sci_tech З. Перля Боевые корабли

В книге «Боевые корабли» даны только первые, общие сведения о кораблях Военно-морского флота: как они развивались, как устроены и вооружены, как они ведут бой. Автор ставил перед собой задачу – дать своему читателю первую книгу о боевых кораблях, вызвать у него интерес к дальнейшему, более углубленному изучению военно-морского дела, материальной части флота и его оружия.

Прим. OCR: «Книги для детей надо писать как для взрослых, только лучше». Эта книга из таких. Вспомните, какая картинка Вам вспоминается при слове ФЛОТ? Скорее всего иллюстрация из этой книги. Прошло более полувека со дня её издания. Техника флота изменилась. Сменилась идеология. Но дух флота и его история до сих пор не имеют лучшего воплощения.

Прим.: Написание некоторых слов (итти, пловучий, повидимому и т.п.) сохранено как в оригинале, хотя не соответствует существующим правилам

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.6 18.09.2012 FBD-6BA664-41DF-E848-2B8C-8AD4-C231-055F1D 1.0 Боевые корабли Детгиз Москва 1948

З. Перля

Боевые корабли

БОЕВЫЕ КОРАБЛИ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР

Москва 1948 Ленинград

Под общей редакцией

КАПИТАНА 1-го РАНГА Н. А. ПИТЕРСКОГО

Консультанты

КАПИТАН 1-го РАНГА И. В. НОВИКОВ

КАПИТАН 1-го РАНГА Г. А. ВЕРБОВИК

Обложка, титульный лист, шмуцтитулы

В. ЩЕГЛОВА и В. ДОБРОКЛОНСКОГО

Форзац, заставки и концовки

В. ЩЕГЛОВА

От автора

Наша страна – великая морская держава. Воды двух океанов и тринадцати морей омывают ее берега. Длина морских границ ССОР – больше 46 тысяч километров. Лентой такой длины можно опоясать по экватору земной шар, и еще останется «отрезок» в в тысяч километров – длина радиуса Земли. Но не только берега океанов и морей образуют водную границу нашей Родины. По берегам больших и малых рек еще на многие тысячи километров тянутся рубежи СССР.

Для охраны этой великой границы, для ее защиты от нападения с моря или из-за речных рубежей нашей Родине нужен сильный Военно- морской флот.

Еще до начала Великой Отечественной войны советское правительство приняло решение о строительстве могучего Военно-морского флота СССР, такого флота, который мог бы наиболее достойно и надежно защищать государственные интересы страны на морях и в океанах.

В 1939 году было установлено, что ежегодно в июле празднуется День Военно-морского флота Союза ССР – день всенародного смотра наших военно-морских сил и мобилизации широких масс трудящихся вокруг вопросов строительства советского Военно-морского флота. Это означает, что строительство флота стало всенародным делом. Оно не прекращалось во время Великой Отечественной войны, оно не прекращается и в послевоенное время.

Молодежь нашей страны отдает свои лучшие кадры па эту стройку: в цехи судостроительных заводов, на корабли флота, в школы и училища, готовящие будущих моряков.

Пионеры и старшие школьники – юные патриоты Родины еще в школах готовят себя к почетной роли ее защитников; среди них много будущих военных моряков и кораблестроителей. Когда придет время, они будут настойчиво, вдумчиво изучать полное захватывающего интереса военно-морское дело. Но еще в школьные годы они готовят себя к этой учебе: овладевают парусно-гребным спортом, знакомятся с историей и вековыми традициями родного флота, с историей боевых кораблей, получают первые сведения об их устройстве и оружии – об артиллерии, торпедах, минах.

Подробно рассказать обо всем этом читателям – задача многих книг. В книге «Боевые корабли» даны только первые, общие сведения о кораблях Военно-морского флота: как они развивались, как устроены и вооружены, как они ведут бой. Автор ставил перед собой задачу – дать своему читателю первую книгу о боевых кораблях, вызвать у него интерес к дальнейшему, более углубленному изучению военно-морского дела, материальной части флота и его оружия.

Из истории боевых кораблей

Глава I Весла и метательные машины

Саламинская битва

Это было за двадцать четыре века до наших дней. Армия персидского царя Ксеркса пришла к берегам Геллеспонта. Так назывался в те времена узкий пролив, ведущий из Мраморного в Эгейское море. В наши дни этот узкий пролив называется Дарданеллы.

Удары бесчисленных молотков, топоров наполнили воздух звуками спешной стройки. Множество персидских боевых кораблей стало у входа в Геллеспонт. Под их охраной один за другим поперек пролива, в самой узкой его части, выстраивались в тесный ряд большие грузовые суда. Плотники сколачивали длинный широкий помост и настилали его через палубы этих кораблей.

Триеры. В носовой части едва выдается над водой крепкий и острый бивень – «таран». Выставленными по бортам щитами воины защищали себя от стрел противника.

Так строился гигантский понтонный мост , через пролив. По этому мосту полчища персидского царя Ксеркса перешли из Азии в Европу и начали поход против греков.

Когда последние отряды вступили на европейский берег Эгейского моря, огромный боевой флот и транспортные корабли персов двинулись вслед за ними.

Флот держался у берегов и следовал за армией. На транспортных кораблях везли запасы продовольствия. Сотни боевых кораблей теснили перед собой флот греков. Когда на суше войска греков оказывали особенно ожесточенное сопротивление, персы перебрасывали свои части по морю в обход и заставляли греков отступать. Так еще в те отдаленные времена флот оказывал огромную помощь сухопутной армии и обеспечивал успех наступления.

По дорогам и тропам, через горные перевалы и ущелья двигалось войско Ксеркса в глубь Греции. Область за областью, город за городом подчинялись ему.

Греческие полководцы прекрасно понимали, что надо лишить Ксеркса помощи с моря, а для этого нужно было разгромить персидский флот. Задача эта была очень трудной. Флот Ксеркса почти втрое превосходил численностью греческий флот. Кораблями персов управляли опытные моряки. Казалось, что такую силу одолеть невозможно.

И все же вождь греков Фемистокл придумал такой план сражения, который обещал победу. Он сосредоточил весь греческий флот у острова Саламин, у выхода из узкого пролива между островом и материком. Легенды о Саламинском бое повествуют о том, что Фемистокл притворился изменником и написал Ксерксу: «Царь! На помощь грекам спешат шестьдесят боевых кораблей. Между греческими вождями начались раздоры. Лучше всего немедленно напасть на греческий флот у Саламина и дать решительное сражение». Персы так и сделали.

Они были уверены в победе. Царь Ксеркс велел поставить свой трон на высоком холме у Мегары, откуда можно было наблюдать сражение.

Еще ночью корабли персов тремя длинными колоннами втянулись в пролив. Весла обмотали, чтоб заглушить шум гребли. Всю ночь двигались персы. К рассвету еще не вышли из пролива, а гребцы уже изнемогли. У них уже не осталось сил, чтобы с необходимой скоростью выйти из пролива и на просторе быстро развернуться в боевой порядок. А тут, у выхода из пролива, притаился греческий флот. Военное искусство Фемистокла в том и сказалось, что он выбрал для своего флота выгодную позицию: в узком проливе многочисленные корабли персов не могли развернуться, использовать свое превосходство в количестве. И не успели первые корабли персидских колонн выйти из пролива, как на них всей своей силой обрушились греки и заставили отступить. Но там, сзади, продолжали наступать свои же, персидские корабли. Маневрировать на малом пространстве было очень трудно. В узком проливе отступающие и наступающие корабли персов в беспорядке перемешались между собой. Экипажи охватила паника. Этим и воспользовались греки. Их корабли преследовали персов, атаковали и топили разрозненные суда противника. Так удалось Фемистоклу с меньшими силами нанести персам полное поражение.

Сражение при Саламине – первый большой морской бой, о котором знает военная история. В этом бою с обеих сторон участвовало больше тысячи боевых кораблей. Сто тысяч моряков и бойцов было на этих кораблях.

Как же были устроены эти корабли, как пели они бой?

Морское сражение между персами и греками в 480 году до нашей эры – Саламинский бой.

Схема расположения гребцов на триере (иди триреме).

Надсмотрщики – «гортаторы» – понукали гребцов голосом в бичом.

Первые «Плавающие крепости»

Это были узкие и длинные корабли с низкими бортами, длиной в 30-40 метров, и шириной всего в 4-6 метров. Водоизмещение 1* триер было всего 80-100 тонн.

Нос боевого корабля удлинялся, и па уровне воды или под водой выступал вперед тяжелый, железный или медный, а иногда и деревянный, окованный железом, прямой или загнутый кверху острый брус. Часто оконечности бруса придавалась форма головы какого-нибудь устрашающего зверя или клюва хищной птицы. Этот брус-таран служил древним боевым кораблям главным наступательным оружием.

Немного выше уровня воды в бортах устраивались отверстия для нижнего ряда весел; повыше, почти у верхнего края борта, отверстия с уключинами для второго ряда весел. От верхней кромки борта в море выступала узкая платформа; на ее краю – уключины для третьего, верхнего ряда весел. Три яруса весел – поэтому и назывались корабли эти триерами – от греческого слова «триерес»; по-русски оно означает «трехладный» или «трехгребный». Весел было очень много – до 180. При каждом взмахе веслами казалось, что в воздухе с обеих сторон корабля взлетают зубья гигантского гребня. Весла заменяли древним кораблям современный винт, а мотором, двигателем служили люди – мускульная сила гребцов. Были на этих кораблях и мачты, но парусов было немного: в древнейшее время – один, на мачте, позднее – два паруса; четырехугольные – у греков, треугольные – у римлян. Для управления парусами на кораблях были еще и матросы (кроме гребцов). Парусами пользовались только на переходах, при попутном ветре. В бой всегда шли на веслах и при этом развивали очень большую по тем временам скорость – около 5 узлов. На переходах пользовались только частью весел и шли со скоростью 2,5-3 узла. Над линией гребцов, па корме и на носу, на специальных площадках устраивались позиции для воинов. О высоты этих позиций стрелки стреляли из луков и пращей, бросали дротики или копья.

Гребцы, матросы и воины составляли экипаж корабля. Ими командовал «капитан», ему помогали «кормчий» и помощник кормчего – они выполняли штурманские обязанности, были водителями корабля. А за гребцами наблюдали еще особые надсмотрщики- «гортаторы». Непрестанно ходили гортаторы по длинному помосту вдоль линии гребцов и всячески понукали их, нередко ударами палки или бича.

Вот триера ворвалась в строй противника и сделала свое первое дело – проскользнула вдоль борта неприятельского корабля и изломала его весла. Затем триера проходит за корму потерявшего подвижность корабля противника, поворачивает и наносит удар тараном в кормовую часть его корпуса. Если таранный удар не удавался, нападающий корабль стремился «свалиться» борт о борт с противником, и воины бросались в атаку «на абордаж», в рукопашную схватку.

Греческие триеры и римские триремы (от латинского слова «триремис»; по-русски- трехвесельный) были основой морской мощи древних флотов.

В битве при Саламине триеры были главной силой обеих сторон. Их предшественниками, а позднее и кораблями для связи и разведки были меньшие военные суда, с одним или двумя рядами весел: «униеры» и «биеры».

В древние века, за сотни лет до нашей -эры, на острове Сицилия, в центре Средиземного моря, существовало независимое государство Сиракузы, основанное выходцами из Греции. Столица этого государства – большой портовый город на .восточном побережье острова – тоже называлась Сиракузы. Государство было небольшое, но очень богатое. Оно раскинулось на главных путях между восточными и западными, северными и южными берегами огромного моря. Заходили в Сиракузы торговые корабли Египта, Афин. Спарты. Финикии, Персии, Рима, Карфагена. Со всеми этими странами вели Сиракузы большую морскую торговлю и очень на этом богатели Все больше торговых судов нужно было Сиракузам, все больше они их строили и посылали за товарами в заморские страны.

1* Объяснения морских терминов даны в приложении в конце книги.

Нападающий корабль стремился «свалиться» бор; о борт с противником, я воины бросались в атаку.

Для охраны своих торговых кораблей от многочисленных в тс времена пиратов (морских разбойников) и для защиты своих богатств и независимости о г могущественных соседей (Карфагена. Рима, Афин) Сиракузам нуже н был большой и сильный военный флот.

И через 100 лет после Саламинской битвы те же триеры и триремы были самыми сильными и крупными боевыми кораблями и царили на Средиземном море. Не только морские государства, но даже морские разбойники владели такими кораблями. И тогда правитель Сиракуз Дионисий решил усилить свой военный флот, сделать его настолько могущественным, чтобы ему не были страшны корабли пиратов и даже сильных соседей, чтобы у него не было соперников на Средиземном море.

Римская трирема.

В Сиракузах процветала не только торговля, но и наука и искусство. По заданию Дионисия ученые и кораблестроители нашли новое оружие для кораблей. Это были заимствованные с Востока метательные машины – «катапульты» и «баллисты», выбрасывавшие в противника тяжелые камни, гигантские стрелы-бревна и горшки с горючими материалами. Эти машины уже применялись в сражениях на суше. Но не так просто было установить их на кораблях. Прежде всего катапульты и баллисты и их снаряды занимали много места и были очень тяжелыми. Триеры не были рассчитаны на такой груз, на них не было и места для размещения нового оружия. Надо было строить новые, большие и очень прочные корабли и приспособить их к вооружению метательными машинами. Так во флоте Сиракуз во времена Дионисия появились новые, могучие боевые корабли – «плавающие крепости» древнего гребного флота.

Новые корабли получили название «пентеры», которое происходит, так же как и триера, от греческого слова «пентерес» – по-русски оно означает «пятигребный». Поэтому можно было бы предположить, что на пентерах было пять рядов весел. В древних описаниях упоминаются боевые корабли с числом рядов весел до десяти. Были даже, по преданиям, построены корабли с 16, 20 и даже с 40 рядами весел. Но еще никому не удалось найти изображение древнего корабля с числом рядов весел больше трех. Да и вряд ли могли существовать такие суда. Длина весел верхнего ряда триеры доходила до 9 метров. Если бы существовало судно с десятью рядами весел, то весло верхнего ряда нужно было бы делать длиною примерно в 30 метров. А это едва ли было возможно. Корабль стал бы очень громоздким, и было бы очень трудно наладить одновременную греблю всеми веслами, управлять ею. И, наконец, не удалось бы и разместить столько рядов весел при нормальной высоте борта, или его пришлось бы сделать настолько высоким, что-корабль опрокинулся бы. Все это заставляет исследователей-историков предполагать, что в описаниях древних авторов речь идет не о большем количестве рядов весел, а об очень больших кораблях. По всей вероятности, эти корабли тоже передвигались одним, двумя или тремя рядами весел, но очень тяжелых. Каждое из весел приводилось в движение не одним, а несколькими гребцами. Водоизмещение пентеры доходило уже до 300 тонн.

Во время боя пентеры как самые мощные корабли помещались в центре строя, а триеры – на флангах. Так еще в древние времена появились первые «плавающие крепости» военно-морского флота – особо большие и тяжело вооруженные корабли, основа морской мощи страны. Как велико было в то время стремление усиливать флот сверхмощными кораблями, видно из следующего интересного факта. Через 100 лет после появления пентер один из преемников Дионисия, Гиерон, приказал построить корабль, во много раз больший, чем пентера. Такой гигант был выстроен; водоизмещение корабля равнялось 4 тысячам тонн. Строителем его был живший и работавший в Сиракузах величайший "математик и механик древности Архимед. Он вооружил «Сиракузию»-так назвали корабль – восемью боевыми башнями с установленными на них тяжелыми камнеметными машинами. Но когда корабль был построен и вооружен, выяснилось, что его боевые качества недостаточно высоки. Поэтому пришлось Гиерону подарить «Сиракузию» в качестве дружеского дара своему союзнику, египетскому фараону Птоломею, для праздничных, торжественных выездов.

Морское сражение между римлянами и карфагенянами при Экноме (270 год до н. ».). в котором уже участвовали тяжелые корабли – пентеры, вооруженные таранами, метательными машинами, боевыми башнями. На переднем плане (слева) идет ко дну корабль, пораженный ударом тарана противника (справа).

Через две тысячи лет

Проходило много столетий, а боевые корабли мало изменялись по своему устройству и внешнему виду.

Еще не были открыты Америка и морские пути в Индию и Китай, и не было нужды пересекать океаны, совершать дальние плавания вдали от знакомых берегов, огибать малоизвестные или вновь открытые материки. Поэтому по-прежнему главным двигателем, особенно в бою, оставалась сила человеческих мышц, по-прежнему гребцы надрывали свои силы непосильным трудом. В средние века чаще строили корабли с одним ярусом тяжелых весел и называли их галерами. Это название для гребных боевых кораблей появилось в VII веке и просуществовало еще одиннадцать столетий.

На больших галерах каждое весло приводилось в движение усилиями 5-6 человек. Это были пленные и покупные. рабы или осужденные преступники; их приковывали цепями к месту у весла. Турки называли такие корабли «кадрига», а греки и балканские славяне, жившие по берегам Адриатического моря, – «каторга». На турецких кадригах-каторгах было немало русских гребцов, уведенных татарами и турками из украинских степей. Некоторым из них удавалось вернуться из плена домой. Оловом «каторга» они стали называть не только изнурительную работу на галерах, но и всякий принудительный, непосильный, тяжкий труд.

Оружие морского боя тоже почти не менялось. Правда, корабли уже не вооружались таранами – это оружие увеличивало сопротивление воды движению корабля, замедляло его ход. На палубах устанавливали метательные машины. Те же пращи, луки, самострелы, метательные дротики начинали бой, а абордажная схватка завершала поединок двух кораблей.

Почему же за столько веков мало изменилось устройство кораблей?

Главная причина заключалась в том, что очень мало продвинулась вперед техника во всех областях производства, в том числе и в кораблестроении. Еще не было фабрик и заводов. Кораблестроением занимались отдельные мастера, которые передавали секреты своего искусства от отца к сыну без сколько-нибудь больших изменений. Техника кораблевождения тоже не развивалась. Моряки еще не овладели искусством заставлять ветер двигать корабли в любом направлении. Еще не было у них ни компаса, ни других мореходных инструментов и приборов. Вдали от берегов моряки не могли находить верные пути – определять местоположение корабля и правильный курс на океанских просторах, в открытом море. Торговые и военные морские пути проходили в те времена главным образом вдоль берегов Средиземного моря и восточного побережья Атлантического океана. Корабли часто и подолгу укрывались в стоянках от сколько нибудь неспокойного моря. Плавание от берегов Адриатического моря до Британских островов длилось от 8 месяцев до 2 лет – это зависело от условий погоды.

Глава II Паруса и Пушки

Первые русские корабли

Город Стамбул, расположенный на берегах пролива Босфор, у выхода его в Мраморное море, в средние века назывался Константинополем и был столицей очень сильного и богатого государства – Византийской империи.

Черное море еще носило тогда свое древнегреческое название – «Понт Эвксинсккий». По-гречески эти слова означают «гостеприимное море». Такое название дали этому морю вовсе не потому, что оно было спокойным, обещало безопасное плавание. Наоборот, оно было бурным, опасным, грозным в непогоду. Но на берегах его, южных, восточных и северных, сначала древние греки, затем римляне и византийцы облюбовали много удобных территорий и основали на них свои колонии. Вот почему назвали они бурное море гостеприимным. Византийцы хорошо знали это море, они были знакомы и с полудикими кочевыми народами, бродившими по его побережью. Но эти степняки- кочевники не знали мореходства, не выходили в море.

Наступил все же день, когда неожиданно с севера пришли корабли, много парусно-гребных кораблей еще не известного византийцам народа. Мореходы эти были торговые люди. На неказистых, но крепко построенных судах, хорошо выдерживавших непогоду, привезли они товары для торговли с византийцами. И тогда в Константинополе узнали, что на север от Понта Эвксинского, за прибрежными степными просторами, лежит богатая страна – Русь, что люди этой страны – трудолюбивые земледельцы, смелые воины, отважные и искусные мореходы.

По широкой, полноводной реке, сквозь стремнины ее порогов спускались они к Понту Эвксинскому, который считали и называли своим, Русским морем. Там, у устья Борисфена, как называли византийцы Днепр, снаряжали они для морского плавания прочные свои корабли – «ладьи», которые вмещали десятки воинов, запасы пищи, воды и товары.

На этих судах пересекали русские свое море.

По солнцу и звездам вели они корабли. И так прочны были их ладьи и так искусно вели их русские мореходы, что быстро и без потерь прибыли они на этот раз в незнакомую для них страну, в богатую Византию, для мирной торговли.

Но не пожелали византийцы вести с русскими равный торг, много обид нанесли они русским гостям. Все это случилось еще в незапамятные времена, задолго до того времени, с которого начинается русская летопись. Но в 860 году 200 боевых ладей пересекли Черное море, чтобы отомстить византийцам за обиды. Могущественная Византия не приняла боя с русским флотом, откупилась большой данью. Об этом, уже рассказывается в летописи.

Прошло еще сорок семь лет. В княжение Олега, в 907 году, уже 2 тысячи боевых ладей с 80 тысячами воинов еще раз пересекли Черное море. Но не забыли еще византийцы первого русского похода и загородили вход в Босфор металлической цепью. Тогда русские мореходы и воины высадились на берегу моря севернее Босфора. Они вытащили свои корабли на берег, поставили их на катки и подняли паруса. Попутный ветер подгонял корабли, помогал передвигать их к стенам Константинополя. Так смелость, решительность и военная хитрость обеспечили Олегу победу.

Византийцы даже не осмелились выступить против его войска и согласились уплатить большую дань. В знак победы и примирения – по обычаю тех времен – Олег прибил свой щит на воротах Константинополя (русские называли этот город Царьградом).

Эта победа воспета Пушкиным в стихотворений «Олегов щит»:

Тогда во славу Руси ратной, Строптиву греку в стыд и страх, Ты пригвоздил свой щит булатный На Цареградских воротах.

Еще много раз совершали русские воины и моряки свои победоносные походы на Царьград. Русские корабли ходили и в Средиземное море.

Парусно-гребной корабль – галеас.

Абордажная схватки во времена раннего Средневековья.

* * *

Северные границы Русского государства еще в самом начале его истории проходили по берегам Балтийского и Белого морей. Устье Невы на северо-западе служило морскими воротами в нашу страну. Два великих водных пути – от Балтийского в Черное море и от Балтийского в Каспийское море – цепью рек и озер пересекали необъятную Русь. Еще в те времена эти водные цепи служили важнейшими путями в торговле между Западом и Востоком, Севером и Югом. Русские корабли уже в незапамятные времена бороздили воды Бантики и Белого моря. Новгородские купцы ходили на своих кораблях далеко на запад, основывали свои торговые базы в далеких заморских странах. А новгородские промышленники в поисках новых мест для охоты дошли до берегов Белого моря, промышляли там морского зверя, вывозили пушнину. Для морской торговли и промысла нужны были устойчивые на волне, крепкие и достаточно большие корабли, нужны были умелые мореходы, владеющие искусством управления парусами и вождения судов вдали от берегов.

На русские торговые корабли часто нападали морские разбойники и военные суда соседней Швеции. Поэтому новгородцы хорошо вооружали свои корабли и моряков. Много раз выходили они победителями в морских боях со шведами. Так, в 1142 году три новгородских купца во главе своих флотилий вооруженных судов наголову разбили пиратский флот шведов из 60 боевых кораблей. Спустя сорок пять лет боевые корабли новгородцев пересекли море, чтобы отомстить шведам за новые предательские нападения. Новгородцами была разгромлена Сигтуна – большой по тем временам торговый город, который был расположен недалеко от нынешней столицы Швеции – Стокгольма.

Первые русские ладьи на Балтийском норе.

Корабли поморов.

* * *

Какими же качествами отличались русские корабли, русские мореходы?

Мы уже знаем, что корабли, пересекавшие Черное море, были неказисты на вид и грубо построены.

До XII столетия на них даже не было палуб. Но эти корабли оказывались хорошо приспособленными для дальних плаваний в тяжелых условиях, они отличались хорошими мореходными качествами и вмещали, кроме моряков и воинов, достаточно пищи и пресной воды.

Новгородцы строили свои суда с палубами и помещениями для команды, воинов и грузов. Русским мореходам того времени уже были известны приемы управления парусами при противном ветре.

Так случилось, что хотя кораблестроение и мореходство зародились еще в древности на юге, у народов, обитавших по берегам Средиземного моря, искусство дальнего мореходства и строительства приспособленных для этого кораблей пришло с севера, от народов, живших в средние века по берегам Черного, Балтийского, Северного морей, в том числе – от Руси. Мореходы этих народов, проникая на своих кораблях на далекий юг, заходили и в Средиземное море. Так их опыт стал известен и южным морякам и кораблестроителям.

Татарское нашествие отодвинуло русский народ от берегов Каспия и Черного моря. Оно же ослабило тыл Великого Новгорода и вынудило его постепенно отступать от берегов Балтийского моря под натиском шведов и немецких псов-рыцарей. На несколько столетий наш народ-мореход был оторван от своих древних морских границ.

В течение этих столетий кораблестроение и мореходство продолжали развиваться на юге и западе Европы.

Боевой корабль новгородцев.

Пушки разного калибра располагались в кормовых и носовых надстройках на верхней палубе.

Пушка на корабле

Появившиеся в Европе в XIV веке пушки почти два сто летая очень медленно улучшались. На то, чтобы зарядить их, уходило много времени. Снаряды редко попадали в цель.

Пользы от пушек было мало. Но шум, огонь и дым от выстрела наводили панику на противника, устрашали его. Огнестрельное оружие хоть и медленно, но неуклонно все больше проникало на боевые корабли и даже на торговые – для защиты от пиратов.

В 1571 году у г. Лепанто (в Греции) встретились в бою 550 кораблей двух флотов: 250 кораблей испано-венецианского и 300 кораблей турецкого. По-прежнему корабли шли в бой на веслах; по-прежнему корабли «сваливались» на абордаж и решали бой рукопашной схваткой. Но, кроме метательных машин, на кораблях уже были и пушки. На кораблях испано-венецианского флота количество пушек было в несколько раз больше, чем у турок. Вместо луков и самострелов у большинства испанцев и венецианцев были первые огнестрельные ружья, новинка того времени – «аркебузы». Турки же больше надеялись на луки и самострелы.

Битва при Лепанто окончилась победой испано-венецианского флота над турками и показала, что пушки могут оказаться решающим оружием в бою. Надо было приспособить боевые корабли для нового оружия.

На обыкновенных галерах было мало места для пушек. Их можно было устанавливать только на корме и на носу в небольшом количестве. Кроме того, обыкновенные галеры были недостаточно прочны, чтобы выдержать тяжесть большого количества пушек. Пришлось изменить устройство боевых кораблей.

Тогда начали строить галеры больших размеров, с более высокими бортами и более прочной конструкции. Эти корабли назвали «галеасами» (от того же корня, что и галера). Длина их доходила до 80 метров. На носу, корме и по бортам такого судна размещали до 70 небольших пушек. Такие корабли уже участвовали в бою при Лепанто.

Носовая часть этих кораблей па уровне палубы удлинялась так, что являлась каким-то подобием тарана. Служила же она больше для растягивания переднего паруса, а при абордаже – для перехода на корабль противника.

Галеасы были тяжелыми судами. Приходилось ставить по восемь-девять гребцов на одно весло. Корабль оставался неповоротливым, тихоходным, плохо выдерживал непогоду в открытом море.

Узкие и длинные галеры едва вмещали своих гребцов, команду и небольшое число воинов. Эти корабли не годились для перевозки товаров, боевого снаряжения или большого числа людей. Для таких перевозок еще римляне строили короткие и широкие, но высокобортные корабли для плавания под парусами.

В средние века продолжали строить такие корабли – их называли «нефы». Эти суда были лакомой добычей для морских пиратов. Поэтому приходилось приспосабливать нефы для боя и вооружать команду. В те времена кораблестроители и военные моряки считали, что возвышения на корабле обеспечивают выгодную позицию в бою. На верхушке мачты устраивалось «гнездо» для дозорного – наблюдательный «марс», а на корме и на носу – возвышения для стрелков.

Постепенно вооруженные нефы превратились в большие боевые корабли с неуклюжими – в несколько этажей – надстройками на носу и корме.

Чтобы сделать нефы быстроходными, кораблестроители начали строить их более узкими и длинными, но высокие носовые и кормовые надстройки сохранились. Такие корабли получили название «галионов». Они появились в XIV-XV веках в испанском и португальском флотах. Их тоже вооружили пушками. Галион, вооруженный пушками, стал родоначальником большого парусного боевого корабля. Но этот корабль был еще недостаточно приспособлен к плаванию в открытом море, в океане в непогоду, при сильном ветре и волнении; он был громоздок и неустойчив.

Русские корабли на сибирских реках.

После открытия Америки и морского пути в Индию на просторы трех океанов – Атлантического, Индийского и Тихого – вышли многочисленные торговые корабли. С грузом шли они из Европы в Индию и Америку и привозили оттуда ценные колониальные товары.

Все оживленнее становились морские и океанские пути.

В мирное время нужно было охранять их от пиратов, во время войны – от неприятельских кораблей.

Чтобы нарушить морскую торговлю неприятеля, нужно было послать побольше быстроходных кораблей на океанские и морские пути, захватить и уничтожить суда противника. Этим расстраивался или вовсе прекращался подвоз с моря продуктов питания, сырья для изготовления необходимых предметов и оружия и ослаблялась экономика неприятельской страны.

Победившая на море сторона под охраной своего флота перебрасывала на транспортных судах свои войска в помощь гласным сухопутным силам.

От случайных отдельных набегов и военно-морских экспедиций перешли к широким, заблаговременно разработанным действиям на море, протекавшим но определенному плану.

Для борьбы на бурных просторах морей и океанов были непригодны громоздкие, неустойчивые парусные корабли, не годились и гребные суда.

Нужны были более подвижные и крепкие корабли, хорошо выдерживающие шторм и непогоду.

Постепенно уменьшались и вовсе исчезали высокие и тяжелые надстройки на корме и на носу; военный корабль удлинялся, принимал более стройные очертания, становился устойчивее, количество парусов на нем все увеличивалось, и управление ими строилось с таким расчетом, чтобы во всех случаях можно было наилучшим образом воспользоваться даже малейшим ветерком.

Абордаж по-прежнему оставался лучшим способом решить исход поединка двух кораблей. Но сблизиться для абордажного боя не всегда удавалось. Поэтому особенно необходимо было оружие для нанесения ударов на расстоянии. Таким оружием могли явиться только пушки. Еще но было специальных морских орудий. Те же пушки, которые применялись на суше, приспосабливали к установке на кораблях. Крупные пушки укладывались в особые колоды-ящики на низких колесах спереди и сзади. Малые пушки укреплялись на особых подставках в виде огромной двузубой вилки. Подставка устанавливалась в специальное отверстие в борту корабля или в деревянной тумбе, прикрепленной к палубе.

Неуклюжие, в несколько этажей, надстройка па носу, п корме корабля.

Корабельные артиллеристы всячески совершенствовали пушки, чтобы лучше использовать их для боев на море. А корабли старались строить так, чтобы побольше пушек можно было разместить наилучшим образом, чтобы их залпы наносили противнику наибольший ущерб.

В самом начале XVI столетия кораблестроители начали прорезать в бортах кораблей отверстия – «порты» – для пушечных стволов, а за ними внутри кораблей настилать сплошную ровную палубу для пушек.

Можно было построить большой корабль с двумя-тремя линиями портов; с двумя или тремя пушечными палубами.

Это очень простое изобретение имело большое значение для развития строительства больших, сильно вооруженных парусных кораблей.

Раньше пушки разного калибра располагались в кормовых и носовых надстройках и на верхней палубе без всякой системы. Теперь же пушки выстроились стройными линиями по бортам корабля в два и три этажа. Число их резко увеличилось.

Уже в начале XVI столетия появились крупные боевые корабли с двумя линиями портов для пушек. Для стрелков были оставлены высокие надстройки и башенки на корме и на носу.

Артиллерия этих кораблей начинает играть большую роль в морских боях. Огонь линейно расположенной артиллерии уничтожает корабли противника, топит их или подготовляет успех абордажного боя.

Гребные же корабли – галеры сохранились только для действий у берегов, в лабиринтах прибрежных островков и шхер.

В конце XVIII столетия галеры вовсе исчезли.

Как вели бой корабли этого времени, гребные и парусные?

Галион- «родоначальник» большого парусного боевого корабля (XIV век). На этих кораблях в первое время их развития еще сохранились весла.

Военный корабль удлинялся, принимал более стройные очертания.

Гангутский бой

Июльские дни 1714 года. По югу Финляндии, с востока на запад, движутся вперед победоносные русские войска Петра I. Город за городом сдается победителям. Вот уже пал Або, и шведы явственно ощущают опасность нависшей угрозы: потерю Финляндии, выход русских на побережье Ботнического залива, с тем чтобы оттуда угрожать десантными высадками на берега Швеции, наступлением на Стокгольм.

Именно для этой цели вдоль северного побережья Финского залива, меж шхер и островков, прячась в лабиринте узких и мелководных проливов, огибая бесчисленные полуостровки, следовал на запад, к Або, русский галерный шхерный флот. В большинстве это были небольшие парусное-гребные 36-весельные суда – «скампавеи». На них находилась русская десантная армия и ее продовольственные запасы.

Шведам необходимо было во что бы то ни стало остановить русских. Но на суше это оказалось им не под силу. Тогда надежды их обратились к морю.

Шведы обладали одним из сильнейших флотов, с большим количеством многопушечных и быстроходных парусных кораблей. И все же они ничего не могли предпринять, пока русские галеры скрывались в прибрежном лабиринте Финского залива: большие шведские корабли не могли туда проникнуть. Тогда шведский адмирал Ватранг выбрал выгодную позицию. Почти па повороте из Финского в Ботнический залив в море выступает к югу Гангутский полуостров с небольшим портом Ганге (Ханко) на южной оконечности. Чтобы обогнуть этот полуостров, русским галерам надо было выйти из шхер на открытое пространство. Здесь, на рейде Ганге, адмирал Ватранг и сосредоточил свои главные морские силы.

Перед русскими моряками стала задача: любым способом прорваться на другую сторону Гангутского полуострова. Некоторое время прошло в поисках выхода из положения.

Шведы спокойно и уверенно стояли у Ганге, выжидая неизбежного, как им казалось, отступления неприятеля. Но 23 июля лазутчики неожиданно донесли: «Русские моряки настилают помост в наиболее узком месте полуострова (2,5 километра) и собираются перетащить свои галеры волоком по суше».

Оказалось, что через восемь столетий Петр решил повторить на берегах Балтийского моря подвиг дружинников Олега, славных мореходов начала X века, и перетащить свои корабли через Гангутский полуостров. Эти корабли должны были поя виться в тылу шведского флота, и «привести его в конфузию».

Весь план Ватранга рушился. Тогда он решил часть эскадры отправить в засаду к месту предполагаемого окончания волока.

Узнав об этом, Петр решил не перетаскивать корабли. В это время погода изменилась – наступил полный штиль, не стало никакого ветра: шведские корабли потеряли подвижность. И тогда Петр решается на смелый прорыв морем, мимо Ганге.

Малая галера петровских времен – скмпавея.

Утром 20 июля шведские дозорные заметили первую группу русских галер, которые быстро огибали неприятельскую эскадру. Шведы открыли бешеный артиллерийский огонь, но галеры благоразумно держались на большом расстоянии, и неприятельские снаряды не причиняли им вреда.

Первый отряд русских галер прорвался, обогнул полуостров и, в свою очередь, запер шведскую эскадру, притаившуюся в засаде у конца волока. Пытаясь помешать прорыву русских галер, главная эскадра шведов с помощью буксирных шлюпок отошла немного к югу. Между берегом и ближайшими к нему шведскими кораблями образовался довольно широкий водный проход.

Наступило утро 27 июля. По-прежнему продолжался штиль. И вот, в то время как шведские дозорные напряженно стерегли проходы на морс, из прибрежных шхер одна за другой, в стройном порядке вынырнули легкие скампавеи и устремились в свободный проход.

Шведские корабли оказались настолько удаленными, что огонь их орудий не был опасен для прорывавшихся под берегом галер. Русские моряки смело воспользовались штилевой погодой и перехитрили врага, проскочив у него под кормой и потеряв всего одну галеру, севшую на мель.

Оставался только один противник – шведская эскадра в засаде.

Запертые у берегов, шведские корабли заняли выгодную позицию в узком проливе меж двух островков.

Построившись в боевой порядок, прямой лобовой атакой шли на веслах русские моряки. Две атаки были отбиты, но третья закончилась абордажной схваткой и решила исход битвы: шведы понесли огромные потери и спустили флаги на всех кораблях.

На весь мир прогремела слава Гангутский победы. После нее Петр I говорил: «Всякий потентат (государство.-3. П.), который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет, обе руки имеет».

К этому времени в русском флоте были уже и большие парусные корабли для боя и открытом море. Галеры составляли шхерный флот, а большие парусные корабли – корабельный флот, также нанесший шведам несколько крупных поражений.

Гангутский бой. Русские скампавеи атакуют шведские корабли.

Попытки отвоевать морские рубежи на юге и северо-западе, освоить северные моря, достигнуть новых морских берегов на Дальнем Востоке и северо-востоке начались еще за столетие до первых шагов Петра I к морю. На юге донские и запорожские казаки возобновили морские походы на Каспий и Черное морс. Их кораблестроение началось почти с того же, на чем кончили моряки Киевской Руси. Суда казаков еще не успели развиться в большие, сильно вооруженные корабли, которые уже были у турок. Но казаки применяли смелую тактику скрытного сближения с противником и стремительного абордажа, что давало им возможность на своих малых судах громить многочисленные и крупные турецкие галеры.

На севере потомки новгородцев-промышленников – поморы, отважные и искусные мореходы, все дальше и дальше уходили на своих судах от берегов. Они умели строить крепкие, устойчивые в бурю корабли и водить их в необъятных просторах Ледовитого океана. Все больше и больше расширяли они и осваивали северные морские границы нашей родины. В то же время начались героические походы русских казаков на восток. Походы Москвитина, Пояркова, Хабарова и других отважных исследователей открыли для русского народа земли Дальнего Востока, берега Охотского и Японского морей, которые стали восточными морскими границами нашей страны.

В 1654 году казак Семен Дежнев впервые обогнул Азию с северо-востока, на 100 лет раньше Беринга открыл пролив между Чукоткой и Аляской. Линия нашей восточной морской границы стала проходить по берегам Тихого океана и его морей.

При Петре I наша родина в победных боях вернула себе морскую границу на Балтике и начала борьбу за берега Черноморья и Каспия.

В упорной борьбе за возвращение себе выходов в Черное и Балтийское моря русский народ собственными силами создавал необходимые для победы боевые средства.

Корабли строились на уровне новейшей техники своего времени. При этом русские моряки и кораблестроители (Федосей Скляев и другие) уже в те времена были новаторами и создавали свою боевую технику, которая оказывалась особенно пригодной для данного театра военных действий на море. Шведы сотни лет владели финскими шхерами и не додумались до идеи шхерного флота, а Петр I создал такой флот и сразу же стал господином всего шхерного театра войны, завоевал Финляндию, взял все ее приморские крепости (Выборг, Борго, Гельсингфорс, Або) и тем самым вытеснил шведский Флот из его финских баз. Шхерный флот Петра I оказался тем «козырем», который шведам нечем было крыть.

Корабли казаков в морском набеге на Константинополь.

Чесменский бой

Утром 24 июня 1770 года в Хиосском . проливе Средиземного моря (между берегами Малой Азин и островом Хиос) на фоне слегка волнующегося моря вырисовывались очертания многочисленных боевых кораблей, стоявших на якорях недалеко от Чесменской бухты. Это был очень большой турецкий флот. 17 линейных кораблей, 4 фрегата и до 50 более мелких судов укрылись в проливе, за островом, чтобы избежать боя с русской эскадрой адмиралов Орлова и Спиридова.

Еще в ноябре 1769 года русские боевые .корабли через Гибралтарский пролив впервые вошли в Средиземное море. Эскадра совершила трудный поход от Кронштадта через Балтику, Северное море и Атлантический океан, пересекла вдоль Средиземное море и принесла туркам немало хлопот на Балканском полуострове и в Архипелаге. Теперь русская эскадра настойчиво и упорно искала турецкий флот, чтобы не дать ему укрыться за неприступным Дарданелльским проливом и заставить его принять бой.

Турецкий флот избегал решительного сражения. Но здесь, в Хиосском проливе, турки были прижаты к стене; здесь, всего в одном километре от своего берега, они приготовились встретить русские корабли.

С первых минут рассвета марсовые турецкого флота уже на посту, на верхушках мачт, наблюдают за южным горизонтом: не покажутся ли русские корабли? Еще вчера разведчики видели их у западного берега Хиоса. И действительно, скоро тревожные сигналы передают по линии кораблей, что русская эскадра идет в пролив в боевой линии.

Вот приближается авангард. Это три линейных корабля: «Европа», «Евстафий» и «Три святителя». За ними центр линии, тоже из трех кораблей: «Яннуарий», «Три иерарха» и «Ростислав». Сзади арьергард: «Не тронь меня», «Святослав» и «Саратов». Всего 9 линейных кораблей атакуют вдвое большие силы врага. Их сопровождают лишь 3 фрегата и несколько малых судов. И тем не менее русские корабли стремительно идут на неприятеля и начинают бой.

Не успела еще «Европа» – передовой корабль русской эскадры – приблизиться на пушечный выстрел, как турки открыли бешеный артиллерийский огонь. Но русские корабли не отвечают, молчат их орудия, точно застыли около них артиллеристы в ожидании команды. Неприятельские ядра рвут паруса, снасти, попадают на палубы, решетят борты, убивают и ранят людей, но корабли в грозном молчании продолжают итти вперед. И только подойдя уже совсем близко к неприятельскому флоту, они открывают огонь бортовыми залпами по турецким кораблям.

Корабль «Орел», построенный в России в XVII столетии.

Бой закипел по всей линии. Русские корабли действовали быстро и решительно, артиллеристы стреляли метко и непрерывно. «Евстафию» пришлось биться против трех турецких кораблей. В пылу сражения «Евстафий» со своими 66 пушками очутился борт о борт с турецким 100-пушечным флагманским кораблем. Последовало короткое приказание, и команда «Евстафия» бросилась, на абордаж, в рукопашный бой. Кучка храбрецов кинулась к турецкому флагу. Вот один из них протянул руку, чтобы схватить его, но удар турецкой сабли отсекает руку смельчаку. Тогда он хватает знамя другой рукой: новый удар лишает его второй руки. Истекая кровью, под ударами обступивших его врагов, герой рванулся вперед, впился в полотнище флага зубами, сорвал его и тут же упал, проколотый десятками турецких кинжалов.

А тем временем все туже и туже приходилось туркам на флагманском корабле. Под непреодолимым натиском русских моряков шаг за шагом отступают они. Уже некуда отступать. Турки бросаются за борт, чтобы вплавь достичь берега. В это время внутри корабля вспыхивает пожар. Пламя вырывается наружу, быстро обегает снасти, взлетает по мачтам; весь корабль в огне и дыму. Искры летят во все стороны и грозят пожаром «Евстафию». Героическая команда и командир Круз пытаются отбуксировать свой корабль, освободить его от опасного «объятия» противника. Ничего не выходит – сила течения удерживает «Евстафия» на месте.

А пламя продолжает бушевать, все чаще и чаще приходится тушить вспышки на «Евстафии». Огонь угрожает крюйт-камере- пороховому погребу корабля. Круз приказывает залить крюйт-камеру водой. Матросы бросаются к ведрам и бочонкам. В этот миг раздается треск, и грот-мачта турецкого корабля, вся в огне, падает на «Евстафия» и покрывает его пеленой полы хающего пламени. Искры попадают в крюйт- камеру.

Героический корабль на миг превращается в кратер извергающегося вулкана, взлетает на воздух и… исчезает под водой. Через несколько мгновений турецкое судно последовало за своим победителем. Так окончился один из самых героических эпизодов этого дня.

Гибель. турецкого флагмана навела панику на весь турецкий флот. Ближайшие турецкие корабли стали рубить якорные канаты, чтобы не сделаться жертвой огня. На других же кораблях турецкой линии решили, что они выходят из боя. И тогда все остальные турецкие корабли стали уходить в Чесменскую бухту, под защиту крепостных батарей.

Русские корабли преследовали турок до самого входа в бухту, и противник оказался запертым в ней.

Русские адмиралы принимают смелое решение – уничтожить, сжечь весь неприятельский флот.

Немедленно четыре небольших судна были приспособлены под зажигательные суда-«брандеры». 25 июня все было готово для решительной атаки.

Корабли Петра I в осаде Азова.

* * *

Южная лунная полночь. Черные силуэты русских кораблей четко выделяются на глади успокоившегося моря. Три ярких огня зажглись на «Ростиславе». Такие же огни вспыхивают на линейных кораблях «Европа», «Не тронь меня» и «Саратов», на фрегатах «Надежда» и «Африка»,, на бомбардирском судне «Гром». Эти корабли и еще четыре брандера назначены для нападения на турок в Чесменской бухте.

Как только был дан сигнал, «Европа» быстро снимается с якоря и спешит в бухту. Корабль останавливается всего в 400 метрах от турецкого флота и открывает огонь. Тридцать минут длится неравный бой одного корабля против всех неприятельских судов. За это время подходят остальные корабли, выстраиваются в линию и вступают в бой. Еще час не умолкает канонада.

Зажигательный снаряд метко попадает г. турецкий корабль: занялись паруса, языки пламени взвиваются кверху, сбегают вниз, лижут мачты, разбегаются по снастям, огонь разливается по палубе корабль горит, как гигантский костер. Тут же вспыхивает и другой турецкий корабль.

В этот момент в воздух взлетают три ракеты. Это сигнал для брандеров. Одним из них командует лейтенант Ильин. Он ведет свое судно прямо на турецкий 84-пушечный корабль. Залпы турецких орудий, бешеная пальба из ружей – все это не останавливает Ильина. Еще несколько минут – и его судно сцепилось с турецким кораблем. Тогда на глазах неприятеля он приказывает матросам перейти в шлюпку, зажигает свой брандер, забрасывает на неприятельский корабль зажженный брандскугель (ядро, начиненное зажигательным составом), спускается в шлюпку и отплывает на небольшое расстояние. Раздается команда: «Суши весла!» Шлюпка останавливается, и герой-лейтенант наблюдает: ведь нужно доложить адмиралу о результате атаки.

Недолго пришлось ждать Ильину. Через короткое время пылающий корабль взлетел на воздух.

Далеко по обе стороны разлетелись горящие обломки. Огненным дождем посыпались они на рядом стоящие турецкие корабли и зажгли их. Пламя быстро обегает всю линию вражеских судов. Бухта покрывается гигантскими кострами – горят корпуса кораблей, взрываются пороховые погреба, и громы сотен орудий заглушаются гулкими раскатами взрывов.

Пятнадцать линейных кораблей, несколько фрегатов и до 50 мелких судов турок погибли от артиллерийского огня, в пламени пожаров, от взрывов в панической сутолоке. Весь турецкий флот был уничтожен в Чесменском бою.

Строй линии

В описаниях Гангутского и Чесменского боев были названы еще не известные читателю типы кораблей и военно-морские термины: линейный корабль, фрегат, брандер, строй боевой линии.

В морских сражениях древних и средних веков корабли-противники выстраивались друг против друга тесным строем полумесяца и начинали сближаться для таранного удара или . абордажной схватки. Сгрудившись на небольшом пространстве, корабли обеих сторон выбирали себе более или менее равного по силе противника. Сражение разбивалось на отдельные морские «поединки» между кораблями.

Такая тактика и навела военных моряков на удачную мысль – применить в бою небольшие суда, нагруженные горючими веществами, своего рода «плавучие факелы». Команда – несколько человек – вела эти суденышки на корабли противника и, пустив по направлению ветра, покидала их. Направленные на скученного противника, плавучие факелы (их называли брандерами) представляли большую опасность – поджигали неприятельские корабли или же заставляли их уходить из боя, спасаться бегством. При этом надо помнить, что боевые корабли того времени легко воспламенялись. Бывало, что морские сражения выигрывались с помощью брандеров.

Особенный успех, выпавший на долю брандеров в Чесменском бою, объяснялся тем, что русские моряки не пустили их по ветру, не доверили капризам течения, а бесстрашно довели до борта противника и обеспечили смертельность удара.

Уже в XVII столетии брандеры сделались грозой боевых кораблей, и военные моряки стали искать надежный способ защиты от плову чих факелов.

Чесменский бой. Лейтенант Ильин наблюдает за пожаром на турецком корабле поело атаки брандера.

Разрез трехдечного корабля XVII столетия по его корме.

В 1655 году произошло морское сражение между английским и голландским флотами.

Англичане приготовили для противника уже много раз испытанные в боях пловучие факелы. Каково же было их удивление, когда- вместо сгрудившихся судов они увидели перед собой строгую линию боевых судов, идущих на точно выдержанном расстоянии друг от друга! Этот строй голландцы соблюдали во все время сражения, и ни один английский брандер в этот день не мог похвастать удачей.

Как ни старались англичане использовать ветер, корабли противника легко избегали встречи с пловучими факелами, пропускали их в промежуток между двумя кораблями. Кроме того, при ладейном строе корабль всегда мог притти на помощь своему соседу. Бой кончился поражением англичан.

Так появился способ борьбы с брандерами- строй боевой линии. Корабли выстраивались или один впереди другого – в «линию кильватера», или бортами друг к другу – в «линию фронта». В первом случае вели стрельбу из многочисленных бортовых орудий, во втором – приходилось довольствоваться только носовыми «погонными» или кормовыми пушками. Первое было намного выгоднее: основное боевое средство кораблей – их бортовая артиллерия использовалась при этом наиболее полно. Вот почему в XVIII столетии линия кильватера постепенно была признана лучшим строем кораблей в бою.

Но задача заключалась не только в том, чтобы выстроить корабли в одну линию.

Когда начали вести бой в линии, встретилось серьезное затруднение. Боевые суда различались тогда только по количеству пушек и по водоизмещению, а не по назначению для каких-либо специальных целей. Поэтому и в бою, и в действиях против торговых судов, и для разведки одинаково применялись все корабли флота – и большие, и средние, и малые. Если на самом большом и сильном корабле было 100 пушек, а на самом малом – 30, то между ними можно было насчитать еще около двадцати промежуточных типов кораблей. Во времена скученного боя каждый корабль выбирал себе противника по силам. В линейном бою, когда каждая единица флота занимала и должна была сохранять свое место в. строю, могло случиться, что слабейшие корабли оказывались противниками наиболее сильных кораблей.

Чтобы этого избежать, решили, что в линии должны сражаться наиболее сильные, специально назначенные для боя корабли – «линейные корабли». Так началось разделение боевых кораблей на классы в соответствии с их боевым назначением.

В бою при новом строе приходилось соблюдать расстояние около 100 метров между соседними кораблями. Если в бою участвовало 50-60 кораблей, линия растягивалась на 5-6 километров. В те времена связь между кораблями осуществлялась только с помощью видимых сигналов. Поэтому было очень трудно управлять кораблями, расположенными по такой длинной линии. Да и трудно было строго соблюдать строй линии при изменчивом, капризном ветре.

Значит, лучше было довольствоваться более короткой линией, небольшим количеством линейных кораблей. А если так, то приходилось снабжать эти корабли большим количеством пушек. Для пушек нужно было много места; корабль поэтому надо было строить большим, прочным, с тремя палубами – «деками » – для размещения орудий.

Линейный трехдечный корабль XYII столетня.

Боевые корабля в кильватерной колонне.

Так еще к концу XVII столетия появился линейный двух- или трехдечный корабль- «плавающая крепость» времен деревянного парусного флота. На таком корабле количество матросов, канониров и солдат доходило до 1100 человек, а количество пушек – до 100 и более. Тяжелые пушки устанавливались на нижней палубе, а самые легкие – на верхней.

По длине (50 метров) линейный корабль был только немного больше средней триремы, по зато втрое шире. Его корпус глубже погружался в воду, борты намного выше поднимались над водой. Водоизмещение корабля возросло до 1700 тонн – в 17 раз больше водоизмещения триремы.

Когда 100-пушечный корабль стрелял одновременно из пушек одного борта, на неприятеля летело около 800 фунтов чугуна. Но в те времена меткость артиллерийской стрельбы была недостаточной. Почти никогда не случалось, чтобы ядра всех пушек попадали в цель.

В соревновании между флотами появлялись все более мощно вооруженные, более быстроходные, подвижные и прочные линейные корабли.

По мере их совершенствования трехдечные корабли приобретали все более стройные очертания, они оснащались все большим количеством парусов, артиллерия их становилась мощнее, а водоизмещение увеличилось почти втрое и перевалило за 4 тысячи тонн.

Когда Петр I успешно довел до конца дело строительства сильного русского военно-морского флота, линейные корабли уже входили в состав почти всех флотов и были основным их ядром. Устройство, вооружение, боевая выучка экипажей русских линейных кораблей были на очень высоком уровне. Под конец царствования Петра I в русском флоте насчитывалось уже 48 линейных кораблей.

Большим боевым кораблям, сражавшимся в линии, понадобились корабли-помощники. Такими помощниками были меньшие корабли, более легкие и быстрые на ходу.

Они служили разведчиками, посыльными, охотились за торговыми кораблями противника или свою очередь, охраняли от вражеских нападений свои торговые суда. Постепенно из всех средних и малых кораблей выделились два рода боевых судов: фрегат для помощи линейному флоту в бою и боевой разведки и легкий крейсер-корвет, бриг, бригантина – для нападения на торговый флот противника, для конвоирования собственных торговых судов и для связи. Постепенно исчезли многочисленные разновидности боевых кораблей. Появились три основных класса: линейные корабли, фрегаты и малые корабли крейсерского назначения; из них и состоял военно-морской флот страны.

Большие фрегаты участвовали и в линейном бою, поэтому они нуждались в сильной артиллерии.

Обычно их вооружали 40 или 50 орудиями среднего калибра, а малые суда – 20 или 30-ю пушками небольшого калибра. Когда проектировали такие корабли, то больше всего обращали внимание на скорость и маневренность. Эти качества считались важнейшими для разведки, внезапных нападений на торговые корабли противника и для быстрой связи между эскадрами.

После Петра I, в течение всего XVIII столетия, устройство кораблей и их вооружение почти не изменялись. И шведскую эскадру в Гангутском бою и турецкую эскадру в Чесменском бою составляли линейные корабли, фрегаты и легкие силы одного и того яге типа.

Меткость и скорострельность орудий корабельной артиллерии были и в то время очень низкими. Дистанция в 70-150 метров считалась очень большой. При стрельбе на такую дистанцию из десяти ядер только одно попадало в цель. Ведь корабли-противники во все время боя находились в движении, маневрировали, качались на волне. Это еще больше затрудняло стрельбу. Для успешной стрельбы противникам приходилось сближаться на 30-50 метров. А такое сближение требовало смелого, искусного маневрирования. Русские моряки были мастерами стремительного боевого сближения с противником и артиллерийского разгрома его кораблей на близкой дистанции.

В Чесменском бою снаряды русских пушек не только громили турецкие корабли, но еще и зажигали их, и вот как этого достигали.

Плохая меткость и малая скорострельность орудий заставили морских артиллеристов задуматься: а нельзя ли добиться того, чтобы даже одно попадание могло причинить противнику решающее повреждение, выводило из строя пли уничтожало неприятельский корабль?

Большой линейный корабль петровских времен.

Фрегат.

Корвет.

Бриг.

Эту задачу первыми решили русские морские артиллеристы.

В 1757 году на вооружение русской армии была принята новая пушка – гаубица «единорог», изобретенная талантливым артиллеристом О. А. Мартыновым. Возглавлявший в то время русскую артиллерию Шувалов докладывал императрице Елисавете Петровне об этой пушке: «…Не меньше от сего единорога и при флоте ожидать можно, ибо бомбардирует с 5 верст, действуя бомбами и брандскугелями».

До этого времени морские пушки стреляли сплошными ядрами (без Взрывчатой начинки). Эти снаряды, если попадали в цель, причиняли ей только местные, не решающие повреждения. Поэтому бывало, что и десятки попаданий не топили, не уничтожали корабля. Было ясно, что снаряд с взрывчатой начинкой – бомба единорога,- попавший в корабль противника, не только разрушит его взрывом, но и вызовет пожар. И уже в 1761 году русские боевые корабли вооружались еда порогами, а вскоре и другие морские державы позаимствовал у нас эту систему орудий. В Чесменском бою именно единороги зажигали турецкие корабли. А через несколько десятков идея стрельбы на море бомбами, возникшая у русских артиллеристов, породила оружие морского боя – бомбовую пушку. Эта новинка послужила причиной появления очень важных изменений в устройстве боевых кораблей.

Бригантина.

Новая тактика

Кончался четвертый год русско-турецкой 1787-1791 годов. Палящие лучи августовского солнца загнали жителей Константинополя из узких и кривых улочек в тенистые закрытые дворы. В городе – сонный покой южного жаркого дня. Внезапно в тишину полуденного часа врываются громкий тревожный говор толпы, удивленные и яростные восклицания.

От моря к дворцу султана движется странная процессия. Люди в одеждах турецких военных моряков окружают и несут носилки с задернутыми занавесями. Они хранят угрюмое молчание и не отвечают на обидные прозвища и гневные выкрики толпы, преследующей носилки. Два имени – Саид-Али и Гуссейн-паша – чаще всего слышатся в этих выкриках. И еще одно имя выкликает толпа: Ушак-паша. Это имя произносится с трепетом.

И каждый раз, когда слышится это имя, еще угрюмее становятся лица моряков, ниже опускают они головы и вздрагивают занавеси закрытых носилок, будто кто-то внутри пытается плотней задернуть их и укрыть себя от гнева толпы.

На мягких подушках носилок лежит раненый, подавленный позором поражения турецкий адмирал Саид-Али, «гроза морей», «лев полумесяца», носитель еще многих других устрашающих и почетных прозвищ, заслуженных им в многочисленных победных боях на Средиземном море. Несколько месяцев назад султан Селим призвал его, командира алжирской эскадры, на помощь Гуссейн-паше в Черное море, чтобы остановить страшного Ушак-пашу – так прозвали турки знаменитого русского адмирала Федора. Федоровича Ушакова. С меньшими, чем у турок, силами неутомимо рыскал непобедимый Ушак-паша по просторам Черного моря в поисках турецкого флота.

При Керчи и Гаджибее адмиралу Ушакову дважды удалось заставить турок принять бой. В сражении при Керчи у турок было 54 корабля против 33 русских; при Гаджибее – 45 кораблей против 37 русских. И все же оба раза турецкий флот был разгромлен и бежал.

Когда Саид-Али во главе своей эскадры пришел от далеких алжирских берегов в Константинополь, когда его корабли, разукрашенные флагами, стройные и сильные, уже готовились покинуть спокойны»; воды Босфора, чтобы пойти к русским берегам, он торжественно обещал своему повелителю вернуться с победой и с Ушак-пашой. пакованным в кандалы.

Теперь там, у берега, где тихо и ласково плещутся волны Босфора, снова стоят корабли алжирской эскадры Саид-Али. Многих кораблей уже пет: они па дне Черного моря. Остатки эскадры, израненные русскими ядрами, едва-едва ушедшие от смертельного удара Ушак-паши, только что пришли в Константинополь, и он. Саид-Али, только чудом избежал плена. А где Гуссейн-паша с остальными кораблями? Саид-Али даже не сумеет ответить султану на этот вопрос. Куда-то к берегам Анатолии в ужасе и страхе бежал Гуссейн-паша; где-то в одной из укромных бухт прячется он от вездесущего Ушак-паши. Что ответить султану? Как рассказать ему о поражении при Калиакрии?

Саид-Али задумывается. Он восстанавливает в памяти подробности злосчастного для турок дня – 31 июля 1791 года.

Карронада – морское орудие, изобретенное в конце XVIII века, для стрельбы на короткой дистанция тяжелыми ядрами.

Был день мусульманского праздника рамазан-байрам. Турки стояли у румелийских берегов, около мыса Калиакрия, и никак не ожидали нападения Ушак-паши. В самом деле, чего было бояться? Кто мог осмелиться напасть на две грозные линии боевых кораблей – одну Гуссейна, другую Саид- Али?!

У турецких адмиралов было 78 кораблей; они хорошо знали, что у русских много меньше, чуть ли не вдвое. Кроме того, турецкие линии занимали прекрасную боевую позицию под защитой береговых батарей и стояли на ветре: ветер дул от берега. Это значило, что в бою с противником, пришедшим с моря, турецким кораблям было бы легко маневрировать, легко выбирать направление удара, а все движения противника должны были быть скованы, затруднены встречным ветром. Вот почему были уверены в своих силах турецкие адмиралы, вот почему много турецких матросов беспечно веселилось на берегу, празднуя день рамазан-байрама.

Русские корабли показались днем, около четырех часов, в виде точек, приближавшихся с северо-востока. Кто мог думать, что Ушак-паша не отступит, завидев грозную турецкую силу? Но он не отступил. На всех парусах шел он вперед, и скоро точки его кораблей превратились в эскадру, идущую в необычном боевом строю: не в одной, а в трех кильватерных колоннах шли русокне корабли на турок. Всего 6 линейных кораблей, 12 фрегатов и 20 малых судов шло за Ушак-пашой. Это было смехотворно мало против 78 турецких кораблей, и к тому же русским придется драться под ветром. Саид- Али вспоминает, как он и Гуссейн спорили, кому из них достанется корабль Ушак-паши, вспоминает, как бодро зазвучали по их приказанию сигналы тревоги, зовущие матросов на суда.

Но что это? Русские корабли неожиданным маневром повернули вплотную к берегу и уже быстро несутся между турецкими линиями и берегом. Теперь роли переменились. Русские на ветре, а турки – под ветром. Все преимущества позиции потеряны, неуловимо быстро захвачены Ушак-пашой. Повернув на турецкие линии, все три русские колонны стремительно идут в атаку. И при этом линии кораблей Ушак-паши не выстраиваются против турецких линий, а врезаются в них тремя клиньями, разбивают на части, расстраивают и сосредотачивают свои удары на флагманских кораблях противника. Русские как бы окружают разрозненные части турецких линий и расстреливают их корабли с двух сторон, берут их «в два огня».

Как всегда, пушки Ушак-паши точно направлены в цель: ядра решетят корпуса, сбивают орудия, сносят рангоут – парусную оснастку кораблей, лишают их боеспособности и заставляют уходить из боевой линии.

Все это произошло о такой быстротой, что Гуссейн и Саид-Али даже не всех своих матросов успели собрать с берега. Растерянные адмиралы приказывают поднять паруса и рубить якорные канаты: надо уходить от поражения. Но не так легко уйти от русских… Их корабли несутся вдогонку. Впереди корабль Ушак-паши, он атакует корабль Саид-Али – снова туркам приходится принять бой.

* * *

Крики на улице мешают Саиду вспоминать. Как ни плотно задернуты занавеси, ему все слышно: «Молитесь, правоверные, Ушак-паша идет на Константинополь!»

Саид думает, что все возможно теперь и что надо посоветовать султану поскорее заключить мир с русскими. На подъеме носилки резко подбрасывают раненого адмирала. Он сдерживает стон.

Скоро дворец. Что еще рассказать султану?..

Адмирал Федор Федорович Ушаков (1743-1817).

* * *

Помнит Саид, как при первых же выстрелах русские ядра сбили с флагманского корабля, на котором он находился, лестницы, стеньги, реи, богатые украшения кормы. Сразу же пришлось флагману уходить из линии, прятаться в гуще своих судов. И все же Ушаков нашел его, зашел за корму. С юта русского флагманского корабля раздался грозный окрик: «Саид, бездельник, я покажу тебе, как давать такие обещания!» Это Ушаков напомнил Саиду о «кандалах», весть о которых дошла и до него. Несколько продольных залпов лишили турецкий корабль возможности сопротивляться. Грозил позорный плен, но выручила суматоха сражения – другие турецкие корабли встали между ним и преследователем. И еще помнит Саид, как один за другим, разбитые, со снесенными мачтами, с замолчавшими орудиями, выходили из боя турецкие корабли и в беспорядке, забыв о строе, уходили на юг на всех оставшихся парусах. Так спасся и он сам от грозного Ушак-паши.

С русского флагманского корабля раздался грозный окрик…

Сражение длилось около четырех часов, и только вечерние сумерки спасли турецкий флот от полного уничтожения.

Это все, что он мог рассказать султану.

* * *

До Ушакова законы линейного боя гласили, что противники ведут бой каждый в единой «линии баталии», как тогда говорили, на параллельных курсах. Этим законам строго следовали флотоводцы всех стран. Но при этом исход боя решался чаще всего превосходством в количестве кораблей, а иной раз и случайностями. Ф. Ф. Ушаков во главе русских моряков продолжал развивать, улучшать тактику линейного боя и ввел в нее то новое, что во всех встречах с противником давало ему победу. Он не стремился удерживать флот во все время боя в «линии баталии» и учил своих офицеров свободному маневру. Резать на части, расстраивать линию противника, сосредотачивать основной удар против флагманских кораблей, метким огнем на близкой дистанции быстро громить «в два огня» охваченные корабли неприятельской линии – вот та новая тактика, которую ввел Ушаков.

Через 16 лет ученик Ушакова вице- адмирал Сенявин, один из лучших флотоводцев своего времени, применил ту же тактику и одержал над турецким флотом решительную победу в сражении при Афонской горе (в Эгейском море). Такую же тактику впоследствии применял в боях и английский адмирал Нельсон. Благодаря этому он одержал над французами просла вившие его имя победы при Абукире и Трафальгаре (в 1798 и 1805 годах).

Заслуга Ф. Ф. Ушакова не только в том. что он предложил и осуществил новую тактику ведения морского боя.

Надо было подготовить условия для успешного осуществления этой тактики, приспособить корабли для быстрого и точного маневрирования, обеспечить отличное действие артиллерии. И надо было так хорошо подготовить экипажи кораблей – матросов, офицеров, артиллеристов, чтобы каждый из них на своем боевом посту наилучшим образом владел порученной ему техникой. В бою при Калиакрии и парусная оснастка кораблей, и их артиллерия, и подготовка экипажей- все это оказалось у русских лучше, выше, чем у турок.

Но когда на этой основе родилась новая тактика, она, в свою очередь, потребовала нового улучшения корабельной артиллерии.

Еще больше, острее стала нужда в том. чтобы одно-два попадания в противника причиняли ему решающие повреждения. Но таких морских орудий еще не было. Единороги Мартынова были особыми пушками – гаубицами. Эти орудия выбрасывали свой снаряд-бомбу высоко в воздух; она падала на цель сверху. Трудно было вести прицельный огонь из таких орудий, а на очень близкой дистанции они и вовсе не годились.

Поэтому корабли по-прежнему стреляли сплошными ядрами. Новая тактика поставила перед морскими артиллеристами задачу: превратить единорог в корабельную пушку для ведения прицельного огня бомбами.

Глава III Винт, бомба и броня

Пар и железо

В последние десятилетия XVIII века на заводах и фабриках Европы произошли большие изменения. Были изобретены паровая и другие машины для металлургических, машиностроительных и текстильных заводов и фабрик. Машинное производство вытесняло ручной труд. На заводах научились изготовлять лучший, более прочный металл в большом количестве и более сложные и точные механизмы. Железо становилось доступным, легко обрабатываемым материалом.

Паровая машина перекочевала с заводов и фабрик на пассажирские и товарные суда, начала приводить в движение гребные колеса. Можно было ожидать, что скоро на морских путях появится много паровых судов. Они будут двигаться быстрее и маневреннее парусных. Значит, и военным кораблям придется обзаводиться паровым двигателем.

И торговые и боевые парусные корабли к этому времени очень выросли в размерах. Чем больше был корабль, тем прочнее должны были быть его части и их скрепление. Пока материалом оставалось дерево, приходилось – для прочности – строить корабли с очень толстыми бортами, палубами и всякими скрепляющими переборками и связями. Корпус получался очень тяжелый.

И все же корабль оставался недостаточно прочным и долговечным.

Когда на заводах начали изготовлять много железа хорошего качества, судостроители поняли, что появился новый, лучший, более прочный материал. Правда, он обходился дороже дерева, но зато железные корабли должны были быть прочнее и легче. А когда они – около 1860 года – вышли на морские просторы, обнаружилось еще одно большое их преимущество-они лучше преодолевали сопротивление воды и оказались быстроходнее деревянных.

До начала XIX века не было науки о кораблестроении. Искусные ремесленники и мастера, строившие корабли, не знали законов плову чести и устойчивости корабля. Они строили суда так, как учили их отцы, «на глазок».

Поэтому случалось, что корабли не выдерживали груза или переворачивались и тонули.

К началу XIX века вместе с успехами в технике и промышленности народилась и наука о кораблестроении, теория корабля. Появились корабельные инженеры, умевшие заранее рассчитать основы устройства корабля – его водоизмещение, пловучесть, устойчивость в плавании. По этим расчетам составлялся проект корабля, чертежи. Строительство корабля проводилось строго по этим чертежам.

Несмотря на то что XIX столетие в самом своем начале стало веком пара, железа и науки о кораблестроении, все же боевые корабли оставались парусными и деревянными.

Военные моряки упорно сопротивлялись постройке паровых железных кораблей для военного флота.

И они были правы. Ведь в тс времена паровые суда приводились в движение двумя гребными колесами, пристроенными с двух сторон у бортов корабля. Колеса были очень большие, диаметром около 5 метров. Тут же, близко у бортов, находились и машины. Все это было превосходной мишенью для пушек противника. Огромные колеса занимали много места по борту – значит, надо было уменьшить число бортовых пушек. Кроме того, нужно было много места для топлива. Часто случались поломки машин, а это грозило потерей скорости и подвижности в разгаре боя.

Русский пароходо-фрегат «Рюрик».

Но парусные военные корабли не могли настигнуть паровые торговые суда, особенно при противном ветре. Кроме того, противник мог применить паровые корабли для быстрой разведки, для связи. Тогда военные моряки пошли на уступки. Они согласились на постройку легких военных кораблей-фрегатов, корветов – с паровой машиной, гребными колесами, но и с парусами. Такие парусно-паровые фрегаты и корветы появились после 1830 года. Они развивали скорость в 10-11 узлов, что считалось очень хорошим ходом в те времена.

Но вскоре появились первые винтовые паровые суда. Исчезли громоздкое гребные колеса. Небольшой винт, скрытый за кормой судна, толкал его вперед скорее, чем два огромных гребных колеса.

Вместе с гребными колесами исчезла и главная причина неприязни военных моряков к паровой машине.

Появилось много парусно-винтовых фрегатов и корветов, а вскоре начали строить и первые многопушечные линейные парусно- винтовые корабли.

Водоизмещение их перевалило уже за 5 тысяч тонн; длина достигала 70 метров, а ширина-16 метров. Тяжелые и большие корабли двигались по воде с невиданной еще скоростью в 13-14 узлов.

С этого времени стало появляться много боевых парусно-винтовых кораблей всех классов. А очень скоро случалось событие, которое окончательно вынудило перейти на строительство этих кораблей из железа.

На палубе русского флагманского корабля «Императрица Мария» в Синопском бою.

Синопский бой

Конец 1853 года. Только что началась война между Турцией и Россией, вошедшая в историю под названием Крымской. В середине ноября русская эскадра вице-адмирала. Павла Степановича Нахимова крейсировала у берегов Анатолии в поисках неприятельского флота.

Осенние штормы хозяйничали на Черном, море. Ветер бушевал, вздымая огромные волны. Пять русских кораблей стойко держались против бури. Им нельзя было уйти, укрыться где-нибудь в спокойной, защищенной гавани. Здесь, у неприятельских берегов, – боевой пост эскадры. Надо во что бы то ни стало найти и уничтожить турецкие морские силы.

Поэтому ни свирепость шторма, ни повреждения на кораблях не останавливали Нахимова. Эскадра шла вперед, заглядывая в каждую бухту» в каждую извилину турецкого берега – не прячется ли там от бури и русских кораблей неприятельский флот, 10 ноября шторм начал стихать. Два корабля эскадры Нахимова оказались в плохом состоянии – их сильно потрепала буря, Необходимо было исправить повреждения. Адмирал отправляет эти два корабля в Севастополь, остается с тремя кораблями И продолжает поиски турок. Так проходят еще два дня, и 12 ноября в Синопской бухте Нахимов находит турок.

Семь больших фрегатов, три корвета и два вооруженных парохода расположились в бухте под защитой шести (в 0-8 орудий каждая) береговых батарей. С тремя кораблями атаковать силы турок было бы безрассудством, но и упустить с таким трудом найденного неприятеля Нахимов не хотел. И тогда адмирал принял решение.

Туманным утром 12 ноября у выхода из Синопской бухты выстроились три русских корабля; они заперли бухту, преградили выход двенадцати турецким кораблям. Легкое судно, сопровождавшее эскадру, отправлено в Севастополь за двумя кораблями, ушедшими на ремонт. Когда они вернутся, Нахимов даст бой. А пока его эскадра стоит на страже. Если турки захотят пробиться, тогда… тогда придется сражаться трем против двенадцати, но не допустить ухода неприятеля.

Пять долгих дней под непрерывным дождем и мокрым снегом прошли в нетерпеливом ожидании двух кораблей. Турки не делали попыток уйти: они занимали прекрасную позицию, береговые батареи удваивали их силы.

На турецких кораблях находились в качестве военных советников английские морские офицеры, поддерживай у турок веру в победу над русским флотом. И, наконец, турецкий адмирал прекрасно знал, что англичане и французы ждут только первого нападения русского флота на турок, чтобы вмешаться в войну и ввести свои корабли в Черное море. Поэтому турки спокойно и уверенно ожидали атаки.

16 ноября на горизонте появились точки: одна, две, три… пять точек. Не два, а пять кораблей идут на помощь Нахимову. Море оглашается криками «ура». Теперь бухта заперта надежно, крепко – туркам не уйти.

В приказе по эскадре Нахимов назначает боевые позиции каждому кораблю, предусматривает все возможные Изменения боевой обстановки, но заканчивает приказ словами: «…все предварительные наставления при переменившийся обстоятельствах могут затруднить командира, знающего свое дело; И потому я предоставляю каждому совершенно независимо действовать по усмотрению своему, но непременно исполнить свой долг».

Но Чтобы быстрее занять указанные позиции и меньше времени пробыть под огнем противника при входе на рейд, Нахимов приказал атаковать Турой двумя колоннами; этот маневр был тактической новинкой, неожиданной для турок и их английских советников.

Адмирал Навел Степанович Нахимов (1803-1856).

Атака была назначена на 18 ноября. Ночью буря с дождем как бы сговорились помочь туркам и заставить Нахимова отказаться от атаки. Небо, обложенное тяжелыми штормовыми тучами, нехотя пропустило первые лучи утреннего солнца. Порывистый ветер с ревом проносился над морем, затихал и сноса свирепо обрушивался на корабли.

Вскоре на флагманском корабле взвился сигнал атаки, эскадра построилась В две колонны и на всех парусах понеслась В бухту на неприятеля.

В Глубине бухты турецкие корабли и береговые батареи приготовились к встрече. Орудия направлены на центр полукруга, артиллеристы ждут сигнала своего флагмана. Чтобы сосредоточить на этом месте, как только подойдут русские корабля, убийственный Перекрестный огонь всех пушек. Уже 12 часов. Две русские колонны продолжают нестись вперед без единого выстрела. Только прислуга изготовилась у орудий, высоко1 на марсах стоят. наблюдатели-они ждут момента начала, боя, чтобы додать за действием артиллерийского огня. Но когда начнется бой? Все взоры направлены на адмиральский корабль, все томительно ждут сигнала Нахимова.

В этом молчаливом грозном движении русской эскадры и настороженном с обеих сторон ожидании начала боя проходит еще полчаса. Напряженную тишину нарушает звук первого орудийного выстрела. Это с турецкого флагманского корабля открыли огонь. Выстрелы грянули и с других турецких кораблей и с береговых батарей. Громовые раскаты выстрелов сотен орудий потрясли бухту, ядра и картечь посыпались на русскую эскадру, градом падали на падубы кораблей.

В тревожном нетерпении поглядывали русские моряки на свой флагманский корабль. Наконец-долгожданный сигнал, второй адмиральский выстрел!

Попрежнему на полном ходу несутся вперед русские корабли, проходя между неприятельскими судами и минуя их. Артиллеристы на ходу отвечают турецким орудиям. Еще несколько минут стремительного хода -и корабль Нахимова бросает якорь против флагманского фрегата турок. Все орудия правого борта открывают огонь. Через полчаса турецкий флагман не выдерживает, выходит из боя. Проходя мимо другого русского корабля, он попадает под новые бортовые залпы. Искалеченный корабль теряет управление, ветер и течение относят его на мель, большинство команды убито и ранено.

Но борьба продолжается. Метко направленные снаряды «бомбических» орудий громят противника. Один за другим, не выдержав боя, выбрасываются на берег или взрываются в огне пожаров турецкие корабли. Одна за другой умолкают береговые батареи. Огневое кольцо, сжимается вокруг турок. В 6 часов вечера все было кончено.

Только одному быстроходному пароходу удалось вырваться из бухты и уйти от преследования; все остальные турецкие корабли были уничтожены.

Так кончился Синопский бой – последний бой парусных кораблей. Нахимов не потерял ни одного корабля. Быстро исправив повреждения, русская эскадра направилась в Севастополь.

* * *

Победа при Синопе была одержана благодаря высокому флотоводческому искусству Нахимова, мужеству и боевому мастерству офицеров и матросов. Полное уничтожение турецких кораблей было делом русских артиллеристов, метко стрелявших из новых морских орудий – из «бомбических» пушек, впервые примененных в бою. За 30 лег до Синопского боя морские артиллеристы успешно решили задачу замены «единорога» специальным корабельным орудием, стреляющим бомбами. Новая пушка выбрасывала бомбы не высоко в воздух, а прямо в цель и на небольшом расстоянии.

Сотни пушек деревянных кораблей как- то сразу потеряли свою силу. Эти орудия стреляли сплошными ядрами. Десятки таких ядер обрушивались на противника, не причиняя ему особого вреда, а пробоины быстро заделывались. Так, например, в 1827 году в победоносном морском сражении при Наварине русский флагманский корабль «Азов» получил 153 пробоины, в том числе 7 подводных. Это не помешало его командиру, капитану 1-го ранга Лазареву, впоследствии одному из славнейших русских адмиралов, потопить турецкий флагманский корабль, 3 фрегата, 1 корвет и заставить выброситься на берег еще один неприятельский 80-пушечный корабль. «Азов» не только не погиб, но вскоре был отремонтирован и продолжал свою славную службу в родном флоте.

Бомбические орудия очень скоро вытеснили пушки, стреляющие сплошными чугунными ядрами. Даже на расстоянии в 1200 метров бомбы стали зажигать и топить деревянные корабли. А уничтожение турецкого флота при Синопе русскими бомбическими пушками показало, Что нужно изобрести такое защитное средство, которое предохраняло бы деревянные корабли от поражения бомбой. Очень скоро такое средство было найдено.

В ближайшие же годы и особенно во время гражданской войны в Америке между северными и южными штатами (1S59 – 1863 гг.) воюющие стороны стали строить боевые корабли по-новому. Деревянные борта «обшивали» железной броней толщиной до 4-8 дюймов. Корабль, таким образом, нес броню. Вот почему эти корабли получили название «броненосцев». При этом одни кораблестроители устраивали в средней части броненосца-на его палубе – длинное бронированное закрытое помещение; его называли «каземат». Внутри каземата находились орудия броненосца; их дула высовывались из отверстий-портов- в броне каземата. Другие же кораблестроители вместо каземата строили на палубе бронированные вращающиеся башни (одну, а впоследствии – две), а внутри помещали два мощных орудия. Получалось большое Преимущество: орудия в каземате могли вести огонь только в одном направлении, а орудия в башне могли поворачиваться на большой угол и стрелять во всех направлениях. Кроме того, благодаря округлым очертаниям башни ее броня лучше сопротивлялась ударам снарядов.

Бой при Синопе.

Осенью 1862 года произошли два боя между кораблями северян и южан (гражданская война в Америке). 8 октября один казематный броненосец южан – «Мерримак» – разгромил целую эскадру северян, состоявшую из сильных, но деревянных боевых кораблей. Их многочисленные орудия не пробивали броню «Мерримака*, и неуязвимый броненосец расстреливал одного за Другим своих противников, а одного просто протаранил. Но на другой день к месту боя подоспел башенный броненосец северян «Монитор». Этот корабль оказался намного меньше своего противника и был вооружен только двумя орудиями, но более мощными, чем орудия «Мерримака». Вой между двумя броненосцами произошел 9 октября.

Пушки обоих кораблей оказались бессильными против брони. В первом же столкновении броня победила пушку. Но вое же «Монитор» помешал «Мерримаку» закончить разгром деревянных кораблей северян и ударами своих мощных орудий так «растряс» корпус и механизмы противника, что тому пришлось уйти.

Мелко сидевший в воде, с едва выдававшимися над поверхностью бортами, «Монитор» был плохим мореходом и оказался пригодным для боя у берегов, на мелководье Или на реках.

До настоящего времени для таких операций применяются корабли, которые называются мониторами. Но вращающаяся башня «Монитора» вскоре стала основной особенностью броненосцев.

Так на арене морских боев началась уже непрекращавшаяся в последовавшие десятилетия борьба между броней и пушкой.

Глава IV Турбина и башни

Борьба между броней и пушкой

Два боя «Мерримака» (один с Деревянными кораблями, другой с «Монитором») окончательно убедили весь мир в победе железной брони над пушкой. Морские страны начали строить бронированные корабли. Ученые, изобретатели, производственники па металлургических и судостроительных заводах старались улучшить качество брони, увеличить ее прочность. Успехи металлургической и Машиностроительной промышленности во второй половине прошлого столетия помогли строительству броненосцев.

Артиллеристы поставили перед собой задачу добиться, чтобы снаряд пробивал броню. Для этого нужно было, чтобы снаряд ударял по броне с большей силой, чтобы он был прочен и при ударе о броню не разлетался на куски.

Нужно было также достичь того, чтобы снаряд разрывался не при ударе о броню, а, пробив ее, разрывался уже внутри корабля, где осколки и сила взрывных газов обрушивались бы на незащищенные части корабля.

Много трудных задач надо было решить. Они решались постепенно, и в борьбе пушки с броней преимущество было то па одной, то на другой стороне.

Очень скоро снаряды начали пробивать броню.

Старые, гладкоствольные пушки отличались многими недостатками. Они стреляли шаровыми снарядами – ядрами или бомбами – и заряжались с дула. Сначала закладывался в орудие заряд, затем снаряд. Как ни старались артиллеристы уменьшить просвет – зазор, все же между снарядом и стенками ствола пушки оставалось некоторое пространство. При выстреле Пороховые газы, толкавшие снаряд, прорывались вперед, давление газов уменьшалось, и часть силы заряда пропадала. Кроме того, во время полета шаровая поверхность ядер и бомб плохо преодолевала сопротивление воздуха, снаряд быстро терял скорость и «сбивался» с точного направления. Поэтому снаряд слабее ударял по мишени, а про меткость этого удара один из крупных артиллеристов того времени писал: «Первый выстрел – для чёрта, второй – для господа-бога, и только третий для короля». Это означало, что только с третьего выстрела можно было рассчитывать на попадание. На самом деле даже такая Меткость была очень редкой, особенно На Море.

Старинный дымный порох (чёрный порох) был плохого качества – давление по- |Юховых газов в канале ствола было небольшим. Поэтому и начальная скорость полета снаряда была тогда 'также Небольшой.

Сила удара снаряда о мишень, так называемая «живая сила» снаряда, определяется так: вес снаряда надо умножить на скорость его в момент удара о мишень, затем получившееся произведение снова умножить на эту же скорость; все это произведение надо разделить на 20.

Вес выражается в килограммах, а скорость- в количестве метров, которое снаряд пролетает в одну секунду.

«Монитор» стрелял в «Мерримака» ядрами весом примерно в 70 килограммов. Предположим, что скорость полета их в момент удара о броню равнялась 300 метрам в секунду. Следовательно, сила удара равнялась (70 X 300 X 300) : 20 = 315 тысячам киЛо^рамметров. Эго означает, что сила удара снаряда «Монитора» была достаточна, чтобы поднять тяжесть в 315 тонн на высоту в 1 метр.

Что же могло увеличить силу удара?

Можно увеличить вес снаряда, тогда сила удара увеличится ровно во столько раз, во Сколько увеличился вес Снаряда. Можно увеличить начальную скорость полета снаряда, тогда сила удара вырастет еще больше, чем от увеличения веса снаряда; ведь скорость два раза участвует в произведении, выражающем силу удара.

Батарейная палуба большого боевого корабля начала XIX столетия.

И, наконец, лучше всего было бы увеличить и вес снаряда и его скорость. Тогда можно было бы ожидать, что сила удара намного вырастет и броня будет побеждена.

В первый раз сила удара была увеличена, когда моряки ввели на кораблях «нарезные» пушки, стрелявшие не шаровыми, а продолговатыми снарядами цилиндрической формы и заряжавшиеся не с дула, а с казенной части. Так же как и в нарезном ружье – винтовке, в стволе пушки делались винтообразные нарезы. При выстреле поясок снаряда врезался в выступы нарезки ствола, снаряд начинал вращаться и вылетал из дула, как запущенный волчок.

Какое же преимущество было у нарезных пушек? Прежде всего резко увеличивался вес снаряда. Продолговатый снаряд был в 3-4 раза длиннее шарового и поэтому тяжелее в 4-5 раз. Значит, и сила удара вырастала во столько же раз.

Затем пороховые газы, запертые пояском, больше не прорывались между снарядом и стенками канала ствола. Поэтому увеличилась сила давления газов, снаряд с большей скоростью вылетал из дула, увеличивалась его начальная скорость. А от этого еще больше нарастала сила удара. Благодаря своей форме и вращению удлиненный снаряд легче преодолевал сопротивление воздуха; от этого тоже увеличивались скорость полета и сила удара. Кроме того, такой снаряд летел дальше и точнее попадал в цель. Сила удара сразу увеличилась почти в десять раз.

В удлиненный снаряд можно было поместить и большее количество взрывчатой начинки.

Снаряды нарезных пушек стали легко пробивать броню.

Кораблестроители ответили утолщением брони. Артиллеристы увеличили калибр пушек. Еще раз была увеличена толщина брони, и снова увеличились калибры орудий.

Чем больше толщина брони, чем больше калибр орудий и длина их стволов, тем большую тяжесть металла приходится нести кораблю.

Развитие корабельной пушки.

1. Литая 24-фунтовая пушка, стрелявшая каменными ядрами на дистанцию около 300 метров. Такими пушками были вооружены корабли испанской «Непобедимой Армады», разбитой во время англо;Испанской войны я 1588 году.

2. корабельная 24-фунтовая пушка начала XIX века,'стрелявшая ядрами на расстояние около 600 метров.

3. Тяжелая корабельная пушка середины XIX века, стрелявшая шаровыми ядрами на дистанцию до 2000 метров. Эта пушка была последним достижением гладкостенной артиллерии.

4. Нарезное орудие середины XIX века, пришедшее на смену гладкостенной пушке Дальнобойность увеличилась до 4000 метров. и намного улучшилась меткость.

5 . Так выглядели первые орудийные башни, появившиеся на кораблях со времени гражданской войны в Америке.

6. Мощное нарезное, заряжавшееся с казенной части морское орудие конца XIX века. Дальнобойность – до 10 километров.

7. Орудие главного калибра линейного корабля времен первой мировой войны. Дальнобойность-до 22 километров

Когда водоизмещение броненосных кораблей возросло до 5 тысяч тонн и выше, понадобился более прочный, чем дерево, материал для постройки кораблей. Начиная с i860 года начали строить боевые корабли из железа. А железные борты и палубы защищались толстой броней. Водоизмещение железного броненосца сразу возросло почти до 10 тысяч тонн. А вскоре, когда металлурги научились выплавлять сталь в больших количествах, появились корабли, построенные из стали. Их водоизмещение, все увеличиваясь, перевалило за 10 тысяч тонн. Но даже такие большие корабли с трудом выдерживали вес тяжелой брони и многочисленных орудий.

Тогда судостроители начата искать способ уменьшить толщину брони и сделать ее более легкой, не уменьшая ее прочности. А артиллеристы решили, что лучше уменьшить число орудий для боя в линии, но зато еще больше увеличить калибры оставшихся пушек.

Нарезные пушки стреляли метко и скоро. Поэтому и можно было обойтись меньшим количеством орудий. Но надо было сделать так, чтобы несколько орудий могли стрелять во всех направлениях. Вот тут-то и пригодилась вращающаяся башня. Помещенные в пей пушки стреляли почти во всех направлениях, и брони для защиты башни требовалось меньше, чем для бортовых пушок.

Броненосцы с бортовыми (казематными) пушками были заменены башенными боевыми кораблями. Началась эта замена вскоре после боя «Мерримака» с «Монитором», а с 1880 года почти все государства строили только башенные корабли, вооруженные тяжелыми пушками, весом каждая больше сотни тонн.

Башни размещались на палубе корабля. Парусная оснастка – рангоут – мешала стрельбе из башенных орудий. А все улучшающиеся машины завоевали доверие моряков. Поэтому стало возможным вовсе отказаться от рангоута и парусов. Остались только мачты. На них помещались наблюдательные посты, на них же поднимались переговорные и боевые сигналы.

Тяжелыми пушками уже нельзя было управлять вручную, на помощь пришли изобретенные механизмы, которые поворачивали, поднимали и опускали ствол гигантской пушки.

Броня защищала не только башню, но и борты и палубу, чтобы предохранить от разрушения жизненные части корабля: машину, пороховые и снарядные погреба. За 20 лет броненосец стал неузнаваем по внешнему виду и размерам. Первые неуклюжие бронированные пловучие батареи и броненосец 1880 года даже отдаленно не напоминали друг друга.

По своей силе и размерам броненосцы в сравнении с прежними деревянными боевыми кораблями казались гигантами.

Один из первых русских броненосных кораблей – пловучая батарея «Первенец».

Русские броненосцы

В 1864 году первые русские броненосные пловучие батареи «Первенец» и «Не тронь меня» вспенили своими форштевнями воды Финского залива. А тринадцать лет спустя, в 1877 году, вступил в строй русский броненосец «Петр Великий», один из сильнейших кораблей своего времени. На этом корабле было всего 4 пушки калибром 306 миллиметров. Каждый снаряд весил около 300 килограммов. На русском же деревянном линейном корабле прежнего времени «Прохор» (построенном всего на 30 лет раньше и также бывшем одним из сильнейших линейных кораблей своего времени) было 84 пушки. Все вместе они выбрасывали немного больше металла, чем «Петр Великий». Но сила удара всех этих 84 пушек была в три раза слабее, чем сила удара четырех орудий броненосца. Для обслуживания 84 пушек «Прохора» нужно было 572 человека орудийной прислуги, а для обслуживания двух башен о 4 орудиями на «Петре Великом» понадобилось только 64 человека.

Все 84 пушки «Прохора», если бы даже удалось выстрелить из них одновременно и попасть снарядами в одну точку даже слабой брони неприятельского корабля, не причинили бы ему никакого вреда. А снаряд «Петра Великого» на расстоянии в 2 тысячи метров мог пробить борт, покрытый броней толщиной в 330 миллиметров. Водоизмещение «Петра Великого» равнялось уже почти 10 тысячам тонн. Этот корабль был построен на русской верфи русскими инженерами. Но только на Балтийском море мы могли строить могучие корабли для линейного боя.

На Черном море после Крымской войны, по навязанным нам условиям мирного договора, мы долго еще не имели права строить крупные боевые корабли. Даже во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов русские моряки бесстрашно действовали против турецкого флота не линейными кораблями, а малыми минными судами.

Из такого положения надо было найти какой-то выход. По предложению вице-адмирала Попова, решили строить на Черном море корабли необыкновенного вида, совершенно круглые. Это были своего рода пловучие прибрежные форты. Они предназначались для охраны побережья. На круглых судах при водоизмещении всего в 2500 тонн удавалось разместить и толстую броню и мощные пушки, такие же, как на иностранных броненосцах. Так появились в 1876 году два круглых броненосца – «поповки», как их называли. Один из них носил имя «Новгород», а другой – «Вице-адмирал Попов». Эти суда должны были стоять на своих морских постах у берегов и помогать береговой артиллерии отражать нападения сильного противника. Участвовать в морских операциях они не могли: ими трудно было управлять, они были неустойчивы на курсе и после выстрела вращались вокруг своей оси.

Русский броненосец «Петр Великий». В носовой к кормовой частях видны круглые орудийные башня. По тем временам ото был один яз сильнейших в мире кораблей.

Только в 1886 году вступили в строй Черноморского флота первые три броненосца по 10 тысяч тонн водоизмещением, вооруженные каждый 6 орудиями калибра 305 миллиметров, размещенными в башнях.

Русские инженеры – творцы броненосцев,- как и во времена парусного флота, высоко подняли искусство отечественного военного кораблестроения. Они вносили много нового в устройство и вооружение кораблей, умели ускорять, удешевлять и улучшать самое строительство броненосцев. Одним из лучших русских кораблестроителей конца XIX столетия был Петр Акиндинович Титов, сын крестьянина, пришедший на завод из деревни. Самоучкой усвоил он и высшую теорию и практику своего любимого дела. У Титова учился практическому кораблестроению Алексей Николаевич Крылов, впоследствии крупнейший мировой ученый, действительный член Академии наук СССР.

В 1891 году франко-русский судостроительный завод в Петербурге, где работал П. А. Титов, посетил знаменитый инженер- кораблестроитель француз де-Бюсси, член Парижской Академии наук, много лет возглавлявший кораблестроение французского флота. На заводе в это время строился броненосец «Наварин», а корабельным инженером, ведущим постройку, был П. А. Титов. Де-Бюсси осмотрел завод. Вот что записал об этом осмотре А. Н. Крылов в своих воспоминаниях о Титове:

«П. К. Дюбюи (директор завода. – 3. П.) хотел его быстренько провести по постройке и увезти на какой-то званый завтрак. Но не тут-то было. Старик (де-Бюсси. – 3. П.) сразу заметил, что постройка ведется не рутинными, а оригинальными способами, быстро свел Дюбюи па роль простого переводчика и стал вникать во-все детали, расспрашивая Титова. Он забыл и про – завтрак, облазил весь корабль, проведя на постройке часа четыре. Расставаясь, он взял Титова за руку и, не выпуская ее, сказал при всех Дюбюи: «Переведите вашему инженеру мои слова: я сорок восемь лет строил суда французского флота, я бывал на верфях всего мира, но нигде я столь многому не научился, как на этой постройке» (А. Н. Крылов, Мои воспоминания, 1945 г., стр. 84-85).

«Наварин» послужил образцом для строительства броненосцев в последующие годы.

Через год или два, когда министерство организовало конкурс на составление проекта броненосца по заданным условиям, пернув» и вторую премии получили проекты П. А. Титова.

Один из круглых броненосцев, построенных по проекту вице-адмирала Попова

* * *

Шли годы. Соревнование между броней и пушкой продолжалось. Толщина брони возросла до 55 сантиметров, и все же пушки-гиганты пробивали ее. Тогда металлурги начали изобретать еще более прочную броню. Толщина броневого пояса уменьшилась, в то же время он стал лучше сопротивляться ударам снарядов. Но и артиллеристы не отстали: они увеличили калибр, улучшили металл и форму снарядов; еще более сильные удары обрушивались на броню.

В самом конце прошлого столетия изобрели новый порох – бездымный. Этот порох оказался более мощным, чем старый «черный». Давление газов в канале ствола артиллерийского орудия выросло втрое. Скорость полета снарядов увеличилась: уже не 500, а 600, 700 и больше метров пролетал снаряд в секунду.

Чтобы огромное давление газов не разрывало пушку, а сила отката не разрушала ее, пришлось не только улучшить металл, но и увеличить вес пушки.

На броненосцах появились пушки-гиганты. Вес их вырос до 100 и больше тонн.

И все же нелегко было уничтожить корабль противника артиллерийским огнем. Ведь броня пробивалась только на близком расстоянии. Кроме того, нужно было добиться многих попаданий в жизненные части неприятельского корабля, чтобы вывести его из строя или вовсе уничтожить.

Вот что писал в свое время Фридрих Энгельс о развитии боевых кораблей в результате борьбы между броней и пушкой:

«И соперничество между броненосным вооружением и силой орудий еще так далеко от своего конца, что в настоящее время судно оказывается неудовлетворительным, то есть устарелым, раньше чем выпускается из верфи…» (Энгельс, Анти-Дюринг, 1930, стр. 123).

Для больших кораблей, защищенных толстой броней, вооруженных пушками-гигантами, нужна была машина огромной мощности – в десятки тысяч лошадиных сил. Паровые машины на больших кораблях занимали все больше и больше места, увеличивался их вес. Наконец дошли до предела, и уже невозможно было получить от паровой машины большую мощность и достаточную скорость.

Нужен был новый двигатель, который занимал бы меньше места, имел бы меньший вес и в то же время был более сильным и передвигал корабль быстрее.

Таким двигателем оказалась паровая турбина, пришедшая на смену паровой машине около 1890 года.

Машиностроительные заводы освоили к этому времени сложную технику изготовления паровых турбин, и очень скоро турбины перекочевали на военные корабли – сначала на миноносцы, затем на крейсера. А в первом десятилетии XX века мощные турбины легко и с невиданной еще скоростью двинули по морю громады линейных кораблей – первые «плавающие крепости» нашего столетия.

Эскадра-невидимка.

В ясный день начала августа 1904 года, в разгар русско-японской войны, на одной из улиц столицы Японии – Токио- показалась большая группа чем-то. взволнованных людей. Их число непрерывно возрастало, прибывали вое новые и новые. Все это были хорошо одетые японцы с самодовольными лицами, но в то же время явно встревоженные, чем-то недовольные. Образовалась большая толпа. Время от времени вместе с громкой бранью и проклятиями по адресу японского адмирала Камимуры в толпе слышались тревожно-вопросительные восклицания, люди делились сведениями о какой-то эскадре-невидимке русских, о каких-то крейсерах, которые вот уже несколько дней назад внезапно появились почти у самых подходов к Токио, перерезали морские пути сообщения Америки и Европы с Японией, захватывают и топят пароходы с ценнейшими для войны грузами.

Возбуждение в толпе нарастало. Ведь в Америке и Европе сразу же удвоили стоимость страховки грузов, идущих в Японию, а некоторые страховые общества даже вовсе прекратили страховку – так велик оказался страх перед этой эскадрой-невидимкой.

Американские и английские капиталисты были непрочь нажиться на русско- японской войне. Они готовы были питать эту войну поставкой военных материалов – сырья и вооружения, лишь бы увеличивались их прибыли. Но в последние недели их газеты запестрели заголовками тревожных сообщений об успехах русских крейсеров, и теперь многие стали призадумываться и задерживать свои товары. Вот уже кончаются запасы важнейшего военного сырья – хлопка, а пароходы с новыми грузами не идут. То же самое и с другими товарами. Японские промышленники понимают, что еще немного времени – и их заводам и фабрикам грозит «удушение»: не будет сырья для военной промышленности.

Вот почему в страхе и озлоблении собрались на этой улице, недалеко от дома адмирала Камимуры, те дельцы японской столицы, интересам которых нанесен удар. Это их протест против бессилия адмирала, командующего многочисленными японскими крейсерами. Владивостокский отряд русских крейсеров уже в третий раз наносит чувствительные удары по военным и торговым путям Японии на море, но японскому флоту не удается их найти и уничтожить.

С гневными, угрожающими выкриками толпа двинулась вдоль по улице. Вот она подошла к дому адмирала. Оттуда выбежали испуганные обитатели, ' боязливо жмутся друг к другу, что-то говорят, объясняют. Но из толпы вырываются несколько человек, откуда-то появляются в их руках зажженные факелы. Еще несколько мгновений – и дом адмирала Камимуры подожжен с четырех сторон… Так дельцы токийской биржи наказали японского адмирала за то, что он не сумел предотвратить успехи русской эскадры-невидимки.

* * *

Японские острова отделяются от Азиатского материка Японским морем и широким Корейским проливом. Примерно на середине пролива, точно деля его на два водных прохода, лежит вытянутый с севера на юг остров Цусима (этот остров состоит из двух частей – северной и южной, – разделенных очень узким и извилистым проливом).

Западнее этого острова, поближе к Японии, находятся еще два острова: севернее – Окино-Сима, южнее – Ики-Сима. Если соединить эти три острова воображаемыми прямыми линиями, получится треугольник, стороны которого ограничивают центральную часть Корейского пролива.

Весной и в начале лета 1904 года японцы усиленно перевозили через этот пролив на материк, в Маньчжурию, свои сухопутные части. Транспорты с войсками и вооружением непрерывной чередой выползали из западных портов Японии и главным образом из Внутреннего моря (так называется узкое водное пространство, как бы отрезанное от океана и прижатое островом Сикоку к южной части главного японского острова Хонсю). Отсюда – через узкий пролив Симоносеки – и начиналась основная морская «артерия», по которой японцы перегоняли на театры военных действий все новые и новые дивизии, их снаряжение, военные материалы.

Далее транспортные пароходы быстро попадали в островной «треугольник». Здесь, в центре прохода между Японией и Кореей, они чувствовали себя в полной безопасности. Ведь всего в 50 милях на восток устье того Симоносекского пролива, откуда они вышли. А в 60 милях к западу, на острове Цусима, расположились две военно-морские базы – Озаки и Такесики, – где стояли наготове крейсера и два отряда миноносцев. Наконец, в 120 милях к югу – главная база японского флота, Сасебо. Кроме того, транспортные пароходы охраняли сторожевые посты на Окино-Сима и Ики-Сима, а в море у этих островов охрану несли дозорные корабли. Если бы русские осмелились напасть здесь на японские транспорты, они оказались бы в «осином гнезде» и были бы уничтожены. Так рассуждали в японском штабе и были уверены, что не может быть и речи о появлении русских кораблей в этом районе моря.

Под защитой того же островного «треугольника» почти все транспорты направлялись на юго-запад между островами Ики-Сима и Цусима, огибали Корейский полуостров, попадали в Желтое море и следовали в Маньчжурию.

Все это шло из Японии. Между тем большая часть сырья для японских военных заводов, оружие и продовольствие для армии, некоторые военные материалы приходили в Японию на иностранных пароходах по океанским путям с востока, юга, юго- запада- из Америки, Англии, Австралии и других стран. Это было запрещено законами международного права и являлось военной контрабандой. Русский флот имел право препятствовать этой контрабанде, топить или захватывать суда с военными грузами для Японии, даже если они принадлежали нейтральным странам.

Но японское командование и иностранные капиталисты были уверены в том, что и здесь – на восточных и южных подходах к Японии – им не грозит серьезная опасность. Ведь длинная гряда Курильских и Японских островов с хорошо охраняемыми узкими проливами между ними, точно надежный частокол, закрывала кораблям противника выход в Тихий океан, и трудно было представить себе, что русские осмелятся и сумеют прорваться через этот частокол в те районы' океана, до которых надо было итти от Владивостока больше тысячи миль мимо цепи вражеских баз и наблюдательных постов.

Вот почему японцы не ожидали ударов по своим коммуникациям.

И вдруг, в середине лета 1904 года, эти удары были нанесены один за другим, и первый из них обрушился на центр островного «треугольника» в Корейском проливе, на самый оживленный участок морской «дороги» японской армии.

13 июня русские крейсера «Россия», «Громобой» и «Рюрик» вышли из Владивостока и пошли на юг. Эти корабли получили задание нарушить, расстроить японские военные перевозки на материк. К утру 15 июня крейсера оставили за собой сотни миль водного пути и подошли к одной из вершин островного «треугольника» – к острову Окино-Сима. Еще два – три часа хода, и все три корабля оказались среди дымов и парусов японских судов. Кроме того, на горизонте показался и дозорный японский крейсер, который, то исчезая, то снова появляясь, уже не переставал наблюдать за русскими кораблями.

Распознав русские крейсера, японские пароходы и парусники начали уходить в разные стороны. Русские крейсера погнались за крупными пароходами, шедшими из Японии. Скоро два из них, оказавшиеся войсковыми транспортами, были потоплены, а третий подорван двумя торпедами. На одном из потопленных пароходов погибли восемнадцать тяжелых осадных орудий, а на всех трех было несколько тысяч японских солдат.

Но не только в этом заключался боевой успех русских крейсеров. Дозорный японский крейсер, как только обнаружил русские корабли, отправил назад в Симоносеки находившиеся в пути многочисленные пароходы с войсками и грузами. Затем по радио он сообщил о появлении русских крейсеров адмиралу Камимуре, который командовал японской базой на Цусиме. Отсюда тревожные вести полетели дальше на запад и на восток. Были задержаны все суда, возвращавшиеся с материка в Японию, и Камимура передал в порты Маньчжурии, Кореи и Японии распоряжение, чтобы новые пароходы не выходили в море. Морская «дорога» из Японии в Маньчжурию замерла, опустела. Артерия, которая питала японскую армию войсками, оружием и снаряжением, оказалась перерезанной. Именно этого и добивались русские крейсера.

Но такое положение грозило японцам тяжелыми последствиями. Поэтому Камимура собрал все свои силы-9 крейсеров и 8 эсминцев- и бросил их на поиски русских кораблей. Теперь, когда русские крейсера так неожиданно оказались в самом центре японских коммуникаций, противник сразу же потерял всю свою уверенность в их безопасности. Наоборот, Камимура ждал, что вот-вот русские двинутся дальше, проникнут в Восточно-Китайское и Желтое моря и начнут топить суда на юго-западных подходах к Японии и у берегов Маньчжурии. Поэтому все его корабли прежде всего пошли на юг, чтобы пересечь русским путь и закрыть южный выход из водного «треугольника». Однако Камимура узнал, что здесь русских кораблей не видели. Тогда он повел свои силы на север.

Крейсерство русской эскадры на морских в океанских коммуникациях японцев в 1904 году.

В течение 15 и 16 июня крейсера и миноносцы Камимуры искрестили водный «треугольник» во всех направлениях, но из-за растерянности и плохой связи между кораблями они так и не нашли русских. Тогда у японцев начались галлюцинации: то в одном, то в другом районе того же Корейского пролива якобы слышались выстрелы или наблюдались лучи прожекторов. Корабли Камимуры метались по морю, мчались на эти выстрелы или лучи, и каждый раз оказывалось, что все это плод смятенного воображения японских наблюдателей.

Японский адмирал решил, что русские крейсера, удовлетворенные своим успехом, ушли на север в свою базу – во Владивосток. На этом пути в южной части Японского моря находится остров Мацу-Сима. Сюда и направился Камимура в надежде настигнуть русские корабли. Но и тут их не оказалось. Японцы думали, что русские просто успели уйти на север, поближе к своим берегам, поэтому продолжали «погоню» дальше на северо-запад до утра 17 июня, затем повернули на юго-запад, «заглянули» в корейский порт Гензан и, наконец, отчаявшись найти русскую эскадру-невидимку, отказались от поисков и пошли на юго-восток, назад к острову Мацу-Сима.

Крейсер 1-го ранга «Россия».

А где же были русские крейсера?

Нанеся свои удары в водном «треугольнике», они действительно ушли на север, но не для отступления на северо-запад, к Владивостоку, а на северо-восток, в другое «осиное гнездо» японского флота – к военно- морской базе Майдзуру и порту Цуруга, чтобы здесь, вблизи западных берегов центрального японского острова Хонсю, уничтожать и захватывать военные транспорты. Русские корабли шли на север в «русле» встречного потока японских судов, шедших в Желтое море. Утром 16 июня на этом пути крейсера захватили около острова Оки и отправили во Владивосток большой английский пароход, перевозивший каменный уголь для японской армии. Затем корабли двинулись дальше на северо-запад, останавливая и осматривая встречные суда, сея растерянность и панику на всем этом морском пути и на его берегах, парализуя японские перевозки. Так шли они вдоль берегов Японии до утра 18 июня, дошли до входа в Цугарский пролив, разделяющий острова Хонсю и Хоккайдо, и тогда только повернули на запад, к Владивостоку.

Через несколько дней те же крейсера повторили свой налет на коммуникации противника в Японском море и в Корейском проливе. И тогда перед ними была поставлена новая важная задача – нанести удар по океанским подходам к Японии, расстроить, прекратить подвоз сырья и товаров из Америки, Европы, Австралии. Кроме того, были сведения, что японское командование потеряло веру в надежность островного «треугольника» и перенесло курсы своих транспортов на юг. Теперь японские транспорты выходили из Внутреннего моря не только на запад через Симоносекский пролив, но и на юго-восток через проливы Бунго и Кии, огибали острова Сикоку и Кю-Сю и уж затем шли в Желтое море. Значит, там со стороны океана можно было рассчитывать и на новый удар по войсковым перевозкам противника.

Крейсер l-го ранга «Громобой».

Вот почему 17 июля те же три крейсера двинулись из Владивостока в новый поход, на этот раз на запад, к Цугарскому проливу.

Глубокой ночью на 20 июля корабли внезапно появились у входа в узкий пролив. В тумане и мгле, окутавшей его берега, они прошли 60 миль и только утром вышли в Тихий океан. В это время туман рассеялся, и русские корабли были замечены. Донесения об этом полетели в Токио. Повторилось то же, что произошло при первом налете на водный «треугольник». Русские крейсера шли на юг и останавливали, осматривали и топили японские суда. Тем временем японское командование уже задерживало в портах все пароходы, готовившиеся выйти в океан, и возвращало обратно те, которые уже были в пути. Начинала замирать океанская «дорога» в Японию. А русские крейсера к утру 22 июля приблизились к тем широтам, по которым проходил кратчайший путь из Америки в Японию. Вскоре были захвачены и отправлены во Владивосток (через Курильский и Лаперузов проливы) два больших иностранных парохода. Далее корабли направились поближе к Токио и Иокогаме, крейсировали: здесь, подстерегая пароходы с контрабандой, захватывая их или уничтожая артиллерийским огнем и подрывными патронами. От офицеров этих пароходов и узнали русские моряки, что в Европе и Америке их неуловимые крейсера прослыли эскадрой-невидимкой.

К этому времени на крейсерах осталось мало угля, приходилось возвращаться во Владивосток. Отряд взял курс на северо-восток с тем, чтобы вернуться на базу через Курильский и Лаперузов проливы и Охотское море. Но вскоре выяснилось, что угля осталось так мало, что необходимо сократить путь. Командующий отрядом знал, что в Цугарском проливе усилено и насторожено японское охранение, что крейсера Камимуры скорее всего ждут русских в Японском море, у выхода из пролива. И все же «Россия», «Громобой» и «Рюрик» утром 30 июля смело направились в цугарский пролив с тем, чтобы прорваться боем.

Это было так неожиданно, что японцы растерялись и не сумели помешать русским крейсерам. К вечеру того же дня все три корабля вышли в Японское море и… не встретили там ни одного крейсера противника. Вскоре они ошвартовались у причалов Владивостока. В течение 16 суток корабли прошли больше 3000 миль, захватили и уничтожили несколько крупных иностранных пароходов с военной контрабандой, навели панику на японских, американских и английских торговцев и промышленников, парализовали на некоторое время японскую внешнюю торговлю.

И снова Камимуре не пришлось встретить русские крейсера. После их первых двух налетов японский адмирал был так напуган, что предпочел оставаться в своей базе, охранять войсковые транспорты, идущие в Маньчжурию, и быть готовым на тог случай, если русские обогнут Японские острова с юга и прорвутся в Желтое море.

Вот за что взбешенные японские дельцы сожгли дом своего незадачливого адмирала.

Налеты русских крейсеров на морские и океанские коммуникации японцев в 1904 году – образец того, как корабли этого класса ведут войну против морских перевозок противника.

Как и когда появился, как развивался этот класс боевых кораблей?

«Пенитель моря» – парусный крейсер середины XIX столетия.

Пенители моря

В средние века еще не было постоянного, регулярного и организованного военно-морского флота. Когда готовились к войне, власти облагали купцов и горожан своего рода корабельным налогом, заставляли их строить и предоставлять в распоряжение государства боевые корабли. Эти корабли входили в состав главных военно-морских сил для боя с такими же неприятельскими силами.

Для борьбы с морской торговлей противника тоже нужны были боевые корабли, приспособленные для этой цели, подвижные, быстроходные. И таких кораблей нужно было много.

Поэтому правительства воюющих стран выдавали частным лицам особые свидетельства на право захвата неприятельских торговых судов и даже нейтральных, если они перевозили контрабандные военные грузы для противника. Корабли частных лиц, «охотившиеся» за неприятельскими судами, были названы «каперами». Добыча делилась между казной, владельцем капера и командой. Каперство считалось очень выгодным делом; владельцы и капитаны каперских кораблей начали «наживать» огромные состояния. Очень иного современных крупнейших состояний в капиталистических странах ведут свое начало со времен каперства. Для каперства строились новые суда, и при этом особенное внимание обращалось на их быстроходность, подвижность и управляемость.

Такие корабли легко настигали слабого противника, быстро уходили от сильного. Поэтому им не было страшно плавание в одиночку. Но для нападения на более сильного противника они объединялись в небольшие флотилии.

В XVII и XVIII веках каперы получили еще новое название – «корсары».

Каперы-корсары стали хозяевами морей. Боевые похождения этих кораблей были окружены ореолом романтики и героики. Их прозвали «ценителями моря». Но они часто заботились только о наживе, о том, чтобы захватить побольше торговых кораблей с богатым грузом. Бывали случаи, что каперы нападали на суда своей же страны или не считались с перемирием и продолжали захватывать «неприятеля». Каперство начало превращаться в морской разбой и .приносить огромный вред, расстраивать мировую торговлю.

В то же время все морские страны начинали организовывать регулярный военно- морской флот. Быстроходные и легкие фрегаты и их младшие братья – корветы, бригантины, шлюпы – были прекрасно приспособлены для охраны собственной торговли и для нападения на неприятельские суда. Все эти виды кораблей строили не только для связи и боевой разведки, но и для замены своих каперов и для борьбы с каперами неприятеля. Когда большие военные корабли выделились в обособленный класс, специально предназначенный для ведения боя в линии, и превратились в линейные корабли, их помощники – фрегаты и корветы – были в значительной части освобождены от участия в решительных встречах главных сил. Им все больше стали поручать операции на морских коммуникациях, длительную охоту за торговыми судами противника и охрану собственной морской торговли. Именно для такой службы и стали приспосабливать и развивать в основном фрегаты и корветы.

Когда появились и начали развиваться паровые и броненосные корабли, место легкокрылых фрегатов и корветов заняли крейсера. Это произошло не сразу. Сначала появились парусно-паровые фрегаты. Все больше и больше кораблестроители стали заботиться о том, чтобы эти корабли были не только быстроходными, но и подолгу могли находиться в плавании вдали от своей базы, подолгу подстерегать на коммуникациях суда противника.

Во время войны эти корабли должны были непрерывно пересекать вдоль и поперек, «искрещивать» моря и океаны. Вот от слова «крест» на всех языках и произошло название кораблей – «крейсера». По-французски крест – «croix», а крейсер – «croiseur»; по-немецки крест-«Kreuz», а крейсер- «Kreuzer»; по-английски крест – «cross», а крейсер – «cruiser*. Корабль, бороздящий во всех направлениях моря и океаны, это и есть крейсер. Сначала такое название давалось некоторым фрегатам. Затем оно стало нарицательным названием особого класса кораблей, которым было поручено не только служить боевыми разведчиками для линейных кораблей и помогать им в бою, но и охранять торговые пути, бороться против торговли противника.

Быстроходные, с большим радиусом действия одиночные крейсера могли подолгу и безнаказанно охотиться за невооруженными «купцами», отбирать груз, уничтожать их. Вот почему целые эскадры воюющих стран во время войны выслеживали, гонялись за этими корсарами XIX века.

Все морские державы стали соревноваться в постройке новых «пенителей моря» – крейсеров.

Русские кораблестроители на отечественных заводах строили крейсера, которые зачастую служили образцом для иностранных флотов. Так, около 1870 года русскими кораблестроителями были спроектированы и построены броненосные океанские крейсера «Генерал-адмирал» и «Герцог Эдинбургский».

Чтобы представить себе, как развивался этот класс кораблей, сравним между собой фрегат конца XVIII столетия и крейсер конца XIX века.

Крупный фрегат конца XVIII столетия был длиной примерно в 60 метров, шириной около 12 метров; его водоизмещение равнялось 2 тысячам тонн. На фрегате было больше 40 пушек; они стреляли на расстояние в тысячу метров. Такой корабль защищался своего рода «броней»: особенно прочная древесина – каменный дуб – опоясывала его борты слоем в 55 сантиметров. Скорость была не больше и узлов, но и эта скорость зависела от ветра. Фрегат был одновременно и сильным боевым кораблем и мог оказать линейным силам большую помощь своей артиллерией.

В 1892 году был заложен и вскоре построен русский броненосный крейсер «Рюрик», один из лучших и сильнейших кораблей этого класса.

Очень образно сравнил этот крейсер со старым фрегатом знаменитый русский адмирал С. О. Макаров:

«Машина и котлы на крейсере «Рюрик» занимают по длине 192 фута в самой широкой части корабля. Чтобы ясно представить себе, что такое 192 фута такого судна, как «Рюрик», можно сказать, что если бы вынуть из него всю машину с котлами и угольными ямами и налить туда воды, то образовался бы бассейн, в котором совершенно свободно мог бы разместиться на швартовах весь фрегат прошлого времени со всем его экипажем и со всеми его пушками. Кругом фрегата осталось бы даже достаточно свободного места, чтобы обойти его на шлюпке».

Водоизмещение «Рюрика» достигало почти 11 тысяч тонн – он был в пять с половиной раз больше крупнейшего фрегата XVIII века. Скорость «Рюрика» оказалась в полтора раза больше (18,5 узла), его пушки стреляли в несколько раз дальше, и прицельность их была выше.

Смелые и успешные действия русских крейсеров на японских коммуникациях в 1904 году еще раз подтвердили большую роль этого класса кораблей. А вскоре турбинные двигатели увеличили скорость хода новых крейсеров, которая стала приближаться к 30 узлам.

В то же время из общего класса крейсеров стали выделяться более крупные, лучше бронированные и сильнее вооруженные корабли – тяжелые крейсера, которые сохранили свою скорость и в то же время вернули себе роль боевых помощников броненосцев, их стражи в походе и застрельщиков в бою, завязывающих сражение.

Сверху: русский броненосный крейсер «Рюрик». Внизу показаны очертания корабля и, для сравнения, внутри нарисован фрегат времен парусного флота.

Так появился потомок каперов и фрегатов, стремительный броненосный крейсер, не только корабль-корсар – гроза неприятельской морской торговли, но и корабль- разведчик, корабль-дозорный, корабль – помощник в бою, вооруженный мощной и скорострельной артиллерией калибра 203 и 152 миллиметров (6-9 орудий) и обладавший скоростью до 30 узлов. Броневой пояс, толщиной равный приблизительно калибру главных орудий, защищал его борты. Легкие крейсера были менее вооружены и защищены, их водоизмещение было чуть ли не вдвое меньше, но скорость больше. Эти корабли выступали и в роли вожаков – «лидеров»- эскадренных миноносцев и водили их в атаку на линейные силы противника.

В крупнейшем морском сражении первой мировой войны, в Ютландском бою (31 мая 1916 года), с обеих сторон участвовало 45 тяжелых и легких крейсеров.

«Ничего не боящиеся» (Дредноуты)

Опыт русско-японской войны 1904- 1905 годов убедил военных моряков и кораблестроителей, что нужны новые корабли для линейного боя. Эти корабли должны быть быстроходными. Им не нужна средняя артиллерия. Ведь линейному кораблю приходится вести бой с такими же линейными силами и крейсерами противника – для этого нужны мощные и дальнобойные башенные орудия большого калибра, и чем больше, тем лучшее- и отражать атаки миноносцев, а для этого нужны многочисленные малокалиберные, но скорострельные пушки. Наконец, для новых, линейных кораблей нужно особенно тщательное устройство броневой и «противоминной» защиты. Они должны долго, упорно не поддаваться снарядам противника: ни бронебойным, которые пробивают броню и взрываются внутри корабля; ни фугасным, которые взрываются при ударе о корпус корабля, разлетаются на множество осколков, уничтожают незащищенные надстройки корабля, ранят и убивают людей, вызывают пожары; ни минам и торпедам, которые ударяют в подводную, незащищенную часть корпуса корабля и причиняют ему наиболее опасные повреждения.

Началось строительство новых линейных кораблей. В Англии был построен линейный корабль, сильно отличавшийся от всех своих предшественников. Англичане назвали его «Дредноут», что значит «Ничего не боящийся». По тем временам этот тип корабля как будто заслуживал такое название. У нового корабля вовсе не было средней артиллерии, а наступательная и оборонительная артиллерия достигла огромной силы.

Не 4, а 10 орудий калибра 305 миллиметров торчали из амбразур пяти башен корабля. 24 скорострельные пушки калибра 76 миллиметров стерегли появление быстрых миноносцев. Тяжелый броневой стальной пояс толщиной в 275 миллиметров защищал борты и жизненные части корабля. И уже в то время от снарядов дальнобойной артиллерии противника палуба защищалась стальным броневым настилом толщиной от 45 до 70 миллиметров.

Мощность машин выросла и достигла 27 500 лошадиных сил. Именно на этом линейном корабле вместо паровых машин впервые появились турбины. Корабль мог двигаться со скоростью в 21 узел при водоизмещении в 17 900 тонн.

Пять башен «Дредноута» были расположены так, что три из них выстроились по центральной, продольной линии корабля (как говорят кораблестроители – «в диаметральной плоскости») и могли стрелять на оба борта, а остальные две разместились по одной на каждом борту и могли поэтому вести огонь только с одного борта. В этом был большой недостаток «Дредноута». Но уже через несколько лет появились дредноуты с башнями, которые, выстроились в одну мощную линию в диаметральной плоскости корабля и могли вести огонь на оба борта. Так был устранен недостаток артиллерии «Дредноута», и с тех. пор на всех линейных кораблях стали располагать башни только в диаметральной плоскости корабля.

В России строительство дредноутов началось в 1909 году. На балтийских верфях были заложены четыре линейных корабля: «Севастополь», «Петропавловск», «Полтава» и «Гангут». В 1914 году, уже после начала первой мировой войны, эти корабли вошли в строй Балтийского флота. Это были корабли водоизмещением в 24 тысячи тонн, со скоростью хода в 23 узла. На каждом из них в четырех башнях было 12 орудий калибра 305 миллиметров – по 3 в каждой башне и 16 орудий калибра 120 миллиметров.

Трехорудийные башни главного калибра для дредноутов впервые в мире были спроектированы и осуществлены русскими инженерами.

Весь надводный борт кораблей был защищен сплошной броней и против бронебойных и против фугасных снарядов. Четыре подводных торпедных аппарата усиливали вооружение русских дредноутов.

В 1911 году почти такие же три корабля были заложены и вскоре построены на Черном море («Императрица Мария», «Александр III» и «Императрица Екатерина»).

Кроме того, выяснилось, что менее крупные корабли – броненосные крейсера, боевые разведчики флота – могут и даже должны участвовать в морских сражениях, и не только против крейсеров, но и против линейных кораблей. Поэтому моряки решили, что следует создать новый тип более мощного броненосного крейсера.

«Дредноут». На верхнем рисунке показан его общий вид, а на нижнем – расположение орудийных башен.

Новые крейсера должны были вести разведку боем далеко впереди линейных кораблей и как бы завлекать неприятеля поближе к своим главным силам. Затем, во время боя те же крейсера должны были охватывать фланги неприятельского строя, чтобы линейным кораблям не приходилось распылять свои силы для этих операций.

Новые крейсера могли бы даже заменять линейные корабли в самостоятельных боевых операциях и выдержать встречу с сильной неприятельской эскадрой. И, наконец, от таких кораблей, быстроходных и мощных, более слабые крейсера могли бы получать боевую поддержку.

Все это подсказало морякам и судостроителям,- каким должен быть новый боевой корабль. Прежде всего он должен быть быстроходнее линейного корабля. Чтобы достигнуть этого, пришлось пойти на уступки в части вооружения. Новый крейсер вооружили такими же орудиями, как и на линейном корабле, но в меньшем количестве, а броня его оказалась не такой толстой. Получилась большая экономия в весе артиллерии и броди. За счет этой экономии увеличили мощность главных машин – скорость и дальность хода.

Незадолго до начала первой мировой войны появились и первые единицы нового класса боевых кораблей. Их водоизмещение почти не уступало линейным кораблям. Они были названы линейными крейсерами и предназначались для участия в бою линейных сил. Эти корабли активно участвовали в войне, но не оправдали возлагавшихся на них надежд. Боевая практика показала, что они все же слишком уязвимы и плохо выдерживают удары главного калибра противника. Поэтому их скоро перестали строить, а в наши дни их почти вовсе не осталось.

Стремление империалистических государств к захвату новых колоний привело к бешеной гонке в строительстве новых линейных кораблей.

Строились все более и более мощные линейные корабли, увеличивались калибры их орудий, толщина их брони, мощность их машин и их водоизмещение. Новые корабли- гиганты оставили . далеко позади первые дредноуты. Вместе с линейными кораблями усиливались и линейные крейсера. Перед началом первой мировой войны появились линейные крейсера, почти не отличавшиеся от линейных кораблей по силе своего вооружения, но превосходившие их по скорости, которая достигала 30 узлов. По сути дела, это были те же линейные корабли. Вот почему очень скоро их стали причислять к этому наиболее мощному классу боевых единиц флота.

О такими подлинно «плавающими крепостями» – линейными кораблями и линейными крейсерами – воюющие страны вступили в разразившуюся в 1914 году первую мировую войну.

Русский линейный корабль «Императрица Мария».

Глава V Подводный удар

Подводная опасность

Во все времена военные моряки понимали, что самое уязвимое место корабля – это подводная часть его корпуса; именно подводный удар может дать решительную и быструю победу.

В древности и в средние века для нанесения такого удара служил таран. Но не так уж часто и легко удавалось занять удобную позицию для таранного удара. Ведь противник хорошо видел грозящую ему опасность и старался уйти от нее. Небольшая скорость хода и недостаточная маневренность не позволяли напасть настолько внезапно и быстро, чтобы застать противника врасплох. Все эти недостатки тарана заставили военных моряков еще в начале средних веков искать более сильное оружие для подводного удара.

Когда появился порох и его стали применять для подрыва крепостей, тогда и у моряков возникла мысль найти средство подвести порох в каком-нибудь закрытом сосуде под неприятельский корабль.

Один из первых проектов подводной лодки, предназначенной для этой цели, предложил в России в 1719 году крестьянин Ефим Никонов. Из архивных документов видно, что Никонов взялся построить «потаенное» судно для скрытного нападения на неприятельский флот. Изобретатель настолько был уверен в успехе, что ручался за него своей жизнью.

Вот что он обещал: «…сделает он к военному случаю на неприятелей угодное судно, которым на море в тихое время будет из снаряду разбивать корабли хотя б десять или двадцать и для пробы тому судну учинить образец… под потерянием своего живота (жизни. – 3. П.), ежели будет неугодно».

Никонов, конечно, не мог рассчитывать, что подводное судно сумеет одержать такую победу с помощью артиллерии, и, вероятно, тоже имел в виду вооружить его каким-то необыкновенным оружием – чем-то вроде мин. Это видно еще и из другого заявления изобретателя, в котором он обязался построить судно для «потаенного» плавания, такое, которое сможет «подбита под военный корабль под самое дно».

В начале 1720 года в Петербурге при Обер-Сарваерской верфи началась постройка этого удивительного судна.

В 1724 году оно было закончено. Было приказано спустить судно на воду и испытать его. Интерес к новому судну был так велик, что Петр I пожелал присутствовать при его спуске на воду и испытании.

Лодка успешно проходила испытания, но при одном из спусков еще неопытные в обращении с такого рода судами рабочие повредили днище подводной лодки.

Вскоре умер Петр I, покровитель изобретателей своего времени. После его смерти изобретение Никонова было забыто и заброшено.

С тех пор попытки эти повторялись на протяжении полутора столетий. Во время войны американцев за свою независимость против Англии в 1776 году американец Бушнелл построил подводное судно небольших размеров, несущее пороховой заряд весом в 150 английских фунтов (около 68 килограммов). Суденышко походило на огромное яйцо, плывущее стоймя, и ползло медленно, точно черепаха. Его так и назвали «Черепаха».

Попытки Бушнелла с помощью «Черепахи» напасть на корабли английского флота ни к чему не привели: слишком тихоходной была «Черепаха», очень мало времени – 30 минут – могло это суденышко находиться под водой. Во время подводного плавания оно управлялось вслепую, а на такое управление уходило лишнее время, 30 минут быстро пролетали…

Бушнелл изготовил и пытался применить в той же войне плавающие по течению мины. Но и эти мины не решили задачи. Течение несло мины на случайную цель, чаще мимо цели. Нужно было очень часто пускать огромное количество мин, чтобы изредка добиваться ничтожного успеха. После окончания войны работы Бушнелла были заброшены и забыты.

Через 25 лет попытки Бушнелла возобновил во Франции и в Англии американский изобретатель Фултон. Он тоже построил подводную лодку, вооруженную миной.

В глубинах морей живет моллюск, который очень долго может оставаться под водой. Ученые-натуралисты дали этому моллюску название «наутилус». Это латинское слово, по-русски оно означает «кораблик». По внешнему виду подводная лодка Фултона очень напоминала этот моллюск. Поэтому изобретатель и назвал ее «Наутилус» Впоследствии Жюль Верн в романе «80 тысяч лье под водой» так же назвал свой фантастический подводный корабль. Свою мину Фултон назвал «торпедо» – так натуралисты называют морского хищника, электрического ската. Зарывшись в песок, подолгу стережет он свою добычу. Выбрав момент, хищник посылает снизу электрический удар большой силы. Мелкие рыбы погибают от такого удара. И даже человека, неосторожно наступившего на эту живую электрическую батарею, удар сваливает с ног.

Еще в средние века делались попытки пускать по течению пловучие сосуды, снаряженные известным уже в те времена зажигательным веществом – «греческим огнем». (Со старинной гравюры.)

Торпедо – электрический скат.

Вдруг люди на «Мерлине» почувствовали резкий толчок…

Мины академика В. С. Якоби.

«Наутилус» и «торпедо» Фултона были уже более совершенны, чем «Черепаха» и мина Бушнелла. И все же не удавалось подвести мину под неприятельский корабль. Другие способы, предложенные Фултоном, 'тоже не дали хороших результатов-задача нанесения подводного удара снова осталась нерешенной.

Все повторные попытки изобретателей западных стран решить эту задачу после Фултона тоже кончились неудачей. Первыми ее решили русские минеры.

Еще в 1834 году русский изобретатель Шильдер построил и успешно испытал на Ладожском озере подводную лодку, вооруженную миной и ракетными снарядами. Пренебрежение царского правительства Николая I к отечественным изобретениям привело к тому, что подводная лодка Шильдера не была усовершенствована и принята на вооружение флота. Но через два десятилетия задача все же была решена.

8 июня 1855 года корабли англо-французского флота испытали на себе действие русской мины. Это было первым сигналом о появлении нового оружия.

Произошло это на просторах Балтики. Здесь меньше ощущалась гроза русско-турецкой войны, бушевавшей уже два года на Черном море. В этот день недалеко от Кронштадта показался флагманский ко5абль англо-французского флота «Мерлин». у веренно, точно на морском параде, корабль рассекал волны. За ним следовали в строе кильватера три других корабля.

«Мерлин» поровнялся с Кронштадтом. Прошел еще кабельтов, два… Вдруг люди на «Мерлине» почувствовали резкий толчок, словно на полном ходу корабль наскочил на препятствие. Раздался гул глухого взрыва. Это пришло снизу, из-под корабля. В следующий миг раздался второй взрыв. Новый толчок, еще более резкий и сильный, потряс судно. Не успели офицеры и матросы на «Мерлине» понять, что случилось, как на их глазах и задний корабль точно подскочил в воде.

Оба корабля уцелели, отделались незначительными повреждениями, но сотрясение было сильное. Один из офицеров «Мерлина» впоследствии рассказывал: «Мы видели, как огромная бочка с салом, весом в 300 килограммов, была подброшена в воздух, словно перышко. Она упала на палубу и затем подскакивала, точно маленький мяч».

В России в то время жил и работал известный ученый-физик, академик Б. С. Якоби. Страна нуждалась в оружии против сильного на море врага. Наука пришла на помощь морякам. Б. С. Якоби сконструировал новое оружие – якорную мину.

Установленные недалеко от берегов, на пути неприятельских кораблей, якорные мины наносили удар снизу, в подводную часть корпуса корабля. Трос с якорем удерживал мину на такой глубине, чтобы на поверхности моря она не была заметна. Когда корабль проходил над миной и соприкасался с ней, происходил взрыв.

Мины были очень хорошо сконструированы. Благодаря изобретенному русским инженером Власовым взрывателю, который так и называли «трубка Власова», мины действовали безотказно. И только вес порохового заряда (7-8 килограммов) в первом случае их применения оказался слишком мал. Это спасло англо-французские корабли от верной гибели.

Мины, поставленные в Финском заливе, стали грозным оружием, защищавшим морские подступы к Петербургу. Минные заграждения были поставлены и на Черном море.

Так русские моряки впервые практически решили задачу подводного удара.

Когда несколько дет спустя в гражданской войне южан и северян в Америке начали участвовать в боях корабли-броненосцы, неуязвимые для пушек, еще больше выросла потребность в оружии для нанесения подводного удара. Американцы – обе воюющие стороны – воспользовались боевой практикой русски* минеров и широко применяли оборонительные мины: ставили их у берегов, заграждали ими речные фарватеры.

Действительный член Российской Академии наук Борис Семенович Якоби (1801-1674).

Пороховой таран

Те же мины были превращены в своего рода пороховые тараны. На носу полуподводного или малозаметного надводного катера выдавался вперед длинный (6- 7 метров) шест с миной на конце. Катер скрытно приближался к неприятельскому кораблю, шест с миной опускался и ударял в борт ниже ватерлинии – там, где не было брони. В момент удара мина взрывалась.

Экипаж минных катеров подбирался из очень смелых, решительных, находчивых людей. Нужно было обладать большим мужеством и умением, чтобы на легкой скорлупке незаметно подобраться к большому боевому кораблю, не отступить перед его стрелками и артиллеристами, когда они открывали бешеный огонь, не бояться сотрясений, ударов и аварий в момент взрыва. Нелегко было найти смельчаков-охотников на минный катер.

Исключительной отвагой и искусством прославились русские минеры в русско-турецкую войну 1877-1878 годов; они же первые разработали особую тактику наступательной минной атаки с катеров. При этом применялись не только шестовые мины, но и другие, опытные образцы мин, изобретенные русскими минерами и приспособленные для вооружения катеров.

В разгар этой войны, в полночь 25 мая 1877 года, от занятого русскими войсками берега Дуная отчалили четыре катера с командой и офицерами. Катера были вооружены минами на длинных (10-11 метров) шестах. Лейтенант Дубасов, начальник экспедиции, шел на первом катере; вторым командовал его помощник лейтенант Шестаков. Еще два катера составляли резерв и шли сзади.

Катера прошли около 5,5 мили. Была лунная ночь, и командиры начали различать в бинокли очертания турецких броненосцев. Все яснее выступали из темноты контуры боевых кораблей. Около половины третьего часа ночи подошли на 60 метров к самому большому броненосцу. Раздался оклик вахтенного. Ему отвечали по-турецки. Но часовой почуял неладное, выстрелил и поднял тревогу. Через несколько секунд все три стоявших рядом турецких корабля приготовились к защите и встретили нападающих ружейным огнем и градом гранат. В этот момент начальник экспедиция скомандовал на своем катере: «В атаку!» Несколько оборотов винта приблизили катер к первому броненосцу. Шест, опущенный книзу, ударил миной в борт между носовой и средней частью турецкого корабля. Последовал взрыв. В пробоину хлынула вода. Огромная волна обрушилась на катер, а над броненосцем поднялся столб пламени.

В то же мгновение прозвучала команда: «Задний ход!» Полузатопленный катер начал медленно отходить под сильным огнем турецких стрелков и орудий. Броненосец медленно погружался в воду. Тогда Дубасов крикнул: «Он не тонет. Шестаков, вперед!»

Второй катер так же неустрашимо двинулся вперед и нанес броненосцу новый удар.

Корабль получил смертельную рану, тут же перевернулся и пошел ко дну.

Под беспорядочным огнем с других турецких кораблей все четыре катера-миноносца ушли к своим берегам.

За время войны русские минеры девять раз атаковали противника минами, смело проникали в его гавани, чуть ли не на виду у часовых подводили свои гибельные снаряды под турецкие корабли.

С. О. Макаров, впоследствии знаменитый русский адмирал, создал тактику активного применения винных катеров на море; ему принадлежала и новая тактическая идея – скрытно доставлять минные катера к месту атаки на больших судах – матках.

Боевой опыт русских минеров научил кораблестроителей создавать специальные корабли – миноносцы.

Катера-миноносцы появились во всех флотах. Кораблестроители создавали различные типы таких судов.

Некоторые из них продолжали улучшать полуподводные катера, которым придавалась форма «сигары», и старались превратить их в подлинные подводные лодки. Другие предпочитали обыкновенные надводные паровые катера, специально приспособленные для атак с помощью шестовой мины.

Так начали развиваться специальные корабли – миноносцы.

Но недолго катера-миноносцы с шестовыми и другими минами одерживали победы. На больших боевых кораблях улучшили охранную службу, и стало трудно, почти невозможно подойти к ним вплотную или хотя бы на близкое расстояние. Вахтенные во-время замечали опасность, и меткий огонь быстро топил нападающий катер. Уйти, скрыться такому катеру было трудно: его скорость в лучшем случае равнялась скорости атакуемого судна.

Русские манеры на катерах атакуют шестовыми минами турецкий, броненосец.

Русский катер с шестовое миной идет в атаку. (Русско-турецкая война 1877-1878 гг.)

Новое оружие

Боевые успехи мин показали, что найдено наконец сильное оружие против брони. Очень заманчиво было одним ударом по незащищенной броней части корпуса корабля покончить с броненосцем. Изобретатели во многих странах работали над наилучшим решением новой задачи.

Во время той же русско-турецкой войны, в январе 1878 года, русский вооруженный пароход «Константин» стоял на якоре в Поти. Вечером 14 января командир парохода- это был С. О. Макаров – узнал, что почти весь турецкий флот сосредоточен в Батуме.

Макаров решил немедленно атаковать турок с помощью мин. «Константин» направился к Батуму. В нескольких милях от порта Макаров спустил на воду два катера- «Чесма» и «Синоп».

Катера приступили к выполнению боевого задания в двенадцатом часу ночи. Через час они вышли на Батумский рейд. Неподалеку от входа в бухту стояло турецкое сторожевое судно. За ним вырисовывались очертания турецких броненосцев, стоявших на якоре. Осторожно шли вперед «Чесма» и «Синоп». Кабельтов, полкабельтова, наконец 60 метров отделяют их от сторожевого судна. Тогда на «Чесме» раздается тихая команда, и из трубы, подвешенной под днищем катера, выскальзывает продолговатое, тело. Через несколько мгновений впереди катера на поверхности моря показался пенистый след. С большой по тем временам скоростью (20 километров в час) что-то неслось под водой, разрезая ее, вперед, по направлению к турецкому кораблю. Прицел по фок-мачте противника. В тот же миг такой же след, направленный чуть правее, протянулся и от «Синопа». Только дотянулись оба следа до неприятельского судна, как почти одновременно у его борта раздались два сильных взрыва.

Мощная волна взлетела чуть ли не до половины главной мачты атакуемого корабля. Люди на катерах услышали невероятный треск. Через минуту корабль исчез под водой. И только обломки, закружившиеся над водяной могилой сторожевого корабля, остались на поверхности.

В 3 часа ночи оба катера были уже подняты на свой корабль, и «Константин» полным ходом направился в Севастополь.

Так на арене морских боев появилось новое оружие – самодвижущаяся мина, Русские минеры, которые за 23 года до описанного эпизода первые практически решили задачу применения якорной оборонительной мины, оказались первыми и в применении этого нового оружия. Самодвижущийся подводный снаряд, все улучшаясь в своем устройстве, существует и в наши дни под названием торпеды. Он сделался грозным наступательным оружием морского боя.

В поисках способа направлять в неприятеля мину с возможно большего расстояния изобретатели сначала решили использовать обыкновенную пушку крупного калибра.

Орудие располагали на корабле ниже ватерлинии, перед круглым закрытым отверстием. Когда расстояние между противниками не превышало нескольких метров, отверстие открывалось, и пушка стреляла под водой, посылая снаряд в подводную часть неприятельского судна. Позднее стали стрелять не снарядами, а минами, выпуская их из особых труб. Катер-миноносец на полном ходу проносился мимо неприятеля и выпускал мину. Такие мины назывались метательными. Но сила выстрела в воде быстро истощалась, мина или снаряд проходили не больше 10 метров. От метательных мин пришлось отказаться. Задача найти способ стрельбы минами на большом расстоянии требовала своего решения. Этим решением явилась самодвижущаяся мина.

Идея и чертежи этого нового оружия принадлежали неизвестному морскому офицеру, который умер, так и не осуществив своего изобретения. После его смерти чертежи самодвижущейся мины попали в руки к владельцу завода морских машин в городе Фиуме (в те времена этот славянский город принадлежал Австрии, затем перешел к Италии, а в настоящее время входит в состав Югославии). На этом заводе и были изготовлены первые образцы нового оружия.

Первая торпеда была похожа на большую рыбу. Длина ее была 3,53 метра, а диаметр – 35,6 сантиметра. Она двигалась под водой с помощью винта, который вращался от двигателя, работавшего сжатым воздухом. Скорость торпеды достигала 5-6 узлов; общий вес составлял 136 килограммов, из них только 8 килограммов приходилось на заряд. Торпеда имела два задних руля. Один из них был расположен вертикально и перед выпуском торпеды жестко закреплялся. Благодаря этому торпеда не должна была уклоняться в стороны от заданного направления. Другой руль, расположенный горизонтально, управлял ходом торпеды по глубине. Торпеда, выпущенная на определенной глубине, должна была пройти весь свой путь на этой же глубине. В противном случае она могла пройти либо под днищем корабля-мишени, либо выскочить из воды. Если торпеда уклонялась книзу или кверху, особый, автоматически действующий механизм перекладывал руль и заставлял торпеду возвращаться к заданной глубине.

Нападение полу подводного катера, вооруженного шестовой миной, на большой боевой корабль.

Но механизмы торпеды все же страдали большими недостатками. Первыми торпедами было нелегко попасть даже в неподвижный корабль на короткой дистанции. Поэтому несколько попыток применить торпеду в бою кончились неудачей. И только успех С. О. Макарова обеспечил торпеде общее признание. Но даже через 25 лет после рождения торпеды, в 1891 году, во время войны между Чили и Боливией новое оружие терпело неудачи.

Два крейсера, вооруженные торпедами, напали на броненосец, стоявший на якоре. Уклониться или уйти от атаки корабль не мог. Оба крейсера на близком расстоянии начали выпускать торпеду за торпедой и семь раз промахнулись. Наконец восьмая торпеда, пущенная с расстояния в несколько десятков метров, попала в броненосец и пустила его ко дну.

И все же для своего времени торпеда была чудом техники. Ее удалось изготовить благодаря исключительным успехам науки и техники во второй половине прошлого столетия, когда на заводах появились новые, усовершенствованные машины для обработки металла.

* * *

Торпеда внесла много нового в военную технику. Прежде всего произошло окончательное разделение мины и торпеды. Мина продолжала развиваться самостоятельно как оборонительное подводное оружие; торпеды же совершенствовалась как наступательное подводное оружие. Оба подводных снаряда в течение ближайших войн все чаще применялись, все больше улучшалось их устройство.

Фридрих Энгельс еще в 1878 году предсказал огромную боевую роль торпеды в морской войне. Он утверждал, что новое оружие явится третьей силой в борьбе между пушкой и броней, что оно станет грозой могучих броненосцев.

Одновременно развивались и специальные классы кораблей, которые понадобились для применения мин и торпед, для наилучшего и успешного их боевого использования.

Пушка для стрельбы под водой.

Корабли-миноносцы

Когда появилась самодвижущаяся мина-торпеда, для пес пришлось создать специальный корабль – такой корабль, который наилучшим образом мог бы использовать новое оружие. Чтобы быстро подвозить мину на близкое расстояние к противнику, а затем так же быстро ускользать, этот корабль должен был обладать большой скоростью, превышающей скорость крупных боевых судов. Чтобы снаряды броненосных кораблей не могли легко попасть в новый миноносец, это судно должно было отличаться небольшими размерами, неприметными на поверхности моря очертаниями.

Все морские державы начали соревноваться в постройке новых миноносцев. Вносились многие улучшения в устройство этих кораблей. Очень скоро выяснилось, что малые миноносцы не обладают необходимыми мореходными качествами, не приспособлены к длительному плаванию и к бурной погоде. Пришлось увеличить размеры и водоизмещение до 50, а позднее в до 100 – 200 тонн. Несмотря на то, что миноносцы еще нуждались в многочисленных улучшениях, эти суда все же сделались опасным врагом броненосных гигантов.

Для борьбы с морской «кавалерией» пришлось создавать специальные корабли. Это были контрминоносцы, или истребители, которые охраняли главные силы своего флота.

Перед новыми боевыми кораблями была поставлена задача бороться о нападающими миноносцами и в то же время наносить минные удары большим кораблям противника. Поэтому нужно было сделать контрминоносцы более мощными по своему артиллерийскому вооружению и в то же время более быстроходными, чем обыкновенные миноносцы. Пришлось увеличить и водоизмещение, которое возросло до 250-300 тонн.

Боевое соревнование между миноносцами и контрминоносцами и успехи машиностроения в конце прошлого и начале нашего столетия привели к еще большему росту водоизмещения, скорости и вооружения миноносных кораблей. После русско-японской войны (1904-1905 гг.) вместо миноносцев и контрминоносцев выработался один тип надводного миноносного корабля – эскадренный миноносец, или, сокращенно, «эсминец».

К началу первой мировой войны 1914- 1918 годов водоизмещение эсминцев увеличилось уже до 1000-1300 тонн при скорости до 37 узлов. Эти корабли обладали мощным торпедным и сильным артиллерийским вооружением. Одним из первых таких кораблей был знаменитый русский эсминец «Новик», вступивший в строй в 1912 году и одержавший на Балтике за время первой мировой войны много побед над германскими кораблями.

Русский офицер-минер Л. Г. Гончаров (ныне вице-адмирал советского Военно-морского флота) впервые в мире спроектировал для этого корабля трехтрубные торпедные аппараты для одновременной (залповой) стрельбы тремя торпедами.

Эсминцы стали принимать участие в повседневных операциях флота и в крупнейших боях. Миноносцы же водоизмещением в 500-600 тонн, с более слабым вооружением были оставлены для использования вблизи берегов, в узких проходах среди прибрежных островков.

Пока на виду у всех эсминец вырастал в крупный корабль-торпедоносец, в тиши секретных цехов и испытательных бассейнов велась напряженная работа по созданию подводного корабля – минера, подводной лодки. Задача оказалась трудной, и к началу первой мировой войны этот класс кораблей еще не успел завоевать признание: от подводных лодок мало кто ожидал больших успехов. Но именно в первую мировую войну подводные лодки приобрели славу опаснейших кораблей – минеров и торпедоносцев.

Свои первые, еще малочисленные и редкие победы одержали в этой войне торпедные катера и самолеты – минеры и торпедоносцы.

Так начали видоизменяться корабли – минеры и торпедоносцы (надводные, подводные и даже воздушные), новые грозные противники кораблей-артиллеристов, транспортных II торговых судов.

Русский эсминец «Новик», вступивший в строй в 1912 году, -один из лучших кораблей этого класса во время первой мировой войны.

* * *

Первые и еще небольшие боевые успехи мины и торпеды заставили кораблестроителей подумать о защите крупных боевых кораблей от подводного удара. На броненосцах появилась специальная, очень скорострельная противоминная артиллерия, а корпус корабля «прорезали» пересекающиеся продольные и поперечные переборки, разделившие внутренность корабля на отдельные, изолированные друг от друга помещения – «отсеки». Удар мины или торпеды открывал воде доступ только в один или два отсека-дальше вода не проникала. А в середине корабля – там, где помещались его котлы и машины, у бортов размещались угольные бункеры. Они еще надежнее защищали «сердце» корабля от подводного удара. Так почти одновременно с появлением брони зародилась и подводная противоминная защита корабля.

Борьба между броней и пушкой продолжалась, и началась новая борьба – между минным оружием и подводной защитой корабля. Боевые корабли, их устройство я вооружение непрерывно совершенствовались- приспосабливались для наилучшего сопротивления ударам артиллерии и минного оружия противника.

* * *

Несмотря на большие успехи подводных лодок в первую мировую войну, многочисленные и очень важные недостатки в их устройстве были очевидны. Военные специалисты я без практики войны звали об этих недостатках и ясно видели те пути, по которым следует пойти, чтобы превратить подводную лодку в еще более грозный боевой корабль, которым она оказалась во второй мировой войне. По этим путям и шло дальнейшее развитие подводных лодок. Вот почему об устройстве, вооружении и боевых действиях подводных лодок, иллюстрирующих их современные боевые качества, будет рассказано в той части книги, которая посвящена современным кораблям – минерам.

Но все то, чего достигли к этому времени моряки и кораблестроители в улучшении устройства и вооружения надводных кораблей и умении применять новую технику в Пою. выявилось именно в морских сражениях первой мировой войны. Основные надводные корабли – линейные корабли, линейные крейсера, тяжелые и легкие крейсера, эсминцы- выступили в этой войне как уже сложившиеся боевые единицы флота. Те их боевые достоинства и недостатки, которые выявились в морских сражениях, были использованы для новых, дальнейших улучшений в их современном устройстве и вооружении. Вот почему в следующей главе даны рассказы о некоторых интересных морских сражениях первой мировой войны.

Глава VI Корабли в бою

Подвиг «Славы»

Летом 1915 года немцы наступали вдоль побережья Балтики по территории нынешней Латвии, подошли к начальным, южным излучинам Рижского залива и… остановились. До сих пор их балтийский флот, свободно получавший крупные силы из Северного моря, оказывал сухопутным войскам сильную поддержку, помогал им осуществлять наступательные операции. Теперь же войскам предстояло двигаться по берегу Рижского залива. Войти в него германские корабли. могли только через узкий Ирбенский пролив. Но хозяевами закрытого Рижского залива были корабли русского Балтийского флота. Они надежно заперли Ирбенский пролив и бдительно охраняли его. Минные заграждения перегородили входные фарватеры, и миноносцы, тральщики и боевые суда других классов свободно делами свое дело на просторах залива.

Командование германских сухопутных войск не переставало взывать о помощи к своим военно-морским силам. Шифрованные немецкие радиограммы, которыми обменивались армия и флот, наполняли эфир. Но немцы не знали одного очень важного факта: в самом начале войны в Балтийском море наскочил на камни и был захвачен русскими моряками германский крейсер «Магдебург».

Командир крейсера постарался скрыть от русских моряков самую важную ценную тайну боевого корабля – сигнальные книги и так называемый шифр (его называют «код»), с помощью которого составляются и читаются секретные военные радиопередачи. Все это он выбросил за борт, отправил на дно морское вместе с надежным грузок.

Не найдя кода на захваченном корабле, отважные и умелые русские водолазы спустились на дно, обшарили его вокруг крейсера и добыли ключ к секретным сообщениям врага. Немцы же были уверены в том, что их важнейшая военная тайна надежно скрыта на дне моря.

Примерно к середине лета командование русского флота знало, что вот-вот немцы попытаются крупными силами прорваться через Ирбенский пролив и вытеснить русские корабли из Рижского залива. Надо было подготовить достойную встречу.

Но сделать это было не так просто. Крупные русские корабли базировались на порты Финского залива. Пройти в Рижский залив через северный проход – Моон-Зундский пролив – и в случае необходимости быстро вернуться через него же обратно они не могли: пролив этот отличался мелководьем и был непроходим для крупных кораблей с большой осадкой. Значит, надо было итти кружным путем, обогнуть острова, запирающие Рижский залив, и пройти затем через Ирбенский пролив. Большие силы, если бы даже им удалось совершить такой путь незамеченными, оказались бы запертыми в Рижском заливе, а Финский залив и подходы к Петрограду остались бы без защиты. Поэтому для отпора немецким морским силам больше всего приходилось полагаться на минные заграждения Ирбенского пролива и бдительность прикрывающих его малых боевых кораблей и миноносцев во главе со знаменитым уже «Новиком».

И только один линейный корабль «Слава», насчитывавший к тому времени двенадцать лет службы во флоте, был направлен (18 июля) на помощь защитникам Рижского залива. Немцы настолько не ожидали этого, что и не особенно наблюдали за подходами в проливу со стороны открытого моря.

«Слава» незаметно проскользнула по извилинам пролива, прошла сквозь минные заграждения, не задев ни одной мины, и четыре ее могучих орудия калибра 305 миллиметров и вспомогательная артиллерия основательно усилили оборону пролива.

Прошло несколько дней: В ночь на 26 имя русская разведка предупредила защитников залива о приближении к проливу мощной немецкой эскадры. 7 линейных кораблей (додредноутного типа), 10 крейсеров и много кораблей других классов бросили немцы против обороны пролива, чтобы действовать быстро и наверняка.

Уже ранним утром корабли обороны были на своих боевых постах у пролива, подстерегая появление противника. Крупных кораблей еще не было видно, они скрывались в набегавшем с моря тумане, подальше от пролива. Атаку начали колонны немецких тральщиков. Под защитой легкого крейсера и большого числа миноносцев эти корабли выпустили свои тралы и стали расчищать проходы для своих главных сил. Русские корабли открыли энергичный и меткий огонь. Их снаряды заставляли вражеские тральщики сбиваться с курса, панически метаться среди минных заграждений. Вскоре один из германских миноносцев наскочил на мину и тут же затонул. Тем временем к залпам артиллерии русских кораблей присоединились бомбы наших гидросамолетов. Они падали среди многочисленных неприятельских кораблей, которые представляли собой хорошую, легко поражаемую цель. Вот уже больше часа длится бой, и немцы не могут продвинуться сквозь неприступные «ворота» пролива. И вдруг новый сильный взрыв поднял водяной столб над вражеским кораблем, на этот раз над легким крейсером – вожаком миноносцев, прикрывающих тральщики: корабль подорвался на мине. С пробоиной в корпусе крейсеру уже не до прорыва. Его командир отзывает тральщики с минных полей, и вся флотилия уходит в юго-западном направлении.

Но немцы не отказались от прорыва. После первой неудачной попытки они решили так: если недостаточно легкого крейсера и миноносцев для подавления кораблей – защитников пролива, если неожиданно эти малые корабли оказались внушительной силой, а главное – столь неустрашимыми, тогда они направят в пролив свои основные силы, такие мощные и многочисленные, чтобы у русских не осталось и надежды на сколько-нибудь длительное и успешное сопротивление. И вскоре вахтенные на марсах русских дозорных кораблей увидели на горизонте, на западе, движущиеся, растущие столбики дыма: один, два, три, вот их уже много, вслед за ними выплывают очертания вражеских кораблей. Снова впереди тральщики и миноносцы, но место одного легкого крейсера заняли грузные силуэты двух линейных кораблей, сопровождаемых тремя крейсерами. Вся эта грозная сила шла против двух канонерских лодок (устаревших кораблей) и миноносцев. И все же, когда тяжелые снаряды вражеской артиллерии взрыли воду вокруг кораблей-защитников пролива, они не ослабили отпора. Они медленно отходили с боем, не переставая вести яростный и меткий огонь по противнику.

Тяжкий грохот залпов далеко разнесся по заливу. Вместе с ним радиотелеграф донес до «Славы» призыв о помощи. На полной скорости понесся русский линейный корабль к проливу. Он подоспел вовремя и еще на ходу – один против пяти крупных кораблей – открыл огонь из своих могучих орудий. «Слава» вела бой за десятерых – так, невидимому, казалось немцам. Ее снаряды точно ложились в гуще немецких судов и уже в начале боя потопили один и подбили другой миноносец противника. Русские комендоры так хорошо делали свое дело, что проходили часы, приближался вечер, а неравный бой продолжался, и немецкая «армада» не могла продвинуться вперед.

Еще несколько метких залпов «Славы», и… немцы поняли, что и на этот раз им не удастся пройти в залив. Взвились сигнальные флажки на их линейных кораблях – малым судам давалась команда об отходе, и весь отряд германских кораблей снова исчез за чертой западного горизонта.

Прошло еще несколько дней, а немецких кораблей не было видно. Но на кораблях – защитниках пролива не ослабляли бдительности, не снижали боевой готовности: русские моряки понимали, что враг вряд ли отказался от вторжения в Рижский залив.

И действительно, рано утром 3 августа на горизонте снова показались многочисленные дымы. На этот раз к проливу шла еще более сильная эскадра. Устрашенное «Славой.; германское командование послало прошв нее новейшие линейные корабли (дредноуты). Двенадцать орудий калибра -81 миллиметра составляли основное вооружение каждого такого корабля. Эти орудия были много дальнобойнее артиллерия «Славы». Казалось, что не могло быть и речи о каком-либо сопротивлении.,- Но командир Славы», капитан 1-го ранга Вяземский, повел свой корабль на врага и первым делом разметал немецкие тральщики, заставил их прекратить траление и уйти из пролива. Тогда в бой вступили немецкие дредноуты. Они открыли огонь из орудий главного калибра по «Славе», сами при этом не подвергаясь никакой опасности: они держались на такой дистанции, при которой менее дальнобойные орудия «Славы» не могли их достать. Они были уверены в легкой победе, и, когда «Слава» стала быстро отходить за пределы досягаемости вражеских пушек, немцы решили, что линейный корабль предпочел отступить, чтобы не быть сразу же уничтоженным. Но недолго отходила «Слава».

Вот она вышла из-под огня противника и остановилась. Раздалась необычная, странная команда, и вслед за нею открылись кингстоны в отсеках правого борта линкора для впуска забортной воды. Корабль получил крен на правый борт. Стволы его орудий, направленные на врага, как бы вскинулись кверху. Теперь у них большой «угол возвышения» – то, что сообщает артиллерийским орудиям добавочную дальнобойность. Теперь снаряды «Славы» полетят намного дальше обычной предельной дистанции. После этого накренившийся корабль снова развивает свою наибольшую скорость и неожиданно смело сближается с противником. Все меньше и меньше дистанция, наконец – 90 кабельтовых. И тогда прозвучал первый залп «Славы», затем еще и еще.

Без передышки ведут огонь башни русского линейного корабля. Тяжелые снаряды на этот раз пролетают очень большое расстояние и точно попадают в свои цели. Преимущество неуязвимости, которое придавало немцам уверенность в победе, оказалось потерянным, а удары «Славы», меткие и сильные, грозили им полным поражением. Под этими ударами немецкие корабли в третий раз отказались от прорыва в Рижский залив и удалились в южном направлении.

Так совершили свой подвиг моряки русского линкора «Слава», показавшие образец владения техникой корабля и, по сути дела, применившие совершенно новое средство увеличения боевой мощи своей артиллерии.

«Слава» ведет огонь по донецким дредноутам.

Бегство «Гебена»

В самом начале первой мировой войны весь мир был поражен казавшейся невероятной неудачей английского флота в Средиземном море. Многочисленные корабли англичан в течение нескольких дней охотились за новым сильным германским линейным крейсером «Гебен» и легким крейсером «Бреслау». На всех возможных путях германских кораблей англичане располагали огромным превосходством в силах. И все же «Гебен» и «Бреслау» почти беспрепятственно прошли вдоль Средиземного моря и 10 августа 1914 года вошли в пролив Дарданеллы и укрылись там под защитой турецких батарей.

Впоследствии выяснилось, что английский командующий умышленно инсценировал «стратегическую ошибку» в действиях подчиненных ему соединений. На самом же деле он просто пропустил «Гебен» и «Бреслау» в Стамбул.

Английское правительство в своих переговорах с Россией обещало после победы над Германией поддержать право русских на Босфор и Дарданеллы. На деле же оно не хотело этого и стремилось каким-нибудь способом – если Турция вступит в войну на стороне Германии -помешать возможному появлению русских в проливах.

Есть все основания считать, что некоторые деятели английского правительства пошли на прямое предательство в отношении своего русского союзника, пропустив в Черное море два сильных германских корабля. Как только это случилось, турецкое правительство объявило, что оно «купило» у немцев эти два корабля, и, следовательно, они стали якобы «нейтральными». Эта уловка позволила им оставить «Гебен» и «Бреслау» в турецких водах. Турки лихорадочно готовились напасть на русских в Черном море, и оба германских корабля могли намного увеличить их морские силы.

В ночь на 29 октября Турция предательски напала на Россию и начала военные действия на Черном море. «Гебен» и «Бреслау» вышли на черноморские просторы. Вражеское командование возлагало на эти корабли большие надежды.

В состав Черноморского флота входили тогда старые, додредноутного типа линейные корабли, но с хорошо подготовленными артиллеристами, которые отлично владели порученной им боевой техникой. Поэтому Гебен» и «Бреслау» терпели поражения. При всех схватках с русскими кораблями после первых же залпов «Гебену» приходилось уходить с поля битвы. Так было 18 ноября 1914 года, когда «Гебен» не выдержал поединка с русским линейным кораблем «Евстафий», получил серьезные повреждения и потерял много людей. Так было и 3 апреля 1915 года, когда при встрече с русскими кораблями «Гебен» уклонился от боя и снова ушел.

Но вот в начале 191 о года в свои первые боевые походы вышли новые русские линейные корабли «Императрица Мария» и «Императрица Екатерина». Встреча с такими противниками вовсе не улыбалась немцам. И все же «Гебену» не удалось избежать ее. Как это случилось?

Совсем близко (в 100-120 милях) от входа в пролив Босфор, на южном берегу Черного моря, расположен район, откуда снабжалась углем столица Турции – Стамбул и его окрестности. Вывозили уголь морем через порт Зунгулдак; сухопутных дорог, соединяющих район со Стамбулом, не было. В мирное время турки пользовались и привозным – главным образом английским- углем. Но как только Турция вступила в войну и началась блокада Дарданелл со стороны Эгейского моря, приток иностранного угля прекратился, запасы мирного времени быстро истощились, и Зунгулдак остался единственным источником добычи топлива, столь необходимого^ особенно в военное время, заводам, кораблям, железным дорогам. Ведь в Турции почти нет лесов, нет древесного топлива, и для всех нужд необходим уголь. Вот почему морской путь между Босфором и портом Зунгулдак в самом же начале войны приобрел значение важнейшей артерии. По этой артерии днем и ночью на десятках пароходов, сотнях парусников, на всем, что могло проплыть расстояние в 100 миль с грузом в несколько тонн, непрерывно перегонялась «кровь войны»- топливо, уголь.

Только за первый год войны на Черном море русскими моряками было потоплено 59 пароходов и несчетное число парусников, перевозивших уголь. Дошло до того, что у турок осталось всего пять пароходов и не так уж много парусных судов. Им приходилось дорожить каждым проскочившим в Босфор транспортом угля, каждым уцелевшим судном.

Пришлось германо-туркам бросить на охрану угольных судов свои боевые корабли-сначала миноносцы, затем крейсера, в том числе и «Бреслау».

Тем временем – это было в самом начале января 1916 года – из угольного района приходили в Стамбул все менее радостные вести. Почти каждый день русские миноносцы попрежнему уничтожали последние пароходы и парусники, захватывали десятки рыболовных судов. Угольная блокада душила турецкую военную машину. И тогда немцы и турки решились на самую крайнюю меру – послать в море для прикрытия возвращающихся из Зунгулдака судов с углем свой сильнейший боевой корабль – «Гебен».

Утром 7 января из Босфора в Зунгулдак вышел угольный транспорт «Кармек».

Его сопровождали турецкие эсминцы. О наступлением темноты эсминцы повернули на обратный курс-дальше транспорт должен был следоват ь бее охраны; ведь Зунгулдак уже совсем близко, а ночная темнота хорошо скрывает судно от русских блокадных Кораблей. Под вечер вслед за «Кармен» из Босфора вышел и «Гебен» с расчетом прибыть в Зунгулдак к утру следующего дня и принять под свою охрану возвращающийся транспорт с его драгоценным грузом. Но в 8 часов утра, когда «Гебен» прибыл на место, он не застал там транспорта. Оказалось, «Кармен» вовсе не приходила в Зунгулдак. И тут же радио принесло командиру «Гебена» плохую весть: ночью русские миноносцы все я$ нашли транспорт и потопили его. Пришлось «Гебену» возвращаться на запад, в Босфор.

Одной только очень важной подробности не мог сообщить турецкий штаб командиру «Гебена»: от подобранных и взятых в плен моряков с транспорта «Кармен» русские узнали, что вслед за транспортом должен выйти из Босфора «Гебен». Русские миноносцы тут же взяли курс на Босфор, чтобы выследить, подкараулить линейный крейсер, послужить для него приманкой, увлечь в погоню за собой и навести его на мощного противника – на новый и сильный русский линейный корабль «Императрица Екатерина».

Этот план блестяще удался. Русские миноносцы встретили «Гебен», когда корабль шел от Босфора на восток. Они пошли за ним и дали себя заметить утром, когда линейный крейсер направлялся уже обратно на запад. «Гебен» дал полный ход и погнался за верной, как ему казалось, добычей. Миноносцы отходили на северо-запад. Там, подальше от турецких берегов, примерно в 40-60 милях, крейсировала «Императрица Екатерина», которая прикрывала блокадные миноносцы и была в боевой готовности, чтобы прийти им на помощь, если понадобится.

«Гебен» мчался, продолжая преследование, уже около часа, как вдруг на горизонте (на северо-северо-западе) показался густой черный дым. Еще нескольку минут, и очертания приближающегося противника подсказали германо-туркам, что они видят перед собой один из новых русских линейных кораблей. Это и была «Императрица Екатерина», которая уже с дистанции 110 кабельтовых (20 километров) открыла меткий огонь и легла на контркурс – полным ходом пошла навстречу, германскому кораблю. Скоро снаряды русского линейного корабля градом осколков обрушились на палубу «Гебена».

Немцы не стали ждать неизбежного раз-, грома при сближении на встречных курсах. Они повернули на восемь румбов (90 градусов) в сторону Босфора, развили полную скорость и начали отвечать огнем своего главного калибра. Вслед за «Гебеном» повернула и «Императрица Екатерина». Теперь бой шел на параллельных курсах, попрежнему на большой дистанции. «Гебен» напрягал всю мощь своих машин, чтобы увеличить дистанцию, поскорее уйти, из-под разящих ударов артиллерии линейного корабля. Но и «Екатерина» развила огромную по тому времени скорость в 21 узел, и немцам очень трудно доставался выигрыш каждого кабельтова. Наконец расстояние между кораблями увеличилось до 23 километров (125 кабельтовых). «Императрица Екатерина» послала в убегавшего противника свой последний мощный залп и прекратила преследование, а «Гебен» все мчался на запад, чтобы поскорее укрыться в извилинах спасительного Босфора от новой и грозной силы русского флота на Черном море.

Ютландский бой

Во время первой мировой войны, 31 мая 1916 года, разыгралось одно из крупнейших в истории морских сражений – Ютландский бой.

Тот самый шифр для немецких военных радиопереговоров, который русские моряки добыли на захваченном германском крейсере «Магдебург», был передан англичанам как союзникам России. Поэтому английская разведка могла легко перехватывать и расшифровывать секретные радиопереговоры между германскими кораблями и морскими базами.

Днем 30 мая был перехвачен приказ эскадре германских линейных крейсеров – в 20 часов выйти в море на север, к проливу Скагеррак, к южным берегам Норвегии.

В эту эскадру входило только 5 линей-, них крейсеров, подкрепленных легкими крейсерами и эсминцами Позади же, на расстоянии 50 миль, шли главные германские силы. План немцев заключался в следущей: их линейные крейсера должны была послужить приманкой для части английского флота. Они должны были связать англичан боем и навести на свои главные силы. Соединившиеся части германского флота окажутся сильнее и быстро уничтожат противника, прежде чем подоспеют главные английские силы. Всего немцы вывели в море 16 линейных кораблей, 5 линейных крейсеров, 6 линейных кораблей устаревшего типа, построенных до появления «Дредноута», 11 легких крейсеров и около 60 эсминцев.

Англичане ничего не знали о замысле немцев. По донесениям разведки они считали, что главные силы германского флота не вышли в море, и решили завлечь немцев в ловушку. Они послали на восток две эскадры: одну – из шести линейных крейсеров, другую – из четырех мощных линейных кораблей, с тем чтобы завязать с ними бой и завлечь их на приближавшиеся главные силы англичан. Всего англичане бросили против немцев 28 линейных кораблей, 8 тяжелых и 26 легких крейсеров и 79 эсминцев. И вышло так, что обе стороны не ожидали встречи с главными силами противника.

31 мая около 14 часов 30 минут дня обе передовые эскадры встретились, и начался Ютландский бой.

Больше часа сходились противники – линейные крейсера обеих сторон. В это время перестрелку вели их боевые разведчики, легкие крейсера. И только в 15 часов 48 минут, почти одновременно и на полном ходу, 6 английских и 5 германских линейных крейсеров открыли огонь из орудий главного калибра.

А четыре английских линейных корабля настолько отстали, что не могли помочь своим линейным крейсерам. Плохая связь в неслаженность между обеими передовыми эскадрами привели к тому, что в решительный момент силы английского авангарда оказались разрозненными. Несмотря на это, англичане считали себя сильнее немцев.

В самом деле, линейные крейсера мало чем уступали линейным кораблям. Четыре из них были вооружены пушками калибра 343 миллиметров – на каждом корабле было 8 таких пушек, но две в одной башне. Они легко развивали скорость в 25 узлов, а в случае необходимости могли двигаться еще быстрее. Их пушки стреляли на 21-22 километра. Тяжелая бортовая и палубная броня защищала эти корабли от снарядов противника.

По скорости хода, калибру и дальнобойности главной артиллерии германские корабли уступали английским. Казалось, все шансы на победу были на стороне англичан.

Завидев противника, немцы начали уходить в том направлении, откуда должны были появиться их главные силы. Англичане немедленно стали преследовать германские корабли, не дожидаясь своих четырех линейных кораблей.

Бей разделился на несколько артиллерийских поединков между кораблями-противниками. Совсем неожиданно для себя англичане вдруг понесли чувствительные потери. Английские линейные крейсера плохо выдерживали удары тяжелой артиллерии противника. Снаряды легко пробивали на расстоянии в 9-16 километров их бортовую, башенную и палубную броню, взрывались внутри, выводили из строя орудия и башни, вызывали пожары. От этого воспламенялись и взрывались боеприпасы и пороховые погреба, взлетали па воздух и шли ко, дну корабли. Через 17 минут после того, как «заговорили» тяжелые орудия, такая судьба постигла английский линейный крейсер «Индерфатигейбл». Еще через 20 минут второй английский линейный крейсер – «Куин Мери» – также пошел ко дну.

Почему же англичане несли такие потери?

Основная причина английских потерь заключалась в плохом устройстве кораблей – они были недостаточно защищены от разрушительного и зажигательного действия снарядов. На них не было достаточно толстой брони, не было продумано расположение переборок, водонепроницаемых отсеков. Поэтому огонь и вода распространялись по кораблю, взрывались боеприпасы-корабли оказались недостаточно «живучими».

Вскоре после гибели «Индерфатигейбла», еще издалека, с расстояния в 17,5 километра, вступили в бой подоспевшие 4 английских линейных корабля, вооруженные орудиями калибра 381 миллиметра и мало уступавшие в скорости линейным крейсерам.

Пока шел бой между главными силами, между линиями кораблей сновали, сталкивались во встречных атаках и расходились отряды «морской кавалерии» – эсминцы. Точно рой ос, они налетали на боевые линии больших кораблей, жалили их торпедными залпами и стремительно уходили. Эсминцам обеих сторон не удавалось потопить ни одного большого боевого корабля. Пенистый след торпеды на воде выдавал ее направление, и корабли «отворачивали», увертывались от подводного удара. Только отдельные повреждения на немногих кораблях причиняли торпеды, выпущенные эсминцами. И все же эти малые, как будто слабые корабли оказывали огромную помощь линейным силам. Их атаки заставляли большие корабли все время менять курс и скорость. Этим сбивалась наводка орудий, снижались меткость и скорость стрельбы; поэтому в самые опасные, критические минуты боя обе стороны бросали на противника флотилии морских «ос» и получали передышку для выполнения ответственного маневра.

Карта района, где разыгрался Ютландский бой.

Уже 45 минут шло сражение между лилейными крейсерами: немцы уходили, англичане преследовали их, снаряды все чаще и чаще «накрывали» германские корабли. И вдруг с передового разведчика английской эскадры, с крейсера «Соутгемптои», пришло тревожное донесение: «Спешно. Вне очереди. Вижу неприятельский линейный флот, пеленг (направление по компасу, определяется углом между направлением на предмет и меридианом. – 3. П.) примерно юго- восток, курс противника – север».

Это приближались главные силы германского «флота открытого моря».

Картина боя резко изменилась. Английские линейные крейсера повернули последовательно один за другим обратно. Длинная линия германских кораблей на полном ходу взяла курс на запад, чтобы отрезать противнику путь к отступлению. Английские корабли уходили на полном ходу на север, чтобы во-время вырваться из угрожающей им петли. Их помощники – легкие крейсера – под огнем тяжелых орудий германских кораблей следили за движениями и маневрами противника, а стремительные эсминцы снова оросились в атаку на преследователей.

Десять английских торпед, вычерчивая на поверхности моря извилистые пенистые тропинки, помчались на германские корабли, заставили их изменить курс и скорость хода, сбили огонь орудий. Эта атака помогла английским кораблям, уже порядком поврежденным, без особых потерь выполнить поворот на север.

А с северо-запада уже приближались главные силы англичан: 24 линейных корабля, выстроившиеся в шесть кильватерных колонн. Каждая колонна – отдельная эскадра линейных кораблей. Весь отряд прикрывали с боков и впереди 39 эсминцев, а далеко впереди и на флангах – тяжелые и легкие крейсера. А в 25 милях к востоку полным ходом шла на юг, к месту боя, еще одна английская эскадра из 3 линейных крейсеров под охраной крейсеров и эсминцев.

Немцы, уверенные в победе над противником, не подозревая о надвигающейся с севера опасности, продолжали погоню. Только в 17 часов один из германских крейсеров радировал командующему эскадрой о приближении нового сильного противника. В 17 часов 45 минут передовые английские крейсера открыли огонь по головным крейсерам немцев. Так встретились главные силы противников.

Снова решительный перевес оказался на стороне англичан, но медленное развертывание линейных кораблей и путаница в передвижениях отдельных частей английского флота позволили немцам приспособиться к обстановке и пристреляться к противнику.

Вскоре, через полчаса после встречи главных сил, погиб третий английский большой корабль, тяжелый броненосный крейсер «Дифенс» водоизмещением в 14 600 тонн, а другой броненосный крейсер- «Уорриор» -был сильно поврежден и вышел из боя. Вместе с этими двумя крейсерами был выведен из строя и линейный корабль «Уорспайт». А еще через несколько минут английский линейный крейсер «Инвинсибл» взорвался и пошел ко дну.

Бой разгорался. Огненные вспышки выстрелов охватывали горизонт на огромном пространстве. Но немцы еще не знали, что встретили»» со : всем «большим флотом» англичан )В 18 часов 25 минут германские эсминцы подобрали англичан с потопленного корабля. Пленных опросили, и тогда только немцы узнали, с какими силами придется сражаться.

Немедленно германским кораблям был передан сигнал повернуть «всем вдруг» па 16 румбов (один румб-11,25 градуса, 16 румбов-180 градусов). Каждый корабль должен был сделать поворот, оставаясь на своем месте в боевой линии, но передовой корабль становился концевым, а концевой- передовым. На короткое время германские корабли скрылись в вечерней мгле Северного моря.

К этому времени английские артиллеристы уже пристрелялись по германским кораблям. Оказавшиеся при повороте в конце колонны линейные крейсера «Зейдлиц», «Дерфлингер» и «Лютцов» испытали ряд сильных ударов, причинивших этим кораблям большие разрушения. «Лютцову» были нанесены такие повреждения, что корабль полностью потерял боеспособность.

До наступления темноты оставалось два часа. Англичане стремились в этот срок найти противника и заставить его принять бой. Вся тактика немцев во второй половине сражения сводилась к тому, чтобы не принимать боя, протянуть до ночи и с возможно меньшими потерями ускользнуть с поля битвы.

Медлительная осторожность английского адмирала помогла немцам. Внезапными поворотами «все вдруг» своих кораблей они сбивали огонь англичан и спасали свои силы от разгрома. Непрерывные торпедные атаки германских эсминцев заставляли англичан отворачивать и обеспечивали передышку большим кораблям. Так в коротких боевых схватках и передышках прошли последние светлые часы дня 31 мая. Наступил вечер, затем ночь, и немцам удалось увести свои сильно поврежденные корабли в германские базы.

С обеих сторон в Ютландском бою участвовало 249 боевых кораблей, в том числе

¦14 линейных корабля и 14 линейных крейсеров. Бой велся на огромных дистанциях- до 100 кабельтовых. Противники выпустили друг в друга более 8 тысяч тяжелых снарядов калибра от 280 до 380 миллиметров. В среднем такой снаряд весил примерно 600 килограммов. Получается, что за 6 часов боя орудия выбросили около 5 миллионов килограммов стали и взрывчатых веществ – почти по миллиону в час. Но на каждые 100 выстрелов приходилось всего 2-3 попадания, и было выведено из строя очень немного кораблей: англичане потеряли 3 линейных и 3 броненосных крейсера, а немцы – 1 старый и небольшой линейный корабль додредноутного типа, 1 линейный крейсер и 4 легких крейсера. Кроме того, обе стороны потеряли по нескольку эсминцев.

Военные историки и писатели западных стран называли Ютландский бой величайшим из морских сражений всех времен. Такое название может быть оправдано только большим количеством столкнувшихся морских сил, огромной мощью их вооружения и тем значением, которое сражение могло бы приобрести в случае решительной победы одной из сторон. На деле же такого исхода не было. Английский флот, обладавший огромным преимуществом в силах, в самой благоприятной боевой обстановке не сумел решить своей задачи – разгромить, уничтожить главные силы противника. Кроме того, крупные недостатки в устройстве линейных и броненосных крейсеров привели к тому, что англичане понесли большие потери, чем немцы.

Германский флот, который в начале бог также обладал большим превосходством, подобно англичанам, не решил своей задачи- уничтожить завлеченную в ловушку часть английского флота. А во второй половине сражения немцы больше всего показали свое «умение» уклоняться от боя и уходить от противника.

Историческая операция

С первого же дня Великой Октябрьской социалистической революции союзники царской России в первой мировой войне – правительства Англии, США и Франции – превратились в смертельных врагов нашей страны, приняли сторону белогвардейцев и вскоре начали военную интервенцию против нашей родины.

Весной 1019 года Петрограду с нескольких направлений грозили враги: с севера- белофинны, с северо-востока – английские интервенты и белогвардейцы, с запада – белогвардейские войска Юденича. В море, на самых подступах к Кронштадту и Петрограду, базировалось в общей сложности более ста кораблей английского флота. Англичане активно поддерживали войска Юденича, помогали им продвигаться по южному побережью Финского залива, высаживать оперативные десанты.

Английские корабли не решались прорываться через наше минное заграждение, пересекшее Финский залив у кронштадтского форта Серая Лошадь.

Только узкие проходы у берега были оставлены для кораблей, и эти проходы надежно защищались артиллерией кронштадтских фортов.

В ночь на 13 июня 1919 'года предатели родины, проникшие в командование мощного кронштадтского форта Красная Горка, разоружили и арестовали бойцов-коммунистов, подняли восстание и перешли на сторону наступавших из Эстонии белогвардейцев Юденича.

Сильный форт, вооруженный двумя батареями дальнобойных морских орудий калибра 305 миллиметров, одной батареей крепостных орудий калибра 254 миллиметров и другими орудиями, неожиданно выпал из оборонительной системы Петрограда и в то же время усилил собою артиллерийскую мощь наступавшего противника. Таким же предательским способом вслед за Красной Горкой врагом был захвачен форт Серая Лошадь с менее мощной, но все же достаточно сильной артиллерией.

Проникшие в тыл наших войск, в учреждения и некоторые штабы предатели, диверсанты и шпионы, состоявшие на службе у иностранных разведок, пытались расстроить, подорвать оборону Петрограда и облегчить наступление Юденичу.

Положение было очень серьезное. Подступы к Кронштадту и проходы в минном заграждении остались без своей основной защиты – мощной, дальнобойной артиллерии фортов Красная Горка и Серая Лошадь, а белогвардейцы обрели новую силу, которая могла противостоять артиллерии Кронштадта, поражать дальние цели на суше и вести огонь по советским кораблям на рейде Кронштадта или в заливе.

Особенность и опасность положения заключались в том, что нельзя было терять времени. Нельзя было позволить противнику использовать артиллерию Красной Горки для обстрела Кронштадта и активной помощи своим наступавшим частям. Нельзя было дать кораблям английских интервентов достаточно времени, чтобы они успели, используя поддержку восставших фортов, прорваться сквозь минное заграждение.

В эти дни Петрограду, родине угрожала наибольшая опасность. И сюда, на решающий участок борьбы с белогвардейщиной и иностранными интервентами, прибывает товарищ Сталин. Под его руководством и по его указаниям развертывается гигантская работа в самом Петрограде, в прифронтовых учреждениях, в войсковых частях и на кораблях флота. Было налажено снабжение фронта и частей, разгромлены центры предательства и шпионажа," организованы новые боеспособные части. Товарищ Сталин вдохнул новые силы в защитников красного Питера, внушил уверенность в конечной победе.

План разгрома врага, предложенный товарищем Сталиным, требовал быстрого отвоевания Красной Горки и Серой Лошади. Для осуществления такого плана надо было прежде всего и немедленно противопоставить орудиям Красной Горки не менее мощную артиллерийскую силу – такую, которая смогла бы оказать противодействие орудиям форта и отвлечь на себя их огонь. Тем временем надо было так же быстро организовать ударные части для наступления на Красную Горку. А чтобы обеспечить этим частям достаточно мощную и решающую артиллерийскую поддержку – такую, которая могла бы быстро и полностью подготовить успех наступления,-еще и еще раз нужна была мощная и дальнобойная артиллерия.

Такой артиллерией – орудиями калибра 305 миллиметров – были вооружены два линейных корабля, возглавлявшие «действующий отряд» Балтийского флота: «Петропавловск» (12 орудий) и «Андрей Первозванный» (4 орудия). Первый из этих кораблей (типа «дредноут») был одним из лучших линейных кораблей своего времени.

Товарищ Сталин и предложил использовать эти два линейных корабля и еще крейсер «-Олег» как главную артиллерийскую силу для ударов по Красной Горке, а гидросамолеты флота-для одновременной бомбардировки противника, разведки и корректировки стрельбы кораблей.

Таким образом, товарищ Сталин предложил нанести форту так называемый «координированный» удар, в котором одновременно должны были участвовать и помогать друг другу сухопутные, морские и воздушные силы. Но главная роль в этом ударе поручалась линейным кораблям.

Это решение товарища Сталина встретило сопротивление старых военно-морских специалистов. Они утверждали, что еще не было случая, чтобы при взятии морских крепостей основная боевая задача решалась силами флота, что такое решение противоречит морской науке, «опрокидывает» ее. Вместо сталинского плана они предлагали наступать только с суши, что требовало много времени. Товарищ Сталин отверг эти предложения как неверные и обреченные на неудачу.

Как только стало известно о ночных событиях 13 июня, на линейные корабли и крейсер «Олег» пришел приказ товарища Сталина-быть в боевой готовности, занять позиции для возможного боя с вражескими силами на берегу и на море и «немедленно отвечать огнем кораблей, если захваченные противником форты начнут обстреливать Кронштадт». Приказ о боевой готовности получила и воздушная бригада Балтийского флота.

И когда в 15 часов 15 минут Красная Горка открыла огонь по Кронштадту из орудий калибра 305 миллиметров, оба линейных корабля ответили ударом своего главного калибра. С этого момента они почти непрерывно держали форт под огнем своей мощной и меткой артиллерии. Очень скоро взвился над фортом дым пожаров, и все слабее и слабее становился огонь его орудий.

Тем временем формировались и сосредотачивались в Ораниенбауме ударные части, получившие название «береговой группы войск». И уже в ночь на 14 июня эти части двинулись на запад – занять исходные позиции для наступления на Красную Горку.

Утром 14 июня снова начался и уже не прекращался весь день артиллерийский бой между линейными кораблями и фортом.

Вскоре в бой вступил и крейсер «Олег». Противник растерялся, распылил огонь своей артиллерии по многим целям и не получал успешных результатов. А мощные орудия советских кораблей метко поражали врага, вызывали новые и новые пожары и разрушения, часами «утюжили» форт, подавляя белогвардейцев, сея страх и панику в их рядах.

Непрерывные могучие залпы один за другим «нащупывают» слабые места противника, и наконец вечером (около 21 часа) сильный взрыв потрясает сооружения форта. К небу взвиваются языки рвущегося пламени, и столб черного дыма на короткое время почти закрывает форт. Это особенно удачный залп «Петропавловска», Еще не успел разойтись дым вызванного им нового пожара, как в воздухе появились советские гидросамолеты и их бомбы летят вниз – на форт, на белогвардейцев.

15 июня артиллерийское наступление линейного корабля «Петропавловск» на Красную Горку началось рано утром – в 3 часа 15 минут. На боевой пост «Андрея Первозванного», поставленного накануне на ремонт и приемку топлива, встал крейсер «Олег». Этот крейсер открыл огонь по форту Серая Лошадь. В то же время, поддерживаемая огнем бронепоезда и миноносца «Гайдамак», двинулась в наступление береговая группа войск.

Уже через час на Красной Горке вспыхнули пожары, и облака черно-бурого дыма заволокли сооружения форта. Противник, получая удары и с моря и с суши, ожидая их и с воздуха, растерялся, и его орудия наводились попеременно то на корабли, то на Кронштадт, то на береговые цели и, наконец, по наступающим частям. Вражеский огонь почти не давал ощутительных результатов.

Части Красной Армии подходили все ближе и ближе к фортам. Вот уже заняты Большие и Малые Борки, вот-вот будет взято Риголово. Красная Армия переходит в наступление и на Нарвском направлении. Обманутые предателями бойцы гарнизона Красной Горки по одному и группами переходят на сторону наступающих советских частей. Сопротивление белых падает, их цепи откатываются назад. В 17 часов прекратился огонь с Красной Горки, а вечером противник вовсе покинул форт. Еще несколько часов, и над Красной Горкой снова взвилось красное знамя. К полудню 16 июня огонь крейсера «Олег» заставил противника очистить форт Серая Лошадь. Белые бежали из фортов так поспешно, что не успели сколько-нибудь повредить орудия главного калибра, и через короткий срок артиллерия Красной Горки и Серой Лошади полной своей мощью снова вошла в строй обороны Петрограда.

В своей исторической телеграмме В. И. Ленину об окончании операции по возврату фортов товарищ Сталии писал:

«…Морские специалисты уверяют, что взятие Красной горки с моря опрокидывает морскую науку. Мне остается лишь оплакивать так называемую науку. Быстрое взятие Горки объясняется самым грубым вмешательством со стороны моей и вообще штатских в оперативные дела, доходившим до отмены приказов по морю и суше я навязывания своих собственных.

Считаю своим долгом заявить, что и впредь буду действовать таким образом, несмотря на все мое благоговение перед Наукой» 1 .

.Так впервые в истории морских войн последнего полувека, вопреки всем признанным, но устаревшим теоретическим положениям, была доказана возможность взятия морских крепостей с помощью координированных действий взаимодействующих между собой сухопутных, морских и воздушных сил, при главном участии кораблей флота, в данном случае – линейных кораблей, наносящих основной, подавляющий сопротивление артиллерийский удар. Сталинская операция 13-16 июня 1919 года послужила примером и началом тех координированных операций против берега противника, которые широко применялись и во время Великой Отечественной войны.

1 И. В. С та дни, Сочинения. том 4, стр. 261.

Корабли артиллеристы

Глава I Сверхдредноуты

Чему научились моряки и кораблестроители

Все морские бои во время войны 1914- 1918 годов велись на больших дистанциях. Почти всегда противников разделяли 60- 100 кабельтовых (11-18,5 километра). Но броня дредноутов пробивалась на расстоянии не больше 70-80 кабельтовых. Значит, нужно было стремиться увеличить силу удара собственной артиллерии, чтобы поражать неприятеля на больших дистанциях и при этом не подвергать опасности свой корабль. Для этого нужно было увеличить калибр и дальнобойность орудий главной артиллерии. Но на больших дистанциях трудно попасть в цель. Значит, надо усовершенствовать наводку, сделать так, чтобы неприятель был виден издалека, чтобы снаряды точно летели в цель.

Меткость артиллерии была очень плохой. В Ютландском бою из каждых 100 тяжелых снарядов только 2-3 попадали в цель.

Следовательно, нужно было добиваться большей меткости, сделать так, чтобы приборы и механизмы помогали артиллеристам чаще и точнее накрывать цель.

От попадания тяжелых бронебойных снарядов, пронизывающих броню, плохо защищенные английские линейные крейсера гибли в Ютландском бою в первые же его минуты. Это обязывало улучшить распределение брони так, чтобы надежно укрыть за ней жизненные части корабля.

Когда и воздухе появились самолёты-бомбардировщики и торпедоносцы, а подводные лодки и торпедные катера проявили себя опасными противниками, возникла потребность сделать палубную броню и подводную защиту кораблей еще более надежной.

А для активной обороны от нападения самолетов-бомбардировщиков, торпедоносцев и от атак торпедных катеров приходилось вооружать корабли зенитными орудиями и пулеметами и усиливать противоминную артиллерию.

Хорошая связь стала важнейшим боевым средством в военно-морских операции - Значит надо было все новейшие достижения в области связи направить на улучшение связи внутри корабля и между кораблями.

Более мощные и многочисленные пушки, дополнительный вес брони – все это на много тонн увеличивало водоизмещение корабля. Надо было бороться за экономию веса материалов, предметов, механизмов. Судостроители тщательно обдумывали каждую возможность сделать корабль легче, не пренебрегая любой мелочью. На строительстве одного крейсера тяжелую суриковую краску на бортах заменили алюминиевой, сэкономив около 70 тонн веса. Затем изготовили мебель не из железа, как обычно, а из алюминия, сэкономив еще 50 тонн. В масштабах линейного корабля эта экономия составляла несколько сот тонн.

Быстроходность оказалась важнейшим боевым качеством корабля. Значит, нужно было увеличить мощность турбин. А для этого снова, как и при паровых машинах, пришлось поработать над уменьшением размеров и веса турбин, приходящихся на каждую лошадиную силу.

И, наконец, произошли изменения и в способах ведения войны на море.

Чтобы пояснить это, вернемся еще раз к тому, как велась морская война в прошлые столетия.

Флот, если он был достаточно силен, стремился завоевать «господство» на море- изгнать с морских просторов все корабли противника, и боевые и торговые. Средство для этого было одно – генеральное сражение с морскими силами противника. Если такое сражение не давало решительного результата – полного разгрома неприятельского флота, обе стороны готовились к новому бою.

Происходили еще и отдельные схватки между менее крупными силами, когда одна сторона предпринимала набег на побережье иди коммуникацию противника, а позднее – постановку мин.

И такие малые боевые встречи, так же как генеральные сражения, разделялись большими и малыми промежутками времени.

Во время первой мировой войны положение изменилось. Все больше и больше проявляли себя новые силы: минное оружие и его носители – подводные лодки, торпедные катера, самолеты. Новые средства борьбы на море при правильном выборе места и времени нанесения удара позволяли крепко бить противника, даже такого, у которого линейный флот сильнее, многочисленнее.

Кроме того, все чаще и чаще флот стал участвовать в выполнении единого плана военных действий. (стал помогать своим сухопутным армиям в проведении отдельных операций.

Все это сделало борьбу на море более обостренной и повседневной. Непрестанно приходилось ставить свои мины, тралить неприятельские, охранять свои караваны от подводных лодок, патрулировать в угрожаемых районах.

Но все это легло боевой нагрузкой на малые и средние корабли. А линейные корабли и линейные крейсера попрежнему приберегались для решительного, генерального сражения. Так, за все время первой мировой войны английские и германские линейные корабли участвовали только в трех крупных сражениях: при Фальклендских островах, при Доггер-Банке и при Скагерраке (Ютландский бой). В первых двух участвовали даже не линейные корабли, а только линейные и тяжелые крейсера. Противникам не удавалось, как в былые времена, уничтожить, вовсе изгнать неприятельские корабли с морских просторов, а это лишало смысла всякую боевую встречу флотов. даже генеральное сражение, если они были оторваны от повседневных боевых операций сухопутных армий.

Что же делали линейные силы в промежутках между сражениями? Почти ничего! Они укрывались в хорошо защищенных стоянках и гораздо реже выходили и меньше оставались в море, чем линейные корабли старых времен. Так получалось не только потому, что их предназначали лишь для генеральных сражений, но еще из боязни подвергнуть дорогостоящие и долго строящиеся корабли-гиганты опасности подводного или воздушного удара.

Сильнейшие в мире дредноуты 30 лет назад еще не были достаточно приспособлены к отражению таких ударов и были очень уязвимы. Только хорошо укрытые стоянки обеспечивали им полную безопасность. Значит, эти корабли и не могли быть попользованы для выполнения повседневных боевых операций.

Вот почему еще во время первой мировой войны и после нее многие крупные деятели флота стали придавать исключительно важное значение подводным лодкам, торпедным катерам и особенно самолетам, считая, что линейные корабли потеряли свое значение.

Но в то же время нашлись сторонники и другого мнения. Они рассуждали примерно гак: именно потому, что борьба на морских коммуникациях обостряется и все большее значение приобретает участие флота в операциях сухопутных армий, – именно поэтому в будущей войне еще большая часть морских сил будет призвана обеспечивать решение этих важнейших задач войны. Линейные корабли – носители наиболее мощного артиллерийского удара. Самолеты – бомбардировщики, как бы мощны и совершенны они ни стали, не смогут заменить линейные корабли: их действия быстротечны, они не могут наносить непрерывные в течение определенного времени прицельные огневые удары по одной и той же цели. Нельзя пренебречь таким мощным оружием, как линейные корабли. А как же быть с уязвимостью линейных кораблей, как обеспечить им возможность длительного пребывания в море и участия в таких операциях, когда непрерывно наносятся удары с воздуха и под водой?

У сторонников линейных кораблей нашелся ответ и на этот вопрос. Надо усилить зенитную и противоминную артиллерию линейных кораблей и броневую и подводную их защиту.

Мало этого: боевая ценность артиллерийской мощи линейного корабля настолько высока, что стоит окружить его крепкой морской «стражей» из кораблей охранения. Среди них должны быть такие корабли (легкие крейсера, эсминцы), которые могут охранять линейные корабли от нападения подводных лодок и стремительных торпедных катеров и защищать их своей зенитной артиллерией от нападения с воздуха. Но, кроме этого, среди охранения могут быть и специальные корабли – батареи зенитных орудий, которые могут создать огневую завесу вокруг линейного корабля, преградить самолетам доступ к нему. И тогда линейные корабли получат надежную защиту и в походе и в бою, а их мощные удары неотвратимо обрушатся на цель.

И, наконец, в конце первой мировой войны появились корабли совершенно нового типа.

Это были корабли-аэродромы, авианосцы.

Самолеты, базирующиеся на авианосцы, могли и вдали от береговых баз не только нападать на корабли и береговые объекты противника, но и надежно прикрывать свои линейные корабли с воздуха. А линейные корабли, в свою очередь, будут защищать эти плавающие аэродромы мощью своей артиллерии.

Сторонники линейных кораблей одержали победу.

После первой мировой войны началось новое строительство еще более мощных ¦‹плавающих крепостей» – сверхдредноутов.

Гиганты моря

Еще в конце первой мировой войны в печати появились сообщения о проекте сверхдредноута. Водоизмещение этого морского гиганта должно было достигнута 80 тысяч тонн – в три раза больше, чем водоизмещение крупнейших линейных кораблей того времени. За счет чего же оно могло так увеличиться? Оказалось, что сверхдредноут будет вооружён уже не 8- 10 орудиями главного калибра, а 15-ю, размещенными в 5 башнях; калибр их возрастет до 457 миллиметров. Значит, и броня должна быть рассчитана на. сопротивление таким же орудиям противника, ее толщина и вес тоже должны были , намного увеличиться.

В те времена, почти 30 лет назад, проект такого сверхдредноута показался чуть ли не фантастическим. Но и на самом деле на верфях воюющих стран уже строились линейные корабли – сверхдредноуты, намного превосходящие по силе и размерам те корабли, которые сражались в Ютландском бою.

Их водоизмещение приближалось к 50 тысячам тонн, калибр пушек главной артиллерии увеличился до 406 миллиметров, а в Японии даже строился корабль-гигант, вооруженный пушками калибра 457 миллиметров. Снова империалистические державы стали соревноваться в постройке все более и более мощных кораблей. Казалось, что беспредельно будут усиливаться их вооружение и защита, увеличиваться размеры.

Через несколько лет после окончания первой мировой войны империалистические государства (США, Англия, Франция, Италия и Япония) будто бы договорились на специально созванной конференции об ограничении количества и размеров боевых кораблей.

Было принято, что стандартное водоизмещение линейных кораблей не должно быть больше 35 тысяч тонн. Все недостроенные линейные корабли (а это и были сверхдредноуты) должны были быть разобраны.

Несмотря на это, империалисты продолжали гонку в строительстве все более сильных и многочисленных линейных кораблей.

Интересы обороны нашей страны в то время потребовали от советского Военно- морского флота переоборудования и перевооружения тех наших линейных кораблей, которые остались п строю после войны: «Севастополь». «Октябрьская революция», «Гангут».

Эти корабли «омолодились», стали сильнее, быстроходнее, снова явились надежными защитниками «голубых» границ нашей родины.

В свое время все наши новые линейные корабли проектировались и строились под руководством одного из крупнейших кораблестроителей XX столетия, ученого – математика и механика, действительного члена Академии наук СССР Алексея Николаевича Крылова.

Эти корабли были еще более сильными, чем новейшие дредноуты западных стран, построенные в то же время.

Их строитель, А. Н. Крылов, выступая в Государственном совете царской России в 1908 году, сказал: «Не о едином дне надо заботиться, а предвидеть, что можно, и проектировать корабль так, чтобы он возможно долгое время оставался боеспособным и мощным. Вот что положено мною в основу проектирования наших линейных кораблей».

И действительно, русские линейные корабли были так построены, что и теперь, после обновления, они с честью продолжают нести свою боевую службу. Через 31 год после своего выступления в Государственном совете, обращаясь уже к советской общественности, А. Н. Крылов с гордостью писал: «Прошло 25 лет с тех пор, как эти линейные корабли вступили в строй. Все иностранные сверстники наших линейных кораблей давно обращены в лом, наши же гордо плавают по водам Балтики и Черного моря».

Незадолго перед началом второй мировой войны все морские державы снова развернули громадное военно-морское строительство.

Сначала, в 1931 году, появились три германских «карманных» линейных корабля (типа «Дейчланд») с водоизмещением тяжелых крейсеров, но очень сильно вооруженные, надежно защищенные и быстроходные.

Скоро французы построили два новых линейных корабля (типа «Дюнкерк»), еще более быстроходных. Орудия их главной артиллерии по числу и калибру не превосходили артиллерию старых линейных кораблей, но были мощнее, дальнобойнее и отличались более высокой скорострельностью и меткостью. Броня была не толще, чем у старых линейных кораблей, но лучше по качеству металла и устройству, а скорость возросла до 29,5 узла, Гитлеровцы ответили двумя не менее сильными линейными кораблями (типа «Шарнхорст»).

В 1937 году Италия спустила на воду четыре линейных корабля (типа «Литторио») стандартного водоизмещения в 35 тысяч тонн (полное – 40 тысяч тонн). Они были вооружены 9 орудиями калибра 406 миллиметров. Их скорость достигала уже 30 узлов.

Через два года англичане и американцы достроили и спустили на воду линейные корабли такого же водоизмещения, с таким же вооружением и скоростью.

Все это побудило советское правительство приступить к строительству могучего морского и океанского флота.

Товарищ Молотов в своем выступлении на I сессии Верховного Совета СССР говорил: «Мы должны считаться с тем, что страна наша большая, что она омывается морями на громадном протяжении, и это нам всегда напоминает о том, что флот у нас должен быть крепкий, сильный».

Перед самым началом второй мировой войны появились линейные корабли водоизмещением в 40 и 45 тысяч тонн.

Все эти сверхдредноуты вступали в строй примерно через год после спуска на воду. Поэтому все они оказались участниками второй мировой войны.

Когда война началась, в строю флотов всех ее участников было около 60 линейных кораблей, дредноутов и сверхдредноутов, а 30 таких гигантов находились еще в постройке.

За годы войны много строившихся кораблей вошло в строй

Академик Алексей Николаевич Крылов (1963-1946).

Что же представляет собой громада современного линейного корабля?

Представьте себе корабль, по длине которого один за другим можно расположить два футбольных поля. Длина такого корабля больше четверти километра. Представьте себе, что смотрите на этот корабль сверху, с высоты птичьего полета, и тогда вы увидите его палубу – удлиненный стальной овал с вытянутой, точно птичий клюв, носовой частью и закругленной кормой. Ширина корабля в его средней поперечной плоскости 33-36 метров. На этой огромной площади размещены артиллерия и многочисленные надстройки, в которых сосредоточено управление всей мирной и боевой жизнью корабля. И, наконец, представьте себе, что смотрите на линейный корабль сбоку, и тогда вы увидите его стройные очертания. Высота корабля от днища до верхушки фок-мачты -13 этажей современного дома. Прикрытые палубой, за толщей надводного и подводного бортов, по всей огромной длине, ширине и высоте корпуса корабля расположились все те устройства, оборудование и хозяйство, которые обеспечивают его передвижение, приведение в действие оружия и наилучшее применение его в бою.

Оружие, механизмы и устройства этой «плавающей крепости» обслуживает в военное время больше 2 тысяч матросов и офицеров.

Линейный корабль подолгу находится в море, далеко от своей базы. Поэтому на корабле предусмотрены прачечные, портновские и сапожные мастерские, многочисленные хранилища для продуктов и одежды, холодильники, парикмахерские, типография, выпускающая газету, библиотека, почта.

Громада корабля на плаву вытесняет больше 50 тысяч тонн воды. Таким количеством воды можно было бы заполнить свыше ста спортивных бассейнов для плавания. Эти 50 тысяч тонн (точнее 52 600 тонн) и составляют полное водоизмещение современного крупнейшего линейного корабля (с запасами топлива и пресной воды).

Десятки тысяч тонн водоизмещения! Это значит, что десятки тысяч тонн металла, леса, текстиля, пластмассы, топлива, различных изделий, приборов, механизмов и предметов вооружения стекаются на верфь, где строится и вооружается линейный корабль. Вся страна, почти все ее области, вносят свою лепту в виде сырья, материалов и продукции заводов в строительство линейного корабля.

В то время, когда стандартное водоизмещение в 35 тысяч тонн считалось предельным и наиболее принятым для новостроящихся линейных кораблей, вот как распределялись по весу те основные материалы. из которых строился корабль:

28 000 тонн стали

900 » меди

460 » цинка

430 » алюминия

360 » никеля

72 » каучука

37 » олова

25 » хлопчатобумажной ткани

4 » тросов, снастей.

Все это составляет немного больше 30 тысяч тонн. Остальные б тысяч тонн приходятся на тысячи кубических метров различных сортов древесины, которая после стали служит вторым по весу материалом для постройки корабля.

Для линейных кораблей новейшей постройки все эти числа возросли почти в полтора раза, особенно в части металла.

Возможно, что стандартное водоизмещение еще только строящихся линейных кораблей возрастет до 58 тысяч тонн, а полное – до 65 тысяч тонн.

Все более реальным становится когда-то фантастическое представление о боевых кораблях- великанах завтрашнего дня водоизмещением в 80 тысяч тонн.

Черноморский флот. Боевые корабли в кильватерной колонне.

Боевые задачи

Во вторую мировую войну линейные корабли активнее, смелее участвовали в повседневной борьбе на, морских театрах войны, в борьбе за коммуникации и успешное проведение важнейших операций в помощь сухопутным армиям, в решении задач единого стратегического плана разгрома противника.

Не стало генеральных сражений, не стало и огромных эскадр в составе десятков линейных кораблей, как это было в прежние времена и в Ютландском бою. На морях и океанах непрерывно действовали так называемые «маневренные соединения»; ядро такого соединения, его оплот и ударная сила- всего один-два линейных корабля и такое же число авианосцев, а под их защитой выполняли свои боевые задачи крейсера, эсминцы и корабли других классов.

Какие же задачи стали решать мощные орудия башен главного калибра современных линейных кораблей?

С самого начала войны германским линейным кораблям было не под силу сразиться даже с частью линейных сил союзников. Поэтому немцы решили поручить своим «карманным» и крупным линейным кораблям роль кораблей-пиратов, борющихся не только с военно-морскими перевозками противника, но и с мирными пассажирскими и госпитальными судами.. На просторы Атлантики сначала прорвались «карманные» линейные корабли (тяжелые крейсера) «Адмирал граф фон-Шпее» и «Дейчланд», затем линейные корабли «Шарнхорст» и «Гнейзенау». И даже новейшие германские линейные корабли «Бисмарк» и «Тирпиц», как только вступили в строй, пытались выступать в роли сверхсильных корсаров и нападать на караваны торговых и транспортных судов.

Линейные корабли составляли ядро тех соединений флота, которые искали п преследовали фашистских пиратов. Они же шли в охранении конвоев, отражали нападения отдельных кораблей-корсаров и целых эскадр, а затем уничтожали противника.

В этой войне было много крупнейших десантных операций. Линейные корабли расчищали путь судам десанта, прикрывали их своей мощью, содействовали успеху операции, вступали в бой с кораблями береговой обороны противника, с его береговой артиллерией. Линейные же корабли зачастую служили мощными подвижными батареями тяжелых орудий, помогающими своим огнем опирающимся на берег моря флангам армий. В таких операциях особенно отличились линейные корабли советского флота «Петропавловск», «Октябрьская революция», «Севастополь».

Надстройки и вооружение на палубе современного линейного корабля (схематическое изображение).

На защите родины

Уже больше двух месяцев с того дня, когда началась Великая Отечественная война, линейный корабль «Петропавловск» участвовал в операциях на Балтийском море, отражая рвущегося к Ленинграду врага.

Но вот враг подошел уже совсем близко к городу Ленина. На его защиту вместе с армией встали корабли Балтийского флота.

В этот день – 9 сентября 1941 года – на «Петропавловске» с особо строгой тщательностью готовились к бою. Еще и еще раз проверялась вся могучая боевая техника корабля и готовность людей на постах. Там, на берегу, заблаговременно подобравшись почти к самым передовым линиям фашистов, зарылся в землю, замаскировался корректировочный пост артиллерии корабля. Люди корабля, которым доверена ответственная роль наблюдателей, стараются из всего замеченного и услышанного на переднем крае противника сделать точные выводы о его намерениях и передают полученные сведения на корабль.

В боевой рубке корабля офицер, управляющий стрельбой, наносит на карту фронта свои будущие цели. Вот движутся по шоссе колонны автомобилей с пехотой, танки, бронемашины врага; вот они стали скапливаться в пункте, откуда, по видимому, начнется наступление; вот здесь протянулись линии проволочных заграждений, глубоко взбороздили землю окопы, разбросаны дзоты. Скоро – видно по всему – враг начнет новое, решительное наступление. Слова короткой команды летят с корабля на корректировочный пост. С еще большей бдительностью работают наблюдатели. Они знают, что на корабле уже готовы открыть огонь, и спешат передать управляющему стрельбой самые последние, самые «свежие» данные. Еще несколько минут…

Мерно работают подъемники внутри башенных стволов. Тяжелые снаряды и заряды подаются из погребов к орудиям главного калибра. Громады стволов неуловимо быстро устанавливаются на далекую цель. Наконец- залп! Снаряды линкора вырываются из стволов орудий вместе с клочьями сверкающего пламени. Они несутся через город, через залив – туда, где зарылся, забронировался, скопился враг.

Снаряды рвутся совсем близко от скоплений противника, наводят па него панику, дезорганизуют его. Но управляющий стрельбой уже получил с корректировочного поста необходимую поправку, и следующий залп накрывает скопления врага. Снаряды врываются в массы пехоты, танков, сметают собранную в кулак силу противника, обращают его в бегство. Огонь линкора преследует немцев, снаряды разрываются вое дальше и дальше, каждый раз в гуще колонн противника.

В этот день мощный удар, который фашисты нацелили на Ленинград, разбился о могучую силу и меткость главного калибра «Петропавловска». Вечером того же дня командование армии объявило личному составу «Петропавловска» благодарность за отличную стрельбу.

Так представляют себе кораблестроители линейный корабль близкого будущего. На корабле 6 башен с 16 орудиями главного калибра. Очертания башен и надстроек сделаны округленными. Дымовой трубы нет.

Дым отводится по трубам, проходящим внутри бортового утолщения, и выпускается в корму; это делается для того, чтобы клубы дыма не мешали ведению огня.

И сколько ни пытались фашисты переходить в наступление, бросая на наш передний край новые и новые массы танков, каждый раз вставал перед ними непреоборимой завесой огонь главного калибра линейного корабля.

В ночь на 12 сентября командованию стало известно, что немцы готовят новое наступление. И на этот раз флоту была поручена почетная боевая задача: поставить перед немцами непреодолимую огневую стену.

Залп за залпом обрушивал ночью «Петропавловск» на фашистские полчища. Казалось, что действительно на рубеже города Ленина встала огневая стена и ничто живое не может проникнуть сквозь нее. И так день за днем меткие залпы главного калибра «Петропавловска)' разили фашистов, громили их боевую технику и живую силу, отбрасывали их от Ленинграда.

Как увеличивались дистанции морского боя за 350 лет.

16 сентября линейный корабль вышел из гавани, чтобы переменить свое место, нащупанное неприятельской артиллерией. И тогда из-за облаков показались 23 немецких бомбардировщика. Они быстро приблизились к «Петропавловску», пикировщики устремились на носовую рубку. Но зенитчики оградили свой корабль стеною из огня и стали. Бомбы падали в 10-15 метрах от бортов. Прорвать круг заградительного огня и подойти ближе к кораблю не в силах был ни один самолет врага. А тем временем мерные, быстрые, меткие, следовали один за другим залпы главного калибра по береговым батареям фашистов.

Так действовал в эти дни и в последовавшие месяцы блокады Ленинграда могучий советский линейный корабль «Петропавловск», срывая все планы фашистского командования, задерживая, обескровливая врага, подготавливая грядущее поражение фашистов.

И так же действовал другой линейный корабль Балтийского флота, несущий славное историческое имя «Октябрьская революция». Его меткая артиллерия помогала Советской Армии отражать натиск фашистов на подступах к Ленинграду. Сто десять раз сокрушающие залпы линейного корабля обрушивались на крупнокалиберные батареи, танковые и моторизованные колонны, на живую силу противника. Мощный огонь «Октябрьской революции», направленный превосходно подготовленными артиллеристами корабля, неизменно сметал свои цели, уничтожал их. За это время 570 самолетов врага в двадцати воздушных атаках пытались поразить линейный корабль, сбросив до 450 бомб. Зенитная артиллерия корабля оказалась надежной его защитой, а фашистские эскадрильи после каждой атаки недосчитывались многих своих самолетов.

И наконец наступили долгожданные дни января 1944 года.

Линейный корабль «Октябрьская революция» стоял на Неве и помогал героическим защитникам города громить, казалось, недоступного, зарывшегося в землю врага. 15 января 1944 года орудия его главного калибра зашевелились, качнулись, плавно пошли по кругу и остановились, направленные в сторону бронированных и бетонированных укреплений гитлеровцев. Загремели могучие залпы, и железобетонные доты и командно-наблюдательные пункты со стенами толщиной в полтора метра, многочисленные дзоты и многонакатные блиндажи, укрытия артиллерийских и минометных батарей были сметены с лица земли. Все пространство, по которому били орудия главного калибра линейного корабля, превратилось во вспаханное поле на расстоянии в десятки километров.

Основные узлы сопротивления противника были разрушены. И наступающие части Советской Армии стремительным, неудержимым натиском овладели теми позициями противника, по которым пронесся смерч огня «Октябрьской революции». Так линейный корабль помог своей армии одержать решающую победу на Ленинградском фронте: прорвать блокаду противника.

* * *

В конце декабря 1941 года героический Севастополь переживая наиболее трудные дни, когда сила немецкого штурма, подхлестываемая истерическими приказами Гитлера, нарастала все больше и больше. Защитники города яростными контратаками отбрасывали врага и в минуты передышки уверенно всматривались в горизонт, ожидая появления дымов кораблей. Они знали, что вот-вот придет им на помощь могучая артиллерия флота.

И 31 декабря стало радостным днем для города-героя. Накануне Нового года на Севастопольский рейд пришел его тезка -линейный корабль «Севастополь» с крейсерами «Красный Крым» и «Красный Кавказ» и эскадренными миноносцами. И уже через несколько минут над городом и его укреплениями пронеслись снаряды главного калибра линейного корабля. Они врывались в колонны танков противника, сметая их, и в наступающую немецкую пехоту, уничтожая ее. Огонь «Севастополя» подавлял врага и поднимал защитников города на новые контратаки, помогая им снова и снова оттеснять противника к его исходным позициям, загонять его в траншеи.

Корабли Черноморского флота во главе с «Севастополем» еще не раз обрушивали на врага грозную мощь своей артиллерии. Эти удары были настолько меткими и внезапными, что во многих случаях батареи противника не успевали открыть огонь, а самолеты – подняться в воздух: так быстро и точно артиллеристы корабля уничтожали свои цели.

За время с ноября 1941 года по апрель 1942 года линейный корабль «Севастополь^ девять раз наносил врагу тяжкие удары своим главным калибром. Его орудия произвели по врагу 3000 выстрелов, а зенитчики отразили 21 воздушную атаку, не допустив; ни одного повреждения от действия авиации противника.

И за все время своей боевой службы is Отечественную войну линейный корабль «Севастополь» вставал перед врагом грозной силой.

***

Особенности линейных кораблей выявились и в сражениях, которые происходили на больших океанских просторах.

Поэтому в последующи* главах будет рассказано об отдельных боевых встречах и сражениях второй мировой войны на Атлантическом и Тихом океанах.

«Облава» в океане

В мае 1941 года вступил в строй новейший германский линейный корабль «Бисмарк».

Было известно, что водоизмещение его равно 35 тысячам тонн, но немцы прибавили дополнительные сотни и тысячи тонн веса орудийных установок, надежной бортовой и палубной брони, мощных турбин, и полное водоизмещение «Бисмарка» перевалило за 50 тысяч тонн. Ни один флот в мире не располагал еще столь сильно вооруженной и надежно защищенной боевой единицей. Но, несмотря на все могущество нового линейного корабля, немцы не могли использовать его по назначению. Причина заключалась в том, что «Бисмарк» действительно был единицей – других линейных кораблей у немцев не было.

Носовые башни линейного корабля.

В Брестском порту, на побережье Франции, укрылись от преследования два менее сильных – устаревшей конструкции – линейных корабля: «Шарнхорст» и «Гнейзенау», но они были лишены возможности вырваться на океанский простор. Еще были у немцев два – из трех бывших у них к началу второй мировой войны – «карманных» линейных корабля; по своей силе они скорее могли называться тяжелыми крейсерами. Немцы не могли и думать о боевой встрече с линейными силами противника. Поэтому они решили использовать свои линейные корабли как корсары.

В одну из ночей 1941 года «Бисмарк» и тяжелый крейсер «Принц Евгений» покинули свою стоянку на северном побережье Германии и направились в норвежские прибрежные воды. Два сильных корабля жались к берегам, к промежуточным островам, скользили от излучины к излучине, осторожно передвигались вдоль извилистой береговой линии южной Норвегии, чтобы не встретить линейных кораблей противника, чтобы остаться незамеченными воздушной разведкой.

Оба корабля укрылись в просторной гавани норвежского порта Берген. Здесь и была намечена исходная точка для внезапного «прыжка» в океан, на морские караваны англичан, на их пути из Америки в Англию.

Чтобы использовать быстроходный «Бисмарк» как могучий рейдер – корабль, налетающий на коммуникации противника и уничтожающий транспортные суда и их охранение, надо было вырваться на просторы Атлантического океана. Это была трудная задача: очень много кораблей англичан и их дозорные – самолеты – стерегли все выходы из германских и французских портов. Надо было выбрать для прорыва в океан такую исходную точку, которая могла бы обеспечить успех. Немцы выбрали путь вокруг острова Исландия с севера, через Датский пролив, который отделяет этот остров от Гренландии. В 1939 году им не раз удавалось проходить по этому пути. А порт Берген мог служить ближайшим «стартом» для прыжка в Атлантику.

Немцы были уверены, что приход в Берген «Бисмарка» и крейсера «Принц Евгений» остался незамеченным. Но это было не так. Воздушные разведчики во-время обнаружили и распознали, какие «гости» пришли в Берген. Не так уж трудно было догадаться, зачем они туда явились. И тогда началось неусыпное наблюдение за портом.

22 мая «Бисмарк» и «Принц Евгений» вышли из Бергена по направлению к север* ному входу в Датский пролив. Немцы были уверены, что их появление на океанских коммуникациях будет внезапным, неожиданным. Они рисовали себе заманчивые картины: неизвестный, но могучий и быстрый рейдер ворвется в строй конвоев, разметает и уничтожит не один десяток кораблей, торговых и боевых. Они представляли себе короткие, но сокрушительные удары по караванам, быстрые налеты и затем исчезновение рейдеров в необъятной шири, океана.

Но… выход рейдеров из Бергена был замечен, и на перехват рейдеров вышли многочисленные корабли.

Два крейсера уже поджидали германские корабли у северного входа в Датский пролив.

На них была возложена задача дозорных: они должны были выследить рейдеры, когда они повернут на юг, и донести, где они находятся и куда идут.

. Вечером 23 мая оба германских корабля уже полным ходом шли проливом на юг, и немедленно весть об этом понеслась по эфиру еще дальше на юг, откуда навстречу рейдерам двигались вышедшие из Англии два корабля – линейный крейсер «Худ» и один из новейших линейных кораблей – «Принц Уэльский». На рассвете 24 мая противники встретились и еще издалека стали обмениваться залпами орудий главных башен. Завязался артиллерийский бой. Застигнутый врасплох «Бисмарк» не ждал для себя ничего хорошего. Но случай неожиданно выручает немцев. Один из первых залпов германского линейного корабля «накрывает» «Худа». На этом огромном и сильно водруженном корабле броня была принесена в жертву скорости хода, поэтому она тоньше, слабее, чем нужно. Снаряды «Бисмарка» пробивают броню, проникают внутрь корабля, в его артиллерийские погреба, и «Худ» взлетает на воздух. Линейный крейсер тут же идет ко дну. И все же «Бисмарк» предпочитает не продолжать боя. Плохая видимость, точно завеса, укрывает немцев, и они исчезают в южном направлении. Но подоспевшие крейсера успевают нанести «Бисмарку» первый удар – одна из выпущенных ими торпед попадает в борт противника, но не причиняет ему особого ущерба – линейный корабль даже не теряет скорости хода.

Карта-схема преследования «Бисмарка».

«Принц Уэльский» и присоединившиеся к нему два крейсера все же продолжают преследование.

К вечеру 24 мая им снова удается настичь противника. В короткой перестрелке один-два снаряда ударяют по надстройкам «Бисмарка», повреждают их. Но темнота выручает немцев, рейдеры снова ускользают, вырываются из пролива и уходят в необозримые дали океана.

По всему миру разнесло германское радио весть об этой первой схватке, о гибели гиганта «Худа» чуть ли не от первого удара «Бисмарка», о прорыве могучего рейдера в океан, о грозе, нависшей над величайшей транспортной артерией англичан.

Англичане спешили собрать в кулак свои силы для ответного удара.

В ночь на 25 мал от берегов Англии на запад вышла сильная эскадра – линейные корабли «Король Георг V» и «Родней» вместе с авианосцем «Викториэс», окруженные крейсерами и эсминцами. С юга, от Гибралтара, шли на север линейный крейсер «Ринаун», авианосец «Арк Ройял», крейсер «Шеффилд» и дивизион эсминцев. И от западного побережья Африки спешил на север еще один линейный корабль – «Рамилиес».

Однако как найти рейдеры на необъятном пространстве Атлантики? Они затерялись в ее безбрежных просторах. Но так же, как охотникам помогают гончие, ищейки, так и англичанам помогли морские «ищейки», сверхбыстрые, обегающие в короткие сроки огромные просторы океана. Этими «ищейками» оказались самолеты авианосцев.

Еще ночью самолеты-торпедоносцы с «Викториэса» нашли «Бисмарка», атаковали его и нанесли ему вторую «рану», на этот раз уже серьезную: линейный корабль замедлил ход.

Рейдеру удалось еще раз ускользнуть в темноту, но это уже не обещало спасения. Близилось утро, самолеты авианосцев не переставали прочесывать океан, а корабль уже не мог достаточно быстро перемещаться. Тогда германский адмирал отпускает свой тяжелый крейсер – этот корабль сохранил свою скорость и может уйти. Ведь все усилия преследователей сосредоточены только на том, чтобы уничтожить именно «Бисмарка». Но линейный корабль еще борется за свое существование и тоже пытается прорваться к порту Брест. Изо всех оставшихся сил мчится «Бисмарк» весь день 25 мая к далекому порту. Еще несколько сот миль – и спасение обеспечено.

Близилась еще одна ночь, и это обещало новые шансы остаться незамеченным, ускользнуть от морской «облавы», когда рокот моторов, нарастая издали, пронесся над кораблем – беглецом. Это приблизился авианосец «Арк Ройял», а его самолеты- торпедоносцы нашли в океане «Бисмарка». Вскоре прочертили воду следы сброшенных на корабль торпед. И уже не сбивались со следа воздушные «ищейки». Они парили над кораблем – беглецом, заставляли его маневрировать, а тем временем на их радиовызов выходили эсминцы. Ночь уже спустилась на океан, когда к торпедным атакам с воздуха присоединились торпедные залпы эсминцев.

Две торпеды – одна с воздуха, другая с эсминца-попадают в цель. На линейном корабле вспыхивают пожары, и, точно зверь, настигнутый пулей, «Бисмарк» начинает терять силы – свою скорость: теперь она не больше 14 узлов, теперь его сумеют догнать.

Самолеты и эсминцы сыграли свою роль, они нашли и почти «загнали» линейный корабль, заставили его потерять время, лишили скорости – можно сказать, «заарканили» противника и этим обеспечили своим главным силам возможность приблизиться к нему.

Корабли – преследователи и действовали настолько плохо, что к утру 2G мая «Бисмарк» затерялся где-то за горизонтом.

Весь день 26-го и ночь на 27 мая «Бисмарк» уходил, не видя ни в небе, ни в океане своих преследователей, и хоть не верилось, но надежда на спасение опять и опять маячила в сознании немцев.

Утром 27 мая английский крейсер «Норфольк» – дозорный из охранения главных сил – обнаружил германский линейный корабль. И тогда горизонт ожил. На зов крейсера стали приближаться главные «охотники» в этой океанской облаве – линейные корабли «Король Георг V» и «Родней».

Вот они приблизились на дистанцию действительного огня своего главного калибра. Оба корабля свободно выбирают выгодные позиции – преимущество в скорости обеспечивает им эту возможность. Башенные орудия посылают залп за залпом в медленно двигающегося противника. Через короткое время «Бисмарк» под этими ударами теряет свою боеспособность. Все слабее становится его ответный огонь. Тогда «Родней» приближается на дистанцию в ПО кабельтовых и расстреливает башни германского корабля – заставляет замолчать его орудия, превращает могучую «плавающую крепость» в недвижимую, искромсанную, пылающую и уже никому не страшную посудину. «Бисмарк», так и не успевший повоевать в роли рейдера, бесславно кончил свое существование. Это произошло 27 мая 1941 года в 11 часов утра в Атлантическом океане, в 400 милях к западу от оккупированного немцами в то время французского военного порта Брест.

Вся операция была проведена так неточно и неуверенно, что для преследования и уничтожения одного выслеженного линейного корабля противника англичанам понадобилась значительная часть их флота в составе нескольких линейных кораблей, авианосцев, крейсеров, флотилии эсминцев, многочисленная бомбардировочная и торпедоносная авиация и, наконец, пять дней срока.

Сражение в морском лабиринте

Точно сказочный гигант-сеятель разбросал в юго-западном «уголке» Тихого океана острова, крупные и мелкие, иногда поодиночке, иногда целыми группами, маленькими и большими. Одной такой группой вытянулись с севера на юг, между Формозой и Борнео, Филиппинские острова. Большие и малые, образовали они как будто отдельную «часть света» со своими внутренними морями и соединяющими их проливами. На огромном пространстве величайшего из океанов эта «часть света» кажется крошечным лабиринтом. Но так только кажется. Сотни миль разделяют берега филиппинских морей, десятками миль тянутся соединяющие их широкие проливы. А соседние группы островов, которые на карте тесно обступили Филиппины, отстоят от них на сотни и тысячи миль.

Морская битва за Филиппины разыгралась в осенние дни 1944 года.

К этому времени советские армии, одержан решающие победы на всех фронтах, громили немецко-фашистские войска на территории самой Германии. Победы Советской Армии обеспечили близкий и окончательный разгром врага. Именно это и позволило американцам освободить большие сухопутные и морские силы для борьбы с Японией.

Накопив преимущество в силах, американцы переходили, наконец, от медленных и нерешительных действий на Тихом океане к большому морскому наступлению.

Весь сентябрь и в начале октября бомбардировщики американских авианосцев атаковали японские аэродромы и береговые базы на отдаленных и ближних островах – «соседях» Филиппин, а американские линейные корабли наносили удары своей артиллерией по береговой обороне и стоянкам японского флота.

А тем временем все ближе и ближе к Филиппинам придвигались соединения американского флота.

Наконец наступил день 20 октября. Вслед за передовыми эскадрами прикрытия к восточному побережью острова Лейте (в центре Филиппин) приблизились многочисленные эскортные авианосцы и другие конвойные корабли, сопровождавшие транспортные суда с десантными частями американской армии. Через несколько часов в громе артиллерийских залпов и бомбардировки с воздуха началась высадка американских войск на остров Лейте.

Чтобы помешать японскому флоту приблизиться к месту высадки и напасть на авианосцы американцев – их главную силу, на западных морских подступах к Филиппинам заняли позиции американские подводные лодки. Они выслеживали, не покажутся ли где-либо с запада – в море Борнео или в Южно-Китайском море – японские надводные корабли, не направятся ли они к острову Лейте.

21 и 22 октября подводные разведчики передали по радио тревожное сообщение: от Сингапура на северо-восток быстро направляются сильные соединения японского флота.

Одно за другим приходят донесения от подводных лодок. Подводные разведчики атакуют противника, два японских тяжелых крейсера идут ко дну, третий сильно поврежден. Эти первые удары не останавливают японцев. Они настойчиво продолжают свой путь к берегам островов Лейте и Самар, где сосредоточены суда американского десанта и прикрывающие их боевые корабли.

Готовясь к бою, сильные соединения 3-го американского флота занимают позиции к востоку от Лейте, у острова Самар, в том районе, где межостровные проливы Суригао и Сан-Бернардино выходят из лабиринта Филиппинских островов на восток, в Тихий океан- Здесь сильные боевые корабли прикрывают продолжающуюся высадку, защищают свои авианосцы и конвойные корабли десанта, здесь же ори ждут противника.

А над Филиппинами, над голубыми просторами внутренних морей архипелага в помощь дозорным подводным лодкам висят самолеты-разведчики, выслеживают, куда направились дальше замеченные подводниками японские корабли, не приближаются ли новые соединения противника.

23 октября воздушные разведчики обнаружили две неприятельские эскадры – те же, что были накануне замечены подводными лодками. Одна из них – 5 линейных кораблей, 8 крейсеров, 13 эсминцев – двигалась на восток через внутреннее море Сибуйян к проливу Сан-Бернардино. Другая- 2 линейных корабля, 2 тяжелых и 2 легких крейсера, 8 эсминцев – пересекала другое внутреннее море – Зулу – и тоже направлялась на восток, к проливу Суригао. Обе эскадры должны были по этим проливам выйти на фланги американских сил,.. ударить по кораблям прикрытия, прорваться к авианосцам десанта и уничтожить их. Но как только радио принесло от воздушных разведчиков указание, где, какие и сколько неприятельских кораблей приближается к проливам, навстречу с многочисленных американских авианосцев вылетели истребители, пикирующие бомбардировщики, самолеты-торпедоносцы. Их удары должны были заставить противника отказаться от выполнения боевой задачи или настолько ослабить японские корабли, что задача оказалась бы для них непосильной.

Силами своей авиации американцы атаковали японцев в море Сибуйян. По американский сообщениям, 'почти асе. корабли противника были при этом или потоплены, или повреждены, и скоро на флагманском корабле взвился сигнал отхода – японские корабли якобы отступили, ушли на запад.

В это же время американские самолеты атаковали японцев в море Зулу и там тоже будто бы повредили все основные боевые единицы противника.

На самом деле все эти сообщения оказались сильно преувеличенными. Обе японские эскадры сохранили боеспособность и продолжали свой прорыв на восток через проливы, в чем очень скоро самим американцам пришлось убедиться.

Пока самолеты американских авианосцев сосредоточили свои основные силы против двух приближавшихся эскадр противника, японская островная авиация, в свою очередь, обрушилась па корабли десанта, на авианосцы. И тогда американцы заметили, что одно соединение японских самолетов прилетает откуда-то с севера и, по всем признакам, не с сухопутного аэродрома, а с авианосцев. Значит, возможно, что с севера приближается третья эскадра противника. Немедленно самолеты-разведчики вылетели на север.

Скоро воздушная разведка обнаружила в 200 милях от северной оконечности острова Лусон большую японскую эскадру, которая полным ходом направлялась к месту будущего боя. 2 линейных корабля, б крейсеров и 6 эсминцев сопровождали 1 крупный и 3 легких авианосца. Эта новая сила, идущая с севера во фланг американскому флоту, могла оказаться очень опасным противником.

Угроза была так велика, что американцам пришлось оставить свой десантный флот без достаточной защиты и бросить большие силы навстречу новому противнику,-с тем чтобы встретить неприятеля далеко на подходе к театру будущего сражения и не пропустить его к острову Лейте. В тог же день 23 октября – на север двинулось несколько групп американских авианосцев с кораблями охранения.

Тем временем еще ночью 23 октября японская эскадра, что шла через море Зулу, прорвалась через море Минданао и пролив Суригао и утром того же дня вступила в бой с американскими кораблями. Эта эскадра была задержана боем и не пропущена к островам Лейте и Самар. Но в ночь на 24 октября другая японская эскадра, которая, по американским сообщениям, была разбита в море Сибуйян и будто удалилась на запад, все же прошла через пролив Сан-Бернардино и утром атаковала американские корабли у острова Самар. .

Американской десантной армаде пришлось спешно отступать, уходить на восток, в открытый океан. Самолета, взлетевшие с малых конвойных авианосцев, пытались задержать преследующие японские корабли. Но это не помогало, и вот-вот весь американский десантный флот с охранявшими его конвойными кораблями должен был погибнуть. В этот критический момент американцев выручил счастливый случай, который неожиданно пришел им на помощь.

Плохое качество японской разведки и явно невысокая боевая подготовка корабельной авиации позволили американской эскадре, ушедшей на север, внезапно напасть на приближающегося противника на рассвете 24 октября. Самолеты авианосцев взлетели, нависли над застигнутыми врасплох японскими кораблями и ударами бомб и торпед причинили им столь серьезные повреждения, что они повернули на север и направились к Японии.

Получилось так, что вместо задержки на севере для более или менее длительных боевых встреч с противником американские корабли неожиданно быстро освободились и могли вернуться раньше срока к своему десантному флоту. Поэтому американцы и не преследовали японцев, а полным ходом направились к острову Самар и подоспели во-время, чтобы спасти от уничтожения свои десантные суда.

Карта сражения за Филиппины

Карта района Тихого океана, где разыгралось одно из крупнейших морских сражений второй мировой войны -бой за Филиппины. Подробные пояснения к отдельным столкновениям – эпизодам сражения – даны на самой карте.

А. Северный бои На левой карте-кадрике (сверху) показано начало боя. Предупрежденные разведочной авиацией о приближении японской эскадры с севера, корабли 3-го американского флота ночью направились навстречу, внезапно напали на японцев, потопили их авианосцы

1 Японская эскадра.

2. 3-й американский флот в составе авианоcцев и быстроходных линейных кораблей

3. Американские десантные соединения

4. Остатки японской эскадры уходят на север

5 Американские корабли прекращают преследование и идут на юг, на помощь атакованным японцами. кораблям десанта.

6 Южный бой

На левой (крайней) карте-кадрике показан момент подхода американских сил навстречу проходящей через пролив Суригао японской эскадре Закрыв выход из пролива и сосредоточив огонь на передних кораблях противника (маневром «охвата головы» – средняя карта кадрик), американский флот разбил японцев, и только один два их эсминца ушли от преследования (правая карта-кадрик).

1. Японская эскадра входит в пролив Суригао.

2. Американские линейные корабли занимают позицию у выхода из пролива

3. Десантный флот США.

4. Линейные корабли США открыли огонь с дистанции в 6 миль.

5. Японская эскадра отступает

6. Корабли США уничтожают японскую эскадру.

7. Американские подкрепления, отряженные для участия в центральном бою.

В центральной части нарты показан весь «театр» сражения за Филиппины в октябре 1944 года. Значительно превосходящие военно – морские силы США нанесли крупное поражение японскому флоту. Большие белые стрелы указывают те места на театре сражения, где разыгрались главнейшие бои. На краях карты отдельными картами- кадриками показано, как протекали эти бои.

В. Центральный бой.

На верхней из карт-кадриков крупные силы японского флота проходят через пролив Сан-Бернардино, заставляют отступить корабли США. Но освободившиеся после боев корабли 7-го и 3-го американских флотов охватили с севера и юга японские корабли и заставили их отступить в пролив Сан-Бернардино. При этом японский флот понес тяжелые потери от атак авиации противника.

1. Японские силы выходят, в Тихий океан через пролив Сан-Бернардино.

1а. Японские самолеты с наземных аэродромов вступают в действие.

2. Благоприятный ветер помог отступающим авианосцам США поднять в воздух свои самолеты, чтобы их действиями, замедлить преследование.

3. Тем временем американские подкрепления с севера и юга отбрасывают японцев назад с крупными для них потерями.

3а. 7-й американский флот.

4. Отступающие японские корабли, преследуемые американской авиацией.

Ночной залп главного калибра линейного корабля.

Теперь «заговорили» орудия главного калибра линейных кораблей. До этого атаку предпринимали лишь воздушные авангарды флотов. Эти атаки отражались зенитными орудиями кораблей. Еще не было артиллерийского боя между главными силами флотов. Но вот противники сблизились на дистанцию действительного огня. К бомбам пикировщиков, к торпедам самолетов-торпедоносцев и подводных лодок присоединились могучие удары главных башен линейных кораблей и крейсеров. И тогда наступила решительная схватка.

Два дня – 23 и 24 октября – ожесточенно вела бой японская эскадра, прошедшая через море Зулу. К вечеру 24 октября все корабли этой эскадры были потоплены или повреждены. Ее остатки устремились на запад через пролив Сан-Бернардино. Вторая эскадра, из моря Сибуйян, вступила в бой утром 24 октября и к вечеру тоже была разбита подоспевшими с севера и юга американскими кораблями. Большинство японских кораблей получило серьезные повреждения. один крейсер был потоплен, один эсминец выведен из строя. К вечеру и эта эскадра отступила на запад через тот же пролив Сан-Бернардино. Американцы продолжали преследовать противника и в 2 часа ночи, в непроглядной темноте, потопили артиллерийским огнем японский крейсер. Новейшие способы точной паводки орудий на цель, скрывающуюся во мраке ночи, помогли им добиться этого успеха.

Обе отступившие японские эскадры оказались в море Сибуйян. Здесь их снова атаковали самолеты американских авианосцев и береговых аэродромов.

Остатки разбитого японского флота скрылись в лабиринте Филиппин.

Так окончилось сражение за Филиппины. Оно было самым крупным столкновением на море за все время второй мировой войны. Со стороны японцев в нем участвовало 9 линейных кораблей, 19 крейсеров, 4 авианосца и 27 эсминцев. Пока еще неизвестно, какие и сколько американских боевых кораблей участвовало в этом сражении. Известно только, что американцы имели большое преимущество в авианосцах и что в решительном сражении участвовало много линейных кораблей. Японцы потеряли 2 линейных корабля, 4 авианосца, 4 тяжелых и 3 легких крейсера, 3 корабля – «лидера» эсминцев, 6 эсминцев. По американским сообщениям, потери американцев якобы свелись к 1 авианосцу, 2 конвойным авианосцам, 3 эсминцам и еще нескольким мелким кораблям. Общие асе потери обеих сторон намного больше потерь в Ютландском бою, в котором участвовало гораздо больше линейных кораблей.

Сражение за Филиппины – второй и самый крупный морской бой второй мировой войны, в котором участвовали орудия главного калибра (первый – сражение при Гвадалканаре (13-15 ноября 1942 года). В других больших морских сражениях линейные корабли даже не вступали в бой. Исход решался действиями авианосцев. Но если бы не было линейных кораблей, обеспечивающих эти действия; если бы они не защищали свои авианосцы от нападения таких же мощных и других кораблей противника, все сражение протекало бы по-другому: как только надводные боевые корабли прорвались бы к авианосцам, они легко нанесли бы им поражение.

Глава II Оружие

Главный калибр

Основа боевой мощи линейного корабля- его артиллерия.

Наступательная тяжелая артиллерия линейного корабля обычно состоит из 8- 12 орудий крупного калибра. Корабль вооружен еще и другими, менее сильными орудиями, но их калибр в несколько раз меньше, чем калибр тяжелых орудий корабля. Поэтому тяжелая артиллерия линейного корабля называется «главной» или «главным калибром».

Ни на одном из существующих линейных кораблей главный калибр не превышает 406 миллиметров, но нет орудий главного калибра и меньше 305 миллиметров. Обычно чем больше главный калибр, тем меньше число его орудий. При калибре в 406 миллиметров число орудий ни на одном из современных линейных кораблей не превышает девяти.

Размеры орудия калибра 406 миллиметров огромны. На стволе такой пушки могут выстроиться в ряд сорок матросов. Вес пушки 125 тонн. Снаряд такого орудия, если его поставить на основание, выше взрослого человека, а вес – больше одной тонны. Но сила выстрела так велика, что эта тяжесть летит вдаль больше чем на 40 километров.

Может возникнуть законное недоумение: к чему эти огромные пушки, если в наше время существует своего рода «крылатая артиллерия» – самолеты-бомбардировщики? Ведь эта артиллерия неизмеримо дальнобойнее, она настигает свои цели даже на расстоянии в сотни километров. Ее снаряды-бомбы бывают не только не меньше, но даже больше снарядов главного калибра линейного корабля. При этом не нужно ни дорогостоящих кораблей-гигантов, ни огромных пушек.

В чем же преимущество главного калибра линейного корабля? Только ли в том, что самолетам-бомбардировщикам трудно приблизиться и «накрыть» сильно вооруженную и хорошо охраняемую цель?

Оказывается, существует еще одно большое преимущество тяжелой артиллерий линейного корабля: сила ударов его снарядов намного превышает силу бомбовых ударов самолетов.

Мы уже знаем, что чем больше скорость полета снаряда, тем больше и сила его Удара.

Бомбы, сброшенные с самолета обычным способом, падают вниз под влиянием силы тяжести. Скорость падения при этом колеблется в зависимости от высоты сбрасывания: она не больше 270 метров в секунду, если высота сбрасывания около 6 километров (или больше); если же высота сбрасывания 600-700 метров, скорость падения бомбы снижается до 140-150 метров в секунду.

А с какой скоростью летит снаряд орудия главного калибра? Его выбрасывает из орудия невероятная сила: на каждый квадратный сантиметр основания снаряда при вы* стреле давит сила почти в 2,5-3 тонны. Но площадь дна огромного снаряда измеряется в 1300 квадратных сантиметров. Это значит, что снаряд выбрасывается из орудия силой до 4 тысяч тонн.

Вот почему в момент вылета из дула «начальная» скорость снаряда почти километр в секунду. И даже на исходе этой дистанции скорость полета снаряда немного меньше полукилометра в секунду.

Такая скорость и придает снаряду орудия главного калибра ту чудовищную разрушительную силу, которую испытали на себе гитлеровцы под Ленинградом и «Бисмарк» в Атлантике в последний день своего существования.

Какая же это сила, на что она способна? На дистанции в 7 километров снаряд калибра 406 миллиметров может пробить наиболее толстую броню, а после этого взрывается и поражает оставшиеся без защиты механизмы и устройства корабля.

Подсчитано, что при этом энергия удара одного снаряда достигает 9300 тысяч килограмметров. Это значит, что удар нанесен с силой, достаточной для того, чтобы поднять тяжесть в 9300 тонн (вес около 300 груженых вагонов) на высоту в 1 метр. Но ведь часто бывает, что одновременно в корабль попадает не один, а несколько таких снарядов. А какой эффект получится, если на море появятся пушки калибра 457 миллиметров? Вес каждой из них достигнет 180-200 тонн. Снаряд будет весить примерно полторы тонны, а дальность выстрела возрастет до 50-60 километров. Пробивающая сила снаряда неизмеримо увеличится.

До недавнего времени трудно было поверить, что могут появиться такие пушки. Но еще перед второй мировой войной в печать проскальзывали сообщения о том, что возможно появление линейных кораблей, вооруженных орудиями калибра 508 миллиметров.

Где же разместилось на линейном корабле его грозное наступательное оружие, орудия-гиганты?

На верхней палубе корабля по средней продольной линии расположены три-четыре огромные стальные бронированные «коробки». Это-главные орудийные башни линейного корабля. Они опираются на цилиндрические основания – барабаны. В передней части каждой башни два, три, иногда четыре отверстия – амбразуры. Из каждой амбразуры на несколько метров вперед торчит ствол огромного орудия. Задняя же, «казенная» его часть скрывается внутри башни. Там же сосредоточены механизмы управления ее вращением и движениями ствола орудия. На некоторых линейных кораблях (более старой конструкции) все главные башни сосредоточены в носовой части, в других (более новых) – и в носовой и в кормовой части, чтобы можно было вести огонь по противнику при отступлении.

На стволе такой пушки могут выстроиться в ряд сорок матросов

Но «коробка», которая возвышается над палубой, – это еще не вся башня, а только ее верхний, четвертый «этаж». Глубоко вниз, в недра корабля, уходит ствол башни- еще три «этажа». И чтобы понять работу башни, знакомство с ней надо начинать с первого, нижнего «этажа», где помещаются артиллерийские погреба для снарядов и зарядов. Специальные механизмы помогают артиллерийской команде быстро подавать снаряды и заряды к нижним подъемникам, которые доставляют боеприпасы на второй «этаж», в перегрузочное отделение. Здесь их перегружают на верхние подъемники, которые подают снаряды и заряды к орудиям на самый верхний, четвертый «этаж». Непосредственно под верхней, боевой частью башни, на ее третьем «этаже» расположено рабочее отделение; здесь помещаются механизмы заряжания и наводки орудий. Для одних только механизмов заряжания необходимы моторы мощностью в 250 лошадиных сил. И, наконец, в самой «коробке» – на четвертом «этаже» башни на очень массивных и прочных металлических балках укреплены орудийные станки – на них и смонтированы гигантские пушки. Здесь же, у самых орудий, находятся рукоятки и штурвалы, с помощью которых управляют механизмами заряжания и наводки орудий, и точные приборы управления стрельбой.

Устройство главных башен – это сумма самых удивительных чудес современной техники.

Ведь для того, чтобы правильно навести орудие на движущуюся цель, надо иметь возможность поворачивать башни, а также придавать стволу орудия необходимый угол возвышения. И это нужно делать очень быстро, так как линейный корабль и его противник быстро передвигаются по морю. Башня весит до 2 тысяч тонн, но небольшой поворот штурвала заставляет ее плавно вращаться. Мощные моторы и специальные. регуляторы обеспечивают легкость и любую скорость вращения – от наименьшей до наибольшей, до 10 градусов в секунду.

Скорость в 10 градусов в секунду может показаться небольшой, но присмотримся внимательнее к этой цифре: ведь длина ствола орудия примерно 15 метров; весь путь, который пройдет конец дула орудия, если он опишет полную окружность, будет равен 94 метрам. А так как 10 градусов составляют только 1/36 часть полного кругового пути орудия, то за одну секунду конец ствола – его дульная часть – переместится на 94/36 =2,6 метра.

Как будто совсем немного. Но ведь на расстоянии хотя бы в 10 километров основание треугольника с углом при вершине в 10° составит 1,8 километра. Следовательно, ясно, что ствол орудия, стреляющего на большую дистанцию, всегда «нагонит» врага, передвигающегося С любой возможной на море скоростью. А пока идет эта «гонка», наводчики следят за углом возвышения. Специальные механизмы помогают с любой необходимой скоростью опустить или поднять многотонный ствол.

Точная работа механизмов заставляет снаряд и заряд подняться на четвертый «этаж», в боевое отделение. Тут же они исчезают в каморе орудия (камора – гладко; стенная часть канала ствола, в который помещаются заряд и снаряд). Плавно, легко и быстро вращаются 2 тысячи тонн металла башни, устанавливаются на определенный угол стволы орудий. Все готово к выстрелу. Через каждые 15 секунд офицер, управляющий стрельбой, может направить на противника залп из нескольких орудий. Но необходимо добиться того, чтобы этот сокрушающий удар точно попал в цель, чтобы тонны стали и взрывчатых веществ не упали в море.

Так подавали снаряды из погреба к орудиям корабля в прошлые времена; освободившаяся «тара» сбрасывалась обратно в погреб.

Центральная наводка

Как же прицелиться в корабль противника, если он находится на расстоянии в 20-40 километров?

Схематическое изображение разреза башни главного калибра:

1 – Рубка командира башни. 2 – Дальномер. 3 – Доска управления башней. 4 – Передаточная платформа для снарядов. 5 – Снаряд в перегрузочных салазках. 6 – Каждое орудие башни обслуживается отдельным подъемником. 7- Часть ствола орудия, где помещается снаряди заряд, воспламеняющийся »т электрического запала. 8 – Тяжелые броневые плиты, защищающие башню. 9- Управление вращением башни и подъемом стволов орудий. 10- Винт подъемного механизма. 11 – Огромные роликовые подшипники, на которых вращается башня. 12 – Механизмы движения башни. 13 – Вспомогательные подачные трубы для снарядов. 14 – Гидравлический (действующий давлением воды) «толкатель» подает снаряды к орудиям. 15 – Нижнее погрузочное отделение для зарядов. 16 – Подъемники, подающие снаряды в перегрузочные отделения. 17 – Погрузка «картузов» с порохом (зарядов) в зарядном погребе. 18 – Конвейерный подъемник, подающий заряды в перегрузочное отделение. 19 – «Толкатель» подъемника для подготовленных зарядов. 20 – В перегрузочном отделение подготовленные снаряды грузятся в подъемники, подающие их к орудиям. 21 – В специальном перегрузочном отделении заряды Окончательно подготавливаются и грузятся в подъемник, доставляющий иx к орудию. 22 – Механизм с толкателем, который подаст снаряд в камору орудия.

Дым из труб, дым от пожаров на кораблях, искусственные дымовые завесы – все это закрывает цель. Недолетевшие снаряды противника или авиабомбы падают в море и вздымают водяные столбы высотой иногда в несколько десятков метров; они также закрывают горизонт. И даже если нет всех этих помех, все равно не видно далекого противника – земля шарообразна, и корабль противника находится за пределами видимости, далеко за горизонтом. На дистанции в несколько километров наводчик часто не видит цели.

Как быть? Как добиться, чтобы ничто не мешало наводчику видеть противника? Как увеличить дальность видимости, «отдалить» горизонт от глаз наводчика?

Надо сделать так, чтобы наводчики орудий могли наблюдать за противником с какой-то высоты. Тогда завесы не будут мешать, а горизонт отдалится на много километров.

Но наводчиков нельзя отдалить от орудий. Значит, нужно иметь еще других наводчиков, которые будут находиться где-то на возвышенной точке корабля и оттуда передавать данные для стрельбы наводчикам у орудий. Так и была разрешена задача наводки орудий при дальней дистанции стрельбы.

Линейный корабль имеет две мачты – переднюю (фок-мачту), расположенную ближе к носу, и заднюю (грот-мачту) – поближе к корме.

Фок-мачта линейного корабля совсем не похожа на такую мачту, которая обычно встречается на судах. Она представляет собой грузную башнеобразную надстройку, со всех сторон «облепленную› площадками и пристроенными закрытыми помещениями – рубками.

На самом верху этой мачты находится помещение для артиллеристов-наблюдателей. Это – командно-дальномерный пост; здесь определяются исходные, самые основные данные стрельбы для наведения орудий на цель.

С большой высоты противник виден очень далеко, видно, попадают ли в него снаряды и как нужно направить орудия, чтобы снаряды попадали в цель.

Но дистанция стрельбы может быть настолько большой, что и такого наблюдения мало. Поэтому на линейных кораблях есть свои самолеты. Это гидросамолеты – разведчики и корректировщики (бывает среди них и бомбардировщик). Число их на линейных кораблях доходит до четырех. Для них имеются на палубе и ангары и своего рода «аэродром» – поворотный металлический мост со скользящей по нему тележкой.

Самолет устанавливается на тележку, мост поворачивается внешним, свободным концом к морю. С большой скоростью тележка скользит по мосту и в конце своего хода выбрасывает самолет в воздух. Такой «аэродром» . называется катапультой – по сходству своего действия с метательными машинами древности и средних веков.

Самолеты взмывают вверх п кружатся над целью. Наблюдателям на этих самолетах хорошо видны все попадания. По радио они передают на свой корабль результаты наблюдения за падениями снарядов у цели.

По этим данным управляющие стрельбой решают задачу стрельбы. Но как же быть дальше? Как передать полученные сведения наводчикам у орудий, в орудийные башни?

Нужны необычайная скорость и точность передачи. Если сведения передавать по телефону, на это уходит слишком много времени. Наводчик должен заняться исполнением приказания, произвести наводку на основании полученных сведений – это тоже долго. Наконец наводчик может плохо расслышать или сделать ошибку при наводке: Во время морского боя противники находятся в непрерывном движении. Пока сведения будут передаваться, пока будет произведена наводка, цель успеет настолько переместиться, что прицел окажется неверным.

Выброшенные в воздух тонны стали и взрывчатых веществ упадут в море и не принесут противнику вреда.

Кроме того, в большинстве случаев^ главные орудия линейного корабля стреляют залпами по одной цели. Артиллеристы заинтересованы в том, чтобы как можно больше снарядов попадало в противника А для этого необходимо, чтобы наводка каждого отдельного орудия точно совпадала по высоте, направлению и времени с наводкой остальных пушек и чтобы все они стреляли В одно и то же мгновение.

В решении этой трудной задачи морякам помогли последние достижения техники управления механизмами на расстоянии – телемеханики.

В наше время на кораблях применяется электроуправление огнем на расстоянии – центральная наводка.

На верхушке фок-мачты, в командно- дальномерном посту, находится офицер, управляющий стрельбой главного калибра корабля. Здесь же находится особый оптический прибор – визир центральной наводки. Его обслуживают два наводчика. Один производит наводку по направлению на цель – это горизонтальная наводка; другой- по высоте, это вертикальная наводка. Дистанция полета снаряда зависит от того, насколько поднят ствол пушки, на какой угол по отношению к горизонтальной плоскости он. поднят (или опущен). Мало правильно навести пушку на цель: снаряд или перелетит, или не долетит до нее. Нужно добиться того, чтобы снаряд точно опустился на цель. Каждому углу возвышения (подъема) орудия соответствует определенное расстояние полета снаряда. Поэтому и необходимо навести орудие не только по направлению, но и по высоте (дать ему угол возвышения).

Оба наводчика, по указанию управляющего огнем, направляют визир центральной наводки на противника и уже не спускают его с цели.

В командно-дальномерном посту находятся и другие оптические наблюдательные приборы-дальномеры (с их помощью определяют расстояние до цели) и зрительная труба управляющего стрельбой.

От приборов командно-дальномерного поста тянутся вниз провода-электрические «нервы» центральной наводки. Заключенные в бронированную трубу, они проходят сквозь всю высоту фок-мачты, тянутся дальше – к «центральному посту», который прячется глубоко в недрах корабля, ниже ватерлинии.

Там, в помещении центрального поста, находятся и работают офицер-артиллерист и матросы – артиллерийские электрики. Здесь же находится главный прибор центральной наводки.

Неприятель обнаружен; еще несколько секунд – и на циферблате прибора в центральном посту стрелка автоматически отмечает, на каком расстоянии находится противник. Управляющий огнем наводит на неприятельский корабль оптическую трубу, как. бы «приближает» его к своим глазам. Теперь ему видно, какой это корабль, в каком направлении и с какой скоростью он идет. Вое эти данные передаются в. центральный пост, а уже отсюда окончательные данные горизонтальной и вертикальной наводки передаются дальше, в башни. Как это делается?

Всевозможные приборы, доски с сигнальными лампочками, ряды выключателей, кнопок, рубильников, циферблатов и различных указателей заполняют помещение центрального поста. Паутина телефонных проводов и переговорных труб соединяет его с другими постами на корабле и с орудиями.

Здесь, в недрах корабля, в секунды решаются сложнейшие задачи.

Получив данные стрельбы сверху, артиллеристы центрального поста должны внести ряд поправок. Они учитывают курс и скорость собственного корабля, курс и скорость корабля противника, направление и скорость ветра в верхних слоях воздуха, температуру воздуха, температуру пороха и другие данные, которые влияют на выстрел, на скорость снаряда, на направление и дальность его полета. Все эти сведения центральный пост получает от других специальных постов корабля.

В главном приборе центрального поста эти сведения, выраженные числами, автоматически перерабатываются так, что получаются окончательные, «полные» величины углов горизонтальной и вертикальной наводки орудий.

По электрическим «нервам» центральной наводки эти величины почти мгновенно передаются в башни.

На орудиях находятся принимающие приборы с циферблатами – шкалами и стрелками.

Наводчик у орудия не должен наблюдать за противником – он следит за шкалой своего прибора, за стрелкой на циферблате. Как только стрелка приняла определенно^ положение, ему остается согласовать с ней вторую стрелку, которая связана с механизмами движения орудия. Стальная громада зашевелилась. Тысячетонная башня с орудиями поворачивается и занимает указанное стрелкой положение. Тогда опять без вмешательства наводчика у орудия из центрального поста во все наведенные башни передается электрическая команда: залп!

4-о снарядов по каждой такой команде вырываются в воздух и несутся к кораблю противника.

Почему же только 4-6, а не все снаряды? Оказывается, если стрелять одновременно из всех орудий, залпы следовали бы один за другим через каждые 30-40 секунд. А на море такая скорострельность часто бывает недостаточна. Ведь снаряды летят до цели около полминуты. За это время цель (корабль противника) успеет уйти из-под прицела. Значит, надо не давать ему времени на это, быстрее посылать в него свои снаряды. Это удается, если огонь ведется не из всех орудий сразу, а «очередями» – сначала стреляет одна часть орудий, затем другая.

При этом залпы могут следовать один за другим через 10-15 секунд. Меткость стрельбы настолько высока, что на полном ходу и на встречных курсах, когда корабли- противники с огромной скоростью перемещаются относительно друг друга, орудия быстро «накрывают» цель.

Электрические линии центральной наводки – важнейший боевой орган корабля. Поэтому для них устраивают надежную защиту.

На пути от верхнего поста управления огнем их размещают внутри бронированной трубы, которая опускается вниз, проходит сквозь бронированные палубы и доводит провода до стальной «коробки» центрального поста.

Связь центрального поста с башнями также надежно защищена.

И все же может случиться так, что система центральной наводки будет повреждена. Такое повреждение очень ослабляет эффективность огня линейного корабля, распыляет его, снижает меткость.

Каждому командиру башни приходится в таком случае обходиться своими собственными средствами. У него есть свои приборы наводки и дальномеры и визир для наблюдения за противником. Визир устроен, как перископ подводной лодки, и высовывается наружу, на крышу башни. О его помощью можно изнутри башни видеть так, как будто наблюдатель находится снаружи, наверху.

В башне – ее командир и несколько младших командиров и матросов. Они обслуживают механизмы подачи боеприпасов, заряжания и наводки.

Боевой коллектив орудийной башни делится на группы подачи, заряжания и наводки. Первые две группы обязаны бесперебойно и тщательно подавать заряды и снаряды, заряжать орудия, полностью подготавливать их к выстрелу; группа наводки осуществляет наводку и стреляет. Боевая работа наводчиков и заряжающих (они называются комендорами) видна и понятна. Каждое удачное попадание – это боевой успех комендоров. Вот почему эта специальность очень привлекательна. Но без точной, качественной и своевременной помощи подающих, без строгой четкости их боевой работы самые лучшие комендоры не сумели бы достаточно хорошо выполнять свои ответственные обязанности.

Вот работает в башне комендор – горизонтальный наводчик. У него перед глазами прибор центральной наводки и прицельная перископическая труба. Он не отрывается от циферблата прибора (при стрельбе центральной наводкой) или от окуляра прицельной трубы (при прицельной самостоятельной стрельбе).

Во втором случае он все время вращает маховичок поворота башни, направляя орудие на цель.

Комендор – горизонтальный наводчик поймал цель.

В первом случае это значит, что совмещены обе стрелки на приборе центральной наводки. Во втором случае вертикальная линия, нанесенная на стекле прицела, точно направлена на цель.

Теперь нужно заставить башню все время поворачиваться так, чтобы стволы орудий следовали за движением цели п оставались точно наведенными на нее.

Второй комендор – вертикальный наводчик – с помощью такого же маховичка опускает или поднимает орудие до того момента, когда горизонтальная нить на стекле прицела пересечет цель. (При центральной наводке вместо этого он просто совмещает обе стрелки на циферблате приемного прибора вертикальной наводки орудия.) Противник «пойман», когда обе нити (и вертикальная – горизонтального наводчика и горизонтальная – вертикального наводчика) одновременно пересекают цель (или когда будут совмещены стрелки на приемных приборах центральной наводки у обоих комендоров).

Вся соевая работа коллектива башни делается с помощью механизмов. Но без людей, знающих и любящих свое дело, механизмы не будут работать безотказно, быстро, точно.

Поэтому от всех находящихся в башне – ц от офицеров и от матросов, от подающих, от заряжающих и от комендоров – зависит боеспособность корабля, бесперебойность и эффективность его огня.

Вот почему четкость и точность работы всего коллектива башни играют исключительную роль в успешном исходе боя.

* * *

Кроме орудий главного калибра, линейный корабль вооружен еще пушками-«помощниками», вспомогательной артиллерией. Эти пушки предназначены для отражения атак эсминцев, подводных лодок, торпедных катеров.

Но на сравнительно близких дистанциях вспомогательная артиллерия может помочь главному калибру и в бою с линейными кораблями и крейсерами.

Вспомогательная артиллерия состоит из орудий калибра 102-152 миллиметров. На новейших линейных кораблях наиболее распространен калибр 127 миллиметров (5 дюймов).

Таких пушек на линейном корабле бывает до 20. Они расположены на палубе иди по одной за стальными щитами, или большей частью попарно в башнях но обоим бортам корабля. Их дальнобойность-до 18 километров, они отличаются значительной скорострельностью – через каждые 5- 7 секунд орудие выбрасывает очередной снаряд.

Снаряды самые разнообразные: здесь и бронебойные – против крейсеров, и глубинные (ныряющие) – против подводных лодок (когда они только что погрузились), и осветительные, с раскрывающимися парашютами,-для обнаружения цели ночью; такие снаряды взрываются и висят в воздухе, точно яркие лампионы, и освещают море на 1/2 -2 километра.

Фугасные снаряды взрываются при соприкосновении с целью и разлетаются сотнями осколков. Такими снарядами стреляют но мелким судам, по войскам на берегу, по верхним, незащищенным надстройкам больших кораблей.

Погреба с боеприпасами прячутся глубоко внизу, под броневыми палубами.

Вспомогательная артиллерия имеет свои отдельные приборы центральной наводки.

Семь «порций» взрывчатых веществ каждого большого снаряда:

1 – Ударный состав заряда (гремучая ртуть). 2 – Воспламенитель (черный порох). 3 – Заряд – метательное взрывчатое вещество (бездымный порох). 4 – Ударный состав снаряда (гремучая кислота). 5 – Детонатор (черный порох). в-Усилитель детонатора (сильно взрывчатое вещество- тетрил). 7 – Взрывчатая «начинка» снаряда (какое-нибудь сильно взрывчатое вещество).

Они также расположены в центральном посту управления стрельбой и в основах своего устройства и применения схожи с приборами главного калибра.

Огненный еж

Линейные корабли вооружаются не только орудиями главного калибра и противоминными пушками, но еще и зенитными орудиями и пулеметами. По мере того как улучшались боевые качества авиации, усиливалась и умножалась зенитная артиллерия линейного корабля. Незадолго до начала второй мировой войны в строй французского флота вступил новый линейный корабль «Дюнкерк». Для защиты от самолетов этот корабль был вооружен 56 зенитными установками – пушками, пушками-автоматами, многоствольными пулеметами. Вся эта артиллерия должна была создавать перед атакующими самолетами сплошную завесу из огня и стали, такую плотную, чтобы со нельзя было прорвать.

И все же в начале второй мировой войны линейные корабли терпели поражения в боевых встречах с самолетами.

Так, самолеты-торпедоносцы потопили и повредили 3 итальянских линейных корабля и другие корабли в их стоянке в Таранто. Это было в 1940 году. А 7 декабря 1941 года 105 японских самолетов напали на американские корабли в военно-морской базе Пирл-Харбор. Они потопили и повредили все 8 линейных кораблей, которые находились в то время в Пирл-Харборе.

В обоих случаях линейные корабли находились в своих стоянках, были лишены возможности маневрировать. Но поражение в открытом океане быстроходного германского линейного корабля «Бисмарк» также подготовили самолеты-торпедоносцы. А вскоре после успеха в Пирл-Харборе японские самолеты-торпедоносцы потопили в Южно-Китайском море английский линейный корабль «Принц Уэльский» и линейный крейсер «Рипалс». В последних двух случаях линейные корабли обладали необходимой подвижностью и скоростью и все же были побеждены. В чем же скрывалась причина их поражения? На этот вопрос отвечали, что зенитная артиллерия отстала от развития боевых качеств авиация, что она не может противостоять комбинированным атакам пикирующих бомбардировщиков и самолетов-торпедоносцев, что от нападений с воздуха линейные корабли необходимо защищать истребительной авиацией. А во всех приведенных четырех случаях по разным причинам линейные корабли не имели такой защиты.

«Гнездо» зенитных пулеметов на корабле.

Все это было верно,-и поэтому в наши дни в охранение линейного корабля на больших переходах ¦ почти всегда входит авианосец. Но в то же время необходимо было усилить собственную защиту кораблей, их зенитную артиллерию, на тот случай, если все же не окажется во-время воздушного прикрытия или самолетам противника удастся прорваться сквозь него.

Один из боевых эпизодов второй мировой войны на морс начался с того, что маневренное соединение флота, в которое входил и линейный корабль, направилось в район, где ожидалась встреча с эскадрой противника. Было известно, что ядро этой эскадры составляют 3 авианосца.

Неожиданно в небе показались неприятельские пикировщики. Они быстро приблизились и устремились вниз на линейный корабль.; Тогда сверкнули на солнце, точно иглы на спине у ежа, многочисленные стволы зениток.

Проходят мгновения напряженного ожидания – пусть самолеты войдут в зону, охваченную наведенными орудиями, автоматами, пулеметами. Еще миг – и навстречу атакующим самолетам вылетают секущие струи -снарядов. «Огненный ёж». ощетинился. Из; 20 пикировщиков ни один не ушел назад на свой пловучий аэродром, все 20 были сбиты.

Пока длилась атака, линейный корабль не переставал «петлять» по воде, описывать круги, вырисовывать восьмерки и другие, еще более замысловатые фигуры. Это для того, чтобы пикировщики не могли точно рассчитать свой бомбовый удар.

Через несколько минут новая волна – 40 самолетов атакует корабль. На этот раз пикировщики точно падают с неба, а в это же время самолеты-торпедоносцы стремительно снижаются для торпедного удара.

И снова буря зенитного огня разметала нападающих; несколько самолетов сбито, остальные разворачиваются и уходят. Но еще через несколько минут – третья волна в составе 24 пикировщиков и торпедоносцев. Только одному бомбардировщику удается прорваться сквозь огневую завесу линейного корабля и сбросить бомбу весом в 200 килограммов. Повреждения, которые она причиняет, – простая царапина: для корабля-гиганта, а самолеты снова несут чувствительные потери. Три нападения, длились всего 25 минут и обошлись нападающим в 32 самолета, а всего участвовало в налетах 84. И эту победу одержала зенитная артиллерия корабля. Это не было случайным успехом. Очень скоро после описанного эпизода другой линейный корабль отбил атаку 40 самолетов и при этом сбил 10 из них, а сам не получил ни одного повреждения.

Новая цель для зенитное артиллерии корабля, появившаяся во время второй мировой войны, – радиоуправляемый самолет-бомба. Подвешенная к самолету-‹матке» бомба отцепляется от самолета в с помощью радио направляется в корабль противника. Ориентиром для управления полетом бомбы служит яркий хвостовой огонь.

Как же случилось, что зенитная артиллерия линейных кораблей обрела новую силу и сделалась опасным противником самолетов?

Прежде всего еще больше увеличилось число зенитных установок на корабле. На новейших линейных кораблях число зенитных установок – многоствольных пушек- автоматов и пулеметов – доходит до 130. Мало этого: их вспомогательная артиллерия, с которой мы уже познакомились, состоит из 20 «универсальных» орудий. Это значит, что пушки могут вести и зенитный огонь, что общее количество зенитных установок доходит до 150, что каждый квадратный метр палубы и надстроек корабля защищен зенитными орудиями разных типов и калибров.

Но не одно количество решило задачу: и качество зенитной артиллерии стало другим, еще более высоким. Малые зенитные пушки линейных кораблей (калибра 20 и 40 миллиметров) в последние годы выбрасывали в единицу времени в десятки раз больше металла, чем это было в самом начале второй мировой войны. Если же к тому прибавить улучшения в меткости, в технике управления огнем и увеличение поражающего действия пуль и снарядов, то можно считать, что сила зенитной артиллерия линейного корабля за последние годы увеличилась во много раз.

Снаряды крупных зенитных пушек могут «достать» воздушного противника на высоте до 12 тысяч метров. Малокалиберные автоматические зенитки и пулеметы ведут огонь по быстро маневрирующим самолетам на высоте ниже 1500-1000 метров.

Только зенитные пулеметы стреляют пулями, рассчитанными на прямое ударное попадание в самолет. Зенитные пушки стреляют снарядами с особым устройством – дистанционной трубкой. Это устройство регулирует время зажигания взрывчатой начинки снаряда. Поэтому, если снаряд и не попал в цель, он все равно разорвется в заданной точке. Разлетающиеся осколки поражают значительное пространство вокруг точки разрыва.

Радиоуправляемая бомба преследует корабль-цель.

Существуют два способа зенитной стрельбы. Один из них сводится к тому, что каждое орудие ведет огонь почти совершенно самостоятельно. Извне, с поста управления, оно получает только основные данные, которые не поддаются определению силами наводчиков: высоту положения цели, скорость ее и направление. Остальные данные определяются приборами, установленными на пушке. Наводчик с помощью специального визирного прибора наблюдает за самолетом. Вспомогательные приборы определяют необходимые поправки, а специальный прибор дает установку дистанционной трубки снаряда.

Бывают случаи, когда необходимо вести именно рассредоточенный, распыленный зенитный огонь. Во время напряженного боя с авиацией противника, когда приходится одновременно вести огонь по многим самолетам, а эти самолеты идут на корабль с разных направлений и на разных высотах (звездный налет), – только таким огнем и можно отразить атаку. И тогда сильно выручают отличная подготовка, высокое мастерство каждого комендора, особенно командира орудия.

Если же приходится вести огонь по самолетам, идущим с одного направления, или поставить перед ними огневую завесу, – тогда применяется другой способ зенитной стрельбы: полностью централизованный огонь. При этом все данные для зенитной стрельбы готовятся в отдельном центральном посту. Орудие получает готовые величины углов направления и прицеливания, а также установку дистанционной трубки. Пушки не имеют ни оптических приборов, ни счетных машин. Наводчики при орудиях не следят за самолетом. Работа наводчиков заключается в установке полученных данных на трех циферблатах приборов (стрелки устанавливаются на определенные деления), а это автоматически обеспечивает правильную наводку орудия.

Управление огнем зенитной батареи уже не ведется голосовой командой – выстрелы ее заглушают. Применяются специальные телефоны, дающие орудийному расчету возможность работать совершенно свободно обеими руками. Комендоры делают свою работу молча, выполняя команду, передаваемую им по телефону.

Линейный корабль а его охранение отражает атаку с моря и воздуха.

В центральном посту три человека стоят у микрофонов и непрерывно передают слова команды вполголоса. Но телефон требует много времени на передачу данных. Кроме того, могут случиться искажения передачи, ошибки. Поэтому к приборам предъявляются еще большие требования автоматизации передачи. На помощь приходит «синхронная» передача. На главном приборе управления указатель отмечает на круговой шкале угол направления. Это направление должно быть передано орудию. Вместо того чтобы считывать его со шкалы и передавать по телефону, включают указатель направления в систему электрической передачи. С помощью этой системы данные стрельбы передаются на такие же указатели, помещенные на каждом орудии. Они движутся «синхронно» – точно так же и с той же скоростью, как и указатель на главном приборе. Получив эту «немую» команду, наводчик исполняет ее – совмещает стрелку, связанную с механизмом движения ствола, с указателем па командной шкале.

Глава III Защита

Броня

Линейному кораблю приходится выдерживать мощные разрушительные удары противника. Поэтому броневая защита современного линейного корабля – важнейшая часть его устройства. Броня должна надежно защищать все жизненные части корабля, его машины, вооружение. Для этой цели важны не только большая толщина и высокое качество броневых стальных плит – нужно, чтобы эти плиты были расположены наиболее целесообразно, чтобы вся система бронирования была устроена наилучшим образом, чтобы она оказывала наибольшее сопротивление ударам с моря и с воздуха.

Когда строили первые броненосцы, задача эта решалась просто: корабль опоясывали по борту железной броней равномерной толщины, а сверху, по палубе, настилали более тонкие железные плиты. Палубная броня соединялась с поясной по ее верхнему краю.

Получалось так, что на корабль надевали огромную металлическую- «шапку», она закрывала всю надводную часть корабля и спускалась немного ниже ватерлинии. Снаряды неприятельских пушек, куда бы они ни попали – в борт или в палубу, – встречали преграду. В те времена этого было достаточно – ведь тогда снаряды не пробивали броню.

Но вскоре пушки взяли свое, и пришлось подумать не только об утолщении брони, об улучшении ее металла, но и об усовершенствовании ее устройства.

Тогда придумали простое и в то же время очень полезное улучшение: края палубной брони у самых бортов корабля опустили книзу и соединили с нижней кромкой бортовой брони.

Получилось, что неприятельский снаряд, попавший в борт, должен был пробить две брони – и бортовую и палубную. Но бортовая броня немного уменьшала силу снаряда, ослабляла ее, поэтому палубная броня хорошо выдерживала удар и надежно защищала корпус корабля. Возникла другая опасность: в пробоины в бортовой броне могла проникнуть вода и нарушить устойчивость корабля. Надо было помешать этому, не дать воде разлиться по броневой палубе. Тогда кораблестроители придумали еще одно устройство. Они пересекли броневую палубу многими непроницаемыми для воды переборками – продольными и поперечными. Получилось много отдельных камер. Если вода попадала в одну камеру, она уже не могла проникнуть дальше. Скоро выяснилось, что при стрельбе с большой дистанции снаряды попадали в корабль сверху и легко разрушали сразу много камер. Эту опасность устранили тем, что настлали поверх переборок вторую броневую палубу. Получился своего рода броневой «ящик» с многочисленными отделениями внутри.

Такая защита полностью оправдала себя и существовала еще во время первой мировой войны. В морских сражениях этой войны стальные защитные коробки кораблей по нескольку часов сопротивлялись тяжелым снарядам главного калибра противника.

Какой же толщины достигала броня, в те годы?

Для бортовой брони существовало и существует теперь простое правило: броня в том случае хорошо выдерживает удары снарядов, если ее Толщина больше или примерно равна калибру стреляющих по ней орудий.

Калибр главной артиллерии линейных кораблей даже 30 лет тому назад доходил до 380 миллиметров,.поэтому и толщина бортовой брони была очень большой, а вес ее измерялся тысячами тонн.

Нельзя было защищать корабль и сверху такой броней. Ведь площадь палубы линейного корабля очень велика, еще много тысяч тонн легло бы своей тяжестью на его корпус, перегрузило бы его. Кроме того, и не нужно было защищать палубу очень толстой броней: снаряды всегда попадали в палубу под острым углом, поэтому сила их удара была меньше, чем при попадании в борт (о причине этого явления речь будет впереди). А самолеты-бомбардировщики еще не завоевали себе признания. Вот почему палуба линейного корабля защищалась тонкой броней.

Обычно бронировали не одну палубу, а две: верхнюю – более тонкой броней, а нижнюю- более толстой. Общая их толщинa не превышала 90-125 миллиметров. Когда снаряд попадал в верхнюю палубу, он пробивал ее и при этом разрывался на тысячи осколков. Эти осколки уже не облагали такой силой, чтобы пробить нижнюю броню.

Но время шло. Увеличивались калибры главных орудий, их дальнобойность, скорость полета их снарядов и, значит, сила к ударов. А самолеты-бомбардировщики превратились в подлинную грозу боевых кораблей.

Получилось так, что не только пушки снова побеждали броню: у брони появился новый, не менее сильный и опасный враг – самолет-бомбардировщик.

Пришлось кораблестроителям снова усиливать пассивную защиту корабля – его броню, и палубную и бортовую. Но, для того чтобы не утолщать броню и не делать ее более тяжелой, придумали одно простое улучшение.

Снаряд попал в броню корабля, бортовую или палубную, с такого близкого расстояния, что должен был пробить ее, но все же отскочил и упал в воду. Почему? Может быть, броня слишком толста или изготовлена из особенно прочной стали?

Нет, броня оказалась обыкновенной толщины и качества. В чем же дело?

Оказалось, что в момент попадания пробивная сила снаряда может меняться.

Полная пробивная сила удара получится, если угол между осью снаряда и поверхностью брони будет равен 90 градусам. Если же снаряд «вонзится» слегка наклонно, угол этот уменьшится, уменьшится тогда и пробивная сила удара.

Наконец, может случиться и так, что снаряд попадет в броню совсем наклонно, угол уменьшится до 30 градусов или окажется еще меньше. Тогда огромный снаряд, ударивший по броне с невероятной силой, просто скользнет по ее поверхности и упадет в море. Так и произошло в случае, о котором рассказано выше.

Этот угол, величина которого так сильно сказывается на силе удара, называется «углом встречи» снаряда с броней. Малый угол встречи и является причиной слабого удара снаряда по броне. Величина угла встречи всегда играла важную роль в расчетах кораблестроителей. когда они проектировали броневую защиту большого боевого корабля.

Когда понадобилось усилить сопротивление брони не только путем ее утолщения и увеличения ее веса, кораблестроители решили искусственно уменьшить угол встречи снаряда с броней, сделать его более острым. Они наклонили бортовую броню наружу, как бы отвалили борт сверху к воде. Теперь снаряд должен был попадать в броню косо, а сила его удара – уменьшиться.

Кораблестроители сделали очень интересный расчет. Оказалось, что броня, наклоненная на 10 градусов, сопротивляется удару снаряда так, как будто ее толщина увеличилась на 10 процентов, на одну десятую часть своей величины. ,

Поэтому и не пришлось особенно увеличивать толщину бортовой брони. Так например, броня толщиной всего в 370 миллиметров могла служить так же, как броня толщиной примерно в 406 миллиметров. Значит. если линейный корабль был вооружен орудиями калибра 406 миллиметров и мог ожидать встречи с таким же противником, для него была достаточной броня толщиной в 370 миллиметров. Так могло быть соблюдено правило равенства между калибром главной артиллерии и толщиной брони.

Все же в наши дни толщина наклонной' поясной брони у наиболее жизненных частей новейших линейных кораблей возросла до 406 миллиметров, а это значит, что она сопротивляется ударам, как броня толщиной в 446 миллиметров.

Броня башен осталась вертикальной. Башни защищают основную силу линейного корабля – его главную артиллерию, поэтому их опоясали более толстой броней. На новейших кораблях толщина башенной брони доходит до 457 миллиметров.

Не все новые линейные корабли строятся с наклонной броней, на некоторых остается прежняя вертикальная бортовая броня.

Дело в том, что при наклонной броне становятся шире и броневые палубы, для их изготовления требуется больше стали, и вес палубной брони увеличивается. Поэтому некоторые кораблестроители предпочитают вертикальную поясную броню, пусть даже более толстую. Все же в последние годы наклонная броня завоевала себе много сторонников.

Труднее было усиливать палубную броню, а она-то и нуждалась в особенно большом укреплении. Старый враг палубной брони – пушечный снаряд – сделался намного грознее. И не только потому, что снаряд стал тяжелее, летел быстрее, ударял сильнее. Главная причина заключалась в том же угле встречи. Дистанция артиллерийского огня увеличились. Огромные снаряды, выброшенные сверхмощными орудиями, забирались на высоту в несколько километров и падали на корабль сверху, точно авиабомба. Теперь угол встречи снаряда с палубной броней сделался достаточно большим и сила удара очень выросла. А новый враг палубной брони – авиабомба попадала в палубу почти прямо и ничего не теряла в силе своего удара.

Как устроена броневая и противоминная защита современного линейного корабля.

Стальной ящик

Как же устроена броня современного линейного корабля?

Представьте себе огромный стальной ящик без дна. Длина ящика – около 150 метров, ширина – около 35 метров. Его стенки – толщиной до 457 миллиметров, а крышка – до 150 миллиметров. Теперь вообразите, что вам удалось вставить этот ящик как раз в середину линейного корабля по его длине. При этом получилось так, что крышка ящика немного выше ватерлинии, а стенки опускаются немного ниже нее. Такой бронированный «ящик» действительно существует на многих линейных кораблях. Он защищает от надводных ударов (снарядов, авиабомб) важнейшие боевые части корабля. Сквозь крышку «ящика» проходят толстые бронированные трубы. Это- стволы башен и дымовых труб. Все это бронированное сооружение называется «цитадель».

Продольные стенки цитадели- это и есть главная бортовая броня. Этот основной броневой пояс корабля не покрывает всего борта. Носовая и кормовая части и борты над цитаделью гораздо менее защищены. Это сделано для экономии веса брони. Но сильно защищены отдельные важнейшие «артерии» корабля: дымовые кожухи, стволы башен, подъемники, рулевые приводы и все другое, что служит для непрерывного поддержания подвижности и боеспособности «плавающей крепости».

Поперечные стенки цитадели – траверсы – стягивают концы бортовой брони и замыкают ее. Поверхность цитадели – это «главная», самая толстая броневая палуба корабля. Под ней помещается еще одна броневая палуба – ее называют «противоосколочной». Если снаряд или бомба пробьет главную палубу и взорвется, осколки встретят на своем пути «противоосколочную» палубу. Над главной броневой палубой иногда настилают еще одну, тонкую броневую палубу – ее называют «взводной». Назначение этой третьей палубы – вызвать взрыв снаряда (или бомбы) еще до того, как он ударит по главной палубе.

Общая толщина броневых палуб новейших линейных кораблей достигает 250 миллиметров. Кроме бортов, палуб, башен и «артерий», забронированы еще отдельные командные помещения корабля – боевая рубка, посты управления огнем и другие места, где сосредотачивается управление боевыми частями.

Цитадель очень хорошо защищает центральную часть корабля. Но ведь в бою может так случиться, что машины и погреба останутся в целости, а нос, или корма корабля, или надводная часть его среднего борта будут пробиты снарядами. В отверстия проникнет вода, корабль начнет крениться и может даже пойти ко дну. Поэтому хорошо бы защитить броней весь корабль. Но невозможно защитить весь корабль такой же толстой и надежной броней, как наиболее жизненные его части. Корабль просто не выдержал бы и не смог бы перемещать такую невероятную тяжесть.

Поэтому некоторые кораблестроители предпочитают другую систему бронирования. Они немного уменьшают толщину брони главного броневого пояса (по ватерлинии от крайней носовой до крайней кормовой башни). За этот счет опоясывают носовую и кормовую части более тонкой, но все же еще достаточно прочной броней толщиной около 100 миллиметров. А выше главного броневого пояса надевают на корабль еще один или два броневых пояса, тоже более тонких, толщиной в 100-150 миллиметров. Более тонкая броня не защитит от бронебойных снарядов, но все же пробоины будут меньше, и их будет легче заделать. А от фугасных снарядов и тонкая броня может защитить.

Как же изменился вес брони, насколько он увеличился? Вертикальная броня, защищающая борты и башни, не особенно утяжелилась. Ведь и в первую мировую войну толщина брони доходила до 380 миллиметров. А горизонтальная палубная броня сделалась намного тяжелее. Палубная броня в 1914 году весила около 2 тысяч тонн, а теперь, в новейших линейных кораблях,- 8-9 тысяч тонн и больше: она стала тяжелее в четыре-пять раз. Общий вес брони в старых линейных кораблях был не больше 10 тысяч тонн, а в новейших – около 20 тысяч тонн. Вот какую огромную тяжесть приходится нести на себе линейному кораблю для защиты от снарядов и авиабомб!

Надежна ли эта защита? Оказывается, все же не особенно надежна. Мы уже знаем, что снаряды главной артиллерии линейного корабля часто пробивают броню. Только на очень больших дистанциях броня успешно сопротивляется удару бронебойного снаряда. На более коротких дистанциях броня только уменьшает величину пробоины.

«Победитель брони» (макаровский колпак)

Выходит, что пушка – вернее, ее снаряд – наконец-то победила броню. Как же снаряд одержал эту победу над броней? Чтобы ответить на этот вопрос, нам придется вернуться на полвека назад, снова заглянуть в историю боевого корабля и его оружия.

Примерно к этому времени все военно- морские специалисты пришли к убеждению, что броня окончательно победила пушку.

Одному из английских заводчиков- металлургов, Гарвею, удалось изготовить броневые плиты, не пробиваемые ни одним снарядом. Очень скоро секрет гарвеевской брони стал широко известен. Оказалось, что Гарвей подвергал металл брони особой тепловой обработке, так что поверхностный слой плиты приобретал высокую твердость. Самый твердый снаряд часто не доходил даже до среднего слоя плиты и от удара разбивался на много частей. До «рубашки» (Основы плиты; обращенной к корпусу Корабля) снаряд обычно вовсе не доходил.

В 1801 году завод Гарвея доставил Россию образцы своих броневых плит. Англичане хотели получить заказ на плиты для русского флота и поэтому отобрали лучшие образцы. По этим плитам стреляли из тяжелых орудий калибра 229 миллиметров. Но лучшие русские снаряды доходили только до «рубашки» брони и делали и ней небольшое углубление. При этом снаряды разбивались.

Представители завода были очень довольны результатами испытания, глядели победителями и готовились получить крупный заказ. Но почему-то англичан попросили подождать с неделю. Когда прошел этот срок, русское адмиралтейство предложило повторить испытание плит и даже уменьшить калибр снарядов до 152 миллиметров Недоумевающие представители завода согласились и только удивлялись, как им казалось, чудачествам русских – ведь даже более тяжелые снаряды оказались бессильными против их брони.

Настал день второго испытания. Бот прогремел первый выстрел. Снаряд ударился о броню и… легко пробил ее, а сам разбился лишь на две части. Второй снаряд пронизал броню и сам остался целым и невредимым. Пораженные англичане тут же заявили, что они могут изготовить еще более прочные плиты – такие, которые не пробьют и эти удивительные русские снаряды; они просили только дать им срок – несколько месяцев. Но месяцы эти проходили один за другим, а новых плит все не было.

Тогда новые, более прочные гарвеевские плиты были доставлены другими иностранными заводами. И опять русские снаряды легко, безотказно пробили одну за другой все образцовые плиты. Эти выстрелы русских морских орудий по гарвеевской броне прозвучали тогда на весь мир. И заводчики в западных странах и военные моряки иностранных флотов растерялись. Они поняли, что русские ввели какое-то новое, таинственное усовершенствование не то в орудиях, не то в снаряде, которое было сильнее всех нововведений металлургов, изготовлявших броню. Но что это за усовершенствование? Очень скоро стало известно, что оно названо русскими «магнитное приспособление», что оно представляет собой какое-то улучшение снаряда.

В области военной техники даже важнейшие секреты недолго остаются достоянием одной какой-нибудь страны. Еще через некоторое время тайна новой силы снаряда раскрылась. Оказалось, что адмирал С. О. Макаров, талантливый ученый и крупнейший руководитель русского флота (еще в русско-турецкую войну 1877-1878 годов он первый применил наступательную тактику минной войны), предложил надевать на головную часть снаряда «колпак» из мягкой стали. Металл колпака при ударе расплющивался и далее, при проникновении снаряда в броню, оставался в ней.

Как бронебойный снаряд пробивает броню:

1 – Полый алюминиевый наконечник (заостренный конус) в передней части снаряда придает ему обтекаемую форму и помогает лучше преодолевать сопротивление воздуха на пути к цели, г -При ударе в цель (броню) алюминиевый конус, который носит специальное название «баллистический наконечник», разбивается, разлетается на куски, 3- На головной части снаряда остался другой наконечник – из закаленной плотной стали. Это – бронебойный наконечник, изобретенный «победителем брони» адмиралом С. О. Макаровым. 4 – Бронебойный наконечник вдавливается в броневую плиту, растрескивается сам и в то же время как бы ослабляет металл в месте удара. 5 – Начало проникновения снаряда сквозь броневую плиту (головная часть оболочки снаряда изготовлена из твердой, закаленной стали), б -Снаряд пробил броню. Особый механизм – замедлитель – задержал момент взрыва снаряда до полного проникновения сквозь броню. Теперь же снаряд взорвется внутри корабля.

При этом, с одной стороны, он как бы раздвигал металл брони перед проникающим в нее снарядом, а с другой стороны-служил своего рода металлической «смазкой», облегчающей прохождение снаряда сквозь плиту. Все это кажется простым, но в свое время решение этой задачи явилось результатом глубочайшего творческого постижения таких наук, как баллистика, механика, термодинамика, металлография, и отличного знания металлургической техники.

Изобретение С. О. Макарова очень скоро было принято во всех иностранных флотах; его так и назвали «макаровский колпак». До нашего времени этот колпак составляет главную, решающую силу бронебойных снарядов. Вот почему еще в 1902 году современники назвали вице-адмирала С. О. Макарова «победителем брони».

Вице-адмирал Степан Осипович Макаров (1848-1904).

Против подводного удара

Не только снаряды мощных орудий угрожают линейному кораблю. Торпеды и мины – оружие подводных лодок и эсминцев, катеров, самолетов-торпедоносцев – наносят ему еще более разрушительные удары. Эти удары наносятся снизу, под водой, они опасны тем, что в пробоины немедленно врывается огромное количество воды. Авиабомбы, разорвавшиеся у борта, тоже могут нанести линейному кораблю болезненную рану в подводную часть корпуса.

Еще к началу первой мировой войны считалось, что даже одна такая рана смертельна для корабля. Но уже боевая практика этой войны показала, что судостроители научились защищать корабли своего рода подводной броней. Во многих случаях одиночные минные и торпедные удары оказывались не смертельными, а только надолго выводили корабль из строя. А между первой и второй мировыми войнами устройство подводной брони намного улучшилось и можно было ожидать, что она станет еще надежнее.

Идея и проект устройства подводной брони зародились в русском флоте. Еще в 70-х годах прошлого столетия произошел взрыв мины на одном из кораблей – «поповке» (круглые броненосцы-см. стр. 47). Незадолго до начала первой мировой войны русский корабельный инженер Р. Р. Севрский занялся исследованием некоторых явлений, отмеченных при этом взрыве.. В результате своих работ он и пришел к мысли о подводной броне в виде промежуточных камер, отдаляющих центр взрыва от жизненных частей корабля и ослабляющих силу удара по переборкам. Свирский подробно разработал и предложил свой проект подводной защиты кораблей о г минно-торпедных ударов, но и на этот раз, как и во многих других случаях, талантливая работа русского инженера-новатора завязла в бюрократических царских канцеляриях. Впоследствии подводная броня все же появилась на линейных кораблях как надежная защита от подводного удара.

Как устроена эта броня?

Конечно, речь идет не о стальной броне, а о другом способе защиты корабля под водой. Но прежде чем говорить об этом, нам нужно узнать, как действует на корпус корабля удар мины или торпеды.

Мина или торпеда взорвалась. Это значит, что весь ее заряд, несколько сот килограммов сильнейшего взрывчатого вещества, сгорел, превратился в газы, сжатые оболочкой. Газы разрывают оболочку, вырываются наружу во все стороны, в том числе и в сторону корабля-цели. Но вода не сжимается, а сопротивляется давлению газов. Поэтому именно корпус корабля получает мгновенный удар, словно молот из газов и воды обрушился на днище или подводную часть борта. Этот удар пробивает насквозь, ломает, кромсает обшивку корабля. Получается иногда пробоина в несколько десятков квадратных метров. Легко себе представить, какая огромная масса воды вливается в такое отверстие. Подсчитано, что на глубине в 6 метров через отверстие в один квадратный метр в одну секунду вливается немного меньше И тонн воды. Если во-время не прекратить вторжение воды, корабль быстро пойдет ко дну.

Торпедный удар по подводной защите линейного корабля. Стрелками показано, как происходит прорыв газо-водяного «молота» сквозь противоминное утолщенней защитные переборки:

1 – Броневой пояс корабля, 2 – Утолщения в защитные переборки, 3, 4- Помещения, заполненные водой ¦ли нефтью, в – Торпеда, нанесшая свой удар на 4-в метров ниже уровня воды (ватерлинии).

Итак, борт или днище корабля пробиты. Вода устремилась в пробоину, а куда же девался газо-водяной «молот»? Может быть, газы п вода, из которых образовалась эта сила удара, расширились, разошлись в стороны – «молот» разбился? Оказывается, нет, они еще не успели полностью потерять свою страшную силу. Они вламываются дальше сквозь отверстие и сокрушают все на своем пути.

Боевая практика и опытные взрывы показали, что сила гало-водяного удара опасна на расстоянии в 7-8 метров. Тогда и решили так строить корабли, чтобы жизненные части были подальше от бортов и днища, недосягаемы для страшного «молота». Кроме того, на его пути ставят препятствия; эти препятствия преграждают путь газам и воде, и в то же время они так устроены, чтобы сила газо-водяного «молота» поскорее истощилась. Какие же это препятствия?

Путь газо-водяяого «молота» к жизненным частям корабля:

1 – Главный броневой пояс, 2 – Броневая палуба. 3 – Воздушное пространство за обшивкой. 4- Торпеда. 5 – Внешняя переборка нефтяных цистерн, 6 – Нефть между двумя днищами корабля – защита от удара снизу. А – Нефть на пути газо-водяного «молота» ослабляет силу удара. Б – Переборка, предохраняющая жизненные части корабля от осколков, если разрушена наружная переборка нефтяной цистерны.

В – Последняя воздушная камера, поглощающая остаток силы удара.

Прежде всего, это обшивка борта – тонкие листы высококачественной стали. Затем- воздушное пространство. Здесь смесь из газов и воды свободно расширяется и теряет часть своей силы. Но все же сохранившейся силы еще достаточно, чтобы разрушить переборку, которая отделяет воздушное пространство от внутренних помещений корабля. С меньшей силой «молот» пробивает следующую стенку и… попадает в новую камеру. Здесь уже пространство заполнено не воздухом, а водой, нефтью, губчатой резиной, пробкой, целлюлозой. Новая камера отделена от следующих помещений броневой переборкой толщиной в 37- 50 миллиметров. Уменьшившаяся сила газоводяного «молота» почти полностью расходуется на преодоление «начинки» второй камеры. К броневой переборке прорывается только небольшой ее остаток. Но и этот остаток еще достаточно могуч, поэтому переборку изготовляют из особенно прочной и упругой стали. Свойства этой стали напоминают резину. Когда газы и вода давят па броневую переборку, она прогибается, выпучивается, по не дает трещины, не пропускает воду. Может все же случиться, что и броневая переборка не выдержит п даст течь. Тогда на пути воды, на расстоянии примерно 0,5 метра, вырастает третья легкая переборка, которая остановит обессилевшую воду, задержит ее, не даст проникнуть дальше. Если же и эта переборка окажется недостаточно плотной и через нее просочится вода, она попадает в последнюю, узкую камеру. Отсюда насосы быстро выкачивают воду.

В последнее время, чтобы еще больше отдалить центр взрыва от жизненных частей корабля, на борту ниже ватерлинии устраивают особые выпуклые наделки. Они торчат по бокам корабля и внутри разделены водонепроницаемыми переборками на отделения. Эти отделения заполнены воздухом и водой. Когда в корабль попадает торпеда или у борта взрывается мина, наделка на 2 метра отдаляет центр взрыва от корпуса и ослабляет его разрушительную силу.

Перечисленные камеры и переборки, сталь, воздух, вода, нефть, губчатая резина и другие материалы – все это образует подводную защиту корабля, его подводную броню. Толщина этой брони доходит до 8 метров. Она настолько хорошо защищает линейный корабль, что одиночные минные или торпедные удары не могут нанести ему решающего поражения или даже лишить его боеспособности. Даже несколько таких ударов, нанесенных через разные промежутки времени, не могут вывести корабль из строя. В эти промежутки времени успевают «залечить» нанесенную «рану». Только одновременный удар 3-4 торпед в один и тот ж# борт может оказаться гибельным для линейного корабля.

Толстая броня и устройства подводной защиты все же не всегда спасают корабль от глубоких пробоин. Нужны еще новые преграды, чтобы вода, проникшая через пробоины, не могла разливаться ни по длине, ни по ширине корабля.

Для этого поперек корпуса, от днища до палуб, устанавливаются огромные переборки. Каждая из них как бы отсекает часть корабля и отделяет ее от остальной части корпуса. Переборки эти водонепроницаемы, они не пропускают воду. Если вода проникает в одно из «отсеченных» отделений, она не распространяется дальше по длине корабля. Но ведь нужно преградить воде путь и по ширине корпуса. Для этого вдоль корабля, почти по всей его длине, устанавливаются еще продольные переборки. Получается, что корпус корабля разделен глубокой решеткой на много отдельных камер, которые называются отсеками. Вода, попавшая в один отсек, не может проникнуть в следующий. Поэтому только небольшое количество воды попадает в корабль – ее можно выкачать насосами после заделки пробоины. Отсеков на корабле много – примерно 70-80. Все они водонепроницаемы. Даже двери и люки, соединяющие их между собой, так устроены, что не пропускают воду (если они «задраены» – закрыты).

Теперь, когда мы уже знаем, как устроена подводная защита корабля, представим себе поперечный разрез его корпуса по машинному отделению. Мы увидим, что котлы и турбины линейного корабля находятся в центре. Дальше по направлению к бортам расположились камеры с нефтью, затем система переборок и подводной защиты и, наконец, противоминные наделки – «були», или «блистеры».

Дно корабля также делается двойным, а иногда и тройным.

Вот почему так трудно потопить линейный корабль подводным ударом.

Глава IV Активность

Сила и скорость

Большая скорость – очень важное преимущество в бою. Более быстрый корабль выбирает выгодную для себя позицию и дистанцию боя. Если его командир захочет, он всегда может увеличить или уменьшить дистанцию; если противник уклоняется от боя, он может его заставить драться. Скорость- «хозяйка» на море, особенно на очень больших океанских просторах. Поэтому кораблестроители не перестают добиваться все большей и большей скорости не только для средних и легких боевых судов, но и для линейных кораблей. В наше время скорость новейших линейных кораблей возросла до 33 узлов (больше со километров в час). Это значит, что на полном ходу массивная громада линейного корабля мчится по воде в два раза скорее, чем легковая автомашина при нормальном ходе по улицам города.

Где же источник той силы, которая сообщает линейному кораблю еще одно важное боевое качество – скорость?

Глубоко в недрах корабля, под броневыми палубами и подальше от его бортов, в средней части корпуса, прячутся котельные и машинные отделения.

В топках котлов сгорает очень много топлива- нефти. Топливные камеры-цистерны только одного линейного корабля вмещают несколько тысяч тонн нефти. Это значит, что для снабжения корабля топливом нужно доставить к его стоянке по суше несколько железнодорожных составов с нефтью, а по морю – полностью груженное нефтеналивное судно – танкер.

Пар высокого давления направляется в размещенные в машинных отделениях турбины, давит на их лопатки, заставляя их вращаться с очень большой скоростью. Вместе с лопатками вращаются и валы турбин со скоростью в 2500-3000 оборотов в минуту. Это вращение с помощью промежуточных механизмов передается винту корабля, но число оборотов уменьшается до 500-600 в минуту.

На линейном корабле обычно от 8 до 24 паровых котлов высокого давления и 3 или 4 турбины. Сколько турбин, столько и валов, столько и винтов. Работа всех этих винтов и сообщает кораблю огромную скорость. Мощная вихревая струя за винтами- точно могучий водоворот.

Котлы и турбины новейших линейных кораблей развивают мощность до 200 тысяч лошадиных сил. На суше это мощность очень крупной электростанции, которая снабжает энергией десятки больших заводов и фабрик, освещает города и села. Такая электростанция занимает несколько больших корпусов. Но и на линейном корабле котлы и машины размещены на площади около 1000 квадратных метров (20 метров по ширине и 50 метров по длине корабля). И все же приходится экономно использовать каждый метр площади, каждый закоулочек. Машины и механизмы теснятся друг возле друга и оставляют очень немного места для людей. Обслуживать силовые установки линейного корабля – нелегкая, сложная работа, требующая отличного знания своей специальности. Достаточно сказать, что приходится разбираться в назначении тысяч клапанов, ориентироваться среди без малого 2 тысяч дверей, люков, всякого рода отверстий, горловин, лазов.

Котельная на корабле.

В самое последнее время в печати появились сведения о том, что даже на крупных боевых кораблях устанавливаются новые, ракетные двигатели.

В некоторых зарубежных журналах обсуждается возможность установки на линейном корабле двигателя, работающего на атомной энергии.

На линейном корабле все электрифицировано: обслуживание артиллерии, связь, работа всевозможных вспомогательных механизмов- всегда и везде электрическая энергия помогает морякам корабля. Эту энергию надо создать, выработать. Поэтому на корабле работает несколько электростанций. Мощные двигатели приводят в движение динамомашины, которые и вырабатывают и посылают ток по всему кораблю – в электродвигатели подъемников, рулевых машин, якорных лебедок, помп, вентиляторов, поворотных и других механизмов и в осветительную сеть. Несколько сотен электродвигателей – от совсем небольших для легких механизмов до больших силовых установок весом в десятки тонн, тысячи километров силовых проводов, сотни километров проводов в системе связи, несколько тысяч осветительных точек, больше тысячи телефонов – вот числовые характеристики электрического оборудования линейного корабля. Электрические провода опутывают корабль густой сетью.

Проект-схема атомно-газового двигателя для линейного корабля (мощностью в 200 тысяч лошадиных сил и весом якобы всего в 600 тонн). Небольшой вес атомного «топлива» и незначительность занимаемого им пространства позволят кораблю подолгу не заходить на базу для возобновления запасов топлива.

Справа (сверху) на рисунке показаны схематическое изображение современного линейного корабля и величина пространства, которое займет атомный двигатель, в сравнении с величиной пространства, занимаемого обычными турбинными установками.

Слева (сверху) на рисунке показан атомный «котел», в котором «сгорает» его «топливо» – стержни из радиоактивного вещества – урана.

В нижней части рисунка показана вся установка – «котел» и питаемая им газовая турбина, от которой работает обычный генератор электрического тока.

Длина «котла» – около 3 метров, диаметр его – около 1,8 метра, высота всей установки – всего 6,6- – 6,0 метра.

I-пространство, которое займет атомно-газовая установка; 2- пространство, занимаемое современными котельными и машинными отделениями; 3 – пусковой стержень атомного «котла», играющий ту же роль, что стартер в автомобильном двигателе: его движение пускает в ход установку, начинается «сгорание» – распад атомного «топлива»; 4- металлическая оболочка «котла»; 5 – вспомогательные регулирующие стержни, играющие ту же роль, что акселератор в автомобильном двигателе: их движение регулирует скорость, интенсивность «сгорания» – распада атомного «топлива»; 6 – атомный (урановый) «котел», в котором происходит «сгорание» – распад урана, деление ядер его атомов; 7 – стержни из урана внутри «котла»; 8 – загрузочная часть «котла»; 9 – металлическая оболочка «котла»; 10 – отдача энергии «котла»; 11 – тяжелое, громоздкое стальное и бетонное перекрытие – изолятор, останавливающий распространение разрушительных радиоактивных лучей; именно это перекрытие составляет основную часть веса всей установки и занимает большую часть отведенного для нее пространства; 12 – газовая турбина; 13 – генератор электрического тока; 14-перегретый газ, уже отработавший в турбине, возвращается в турбину для вторичного использования.

Турбина современного линейного корабля.

Живучесть

Во время боя снаряды противника могут попасть в «сердце» корабля – в котельные и машинные отделения. Можно было бы ожидать, что корабль тут же потеряет подвижность, сделается игрушкой волн, потеряет вовсе свою боеспособность.

Но корабль так устроен, что почти невозможно сразу вывести из строя все котлы и все турбины. И заранее предусмотрены такие средства, которые позволяют быстро устранить повреждения и снова пустить в ход временно вышедшие из строя машины.

Но может случиться и так, что главные машины целы, корабль подвижен, а несколько попаданий противника вывели из строя часть электростанций. И все же не замрет боевая жизнь на корабле, не остановится механизм башен, погребов, не нарушится связь, не откажутся работать вспомогательные механизмы. Попрежнему будет свет в помещениях. Боеспособность корабля не будет потеряна.

Когда конструкторы проектируют корабль, они особенно стараются обеспечить два его качества: пловучесть и остойчивость. Пловучесть – это способность корабля сохранять уровень осадки. Когда корабль перегружен, он начинает терять пловучесть; это значит, что корпус корабля погружается ниже, а его ватерлиния поднимается выше по борту. Вода, ворвавшаяся в пробоину, тоже перегружает корабль, уменьшает его пловучесть. Если перегрузка очень велика, корабль может вовсе пойти ко дну. Но в большинстве случаев вскоре удается преградить доступ воде, восстановить пловучесть корабля.

Если неприятельские снаряды пробьют броню близко от ватерлинии или ниже се, в отверстие проникнет вода. Или если мина или торпеда прорвет подводную защиту, морской воде откроется широкий, просторный проход в недра корабля. Корабль тут же накренится на борт или зароется в воду носом или кормой (такой наклон называется деферентом) – все зависит от места, где образовалась пробоина.

Вот перед нами детская игрушка «ванька-встанька». Сколько бы мы ее ни наклоняли, все равно она выпрямится. Корабль обладает такой же способностью. В море корабль качает. Корпус его наклоняется на правый и на левый борт, вперед и назад. Все время получаются большие крены и диференты. Но каждый раз корабль снова принимает нормальное положение. Эта способность корабля называется остойчивостью.

Если сложить пловучесть и остойчивость корабля, получится еще одно очень важное свойство: непотопляемость, или способность корабля держаться на воде, несмотря на частичную потерю пловучести или остойчивости.

Как бороться за непотопляемость корабля? Эту задачу начал успешно решать все гот же С. О. Макаров, а другой наш славный соотечественник, А. Н. Крылов, развил его предложения в стройную систему борьбы за непотопляемость боевого корабля.

Когда человек не только обладает силой, энергией, способностью бороться, но еще и способен долго сохранять эти качества, несмотря на лишения, болезни, раны, потрясения, про такого человека говорят, что он отличается живучестью. Такое свойство – живучесть – необходимо и боевому кораблю. Когда конструкторы проектируют корабль, они стремятся к тому, чтобы все боевые части корабля, его машины, механизмы, электросеть всегда работали, хотя бы и с меньшей нагрузкой. Они же заранее заботятся о том, чтобы была возможность выкачать воду из отсека, заделать пробоину или другим путем устранить креп или диферент корабля. Все это с одной целью: придать кораблю побольше живучести.

Одна из электростанций корабля.

Это качество корабля имеет огромное значение в бою. Оно обеспечивается людьми- матросами и офицерами специального «дивизиона живучести».

Во время боя хорошая, четкая работа этого дивизиона так же важна, как и работа наводчиков у орудий, наблюдателей у дальномеров, зенитчиков и других боевых частей на корабле. Нужна такая же решительная инициатива, смелость, высокая квалификация.

Как и где работает дивизион живучести?

Почти в центральной точке корабля, выше ватерлинии, над цитаделью расположен пост живучести корабля. Это сильно бронированное, непроницаемое для воды и газов помещение. Как центральный пост управления огнем командует стрельбой, диктует свои указания башням, так и пост живучести командует всей многообразной работой по поддержанию живучести корабля в бою.

Отсюда, из этого поста, ничего не видно и не слышно. И все же командир дивизиона живучести все видит и слышит. У него механические, пневматические, электрические «уши» и «глаза». Трубки и провода, бегущие со всех концов корабля, свиваются в тесную сеть переплетающихся нитей и вползают в пост живучести, неся к приборам и слуховым трубкам все сведения о состоянии отдельных частей и механизмов.

Здесь же, в помещении поста, сгрудились на столах и стенах приборы, телефоны, указатели, таблицы, доски непотопляемости, планы корабля. Группа приборов (тахометры, парометры, термографы) «доносит» командиру, как работают силовые установки корабля. Они точно сообщают, каково давление пара в котлах и трубках, какая температура в установках, сколько оборотов делает винт корабля, не упала ли скорость движения. Командир читает, слушает эти донесения и отдает по телефону приказания аварийным группам, разбросанным по кораблю, как ликвидировать аварию или предотвратить угрозу новых повреждений.

Другая' группа приборов (креномеры, диферентомеры, трюмные указатели) «доносит» командиру, где пробоина, сколько воды ворвалось в корабль, как увеличилось его погружение, насколько и в какую сторону он накренился или какой диферент образовался – на нос или на корму. Командир читает эти донесения и приказывает трюмной аварийной группе, как остановить и откачать воду, заделать пробоину, положить на нее «пластырь», как устранить крен или диферент корабля, восстановить пловучесть. Для этого он должен быстро принять решение, найти выход из положения. Вот для этой цели и служат ему таблицы и доски непотопляемости. По таблицам командир быстро производит необходимые вычисления, а на досках наглядно показаны все данные для решения задачи непотопляемости. И таблицы и доски непотопляемости — это детища славного русского кораблестроителя- ученого, академика А. Н. Крылова.

Бывают случаи, когда ворвавшуюся воду нельзя удалить, когда невозможно выправить крен или диферент корабля.

Что же тогда делать? Как выровнять корабль, если вода заполнила один или несколько отсеков на одном борту? Тогда против ворвавшейся воды борются с помощью воды же.

Сильный крен наклоняет башни и не позволяет навести орудия на противника или осуществить взлет самолета с катапульты

Вода, заливающая палубу, выводит из строя башни и другие боевые части и затопляет погреба боезапаса. Винты корабля могут оказаться у поверхности воды и потерять свою движительную силу

Чем грозят кораблю (на рисунке изображен эсминец) невыровненные крен и диферент.

В посту живучести находятся приборы для управления на расстоянии механизмами затопления отдельных отсеков корабля. Командир быстро определяет, какие отсеки такого же объема, как и затопленные, надо затопить на другом борту, чтобы уравновесить корабль, выровнять крен или диферент. Тут же приводится в действие механизм управления затоплением, и где-то далеко от поста живучести в нескольких отсеках открываются клапаны, освобождающие путь забортной воде. Корабль снова выпрямляется, но… уже глубже сидит в воде, потерял часть своей плову чести.

Какими средствами борются с ворвавшейся в отсеки корабля водой и выравнивают крен или диферент.

Во время боя на корабле вспыхивают пожары. Огонь угрожает погребам боезапаса, цистернам с горючим. Каждую минуту они могут взорваться, и корабль погибнет. Тогда опять на помощь приходит дивизион живучести. Поворот маховичка – и мощные потоки воды врываются в погреба, опасность устранена. А тем временем против огня направляются все средства тушения, чтобы быстро ликвидировать пожар.

Так дивизион живучести борется за сохранение боеспособности корабля, за то, чтобы пушки его могли без помех, точно и быстро наносить противнику мощные удары, за то, чтобы корабль победил в бою.

В боевой рубке корабля. Слева направо – штурман, рулевой, командир корабля.

Связь

Чтобы управлять движением и всеми боевыми средствами корабля, чтобы полно и точно использовать тысячи человек команды, линейному кораблю необходим еще и «мозг». Среди «облепивших» фок-мачту командных мостиков, постов управления и помещений, в которых сосредоточено управление всей боевой жизнью корабля, расположена и боевая рубка. Здесь – главный командный пункт корабля и сосредоточены все приборы и механизмы, которые управляют маневрированием корабля. Отсюда лабиринт телефонных проводов, сигнализационных цепей, переговорных труб и пути пневматической почты расходятся по всем важнейшим помещениям корабля и обеспечивают связь между его отдельными частями. Командир получает здесь все донесения и управляет кораблем. Отсюда он отдает приказания о курсе, о скорости, о ведении огня. Боевая рубка также защищена толстыми броневыми плитами, чтобы наиболее надежно обеспечить этот центр боевой жизни корабля.

Исправность системы внутренней связи тоже принадлежит к важнейшим боевым качествам каждого корабля.

Так например, команда на расстоянии, мгновенная и точная, нужна и для управления машинами и движением корабля. Во время боя дорога. каждая секунда, необходимо как можно быстрее изменить скорость, курс. Промедление или неточность при выполнении такой команды может погубить корабль-его может «накрыть» гибельный залп противника или поразят торпеды врага. Вот почему машины и рули тоже управляются с помощью «электрокоманды».

В боевой рубке корабля установлены также и приборы для передачи «электрокоманды» в котельные и машинные отделения. Сколько турбин, столько и приборов. Еще один передатчик посылает командные указания рулевому. Стоит повернуть рукоятку в приборе-передатчике, и в то же мгновение где-то далеко в недрах корабля на шкале прибора-приемника повернется стрелка на столько же градусов, на такой же угол. Если, например, рукоятка передатчика остановилась па числе «250», стрелка на шкале приемника тоже покажет это число. Для механика, обслуживающего машину, такая команда означает, что нужна скорость, соответствующая 250 оборотам в минуту. Немедленно он выполняет все необходимые для этого работы.

Линии телефонной связи на линейном корабле (черные линии и кружки):

1-Главный командно- дальномерный пост. 2 – Вспомогательный командно-дальномерный пост. 3 – Погреба боезапаса. 4 – Телефонная станция. 5 -Пост живучести, в – Машинное и котельное отделения. 7 – Погреба боезапаса. 8- Самолет, катапульта, подъемный кран. 9 – Вспомогательный кормовой командно- дальномерный пост. 10-Главный кормовой командно-дальномерный пост.

Итак, гребной вал начал вращаться с указанной новой скоростью. Прибор, который непосредственно связан с гребным валом, регистрирует скорость его вращения. Как только эта скорость изменилась, прибор-регистратор автоматически «сообщает» об этом на прибор-приемник механика у машины и на прибор-передатчик командира корабля (в боевой рубке); сама машина «докладывает» командиру, что команда выполнена. И так же автоматически на приборах в боевой рубке отражаются все изменения курса корабля.

Но, кроме внутренней связи, кораблю необходима и связь с внешним миром. Необходимо связываться со своими кораблями и командованием флота на больших расстояниях, когда невозможно применить видимые глазами сигналы. Только радио может помочь в таком случае.

Полночь в океане. Только что тишину ночи нарушил гул взрыва – две торпеды нанесли свои удары в борт транспортного судна. Удары смертельны, они обрушились на машины корабля – его сердце, оно уже не работает. Корабль кренится все больше и больше, его минуты сочтены. Электростанция и радиорубка выведены из строя. Во всех помещениях – мрак. По одному и группами пробирается экипаж корабля к шлюпкам. Берег где-то недалеко. Но здесь же, где-то совсем близко, скрывается подводная лодка, нанесшая удар. Она маневрирует, сближается с кораблем, чтобы нанести еще один, последний удар, чтобы ускорить его потопление. Времени для спасения людей осталось совсем мало. И все же один человек замешкался – это радист корабля. Он пытается наладить аварийную радиоустановку, хоть на несколько минут вдохнуть в нее жизнь. И когда это удается, в эфир летят сигналы бедствия, призыв о помощи. Затем и радист спускается в шлюпку. Через минуты на обреченный корабль обрушивается из ночи еще одна торпеда, корабль идет ко дну. Команда на шлюпках как будто осталась затерянной в океане, а подводная лодка врага бесследно исчезла, ушла от возмездия. Нет, это не так.

Немногие минуты жизни аварийной радиоустановки сделали свое дело. Береговая станция приняла призыв о помощи, и немедленно начала работать вся сеть связи флота. Принятое сообщение направляется в ближайшие береговые станции и в штаб флота. Оттуда запрашивают, какие еще единицы флота находятся в районе гибели корабля. Затем быстро отдаются распоряжения о поисках и оказании помощи спасшейся команде и о преследовании подводной лодки. Эти распоряжения шифруются и направляются тем кораблям, которые лучше всего сумеют выполнить задание. Пока длится ночь, все корабли – участники поисков и преследования – находятся в движении, в действии и активно поддерживают связь между собой. Наступило утро. Всего лишь несколько часов прошло с момента потопления корабля. И вот уже найдены шлюпки с его командой, а еще через 2-з часа приходит новая весть: вражеская подводная лодка замечена сторожевиками в районе ночного нападения и потоплена. Все эхо – и спасение людей и возмездие врагу- в значительной части заслуга одной минуты работы радио.

Это великое техническое изобретение, принесшее человечеству победу над бескрайными пространствами суши и моря, было сделано в 1895 году выдающимся русским ученым Александром Степановичем Поповым, который в то время служил в отечественном флоте. Работы и опыты А. С. Попова были плодотворным началом, источником всех последовавших успехов радио в области связи, навигации на море и в воздухе (корабле- и самолетовождение), управления машинами на расстоянии и наблюдения при плохой видимости или при полном ее отсутствии.

На линейном корабле (и на других кораблях) работает несколько радиопередатчиков. Здесь и длинноволновая станция, и коротковолновая, и даже передатчик, работающий на ультракоротких волнах. В различных условиях связи нужны и разные передатчики: для очень больших расстояний- коротковолновые; для очень коротких- передатчики на ультракоротких волнах. Кроме передаточных и приемных станций, на корабле есть еще и радиопеленгаторная станция. Она улавливает радиопередачи противника и определяет его местонахождение, а в небоевой обстановке, в плавании, служит для кораблевождения, для определения места и курса корабля.

Радиостанции находятся на корабле не в одном месте. Это делается для того, чтобы обеспечить живучесть радиосвязи. Если снаряд попадет в одну радиорубку и разрушит ее, останутся другие и будут попрежнему поддерживать радиосвязь со своими кораблями. Центральная радиорубка, в которой размещены главные радиопередатчики, укрыта так, что ее защищает и палубная и бортовая броня.

Противник может разгадать или узнать условный шифр переговоров или по оживлению радиопереговоров догадаться о готовящейся операции и помешать ей. Поэтому, когда флот находится в море и готовится к бою, очень часто устанавливается полное радиомолчание. Радисты прибегают к новейшей технике для того, чтобы противник не сумел обнаружить радиопереговоры. Вое это требует высокой квалификации от радистов флота.

В корабельной радиорубке.

Радио служит средством связи между надводными кораблями. А как быть, если нужно связаться с подводной лодкой? На ней тоже есть радиорубка с передающей и приемной станциями. Но эти станции работают только тогда, когда лодка находится над водой. Вода почти не пропускает обычных радиоволн, поэтому, когда лодка погружается, ее радиорубка молчит, она не «слышит». Тогда начинают работать подводно-звуковые приборы связи. Какие же это приборы? Устройство этих приборов основано на свойстве воды передавать звуковые колебания на значительное расстояние (до 16 километров). Отдельные колебания соответствуют условным знакам телеграфной азбуки Морзе. В особые телефоны на корабле, принимающем сообщение, сигналы улавливаются связистами-акустиками и «переводятся» на обыкновенные буквы.

Радио и звук служат морякам для связи над и под водой в тех случаях, когда нельзя передавать сообщения видимыми сигналами.

А таких видимых сигналов во флоте очень много. Флаги, семафорные сигналы, вспышки прожекторов, фонарей и ламп, пестрые огни ракет – все это немая «речь» корабля, средства для передачи условных переговорных знаков. Больше того: моряки научались искусству «рисовать» знаки переговорной азбуки на облаках, отбрасывая на них лучи прожекторов. Таким способом удается передавать морскую «речь» через тьму ночи. Надо хорошо и твердо разбираться в этой «речи», в переговорных знаках и сигналах, и умело выбирать в каждый момент наиболее подходящий вид видимой связи. Ошибки дорого обходятся. В Ютландском бою линейные корабли англичан не разобрали переданного флагами приказа изменить курс, попали под огонь германских линейных кораблей и сильно пострадали. Вот почему сигнальное дело – одна из очень важных и ответственных специальностей на море.

Каждый сигнал обозначает какую-нибудь букву алфавита. Слова или фраза, составленные из таких букв, читаются на расстоянии, если видимость достаточная. Для примера познакомимся с азбукой, составленной из разноцветных флагов.

Существует такая азбука, принятая для переговоров между кораблями разных национальностей. Ее так и называют: «Международный свод сигналов». Каждый флаг такой азбуки обозначает какую-то одну букву латинского алфавита и в то же время соответствующую букву нашего, русского алфавита. В ней всего 26 знаков-букв. Но каждый флот имеет и свой собственный свод сигналов. Так существует «Военно-морской свод сигналов СССР». В него входят 32 флага. Из флагов-букв составляются слова и фразы. Читают их не слева направо, как мы привыкли, а сверху вниз. А для этого флаги поднимаются высоко над кораблем на особых снастях – фалах – и располагаются так, что при «чтении» сверху вниз получается передаваемое сообщение.

Известно, что существует особый способ быстрой записи человеческой речи – стенография. Это – система знаков, каждый из которых заменяет несколько букв, целые слова, иногда несколько слов или целую фразу. Стенографист может очень быстро вести запись на бумаге. При этом записанное не занимает много места. На море тоже необходима своя «стенография». Если бы во всех случаях приходилось поднимать столько флагов, сколько букв в сообщении, это отнимало бы много времени, и, пожалуй, нехватило бы «строчек» – снастей для их размещения. Поэтому некоторые буквы-флаги, каждая в отдельности или взятые по две, три или четыре, могут обозначать целые слова и фразы. Так например, в «Международном своде сигналов» флаг, обозначающий букву «О», без других флагов обозначает: «Человек за бортом». Два флага, обозначающие OL, заменяют целую фразу: «Сдавайтесь, или я открою огонь!» Три флага IGN: «Определяли ли вы широту в полдень?» Существует еще много других «стенографических» комбинаций флагов-букв. С их помощью удается быстро передавать необходимые сообщения. А для передачи чисел и в «Международном своде» и в «Своде СССР» имеется 10 особых флагов-вымпелов (треугольной формы). Каждый из этих вымпелов обозначает одну цифру-от 1 до 0. Поэтому можно составить из них любое число. Вымпелы-цифры в комбинации с флагами-буквами тоже могут составить стенографическую «запись» сообщения.

Посмотрим на мачту – на ней поднята «строчка» из пяти флагов. Прочтем ее сверху вниз. На самом верху – особый вымпел, он не обозначает никакой буквы, а только показывает, что сообщение передаётся по «Международному своду». Это «вымпел свода». Затем, ниже, следуют подряд два флага- буквы V и Z, а еще ниже два вымпела – цифры 1 и 0. Все вместе они передают фразу-команду: «Увеличьте вашу скорость до 10 узлов!» Если бы не морская «стенография», для передачи этой фразы понадобилось бы поднимать больше тридцати флагов-сигналов.

Могут, конечно, существовать и секретные своды сигналов.

Наблюдение

В военное время боевой корабль, завидев издалека другое, не известное ему судно, запрашивает у него пароль, передает опознавательный сигнал. Встречный корабль должен ответить особым условным сигналом. Если такой ответ будет получен, значит приближается друг; если нет – значит, враг и надо готовиться к бою или уходить.

Вот почему очень важна роль наблюдателей и сигнальщиков на корабле. Им поручена ответственная задача – «во-время обнаружить и донести».

От острого зрения, внимания и пытливости сигнальщика часто зависят боевые успехи корабля.

У сигнальщиков есть и свое оружие – это средства наблюдения. Ведь не всегда достаточно острого зрения. Часто бывает и так, что невооруженным глазом невозможно разглядеть противника, особенно на большом расстоянии. Тогда на помощь наблюдателям и сигнальщикам приходят оптические приборы – бинокли, стереотрубы. Но для такого наблюдения существуют непреоборимые преграды – ночная тьма, туман, дымовые завесы. И все же морякам – с помощью ученых – удалось преодолеть эти преграды.

В одном из боев второй мировой войны ночью, в непроглядной тьме, впереди своих главных сил – линейных кораблей и крейсеров- навстречу противнику шло соединение эсминцев.

Вдруг орудия главного калибра своих линейных кораблей и крейсеров открыли огонь. Ярким пламенем в ночи сверкнули вспышки залпов, небо и море осветились. И тогда с мостика головного эсминца его командир увидел корабли противника, увидел, как точно попадают в них снаряды, как один за другим выходят они из боя, идут ко дну.

Командир соединения эсминцев находился здесь же, в одном из специальных внутренних помещений корабля.

Командир эсминца пригласил его подняться на мостик.

– Благодарю вас, – ответил командир соединения. – Отсюда мне видно нисколько не хуже, чем вам.

Когда читаешь эти строки, сразу же напрашиваются вопросы: каким образом в непроглядной тьме артиллеристы увидели корабли противника, как они могли обеспечить точный огонь, почему командир соединения эсминцев, находясь внутри корабля, видел всю картину боя?

Но вот другой пример. В одну из наиболее темных ночей соединению крейсеров было поручено войти в лабиринт неприятельских островов для бомбардировки береговых укреплений. В распоряжении штурманов была подробная карта морского района. Колонна кораблей шла с очень большой скоростью – 25 узлов – по совершенно незнакомым, узким и очень «засоренным» рифами проливам. В этих проливах были и корабли противника. И все же крейсера благополучно прошли через морской лабиринт, сумели незамеченными пройти мимо кораблей противника, нашли объект для обстрела, уничтожили его и с той же скоростью вернулись на базу.

Как они проделали все это во мраке ночи? Может быть, им помогла карта? Нет, не помогла. Даже наоборот: когда крейсера вернулись, штурман соединения сообщил, что один из рифов неверно нанесен на карту, что в действительности этот риф находится в в милях от той точки, где указано его положение.

Кроме того, на карте не было показано, где в это время находятся неприятельские корабли.

Значит, не карта помогла штурманам, а что-то другое. Это «другое» даже помогло поправить карту и оказалось настолько «зорким» в темноте, что безошибочно «разглядело» берега и рифы в узких проливах, неприятельские сторожевые корабли, «узнало» объект бомбардировки, точно навело на него орудия и затем так же уверенно вывело крейсера к своей базе.

Как все это было сделано?

Оказывается, во вторую мировую войну на кораблях появился особый «радиолуч», легко пронизывающий туман, дымовую завесу, тьму ночи, точно указывающий направление, где находится противник, или объект бомбежки, или риф, и расстояние до них. Больше того: чудесный радиолуч «рисует» на экране изображение цели или местности, передает на тот же экран все передвижения наблюдаемых объектов. Что же представляет собой чудесный радиолуч и как он служит кораблям?

На верхней площадке фок-мачты корабля огромная плоская антенна вращается вокруг своей оси и, точно «радиопрожектор», излучает во все стороны направленные ультракороткие радиоволны. Еще перед войной ученые нескольких стран открыли чудесное свойство таких радиоволн – отражаться назад к своему излучателю от встреченных на пути препятствий, от их поверхностей.

Скорость радиолуча в миллион раз больше скорости звука. Поэтому он мгновенно приносит свои «донесения» пославшему его кораблю. Как это происходит?

Установка, с помощью которой все это делается, состоит из передатчика, приемника (большей частью с общей антенной) и устройства, которое мгновенно и автоматически превращает «донесения» радиолуча в четкие и точные сведения о местоположении противника, о количестве его сил, о его курсе и скорости.

Передатчик посылает прерывные радиоволны, своего рода радиовспышки, продолжающиеся примерно одну миллионную секунды. А в промежутках между «вспышками» приемник «слушает» – ловит отраженные радиолучи, вернее «смотрит» – ведь принятые сигналы мгновенно превращаются в ту или иную «картину» на экране установки.

Особый прибор успевает умножить невероятную скорость распространения радиоволн на мгновения, в течение которых произошли посылка, отражение и прием радиолуча. И тогда становится известным и расстояние до противника, оно тоже делается «видимым» – соответствующая величина указывается прибором.

Тут нужна исключительная точность измерения времени. Ведь ошибка на одну тысячную долю секунды дала бы разницу больше чем в 300 километров. Значит, такая ошибка была бы невероятно грубой. Ошибка в одну миллионную долю секунды дала бы разницу в 300 метров – такая ошибка недопустима, промах при стрельбе был бы неизбежен. А можно допустить разницу между измеренным и фактическим расстоянием не больше 5-10 метров. Значит, необходима точность измерения времени не ниже чем в одну тридцатимиллионную долю секунды.

Вот какова точность работы специальных электронных приборов, которые регистрируют и измеряют промежутки времени между посылкой и приемом радиолуча.

Такая точность позволяет непрерывно следить, как изменяется положение противника, в каком направлении и с какой скоростью он перемещается.

Существуют установки, в которых «эхо» радиолуча чертит на экране своего рода живую карту – план. Наблюдатель может вообразить, что он находится высоко над кораблем и видит расстилающуюся под ним меняющуюся картину.

Все-эти установки на боевых кораблях связаны с приборами управления стрельбой, со всей системой центральной наводки. Полученные «донесения» немедленно передаются в эту систему. Поэтому и орудия как бы «следят» за целью, которая непрерывно находится под точным прицелом. Так получается потому, что установка автоматически указывает все необходимые данные для стрельбы. Вот почему орудия, «наведенные» чудесным радиолучом, бьют почти наверняка сквозь мрак и мглу. В некоторых установках радиолуч несет еще и службу наблюдателя, точно опознающего свои и неприятельские корабли.

Установки, «владеющие» чудесным радиолучом, носят общее название: «средства радиолокации». За границей они больше известны под названием «радар». Вот как примерно протекает боевое применение радиолокации.

В темную ночь командир боевого корабля получает, скажем, такое донесение от радиолокационного поста: «Пять кораблей противника, два больших и три в охранении. Пеленг 0.30, дистанция 39 000, курс 220 градусов, скорость 18 узлов». Сведения передаются в систему центральной наводки, быстро устанавливаются приборы управления стрельбой главного калибра. Противники продолжают сближаться, но теперь новые дистанции, изменившиеся скорости и курсы непрерывно регистрируются и автоматически меняют наводку орудий. Наконец дана команда: «Открыть огонь!»

В грохоте залпа исчезают в ночи несколько огромных снарядов. Но радар «видит» их в полете: экран установки отражает, как снаряды проносятся в воздухе по направлению к цели, затем – всплески от падения их в воду. Недолет! Тогда быстро корректируется наводка орудий. Еще один залп.

На этот раз экран показывает не всплески, а попадание в головной корабль противника – обозначение цели на экране исчезает.

Противник был «нащупан», опознан, обстрелян и потоплен, хотя фактически во все время боя оставался невидимым.

А как разглядеть подводного врага, ту же подводную лодку?

На помощь наблюдателям, как и связистам, снова приходит звук: и обыкновенный и особый – ультразвук. С помощью приборов, принимающих обыкновенные звуки, наблюдатели – «акустики» – выслушивают море, улавливают шумы винтов и машин приближающегося корабля. А ультразвук, так же как и ультракороткие радиоволны, отражается от «нащупанных» поверхностей и выдает притаившуюся подводную лодку.

Система радиолокационной наводки орудий Линейного корабля – от антенны до приборов центрального поста (примерная схема):

1 – Радиолокационные антенны. 2 – Вертикальный наводчик. 3 – Командно-дальномерный пост. 4 – Передача величин расстояния до противника. 5 – Передача радиолокационных сигналов. 6 – Линия связи к офицеру, командующему стрельбой. 7 -К горизонтальному наводчику. 8 – Помещение центрального поста с радиолокационной установкой. 9 – Телефон. 10 – Телефон. 11-Передаточная радиолокационная установка. 12 – Офицер-радиолокатор. 13- Приемная радиолокационная установка. 14- Главный прибор управления стрельбой. 15 – Радиолокационный экран, на котором отображаются наблюдаемые объекты. 16-Второй офицер командно-дальномерного поста. 17 – Офицер, командующий стрельбой. 18-Дальномерщик. 19 – Горизонтальный наводчик. 20 – Телефон. 21 – Дальномер. 22 – Передатчик и приемник радиопеленга (установка, передающая и принимающая радиосигнал. определяющий направление на определенную точку).

В этой книге есть отдельная глава о средствах борьбы с подводными лодками; в ней более подробно рассказано о звуке- « разведчике».

Глава V Крейсера

После первой мировой войны кораблестроители снова и снова сосредотачивали усилия на том, чтобы добиться для крейсеров большей скорости хода и дальности плавания – тех боевых качеств, которые особенно нужны для борьбы на коммуникациях.

Когда после первой мировой войны пытались ограничить морские вооружения, было запрещено строить крейсера водоизмещением больше 10 тысяч тонн. И нельзя было вооружать их орудиями калибра больше 203 миллиметров. Значит, кораблестроителям приходилось как-то укладываться в эти нормы водоизмещения и вооружения и добиться того, чтобы корабль мог успешно решать все поставленные перед ним боевые задачи. А ведь задач этих было – мы уже знаем – очень много.

При решении некоторых из них нужно было бы иметь орудия посильнее, броню попрочнее, а скоростью хода можно было бы и поступиться. Другие задачи требовали наибольшей скорости и дальности плавания корабля.

Так появились крейсера, вооруженные 8-10 орудиями калибра 203 миллиметров. Это была достаточно сильная артиллерия. Ее удары могли бы оказаться опасными даже для серьезного противника – крупного боевого корабля. Но… эта грозная сила не имела собственной надежной защиты против таких же ударов противника: на крейсерах не было достаточной брони. Приходилось укладываться в 10 тысяч тонн, и нехватало «веса» для надежной, более толстой брони.

Это были самые крупные крейсера; они соответствовали прежним тяжелым кораблям этого класса. Но они были плохими вояками против боевых кораблей, и в насмешку их назвали «картонными» крейсерами. Они больше всего годились для «охоты» за торговыми кораблями, для борьбы на коммуникациях. По своей большой скорости – до З6 узлов-они очень подходили для такой цели.

Начиная с 1930 года выработался новый тип крейсера, с более слабой (по калибру) главной артиллерией, но с более надежной броней. Кроме того, новые крейсера лучше вооружили против воздушного противника, усилили зенитную артиллерию. И, наконец, еще больше приспособили эти корабли к борьбе на коммуникациях – это значит, что сохранили для них хорошую скорость и увеличили дальность плавания и мореходность.

Все эти новые качества удалось «уложить» в то же ограниченное водоизмещение- в 10 тысяч тонн. Так и появился уже перед второй мировой войной крупный «океанский» крейсер, гроза коммуникаций противника и в то же время сильный боевой корабль. Правда, калибр орудий уменьшился до 152 миллиметров, и новые крейсера потеряли поэтому право называться «тяжелыми»,, их пришлось отнести к «легким» крейсерам. Но зато число главных орудий увеличилось до 12-15.

Строились еще и легкие крейсера малого водоизмещения – от 3 до 7 тысяч тонн, о менее сильной артиллерией и броневой защитой, а иногда и вовсе без брони. Такие крейсера отличались особенно большой скоростью – до 42 узлов. Это были корабли-разведчики и дозорные, их предназначали еще для усиления морской «стражи» вокруг транспортов и торговых судов, для вывода в атаку и прикрытия своих легких сил и для действий против легких сил противника.

Краснознаменный крейсер «Киров»,

Крейсера советского флота «Каганович» и «Калинин» на стоянке.

В самое последнее время, перед началом второй мировой войны стали строить подлинно тяжелые крейсера. Водоизмещение этих крупных боевых кораблей перевалило за Ю тысяч тонн.

Такие корабли строились и в первые годы второй мировой войны, но в 1943 и 1944 годах уже появились тяжелые броненосные крейсера водоизмещением больше 13 тысяч тонн; среди них были и крейсера водоизмещением в 27 тысяч тонн.

Еще не известны все особенности таких крейсеров, но калибр их главных орудий увеличился до 280-305 миллиметров. Это уже подлинные «младшие братья» линейных кораблей, их боевые помощники в решительных сражениях с противником.

* * *

Что же представляет собой крейсер? Прежде всего как он выглядит, в чем его внешнее отличие от других боевых кораблей, например от линейного корабля? Вспомним: длина линейного корабля больше четверти километра. Но можно ли сказать, что линейный корабль очень удлинен по форме? Нет, этого нельзя сказать. Его ширина очень велика – до 36 метров. Если разделить величину длины самого большого линейного корабля -262 метра – на его ширину, получится всего только «7» (с небольшим остатком). Поэтому, несмотря на свою огромную длину, линейный корабль не кажется длинным. Скорее он производит впечатление грузной мощи. Крейсер короче линейного корабля, его длина не больше 200 метров, и все же он производит впечатление длинного стройного корабля. Ширина его – до 21 метра. Соотношение его длины и ширины выражается цифрой «10». К тому же посован часть крейсера заострена.

А для чего крейсера строятся узкими и заостренными?

Мы уже знаем, что крейсер – быстроходный корабль; на полном ходу он мчится по воде и при этом режет ее своим форштевнем. Перед носовой частью корабля образуются и пенятся волны. Вода и образовавшиеся волны сопротивляются стремительному движению крейсера.

Сила этого сопротивления очень велика. Если увеличивается скорость, еще больше увеличивается и сила сопротивления воды. Чтобы лучше преодолевать это сопротивление, корабль и должен быть узким и заостренным.

В свежую погоду и при быстром ходе полны могут заливать верхнюю палубу корабля, особенно в носовой части. Поэтому на крейсерах в носовой части надстраивают как бы еще одну палубу. Ее называют «полубак».

Эта надстройка имеется на большинстве крейсеров, но не на всех. На некоторых она тянется далеко по длине корабля, а на других обрывается у первой же дымовой трубы.

В этой надстройке еще одно отличие очертаний крейсера от очертаний линейного корабля.

Про главное оружие крейсера – про его артиллерию главного калибра тоже можно сказать, что она очень похожа на артиллерию линейного корабля, только калибры орудий меньше. Такие же, только поменьше, орудийные башни выстроились по средней продольной линии корабля. Количество главных башен бывает разное – и 3, и 4, и 5, но не меньше и не больше. Оно зависит от калибра и числа главных орудий. Если калибр орудий 203 миллиметра (тяжелый крейсер), их размещают по два в каждой башне.

На тяжелом «вашингтонском» крейсере таких орудий 8-10, значит башен 4-6. Легкие крейсера – «океанские» и малые – вооружаются орудиями калибра 162-166 миллиметров. Их размещают по три в каждой башне.

На океанских крейсерах главных орудий бывает 12-15, значит башен 4-б; на малых – от в до 9, значит башен 2 или 3. Бывают и очень малые крейсера с главными орудиями калибра 130-135 миллиметров.

Башни «делятся» между носовой и кормовой частью корабля. Если число их четное, оно делится поровну; если нечетное – «выигрывает» носовая часть крейсер, на ней размещается больше башен. Так поступают потому, что носовые орудия ведут наступательный огонь, нужно обеспечить им большую силу. А при отрыве от противника кормовые башни только отстреливаются, и им помогает еще одно боевое качество корабля – его скорость: она позволяет крейсеру уйти из-под огня более сильного, но менее быстроходного противника.

Главная артиллерия крейсера скорострельнее орудий линейного корабля. Залпы следуют один за другим через каждые 8- 10 секунд.

На крейсерах есть и пушки-«помощники» главного калибра. Это универсальные пушки: их огонь можно направить и вверх – против самолетов и вдаль – против эсминцев, катеров, сторожевых кораблей и подводных лодок. Против таких противников достаточно сильны орудия калибра 102-127 миллиметров. Но зато они еще более скорострельны, чем главные орудия крейсера.

Пушки-помощники на крейсере тоже укрыты внутри башен, по одной или по две в каждой башне. Но этим башням уже не осталось места по центральной продольной линии корабля, их располагают поровну и одинаково по обоим бортам. Бывает, что пушки-помощники укрыты не в башнях, а за изогнутыми щитами, которые защищают орудийный расчет спереди и сверху.

На крейсере есть и свой «огненный еж» – 4-6 автоматических пушек и 8-16 зенитных пулеметов, которые выбрасывают против воздушного противника смерч огня – уже не десятки, а сотни снарядов и пуль в минуту.

И так же, как и линейные корабли, крейсера имеют своих воздушных разведчиков и корректировщиков артиллерийского огня – от 2 до 4 самолетов. Они взлетают с помощью катапульт, а «приземляются» на воду и краном поднимаются на палубу своего корабля

Современный легкий крейсер.

Крейсера, как и линейные корабли,- это корабли-артиллеристы. Их основное и главное оружие – артиллерия. Но часто бывает, что им удается применить тактику нанесения подводного удара. А для этого они вооружены еще и торпедами. На палубе крейсера, тоже по бортам, размещено от 2 до 4 торпедных аппаратов.

Торпеды – вторая, но очень грозная сила крейсера; это – оружие для залпового удара по уже ослабленному противнику или для добивания и потопления разгромленного неприятеля.

Легкие крейсера могут принять на борт до 200 мин и приспособлены для их постановки.

Броня крейсеров далеко не так толста, как на линейных кораблях, потому она и намного легче. Толщина бортовой брони 50-140 миллиметров, а палубной – до 76 миллиметров. Но даже такая тонкая броня была бы слишком тяжела для крейсера, если бы бронировался весь надводный борт корабля, по всей его длине и высоте. Поэтому на крейсерах обычно бронируется только та часть борта, за которой находятся особо жизненные части корабля, его сердце- котлы и машины, его оружие – башни и погреба боезапаса. Если представить себе, что модель крейсера изготовлена из прозрачного материала и только его броня не пропускает свет, и вообразить, что рассматриваешь эту модель против света, то на светлом фоне корпуса корабля обрисуются уходящие вниз темные стволы главных башен и узкий пояс над самой ватерлинией. Лента этого пояса тянется от крайней носовой башни до крайней кормовой. На некоторых кораблях эта лента тянется немного дальше в обе стороны, на некоторых она шире. Но все же носовая и кормовая части корабля и верхняя часть надводного борта остаются незащищенными.- Как и на линейном корабле, бронируются еще особо важные отдельные посты, рубки и линии связи.

Схематическое изображение устройства в вооруженна одного из современных тяжелых крейсеров.

Крейсер не имеет усиленной подводной «брони», полной противоминной защиты.

Вспомним, что удар мины или торпеды разрушает 8-метровую толщу противоминных устройств.

Если бы с обоих бортов крейсер имел полную противоминную защиту, это отняло бы у ширины корабля 16 метров. А вся ширина крейсера только 20 метров. Значит, не осталось бы места для машин и основных устройств корабля. Поэтому на крейсерах, особенно на легких, нет полной противоминной защиты. От мин и торпед их защищают только продольные переборки.

Крейсер в несколько раз меньше линейного корабля. Но его машины только немного слабее. На некоторых крейсерах мощность турбин доходит до 150 тысяч лошадиных сил. Это значит, что каждую тонну водоизмещения корабля передвигают по морю примерно 15 лошадиных сил, а на линейном корабле – только 3-4. В этом еще одно отличие крейсера от линейного корабля.

Каждый новый узел скорости хода дорого достается кораблестроителям, поэтому необходимо так резко увеличивать мощность машин крейсера. Ведь мы уже знаем, что сопротивление воды движению корабля растет гораздо быстрее, чем скорость. Каждый новый узел скорости хода вызывает резкое увеличение сопротивления воды, поэтому приходится резко увеличивать и мощность машин.

Вот мы и познакомились еще с одним классом кораблей-артиллеристов, с кораблями- помощниками линейных кораблей, о крейсерами.

Как показали себя эти корабли во второй мировой войне?

В первые же недели эта война ознаменовалась действиями немецких крейсеров на морских коммуникациях. В Атлантику, в Тихий и Индийский океаны прорвались на «охоту» германские тяжелые крейсера («карманные» линейные корабли) и несколько легких и вспомогательных крейсеров. Они и получили впервые новое название: «рейдеры». Успехи их были невелики. Против них выступили крейсера Англии и США. На юге Атлантики, у берегов Уругвая, произошла битва крейсеров, окончившаяся потоплением германского тяжелого крейсера «Адмирал граф фон-Шпее». Вскоре удалось справиться и с другими рейдерами фашистов. Это заставило немцев бросить на морские коммуникации в качестве рейдеров свои линейные корабли. И снова крейсера сумели сыграть важную роль в разведке, в погоне за этими кораблями, в уничтожении германских линейных кораблей. Те же крейсера с первых дней войны заняли почетное место в охране собственных коммуникаций и участвовали в совместных операциях с сухопутными войсками, поддерживали фланги наступающих армий, иногда перевозили войска и технику и помогали десантным частям. Их скорость и подвижность обеспечивали возможность нанесения быстрого и сильного огневого удара по береговым целям и немедленного отхода-еще до того, как береговая авиация, подводные лодки и торпедные катера противника, в свою очередь, атаковывали их. И, наконец, крейсера помогали главным силам в боях, служили им надежными разведчиками. Иногда они выступали в роли дальних боевых форпостов, завязывающих и проводящих самостоятельные бои (тихоокеанский театр второй мировой войны).

Так крейсер выполняет свои многообразные и ответственные боевые задачи.

Эпизод из боя крейсеров у берегов Южной Америки. Германский тяжели а крейсер «Адмирал граф фон-Шпее» под артиллерийскими ударами своих противников.

В дни Великой Отечественной войны крейсера советского Военно-морского флота решали сложные и разнообразные боевые задачи.

Они поддерживали фланги Советской Армии, наносили противнику большой урон огнем своих орудий, участвовали в рейдах против вражеских баз и в смелых десантных операциях и выполняли много других боевых заданий.

В боях с фашистами особенно отличились крейсера «Красный Крым» и «Красный Кавказ», заслужившие звание кораблей-гвардейцев. Славные боевые дела крейсера «Киров» отмечены высокой правительственной наградой – орденом Красного Знамени.

Глава VI Плавающие аэродромы

Сражение через сотни километров

Почти на середине морского пути из Японии в Америку раскинулись Гавайские острова. Они тянутся гигантской цепью с запада на восток. Длина цепи больше 2500 километров. На ее восточном конце, на острове Гонолулу, находится главная американская военно-морская база Пирл- Харбор, крепость американского флота на Тихом океане. А на западном конце цепи находится одинокий остров Мидуэй, передовой (в сторону Японии) «форт» этой крепости.

Японо-американская война началась 7 декабря 1941 года внезапным нападением японцев на Пирл-Харбор. Основные удары по американским кораблям нанесли японские самолеты. Если бы самолеты – участники нападения на Пирл-Харбор – прилетали с японских наземных аэродромов, им пришлось бы пройти до цели несколько тысяч километров. Они не могли бы нести сколько-нибудь большой бомбовый или торпедный груз. А после сбрасывания бомб или торпед им пришлось бы еще раз пролететь те же тысячи километров, чтобы дойти до своей базы и снова запастись бомбами или торпедами. Вот почему самолеты с далеких наземных аэродромов не могли бы напасть на Пирл-Харбор. Откуда же прилетали японские самолеты?

Оказалось, что к Пирл-Харбору приблизилось сильное соединение японского флота. Ядром этого соединения были корабли- авианосцы- плавающие аэродромы флота. Это с их палуб взлетели самолеты-бомбардировщики и торпедоносцы и на короткой дистанции с полной боевой нагрузкой атаковали американцев, непрерывно наносили бомбовые и торпедные удары. Остальные японские корабли только охраняли свои плавающие аэродромы от нападения морских сил противника.

Нападение на Пирл-Харбор показало, что авианосцы превратились в мощную силу флота для ударов с воздуха по отдаленным базам противника. А очень скоро в сражении в Коралловом море авианосцы показали, что они способны решать еще более сложные боевые задачи, что их самолеты могут оказаться самостоятельной крупной силой в морских сражениях.

Шел шестой месяц войны на Тихом океане. В мае 1942 года, как и в предыдущие месяцы, японский флот энергично помогал армии захватывать все новые и новые островные базы. Вот уже высадились японские десанты в северной части огромного острова – Новой Гвинеи. Отсюда совсем близко к Австралии, остается всего один морской «прыжок» через Торресов пролив. Для Тихого океана с его огромными расстояниями между «соседними» берегами этот «прыжок» кажется очень небольшим-всего сотня-другая миль. Но для этого надо овладеть портом Морсби, на юго-восточном побережье острова. Японским десантным частям, высадившимся на севере, никак не удается продвинуться на юг. И тогда их командование задумывает удар с моря, чтобы захватить Морсби с помощью десанта. Для этой цели в гавани Тулаги на Соломоновых островах было сосредоточено много кораблей ц транспортов.

Американская разведка узнала об этом. 4 мая американские авианосцы внезапно напали на японцев в Тулаги и нанесли им большой урон. Так началось морское сражение за Морсби. Оно длилось несколько дней и протекало в той части Тихого океана, которая отделяет Соломоновы острова от Австралии и называется Коралловым морем. Поэтому оно вошло в историю второй мировой войны под названием «сражение в Коралловом море».

Как протекало сражение?

Прошло всего три дня после нападения американцев на японские корабли в порту Тулаги. Было ясно, что где-то близко, в одном из районов Кораллового моря, американские корабли стерегут японцев на путях к Морсби. Поэтому и сильная японская эскадра находилась в морс. Обе стороны искали друг друга на великом морском просторе. В состав эскадр противников входили корабли-авианосцы. Их самолеты «прочесывали» пространства Кораллового моря, высматривали неприятельские корабли.

7 мая четыре самолета-истребителя с американского авианосца «Лексингтон» встретились в воздухе с 9 японскими истребителями. Произошел короткий воздушный бой.

Как очутились японские истребители так далеко от своих берегов? Ведь эти самолеты и вовсе не могут уходить на большое расстояние от своего аэродрома. Значит, аэродром близко: значит, где-то совсем недалеко находятся японские плавающие аэродромы, корабли-авианосцы; значит, их надо искать и найти. Самолеты-разведчики с «Лексингтона» обследовали все направления и в тот же день всего в 50 милях от американской эскадры нашли японские корабли: один большой авианосец («Риукаку») с охраной из 3 тяжелых крейсеров и в эсминцев.

С палубы «Лексингтона» взлетели эскадрильи бомбардировщиков, торпедоносцев, истребителей и понеслись к противнику! Их главная цель – японский авианосец и тяжелые крейсера. В воздухе недалеко от цели американцев встретили японские истребители. Еще ближе к цели перед ними встала стена из огня и стали – ощетинились своими иглами «огненные ежи» кораблей японского охранения. Вот в одном из воздушных поединков гибнет американский истребитель, вот падают в воду один за другим два бомбардировщика, сбитые японскими зенитчиками. Но остальные самолеты прорываются к японским кораблям. Бомбардировщики пикируют на свои цели и атакуют их бомбами, а торпедоносцы стремительно снижаются к воде, приближаются к своим целям на короткие дистанции и сбрасывают торпеды. 15 бомб обрушиваются на «Риукаку», и в то же время 10 торпед с разных направлений наносят ему подводные удары. Авианосец держится на воде 3-4 минуты и тут же идет ко дну. Это – поражение японцев. Они остались без авиации – ведь теперь у самолетов не осталось их плавающего аэродрома. Те из них, что не потонули вместе со своим кораблем, должны уходить на береговые аэродромы или, если в баках нет горючего, сдаваться противнику. А тем временем американские самолеты успевают нанести удар одному из японских тяжелых крейсеров и топят его.

Но разгромленная эскадра – это только одно из соединений японского флота в Коралловом море. Поэтому обе стороны готовятся к новым боям. Нужны новые запасы горючего, и к району, где находятся американские корабли, спешит нефтеналивное судно – танкер. Его охраняет эсминец. Еще не кончился день 7 мая, как с американского эсминца заметили быстро приближающиеся в небе точки. Это – японские бомбардировщики. Танкер и эсминец – слабые противники для самолетов. Японцы стремительно пикируют на эсминец, корабль идет ко дну. Одно, другое попадание, и танкер объят пожаром. Самолеты уходят от цели – эсминца уже не видно на поверхности моря, на танкере еще борются с огнем, пытаются выровнять крен, но судно уже обречено.

Кончился день 7 мая, наступила ночь. Обе стороны готовились к следующему боевому дню. И еще только заалел горизонт перед восходом солнца 8 мая, как американские самолеты-разведчики взлетели с авианосцев и начали поиск японских кораблей. На этот раз воздушным разведчикам пришлось лететь дальше. Только в 200 милях от своей эскадры они обнаружили противника – два японских авианосца и сильное охранение из кораблей других классов. Но и японцы обнаружили американскую эскадру – авианосец «Лексингтон», еще один авианосец и две линии крейсеров и эсминцев, которые сильной стражей выстроились вокруг своих плавающих аэродромов. И тогда снова «заговорила» воздушная артиллерия противников – самолеты авианосцев.

Две американские эскадрильи опередили японцев и первые показались над авианосцами противника. Вниз полетели бомбы, а пять светлых линий начертили пути пяти торпед, сброшенных воздушными торпедоносцами. Один из японских авианосцев вспыхнул, и дым пожара стал застилать погружающийся в воду корабль. Но уже успели взлететь и японские самолеты, они уже в пути и несут к противнику через 200 миль свое оружие – бомбы и торпеды.

На всех американских кораблях – на авианосцах, на крейсерах и эсминцах – сверкнули, изготовились к бою стволы многочисленных зенитных пушек и пулеметов.

Японские самолеты появились группами в 18 самолетов – 9 бомбардировщиков или торпедоносцев и 9 истребителей. В воздухе на большой высоте завязался жестокий бой. Бомбардировщики прорвались через вихрь зенитного огня и пикировали на цели, а торпедоносцы сбросили свои торпеды совсем близко от американских кораблей. Две бомбы и две торпеды попадают в «Лексингтон» и наносят ему решающие повреждения. Спасти корабль невозможно, и американские эсминцы снимают с него команду и собственной торпедой добивают его.

Так кончилось сражение в Коралловом море. Это был первый морской бой, в котором от начала до конца сражавшиеся корабли не видели друг друга, были разделены огромными, непреодолимыми для их орудий расстояниями и вели бой только своими самолетами, своей поистине сверхдальнобойной «воздушной артиллерией» – самолетами-бомбардировщиками и торпедоносцами.

В сражении в Коралловом море так и не участвовали орудия главного калибра крейсеров и эсминцев. Эти корабли только охраняли авианосцы от возможного нападения таких же кораблей противника. Только их зенитная артиллерия, «огненный еж» противовоздушной обороны, непрерывно отражала атаки самолетов. И не раз еще во время войны авианосцы показали себя как новая, очень грозная сила на море.

Как появились и развились эти корабли?

Первые плавающие аэродромы

Еще до 1914 года в некоторых флотах начали проводить интересные опыты, главным образом с крейсерами.

Эти опыты проводились секретно, поэтому выделенный для них крейсер уходил в такие районы моря или океана, которые мало посещались судами и в то же время находились недалеко от берега.

Такой крейсер не имел полубака. В носовой его части возводилась другая надстройка- ровная площадка с почти незаметным наклоном к горизонту. Длина площадки всего около 25 метров, а ширина – едва больше 7 метров. И на этой площадке – обыкновенный самолет с колесным шасси.

Крошечная площадка представляла собой карликовый плавающий аэродром, с которого самолет должен был взлететь и благополучно добраться до берегового аэродрома.

В те годы мало верили в успех таких опытов: самолет имел только 11 метров для разбега – казалось неизбежным, что машина упадет в воду и разобьется. Поэтому спасательные команды в шлюпках обычно были наготове на воде, чтобы выручить машину, если она упадет в море.

Во время одного из таких опытных плаваний крейсер шел полным ходом против ветра.

Была подана команда к взлету. Машина пробежала свои 11 метров и… не набрала необходимой скорости для взлета. Она отделилась от корабля и, как бы планируя, стала снижаться к воде.

Люди на крейсере тревожно переглянулись. Командир уже готов был произнести слова команды спасательным шлюпкам. Но высота площадки над водой была довольно велика. Пока машина снижалась, она все же летела вперед, набирая скорость.

Все стремительней мчался вперед самолет, точно ускорял свое падение, и вдруг на крейсере ясно увидели: машина уже не падает, она низко стелется над водой, затем все больше увеличивается просвет между шасси и морем. Теперь уже хорошо видно: самолет явно набирает высоту, все больше, больше, вот он уже парит в воздухе.

А в некоторых случаях опыты проводились по-другому. Снова на корабле устраивалась такая же площадка, но не на баке, а на корме; она длиннее (немного больше

.16 метров) я шире (почти 10 метров) и еще меньше наклонена к горизонту. Но на площадке нет самолета, нет летчика. На корабле только еще ожидают их прилета. На этот раз испытывался не взлет с корабля, а посадка на его площадку. Вот-вот должен был появиться самолет и «приземлиться» на крейсер. Снова были приведены в готовность спасательные команды. Наконец наблюдатели донесли: в воздухе над горизонтом – точка; это самолет, он. все ближе и ближе, вот он уже над, самым крейсером, делает круги, заходит еще и еще раз, ниже, ниже, уменьшает скорость, готовится к посадке. А крейсер как бы уходит от самолета, так что летчик «догоняет» его с кормы и наконец благополучно «сажает» свою машину на площадку.

Так удалось доказать, что можно создать плавающие аэродромы, что на море можно обойтись без больших, очень длинных и широких взлетных и посадочных площадок, что, значит, можно на кораблях приближать свою авиацию к флоту и берегам противника и этим обеспечивать участие авиации в боевых действиях флота.

Даже некоторые военно-морские специалисты были уверены в том, что все это – только хорошо подготовленный и ловко выполненный трюк. Они утверждали, что нечего и думать о практическом боевом применении авиации с кораблей. И все же, когда разразилась первая мировая война, когда в конце этой войны авиация приобрела большое значение, кораблестроители начали строить на крейсерах взлетные, площадки и даже задумывались, над проектами специальных плавающих аэродромов – кораблей-авианосцев. А очень скоро стало совершенно ясным, что это необходимо, что самолеты на корабле могут оказаться сильными помощниками в бою, особенно против воздушных сил противника.

В августе 1917 года легкий крейсер, выполняя боевое заданно, находился в море. На корабле в носовой части была оборудована взлетная площадка, на ней – самолет. В воздухе над морем, пока еще на большом отдалении, показалась длинная серебряная сигара – германский дирижабль. Враг в воздухе – уже в те времена это означало большую, трудно отвратимую опасность. Ведь казалось, что корабль ничего не может противопоставить этому почти неуязвимому противнику – зенитные орудия тогда были еще очень несовершенными.

Но крейсер быстро разворачивается против ветра, его самолет уверенно взлетает и стремительно приближается к дирижаблю. Первый заход, затем второй, трассы пуль протягиваются от самолета к дирижаблю, еще и еще… Они «прошили» оболочку дирижабля. Сначала один, затем уже «стая» дымков возникает у оболочки и отделяется от нее. Изнутри вырывается пламя. Оно быстро охватывает дирижабль, и огромным факелом он падает в море.

Так самолет, взлетевший с плавающего аэродрома, с площадки на корабле, одержал свою первую победу. Ее уж никак нельзя было приписать случайной удаче. Это было понято всеми, и уже в том же 1917 году началось спешное строительство кораблей- авианосцев. Еще инженеры работали над проектами новых, специальных кораблей- авианосцев, еще нужны были годы для их постройки, а тем временем в Англии и в Америке, во Франции и в Японии один за другим начали перестраивать в авианосцы некоторые уже существовавшие корабли – линейные корабли, крейсера, пассажирские суда и транспорты. Так были переделаны в авианосцы два недостроенных американских линейных крейсера в 33 тысячи тонн- «Лексингтон» и «Саратога»; они несли на себе по 90 самолетов.

Опыт переделки кораблей в плавающие аэродромы пригодился при постройке новых авианосцев.

Окончилась первая мировая война. Новые боевые корабли-авианосцы (их было еще очень мало) испытывались в многочисленных морских маневрах. Моряки учились, как лучше, полнее применить новый .класс кораблей в будущей войне. Они проверяли качества кораблей и самолетов, тренировали летчиков и команды авианосцев, осваивали технику взлета и посадки. И постепенно становилось ясным, какими должны быть новые авианосцы.

Современный авианосец

Что же представляет собой этот новый боевой корабль – современный авианосец? О кораблях этого класса, которые были построены во время второй мировой войны и участвовали в ней, известны лишь общие данные. Их водоизмещение 33 тысячи тонн, длина не уступает линейному кораблю, скорость до 33 узлов. Такой авианосец – большой, очень быстрый и подвижный корабль. В его ангарах до 80-100 самолетов. Примерно такими строились авианосцы в ряде стран.

Основные внешние признаки этих кораблей- сплошная, во всю длину корабля, взлетная палуба, поднявшаяся над ангарной палубой и как бы сбрившая все обычные надстройки корабля, и «остров» у одного из его бортов, с единственной дымовой трубой, боевой рубкой, постами управления и мачтой. А пушки? Они расположены в специальных гнездах у обоих бортов корабля и около надстроек у одного из бортов.

Эти общие внешние признаки придают авианосцам столько сходства между собой, что при плохой видимости их иногда трудно отличить один от другого. Незадолго до гибели в бою в Коралловом море американского авианосца «Лексингтон» в сгустившихся сумерках над кораблем появились 9 бомбардировщиков и начали маневрировать для посадки. Несмотря на то. что все самолеты корабля были налицо, воздушное охранение и наблюдатели «Лексингтона» не распознали самолеты противника. Только после некоторого промедления мелькнуло подозрение: а не японские ли это самолеты, которые просто «ошиблись адресом»? Это казалось совершенно невероятным. Но в то же мгновение находившийся в воздухе американский самолет-разведчик, наконец, открыл огонь по бомбардировщикам.

Невероятное подозрение превратилось в уверенность. И японцы поняли свою ошибку и быстро исчезли.

Как располагаются самолеты на палубе авианосца.

Но вот еще одно отличие авианосца: он намного выше других кораблей, его взлетная палуба поднимается над водой на 18- 20 метров, на высоту четырехэтажного дома. В этом слабое место корабля – в него совсем нетрудно попасть и снарядом, и бомбой, и торпедой. А самый небольшой крен выводит этот высокий корабль из строя. Ha. авианосце большие запасы легковоспламеняющегося горючего (бензина для самолетов). Каждое попадание грозит ему уничтожающим пожаром. Надежно забронировать высокий и длинный борт корабля очень трудно. А за высоким бортом скрываются очень важные устройства корабля и его главное оружие – самолеты. Вот почему авианосцу приходится всячески избегать боя даже с более слабыми кораблями противника. От нападения с моря его должны защищать корабли охранения – линейные корабли, крейсера, эсминцы А если так, авианосцу и не нужна сильная, крупнокалиберная артиллерия.

В большинстве случаев главная артиллерия новых крупных авианосцев состоит из шестнадцати орудий калибра 114-127 миллиметров. Эти орудия – универсальные и служат как зенитные дальнобойные пушки.

А для ведения огня по самолетам на близкой дистанции корабль вооружен многочисленными пушками-автоматами и зенитными пулеметами в многоствольных установках. Так например, один из крупных, построенных перед самым началом второй мировой войны английских авианосцев – «Арк Ройял» (потопленный немцами в 1941 году) был вооружен шестнадцатью орудиями калибра 114 миллиметров; их расположили по два (в спаренных установках) в «гнездах», выступавших за борт немного ниже взлетной палубы. В таких же гнездах по бортам (по два гнезда на каждом борту) расположились 32 зенитных пулемета: в каждом гнезде – 2 батареи, в каждой батарее- 4 пулемета. А совсем близко от . командного мостика – не в гнездах, а- на «острове» взлетной палубы – расположились еще 32 зенитных автомата калибра 40 миллиметров: всего 4 батареи-установки по 8 стволов. Получалось, что 80, стволов встречали огнем воздушного. противника. Такая артиллерия была достаточно сильной для отражения атак с воздуха, но, по всей вероятности, новейшие авианосцы обладают еще более сильным зенитным вооружением.

Огромная взлетная палуба авианосца раскинулась ровной площадкой на четверть километра в длину и до 25 метров в ширину. Внизу, тут же под нею, расположились ангарные палубы, на них – ангары для самолетов. Еще ниже размещены бомбовые и торпедные погреба, а в трюмах – склады горючего и смазочных масел. Специальные, полностью механизированные подъемники на особых тележках подают бомбы или торпеды на ангарные палубы По рельсовым путям тележка быстро подвозит свой «груз» к самолету. Стрела подъемного крана подхватывает самолет с его боевой нагрузкой и несет его к лифту. Еще несколько секунд – и самолет на взлетной палубе. Бензино- и маслопроводы подают горючее и смазку на ангарную и взлетную палубы. В носовой и кормовой частях ангарной палубы – ремонтные мастерские.

Как ни велика взлетная палуба, это все-таки очень и очень небольшой аэродром. С такого карликового аэродрома необходимо в кратчайший срок выпустить в воздух все самолеты или, при посадке, принять их обратно. Самолеты взлетают с носовой части взлетной палубы, а «приземляются» на ее кормовую часть. Когда они взлетают, авианосец дает полный ход против ветра. Скорость корабля 34-35 узлов (немного меньше 70 километров в час), сложенная со скоростью разбега самолета, создает достаточную скорость для взлета. Но, кроме того, на некоторых авианосцах в носовой части устроены особые, быстро движущиеся дорожки – «ускорители». Когда движущийся еще на колесах самолет попадает на такую дорожку, к его скорости прибавляется еще и скорость ее движения. А это еще больше помогает самолету взлететь.

Как самолеты авианосца идут на выполнение боевого задания

Вернувшиеся из боя самолеты авианосца заходят на посадку.

Для приема возвращающихся самолетов авианосец также дает ход против ветра и как бы уходит от садящегося самолета. Скорость самолета больше скорости авианосца- машина настигает корму корабля. В этом случае, когда самолет касается палубы, скорость его движения будет равна разности между скоростью полета в момент посадки и скоростью корабля. Эта разность очень невелика – около 30-35 километров в час. Самолет пробегает по палубе 100- 120 метров и останавливается – трение колес о настил палубы тормозит его движение. Но чем меньше пробег самолета при посадке, тем меньше времени расходуется на посадку. А ведь в бою каждая секунда на учете. Поэтому на некоторых авианосцах устроено особое приспособление, которое быстро и мягко тормозит движение «приземляющегося» самолета.

Как все это происходит?

Авианосец получил боевое задание: атаковать корабли в порту противника и уничтожить береговые сооружения. В течение всей ночи турбины корабля развивали полную скорость – надо было приблизиться к объекту атаки.

Близится рассвет Самолеты уже наготове на взлетной палубе. Они располагаются на ней в том порядке, в котором будут взлетать. Впереди, ближе всего к носовой части – истребители: им нужно наименьшее расстояние для разбега. Средние бомбардировщики – пикировщики выстроились примерно в средней части корабля. Тяжелые самолеты – бомбардировщики и торпедоносцы – нуждаются в самом большом разбеге: их старт поэтому у кормы авианосца.

Уже 5 часов утра, до объекта осталось всего только 150 миль, скоро пора взлетать. На взлетной палубе – шум прогреваемых моторов. Громкоговорители разносят последние приказания командира корабля. И вот один за другим самолеты взлетают,' в воздухе строятся в эскадрильи и направляются к цели. С помощью своих радиоустановок летчики переговариваются друг с другом. Радиорубка корабля «ловит» эти переговоры, и командиру ясна вся картина подхода к цели, а затем и боя.

Самолеты выполнили задание, они возвращаются. Некоторые из них изрешечены пулями, другие повреждены серьезнее. Летчики ведут свои машины «домой», к своему кораблю, на посадку. Вот они уже вернулись и реют над авианосцем.

Каждая эскадрилья теперь парит над кораблем по кругу. Сколько эскадрилий, столько и кругов – в несколько «этажей». Самолеты нижнего круга садятся первыми, а самого верхнего – последними. Они заходят на посадку против ветра. Это уменьшает их посадочную скорость и сокращает пробег. В кормовой части полетной палубы стоит офицер, командующий посадкой. Особыми сигнальными жезлами он указывает, как маневрировать перед посадкой. Его указания – закон. Если он дает сигнал «Не садиться», пилот обязан продолжать свое «кружение», итти к исходной точке своего посадочного круга и снова заходить на посадку. Если же пилоту разрешено садиться, он «нагоняет» корабль с кормы и, уже снижаясь, выпускает из-под шасси особый тормозной крюк. Поперек палубы в кормовой части натянуты 8-12 тросов. Высота, на которой они расположены, выбрана с таким расчетом, чтобы тормозной крюк самолета зацепился за один из них. Немедленно срабатывает особый тормозной механизм и останавливает самолет. «Номера» посадочной команды со стремительностью футболистов мгновенно отцепляют крюк от проволоки и отводят самолет в сторону, прежде чем «приземлилась» следующая машина. Вот здесь-то и экономятся драгоценные секунды. Ведь от того, насколько быстро авианосец может принять обратно выпущенные самолеты, перевооружить их, заправить горючим и снова направить в бой, зависит успех сражения.

Если посадочная команда вдвое перекрывает нормы скорости своей работы, один авианосец может заменить в бою два таких корабля.

Известно, что для первоклассного сухопутного аэродрома посадка одного самолета в минуту – это большое достижение, которым не часто удается похвастать.

На любом «плавающем аэродроме» такая скорость показалась бы очень и очень небольшой.

Два авианосца сильнее одного не только в количественном отношении: они еще выгоднее распределяют свои самолеты. Истребители одного из них справляются с защитой обоих кораблей, а все остальные самолеты могут атаковать противника. Если же возвращающийся летчик убеждается в том, что его корабль потоплен, он может сесть на палубу другого авианосца.

Мы познакомились с эскадренными авианосцами. Эти боевые корабли во второй мировой войне завоевали себе почетное место. Они входят в основное ядро маневренных соединений флота вместе с линейными кораблями как очень мощная сила.

Как эсминцы и подводные лодки, эскадренные авианосцы принадлежат к наиболее активным боевым кораблям. В боевых операциях они часто играют решающую роль. В каких же боевых операциях участвовали эти корабли?

Самолет, идущий на посадку, выпустил свой тормозной «крюк» для зацепления за один из тормозных тросов.

Самолет «приземлился» на «плавающем аэродроме»: выпущенные тормозной крюк зацепился за один из тросов, тормозное устройство остановило машину.

Они поддерживали наступательные операции военно-морских сил. При этом авианосцы наносили по кораблям противника предварительные, ослабляющие удары, сковывали и нарушали их маневрирование, наносили решающие бомбовые и торпедные удары по главным силам неприятеля. Во все время боя самолеты авианосцев служили падежными разведчиками я охраняли свои корабли от нападения с воздуха.

Эти же корабли вели дальнюю разведку и оказывали противодействие разведке противника.

Вместе с другими боевыми кораблями или самостоятельно они наносили удары по военно-морским базам, аэродромам, промышленным и политическим центрам противника.

Авианосцы участвовали в охранении своих морских перевозок и в нарушении перевозок противника. И эти же корабли принимали самое активное участие в крупных десантных операциях. Они разведывали силы противника, наносили предварительные удары по его опорным пунктам, охраняли свои корабли на переходе морем, помогали высадке десанта и развертыванию боевых действий на прибрежной территории.

Уже в конце второй мировой войны появились еще более крупные и мощные авианосцы; их полное водоизмещение достигло 55 тысяч тонн. По сведениям, появившимся в печати, летная палуба и борты этих авианосцев в местах расположения котельных и машинных отделений защищены броней. Они несут на себе до 140 самолетов и более многочисленную артиллерию.

Кроме эскадренных авианосцев, во время второй мировой войны появились еще так называемые эскортные авианосцы. Уже из этого названия видно, что таким авианосцам поручается эскортировать- сопровождать и охранять корабли в походе. Речь идет об охране караванов торговых и транспортных судов от нападения с воздуха. Эскортным авианосцам не нужна большая скорость – они идут вместе с. тихоходными судами каравана. Им не нужны самолеты – бомбардировщики и торпедоносцы, достаточно одних истребителей и разведчиков. Поэтому эскортные авианосцы сравнительно невелики: их водоизмещение 10-12 тысяч тонн, самолетов всего 25-30, а скорость около 18 узлов. Но нужно их очень много.

Во время войны число эскортных авианосцев во флотах воюющих стран непрерывно увеличивалось.

Кроме авианосцев, существуют и другие корабли, несущие помногу самолетов. Они называются гидроавианосцами и появились еще в те бремена, когда моряки и кораблестроители не верили в то, что самолеты могут взлетать с палубы корабля и садиться на нее. Поэтому и были созданы корабли с ангарами для самолетов, но без взлетной палубы. Самолеты же были не колесные, а поплавковые- гидросамолеты. Вместо «аэродрома» на верхней палубе корабля находятся «катапульты» (такие же, как. на линейных, кораблях и крейсерах). Такие гидросамолеты садятся на воду у корабля, и затем специальные краны поднимают их на палубу.

Глава VII Корабли вторжения

Как появились корабли вторжения

«Корабли вторжения» – это название появилось только в годы второй мировой войны. Так назвали особую группу военных судов, которым поручают важнейшую боевую задачу- высадить на занятый и укрепленный противником берег сначала войска первого броска, затем главные силы армий, вторгающихся с моря на сушу, – десант. Эти суда обеспечивают успех вторжения, успех десантной операции, вот почему их называют кораблями вторжения, но это не есть наименование класса кораблей – это только образное выражение их боевого назначения. За время войны оно очень привилось и поэтому часто ветречается, когда речь заходят о десантных операциях. А общее название класса этих кораблей: «десантные суда».

Десант, вторжение с моря на территорию противника – такая боевая операция Применялась часто и в прошлых войнах, даже в незапамятные времена. Воины Киевской Руси ходили за море и высаживались на территории Византии, новгородские моряки высаживали свои войска в Швеции. И в последующие столетия, когда происходили военные действия на море, часто бывали удачные или неудачные попытки высадки на неприятельский берег. Это делалось или для Вторжения большими силами, чтобы развернуть самостоятельные крупные наступательные действия, или для того, чтобы помочь своим войскам, уже ведущим бои где-то близко от места десанта, или чтобы высадкой небольших ударных отрядов разведать состояние обороны противника, или для того, чтобы оттянуть к этому месту значительные силы противника и ослабить другой важный участок его береговой обороны. Во Все времена десант считался очень трудной, опасной операцией и дорого обходился наступающей стороне Флот терял при этом много кораблей, десантники терпели большой урон в людях. Так например, во время первой мировой войны англичане не раз пытались высадиться на территорию Галлипольского полуострова (Турция), образующего один из берегов пролива Дарданеллы. Они теряли при этом много кораблей и почти всех высаженных солдат.

Чем же объяснялись трудности высадки десанта?

В то время не было кораблей, специально предназначенных для десантных операций. Обычные, глубоко сидящие в воде суда- транспорты подходили к берегу противника, становились на якорь, и начиналась перегрузка войск, оружия, снаряжения на высадочные, мелко сидящие в воде малые суда. Все это происходило недостаточно быстро, и противник успевал причинить большой урон и кораблям, и высадочным судам, и войскам. Затем малые суда направлялись к берегу, Но они не отличались хорошим ходом и не могли приблизиться вплотную к суше, не были приспособлены к быстрой высадке. Доставка и выгрузка солдат и снаряжения на берег шли очень медленно. Часто высадочные суда Не выдерживали огня противника и поворачивали к своим транспортам. Если же удавалось достигнуть берега и высадить одну-две роты десанта, на них обрушивались все огневые средства противника, наносили огромные потери и Часто заставляли отступать в море.

Еще во время первой мировой войны были попытки построить «корабли вторжения», приспособленные к быстрой высадке. Такие корабли впервые появились в русском флоте на Черном море. Это были канонерские лодки, приспособленные для перевозки и доставки войск к самому берегу противника (без перегрузки) и для быстрой высадки, и особые суда в виде огромной коробчатой «лыжи», мелко сидящие в воде, с отваливавшейся на берег носовой частью, которая служила сходней.

По типу этих кораблей во время второй мировой войны строились специальные суда для высадки войск. О таких кораблях еще будет речь впереди.

Боевой порядок конвоя: в центре-транспорты, идущие в строю фронта; по бокам – завеса из эсминцев; впереди – вожак конвоя – крейсер; сзади – линейный корабль и авианосец с охранением из двух крейсеров и четырех эсминцев.

Ни в одной из прежних войн не было так много и таких крупных десантных операций, как во время второй мировой войны.

Советские моряки прославились смелыми, стремительными десантами на Черном море, на Балтике и на берегах Маньчжурии и Кореи. Крупные десантные операции проводились в Северной Африке, в Сицилии, во Франции и на Тихом океане. Причина многочисленных десантных операций кроется именно в том, что война была поистине мировой. Понадобились переброски огромных количеств войск, оружия, боевой техники через проливы, моря и океаны к близко и далеко расположенным территориям противника. Намного возросла сила оборонительных рубежей на сухопутных фронтах, увеличилась мощь боевой техники войск, защищавших эти рубежи. Чтобы успешнее преодолевать, прорывать линии обороны противника, приходилось высаживать десанты в его тылу, совершать глубокие обходы его флангов, упиравшихся в моря. Но и оборона берегов настолько усилилась, что старыми средствами, старыми способами уже нельзя было достигнуть успеха. Поэтому в штабах морских, сухопутных и воздушных сил, которым предстояло совместно решать задачу высадки десанта, заранее разрабатывалась новая тактика для успешного выполнения этой трудной операции. Перед кораблестроителями была поставлена задача построить в большом количестве новые типы ударных и транспортных судов, приспособленных для осуществления новой тактики десанта. А новейшая техника судостроительных заводов позволила решить эту задачу. Так появились «корабли вторжения». Какие же это корабли и как они обеспечивают вторжение десанта?

Минер-амфибия в водонепроницаемой одежде на пути к минам или подводным ловушкам противника.

Корабли с боевыми ракетами

Волна за волною над берегом противника проходят сотни самолетов-бомбардировщиков и непрестанно бомбят его позиции, его укрепленные огневые точки. С моря вторят им орудия многочисленных боевых кораблей, обрушивают на те же цели мощный артиллерийский огонь. В это время на горизонте появляются дымы новых кораблей, их очень много – десятки, сотни. Это – «корабли вторжения». Они продолжают накапливаться за линией кораблей-артиллеристов и точно чего-то выжидают. Здесь и крупные корабли десанта и спущенные с них малые суда. Все они ждут приказа ринуться к берегу. Но приказа пока нет. Еще и еще раз самолеты «утюжат» берег бомбами, а корабли громят его снарядами, чтобы ослабить оборону противника, чтобы уменьшить потери при высадке.

Первый приказ двинуться вперед получают катера-тральщики. Они проверяют, нет ли мин па путях десантных судов. Если мины обнаружены, эти корабли протраливают фарватеры. Во время второй мировой войны у кораблей-тральщиков появились еще небывалые помощники. Это – минеры- амфибии. (Амфибии – это животные, которые способны жить и на суше и в воде. Их называют еще земноводными.)

В научно-фантастическом романе советского писателя А. Беляева «Человек-амфибия» описан опыт ученого, который хирургическим путем приспособил дыхательные органы человека к жизни и на земле и в воде. Человек-амфибия Беляева был хозяином подводных глубин и мог очень долго находиться в воде.

Современный крупный десантный войсковой транспорт:

1 – Кормовое орудие калибра 130 миллиметров. 2 – Зенитные пушки, 3 – Подъемные стрелы для спуска на воду высадочных судов и разгрузки корабля. 4 – Нижняя наблюдательная площадка на мачте. 5 – Верхняя наблюдательная площадка, 6 – Радиоантенна. 7 -Вентиляционные устройства в дымовой трубе. 8 – Зенитные пушки. 9- Верхний мостик. 10-Штурманская рубка. 11 – Носовое орудие калибра 130 миллиметров. 12 – Войсковой груз. 13 – Помещения для личного состава войск. 14 – Цистерна для жидкого топлива, 15 – Машинное и котельное отделения с электрогенераторными установками. 16 – цистерны в междудонном пространстве для горючего, запасов пресной воды и балластной морской воды. 17- Цистерна для пресной воды 18 – Холодильник. 19 – Помещения команды корабля. 20 – Помещения для личного состава войск. 21 – Боеприпасы, горючее продовольствие. 22 – Танки, автомашины, артиллерия. А – Спуск на воду ударного танконосца, доставленного на палубе транспорта. В – Спуск на воду высадочного бота.

Во время второй мировой войны была изобретена такая водолазная одежда,. которая как бы превращала человека в амфибию, позволяла ему подолгу – до девяти часов – оставаться под водой и проплывать при этом большие расстояния – около 10 миль.

Минеры-подрывники, одетые в эти костюмы, доставлялись на кораблях близко к берегу противника.

Затем они переходили в малозаметные надувные шлюпки и возможно ближе подходили к тому прибрежному участку, где, по сведениям разведки, были поставлены на небольшой глубине противодесантные донные мины или сети. Здесь они оставляли шлюпки и под водой плыли к цели – к минам или сетям. За собой они буксировали подрывные заряды.

Как только обнаруживалось минное заграждение или сети, минеры-амфибии прикрепляли к ним заряды – с таким расчетом, чтобы самим успеть удалиться на безопасное расстояние.

Но,вот фарватеры проверены, протралены, путь свободен. И тогда к берегу устремляется боевой авангард десанта – сотни штурмовых десантных судов, доставленных на палубах крупных транспортов. Они идут отдельными группами.

Теперь, когда суда «первого броска» пошли на берег, артиллерия боевых кораблей перенесла свой огонь дальше, в глубь расположения противника, теперь она больше не громит берег у места высадки. Но ведь не все огневые точки уничтожены ею и бомбами самолетов. Их достаточно еще осталось, чтобы причинить штурмовым судам большой урон или даже вовсе отбросить их от берега. Значит, нужно продолжать ^боевую работу корабельной артиллерии, прикрыть десант тут же, у места его броска на берег, уничтожить оставшиеся огневые точки.

Все это возложено на особые суда, на малые, водоизмещением всего в 15-20 тонн, но очень быстроходные и хорошо вооруженные боевые корабли. Они идут впереди каждой группы и выглядят, как обычные малые палубные суда, но очень мелко сидят в воде (чтобы как можно ближе подойти к берегу).

Их оружие – скорострельные автоматические пушки, крупнокалиберные пулеметы и ракетные снаряды.

Именно ракетные снаряды придают этим судам большую уничтожающую силу.

Благодаря им огневая мощь малых судов на близком расстоянии может оказаться не слабее артиллерии крупных боевых кораблей.

Вот почему эти суда могут успешно справиться со своей боевой задачей – с близкого расстояния еще больше ослабить огневое сопротивление противника, уничтожить минные поля, батареи скорострельных орудий, пулеметные гнезда, отдельных автоматчиков.

Боевая ракета – не новое оружие. Еще несколько веков назад оно появилось в армиях восточных народов, получило особенное распространение в Индии. Вскоре оно появилось и в европейских странах. Но меткость ракет была настолько плохой, что ими можно было стрелять только на малых расстояниях и по очень крупной цели, например по большому городу. При этом приходилось выбрасывать огромное количество снарядов.

Одежда-снаряжение минера – амфибии:

1 -Шлем. 2- Прозрачный «глазок» в передней части шлема. 3 – Трубка для выдоха. 4 – Мешок, в который собирается выдыхаемый воздух. 5 – Кислородный клапан. 6 – Передний груз. 7 – Прорезиненная одежда минера – амфибии. 6 – Трубка для вдоха. 9 – «Устье» обеих дыхательных трубок. 10 – Мешок для вдыхаемого воздуха. 11 – Баллончик с кислородом. 12 – Перепончатые плавники минера – амфибии. 13 – Задний груз. 14 – Камера, в которой выдыхаемые газы вновь превращаются в воздух пригодный для дыхания

Доставленные на корабле в район операций и скрытно подобравшиеся в надувной шлюпке к берегу противника минеры-амфибии пускаются вплавь под водой к неприятельским объектам, буксируя подрывные заряды.

В России ракетная артиллерия появилась еще в армии Петра I.

И все же вскоре от боевых ракет отказались во всех странах. Оружие это настолько уступало пушкам в меткости (особенно после появления нарезных орудий), что не было смысла его применять. Но изобретатели упорно продолжали работу над исследованием, изучением ракетных снарядов, реактивного движения.

В нашей стране жил и работал виднейший ученый К. Э. Циолковский, который сам добился очень многого в этой области науки и техники и оставил после себя талантливых учеников, в свою очередь ставших крупнейшими специалистами реактивной техники.

Знаменитая «катюша», нанесшая немецко-фашистским войскам не один сокрушительный удар, – убедительное доказательство их успешной работы.

Как же обрело это оружие новую силу в наши дни?

На этот вопрос нелегко ответить. Ведь боевая ракета – секретное оружие. Вероятнее всего, изобретатели нашли способ вести более точный прицельный огонь ракетами. Если это так, то ракеты приобретают ряд преимуществ перед пушкой и снарядом. Преимущества эти очень большие и ценные. Ракета выбрасывается не силой заряда пушки, а собственным зарядом, сгорающим в ее хвостовой части. Поэтому для выстрела ракетой не нужно тяжелого, громоздкого, занимающего" много места артиллерийского орудия. Легкий и небольшой опорно-направляющий станок – вот и вся ракетная «пушка». Значит, на небольшом корабле вдоль его бортов можно разместить несколько многоракетных установок, и его артиллерийская мощь неизмеримо возрастет.

В ракетном снаряде помещается в несколько раз больше взрывчатого вещества, чем в обыкновенном снаряде такого Же калибра. Это опять умножает огневую силу ракетной артиллерии. И, наконец, воспламенение метательного заряда ракеты с помощью электрического тока позволяет быстро давать залп за залпом, они следуют один за другим – в короткий промежуток времени сотни ракет обрушиваются на берег противника.

Изобретатели-артиллеристы, вероятно, продолжают работать над усовершенствованием боевых ракет.

Можно ожидать, что эти снаряды станут больше по калибру, намного дальнобойнее, а их меткость улучшится.

Ударно-десантное судно первого броска, вооруженное ракетными установками, идет на берег и в то же время ведет огонь ракетными снарядами по еще не подавленным пунктам сопротивления противника.

Корабли-десантники

Пока пушки и ракеты «обрабатывают» берег, зенитные Пулеметы судов Поддержки стерегут небо на тот случай, если появятся самолеты противника.

До сих пор корабли первого броска задерживались в море. Теперь они на полном ходу идут на берег – именно на берег, а не к берегу. Они и предназначены для того, чтобы, в полном смысле этого слова, «выброситься» на берег противника. Небольшие (15-25 тонн), плоскодонные, с ровными бортами, защищенные тонкой броней (6-10 миллиметров) от ружейно-пулеметного огня и осколков снарядов, эти суда, как и русские черноморские десантные корабли в первую мировую войну, напоминают своим устройством ; что-то вроде коробчатой морской «лыжи». Скорость их доходит до 15 узлов. Они вооружены 2-4 автоматическими мелкокалиберными пушками, 2-з пулеметами, бывают на них и ракетные установки.

После того как такой корабль выбрасывается на берег,-передняя, носовая стенка судна отваливается вперед, опрокидывается и ложится на песок или гальку. Через открывшийся выход по опрокинувшейся носовой стенке, как по трапу, выбегают бойцы ударных отрядов (от 25 до 120 человек) и тут же стремительно начинают боевые действия. Эти первые отряды должны «зацепиться» за берег и начать бой за овладение плацдармом и дорогами. А доставившие их суда, сидящие на берегу, как на мели, должны теперь быстро‘освободить место высадки для других кораблей-десантников и уйти за новыми отрядами бойцов. А как это сделать? Тут выявляется еще одна особенность кораблей-десантников. На подходе к берегу, прежде чем «сесть на мель», за 20-30 метров от берега они выбрасывают свой кормовой якорь. Когда нужно «сняться с мели», якорь на грунте служит кораблю точкой опоры. Как бы подтягивая к себе якорный трос, «выбирая» его, команда (3-4 человека) заставляет судно сойти на воду – оно снова обретает свою подвижность и быстро уходит. Пока это делается, суда поддержки снуют вдоль берега и помогают своим огнем уже высадившимся отрядам, прикрывают их, не дают противнику организовать стойкое сопротивление. Но чтобы наступать, нужны танки.

Как только первые корабли-десантника освобождают берег, новая волна судов устремляется к нему. По своим очертаниям и вооружению они похожи на первые корабли, но намного больше. Их› длина 13 метров, а водоизмещение приближается к 100 тоннам. Носовая стенка торчит кверху выше бортов. Это ударные корабли – танконосцы.

Устройство ударно-десантного судна первого броска:

1 – рубка рулевого; 2- бронированные двери; 3- нос-сходня; 4- пулеметный щит с бойницей; 5- подъемный рым; 6 – банка для десантников; 7- вентиляторы; 8 – лебедка кормового якорного устройства; 9 – люк в машинное отделение; 10- люк в ахтерпик (крайний кормовой отсек); 11-люк в машинное отделение; 12 – подъемный рым: 13 – люк в ахтерпик; 14 – водонепроницаемая дверь в машинное отделение.

Вот десятки и сотни их достигли берега. Носовая стенка откинулась и легла на землю. Теперь понятно, почему она такая высокая. Танконосец глубже сидит в воде, он не может вплотную подойти к берегу, и нужен более длинный трап-сходня для соединения судна с сушей. По этому трапу из «ворот» корабля выходят 1-2 танка, бронемашина или 1-2 самоходных орудия. Берег сразу наполняется механизированной боевой техникой, и это во много раз увеличивает ударную силу высадившегося авангарда. А тем временем корабли-танконосцы уже ушли, и еще одна волна штурмовых судов с войсками выбрасывает на сушу новые и новые отряды десантных войск, забирает первых раненых и без задержки уходит к большим транспортам. Там они снова и снова грузятся войсками.

Так, точно волны морского прибоя, одна за другой набегают на берег «волны» первого броска десанта, захватывающего плацдарм для развертывания наступления, для вторжения в глубину территории противника.

Увеличение и закрепление плацдарма, развертывание боевых действий на берегу требуют все больше войск и боевой техники.

Корабль-танконосец, доставляющий танковые и мотомеханизированные соединения, а также малые суда-танконосцы, вмещающие три средних танка. В верхней части рисунка – схема обратной «самобуксировки» танконосца на глубокое место.

1 – Зенитные орудия. 2 – Среднекалиберное корабельное орудие. 2а – Сигнальная мачта. 3 – Шлюпка. 4 – Зенитное орудие. 6 – Офицерские каюты, кают-компания и камбуз в надстройке корабля. 6 – Спасательный плот. 7 – Вентиляционные трубы для отвода газов из помещения для танков, 8 -Переносный тамбур сходного трапа, 9 – Пост управления выгрузкой. 10 – Зенитные орудия. 11 – Наружная «дверь» для выгрузки танков и автомобилей. 12 -Внутренняя «дверь», которая опускается и служит выгрузочным трапом. 13 – Привод механизма управления дверями. 14 – Внутренний пролет выгрузочного трапа (поднимается выше ватерлинии и предохраняет корабль от затопления, если в дверях образовалась течь), 15 -Лифт для приема к выгрузке палубного груза. 16 – Помещения для бойцов десанта. 17 – Генераторы электрического тока, работающие от дизелей. 18 – Бортовые нефтяные цистерны. 10 – Дизели (приводят в движение валы двух гребных винтов). 20 – Штурманская рубка. 21 -Помещения для команды в кормовой части. 22 – Малое танкодесантное судно, которое также является палубным грузом большого танконосца. 23 – Стальной якорный трос. 24 -якорь.

Малые ударные суда уже выполнили порученное им боевое задание – они помогли захватить плацдарм. Теперь нужны другие корабли-десантники, такие, которые могли бы доставлять в один раз значительно большее количество солдат и боевой техники. Тогда ближе к берегу подходят большие транспортные суда десанта. Все это палубные корабли обычных очертаний. Среди них корабли – специалисты по разным грузам. войсковые транспорты доставляют отдельные крупные соединения войск с их вооружением и боезапасом. Поэтому на этих кораблях много приспособленных помещений для личного состава войск, для их вооружения, боезапаса. А на верхней палубе они доставляют высадочные суда – небольшие, таких же очертаний, как и ударные, но без брони. Эти суда служат для перегрузки и высадки на берег доставленных транспортом войск, оружия, снаряжения. Когда ударные суда выполнят свое основное задание, они тоже служат для транспортировки людей и грузов к берегу.

Грузодесантные транспорты перевозят инженерное оборудование, боевую технику, наиболее тяжелые виды вооружения. Особенность этих кораблей – их мощные грузовые устройства, а также доставляемые на палубе приспособленные для перевозимых грузов высадочные суда. С помощью грузовых устройств эти суда спускаются на воду, и на них подаются грузы. Когда эти транспорты выгрузили на берег достаточно оружия и боевой техники, их роль на этом не кончается. Уже после высадки главных сил десанта необходимо непрерывно доставлять войскам боеприпасы, горючее, продовольствие. Так например, одна бронетанковая дивизия в сутки потребляет около 300 тонн горючего, до 350 тонн боеприпасов, 100 тонн продовольствия- всего около 750 тонн. Если на берег высажено примерно 10 дивизий, приходится непрерывно, ежедневно доставлять туда 7500 тонн – это груз 10 железнодорожных товарных составов. При отступлении от берега в глубь страны противник уничтожает все на своем пути. Значит, наступающим войскам десанта приходится восстанавливать железные дороги, мосты и для этой цели доставлять еще строительные материалы, подвижной состав железных дорог, паровозы и всякое другое оборудование. Все это – тяжелые, громоздкие грузы; быстрая доставка их-трудная боевая задача, возложенная на грузодесантные транспорты.

Транспорты (их водоизмещение достигает 10-20 тысяч тонн) несут свою службу в боевых условиях и вооружены 2-4 орудиями калибра 75- 120 миллиметров, 4-10 зенитными автоматическими пушками, несколькими пулеметами. Скорость их достигает 16-20 узлов.

Но перегрузка с транспортов идет не так быстро, как этого требует обстановка на плацдарме. На помощь приходят тогда специальные корабли-десантники, получившие общее название «транспортно-высадочные суда». Но они имеют и свои особые названия. Их назначение – высаживать сразу много бойцов или выгружать сразу много боевой техники прямо на берег, без перегрузки на высадочные суда. Эти корабли хорошо приспособлены для своего назначения.

Вот подошел к берегу большой корабль- танконосец. Он в несколько десятков раз больше своего «младшего брата» – ударного танконосца первого броска. Длина его достигает 100 метров, а водоизмещение- 5 тысяч тонн. Он очень похож на огромную плоскодонную баржу с прямыми низкими бортами. Скорость его невелика- всего 10-12 узлов. У корабля «задран» кверху нос, и гораздо глубже сидит в воде его корма. Это сделано для того, чтобы можно было очень близко подойти к берегу.

Десантнике высаживается о пехотнодесантного корабля.

Схема устройства судна-секции современного пловучего дока. Семь – десять таких судов секций, собранных борт к борту, образуют один огромный сухой док В правом верхнем углу – схематический разрез судна-секции в затопленном состоянии. Белые места – помещения, остающиеся свободными от воды.

1 – Кладовые и офицерские каюты. 2 – Рельсовые пути для подъемных кранов. 3 – Сварные соединения секций. 4 – Трапы в нижние помещения. 5 – Шарнирные соединения «стенок» дока с корпусом судна-секции. 6 – Камбуз (кухня), кают-компания и помещения для личного состава. 7 – Места установки орудий на поднятых стенках. 8 – Холодильники. 9 – Место установки орудия, когда «стенка» в походном положении – уложена на палубу к центру судна. 10 -Якорные цепи. 11 -Затапливаемые помещения; в свободном от воды состоянии они обеспечивают пловучесть судна-секции. 12 – Перепускной канал для забортной воды. 13 – Помещения для машинного оборудования – помп, электрогенераторов, котлов. 14 – Выпускные отверстия, через которые откачивается принятая секцией забортная вода. 15 – Впуск забортной воды.

Нос корабля раскрывается в стороны, на оба борта, как большие наружные двухстворчатые ворота. За ними – еще одна носовая стенка, которая отваливается наружу и образует широкую, прочную сходню. По этой сходне устремляются на берег танки, броне- и автомашины. Все это на переходе морем размещается в трюмах и на палубе и надежно закрепляется. Крупный Танконосец вмещает 20 и больше средних танков. Но бывают еще и средние и малые танконосцы, они беспалубные. Танконосцы имеют свое артиллерийское вооружение – носовое и кормовое орудия среднего калибра и много зенитных пушек-автоматов.

Недалеко от танконосца разгружается другое транспортно-высадочное судно. Но оно высаживает не танки, а бойцов и поэтому называется пехотнодесантным. Внешний его вид такой же, как у обыкновенных судов.

Первая особенность его в том, что нос корабля очень неглубоко сидит в воде; поэтому ему удается совсем близко «приткнуться» к берегу. А вторая особенность в том, что в надводной части по обоим бортам устроены площадки для схода и трапы, опускающиеся в воду. Такой корабль с хода упирается носом в берег. Тогда высаживаемые бойцы по трапам спускаются в воду и вброд идут к берегу.

У кораблей-десантников есть свои корабли- «помощники».

Если во время высадки какое-нибудь судно первого броска или другой малый десантный корабль получил повреждение, его буксируют к находящемуся где-то в районе десантных операций кораблю-мастерской для немедленного ремонта.

Существуют малые суда-мастерские – для первой скорой помощи, существуют и большие суда-мастерские – для серьезного и в то же время быстрого ремонта. А если понадобится очень серьезный ремонт даже большого корабля, тогда на помощь приходит огромный пловучий док – сооружение, приспособленное для ввода в него судов, осмотра и ремонта их даже в подводной части или для стоянки. Такие доки собираются из отдельных судов-секций, которые на буксире доставляются в какую-нибудь бухту недалеко от района высадки. Собранный док укрепляется на якорях.

Каждая секция, напоминающая по виду баржу с уложенными на ее палубу стенками будущего дока, доставляется на буксире в район десантных операций. Здесь начинается сборка пловучего дока.

Специальные подъемные механизмы – домкраты – поднимают и ставят в вертикальное положение боковые стенки каждой секции. Затем две такие секции (с уже поднятыми стенками) собираются в одно целое так, чтобы рельсовые подкрановые дорожки на верхней кромке стенок соединились в один путь.

Как транспортируется, .собирается я принимает в ремонт корабли пловучий док.

I – Суда-секции пловучего дока буксируются к месту сборки:

1-Океанское буксирное судно. 2-Стальной буксирный конец. 3-Судно-секция на переходе. 4 – Его боковые стенки, уложенные на палубу, 4 – Большой подъемные кран погружен на секции 5-Рельсовые пути на палубе судна для тележка подъемного крана.

II-Судно-секция на мест» сборки пловучего дока:

1 – Гидравлические домкраты поднимает в ставят вертикально боковую стенку, 2 – Шарниры-поворотные соединения и 3 – болты, которыми стенка прикрепляется к палубе о внутренней и с внешнее стороны. 4-Гнезда для соедини тельных штырей «соседней» секции.

III – Две секции с поднятыми стенками собираются в одно целое:

1 – Гнезда, в которые входят штыри «соседней» секции. 2 – Сварные соединения между кромками стенок, 3 – Рельсовые пути для кранов.

IV- Перегрузка на соединенные секции подъемного крана с доставившего его судна. После перегрузки второго крана затопленные секции осушаются и сборка дока продолжается, пока не будут соединены друг с другом все семь или десять его частей:

1 – Две уже соединенные секции затоплены так, что их рельсовые пути и рельсовая дорожка на палубе судна-секции, доставившего кран, составили один путь. 2 – Место временного соединения рельсовых путей; тележка крана «въезжает» на верхушку стенки затопленной секции (направление показано стрелкой).

V – Водоизмещение всех секций дока может достигнуть 100 тысяч тонн; в такой док можно ввести любой из кораблей-гигантов. Остается только установить на палубах секций вдоль всего дока специальные подпоры по очертаниям киля и подводной части принимаемого на ремонт корабля. Помещения для балластной забортной воды затапливаются, и весь док погружается до такого уровня, чтобы корабль мог в него войти.

VI – Пловучий док в действии. Помпы выкачивают балластную воду, и док всплывает, поднимая на себе огромный корабль, который оказывается «на суше». Все необходимые для ремонта материалы доставлены на специальных баржах; одна из них видна на рисунке справа.

На каждый путь устанавливается подъемный кран. Для этой цели соединенные секции затапливаются так, что верхние кромки их стенок оказываются на одном уровне с палубой судна, доставившего краны. Рельсы на стенках соединяются с подкрановыми путями на судне, и краны просто передвигаются на свое место в будущем доке.

После этого затопленные секции осушаются, всплывают, и к ним по одной присоединяются еще несколько секций, пока не закончится сборка всего дока. Если, например, док будет состоять из десяти секций, в него можно будет ввести даже линейный корабль.

Для ввода кораблей док затапливается забортной водой. Затем эта вода «выгоняется» помпами, и док всплывает вместе с принятым на ремонт кораблем.

Все суда-десантники, с которыми мы познакомились в этой главе, – это только основные и самые характерные представители «кораблей вторжения». На самом деле разновидностей этих кораблей гораздо больше. Все они составляют современный, огромный по количеству входящих в него судов, десантный флот.

Корабли минеры

Глава I Подводное оружие

11-7=4

Вечером 10 ноября 1916 года корабли германской 10-й флотилии в составе 11 новых эсминцев по тысяче тонн водоизмещения, спущенных на воду только год назад, вышли из занятой немцами Либавы на просторы Балтики и взяли курс к устью Финского залива. Немцы хотели нанести удар по русским кораблям.

Быстро сгущалась темнота осеннего вечера. Эсминцы шли в строе кильватера и вытянулись в длинную прямую линию. С головного корабля видны были только темные силуэты трех задних эсминцев, остальные сливались с окружающим мраком.

Первый подводный удар обрушился на немцев около 21 часа. К этому времени три корабля, замыкавших строй, порядком отстали. И вдруг радио принесло командеру флотилии первую тревожную весть: эсминец «V.75», один из отставших, наскочил на русскую мину. Подводный удар настолько повредил корабль, что не было смысла спасать эсминец, впору было спасти людей. Едва только второй эсминец – «S.57»- принял на борт команду, как «V.75» получил второй удар, разломился на части и пошел ко дну. «S.57» с удвоенной командой стал отходить, но тут же грозно прозвучал еще один подводный удар. Третьему кораблю – «G.89» – пришлось срочно утраивать свою команду и принимать на борт всех людей с «S.57».

Под свежим впечатлением от русских минных ударов командиру «G.89» было не до смелых рейдов, и он скомандовал возвращение на базу.

Так растаяла концевая тройка германских эсминцев. Остальные восемь продолжали итти к Финскому заливу.

Здесь немцы не встретили русских сил. Тогда они вошли в бухту Балтийского порта и ожесточенным обстрелом города выразили свое озлобление за понесенные потери.

Закончив обстрел, германские эсминцы легли на обратный курс. И тогда снова море вскипело подводными взрывами. Первым наскочил на мину «V.72». Шедший вблизи «V.77» снял с подорвавшегося корабля людей. Командир этого эсминца решил уничтожить «V.72» артиллерийским огнем. В непроглядной темноте ночи раздались залпы орудий. На головном корабле не разобрались, в чем дело, и решили, что на хвост колонны напали русские. Тогда передние эсминцы сделали поворот на 180° и пошли на помощь. Не прошло и минуты, как один из них – «G.90» – получил удар около машинного отделения я последовал за «V.72». Точно распуганная волчья стая, германские эсминцы бросились в разные стороны, чтобы поскорей вырваться из смертельного кольца русских мин. «Победная» спесь слетела с немецких офицеров. Им было не до побед. Во что бы то ни стало надо было довести хотя бы уцелевшие корабли до своей базы. Но в 4 часа утра глухой взрыв и взметнувшийся над «S.58» водяной смерч известили флотилию о потере пятого эсминца. Корабль медленно погружался, а вокруг, точно осаждая его, не позволяя приблизиться другим эсминцам, стояли грозные русские мины, замеченные с поверхности воды. Лишь шлюпкам с «S.59» удалось проникнуть сквозь этот смертельный подводный частокол и снять команду с гибнущего корабля. Теперь ожидание очередной катастрофы не покидало немцев. И действительно, через полтора часа «S.59» постигла та же участь, что и «S.5S», а еще через 45 минут пошел ко дну и «V.76» – седьмой эсминец, погибший на русских минах, искусно расставленных на вероятных путях неприятельских кораблей.

За 1600 дней первой мировой войны немцы потеряли на минах 56 эсминцев. Одну восьмую часть этого количества они потеряли в ночь на 11 ноября 1916 года.

За все время первой мировой войны русские минеры поставили в водах Балтики и Черного моря около 53 тысяч мин. Эти мины были поставлены не только у своих берегов. Подбираясь к неприятельским берегам, отважные моряки нашего флота усеивали минами прибрежные воды на юге Балтики и на Черном море.

Немцы и турки не знали покоя и безопасности у собственных берегов. На выходах из баз, на прибрежных путях – фарватерах- их корабли взлетали на воздух, шли ко дну.

Русские мины действовали безотказно.

Один из известных командиров германских подводных лодок – Хасгаген – писал в своих воспоминаниях: «В начале войны лишь одна мина представляла опасность – мина русская. Ни один из командиров не шел охотно в Финский залив. «Много врагов – много чести» – отличное изречение. Но вблизи русских с их минами честь была слишком велика… Каждый из нас, если не был к тому принужден, старался избегать «русских дел».

Во время первой мировой войны много вражеских кораблей погибло и на минных заграждениях союзников России. Но эти успехи были достигнуты не сразу. В самом начале войны минное оружие англичан и французов оказалось очень несовершенным. И тем и другим пришлось позаботиться об улучшении минной техники флота. И вот двум странам, располагавшим могущественными, передовыми по своей технике и многочисленными флотами, пришлось обратиться за помощью к России. Да и сами немцы старательно учились у русских искусству минной войны. Русские мины отличались высокой боеспособностью, тактика и техника постановки минных заграждений в русском флоте были на очень высоком уровне.

Из России послали в Англию 1000 мин образца 1898 года и специалистов по минному делу, которые обучали англичан. Затем, по просьбе англичан, им послали наши мины образцов 1908 и 1912 годов. Позаимствовав у русских минеров их богатый опыт учебы в мирное время и боевого применения мин во время войны, англичане и французы научились создавать и применять собственные образцы мин.

Подводный «частокол»

Подводный «частокол»

В том месте, где Северное море сливается с Атлантическим океаном, Англию и Норвегию разделяет широкий водный проход- больше 216 миль. Свободно проходят здесь корабли в мирное время. Не то было во время первой мировой войны, особенно в 1917 году.

Под водой, во всю ширину прохода, скрывались мины. 70 тысяч мин в несколько рядов, как частокол, перегородили проход. Эти мины были поставлены, чтобы закрыть для германских подводных лодок выход на север. И только одна узкая водная тропинка была оставлена для прохода своих кораблей.

Кроме этого заграждения, обе стороны поставили еще много других. Подводные «частоколы» – целые цепи из сотен и тысяч мин – защищали прибрежные морские районы воюющих стран, перегораживали узкие водные проходы.

Больше 310 тысяч этих подводных снарядов скрывалось в водах Северного, Балтийского, Средиземного, Черного и Белого морей. Более 200 боевых кораблей, десятки тральщиков (судов, предназначенных для обнаружения и уничтожения мин) и около 600 торговых судов погибли на минах в первую мировую войну.

Во время второй мировой войны мины приобрели еще большее значение. Обе стороны широко воспользовались усовершенствованиями в устройстве мин, новыми способами их постановки и непрерывно, очень активно применяли мины.

В первую мировую войну мины больше всего ставились для защиты прибрежных районов и морских путей сообщения. Такие заграждения устраивались заблаговременно, в некоторых случаях еще до объявления войны.

Позиция для такого минного заграждения выбиралась так, чтобы его можно было защищать и кораблями флота и береговой артиллерией.

Тысячи мин выстраивались в линиях такого заграждения, которое так и называется позиционным.

Одно из русских позиционных заграждений, выставленное еще до начала войны 1914 года при входе в Финский залив, называлось «Центральная минная позиция»; оно состояло из тысяч мин и охранялось кораблями Балтийского флота и береговыми батареями.

В течение всей войны, особенно в начале ее, это заграждение обновлялось и наращивалось.

Минные заграждения, которые ставятся у самых берегов, чтобы помешать кораблям противника приблизиться и высадить десант, называются оборонительными.

Каких размеров достигает пробоина от удара паны иди торпеды в носовую часть корабля.

Но существует еще один вид заграждений- это маневренные заграждения. Их ставят во время боя, в разные его моменты, чтобы затруднить маневрирование неприятельских кораблей. Мины такого заграждения, как только их поставили, становятся опасными.

Очень часто мины ставят в чужих водах. Такие заграждения получили название «активных».

Во вторую мировую войну минирование неприятельских вод сделалось одной из наиболее часто применяемых операций. Появившиеся еще в первую мировую войну воздушные минные заградители сделали возможным широкое применение активных заграждений.

Самолеты проникают в глубокие тылы неприятельской территории и усеивают реки и озера минами. Они выполняют те операции, которые не могут быть выполнены ни надводными, ни подводными кораблями.

В начале второй мировой войны англичанам и французам .приходилось главным об* разом защищать минами свои берега, так как немцы вели активные минные операции на морских путях. Немцы минировали воды у берегов своих противников, у выходов из их морских баз.

Советский же флот с самого начала войны установил минные заграждения, которые надежно прикрывали фланги Советской Армии. Затем наши корабли-минеры начали ставить активные минные заграждения на морских путях противника, около его баз, запирать немецко-фашистские корабли в их стоянках, сковывать их движение.

* * *

Как располагаются мины в подводном «частоколе»?

Прежде всего это зависит от места, где ставится заграждение. Если нужно заградить узкий фарватер, где неприятельскому кораблю приходится держаться строго определенного направления, достаточно разбросать на его пути небольшое количество мин, без особо точного соблюдения какого- либо порядка расстановки. В таких случаях говорят, что поставлена минная «банка». Если же речь идет о заграждении большого водного района или широкого прохода, тогда ставят очень много мин-сотни и тысячи, а то и десятки тысяч. В таком случае говорят, что поставлено «минное заграждение». И тогда уже соблюдается определенный порядок расстановки мин.

Этот порядок зависит от того, против каких кораблей противника выставлено заграждение.

Прежде всего надо заранее решить, на какое углубление, как принято говорить во флоте, ставить мины. Если заграждение ставится против крупных кораблей, глубоко сидящих в воде, можно ставить мины на 8-9 метров под поверхностью воды. Но это значит, что малые корабли противника с мелкой осадкой свободно пройдут через заграждение, они пройдут над минами.

Выход из такого затруднения простой: надо ставить мины на малое углубление – 4-5 метров и меньше. Тогда мины будут опасны и для больших и для малых кораблей противника. Но может случиться и так, что своим малым кораблям нужно оставить возможность маневрирования в заминированном районе.

Поэтому минерам приходится тщательно взвешивать все особенности боевой обстановки и уже затем решать, на какое углубление ставить мины. А решив этот вопрос, надо обеспечить постановку мин точно на заданное углубление.

Как велики промежутки между минами в подводном «частоколе»? Конечно, хорошо бы поставить мины погуще, так, чтобы проходящий корабль почти наверняка наскочил на мины. Но этому мешает одно очень серьезное препятствие, которое заставляет выдерживать определенные промежутки между минами. Какое же это препятствие?

Оказывается, мины – плохие соседи друг другу. Когда одна из них взрывается, сила взрыва распространяется под водой во все стороны и может повредить механизмы соседних мин, вывести их из строя или взорвать. Получится так: одна мина взорвалась п*д неприятельским кораблем – это хорошо, но тут же могут взорваться или выйти из строя соседние мины. Проход будет очищен, и другие корабли противника сумеют без потерь пройти через заграждение. Значит, лучше ставить мины реже, так, чтобы взрыв одной из них не влиял на другие. А для этого надо заранее выбрать величину наименьшего промежутка между ними, чтобы, с одной стороны, заграждение оставалось опасным для неприятельских кораблей, а с другой – чтобы взрыв одной мины не разоружал соседние участки заграждения. Этот промежуток называется минным интервалом.

Разные конструкции мин в большей или меньшей степени чувствительны к силе взрыва соседней мины. Поэтому для разных конструкций мин и промежутки выбираются разные. Некоторые мины защищены от влияния соседнего взрыва специальными устройствами. Но все же величина минного интервала колеблется в пределах 30- 40 метров.

Насколько опасен для кораблей такой редкий подводный «частокол»?

Если над таким заграждением пройдет линейный корабль шириной в 30-36 метров, тогда, конечно, он наверняка наскочит на мину. А если это будет эсминец или другой малый военный корабль шириной всего в 8-10 метров? Тогда возможны два случая. Или корабль идет на заграждение так, что линия его курса перпендикулярна к линии мин. 6 этом случае мало шансов на поражение корабля, так как ширина его корпуса в з-4 раза меньше промежутка между минами, и скорее всего корабль проскользнет через заграждение. Или же корабль идет под углом к линии мин. Чем меньше, острее этот угол, тем больше шансов, что корабль наскочит на мину.

Вот почему, если минерам точно известно, по какому направлению пройдут вражеские корабли, они ставят мины под очень малым, острым углом к вероятной линии их курса.

Но ведь далеко не всегда это направление известно. Тогда все заграждение, поставленное в одну линию, может оказаться бесполезным или очень мало действенным.

Чтобы этого не случилось, против малых кораблей минеры ставят .заграждение в две и больше линий, располагают мины в шахматном порядке – так, чтобы каждая мина второй линии щ›иходилась между двумя минами первой. При этом между линиями сохраняется такой безопасный промежуток, чтобы взрыв мины в одной линии не вызывал взрыва мин в другой линии.

Слева на рисунке: корабль направляется перпендикулярно к линии мин; может случиться, что он пройдет, не коснувшись пи одной мины. Справа на рисунке: корабль направляется под углом к линии мин в скорее всего коснется одной из них.

И, наконец, существует еще один вид минного заграждения. Две или больше минных линий изламываются, идут под водой зигзагом. Кораблям противника приходится преодолевать поэтому не 2-з линии мин, а в-9 таких линий.

В годы второй мировой войны огромную роль в морских операциях стали играть малые корабли с небольшой осадкой (торпедные катера, «морские охотники»). Против таких судов пришлось ставить малые мины на очень небольшом углублении, иногда на 0,6 метра.

Как устроена мина

Самая главная, «рабочая» часть мины – это ее заряд. Уже давно прошли те времена, когда мину снаряжали обыкновенным черным порохом. В наше время существуют специальные взрывчатые вещества, значительно превосходящие порох по взрывной силе.

Зарядная камера, наполненная взрывчатым веществом, помещается внутри металлической оболочки – корпуса мины; форма этой оболочки бывает разная: шаровидная, яйцевидная, грушевидная.

Корпус мины с зарядной камерой.

Отдельные момента постанови» мини с помощью тросика – «штерта».

В момент взрыва «начинка» сгорает и превращается в газы, которые стремятся расшириться во все стороны и поэтому давят на стенки корпуса. Это давление мгновенно нарастает до очень большой величины, разрывает корпус и обрушивается на корабль и на окружающие массы воды ударом огромной силы. Если бы стенки корпуса не оказывали газам сопротивления, их давление нарастало бы медленнее % сила удара была бы много меньше.

Вот в чем первая, основная роль корпуса мины. Но тот же корпус служит и для другой очень важной цели.

Камера с зарядом должна скрываться под водой на определенной глубине, чтобы мину не замечали с поверхности. Неприятельский корабль, проходя над миной, должен задеть ее и вызвать взрыв.

Все мины (кроме донных), если они поставлены против надводных кораблей, обычно устанавливаются на глубине от 0,5 до 9 метров. Против подводных лодок мины устанавливаются на разных глубинах, в том числе и на больших. Но камера с взрывчатым веществом тяжелее воды и не может сама по себе держаться ни на поверхности воды, ни на каком-то уровне под водой. Сама по себе она так и пошла бы на дно. Но этого не происходит – оболочка мины играет для нее роль поплавка. Внутри оболочки имеются «пустоты», заполненные только воздухом с таким расчетом, чтобы вес вытесняемой миной воды был больше веса ее корпуса с зарядом и прочими устройствами. Поэтому мина приобретает свойство пловучести, она может держаться на поверхности воды.

При этом надо помнить, что мина-не малый и не легкий снаряд. Размеры и вес мин бывают разные. Так например, самая малая немецкая мина вместе с якорем весила 270 килограммов, и в ней заключено было всего только 13-20 килограммов взрывчатого вещества. Ее корпус – шар. Диаметр шара всего 650 миллиметров. У немцев же были мины диаметром больше метра и с общим весом больше тонны. 6 такой мине взрывчатое вещество весит 300 килограммов.

И все же, как ни велики и ни тяжелы мины, корпус хорошо держит их на заданном углублении.

Если мину просто погрузить в воду до какого-то уровня и затем отпустить, море тут же вытолкнет ее обратно на поверхность. Но ведь нам нужно, чтобы мина оставалась под водой, чтобы ее что-то удерживало на одном месте и не позволяло всплывать. Для этой цели к оболочке прикрепляется на стальном тросе специальный якорь. Якорь падает на дно, удерживает мину на заданном углублении и не дает ей всплыть. Чтобы легче представить себе, как это происходит, проследим за постановкой мины с корабля.

Вот мина сброшена с корабля в воду. Она падает вместе с якорем. Внутри якоря помещается катушка (ее называют вьюшкой), на которую намотан стальной трос. Минеры называют этот трос «минреп». Как только мина попадает в воду, она сначала немного погружается, затем корпус всплывает на поверхность, а якорь, падая вниз, разматывает минреп. О нижней части якоря свисает тонкий тросик с грузом на конце. Своей тяжестью груз натягивает этот тросик, или «штерт», как его называют минеры. Штерт – очень важная часть мины. Когда тросик натянут, он удерживает небольшую пружинку и рычаг в якоре. Как только груз касается дна, натяжение тросика ослабевает. Пружинка отпускается, и рычаг стопорит вьюшку, останавливая сматывание минрепа. Якорь продолжает падать, но теперь минреп увлекает за собой мину; она опускается под воду. Но вот якорь коснулся дна, и мина остановилась на определенной глубине. На какой?

Оказывается, это зависит от длины штерта. Чем он длиннее, тем раньше коснется дна его грузик, тем раньше перестанет сматываться минреп, тем глубже уйдет мина под воду. Чем короче штерт, тем позднее застопорится вьюшка, тем меньше будет углубление мины. Поясним это на примере. У нас длина штерта 4 метра. Грузик коснулся дна. Значит, минреп перестал сматываться как раз в тот момент, когда якорь находился в 4 метрах от дна. Мина в этот же момент находилась еще на поверхности воды. Теперь якорь начинает тянуть ее вниз. А так как якорю осталось падать 4 метра, то и корпус мины погрузится в воду на те же 4 метра.

Как устроен гидростат Камера гидростата находится на поверхности води (верхняя часть рисунка), пружина упирается в ее «крышку» – гидростатический диск – и не позволяет ей опускаться. По пере погружения гидростата тяжесть воды давит на диск, сжимая пружину (нижняя часть рисунка). Соединенный с диском механизм (механизм отделения мины от якоря, или механизм, стопорящий разматывание минрепа, или механизм предохранителя взрыва) сработает как раз в тот момент и на той глубине, на которое отрегулирован гидростат.

А для чего нужен штерт? Гораздо проще заранее отмерить минреп необходимой длины и бросить мину с якорем в воду. Якорь коснется дна, а мина станет на заданное углубление. Но ведь очень хлопотно каждый раз справляться по карте о глубине моря в данном месте, высчитывать, какой длины нужен минреп, и отмеривать его. Мина с заранее отмеренным минрепом – это устаревшая конструкция. Гораздо проще и скорее проходит постановка мин, когда на вьюшку намотан длинный минреп, пригодный для различных глубин. Маленький же тросик автоматически ставит мину на заданное углубление.

Все это устройство очень простое и в то же время достаточно надежное. Существуют также и другие устройства для постановки мин на заданное углубление, например гидростат, в котором используется давление воды. Когда мина с якорем достигает дна, корпус ее вместе с вьюшкой при помощи специального механизма автоматически отделяется и всплывает кверху. При этом минреп сматывается с вьюшки. Гидростат находится тут же, около вьюшки, и отрегулирован так, что срабатывает на нужной глубине, при определенном давлении воды.

Отдельные моменты постановки мины с помощью гидростата.

Пока мина всплывает, давление воды еще очень велико. Но вот мина достигла определенной глубины, и давление воды заставляет действовать механизм гидростата. Тогда срабатывает тормоз, стопорит минреп, и мина останавливается.

Итак, мина поставлена на заданное углубление и подстерегает корабль противника. Взорвется ли неприятельский корабль, если он просто коснется оболочки мины, если он даже сильно ударит своим корпусом по этой оболочке? Нет, не взорвется. Взрывчатая начинка мины нечувствительна к ударам и толчкам.

Во время перевозки мин, как ни осторожны минеры, все же происходят и толчки и даже удары: если бы мины при этом взрывались, было бы слишком опасно и трудно их применять.

Кроме основного взрывчатого вещества, в мину помещают еще металлический стакан с 100-200 граммами более чувствительного взрывчатого вещества. Такое вещество называется детонатором.

Чтобы мина взорвалась, достаточно быстро нагреть детонатор, и взрыв передается на весь заряд.

Как работает гидростат в механизме отделения мины. Вверху – мина соединена с якорем, давления на гидростат нет. Внизу – мина с якорем на дне; давление на пружину гидростата возросло, пружина сжалась и отвела стержень, скреплявший мину с якорем; корпус мины отделился от якоря и всплывает.

Как используется сахар в разъединителе. Сверху – мина не сброшена; сжатая пружина упирается в кусок сахара и удерживает запорный стержень в ушке мины. Внизу – мина в воле, сахар растаял, пружина разжалась и «вытащила» стержень из ушка, освободила мину от якоря.

А как нагреть детонатор?

Для этого достаточно ударить по капсюлю детонатора. При ударе развивается тепло. Оно передается веществу детонатора, происходит взрыв, который, в свою очередь, заставляет взорваться и основной заряд мины.

Значит, надо так устроить мину, чтобы от столкновения с кораблем (а при этом мина получает очень сильный удар) что-то ударяло по капсюлю детонатора. Для этой цели служит ударно-механический взрыватель мины. Внутри мины острый боек ударника «населен» на капсюль детонатора.

Специальный упор удерживает его во взведенном состоянии и не позволяет ударить по капсюлю. Упор этот сделан в виде груза на стержне, укрепленном на шарнире. Стоит только отвести груз в сторону, и ударник с бойком сделает свое дело. Но для этого нужен сильный толчок, от которого груз сместился бы в сторону. Такой толчок и получается, когда корабль сталкивается с миной.

Чтобы нагреть детонатор, можно и по- другому использовать столкновение корабля с миной.

Можно включить детонатор в электрическую цепь от батареи и устроить ударный механизм так, чтобы при толчке груз отходил, а упавший рычаг замыкал электрическую цепь. Тогда электрический ток нагреет проводник, тепло распространится по проводнику, проникнет в детонатор и взорвет его.

Но откуда получить ток? Из корпуса мины, из его верхней части во все стороны торчат своего рода «усы» мины, 5-6 усов. Это так называемые «гальваноударные колпаки». Сверху на них надеты мягкие свинцовые оболочки. Внутри свинцовых оболочек-колпаков-«ч стеклянные сосуды. В эти стеклянные сосуды налита особая жидкость- электролит. Если такую жидкость налить в сосуд и погрузить в нее два разных проводника, то получится так называемый гальванический элемент – один из источников электрического тока. В мине эти два разных проводника – электроды элемента – помещены отдельно от электролита, в особом стаканчике. Когда корабль, наскочивший на мину, сминает колпачок, разбивает стеклянные сосуды, электролит переливается в стаканчик с электродами. Немедленно возникает электрический ток, который течет по проводникам в электрический запал. В этот момент цепь уже замкнута, и развивающееся тепло взрывает детонатор и самую мину.

Бывают и такие мины, которые не имеют опасных «усов», но взрыв также вызывается электрическим током. Когда корабль ударяет по мине, груз освобождает рычаг ударника, острие бойка падает, но не на капсюль детонатора, а на стеклянный капсюль с электролитом и разбивает его. Жидкость переливается в стаканчик с электродами, возникает электрический ток, который течет по замкнутой цепи и взрывает мину.

Как действует простой механический взрыватель. Вверху – ударник перед столкновением с кораблем; внизу – когда корабль сталкивается с миной, груз смещается, ударник падает и взрывает мину.

Как действует электрический взрыва гель. От удара корабля о мину груз смещается, ударник зн'*мкает контакты электрической цепи – происходит взрыв.

Мы уже знаем, что заряд мины не взорвется ни от удара, ни от трения, пока в оболочку не вставлен взрыватель, пока удар о корабль противника не заставит сработать механизм, воспламеняющий детонатор. Но перед началом постановки мин взрыватель уже вставлен, мина готова к действию. Стоит неосторожно обойтись с ней на палубе или коснуться ее в момент постановки, повредятся почему-либо стеклянные сосуды взрывателя – и корабль станет жертвой своей же мины. В прошлом такие случаи не раз бывали, п это научило минеров не только самим быть осторожными, умелыми в обращении с минами при их постановке, но и вводить в них особые механизмы, которые не позволяют мине взорваться раньше определенного времени, предохраняют ее от преждевременного действия. Устройство этих механизмов так же остроумно, как и всех других механизмов мины.

Как работают эти устройства?

В одном месте электрическая цепь взрывателя прервана, контакты разобщены, и они не замыкаются, пока в предохранительном механизме не растает сахар или соль (когда мина уже в воде), пока не сработает заведенный часовой механизм.

На все это нужно время. Пока не истечет это время, мина не может взорваться ни на палубе, ни около поставившего ее корабля, даже если почему-либо разобьется стеклянный сосуд.

А тем временем корабль, поставивший мину, успеет отойти.

Как устроена современная гальваноударная мина:

1 – Устройство, регулирующее длину минрепа, г – Детонатор. 3 – Заряд взрывчатого вещества. 4 – Предохранитель взрыва. 5 – Сминающиеся колпачки – «усы» мины. 6 – Водонепроницаемая крышка «горловины» (отверстия) в корпусе мины. 7 – Усилитель детонатора. 8 -Скоба. 9 – Гидростат (для установки мины на заданное углубление).

Какие бывают мины

Мы уже знаем о мине, которая устанавливается на якоре, она так и называется: «якорная». Существуют мины, которые прячутся на дне моря, на небольшой глубине. Эти мины называются донными. Наконец, бывают и «плавающие» мины; их ставят на вероятном пути неприятельских кораблей. Больше всего такие мины применяются в маневренных заграждениях. Эти три вида мин различаются по способу и месту постановки под водой. Но мины различаются еще и по способу взрывания заряда.

Некоторые мины взрываются только при непосредственном столкновении с кораблем, они называются контактными. Другие взрываются и в том случае, если корабль проходит на определенном, достаточно близком расстоянии. Такие мины называются неконтактными. И якорная и плавающая мины могут быть контактными и неконтактными – это зависит от устройства взрывательного механизма мины. Донные мины обычно неконтактные.

Если в сосуд с раствором соли вставлены две пластинки: одна стальная, другая из цинка или мели, – получится гальванический элемент.

Море или океан – это гигантский сосуд, наполненный раствором солей. Стальная масса корабля служит исполинской стальной пластиной. Остается снабдить мину медной или цинковой пластинкой и соединить ее с чувствительным реле в корпусе мины. От мины отходят вверх (на поверхность моря) и вниз (на большую глубину) проводники- «антенны». Как только корабль (стальная пластина) коснется проводника, элемент замыкается, через реле ток проходит к детонатору, происходит взрыв. Такие мины называются антенными. Ими заграждают (чаще всего против подводных лодок) большие, широкие водные проходы. При этом можно обойтись значительно меньшим количеством мин. Взрыв произойдет, если корабль все же соприкоснется с миной – правда, не с ее корпусом, а только с антенной.

Как устроены якорная антенная мина и якорь со штертом.

Электрический ток, возбужденный в катушке магнетизмом стальной массы корабля, идет в обмотку реле, которое притягивает пластинку контактов я замыкает ими батарею детонатора, – происходит взрыв.

Бывают мины о таким взрывателем, в котором несколько витков проводника соединены с чувствительным реле. Когда около такой мины проходит корабль, его стальная масса возбуждает в проводнике очень слабый электрический ток – настолько слабый, что он не Может взорвать заряд. Но сила этого тока достаточна, чтобы замкнуть контакты реле: стрелка замкнет цепь от помещенной в. корпусе мины батареи к детонатору- мина взорвется, и на этот раз без какого бы то ни было контакта с кораблем.

Витки проводника в таком взрывателе- это посредник между стальной массой корабля и стрелкой реле. Еще лучше было бы обойтись без этого посредника, который в некоторых случаях может и подвести, не выполнить своей задачи. Оказалось, что без проводника-посредника действительно можно обойтись. Достаточно только стрелку реле сделать магнитной. Тогда стальная масса корабля, как только реле окажется в ее магнитном ноле, заставит стрелку отклониться и замкнуть контакты от батареи. Почему же произойдет такое отклонение?

Основным материалом для постройки современных кораблей служит сталь. Под влиянием земного магнетизма стальная громада корабля превращается в очень мощный магнит, образующий свое собственное магнитное поле. Магнитная стрелка в мине находится под действием магнитного поля земли и располагается по ее магнитным полюсам. Магнитное поле корабля искажает магнитное поле земли и этим самым заставляет стрелку отклониться на какой-то угол; при этом и происходит замыкание контактов от батареи к детонатору.

Вот каким образом родилась идея устройства магнитной неконтактной мины, наделавшей столько шума в начале второй мировой войны..

Тогда же появилась и другая неконтактная мина – акустическая. Особенность ее заключалась в том,- что внутри корпуса мины скрывалось механическое «ухо» – микрофон, такой же, как в трубке обыкновенного телефона. Такая мина «слышит» шум работы машин и винтов приближающегося корабля. Мембрана механического «уха» мины соединена с особым колеблющимся рычажком – вибратором. Микрофон включается в электрическую цепь, соединяющую оболочку мины с детонатором. По мере приближения корабля шум нарастает, и рычажок-вибратор чаще касается микрофона, ритмически замыкая электрическую цепь.

Шум корабля, нарастая, вызывает в цепи, состоящей из нескольких промежуточных звеньев, усиление тока, который, достигая определенной величины, замыкает контакты, и получается взрыв. Это бывает, когда корабль находится над миной. Мина, таким образом, поражает корабль в самое уязвимое место – днище.

Кроме акустических мин, применяются еще и магнитно-акустические мины. В этих минах в цепи взрывателя работают и магнитное и акустическое устройства; вернее, акустическое устройство как бы помогает магнитному. Такая помощь понадобилась потому, что только акустическое или только магнитное устройство часто отказывало или срабатывало не во-время.

И магнитные и акустические мины прячутся на дне, на небольших глубинах.

После окончания войны стало известно еще о неконтактных донных «гидродинамических» минах. Такие мины взрывались от изменения давления воды при прохождении над ними корабля.

Все мины, о которых мы рассказывали, «слепы», не разбирают, какой корабль проходит над ними. Свой ли корабль или неприятельский коснется взрывателя мины, ее антенны или пройдет вблизи магнитной, акустической, гидродинамической мины -• все равно последует взрыв. Но существуют и «зрячие» мины, которые как бы «различают» корабли и взрываются только под вражескими судами.

Мина, которая «слышат» (акустическая мина):

1 – Машины корабля, г – Область наибольшего шума. 3 – Звуковые волны. 4 – Звуковые волны колеблют «ухо» мины и приводят в действие вибратор. о – Контактные «усы» в» случай, если не сработает акустическое устройство, в – Еще одно «ухо» кины. 7- Вибратор. 8 – Заряд. 9- Микрофон, 10-Детонатор.

На берегу, где-нибудь меж скал или под землей, замаскирована станция управления минами. Защищаемый район моря разбивается на участки – «квадраты», хорошо различаемые с берега. От станции к морю тянутся кабели, уходят под воду, вьются 110 каменистому или песчаному дну и вползают в распределительную коробку данного участка.

От коробки расходятся уже несколько проводов к минам, охраняющим определенный квадрат моря. Эти мины похожи на якорные, но могут быть и донными. Они устроены так, что электрический ток, включенный со станции, взрывает всю группу мин. Вот подходит вражеский корабль. Он приближается к заминированному участку, где одна из групп мин подстерегает врага. Еще несколько минут – и корабль уже над притаившимися «зрячими» минами. «Глаза» этих мин – там, на берегу, внутри замаскированной станции. Там – специальные наблюдательные приборы, оттуда все хорошо видно. И наблюдатели точно улавливают момент, когда нужно взорвать мины. Поворот рубильника – электрический ток со специальной береговой электростанции мгновенно передается в распределительную коробку, оттуда по проводам к взрывателям мин, и мощный взрыв уничтожает корабль.

А что получится, если к охраняемому району приблизится не надводный, хорошо видимый корабль, а подводная лодка врага, скрытно подбирающаяся к берегу? Подводную лодку не удается увидеть со станции в перископ, но ее услышат: как только подводный корабль неизбежно коснется одной из мин или ее минрепа, на станции прозвучит сигнал, и поворот рубильника взорвет именно ту группу мин, около которой в этот момент скользит под водой невидимый враг.

Минная станция для управления взрыванием мин па расстоянии, построенная итальянцами в 1866 году (в Триесте): камера с черными стенами внутри и единственным окошком, закрытым специальным стеклом-линзой. Изображение гавани Триеста через линзу попадало на стеклянную призму и отражалось от нее вниз – на матовую поверхность наблюдательного стола. На поверхности стола были нанесены точки. При правильном отражении гавани эти точки указывали расположение мчи. К столу была пристроена такая же клавиатура, как у рояля. Наблюдатель мог взорвать любую мину одним нажатием соответствующего клавиша.

Самодвижущийся таран

За 70 лет, которые прошли с того времени, когда торпеду впервые применили в боевой обстановке, ученые и техники приложили много усилий, чтобы улучшить основные качества торпеды: разрушительное действие ее заряда – чтобы рана, нанесенная неприятельскому кораблю, оказалась глубже, больше, смертельнее; ее меткость и скорость – чтобы торпеда вернее и скорее настигла свою жертву; бесследность ее движения – чтобы труднее было врагу заметить торпеду и уклониться от нее; дальность ее хода – чтобы можно было, если нужно, издалека поражать врага.

Во второй мировой войне торпеда стала еще более грозным оружием. В крупных боевых столкновениях на морях и океанах, в повседневной борьбе на коммуникациях торпедные удары часто оказывались решающими.

Перед нами гигантское стальное «веретено». Оно как бы составлено из правильных геометрических фигур. Длинный цилиндр заканчивается спереди полушарием, а сзади конусом. Общая длина веретена в различных конструкциях изменяется от с до 7-S метров, а диаметр цилиндра от 450 до 600 миллиметров.

Форма и размеры веретена очень напоминают крупную акулу, прожорливую хищницу морей. И удар торпеды напоминает нападение акулы.

Как устроена береговая станция управления «зрячими» минами.

Схема устройства станционных минных заграждений.

Слева – схема заграждения, справа -схема устройства группы мин. / – Группы мил. 2 – Главные кабели от станции управления ч распредели тельным коробкам. 3 -Батареи скорострельных орудий, защищающих минное поле. 4 – Провода от распределительной коробки к минам. 5 – Береговая станция управления милами. 6 – Станционные мины. 7-Электропровод от распределительной коробки к мине. 8 – Распределительная коробка. 9- Главный станционный кабель.

Знакомство со стальной «акулой» начнем с ее «головы» – с передней части торпеды. Это та часть, внутри которой помещается взрывной заряд; ее называют зарядным отделением. Все остальные части торпеды служат одной цели – донести заряд до объекта, который намечено поразить. В первой торпеде вес заряда не превышал нескольких килограммов; в современной торпеде вес заряда возрос до 200-400 килограммов. Уже в первых торпедах вместо обыкновенного черного пороха применялось очень сильное взрывчатое вещество – пироксилин. Это вещество прессовали в форме кирпичей и укладывали в зарядное отделение. В наше время применяются новейшие, исключительно сильно взрывчатые вещества (тротил и тетрил). Их уже не укладывают, а заливают в зарядное отделение в жидком виде, после чего этот заряд отвердевает. Когда такой заряд взрывается под водой у борта корабля, сила его удара на расстоянии в несколько метров уничтожает на своем пути все препятствия, коверкает, ломает, разбрасывает самые крепкие металлические устройства.

Зарядное отделение торпеды, начиненной взрывчатым веществом, – это та же мина с большим зарядом.

Как бы сильно ни ударялась такая мина о корпус корабля, она не взорвется, если мы не снабдим ее взрывателем и детонатором.

В торпеде обычно имеются два взрывателя, или, как их еще называют, ударника. Один находится спереди зарядного отделения и называется лобовым. При ударе о цель боек ударника подается назад и накалывает капсюль с гремучей ртутью. Детонатор воспламеняется, а вслед за ним взрывается и основной заряд.

Но ведь торпеда может попасть в корабль под углом- тогда боек не сработает. На этот случай лобовой ударник снабжен торчащими впереди несколькими расходящимися в разные стороны «усами». Очень редко случается, что торпеда проскользнет по борту корабля и не заденет его пи одним усом. Чтобы застраховать торпеду и от такого случая, ее снабжают вторым ударником. Он называется инерционным. Боек этого' ударника так устроен, что при любом столкновении торпеды с каким-нибудь массивным твердым телом он мгновенно накалывает капсюль детонатора и производит взрыв.

Торпеда с неконтактным взрывателем (с фотоэлектрическим «глазом») проходит под корпус корабля противника, поворачивает кверху под самым его днищем и взрываются там, где жизненные часта судна меньше всего защищены.

А не могут ли лобовой и особенно инерционный ударники сработать еще до торпедного выстрела, еще во время подготовки, от случайных сотрясений и столкновений? Нет, не могут. Безопасность обращения обеспечена особым предохранителем, который стопорит бойки ударников. Этот предохранитель торчит из торпеды впереди в виде стерженька с крошечным винтом- вертушкой на конце. Когда торпеда выпущена в воду, вертушка начинает вращаться и освобождает бойки от предохранителя. Это происходит, когда торпеда уже прошла в воде 200-250 метров; теперь она стала опасной.

Существует еще один вид взрывателя, который действует, если торпеда вовсе не коснется корабля, а только пройдет под ним. Такие взрыватели называются неконтактными. Их устройство составляет военную тайну. Можно только привести описания отдельных проектов, сведения о которых появились в печати.

За несколько лет до начала второй мировой войны в зарубежной технической печати появились сообщения о торпеде, вооруженной электрическим «глазом» – фотоэлементом. Торпеду направляют заведомо немного ниже днища корабля-мишени. В тот момент, когда фотоэлемент попадает в тень, падающую от корабля, срабатывает чувствительное устройство электрического «глаза», управляющего рулем глубины, и торпеда резко взмывает кверху. При этом приводится в действие и механизм, взрывающий заряд. Взрыв происходит или в непосредственной близости от днища, или при столкновении торпеды с корпусом корабля.

Но ведь тень корабля падает под некоторым углом навстречу торпеде, и взрыв может произойти преждевременно. Поэтому в механизм электрического «глаза» включен специальный замедлитель его действия с таким расчетом, чтобы торпеда оставалась определенное время в тени корабля, прежде чем наступит момент взрыва. Основное назначение такой торпеды – нанести удар в самую уязвимую часть корпуса корабля – в его днище, где он хуже всего защищен от подводного взрыва.

По отдельным сообщениям, существуют еще неконтактные взрыватели, в которых вместо электрического «глаза» работает магнитная стрелка, так же как в магнитной мине. Когда торпеда с таким взрывателем попадает в магнитное поле корабля, взрывается заряд. По времени действие магнитного взрывателя так рассчитано, чтобы торпеда взорвалась как раз под днищем корабля.

Воздух+вода.+керосин

Воздух, вода и керосин – вот чем «питается» торпеда. Она принимает эту пищу в особые приемники – резервуары и бачки. Если от зарядного отделения итти к хвосту торпеды, то прежде всего мы попадаем в приемник воздуха – воздушный резервуар. Это средняя и самая длинная (около 3 метров) часть торпеды. Она представляет собой стальной цилиндр во весь диаметр торпеды. С обоих концов этот цилиндр закрыт сферическими донышками.

Воздух – главная и наибольшая составная часть «пищи» торпеды, и его требуется очень много. Поэтому стараются поместить в резервуар как можно больше воздуха. А как это сделать? Приходится накачивать воздух внутрь резервуара под большим давлением, до 200 атмосфер, и хранить его в сжатом состоянии.

При обыкновенном атмосферном давлении на каждый квадратный сантиметр поверхности резервуара давила бы и внутри и снаружи сила в 1 килограмм.

Но вот мы накачали в резервуар воздух под давлением в 200 атмосфер. Теперь на каждый квадратный сантиметр поверхности изнутри резервуара давит огромная сила в 200 килограммов, а снаружи – все тот же 1 килограмм, что и раньше. Металл, из которого изготовлен резервуар, должен надежно выдерживать большое давление изнутри и не разрываться.

Стенки резервуара нельзя делать очень толстыми – торпеда получится слишком тяжелой. Резервуар поэтому Изготовляется из очень прочной стали.

В заднем донышке воздушного резервуара оставлено отверстие. Трубка соединяет это отверстие с поверхностью торпеды. Через впускной кран, находящийся на этой трубке, накачивается воздух. Затем впускной кран закрывается – резервуар принял свою порцию воздуха. Когда понадобится, в той же трубке откроется другой кран – машинный, и воздух потечет к механизмам торпеды.

За воздушным резервуаром начинается кормовое отделение торпеды. Здесь, рядом с воздушным резервуаром, помещается бачок для нескольких литров керосина. Здесь же залита и вода.

В кормовом отделении размещаются все главнейшие механизмы торпеды. Воздух, керосин, вода попадают в особый аппарат, который торпедисты называют подогревательным аппаратом. На пути к этому аппарату сжатый воздух проходит через регуляторы высокого и низкого давления. Первый из них понижает давление воздуха с 200 атмосфер до 60, а второй – с 60 до более низкого, рабочего давления. Лишь после этого сжатый воздух попадает наконец в подогревательный аппарат. Здесь воздух, вода и керосин перерабатываются в единый источник энергии движения торпеды. Как это делается?

Как только керосин поступает в подогревательный аппарат, он тут же воспламеняется от специального автоматического зажигательного патрона.

Воздух дает возможность керосину сгорать- температура в аппарате сильно повышается. Вода испаряется, превращается в пар. Вся рабочая смесь из газов от сгоревшего керосина и водяных паров поступает из подогревательного аппарата в главную машину – двигатель торпеды; он невелик и занимает в длине торпеды около метра, и все же этот двигатель развивает большую мощность – в 300-400 лошадиных сил.

Смесь, попадающая в цилиндры двигателя, сохраняет значительное рабочее давление. В цилиндрах могут перемещаться поршни со штоками. Рабочая смесь давит на поршень, толкает его. Затем особый распределительный механизм двигателя выпускает отработанную смесь и впускает новую, с другой стороны поршня. Давление с одной стороны падает, а с другой – возрастает. Поршень возвращается обратно и тянет за собой шток.

Почти так же работает и обыкновенная паровая машина в паровозе. Только там машина вращает колесо паровоза, а в торпеде она приводит в движение гребные валы. Две стальные трубы, вставленные одна в другую, это и есть гребные валы торпеды. Они проходят сквозь хвост торпеды по ее оси от машины до заднего конца. Работа поршней через специальный механизм передается на оба вала, заставляя их вращаться в разные стороны. Валы называются гребными потому, что на каждом из них насажен гребной винт. Понятно, что и винты вращаются в разные стороны.

Но почему их два и почему их заставляют вращаться в разные стороны? Представим себе, что у торпеды всего только один винт. Заставим этот винт вращаться в какую-нибудь одну сторону. Тогда торпеда будет двигаться вперед и вращаться вокруг своей оси. Но работа механизмов торпеды рассчитана на то, что она будет двигаться вперед, не качаясь и не переворачиваясь.

Когда два винта вращаются в противоположные стороны, они уравновешивают друг друга – торпеда идет ровно, не кренится, не переворачивается.

Когда газы сделали свое дело – толкнули поршни, заставили вращаться валы, – они выходят внутрь полого гребного вала. Через задний открытый конец вала отработанный газ уходит в воду и пузырьками поднимается на поверхность. Там пузырьки лопаются и образуют довольно заметный пенистый след.

Поперечный разрез торпеды:

1-Распределение воздуха между цилиндрами двигателя, г – Машинный кран для сжатого воздуха. 3 – Впускной клапан. 4- Прибор расстояния, б – Подача керосина в подогреватель. 6 – Зажигательный патрон, воспламеняющий керосин в подогревателе. 7 – Подогреватель. 8-Регулятор давления воздуха.

След торпеды на воде.

Этот след – враг торпедистов: он выдаст торпеду и нападающую подводную лодку.

Очень часто этот пенистый след портит торпедистам все дело. Противник .увидел след, «отвернул», и торпеда пропала зря.

Важнейшее преимущество торпедной атаки с подводных лодок – ее скрытность- намного уменьшается по вине выхлопных газов двигателя торпеды, уходящих в воду. Как избавиться от них?

Прежде всего в торпеде можно заменить двигатель – поставить электромотор; тогда не будет никаких воздушных пузырьков, след торпеды исчезнет.

Раньше считали, что этого достигнуть невозможно, так как для питания достаточно мощного электромотора нужны настолько тяжелые и громоздкие аккумуляторы, что их негде разместить в торпеде. И размеры и вес торпеды якобы этого не позволяли. Но еще во время второй мировой войны в печать проскользнули сообщения о том, что применяются торпеды с электрическим двигателем. А в первые месяцы после окончания войны в печати появились сведения о том, что действительно применялись, и очень широко, электрические бесследные торпеды. Это значит, что изобретены легкие и емкие аккумуляторы, легкий, но мощный электромотор.

Это дало возможность сделать торпеду бесследной.

Ту же задачу можно решить и по-другому – сделать отходящие газы невидимыми.

Еще десять лет назад в печати начали появляться сведения о торпедном двигателе, работающем не на паро-воздушной смеси, а на кислороде и водороде.

Выхлопные газы такого двигателя должны превращаться в воду и не оставлять следа в море.

Возможно, что и такое решение задачи бесследности достигнуто в некоторых конструкциях торпед и станет известным впоследствии.

Если снять воздушный резервуар и сфотографировать разрез торпеды, мы увидим на фотографии сложный лабиринт из трубок и клапанов, опутывающих корпус подогревательного аппарата, керосиновый бачок и главную машину. Но здесь нет ничего лишнего: каждая трубка, каждый клапан служит определенной цели.

Механические «рулевые»

На всяком корабле есть рулевой. Он держит в руках штурвал, поворачивает им руль, корабль меняет направление. У торпеды есть тоже рули, и ими также нужно управлять. Если этого не делать, торпеда может выскочить на поверхность или, наоборот, нырнуть очень глубоко и удариться о дно. Может даже случиться, что она повернет в другую сторону или пойдет назад и ударит в свой корабль.

Там, где кончается хвостовая часть торпеды, укреплены две пары рулей. Одна пара вертикальная, другая – горизонтальная. Каждая пара рулей торпеды имеет своего «рулевого». Но это, конечно, не люди, а механические рулевые.

Горизонтальные рули держат ход торпеды по глубине. Это значит, что они заставляют торпеду держаться на заданном уровне под водой. В разных случаях и уровни эти разные.

Линейный корабль глубоко сидит в воде: для попадания в него торпедой пониже, подальше от броневой защиты, необходимо, чтобы торпеда шла глубже. Малые надводные корабли неглубоко сидят в воде; если пустить торпеду на большой глубине, она может пройти под днищем такого корабля, под его килем. Значит, надо пустить торпеду на небольшой глубине. И надо обеспечить, чтобы заданная глубина не менялась.

Вот тут-то и начинается работа первого «рулевого» торпеды – гидростатического аппарата. Цилиндр с подвижным диском и пружиной помещен в торпеде так, что диск сообщается с морской водой, испытывает давление воды. Чем глубже погружена торпеда, тем больше это давление; чем ближе к поверхности воды идет торпеда, тем меньше и давление. Это давление будет толкать диск гидростата снизу вверх.

Что нужно сделать, чтобы торпеда шла па заданной глубине, например, на глубине в 4 метра? Регулируют пружину гидростата таким образом, чтобы при глубине в 4 метра диск занимал в цилиндре определенное положение. Если торпеда пойдет глубже, давление увеличится, диск пойдет кверху. Если торпеда пойдет на меньшей глубине, диск опустится.

Особые тяги связывают диск с рулевой машинкой, работающей от сжатого воздуха. Рулевая машинка, в свою очередь, связана с горизонтальными рулями. Если торпеда пошла вниз и нырнула ниже заданной глубины, диск сдвинулся кверху, потянул тягу, заработала рулевая машинка и повернула рули. Торпеда начинает итти кверху. Вот она достигла определенного уровня под водой, но не удержалась на нем и пошла выше. Диск опустился, снова потянул тягу, но уже в другую сторону. Снова заработала рулевая машинка и повернула рули. Приходится торпеде повернуть книзу. Так гидростат не дает торпеде уйти от заданной глубины.

А как же ведут себя гидростат и рули, если торпеда правильно идет на заданной глубине?

В этом случае диск остается в покое, а все устройство так отрегулировано, что при неподвижном диске и горизонтальные рули остаются в покое. При этом должен получиться и прямой ход, без скачков вниз и вверх. На самом деле строго прямого хода не бывает: торпеда всегда уходит то вверх, то вниз, идет по волнистой линии. Но если нет резких скачков, если отклонения от заданного уровня невелики, не больше полуметра, ход по глубине считается удовлетворительным.

Устройство современной торпеды:

1 – Зарядное отделение, 2 – Резервуар для сжатого воздуха, 3 – Запорный кран. 4 – Машинные регуляторы для понижения давления. 5 – Машинный кран для пропуска воздуха в механизмы. 6 – Прибор расстояния; прибор закрывает доступ воздуха к механизмам, после того как торпеда прошла заданное расстояние. 7- Курок для открывания машинного крана (откидывается, когда торпеда выбрасывается из трубы аппарата), 8 -Прибор (гироскоп), управляющий ходом торпеды по направлению, 9 – Резервуар для керосина. 10 – Главная машина торпеды (двигатель). 11 – Подогревательный аппарат, в котором подготовляется рабочая смесь для двигателя торпеды 12-Гидростатический аппарат, управляющий ходом торпеды по глубине.

Но один гидростат не решает этой задачи.

Еще первые испытания показали, что торпеда делает скачки и уклоняется от заданного уровня на 6-8 метров. Очень часто она зарывалась в песчаное дно или, как дельфин, выпрыгивала и кувыркалась на поверхности воды.

Причина этой «резвости» скоро была открыта. Торпеда – тяжелое тело. Вот она с большой скоростью идет вниз. Рули всегда немного опаздывают с поворотом. И понятно почему. В тот миг, когда торпеда ушла ниже заданной глубины, диск немедленно начинает двигаться. Но между ним и рулями должны еще сработать тяги и рулевая машинка. На это уходит время. Но теперь рули потянули торпеду наверх. Торпеда не сразу «послушается руля», по инерции она еще пройдет некоторое расстояние вниз и лишь затем поворачивает кверху. Вот почему первые торпеды делали прыжки.

Надо было решить новую задачу – уничтожить или уменьшить прыжки торпеды. Через два года после первых испытаний торпеды (в 1868 году) эту задачу решили – торпеда начала ходить ровнее, без скачков. К гидростату присоединили еще один механизм. «Секрет мины» – так много лет назывался этот прибор.

Конечно, все видели маятник в стенных часах. «Секрет мины» – это маятник. Его тяжелый груз через специальную рулевую машинку соединен с рулевыми тягами. Точка подвески выбрана таким образом, что груз маятника как бы помогает гидростату выпрямить ход торпеды. Стоит торпеде нырнуть носом вниз или прыгнуть кверху, как. тяжесть маятника начинает действовать через рулевую машинку на рулевые тяги. Маятник – помощник гидростата. Он ускоряет перекладку рулей. Когда торпеда возвращается на заданную глубину, тот же маятник препятствует слишком резкому прыжку торпеды, выравнивает ее ход.

Гидростат вместе с маятником составляют гидростатический аппарат. Это и есть первый «рулевой» торпеды, который в подводных глубинах направляет ее на корабль противника.

Теперь мы знаем, как удалось обеспечить торпеду первым механическим «рулевым». Но вскоре понадобился и второй «рулевой».

В первое время существования торпеды еще не было таких прочных материалов, которые могли бы выдерживать давление воздуха в 200 атмосфер в резервуаре. Чем меньше было давление, тем меньше воздуха вмещал резервуар’, тем меньше запас энергии был у двигателя торпеды. Поэтому торпеда едва-едва проходила 400 метров. Чтобы вернее попасть, приходилось близко подходить к противнику. На таком малом расстоянии торпеда только немного отклонялась от заданного направления. И все же часто случались промахи.

Но торпеда совершенствовалась, запас воздуха в резервуаре увеличивался, дальность хода торпеды росла, и отклонения торпеды от направления стали очень большими. Поэтому по-прежнему часто случались промахи даже по неподвижному противнику. А ведь нужно было стрелять и по движущимся кораблям!

Только через 30 лет после рождения торпеды (в 1896 году) конструкторам удалось изобрести для нее второго «рулевого» – прибор для управления ходом по заданному направлению. Этот прибор по своему устройству напоминает простой волчок – тот самый волчок, которым забавляются дети – и называется гироскопом. Если такой волчок вращается с очень большой скоростью, его ось все время находится в одном и том же положении.

Торпеду снабдили гироскопом и подвесили его таким образом, чтобы положение оси волчка прибора всегда оставалось одинаковым. Прибор соединялся с вертикальными рулями с помощью тяг и промежуточной рулевой машинки так, что при прямом, правильном ходе торпеды ее вертикальные рули были неподвижны. Но вот торпеда свернула с прямого пути. Так как ось быстро вращающегося волчка сохранила свое положение в пространстве, а торпеда изменила свое направление, то тяги, соединяющие через рулевую машинку волчок с рулями, начинают перекладывать вертикальные рули. Рули соединены с волчком так, что если торпеда повернула влево, рули переложатся вправо – придется и торпеде поворачиваться вправо и возвращаться на правильный путь. Повернула торпеда направо – рули тут же переложатся влево, и снова торпеде приходится возвращаться на правильный путь. И только когда торпеда пойдет по этому пути, рули будут оставаться в покое. Но для того, чтобы гироскоп так работал, нужно заставить волчок вращаться со скоростью до 20 тысяч оборотов в минуту. Как это делается?

Среди лабиринта трубок между резервуаром и машиной вьется одна, которая проходит мимо подогревательного аппарата, мимо главной машины, уходит дальше и кончается как раз в корпусе гироскопа. Здесь помещается маленькая воздушная турбинка. Трубка подводит к ней воздух из резервуара. Этот воздух сохраняет все свое давление – оно по дороге нигде не снижалось. Когда в момент выстрела открывается машинный кран, воздух из резервуара через трубку попадает в турбинку, давит на ее лопатки и заставляет ее вращаться с огромной скоростью. В свою очередь, турбинка передает эту скорость волчку. Все это длится меньше чем полсекунды, затем турбинка автоматически отключается от волчка. Таким образом, пока торпеда при выстреле соскальзывает в воду, ее волчок оказывается уже запущенным и точно ведет подводный снаряд по заданному направлению.

И здесь, как и при ходе торпеды по глубине, ее движение не совсем прямое, а слегка волнистое. Но эти колебания очень малы.

Итак, гироскоп – это тот второй механический «рулевой», который заставляет торпеду итти прямо на цель. Но тот же гироскоп, если его заранее соответствующим образом установят, может заставить торпеду повернуть на какой-то угол к первоначальному направлению. Бывает иногда, что торпедой выгоднее стрелять именно так. Такая стрельба называется угловой.

Так выглядит под водой торпедный выстрел подводной лодки.

Как работает в торпеде не второй механический «рулевой» – гироскоп (волчок)-

Торпедный выстрел

Мы познакомились с основными механизмами современной торпеды. В ре металлическом корпусе разместилось еще много других вспомогательных, но очень точных механизмов, которые обслуживают торпедный выстрел.

С помощью одних механизмов можно заставить торпеду итти под водой со скоростью до 50 узлов. При такой скорости быстро расходуется воздух, его хватает на короткую дистанцию – всего на 3-4 километра. Но если уменьшить скорость до 30 узлов, торпеда может пройти и очень большое расстояние – до 10-12 километров.

Другие механизмы заставляют торпеду пройти не больше заданного расстояния, заставляют ее тонуть, если она не настигла врага, или всплыть на поверхность воды, если ее необходимо вернуть на пославший ее корабль. Это бывает во время учебных практических стрельб.

И основные и вспомогательные механизмы торпеды регулируются, устанавливаются заранее, до выстрела.

Для этой цели у торпеды наружу выведены через особые отверстия-горловины- краны и регуляторы.

А как производится выстрел торпедой? Существует специальный торпедный аппарат. Он имеет одну или несколько труб. Подготовленные к выстрелу торпеды вводятся в эти трубы. При выстреле в задней части трубы либо взрывается заряд пороха, либо туда впускается из особого резервуара сжатый воздух.

В обоих случаях получается большое давление, сила которого выталкивает торпеду из трубы.

На" надводных кораблях торпедные аппараты устанавливаются на палубе. Чаще они состоят из двух, трех или четырех (до пяти) труб на одной поворотной платформе. Чтобы прицелиться, надо повернуть платформу с трубами на определенный угол. На подводных лодках торпедные аппараты помещаются внутри корпуса (в носу и на корме), а в последнее время и снаружи (вне корпуса). Внутри корпуса их наглухо закрепляют в гнездах. Для того чтобы прицелиться, приходится маневрировать и направлять лодку кормой или носом на ту точку, куда следует попасть торпедой.

Выстрел-толчок с помощью сжатого воздуха или пороха служит только для того, чтобы заставить торпеду вылететь из трубы в воду. На верхней части поверхности торпеды имеется откидной курок, а на внутренней поверхности трубы торпедного аппарата сверху укреплен зацеп. Когда торпеда еще скользит внутри трубы, этот зацеп нажимает на курок, откидывает его. Немедленно открывается машинный кран, и сжатый воздух из резервуара перемещается в подогревательный аппарат, а оттуда в машину. Двигатель начинает работать, винты вращаются и быстро двигают торпеду вперед.

Торпедный выстрел с пловучей пристрелочной станции (на таких станциях – пловучих и береговых – испытывают вновь изготовленные торпеды для сдачи их флоту).

Но куда деваются пороховые газы или сжатый воздух после того, как торпеда вышла из аппарата? На надводных кораблях вопрос решается просто: вслед за торпедой в воздух вырываются и вытолкнувшие ее газы. На подводных лодках дело обстоит иначе. Газы вырываются в воду и затем на ее поверхность, образуя большой пузырь. Это обнаруживает подводную лодку. Вот почему в последнее время усиленно решалась- и, по-видимому, успешно решена – задача «беспузырной» стрельбы.

Еще до того, как сжатый воздух выбросил торпеду в воду, минерам пришлось взять правильный прицел. Как же прицелиться торпедой, каким образом точно направить трубу торпедного аппарата? Ведь корабль-цель на месте не стоит; нужно целиться не в самый корабль, а в какую-то точку впереди него, на пути его движения. А как найти эту точку?

Тут приходит на помощь «торпедный треугольник». Быстрое и правильное решение этого треугольника – важнейшее условие успешной торпедной атаки.

Представьте себе атакующий корабль. На некотором расстоянии от него движется корабль-цель. Линия, соединяющая оба корабля в момент выстрела, – это одна сторона треугольника. Через минуту две произойдет взрыв – корабль противника и торпеда столкнутся в какой-то точке. Линия, соединяющая атакующий корабль с этой точкой, – это вторая сторона треугольника. Третья сторона – это тот отрезок пути, который корабль противника успел пройти по курсу с момента выстрела до момента взрыва.

Сверху: подводная лодка решает торпедный треугольник.

Слева внизу: схема решения торпедного треугольника.

Треугольник имеет три вершины-точки. Первая точка – это местонахождение атакующего корабля в момент выстрела; вторая- местонахождение атакуемого корабля тоже в момент выстрела, а третья – та точка, в которой этот корабль и торпеда должны встретиться. Вот эту третью вершину треугольника и надо найти.

На атакующем корабле имеются специальные точные приборы, которые сообщают торпедистам необходимые сведения: скорость и курс корабля-цели и расстояние до него.

Кроме того, торпедисту-наводчику помогает особый торпедный прицел. Этот прибор тоже напоминает собой треугольник. Одна сторона этого треугольника закреплена по направлению трубы торпедного аппарата. На ней нанесена шкала с делениями. Этими делениями в масштабе измеряют скорость хода торпеды. Другая сторона треугольника подвижна вокруг шарнира. На ней тоже нанесены деления, изображающие скорость корабля-цели. Эта сторона устанавливается параллельно курсу атакуемого судна. И, наконец, третья сторона совпадает с линией, соединяющей атакующий корабль с точкой попадания. Эта сторона тоже подвижна.

Торпедист комбинирует установку обеих подвижных сторон этого прицела и находит искомую точку или, вернее, тот угол, на который следует отклонить направление торпеды, чтобы попасть в корабль-цель впереди его курса в какой-то определенной точке. Этот угол называется углом упреждения.

Когда торпеда еще только появилась, скорость ее хода очень быстро росла и вскоре увеличилась чуть ли не вдвое по сравнению со скоростями кораблей того времени. Можно было стрелять даже вдогонку вражеским кораблям.

В наши дни скорость торпеды только немного превосходит скорость быстроходных надводных кораблей. Атакующему судну приходится поэтому выбирать позицию впереди своей мишени.

Торпедный залп – «очередь» из двух пяти трубных аппаратов современного эсминца. В левой нижней части рисунка показано, что у корабля-цели очень мало шансов избежать удара.

Когда стреляют торпедами с больших дистанций, трудно рассчитывать на правильный, точный прицел.

Поэтому в таких случаях сразу выпускают несколько торпед, но не в одну точку, а так, чтобы все они покрыли определенную площадь. Это делается с таким расчетом, чтобы «поймать» корабль противника на обстрелянной площади даже при неправильном определении данных для стрельбы.

Такой способ нанесения торпедного удара называется стрельбой по площадям.

Выпущенные залпом торпеды идут на цель целой группой, и уж одна или две из них обязательно встретятся с ней.

Можно стрелять и по-другому: очередью, «беглым огнем» – торпеды выпускаются одна за другой через известные промежутки времени с таким расчетом, чтобы одна из них настигла корабль противника в какой-то точке на линии его курса.

Предок «оседланной» торпеды – подводный «велосипед», или «аквапед», несущий впереди (по обеим сторонам) две мины. Аквапед приводился в движение «велосипедистом» в легкой водолазной одежде. Назначение аквапеда – доставить к подводной части корабля противника свои две мины, а подводный минер – «велосипедист» должен был прикрепить эти мины к днищу корабля, пустить в ход взрывающий их часовой механизм, затем уйти на свою базу. 13 передней части аквапеда была укреплена осветительная лампочка.

Торпеда-преследователь

Торпеда направлена в цель, рули точно ведут ее по заданной глубине и направлению. Но то ли неверно решен торпедный треугольник, то ли неправильно определили скорость и курс Цели – торпеда прошла мимо цели. Может случиться, что прицел взят правильно, по противник заметил или заподозрил опасность и начал маневрировать, менять курс и скорость – опять торпеда прошла мимо. Наконец, п сами механизмы торпеды могут подвести: отрегулировали и поставили их правильно, а во время хода что-то разладилось, механизмы неправильно повели торпеду.

Как добиться того, чтобы торпеда никогда не шла мимо цели, чтобы всегда она настигала врага, чтобы сделать этот подводный снаряд неотвратимым? Ответ один: нужно суметь управлять рулями торпеды уже после выстрела так, чтобы заставить торпеду преследовать свою цель, если противник «отвернул»; нужно иметь возможность подправить во время хода положение рулей, если в прицел вкралась ошибка или сами рули подвели. Все это кажется невыполнимым. Ведь внутри торпеды нет человека, который мог бы все это сделать; значит, все это надо поручить механизмам- автоматам, которым торпедист будет издалека диктовать свою волю. Возможно ли это? Оказывается, возможно. По данным зарубежной печати, торпеды с такими приборами изготовлены и проходили (или проходят) испытания; возможно, они уже применялись во второй мировой войне.

Попытки управлять торпедой па расстоянии имеют свою интересную историю. Этим попыткам уже больше 80 лет.

Отдельные изобретатели пытались управлять торпедой на расстоянии с помощью длинных тросов или электрических^ проводов. Но все эти передатчики выдавали торпеду, обнаруживали ее; торпеда теряла свое важнейшее качество – скрытность. Выходило, что задача не решена. И только в конце 1917 года произошло событие, положившее начало новому решению задачи.

Большой военный корабль шел под охраной нескольких эсминцев и других вспомогательных военных судов. Неожиданно на расстоянии 25 кабельтовых был замечен неприятельский торпедный катер, идущий в атаку. Высоко в воздухе появился неприятельский самолет, который как бы сопровождал торпедный катер. Все корабли открыли огонь по катеру и самолету. Но катер продолжал мчаться вперед. Прорвавшись сквозь строй эсминцев, катер круто повернул на большой корабль и на полном ходу врезался в него. Раздался оглушительный взрыв, и столб огня и дыма взлетел над кораблем. Впоследствии было установлено, что на катере не было людей; им управляли на расстоянии. На катере была помещена катушка, и на нее было намотано 35 километров электрического кабеля. Пловучая или береговая станция по этому кабелю посылала электрические сигналы, которые перекладывали рули.

Сопровождающий самолет следил за ходом катера и сообщал о своих наблюдениях на станцию – указывал, куда нужно направлять катер. Грузом катера был заряд взрывчатого вещества, который и взорвался при ударе о корабль. Получилось что-то вроде большой надводной управляемой торпеды. Но такое управление торпедой имело много недостатков: обязательно нужна была близкая станция: атаку замечали издалека. Выло ясно, что кабель как средство передачи сигналов не годился – нужно управлять без всяких тросов пли кабелей. Но как осуществить такую передачу?

Примерная схема атаки с помощью радиомагнитной торпеды.

На помощь пришло радио. Уже в 1917 году удавалось управлять катерами по радио. Такие катера еще не имели большого значения. Но после. войны все чаще появлялись сообщения о постройке и испытании катеров, управляемых по радио с сопровождающего их самолета. Суденышко приближается к атакуемому кораблю и автоматически выпускает торпеду. Но тогда зачем катер? Гораздо проще управлять самой торпедой по радио. И действительно, уже в самое последнее время стало известно об испытаниях радиоуправляемых торпед. Такая торпеда, управляемая с корабля или самолета, может на замедленном ходу за 20 и больше километров найти противника и нанести ему удар.

Незадолго перед началом второй мировой войны в печати появились сведения о конструкции управляемой на расстоянии торпеды, к которой прикрепляется сзади длинный провод.

Торпедой прицеливаются так, чтобы в случае промаха она прошла не сзади, а спереди корабля, перед его носом. Выстрелили. Видно, что торпеда действительно уходит в сторону и пройдет впереди цели. Тут возможны два случая. Если торпеда радиоуправляемая – передастся сигнал, замедляющий ее ход; торпеда как бы «ожидает» свою цель и попадает в нее, когда цель становится ближе. Может случиться, что торпеда все же пройдет мимо цели (если она не радиоуправляемая и нельзя замедлить ее ход). Тогда начинает работать другое устройство. За торпедой тянется длинный провод-антенна. Уж он-то обязательно соприкоснется с носом корабля. Металлический, корпус корабля через этот провод воздействует на специальный прибор внутри торпеды. Сработает реле, руль повернется, н торпеда начнет описывать большой полукруг, нагоняя корабль. Она возвращается обратно и ударяет корабль с другого борта.

В период второй мировой войны торпедное оружие продолжало успешно совершенствоваться.

Возможно, еще станет известно о новых управляемых на расстоянии торпедах, которые уже применялись в эту войну.

Возможное устройство радиомагнитной торпеды.

«Оседланная» торпеда

Насколько завладела умами торпедистов идея точного управления торпедой, видно из того, что еще во время первой мировой войны и в последующие годы появились сообщения о японских торпедах, якобы управляемых человеком, скрытым где-то внутри корпуса торпеды.

Во время второй мировой войны на страницах печати появились сведения о проекте подводной лодки – торпеды, имеющей специальное место для рулевого, который сидит в кабине под прочным прозрачным колпаком.

Глубина движения торпеды рассчитана так. чтобы обтекаемая поверхность кабины едва-едва выдавалась над поверхностью моря. Это позволяет рулевому видеть свою цель – правда, на близком расстоянии.

Специальный корабль-матка доставляет такую торпеду поближе к объектам нападения и выпускает ее в море. Далее торпеда следует самостоятельно, направляемая своим рулевым. Когда цель уже близка, когда – попадание направленной торпеды обеспечено,' особый механизм переворачивает прозрачную кабину и выбрасывает рулевого на поверхность воды. Этим создаются для него шансы на спасение..

Еще из боевой практики первой мировой войны известны случаи, когда торпеды управлялись людьми, но эти люди находились не внутри торпеды, а вне ее.

Когда и как это было осуществлено?

Вечером 31 октября 1918 года обыкновенная торпеда, несшая впереди вместо зарядного отделения две бомбы, была доставлена итальянским миноносцем ко входу в австрийский порт Пола (в Адриатическом море) и спущена на воду. Отсюда торпеда была отбуксирована катером к подводному заграждению, запиравшему вход в гавань. Здесь был .пущен двигатель торпеды, и подводный снаряд на медленном ходу двинулся вперед. Но это не была самоуправляющаяся торпеда…

За два буксирных конца, привязанных к торпеде, держались два пловца. В течение четырех часов (с 23 часов до 3 часов утра) оба рулевых провели торпеду через все заградительные препятствия, проникли в гавань Пола и «пристроили» одну бомбу под линейный корабль «Вирибус Унитис». В это время их заметили с корабля и взяли в плен. Течение отнесло незамеченную торпеду к пароходу «Вена›, вторая бомба взорвалась и отправила пароход на дно.

Тем временем на борту «Вирибус Унитис» пленные итальянцы с трепетом ждали взрыва: их первая бомба была снабжена часовым механизмом; с минуты на минуту раздастся подводный удар. Тогда итальянцы рассказали все командиру корабля.

Уже поздно было разоружать бомбу. Экипаж бросился к шлюпкам, и как только последняя партия отвалила от борта и удалилась на безопасное расстояние, раздался взрыв, и корабль за 10 минут затонул.

Прошло 25 лет. В разгар операций против одной крупной и хорошо защищенной немецкой военно-морской базы в ночные часы января 1943 года подводная лодка выпустила внутрь гавани очень странные торпеды.

«Оседланная» торпеда в ее две «всадника» подплывают к неприятельскому кораблю.

Передняя часть «оседланной» торпеды – ее зарядное отделение – служит обыкновенной миной, подводные «всадники» отделяют ее от корпуса торпеды, прикрепляют к днищу корабля, пускают часовой механизм и уходят на своем, теперь уже «обезглавленном», подводном «коне».

Эти торпеды были «оседланы» каждая двумя минерами, одетыми в легкие водолазные костюмы.

«Наездники» сидели верхом на своих стальных «конях» и направляли их по всем извилинам пути, ведущего в гавань. Торпеды не оставляли никакого следа – они приводились в движение от электромотора и аккумуляторных батарей.

К передней части «оседланной» торпеды был присоединен заряд взрывчатого вещества.

Один из проектов, торпеды, управляемой водителем.

В последний момент (перед ударом по кораблю противника) поворотное сиденье выбрасывает водителя на поверхность моря. 1 – Моторы. 2 – Заряд взрывчатого вещества. 3 – Обтекаемый прозрачный козырек. 4 – Поворотное сиденье.

Вот торпеды прошли все препятствия, приблизились к намеченным кораблям противника и нырнули под них. «Наездники» отделили заряды от торпед и прикрепили к днищам неприятельских кораблей, затем пристроили к ним взрыватели с часовыми механизмами.

Снова верхом на своих стальных «конях» минеры поплыли к выходу из порта. Сзади, оттуда, где они только что побывали, раздалось два мощных взрыва. Крейсер и транспорт противника отправились на дно морское: первый -сразу яге, второй – спустя некоторое время.

Немцы также пытались во вторую мировую войну применить торпеды, управляемые человеком. Они возлагали на это оружие большие надежды, но из-за недостатков конструкции их надежды не оправдались.

Глава II Надводные корабли-минеры

Морской набег

После оккупации немецко-фашистскими захватчиками северного побережья Черного моря базы нашего Черноморского флота переместились на восток, в южные кавказские порты.

Сотни миль отделяли советские корабли от вражеских берегов, от тех путей, по которым противник лихорадочно перебрасывал по морю войска в военную технику из своего тыла на Южный фронт.

Путь вражеских транспортов пролегал вдоль берегов оккупированной территории. Все это вселяло в противника уверенность в безопасности морской «дороги», по которой шли его транспорты. По этой дороге и отправился очередной караван судов: два транспорта с вооружением и нефтеналивное судно под охраной канонерской лодки и нескольких сторожевых катеров. Вскоре густой туман спустился на море. Боясь наскочить на собственные минные поля или плавающие мины, немецкие корабли выбрали удобную стоянку у берега между двух своих береговых батарей. Под их надежной охраной бросили они якоря, чтобы переждать туман.

Не думал и не гадал командир каравана, что в это же самое время из базы за сотни миль от его стоянки вышли в море и направились к румынским берегам два советских эсминца – «Беспощадный» и «Бойкий» – под командованием капитана 2-го ранга Мельникова.

Скрытно подбирались советские эсминцы к берегам противника. На рассвете вторых суток оба эсминца, оставив за собой 600 миль морского пути, внезапно появились у берегов неприятеля.

На подходе к побережью, пронизав поло* су сплошного тумана, эсминцы обнаружили вражеские суда. Эсминцы ринулись вперед.

Один за другим два торпедных залпа смертоносным «веером» охватили противника. В то же мгновение все орудия эсминцев открыли огонь по каравану. Вихрем пронеслись «Беспощадный» и «Бойкий» мимо неприятеля, потопив два транспорта и один сторожевой катер.

Где-то во мгле затерялись остальные вражеские корабли, и оба эсминца не уходят на восток, в свою базу.

Врага необходимо добить. «Беспощадный» и «Бойкий» разворачиваются и снова атакуют противника. Еще один торпедный залп «Беспощадного» – и танкер врага переломился на две части и отправился на дно.

И снова на помощь торпедам приходит артиллерия обоих кораблей. Их снаряды точно обрушиваются на канонерскую лодку, на сторожевые катера. Вот уже клубы черного дыма и языки пламени над канонерской лодкой предвещают ее скорую гибель. Еще 3 катера противника идут на дно. И все это под бешеным огнем неприятельских береговых батарей, которые никак не могут накрыть стремительных, изворотливых советских эсминцев.

Так был уничтожен вражеский караван. Внезапный и смелый торпедно-артиллерийский удар скрытно подобравшихся советских эсминцев, кораблей морской «кавалерии», кораблей – минеров, обеспечил успех.

Лихие рейды в морские тылы врага, набеги на его коммуникации, обеспечение своих путей сообщения, боевое охранение своих крупных кораблей и разведка, обстрел неприятельских баз, высадка и артиллерийская поддержка десанта – вот те основные боевые операции, которые выполняются эсминцами.

В одну из летних ночей 1941 года эсминцы торпедными атаками помогли уничтожить германский линейный корабль «Бисмарк». Другой германский линейный корабль – «Шарнхорст» – также почувствовал на себе силу торпедных ударов этих кораблей.

В последние дни декабря 1943 года из Альтен-фиорда, на севере Норвегии, вышел германский линейный корабль «Шарнхорст» и сделал попытку напасть на караван судов, шедший в северные порты Советского Союза. Воздушная разведка во-время донесла о приближении судна*пирата. Навстречу ему двинулись корабли из состава конвоя, охранявшего караван.

«Шарнхорст» попытался уйти с поля боя. Залп орудий главного калибра линейного корабля из состава конвоя нанес немецкому линкору серьезные повреждения. «Шарнхорст» потерял скорость и не смог оторваться от погони. Тогда пошли в атаку участвовавшие в преследовании эсминцы. Сгустившаяся темнота помогла им подойти на близкое расстояние. Они окружили «Шарнхорста» по два с каждого борта, «обложили» его, как гончие раненого зверя, и их торпедные залпы тяжкими ударами обрушились на корабль. Три торпеды попали в «Шарнхорста» так, что корабль лишился хода. Эсминцы выпустили дымовые завесы, укрылись за ними от грозного артиллерийского огня могучего противника. И тогда снова на «Шарнхорста» обрушились артиллерийские залпы крупных кораблей конвоя, а торпедные удары крейсеров и эсминцев завершили его разгром.

Так сражаются эсминцы, стремительная «кавалерия» моря. Их основное оружие – торпеды, самодвижущиеся мины. Вот почему до сих пор эти корабли сохранили название миноносцев. Как устроены эти корабли?

Еще один торпедный залп «Беспощадного» – и танкер врата переломился на две части и отправился на дно.

Эсминцы

Современный эсминец представляет собой боевой корабль водоизмещением до 2000-2500 тонн; скорость его – до.40 узлов – равна приблизительно скорости курьерского поезда. Эсминцы входят и в тактические соединения, то есть в соединения, состоящие из кораблей одного класса, и в маневренные соединения, состоящие из кораблей разных классов. Во время атаки во главе тактического соединения эсминцев идет его вожак, большой и хорошо вооруженный эсминец, имеющий специальное название – «лидер». Водоизмещение лидера доходит уже до 3000-3500 тонн.

Эсминец – длинный узкий корабль. Его длина около 130 метров, а ширина всего 9- Ю метров. Корпус его изготовлен из особо прочной, высококачественной стали. Весь контур эсминца рассчитан на то, чтобы при его движении вода оказывала наименьшее сопротивление.

Высокая передняя часть корабля (полубак) около первой мачты (фок-мачты) обрывается. Отсюда, от фок-мачты до самой кормы, протянулась палуба кораблям На ней располагается его основное вооружение. От полубака до самой кормы по бортам идут рельсовые пути Они образуют минную дорожку. Она спускается за корму. По этой дорожке мины скатываются в море, когда производится постановка минного заграждения. Якорь мины скользит по рельсам на роликах.

Эсминец «Резкий» в учебном плавании.

Длинные трубы торпедных аппаратов заряжены торпедами, приготовленными к выстрелу.

С тех пор как миноносцы развились в довольно крупные корабли и им стало трудно сближаться с противником на малую дистанцию, одиночные торпедные выстрелы по движущейся цели не могли быть меткими. Поэтому стали применять залповую торпедную стрельбу, а для этого понадобились многотрубные торпедные аппараты. Таких аппаратов на современных эсминцах несколько, каждый из них имеет по 3, а на некоторых кораблях – по 4 и даже г› труб. На некоторых эсминцах торпедный залп означает одновременный прыжок в воду 12 и более торпед. 4-6 и даже 8 дальнобойных пушек калибром в 120-130 миллиметров разместились на носу и корме попарно в башенных установках. Но, кроме этого, на современных эсминцах есть еще сильная зенитная артиллерия. А на самой корме, в специально приспособленных гнездах, лежат глубинные бомбы – гроза подводных лодок. Сброшенные в том месте, где был замечен подводный хищник, они разрываются на глубине, уничтожая своим мощным ударом погрузившуюся лодку. Кроме кормового сбрасывателя, на строившихся перед войной эсминцах устанавливались в кормовой части по обоим бортам специальные бомбометы – пушки для стрельбы глубинными бомбами. Они стреляют на расстояние в 40 метров и больше.

В середине корабля возвышаются дымовые трубы. Между мачтами натянута антенна, от которой идет отвод к радиорубке. Там, где обрывается носовая, высокая часть корабля, впереди фок-мачты помещается высокий мостик. Здесь, в боевой рубке – мозг корабля, все* приборы и механизмы – помощники командира в управлении эсминцем.

Войдем во внутренние помещения. Здесь далеко не просторно. Эсминец все же сравнительно небольшой корабль, а машины и механизмы занимают много места – больше половины корпуса судна. Огромная скорость эсминца сообщается ему мощными ‘Паровыми турбинами в 30-50 тысяч лошадиных сил. Это значит, что на каждую тонну водоизмещения корабля приходится до 20 лошадиных сил (на линейных кораблях только а-4, а на крейсерах -до 16). Вот почему так быстро мчится по морю эсминец. Чтобы обеспечить такие турбины паром, нужно, несколько (з-5) высокопроизводительных паровых котлов, помещающихся в котельном отделении.

Кроме того, на корабле работает большое количество вспомогательных механизмов, для которых также необходимо место. Корабль нужно освещать, нужно приводить в действие много электромеханизмов; для этого на эсминце работает несколько мощных динамомашин.

Все же, несмотря на тесноту, на советских миноносцах имеются удобные кубрики для матросов и каюты для офицерского состава. В этих помещениях наши офицеры и матросы отдыхают, культурно проводят свой досуг.

Современный эсминец (вид сбоку).

До последнего времени эсминцы не защищались броней. Тяжесть брони сотнями тонн легла бы на борты и палубу корабля и уменьшила бы его скорость. Неприятельские снаряды легко могут проникнуть внутрь эсминца – на корабле возникнет пожар, в пробоины устремится вода. Для борьбы с огнем и водой на эсминце имеются мощные противопожарные и водоотливные средства. Но в самое последнее время на очень больших эсминцах и лидерах стали защищать броней рубку, посты управления огнем, пушки и торпедные аппараты, а в местах расположения наиболее важных, жизненных частей корабля утолщают борты я палубу.

Как действует эсминец в бою? Чтобы успешно выпустить свои торпеды, миноносец должен сблизиться с противником и произвести торпедный залп. Но противник – большой боевой корабль, располагающий специальной противоминной артиллерией – не будет бездействовать. На приближающийся эсминец обрушится град снарядов, огненная гроза, от которой нелегко уйти без больших повреждений. Только скорость в таких случаях может выручить. Развив наибольшую скорость, доведя ее до предела, миноносец выходит па необходимую дистанцию, выпускает свои торпеды и с такой же быстротой уходит из воны обстрела.

Проделать такую операцию днем трудно: при дневной обстановке современный эсминец представляет собой неплохую цель, и даже скорость его не выручает.

Во время боя для прикрытия отступления посылают в атаку отряды эсминцев. Как ни пытаются эти корабли приблизиться, снаряды крупных боевых кораблей огненной стеной преграждают им путь. Приходится выпускать торпеды с большого расстояния. Из десятков торпед обычно попадают в цель единицы, а то и вовсе ни одна – ведь кораблям противника виден след торпеды на воде. Все же торпедная атака заставляет произвести защитное маневрирование ц потерять на это время.

Атака в условиях малой видимости легче удается миноносцу. Обнаружив неприятеля, миноносец приближается к нему С небольшой скоростью. У?ке на близком расстоянии дается полный ход, на дистанции в 2-з тысячи метров выпускаются торпеды, и тем же полным ходом миноносец скрывается во мгле.

Если миноносец во-время замечен, тотчас несколько неприятельских прожекторов направляют на него свои лучи, и пушки открывают огонь. Ночным атакам все же часто сопутствует удача, но трудность заключается в том, чтобы найти врага.

И, наконец, эсминцы часто выступают и в роли кораблей-артиллеристов, особенно когда нужно помочь во внезапной артиллерийской атаке береговой базы противника или поддержать артиллерийским огнем свои наземные войска-подавить огневые точки на неприятельском берегу.

Глубинные бомбы и специальные ныряющие артиллерийские снаряды вместе с большой скоростью хода делают миноносец опасным врагом подводных лодок.

На полном ходу проносится корабль над местом только что погрузившейся или ранее притаившейся и обнаруженной подводной лодки и усеивает глубину бомбами, разрывы которых опасны даже на расстоянии.

Основное боевое назначение эсминцев – торпедная атака. Но, кроме того, они могут быть вооружены запасом мин для постановки заграждений. Этот запас невелик – всего 40-80 мин. Когда нужно поставить очень много мин за короткий промежуток времени, применяются специальные корабли-минные заградители.

* * *

Эти корабли ставят большие заграждения- когда много мин нужно поставить в очень короткое время и по возможности незаметно.

Для этой цели понадобились специальные суда – быстрые и в то же время берущие на борт помногу мин.

На палубе минного заградителя укладывается рельсовая дорожка со скатом. В корпусе корабля оборудованы специальные минные погреба.

В военное время любой крейсер или даже торговое судно можно превратить б минный заградитель, несущий большой груз мин.

В темную, безлунную ночь скользит по воде заградитель. По рельсовой дорожке подвезены к скату подготовленные мины. Корабль пришел на указанное в боевом приказе место. Отсюда нужно начинать постановку мин.

Раздается команда. Огромные металлические шары скользят по рельсам, огибают скат и падают в море.

Корабль продолжает двигаться со строго определенной скоростью, а мины сбрасываются через строго отмеренные, одинаковые промежутки времени. Эти промежутки очень малы – они измеряются секундами. Мины выстраиваются под водой на одинаковом заранее заданном расстоянии друг от друга. Они падают с обоих бортов. Все время слышны повторяющиеся слова команды: «Правая», «Левая», «Правая», «Левая»… Так вырастает гибельный для противника подводный «частокол».

Количество мин на минных заградителях доходит до 1000. Этим кораблям часто приходится защищаться против легких сил противника. Поэтому заградители вооружены еще и артиллерией среднего калибра (от 4 до 9 орудий).

Схема расположения вооружения и надстроек на палубе современного эсминца (вид с верху) и частичный разрез его по правому борту:

1 – орудия калибра 120 миллиметров в башенных установках; 2 -командный мостик; 3 – дальномер; 4 – прожекторы; 5 – радиорубка; 6 – скорострельная зенитная установка; 7 – два пятитрубных торпедных аппарата; 8 -зенитные орудия; 9 – бомбометы для стрельбы глубинными бомбами; 10- глубинные бомбы; 11- офицерские каюты; 12 – гребной вал; 13-цистерны для жидкого топлива; 14 – машинное отделение; 15 – котельное отделение; 16 -цистерны для жидкого топлива; 17 – столовая команды; 18 – волнолом: 19 – якорь; 20 – якорная цепь; 21 – сигнальные флажки; 22 – спасательная шлюпка; 23 – антенна; 24 – подъемный кран; 25 – кормовой флаг; 26 – кормовой бомбосбрасыватель; 27 – гребной винт.

Taк эсминцы ведут огонь пo береговым объектам противника в помощь своим наземным войскам.

Вверху -вид с берега, но которому ведется огонь. В центре – наблюдательные и корректировочный пункт артиллерии кораблей с коротковолновой радиостанцией. Внизу- вид с ведущих огонь кораблей. На первом плане: частичный разрез флагманского эсминца. Наиболее активные во время ведения огня боевые части эсминца отмечены цифрами внутри кружков.

1 – Офицер связи между выдвинутым (на берег) наблюдательно-корректировочным постом и командованием кораблей. 2 – Центральный пост управления огнем. 3 – Верхний пост управления огнем. 4 – Боевая рубка, в которой сосредоточено управление кораблем и его оружием во время сражения, 5 – Палубные погреба боеприпасов, 6 – Наблюдательно -корректировочный пост (на берегу). 7 – Укрепленный пункт противника на берегу. 8 -«Настильные» (на небольшой высоте) траектории снарядов. 9 -Высокие траектории для обстрела невидимой цели на короткой дистанции. 10 – Мачта коротковолновой радиостанции. 11 – Ходовой мостик. 12 – Очень большой угол (больше 46 градусов) возвышения (подъема) стволов орудий при уменьшенном заряде дает высокую траекторию снаряда и уменьшенную дистанцию. 13 – Дальномеры. 14 – Наблюдатель на марсе. 15 – Сторожевые корабли ведут наблюдение за воздухом и за подводными лодками противника.

По рельсовой дорожке мины подкатываются к корме и сбрасываются одна за другой в море.

Малые, быстрые, смелые…

Высоко над полярным морем плывет в воздухе советский самолет-разведчик. Пытливо вглядывается летчик в расстилающуюся внизу гладь моря, высматривает, нет ли кораблей противника, не пытаются ли немецкие транспорты проскочить во тьме полярной ночи в одну из своих северных баз. Трудно разглядеть врага, когда днем темно, как в вечерние сумерки. И все же не ускользнули от острых, цепких глаз советского разведчика несколько дымков, один за другим появившихся на горизонте. Вот они все ближе и ближе. Прежде всего бросаются летчику в глаза три больших транспорта. Видно, очень ценный груз лежит в их трюмах – так много морской «стражи», такой сильный конвой придали этим кораблям фашисты. Вон хлопотливо и быстро «петлит» на воде миноносец; точно часовые на постах, окружили транспорт шесть кораблей-сторожевиков, а кругом снуют беспокойные катера – «морские охотники», и, наконец, впереди четыре тральщика, точно дозорные, помогают конвою и в то же время очищают путь каравану от мин. Семь боевых кораблей на каждый транспорт.

Как прорваться сквозь строй такой стражи, как нанести удар по транспортам? Пожалуй, такая задача под силу только подводным лодкам или самолетам. Но разведчик не теряет времени на размышления. По радио он доносит в штаб, и там решают, какие корабли следует направить против вражеского конвоя.

Вечером 22 декабря 1043 года в кают- компании корабля-базы советских торпедных катеров Северного флота текла спокойная беседа. Офицеры делились опытом проведенных боев. Воспоминания, живые рассказы освежали в памяти эпизоды боевых столкновений с врагом. И особенно часто упоминалось имя офицера Александра Шабалина, командира одного из торпедных катеров. Его не было в это время на базе, и товарищи еще и еще раз вспоминали о его пяти победах, пяти нанесенных им торпедных ударах, о пяти потопленных фашистских кораблях. Красивая, тщательно вырисованная пятерка украшала рубку шабалинского катера. Боевые товарищи уважали славу Шабалина и мечтали о том, чтобы и им представилась возможность заслужить у родины такой же почет. Случай не заставил себя ждать: из штаба пришел приказ – катерам срочно выйти в море, преградить путь замеченному воздушным разведчиком вражескому каравану и разгромить его.

Современный эсминец на полном ходу (вид сверху).

Катера направились к району встречи с противником. Ими командуют офицеры Паламарчук и Холодный. Вот уже близки неприятельские корабли, вот уже вырисовываются впереди конвоя силуэты четырех тральщиков, за ними эсминец. Но и враг заметил советские катера. Все двадцать кораблей конвоя, все их орудия открыли бешеный огонь. Снаряды падают в воду на пути катеров. Прорвать, пробить эту стену заградительного огня кажется невозможным. А прорвать ее необходимо: лишь за этой стеной корабли противника окажутся на расстоянии торпедного залпа. Нельзя терять ни мгновения. Георгий Паламарчук направляет свой катер сквозь огненную завесу между тральщиками и эсминцами, вихрем прорывает ее… Точный удар его торпед разламывает вражеский эсминец на две части. И следом проносится катер Холодного, и новый торпедный удар отправляет на дно немецкий транспорт. Теперь надо уходить: осветительные снаряды врага прогнали темноту. Советские катера искусно отошли. Раненный в обе ноги, Георгий Паламарчук не покинул своего поста, пока не привел свой катер на базу.

И вдруг сквозь строй сторожевых кораблей проносится еще один советский торпедный катер.

Бой кончился, умолкли орудия немцев. Снова темнота воцарилась на море. «Морские охотники» донесли, что путь свободен, и вражеские корабли снова легли на свой курс.

Немцы все же осторожны. Теперь впереди идут сторожевые корабли. Правда, советские катера только что ушли и не так скоро можно ожидать новой встречи с ними, но все же лучше быть наготове. И вдруг, совсем неожиданно, сквозь строй сторожевых кораблей проносится еще один советский торпедный катер. Прежде чем немцы успели открыть огонь, две торпеды уже неслись к двум сторожевым кораблям, оставляя светлый след на воде, и два взрыва известили фашистов о новых двух потерях. А советского катера уже нет; малый и стремительный, он уже растаял во мгле, ушел далеко. Откуда же он появился?

Произошло это так. Александр Шабалин, о подвигах которого говорили его товарищи, вернулся на базу как раз в момент выхода в море четырех катеров. Отстать от товарищей в бою – Шабалин и не допускал такой мысли. Он настойчиво просил разрешения выйти в море и участвовать в операции. Но пока было принято на борт горючее, пока были закончены все необходимые приготовления, катера ушли далеко.

. Когда Шабалин подходил к врагу, бой уже был в разгаре и на его глазах кончился. Он видел, как пошли ко дну немецкие корабли- эсминец и транспорт. Тогда опытный офицер решил притаиться. Он позволил врагу успокоиться, дождался момента, когда спала боевая напряженность, и тогда лишь ринулся в атаку. А па другое утро на рубке его катера вместо пятерки красовалась победная семерка.

Прошло немного времени, и страна узнала о том, что еще. два имени – Александра Шабалина и Георгия Паламарчука – украсили славный список Героев Советского Союза.

Торпедной выстрел из двух аппаратов большого торпедного катера (рисунок с фотографий, снятой вс› время боя в проливе Ла-Манш в начале второй мировой войны).

«Москиты моря»

Долгое время «плавающие крепости» – линейные корабли, крейсера, все растущие в размерах миноносцы и подводные лодки составляли главную силу флотов. Но еще во время первой мировой войны торпедные катера, налетающие, как вихрь, смертельно ранящие противника п так же быстро ускользающие, сделались грозной силой. Эти новые боевые корабли получили еще и другое, образное название – «москиты моря».

Мы уже знаем, что еще около 70 лет назад катера-москиты, вооруженные минами, были широко использованы С. О. Макаровым в русско-турецкой войне 1877- 1878 годов. Тактическую идею и боевой опыт Макарова применили флоты воюющих стран в 1918 году и широко развили к началу второй мировой войны.

Вечером 9 июня 1919 года два австрийских линейных корабля вышли из гавани Пола (в Адриатическом море) и направились к югу. На линейных кораблях знали, что море кишит неприятельскими кораблями. Австрийцы приняли меры предосторожности: с линейными кораблями шло надежное охранение.

Вахтенные на линейных кораблях и судах охранения с напряженным вниманием наблюдали за горизонтом.

Все было совершенно спокойно: на горизонте не видно неприятельских судов, не обнаружено также ни одного перископа подводной лодки.

Быстро надвинулась южная темная ночь. Уже 2 часа. Сменилась вахта. Минер головного линейного корабля «Сцент Истван» вышел на мостик. Здесь я командир корабля. Горизонт на востоке заалел первыми проблесками зари.

«Все спокойно», рапортует минер. А через мгновение два взрыва потрясли «плавающую крепость». Они были настолько неожиданны, что в первый момент на мостике не подумали о торпедах. Решили, что издалека, из-за горизонта, противник открыл артиллерийский огонь и два снаряда попали в корабль. Но вскоре выяснилось, что победителем «Сцент Иствана» оказался всего только катер, вооруженный торпедами. Линейный корабль слегка накренился. В две пробоины врывались тонны воды. Никакие насосы и другие средства не могли остановить эти потоки. Крен корабля все увеличивался; через 21/2 часа после взрыва гигантский корабль перевернулся и пошел ко дну.

Но почему же пришлось возвратиться к катерам? Ведь у моряков были и быстрые миноносцы и скрытные подводные лодки. Причина заключалась в том, что современные эскадренные миноносцы выросли в девяносто-сто раз по сравнению с первыми миноносцами, они приобрели большую скорость, но потеряли важное преимущество – малую видимость. Они не могут приблизиться к врагу незамеченными. Даже ночью им трудно это сделать.

А подводная лодка? Этот корабль имеет другой недостаток – в сравнении с надводными быстроходными кораблями он имеет значительно меньшую скорость даже в надводном положении. Подводная лодка не может догнать и атаковать надводный корабль. Так получилось, что два качества, необходимые для успешной торпедной атаки, – скорость и скрытность – оказались разделенными между двумя видами кораблей: между эсминцем и подводной лодкой. Поэтому появилась потребность в третьем виде, в таком надводном корабле, который был бы и быстрым и малозаметным. Вот почему моряки вспомнили о катерах.

Во время первой мировой войны и особенно во время второй мировой войны боевые столкновения очень часто происходили у берегов, в многочисленных бухтах, в фиордах, у островов, около отмелей – в таких местах, где большим кораблям, даже эсминцам, или негде, или очень трудно маневрировать. И поэтому понадобились такие суда, как торпедные катера, которые могли бы проникать во все извилины изрезанного берега. А дешевизна и скорость постройки таких судов, возможность их переброски по суше и по морям еще больше содействовали широкому их применению.

Как атакует торпедный катер.

Новейшие мощные и в то же время небольшие по размерам двигатели сделали эти легкие суда более быстроходными, чем миноносцы, а малые размеры самого катера делают его малозаметным, особенно ночью, в сумерки или во время тумана. И, наконец, даже если такой «москит» замечен, не так легко попасть в него из корабельных орудий.

Только в конце первой мировой войны «москиты моря» показали себя как очень эффективное боевое средство. Но даже за это короткое время их победы произвели большое впечатление. Моряки поняли, что эти малые корабли в будущих войнах окажутся очень большой силой. Поэтому в последние годы все улучшалось устройство торпедных 'катеров, усиливалось их вооружение, увеличивалась скорость.

В наше время торпедный катер мчится со скоростью до 55 узлов: 100 километров в час пролетает он по воде.

Длина катера всего 18-20 метров; 2 тысячи лошадиных сил в его моторах вращают винты, увлекают судно вперед. Обычно катер вооружен 2 торпедами и 2-8 пулеметами. Но благодаря огромной скорости катера его торпеды приобретают новую, добавочную силу – от них трудно, почти невозможно увернуться.

Как же атакует торпедный катер?

Катер -очень узкое суденышко. Торпеды – приходится укладывать вдоль корпуса и в таком положении выбрасывать в море. Представим себе, что катер мчится на врага и на близком расстояния выбрасывает вперед торпеду. Скорости катера и торпеда примерно одинаковы, но в момент выбрасывания торпеда еще не развивает полного хода. Легко может случиться, что катер наскочит на хвост своего собственного снаряда. Чтобы этого не произошло, катер на полном ходу выбрасывает торпеду назад. Делается это следующим образом. Торпеда на катере укладывается так, что ее передняя часть – зарядное отделение – обращена вперед, к носу катера. Катер устремляется на неприятельский корабль, приближается к нему настолько близко, чтобы выстрелить наверняка. В эти секунды командир катера должен успеть решить торпедный треугольник и выбрать момент выстрела. Направление катера – это и есть направление выстрела. Торпеда сбрасывается назад, ее двигатель начинает работать. Подводный снаряд ныряет в воду и одновременно мчится вперед, на цель. В это мгновение катер делает резкий поворот, освобождает путь торпеде и на полной скорости уходит от выстрелов своего противника. Бывает гак, что вахтенные на корабле еще только заметили идущий в атаку торпедный катер. Не проходит и минуты. а суденышко уже исчезает, выпустив свои торпеды.

Еще перед началом второй мировой войны появились такие катера, которые выбрасывают свои торпеды не назад, а вперед.

Неопытному человеку трудно распознать несущийся в море торпедный катер. Вздыбленный нос, за кормой бурун из пены и след, раздвоенный и пенистый – «седые усы», как часто называют этот след моряки, – так выглядят торпедные катера во время атаки.

В сумеречной или предрассветной мгле, в ночную темь или из-за дымовой завесы, одиночками, парами или целыми отрядами, точно рой москитов, налетают они на корабли противника.

На малом ходу подбираются катера к неприятелю. Если .сразу дать полный ход, море вскипит бурунами, и вахтенные на неприятельских кораблях издалека заметят катера. В полосе тумана или дымовой завесы, в которой прячутся «москиты», необходимо строго держать то же параллельное друг другу направление, ту же скорость. Слоит только во меле тумана или дымовой завесы слегка повернуть, или отстать, или вырваться вперед, и может случиться, что катер налетит на своего же «соседа».

Катера выходят из тумана. Теперь «москиты» как раз там. откуда ближе и удобнее всего ринуться на врага, и нельзя терять ни мгновения. На кораблях противника уже заметили катера. Вот-вот на них обрушится ураган артиллерийского огня, снаряды взроют море. В эти мгновения люди на катерах- командир и боцман, мотористы, радист – напряжены до предела. Из моторов «выжимается» вся их мощность – катер летит на врага.

В последние годы «москиты моря» начали все же расти в размерах. Дело в том, что малые катера не могут уходить далеко от своих берегов: у них мало горючего, мало торпед; они не выдерживают даже небольшой волны в море. Такие катера – это, по сути дела, оружие береговой обороны. Но ведь и в открытом море, далеко от своих берегов, в бою с неприятельским флотом неплохо обладать таким смертоносным помощником, как торпедный катер. Чтобы приспособить катера для такой боевой задачи, начали увеличивать их размеры. В некоторых зарубежных флотах появились торпедные катера водоизмещением в 50- 60 тонн – своего рода крохотные миноносцы. Уже не две, а до пяти торпед составляют боезапас катера. Такой катер, конечно, менее быстроходен.

Торпедные катера бывают не только торпедоносцами, но и миноносцами. Правда, они принимают на борт только 2-4 мины (вместо торпед). Поэтому они могут выполнять операции не по постановке минных заграждений, а только по «подновлению» уже поставленных минных полей или подстановке минных «банок».

Глубинные бомбы делают торпедный катер (при его большой скорости) особо опасным врагом подводных лодок.

Люди на катере должны быть особенными людьми. Смелость и энергия, беззаветная преданность своему делу, прекрасное знание своего маленького корабля и оружия- торпеды, точность и решительность во всех действиях – вот качества моряков на катерах.

Как устроен современный большой торпедные катер:

1 – Антенна, 2- Верхний мостик. 3 – Нижний пост управления. 4- Сигнальный фонарь. 5 -Выдвижная мачта, 6 -Пулеметы, предназначенные главным образом для стрельбы по воздушному противнику. 7 – Радиорубка. 8-¦ Торпедные аппараты, размешенные вдоль бортов катера; для выстрела они отклоняются (растворятся) в сторону на небольшой угол. 9 – Противопожарные средства. 10- Глубинные бомбы. 11 – Аппаратура для выпуска дымовой завесы. 12 – Мощные моторы, похожие на авиационные; они сообщают катеру скорость до во узлов. 13 – Баки с горючим. 14 – Кубрик (помещение команды). 15 – Машинное отделение.

Заоблачные рейдеры

В январе 1944 года отважный летчик- торпедоносец Северного флота Николай Зайцев получил задание вылететь в крейсерский полет на поиск вражеских кораблей.

В предутренней мгле, усиленной плотным туманом, самолет Зайцева оторвался от взлетной дорожки родного аэродрома и пошел на запад, туда, где берега противника исчерчены прихотливо-извилистыми линиями многочисленных бухт. В них укрываются неприятельские корабли.

Скоро стена тумана осталась позади, и самолет точно вышел к назначенному месту.

Искусно прячась в хмуром осеннем небе, как будто перебегая от облака к облаку, проскальзывая за низко стелющимися тучами, летчик упорно, настойчиво ищет свою цель.

Там, внизу, и не подозревают о том, что над морем кружит советский самолет-торпедоносец. Л Зайцеву видны далеко в море и берега с их излучинами, бухтами.

Только при третьем заходе, приближаясь к очередному порту противника, Зайцев заметил и решил атаковать шедший навстречу вражеский караван – 4 транспорта и 14 конвойных кораблей.

Немцы сначала не поняли, что случилось: так неожиданно и стремительно появился воздушный рейдер. Опомнившись, они начали поливать самолет пулями и снарядами, стараясь преградить ему путь к своим кораблям. Зайцев неуклонно вел свой самолет к цели, выбрал танкер, шедший вторым в линии транспортов, и точно сбросил свою торпеду. Сделав круг, самолет быстро ушел от вражеского огня, а танкера уже не стало на поверхности моря.

Самолет быстро ушел от вражеского огня, танкера уже не стало на поверхности моря.

* * *

В течение второй мировой войны самолеты-торпедоносцы не раз атаковали хорошо защищенные военно-морские базы противника.

Такая атака обычно начиналась налетом бомбардировщиков. Все средства противовоздушной обороны базы бросались для отражения этого нападения. А тем временем к базе подлетали десятки самолётов-торпедоносцев.

Все это обычно делалось ночью. Бомбардировщики обеспечивали торпедоносцам добавочное освещение, сбрасывая осветительные бомбы. На небольшой высоте незаметно торпедоносцы подходили к базе, внезапно появлялись над четко выделявшимися на рейде кораблями и сбрасывали свои торпеды, точно нацелив их па неподвижные корабли.

Если такая атака удавалась, противниц терпел большой урон: бывали случаи, что торпедоносцы топили или выводили из строя крупные боевые и вспомогательные корабли.

Боевая роль самолетов-торпедоносцев в сражениях на море часто сводилась к тому, что они преследовали, находили противника, своими торпедными ударами уменьшали его скорость или вовсе лишали хода и этим давали возможность своим крупным надводным силам догонять корабли фашистов и топить их.

Самолеты-торпедоносцы успешно участвовали и в других крупных сражениях с боевыми кораблями: и на Средиземном море, и в Атлантике, и особенно на Тихом океане (сражение в Коралловом море, бой у острова Мидуэй).

Мины тоже успешно применялись во второй мировой войне как оружие самолетов.

Воздушные миноносцы лучше надводных кораблей справлялись с задачей постановки активных минных заграждений в водах противника.

Когда и как впервые появились воздушные корабли-минеры и торпедоносцы, как они ведут бой?

Самолет-миноносец сбрасывает магнитную парашютную мшу. Показаны отдельные положения мины во время сбрасывания.

Воздушные миноносцы

В ясный, солнечный день, когда морскую гладь не шелохнет даже небольшая рябь, а на горизонте не видно никаких признаков неприятеля, трудно поверить в возможность торпедной атаки. В самом деле, даже подводной лодке трудно скрыть свой перископ на ровном сине-голубом фоне моря. Если все же ей удается выпустить торпеду, пенистая дорожка на спокойной поверхности моря четко покажет надвигающуюся опасность, кораблю будет легко увернуться. Так рассуждали до 16 августа 1916 года. В этот день, в яркий, солнечный полдень, среди спокойного Мраморного моря шло турецкое транспортное судно водоизмещением в б тысяч тонн, груженное боеприпасами. Неожиданно для турок в ясном небе показалась быстро увеличивающаяся точка. Прошла минута, две. Точка росла, и было уже отчетливо видно, что это самолет, вернее- гидросамолет.

Турецкий офицер на транспорте коротко доложил: «Бомбардировщик!» Это слово пугает. На судне засуетились. Но что это? Гидросамолет вовсе и не летит к кораблю. Он явно снижается к поверхности моря в 2,5-3 километрах от судна. И, кроме того, что за странная бомба подвешена под фюзеляжем? До сих пор офицер не видел таких длинных бомб. И подвешена всего одна бомба. Офицер оторвался от наблюдения и недоуменно уступил свое место командиру корабля. Орудия открыли огонь. Гидросамолет почти вовсе снизился, идет низконизко над водой. Теперь его уже хорошо видно. Самолет держит курс прямо на транспорт. Неужели он будет и дальше так лететь? Ведь еще полминуты – и машина врежется в борт корабля. Осталось всего 1000-1200 метров.

И вдруг произошло нечто неожиданное. Самолет уронил свою бомбу в море. Длинный снаряд слегка наклонно упал вниз и исчез в воде. Самолет резко взмыл кверху. На зеркальной поверхности моря появились пузырьки хорошо знакомого, страшного следа торпеды, несущейся к транспорту. Слова команды, обгоняя одно другое, понеслись по проводам в машинное отделение, к рулевому. Но опасность замечена слишком поздно. Судорожное маневрирование не спасло корабль – снаряд настиг свою цель и отправил транспорт на дно.

Силуэты самолетов-торпедоносцев, участвовавших во второй мировой войне в составе морской авиации разных стран; все они несут торпеду, подвешенную под фюзеляжем.

Невиданная бомба оказалась торпедой, сброшенной самолетом, специально приспособленным для этой цели.

Так случилось, что торпеда перекочевала на самолет. Скорость самолета, значительно превышающая скорость торпедного катера, сделала торпеду еще более меткой и неотразимой. И можно было ожидать, что на необозримых водных пространствах, где даже торпедным катерам трудно настигнуть противника, самолеты-торпедоносцы смогут легко и быстро находить противника, прорываться сквозь его огневую защитную стену и наносить свои удары.

Вот почему в период между первой и второй мировыми войнами шло неустанное изучение боевых возможностей самолетов- торпедоносцев.

Вместе с воздушным торпедометанием начала развиваться и постановка самолетами минных заграждений с воздуха. Впервые мины были поставлены с воздуха в 1917 году в некоторых районах Рижского залива. Во вторую мировую войну с первых же дней самолеты – минные заградители начали наступление на неприятельские прибрежные и внутренние воды, усеивая их минами.

Во время первой мировой войны в устройстве самолета-торпедоносца и его оружия – торпеды – не было ничего особенного. Это был боевой самолет-бомбардировщик с обыкновенной торпедой малого калибра (450 миллиметров), подвешенной под фюзеляжем с помощью специального пояска – бугеля. В торпеде внутри ее корпуса делались незначительные дополнительные крепления механизмов, чтобы они лучше переносили удар при падении в воду. Бугель торпеды соединялся с расцепляющим устройством. Стоило пилоту потянуть ручку – бугель раскрывался и освобождал торпеду. Стальная акула падала в воду с небольшой высоты (не больше 5- 15 метров) и мчалась на врага.

В наши дни минно-торпедная авиация была значительно усовершенствована. Самолеты-торпедоносцы вооружены преимущественно двумя торпедами калибра 450 миллиметров или одной торпедой калибра 530 миллиметров.

Некоторые из них попрежнему несут свою торпеду под фюзеляжем, в других торпеда подвешивается под крылом или внутри фюзеляжа; в новейших конструкциях самолетов торпеда прячется в обтекаемый раскрывающийся капот в нижней части машины. Новые торпедоносцы несут свое оружие с огромной скоростью за сотни миль от своей базы.

Для примера познакомимся с одним из современных самолетов-торпедоносцев. Это – одномоторный моноплан. 2 тысячи лошадиных сил его мотора могут развить скорость в 270 миль в час. Его торпеда, калибра 530 миллиметров, помещается в капоте под фюзеляжем. До последнего момента противнику трудно догадаться, что кроется в «брюхе» торпедоносца: торпеда или равное ей по весу некоторое количество бомб. Самолет – трехместный и основательно вооружен артиллерией и пулеметами. Дальность полета торпедоносца измеряется сотнями миль. Такой самолет используется с кораблей-авианосцев, и большая дальность ему не нужна. Но существуют торпедоносцы, которые базируются на береговые аэродромы, дальность их полета измеряется тысячами миль.

Одновременно увеличилась и высота, с которой сбрасывают торпеду: от 20 до 50 – 00 метров.

Самолет сбросил торпеду в направлении на цель. Все ли это? Достаточно ли этого, чтобы торпедная атака была успешной? Нет, недостаточно! Оказывается, очень важно, как торпеда падает, под каким углом погрузится она в воду. Если торпеда будет падать горизонтально или под слишком малым углом и всем или почти, всем своим корпусом ударится о поверхность воды, ее механизмы наверняка не выдержат сотрясения и будут повреждены. Кроме того, торпеда может при этом несколько раз «прыгнуть» по поверхности воды, пойти «рикошетом», так же как прыгает по воде плоский камень, пущенный под малым углом к ее поверхности.

Если торпеда будет падать слишком наклонно, под очень большим углом, она сразу же глубоко «зароется» в воду. На мелком месте она может из-за этого удариться о грунт, а на глубоком торпеда быстро достигнет такой глубины, что уж никакие рули ее не «поправят».

Торпеда должна входить в воду под определенным углом. Тогда она делает лишь небольшой прыжок в глубину – «мешок», как его называют торпедисты, – быстро выравнивается и идет дальше на заданной глубине. В наше время авиаторпеды оборудованы специальными устройствами, которые помогают им правильно входить в воду. Это – специальный гироскоп, управляющий дополнительными стабилизирующими рулями, и особый стабилизатор, который прикрепляется к хвостовой части торпеды и автоматически отделяется от торпеды, как только она вошла в воду.

Четырехмоторный гигант самолет-торпедоносец с обтекаемым раскрывающимся «капотом» в нижней части фюзеляжа, внутри которого помещаются торпеды.

Падение торпеды в воду. Сверху: торпеда падает слишком наклонно и идет на дно. В середине: торпеда падает почти горизонтально и рикошетирует по воде. Внизу: торпеда правильно вошла в воду, сделала небольшой «меток», выровнялась и помчалась к цели на заданной глубине.

Как же ведет бой самолет-торпедоносец?

Разведчики обнаружили корабли противника в море, указали их местонахождение и курс. Тогда торпедоносцы вылетают целым соединением. И когда это соединение подходит к месту боя, его командир может по-разному атаковать неприятеля. Он может направить свои самолеты «звездой», по одному с разных сторон, чтобы противнику некуда было податься, сманеврировать и уйти от торпедных ударов. Можно направить свои самолеты звеньями – так, чтобы звенья одно за другим через 10-15 секунд обрушивались на неприятеля, не давая ему передышки.

Бывает и так, что гидросамолеты-торпедоносцы садятся на воду недалеко от вероятных путей движения неприятельских кораблей, притаятся в засаде и ждут донесения своих разведчиков о появлении противника.

Как атакуют самолеты-торпедоносцы:

1 – Пикирующие и горизонтальные бомбардировщики отвлекают на себя артиллерийский огонь корабля. 5 -Скоростные самолеты ставят дымовые завесы для прикрытия самолетов-торпедоносцев. 3- Первый самолет- торпедоносец проходит сквозь дымовую завесу для внезапной атаки. 4 – Второй атакующий самолет-торпедоносец. 5 – Первый самолет-торпедоносец сбросил свою торпеду и уходит от цели. 0 – Торпеда, сброшенная первым торпедоносцем, приближается в атакуемому кораблю. 7 – Второй торпедоносец снизился к поверхности моря и сбрасывает свою торпеду.

Получив данные разведки, торпедоносцы идут в район, где обнаружены неприятельские корабли, и атакуют их.

Но может случиться и так, что самолет- торпедоносец не ждет разведчиков, а сам выискивает противника на морских и океанских просторах, «охотится» за ним. Такой поиск так и называется «свободной охотой» торпедоносца. Особенно прославились в применении этой тактики советские летчики.

В «охоте» участвуют обычно 1-2 торпедоносца. Они отправляются на поиск к берегу противника, искусно прячутся в облаках, в тумане и внезапно появляются над вражеским кораблем, подходят к нему на 5-10 кабельтовых, иногда еще ближе, и сбрасывают свои торпеды. Корабли противника не бездействуют. Их артиллерия ведет заградительный зенитный огонь. Снаряды попадают в воду, вздымают кверху высокие водяные фонтаны.

Летчику надо остерегаться такого фонтана: удар мощной струи может погубить машину.

В последнее время появились сообщения об особых снарядах, специально предназначенных для стрельбы по самолетам-торпедоносцам, снизившимся к воде. Такие снаряды ударяются о воду перед самолетами и рикошетируют кверху.

Но вот торпеда выпущена. Быстро набрав высоту, торпедоносец уходит из зоны артиллерийского огня.

Если торпедоносцы атакуют заранее намеченного противника, им часто и успешно помогают самолеты-бомбардировщики. Они налетают на врага немного раньше, отвлекают на себя все его внимание и артиллерию, дают во8можность торпедоносцам приблизиться незаметно и внезапно атаковать.

Другие самолеты окружают корабль-цель дымовой завесой и этим также помогают торпедоносцу неожиданно вынырнуть из завесы в непосредственной близости от корабля, когда уже поздно маневрировать или отбиваться артиллерийским огнем.

До сих пор речь шла о так называемом «низком» торпедометании. Но возможно и высотное торпедометание, когда торпеду сбрасывают с очень большой высоты, которая измеряется даже не сотнями, а тысячами метров.

Конечно, нельзя сбрасывать торпеду с большой высоты таким же способом, как и при низком торпедометании. Удар от падения в воду был бы так силен, что торпеда разлетелась бы на части. Поэтому в таких случаях торпеда не сбрасывают, а спускают на парашюте. Нельзя и думать, чтобы такой торпедой можно было прицелиться в какой-нибудь корабль противника. Пока торпеда будет спускаться, она много раз изменит свое положение в стропах парашюта, а корабль-цель изменит курс и скорость. Как же решили минеры задачу высотного торпедометания?

Не один, а несколько самолетов-торпедоносцев одновременно сбрасывают свои парашютные торпеды. Они прицеливаются не в определенный корабль, а в линию курса одного или целой группы кораблей, противника.

Как только торпеды опускаются в воду, парашюты автоматически отделяются, и начинают работать двигатели. К рулям торпед прилажены особые устройства, которые действуют так, что торпеды начинают описывать под водой спиральные круги. Эти спирали последовательно, одна за другой, охватывают линию курса кораблей. В таком случае одна или несколько торпед, по всей вероятности, попадут в цель. До сих пор нет сколько-нибудь точных сведений о применении высотного торпедометания во второй мировой войне.

Когда самолеты выступают в роли миноносцев, они тоже атакуют – ставят активные заграждения на коммуникациях или усеивают минами выходы из баз и портов, чтобы запереть корабли противника.

В лунные или светлые ночи одиночные самолеты или группы воздушных миноносцев пролетают над морскими путями, сбрасывают парашютные или беспарашютные мины небольшими «банками», по 6-8 мин в каждой.

При минировании неприятельского порта или базы участвует много воздушных миноносцев, и снова самолеты-бомбардировщики помогают им выполнить задание. Пока идет бомбежка,.пока вое средства ПВО обращены против бомбардировщиков, с другого направления подлетают воздушные миноносцы, в воду летяг мины, и выходы из порта становятся опасными.

Торпеда сброшена с большой высоты на парашюте; особое устройство, автоматически управляющее рулями, заставляет торпеду описывать в воде спиральные круги – кольца.

Глава III Подводные корабли-минеры

«Пигмеи» против исполинов

Там, где извилины северных берегов Скандинавского полуострова поворачивают на юго-восток, начинается северный «морской дом» Советского Союза – Баренцово море. На подходах к нему советские корабли встречали и брали под свою защиту караваны английских и американских торговых кораблей, шедшие к нашим берегам.

В начале июля 1942 года большой караван судов приближался к району Баренцева моря. Путь каравана лежал мимо многочисленных, глубоко вдающихся в сушу, извилистых норвежских фиордов. В них скрывались германские корабли. На этот раз они решили направить для перехвата каравана крупные силы своего флота, в том числе новейший линейный корабль «Тирпиц». Этот корабль водоизмещением в 45 тысяч тонн незадолго до того вступил в строй германского флота. Бывший «карманный» линейный корабль, к тому времени отнесенный к классу тяжелых крейсеров, «Адмирал Шеер» шел вместе с «Тирпицем». В помощь и для охраны обоих кораблей следовали 8 эсминцев.

Это была грозная эскадра. 152 артиллерийских орудия было на ее кораблях – от малокалиберных зенитных автоматов на эсминцах до пушек-гигантов калибра 380 миллиметров на «Тирпице»; 16 четырехтрубных торпедных аппаратов на эсминцах могли встретить любого противника 64 торпедами. И все эти корабли обладали высокими маневренными качествами и большой скоростью.

Против всей этой эскадры, чтобы преградить ей путь к каравану, выступила советская подводная лодка «К-21» под командой Героя Советского Союза капитана 2-го ранга Лунина.

Лунин знал, откуда могут притти германские корабли. «К-21» встала на их пути, заслонила собой караван. Советская подводная лодка и ее команда терпеливо ждали врага. Они знали, против каких кораблей им придется сражаться. Немецкие самолеты, тоже охотившиеся за караваном, то и дело пролечат над «К-21». Приходилось быстро погружаться и снова всплывать.

Шесть томительных дней медленно тянулись в непрерывном патрулировании у вражеских берегов, выслушивании шумов моря, наблюдении за горизонтом и небом. Наконец 5 июля, в 16 часов 30 минут, шумопеленгаторы «услышали» неприятельские корабли; больше – они указали, откуда, с какого направления приближается еще не видимый в перископ противник. Только через полчаса на дистанции 50 кабельтовых линзы перископа уловили смутные очертания корабля, похожего на подводную лодку. «К-21» вышла навстречу противнику. Скоро наблюдатели донесли, что замеченная подводная лодка оказалась эсминцем и что теперь на горизонте вырисовываются силуэты двух германских кораблей. Лунин продолжал маневрировать, стараясь занять выгоднейшую позицию для атаки. Прошло еще 18 минут, и тогда на горизонте показались сначала два дымка, а затем и верхушки мачт двух больших вражеских кораблей.

«К-21» смело пошла на сближение. Скоро командир подводного корабля убедился в том, что перед ним целая эскадра противника. С воздуха эти корабли прикрывались самолетом. Эсминцы охранения на полном ходу чертили на поверхности моря замысловатые зигзаги.

Большие корабли шли в строе фронта, а эсминцы окружили каждый из них, по два с каждого борта. Казалось, что при такой плотной, надежной охране невозможно подобраться ни к линейному кораблю, пи к крейсеру. Но Лунин нырнул под вражескую эскадру с таким расчетом, чтобы очутиться в середине ее строя.

Это было смело задумано и точно выполнено. И когда «К-21» высунула свой «глаз» – перископ, ее командир увидел, что находится между обоими большими кораблями противника и может выбрать любой из них. Лунин выбрал линейный корабль. Командир «К-21» знал, что 8 быстроходных эсминцев – это сильная стража. Стоит только ей заподозрить присутствие лодки, и десятки глубинных бомб взроют морскую глубину. Надо было не обнаружить себя до мгновения торпедного залпа. Только один залп из двух торпед, повторить его и‹; удастся. Поэтому залп должен быть точным, чтобы наверняка поразить линейный корабль. Нельзя было ожидать, что две торпеды потопят такой огромный, хорошо защищенный от подводного удара корабль. Но они могли надолго вывести его из строя, лишить германский флот его лучшего, сильнейшего корабля. Лунин занял позицию для атаки.

Подводная лодка нанесла торпедный удар по кораблю противника.

Короткая команда… Торпеды стремительно режут воду, несут к противнику свои смертоносные заряды. Дистанция так мала, что противнику не помогут никакие маневры. Подводная лодка быстро прячет свой перископ. Лунин и его люди ждут, напряженно прислушиваются. Проходят секунды, еще и еще… Наконец взрывы, первый, второй, доносят героям, что кораблю- исполину нанесены тяжелые раны, что теперь и линейному кораблю, и крейсеру, и эсминцам не до нападения на караван: у них много своих хлопот – надо как-то довести пораженный корабль до базы.

«К-21» уходит от заметавшихся в тревоге немецких кораблей, а эскадра фашистов поворачивает на обратный курс.

Так советская подводная лодка на много месяцев вывела из строя самый мощный немецкий корабль.

Победа «К-21» над «Тирпицем», «Адмиралом Шеером» и их охранением – это только одно звено в длинной цепи побед советских подводников. Сотни кораблей и транспортов врага потопили советские подводники за годы Отечественной войны.

«К-21» – это большая подводная лодка, по в сравнении с исполином «Тирпицем» ее можно назвать малюткой. В строю советского подводного флота немало и подлинных малюток – небольших подводных лодок, и на их боевом счету много побед над крупными вражескими кораблями.

Как случилось, что подводные лодки заняли такое важное место в морской войне?

Невидимый враг

После Никонова мысль о создании подводной лодки была подхвачена многими изобретателями, зачастую не имевшими отношения к флоту. Эти люди создавали одну конструкцию за другой. Многие терпели неудачи, другие достигали частичного успеха, им удавалось построить свою лодку, испытать ее. Русские изобретатели вложили свою большую творческую лепту в дело создания практически пригодной подводной лодки (Черновский, Шильдер, Джевецкий, Александровский и другие). Они предложили многие из тех удивительных устройств, которые приняты в современных подводных лодках и придали этим кораблям их силу. Но даже самые лучшие решения в конце концов оказывались неудовлетворительными- испытания обнаруживали много недостатков, часто кончались авариями. Идея подводной лодки опередила производственные возможности ее постройки-еще нельзя было изготовить столь совершенные механизмы, которые нужны были для подводного корабля.

Только в конце прошлого столетия возможности машиностроения позволили изготовить необходимые устройства. К этому времени относится и появление первых практически пригодных подводных лодок. Но столько было неудач и разочарований до этого успеха, что попрежнему велико было недоверие к подводной лодке во флотах всех стран.

Вот почему к началу первой мировой войны подводные; лодки были в загоне во всех флотах, в том числе и в Германии.

В первые же дни войны, 5 сентября 1914 года, немецкая подводная лодка «U-21» первая открыла счет в подводной войне, потопив английский крейсер «Патфайндер».

Военные моряки всех стран насторожились, но все еще не приняли всерьез этого предупреждения.

22 сентября 1914 года устаревшая германская подводная лодка «U-9» отправила на дно один за другим 3 английских крейсера («Абукир», «Хог» и «Кресси»).

На этот раз не оставалось никаких сомнений: новая грозная сила появилась на море, и с ней приходилось очень и очень считаться.

Германское командование, которое до этого времени ни во что не ставило военные возможности подводных лодок, начало лихорадочное строительство этих кораблей.

Свой план морской войны на коммуникациях противников, и главным образом на морских путях из Америки в Англию, оно построило на боевом использовании подводных лодок. Немцы объявили беспощадную подводную войну. В 1915 году немецкая подводная лодка «U-20» намеренно потопила пассажирский пароход «Лузитания», при этом погибли сотни женщин и детей. Понадобилось огромное напряжение всех сил, всех технических возможностей противников Германии, чтобы найти средства защиты от подводной опасности, победить ее. Были созданы морские конвои из быстроходных сторожевых кораблей. Корабли конвоев были оборудованы приборами, улавливающими приближение подводных лодок, и вооружены против невидимого врага глубинными бомбами.

Потопление «Лузитании» немецкой подводной лодкой в 191В году. Корабль пошел ко дну через 15 минут после взрыва.

После войны непрерывно продолжалось усовершенствование и подводных лодок и оружия для борьбы с ними.

Во вторую мировую войну немцы возлагали на свой подводный флот особенно большие надежды.

Еще до объявления военных действий немецкие подводные пираты вышли в моря и океаны, где могли проходить пути кораблей противника.

Через 9 часов после объявления войны огромный пассажирский пароход «Атения» был потоплен торпедой германской подводной лодки.

Началась подводная война, на морских путях, непрерывная атака фашистов на основную артерию, по которой шло снабжение союзников из Америки, началась «битва за Атлантику». Это было одно из решающих сражений второй мировой войны.

Противники Германии не были застигнуты врасплох. Они сумели быстро и решительно мобилизовать все средства борьбы с подводными лодками. Те же конвои, но вооруженные еще более совершенным противолодочным оружием, и авиация оказались надежным средством для борьбы с подводной опасностью. Позицию за позицией теряли фашисты в битве за Атлантику. Все меньше и меньше становились потери морских конвоев. И наконец наступило время, когда зачастую без всяких потерь караваны судов пересекали океаны и все больше и больше потерь нес подводный флот фашистской Германии. Ее противники топили больше подводных лодок, чем германские верфи были в состоянии построить.

Подводная война шла и на германских коммуникациях. Подводные лодки Советского Союза успешно топили боевые корабли и военные транспорты фашистов. Все пути германских кораблей на севере Европы, вдоль ее атлантического побережья, в Средиземном, Балтийском и Черном морях находились под ударами подводных лодок. В чем же грозная сила этого корабля?

Общий вид современной крупной подводной лодки.

«Наутилусы» XX века

На воду спущен довольно большой военный корабль-водоизмещением в 2700 тонн. Длина его -100 метров. Очень узкая палуба не имеет надстроек. Только в середине высится невысокая башня – боевая рубка корабля. По обеим сторонам рубки – 2 среднекалиберных орудия на тумбах, направленные стволами на нос л корму.

С командного мостика легкими трапециями спускаются книзу антенны радиостанции. Нет ни обычных корабельных мачт, ни труб. Странный корабль!

Может быть, это подводная лодка? Но существуют ли такие гигантские лодки?

Корабль идет в открытое море. Командир отдает короткую команду, и корабль начинает погружаться в воду. Наверху уже нет людей, они спустились внутрь. Захлопнулся выходной люк.

Действительно, эго подводная лодка, только огромных размеров.

Погружение продолжается. Размещенные по всей длине корпуса – в подводной его части – крышки-кингстоны открыты и жадно «пьют мутнозеленую воду. За десятки секунд сотни тонн воды врываются в специальные цистерны корабля. Лодка тяжелеет. 2700 тонн – это ее вес в надводном положении, вес без воды. Чтобы погрузиться, корабль поглощает 1200 тонн воды, и его вес – водоизмещение – возрастает до 3900 тонн. В этом особенность подводных кораблей. Каждый из них имеет два водоизмещения- надводное и подводное.

Прошло всего 30 секунд, и погружение кончилось. Это значит, что вода заполнила цистерны и вытеснила из них через выходные клапаны весь воздух. Судно движется под водой. Теперь оно напоминает огромное морское животное. Над поверхностью моря торчат только верхушки перископов. Один из них служит для наблюдения за поверхностью моря, другой – зенитный – стережет небо, выслеживает самолеты. У подводного корабля может быть и больше перископов. Ути наблюдательные приборы впервые были применены русским изобретателем С. К.Джевецким еще в конце прошлого столетия. Таких «глаз» не было у «Наутилуса» капитана Немо.

Все машины, механизмы, приборы, все запасные части, материалы, запасы провизии, пресной воды, оружие и, наконец, люди подводного корабля – все это размещено в корпусе лодки. А ведь подводная лодка, уходя от врага, спасаясь от артиллерийского огня или от глубинных бомб, опускается на большую глубину. На корпус дави г огромная толща морской воды. Если корабль находится на глубине в 10 метров, на каждый квадратный сантиметр поверхности корпуса давит столб воды силой в 1 килограмм. Когда глубина увеличивается до 20 метров, давление увеличивается до 2 килограммов на квадратный сантиметр. Примерно каждые 10 метров глубины прибавляют 1 килограмм давления на крошечное пространство величиной меньше копеечной монеты.

Как устроена большая подводная лодка:

1 – Орудия калибра 130 миллиметров (по два орудия в каждой спаренной установке). 2 – Переговорные трубы. 3 – Телескопические (выдвижные) радиомачты. 4 – Ходовая рубка. 5 – Носовой перископ. 6 – Боевая рубка. 7 – Зенитный перископ. 8 – Дальномер. 9- Кормовой перископ. 10-Сигнальная мачта. 11, 12 – Глушители шума двигателей. 13 – Главная распределительная станция. 14 – Подачная труба для подачи боеприпасов к орудийной установке, 15, 16 – Столовая. 17 – Кормовой пост управления. 18 – Надстройки. 19 – Верхний пост управления. 20- Холодильник. 21 – Ванные. 22 – Кают-компания. 23 – Каюта командира. 24 – Вентиляторы. 25 – Диферентная цистерна. 26 – Правый носовой горизонтальный руль. 27 – Якорь. 28 – Торпед ные аппараты. 29 – Помещения для запасных торпед 30- Аккумуляторы. 31-Наружная обшивка. 32 – Холодильник. 33 – Баллоны со сжатым воздухом. 34 – Радиорубка. 35 – Цистерны с горючим. 36- Динамомашины. 37 – Вспомогательные дизели. 38 – Зарядный погреб. 39 – Главные дизели для надводного хода. 40 – Балластные и топливные цистерны между внутренним и внешним корпусами. 41 – Главные электромоторы для подводного хода, 42 – Электромоторы экономичного (замедленного) хода. 43 – Провизионный погреб. 44 – Кубрик. 45 – Румпельное отделение. 46 – Ограждение рулей. 47 – Кормовой правый горизонтальный руль. 48 – Правый винт.

Может случиться, что подводному кораблю придется нырнуть на глубину в 100-120 метров – тогда давление на квадратный сантиметр возрастет до 10-12 килограммов. Но корпус подводной лодки представляет собой очень большую поверхность – несколько миллионов квадратных сантиметров. Умножьте эти миллионы на 10-12 килограммов, и получится чудовищное давление – в десятки миллионов килограммов, или десятки тысяч тонн. Корпус подводного корабля должен быть настолько прочным, чтобы выдержать такое давление. Поэтому для изготовления корпуса применяются самые прочные, самые высококачественные материалы.

Каждый корабль во время своего хода как бы режет воду. Вода оказывает сопротивление движению корабля. Существуют уже изученные кораблестроителями наивыгоднейшие контуры – формы для носовой части и всего корпуса корабля, при которых вода оказывает самое меньшее сопротивление движению. Оказалось, что подводная лодка – «сигара» очень прочна и хорошо ходит под водой, но очень плохо выдерживает малейшую непогоду на поверхности. Волны я ветер легко кренят такую лодку, заливают ее водой и не дают совершить сколько-нибудь большой переход.

Нужно помнить, что подводные лодки погружаются только во время военных действий, в опасных районах, недалеко от противника, во время атаки или ухода от преследования; большую же часть переходов они совершают в надводном положении. Поэтому пришлось и подводные лодки строить в виде надводных кораблей. Тогда решили наделить подводные лодки двойным корпусом. На прочную стальную «сигару» (такую форму для подводного корабля предложил еще в 1829 году русский изобретатель Черновский) надевают второй, более легкий, но зато мореходный корпус. Бывает, что этот второй корпус не полностью окружает прочный корпус подводной лодки ^-тогда лодка относится к полуторакорпусным.

По длине подводная лодка разделена поперечными переборками на отдельные помещения- отсеки. (Это было предложено в 1889 году русским инженером Апостоловым для повышения живучести подводного корабля). В них – в отсеках – размещены все механизмы, аккумуляторные батареи, торпедные аппараты, запасы горючего, смазочных масел, пресной воды, провизии и команда подводного корабля. Между обоими корпусами оставлено пустое пространство. Оно также разделено переборками на отдельные помещения. Часть этих помещений служит цистернами для воды, которую поглощают кингстоны при погружении; другая часть хранит запасы жидкого топлива для дизелей надводного хода.

Корабль движется под водой. Его винты вращаются от электромоторов подводного хода. Его движения направляются рулями: вниз и вверх – двумя горизонтальными (носовым и кормовым), а в стороны – одним вертикальным (сзади). Рули перекладываются вниз, вверх, вправо, влево, и судно маневрирует, послушное воле своего командира. Вое управление сосредоточено в центре корабля, в помещении, которое называется центральным постом управления.

Этот пост расположен под боевой рубкой корабля.

В помещении поста в строгом порядке размещены маховички, рукоятки, рычаги, всевозможные приборы. Между ними – сложный лабиринт трубок и проводов. Их множество, и все они имеют свое назначение. Все это – пути, по которым передается команда: словесная, электрическая, механическая. Сюда же спускаются сверху трубы перископов. У борта три штурвала; поворот каждого из них влечет за собой перекладывание одного из рулей. У штурвалов стоят рулевые.

Чтобы повернуть штурвал, рулевому приходится произвести довольно большое усилие. Поэтому существует еще и электрическая передача к рулям. Стоит повернуть небольшую ручку контактора, и рулевой электромотор заставит свой руль повернуться в нужную сторону. И только если случилась авария с электромеханизмами, ка помощь приходят ручные штурвалы.

Тут же сгрудились большие циферблаты со стрелками. Они висят над штурвалами и каждый из них непрерывно сообщает очень важные сведения. Это приборы управления, ведущие корабль во тьме подводного пути.

Поперечный разрез современной подводной лодки по центральному посту управления:

1 – Зенитный перископ. 2 -Перископ атаки. 3 – Штурвал вертикального руля. 4 – Место орудия, 5 – Откидное сиденье. 6 – Входной рубочный люк. 7- Водонепроницаемая надстройка. 8 – Бортовые цистерны главного балласта. 9 – Трубопровод воздуха высокого давления. 10 -Часть центрального поста. 11 – Диферентный трубопровод. 12 – Топливные цистерны. 13 – Водоотливная труба. 14 – Перископная лебедка. 10 – Штурвал вертикального руля. 16 – Трубы для осушения цистерн. 17 -Баллоны сжатого воздуха. 18 – Аккумуляторная «яма». 19 – Вентиляционная труба.

Вертикальный руль, как и в торпеде, управляет ходом лодки по направлению; поэтому около штурвала вертикального руля приютился компас – путеводитель по морским просторам.

Горизонтальные рули заставляют корабль либо спускаться на глубину, либо подниматься. Поэтому около штурвалов горизонтальных рулей расположились три прибора. Один из них – глубомер – показывает, па какой глубине идет корабль; другой – креномер – сигнализирует, насколько корабль наклонился вправо или влево около своей продольной .оси; третий – диферентомер – тоже показывает наклон, только уже около поперечной, горизонтальной оси (па корму или на пос).

Подводный корабль имеет механические «уши», так называемые шумопеленгаторы. Чувствительные пластинки-мембраны, вделанные в обшивку корабля, улавливают далекий шум винтов и механизмов приближающегося корабля.

Так же как в телефоне, эти звуки, воспринятые мембранами, обращаются в колебания электрического тока и по проводам попадают в наушники слуховой трубки. Приборы так устроены, что по силе звука можно определить, где и на каком расстоянии находится услышанный корабль.

При помощи' специальных звуковых приемников и передатчиков можно наладить связь между двумя подводными лодками или между подводной лодкой и надводным кораблем.

Еще очень много других приборов, циферблатов, шкал сигнализируют командиру о том, как работают машины, механизмы, аппаратура внутри корабля, в его помещениях и отсеках. Все эти приборы требуют внимательного, любовного отношения к себе, точного знания, как с ними нужно обращаться, чтобы правильно «слышать» или «читать» их ежесекундные донесения.

В носовой и кормовой частях в корпус корабля в несколько ярусов заделаны трубы торпедных аппаратов (такое расположение торпедного оружия было впервые предложено в 1010 году русским морским офицером, капитаном I ранга Колбасьевым). На описываемой подводной лодке всего о труб – аппаратов, но существуют подводные лодки с 10-12 аппаратами. Тут же, за торпедными аппаратами, хранятся запасные торпеды. Как только торпедный залп освободит трубы аппаратов, новые торпеды, уже подготовленные, займут свое место для следующего выстрела..

В последние годы торпедные аппараты стали размещать и вне корпуса подводной лодки, снаружи, ’ и не только жестко закреплять их, но и делать их поворотными.

В кормовой части корабля приютились электромоторы подводного хода. Далее, по направлению к центральному посту, – машинное отделение. Здесь расположились мощные дизели надводного хода, и динамомашины. Еще ближе к центру лодки – помещения офицерского состава и радиорубка. Отсюда подводный корабль посылает в эфир свои донесения. Внизу, под центральным постом, установлены аккумуляторы электрического тока, питающие электромоторы подводного хода. Дальше, за помещением для команды, находятся носовые торпедные аппараты.

Около аккумуляторов приютились баллоны со сжатым до-225 атмосфер воздухом. Роль сжатого воздуха на подводной лодке велика и очень разнообразна. Когда лодка погружается, давление сжатого воздуха открывает кингстоны. Когда нужно всплывать, выпущенный из баллонов сжатый воздух устремляется в цистерны и вытесняет из них воду. Подводная лодка становится все легче и легче. 1200 тонн воды, «выпитой» кингстонами при погружении, уходят обратно в море. Корабль быстро всплывает на поверхность, и продолжает свой путь в крейсерском положении. В баллонах пусто, запас сжатого' воздуха исчерпан.

Тогда начинает работать компрессор высокого давления. Эта машина засасывает наружный воздух, сжимает его до необходимого давления и подает в баллоны лодки, в воздушные резервуары торпед, создает новый запас сжатого воздуха.

Еще большую работу выполняет, электрический ток. Ведь электромоторы приводят в движение все механизмы.' На большой подводной лодке работает несколько/десятков электромоторов. Все они питаются от аккумуляторов. В подводном корабле вес аккумуляторов составляет около 1/10 части веса всего судна.

Здесь следует вспомнить, что применение для подводного хода электромотора, получающего энергию от аккумуляторов, и электрическое управление механизмами подводного корабля – все это было предложено еще С. К. Джевецким в созданных им конструкциях.

Расположение торпед в носовой части подводной лодки:

1- Торпедный отсек с шестью запасными торпедами. 2 – Водонепроницаемые люки в переборке торпедного отсека для погрузки торпед в аппараты, л -Баллон со сжатым воздухом для стрельбы торпедами. 4 – Сжатый. воздух выбрасывает торпеду из аппарата. 5 – Труба торпедного аппарата. 6 – Резервуар со сжатым воздухом. 7 – Гидрофон. 8 – Брашпиль для подводного якоря. 9 – Подвесной рельсовый путь для погрузки торпед. 10 – Запасные торпеды, подготовленные к погрузке в трубы аппаратов. 11 – Привод для открывания крышек торпедных аппаратов. 12 – Передние крышки торпедных аппаратов.

На пути к моторам электрический ток перехватывается главной электростанцией корабля. Здесь установлен щит управления. От главной станции ток идет к вспомогательным маленьким станциям, размещенным в отдельных помещениях корабля. На ответственности электриков подводной лодки лежит забота о всем сложном электрохозяйстве: о десятках моторов, о сотнях элементов в аккумуляторной батарее, о километрах проводов, извивающихся по всем помещениям корабля.

Подводные лодки в бою

Подводные лодки выполняют различные боевые задачи, поэтому они подразделяются на разные типы. Каждый тип имеет свое назначение.

Так например, существуют подводные лодки большого типа. Это большие корабли, от 1 тысячи до 3 тысяч тонн надводного водоизмещения. Они способны проходить в надводном положении огромные расстояния -до 18 тысяч миль – и вести операции на океанских просторах далеко от своих баз. Их основное оружие – торпеды, но вооружены они еще и артиллерией.

На очень больших лодках устанавливаются даже крупнокалиберные орудия. Их снаряды могут причинить значительные повреждения неприятельскому надводному кораблю.

Лодка большого типа самостоятельно борется против неприятеля, подстерегая его корабли на путях сообщения. Месяц-полтора такой подводный корабль может не покидать своего поста. Как говорят моряки, такая лодка обладает большой автономностью. Это значит, что она может надолго оторваться от своей базы. Конечно, чем больше запасов на лодке, тем больше ее автономность. Лодки большого типа быстроходны, их надводная скорость достигает 22 узлов, а подводная-11 узлов.

Есть еще подводные лодки среднего типа. Такие лодки предназначены для боевой службы на менее удаленных расстояниях от своих баз. Их водоизмещение колеблется между 500 и 1000 тонн. Запасы топлива, пресной воды, провизии и торпед на них меньше. Двигатели надводного и подводного хода менее мощны. Такие подводные лодки проходят расстояния до 5 тысяч миль. При этом их надводная скорость 14-18 узлов, а подводная – 8-10 узлов. Эти подводные лодки обладают уже меньшей автономностью, они уходят из своих баз на 20-25 суток.

Существуют еще подводные лодки малого типа. Их водоизмещение – до 450 тонн. На воде они передвигаются со скоростью 13-14 узлов, а под водой – 6-8 узлов. Такие подводные корабли берут с собой мало запасов и торпед. Поэтому они уходят недалеко от базы и не надолго.

Не у всех подводных лодок торпеда – главное оружие. Есть и Такие подводные лодки, у которых главное оружие – мина. Это подводные заградители. Незаметно забирается такая лодка в неприятельские воды и усеивает их минами. Всякий раз, когда особенно необходимо сохранить в секрете минное заграждение, приходит на помощь подводный заградитель. Водоизмещение подводного заградителя от 1 тысячи до 2 тысяч тонн. Он может взять с собой несколько десятков мин. Поставив их в указанном месте, подводный заградитель возвращается на базу за новым запасом. Подводные заградители вооружены и торпедными аппаратами.

Первый подводный заградитель появился во время мировой войны 1914-1918 годов в русском флоте. Эту подводную лодку (ее называли «Краб») сконструировал русский инженер-кораблестроитель Налетов для скрытной постановки активных минных заграждений в Черном море, у выхода из Дарданелл.

Скрытность делает все подводные лодки прекрасными разведчиками, когда необходимо подробно и незаметно разведать, что делается у самых подходов к базам противника, в его собственном логове.

В зависимости от величины подводного корабля экипаж его различен. На описанной нами подводной лодке около 90 человек команды; на крупнейших подводных лодках число людей доходит до 150; на средних и малых лодках – не меньше 25-30 человек.

Точные, проверенные механизмы подводного корабля нуждаются в самом тщательном обслуживании. Малейшая неисправность машины, прибора может повлечь за собой опасность в плавании, в бою. Поэтому команда подводного корабля – его -важнейшая сила. Для нее отбираются смелые, решительные, очень внимательные к своей работе люди. На подводной лодке 'каждый человек на строгом учете. Ему доверяется ответственная работа по обслуживанию какого-нибудь механизма; от его работы зависят успех плавания, победа в бою. Зазевается или нечетко будет знать свое дело рулевой, и подводный корабль, скрывающийся от близкого надводного врага, вдруг может оказаться на поверхности. Пусть это длится какую-нибудь часть минуты- все равно: удачным выстрелом или ударом своего корпуса враг может нанести смертельную рану. Если не любит, не знает свою машину моторист, не уследит за подачей топлива, за смазкой, за подшипниками и температурами, в равномерное биение сердца корабля, в шум его дизелей ворвутся стуки перебоев. Сигнальщику необходимо быстро разбираться в обстановке на море, охватить глазом воду и небо, не упустить ничего подозрительного – пусть это будет пока еще только безобидная на вид точка.

Слаженность и четкость в работе, строжайшая дисциплина, безупречная организованность- вот те качества, которые особенно необходимы экипажу подводного корабля.

Продольные разрезы правой и левой сторон подводного минного заградителя, ставящего свои милы с кормы. Назначение отдельных частей понятно из сравнения с такими же частями подводной лодки, показанными на продольном и поперечном разрезах (см. стр. 221 и 223).

У перископа в подводной лодке.

* * *

Скрытность – важнейшее преимущество подводной лодки. Как же она использует его в бою?

Зима. Резкий ветер гонит крутые волны в Финском заливе. Эти волны несут на себе уже частые льдины, и подводная лодка капитан-лейтенанта Александра Владимировича Трипольского кажется затертой, лодка уже давно несет свою боевую вахту – стережет неприятельские транспорты. Все труднее и труднее выполнять это задание. Часто случается, что «закрыт выход» на поверхность: льдины смыкаются над кораблем, и антенная стойка при всплытии упирается в ледяную «крышу». На поверхности корабль обмерзает, обрастает льдом. Точно причудливый полярный зверь, выглядит обледеневшая пушка. В таком положении трудно, если нужно, быстро погрузиться, и все же подводная лодка не отступает.

Поломки исправляются своими силами. Моряки делают возможное и невозможное, чтобы подольше не возвращаться на базу, чтобы подольше устоять на посту, потуже стянуть петлю блокады у побережья противника. Вот и теперь подводная лодка плавает на поверхности в так называемом крейсерском положении. Это значит, что на поверхности видна значительная часть корпуса судна по всей его длине – от носа до кормы. В таком положении подводные лодки делают обычные переходы, если поблизости нет вражеских судов.

Все спокойно на лодке. В машинном отделении работают мощные дизели – они приводят в движение лодку на поверхности. Они также заставляют работать динамомашину, накапливают в аккумуляторах электроэнергию для моторов подводного хода.

«На горизонте дым!» докладывает командиру наблюдатель в боевую рубку. Это неприятельский корабль. Немедленно раздается команда: «Все вниз! Стоп дизеля! Срочное погружение!»

Лодка быстро скрывается в воде, не задерживаясь даже в позиционном положении, когда на поверхности видна только боевая рубка. (В таком положении подводные лодки обычно подстерегают противника на его вероятном пути.)

Замеченный дым быстро приближается. Подводная лодка погружается глубже, в боевое положение. На поверхности остается только перископ. Прекратился шум дизелей. Эти двигатели не могут работать под водой, для их работы необходим воздух. Слышно гудение электромоторов. Электрический ток от заряженных аккумуляторов течет в обмотки моторов, вращаются валы, а с ними и винты подводной лодки. Раздается команда: «Аппарат приготовить к выстрелу!»

Командир лодки не отрывается от перископа и внимательно наблюдает за дымом. Черные облака поднимаются все выше, а под ними вырисовываются контуры вражеского корабля.

Винты лодки вращаются быстрее, корабль скрытно подбирается ближе к противнику. Приготовлены торпедные аппараты, установлены приборы и механизмы торпед. Лодка легла на боевой курс. Если начертить курс противника в виде прямой линии впереди корабля, то лодка приближается к ней по перпендикуляру. Все ближе и ближе враг. Нужно только правильно выбрать момент выстрела. Командир настороженно ждет. Он уже определил курс корабля-цели, определил его скорость. На стекле перископа, в самом центре, нанесен крест с делениями. Командир ждет того мгновения, когда корабль – та его часть, где расположены машины – пройдет через крест. Теперь и цель и торпеда находятся на определенных расстояниях от заранее выбранной командиром точки их встречи.

Труба торпедного аппарата уже направлена на ту точку на курсе неприятеля, где торпеда встретит свою цель.

Звучит команда: «Аппарат, пли!»

Легкий толчок покачивает лодку. Из носового аппарата вырываются две продолговатые тени и мчатся вперед. На поверхности моря появляются светлые следы. Это путь торпед. Лодка прячет свой перископ, на поверхности уже ничто не выдает ее присутствия. Командир ждет, напрягая слух. И когда звуки глухих ударов врываются в тишину лодки, перископ снова поднимается на поверхность. В нетерпеливом волнении нащупывает командир своим оптическим глазом вражеский корабль и находит его в тот миг, когда судно уже кренится, все больше и больше.

Что видно в перископ подводной лодки, когда прицеливаются и выпускают торпеду по кораблю противника.

Тогда лодка всплывает, в бой вступает ее пушка. «Прямой наводкой по врагу – огонь!» Быстро и точно выполняют эту команду комендоры. Снаряды завершают то, что начато торпедами. Вражеский корабль идет ко дну.

Лодка продолжает свой боевой путь. Снова ее рубка и пушка напоминают заснеженный ледяной торос. И вдруг появляется новый враг, на этот раз в воздухе. «Два самолета слева по корме!» Это – донесение сигнальщика. Погрузиться, уйти в глубину! Но это трудно сделать достаточно быстро, когда лодка обмерзла. Героический командир принимает другое решение. Комендоры получают приказ открыть огонь по приближающимся самолетам. Бой подводной лодки с самолетами! Такого боя еще не знали морские просторы, не знали потому, что казалось- и не могло быть такого боя: ведь подводную лодку наверняка ожидала гибель. Но так рассуждали подводники до того дня, когда капитан-лейтенант Трипольский принял еще не бывалый бой подводной лодки против самолетов и выиграл его. Через короткое время холодные воды зимней Балтики сомкнулись над обломками одного из белофинских бомбардировщиков, а артиллеристы Трипольского посылали снаряды вслед уходившему второму самолету. За героический поход, за беспримерное мужество, за высокое умение в руководстве людьми и кораблем, за несгибаемую волю к победе- за все это страна присвоила капитан- лейтенанту Александру Владимировичу Трипольскому звание Героя Советского Союза.

Стоянка германского линейного корабля «Тирпиц» в Ко-фиорде:

1-Поврежденный германский линейный корабль «Тирпиц». 2 – Противоторпедные сети – подводные «стены» корабля. 3 – Пловучая база эсминцев. 4 – Следы нефти о поврежденного корабля. 5 -Дежурный эсминец у сетей противолодочной обороны. 6 – Танкер. 7- Противолодочные сети-

Подводные «москиты»

На севере Норвегии в ее берега особенно глубоко врезаются воды Альтен-фиорда. Там. в этом фиорде, немцы устроили стоянку для своих линейных кораблей. Внутри Альтен-фиорда, еще глубже, еще извилистей, в сушу вдается бухта Ко-фиорда, окруженная горами. Сюда, в этот узкий, но глубокий водный закоулок, немцы спрятали свой линейный корабль «Тирпиц». Больше всего немцы боялись нападений подводных лодок, а также торпедных ударов с воздуха. Два ряда противолодочных сетей перегородили узкий пролив в бухту, где стоял «Тирпиц».

Эти сети всегда охранялись сторожевыми кораблями. А сам «Тирпиц» был окружен специальными противоторпедными сетями, опускавшимися на глубину до 15 метров. Проникнуть сквозь эти подводные «стены» казалось невозможным – во всяком случае, так думали фашисты.

Наступил день 22 сентября 1943 года. С того времени, когда советская подводная лодка «К-21» нанесла «Тирпицу» свои мощные удары, корабль ремонтировался. Наконец ремонт был окончен, и «Тирпиц» готовился снова совершать пиратские набеги на коммуникации союзников. И вдруг среди бела дня, всего в 200 метрах от линейного корабля, вахтенные заметили вынырнувший перископ подводной лодки. Почти одновременно у борта корабля одна за другой начали рваться торпеды. Точно целый дивизион подводных лодок ворвался в тесную бухту и окружил «Тирпица». Все, что могло стрелять на линейном корабле, на сторожевых судах, с береговых батарей, обрушило неистовый огонь на воды залива. Бухта вскипела от разрывов снарядов, но дело было уже сделано. Новые пробоины зияли в корпусе «Тирпица», снова на много месяцев немцы остались без своего сильнейшего корабля. Опять исполин и вся его охрана были побеждены кораблями-пигмеями. На этот раз это были уже и вовсе «малютки», подводные лодки-«москиты» водоизмещением всего в десятки тонн и с командой, состоявшей из 4 человек. Они сумели преодолеть все препятствия на трудном и опасном пути найти проход в противолодочных сетях, пройти под противоторпедными сетями, бесшумно проскользнуть мимо многочисленных шумопеленгаторных станций и вонзить свои смертоносные жала в корпус линейного корабля.

Противоторпедные сети, защищающие линейный корабль на стоянке.

В чем же сила этих карликовых подводных лодок?

Еще в предвоенные годы в печати то и дело появлялись сообщения о якобы строящихся в разных странах подводных лодках-лилипутах. В умах изобретателей- подводников возникла идея сконструировать и построить подлинный подводный «москит», настолько малый, чтобы несколько таких суденышек могли доставляться кораблем-маткой к театру боевых действий и здесь, на близком расстоянии, выпускаться против неприятельских судов. Появился ряд полуфантастических проектов таких подводных «москитов».

Воображение автора одного из проектов рисовало такую картину.

На поверхности моря движется громада линейного корабля или специального корабля-матки. Невдалеке – корабли неприятеля. Тогда происходит нечто необычайное. В подводной части корпуса корабля открывается большой люк. Из отверстия, словно из трубы торпедного аппарата, выползает крохотная подводная лодочка. Начинает вращаться ее винт – внутри лодочки от аккумуляторов работает электромотор. Запас энергии мал, но и ходу до неприятеля и обратно тоже мало. Лодка высунула на поверхность свой перископ и двинулась вперед. Внутри – команда, всего один человек. Оружие- только один торпедный аппарат и одна заложенная в его трубу торпеда. Трудно заметить такую подводную лодку. Незаметно подбирается она к противнику и на ничтожно близком расстоянии без промаха вонзает в него свое жало – торпеду. Через некоторое время подводная лодка-малютка снова около своего корабля-матки. Открывается люк в корпусе, и лодка прячется внутри корабля-гнезда.

Постепенно проекты подводной лодки- «москита» становились вое практичнее, и в печать начали проскальзывать сведения уже о реальных попытках создать в некоторых странах боеспособные «карманные» подводные лодки. Появилось и описание таких судов. Так,, зарубежная печать сообщила о якобы строившейся в Японии подводной лодке водоизмещением в 100 тонн, длиной всего в 5,5 метра. Команда ее – 3 человека. Указывалось, что такой подводный «лилипут» способен погружаться на значительно большую глубину, чем большие подводные корабли, а именно: на глубину чуть ли не в 500 метров. Радиус действия такого суденышка довольно велик – 600 миль. Двигатель-дизель мощностью в 100 лошадиных сил развивает скорость при надводном ходе в 36 узлов – немного меньше скорости современного стремительного эсминца. Одновременно появились сообщения о еще меньших подводных лодках с командой, состоящей всего из 2 человек.

Всем этим сообщениям не придавалось особого значения. Но вот внезапным нападением японцев на базу американского флота Пирл-Харбор началась японо-американская война. В этом нападении впервые участвовали подводные «москиты», по видимому доставленные к месту боя большими кораблями японского флота.

Какую роль сыграли эти суденышки в нападении на большие американские корабли, об этом нет достоверных сведений. Но, во всяком случае, известно, что эти «москиты» примерно устроены так же, как и описанные до начала войны подводные лодки-лилипуты.

Уже после нападения на Пирл-Харбор японцы применили подводные лодки-лилипуты для нападения на гавань Сиднея (Австралия) и Диего-Суарес (о. Мадагаскар). А вскоре такие же карликовые подводные лодки появились на Средиземном море у итальянцев, которые воспользовались ими для нападения на английские корабли в гавани Ла-Валетта (о. Мальта).

Проект трехместной подводной лодки: 1 – Рым. 2 – Формовой горизонтальный руль. 5 -Механик. 4 – Рубочный люк. б – Командир. 6 – Перископ. 7 – Бронированная боевая рубка. 8 – Смотровая щель рубки. 9 -Две торпеды внутри труб двух аппаратов. 10 – Носовой горизонтальный руль, 11 – Наружная крышка торпедного аппарата. 12 – Рулевой. 13 – Аккумуляторные батареи. 14 – Дизель. 15 – Мотор-генератор для зарядки батарей. 16 – Винт. 17 – Руль.

Во всех этих боевых эпизодах японцы и итальянцы направляли свои подводные «москиты» против кораблей, укрывшихся в гавани, за извилинами защищенных проходов. Подводные лодки-лилипуты легко находили для себя лазейки сквозь все виды заграждений, они проскальзывали через минные завесы, под сетями, проникали в самую глубину укромных стоянок, подходили на ничтожно малое расстояние к кораблям противника. Это боевое качество карликовых подводных лодок привлекло к ним пристальное внимание моряков.

В самое последнее время стало известно о существовании своего рода подводной байдарки. Это очень небольшое, одноместное, закрытое со всех сторон суденышко (оставлено только отверстие для головы водителя). Длина байдарки около 4 метров, ширина – 0,7 метра, а водоизмещение всего лишь около одной тонны. Она приводится в движение электромотором, который работает от аккумуляторов.

Подводная байдарка может плавать и на поверхности воды, как обыкновенная лодка. По некоторым сведениям, опубликованным в зарубежной печати, в надводном положении – для экономии электроэнергии – на ней можно итти на веслах или под парусом. Для ее погружения впускается забортная вода в специальные балластные цистерны. Когда нужно всплыть, балластная вода «выгоняется» из цистерн с помощью сжатого воздуха, который хранится в особых резервуарах- баллонах. Суденышко может плавать и в полупогруженном положении – на поверхности остается только голова водителя, который одет в облачение «минера-амфибии» (см. стр. 154).

Радиус действия байдарки всего 30- 40 миль, а глубина погружения-15 метров. Скорость ее хода при этом всего лишь 3,5 узла.

Подводная байдарка предназначена для скрытного подхода к объекту атаки, с тем чтобы взорвать его подрывными снарядами. Это значит, что на базе новой техники конструкторы еще и еще раз пытаются осуществить старинную идею Никонова, повторенную затем в работах Бушнелла, Фултона и многочисленных русских и зарубежных изобретателей. по видимому, подводная байдарка- это дальнейшее развитие и комбинация идеи «оседланных» торпед и «минеров- амфибий».

Подводная лодка-лилипут, якобы захваченная американцами при отражении нападения японского флота на военно-морскую базу в Пирл-Харборе 7 декабря 1941 года:

1-Перископ. 2 -Антенна. 3 – Две торпеды. 4 – Пост управления. 5 – Моторы. 6 -Два винта. 7 – Помещение аккумуляторных батарей. 8 – Заряд для подрыва подводной лодки (при угрозе ее захвата противником).

Объектами ее атаки могут оказаться и корабль противника и его береговые сооружения. В первом случае подводная байдарка должна под водой приблизиться к кораблю противника и «пришвартоваться» к его корпусу. Водитель покидает свое суденышко и, буксируя за собой подрывные снаряды с автоматическими взрывателями замедленного действия, прикрепляет их к объекту нападения. Затем он возвращается в байдарку и отходит к своей пловучей базе.

Подводная моторная байдарка:

1 и 31 – горизонтальные рули; 2 – опускной поручень; 3 – манометр; 4- выключатель электромотора; 5- управление рулями; 6- управление ходом; 7 – всасывающий клапан; 8 и 12 – клапаны для подачи сжатого воздуха из резервуаров в балластные цистерны; 9 – диферентомер; 10 – компас; 11 – глубомер; 13 и 24 – балластные цистерны; 14 – резервуары со сжатым воздухом; 15 – аккумуляторы; 16 – палуба; 17-выдвижная мачта; 18, 21, 36 – носовые и кормовые цистерны для регулирования пловучести и выравнивания диферента; 19 – резиновый буфер (для смягчения удара при соприкосновении с кораблем противника); 20 и 34 – водонепроницаемые переборки; 22 – цельносварный корпус; 23 – электропровода, проходящие внутри труб; 25 – продувочные клапаны; 26 – кингстон; 27 – клапан для впуска забортной воды; 28 – электроизмерительный прибор; 29 – рычаг для подъема и опускания сиденья водителя; 30 – кожух ходового электромотора; 32 – винт; 33 – вертикальный руль; 35 – светящийся буек; 37 – радиоустановка; 38 – место водителя байдарки; 39 – подрывные снаряды.

Вверху слева: подводная байдарка в надводном и в полупогруженном положении. Вверху справа: подводная байдарка на грунте у берега, занятого противником. Внизу справа: водитель отправляется на берег для выполнения задания. Внизу слева: подводная байдарка «пришвартовалась» к днищу корабля противника. Ее водитель прикрепляет к днищу корабля подрывные снаряды замедленного действия.

Внизу в середине; байдарка уходит от цели.

Во втором случае байдарка скрытно подходит к берегу противника (в вечернее или ночное время) и ложится на грунт недалеко от линии прибоя. Выпущенный под самую поверхность воды фосфоресцирующий буек показывает место ее подводной стоянки. Водитель покидает байдарку, неся с собой необходимое снаряжение, и выходит на берег для выполнения задания.

Мореходность и живучесть подводных байдарок очень малы, а радиус действия ничтожен. Они не могут брать с собой большого количества взрывчатого вещества. Поэтому подводные байдарки могут применяться лишь в хорошую погоду, на ограниченных водных пространствах (в каналах, узких проливах, на реках), против неподвижных объектов (корабли на якоре или в гавани, пловучие доки, портовые сооружения).

Схема работы двигателя подводной лодки. Сверху: дизель – электромотор. Внизу: дизель – водородный двигатель.

Новое в устройстве подводной лодки

Запас электроэнергии в аккумуляторах подводной лодки настолько мал, что его хватит всего лишь на 1-2 часа полного хода под водой. Если нужно дольше или чаще скрываться под водой, приходится строго экономить энергию и сбавлять ход до 3-5 узлов. Тогда энергии хватит иа 20- 30 часов подводного хода. Все же наступает в конце концов момент, когда весь запас энергии в аккумуляторах иссякает и их нужно снова зарядить. А для этой цели нужно всплыть на поверхность. Хорошо, если ни вблизи, ни на горизонте нет кораблей противника, – тогда задача решается просто. А как быть, если враг близко, если нельзя всплыть, а лодка не имеет подводного хода, потеряла движение, застыла на месте и не может ни атаковать, ни уйти? Необходимость время от времени всплывать на поверхность для зарядки аккумуляторов- большой недостаток в устройстве подводной лодки.

Аккумуляторы имеют еще и другой недостаток- тяжелым грузом лежат они в нижних помещениях корабля, составляя десятки, а то и сотни тонн излишнего водоизмещения. Как хорошо было бы обойтись без них, без их отягчающего веса! Как хорошо и удобно было бы иметь только один двигатель и для надводного и для подводного хода и не всплывать поневоле! Еще не так давно это было мечтой подводников, и, казалось, неосуществимой.

Дизельмотор не годится для подводного хода, даже если каким-нибудь способом удалось бы снабдить его достаточным запасом воздуха. Ведь отработанный газ, как в торпеде, будет пузырьками выходить на поверхность, получится пузырчатый след, и это позволит обнаружить лодку. Как же быть? Хорошо бы иметь под водой такое горючее, которое вовсе не давало бы следа. Но как решить такую задачу?

Еще С. К. Джевецкий больше 40 лет назад разработал проект подводной лодки с единым двигателем для надводного и подводного хода. Тогда этот проект не был осуществлен, и задача решалась уже в наши дни. На поверхности такой двигатель питают обычным жидким топливом, а под водой – смесью из кислорода и водорода. Оба эта газа добываются… во время плавания из морской воды.

Когда лодка идет в надводном положении, работает мотор надводного хода. Он приводит в движение динамомашину – получается электрический ток. Но теперь этот ток уже не накапливается в аккумуляторах, их нет на корабле. Ток идет в особый аппарат – электролизер. Там он разлагает поступающую извне морскую воду на кислород и водород. Оба газа собираются в отдельные резервуары, сжимаются в них и хранятся как горючее для подводного хода. Подводная лодка погружается. Прекращается подача жидкого горючего в мотор; вместо него в цилиндры того же мотора подаются водород и кислород. Водород сгорает в кислороде, но отработанного газа не получается. Никакие пузырьки не поднимаются на поверхность. Кислород и водород- составные части воды; когда эти газы сгорают в цилиндрах мотора, продукты их сгорания уходят в море в виде воды и бесследно исчезают.

Такое решение задачи избавляет от аккумуляторов и, по видимому, обеспечивает лодку при подводном ходе на большой срок, освобождая ее от необходимости всплывать для пополнения запаса горючего.

Примерная схема подводной лодки, которой не приходится всплывать на поверхность для возобновления запаса воздуха и зарядки аккумуляторов. Особая труба, подобие «воздушного перископа», снабжает ее воздухом.

1 – Клапан в трубе препятствует проникновению воды. 2 – Выхлоп отработанных газов двигателя. 3 – Полая мачта обтекаемой формы, через которую проходят трубопроводы для приема воздуха и выхлопа газов двигателя. 4- Ходовой перископ. 5 – Боевой перископ в опущенном положении, в – Механизмы погружения и всплывания. 7 – Один дизельмотор движет лодку по ее курсу, другой заряжает аккумуляторные батареи. 8 – Электромотор подводного хода. 9- Камбуз. 10- Аккумуляторные батареи. 11-Офицер у перископа в центральном посту. 12 – Балластные цистерны. 13 – Жолоб для укладки опущенной мачты (с трубопроводами). 14 – Водонепроницаемый кожух шарнирного соединения мачты с корпусом лодки.

Уже в конце второй мировой войны стало известно, что существуют подводные лодки со специальной трубой, со своего рода «воздушным перископом». Корабль всплывает лишь настолько, чтобы незаметно высунуть на поверхность верхний конец этой трубы, и через нее засасывает необходимый двигателям воздух.

Все же до сих пор скрытность подводной лодки недостаточна. Если ее не видно с поверхности, то ее могут услышать. Ведь механические «уши» есть и на надводных кораблях. Эти «уши» улавливают шум винтов подводной лодки и открывают не только ее присутствие под водой, но и указывают, где и на каком расстоянии она прячется. Значит, нужно сделать подводную лодку бесшумной. Эта задача, по видимому, уже частично решена – во вторую мировую войну было немало случаев, когда подводные лодки проскальзывали в глубину защищенных баз противника, мимо ряда настороженных шумопеленгаторных станций и беспрепятственно добирались до кораблей противника, топили и повреждали их и так же благополучно выбирались в открытое море.

Но для выслеживания противника и для атаки подводной лодке снова приходится жертвовать своей скрытностью, всплывать под перископ. А это снова связывает подводную лодку с поверхностью – бурун от перископа выдает ее противнику. Значит, нужно снабдить подводный корабль такими «глазами», которые «видели» бы сквозь толщу морской воды. Но под водой лодка «слепа». Значит, только ощупывание противника может заменить ей «зрение». Новейшие звуковые (гидроакустические) приборы, особые механические '«уши», которые заменяют кораблю осязание, нащупывают противника, определяют его курс и расстояние, на котором он находится, заменяют подводной лодке ее перископ и выводят в атаку без необходимости высунуть его на поверхность. Подводный корабль становится подлинно невидимым в бою.

Итак, подводная лодка сделалась полностью скрытной, ее не видно и не слышно. Как будто теперь в бою ничто не выдает места, где она скрывается. Оказывается, это не совсем так.

Проект подводной лодки, вооруженной летающими бомбами (по рисунку, опубликованному в зарубежной печати). По мысля авторов таких проектов, на корпусе подводной лодки можно надстроить водонепроницаемый ангар для радиоуправляемых самолетов-снарядов с ракетными двигателями.

Мы уже знаем о пузыре, вздымаемом газами или сжатым воздухом при торпедном выстреле подводной лодки. Затем остался еще пузырчатый след торпеды на воде. Там, где этот след начался, – место, где притаилась подводная лодка, туда и устремятся ее надводные противники. Не так давно появились в печати сведения о том, что и эта задача была решена подводниками во время второй мировой войны. Только беспузырная стрельба и бесследная торпеда делают подводный корабль полностью скрытным.

Но малая подводная скорость такой подводной лодки окажется ее слабым местом.

Ученые и техники еще не научились накапливать во всякого рода аккумуляторах столько энергии, чтобы ею можно было питать достаточно мощные двигатели и увеличить скорость подводных лодок, особенно подводную скорость. Но уже в последние годы отдельные изобретатели в своих проектах пытались увеличить эту скорость другими способами. Так например, в одном из проектов описана трансконтинентальная подводная «винтовая» лодка для скоростной перевозки почты и грузов с одного континента на другой. По внешнему виду она напоминает торпеду и состоит из двух корпусов. Во внутреннем корпусе цилиндрической формы находятся помещение для команды, складские помещения, двигатели и гироскоп, уравновешивающий судно. Другой, внешний корпус образован наружной стальной обшивкой, которая вращается вокруг неподвижного внутреннего корпуса с помощью специального привода и на особых подшипниках. Внешняя стальная оболочка снабжена металлическими ребрами, вьющимися по всей ее длине наподобие винта. Когда двигатель вращает эту оболочку, спиральные ребра ввинчиваются в воду, как резьба обыкновенного шурупа в дерево, я заставляют лодку двигаться вперед. Изобретатель считал, что такая подводная лодка должна переплывать Атлантический океан за 10-12 часов. Любопытно, что идея и даже детали проекта такой подводной лодки не новы. Еще в 1889 году русский инженер Апостолов взял патент на подводную лодку такого же устройства. Но в те времена уровень техники еще не позволял осуществить столь смелую идею.

В печати уже сообщалось об опытных испытаниях подводных лодок с ракетными двигателями. В области ракетной техники в последние годы достигнуты большие успехи. Поэтому можно ожидать, что именно такие двигатели решат важную задачу увеличения скорости хода подводных кораблей.

Кроме того, возможно вооружение подводных лодок ракетными снарядами. Впервые такое оружие предложил и осуществил на своей подводной лодке русский изобретатель генерал Шильдер в 1834 году. Техническую и тактическую идею Шильдера на основе современной техники пытались вновь осуществить германские фашисты в конце второй мировой войны. Они готовились применить подводные лодки, вооруженные сверхдальнобойными ракетными снарядами, для обстрела побережья США.

Невидимый, неслышимый и быстрый, вооруженный бесследной, управляемой на расстоянии торпедой – такой подводный корабль станет еще более грозным противником надводных гигантов современного военно-морского флота.

Глава IV Против невидимого врага

Сети

Скрытность подводной лодки заставляет применять против нее особые средства борьбы. В этой главе будет коротко рассказано о том, как защищаются в наши дня от невидимого врага, как его обнаруживают я уничтожают. Даже самые маленькие подводные лодки-лилипуты, проникая внутрь рейдов, гаваней, встречают на своем пути защитные преграды.

Вот перед нами картина якорной стоянки кораблей.

Узкий проход в глубину рейда надежно перегорожен. Цепь из длинных и грузных деревянных поплавков протянута поперек прохода, от одного берега до другого или до каких-нибудь естественных непроходимых препятствий (скал, отмелей). Эти поплавки поддерживают тяжелые металлические сети, простирающиеся до самого морского дна. Сете закреплены и заграждают путь но только подводным лодкам, но и торпедам на тот случай, если подводная лодка, или незаметно приблизившийся катер, или самолет выпустит торпеду, нацелив ее на стоящий у «стенки» корабль. В подводной «ограде» есть и своя «калитка» – для прохода собственных кораблей. Калитка -это подвижная секция ограды, которую открывают и закрывают суда-«привратники».

Подводная ограда еще на подходе к ней защищается станционными минами, управляемыми с берега. Если подводная лодка или другой скрытный корабль противника налетит на мины или секцию подводной ограды и обнаружит себя, на этот случай на обоих берегах прохода насторожились батареи скорострельных орудий. Их заранее нацелили на те места, где может быть выявлен скрытно подобравшийся враг.

Подводные заградительные сети для обнаружения скрывающегося под водой врага применялись еще 2 тысячи лет назад. Так, один римский полководец (незадолго до нашей эры) перегородил сетями водный проход, через который могли проплывать вражеские водолазы-разведчики. Эти сети над водой были оборудованы колоколами. Стоило водолазу-подводнику задеть сеть, как колокола подавали сигнал тревоги.

Сети и управляемые с берега станционные мины, береговая противоминная артиллерия, скрытные посты наблюдения и «выслушивания»- все это превращает якобы незащищенный порт в «осиное гнездо», откуда выбраться невредимым очень трудно. Это пришлось однажды испытать на себе даже безобидному киту. Следуя за кораблями, это морское животное как-то попало внутрь их закрытой стоянки. Подводная калитка захлопнулась, и кит оказался в ловушке, откуда ему так и не удалось уйти.

Стоянка кораблей, загражденная сетевыми бонами и станционными минами. На рисунке показаны и корабли- сетевые заградители, обслуживающие подводную «ограду».

1-Станционные мины, взрываемые с берега электрическим током, 2, 3- Орудия, защищающие подходы к стоянке. 4 – Деревянные боны-поплавки, несущие заградительные сети. 5 – Корабль – сетевой заградитель, 6 – Судно-«калитка», закрывающее и открывающее подводную «ограду». 7-Корабль-привратник, буксирующий судно-«калитку», когда необходимо ее открыть или закрыть. 8 – Боевой корабль на стоянке. 9- Сетевой якорь. 10- Танкеры. 11 – Сети, закрывающие подводным лодкам и торпедам противника доступ в стоянку.

Подводные ограды годятся только для узких проходов, ведущих в закрытые стоянки флота. Но бывает, что нужно расставить своего рода ловушки для подводных лодок .на. широких морских просторах. Это делается в том случае, когда известно, что подводные лодки противника облюбовали себе район важнейших коммуникаций, где охотятся за надводными кораблями. Вот здесь-то и надо расставить ловушки. И в этом случае на помощь минерам снова приходят металлические сети.

Еще в первую мировую войну воюющие страны перегораживали сетями огромные подводные пространства. Одна из таких оград у побережья Фландрии вытянулась в длину почти на 200,километров.

Такие сети называются позиционными, они применяются и в наши дни.

Позиционным сетям помогают антенные мины, те самые мины с щупальцами, простертыми вверх и вниз, о которых уже рассказано на стр. 175. Эти мины тоже расставляются на вероятных путях неприятельских подводных лодок – они охраняют не только ширину пути, но и глубину.- Как ни глубоко нырнет подводная лодка, она все же может зацепиться за «щупальцы» антенной мины и оказаться под ее ударом.

Если позиционная сеть изготовлена легкой и не снабжена подрывными патронами, если сверху к ней подвязан особый сигнальный буй, такая сеть может служить для обнаружения подводных лодок. Когда в нее попадается невидимый враг, сигнальный буй уходит сначала под воду. Но тут же особое устройство заставляет разматываться с вьюшки трос, который соединяет буй с сетью. Поэтому буй снова всплывает. Если все это случается днем, буй начинает дымить хорошо видимым белым дымом. Ночью при всплытии буя загорается особый светящийся патрон. Недалеко от сигнальной сети стерегут ее специальные корабли. Они замечают движения буя и поплавков, дым или свет, мчатся к сети и забрасывают подводную лодку глубинными бомбами.

В подводной «ограде» открыта «калитка» для прохода своих кораблей.

* * *

Заградить путь подводным лодкам, сделать его опасным, изобилующим смертельными ловушками – этого еще недостаточно для успешной борьбы с невидимым врагом. Не так уж часто попадаются в эти ловушки подводные лодки. Их надо преследовать и уничтожать. А для этого нужно уметь обнаруживать подводные лодки во время их боевого крейсерства в море, прежде чем им удастся напасть на транспортные суда или на боевые корабли.

Во всех странах изобретатели ищут новые и новые средства для своевременного обнаруживания подводных лодок. Интересен проект одного из таких устройств. Автор проекта предложил воспользоваться уже не раз . примененным в минном деле свойством морской воды играть роль раствора в электрическом элементе, если в нее погрузить медную или цинковую пластинку.

Обнаруживающие устройства размещаются под водой недалеко от охраняемого берега и состоят (каждое) из пары полых шаров, которые короткими и изолированными кабелями прикреплены к общему якорю. Один шар – цинковый, другой – медный. В соленой морской воде эти два шара становятся анодом и катодом батареи, и между ними течет электрический ток. Колебания воды от проходящей вдоль берега подводной лодки вызывают изменения в течении тока, которые регистрируются приборами на берегу. От каждой пары шаров к берегу тянется изолированный электрический кабель, по которому возбужденный электрический ток течет к приборам береговой регистрирующей станции. На рисунке (стр. 242) видна схема всего устройства и как регистрирующие приборы указывают местонахождение вражеской подводной лодки.

Подводная лодка застряла в противолодочной сети:

1 – Поддерживающие поплавки. 2 – Ячейки сети, изготовленные из толстого стального троса. 3 – Бурун, возникающий от работы винтов на одной месте, выдает присутствие подводной лодки. 4 – Горизонтальный руль подводной лодка зацепился за сеть, когда для освобождения от сети был дан полный задний ход.

Воздушные разведчики

Невозможно усеять сетями и обнаруживающими устройствами необозримые морские и океанские просторы. Для выслеживания подводных лодок нужны разведчики, которые очень быстро и зорко могли бы осматривать большие морские пространства и проникать своим взором под воду, пусть, даже неглубоко, но все же на некоторую глубину. Таким разведчиком в наши дни оказался самолет.

При большой скорости современных самолетов для летчиков почти не существует «необозримых» пространств. Быстро обследуют они огромные районы моря и легко замечают подводную лодку, когда она еще на поверхности, в крейсерском положении. А если стоит ясная погода, если море спокойно, вода прозрачна, тогда подводная лодка не укроется и на малой глубине – с воздуха четко видны контуры подводного корабля. И тогда самолет-разведчик превращается в опасного врага подводной лодки – его бомбы могут поразить ее и на поверхности и на глубине. Часто самолеты- разведчики сопровождают флот в морских переходах. Воздушный наблюдатель обозревает море, вглядывается в глубину, высматривает подводные лодки противника, охраняет свои корабли.

Проект электромеханического устройства для обнаруживания приближавшихся к берегу подводных л о лот; противника. Обнаруживающие устройства размещаются под водой недалеко от охраняемого берега. Они состоят (каждое) из пары полых шаров, которые короткими и изолированными кабелями прикреплены к общему якорю. Один шар – цинковый, другой-медный. В соленой морской воде эти два шара становятся анодом и катодом батареи, между ними течет электрический ток. Колебания воды от проходящей вдоль берега подводной лодки вызывают изменения в течении тока, которые регистрируются приборами на берегу. На рисунке показана схема всего устройства и как регистрирующие приборы указывают место подводной годки противника.

Это – надежная охрана, и только одно мешает ей быть еще надежнее, еще зорче. Скорость самолета – его самое важное достоинство. И эта же большая скорость оказывается недостатком, когда речь идет об охране кораблей в пути, о своевременном обнаружении подводных лодок врага. Эта скорость, даже если уменьшить ее до самой малой возможной величины, все же будет намного больше скорости охраняемых кораблей.

Самолет вынужден обгонять свои корабли и снова возвращаться, все время кружить над морем. Он не может постоянно держаться над одним и тем же фарватером, следовать постепенно по его длине, непрерывно наблюдать. Вот почему подводная лодка может остаться и незамеченной.

В последние годы перед второй мировой войной стали особенно много внимания уделять автожирам и геликоптерам – таким летательным машинам, которые могут умерять свою скорость до очень малой величины и даже «висеть» над морем впереди охраняемых кораблей.

Для разведки в море применялись дирижабли.

Эти воздушные корабли медлительны п неповоротливы в сравнении с самолетами, но для борьбы с подводными лодками их недостаток оказался большим достоинством. Они способны медленно следовать впереди охраняемых кораблей и выслеживать невидимого врага. А заметив его, могут почти висеть, парить над ним, сбрасывать на него свои глубинные бомбы. Как кошка, притаившись у норы, терпеливо подстерегает момент появления мыши, так и дирижабль может часами не сходить со своего воздушного поста над местом погружения подводной лодки, ждать ее появления на поверхности и тут же уничтожать. Дирижабли применялись в эту войну во флотах некоторых стран и оправдали возложенные на них надежды. Количество их стало быстро расти.

Особенно пригодились дирижабли в тех районах, где им меньше грозила опасность подвергнуться нападению истребителей противника.

Все же и воздушной разведки недостаточно для обнаруживания подводных лодок.

Самолет, сопровождающий корабли, обнаружил подводную лодку и забрасывает ее глубинными бомбами.

Хорошо, если вражеская подводная лодка крейсирует на поверхности, или движется под перископом, или находится на небольшой глубине; хорошо, если погода ясная, море спокойное, ничто не мешает воздушному наблюдению.

А если обстановка другая – если плохая видимость, если невидимый враг притаился глубоко под водой или даже вовсе лег па дно?

Как в таком случае обнаружить подводную лодку?

Звук «разведчик»

В 1912 году две крупнейшие английские пароходные' компании вели ожесточенную борьбу за грузы и пассажиров на проторенном морском пути из Европы в Нью-Йорк. Одна компания построила два парохода-гиганта- «Мавританию» и «Лузитанию». Тогда другая построила два еще больших парохода – «Олимпик» и «Титаник».

«Титаник» был для своего времени самым большим в мире кораблем. Водоизмещение парохода равнялось 52 300 тоннам. Длина- перешагнула за четверть километра. Это был целый пловучий город, в котором могло разместиться больше 3500 человек. На «Титанике» были предусмотрены вплоть до мельчайших деталей все удобства для пассажиров, особенно богатых, занимавших каюты первого и второго классов. И только одно не было предусмотрено: спасение пассажиров в случае катастрофы на море. На корабле было только 16 шлюпок, рассчитанных всего на 1178 человек.

11 апреля 1912 года «Титаник» вышел в свой первый рейс из английского порта Куинстоун в Нью-Йорк. На нем было 2201 человек пассажиров, команды и служащих, в том числе 109 детей.

Скорость перехода через океан имела большое значение для пароходных компаний: каждый выигранный час увеличивал приток пассажиров. Поэтому «Титаник» шел в среднем со скоростью в 22 узла и не уменьшал ее во все время плавания.

Морской путь из Англии в Нью-Йорк проходят в северной части Атлантики, между Ирландией и Ньюфаундлендом. В весенние месяцы на этом пути, особенно у берегов Ньюфаундленда, часто встречаются плавающие ледяные горы – айсберги. На этом же участке пути густые туманы обволакивают корабль. И часто пассажиры недоумевают: почему вдруг остановился пароход, затем дал задний ход, точно отступая перед прячущейся в тумане опасностью? Почему со страхом и опаской вглядываются моряки в мглистое облако со сверкающими краями, которое с трудом можно разглядеть впереди?

Вечером 14 апреля пароход проходил по опасному участку пути. От других кораблей непрерывно поступали по радио сообщения о том, что много айсбергов замечено на пути «Титаника». Но капитан корабля не обратил внимания на эти предостережения и не уменьшил хода -ему приказали спешить. А в 23 часа 40 минут телефон донес на капитанский мостик тревожную весть: «Ледяная гора впереди по курсу». Немедленно последовала соответствующая команда, но было поздно – уже нельзя было избежать столкновения. Через 40 секунд громада корабля налетела на айсберг.

Ледяная глыба изорвала стальную обшивку корабля на 100 метров по длине корпуса. Вода хлынула в образовавшиеся отверстия и начала быстро затоплять носовые отсеки «Титаника». Дальше доступ ей преградили водонепроницаемые переборки отсеков. Но огромный вес ворвавшейся воды клонил нос корабля книзу, как бы зарывал его в воду. Огромный корабль постепенно погружался в океан. Нос опускался все ниже, а корма поднималась кверху. Наконец корпус корабля принял вертикальное положение, и «Титаник» стремительно пошел ко дну. Это произошло через 2 часа 40 минут после столкновения. Людей спасали на шлюпках, которых было мало. Удалось спасти только 712 человек, остальные погибли.

Гибель «Титаника», потрясшая общественность всего мира, поставила перед учеными, инженерами, изобретателями задачу: найти средство, которое предохраняло бы корабли от таких катастроф.

В то время, 36 лет назад, во тьме ночи, в густом тумане корабль оказывался почти «слепым» и не мог точно определить, близок или далек берег или проход в гавань, не грозит ли опасность столкновения со встречными судами. Еще хуже обстояло дело с подводным «зрением» кораблей: очень трудно было заранее узнать, не . притаились ли па пути мель или подводные камни.

Надо было улучшить, обострить «зрение» корабля. Но тогда еще не было чудесного луча – радара. Значит, надо было помочь кораблям как-то по-другому.

По улице идет слепой. Ему угрожает много опасностей: он должен остерегаться уступов тротуара, встречных прохожих, трамваев, автомашин… Вытянув вперед руку с зажатой в ней палкой, ощупывает он свою дорогу. Палка как бы удлиняет органы осязания слепого – препятствие нащупывается еще до того, как оно может сделаться опасным. Именно такого рода удлиненным «органом осязания» надо было вооружить и корабли. Но как это сделать?

Над водой, в воздухе, нащупывающей «валкой» хотя бы в какой-то мере йог служить луч прожектора; большего еще нельзя было сделать в этой области. Но гораздо важнее было изобрести такую «палку» для. подводных глубин. Моряки издавна обзавелись таким приспособлением – лотом. В наиболее простом виде этот прибор состоят из троса с нанесенными на нем показателями длины и с грузом на конце. С помощью лота измеряют глубину моря под кораблем – «ощупывают» профиль дна. Определение глубин обыкновенным лотом – длительная операция; поэтому в промежуток времени между двумя промерами глубины корабль успевал пройти известное расстояние. В эти моменты возможны всякие неожиданности. Кроме того, обыкновенный лот-«палка», направленная только вниз. А как быть с препятствиями, о которых не сигнализируют изменения профиля дна? Как быть, если из воды торчит почти отвесная скала или (в северных широтах) из тумана внезапно вырастает айсберг, как это было с «Титаником»? Значит, необходимо иметь возможность направлять подводную нащупывающую «палку» не только вниз, но и вперед.

Но вот под водой появился новый скрытный и очень опасный враг надводных кораблей – подводная лодка; она могла скрываться в любом направлении, и ее – то особенно важно было уметь во – время и точно «нащупать». Эта новая задача еще больше вдохновила ученых и изобретателей. И очень скоро они решили ее. При этом они использовали особенности распространения звука в воде и создали приборы, посылающие в толщу морской воды «звуковой луч», который можно сравнить с нащупывающей палкой слепого.

Не сразу удалось ученым и инженерам применить замечательные свойства звукового луча для подводной разведки.

Первый изобретенный подводно-звуковой прибор был назван гидрофоном. Он еще не служил кораблю как нащупывающая «палка», а скорее действовал, как ухо человека дли как слуховая трубка врача. Гидрофон выслушивал подводные звуки – шумы двигателя и винтов подводной лодки. Степень громкости звука показывала, на каком расстоянии находится его источник. Очень скоро' стали оборудовать надводные корабли двумя гидрофонами и так их располагать, что удавалось определять, в каком направления скрывается, подводная лодка. При искусном маневрировании атакующий корабль мог оказаться над подводной лодкой и забросать ее глубинными бомбами.

Подводники очень быстро нашли такие средства, которые помогли им избегать, не допускать такого обнаруживания. Так например, можно было остановить работу двигателей и винта; подводная лодка на некоторое время оставалась неподвижной или даже ложилась на дно, если глубина моря это позволяла. Все шумы при этом замирали, и никакое механическое «ухо» не могло помочь обнаружить невидимого и притаившегося противника. Кроме того, и подводные лодки обзавелись гидрофонами, выслушивали шумы надводных кораблей. Это позволяло им определять, где на поверхности находится, куда идет надводный противник. Значит, можно было во – время переменить свое место, скрыться от преследования и, если нужно, «замереть».

Все же изобретатели продолжали улучшать гидрофоны; они сделали эти приборы настолько чувствительными, настолько обострили механический «слух» корабля, что даже на расстоянии в 7-8 миль удавалось определить, где скрывается подводная лодка. Но в то же время не прекращались поиски более надежного средства борьбы с невидимым врагом.

У ученых возникла такая мысль: если не всегда можно «услышать» подводную лодку, если она’ может «замолчать», надо суметь заставить ее звучать, и не только ее, а всякое подводное препятствие, пусть оно даже будет неподвижным. И тогда впервые появился подводный «звуковой луч», звук- «разведчик». Были созданы особые приборы- электромагнитные осцилляторы, мощные излучатели звуковых волн. Эти приборы подвешивались под днищами кораблей. Осциллятор – нерусское слово, оно происходит от французского «osciller», что по- русски означает «колебаться» или «дрожать». В новом приборе электрический ток заставлял стальную пластину совершать колебания с большой частотой, почти дрожать. Возникали звуковые волны, которые передавались воде. Эти волны распространялись на несколько миль во все стороны от своего источника, как водяные круги от камня, брошенного в воду. Получался не один, а очень много «звуковых лучей». Если эти «лучи» встречали какое-нибудь препятствие- айсберг, подводную скалу, подводную лодку, мину, – часть их возвращалась к своему источнику, как эхо. Именно этим способом ученым удалось заставить звучать даже неподвижные, «тихие» подводные объекты. Автоматическое приемное устройство ловило подводное эхо, умножало скорость звука под водой (около одной мили в секунду) на время, в течение которого оно вернулось. Это позволяло точно определить, на каком расстоянии находится «нащупанное» препятствие. Труднее было определить направление. Ведь вернувшееся эхо могло оказаться отражением одного из нескольких смежных «звуковых лучей». Пусть эти «лучи» разошлись в море совсем близко друг от друга, все же ошибка могла получиться достаточно большой. Значит, надо было устранить и этот недостаток.

Ультразвуковые волны отражаются от подводных препятствий и возвращаются к излучателю. Их «донесения» наносятся в виде кривых линий или контуров на экранах записывающих приборов.

До сих пор речь шла об обыкновенных звуках. Такие звуки улавливал гидрофон, такие же звуки «излучал» электромагнитный излучатель. Эти звуки могло бы воспринять и человеческое ухо, если бы оно находилось под водой или если бы человек в лодке или на корабле спустил под воду слуховую трубку. Но существуют и необыкновенные звуки: они возникают, если какое- нибудь тело колеблется с очень высокой частотой- больше 14 тысяч колебаний в секунду. Это – ультразвуки. Они не улавливаются ни человеческим ухом, ни гидрофолом; их волны не расходятся во вое стороны от своего источника. Ультразвуковые волны пронизывают воду в одном направлении. Если на своем пути они встретят препятствие, они отразятся обратно таким же лучом в сторону своего источника.

Как «излучается», распространяется и принимается звук под водой. / – В воде звук распространяется в пять раз быстрее, чем в воздухе.

Больше 300 лет назад Леонардо да-Винчи заинтересовался явлением распространения звука в воде. Источником подводного звучания в те времена служил обыкновенный колокол, а приемником – обыкновенная слуховая трубка, очень похожая на разговорно-слуховую трубку, которой и в наше время пользуются плохо слышащие люди.

В прошлом столетии появился прибор – осциллятор. В осцилляторе стальная пластинка (мембрана)' под действием переменного тока колеблется с очень большой частотой. Возникают звуковые волны, которые передаются окружающей среде – воде. Осциллятор – источник звуковых колебаний, но он же может служить и приемником. Когда посланные откуда-нибудь или отраженные звуковые волны доходят до осциллятора, который «молчит», они заставляют мембрану колебаться. Прибор так устроен, что от этих колебаний возникает электрический ток, а другие приборы снова превращают его в звуковые сигналы.

Современные осцилляторы превратились в систему микрофона и звукоприемника телефонного типа. Еще более совершенная аппаратура для передачи и приема ультразвука, появившаяся в начале первой мировой войны и непрестанно улучшающаяся, «рисует» эти сигналы (с помощью самопишущих приборов) в виде начерченных линий, или контура морского дна, или того предмета-препятствия, откуда звук отразился. Передатчики и приемники звуковых сигналов помещаются под днищем корабля внутри корпусов обтекаемой формы. Корпус излучателя делается или убирающимся (это значит, что можно его убрать, спрятать в углубление в днище корабля), или крепится наглухо.

В 1917 году, в конце первой мировой войны, очень остро ощущалась необходимость в наиболее совершенном оружии против германских подводных лодок. И вот тогда известный французский ученый профессор Ланжевен предложил снабдить надводные корабли излучателем ультразвука. Он справедливо считал, что именно ультразвуковой луч будет служить кораблю так же верно, как палка слепому, как чувство осязания. Если он встретит корпус подводной лодки и отразится к своему излучателю, не случится никакой ошибки в определении направления, откуда пришло его «эхо», – оно будет точно известно. Скорость распространения ультразвука в воде тоже известна. Значит, можно будет точно определить место неприятельской подводной лодки.

В конце первой мировой войны ультразвуковые приборы еще только проходили первые испытания. В последние десятилетия ученые усиленно работали над их улучшением. И к началу второй мировой войны «излучатели» ультразвука сделались уже испытанным и надежным средством обнаруживания подводных лодок.

В 1941 году целая группа работников одного из наших заводов заслужила высокую награду – Сталинскую премию – за создание ультразвукового прибора, который во время Отечественной войны помогал советскому флоту в борьбе с подводными лодками фашистов.

* * *

Устройства для нащупывания подводных препятствий называются подводнозвуковыми приборами наблюдения (и связи), а люди корабля, которые работают с ними, – акустиками. Наименование это происходит от греческого слова «акустика»; по-русски оно означает «учение о звуке». На акустиков корабля (и их приборы) и возложена задача во-время услышать невидимого врага и дать сначала направление, а затем и точку попадания для удара по противнику.

Теперь проследим, как они это делают. Представим себе боевую работу старшины- акустика на эсминце, который входит в охранение каравана транспортов с войсками и идет в строю конвоя на одном из его флангов.

Помещение, в котором он работает, расположено в носовых надстройках корабля, где-то около мостика. Акустик, сидит перед пультом управления системой звукового нащупывания и прислушивается – к коротким, отрывистым звукам-гудкам, которые через , каждую секунду-две издаются репродуктором (сверху на пульте). Он внимательно следит за шкалами-циферблатами приборов- на них все время отмечаются' истинный курс и курсовой угол корабля (угол между диаметральной плоскостью и направлением на какую-нибудь точку). На пульте – небольшой металлический маховичок. Акустик очень медленно вращает «баранку» маховичка слева направо и обратно. Короткие гудки попрежнему звучат отрывисто, четко, чисто; нет никаких помех, никакого эха этих звуков. Время от времени акустик доносит вахтенному офицеру на мостике: «Нет эха!» и продолжает попрежнему вращать, медленно поворачивать свой маховичок слева направо и справа налево.

Акустик знает, что под кораблем, из его днища, торчит и кружится, завихряя воду, обтекаемый убирающийся кожух. В нем находится самая важная часть всего устройства- ультразвуковой осциллятор-«излучатель». Именно там, в этом излучателе, импульсы – «вспышки» электрического тока превращаются в сверхбыстрые ¦механические колебания, в ультразвуки, которые передаются воде волнами. Они, эти волны, образуют узкий, слегка расходящийся луч. Пластина, которая колеблется в осцилляторе, состоит из двух стальных пластин с проложенной между ними третьей пластиной из кварца или cегнетовой соли. Оба эти вещества (и некоторые другие) обладают очень интересным свойством. Если пластину такого вещества сжимать или растягивать, то на ее противоположных гранях возникают электрические заряды: на одной-положительные, на другой – отрицательные. Это явление получило название пьезоэлектрического эффекта. Если, наоборот, к противоположным граням таких пластин подводить электрические заряды, положительные и отрицательные, они, пластины, начнут сжиматься и растягиваться, начнут колебаться и звучать. Колебания будут совершаться с такой же частотой, с какой будут подаваться к граням прерывистые электрические заряды-«вспышки». Эта частота может быть очень большой – несколько десятков тысяч колебаний в секунду. Поэтому и получаются не обыкновенные звуки, а неслышимые ультразвуки. Но особые приборы в передающем и принимающем устройствах делают их слышимыми, легко улавливаемыми человеческим слухом.

Теперь снова понаблюдаем за работой акустика. Маховичок в его руке и пульт управления со всеми приборами соединены с излучателем. Когда вращается маховичок, вместе с ним вращается и пронизывающий воду длинный ультразвуковой луч. Корабль в каждый момент своего движения как бы представляет собой центр подводного круга, разделенного горизонтальным диаметром на две полуокружности -«носовую» и «кормовую». Ультразвуковой луч – подвижный радиус этого круга. Когда корабль идет с хорошей скоростью, почти невозможно, чтобы тихоходная подводная лодка могла оказаться вдруг где-то в «кормовой» части круга. Поэтому акустик шарит своим лучом только впереди, по какой-то дуге «носовой» полуокружности.

Если условия звуковой разведки благоприятны, звук-разведчик не сворачивает со своего пути и безошибочно, на полной, доступной для него дистанции «ловит» подводную лодку противника. Но бывают и такие условия звуковой «разведки», когда точно направленный луч как бы сбивается со своего пути, сворачивает с него, не дойдя до своей мишени.

Что же заставило его отклониться от верного направления?

Как расположены на надводном корабле устройства его механического «слуха», посылающие и принимающие «донесения» звука-«разведчйка»:

I – пульт управления' установкой; 2, 3 – прибор, на экране которого световой луч «рисует» донесения звука-«разведчика», и указатель, дающий точку атаки; 4 – прибор – указатель расстояния до цели; 5 – пусковой реостат мотора для опускания и подъема убирающегося «излучателя» ультразвука; в – соединительная коробка устройства, регулирующего частоту звука; 7 – главная соединительная коробка электроцепи; 8 – усилительное устройство; 9 – «излучатель» ультразвука в обтекаемом кожухе и устройство для его опускания и подъема; 10-запасное устройство для опускания и подъема «излучателя»;

II – главное устройство для управления опусканием и подъемом «излучателя»; 12 – выпрямитель тока; 13 – трансформатор; 14 – выключа ющее устройство.

Море состоит из слоев холодной и теплой воды. Переход из одного слоя в другой преломляет звуковой луч, меняет его направление. Может случиться и так, что луч уйдет вниз, ко дну. Отразившись от дна, луч снова направится кверху. Где-то в «углу» между преломленным и отразившимся лучами может оказаться оставшаяся необнаруженной подводная лодка. Существуют и другие помехи прямолинейному распространению луча – они тоже искажают его «донесения». Вот для чего пользуются специальными картами, на которых указаны условия звуковой разведки для разных времен года в различных районах морей и океанов. Кроме того, существует еще и особый прибор, который показывает, какова температура воды на различных глубинах моря. Если условия «разведки» неблагоприятны, ультразвуковой луч надежно действует только на дистанции в 400-500 метров.

Итак, акустик попрежнему напряженно вслушивается в сигналы репродуктора, не сводя в то же время глаз со шкал приборов. Еще и еще поворот маховичка – слева направо, справа налево; акустик прочесывает глубину и каждый миг настороже…

Наконец оно пришло, долгожданное, еще очень слабое «эхо». Оно проскользнуло в тишину помещения между двумя отрывистыми гудками.

– Есть эхо! – доносит акустик. – Пеленг ноль-шесть-семь.

Это значит, что луч встретил препятствие, а угол между направлением на это препятствие и направлением корабля равняется 67 градусам.

– Проверить эхо! – командует вахтенный офицер.

Он знает, что не всякое эхо означает «поимку» подводной лодки. Может быть, это кит, или плотная стая игривых дельфинов, или сбившаяся масса морских водорослей.

Еще пытливей «шарит» акустик своим лучом по небольшой дуге, где он «поймал» первое эхо. На корабле – боевая тревога. Каждый на своем посту. Рядом с первым акустиком его собрат по специальности, другой акустик, наблюдает за показаниями прибора, который автоматически отмечает расстояние до нащупанного препятствия. Все теперь зависит от первого акустика. В эти минуты от его искусства зависит, кто – корабль или подводная лодка – победит в этом поединке во тьме.

– Есть эхо, пеленг ноль-пять-ноль, сближение!- снова доносит первый акустик.

Но ведь он не видит показаний прибора расстояния, почему же он доносит о сближении с объектом? Оказывается, звуки эха становятся более высокими по тону. Поэтому акустик уверенно доносит на мостик, что расстояние между кораблем и «нащупанным» объектом сокращается, что этот объект перемещается в направлении, которое пересекает курс корабля. Бывает и так, что тон эха понижается, и акустик доносит об увеличении расстояния и при этом опять угадывает направление движения объекта. Наконец, бывает, что тон эха остается неизменным, и тогда акустик знает, что и расстояние не меняется, что объект перемещается в том же направлении, что и корабль, на параллельном курсе. В умении распознавать малейшие оттенки в тонах эха и по ним угадывать движения неприятельской подводной лодки кроется высокая квалификация акустика.

Второй акустик у прибора расстояния доносит: «Расстояние четыре-два ноля». Вахтенный офицер из этого донесения узнает, что объект находится на расстоянии и 400 метров. Второй офицер определяет место объекта в отношении конвоя. Если другие корабли охранения должны участвовать в операции, их извещают о полученных данных, и определяется такой порядок совместной атаки, чтобы покрыть глубинными бомбами все пространство, где может оказаться попытавшаяся ускользнуть подводная лодка. Поток радиограмм между кораблями не прекращается – ведь погрузившаяся подводная. лодка не может их перехватить.

– Пеленг ноль-три-ноль, сближение! Полагаю, это подводная лодка! – снова доносит первый акустик.

Теперь луч «отмерил» только 30 градусов между собой и направлением корабля. Расстояние все время сокращается. Особый металлический оттенок эха и растущий его тон дают знать акустику, что нащупана подводная лодка.

– Дистанция два-пять-ноль! – доносит второй акустик.

Тут же около него третий акустик следит за «донесениями» еще одного очень важного прибора. На экране этого прибора- световая черта. Нащупанный объект отображается на экране в виде светового кружка, который перемещается то кверху', то книзу относительно световой линии. Это видимые «донесения» ультразвукового луча о направлении и расстоянии до цели.

Пока первый акустик продолжает давать пеленг цели и связанные с ним другие сведения, решающая роль переходит ко второму акустику. Его прибор, регистрирующий расстояние, соединен с излучателем и с приборами, показывающими скорость и курс корабля, а также и место цели. В точном маневрировании проходят секунды, необходимые для подготовки к атаке бомбами.

Теперь корабль уже почти навис над подводной лодкой. Звуки эха раздаются почти так же громко, как и гудки. Наступил момент для атаки бомбами.

– Пеленг ноль-один-два!-доносит первый акустик.

– Расстояние ноль-пять-ноль! – вторит другой.

Только 50 метров отделяют корабль от подводной лодки.

– Подойти к подводной лодке на расстояние ноль-четыре-ноль!-командуют с мостика.

Как создаются колебания большой частоты в излучателе звука. Слева па рисунке: стальная пластина, намагничиваемая переменным током, сверхбыстро меняет свой объем то в сторону увеличения, то в сторону уменьшения. От этого верхний, незакрепленный ее конец колеблется с большой частотой. Явленно изменения объема некоторых тел от намагничивания называется магнетострикцией.

В центре и справа: кристаллические тела кварц (рисунок слева) и сегнетова соль (рисунок справа) под действием подведенных к их граням электрических зарядов также сверхбыстро меняют в сторону увеличения и уменьшения свои размеры – получаются сверхбыстрые колебания. Это явление получило название пьезоэлектрического эффекта (обратного). Сегнетова соль часто применяется в ультразвуковых «нащупывающих» устройствах.

Как устроен усилитель звука иод водой. Так же как двояковыпуклое оптическое стекло (линза) усиливает свет лампы (рисунок слева), так и баллон, наполненный газом, обладает свойством усиливать пропущенный через него звук. Звуки хода карманных часов, пропущенные через такой баллон (средний рисунок), можно услышать па расстоянии в несколько метров. Углекислый газ в корпусе звукового излучателя усиливает передаваемые сигналы (рисунок справа).

Рулевой слегка вращает штурвал.

– Есть подойти к подводной лодке на расстояние ноль-четыре-ноль!- доносит он о выполнении команды.

Глубинные бомбы подкатываются к бомбосбрасывателю на корме. Одна за другой раздаются команды: «Первая серия бомб товьсь!»; затем: «Первая серия!» По этой команде бомбы сбрасываются в воду за кормой, а бомбометы «стреляют» ими же с правого и левого бортов. Над морем с оглушительным ревом взлетают фонтаны воды.

Но и теперь работа акустиков еще не кончена, еще не спало ее напряжение. Ведь очень может быть, что сброшенные бомбы все же не нанесли подводной лодке решающего поражения. Хорошо, если вслед за разрывами на поверхности воды появились большие пятна нефти, всплыли отдельные обломки. Тогда подводную лодку можно считать уничтоженной. Правда, может еще случиться, что подводной лодке нанесены такие серьезные повреждения, которые вынудят ее всплыть на поверхность. Тогда ее расстреляют орудия корабля. А если ни того, ни другого нет? Если при этом попрежнему звук-«разведчик» шлет свое эхо, но оно падает в тоне, показывает удаление объекта? Наконец оно вовсе замерло, его вовсе не стало. Значит, подводная лодка ускользнула из-под бомб, ушла от «звукового луча», контакт потерян. Теперь необходимо его восстановить.

Но где искать подводную лодку? Она еще не ушла далеко, но… могла погрузиться на большую глубину или переместиться в слой воды с другой температурой, чтобы обмануть, отвести в другую сторону нащупавший ее луч, или выбросить особые, похожие на мины снаряды – шумоиспускатели, которые расстраивают работу излучателя, искажают донесения звука-«разведчика». Наконец, ее собственные приборы, ее звук- «разведчик» тоже может спутать своей работой, исказить показания луча надводного корабля. Все это только малая часть тех уловок, которые может пустить в ход командир подводной лодки, чтобы уйти от цепкого, гибельного контакта с ультразвуковым лучом. И тогда снова и снова акустики обшаривают толщу воды, все повторяется сначала до нового контакта, нового сближения и новой атаки.

На подводной лодке звуковые прибора тоже составляют важную часть ее боевого снаряжения. Но во многих случаях, когда подводной лодке необходимо определить место надводного корабля, ее командиру приходится отказываться от эхо-приборов – ведь ее звук-«разведчик» может быть перехвачен приборами надводного корабля, и тогда подводной лодке плохо придется. Поэтому подводники больше пользуются обыкновенным гидрофоном или перископом.

Моменты выслушивания подводной лодкой надводного противника с помощью гидрофона отлично показаны в книжке Героя Советского Союза командира героической подводной лодки «М-172» («Малютки») И. Фисановича («Записки подводника», Военно-морское издательство НКВМФ СССР, Москва, 1944). Автор описывает работу акустиков во время смелого, дерзкого прорыва советской подводной лодки «Малютки» в закрытую стоянку , противника для атаки вражеского транспорта:

«Акустик Шумихин вылавливает различные шумы из загадочного зеленого полумрака водной толщи. Глаза под густыми черными бровями закрыты. Кажется, что акустик спит. Только рука медленно поворачивает штурвальчик прибора. Полной жизнью живут сейчас лишь органы слуха бойца. Его унесло в область необычных для человеческого слуха звуков. Морские глубины пронизаны слабыми шелестами, полувздохами, полутонами, сливающимися в неясную, таинственно пульсирующую мелодию. В ровный фон мелодии моря врывается шум винтов. Это винты дозорного катера, обнаруженного в перископ. Сила звука до сих нор была постоянной, но внезапно начала нарастать…

Неужели нас заметили?

Я приказываю уменьшить шумы. Подлодка тихо движется навстречу врагу…»

В другом случае «М-172» после успешной атаки транспорта противника подверглась бешеной атаке вражеского конвойного корабля, забрасывавшего ее глубинными бомбами. И снова акустик и его оружие – гидрофон – помогают так маневрировать, так направлять подводную лодку, чтобы спасти ее от многочисленных ударов. Вот что записал об этом И. Фисанович:

«В центральном посту теснота. Я сижу на комингсе приоткрытого люка во втором отсеке и слушаю доклады акустика. Шумихин, полуоглушенный грохотом, во стократ усиленным в его наушниках, ухитряется в короткие промежутки выхватить из какофонии боя шум винтов вражеских кораблей. Морщась от боли в ушах, он докладывает мне направления и изменения расстояния от нас до врага. Руководствуясь этими данными, я произвожу маневры уклонений от глубинных бомб».

Слева: обыкновенный звук «излучается во все стороны от своего источника, его волны расходятся кольцами, как водяные круги от камня, брошенного в спокойную воду. Справа: ультразвуковые волны распространяются в одном направлении узким, слегка расходящимся «лучом».

Слева: когда «звуковое луч» из слоя холодной воды (сверху) попадает в слой теплой воды (внизу), он преломляется, отклоняется от своего направления, «уходит» ко дну. Оправа: преломившийся «звуковой луч» достиг дна, отразился от него кверху и нащупал подводную лодку Б. Более близкая к кораблю-охотнику подводная лодка А осталась необнаруженной» но она находится в опасных «звуковых клещах» и вот-вот будет ими «схвачена».

На левом рисунке: тон подводного эха растет, повышается. Акустик узнает по этому признаку, что эсминец и подводная лодка идут на сближение. На среднем рисунке: тон подводного эха падает. По этому признаку акустик узнает о постепенном удалении эсминца от подводной лодки. На правом рисунке: тон подводного эха остается одинаковым, ровным. По этому призна- •ву акустик узнает и доносит на мостик, что оба корабля – эсминец и нащупанная подводная лодка – перемещаются в одном в том же направлении, на параллельных курсах.

Часто подводная лодка выступает в роли разведчика морских подступов к берегам пли закрытым стоянкам флота противника или сама проникает в эти стоянки для нападения на корабли. В таких случаях эхоприборы нащупывают все подводные препятствия и ловушки, доносят об обнаруженных противолодочных сетях, бонах, минах и находят свободные от них проходы внутрь «огражденного» водного пространства.

Еще задолго до начала второй мировой войны звук-«разведчик» заменил морякам их старый примитивный лот. В наше время звуковые лучи, направленные вниз, ко дну моря, непрерывно, в каждый момент работы, доносят о глубине и четко рисуют на бумаге, на экране все извилины морского дна, его профиль.

И, наконец, все тот же звук-«разведчик» выступил уже больше 10 лет назад в роли надежного помощника моряков на рыболовных судах. Ультразвуковой луч безошибочно нащупывает косяки трески, сельдей или другой рыбы и точно «докладывает», на какой глубине идет косяк и какова (вглубь) его толщина.

Так на помощь морякам пришел удивительный подводный двойник чудесного радиолуча – радара.

Суда – охотники за подводными лодками с береговой базы взяли курс на выслеженную с воздуха подводную лодку противника.

Еще один корабль-охотник с ближайшей базы взял курс на выслеженную самолетом подводную лодку противника.

* * *

Воздушная разведка – острое зрение надводных кораблей, гидрофоны – их тонкий подводный слух, ультразвуковые приборы и радиолокация – их чувствительное осязание, – все это в наши дни позволяет очень успешно и во-время обнаруживать подкрадывающегося или притаившегося невидимого врага – подводную лодку – и обрушить на него свои удары. Но на тот случай, если неприятельской подводной лодке все же удастся подобраться на близкое расстояние, надо принять меры к тому, чтобы ее торпеды прошли мимо цели. Поэтому корабли чертят зигзаги па воде, меняют напряжение и скорость через малые промежутки времени Поэтому корабли маскируются особой окраской, которая вводит подводную лодку в заблуждение: кажется, что корабль движется со скоростью большей, чем на самом деле, и под другим углом к курсу подводной лодки.

Корабли-конвоиры

Патрульные скоростные корабли, миноносцы, охотники за подводными лодками, катера, самолеты и дирижабли непрерывно снуют по морю и над ним в прибрежных водах и районах оживленных морских коммуникаций, не оставляют ни одного необследованного пятнышка, высматривают бурун от перископа. И чуть обнаружен подозрительный признак или след невидимого врага, морской патруль мчится к замеченному месту и забрасывает его глубинными бомбами.

Большое строительство патрульных кораблей, особенно охотников за подводными лодками, позволило организовать «посты уничтожения» германских подводных лодок. Вдоль побережья на расстоянии от 80 до 100 миль создавались базы для 1-3 малых патрульных кораблей, сильно вооруженных автоматической артиллерией и глубинными бомбами. Эти суда всегда были под парами и в готовности выйти в море по первому сигналу разведчика. Как только дозорный самолет обнаруживал подводную лодку где-то между двумя базами, он сообщал им по радио, где найти противника, а сам оставался на месте до подхода своих: судов и помогал им в уничтожении врага.

Сильным средством борьбы с подводными лодками по прежнему остались конвои, те самые конвои, которые и в первую мировую войну выбили из рук немцев их подводное оружие.

Большое число торговых, транспортных и нефтеналивных судов стали соединять в один караван, и специальные охраняющие корабли сопровождали его в пути. В целом такое соединение получило название конвоя.

Конвои имеют спою историю. Для борьбы с каперством в XVII и XVIII столетиях впервые стали соединять в один караван много судов и сопровождать их военными кораблями. Больше всего пригодились для этой цели быстроходные, хорошо вооруженные корветы и фрегаты.

В первую мировую войну конвойными кораблями служили главным образом эсминцы и миноносцы. По скорости,-подвижности эти корабли больше всего подходили для борьбы "с подводными лодками и в то же время были достаточно мореходны для дальнего плавания в составе конвоя.

К концу войны стали строить специальные патрульные суда: корабли – охотники за подводными лодками и сторожевые корабли для борьбы с подводными лодками в прибрежных водах и на ближних коммуникациях.

Во время второй мировой войны конвои, вооруженные новейшими средствами борьбы с невидимым врагом, снова оказались надежным средством защиты.

На этот раз положение было еще серьезнее, еще опаснее. Фашисты бросили на морские пути огромное количество подводных кораблей – намного больше, чем в первую мировую войну. Они применяли новую тактику подводной войны – их подводные лодки набрасывались на союзные конвои «волчьими стаями», группами по нескольку десятков кораблей, и не прекращали своих нападений во все время перехода.

Коммуникации второй мировой войны удлинились – больше времени отнимал переход, реже оборачивались корабли. Значит, и конвойных кораблей понадобилось намного больше, чем их было в первую мировую войну. Поэтому пришлось строить сотни новых кораблей-конвоиров.

Для охраны – тихоходных караванов очень большая скорость и торпедное вооружение эсминцев вовсе не были необходимы. Отроить такие корабли для конвоирования караванов приходилось долго, обходилось дорого. А враг не давал для этого времени; средства и материалы надо было экономить.

Вот почему еще до войны началось строительство большого количества новых конвойных кораблей, специально предназначенных для охраны караванов в пути.

Новым кораблям надо было дать название. И тогда снова вспомнили о конвоях XVIII столетия, вспомнили о корветах и фрегатах и такие же названия дали двум новым типам конвойных кораблей.

Корветом назвали корабль водоизмещением всего 700-900 тонн, но отличающийся хорошей мореходностью и подвижностью. Скорость корвета небольшая, всего 18-19 узлов, и вооружен этот корабль одним зенитным орудием, пулеметами, автоматами и глубинными бомбами.

Все же оказалось, что такой конвойный корабль не очень хорошо справляется со своей задачей. Его малая скорость была недостаточной для преследования обнаруженных подводных лодок. Вот почему вскоре появился новый тип конвойного или эскортного корабля – фрегат. Это тот же корвет, только его водоизмещение возросло до 1000- 1100 тонн, скорость увеличилась до 20- 22 узлов. И наконец, все усиливая охрану караванов, пришли к третьему типу конвойного корабля – эскортному эсминцу. Это тоже небольшой корабль, водоизмещением около 900 тонн, с более сильным артиллерийским вооружением и обладающий скоростью до 27-28 узлов. Такой эсминец несет с собой большой запас глубинных бомб. Малые размеры и большая скорость сделали его опасным противником подводных лодок, трудно уязвимым с воздуха. Уже появились такие корабли водоизмещением в 1300 тонн, вооруженные торпедными аппаратами для борьбы с подводными океанскими «рейдерами», нападающими на конвой.

Над конвоем как его разведчики и защита с воздуха парят самолеты. Без собственной пловучей базы самолеты не могли бы сопровождать караваны на далекие расстояния, через Атлантику. Поэтому пришлось включить в число конвойных кораблей специально построенные малые эскортные авианосцы, о которых уже было рассказано на стр. 149.

Как выглядит большой конвой? Охраняемые транспортные корабли выстраиваются в несколько колонн. Все радиоаппараты на кораблях опечатаны. Сигналы разрешаются только видимые. Ночью – полное затемнение.. В. воздухе – рокот моторов прикрывающих самолетов. ‘ Впереди, по сторонам и в хвосте . колонны – эскортные корабли разных классов: эскортные эсминцы, корветы, фрегаты.

Успехи кораблей-конвоиров велики. Они провели через просторы Атлантики и Баренцево море десятки тысяч торговых судов. II почти в каждом бою волчьи стаи германских подводных лодок несли большие потери.

Каким же оружием эскортные и патрульные корабли ведут бой с подводными лодками?

Как устроены бомбометы (слева) и глубинная бомба (справа):

1-Взрыватель 2 – Держатель бомбы. 3 – Взрывная камера. 4 – Метательная сила, возникающая от взрыва. 5 – Стержень деря^теля бомбы. 6 – Винт, устанавливающий глубину взрыва бомбы. 7-Стальная оболочка бомбы. 8 – Взрыватель и механизм установки глубины. 9-Детонатор. 10- Заряд взрывчатого вещества» 11-Запальный стакан.

Кормовой бомбосбрасыватель.

Внешний вид бомбомета

Глубинная бомба

С самого начала первой мировой войны изобретатели искали такое средство, с помощью которого можно было бы наносить невидимому врагу удары под водой. Такое средство было найдено и сразу же стало грозным оружием против подводных лодок.

За все время войны им было уничтожено 36 подводных лодок, или почти 1/5 часть того количества, которое было потоплено.

Оружие это – глубинная бомба. И во время второй мировой войны эта бомба оказалась сильным оружием тех надводных и воздушных кораблей, которые охотились за подводными лодками. Она представляет собой снаряд цилиндрической формы. Вес заряда бомбы бывает разный и доходит до 270 килограммов.

Бомба называется глубинной потому, что она взрывается не при соприкосновении с водой или при всяком ударе, а на определенной, заранее заданной глубине. Боек ударника бомбы связан с таким же гидростатом, который применяется в различных устройствах мины и в торпеде. Гидростат гак «настраивается», что спускает боек на определенной глубине под водой. Но невозможно заранее знать, на какой глубине скрывается подводная лодка. Вот почему глубинные бомбы на корабле заблаговременно устанавливаются для действия на разной глубине. Определенное количество таких бомб с разной глубиной взрывания составляет целую серию. Бомбы и сбрасываются такими сериями; их удары поэтому могут настигнуть погрузившуюся подводную лодку на разных глубинах.

Но после погружения подводная лодка может уйти с того места, на котором заметили ее перископ. Правда, она еще не успела уйти далеко, но все же удары глубинных бомб, сброшенных в одном только месте, могут и не причинить ей вреда. Поэтому корабль сбрасывает свои бомбы на определенной площади с таким расчетом, чтобы незначительное перемещение подводной лодки не помогло ей избежать удара.

Вовсе не обязательно, чтобы глубинная бомба попала в подводную лодку или взорвалась тут же, около нее. Сила удара настолько велика, что заряд уничтожает подводную лодку на расстоянии до 10 метров, а на расстоянии до 20 метров взрыв причиняет ей серьезные повреждения, которые часто выводят из с!роя Важнейшие механизмы – подводной лодке приходиться всплывать.

Как же «стреляют» глубинными бомбами?

На корме корабля устраиваются своего рода направляющие лотки-сбрасыватели, Бомбы уложены в эти лотки и при сбрасывании падают в «след» корабля. Существуют еще и бомбометы-«пушки» для стрельбы глубинными бомбами. Их устанавливают по бортам в кормовой части корабля.

Теперь представим себе, что надводный корабль, вооруженный и кормовым сбрасывателем и бортовыми бомбометами, заметил погружающуюся подводную лодку. Он мчится к месту погружения, вот он Достиг его; тогда начинается сбрасывание бомб по ходу корабля и с обоях бортов. Корабле проносится, оставляя за собой большую площадь, усеянную бомбами. Взрывные волны распространяются по всей толще воды и образуют смертельно опасную вону, из которой подводной лодке очень трудно выбраться невредимой.

Успехи глубинной бомбы привели к тому, что в проектах новых судов-«охотников» это оружие начинает играть все более значительную роль.

В зарубежной печати появляются сведения о проектируемых новейших кораблях- охотниках, вооруженных дальнобойными бомбометами в башенных установках. Это своего рода пушки с дальномерами и прицельными приспособлениями; их стрельбой управляют из центрального поста управления огнем.

Такие бомбометы смогут поражать глубинными бомбами издалека замеченную и успевшую погрузиться подводную лодку.

Кроме того, с их помощью якобы можно создать взрывную завесу на пути торпед, выпущенных каким-либо кораблем, и заставить их преждевременно взорваться или отвернуть.

Как разбрасываются глубинные бомбы по площади.

Глубинные бомбы вылетели из бомбомета.

Изобретатели не прекращают поисков еще более совершенного оружия для поражения погрузившихся подводных лодок. Так например, в печати появились сведения о Проекте торпедной глубинной бомбы. Это обыкновенная торпеда, но ее зарядное отделение может служить и глубинной бомбой. Заметив подводную лодку на поверхности или ее перископ, корабль-охотник выпускает такую торпеду. Прибор расстояния в ней установлен на определенную дистанцию — до места подводной лодки. Если она останется в надводном положения или под перископом, торпеда ударится об ее корпус, взорвется и потопит ее. Если же подводная лодка успеет погрузиться, то в конце дистанции хода торпеды, как раз над нырнувшим противником, автоматически сработает механизм, отделяющий зарядное отделение. Оно превратится в обыкновенную глубинную бомбу и взорвется на заданной глубине.

Один из проектов новейшего охотника за подводными лодками, вооруженного прицельными дальнобойными бомбометами в башенных установках: 1 – Кормовой бомбосбрасыватель. 2 – Прицельные дальнобойные бомбометы в башнях 3 – Управление огнем. 4 – Мощные прожекторы. 5- Орудия калибра 76 миллиметров 6-Якорь. 7 -Дальномер в башне. 8-бомбомет. 9 – Механизмы вращения и обслуживания башни. 10 – Механизмы кормового бомбосбрасывателя. 11 – Башни бомбометов, 12 – Орудия корабля.

Глава V Отважные труженики моря

«Тихая» война

В первые месяцы второй мировой войны один иностранный журналист решил совершить плавание па тральщике, с тем чтобы дать в свою газету очерк о боевой работе этого корабля. Когда он прибыл на тральщик, первое, что его удивило и несколько встревожило, было большое количество спасательных поясов – ими были увешаны борты чуть ли не по всей длине.

Младший офицер тральщика, сопровождавший журналиста, заметил легкую растерянность гостя и, ободряюще подмигнув, сказал ему: «Когда мы наскочим на что- либо этакое неприятное, не раздумывайте: хватайте первый попавшийся под руку пояс и не выпускайте его. Достоинство этого корабля в том, что вам не придется терять время на прыжок за борт. Меньше чем за минуту палуба уйдет из-под ваших ног, и вы очутитесь в воде».

Вряд ли такое утешение ободрило журналиста, но офицер сказал правду.На море – пи грохота артиллерийских орудий, ни падающих в воду снарядов и авиабомб, вздымающих огромные фонтаны, ни дыма пожаров на кораблях, ни рокота самолетов, кружащихся над водой, – ничего такого, с чем обычно связывается представление о морском сражении.

Мирные на вид корабли как будто спокойно следуют по курсу.

Трудно поверить, что в эти мгновения происходит смертельно опасная борьба. И все же это так. В тишине и внешне спокойно протекает до предела напряженная борьба с могучим противником – прячущимися под водой минами.

Нужно много беззаветного мужества, скромного героизма и большого мастерства – умения воевать с невидимым врагом, чтобы одерживать победы в этой трудной борьбе.

Как ни часто в современной войне происходят бои за коммуникации на море, вое же встреча с врагом – выдающееся событие в жизни корабля. Но для тех кораблей и моряков, которые борются с минами, такие встречи – повседневные будни. Их борьба – непрерывная, кропотливая и точная работа, и так же непрерывна грозящая на каждом пройденном кабельтове опасность.

Впереди сухопутных войск идут саперы и расчищают подступы к вражеским позициям, зачастую принимая на себя первый удар.

Корабли-тральщики, ведущие борьбу с минами противника, и их экипажи – это своего рода саперы моря. Они идут впереди своих боевых кораблей и убирают с их дороги расставленные врагом смертельные «ловушки». Это их основная боевая работа в походе и в бою.

На случай, если работу приходится проводить в обстановке боя, корабли эти вооружены: у них своя артиллерия, пулеметы, бомбометы.

Но дело не в устройстве этих кораблей, а в устройстве приспособления для борьбы с минами – главного оружия тральщиков; дело в самой технике применения этого оружия.

Тралы

Еще в прошлом столетии перед изобретателями была поставлена новая задача – найти средства борьбы с минами, такие средства, которые бы сначала нащупывали, обнаруживали мину и затем уничтожали бы или помогали ее уничтожить. Много всяких интересных устройств предлагали изобретатели. Особенно отличались на этом поприще русские минеры. Так, лейтенант Емельянов в 1883 году сконструировал своего рода подводные ножницы, которые захватывали и перерезали минрепы якорных или кабели донных мин. Это противоминное средство было принято на вооружение флота.

Очень скоро в русском флоте было предложено новое средство борьбы с минами – трал, своего рода подводная гигантская «жатка», которая захватывает в либо вытаскивает на поверхность, либо вовсе «срезает» мины.

Новое противоминное средство хотя и страдало еще недостатками и часто подводило моряков, все же оказалось наилучшим. Постепенно, один за другим, устранялись недостатки. Пока не было особенно крупных столкновений на море, усовершенствование тралов и всего дела борьбы с минами – «траления» – шло медленно. Но русско-японская война 1904 года и особенно первая мировая война сильно подвинули вперед технику и тактику траления.

В наши дни различные виды тралов – наиболее распространенное средство борьбы с минами.

Точно поднимающиеся из морской глубины гигантские водоросли, десятки и сотни тысяч минрепов тянутся со дна моря чуть ли не до самой его поверхности. Как бороться с этими опасными, взрывчатыми «зарослями»? По видимому, именно сходство с зарослями довело моряков па мысль о возможности скашивать эти заросли, «убирать» их, как убираются на полях п лугах хлеба и травы.

Оказалось, что именно таким способом лучше всего можно обезвредить опасные «ловушки», расставленные противником на морских путях.

К началу второй мировой войны минеры хорошо научились искусству воевать с прячущимся под водой невидимым против ником.

Как устроен и работает трал, буксирующий затраленные мины на мелкое место.

Как устроена современная подводная «минная жатка», которую моряки называют тралом?

Режущим «лезвием» ей служит толстый стальной трос, очень длинный, иногда до 200 метров. Это «лезвие» носит название «тралящая часть». Его нужно заставить двигаться под водой на такой глубине, чтобы ого захватывало минрепы всех мин, попадающихся на пути, на несколько метров ниже самих мин. Как же это делается? К «лезвию» прикрепляются не одна, а две «рукоятки». Это два толстых пеньковых троса. Каждый из них привязан к одному из концов «лезвия». Когда «лезвие» опущено в воду, оно должно двигаться на определенной глубине. Но собственная тяжесть может его увлечь вниз, насколько позволит длина пеньковых «рукояток». Чтобы этого не случилось, «лезвие» как бы подвешивается к поверхности моря: по всей длине к нему привязаны тросики – их называют «оттяжки глубины». Верхние концы оттяжек привязаны к буйкам, которые не тонут и поддерживают тралящую часть. Совсем близко от нижнего конца оттяжек привязаны грузы, которые не дают тралящей части подняться выше заданной глубины. Л между грузами на стальной трос «лезвия» надеты «кошки» – четырехлапые якоря. Их назначение: делать «лезвие» цепким и помогать ему захватывать минрепы мин.

Так выглядит трал, когда он в действии, в воде. Пока он на корабле, на нем нет пи буйков, ни грузов. Вся тралящая часть намотана на барабан – вьюшку лебедки.

А кто приводит, в движение подводную «жатку» и убирает снятые ею мины?

Специальные корабли тянут за собой трал. Их называют тральщиками. На каждый трал приходится по два таких корабля.

Лебедка-вьюшка о тралом находится на одном из тральщиков. Корабли сближаются, и тогда с тральщика, где находится трал, на второй корабль передают один бросательный конец» – пеньковый трос- «рукоятку», который привязан к концу тралящей части. После этого корабли расходятся на всю длину тралящей части. Пока это длится, трал медленно разматывается, а моряки с первого тральщика надевают на «лезвие» кошки, а на оттяжки глубины- буйки и грузы. Трал погружается в воду уже снаряженным для подкашивания мин. Когда вся тралящая часть опущена, «вытравлена» в воду, тральщики одновременно идут вперед параллельным курсом, увлекая за собой уже готовое ii действию «лезвие» подводной «жатки».

Как только трал зацепит минреп мины, на тральщиках об этом узнают немедленно.

Часть буйков в этом месте трала сближается, а один из них даже ныряет в воду, точно поплавок удочки, когда клюнула рыма. Это значит, что «лезвие» зацепило мину – тяжесть, нависшая па «лезвии;., прерывает спокойное «плавание» буйков, вносит смятение в их движение. Тральщики все же продолжают двигаться вперед и тащат мину ‘вместе с ее якорем за собой. Зачем?

Чтобы ответить на этот вопрос, последуем за тральщиками.

Вот они затралили мину и потянули ее на мелкое место. И вдруг из воды показался большой металлический шар с торчащими во все стороны колпачками – та самая мина, которую «подкосили›, тральщики. Почему же мина всплыла на поверхность?

Мы уже знаем, что якорные мины автоматически устанавливаются на заданной глубине – не выше и не ниже. Когда тральщики тянут мину на мелкое место, ее корпус поднимается все ближе и ближе к поверхности воды – ведь глубина моря становится меньше, а минреп остается все той же длины. И наконец мина показывается на поверхности. Обнаруженный и видимый враг уже не страшен. Моряки с тральщика расстреливают его или уничтожают особыми подрывными патронами. В обоих случаях в корпусе мины пробиваются отверстия, в них проникает вода, и мина тонет.

Мы сказали: «тральщики тянут мину за собой»; на море говорят не «тянут», а ‹буксируют». Поэтому тог вид трала, о котором уже рассказано, так и называется буксирующим. И о нем рассказано в первую очередь потому, что буксирующий /рал очень распространен и надежен. Когда такая «жатка» пройдет по своему участку, она почти никогда не оставляет за собой притаившихся, «незамеченных» мин. По чтобы такой трал работал надежно, тральщикам приходится итти с небольшой скоростью – всего с-7 узлов (11-13 километров в час). И это. конечно, недостаток буксирующего трала.

Но существуют и такие тралы, которым новее и не нужно буксировать мину на мелкое место. Это 'подлинные «минные жатка», они действительно подкашивают мину. Как только такой трал затралил мину, захватив ее минреп, он тут же подсекает, перебивает его. Освободившаяся от якоря мина всплывает на поверхность и расстреливается или подрывается.

Каким же способом удается перебить под водой довольно толстый стальной трос, из которого изготовлен минреп? Таких способов несколько; в разных устройствах применены и разные способы. Существуют тралы, оборудованные «резаками» – специальными стальными ножами, укрепленными на тралящей части. Минреп затраленной мины скользит по тралящей части до соприкосновения с резаком и здесь разрывается.

Еще более распространены подсекающие тралы, в которых вместо резака работает подрывной патрон. На тралящую часть насаживают несколько патронов на определенном расстоянии один от другого. Когда затраливается мина. ее минреп при движении трала вперед неизбежно скользит по тралящей части, заденет патрон – взрыв перебьет трос минрепа, мина всплывет на поверхность. Подсекающие взрывные тралы часто буксируются одним кораблём-тральщиком: эти «минные жатки» так устроены, что для работы с ними достаточно одной «рукоятки».

Как устроен и работает подсекающий трал, который перебивает минрепы мин:

1 – Поплавок удерживает конец трала далеко в стороне от курса корабля-тральщика. 2 – Руль, обеспечивающий постоянное положение поплавка. 3- Затраленная мина. 4- Углубляющее устройство, которое удерживает подсекающий конец трала на заданной глубине. 5 – Тралящая часть, в – Минреп затраленной мины соскальзывает на резак, перебивается, и мина всплывает на поверхность. 7 – Якоря мин. 8 – Мины в заграждении. 9 – Устройство, которое углубляет тралящую часть и отводит ее я сторону от тральщика. 10 – Тральная лебедка. 11 – Блок.

* * *

Случается и так, что впереди боевых кораблей почему-либо нет проводников-тральщиков.

Ведь тральщики, занятые вытраливанием мин, не могут развить большую скорость. Даже быстроходный тральщик во время траления не может делать больше 15 узлов. Значит, и кораблям, которые следуют за тральщиком, приходится умерять свой ход, замедлять его. Бывает, что обстановка требует от боевых кораблей большой скорости. В таких случаях тральщики не могут помочь, приходится боевым кораблям самим расчищать себе путь. Кроме того, если впереди и идут тральщики, неплохо иметь и собственную защиту от мин. Вот почему на боевых кораблях есть свой собственный трал, его называют «параван-охранитель».

У киля корабля, почти у самого носа, прикреплен длинный металлический трос. Как длинный ус, этот трос отходит на 35 метров в обе стороны от носовой части – форштевня корабля. Всего «усы» охранителя охватывают полосу в 60-70 метров. Трос не тонет – на конце каждого «уса» прикреплен особый механизм. Это и есть параван. Внутри паравана находится прибор – гидростат. Он так устроен, что поддерживает весь механизм и трос на определенной, заранее выбранной глубине. Кроме того, около паравана пристроен специальный стальной нож – резак. Вода сопротивляется движению троса, или, как его называют минеры, тралящей части паравана. Поэтому трос немного отстает, «усы» отгибаются назад и образуют небольшой угол с продольной осью корабля.

Параван – это защита против якорных мин. Тралящая часть паравана-его «усы» – захватывает трос-минреп мины. Затем минреп скользит по тралящей части, точно по наклону, и приближается к резаку, который пересекает, рубит его. Трос падает на дно, а подкошенная мина всплывает на поверхность довольно далеко – в 15- 25 метрах от корпуса корабля. Чтобы обезвредить всплывшие мины, их тут же расстреливают из легких орудий.

Как работает параван-охранитель.

Корабли-тральщики

Пока мы узнали только общее название тех кораблей, которые ведут «тихую» войну против мин, – «тральщик». Но название это объединяет разные корабли, различающиеся и по виду, и но величине, и по Боевому назначению.

Тральщики почти всегда находятся в норе, часто в непогоду. Поэтому они должны отличаться хорошими мореходными качествами, стойко выдерживать непогоду. Бели тральщик окажется кораблем с большой осадкой, ему грозит опасность взорваться на мине еще прежде, чем он начнет свою боевую работу. Поэтому тральщик – это корабль с мелкой осадкой, он должен проходить над минами. Тральщику не нужны большие размеры. Наоборот, чем этот корабль меньше, тем легче им управлять, тем труднее противнику в него попасть при артиллерийском обстреле. Поэтому тральщик должен быть но возможности малым кораблем.

Но этому кораблю приходится тащить за собой всю тяжесть снаряженных тралов: с затраленными минами и выдерживать заданную скорость хода, не уменьшать ее. Значит, тральщику необходимы мощные машины.

Какие же это корабли? Прежде всего это суда – проводники больших кораблей флота во время выполнения ими боевых операций. Их называют эскадренными тральщиками. Так же как и охраняемые ими большие корабли, они не боятся непогоды и не особенно отстают от них по своей скорости. И в то же время их водоизмещение не больше 400-500 тонн. Эти небольшие суда вооружены скорострельными пушками, автоматическими зенитными орудиями и пулеметами. По своим боевым качествам, водоизмещению, скорости эти корабли очень схожи с небольшими миноносцами. Поэтому часто устаревшие миноносцы, уже не пригодные для своего основного назначения, превращают в эскадренные тральщики.

Бывает, что тральщикам приходится искать минные заграждения, обследовать фарватер или тралить мины в районах, отдаленных от своих баз.

В таких случаях этим кораблям нужно быстро сделать свое дело и так яге быстро уходить, чтобы не быть обнаруженными противником. Такие операции выполняет еще одна категория кораблей, их называю! быстроходными тральщиками. Но хотя они и называются быстроходными, их скорость все же меньше, чем у эскадренных тральщиков. Ведь им не приходится служить проводниками эскадры, поэтому им и но нужна особенно большая скорость.

Но вот перед тральщиками поставлены другие задачи – надо очистить от мин район, расположенный близко от своих берегов, или вытралить уже обнаруженные мины, или провести корабли «за тралами» сквозь минное заграждение. Тут уж не нужна большая скорость: во время «работы» все равно нельзя итти на быстром ходу, а после выполнения операции возвращаться на базу недалеко, можно и на небольшой скорости. Поэтому для этой цели применяются тихоходные тральщики, их еще называют базовыми. Такие корабли уж не приходится специально строить. Во время войны базовыми тральщиками служат мелкие торговые корабли, водоизмещением от 150 до 400 тонн. Их скорость не больше 12 узлов, а вооружение, хоть и слабое, все же рассчитано па столкновение с такими же малыми судами противника и даже на бой с одиночными самолетами.

Против самих тральщиков также ставятся минные заграждения на небольшой глубине. Чтобы вытралить такое заграждение, нужен тральщик с очень малой осадкой, почти скользящий по воде. Такие тральщики существуют – это моторные катера, работающие с особым «катерным» подсекающим тралом.

Во время второй мировой войны, возможно. применялись и другие виды тральщиков.

Мы познакомились с основными кораблями – участниками «тихой» войны на море. Как эти корабли сражаются, как они одолевают своего основного противника – мину?

Опасный многоугольник

Небольшие корабли друг за другом уверенно двигаются вперед. Их несколько – это дивизион тральщиков. На необозримой морской дороге не видно никаких вех, указывающих путь. Но на тральщиках хорошо знают «адрес» места, куда следует прибыть.

Близок уже тот район моря, который неприятель, возможно, успел заминировать. По этому пути должны пройти боевые корабли. Противник ждал этого. Перед проходом своих кораблей необходимо обследовать этот участок, точно выяснить, скрывается или нет под водой невидимый враг – мина. И надо обезопасить путь своим боевым кораблям.

Еще на подходе к границе подозрительного района тральщики строятся попарно, ставят тралы и начинает бороздить ими море.

Если тральщиков много или у них достаточно времени для тщательного обследования, тогда параллельные борозды ложатся густо, тесно, сплошь, поэтому такое обследование так и называется «сплошным». Но может случиться, что подозрительный район слишком велик, а тральщиков мало и срок им задай короткий. Тогда между бороздами оставляются большие или меньшие промежутки. Для не моряка у моря одни границы – его берега, а моряки различают и невидимые границы. Эти границы разбивают море на участки – квадраты. На штурманской карте четко нанесены границы этих участков. Подозрительный район имеет свои границы, которые образуют определенную геометрическую фигуру- квадрат, треугольник или многоугольник.

Тральщики следуют по сторонам этой фигуры и постепенно как бы срезают ее, уменьшают ее площадь. И вдруг буйки трала ^заволновались», то один, то другой погружается в воду – обнаружены и подкошены мины: одна, другая, третья. Теперь уж больше не остается никаких сомнений – район заминирован и опасен для кораблей.

Но мало знать только это. А как далеко и в какую сторону тянется этот опасный район?

Это нужно знать, чтобы тральщики могли очистить его полностью и тщательно, иначе не будет полной уверенности в безопасности прохода.

Значит, сделано лишь начало работы. Теперь надо определить границы опасного места, границы минного заграждения. И тут снова, как и при решении торпедного треугольника, моряки обращаются к помощи геометрии. Штурманы тральщиков наносят на водные просторы невидимые линии геометрических фигур и решают эту задачу «построением». Как это делается?

То место, где затралена первая мина, условно принимается за центр опасного многоугольника. Этот многоугольник строится следующим образом. Место мины точно наносится на карту. Из этой точки радиусом в 3 мили (в масштабе) описывается окружность. Принято считать, что границы минного заграждения никак не могут простираться за линию этого «круга смерти». Теперь надо лишь найти внутри этого круга подлинные границы заграждения.

Около окружности описывается многоугольник. Это может быть и треугольник, и прямоугольник, и пятиугольник.

Командующий соединением тральщиков сам решает вопрос, какую фигуру ому выгоднее выбрать для более успешного и быстрого траления. Пока все это делается только на карте. Но вот фигура многоугольника выбрана и нанесена на карту. Тогда тральщики приходят в движение. Они ставят свои тралы и начинают «срезать» невидимые границы фигуры (параллельно одной из её сторон. Эта операция называется у моряков: «класть тральные галсы». Пока еще ни одной мины но затралено. Постепенно тральщики приближаются к центру фигуры.

Но вот на одном из галсов подкошена первая мина. Немедленно траление на этой стороне многоугольника прекращается. Место мины наносится па карту и обозначается на море пловучей вехой, а тральщики переносят свою работу на другую, следующую сторону многоугольника. Здесь снова повторяется срезание фигуры по направлению к ее центру, пока опять на одном из галсов не затралится мина.

Так обходят тральщики все стороны фигуры. И когда эта работа – разведывание заграждения – окончена, на карте и на море точно очерчены границы опасного моста. Получилась новая фигура; она меньше первой и, может быть, не такая травильная, но теперь невидимый враг выявлен, точно известно, где он притаился в своей подводной засаде.

Всю эту очень опасную работу выполнили быстроходные тральщики. В большинстве случаев на этом роль их кончается. Конечно, и эти корабли могли бы при нужде выполнять третью и последнюю, наиболее опасную часть работы – уничтожение минного заграждения. Но тихоходные тральщики лучше приспособлены для этой работы. Эти корабли делают свое дело по пословице: «Тише едешь – дальше будешь». Хоть и медленно, но зато тщательно прочесывают они всю очерченную площадь опасного места, извлекают все мины на поверхность моря – «за ушко да на солнышко» – и уничтожают их.

Тихоходные тральщики уже точно знают границы минного заграждения и уверенно подходят к ним. Все тральщики идут в строю кильватера. На переднем тральщике- командир дивизиона. Он все время поддерживает связь со своими кораблями, командует ими, и его приказания передаются с головного тральщика назад по линии кораблей. Их передают сигнальными разноцветными флажками. Вот уже близко опасное место, и с головного корабля передается команда: «Приготовиться ставить трал!»

На тральщиках закипает жизнь. Быстро, четко выполняется приказание. Еще несколько минут, и новая «немая» команда взлетает кверху: «Ставить трал!»

По этому сигналу корабли замедляю г ход, идут осторожнее. Вот уже стальные тросы, снаряженные оттяжками глубины, буйками, грузами, соединили корабли в тралящие пары.

Еще один сигнал, п тральщики выстраиваются в свой особый боевой порядок – это значит, что каждая тралящая пара кат; одна боевая единица следует за другой, но не «в затылок». Ведь первая тралящая пара очистит всю полосу, захватываемую длиной трала. Значит, если вторая пара, тральщиков пойдет точно вслед за первой, так, чтобы каждый корабль пары шел за струей соответствующего ему корабля первой пары, то уже никакой работы ей не останется-ее трал не подкосит ни одной мины. Поэтому вторая пара тральщиков, идя сзади, смещается в сторону как раз на длину своего трала.' Все следующие пары смещаются таким'же образом. Теперь уже для каждой пары найдется работа, и «минные жатки» пройдут сразу по большому участку опасного места. И в то же время на этом участке не останется ни одной «несжатой» полосы.

Такой строй и есть боевой порядок тральщиков, когда они готовятся двинуться на минное заграждение. Весь дивизион с поставленными тралами на небольшой скорости (6-7 узлов) начинает «срезать» с одной стороны контур фигуры. Тральщики кладут первый галс, затем ложатся па обратный курс и «срезают» при этом следующую часть контура фигуры. Когда они дойдут до кромки, они снова пойдут назад.

Так будут они итти вперед, назад, снова вперед, пока не срежут всю площадь фигуры. Как будто спокойная, мирная работа. Но так только кажется.

Вдруг раздается тревожный вой сирены. На первой паре тральщиков взвиваются кверху флажки немой речи кораблей. Они сигнализируют остальным тральщикам о том, что тральщик подкосил мину и перебил ее минреп.

Уже сзади трала всплыл на поверхность и покачивается на волнах большой металлический шар с торчащими «рогами». Это- мина; ее обнаружили, заставили всплыть, но еще нужно ее уничтожить. Эту работу выполняет особый тральщик – его место сзади дивизиона. И когда позади тралов то там, то здесь всплывают мины, этот корабль приближается и расстреливает их или высылает подрывников для их уничтожения.

Так бывает, если тралы подсекают мины. По часто тральщики действуют буксирующими тралами. Тогда тралы захватываю]’ на своем пути одну, другую, третью, много мин. Буйки тралов часто ныряют под воду или стремительно сближаются, сирена почти непрерывно издает протяжный вой.

Это значит, что тралы захватили уже много мин – тральщикам трудно тащить их за собой. Бывают случаи, когда в тралы попадают десятки мин. Приходится времен- 1 но прекращать траление, выходить из минированного района на более мелкое место и очищать тралы от пойманных мин.

Медленно выбираются тральщики на мелкое место. Затем корабли каждой пары расходятся в разные стороны и при этом растягивают, выпрямляют дугу трала. Все мины, захваченные тралящей частью, освобождаются от цепких объятий подводной «жатки». Теперь море сразу вскипает металлическими «пузырями». Тральщики ухолят обратно к загражденному району – к тому месту, откуда ушли – и продолжают свою работу.

А там, где пойманные мины «выведены на чистую воду», идет расправа: их уничтожают.

Так борются тральщики со своим опасным противником.

Если заграждение велико, эта борьба длится долго: не часы, а дни. И все это время не спадает напряжение моряков на тральщиках, не уменьшается постоянный риск, которому они подвергаются.

Умение уничтожать заграждения без потерь завоевывается упорной учебой в мирное время. А когда война разразилась и приходится на практике применять полученные знания, моряки-минеры приобретают опыт, совершенствуют свою боевую подготовку.

Если нет такого умения, часто бывает, что тишину моря нарушают не победные звуки сирен, а гул взрыва. Водяной смерч излетает над кораблем, могучий подводный удар разбивает его в щепы.

Бывает и так, что раздается взрыв, но без гибельных последствий для тральщика. Это взрывается мина, подкошенная тралом. Как же это могло случиться? Оказывается, уже в последние годы минеры додумались до такого устройства мин, что при соприкосновении тралящей части с минрепом мина взрывается. Получается так, что мина может быть опасной не только для кораблей, против которых она поставлена, но и для трала, которым ее подкосили.

Взрыв мины в трале разрушает все его устройство, разрывает тралящую часть, обезоруживает корабль. Судно становится более уязвимым для попадающихся на его пути мин. Приходится быстро, «на ходу»/ менять или ремонтировать тралы.

Случается и так, что взрыв неожиданно раздается при выборке из воды паравана-охранителя. Оказывается, на борт был выбран не параван, а мина. .Как это случилось? При тралении параван подсек мину, но тут же, в свою очередь, автоматически сработало особое противотральное устройство мины, которое перебило трос паравана и «прицепило» мину к тралу.

Кроме противотральных устройств на самих минах, на их минрепах, работу тральщиков затрудняют еще и специальные «минные защитники». Это буи, поставленные на заданное углубление. Под водой их удерживают тросы – буйрепы и якоря. На буйреп навешаны на некотором расстоянии друг от друга противотральные резаки. Когда «лезвие» трала попадет на резак, оно тут же перебивается, трал обезоруживается. Бывают и другие, еще более «хитрые» противотральные устройства. Минные защитники выставляются перед минным полем как его охрана (или между линиями мин).

Как мина может «обмануть» трал. Минреп таков мины разделен на два конца: нижний конец сверху заканчивается колесиком, а верхний снизу -полым ободом, в который входят головки спиц колесика. Благодаря пому оба конца минрепа всегда соединены. Когда тралящая часть зацепила минреп (ниже места соединения обоих концов), они благодаря своему движению вперед постепенно соскальзывает на колесико, застревает между двумя соседними спицами, заставляет их вращаться я проходить сквозь обод. Таким образом, и тралящая часть вместе со спицами проходит сквозь обод и. следовательно, «сквозь» минреп без вреда для самой мины.

1 – Верхний конец минрепа о ободом, 2- Нижний конец минрепа с колесиком. 3-Тралящая часть трала. 4-Дугообразный полый обод. 5 – Тралящая часть соскользнула с нижнего конца минрепа и застряла между спицами колесика. 6-Тралящая часть вращает спицы колесика, выводят их из обода в сама оказывается уже за минрепом-прошла «сквозь» минреп.

Может случиться, что нет возможности быстро обезопасить минный многоугольник, а кораблям необходимо пройти сквозь заминированный район, нет времени ждать, пока его разминируют. Тогда корабли обходят минное заграждение – ведь теперь его границы точно известны и точно обозначены. Кораблям разрешается проходить на расстоянии не ближе 3 миль от границ заграждения. Эта трехмильная полоса считается опасной для плавания зоной. .

«Тихая» война тральщиков требует не только умения, смелости, четкости в работе, но и военной хитрости. Противник следит за действиями тральщиков, старается всячески помешать им; если же это не удается, враг пытается свести на – нет работу морских «саперов», снова наставить мины в только что очищенном районе.

Очень хорошо показывает, насколько напряженной бывает эта борьба, один из эпизодов первой мировой войны.

Немцы тщательно и густо заминировали один из районов побережья противника. Необходимо было очистить этот район для прохода кораблей. Тральщики производили траление днем, добросовестно очищали весь подозрительный район, но за их работой наблюдали невидимые разведчики – немецкие подводные лодки – заградители. Как только тральщики удалялись, подводные лодки снова минировали фарватер, а на другой день союзные корабли налетали на мины, точно и не было накануне работы тральщиков. Все это повторялось несколько раз, и никак не удавалось покончить с опасным заграждением.

Как быть?

И тогда минеры призвали на помощь военную хитрость.

Настал день, когда тральщики снова вышли тралить немецкие мины.

Выстроившись в колонну попарно, тральщики выбросили свои подводные «жатки» и пошли в «атаку» на германские мины. На кораблях люди суетились у лебедок и производили все манипуляции, которыми сопровождается работа при тралении. Но все это было только маскировкой. Тральщики делали вид, что они действительно занимаются тралением. На самом деле ни одной мины не уничтожили, все они остались на своих местах.

Кончилось это «лжетраление», тральщики ушли. Наблюдавшая за ними германская подводная лодка так и не заметила обмана. Как только тральщики начали уходить, ее командир приказал двинуться вперед на якобы протраленный участок и ставить новое заграждение. Смело пошла лодка за тральщиками, и вдруг мощный взрыв разорвал подводный корабль и послал его на морское дно. Так удалась тральщикам их военная хитрость, настолько удалась, что спасенный командир подводной лодки даже не заподозрил никакой военной хитрости. Он решил, что противник просто «безобразно» тралил.

Но бывает и так, что путь кораблей не только не очищен от мин, но даже еще и не разведан: не обнаружено заграждение, не найдены его границы. Кораблям во что бы то ни стало необходимо срочно выйти на операцию по этому пути, и в то же время есть сведения, что фарватер загражден минами.

Как быть? Приходится все же итти сквозь прячущиеся под водой мины, но впереди кораблей идут тральщики и на ходу очищают путь. А корабли, которые проводятся сквозь заграждение, тоже не Дремлют, они ставят собственные тралы-охранители- это их дополнительная защита от мин, которые все Же могут остаться позади тральщиков.

В таких случаях говорят, что корабли проводятся за тралами. Впереди колонны кораблей идут Обычно две пли больше пар тральщиков. Сзади, на расстоянии около 6-ю кабельтовых, следуют корабли. Они точно выдерживают курс, чтобы не выйти из протраленной полосы – Ведь это грозит гибелью кораблю и команде. А моряки тщательно, пристально наблюдают за поверхностью моря, не покажутся ли плавающие мины, против которых бессильны поставленные тралы. Чтобы отбиться от этих ми и, всякий раз нужно проявить выдумку, решительную инициативу, спокойное мужество.

Сквозь все преграды

Поздней осенью 1941 года, когда немцы захватили северный и южный берега Финского залива, в глубоком тылу врага боролась и высоко держала советское знамя одна из наших баз.

Советский эсминец получил трудное, опаснее задание – пройти на эту базу. На море – осенняя штормовая погода. Путь пролегал мимо неприятельских берегов. Фашисты сжимали героическую базу в кольце блокады. Были приняты все меры, чтобы советские корабли не могли пройти на помощь к осажденным морякам. Путь был загражден минными полями и усеян плавающими минами. Все это было хорошо известно советским морякам, но пройти было необходимо, и при этом операцию надо было выполнить быстро, без малейшего промедления. В такой обстановке не могло быть и речи об обследовании пути и о тралении. Для выполнения такого задания мало одной смелости, мужества, желания и готовности совершить подвиг. Для этого нужны еще и умение воевать, тщательная, продуманная подготовка к операции, трезвый учет всех препятствий на пути.

Командир советского эсминца капитан 3-го ранга Осадчий именно так и понимал свою задачу. Все боевые части корабля быстро и тщательно подготовились. Кораблю Предстояло итти ночью, в шторм, на маяки не приходилось рассчитывать. Значит, четко и точно должна была работать штурманская часть, чтобы не уклоняться от заданного курса, чтобы в каждый момент знать, где находится корабль.

Предстояло итти за тральщиками, но и с собственным параван-тралом. Значит, п на тральщиках и на эсминце надо было подготовить запасные Части тралов на случай необходимости произвести замену. И, наконец, еще и еще рае приходилось думать о плавающих минах.

Поэтому на эсминце усилили вахты наблюдателей, подготовили людей к борьбе с плавающими минами.

В назначенный час все корабли, участвовавшие в операции, двинулись в путь.

Переходы делались в ночные, темны? часы, чтобы лучше скрыть от врага движение кораблей. В один из таких ночных переходов слева но курсу корабля, на расстоянии в 50 метров, появилась первая плавающая мина. Это не страшно. Корабль точно держит свой курс, и ему не опасна мина на таком расстоянии. Но люди на эсминце насторожены. Они ждут новых «гостий». Через 15 минут плавающая мина замечена впереди прямо по носу корабля.

Тральщики идут впереди Боевых кораблей – «проводят их за тралом».

Это уже опасно. За «гостьей» следят, приготовились к ее «встрече», но и на этот раз все обходится благополучно – мина проходит мимо, всего в 5 метрах по левому борту эсминца.

Еще 12 минут В правом «усе» параван- трала раздается взрыв – это взорвалась затраленная мина и, конечно, изуродовала правый параван. Взлетевший кверху столб воды обрушивается на носовую часть корабля. Весь эсминец сотрясается точно в судороге, но все кончается благополучно, механизмы в порядке, и можно итти дальше.

Правый параван надо быстро заменить. Хорошо, что все необходимое для этого было заранее и заботливо приготовлено. Поэтому замена паравана выполняется так быстро, что эсминец почти не остается без своего подводного «охранителя».

Еще несколько минут, п снова то справа, то слева появляются плавающие мины. Теперь они плывут чуть ли не сплошной массой, с промежутками в 10- 15 метров. Кораблю приходится изворачиваться и в то же время ни за что не выходить за пределы полосы, протраливаемой тральщиком. Ведь там, за этими пределами – минное поле. Все новые и новые взрывы слышатся в тралах передних кораблей. Вдруг головной корабль остановился. В ту же минуту наблюдатели эсминца заметили слева по носу корабля, всего в 5 метрах, плавающую мину. Что делать? Уйти от мины вперед – путь закрыт передним кораблем; на месте остаться или пойти влево- неминуемо столкновение с миной; вправо податься – там непротраленное минное поле.

Значит, путь один – только назад.

Принять решение надо во много раз быстрее, чем написать эти строки. Но мысль опытного командира обгоняет мгновения – так быстро раздается команда: «Самый полный назад!» Эсминец вздрагивает и останавливается, затем медленно подается назад. Еще за секунду до этого мина неумолимо приближалась к левому борту корабля. Теперь – медленная «гонка». Кто скорее: мина ли ударит корабль или эсминец все же ускользнет от нее? В эти мгновения время отсчитывается биением сердец людей. И борьба, в сущности, происходит не между кораблем и миной, а между этими людьми и смертью. Побеждают люди.

Покачиваясь на волнах, мина проходит всего в полутора метрах от левого борта, почти огибает нос корабля и уходит на правый борт. Туда, вправо, ее гонят и ветер и волны морские, она уже не страшна и все дальше и дальше уходит в темноту.

Теперь бы снова вперед, но, оказывается, этого нельзя выполнить: когда корабль остановился и пошел назад, это спутало параваны, сделало их' бесполезными, оставило эсминец без подводного охранителя. Корабль дрейфует – это значит, что ветер и волны (машины ведь не работают) заставляют корабль перемещаться, сносят его с линии курса. Если не остановить дрейф, эсминец может попасть на минное поле. Принимается решение: стать на якорь а привести в порядок запутавшиеся параваны. Выполнить это решение не просто. На корабль снова надвигаются плавающие мины. Эсминец притягивает их it себе, точно магнит булавки. Один за другим докладывают наблюдатели о новых и новых минах, дрейфующих к эсминцу. Теперь осталось только одно средство: отталкивать, отводить мины от бортов. И ВДОЛЬ бортов. выстраиваются офицеры, матросы, все члены экипажа, у которых свободны руки. А мины уже почти окружили корабль, осадили его с бортов. Но люди встречают их шестами, осторожно отталкивают, «проводят» по бортам и отправляют за корму. Приходится иногда проделывать эту работу голыми руками. Вот одна из наступающих мин как будто осталась незамеченной. Еще мгновенно, и катастрофа неизбежна. Но офицер корабля Новиков перелезает за борт, спускается на левый отвод, закрепляется ногами, свешивается к воде, руками останавливает мину и отталкивает ее от эсминца. Человек схватился со смертью и победил ее. И такие победы одержали в эту ночь многие моряки, командиры и краснофлотцы славного советского эсминца.

А пока, длилась эта схватка людей с минами, минеры восстанавливали параваны. Распутать тралы было невозможно; оставалось одно – обрубить их и поставить новые. В непроглядной темноте за борт отправляется матрос корабля. Его ловкие, опытные и сильные руки быстро справляются с лабиринтом спутавшихся частей трала. Теперь можно ставить новые параваны. Но тут выясняется, что на эсминце уже но осталось правых параванов. Приходится тут же, впервые в практике корабля, организовать и выполнить переделку левых параванов на правые.

И эта трудность преодолевается, эсминец снова вооружен против мин, его снова защищает его «охранитель», корабль может продолжать свой путь. И пора! Море осветилось луною, а совсем недалеко – неприятельские берега. Наблюдатели вражеских батарей могут заметить корабль, открыть огонь.

Снова двинулись в путь. Еще немного, и минное доле останется позади. Но вдруг залп с берега, еще один. Корабль замечен, противник открыл огонь, один снаряд падает в воду совсем близко от кормы: Что-то случилось с рулевым управлением – руль застыл в одном положении, корабль начал «описывать циркуляцию». Это специальное выражение; оно означает, что эсминец пошел по кривой линии. А снаряды ложатся все ближе и ближе. Во что бы то ни стало надо уйти от этого опасного места. Но корабль не имеет управления Как заставить его итти по заданному курсу или так маневрировать, чтобы уходить от снарядов, мин, чтобы приблизиться к цели?

Надо исправить рулевое управление. Если даже удастся сделать это, понадобится много времени, а уходить надо немедленно. Тогда командир находит выход из положения. Он переводит машины корабля на работу «в раздрай» – это значит, что машины работают и на заднем и на переднем ходу. Если правильно выбрано соотношение между задним п передним ходом, корабль выходит на прямой курс.

Эта мера увенчалась успехом. Медленно, но верно эсминец двигается вперед. Все это- при сильном ветре, крупной волне и при непрекращающемся обстреле с берега. Тем временем люди корабля напряженно работают над исправлением рулевого управления. Тянутся, как вечность, часы этой борьбы. Если удастся хоть освободить руль и даже не управлять им, а только поставить в «нейтральное» положение (руль будет стоять прямо), скорость корабля увеличится. Наконец через 4 часа это удается.

Эсминец быстрее движется вперед. Вот уже осталась позади вражеская батарея, можно вздохнуть свободнее, но это счастье кратковременно. Через полчаса новая вражеская батарея обрушивается на корабль. А эсминец по-прежнему полускован, по-прежнему управляется только машинами. Ему трудно изворачиваться, уходить от снарядов. И ко всему этому корабль снова попадает на минное поле, и опять отовсюду наступают плавающие мины. Гибель и смерть, оставшиеся было позади, снова нагнали корабль.

Командиру докладывают: «Слева по носу- плавающая мина!» Надо проскочить мимо, точно выдержать курс, чтобы мина так и прошла слева мимо корабля. Это удается, на этот раз смерть проходит всего в 7- 10 метрах от борта. Но тут же опять: «Прямо по носу – мина!» Как быть? Ведь корабль не имеет рулевого управления. Ему нельзя извернуться, обойти мину, преградившую путь. Опять «раздрай», и мина пропадает за кормой. И пока длится эта схватка со смертью, на корабле продолжается борьба за активную жизнь эсминца, за восстановление рулевого управления. Не зная отдыха и страха, в течение многих часов люди упорно выполняют изнуряющую работу, не обращая внимания на неприятельские снаряды, на ходу изобретая все новые решения задачи. И моряки эсминца опять одержали победу. Заработало рулевое управление, корабль твердо встал на свой курс, вышел из минного поля, из- под обстрела и на полном ходу понесся к уже близкой цели.

Так прошли советские моряки и их корабли сквозь минные поля, сквозь плавающие мины, сквозь огонь вражеских батарей.

Спокойное мужество офицеров и матросов, прекрасное знание своего боевого дела помогли им преодолеть все преграды на опасном пути.

Как «обманывают» донную мину

«Минные жатки» – тралы – хорошо справляются с «зарослями» якорных мин. Но они бессильны против донных мин – магнитных, акустических и магнитно-акустических. Ведь эти мины не образуют зарослей, у них нет минрепов, их не за что ухватить и вытащить, нельзя их и подсечь. Они лежат на дне и там подстерегают свои жертвы. Но дело не только в том, что их не за что ухватить. Корабль-тральщик, так же как и всякий другой, сам по себе вызвал бы взрыв магнитной или акустической мины, едва он только приблизился бы к "ней, прошел бы над ней.

Обыкновенным тралением никак нельзя было обезопасить донные мины, нужно было придумать совершенно новое средство.

Прежде всего моряки повели борьбу с магнитными минами. 6 начале второй мировой войны именно эти мины наделали много шуму. Все изобретатели шли по одному и тому же пути – предлагали бороться с магнитными минами их же оружием. Какое же это оружие?

Мы уже знаем, что стальная масса корабля тоже представляет собой магнит, который создает собственное магнитное поле и поэтому воздействует на магнитную стрелку замыкателя мины.

Каким можно себе представить трал, «вставляющий магнитные и акустические нивы взрываться далеко впереди корабля-тральщика:

1 – На корабле находятся мощные генераторы электрического тока. 2 – Антенны. 3 – Защищенные искровые разрядники, работающие каждые пять секунд, посылают электромагнитные волны, воздействуют на электрические цепи неконтактных мин и взрывают их. 4 – Звукоизлучающие устройства. 5 – Мены взрываются впереди корабля на расстоянии 100-150 метров, 6-Деревянные малые моторные суда, несущие все тралящее устройство; их моторы мощностью в 60 лошадиных сил питаются током от корабля-тральщика. 7 – Изолированные кабели – ендовой и управляющий; силовой кабель передает прерывистый ток мощностью 1-6 тысяч киловатт. 8 -Поплавки.

Взорвался ли бы на такой мине, скажем, деревянный корабль, на котором почему-либо вовсе не было бы стальных предметов? Нет, не взорвался бы – ведь масса такого корабля не действовала бы на приборы мины. Корабль из дюралюмина (немагнитного металла) тоже не взорвался бы. Но в наши дни почти все корабли строятся из стали. Значит, нужно было добиться, чтобы и сталь корабля не воздействовала на магнитную мину, надо было размагнитить стальную массу корабля. А как это сделать? Минеры решили эту задачу: они расположили по корпусу корабля обмотку из кабеля и пропустили по нему ток. При этом происходило намагничивание корабля и создалось новое магнитное поле, которое было равно начальному магнитному полю, но противоположно направлено. Такие два доля уничтожают друг друга или настолько ослабляют одно другое, что не происходит никакого воздействия на приборы магнитной мины. Размагниченные корабли свободно проходят над поджидающими их магнитными минами, мины остаются на дне в покое. Вместо обмотки в некоторых случаях обносят вдоль всего корпуса корабля кабель и тоже пропускают через него электрический ток. При этом кабель приподнимают и опускают, как бы «натирают» им обшивку корабля. Вот как минеры научились «обманывать» магнитные мины.

Эти средства оказались, кроме того, хорошей защитой против торпед. Ведь в некоторых торпедах взрыватели так устроены, что они срабатывают под действием магнитного поля корабля, но размагниченному судну и эта опасность не страшна.

Надежно ли служат эти средства защиты от магнитных мин? Когда англичане в 1940 году эвакуировали из Франции свои войска, немцы усеяли воды Ла-Манша магнитными минами в надежде, что транспорты с войсками будут пачками итти ко дну. Каково же было их разочарование, когда оказалось, что ни один корабль (все они были оборудованы размагничивающими устройствами) не пострадал от мин, транспорты свободно прошли над притаившимися на дне немецкими ловушками и благополучно прибыли в свои порты. Но все же такой защиты недостаточно. Бывает, что размагничивающее действие нарушается какими-нибудь причинами. Кроме того, размагничивание не спасает от акустических мин. Минеры всячески старались найти способ тралить донные мины, уничтожать их заблаговременно, очищать от них фарватеры.

В результате такой способ был найден, и в настоящее время «саперы моря» вооружены специальными противомагнитными и противоакустическими тралами.

Эти тралы не подкашивают и не подсекают донных мин – ведь их и не за что зацепить, да и приблизиться к ним нельзя. Новые тралы вовсе и не прикасаются к донным минам. Они действуют на расстоянии- это неконтактные тралы, борющиеся с неконтактными минами. Вот и получается, что с неконтактными минами борются их же оружием.

Воздушный тральщик.

Как же р amp;ботаюг новые тралы? Их устройство, конечно, сохраняется в секрете, но можно все же представить себе, как они действуют.

Представим себе, что корабль-тральщик далеко впереди себя выслал особое пловучее устройство, которое излучает очень сильные магнитные влияния и звуковые волны.

Такое устройство должно издалека действовать на стрелку замыкателя магнитной мины или на взрыватель акустической мины и взрывать их на расстоянии. По сведениям, проникшим в печать, такие тралы взрывают неконтактные мины на расстоянии в 90-160 метров впереди себя. Там, где почему-либо нельзя или трудно пользоваться кораблями-тральщиками (в гаванях, у доков и причалов), такие же устройства приводятся в действие с берега.

Когда выяснилось, что магнитные и акустические мины успешно и быстро уничтожаются, изобретатели-минеры решили до* биться того, чтобы новые тралы не обнаруживали донных мин. Для этой цели они придумали два новых устройства, которые присоединили к взрывателям магнитных и акустических мин.

Одно из этих устройств называется прибором срочности. Это часовой механизм, включенный в цепь замыкателя и заведенный на определенный промежуток времени-от 15 минут до нескольких суток.

Пока не истечет это время, мина не опасна, она не взорвется, пусть даже непрерывно снуют над ней корабли. Но как только заданный срок истечет, первый же корабль, прошедший над миной, получит сокрушительный подводный удар. Чего же минеры хотели этим добиться? Они надеялись, что противник, видя, как корабли беспрепятственно проходят по морю, начнет думать, что на этом участке вовсе нет мин, станет беспечным, и тогда его поразят внезапные удары. Но прежде всего они хотели помешать тралению неконтактных мин. В самом деле, ведь сколько ни утюжь море даже сверхмощным тралом, мины с прибором срочности не ворвутся, не выдадут себя. И если противник не сделает достаточного числа галсов и прекратит траление, уверенный, что мин в этом месте нет, он будет наказан.

Второе устройство называется прибором кратности. Если мина (магнитная или акустическая) готова к действию, она взорвется, как только над ней пройдет первый корабль или на нее подействует трал. Но если в мине находится прибор кратности, этого не случится. Этому прибору можно «поручить», чтобы он взорвал мину не под первым же кораблем, а под определенным по счету, например под пятым или десятым.

Минеры быстро разгадали и эти «секреты» и научились бороться с ними.

Как же тралятся мины, в которых находятся приборы срочности и кратности?

Сначала море «утюжится» тралом непрерывно в течение нескольких суток. Когда истекает срок наибольшей возможной выдержки прибора срочности, кладут еще дополнительные тральные галсы, чтобы «измотать» прибор кратности. Таких галсов делают столько, чтобы их число было не меньше числа самой большой настройки прибора (до 15). Только после тщательной и длительной обработки фарватер может считаться очищенным от мин.

Существует еще и воздушный электромагнитный трал, которым действуют не с корабля и не с берега, а с самолета.

Большой самолет низко стелется над водой, идет бреющим полетом, на высоте всего нескольких метров. Под фюзеляжем и крыльями самолета прикреплено огромное металлическое кольцо.

Самолет еще и еще раз проносится над водой, и вдруг сзади, за его хвостом, с глухим шумом взлетает к небу мощный столб воды, за ним второй, третий. Это взрываются магнитные мины, обнаруженные воздушным тральщиком.

Как же устроен воздушный трал?

На самолете установлен двигатель внутреннего сгорания; от двигателя работает генератор постоянного тока и питает уложенную внутри кольца обмотку из провода. Получается мощный электромагнит, создающий магнитное поле, действующее на приборы магнитной мины. Воздушные тральщики, как и надводные, обычно работают не в одиночку, а целым соединением, также идущим строем уступа.

Большая скорость воздушных тральщиков- это их важное преимущество перед кораблями. Они быстро прибывают даже в очень отдаленный район траления. Кроме того, воздушные тральщики быстрее справляются с хитростями прибора кратности – им ничего не стоит сделать большое число галсов в короткий срок. И, наконец, воздушные тральщики – хорошие разведчики минных полей: они быстро облетают огромный район и, если где-нибудь за ними взметнется кверху фонтан, засекают место и передают на базу тральщиков, что обнаружен загражденный район. Именно воздушными тральщиками была проделана большая разведывательно-тральная работа после окончания войны, когда надо было обнаружить и уничтожить все мины, которыми были усеяны прибрежные воды и пути кораблей.

Заключение

Из года в год растет п укрепляется, становится все сильнее и сильнее наш советский Военно-морской флот.

В первые же годы после гражданской войны была усилена мощь издавна прославившихся Балтийского и Черноморского флотов. В 1932 году был создан Тихоокеанский флот, в 1933 году – Северный флот. На реках увеличивались в числе и боевой силе корабли речных флотилий.

Ко времена вероломного нападения фашистское Германии на нашу родину вокруг наших водных границ уже стояли в боевой готовности достаточно сильные флоты и флотилии, пополненные современными боевыми кораблями. Они являлись мошной составной частью единых вооруженных сил нашей великой страны.

Но и во время войны, вопреки всем трудностям, заводы и верфи продолжали давать флоту те новые типы кораблей и то новое оружие, которые были необходимы морякам в ходе военных действий.

Беззаветным мужеством и умением воевать прославились наши военные моряки в борьбе за родину. Они заслужили почетную оценку, которую дал нм и их боевым делам товарищ Сталин в своем приказе 22 июля 1945 года: с Боевая деятельность советских моряков отличалась беззаветной стойкостью и мужеством, высокой боевой активностью и воинским мастерством. Моряки подводных лодок, надводных кораблей, морские летчики, артиллеристы и пехотинцы восприняли и развили все ценное из вековых традиций русского флота. На Балтийском, Черном и Баренцевом морях, на Волге, Дунае в Днепре советские моряки за четыре года войны вписали новые страницы в книгу русской морской славы. Флот до конца выполнил свой долг перед советской Родиной». А через короткое время советские моряки (Тихоокеанский флот) вновь покрыли себя славой в морских боях с японцами и помогли нашим армиям разгромить противника.

Окончилась Великая Отечественная война, и теперь Военно-морской флот зорко охраняет наш мирный труд, наши священные границы, готовый в любую минуту обеспечить государственные интересы.

В первомайском приказе 1946 года товарищ Сталин писал:

"Мы ни на минуту не должны забывать о происках международной реакции, которая вынашивает планы новой войны. Необходимо помнить указания великого Ленина о том, что, перейдя к мирному труду, нужно постоянно быть начеку, беречь, как зеницу ока, вооруженные силы и обороноспособность нашей страны».

Большой, могучий Военно-морской флот – одна из важнейших частей вооруженных сил СССР. Забота о нем - долг каждого патриота нашей родины.

Приложение

Значение некоторых морских терминов, не разъясненных в тексте

Абордаж – от французского слова «s'aborder»; по-русски оно означает «сходиться», вступать в рукопашную схватку. Во времена гребного и парусного флота словом «абордаж» был назван способ ведения бон на море, когда корабли «сваливались» – сцеплялись для рукопашного боя. В наше время не существует такой тактики, но в отдельных случаях обстановка может так сложиться, что абордаж окажется самым правильным решением боевой задачи. Вот почему сохранилось выражение: «итти на абордаж».

Армада – флот, эскадра. Это слово вошло во все языки с конца XVI столетия. В 1588 году испанский король Филипп II снарядил для войны с Англией огромный флот. Надеясь на превосходство в количестве кораблей, испанцы назвали этот флот «Непобедимая армада». Громоздкие, с плохими мореходными качествами корабли испанцев были сначала развеяны бурей, а остатки их добиты английским флотом при Гравельяисе.

Байдарка – легкая спортивная лодка с закрытой палубой, в середине которой оставлено отверстие для одного или двух гребцов. Весла имеют допасти на обоих концах; гребут ими попеременно – то с одного, то с другого борта. Конструкция байдарки заимствована у эскимосов и алеутов, пользующихся такими лодками для быстрого сообщения на коротких расстояниях.

Бак – часть верхней падубы корабля между его носовой оконечностью и фок*мачтой.

Банка (на шлюпке или гребном судне) – деревянная доска, которая служит и скамьей для гребцов (или пассажиров) и распором для укрепления бортов от сдавливания.

Брандскугель – зажигательный снаряд времен гладкостенной артиллерии; пустотелое ядро с отверстиями, начиненное зажигательным составом.

Брашпиль – машина на корабле для подъема якорей.

Буек – плавающий снаряд, служащий для указания какого-либо места на поверхности воды или для спасения тонущего.

Ватерлиния ~ линия на корпусе корабля, которая совпадает с линией уровня воды. Чем больше груз корабля, тем глубже сидит он в воде (больше его осадка), тем выше ватерлиния, и, наоборот, чем меньше груз, тем ниже ватерлиния корабля.

Вельбот – легкая военная быстроходная шлюпка с острыми обводами носа и кормы.

Водоизмещение – вес вытесняемой кораблем воды. Его выражают в тоннах. Различают «полное водоизмещение» и «стандартное водоизмещение» корабля. Первое – это водоизмещение корабля с полным личным составом, снабженного всеми механизмами, вооружением, боезапасом, продовольствием, пресной водой, топливом, смазочными материалами, питательной водой для котлов и механизмов и всем необходимым для выхода в море в военное время. Второе – то же самое, но без топлива и запасов питательной воды для котлов и механизмов.

Кабельтов – мера длины для измерения небольших расстояний на море 1/10 морской мили; длина кабельтова 185,2 метра (морская миля -1,852 километра).

Камбуз – помещение на корабле, в котором приготовляется пища для личного состава.

Кают-компания – помещение на корабле для отдыха, занятий, совещаний офицерского состава; служит также столовой.

Киль – скрепляющая связь корпуса корабля, проходящая от носа до кормы по продольной средней линии его днища.

Кингстон – всякий клапан в подводной части корпуса судна, служащий для впуска забортной воды.

Клотик – точеный кружок, обычно деревянный, надеваемый на верхушку (топ) мачты иди на флагшток. В клотик вделаны два колеса – шкива, через которые продергиваются снасти – фалы (см. ниже).

Кубрик – жилое помещение на корабле для команды.

Курс корабля – направление движения корабля; оно определяется величиной угла между вертикаль* ной плоскостью, которая проходит через среднюю продольную линию корабля, и меридианом земною шара.

Переборки на корабле – вертикальные перегородки, разделяющие отдельные служебные и жилые помещения; они служат также для разделения судна на водонепроницаемые отсеки.

Реи – поперечные прямые брусья, прикрепленные к мачте своей серединой. Служат для флажной сигнализации. В парусном флоте служили для крепления прямых парусов.

Рубка – надстройка на корабле, образующая отдельное служебное помещение. На корабле их несколько: боевая рубка, рулевая рубка, штурманская рубка, радиорубка.

Румпель – промежуточная связь между рулем и механизмами управления.

Рым – металлическое кольцо, укрепленное на палубе или на частях корпуса корабля; служит для продевания или закрепления разного рода тросов, концов.

Стеньга – добавочный брус, удлиняющий верхнюю мачту корабля.

Стропы – 1) веревки, на которых висит груз под раскрытым парашютом; 2) стальные тросы, которыми подвешивается гондола дирижабля или аэростата; 3) простейшее приспособление для погрузки (в виде кольца или петли из троса), которым охватывается предмет при подвешивании его к крюку подъемного крана.

Трап - всякая лестница на корабле.

Увел – мера скорости на море, обозначающая скорость в 1,852 километра в час (одна морская миля в час). Выражение «корабль делает 20 узлов» означает, что судно идет со скоростью 20 миль в час. Если называется число узлов, не следует прибавлять «в час» -это само собой подразумевается.

Фал – снасть, служащая для подъема реев, косых парусов, сигнальных флагов, фонарей.

Цистерна – резервуар (или отсек корабля), предназначенный для хранения воды, нефти, масла и других жидких веществ.

Шканцы – место средней части верхней палубы корабля (ближе к корме); служит для встреч, смотров, разводов вахт и других церемоний на корабле.

Ют – часть верхней палубы корабля между его кормовой оконечностью и грот-мачтой. Во времена парусного флота – надстройка в кормовой части корабля.

Примерное схематическое изображение устройства и вооружения линейного корабля.

1 – якорная цепь; 2- волнорез; 3 – передняя трехорудийная башня артиллерии главного калибра; 4 – верхняя носовая трехорудийная башня артиллерии главного калибра; 5 – батарея зенитных пушек-автоматов; 6- помещение рулевого управления; 7 – помещение компасов; 8 -боевая рубка; 9 – стабилизованные посты наводки; 10 – носовой пост управления зенитной артиллерией; 11 – главный пост управления артиллерийским огнем; 12 – чертежная; 13 – оперативная каюта; 14 – лестницы (трапы); 15 – помещение работников механического лага, измеряющего скорость хода корабля; 16 – походная каюта начштаба; 17 – адмиральская каюта; 18 – душ; 19 – помещение метеорологов; 20- 120-миллиметровые зенитные пушки; 21 – батареи зенитных пушек-автоматов; 22 – прожекторы; 23 – место наблюдателя; 24 – антенна; 25 – кран для подъема самолетов на борт корабля; 26 – орудия противоминной артиллерии калибра 135 миллиметров; 27 – ангар; 28 – катапульта для запуска самолетов; 29 – моторные боты; 30 – вентиляторы котельного отделения; 31-кормовые посты управления; 32 – пост управления артогнем; 33 – кормовая трехорудийная башня артиллерии главного калибра (355 миллиметров); 34 – адмиральские каюты; 35 и 36 – офицерские каюты; 37 – ванные и души; 38-лазарет; 39 – приемная врача; 40 – кают-компания; 41 – офицерская столовая; 42 – помещения команды; 43 – машинное шпилевое отделение; 44 – малярная мастерская; 45, 46, 47, 48 – столовые помещения; 49 – ремонтные механические мастерские; по – вентиляционная установка; 51 – умывальные; 52 и 53 – канцелярия; 54-хлебопекарня; 55 – продовольственные склады; 56 – гирокомпас; 57 – главная радиорубка; 58 – машинное отделение; 59 и 60 – вспомогательные машины; 61- картохронометрическая каюта; 62 – машина для фильтрации воздуха; 63 – мотор- генератор; 63а – запасная радиорубка; 64 – нижнее рулевое управление; 65-цистерна для пресной поды; 66 – главный склад; 67 – мучной склад; 68 – радиопередатчик; 69 – паровые котлы; 70 – цистерны для горючего; 71 – гребные винты; 72 – руль; 73 – противоторпедные переборки; 74 – якорь; 75 – клотик; 76 – флагшток кормового флага.

Схема турбины с механическим приводом винта.

Схема турбины с электрическим приводом винта.

Как работает корабельная турбина с механическим приводом винта.

Схема устройства турбины корабля и передачи движения к его винтам.

На рисунках изображено, как устроена и работает турбинная установка на корабле, вращающая один из гребных валов.

1 – воздуходувка для подачи воздуха к топке; 2-дымовая труба; 3 – подогреватель воздуха; 4- котельные трубы; 5 – перегреватель; 6 – подогреватель питательной воды для котла; 7 – насос; 8 – турбина заднего хода; 9 – насосы; 10 – турбина высокого давления; 11 – шестерни редуктора – механизма, уменьшающего число оборотов вала; 12 – турбина низкого давления; 13 – конденсатор отработанного пара; 14 – упорный подшипник гребного вала; 15-чугунная или стальная труба, через которую гребной вал выходит из корпуса корабля в воду; водонепроницаемость этой трубы обеспечивается особым устройством; 16 – винт корабля, сообщающий ему движение; 17-неподвижные сопла турбины, направляющие пар к ее вращающимся лопаткам; 18 – труба, отводящая отработанный пар; 19 – лопатки, укрепленные на вращающемся роторе турбины; 20 – камера отработанного пара; 21 – коренной подшипник; 22 – ротор турбины; 23 – гребной вал; 24 – вал, регулирующий работу парораспределительных клапанов.

Продольный разрез.

Легкий океанский крейсер водоизмещением 9000 тонн, вооруженный двенадцатью орудиями главного калибра (152 миллиметра), расположенными в четырех башнях (две в носовой части и две в кормовой части).

А – полубак; Б – верхняя палуба; В – нижняя палуба; Г – палуба.

1 – носовые трехорудийные башни главного калибра; 2- командно-дальномерные посты и посты управления огнем – носовые и кормовые; 3 – сигнальные прожекторы; 4 -два левобортовых зенитных орудия калибра 102 миллиметров; такие же два орудия – на правом борту; 5 – многоствольные зенитные пушки-автоматы; они устанавливаются главным образом на возвышенных площадках корабля; 6 – верхний мостик; 7 -боевая рубка; 8 – штурманская рубка; 9 -рулевая рубка; 10- каюта командира; 11-каюты офицеров; 12 – торпедные аппараты; 13 – самолет на катапульте и ангар с самолетом, крылья которого сложены; такой же ангар на правом борту; 14 – катапульта, установленная поперек корабля; 15-помещения для матросов; 16 – помещения для механизмов управления рулями; 17 – главная радиостанция корабля; 18 – турбины; 19 – котельные.

Разрез и полетная палуба современного авианосца.

I – Полетная палуба. II – Палуба верхнего ангара, III – Палуба низшего ангара. IV – Верхняя палуба. V – Главная палуба.

1 – струя пара, указывающая направление ветра; 2 – катапульты, или ускорители движения самолетов приведете; 3 – многоствольные пулеметы; 4- мачты антенны радиотелеграфа, «заваливаемые» во время полетов; – прожекторы; 6 – спаренные башенные орудия в гнездах, вынесенных к бортам корабля; 7- многоствольные зенитные пушки-автоматы; 8- щит; 9- боевые рубки и командные посты; 10 – подъемники для самолетов; 11 – пост управления огнем; 12 – стартовая площадка; 13- гнезда для зенитных пушек-автоматов; 14 – место расположения тормозного устройства для садящихся самолетов; 15 – посадочная площадка; 16-мастерские; 17 -верхний ангар; 18 – катера; 19 – помещение для собраний; 20 – тренировочная кабина для слепых полетов; 21 – офицерские каюты; 22 – запасные помещения; 23 – столовая младших командиров; 24 – помещение для хранения авиамоторов; 25 – нижний ангар; 26 – огнеупорная переборка; 27 – лазарет; 28 – кают-компания; 29 – столовая для команды; 30 – хлебопекарня; 31 – динамомашины; 32 -ванные; 33 – умывальники; 34 – дезинфекционная камера; 35 -вспомогательные механизмы; 36 – нефтецистерны; 37 – котельные отделения; 38 – машинные отделения; 39 – кладовые.

На палубе – стартующий самолет и самолеты, подготавливаемые к старту. На заднем плане – эсминцы охранения авианосца.

Продольный разрез эсминца.

1- башенные орудия калибра 120 миллиметров; 2- щит; 3 – командный мостик; 4- дальномер; 5- штурманская рубка; 6- каюта командира; 7 – радиорубка; 8- помещение сигнальщиков; 9 – зенитные орудия; 10 – многотрубные торпедные аппараты; 11-антенна; 12 – прожектор; 13 – бомбомет для стрельбы глубинными бомбами; 14 – камбуз; 15 – подъемный края; 16 – глубинные бомбы; 17 – кормовой бомбосбрасыватель; 18 – офицерские каюты, /0 – машинное отделение (турбины); 20 – котельные; 21-спасательная шлюпка; 22 – погреб боезапаса; 23 – ствол орудийной башни с подъемниками снарядов; 24 – помещение команды; 25 – столовая команды; 20 – шпиль (машина с вертикальным воротом для подъема якоря); 27 – машинное отделение шпиля; 28 – хранилища провизии; 29 – носовые цистерны для жидкого топлива; 30 – гребной вал; 31 – кормовые цистерны для жидкого топлива; 32 – гребной винт; 33 – руль; 34 – наблюдательный марс («гнездо» для наблюдателя на вершине мачты); 35 – якорная цепь; 36 – якорь; 37 – сигнальные флажки.