science Андрей Никонов Курильская катастрофа ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 12:37:04 2007 1.0

Никонов Андрей

Курильская катастрофа

АНДРЕЙ НИКОНОВ

КУРИЛЬСКАЯ КАТАСТРОФА

Случись она в наши дни, страна долго была бы в шоке.

Но в 1952 году трагедия была скрыта от народа, и сегодня о курильском цунами даже среди специалистов помнят единицы.

С 1932-го по 1962 год на территории СССР, похоже, не было никаких стихийных бедствий. Причина проста: в государстве действовал "запрет на катастрофы". О них не только не писали, но даже и не упоминали. И о том, что произошло на Курилах в ноябре 1952 года, мы знаем гораздо меньше, чем о том, что случилось примерно в тех же краях в 1737 году! Вот как описывал эти события естествоиспытатель и первый исследователь Камчатки Степан Петрович Крашенинников.

"Учинился на море ужасный шум и волнение, и вдруг взлилось на берега воды в вышину сажени на три, которая, ни мало не стояв, збе-жала в море и удалилась от берегов на знатное расстояние. Потом вторично земля всколебалась, воды прибыло против прежнего, но при отлитии столь далеко она збе-жала, что моря видеть невозможно было.

В то время усмотрены в проливе на дне морском между первым и вторым Курильским островом (Шумшу и Парамушир. - А. Н.) каменные горы, которые до того никогда не виданы, хотя трясение и наводнение случалось и прежде. С четверть часа после того последовали валы ужасного и несравненного трясения, а при том взлилось воды на берег в вышину сажен на 30, которая по-прежнему, нимало не стояв, збежала в море и вскоре встала на брегах своих, колыбясь через долгое время... В некоторых местах луга холмами, а поля морскими заливами зделались".

В приведённом отрывке обращают на себя внимание несколько моментов. Во-первых, цунами возникло после землетрясения и, несомненно, им было порождено. Во-вторых, волн было несколько, и первая оказалась не самой большой и разрушительной, а перед приходом основных волн дно моря осушалось на большое расстояние. Указание на обнажение дна в проливе между островами Шумшу и Парамушир при отходе воды - это не досужие сказки, а показания очевидцев, русских казаков. Заметим: глубина пролива вдоль берегов достигает двадцати метров, а в середине несколько больше.

Все эти явления, только в несколько меньших размерах, повторились 215 лет спустя. Уже Крашенинникову было известно: "Трясение и наводнение случалось и прежде". А вот после 1945 года, когда острова, в том числе Шумшу и Парамушир, были отвоёваны у японцев и заселены заново, обо всём этом забыли. Через двести с лишним лет после Крашенинникова не нашлось писателя, который донёс бы до потомков воистину страшную картину неистовства стихии в здешних пределах.

Наиболее полными данными о курильском цунами 1952 года располагал вулканолог А. Е. Святловский, но ему удалось опубликовать лишь малую их часть. И сегодня исследователям приходится собирать сведения о трагедии буквально по крупицам.

Камчатское землетрясение 1952 года, породившее цунами, было очень мощным и захватило огромное пространство. По выбросу энергии и балльности в пределах Российской империи (СНГ) его можно сравнить лишь с землетрясениями 1889-го и 1911 года в Тянь-Шане. Все другие памятные землетрясения на территории нашей родины за 250 лет, включая ашхабадское 1948 года и спитакское 1988-го, по выбросу энергии были в десятки и сотни раз слабее. Особенность камчатского землетрясения и в том, что при неглубоком для Курило-Камчатского сейсмического пояса залегании очага (20 - 30 километров) он вытянулся на пятьсот километров вдоль камчатских берегов. Относительно слабое, до 7 баллов, воздействие землетрясения на берега Камчатки и Курил объясняется тем, что ось очага располагалась на расстоянии 140 - 180 километров от берега. Поскольку само по себе землетрясение не причинило серьёзных разрушений на Камчатке и Курилах, писать о нём в советские времена не запрещалось. Но на сушу обрушилось порождённое этим землетрясением цунами, полоса которого охватила побережье от полуострова Камчатский мыс на севере до средних Курильских островов на юге. Именно цунами стало объектом государственной тайны.

Город Петропавловск-Камчатский был спасён от огромной волны только узким проходом в бухту Авачинская. На открытых восточных берегах Камчатки высота волны достигала 6 - 10 метров. Благо поселений в этих местах в те годы было мало. Но на Северных Курилах разыгралась настоящая трагедия.

Тогдашнее население Курил о цунами и правилах поведения во время сильных землетрясений понятия не имело. Если в стране "катастрофы не происходят", то чего к ним готовиться! Это и сыграло роковую роль. А ведь уже в 1737 году курильцы и казаки знали: после землетрясения следует бежать вверх на ближайшие холмы. Следствием неведения было и то, что большинство жилых домов стояли на низких террасах вблизи уреза воды и береговой линии. Это неведение стоило жизни 2300 жителям Курил, а остальным - потери жилья и имущества.

Изучением последствий катастрофы занималась специальная гидрографическая экспедиция. Её отчёт так и остался засекреченным. А вот группе специалистов из академических учреждений свой отчёт издать удалось шесть лет спустя после катастрофы вышла книга объёмом 60 страниц. Вот что сообщалось в ней о событиях в наиболее пострадавшем населённом пункте.

В ночь с 4 на 5 ноября 1952 года около 4 часов по местному времени жители Северо-Курильска были разбужены семибалльным землетрясением. Разрушались печи, падали печные трубы, посуда и домашняя утварь валились с полок. Перепуганные люди выбегали из домов. Через сорок минут после землетрясения со стороны океана послышался гул, подобный артиллерийской канонаде. В посёлке, расположенном на низком берегу пролива, поднялась тревога, забили в пожарные колокола. Жители центральной части посёлка услышали о приближении цунами по шуму и крикам людей, находившихся у берега океана. Через несколько минут на побережье обрушилась высокая океанская волна, несущая песок, ил и различные обломки. Волна катилась с огромной скоростью. Наибольшей высоты и силы она достигла в долине реки, текущей через центр посёлка. Спустя несколько минут волна отхлынула в море, унося с собой всё разрушенное. Отступление первой волны было столь интенсивно, что дно пролива обнажилось на протяжении нескольких сотен метров. Наступило затишье. Через 15 - 20 минут на город обрушилась вторая, ещё большая волна, достигавшая десятиметровой высоты. Эта волна нанесла особо сильные разрушения, смывая все постройки на пути. За ней оставались лишь цементные фундаменты домов. Позднее пришла и третья волна, а колебания уровня воды в пределах 2 - 3 метров происходили весь день 5 ноября. Из всех строений Северо-Ку-рильска сохранилось не более 5%, которые стояли на прикрывавшей город с востока каменистой гряде.

На восточном берегу того же острова Парамушир в посёлке Океанский высота волны цунами составила 5 - 8 метров, но последствия были столь же разрушительны, как и в Северо-Курильске. Вот что вспоминал впоследствии один из живших там капитанов: "В это время услышал крик людей - вода! Быстро открыл дверь, и в тот же момент вода сшибла меня и подхватила до потолка". Дом, стоявший на расстоянии 30 - 40 метров от океанского берега, развалился, но рассказчику удалось выбраться на крышу прежде, чем вода смыла её. "Когда движение крыши остановилось, я соскочил наземь: побежал вверх по холму. Позднее обнаружилось, что крыша застряла в полукилометре от берега. На холме пришлось пробыть 2 или 3 дня, пока не подошли корабли из Петропавловска", - заканчивает он свой рассказ.

В посёлке Океанский выжило немногим более половины жителей, тогда как все жившие близ моря погибли (460 человек). Разрушению подверглись все производственные и жилые помещения посёлка.

Помимо Северо-Куриль-ска, были полностью смыты Океанское, Утёсное, Левашове, Каменистый, Галкино, Подгорный и другие. Общие убытки составили по самым приблизительным подсчётам 285 миллионов тогдашних рублей.

О том, как шли волны, сведения собраны отрывочные. Многие погибли, да и выжившие систематически не опрашивались. Вот редкие свидетельства захваченных цунами и случайно уцелевших. Первое принадлежит начальнику топограсро-гео-дезической партии, палатки которой стояли на берегу бухты Жировой, что на юго-восточном берегу Камчатки южнее Авачинской бухты. "...Первая волна была сравнительно небольшой высоты, около 4 - 5 м, и, главное, небольшой скорости. Перед волной наблюдался быстрый подъём воды, и потом уже налетела сама волна. Волна разрушила почти все дома посёлка и потом, отхлынув в море, почти всё смыла. Минут через 10 - 15 после первой волны со стороны моря пришло то, что оказалось второй волной гораздо большей высоты (ориентировочно до 10 м) с массой пены и водяной пыли. Волна налетела на меня со страшной силой... подхватила мою шлюпку, высоко подняла её на гребень и перевернула..."

Другое свидетельство получено от капитана, которого катастрофа застала в посёлке Козыревский, напротив Северо-Курильска, через пролив. После сильного толчка землетрясения рассказчик выскочил из дома и бросился к берегу моря, откуда уже бежали люди с криками "волна! волна!". Это было спустя тридцать минут (по другим свидетельствам - через пятнадцать. - А. Н.) после первой волны. Спокойное море блестело под луной, рассказчик видел мокрые стены домов и пятна песка на них. Он заметил, как вода быстро убегала от берега и дно обнажилось на глубину 7 - 8 метров. Затем послышался сильный шум, и по лунному отражению было видно быстрое приближение воды. С возвышения, куда рассказчик успел забежать, он заметил, что волна шла пологая, без буруна. Налетев на постройки, волна действовала, подобно бульдозеру. Под скалой в бурлящей воде плавало множество обломков. По отступлении воды вся бухта осталась покрытой обломками так, что почти невозможно стало пробраться между ними.

В ряде мест, в первую очередь низменных, более обжитых и освоенных, цунами изменяло надводный и подводный рельеф и ландшафт, вырывая деревья и кустарники, прорывая прибрежные косы, промывая углубления в рыхлых накоплениях, занося песком низины, одним словом, переформируя побережья. На месте жилых пространств - хаос обломков, отдельные перенесённые за сотни метров дома и крыши. На месте заводов и причалов оставались, и то частично, лишь бетонные площадки, многотонное механическое оборудование срывалось с постаментов и разбрасывалось на десятки метров. В проливе между островами Шумшу и Парамушир долго носились отдельные дома, крыши, обломки, брёвна, бочки, мелкая утварь. Стоявшие у береговых причалов корабли, баржи, катера и другие плавсредства оказывались разбитыми и заброшенными на сотни метров на берег. Было сообщение, что большую самоходную баржу волна забросила по долине речки на два километра от берега.

В середине прошлого века помощь погибающим могла прийти только от моряков и в первую очередь от военно-морского флота. По единичным воспоминаниям очевидцев помощь действительно была. Военные моряки действовали, и их рапорта должны сохраниться в архивах. Нам же известно немногое. Военные и рыболовные суда несколько суток бороздили место катастрофы, вылавливая из воды еле живых и мёртвых. Бригады катеров, унесённых в пролив во время цунами, боролись со стихией, одновременно спасая утопающих. Эта работа длилась двое суток, а потом катера без отдыха эвакуировали жителей островов на пароходы. Скольких унесённых волнами удалось спасти, сказать трудно: температура воды у берегов Курил даже летом редко поднимается выше 8°.

В 1976 году я посетил Се-веро-Курильск, четверть века перед этим сметённый водной стихией с лица земли. Город был отстроен заново уже в 1,5 - 3 километрах от моря на возвышенном месте. А на обширной низкой приморской террасе, где прежде стоял посёлок с шестью тысячами жителей, я увидел только массивные ворота - каменный портал, некогда бывший входом на стадион. Он уцелел только потому, что стоял торцом к пришедшей волне.

Беседуя с председателем райисполкома, я поинтересовался, поставлен ли в городе памятник жертвам цунами 1952 года. В 1976 году такого памятника не было. В стороне от современного города над местом бывшего посёлка я нашёл то, что называлось кладбищем. На заброшенном, поросшем бурьяном, даже не ограждённом склоне можно было различить несколько могил. Над некоторыми стояли покосившиеся, обветшалые кресты с плохо читаемыми надписями на табличках. Ни одной с цифрой 1952 мне обнаружить не удалось. А ведь только в одном Северо-Курильске погибло 1200 человек. Почти все тела были смыты и унесены цунами.

Некоторые уроки из катастрофы на восточных берегах страны были извлечены. Посёлки стали строить на возвышенностях, активизировались работы по цунами-районированию и оценке цу-намиопасности, разработали и внедрили систему оповещения о возможном цунами. Она действовала в семидесятые восьмидесятые годы, но давала 80% ложных оповещений. Что творится сегодня, представить нетрудно. Но и сказать, что ничего не делается, было бы неверно. В Сахалинском научном центре начат сбор сведений о курильской катастрофе 1952 года в открывшихся наконец архивах. Намечен выпуск книги материалов. Проведена международная конференция по проблемам возникновения цунами, которая должна содействовать большей безопасности жителей этого необычного и трудного края России. Ведь стихия сильнее всего бьёт по несведущим и неподготовленным.