sci_psychology religion Дэвид Симандз Исцеление памяти

Болезненные воспоминания прошлого продолжают преследовать человека, вызывая духовные и эмоциональные проблемы, с которыми трудно справиться душепопечителю. Автор показывает, как исцеляющая сила Бога помогает освободиться от прошлого, встать на путь духовного роста. Книга будет интересна консультантам, психологам и всем, кто пережил в жизни тяжелую травму.

О авторе

Дэвид Симандз — бывший миссионер и пастор, а ныне преподает в Богословской семинарии Асбери, автор множества книг, в том числе «Исцеление чувств» и «Исцеление памяти».

«Доктор Дэвид Симандз исключительно тонкий человек и глубокий знаток души. Он понимает причины эмоциональных стрессов, которые так многие испытывают сегодня… Я с великим энтузиазмом советую вам прочесть его книгу».

Доктор Джеймс Добсон

ru en Е. Проценко
Вадим Кузнецов DikBSD ExportToFB21 25.01.2011 Кузнецов Вадим (DikBSD) OOoFBTools-2011-1-25-16-28-45-1-Simandz-Devid-1-DikBSD-809 1.0

1.0 Сканирование, вычитка и создание fb2-файла

Дэвид Симандз, «Исцеление памяти» Триада М. 2003 5–86181–235–7 Originally published in as Healing of Memores by David Seamands. ChariotVictor Publishing, 4050 Lee Vance View, Colorado Springs, Colorado 80918, USA © 1985 by SP Publications © Триада, 2003 Полное или частичное воспроизведение настоящего издания каким–либо способом, включая электронные или механические носители, в том числе фотокопирование и запись на магнитный носитель, допускается только с письменного разрешения издательства «Триада».

Исцеление памяти

Моим многочисленным пациентам,

которые оказали мне честь своим доверием,

поделились со мной своими историями

и научили меня большей части того, что мне известно

о чуде исцеления внутреннего человека.

Предисловие

Воспоминания — это не просто воображаемые картины прошлого. Они отражают весь сегодняшний опыт человека: его чувства, систему понятий, установок и форм поведения. Именно поэтому воспоминания побуждают нас снова и снова поступать по тем сценариям, которые записаны в нашей памяти.

Именно так говорит о памяти Библия, когда призывает народ Божий помнить о чем–либо. Священное Писание никогда не разделяет суть человека на телесную, душевную и духовную части, а наоборот, подчеркивает целостность человеческой личности.

Истинная драматичность болезненных воспоминаний не столько в доставляемых ими внутренних страданиях и не в том, что в них прошлое мощно прорывается в наши сегодняшние чувства. Беда скорее в том, что из–за этих страданий или прошлых чувств мы начинаем неверно относиться к людям и жизненным ситуациям. И такое ошибочное отношение через какое–то время становится свойством самой нашей личности, нашим образом жизни.

Одно лишь время не в состоянии исцелить память о переживаниях столь болезненных, что они вытесняются из нашего сознания. Здесь необходим особый род духовной терапии, которая включает в себя время предварительного консультирования и подготовки, встречу для глубокой целительной молитвы и завершающий период для обучения новым жизненным навыкам.

Книга «Исцеление памяти» для тех, кто хочет освободиться от болезненных воспоминаний, влияющих на наши сегодняшние поступки и мешающих нашему возрастанию во Христе. Эта книга и для тех, кто хочет помогать другим освободиться от тирании прошлого.

1. Загадка памяти

Мици была взволнована: «Все начинает приобретать смысл, кусочки мозаики складываются в цельную картину. Теперь я хотя бы начинаю понимать, когда мне нужна помощь и о чем мне надо все время молиться. И в этом есть надежда — нет, больше, чем надежда. Теперь мы с Гарри знаем, что впереди есть исцеление, — и это сильно меняет весь мир вокруг нас».

Я не мог налюбоваться этой молодой парой — настолько привлекательны и умны были супруги. Они с очевидной любовью относились друг к другу и проявляли беззаветную преданность высочайшим идеалам христианского брака. Но, как и множество других пар, они, вступив в брак, сразу же обнаружили, что у них не получается жить, не испытывая боли и не причиняя ее друг другу. В течение наших терапевтических встреч становилось понятно, что суть проблемы — сверхчувствительность Мици и ее нереальные ожидания. О некоторых людях говорят, что они — как несчастья, которые только и ждут, чтобы случиться. Вот и Мици казалась одним ежеминутно готовым излиться бездонным источником боли. Всю жизнь пасторы и наставники говорили ей, что надо забыть прошлое, заявить о своей победе в Господе и учиться по–новому решать проблемы прошлого и будущего.

Потому–то Мици и была так удивлена, когда я попросил ее не только отчетливо представить себе все болезненные события прошлого, но и записать их, чтобы потом рассказать о них своему мужу и мне. Она добросовестно и честно проделала эту работу, сопровождая ее непрестанной молитвой.

После этого мы оба почувствовали, что пора назначить встречу для молитвы о глубинном исцелении. Перед лицом Господа Мици одно за другим вызывала в памяти самые болезненные и унизительные воспоминания детства и отрочества. Она не просто вспоминала прошлое. Она проживала и заново ощущала, часто во всех подробностях, эти события, как если бы они происходили с ней сейчас. Хотя это давалось с огромным трудом, Мици старалась простить тех, кто причинял ей страдания, и, в свою очередь, получала от Бога прощение за многолетние обиды на этих людей, которые она носила в своем сердце.

Когда во время этой молитвенной встречи неожиданно наступила долгая пауза, я мягко предложил ей попытаться продвинуться еще чуть дальше, и, если с помощью Святого Духа ей удастся что–то в своей жизни увидеть по–новому, рассказать об этом в молитве Господу. Голосом маленького ребенка она начала молиться: «Дорогой Иисус…», рассказывая Ему то, о чем забыла на долгие годы. Где–то в четырехлетнем возрасте она с родителями гостила у бабушки. Для ее куклы бабушка связала крошечное одеяльце. Мици росла болезненно застенчивым ребенком, и даже просто сказать кому–то «здравствуйте» или «спасибо» было для нее мучительно трудно. Когда бабушка протянула ей связанное одеяльце, родители сказали Мици: «Смотри, как долго бабушка трудилась и какое замечательное одеяльце она сделала для твоей куклы. Поблагодари ее, Мици, скажи «спасибо». Своим детским голоском Мици жалобно проговорила: «Боже мой, Господи Иисусе, Ты знаешь, как я хотела сказать «спасибо» бабушке, но у меня в горле словно застрял огромный ком, и я не могла вымолвить ни слова. Я так старалась, Господи, но ничего не получалось».

Теперь Мици содрогалась в рыданиях. Я пытался утешить ее, попросив представить, что она, как дети в евангельской притче, сидит у ног Иисуса. Это прибавило ей смелости продолжать. Ведь самые сильные переживания были еще впереди. «Там была моя сестренка, и она сказала, что тоже хочет одеяло для куклы. Тогда мама с папой заявили, что, если я не скажу бабушке «спасибо», они отдадут одеяльце ей. И когда я так и не смогла ничего выговорить, они это сделали. Они отдали одеяльце Пэтти! О Господи, Ты знаешь, как я хотела сказать бабушке «спасибо». Но меня никто не понимал, никому не было до этого дела. Как это несправедливо, нечестно!»

Мы продолжали молиться, и Мици вдруг поняла, как сильно подобные переживания повлияли на ее жизнь. Она позволила глубокой обиде и горечи войти в свое сердце и продолжала испытывать эти чувства к родителям и сестре. А теперь это стало образом ее жизни. Стоило ей ощутить несправедливость или непонимание, она теряла дар речи и уходила в себя от горькой обиды. Она никогда не могла справляться с трудностями. Во время следующих встреч мы с Мици работали над тем, чтобы помочь ей научиться иначе открывать себя мужу и другим людям. Мици до сих пор настаивает на том, что эти встречи для исцеляющей молитвы были поворотным пунктом в ее жизни.

Что же случилось с Мици и многими другими людьми, о которых мы расскажем в этой книге? Они очень глубоко пережили встречу со Христом, которая дала им исцеление от нарывающих ран тех переживаний, что отравляли их жизнь и отношения с окружающими. Именно этот живительный опыт многие из нас и называют работой по исцелению памяти, которой посвящена вся эта книга. Но, прежде чем мы продолжим разговор об этом, мы должны в общих чертах рассмотреть, что такое память и что говорят о ней современная наука и Священное Писание.

Священное Писание о памяти

В Библии чрезвычайно мощные воспоминания, как и многие другие представления, описаны очень скупо и без всяких теоретических выкладок. Во всем Священном Писании существительное «память» вы встретите всего пять–шесть раз. Слова, которые относятся к более конкретным проявлениям памяти, встречаются гораздо чаще — например, слово «напоминание» на страницах Библии приводится уже 25 раз. Если же говорить о глаголах, таких, как «вспоминать» или «приходить на память», то их мы находим в Библии более 250 раз. При этом около 75 из них относятся к Богу и Его памяти. Многие — это просьбы к Богу помнить что–то: Свой Завет, Свои обетования или Свой народ. Или призывы к Нему не вспоминать о чем–либо: о грехах, ошибках и тому подобном. Остальные 175 относятся к памяти или беспамятству людей — это требования помнить или не вспоминать о каких–то важных делах.

В Священном Писании о памяти говорится как об одном из самых важных элементов сознания Бога и нашего сознания. Память занимает центральное место в природе Бога, такое же, как и в прощении, спасении и праведной жизни. Способность Бога помнить или не помнить о чем–то — это часть того Божественного разума или знания, которое наполняло библейских писателей благоговейным трепетом. Поскольку мы созданы по образу Божьему, у нас тоже есть такая способность. И хотя у нас она ограничена, библейские авторы считали эту человеческую возможность достойной удивления и восхваления.

Возьмем, например, Псалом 138. Псалмопевец, в благоговении размышляя о безбрежности Божественного разума, всеведения и памяти Бога, вскоре приходит к мыслям о самом себе. Он с изумлением думает о том, каким его создал Творец: «Дивно для меня ведение Твое, — высоко, не могу постигнуть его!.. Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это» (Псалом 138:6, 14).

Как удивительно точно Слово Господа. Ведь до сих пор самые выдающиеся ученые, врачи и психологи бьются над тем, чтобы сформулировать лишь теории о том, что такое память.

А тем не менее эта самая память лежит в основе почти всего, что мы делаем в своей жизни.

Немыслимый гигант

Что же представляет собой этот загадочный процесс, который мы называем памятью? Как нам удается вызывать в сознании образы мест, где мы бывали, или людей, с которыми мы встречались многие годы назад? Первое, что приходит на ум в ответ на этот вопрос, — что все прошлое хранится где–то в нашем мозге. Но таким ответом мы одну загадку всего лишь подменяем другой! Ведь, несмотря на огромный прогресс науки за последние полвека, мозг остается самой необъяснимой частью нашей человеческой сущности. Опубликованная журналом «Ридерс дайджест» знаменитая серия статей о различных органах человеческого тела и их функциях начиналась статьями, посвященными мозгу. В этих статьях мозг наряду с сердцем и легкими называли одним из тех органов, которые играют огромную роль в деятельности организма. На наш взгляд, мозг является поистине гигантом из гигантов: ведь если человек может жить с искусственными сердцем и легкими, то для мозга не существует заменителей. Законом смерть определяется как прекращение мозговой активности. Временами функции мозга могут замедляться и ослабляться, но, пока мы живы, его работа никогда не прекращается.

Весь мозг представляет собой около полутора килограммов «аморфного вещества, укрытого от холода и света, —-влажной и упругой на ощупь розовато–серой массы размером с небольшой мяч» («Наше человеческое тело» — издание компании «Ридерс дайджест», с. 99). Мозг, напоминая цветок на тонком стебле — спинномозговом стволе, тончайшими волокнами связан с каждым самым отдаленным и укромным закоулком нашего тела: от корней зубов и волос до кончиков пальцев рук и ног. Это центр самой искусной сети коммуникаций во всем творении. Цифры в медицинских исследованиях поражают разум. В самом мозге примерно 13 миллиардов нервных клеток. Большинство этих клеток соединяются с 5000 других соседних нервных клеткок. У некоторых клеток таких сочленений — синапсов — до 50 тысяч. Эпитет «астрономический» слишком скромен для этих величин — ведь количество сочленений внутри только одного мозга намного превосходит число звезд во всех галактиках. И все это лишь начало!

Информацию мозгу поставляют наши органы чувств, расположенные, подобно часовым, на самых важных участках всего тела. Например, в коже около 4 миллионов рецепторов, чувствительных к боли, 500 тысяч — отмечающих прикосновение или давление, еще 200 тысяч — следящих за изменениями температуры. Прибавьте к этому «крупные» органы чувств — уши, глаза, нос и язык, и вы начнете видеть общую картину. Лучший способ представить себе взаимодействие всех систем мозга — вообразить тысячи телефонных станций, одной из которых хватит, чтобы обеспечить связью такой город, как Нью–Йорк или Лондон. Каждый участок работает на полную мощность, получая импульсы–запросы и в доли секунды переключая их на другие соответствующие участки. И это всего лишь слабый образ того, что происходит в нашем мозге, когда мы решаем какую–то простейшую повседневную задачу — например, вспоминаем адрес друга.

Чуть меньше, чем Бог

Можно понять, почему память называют тайной. Ведь память, хотя она и укоренена в грандиозной системе мозговых структур, составляет также часть человеческой психики, которая превосходит все эти структуры и не сводится к ним. Психика человека неизмеримо больше того органа, через который она проявляется, и отлична от этого органа.

Ученые, приступающие к изучению мозга, вскоре обнаруживают, что вынуждены заниматься философскими построениями, уходящими далеко за пределы чистой материи. Из глубин всплывают вопросы: как может мозг, физическое вещество, быть взаимосвязанным и взаимодействовать с психикой — реальностью нематериальной? Как именно наши эмоциональные установки и движения души воздействуют на наше тело и разум?

Библия — не учебник естествознания, и в ней нет «строго научных» ответов на подобные вопросы. Зато она показывает нам картину целостного человека, такого, каким он сотворен Богом. Хотя и созданные по образу Божию, мы способны понять себя лишь в той мере, в какой можем приблизиться к постижению природы Бога. Священное Писание, говоря о теле, душе и духе, принимает за данное целостность человека. Нигде в Библии человеческий мозг не отделяется от всего того, что составляет личность, нигде не выделяется во что–то изолированное тело или душа. Напротив, в Писании всегда подчеркивается единство всей жизни личности.

Не отвлеклись ли мы от темы памяти? Отнюдь нет: ведь, когда человек вспоминает о чем–то, память воскрешает всю полноту его переживаний, а не только хранимые мозгом картины прошлого. Память включает в себя чувства, понятия, образы, установки и склонность к действиям — все, что сопровождает те картины, которые как бы появляются перед нами на воображаемом экране. Именно в таком смысле в Библии используется слово «воспоминание», и именно об этом идет речь, когда Святое Писание призывает нас помнить о чем–либо. Ведь «помнить Господа» — это не только представлять себе образ Бога. Это обращенное ко всему человеку требование сосредоточить в Боге все свои мысли и действия. То же самое мы видим и в тех местах Писания, где говорится: «И помни Создателя твоего в дни юности твоей» (Екклесиаст 12:1) или «Помни день субботний, чтобы святить его» (Исход 20:8). Ведь такие слова — гораздо больше, чем просто призыв к психологической или духовной тренировке суждений и размышлений. Это воззвание ко всей человеческой личности, побуждающее нас расставить приоритеты и жить в согласии с духовными принципами, в молитве и действии.

Представление о памяти как целостном явлении вполне согласуется с последними открытиями в изучении человеческого мозга и поведения. Современные ученые склонны считать все человеческое тело своеобразным продолжением мозга, как если бы каждая отдельная клеточка организма являла собой мозг и психику в миниатюре. В организме человека все взаимосвязано и взаимодействует друг с другом. Подобно тому, как в системе кровообращения кровь течет в разных направлениях, так мозг передает управляющие импульсы всем тканям и органам тела, а от этих тканей и органов получает ответную информацию. Неповторимая индивидуальность человеческой личности как–то соотносится со всей этой сложной системой, но тем не менее неизмеримо выше нее.

В синодальном переводе Псалтиря мы читаем, что Бог сотворил человека лишь немного меньшим, чем ангелы: «Не много Ты умалил его пред ангелами…» (Псалом 8:6). Однако если более точно переводить эту фразу, она будет звучать как «Ты сотворил его чуть меньшим Бога». Воистину замечателен этот дар памяти, который дает нам возможность собрать все знание прошлого и с помощью своего воображения применить его для создания новых прекрасных образов будущего. Неудивительно, что псалмопевец доходит до настоящего ликования:

«Ты… славою и честию увенчал его… поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его… Господи, Боже наш! Как величественно имя Твое по всей земле!» (Псалом 8:6–7, 10).

Откуда родом память?

В псалмах есть известные слова: «Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу» (Псалом 8:3). Мы лишь недавно стали понимать, что эти слова истинны и в отношении памяти. Меня всегда поражало, с какой силой болезненные воспоминания детства сказываются на жизни взрослого человека. Несколько лет назад, когда я впервые начал заниматься терапией по методу «внутреннего исцеления», я был настроен очень скептически в отношении этих ранних воспоминаний. Медленно, но неуклонно мне пришлось избавляться от своего скептицизма и в нескольких случаях молиться даже о воспоминаниях, которые могли появиться лишь во внутриутробном периоде. Один юноша не мог избавиться от своего почти неуправляемого и постоянно возвращающегося депрессивного стремления к самоубийству, пока его мать не рассказала ему, что на восьмом месяце беременности она стала свидетельницей самоубийства их родственника. Он же все время говорил о странных и ужасающих сценах смерти, которых никогда не мог видеть. Потом мы молились Святому Духу об избавлении от вреда, причиненного ему этими переживаниями. Мы просили Господа исцелить корни семейного древа этого юноши, преобразить его из древа смерти в древо жизни. И это было началом его освобождения от страхов и депрессии.

Тому, кого в детстве взяли в приемную семью, необходимо с миром в душе принять этот факт своей жизни. Сделать это нелегко, даже если приемные родители — самые замечательные люди на свете. Однажды мне пришлось почти слово в слово повторить это одной из своих пациенток, Мейвис, когда она пришла ко мне на прием. Бог чудесным образом исцелял ее жизнь, однако оставались еще области, которые ее беспокоили. Мейвис любила своего приемного отца и хорошо относилась к нему. Родного отца она никогда не знала, он умер до ее рождения. Мейвис была прекрасной ученицей с острым и пытливым умом, но мои слова показались ей странными и неожиданными. Тем не менее она согласилась прочесть главу 12 из моей книги «Исцеление чувств», в которой рассказывалась история женщины по имени Бетти. Вот как Мейвис описывает те болезненные, но целительные переживания, которые ей пришлось при этом испытать:

«Я читала историю Бетти, как вдруг, совершенно неожиданно, у меня ручьем полились слезы. Ее папа ушел, когда ей было три с половиной года. Во время одной из терапевтических встреч с доктором Симанзом она с глубокой болью вскрикнула, обращаясь к отцу, как если бы снова стала ребенком: «Папочка, пожалуйста, не уходи!»

Я очень ярко представила себя на месте Бетти, прочитав эти слова. Ее возглас прозвучал живо и затронул во мне что–то очень глубокое, о чем я даже не подозревала. Это было как если бы я сама издала этот крик двадцать два года назад, еще в утробе матери. Дело в том, что мой отец умер от рака за три месяца до моего рождения.

Не понимая всего, что со мной происходило, я решила отправиться на прогулку. Эти странные слезы и эмоции были слишком сильными и реальными, чтобы их можно было не заметить или сдержать. Целый час я медленно бродила по улицам города. Вечерело. Я решила дать себе возможность прочувствовать все те эмоции, что откуда–то из глубины поднимались во мне. И меня охватило множество чувств, связанных со смертью отца. Сказать, что это удивило меня, — не сказать ничего.

Я ощущала себя снова в материнской утробе, у больничной койки моего отца. Там, внутри, я старалась, чтобы меня услышали, как–то обратили на меня внимание. Я толкалась ногами, билась что было мочи, чтобы мой отец мог увидеть меня, дотронуться до меня, обнять меня, полюбить меня, пока он еще жив. Я вновь и вновь кричала: «Папочка, пожалуйста, не умирай, ну пожалуйста, не умирай! Пожалуйста, не умирай! Ведь ты еще меня не видел. Ты даже не знаешь, мальчик я или девочка. Папочка, милый, пожалуйста, не умирай!»

Я бродила и бродила по улицам, а слезы все не иссякали. Впервые я оплакивала смерть своего отца. Подрастая, я проронила несколько слез при мысли о его смерти, но мне никогда не доводилось ощущать такой глубины чувств и смысла в своих слезах и боли. Теперь, уже взрослой, я переживала те же страдания и муки, которые испытывала много лет назад, в утробе матери.

Придя в себя, успокоившись, я с большим сомнением думала о том, могла ли еще не родившаяся девочка горевать о смерти своего отца. Но мне было невозможно отказаться от таких неожиданных мыслей, чувств и исцеления. Все было слишком глубоким, слишком реальным, слишком внезапным, чтобы отрицать это».

Журнал «Тайм» от 15 августа 1983 года опубликовал на первой странице статью под названием «Младенцы, что они знают? Когда они начинают знать об этом?» В этой статье сообщалось о сотнях медицинских наблюдений и поведенческих экспериментов, сделанных в Соединенных Штатах, Франции, Австрии и других странах мира. Вот выдержка из этой статьи:

«…Было проведено множество исследований, чтобы разрешить одну из самых волнующих загадок человеческой жизни: что знает новорожденный младенец, приходя в этот мир? И как он начинает организовывать и применять эти знания в первые годы жизни?.. Главный ответ, который тысячекратно подтверждается снова и снова: ребенок знает намного больше, чем мы привыкли думать. Он гораздо больше, чем нам кажется, видит, слышит и понимает, и, даже еще не родившись, стремится дружить со всеми взрослыми, которые о нем заботятся»

(сс. 52–53, курсив Д. Симандза).

Один из важнейших результатов этих исследований — обоснованное доказательство того, что задолго перед тем, как ребенок начинает говорить, он способен думать, учиться и запоминать. Как утверждается в статье, «интеллект принимается за работу намного раньше, чем ему делается доступной речь как средство… У младенца развивается важная способность распознавать категории. Раньше считалось, что речь для этого необходима — как можно распознать то, что не имеет названия? Однако, по–видимому, восприятие младенца может быть организовано без единого слова». Дальше в статье показано, как ребенок в самом раннем возрасте учится своему непроизносимому языку форм, звуков, цветов, запахов, как и языку взаимодействия и отношений с людьми. Он помнит удивительное количество конкретных вещей задолго до того, как обретает способность говорить или пользоваться словами для обозначения предметов или людей.

Как далеко мы можем отодвинуть границы памяти? Статья в журнале «Тайм» утверждает, что «поиск данных об этом уводит нас от детства в самый ранний период младенчества и даже до рождения!» (с. 53, курсив Д. Симандза).

Доктор Томас Верни, канадский ученый–невролог и психиатр, в популярнейшей книге «Секрет жизни нерожденного ребенка» приводит впечатляющий пример внутриутробных воспоминаний. Наблюдая пренатальное развитие ребенка, Верни приходит к такому заключению:

«Первые тонкие пласты памяти прочерчивают мозг плода где–то на последних трех месяцах беременности, хотя и трудно сказать, когда именно. Некоторые исследователи полагают, что младенец может запоминать начиная с шести месяцев внутриутробного развития, другие говорят, что мозг не обретает способности к припоминанию раньше восьми месяцев. Не ставится под сомнение, однако, что еще не родившийся ребенок имеет память и сохраняет свои воспоминания… Мы вполне можем сделать вывод, что, очевидно, нервная система плода уже через шесть месяцев после зачатия способна воспринимать, обрабатывать и расшифровывать информацию. Не подлежит сомнению, что отвечающие за память структуры нервной системы появляются в начале третьего триместра беременности, когда младенец, если он рождается на этом сроке, помещенный в специальную камеру, в большинстве случаев уже может выжить»

(сс. 142, 191).

Доктор Верни подтверждает свои заявления множеством интересных примеров как пренатальных, так и ранних младенческих воспоминаний.

Для большинства из нас это звучит надуманно, но наши бабушки и дедушки думали иначе и воспринимали влияние внутриутробных переживаний на жизнь ребенка как данность, хотя эти представления порой и доходили до смешного. Я до сих пор слышу, как моя бабушка убеждала соседку, что у живущего поодаль мальчишки, возможно, потому такой длинный и уродливый нос, что его мать слишком часто ходила в зоопарк и чересчур подолгу смотрела на слонов! Но мы обнаруживаем, что многие из таких басен содержат крупицы истины. В большинстве первобытных племен будущую мать тщательно оберегают от пугающих переживаний.

Проведя тщательно построенное исследование двух тысяч женщин во время беременности и родов, доктор Моника Люкеш из Франкфуртского университета Святого Константина (Германия) пришла к выводу, что отношение матери к младенцу имеет огромное и первостепенное влияние на то, каким он становится, вырастая. А второй фактор, оказывающий, как обнаружила доктор Люкеш, почти столь же значительное, определяющее влияние на еще неродившегося ребенка, — это отношения женщины с мужем.

Доктор Герхард Роттманн из университета города Зальцбург в Австрии пришел к подобному же заключению; более того, он показал, что ребенок в утробе матери способен различать даже тонкие оттенки чувств. Примером этого может служить библейская история, когда Дева Мария приходит к своей кузине Елизавете, чтобы рассказать ей о посещении ангелом и обетовании Мессии. Елизавета на это обрадованно восклицает: «…Когда голос приветствия Твоего дошел до слуха моего, взыграл младенец радостно во чреве моем» (Луки 1:44).

Мы должны с осторожностью говорить о внутриутробных переживаниях младенца, чтобы не переоценить их, — ведь наши знания в этой области все еще остаются отрывочными. Я просто хочу подчеркнуть, как удивительны подобные явления, и высказать мысль, что в работе над исцелением памяти в некоторых случаях нам придется иметь дело с тем, что происходило до появления человека на свет. Бог сообщил юному Иеремии о его призвании еще до его рождения: «Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя» (Иеремия 1:5). Этим напоминанием Господь упрочил призвание Иеремии и его посвящение быть пророком. Конечно же, Бог, используя во благо Свою замечательную силу, способен исцелить раны и боль болезненных воспоминаний, как бы давно они ни возникли.

Не меньшее удивление, чем загадка человеческой памяти, вызывает еще более невероятный аспект памяти Божественной. Лучше всего об этом сказано у Иеремии: «Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более» (31:34). Как может всеведущий Бог не помнить чего–то? Этот стих находится в отрывке, где говорится о Новом Завете, который, как мы теперь знаем, включает в себя распятие и все, что Господь во Христе сделал, чтобы смыть наши грехи. Возможно, Сам Господь должен был пройти через некое исцеление памяти таким образом, что — о чудо из чудес! — когда Он прощает, Он действительно забывает. Конечно, здесь мы сталкиваемся с величайшей тайной. Тайна вызывает изумление, а изумление ведет к восхвалению!

2. Что такое исцеление памяти?

К сожалению, словосочетание «исцеление памяти» понимают очень по–разному. В представлении многих сегодняшних христиан это некая панацея от всех болезней с мгновенным действием или ускоренный способ достичь эмоциональной и духовной зрелости. В противовес тому, что некоторые люди порой придают эмоциональному исцелению явно преувеличенное значение, другие могут вообще отказываться от подобных занятий, считая их небиблейским, а то и вовсе нездоровым делом. И я могу понять их опасения. На опыте собственной работы в этой области я убедился, что именно в психологии сложнее, чем где бы то ни было, отделить зерна от плевел. Эта наука, находясь еще в младенческом возрасте, вбирает в себя любые возникающие теории и подходы. Лишь в самое последнее время психологические открытия и подтвержденные факты занимают свое место в истинно христианских подходах к консультированию. Важно понимать, что всякая истина — это истина Божественная, появляется ли она за трапезой Господней или за столом исследователя–экспериментатора. Мы сможем трезво судить о тех или иных фактах, лишь просеивая их через сито Слова Божьего.

Исцеление памяти — это вид христианского консультирования и молитвы, которые направляют целительную силу Духа на решение различных проблем в эмоциональной и духовной сферах. Это только один из подобных путей христианской работы с такими проблемами, и его ни в коем случае нельзя считать единственным. Подобное преувеличение ведет к искажениям в понимании и применении этого метода. Христианским консультантам очень важно обладать необходимым знанием и духовной проницательностью, чтобы определить, когда именно можно использовать это духовное средство исцеления. Одна из главных задач нашей книги — помочь консультантам и другим христианам узнать, в каких случаях применять, а в каких не применять это средство.

Обычный курс работы по исцелению памяти состоит из трех этапов. Они не всегда четко обозначены, и их иногда нелегко различить. Тем не менее для большей ясности мы рассмотрим эти этапы по отдельности.

Этап консультирования

Когда мы не способны что–то понять самостоятельно, Бог может приводить нас к пониманию этого с помощью другого человека или группы людей. Часто для того, чтобы обнаружить глубоко спрятанную боль, неудовлетворенные нужды и подавленные чувства, которые не дают нам прийти к истине, способной сделать нас свободными, необходимо проконсультироваться. Во многих случаях не будет истинного исцеления и духовного роста, пока мы не освободимся от болезненных воспоминаний и нездоровых стереотипов прошлого, которые влияют на наши сегодняшние отношения и поступки.

Однажды днем, сняв телефонную трубку в своем кабинете, я услышал встревоженный голос мужчины, который сразу же приступил к сути дела: «У нас проблемы в браке, — начал он отрывисто. — Могу ли я прислать свою жену к вам на прием?» Как правило, я не назначаю консультации через посредников, они оказываются не слишком эффективными. И вскоре женщина, взяв трубку, стала уверять меня, что это она попросила своего мужа переговорить со мной. Потом Патти несколько дней рассказывала мне о трудностях в их браке, новой волне отчуждения со своим мужем–пастором, а также о телесных и эмоциональных проблемах, которые явственно ставили их отношения на грань развода. В ее словах я ощутил и ее искреннюю преданность Богу, и желание сделать все возможное, чтобы сохранить брак. Истории о детстве Патти звучали как пример из учебника по исцелению памяти: распавшаяся семья родителей, несколько случаев сексуального насилия со стороны родственников, болезни и нищета, которые взвалили на нее непосильный груз работы и недетской ответственности. Казалось, что на Патти, как из внезапно распахнувшегося ящика Пандоры, обрушились все возможные страдания, чтобы разрушить ее семейную жизнь.

Тем не менее, попросив Патти подробно рассказать обо всех пугающих и постыдных эпизодах ее детства, я поразился тому, как по–взрослому она вела себя во всех этих испытаниях. Сексуальные травмы и мучительные переживания не заставили ее отказаться от своей женственности, и ее реакция на своего мужа была совершенно нормальной. Ее детские переживания при всей своей болезненности помогли ей быть хорошей матерью для собственных детей. В конце концов стало ясно, что эти раны ее прошлого уже не нуждались в исцелении. Обращение к Богу в подростковом возрасте и любовь церковной общины помогли ей в значительной мере прожить эти детские травмы и обрести мир в душе.

Мы с Патти обнаружили, что ее действительной проблемой была глубоко затаенная обида, которой она позволила укорениться в своем сердце несколько лет назад. Дело в том, что ее муж почувствовал призвание к пасторству уже в зрелые годы. Ради этого служения он оставил доходную работу, что потребовало от Патти определенных экономических жертв.

Несомненно, это оживило ее детские страхи перед нищетой и с новой силой всколыхнуло старые обиды. Однако основа ее трудностей заключалась в том, что она чувствовала к мужу уже теперь. Мало–помалу она стала позволять этому чувству влиять на ее поступки, появилась отчужденность от мужа, и Патти начала винить его во всех своих бедах. Это перекрыло поток любви, прежде наполнявший их жизнь, и привело все их отношения к разладу. Ей пришлось осознать всю неприглядность своей греховной обиды и тех изощренных способов, которыми она пыталась отомстить мужу. В исповеди и молитве она обрела благодать прощения и смогла как простить мужа, так и пересмотреть свои неверные установки и разрушительные поступки. Когда они обсудили все это друг с другом, Божья любовь смогла смыть преграды между ними и восстановить глубокие, исполненные любви отношения.

Этот пример я выбрал специально: здесь благодаря консультациям стало ясно, что в данном случае не требуется работы по исцелению памяти; этот пример подчеркивает, насколько необходимо индивидуальное консультирование. Определить, нужно ли пациенту исцеление памяти, часто бывает нелегко. Именно поэтому я серьезно опасаюсь применять эту форму эмоционального и духовного исцеления в больших группах людей и при массовом стечении публики. Некоторые священнослужители пытаются делать это; конечно же, я не дерзну ставить пределов силе Господа. Я знаю, что Он использует проповеди об исцелении внутреннего «я», чтобы открыть нам наши нужды, и это в каком–то смысле является массовым консультированием. И я видел поразительные чудеса исцеления, начало которым было положено на подобных богослужениях для широкой публики. Но у меня есть серьезные основания не пытаться проводить через это всю аудиторию целиком. Как и многое, что происходит сегодня в области исцеления, это было бы в большей степени магией, нежели чудом. Там, где процесс исцеления не включает в себя те три этапа, о которых мы здесь пишем, крайне редко можно видеть долговременные и стойкие результаты, наблюдать неизменно меняющиеся к лучшему установки и отношения. И первый из этих этапов — открыться консультанту, пастору или верному другу. «Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтоб исцелиться» (Иакова 5:16).

Этап специальной молитвы об исцелении

Эта молитва — один из важнейших элементов процесса исцеления памяти. Чтобы Дух Святой смог на самом деле устранить преграды к целостности, необходимо усердно молиться об этом, уделяя в такой свободной молитве особое внимание тому, чтобы во всех подробностях вспомнить и представить себе, когда и как происходили те события, которые стали причиной болезненных воспоминаний. Терапевту при этом важно с глубоким сочувствием довериться переживаниям своего пациента, о котором он молится.

В такой особой молитве мы позволяем Святому Духу вернуть нас к переживаниям прошлого и пройти вместе с нами через эти болезненные воспоминания. И тогда, молитвенно представляя прошедшие события, погрузившись в них, мы обращаемся к Господу с просьбами, с которыми мы обратились бы к Нему в те моменты прошлого, и внимаем Его ответам и водительству так, как мы могли бы внимать тогда.

Время такой молитвы — главнейшая часть исцеления памяти. Чудо исцеления начинается именно в молитве; без молитвы все происходящее стало бы просто одной из форм самовнушения, психотерапии через катарсис или терапии чувств. Получить стойкие результаты невозможно, если пренебречь этим особым этапом молитвы.

Порой наши молитвы, как нам кажется, остаются без ответа. Это бывает, когда мы просим не того, что нам действительно нужно, или когда наши просьбы продиктованы ложными побуждениями (см. Иакова 4:2–3). Важно, чтобы у наших молитвенных усилий была ясная цель. Одно из чудес, которые нередко происходят во время подобной специальной молитвы, — то, что Сам Святой Дух становится нашим Консультантом, нашим Утешителем, проясняя для нас содержание самой молитвы и очищая наши побуждения в ней. Часто мы начинаем молитву с просьбы о помощи в том, чтобы вспомнить какое–то отдельное событие или отношения с каким–то человеком, потому что думаем, что наши проблемы связаны именно с этим. Потом, уже во время молитвы, Дух приоткрывает нам более глубокие пласты наших переживаний, помогая нам обнаружить истинную причину нашей проблемы. Такое осознание чрезвычайно важно, и позже мы будем уделять много времени именно ему. Наша падшая природа и те греховные мысли и действия, которыми мы отвечали на причиненные нам обиды, порой делают нашу память очень избирательной. Иначе говоря, наше воспоминание о чем–то может быть сильно искажено из–за того, что это событие вызвало в нас очень сильные чувства. Вы помните, в главе 1 мы говорили об имеющихся в мозге особых сочленениях, или синапсах, которые проводят электрохимические импульсы и таким образом передают информацию? Многие сотни из этих синапсов могут изменять информацию до, после или в процессе ее получения.

Наши душевные, эмоциональные и духовные установки играют большую роль в переработке того, что мы запоминаем, и часто могут совершенно сбить нас с толку, когда мы пытаемся обнаружить в прошлом моменты, особенно значимые для нашего исцеления. Вот почему так важны слова Христа об истине: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Иоанна 8:32). Святого Духа Он любит именовать «Духом истины» (Иоанна 14:17). Иногда именно в процессе особой молитвы, которую мы совершаем после того, как с помощью консультирования продвинемся, насколько это возможно, к пониманию проблемы, Дух истины, подобно лучу огромного лазера, высвечивает то, что нам действительно нужно, и проливает Свой целительный свет на все, связанное с этими нашими нуждами.

Джек — молодой неженатый человек лет тридцати, привлекательной внешности, работник солидной фирмы. В последнее время с ним стали случаться приступы депрессии. Хотя он уже давно был христианином, его переполняло неясное чувство вины, которое мешало ему поверить, что Бог действительно его любит. Он так описывал эти чувства: «Я опутан невидимыми цепями; все время я прошу Бога разрушить эти цепи, но чувствую, что Он не хочет этого сделать для меня. Меня угнетает чувство безнадежности и собственной ненужности». Джек рассказал, что у него есть способности к рисованию и музыке: «Люди говорят, что у меня много талантов. Мне хотелось бы использовать их для Господа, но меня как бы зажимает в тиски, и я не могу проявить свои способности. Из–за этого я злюсь на себя и чувствую, что Бог тоже недоволен мной».

На работе ему бывало трудно постоять за себя, когда это было необходимо; в результате его начальник и сослуживцы пользовались этим без всякого стеснения, ничего даже не говоря ему. Почему Джек позволял так поступать с собой? «Я боялся, что ко мне станут относиться еще хуже, чем прежде». Я отметил это слово — «прежде» — и спросил, что оно значит. В ходе последующих встреч Джек рассказал о семье, в которой он вырос, об атмосфере постоянного отвержения, осуждения и даже насилия. Одним из самых тяжелых воспоминаний было воспоминание о том, как он просыпался ночью оттого, что отец начинал ругаться и бить его. Это часто случалось уже через несколько часов после того, как Джеку, по обыкновению, позволяли отправиться в постель только в обмен на вымышленный рассказ о дурных поступках, которые он якобы совершил; этим рассказом он на короткое время ублажал отца, настойчиво обвинявшего его! У матери Джека регулярно случались «припадки», и она могла визжать, швыряя и круша все, что попадало под руку. В доме всегда царила атмосфера крайней непредсказуемости.

В ходе наших бесед казалось, что большинство чувств Джека направлены против его родителей. Изредка он вспоминал о своей старшей сестре, но всегда лишь вскользь. Однако во время молитвы об исцелении все изменилось, и Джек стал извергать сильнейшие потоки гнева на свою сестру. Каким–то образом у нее было совершенно исключительное и привилегированное положение в этой лишенной всякой логики семье, и она во множестве случаев могла бы помочь Джеку и оградить его от страданий. Вместо этого она усиливала его мучения. Всякий раз, знакомя с ним своих друзей, она язвительно замечала: «Не обращайте на Джека внимания — он у нас дурачок». К родительским подозрениям она добавляла свои и еще больше ухудшала положение Джека. Уже после того, как они оба стали жить самостоятельно, отдельно от родителей, он однажды заговорил с сестрой о том, что они никогда не проявляли никаких признаков привязанности друг к другу. Джек был очень обижен и огорчен тем, что вместо хоть какого–то понимания и утешения услышал в ответ: «Ну и чего ты ждешь, мне теперь обниматься с тобой, что ли?»

Когда благодаря действию Святого Духа для нас начали проясняться какие–то глубинные симптомы и жалобы Джека, идущие из недр его болезненных воспоминаний (см. Римлянам 8:26–27), стало очевидным, что более всего Джек нуждался в исцелении именно в этой области. Безусловно, простить сестру ему было гораздо тяжелее, чем своих родителей. И, лишь пройдя путь долгой борьбы со своими обидами и позволив Святому Духу «вырвать эти обиды из своего сердца, как клубок пиявок», Джек смог наконец простить ее и, в свою очередь, получить Божье прощение за те годы жизни, что были наполнены затаенной злобой. И все это явилось результатом времени, проведенного в молитве. Ведь в конце концов наш истинный Терапевт, истинный Утешитель — Святой Дух, Который ведет нас ко всякой истине.

Даже если на этапе молитвы у нас и не получается что–то по–новому увидеть в себе, такая молитва всегда придает нам новую силу. Именно благодаря этому работа по исцелению памяти никогда не превратится в некий новый вид психотерапии, где человек «самостоятельно оказывает на себя психическое воздействие», чтобы «почувствовать себя комфортно». Этап молитвы — это время, когда испытующая мощь Самого Бога проникает в глубочайшие пласты нашей личности. Мне сотни раз приходилось слышать, как, пройдя этап молитвы, люди говорили: «Это просто невероятно… Я чувствовал себя совсем по–новому, другим человеком, но все равно сомневался. Надолго ли все эти перемены? Смогу ли я при встрече отнестись иначе к тому, кто меня обидел, или иначе увидеть свое окружение, когда вернусь в него? А ведь и правда, мне теперь ясно, что мои душевные раны на самом деле исцелены. Бог совершил это чудо, и сегодня, оглядываясь назад, я понимаю, что это произошло именно тогда, когда мы вместе молились». И, как правило, за этим выводом следует молитва благодарения и восхваление Бога.

Этап наблюдений за отсроченными результатами

Болезненные воспоминания нужно объединить с жизнью в настоящем и наполнить новым смыслом. На этом этапе работы пациент, терапевт и Святой Дух трудятся вместе, чтобы изменить неверные установки и формы поведения, а достигнутые перемены сохранить надолго. Конечная цель — не только избавиться от прошлой боли или достичь какого–то уровня психического и эмоционального здоровья; главное — возрастать в уподоблении себя Христу и, взрослея, трудиться над очищением своей жизни от греха и истинным ее освящением. Лишь тогда «исцеленный помощник» обретет возможность на самом деле использовать свои болезненные воспоминания как инструмент, делающий благословенной жизнь других людей.

Иногда этот этап требует продолжительной и трудной работы, потому что само по себе исцеление памяти не делает нас совершенными и не гарантирует того, что наше поведение автоматически изменится. Настоящая трагедия болезненных воспоминаний — не только в сильной боли, которую мы из–за них ощущаем, и не только в мощнейшем напряжении, которое прошлое вызывает в нашей жизни сегодня. Самое трагичное в том, что из–за этой боли и напряжения мы усваиваем неверные пути решения жизненных трудностей и неверные способы общения с другими людьми, усваиваем настолько, что они становятся основой нашей личности и нашего образа жизни. Такие стереотипы должны быть изменены освящающей мощью Духа, Который выполнит эту задачу, если мы каждый день будем Ему послушны. Теперь мы иные — мы можем обрести освобождение от своей боли, напряжения и неуправляемости.

3. Почему память нуждается в исцелении?

Кто–то сказал: «Память — это сила собирать розы зимой». Очевидно, что здесь идет речь о радости от хороших воспоминаний. В книге Притчей это поясняется таким образом: «Память праведника пребудет благословенна» (10:7). Апостол Павел писал в Послании к Филиппийцам: «Благодарю Бога моего при всяком воспоминании о вас» (1:3). Такие воистину счастливые воспоминания были зимними розами Павла. Они приносили яркие цвета и тепло в затхлую и безжизненную атмосферу римской тюрьмы, где Павел писал эти слова.

Однажды я проводил богослужение для нескольких людей с эмоциональными расстройствами в больнице штата Кентукки. Многие из них приехали с гор на востоке штата. Больничный священник рассказал мне о том, в каких условиях живут эти люди: нищета, безработица, множество случаев насилия над детьми, алкоголизм, несчастные семьи. В своей проповеди я говорил им о Божьей милости, способной утешить их и исцелить эмоциональные раны, которые были одной из причин их болезни. Потом капеллан предложил им выбрать гимн, который они хотели бы спеть в завершение. Я был удивлен: несколько человек назвали хорошо известную в Аппалачах религиозную песню «О радость памяти, как она длится». В самой пучине своих душевных страданий они всеми силами пытались помнить из прошлого лишь «розы». Но физическое и эмоциональное состояние эти людей живо свидетельствовало о том, что они отказывались признавать наличие многочисленных шипов у этих «роз» и смиряться с существованием.

Время лечит все раны — так ли это?

Пора нам приглядеться повнимательнее к одному из величайших мифов об исцелении — мифу о том, что время лечит все раны. Лживость этого мифа в слове «все». Да, время может исцелить много ран. Если человеческая психика способна сознательно выдерживать боль, пока она ощущается, то потом, со временем, сила болезненных воспоминаний уменьшается. И рано или поздно останется лишь память о том, что когда–то такое случилось. Эти воспоминания все еще вызывают боль, но ее уже можно терпеть. Это как удачная, без осложнений, хирургическая операция. Конечно, она может быть очень болезненной, но боль постепенно уходит, и тогда лишь чувствительный шрам будет напоминать нам о пережитых страданиях. Да, время способно лечить болезненные воспоминания, однако лишь те из них, которые не были подавлены и не вызвали осложнений.

Но одно лишь время не исцеляет и не может исцелить воспоминания, вызывающие такую сильную боль, что психика не способна ее вынести. Опыт показывает, что подобные переживания и спустя многие годы после случившегося столь же болезненны и живы, как и через несколько минут после того, как они были вытеснены из сознания. То, чего человек не может выдержать и чему не может смотреть прямо в лицо, он отрицает. Вот яркий пример того, какой превосходной системой защиты снабдил Господь Свой самый драгоценный дар нам — нашу психику.

Люди, попавшие в серьезную автомобильную аварию, почти никогда не помнят сам момент столкновения. Последнее переживание охватывающей и обжигающей все тело боли крайне редко остается в памяти. Люди часто хорошо помнят все подробности, предшествовавшие этому моменту. Они могут говорить: «Я видел, что мы сейчас врежемся в парапет», или «Я помню надвигавшийся на нас грузовик», или «Я и сейчас вижу, как мы взлетели над пропастью». Но они не помнят того, что они ощущали, когда машина пробила ограждение моста, или когда их выбросило из машины, или когда они ударились о дно ущелья. И слава Богу, что они не помнят этого! Вы можете себе представить, каково было бы человеку жить с подобными картинами, то и дело всплывающими в памяти? Вряд ли ему удалось бы сохранить душевное здоровье. Он бы не вынес убийственной эмоциональной боли, сопровождающей такие воспоминания. Поэтому милосердный Бог снабдил нас своего рода предохранителем, который попросту перегорает, когда ток становится слишком сильным.

Этот пример, на котором видны и физические, и эмоциональные составляющие подобных событий, позволяет нам понять, как и почему «перегорает предохранитель» нашей памяти. Подобный же эффект может произвести и душевное потрясение. Никогда не забуду несчастное и растерянное лицо ветерана корейской войны, которого я увидел по телевизору много лет назад. Побывав в тяжелом бою, а потом в плену, он утратил свой солдатский жетон и почти полностью потерял память. Он не мог вспомнить своего имени, ничего, что позволило бы установить, кто он. Все мы глубоко сострадали ему, когда с экранов наших телевизоров он спрашивал: «Кто–нибудь может сказать мне, кто я?» К счастью для него и для многих других, его память восстановилась.

Подавленные воспоминания

Серьезные преступления порой удается раскрыть, когда память восстанавливает надолго забытые события, дающие ключи к разгадке этих преступлений. В декабре 1979 года агентство «Ассошиэйтед Пресс» опубликовало в местных газетах следующую историю («Легсингтон Геральд» от 21 декабря, город Легсингтон, штат Кентукки).

«Разгадка преступления 35–летней давности. Память женщины дает ключ к убийству ее отца РЭФОРД, СЕВ. КАРОЛИНА.

Шериф Дэйв Беррингтон, приступив к расследованию дела об исчезновении 35 лет тому назад Эдварда Леона Камерона, недавно обнаружил, что с детства в памяти дочери пропавшего хранились воспоминания о странном убийстве.

Многие годы миссис Перри не сознавала, что ее память хранила подавленные воспоминания о событиях, настолько ужасных, что сама мысль о них казалась абсурдной. Но, как рассказал шериф Беррингтон, входе лечения эти воспоминания вновь всплыли в ее сознании…

Это произошло 8 апреля 1944 года, вскоре после того, как Энни Камерон отпраздновала свое десятилетие. Теперь она вспоминает, что той ночью в их сельском домике ей пришлось услышать, как ссорятся ее родители.

На следующий день, как сообщается в недавно составленном полицейском протоколе, «она, открыв дверь спальни, увидела на полу тело отца… Он казался мертвым. Через неделю, придя из школы, она зашла в туалет во дворе и в выгребной яме под слоем нечистот увидела лицо отца».

Все эти события оказались спрятанными глубоко в сознании маленькой девочки и ее матери, Уинни Камерон, которая лишь перед смертью призналась в ужасном преступлении.

Шериф Беррингтон рассказал, что вся история начала выходить наружу после того, как миссис Перри обратилась за помощью к психиатру. Она не хотела обсуждать происшедшее ни с кем, кроме представителя властей, и о сути ее психологических проблем ничего не сообщалось.

Миссис Перри, преподающая в Валенсийском колледже в городе Орландо штата Флорида, в конце концов связалась с сотрудниками ФБР. В прошлом году на Рождество она позвонила своей матери и задала ей прямой вопрос о случившемся. С ее разрешения этот разговор был записан представителями властей.

Как сообщил шериф, она сказала матери: «Мне кажется, что ты имеешь какое–то отношение к смерти отца». Но мать, по словам шерифа, отказалась говорить на эту тему.

1 декабря этого года миссис Перри снова позвонила своей матери. «Я опять хочу спросить тебя о том же, что и в прошлое Рождество, — сказала она. — Труп моего отца до сих пор в туалете?». Мать ответила ей: «Я скажу тебе после Рождества».

Раскопки начались 12 декабря. Миссис Перри и ее сестра, Джун Айви, помогли полицейским установить место, где находился дворовый туалет.

«В 13.20 мы наткнулись на человеческие останки. Это была реберная кость, — рассказал шериф, — а потом, до самого вечера, мы находили все новые кости». Остался ненайденным лишь череп погибшего и еще несколько костей его скелета.

«Миссис Камерон большую часть этого дня (12 декабря) находилась в доме, — продолжает рассказ шериф Беррингтон, — и вышла лишь в 8 часов следующего утра. Именно тогда ее видели в живых в последний раз». В пятницу днем сын 69–летней миссис Камерон обнаружил ее на заднем дворе фермы у принадлежавшего ей автомобиля с зажатым в руке пистолетом 32–го калибра. На сиденье автомобиля лежал конверт, в котором, по словам шерифа, находилась исповедь старой женщины».

Какое–то время назад я проводил семинар на кафедре психиатрии медицинского факультета в Университете Дьюка. Один из местных слушателей рассказал мне, что он жил в том самом городе, где случилась эта история, и подтвердил, что все написанное в газетах было правдой.

Этот случай — пример одной из загадочных способностей памяти: блокировать от сознания события, на которые мы не можем смотреть прямо. И самое грустное в этом то, что, хотя мы и пытаемся совсем ненамеренно отгородиться от боли, мы все равно страдаем от последствий пережитого. Часто, как это было с миссис Перри, наша память буквально взрывается, и воспоминания прошлого начинают так сильно воздействовать на нашу повседневную жизнь, что нам приходится что–то с ними делать.

У многих из нас есть свои болезненные воспоминания, которые мы пытаемся вытеснить из сознания. Они не исцеляются только временем, как не лечится временем инфицированная рана. Инфекция проникает все глубже, и состояние человека лишь ухудшается, потому что заражаются и страдают все новые части тела. Так же обстоит дело и с некоторыми болезненными переживаниями, особенно с теми, которые нам довелось испытать в столь важные для нашего развития годы детства и отрочества. В серьезных случаях может иметь место диссоциация — то есть отделение таких переживаний от сознания и вытеснение их на периферию нашей психики. Затем они, по–видимому, откладываются в тех областях памяти, которые недоступны для быстрого сознательного воспроизведения. Мы еще не понимаем до конца все происходящие в нас психические, эмоциональные и нервные процессы. Но мы знаем, что сохранить какие–то воспоминания втайне от себя самих стоит значительных эмоциональных и духовных усилий.

Это можно сравнить с попытками удержать под водой связку воздушных шаров. Какое–то время такие попытки бывают успешными, но потом человек ослабевает, и шары, несмотря на его отчаянные усилия, то тут, то там вырываются на поверхность. Так и подавленные и зафиксированные в памяти воспоминания никогда нельзя на самом деле забыть. Но их невозможно и хранить в памяти таким образом, как наше сознание сохраняет приятные события вместе с сопровождавшими их хорошими чувствами. Ибо, чем сильнее мы пытаемся убрать дурные воспоминания из нашего сознания, тем более мощными они становятся. А раз мы не пускаем их в парадные двери нашего разума, они проникают к нам в личность (тело, душу и дух) обходными и обманными путями, принося с собой разрушения. Проблемы, которые мы отрицаем, куда–то исчезают, но позже появляются вновь в виде различных болезней, неблагополучия в браке или повторяющихся духовных падений и неудач.

Когда я писал эту главу, мою работу прервал междугородный звонок из другого штата. Звонивший недавно прочел мою книгу «Исцеление чувств» и захотел поговорить со мной. Он уже семь лет как пришел ко Христу, с верой читал Библию, постоянно молился, общался с другими верующими. Но были в его жизни области, где, по его словам, «одни и те же эмоции, казалось, пронзают душу иглой». Потом он сказал, что, изо всех сил пытаясь научиться жить по–христиански, он все равно никак не может увидеть, что же ему мешает в этом. Однажды он, читая книгу, почувствовал, что Дух Святой как бы приоткрыл некие пласты его памяти, и теперь он мог вспомнить кое–что, имеющее отношение к его «трудной биографии». Хотя он не испытал каких–то особенных травм, вся атмосфера его детства была очень нездоровой. И, ненавидя то, что происходило тогда вокруг него, он невольно стремился воспроизвести ту обстановку во всех своих теперешних отношениях. Он несколько раз подчеркнул, что, пока не вспомнил своего прошлого, он не понимал, что делает. Теперь, когда пришло понимание, он смог рассказать о своих воспоминаниях консультанту и в результате понять случившееся еще глубже. Они с женой стали вместе молиться, и благодаря этому он стал замечать перемены в себе самом и во всей атмосфере их дома. Положив трубку телефона, я поблагодарил Бога за такое своевременное подтверждение воздействия на нас похороненных в памяти образов прошлого.

История этого человека также уравновесила — и это было необходимо — некоторые из более необычных примеров, которые я использовал в книге. Ибо мы часто неспособны точно воспроизвести отдельные переживания или происшествия. Вместо этого, как в приведенном случае, вспоминается некая совокупность связанных с этими событиями обстоятельств, всеобщая атмосфера, которая окружает нас целыми комплексами обобщенных воспоминаний, нуждающихся в исцелении. Я уверен, что именно это имел в виду Христос, когда говорил о разрушительном влиянии на детей некоторых действий, а потом высказывал одно из Своих самых суровых суждений о тех, «кто соблазнит одного из малых сих» (Матфея 18:6), или когда предрекал, что «горе тому, чрез кого они (соблазны) приходят» (см. Луки 17:1–3). Воистину, «лучше было бы ему, если бы мельничный жернов повесили ему на шею и бросили его в море» (Луки 17:2).

Создание доверительных условий для сознательного вспоминания

Люди, которые несут в себе болезненные воспоминания, смогут позволить себе сознательно вспомнить их только в обстановке доверия. Вот почему так часто для этого нужно присутствие способного понимать и сопереживать консультанта, то есть человека, кому можно доверять и кто способен ввести своего пациента в присутствие любящего и достойного доверия Бога. В самом деле, ведь именно в этом Евангелие является воистину Благой вестью — невероятным известием о том, что Сам Господь вступает с нами в дружеское общение. То, что Иисус страдал как человек на кресте и страдал за нас, служит залогом доверия, которое позволяет страдающему человеку извлечь свои болезненные воспоминания на свет разума, чтобы их можно было не только увидеть, но и исцелить.

Создание такой доверительной обстановки должно начинаться с рассказа о том, как мы являем собой Евангелие, и с самой атмосферы наших церковных общин.

4. Создание целительной атмосферы

В конце Второй мировой войны правительство Японии столкнулось с серьезной проблемой. Несмотря на то что были подписаны мирные соглашения, тысячи японских солдат в горах и джунглях островов на юге Тихого океана не выходили из своих укрытий, не складывали оружие и не хотели возвращаться к мирной жизни. В их мыслях усиленными стараниями офицеров укрепились рассказы о том, как поступят с ними американцы, взяв их в плен, и солдаты всецело поверили, что при капитуляции их ждут пытки или немедленная смерть. В конце концов японский император выступил с речью, где объяснил действительное положение и призвал своих солдат вернуться домой. Эту речь транслировали по радио, а потом в записи воспроизводили через громкоговорители, чтобы ее могли слышать те, кто укрывался в горных пещерах и джунглях. Император говорил: «Выходите, война окончена. Воцарился мир. Вам не причинят вреда, вас ждут и обеспечат вам защиту».

Поскольку это был голос самого императора, почти все солдаты поверили его призывам и вышли из своих убежищ. Конечно, оставались и такие, кто продолжал сражаться, но спустя несколько месяцев почти все они сдались. Через несколько лет стали считать, что все, оставшиеся в живых, вернулись домой. Однако оказалось, что последний солдат вышел из своего укрытия только в марте 1974 года, спустя 29 лет после того, как война закончилась! Теперь воевавшие страны находились в дружественных отношениях. Когда этого, уже шестидесятилетнего человека спросили, чего он ждал так долго, он ответил, что столько времени ему понадобилось, чтобы справиться со своим страхом.

В главе 3 мы говорили о том, что некоторые болезненные воспоминания мы сознательно позволяем себе припоминать только в обстановке доверия. Без такой обстановки мы похожи на этого японского солдата. Наши страхи не позволят и не смогут позволить нам снять защиту и выпустить на поверхность те воспоминания, которые мы глубоко скрываем. Господь Бог, наш любящий Небесный Отец, Вседержитель, очень реально выразил нам Свой призыв к миру. Наверное, лучше всего об этом сказано во Втором Послании к Коринфянам апостола Павла: «…Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения» (5:19). Здесь выражено главное в Благой вести: «Выходите, вам не нужно больше бояться. Между нами — мир. Я не причиню вам вреда и не накажу вас, Я жду вас и приму с миром».

Почему же тогда так много людей не чувствуют в себе свободы открыться навстречу целительной Божией благодати? Почему они продолжают прятаться за различными видами защит? Причина в том, что слишком часто обстановка в наших церковных общинах, отношения между христианами и сам способ того, как мы возвещаем Евангелие, не создают доверительных условий, необходимых для исцеления.

Священник как проповедник и душепопечитель

Существуют разные функции церковного наставления, разные виды проповеди, перед которыми ставятся разные цели. Часто, проповедуя в церкви, священник выступает в роли пророка Божия. Он от лица Бога провозглашает Его Слово — «так речет Господь». В этой пророческой роли он, как Сам Христос, говорит властно. В этом качестве цель проповедника — провозглашать истину, разъяснять важнейшие вероучительные положения и отстаивать библейские нравственные принципы. Он, подобно пророку, говорит о грехе, праведности и суде Божием, призывает людей к покаянию, спасению, освящению и к цельности сердца и жизни.

Когда же он произносит в церкви слово как пастырь и душепопечитель, содержание и цель такой проповеди другие. От имени Бога он предлагает людям духовную пищу Слова Божьего, укрепляя и поддерживая их. Он приносит утешение страждущим и надежду отчаявшимся. Как сказано в прекрасном гимне Чарльза Уэсли «Иисус, любовь души моей», цель такой проповеди священнослужителя — «поднять павшего, ободрить слабого, исцелить больного и быть проводником слепому».

Большая часть проповедей в наших церквях занимает некое промежуточное место между провозглашением истин веры и утешением верующих. В самом деле, чтобы соответствовать Божьему замыслу, в проповеди должно соблюдаться равновесие между этими двумя сторонами благовестия — моральной требовательностью и даром благодати. Конечно же, наш Господь в совершенстве сочетал в Себе и то и другое — как видно из Его слов, обращенных к женщине, взятой в прелюбодеянии: «…И Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (Иоанна 8:11). Большинство проповедников делают все, что от них зависит, чтобы соответствовать обоим этим аспектам, и в целом отвечают нуждам своих слушателей. Но что они часто не учитывают — это растущее в их общинах число людей, которым требуется проповедь еще более глубокого уровня. Эдгар Н. Джексон в книге «Психология для проповедников» сообщает об анкете, на которую ответили 4000 людей. Цель этой анкеты — выяснить, о чем люди хотят слышать в проповеди своих пасторов. Половину ответивших волновали серьезные личностные проблемы: пустота в жизни, одиночество, сложности в браке, неуправляемость сексуальных влечений, воздействие алкоголя, ложные представления о религии и морали, проблемы болезни и страдания, чувства неполноценности, вины и разочарования. Еще в четверти ответов выражена озабоченность прежде всего отношениями с родственниками, проблемами воспитания детей и конфликтами в общении с людьми. И только последняя четверть всех ответивших говорила о более традиционных религиозных проблемах.

В этих ответах — крик о помощи, который нужно услышать и на который должны отозваться наши проповедники и евангелисты. Множество духовных нужд рождается из незрелости, внутренних конфликтов, проблем в эмоциональной жизни и в отношениях с людьми. Люди хотят знать, как жить той наполненной жизнью, о которой мы всегда говорим в своих проповедях, среди забот и тягот жизни обыденной.

К этим нормальным человеческим проблемам мы, американцы, должны прибавить еще целый список проблем ненормальных. Поистине, посеяв ветер, мы пожали бурю — ведь все больше людей, в том числе многие из тех, кто принял крещение и исполнился Духа Святого, входят во взрослый возраст с глубокими эмоциональными проблемами, которые серьезно влияют на их духовную жизнь. В нашем все более нездоровом обществе это положение, похоже, ухудшается в геометрической прогрессии, стремительно, подобно взрыву.

Наша напряженная сосредоточенность на сексе стала почти национальной навязчивой идеей. А вот результаты этого:

• за последние полвека резко увеличилось число разводов;

• тревожащими темпами растет количество случаев насилия над детьми и женами, инцестов и сексуальных преступлений;

• все шире распространяется зависимость от алкоголя и наркотиков;

• разрушаются нравственные нормы, падает дисциплина и игнорируется ответственность.

Все это способствовало тому, что наше общество превратилось в конвейер по производству полных тревоги, обеспокоенных людей с поврежденными чувствами. И множество этих поврежденных чувств глубоко зарыто в тех пластах памяти, на которые проповеди, преподносимые обычно нам, чаще всего не оказывают никакого воздействия. Напротив, бывает, что такие традиционные проповеди в действительности вызывают у людей еще больше страхов и только укрепляют психологические защиты, из–за чего подавленные воспоминания вытесняются еще дальше в глубины сознания. И даже в тех проповедях, которыми священник хочет утешить и ободрить своих прихожан, он порой представляет Евангелие так, что это лишь углубляет отчаяние слушателей. Как часто, спрашивая людей, почему они не говорят о своих проблемах пастору, я слышу в ответ: «Потому, что я заранее знаю, что он мне скажет. А я буду из–за этого чувствовать в себе еще больше вины, чем сейчас». Когда я продолжаю спрашивать, почему они так думают, мне обычно отвечают: «Я в этом уверен потому, что слышу, как он проповедует». Конечно, пасторы или проповедники могут сказать, что эти слова несправедливы, и не принимать их всерьез. Но потому–то такие высказывания и задевают, что, как правило, они оказываются правдой. Слишком уж часто наши проповеди ввергают людей в еще более глубокое уныние и отвращают их от того, чтобы обратиться за помощью и исцелением, в которых они так отчаянно нуждаются.

Проповедь для эмоционального и духовного исцеления

Годы работы в этой области научили меня тому, что необходим особый род проповеди, которая могла бы пробудить целительные воспоминания. Эта проповедь выделяется своими содержанием, стилем и целями. Вот задачи этого вида проповеди:

• придать страдающему человеку смелости смягчить психологические защиты, препятствующие его исцелению;

• побудить его извлечь наружу глубоко спрятанные страхи, тревоги, конфликты и стыд;

• помочь человеку перед лицом крестной смерти Спасителя вынести наружу из глубин сознания свои скрытые воспоминания;

• создать, возможно, совершенно новый для этого человека образ Бога — сопереживающего Отца, не приходящего в ужас, а понимающего то, что открывается в Его присутствии, потому что Он всегда знал об этом, но никогда не переставал любить человека.

Содержание проповеди

Самое главное в такой особой проповеди — те важнейшие стороны Благой вести, которые даны нам во Христе.

• Воплощение: Еммануил, Господь с нами. Апостол Иоанн пишет: «И Слово стало плотию и обитало с нами» (Иоанна 1:14). Матфей цитирует пророчество Исайи: «Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил, что значит: с нами Бог» (Матфея 1:23).

Среди нас, с нами… Что это значит — Бог с нами? Если задуматься, как мы употребляем этот предлог — «с», мы приблизимся к ответу. Порой, навещая друга, который болеет, страдает от боли или серьезной утраты, мы хотим выразить ему наше самое искреннее сочувствие. Мы тогда говорим: «Мне хочется, чтобы ты знал, что я вместе с тобой в этом, с тобой все время». Именно такой смысл Воплощения нам надо выразить в проповеди. Исайя пророчествовал о пришествии Еммануила, а Матфей объяснил смысл этого: «Что значит: с нами Бог». В проповеди, обращенной к людям, страдающим от душевной или эмоциональной боли, нам нужно говорить о настоящей человечности Христа. Она не в том, что «Слово стало словами». Слова необходимы, но их недостаточно, не достаточно даже Самому Богу. Слово стало плотью. Бог снизошел в круг человеческой жизни и страданий. Он стал Тем, Кто с нами, став одним из нас.

• Отождествление: в наших страданиях Бог с нами. Наверное, лучше всего я смогу объяснить этот аспект, приведя две реально случившиеся истории, о которых сообщалось в канадской газете «Калгари Геральд».

5 июня 1978 года семилетний Мартин Турджин поскользнулся на пристани и упал в реку Прейри. Более десятка взрослых людей, стоявших на том же причале, не делали ничего — лишь смотрели, как мальчик недолго боролся с волнами, а потом утонул.

Почему же никто не помог? Чуть выше по течению в реку впадали неочищенные сточные воды. В реке вода была очень грязной и сильно пахла. Свидетель привел высказывание, сделанное позже кем–то из зевак: «Мы и не собирались прыгать там в воду — слишком уж она грязная». Полицейский, который вскоре оказался на месте происшествия, с горечью заметил: «Приходится удивляться тому, каков же человек на самом деле. Скорее всего мальчика можно было спасти».

Сравним с этим другой случай. В августе 1977 года австралийского журналиста Джона Эверингема, работавшего в Лаосе, коммунисты выдворили из этой страны. Он был помолвлен с гражданкой Лаоса, Кео Сиризомхун, но его вынудили разлучиться с ней. Десять месяцев Джон тщательно продумывал, как ему вызволить Кео. Наконец 27 мая 1978 года он предпринял свою спасательную экспедицию. Взяв маску, ласты и акваланг с двумя дыхательными трубками, он погрузился в мутные от дождей воды реки Меконг, разделяющей Лаос и Таиланд.

Из–за грязи под водой не было ничего видно, и Джону пришлось ориентироваться по компасу, прикрепленному к его маске. Он преодолевал бурное течение, медленно продвигаясь вдоль илистого дна, время от времени попадая в водовороты. Когда он вынырнул, то обнаружил, что недооценил силы течения. Он все еще был в полутора десятках метрах от берега и намного ниже по течению от того места, где в рыбацкой одежде, чтобы избежать всяких подозрений, его ждала Кео. Измученный, Джон поплыл обратно на тайскую сторону.

Он снова вошел в воду намного выше по течению. Позвольте мне привести здесь его собственные слова: «Я смог переплыть реку и вынырнул на отмели. Кео, казалось, уже отчаялась и удрученно смотрела куда–то вдаль. Я закричал что было сил. Она повернулась, увидела меня, бросилась бежать ко мне и упала в мои объятия». Кео никогда не училась плавать, так что Джон надел на нее слегка надутый спасательный жилет и вставил ей в рот одну из двух трубок акваланга. Лицом вверх, под самой поверхностью воды, привязанные друг к другу специальным ремнем, они благодаря усилиям Джона продвигались в воде к другому берегу. Они вместе отчаянно боролись и наконец усталые до изнеможения рухнули на песчаный берег на другой стороне — в Таиланде!

История Джона — пример отождествления Еммануила с нами в наших самых страшных бедствиях. Наш Господь — не тот бог, который стоит в стороне и не желает вмешиваться, но Бог, Который так нас любит, что готов погрузиться в бурные и мутные воды человеческой жизни, отождествившись с нами во всем:

• в самом Своем зачатии, погруженный в утробные воды во чреве Девы Марии,

• в Своем рождении и младенчестве, скитаясь в поисках убежища от бурлящих вод изданного царем Иродом безумного приказа об убийстве;

• в Своем отрочестве, проходя в учении сквозь воды роста и развития, вырастая в послушании земным родителям и церковным властям;

• в тридцатилетнем возрасте, утопая в потоках невежества, впитывая Священное Писание и насыщаясь терпением и Божественной мудростью;

• на протяжении всей Своей жизни и служения, окунаясь в загрязненные воды исковерканных грехом жизней, погружаясь в воды крещения вместе с грешниками, отваживаясь пить и есть вместе с ними, не боясь их нечистоты;

• и, наконец, утопая в потоках лжи, отвержения и предательства, погрузившись в мрачные глубины самой смерти… даже смерти крестной.

• Распятие: в нашем страдании Господь с нами и для нас, всегда и во всем, даже когда Ему приходится платить за это огромную цену Собственной жизни. Мы теперь достигли самого сердца Евангелия — распятия. Господь до последнего предела отождествил Себя с худшими из нас, когда Его распяли с двумя преступниками. Здесь, погружаясь в еще более глубокую пучину, чем когда–либо прежде, «за претерпение смерти увенчан славою и честию Иисус, Который немного был унижен пред Ангелами, дабы Ему, по благодати Божией, вкусить смерть за всех» (Евреям 2:9).

Отождествление в смерти имеет основополагающее значение: недаром автор Послания к Евреям говорит нам: «А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть, диавола, и избавить тех, которые от страха смерти чрез всю жизнь были подвержены рабству… Посему Он должен был во всем уподобиться братиям… Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (2:14–15, 17–18). Здесь полнейшее отождествление с нами, наивысшее доказательство того, что Бог понимает нашу боль и наши страдания. Значение этого и других отрывков апостольского послания в том, что, поскольку Бог теперь понимает абсолютно все, нам нужно без всяких сомнений, всегда, что бы с нами ни происходило, приносить это Ему. Ведь Он побуждает нас: «Да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи» (Евреям 4:16).

Мы не передадим настоящий смысл этого приглашения, если сведем смерть Христа к искуплению за грехи. Разумеется, крест означает, что Иисус умер за наши грехи; но если мы этим и ограничим смысл распятия, то упустим в своей проповеди и наставлении то, в чем нуждаются миллионы страдающих людей. Потому что Своей крестной смертью Христос примиряет с Богом как грешников, так и страждущих. Спускаясь в преисподнюю, Иисус принес нам очищение от той виновности за содеянные грехи, к которой мы приговорены совестью. Но, кроме того, Он принес еще и исцеление нашим больным воспоминаниям, которые, поднимаясь, истязают и порабощают нашу личность. Многие из этих воспоминаний берут начало в несправедливости и слабости, не являющихся результатом нашего выбора. Мы скорее были жертвами греховного выбора других людей. И именно такой жертвой чужого выбора

Христос позволил сделать Себя в распятии. Он по доброй воле стал объектом наивысшего наказания за наши грехи, пережив и самое болезненное в нашей жизни — незаслуженные и несправедливые страдания. Господь намеренно покорился двойной тайне греха и страдания. Наша проповедь будет слишком большим упрощением, если об искуплении мы говорим в ней только как о прощении грехов.

Кто–то сразу же спросит: «О чьих грехах вы говорите?» В приведенном в главе 3 отрывке из Евангелия от Матфея, где идет речь о грехах против детей, дальше Иисус говорит: «Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, чрез которого соблазн приходит» (18:7). Да, мы все грешники и все нуждаемся в прощении, которое дается нам крестной смертью Спасителя. Но потому, что против нас тоже совершались грехи, нам в распятии нужно уверение, что Господь понимает те сложные и противоречивые чувства, которые мы испытываем, понимает царящий в наших душах ад запутанных эмоций, извергаемых нашими неисцеленными воспоминаниями.

Одним из самых болезненных моментов в моей практике консультанта был разговор с молодой женщиной, сквозь рыдания рассказавшей мне о том, что с ней случилось. Джуди услышала проповедь одного широко известного проповедника–евангелиста и пришла к нему за советом. С огромным трудом и мучениями она рассказала ему о своем отце–пасторе, который с тех пор, как ей исполнилось шесть лет, много раз приставал к ней с сексуальными домогательствами. Она поведала в своей исповеди о хаосе чувств, постоянно ввергавших ее в состояние уныния и духовного упадка: о беспорядочной мешанине вины, стыда, сексуального безразличия, гнева и печали. Проповедник тут же ответил, что ей надо «покаяться за свою часть» случившегося и тогда Бог «выправит» ее чувства. Он уверенно развивал «план спасения» и был так увлечен своими ответами, что не сумел услышать вопросов этой женщины или полнее узнать о ее жизни — в частности о том, что, когда Джуди было всего три года, ее мать в припадке ярости сломала девочке ногу.

Милость Божия настолько чудесна, что, несмотря на нездоровую обстановку в семье, эта молодая женщина стала настоящей христианкой. Она смогла простить родителей и пережить новое рождение во Христе. Но она чрезвычайно нуждалась в исцелении от отвратительных шрамов прошлого и в том, чтобы научиться совсем по–новому общаться с Богом, другими людьми и самой собой.

Вот почему проповедь о всей полноте значения креста так важна для создания обстановки доверия, необходимой для исцеления памяти. Как об этом замечательно говорится в древнем литургическом тексте: «Верою в Его кровь получаем мы прощение грехов и всякое иное благо от Его страданий». Нам надо быть уверенными в том, что Благая весть в нашем изложении включает и это «иное благо», в котором нуждается так много израненных душ. Впервые проповедуя в синагоге, Иисус, как сообщает евангелист Лука, провозглашает Благую весть, включающую описание Мессии из пророчества Исайи (см. Ис&йя 61:1–2): «Он… послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу» (Луки 4:18). Конечно же, в наших церковных общинах страдающим людям с сокрушенными сердцами надо знать, что Господь принял на Себя все наши горести и слабости точно так же, как и наши грехи.

• Жить реальностью — реальностью сочувствующего и понимающего Христа. Что все это значит? Как это влияет на нашу жизнь? И каким образом создает целительную атмосферу, о которой мы говорили? Это меняет наши взгляды и чувства в отношении Бога и создает обстановку доверия, в которой способны всплыть глубоко запрятанные воспоминания.

Почему это так? Потому что, воплотившись, Бог знает теперь наши человеческие чувства. Конечно же, Бог всегда знал их, поскольку Бог есть Бог, Он всеведущ. Тогда почему же мы можем сказать — теперь! Не означает ли это, что Ему пришлось научиться чему–то новому, не делает ли это Его не столь совершенным, а значит, менее Божественным? Бог, конечно же, обо всем знал всегда; но теперь Он получил действенное знание, основанное на личном опыте. Тот замечательный отрывок из Послания к Евреям, который мы привели выше, означает, что благодаря страданиям Христа Господь теперь знает и понимает нас в еще более глубоком смысле. Я не склонен пользоваться примерами из своей жизни, но один очень личный пример я все–таки приведу, поскольку не знаю другого, который объяснил бы, что я имею в виду.

До поездки в Индию мы с Элен год учились в миссионерской школе, где прослушали очень важный курс по тропической медицине. В нем, в частности, говорилось, что половина всех детей в Индии умирает в возрасте до пяти лет. Мы знали об этом факте детской смертности. Однако два года спустя, когда наш десятимесячный сын Дэвид умер в несколько часов от приступа скоротечной дизентерии и мы похоронили его мартовским утром в красной земле Бидара в Индии, Элен и я по–новому поняли, что такое детская смерть.

Конечно же, Бог понимал, что значит быть человеком. Но благодаря Воплощению, Его окончательному отождествлению с нами в страданиях и смерти Иисуса Христа Господь теперь во всей полноте знает и понимает это не только из действительного всеведения, но и из реального опыта.

Теперь мы уверены, что Он знает нас и разделяет наши тяготы. Он стал одним из нас, Он целиком и сполна прожил жизнь человека — от утробы матери до могилы, и поэтому мы знаем, что Он «может сострадать нам в немощах наших» (Евреям 4:15). А раз мы уверены, что теперь Он знает, нужно, чтобы наша жизнь не оставалась той же, что и прежде.

• Участие Его Духа в нашем исцелении. Сочувствующий, понимающий Бог, Который знает нас и заботится о нас, — самая главная излечивающая сила в нашем исцелении. Однако все, о чем мы только что говорили, — это в каком–то смысле прошедшее время, это Христос истории. И поэтому мы благодарны Богу за то, что Он не остался в прошлом. Благодаря действию Святого Духа Христос исторический становится Иисусом сегодняшнего дня и личного опыта. Ведь именно благодаря Духу все, что Христос Своими страданиями, смертью и воскресением сделал возможным, становится действительным в нашей сегодняшней жизни. Святой Дух — по–гречески «параклет». «Рага» — «возле», «рядом», a «kaleo» — «звать», «призывать». Тот, Кто призывает, находясь рядом[1]. И Послание к Римлянам 8:26–27 убеждает нас, что Дух Святой помогает в наших немощах, ущербности и слабости. Греческое слово, соответствующее слову «помогать», состоит из нескольких слов, означающих «соучаствовать, поддерживать с другой стороны»[2]. Какая прекрасная и точная картина — знающий, понимающий и заботливый Бог, отныне участвующий в нашем исцелении!

Такая уверенность складывается в контексте Послания к Римлянам 8:18–28, где апостол Павел говорит о боли и страданиях жизни в этом падшем и несовершенном мире. Даже тварный мир природы «совокупно стенает и мучится доныне» (Римлянам 8:22). Воистину, этот мир — мир страждущий. Затем Павел продолжает: «И не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего» (Римлянам 8:23). Да, природа стенает, и мы, хотя и христиане, стенаем тоже. Но мы не остались в одиночестве. Сам Господь в присутствии Своего Святого Духа тоже стенает с нами. «Также и Дух подкрепляет (нас) в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными» (Римлянам 8:26).

Это должно стать средоточием нашей проповеди — так невероятна эта Благая весть, для многих наших страждущих слушателей кажущаяся слишком хорошей, чтобы ей поверить. Нам надо проповедовать об этом со всей любовью, сочувствием и пониманием, которые мы способны получить от Духа Святого, всегда открыто рассказывая о собственной жизни, где мы обрели подобное исцеление души и понимающую любовь.

Спасительное принятие в христианской общине

Для создания доверительной обстановки помимо содержания проповеди чрезвычайно важно еще вот что. Пастор в своих проповедях может говорить обо всем, что мы описывали выше. Тем не менее, пока христиане его церковной общины в своих отношениях не будут ощущать того спасительного принятия друг друга, о котором рассказывают проповеди, не будет и атмосферы, необходимой для исцеления. Множество страхов и тревог, которые мешают людям открываться, вызваны болью, причиняемой нездоровыми межличностными отношениями. Как мы уже видели, воспоминания о таких отношениях уходят далеко в прошлое, иногда даже в период внутриутробного развития ребенка. В таких случаях бывает, что люди усваивают всю систему языка разрушительных отношений еще до того, как учатся говорить. Важно, чтобы теперь они могли научиться новому языку здоровых отношений взаимопомощи. Но, чтобы выучить этот язык, сначала нужно слышать, как на нем говорят другие люди. Вот почему церковь играет такую важную роль в процессе исцеления. Христиане, способные поддержать тех, кто борется и страдает, должны окружить этих людей пониманием и любовью. Возможно, иногда им во имя любви придется вступить с кем–то в противоборство, но это всегда будет делаться ради воссоздания нового человека, а не осуждения его. Суровая любовь бывает необходима, но она должна оставаться суровой любовью.

Можем ли мы честно сказать, что именно такова обстановка в большинстве наших церковных общин? Фред Смит, христианский писатель, проповедник и бизнесмен из Далласа, штат Техас, написал на эту тему колкий современный рассказ. С его разрешения я привожу здесь большой отрывок из этого повествования.

«Умоляю, только не в больницу!»

Дикая сцена. Он лежит на улице, истекая кровью; сбивший его водитель скрылся с места происшествия. Ему срочно нужна медицинская помощь. Но он без конца повторяет:

— Умоляю, только не в больницу!

Все удивленно спрашивают, почему.

Он отвечает с мольбой:

— Я там работаю. И мои коллеги удивятся, если увидят меня таким. Они никогда не видели меня грязным и окровавленным. На работе я всегда был аккуратным и здоровым. А теперь я в таком жалком виде.

— Но больница — как раз для больных людей. Мы вызовем «Скорую»?

— Умоляю, не надо. Инструктор с курсов безопасности движения для пешеходов, куда я ходил, будет недоволен мной за то, что я попал под машину.

— Какая разница, что подумает инструктор. Вам нужна помощь.

— Но есть и другие причины: медсестра в приемном отделении будет нервничать.

— Почему?

— Потому что она всегда нервничает, если поступающие не могут рассказать всего, что ей надо записать. Я не видел, кто меня сбил, и я даже не знаю номера машины или прав водителя. Медсестра меня не поймет. Она просто свихнулась на этих записях. А кроме того, у меня с собой нет карточки медицинской страховки.

— И что это меняет?

— Ну, меня таким грязным не узнают и тогда в больницу не положат. Без страховки людей в таком виде в больницу не принимают. Надо же увериться, что они не за счет больницы будут лечиться. Интересы больницы блюдут. Вы меня просто положите на тротуар. Я уж сам как–нибудь. Ведь сам же виноват, что попал под машину. Почему санитары должны об меня свои халаты пачкать? Они меня ругать будут.

С этими словами он попытался отползти в кювет, чтобы его оставили в покое. Удалось ему это или нет — не знаю. Может быть, он и до сих пор пытается самостоятельно остановить у себя кровотечение.

Вас задела эта странная и нелепая история? Она могла произойти в любое воскресенье… в обычной церкви. Я знаю, что такое могло случиться, потому что вчера я спросил нескольких активных прихожан, что они делали бы, если бы их сразил какой–то непозволительный грех. Все они без исключения ответили: «Я точно назавтра не пошел бы в церковь, где бы все меня увидели…» В разговоре по душам мы выяснили, что, случись нам совершить грех, мы скорее пойдем в клуб, чем в церковь… Там мы бы нашли сочувствие и понимание.

Продолжая эту тему, спросим, разве церковь существует для тех, кто притворяется святым, кто хорошо одет и благоухает? Или все–таки для тех, кто истекает кровью, кто знает, что искалечен, и кто хочет выздороветь? Почему этот вопрос перестал быть вопросом для всей церкви и сделался вопросом лишь для меня самого: для одной личности, для одного грешника, спасенного по благодати, для одного человека, стремящегося или изолировать себя в какой–то стоящей над другими группе, или стать вовлеченным в нужды всех других людей?

«Зрите, как любят они друг друга» — победители и побежденные, здоровые и больные, страждущие и благополучные. Мне надо уметь и отдавать, и получать в той церкви, про которую покалеченный человек сможет с надеждой сказать: «Умоляю, отвезите меня в церковь».

Для исцеления памяти нужно сплоченное сообщество верующих, способных, как те четверо друзей расслабленного, отважиться разобрать крышу, чтобы принести своего друга ко Христу для исцеления. Только в обстановке доверия люди смогут вспомнить и осознать наиболее болезненные события своей жизни и тем самым получить шанс на исцеление. Вы можете спросить, как нам создать такую обстановку. Напомню, что Благая весть — это распятый и воскресший Христос. Послушайте, что рассказывает апостол Иоанн о событиях этого первого пасхального вечера: «В тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам! Сказав это, Он показал им руки (и ноги) и рёбра Свои» (Иоанна 20:19–20). Воскресший Христос прошел прямо сквозь запертые двери.

Слава Богу, наш воскресший Господь может и сейчас проходить сквозь защиты и запертые боящимися людьми двери. Он и сейчас может приносить мир в больные и страждущие души. Он делает это, говоря слова умиротворения и показывая свои раны — ту цену, которую Он заплатил, чтобы принести нам это умиротворение. От нас, Его учеников, зависит, сможем ли мы собраться вместе во имя Его, в Его Духе и создать атмосферу для Его исцеляющего появления.

5. Библейские основания для исцеления памяти

Крайне важно понять, что исцеление памяти имеет прочные основания в Священном Писании — важнейшем для нас источнике, затрагивающем все вопросы веры и христианской жизни. Кто–то целиком отвергает любые формы внутреннего исцеления лишь потому, что именно таких слов в Библии не встречается. Если мы станем так же рассуждать и обо всех других вещах, то дойдем до фанатичных, а порой и опасных крайностей: не будем носить одежду с пуговицами, ездить на автомобилях, пользоваться в церкви музыкальными инструментами или микрофонами с громкоговорителями, откажемся от пенициллина для больного ребенка и тем самым сделаемся причиной его смерти. Идя по этому пути, мы в конце концов пришли бы к отрицанию того, что всякая истина — от Бога и что наша духовная обязанность — использовать новые изобретения или открытия в любой области жизни во славу Господа и на благо человека. Ведь на самом деле вопрос не в том, встречается ли что–то в Библии под тем же названием, которым мы пользуемся сегодня. Вопрос скорее в том, противоречит ли это что–то тем принципам, которые установлены в Священном Писании, или согласуется с ними. Глядя на мир так, мы, христиане, благодарны любым новым истинам, изобретениям и открытиям, которые непрестанно дарят нам многие области науки: медицина, социология, математика, физика, психология… В библейском учении мы видим и те принципы, на которых основано исцеление памяти.

Избавиться от инфантильности

Чтобы расти духовно, нам необходимо избавиться от инфантильности. В Новом Завете для обозначения детства используются два разных слова. Нам важно отчетливо различать их.

Есть слово «paidion», которое относится к периоду детства в здоровом, нормальном смысле. Наши слова «педиатрия», «педиатр» образованы от этого корня. Это же слово — «paidion» — употребил Христос, когда поставил перед Своими учениками малое дитя и сказал, что им надо иметь такое же смирение и готовность к учению, как у этого ребенка. Более того, Он сказал им: «…Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Матфея 18:3). В то время как мы все пытаемся сказать детям, чтобы они скорее вырастали и становились похожими на взрослых, Иисус всегда призывал взрослых больше походить на детей! Сегодня, чтобы выразить ту же мысль, мы бы употребили выражение «быть как дети». Библия побуждает нас в большей степени быть как дети в нашей вере, смирении, принятии и открытости к другим людям. Мы никогда не должны вырастать из таких «подобных детским» качеств.

Другое слово — «nepios» — относится к болезненной и ненормальной незрелости, к такой «детскости», когда человек задерживается на стадии затянувшейся инфантильности, ребячества, несмотря на то что ему бы уже пора перерасти эту стадию. Насколько очарователен ребенок, который ведет себя как дитя, настолько же отвратителен взрослый, поступающий как ребенок. Такое поведение явно вредно, порой просто разрушительно. Сегодня мы бы назвали такого человека инфантильным[3]. Если его поведение инфантильно в крайней степени, мы говорим о нем, что он совсем «как младенец», то есть употребляем слово, относящееся к еще более ранней стадии развития. Слово «nepios» использует апостол Павел в Посланиях к Римлянам (2:20), к Галатам (4:1) и Первом Послании к Коринфянам (3:1), когда описывает духовно незрелых людей. В своем великом гимне любви он пишет: «Когда я был младенцем, то по–младенчески говорил, по–младенчески мыслил, по–младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое» (1 Коринфянам 13:11). Павел говорит здесь о сочетании эмоциональной и духовной незрелости. Не кажется ли этот стих неуместным в середине главы о великой любви? Отнюдь нет, ведь чтобы проявлять личностные качества и поведение, соответствующие высшей форме любви, той любви, которая обозначается греческим словом «агапе», необходима определенная эмоциональная и духовная зрелость. И мы не достигнем такой степени зрелости, пока не избавимся от инфантильности.

Для передачи понятия «избавиться» Павел использует греческое слово «katargeo», что значит «приводить в состояние бездействия, инертности или бессилия»; «устранять смысл и значение»; «освобождать от того, что связывало или ограничивало свободу действий». Зрелость не наступает просто потому, что мы становимся старше. Мы можем одновременно быть взрослыми по годам и младенцами по своей психологии. Чтобы покончить с инфантильностью, нам нужно поступать по–взрослому, как зрелая личность.

Библейские принципы образуют нужную основу для необходимого людям процесса исцеления памяти. Некоторые проблемы, препятствующие взрослению, мы называем «отложенными проблемами», или «зависаниями» («hangups»). Мы говорим, что такие «зависания» связывают людей, держат их взаперти. Это удивительно точные слова. Если человек никогда не противостоял своим болезненным воспоминаниям и не пытался от них освободиться, они как бы запирают его в определенном возрасте и стадии развития. Да, телом такой человек — взрослый, и его рассудок — это рассудок взрослого. Но его чувства так и не превысили какого–то уровня. Они застыли, зависли на этом уровне; поэтому мы и называем их эмоциональными, или личностными зависаниями. Многие из этих зависаний — результат воспоминаний, которые связывают нас и держат в своем порочном круге. Эти болезненные воспоминания — как камень на шее у пловца. Они увлекают человека вниз, под воду, и ему едва удается держаться на поверхности; эти воспоминания потребляют так много эмоциональной и духовной энергии, что человек совсем перестает развиваться.

Фил со своей женой Джанет обратились ко мне за помощью после того, как в течение нескольких месяцев ходили к семейному консультанту. Они очень любили друг друга и всеми силами стремились сохранить свой брак. Они выразили готовность серьезно работать для этого, и Фил трудился изо всех сил. Основной проблемой в их отношениях было то, что свою глубокую любовь к Джанет Фил не мог выразить ни словами, ни поступками. Конечно, от этого их отношения во многом страдали. Жене просто не хватало нормального проявления чувств, и она становилась раздражительной и нетерпимой. Фил пытался решить свои проблемы, помогая жене по дому. На деле же оказывалось, что он взваливал на себя слишком много домашней работы, часто беря на себя обязанности Джанет. А она считала, что муж вмешивается в ее дела и принижает ее роль в домашнем хозяйстве. Она говорила: «Я благодарна ему за желание помочь, но это заставляет меня ощущать, что он недоволен тем, как я все делаю». И, таким образом, порочный круг все нараставших негативных эмоций замкнулся.

У их семейного консультанта был, как видно, один–единственный подход: проанализировать ситуацию и обозначить проблемы, а затем с помощью молитвы и волевых усилий пытаться изменить те поступки, которые вызывали нехорошие чувства. Разумеется, это вполне здравый способ, и во многих случаях я видел, как он прекрасно действует. Однако такой подход — отнюдь не единственный, потому что многие люди не способны изменить свои установки и поступки, прежде чем не разберутся с «зависаниями», которые мешают переменам. Часто именно с внутренними, лежащими в глубинах психики причинами нарушения межличностных отношений приходится работать в первую очередь.

Мать Фила умерла, когда ему было десять лет, и после этого он долго жил вдвоем с отцом. Тот после смерти матери начал сильно пить и иногда бил Фила, порой даже сопровождая это сексуальными домогательствами. В доме было грязно, и Фил уже не мог приводить туда своих друзей. В течение нескольких лет в доме одна за другой сменялись женщины, приходившие провести ночь с отцом Фила. Уже с раннего детства Фил испытывал одиночество. На одной из наших встреч, рассказывая свою историю, он позволил себе погрузиться в свои переживания. Со слезами на глазах дрожащим голосом он сказал: «Думаю, я научился справляться со всем этим очень просто — я не разрешал себе ничего чувствовать. Я не смел позволить себе радоваться в редкие минуты счастья, потому что знал, что оно не может быть долгим. Я не разрешал себе плакать или чувствовать себя плохо, потому что мне просто нужно было продолжать делать дела. Думаю, что вся суть в том, что мне стало страшно позволить себе чувствовать. А теперь я уже и не знаю, что это значит — чувствовать».

У Фила была необычная просьба: он хотел, чтобы Джанет была рядом, когда мы будем молиться об исцелении его болезненных воспоминаний. Она сумела все правильно понять и, когда мы вместе плакали и молились, держала Фила за руку, как мать, которой ему так не хватало. Филу пришлось столкнуться лицом к лицу со множеством неприятных и болезненных переживаний прошлого. По мере того как они всплывали в памяти, ему нужно было за многое простить своего отца, а за многие свои обиды получить прощение от Бога.

Когда Фил освободился от этих уз прошлого, они с Джанет смогли выполнить рекомендации и поменять многое в своем поведении. Это оказалось совсем не просто, такой труд потребовал серьезных усилий и консультаций. Но, во всяком случае, теперь эти перемены стали реальными, тогда как прежде они были невозможны. Почему? Потому что для таких перемен нужно любить так, как Фил любить не мог, пока не сумел избавился от инфантильности («katargeo» — «привести в состояние бездействия, бессилия»), которая мешала ему поступать по–взрослому в настоящем. Исцеление памяти освободило его настолько, что он теперь позволил себе чувствовать. А это было совершенно необходимо для того, чтобы он смог выражать свои чувства к Джанет. И такой вид внутреннего исцеления превосходно согласуется с теми библейскими принципами, о которых мы говорили.

Принять Христа как помощника в настоящем

Иисус Христос — наш вечный современник, Властитель времени и наш целитель; Его Святой Дух — наш помощник в настоящем, который нам доступен всегда. Самая необычная часть работы по исцелению памяти — это этап молитвы. Мы пытаемся в воображении воссоздать болезненное переживание прошлого, а потом мысленным взором увидеть вызвавшие его события, какими они были на самом деле. Мы молимся так, как могли бы молиться Господу в то время, и просим Его сделать для нас то, о чем мы просили бы тогда и в той ситуации. Мы просим Его исцелить ребенка или подростка, которому пришлось пережить события, фактически затормозившие его развитие на том этапе, остановившие его взросление. Каким образом это возможно, если такие события происходили много лет назад? Как наши сегодняшние молитвы могут повлиять на того младенца или юношу внутри нас, каким мы были давным–давно?

Священное Писание говорит нам, что Христос — Властитель времени: прошлого, настоящего и будущего. В совершенно реальном смысле Он наш вечный современник, «вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евреям 13:8). Когда Иоанн Креститель представлял Иисуса народу, он говорил: «Сей был Тот, о Котором я сказал, что Идущий за мною стал впереди меня, потому что был прежде меня» (Иоанна 1:15). В другом отрывке есть замечательное смешение времен. Когда иудеи язвительно насмехались над Господом, говоря: «…Тебе нет еще пятидесяти лет, — и Ты видел Авраама?» Иисус ответил им: «Истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Иоанна 8:57–58).

Если Христос мог сказать так во время Своего воплощенного земного существования, насколько же ближе мы можем отнести это ко Христу воскресшему, вознесшемуся и прославленному! Он превосходит всякое время и пространство, которые являются всего лишь конечными представлениями об ограничениях нашей человеческой жизни. Как Иисус показал во многих случаях после Своего воскресения, Он не был ограничен временем или пространством, но мог появляться где угодно и когда угодно. В каком–то смысле во Христе любое время — настоящее. Поскольку мы связаны временем и пространством, мы говорим, что Христос «возвращается назад во времени», чтобы послужить страждущему человеку. Из–за нашей конечности и ограниченности мы не осознаем, как именно Он делает это, но мы, несомненно, понимаем, что Он это делает. Да, именно так: согласно Священному Писанию у нас есть полное право видеть Его образ здесь и сейчас.

Но не будет ли это всего лишь самовнушением? Неким видом гипноза, при котором мы «психически воздействуем» на себя при помощи представляемых сцен и богатого воображения? Нет. Обетования, говорящие о действии участливого присутствия и силы Духа Святого, уверяют нас, что Он на самом деле здесь. Святым Духом Христос трансцендентный, существующий вне тварного мира, становится имманентным, живущим с нами и близким каждому из нас. Дух Святой, помогая и поддерживая нас, «соработничая» с нами, показывает нам, что Христос воистину посреди нас. Чуть позже мы рассмотрим некоторые мысленные образы Иисуса, полезные в процессе исцеления памяти. Эти образы основаны на библейских символах, хотя форма мысленных картин, в которых мы представляем Его присутствие, — продукт нашего воображения. Однако сам факт Его присутствия, отраженный в этих образах, удостоверяется библейскими обетованиями.

В красивом гимне Генри Твеллса, который мы часто поем перед ежемесячными вечерями исцеления в нашей церкви, замечательно говорится о целительной силе Христа, Который всегда с нами в настоящем времени:

По вечерам горит закат, А в нем огнем пылает боль Людей, что, Господи, лежат — Бессильные — перед Тобой. Все вновь и вновь в закатный час, Страдая, мы зовем Отца. Пусть Ты незрим, но Ты средь нас, И говорят с Тобой сердца. От тяжкой муки и страстей Спаси нас, милосердный Бог. И нас, и тех Твоих детей, Кто возлюбить Тебя не смог. Как нам служить Тебе, Господь? Во тьме плутаем мы: во всех, Отняв покой, сжигая плоть, Живет тот древний, страшный грех. Ты — Человек, познавший Сам, Как у людей душа болит, Ты видишь, сколь в ней много ран — Скрывать их заставляет стыд. Коснись их силою Любви, И Словом, что приносит плод, Христос–Спаситель, исцели, Утешь Свой страждущий народ[4].

Молиться конкретно

Нам нужно быть определенными и точными в исповеди и молитвах. Священное Писание подчеркивает важность бескомпромиссной нравственной честности в видении своих грехов, падений и нужд. В самом первом повествовании о человеческом непослушании в Эдемском саду мы видим стремление человека прятаться при всякой эмоциональной боли. Когда Господь Бог сошел, чтобы, как обычно, побыть в обществе Адама и Евы, они скрылись от Его присутствия среди деревьев рая. Господь воззвал к Адаму, спросив, где он, и Адам ответил: «Я… убоялся, потому что я наг, и скрылся» (см. Бытие 3:8–10). Уже с того самого времени мы, люди, боимся быть открытыми и искренними не только с Богом, но и с другими людьми, и даже с самими собой. Именно этот страх, доведенный в нашем падшем и искаженном «я» до крайности, мы видим в подавленных воспоминаниях, причиняющих нам боль. Мы пытаемся прикрыть и спрятать их, чтобы не встречаться с ними лицом к лицу. Такая закрытость пронизывает все сферы нашей личности. Это главная причина того страха и вины, которые больше всего другого разрушают наши отношения с другими людьми.

Библейский рецепт против этих охвативших все человечество болезней — честность, открытость, покаяние и исповедь. Христос назвал Святой Дух «Духом Истины» (Иоанна 14:17). Апостол Иоанн употребляет слово «истина» двадцать два раза в Евангелии и девять раз в своем Первом Послании. В этом послании мы видим прямую взаимосвязь между истиной, исповедью и нашими отношениями с Богом, другими людьми и с собой.

За столетия до того, как появилась область знаний, названная потом психологией, апостол Иоанн описал то, что теперь нам известно как механизмы психологических защит, или защитные механизмы. Это просто различные способы, которыми мы, люди, отгораживаемся от того, чтобы видеть правду, защищая себя от страха и тревоги. Эти защитные механизмы не меняют реальности или истинного положения вещей, они меняют лишь наше видение этой реальности. На самом деле мы защищаемся, обманывая себя, так что перемены нам и не грозят. Давайте посмотрим, как пишет об этом апостол Иоанн:

«И вот благовестие, которое мы слышали от Него и возвещаем вам: Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы. Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине; если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха.

Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи (наши) и очистит нас от всякой неправды. Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слова Его нет в нас»

(1 Иоанна 1:5–10).

Теперь взглянем на то, как описывают апостол Иоанн и современные психологи три основных защитных механизма. Они приводятся в порядке их значимости.

• Отрицание. Это простейший и наиболее явный механизм из всех. Мы просто безоговорочно отрицаем нечто; мы лжем. Мы отказываемся что–то признавать; мы не хотим смотреть на это или говорить об этом. Иоанн замечает: «Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине» (1 Иоанна 1:6).

• Рационализация. Это более сложное средство защиты, а значит, и более серьезное. Оно не такое откровенное, как обман, а более изощренное. Мы пытаемся привести доказательства, которые оправдывают наше поведение. Кто–то сказал, что для всего, что мы делаем, есть две причины: хорошая и настоящая! Мы обманываем не только других, но и себя; и это большая ложь, чем отрицание или хитрость, потому что мы часто даже не осознаем этого. Иоанн пишет: «Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас» (1 Иоанна 1:8).

• Проекция. Это наибольшее зло из всех, потому что здесь мы делаем еще один шаг в обмане и в своих проблемах обвиняем других. Действительно, мы проецируем, переносим свои ошибки на кого–то другого или на что–то другое и говорим, что проблема заключена в них. У Иоанна об этом говорится очень точно: «Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слова Его нет в нас» (1 Иоанна 1:10). Начав с того, что лжем сами, мы заканчиваем тем, что обвиняем во лжи Бога. «Не я лгу — Он лжет!»

Я понимаю, что этот библейский отрывок касается прежде всего нравственных аспектов духовной жизни. Но он явно имеет отношение и к теме нашего разговора, потому что принципы этого текста распространяются также на эмоциональную область духовного. Одна из причин того, что наши неисцеленные воспоминания способны оказывать такое разрушительное влияние на нашу жизнь, то, что они обычно содержат в себе множество негативных эмоций: страх, боль, гнев, вину, стыд, тревогу. Снова и снова в нас появляются эти чувства, и мы не понимаем, откуда они берутся. Мы сбиты с толку своей неспособностью выяснить их точную причину. Эти эмоции вызывают в нас вину, поскольку считается, что «христиане не должны испытывать таких чувств». От этого нам не просто плохо, мы еще усугубляем свое положение чувством вины за то, что нам плохо. Трудность здесь та, что мы не способны молиться конкретно о том, из–за чего нам плохо. Это напоминает блуждание в тумане. Нам отчаянно не хватает способности определить, что же именно нам сейчас нужно, — то есть выяснить, в чем наша проблема, чтобы мы смогли решить ее. Принцип, о котором идет речь в этом отрывке, очень важен: мы не можем исповедать Богу то, в чем не признаемся себе. И вот мы произносим свои исповеди «вообще», даем и получаем прощение «вообще» и в итоге имеем неопределенные, смутные, слишком общие отношения с Богом.

Мы живем таким образом не намеренно; но, поскольку множество подробностей случавшегося с нами тщательно оберегается защитными механизмами и прячется в глубинах памяти, мы не можем обрести эмоциональное и духовное освобождение от яростной атаки этих спрятанных переживаний. Нам нужно открыть воздействию Святого Духа те ситуации и переживания, которые вызывают в нас негативные эмоции, и дать Ему возможность конкретно и специфически воздействовать на эти ситуации и переживания. Как раз это и происходит часто во время процесса молитвы об исцелении воспоминаний. Вместо того чтобы молиться вообще («Господи, помоги мне, пожалуйста, больше любить своих родителей» или «Помоги простить моего брата, мою сестру»), мы подробно и конкретно говорим в молитве о той боли, которую мы испытывали в том или ином случае. Например: «Господи, в тот день мне было так плохо: папа швырнул мою игрушку через всю комнату и сломал ее, потому что я случайно пролил воду на его книгу, а потом он смеялся надо мной, видя, как я плачу. Я так сильно злился — просто ненавидел его за это. И я по–настоящему обрадовался, когда на следующий день папа попал в аварию». Или: «Боже, я никогда не мог по–настоящему простить моего учителя, господина Слейда, за то, что он унижал меня тогда перед всем классом, обвиняя в том, что сделал другой ученик. И я хотел расквитаться с Джонни за его вранье. Я прощаю их за то, что они сделали мне, и мне нужно, чтобы Ты простил меня за то, что я так долго держал в себе обиду на них». И все время в таком духе. Конкретные воспоминания, которым мы наконец позволили выйти на поверхность, привели к конкретной исповеди в конкретных чувствах, к возможности даровать и получить конкретное прощение, к глубокому внутреннему исцелению и очищению. Этот принцип конкретности, точности — самый важный для исцеления памяти, и он во всей полноте созвучен библейским истинам о покаянии, исповедании и исцелении.

Я много раз видел, как у человека появлялся шанс исцелиться, когда в его воспоминания включались какие–то важные детали, которые ему приходилось с усилием извлекать из своего сознания.

Джойс — женщина под тридцать, квалифицированный социальный работник. Она обручилась со своим женихом и переехала в наши края, чтобы быть поближе к нему. Но через полгода жених разорвал помолвку. Джойс пережила крушение всех своих надежд и стала искать помощи, поскольку потрясение от того, что ее отвергли, заставило ее понять, что таким образом строились все ее прежние отношения с мужчинами. Хотя Джойс уже несколько лет как пришла ко Христу, ей было очень трудно справляться с резкими переменами настроения, депрессией и чувством враждебности по отношению ко всем мужчинам. Она сменила работу, поступив водителем в автопарк; другие женщины не любили, когда наступала ее смена. Они говорили ей, что боятся того, как «свирепо» она водит машину. Две ее коллеги были замужем. Джойс отметила, что, чем счастливее была их семейная жизнь, тем больше злости прибавлялось у нее самой: она испытывала ревность к их хорошим отношениям с мужьями. Сотрудники замечали ее вспыльчивость и неуравновешенность. Одной женщине пришлось высказать Джойс свои наблюдения: «Твой характер отличается завидным постоянством — ты всегда вне себя». И эти слова в дополнение к переживаниям по поводу несостоявшегося замужества подтолкнули Джойс к тому, чтобы обратиться за помощью к консультанту.

На консультациях Джойс рассказала о немыслимом пьянстве, ссорах и драках в семье, где она росла. В церкви ее окружили заботой и помогли найти новую семью во Христе. Но недостаток отцовского внимания и любви оставил свой след, и она постоянно стремилась заполнить пустоту в своем сердце чередой любовников. Сценарий все время был один: отчаянно стремясь к человеческой близости, она испытывала к своим приятелям сильное физическое влечение. Хотя христианские нравственные нормы сдерживали ее от того, чтобы пуститься во все тяжкие, она все же переступала границы дозволенного в отношениях. Из–за этого она теряла уважение к себе, и, как правило, дело заканчивалось разрывом. Джойс злилась на себя за свое неуправляемое поведение. Она была уверена, что таким образом Бог наказывает ее и что Он никогда не позволит ей вступить в прочные отношения с другим человеком и выйти замуж.

Во время продолжительного этапа молитвенной работы мы с ней составили длинный перечень пережитых ею чувств боли и обиды, унижения и вины. Вылился целый поток эмоций, и, приложив серьезные усилия, она обрела благодать прощения и была омыта от своих обид и злобы. Потом, когда я уже думал, что мы близки к завершению работы, Святой Дух вдруг приоткрыл покров забвения и обострил ее воспоминания. Она с кристальной ясностью припомнила конкретные подробности омерзительной ночи, проведенной с одним из мужчин. Она кричала в голос, в неистовой молитве освобождаясь от ужасных чувств, которые тогда ей довелось испытать. «О, Иисусе, мне ужасно плохо. Я так себя опорочила, я не оправдала Твоего доверия. Мне больше не за что уважать себя; во мне нет веры, чтобы жить по своим убеждениям. Я конченый человек, и я чувствую, что Ты тоже считаешь меня такой».

Потом она поняла, что та ночь была кульминацией отчаяния и ненависти к себе. Именно с той поры Джойс стала думать и чувствовать, что Бог наказывает ее; она сама продолжала наказывать себя своим разрушительным сексуальным поведением. В своей молитве она позволила милостивому и любящему Богу помочь ей освободиться от переживаний той ужасной ночи. Он простил ее и вернул ей чувство собственного достоинства и способность ощущать себя женщиной. Это было благословенное время очищения и восстановления. Как радостно мне было двумя годами позже оказаться пастором–распорядителем на ее свадьбе с искренне преданным ей молодым человеком. Самой замечательной частью свадебной церемонии явился их рассказ присутствовавшим, как Господь собрал воедино разбитые на части жизни каждого из них, восстановил их и теперь дарит им прекрасную возможность начать все сначала. Джойс постоянно вспоминает, что целительные перемены в ее жизни начались, когда она смогла исповедоваться Богу во множестве деталей тех событий ее жизни, в которых прежде она исповедовалась лишь в общем.

Служить друг другу

Жизнь Церкви как Тела Христова включает в себя молитвенное служение христиан друг другу. Апостол Иаков провозгласил эту истину в своем послании: «И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему. Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтоб исцелиться: много может усиленная молитва праведного» (5:15–16).

Наш Господь в Своем великом учении о молитве Сам дал нам обетование общей молитвы. «Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного. Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Матфея 18:19–20).

Те молитвы, которыми мы молимся во время работы по исцелению памяти, полностью соответствуют заповеданиям признаваться «друг пред другом в проступках» и «соглашаться» о теме молитв прежде прошения об ответе на них. Библия признает, что для того, чтобы получить ответ на некоторые ходатайства, нужна общая, открытая молитва с рассказами о себе. Еще раз подчеркнем, что и «признание друг другу» и «соглашение» предполагают чтимую Богом точность и конкретность. Я думаю, важно, что евангельскому стиху о «соглашении» предшествует стих, говорящий: «…Что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Матфея 18:18). А последующие стихи (18:21–35) содержат некоторые из наиболее важных во всем Новом Завете элементов учения о прощении других и получении прощения для себя. Разумеется, все это как нельзя лучше укладывается в контекст молитвы об исцелении памяти. По–видимому, в соответствии с Божьим планом некоторые виды физического, эмоционального и духовного исцеления могут происходить лишь через молитвенное служение других членов Тела Христова.

Исповедь и восстановление

Я был бы неточным, если бы, завершая главу, не обратил внимания читателя на то, что рассмотренные библейские принципы сегодня находят полное подтверждение в данных медицины и психологии. В газете «Легсингтон геральд–лидер» (Легсингтон, Кентукки, 23 сентября 1984 г.), была перепечатана статья из службы новостей «Нью–Йорк Таймс», озаглавленная «Исповедь может быть полезна для тела». В ней говорилось: «Исповедь, что бы она ни значила для душевной жизни, по–видимому, полезна для тела. Новейшие исследования убедительно показывают, что люди, способные рассказать другим о том, что вывело их из равновесия или причинило душевную травму, менее подвержены болезням в отличие от людей, склонных к молчанию и замкнутости». Далее в статье говорится о «долговременной пользе для здоровья» от того, что человек делится своими секретами с другими людьми.

Исследования доктора Джеймса Пеннебейкера из Медицинского института Джона Хопкинса показывают, что «акт доверительного рассказа другому человеку защищает тело от разрушительного внутреннего стресса, который является расплатой за тяжкое эмоциональное бремя невысказанных угрызений совести». Подобные же исследования, проведенные в Гарвардском университете, выявили, что у людей, которые не привыкли рассказывать о себе, «иммунная система менее эффективна». Статья доктора Пеннебейкера, опубликованная в «Журнале патологической психологии», также подтверждает эти данные.

Интересно, насколько полно эти данные современной науки сочетаются с библейским учением. Царь Давид провозгласил эти истины тысячелетия назад.

«Блажен, кому отпущены беззакония, и чьи грехи покрыты! Блажен человек, которому Господь не вменит греха, и в чьем духе нет лукавства! Когда я молчал, обветшали кости мои от вседневного стенания моего, ибо день и ночь тяготела надо мною рука Твоя; свежесть моя исчезла, как в летнюю засуху. Но я открыл Тебе грех мой и не скрыл беззакония моего; я сказал: «исповедаю Господу преступления мои», и Ты снял с меня вину греха моего. За то помолится Тебе каждый праведник во время благопотребное, и тогда разлитие многих вод не достигнет его. Ты — покров мой; Ты охраняешь меня от скорби, окружаешь меня радостями избавления» (Псалом 31:1–7).

Дает ли нам Библия пример того, как описанные нами принципы действительно использовались бы для исцеления чьих–то болезненных переживаний? Да, и подтверждает это поступок Иисуса в ситуации отречения и последующего раскаяния Петра. В Четвероевангелии слово «огонь» в смысле «очаг», «костер» употребляется лишь в двух местах. В Евангелии от Иоанна 18:18 говорится о том, как Петр стоял с рабами и служителями и грелся у огня[5]. Именно тогда он трижды отрекся от Христа. Потом, уже после Воскресения, когда Иисус утром на песчаном берегу готовил завтрак для Своих учеников, Он намеренно устроил для Петра описанную в Евангелии сцену (см. Иоанна 21:9)[6]. Снова здесь был огонь – костер. Иисус, великий Врач и Психиатр, поставил Петра рядом с разложенным на земле огнем. Как же, должно быть, воспоминания и стыд мучили Петра! Трижды он отрекался от Господа и трижды ему пришлось подтверждать свою любовь к Нему, стоя перед пылающими горячими углями. Христос использовал этот костер из угольев подобно тому, как Бог Отец употребил «горящий уголь с жертвенника» (Исайя 6:6)[7], — для прижигания и исцеления испытываемых Петром боли и стыда. Когда Петр встретил свою боль во всей ее конкретности, его память получила исцеление, и он был восстановлен и возвращен к служению.

6. Показания для исцеления памяти

Какие же признаки указывают на то, что пациенту, возможно, требуется исцеление памяти? Я говорю «возможно», так как часто приходится слышать утверждения, что исцеление памяти — это единственная форма внутреннего исцеления. Мне хотелось бы подчеркнуть, что это не так. Мы вовсе не считаем, что исцеление памяти является одним–единственным способом духовной терапии тех видов эмоциональных и духовных расстройств, которые мы будем описывать ниже.

Если человек прячется от своих болезненных переживаний и они не исцеляются и не входят в жизнь составной частью, эти переживания часто прорываются сквозь психологические защиты и начинают мешать нормальной жизни.

Одним из свидетельств этого являются периодически всплывающие в воображении картины, сцены или сны, вносящие в эмоциональную и духовную жизнь разлад и беспокойство.

В процессе консультирования я всегда задаю вопросы примерно такого рода: «Не бывает ли так, что у вас в сознании постоянно всплывают воображаемые картины, которые не дают вам покоя и снова и снова повторяются? Или все время возвращаются во сне? Не бывает ли воображаемых образов (воспоминаний), которые настолько прочны, что мешают вашей нормальной жизни?» Если человек отвечает утвердительно, я прошу его рассказать об этих образах и сценах.

Хотя подробности воспоминаний могут разительно отличаться друг от друга, сами явления одинаковы: некие воображаемые образы вновь и вновь проигрываются в памяти, как записи на видеомагнитофоне. Иногда эти образы «проигрываются» в замедленном режиме, и тогда эмоции, которые сопровождают эти воспоминания, очень интенсивны. Это как сверхзамедленное воспроизведение в компьютерной игре, когда играющий может реально видеть и ощущать решимость или страдание на лице компьютерного персонажа! Часто эти повторяющиеся образы сильнее всего одолевают человека или перед сном, или во время ночных пробуждений, или непосредственно утром. Иногда они появляются во время сновидений (ночных кошмаров), от которых несчастный страдалец просыпается в слезах, с криком, в холодном поту. Эти картины могут быть такой силы, что человек на следующий день оказывается полностью выбит им из колеи.

Характеристики и фабула таких повторяющихся сцен отличаются друг от друга так же, как отличаются биографии переживающих их людей. Тем не менее я отметил, что содержание таких переживаний и вызываемая ими боль, по–видимому, неким образом связаны. Поговорим об этой связи ниже.

Душевные раны

В определенном смысле все то, что причиняет физическое страдание, вызывает душевную или эмоциональную муку, мы можем назвать раной. В нашем обсуждении я хочу сузить этот круг значений до некоторых наиболее распространенных переживаний жизни, которые причиняют эмоциональное страдание, нанося удар по самолюбию человека. В современном английском языке слово «рана» — «hurt» — происходит от среднеанглийских слов «hurten», «hirten» — «ударять», «наносить удар», «вредить», которые, в свою очередь, восходят к древнефранцузскому «hurter» (Американский словарь наследия английского языка)[8]. Любые удары судьбы, все, что причиняет вред нашей личности, наносит нам душевные раны. Такое может случиться с нами в любом возрасте: во время развития в утробе матери, младенчества, детства, отрочества, в ранней юности, преклонных годах. В основе многих наших душевных ран лежит чувство отвержения. Это чувство тем сильнее, чем более важен и значим для нас тот, кто нас отверг.

Наиболее болезненные формы отвержения проявляются в самые ранние годы — в дошкольном и младшем школьном периодах жизни, потому что причины действия, которое ребенок воспринимает как отвержение, он никак не может объяснить. Ребенок не в состоянии понять, почем другой человек отнесся к нему именно так, и он не знает, как с этим быть. У случившегося могут быть вполне логичные причины, но их невозможно объяснить ребенку, а он сам не способен правильно осознать происходящее. Например, часто глубочайшее ощущение себя отвергнутым возникает в результате несчастных случаев, болезней, непреодолимых препятствий и даже смерти близких. Обстоятельства заставляют родителей, родственников, учителей, священников или друзей уделять больше времени и внимания кому–то или чему–то другому. Это воспринимается как отвержение и может оставить болезненный шрам в памяти.

Молодой человек по имени Джеф, ревностный христианин, обратился ко мне за помощью из–за низкой самооценки, депрессии и душевного краха. Он почти постоянно испытывал страх быть отвергнутым семьей, друзьями и даже Богом. Снова и снова его посещало странное чувство одиночества и тревоги, которое вызывало из глубины смутные воспоминания. Это ощущение тревоги так или иначе возникало в снах, неотступно посещавших Джефа. Но оно было столь неясным, что Джеф с трудом мог вразумительно описать его. В одном он был уверен: центром всех этих переживаний было чувство отвержения. Мы без труда могли видеть реакции Джефа. В подобных случаях основная часть этой душевной раны столь болезненна, что у человека появляется и сильнейший страх снова испытать такую же боль (в случае Джефа — от отвержения другими). Все крутится по замкнутому кругу — как собака, которая гоняется за своим хвостом, иногда хватая его зубами! Страх снова быть отвергнутым — и от этого опять страдать — все время растет, сказываясь на восприятии человеком своей жизни. Этот страх становится ожиданием, а ожидание в конце концов превращается в некий пагубный фильтр, сквозь который просеивается большинство самых обычных переживаний жизни. В результате человек чувствует гораздо больше страданий, чем ему приходится переживать на самом деле.

Такую болезненную прогрессию было легко проследить в случае с Джефом; он теперь жил как бы в некоем герметичном космическом скафандре, который защищал его в основном от предполагаемых ран. Мы начали с ним работать, медленно продвигаясь от настоящего назад во времени с помощью различных методов, которые будут описаны в следующих главах. Разумеется, на наших встречах мы также много молились, неизменно прося Святого Духа даровать нам осмысление и понимание, которое лишь Он может ниспослать. Один из самых первых моих наставников описал этот процесс с помощью навсегда запомнившегося мне образа, который потом очень помогал мне в моей терапевтической практике. Он дал мне такой совет: «Часто все, что нужно, — это продолжать грести веслами и молиться, молиться и грести, пока Дух Святой не покажет тебе место, где надо причалить!»

В один прекрасный день Святой Дух указал нам с Джефом нужную пристань памяти, а когда мы к ней причалили, Он руководил нами в исследовании целого лабиринта тайных пещер, заполненных чувствами покинутости и отвержения. Все началось, когда Джефу было четыре года, с рождением его маленькой сестренки. У матери беременность протекала тяжело, роды были очень болезненными. К тому же девочка появилась на свет с врожденным дефектом, исправление которого потребовало много внимания и значительных расходов. До этого вся любовь и забота родителей доставались Джефу. Когда же появилась сестренка, все резко переменилось. Даже в самых нормальных случаях подобное «перераспределение любви» переживается тяжело. Для Джефа это стало просто травмирующим событием. Часто старший ребенок приспосабливается к рождению младенца, становясь «маленьким маминым помощником» и таким образом заняв важное место в увеличившейся семье. Но для Джефа даже эта роль была исключена из–за специфики тех проблем, которые были у его новорожденной сестренки. Родители уже не уделяли Джефу прежнего внимания, и Джеф сильно страдал оттого, что от него, как ему казалось, умышленно отвернулись. Временами для лечения девочки родителям приходилось подолгу уезжать в другие города, и Джефа оставляли с незамужней тетей, которая не могла понять перемен в его поведении. Вместо того чтобы больше обычного окружить Джефа пониманием и любовью, которых ему так не хватало, она лишь добавила в отношения с ним больше строгости и наказаний. У Джефа же к его переживаниям боли и отвержения добавились неясные чувства страха, гнева и вины. Он был уверен, что это он сделал что–то такое, из–за чего все случилось: недомогание матери во время беременности, трудные роды и порок развития у сестренки. Как у всякого ребенка в его положении, к любви, которую он испытывал к своей матери и сестренке, примешивался гнев: наказывал ли его Господь за «неправильные» мысли и чувства? Эти «неподобающие» чувства вытеснились из сознания Джефа, но жизнь виделась ему все более несправедливой и болезненной. Взрослому подобные рассуждения могут показаться смешными, но четырехлетний ребенок не ощущает в них никаких противоречий, для него они вполне логичны и разумны.

По мере того как мы разговаривали и вместе молились, Джеф начал с графической точностью восстанавливать в памяти этот порочный круг из боли, страха перед новой болью и искаженного видения действительности с ожиданием еще большего отвержения и боли. Воспоминания всплывали одно за другим, и Джеф был поражен сильнейшими чувствами ярости и обиды по отношению к сестре и тетушке, которые возникали в его душе вместе с этими воспоминаниями. Во время молитвы я припомнил историю из главы 5 Евангелия от Иоанна, где люди настойчиво просили Господа послать ангела, чтобы тот возмутил воду в купальне, после чего вода становилась целебной. Подобным же образом Господь расшевелил сознание Джефа для эмоциональной и духовной «гидротерапии». Джеф увидел, что единственная возможность исцеления — это шаг назад в прошлое, в эту «купальню» с взбаламученными переживаниями, какими бы болезненными они ни были. Для обретения целостности потребовалось сделать несколько путешествий (погружений) в эту «купальню» прошлого. Каждый раз мы молили Христа даровать Джефу понимание, ощущение любви и близости, прощение, которых ему так не хватало в детстве. В конце концов мощный поток неотступных и постоянно возвращающихся воспоминаний иссяк, и Джеф обрел способность учиться зрелому, христианскому отношению к другим людям. Конечно, ему предстоял серьезный труд, чтобы перестроить свой взгляд на мир и научиться новым отношениям. Но теперь он получил возможность трудиться над этим, поскольку его память была исцелена. До того, несмотря на серьезные усилия и духовную дисциплину, Джеф не был способен к такому труду.

Унижение

Другая общая тема повторяющихся болезненных воспоминаний — смущение, стыд и унижение. Вспомнить на вечеринке о «самом большом конфузе в моей жизни» или посмотреть телепередачу на такую тему бывает очень смешно. Столь же забавными представляются прошлые события, которые мы прорабатываем и над которыми даже можем смеяться. Однако воспоминания о тех периодах жизни, когда мы переживали глубокое унижение, вызывают в нас самые болезненные чувства и являются одной из основных причин депрессии и низкой самооценки. Однажды на терапевтической группе Стэнли — сорокалетний пастор — рассказал свою историю. Придя в первый день в школу, он был очень горд тем, что умеет писать свое имя. Когда учительница спросила учеников, кто может написать, как его зовут, он первым поднял руку. На листке бумаги он начертил крупными печатными буквами: СТЭНЛИ.

Учительница сказала: «Ты написал неправильно. Твое имя пишется СТЭНДЛИ».

Он смущенно ответил: «Нет, мэм, в моем имени нет «д».

«Напиши его снова, — строго сказала учительница, — и на этот раз правильно».

Стэнли снова написал свое имя, вновь без буквы «д». Учительница выхватила листок и, держа его перед всем классом, повернув так, чтобы все могли видеть написанное, изрекла: «Смотрите, мальчики и девочки. Вот какой глупый мальчик, он даже не знает, как пишется его имя. Напиши опять, как тебя зовут, только теперь уже с буквой «д», слышишь меня?!»

И Стэнли сделал то, что от него требовали. Его дух был сломлен, а когда кто–то из детей стал хихикать над тем, что его щеки запылали от стыда, он ощутил себя совсем разбитым.

На терапевтической группе Стэнли так высказывался по поводу этого случая: «Наверное, эта сцена навсегда отпечаталась в моей памяти. Стоит мне вспомнить, как она говорила, что я глупый, а весь класс смеялся, у меня в душе все сжимается и болит. А хуже всего то, что я тогда тоже согласился с ее оценкой — сам не пойму, почему. Все это полный бред, но я до сих пор чувствую себя глупцом. Я знаю, что это абсолютная чепуха, ведь моя жена, мои успехи в жизни, мои ученики — все и всё убеждают меня, что я не дурак. Но какой–то внутренний голос постоянно твердит: да, я глуп». Он добавил: «Не так давно я разговаривал с одним из моих деловых партнеров, доктором наук. Он сказал мне, что беседа со мной очень помогла ему, и от всей души выразил мне свое восхищение. И что же вы думаете? У меня немедленно появилась мысль: «Ну, хоть он и доктор, а дуб изрядный, раз не видит, какой я дурак и как невпопад все делаю!»

Поразительно, какими нечувствительными к разрушительным последствиям своих действий могут порой оказаться родители, учителя и другие важные для ребенка люди, при всех устраивая ему разносы и нагоняи. Часто взрослые с лучшими намерениями используют такие формы порицания, чтобы приучить ребенка к порядку или добиться перемен в его поведении. Поскольку такие публичные наказания приносят быстрые результаты, они думают, что это позволительно. При этом взрослые не понимают, как сильно вредят такие разносы хрупкой самооценке чутко реагирующего на все происходящее ребенка, ведь мучительные воспоминания об этом, словно раскаленным тавром, отпечатываются на его психике.

Библия может многому научить нас в этом отношении. Чтобы помочь людям справиться с постыдными неудачами, Дух Божий являлся им, как правило, наедине. А как бережно делал это Иисус! Он говорил людям об их грехах и ошибках, когда они были одни. Принародно Христос изъявлял им Свою поддержку и укреплял их репутацию, а порицание высказывал один на один. В Своем совете, приведенном в Евангелии от Матфея 18:15–17[9], Иисус тщательно утверждает принципы действий во всех таких случаях. Сначала мы говорим с людьми наедине и пытаемся исправить положение. Только в том случае, когда это не действует, мы постепенно привлекаем к участию новых людей (свидетелей) и лишь потом уже порицаем человека при всех. Когда апостол Павел в Послании к Ефесянам приводил новый вариант пятой заповеди (об отношениях детей и родителей), он увещевал отцов не делать намеренно ничего, что может вызвать в их детях затаенную обиду[10].

Однако не все навязчивые воспоминания об унижениях относятся к унижениям публичным. Некоторые из них касаются разговоров наедине, когда суровые и необдуманные высказывания оставляли глубокий след в воображении человека.

Одна очень милая женщина, много лет боровшаяся со своей низкой самооценкой, с огромной болью рассказала о воображаемой картине, которая всплывала в ее памяти почти всякий раз, как она начинала краситься. Она воспитывалась в семье очень строгих правил, и ее отец считал всякую косметику грехом. Будучи подростком, однажды утром она слегка напудрила лицо, чтобы закрыть изъяны на коже, которые так часто появляются в этом возрасте. Вот ее собственные слова, которые эта женщина произнесла, вспоминая о том болезненном унижении: «Мой папа стал смеяться надо мной и язвительно заметил, что я выгляжу, как корова с белой мордой». А потом с большим чувством она добавила: «И ни разу, пока я росла, он не сказал мне, что я хорошо выгляжу».

Размышляя о прошлом, мы смогли понять, почему ее отец никогда не говорил ей таких слов. Он боялся, что из–за ее привлекательности у нее будут «неприятности с мальчиками». Не видя своей ошибки, он, стремясь уберечь добродетельность дочери, всячески критиковал ее внешность. Грустно говорить об этом, но такую ошибку часто делают родители красивых сыновей и дочерей. Хотя они не видят в этом вреда, их дети в результате переживают настоящий эмоциональный кризис. Как часто попытки управлять детьми, обвиняя, стыдя и унижая их, создают плодородную почву для болезненных переживаний, которые потом приходится исцелять!

Иногда память об унижениях связана не с отдельными событиями, а составляет часть общей атмосферы, в которой рос ребенок. Особенно часто мы обнаруживаем это в случае алкоголизма родителей. Семья становится частью системы, которая должна скрывать алкогольные проблемы папы или мамы. Например, дети и подростки мастерски изобретают любые предлоги, чтобы не приглашать сверстников к себе домой. Домашняя жизнь с полуправдами и благовидными оправданиями наполняет сердце ребенка стыдом и ощущением обмана. Он чувствует, что отличается от других и что ему всегда лгут и превращают его в посмешище, и эти чувства отравляют его воспоминания болью унижения.

Ужас

Я использую это сильное слово, относя его ко всему спектру различных чувств: страха, трепета, беспокойства и т.д., которые могут запечатлеваться в самых глубоких пластах сознания и, однажды всплыв оттуда, наполнять нас смятением и тревогой. Потребовался бы многотомный труд, чтобы описать все возможные способы, которыми страх укореняется глубоко в нашей памяти. Говорят, фраза «не бойся» встречается в Библии 365 раз: по одному разу на каждый день года. Это потому, что наш Господь знает, каково это — жить в наполненном страхом мире. Он понимает, что эти глубинные страхи — одно из серьезнейших препятствий для веры.

Вот некоторые наиболее распространенные и парализующие страхи, о которых мне рассказывали пациенты в процессе работы над исцелением памяти:

страх темноты;

страх быть покинутым или остаться в одиночестве;

страх неудачи, страх не выполнить что–то важное;

страх лишиться разума или потерять контроль над эмоциями;

страх сексуальных отношений, мыслей и желаний;

страх общения с другими людьми и страх необходимости доверять другим;

страх онкологических и других серьезных заболеваний;

страх Бога и Судного дня;

страх совершить «грех, которому нет прощения»;

страх будущего;

страх смерти близких или собственной смерти.

У христиан многие из этих страхов серьезно усилены чувством вины за само присутствие страха, который начинает занимать главное место в их жизни. Считается, что добропорядочный христианин не должен бояться или тревожиться — ведь Христос всегда с нами и, стало быть, страшиться нечего. Да и в Библии сказано: «…Совершенная любовь изгоняет страх» (1 Иоанна 4:18). И люди начинают бояться еще больше и попадают в ловушку порочного круга страха признать, что испытывают страх!

На самом деле многие из этих страхов коренятся где–то в прошлом: в пережитых моментах испуга, в усвоенных нездоровых учениях и несложившихся отношениях — особенно в раннем детстве. Эти события вытесняются в такие глубокие пласты сознания, что у человека могут оставаться лишь самые неясные воспоминания о них. Часто нет и таких воспоминаний, но вся жизнь проходит в мучительных переживаниях сплошной и всеобъемлющей тревоги, которая связывается то с одной, то с другой причиной.

Именно так было с Джеком и Джил — братом и сестрой из весьма неуравновешенного семейства. Отец их был религиозным тираном, а мать — совершенно бесхарактерной женщиной, абсолютно подчиняющейся отцу в религиозном отношении. Глава семьи владычествовал «по Писанию», имея в виду собственную незыблемую (и, как правило, неверную) интерпретацию Библии, разбавленную его непредсказуемым настроением, иногда граничащим с жестокостью. Мать, силясь выжить в этих условиях, старалась поддержать мир в семье и уберечь ее от распада с помощью слащавой покорности. В результате обстановка стала такой, что каждый в семье прятался от отца в свою скорлупку. Поэтому у всех членов семьи из–за неправильного поведения земного отца — «эталона» и полуправды его догматов сложились такие же отношения и с нашим Небесным Отцом. С религиозными семьями подобного типа нам, христианским консультантам, приходится сталкиваться очень часто. И мы всегда поражаемся тому, как много настоящих крушений, эмоциональных и духовных, происходит из–за грубых искажений в понимании Священного Писания. Особенно это относится к отрывку из Послания к Ефесянам 5:22 — 6:4, в котором написано о браке и отношениях в семье[11].

Воспоминания Джека, вызывавшие его страхи, были затоплены так глубоко, что, выходя наружу, перемешивались с множеством различных вопросов библейского и богословского характера. Я привык к тому, что Джек регулярно звонил мне раз в неделю–две и всегда говорил примерно одно и то же: «Я недавно читал Библию и встретил отрывок, где говорится о том–то и том–то, и это меня сильно взволновало. Я боюсь, что…», или «Я не понимаю, как…» Это было предисловием, за которым следовало описание всех многочисленных тревог, возмущавших духовную жизнь Джека. И пока он не вспомнил и не представил себе во всех деталях болезненную и ужасавшую его обстановку в семье, где он вырос, ему не удавалось исцелиться от своих переживаний и обрести цельность своих чувств и убеждений.

У Джил страхи проявлялись совсем по–другому — в виде всевозможных болезней, частью вполне реальных, а частью вымышленных. Матери Джил пришлось заплатить ужасную цену за неспособность видеть события в истинном свете и выражать свои подлинные чувства. Когда она уже больше не могла выносить того, что происходило в семье, она слегла. Это приносило ей хотя бы малую толику так нужного ей внимания (и даже нежности) со стороны мужа. Он же, в свою очередь, использовал болезнь жены как средство контролировать детей: «Успокойтесь, ведите себя тихо; не волнуйте свою мать и не делайте ее больнее, чем вы уже сделали».

Джил хорошо усвоила от своей матери формы поведения, и ее жизнь также протекала в атмосфере непредсказуемости, наполненной страхами, хотя и не такими, как у ее матери. Парализующая боль, приступ лихорадки, а то и сердечный приступ — все это могло сразить ее в любое время. И Джил, вроде той женщины, о которой упоминается в Евангелии, «много потерпела от многих врачей, истощила все, что было у ней, и не получила никакой пользы, но пришла еще в худшее состояние» (Марка 5:26). Казалось, Джил постоянно окутана сотканной из страха одеждой и выискивает любую болезнь, чтобы на ней эту одежду развесить. Исцеление некоторых давних переживаний, а потом большие усилия, чтобы научиться принимать на себя ответственность, — все это вдохновило Джил на новую стабильную жизнь.

Ненависть

Мы подходим к самому средоточию темы нашего повествования — к рассказу о затаенной обиде, злобе и ненависти. В одной из следующих глав мы обязательно поговорим о том, как преодолевать злость и ненависть с помощью молитв о прощении и способности прощать. Пока же посмотрим на ненависть и обиду как на крупнейшую составляющую тех постоянно всплывающих в сознании переживаний, которые означают, что человеку может понадобиться исцеление каких–то болезненных воспоминаний. Ибо все, что мы описывали в этих главах, обычно сопровождается обидой и гневом. Иногда мы вполне отдаем себе в этом отчет и пытаемся справиться с ненавистью и обидой с помощью молитвы, но без видимых результатов. Порой мы лишь смутно догадываемся, что в нас клокочет ярость, но выяснить ее причины не можем. Эти причины, по–видимому, лежат глубже того, что мы способны сознательно вспомнить. Такая замороженная и глубоко спрятанная ярость у христиан часто бывает причиной депрессии. В другое время напряжение от этой подавленной ненависти может выражаться в виде болезней. Множество недугов могут уходить своими корнями в неисцеленную обиду. Есть старый анекдот о мальчике, который услышал, как отец говорил кому–то, что его мать сразил колит. Мальчик, вздохнув, спросил отца: «С кем это теперь она сразилась?»

Помните, когда Иисус въезжал в Священный город (мы называем это событие Входом Господним в Иерусалим, Пальмовым, или Вербным воскресеньем), некоторые фарисеи просили Его, чтобы Он запретил народу восхвалять Его и выражать свои чувства. Христос же ответил: «…Если они умолкнут, то камни возопиют» (Луки 19:40). В этой истории заключена житейская притча: когда христиане не выражают своих подлинных чувств, их тела кричат голосом боли и разных недугов. И это особенно справедливо в отношении ненависти и обид, которые спрятаны так глубоко, что им не дозволено даже присутствовать в осознанных воспоминаниях. Иногда им все же удается прорваться в сознание, и тогда в памяти начинают вновь и вновь прокручиваться картины прошлого. Вспоминаются прожитые ситуации и образы, и над всем берет верх ярость. Христиане приходят в особое смущение, когда эта ярость выплескивается на кого–то из близких — жену или детей, — которых они искренне любят. Это, в свою очередь, наполняет их раскаянием, виной и ощущением своей духовной несостоятельности, от которых эти люди приходят в еще большее замешательство, потому что не могут понять, откуда все эти чувства берутся. Как будто бы человек случайно задувает «скважину», соединяющую сознание с неким нетронутым пластом давних обид, которые, подобно фонтану нефти, внезапно вырываются наружу. Когда такое происходит снова и снова и человеку, похоже, не помогают ни попытки взять себя в руки, ни молитва, ни опыт более глубокого постижения себя в Духе, надо искать причины в натиске и боли неисцеленных переживаний.

Возможно, праведного христианина более всего приводят в замешательство и вызывают потрясение переживания, когда он обнаруживает, что переполнен гневом на Самого Бога. Принять это бывает ужасно трудно. Мне приходилось посвящать много сеансов терапии тому, чтобы в конце концов мягко подвести пациента к осознанию его обиды и злости на Бога. Потрясение бывает столь велико, что некоторые тут же теряют сознание у меня в кабинете, а у кого–то начинается тошнота и рвота. Ведь эти люди, любя Бога и желая служить Ему и чтить Его, чувствуют себя опустошенными, открыв в себе этот глубоко запрятанный гнев на Господа. Когда первое потрясение пройдет, они уже могут в подлинном присутствии Господа принять свои злобные чувства и позволить Ему омыть их души Своей любовью. Позже, оглядываясь назад, мы видим, что само это действие припоминания и прочувствования является необходимым прорывом к новому и началом их подлинного исцеления.

Так было и с одним пациентом, который рассказал мне об ужаснейших формах насилия, которое он переживал в детстве. Трудно себе представить, каких только невероятных средств не измышляла его мать, чтобы заставить его страдать, используя самые изощренные физические истязания и уничтожая ребенка словами. Добропорядочный христианин, он никогда по–настоящему не осознавал собственных чувств в отношении всего пережитого. Напротив, он все время хотел уверить меня в том, что он сильно любит свою мать. Мало–помалу в беседах со мной болезненные детали прошлого начали выходить наружу, и пациент стал понимать, какую ненависть он испытывает к матери. Но под этим находился еще более глубокий пласт гнева. Однажды прямо среди нашей молитвы об исцелении его болезненных переживаний он с тоской воскликнул: «А Ты, Господи, где, черт побери, Ты был, когда все это происходило?» Половодье диких чувств захватило его. Он дрожал в страхе, как осиновый лист. Но вскоре после этого он ощутил как поток Божественной любви омывает его, словно океанская волна. Понадобились еще многие годы перенастройки сознания и терапевтической работы, чтобы он обрел целостность. Но не было сомнений, что тот момент стал началом величайшего исцеления в его жизни.

В поистине замечательной книге Пьера Вульфа «Могу ли я ненавидеть Бога?» автор показывает, как наши чувства гнева и обиды, которые, как мы думаем, могут лишь отделять нас от Господа, становятся вратами к более близким отношениям с Ним. Я рекомендую прочитать эту небольшую книжку всем, кто страшится оказаться лицом к лицу с болезненной областью духовной жизни. Эта книжка очень полезна для подготовки людей к молитвенному этапу работы по исцелению воспоминаний.

Итак, мы посвятили целую главу рассмотрению первого и главного симптома, свидетельствующего о том, что необходимо исцеление памяти — повторяющимися воспоминаниями и навязчивыми образами прошлого, которые проявляются с такой силой, что сказываются на поведении человека в настоящем.

Следующие две главы мы посвятим второму симптому — наличию искаженных и разрушительных представлений о Боге.

7. Искаженные представления о Боге

каждого из нас есть некий воображаемый образ Бога. Именно об этом образе мы часто говорим, когда заходит речь о том, как мы представляем себе Бога, при этом полагая, что этот образ — что–то целиком принадлежащее нашему сознанию. Мы забываем, что кроме полученной информации о Боге от других людей или из книг в формировании нашей картины Бога важную роль играют наши переживания, воспоминания и чувства. То, что мы «прочувствовали» в отношении Бога, — решающий фактор для наших суждений о том, Кем и Каким Он нам предстает. Удивительно, как много истинных христиан втянуты во внутренний конфликт, развивающийся между тем, что они думают о Боге, и тем, что они чувствуют в отношении Бога (и в отношении того, какими Он видит их). Их рассудочное богословие превосходно, но их «сердечное молитвословие» (то, что они чувствуют во время молитвы) — ужасно. В этом источник множества эмоциональных сбоев у христиан и один из серьезнейших показателей для работы по исцелению памяти. Многие годы работы убедили меня, что, как бы ни были правильны сведения, которые христианин имеет о Боге, пока у него не сложится картина и не сформируется ощущение, что Бог воистину благ и милосерден, духовное не сможет долго торжествовать в его жизни.

Благая весть и дурная весть

Как получается, что учение Христа, которое мы называем Евангелием — Благой вестью, — столь часто оказывается для нас плохой вестью, остро затрагивающей наши чувства?

Чтобы понять это, давайте воспользуемся концепцией, родившейся у миссионеров, работающих за рубежом, — концепцией так называемой кросс–культуральной евангелизации[12]. На самом раннем этапе своей работы каждый миссионер вскоре начинает отдавать себе отчет в том, что из его речей люди слышат совсем не то, что он на самом деле говорит. То есть он выдает («кодирует») какую–то информацию, но публика слышит («декодирует») что–то другое. Так, когда я работал в Индии, меня часто предупреждали, чтобы я был предельно внимателен, проповедуя на тему изречения «…Должно вам родиться свыше»[13] (Иоанна 3:7). Индусы воспринимают (декодируют) эту информацию через призму своей системы взглядов о реинкарнации и цикла перерождений. Таким образом, они интерпретируют эту фразу как «вам должно родиться вновь, и вновь, и вновь…», проходя множество воплощений, пока не будет достигнуто спасение (освобождение) из этого цикла.

Или посмотрим, что происходит ближе к дому. Возьмем само это слово — «дом». Для одних оно будет значить «рай», «место, где очень хорошо», и все образы и чувства, возникающие в ответ на это слово, у человека будут соответствующими. Для других то же слово означает «ад», «место, где все очень плохо», и их образы и чувства будут отвечать этому значению. Наши представления — это сложные картины в нашем сознании, составленные из множества различных частей, каждая из которых происходит из разных источников. Важнейшие из этих частей, которые складываются в нашем представление о Боге, — это переживания и жизненный опыт, отношения с другими людьми, а также полученные нами знания. Конечно, то, чему нас учили, — очень важно, но не менее важно и то, что мы получили из этого. Действительно, наши чувства в отношении Бога могут самым сильным образом влиять на наши мысли о Боге. Так происходит потому, что чувства — часть тех процессов, от которых целиком зависит, наше восприятие того, что нам преподают. К сожалению, это очень часто упускают из виду пасторы и служители в христианских общинах. Они полагают, что если учения и мысли, которые они проповедуют, с библейской точки зрения правильны, то эти мысли автоматически прояснят представления слушателей о Боге и побудят их верить в Господа и доверять Ему. Им представляется, что Святой Дух как будто просверливает дырку в макушке слушателя и заливает туда чистую истину.

Для множества людей нет ничего менее правдоподобного, чем такое воззрение. Конечно, истина открывается лишь Святым Духом и только Им, но то, что слышит и представляет внимающий, проходит через фильтр его восприятия. Святой Дух действует не обходными путями, а через то личностное оснащение, с помощью которого человек воспринимает мир. И, если эти воспринимающие рецепторы серьезно повреждены, библейские истины доходят до сознания искаженными.

В этом смысле курьезное замечание «Человек создает Бога по образу своему» содержит крупицу правды. Даже у самых здравых и нормальных христиан их представления о Боге проясняются на протяжении всей жизни, и это важнейшая часть их возрастания во Христе. Это одна из основных причин того, почему Воплощение было столь необходимо. Слово должно было стать плотию. Господу пришлось идти до конца, давая откровение о Себе через слова. Ведь слова, даже самые совершенные — например, исходящие из уст ветхозаветных пророков, — искажаются грешными и ущербными слушателями. Лишь когда Слово становится человеческой жизнью, для нас появляется возможность видеть подлинный образ Божий, полный «благодати и истины» (Иоанна 1:14). Но наша проблема искаженного восприятия до конца все же не решена — ведь то, как мы понимаем смысл слов Библии, которые показывают нам Иисуса Христа и характеризуют Бога, сильно зависит от наших воспоминаний и отношений с другими людьми.

КАК БЛАГАЯ ВЕСТЬ СТАНОВИТСЯ ДУРНОЙ ВЕСТЬЮ ВОТ ПОЧЕМУ СВЯТОМУ ДУХУ ПОРОЙ НЕОБХОДИМ ВРЕМЕННЫЙ ПОМОЩНИК (КАК, НАПРИМЕР, СПЕЦИАЛИСТ ПО ПАСТОРСКОМУ КОНСУЛЬТИРОВАНИЮ)

Как Благая весть становится дурной вестью

Поскольку для нас очень важно понять, как связано то, что мы слышим о Боге, с тем, какие чувства мы к Нему испытываем, я проиллюстрировал эту взаимосвязь на схеме. В верхней части схемы — Благая весть, явленная нам в Иисусе Христе. Если вы видели Его — вы видели Бога Отца (см. Иоанна 14). Конечно, приведенный на схеме перечень качеств Бога неполон, но этого перечня достаточно, чтобы представить правдивую картину Его совершенства и благости. Вы видите, что линии, идущие вниз, — прямые. Это отражает истинность таких связей — правду и милость, явленные во Христе.

Можно заметить, что ниже на схеме линии становятся пунктирными. Это обозначает, что с прямотой и истинностью Благой вести о Боге что–то случилось, когда она преломлялась нездоровыми межличностными отношениями. Теперь Благая весть превратилась в дурную весть, и человек стал воспринимать Бога совсем не Таким, Каким Он действительно является. Сравним отображенные на схеме истинные характеристики Бога с искаженными. Любящий, заботящийся о человеке Бог стал полным ненависти или по меньшей мере безразличным существом.

Я не раз спрашивал пациентов, которые перед этим говорили мне об имеющемся у них образе любящего Бога, какие, по их мнению, чувства испытывает Бог по отношению к ним. И слишком часто я слышал в ответ: «Я не думаю, что Ему вправду есть до меня дело; я не уверен, что Он знает о моем существовании. А если и знает, я не считаю, что для Него это важно». В противоположность теологическим воззрениям чувства говорили им, что Бог — злобный и непрощающий, постоянно недовольный и все время припоминающий им прошлые грехи; что Он, как счетовод, ведет строгий учет всем их проступкам. Как в песенке про Санта–Клауса: «Он список составляет, его он проверяет!»

Иногда я прошу тех, кому трудно описать свое представление о Боге, нарисовать Его на бумаге. Можете себе представить, какую интересную коллекцию рисунков я собрал. Некоторые изображают огромный глаз во всю страницу — око Бога, Который пристально следит за ними и только и ждет их промаха или неудачи. На других нарисовано злобное человеческое лицо или хищная птица с острым клювом и когтями. Один студент богословия сказал, что рисовать он не умеет, но к следующему разу может принести изображение своего Бога. Мне было очень интересно, что же он принесет. Это было в рождественские дни, и он принес какой–то журнал с огромным красочным изображением зловредного сурового Скруджа[14], сидящего за конторкой с гусиным пером в руке и бухгалтерским гроссбухом перед собой. Перед конторкой Скруджа стоял маленький до смерти испуганный Боб Кретчет[15]. Ткнув пальцем в Скруджа, студент пояснил: «Вот это Бог». Потом, указав на Кретчета, он сказал: «А вот это я». И, подумайте только, у этого семинариста была пятерка по богословию!

Посмотрим на оставшуюся часть схемы. Многие христиане вместо того, чтобы довериться Господу, предсказуемому в Своей стойкости и надежному в Своей верности, исполняются страхом и тревогой, потому что глубоко внутри ощущают Бога ненадежным. Они поют гимны об «изумительной благодати», рассуждают о ней на занятиях в воскресных школах и даже свидетельствуют об этом другим. Но на практике они живут в страхе перед Богом, Который принимает и любит их только тогда, когда они «отвечают требованиям», «оправдывают надежды». Они наизусть читают стихи о том, что Господь всегда с ними, но спрашивают меня: «Почему, когда Бог мне так нужен, кажется, что Его нет рядом со мной?» Их Бог — не Тот, о Ком сказано в Писании: «Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов, у

Которого нет изменения и ни тени перемены» (Иакова 1:17) и не Тот, Кто хочет дать блага Своим детям (см. Матфея 7:11)[16]. Их Бог скорее противник всякой отрады, который спит и видит, как бы отобрать у них то, что их действительно радует. «Почему так выходит, что этот Бог всегда отбирает у меня все, что бы я ни любил?» Они как бы постоянно чувствуют на себе пристальный взгляд Господа, Который, как только они кого–то по–настоящему полюбят или слишком сильно развеселятся, начинает завидовать и говорит им: «Сейчас же прекратите, а не то Я отберу это у вас!»

Они не видят в Боге заботливого и принимающего родителя, Который всегда поощряет развитие Своего чада, или как добрых отца и мать, радующихся каждому шагу своего ребенка. Напротив, Его лик представляется им требовательным и вечно недовольным. Это такой внутренний голос, который все время говорит одно и то же: «Ну, не слишком–то ты преуспел». Им кажется, что Господь отвергает, не принимает их, поскольку они неприемлемы для Него; этим начинается порочный круг попыток ублажить неублажимого Бога. Они становятся теми, кто трудится только ради достижений. Но и это еще не все. Как я писал в книге «Исцеление чувств», у таких христиан обычно есть скрытый гнев на Бога. Поэтому у них возникает ощущение, что Господь несправедлив и пристрастен в Своих суждениях, что для них Он — неправедный Бог, хотя ко всем другим относится снисходительно и объективно. Поэтому они часто с легкостью говорят другим о любящем Боге и Его плане спасения с помощью благодати, но не способны применить все это к себе самим.

Здесь мы подходим к главному. Как вы думаете, почему линии на схеме оказались искривленными и что вызвало искажения в представлениях о качествах Бога? Это нездоровые отношения между людьми, особенно на ранних стадиях развития личности: в детстве и подростковом возрасте. Именно эти неправильные отношения больше, чем что бы то ни было, являются причиной эмоциональных расстройств, которые нарушают духовное восприятие мира. На схеме видно, что искривленные линии идут в обоих направлениях. Они спускаются вниз — от дурных переживаний, событий и отношений к человеку, а также идут вверх — от человека. Это означает, что искажения берут начало из внешних источников, а потом постепенно входят во внутренний мир личности. Человек начинает неправильно воспринимать других людей, самого себя и Бога. Такое восприятие определяет всю его жизнь. Можно сравнить это состояние с какой–то духовной паранойей. Больной–параноик даже самые полные любви и принятия высказывания может принять за оскорбление, отвержение, а то и угрозу. Так и христиане с поврежденными органами восприятия любви могут воспринимать Благую весть с противоположным ощущением, то есть как весть дурную. Вот почему многие из них обладают ужасающим талантом не замечать прекрасных обетовании Божией милости, любви и благодати, беспрерывно отбирая цитаты из Библии, в которых говорится о ярости Бога, наказании, суде и смертных грехах. Пока христианский консультант не поймет динамики этого процесса, он не сможет помочь этим сломленным людям. Более того, он нанесет им вред, поскольку, пытаясь духовно дисциплинировать таких пациентов чтением Библии и молитвой, лишь отяготит их невыполнимыми моральными обязательствами и чувством вины.

Наконец, давайте посмотрим на столбцы по обе стороны от изображения человека на нашей схеме. То, что мы можем являться жертвами болезненных событий и отношений, не снимает с нас ответственности. Конечно, многое в своей жизни мы не выбираем, включая собственную падшую природу; она сама по себе стремится исказить в нас образ Бога. Есть и другие факторы, которые не зависят от нашего выбора и которыми мы не можем управлять: наши врожденные биологические или психологические особенности, место и культурная среда, где мы родились, пережитые нами в жизни несчастья, потери и травмы. Все это составляет левую колонку — «не зависящее от выбора», которая во многих случаях бывает причиной того, что в Библии названо немощами. Немощи — это наши слабости, изъяны, врожденные и приобретенные в процессе взросления телесные, душевные и духовные дефекты.

Сами по себе они не являются грехами, это скорее наши личностные качества, которые делают нас предрасположенными и склонными к некоторым грехам. Это слабые места нашей духовной обороны, из–за которых может быть подорвано сопротивление искушению и греху.

На другой стороне рисунка — «зависящее от выбора»: то, за что мы ответственны. Неверная реакция на Бога и других людей — это наш выбор. Мы лелеем свои обиды и раздражения и сознательно решаем ослушаться Бога. Это вызывает в нас страх и вину и еще больше искажает наши представления о Боге и чувства, которые мы испытываем к Нему. Поэтому, в какой бы мере мы ни были жертвами греха и зла, совершенных другими людьми, мы сами также согрешили и должны разделить ответственность за собственные проблемы. Нам надо многое простить другим, но у нас также есть многое, за что нам надо просить прощения. Схема довольно сложная, но ее цель — не запутать нас, а прояснить явление, помочь нам обнаружить в себе те образы и чувства, которые искажают наши представления о Боге, и исцелиться от них. Ибо, несмотря на всю нашу приверженность самой суровой христианской аскезе, мы не найдем прочной «праведности и мира и радости во Святом Духе» (см. Римлянам 14:17), пока не обретем Бога–Христа, Того Бога, Который, как это и делал Иисус, называл бы нас не рабами, но Своими друзьями (см. Иоанна 15:15)[17].

Кто настоящий Бог, поднимите руку, пожалуйста!

Заголовок этого раздела — название чрезвычайно полезной статьи Джозефа Сика о том, как прояснить свое представление о Боге (журнал «Брак и семейная жизнь», август 1983, сс. 18–21). Автор прослеживает различные формы отношения детей к своим родителям, проявляющиеся на разных стадиях взросления. Затем он перечисляет некоторые ложные представления о Боге и чувства по отношению к Нему, которые могут формироваться у ребенка.

• Бог–законник, Который «непрестанно оценивает все, что мы делаем. Он дожидается, пока мы хоть на шаг перейдем запретную черту, споткнемся, оступимся, чтобы Он смог объявить нас преступниками».

• Бог–соглядатай напоминает Шерлока Холмса в наглухо застегнутом сыщицком плаще и темных очках. Как нанятый переодетый филер, Он всегда идет за нами по пятам. Как только мы оступаемся, Он выпрыгивает из кустов с воплем: «Ага, попался!» Во многом Он похож на Бога–постового, о котором Дж. Б. Филлипс пишет в своей замечательной книге «Твой Бог слишком мал».

• Бог–индейский вождь, который безучастно восседает на облаках из сахарной ваты и постоянно дожидается жертвенных всесожжении и почестей.

• Бог философов, аристотелевский «недвижный движитель» вселенной — ушедший в Себя, холодный и далекий. Он слишком занят вращением галактик, чтобы принимать участие в наших мелких проблемах. Как кто–то описал Его, Он в полном молчании изучает энциклопедию, запершись в Своем кабинете с табличкой «Не беспокоить» на дверях.

• К этому перечню я добавил еще один образ — Бог–фараон. Это неублажимый мастер ставить задачи, постоянно поднимающий планку Своих требований и все время увеличивающий размер ожидаемых Им подношений. Как у фараона древности, все Его приказания сводятся к трем: «Делай кирпичи», «Делай больше кирпичей» и «Делай кирпичи без соломы». Это сама противоположность Небесному Богу — Отцу Иисуса Христа. Он больше напоминает наводящего ужас крестного отца мафии, который всегда угрожает: «Или оправдывай надежды, или…»

Представления и отношения

Почему эти искаженные представления о Боге так опасны? Давайте подумаем, что происходит в отношениях с людьми. Основной принцип любых межличностных отношений таков, что наши мысли и чувства о других людях всегда влияют на то, какими мы видим этих людей и как относимся к ним. Наши воображаемые образы других людей, то есть представления о них, определяют, каких поступков мы ждем от этих людей по отношению к нам, поскольку предполагаем, что люди похожи на наши представления о них. Кроме того, наши образы определяют и то, как мы поступаем в отношении других. Например, когда я думаю о человеке, что он честный, а на самом деле он — мошенник, этот человек может надуть меня, если я ему доверюсь. Но случается и обратное. Если я думаю о честном человеке, что он мошенник, я окажусь в проигрыше, поскольку не смогу доверять этому человеку. В обоих случаях я многое теряю и по одной и той же причине — из–за своего ложного представления об этом человеке.

Если так обстоят дела в отношениях между людьми, насколько же важнее иметь верные представления для отношений с Богом! Как часто у нас не получается любить Бога и доверять Ему из–за того, что наше представление о Нем утверждает, что Он не способен любить и на Него нельзя положиться. И большая часть нашего гнева на Господа — это гнев не на истинного Бога, а на наши собственные нехристианские или околохристианские представления о Нем. Единственное, что вдохновляет в этой ситуации, — то, что Господь знает и понимает нас. Он не сердится на нас за наше недоверие и гнев на Него. Вернее сказать, Он испытывает глубокую печаль оттого, что Его ложный образ не дает нам узнать Его таким, Каков Он на самом деле. Сердце Господа страдает от этого гораздо больше нашего. Вот почему Он стремится помочь нам найти исцеление от болезненных переживаний, из–за которых наше представление о Боге и чувства по отношению к Нему во многом оказались так исковерканы.

8. Проблемы из–за искажения образа Бога

Ложные представления в отношении Бога вызывают у людей многочисленные духовные проблемы. Некоторые из них могут быть признаками того, что необходимо работать по исцелению памяти. Хотя таких проблем множество, будет полезно рассмотреть хотя бы наиболее часто встречающиеся из них.

Неспособность почувствовать себя прощеным

Один из наиболее ценных принципов евангельских христиан называется «свидетельством Святого Духа». Этот богословский термин означает внутреннюю убежденность и понимание того, что мы спасенные и искупленные дети Божий. Отметьте слово «искупленные», потому что в Библии о детях Божиих говорится двояко. Во–первых, все люди — дети Божий в том смысле, что они созданы Богом. Поскольку Господь создал человечество, для Него не существует барьеров между людьми различных рас, культур, пола или образования. Но, во–вторых, в более глубоком смысле Библия совершенно ясно дает понять, что не каждый человек — чадо Божие. Сам Христос говорил о некоторых людях, как о детях дьявола (см. Иоанна 8:44)[18]. Быть духовным чадом Господа означает совершенно новые отношения с Ним и требует искупления — прощения и новой жизни. Искупление происходит по благодати, через веру в то, что Христос сделал для нас Своей жизнью, смертью и воскресением. И уверенность в том, что мы получили искупление, дается нам Святым Духом, Который осуществляет его в нас. В Библии наиболее ясно написал об этом апостол Павел: «Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!» Сей Самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы — дети Божий» (Римлянам 8:15–16)[19].

Как и многие другие христиане, я в течение долгих лет неправильно понимал этот отрывок. Я ошибочно думал, что свидетельство — работа одного только Духа Святого, Который уверенно подчиняет нас Себе. Его свидетельство было бы настолько сильным, что мы попросту не могли бы не знать и не чувствовать, что спасены. Однако мой опыт консультанта заставил меня осознать, что приведенные строки Писания содержат вовсе не эту мысль. В них говорится, что Его Дух свидетельствует духу нашему. То есть эта внутренняя уверенность — не просто свидетельство нам, но свидетельство, совместное с нашим духом. Его Дух (с большой буквы) свидетельствует вместе с нашим духом (с маленькой буквы), что Божественное и человеческое совершают этот труд совместно. Такой взгляд прекрасно согласуется с библейским принципом, утверждающим, что для истинного свидетельства всегда требуются по крайней мере двое (см., например, Второзаконие 17:16 или Евангелие от Матфея 18:16)[20]. Таким образом, именно совместный труд Святого Духа и человеческого духа вызывает уверенность в том, что мы прощены и приняты как чада Божий.

Но как быть, если наш дух так сильно поврежден, что попросту не в состоянии поддерживать это свидетельство? Если наши способности к ощущению и восприятию настолько нарушены, что мы не можем думать о Боге или ощущать Его как Авву, то есть как родного отца? И не можем подумать или почувствовать, что Он вполне мог назвать нас Своими детьми? Из–за непрожитых и неисцеленных переживаний прошлого, связанных с родителями, родственниками, учителями, супругами или даже церковными лидерами, у многих христиан складываются настолько неверные представления о Боге, что они не могут быть всегда уверены в возможности такого рода отношений с Ним. В главе 1 мы говорили, что дети учатся понимать язык отношений задолго до того, как усваивают язык слов. И болезненные воспоминания о нездоровых отношениях прошлого порой так сильны, что мешают нам научиться новым отношениям с Богом.

Хорошо известно, что дети учатся от конкретного к абстрактному, от имеющегося у них опыта отношений с вещами и людьми к мыслям и представлениям о них. Они лишь постепенно, становясь старше, приучаются мыслить абстрактно. Такие понятия, как любовь, принятие, вера, справедливость, честность и надежность, строятся у детей на реальном опыте отношений с людьми, особенно с теми, кто больше всего значит для них. Такое сочетание понятий и чувств, которое складывается на основе отношений с другими людьми, служит фундаментом для самого важного человеческого опыта — опыта Божьей милости, прощения и свидетельства Святого Духа.

То, чему мы учим своих детей, рассказывая о качествах Бога, конечно, важно. Мы должны воспитывать детей «в учении и наставлении Господнем» (Ефесянам 6:4). Но эту науку надо преподносить в такой обстановке и условиях, где воспринимаемые ребенком качества родителей и других родственников согласуются с тем, что мы говорим о качествах Бога. Когда же одно противоречит другому, как правило, вырастают люди с множеством эмоциональных и духовных нарушений и с поврежденными «органами чувств», воспринимающими любовь.

Таким людям очень трудно неизменно питать уверенность в том, что они любимые, прощеные и искупленные дети Божий.

Чтобы исправить это, чаще всего нужны две вещи. Во–первых, требуется исцеление исходных отношений, явившихся причиной проблемы. С помощью консультанта или доверенного друга такому человеку нужно вернуться к тем душевным ранам, которые привели к повреждениям, и исцелиться от этих переживаний. Это позволит ему освободиться от болезненного давления прошлого. Во–вторых, этому человеку надо развить отношения доверия. Поначалу он учится доверять терапевту или священнику. Но это должно продолжаться и дальше, по мере того как он становится частью целой системы новых отношений с другими христианами в церковной общине или малой группе. Здесь этот человек сможет получить опыт доверия и бескорыстной любви и прийти к убеждению, что другие люди принимают его, даже если он совершает проступки. Сколько раз мы с Элен видели, как великие перемены начинались во время двухдневных семинаров по проблемам семьи и брака, когда небольшая группа братьев и сестер во Христе окружала вновь пришедших такой безусловной любовью, какой те никогда раньше не испытывали. Многие новички потом рассказывали, что именно тогда они действительно ощутили себя любимыми и прощеными, и эта уверенность оставалась с ними надолго.

Неспособность довериться Богу и предать себя в Его руки

Другая широко распространенная духовная проблема, которая может указывать на необходимость работы по исцелению памяти, — это неспособность довериться Богу и положиться на Его волю. Многое из того, что мы писали о предшествующих трудностях, применимо и к этому. Однако важно, что к этой черте имеет отношение четкий принцип: Господь создал нас так, чтобы мы не доверяли и не предавали себя тому, чего мы боимся. Это часть вживленной в нас Богом защитной системы. При опасности или угрозе вступает в действие наша система тревожного оповещения. Наше тело вырабатывает химические вещества, которые активизируют защитные механизмы, а психические и духовные процессы ускоряют свой темп. Это механизм выживания, данный нам Богом и уберегающий нас от того, чтобы мы не бросались навстречу рычащему медведю или шипящей кобре.

Однако некоторые люди именно из–за этого механизма не могут положиться на волю Бога. Когда мы просим кого–то довериться Господу или предать себя в Его руки, мы предполагаем, что у этого человека есть идея или чувство, что Богу можно доверять, что означает, что Бог искренне печется о его интересах и что в Его руки можно передать свою жизнь. Однако же на самом деле в соответствии со своим глубинным представлением о Боге человек может услышать в наших словах требование отдать себя на волю непредсказуемого и ужасного великана–людоеда, всемогущего чудовища, которое задалось целью сделать его несчастным и лишить свободы радоваться жизни. Этот человек считает, что если он будет искать «прежде царства Божьего и правды его», то потеряет все остальное. Так в глубине души он толкует для себя стих из Евангелия от Матфея[21].

В каждой эмоционально здоровой личности много изначальной греховности и эгоизма, которые все время сопротивляются желанию вручить себя Богу. Но мы говорим здесь о тревоге, намного превосходящей такое сопротивление глубоко укорененной приверженности. И за этой тревогой всегда стоят искаженные представления о Боге, которые препятствуют человеку целиком вверить себя воле Господа. И если христианские консультанты и социальные работники этого не понимают, они не смогут помочь душевно искалеченным людям положиться на Бога, а лишь усугубят их проблемы, навязывая им образ непомерно требовательного Бога, Который постоянно просит их делать то, что они не могут, и никогда не помогает преодолеть барьеры, мешающие им делать это.

Пасторам и христианским терапевтам, сталкивающимся с такими «подозрительными» христианами, которые искренне стремятся возрастать во Христе, но все время отступают из–за своей основательно укорененной тревоги, надо понять, каковы их глубинные идеи и чувства в отношении Бога. Действительно ли Бог в их глазах выглядит Тем, Кому можно доверять и Кого можно любить? Я часто задаю этот вопрос своим пациентам. Один из них, незаурядный знаток Священного Писания, ответил мне, перефразируя слова Христа из Евангелия от Луки: «Мне кажется, у меня в глубине души такое чувство, что Бог — это такой отец, который, когда я прошу хлеба, подает мне камень, а если прошу яйцо, подает скорпиона» (11:11–12)[22]. Так стоит ли удивляться, что этому человеку оказалось трудно целиком вверить себя воле Бога, к Которому он так относился? И тому, что он постоянно испытывал гнев и обиду?

Когда начинаешь глубже исследовать причины таких искаженных представлений о Боге, обычно обнаруживаешь, что имеющийся у человека образ Бога смешан с образом его несправедливых, непредсказуемых и ненадежных, а поэтому недостойных родителей или других близких ему людей. Память о связанных с ними болезненных переживаниях так сильна, что теперь этот человек не способен довериться кому бы то ни было и целиком положиться на него. Если вы со своим пациентом будете вместе работать над исцелением от отверженности и обид от этих воспоминаний, вы окажетесь на пути к обретению им Бога, Которого он сможет уважать, любить и Которому сможет доверять.

Чем понуждать такого христианина к обещаниям типа: «Я попытаюсь поверить», гораздо лучше помочь ему понять истинные причины его проблем и устранить их. Тогда он сможет сказать: «Господи, я доверяю Тебе свою неспособность довериться Тебе или людям». Это не игра слов, а важный сдвиг личностного «центра тяготения». Если этот центр смещается от сосредоточенности на себе к сосредоточенности на Христе — значит, человек готов к тому, чтобы полностью вверить себя Христу. Он понемногу отваживается на такую открытость и прямоту, которые признавал и чтил Иисус, когда исцелил сына человека, воскликнувшего со слезами: «Верую, Господи! Помоги моему неверию».

Интеллектуальные вопросы и богословские сомнения

Третья категория проблем, которые могут указывать на необходимость работы по исцелению болезненных переживаний, тесно связана с интеллектуальными вопросами и сомнениями. Вас может удивить, почему что–то, столь явно рассудочное, включено в перечень эмоциональных симптомов. Как я уже говорил, Библия рассматривает человека как цельную личность. Это особенно очевидно, когда речь заходит о наших убеждениях или вероучениях, поскольку здесь существует фундаментальное единство и взаимозависимость эмоций, разума и воли. Внутри главного ядра личности все три ее составляющие влияют друг на друга. Это отражает древнееврейское убеждение в том, что вера затрагивает всего человека — его чувства, мышление и действия. Мы обманываемся и льстим себе, если считаем, что наши богословские взгляды являются плодом чистого разума, итогом лишь умственной деятельности и размышлений. На религиозные убеждения очень сильно влияют наши чувства и образ жизни. Вы замечали когда–нибудь, как болезни, даже самые легкие, вроде обычной простуды, воздействуют на нашу веру, молитвенную жизнь, терпение, мысли и чувства о Боге, самих себе и других людях? Внесенный в сферу религии эмоциональный фактор становится более интенсивным, особенно если нас начинают одолевать вопросы и сомнения в отношении христианской веры. И это не просто нападки рассудка на веру, это удар, наносимый нашими глубинными эмоциями как по вере, так и по рассудку. Эти эмоции столь сильные, что могут перевесить и подчинить себе нашу веру. Как часто мне доводилось слышать: «Конечно, головой я все понимаю, но мои чувства так велики, что я просто не могу поверить в то, что Богу действительно есть до меня дело». Да, несмотря на отчаянные попытки сохранить разумные основания своих убеждений, наши эмоции могут чинить препоны нашему богословию и наполнять нас сомнениями.

Самая лучшая книга о сомнении из написанных в последнее время — это «В двух умах» Оза Гиннесса[23]. Автор касается всех возможных аспектов сомнений как с теоретической, так и с практической точки зрения. В главе «Шрамы старых ран» он рассматривает те сомнения, которые имеют чисто психологическое происхождение. Эту проблему он обрисовывает очень четко с помощью замечательного примера. Представьте себе здоровую веру в виде человека с крепкими руками, который способен, протянув руку, удержать в ней то, что хочет. Теперь вообразите себе, что у этого человека открытая рана на запястье. Предмет, который он хочет взять, перед ним, мышцы достаточно сильны, чтобы этот предмет удержать. Но непереносимая боль, которая последует за такой попыткой, не позволит взять этот предмет.

Именно это происходит с христианами, несущими на себе неисцеленные эмоциональные раны. Уже сами их попытки поверить оказывают на них сильное воздействие, которое очень трудно переносить. Те вопросы и сомнения, идущие, как кажется, из головы, на самом деле происходят от боли, запертой глубоко в сердце. Что–то настолько основательно нарушило и исказило их представления о Боге и чувства в отношении Него, что они пугаются того, что эти болезненные раны снова откроются. Уильям Джеймс, создатель американской психологии, ясно понимал эту проблему. Он заявлял, что сомнения религиозного и богословского характера, имеющие эмоциональные корни, не могут быть разрешены рассудком. Я уже на ранних этапах своей пастырской деятельности обнаружил, что Джеймс был прав.

Поскольку большую часть жизни я работал неподалеку от крупных учебных заведений, ко мне постоянно приходили люди с различными «интеллектуальными трудностями в отношении христианской веры». Многие из них были прирожденными искателями истины, и я проводил часы напролет, пытаясь помочь им прийти к вере, имеющей разумные основания и аргументы. Но вскоре я обнаружил, что у некоторых из этих людей никакие библейские занятия или богословские рассуждения не могут развеять вопросов и сомнений. Поскольку их сомнения имели эмоциональные корни, то, едва какая–нибудь проблема решалась, на ее месте тут же возникала другая, и так без конца. Я также обнаружил, что перечень богословских вопросов, беспокоивших этих людей, был в значительной мере предсказуем: «Спасутся ли язычники?», «Предопределение — значит ли это, что Бог избрал к спасению лишь некоторых?», «Как мне убедиться, что обращение к вере — не самовнушение?» К тому же появлялось множество трудностей при чтении сложных мест в Библии, таких, как резкие строки из Послания к Евреям 6:4–8; 10:26–31 и 12:15–17[24]. И, конечно, всегдашний фаворит среди всех вопросов — что такое смертный грех, который не простится. Вам случалось когда–нибудь пытаться переубедить кого–то, кто считает, что он совершил неискупимый грех? Если да, то вы понимаете, что обычно это пустая трата времени.

У некоторых христиан не возникает никаких интеллектуальных сложностей, но их эмоциональные проблемы прячутся под маской богословия. Неисцеленные болезненные переживания так тесно сплетены у них с представлениями о Боге и чувствами в отношении Его, что стали частью того способа, с помощью которого эти люди прячутся от своей боли. Как нам напоминает в своей книге Оз Гиннесс, истинные интеллектуальные сомнения нуждаются в ответах, тогда как сомнения, коренящиеся в эмоциях, отвечают нуждам. Такие сомнения останутся, пока не будут удовлетворены важнейшие внутренние нужды и исцелены старые эмоциональные раны. Потому что легче переносить боль от сомнений, чем боль от воспоминаний о травмирующих событиях, вызвавших эти сомнения.

Это очень важная область, которую каждому священнику и христианскому консультанту необходимо хорошо знать. Иначе он будет пытаться использовать прямые и слишком упрощенные средства, которые не только не помогут людям, но ввергнут их в еще большее отчаяние. Ибо эти люди на самом деле часто хотят обрести веру больше всего на свете. Именно из этого желания и рождаются некоторые из их вопросов — они так сильно хотят поверить, что не могут отважиться пережить ужасающую боль от возможного разочарования в вере. Потому что когда–то в своей жизни они уже пережили такое разочарование.

К примеру, может ли человек, которого в детстве никогда по–настоящему не любили, а только ненавидели, отвергали, с которым, возможно, даже обращались жестоко, действительно поверить, что Бог его любит? Может ли сын, никогда не видевший от своей вечно недовольной матери ничего, кроме осуждения, брюзжания, наказаний и унижения, быть действительно уверенным в том, что он дорог Богу и что «нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе» (Римлянам 8:1)? Разве не естественно ожидать, что он будет тянуться к тем отрывкам Писания, где говорится об осуждении, например, к приведенным выше строкам из Послания к Евреям?

Какого рода богословских вопросов можно ждать от дочери, которая рассказывает о своем отце так: «Я никогда не знала, обнимет он меня или ударит, и если ударит, то за что»? Или от молодой женщины, которая говорит: «Если папа выходил из дому, мы не знали, когда он вернется — через час–другой, через несколько дней или через пару лет». Или от другой девушки, которая, плача навзрыд, рассказывала: «Я только закрывала лицо подушкой и плакала, когда папа приходил ко мне в постель и приставал ко мне»? Могут ли эти женщины без серьезной работы по исцелению их переживаний должным образом рассуждать о Боге как о Небесном Отце, Который любит их, заботится о них и никогда их не оставит?

Да, это экстремальные случаи, но они хорошо иллюстрируют то, о чем мы говорим в этой главе. Не все богословские вопросы и сомнения — признаки маловерия, неверия или бунта против устоев. Во многих случаях они свидетельствуют о потребности в глубинном внутреннем исцелении. И лишь после такого исцеления эти люди смогут изменить свои ошибочные взгляды и правильно понять Священное Писание.

Проблемы, возникающие из–за невротического перфекционизма[25]

Поскольку я уже много писал о перфекционизме в книге «Исцеление чувств», не буду особенно углубляться в детали этого явления здесь. Тем не менее тысячи писем и телефонных звонков от читателей лишь укрепляют мое прежнее убеждение в том, что перфекционизм — один из наиболее распространенных эмоциональных «вирусов», которыми заражены сегодняшние христиане. Нельзя смешивать библейское учение о христианском совершенстве с самой большой помехой для такого совершенства и его величайшей подделкой — невротическим перфекционизмом. Библейское совершенство — это такая степень зрелости и чистоты, в которой питающий человека Святой Дух наделяет нас цельностью Самого Христа, чтобы мы могли жить жизнью постоянной победы над грехом. Это, как и наше спасение, исключительно дар благодати Божьей. Совершенство дается и проживается по вере и в основе своей определяется отношениями с другими людьми. Оно зависит не от безупречности свершений (т.е. не от наших дел), а от веры в безупречность свершений Бога. Священное Писание постоянно убеждает нас сделать такой уровень жизни целью своего освящения. Человек в зависимости от своих богословских взглядов может давать христианскому совершенству самые разные названия: «высшая жизнь», «глубочайшая жизнь» или «жизнь, исполненная Духом». Но, к сожалению, некоторым людям эти названия говорят лишь о том, что они сами привыкли удовлетворяться жизнью более низкой, мелкой и ненаполненной. Норма для каждого христианина — подлинное христианское совершенство, — являясь волей Господа для Его спасенных детей, состоит в здоровом стремлении к христианскому превосходству человека, который из благодарности за то, что он принят и любим таким, какой он есть, хочет угождать Богу и всегда быть лучшим в Его понимании.

Хотя невротический перфекционизм и может внешне походить на то, что мы только что описали, на самом деле он величайший враг христианского совершенства. Невротический перфекционист неудержимо и беспрерывно силится сделать себя приемлемым для Господа и вымеряет свои отношения с Ним по уровню собственных достижений и результатов. Такой человек своевольно и беспокойно преследует свою цель, но не способен, уверовав, спокойно положиться на волю Бога[26]. Первопричина этого — его представления о Боге и отношение к Нему как к Богу неумолимому и всегда недовольному. Его Бог — это требующий все больше и больше тиран, которому нужны только идеальные результаты, беспощадный судья, не терпящий несовершенства. При малейшей оплошности Он выражает Свое недовольство, осуждает человека и осыпает его упреками. Это приводит христианина–перфекциониста к тому, что он свое поведение перед Богом ставит выше отношений с Ним. Такой человек ценит поступок выше веры; действие — выше доверия; то, чего он добивается сам, — выше того, что ему дается; работу он ценит выше молитвы, а результат — выше отношений.

Из всего этого следует, что перфекционист — человек с болезненно, чрезмерно чувствительной совестью, который живет под гнетом того, что он должен. Свою тревогу он пытается выдать за подобие смирения, принижая себя и преувеличивая значение принципов и требований, правил и установлений. Но, несмотря на постоянные усилия, такой человек обременен тягостным чувством вины, полон страха и легко поддается переменам настроения и депрессиям. Это потому, что в своих отношениях с Богом он опирается на результаты, которых ему удается достичь, а не на милость Божью. В лучшем случае такие люди похожи на галатов, которых апостол увещевает в своем послании. Очень часто такой христианин неосознанно пользуется подлинными путями стяжания благодати: покаянием, исповедью, молитвой, чтением Библии и христианским служением. Но все его попытки обрести мир в душе и понравиться Богу, прочитав дополнительную главу из Евангелия, лишний час помолясь, приняв на себя еще одно служение в церкви, никогда не приносят ему желаемого результата. И он тогда чувствует себя в ловушке, из которой нет никакого выхода. Такой человек буквально «осуждается, если делает, и осуждается, если не делает!»[27]. Это причина крайнего отчаяния перфекциониста, которое ввергает его в пучину эмоционального или духовного (а часто и эмоционального, и духовного) кризиса.

Еще больше ухудшает положение то, что у таких перфекционистов часто бывают серьезные проблемы из–за одиночества, ведь близких людей у них мало. Поскольку они уверены, что люди, как и Бог, отвергнут их, обнаружив их несовершенство, перфекционисты сами отбиваются от людей руками и ногами (порой в буквальном смысле). Они слишком сильно на все реагируют, не принимают критику, очень сдержанны в общении. Они невольно побуждают других отвергать и осуждать их, хотя именно этого они так сильно боятся. Откликаясь на движение по этому порочному кругу, их внутренний голос с неодобрением заявляет: «Вот об этом–то я и говорил тебе: пока ты не станешь совершенным, люди не будут тебя принимать!» Круг замыкается, когда они сами начинают реагировать с гневом и обидой на тех, кого волей–неволей «должны» принимать и любить. Теперь уже все вокруг, особенно самые близкие, невольно вгоняют их в состояние безысходности и отчаяния.

Христиане в различной степени страдают от этой заразной болезни — перфекционизма. В какой–то степени она есть в каждом из нас, ибо ею приходится переболеть всем возрастающим во Христе. Даже тем, кого воспитывали замечательные родители и кто жил в самых идеальных условиях, придется преодолевать свои неверные представления о Боге. Наша греховность, вольная и невольная, и Сатана — отец лжи — позаботятся об этом! Наверное, самое замечательное в Божьей любви то, что Он принимает нас, несмотря на искажение нами Его образа, и продолжает трудиться над нами, пока мы постепенно не узнаем Его Таким, Какой Он на самом деле. Большинство из нас начинают свое духовное паломничество, опираясь на некую смесь закона и благодати. И лишь на опыте ощутив Его великую верность, пройдя через множество своих падений, мы в конце концов приходим туда, где можем с чистым сердцем сказать словами из гимна «Скала времен»: «Руки у меня пусты, чтобы Крест Твой в них нести».

Многие, однако, несмотря на свою нравственную серьезность и добросовестные занятия, не могут преодолеть свой перфекционизм на пути к свободе и зрелости во Христе. Вместо этого они продолжают ориентироваться на результат и даже снижаются до описанного нами невротического уровня перфекционизма. Эти очень искренние, но чрезвычайно несчастные христиане совершают свои каждодневные дела в беспросветном отчаянии. Если они воспитывают детей, то, не отдавая себе в этом отчета, создают в доме законническую, безблагодатную атмосферу любви — любви, которую надо зарабатывать, любви за что–то. Тем самым они передают убийственную болезнь новым поколениям. Слава Богу, что так происходит не всегда. Эти люди могут исцелиться, ощутив самой глубиной своей души безусловную милость Бога. Но это требует правильных представлений о Боге и отношения к Нему и подчас невозможно без глубинного внутреннего исцеления тех переживаний, которые внесли свой вклад в искажение Божьего образа.

Мария и Раввуни

Несколько лет назад женщина, которую звали Керри, подошла посоветоваться со мной после того, как в своей проповеди я говорил о том, что некоторые христиане нуждаются во внутреннем исцелении. Керри была очень умной и привлекательной женщиной, высокодуховной христианкой, очень успешной в своей профессии. Во время проповеди Святой Дух помог ей осознать, что она испытывает сильный гнев на Бога. Поскольку Керри почти все свои пятьдесят лет прожила весьма прилежной христианкой, такое открытие чрезвычайно потрясло ее. Мы с ней работали регулярно в течение нескольких месяцев, понемногу пробираясь сквозь многочисленные наслоения подавленных эмоций, прежде чем Святой Дух вывел нас к тем переживаниям ее жизни, которым требовалось исцеление. Воспоминания возвращались медленно, все время продвигаясь назад, к тому времени, когда ей было десять лет. Шла Вторая мировая война, и любимый брат Керри служил в армии. Однажды в дверь их дома постучал офицер, который принес страшную весть о смерти брата. Родители Керри пришли в отчаяние, ее мать неделями молчала, запершись у себя в комнате. Керри пришлось все взвалить на себя. Она должна была быть сильной и выполнять множество домашних обязанностей. Она никогда не выражала открыто горе своей утраты. Она любила брата больше всех на свете, но, хотя ей было очень больно, никто не озаботился тем, чтобы дать ей возможность рассказать о своей скорби. В ее сокрушенное непосильным бременем сердце закрался гнев на Бога, Который допустил, чтобы ее брата убили, и на родных, которые так и не дали ей выплакать свои слезы. В десять лет ей пришлось стать взрослой, способной совершать серьезные поступки, тогда как ее собственные нужды не находили никакого удовлетворения.

И только теперь у нее наконец появилась возможность выразить горе и боль, связанные с этими воспоминаниями. Но пришло и осознание того, что из–за тех событий она стала человеком закрытым, стоящим в жизни на перфекционистских, чрезмерно требовательных позициях. Весь ее гнев и вся боль выражались во фразе «Меня всегда заставляли быть не собой и заниматься не своим делом». Это ощущение она перенесла на свои отношения с начальником и Богом, которые, как ей казалось, вечно требовали от нее того, на что она была не способна. С разрешения Керри я приведу здесь ее письмо, в котором она описывает поворотный момент в ее исцелении.

«После того как мы вчера поговорили с Вами, я пришла домой пообедать и, как обычно, принялась за книгу. Взяв «Раввуни» Филиппа Келлера, я открыла ее на главе «Божие прощение». Особо не задумываясь, я начала читать. И вдруг мне показалось, что я не просто в книге читаю: «Ты прощена», а Сам Господь говорит мне это. Это, наверное, трудно представить, но я впервые в своей жизни на самом деле ощутила, что меня простили. У меня нет слов описать, какая прекрасная песня стала звучать во мне — песня замечательных чувств прощения и свободы.

Прощение пришло как итог размышления над тем, что Вы мне сказали в ответ на мой вопрос «Что я должна теперь делать?» Ваш ответ — «Не делайте ничего» — показался мне слишком простым. В конце концов я поняла, что именно такой ответ мне и нужен. Ведь все, что нужно было сделать, уже сделал Бог. Наверное, мне еще придется много работать, пересматривать свои взгляды и установки, но сейчас я уверена, что у меня все получится, ведь я на правильном пути».

Это несомненно было началом нового благодатного пути свободы в ее жизни. Как Мария в замечательнейшей евангельской истории (см. Иоанна 20:1–16)[28], Керри нашла своего Раввуни, своего Учителя, и начала новые отношения с Ним.

Мне кажется, завершить эту главу уместно молитвой блаженного Августина, которому в самом начале его христианской жизни пришлось столкнуться с проблемой ложного представления о Боге.

«Дай же мне, Господи, узнать и постичь, начать ли с того, чтобы воззвать к Тебе, или с того, чтобы славословить Тебя; надо ли сначала познать Тебя или воззвать к Тебе. Но кто воззовет к Тебе, не зная Тебя? Воззвать не к Тебе, а к кому–то другому может незнающий. Или, чтобы познать Тебя, и надо «воззвать к Тебе»?.. Я буду искать Тебя, Господи, взывая к Тебе, и воззову к Тебе, веруя в Тебя»[29].

9. Подготовка к молитве

До сих пор мы выстраивали фундамент для работы по исцелению памяти. Теперь я перейду к описанию консультаций и молитвенных встреч с пациентами и процесса проведения их. Надеюсь, что таким образом заключительные главы книги станут чем–то вроде учебника для людей, которые хотят использовать этот особый вид терапии. Поскольку молитва составляет важнейшую часть этой терапии, я опишу ее во всех подробностях в следующей главе. Теперь же посмотрим, каким образом можно к ней подготовиться.

Подготовка пациента

Очень важно, чтобы пациенты были должным образом подготовлены к молитвенному этапу работы. Броситься в этот процесс сломя голову, не зная как следует, что именно нужно сделать и что для этого человека является настоящей проблемой, — значит подойти к делу магически, тогда как на самом деле от нас требуется принять участие в совершении чуда. Бог нелицеприятен, Он чтит установления и правила, действует по законам психики и духа. Конечно же, есть определенные принципы, которые управляют и процессом исцеления, и самой молитвой. Именно поэтому почти в каждом случае молитвенным встречам должен предшествовать этап бесед и консультаций.

Сначала я объясняю пациентам, что могу поручать им задания для самостоятельной работы. Это дает им понять, что никто, даже Бог, не поможет им без их согласия и содействия. Образ Святого Духа, который помогает в наших немощах (см. Римлянам 8:26)[30], — это образ нашего содействия Тому, Кто нас «поддерживает с другой стороны»[31] в решении проблем. Цель домашних заданий — помочь пациентам вызвать подавленные воспоминания и чувства, которые стали причинами их эмоциональных и поведенческих проблем. Важнейшая часть всякого воспоминания — ассоциация, то есть связь, благодаря которой в нашем сознании всплывают события прошлого. Вспоминая один образ, мы вслед за ним вспоминаем другой, потому что наш разум каким–то образом связывает их между собой. Когда картины прошлого припоминаются явственно, очень возможно, что с новой силой всплывут и чувства, сопровождавшие эти события. И, наоборот, если мы испытываем какие–то чувства, в наше сознание могут вернуться и воспоминания о том, что было связано с этими чувствами в прошлом.

Полезно здесь вспомнить об исследованиях доктора Уайлдера Пенфилда, всемирно известного канадского невролога. В течение многих лет доктор Пенфилд проводил серьезные исследования деятельности мозга и процессов памяти. Прежде всего он установил, что во всей нервной системе для передачи сенсорной информации в мозг используются слабые электрические сигналы, а мозг, в свою очередь, с помощью таких сигналов записывает и хранит данные. Пенфилд ставил эксперименты по стимуляции слабым электрическим током областей мозга, отвечающих за память, и обнаружил, что каждое событие нашей жизни очень подробно записывается мозгом. Способны мы его сознательно воспроизвести или нет, оно все равно хранится в нашей памяти.

Нам еще более важно, что вместе с событиями мозг фиксирует и чувства, которыми эти события сопровождались. На самом деле они записываются так, что их нельзя отделить от воспоминания о самом событии. Так что память — нечто большее, чем просто прокручивание образов или припоминание событий прошлого. Правильнее говорить о ней, как о повторном проживании того, что случилось в прошлом.

Далее Пенфилд показал, что благодаря этой способности вновь проживать события прошлого мы, люди, способны одновременно действовать на двух психологических уровнях. Мы можем осознанно жить сегодня, в теперешних обстоятельствах, и одновременно так явственно вновь проживать минувшие события, что будем чувствовать себя живущими в прошлом. Вот почему память имеет такую власть над нами и снабжает нас таким множеством представлений и чувств в отношении того, что происходит с нами сегодня. Мы не только помним, что чувствовали раньше, но стремимся почувствовать то же самое и теперь.

Поэтому цель подготовительного этапа — помочь пациенту осознать как образы, так и чувства тех болезненных переживаний, которые частично или полностью были вытеснены из памяти. Помочь ему увидеть, услышать, прочувствовать и понять то, что происходило, а затем принести все это Господу для исцеления. Само собой понятно, что если уж Пенфилд с помощью электричества смог добиться своих результатов, то Дух Святой, разумеется, тоже сможет сделать это, если мы Его попросим. И если мы будем читать литературу, слушать кассеты с записями лекций и выступлений и открывать Святому Духу свои сердца в спокойном размышлении и молитве, то Он сможет вновь пробудить воспоминания и дать нам возможность восстановить в сознании те болезненные события, которые затормозили наше возрастание во Христе.

Задание для самостоятельной работы. Книги, которые надо прочесть, и кассеты, которые надо прослушать

Если после нескольких бесед с пациентом я ощущаю, что Бог подводит меня к работе по внутреннему исцелению с этим человеком, я предлагаю пациенту прочитать некоторые книги. Выбор литературы, которую я рекомендую, во многом зависит от того, какие именно проблемы имеются у этого человека.

Некоторым удобнее и лучше слушать записи на кассетах. Их можно прослушивать в машине по дороге на работу или дома вечером, в уединении. Я обнаружил, что аудиозаписи очень хорошо помогают людям осознать свои нужды. Каталог моих записей можно заказать по адресу: Tape Ministers, Box 93396, Pasadena, California 91109.

Письменные задания

Читая книги или слушая аудиозаписи, надо отмечать все мысли и воспоминания, которые приходят на ум. Важно помнить: стоит записывать абсолютно все, каким бы незначительным или дурацким это ни казалось. Даже если теперь что–то представляется глупым или мелким, в прошлом оно могло быть очень значимым и причинять сильную боль. Возможно, самая болезненная часть переживаний как раз в этом и заключается: значимые для человека люди, участвовавшие в том, что случилось, не понимали, насколько это важно для него. Что бы ни пришло в голову во время чтения или прослушивания кассет, это обязательно надо кратко записать в блокнот. Иногда очень полезным бывает ежедневное ведение дневника.

Как разобраться в своих чувствах

Настоящая цель домашних заданий — помочь человеку осознать свои истинные чувства, связанные с подавленными воспоминаниями. В этом процессе надо избегать ловушек, из которых одна из коварнейших — «паралич анализа». Попав в такую ловушку, можно легко превратить всю работу в некую интеллектуальную игру. Возможно, что после множества консультаций с терапевтом пациенты будут весьма профессионально описывать крайне болезненные события своего прошлого. Они смогут в уме анализировать эти эпизоды, осознавать проблемы, которые требуют решения, и находить эти решения. Но после всего этого они обнаруживают, что ничего на самом деле не изменилось. Ведь все происходило в голове, не затронув сердца и образа жизни.

Я вовсе не хочу преуменьшить роль разума в нашем исцелении. Мы все время подчеркивали, что Библия представляет человека целостным, и эта целостность, конечно же, включает в себя разум. Должно наступить время перестройки наших мыслей и преобразования нас через обновление разума. Работая с некоторыми христианами, можно начать прямо с такого обновления и помочь им во всей полноте реализовать возможности жизни во Христе. Но христианскому консультанту надо понимать, что с другими пациентами такого не произойдет, пока они не освободятся от эмоциональных комплексов. Когда мы говорим таким страждущим, что единственная их проблема — в «неверном мышлении» или что им надо «перестать жить по плоти и утвердиться в праведной жизни в Духе», то лишь усиливаем в них чувство вины и углубляем их отчаяние. Я потратил много часов, собирая кусочки разбитых надежд тех христиан, которых когда–то вынудили испробовать такой «быстрый способ». Этот метод просто не будет действовать и не из–за недостатка желания со стороны людей или нехватки силы у Бога, а из–за того, что Господь не станет нарушать Им же Самим установленные принципы достижения целостности и освящения жизни. Как и в описанном в главе 8 случае с женщиной, этим христианам надо прежде вынести на свет свои глубоко запрятанные негативные эмоции и проработать их.

Поэтому я снова хочу подчеркнуть, как важно пробиться к находящимся в глубине чувствам. Многие смертельно боятся этого; страшась потерять контроль над своими эмоциями, они пытаются удерживать все на уровне сознания и склонны постоянно анализировать. «Но ведь я хочу знать, почему…» — вот фраза, которую они произносят снова и снова. От этого их истинные чувства «закапываются» еще дальше, в глубь личности. Вот почему, снабжая пациентов заданиями для самостоятельной работы, мы должны все время напоминать им о том, как важно позволять своим чувствам выходить на поверхность.

За годы работы я научился у своих пациентов многим важным вещам. В том числе способам возвращать к жизни потаенные воспоминания и замороженные чувства. Одной пациентке, молодой женщине, я однажды дал обычное задание: прочитать кое–какие книги и что–то написать. До нашей следующей встречи она уехала домой на каникулы. И, пока она была дома, Святой Дух побудил ее просмотреть все старые семейные фотографии, хранившиеся на чердаке. Она решила разложить все свои снимки в хронологическом порядке, начиная с младенчества и заканчивая сегодняшним днем. Какое–то время ей было приятно этим заниматься — пока она не стала замечать разительные перемены в своих изображениях. На смену радостному выражению младенца, счастливому личику маленькой девочки стали приходить совсем другие позы и выражения лица, говорившие о скрытности и печали.

Когда эта женщина разложила все фотографии в ряд, она поразилась различию между ними и испытала сильный страх и тревогу. Воспоминания, которые она на долгие годы вытеснила из своего сознания, стремились вернуться назад. Раньше, в ходе наших занятий, мы не смогли выявить эти воспоминания. Теперь они сами стали расставляться по своим местам, и женщина смогла в деталях припомнить несколько очень болезненных эпизодов пережитого сексуального насилия со стороны своей сестры–лесбиянки. Рассматривая фотографии, она вновь переживала те события. Когда она вернулась и продолжила работу со мной, это позволило довольно быстро подвести ее к тем жизненным воспоминаниям, которым требовалось исцеление. С тех пор я всегда предлагаю своим пациентам рассматривать свои старые семейные снимки, школьные и институтские альбомы. Такое использование фотографий оказалось особенно полезным там, где мы не могли восстановить воспоминания о событиях, ставших источником страданий.

Поездки к местам, связанным с болезненными переживаниями, также могут воскресить в памяти глубоко запрятанные эмоции. Городок, где прошло детство, школа, церковь — все, что соединено с болью воспоминаний, Святой Дух может использовать для того, чтобы вывести эту боль наружу. Одна разведенная женщина рассказывала мне, что однажды она уехала в то место за городом, где начались все ее злоключения, когда она была подростком. Она говорила: «Я поехала одна на машине и остановилась там, где мы останавливались той ночью. Потом я перебралась на заднее сиденье, где я тогда впервые отбросила в сторону уважение к себе. И там, на заднем сиденье машины, я, рыдая, вспомнила все происходившее и попросила Бога избавить меня от жгучей боли этих воспоминаний».

Сегодня, став женой пастора, она занимается очень важной и необычной работой со страждущими подростками, а также с молодыми людьми, пережившими развод, которые пытаются обрести новую жизнь. Она поистине одна из тех исцеленных Богом людей, которые теперь помогают другим!

Терапевтические встречи

Те, кто серьезно относится к заданиям для самостоятельной работы, могут с их помощью решить довольно много своих проблем. Однако, несмотря на это, обрести полное исцеление в одиночку обычно невозможно. Установленный Богом принцип исцеления — исповедоваться друг другу и молиться друг за друга (см. Иакова 5:16)[32] — подчеркивает необходимость в помощи консультанта–психотерапевта. Взглянем еще; раз на рисунок в главе 7. Поскольку прошлые болезненные и разрушительные отношения искажают нынешнее восприятие человека, вполне естественно, что для восстановления правильного восприятия сегодня необходимы здоровые и созидательные отношения. Вот почему часто совершенно невозможно обойтись без построенных на здоровом доверии отношений с христианским консультантом.

Я определяю терапевта, консультанта как временного помощника Святого Духа. Причем в определении важны оба слова, выделенные курсивом. Помощник, поскольку цель всякого христианского консультирования — помочь людям стать в достаточной мере эмоционально и духовно взрослыми, чтобы они затем уже могли обращаться непосредственно к Святому Духу, Великому Консультанту и Утешителю. Временный

— потому что зависимость от консультанта никогда не должна становиться постоянной. Если это происходит, то уже само консультирование становится частью проблемы, а не ее решением, частью болезни, а не лечением. Терапия, консультирование — лишь временное средство к достижению цели: полной зависимости от Святого Духа. Тем не менее нельзя недооценивать серьезного значения терапевта для процесса исцеления. Господь во все времена использовал людей не только для того, чтобы они трудились на Его ниве как помощники, но и для того, чтобы они «принимали на себя первый удар» в качестве Его представителей, на примере собственной жизни показывающих другим людям, каковы подлинные качества Бога. Есть великое множество людей, ощущающих себя так же, как та испуганная маленькая девочка, которую ее мать пыталась успокоить, уверяя в Божием присутствии. «Я знаю,

— сказала девочка, — но мне нужен Бог с кожей на теле». Консультант отвечает этой потребности. Для многих пациентов отношения с консультантом–психотерапевтом стали первым в жизни примером устойчивых, надежных отношений, исполненных подлинной любви, которая позволяет целиком принимать человека и решительно противостоять его проблемам. Поэтому само присутствие терапевта — это отправная точка для исцеления.

Но очень важно и то, что терапевт–консультант делает. Мы не будем давать здесь подробных инструкций для процесса слушания, который составляет часть консультирования. Те, кто оказывается в роли консультанта — пасторы, учителя воскресных школ, христианские социальные работники разного профиля, доверенные друзья, — должны развивать в себе искусство слушать. К счастью, этому искусству можно научиться и потом совершенствовать его на практике. У всех нас есть опыт, когда мы просто слушали кого–то, кто раскрывал нам свое сердце, а потом говорил: «Огромное вам спасибо, вы так мне помогли» к нашему немалому удивлению, поскольку мы не проронили почти ни слова. Нам надо помнить, что, возможно, прежде никто не давал себе труда выслушать этого человека и не относился к нему достаточно серьезно, чтобы принять во внимание то, что он говорит.

Слушать надо восприимчиво — то есть не только ушами, но и глазами. Обращайте внимание на проявления языка тела — слезы в глазах, вздохи, которые буквально заталкивают поднимающиеся эмоции назад, туда, где они скрывались. О многом говорят и краска смущения, и пятна на лице и шее. Внимательно прислушивайтесь к «безостановочным говорунам», которые используют речь так, чтобы ничего не чувствовать. Встречаются также нервные смешки, совершенно неуместные в той ситуации, о которой человек рассказывает. Это может мешать разговору, но помните, что такой признак очень обнадеживает. Этот смех значит, что человек приближается к каким–то своим глубинным эмоциям и не знает, что с ними делать. Смех — единственно приемлемая в Америке эмоция. «Храбрые мальчики никогда не плачут» — и часто им нельзя проявлять никаких негативных чувств. Но они всегда могут смеяться, даже если «внутри — лишь слезы». Не бойтесь мягко объяснить это человеку, помочь ему понять, каким вы видите его со стороны. Важная часть самосознания человека — это понимание смысла, стоящего за его словами и делами.

Важно также слушать с молитвой. Внимательно сосредоточиваясь на том, что хочет сообщить пациент, вам на более глубоком уровне необходимо включить свой «духовный локатор», настроенный на то, чтобы отмечать проявления Святого Духа. Вам надо собственным духом чувствовать дух человека, который рассказывает вам о себе, но кроме того, необходимо быть молитвенно восприимчивым к звучанию внутри вас голоса Духа Божия. Помните, однако, что вы — всего лишь человек и, как и все люди, подвержены ошибкам, а поэтому вам надо с большим смирением относиться к тому, что вы воспринимаете. Некоторые полагают, что у них установлена не дающая сбоев «экстренная телефонная связь» с Господом, и спешат применить воспринятое слишком неосмотрительно и бездумно. Мне часто приходится вспоминать историю о том, как один человек заехал посмотреть на Джозефа Паркера, известнейшего проповедника из Новой Англии, и обнаружил его расхаживающим взад и вперед по своему кабинету. «Вас что–то беспокоит, доктор Паркер?» — спросил он. Паркер ответил: «На самом деле, все очень просто: я спешу, а Бог — нет». Вам надо находиться в молитвенном единении со Святым Духом, но в то же время быть готовым «испытывать духов» (см. 1 Иоанна 4:1)[33], чтобы убедиться, что воспринимаемое вами действительно исходит от Него. Я понял, что скорые слова и поступки часто оказываются неправильными.

Но после тщательного обдумывания и серьезной молитвы не бойтесь подчиниться водительству Духа. Я много раз чувствовал, как Святой Дух помогал мне увидеть, в чем состоит действительная проблема того или иного пациента, даже если эти проблемы впрямую не были названы. И когда я в конце концов говорил пациентам о том, что мне открылось, то, несмотря на болезненность этих проблем, оказывалось, что именно там и есть наибольшая потребность в исцелении.

Воспроизведение услышанного, разыгрывание ролей, работа с памятью, идеями и чувствами

В роли терапевта–консультанта наверняка придется оказаться многим пасторам и мирянам. И в этой главе своей книги я хочу прежде всего помочь таким «неспециалистам», которые способны стать очень важным звеном в цепи исцеления. Подготовительное консультирование, предваряющее работу по исцелению памяти, требует всей человеческой мудрости и умения, на которые мы способны, а в дополнение к этому и проницательности Духа. Ведь мы часто пробуем помочь людям вспомнить то, чего они на самом деле не хотят вспоминать, и встретиться с болью, которой они долго старались избежать. Поэтому кроме умения с вниманием и молитвой слушать пациента решающее значение может иметь то, как мы реагируем на происходящее.

Наши пациенты или подопечные часто не осознают того, что они в действительности говорят. И консультант не обязан лишь повторять им то, что он от них слышит. Но зато ему надо помочь людям понять подлинный смысл того, о чем они рассказали. Благодаря этому пациенты смогут еще и осознать свои чувства, а значит, будут способны молиться намного плодотворнее.

Когда консультант замечает в рассказе пациента какие–то важные, ключевые моменты, ему нужно суметь воспроизвести их так, чтобы пациент понял их важность. В главу 11 я включил историю исцеления Ларри. Она может служить примером того, как внимательное выслушивание и воспроизведение консультантом услышанного подскажет пациенту, каким образом можно увидеть его скрытые потребности.

Разыгрывание ролей — еще один способ помочь людям установить контакт со своими чувствами. Этому способствуют, например, такие вопросы: «А что бы вы хотели ему или ей сказать, если бы вам представился такой случай?» или «Как вам на самом деле хотелось бы поступить в той ситуации, если бы у вас была такая возможность?» В отношении того, что пациент хотел бы кому–то сказать, лучше попросить его вести себя так, как если бы вы были тем человеком, и говорить, обращаясь прямо к вам. Пациент будет пытаться все время говорить о другом человеке в третьем лице: «Я бы хотел сказать ему…» Постарайтесь направлять его так, чтобы он обращался непосредственно к вам или (это также возможно) к пустому стулу, на котором он представит того человека. Например: «Папа (мама), я хочу, чтобы ты меня выслушал(а), я постараюсь рассказать тебе, что я чувствую» или «Знаешь, Петр, я чувствую себя совершенно отвергнутым тобой».

Нельзя заставить пациента включиться в разыгрывание роли, к этому его надо естественным образом подвести в диалоге. Такой разговор может стать мощным средством, способным помочь людям осознать, что они действительно чувствовали во время того или иного события. Пациенты часто удивляются тому, с какой внезапностью поток болезненных переживаний может прорваться в то время, как они говорят. Я однажды лишился нескольких пуговиц на пиджаке, когда моего пациента во время ролевой игры обуял дикий гнев. Однако результат стоил этих вырванных пуговиц!

Мы должны постоянно работать со своими воспоминаниями, идеями и чувствами. Они важны для нас все без исключения. И, чтобы освободиться от мучающих нас воспоминаний, мыслей или чувств, нам надо сначала по–настоящему принять их. Это всего лишь психологическое выражение той истины, о которой мы говорили в главе 5: мы можем признаться Богу лишь в том, в чем прежде отдали отчет себе самим. Удивительно, как изобретательны люди в отрицании своих «плохих» чувств, считая, что «христиане не могут испытывать таких чувств, особенно христиане, исполненные Духа». Это отрицание реальности и форма самообмана. Пока мы не посмотрим прямо на мешающие нам воспоминания, идеи и чувства и не достанем их из темноты на свет, Тот, Кого называют Духом Истины, не исцелит их.

Мы подчеркиваем важность осознания собственных чувств не просто потому, что этого требует некая современная психологическая «терапия чувств», которая вызывает эмоциональный катарсис, отчего люди чувствуют себя лучше. Это основной принцип отраженной в Священном Писании реальности исповеди, покаяния и прощения. В английском языке слово «исповедовать» («confess») происходит от древнеанглийских слов «con» («вместе») и «fess» («говорить», «рассказывать»). Исповедовать — значит просто говорить вместе. Исповедовать — это знать и обсуждать вместе с Господом некоторые моменты нашей жизни, о которых Он уже знает и говорит. Именно это мы и помогаем сделать людям в ходе нашей работы с ними. Мы помогаем им узнать истину, которая делает их свободными с помощью осмысления и осознания. Более того, мы помогаем им узнать Сына, Чья искупительная и исцеляющая сила сделает их истинно свободными (см. Иоанна 8:32, 36)[34].

Завершающее задание

Когда вы увидите, что в работе с пациентом с помощью бесед и описанных выше самостоятельных заданий сделано все, что можно сделать, надо дать пациенту завершающее задание. Пусть он исходя из всего, о чем шла речь на консультациях и молитвенных встречах, составит список — своего рода руководство для молитвенного этапа работы. Такой список должен включать наиболее болезненные и часто всплывающие воспоминания, которые оказались причинами основных эмоциональных и духовных проблем данного человека. Не нужно описывать эти события со множеством подробностей, достаточно только обозначить каждое несколькими словами или короткой фразой так, чтобы потом вы могли вспомнить его и помолиться о нем. Список, насколько это возможно, должен быть точным: людей надо упоминать по имени, а события и их условия или обстановку приводить с конкретными деталями. Один пациент назвал такой перечень своим «битным списком». Когда я спросил его, почему, он ответил: «Потому что все это — люди, которые делают мне так больно, что от ненависти к ним я готов их побить». Хотя это могло быть преувеличением, я думаю, что он выразил общую мысль насчет того, кого должен включать такой перечень. Этот список пациенту надо принести с собой. Проделанную работу необходимо усилить еще и молитвой о даровании готовности следовать водительству Святого Духа во время молитвенной встречи.

Подготовка консультанта

Когда пациент подготовлен к продолжению работы, пора и терапевту–консультанту приготовиться к самой важной ее части: к молитвенному этапу.

Во–первых, терапевту надо просмотреть все свои заметки, сделанные во время встреч с пациентом, а также осмыслить все соображения и впечатления, которые могли прийти ему на ум, когда он молился за этого пациента.

Во–вторых, он должен посвятить время размышлению и молитве, испрашивая у Святого Духа возможности эмоционально и духовно сопереживать этому пациенту. Консультанту надо достичь такого молитвенного единства с пациентом, чтобы обрести способность действительно сочувствовать его боли и страданиям и «нести его бремена».

Затем, после такой молитвы о сопереживании, консультант должен обратить внимание на то, чтобы укрепить свою веру в исцеление пациента. Вера иногда называется одним из видов «освященного воображения». Это означает, что мы, молясь, представляем человека исцеленным и освобожденным от болезненных уз его прошлого, а затем мысленным взором видим, как он меняется и обновляется, становясь цельной личностью во Христе.

Наконец, консультанту надо помолиться о даровании эмоциональной и духовной силы, необходимой для предстоящей молитвенной работы. Еще Иисус, исцелив однажды больную кровотечением женщину, отметил, что из Него изошла сила[35]. О том, что молитва дается «ценой нервов», пишет барон фон Хугель. Каждый терапевт знает, насколько утомительной и опустошающей может быть работа с пациентом. Но это не сравнимо с энергией, необходимой для того, чтобы вместе с пациентом пройти молитвенный этап работы по исцелению памяти. Это крайне изнурительный опыт и для пациента, и для терапевта. Консультанту надо просить у Бога дополнительных физических, эмоциональных и духовных сил, которые требуются для этого. Поверьте мне, эти силы ему понадобятся!

10. Проведение молитвенного этапа работы

Поскольку молитвенная встреча имеет очень важное значение, ее надо хорошо спланировать. Для нее следует выделить такое время, когда никуда не надо спешить, и день, когда не поджимают другие дела. Это значит, что здесь нельзя обойтись просто лишним часом в обычном графике консультаций и терапевтических встреч. Нельзя, чтобы кто–то — консультант или пациент — вынужден был следить за часами. Пастор или консультант не должен тревожиться о том, что кто–то с нетерпением его дожидается, или думать о каком–нибудь собрании, которое вот–вот начнется. Чтобы чувствовать себя достаточно свободно, я обычно планирую на проведение молитвенной встречи не менее двух часов свободного времени.

Мне хотелось бы здесь вместе с вами шаг за шагом рассмотреть весь процесс исцеления памяти. Я подробно опишу молитвенную встречу, давая вам инструкции, объясняя и приводя примеры так, как если бы мы на самом деле проводили эту работу вместе с пациентом, который прошел соответствующую подготовку.

Вводное объяснение

Начнем с объяснения или напоминания пациенту такого представления о молитве, которое служит основой для работы по исцелению памяти. Напомним ему, что Иисус Христос — это Вседержитель, а значит Властелин времени (см. раздел «Принять Христа как помощника в настоящем» в главе 5). Объясним пациенту, что Христос будет сопровождать нас в путешествии назад во времени и что Он мог бы повернуть данную ситуацию по–другому, если бы мы Его тогда об этом попросили. Еще раз разъясним смысл этого: «На самом деле проблемы возникают не у взрослого, уже выросшего, как вы сейчас, человека. Поэтому нам надо устремиться назад в прошлое и дать возможность Иисусу помочь живущему в вас ребенку в те моменты, когда требовалось подлинное исцеление. Вы как будто остановились, застряли именно на этих отдельных болезненных моментах вашей жизни. Я хочу, чтобы вы, насколько это возможно, говорили с Господом, как если бы сейчас были тем самым ребенком (подростком, юношей или девушкой), которым вы были тогда, в те ранившие вас моменты жизни».

Далее объясним, что мы будем делать:

«Мы будем использовать самый свободный способ молитвы. Мы станем просто–напросто говорить с Богом так же искренне, как мы разговаривали друг с другом. Ничего не будем придумывать, никаких вступлений или заключений, просто поговорим с Ним так, как если бы Он сидел вот здесь, напротив вас.

Я буду прерывать вашу молитву, если почувствую, что вы отклоняетесь от намеченной цели, например, слишком очерняете себя, выпячивая перед Богом свои недостатки, если понадобится обратить ваше внимание на новую идею или понимание, дарованные Святым Духом.

И вы тоже можете свободно останавливаться во время молитвы, если возникнет потребность заглянуть в свой список, задавать вопросы или делиться тем, о чем напомнил вам Святой Дух и о чем вы не вспоминали раньше».

Если серьезной частью проблемы являются искаженные представления пациента о Боге, постарайтесь, содействуя этому пациенту в поисках наиболее приемлемого для него образа Бога, помочь ему представить этот образ еще и зрительно. Это важно, поскольку пациента ожидает очень личный разговор с Господом. Может показаться странным, но я часто спрашиваю человека, что ему будет легче — говорить с Богом или с Иисусом? Чаще всего ответ звучит примерно так: «Я лучше чувствую себя с Иисусом, мне кажется, Бога я боюсь» или «Иисус — это нормально, а Бога я терпеть не могу». Изредка утверждают обратное: «Не знаю, Иисус — это, пожалуй, слишком близко, чуть–чуть слишком реально; Бог, наверное, дальше, Он, думаю, немного безопаснее».

Если у пациента были нездоровые или разрушительные отношения с родителями, избегайте в совместной с ним молитве называть Бога Отцом, даже если вы привыкли молиться именно таким образом. Я надолго запомню молитву с женщиной, которая была жертвой инцеста. К концу часовой молитвы она, обращаясь к Господу, неожиданно вымолвила: «Мой Небесный Отец». Тут же остановилась, слезы брызнули у нее из глаз, и она сказала: «О, Боже, Ты знаешь, ведь я в первый раз смогла так назвать Тебя!» Иногда лучше использовать более или менее нейтральное слово, например, «Господь». Но я обнаружил, что большинству людей удобнее представлять себе во время молитвы образ Христа.

Объясните, о чем пациенту предстоит молиться. Ему надо говорить Богу о том, что он уже рассказал вам, не стесняясь заглядывать, если нужно, в свой список. Пациент должен быть уверен, что он сказал Господу о своих чувствах, которые переживал, когда происходили описываемые им события, то есть о том, что чувствовал тогда ребенок, подросток или юноша, которым он был.

Вводная молитва консультанта

Я всегда начинаю встречу с молитвы. Хотя здесь нет заранее установленной формы, но такая молитва обычно включает в себя примерно такие слова:

«Господи Иисусе, мы усмиряем сейчас перед Тобой свои сердца… Мы знаем, что Ты был здесь всякий раз, когда мы беседовали, так что Ты знаешь, о чем мы говорили. Мы счастливы, что Ты понимаешь нас даже лучше, чем мы сами понимаем себя.

Мы теперь нуждаемся в Твоей помощи, потому что не знаем точно, как надо молиться. Но Ты обещал в Своем Слове, что в такие времена Ты пошлешь Духа Своего Святого, чтобы Он подлинно вошел в наши сердца и молился в нас и через нас. И даже когда мы не знаем точно, что сказать, Ты примешь наши воздыхания, и стоны, и страдания и переложишь их на язык молитвы. Мы просим Тебя совершить это прямо сейчас — войди в сердце (имя пациента) и молись за него (нее). Дай ему (ей) нужные слова для молитвы и пробуди те чувства, которые должны у него (нее) пробудиться.

Сейчас, Господи Иисусе, я хочу передать Тебе маленького (возраст) — летнего ребенка по имени (имя пациента). Он (она) хочет рассказать Тебе о чем–то, что причинило ему (ей) много боли. Я знаю, что Ты выслушаешь его (ее). Итак, я передаю Тебе (имя пациента).

Теперь, (имя пациента), просто поговори с Иисусом и расскажи Ему обо всем, что находится в твоем сердце».

Молитва пациента

Обычно вскоре после вводной молитвы консультанта пациент начинает молиться сам. Однако если возникает длинная пауза, будьте готовы терпеливо и в молитвенном настрое дождаться ее окончания. Если болезненные переживания вполне конкретны, пациенты, как правило, начинают рассказ с каких–то более ранних происшествий своего детства. Если же речь идет скорее об общей атмосфере в семье, они часто могут начать с поздних общих впечатлений, а уже затем перейти к отдельным событиям. Тем не менее решить, с чего начать, они должны самостоятельно в зависимости от того, что занимает основное место в их воспоминаниях.

Молитвенное время невозможно каким–то образом упорядочить или формализовать. Это одна из причин, по которой многие консультанты опасаются заниматься исцелением памяти: течение этого процесса не всегда управляемо, а содержание не всегда можно предугадать. Честно говоря, это пугает, и консультантам надо просто «расслабиться», целиком вверив руководство Святому Духу, и всерьез постараться отказаться от всяких ожиданий.

Иногда пациенту нужно довольно много времени, чтобы действительно открыться в молитве. Вам следует без колебаний прерывать или направлять его молитву, если вы чувствуете, что пациент начинает говорить слишком «в общем», избегая болезненных воспоминаний. Даже во время молитвы старайтесь сделать все возможное, чтобы помочь пациенту оживить в памяти его настоящие чувства.

На этом этапе особенно важна открытость; хорошо, если в ходе молитвы вы будете побуждать пациента к этому. Вполне уместны и полезны, например, такие фразы: «Почему бы вам не рассказать Иисусу и о том, что вы чувствовали, когда это случилось?» или «Когда вы говорите Богу об этом, не бойтесь дать волю своим чувствам, не сдерживайте себя в их проявлении». Если вам кажется, что пациент пытается сохранить жесткий контроль над своими чувствами, можно сказать: «Не надо спешить, просто побудьте какое–то время в той ситуации, которую вы вспомнили, и позвольте включиться своим чувствам. Мне кажется, что это событие причинило вам много невысказанной боли». Если чувства пациента бурно выплескиваются в слезах и стонах, терпеливо ждите, безмолвно молясь в своем сердце. Для вашего пациента очень важно это время, когда он делится с Господом своей глубочайшей болью, и его ни в коем случае нельзя торопить.

Иногда, если Святой Дух придает вам глубокое ощущение проницательного сопереживания, не надо бояться вмешиваться в молитву пациента собственной молитвой, молясь так, как если бы вы были этим пациентом, и используя местоимение «мы». Например, так: «Господи, Иисусе Христе, Ты знаешь, как мы тогда чувствовали себя, мы действительно хотели, чтобы такой–то (имя) умер», или «Нам было так стыдно и горько, что хотелось покончить с жизнью», или «Господи, мы так злились на Тебя, просто ненавидели Тебя за то, что Ты взял от нас нашу маму, — ведь она была для нас всем». Такой подход придает пациенту смелости увидеть свой гнев на Бога или на человека, которого он, как считается, должен был бы любить, и открыто проговорить это вслух.

В другом случае, если молитва пациента начинает угасать, полезно прояснять его проблемы и чувства, задавая такие вопросы: «Что, по вашему мнению, действительно составляет в этом проблему? Что именно причиняло вам такую сильную боль и заставляло так негодовать?» Или: «Я чувствую, что за тем–то и тем–то (проблема, названная пациентом) есть что–то еще. Не дает ли Святой Дух вам какое–то слово или чувство об этом?» Вот некоторые слова, которые пациенты говорили в ответ на последний вопрос:

покинутый

одинокий

уничтоженный

охваченный паникой

выброшенный на помойку

пристыженный

грязный несправедливо обиженный

загнанный в угол

отверженный

никчемный

безнадежный

истребленный

преданный

Не удивляйтесь, если пациент, вновь пережив какое–то событие прошлого, как бы вернется в тот возраст, когда оно случилось. Его голос может стать похожим на детский, пациент, возможно, начнет говорить и действовать, как ребенок в том возрасте. Он также может теперь высказывать то, чего не мог (или не разрешал себе) сказать тогда. Например: «Мама, папа, пожалуйста, не бросайте меня (или «не бейте меня», или «сделайте то–то»)».

Могут также посыпаться вопросы, адресованные людям, участвовавшим в тех событиях, или вам, или Богу. Например:

«Как он мог (она могла) так поступить со мной?»

«Почему они усыновили меня, если на самом деле они меня не хотели?»

«Где был Бог, когда все это случилось?»

«Как они могли так сделать, если говорили, что любят меня?»

«Как я мог вообще такое сделать?»

«Если бы я только мог понять, почему…»

Вопросы говорят о многом. Они могут быть попыткой прояснить все для себя — и тогда пациент способен все время задавать их на чисто интеллектуальном уровне, чтобы не встретиться с болью от этих событий. Или же эти вопросы могут явиться выражением самых глубоких чувств — сильнейшего гнева на Бога, других людей и самого себя, или настоящего взрыва непонимания того, как вообще могли случиться такие болезненные события.

Когда появляются новые воспоминания или мысли о происшедшем

Одно из самых поразительных переживаний, которые могут случиться во время молитвы, — это появление воспоминаний о давно забытом. Тогда вы услышите такие высказывания: «Это просто невероятно, я никогда не вспоминал об этом раньше!» или «Удивительно! До сих пор я не мог припомнить ничего, что было со мной до такого–то возраста, а теперь все это для меня стало понятно». Подобное озарение может быть одним из наиболее важных результатов молитвенного этапа работы. В такие моменты Святой Дух буквально пронизывает нас Своей Божественной энергией, неким образом вмешиваясь Своим светом и Своей мощью в работу синапсов нашей нервной системы и вызывая в нашем сознании воспоминания, которые до тех пор насильственно удерживались в глубинных пластах нашей психики. Неудивительно, что апостол Павел назвал Святого Духа «испытующим сердца» (Римлянам 8:27). В этом сверхъестественное действие Духа, Великого Утешителя, Который способен открыть нам наше же сердце и наше подсознание. Много раз во время встречи с пациентом мы вместе с ним начинали действовать так, как полагали нужным. Но затем, во время молитвы, возникало какое–то новое или более подробное воспоминание, которое показывало нам другой путь, непременно приводящий нас туда, где происходило подлинное исцеление.

Джордж обратился ко мне за помощью по поводу целого ряда эмоциональных и духовных проблем, которые обычно сопровождают перфекционизм. Он был чрезмерно чувствителен к одобрению или неодобрению со стороны других людей, постоянно раздражен и нетерпим к ошибкам «тех, кто притворяется христианином». Он всегда чувствовал, что Бог не принимает его полностью, и часто страдал от довольно глубокой депрессии. Мы с Джорджем сошлись на том, что Господь по милости Своей помог ему найти именно такую жену, какая была ему нужна, — сердечную, уступчивую и все понимающую. Но, как нередко бывает с перфекционистами, это и стало частью его проблем — ему оказалось трудно принимать ее привязанность и любовь, хотя сам он по–настоящему любил свою жену и всей душой хотел выразить это отношение к ней. В ходе наших встреч он рассказал мне о нескольких происшествиях из своего детства, которые он, будучи чрезвычайно ранимым ребенком, пережил очень тяжело и с тех пор стал сторониться людей. Одно из таких болезненных переживаний постоянно тревожило его память. Маленьким мальчиком он нашел множество спрятанных его отцом порнографических журналов. Когда он сказал об этом родителям, мать очень рассердилась, но отец только посмеялся над ним. Позже мать заговорила с мальчиком об этом наедине. Она осуждала отца и прочитала Джорджу целую нотацию насчет сексуальных грехов, выразив надежду на то, что он никогда не станет таким «непристойным мужланом, как его отец». Когда Джордж написал свой список болезненных переживаний, этот эпизод он привел одним из первых. Мы стали молиться об этих детских переживаниях, и он простил своих сверстников и тех, кто, как он считал, отвергал его. Когда мы в молитве коснулись этого случая с порножурналами, он смог простить и отца, и мать за их действия в этой ситуации и получить прощение за свои так долго хранимые обиды на них.

Но во время молитвы он вспомнил и о других эпизодах, которые, как выяснилось, действительно происходили с ним и сильно повлияли на его теперешнюю жизнь и отношения в браке. Так, из его сознания, оказывается, вытеснилось то, что он, рассматривая найденные журналы, испытал сексуальное возбуждение и из–за этого ощутил себя ужасно «нечистым». Нотации матери загнали эти чувства еще глубже в неосознаваемые пласты психики. Но в результате сформировалась установка, благодаря которой он, не принимая проявлений своего сексуального развития в подростковом возрасте, стал весьма по–ханжески относиться к сексуальной жизни и высокомерно, с сознанием собственной правоты, резко осуждал других людей. Неожиданно Джордж вспомнил, как жестоко и совсем не по–христиански он отнесся к забеременевшей старшекласснице в их школе. В отчаянии обратившись к нему за помощью, эта девушка искала в нем друга–христианина, но он совсем по–фарисейски отверг ее. Затем ему на память пришли еще несколько подобных случаев, и он начал понимать истинную природу своего перфекционизма, заставлявшего его осуждать и критиковать других. Еще он осознал, почему у него не получалось принять любовь жены и ее близость с ним: он слишком крепко держался за ложное ханжеское чувство своего морального превосходства, считая себя лучшим христианином, чем жена. После того как у Джорджа появились эти новые воспоминания и мысли, мы с ним смогли молиться именно о том, что было действительно повреждено, и он получил глубокое исцеление. Потребовалась еще лишь небольшая работа по смене установок, чтобы Джордж смог осуществить значительные перемены в своей духовной жизни и семейных отношениях. А все это стало возможным потому, что Святой Дух во время молитвы выявил некоторые подавленные воспоминания.

Позволить Христу исцелить наше прошлое

Как мы уже отмечали, уникальность работы по исцелению памяти заключается в том, что мы вместе с Господом совершаем путешествие в свое прошлое и просим Его исцелить нас именно там и тогда, где это нужно. В первых двух главах моей книги «Избавиться от инфантильности» я в общих чертах описывал этот процесс и приводил примеры того, как Христос исцеляет «скрывающегося в каждом из нас ребенка». Вот в это время терапевт–консультант как временный помощник Святого Духа и может проявить все свои способности в таком качестве. Ведь именно во время такой молитвы, после того как пациент рассказал Богу о своих наиболее мучительных воспоминаниях, мы можем больше всего помочь ему как терапевты. Нам надо в молитве обратиться ко Христу с просьбой непосредственно вмешаться в ситуацию и явить Свое целительное присутствие. Мы должны попросить Иисуса, Который, как мы верим, пребывает с нами во вновь переживаемых воспоминаниях, помочь пациенту обрести то, что ему в то время было необходимо.

Допустим, пациент рассказал Господу о каком–то своем очень болезненном переживании, например, о том, как его отвергли. Человек ощущает глубокое унижение, чувствует себя глупым, никчемным, нелюбимым. Он переполняется этими эмоциями и, рыдая, прекращает молиться.

Это самый подходящий момент для того, чтобы консультант начал молиться о пациенте, используя образ Христа, благословляющего детей: «Господи, Иисусе Христе, Ты, Который обнял пришедших к Тебе детей, возложил руки на них и благословил их[36], сделай то же теперь для (имя пациента), одного из так сильно страждущих чад Твоих. Позволь (имя пациента) сесть у Твоих ног и обними его (ее) руками Твоими. Поведай (имя пациента), как сильно Ты любишь его (ее) и как Тебе жаль, что он (она) так страдает. Пусть (имя пациента) почувствует, что Ты принимаешь его (ее) и что Ты рад ему (ей)».

Еще один замечательный библейский образ Христа, который может быть очень полезным в подобных случаях, — образ Доброго Пастыря. Вы можете молиться так: «Господи, Ты как

Пастырь Добрый обещал принять малую овцу Своего стада в Свои руки и даровать ей Свои покровительство и любовь. Сделай же это прямо сейчас. Пусть (имя пациента) ощутит себя в Твоих руках, которыми Ты с сердечной и нежной заботой обнимаешь его (ее). Подобно пастырю доброму, который промывает и перевязывает порезы и ушибы своих овец, промой раны (имя пациента) Своим целительным бальзамом».

Основная идея такой образной молитвы — сопоставить конкретную нужду пациента в данное время с какой–то из сторон личности Христа. Так, если у пациента есть чувство отверженности, мы зрительно представляем Того, Кто знает, каково быть презираемым и отвергнутым людьми, и Кто изо всех Своих сил старается заботиться о людских нуждах. Если пациент охвачен страхом одиночества и боится, что его все бросят, мы обращаемся к образу Христа, Который понимает нас, ибо от Него отреклись все Его ученики. Он знает даже, что значит быть неспособным ощущать присутствие Божие, ведь на кресте Он возопил: «Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?» Это чувство одиночества Иисус понимает так хорошо, что обещает нам никогда не оставлять нас покинутыми и сиротами.

Когда пациентов наполняют смешанные чувства, сопровождающие воспоминания о пережитом насилии, или чувства вины и стыда за сексуальные грехи, мы представляем Христа во всей Его чистоте. Христос чист, но Он не ханжа; Он безгрешен, но не склонен осуждать других. В случаях детских эмоциональных травм мы просим нежных и ласковых объятий Христа, Его ободряющего шепота, который восстанавливает в нас чувство чистоты. Для переживаний, за которые наши пациенты несут ответственность, мы молимся о Его поддержке и Его прощающих словах. Мы преклоняем колени перед распятием, получая омовение и очищение, которые восстанавливают чувство собственного достоинства и самоуважение.

Для тех, кого терзают мучительные воспоминания о вечно недовольных родителях, учителях и христианах–критиках, в наших молитвах надо представлять образ Христа, Который поднимает их из унижений, пока они, распрямившись, не встанут перед Ним в полный рост. Тогда мы слышим, как Он говорит им: «Ты чадо Мое возлюбленное, Я весьма возрадовался на тебя!»

Мы лишь поверхностно очертили возможные варианты применения такого метода «представления образов» — зрительного сопоставления того, что особенно заставляет пациента страдать, с образами особого Божественного исцеления, основанными на реальном служении Христа, как оно описано в Евангелии.

Прощение — средоточие исцеления

Теперь мы подходим к теме прощения, которая является очень важной для исцеления памяти. Речь идет о способности прощать и получать прощение. Невозможно переоценить, что значит прощение для процесса исцеления. Именно здесь понадобятся величайшие молитвенные усилия, а от христианских терапевтов–консультантов потребуется больше всего духовных сил. И именно в этот период консультанты наиболее всего подвержены искушению сдаться, прекратить работу — поэтому обычно именно на таком этапе в битве наступает перелом или к победе, или к поражению. Рассмотрим этот вопрос подробнее.

Нет сомнения в том, что Библия считает прощение основой всяких отношений. Это справедливо для всех наших отношений — с Богом, другими людьми и самими собой. Мы часто говорим, что благодать Божия и наше спасение безусловны. И это действительно так в том смысле, что не существует каких–то условий добродетельности, которым мы, люди, могли бы соответствовать. Мы ничего не можем сделать, чтобы заслужить или добиться милости Божией. Она дается нам ни за что, как дар Его любви.

Но в ином смысле прощение зависит от нашего ответа Богу. Оно все равно остается безусловным, поскольку сама наша способность отвечать зависит от Его милости. Без этой предваряющей, данной авансом благодати мы не были бы способны сказать в ответ на Его предложение ни «да», ни «нет». Но Господь создал нас так, что основой нашего ответа на Его благодатный дар является прощение. Похоже, Он сотворил нас таким образом, что мы, пока по–настоящему не простим других, непроницаемой стеной отгораживаемся от Его прощения нас самих. Непроницаемой не потому, что Бог отказывается нас простить, пока мы первыми не простим других людей; нет, в определенном смысле, как об этом говорит Павел во Втором Послании к Коринфянам (5:18–19)[37], Господь уже простил наши грехи через крестную смерть Иисуса Христа и предлагает Свое прощение каждому человеку свободно и безвозмездно. Преграда непроницаема потому, что психологически мы созданы Богом так, что не способны принять Его прощение, пока не простим сами. Об этом ясно говорится во всем Новом Завете, и это единственное условие, которое наш Господь подчеркивает снова и снова. Говоря нам о том, как надо молиться, Он произносит: «И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим» (Матфея 6:12). Поясняя молитву, Он растолковывает эти слова так: «Ибо, если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный; а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Матфея 6:14–15).

В Евангелии от Матфея есть притча Господня о немилосердном заимодавце[38], которая заканчивается тем, что разгневанный хозяин передает виновного истязателям. Истолковывая затем эту притчу, Христос говорит: «Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его». В Евангелии от Марка Иисус вновь устанавливает такое условие, говоря: «И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши» (Марка 11:25).

Очевидно, что Господь этот крайне важный принцип сделал частью самой структуры межличностных отношений. Этот принцип основывается на природе и личности Самого Бога; и, поскольку мы созданы по Его образу, он присущ и нашей природе. Таким образом, здесь идет речь об одном из основных библейских и психологических законов. Весь опыт моей работы по исцелению памяти подтверждает это. Если мы хотим, чтобы нас простили, а сами при этом не прощаем других, мы просим Бога поступить против Его нравственной природы. Он этого не может и не станет делать.

Столь важное значение прощения — причина того, что я так многократно подчеркиваю необходимость быть честным в отношении своих чувств. Ибо первый шаг к прощению — это осознание своих чувств обиды и ненависти. Когда человек переживает сильную боль, он, как правило, в конце концов возненавидит того, кто причиняет ее. Если же он заталкивает эту боль в глубь своего сознания, он глубоко заталкивает и ненависть. Однако Господь создал нас такими, что мы не можем, пересиливая запрятанные в нас чувства, жить нормально. Мы не в состоянии долго впитывать и вбирать в себя скрытую обиду, точно так же, как наш желудок не способен переваривать и усваивать битое стекло. В обоих случаях мы будем испытывать сильнейшее внутреннее беспокойство и боль! В обоих случаях необходима серьезная операция. Исцеление памяти и является одной из форм духовной хирургии и лечения.

Мой личный опыт исцеления памяти

Чтобы никого не ранить, я до кончины своих родителей никому не рассказывал о подробностях своего собственного исцеления. Я родился в Индии в семье методистских миссионеров, которые отдали сорок лет своей жизни служению в этой стране. Моя мать умерла в 1981 году. Отцу было 92 года, когда он, уже выйдя на пенсию и в двенадцатый раз поехав в Индию как миссионер–путешественник, в 1984 году внезапно заболел и умер. Он и похоронен в своей любимой Индии. Я всегда буду помнить нашу последнюю встречу, когда я прилетел, чтобы быть рядом с ним в больнице. У меня нет слов, чтобы выразить, как я обязан своему отцу. Благодаря праведной жизни моего земного отца мне несомненно было гораздо легче уверовать в Отца Небесного.

Но мои отношения с матерью — совершенно иная история. Мы оба были нервными, легко возбудимыми людьми, и нам с самого начала было нелегко вместе. Я помню, как в детстве я пытался совладать с двойственными чувствами в отношении матери, чувствами, которые я был не способен выразить и никогда не мог никому рассказать о них. Мы приехали в США, когда мне было одиннадцать, а через год мои родители вернулись в Индию, поручив меня с моим братом участливому попечению нашей любящей бабушки. Много перемен в мою жизнь принесло обращение ко Христу, случившееся в отрочестве. Я почувствовал тогда, что преодолел свои обиды и что новая жизнь во Христе дала мне возможность гораздо лучше относиться к матери.

Я с раннего детства страдал астмой. В подростковом возрасте она стала обостряться, мне становилось все хуже. Дошло до того, что на первом курсе колледжа Эсбери я не смог сдавать весеннюю сессию. Несмотря на множество молитв о моем здоровье, астма не проходила, и я принял ее как свой изъян, с которым мне надо учиться жить. Но теперь я сознательно старался возрастать во Христе и во время учебы в колледже начал более глубоко ощущать жизнь в Святом Духе. Еще я почувствовал там сильнейшее призвание к миссионерской деятельности. Господь привнес в мою жизнь четыре года учебы, две ученые степени, дал мне жену, а позже, когда мы уехали в Индию миссионерами, подарил и ребенка.

Первые десять лет наша работа шла замечательно. Однажды, когда мне было тридцать четыре года, я в молитвенном размышлении читал книгу Глена Кларка. Святой Дух обратил мое внимание на одну фразу из этой книги. В ней говорилось, что некоторые формы астмы могут быть вызваны обидой на родителей. Пораженный, я остановился. А вдруг это правда? В течение следующего часа с помощью Духа мой разум как бы очистился от какого–то непроницаемого слоя, и я начал вспоминать свои глубоко запрятанные обиды на мать. В этих воспоминаниях были подробности, которые я не прорабатывал прежде. На самом деле я все эти годы по–настоящему и не помнил о них. Святой Дух также показал мне, что я не осознавал некоторые свои истинные чувства по отношению к Богу. Я был разлучен с родителями, когда они застряли в Индии в начале Второй мировой войны. Мне было двенадцать лет, когда они уехали, и я не видел их целых восемь лет. А ведь в конце концов это Бог призвал их поставить свое миссионерское служение на первое место. О, я, конечно же, давал этому духовное объяснение, греясь в отблеске родительской славы, когда кто–нибудь говорил: «Как прекрасно, что твои родители — миссионеры». Но глубинная правда заключалась в том, что я злился на них за одинокие годы отрочества. У всех моих друзей были родители, и все они ездили на каникулы домой, к папе с мамой.

В последующие дни я поделился некоторыми из этих мыслей со своей женой, мы много говорили и молились об этом. Я простил и получил прощение. И я ощутил такое глубокое очищение и исцеление от своих обид, какого не знал никогда прежде. Но то, что случилось потом, было настоящим озарением. Поистине, сколь милостив Господь! В своих заботах мы совсем забыли о моей астме. Но о ней не забыл Бог и даровал мне то, о чем я бы никогда и не помыслил просить Его. Поверите ли, с тех пор у меня ни разу не было приступа астмы!

Я всегда сомневаюсь, надо ли рассказывать об этом, потому что боюсь, что кто–нибудь может сделать скоропалительные выводы насчет своих физических недугов. Я не имею права делать общие выводы из своего частного случая. Я могу лишь рассказать вам о своем опыте и положиться на то, что Святой Дух приведет вас к правде о том, что Он приготовил для вас. Главная причина, по которой я поделился своим личным опытом, — подчеркнуть, как важно для исцеления памяти простить других людей и получить прощение.

Основные составляющие прощения

В дни моих отроческих молитв и борений Святой Дух работал с несколькими аспектами моей проблемы обид и непрощения.

• Во–первых, мне пришлось присмотреться к некоторым очень конкретным переживаниям боли и захотеть отказаться от всех своих обид. Не затаил ли я скрытого желания каким–то образом расквитаться со своей обидчицей? Сначала я подумал: «Конечно нет!» Ведь я тогда узнал от родственников о некоторых трагических сторонах жизни мамы: об ее отце–алкоголике, который несколько лет провел в тюрьме, и о других болезненных событиях ее детства. Я мог объяснить причины множества ее невротических проблем. Но объяснить — не то же самое, что простить. Мы можем строить самые разные замысловатые психологические схемы насчет тех людей, которые причиняют нам боль, но не видеть того, что мы на них обижены.

Наконец–то я осознал, в чем моя настоящая проблема. Конечно, я понимал, в какой обстановке выросла моя мать, и поэтому простил бы ее. Но тем не менее остается и другое желание, как сказал поэт:

«Простил я обиду — и злобы На Вас не имею теперь. Но как же мне хочется, чтобы Открылась в минувшее дверь. И Вы в Вашей жизни привольной Узнали про муки тех лет, Как было мне горько и больно, Как гас во мне радости свет. Не жду я от Вас покаянья, Мольбы о прощении, слез… Но странное это желанье Зачем я сквозь годы пронес?»[39]

Это одна из самых тонких форм обиды — таким путем осуществить свое желание свести счеты. Святой Дух внушил мне передать это Его попечению. Некоторые христианские терапевты полагают — и учат этому своих пациентов, — что не может быть подлинного прощения, если мы тут же не отправимся рассказывать своему обидчику (или обидчикам) о своих потаенных чувствах и не попытаемся немедленно примириться с ним или с ними. Я считаю, что это опасная теория, и мне доводилось видеть, как людям в результате таких действий приходится выносить множество мучений. Господь полагает для подобного решения проблемы Ему одному известное время (если оно вообще должно наступить). С некоторыми пациентами, например, такими, какие описаны в книге Джойса Ландорфа «Необычные люди», этого может не случиться никогда. Бог просит нас передать Ему нашу полнейшую готовность к примирению, но время этого примирения устанавливает только Он Сам. Моей первой проблемой было простить полностью и безусловно.

• Затем Святой Дух дал мне осознать еще один аспект. С того момента я стал целиком принимать на себя ответственность за то, каков я есть и как я поступаю. До тех пор у меня было превосходное постоянное извинение для всех моих неудач. Оно срабатывало автоматически — как двери в универсаме, которые сами собой открываются, когда мы входим или выходим. В чем бы я ни терпел фиаско — в своем служении, супружестве или духовной жизни, — у меня в голове включалось автоматическое извиняющее устройство и передо мной как бы загоралось табло: «Ты ошибся, потому что у тебя была такая мать. Если б только она не поступала так с тобой, у тебя все было бы в порядке; это ее вина, не твоя!» Как же удобно было жить с таким устройством! Оно гарантировало, что я (точнее, подлинная часть моей личности) в действительности никогда не совершал ошибок. С этим встроенным в меня приспособлением я мог сохранять нетронутым свой перфекционистский, нереальный суперобраз. Если я откажусь от этого, что же со мной будет? Но Дух был непреклонен: «Помни, если ты действительно простил ее, то тебе больше не нужно это извиняющее приспособление. С этих пор вся ответственность лежит только на тебе». Честно говоря, это было труднее, чем моя первая проблема.

• Потом проявился и третий момент, и он был для меня самым трудным. В потаенном уголке сердца у меня хранилось свидетельство о некой секретной сделке, торговом соглашении, которое я заключил с Господом. Если я действительно простил свою мать, перестал обвинять ее во всем и избавил ее от своих уловок, тогда, конечно, Бог увидит это, и где–нибудь в будущем мама даст мне ту нежную любовь и принятие, которых я никогда не получал от нее. Но вот неожиданность! Голос Святого Духа, звучавший внутри меня, был тихим, но твердым: «Способен ли ты отказаться от этой возможности? А если ты никогда не получишь от матери такой любви? Что будет, если она никогда не сможет дать тебе ее? Готов ли ты принять мать и любить ее такой, какая она есть, даже если она не слишком изменится?» Для меня это поражение было особенно мучительным, как если бы Бог на этот раз потребовал от меня слишком многого.

Позже, наблюдая похожие метания у своих пациентов, я понял, на что здесь в действительности делалась ставка. На самом деле я пытался предложить свое прощение в обмен на обязательство. Но так же, как без всяких условий предлагает нам прощение Бог, и мы должны давать его другим людям. Более всего помогли мне решить эту проблему великие слова апостола Павла: «Но будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (Ефесянам 4:32).

Наконец–то перед Крестом я обрел благодать, чтобы отказаться от всяких притязаний на будущее, ибо эти притязания также были одной из форм непрощеной обиды. А потом мне еще пришлось столь же полно и без всяких условий простить других так же, как я хотел быть прощеным сам.

• О четвертом факте я узнал позже, уже на этапе работы по перестройке жизненных установок и планов. Прощение, как и все, что связано с нашим духовным ростом, представляет собой одновременно и одномоментный перелом в отношениях, и продолжающийся во времени процесс. Те несколько дней в Индии были для меня кризисной точкой, когда усилием собственной воли я подчинился велению Святого Духа и простил свою мать. Но и после того было множество случаев, когда ко мне возвращались прежние чувства или когда я вспоминал какие–то новые подробности своего «черного списка» — и старые обиды оживали вновь. Поворотный момент прощения в действительности означает данное себе обещание быть готовым продолжить этот процесс, как только потребуется.

Я обнаружил, что обиды подобны всем другим человеческим чувствам: они непредсказуемы и порой могут поразить нас, когда мы меньше всего этого ждем.

С этой точки зрения, чувство обиды похоже на переживание горя. Я уже упоминал, что первый ребенок у нас умер, когда мы были в Индии. Десять лет спустя мне казалось, что все мои горькие чувства уже прошли. Но однажды во время поездки с миссионерской делегацией я зашел в дом пастора. Его жена стояла в кухне, держа на руках маленького белокурого мальчика, очень похожего на нашего сына. И, еще не успев ничего понять, я начал плакать! Мы прежде никогда не встречались, и бедная женщина, думая, что я плачу из–за нее, не могла взять в толк, что она сделала не так. Мне стало неловко и пришлось объяснять свое странное поведение, рассказывать, что меня неожиданно атаковали эмоции, которых, как я думал, у меня уже не осталось. Так же внезапно может нападать и чувство обиды.

К прощению нам часто приходится возвращаться вновь и вновь. Когда мы сталкиваемся со старыми обидами, нам гораздо лучше быть до конца честными с Богом. Нужно открыто сознаться Ему, что мы не способны отказаться от своих чувств и что для нас оказывается невозможным изменить их. Честно говоря, я вообще не думаю, что мы способны менять чувства. Но мы можем признаться в этом Богу и потом отдать Ему свою готовность и желание того, чтобы Он Сам изменил наши чувства.

Молиться об этом можно примерно так: «Господи, прости, что я чувствую обиду и ненависть; мне просто кажется, что я не в состоянии ничего сделать с этими чувствами. Поэтому я прошу, чтобы Ты изменил их. Я хочу и готов не испытывать вновь и вновь старые чувства. Когда они будут возвращаться ко мне, я каждый раз стану передавать их Тебе. Мне не хочется хранить их в себе, и, если Ты позволишь мне испытать иные чувства к моим обидчикам, я буду развивать их в себе. Я прощаю обиды и прошу Тебя переменить мои чувства».

Если мы поступаем таким образом и исполняемся решимости не переживать больше свои обиды, то Бог удивительно скоро изменит наши чувства. Мы должны объяснить это своим пациентам, чтобы, когда на них внезапно навалятся прежние эмоции, дьявол не смог вызвать у них ощущения вины и поражения.

Я хотел бы снова подчеркнуть: очень важно помочь пациенту подойти к тому, чтобы он смог в действительности обратиться к Богу с такими словами: «Господи, Иисусе Христе, по Твоей благодати я прощаю свои обиды. Я отказываюсь от всякого желания каким бы то ни было образом свести счеты с обидчиками. Я целиком передаю их в Твои руки». Нельзя недооценивать серьезность тех противоречий, которые пациентам приходится в это время испытывать. Они могут говорить с горечью: «Но я не могу, просто не могу простить их. Мне было слишком больно». Тогда, возможно, вам будет нужно более глубоко обсудить с пациентом какие–то моменты этих ситуаций, но при первой же возможности вернуться к ним в молитве. Вы вступаете в настоящую схватку с властью темных сил. Лишь Святой Дух способен одержать победу в этом сражении. Поэтому стойте на молитве, пока не будет дарована благодать прощения.

Трудность работы с некоторыми пациентами состоит в том, что порой ненависть становится частью их личности. Они строят всю свою жизнь вокруг этой ненависти, и оказывается, что им очень трудно отказаться от нее. Мне запомнилась молодая студентка колледжа, которая очень долго рассказывала обо всех страданиях, причиненных ей родителями. У нее в жизни и в самом деле было много такого, на что она могла обижаться, и она использовала все эти возможности. После довольно продолжительной молитвы обо все этом она внезапно вскочила со стула и громко крикнула: «Но я не могу отказаться от своей ненависти, не могу! Это все, что у меня есть!» И, хотя мы еще долго беседовали и молились, она так и не смогла избавиться от этого чувства. Когда она закончила колледж, я потерял ее среди множества других студентов. Где–то через полтора десятка лет я проповедовал в далеком от этого местечка городе. После богослужения ко мне подошла женщина, назвала себя и спросила, помню ли я, как мы вместе молились о ее ненависти. Я заверил ее, что никогда не забывал о ней и часто думал, что с ней стало. Она ответила мне с глубокой грустью: «Я хочу сказать, что вы были правы. Пережив два развода и сильнейший нервный срыв, я начинаю понимать, что мне надо было отказаться от своей ненависти».

Помогая людям простить самих себя

Иногда серьезнее всего нам приходится сражаться не за то, чтобы простить тех, кто нас обидел, или чтобы получить прощение от Бога за свою ненависть, а за то, чтобы постараться простить самих себя. Это еще одна область, где нам надо «не ослабевать в молитве». Здесь терапевт снова должен обратить внимание пациента на то, как важно его желание простить себя, и на то, что это придется делать снова и снова. Об этом и надо просить в молитве. Без колебаний спрашивайте пациентов: «Можете ли вы прямо сейчас попросить Бога даровать вам милость прощения себя? И отступиться от своего неестественного желания быть совершеннее Самого Господа? Можете ли отказаться от своего права обвинять себя? А попросить Бога о благодати никогда не напоминать Ему о том, о чем Он Сам сказал, что более не помнит?»

Если мы видим, что пациент не в состоянии сделать это, то терапевт должен, как я считаю, использовать власть, дарованную ему Христом (см. Матфея 18:18–20)[40]. Мы, протестанты, возражали против того, что католическая церковь неверно использовала исповедальни и право священника давать отпущение грехов. Но в своем протесте мы отказались и от одной из величайших привилегий священства — быть временным помощником Святого Духа и Его инструментом в даровании прощения. Некоторым людям, чтобы они могли ощутить, что им прощены какие–то их грехи, необходим человек–посредник. Нам открыты два великих благодатных средства: Святое причастие и возложение рук. Я часто использую их в работе с пациентами, у которых есть проблемы с тем, чтобы простить других и получить прощение самим. Для этого у меня всегда хранятся освященные дары. Я видел, как благодать прощения чудесным образом нисходила на людей, как только они принимали эти священные частицы. Если пациент согласен, я могу возложить на него руки. В молитве я притязаю на власть, данную нам Самим Иисусом Христом: «Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Матфея 18:18). Потом, призвав пациента «согласиться» со мной в просительной молитве (см. Матфея 18:19)[41], я завершаю такими словами: «А теперь, (имя пациента), получи исцеление», или «Будь прощен», или «Ты прощен во имя Отца и Сына и Святого Духа». Если ситуация позволяет, я часто завершаю встречу несколькими благодарственными молитвами о дарованном Господом прощении. Желательно, чтобы пациент, если возможно, присоединился ко мне в этих молитвах.

Завершение встречи и планирование последующей работы

После молитвы, прежде чем пациент уйдет, необходимо сделать две вещи. Во–первых, спланировать и назначить не позже, чем через одну–две недели, последующую встречу. Эту встречу мы обсудим в заключительной главе нашей книги.

Затем (я обнаружил, что это довольно трудно) надо высказать несколько предостережений. Пациент пережил сильные эмоции, после которых, как после выстрела из крупнокалиберного ружья, может последовать сильная отдача. Кроме того, он (пациент) может ощущать, что у него как будто что–то отняли, и переживать синдром отмены (т.е. абстинентный, или «похмельный» синдром). Он может ощутить и настоящие соматические симптомы: очень сильную головную боль, насморк, тошноту, расстройство желудка или ужасную усталость. У женщин возможны сбои в менструальном цикле. Если пациент выглядит совершенно опустошенным, позаботьтесь о том, чтобы кто–нибудь проводил его домой. Неприятности могут и не случиться, но гораздо лучше заранее знать, что они вполне вероятны: «Кто предупрежден, тот вооружен».

Подчеркните, что негативным чувствам часто не стоит доверять, хотя они и могут серьезно беспокоить в течение нескольких дней. Объясните, что просто должно пройти время, чтобы эти ощущения улеглись, и тогда они сменятся более надежными позитивными эмоциями. Также объясните пациенту, что ему уже не нужно продолжать самостоятельно копаться в тех моментах, о которых мы просили в молитве, а надо лишь позволить Святому Духу исцелить глубины его души. Напомните, что исцеление памяти не означает, что пациент не будет о чем–то помнить. Это лишь значит, что воспоминания перестанут вызывать у него острую боль и жгучие страдания и больше уже не будут иметь неограниченной власти над его судьбой. Теперь можно заново учиться жизни и выстраивать новые жизненные планы. Над этим вы будете работать вместе с пациентом, начиная уже со следующей встречи с ним.

11. Исцеление воспоминаний о сексуальном насилии

Вэнс Паккард, знаменитый ученый–социолог, называл нравственную атмосферу наших дней «дикой сексуальной пустыней». Когда его спрашивали, почему он не пользуется термином «сексуальная революция», он говорил, что в революции люди по крайней мере имеют какие–то цели и знают, куда идут, тогда как теперь мы, потерявшись, блуждаем по дикой пустыне, не зная, куда направляемся. Любой священник или христианский консультант–психотерапевт подтвердит, насколько точно такое определение. В марте 1983 года Карл Меннингер, уважаемый старейшина американской психиатрии, сказал, что в США инцест (кровосмешение) становится едва ли не столь же распространенным явлением, как магазинные кражи. Действительно, наблюдается острый всплеск в статистике сексуальных домогательств по отношению к детям и подросткам, количества внебрачных беременностей, изнасилований и инцестов. Мы должны добавить к этому рост числа гомосексуалистов, которые лишь выигрывают от падения нравов и распада семей. Многие ранимые юноши и девушки никогда не имели в своих семьях настоящих образцов мужественности и женственности, и поэтому они путаются в определении собственной принадлежности к тому или иному полу, идя по пути наименьшего сопротивления — вступая в однополые отношения.

Это приводит к терапевтам и консультантам все больше людей, которые нуждаются в исцелении от мучительных воспоминаний о сексуальных травмах. Мы действительно живем в обществе, полностью замешенном на сексе. Специалисты, которые занимаются работой по исцелению памяти, должны быть соответствующим образом подготовлены к тому, что им придется иметь дело с болью и грязью этих постыдных воспоминаний. Это очень нелегкий вид служения. Мы не можем по–настоящему помочь таким людям на расстоянии, защитив себя броней своего проповедничества, точно так же, как не можем вытащить человека из выгребной ямы, не испачкав при этом руки.

Много лет назад, когда я только начинал заниматься своим служением, мудрый старый терапевт сказал мне: «Симандз, есть две темы, которые всегда будут звучать в твоей приемной: Бог и секс. Как бы усердно ты ни старался, тебе не удастся надолго избежать их». И мне не понадобилось много времени, чтобы обнаружить, что он был прав. Чуть дольше выяснялось еще более важное условие: пока человек не примирится одновременно с Богом и с собственной сексуальной сферой, ему ни за что не удастся сохранить по–настоящему мирные отношения ни с Богом, ни со своей сексуальностью! И во многих случаях для этого требовалось глубокое исцеление ран, причиненных прошлым опытом, и определенное переучивание в том, что касалось разрушенных отношений настоящего.

Исследование, но не преследование

Нет секретов, которые человек не скрывал бы более тщательно, глубоко зарывая их в темных уголках души, чем секреты сексуальные. Я всегда удивляюсь, когда люди говорят: «Я никогда раньше об этом никому не рассказывал». Меня поражает, как им при этом удавалось сохранять свое душевное здоровье и как они нашли в себе невероятную смелость пойти на риск и рассказать свою тайну. В такие моменты от терапевта требуется все его искусство к творческому слушанию, которое ему надо постоянно развивать в себе. Некоторые врачи благодаря многолетней практике приобретают способность своеобразным шестым чувством определять, когда пациент нуждается в том, чтобы рассказать о каком–то своем болезненном сексуальном переживании. Но нам надо быть крайне осторожными, чтобы исследовать эту область мягко, тактично, помогая пациенту и подводя его к неприятным воспоминаниям, не превращая такое исследование в преследование или вмешательство в его личную жизнь. Мы знаем, о чем пациент собирается рассказать, но не должны говорить ему, что знаем. Нам надо уверить его в том, что, если он расскажет нам свой секрет, это поможет ему и что мы не станем хуже к нему относиться в любом случае — сможет он рассказать, или нет. Это больше укрепляет наши душевные отношения с пациентом, чем просто слова. Люди способны чувствовать, как мы относимся к ним, и даже каплю осуждения могут разглядеть за милю.

Что поможет подвести пациента к черте, за которой он сумеет поведать нам свой секрет? Он сможет это сделать, когда почувствует, что мы страдаем вместе с ним. Много раз я спрашивал пациентов, почему они не поделились своим секретом с пастором или социальным работником, к которым, я знал, они могли обратиться. Ответ неизменно был таким: «Что вы, у меня не было возможности сделать это, меня бы не поняли» или «Это шокировало бы их, и я знаю, что они мне сказали бы». Я принимал пациентов, насчет которых был почти уверен, что у них есть потребность и желание поделиться своим секретом. Но они все время ходили вокруг да около и никак не могли заговорить о деле.

Наблюдайте и молитесь; ждите и молитесь; слушайте и молитесь; исследуйте и молитесь. Но не преследуйте и не давите. Крайне важно, чтобы пациент самостоятельно принял решение поделиться с вами своим секретом. Такое решение означает начало процесса исцеления. Вслух рассказав о чем–то в вашем присутствии, пациент уже больше не сможет снова целиком скрыть это от самого себя. Он передал вам какую–то очень важную часть себя, и это заслуживает вашего самого бережного и сочувственного отношения.

Конфликт противоречивых чувств

Сексуальные переживания могут быть болезненными по разным причинам. Первая из этих причин заключается в том, что наша сексуальность находится где–то вблизи самого средоточия нашей личности. Проявления наших мужских или женских черт тесно связаны с тем, кто мы есть и какими мы себя видим. Недостатки в этой области глубоко уязвляют нашу самооценку.

Вторая причина — в огромной эмоциональной мощности сексуальных переживаний. Поэтому так важно то, что, по Божьему установлению, человеку отпущены годы на рост и развитие, прежде чем он вступит в возраст полового созревания. Благодаря этому наше тело и наша эмоциональная сфера становятся в достаточной мере сформированными, чтобы совладать с такими сильными чувствами. Одно из самых ужасных последствий сексуальных домогательств в отношении детей то, что столь сильные эмоции пробуждены в них так рано и в таких устрашающих обстоятельствах. Это можно сравнить с попытками подключить к электрической сети некое очень мощное устройство с помощью провода небольшого сечения. Тонкая проволока перегревается и может загореться. Подобным же образом из–за сексуальных домогательств у ребенка возникает эмоциональное «короткое замыкание», которое может привести к серьезным сексуальным расстройствам.

Но, пожалуй, важнейшая причина болезненности таких воспоминаний в том, что сексуальные эмоции могут быть самыми противоречивыми из всех свойственных людям чувств.

Нам надо помочь пациенту разобраться в том смятении и беспорядке, которые возникают у него в связи с пережитой сексуальной травмой. То, что ему пришлось пережить, может в теперешних сексуальных отношениях привести его к немыслимой эмоциональной смеси желания и ужаса, наслаждения и боли, очарования и страха. В одном и том же чувственном порыве порой обнаруживается противоречивое сочетание неодолимого страстного желания и исполненного вины унижения. Вот почему неисцеленные сексуальные травмы прошлого в супружеской жизни часто приводят к ужасным внутренним конфликтам между желанием сексуальных отношений и в то же время отвращением к ним.

Когда Конни и ее муж Тим пришли ко мне на семейную консультацию, я не мог сдержать своего восхищения этой парой: так много они заложили в основание своего брака — прочную и разумную христианскую веру, приносящую настоящее удовлетворение работу, множество общих интересов и различных дел, которыми они с неподдельной радостью занимались сообща. Было лишь одно совместное занятие, которое их не радовало, — интимные отношения. Точнее сказать, не отношения сами по себе, а то, что Тим называл «странной последующей реакцией Конни», которая тревожила их обоих. В сущности, чем больше удовольствия Конни получала от близости, тем больше потом она злилась на Тима. Конни признавалась: «Я просто не понимаю этого. Иногда я, кажется, впадаю в какое–то исступление. Я действительно набрасываюсь на него в ярости, лишь только почувствую сильную любовь к нему».

Она прочитала все хорошие христианские книги на тему сексуальных отношений; она осознавала, что эти отношения — дар Господа, и не считала себя закомплексованной. После нескольких бесед с Конни наедине мы оба начали понимать ее казавшиеся странными реакции. Никогда прежде она не рассказывала никому о том, что с ней случилось, тем более Тиму. Где–то примерно в восьмилетнем возрасте один из ее братьев–подростков начал втягивать ее в сексуальные игры. «Мы никогда не заходили за последнюю грань, но все остальное было». Это продолжалось время от времени на протяжении нескольких лет. «Сначала мне было страшно. Я не до конца понимала, что происходит, и чувствовала себя очень виноватой. Брат посулами и угрозами заставлял меня молчать. У матери было плохое сердце, и брат говорил, что, если она узнает о наших занятиях, с ней может случиться смертельный приступ и я буду одной из тех, кто убил ее. И я молчала. Позже я просто приняла происходящее. И тогда… — Конни остановилась в молчании. Я ждал. — И тогда…». Снова молчание. Конни понурила голову и потянулась за новой салфеткой, чтобы вытереть глаза. Она изо всех сил старалась преодолеть нечаянную паузу, но не могла сдержать рыданий и гнева. Конни встала и начала мерить шагами комнату. «Как это было ужасно! — воскликнула она — Просто чудовищно! Мне прямо не верится, что я могла сделать это. Ха–ха! Все это отвратительно!» Я мягко спросил: «О чем вы, Конни?» Я был почти уверен, что знаю, о чем она собирается сказать, но я был также уверен, что ей самой надо сказать это. Я ждал, безмолвно молясь из самой глубины своей души. Наконец охрипшим, резким голосом, как если бы ее вытянули кнутом поперек спины, она проговорила: «Я стала наслаждаться этим». Конец фразы вышел из нее вместе со стоном: «Что же я за человек такой? Со своим собственным братом! Я ненавидела его, и все равно хотела, чтобы он делал это со мной!»

В чем здесь заключалась настоящая проблема? Откуда у Конни такое «странное» и противоречивое поведение? Почему она нуждалась в исцелении на самом глубоком уровне? Конечно, ей следовало простить своего брата и отказаться от ненависти к нему. Но действительной проблемой для нее было простить себя за то, что временами она наслаждалась тем, что они делали, несмотря на свою ненависть к брату и отвращение к происходившему.

Прежде чем закончить работу, мы с Конни выявили у нее еще целый ряд представлений и чувств, которым требовалось исцеление. Все они, имея изначально противоречивую природу, вызывали глубокий внутренний конфликт и заставляли Конни испытывать странную смесь любви и ненависти в интимных отношениях. Разумом она понимала, что сексуальная сторона жизни — это дар Божий, но в то же время чувствовала гнев на Бога за этот дар: не мог Он, что ли, придумать это как–то иначе? Мужчины нравились Конни и привлекали ее, но она злилась на себя за то, что была «недостаточно сильной», чтобы обходиться без них.

Для Конни пагубнее всего было то, что она любила своего мужа и нуждалась в радости и наслаждении от близости с ним. Но она злилась на себя за эту свою потребность в муже, и поэтому чем сильнее проявлялась ее радость от общения с ним и чем глубже она нуждалась в нем, тем больше было ее раздражение. Какая–то путаница? Да, конечно. Когда Конни наконец поняла все это, она смогла простить и получить прощение. Потом она сумела простить своего брата за его грех, а себя за то, что она только человек, и смогла стать благодарной Богу за Его дар близких отношений. Уже вскоре ее брак с Тимом приносил им подлинную радость и удовлетворение.

Сосредоточиться на реальной боли, требующей исцеления

Имея дело с пациентом, пережившим сексуальную травму, можно очень легко утерять правильное направление работы. Та часть проблемы, которая действительно связана с сексуальной сферой, разумеется, важна. Пациенту совершенно необходимо вспомнить конкретные обстоятельства пережитого и жуткие чувства, которые ему довелось испытать, и поделиться всем этим с терапевтом. Однако во многих случаях одного лишь освобождения от этой тяжести на сердце недостаточно для настоящего исцеления и устойчивых перемен в поведении. Как и в примере с Конни, проблема часто кроется в чем–то гораздо более глубоко спрятанном. Эта проблема требует более полного исцеления и может совершенно не относиться к непосредственно сексуальным воспоминаниям. Как терапевту, так и пациенту надо ясно осознавать сложнейшую взаимосвязь терзающих пациента проблем и быть уверенным, что в процессе исцеления все они были проработаны. Три приведенных ниже случая служат хорошей иллюстрацией этого факта.

• Ей никто не верил. Гвен пришла поговорить о самых разных проблемах. Одни из них были ее собственными, а другие касались ее отношений с мужем. Мы с ней обсуждали множество тем, в том числе говорили об искаженных представлениях о Боге и благодати. В конце концов, как она меня и предупреждала, в наших беседах стала появляться тема секса. У нее были некоторые проблемы во время близости с мужем. Перед ней внезапно возникла какая–то невидимая преграда из прошлого и стала препятствовать свободе сексуальных ощущений. Эта проблема была далеко не такой серьезной, как у некоторых других супругов, однако достаточно значительной, чтобы мешать их браку быть таким, каким они оба хотели его видеть.

Много боли было сконцентрировано вокруг чего–то, что произошло, когда Гвен было около одиннадцати–двенадцати лет от роду. Она тогда уехала с ночевкой к одной из своих лучших подружек. Часа в два ночи она проснулась, как от толчка. Старший брат подруги, подросток, залез к ней в кровать и стал ласкать ее. Гвен оттолкнула его и громко закричала. В доме зажегся весь свет, домочадцы проснулись. Конечно, парень тут же убежал к себе в комнату, натянул одеяло на голову и притворился глубоко спящим. Подружка и ее родители изо всех сил старались успокоить Гвен, но та впала почти в истерику, выкрикивая все, что с ней случилось. В конце концов позвонили родителям Гвен и сказали им, что девочке, должно быть, приснился кошмар, после которого она никак не может прийти в себя, что, наверное, будет лучше, если они приедут и заберут девочку домой прямо сейчас, не дожидаясь утра. Вскоре родители Гвен приехали за ней, и они отправились домой.

Подобные происшествия случаются очень часто, и, конечно же, могут сильно напугать чувствительную девочку такого возраста. В случае с Гвен все казалось просто, и было вполне очевидным, какие именно воспоминания нуждались в исцелении. Но, когда мы начали молиться об этом, выяснилось, в чем действительно была проблема. Что же было по–настоящему той раной, которая причиняла Гвен такую сильную боль? Больше, чем поступок брата подружки, ее потрясло и привело в смятение то, что никто ей не верил — даже ее собственные мама и папа. Они тоже посчитали, что случившееся привиделось Гвен в кошмаре. О, как их слова до сих пор жгли и терзали ее память: «Ну, дорогая, ведь у них такая замечательная семья, и он такой хороший мальчик, он не стал бы так делать. Тебе, должно быть, приснился ужасный сон. У всех нас они иногда бывают, и в них порой все так реально, что нам кажется, будто это случилось на самом деле».

Нет ничего унизительнее для ребенка, чем недоверие. Это одна из наиболее серьезных травм, которые ему случается перенести. В глазах ребенка это полнейшая несправедливость. Он отчаянно твердит правду, но люди, с которыми ему хочется быть во всем правдивым, говорят ему, что он лжет. Гвен чувствовала от этого такое унижение, такую ярость… С этого началась целая череда ее нездоровых реакций, особенно на мать. Гнев также толкал Гвен к крайнему перфекционизму. Все это потребовало внутреннего исцеления и последующей продолжительной работы (своего рода духовной химиотерапии) с растущей «раковой опухолью», состоящей из несправедливости, сексуальной травмы, ярости и гнева, а также крайнего перфекционизма. Слава Богу, что Его Дух способен исцелять и продолжать процесс исцеления. Недавно я получил такое письмо от Гвен:

«Уже десять лет прошло с тех пор, как я бывала у Вас на приеме. Как часто потом мне хотелось поделиться с Вами радостями и горестями, несчастьями и победами, которые мне с тех пор довелось пережить. В письме не рассказать всего того, что происходило в процессе перестройки моих взглядов и отношений. Сколько раз я хотела повернуть время вспять и никогда не начинать процесса исцеления, не приниматься за него. Но я всегда была задирой (может быть, Вы не помните), и положительная сторона моего перфекционизма побеждала! И как замечательно, что на протяжении этих лет Господь привлекал меня к служению другим людям, очень похожему на Ваше. Одни и те же человеческие проблемы мы видели повсюду, даже в других частях света.

На будущий год я надеюсь получить диплом консультанта со специализацией по геронтологии. Возможно, однажды Вы придете на прием ко мне (шутка!). Если Вы когда–нибудь окажетесь в наших краях — наш дом будет Вашим. Наш маленький Дэвид подрастает. Мы его так любим.

Ваша во Христе, Гвен».

• Удушающая любовь. Ларри, двадцатилетний пастор, не просто был холостяком. Он снова и снова повторял мне, что вовсе не интересуется женщинами. Он жил неподалеку от пляжа, но говорил, что никогда не испытывал никакого сексуального влечения к девушкам. Зато его привлекали сильные, энергичные мужчины. Тем не менее он решительно подавлял в себе такие чувства, особенно с тех пор, как примерно в пятнадцатилетнем возрасте стал христианином. Он пробовал встречаться с молодыми девушками, и некоторые из них влюблялись в него. У них происходили обычные встречи с объятиями и поцелуями. Но Ларри при этом чувствовал себя так неуютно, что в конце концов прекращал их. Теперь он и вовсе перестал ходить на свидания — слишком боялся, что не сможет соответствовать требованиям женщины. Ко мне его привело происшествие в его пасторской деятельности. Одинокий мальчик–подросток, которого поддерживал Ларри, стал относиться к нему, как к отцу, и проводил у него много времени. Иногда он даже оставался в пасторском доме на ночь. Ларри был очень напуган возрастающей силой своих гомосексуальных чувств к молодым мальчикам и понял, что ему надо обратиться за помощью прежде, чем он совершит что–то, что нанесло бы непоправимый вред его служению.

Никто не может с уверенностью сказать, что является причиной гомосексуализма. Его считают приобретенной формой поведения, возникающей в результате взаимодействия сложного набора различных факторов. Тем не менее среди наиболее широко распространенных составляющих этого явления мы часто встречаем такой тип семьи, как у Ларри — чрезвычайно властная, доминирующая мать и пассивный или отстраненный отец. Отец Ларри явно благоволил своему активному и более сильному физически сыну, хотя тот был полной противоположностью отцу и совершенно не разделял его интеллектуальных и духовных интересов. Мать же чрезмерно стремилась оградить сына и была слишком сильно привязана к нему. Ларри смущенно рассказывал мне о ее удушающей любви к нему: она просила его, уже старшеклассника, садиться к ней на колени, забиралась по утрам к нему в кровать, садилась слишком близко к нему, когда он вел машину. Чтобы быть уверенной, что он поступит правильно, она не разрешала ему самостоятельно принимать решения. В нескольких случаях, когда он ошибался, она при всех кричала и ругалась на него, заявляя, что он «ранил ее чувства». Я не мог не отметить, как много раз Ларри с отвращением говорил: «Понимаете, это странно; она часто обращалась со мной так, как могла бы обращаться моя девушка, а не как должна была обращаться мать. Она постоянно твердила мне, какой я красивый и какие у меня замечательные глаза. И то, как она брала меня за руку, когда мы сидели в машине или прогуливались по улице, просто унижало меня».

Я не смог добиться того, чтобы Ларри понял, насколько сильно он разгневан на свою мать. Как же, ведь она столько для него сделала, а он слишком хороший христианин, чтобы испытывать такой гнев!

А затем произошло интересное событие. Ларри был приглашен на свадьбу к своему другу. Во время свадебной церемонии он испытал странные и ошеломившие его чувства. Вот как он описал мне это неделю спустя: «Когда молодые приносили свои обеты, я вдруг понял, что никогда не смогу жениться; я никогда не смогу сказать женщине таких слов, как в этих обетах». Я спросил его, почему, и Ларри дал мне просто замечательный ответ: «Потому что я никогда бы не смог жениться на другой женщине, в то время как моя мать смотрит на меня».

Я едва верил своим ушам. Потом я понял, что Ларри совершенно не отдавал себе отчета в своих словах. Очень мягко и нерешительно я попросил: «Ларри, я не совсем понял. Ты не мог бы повторить то, что ты сказал, еще раз?»

Он снова ответил: «Я никогда бы не смог жениться на другой женщине…» Я ждал. Но у него никак не получалось продолжить. Я решил использовать метод воспроизведения. Я сказал: «Ларри, я хочу, чтобы ты четко услышал то, что ты сказал. Не спеши и повтори точно те же самые слова еще раз». Он стал повторять медленно, слово за словом: «Я… никогда бы… не смог… жениться… на другой…» — и он снова остановился, не закончив фразы. Последовала долгая пауза, во время которой молчание было оглушающим! Потом Ларри начал краснеть. Он стал похож на прозрачный стакан, который наполняют томатным соком. Яркая краска, начиная со щек, медленно заливала его лицо и лоб. Ярость настолько переполняла Ларри, что он, казалось, вот–вот взорвется прямо на месте. Мы еще какое–то время просто сидели в молчании, потому что он не мог больше ничего произнести. Потом договорились о следующей встрече несколько дней спустя. Я предложил ему одно простое задание: «Ларри, просто дай себе почувствовать свой гнев на мать, и, когда к тебе будут приходить мысли, записывай их».

Когда Ларри вернулся, он рассказал, что три дня были целиком наполнены гневом. Насколько он мог вспомнить, вся картина стала для него яснее. Всю жизнь его мать использовала близость, любовь, покровительство и привязанность, чтобы полностью владеть им и получать все, что ей хотелось. Хотя Ларри был крайне разгневан, он был в то же время настолько взволнован своими открытиями, что не смог удержаться, чтобы тут же не рассказать о них как можно быстрее. «Я просто не могу объяснить, что со мной происходит. Но теперь я могу простить свою мать и отпустить ее. Я могу стать мужниной и больше не чувствовать себя виноватым из–за этого. Я могу жить свободной жизнью. Впервые я могу представить себя женатым — и даже помыслить об интимной близости с женой!»

Потом он рассказал мне, что ходил в ресторан и встретил там девушку, с которой был знаком, но никогда прежде не замечал ее. Его лицо оживилось. «Я говорил с ней и радовался. Она меня привлекала. У нее было прекрасное лицо, а когда я разглядел ее фигуру, то почувствовал настоящее возбуждение. Прежде я боялся, что женщины будут манипулировать и управлять мной, и они мне не нравились. Теперь я чувствую в себе свободу восхищаться ими и радоваться им».

Тут уже я взволновался: «Ларри, как ты думаешь, ты мог бы назначить ей свидание?»

Но Ларри опередил меня. Он засмеялся: «Доктор, да я уже назначил. Мы встречаемся завтра вечером!»

Потом наступило время молитвы, которой были омыты раны и сметена ненависть. Затем последовал этап перестройки отношений и установок, однако происшедшие в Ларри перемены были так разительны, что вся остальная работа шла очень легко. Меньше чем через два года он познакомился с замечательной женщиной–христианкой и женился на ней. Они вместе служат Господу, занимаясь очень нужной работой. Ларри иногда пишет мне и в каждом своем письме снова и снова говорит, что он полностью исцелился и что он счастлив в своей супружеской жизни.

Я бы хотел, чтобы вся моя работа с людьми, борющимися со своими гомосексуальными наклонностями, была бы столь же эффективной и простой. Но, конечно же, дело обстоит совсем не так. Некоторые из этих случаев — самые трудные из всего, с чем мне доводилось встречаться. Требовалось много часов терапевтической работы, исцеления и помощи христианских групп поддержки, прежде чем начинали происходить подлинные перемены.

Я рассказал об истории Ларри, чтобы еще раз подчеркнуть основную мысль этой главы: работая с сексуальными проблемами, удостоверьтесь, что вы действительно выявили настоящую причину этих проблем, требующую осмысления и исцеления. Сексуальные травмы очень часто тесно переплетены с ранами, имеющими другое происхождение. И устойчивого исцеления и перемен не может быть, пока воспоминания об этих событиях не будут выявлены и должным образом проработаны. Реальную проблему зачастую составляет связь и отношения между двумя людьми. Чтобы решить такую задачу, вам надо быть чувствительным к тому, что открывает Святой Дух.

• Предательство любви. Бренда подолгу консультировалась у меня по поводу множества глубоких травм, вызванных жизнью в родительской семье. К числу этих травм относились и побои жестокой матери Бренды, из–за которых Бренду однажды даже пришлось отправить в больницу, и попытки ее отца изнасиловать собственную дочь–первоклассницу. Завершив подготовительную работу, мы приступили к длительному этапу молитвы об исцелении этих и других причинявших острую боль воспоминаний. До тех пор Бреда довольно подробно описывала физические страдания, которые ей довелось пережить. Особенно болезненными для нее были сексуальные домогательства, ведь она была такой маленькой девочкой. Она рассказывала об этих переживаниях много раз — казалось, именно в этом и состоит суть проблемы. Но во время молитвы ее голос становился громче, и она сквозь рыдания почти выкрикивала: «Ох, мама и папа, как же вы могли так поступить со мной! Ведь я так любила вас и сейчас люблю». Физическая боль оказалась не самой сильной; больнее всего было то, что ее предали любимые люди. Во многих случаях ключевой проблемой сексуальных травм является именно предательство любви и доверия.

Венджи, молодая мама, обратилась за помощью по поводу различных проблем в ее интимных отношениях с мужем. Она была у психиатра (не христианина), который, выслушав ее историю, стал убеждать ее, что девочкой она была изнасилована. Венджи отрицала это. Психиатр объяснял ей, как разум может блокировать воспоминания, которые слишком больно выносить. Тем не менее Венджи не согласилась и пришла ко мне со словами: «Я должна услышать об этом от консультанта–христианина, прежде чем поверю в такое». Я уверил ее, что такое вполне возможно, и показал ей свои записи на эту тему. Мы с ней подробно изучили случай с подавленными воспоминаниями об убийстве, о котором рассказывалось в главе 3 этой книги. Выслушав ее историю, я согласился с выводами психиатра. На самом деле я пошел дальше, поскольку почувствовал, что Венджи не только не могла вспомнить, но и не стала бы вспоминать подробностей совершенного насилия.

Интересно то, что сохранилось в ее памяти. В двух случаях она смогла начать вспоминать что–то, но ее воспоминания останавливались на некоем рубеже. В этой истории участвовал ее престарелый дядя Артур, к которому она относилась с нежной любовью. Отверженная и почти совсем брошенная собственными родителями, она чувствовала, что дядюшка был единственным человеком, который действительно любил ее и заботился о ней. Они были хорошими друзьями, и Венджи вспоминала, как много замечательных вещей они делали вместе. Но на лазурном небе ее воспоминаний было два темных облака. В одном случае ей вспоминалась ее спальня на втором этаже, которую она могла описать во всех подробностях: обои на стенах, обстановку, своих кукол. И она вспомнила одну ночь, когда дядюшка Артур пришел к ней в спальню и… Сколько бы раз Венджи ни начинала говорить об этом, она приходила в ужасное волнение и возбуждение, но больше не могла ничего припомнить. Другой образ, живо всплывавший у нее в памяти: они вместе с дядей шли собирать ежевику, как часто это делали. Венджи подробно описывала место, деревья, дорогу домой с корзинками, полными ягод. Но потом ее лицо темнело, и, пытаясь продолжать, она снова и снова переживала такое же сильное потрясение, как и в первом случае. Она вспоминала, как бежала с полными корзинками… а затем снова возникал пробел.

Внимательно выслушав и осторожно расспросив ее, я сделал то, что редко делаю. Я рассказал Венджи, чем — я это чувствовал наверняка, — очевидно, завершился каждый из этих случаев. Я попросил ее пойти домой и постараться в течение нескольких часов буквально заставить себя вспомнить то, что отказывалась восстанавливать ее память. На следующий день она должна была вернуться ко мне и рассказать «оставшуюся часть» каждой истории. Венджи протестовала, но в конце концов согласилась. По ее словам, она поняла, что вот–вот утратит и свое здравомыслие, и свою семью, если это ее внутреннее смятение не разрешится.

На следующее утро она возвратилась взволнованная. Ей действительно пришлось напрячь свой разум, чтобы соединить вместе начало и конец каждой из ее историй, и это оказалось едва ли не больше, чем она могла вынести. Медленно, очень медленно она в подробностях рассказывала о сексуальных забавах с ней ее дяди Артура. Во время молитвы она буквально заново прожила эти ранившие ее происшествия. Это было очень болезненно. Но действительная проблема лежала еще глубже. Когда с помощью Господа Венджи вернулась в своих воспоминаниях в детство, она, всхлипывая от рыданий, произнесла голосом маленькой девочки: «Ах, дядя Артур, почему ты так со мной поступил? У меня не было никого, кроме тебя. Я тебя любила больше всех на свете. Я любила тебя и верила тебе. Как ты мог так поступить со мной, когда я тебе так доверяла?»

Подлинной травмой было предательство любви и доверия. После всех разочарований и того отвержения, что Венджи пришлось испытать от своих родителей, она наконец–то сумела кого–то полюбить и кому–то поверить. И этот человек тоже предал ее. Вот почему ее разум просто отказывался соединить эти истории. Она не хотела, чтобы ей пришлось так думать о том, кого она настолько сильно любила. Конечно, сексуальное насилие было для нее травмой. Но действительной проблемой для нее было простить это предательство и дать возможность Богу восстановить в ней доверие, а также перестать мстить дядюшке Артуру (и всем другим мужчинам) через отношения со своим мужем. Мы провели необычайно долгое время в совместной молитве, и Господь ответил на нее поразительно глубоким и прекрасным образом. Это стало очевидно, когда я получил такое письмо:

«Я хочу поблагодарить Вас за Ваше участие в моем исцелении. Для меня это было грандиозным завершением многих месяцев такой напряженной борьбы. Вы послужили орудием в руках Божиих, чтобы помочь мне обрести ту свободу, которую Он обещал. И я так рада теперь этой свободе. Я знаю, что мне еще многому надо научиться и Тони тоже, но, Господи, как это великолепно: быть способной дышать свежим воздухом после спертой, гниющей атмосферы тюрьмы, в которой я была. Свобода принесла моей душе такое наслаждение! Правда, Тони эта история ввергла почти в шоковое состояние, но, я думаю, он переживет это.

Мне кажется, я еще не могу до конца оценить, что для него означает моя свобода. Наутро после нашей редкостно замечательной близости субботней ночью Тони на занятиях в своей воскресной школе стал свидетельствовать о себе. Меня там не было, но, как мне говорили, он много рассказывал о том, что произошло со мной (не о моем прошлом и т.д.), а потом расплакался перед всеми. Вы знаете, я никогда не видела, чтобы он плакал. Он пока не рассказывал мне об этом, но я уверена, что еще расскажет. Просто удивительно, как Бог меняет его жизнь через все это. Я славлю Господа за то, что Он делает в моей жизни и жизни Тони. И за то, что Он делает через Вашу жизнь.

Обнимаю Вас и молюсь за Вас.

С любовью во Христе, Венджи».

Мы вместе с моими пациентами рассказали вам несколько историй, которые, я уверен, помогли вам понять главную мысль этой главы: при решении проблем, важной частью которых являются сексуальные травмы, надо всегда смотреть глубже того, что лежит на поверхности. У нас это получится, если мы будем в молитвенном настрое чувствительны к духу человека, который рассказывает нам о себе, и к Святому Духу, Который ведет нас ко всякой истине.

В главе 5 я упоминал исследование доктора Джеймса Пеннебейкера о связи исповеди с состоянием телесного здоровья. Недавно были опубликованы самые последние данные этих экспериментов, имеющие непосредственное отношение к нашей теме. В статье, помещенной в «Легсингтон Геральд Лидер» (газете города Легсингтон в Кентукки) 19 января 1985 года, написано: «Пеннебейкер обнаружил, что воздействие подавленных чувств особенно поразительно у людей, которые перенесли травматические сексуальные переживания в возрасте до 17 лет. Им казалось, что их накажут, если они будут рассказывать о своих чувствах. И в результате этого, по словам Пеннебейкера, они больше склонны к всевозможным заболеваниям: простуде, гриппу, болям в спине, заболеваниям почек и даже раку».

Как же важно, что у нас теперь есть знания, навыки и духовные ресурсы, чтобы помогать жертвам сексуальных травм в обретении целостности тела, души и духа!

12. Наблюдение за отсроченными результатами, предостережения и выводы

Одно из главнейших препятствий к исцелению — наше неотвязное стремление получить немедленный результат. «Зуд мгновенного» наполняет нас. Мы думаем, что если исцеление происходит не мгновенно, то оно не от Бога и, стало быть, никакое не «чудо». Мы нетерпеливы и боимся того, что требует времени. Истина же заключается в том, что Сам Бог будет замедлять наш темп, ибо у Него нет краткого пути к духовному росту и зрелости. Нужно, чтобы вслед за переломным моментом исцеления памяти последовал очень важный процесс обучения заново и перестройки установок и отношений.

Наиболее разрушительный результат подавленных и неисцеленных воспоминаний заключается в том, что они искажают наше восприятие и подталкивают нас к ложным способам решения жизненных проблем. Теперь, когда ядовитое жало этих воспоминаний удалено, перед нами по–прежнему стоит трудная задача формирования новых способов отношения с Богом, другими людьми и самими собой. Но нам уже гораздо легче выполнить эту задачу. Почему? Потому что теперь мы яснее представляем себе какие–то силы, толкавшие нас на поступки и чувства, которые мы не могли понять. Новое знание не обязательно означает новую жизнь — это правда. Но с этим новым знанием мы сможем точнее определить, о чем в себе нам нужно больше всего молиться и в чем надо усерднее всего упражняться.

Нам необходимо увидеть всю картину целиком. Сами по себе молитва и упражнения на многих людей не подействуют, пока они не пройдут через работу по исцелению памяти. Точно так же сам по себе период целительной молитвы окажется неэффективным без последующего наблюдения за результатами. Людям для подлинного исцеления необходимо и то и другое. Трудно переоценить важность периода последующего наблюдения как для терапевтов, так и для пациентов.

Вернемся к главе 9 и посмотрим на список рекомендуемой литературы. Многие из этих книг очень полезны для изменения и «перенастройки» жизни. В дополнение к этому списку я бы настоятельно советовал прочитать книги следующих авторов:

А. Тозер

Джеймс Добсон

Клайв Стейпл Льюис

Эрл Джэбей

Лэрри Крабб

Брюс Наррамор

Кэтрин Маршалл

Дитрих Бонхоффер

Е. Стенли Джонс

Чарлз Свиндолл

Пол Турнье

Чарлз Коулсон

Норман Райт

Гэрри Коллинз

Эти авторы в своих книгах замечательным образом сочетают библейские истины, психологические открытия и здравый смысл. Если мы хотим изменить невротический образ жизни, нам нужно все, что мы можем получить от каждой из этих трех составляющих! Пасторы и консультанты должны также помочь пациентам разработать план систематического чтения и изучения Священного Писания.

Другое очень полезное средство обновить образ мыслей — прекрасные возвышенные гимны и божественные песнопения нашего христианского наследия. Не надо доказывать, какую огромную пользу принесут усилия, приложенные для заучивания этих произведений, чтобы их можно было вспомнить в минуты искушений.

Кое–кто из евангельских христиан питает предубеждение к записанным молитвам. Однако я считаю, что книги–молитвословы просто неоценимы в обучении людей тому, как надо молиться. Среди самых полезных — молитвы, составленные Петером и Кэтрин Маршалл. Может быть, наиболее замечателен «Дневник личной молитвы» Джона Бейли (John Baillie).

Многим пациентам после работы по исцелению памяти необходимо развивать новые отношения с людьми, став членами малых групп. Именно здесь Церковь может наилучшим образом действовать как целительное Тело Христово. Некоторые раны так глубоки, что полностью исцелить их и перестроить свои отношения и установки невозможно без участия в группах поддержки, в которых нас любят и принимают такими, какие мы есть, но в то же время противостоят нашим слабостям, чтобы мы могли стать теми, кем нам нужно быть. Иногда в последующий период важнее всего именно это — признать, что мы не можем справиться со своими проблемами в одиночку, и перестать бояться открыто рассказывать о себе в группах других людей, кто, исцеляясь сам, помогает нашему исцелению.

Изменить свой образ мышления

Очень важны изменения в способе нашего мышления. Я привожу здесь статью, которая будет полезна тем, кому трудно справиться с низкой самооценкой и абсурдно–перфекционистским образом мыслей. В этой статье сопоставляются правильный и ложный способы восприятия отношений с людьми, и это может способствовать «процессу преображения посредством обновления нашего разума».

ПРОЦЕСС ПРЕОБРАЖЕНИЯ ПОСРЕДСТВОМ ОБНОВЛЕНИЯ НАШЕГО РАЗУМА
Неполный перечень ложных, абсурдных и нереальных исходных оснований, которые вносят значительный вклад в психологические проблемы перфекционизма и которые необходимо изменить при исцелении Неполный перечень истинных, реальных и библейских исходных оснований, которые должны заменить абсурдные. «…Совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового…» (Колоссянам 3:9–10) — вот очень важная для исцеления нашего перфекционизма часть перестройки установок и отношений
Я Я и ДРУГИЕ
1. Я должен нравиться всем, быть принятым и любимым всеми, особенно теми, чье мнение для меня важно. 1. Я — личность, имеющая ценность независимо от того, добиваюсь я успеха в каких–то делах или нет.
2. Я обязан быть способным все и всегда делать хорошо. А если я не могу, то лучше пока не делать этого вообще и дожидаться, когда смогу. A. Бог выразил Свое мнение
3. Я должен все в совершенстве знать и всегда добиваться цели — только тогда я сам и другие люди смогут считать меня чего–то стоящим. 0 моей ценности и достоинстве (см. Псалом 8 и Римлянам 5:6–8)i.
4. Насколько я чувствую себя счастливым, никак не зависит от меня. Это зависит от других людей и обстоятельств. Б. Точка зрения Бога на «успех» отличается от человеческой (см. Луки 10:17–24 и 1 Коринфянам 1:25–31)ii.
5. Переживания прошлого и их влияние невозможно изменить. B. Бог просит лишь быть «верными» в развитии имеющегося дара (или даров) (см. Луки 14:7–11, Матфея 20:1–16 и 25:14–30,
1 Коринфянам 12:4–27, Римлянам 12:6 и Деяния 5:29)iii.
2. Чтобы чувствовать себя достойным любви, ощущать
6. Для каждой проблемы есть только ОДНО истинное и совершенное решение. Если я не найду его, то я влип, потерпел крушение, погиб. уверенность, мне не нужно получать одобрение и любовь от всех окружающих, нравиться каждому. А. Некоторым людям я могу не нравиться, они могут не любить меня из–за их собственных проблем (см. Иоанна 15:18–27, Галатам 1:10, 4:12–16, 1 Петра 4:12–16 и 1 Иоанна 3:1 l–13)iv. Б. Поскольку Бог всегда любит меня (независимо от того, как относятся ко мне какие–то люди), мне не надо слишком заботиться об том, одобряют или не одобряют меня другие (см. Иоанна 15:9–10 и 17:25–26, Римлянам 8, Евреям 13:5–6, 1 Иоанна4:16–19)\
7. Я должен сделать всех вокруг себя счастливыми и поддерживать их в таком состоянии. Если я не могу этого, значит, со мной что–то не так.
8. Я отвечаю за то, чтобы устранить все зло мира, решить все его проблемы и исправить любую несправедливость.
ДРУГИЕ
1. Другие должны заботиться обо мне, быть добрыми ко мне и никогда не волновать меня.
2. Другие обязаны уметь читать мои мысли и без слов знать, что мне нужно или чего я хочу. Если они не умеют этого, значит, они меня не любят по–настоящему и я им не нравлюсь.
БОГ БОГ
1. Бог принимает и любит меня, только когда может одобрить все мои мысли, чувства, слова и поступки. 1. Бог принимает и любит меня, хотя и не всегда одобряет все, что я делаю (см. Иоанна 3:16–17, Римлянам 5:6–8 и 1 Иоанна 4:7–10)vi.
2. Бог может принять меня таким, какой я есть, но только потому, что в будущем я никогда не буду неправильно 2. Вера в то, что Он сделал для меня (во Христе), а не совершенное исполнение — вот что умилостивляет Бога, а также определяет и поддерживает правильность (праведность) моих отношений с Господом (см. Римлянам, главы 1—5, Галатам, Евреям ll:6)vii.
думать, чувствовать, говорить или поступать. 3. Бог через Своего Святого Духа дает мне уверенность в моем спасении, вечной жизни и Царствии Небесном уже теперь — суд надо мой состоялся на Кресте. Единственный суд, который мне предстоит в грядущем, будет рассматривать вопрос о моем вознаграждении за служение, а не о моем спасении[42] (см. Иоанна 3:36 и 5:24, 1 Коринфянам 3:10–15 и 1 Иоанна 3:24 и 5:6–13)viii.
3. Бог спасает меня Своей милостью, но поддерживает такие отношения со мной, только если я достаточно много читаю, молюсь, свидетельствую, служу или делаю.
4. Бог откладывает мое окончательное спасение, «восседая на великом белом престоле» (см. Откровение 20:11), Он будет судить меня и тогда определит, дарует ли Он мне вечную жизнь или вечные муки.

Переписывая историю нашей жизни

После того как работа по исцелению памяти закончена, наверное, самой сложной задачей остается включение этих воспоминаний во все аспекты своей жизни. Исцеление памяти не означает, что мы больше не помним своего прошлого. Прежде всего потому, что это противоречило бы самой цели, над достижением которой мы так усердно трудились: помнить все, в том числе и самые болезненные переживания, которые мы так стремились забыть. Кроме того, это противоречило бы Священному Писанию. Библия не говорит нам, что мы таким образом должны забыть свое прошлое. Исцеление памяти означает освобождение от оков наших прошлых ран. Мы помним, но по–другому. Мы не можем изменить те события, которые нам запомнились, но можем изменить их значение для настоящего, изменить их мощное влияние на наш образ жизни сегодня. Последующие встречи с пациентами могут принести наибольшую пользу именно в том, чтобы помочь им выявить смысл и цель своей жизни. Слишком часто стих из Послания к Римлянам 8:28 мы выдергивали из общего контекста. Не надо забывать, что эти великие строки появляются вслед именно за теми двумя стихами, которые относятся к внутреннему исцелению и которые мы так часто цитировали:

«Также и Дух подкрепляет (нас) в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными. Испытующий же сердца знает, какая мысль у Духа, потому что Он ходатайствует за святых по воле Божией.

Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу»

(Римлянам 8:26–28).

В процессе исцеления нам очень важно уяснить, что даже самые болезненные переживания Господь может повернуть к нашему благу и Своей славе. Как мы уже говорили, это не означает, что Бог — виновник всего, что с нами случилось. Он — Господин, Властитель всего происшедшего. И во время последующих консультаций мы помогаем пациентам заново написать историю их жизни и придать новый смысл даже самым болезненным событиям — тот смысл, который через эти события хочет выразить Бог. Люди, получившие исцеление, часто рассказывали мне, как Господь теперь использует их, для помощи тем, кому пришлось перенести такие же страдания. И правда, теперь они могут сказать, как Иосиф говорил своим братьям: «Вот, вы умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро, чтобы сделать то, что теперь есть: сохранить жизнь великому числу людей» (Бытие 50:20).

Учиться самостоятельной работе по исцелению памяти

В заключение хотелось бы сказать, что мы должны поработать с пациентами над тем, чтобы научить их основным принципам исцеления памяти. Тогда они смогут пользоваться этим видом молитвенной терапии вместе со своими супругами или близкими друзьями. Терапевт, консультант — это временный помощник Святого Духа. Он должен действовать так, чтобы отойти от этой работы, как только появится возможность. В какой–то момент место терапевта–консультанта должны занять мужья, жены, друзья или малые группы поддержки; и, конечно же, пациентам обязательно надо научиться отдавать свои болезненные воспоминания прямо Самому Великому Консультанту, Утешителю — Святому Духу, и получать от Него исцеление.

Исцеление памяти как профилактическое средство

До сих пор мы говорили об этой форме внутреннего исцеления как о своего рода духовной хирургии. В качестве родителей мы можем также научиться пользоваться им как молитвенной терапией для предупреждения развития болезни. Если мы видим, что наш ребенок пострадал от каких–то событий или жизненных травм, мы можем помочь ему открыть нам свои чувства и молиться об их исцелении в качестве профилактического лечебного воздействия. Таким образом, его раны и унижение не обернутся ненавистью и поражением, и мы сможем сохранить эмоциональное и духовное здоровье ребенка. Сотни родителей рассказывали мне, что такое новое, внимательное отношение к страданиям детей — одно из самых замечательных прозрений в ходе их собственной работы над исцелением памяти.

Предостережения и выводы

Мы с самого начала подчеркивали, что исцеление памяти — это лишь одна из возможных форм духовной терапии. Когда я писал эту книгу, у меня возникали серьезные вопросы. Больше всего я боялся, что кто–то попытается использовать такую терапию как хитроумный прием, скорый и легкий способ решения эмоциональных или духовных проблем, или будет считать ее панацеей для каждого случая. Позвольте мне со всей ответственностью заявить: ИСЦЕЛЕНИЕ ПАМЯТИ — ЭТО НЕ ЛЕКАРСТВО ОТ ЛЮБЫХ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ И ДУХОВНЫХ БОЛЕЗНЕЙ.

Действительно, его ни при каких обстоятельствах нельзя использовать для определенных видов проблем и типов личности. Эта терапия наиболее полезна и успешна в работе с теми людьми, у кого сильно подавлены воспоминания о наиболее болезненных переживаниях и которые поэтому стремятся закрыться и не могут выразить свои истинные чувства в отношении Бога, других людей и самих себя. В результате человек уходит в себя и не способен близко и доверительно общаться с другими. Таких людей (их иногда называют «замороженными богоизбранниками») работа по исцелению памяти может освободить от глубоко запрятанной обиды, принести им прощение и свободу двигаться к подлинной эмоциональной и духовной зрелости.

Однако эту форму терапии нельзя использовать с чрезмерно эмоциональными и истеричными людьми. Я часто начинал работать с человеком, которому, как мне казалось, могло понадобиться исцеление от дурных воспоминаний. Однако, когда я просил его написать перечень таких событий, он приносил огромный длинный список из нескольких сотен печальных происшествий, описанных в мельчайших подробностях. Выяснялось, что у него нет подавленных или скрытых воспоминаний и чувств. Его трудности были прямо противоположны. На все происходящее он реагировал несоразмерными эмоциональными взрывами и окружал все события множеством придуманных чувств. И я был вынужден менять свои первоначальные планы на противоположные и помогать такому человеку учиться управлять беспорядочными и ненастоящими чувствами, разрушавшими его жизнь. Пытаться применить что–то вроде исцеления памяти к таким пациентам значило бы только сильнее взбудоражить их неуправляемые эмоции и в еще большей степени вывести их из равновесия. Без преувеличения, этим людям такой подход может принести больше вреда, чем пользы. Для них нужен какой–то гораздо более рациональный вид терапии. Им не нужна помощь в установлении контакта с невыраженными эмоциями; скорее они должны научиться контролировать свои неадекватные эмоции. Я рассказываю об этом в надежде, что никто не станет использовать метод исцеления памяти в качестве чего–то вроде духовной забавы или быстродействующего лекарства от всех болезней.

Подходя к финалу, мы видим, что совершили полный круг. Мы начинали с загадки и загадкой же завершаем. Что–то мы знаем об исцелении памяти, а чего–то не знаем. Несомненно, этот вид терапии принес достаточно полезных и чудесных результатов в жизни пациентов, чтобы побудить нас изучать его дальше. Но и отрицательных результатов хватает для того, чтобы заставить сделать эти предостережения. Никому не дано до конца познать все тайны памяти, так же как не дано целиком понять тайну Бога, по образу Которого мы созданы. Давайте же склонимся смиренно перед Господом и попросим Его Святого Духа и дальше вести нас к истине, которая сделает нас свободными. Но и будем использовать дарованную нам Господом мудрость в духе Моисея, сказавшего: «Сокрытое принадлежит Господу Богу нашему, а открытое нам и сынам нашим до века, чтобы мы исполняли все слова закона сего» (Второзаконие 29:29).

Примечания к таблице

i «…Когда взираю я на небеса Твои, — дело Твоих перстов, на луну и звезды, которые Ты поставил, то что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его? Не много Ты умалил его пред ангелами; славою и честию увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его: овец и волов всех, и также полевых зверей, птиц небесных и рыб морских, все преходящее морскими стезями…» (Псалом 8:4–9).

«Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (Римлянам 5:6–8).

ii «Семьдесят учеников возвратились с радостью и говорили: Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем. Он же сказал им: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию; се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью, и ничто не повредит вам; однакож тому не радуйтесь, что духи вам повинуются; но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах. В тот час возрадовался духом Иисус и сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам; ей, Отче! ибо таково было Твое благоволение. И обратившись к ученикам, сказал: все предано Мне Отцем Моим; и кто есть Сын, не знает никто, кроме Отца, и кто есть Отец, не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть. И обратившись к ученикам, сказал им особо: блаженны очи, видящие то, что вы видите! Ибо сказываю вам, что многие пророки и цари желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали» (Луки 10:17–24);

«Потому что немудрое Божие премудрее человеков, и немощное Божие сильнее человеков. Посмотрите, братия, кто вы призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, — для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом. От Него и вы во Христе Иисусе, Который сделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением, чтоб было, как написано: «хвалящийся хвались Господом» (1 Коринфянам 1:25–31).

iii «Замечая же, как званные выбирали первые места, сказал им притчу: когда ты будешь позван кем на брак, не садись на первое место, чтобы не случился кто из званных им почетнее тебя, и звавший тебя и его подошед не сказал бы тебе: «уступи ему место»; и тогда со стыдом должен будешь занять последнее место. Но когда зван будешь, пришед садись на последнее место, чтобы звавший тебя, подошед сказал: «друг! пересядь выше»; тогда будет тебе честь пред сидящими с тобою: ибо всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Луки 14:7–11),

«Ибо Царство Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой и, договорившись с работниками по динарию на день, послал их в виноградник свой. Вышед около третьего часа, он увидел других, стоящих на торжище праздно, и им сказал: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, дам вам. Они пошли. Опять вышед около шестого и девятого часа, сделал то же. Наконец, вышед около одиннадцатого часа, он нашел других, стоящих праздно, и говорит им: что вы стоите здесь целый день праздно? Они говорят ему: никто нас не нанял. Он говорит им: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, получите. Когда же наступил вечер, говорит господин виноградника управителю своему: позови работников и отдай им плату, начав с последних до первых. И пришедшие около одиннадцатого часа получили по динарию. Пришедшие же первыми думали, что они получат больше; но получили и они по динарию; и получивши стали роптать на хозяина дома и говорили: эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной. Он же в ответ сказал одному из них: друг! я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив от того, что я добр? Так будут последние первыми, и первые последними; ибо много званных, а мало избранных» (Матфея 20:1–16),

«Ибо Он поступит, как человек, который, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое: и одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе; и тотчас отправился. Получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов; точно так же и получивший два таланта приобрел другие два; получивший же один талант пошел и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего. По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчета. И подошед получивший пять талантов принес другие пять талантов и говорит: «господин! пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрел на них». Господин его сказал ему: «хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего». Подошел также и получивший два таланта и сказал: «господин! два таланта ты дал мне; вот, другие два таланта я приобрел на них». Господин его сказал ему: «хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего». Подошел и получивший один талант и сказал: «господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал; и убоявшись пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое». Господин же его сказал ему в ответ: «лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал; посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я пришед получил бы мое с прибылью; итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет; а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов». Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!» (Матфея 25:14–30),

«Дары различны, но Дух один и тот же; и служения различны, а Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий все во всех. Но каждому дается проявление Духа на пользу: одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков. Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно. Ибо, как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело, — так и Христос. Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом. Тело же не из одного члена, но из многих. Если нога скажет: «я не принадлежу к телу, потому что я не рука», то неужели она потому не принадлежит к телу? И если ухо скажет: «я не принадлежу к телу, потому что я не глаз», то неужели оно потому не принадлежит к телу? Если все тело глаз, то где слух? Если все слух, то где обоняние? Но Бог расположил члены, каждый в составе тела, как Ему было угодно. А если бы все были один член, то где было бы тело? Но теперь членов много, а тело одно. Не может глаз сказать руке: «ты мне не надобна»; или также голова ногам: «вы мне не нужны». Напротив, члены тела, которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее, и которые нам кажутся менее благородными в теле, о тех более прилагаем попечения; и неблагообразные наши более благовидно покрываются, а благообразные наши не имеют в том нужды. Но Бог соразмерил тело, внушив о менее совершенном большее попечение, дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге. Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены. И вы — тело Христово, а порознь — члены» (1 Коринфянам 12:4–27),

«И как, по данной нам благодати, имеем различные дарования, то имеешь ли пророчество, пророчествуй по мере веры» (Римлянам 12:6),

«Петр же и Апостолы в ответ сказали: должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деяния 5:29).

iv «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир. Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше; но все то сделают вам за имя Мое, потому что не знают Пославшего Меня. Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своем. Ненавидящий Меня ненавидит и Отца Моего. Если бы Я не сотворил между ними дел, каких никто другой не делал, то не имели бы греха; а теперь и видели, и возненавидели и Меня и Отца Моего. Но да сбудется слово, написанное в законе их: «возненавидели Меня напрасно». Когда же придет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне; а также и вы будете свидетельствовать, потому что вы сначала со Мною» (Иоанна 15:18–27);

«Я передал им слово Твое, и мир возненавидел их, потому что они не от мира, как и Я не от мира. Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла; они не от мира, как и Я не от мира. Освяти их истиною Твоею: слово Твое есть истина. Как Ты послал Меня в мир, так и Я послал их в мир; и за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною» (Иоанна 17:14–19); «У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым» (Галатам 1:10);

«Прошу вас, братия, будьте, как я, потому что и я, как вы. Вы ничем не обидели меня: знаете, что, хотя я в немощи плоти благовествовал вам в первый раз, но вы не презрели искушения моего во плоти моей и не возгнушались им, а приняли меня, как Ангела Божия, как Христа Иисуса. Как вы были блаженны! Свидетельствую о вас, что, если бы возможно было, вы исторгли бы очи свои и отдали мне. Итак, неужели я сделался врагом вашим, говоря вам истину?» (Галатам 4:12–16);

«Возлюбленные! огненного искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь, как приключения для вас странного, но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете. Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны, ибо Дух славы, Дух Божий почивает на вас: теми Он хулится, а вами прославляется. Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое; а если как Христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь» (1 Петра 4:12–16); «Ибо таково благовествование, которое вы слышали от начала, чтобы мы любили друг друга, не так, как Каин, который был от лукавого и убил брата своего. А за что убил его? За то, что дела его были злы, а дела брата его праведны. Не дивитесь, братия мои, если мир ненавидит вас» (1 Иоанна 3:11–13).

v «Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас; пребудьте в любви Моей. Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви. Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна» (Иоанна 15:9–10);

«Отче Праведный! и мир Тебя не познал; а Я познал Тебя, и сии познали, что Ты послал Меня; и Я открыл им имя Твое и открою, да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них» (Иоанна 17:25–26);

«Итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу, потому что закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти. Как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по духу. Ибо живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по духу — о духовном. Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные — жизнь и мир, потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут. Посему живущие по плоти Богу угодить не могут. Но вы не по плоти живете, а по духу, если только Дух Божий живет в вас.

Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его. А если Христос в вас, то тело мертво для греха, но дух жив для праведности. Если же Дух Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса, живет в вас, то Воскресивший Христа из мертвых оживит и ваши смертные тела Духом Своим, живущим в вас. Итак, братия, мы не должники плоти, чтобы жить по плоти; ибо, если живете по плоти, то умрете, а если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете. Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божий. Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!» Сей Самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы — дети Божий. А если дети, то и наследники, наследники Божий, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться. Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас. Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, — потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего (ее), — в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне; и не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего. Ибо мы спасены в надежде. Надежда же, когда видит, не есть надежда; ибо если кто видит, то чего ему и надеяться? Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении. Также и Дух подкрепляет (нас) в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными. Испытующий же сердца знает, какая мысль у Духа, потому что Он ходатайствует за святых по воле Божией. Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу; ибо кого Он предузнал, тем и предопределил (быть) подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями; а кого Он предопределил, тех и призвал; а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил. Что же сказать на это? Если Бог за нас, кто против нас? Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего? Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их. Кто осуждает? Христос (Иисус) умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас. Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: «За Тебя умерщвляют нас всякий день; считают нас за овец, обреченных на заклание». Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Римлянам 8:1–39);

«Имейте нрав несребролюбивый, довольствуясь тем, что есть. Ибо Сам сказал: «не оставлю тебя и не покину тебя», так что мы смело говорим: «Господь мне помощник, и не убоюсь: что сделает мне человек?» (Евреям 13:5–6);

«Мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем. Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем, как Он. В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение; боящийся не совершен в любви. Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас» (1 Иоанна 4:16–19).

vi «Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас; пребудьте в любви Моей. Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви» (Иоанна 3:16–17);

«Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (Римлянам 5:6–8);

«Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога; кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь. Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь чрез Него. В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши» (1 Иоанна 4:7–10).

vii (1) «Павел, раб Иисуса Христа, призванный Апостол, избранный к благовестию Божию, которое Бог прежде обещал чрез пророков Своих, в святых писаниях, о Сыне Своем, Который родился от семени Давидова по плоти и открылся Сыном Божиим в силе, по духу святыни, чрез воскресение из мертвых, о Иисусе Христе Господе нашем, чрез Которого мы получили благодать и апостольство, чтобы во имя Его покорять вере все народы, между которыми находитесь и вы, призванные Иисусом Христом, — всем находящимся в Риме возлюбленным Божиим, призванным святым: благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа. Прежде всего благодарю Бога моего чрез Иисуса Христа за всех вас, что вера ваша возвещается во всем мире; свидетель мне Бог, Которому служу духом моим в благовествовании Сына Его, что непрестанно воспоминаю о вас, всегда прося в молитвах моих, чтобы воля Божия когда–нибудь благопоспешила мне придти к вам. Ибо я весьма желаю увидеть вас, чтобы преподать вам некое дарование духовное к утверждению вашему, то есть утешиться с вами верою общею, вашею и моею. Не хочу, братия, оставить вас в неведении, что я многократно намеревался придти к вам, — но встречал препятствия даже доныне, — чтобы иметь некий плод и у вас, как и у прочих народов. Я должен и Еллинам и варварам, мудрецам и невеждам; итак, что до меня, я готов благовествовать и вам, находящимся в Риме. Ибо я не стыжусь благовествования Христова, потому что оно есть сила Божия ко спасению всякому верующему, во–первых Иудею, потом и Еллину. В нем открывается правда Божия от веры в веру, как написано: «праведный верою жив будет». Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою. Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им; ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира чрез рассматривание творений видимы, так что они безответны. Но как они, познавши Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся, — то и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что они сквернили сами свои тела. Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь. Потому предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставивши естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение. И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства, так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия, злоречивы, клеветники, богоненавистники, обидчики, самохвалы, горды, изобретательны на зло, непослушны родителям, безрассудны, вероломны, нелюбовны, непримиримы, немилостивы. Они знают праведный суд Божий, что делающие такие дела достойны смерти; однако не только их делают, но и делающих одобряют.

(2) Итак неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же (судом), каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же. А мы знаем, что по истине есть суд Божий на делающих такие дела. Неужели думаешь ты, человек, что избежишь суда Божия, осуждая делающих такие дела и (сам) делая то же? Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию? Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, Который воздаст каждому по делам его: тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, жизнь вечную; а тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде, ярость и гнев. Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во–первых, Иудея, потом и Еллина! Напротив, слава и честь и мир всякому, делающему доброе, во–первых, Иудею, потом и Елли–ну! Ибо нет лицеприятия у Бога. Те, которые не имея закона согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся, — потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут; ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую, — в день, когда, по благовествованию моему, Бог будет судить тайные дела человеков чрез Иисуса Христа. Вот, ты называешься Иудеем, и успокоиваешь себя законом, и хвалишься Богом, и знаешь волю Его, и разумеешь лучшее, научаясь из закона, и уверен о себе, что ты путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме, наставник невежд, учитель младенцев, имеющий в законе образец ведения и истины: как же ты, уча другого, не учишь себя самого? Проповедуя не красть, крадешь? говоря: «не прелюбодействуй», прелюбодействуешь? гнушаясь идолов, святотатствуешь? Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога? Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников. Обрезание полезно, если исполняешь закон; а если ты преступник закона, то обрезание твое стало необрезанием. Итак, если необрезанный соблюдает постановления закона, то его необрезание не вменится ли ему в обрезание? И необрезанный по природе, исполняющий закон, не осудит ли тебя, преступника закона при Писании и обрезании? Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; но тот Иудей, кто внутренно таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога.

(3) Итак, какое преимущество быть Иудеем, или какая польза от обрезания? Великое преимущество во всех отношениях, а наипаче в том, что им вверено слово Божие. Ибо что же? если некоторые и неверны были, неверность их уничтожит ли верность Божию? Никак. Бог верен, а всякий человек лжив, как написано: «Ты праведен в словах Твоих и победишь в суде Твоем». Если же наша неправда открывает правду Божию, то что скажем? не будет ли Бог несправедлив, когда изъявляет гнев? — говорю по человеческому рассуждению. Никак. Ибо иначе как Богу судить мир? Ибо, если верность Божия возвышается моею неверностью к славе Божией, за что еще меня же судить, как грешника? И не делать ли нам зло, чтобы вышло добро, как некоторые злословят нас и говорят, будто мы так учим? Праведен суд на таковых. Итак, что же? имеем ли мы преимущество? Нисколько; ибо мы уже доказали, что как Иудеи, как и Еллины, все под грехом, как написано: «нет праведного ни одного; нет разумевающего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одного негодны: нет делающего добро, нет ни одного. Гортань их — открытый гроб; языком своим обманывают; яд аспидов на губах их; уста их полны злословия и горечи. Ноги их быстры на пролитие крови; разрушение и пагуба на путях их; они не знают пути мира. Нет страха Божия пред глазами их». Но мы знаем, что закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом, так что заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен пред Богом, потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познается грех. Но ныне, независимо от закона, явилась правда Божия, о которой свидетельствуют закон и пророки, правда Божия чрез веру в Иисуса Христа во всех и на всех верующих; ибо нет различия, потому что все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, Которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его чрез веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде, во время долготерпения Божия, к показанию правды Его в настоящее время, да явится Он праведным и оправдывающим верующего в Иисуса. Где же то, чем бы хвалиться? уничтожено. Каким законом? законом дел? Нет, но законом веры. Ибо мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона. Неужели Бог есть Бог Иудеев только, а не и язычников? Конечно, и язычников; потому что один Бог, Который оправдает обрезанных по вере и необрезанных через веру. Итак, мы уничтожаем закон верою? Никак; но закон утверждаем.

(4) Что же, скажем, Авраам, отец наш, приобрел по плоти? Если Авраам оправдался делами, он имеет похвалу, но не пред Богом.

Ибо что говорит Писание? «поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность». Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу; а не делающему, но верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменяется в праведность. Так и Давид называет блаженным человека, которому Бог вменяет праведность независимо от дел: «Блаженны, чьи беззакония прощены и чьи грехи покрыты; блажен человек, которому Господь не вменит греха». Блаженство сие относится к обрезанию, или к необрезанию? Мы говорим, что Аврааму вера вменилась в праведность. Когда вменилась? по обрезании или до обрезания? Не по обрезании, а до обрезания. И знак обрезания он получил, как печать праведности чрез веру, которую имел в необрезании, так что он стал отцом всех верующих в необрезании, чтобы и им вменилась праведность, и отцом обрезанных, не только принявших обрезание, но и ходящих по следам веры отца нашего Авраама, которую имел он в необрезании. Ибо не законом даровано Аврааму, или семени его, обетование — быть наследником мира, но праведностью веры. Если утверждающиеся на законе суть наследники, то тщетна вера, бездейственно обетование; ибо закон производит гнев, потому что, где нет закона, нет и преступления. Итак по вере, чтоб было по милости, дабы обетование было непреложно для всех, не только по закону, но и по вере потомков Авраама, который есть отец всем нам, — как написано: «Я поставил тебя отцом многих народов», — пред Богом, Которому он поверил, животворящим мертвых и называющим несуществующее, как существующее. Он, сверх надежды, поверил с надеждою, чрез что сделался отцом многих народов, по сказанному: «так многочисленно будет семя твое». И, не изнемогши в вере, он не помышлял, что тело его, почти столетнего, уже омертвело, и утроба Саррина в омертвении; не поколебался в обетовании Божием неверием, но пребыл тверд в вере, воздав славу Богу, и будучи вполне уверен, что Он силен и исполнить обещанное. Потому и вменилось ему в праведность. А впрочем не в отношении к нему одному написано, что вменилось ему, но и в отношении к нам: вменится и нам, верующим в Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса (Христа), Господа нашего, Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего.

(5) Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа, чрез Которого верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божией. И не сим только, но хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам. Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева. Ибо, если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертию Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его; и не довольно сего, но и хвалимся Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа, посредством Которого мы получили ныне примирение. Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили. Ибо и до закона грех был в мире; но грех не вменяется, когда нет закона. Однако же смерть царствовала от Адама до Моисея и над несогрешившими подобно преступлению Адама, который есть образ будущего. Но дар благодати не как преступление. Ибо, если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих. И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление к осуждению; а дар благодати к оправданию от многих преступлений. Ибо, если преступлением одного смерть царствовала посредством одного, то тем более приемлющие обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством единого Иисуса Христа. Посему, как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни. Ибо, как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие. Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление. А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать, дабы, как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась чрез праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим» (Римлянам, главы 1—5).

(1) «Павел Апостол, избранный не человеками и не чрез человека, но Иисусом Христом и Богом Отцем, воскресившим Его из мертвых, и все находящиеся со мною братия — церквам Гала–тийским: благодать вам и мир от Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа, Который отдал Себя Самого за грехи наши, чтобы избавить нас от настоящего лукавого века, по воле Бога и Отца нашего; Ему слава во веки веков. Аминь. Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатию Христовою так скоро переходите к иному благовествованию, которое впрочем не иное, а только есть люди, смущающие вас и желающие превратить благовествование Христово. Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема. Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема. У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым. Возвещаю вам, братия, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое; ибо и я принял его и научился не от человека, но чрез откровение Иисуса Христа. Вы слышали о моем прежнем образе жизни в Иудействе, что я жестоко гнал Церковь Божию, и опустошал ее, и преуспевал в Иудействе более многих сверстников в роде моем, будучи неумеренным ревнителем отеческих моих преданий. Когда же Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатию Своею, благоволил открыть во мне Сына Своего, чтобы я благовествовал Его язычникам, — я не стал тогда же советоваться с плотью и кровью, и не пошел в Иерусалим к предшествовавшим мне Апостолам, а пошел в Аравию, и опять возвратился в Дамаск. Потом, спустя три года, ходил я в Иерусалим видеться с Петром и пробыл у него дней пятнадцать. Другого же из Апостолов я не видел никого, кроме Иакова, брата Господня. А в том, что пишу вам, пред Богом, не лгу. После сего отошел я в страны Сирии и Киликии. Церквам Христовым в Иудее лично я не был известен, а только слышали они, что гнавший их некогда ныне благовествует веру, которую прежде истреблял, — и прославляли за меня Бога.

(2) Потом, чрез четырнадцать лет, опять ходил я в Иерусалим с Варнавою, взяв с собою и Тита. Ходил же по откровению и предложил там, и особо знаменитейшим, благовествование, проповедуемое мною язычникам, не напрасно ли я подвизаюсь или подвизался. Но они и Тита, бывшего со мною, хотя и Еллина, не принуждали обрезаться. А вкравшимся лжебратиям, скрытно приходившим подсмотреть за нашею свободою, которую мы имеем во Христе Иисусе, чтобы поработить нас, мы ни на час не уступили и не покорились, дабы истина благовествования сохранилась у вас. И в знаменитых чем–либо, какими бы ни были они когда–либо, для меня нет ничего особенного: Бог не взирает на лице человека. И знаменитые не возложили на меня ничего более; напротив того, увидевши, что мне вверено благовестие для необрезанных, как Петру для обрезанных, — ибо Содействовавший Петру в апостольстве у обрезанных содействовал и мне у язычников, — и узнавши о благодати, данной мне, Иаков и Кифа и Иоанн, почитаемые столпами, подали мне и Варнаве руку общения, чтобы нам идти к язычникам, а им к обрезанным, только чтобы мы помнили нищих, что и старался я исполнять в точности. Когда же Петр пришел в Антиохию, то я лично противостал ему, потому что он подвергался нареканию. Ибо, до прибытия некоторых от Иакова, ел вместе с язычниками; а когда те пришли, стал таиться и устраняться, опасаясь обрезанных. Вместе с ним лицемерили и прочие Иудеи, так что даже Варнава был увлечен их лицемерием. Но когда я увидел, что они не прямо поступают по истине Евангельской, то сказал Петру при всех: если ты, будучи Иудеем, живешь по–язычески, а не по–Иудейски, то для чего язычников принуждаешь жить по–Иудейски? Мы по природе Иудеи, а не из язычников грешники; однако же, узнавши, что человек оправдывается не делами закона, а только верою в Иисуса Христа, и мы уверовали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться верою во Христа, а не делами закона; ибо делами закона не оправдается никакая плоть. Если же, ища оправдания во Христе, мы и сами оказались грешниками, — то неужели Христос есть служитель греха? Никак! Ибо, если я снова созидаю, что разрушил, то сам себя делаю преступником. Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня. Не отвергаю благодати Божией; а если законом оправдание, то Христос напрасно умер.

(3) О, несмысленные Галаты! кто прельстил вас не покоряться истине, вас, у которых пред глазами предначертан был Иисус Христос, как бы у вас распятый? Сие только хочу знать от вас: чрез дела ли закона вы получили Духа, или чрез наставление в вере? Так ли вы несмысленны, что, начавши духом, теперь оканчиваете плотию? Столь многое потерпели вы неужели без пользы? О, если бы только без пользы! Подающий вам Духа и совершающий между вами чудеса чрез дела ли закона сие производит, или чрез наставление в вере? Так Авраам поверил Богу, и это вменилось ему в праведность. Познайте же, что верующие суть сыны Авраама. И Писание, провидя, что Бог верою оправдает язычников, предвозвестило Аврааму: «в тебе благословятся все народы». Итак верующие благословляются с верным Авраамом, а все, утверждающиеся на делах закона, находятся под клятвою. Ибо написано: «проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона». А что законом никто не оправдывается пред Богом, это ясно, потому что праведный верою жив будет. А закон не по вере; но кто исполняет его, тот жив будет им. Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою, — ибо написано: «проклят всяк, висящий на древе», — дабы благословение Авраамово через Христа Иисуса распространилось на язычников, чтобы нам получить обещанного Духа верою. Братия! говорю по рассуждению человеческому: даже человеком утвержденного завещания никто не отменяет и не прибавляет к нему. Но Аврааму даны были обетования и семени его. Не сказано: «и потомкам», как бы о многих, но как об одном: «и семени твоему», которое есть Христос. Я говорю то, что завета о Христе, прежде Богом утвержденного, закон, явившийся спустя четыреста тридцать лет, не отменяет так, чтобы обетование потеряло силу. Ибо если по закону наследство, то уже не по обетованию; но Аврааму Бог даровал оное по обетованию. Для чего же закон? Он дан после по причине преступлений, до времени пришествия семени, к которому относится обетование, и преподан чрез Ангелов, рукою посредника. Но посредник при одном не бывает, а Бог один. Итак закон противен обетованиям Божиим? Никак! Ибо если бы дан был закон, могущий животворить, то подлинно праведность была бы от закона; но Писание всех заключило под грехом, дабы обетование верующим дано было по вере в Иисуса Христа. А до пришествия веры мы заключены были под стражею закона, до того времени, как надлежало открыться вере. Итак закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою; по пришествии же веры, мы уже не под руководством де–товодителя. Ибо все вы сыны Божий по вере во Христа Иисуса; все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе. Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники. (4) Еще скажу: наследник, доколе в детстве, ничем не отличается от раба, хотя и господин всего: он подчинен попечителям и домоправителям до срока, отцем назначенного. Так и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественным началам мира; но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего [Единородного], Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. А как вы — сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!» Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий чрез (Иисуса) Христа. Но тогда, не знавши Бога, вы служили богам, которые в существе не боги; ныне же, познавши Бога, или, лучше, получивши познание от Бога, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам и хотите еще снова поработить себя им? Наблюдаете дни, месяцы, времена и годы. Боюсь за вас, не напрасно ли я трудился у вас. Прошу вас, братия, будьте, как я, потому что и я, как вы. Вы ничем не обидели меня: знаете, что, хотя я в немощи плоти благовествовал вам в первый раз, но вы не презрели искушения моего во плоти моей и не возгнушались им, а приняли меня, как Ангела Божия, как Христа Иисуса. Как вы были блаженны! Свидетельствую о вас, что, если бы возможно было, вы исторгли бы очи свои и отдали мне. Итак, неужели я сделался врагом вашим, говоря вам истину? Ревнуют по вас нечисто, а хотят вас отлучить, чтобы вы ревновали по них. Хорошо ревновать в добром всегда, а не в моем только присутствии у вас. Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос! Хотел бы я теперь быть у вас и изменить голос мой, потому что я в недоумении о вас. Скажите мне вы, желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона? Ибо написано: «Авраам имел двух сынов, одного от рабы, а другого от свободной». Но который от рабы, тот рожден по плоти; а который от свободной, тот по обетованию. В этом есть иносказание. Это два завета: один от горы Синайской, рождающий в рабство, который есть Агарь, ибо Агарь означает гору Синай в Аравии и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве; а вышний Иерусалим свободен: он — матерь всем нам. Ибо написано: «возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа». Мы, братия, дети обетования по Исааку. Но как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне. Что же говорит Писание? «Изгони рабу и сына ее, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной». Итак, братия, мы дети не рабы, но свободной.

(5) Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства. Вот, я Павел говорю вам: если вы обрезываетесь, не будет вам никакой пользы от Христа. Еще свидетельствую всякому человеку обрезывающемуся, что он должен исполнить весь закон. Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати, а мы духом ожидаем и надеемся праведности от веры; ибо во Христе Иисусе не имеет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью. Вы шли хорошо: кто остановил вас, чтобы вы не покорялись истине? Такое убеждение не от Призывающего вас. Малая закваска заквашивает все тесто. Я уверен о вас в Господе, что вы не будете мыслить иначе; а смущающий вас, кто бы он ни был, понесет на себе осуждение. За что же гонят меня, братия, если я и теперь проповедую обрезание? Тогда соблазн креста прекратился бы. О, если бы удалены были возмущающие вас! К свободе призваны вы, братия, только бы свобода (ваша) не была поводом к угождению плоти; но любовью служите друг другу. Ибо весь закон в одном слове заключается: «люби ближнего твоего, как самого себя». Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом. Я говорю: поступайте по духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти; ибо плоть желает противного духу, а дух — противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы. Если же вы духом водитесь, то вы не под законом. Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, (соблазны,) ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное; предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют. Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. На таковых нет закона. Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями. Если мы живем духом, то по духу и поступать должны. Не будем тщеславиться, друг друга раздражать, друг другу завидовать. (6) Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы духовные исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов. Ибо, кто почитает себя чем–нибудь, будучи ничто, тот обольщает сам себя. Каждый да испытывает свое дело, и тогда будет иметь похвалу только в себе, а не в другом, ибо каждый понесет свое бремя. Наставляемый словом, делись всяким добром с наставляющим. Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную. Делая добро, да не унываем; ибо в свое время пожнем, если не ослабеем. Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере. Видите, как много написал я вам своею рукою. Желающие хвалиться по плоти принуждают вас обрезываться только для того, чтобы не быть гонимыми за крест Христов; ибо и сами обрезывающиеся не соблюдают закона, но хотят, чтобы вы обрезывались, дабы похвалиться в вашей плоти. А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира. Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь. Тем, которые поступают по сему правилу, мир им и милость, и Израилю Божию. Впрочем никто не отягощай меня, ибо я ношу язвы Господа Иисуса на теле моем. Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим, братия. Аминь» (Галатам, главы 1—6).

«А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евреям 11:6).

viii «Верующий в Сына имеет жизнь вечную; а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем» (Иоанна 3:36);

«Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Иоанна 5:24); «Я, по данной мне от Бога благодати, как мудрый строитель, положил основание, а другой строит на нем; но каждый смотри, как строит. Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос. Строит ли кто на этом основании из золота, серебра, драгоценных камней, дерева, сена, соломы, — каждого дело обнаружится; ибо день покажет, потому что в огне открывается, и огонь испытает дело каждого, каково оно есть. У кого дело, которое он строил, устоит, тот получит награду; а у кого дело сгорит, тот потерпит урон; впрочем сам спасется, но так, как бы из огня (1 Коринфянам 3:10–15); «И кто сохраняет заповеди Его, тот пребывает в Нем, и Он в том. А что Он пребывает в нас, узнаем по духу, который Он дал нам» (1 Иоанна 3:24);

«Сей есть Иисус Христос, пришедший водою и кровию (и Духом), не водою только, но водою и кровию; и Дух свидетельствует о Нем, потому что Дух есть истина. Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино. И три свидетельствуют на земле: дух, вода и кровь; и сии три об одном. Если мы принимаем свидетельство человеческое, свидетельство Божие — больше, ибо это есть свидетельство Божие, которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем. Верующий в Сына Божия имеет свидетельство в себе самом; не верующий Богу представляет Его лживым, потому что не верует в свидетельство, которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем. Свидетельство сие состоит в том, что Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его. Имеющий Сына (Божия) имеет жизнь; не имеющий Сына Божия не имеет жизни. Сие написал я вам, верующим во имя Сына Божия, дабы вы знали, что вы, веруя в Сына Божия, имеете жизнь вечную» (1 Иоанна 5:6–13).


Примечания

1

В русской традиции переводов Нового Завета слово «параклет» переводится как «Утешитель», «Заступник». В некоторых вариантах современных английских переводов Библии здесь используется слово «counselor», что, в свою очередь, может переводиться на русский язык как «консультант», «терапевт» (прим. перев.).

2

«Вместе браться за что–то», «помогать» (позд. Н.З.) (прим. перев.).

3

От латинского слова «infans» (фр. «infante») — «ребенок, дитя» (прим. перев.).

4

Перевод гимна Галины Раевской.

5

«Между тем рабы и служители, разведши огонь, потому что было холодно, стояли и грелись; Петр также стоял с ними и грелся» (Иоанна 18:18).

6

«Когда же вышли на землю, видят разложенный огонь и на нем лежащую рыбу и хлеб» (Иоанна 21:9).

7

«Тогда прилетел ко мне один из серафимов, и в руке у него горящий уголь, который он взял клещами с жертвенника, и коснулся уст моих, и сказал: вот, это коснулось уст твоих, и беззаконие твое удалено от тебя, и грех твой очищен» (Исайя 6:6–7).

8

Помимо значений: «рана, телесное повреждение, ушиб, травма, увечье» английское слово «hurt» имеет и такие значения, как: «беда, несчастье, удар судьбы»; «вред, урон, ущерб»; «обида, страдание, душевная боль» (прим. перев.).

9

«Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово. Если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Матфея 18:15–17).

10

«Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость. «Почитай отца твоего и мать», это — первая заповедь с обетованием: «Да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле». И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем» (Ефесянам 6:1–4).

11

«Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела; но, как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною, посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего–либо подобного, но дабы она была свята и непорочна. Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь; потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится (своего) мужа» (Ефесянам 5:22–33).

12

Т.е., донесение Евангелия народам других культур; евангелизация, выходящая за границы различных культур, превосходящая эти границы (прим. перев.).

13

В английском переводе: «You must be born again» — «Вы должны родиться вновь» (прим. перев).

14

Персонаж «Рождественских историй» Диккенса («Scroodge» — «скряга, брюзга») (прим. перев.).

15

Также персонаж Диккенса (прим. перев.).

16

«Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него» (Матфея 7:11).

17

«Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего» (Иоанна 15:15).

18

«Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего…» (Иоанна 8:44).

19

В английском переводе Евангелия в этой фразе используется предлог «с», т.е. «Его Дух свидетельствует вместе с нашим духом» (прим. перев). Именно на такой вариант перевода опирается мысль автора в следующем абзаце.

20

«По словам двух свидетелей, или трех свидетелей, должен умереть осуждаемый на смерть: не должно предавать смерти по словам одного свидетеля» (Второзаконие 17:6); «Если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово» (Матфея 18:16).

21

«Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Матфея 6:33).

22

«Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, когда попросит рыбы, подаст ему змею, вместо рыбы? Или, если попросит яйца, подаст ему скорпиона?» (Луки 11:11–12).

23

Os Guinness, In Two Minds, Inter Varsity Press.

24

«Ибо невозможно — однажды просвещенных, и вкусивших дара небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святого, и вкусивших благого глагола Божия и сил будущего века, и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему» (Евреям 6:4–8); «Ибо, если мы, получивши познание истины, произвольно грешим, то не остается более жертвы за грехи, но некое страшное ожидание суда и ярость огня, готового пожрать противников. Если отвергшийся закона Моисеева, при двух или трех свидетелях, без милосердия наказывается смертью, то сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет? Мы знаем Того, Кто сказал: «у Меня отмщение, Я воздам, говорит Господь». И еще: «Господь будет судить народ Свой». Страшно впасть в руки Бога живого!» (Евреям 10:26–31); «Наблюдайте, чтобы кто не лишился благодати Божией; чтобы какой горький корень, возникнув, не причинил вреда, и чтобы им не осквернились многие; чтобы не было между вами какого блудника, или нечестивца, который бы, как Исав, за одну снедь отказался от своего первородства. Ибо вы знаете, что после того он, желая наследовать благословение, был отвержен; не мог переменить мыслей отца, хотя и просил о том со слезами» (Евреям 12:15–17).

25

Перфекционизм (от лат. «perfectio» — «совершенство») — стремление во всем являть собой абсолютное совершенство, часто приводящее к отказу от всякого действия, которое не может быть выполнено безупречно (прим. перев.).

26

В оригинале — игра слов: «restive achievers, not resting believers» (прим. перев.).

27

Возможно, параллель с Римлянам 14:20–21: «Блажен, кто не осуждает себя в том, что избирает. А сомневающийся, если ест, осуждается, потому что не по вере; а все, что не по вере, грех» (прим. перев.).

28

«В первый же день недели Мария Магдалина приходит ко гробу рано, когда было еще темно, и видит, что камень отвален от гроба; итак бежит, и приходит к Симону Петру и к другому ученику, которого любил Иисус, и говорит им: унесли Господа из гроба, и не знаем, где положили Его. Тотчас вышел Петр и другой ученик, и пошли ко гробу. Они побежали оба вместе; но другой ученик бежал скорее Петра, и пришел ко гробу первый, и наклонившись увидел лежащие пелены; но не вошел во гроб. Вслед за ним приходит Симон Петр, и входит во гроб, и видит одни пелены лежащие и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте. Тогда вошел и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал. Ибо они еще не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мертвых. Итак ученики опять возвратились к себе. А Мария стояла у гроба и плакала; и когда плакала, наклонилась во гроб и видит двух Ангелов, в белом одеянии сидящих, одного у главы и другого у ног, где лежало Тело Иисуса. И они говорят ей: жена! что ты плачешь? Говорит им: унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его. Сказавши сие, обратилась назад и увидела Иисуса стоящего; но не узнала, что это Иисус. Иисус говорит ей: жена! что ты плачешь? кого ищешь? Она, думая, что это садовник, говорит Ему: господин! если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его. Иисус говорит ей: Мария! Она обратившись говорит Ему: Раввуни! — что значит: «Учитель!» Иисус говорит ей: не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему, Мария Магдалина идет и возвещает ученикам, что видела Господа, и что Он это сказал ей» (Иоанна 20:1–18).

29

«Блаженный Августин. Исповедь», М., «Гендальф», 1992, с. 27.

30

«Также и Дух подкрепляет (нас) в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными» (Римлянам 8:26).

31

Речь идет об определении понятия «помощник» по отношению к Святому Духу (см. примечание 2) (прим. перев.).

32

«Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтоб исцелиться: много может усиленная молитва праведного» (Иакова 5:16).

33

«Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире» (1 Иоанна 4:1).

34

«И познаете истину, и истина сделает вас свободными… Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Иоанна 8:32, 36).

35

«В то же время Иисус, почувствовав Сам в Себе, что вышла из Него сила, обратился в народе и сказал: кто прикоснулся к Моей одежде?» (Марка 5:30), «Но Иисус сказал: прикоснулся ко Мне некто; ибо Я чувствовал силу, исшедшую из Меня» (Луки 8:46).

36

«Приносили к Нему детей, чтобы Он прикоснулся к ним; ученики же не допускали приносящих. Увидев то, Иисус вознегодовал и сказал им: пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие. Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него. И обняв их, возложил руки на них и благословил их» (Марка 10:13–16).

37

«Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с Собою и давшего нам служение примирения, потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения» (2 Коринфянам 5:18–19).

38

«Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими. Когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов; а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить. Тогда раб тот пал и, кланяясь ему, говорил: «государь! потерпи на мне, и все тебе заплачу». Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему. Раб же тот вышед нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: «отдай мне, что должен». Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: «потерпи на мне, и все отдам тебе». Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и пришедши рассказали государю своему все бывшее. Тогда государь его призывает его и говорит: «злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?» И разгневавшись государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его» (Матфея 18:23–35).

39

Перевод Галины Раевской.

40

«Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе. Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного. Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Матфея 18:18–20).

41

«Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного» (Матфея 18:19).

42

Это представление существенно расходится с богословской концепцией как православной, так и католической Церквей (прим. перев.).