sci_tech Авиаархив 2008 01

Авиационно-исторический журнал

ru
, Fiction Book Investigator, Fiction Book Designer, FictionBook Editor Release 2.6.6 02.11.2012 FBD-D798E2-20D9-5342-C193-B14F-C9F1-941685 1.0 Авиаархив 2008 01 2008

Авиаархив 2008 01

Ту-134: из прошлого в будущее

В полете Ту- 124А — первые прототипы Ту-134

Большинство публикаций, посвященных самолету Ту-134, начинается с пожеланий Н С. Хрущева увидеть в Советском Союзе самолет с уровнем комфорта, соответствующим авиалайнеру «Каравелла» компании «Сюд Авиасьон», на котором ему довелось совершить полет в марте 1960 года, будучи во Франции. Удивительное совпадение, но именно в этом месяце совершил свой первый полет Ту-124, ставший уменьшенной копией своего старшего брата Ту-104 и сохранивший все его недостатки. Появление Ту-124 еще раз подтвердило склонность А.Н. Туполева двигаться вперед по кратчайшему, регрессивному пути, начатому с ТБ-3 в 1930-е годы Логика была простая, машину сделаем быстро и заказчик, за неимением лучшего, возьмет, что предложим.

Самолет «Каравелла», созданный для перевозки пассажиров с повышенным комфортом, появился следом за Ту-104, а его схема на долгие годы стала законодателем мод в авиастроении. Ей подражали авиастроители Великобритании и США, и только в Советском Союзе сохранялись старые устои, связанные с боязнью нового.

Знали о «Каравелле» и в Главном управлении ГВФ, но заказчик в лице руководства Аэрофлота в своих требованиях к ближнемагистральному самолету Ту-124 о повышении комфорта до уровня зарубежного авиалайнера даже не обмолвился Проще было брать то, что предлагала промышленность.

Французы были очень заинтересованы в продаже Аэрофлоту своих самолетов, построенных по столь перспективной схеме. Казалось бы, купи с десяток машин, испытай их на авиалиниях, выяви все достоинства и приступай к созданию своей конструкции. Тем более, что еще в конце 1955 года французские авиастроители попытались выйти с «Каравеллой» на советский рынок. Тогда президент Юго-Восточного общества Франции по строительству самолетов Ж. Херайль предложил заключить соответствующий контракт. Самолет выгодно отличался от Ту-104, прежде всего уровнем комфорта, экономичностью и более совершенным оборудованием.

Ж. Херайль надеялся, продав партию самолетов, освоиться на советском рынке. И мы «клюнули», но довести начатое дело до логического конца не захотели. Как писали начальник ГУГВФ С. Жаворонков и председатель Госкомитета по авиационной технике (ГКАТ) П. Дементьев 21 января 1957 года торговому представителю во Франции В. Дашкевичу: «Совет министров принял решение о закупке 2–5 самолетов и обязал Минавиапром и ГУ ГВФ <…> направить во Францию комиссию для решения этих вопросов».

Из беседы Дашкевича с Херайлем в мае того же года стало ясно, что, несмотря на сделанное предложение, следует дождаться официального решения французских властей на продажу самолетов. Более того, требовалось выбрать двигатели и оборудование для самолетов Аэрофлота.

Французов несколько смущал запуск в серийное производство Ту-104 и возможный отказ от «Каравеллы». Но даже в этом случае они были готовы ознакомить наших специалистов с машиной и предоставить возможность совершить на ней ряд полетов.

В феврале 1957-го начальник ГУ ГВФ П. Жигарев обратился к президенту компании «Сюд Авиасьон» с предложением поставить в следующем году две машины, чтобы на основании опыта их эксплуатации в дальнейшем принять решении о заказе партии самолетов этого типа.

Каков был ответ французской стороны на это предложение неизвестно. Похоже, что первый этап переписки по — «Каравелле» закончился, чтобы возобновиться спустя четыре года. За это время компания «Сюд Авиасьон» выпустила десять вариантов авиалайнера. В июне 1961 года французы предложили Советскому Союзу три самолета в VIP-варианте с двигателями «Роллс-Ройс» с поставкой в мае и сентябре следующего года. Предложение оставалось в силе до 1 сентября…

К тому времени в ОКБ Туполева велась разработка Ту-124А с двигателями Д-20П-125, расположенными на хвостовой части фюзеляжа. После отстранения Н С. Хрущева от власти его стали часто ругать, то за сокращение вооруженных сил, то за кукурузу. Но мало кто задумывается над тем, что этот человек при всех своих недостатках и грехах начал массовое переселение советских людей из бараков в комфортабельные дома, которые стоят до сих пор. Тем более мало кто знает, что благодаря Хрущеву появился первый комфортабельный ближнемагистральный авиалайнер Ту-134.

Основанием для создания этой машины стало постановление правительства № 846–341 от 1 августа 1960 г. Согласно документу самолет должен был перевозить 40 пассажиров (коммерческая нагрузка 5000 кг) с крейсерской скоростью 800–900 км/ч на расстояние до 1500 км при аэронавигационном остатке топлива на 30 минут полета. Максимальная скорость — 1000 км/ч. Разбег и пробег не должны были превосходить 800 м. Экипаж — четыре человека.

Защита эскизного проекта лайнера, рассчитанного на 46 мест в туристском (58 — в экономическом) варианте, состоялась в июле 1961 г. Спустя три месяца заказчик уточнил требования к самолету, пожелав довести грузоподъемность машины до семи тонн (65–70 пассажиров) при прежней дальности. Одновременно дальность полета с коммерческой нагрузкой 4000 кг потребовали довести до 3000 км. В связи с этим допускалось увеличение разбега и пробега до 900 м.

В начале 1960-х годов у французской «Каравеллы» имелись шансы выйти на линии Аэрофлота

Ту- 134А СССР -65607

Ту-124А — Ту 134

Рабочее проектирование первого прототипа самолета Ту-134 (Ту-124А СССР — 45075) началось задолго до защиты его эскизного проекта. Туполев, создавая новую машину, опять пошел проторенной регрессивной дорожкой — передеал в нее Ту-124 с его узким фюзеляжем.

Первый экземпляр авиалайнера построили на опытном заводе № 156 (впоследствии ММЗ «Опыт») в Москве, и 29 июля 1963 года начались его летные испытания (летчик А.Д. Калина). Первым же советским самолетом с двигателями, расположенными на хвостовой части фюзеляжа, по схеме «Каравеллы» стал Ил-62, взлетевший за полгода до этого в январе 1963 г.

Объемы авиаперевозок в те годы постоянно росли и неудивительно, что пассажировместимость Ту-124А увеличили до 52 человек, против 40, заданных заказчиком. 20 ноября 1963 года авиалайнер переименовали в Ту-134, но он был еще далек до окончательного облика серийного самолета. Этап генерального конструктора завершился в октябре 1964 года, к тому времени выполнили 108 полетов общей продолжительностью 172,5 часа.

Испытания показали, что летные данные самолета соответствовали расчетным. Исключение составил лишь расход горючего, возросший на 21 процент. При этом расходные характеристики двигателей увеличились на 6–8 процентов. Как видите, почти 15 процентов потерь приходилось на аэродинамику самолета. В сентябре 1964 года первый экземпляр Ту-124А продемонстрировали руководству страны в ходе показа авиационной техники под условным названием «Кипарис». Планер этого самолета «дожил» до наших дней, правда, в жалком виде, несмотря на то, что находится под защитой государства на территории профессионально-технического училища в Новогиреево (Москва).

НАТО отреагировало на появление Ту-134, присвоив ему свое кодовое имя Cristi («Кристи»).

Благодарность потомков — останки Ту- 124А (СССР — 45075) — первого прототипа Ту-134

Второй опытный Ту-134 СССР — 45076 «Дублер», вмещавший уже 64 пассажира и построенный в Харькове, взлетел 8 сентября 1964 г. Внешне самолет отличался от предшественника удлиненным на 500 мм фюзеляжем. На нем по результатам испытаний первого Ту-124А доработали среднюю часть крыла, полностью изменили конструкцию отъемных частей несущей поверхности, введя третий топливный бак-кессон, и топливную систему. До 20 ноября 1964 года «Дублер» совершил 14 полетов. Но и эта машина была еще «далека» от облика серийной.

«Биография» Ту-134 тесно переплетена с вооруженными силами Советского Союза. ВВС не только участвовали в разработке технических требований к авиалайнеру, но и по сей день эксплуатируют его. Между руководством ОКБ А.Н. Туполева и НИИ ВВС давно сложились доверительные отношения, укреплявшиеся не только в ходе государственных испытаний военных, но и пассажирских самолетов. Так было, когда институт давал путевку в жизнь самолетам Ту-104, Ту-114 и Ту-124, Но в ходе испытаний Ту-134, что называется «коса нашла на камень».

Передачу «Дублера» на государственные испытания запланировали в конце марта 1965 года, но в «биографию» машины вклинился очередной авиационно-космический салон в Париже. Из-за этого и последовавших доработок передача самолета в НИИ ВВС затянулась более чем на полгода.

18 декабря 1965 года, через шесть месяцев после завершения работы авиационно-космического салона в Париже, «Дублер» передали на государственные испытания в 4-е управление НИИ ВВС, находящееся в подмосковной Чкаловской. На самолете стояли двигатели Д-20П-125, сохранилось прежнее, как у предшественника горизонтальное оперение. В первом же испытательном полете с аэродрома Чкаловская 14 января 1966 года (на 89 полете) произошла катастрофа, унесшая жизни восьми человек, включая летчиков-испытателей В. М. Евсеева (командир корабля) и Ю. И. Рогачева, штурмана-испытателя В Л. Малыгина.

Военные тогда возложили вину на изготовителей, обвинив их в предоставлении на государственные испытания «сырой» машины. Промышленники не согласились и, проведя расследование, пришли к выводу, что виноват экипаж НИИ ВВС…

Чтобы понять причины трагедии, для начала обратимся к воспоминаниям Л.Л. Селякова «История авиации в записках авиаконструктора», опубликованных в 2001 году тиражом 500 экземпляров.

«Причина катастрофы, — писал Леонид Леонидович, — грубейшее нарушение экипажем всех имеющихся наставлений и инструкций по проведению испытательных полетов новой авиационной техники. По имеющимся положениям, да и по логике, испытания необходимо проводить, начиная с уже изученных, малых режимов, постепенно переходя к максимальным, а тем более мало или совсем неизученным.

В данном полете экипаж самолета Ту-134, закончив режим испытания элеронного управления и, доведя самолет до предельного числа М=0,86, решил сократить время на подготовку к следующему режиму и, не погасив скорость, приступил к выполнению очередного совершенно нового режима. Командир отклонил на режиме М=0,86 полностью руль направления на 25 градусов…

На самолете, начиная с М=0,84, четко проявлялась обратная реакция по крену на действия руля направления. Самолет резко накренился, летчик, будучи совершенно незнаком с этим явлением, усугубил крен, и самолет, войдя в крутое пикирование с огромной скоростью, врезался в землю…».

По мнению специалистов ОКБ Туполева, командир корабля, он же ведущий летчик-испытатель, до этого не имел опыта полетов на тяжелых транспортных машинах с бустерным управлением. На самолетах Ту-104, Ту-124, Ан-12 они отсутствуют, благодаря чему на околозвуковых скоростях полета отклонение руля направления на максимальные углы из-за огромных усилий на командные органы управления было невозможно. На Ту-134 в канале курса стоял необратимый гидроусилитель с демпфером рыскания, исключавшим «голландский шаг» и улучшавшим путевую устойчивость машины. Этот бустер и сыграл свою роковую роль в том полете, адекватно отреагировав на дачу ноги летчиком.

Однако по воспоминаниям участника испытаний Ту-134, ведущего специалиста НИИ ВВС, доктора технических наук полковника П С. Лешакова, события развивались следующим образом:

«До начала государственных испытаний, рассказывал Павел Семенович, — летчики НИИ ВВС в процессе приемки машины выполнили несколько полетов в Жуковском на летно-испытательной и доводочной базе ОКБ Туполева.

В первом же полете с аэродрома НИИ ВВС предполагалось снять характеристики устойчивости и управляемости машины. Экипаж начал выполнять площадки на высоте 5000 м, затем — 8000 м, а крайнюю — на 10 000 м. Приступив к режиму, завершавшему полетное задание, командир произнес в эфир последние слова «Руль…» и далее что-то непонятное.

Самолет, находившийся на высоте 10 000 м, перешел в резкое снижение и упал на одну из деревень в районе Киржача. Правда, упал удачно, на край пруда, не задев жилые дома, здание школы, где в тот момент находилось около пятидесяти учеников.

Позже посчитали, что командир сознательно уводил тяжелую машину, спасая мирных жителей.

На месте трагедии нашли самописцы. Когда специалисты НИИ ВВС вернулись с места трагедии, то начальник филиала института генерал А.Г. Терентьев, предложил не откладывать до завтра, а проявить осциллографические ленты и хотя бы понять, что же произошло. Но самый важный их участок оказался засвеченным.

В те годы не было магнитных накопителей информации, и необходимые данные записывались, а точнее царапались на фотопленке самописца К-3-63. К слову сказать, этот самописец был разработан вскоре после войны на Опытном заводе НИИ ВВС и после доработки на одном из предприятий Ленинграда выпускался большими партиями. К-3-63 и сегодня можно увидеть на самолетах в качестве средства регистрации параметров полета в аварийной ситуации.

Тогда решили вскрыть самописец К-3-63. Было около двух часов ночи. Но и там записей не было. Оказалось, К-3-63 не был заряжен. Заводские специалисты при сдаче машины в НИИ ВВС почему-то этим пренебрегли, а сотрудники НИИ ВВС не проверили. Так расследование трагедии началось при практически полном отсутствии объективной информации.

Когда во второй половине того же дня сообщили об этом комиссии, то представители фирмы Туполева, чтобы спасти честь мундира, подняли сильную бучу, обвинив летчиков в нарушении программы испытаний, а институт — в умышленном скрытии информации. Но эта «версия» просуществовала недолго. Летчики-испытатели, работавшие в комиссии, пристыдили идеологов этой, по сути оскорбительной версии.

Тогда представители ММЗ «Опыт» выдвинули совместно с ЦАГИ предположение, что самолет столкнулся с землей целым и невредимым, а его герметичный фюзеляж взорвался.

Для выяснения достоверности этой версии пригласили специалистов с факультета вооружения Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского. Они написали соответствующее заключение, и Терентьев дал задание сфотографировать с вертолета место катастрофы. Это позволило по расположению фрагментов машины сделать однозначный вывод, что разрушение Ту-134 началось еще в воздухе на конечном участке полета, на расстоянии свыше 250 м от точки встречи с землей. Более того, удалось выяснить, что болты крепления узлов навески руля направления оказались срезанными…

Ознакомление с результатами предыдущих полетов показали, что колебания руля поворота были и раньше. Причем на 5000 м они были незначительны, на 8000 м — усиливались, поскольку плотность воздуха уменьшалась, ухудшая демпфирование руля. Выше же самолет не поднимался.

В первом же полете на этапе государственных испытаний на высоте 10 000 м возникли сильные колебания руля направления, ухудшившие управляемость машины.

Эту версию поддержал начальник ГосНИИ ГА Н А. Захаров».

После этой катастрофы систему управления рулем направления Ту-134 доработали, включив в нее пружинный загружатель, ограничивающий по усилиям углы отклонения руля до пяти градусов в обе стороны. Одновременно ограничили число «М» величиной 0,82, поскольку обратная реакция по крену от руля направления четко прослеживалась, начиная со скорости полета, соответствующей числу М=0,845.

Тем временем в Харькове началась постройка партии предсерийных машин, предназначавшихся для различных испытаний. В 1965-м и следующем году Харьковский авиационный завод построил две (предсерийных) машины с двигателями Д-20П-125 (СССР — 65000 и 65001, соответственно заводские № 00–02 и № 00–03). Какова судьба этих самолетов еще предстоит выяснить. Во всяком случае, первая машина использовалась для испытаний на больших углах атаки, для чего в ее хвостовой части разместили противоштопорный парашют, а вторая — для различных испытаний.

Основные данные прототипов самолета Ту-134 с двигателями Д-20П-125 взлетной тягой по 5800 кгс
Ту-124А Ту-124А «Дублер»1
Размах крыла, м 29 29
Длина, м 33,8 34,3
Площадь крыла, м² 125,5 125,5
Вес пустого, кг 24500 -
Вес взлетный нормальный, кг 38000 42000
Вес топлива нормальный, кг 11500 13200
Пассажиры, чел. 52 642
Скорость крейсерская, км/ч 800 800
Дальность практическая, км с нагрузкой,т 1500/5,5 _
Разбег/пробег, м 950/700 -
Экипаж, чел. 5 4-5

Примечание.

1 С ноября 1963 года — Ту-134.

2. С шагом кресел 750 мм.

Последним прототипом серийного Ту-134 (СССР — 65002) стал переделанный в этот вариант четвертый предсерийный Ту-124А, оснащенный двигателями Д-30. Решение ВПК о создании этого ТРДД вышло в сентябре 1965 года, а первый полет Ту-134 с Д-30, пилотируемого экипажем летчика-испытателя А.Д. Калины (второй пилот Н.Н. Харитонов), состоялся в Харькове 25 октября 1966 г.

Вслед за ними в Харькове выпустили шесть Ту-134 с двигателями Д-30 1-й серии (Д-20П-125 5-й серии) и получивших опознавательные знаки от СССР — 65003 до 65008. Все они отличались от предшественников горизонтальным оперением увеличенной площади и предназначались для государственных и эксплуатационных испытаний в ГосНИИ ГА (ведущий летчик испытатель В. Попов). Двигатели Д-30 1-й серии оснащались электрозапуском. Из-за отсутствия на них устройств реверса тяги для сокращения пробега, как и на Ту-124, предусмотрели тормозные парашюты. Но на практике парашюты не использовались, для торможения хватало подфюзеляжного щитка, доставшегося в наследство от Ту-124. Роль его в создании подъемной силы была ничтожна, а лобовое сопротивление возрастало существенно.

В таком виде в 1966 году в ГосНИИ ГА начались государственные испытания Ту-134 (ведущий летчик П.А. Малинин). В октябре того же года на втором предсерийном самолете после оборудования его противоштопорным парашютом начались испытания на больших углах атаки (вплоть до сваливания), завершившиеся в феврале 1967 г.

Выпуск Ту-134 продолжался до II квартала 1969 г. Всего построили 78 машин данной модификации, из них 30 — на экспорт. Ту-134 стал первым советским авиалайнером, прошедшим полный объем сертификационных испытаний, а 9 ноября 1968 года впервые в нашей стране Польская Государственная Инспекция выдала на самолет сертификат типа, свидетельствующий о полном соответствии машины и ее оборудования английским нормам летной годности ВСАР

Ту- 134А (СССР — 65655) на музейной стоянке Харьковского авиационного завода

Летчик-испытатель А. Д. Калина

Ту-134А

В 1969 году на испытания вышел первый экземпляр Ту-134А (заводской № 06–01). Его первый полет состоялся 22 апреля — очередной подарок ко дню рождения Ленина. Самолет поднимали в воздух летчики-испытатели Харьковского авиационного завода М.В. Петляков и Ф.Ф. Доценко. Ту-134А сменил своего предшественника в сборочном цехе завода в июне 1970 г. Эксплуатация Ту-134А началась в ноябре 1970 г.

По сравнению с Ту-134 крыло нового лайнера усилили, а фюзеляж удлинили на 2,1 м, «врезав» в его борта аварийные люки, а в правом борту и служебную дверь. Число пассажирских мест в экономическом классе (в варианте Аэрофлота) возросло до 76, а в экспортном исполнении для авиакомпании «Авиагенекс» — до 80.

Кроме этого, на самолете установили двигатели Д-30 И-й серии с устройством реверса тяги и вспомогательную силовую установку (ВСУ) ТА-8, обеспечивающую самолет не только электроэнергией и кондиционированным воздухом в кабинах на стоянке, но и воздушный запуск маршевых ТРДД. Одновременно изменился обтекатель антенны связной радиостанции, расположенный на вершине киля. Машина заметно потяжелела, что не могло не сказаться на ее летных данных. Так, дальность полета сократилась с 3100 км до 2770 км.

На самолетах, предназначенных на экспорт, с 1970 года в носовой части фюзеляжа устанавливали метеорологическую РЛС «Гроза», при этом рабочее место штурмана расположили между пилотами. В Аэрофлот поставили лишь две таких машины с опознавательными знаками СССР — 65646 и 65647. Скорее всего, это были самолеты, от которых отказались иностранцы на волне перестройки, проходившей в Советском Союзе.

В августе 1973 года на самолет № 19–02 установили автоматическую систему захода на посадку по И-й категории ИКАО (высота принятия решения 60–30 м, видимость на ВПП 800–400 м). Ее испытания продолжались почти 2,5 года и завершились в марте 1976 г. На самолетах, оборудованных АБСУ-134, применены новые рулевые машинки автопилота с возможностью отстрела их тяг с помощью пиропатронов в случае заклинивания.

По мере совершенствования лайнера его тяговооруженность снизилась с 0,305 у Ту-124А до 0,29 у Ту-134, что благоприятно сказалось на экономичности. При этом удельная нагрузка на крыло возросла с 303 кг/м² до 369 кг/м².

26 сентября 1978 г ода Ту-134 и Ту-134А получили сертификат № 4 на соответствие уровня шума на местности нормам ИКАО.

Следующей модификацией лайнера стал Ту-134А-3 с двигателями Д-30 III серии, созданными в 1981 году и оснащенными дополнительной ступенью компрессора низкого давления, что позволило сохранять взлетную тягу 6500 кгс до температуры +22 С. В стандартных условиях тяга двигателя Д-30 III серии возросла до 7000 кгс. Первый полет Ту-134А-3 с пассажирами состоялся 6 января 1982 года из Ленинабада в Челябинск.

В сентябре 1983 года был получен сертификат типа для взлетного веса 49 тонн, при этом за счет дополнительных баков в центроплане запас топлива возрос до 14 400 кг.

Был выпущен один экземпляр самолета Ту-134А (RA — 65966) в 90-местном варианте. Опыт эксплуатации самолета Ту-134А-3 показал, что за счет перекомпоновки салона число пассажиров можно довести до 96 (коммерческая нагрузка 9000 кг).

9 июня 1997-го (34 года спустя после создания Ту-124А) на обычном серийном Ту-134А (RA — 65926) летчик И Пышный установил первый и последний мировой рекорд, поднявшись на высоту 12 700 м. По большому счету, в этом достижении никто, кроме самого пилота, не нуждался.

Ту- 134СХ СССР-65617

Ту- 134Б, лишенный окраски, на аэродроме ЛИИ имени М. М. Громова

Ту-134СХ

Для контроля состояния почв, посевов и степенью поражения их вредителями, а также наблюдения за лесными массивами и для геологических изысканий на базе Ту-143А-3 была создана летающая лаборатория Ту-134 СХ (СССР — 65917). Для этого на машине разместили РЛС бокового обзора «Нить С1-СХ», информационно-измерительный комплекс производственной, научной, экспериментальной и вспомогательной аппаратуры. Антенны и приемники радиоэлектронной аппаратуры расположены в двух подвешиваемых под крылом контейнерах длиной по восемь метров.

В нижней части фюзеляжа (в салоне) имеются четыре шахты, расположенные вдоль оси симметрии машины. Три из них застеклены для фото- и инфракрасной аппаратуры. Люки снизу закрываются дистанционно управляемыми створками. На фюзеляже размещены два астролюка. Емкость топливной системы по сравнению с Ту-134А-3 доведена до 14 400 кг.

Самолет принят в эксплуатацию 28 сентября 1984 г. Впоследствии в этот вариант переоборудовали около десяти машин. Одна из них (RA — 65929) в 2003 году эксплуатировалась в авиакомпании «Воронежавиа».

Ту-134Б

В 1978 году в ОКБ Туполева разработали 80-местный самолет Ту-134Б. Первый экземпляр этой машины с метеорологической РЛС «Гроза» (как на Ту-134А СССР — 65646 и 65647) получил опознавательный знак СССР — 65146. Экипаж лайнера сократили до трех человек: двух пилотов и бортмеханика. Таким образом, Ту-134Б стал первым советским ближнемагистральным самолетом с экипажем без штурмана.

Построили 26 таких лайнеров. Сертификат типа самолет получил в октябре 1980 г. Первыми в Советском Союзе самолеты Ту-134Б начали эксплуатировать авиаторы Рижского и Бакинского авиапредприятий.

Вариант Ту-134Б-1 отличается от предшественника наличием управляемых в воздухе интерцепторов, использующихся в качестве воздушных тормозов и облегчающих пилотирование самолета, а также РЛС «Гроза». Пассажирский салон имеет уменьшенные по объему кухню и туалеты. Это позволило довести число пассажиров до 90 с шагом кресел 750 мм. В таком варианте построили лишь одну машину (RA — 65720), аналогичную по компоновке салона Ту-134А.

После установки на самолет двигателей Д-20 Ill-й серии появилась модификация Ту-134Б-3. Первый сертификат типа на самолет был получен в декабре 1982 года, а для взлетного веса 49 тонн — в сентябре 1983 г.

В дальнейшем на Ту-134А иТу-134Б начали устанавливать новые облегченные кресла, допускавшие размещение их по пять в ряд (три плюс два). Любопытно, что вес пустого снаряженного самолета при этом не изменился. Опыт эксплуатации Ту-134Б-3 показал, что за счет перекомпоновки салона число пассажиров можно довести до 96 (коммерческая нагрузка 9000 кг).

Ту- 134Ш «Марина Раскова» на аэродроме в Тамбове

Ту- 134Ш на аэродроме Клин

Ту- 134Ш (№ 40), аэродром Чкаловская. 1994 г.

Учебно-штурманский самолет Ту-134Ш

Первой модификацией самолета, предназначенного для вооруженных сил, стал учебно-штурманский Ту-134Ш. Это самолет, задуманный как многоцелевой и предназначавшийся для замены Ту-124Ш-1 и Ту-124Ш-2, строился также в двух вариантах: Ту-134Ш-1 с РЛС «Рубин» (для подготовки штурманов дальней и морской авиации) и Ту-134Ш-2 с РЛС «Инициатива-2» — для подготовки штурманов фронтовой авиации, в частности, для самолетов Як-28И.

Учебную машину разработали на базе Ту-134А В пассажирском салоне оборудовали 12 мест для курсантов. Ту-134Ш-1 и по сей день используется не только для группового обучения самолетовождению и практическому бомбометанию в простых и сложных метеоусловиях, днем и ночью, применительно к самолетам Ту-22МЗ, но и для решения транспортных задач.

Внешне Ту-134Ш отличается от пассажирских более крупным обтекателем РЛС, многозамковыми балочными держателями 3-й весовой группы под центропланом крыла (типовой вариант нагрузки для учебного бомбометания — восемь бомб ПБ-50-75 или ПБ-120), а также астросекстантами БЦ-63 на верхней части фюзеляжа. Оба учебных варианта строились серийно с 1970-го по 1980-й годы. Харьковчане утверждают, что построили 90 машин, поступивших в Ворошиловградское и Челябинское штурманские училища ВВС. Сегодня их можно встретить не только в училищах, но и в строевых частях.

По крайней мере, один Ту-134Ш (№ 76) находится в музее дальней авиации в Энгельсе.

Ту — 134Ш на аэродроме Клин

Ту- 134Ш (№ 34). Аэродром Клин

Учебно-боевой самолет Ту-134УБ-Л

Эксплуатация бомбардировщика и ракетоносца Ту-22МЗ связана с большими затратами не только горючего, но и ресурса самолета. Кроме этого, для подготовки машины к полету необходимо привлекать огромное число различных специалистов. Как следует из статьи в газете «Красная звезда», для обслуживания этого самолета требуется 51 человек на час полета, а о стоимости израсходованного горючего и говорить не приходится. Поэтому для сокращения эксплуатационных расходов, обучения и поддержания навыков военных летчиков, сохранения ресурса боевых машин на базе пассажирского лайнера Ту-134Б был создан учебно-боевой Ту-134УБ-Л с двигателями Д-30 II серии. Сыграл свою роль в появлении этой машины и договор об ограничении стратегических вооружений ОСВ-2, под который подпадали Ту-22М. Из-за этого, как и на бомбардировщике Ту-22М-3, предусмотрели, но отказались от размещения на учебной машине оборудования дозаправки топливом в полете.

Ту- 134Ш «Марина Раскова». Аэродром Тамбов, 2007.

Ту- 134Ш на аэродроме Клин. 2005 г.

Ту- 134Ш на аэродроме Клин.

Ту-134А заходит на посадку

Ту-134А-3 Центра подготовки космонавтов имени Ю. А. Гзгарина

Ту-134А ВВС РФ

Для имитации обзора из кабины пилотов Ту-22МЗ на Ту-134 удлинили носовую часть фюзеляжа, за что впоследствии самолет получил прозвище «Кристина». Кабина экипажа размещена от шпангоута № 2 до шпангоута № 15. За ней до шпангоута № 45 расположен пустой «салон».

Под радиопрозрачным носовым обтекателем сохранили радиолокатор обзора земной поверхности РОЗ-1 гражданского авиалайнера. Учебно-боевой самолет комплектовался также оптоэлектронным прицельным и навигационным оборудованием, как на бомбардировщиках, состоявших на вооружении дальней авиации.

Кроме этого в состав оборудования Ту-134УБ-Л входят кислородные приборы КП-24М с масками КМ-32АГ и КП-19 с дымозащитными масками ЛП-2, переговорное устройство СПУ-7, ответчик СО-72М, радиотехническая система ближней навигации РСБН-ПКВ, навигационный курсовой прибор НКП-4, пилотажный прибор НПК-4, радиостанция Р-832М, автоматическая бортовая система управления АБСУ-134 и др.

Усилили не только планер, но и шасси, поскольку за штурвалами учебных машин сидели начинающие и малоопытные пилоты. Посадочный вес как и у авиалайнера ограничили 43 000 кг, а при пяти последовательных посадках с интервалом 15 минут — 38 000 кг. Ввели дополнительную антикоррозионную защиту фюзеляжа.

Слева: Ту- 134Ш с многозамковыми бомбодержателями под центропланом крыла. Авиабаза Тамбов

Внизу: Многозамковые бомбодержатели под центропланом крыла Ту- 134Ш

В ходе серийного производства несколько раз дорабатывали (видимо, усиливали) крыло, внешне это отразилось на раскрое его обшивки.

Экипаж Ту-134УБ-Л состоит из четырех-пяти человек. Борттехник располагается между пилотами, а его складывающееся кресло смещено немного назад. Рабочее место штурмана размещено в «салоне». При необходимости экипаж может быть увеличен до пяти человек. Там же располагались два столика с СПУ-7 для курсантов. С 1997 года на некоторых машинах кабину летчиков отделили от штурмана жесткой перегородкой, но встречаются самолеты и с ширмой.

Вдоль бортов «салона» имелись поручни для аварийного покидания самолета через хвостовой багажный люк. Кроме этого экипаж мог покинуть самолет с парашютами через переднюю служебную дверь.

Ту-134УБ-Л спроектировали и построили на Харьковском авиационном заводе. Его опытный экземпляр, стал, по сути, и первым серийным образцом. В апреле 1981 года экипаж заводского летчика-испыгателя М.В. Петлякова (сына авиаконструктора В М. Петлякова) опробовал самолет в воздухе, и с тех пор он стал неизменным спутником летчиков Ту-22МЗ. Заводские и государственные испытания Ту-134УБЛ проходили там же, на аэродроме Харьковского авиационного завода и завершились в июне 1982 г. Как показали испытания, величина подъемной силы и запасы продольной устойчивости и управляемости самолета с удлиненной и заостренной носовой частью фюзеляжа не изменились во всем диапазоне полетных углов атаки и скольжения. При углах атаки свыше 30 градусов характеристики продольной и боковой устойчивости существенно отличаются от аналогичных параметров Ту-134Б, так как появляются дополнительная боковая сила и соответственно разворачивающий и кабрирующий моменты.

На высоте 10 000 м при полетном весе 40 тонн и работе двигателей на номинальном режиме максимальная скорость горизонтального полета снизилась на 10–15 км/ч по сравнению с Ту-134Б.

С 1982 года Ту-134УБ-Л состоит на вооружении, хотя первые самолеты начали поступать заказчику в 1981 г. Серийно строился до 1984 г.

Харьковчане утверждают, что за годы серийной постройки заказчику из министерства обороны сдали 109 самолетов этого типа. Из них 64 машины ушли на комплектование двух авиаполков, а были ли другие — остается догадываться.

Первый серийный самолет 1 сентября 1981 года передали в Тамбовское высшее военное авиационное училище летчиков имени М. Расковой. Впоследствии там сформировали полк из 32 самолетов. Такой же полк дислоцировался в Орске Оренбургской области и предназначался для подготовки пилотов Оренбургского высшего военного авиационного краснознаменного училища летчиков имени И.О. Полбина.

Курсантов обоих училищ обучали не только взлету и посадке, но и элементам боевого применения, свойственным самолету Ту-22МЗ Приведу лишь два примера из практики Оренбургского училища. В 1990 году курсант Панченко, отрабатывая взлет и посадку, до-пустил восемь подскоков (в просторечье «козлов») и ушел на второй круг. Машина же с честью выдержала это непредвиденное испытание, поскольку шасси рассчитано на четырехкратные перегрузки, фактически ударные нагрузки, недопустимые для пассажирского лайнера.

Там же в Орске был случай, когда на взлете развалился один из двигателей. Самолет пролетел по кругу и благополучно приземлился.

Когда в стране началась перестройка и последовало сокращение вооруженных сил, самолеты из Тамбова передали в Орск, но ненадолго. Вскоре 15 машин вернулись в Тамбов и столько же передали в Рязань, пять машин перегнали в Прилуки для ввода в строй летчиков Ту-160, и по одной — в Серышево и Ахтубинск.

Сегодня Ту-134УБ-Л можно встретить практически на всех аэродромах дальней авиации, в Центрах боевого применения дальней (в Рязани) и морской (в Острове) авиации, в Челябинском авиационном училище штурманов, в 929-м ГЛИЦ ВВС имени В.П. Чкалова и других частях. Но больше всего их сосредоточено на авиабазе в Тамбове. Часть самолетов дальней авиации получила имена собственные, в частности: «Амур», «Ангара», «Байкал», «Баргузин», «Граф Муравьев Амурский», «Десятина», «Софрино», «Урал» и «Цна».

В 929-м ГЛИЦ ВВС им. В.П. Чкалова на Ту-134УБ-Л проводили испытания на штопор, для чего в хвостовой части фюзеляжа расположили контейнер с парашютом. В настоящее время самолет используется в качестве летающей лаборатории и для перевозки служебных пассажиров.

Есть сведения, что несколько самолетов Ту-134УБ-Л эксплуатировались в Ульяновской высшей школе летной подготовки пилотов гражданской авиации — резерва ВВС СССР.

Ту- 134УБ-Л все чаще используется как транспортный, для этого в его «салоне» устанавливают до 40 пассажирских кресел. Все же это военная машина с ее скудным внутренним убранством и освещением. К тому же трубопроводы тянутся вдоль всего «салона».

Самолеты этого типа можно встретить и на музейных стоянках в Киеве и Прилуках (Украина), Тамбове и Энгельсе.

Под усиленным крылом нескольких машин, предназначенных для обучения будущих штурманов самолетов Ту-22МЗ и Ту-160 и получивших обозначение Ту-134УБ-К, разместили 12 узлов (из них — два под центропланом по типу Ту-124Ш) для подвески макетов ракет и авиабомб. На многозамковых бомбодержателях типовой вариант для учебного бомбометания — восемь бомб ПБ-50-75 или ПБ-120. Кроме этого на самолете заменили РЛС РОЗ-1 на ПН-А. Это, естественно, потребовало, как и на Ту-134Ш, установки соответствующего оборудования и усиления планера. Кроме этого в «салоне» появилось 12 рабочих мест для курсантов. Из-за этого Ту-134УБ-К значительно потяжелел по сравнению с базовой машиной, что сказалось на дальности его полета. Достаточно сказать, что он с трудом дотягивал из Рязани в Энгельс. Ту-134УБ-К был создан в 1983 году, и вся доработка Ту-134УБ-Л проходила на 20-м АРЗ в Пушкино (Ленинградская область).

Излишки Ту-134УБ-Л, появившиеся в ходе сокращения вооруженных сил в конце 1980-х, привели на рубеже XX и XXI веков к предложениям по их конвертации в типовую конструкцию авиалайнера. К реализации же этих замыслов приступили лишь в 2006 г.

Тогда же была составлена соответствующая правительственная программа союзного государства (Россия и Беларусь). Со стороны Беларуси государственным заказчиком и координатором выступил Государственный комитет по авиации, а ведущим исполнителем — Минский авиаремонтный завод. В нашей стране переделывать Ту-134УБ-Л решили на Ростовском авиаремонтном заводе гражданской авиации № 412.

Ту- 134УБ-Л ВВС РФ

Ту- 134УБ-Л на аэродроме Дягилеве (Рязань). 1999 г.

Ту- 134УБ-Л на базе хранения

Личный состав 2-й аэ авиаполка, дислоцировавшегося в Орске (командир АГ. Паляница). Фото сделано, когда начался переход в ВВС на новую российскую форму одежды

Презентация конвертированного Ту-134 УБ-Л состоялась в августе 2007 года на Московском авиационно-космическом салоне.

Судя по сообщениям в прессе, в 2004 году был проведен отбор самолетов, и три авиакомпании заявили о планах пополнить ими свой парк.

По распоряжению (теперь уже бывшего председателя правительства РФ М. Касьянова) два Ту-134УБ-Л вывели из состава ВВС и безвозмездно передали властям Ингушетии. Предполагалось, что после ремонта и модернизации самолетов в вариант Ту-134Б-3 они будут переданы в коммерческую эксплуатацию одной из авиакомпаний Ингушетии. Пока судили-рядили, что делать с «УБ-Лами», конвертация первого самолета началась на Минском авиаремонтном заводе. Другой самолет попал для переделки в Ростов-на-Дону.

По расчетам минчан стоимость конверсии учебной машины в Ту-134Б-3 с обычным пассажирским салоном не превышала 1,2 млн долл. В Ростове считали, что можно уложиться в миллион долларов.

Конверсированный в Белоруссии Ту-134УБ-Л, получивший опознавательный знак RA — 65727, взлетел в августе 2007 г.

В ходе переделки Ту-134УБ-Л в вариант Ту-134Б-3 демонтировали носовую часть фюзеляжа и установили новую под РЛС «Контур-10Ц» с дальностью обнаружения опасных метеообразований до 600 км, т. е. за пределами радиогоризонта. Эту станцию можно использовать и для определения местоположения воздушного судна по характерным наземным признакам. Кроме этого, на борту лайнера установили систему раннего предупреждения близости земли (СРПБЗ), позволяющую оценивать рельеф местности, направление полета (EGPWS) и предупреждать о возможном столкновении самолетов в воздухе (NCAS Honeywell). На самолете также разместили барометрический электронный высотомер с функцией системы воздушных сигналов (ВБЭ-СВС), обеспечивающий полеты в условиях сокращенного минимума вертикального эшелонирования (RVSM), спутниковую навигационную систему GPS-155XL, многофункциональные индикаторы и автоматическую стационарную кислородную систему.

Доработали проем и люк фюзеляжа между 4 и 6-м шпангоутами, крышку багажного люка под серийный вариант и фюзеляж под установку панелей заправки водой и ее слива из бытового блока, изменили кок хвостовой части обтекателя под ХС-57. Демонтировали кронштейны постаментов вместе со специальной аппаратурой и установили дополнительные иллюминаторы и аварийные люки (между 30 и 31-м шпангоутами) по обоим бортам фюзеляжа. Одновременно доработали крышку багажного люка под серийный вариант.

Сегодня эксплуатируются как минимум пять Ту-134УБ-Л, конвертированных в вариант Ту-134Б. В частности их можно встретить в авиакомпаниях «Космос» (RA — 65945 и 65722), «Меридиан» и «Сириус-Аэро».

Программа предполагает конвертацию в течение двух лет 20 Ту- 134УБЛ.

Ту-134 выпускался серийно с 1966-го по 1984 г. Всего построили 852 самолета различных модификаций.

Ту- 134УБ-Л «Мещера» из Тамбова

Ту- 134УБ-Л «Ангара» на аэродроме в Моздоке

Носовая часть самолета Ту- 134УБ-Л «Россия»

Летчик 929-го ГЛИЦ ВВС имени В.П. Чкалова С.В. Начкин

Интерьер салона Ту- 134УБ-Л

Летающие лаборатории

На базе Ту-134 было создано несколько летающих лабораторий. Одна из них Ту-134УБК, оснащенная системой «Фара», использовалась для отработки автоматической системы посадки орбитального корабля «Буран».

Другая летающая лаборатория Ту-134СЛ (СЛ-134Ш), созданная на базе того же Ту-134Ш (RA — 65098, заводской № 73550815), принадлежит холдинговой компания «Ленинец». На этой машине в разное время доводили до кондиции РЛС ПН-А-Д для самолета Ту-22М и Н001 — для Су-27. До недавнего времени на самолете отрабатывали «Морской змей» для фронтового бомбардировщика Су-34.

Летающая лаборатория Летно-исследовательского института (RA — 65562) также создана на базе Ту-134Ш, но предназначена для дистанционного зондирования земной поверхности Для плановой и многозональной съемки и плановой привязки положения самолета при перспективной съемке. На борту самолета имеются топографические аэрофотоаппараты ТК-10, ТАФА-10, LMK, АФА-41/20, ТЭЛ-35, АФА-42/100, четырехзональный аэрофотоаппарат АС-707.

Для оперативного обзора, сопровождения и видеозаписи изображений переднего пространства при углах визирования от 0 до 90 градусов вниз предусмотрена телевизионная система Т-2. Для перспективной съемки предназначены аэрофотоаппарат БАФ-40 и лазерный дальномер ЛДИ-3.

На борту имеются также ИК и лазерный сканеры, четырехканальный ИК-радиометр ИКР4-2, автомат программного разворота, инерциальная навигационная система И-21, приемники спутниковых навигационных систем GPS и ГЛОНАСС, радиовысотомер РВ-21, цифровой магнитный регистратор «Гамма» и бортовая информационная система с записью на 27-канальный магнитный регистратор Schlumberg, а для управления ходом летного эксперимента — бортовой компьютер Compag 486/66 Мгц/525 Мбайт.

Одну из летающих лабораторий (СССР — 65687, второй пилот В.В. Плаксин), предназначавшуюся для доводки аппаратуры связи с подводными лодками, потеряли 17 июня 1982 года в районе Североморска. Самолет, заходивший на посадку, зацепил сигнальную мачту…

Еще один самолет-лабораторию потеряли 9 сентября 1994 г. В тот день Ту-134 столкнулся с другой летающей лабораторией Ту-22МЛЛ Летно-исследовательского института имени М.М. Громова во время исследовательского полета. С борта Ту-134 велась видеосъемка картины обтекания крыла Ту-22М-3. Ту-134 разбился, а Ту-22МЗ с фрагментами обшивки самолета сопровождения сумел дотянуть до своего аэродрома.

Ту- 134Б-3 (RA — 65727) — конвертированный в вариант Ту- 134УБ-Л на МАКС-2007

Ту- 134Ш-1 (СССР — 65098) — летающая лаборатория НПП «Мир» для испытаний «Морского змея» для самолета Су-34

Проекты

В 1975 году была предпринята попытка резко увеличить рентабельность самолета. Для этого в соответствии с январским 1975 года приказом МАП предписывалось разработать проект Ту-134Д. Изменения коснулись, прежде всего, крыла, носовая (предкрылки) и хвостовая части которого подверглись существенной доработке. Разработали новые элероны и двухщелевые закрылки. Данные мероприятия позволяли существенно увеличить аэродинамическое качество планера, что напрямую связано с его рентабельностью.

Тогда же удлинили фюзеляж за счет двух вставок (2,25 м перед и 1,5 м — за крылом), увеличили на 400 мм высоту фюзеляжа, убрали передний багажник под пол, перекомпоновали оборудование. Это позволяло довести число пассажиров до 114 человек.

Изменениям подверглось шасси и силовая установка. Взлетная тяга двигателей Д-ЗОА возросла до 8400 кгс. Казалось, машина обещала многое, но в 1978 году все работы в этом направлении прекратили. Причиной всему стало создание Як-42, которому, по свидетельству Л.Л. Селякова, Туполев дал «зеленый свет».

Последней попыткой улучшить экономические показатели Ту-134А было предложение об оснащении его двигателями Д-436Т1. Это позволяло увеличить дальность полета на 750-1000 км в зависимости от коммерческой нагрузки или уменьшить расход топлива при полете на расстояние 1200–2000 км на 17–20 процентов (800-1500 кг). В этой конфигурации самолет должен был удовлетворять нормам ИКАО (главы 3 Приложения 6) по шуму и эмиссии, при этом потребная длина ВПП сокращалась на 250–350 м.

На базе обновленной машины предполагалась разработка административного варианта с дальностью полета 5000 км, а при установке дополнительных топливных баков — до 6000 км. Переоборудование самолетов предполагалось осуществлять на Минском авиаремонтном заводе. Но отсутствие средств в начале 1990-х годов не позволило реализовать задумку.

Ту- 134Ш заводской № 2350201 до переделки в летающую лабораторию ЛИИ. Обратите внимание на знак «Отличный самолет», нанесенный на носовой части фюзеляжа

Ту-134 в гражданской авиации СССР и стран СНГ

Первые два серийных Ту-134 (СССР — 65609 и 65610), построенные в 1966 году, передали в Летно-исследовательский институт (ЛИИ). Два года спустя второй из них поступил в Центральное управление международных воздушных сообщений (ЦУМВС) для эксплуатации на международных линиях, а затем — в Школу высшей летной подготовки (ШВЛП) гражданской авиации в Ульяновске. Ту-134 (СССР — 65609) из ЛИИ попал в Горьковское авиапредприятие и был снят с эксплуатации в начале 1980-х.

Первый же полет самолета Ту-134 с пассажирами на борту состоялся в сентябре 1967 года по маршруту Москва — Адлер. С лета 1969 года Ту-134 появились на трассах, соединявших Москву с Ленинградом и Киевом. Постепенно, по мере ввода в строй бетонированных взлетно-посадочных полос в аэропортах областных центров география применения Ту-134 на внутренних линиях расширялась, и к середине 1980-х он стал основным пассажирским воздушным судном.

Полеты и эксплуатация Ту-134А в гражданской авиации СССР начались в ноябре 1970 г. С 16 сентября 1971 года в аэропорту Спилве (Латвийское управление Гражданской Авиации ЛаУГА) началась эксплуатация первых двух Ту-134 (СССР — 65665 и 65730). В 1980-е годы эти машины передали в другие управления ГА Советского Союза.

На 1 января 1972 года Аэрофлот располагал 85 машинами Ту-134 и Ту-134А. В Советском Союзе они летали на регулярных линиях, связывавших Москву с Баку, Ереваном, Киевом, Кишеневом, Краснодаром, Ленинградом, Омском, Ригой и Сочи.

В мае 1972 года произошло событие, оказавшее существенное влияние на обновление парка Аэрофлота. В тот день под Харьковом потерпел катастрофу широкофюзеляжный авиалайнер Ан-10А, унесший жизни 116 человек. На счету этого «Ана», выпущенного в 104 экземплярах, и до этого не все было «гладко». Майская 1972 года трагедия поставила точку в «биографии» 130-местного Ан-10. Полеты около 40 пассажирских самолетов (остальные эксплуатировались в грузовом варианте и в Министерстве обороны) в Аэрофлоте сразу прекратили. Но что делать с пассажирами в региональных аэропортах, имевших зачастую грунтовые ВПП? На чем их перевозить?

К тому времени советский авиапром освоил выпуск Ан-24, Ил-18, Ту-134 и Ту-154, из них лишь самолет O.K. Антонова мог эксплуатироваться с грунта. Для Ту-134 и Ту-154 требовались полосы с искусственным покрытием, да и этих самолетов огромной стране не хватало, поскольку в первую очередь думали о друзьях по социалистическому лагерю Но и это не все: Ан-24 вмещал в три раза, а Ил-18 и Ту-134 — почти в два раза меньше пассажиров, чем Ан-10. Так, что потребность в самолетах способных эксплуатироваться с грунтовых аэродромов возросла, как минимум в два раза. Так резко увеличить производство Ан-24 не представлялось возможным. Выход был один — срочная реконструкция существующих аэропортов.

В результате в областных центрах страны начали строить ВПП с искусственным покрытием, способные принимать тяжелые самолеты Ил-18, Ту-154 и Ту-134. Одновременно изыскивались возможности по увеличения авиапарка Аэрофлота. На авиалинии выходили не только новые самолеты, но и машины, взятые из различных НИИ и доработанные на авиаремонтных заводах под перевозку пассажиров. Немало Ту-134 на внутрисоюзные линии поступило из Центрального управления международных воздушных сообщений (ЦУМВС), где внедрялись Ту-154 и Ил-62. Эта «лихорадка» в Аэрофлоте продолжалась почти год…

Ту-124 и Ту-134 стали первыми реактивными лайнерами, связавшими небольшие областные центры Советского Союза. Но спешка и авралы в авиации редко обходятся без жертв. Первый самолет (СССР — 65607, № 0104) Аэрофлот потерял 17 июля 1972 года, правда, без жертв. Спустя год 30 июня в Аммане потерпел катастрофу Ту-134 (СССР — 65668, заводской № 1351306). Тогда погибло 79 человек. Причины трагедий банальны — человеческий фактор. Вины промышленности в этом не нашли, и в том же 1973-м году за создание, серийный выпуск и успешную эксплуатацию Ту-134 А.Н. Туполеву, Л.Л. Селякову, В.М. Вулю. В.П. Николаеву, Б.А. Хохлову (директор ХАЗа), Б.П. Бугаеву (министр ГА), С.Д. Драгунову и И.Т. Беляеву присудили Государственную премию СССР.

Во время одного из полетов по маршруту Ереван — Москва из-за ошибки экипажа произошло переключение электропитания бортовой сети с генераторов на аккумуляторную шину. Такой вариант предусмотрен «Руководством по летной эксплуатации…», но при этом следовало оставить включенными лишь самое необходимое оборудование. В этом случае запаса электроэнергии хватало почти на полчаса полета. Но экипаж об этом забыл, и пришлось делать вынужденную посадку в районе Минеральных Вод на снежный покров. После завершения работы аварийной комиссии Ту-134 взлетел с той же площадки. Тогда это происшествие отнесли к «человеческому фактору». Однако вскоре произошло еще одно ЧП с гораздо худшими последствиями.

Экипаж венгерской авиакомпании «Малев» выполнял рейс из Будапешта в Москву, когда повторился случай с рейсом Ереван — Москва. После перехода на аварийное питание остались включенными второстепенные потребители электроэнергии. В районе Киева аккумуляторы сели, и экипаж пошел на вынужденную посадку. Недостаточная видимость не позволила пилотам выбрать подходящую площадку, и самолет упал на железнодорожную насыпь…

После этих случаев электросистему Ту-134 доработали, и для ее проверки 17 июля 1972 года в полет отправился экипаж ГосНИИ ГА во главе с летчиком-испытателем Вячеславом Кузменко. Когда по программе испытаний остался заход на посадку с оборудованием, работавшем в аварийном режиме, произошло непредвиденное. На посадку заходил иностранный борт, и диспетчер попросил испытателей подождать с посадкой. Пока ходили по кругу и выписывали восьмерки, аккумулятор изрядно подсел. Вслед за этим остановились оба двигателя, и посадку пришлось совершать на водную гладь Икшинского водохранилища. Но самолет не утонул благодаря герметичным фюзеляжу и отсекам крыла.

Тем временем популярность самолета неуклонно росла. В 1973 году средняя загрузка Ту-134 в Аэрофлоте составила 83,6 процента, причем ее максимум приходился на август, а минимум — на январь.

География применения машины быстро расширялась. В декабре 1976-го на аэродроме «Девау», где базировалась 64-я отдельная объединенная авиаэскадрилья гражданской авиации (в настоящее время авиакомпания «Калининградавиа» или сокращенно «КДавиа»), приземлился первый Ту-134А с опознавательным знаком СССР — 65019, построенный в апреле того же года. Впоследствии через эту авиакомпанию прошло еще девять таких же авиалайнеров. Почти 30 лет Ту-134 связывали Калининград с «большой землей», но с лета 2005 года начался переход на — <Боинг-737-300». Причин тому хватало, это и выработка ресурса, и убыточность эксплуатации самолета. Да и наработка на отказ Ту- 134А в 2004 году (20,2 часа) была ниже, чем у «Боинга» — 46 часов. Эти данные были обнародованы на авиационно-космическом салоне «САКС-2004» в Красноярске.

С самолетом Ту-134А Калининградского объединенного авиаотряда (так предприятие называлось в Советском Союзе) связана любопытная история. 31 декабря 1988 года при заходе на посадку самолета СССР — 65011 (построен в феврале 1976 г.) из-за грубейших нарушений экипажем «Руководства по летной эксплуатации…» касание шасси с ВПП произошло на скорости 415 км/ч (при штатной 240–250 км/ч), большей, чем у орбитального корабля «Буран». При этом перегрузка составила 1,25д. Тем не менее, обследование самолета не выявило никаких разрушений и деформаций планера и шасси, что позволило продолжить эксплуатацию Ту- 134А до полной выработки его ресурса.

Спустя 17 лет история повторилась. 21 декабря 1993 года Ту-134А-3 (СССР — 65109) с 94 пассажирами на борту совершил посадку с повышенной скоростью и выкатился за пределы ВПП. Расследование показало, что причиной летного происшествия стала слишком передняя центровка самолета (16 процентов средней аэродинамической хорды, что на пять процентов превышало предельно допустимую). Это, в свою очередь, привело к тому, что руль высоты был отклонен на максимальный угол -17 градусов, а момент от горизонтального оперения был недостаточен для вывода машины на посадочный угол атаки.

С каждым годом надежность и популярность авиалайнера возрастали. Например, с 1976-го по 1980-й год самолеты Ту-134 перевезли свыше 100 млн пассажиров. При этом наработка на отказ, являющийся предпосылкой к летному происшествию, возросла почти на треть, а задержка вылета свыше 15 минут на количество рейсов — намного меньше, чем у других отечественных самолетов. В те годы на долю Ту-134 приходилось наибольшее число рейсов в сутки. Например, в 1979 году — свыше 1265 рейсов.

В том же 1979 году Аэрофлот потерял четыре машины. Первая трагедия имела место 23 марта в Лиепае, В тот день из-за грубой посадки погиб экипаж Ту-134А СССР — 65031. Менее чем через два месяца, 19 мая в Уфе при посадке с заторможенными колесами загорелся борт СССР — 65839. Пассажирам и экипажу удалось спастись В том же месяце недосчитались еще одного Ту-134 СССР — 65649. Как рассказывали «очевидцы», виной всему стал отказ гидросистемы самолета.

Ту- 134А-3 авиакомпании «Ист Лайн»

Другая катастрофа 1979 года получила широкую огласку, поскольку в ней погибла футбольная команда «Пахтакор». 11 августа в воздухе над украинским городом Днепродзержинском столкнулись Ту-134А (СССР — 65735, заводской № 1351405) Белорусского управления гражданской авиации, следовавший рейсом Ташкент-Минск и Ту-134А (СССР — 65816) Молдавского управления гражданской авиации, летевший из Челябинска в Кишинев. Причиной столкновения стала грубейшая ошибка диспетчера, неправильно определившего расчетное время пересечения курсов самолетов, занимавших один эшелон и двигавшихся наперерез друг другу… В итоге погибло 178 человек.

Столкновение в полете воздушных судов не редкость. Так, 9 сентября 1984 года Ту-134 (СССР — 65760) столкнулся в небе с Ту-22М-3 в районе Жуковского при выполнении испытательного полета, связанного с фотографированием летающей лаборатории. Все семь членов экипажа Ту-134 погибли.

На следующий год после трагедии в Подмосковье 3 мая 1985 года в районе города Золочев Львовской области столкнулись линейный Ту- 134А СССР — 65856, летевший из Таллина, и военный Ан-26, на борту которого находилось командование ВВС Прикарпатского военного округа. Причина катастрофы, как и в предыдущем случае — грубейшая ошибка диспетчера. В общей сложности погибло 94 человека.

В 1980 году прибыль от эксплуатации Ту-134 на один летный час составила 300 рублей, Ту- 134А — 325 руб-лей, Ту-134Б — 423 рубля, а Ту-134Б-1 — 570 рублей. Заметно возросла и топливная экономичность. Если у Ту-134 при полете на расстояние 1850 км она составляла 55 грамм топлива на кресло, то у Ту-134Б-1 — 39 грамм на кресло. И это было далеко не предельно. Остается лишь удивляться, почему 90-местный Ту-134Б-1 так и не занял достойное место в системе пассажирских перевозок Аэрофлота.

В начале 1980-х начался переход к эксплуатации Ту-134А по состоянию, что также способствовало снижению себестоимости перевозки пассажиров.

В 1981 году гражданская авиация СССР недосчиталась еще двух машин. 6 января в Сочи потерпел аварию Ту-134А (СССР — 65698) при посадке с заторможенными колесами. Не прошло и полгода, как 28 июня в Симферополе при посадке разрушилась одна из стоек шасси Ту-134А СССР -65871.

В августе 1982 года еще одна неудача — в Сухуми разбился Ту-134А (СССР-65836).

Спустя год 30 августа 1983 г. в 37 км от Алма-Аты потерпел катастрофу Ту-134 СССР — 65129, следовавший по маршруту Казань — Челябинск — Алма-Ата. При заходе на посадку экипаж нарушил схему захода, отклонившись от нее почти на 15 километров. Пилоты увидели приближавшуюся гору, но уклониться от столкновения уже не успели. Погибло около 90 человек. В 1984 году в Грузии потеряли Ту-134 СССР — 65807.

1 февраля 1985 года вскоре после взлета из аэропорта Минск-2 потерпел катастрофу Ту-134А СССР — 65910, следовавший из Москвы в Ленинград. Расследование катастрофы показало, что ее причиной стало стечение следующих обстоятельств: сложные метеоусловия, плохая освещенность рабочих мест экипажа, халатное отношение обслуживающего и летного персонала к выполнению своих обязанностей по подготовке самолета к полету. В результате средняя часть крыла в районе кессон-баков покрылась ледяной коркой, которая после взлета разрушилась и куски льда попали сначала в один, а затем и второй двигатели… Из 83 человек погибло 58. Но этот урок никого и ничему не научил.

Спустя четыре года, 5 октября 1989-го на разбеге самолета Ту-134А СССР — 65099, принадлежавшего Министерству радиопромышленности, мокрый снег, неубранный с крыла, попал в левый двигатель, что привело к его разрушению. Экипаж вовремя перевел двигатели на режим малого газа, а затем, включив реверс правого ТРДД, прервал взлет. На этот раз обошлось без жертв.

1986 год выдался на редкость «урожайным». 6 января в городе Бонсдорф потерпел катастрофу Ту-134 Аэрофлота (СССР — 65142), унеся жизни 72 человек из 94, находившихся на борту. Через полгода 22 июня в Пензе в очередной катастрофе Ту-134 (СССР — 65142) погиб один человек.

2 июля на Ту-134 (СССР — 65120), вылетевшем из Сыктывкара, возник пожар в багажном отделении. Так как салон очень быстро наполнялся дымом, командир принял решение садиться на вынужденную посадку. При посадке машина задела деревья и разрушилась Погибли два члена экипажа и 54 из 94 пассажиров. Причиной пожара, по мнению аварийной комиссии, стало грубейшее нарушение правил безопасности кем-то из пассажиров, провозившем в багаже какую-то легковоспламеняемую жидкость.

20 октября — трагедия в куйбышевском аэропорту Курумоч. Ту-134А (СССР — 65766), летевший из Грозного в Свердловск, заходил на промежуточную посадку. На этом, самом ответственном участке полета, командир решил посадить лайнер по приборам… В итоге самолет коснулся полосы с недопустимой вертикальной скоростью 6–7 м/с. От удара сломалось шасси и самолет, «проскользив» около 300 м по полосе, сошел с нее и разломился. Остававшееся в баках топливо вспыхнуло, погубив около 70 человек. Командир воздушного судна, как ни парадоксально, остался жив…

Ту-134 в сборочном цехе Харьковского авиационного завода

Последняя трагедия года имела место в декабре. При попытке совершить посадку в условиях плохой видимости аэропорту Шенефельд (ГДР) разбился Ту-134А (СССР — 65795) Белорусского управления гражданской авиации, следовавший по маршруту Минск — Берлин. Ошибка экипажа стоила жизни 70 человек. Как предполагают, причиной катастрофы стало плохое знание английского языка, необходимого для радиообмена с диспетчером. Лишь в начале XXI века обучению экипажей гражданской авиации в нашей стране стали уделять большое внимание.

27 февраля 1988 года Ту-134 подлетал к аэропорту Сургута, при этом командир экипажа запросил у диспетчера разрешение зайти на посадку по кратчайшему пути. Уже на глиссаде самолет попал в зону резкого ухудшения видимости. Вопреки всем инструкциям, требующим немедленно прекратить снижение и уйти на второй круг, и здравому смыслу, командир продолжил полет по глиссаде. В результате Ту-134 столкнулся с землей в стороне от ВПП и загорелся. Погибли 17 пассажиров и три члена экипажа, а 37 человек получили ранения и травмы.

Пять месяцев спустя в том же аэропорту при аналогичных условиях погиб Ту-134А Белорусского УГА (СССР — 65675), следовавший по маршруту Минск — Тюмень — Сургут. В сложных метеусловиях экипаж потерял визуальный контакт с ВПП и приземлился в стороне от нее. При этом отвалилось правое полукрыло, а самолет перевернулся и загорелся. Погибло 20 человек из 51, находившихся на борту.

13 января 1990 года под Первоуральском разбился Ту-134 (командир В.Е. Дунаев, заводской № 2351703, борт 65951), выполнявший рейс Тюмень — Уфа — Волгоград. В районе Свердловска в грузовом отсеке самолета из-за короткого замыкания возник пожар. Экипаж запросил вынужденную посадку в Свердловске и начал снижаться. Однако на этом этапе полета отказала часть электрооборудования, а затем сработала сигнализация о пожаре двигателей (как позднее выяснилось, срабатывание было ложным). Пилоты решили посадить самолет на заснеженное поле, но им, как и в случае с азербайджанским Ту-154 в мае 1978 года, не повезло. После посадки Ту-134 зацепил крылом поливочный гидрант, оторвав его часть. После этого машина развернулась, и ударилась о дерево. Ситуацию на борту усугубил появившийся дым, затруднявший дыхание. Погибли 27 человек из 71, находившихся на борту.

Несмотря на физическое и особенно моральное старение Ту-134 будет эксплуатироваться еще около 20 лет, поскольку пополнение парка гражданской авиации продолжается. 6 апреля 2008 года в аэропорту «Магас» (Ингушетия) приземлился первый самолет Ту-134, принадлежащий республике. Авиалайнер ввели в эксплуатацию после переоборудования на Минском авиазаводе. Возможно, это один из конвертированных Ту-134УБ-Л. Данный самолет был передан в собственность Ингушетии правительством РФ по ходатайству президента республики Мурата Зязикова. Самолет, рассчитанный на 68 мест, будет летать по маршруту Ингушетия-Москва, а обслуживать его будет авиакомпания «Космос». До конца текущего года планируется ввести в эксплуатацию еще один аналогичный самолет, который сейчас переоборудуется в Ростове.

Многолетний опыт эксплуатации самолета Ту-134 в Аэрофлоте (на 1987 г.) показал, что самолеты использовались для полетов на расстояния от 200 до 2200 км. Средневзвешенное расстояние (взлет на одну посадку с учетом частоты рейсов) составлял около 1140 км. При такой дальности и средней (по статистике Аэрофлота) коммерческой нагрузке 6500 кг взлетный вес самолета составлял 44 000 — 44 500 кг.

Реальная же дальность полета Ту-134А-3 (Ту-134Б-3) с коммерческой нагрузкой 8200–9000 кг составляет 1800–2200 км, а с 5000 кг (при тех же условиях: скорость 750 км/ч, М=0,7) дальность достигает 3300 км при взлетном весе 47 600 кг и около 3600 км — при 49 000 кг с учетом аэронавигационного запаса топлива 2500 кг.

Ту-134 (RA-65047) авиакомпании «Громов Эйр»

Ту- 134А после посадки на воду Икшинского водохранилища

Авиалайнеры гибли не только из-за неподготовленности экипажей. Но и от обстрела их боевиками разных мастей. Так в районе Сухуми огнем с земли во время грузино-абхазской войны 21 и 23 сентября 1993 года были сбиты два Ту-134.

5 декабря 1995 года при взлете в районе аэропорта Нахичевань (Азербайджан) потерпел катастрофу Ту-134Б-3 (№ 65703, командир Э Х. Гасанов) авиакомпании «Азалавиа» государственного авиационного концерна «Азербайджан Хава Йоллары». Самолет следовал по маршруту: Нахичевань — Баку. Самолет выпущен 28 августа 1980 г. С начала эксплуатации наработал 27500 часов 29 минут и совершил 17 893 посадок при назначенном ресурсе 35 000 часов и 20 000 посадок. Прошел восемь ремонтов.

После взлета в наборе высоты произошло выключение обоих двигателей. При выполнении вынужденной посадки вне аэродрома самолет вследствие столкновения с землей и препятствиями разрушился, 50 пассажиров и два члена экипажа погибли. В результате проведенных исследований установлено, что причиной катастрофы явилась вынужденная посадка с двумя авторотирующими двигателями вне аэродрома, приведшая к разрушению воздушного судна, в результате сочетания следующих факторов:

— самовыключения левого двигателя после отрыва самолета от ВПП из- за разрушения вала, роторных и статорных деталей турбины в результате смещения топливной форсунки и последующего прогара одной из жаровых труб;

— ошибочного экстренного выключения экипажем исправного правого двигателя вследствие неверной идентификации отказавшего двигателя;

— выполнением бортмехаником на взлете функций, не предусмотренных РЛЭ — контроль значений скорости и высоты полета;

— недостатков эргономики кабины самолета Ту-134Б, не в полной мере обеспечивающей безошибочное определение факта отказа двигателя, идентификацию отказавшего двигателя и выполнение соответствующих ответных действий;

— необходимостью выполнения экипажем маневра с креном, превышающим предельно допустимый, во избежание столкновения с жилыми домами, находившимися по курсу аварийной посадки самолета.

Фактором, способствовавшим отказу левого двигателя, явилась его эксплуатация на протяжении более чем 30 часов с неустраненным дефектом.

Ту- I34A-3 (RA — 65915) авиакомпании «Ямал»

До конца 2000 года из 752 построенных пассажирских Ту-134 погибло 33 самолета разных модификаций, в том числе четыре машины были уничтожены на аэродроме города Г розный и два сбиты в Сухуми.

17 марта 2007 года в самарском аэропорту Курумоч потерпел катастрофу Ту-134 авиакомпании «ЮТэйр», следовавший по маршруту Сургут — Самара — Белгород. В условиях густого тумана лайнер промахнулся, коснувшись земли за 300 м до начала ВПП. После удара самолет завалился на правое крыло и, перевернувшись, развалился на части. На борту Ту-134 находилось 50 пассажиров и семь членов экипажа. Шесть пассажиров погибли, а 32 человека, включая экипаж, получили травмы.

Эксперты пришли к заключению, что «Причиной катастрофы самолета Ту-134A RA-65021 в процессе захода на посадку на аэродроме Самара (Курумоч), в условиях существенно хуже метеорологических минимумов, установленных для аэродрома, самолета и экипажа, явилось разрушение ВС (воздушного судна. — Прим. авт.) при движении по земле после его грубого приземления за 300 м до ИВПП, правее курса захода 100 м.

Авиационное происшествие стало возможным в результате организационно-технологических и процедурных недостатков в работе и взаимодействии служб метеорологического обеспечения и управления воздушным движением, а также ошибок в действиях экипажа.

Недостатки нормативных и технологических документов АМЦ Самара не позволили вовремя передать службе УВД для информирования экипажа данные, замеренные аэродромной автоматической метеорологической станцией КРАМС-4, об ухудшении метеоусловий ниже установленного минимума аэродрома.

На высоте принятия решения, в условиях отсутствия надежного визуального контакта с огнями приближения и наземными ориентирами, КВС не принял своевременного решения об уходе на второй круг.

Не использование диспетчером посадки всех технических возможностей посадочного радиолокатора из- за противоречия в нормативных документах, определяющих порядок и технологию его работы, а также нечеткое взаимодействие в экипаже и запоздалые действия по уходу на второй круг, не позволили предотвратить переход ситуации в катастрофическую.

Отсутствие Федеральных правил производства полетов комплексно регламентирующих летную деятельность, деятельность органов УВД, метеорологического обеспечения и других служб обеспечения полетов, учитывающих международный и отечественный опыт в области комплексного обеспечения безопасности полетов, — способствовало данному авиационному происшествию».

Но единого мнения о причинах трагедии среди членов аварийной комиссии не было.

Эксперты из Росаэронавигации, не согласившись с официальным заключением комиссии МАКа, высказали свое особое мнение:

«Причиной авиационного происшествия явилось сочетание следующих факторов:

— нарушение экипажем требований пункта 6.5.3 (03) «4» РЛЭ самолета Ту- 134А в части принятия решение об уходе на второй круг при недопустимых отклонениях от глиссады (более одной точки по планке глиссады на НКП-4) и продолжении захода на посадку при непосадочном положении воздушного судна;

— нарушение экипажем требований (ряда) пунктов Наставления по производству полетов ГА-85, выразившееся в невыполнении ухода на второй круг при невозможности установить надежный визуальный контакт с огнями приближения и наземными ориентирами;

— неудовлетворительное взаимодействие в экипаже, с нарушениями требований л.3.7.1- Инструкции по взаимодействию и технологии работы членов экипажа самолета Ту-134А. в результате чего после пролета высоты принятии решения отклонения по курсу и глиссаде остались вне контроля со стороны членов экипажа, — нарушение экипажем требований <…> Инструкции по взаимодействию и технологии работы членов экипажа самолета Ту-134А при выполнении ухода на второй круг;

— неудовлетворительное метеорологическое обеспечение полетов в аэропорту Курумоч (Самара), в результате чего служба УВД и экипаж воздушного судна не были информированы о фактических погодных условиях при посадке, заход на посадку выполнялся с нарушением установленных минимумов».

Представитель Росгидромета подчеркнул:

«В разделе 3 Заключение проекта Окончательного отчета о причинах катастрофы самолета Ту-134А RA-65021 текст «Авиационное происшествие стало возможным…» изменить и изложить в следующей редакции: «Авиационное происшествие стало возможным в результате организационно-технологических и процедурных недостатков в работе и взаимодействии служб управления воздушным движением и метеорологического обеспечения, а также ошибок в действиях экипажа».

Текст: «На высоте принятия решения, в условиях отсутствия надежного визуального контакта с огнями приближения и наземными ориентирами, КВС не принял своевременного решения об уходе на второй круг» поместить перед абзацем: «Авиационное происшествие стало возможным в результате организационно-технологических и процедурных недостатков в работе и взаимодействии служб метеорологического обеспечения и управления воздушным движением, а также ошибок в действиях экипажа».

В канун нового 2008 года авиакомпания «Аэрофлот» рассталась с последним Ту-134, отдав предпочтение зарубежным авиалайнерам и «Суперджет-100». Но в других компаниях они, видимо, будут летать еще лет 10–15, пока не придет долгожданная замена.

Девять воздушных судов этого типа приобретаются дочерними авиакомпаниям «Аэрофлот-Дон», «Аэрофлот- Норд» и «Аэрофлот-Плюс». Пять Ту- 134, выведенных из эксплуатации, планируется продать.

За всю историю, как в советском Аэрофлоте, так и российской авиакомпании «Аэрофлот» эксплуатировалось свыше 600 Ту-134. В среднем на Ту-134 перевезли восемь процентов от общего объема перевезенных Аэрофлотом пассажиров.

Ту- 134A авиакомпании «КолАвиа»

Количество самолетов Ту-134 в авиакомпаниях РФ на 1 января
Год 2002 2003 2004 2005 2006 2007
Количество 235 238 242 238* 223** 225

Примечание. * В 2005 году в авиакомпании «Аэрофлот» эксплуатировалось 15 Ту-134. ** На 1 января 2006 г. эксплуатировалось 162 самолета.

За рубежом

Первыми к пассажирским перевозкам на Ту-134 приступили зарубежные авиакомпании. Произошло это в 1968 году. Раньше всех авиалайнер начали осваивать авиакомпании «ЛОТ» (LOT) в Польше, «Малев» в Венгрии, «Балкан» в Болгарии и «Интерфлюг» в ГДР.

Судя по закупкам, машина в противоположность Ту-124 пришлась им «по душе». Экономичная, надежная А если и случались поломки, то их, как правило, оперативно устраняли. Тем не менее, не обходилось без жертв.

Югославская «Авиагенекс» начиная с 1969 года приобрела 12 Ту-134. Спустя два года зарубежные авиакомпании потеряли первый Ту-134А (заводской № 1205). Самолет компании «Авиагенекс» потерпел катастрофу 23 мая при заходе на посадку в аэропорту острова КРК на севере Югославии. Тогда в живых остался лишь один пассажир и … экипаж. Расследование причин этой трагедии показало, что виной всему был экипаж.

И все же самолет считался очень надежным. Подтверждением тому является опыт югославской авиакомпании «Авиогенекс». Например, 22 июля 1976 года самолет № 12–03 в течение суток выполнил шесть коммерческих рейсов, перевезя 516 пассажиров и пролетев 13 469 км. В обшей сложности самолет находился в воздухе 19 часов 9 минут.

Но высокая надежность авиалайнера не является гарантом благополучного завершения полета, поскольку им управляет (как в воздухе, так и с земли) человек со всеми жизненными радостями и горестями.

Так. 3 апреля 1977 года Ту-134А авиакомпании «Авиогенекс» совершал грузовой рейс из Франкфурта- на-Майне в республику Габон. При заходе на посадку в аэропорту Либревиль, при отличной погоде, экипаж самолета увидел рулящий хвостом (с использованием реверса тяги двигателей) вперед по ВПП «Боинг-707» и принял единственно правильное решение — уйти на второй круг, «Вышка» при этом хранила полное молчание. При повторном заходе на посадке неожиданно хлынул тропический ливень. Потоки воды по остеклению фонаря кабины пилотов свели видимость до нуля и авиалайнер, задев крылом 60-метровый баобаб, рухнул на землю, унеся жизни трех экипажей.

Спустя почти год, 16 марта 1978-го, вскоре после взлета из аэропорта София и набора высоты около 6000 м Ту-134 № 0501 неожиданно развернулся в сторону от маршрута на 135 градусов и, начав беспорядочное снижение, столкнулся со скалой и взорвался. Из-за разрушения «черных ящиков» причину трагедии так и не установили.

Политические события в мире в конце 1980-х привели к распаду социалистического содружества и первым государством на этом пути стала Польша, которая имела 17 Ту-134, включая шесть машин для вооруженных сил. Вслед за дарованной свободой поляки стали избавляться от советской техники. В дальнейшем, у польской авиакомпании «ЛОТ» были закуплены машины: SP-LGD, SP-LGC, SP-LGE, SP- LGA, получившие в Советском Союзе опознавательные знаки СССР — 65922, 65923 65924 и 65933 Эти самолеты были построены 1969 году, а борт СССР -65933 — в 1968-м. Но, к слову, для пассажирской эксплуатации они допущены не были и осели на предприятиях оборонной промышленности.

Следующая закупка была произведена в Югославии. Самолеты YU-AHS, YU-AJW, YU-ANE, YU-AJV получили в нашей стране следующие опознавательные знаки: RA — 65963, 65560, 65564, 65563. Все эти машины стали служебными и эксплуатировались в Иркутском и Комсомольском-на-Амуре авиационных производственных объединениях.

Венгры приобрели в Советском Союзе 12 самолетов, два из которых числились в правительственном авиаотряде. 21 сентября 1977 года венгерская авиакомпания «Малев» потеряла первый Ту-134А (заводской № 0506). Самолет упал на территории Румынии. Выжил лишь один пассажир, находившийся в хвостовой части фюзеляжа. Расследование показало, причиной трагедии стал человеческий фактор и, прежде всего, командир экипажа, игнорировавший указание диспетчера.

Одна из последних зарубежных закупок произошла у венгерской авиакомпании “Малев». Эти машины некогда обслуживали венгерское правительство. После реэкспорта в Россию самолеты HA-LBO, HA-LBR, НА- LBN получили опознавательные знаки RA — 65942, 65943, 65944. В настоящее время они работают в когалымской авиакомпании «Колавиа».

Коммерческая эксплуатация Ту-134 в ГДР началась в 1979 году и совпала с открытием Лейпцигской ярмарки. Всего же самолетов первой серийной модификации с двигателями Д-30 в ГДР поставили восемь экземпляров, из них один — в вооруженные силы. Ту-134 начали эксплуатировать на авиалиниях, связывавших города ГДР с Бейрутом, Москвой, Бухарестом и Софией, затем в расписании «Интерфлюга» появились Копенгаген и Хельсинки.

С 1971 — го по 1990-й год в гражданскую авиацию ГДР поступил 31 Ту-134А с РЛС «Гроза», что позволило существенно расширить географию его применения.

С 1971 года самолеты начали эксплуатировать и в вооруженных силах ГДР. Сначала это был единственный Ту-134 с застекленной кабиной штурмана, а с 1975 года Ту-134Ас РЛС «Гроза». Всего в вооруженные силы поступило 26 Ту-134А, и две машины для обслуживания правительства.

Эксплуатация Ту-134А в Германии продолжалась до 1993 года, но еще в сентябре 1991-го (после объединения ГДР и ФРГ) немцы стали избавляться от этих лайнеров. С 1991-го по 1993-й годы на родину вернулось 22 самолета этого типа, получивших сначала советские, а затем и российские опознавательные знаки от 65605 до 65622, от 65565 до 65568 и от 65005 до 65010. Из них две машины СССР — 65565 и 65605 после распада Советского Союза оказались в Белоруссии (EW-65565 и EW-65605). Кроме этого шесть Ту-134А немцы поставили во Вьетнам. Впоследствии часть Ту-134А из возвратившихся на родину, оказалась в развивающихся странах.

Отлетавший свое Ту- 134A еще послужит на земле в учебных целях (фото из журнала "Авиасалоны мира»)

Ту- 134A-3 авиакомпании «Авиогенекс»

Бывшие «немцы», получившие следующие регистрационные знаки: СССР — 65605, 65606, 65607, 65608, 65609, 65610, 65611, 65612, 65613, 65614, 65615, 65616, 65617, 65618, 65619, 65620, 65621 и 65622, были выпущенны заводом в 1973–1976 годы и направлены в Коми УГА (аэропорт Сыктывкар). Самолеты и закупленные одновременно с ними Ил- 62М направили в Узбекское управление гражданской авиации (аэропорт Ташкент).

Болгария, начиная с 1968 года, приобрела 19 Ту-134, два из них эксплуатировались в ВВС. 10 января 1984 года при заходе на посадку в аэропорту София вне видимости земли потерпел катастрофу Ту-134А (заводской № 2308) болгарской авиакомпании «Балкан». Самолет столкнулся сначала с высоковольтной линией электропередачи, а затем — со строением животноводческой фермы.

Чехословакия, начиная с 1971 года, импортировала также 19 самолетов. Большинство из них предназначалось авиакомпании «ЧСА», один направили в ВВС, а четыре — в правительственный авиаотряд.

Два Ту-134А в 1971 году закупил Ирак.

19 октября 1986 года в катастрофе Ту-134А-3 (опознавательный знак COCAA) погиб Президент Народной республики Мозамбик Самора Машел. Самолет, находившийся в распоряжении Саморы, эксплуатировался с 1980 года по контракту экипажем Аэрофлота (командир Ю.В. Новодран). Причину этой трагедии так и не установили, поскольку самолет был исправен, а экипаж хорошо подготовлен, но предположили, что это была тщательно спланированная диверсия. Экипаж при заходе на посадку в приграничном с ЮАР аэропорту потерял ориентировку в виду появления ложного «блуждающего» радиомаяка, что привело к посадке в стороне от ВПП.

Кроме перечисленных авиалайнеров, Советский Союз продал семь Ту- 134 Анголе (один для правительства, и шесть — для вооруженных сил). Вьетнам и Сирия закупили по шесть машин, КНДР — три (авиакомпания «КААК») и Камбоджа — два для авиакомпании «Эр Кампучия».

Самолет Ту- 134А 8-й адон на аэродроме Чкаловская. 1992 г.

Антенна радиостанции «Бакланы» на Ту- 134А (СССР — 65991).

В вооруженных силах

Видимо, первой в вооруженных силах Ту-134 получила 8-я акдон. Эта дивизия, как и тамбовская авиабаза, считается самыми крупным эксплуатантом Ту-134 в вооруженных силах. Самолеты в силовые ведомства поступали в разных вариантах, как в типовой пассажирской компоновке, так и варианте салон. Впоследствии разработали штабной вариант Ту-134А-3 «Балканы», оснащенный специальным узлом связи, с борта которого обеспечивалась работа штабов и связь с ними командного состава вооруженных сил. После развала Советского Союза часть таких машин осталась в СНГ, один самолет RA — 65991 Ту-134А-3 передали главе Калмыкии К. Илюмжинову.

К слову за все время эксплуатации самолетов семейства Ту-134 дивизия не потеряла ни одной машины, что также способствовало ее популярности. Тем не менее, в вооруженных силах без потерь не обошлось.

Первую машину военные потеряли 31 марта 1971 года, вторую — 25 мая 1984 г. В тот день в районе Донецка через 12 минут 38 секунд после взлета из аэропорта г. Жданова полностью разрушился Ту-134Ш (заводской № 2350202) Ворошиловградского ВВАУШ (г. Луганск, Украина), унеся жизни экипажа и пассажиров.

Полет самолета проходил в чрезвычайно сложных метеоусловиях. В районе Донецка были мощные грозовые фронты и, при прохождении коридора между ними, самолет полностью разрушился в воздухе.

Тогда специалисты КБ пришли к выводу, что самолет попал в область повышенной турбулентности атмосферы с мощными вертикальными порывами и вышел на перегрузки, значительно превышавшие расчетные, что и привело к его разрушению.

При действующих в кабине боковых и вертикальных перегрузках, превышающих соответствующие перегрузки в центре тяжести самолета, экипаж физически не имел возможности предотвратить его разрушение. Материальная часть самолета на протяжении всего полета была исправна.

Позже Л.Л. Селяков в своих воспоминаниях признал это заключение грубейшей ошибкой.

«Надо отдать должное, — писал Леонид Леонидович, — руководителям НИИЭРАТа ВВС (ныне 13-й НИИ ВВС. — Прим. авт.), приложившим немало усилий и напористости при определении истинной причины этого тяжелого происшествия. Лично я и мои коллеги допустили грубейшую ошибку в определении истинной причины. Опять подвела излишняя самоуверенность и торопливость. Действительно, самолет летел в очень сложных метеоусловиях. Действительно, была высокая турбулентность в атмосфере — вокруг г. Донецка мощные грозы, но причина была совсем другая.

Опять подвел руль направления, вернее его ничем не оправданные большие углы отклонения в полете, как и в катастрофе 14 января 1966 г. при проведении госиспытаний «Дублера» в НИИ ВВС.

События с самолетом Ту-134Ш № 2350202 развивались следующим образом: <…> В соответствии с заданием, по разрешению диспетчера аэропорта Донецк занял эшелон 4200 м. На 12 минуте полета внезапно появилась боковая раскачка самолета по курсу и крену, что привело к возникновению больших переменных по величине и знаку вертикальных и боковых перегрузок. По данным МСРП-12 (магнитный самописец регистрации параметров полета. — Прим. авт.) вертикальная перегрузка изменялась <…> от минус 1,9 до плюс 3,6 единицы, боковая — от минус 0,8 до плюс 1.25 единицы, угловая скорость рыскания — от минус 16 до плюс 21 градусов в секунду.

При этом отклонения рулей составляли: направления — от минус 11 градусов до плюс 19 минут, высоты — от минус 6.6 минут до плюс 5,2 минут, элеронов в пределах — 6–8 минут. Это привело к появлению больших углов скольжения. Колебания с периодом 4,5 секунд продолжались в течение 38 секунд.

За это время высота полета уменьшилась с 4200 м до 2750 м. Приборная скорость возросла с 500 км/ч до 610 км/ч. Из-за превышения ограничений по перегрузке и скорости на 38 секунде после начала колебательного движения самолет разрушился в воздухе.

Анализ записей МСРП-12 показал, что экипаж стремился парировать возникшие колебания по крену и перегрузке. При нарастании скорости свыше 550 км/ч задросселировали двигатели.

Отклонения руля направления с точки зрения осмысленного поведения летчика и его физических возможностей необъяснимы. Такие отклонения руля направления были вызваны работой демпфера рыскания как «антидемпфера» из-за перепутывания между собой электропроводов 1ЭЦ12 и 2ЭЦ12 на клеммах контактора ТКД-503ДТ включения резервного преобразователя ПТ- 1500Ц на основную шину.

При «запитке» основной шины от резервного преобразователя ПТ- 1500Ц произошло неправильное чередование фаз переменного напряжения 36 вольт 400 Гц, что привело к изменению направления вращения роторов гидромоторов приборов и гиродатчиков.

Эксперимент на земле, а также моделирование, проведенное на стенде в ОКБ, воспроизводящие данный отказ, подтвердили вышеописанное поведение самолета. При этом одновременно происходил отказ авиагоризонтов и курсовых систем, показания которых становятся хаотическими.

Таким образом, летное происшествие произошло из-за потери самолетом путевой динамической устойчивости и управляемости из-за неправильной работы демпфера рыскания…

Виновник летного происшествия — авиаремонтный завод в Челябинске, где при ремонте самолета перепутали электропровода…Полной проверки всей электросистемы самолета Ту- 134Ш <…> на заводе после ремонта не было.

Самолет с дефектной электропроводкой в системе демпфера рыскания летал длительное время пользуясь основным преобразователем ПТ- 1500Ц и только при автоматическом переключении питания на резервный <…> произошел сбой работы демпфера рыскания, приведший <…> к разрушению самолета в воздухе.

На самолетах Ту-134 всех модификаций для улучшения характеристик бокового движения самолета установлен демпфер рыскания, это «сервисный» автомат.

Самолет может летать и без него, имея небольшие колебания типа «голландский шаг»…

Безусловно, что электропроводка должна быть спроектирована так, чтобы перепутывание фаз было бы невозможно. Что и выполнено чешскими специалистами на <…> Ту-134А, принадлежащих авиакомпании ЧСА по разработанному ими бюллетеню 27В201685 от 6 февраля 1984 г…

Мои категорические требования от 8 июня 1984 года о доработке системы демпфера рыскания путем введения ограничения угла отклонения на самолетах Ту-134 были отклонены начальником отдела управления А. С. Кочергиным и <…>А.А. Туполевым, считавшим, что правильно смонтированное электропитание (по фазам) демпфера рыскания обеспечивает безопасность полета».

28 июля 1989 года в районе Улан- Удэ потеряли борт 65760. Последняя авария военного Ту-134 имела место 10 июля 2006 года в Крыму.

В тот день Ту-134А авиации ВМФ РФ, на борту которого находились 20 человек, включая главкома ВМФ адмирала Владимира Масорина, предстоял полет в Москву. В самом начале разбега на аэродроме Гвардейское (арендуемом Черноморским флотом РФ) в 20 км от Симферополя, загорелся левый двигатель. Экипаж начал экстренное торможение, но взлетно-посадочной полосы не хватило и машина, заправленная горючим «под завязку», выкатилась за пределы ВПП и начала разрушаться. Экипаж и офицеры, находившиеся на борту, организованно покинули горящий самолет. Три человека были доставлены в медицинские учреждения.

Попытки локализовать пожар не удались, и Ту-134А сгорел полностью. Расследование аварии показало, что ее причиной стали птица, попавшая в двигатель.

По скромным оценкам в настоящее время в вооруженных силах эксплуатируется около сотни Ту-134 разных модификаций. Один Ту-134 с надписью «ЦПК им. Ю.А.Гагарина» находится в 70-м отдельном испытательном тренировочном авиаполке в подмосковной Чкаловской.

Ту- 134А-3 без опознавательных знаков, но с российским триколором на фюзеляже

Время модернизации Ту-134 безвозвратно ушло. Самолет стареет морально и физически и Ту-134 постепенно сходят с авиалиний из-за нерентабельности. Несмотря на это, они прослужат в авиакомпаниях VIP- варианты и вооруженных силах еще не один десяток лет. Ту-134 до сих пор пользуется славой одного из самых надежных самолетов, достойных увековечивания еще при «жизни». Автору известны лишь пять пассажирских машин, установленные на пьедесталы, — в Москве (Ту-124А), в аэропорту Мурманск (СССР — 65634), в Могилеве (Белоруссия, СССР — 65609), Ульяновске (СССР — 65617) и Ургенче (Узбекистан, СССР — 65600). Ту-134 можно встретить в музеях гражданской авиации в Ульяновске (СССР — 65648) и Украины (Киев).

Ту- 134А 8-й адон 1992 г. Обратите внимание на размер звезды

Ту- 134А «Россия» на аэродроме Чкаловская

Краткое техническое описание Ту-134

Самолет представляет собой классический низкоплан с Т-образным оперением и двигателями, расположенными на хвостовой части фюзеляжа.

Фюзеляж — полумонокок круглого сечения диаметром 2,9 м. По левому борту фюзеляжа расположены две входные двери размером 1,61x0,7 м. Двери аварийных выходов по правому борту имеют размер 0,586x0,6 м, а грузовые люки — 1,25x0,7 м (передний) и 1,22x0,905 м (задний).

Крыло — двухлонжеронное кессонной конструкции с углом стреловидности 35° по линии фокусов с геометрической круткой (угол установки по нулевой нервюре составляет +1° и по 25-й нервюре соответственно -1,55°). Поперечное «V» изменяется от -1,5° от бортовой до 15-й нервюры и -0,33° до законцовок. Механизация несущей поверхности включает выдвижные двухщелевые закрылки с дефлекторами (углы отклонения на взлете — 10 или 20°, на посадке — 20 и 30° (первоначально — 38°) и интерцепторы, расположенные перед внешними закрылками. На самолетах Ту-134А по № 60346 устанавливался подфюзеляжный щиток площадью 5,32 м². Элероны — разрезные. Крыло технологически делится на центроплан, две средних и две отъемные части. В кессонах средних и отъемных частей (шесть баков) заливается топливо. На некоторых модификациях самолета размещены дополнительные мягкие баки в центроплане.

Диапазон полетных центровок от 21 % (шасси выпущено) до 38 % САХ (шасси убрано). Центровка опрокидывания пустого самолета — 51,5 % САХ.

Оперение однокилевое, Т-образное. Вертикальное оперение состоит из киля стреловидностью 40° по линии фокусов, набранного из симметричных профилей средней относительной толщиной 10 % и руля поворота. Угол отклонения руля направления от +25° до -25° при выпущенных закрылках и от +5° до -5° при убранных.

Горизонтальное оперение с углами отклонения от -3° на взлете и +3° на посадке (угол отклонения руля высоты вниз — 16°, а вверх -22°) состоит из стабилизатора стреловидностью 38° по линии фокусов, набранного из симметричных профилей относительной толщиной 11 % у корня и 10 % — на концах, и руля высоты. Площадь горизонтального оперения — 30,68 м².

Шасси — трехопорное с передней двухколесной стойкой. Основные опоры с масляно-пневматическими амортизаторами — с рычажной подвеской, допускают сдвиг назад под действием нагрузки. Колеса основных опор — КТ-81/3-5-6, тормозные размером 930x305 мм, носовые — К-288Д размером 660x200 мм. Колея — 9,45 м, база — 16,04 м. Носовая стойка на рулении может отклоняться на углы до 55° в обе стороны, а на разбеге и пробеге — на углы до 8,5°. За колесами носовой опоры установлен противогрязевый щиток.

Опоры шасси убираются назад по полету: основные — в гондолы на крыле, а носовая — в фюзеляжную нишу.

Силовая установка — двигатели двухконтурные Д-30 II и III серий с устройством реверса тяги. Удельный расход топлива на крейсерском режиме — 0,785 кг/кге.ч. Вспомогательная силовая установка ТА-8 предназначена для автономного запуска двигателей, как на земле, так и в полете в случае возникновения аварийной ситуации, а также для кондиционирования воздуха и питания электросистем самолета на земле.

Ту- 134УБ-Л и Ту — 134Ш (второй справа) на музейной стоянке в Энгельсе

Основные данные серийных вариантов самолета Ту-134
Ту-134 Ту-134А Ту-134СХ Ту-134Ш Ту- 134УБ-Л
Двигатели Д-30 Д-30 1* Д-30-III Д-301* Д-30 1*
Взлетная тяга, кгс 2x6800 2x6800 2x7000 2x6800 2x6800
Размах крыла, м 29 29 29 29 29,01
Длина, м 35 37.047 16* 37,047 37,047 41,918
Высота, м - 9,02 9,02 9,02 9,144
Площадь крыла, м² 127,3 2* 127,3 127,3 127,3 127,3
Вес пустого, кг 26950 28475 17* 32400 5* 29050 28250 6*
Вес взлетный, кг
максимальный 45000 45200 44200
перегрузочный 47600 14* 47600 15* 49000 49000
Вес коммерческой
нагрузки, кг 7700
Вес топлива нормальный, кг 13200 13200 8* 14400 14400 14400 10*
Вес посадочный, макс., кг 43000 43000 43000 11*
Пассажиры, чел. 72 76 3* >12
Скорость, км/ч
максимальная 900 900 904 12*
крейсерская 750-850 750-850 885 750-850
посадочная 248
Практический потолок, м 11800 9* 11800 11900 11800 13*
Дальность, км
практическая с нагрузкой, т 1970/7,7 1900–2100/8,2 1200/-
перегоночная 3100 2700 3500 3020
Разбег/пробег, м 1140/900 1400/750 1420/1200
Потребная длина ВПП, м 2400 7*
Экипаж, чел. 4-5 4 4* 4 4-5

Примечание.

1. Двигатели Д-30-И 2-й серии.

2. По трапеции (без учета наплывов) — 115 м².

3. С шагом кресел 750 мм — 80 пассажиров. Для авиакомпании «Авиагенекс» — 86 мест.

4. С 1969 года зарубежные авиакомпании стали отказываться от услуг штурмана и эксплуатировать самолет экипажем из трех человек.

5. Вес пустого снаряженного, с подвесными контейнерами — 34 400 кг.

6. Вес снаряженного 28 890 кг.

7. При взлетном весе 47 600 кг.

8. Максимальный для Ту- 134А-3(Ту- 134Б-3) — 14 180 кг.

9. При полете на одном двигателе, работающем на номинальном режиме (взлетный вес 4 7 800 кг) — 4100 м.

10. 18 000 л.

11. В том числе 13 200 кг топлива.

12. На высоте 8600 м, на высоте 10 000 м — 884 км/ч.

13. В 1986 году действовало временное ограничение 9000 м.

14. Вес при рулежке -47 800 кг.

15. Ограничения по взлетному весу для Ту- 134А относятся ко всем самолетам этой модификации с усиленным шасси и колесами КТ-81/3, за исключением Ту- 134А № 10–01 (RA — 65646), 10–02 (RA — 65647) и 10–03 (RA — 65648). Для самолетов № 10–01, 10–02 и 10–03 максимальный посадочный вес, независимо от того, какие на них установлены шасси и колеса — 40 т. На Ту- 134А с усиленным крылом и шасси разрешается выполнение полетов с взлетным весом до 49 000 кг (рулежный до 49 200 кг), при этом каждый полет с взлетным весом более 47 600 кг засчитывать как 1,5 полета при учете отработки ресурса планера и основных стоек шасси самолета.

16. Длина самолета с РЛС «Гроза» — 37,322 м.

17. Начиная с самолета № 60256 — 29 350 кг. Вес пустого самолета зависит от его компоновки. Например, для 76-местной машины — 28 630 кг, а для варианта «Салон» — 30 000-31 000 кг.

Кабина экипажа самолета Ту- 134А-3 с РЛС «Гроза»

Носовая опора шасси самолета Ту-134

Основная опора шасси Ту-134

Силовая установка Ту-134

Система управления самолетом — механическая с помощью жестких тяг, соединяющих командные органы управления с рулями высоты и элеронов. В проводке к рулю направления включены гидроусилители с пружинным загружателем. Управление интерцепторами — с помощью гидроприводов. Для облегчения работы летчиков имеется автопилот. Самолет имеет три независимые гидросистемы с рабочим давлением 210 кг/см².

Для защиты крыла (передних кромок) и киля, обечаек воздухозаборников и двигателей от обледенения используется тепловая система, а для стабилизатора — электротермическая. Стекла кабин пилотов и штурмана имеют электрический обогрев. На самолете имеется также противопожарная система.

Электрооборудование включает системы постоянного тока напряжением 28,5 В, переменного однофазного тока напряжением 115 В и частотой 400 гц, переменного трехфазного тока напряжением 36 В и частотой 400 гц. Светотехническое оборудование включает, в частности, бортовые аэронавигационные огни БАНО-57 на крыле, ХС-57 — в хвостовой части самолета и проблесковый маяк СМИ-2 с дальностью видимости в ясную ночь до 50 км.

Кроме стандартного набора пилотажно-навигационных приборов и контроля работы двигателей имеются РЛС обзора земной поверхности РОЗ-1 или метеорадар «Гроза-134», две командных УКВ-радиостанции Р-832М, связная КВ-радиостанция «Микрон», радиотехническая система ближней навигации РСБН-2С, радиовысотомер малых высот РВ-5, навигационно-посадочная система «КУРС-МП-2», автоматический радио- компас АРК-15, навигационная автономная система НАС-1 А6К, в состав которой входит доплеровский измеритель скорости и угла сноса ДИСС- 013–134 и другое оборудование.

В киле самолета установлены: бортовой регистратор МСРП-64, речевой магнитофон «МАРС-БМ», аварийный самописец (бароспидограф) K3-63 и др.

На самолетах для зарубежных авиакомпаний устанавливалась бортовая система управления БСУ-ЗМ с автопилотом АП-6ЕМ, позволяющая заходить на посадку при высоте нижней кромки облачности 60 м и видимости 550 м, на остальных машинах — АБСУ- 134/134А с автопилотом АП-134, позволяющая заходить на посадку при высоте нижней кромки облачности 45–30 м и видимости 550/350 м.

В настоящее время ведутся работы по увеличению ресурса самолетов Ту-134 с 35 000 до 40 000 летных часов.

Ту- 134УБ-Л «Амур» на авиабазе Тамбов.

Ту-134УБ-Л «Десятина»

Ту- 134УБ-Л «Россия», 929-й ГЛИЦ

Надпись «Россия»- не редкость на бортах отечественных авиалайнеров

Ту- 134А авиакомпании «Комиавма»

Это явно ведомственный самолет, сохранивший символику советского Аэрофлота

К статье Ту-134: из прошлого в будущее

1. Авиационное, радиоэлектронное оборудование самолета Ту-134 УБ-Л и их эксплуатация, Оренбург, 1983.

2. Авиасалоны мира № 6, 2004.

3. Быков В Ф. и др., Авиационное, радиоэлектронное оборудование самолета Ту-134УБ-Л и их эксплуатация, Оренбург, 1983

4. Кондратьев В.П. Памятка экипажу по действиям в особых случаях полета на самолете Ту-134 УБ-Л, Тамбов, 1986.

5. Лигум Т.И., Аэродинамика самолета Ту-134А-3(Б-3), М., Транспорт, 1987.

6. Остапенко B E., Самолет Ту-134УБ-Л, учебное пособие, ТВВАУЛ, 1986.

7. Первые среди первых, Харьков ХГАПП, 2001.

8. Ту-134А, инструкция по эксплуатации, книга VIII, аэродромное обслуживание.

Авиамузей в Перми

МиГ-25ПУ — учебно-тренировочный вариант истребителя-перехватчика

В Пермь мы прилетели поздно. По дороге из аэропорта в гостиницу в свет фар служебной «Волги» неожиданно выхватил из темноты самолет-истребитель МиГ-29, возвышавшийся над каким-то сараем с надписью «Прием металлолома». Все попытки выяснить у местных жителей, что это за явление результата не дали. Лишь на обратном пути, встретившись с владельцем «заведения» Михаилом Павловым, стало ясно, что перед нами музей авиации, причем единственный на Урале.

Зрелище поразило. МиГ-29 возвышался не на крыше приемного пункта металлолома, как показалось в темноте, а из-за тесноты — на транспортном контейнере, являясь, как бы визитной карточкой музея. Сразу же за воротами расположились две носовых части ракетоносца Ту-16К-10 и его предшественника — бомбардировщика. Оказывается, в пригороде Перми когда-то находилась база хранения авиации ВМФ, оттуда и поступили экспонаты, поскольку столь огромные машины в небольшом дворе не размещались.

Рядом с ними расположились фрагменты стратегического бомбардировщика-ракетоносца Ту-95 и сверхзвуковых самолетов с изменяемой стреловидностью крыла: фронтового бомбардировщика Су-24 и истребителя МиГ-23.

Но это только начало. Вдали виднелись раритеты: бронированный транспортно-боевой вертолет Ми-24А по прозвищу «Крокодил», в прошлом «служивший» в гвардейском авиаполку и участвовавший в боевых действиях в Афганистане. Об этом свидетельствуют ряды звездочек на его борту. Рядом стоит двухместный учебный перехватчик МиГ-25ПУ, видимо поступивший из авиаполка ПВО, дислоцирующегося на аэродроме Большое Савино. За ним «припарковались» аэрофлотовские вертолеты Ми-2 и Ми-8, биплан Ан-2 вместе с действующим тренажером На стадии сборки находился истребитель Су-27.

Есть в экспозиции и вооружение боевых машин, давно ушедшее из обихода.

Все начинается с малого и хочется надеяться, что в Перми найдутся и спонсоры и радетели из администрации города или края для поддержки хорошего, в полном смысле слова патриотическом начинании.

Фрагменты бомбардировщика Ту-16 и ракетоносца Ту- 16K-10 авиации ВМФ

Истребитель МиГ-29

Вертолет Ми-2

Транспортно-боевой вертолет Ми-24А по прозвищу «Крокодил»

Воспоминания летнаба

Петр Перевалов

Штурман-испытатель первого класса, полковник Петр Иванович Перевалов родился в 1903 г. Свыше 27 лет прослужил в рядах Советской Армии, из них 19 лет в Научно-испытательном институте ВВС. Окончил Владивостокскую пехотную школу, Оренбургскую школу летчиков-наблюдателей. Ейскую школу летчиков по курсу старших штурманов ВВС. За время службы в Советской Армии занимал должности от командира взвода до старшего штурмана НИИ ВВС.

Мне меньше всего улыбается представлять мою биографию из ряда вон выдающейся. Но, как и у каждого, у меня было в жизни что-то навсегда запомнившееся.

Позволю себе остановиться на одном из таких событий.

С появлением авиации одной из форм демонстрации ее возможностей стали многочисленные перелеты.

В Советском Союзе авиаперелетам уделялось большое внимание, поскольку они демонстрировали не только мощь страны, но и позволят развязать тугие узлы межгосударственных отношений. В начале 1950-х в Европе наметился очередной очаг мирового пожара. Пораженная в правах после Первой мировой войны Германия жаждала реванша. Это не могло не беспокоить советское правительство, делавшее все возможное, чтобы заблаговременно найти союзника и объединить усилия для противостояния потенциальному агрессору Видимо, это и стало главной целью, стоявшей перед организаторами перелетов советских бомбардировщиков ТБ-3 по столицам Европы в 1934 г.

Самолет АНТ-6 (ТБ-3) на аэродроме в Варшаве

Перелет Москва- Варшава-Москва

Тренировка

В мае 1934 года мне было предписано выехать из Чкаловского поселка (в то время военный городок у станции Томская Северной железной дороги. — Прим. ред.) в Москву, на Центральный аэродром, для тренировки летного состава строевых частей в сложных условиях полета. Для этой цели было выделено и оборудовано несколько самолетов ТБ-3. На одном из них должны были летать командир авиабригады НИИ ВВС Адам Иосифович Залевский и командир корабля летчик-инструктор Георгий Филиппович Байдуков. В составе этого экипажа летал, в качестве штурмана, и я.

В одном из полетов управление взял на себя т. Залевский. Предварительно я закрыл его светонепроницаемым колпаком, который надежно привязал, а т. Байдуков установил режим полета (курс, скорость, высоту и нулевой крен). Не успел я уйти к себе в кабину, как машину стало бросать то вправо, то влево, Залевский закричал Байдукову:

— Егор, бери баранку!

Тот не берет, смеется. Залевский кричит мне:

— Эй, ты, отвяжи, открой колпак!

Я бросился открывать колпак, да не тут-то было — Байдуков запретил это делать. Машина потеряла высоту…

В конце концов Байдуков помог установить режим полета, Залевский сбросил шлем, вытер им свое больше, чем потное лицо и в дальнейшем терпеливо выполнял команды Георгия Филипповича. Все кончилось благополучно, но на земле комбриг стал мне выговаривать:

— Что же ты ослушался своего комбрига? Тебя никто не возьмет с собой!

Мне пришлось шутя ответить:

— Еще вопрос — возьмут ли с собой Вас с такой должностью и такой техникой пилотирования!

— Много ты понимаешь в технике пилотирования!

Но после мы с Адамом Иосифовичем летали дружно, он беспрекословно выполнял все указания штурмана.

Тренировочные полеты были закончены в срок и с хорошими результатами. Надо отметить, что пилотирование самолета и самолетовождение в сложных условиях было в те времена делом очень трудным. Не все летчики водили самолет по курсу, многие придерживались местных ориентиров. К этому времени было построено шесть специально оборудованных самолетов АНТ-6, значительно превосходящих по своим летно-техническим данным все серийные иностранные тяжелые самолеты того времени. Четыре двигателя AM-34 обеспечивали максимальную скорость у земли 245 километров в час и 288 километров в час на расчетной высоте (4300 метров). Запас горючего позволял покрыть путь до 3000 километров. Собственно говоря, это были те же ТБ-3 в пассажирско-транспортном варианте, без вооружения, с мягкими диванами, установленными на месте бомбоотсеков. В пилотских и штурманских кабинах осталось только навигационно-пилотажное оборудование.

В конце июня 1934 года нас, т. е. весь летный состав группы, построили в одном из залов школы специальных служб. Начальник ВВС Я.И. Алкснис объявил:

— Для перелета за границу Правительственной авиационной миссии назначаются шесть экипажей. Командиром первой эскадрильи назначается А.И. Залевский, командиром первого корабля — Г.Ф. Байдуков, штурманом эскадрильи и первого корабля — М.В Беляков, вторым пилотом первого корабля — комэск А.И. Залевский …

Тут выступает Г.Ф. Байдуков и говорит: «Пусть Залевский будет командиром и эскадрильи, и корабля, а вторым пилотом мне его не нужно, не будет слушаться».

Адам Иосифович не выдержал и сказал:

— Егор, что ты говоришь? Ей-богу, буду тебя слушать, возьми.

Командиром второго корабля был назначен летчик Ефимов (из строевой части), вторым пилотом — И.Ф. Петров (НИИ ВВС), штурманом — М.Х. Гордиенко (НИИ ВВС).

Командиром третьего корабля — Леонов (из строевой части), вторым пилотом — Блинов (из строевой части), штурманом — П.И. Перевалов (НИИ ВВС).

Я не предполагал, что буду назначен в экипаж, так как был только инструктором, обеспечивавшим тренировки, но Леонов, которого мы с т. Залевским тренировали, настоял на моем назначении, говоря:

— Дайте мне Перевалова, он нас натренировал, научил. Мы ему верны. Других штурманов мы не возьмем.

На вопрос т. Алксниса, знает ли Перевалов астроориентировку и справится ли, товарищи Стерлигов и Беляков ответили, что знает, справится, и раз летчики просят — пусть летит.

После я в шутку напомнил Адаму Иосифовичу:

— Ну что, кого летчики берут, а кого не берут?

А.И. Залевский

Перелет

После назначения экипажей мы облетали свои корабли и стали конкретно готовиться к перелету Москва — Варшава. К нам приехал представитель Народного комиссариата иностранных дел т. Молочков. Он дал нам советы как вести себя на приемах, вернее — объяснил, как не надо вести себя в порядочном обществе. Тут было все: и стрижка, и бритье, и одежда, и разговоры, и правила поведения за столом.

Что я хорошо запомнил, так это — не надо есть то, что сосед твой не ест, а сосед будет обязательно хозяин — польский офицер. Не знаешь как поступить — делай так, как делают другие. Главное — ешь, что тебе нравится, но по-многу не пей чего не следует.

Повезли нас в пошивочную мастерскую на Большую Грузинскую, примерили обмундирование и костюмы. На дорогу мы получили новое, из хорошего материала обмундирование: саржевую гимнастерку, синее галифе, сапоги, фуражку с черным околышем и красной звездой, коричневые замшевые перчатки; темно-синий френч под галстук, брюки на выпуск, белую рубашку, туфли и пилотку, — чего раньше у нас не было. Сверх того каждый получил прорезиненный коверкотовый плащ, штатский костюм, что какой выбрал, и довольно солидный тяжелый фибровый чемодан.

Перед отлетом съездили в ЦК партии, сдали свои партбилеты.

Жили мы в общежитии школы спецслужб, питались прилично, в свободное от полетов и подготовки время ходили в театры, немного изучали французский язык. 28 июля 1934 года на московском Центральном аэродроме выстроилась наша эскадрилья — три самолета АНТ-6, экипажи перед самолетами. Прибыла правительственная комиссия во главе с начальником штаба ВВС т. С.А. Межениновым и заместителем начальника ВВС т. В.В. Хрипиным.

На аэродроме собралось много народу, но мне было не до провожающих. Меня занимала только подготовка к полету. Еще раз проверял все ли сделано, все ли готово к перелету. В 10,00 мы взлетели и взяли курс на Варшаву. На нашем корабле летело несколько членов правительственной комиссии. Помню хорошо, что со мной в штурманской кабине, а там было удобно и не тесно, находился начальник ГВФ Анвельт. Это был очень спокойный, вежливый человек, а главное — он совершенно не вмешивался в мои дела.

Перелет проходил при плохой погоде, не выше 400 метров, иногда под дождем, местами в облаках. Шли мы точно по заданному маршруту. Моя задача была облегчена тем, что мы шли ведомыми. Нужно было видеть ведущего, знать свое действительное местонахождение и иметь расчетные данные, чтобы в случае необходимости быть готовым довести самолет до Варшавы самостоятельно.

Всякое в полете бывает Бывает и трудно, и тяжело, но отвлекаться от своей работы непростительно и небезопасно. Нет ничего более беспокойного, чем полет в сложных условиях, а мы, к тому же, летели за границу. Надо учитывать, что было это в 1934 году, не сейчас. Летали туда не так часто и не многие там побывали.

Минута, когда под крылом самолета граница твоей родной и чужой, незнакомой тебе земли, всегда значительна, всегда волнует. Но момент, когда перелетаешь границу чужой и твоей земли, просто бесконечно радостен.

Через восемь часов сорок минут полета три белоснежные самолета приземлились на аэродроме Окенце под Варшавой.

В Варшаве

После приземления самолеты подрулили к ангарам, делегация, а за ней летные экипажи спустились по трапам. Экипажи выстроились перед самолетами. К делегации обратился с приветствием главнокомандующий ВВС Польши, Ответил ему Меженинов. Воспроизвести речи мне сейчас не удастся. Среди встречающих было много военных, но кто был нам искренне рад, так это наши люди из посольства. Обстановка в Варшаве была далеко не дружественная и советские люди жили как в осаде. Нередко имели место попытки технического подслушивания; надо учесть, что в соседнем с посольством здании разместилась жандармерия.

Делегация выехала в город, экипажи остались закрыть машины, к которым тут же была поставлена польская охрана. Солдаты погрузили в грузовик и увезли наши чемоданы. Нам были поданы легковые автомобили «Фиат», примерно такие же, как наши М-1. Дверцу нам открыл польский офицер, отрекомендовавшийся:

— Капитан Обуховский.

С этого момента и до отлета домой он повсюду сопровождал наш экипаж. По-русски он говорил лучше, чем мы и Москву знал также лучше нас, так как до революции жил в Москве на Мясницкой улице.

По Варшаве проехали не быстро. Город, надо сказать, оказался красивый, чистый и начинался с самой окраины хорошими зданиями, без каких-либо халуп.

Среди жителей заметно было множество монахинь в черно-белых одеяниях, но достаточно молодых и красивых. Вот военные попадались только изредка, оказалось, что здесь офицеры вне службы форму не носят и ходят в штатском.

Нас доставили в гостиницу «Бриотель», что в центре города. Делегация поместилась поблизости, — «Центральной». Каждому экипажу был предоставлен номер из двух комнат, От размещения в отдельных номерах мы отказались.

Переодевшись в новую форму — френч, белая рубашка при галстуке, синие брюки на выпуск, пилотка — мы пошли на прием к министру в ресторан той гостиницы, где разместилась наша делегация. Нас рассадили через одного, т. е. у каждого из нас слева и справа сидели польские офицеры и наоборот. На табличках, расставленных на столе против кресел, были указаны звание и фамилии, так что найти свое место труда не составляло, тем более, что хозяева помогали нам в этом деле. Стол был сервирован по всем правилам французского протокола. В этом вопросе поляки оказались более пунктуальными, чем сами французы.

После речи министра взял слово т. Меженинов, который сказал, обращаясь к нам:

— Товарищи, налейте себе чего хотите, поднимите бокал и выпейте.

Перед этим мой сосед слева успел уже задать вопрос:

— Что Вы, господин штабс-капитан, пьете? Или Вы ничего не пьете?

Г.Ф. Байдуков. Фото послевоенных лет

В то время в РККА (Рабоче-Крестьянской Красной Армии) воинские звания еще не были установлены. Нам на петлицы одели не те знаки различия, что мы носили дома. Штурманам, и вторым пилотам дали по четыре квадратика («кубика»), а командирам кораблей — по одному прямоугольнику (по «шпале») и они именовались «капитанами».

Слова Меженинова мы приняли как приказ, переглянулись между собой и выпили — по первой и по второй.

Прием прошел без особых приключений, разговаривали за столом по- русски. Если кто-то из поляков сам и не говорил на русском языке, то прекрасно все понимал. Никаких споров идеологического или военного порядка не было.

Такой же по форме прием был дан и в вечер перед нашим отлетом домой, но уже в ресторане нашей гостиницы. Прошел он более непринужденно, так как мы за эти три дня немного привыкли к обстановке.

Надо сказать, что почести и внимание, оказывавшиеся нашей делегации, распространялись и на нас — летчиков и штурманов. Особым вниманием пользовались т.т. Меженинов, Постнов и Байдуков. Меженинов был представительным командиром: высокий ростом, полный, с безупречно белым русским лицом, речь его отличалась точностью, ясностью и краткостью, при ходьбе за ним никто не поспевал. Товарищ Постнов, инженер, худой в противоположность Меженинову, был аккуратен, требователен и строг. Байдуков, наш первый летчик, был небольшого роста, скромен, прости не болтлив. Ему, надо сказать, пришлось быть все время с нами, так как его второй пилот, Залевский, и штурман эскадрильи, Беляков, вошли в состав делегации, так что из всего экипажа первого корабля он остался один.

Технический состав, большей частью, находился на аэродроме — уход за машиной отнимал очень много времени. Попутно скажу, что поляки предлагали нам горючее, но мы от него отказались, нам хватило своего и на обратный путь.

Второй день пребывания в Варшаве мы посвятили осмотру города. Рано утром наш гид, капитан Обуховский, зашел к нам в номер и попросил согласия позавтракать с ним. Яств и питий принесли достаточно и для обеда и для похмелья Пришли и другие экипажи, т.т. Ефимов, Байдуков и Гордиенко, и мы прилично позавтракали. Сели на машины, объехали город, а ряд улиц прошли пешком. Обеденная пора застала нас в королевских парках, что позади дворца Бельведер, где жил тогдашний глава польского государства, маршал Пилсудский. Пообедали в небольшом, но уютном парковом ресторане; заказ сделал Обуховский. Публики вначале было немного, но к концу обеда набралось достаточно. Заиграл небольшой оркестр. Когда мы стали поговаривать о расчете, капитан сказал, что уладит все сам — мы его гости. Действительно, ресторатор тут же поблагодарил нас за расчет. Как оказалось, капитан рассчитался и за то, что было нам подано, и за то, что брал ранее в долг, и за то, что собирался брать в дальнейшем. Деньги то у него, как и машина, были гостевые, выделенные специально для организации приема гостей.

Вечером наша делегация отправилась знакомиться с городом и попала на футбольный матч, где многочисленные болельщики устроили ей бурную встречу-демонстрацию, другие наоборот, выкрикивали антисоветские лозунги. Первые стали требовать выступления одного из наших представителей с речью. Поднялся шум. Мы еле выбрались из толпы и больше никуда не ходили.

Летно-технический состав был приглашен на товарищеский ужин в какой- то ресторан. Мы поужинали. Водка уже надоела. На эстраду вышла пара танцовщиц, выступавших в очень красивых платьях. Прошел лотошник с папиросами; папиросы забрали, а платить пришлось капитанам-гидам. Обуховский обошел своих офицеров и предложил поехать в ночной бар. Из наших туда были приглашены несколько человек: Байдуков, Платов (инженер), Ефимов, Леонов, Гордиенко и я.

Что там было, что творилось! Говорили мало и все только по-русски, откровенно, по-военному. Одним словом, время провели славно. Описывать, пожалуй, не следует. Можно рассказать лишь в узком мужском кругу, впрочем, ничего предосудительного не было. Утром, выйдя из ресторана, сел в поджидавшую машину и доехал до гостиницы, куда мои приятели еще не заявлялись Когда пришел к нам Залевский, мы ему рассказали о минувшей ночи. Он очень жалел, что не пошел с нами, и, в свою очередь, описал нам, как они еле выбрались со стадиона.

Были еще приемы и встречи, но первого августа 1934 года три наши белых корабля взлетели с аэродрома Окенце. сделали прощальный круг и взяли курс на Москву

Через Вену в Париж

Перелет Варшава-Москва прошел благополучно, если не считать кратковременной остановки в Смоленске из-за морской болезни т. Меженинова, члена нашей делегации. Сели на Центральном аэродроме; экипажи разместились в общежитие Школы спецслужб, за стадионом Динамо. Кое-кто съездил на ночку домой.

Второе, третье и четвертое августа ушли на подготовку самолетов и экипажей к перелету в Париж. Маршрут нам был задан такой: Москва-Киев- Вена-Страсбург-Париж. Другой эскадрилье был задан маршрут: Москва- Киев-Вена-Рим.

Экипажи нашей эскадрильи остались прежние. Состав делегации изменился: делегацию, направляющуюся в Париж, возглавил т. Уншлихт, остались в составе делегации Хрипин, Разин, Аузан, Залевский, Петров и начальник ЦАГИ Харламов. Один из начальников отделов ВВС был отстранен за болтливость на приемах.

Пятого августа утром шесть самолетов АНТ-6 стояли на Центральном аэродроме, готовые к вылету. Опять было много провожающих: дипломатические представители, военные и авиационные атташе Франции, Италии, Польши, Австрии, Чехословакии Нам же, штурманам, было не до экзотики и забав — наступал самый тяжелый экзамен, надо было проверить все приборы и карты маршрута и погоды. Ведь предстоял длительный полет строем 8 любых условиях, над чужой, неизвестной территорией. Методы самолетовождения тогда ограничивались компасной и визуальной ориентировкой, использование астронавигации почти исключалось, хотя мы к нему и готовились А радионавигация находилась в ту пору в зачаточном состоянии.

Первая эскадрилья из трех кораблей под командованием командира воронежской бригады т. Соколова взлетела в 10 00. Наша, вторая эскадрилья вылетела тридцатью минутами позже и через 4 часа 25 минут приземлилась в Киеве. Полет протекал спокойно и вполне нормально.

Летние дни с многочасовым светлым временем позволили нам съездить за город, на берег Днепра, и посмотреть немного город. Я в Киеве был впервые; город понравился, хороший, но не скажу, что он в то время был опрятен.

Шестого августа рано утром наша эскадрилья поднялась с Киевского аэродрома и взяла курс на Вену. Погода была мерзкая, с невысокой облачностью, местность гористая. Скоро пересекли в указанном месте границу, опять-таки с Польшей, с тем же волнением, с той же настороженностью, что и в прошлый раз. Посещение Варшавы не прибавило нам доверия к панской Польше. Летчики переглянулись между собой, штурманы поставили на карте Д М. (действительное местонахождение корабля), сделали записи в бортовых журналах. Корабли построились сомкнутым строем, как будто близость друзей и им внушала чувство уверенности.

Маршрут пролегал через города Львов, Перемышль, Краков; названия их напоминали об исторических кровопролитных боях первой мировой войны между русскими и австро-германскими войсками. Мы, русские люди, не без горечи вспоминали, что эти города и крепости были когда-то российскими.

На границе, а также над Львовом и над Краковым: нам навстречу вылетали, подстраиваясь затем сзади, польские истребители. Ничего не оставалось, как сомкнуть строй и прибавить скорость. Нередко от этого истребители попадали в мощную спутную струю и теряли высоту.

В этот день нам пришлось лететь над территорией Польши, Чехословакии, Австрии строго придерживаясь указанных «ворот». Все мои силы, все внимание, были сосредоточены на том, чтобы постоянно знать действительное местонахождение самолета и расчетные данные, видеть лидера. Все остальное меня не интересовало. Надо учитывать, что ориентиры, местность, города, поселения были совершенно иными, несравнимыми с нашими. Нельзя было отличить село от города — сельские постройки здесь были похожи на городские, но разбросаны на большом пространстве, далеко одна от другой.

Надо отдать должное нашим ведущим — Т. Ф. Байдукову и М. В. Белякову — они с высокой точностью провели по сложному, незнакомому маршруту строй самых больших и тяжелых самолетов того времени в сложных условиях, на виду у всей Европы. Не посрамили нас, русских. Несмотря на многочисленные полеты с другими летчиками и штурманами, я с тех пор проникся глубочайшим уважением к этим двум людям. Они — гордость нашей авиации, самые лучшие специалисты своего дела, люди высокой культуры и честности.

Через 8 часов 10 минут наши три белых гиганта, сделав круг над красавицей Веной, сели на северный венский аэродром. Вена для нас была промежуточным аэродромом посадки без заправки горючим, да и вряд ли мы могли бы там найти столько горючего. Встречали нас посольская колония и австрийские административные лица, проверившие наши паспорта. Делегация и летные экипажи выехали автобусами в Вену, а технический состав остался ночевать в самолетах. С ними же остались товарищи из посольства. Ни те, ни другие не жалели об этом: им было вовсе не плохо, даже хорошо и весело.

В то время в Австрии была очень напряженная обстановка. В феврале 1934 года было подавлено восстание рабочих, а в июле имел место фашистский мятеж Ринтельна, когда был убит канцлер Дольфус и к власти пришел Шушниг. В Вене все еще было неспокойно. Заметны были разрушения в пригородах, во Флоридсдорфе в результате классовых боев. В окнах зданий виднелись пулеметы, один — против нашего посольства. Вену мы не осматривали: ночь провели в посольстве, в комнатах товарищей, оставшихся на аэродроме. Хорошо, по-домашнему поужинали сосисками с пивом. Никаких приемов не было.

Утром поехали на аэродром Народу у самолетов было больше, чем накануне. Бросалось в глаза наличие каких-то личностей с блокнотами в руках, усердно срисовывавших узлы самолетов, особенно места, где были боевые установки. Они даже задавали нам вопросы, каких калибров подвешиваются бомбы и какие спарки (пулеметов. — Прим. ред.) устанавливаются спереди и сзади!

Седьмого августа рано утром мы попрощались с друзьями из посольства и эскадрилья взлетела, сделав прощальный круг над одним из красивейших городов мира и над не менее красивой рекой — Дунаем, и взяла курс на Париж. Погода на маршруте была относительно неплохая, летели на высоте 1000 метров и более. Примерно одну треть пути летели над территорией гитлеровской Германии.

Надо сказать, что немцы разрешили нам свободный перелет над Германией и посадку в любом месте, в любое время. Более того, пригласили сделать посадку и выслали карты с указанием на них аэродромов. Мы воспользовались лишь разрешением на перелет. Пролетая над Германией, были крайне внимательны и напряжены.

Наш маршрут лежал через Мюнхен. Погода была безоблачная, видимость хорошая, на улицах этого большого города видны были массы людей, весь город был в красных полотнищах. Меня удивило и смутило — почему же у них флаги и лозунги не черные или коричневые? А может они такие и есть, может мне показалось?

Со мной в штурманской кабине летел т. Харламов, он предложил выставить из кабины наш красный флаг, но интуиция подсказала, что стоит воздержаться, да и мой пассажир не настаивал.

АНТ-6 в Париже

В Париже

Часа через два с половиной пересекли границу Германии с Францией в районе Страсбурга на высоте 300 метров. Прошли над одним из укрепленных районов линии Мажино в знаменитых Вогезах. Сооружения его с воздуха были хорошо видны Вот тут мы приветствовали Францию трехцветными флажками.

Все четыре страны, которые мы пролетели за эти два дня, были и интересными, и различными между собою. И наши чувства по отношению к ним также были разными.

Земля Франции заметно отличалась от других. Мы шли на запад вдоль рек и каналов или параллельно им, до Нанси — прекрасной зеленой долиной, с приподнятым настроением, с чувством облегчения, как будто мы были уже у цели. В минутах двадцати полета от Парижа нас прижала к земле низкая облачность, доходившая до сплошной. Самолеты вошли в облака рассредоточенным строем.

Наш корабль вышел севернее Парижа Уточнив место, да и Париж был виден, самолеты встали в строй, сделали приветственный круг над городом и после пяти часов сорока минут полета благополучно сели на аэродроме Ле Бурже, почему-го нас посадили по короткому старту с боковым ветром. Таким образом, от Киева до Парижа налетали в общей сложности 13 часов 50 минут без заправки горючим. Это был показатель неоспоримых успехов нашей авиации.

На аэродроме нас ожидала многолюдная встреча: французские министры, военный и авиации, бывший министр авиации Пьер Кот, по приглашению которого, мы, собственно, и прилетели: маршалы, генералы, офицеры и вся местная советская колония.

Первыми с самолетов сошли члены делегации, за ними командиры кораблей и мы. Все проследовали в ангар, где французский министр и глава нашей делегации обменялись приветствиями; как мне помнится, оба говорили по-французски и при том тихо, без ораторского пафоса и без микрофонов.

Как члены делегации, так и экипаж были представлены французскому маршалу, министру авиации. Пришла и наша очередь пожать ему руку, тут штурман М. X. Гордиенко от чистого сердца сжал руку маршала с такой силой, что тот от неожиданности еле ее отнял. При этом Гордиенко очень громко произнес: «Здравия желаю, господин маршал», на что все обратили внимание.

Нам опять, как и в Варшаве, на трех человек экипажа предоставили автомашину; мы сели на заднем сидении, а рядом с шофером поместился офицер полиции.

При выезде из аэропорта мы увидели, что улицы запружены народом, приветствующим нас подняв руки знакомым жестом «Рот фронт». Были и менее вежливые приветствия, особенно на русском языке — в таких выражениях и словах, которые обычно не пишутся: «Эй вы, красно… голодранцы! Вас немцы сюда привели, нет у вас своих летчиков!».

Экипажи были размещены в гостинице «Лютеция» (древнее название Парижа). Каждому был отведен отдельный однокомнатный номер. Ничего особенного в номерах не было. В этот вечер и на следующий день с утра нам дали отдохнуть. Ужин и завтрак подали в номера; не скажу, чтобы было сытно, а заказать что- либо дополнительно мы не догадались.

Восьмого августа французский министр авиации пригласил делегацию и экипажи на обед, в обычное для Парижа время — с 12 до 14 часов. Французы, надо сказать, утром поднимаются очень рано, работают дома, завтракают, необильно, при закрытых ставнях (жалюзи) и, лишь часам к восьми-девяти, открывают окна. Зато обедают плотно и все в одно время — с 12 до 14.

К министру мы поехали на автобусах в один из дворцов министерства, расположенный на значительном расстоянии от нашей гостиницы. Ехать пришлось через центр. Следует ли говорить и писать о Париже мне, в первый и в последний раз там побывавшему? Видеть этот город доставило величайшее удовлетворение.

На приеме присутствовало много французских генералов и офицеров. Сначала гости обошли расставленные вдоль стен столы с закусками и только после этого сели за обед. Были, как водится, многочисленные тосты. Вести беседы из-за языкового барьера было невозможно, что, пожалуй, и к лучшему, так меньше наболтаешь. В данных условиях язык мой не мог быть моим врагом.

Того протокольного порядка сервировки, с которым мы встретились в Варшаве, здесь не придерживались. Все было проще и удобнее. Прямо сказать, французы в выпивке понимают не меньше, чем в сытном обеде и, как мне показалось, тем и другим занимаются не спеша, просто и самозабвенно. Во время трапезы они не особенно наблюдают, что делают соседи.

По окончании обеда мы из зала выходили самостоятельно, т. е. по одному, а это было не так просто. Пришлось спускаться по крутой высокой беломраморной лестнице, покрытой красной ковровой дорожкой По сторонам стоят люди, а у подьезда еще больше. Все взоры устремлены на тебя, а ты один, к тому же слегка пьяненькиq. Тебя рассматривают «в оба», что-то говорят между собой. Иногда услышишь русские слова: «форма», «да он русский» и т. д.

Форма у нас была военная: темно-синие галифе, высокие, хорошо сшитые сапоги, саржевая гимнастерка, темно-синяя фуражка с черным репсовым околышем, коричневые замшевые перчатки Последние французам не импонировали — лучше бы белые, лайковые.

В Париже мы пробыли с восьмого по тринадцатое августа. Ежедневно нам давали приемы — то военное министерство, то министерство авиации, то наше посольство или торгпредство. Иногда все же удавалось вырваться и побродить небольшими группами по городу и по магазинам. Денег нам отпускали по десять долларов в день, а это уже немало, при условии, что на питание тратиться не приходилось; хотя иногда мы обедали в ресторанах за свой счет.

Кроме инженерно-технического состава, осматривавшего и готовившего к полетам материальную часть, на аэродроме ежедневно дежурил один из экипажей. Мы показывали свои самолеты и рассказывали о них. Г. Ф. Байдуков дня два или три выполнял на своем самолете показательные полеты, о которых восторженно писали парижские газеты. Примерно так: «Говорят, у русских нет своей авиации, нет летчиков, что и прилетели — то они с немецкими инструкторами. Но посмотрите, что мы видим: на огромном современном самолете-гиганте русский, небольшого роста человек, но прекрасный, большой летчик, летает над Парижем, имея на борту французских старших офицеров, с французским министром авиации в качестве второго пилота.

Причем взлет и посадку производит по малому неудобному старту с боковым, опасным, ветром».

И действительно было так. За полеты в Париже Байдуков получил, уже по возвращении в Москву, ценный подарок от французского министра авиации.

Числа двенадцатого мы поехали в авиационную школу, размещавшуюся на военном аэродроме Этамп, километрах в семидесяти южнее Парижа. Мне кажется, там тогда не было курсантов, обучающихся первоначальным полетам. Вероятно, шло переучивание летчиков, обучение их высшему пилотажу, а, возможно, проводились и некоторые виды испытаний самолетов. На аэродроме — несколько небольших ангаров, на стоянках — самолеты различных типов. Кроме служебных помещений и небольших домиков для обслуживающего аэродром технического состава других зданий нет. Нет, в частности, жилых домов. Летчики, которые показывали нам самолеты и демонстрировали полеты, приехали вместе с нами из Парижа, где они и жили.

Летчики никакой технической работы не выполняли, парашюты не носили. Форма их: пиджак, рубашка с галстуком, ботинки, белый шелковый шарф, небрежно накинутый на шею, белые лайковые перчатки.

Мы осмотрели десятка полтора учебных и боевых самолетов. Каждый тут же записал все, что его заинтересовало.

В небольшой столовой французские летчики устроили нам прием. Открыть первую бутылку шампанского дали право, или вернее предложили, кому-то из наших командиров кораблей. Конечно, наши люди не искушены в этом искусстве, бутылка была открыта так «умело», что пробку рвануло, она разбила осветительный плафон под потолком, а содержимое бутылки под смех присутствующих вытекло на пол.

Я и сейчас считаю, что на аэродромах близ крупных городов строительство больших военных жилых городков себя не оправдывает. Командование начинает больше уделять внимания жизни городка, чем другим работам. А так ли уж необходимо ради нескольких десятков человек строить большой городок со школами, магазинами, вечно пустующим стадионом и театром? Получается, по русской пословице: «Один с сошкой, а семеро с ложкой».

Мы имели возможность осмотреть Париж. Побывали в Луврском музее, в соборе Парижской Богоматери, на Елисейских полях. Даже сама езда по Парижу доставляет большое удовольствие, хотя в то же время, надо сказать, это занятие исключительно неудобное из-за массового скопления автомашин — улицы запружены ими. Особенно много было машин фирмы «Ситроен». Единственно, кто пользуется правом беспрепятственного проезда через улицы, так это мамаши с детскими колясками. При появлении детской коляски все движение останавливается.

Любовь к детям играла важную роль в жизни Франции. Нам говорили, что отсутствие детей в семье офицера — препятствие к продвижению по службе. И наоборот, если в семье есть четверо детей, то уже возможно получить чин полковника. Попутно скажу, что французские женщины опрятны и красивы. Мы не видели и не слышали женщин неряшливо одетых, кричащих, кривых, хромых, или даже в положении. Не знаю, куда они деваются.

Однажды мы посетили театр. Что шло — точно, право, не скажу: что-то в символическом духе о Франции, роль которой играла красивая женщина. По ходу действия множество полуобнаженных девушек катались на качелях над первыми рядами зрителей. В антрактах они гуляли по фойе, стреляли глазками. Но надо отдать должное француженкам — это не был американский «Бурлеск», какой мне довелось позже повидать — значительно скромнее и изящнее. Опять-таки знающие люди объясняли нам, что статистки, а также гардеробщицы, буфетчицы и т. д. ничего не получают за свою работу, наоборот — платят хозяину театра за место, где могут работать.

Несколько раз, как я говорил ранее, мы обедали в ресторанах, самостоятельно, так сказать. Вот, как- то мы зашли вчетвером или впятером в ресторан, где почти не было посетителей, и заняли столик. Пока вымыли руки и стали заказывать обед, народу прибавилось. Мы поняли, что публика заходит из любопытства — посмотреть на русских в форме Красной Армии, хотя им при этом приходилось что-то заказывать, иначе просто выведут из ресторана. Предполагая, что мы французского языка не знаем, кто-то рассуждал: «…Да, хорошо, но что они будут есть? Наверное, закажут черный хлеб, борщ, гречневую кашу и бутылку водки?»

Нам принесли закуску, салат, курицу, по чашке мясного бульона, немного белого хлеба, легкого вина, по пятьдесят грамм водки. Едим не спеша, посматриваем на окружающих, они на нас. Собрался оркестр, заиграл что-то, не то «камаринского», не то «во саду ли». Опять слышим говор: «Вот, сейчас напьются и пойдут плясать».

Мы выпили, поели, заказали кофе, бутылку шампанского подороже, яблок и винограда. Подозвали дирижера оркестра, дали ему франков пятьдесят — не много и не мало — заказали что-то современное и, к удивлению публики, двое из нас пригласили дам на танец. Снова разговоры: «Почему же они не пьют водку, не пляшут, не дерутся, не бьют окна. Больше того, откуда знают какой вилкой, ложкой, каким ножом пользоваться и даже как руки мыть после курицы и винограда? Ну ладно, мы не совсем поняли, что это за русские. Но расплачиваться нашими деньгами они не будут». И тут надежды наших недоброжелателей не сбылись. Мы спокойно пообедали, корректно рассчитались с положенной десятипроцентной надбавкой в пользу официанта, попрощались с публикой, сделав общий поклон, и вышли из ресторана, куда набилось уже много народу. Конечно, мы не знали всех тонкостей о том, как и что надлежит есть, но с нами. т. е. с нашим экипажем, был слушатель французской военной академии, наш советский инженер, кажется, товарищ Крестьянинов, который уже два года жил в Париже.

Местные газеты писали о нас примерно так; «Эти русские — действительно летчики, офицеры как офицеры. Одеты хорошо; генерал у них как генерал, словом, люди вполне военные или даже больше, чем просто военные. Вот только перчатки носят нитяные, не белые. И еще вопрос: почему они не грубы? Где же большевики? Они ведь мужики? Вот тебе и русские!»

В один из свободных дней мы поехали смотреть Версаль. Точно не помню, но, кажется, мы проехали через центр города, Елисейские поля, Булонский лес, по пригородному шоссе на юго-запад километров 10–15 от Парижа. Остановились на городской площади перед дворцом Версальский дворец — прекрасное монументальное серое здание, оборудованное при Людовике XIV в конце XVII века. Здание разделено на две половины: половина короля и половина королевы. Мы начали осмотр с правого крыла, с половины короля. Идя по коридору, проходишь анфиладу комнат: справа стена с частыми окнами, слева комнаты без передней стены. Все стены и потолки расписаны картинами (непосредственно по штукатурке), сюжеты — сцены из жизни французских королей, батальные картины, охотничьи эпизоды и т. д., на полах ковры, повсюду расставлены художественные произведения.

Чтобы попасть в покои королевы, надо пройти зеркальную галерею. Это высокий зал с паркетным, до блеска навощенным полом. Ширина галереи метра, видимо, четыре, длина — не менее десяти метров. Слева сплошная зеркальная стена, справа стена стеклянная, открывающая вид на парк, который, естественно, отражается в зеркалах. На столике у зеркальной стены лежал под стеклом экземпляр Версальского мирного договора, заключенного после первой мировой войны. Не утверждаю, что это был оригинал, но текст, подписи, ленты и печати были на месте.

По концам галереи стояли две массивные чаши красного мрамора, метрового диаметра, высотой по пояс человеку. Расстояние между ними метров шесть. Если нагнуться над чашей и очень тихо что-либо сказать, то человек, стоящий у другой чаши в другом конце галереи, без труда вас услышит.

Планировка покоев королевы совершенно иная: непрямой коридор, изолированные комнаты с отделкой различной по ивету, по рисунку и даже по материалу, много мебели — богатой, узорчатой, золоченой. Много бархата. В спальне королевы, как помнится. все стены обтянуты красным бархатом, над кроватью такой же балдахин. Там же стоит драгоценный золоченый ларец, памятный по романам Дюма.

Затем мы осмотрели роскошный парк, очень чистый и почти безлюдный. Парк, безусловно, очень отличается от наших растительностью: деревья и кустарники в нем другие, но особенно замечательны его планировка и уход за ним Подобного парка я больше нигде не видел, ни у нас, ни за границей, ни в Старом, ни в Новом свете. Парк украшают большие пруды с водоплавающей птицей — с утками, пеликанами, черными и белыми лебедями и так далее. Осматривая дворец и парк, мы и про обед забыли — это такое произведение искусства, которым можно любоваться бесконечно.

После осмотра парка нас пригласили в королевскую церковь, куда обычным посетителям вход закрыт. Это достаточно большое помещение с куполообразным сводом, с богатыми люстрами, образами, хоругвями, книгами. видимо духовного содержания, с красивой церковной утварью и богослужебными принадлежностями. В центре стояли две или три мягкие скамейки без спинок, крытые красным бархатом.

Хранитель музея при нас открыл и закрыл молельню большим, длиной сантиметров 20–25, позолоченным ключом.

Нас сопровождали два-три француза, к нам отношения не имеющие. Они ходили молча, лишь, когда мы расставались со своими переводчиками — нашими инженерами, французы вместе с ними выразили нам благодарность: «Хотя вы русские и большевики, но парни славные». Инженеры, два года прожив до того в Париже, не имели возможности повидать то, что с нами осмотрели за две недели.

Когда у нас было свободное время, мы просили сопровождать нас по Парижу женщин из посольства или торгпредства. Они. как будто, охотно ходили или, вернее, ездили с нами по городу. Однажды мы приехали в район самой высокой точки Парижа, на Монмартр. На вершине возвышенности стоит «Храм Воздуха», ниже, на террасах, разбиты цветники, еще ниже пролегают торговые улицы. В числе других товаров здесь торгуют и картинами. На террасах и площадках много скамеек, кресел, но, прежде, чем садиться на них, надо было за это платить.

Вид Парижа с Монмартра прекрасен. Мы долго любовались его панорамой.

Спустились вниз. Зайдя в одну из многочисленных кондитерских, спросили самых лучших конфет для подарка домой и каково же было наше удивление, когда нам предложили конфеты московской фабрики «Большевичка» или что-то в этом роде.

Мы посетили авиационный завод «Испано-Сюиза», выполнявший заказ СССР. Экскурсоводом был работавший тогда в Париже известный наш инженер, т Левин, позже начальник 2-го управления ГК НИИ ВВС. Никаких встреч с рабочими не было, однако любопытства с их стороны по отношению к нам было проявлено немало. Но были и рабочие, подчеркивавшие свое к нам безразличие. Когда мы находились в цеху, я приметил одного станочника: грузный, пожилой, лысеющий человек, с полным бритым лицом, в сером, неглаженном, но чистом костюме, с часами на цепочке в кармане жилета. Он нас как будто совершенно не замечал. Мне показалось, что вот этот рабочий и есть «рабочий-аристократ».

Просились мы сходить на кладбище Пер-Лашез к стене коммунаров, но посольство нам это запретило — может возникнуть демонстрация. Не надо создавать неприятности французскому правительству, мы прилетели в Париж к нему в гости.

На последнем приеме в посольстве наш посол, т. Раскольников, насколько помню, пригласил летчиков в один из залов и представил нам господина Эррио, мэра города Лиона, председателя партии радикал-социалистов. Был он среднего роста, пожилым уже, исключительно полным человеком. Помню его черные, небрежно разбросанные волосы, бледноватое лицо, карие приветливые и внимательные глаза, черный свободно сидящий костюм.

Эррио сказал по-русски: «Советские летчики, я друг Советской России. Я люблю летчиков, приглашаю вас в гости к нам в город Лион». Конечно, мы в один голос ответили: «Спасибо, прилетим!».

Тринадцатого августа наши три корабля, полностью заправленные горючим, тяжело взлетели один за другим с аэродрома Ле Бурже, сделали в знак благодарности за проявленное к нам дружелюбие и гостеприимство большой круг над громадным вечно прекрасным Парижем и взяли курс на Лион. На бортах наших кораблей были французские летчики.

Штурман никогда не смотрит на город, который уже пролетел, он смотрит только на впереди лежащую местность, радуется, что опознал ее и что расчет сходится с действительностью. Под крыльями наших краснозвездных кораблей проплывала благословенная земля Франции, сопровождая нас. вились голубыми узорными лентами рек Сена, Йонна, Луара. Сона (приток Роны). Через два часа тридцать минут полета мы прибыли н Лион.

После посадки мы объехали город, потом нас принял в ратуше Эррио со своими друзьями по партии радикалов. Французских офицеров на приеме не было. Вечером опять приемы в ресторане той гостиницы, где мы остановились. Приемом руководил сам Эррио, всегда внимательно следивший за каждым из нас, беспокоившийся, все ли нам подано. Инженерно-технический состав, готовивший самолеты к завтрашнему полету, на прием запоздал и мои соседи по столу, французы, оказались без «своих» русских соседей. Пришлось мне, в этих делах неискушенному занимать двух-трех французов. Я не знаю французского, они никогда не слышали русского, беседа наша шла с помощью мимики и стаканов. Вижу — с этой миссией мне не справиться. Один трех не перепьет, скорее получится наоборот. Не ожидая помощи со стороны, говорю сам себе: «Черт знает, что делается, хоть бы стакан холодной воды со льдом дали». К счастью, стакан воды со льдом стоял передо мной, но у соседей стояли три стопки с водкой. Наш хозяин, стоя на председательском месте, улыбался.

Утром на аэродроме собралось много штатских и военных. Появились бочки с пивом на машинах, метровой длины хлеб и другие припасы на дорогу летчикам от Эррио. Но вот погрузка закончена. После дружеского приема и сердечного прощания наши, не знающие устали, крылатые гиганты поднялись в воздух, сделали прощальный круг над городом Эррио, Лионом, голубыми Роной и Соной, и взяли курс строго на север. Пролетели Дижон. Нанси, повернули на восток, прилетели опять в Страсбург, где из-за исключительно плохой погоды решено было сесть. Этот перелет был самым тяжелым. кончился он благополучно только благодаря редкой выдержке и умению командиров кораблей, Г. Ф. Байдукова, Ефимова и Леонова, и прекрасного специалиста А.В. Белякова. Они достойно выдержали экзамен, приведя самолеты к цели.

Вечером начальник гарнизона Страсбурга дал прием, который прошел так же хорошо и приятно, как и все предыдущие. Вечером мы немного побродили по улицам, кое-что посмотрели. Утром пятнадцатого августа самолеты обычным порядком взяли курс на северо-восток, через Германию, в Прагу.

День оказался отменно ясным, видимость хорошей. Шли на высоте 2000 метров сначала до Карлсруэ вдоль Рейна, далее на восток до Нюрнберга и через Пильзен на Прагу, В этом полете мне бросилось в глаза, что на Западе трубы очень многих заводов и фабрик не дымили. Сказывался кризис.

Через три часа пятнадцать минут эскадрилья приземлилась на аэродроме Праги, где нас встретили очень хорошо, по-славянски, Остаток этого дня и весь следующий наша авиационная делегация была официальным гостем чехословацкого министра авиации.

На приеме в городской ратуше местные коммунисты, показывая партбилеты, искали среди нас членов партии, но их не оказалось, на что чехи очень обижались.

Был прием и у министра. Там нам вручили чехословацкие нагрудные авиационные значки, «птички». Своих «птичек» в то время у нас еще не было.

Шестнадцатого числа мы объездили и исходили город, побывали в Кремле (Г раде). где любовались башенны — ми часами и с удовольствием слушали их бой.

В Праге, как и в Варшаве, язык не был помехой для общения. Большинство тогдашних чехословацких офицеров авиации побывали в годы первой мировой и гражданской войны в России и в Сибири. Очень многие начинали знакомство там: «О, я был в России, у меня есть русская гимнастерка и сохранилась еще пачка махорки». Мы же угощали чехословаков дорогими папиросами Совмонголторга «Борцы» или «Казбек» из больших коробок. Вокруг аэродрома всегда было многолюдно, неоднократно приходили делегации с окраин, просили нас выступить на собраниях. Но желающих опять-таки не находилось. С аэродрома часто поднимались немецкие самолеты, на что чехи реагировали невесело.

Семнадцатого августа 1934 года наши самолеты в последний раз оторвались от чужой земли и взяли курс через Варшаву к границам Родины. Через девять часов беспосадочного полета мы приземлились в Москве на Центральном аэродроме.

Фотопанорама

Самолет Ан-26 в камуфляжной окраске на авиабазе Тамбов. Май 2007 г.

Воздушный пункт управления Ил-82. Лето 2006 т.

Як-40 украинской авиакомпании Challenge Aero. Киев 2004 г.

Последний поршневой авиалайнер

В журнале кроме архивных использованы фотографии

B. Тимофеева и Н. Якубовича

Автор выражает благодарность C. А. Миногину за помощь, оказанную при подготовке рукописи.

Главный редактор С. Спинько

Контактный телефон: 8-905-702-00-66

Верстка и оформление Е. Джелилова

Отпечатан в типографии издательского дома «Космос», 141070, г. Королев, Московской обл., Калининградский проезд,д.1.

Использование и перепечатка материалов — только с разрешения редакции.