sci_tech Техника и вооружение 2006 05

Научно-популярный журнал (согласно титульным данным). Историческое и военно-техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.6 31.10.2012 FBD-B53E74-A8E5-B04A-858E-64BA-7692-D4C5A3 1.0 Техника и вооружение 2006 05 2006

Техника и вооружение 2006 05

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра

Научно-популярный журнал

Май 2006 г

Выставка SOFEX-2006

Иордания, 27–30 марта 2006 г.

Фоторепортаж С. Суворова. Материал предоставлен журналом «Обозрение армии и флота».

Честь открывать выставку в этом году выпала подразделениям сил специального назначения Иордании.

Во время проведения выставки 30 слушателей сержантской группы Королевский военной академии Сухопутных войск Иордании смогли на практике опробовать тренировочный комплекс УПИ 27 для получения практи ческих навыков в стрельбе противотанковой гранатой РПГ27

Робот Vanguard для поиска и обезвреживания взрывоопасных предметов представила одна из британских компанйи.

Спаренный 120 мм самоходный миномет выполненный на шасси тяжелого иорданского БТР Temsll.

Российский вертолет Ми-26 поражал гостей выставки и специалистолв своими размерами и способностью к переноске тяжелый грузов

Модернизированный иорданской компанией KADOB танк Challenger (иорданское обозначение Al Hussein) получил 120-мм гладкоствольную пушку, автомат заряжания и новую СУО,

Низкопрофильная башня Falcon — разработка иорданской компании KADDB, швейцарской RUAG и американской FUR продолжает совершенствоваться. На этот раз на ней установили новейшую СУО.

О военно-техническои сотрудничестве с Сирией

Подготовил к печати М.Усов

Окончание. Начало см. в «ТиВ» \v4/2006 г.

Полковник А.И. Ситник, заместитель советника по экономическим вопросам Посольства СССР в Сирии — уполномоченный ГТУ. Фото 1982 г.

Вс поминает ветеран военно-технического сотрудничества полковник Ситник А.И.:

«3 января 1982 г. мы с женой прибыли в Дамаск. По договоренности еще в Москве мне выделялся самостоятельный участок работы в северном районе Сирии, такой «куст», и необходимо было организовать в г. Алеппо) эго примерно в 350 км северней Дамаска) представительство ГТУ в этом районе. Там находились завод по изготовлению боеприпасов (недалеко от Алеппо), авиационный ремонтный завод в районе г. Алеппо, военно-морские мастерские (ПМТО) в порту Латакия и другие более мелкие объекты (учебные классы, авторемонтные мастерские и т. д.].

В конце января мы выехали с женой на машине в Алеппо. Нac было трое. За рулем был Морис — сирийский переводчик (он же отвечал за наших специалистов по линии Минобороны Сирии). рядом он посадил мою жену, задрапировав ее под мусульманскую женщину, а я сидел на заднем сиденьи и на коленях у меня был на всякий случаи автомат Калашникова. Экстремисты различных мусульманских организаций типа «Братья мусульмане» время от времени нападали на наших специалистов. за 34 дня до нашей поездки «братья мусульмане» напали на г. Хам (это примерно на полпути к Алеппо) и захватили его. Президент Асад решительно пресекал такие выступления, не считаясь ни с чем. И на этот раз армия и части МВД, т. н. «мухабарат», жестоко подавили мятеж. Оставшиеся в живых «братья мусульмане» рассеялись по всей сирийской пустыне, так что на дорого через нее (а это было 350 км) можно было встретить кого угодно!

Все помнили, что незадолго до моего приезда в Сирию экстремисты напали на наших специалистов, ехавших из Алеппо на завод в автобусе, и расстреляли их из автомата. Имелись убитые и раненые.

Обстановка в Сирии в это время была напряженной, и принятые нами меры били обоснованы, тем более, что ехали мы ночью, включив свет внутри салона автомобиля, чтобы было видно: мы — арабская семья и мирные люди. Прибыли в Алеппо благополучно. Расселились там, где была снята квартира. Мне был выделен кабинет для работы в здании генконсульства. В Алеппо я занимался в основном делами завода по изготовлению боеприпасов, так как там был большой коллектив наших специалистов и большой обьем работ по поставкам оборудования, комплектующих, инструмента и материалов. С помощью наших специалистов сирийцы готовили заявки на поставку этого имущества, и они отправлялись в Москву на проработку.

Через некоторое время уполномоченный ГТУ генерал Гревцов отбыл в Москву, а я был назначен и.о. уполномоченного ГТУ в Сирии и направился в Дамаск. Вскоре началась очередная война с Израилем, армия которого подавила в кратчайшие сроки почти всю систему ПВО Сирии, уничтожив 17 дивизионов ЗРК, поставленных ранее из Советского Союза. Я был вызван в Москву для доклада заместителю председателя ГКЭС генерал-полковнику М.А. Сергеичпку. Тогда же меня утвердили в должности заместителя советника по экономическим вопросам посольства СССР в Сирии — уполномоченным ГТУ. Советское правительство приняло срочное решение о восстановлении системы ПВО Сирии, поручив Министерству радиопромышленности СССР (министр П.С. Плешаков) выполнить эту работу. Курировать ее было поручено Главному техническому управлению ГКЭС и аппарату уполномоченного ГТУ в Сирии на месте.

Минрадиопром командировал в Сирию большую группу высококвалифицированных специалистов, свыше 300 человек. Решено было не только восстановить систему ПВО, но и качественно ее улучшить на новом уровне, внедрив автоматизированную систему управления ракетными комплексами (АСУРК), которая недавно была разработана для округов ПВО в Советском Союзе. Мне как уполномоченному ГТУ в Сирии было поручено обеспечение всех этих работ путем организации приема советских специалистов, их размещения, причем в нескольких местах (в непосредственной близости от границы недалеко от Голанских высот, дальше — в районе Дамаска, в районе Пальмиры и в других местах, ранее подготовленных нашими специалистами], а также прием и транспортировка большого количества новейшего (а часто и просто секретного) оборудования, взаимодействие с сирийской стороной, переговоры с сирийцами, подготовка заявок и другие вопросы. Короче, нужно было полностью обеспечить нормальную работу пои большой группы специалистов.

Благодаря высокой квалификации сотрудников Минрадиопрома, а также отличной организации работ старшим группы специалистов С.В. Кандуловым и самоотверженному труду самих специалистов (они работали, не считаясь со временем. — сутками), всесторонней помощи и быстрому решению вопросов ГТУ в Москве и сирийской стороной, а также слаженной работе аппарата уполномоченного ГТУ, эти работы были выполнены в кратчайший срок, причем нормативы были перевыполнены и превышены в 2,5–3 раза. И не зря по результатам этих работ почти все советские специалисты были удостоены правительственных наград. Старший группы советских специалистов Кандулов был награжден орденом Октябрьской Революции. Я был награжден орденом Красной Звезды.

Алеппо, 1983 г. На общем собрании советских и сирийских специалистов. Сидят в первом ряду слева направо: переводчик Морис, уполномоченный ГТУ А.И. Ситник, советник Посольства В.А. Говязин.

Хотелось бы сказать несколько слов о заместителе министра радиопромышленности СССР генерале В.И. Гладышеве, который также находился в это время в Сирии и руководил работами по АСУРК. Его четкие недвусмысленные распоряжения, талант инженера способствовали выполнению задания советского правительства. Одновременно генерал Гладышев проворил боевую готовность и других ракетных комплексов. в частности, двух полков комплексов «Точка», которые в это время находились в Сирин, и дал соответствующие рекомендации по их эксплуатации.

Приходилось нашим специалистам и рисковать жизнью. Так, для отладки и калибровки АСУ в порт Латакия из Советского Союза был срочно доставлен прибор, который был крайне необходим в в работе по АСУРК. Времени для доставки прибора обычным порядком через сирийцев не было, да и его новизна просто не давала возможности других путей. иначе как самим запяться этим делом. Этот прибор не должен был попасть к инозаказчику ни в косм случае, а должен быть передан. как говорится, из рук в руки только советским специалистам с немедленным возвращением его в Советский Союз после выполнения всех работ. Старшин офицер нашего аппарата капитан К.А. Вертелов вызвался доставить этот прибор и той же ночью выехал из Дамаска в Латакию. Один, на машине причем обстановка была крайне неспокойная. Я до сих пор корю себя за то, что разрешил ему поехать одному. Но вот такая была нервная ситуация. Прибор был доставлен в Дамаск, где он хранился в аппарате военного советника, а по мере необходимости мы его брали на какое-то время и опять туда возвращали. После выполнения работ прибор был отправлен в Советский Союз таким же порядком.

Запомнилась мне в Сирии еще одна очень большая и ответственная работа, в которой довелось участвовать. Это был выбор места, определение сооружений и, соответственно, объема работ и стоимости, проведения технико-экономического обоснования целесообразности базы для средиземноморской эскадры ВМФ СССР. В отличие от ВМС США, наши корабли не имели пунктов базирования в районах несения боевой службы.

Министерству обороны СССР и Главном у техническому управлению ГКЭС было поручено выполнить эту работу и по ее результатам внести соответствующие предложения в правительство СССР. Работу возглавил первый заместитель Главнокомандующего ВМФ начальник Главного штаба ВМФ адмирал флота Н.И. Смирнов. Было проработано несколько вариантов, в том числе создание такой базы в районах пор тов Латакия и Тартус. К сожалению, дальнейшего развития по разным причинам (включая причины чисто политического и экономического характера) эта работа не получила.

Убыл из Сирии в мае 1984 г. Хотел бы сказать несколько слов о сирийском народе. Люди в основном доброжелательные, никакого бытового хамства, никаких криков, драк и прочее, том более пьянок. Большинство довольно философски относится даже к сложным бытовым обстоятельствам. На все у них есть очень хорошее выражение «малиш», т. е. «это не важно, переживем все», а также «ин шала» — «все в руках Аллаха». Такая уж у них философия.

Справка

Завод по капитальному ремонту бронетанковой техники (см. «ТиВ» № 4/2006) начал создаваться согласно Межправительственному соглашению еще в начале 1960-х гг. для ремонта танков Т-34, Т-54, САУ СУ-100, а также других образцов бронетанковой техники первого послевоенного поколения, поставленных из Советского Союза в Сирию еще в 1950-е гг. Проектная документация на завод была разработана в 1965 г. ЦПИ-8 Миноборонпрома. В 1960-е гг. по линии В/О «Проммашэкспорт» было поставлено примерно 50 % необходимого для завода стандартного оборудования.

В связи с арабо-израильской войной 1967 г. и захватом Израилем части территории Сирии (Голанские высоты) было принято решение изменить дислокацию завода и перенести его в глубь территории в новый район — в 15 км от г. Хомса, а также предусмотреть на нем возможность капитального ремонта новой бронетанковой техники, поступившей в Сирию, включая танки Т-55 и ПТ-76, бронетранспортеры БТР-50ПК, их двигатели и агрегаты. Соответствующая проектная документация была подготовлена ЦПИ-20 Минобороны в 1971 г., поставка стандартного и технологического оборудования, а также строительно-монтажные и пусконаладочные работы велись в 1970-е гг., в 1981 г. завод сдан в эксплуатацию.

Поставки в Сирию танков Т-62 и Т-72, боевых машин пехоты БМП-1, зенитных самоходных установок «Шилка» и зенитных ракетных комплексов «Квадрат» потребовали модернизации завода и его значительного переоборудования под ремон г новых танков и БМП. гусеничных самоходов ГМ-575. ГМ-568, ГМ-578 (ЗСУ «Шилка» и ЗРК «Квадрат»), а также артиллерийских тягачей АТ-Т и АТ-С.

С этой целью проектная организация Минобороны СССР ЦПИ-47 разработала в 1978 и 1984 г. два проекта переоборудования действующего завода в г. Хомсе. На завод в 1980-е гг. поступило необходимое оборудование и передана ремонтная документация. Строительство (переоборудование) выполнялось с 1988 г. сразу по двум проектам, при этом строительные работы осуществлялись сирийскими подрядными фирмами.

Несмотря на значительные трудности, которые в 1990-х г. испытывала Сирия (да и Россия тоже), завод был построен и вошел в эксплуатацию. По сведениям на 2003 г. на заводе освоен ремонт военной техники всей необходимой номенклатуры и в нужных объемах.

Одновременно для завода в указанное время был построен komi текс очистных сооружений. Сейчас это крупный промышленный комплекс, самый большой обьект такого профиля на Ближнем Востоке.

Производственно-техническое обучение сирийцев проходило на бронетанковых ремонтных заводах МО СССР (России), непосредственно на заводе и в учебном центре — в военно-техническом институте в Дамаске.

Для оказания помощи в строительно-монтажных и пусконаладочных работах, освоении ремонта БТТ и подготовке местных специалистов на завод в период 1973–1998 гг. прибыло большое количество советских (российских) высококвалифицированных специалистов. Коллектив специалистов в разное время возглавляли офицеры: Ю.С. Фадеев. Л И. Евтушенко и В И, Мозговой (главные консультанты по строительству): Н.В. Олексюк, Б. Я. Горчаков, А.Н. Зверев, П. Г. Автономов, Н.А. Богайчук (главные консультанты начальника завода).

Начальники завода- с 1969 по 1987 г. — майор, а затем бригадный генерал-инженер Хаувам, с 1987 г. — бригадный генерал Адель Аль Шебель.

Завод 790

Завод но производству по лицензии артиллерийских боеприпасов калибра от 23 до 130 мм д\я артиллерийских систем и танков, поставленных из СССР, начал создаваться согласно межправительственному соглашению от 7 марта 1975 г. Соглашение, подписанное с советской стороны министром машиностроения В.В. Вяхиревым, а с сирийской — заместителем министра обороны генералом А. Багом, предполагало передачу лицензий, технической документацни н оказание технического содействия (по линии ГТУ ГКЭС) в организации производства боеприпасов в окрестностях г. Алеппо рядом с поселком Сфира и строительство учебного центра. Генеральный контракт был подписан уже 1 10 марта, а 28 мая в Дамаске' начальник Управления оборонных предприятий (УОП) Минобороны Сирийской арабской республики Газн Абу Акель утвердил задание на проектирование завода. Планировалась постановка производства 10 видов боеприпасов для артиллерийских систем различных типов калибра от 23 до 130 мм (ЗУ-23, С-60, Д-ЮТ, М-30. А-19. М-46). В соответствии с техническим заданном завод должен был обеспечить выпуск всех элементов выстрелов (корпусов снарядов, гильз, взрывателей. капсюльных втулок и других деталей), их сборку и все виды лабораторных и полигонных испытаний стрельбой на предельные дистанции. Суммарная годовая программа предусматривала изготовление более 500 тыс. штук артвыстрелов. В ходе освоения производства сирийская сторона сократила номенклатуру изделий до шести наименований. Были исключены боеприпасы к устаревшим артиллерийским системам С-60, М-30 и А-19.

Возведение завода (обозначавшегося сирийской стороной как «завод 790») началось в 1975 г. Строительство по проектной документации, разработанной советскими проектными институтами, осуществлялось силами сирийской стороны, для чего была создана специальная организация «Эскан». а также организовано производство некоторых видов материалов и конструкции, необходимых для выполнения строительных работ. Ход строительства завода, его соответствие проектной документации постоянно контролировались советскими специалистами группы авторского наблюдения.

Алеппо, 1978 г. Начало строительства. В центре — министр машиностроения Бахирев, слева — заместитель министра обороны САР генерал Баг, далее — начальник завода генерал Мини, крайний справа — уполномоченный ГТУ генерал Гревцев

Алеппо, 1980 г. Завершение строительных работ, Третий слева — полковник Мехди Араф. далее — начальник завода генерал Мини, шестой слева — заместитель министра машиностроения Абаилов, далее — министр машиностроения Бахирев заместитель министра обороны САР генерал Баг, начальник ГТУ генерал Киселев,

Алеппо 1980 г. Вид завода на стадии завершения строительства В центре — министр машиностроения СССР В.В Бахирев, слева — старший группы советских специалистов В Ф Фадеев Пояснения дает начальник завода генерал Мини (фото из архива В Ф Фадеева).

Алеппо, 1980 г Посещение завода министром машиностроения СССР В.В Бахиревым и заместителем министра обороны САР генералом Багом во время пусконаладочных работ (фото из архива В Ф Фадеева)

Генеральным поставщиком и генеральным проектировщиком по этому заводу решением правительства СССР было определено Министерство машиностроения С ССР. Создание завода велось под руководством и при активном непосредственном участии первых лиц этого министерства: министра В.В. Вяхирева, его заместителей Г.Н. Абаимова. В.И. Николаева, Л В. Забелина.

Завод проектировался, начиная с выбора площадки, институтом «Союзпромпроект» (Д. К. Христовой Ю.Б. Корольков, П. 11. Попов, В.И Пеньков и др., позже организация преобразована в ФГУП «СоюзпромНИИпроект»), В проектировании участвовали также «Центромашпроект» (А. И. Макрушнн, М.Л. Енин и др.), «Гидромашпроект» и «Союзхимпроект». Вся проектная документация стройэнергокомплекса завода (ее первый этап — до модернизации) была подготовлена в периоде 1976 по 1979 г. Институтами Минмаша СССР был сформирован полный комплект конструкторской документации на лицензионные изделия. Основную роль здесь сыграли НИМИ, ФИПЦ «Прибор». НИИ «Поиск», «Сплав», КНИИМ и НИИ ХП.

К подготовке переданного сирийцам полного комплекта технологической документацим привлекли более 20 заводов отрасли.

Поставки для завода технологического, общезаводского, лабораторного, нестандартизированного оборудования, оснастки, инструмента, комплектующих изделий и материалов выполнялись в/о «Машзаграгранпоставка» Минмаша СССР (Г. В. Матвеев, В.Ф. Фадеев, O.Н. Воронов, В.И. Нездоиминов, А.И. Зарубин, Л.С. Жуков, Б.А. Чуков, А.С. Самохвалов и др.). В этом процессе был задействован широкий круг заводов Советского Союза, включая предприятия системы Минмаша СССР, Минстанкопрома СССР, Минэлектронрома СССР и других министерств и ведомств. Обеспечение производства необходимыми материалами, комплектующими элементами (ВВ, пороха, капсюли. трассеры), оснасткой, инструментами, запасными частями к поставленному оборудованию осуществлялось по заявкам сирийской стороны через ГГУ.

Большую работу по формированию коллектива отечественных специалистов проделало Управление внешних связей Минмаша С ССР (А.М. Котов, П.М. Таут, А.А. Глухарев и др.). Были отобраны н командированы на завод в Сирию сотни высококвалифицированныхспециалистов институтов и заводов, большинство из них — с семьями. В 1970- 1990-е гг. наша группа насчитывала свыше 150 специалистов различного профиля. В разное время руководителями групп отечественных специалистов были: В.Ф. Фадеев, И.А. Зарубин, М.А. Рннн, Л.И. Макрушип, Б.Я. Горчаков. Первым руководителем в 1976 г. был назначен В.Ф. Фадеев, который возглавлял коллектив шесть лет. На его плечи лег тяжелый труд организации функционирования коллектива, включая все аспекты как производственного, так и социально-бытового обустройства.

Сирийская сторона, и в первую очередь УОП, придавала этому заводу очень большое значение. Директором завода был назначен отличный организатор генерал Мини. Кадровый состав руководителей подразделении завода сформировали в основном из офицеров, получивших образование в высших учебных заведениях СССР. Техническое руководство завода возглавил офицер Ахмад Халед. Руководителями подразделений были офицеры Хайель Аль Хумайер, Самир Захануи и другие. По мере освоения производства завод постоянно пополнялся национальными кадрами, также в основном выпускниками советских военных и гражданских вузов. Для решения проблемы обеспечения завода квалифицированным персоналом с помощью советской стороны был нестроен учебный центр, оснащенный самым передовым потому времени оборудованием и методическими пособиями, учебный процесс в котором осуществлялся советскими специалистами.

В ноябре 1981 г. в присутствии правительственных делегаций СССР и Сирии состоялось торжественное открытие завода 790. Огромный (даже по масштабам Советского Союза) заводской комплекс был сооружен по новейшей строительной технологии, включал современные цеха с высокопроизводительным оборудованием, позволяющим реализовывать законченный технологическнй цикл изготовления элементов артиллерийских выстрелов от получения заготовок до проведения приемных стрельбовых испытаний серийных партий этих изделий. С целью обеспечения относительной независимости завода в ходе его эксплуатации от поставщиков оснастки, инструмента и ряда вспомогательных изделий в структуре завода был предусмотрен блок вспомога тельных цехов, в котором основное место занимало хорошо оснащенное инструментальное производство.

Кроме собственно производственного комплекса в 50 км от него, согласно соглашению между СССР и САР от 31 января 1978 г., был построен заводской полигон, позволяющий проводить стрельбовые приемные испытания партий элементов боеприпасов, изготавливаемых на заводе (стрельба на дистанции 35 км). Одновременно при техническом содействии Советского Союза была сформирована производственная и социальная инфраструктура заводского комплекса, а также построены все необходимые инженерные сети п коммуникации.

О масштабах этого заводского комплекса можно судить по размерам охраняемой производственной территории, протяженность периметра которой составляла более 25 км.

С 1982–1983 гг. на заводе освоили серийное производство таких изделий, как 23-мм выстрелы ОФЗТ и БЗТ к ЗУ-23. 100-мм БТ и ОФ к Д-10Т. 122-мм ОФ к Д-30. 130-мм ОФ к М-46 Началась поставка комплектных выстрелов в сирийскую армию. В этот период уже определилась потенциальная возможность завода выпускать боеприпасы следующего поколения В 1981–1983 гг. между СССР и САР были подписаны межправительственные соглашения о расширении номенклатуры лицензионных изделий, планируемых к производству на заводе. В их состав были включены 115- и 125-мм выстрелы с осколочно-фугасными и бронебойными подкалиберными снарядами к пушкам танков T-62 и Т-72. Производство выстрелов калибра 125мм планировалось в количестве 90 тыс. шт. в год.

Это стало вторым этапом масштабных проектных, строительных, организационно-производственных работ. Наряду с текущим выпуском ранее освоенных изделий интенсивно продолжалось строительство завода с вводом жилшых корпусов, расширением инфраструктуры и насыщением дополнительным оборудованием.

Новая номенклатура потребовала провести освоение новых, принципиально отличных от ранее освоенных, технологических процессов производства.

В этот период времени решающий вклад в реконструкцию завода и создание новых мощностей внес отечественный коллектив специалистов, возглавляемый в течение шести лет А.И Макрушиным.

В 1990-е гг. с целью организации упомянутого лицензионного производства 115 и 125-мм выстрелов завод был дважды реконструирован. В связи с этим в июне-июле 1992 г. в Москве побывала рабочая делегация во главе с главным инженером УОП генералом X. Ахмаро. Поставку нестандартизованного оборудования для расширяемого завода в 1992–1993 гг. произвела Болгария. Кроме того, российская сторона предложила поставки дополнительного оборудованиям передачу лицензий на производство 100-. 122-, 125- и 130-мм боеприпасов повышенной эффективности, 100-мм выстрелов БП к Д-10Т. а также 30-мм к пушкам 2А42 и ГШ-6-30.

Министр обороны САР генерал Тлас вручает орден «За заслуги» руководителю группы советских специалистов В Ф Фадееву. Второй слева — начальник завода генерал Мини, в центре — координатор еятельности советских и сирийских специалистов М. Думат. Алеппо, 1981 г. (фото из архива В.Ф. Фадеева).

Алеппо, 1980 г. Строительная площадка завода (фото из архива В.Ф. Фадеева).

При головной роли ГТУ в организации лицензионного производства по ходу изменения условий и в связи с рядом реорганизаций функции и место участников этого процесса менялись. В силу ряда организационных преобразований в нашей стране в начале 1990-х гг. дальнейшее функционированне коллектива российских специалистов выполнялось под руководством ВЭО «Промэкснорт» (Генеральный директор В.Е. Филимонов, руководитель кадровой службы В.Л. Логвиненко). Главой российских специалистов в 1994 г. стал В Я. Горчаков. Между участниками процесса поддерживалось согласованное взаимодействие. Представительство ГТУ, а впоследствии «Росвооружения». «Рособоронэкспорта» в Дамаске продолжало тесное сотрудничество с заводом 790 и коллективом специалистов. руководимых «Промэкспортом».

В течение короткого времени коллективу российских специалистов удалось провести наладку всего комплекса технологического оборудования, и в 1995 г. завод начал выпуск 125-мм выстрелов с осколочным снарядом, а в 1990 г. — с бронебойным снарядом. В течение последующих леч производство выстрелов расширялось и обеспечило выполнение плана поставок для нужд сирийской армии.

За весь период текущего производства боеприпасов до 2001 г. включительно не было ни одного случая претензий сирийской армии к качеству боеприпасов. выпускаемых заводом в Алеппо.

С середины 2001 г. завод работает бо5 участия российских специалистов. Опыт становления завода сыграл большую роль в повышении уровня квалификации руководящего состава УОП. Руководители завода генералы Мини, Ахмад Халед стали Генеральными директорами УОП и находились на этих должностях до ухода в запас, школу на заводе прошли и многие другие руководители подразделений УОП. Практически все директора других заводов УОП являются выходцами из завода 790 в Алеппо.

Вся история освоения лицензионного производства на заводе в Сирии является примером плодотворного сотрудничества и взаимодействия всех участников процесса. При этом участники этих работ с советской (российской) стороны отмечают искреннее доброжелательное и заботливое отношение к себе со стороны сирийцев. Руководство УОП и завода много сделало для комфортного пребывания наших специалистов и их семей в жарком климате Сирии.

За большой вклад в создание завода многие сотрудники Минмаиы СССР, в том числе В/О «Машзаграпноставка», а также сотрудники проектных, научно- исследовательских институтов и заводов были награждены правительственными орденами и медалями Сирии и Советского Союза.

Вспоминает генерал-майор Ю.П. Прищепо, в 1970-1980-х гг. — заместитель начальника ГТУ’ ГКЭС.

«Дамаск — самая древняя из существующих на сегодня столиц мира — хранит в своей архитектуре тысячелетнюю историю парода и с естественной боязнью ожидает, чем разрешится очередном для него политический кризис, созданный заокеанскими апологетами так называемой «демократии». Той самой. которая, на примере Ирака не приносит людям ничего, кроме боли, страданий и смерти.

Это рассуждение вызвано тем, что мне пришлось недавно побывать в Сирии, и, естественно, я вспомнил поездки в Сирию раньше, по линии ГТУ. Тогда мы вели переговоры и подписывали соглашения об оказании техсодействия в создании очередных объектов по ремонту или эксплуатации новых видов поставленной из СССР техники. Имея уже некоторый опыт международных переговоров с инозаказчиками по нашим ГТУшным проблемам, я с удовольствием отметил приятность общения с сирийскими генералами и офицерами в процессе официальных встреч. Среди других арабских стран их культура больше всего соответствует российскому восприятию. И я их выделял в лучшую сторону по сравнению с ливийцами, египтянами и даже алжирцами. Конечно, это очень личное восприятие, и поэтому я не буду его объяснять. Просто в порядке воспоминания здесь можно сказать, что каждая делегация, конечно же, имела свои особенности в подготовке переговоров, пх проведении. По особенно интересно было узнать мнение их о нас, и однажды нам удалось почитать отчет одной из иноделегаций своему начальству и своим органам после встреч и переговоров в ГТУ. Правда, это было не по арабскому направлению, а по южно-азиатскому. Про каждого нашего участника переговоров было детально рассказано, как он говорит, как и что курит и предпочитает выпить, как его лучше обрабатывать. Все это в досье о нас для последующих делегаций. И не всегда их хвалебная оценка офицера ГТУ позитивно воспринимается нашими службами (видимо, по принципу «Если хвалит противник, то это неспроста»).

Раз уж я вспомнил о сирийских офицерах, хочу троих из них упомянуть отдельно. Во-первых генерал Мукаед, начальник Управления закупок вооружения Сирийского Министерства обороны, внешне очень симпатичный и спокойный человек, умеет говорить на любом уровне уважительно к собеседнику. Даже в принципиальных спорах он не повышал голос и убедительными а ремонтами искал «консенсуса». Во-вторых, генерал Мадвар, начальник отдела в Управлении закупок, личность незаурядная, он произвел на меня впечатление, и мне даже захотелось во многом взять пример с него.

В 1980 г. ехал я вместе с Мадваром на машине из Алеппо, где строился завод по производству боеприпасов при нашем техническом содействии, в Дамаск. Я был с ним достаточно хорошо знаком и восторгался тем. что он прекрасно знал русский язык, наши обычаи, привычки, характер наших людей. Дорога была не очень интересной: песок, камни, хилая пыльная зелень и пыльное солнце. Разговор как-то случайно коснулся порядочности, чести человека, и я, естественно, вспомнил «кодекс строителя коммунизма», а Мадвар, между прочим, тоже изучал К. Маркса и В.И. Ленина и цитировал их на память. Но кроме этого он еще знал, и наверное неплохо, всю историю возникновения религий и рассказывал мне, как Ветхий завет влиял на Тору, Тора — на новый завет и на Библию и последняя на Коран. Конечно, будучи мусульманином, он защищал, а может быть, и проповедовал моральные преимущества ислама как общественной силы воспитания сообщества людей, громил иудаизм за его арийский принцип и за узаконенное в нем право на ростовщичество и очень холодно говорил о христианских обычаях, разрешающих людям грешить, но обязательно каяться. Что уж я лепетал в защиту «морального кодекса», я просто не помню, по, наверное, чушь, из которой вылезали ослиные уши нашей философской ограниченности Помню только, что мне было до злости стыдно и обидно за свою религиозную безграмотность, признаваться в которой не позволяла прочная амбиция представителя славных Советских Вооруженных Сил.

Третий, лейтенант Валил, был приставлен к нашей делегации в качестве офицера связи, постоянно находился при нас, к сожалению, не говорил по- русски, но и формализованный английский не смог скрыть его теплого.) отношения к советским людям. В знак доброго отношения он подарил мне на дорогу домой две большие банки оливок в масле домашнего приготовления и сказал. что их готовила его мама. Многое за это время забыто, по вот эти подаренные от сердца оливки ассоциируются у меня с Сирией».

В ногу со временем

На вопросы редакции журнала «Техника и вооружение» отвечает командующий Воздушно-десантными войсками генерал-полковник А.П. Колмаков.

— Каковы роль н задачи ВДВ в современных вооруженных конфликтах?

— В современных условиях Воздушно-десантные войска являются средством Верховного Главного Командования. Одним из основных 'фебованнй к ВДВ всегда была и остается повышенная боевая готовность. А это зависит не только от подготовки и управления, но и от организации, техническою оснащения н обеспечения войск.

Ociювпым тактическим сс» едиценном ВДВ яв/\яется воздушно-десантная дивизия, предназначенная для решения задач в качестве оперативного воздушного десанта. Масштабные изменения военно-политической обстановки в мире повлекли за собой существенный пересмотр и уточнение взглядов на обеспечение военной безопасности России, форм, способов и средств ео достижения. А соответственно — и корректировку возможных задач, которые должны решать ВДВ. Они должны быть го товы не только к крупномасштабным войнам, по и к выполнению важных п разнообразных задач в локальных вооруженных конфликтах.

В современных условиях возрастает роль тактических воздушных десантов. Для того предназначены отдельные воздушно-десантные бригагады. Которые могут действовать в полном составе или усиленными батальонами. А основным способом десантирования является высадка из вертолетов. Причем десантам приходится и придется впредь вести боевые действия с противником хорошо организованным, подготовленным и вооруженным. Повышение боевого потенциала. увеличение автономности при выполнении боевых задач во все времена были одним из главных приоритетов в строительстве ВДВ. И ныне увеличение самостоятельности и повышение огневой мощи подразделений остаются в ряду важнейших задач.

— Каковы в связи с этим основные направления развития боевой техники ВДВ?

— К сожалению, в 90-е гг. прошлого века был утерян необходимый темп развития вооружения и военной техники. Для Вооруженных Сил Российской Федерации в целом и конкретно для Воздушно-десантных войск и тесно связанной с ними военно-транспортной авиации остро встала проблема оснащения частей и соединений современным вооружением, ведь многие образцы эксплуатировались за пределами гарантийных сроков без ремонта.

Между тем десантникам традиционно поручаются самые трудные боевые задачи. Опыт локальных конфликтов отчетливо показал, что вооруженным штатной техникой ротам и батальонам ВДВ явно не хватало огневой мощи, поэтому при выполнении боевых задач в той же Чечне их, как правило, усиливали приданными танковыми подразделениями. Военное же противоборство с современными регулярными армиями потребует еще большей огневой мощи. Поэтому стоит отметить, что новый этап развития ВДВ сопровождается появлением нового поколения боевых машин.

В 2004 г. на вооружение ВДВ принята БМД-4 «Бахча». Машина замечательная, заслуживающая самых высоких оценок. Принципиально новый для машин такого класса комплекс вооружения с автоматической системой управления огнем в несколько раз повысил огневые возможности БМД-4 но сравнению с предшественниками. С поступлением ее на вооружение боевые возможности оснащенных ею парашютно-десантных подразделений сразу возрастают на порядок.

Принятие на вооружение и серийный выпуск БМД-4 — лишь один из этапов запланированного перевооружения ВДВ. С принятием на вооружение самоходной 125-мм противотанковой пушки «Спрут-СД» значительно расширились огневые возможности ВДВ. Эта легкая гусеничная плавающая авиадесантируемая артиллерийская система предназначена для борьбы с тапками, САУ и другими бронированными целями противника в любое время суток, уничтожения живой силы противника, его опорных пунктов и оборонительных сооружении. Мощный артиллерийско-ракетный комплекс вооружения позволяет решать задачи на уровне современных танков.

Сейчас уже можно говорить о целом семействе бронемашин различного назначения на базе «Спрут-СД». Создан многоцелевой гусеничный бронетранспортер, на базе которого выполнены десантируемые медицинская машина и топливозаправщик.

Наравне с этим разрабатываются и доводятся новые средства парашютного десантирования из самолетов военно- транспортной авиации, средства беспарашютного, беспосадочного десантирования личного состава и грузов из вертолетов «Джиггер». В сочетании с новыми системами связи, автоматизированной системой управления войсками а также новыми комплексами боевой экипировки это позволит вывести ВДВ на новый военно-технической уровень.

— БМД-4 создана на узлах шасси БМД-3, но представляет собой совершенно новую машину. Нельзя ли более подробно остановиться на том, какие именно особенности так привлекают в ней ВДВ?

— Прежде всего, как уже было сказано. — это комплекс вооружения, разработанный государственным унитарным предприятием «Конструкторское бюро приборостроения». Кроме 30-мм автоматической пушки, имевшейся и на БМД-3, в башне новой машины разместили 100-мм орудие, которое одновременно служит и пусковой установкой противотанковых управляемых ракет. Таким образом, блок основного вооружения «Бахча-У» включает в себя 100-мм орудно-пусковую установку 2А70, позволяющую вести огонь как осколочно-фугасным выстрелом, так и противотанковой управляемой ракетой. Также в блок основного вооружения входит 30-мм автоматическая пушка 2А72 и 7.62-мм пулемет. Единый для всех типов выстрелов автомат заряжания 100-мм орудия значительно упрощает работу экипажа и обеспечивает достаточно высокую скорострельность.

Автоматическая система управления огнем БМД-4 включает прицелы командира и наводчика-оператора с лазерным и тепловизионным каналами, телетепловизионный автомат сопровождения цели, навигационную аппаратуру. Эго позволяет эффективно поражать цели из всех видов оружия не только с места, но и на ходу и даже на плаву при волнении, а также ночью и в условиях плохой видимости, например в тумане, что в современных условиях имеет большое значение. Установленный у наводчика-оператора тепловизор позволяет обнаружить цель, находящуюся в укрытии. Комплекс вооружения эффективно действует как по наземным, так и по воздушным целям, а из 100-мм орудия можно вести огонь не только прямой наводкой, но и с закрытых огневых позиций. По сравнению с предшественницами новая боевая машина десанта имеет, скажем так, более «длинную руку». Неуправляемым 100-мм осколочно-фугасным снарядом можно поражать живую силу. здания и механизированные средства противника на больших дальностях, а управляемой ракетой (настоящим высокоточным оружием) — современные танки, оснащенные динамической защитой, малоразмерные и низколетящие цели. Ну а подошедшие ближе цели эффективно уничтожаются (с применением новейшего прицельного комплекса) из 30-мм автоматической пушки, которая ведет огонь на 4 км осколочно-фугасным боеприпасом и на 2,5 км — бронебойно-подкалиберным снарядом. наконец, в ближнем бою, как и у других БМД, экипаж и десант могут применить пулемет и индивидуальное оружие из-под защиты брони. Имеются трехствольные установки для отстрела дымовых гранат. Так что, попав в засаду пли неожиданно натолкнувшись на замаскированные позиции противника, БМД-4 не будет на поле боя мишенью, а, поставив маскировочные дымы, сможет уйти из-под удара.

Самоходная 125-мм противотанковая пушка «Спрут-СД».

БМД-4.

Мощный двигатель БМД-4 в комплексе с гидромеханической трансмиссией обеспечивает ей высокую маневренность. По шоссе новая БМД может развивать скорость до 70 км/ч, а на плаву до 10 км/ч.

При всем том машина имеет боевой вес около 13,6 т. и авиатранспортабельна, т. е. может перевозиться самолетами военно-транспортной авиации и десантироваться парашютным способом. А возможность десантирования всего экипажа и десанта внутри машины сокращает время на ее подготовку к ведению боевых действий после приземления.

Принятие на вооружение БМД-4 и нового семейства боевых машин на ее базе позволяет усилить огневую мощь парашютно-десантных соединений, а частям ВДВ — вести маневренные наступательные и оборонительные боевые действия как автономно, так и с другими системами вооружения днем и ночью. с места, с ходу и на плаву.

Стоит отметить, что, хотя за рубежом разработка авиадесантных машин с сильным комплексом вооружения ведется давно, ни одна армия мира не имеет чего-либо подобного БМД-4.

— Какие требования предъявляют новые условия боевого применения, новое вооружение и военная техника к тем, кто приходит на службу в Воздушно-десантные войска?

Отвечая на этот вопрос, хотелось бы особенно подчеркнуть, что служба десантника даже в мирных условиях — тяжелый труд, требующий не только каждодневных физических усилий, но и большого морального напряжения и просто сообразительности, да и знаменитого десантного «куража». Гвардия — это уже давно не только хорошая физическая форма и удаль, но и техническая подготовка. На вооружении ВДВ состоят БМД, бронетранспортеры и машины на их базе, самоходные и буксируемые орудия, зенитные артиллерийские установки и ПЗРК, современное стрелковое оружие и противотанковые средства, включая высокоточные, различные средства связи, десантные системы. И десантник должен освоить это разнообразное вооружение и военную технику, и главное — быть готовым эффективно использовать их в боевых условиях. Кроме того, у десанта нет под рукой тыловых служб, так что работать с техникой и приводить ее в порядок при необходимости ему придется самому. Это требует технической грамотности не только от офицеров, но и от рядовых десантников.

Перспективный многоцелевой БТР для Воздушно-десантных войск.

В заключение отмечу следующее. Как бы ни строились вооруженные силы, служить в них идут такие парни, каких формирует общество. В войсках они могут получить отличную физическую подготовку и специальность. Но начавшийся переход на контрактный способ комплектования не отменяет и необходимости нормального образования и вневойсковой военной подготовки молодежи и дает возможность тем, кому небезразлична судьба Воздушно- десантных войск, связать с ними свою судьбу.

Артиллерия ВДВ

I. Артиллерия ВДВ в предвоенный и военный периоды

«Та армия, которая держит свою артиллерию в загоне и пренебрежении, так сказать, сама накладывает на себя руки. За каждый грош, урезанный из бюджета этого рода оружия. за каждое упущение в боевой подготовке его частей в мирное время ей придется платить лишними потоками крови своей пехоты на полях сражений».

А. Баумгартен, 1891 г.

Грехнев Александр Васильевич

Родился в 1947 г. Окончил Ленинградское артиллерийское училище в 1968 г., Военную артиллерийскую академию в 1975 г., Военную академию Генерального штаба ВС СССР в 1991 г. Прошел путь от курсанта артиллерийского училища до начальника артиллерии ВДВ. Принимал участие в боевых действиях в Афганистане и Чеченской республике. Награжден пятью боевыми орденами.

2 августа 1930 г. на опытном показательном учении авиаторов Московского военного округа был «первые высажен воздушный десант в составе 12 парашютистов. Это событие явилось предпосылкой для введения в практику военного де\а принципиально нового способа боевых действий — выброски воздушного десанта в тыл противника с последующим ведением наступательного или оборонительного боя в зависимости от поставленных задач.

С конца 1920-х гг. советская военная наука активно разрабатывала теорию «глубокой операции», которая предусматривала: одновременное нанесение массированных авиационных ударов по группировкам и объектам на всю глубину оперативного построения обороны противника; прорыв его тактической зоны на избранном направлении с последующим стремительным развитием тактического успеха в оперативный путем ввода в сражение эшелона развития успеха — подвижных групп (танков, мотопехоты, конницы) и высадки воздушных десантов для достижения цели операции. Для нанесения мощного первого удара по противнику и быстрого развития успеха предусматривалось глубокоэшелонированное оперативное построение войск, включавшее эшелон атаки, эшелон развития прорыва, резервы. авиацию армии (ВВС армии) и воздушно-десантные войска.

Одновременно с теорией «глубокой операции» осуществлялась разработка новых образцов вооружения Красной Армии, а также изменялась организационно-штатная структура и вооружение частей, соединений и объединений РККА. Реввоенсовет Красной Армии, подводя итоги боевой и политической подготовки за 1929–1930 учебный год одной из задач на 1931 г. указывал: «…воздушно-десантные операции должны быть всесторонне изучены с технической и тактической сторон штабом РККА с целью разработки и рассылки соответствующих указании на места».

Выполняя эти задачи, штаб РККА директивой от 18 марта 1931 г. приказал создать в Ленинградском военном округе нештатный опытный авиамотодесантный отряд. В течение апреля-май 1931 г. отряд был окончательно сформирован в составе одной стрелковой роты, отдельных взводов: саперного, связи и легких машин, тяжелой бомбардировочной авиаэскадрильи (12 самолетов ТБ-1) и одного авиаотряда (10 самолетов Р-5). Отряд имел на вооружении кроме стрелкового оружия две опытные 76-мм динамо-реактивные пушки (ДРП), две танкетки Т-27, три легкие бронемашины. 10 грузовых и 16 легковых автомашин, четыре мотоцикла и один самокат.

По замыслу, авиамотодесантный отряд предназначался для десантирования только посадочным способом, что не удовлетворяло в полной мере концепции «глубокой операции», активным разработчиком которой являлся М.Н. Тухачевский, в то время командующий ЛенВО. В соответствии с этим по его личному указанию в июне 1931 г. при 1-й авиационной бригаде формируется нештатный парашютно-десантный отряд, основной задачей которого являлся захват аэродромов (посадочных площадок) и обеспечение высадки посадочного десанта.

Вторая половина 1931 г. прошла под знаком проведения усиленных экспериментов по применению различных по своему составу и по способам десантирования (парашютный и посадочный) десантов. 1 (наиболее значительными по своим масштабам были учения проведенные в Леи ВО и УкрВО. На учениях Украинского военного округа 14 сентября 1931 г. в составе парашютной группы десанта были сброшены две 76-мм ДРП.

К этому времени в НИИ ВВС особым конструкторским бюро в результате трудоемкой и напряженной работы была создана и испытана воздушно-десантная техника позволяющая десантировать парашютным способом различное вооружение и технику, в том числе и артиллерийское вооружение. 76-мм ДРП десантировалась в разобранном виде в двух упаковочных цилиндрах, другими словами, в контейнерах. Боеприпасы к 7б-мм ДРП могли десантироваться отдельно (семь штук в каждом контейнере). В конце 1932 г. на вооружение приняли мягкие мешки Г-4 и различной грузоподъемности жесткие короба Г-5, Г-6, Г-7, которые позволяли десантировать парашютным способом в разобранном виде 76-мм ДРП и боеприпасы к ней. Мягкие мешки, короба, контейнеры крепились на внешней подвеске самолетов Р-1, Р-5, ТБ-1 п ТБ-3.

В первой половине 1932 г. во исполнение постановления Реввоенсовета СССР в Ленинградском ВО на базе ранее существовавших двух отрядов (нештатного авиамотодесантного и парашютно-десантной)) был сформирован штатный авиамотодесантный отряд, получивший название «отдельный отряд N"3». Этот отряд состоял из трех стрелковых рот, в каждой из которых кроме стрелкового оружия, средств связи, автомобилей. танкеток п мотоциклов и мелось но две 76-мм ДРП. Всего в отряде насчитывалось шесть таких пушек.

Начало созданию массовых Воздушно-десантных войск положило постановление Реввоенсовета СССР, принятое 11 декабря 1932 г. В нем отмечалось, что развитие авиационной техники, а также достигнутые результаты в конструировании и строительстве средств транспортировки и сбрасывания с самолетов бойцов, грузов и боевых машин требуют организации новых боевых подразделений и соединений РККА. В соответствии с эти м постановлением на базе отдельного отряда № 3 ЛенВО в 1933 г. была сформирована 3-я авиационная бригада особого назначения (АБ011). Она строилась по принципу общевойскового соединения и включала парашютный батальон, в каждой роте которого имелся двухорудийный взвод 76-мм ДРП, мотомеханизированный батальон, артиллерийский дивизион, состоящий из трех батарей но четыре 76-мм орудия ДРП.

Кроме 3-й ЛБОН в 1933 г. в Приволжском. Белорусском Украинском и Московском военных округах были сформированы 1-й, 2-й, 3-й и 4-й авиационные батальоны особого назначения. В каждой роте батальона имелся взвод 76-мм ДРП. Такая организация авиадесантных частей и подразделений просуществовала до 1935 г., когда на базе авиадесантных частей н подразделений. аналогично 3-н АБОН ЛенВО, организуются 13-я АБОН в Киевском и 47-я в Белорусском военных округах. На Дальнем Востоке создаются три авиадесантных полка: 1 — й, 2-й и 5-й. Организационно-штатная структура артиллерийских подразделений в вышеперечисленных соединениях была разной, что было связано с различием предполагаемых боевых задач и разными ТВД. На вооружении артиллерийских подразделений бригад и полков в основном состояли 76-мм ДРП. Но не исключено, что в отдельных подразделениях на вооружении имелись 37-мм противотанковые пушки об р. 1930 г., 76-мм горные пушки обр. 1909 г. и 76-мм полевые пушки обр. 1927 г. Артиллерийские подразделения при этом предполагалось десантировать посадочным способом.

Горная пушка обр. 1913 г на подвеске ПДО под ТБ-1, 1932 г

Две 76-мм пушки на подвеске под ТБ-3.

ДРП Курчевского на учениях Воздушно-десантных войск. 1930-е гг

76 мм ДРП Курчевского.

76 мм и 45 — мм пушки с передками на десантной платформе ГП-1, подвешенной под ТБ-3.

ДРП Курчевского на учениях Воздушно-десантных войск. 1930-е гг

76-мм полковая пушка обр. 1927 г.

122-мм гаубица обр, 1909 г.

Наряду с поисками организационной структуры воздушно-десантных частей широким фронтом велись работы по становлению отечественной парашютной промышленности, авиацнонно-промышленной базы ВДВ. В 1932 г. начал функционировать экспериментальный завод по строительству образцов воздушно-десантной техники (ВДТ). Это позволило к концу 1936 г. создать значительное количество ВДТ для транспортировки по воздуху под фюзеляжем самолета артиллерийских орудий. автомобилей и других видов боевой и транспортной техники.

Немало важных работ по совершенствованию ВДТ для парашютного и посадочного десантирования было осуществлено особым конструкторским бюро под руководством талантливого изобретателя летчика П.И. Гроховского. Так. в 1931 г. возглавляемое им ОКБ построило и провело испытания специальной подвески для перевозки артиллерийских орудий на внешней подвеске с последующим десантированием их посадочным способом. В 1932 г. была успешно отработана парашютная платформа ПД-О для сброса 76-мм горной пушки обр. 1909 г. Пушка подвешивалась между стопками шасси бомбардировщика ТБ-1 пли ТБ-3, а парашют в коробе цилиндроконической формы крепился на бомбодержателе Дер-13 под фюзеляжем. К 1935 г. были сконструированы и приняты на вооруженно подвески ПГ-12 (универсальная рама образца 1935 г. для посадочного десанта) и ПГ-12Г1 (для сбрасывания с парашютом). К Г1Г-12П крепилась грузовая платформа ГП-1 которая позволяла перевозить и сбрасывать с парашютом одновременно 76-мм полковую пушку обр. 1927 г. и 15-мм противотанковую обр. 1932 г. с передками. Однако наладить серийное производство ВДТ для десантирования артиллерийского вооружения парашютным способом в то время, по понятным причинам, не представлялось возможным.

К 1938 г. сложились определенные взгляды в отношении организации ВДВ. На базе имевшихся к тому времени авиадесантных частей было сформировано шесть вдбр (201. 202, 204, 211 212, 214). Организационно-штатная структура каждой из бригад предусматривала наличие в ее составе отдельного артиллерийского дивизиона и минометной роты. Отдельный артиллерийский дивизион располагал батареей 76-мм пушок и батареей 45(37) — мм противотанковых пушок. Обе батареи 4-х орудийного состава. Минометная рота имела на вооружении восемь 82-мм минометов. Так как 201, 204, 214, вдбр дислоцировались в Европейской части страны, а 202, 211, 212 — на Дальнем Востоке, то укомплектованность их артиллерийскими системами зависела от наличия их на арсеналах и базах соответствующих регионов.

К тому времени (1937–1938 гг.) 76-мм ДРП вследствие серьезных конструктивных недостатков (хотя идея их создания, безусловно, была правильной) была снята с вооружения. Конструктор Л.В. Курчевский был обвинен в участии в военном заговоре и расстрелян а все имеющиеся в войсках и арсеналах орудия пошли на металлолом. На вооружение артиллерийских подразделений вдбр в то время поступали: 76-мм горная пушка обр 1909 г., 76-мм пушка обр. 1927 г., 37-мм ПТП обр. 1930 г., 45-мм ПТП обр. 1932 г., 82-мм батальонный миномет обр. 1936 г.

Организация артиллерии вдбр в 1941 г.

В предвоенные годы воздушно-десантные бригады состояли из парашютно-десантной и посадочной групп. Артиллерийские подразделения предполагалось десантировать либо на планерах, либо посадочным способом. Такой принцип деления на группы просуществовал до середины 1950-х гг., до появления широкофюзеляжного военно-транспортного самолета Ан-12.

К середине 1941 г. на базе имеющихся вдбр формировались и частично были сформированы пять воздушно-десантных корпусов (ВДК). К этому времени укомплектование корпусов личным составом завершилось, однако обеспечить их полностью вооружением и военной техникой (ВВТ) в достаточном количестве в то время не было возможности. Поданным на 15–20 нюня 1941 г… в стадии формирования находилось одиннадцать воздушно-десантных бригад, имеющих в общей сложности 111 орудии и 62 миномета (82-мм), всего 173 орудия и миномета. В среднем на бригаду приходилось по 16 орудий 1*.

По штату отдельный артиллерийский дивизион бригады увеличивался на одну батарею 45-мм ПТП, а минометная рота вошла в состав дивизиона, кроме того, в батальоны бригады были введены взводы 50-мм минометов обр. 1938 и 1940 г. Частично в артиллерийские подразделения бригады поступали усовершенствованные 82-мм минометы образца 1938 г… а 37-мм ПТП по мере поступления с оборонных заводов заменялись на 45-мм ПТП обр. 1937 г.

Между тем рост воздушно-десантных войск не соответствовал возможностям транспортных самолетов. Военно-транспортной авиации, предназначенной для ВДВ. практически не существовало, за исключением ограниченного количества самолетов ПС-84 (Ли-2). Бомбардировщики ТБ-1 ТБ-3 по в полной мере удовлетворяли требованиям десантно-транспортного самолета вследствие их «тихоходности» и малой десантоемкости. Таким образом именно отставание ВТА от нужд ВДВ привело к тому что, несмотря на накопленный опыт, приобретенный в мирное время, в Великую Отечественную войну проводились лишь Вяземская и Днепровская воздушно-десантные операции. В ходе этих операции артиллерийские подразделения в полном составе не десантировались. Так, в Вяземской воздушно-десантной операции парашютным способом десантировалось небольшое количество 50- и 82-мм минометов с весьма ограниченным количеством боеприпасов, соответственно существенной роли при ведении боевых действии они не сыграли.

В ходе Великой Отечественной воины организационно-штатная структура соединений и частей ВДВ подверглась многократным изменениям. В сентябре-октябре 1941 г. было сформировано десять ВДК, в каждом из которых было по три вдбр, пять маневренных воздушно- десантных бригад и пять опасных воздушно-десантных полков.

1* Архив Генерального шт аба РККА, оп. 1845. q. 16,17.

50 мм ротный миномет

82-мм батальонный миномет.

120-мм полковой миномет на боевой позиции

120-мм полковой миномет в боевом (слева) и походном (справа) положениях.

76 мм полковая пушка обр 1927 г. нашла широкое применение в годы Великой Отечественной войны

76,2-мм полковая пушка обр 1943 г,

76,2-мм дивизионная пушка обр 1939 г УСВ

76,2 мм дивизионная пушка Ф-22

12? — мм гаубица М-30 обр 1938 г ведет огонь по противнику. 194Ь г.

122-мм гаубица М 30 обр. 1938 г

76-мм дивизионная пушка ЗИС 3, 1944 г,

57-мм ПТП ЗИС-2

76-мм дивизионная пушка обр. 1942 г. ЗИС-З

37-мм пушка ПТП обр 1930 г

45-мм ПТП обр 1937 г.

Самоходная установка СУ-76М

Организация артиллерии вдбр в 1941 г.

В мае-июне 1942 г. все ВДК и маневренные бригады были переформированы в стрелковые дивизии и стрелковые бригады и отправлены в действующую армию. По штату на март 1942 г. в стрелковой дивизии насчитывалось 30 45-мм ПТП, 3276-мм пушки. 12 122-мм гаубиц, 76 50-мм минометов, 76 82-мм минометов. 18 120-мм минометов.

Штачная структура артиллерии выглядела следующим образом:

а) дивизионная артиллерия

— артиллерийский полк (122-мм гаубицы 76-мм пушки);

— истребительно-противотанковый дивизион (45-мм ПТП);

б) полковая артиллерия

— минометная батарея (120-мм минометы);

— истребительно-противотанковая батарея (45-мм ПТП):

— артиллерийская батарея (76-мм пушки);

в) батальонная артиллерия

— минометная рота (82-мм минометы);

— противотанковый взвод (45-мм ПТП).

Кроме того, в каждой стрелковой роте был минометный взвод 50-мм минометов.

К сентябрю 1942 г. вновь сформировали восемь ВДК и пять маневренных вдбр с последующим их переформированием в десять воздушно-десантных дивизий (вдд), которые в феврале 1943 г. были отправлены в Действующую армию. По штату в составе артиллерии дивизии насчитывалось 48 45-мм ПТП 36 76-мм пушек, 12 122-мм гаубиц, 58 50-мм минометов, 85 82-мм минометов, 24 120-мм миномета.

В мае 1943 г. было сформировано семь вдбр. а в июне — еще тринадцать бригад. Уже в декабре 1943 г. на базе восемнадцати вдбр было создано шесть гвардейских вдд, а в январе 1944 г. из одной формируемой и двух оставшихся бригад была скомплектована еще одна гв. вдд. Три из сформированных дивизии были переформированы в гвардейские стрелковые дивизии и вошли в состав 37-го гвардейского стрелкового корпуса (ск), По штату в составе артиллерии дивизии имелось 36 45-мм ПТП, 18 57-мм ПТП. 44 76-мм пушки, 20 122-мм гаубиц, 89 82-мм минометов и 38 120-мм минометов.

Артиллерийские части и подразделения ВДВ формировались по штатам гвардейских стрелковых дивизий и стрелке mux корпусов.

В первый период войны (22.6.1941 — 18 11.1942) артиллерийские части и подразделения ВДВ в основном комплектовались 37-мм ПГП обр. 1930 г., 45-мм ПТП обр 1932/37 г., 76-мм полковыми пушками обр. 1927 г., 76-мм горными пушками обр. 1909 г. 76,2-мм дивизионными пушками обр. 1902/30 г., обр 1936 г (Ф-22), обр. 1939 г. (УСВ), 122-мм гаубицами обр. 1909/30, 37 гг., обр. 1938 г., 152-мм гаубицами обр. 1909/30 г., 50-мм ротными минометами обр 1938. 1940 и 1941 гг… 82-мм батальонными минометами обр. 1936, 1937 и 1941 н 120-мм полковыми минометами обр. 1938 и 1941 гг.

Во второй период войны (19.11.1942 — конец 1943) по мере выхода из строя 76-мм полковых пушек обр. 1927 г и горных пушек обр 1909 г., 45-мм ПТГ1 обр. 1932 и 1937 it. и дивизионных гаубиц обр. 1909 и 1937 гг. на вооружение поступали 76-мм дивизионные пушки обр. 1942 г. (ЗИС-З), 45-мм ПТП обр. 19–12 г. 122-мм гаубицы М 30 обр. 1938 г.

В течение третьего периода войны (январь 1944 — май 1945) на вооружение поступали 57-мм ПТП обр. 1943 т.

Таким образом, в годы Великой Отечественной войны артиллерийские части и подразделения входившие в состав ВДВ, комплектовались различными артиллерийскими системами, имеющимися на тот период войны Соединения и части ВДВ организовывались как воздушно-десантные, что. согласно мобилизационным планам, предусматривало жесткий отбор личного состава по моральным и физическим качествам, более длительную по сравнению со стрелковыми подразделениями подготовку соединений и частей перед отправкой их в действующую армию. В ходе переформирования воздушно-десантных соединений и частей в стрелковые артиллерийские части и подразделения укомплектовывались по штатам гвардейских стрелковых дивизий и полков

Продолжение следует

Вверху: подводная лодка типа К (К-21).

Целый век под водой

В этом году Россия празднует 100-летие подводных сил

Владимир Щербаков

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 3,4/2006 г.

Великая Отечественная

С первых дней Великой Отечественной войны советские подводники стали выходить в море на боевые задания, в том числе и в удаленные районы — к портам п военно-морским базам противника. И буквально сразу же нацисты и их союзники стали терять транспорты, надводные корабли и даже подводные лодки. Так, например. 10 августа 1941 г. балтийская ПЛ Щ-307 под командой старшего лейтенанта А… Никитина атаковала и потопила немецкую ПЛ U-144, которая стала, таким образом, первой немецкой «акулой из стали», потопленной советскими моряками.

А первой боевой счет советских подводников открыла подводная лодка самого молодого флота — Северного: Щ-402 под командой старшего лейтенанта Н. Столбова 14 шаля 1941 г. в гавани Хоннингсвога двухторпедным залпом потопила крупный войсковой транспорт водоизмещением около 6000 брт. Причем немцы настолько не ожидали таких дерзких прорывов наших подводников в гавани н порты, расположенные в глубине фьордов, что даже и не пытались преследовать советскую лодку.

Месяцем позже черноморская Щ-211 (командир — капитан-лейтенант А. Девятко) на подходах к болгарскому порту Варна обнаружила два транспорта противника, атаковала их двумя торпедами и одно судно водоизмещением более 6000 брт потопила. В том же месяце другая ПЛ. североморская М-172 (командир — старший лейтенант И. Фисанович, старший на борту — командир дивизиона ПЛ капитан 3 ранга И. Колышкин), в результате дерзких и решительных действий, грамотно используя гидроакустические средства, совершила в подводном положении прорыв в гавань Порта и военно-морской базы Линнахамари, где с дистанции «пистолетного выстрела» в 7 кабельтовых одной торпедой пустила на дно транспорт водоизмещением около 4000 брт. На следующие сутки боевого похода М-172 потопила еще одно неприятельское судно — также одной торпедой.

Говоря о Северном флоте нельзя не упомянуть и о его ветеране — подводной лодке Д-3, числившейся в боевом составе с 1933 г. (с момента образования СФ). К концу тяжелого для Советского Союза 1941 г. она имела самый большой среди кораблей СФ счет по потопленным транспортам противника, общее водоизмещение которых составило более 35 тыс. орт. 3 апреля 1942 г. в числе первых семи ПЛ ВМФ СССР Д-3 была удостоена гвардейского звания. На Балтике немцы и финны тоже не чувствовали себя спокойно, постоянно находясь под угрозой атаки из под воды. В августе 1941 г., когда советско-германский фронт постепенно приближался к Москве, на коммуникациях противника отличилась ПЛ Щ-301 (командир — капитан-лейтенант М. Грачев), действовавшая вблизи шведского побережья. Наша субмарина настойчиво обследовала каждый шхерный район, подходила к маякам и входам в пункты базирования. Применение таких приемов поиска увенчалось небывалым для начального периода войны успехом: советская «щука» потопила в течение пяти суток два крупных транспорта суммарным водоизмещением 12000 брт израсходовав при этом всего три торпеды!

Впрочем, парой месяцев позже другая балтийская «щука», Щ-323 (командир — капитан-лейтенант Ф. Иванцов), за один боевой поход уничтожила два транспорта и одни танкер общим водоизмещением более 35000 брт (правда, торпед она израсходовала намного больше: большинство не достигло цели). Следует отметить, что балтийские асы подводной войны действо пали в чрезвычайно сложных условиях, при наличии сильно развитой противолодочной обороны противника. Так, на Балтике каждая ПЛ за один поход в 1942 т. пересекала минные заграждении 48 раз! Подобного но было ни на одном театре военных действий на советско-германском фронте, что было уникальным обстоятельством в ходе всей Второй мировой войны в целом.

Наиболее громким успех в торпедной стрельбе пришелся на долю ПЛ С-13 под командой капитана 3 ранга Л. Маринеско. В январе-феврале победного 1945 г., действуя на коммуникациях противника в районе Данцигской бухты, она потопила четырехторпедным залпом «веером» (три торпеды достигли цели, а четвертая не вышла из торпедного аппарата) использовавшийся в качестве войскового транспорта лайнер «Вильгельм Густлов» (его, кстати, наша подлодка первично обнаружила с помощью гидроакустики и затем уже всплыла в надводное положение для атаки), а через 10 суток — еще один крупный лайнер противника «Генерал фон Штойбеп», эвакуировавший войска из Пиллау (ныне Балтийск). Также из надводного положения, двухторпедным залпом. Общий счет составил 42557 брт.

Командир подводной лодки С-13 капитан 3 ранга А. И. Маринеско

Момент торпедирования лайнера «Вильгельм Густлов» (заснято с корабля охранения)

Одна из шведских газет, опубликовавших информацию о потоплении лайнера «Вильгельм Густлов».

Подводная лодка типа С.

И пускай сейчас отдельные «историки» пытаются представить потопление «Густлова» как «военное преступление» советского подводника: дескать, на лайнере перевозились в основном раненые и женщины с детьми а никаких подводников и других военных там не было. Но что-то никто не вспоминает о том, что никаких красных крестов (символ медицинского транспорта) на лайнере не было нанесено (да и вообще в кригсмарине он числился как плавбаза подводных лодок!). Кроме того, в Киле и в некоторых других немецких базах остались стоять у пирсов неукомплектованные экипажами десятки фашистских подлодок, причем самых последних серии. Да и сомнительно, что на таком достаточно комфортабельном лайнере гитлеровцы разместили женщин и детей, в то время как эвакуация из находившегося под угрозой захвата Кенингсберга пробовалась сотням партийных и военных руководителей и подводников, тысячам солдат и офицеров (в том числе и из эсэсовских дивизий), так необходимых для защиты территории Рейха, а также тоннам важных грузов! Тем более стыдно, когда такую откровенную ерунду, почерпнутую из разных зарубежных источников, перепечатывают отечественные издания.

Грозной силой оказались подводные лодки серии К (крейсерские) и в артиллерийских дуэлях с надводными кораблями противника. Например, ПЛ К-3 (командир — капитан 3 ранга К. Малофеев) из состава Северного флота успешно использовалаа ариллерийское вооружение для отрыва от немецких противолодочных кораблей. 3 декабря 1941 г. севернее острова Квале наша подлодка потопила вражеский транспорт водоизмещением около 6000 брт но была обнаружена противолодочным охранением и подверглась интенсивному преследованию. Сторожевой корабль и два противолодочных катера сбросили большое число глубинных бомб, не давая ПЛ оторваться от них. Причем в ходе очередного маневра в достаточно узком проливе при уклонении К-3 ударилась о грунт и получила повреждения топливных цистерн. В результате поднимавшееся на поверхность топливо демаскировало советский корабль и послужило прекрасным ориентиром для немцев. Через полтора часа терпение у наших подводников лопнуло, и субмарина всплыла на поверхность для артиллерийского боя.

Всплыв на поверхность, К-3 немедленно открыла огонь из своих 100-мм и 45-мм орудий с дистанции 20–25 кабельтовых до кораблей противника, которые в ответ стали вести артиллерийско-пулеметный огонь. Буквально через несколько минут пятый выстрел из 100-мм орудия оказался роковым для немецкого сторожевика: он попал прямиком в погреб боезапаса, который, как и полагается в таких случаях, сдетонировал, превратив вражеский корабль в щепки. Еще через минуту советские снаряды поразили и один из катеров, который также взорвался и затонул. Второй немецкий катер не стал дальше испытывать судьбу и на всех парах умчался восвояси. После короткого боя, длившегося 17 мин, наша подлодка, израсходовав по 42 снаряда обоих калибров, без помех вышла из проливной зоны и ушла в открытое море. Никто ее больше не преследовал. Немцы, что называется, «сами нарвались». А старшим на борту ПЛ в этом походе был известный подводник командир дивизиона ПЛ капитан 2 ранга Магомет Гаджиев, именем которого в настоящее время назван один из городов и военно-морская база Северного флота.

Подводная лодка Д-3

Подводная лодка типа М.

Подводная лодка типа М «Ярославский комсомолец».

Особо надо отметить тот малоизвестный факт, что советские подлодки последних серий во время Великой Отечественной войны оснащались довольно совершенным гидроакустическим вооружением, которое позволяло им неоднократно атаковать надводные корабли и транспорты противника и даже выходить победителями из поединков с подводными асами кригсмарине. Один из таких случаев произошел с ПЛ М -176 в 1942 г. 28 мая эта субмарина (командир — капитан 3 ранга И. Бондаревич) находилась на «охоте» и районе Варангер-фьорда. При следовании вечером и надводном положении вдоль берега боцман подходки обнаружил на фоне берега низкий силуэт корабля. Сначала его приняли за катер, но командир классифицировал цель как немецкую ПЛ. которая начала сближение с советским кораблем. Произведя срочное погружение, наш командир оглядел горизонт и перископ, но цели уже но было, т. е. немецкая субмарина также погрузилась. Началась подводная дуэль, и которой победителем мог выйти только тот, кто — обладал большим мастерством и великолепной выдержкой.

Через несколько минут наш акустик обнаружил врага и вцепился в него «мертвой хваткой». Командир по докладом акустика понял, что немец пытается занять позицию для торпедной атаки. и начал осторожно маневрировать, погрузившись на глубину 45 м, на которой попадание торпед было менее вероятным. И через некоторое время две торпеды прошли над пашей ПЛ. Затем в течение трех с половиной долгих и утомительных часов маневрирования немецкая субмарина выпустила по М-176 десять (!) торпед. Весь свой боезапас — и все мимо. Послышались шумы, характерные для операции по продуванию балласта при всплытии: противник устал. Паш командир подвсплыл вслед за врагом на перископную глубину и произвел двухторпедный залп. Через минуту послышался взрыв.

В ходе войны советские’ подводники постоянно повышали свое мастерство и довольно скоро стали успешно применять такой непростой способ атаки, как торпедная стрельба но нескольким целям. Этому способствовали также оснащение подводных лодок средствами автоматизации определения элементов движения цели и расчета залпа (автомат торпедной стрельбы) и принятие на вооружение торпед с неконтактными взрывателями и бесследных электрических торпед ЭТ-80.

Характерным примером являются действия ПЛ Северного флота С-56 (командир — капитан 2 ранга Г. Щедрин), которая затем была переведена на Тихоокеанский флот и в настоящее время установлена рядом со штабом ТОФ как корабль-музей. Так, 17 мая 1943 г. наша ПЛ, идя в подводном положении, сначала гидроакустической станцией, а затем и визуалыно (обнаружила сильно охраняемый конвой противника в составе транспорта, танкера, четырех сторожевиков и четырех сторожевых катеров. Транспортные суда противника шли на небольшом удалении друг от друга, поэтому командир советской подходки решил атаковать их одним четырехторпедным залпом. Залп — и первая торпеда попадает в транспорт, а еще две — в крупный танкер. Озлобленные потерей своих подопечных, противолодочные корабли противника начали забрасывать С-56 глубинными бомбами, сбросив в течение часа 60 штук. Но наша субмарина отошла ближе к берегу, что ввело врага в заблуждение, и успешно оторвалась от преследования. Причем стрельбу наша ПЛ выполняла еще и обычным и торпедами.

С наилучшей стороны зарекомендовали себя также и подводные лодки, выступавшие в роли минных заградителей, особенно на Балтике. Их действия всегда отличали тактическая гибкость и военная хитрость. Например, балтийская ПЛ Л-3 в июле 1941 г. прибыла для постановки мин в Данцигскую бухту. Обнаружив, что два тральщика выполняют траление на фарватере, наша подлодка дождалась, когда они повернут на обратный курс, и пристроилась к ним в кильватер, выставив в протраленной немцами полосе свои мины. Через 6 ч. на них подорвался и затонул выходивший из бухты немецкий транспорт. А одна изтаких ПЛ-минных заградителей, «Лембит» (кстати, эта подлодка английской постройки попала в ВМФ СССР в августе 1940 г. из состава ВМС Эстонии), вообще впервые в истории совершила подводный таран, потопив немецкую U-479!

Подводная лодка типа Щ (Щ-422).

Продолжение следует

Вторая молодость танка ПТ-76

Некоторые страницы истории создания плавающего танка ПТ-76 и бронетранспортера БТР-50П

А Корнилин

Окончание.

Начало см. в «ТиВ» № 4/2006 г.

Разработка конструкции танка ПТ-76 и бронетранспортера БТР-50П (1949–1951)

После описанных ранее событии разработка плавающего тапка и бронетранспортера была поручена главному конструктору ленинградского Кировского завода Жозефу Яковлевичу Котину (тогда директору ВНИИ-100), а изготовление опытных образцов для заводских и государственных испытаний — Челябинскому тракторному заводу (ЧТЗ), где в то время директором был С. А. Скачков и главным инженером — А.Н. Демьянович. Ж Я. Котин, генерал-лейтенант инженерно-танковой службы, лауреат четырех Сталинских премий, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда, депутат Верховного Совета СССР, был всемирно известным конструктором тяжелых танков КВ и ИС, которые сыграли большую роль в Великой Отечественной войне. Отметим, что в то время заканчивались конструкторские работы по последнему принятому впоследствии на вооружение тяжелому тапку Т-10.

Ж.Я. Котину указанным выше решением правительства предоставлялись большие полномочия в части привлечения к разработке плавающих машин ведущих научно-исследовательских и учебных учреждении и предприятий

Министерств судостроения, транспортного машиностроения, тракторной и автомобильной промышленности (в частности, ЦНИИ-45 им. Крылова, ЦАГИ, Ленинградского политехнического института. НАТИ, НАМИ, автозаводов и тракторных заводов).

Примером наделения Ж.Я. Котина большими полномочиями служит такой эпизод: в ходе работ над заводскими образцами заводом-изготовителем бронекорпуса и башни были сорваны установленные сроки поставки Челябинскому тракторному заводу этих комплектующих. За это упущение главный конструктор мог предложить Челябинскому ГК КПСС исключить из партии директора завода.

По представлению Ж.Я. Котина правительство приняло решение заинтересовать материально разработчиков плавающих танка и бронетранспортера:

— вместо обычных суточных командировочных (в то время это 26 руб. в сутки) — 1/30 в сутки от получаемого должностного оклада;

— доплата за сверхурочные работы (их было тогда более чем достаточно);

— выплата по месту основной работы (ленинградский Кировский завод и завод «Красное Сормово») среднемесячного заработка;

— повышенные так называемые «квартирные» — за проживание в гостинице.

Все это и наличие огромного авторитета и организаторского таланта Ж.Я. Котина создали предпосылки для успешной подготовки новых образцов в рекордно короткие сроки.

Создание плавающего танка ПТ-76 («объект 740») и бронетранспортера БТР-50ГТ («объект 750») велось на Челябинском тракторном заводе группами конструкторов Кировского завода из бюро Ж.Я. Котина (тогда института ВНИИ-100), Сормовского и Челябинского тракторного заводов.

Группа конструкторов ВНИИ-100.

— заместитель главного конструктора Н.Ф. Шашмурин (руководитель разработки);

— заместитель главного конструктора Л.С. Троянов (руководитель разработки);

— бюро моторной установки: начальник Н.П. Петров, конструкторы A.И. Попова, Дедов А.И. Фуксон, Н. Бажан и др.;

— бюро ходовой части: начальник Г.И. Серегип, конструктор С.А. Маслов;

— бюро бронекорпусов: начальник B.И. Тародько, конструктор П.В. Таранатин;

— группа трансмиссии: руководитель А.И. Кузьмин;

— бюро вооружения, начальник Г А. Рыбин;

— бюро эксплуатации и испытаний: начальник Корнилаев;

— бюро расчетов: начальник В.Ию Поляченко;

— группа Общей компоновки: начальник М.С. Пассов

Группа конструкторов Сормовского завода:

— заместитель славного конструктора А.С. Окунев;

— начальник конструкторского сектора М.И Юрыгин

— группа моторной установки: руководитель С.А. Розенберг, конструкторы А.Т Корнилип, В.И. Мельников;

— группа корпуса и башни: руководитель А.А Рыбаков;

— группа ходовой части: руководитель А.М. Пронин конструкторы И.Г. Алпатов. Н.И. Казанская;

— группа вооружения: руководитель M.Г Антипин;

— группа трансмиссии: руководитель A.С. Кряжев;

— группа расчетов: руководитель B.И. Дикарев;

— группа эксплуатационной документации; руководитель А. Н. Аксенов.

Группа конструкторов Челябинского тракторного завода:

— заместитель главного конструктора П.М. Ефимов;

— бюро трансмиссии: начальник М.С Кавьяров;

— бюро моторной установки: начальник Д. Н Скворцов, конструктор Писаревский;

— бюро вооружения: начальник Б.И. Яковлев.

Были разработаны два варианта эскизно-технического проекта.

Первый вариант (руководитель Л.С. Троянов) предполагал, в основном, использование общей Сормовской компоновки (силовой установки, трансмиссии, ходовой части), за исключением обеспечения плавучести, за счет водоизмещения корпуса.

Второй вариант (руководитель Н.Ф. Шашмурин) предусматривал совершенно другую, отличную от Сормовского варианта, компоновку и конструкцию агрегатов и узлов танка:

— использование 6-цилиндрового дизеля мощностью 240 л.с. («половинка» двигателя В-2);

— заимствование основных узлов трансмиссии танка Т-34: 5-скоростиой коробки передач бортовых фрикционов с уменьшенными по ширине тормозными барабанами и количеством дисков трения;

— совершенно новое решение по конструкции водяных движителей — водометных вместо винтовых — эжекционную систему охлаждения с индивидуальным отводомм отработанных газов из каждого цилиндра в эжектор;

— обеспечение запаса плавучести, создающегося основным корпусом танка.

Рассмотрение проектов вариантов танка на техническом совете ЧТЗ при непосредственном участии директора завода С.А. Скачкова и главного инженера А.Н. Демьяновича (проекты представляли главный конструктор Ж.Я. Котин. заместители главного конструктора Н.Ф. Шашмурин и Л.С. Троянов, руководители конструкторских бюро и ведущие конструкторы) продолжалось несколько дней (так скрупулезно рассматривали каждый узел и агрегат).

Технический совет решил принять проект Н.Ф. Шашмурина для представления в Министерств о транспортного машиностроения и НТК ГБТУ — Министерства Вооруженных Сил СССР.

В начале ноября 1949 г. эскизно — технический проект был одобрен, рекомендовалось изготовить и испытать опытные заводские образцы. Стоит отметить, что проект разработали в рекордно короткие сроки — за 1,5 месяца!

Заводской образец ПТ-76 изготовили также в рекордные сроки: в феврале 1950 г. начались заводские испытания опытного ПТ-76! В цехе, где собрали первый танк, состоялся торжественный «митинг», где с поздравлением коллективу конструкторов и завода выступил заместитель министра транспортного машиностроения СССР С.Н. Махонин.

Учитывая большой вклад в разработку плавающих танков и бронетранспортеров коллектива конструкторов завода «Красное Сормово» (этот коллектив обеспечил в значительной степени быстроту разработки и качество конструкции ПТ-76 и БТР-50П уже под руководством Ж Я. Котина), уместно вспомнить имена основных разработчиков:

— руководители работ: заместитель главного конструктора Александр Степанович Окунев и начальник сектора Николай Иванович Юрыгин;

— компоновка машины: Борис Иванович Табурдановский;

— корпус машин и общие расчеты (плавучесть, остойчивость и пр. Александр Александрович Рыбаков, Виталий Иванович Дикарев — вооружение и башня: Михаил Георгиевич Антипин; Александр Васильевич Третьяков, Михаил Саввич Белоусов;

— ходовая часть: Александр Иванович Пронин, Иван Георгиевич Алпатов, Ольга Ивановна Соболева;

— трансмиссия: Анатолий Семенович Кряжев;

— силовая установка: Сергей Алексеевич Розенбергер, Александр Тимофеевич Корнилин;

— электрооборудование: Анатолий Семенович Соснин, Нина Соснина;

— обще-техническая и эксплуатационная документация Аристарх Никитович Аксенов.

Испытания заводских образцов ПТ-76 и БТР-50П.

Справа налево: Окунев Александр Степанович — заместитель главного конструктора завода «Красное Сормово» по танкостроению; Корнилин Александр Тимофеевич — старший инженер- конструктор завода «Красное Сормово»; Шашмурин Николай Федорович — заместитель главного конструктора ленинградского Кировского завода. Озеро Тургояк под Челябинском, май 1950 г

Во время заводских испытаний первых образцов ПТ-76 и БТР 50 Район г. Ялуторовска Тюменской обл., июнь 1950 г Справа: Рыбаков Александр Александрович — руководитель конструкторской группы корпуса и водоходных расчетов (впоследствии секретарь парткома завода «Красное Сормово») Слева Корнилин Александр Тимофеевич — старший инженер-конструктор группы силовой установки OTK завода «Красное Сормово» (впоследствии заместитель главного конструктора CT3).

Группа участников заводских испытаний опытных образцов ПТ-76 и БТР-50 в условиях длительного пробега по местности грунтовым дорогам и на плаву, В этих испытаниях участвовали только конструкторы завода «Красное Сормово».

Стоят (слева направо) первый — А.Т Корнилин; третий — А.Н Пронин; восьмой — А.А. Рыбаков. Остальные — работники экспериментального цеха ЧТЗ (истытатели, водители, медицинский персонал, эксплуатационники).

Река Тобол под г Ялуторовском Тюменской обл., июнь 1950 г.

После проведения заводских испытаний (и параллельно с ними) осуществлялась доработка конструкции и подготовка двух опытных образцов для государственных испытаний, которые также успешно прошли в июле-августе 1950 г. В результате правительстве приняло решение об организации серийного производства танков ГIT-76 на Сталинградском тракторном заводе и установило срок изготовления десяти машин для поисковых испытании — май 1951 г..

Для оказания помощи Сталинградскому тракторному заводу были откомандированы группы специалистов ленинградского Кировского завода во главе с заместителем главного конструктора А.С. Трояновым, сотрудников горьковского завода «Красное Сормово», квалифицированные сборщики и механики-водители.

В установленный правительством срок (май 1951 г.) на СТЗ изготовили партию танков для войсковых испытаний и подготовили серийное производство. В конце 1951 г. из отдела главного конструктора тракторного производства СТЗ была выделена группа конструкторов для обслуживания производства танков. Бюро возглавил Матвей Максимович Романов.

В связи с большим количеством конструкторских недоработок и слабых «мест» в конструкции ПТ-76 н БТР-50П (ненадежность уплотнения вы-хлопной системы, приводы водометных движителей, недоработки в ходовой части, трансмиссии, вооружении и т. д.) молодое конструкторское бюро СТЗ совместно с разработчиками машин (ВНИИ-100 ленинградского Кировского завода, главный конструктор Ж.Я. Котин), конструкторами завода «Красное Сормово» (руководитель работ А.С, Окуиев) в кратчайшие сроки внесло изменения в конструкцию, и с 1952 г. началось серийное производство машин (хотя серьезные дефекты устранялись еще и в 1953 г.).

Совершенствование ПТ-76, БТР-50П и создание семейства машин на их базе (1953–1960)

После развертывания серийного выпуска ПТ-76 и БТР-50П и оперативного решения всех технических и организационных вопросов правительственной комиссией в составе министра тракторной и автомобильной промышленности Г.С. Хламова, министра транспортного машиностроения Ю Е. Максарева, начальника ГБТУ И.А. Лебедева, председателя НТК В.В. Орловского главного конструктора Ж.Я. Котина, работавшей на СТЗ до 5 марта 1953 г., начался новый этап развития опытно-конструкторских и научно-исследовательских работ в ОКБ и экспериментальном цехе.

Получив богатый опыт освоения и доработки конструкции д\я условий серийного производства, конструкторы СТЗ практически были готовы к проведению серьезных работ по модернизации выпускаемой техники, созданию модификаций на базе серийных ПТ-76 и БТР-50П, а к 1957–1958 гг. — и к разработке новых машин.

С 195Зпо 1960 г. постепенно наращивался объем опытно-конструкторских работ:

— спроектирована боевая химическая машина на базе БТР-50П;

— на базе БТР-50П создан транспортер «Пингвип» для освоения Антарктиды;

— проведена модернизация танков ПТ-76 и бронетранспортеров БТР-50П (внедрены средства противоатомной зашиты, система стабилизации танкового вооружения «Заря», ночные приборы видения и прицеливания, броневая крыша и люки на БТР-50П после «венгерских событий» 1956 г. и т. д.):

— проводились разработки зенитных установок на БТР-50П (спаренные и счетверенные установки пулеметов КПВТ);

— в 1959–1960 гг. были сконструированы и приняты к серийному производству командно-штабная машина управления БТР-50ПУ и реактивная установка «Луна».

В 1957–1958 гг. ОКБ проводило серьезные исследования но новым вариантам: легкому тапку с 85-мм пушкой и алюминиевой броней корпуса и башни танку с реактивным противотанковым вооружением (управляемые и неуправляемые ракеты).

Знаменательным событием для коллектива завода в августе 1960 г. стала встреча с руководством страны — Н.С. Хрущевым, Л.И Брежневым, Ф.Р. Козловым и др… где детально разбирался план НИР и ОКР ОКБ. Были определены наиболее актуальные направления дальнейшей деятельности а некоторые работы исчезли из плана (титановые траки и балансиры, телевизионная машина управления боем, плавающий вариант установки «Луна»).

Считаю большим упущением руководства ОКБ и завода то, что создание боевой машины пехоты (БМП) было поручено Челябинскому заводу, а не СТЗ.

В широком развертывании опытно- конструкторских работ на СТЗ большая заслуга принадлежала С.А. Федорову, начальнику ОКБ.

В КБ прибывали выпускники МВТУ нм. Баумана. Ленинградского военно- механического. Киевского, Волгоградского и Горьковского политехнических институтов. В то же время условия труда столь высококвалифицированных специалистов не соответствовали их уровню, сложности преодолеваемых конструкторских и исследовательских проблем. Назрела задача оформления в официальном порядке статуса конструкторского бюро и развития экспериментальной базы.

Пользуясь большой доброжелательностью в решении этих проблем со стороны Главного управления танковой промышленности Миноборонпрома (начальник главка Н.Л. Кучеренко и ведущий специалист В.В. Щербаков) и будучи в командировке в Москве, я по собственной инициативе (был я тогда начальником бюро по общей компоновке) попросил В.В. Щербакова, моего знакомого еще по работе на заводе «Красное Сормово», помочь в решении проблем становления бюро и экспериментальной базы. В В Щербаков ознакомил меня с обширными материалами, подготовленными Омским конструкторским бюро н утвержденными Омским Совнархозом при поддержке обкома КПСС. Омичам удалось добиться постановления правительства СССР о создании опытного (или особого) конструкторского бюро по тапкам и опытно-экспериментальной базы на Омском танковом заводе, а также придании бюро статуса проектной организации Минобороипромс! с самостоятельным балансом (при сохранении административной подчиненности дирекции завода), значителыюго увеличения заработной платы работников, строительстве опытно- экспериментальной базы.

Вернувшись в Сталинград, я доложил об омских начинаниях тогдашним главному конструктору С.А. Федорову и заместителю главного инженера К.М. Герасимову. По неизвестным мне причинам (говорят, что С А Федоров был тогда целиком поглощен перспективой включения его в число соискателей Ленинской премии от Кировского завода за ПТ-76) С.А. Федоров к этому докладу интереса, не проявил.

В противоположность ему, самую горячую и активную поддержку оказал Кирилл Михайлович Герасимов, который немедленно доложил об этом директору завода В.А. Семенову, а далее председателю Совнархоза И.Ф. Синицину. Мне поручалась подготовка всех материалов по обоснованию официального статуса ОКБ по танковому производству СТЗ и его экспериментальной базы.

Группа конструкторов завода «Красное Сормово», откомандированных в распоряжение главного конструктора ленинградского Кировского завода Жозефа Яковлевича Котина (тогда директора ВНИИ-100), для разработки плавающих танков и транспортеров Сидят (слева направо): Аксенов Аристарх Никитович — руководитель группы эксплуатации и общетехнических вопросов: Кряжев Анатолий Семенович — руководитель конструкторской группы трансмиссии; Окунев Александр Степанович — заместитель главного конструктора завода «Красное Сормово» по танкостроению; работник экспериментальног о цеха; Корнилин Александр Тимофеевич — старший инженер-конструктор по силовой установке.

Стоят (слева направо) Пронин Александр Иванович — руководитель конструкторской группы ходовой части; Белоусов Михаил Саввич — старший инженер-конструктор по установке вооружения; Рыбаков Александр Александрович — руководитель группы корпуса танка и расчетов плавучести; Дикарев Виталий Иванович — руководитель группы общих расчетов; Зайцев — работник экспериментального цеха: Кронштадтов Владимир — конструктор; Ковровский Валерий — конструктор.

Отключившись от всей остальной работы, мы с К.М. Герасимовым в течение 2–3 недель оформили все обоснования и необходимые документы (решение Совнархоза, проект постановления правительства и т. д.). Дальнейшее продвижение материалов уже в Москве было поручено заместителю главного конструктора Л.М. Абрамову, который вместе с К.М. Герасимовым и завершил все этапы согласования. В 1959 г. вышло распоряжение Совета Министров РСФСР (в связи с расширением прав республик СССР Федерации было поручено подписание документа), в котором было сформулировано наименование бюро, его численность, определен порядок отчисления средств на строительство экспериментальной базы. Согласно этому распоряжению было установлено следующее наименование бюро: «Опытно- (или Особое) конструкторское бюро по разработке легких плавающих танков с реактивным вооружением, его модификаций и реактивных комплексов на базе плавающего танка».

Установили численность бюро — 325 человек и выделили 14 млн. рублей на строительство экспериментального корпуса (пли базы.) Из распоряжения выпали существенные вопросы — самостоятельный баланс и сетка зарплаты, которые требовали вмешательства союзного правительства. Начальник ОКБ С.А. Федоров, очевидно, боясь такого размаха развития бюро и потери «кресла», отказался от согласования, будучи в Москве, ссылаясь на предстоящее общее упорядочение и увеличение заработной платы ИТР промышленности. Такова история, пли, вернее, завершающий этап создания ОКБ (теперь СКБ), 60-летие которого (отмечалось в 2005 г.

За участии в процессе освоения производства танков ПТ 76 и БТР-50, разработки модификаций, новых машин и в становлении ОКБ (теперь СКВ) хочется вспомнить добрым словом тех, кто был активен, творчески подвижен, талантлив. Это первый руководитель ОКБ Романов Матвей Максимович, следующий руководитель ОКБ Федоров Серафим Алексеевич, руководитель бюро корпуса Мелешин Петр Ильич, последующий руководитель бюро корпуса Борцов Вячеслав Михайлович, руководитель бюро вооружения Юдин Алексей Георгиевич, разработчик дизайна и компоновки машин Новиков Михаил Алексеевич, заместитель главного конструктора Абрамов Александр Матвеевич, начальник бюро расчетов Воронков Геннадии Иванович, начальник бюро ходовой части Чумаков Виталий Иванович, начальник бюро моторной установки Ершов Александр Ильич, будущий заместитель главного конструктора Девченко Виктор Иванович, руководитель группы вооружения Сорокин Юрий Михайлович, будущий Геперальный конструктор Шабалин Аркадий Васильевич. конструкторы Демченко Юрий, Уской Геннадий Иванович. Колмаков Василий Иосифович, Кузнецов Николай Григорьевич, Шишкина Мария Павловна, Вереютнпа Александра Павловна, Шустов Валентин Георгиевич, Сизов Лев Иванович, Вариводскип Игорь Александрович, Куликов Константин Семенович. Хочется упомянуть отдельно некоторых людей.

Борцов Вячеслав Михайлович, инвалид войны, передвигаясь с помощью костылей (потерял на фронте ногу), руководил работами по корпусу танка, сам поднимался на машину, даже проникал внутрь, сам осматривал и «ощупывал» руками детали и узлы, созданные под его руководством.

Девченко Виктор Иванович, Сорокин Юрий Михайлович, Новиков Михаил Алексеевич, Шабалин Аркадий Васильевич, Шишкина Марии Павловна, Колмаков Василий Иосифович, Воронков Геннадии Иванович — это наиболее талантливые конструкторы, много сделавшие для становления ОКБ.

Следует отметить, что костяк ОКБ в 1951 г. составили конструкторы — бывшие фронтовики: Ершов А.И… Борцов В.М., Новиков М.А., Чумаков В.И., Сорокин Ю.М., Абрамов А.М., Куликов, В.М., Шкурман А.Н. и др. Чувства долга, честности и огромного желания активно участвовать в творческой работе у фронтовиков было не занимать.

Представление к Сталинской премии

Уже после смерти И.В. Сталина, в конце 1953 г., Н.С. Хрущев решил возобновить присуждение Сталинских премий. И вот СТЗ была «спущена» Минавтотракторопромом «разнарядка» на две сталинские премии:

— первая — за создание и внедрение в серийное производство газогенераторного трактора с двигателем, работающим на деревянных чурках;

— вторая — за конструкторско-технологическую доработку, создание технологии и организацию серийного производства легких плавающих танков ПГ-76 и бронетранспортеров БТР-50П на Сталинградском тракторном заводе.

По распоряжению директора завода И.Ф Синицына срочно возобновилась деятельность технического совета предприятия и принято решение (по моему предложению): поручить подготовку столь серьезного и обширного материала потенциальным кандидатам на звание лауреатов На срочно созванном техническом совете определились кандидатуры будущих лауреатов Сталинской премии. Эта премия была весьма почетной и престижной. В число кандидатов попал и я вместе с представителями ОКБ С,А. Федоровым, М.М Романовым, В.А. Чумаковым и др

И вот творческая группа из самых заинтересованных и непосредственных участников работы (заместитель главного технолога И И Половинкин. главный металлург В,М. Скляров, начальник КБ А.Т. Корнилин и др.) самым активным образом приступилак оформлению материалов. Материалы получились очень емкими и состояли из следующих разделов:

— доработка и усовершенствование конструкции узлов и агрегатов,

— разработка технологических процессов и технологической оснастки для изготовления узлов и деталей;

— организация серийного производства.

Порядок представления кандидатур на соискание премии предусматривал кроме заполнения короткой анкеты индивидуальную характеристику на каждого претендента.

Но такова была действительность (да и сейчас, наверное, не лучше!): к любой, уже преодоленной, эффективной проблеме, созданной новой технике (в том числе создание тапка ПТ-76 и БТР 50П, которое я считаю выдающимся достижением конструкторской и технической мысли для того времени) сразу же находится большое количество «прилипал», но в то же время нужных людей для «проталкивания» представляемых работ в верхних эшелонах власти Вообще-то были, конечно, случаи присуждения Сталинской премии и без «прилипал» и «проталкивателей». Я помню, например, присуждение Сталинской премии за создание стрелкового оружия младшему сержанту М.Т Калашникову в 1947 г. или Сталинской премии в 1948 или 1949 г замечательному инженеру, талантливейшему конструктору завода «Красное Сормово» Ростиславу Евгеньевичу Алексееву и группе его молодых специалистов за создание торпедного катера на воздушной подушке (я тогда работал на заводе «Красное Сормово»).

Кстати сказать, Алексеев пользовался на заводе огромной любовью и уважением, а о его ночных (из соображений секретности) испытаниях говорили «шепотом», утверждая, что скорость катера около 100 км/ч!

На этот раз в состав соискателей премии по ПТ-76 и БТР-50П техническим советом был включен целый ряд лиц, непосредственно не участвовавших в работах. Поэтому составление характеристик для всех «участников» было весьма затруд 1ительно. Тем более что в характеристике должны быть указаны конкретные работы (конструкторские, технологические или организационные), которые проделал каждый претендент В итоге мы предложили директору завода (руководителю работ) поручить каждому соискателю описать какие конкретные вопросы, по каким узлам, ответственным деталям, в целом по машине он решал в ходе подготовки производства. Вот задали мы себе работенку! Некоторые товарищи (фамилии я не указываю, в живых уже никого не осталось) написали или приписали себе такие технические свершения, что можно было подумать, что конструкторско-технологическая доработка, создание технологии и организация серийного производства танков ПТ-76 и бронетранспортеров БТР-50П производились не специалистами КБ Ж Я Котина, «Красного Сормово», технологами и производственниками СТЗ и его смежников, а этими номенклатурными работниками завода (да и не только завода).

Так вот, за две-три недели материалы, собранные в одном толстенном томе в красном переплете с золотым тиснением, поступили на комиссию Министерства автотракторной промышленности СССР» рассмотрены коллегией с отсевом некоторых претендентов (оставили человек 12. в том числе и меня единственного тогда беспартийного) и направлены в Комитет по Сталинским премиям.

Мы, конечно, уже «прокалывали дырочки на пиджаках» и готовились к торжественному моменту. Но, видимо, Н.С. Хрущеву так обидно было, что премии называются Сталинскими, а Хрущевские еще учреждать рано, да и звучали они не очень хорошо что он отменил в том же 1953 г. Сталинские премии стал называть их впоследствии Государственными и дополнительно позже ввел Ленинские.

Так и закончилось это представление. Нужно сказать, что участники работ по танкам ПТ-76 и бронетранспортерам БТР-50П так и не были удостоены ни премий, ни награждения орденами А ведь на митинге в честь создания и сборки первого опытного образца ПТ-76 на ЧТЗ заместитель министра С. Н. Махонин справедливо назвал эту работу выдающейся по срокам создания и элементам новизны

Танковый музей в г. Самюре (Франция)

Сверху вниз: КР УРО «Геттисберг» (USS Gettysburg. CG 64), быстроходный универсальный транспорт снабжения «Детройт» (USS Detroit, АОЕ 4) и АВМА «Энтерпрайз». Идет передача и прием грузов на ходу. Персидский залив, 11 ноября 2003 г

Моряки АВМА «Энтерпрайз» своими телами «выложили» на полетной палубе своего корабля известное уравнение Е=пн?. которое традиционно «рисуется» таким способом на палубе первого американского атомного авианосца. Однако на этот раз добавилось «х40» — в честь 40-летнего юбилея службы АВМА «Энтерпрайз».

5 ноября 2001 г., возвращение с операции Enduring Freedom.

Его величество авианосец

Атомный многоцелевой авианосец «Энтерпрайз» (CVN-65 Enterprise)

Владимир Щербаков

Продолжение.

Начало см. в ТиВ № 9-12/2004 г., № 2–6,8,10,11/2005 г., № 1,3,4/2006 г.

В статье использованы фото ВМС и ВВС США

Когда враг невидим

30 сентября 2003 г. «Энтерпрайз» с кораблями сопровождения завершил учение COMPTUEX и был полностью готов к началу боевой службы. Для проверки готовности на авианосец прибыл вице-адмирал Генри Рагхед (Vice Acini. Gary Roughead), командующий 2-м оперативным флотом ВМС США (это самая что ни на есть главная ударная сила Атлантического флота ВМС США. «Энтерпрайз» и корабли его группы показали себя с наилучшей стороны за последний месяц. Они преодолели множество неприятностей, в том числе ураган «Изабель». Однако ничто несмогло прервать их учебно-боевую подготовку и помешать личному составу апианосной группы своевременно убыть на боевую службу», — отметил адмирал.

После придирчивого осмотра 2 октября авианосная группа во главе с «Энтерпрайзом» вышла в океан на шестимесячную боевую службу и направилась на Ближний Восток — принять участие во все продолжающейся «войне с терроризмом».

Старшина 1 класса — специалист оперативной боевой части наносит на установленный в посту боевого управления планшет обстановки данные по обнаруженным воздушным целям На этом планшете он также отображает информацию о графике полетов и контролирует его выполнение. Пост боевого управления — это фактически «нервный центр» авианосца. Персидский залив. 25 ноября 2003 г.

Война — войной, а обед — по расписанию

Представляете, какие умение, сноровка и терпение необходимы для того, чтобы накормить как минимум три раза в сутки 5600 человек экипажа авианосцам базирующегося на нем авиакрыла? А ведь именно столько пароду и присутствуем на АВМА «Энтерпрайз» единовременно.

Можно сказать одно: мастерство требуется отменное. Тем более что меню за пол года дальнего плавания надо хоть иногда разнообразить. Вот потому и вынуждены коки «Эптерпрайза» постоянно учиться. Например в 2003 г, на корабле был проведен курс повышения квалификации, на котором в роли преподавателя выступил Гюнтер Ритц (Guenther Reet/) — известный в США кулинар и член Американской академии шеф-поваров. Он также является еще и инструктором в Юго-восточном институте кулинарного искусства — американской организации, которая регулярно направляет на корабли и суда ВМС СШ Л дипломированных шеф-поваров для обучения корабельных коков в рамках так называемой программы «Шеф-повара в море» (Chefs at Sea).

Программа подготовки на корабле включает в себя четыре учебных курса: базовый (как содержать камбуз в порядке и чистоте и т. п.). начальный кулинарный (как и что правильно готовить, какие продукты и как влияют на организм человека и пр.), курс суперинтенданта и курс подготовки профессионального шеф-повара.

Обучение проводится ежедневно в два этана: утром в 8.30 (завтрак) и вечером в 20.30 (ужин). Во время базового курс а на занятиях присутствуют также и специалисты из медицинской службы (БЧ) авианосца, ведь чистота на камбузе касается и их тоже.

Что касается Гюнтера Ритца, то за время своего участия в данной программе (первый раз он вышел в морю в 1993 г.) он уже успел поучить мастерству кулинарии коков еще на шести кораблях ВМС США: судне обеспечения «Иошемит» (USS Yosemite. AD 19) и авианосцах «Саратога» (USS Saratoga, CV60), «Теодор Рузвельт» (USS Theodore Roosevelt, CVN 71). «Джон Ф. Кеннеди» (USS John F. Kennedy, CV 67), «Джордж Вашингтон» (USS George Washington, CVN 73) и «Гарри С. Трумэн» (LSS Harry S. Truman, CVN 75), Фактически можно сказать, что он стал без пяти минут «морским волком». Особенно если учитывать то. что начинал он свою карьеру в качестве шеф-повара на немецких и шведских круизных лайнерах.

Быстроходный универсальный транспорт снабжения «Детройт»» типа «Сакраменто» (Sacramento). Персидский залив. 11 ноября 2003 г.

«Веселые старты».

Старшина-торпедист проводит инструктаж по технике безопасности при стрельбе из пулемета М60, Северное море, 1 июля 2004 г

Вот так вот, а нам до такого сервиса еще очень далеко. Могу освидетельствовать лично.

Кстати, и с почтой на «Энтерпрайзе» теперь все обстоит гораздо проще, чем раньше. Теперь моряки могут получать ее практически постоянно — в виде электронной почты, т. е. e-mail. Для этого на авианосце имеется около 2500 «несекретных» компьютеров, на которые заведено более 5000 адресов электронной почты и электронных счетов.

Обслуживанием их занимаются специалисты отдельной службы (дивизиона) ЛВМА «Энтерпрайз» — «автоматизированного обмена данными» (Automated Data Processing division), численность которой насчитывает 27 человек. Причем технический специалист службы постоянно находится «на телефоне» и отвечает на вызовы: посменно в круглосуточном режиме (системные администраторы также несут свою вахту — двенадцатичасовую). По свидетельству командира данной службы, ежедневно приходит до полутора сотен вызовов. Причем наиболее распространенная ошибка — моряки забывают свой пароль.

Электронный почтовый ящик «выдается» каждому члену экипажа авианосца и военнослужащему корабельного авиакрыла автоматически, как только корабль уходит на боевую службу.

Интересно также, что у американских военных принято считать «спамом». Согласно служебной инструкции министерства обороны США, под «спамом» подразумевается неустановленного назначения электронное письмо, направленное более чем одному индивидуальному пользователю (т. е. более чем на один адрес).

«Пляжный отряд»

Beach detachment, или «Пляжнын отряд» — так американские моряки в шутку называют небольшую сводную группу из десятка с небольшим военнослужащих (из состава преимущественно кадровой службы и БЧ обеспечения (снабжения) авианосца). Эта группа отвечает за организацию доставки всего оборудования, материалов, запчастей, почты, вновь прибывшего или убывающего личного состава и др. на корабль и с корабля.

«Отряд» организационно делится на две группы: передового базирования (forward deployed part) и базовую (homeport part). Первая из них следует постоянно за авианосцем и располагается либо вблизи на берегу (в радиусе полета транспортного самолета или вертолета от обслуживаемого корабля), либо же на самом корабле. Вторая группа постоянно находится на территории ВМБ Норфолк (это относится только к ЛВМА «Энтерпрайз») в Соединенных Штатах и осуществляет тесное взаимодействие с командующим морской авиацией Атлантического флота ВМС США (Commander, Naval Air Force U.S. Atlantic Fleet, или COMNAVAIRLANT).

Кроме того, в случае, если «Энтерпрайз» слишком далеко от «родной» ВМБ Норфолк, часть моряков из группы передового базирования размещается в пункте базирования Сигонелла на острове Сицилия (Sigonella. Sicily), выполняя роль промежуточного звена «Отряд» работает по следующей схеме (для примера возьмем наиболее «длинный» вариант). Командиры боевых частей и служб «Энтерпрайза» определяют свои потребности и подают списки на подпись командиру корабля. После этого объединенный зanpoc направляется руководителю базовой группы в Норфолк. Там подбираются необходимые материалы, оборудование, запчасти и т. н., а также определяются наиболее быстрые варианты их доставки на ПБ Сигонелла. Там все вышеупомянутое «добро» собирается, сортируется и разбивается на партии, которые за тем незамедлительно переправляются группе передового базирования, И уже оттуда — на авианосец, где груз принимают специалисты оперативно-логистической службы.

«Лекари» самолетов

Что является главной ударной силой авианосца? Авиация, летательные аппараты различного назначения. Именно обеспечению действий палубной авиации подчинена вся жизнь на кораблях этого класса. Есть на авианосце и своя ремонтная служба, личный состав которой способен провести в море едва ли не средний ремонт самолета или вертолета. Есть даже соответствующие стенды и все необходимое для проверки и ремонта авиационных двигателей.

Данные задачи возложены на «Энтерпрайзе» (впрочем, как и на любом другом авианосце ВМС США) на боевую часть по промежуточному техническому обслуживанию летательных аппаратов (AIMD, или Aircraft Intermediate Maintenance Department).

Боевая часть эта достаточно большая и подразделяется на дивизионы, среди которых есть и 3-й дивизион, на который возложено решение вопросов промежуточного (соответствует нашему текущему ремонту лА) и среднего ремонта ДА (IМ-3, IM — intermediate maintenance). Основная задача личного состава БЧ — заставить самолеты летать!

В составе дивизиона насчитывается около 200 матросов, старшин и офицеров: авиационные электрики (aviation electrician’s mates), специалисты по авиационному вооружению (aviation ordnancemen) и электронному оборудованию АА (aviation electronics technicians). Дивизион организационно включает в свои состав 15 команд (отдалений, начальник — в звании главного старшины), каждая из которых отвечает за техническое обслуживание и ремонт определенных «частей» самолетов: электрических систем, авионики, бортовых СУО. бортовых РЛС и т. п. В распоряжении дивизиона также имеется калибровочная лаборатория.

Во время боевой службы или в ходе просто краткосрочного выхода в море личный состав дивизиона 1М-3 обычно песет 12-часовую вахту в две смены (12 ч — вахта, 12 — отдых, а затем все повторяется). Однако в ходе подготовки к очередной боевой службе, на учении COMPTUEX, моряки из данного дивизиона АВМА «Энтерпрайз» вынуждены были даже «труди ться» аж по 18 ч. настолько интенсивным был подготовительный период у атомохода на этот раз.

Один из моряков дивизиона, старшина 3 класса — техник по электронному оборудованию ЛЛ (Aviation Electronics Technician 3r<1 Class), так с юмором описал характер деятельности своего подразделения: «В самолетах есть много всяких «ящичков», которые заставляют работать различные системы. Когда эти «ящички» ломаются, летчики отправляют их к нам. Мы кладем их на наши стенды, каждый из которых выглядит словно составленные рядком шесть рефрижераторов, И мы их все чиним». При этом если в распоряжении боевой части авианосца необходимых запчастей нет, их заказывают на берегу.

Однако стенды и регулировочная аппаратура тоже имею т свойство выходить из строя т. е. ломаться. Поэтому в дивизионе IM-3 есть еще и несколько специалистов в обязанности которых входит только техническое обслуживание и ремонт этого оборудования.

Специалисты по авиационному вооружению подвешивают УАБ с лазерной системой наведения на истребитель F-14 «Томкэт» из состава 211-й иаэ «Чекмеитс (VF-211 «Checkmates», что переводится как «Шах и мат>, только в данном случае имеет множественное число) АВМА «Энтерпраиз». Операция Enduring Freedom Персидский залив, 5 января 2004 г

Танкер «Джон Ленюлл» (USNS John Lenthall, Т-АО 189) из состава Командования морских перевозок отходит ог АВМА «Энтерпрайз» после пополнения рано утром запасов авианосца с использованием вертолетного способа (VERTREP) в ходе подготовки к очередной боевой службе в Средиземном море. 25 сентября 2003 г… Атлантический океан.

Качественная подготовка — залог успеха в бою

Как уже говорилось ранее, на первую после ремонта боевую службу «Энтернрайз» направился с экипажем, большую часть ко торого составляли «салаги», ни разу не выходившие (по крайней мере, на боевом корабле) в море. Поэтому для скорейшею обучения таких новичков для них была организована «Корабельная школа» (School of the Ship) — аналог нашего «курса молодого бойца».

Специалисты учебного дивизиона (в ранге боевой части) авианосца (Training Department) в течение первых нескольких педель ознакомили «молодых» с кораблем, корабельной организацией, дачи краткие сведения по вооружению и корабельным системам. При этом основной упор в ходе учебы делался на преподавание теории и отработку практических навыков по борьбе за живучесть корабля — основы из основ корабельной службы. Спасать корабль должен уметь каждый. Ведь тем и отличается экипаж боевого корабля (а особенно подводной лодки), что все либо выживают и побеждают, либо погибают- и тоже все.

Но первые уроки «салаги» получают еще в начале своей флотской службы сразу же после того, как впервые ступят на палубу авианосца: их всех скопом направляют на две недели в распоряжение офицеров и старшин учебного дивизиона. Туда же на это самое время откомандировывают п по одному специалисту от каждой БЧ, службы или отдельного дивизиона авианосца. Они вкратце информируют новичков об особенностях деятельности своих подразделений.

Символом ввода новичка в строй и официального причисления его к экипажу авианосца является традиционное форменное кепи (нам более привычно название «бейсболка»), на котором нашита эмблема «Энтерпрайза» (или другого корабля — там все происходит по той же схеме). Вручают кепи командир корабля, либо главный корабельный старшина (главный боцман авианосца), либо же командиры БЧ, служб и отдельных дивизионов.

Кроме обучения новичков личный состав учебного дивизиона отвечает за проведение учебно-боевой подготовки экипажа авианосца, в том числе отработку действий по сигналу боевой треноги (General Quarters drill) и обеспечение общей (строевой) подготовки личного состава (GMT — general military training).

Таким образом, на американских авианосцах командиры подразделений, в отличие от нашего флота, не занимаются разработкой планов учений и занятий по общей подготовке со своими подчиненными (помните, как у Михаила Задорнова: «Ну тупые!»). Им это всё предоставляет учебный дивизон! И его же специалисты оценивают затем результаты пройденных учений и тренировок. Туда же стекаются все предложения по внедрению усовершествований в процесс учебно-боевой подготовки с целью достижения лучших результатов.

Впрочем, в штате боевых частей служб и отдельных дивизионов «Энтерпрайза» все же предусмотрены должности руководителей учебно-боевой подготовки, причем отдельные (т. е. больше этот военнослужащий ничем другим не занимается). Их занимают наиболее подготовленные старшины — так называемые ТРО (training potty officer фактически «старшина-учитель»). Но сами они, опять же, планы учений, тренировок и занятий не разрабатывают! А кто же тогда разрабатывает? Все те же специалисты учебного дивизиона: они готовят планы на каждый месяц и затем «спускают» их в боевые части и службы авианосца.

Причем и старшин ТРО также готовят в этом же самом дивизионе. К тому же, нa сайте внутрикорабельного интранета при необходимости размещаются новые материалы, которые позволяют руководителям учебно-боевой подготовки подразделений авианосца постоянно повышать свой профессиональный уровень. Для этих же целей в учебном дивизионе имеются необходимые учебные фильмы и другие материалы на видеокассетах и компакт-дисках.

Матросы «Энтерпрайза» проходят также дополнительную подготовку на берегу — в учебных центрах и школах флотов ВМС США. Например, в 2003 г. в подобных введениях только Атлантического флота ВМС США (в боевой состав которого и входит АВМА «Энтерпрайз») прошли дополнительную подготовку около 3500 моряков: на курсах Navy Leadership Continuum и Transition Assistance Program. На эти цели было израсходовано из бюджета министерства порядка 250 тыс. долл.

Моряки из различных боевых частей АВМА «Энтерпрайз» и приписанного к нему 1 — го корабельного авиакрыла (CVW-1) выстроились в живую цепочку в ходе очередного общекорабельного учения.

25 июня 2003 г, Атлантическии океан.

В рядах 5-го флота

И так, после всего пяти месяцев боевого слаживания и интенсивной учебно-боевой подготовки (обычно в ВМС США вышедшим из ремонта авианосцам на это отводится 10 месяцев) АВМА «Энтерпрайз» 29 августа 2003 г. покинул родную ВМВ Норфолк. Проведя у побережья Америки четырехнедельное заключительное (зачетное) учение, атомоход наконец-таки отправился через Атлантику на свою очередную боевую службу — в район Персидского залива. Экипажу корабля и личному составу приписанного к нему 1-го корабельного авиакрыла (CWV 1) предстояло принять активное участие в операциях Enduring Freedom (OliP, Афганистан) и Iraqi Freedom (OIF, Ирак).

2(> октября 2003 г. прибывший на Ближний Восток авианосец и корабли сопровождения были официально включены в состав 5-го (оперативного) флота ВМС США, в операционной зоне которого они собирались выполнять возложенные на них задачи. В тот день на борт «Энтерпрайза» прибыл их новый (правда, временный) старший начальник — командующий 5-м (оперативным) флотом и командующий Цен тральным командованием ВМС США вице-адмирал Дэвид Николс-младший (Commander, U.S. Naval Forces Central Command/Commander, U.S. 5-th Fleet, Vice Adm. David C. Nichols Jr.).

Ha борту атомохода вице-адмирал Николс выступил перед старшинским составом экипажа и авиакрыла. Он тепло поприветствовал своих новых подчиненных, добавив при этом: «Я снимаю перед нами «шляпу» и делаю это потому, что вы смогли прибыть в такую удаленную от нашей базы точку за относительно короткий промежуток времени".

Затем, по американской традиции, последовал «сеанс» вопросов и ответов перешедший в неформальное общение адмирала с личным составом Судя по заданным вопросам, моряки авианосца и летчики авианосной авиации проявляют весьма живой интерес к проводимым командованием ВМС Соединенных Штатов реформам. Это опровергает в определенной мере тот образ тупого «янки-контрактника», который долгое время культивировался у нас в стране. Хотя, естественно, и у них на флоте тоже не все в порядке: и число добровольцев уменьшается, и напряженность боевой службы возросла (к неудовольствию многих военнослужащих).

Отвечая на одни из вопросов, командующий 5-м флотом заявил, что «главной целые трех основных программ, реализуемых в ВМС США в настоящее время, является необходимость иметь более мобильные и готовые к немедленному действию силы флота. В операции Iraqi Freedom у нас было задействовано семь авианосцев. Мы смогли достичь такого показателя только благодаря той политике, которую проводит в вопросе боевой подготовки ВМС начальник морских операций (Главнокомандующий ВМС CILIA, по нашей терминологии Прим. автора)».

Несмотря на то что активная фаза боевых действий в рамках операции Enduring Freedom, по заявлению Пентагона, уже закончилась, сама операция еще далека от завершения. Поэтому личный состав авианосной группы во главе с АВМА «Энтерпрайз». по заявлению командования ВМС США. должен постоянно быть начеку — готовым нанести сокрушительный удар по терроризму. «В каждой стране, расположенной в нашей зоне ответственности, «Аль-Каида» продолжает делать свое «грязное» дело. Мы тесно работаем с этими государствами, с тем чтобы прекратить это «безобразие» и покрыть всю организацию. Однако потенциальная угроза со стороны террористов весьма реальна. Цель, которую я ставлю перед находящимися под моим командованием силами, — продолжать делать то дело, которое мы можем», — завершил свое выступление вице-адмирал Дэвид Николс-младший.

Продолжение следует

Комплекс «Поларис А-3»: нет предела совершенству?

Развитие идеи вооружения подводных лодок баллястическими ранетами Часть VIII

Павел Качур

См. «ТиВ» № 4.5,7,8/2004 г.,

№ 3 8,10–12/2005 г., Mt> 1/2006 г.

Веление времени

Успехи в развертывании ракетной системы «Поларис», высокая скрытность ракетных подводных лодок и практически безраздельное господство объединенного флота НАТО на просторах Мирового океана побудили американское военно-политическое руководство в начале 1960-х гг. дать зеленый свет массовому строительству атомных подводных лодок с баллистическими ракетами (ПЛАРБ). Они должны были стать основным средством нанесения ядерных ударов на средних дальностях.

Развернутую программу наращивания подводных ракетных сил приняли в 1962 г. после так называемого Карибского кризиса. Министерством обороны США был разработан широкомасштабный план качественного развития стратегических наступательных вооружении, включающий форсированное строительство подводных лодок- ракетоносцев, создание кассетных головных частей для баллистических ракет и коренную модернизацию всей системы боевого управления и связи с подводными лодками.

Хотя американские ПЛАРБ ранних проектов нe были лишены конструктивных недостатков (главным из них была нерациональная компенсация горизонтальных и вертикальных нагрузок, осуществляемая за счет амортизации пускового стакана посредством гидродинамических амортизаторов, что не позволяло использовать весь объем пусковой шахты), они практически по всем показателям превосходили советские атомные ракетные лодки проекта 658, введенные в строй в то же время. Тем не менее ВМС США настаивали на усовершенствовании ракеты и улучшении тактико-технических элементов подводных лодок- ракетоносцев.

Сравнительная схема БРПЛ «Поларис А 1, "Поларис А-2» и «Поларис А-3».

БРПЛ «Поларис А-3» — повторение пройденного или глубокая новизна?

При создании баллистической ракеты подводных лодок (БРПЛ), получившей обозначение UGM-27C «Поларис А-3», перед разработчиками фирмы «Локхид» стояла цель увеличения дальности ее полета при сохранении габаритных размеров предыдущей модели для использования новых ракет на существующих атомных подводных лодках-ракетоносцах без дополнительного переоборудования последних. Успехи развития науки и технологии того времени позволили успешно решить эту задачу. Поэтому, хотя новая модификация разрабатывалась практически параллельно с БРПЛ «Поларис А-2», специалисты фирмы «Локхид» признавали: в конструктивном исполнении «Поларис А-3» не являлась лишь простым усовершенствованием двух предыдущих модификаций, а представляла собой на 80–85 % новую ракету. Однако обновлению подверглась не только сама ракета, но и оборудование, предназначенное для ее предстартовой подготовки и пуска.

Увеличение дальности полета БРПЛ «Поларис А-3» было достигнуто главным образом за счет увеличения веса ее топливного заряда и повышения удельного импульса последнего. В связи с этим конструкторам пришлось (отказаться от принятой в модификациях «Поларис А-1» и «Поларис А-2» бутылкообразной формы корпуса и перейти к обычной цилиндрической форме п оживальной головной части, а также несколько увеличить длину корпуса, доведя ее до 9.85 м. Выбранная форма головной части но только позволила обеспечить плотную компоновку оборудования н систем, по и дала возможность разместить три боевых заряда.

БРПЛ «Поларис А-3» была выполнена двухступенчатой с последовательным разделением ступеней. При ее создании были учтены новейшие достижения в области материаловедении, что позволило разработать новую технологию изготовления корпусов твердотопливных двигателей. С целью максимального снижения ее веса в конструкцию внесли ряд усовершенствовании. В частности, корпуса обеих ступеней были выполнены фирмой «Юнайтед Раблер» на заводе в г. Азусе (шт. Калифорния) из стеклопластика S-994 методом намотки стекловолокна (ровницы) с: проклейкой эпоксидной смолой. Этот стеклопластик удельным весом 2,0 г/см3 хорошо зарекомендовал себя к ракетах «Поларис А-2».

Намотка производилась на оправку из отдельных секций, изготовленных из алюминиевого сплава. Чтобы при намотке не происходила деформация оправки под действием собственного веса, она устанавливалась в вертикальное положение верхним днищем вниз. Оправка покрывалась топким слоем гипса, на поверхность которого накладывались профилированные секции теплоизоляции, а на них наносилось специальное покрытие, после чего начиналась намотка во время которой оправка вращалась вокруг продольной оси Вначале стеклопластиковая ровница наматывалась с помощью машины вертикальной намотки, затем с помощью машины кольцевой намотки. Для регулирования ширины ровница пропускалась через систему валиков. Натяжение ровницы регулировалось с точностью до 0,27 кг, при этом применялись устройства на основе вихревых токов.

После намотки корпус помещался в вертикальную печь для отверждения где медленно вращался для обеспечения равномерного нагрева. После этой операции корпус оправки разбирался на отдельные секции и извлекался из корпуса РДТТ, затем разрушалось и извлекалось гипсовое покрытие и производилась очистка теплоизоляции.

Считается, что прочность корпуса из стеклопластика в четыре раза выше прочности стального корпуса. Применение стеклопластика, по расчетам специалистов, позволило снизить вес корпуса двигателя первой ступени ракеты до 327 кг. а стоимость его изготовления примерно на 66 %.

При проектировании двигателя первой ступени А-ЗР фирмы «Аэроджет Солид Пропалшн» ракеты «Пола — рис А-3» первоначально предполагалось применить новый вид топлива, разработанным на основе синтетического нитрополимера с теоретической температурой горения 3650"С при давлении 63 кг/см2. Однако оказалось, что материал сопл не выдерживал столь форсированного температурного режима, поэтому для первых образцов раке ты использовалось топливо с температурой горения 3200–3260'С. Рабочее давление в камере сгорания первой ступени принималось равным 60 атм. За счет нового топлива на основе полиуретана перхлората аммония (NH4 CIO4) и нитропластификатора. а также экономии веса конструкции двигателя удалось практически без изменения геометрических размеров заметно увеличить дальность стрельбы при одновременном увеличении забрасываемого веса полезной нагрузки.

Пластификатор, представляющий собой смесь двух нитроалифатических соединений (бис-2,2-динитронронилформаль и бис-2,2-дининтронропил-ацеталь), обеспечивал создание топливных зарядов с повышенной плотностью и увеличенной удильной тягой. Выбор этих нитроалифатических соединений объяснялся их стабильностью, простотой получения и безопасностью в обращении. Применение указанного пластификатора позволяло топливу отверждаться при комнатной температуре, при этом усадки топлива не происходило. Наоборот, заряд имел тенденцию к расширению, обеспечивая адгезию с теплоизоляцией на стенках корпуса двигателя. Для получения указанных соединений и изготовления из них 190 т. нитропластификатора использовалась установка непрерывного действия, созданная фирмой «Аэроджет Дженерал» в г. Сакраменто. Стоимость установки составила 4,6 млн. долл.

Компоновка БРПЛ «Поларис А-3».

Охлаждение — абляционное и пленочное. Однако максимальная дальность при этом оказалась менее требуемой — всего 4250 км. В дальнейшем после подбора для сопл более жаропрочного материала (вольфрама с включениями серебра), а также бронирования топливного заряда было найдено новое топливо, которое обеспечивало расчетную дальность полета ракеты 4600 км.

Маршевый РДТТ первой ступени (вес 10,886 т, длина 4,623 м, диаметр 1,372 м) имел четыре поворотных сопла. Способ управления вектором тяги за счет поворотных сопл прошел проверку на МБР «Минитмен», где себя полностью оправдал, так как позволил существенно увеличить к.п.д. двигателя. Серийное производство РДТТ первой ступени осуществлялось фирмой «Аэроджет Солид Пропалшн» на заводе в г. Сакраменто (шт. Калифорния).

Работа двигателя второй ступени Х-260-А-3 фирмы «Геркулес» ракеты «Поларис А-3» проходила в менее сложных условиях, чем двигателя первой ступени. даже несмотря на то, что температура газов в его камере сгорания была ниже всего лишь на 50–6 °C. В то же время давление в камере оказалось невысоким — 22 атм. Массу корпуса двигателя удалось снизить до 80 кг. Разработкой РДТТ второй ступени ракеты «Поларис А-3» занималась фирма «Геркулес» в Аллеганской баллистической лаборатории ВМС в г Камберленде (шт. Мэриленд).

РДТТ второй ступени (вес 4,309 т, длина 2.25 м диаметр 1,37 м) работал на смесевом топливе, состоящем из нитроглицерина и нитроцеллюлозы с присадкой порошкообразного алюминия и перхлората аммония (NН4CIO4). По техническим условиям удельный вес этого топлива 1,74-1,77 г/см3, а удельная тяга 243–249 с. Вес заряда топлива был больше на 680 кг, чем у РДТТ второй ступени «Поларис А-2, и составлял 1309.6 кг. Его длина 225,5 см, диаметр 137.2 см.

На ракетный двигатель второй ступени установили четыре неподвижных сопла, а управляющие усилия по тангажу и рысканию создавались за счет впрыска фреона в закритическую часть сопл через специальные отверстия в стенках. Запас фреона хранился в тороидальном баке, который столпился в заводских условиях. Примененная на второй ступени система управления вектором тяги двигателя показала себя намного эффективнее других известных подобных способов управления. Преимущества этой системы, по мнению американских специалистов, включались в большем управляющем моменте, меньшем времени срабатывания, более высокой надежности двигателя, улучшении его некоторых тяговых характеристик, возможности упрощения конструкции системы и сокращении расходов на ее изготовление… Производство РДТТ второй ступени осуществлялось на заводе фирмы «Геркулес» в г. Банусе (шт. Юта).

Таким образом, задача увеличения дальности действия ракеты «Поларис А-3» была достигнута благодаря применению следующих основных усовершенствовании:

— увеличения массы заряда топлива двигателя;

— применения нового, более теплотворного топлива с увеличенных» (не более чем на 15 %) удельным импульсом:

— снижения массы корпуса ракеты благодаря применению стеклопластиков;

— нового способа управления вектором тяги двигателя с помощью подвижных сопел вместо джетевейторов;

— уменьшения массы бортовой аппаратуры ракеты.

Значительные изменения внесли также и в систему управления полетом этой ракеты. Усовершенствованная инерциальная система управления обеспечивала управление полетом на активном участке траектории и выдачу команды на отделение боевых блоков.

Система Мк-2. созданная Массачусетским поли техническим институтом и фирмами «Джеперал Электрик» и «Хайджес Эйркрафт», состояла из трех поплавковых стабилизирующих гироскопов с магнитными подвесами JRJG mod. 2, одного гиромаятникового с импульсным выходом (16PJPA) и двух интегрирующих маятниковых акселерометров 16PJGA с гироэлементом, имеющим электромагнитный датчик (дьюкосин) двойного назначения. Одни из акселерометров был снабжен электромагнитным устройством, выполняющим функции гироскопической подвески и датчика моментов.

Новая система являлась усовершенствованным вариантом инерциальной системы наведения Мk-1, стоявшей на ракетах «Поларис А-2». Вес и занимаемый объем Мk-2 оказались примерно в три раза меньше, чем Мk-1, при этом обеспечивалась более высокая точность стрельбы. Расчетное КВО при стрельбе — около I км.

Специалисты считали, что точность и надежность системы Мk-2 повышены за счет применения электронных модулей, а также новых акселерометров и сферической карданной подвески.

Для БРПЛ «Поларис А-3» фирма «Локхпд Миссайлз энд Спэйс» первоначально разработала моноблочную головную часть с ядерным боевым зарядом (эквивалент в 0.75 Мт). Ракета могла также оснащаться моноблочной термоядерной головной частью с несколько увеличенной мощностью в 1 Мт (вариант «Поларис А-ЗР») или (за счет снижения дальности с 4600 до 3150 км) разделяющейся головной частью (РГЧ) Мк-2 рассеивающегося типа с тремя боевыми блоками W-58 мощностью 200 кт каждый. Ее отработка закончилась уже после принятия на вооружение ракеты 1*, и первые БРПЛ оснащались моноблочной головной частью.

Ядерный боевой заряд размещался в носовом конусе фирмы «Локхпд» со съемным обтекателем, сбрасываемым при выходе ракеты из атмосферы с помощью вспомогательного РДТТ Мк-20 (09КС-1400) «Атлантик Рисерч» весом 5,99 кг (тяга 635 кт, длина 0,34 м. диаметр 0,14 м). Мк-20 установлен в носовой части обтекателя.

Существенной модернизации подверглась навигационная система SINS комплекса «Поларис А-3». Старую модель Мк-3 заменила усовершенствованная Мк-4, отличавшаяся от первой меньшими габаритами, весом и обеспечивавшая повыше! нгую точность определения своих координат кораблем-носителем.

Данные о целях для различных вариантов обстрела территории противника, записанные на магнитные ленты, находились на каждой подводной лодке, несущей боевое патрулирование. Эти данные, а также информация от навигационной системы и системы, выдающей сведения о состоянии моря (в том числе о течениях), после переработки направлялись в систему управления стрельбой, которая передавала их через интервалы в несколько секунд в вычислительные устройства бортовых систем управления всех ракет.

1* Работы над многозарядными (разделяющимися) головными частями начались в США в 1962 г. по программе 627А. Первой стала MRV, которая представляло собой сравнительно несложное устройство, предназначенное для сбрасывания из одного корпуса головной части трех неуправляемых боевых блоков. РГЧ предназначались для поражения одной наиболее важной и крупной по площади цели.

Характеристики БР «Поларис А-3» UGM-27C
Тип UGM, U (Underwater launched) — запускаемая из подводного положения. G (surface target) — для поражения наземной (надводной) цели, М (missile) — управляемая ракета
Головная фирма Габаритные размеры: Lockhead Missiles and Space
— длина, м 9,85
— диаметр, м 1.37
Стартовая масса, т Максимальная дальность 15.876
полета, км 4600
Двигатели, топливо I ступень: РДТТ А-ЗР фирмы Aerojet Solid Propulsion, топливо — нитроглицерин ++ нитроцеллюлоза;II ступень: РДТТ Х-260-А-3 фирмы Hercules, топливо — нитроглицерин + нитроцеллюлоза
Конструкционный Стекловолокно марки S-994 (эпоксидная смола,
материал корпуса армированная стекловолокном) на двух ступенях
Система наведения Инерциальная, разработки Массачусетского технологического института, фирм General Electric и Hughes Aircraft
Исполнительные органы Поворотные сопла на РДТТ первой ступени
управления полетом ракеты впрыскивание фреона в закритическую часть сопла на второй ступени
Головная часть Фирма Lockhead Missiles and Space
(тротиловый эквивалент боевого заряда. Мт) (0.75)
Глубина старта (до киля), м Скорость ПЛАРБ 40
при стрельбе, уз. Волнение моря 5
при стрельбе, баллы 6

Усовершенствованию подверглась также и система ПУРС. Взамен Мк-80, принятой на вооруженно 11 американских подводных лодок типов «Джордж Вашингтон» и «Этен Аллен», атомные лодки типа «Лафайет» получили новую систему ПУРС Мк-84. По заявлениям разработчиков, Мк-84 имела больший объем средств автоматизации процессов управления ракетной стрельбой и отличалась простотой обслуживания, повышенной надежностью в работе и высокой точностью. В ее состав входили девять цифровых и две аналоговые ЭВМ.

Система управления пусками обеспечивала подготовку ракет к пуску с интервалом около I мин.

В связи с изменениями конструкции ракеты «Поларис А-3» по сравнению с предыдущими модификациями изменился технологическим процесс изготовления ракет и состав исполнителей. Так, для разработки и изготовления РДТТ первой (с 1965 г.), а затем второй (с 1960 г.) ступеней с корпусами из стеклопластика были привлечены фирмы «Геркулес» и «Тиокол Кэмикел». Далее двигатели поступали для сборки ракет «Поларис А-3» на заводы головной фирмы «Локхид Миссайлз энд Спейс» в г. Чарлстоне (шт. Южная Каролина) либо в г. Бангоре (шт. Вашингтон).

БРПЛ «Поларис А-3» (слева) и «Посейдон» (справа).

БРПЛ «Поларис А-3» на наземной стартовой установке.

Исследовательское судно «Обзервейшн Айленд».

Испытания ракет «Поларис А-3» — трудный путь к совершенству

Несмотря на удовлетворительные, но мнению американских специалистов, результаты испытаний ракеты «Поларис А-2». уже в начале 1960-х гг. начались экспериментальные пуски «Поларисов А-3».

29 сентября 1961 г. ВМС провели летные испытания системы управления вектором тяги РДТТ с помощью ввода фреона 114 в закритическую часть сопла. Систему установили на опытном варианте БРПЛ «Поларис А-2», которая была запущена с полигона на мысе Канаверал на дальность 320 км. В марте 1962 г. прошли успешные огневые стендовые испытания экспериментального РДТТ первой ступени ракеты «Поларис Л-3». В мае-июне того года на Атлантическом полигоне состоялись летные испытания первой серии экспериментальных БРПЛ «Поларис А-3» с РДТТ первой ступени нa топливе с меньшей температурой горения.

Начиная с августа 1962 г. на протяжении двух лет проводились летные испытания БРПЛ третьего этапа реализации ракетной программы «Поларис». Этот этап ознаменовался резким наращиванием боевых возможностей морского компонента ядерных сил Америки как в количественном отношении, так и на качественном уровне.

Однако путь к совершенству был нелегким. 7 августа 1962 г. с наземной пусковой установки на мысе Канаверал был произведен первый запуск ракеты «Поларис А-3». Ракета не достигла расчетной дальности полета из-за неисправности двигателя второй ступени. Хотя американские специалисты посчитали запуск частично успешным, но сути задача, поставленная перед этим этапом испытаний, выполнена не была.

Несмотря на последующие неудачи, 17 ноября с наземной пусковой установки на мысе Канаверал состоялся пятый по счету запуск БРПЛ. Двигатель первой ступени отработал в соответствии с программой, однако после включения двигателя второй ступени ракета отклонилась от расчетной траектории и на 77-й секунде полета была подорвана по команде с земли.

6 декабря с мыса Канаверал произвели шестой экспериментальный запуск "Полариса А-3». Во время полета ракета потеряла управление и была ликвидирована. Однако ВМС США торопились поскорее получить новую ракету на вооружение. По заявлению представителей ВМС, неудачи не могли задержать поступление их на вооружение, которое было запланировано на середину 1964 г.

После двух успешных стартов 7 и 11 февраля 1963 г. запуск 18 февраля можно считать успешным лишь частично: вторая ступень была подорвана через 120 с полета.

19 марта с мыса Канаверал была запущена очередная БРПЛ. Двигатель первой ступени отработал нормально, по через 25 с после включения двигателя второй ступени ракета потеряла управление и снова была уничтожена.

По срокам настал этап испытаний в условиях, приближенных к натурным.

26 апреля из пусковой трубы испытательного корабля «Обзервейшн Айленд», находившегося в районе мыса Канаверал, стартовала БРПЛ «Поларис А-3». Но в полете она потеряла управление. и ее тоже пришлось ликвидировать.

Всего к маю 1963 г. с наземной пусковой установки и из пусковой трубы испыта тельного судна состоялос ь 14 запусков новых ракет. Из них успешными считаются только три. ВМС провели большое исследование по выяснению причин имевших место отказов.

По признаниям финансистов МО США. бюджетом Министерства обороны на разработку и проведение летных испытаний ракеты «Поларис А-3», подвергнутой усовершенствованию, были выделены ассигнования в размере 133,8 млп. долл. Предполагалось, что основная часть этой суммы будет использована на запуски 20 ракет с наземных пусковых установок и с подводных лодок в периоде июня 1963 по июнь 1961 г.

Наконец, 26 октября 1963 г. был осуществлен первый запуск БРПЛ «Поларис А-3» с подводной лодки «Эндрю Джексон». В этот момент ракетоносец находился на глубине 12 м примерно в 50 км к юго-востоку от мыса Кеннеди (о. Канаверал). При запуске ракеты впервые использовалась система управления ПУРС Мк-8-1. После выхода ракеты из воды но сигналам бортового акселерометра и барометрического да тчика был включен двигатель первой ступени, который работал в течение 62 с. Двигатель второй ступени функционировал 58 с. Ракета преодолела 3700 км, при этом максимальная высота траектории составила 645 км. Носовой конус упал в заданном районе. Точка падения носового конуса была определена с помощью гидрофонов по взрыву глубинного заряда «зофар», помещенного в конус.

На борту ракеты находилось устройство для самоликвидации. приемоответчик системы AZUZA, радиолокатор, работавший в диапазоне С, и блок телеметрической аппаратуры, который включал в себя ленточный самописец, записывавший ускорение и угловые отклонения ракеты на подводном участке траектории. Самописец был включен за 1 мин. до выброса ракеты из пусковой трубы. Данные от самописца передавались по телеметрическим каналам на корабль «Обзервейшн Айленд» курсировавший примерно в 1 км от подводной лодки «Эндрю Джексон». Эта информации использовалась для оценки системы выбрасывания ракет «Поларис А-3» из пусковой трубы подводной лодки.

Тем не менее программа испытательных пусков продолжалась. 9 декабря с наземной пусковой установки произвели успешный запуск БРПЛ. Но через два дня. когда 11 декабря в районе мыса Кеннеди (б. Канаверал) с испытательного корабля «Обзервейшн Айленд» стартовала очередная ракета «Поларис А-3». разработчиков вновь подстерегла неудача: БРПЛ отклонилась от расчетной траектории и через 53 с после старта была ликвидирована по команде с земли.

Наступил следующий, 1964 г. 7 января с наземной пусковой установки на мысе Кеннеди запустили ракету «Поларис А-3» на полную дальность. Запуск считался успешным. Этот запуск стал 23-м, из которых 14 считались успешными.

11 марта 1964 г. по программе летно-конструкторских испытаний с наземной пусковой установки запустили ракету «Поларис А-3» на дальность 1600 км. После отделения первой ступени ракета от — клонилась от расчетной траектории и упала в океан на большом расстоянии от заданного района. Сообщалось, что к этому дню произведено 33 запуска ракет «Поларис А-3», из которых 13 оказались неудачными.

Старт БРПЛ «Поларис А-3» из-под воды

25 чая 1964 г. с подводной лодки «Дэниэл Вэбстер», находившейся в погруженном положении примерно в 30 км от мыса Кеннеди были успешно запущены две экспериментальные ракеты «Поларис А-3». Ракеты пролетели 1600 км. Это были первые экспериментальные БРПЛ, которые по своей конфигурации соответствовали боевому варианту.

В конце июля 1964 г. новую ракету приняли на вооружение.

Дальше началась программа испытательных пусков с подводных лодок, вступавших в состав ВМС США. 20 августа 1964 г. с атомной подводной лодки «Текумсе», находившейся в районе мыса Кеннеди, была запущена ракета «Поларис А-3» на дальность 3200 км Этим завершилась программа испытании подводной лодки.

21 сентября 1964 г. с погруженной подводной лодки «Юлиссис Грант», находившейся в Атлантическом океане примерно в 50 км от мыса Кеннеди, успешно стартовала ракета «Поларис А-3». По состоянию на это число с подводных лодок произвели 14 запусков БРПЛ «Поларис А-3» 113 успешных).

31 октября 1964 г. с погруженной подводной лодки «Казимир Пуласки» находившейся в Атлантическом океане примерно в 50 км от мыса Кеннеди, состоялся запуск ракеты «Поларис А-3». К этому моменту с подводных лодок было осуществлено 17 запусков этих БРПЛ, в том числе 16 успешных.

11 сентября 1964 г. в Бангоре (шт. Вашингтон) вошел в строй завод сборки «Поларисов А-3». которыми оснащались подводные лодки, патрулировавшие в Тихом океане. Ракеты для ПЛАРБ, действовавших в Атлантическом океане и Средиземном море, собирались на заводе в г. Чарльстоне (шт. Южная Каролина).

Сообщалось, что до конца 1964 г. прямые расходы на программу «Поларис» (расходы, связанные с созданием 41 атомной подводной лодки, предназначенной для вооружения ракетами «Поларис», с запусками некоторого количества ракет «Поларис А-3», находившихся в стадии летных испытаний) составили 10600 млн. долл.

Пуски новых ракет с подводных лодок в рамках программы приемочных испытаний продолжались. Та к, 23 января 1965 г. с подводной лодки «Сэм Рейберн» успешно запустили ракету «Поларис А-3». 16 марта того же года с подводной лодки «Натаниэл Грин» с интервалом 49 мни стартовали две ракеты. При запуске первой ракеты лодка находилась в погруженном положении, при запуске второй ракеты — в надводном положении. БРПЛ пролетели 3400 кч и упали в заданном районе. 26 марта с этой же подводной лодки, а 20 декабря с подводной лодки «Бенджамин Франклин», находившихся в погруженном состоянии примерно в 50 км от мыса Кеннеди, были запущены ракеты «Поларис А-3», которые также достигли заданных районов.

В декабре 1965 г, после более чем восьмимесячного перерыва ВМС США возобновили запуск ракет «Поларис А-3» с атомных подводных лодок, находившихся в подводном положении. Целью являлась проверка подводных лодок и ракет на соответствие техническим требованиям, а также квалификации стартовых команд..

6 декабря 1965 г. БРПЛ «Поларис А-3» стартовала с подводной лодки «Бенджамин Франклин». На борту этой лодки находилось восемь ракет (без боеголовок), установленные в г. Чарльстоне (шт. Южная Каролина), где располагается сборочный завод фирмы «Локхид Миссайлз энд Спейс». Лодка с ракетами на борту прибыла в порт Канаверал (на мысе Кеннеди), откуда четверо суток подряд выходила в район стрельб, находящийся примерно в 50 км от мыса Кеннеди.

Запуск 6 декабря был приурочен к пролету над районом мыса Кеннеди пилотируемого космического корабля «Джеминай VII». В Т-300 мин (Т — момент запуска ракеты) на лодке началась одновременная предстартовая подготовка четырех ракет. В Т-15 мин предстартовая подготовка приостановилась. В состоянии 15-минутной готовности ракеты находились в течение часа, при этом имитировалось состояние готовности ракет, установленных на боевое дежурство. Затем предстартовая подготовке) возобновилась и вторично приостановлена в Т-3 мин. В состоянии трехминутной готовности ракета была в течение -12 мин (в ожидании появления над районом запуска космического корабля «Джеминай VII»). При появлении этого корабля одна из ракет была запущена. Среди наблюдателей на корабле присутствовали астронавты Фрэнк Борман и Джеймс Ловелл причем последнему этот запуск удалось сфотографировать. Астронавты видели разделение ступеней ракеты и сообщили об этом даже раньше, чем специалисты, находившиеся на борту лодки «Бенджамин Франклин». Для слежения за ракетой использовался и испытательный корабль «Обзервейшн Айленд».

Таким образом, в ходе летно-конструкторских испытаний ракеты «Поларис А-3» был произведен всего 41 запуск, в том числе 23 с подводных лодок.

Небезынтересно оценить результаты летно-конструкторских испытаний ракет в целом по программе «Поларис». В печати сообщалось, что на 1965 г. из 132 запусков опытных образцов с наземных и надводных пусковых установок успешными были 80 (61 %), частично успешными -40 (30 %) и аварийными — 12 (9 %). С подводных лодок на 1965 г. стартовало 105 ракет, удачными были 81 запуска (81 %), в том числе: «Поларис А-1» — 65 % (24 из 37), «Поларис А-2» — 82 % (37 из 45) и «Поларис А-3» — 100 % (23 из 23). Эти сведения позволяют считать, что техническая надежность ракет «Поларис» в среднем составляла 80 %.

17 января 1966 г. с ПЛАРБ «Симон Боливар», находившейся в погруженном состоянии в районе мыса Кеннеди, был произведен запуск БРПЛ «Поларис А-3». Ракета пролетела 4600 км. Это был первый запуск с этой подводной лодки в ходе ее приемочных испытаний.

При старте 8 апреля 196ь т. с подводной лодки «Джордж Банкрофт» двух БРПЛ с интервалом 30 мин первая ракета через дне минуты отклонилась от расчетной траектории и была подорвана. Это был в торой неудачный запуск за все время работ по программе «Поларис А-3». Запуск второй ракеты считается удачным — она пролетела 4600 км

Запуски ракет «Поларис А-3» в 1962–1967 гг.
Годы 1962 1963 1964 1965 1966 1967
Число 6 24 18 5 32 6
запусков (0–0 + 6)* (18 + 0+6) (18 + 0 + 0) (5 + 0+0) (30 + 0+2) (3 + 2+1)
* Первая цифра в скобках указывает число успешных, вторая — частично успешных, третья — число неудачных запусков

5 марта 1967 г. с ПЛАРБ, находившейся в погруженном положении, состоялся запуск ракеты «Поларис А-3». В печати того времени отмечалось, что к этому моменту с подводных лодок стартовало 55 БРПЛ этой модификации (из них только два неудачных), в том числе и в целях отработки навыков боевой стрельбы экипажами атомных ракетных лодок По заявлениям представителей ВМС США. надежность ракет «Поларис» в 1969 г. составляла 90 %.

В рамках программы приемочных испытании и тренировок экипажей подводных лодок типа «Лафайет» запуски ракет «Поларис А-3» из района полигона вблизи мыса Канаверал проходили до 1970 г. Так были осуществлены запуски 31 июля 1967 г. с ПЛАРБ «Уилл Роджерс» (успешный). 15 января 1968 г. с ПЛАРБ «Сэм Хьюстон» (неудачный), 19 августа 1969 г. с ПЛАРБ «Натан Хойл» (неудачный). 10 апреля 1970 г. с ПЛАРБ «Генри Клен» (неудачный) В дальнейшем запуски, например 29 марта и 5 апреля 1976 г (ПЛАРБ «Томас Джефферсон»), проходили менее аварийно.

Но на этом развитие ракетной системы «Поларис» не закончилось. В периоде ноября 1966 по 1968 г. состоялось девять испытательных пусков по программе «Антилопа» с целью отработки головных частей нового поколения. Основная цель этих исследований состояла в том. чтобы обеспечить защиту головных частей ракеты от ионизирующего излучения, возникающего при ядерном взрыве антиракет, а также создать более эффективное средство, облегчающее ракетам преодоление противоракетной обороны противника. Ракеты с такой головной частью и получили название «Поларис А-ЗТ». С 1967 г. началась замена ракет «Поларис А-3» на модификацию «Поларис А-ЗТ». Отличались они также доработанной системой управления.

По поводу боевого оснащения БРПЛ «Поларис А-3» стоит сказать следующее. В американских источниках указывалось, что эта ракета изначально (т. е. уже в 1964 г.) несла РГЧ типа MRV с тремя боевыми блоками. В середине 1970-х гг. на нее установили РГЧ типа MIRY (три боеголовки). Эта ракета получила обозначение А-ЗТ. При этом дальность ее полета возросла до 320 км. Именно на эту модификацию перевооружались в 1974–1976 гг. ПЛАРБ типа «Джордж Вашингтон» и «Этен Аллен». Усовершенствованная РГЧ Мк-2 несла три боевых блока индивидуального наведения мощностью 200 кч каждый. Боевое оснащение одной ракеты могло поражать цели на площади 8 км.

В Советском Союзе до начала 1980-х гг. считалось, что значительная часть ракет «Поларис А-3» несла моноблок, по крайней мере, до 1967 г. С 1966 по 1968 г. действительно велись испытания модификации «Поларис А-ЗТ». оснащенной РГЧ именно типа MIRY. На это указывает ряд известных фактов. Например, бывший министр обороны США Роберт Макнамара в своей книге «Путем ошибок к катастрофе» приводит число ядерных боезарядов на носителях стратегического назначения. По долгу службы он, конечно, знал их реальное количество. Так по его данным, в 1965 г. на ракетах (850 МБР и 400 БРПЛ) из которых в разряд стратегических попадают не все) стояло 1050 боевых блоков (850 и 200 соответственно). К сожалению, он не привел распределение боезарядов по типам БРПЛ, что не позволяет сделать однозначный вывод. Если не учитывать ракеты ограниченной дальности полета «Поларис А-1» и «Поларис А-2», то ВМС США имели в 1965 г. семь ПЛАРБ с БРПЛ «Поларис А-3». Это 112 ракет. Если они все оснащались РГЧ с тремя боеголовками, то в сумме должно быть 336, что на 136 единиц больше приведенной цифры. Кроме того, первая американская ПЛАРБ SSBN 626 «Дэниэл Вэбстер», вышедшая 28 сентября 1964 г. на боевое патрулирование с новыми ракетами, оснащалась БРПЛ «Поларис А-ЗР», Очевидно, бывший министр обороны США, решив внести окончательную ясность в этот вопрос, «врал как очевидец» — дезинформационная игра продолжалась.

Ракеты «Поларис А-3» стали самым массовым типом БРПЛ в американских морских стратегических ядерных силах (МСЯС), когда-либо состоявших на вооружении. Они были установлены на 31 американской подводной лодке типа «Лафайет» и четырех английских лодках типа «Резолюцшн». По мере поступления этих ракет от промышленности все ранее выпущенные модификации «Поларисов» были сняты с вооружения и переведены в резерв, а подводные лодки-ракетоносцы типа «Джордж Вашингтон», «Этен Аллен» и «Джеймс Мэдисон» получали БРПЛ «Поларис А-3». На подводных лодках они находились до октября 1981 г.

Данные о некоторых испытательных запусках ракеты «Поларис А-3» в 1962–1964 гг.
Дата запуска Место запуска Оценка запуска Дальность полета, км Примечание
1. 7.08.62 Наземная ПУ м Канаверал Неудачный " Неисправность РДТТ второй ступени
2 6.09.62 Наземная ПУ м. Канаверал Неудачный * Неисправность РДТТ второй ступени
3 5.10.62 Наземная ПУ, м. Канаверал Неудачный Неисправность системы управления. Вторая ступень потеряла управление и было подорвана
4 5.11.62 Наземная ПУ, м. Канаверал Неудачный Неисправность РДТТ первой стугени. Первая ступень была подорвана через 30 с после старта
5. 17.11.62 Наземная ПУ м. Канаверал Неудачный Неисправность системы управления Первая ступень потеряла управление и была подорвана через 77 с после старта
6 6.12,62 Наземная ПУ м Канаверал Неудачный Неисправность РДТТ второй ступени Вторая ступень взорвалась
7 7.02.63 Наземная ПУ, м. Канаверал Успешный 2570
8 11 02.63 Наземная ПУ м Канаверал Успешный 3200
9 18 02.63 Наземная ПУ м. Канаверал Част ично успешный Вторая ступень отклонилась от курса и была подорвана через 120 с
10 19 03 63 Наземная ПУ м. Канаверал Неудачный Вторая ступень была подорвана через 25 с после старта
11 5.04.63 Испытательный корабль Неудачный Вторая ступень потеряла управление и была подорвана через 85 с после старта
12. 8.04.63 Наземная ПУ м. Канаверал Успешный 2900
13. 10 04 63 Наземная ПУ, м Канаверал Неудачный При включении второй ступени ракета потеряла управление и была подорвана
14 26 04 63 Наземная ПУ м. Канаверал Успешный 2900
15. 10 05.63 Наземная ПУ м. Канаверал Успешный 2900
16. 11.05 63 Наземная ПУ, м Канаверал Успешный 2900
17. 6.06.63 Наземная ПУ. м, Канаверал Успешный 4000
18. 17.06.63 Испытательный корабль Успешный более 2400
19 21 06 63 Испытательныйкорабль Успешный 4000
20. 3.07.63 Наземная ПУм Канаверал Успешный более 2400
21 18.07.63 Наземная ПУ. м. Канаверал Успешный 4000 Запуск в ночных условиях
22. 26.07.63 Наземная ПУ м Канаверал Успешный Отработка ракеты
23. 13.08 63 Наземная ПУ,м. Канаверал Успешный ?900 Запуск стартовой командой ВМС
24 19 08.63 Наземная ПУ м. Канаверал Успешный 2800 Помимо обычной аппаратуры на ракете были установлены камеры для фотографирования факела двигателя
25. 30.08.63 Наземная ПУ. м. Канаверал Успешный Проверка работы двигателя и системы регулирования вектором тяги исследование полета ГЧ
26. 26 09.63 Испытательный корабль Успешный 4000 Испытания системы выбрасывания ракет из пусковых труб
27. 4 10.63 Испытательный корабль Успешный 2400 Запуск в ночных условиях. Испытания системы выбрасывания ракет из пусковых труб
28. 26 10.63 Подводная лодка Успешный 3680 Первый запуск БРПЛ «Поларис А-3» с ПЛ Испытание боевого варианта системы управления стрельбой Мк 84
29. 11.11.63 Подводная лодка Успешный 3200 Запуск в ночных условиях. Полет продолжался 20 мин
30. 26.11 63 Подводная лодка Неудачный Запуск в ночных условиях. На 52-й с работы двигателя первой ступени ракета отклонилась от курса и была уничтожена по команде с земли
31. 9 12.63 Подводная лодка Успешный более 2400 Запуск в ночных условиях. Испытания системы наведения
32. 11 12.63 Испытательный корабль Неудачный Ракета, вышедшая из пусковой трубы, через 50 с после старта потеряла управление и была уничтожена по команде с земли
33. 25.05.64 Подводная лодка Успешные 4600 Запущены две экспериментальные ракеты
34 8 06.64 Подводная лодка Успешные 2800 Запущены две экспериментальные ракеты
35. 23.06.64 Подводная лодка Успешные 2800 Запущены три экспериментальные ракеты в течение 3 ч 15 мин

Окончание следует

Китайские авианосцы

Александр Яворский

Публикаций статьи В. Щербакова и А. Фомина “Пробуждение «Варяга» в «ТиВ» № 4/2006 г вызвала большой интерес наших читателей. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию материал который продолжает затронутую в упомянутой статье тему и. на наш взгляд, будет полезен тем. кому не безразлична судьба отечественного ВМФ.

В выступлениях китайских руководителей на пленарном заседании депутатов от НОАК 1 сессии ВСНП 9-го созыва указывалось на то. что в период 10-й пятилетки (2001–2005) НОАК должна сосредоточить усилия на обеспечении достижения значительных сдвигов в области эффективном подготовки военных специалистов, улучшении технического оснащения вооруженных сил и повышении их общей боеспособности в военных операциях с применением высоких технологий. В рамках этого плана особое внимание уделяется усилению и модернизации морского флота.

Причинами такого внимания, по мнению известного синолога Дмитрия Регентова, является ряд факторов, которые могут быть сведены в следующие группы.

Группа факторов военно-политического характера. Военно-политический союз США и Тайваня, администрацию которого Китай рассматривает как незаконное правительство мятежной провинции. Союз, имеющий целью сохранение территориальном независимости острова, расценивается как угроза территориальной целостности Китая. К тому же, у Китая имеется ряд спорных островов в акватории прибрежных и внешних морей, таких как острова архипелага Спратли (Наныва цюньдао), на которые предъявляют права Вьетнам. Бруней, Малайзия и Филиппины, Парасельские острова (Сиша цюньдао), на которые оспаривает права Вьетнам, острова Сенкаку у Китая оспаривает Япония.

Группа факторов экономического характера. Возрастающее с каждым годом давление на прибрежную экономическую зону Китая со стороны соседних государств. Например, усиливающиеся прения с соседними странами из-за ловли рыбы, в частности, с Филиппинами. Все большая зависимость от импорта из стран ЮВА углеводородного сырья в силу дисбаланса между потребностями энергетики и уровнем добычи, которая к 2010 г. составит 50 % потребной. Дальнейшее вовлечение Китая в мировую систему глобальных транспортных перевозок: до 90 % всех перевозок экспортных и импортных грузов Китая приходится на морские перевозки. Наличие пиратства как угрозы экономической составляющей транспортных перевозок самого Китая в акватории Южно-Китайского моря, которые составляют до 27 % от всего грузооборота страны.

Каждый день через Малаккский пролив в Восточную Азию и Северную Америку следует из Европы и Ближнего Востока в среднем по 600 судов. Они перевозят 80 % потребляемых Японией и Китаем энергоносителей. В 2004 г. 37 из них подверглись разбойному нападению. В водах Юго-Восточной Азии в целом ежегодно курсирует до трети судов мирового торгового флота, перевозящих примерно половину объема всей потребляемой в мире нефти и четверть всего мирового товарооборота.

Группа факторов, связанных с защитой природных ресурсов, определяющих успешное развитие национальной экономики. Сюда следует отнести известные и предполагаемые запасы углеводородного сырья (нефти и газа) на шельфах Южно-Китайского моря и в районе спорных островов Спратли. Морские районы, богатые рыбными ресурсами, составляющими часть белкового рациона питания и являющимися важным источником пищи.

Поэтому наличие мощных военно-морских сил, способных выполнить задачи по установлению доминирующего контроля над акваторией внутренних морей, оказанию влияния на формирование (в выгодном для Китая плане) военно-политической ситуации в регионе, отстаиванию свои интересо в в других частях океана является жизненно важной составляющей развития Китая как одной из стран-лидеров мирового уровня.

Китайская морская доктрина в своем развитии прошла несколько этапов. На начальном этапе основанные в 1949 г. ВМС Китая осуществляли стратегию «береговой обороны». Флот выполнял задачу охраны и защиты своей береговой зоны, не претендуя на акваторию, находящуюся вне этой зоны. В начале 1980-х гг. в рамках курса коренных экономических реформ и построения сильного государства доктрина использования морских сил пересматривается с учетом внешнеполитических факторов. С возрастающим значением защиты морской экономической зоны и спорных островов пересматривается соответственно, план развития флота, основной задачей которого становится «оборона ближних морей».

Основными задачами в рамках повой доктрины определенными китайскими экспертами, является — движение в строну океана: создание 300-мильной зоны территориальных вод Китая и осуществление эффективного контроля над целостностью прав Китая на акваторию;

— обеспечение и усиление морского суверенитета и морских прав Китая; —

— сохранение единства страны реагирование на проявление независимости Тайваня с нанесением ударов по амбициям сепаратистов;

— установление полного воздушного и морского контроля в области Тайваньского пролива и обеспечение десантной операции;

— перенесение передней линии морской оборони за пределы экономической юны Китая;

— постепенное углубление морской обороны в западной части Тихого океана и создание «голубой океанской оборонительной силы», способной в условиях мира и безопасности играть решающую роль в западной части Тихого океана;

— превращение Китая в сильную державу западной части Тихого океана.

Как видно из контекста задач, значение мошной оперативной морской группировки в структуре морских сил Китая неизмеримо возрастает. Основой для построения новой тактики все командующие ВМС Китая считают «приобретение» авианесущего корабля, который сформирует боевую группу. В состав первой авианесущей группы возможно включение помимо авианесущего корабля вертолетоносца с пятью вертолетами системы оповещения. 10 вертолетами противокорабельной борьбы, связи, поиска и спасения. В состав также войдут боевая группировка из 6–8 кораблей (фрегаты, эсминцы) и 2–3 ударных подводных лодок с атомными силовыми установками, а также корабль обеспечения — топливный заправщик.

Китайские специалисты в течение долгого времени обсуждали проблему использования авианосца. Все как один сходились на положении, что без авианесущего элемента в структуре морской силы невозможно достижение прочного, доминирующего положения в акватории, установление устойчивого контроля в заданном районе. Без авианосца и авиационного прикрытия район действия флота или эскадры очень ограничен. В качестве аргумента приводили расчеты того, что авианосец с 40 самолетами соответствует по эффективности 200–600 самолетам берегового базирования. Кроме того, авианосец в 50 раз превосходит любой другой боевой элемент по зоне эффективного прикрытия.

Китайцы давно думают о собственном авианосце. Состоялись многочисленные поездки китайских официальных лиц с целью ознакомления с образцами авианосной техники других стран, приобретения авианосцев в других странах, также предпринимались попытки создания корабля такого класса собственными силами. Волею судеб случилось так, что у Китая собралась лучшая часть советского авианосного флота — корабли «Киев», «Минск» и «Варряг», судьбе которых и посвящена данная работа.

В 1980 г. высокопоставленные представители КНР посетили американский авианосец «Рейнджер», находившийся в Тихом океане у берегов Южной Калифорнии. Этот однодневный визит включал получение информации о корабле и его функциях, наблюдение за операциями взлета и посадки самолетов, демонстрационными полетами, близкий осмотр различных типов самолетов на ангарной палубе.

В состав делегации входили заместитель премьер-министра КНР, заместитель начальника штаба НОАК. начальник отдела вооружении генерального штаба НОАК, заместитель начальника штаба ВВС КНР и главный инженер самолетостроительной фирмы «Чэпфэн» (в г. Ченду).

Члены делегации беседовали с летчиками и операторами систем, интересовались характеристиками бортовых систем самолетов и фиксировали полученные ответы. По мнению одного из летчиков, китайцы были тщательно подготовлены к этому визиту и уже многое знали об американской военной технике. Кроме того, наблюдалось стремление получить как можно больше информации о вооружениях и процедурах поиска подводных лодок. На следующий день, перед возвращением домой, китайской делегации предстояло посетить Гавайские острова для ознакомления с операциями Тихоокеанского флота США.

По данным на 1084 г., в плане модернизации ВМС КНР предусматривалась постройка до пяти авианосцев водоизмещением по 20000 т, каждый из которых мог принять на борт порядка 25 вертолетов или 10 самолетов В/КВП типа «Харриер».

Первым авианосцем, к которому китайцы проявили интерес в виде лома, стал аргентинский корабль такого класса «Винтисинко де Майо» («25 мая»). Корабль класса «Колоссус» был построен в 1945 г… для Британского флота, в 1948 г. продан Королевским ВМС Нидерландов, позже попал в Аргентину. После прохождения модернизации на нем базировались истребители «Супер Этандар» французского производства. Сделка активно прорабатывалась, но в силу ряда причин объективного и субъективного характера не была завершена.

С конца 1980-х гг. китайские Военные делегации основательно изучали авианосцы Испании, Италии, Франции, России, Украины и Индии. Китайцы не скрывали, что хотят приобрести знания и опыт проектирования кораблей такого класса для закладки собственного авианосца в 1990-е гг. в Даляне (Дальний).

Эти устремления КНР во многом отслеживали военно-техническую политику в части приобретения вооружения и военной техники главного стратеги ческого противника — Индии которая располагала двумя авианосцами, принадлежавшими ранее ВМС Великобритании с самолетами «Харриер» на борту. По некоторым данным, китайская программа создания собственного авианосца стартовала в 1993 г., а в 1992 г. был составлен план разработки и строительства авианесущего корабля. План обсуждался во всех эшелонах власти, но в силу ряда причин не получил практического развития.

Примерно в 1995 г. в японской печати появились сообщения о решении руководства Китая возобновить работы по этому плану и стремлении построить два авианесущих корабля в течение 10 лет начиная с 1996 г. В ряде источников утверждалось, что план, предполагавший изначально постройку двух кораблей, будет скорректирован в сторону увеличения их числа до трех. По мере спуска на воду готовые авианосцы будут вводиться в строй трех флотов для придания им тем самым большей оперативности, мобильности в развертывании, повышения возможности в выполнении различных задач.

В 1995 г. Франция вела предварительные переговоры с рядом государств (в том числе с Китаем) о продаже авианосца «Клемансо» (водоизмещение 32780 т) после вывода его из состава ВМС Франции в 2000 г. К этому времени, по сообщению некоторых источников, КНР планировала постройку двух авианосцев водоизмещением по 48000 т, каждый из которых moi мести по 28 палубных самолетов. В сентябре 1996 т. высокопоставленная делегация китайских военных посетила Францию н Италию как раз для обсуждения возможности приобретения у этих стран авианосца.

Испанская фирма «Эмпресса Насьональ Базан» после успешного строительства в Эль-Ферроле отечественного авианосца «Принц Астурийский» (водоизмещение 16200 т), разработки и постройки по заказу Таиланда авианосца «Чакри Наруибат» (полное водоизмещение 11485 т) обратила свое внимание на нуждавшийся в кораблях такого назначения Китай. В 1995 г. фирма предложила ВМС Китая два проекта авианосцев, проработка которых закончилась в 1994 г.

Французский авианосец «Клемансо».

Палубная надстройка американского авианосца «Рейнджер».

Корабль проекта SAC-200 с угловой палубой имел расчетное водоизмещение 23000 т, на нем предполагалось базирование 21 самолета с нормальным взлетом и посадкой и четырех вертолетов. Для взлета самолетов предусматривалась установка двух паровых катапульт. В рамках другого проекта был разработан авианосец с расчетным водоизмещением 25000 т. Согласно заявлению фирмы первый корабль любого варианта мог быть поставлен через пять лет после заключения контракта. Фирма предлагала Китаю модернизировать судостроительный завод в Даляне и строить на нем авианесущие корабли по испанским проектам.

В 1995 г. глава фирмы «Эмиресса Насьональ Базам» побывал в Китае и провел переговоры по вопросам подряда на строительство. Позднее представители китайской стороны посещали вышеупомянутый авианосец Таиланда, имея вполне конкретные цели ознакомления и установления возможности покупки корабля но более низкой цене, используя экономические трудности, испытываемые Таиландом в тот момент.

Согласно данным ряда источников, ВМС Китая тяготели к приобретению авианосца водоизмещением 40000 т, т. е. к авианесущему кораблю типа «Адмирал Горшков», который в настоящее время передан ВМС Индии.

В январе 1996 г. политическое руководство КНР приняло решение об ускорении программы создания авианосца с соответствующим выделением на эти цели нескольких миллиардов долларов. В 1996 г. на программу строительства собственного авианосца было выделено 4 млрд. долл. Соблюдение заданного срока спуска головного корабля на воду (2000 г.) оказалось невозможным в связи с отсутствием опыта проектирования, постройки и эксплуатации таких кораблей, технических наработок в области создания катапульт, аэрофинишеров и самолетов с укороченными взлетом и посадкой. Похожая ситуация в свое время возникла и в России.

Поэтому было принято решение о реализации программы в два этапа. На первом этапе для ускорения проектировочных работ и изучения зарубежного опыта в этой области Китай осуществил закупку нескольких авианосцев, выведенных из боевого состава флотов различных стран.

В октябре 2001 г. британский авианосец «Арк Ронял» в Портсмуте посетил с «миссией доброй воли» китайский вице-адмирал By Фучун. Торжественность события была несколько омрачена тем, что при вступлении вице-адмирала на борт корабля на нем ошибочно подняли флаг Тайваня, за что руководство Королевского флота Великобритании официально извинилось перед китайской делегацией.

Авианосец «Мельбурн».

Австралийский авианосец «Мельбурн»

Первой «ласточкой» стал купленный китайцами в 1994 г. за 1,4 млн. долл. в качестве металлолома австралийский авианосец «Мельбурн» 1*, который был отбуксирован в Южный Китай, где в 1991 г. был разделан, и его фрагменты активно использовались техническими специалистами для изучения особенностей конструкции.

1* Австралия в 1949 г. приобрела у Великобритании недостроенный авианосец класса «Колоссус», который в 1955 г вошел в состав ВМС Австралии под названием «Мельбурн».

Тяжелый авианесущий крейсер «Минск».

Тяжелый авианесущий крейсер «Минск»

В 1997 I за 5 млп. долл. Китаем был приобретем тяжелый авианесущий крейсер (ТЛВКР) «Минск», который до этого был продан Южной Корее за 4.5 млн. долл. Впервые на государственном уровне вопрос о продаже авианосцев «Минск» и «Новороссийск» был поднят в 1992 г. во время визита Б. Н. Ельцина в Китай. Китайское правительство с согласия российского президента направило по дипломатическим каналам официальный запрос, но тут в дело вмешались западные политики, усмотревшие в готовящейся сделке «угрозу стратегическому паритету в Азиатско- Тихоокеанском регионе», и от плана продажи Китаю авианосцев временно пришлось отказаться.

Вторично вопрос о возможной продаже «Минска» возник в апреле 1993 г., когда с предложением выкупить списанные авианосцы обратилась американская фирма World Buisiness Network Inc. To ли предложенные суммы не устраивали, то ли другие условия сделки оказались неприемлемыми, только правительство РФ ответило отказом.

6 октября фирма АО «Компас», получившая право на продажу кораблей от Министерства обороны Российской Федерации и южнокорейская компания «Янг Дистрибьюшен корп.» подписали контракты о продаже на слом «Минска» за 4.583 млн. долл. и «Новороссийска» за 4,314 млн. долл.

В конце 1995 — начале 1996 г. «Минск» и «Новороссийск» были отправлены в южнокорейский порт Пусан. «Новороссийск» вскоре был разделан, а «Минск» перепродан в июне 1998 г. китайской стороне, где несколько раз переходил из рук в руки и наконец, стал собственностью компании The Minsk Aircraft Carrier Industry Company Ltd. за 5 млн. долл.

Переоборудование «Минска» в корабль-музей и развлекательный центр «Мир Минска» (Minsk World) продолжалось три месяца на верфи Хуамгну Венчонг в г. Гуанчжоу и обошлось компании в 28 млн. долл. Презентация развлекательного центра состоялась 27 сентября 2000 г. в г. Шень-Чжень, что в трех-четырех милях от Гонконга, корабль ежедневно посещают 6000 туристов, в отдельные дни на корабле бывают до 10000 чел. Входной билет стоит 12 долл. Поднявшись на корабль, посетители попадают в огромный кинозал, оборудованный в ангаре, где им показывают 18-минутный фильм об истории авианосцев. В фильме рассказывается о возникновении этого класса кораблей и об авианосцах разных государств. Демонстрируются уникальные кадры из истории «Минска» и даже спуск корабля на воду.

Далее маршрут проходит по верхней палубе, где выставлены зенитные ракетные и артиллерийские комплексы. Открыты крышки двух контейнеров главного ракетного комплекса «Базальт», в которых находятся макеты крылатых ракет 4К-80. Можно осмотреть реактивную бомбометную установку РБУ-6000 и торпедные аппараты. Самый большой антенный пост корабля — РЛС дальнего обнаружения «Восход» — вращается днем и ночью, привлекая туристов. На палубе установлены самолеты МиГ-23 и макеты боевых вертолетов В программе эскурсии посещение погреба противолодочного ракетного комплекса «Вихрь» с макетами ракет, способных нести ядерный боезаряд. В 100-метровом коридоре второй палубы — экспозиция российских музеев, посвященная освоению космоса Советским Союзом. Ночью авианосец освещен мощными прожекторами и смотрится великолепно.

Затем в сопровождении гидов, одетых в стилизованную форму советских офицеров ВМФ, туристы попадают в салон флагмана, где за отдельную плату могут пообедать желающие.

Однако, в связи с тем что это удовольствие стоит довольно дорого, большинство посетителей предпочитают обедать в бывшей большой кают-компании где размещается ресторан белорусской кухни. Повара из Минска готовят русские и белорусские национальные блюда. В других кают-компаниях есть несколько заведений с традиционной китайской кухней.

В ангаре корабля установлены «американские горки».

Планируется, что длина туристического маршрута достигнет 17 км. Ежедневный доход новых владельцев «Минска» превышает 200 тыс. долл. В эту сумму входит прибыль от продажи билетов, доходы от ресторанов, сувенирных магазинов и т. д.

28 февраля 2005 г. Народный суд средней ступени города Шень-Чженя огласил вердикт о банкротстве компании «Авианосец Минск», которая в отличие от других предприятий-банкротов по-прежнему функционирует под контролем суда, а военный тематический парк «Авианосец Минск» продолжает принимать гостей. По состоянию на 11 ноября 2004 г. общий объем активов компании составил 675 млн. юаней, а объем долгов — 867 млн. юаней, активы не могут покрыть ее задолженности в размере 192 млн. юаней. Со дня открытия парка до настоящего момента его посетили более 5 млн. туристов.

Только за шесть дней праздника Весны — китайского Нового года по лунному календарю, «Минск» посетили 33000 туристов.

«Минск» буксируют в Китай

На палубе развлекательного комплекса «Мир Минска».

Развлекательный центр «Мир Минска». Контр-адмирал В А. Гокинаев, первый командир «Минска», дает интервью китайским корреспондентам На заднем плане китайские военнослужащие, одетые в стилизованную советскую форму

Шень-Чжень, 2000 г.

В феврале 2006 г. было принято решение выставить авианосец на аукцион со стартовой ценой 128,3 млн. юаней (около 16 млн. долл.) Аукцион был назначен на 22 марта. Залоговый износ для участия в аукционе составлял 25 млн. юаней и должен был быть внесен не позднее 20 марта.

Однако аукцион по продаже «Минска» сорвался из-за того, что его участники посчитали стартовую сумму слишком большой. Сразу же после начала торгов аукционер трижды называл стартовую цену лота («Минска»), но никто не пожелал не только увеличить ее. но даже заплатить такие деньги за корабль. В то же время эксперты оценивают его в 20 млн. долл.

Власти провинции собираются организовать еще один раунд аукциона.

Тяжелый авианесущий крейсер «Киев».

Тяжелый авианесущий крейсер «Киев»

В 2000 г. китайской фирмой «Тяньма» примерно за 8,457 млн. долл. был приобретен и отбуксирован в порт Тянцзын ТАВКР «Киев». Собственно говоря, конкурс на покупку корабля первоначально выиграла американская компания. которая предложила максимальную цену за корабль: 122,5 долл. за каждую метрическую тонну. Из-за финансового кризиса в Юго-Восточной Азии и грянувшей за ней девальвации рубля к осени 1998 г. цены на вторичный судовой металл на мировых рынках упали на 40–50 %. Американская компания уже не смогла купить корабль по первоначально заявленной цене. В 1999 г. глава Центрального управления материальных ресурсов (ЦУМР) МО РФ генерал- лейтенант Зобнин в одностороннем порядке расторг контракт с американской фирмой. Контракт был заключен с фирмой Maritime Supplires LLS. которая была агентом австрийской компании LNK Import-Export. Получив свои права на «Киев», эта австрийская компания перепродала «Киев» китайской компании «Тяньма».

В 2003 г. ЦУМР обратился в арбитражный суд с требованием обязать компанию «Тяньма», как того требовал договор, «разделать авианосец на иголки». Прошедшие вскоре переговоры между представителями ЦУМР и ВЭС и китайской компании «Тяньма» привели к мировому соглашению. Несмотря на решение арбитражного суда, авианосец «Киев» не будет разделан на металлолом, а взамен Китай выплатит МО РФ дополнительно 1,5 млн. долл.

В 2003 г. «Киев» находился на судоверфи города Циньхуандао (провинция Хэбэй) для реконструкции и переоснащения. Ожидалось, что через полгода он будет доставлен в порт Тяньцзиня, где на базе авианесущего корабля будет создан крупнейший в мире тематический парк военно-патриотического содержания. В качестве командира был приглашен адмирал бывшего СССР Юрий Шалит, а в качестве экипажа — 60 отставных украинских военных.

Дела компании Huanbohai Holding Group идут хорошо. Она эксплуатирует «Военный Диснейленд», основой для которого послужил «Киев». Ежедневно корабль посещают несколько тысяч туристов при стоимости входного билета 15 долл.

«Варяг» проходит Босфор

Представители китайской компании «Agencia tin istica е dtverse Chong Limitada», готовившие «Варяг» к проходу через Босфор, с представителями ЧСЗ

Авианосец «Варяг»

В 1998 г. на Украине был куплен за 20 млн долл. недостроенный авианосец «Варяг» (объем выполненных работ 76 %). «Варяг» был заложен на стапелях верфи черноморского судостроительного завода в Николаеве 6 декабря 1985 г. и спущен на воду 4 декабря 1988 г. Общая стоимость корабля составляла 2,4 млрд. долл… а на момент распада СССР за траты на сооружение составили 98 млн. долл. С января 1992 г. из-за нехватки средств работы над кораблем остановились, а в 1994 г. Россия окончательно отказалась от участия в достройке корабля. Тем временем содержание недостроенного корабля на плаву обходилось почти в 1 млн. долл. в год. В 1995 г. Украина приняла решение о продаже «Варяга».

«Варяг», согласно данным одной норвежской брокерской конторы, предлагался Ливии, Аргентине, Индии и Пакистану. Украинская сторона предлагала Индии этот корабль во время посещения министром обороны Индии Шавадом Паваром Украины в 1992 г. В принципе, как выяснилось из предложений Украины, «Варяг» можно было получить на основе торговой сделки компенсационного типа: за поставку тканей, обуви, чая, кофе, сахара, лекарственных препаратов и товаров широкого потребления.

Весной 1998 г. некая китайская компания Agenda Тuristica е Diversoes Chong Lol Limitada, находящаяся в Макао (Аомынь), приобрела «Варяг», оказавшись единственным участником международного тендера. «Варяг» был продан ей по стартовой цене 20 млн. долл. По условиям украинско-китайского контракта, тяжелый авианесущий крейсер нельзя попользовать в качестве военного корабля. Новые владельцы объявили, что намерены превратить авианосец в семипалубный плавучий пятизвездочный отель с ресторанами, казино, дискотеками и торговыми центрами, военным музеем и театрами — нечто вроде того, что было сделано с авианосцем «Минск».

По ходу дела выяснилось, что конечным пунктом корабля является не Макао, а китайский порт Далянь (Дальний), где имеется мощная военно-морская база и судоверфи военных кораблестроительных заводов.

Готовя авианосец к продаже, николаевские кораблестроители при вели его в состояние, крайне затрудняющее достройку: было заглушено определенное количество водонепроницаемых переборок, большинство трубопроводов отсечено и т. д. Но все эти, равно как и любые другие повреждения, не затрагивающие основных элементов конструкции корабля, могут быть, по мнению специалистов, достаточно легко исправлены.

По этому поводу старший строитель корабля Г. Соколов сказал: «Его можно переоборудовать. То есть сделать какой то проект модернизации и переделать его будет целесообразно». Некоторые эксперты предполагали что китайцы могут использовать «Варяг» как модель для создания собственного китайского авианосца, даже если корабль действительно будет переоборудован в плавучий парк развлечений.

При переводе «Варяга» в Китай возникли трудности в отношениях с Турцией. Турецкая сторона заявила, что авианосец длиной 306 м. шириной 72 м, который тянут мощные буксиры, слишком громоздкий, чтобы пройти через узкий пролив Дарданеллы, осуществляя в нем маневры. А значит, он представляет реальную угрозу для судоходства. Помимо этого Турция аргументировала свой отказ на проход «Варягом» проливов нарушением международного соглашения, регулирующего движение по этой морской артерии, так как, в соответствии с принятой в 1936 г. Конвенцией Монтре, в мирное время данные проливы могут свободно пересекать только коммерческие суда.

В то же время главный инженер Николаевского завода О. Фирсов утверждал. что авианосцы такого класса не раз проходили проливы. В составе Черноморского флота СССР были большие авианесущие корабли. периодически выходившие в Средиземное море через Босфор. Посол Китая в Киеве Дзянь Цэнь уверен в том, что за отказом стояли чисто политические причины. По сообщениям прессы, ссылающейся на информированные источники, руководство НАТО и соответствующие службы США выражают сомнения в том, что «Варяг» будет использован для создания гостиничного комплекса, а не для постройки соответствующего его профилю корабля.

Экипаж «Варяга» обратился к Министерству транспорта Украины с просьбой прислать провизию и зимнее обмундирование, так как он вынужден был готовиться к зимовке в Черном море.

Китайская сторона предложила туркам весьма выгодную сделку. В начале 2001 г. в ходе визита в Анкару министра иностранных дел Китая Тана Цзясюаня тот, пообещав принять все необходимые меры предосторожности при прохождении Дарданелл и Босфора, от имени Пекина обязался активно направлять в Турцию китайских туристов, а их ежегодно может насчитываться около 180 млн. человек.

После некоторого промедления Турция 2 ноября 2002 г. дала разрешение на «транзит» «Варяга» через проливы. Авианосец буксировали со скоростью 6 км/ч, и прохождение им Босфора заняло двое суток. А когда «Варяг» оказался в Эгейском море, случилось то, чего так боялись турки: 4 ноября из-за сильного шторма в 10 баллов авианосец оторвался от буксиров и, оставшись без сопровождения, начал дрейфовать неподалеку от грреческих берегов. С помощью греческого вертолета «Пума» с борта авианосца пришлось снять команду авианосца в количестве семи человек. После того как удалось завести буксировочные тросы, 5 ноября два судна продолжили буксировку «Варяга» в Китай.

Общая стоимость «Варяга» с учетом оплаты заказчика за простой корабля в доках составляла 20 млн. долларов.

В отношении китайского авианосца отсутствует четкое понимание предъявляемых китайской стороной требований к нему. В ходе почти детективной истории Китай приобрел (якобы на металлолом) недостроенный российский авианосец «Варяг» водоизмещением 67500 т. который является, несомненно. более крупным кораблем, чем «Адмирал Горшков». Окончательная судьба «Варяга» пока неизвестна, а среди высказываемых предположений есть и такое, согласно которому китайцы будут достраивать и дооборудовать этот корабль. По крайней мере, в 2005 г. китайцы приглашали к себе специалистов Николаевского судостроительного завода для технических консультаций.

О том, что украинские судостроители будут участвовать в завершении создания проданного Китаю авианосца «Варяг», 17 июня 2005 г. сообщил А. Гаркуша, председатель Николаевской обладминистрации: «Хотелось бы его, конечно, достроить на Черноморском судостроительном заводе. Но уж коль так сложилось — что сделаешь. А специалисты наши, безусловно, будучи принимать участие в его достройке уже в бывшем городе Дальнем, который сегодня является китайским, на судостроительном заводе» 2*.

2* Новый мощный судостроительный завод "Новый Далян" в 2001 г. занимался постройкой контейнеровозов.

Спуск «Варяга» на воду.

Сомнения в мирном будущем авианосца только усиливаются в свете того, что китайцы буквально на ходу меняют свои планы относительно «Варяга». В период переговоров о его покупке с некой фирмой из Макао не было и речи о его достройке на китайском заводе военного судостроения. Группа украинских инженеров уже готова отправиться в Китай для того, чтобы присоединиться к тем, что уже работают на корабле.

В результате, китайское научно-техническое «любопытство» в области строительства авианесущих кораблей обошлось в 43.696 мли. долл. истраченных непосредственно на приобретение техники и документации, и эти затраты совсем мизерные по сравнению со стоимостью постройки нового корабля. Например, сооружение французского атомного авианосца «Шарль де Голль» (без самолетов, но с системой вооружения на борту) было оценено в 19 млрд. франков (около 4 млрд. долл.].

«Варяг» у берегов Турции.

Попытки постройки авианосца собственной конструкции

Второй этап китайской программы предусматривает строительство авианосца водоизмещением 40–60 тыс. т. Результатом проектировочных работ стала закладка в 1999 г. авианесущего корабля собственной конструкции (проект 9935) на Шанхайском судостроительном заводе. Водоизмещение корабля составит около 48000 т. что близко к полному водоизмещению авианосца «Адмирал Горшков» (44900 т) или к французскому «Шарлю де Голлю» (40578 т). На нем будет размещаться группа из 30–40 боевых самолетов, основу которой по некоторым данным, должны составить российские самолеты Су-30МКК или Су-33 и. возможно, палубный вариант самолета J-10.

Принимая во внимание, что закладка состоялась в 1999 г., ввод авианосца в строй можно ожидать в 2006 г. Эксперты рассчитывают время по следующей схеме: три года на постройку, как минимум год на оснащение, обучение и ходовые испытания займут два года, что все вместе составляет не менее шести лет. Формирование авианосной группы может занять еще 3 4 года.

Поставка стальных листов для строительства осуществляется металлургическим заводом «Шанхай Баошань». Доказательством строительства авианосца может служить реконструкция причалов на военно-морских базах в Даляне. Шанхае и Чжаньцзяне, после чего они смогут принимать корабли такого класса.

В качестве силовой установки, вероятнее всего, будут выбраны паровые турбины типа ТВ12 китайского производства (фирма «Лудунчан»), позволяющие развить скорость до 30 морских узлов.

При планировании оснащения системами вооружения, судя по всему, учтен накопленный опыт боевого использования кораблей такого класса. Поэтому вполне естественно, что на авианосец первого проекта установят корабельные ракетные системы вертикального старта, кроме того, обязательно будут использовать ракетные комплексы ПВО ближней дальности действия, противокорабельные и противолодочные ракетные средства. Д\я ведения боя в ближней зоне, поражения низколетящих объектов (самолетов и крылатых ракет) не исключается установка 7–8 единиц 37-мм скорострельных автоматических пушек китайского производства, объединенных в единый комплекс через высокоскоростную систему управления огнем.

Размещение корабельных запасов вероятнее в корме и на баке. Система управления огнем будет включать в себя РЛС и автоматизированную систему управления ведением боя. Не исключена установка самостоятельно разработанной Китаем РЛС системы ПРО и ПВО KS-1. Эксперты предполагают, что система автоматизации (включающая в себя систему управления огнем и систему отображения информации в реальном масштабе времени) будет соответствовать уровню аналогичных разработок ведущих стран 1980-х гг.

По мнению экспертов, системы и средства РЭБ и разведки будут китайского производства. Ожидается, что предлагаемое комбинированное использование систем и средств (корабельных и контейнерных на подвесках боевых самолетов) значительно повысит уровень защищенности и выживаемости корабля. Кроме того, применение контейнеров с разведывательной аппаратурой снизит количество самолетов разведывательной авиации в составе авиагруппы.

В состав авиагруппы, вероятно, войдут 24 истребителя типа Су-33, а также до 13 вспомогательных летательных аппаратов (разведчики топливозаправщики, самолеты противолодочной обороны). По сообщениям Дальневосточного филиала РБК (филиал компании «Росбизнесконсалтинг») от 22 апреля 2001 г… на КНААПО завершились переговоры между российскими и китайскими специалистами по вопросам поставок самолетов Су-27. Основным требованием китайской стороны было оснащение самолетов совершенной авионикой и оборудованием «для взлета с площадки размером в десять соток».

По аналогии с составом авиагрупп других авианесущих кораблей в мире предполагается включение в состав группы вертолетов для проведения спасательных операций, РЭБ и противолодочной обороны. Для использования в качестве разведывательного самолета возможна реанимация и закупка украинского Ан-71 либо модернизация и соответствующее оснащение самолетов китайского производства «Юнь-7» и «Юнь-10», хотя последнее и считается маловероятным в с илу отсутствия у китайских конструкторов опыта создания машин такого назначения.

12 июня 2005 г. Китай опроверг слухи о постройке в Шанхае авианосца. По словам заместителя председателя Комитета оборонной пауки, техники и промышленности КНР Чжан Гуанциня, подобные заявления «ничем не обоснованы».

По другим данным, к настоящему времени китайский ВПК пока не готов к воспроизведению чужих технологий, а поэтому предполагается приобрести новейшие технологии в России и привлечь наших специалистов к разработке современных систем вооружений, в том числе для проектирования тяжелого авианосца, который планируется заложить в ближайшие два-три года (2006–2007). Такое сообщение проскользнуло в Отечественной печати в мае 2004 г.

Вверху «восьмерка» 205-й овэ в полете над Регистаном Шлейфы у вертолетов — следы отстрелянных ИК ловушек из АСО-2В.

Авиация спецназа

Виктор Марковский

Продолжение.

Начало см. в «ТиВ» № 12/2005 г., № 1,3,4/2006 г.

Эскадрильи спецназа

Радикальные перемены были предприняты в конце 1985 г., когда в Афганистан направили вертолетные эскадрильи, специально сформированные и предназначенные для обеспечения действий частей СпН. По решению командования 15-й бригаде СпН была придана 239-я отдельная вертолетная эскадрилья (овэ), 22-ю бригаду СпН должны были поддерживать вертолеты 205-й овэ. С учетом специфики предстоящей деятельности и базирования эскадрильи формировались по отличным от принятых в армейской авиации штатам, согласно которым в них насчитывалось пять звеньев из четырех машин. Основной тактической единицей спецназовских эскадрилий являлся вертолетный отряди из восьми вертолетов (двух звеньев на Ми-24 и на Ми-8), обладавший достаточной автономностью и обеспечивавший решение большинства задач — как по транспортно-десантным возможностям звена «восьмерок», способных за раз перебросить до роты бойцов, так и по огневым возможностям боевых Ми-24. Соответственно в 205-й овэ насчитывалось 32 вертолета, по 16 Ми-8 и 16 Ми-24 в четырех отрядах — в полтора раза больше, чем в эскадрильях обычных полков.

В отличие от обычных смен, прибывавших на службу в Афганистан и на месте принимавших изрядно поработавшую технику, спецназовские эскадрильи уже при формировании получили новые вертолеты последних серий, только что выпущенные Казанским и Арсеньевскнм заводами, — «восьмерки» Мн-8МТ с высотными двигателями повышенной мощности ТВЗ-117MT, боевые Ми-24В и недавно появившиеся пушечные Ми-24П. Вертолеты несли весь комплекс «афганских» доработок с усиленной бронезащитой, заполнением топливных баков поропластом, предотвращавшим взрыв и пожар при прострелах (подвесные баки Ми-8 также оклеивались снаружи протектором из пористой листовой резины), экранированием трубопроводов масляной системы и гидросистемы стальными листам и толщиной 5 мм для защиты от пуль и осколков и более надежной системой управления с разнесенными тросами, что исключало их одновременное перебитие (как это случалось неоднократно прежде). Обязательным к этому времени являлся комплекс защиты от ПЗРК: кассеты с тепловыми ловушками АСО-2В (АСО — автомат сброса отражателей; первые образцы предназначались для сброса противорадиолокациопных патронов с металлизированными отражателями — диполями), «холодильники» эжекторно-выхлопных устройств ЭВУ, понижавшие тепловой фон двигателей в 2–3 раза, и станция оптико-электронных помех СОЭП-B1A «Липа», мощными импульсами ИК-излучения срывавшая наведение зенитных ракет. Вертолеты, прибывшие с завода, имели 1000- часовой назначенный ресурс, что позволяло рассчитывать на их работу по крайней мере в течение года эксплуатации (ввиду чрезвычайно интенсивной эксплуатации налет в Афганистане превышал всякие нормативы: в 1985 г. в ВВС 40-й армии налет на Ми-8 достигал 963 ч на Ми-24 — 660 ч).

Вертолетная стоянка эскадрильи 335-го обвп в Газни, где базировались 10 Ми В и 10 Ми-24 Превышение аэродрома над уровнем моря составляло 2180 м, существенно осложняя работу из-за разреженности воздуха. Осень 1985 г.

205-я овэ формироваласьна базе вертолетного полка в Безречной (ЗабВО) и дополнительно комплектовалась личным составом из частей ПрибВО, САВО и др.

формирование; эскадрильи завершили к ноябрю 1985 г., ее командиром назначили подполковника Валерия Бургардта. 239-я овэ подполковника Григория Леонтьева была сформирована на аэродроме Камень-Рыболов (ДальВО), а экипажи и техсостав для нее набирали из дальневосточных вертолетных частей в Черниговке, Оборах, Средне-Белой. Перед переброской к месту службы эскадрильи прошли специальную подготовку на аэродромах ТуркВО в Кагане и Чирчике, где размещался Центр подготовки летного состава, сформированный «под Афган».

Наряду с адаптацией и акклиматизацией к горно-пустынным условиям вертолетчики в течение месяца осваивали методику взлета и посадки на высокогорных площадках, изучали особенности штурманского дела в пустынной и горной местности, маневрировании в горах, ведение разведки и боевое применение. Немало дало и непосредственно общение с местными летчиками, не раз уже побывавшими «за речкой» и делившимися военным опытом — от специфики обслуживания техники и летного дела до поведения при обстреле и способах защититься от желтухи и дизентерии. «Пропускная способность» Центра была ограниченной, не хватало не только инструкторов, но и жилья в местной гостинице, и эскадрильи проходили программу поочередно.

Первой в Афганистан отправилась 205-я овэ. прибывшая к месту назначения 25 декабря 1985 г. Перелет осуществлялся «своим ходом», а требуемые средства обслуживания и аэродромную технику доставили самолетами ВТА. Отряды эскадрильи разместили рядом с пунктами постоянной дислокации спецназовских батальонов — в Шахджое, Кандагаре, Лашкаргахе и Фарахе. Штаб эскадрильи находился в Лашкаргахе, обеспечивая тесный контакт с командованием 22-й бригады СпН. Через месяц, 30 января 1986 г. в Афганистан перебазировалась 239-я овэ с 24 вертолетами (по 12 Ми-8 и Ми-24). Одни из ее отрядов под началом замкомэска остался в Джелалабаде рядом со штабом 15-й брспн и коллегами из 335-го обвп. а другая часть во главе с комэска и группой руководства сразу же ушла в Газни для работы совместно с «Чайкой» (таким был позывной тамошнего спецназа) и Баракинским отрядом.

На месте новичков по типовым маршрутам вывезли экипажи 280-го и 335-го полков, знакомя их с обстановкой в зонах ответственности, ориентирами, типовыми объектами работы и целями, попутно указывая рискованные места, куда соваться можно было лишь с оглядкой — противник к этому времени располагал немалыми силами, а его ПВО представляла собой реальную опасность в виде налаженной системы с постами обнаружения, линиями связи и многоярусной обороной вблизи баз и укрепрайонов. Кандагарский 280-й полк и далее продолжал работать в интересах спецназа рядом с 205-й овэ, при необходимости оказывая поддержку, в том числе и предоставляя свои машины. В Джелалабаде из состава 335-го обвп было выделено звено, пару недель занимавшееся вводом в строй прибывших (в просторечии их задача заключалась в том, чтобы «водить за руку и тыкать носом в цели»). Этому способствовали и то, что в 335-м полку встретилось немало знакомых: как и 239-я овэ, смена в полк прибыла из ВВС ДальВО, но имела уже полугодичный опыт службы в Афганистане.

B августе 1986 г. газнийская эскадрилья 335-го обвп заменилась в Союз, что продиктовало необходимость перемен в дислокации частей. Эскадрильи полка обеспечивали работу в приграничной полосе, горах и кишлачных зонах Джелалабада, Асадабада и Гардеза вдоль рек Купар и Кабул (до Митерламской развилки), по долине которой вела дорога на пакистанский Пешавар — давний оплот моджахедов с десятками баз и лагерей. Группа Г. Леонтьева вернулась в Газни, где силы 239-и овэ вновь объединились, с тем чтобы поддерживать операции спецназа в провинциях Газни, Пактия и Пактика — сложной в тактическом отношении высокогорнои местности, изобилующей множеством горных хребтов с выводящими к границе ущельями и распадками, заснеженными зимой п покрытыми скудной растительностью летом В зоне ответственности проходило до 100 только известных караванных маршрутов, большей частью тянувшихся от приграничного Парачинарского выступа, что и потребовало концентрации сил.

При формировании спецназовских эскадрилий они получали новые Ми-8МТ и Ми-24 «Восьмерка» 205-и овэ на снимке блестит еще не выгоревшим серо-зеленым камуфляжем

Пулемет ПКТ отличался от обычного электроспуском взамен ручного, более массивным стволом, отсутствием приклада и установкой на специальной раме, где крепились и прицельные приспособления

Аэродром Газни, известный под позывным «Скоба», был достаточно оборудован средствами обслуживания, навигации и связи и располагал полосой длиной 360 м из металлического профиля, однако его превышение над уровнем моря в 2180 м и разреженность воздуха изрядно осложняли выполнение полетов. а окружающий горный рельеф обуславливал единственное направление взлета и посадки. Еще труднее приходилось работавшим из Гардеза: при взлете с «Пучка» (так звучал позывной здешнего аэродрома), лежащего на высоте 2330 м, двигателям и лопастям винтов буквально не хватало воздуха. Даже в нежаркое время года мощность ТВ3-117 при этом падала более чем на треть, ухудшая поведение машины и ее боевые возможности. Наблюдались проблемы с запуском, а сами люди, впервые попавшие в такие места, испытывали одышку и головокружение.

Принятые организационные меры сами по себе отнюдь не гарантировали успеха. В первую очередь сказывался «кадровый» вопрос: при формировании эскадрилий летчики и техники набирались из разных мест, что называется с бору по сосенке, уступая подразделениям. прибывавшим полным составом с; уже сработавшейся командой. Уступая полученной разнарядке, кадровики то и дело направляли по ней личный состав но принципу «что нам негоже», избавляясь от всевозможных нарушителей и провинившихся (впрочем, к недостойному поведению тогда относился и развод с женой, «недопустимый для офицера и коммуниста», недостаточная активность в партийно-политической работе, а заодно и «запятнанный моральный облик»). В то же время в армейской авиации, образованной лишь в 1977 г. и располагавшей не очень-то значительными платами, стали ощущаться кадровые просчеты, особенно в отношении летного состава с должной квалификацией и подготовленностью к реальным боевым действиям. Армейская авиация переживала период становления, «наращивая мускулы», одпако численность вертолетных частей оставалась ограниченной (в той же авиации 40-й армии вертолетная группировка на порядок уступала силам, привлечеленным американцами к участию во вьетнамской воине, и на 100 тыс человек личного состава армии в Афганистане в лучшем случае приходилось 300–330 вертолетов).

Ленинский лозунг «Учиться тому, что действительно нужно на войне», увы, оставался лишь средством наглядном агитации. Главком ВВС в своих директивах неоднократно отмечал «низкий уровень подготовки подобранного для замены личного состава, неслетанность подразделений, слабую тактическую и морально-психологическую подготовку» (при этом в числе отстающих периодически отмечались части ВВС ДальВО и ЗабВО). Знающих экипажей с боевым опытом, кроме как из прошедших Афганистан, взять было негде, из- за чего в армейской авиации повсеместной было практика повторных «командировок на войну», в других родах авиации и сухопутных войсках ставших исключительным явлением.

Нельзя сказать, чтобы предложение еще раз «исполнить интернациональный долг» вызывало энтузиазм, но и отказываться от приказа не приходилось (хотя, если для проформы и спрашивали о согласии, в ответ можно было слышать: «Мне второй орден не нужен», а то и прямое- «Свой долг я уже отдал»). В итоге доброй половмне вертолетчиков пришлось повторно «оправдывать высокое доверие Родины»; кое-где в ответ на разнарядку пытались организовывать и «заезд» по третьему разу, но безуспешно — от такой «чести» люди отказывались наотрез.

Рабочее место «правака» (штурмана-оператора) в кабине Ми-8МТ Кандагарский отряд 205 — й овэ.

Борттехник Ми-8МТ на рабочем месте в кабине вертолета На летчике надет жилет носимого аварийного запаса НАЗ И, в задних накладных карманах которого видны запасные магазины к автомату

Военный городок — пункт постоянной дислокации 334-го ООСпН и вертолетная площадка в Асадабаде Левый берег реки Кунар был уже пакистанским, откуда с гор едва ли не каждый день обстреливали гарнизон и аэродром

«Восьмерка» 355-го обвп снимает засаду спецназовцев старшего лейтенанта С Мельничука из 3-й роты 154-го ООСпН под Джелалабадом. Бойцы экипированы ранцами десантника РД-54 с нашитыми по бокам карманами для большей вместимости а также обычными вещмешками и туристскими рюкзаками, разведчики впереди несут с собой мины ПТМ 62 Провинция Нангархар, лето 1986 г

Дислокация вертолетных эскадрилий спецназа 40-й армии Лето 1987 г.

Скомплектованные эскадрильи спецназначения представляли собой «сборную солянку» из вчерашних выпускников училищ, значительную часть которых составляли прошедшие ДОСААФ и экстерном сдавшие экзамены «на летчика», выпускников гражданских институтов, не имевших еще допуска к самостоятельной работе, а то и на месте знакомившихся с вертолетом, и едва отошедших от Афганистана летчиков и технарей, возвращавшихся «по второму кругу», Нa дисциплине и ответственности это сказывалось не лучшим образом, первое время ощутимо влияя и на результативность работы.

Ми-8МТ капитана А.А. Моисеева из 205-й овэ за две командировки в Афганистан имевшего на счету почти 1500 боевых вылетов. Вертолет несет блоки УБ-32А 24, снаряженные НАР типа С 5.

На посадочной глиссаде — Ми-24В из 205-й овэ. Темное пятно на борту — след закрашенного прежнего бортового номера вертолета, полученного из другой части Скрывая принадлежность, вертолеты спецназа не несли номеров, ограничиваясь небольшими цифрами из бумаг и на иллюминаторах, заметными лишь вблизи на стоянке.

Подготовке препятствовало полное отсутствие на местах каких-либо методических сборников и информационных выпусков по опыту использования и эксплуатации авиатехники в Афганистане. Подготовленные в ТуркВО и ВВС 40-й армии рекомендации в части не доходили, характер боевых действий там считался «нетипичным» для современной войны и не рассматривался в программах военных училищ, а первая конференция ВВС по изучению опыта афганской войны была проведена только в начале 1986 г., и то ее материалы носили весьма обобщенный характер «основных направлений по дальнейшему повышению эффективности» и совершенствования непременной партийно-политической работы. В печать тогда просачивались лишь скудные сведения относительно действий «ограниченного контингента советских войск на территории ДРА»: специальным постановлением ЦК КПСС в июне 1985 г. как дань перестройке и гласности позволялось публиковать кое-какие сообщения, в числе которых было «применение одиночными советским военнослужащими (экипажами, расчетами) штатного вооружения в целях самообороны при нападении на них мятежников в ходе занятий и учений», а также «отдельные единичные факты (не более одного в месяц) ранений или гибели советских военнослужащих при исполнении воинского долга». Недочеты в подготовке и отсутствие опыта привычно компенсировались призывами к «самопожертвованию. мужеству и героизму».

При таком положении дел командиру отводилась первостепенная роль. Его требовательность. опыт и личный пример позволяли сплотить группу, обеспечивая успех боевой работы и, не в последнюю очередь, ее продуманной организацией постараться избежать ненужных потерь (их доля но причине недисциплинированности, слабой выучки и порядка оставалась достаточно высокой). В полной мере эти факторы сказались в начале деятельности эскадрилий спецназа.

Дебют 239-й овэ начался с разбитых машин: не прошло и месяца на новом месте, как пострадали сразу три вертолета, и лишь по случаю обошлось без жертв. После перелета в Газни в воскресенье 16 февраля 1986 г. заруливавший на стоянку Ми-8МТ в тесноте прошелся впитом по находящимся на ней вертолетам. В стороны полетели обломки лопастей, пострадал редуктор, и боевую деятельность эскадрильи пришлось начинать с поиска и замены восьми пострадавших лопастей.

Не прошло и двух недель как 26 февраля в операции под Ургуном была потеряна другая «восьмерка». Осуществив налет на душманскнй склад, рота спецназа захватила солидные трофеи. Для их вывоза запросили «вертушки». Пришедший вертолет выполнил посадку на хребте на высоте под 3000 м и, загрузившись, пошел на взлет. На беду, экипаж имел слабую подготовку к полетам в высокогорье: едва оторвавшись, машина «посыпалась» и рухнула в ущелье, перевернувшись на склоне, снеся винт и застряв между валунамн. Экипаж и разведчики на борту отделались ушибами, но машина ремонту не подлежала. Оправдывая потерю, «наверх» доложили о поражении вертолета вражеской ПВО, после чего последовал запрет на полеты в этот район, продолжавший работу спецназ едва не остался без авиаподдержки.

Однако задач никто не отменял, тем более что деятельность оппозиции в это время изрядно активизировалась. По оценке штаба 40-й армии, группировка мятежников в 1-м полугодии 1986 г возросла до 125,7 тыс. человек, превысив численный состав самой армии, а их силы пополнились 2500 единицами тяжелого вооружения, включая 215 реактивных установок, 330 минометов, 530 ДШК и 150 ЗГУ. Вооружение и резервы, поступавшие из-за границы, сосредотачивались на приграничных базах, против которых войсковые операции были малоэффективны: пока армейские части разворачивались и выдвигались на удаленные и труднодоступные рубежи, противник успевал перегруппироваться и отвести силы, а с отходом войск все возвращалось на круги своя. Докладывая обстановку министру обороны, начальник опергруппы МО СССР в Афганистане генерал армии В.И. Варенников в апреле 1986 г. предлагал: «Боевые действия против базовых районов, находящихся вблизи границ или в районах, исключающих их изоляцию от притока резервов противника, войскам не проводить». Основная роль на таких направлениях отводилась массированным ударам авиации, минированию и действиям спецназа.

Стоянка вертолетов в Кандагаре в прицеле штурмана ОПБ -1р одной из «восьмерок». Круговая шкала служит для азимутальной наводки, центральная вертикальная линия — курсовая черта, центр которой совпадает с оптической осью прицела, параллельные линии по бокам позволяют учитывать угол сноса Поперечная черта с оцифровкой в градусах предназначена для корректировки боковых отклонений по разрывам при стрельбе.

Летчики и спецназ на стоянке 239-й овэ в Газни. Октябрь 1987 г.

Прапорщики Р. Султаншин и Р. Гаспарович ведут зарядку блоков Б-8В20 вертолета Ми-24 реактивными снарядами C-8KO. НАР этого типа были наиболее популярны у летчиков и оружейников. Ракета несла 3,6-кг мощную БЧ кумулятивно-осколочного действия, а встроенный пьезоэлектрический взрыватель упрощал подготовку

Продолжение следует

Ми-8 из 335-го обвп. В период операции в Чарикаре весной 1982 г. на машины наносили отличительную белую полосу.

Ми-8МТ из 335-го обвп, оснащенный для огневой поддержки блоками УБ32А и гранатометом АГС-17 в двери.