science неизвестен Автор Снежный человек в зеркале эволюции (Сборник) ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 01:52:30 2007 1.0

Автор неизвестен

Снежный человек в зеркале эволюции (Сборник)

Снежный человек в зеркале эволюции

Прошли те времена, когда рассказы о лесных гигантах вызывали пренебрежительную усмешку и считалось дурным тоном заниматься ими профессионально. Сейчас ученые не только пытаются найти снежному человеку место на эволюционной ступени, но и считают его своеобразным партнером, вторым видом человека. Он существовал всегда. И в то же время его не замечали. Более чем парадокс. Почти в любой стране в зоологических и антропологических музеях найдется этот реликт живой природы. Однако под другим именем - инкогнито. Может быть даже прославленному Шерлоку Холмсу не удалось бы раскрыть это инкогнито "снежного". Но ученых это не останавливает. Мы публикуем новую гипотезу происхождения этого редкого вида и вместе с тем - живые свидетельства и размышления к нему относящиеся.

Олег Иванов

ВСТРЕЧИ С АВДОШКАМИ

В новгородском нашем краю диких лесных людей зовут часто авдошками. Первый раз мы увидели следы авдошек с моим другом детства Толиком Дмитриевым в 1960 году. Через нашу деревню Поддубье протекает речка Вишерка, на которой мы с ним часто рыбачили. Нам было по 12 лет, и мы все чаще и чаще уходили вниз по течению реки. Оставив удочки в омуте, перешли на другой берег речки, где находились три заросшие стрелолистом старицы. В них всегда оставалась рыба после половодья. Подойдя ближе к одной, самой маленькой, мы увидели незнакомые следы. Они были похожи на человеческие, но только гораздо больше. - Ну и лапища, сантиметров сорок будет в длину! - со страхом сказал Толик. Я пошел смотреть на другую сторону водоема. На траве валялись остатки пиршества: кости, головы, плавники и чешуя. Стало не по себе, и мы побежали домой. Об этих страшных следах пока не говорили никому. Через две недели мы решили сходить на болото. Справа виднелась полянка. Мы направились к ней. Но, пройдя метров пятьдесят, остановились, и Толик замер с протянутой рукой. Я поднял глаза и увидел на полянке четыре рыжих существа - два больших и два маленьких. Они внимательно нас разглядывали. Опомнившись, мы побежали с этого страшного места. Я обогнал Толика, прыгнул на зеленый ковер белокрыльника и начал тонуть. За мной плюхнулся рядом Толька. Мы кричали на весь лес, но болото засасывало все глубже. - Тону, спасайте, - кричал я в отчаянии, хотя и понимал, что спасать здесь нас просто некому. Трясина уже пыталась нас поглотить, как в последний момент незнакомый мужчина бросил нам в жижу срубленную жердину. Он нас по одиночке и вытащил на сухое место. Вытащил нас тогда из болота Александр Петрович Комлев, который жил рядом с авдошками и изучал их. Было ему тогда 40 лет. Окрестили мы его "профессором". Мне еще в молодости было ясно, что он живет в дружбе с авдошками. Он мне говорил, что авдошки постепенно привыкают к человеку, о чем я не знал и нигде не читал. Он так досконально знал их жизнь, повадки, места обитания, что мне казалось, что он мог даже управлять их поведением. Например, когда в их семье ушел самец, а потом стала болеть и самка, он уехал в Коми, где нашел в лесу самца для младшей дочки-самки. Оказавшись в роли свата, увел двух самок, старую и молодую, на запад, где и народилось на свет дите, которое Александр Петрович нарек Снежком. Летом 1976 года я уехал в командировку в город Пермь. Когда приехал домой, то узнал от Павла Никифорова, что "профессор" умер.

Моя двоюродная сестра В. Сеноедова записала в наших местах странную и трагическую историю. Много лет назад жил в деревне Селищи кузнец Антип с женой и дочерью-красавицей Настей. Полюбил Настю богатырский парень Василий. Сосватал. Назначили свадьбу. Василий мастерил по дереву, делал бочки, ковши, сани, маслобойки. Возил товар в Новгород на продажу, а оттуда привозил невесте подарочки. Однажды пошли девушки за малиной. И Настя приглянулась "лесному человеку". Лишь отошла от девушек, он ее схватил и унес к себе в логово. Девушки покричали-покричали свою подругу, да, подумав, что ушла она раньше их, вернулись домой. А Насти-то и нет в деревне. Целую неделю все искали понапрасну девушку. Вернулся из Новгорода Василий, тоже принялся искать и нашел. Собирала Настенька ягоды. Обрадовался парень, зовет ее домой. А Настя отвечает: "Не вернусь я домой, Вася, живу я с лесным человеком. Околдовал он меня". Ушел Василий, но покоя нигде не мог найти. Решил убить обоих. Много дней ходил в лесу, выследил-таки. Убил. Ночью привез в деревню их тела и бросил у дома кузнеца. Утром народ увидел их, кто плачет, кто дивится. Поп местный говорит: "Ох, Антип, продалась твоя дочка дьяволу. Вези их обратно в лес. На кладбище хоронить запрещаю". Делать нечего. Запряг кузнец лошадь, отвез тела в лес, закопал их вместе. Камень на могилу положил, а на камне выбил надпись: "Настя, дочь кузнеца, с мужем своим".

Неожиданно я встретился с самцом-авдошкой лоб в лоб. Это было в треугольнике деревень Селище - Горнецкое - Поддубье. Мне было 15 лет. На весь июль наша деревня пустела - все были на сенокосах. У нас был очень дальний лесной сенокос в урочище Попов угол. Место было сырое, кругом стоял еловый лес с примесью осины, и скошенное сено плохо сохло. Однажды отец объявил перекур, и я отправился на ближайший ручей, где в глубоких ямах ловил щучек. Пройдя около трехсот метров по высокой с белыми цветками таволге, услышал в пяти метрах гукающий крик. Звук был такой сильный, что я опешил и остановился. Передо мной стоял "снежный человек". Его лицо запомнил я на всю жизнь. С испугу я попятился назад и, зацепившись ногой за корень, упал. Поднялся снова и увидел, что самец бегает впереди меня. Снова упал на землю и лежал до тех пор, пока он не ушел. Я был так напуган, что и вставать боялся. Как мне потом говорил "профессор", у авдошек в той стороне находилось логово, и самец просто меня не пускал вперед. Он меня пугал. Опишу внешний вид авдошек. Самец был огромного роста, примерно два метра тридцать сантиметров. Плечи вместе с шеей около метра ширины. Глубоко посаженные серые глаза. Рот широкий, губы пухлые и коричневые. Уши не бросались в глаза. Подбородок широкий, постепенно переходящий в толстую шею. Лицо гладкое, с редкими волосами. Нос не был носом зверя или обезьяны, это был нос человека - широкий, курносый, с крупными ноздрями. Лицо похоже на человеческое. Цвет шерсти на теле коричневый или бурый. Под мышками, на животе светлее. А на хребте шерсть была седой. Самка была чуть меньше. У нее выделялись огромные, как тыквы, груди с коричневыми сосками. Старший из детей был самец меньше ростом на полметра своих родителей, цветом светлее. Младшей была самка. Питались они в основном растительной пищей: белокрыльником, который покрывал огромные болота, другими травами и корнями. Кроме этого, ели лягушек, жуков, червей, птенцов, а зимой я видел, как они доставали белокрыльник из-под снега. Как говорил Александр Петрович, это их хлеб. Зимой даже нападали на зверей - кабанов, лосей, но редко. Жили в еловых завалах, за версту обходили охотников. Кстати, охотничьи собаки не берут след авдошки, боятся. Еще одна немаловажная деталь. Во многих публикациях люди, видевшие снежного человека, по-разному описывают его внешний вид. Мне "профессор" Александр Петрович объяснял, что у нас в стране водятся два вида. Первый классический, то есть человекоподобный (который жил и у нас на Новгородчине). Второй - обезьяноподобный. Среди последних много уродцев и мутантов. "Профессор" их видел на Полярном Урале, на реке Северная Сосьва. Особенно много уродов получается в том случае, если скрещиваются между собой эти два вида. Загадочные следы привели нас однажды на край леса. Ветер доносил до нас ужасный запах гниющего мяса. На высокой сухой елке увидели стаю ворон. Они тоже нас заметили и своим карканьем предупредили всех о нашем приходе. Вскоре мы увидели страшное зрелище, от которого чуть не потеряли самообладание. На толстой сосне с широкими ветками на нижнем суку висит... медведь. - Т-ты понимаешь, ведь авдошка повесил медведя на этот сук, - заикаясь, сказал я Толику. - Да вижу. Кроме него, никто не сможет повесить мишку, - с трудом вымолвил он. Я видел, как у него дрожат губы. Вытащив обрез, я зарядил его и начал обходить место схватки хозяина леса и авдошки. Что они здесь не поделили? Может быть, участок леса и не поделили. Медведь-то был сильный, но молодой еще. Ему было где-то около четырех-пяти лет от роду. Вот мишка и позарился на свободный участок леса, а авдошка его наказал. "Закон тайги - медведь хозяин", - в данной ситуации это изречение можно теперь было и опровергнуть.

Встретившись со мной в Малой Вишере, мой друг Павел рассказал мне такую историю: - Много ночей я провел за лето на озере, караулил "водяного". Кругом озера обходил не один раз за ночь. Бросил это занятие. И вот в начале августа сидел я с удочкой в кустах и ловил рыбу. Были уже сумерки, но так было хорошо на озере, что я и уходить не хотел. Сидел тихо и смотрел на чистую гладь воды. И вдруг увидел, что со стороны леса, а я был на другой стороне озера от деревни, к воде подходило страшное существо. В десяти метрах от меня двуногое существо полезло в воду и стало тихо купаться в озере. Находилось в воде около 15 минут. Выйдя из воды, существо отряхнуло со шкуры воду, и я понял, что это авдошка. Его мой батя однажды принял за "водяного".

Приняла авдошку за "водяного" и одна девушка из Вологодской области. Я встретил ее в поезде, когда она и мать ехали в поселок из Вологды. Они ездили к врачу. Вот что поведала мне мать этой девушки, Елены: - Лена занималась плаванием, хотела чемпионкой стать. В поселке на реке Сухоне летом много плавала, особенно по утрам. Плавала вдоль берега, а у берега над водой кусты растут. Однажды плыла она с опущенной в воду головой, а потом ее подняла и увидела около себя в трех метрах "водяного". Он тоже вдоль берега плавал, погружаясь в воду. Вот Леночка моя увидела "водяного" и заболела, повредилась умом дочка. Вот по врачам вожу, - заключила рассказ моя попутчица. Как потом я узнал от "профессора", авдошка в озере лечился. Он, как и человек, может простудиться, и у него поднимается при этом температура, а чтобы ее сбить - он и лезет в холодную ВОДУ. Сейчас уже врачи и народные целители вроде Порфирия Корнеевича Иванова признают лечение простудных заболеваний холодной водой, но авдошки лечились таким способом раньше людей. У них не было выбора - они не были избалованы теплом, как мы. Однажды следы привели меня в глухое место. На речке около омута, закрытого шапками деревьев, я заметил авдошек. Они ловили рыбу. От омута отходила в сторону большая заводь, которая от русла была отгорожена плотиной из травы и корней. Тут вся семья в глуши леса и ловила рыбу. Двое взрослых и старший их сын взбалтывали стоячую воду, а дочка стояла на берегу и глядела. Я в такой близости их всех сразу видел впервые. Они так были заняты делом, что мало обращали на меня внимания. Я к ним приблизился на 10 метров - ближе подходить боялся. По-видимому, они были неплохими рыбаками и занимались этим делом часто. Пойманную рыбу не сразу съедали, а бросали на берег, предварительно сжав ей голову. Наловив рыбы, они сели в кружок и стали ее есть. Меня давно не покидала мысль сходить к ним в зимнее время и посмотреть, как же они живут в эту пору. В один из ясных дней января я направился по дороге на Подмошье. Я медленно пробирался по намеченному маршруту, часто заходя на края леса. Наконец я въехал на своих широких лыжах в болотную впадину, которая врезалась в сосновый лес на триста метров. Здесь еще с прошлых лет я помнил топи и болотные окна. Они даже зимой не промерзают. На другой стороне впадины я заметил на снегу темное пятно. Подъехав ближе, я увидел торфяную яму среди серого истоптанного снега. В ней валялся весь вымазанный в торфе мертвый волк. Кругом снег был измят всевозможными следами. Что же здесь происходило ночью?.. Стая волков, еще с вечера окружив молодого лося, загнала его в глубокий снег и на незамерзающую болотную почву. Когда лось устал обороняться от волков в снежном месиве, они его свалили. Вожак перерезал острыми, как нож, клыками горло. Когда вся стая набросилась на свежее мясо, то из леса на них бросился самец-авдошка и убил одного из волков. Остальные в ужасе разбежались. Тогда авдошка вытащил своими клешнями-ладонями убитого лося и утащил за ноги в лес. Я уже много лет знал легенду о красавице Насте. Гуляя как-то по лесу, я вновь вспомнил ее, и закралось сомнение: а вдруг это было в действительности? Я искал могилу не один день. Выбираясь из цепкого кустарника, я увидел маленький сухой островок, поросший небольшим еловым лесом. Я пошел туда отдохнуть. На бугре росло много черничных кустов. Посидев, собрался и пошел по черничнику, срывая еще незрелые ягоды. И тут вдруг моя нога ступила на плоский камень, заросший травой и ягодными кустиками. Начал разгребать траву. Расчистив, на каменной плите я не увидел надписи. Но камень был так похож на могильный, что я, набравшись сил, взял и перевернул его. Каково же было мое удивление, когда на обратной стороне камня я увидел надпись: "Настя, дочь кузнеца Антипа, с мужем своим". Буквы аккуратно были выбиты кузнецом на камне. Я стоял, пораженный находкой. Это же была легенда, воплотившаяся в реальность. Значит, кузнец приходил на могилу, просто не хотел он, чтобы люди видели эту могилу. Меня интересовало, захоронен ли в могиле "снежный человек" - авдошка вместе с Настей. Разыскал "профессора", объяснил ему, что нашел могилу Насти в лесу. Легенду эту он слышал уже от меня. Александр Петрович сразу же загорелся идеей. Я съездил домой и привез лопату, топор и два больших мешка. Сначала начали срубать кусты на могиле Насти. Здесь же росла ель толщиной сантиметров пятнадцать в диаметре. Срубив ее, начали вытаскивать корни. Камень-плиту оттащили на метр от могилы. Через час мы очистили место, сняв гумусный слой. Дальше была одна красная глина. Я забрался в яму и начал ее копать, как копают могилы - два с половиной метра в длину и полтора в ширину. Земля была твердой и вязкой, но я все равно копал. Меня потом сменил "профессор", который не хотел доверять такое важное дело мне. Я выполнял черновую работу. Вскоре он очистил от глины останки красавицы Насти. Это был полуистлевший скелет с черными комками земли. Потом начал копать в том месте, где должен был лежать труп авдошки. Очистив останки от земли, я смотрел с любопытством и страхом на позеленевший протянувшийся на два с половиной метра скелет. Шерсть завалилась внутрь скелета, обнажив огромную грудную клетку великана с позеленевшими от времени костями. Череп был голый, внизу у самого дна ямы было что-то черное, напоминающее шерсть. Без всякого сомнения, было ясно, что здесь лежит мертвый авдошка. У меня побежали мурашки по коже. Потом "профессор" сложил останки авдошки в мешок, принесенный мною. Во второй мешок сложили кости Насти. "Профессор" унес мешок авдошки в лес, а мне сказал, чтобы я перезахоронил останки Насти на кладбище у горнецкой дороги. Я так и сделал. Только креста не поставил. Я думаю, что Александр Петрович специально меня отправил предавать останки земле, чтобы я не знал, куда он спрячет скелет авдошки. Я искал его потом, но тщетно. Лес хранит свою тайну.

* * *

Валентин Сапунов, доктор биологических наук, профессор

ВТОРОЙ ВИД ЧЕЛОВЕКА

В самое последнее время случилось несколько странных встреч и загадочных историй - с них лучше всего и начать обсуждение вопроса о загадочном существе с признаками и человека, и зверя. 30 июля 1995 года в 11 часов дня петербургский техник Игорь Кузьмин шел по лесу близ деревни Васкелово, что на Карельском перешейке. Хотя места были знакомы, он все время терял ориентацию, ходил кругами. Было странное ощущение: в лесу уже сумерки - и это несмотря на солнечный день! Обман чувств. Выйдя на просеку, Игорь увидел вдруг, как в ста метрах от него из-под елки поднялся человек трехметрового роста. Он был покрыт серебристой шерстью. Несколько шагов - и он исчез за деревьями. А Игорь бросился в другую сторону. В лесу вдруг посветлело, способность ориентироваться у техника восстановилась. До меня эта информация дошла с запозданием. Только в сентябре я прибыл на место происшествия. На грунте следов уже не осталось, зато удалось найти несколько сухих деревьев со странными повреждениями коры. Кто-то, имевший непомерно толстые ногти, сдирал кору до высоты трех метров, очевидно, метя таким образом территорию. Еще одна история имела место в горах Памиро-Алтая в начале августа того же года. Группа альпинистов под руководством криминалиста и биолога из Риги Мартина Кудрявцева шла по маршруту через места, где наблюдали снежного человека. По моей рекомендации вокруг каждого лагеря по ночам вывешивали приманки (тряпочки с половыми выделениями самок человекообразных обезьян). И вот ночью близ палаток появился хозяин гор - по местной терминологии "ксы-гыик". Огромный волосатый человек двухметрового роста трижды приходил в лагерь. Он что-то бормотал, тяжело дышал на брезент палаток. На грунте оставались большие следы, похожие на человеческие. Исследователи были начеку: аппаратура была готова для ночной съемки. Но каждый раз ощущение панического ужаса удерживало в палатках опытных, сильных, вооруженных мужчин. Следующая история, завершившаяся летом 1995 года, началась еще летом 1912 года. Именно тогда жители села Ибрагимово, что в Пермской области (сейчас села этого нет), стали замечать лесного человека, который иногда выходил из чащи, бродил близ домов. При попытке приблизиться стремительно убегал в лес. Легенды о лесных людях - шурале - бытовали издавна. Но впервые жители увидели его воочию. Ростом оно было с обычного человека, облик имело звериный. Все тело покрывало густые волосы. Суеверные и малограмотные местные жители устроили охоту за диковинным существом, которая увенчалась успехом. Существо было зверски убито. Прибыли представители власти - урядник и войсковой старшина. Осмотрев существо, они заявили, что это не человек и дело об убийстве заведено быть не может. Под надзором муллы лесного человека закопали в землю вдали от поселка и кладбища. Вокруг могилы выложили камнями окружность диаметром 15 метров, дабы оградить место упокоения нечистой силы. Но на следующий день труп опять лежал на поверхности. Его вновь закопали в землю и придавили огромным валуном. Проверку этого сообщения несколько лет вела группа под руководством челябинского биолога Н. П. Авдеева. И вот могила обнаружена, скелет извлечен. Многие кости сломаны. Это подтвердило сообщение о насильственной смерти существа. Кому же принадлежит скелет - человеку, зверю? И вот материалы в Петербурге. К экспертизе подключились ведущие сотрудники Зоологического института, Института антропологии и этнографии. Заключение таково. Это, бесспорно, скелет человека разумного, но с неандерталоидными чертами. Заметны надбровные дуги, лоб покатый. Реконструировали лицо погибшего. Оно было странным, со звериным выражением. Установили, что дикий человек обладал недюжиной силой. Как мог возникнуть снежный человек? Это главный вопрос. Могла ли биологическая эволюция породить существо, соединяющее в себе признаки человека и животного? Думаю, что могла. Проблема происхождения человека окончательно не решена. Произошел от обезьяны? Но от какой обезьяны, когда и как? На этот вопрос ответа не знал Дарвин, не знаем и мы. Палеонтологам известны по крайней мере два вида ископаемых людей: умелый (хабилис) и прямоходящий (эректус). Оба были людьми в биологическом смысле: имели прямохождение, развитый мозг, подвижную кисть руки. Но в социальном отношении они ненамного обошли обезьян. Человеком в полном смысле стал лишь "сапиенс" - разумный; это мы. Несколько десятков тысяч лет назад стали формироваться отношения, которые привели к древним цивилизациям и к отрыву "гомо сапиенс" от животного мира. Таким образом, в истории человеческого рода два важных момента. Первый появление человека в биологическом смысле, происшедшее, как свидетельствуют последние находки, не менее двух миллионов лет назад. Второй - полный переход к социальной организации. Он начался десятки тысяч лет назад и привел к формированию первых цивилизаций. Что было общего в двух узловых моментах эволюции человеческого рода? Предлагаю вниманию читателей журнала "Чудеса и приключения" гипотезу, основанную на синтезе представлений двух русских ученых - Б. Ф. Поршнева и Г. Ф. Гаузе. В 30-х годах нашего века профессор Гаузе сформулировал закон конкурентного исключения, согласно которому в одной экологической нише может существовать только один вид. В 50-х годах профессор Поршнев опубликовал гипотезу о решающей роли столкновения наших прямых предков с неандертальцами в формировании человека разумного как явления социума. Бескомпромиссность этой борьбы, необходимость для наших предков объединиться ускорили социальный прогресс. Кое в чем взгляды Поршнева устарели, но идея о соперничестве между двумя ветвями человеческого рода остается в силе. Один из ведущих факторов эволюции, вскрытый Дарвиным, - победа самых приспособленных в борьбе за жизнь. Самая интенсивная борьба происходит между близкими видами одной экологической ниши, потребности которых близки. Родственные сопряженные виды, обитающие в одной экологической нише, можно назвать еще экологическими напарниками. Эволюция идет неравномерно. Периоды быстрого накопления изменений чередуются с временами относительной стабильности. Одно из возможных объяснений неравномерности - периодическое появление напарников. Система из сопряженных видов-напарников эволюционирует быстрее, чем одиночные виды. А системе из двух сопряженных видов свойственны: высокая скорость эволюции обоих видов; максимальное увеличение различий между видами при сохранении определенного сходства; быстрое изменение численности и области обитания (у одного вида то и другое растет, у другого - сокращается); замедление темпов эволюции по мере установления доминирования одного из видов. Согласно Дарвину, когда в эволюции возникает новый вид, он начинает распадаться на серию подвидов и рас. У формы, которая дальше всех отошла от исходной, возникает повышенный шанс сформировать новый вид. Так возникают виды-напарники. Между ними начинается напряженная борьба за существование. Давление отбора взаимно и ведет к "расталкиванию" видов друг от друга. Все менее похожие, они заселяют разные экологические ниши, а ведут себя так, чтобы свести возможность встреч к минимуму. Если вид одинок в экологической нише, он эволюционирует медленно. Когда видов два - эволюция взаимно ускоряется. В этом проявляется общее правило: монополия - залог застоя, конкуренция - залог прогресса. Древнейшим предком людей принято считать маленькую обезьянку, обитавшую в Африке 2-4 миллиона лет назад. От нее одновременно произошли австралопитек и человек умелый - хабипис. Это была первая система видов-напарников. Вторая система, возникшая позже, - человек прямоходящий (эректус) и австралопитек массивный (робустус). Потом ветвь австралопитеков исчезла, оставив свободной свою экологическую нишу. К моменту формирования человека разумного - около 100 тысяч лет назад - семейство гоминид, очевидно, включало только один живой вид. Не имея конкурента, он быстро распадался на серию форм. Среди них в соответствии с законами эволюции выделились две крайние - массивные и грацильные неандертальцы. Судьба грацильных неандертальцев, кажется, ясна. Путем незначительных изменений они трансформировались в человека разумного современного типа. Как возникла социальная форма поведения? Материальную культуру, искусство, науку могли создать и более древние гоминиды - размеры мозга им это позволяли. Даже шимпанзе, как показали современные исследования, способны к сложнейшим формам поведения. Они осваивают человеческий язык (не умея произносить слова членораздельно, пользуются азбукой глухонемых), работают на простейших компьютерах, водят автомашину и т. д. Обезьяны могут иметь культуру, но не испытывают в этом нужды. Почему же у наших предков возникла такая нужда? Человек-зверь, возникший от массивных неандертальцев, оказывал давление на них, принуждая искать новые пути приспособления в условиях конкуренции. Был намечен путь - усложнение высшей нервной деятельности. Человек уже имел сложнейший мозг - и возможности его начали раскрываться. Так что морфофизиологических изменений и не потребовалось. Социальный прогресс оказался эффективным способом выживания. Вид-напарник должен был развиваться противоположным путем, в направлении биологической адаптации. Эволюция усиливала и доводила до предела мельчайшие различия между ними, способствуя экологическому расхождению. Один из способов расхождения - выработка поведения, направленного на взаимное избегание. Такие реакции в психологии называются "фобиями". У них возникла фобия на нас, у нас - на них. Иначе говоря, человек в зверином обличье должен был вызывать у нас чувство неприязни, даже ужаса. Они, очевидно, боятся нас еще сильнее, потому что в эволюционном состязании проиграли. Наш путь для гоминид оказался основным. Фронт соперничества был широк, борьба бескомпромиссна. Взаимное отталкивание могло привести к парадоксальной ситуации, когда на определенной стадии развития наш вид-напарник, оставаясь широко распространенным, мог стать почти невидимым для нас. Превосходя нас органами чувств, в том числе экстрасенсорными, он мог избегать встреч и выходить на них только тогда, когда сам того желал. Иногда возникает вопрос: почему нет костей и скелетов снежного человека? Разумеется, они существуют. Это ясно из предыдущего. Но для большинства биологов существование снежного человека неприемлемо. Поэтому, найдя его материальный след, часть скелета или кость, ученый, скорее всего, опишет ее как нетипичную человеческую кость. Работая в архиве музея человека в Праге, я обнаружил кости ног огромного человека, жившего в Моравии в XVII веке, ходившего в полусогнутом состоянии. Что это? Чешские коллеги пожимали плечами, говорили: наверное, редкая патология человека разумного. Можно ли верить такому объяснению? В Музее антропологии и этнографии Ленинграда-Петербурга долго хранился зуб, найденный в 1971 г. на Кавказе биологом Р. А. Дановым. По мнению специалистов, он принадлежит "крупному, неизвестному науке человекоподобному примату". В музее натуральной истории в Пекине хранятся засушенные руки и ноги "крупной, неизвестной науке обезьяны, похожей на человека". Список примеров можно бы продолжить. По мере того как наша численность растет, вид-напарник, т. е. снежный человек, должен вымирать. Однако в глухих уголках планеты он может сохраниться в виде малочисленных, но самоподдерживающихся популяций. Занимаясь экологией и выезжая в разные места планеты, я слышал много рассказов о загадочных животных. Рассказывали мне о крокодилах в озере Байкал и в реках Псковской области, о бизонах в лесах Карельского перешейка, о пауках-каракуртах на подмосковных лугах. Некоторые из сообщений оказывались ложными, а некоторые - подтверждались. Так я пришел к мысли: за сообщениями о зоологических загадках стоит нечто большее, чем природные феномены.

Рис. 1. Ареал распространекия снежного человека - места отдельных наблюдений выделены пунктиром.

Виды, населяющие планету, условно можно разделить на две группы. Во-первых, это виды распространенные - они легко фиксируются методами зоологии, ботаники, полевой экологии. Во-вторых, это виды скрытые. Они столь же реальны, как и прочие, но настолько редки, что почти не регистрируются (аналоги дает астрономия: есть небесные тела, которые легко видны в телескопы, а есть такие, которые находятся на грани возможностей наблюдения и регистрируются только в самые мощные телескопы, да и то при определенных условиях). Скрытых видов больше, чем распространенных. Современной наукой описано около 4 миллионов видов. Сколько их всего на планете - неизвестно. Называют цифры в 30 и даже 100 миллионов! Редкость скрытых видов приводит к тому, что их актуальное экологическое значение невелико. Но потенциальное экологическое значение может быть очень и очень большим. Если какой-то из распространенных видов вымирает или сам переходит в состояние скрытого, то какой-то из скрытых до этого видов немедленно заполняет освободившуюся экологическую нишу. Природа не терпит пустоты; в этом - одна из причин устойчивости биосферы, делающей ее неуязвимой даже для самых страшных повреждающих воздействий. Именно поэтому, несмотря на все экологические проблемы, которые породило наше время, глобального экологического кризиса не предвидится. Я писал, что снежный человек - наш экологический антипод. Когда мы приходим, он уходит, и наоборот. Случаи наблюдения снежного человека я пытаюсь осмыслить с экологических позиций. Так, в 1986 г. я работал в составе экспедиции от Госкомэкологии в Вепсском лесу - глухом районе на стыке Ленинградской, Вологодской областей и Карелии. Местные жители - вепсы - много рассказывали мне об обитавшем в их краях лесном хозяине. Первые сообщения относятся к 70-м годам нашего столетия, Больше всего встреч фиксировалось к 1995 году. А вот в 1986 году его не видели (вполне соответствует динамике антропогенной нагрузки в этих местах). Разгадка проста. В связи с ухудшением экономического положения в стране объем сельскохозяйственных работ в этих местах сокращался, уменьшалось и население. Дикая природа - а с ней и лесной хозяин - стала наступать. Зато в 1996 г. начались интенсивные вырубки леса, и снежный человек вновь пропал. Так, изучая снежного человека, мы приближаемся к пониманию законов развития человеческого рода и окружающей нас природы.

* * *

Михаил Ельцин

ДОЧЬ СНЕЖНОГО ЧЕЛОВЕКА

Наиболее увлеченные исследователи, ранее наблюдавшие по ночам странный образ жизни одной из разновидностей "снежного", в 1984 году отправились со мной на Кавказ, где, по словам местных жителей, в ущелье Уч-Кулан близ Эльбруса жили "алмасты" - дочери снежного человека. Почему дочери? Потому что в этом забытом цивилизацией ущелье преобладали женские особи (невольно вспоминаются амазонки, описанные Геродотом, античным историком). Снимков нам не удалось сделать по нескольким причинам. Во-первых, они являются ночью. Во-вторых, аппаратами ночного видения мы не располагали. В-третьих, как это ни странно, при приближении этого странного существа у человека всегда случался паралич. Временный, конечно. И как бы человек ни хотел, он не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой. Ни удрать, ни закричать, ни щелкнуть аппаратом со вспышкой! Потом захотелось попасть в Тибет, где, по словам путешественников и паломников, обитают целые стада человекоподобных существ. Начали серьезную подготовку, которая заняла у энтузиастов пять лет. Однако вместо Тибета судьба забросила нас на Тянь-Шань. Снежные особи мигрировали из Тибета на Тянь-Шань. Это ясно хотя бы из рассказа геолога, коллегу и товарища которого взяли в плен снежные люди. В конце 80-х годов, по сообщению киргизского геолога, он вместе с будущим пленником совершал рейды с теодолитом и планкой, прокладывая путь будущей трассы высоковольтной линии электропередачи. Тот, кто работал в Средней Азии, знает, какая жара стоит там в июле. Шорты - единственное одеяние геологов в эту пору. Выходили на работу с восходом, чтобы до жары уложиться в график. Тот, кто держал планку, уже привык к неожиданным появлениям диких животных. В это время года они сытые, и бояться, вроде бы, нечего. Неприятностью грозила встреча с кабаном, стартовая скорость которого не меньше 40 км/час, да еще с медведицей, которая могла своих малышей "натаскивать" на человека. Однако в руках у геолога - крепкая планка, а у его коллеги Геннадия ракетница. Глядя в теодолит, Геннадий вдруг увидел, что голова товарища, да и планка тоже скрылись в высокой траве. Прошла минута, другая, третья... Геннадий подал голос. Нет ответа. Оставив прибор, Геннадий осторожно двинулся к точке отметок, называл сослуживца по имени. Никакого ответа! Вот и планка. Место вокруг планки слегка утоптано. Метрах в пяти от планки валялись разодранные шорты. Геннадий вздрогнул. По телу побежали предательские мурашки. Сняв с пояса ракетницу и взведя курок, Геннадий двинулся по едва заметному следу в примятой траве. След привел к горному потоку и на этом месте терялся. Побродив по берегу, боясь каждую секунду увидеть окровавленный труп, Геннадий вынужден был вернуться к теодолиту. Забрав планку и прождав час-полтора, геолог с тяжелым сердцем вернулся на базу. На следующий день начальник геологоразведочной базы с собакой и людьми прочесали весь участок до реки и вдоль реки в обе стороны на пару километров. Поиски оказались безуспешными. Вызвали милицию. Составили протокол. Было возбуждено дело об убийстве. Находясь под арестом, Геннадий даже не знал, что делать. Оправданий у него не было, не было и своей версии случившегося. Но и суд не мог состояться за недостатком улик... Прошло около месяца. Однажды из далекого горного аула в районный центр приехал врач за лекарствами. Он рассказал своим коллегам о странном пациенте, которого пришлось направить в нервно-психиатрическую лечебницу. Как-то раз на окраине аула собаки чуть не задрали грязного, ободранного, обросшего и обнаженного человека. Он был невменяем и не мог говорить, только мычал и пищал на разные лады, выпучивая глаза. Его связали, доставили в отделение, потом вызвали врача. Слухи быстро распространяются. Услышал об этом и судебно-медицинский эксперт, который до этого ломал голову над поводом для убийства. У него мелькнула мысль, которая полностью оправдалась, когда арестованного привезли на опознание. Пострадавшего опознал и Геннадий с геологоразведочной базы, и другие. Спустя несколько недель несчастный обрел дар речи и мог, заикаясь, рассказать все, что с ним случилось. Он мучительно вспоминал... Могучая волосатая лапа обхватила его за пояс и отшлепала так, как шлепают матери своих детей за серьезную провинность. Бедный геолог лишился чувств. Этому способствовал и шок - он видел страшное лицо с красными глазами. Как сквозь сон он чувствовал, что его тащат по траве без всякой жалости. Очнулся он в дикой пещере, и эта огромная обезьяна совала ему в рот свою волосатую грудь. Человек отплевывался, за что получил еще несколько увесистых шлепков. Потом он с ужасом увидел, как "мать" поймала на земле какого-то жука, разжевала его и эту жеванину стала толкать ему в рот. Он попытался притвориться, что ест, но его тут же стошнило. Потом он снова потерял сознание. Чабаны, которые боялись гнать отары в эти места, рассказывали потом, что они видели изредка этих снежных людей. Они видели однажды и самку с детенышем, который, в отличие от взрослой особи, рождался всегда голым. Если взрослая особь превышала два метра, то голый детеныш оказывался равным по росту человеку. По-видимому, снежная женщина потеряла своего детеныша и, отправившись его искать, наткнулась на бедного геолога, которого и утащила на стоянку своего стада. О том, что это было именно стадо, рассказал несчастный. Вместе с ним в "детском саду" было еще три-четыре малыша. Они росли и покрывались шерстью, кувыркались, пытались играть с ним, но человек был "диким", отказывался от покусываний, пинков и затрещин. Когда малыши подросли и стали ходить со взрослыми на снежные хребты, а найденыш никак не изменился, стадо выгнало его из своего окружения. Правда, "мать" долго не могла поверить, что это не ее дитя, и в прощальном взгляде была такая тоска, которая запомнилась даже сумасшедшему. Конечно, арестованного освободили. Конечно, геологу пришлось сменить место жительства. Но и на новом месте он иногда впадал в транс, и тогда окружающие его люди начинали чувствовать его гипнотическое воздействие, от которого деревянели руки и ноги. Все это можно было бы отнести к легендам, если бы мы сами не испытали парализующее воздействие снежного человека на себе. Как только мы не пытались заэкранироваться от этой парализующей силы: даже закрывались в алюминизированной палатке - ничего не помогало. Конечно, тело сковывало далеко не при всяком приближении. По-видимому, это случалось только тогда, когда он хотел этого. Дважды мы видели его фигуру на Памире, но только художник смог его запечатлеть. ...Получив пропуск в район сыртов, недоступных для чабанов по причине близости к Китаю, мы не раз слышали от проверяющих о пересечении труднодоступных, а потому и открытых участков границы мохнатыми существами, рост которых намного превосходил человеческий. В свою очередь, среди чабанов существовало устойчивое "табу" на разговоры об этих существах. Неосторожных настигало несчастье или даже смерть. Поэтому сведения о человекообразных можно было получить только в исключительном случае. Да, есть их разновидности. К первому типу относится так называемый "реликтовый гоминоид", исследованиями которого занимается известный биолог Майя Быкова, которая считает, что на Земле, кроме этого вида, никаких других снежных людей не существует. Она не хочет даже слышать о фактах, которые описывает в своей книге уфолог Жак Балле (что позволяет сделать вывод о наличии на Земле другой разновидности). Эта разновидность, по мнению французского уфолога, имеет внеземное происхождение. Доказательством тому служит факт, описанный многочисленными свидетелями. Они ехали через широкое поле на уборочные работы в ясный солнечный день и вдруг увидели летящий над полем диск, который приземлился неподалеку от примыкавшего к полю леса. Мотор у грузовичка заглох, и сидевшие в открытой машине люди с ужасом наблюдали, как из неопознанного летающего объекта вылезли обезьяноподобные существа и гуськом направились к ближайшему лесу. Диск приподнялся над землей и с огромной скоростью исчез за горизонтом. Некоторых из высадившихся существ потом видели в разных местах Франции при очень странных обстоятельствах - в них стреляли, но пули проходили сквозь них, не встречая препятствия. Третья разновидность "снежных" наблюдалась нашей экспедицией в 1982 и 1983 годах. Она отличается от предыдущих тем, что "снеговик " имел способность не только парализовывать, но и в любой момент становиться невидимым. Хрональной перестройкой я называю способность аппарата или органа менять время таким образом, что владелец этого инструмента становится оптически невидимым - исчезает. Может ли человек изменять время, а его причина - частота вибраций? Если он научился изменять частоту в радиоприемниках, легко переходя от одной станции к другой, то почему он не может изменить ее хотя бы в ограниченных пределах? По-моему, высадка иноземных существ на нашу планету - вполне реальная вещь, где перемещение во времени не сложнее перемещения по связанному с ним пространству. Вполне возможно, что к третьему типу как раз и относятся те снежные люди, которые исполняют функцию биороботов при исследовании нашего мира.

* * *

Алексей Крупин

КИНГ-КОНГ, ХОЗЯИН СЕВЕРНОГО ЛЕСА

Описания снежного человека почти совпадают с внешностью неандертальца. Этот первобытный человек практически исчез с лица Земли еще тридцать тысяч лет назад! И по очень простой причине. Наши "безволосые" предки кроманьонцы - оттесняли более диких и разобщенных неандертальцев все дальше и дальше в глухие уголки, освобождая наиболее благоприятные для проживания территории. В летописях эвенков и тунгусов есть даже сведения о массовом истреблении "лохматых людей". И они уходили - все дальше на север, а на юге-в труднодоступные горы. Немудрено, что снежный человек облюбовал северную тайгу Мезенского района. Здесь, в долине реки Мегры, многочисленные озера славятся крупной рыбой, которую можно ловить даже голыми руками. Первобытные леса полны ягод и грибов-исполинов. Много здесь и дичи, и разного зверья. Впрочем, судя по описаниям, этот огромный хозяин леса - вегетарианец. До сих пор ходит здесь легенда, что лесной человек, подобно Ивану Сусанину, в годы войны завел целый взвод гитлеровцев в непроходимые болота, откуда выбраться было уже невозможно. Это неудивительно, поскольку как раз в этих местах располагался немецкий аэродром. И в наши дни он вновь прославился. Он спас жизнь профессору Архангельской медакадемин Н. Н. Алеутскому и его помощнику, которые собирали грибы на берегу озера. ...Совершенно неожиданно из тайги выскочил медвежонок, подбежал к Алеутскому и стал играть отворотами болотных сапог. Тут же послышался рык, и появилась медведица. Профессор решил не испытывать судьбу, бросился к надувной лодке. Вдруг он и его помощник услышали за спиной страшный рев. Оглянулись и увидели совершенно невероятное зрелище. Задние лапы медведицы были в руках огромной гориллообразной самки с грудями, подобными двум большим ведрам. Оскалив огромные зубы, самка разорвала медведицу пополам... Больше всего такой вот Кинг-Конг "нафестивалил" в Каргопольском районе. И даже учинил погром и переполох в войсковой части дорожных строителей в Соснино. Туда мы и отправились однажды с журналистом Виталием Ереминым и моим другом из питерской группы "Факт" Мишей Глико. Еремин сетовал на безрезультатные поиски на реке Мегре и простуду после ночевки на болоте. Зато перед этим экспедиция "Недели" обнаружила в Карелии самый настоящий след "снежного мужика" длиной 43 сантиметра. По Каргополю уже ходил анекдот, что, дескать, в войсковой части дорожных строителей недостача: снежный человек утащил два мешка сахара и три мешка муки. Криптозоологам из Москвы удалось идентифицировать клочки шерсти каргопольского йети и его собратев с Гималаев. Оказалось, что прямо на чердаке казармы была лежка самки гоминида, которая до трех лет выкармливает детеныша грудью. И вот однажды ночью этот детеныш оказался на тумбочке дневального! Часовой выскочил на крыльцо и увидел перед собой огромного лохматого Кинг-Конга с горящими глазами. От его безумного крика проснулись солдаты. Один из них также выскочил на крыльцо, надеясь проучить кого следует, и ...его нос уткнулся прямо в мохнатую грудь гориллоподобного существа. Солдат потерял сознание, затем неделю провалялся в санчасти. Ну а "снежная баба" подхватила детеныша и пустилась прочь. Каким-то чудом запрыгнула на крышу здания штаба, оттуда на дерево и - была такова. А вот как "порезвилась" группа офицеров на берегу одного из озер в десяти километрах от Каргополя. Изрядно подпив, охотники открыли пальбу по пустым банкам и бутылкам. Вдоволь позабавившись, улеглись на ночлег в береговой избушке. И вдруг посреди ночи раздается оглушительный стук "бум-бум". Один из офицеров схватил ружье и выскочил из избы. В десятке метров от нее стоял "лохматый мужик" ростом в два с половиной метра. Глаза его были налиты кровью, а в мускулистых ручищах он держал бревно размером с телеграфный столб, которым отчаянно колотил в стену избушки. Горе-охотники, обомлев, бросили рюкзаки и побежали прочь, не разбирая тропы. С тех пор они больше не шалят и не шумят. Похожий случай произошел в 12 километрах от Плесецка. И не случайно также ночью. КингКонг - ночной охотник, в отличие от нас живет полнокровной жизнью в темное время суток. Он очень осторожен и практически неуловим. Но порой любопытство его подводит - тянется, тянется гоминид к людям! Начальник геологоразведочной партии А. Бобков решил на выходные не ездить в Плесецк, а заночевать в спальном вагончике-бауле. Вдруг ночью кто-то сильным ударом вышиб дверь, и по полу затопали огромные когтистые ноги. Бобков на себе почувствовал крепкие мускулистые руки, которые стали стаскивать с него спальный мешок. Геолог различил в потемках здоровенную волосатую фигуру и закричал нечеловеческим голосом. Непрошеный гость не ожидал такого поворота. Он оставил свою жертву и бросился прочь из баула. Бобков схватил топор и выглянул за дверь - к лесу быстро удалялось темное существо... И все-таки надо отдать должное "лесному человеку". В отличие от нас он не стал развиваться за счет уничтожения природы, а растворился в ней. Снежный человек сам стал неотъемлемой, магической частью природы. А наша цивилизация уже вошла в эпоху экологической катастрофы, пожирая природу и съедая остатки энергетических ресурсов. Мы уже утратили практически все способности своих предков. Ясновидение заменили телевидением, умение читать мысли на расстоянии - телефоном и разговорной речью, мускулатуру нам заменили роботы, лечение травами - таблетки... Не пора ли остановиться? Тот, кто будет стрелять в природу и губить ее, получит по заслугам. Так, как бывший американский летчик Фрэнк Хансен. Во время охоты он в запальчивости застрелил реликтового гоминида. А затем, заморозив его тело и контрабандой переправив в США, за деньги показывал зевакам. Итог печален мафия заставила его утопить источник дохода, а вскоре и сам он застрелился. В Каргополе охотник из Лекшмы Борис Б. повесился вскоре после того, как нечаянно застрелил снежного человека, приняв его за большого зверя. Так что охотиться за реликтовым гоминидом лучше всего с кинокамерой. Как это сделал недавно американец Эрнст Монтайл, которому крупным планом удалось отснять обливающегося водой "бигфута". Но настоящая сенсация пришла из Инты. Геологи считают, что обнаружили на берегу реки Илыч в мерзлоте хорошо сохранившегося реликтового гоминида. Тело его имеет обильный волосяной покров, прямой позвоночник "гомо сапиенс", сильно сплюснутый череп и выступающую вперед челюсть. Рост существа - 2,4 метра.

* * *

В ЛОВУШКЕ

(быль)

Это произошло несколько лет назад. Готовясь к путешествию по русскому Северу, я просматривал сведения о походах новгородских ушкуйников, иногда встречавших загадочных "чудских бесов". Путь мой лежал к Пойме - небольшому городку, существовавшему более пятисот лет. Автобусы туда, разумеется, не ходили. На огороде последнего дома работала женщина; я спросил ее, какая дорога удобнее. - А вот эта, по ней прямо и прямо, - она показала на склон холма между угрюмыми темнозелеными елями. - Вы бы переночевали здесь, а завтра с утра машина пойдет. Места-то ведь у нас такие, что ночью лучше не ходить. - Ничего, надеюсь попутка случится до вечера, - отвечал я, зная, что часов до одиннадцати еще будет светло. Шел я быстро, спускался с одного холма, поднимался на следующий, из осыпавшихся краев дороги ко мне тянулись обнажившиеся корни деревьев. Лес был пустынен. Шел я несколько часов: ни души, ни звука. Словно по волшебству, открылась небольшая деревня, со всех сторон окруженная подступавшим вплотную лесом. Меня некому было учить, что волшебство в наши дни не бывает добрым. За палисадниками виднелись среди кустов калины и рябин основательные рубленые дома, поблескивавшие окнами в последних лучах заходящего солнца. Я поспешил к ближайшему дому. Когда я подходил, меня поразила тишина, еще более плотная, чем в лесу: не слышно было ни петухов, ни собачьего лая. Приблизившись к дому, я крикнул изо всей силы: - Эй, хозяева! Есть кто дома?! Не дождавшись отклика, я решил, что из дома уехали, и поспешил к соседнему. Но и там ответом было безмолвие. Так я обошел все дома. Мертвая деревня посреди леса - место не совсем уютное, однако это все же стены и крыша над головой. Я заметил приотворенную дверь в один из домов и через темные сени проник в жилую горницу. В комнате царил полумрак, слабые солнечные лучи, еле просачивавшиеся сквозь мутные стекла и порванные занавески, которые источали сладковатый запах прели, освещали картину полного разгрома: прогнивший пол, вздыбленные половицы, мусор и тряпки. Особая, густая тьма таилась по углам. Надо было готовиться к ночлегу. Темнело. Я улегся на расстегнутый спальный мешок прямо в одежде и ботинках и, завернувшись, попробовал задремать. Проснулся я так же внезапно, как и провалился в сон. И хотя кругом царила темнота, по-видимому, уже взошла луна, так как слабые блики из окон падали на пол. Было тихо, лишь слышалось потрескивание гниющего дерева. Вдруг послышался скребущий, шуршащий звук. Привыкшему ко тьме взгляду чудилось, что в противоположном углу пол поднимается с тихим скрипом и изпод него вырастает темная фигура. Вот и крохотные красноватые искры глаз... Резким движением я направил туда луч фонарика. В дыру из-под разломанного пола в углу комнаты пролезло странное существо. Ростом оно с пятнадцатилетнего подростка, тело покрыто темной шерстью, похоже на обезьяну. Застигнутое ярким светом, оно зажмурилось, ощерив пасть, в которой среди острых зубов выступали ужасные клыки. Обезьянья его лапа оканчивалась кривыми, устрашающего вида когтями. Рукой я схватил нож, подскочил и прижался к двери. Каблуком выбил доску-засов, одновременно занеся руку с ножом. Фонарем нащупал это существо. Оно было рядом. Я выскочил в сени, захлопывая дверь. В последний момент в щель просунулась когтистая лапа, я ударил по ней ножом, и она исчезла. Прижимая дверь спиной, я тут же рывком потащил на себя стоявшую в сенях рассохшуюся кадку с какой-то тяжестью. Припер ею дверь, и тотчас доски сотряслись от ударов. Пулей вылетел я, путаясь в высокой траве у крыльца, на середину залитой лунным светом мертвой улицы-дороги. Случайно глянув вниз, я обнаружил, что правая штанина располосована, но как это случилось - не мог вспомнить... В это время к окну страшного дома на миг прижалась изнутри эта жуткая морда. Казалось, она искажена от ярости. Потом она исчезла, а внутри послышались странные звуки. Бежал, пока усталость не заставила перейти на быстрый шаг. Ноги заплетались, в голове - сумятица. Дорогу заливал лунный свет. Впереди различалась темная стена деревьев. Вдруг совсем рядом с дорогой послышалось негромкое рычание. Направив фонарь, я увидел два сверкнувших глаза, которые тут же исчезли. Зашуршали ветви... Холодный пот снова выступил на спине. Ноги сами несли меня, но преследовавший меня шорох не отступал. Кто это? Неужели тот самый таинственный зверь, жертвой которого я едва не стал? Дорогу стиснули зловеще темневшие огромные кучи то ли песка, то ли земли. Я поднял фонарь, и мне показалось, что на верхушке одной из них сверкнули огоньки. Я оказался в ловушке. Голова отказывалась работать. Слабо теплилась лишь надежда на слепую удачу. Внезапно в густую тишину замершего ночного леса ворвалось далекое жужжание мотора. Показались две светящиеся точки. Фары. Свет надежды. Все ближе... Я сигналил фонарем. Светлые полосы легли на дорогу. Нож я в последний момент сунул за пояс, под куртку, но так, чтобы рукоятка была под рукой. Машина остановилась. Открылась дверца. Я вскарабкался в светлую, просторную кабину "МАЗа". Меня сотрясала нервная дрожь, в лице, вероятно, было нечто такое, что заставило водителя, молодого парня, спросить: - Ты всю ночь собрался идти?.. Куда это? - В Пойму. В деревне брошенной хотел заночевать. Пришлось все там кинуть... - Ладно, отвезу тебя, заночуешь у нас в общежитии, завтра заедем за твоими вещами... А деревню эту, после того, как ее бросили, местные жители стороной обходят. Проезжают, не останавливаясь. Говорят, там нечистый поселился. Люди вроде бы пропадают. Ты, парень, видать, не из трусливых, если заночевал в таком месте! А почему сбежал? - Да, по-моему, я и встретился с чертом, - ответил я и, не чинясь, рассказал обо всем происшедшем. Парень помрачнел и загадочно поглядел на меня, когда мы въезжали на окраину города. Утром шофер с напарником и я снова оказались в избе. Отодвинув кадку, осторожно вошли в горницу. Проникающего сквозь окна света было достаточно, чтобы увидеть жуткое зрелище: располосованный в лапшу, точно острыми ножами, спальник, выпотрошенный рюкзак, все разорвано, разметано. Измятая консервная банка свидетельствовала о безуспешной попытке вскрыть ее. На боках ее были глубокие царапины. Шофер осветил фонариком в углу положенные вкось доски, открывавшие темный лаз под дом. Не без внутреннего трепета, сгрудившись вокруг, мы приподняли эти доски и тотчас отшатнулись: прямо под нами валялись многочисленные кости и человеческий череп, довольно свежий, судя по уцелевшему клоку волос. Наступило молчание. Затем шофер решился и, опустившись на колени, быстро извлек оттуда одну из костей. Вслед за тем мы уронили доски, прикрыв ужасную могилу. Поднявшаяся прелая пыль не помешала нам разглядеть на поверхности большой берцовой кости ясные следы клыков, обгладывавших человеческую ногу. - Может, капкан поставим? - предложил сменщик. - По-моему, бесполезно. Это очень хитрая тварь. Но выкурить ее отсюда мы можем. Пока сменщик вместе со мной заколачивал дверь, шофер удалился, а затем вернулся с канистрой бензина. Он плеснул его на стены дома и, когда мы отошли подальше, поджег. Огненные языки лизали стены.

Максим Войлошников, научный сотрудник Института географии РАН

* * *

ТАМ ЛЕШИЙ БРОДИТ

Выпал первый снег. Я приехал на подмосковную дачу в деревню Первомайское. Пошел в лес за сушняком, чтобы растопить печку-буржуйку. С краю леса садоводы все сухие деревца уже подобрали. Стал углубляться. И вдруг слышу за спиной шаги. Ломаются сухие сучки. Тяжелое дыхание. Оглянулся. Никого. Я остановился, и "он" встал, затих. Мне показалось это странным. Но я все же пошел дальше, в глубь леса, где стоял сушняк. Невидимый преследователь двинулся за мной. Это я понял по звуку шагов и шумному дыханию. Тут уж мне стало не по себе. Сделав петлю, я вышел к тому месту, где вошел в лес. Присмотрелся. Мой след был смешан с каким-то другим следом. Но изучать его не было времени. Ко мне, пыхтя, приближалось невидимое существо. Мне ничего не оставалось делать, как укрыться в садовом домике и наблюдать из холодной комнаты в окно. Но я так никого и не увидел. Как-то на даче мы находились с зятем вдвоем. Была осень. Сумерки уже сгустились. И только песчаная дорога еле заметно выделялась серой лентой. Вдруг на этой дороге послышались шаги. Как раз напротив нашего участка. Однако никого не было видно. Странно и то, что звук шагов не перемещался, а как бы топтался на месте: чав, чав, чав. Как на болоте. Это место действительно было слегка заболочено. Я направил луч фонарика в то место, откуда доносилось чавканье. Послышались звуки бегущего человека, который тяжело и гулко ударял сапогами о землю. А в луче света мелькнуло подобие тени. Нет, это не человек! С вечера мы договорились идти за грибами. Я подождал, пока проснется зять (он спал в другой комнате), и от нечего делать слушал его богатырский храп, от которого дрожали стены. Вот заскрипела дверь, и он вышел из домика. Но из-за перегородки по-прежнему доносился храп! Что за шутки? Кто же тогда вышел? Я тихонько подошел к двери и резко дернул ее на себя. В тот же миг храп прекратился. Но комната была пуста! Когда вернулся зять, я ничего ему не сказал. Да и что я мог ему сказать? Отправились в лес. Взяли туристский компас, на всякий случай, чтобы не заблудиться. Но в этот день нам упорно не везло. Во-первых, мы не нашли ни одного гриба (такого никогда еще не было). Во-вторых, и это самое главное, долго плутали по лесу. С компасом-то! Как-то незаметно зашли в незнакомые места. Грибов нет. Стали выходить по компасу. Не тут-то было. Кругом лес не наш, незнакомый - и без грибов. Наконец услышали шум автомобилей. Ага! Это уже ориентир. Компас показывал шум на западе. Но мы-то знали, что к западу от нас никакой дороги нет, а должны находиться наши садовые участки, поле и деревня Первомайская. И все-таки мы пошли... Даже самим интересно стало. Неожиданно вышли к скоростной магистрали Москва - Рига. Господи! Ведь мы фактически шли на север, а компас почему-то обманывал, показывая запад. Вот так, с компасом, мы блуждали два часа. Когда я поделился со знакомыми - жителями деревни, они ответили: "Это все леший, он водил. Мы никогда в этот лес не ходим. Он гиблый". Кто он, этот леший, которого мне так и не удалось пока увидеть?..

Юрий Буданов, юридический советник Федеральной автодорожной службы