sci_tech Анатолий Алексеевич Малахов Наперекор судьбе

Герои книг профессора доктора геолого-минералогических наук А. Малахова весьма необычны. Это изумительные пейзажные яшмы с неповторимым сказочным рисунком и вулканическая лава, страшноголовые ящеры и серые невзрачные камни городских мостовых. И всех этих необычных героев объединяет стремление автора открыть в их судьбах пути к решению больших проблем современной науки. Глубокие и разносторонние знания помогают автору находить своеобразные художественные средства и выразительные образы для своих увлекательных рассказов. С помощью пяти ничем вроде не примечательных камней, найденных в разных уголках нашей страны, рассказал он, например, о тайнах земных недр, скрытых «Под покровом мантии» (так названа одна из книг А. Малахова). Читателям полюбились и другие книги этого автора: «Сто профессий геолога», «Новеллы о камне». «Бунт минералов», «Л5 — симметрия жизни». В последней — профессор Малахов выдвинул гипотезы о происхождении жизни. Сюжеты своих рассказов, очерков, повестей А. Малахов заимствует у природы. Во время своих странствий познал он таинственный язык рек и лесов, постиг, как камень на миллионы лет запечатлел гул вулканических взрывов, как скромная степная галька донесла до нас рокот волн ныне не существующего моря. Ведя большую научно-исследовательскую работу, А. Малахов находит время для разнообразной популяризаторской деятельности. Он выступает как лектор и киносценарист, дискутирует с «отцами церкви» и трудится как автор-фантаст. Все, о чем пишет А. Малахов, несет на себе печать пережитого и поэтому подкупает лиризмом и эмоциональностью.

2011-04-21 ru ru
Vlad Stribog doc2fb, Fiction Book Designer, FictionBook Editor Release 2.6.6 2011.04.21. FBD-A5B8DD-3C96-A441-CE86-66B5-F174-04D7A4 2.1

v. 2.1 — дополнительная чистка (Stribog).

Малахов Анатолий Алексеевич. - Наперекор судьбе Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая Гвардия» Москва 1966 Малахов Анатолий Алексеевич НАПЕРЕКОР СУДЬБЕ. М., «Молодая гвардия». 1966. 176 с. На обложке «Эврика».551.42 Редактор А. Ливанов Худож. редактор Г. Позин Художник Г. Перепатов Техн. редактор В. Майоров А15059. Подп. к печ. 12/VII 1966 г. Бумага 84Х108. Печ. л. 5,5(9,24). Уч.-изд. л. 8,2. Тираж 65 000 экз. Заказ 405; Цена 25 коп. Т. П. 1966 г., № 122. Типография «Красное знамя» изд-ва «Молодая гвардия». Москва, А-30, Сущевская, 21.

Анатолий Алексеевич Малахов

Наперекор судьбе

КАМНИ И ЛЮДИ

Волшебная стрела

Глубокие сумерки. Девственная тайга. Нависшие ветви ельника скрывают фигуру человека. Крадучись, он пробирается в глушь леса.

Вот человек вышел на поляну. Стала заметной его нехитрая снасть: кирка, лопата, бадейка да за плечами сумка со снедью. А в руках крепко зажат самодельный лук.

Оглянувшись, человек снял с плеч сумку, вынул оттуда заветный камень-магнит, потер им стрелу. Вслед за этим ветер донес его бормотанья:

Ты, стрела, востра, всем камням сестра…

Ты, камень-магнит, направляй стрелу…

Будут нам и камни пестры, и золото звонкое, и…

Пробормотав заклятие, человек закрутился в каком-то диком танце и выпустил стрелу…

Тугая тетива со звоном отбросила оперенную намагниченную стрелу, а он стоял и с трепетом ждал — где искать удачу?

Не раз говорили ему «стары люди», что только так, а не иначе можно поймать фарт, только так, наперекор судьбе, удастся завоевать счастье.

Стрела вонзилась в землю у края поляны там, где, широко взметнув в небо причудливые корни, лежал выскорь — вывороченный во время бури вековой дуб. Он напоминал своими раскидистыми корнями лохматое чудище, восставшее из недр. А в корнях выскоря блестел яркий зеленый огонек. Даже вечером он сверкал, как глаз мохнатого великана.

Это был первый дар земли — зеленый самоцвет — изумруд. Значит, стрела и заклятье не подвели.

Лихорадочно, чтобы успеть перехитрить судьбу, чтобы не помешала злая сила, человек стал рыть землю.

Под небольшим слоем земли оказалась крепкая порода. Пошла в ход кирка.

Утро застало старателя склонившимся над маленькой жилкой — проводничком белой породы, четко выделявшейся на фоне темно-серой скалы.

Да, это тот проводник, который приводит к фарту. Не раз он слышал об этих жилках — проводничках.

Удвоив, удесятерив усилия, он заработал с еще большей энергией.

И вот он, фарт! Жилка побурела, стала сначала слегка желтой, потом ржавой… Она раздулась… И в ней открылось отверстие.

Запустив руки в ржавую глинистую массу, человек нащупал в ней граненые камни. Это самоцветы.

Он знал, что вынимать их сразу на дневной свет нельзя. Камни потеряют горную влагу и растрескаются. Надо завернуть их в мокрую тряпицу и держать в ней несколько дней.

И все же искушение было слишком большим. Надо узнать: что же послала ему судьба?

Один из маленьких камней он тщательно обтер рукавом, подержал во рту, снова вытер.

Да, судьба подарила ему невиданное богатство! Это был изумруд «первого света» — чистейшей воды, баснословной ценности…

По теории вероятностей можно предсказать, что стрела действительно упадет в зоне скопления самоцветов. Большей же частью «колдовство» будет безрезультатным.

Есть на земле музеи. В них собраны богатейшие сокровища. Один из таких музеев есть на Урале. Это знаменитый, известный всему миру Ильменский государственный заповедник имени В. И. Ленина.

Декретом Ленина здесь заповеданы редкостные камни. Никто в наши дни не имеет права добывать их здесь. Заповедник предназначен для научной работы, для выявления законов размещения в земле разнообразных минералов.

Чего только нет в заповеднике!

Вот васильковый сапфир… Цвет такого камня трудно передать словами. Он может быть темно-синим,

голубым, лиловатым… Эта разновидность сапфира весьма ценится у любителей камня.

А рядом, в другой копи, можно увидеть топазы. Особенно красивы прозрачные, чуть-чуть желтоватые разности их. Иногда вместе с топазами можно встретить набор коллекционных камней — черный шерл, горный хрусталь, черную слюду и удивительный светло-зеленый амазонит. Когда все эти камни встречаются вместе, трудно оторвать глаз от такого ансамбля горных цветов.

Новые копи — другие перлы природы.

Пожалуй, самым таинственным из них кажется письменный гранит, или еврейский камень. Чудная вязь странных клинописных знаков видна на плоскостях этого камня. Тысячи людей впивались взором в странные иероглифы, пытаясь вникнуть в тайну написанного. Но камень молчал. Он не открывал никому своих тайн. И только в наши дни геологи поняли, что в загадочных сплетениях знаков запечатлена необычная история. История этого камня.

Что будет, если привести суеверного рудознатца в такой район, как Ильменский заповедник, или в другую столь же богатую самоцветами местность?

Я ручаюсь, что здесь в подавляющем большинстве случаев его стрела, пущенная наугад, упадет на участок скопления самоцветов или в зону проводников, указывающих путь к самоцветам.

Конечно, такой рудознатец будет уверен в силе своего «колдовства». Он твердо будет знать, что своей «волшебной стрелой» он перехитрил неудачливую судьбу.

А сколько рассказов об удаче отдельных счастливчиков подогревало подобные поиски!

Дмитрий Тумашев нашел в корнях вывороченного дерева изумруды…

Степан Согра разыскал камень, который в огне не горит…

И шли в рудосыщики толпы людей. Кто они? В списках первых «геологов» можно видеть и крестьян, и людей торговых, и дворян, и даже лиц духовного звания…

Хранители подземных богатств — гномы, змеи, Медной горы Хозяйка, а иногда и сам черт — какие только образы не были созданы народной фантазией! Зная лишь внешние признаки природных богатств, старатели и рудознатцы часто ошибались, труд и время их тратились впустую, богатство маячило вдали, как недосягаемый призрак, а нищета стояла всегда рядом, наготове, с голодом и холодом, с заботами и кабалой. Мудрено ли, что в фарте своем разведчики прошлого видели вмешательство чудесных добрых сил, а если «не пофартило» — ну, значит, черт попутал, змей — Полоз золото увел, Хозяйка богатство пустой породой завалила. Значит, надо или перехитрить «тайну силу», или задобрить ее, или как- то откупиться от нее.

Но бывало и так, что рудознатец прошлого «чутьем чуял» подземные богатства, по едва приметным признакам отличал его. Но этот подспудный опыт не всегда был осознан. Верные признаки смешивались в представлении рудознатца с суевериями, с тайными приметами, и шли в ход намагниченная стрела, которая «сама богатство кажет», да заговорное, заветное слово.

Многие из этих примет сейчас расшифрованы и изучены. То, что казалось чудом, тайной, стало точным знанием. В справочниках и учебниках описаны цветы и кустарники, что растут над месторождениями меди, цинка, золота. Известны точные признаки подземных вод.

Французский художник Пуссен на одной из своих картин запечатлел «работу» пророка Моисея, извлекающего воду из скалы. В библии это выдается за одно из чудес человека, удостоенного чести разговаривать с самим богом.

Современные гидрогеологи неоднократно повторяют в наши дни «чудо» Моисея. В своей работе они используют и народный опыт. Известно, что мелкая мошка тучей вьется над тем местом, где ближе всего подходит к поверхности подземная вода. Здесь же, как правило, произрастают особые виды трав. Да и цвет растительности в зонах увлажнения обычно изменяется. Наблюдательный человек всегда точно укажет, где лучше всего выкопать колодец. Ну, а при желании все это можно выдать за чудо. Вот почему многие рудознатцы прошлого окружали свою работу ореолом таинственности и уважения и денег им доставалось больше.

Удивительные камни

Странно, но с неодушевленным камнем связано бесчисленное множество суеверий. Какой драгоценный камень останавливает кровь? А какой снимает любовные чары? Что лучше исцеляет от лихорадки — сапфир или гранат?

Подобными вопросами и ответами на них пестрят средневековые лапидарии.

Великий Данте, живший на грани двух эпох — Средневековья и Возрождения, в своей «Божественной комедии» писал о камнях ада:

Из этих трех уступов первый был Столь гладкий и блестящий мрамор белый, Что он мое подобье отразил; Второй — шершавый камень обгорелый, Растресканный и вдоль и поперек, И цветом словно пурпур почернелый; А третий, тот, который сверху лег, — Кусок порфира, ограненный строго, Огнисто-алый, как кровавый ток.

И обыкновенные, всем нам знакомые камни становятся в этом описании почти таинственными.

В поисках удивительных камней человек не вдруг познавал свойства минералов и горных пород. Нет ничего странного, что желаемое и надуманное иногда выдавалась за действительное.

Тайком от людей в определенный день и час года колдуны-аптекари толкли в ступах кости ископаемых животных. Они верили в то, что толченые кости мамонта могут продлить жизнь. В эту эпоху, эпоху средневековья, и распространялись басни о таинственных свойствах камней. Вот некоторые из них.

Аметист мысли лихие удаляет, добрым разум делает, во всяких делах помогает, пьянство изгоняет.

Гиацинт предотвращает грозу, бессонницу отгоняет, содействует обогащению, увеличивает могущество, закаляет сердце, радует душу.

Изумруд исцеляет от ипохондрии, успокаивает биение сердца, содействует успеху предприятия, рассеивает душевную тоску.

Куприн в чудесном рассказе «Суламифь» говорит, что царь Соломон дарил своей возлюбленной персепольскую бирюзу, которая приносит счастье в любви, прекращает ссору супругов, отводит царский гнев и благоприятствует при укрощении и продаже лошадей; и кошачий глаз — оберегающий имущество, разум и здоровье своего владельца; и бледный, сине-зеленый, как морская вода у берега, бериллий — средство от бельма и проказы, добрый спутник странников; и разноцветный агат — носящий его не боится козней врагов и избегает опасности быть раздавленным во время землетрясения; и нефрит, почечный камень, отстраняющий удары молнии; и яблочно-зеленый, мутно-прозрачный онихий — сторож хозяина от огня и сумасшествия; и яспис, заставляющий дрожать зверей; и черный ласточкин камень, дающий красноречие; и уважаемый беременными женщинами орлиный камень, который орлы кладут в свои гнезда, когда приходит пора вылупляться их птенцам; и заберзат из Офира, сияющий, как маленькое солнце; и желто-золотистый хризолит — друг торговцев и воров; и сардоникс, любимый царями и царицами; и малиновый лигирий — его находят, как известно, в желудке рыси, зрение которой так остро, что она видит сквозь стены, — поэтому и носящие лигирий отличаются зоркостью глаз, кроме того, он останавливает кровотечение из носу и заживляет всякие раны, исключая ран, нанесенных камнем и железом…

Можно без конца перечислять эти весьма поэтические, но не очень научные приметы. Невежественные люди испокон веков были падки на поверья и слухи, и камни с такой «могущественной силой» легко сбывались простакам.

Поверьям способствовали и многие библейские тексты. Там, например, прямо говорилось, что рубин вызывает страсть, топаз — ревность, бирюза рождает каприз, аквамарин — приносит неудачу и т. д.

В других местах библии перечислялись двенадцать «главных камней», а отсюда был шаг к тому, чтобы связать эти камни с определенными месяцами года и знаками Зодиака, также распределенными по месяцам. Соединялись топаз и созвездие Стрельца, аквамарин и созвездие Козерога, хризолит и созвездие Весов, агат и созвездие Близнецов… Все это выдавалось за «большую науку».

Как ни странно, в эпоху Ренессанса и позже некоторые великие просветители способствовали вере в удивительные свойства драгоценных камней. В XVIII веке широкую известность получила, например, фантастическая новелла Д. Дидро «Говорящее сокровище» — об удивительном камне, подаренном ангелом одному восточному властителю. Камень этот заставлял говорить о самом сокровенном, о том, что обычно не произносится вслух.

Конечно, сам Д. Дидро не верил в существование такого камня. Это был прием иносказания, нужный писателю для того, чтобы показать нравы французскою общества.

Но иные суеверия живы и сейчас.

Камни радости

Этот гигантский аквамарин в длину был чуть меньше годовалого ребенка. Он стоял на комоде в квартире одного старого горщика. Камнем радости назвал его горщик.

Аквамарин был чистый, прозрачный как слеза. Его совершенно не касался резец, все грани были естественными, природной красоты.

Горщик говорил, что цвет камня странно меняется: синевато-голубым он бывает в ясную погоду, когда у человека радостно на сердце; зеленовато-синие тона появляются в камне при плохой погоде; он даже слегка мутнеет, если в душе человека большое горе…

Аквамарин действительно оправдывал свое название: аква — вода, марэ — море, марина — морская. Морская вода! Камень, впитавший в себя красоту и тональность моря.

Можно было часами смотреть на этот камень. Многие уверяли, что им удавалось видеть в нем и буйную мощь штормового вала и лунный отблеск волны, и все богатство красок освещенного солнцем южного моря.

«Очень, очень давно, — рассказывал горщик, — на побережье теплого моря жила девушка по имени Марине. В ней как бы слились и жаркие лучи солнца и ласковая прелесть морской волны. Все люди любили ее, а тот, кому она однажды сказала „люблю“, звал ее именем моря — Марэ.

Однажды увидел Марине морской царь и влюбился в нее.

Напрасно пыталась девушка противостоять царю. Что могла сделать она? На стороне царя были могущество, власть и сила. А у бедной Марине только слезы. И она громко плакала на берегу моря. Час за часом слезы покрывали ее ноги, платье, волосы. Потом слезы застыли и превратились в прозрачный камень цвета моря.

Ритмично и грозно бились о берег посланцы царя — гневные седобородые волны. Они хотели доставить ослушницу морскому царю. Особенно страшным был каждый девятый гонец. Вместе с пенящимся водоворотом он нес с собой крупные камни и с неистовой силой швырял их о берег. От ударов девятого вала дрожала земля, дробились крепчайшие скалы, только глыба слез окаменевшей Марэ была непреклонной. Год за годом морской песок окутывал Марине, и, наконец, она скрылась от человеческих глаз…

Шло время. Изредка люди находили в морских слоях округленные гальки, прозрачные как слезы, синевато-голубые, зелено-синие, голубые, как морские волны. Душа Марине заключена в этом камне. И кому она раскрывает свою душу, того в жизни ждет радость. Слезы Марэ стали для людей камнем радости, камнем счастья…»

Было тихо… Вечерние сумерки окутали город. Кое- где зажглись огни. Отблески огней затеплили внутри кристалла странный огонек… Камень как-то потеплел от своего внутреннего, хотя и отраженного, света. Аквамарин стал синим, густым.

«Этот кристалл, — продолжал горщик, — подарил в день нашей свадьбы мой отец. Он благословил нас не иконой, как было принято в то время, а камнем. И аквамарин стал нашим талисманом. И горе, и радость, и заботы, и мечты мы доверяем ему».

Я знал, что эта легенда наивна. И конечно, не из девичьих слез рождаются аквамарины, бериллы, изумруды. Да и не в море они возникают. Глубоко в земле, вблизи огнедышащих очагов, путем сложных химических превращений и замещений идет процесс зарождения этих кристаллов. Но мне нравилась сказка. Она освещала лучом человеческих переживаний тайну происхождения и жизни камня.

Есть люди, которые искренне верят в таинственную силу камней. Горщик был человеком особого склада. В его сознании уживались и современные научные знания и суеверия, почерпнутые в народной молве. Он верил, что аквамарин и изумруд предохраняют от укуса змей, излечивают глазные болезни, способствуют долголетию, освобождают от душевной тоски.

Горщик был прекрасным знатоком драгоценных и коллекционных камней. У него многому научились и профессор Крыжановский и академик Ферсман. И в то же время он с самым серьезным видом советовал подарить аметист человеку, страдающему запоем. Он уверял, что именно этот камень удаляет все «лихие» мысли и содействует успеху любого предприятия. Он верил также, что кости людей, умерших от неразделенной любви, превращаются в бирюзу. Он показывал коралловые серьги, говоря, что коралл чутко реагирует на болезни своего хозяина. Когда человек болен, цвет коралла становится розовато-желтым. Выздоровеет человек — и цвет камня снова станет кораллово- красным.

Трудно было спорить с ним. Во время спора он говорил о целебной силе трав, о лекарственных свойствах горицвета, ландыша, наперстянки; он рассказывал о китайском корне жизни — женьшене, американском хинном дереве и многих других растениях, ранее применявшихся только в народной медицине. «Вот только камни не могут покорить ученые», — добавлял он при этом.

Он сам был против шарлатанов. С возмущением вспоминал он о том, как несколько лет назад в Москве одна такая «целительница» излечивала любые болезни с помощью пластинки сердолика, вделанной в аппарат для просушки волос (фен). Таинственным шепотом она во время сеанса сообщала, что сердолик предохраняет от козней врагов, а при родах содействует легкому разрешению от бремени. Находилось много легковерных людей, плативших огромные деньги шарлатанке. Горщик пошел к ней на прием и увидел, что вместо сердолика в аппарат был вделан простой камень. Она даже не знала, как выглядит сердолик.

Я читал в старых руководствах по минералогии о целебных свойствах сердолика. Но оказывается, сердоликом называли не только прозрачные оранжево- красные халцедоны, а и некоторые другие минералы, в том числе турмалин.

Если на минуту поверить, что некоторые камни действительно обладают какими-то лечебными свойствами, то в первую очередь надо было бы изучить именно турмалин. Этот минерал обладает разнообразными свойствами, и в том числе пироэлектричностью. Даже при небольшом изменении температуры на разных концах такого кристалла возникают положительные и отрицательные электрические заряды. Не обладают ли эти заряды (в определенной дозировке) какими-либо целебными свойствами?

Или вот другой из «целебных» камней — гиацинт.

В XVI столетии один из ученых того времени, Жером Кардан, уверял, что гиацинт может усыплять людей и излечивать разнообразные болезни. Но тут же с грустью добавлял, что принадлежащий ему гиацинт не усыпляет. Сам ученый страдал бессонницей и не мог ее излечить.

Мы знаем, что гиацинт — разновидность минерала циркона, в котором соединены цирконий, кремний и кислород. Содержание всех этих элементов в минерале характеризуется суммой своих изотопов. Сочетаний изотопов может быть очень много в таком минерале. Возможно, что какое-то из этих сочетаний действительно обладает целебными свойствами? Но этот вопрос также никто никогда не изучал.

Я часто прихожу в гости к горщику. Зная меня, он сразу же ставит передо мной свой талисман — аквамарин. В разговоре мы вновь и вновь перебираем все возможные пути и способы изучения пока еще не выявленных свойств камня. Многие из этих свойств еще кажутся нам таинственными и непонятными. Но ведь на современном уровне развития науки мы еще незнаем многих тайн мироздания.

Камни памяти

До революции у евреев было принято обучать своих детей в хедере. Слово «хедер» означает — комната. В комнату приходили дети, садились за парты или просто на пол, и их учитель, ребе, часто с помощью палки вдалбливал в них знания. Говоря современным языком, ребе таким образом достигал «закладки» информации. Усвоение информации сводилось к заучиванию священных текстов. Ребе, обучив детей элементам распознавания знаков, заставлял зазубривать тексты. Раскачиваясь, дети повторяли бессмысленные для них слова. «Брайше бюро элоим эс ашомаим эреогец». В переводе это означает: «Вначале сотворил бог небо и землю». А по существу — вообще ничего не означает.

Ребе не торопился, дети могли повторять текст и пятьдесят и сто раз, пока они его не усваивали.

Так же преподавался «закон божий» и в дореволюционных русских школах.

Каким контрастом с хедером или с уроком «закона божьего» является в настоящее время память машины, сразу усваивающей информацию! В первых счетных кибернетических машинах память концентрировалась в особых блоках, состоящих из множества элементов.

Как правило, все запоминающие устройства основаны на магнитном состоянии некоторых кристаллов. Общепринятой является так называемая двоичная система, которой можно передавать и закладывать информацию посредством электрических импульсов.

Недавно в нашей печати сообщалось, что уже изобретен способ закладки информации в троичной и четверичной системах. Так, например, ферритовый магнитный элемент сагер запоминает на основе периодичности четырех символов: отсутствие тока, движение тока в одном направлении, движение тока в другом направлении и прямое движение как в одном, так и в другом направлениях.

А между тем на помощь запоминающим машинам могли бы прийти камни. Например, кристалл поваренной соли обладает феноменальной «памятью». Он может в кубическом миллиметре сохранить до одного миллиарда единиц информации. Это связано с тем, как проходит в таком кристалле свет. Пока кибернетические машины не используют удивительные свойства каменной соли, но можно не сомневаться, что наверстают упущенное.

Современность выявляет истинные удивительные свойства многих минералов.

Всем известен горный хрусталь. Еще не так давно все сборы этого камня шли на изготовление безделушек, печатей, брошей, ограночных камней для колец и прочего.

Но оказывается, пластинка из горного хрусталя, ориентированная под определенным углом к оптической оси кристалла, обладает способностью издавать ультразвук, приобретает пьезооптические свойства. На этом основана большая отрасль современной промышленности. Пластинки горного хрусталя обеспечивают и стабилизацию радиоволн, и ультразвуковую дефектоскопию, и многое, многое другое.

Казалось бы, говорящий камень — это ли не чудо! Но наука не признает чудес. Она утверждает силу знаний, бесконечные возможности человека раскрывать сокровенные свойства вещей.

«Седьмое чудо»

А легенды? Всегда ли они уводят от жизни в мир сверхъестественного? Нет, ведь иной раз в народных (а не религиозных) сказаниях отражаются опыт народа, его знания, его сила. Мне вспоминается один эпизод, свидетелем которого я оказался однажды.

Это был спор об отношении ученых к фольклору. Спорили крупнейший специалист по золоту, профессор нашего института, и один из его учеников, молодой казах. Он был студентом-заочником третьего курса, только что возвратившимся из геологической экспедиции, очень энергичным, толковым, правда, несколько горячим. Но этот порок обычно проходит вместе с молодостью. Звали казаха Акбас, а может быть, Акбай. Фамилия не удержалась в памяти. Но дело не в имени и не в фамилии, а в сущности спора. Я не вмешивался в их спор. Старался не только запомнить все оттенки рассказа студента, но и уловить логику его мышления. Все это должно было дать мне ответ на один из вопросов, интересовавших меня: как относиться к народным легендам? Что это — суеверие, пустой вымысел или что-либо другое?

Акбай (будем звать его так) отстаивал важность изучения народных легенд, а профессор предостерегал юношу «от увлечения сказками».

— Сказка есть сказка, — говорил профессор, — нельзя переносить в науку все, что нами услышано в песнях и сказках. Иначе наука перестанет быть наукой. Она переполнится суевериями.

В ответ полилась страстная речь Акбая:- Я не понимаю, против чего ты, профессор-ага, возражаешь. Почему думаешь, что все сказы — суеверия? Слушай и дай договорить мне до конца. Не перебивай, пожалуйста.

Я не знаю, когда произошло то, о чем поют акыны — хранители мудрости нашего народа. Они не говорили, когда это было. Их рассказ я слышал на айтысу — состязаниях песенников.

Акыны пели под звуки домбры о том, что случилось еще в те далекие времена, когда главной в роду была женщина. Та, о которой пели акыны, звалась «золотой».

Да, да! Много легенд ходит в народе о «Седьмом чуде», о самородке невиданных размеров. Многие рассказывают об этом чуде, но правду знают немногие.

Все ашуги Джетысу, или, как мы сейчас говорим, Семиречья, все певцы Джетытау, или, как мы говорим, Семи гор, все акыны Джетыкала, или, как мы говорим, Семи городов, воспевали Джеты-чудо, «Седьмое чудо», которым владела молодая хозяйка нашего рода.

Постой, — перебил речь Акбая профессор, — среди семи чудес света нет золотого самородка.

У вас, европейцев, профессор-ага, — сказал Акбай, — свои семь чудес света. Мы знаем о них. Это и Колосс Родосский, и Александрийский маяк, и Египетские пирамиды… Но наши азиатские чудеса света еще пока мало известны. О них очень редко говорят.

Ну, одно чудо света Азии знают все. Это великая Китайская стена. На тысячи километров протянулась она. Это действительно гигантское творение народа.

Второе чудо света находится в Индии. Ты, наверное, слышал про знаменитый железный столб. Сотни лет стоит он, вкопанный в землю, и' не ржавеет. Действительно чудо! Он был вкопан в то время, когда народы еще не знали железа, когда люди только-только стали осваивать бронзу. Откуда взялось железо? Почему оно не ржавеет? Никто не знает.

В Индии есть и другое чудо света — храм в Армакантаке, сделанный из красного камня. Он величественно стоит на горе. Толпы народа стекаются для поклонения этому чуду. Сейчас нам рассказывают, что стены храма сделаны из боксита — алюминиевой руды. Но когда строили этот храм, никто не знал, что такое алюминий. В нем все поражает удивительной гармоничностью украшений и статуй богов, высеченных из красного камня.

О четвертом, пятом, шестом чудесах света говорят разное. В каждой стране есть свои чудеса. Но вот «Седьмое чудо» света было общепризнанным. «Седьмое чудо» света было у нас в Западном Казахстане, в Семигорье, в Семиречье, в Семи городах. Это был самородок золота замечательной красоты. Все наши жирау — сказители и акыны — импровизаторы слагали стихи об этом чуде.

Есть на свете чудо красоты, Знаешь ли о нем ты? Ари-айдай-бойдай-талай…Блестящим сиянием озарено, Ни с чем не сравнимо оно… Ари-айдай-бойдай-талай…

Так пели под домбру свои стихи о «Седьмом чуде» сказители песен. Припев песни обычен. Его не перевести. Это что-то вроде вашего «ай-люли».

Самородок был большой и напоминал бюст женщины. Тонкая сетчатая вязь прикрывала ее плечи, ниспадая причудливыми складками к основанию статуи. Царственная диадема из древовидных хитросплетений золота гордо окаймляла ее чело. Но не это главное. Всех поражало лицо статуи — красавицы с огненно- рыжей копной волос. Как природа добилась такой красоты? Никто не знает.

Нам сейчас известно, — возразил профессор, — что золото в тонких листочках просвечивает зеленым и синим цветом. Может быть, и у этого самородка поверхностные части были тонколистоваты?

Ну вот, и ты стал искать правду в старой сказке! — воскликнул Акбай. — Но слушай, профессорам, я не могу тебе точно перевести на русский язык песни акынов. Они поют, что золотисто-желтые тона сливались с синевой и зеленью, и от них на лице статуи словно мелькали и вспыхивали естественные пересветы и блики.

Я видел много раз самородки, — не сдавался профессор, — некоторые из них были губчатыми, сетчатыми, дендритовидными, древовидными. Но в одном самородке трудно представить себе все эти формы. Так не бывает в природе.

Не знаю, — упрямо говорил Акбай. — Я повторяю то, что слышал в песнях акынов. Дальше они пели, что «Седьмое чудо» оберегали от взглядов чужестранцев, но слава о нем проникла во многие страны. Я думаю, — добавил Акбай, — что именно об этом чуде писал Геродот, упоминали о нем и другие ученые древности.

Я хоть и не согласен с твоими сказками, Акбай, — задумчиво сказал профессор, — но дополню: среди барельефов Нимруда в Ассирии есть мифический гриф — чудовище с головой орла и телом льва. Еще в 560 году нашей эры ученый Аристей Преконийский говорил, что грифы стерегут золото где-то в Скифии. Он сам был в стране Исседонов. живших вблизи одноглазых Аримаспов, воровавших золото из- под грифов. Греческий же ученый Птолемей писал во втором веке нашей эры, что Исседоны жили в Семиречье, в Средней Азии. Может быть, эти сведения и лежат в основе песен твоих акынов, Акбай? Хотя то, что рассказываешь ты, не похоже на опубликованные легенды о золоте.

Нетерпеливо мотнув головой, Акбай продолжал.

В глубокой зиндан — пещере, вырытой в земле, стояла золотая статуя. Говорят, что ее последняя хранительница, дочь женщины — главы нашего рода, девушка необычайной красоты — звалась Айгыз. Она сама была похожа на золотую статую.

В древних сказаниях говорится, что вскоре вместе с именем Айгыз стали упоминать имя молодого батыра Кутжана. Этот батыр уже носил почетное прозвище «Каракок» — «победитель на скачках». Это он выиграл мировой тогыз из девяти призов на больших состязаниях. В мировой тогыз входили верблюд, орел, корова, конь, жеребенок, овца, коза, ковер и шуба. Но батыр Кутжан Каракок отказался от такого богатства. Он попросил старейшин рода разрешить ему взять в качестве своей хатын — жены девушку по своему выбору. И старейшины разрешили ему это.

Батыр Кутжан Каракок был храбрым джигитом. Никто не решался выходить на состязания с ним. В его руках обычный шокпар — дубинка для рукопашного боя — работал за десятерых.

Этот могучий боец был отличным певцом. Песни его восхваляли красавицу Айгыз. А золото «Седьмого чуда» было золотом души Айгыз Корим (Корим — значит «красавица»).

Может быть, цвела бы их любовь так же, как у всех людей, но вмешалась злая судьба.

Как-то встретили Айгыз Корим и Кутжан Каракок бабу Злиху, старую колдунью. Это она многие годы была хранительницей «Седьмого чуда». Но совет старейшин рода назначил хранительницей сокровищ вместо старой колдуньи молодую красавицу Айгыз. И Злиха затаила в сердце злобу на девушку.

Страшное заклятье произнесла Злиха, обращаясь к своему повелителю Албасты — злому духу.

«Вечером темным и днем поздним, — бормотала Злиха вслед молодым влюбленным, — проклинаю Айгыз и Кутжана великим проклятьем. Пусть порченая кровь вольется в их тело. Пусть злой дух Албасты возьмет их души. Пусть серая земля поглотит вместе с ними и „Седьмое чудо“. И да будет мое заклятье в силе до тех пор, пока золото владеет душами людей!»

И дальше поют акыны, что вскоре, разбуженные заклятьем Злихи, пришли за Кутжаном и Айгыз слуги Албасты — толпы диких наездников. Их было много. Несметные полчища надвигались на Джетысу, Джетытау, Джетыкала. На своем пути наездники сжигали все и сравнивали города с землей.

Вывел на битву своих воинов и батыр Кутжан Каракок. Но как мог он противостоять несметным полчищам? Смяли в один миг всех его людей, а самого батыра раненым увели в плен. Не пришлось батырам Каракока бросить своим врагам в спину горсть земли, чтобы они больше не возвращались. Их самих поглотила земля.

В глубокой пещере сидела со своим сокровищем красавица Айгыз. Она приготовила богатое суюнши — подарок за радостное известие о победе. Но время шло, а гонцов не было. Суюнши так и не было вручено. Айгыз была отрезана от всего живого. Те, кто знал, как найти пещеру, были убиты или взяты в плен. Смерть от голода в вечной темноте подземелья — вот что было уделом Айгыз Корим.

Злой дух Албасты и колдунья Злиха торжествовали. Не было ни Кутжана, ни Айгыз. Проклятье Злихи погубило их.

Шли годы…

Однажды в область Семи рек, Семи гор и Семи городов пришел странник. Его встретила тишина выжженной солнцем степи. Изредка эту тишину нарушали резкие крики беркутов да шуршание перекати-поля.

Вот путник подошел к горе, отбросил покрывало, зажег факел. Огонь осветил суровое лицо Акбаса — седоголового батыра. Вряд ли кто мог узнать в нем сейчас жизнерадостного и веселого красавца Кутжана Каракока.

Первое, что увидел Кутжан, — это торжествующий взгляд Злихи. Она сидела в царственном наряде рядом со статуей.

Не знал Кутжан-Акбас, что это сам злой дух Албасты принял облик Злихи. Не знал, что это был тылсым — наваждение.

Гневом загорелись глаза Кутжана, когда он увидел труп своей любимой, лежащий у ног Злихи. Ярость овладела им. Схватил он свой шокпар и стал дробить им стены и драгоценности. Один из могучих ударов пришелся по «Седьмому чуду», другой попал Злихе. Страшно закричал Албасты, а золотая статуя разлетелась на мелкие осколки. Частички ее с невероятной силой врезались в стены пещеры, запечатлевшись в них навечно.

А там, где к золоту примешалась кровь Албасты- Злихи, оно стало белесым и твердым. Потри такое золото о камень, и оно запахнет чесноком. Это запах дурной крови дьявола…

Да, да, профессор-ага, ты скажешь, что к золоту примешан здесь минерал арсенопирит. Он действительно пахнет чесноком. Но когда слагалась легенда, ведь об этом никто не знал.

Подземный гул был ответом на удары шокпара. Рухнул и завалился вход в подземелье, и настала вечная тишина…

Шли столетия…

Недалеко от Семи городов люди стали находить самородки золота изумительной красоты.

Ты спросишь, профессор-ага, зачем я рассказываю все это? Зачем вношу сказку в науку?

Все вы, ученые, сухие люди. Но я не верю и многим из ваших сказок. Золото Джетыгаринского района вы связываете с деятельностью горячих вод, идущих из глубины, от магматических очагов к поверхности. Но на той глубине, где рождаются эти растворы, никто никогда не бывал. Ваше объяснение — это непроверенная гипотеза, мало чем отличающаяся от сказки. Чем твоя сказка лучше моей? Скажи, профессор-ага?..

Я записал рассказ о «Седьмом чуде» так, как слышал его от Акбая. Конечно, профессор-ага довольно убедительно доказывал слушателям правильность своих научных построений. Но, по правде говоря, я был в этом споре не на стороне профессора.

Иногда неправильно смешивают суеверия с народной мудростью, запечатленной в древних сказаниях. В народном эпосе сфокусировалась наблюдательность древних людей. Они по-своему пытались рассказать потомкам, как произошло золото, где его искать.

Один из крупнейших казахских геологов, академик Сатпаев, учил не отгораживаться от народа и рекомендовал учитывать не только древние сказы, но особо тщательно изучать места древних разработок металлов. По ним, как по тайным приметам, вскрываются огромные залежи подземных богатств.

В интересной сводке Л. Левитского «О древних рудниках» приведены данные о том, что в Казахстане известно свыше восьмидесяти месторождений, в которых в удаленное от нас время разрабатывались золотые, медные и оловянные руды.

Только в Джезказгане, судя по отвалам, свидетельствующим о больших по объему горных работах, было добыто в древности свыше миллиона тонн медной руды.

Конечно, работы, подобные джезказганским, оставили след не только в отвалах. Об этих работах слагались песни. Об удаче умельцев, открывавших новые месторождения, также пели акыны.

Существует предание, пишет М. Массон в книге «Из истории горной промышленности Таджикистана», что в район серебро-свинцового Рудника погибели в IX–X веках направляли преступников для поисков новых скоплений руд. И если они возвращались без руды, их убивали.

Предание подтвердилось. В районе этого рудника было обнаружено более полутора километров горных выработок на глубинах до ста метров от поверхности земли. Там же обнаружены изделия IX–X веков нашей эры.

Древние рудокопы брали из земли только те руды, из которых легко выплавлялся металл. Богатейшие концентрации труднодобываемых руд они не трогали. Поэтому находка древнего рудника всегда означает, что здесь можно встретить большие запасы таких руд, которые используются современной промышленностью.

Что можно добавить к рассказу Акбая? Народные сказы о золоте и привели к тому, что в районе Джетыгары было открыто месторождение, а в 1910–1911 годах здесь возник сначала небольшой поселок, а затем и город. Жители этого города добывают сейчас не только золото, но и асбест.

И еще. Земля сейчас раскрыла свои кладовые, наиболее полно именно тем людям, которые не чувствуют над своей душой власти Албасты — злого духа, стерегущего золото. Ибо золото в наши дни потеряло власть над душой человека. Но эти люди не верят и в существование других сверхъестественных сил — и в этом их сила.

Ущелье Дразнящего эха

В большом просторном зале медленно гаснут огни. На экране появляются кадры фильма. Это фильм об истории строительства одного из районов города Мечты. Такой город, а точнее, несколько таких городов уже существуют, и я недавно был там и смотрел на это чудо.

А на экране проходят уникальные пейзажи. Низкорослые березы, болота, сплошные поля валунов; вдали синеют горы, у них какой-то холодный облик. Несмотря на лето, несмотря на обилие зелени, горы покрыты снегом.

Сменяются кадры. Мы видим, как сюда пришли строители, но в то же время это не совсем строители. Основная их специальность другая. По утрам и днем они занимаются в лабораториях, наспех оборудованных в маленьких неуютных домиках, а вечером и по воскресеньям они сами строят свой город.

К сожалению, на экране не показывают самых первых кадров. Не показывают, как зарождался этот город. А история его рождения поучительна.

Два великих мечтателя — академик Александр Евгеньевич Ферсман и Сергей Миронович Киров, ученый и политический деятель, — заложили основу того, что мы сейчас видим в Заполярье, в районе Хибинских тундр, где еще не так давно бродили стада оленей. Ничто, казалось, не выдавало сокровищ, спрятанных в мурманской тундре.

В трудах, очерках, новеллах А. Е. Ферсмана подробно рассказано о его мыслях, сомнениях, мечтах, о борьбе с предвзятым мнением.

Это здесь, на плато Расвумчорр и во многих других участках хибинских и ловозерских тундр, родились смелые мысли об использовании местных богатств.

Сейчас на плато Расвумчорр приезжают многие экскурсанты, приходят туристы, с обрывов этого плато открывается вид на город Кировск, стоящий на берегу озера, и на апатитовый рудник. Здесь, вблизи ущелья Дразнящего эха, располагается долина, названная именем Ферсмана.

Пришли летом 1963 года и мы, участники семинара общества «Знание», собравшиеся сюда для того, чтобы обменяться мнениями о направлениях развития Мурманского края и Карелии.

И вот мы на Расвумчорре. Рассказывают, что сюда, в ущелье Дразнящего эха, много-много лет назад приходили жрецы и ждали, когда боги откликнутся и расскажут им то, о чем они должны поведать народу. Но боги молчали.

Лучшее эхо, чем здесь, слышится примерно в полукилометре отсюда. Там, в карах, на снежниках, спускающихся с плато, оно откликается три-четыре раза. Но жрецы говорили, что эхо не волшебное. Оно не имеет той силы, которой обладает эхо в районе ущелья.

Сюда и пришли ученые во главе с Ферсманом. Они подслушали тайны ущелья Дразнящего эха. Ферсман не верил в легенду о том, что нельзя трогать заповедные камни. Он не побоялся великана Куйвы-чародея, хранителя тайн хибинских и ловозерских тундр. И сейчас можно видеть портрет этого чародея на фоне озера. Правда, ученые говорят, что портрет Куйвы — это случайное сочетание лишайников, мхов, потеков воды на скалах, но старые люди утверждают, что это сам окаменевший чародей.

Но иногда его удается видеть и в наши дни — живого, да не одного, а в компании с другими великанами. Совсем недавно этой чести удостоились А. Курсов и его товарищи-туристы.

«Никто из нас, — пишут они в своих воспоминаниях, — до сих пор не видел подобных чудес природы. Прямо перед нами из глубины ущелья и высоко над горизонтом, на расстоянии двух с половиной — трех километров, возвышалась группа великанов. Их было столько же, сколько и нас. Каждая из фигур этой группы печаталась темной тенью на туманном фоне. Никаких искажений, изломов — все четко и ясно, как проекция на огромном экране. Каждый из нас в одном из великанов узнавал себя. Трудно определить масштаб увеличения, но, кажется, высота каждой фигуры была метров до двадцати пяти. Вокруг великанов светился радужный ореол.

Мы пробыли на этом месте двадцать минут, и все время группа, напоминающая что-то сказочное, сверхъестественное, приковывала наше внимание. Мы двигались, поднимали руки — и всякий раз каждое наше движение повторяли великаны в радужном ореоле».

Объясняется появление этих призраков тем, что тени туристов падали на стену тумана, поднимавшегося из ущелья. Но можно представить себе ужас людей прошлого, которым приходилось бывать свидетелями страшного «чуда». «Заклятое место», «ущелье гибели» — таким слыл Расвумчорр у местных жителей. Но ученые сняли «заклятие».

Здесь Александр Евгеньевич Ферсман увидел необычную руду. Ее сейчас называют рудой плодородия. Это драгоценный камень, хотя нет в нем ни сверкающих граней, ни искристости бликов огня. Он невзрачен на вид. Но в этом камне, камне апатите, содержится будущий хлеб. Из апатита изготовляют великолепнейшие удобрения, которые позволяют работникам сельского хозяйства получать невиданные урожаи.

Добывать апатиты приехали в Хибины энтузиасты. Это про них подслушал стихи журналист Борис Сибиряков.

Нету здесь алмазов и рубинов, Ты руду рубаешь на Хибинах, Но она поля озолотит. И народ гордится пареньками, Добывающими хлебный камень, Драгоценный камень апатит.

Так гласит история.

А на экране один за другим плывут и выстраиваются кадры. Подробно рассказывают они о строительстве самых разнообразных лабораторий. Здесь создана одна из лучших сейсмических станций, прослушивающих всю Землю. Здесь ученые углубляются в микромир, в мир, открывающийся только с помощью электронных микроскопов, мир, о котором мы еще не так давно ничего не знали. Здесь, в химических лабораториях, познают тайны каждого камня. Что ни лаборатория, то комплекс проблем развития края, увеличения богатств нашей Родины.

Захватывающе интересен музей Кольского филиала Академии наук СССР. Этот музей надо видеть. Чего-чего только здесь нет! Вначале рядовых посетителей привлекают необычные для научного музея экспонаты. Здесь выставлены сиреневые, зеленые бокалы. Да, бокалы для вина, фужеры для шампанского. Но обращает внимание их необычный тон. Оказывается, если добавить к стеклу очень редкий элемент неодим и некоторое количество селена, то стекло приобретает удивительно красивый сиреневый цвет. А если вместо неодима и селена ввести немножко двуокиси церия, то получится желтое стекло. Другие добавки дают возможность получить зеленые и красные оттенки.

Что ни витрина, то новые экспонаты и образцы. Где можно увидеть металлические цезий, бериллий, литий, селен, теллур? Только здесь! Здесь выставлены все эти сверкающие пластиночки, серебристо-желтые или чисто серебряные, как фольга. Они рассказывают нам об упорном труде ученых-строителей.

Ученые этого города мечтают создать в штольнях горы Кукисвумчорр современную нейтринную лабораторию. В ней будут изучать особенности прохождения частиц высоких энергий через различные типы скального грунта. А уловить нейтрино почти невозможно. Мы знаем, что эти частицы на своем пути могут «пробить» чугунную плиту толщиной в десять раз большую, чем расстояние от Солнца до Земли. Только некоторые из нейтрино задержатся в ловушке, приготовленной для них физиками, и они-то представляют для ученых колоссальный интерес.

Это здесь мечтатели, строители города, заботятся об удобствах и безопасности плавания в Ледовитом океане. Они рассказывали нам, что хотят слушать в своей лаборатории голос урагана, бушующего в Баренцевом море. Они хотят «видеть» движение и пути этого урагана. И они уже разрабатывают методику улавливания самого момента рождения урагана, его направления и силы. Ведь это первый шаг к управлению этой страшной стихией.

Что ни лаборатория, то новая проблема.

Одна из лабораторий раскинулась на десятках гектаров. Она привлекает взоры всех, кто приезжает в Кировск. Зовут ее ботаническим садом. Здесь энтузиасты выращивают декоративные растения, которыми украсят свой город Мечты. Они не хотят, чтобы улицы были пыльными. По воле этих кудесников выращиваются деревья, цветы и кустарники, которые не боятся полярных холодов.

А вот другие кудесники. Они уловили в Хибинах нефтяной газ. Газ этот заключен очень крепко в горные породы. Но в химических лабораториях ему открыли путь из каменной тюрьмы. Оказалось, что в хибиногорских породах содержится столько же газа, сколько бывает в самых крупнейших газовых месторождениях мира. Только изъять его из камня очень трудно. Но мечтатели говорят, что это можно сделать. И, может быть, здесь, в центре Кольского полуострова, скоро будут воздвигнуты буровые вышки, такие же, как в Каспийском море, как во «Втором Баку», как в Западно-Сибирской низменности.

Еще лаборатория, еще мечта. Оказывается, в богатейших недрах Кольского полуострова геологи нашли лучистый игольчатый зеленовато-серый камень. Камень как камень, могло бы показаться с первого взгляда. Но на деле из него есть возможность добывать алюминий. Другие мечтатели из геологических лабораторий показывают, как можно переработать этот камень. Из него будут делать блоки для двигателей автомашин. Очищенный от лишних примесей, он поднимется в воздух и космос, преобразовавшись в серебристые лайнеры и космические корабли.

Еще немного времени, и мы уже будем говорить об этих сокровищах как о чем-то освоенном. А впереди новые мысли, новые чаяния, новые замыслы, которые осуществятся в недалеком будущем.

Святая Гваделупе

А на другой половине земного шара я видел иные картины.

В центре столицы Мексики города Мехико есть большой собор. В год, судя по статистике, сюда приходит свыше пяти миллионов человек. Всех их зовет тайна возможных чудесных исцелений, слухи о которых не умолкают с 1530 года — с основания этого храма.

Говорят, что индеец Хуан Диего (подчеркивается, что это был один из «цветных») в день 11 декабря 1530 года шел в центральный город, чтобы найти средство исцелить своего дядю, пораженного в сердце стрелой.

На своем пути Диего встретил женщину дивной красоты. Был вечер, а она вся светилась неземным светом.

«Хуан Диего, — сказала женщина, — скажи своему священнику, что я велю выстроить здесь храм. В этом храме получат помощь только индейцы».

Священник, которому Хуан Диего рассказал о чудесном видении, не поверил чуду. Он рекомендовал Диего еще и еще раз проверить правильность виденного. Мол, не сатана ли смущает?

Хуан пошел обратно к вулкану «Спящая женщина» и на своем пути снова встретил святую. Та сказала ему, что она пришла с гор, что она покровительница индейцев и, когда он вернется домой, он увидит своего дядю выздоровевшим.

Говорят, что так и было. Но священник опять не поверил чуду. Тогда святая Гваделупе, явившись еще раз Хуану Диего, решительно потребовала, чтобы в ее честь был выстроен храм, в котором она будет творить чудеса.

Диего пришел к священнику. И тот снова отослал его обратно. Священник требовал неопровержимых доказательств чуда. Как доказать, что она святая?

И тогда Гваделупе научила Хуана Диего. Она приказала индейцу отвести священника за гору — вулкан «Спящая женщина». Там, сказала святая мать Гваделупе, священник соберет букет роз. Как известно, розы не растут в Мексике в декабре, и это, наконец, убедило упрямца. Он выстроил храм святой Гваделупе, «явившейся с гор», и с тех пор толпы молящихся устремляются к храму.

Что я там видел?

В обычный будничный день к этому храму ползли люди на четвереньках и на коленях. Они дали обет проползти так пять и даже десять километров. Некоторые из них держали на руках младенцев. Они надеялись исцелиться от всех болезней, если выполнят свой обет.

А в самом храме можно видеть образцы искусства мастеров XVII столетия. Поражает своей красотой алтарь из белого оникса, чеканенного серебром. Юноши и девушки стоят на коленях и ждут своей очереди в исповедальню. Они смиренно преклоняют колени, чтобы удостоиться права исповедаться в грехах.

Стены храма испещрены многочисленными перечислениями чудесных исцелений, якобы произведенных святой Гваделупе. Вместе с фотографиями «чудес» висят на стенах подарки святой покровительнице Мексики.

И это все я видел в 1964 году! Уже взлетели в космос герои нашего времени — космонавты Советской страны и США. Человечество прорвалось во вселенную вопреки запрету всех на свете богов и религий!

А самое удивительное было рядом: недалеко от этого храма расположен музей антропологии, в котором собраны уникальные коллекции, раскрывающие атеистическое учение Дарвина. Так и существуют два мира: науки и мракобесия. Это ли не контрасты!

И вот в самый обычный будничный день ползли к храму молодые женщины с детьми на руках, мужчины, старики, дети. Они ждали и ждут чуда: вдруг они избавятся от своих недугов, бедствий, нищеты и войдут в жизнь счастливыми и перерожденными.

Мы попросили показать нам исцелившихся. Устроители поездки замялись, сказали, что они не готовы к такой демонстрации, и повезли нас дальше по общей туристской программе.

Думаю, что теперь, когда я встречу человека, считающего, что в мире нет проблемы борьбы с религией, я расскажу ему то, чему был очевидцем в Мексике.

КАМЕННЫЕ СУДЬБЫ

Знаки Зодиака

Жизнь родилась на Земле, но вовсе не значит, что она совершенно независима от космоса. Изменение солнечной активности, магнитные бури, усиление радиоактивности, может быть, холодные зоны Галактики, через которые проходит Солнце на своем пути, — все это влияет на жизнь. Многие исследователи отмечают, что эпидемии некоторых болезней совпадают с годами наибольшей активности Солнца. Первым начал изучать влияние космоса на жизнь земных организмов русский ученый А. Л. Чижевский.

Он сопоставил кривую солнечной активности, подчиненную одиннадцатилетнему циклу (точнее, двадцатидвухлетнему), снабдил ее статистическими данными о смертности от моровой язвы, чумы, холеры и других эпидемических заболеваний за весь период истории человечества. Обнаружилась четкая зависимость между этими на первый взгляд не связанными между собой явлениями.

Профессор Чижевский нанес своими исследованиями сокрушительный удар по лженаучным представлениям о тех явлениях, которые пытались выдавать за «знамения господни». Оказывается, все эти «случайности» управляются и регулируются магнитной жизнью Солнца.

С солнечной активностью — распределением на поверхности нашего светила пятен, со вспышками и магнитными бурями — связаны и такие явления, как максимумы и минимумы налетов саранчи, вредителей шелкопрядов, пожирающих зеленую листву лесов, массовые переселения животных и многое другое.

Конечно, наблюдательный человек мог подметить подобную периодичность стихийных бедствий и, зная их причины, прослыть пророком. Так можно объяснить предсказания многих «знамений». Естественно, что народ уважительно и не без страха называл имена подобных предсказывателей.

В последние годы выяснилось, что космос воздействует не только на живые организмы, но и на мертвую природу. Итальянский ученый Джорджио Пиккарди установил, что к космическим факторам чувствительны даже простейшие химические реакции, что даже обыкновенная вода реагирует на изменение условий в космосе.

Может быть, и жизнь камня во многом зависит от колебаний магнитного поля Солнца, от силы космической радиации: радиоактивные частицы, взаимодействуя с атомами горных пород, могут привести к образованию новых минералов.

Пока это предположение, но оно оправдано теми фактами, которые мы уже знаем. А скоро мы будем знать намного больше. И я уверен, что не за горами то время, когда мы сможем использовать космические силы для создания искусственного минерального сырья, необходимого для нашей промышленности. Фантастика? Но научная фантастика вырастает на почве достоверных знаний. По существу, она смыкается с научной гипотезой.

Иное дело фантастика религиозная. Основанная на слепой вере, она пренебрегает фактами, она уводит человека в мир несуществующих, сверхъестественных сил. А то, что не существует, понятно, не поддается нашему воздействию. Такая фантастика внушает человеку чувство бессилия.

Есть поверье, что камни рождались от небесной радуги, это тоже «космический фактор». Но попробуйте-ка использовать его в практической деятельности! Следуя этой легенде, нельзя искать месторождения драгоценных камней, нельзя понять их свойства. Легенда о радуге завела бы геологов и минералогов в тупик.

В ней отразилась, пусть в очень наивной, извращенной форме, догадка человека о влиянии небесных сил на Землю. Действительно, люди давно уже как бы предугадывали связь судеб Земли и космоса, но объяснить, понять, как осуществляется эта связь, не могли.

Так возникла лженаука — астрология. Она прямо говорила о том, что судьба человека зависит от того, под какой звездой или созвездием, в «доме» какой планеты он родился. Человек, рожденный под знаком Юпитера, будет властвовать, под знаком Марса — побеждать. Рожденный под знаком Венеры — достигнет успеха в любви, под знаком Меркурия — в торговле и плутовстве. И так далее. По расположению светил астрологи пытались предсказывать будущее. В средние века при дворе каждого уважающего себя короля был астролог. Но самое удивительное то, что и сейчас за границей астрология процветает. Вовремя своих заграничных путешествий я встречал витрины современных «оракулов». Они спекулируют на неуверенности людей в своем будущем, на том, что современный капиталистический мир не сулит человеку ничего хорошего. В страхе перед безработицей, разорением, войной наивные люди бросаются к астрологам, а эти умудренные жизненным опытом, но не отягощенные совестью и знаниями дельцы выдают им успокоительные, хотя и туманные, пророчества.

Впрочем, и у нас попадаются порой свои «пророки». Их роль выполняют некие полупьяные личности на базарах и в поездах. Их оснащение проще, чем у заграничных провидцев: вместо звездных карт, телескопов и манускриптов с таинственными знаками — белые мыши или попугаи, достающие из коробочки малограмотные пророчества, отпечатанные на портативной машинке. «Вас ожедает щастье и любовные радости в конце дальней дороги», — этакое предсказание, например, при мне получил от зеленого попугая один молодой человек в электропоезде «Сочи — Сухуми». Да, кое-кто все еще верит в такие пророчества! Тут уж наша вина. Мы, пропагандисты, мало работаем над тем, чтобы разбить веру в судьбу.

Она родилась в далеком прошлом. Древние греки думали, что три мойры — Клото, Атропа и Лахесис — вечно прядут нити человеческой жизни, определяя судьбу. Обрывается нить — и человек умирает. Даже сами боги бессильны против судьбы. Далее, появилось поверье, что и камни имеют свою судьбу. Может быть, и их судьбы определяются мойрами? И мне представилась такая картина в духе античной мифологии.

В этот день оживились даже боги. В их монотонную, скучноватую жизнь вплелась необычная игра, затеянная богинями, повелительницами судьбы. Мойрам надоело ежеминутно записывать будущее людей, предсказывать им успехи, неудачи, любовь, смерть…

А что, если, — сказала Клото, старшая мойра, плетущая нить, — мы спрядем нить судьбы не для какого-нибудь неблагодарного человека, а предскажем будущее вот этим бесполезным камням, — и она отшвырнула ногой серый камешек, лежащий у ее ноги.

Две другие богини запротестовали. Они говорили, что даже не знают, как называются все эти камни. С людьми проще — у каждого из них есть имя.

Не хватало еще, — ворчала Атропа, богиня, перерезающая нить жизни, — чтобы мы превратились в ученых-всезнаек и учились распознавать камни.

Увольте и меня, — присоединилась к ней средняя богиня — Лахесис, которая проводит нить жизни через все превратности судьбы, — я не хочу преждевременно постареть от учености.

Но Клото была упряма, как и полагается богине судьбы. Она вытащила откуда-то чистый лист папируса, нанесла на него знаки Зодиака и написала на линиях те названия, которые даются им при составлении гороскопов.

А в это время луч солнца, прорезавшийся из-за туч, заискрился на камнях, отыскивая в них полированные плоскости и грани. Отразившись от них, луч стал радужным, многоцветным. Зеленые, желтые, малиновые пучки света засверкали нестерпимым блеском.

Небрежно толкнув ногой сверкающие самоцветы, богиня Клото заявила:

Гермес зачем-то летал за океан и нашел там эти побрякушки. Он подарил их мне и сказал: «Ты можешь себя ими украсить».

Так вот, — говорила Клото, сверяя сплетенную нить с гороскопом, — звезды предсказывают этим камням, что им уготовано блистать на нарядах коронованных особ, богатых людей и красавиц. Знаки Зодиака дарят им благословенную судьбу.

И богиня Клото стала прясть нити судьбы изумруда, малинового шерла, аквамарина, алмаза. Вторая богиня вела их от величия к величию, от короля к императору, от красивой к красивейшей.

Атропа записала блистательную судьбу драгоценных камней в книгу судеб.

Какие вы глупые, — не вытерпел излишне темпераментный и грубоватый бог войны Марс. — Камни вечны, а вы, прядя им нить судьбы, определяете этим время их жизни. Что станет с миром, если даже камням будет уготован короткий срок бытия?

Марс повернулся и, рассерженный, хотел удалиться. Но вдруг он что-то вспомнил.

Ну ладно! Если уж вы захотели играть, вот вам еще игрушка. Я сейчас подобрал камень. Он какой-то странный и люб моему сердцу. Оранжевые и красные пятна в нем сочетаются с черными, траурными. Вот, возьмите его.

И, гремя доспехами, Марс бросил богиням камень, подобранный им после свирепой битвы в центре Африки, в долине реки Конго.

Проклят, да будет проклят этот камень! — закричала Клото. — Посмотрите — линии Зодиака предвещают что-то страшное судьбе его. Даже среди людей я не знала, у кого было бы такое жестокое сочетание звезд. Смотри: и Плеяды, и Арктур, и Сириус — все звезды говорят о гибельном влиянии этого камня на судьбы людей. И он рожден в твоем доме, Марс. Это камень войны.

Мой камень? — захохотал Марс. — Ну нет! Мои камни — это руды железа и меди. Это из них выплавляют металлы, радующие мое сердце звонким бряцанием мечей и лат. На что мне этот камень?

Ты не понимаешь, — возразила Клото. — Помнишь судьбу Герострата? Он сжег храм Дианы Эфесской, чтобы прославиться, но покрыл себя вечным позором. Народ проклял его. Но даже у Герострата я не видела такого страшного сочетания звезд. Этот зловещий камень принесет горе и смерть миллионам людей. Возьми его, Марс, он твой. Но да не будет он долговечным!

И Атропа резко оборвала нить судьбы.

Марс пожал плечами:

Ладно. Я вделаю его в центр моего щита. Пусть он наводит страх на людей своим траурным цветом — цветом смерти.

Явились остальные боги, услышав про новую игру.

«Вышла, как утро прекрасная, Эос» — как сказано у поэта о богине утренней зари. Она принесла диковинный камень, который был как бы ее олицетворением. Посмотришь на него — он розовый, даже чуть- чуть с фиолетовым оттенком, прекрасный, как утренняя заря. Повернешь — и все краски блекнут, расплываются, и он становится светлым, прозрачным.

Это камень кунцит, — порозовев, сказала Эос, — он чем-то связан с моей судьбой. Определите, богини, его свойства.

Пришли богини судьбы из далекой Скандинавии. Они покинули тенистый ясень Игдразили, под которым они сами определяли судьбы людей. Им хотелось овладеть на Олимпе новой наукой, так сказать, «в порядке повышения квалификации».

Из балканских стран прибыли наречницы и судницы, местные богини судьбы. И каждая из них несла свой камень.

А вот, запыхавшись, прилетела Фортуна. Она заявила, что ее задержали плебеи, собравшиеся в ее храме в Помпее. Плебеи молили свою богиню о милостях, заключенных в роге изобилия. Но Фортуна, отложив неотложные дела, прилетела поиграть на Олимп, повернувшись спиной к плебеям. И тут же раздался глухой взрыв. В небо полетели камни. Озаренный красным заревом небосвод покрылся черной пепловой тучей. Молящиеся в храме стали проклинать свою богиню, принесшую вместо радостей горе и смерть.

Долго развлекались богини. Ведь надо было просмотреть три тысячи минералов и около шестисот горных пород! Каждому камню надо было спрясть его жизненную нить, определить его судьбу и записать в книгу. А потом пришла очередь скал, рек, горных хребтов и холмов.

Говорят, что именно с тех пор камни, как люди, стали иметь свою судьбу. Одни из них заблистали в нарядах красавиц, другие стали служить людям в быту и воинам на войне, третьи лежали никому не нужным грузом. Так должно быть! Так записано в книге судеб! Так и было в течение тысяч лет.

Но пришла новая эра, и наперекор судьбе камни раскрыли свои свойства. Люди определили по-новому их судьбу.

Проклятые камни

Ученым удалось установить, что принес бог войны Марс, испытывая судьбы камней.

Еще на рубеже XIX–XX столетий были открыты необычайные свойства некоторых камней, содержащих уран.

Если положить такой камень на фотокассету и некоторое время подержать его даже в темноте, то на проявленной пластинке можно увидеть целый ряд черных линий и пятен — след, оставленный распадающимся ураном. И в Центральной Африке, в долине Конго, и в Китае, и во многих других местах земного шара встречен был этот зловещий траурный камень. И кажется, сама природа протестует против «проклятого камня». Лежащие рядом с ними породы окрашиваются в желто-красные тона, словно выражая этим свой протест, свое возмущение против опасного соседа.

Много названий дано ураносодержащим минералам, и много их разновидностей встречается в природе, но один из главных — уранинит, или настуран, — действительно оказался источником смерти. Это на него обратили внимание те, которые мечтали о массовом истреблении людей. Это из него извлекли уран для первой атомной бомбы.

Вот что пишет один из ученых, присутствовавший при первом ядерном взрыве:

«Эффект действия этих сил вполне можно назвать беспрецедентным, великолепным, прекрасным и ужасающим. Никогда раньше не существовало вызванного человеком явления такой колоссальной мощи. Световой эффект не поддается описанию. Вся местность была освещена палящим светом, сила которого во много раз превосходила силу полуденного солнца. Этот свет был золотым, пурпурным, фиолетовым, серым и синим. Он осветил каждую вершину, ущелье и гребень близлежащего горного хребта с такой ясностью и красотой, которых нельзя описать, а надо видеть, чтобы представить их себе».

А вскоре после первого испытания, так восхитившего ученого своей чудовищной красотой, атомная бомба оправдала предсказания Клото: то, что было записано богиней в Книге судеб, свершилось.

Ранним утром мая 1945 года летчик военной авиации США получил приказ: лететь над Японией и над городом Хиросимой сбросить груз, с необыкновенной тщательностью упакованный в самолете. Никто в то время еще не знал, что над городом будет сброшен страшный контейнер, источник неисчислимых бедствий японского народа. Атомные бомбы, разорвавшиеся в Хиросиме, а затем и в Нагасаки, унесли более трехсот тысяч жизней!

С тех пор прошли многие годы, а люди, бывшие в городе во время взрыва или даже приехавшие туда год-два спустя, умирают и сейчас в страшных мучениях. Таинственная смерть, возникшая от радиации, уничтожает людей даже через много лет после того, как они попали в зону огня и смерти.

А милитаристы не успокоились на достигнутом. Вслед за атомной бомбой была изготовлена бомба водородная, которая включает в себя столько взрывчатой силы, сколько было ее сосредоточено во всех взрывчатых веществах, использованных за годы второй мировой войны. Только одна бомба, но она может уничтожить целую страну, может уничтожить миллионы людей. Недаром Марс обратил свое внимание на этот зловещий камень.

Но человек своими волей и разумом снял с урана проклятие судьбы.

Вот атомные электростанции. Первая из них вступила в строй в нашей стране. Сейчас одна за другой монтируются мощные новые, в том числе передвижные атомные электростанций. Пожалуй, наибольший интерес вызывает ядерный преобразователь «Ромашка». Может быть, это прообраз атомных электростанций будущего. В нем тепловая энергия ядерного распада дикарбида урана с помощью кремниево-германиевых пластин превращается непосредственно в электрический ток. Никаких преобразователей и турбин! В «Ромашке» значительную роль играет бериллий. Это он не выпускает наружу поток нейтронов из ядерного котла. Не будь бериллиевого отражателя — работа реактора прекратилась бы. Так, бериллий, входящий в состав изумрудов, работает сейчас на пользу человеку.

Тысячи километров прошел среди льдов атомный ледокол «Ленин», использующий атомную энергию для мирных целей.

А вслед за тем правительства многих стран объединились в борьбе за запрещение испытаний ядерного оружия, они договорились, что не будут взрывать ни атомные, ни водородные бомбы ни в атмосфере, ни в космосе, ни под водой. И этот договор, получивший название Московского, служит сейчас основой для того, чтобы наперекор судьбе изменить жизнь «проклятого камня», направить его на деятельность, полезную народу.

А как с другим предсказанием богинь? Ведь вы помните, что Атропа оборвала нить минерала, несущего смерть.

Действительно, уран распадается, превращаясь в другие элементы. Но это длительный процесс, период полураспада урана — четыре с половиной миллиарда лет. И когда ученые узнали срок жизни урана, они стали с его помощью исчислять время жизни других камней, распутывать нити судьбы многих горных пород.

В лабораториях ученых кипит работа. Нужно тщательным образом исследовать камень, нужно взять из него только то, что получено в процессе распада, а потом можно будет сказать, сколько времени длился этот процесс, каков возраст камня.

И «проклятый камень» войны стал мирным. Он стал неторопливо рассказывать тайны бытия Земли.

Сегодня благодаря краткости жизни многих элементов мы узнаем и возраст многих звезд и длительность жизни горных пород.

Вот, например, древнейшие горные породы, вскрытые на Кольском полуострове и на Украине. Там известны участки, в которых залегают породы весьма почтенного возраста — три с половиной миллиарда лет.

Такие же древние породы обнаружены в Западной Африке, в Канаде и на некоторых других участках нашей планеты. Долгое время считалось, что древнее их нет ничего.

Но здесь, как часто бывает, случайно нашли интересный камень. Черный, невзрачный на вид, он лежал на поверхности Земли к северо-западу от уральского города Златоуста. Нашел его старший научный сотрудник Института геологии Уральского филиала Академии наук СССР, руководитель группы по определению абсолютного возраста геологических образований В. А. Дунаев. В лаборатории, возглавляемой членом-корреспондентом Академии наук СССР JI. Н. Овчинниковым, В. А. Дунаев и его сотрудники произвели анализ абсолютного возраста этого образца и… испугались полученного результата. Калий-аргоновый метод определения возраста показал, что порода родилась четыре миллиарда триста миллионов лет назад!

Вот тут-то и стали возникать один за другим многочисленные вопросы. Высказано было очень много противоречивых мыслей.

Где еще на Земле есть породы такого возраста? Их немного. В еженедельнике «За рубежом» недавно была опубликована заметка о находке американскими учеными на островах св. Петра и Павла в Атлантическом океане горных пород такого же древнего возраста.

Им оказалось четыре миллиарда пятьсот миллионов лет!

На Урале долгое время древнейшими считались породы, имеющие 1,2 миллиарда лет. Позднее были обнаружены породы, сформировавшиеся 3,0–3,3 миллиарда лет назад. И все же разница в миллиарды лет настораживала.

Конечно, дальше возник вопрос: как эти находки согласуются с современными представлениями о возрасте нашей планеты?

Более ста лет назад лорд Кельвин рассчитал (исходя из теории охлаждения Земли), что возраст нашей планеты свыше сорока миллионов лет. В то время такая цифра поражала. Люди, привыкнув к догматическим утверждениям христианской религии о том, что Земля существует около семи тысяч лет, с трудом перешагнули священный рубеж и стали оперировать не тысячелетиями от «сотворения мира», а миллионами лет.

Потребовалось еще около пятидесяти лет, чтобы перейти к новым рубежам и начать считать возраст Земли миллиардами лет. К 1917 году привычной стала цифра один миллиард семьсот миллионов лет, но и она продержалась недолго, так как были найдены породы более древние, чем два миллиарда лет.

Более или менее стабильной стала цифра в три миллиарда пятьсот миллионов лет, предложенная в 1937 году советским ученым И. Стариком. Позднее (в 1948 году) А. Холмс произвел серию расчетов возраста Земли и остановился на этой же цифре.

В наши дни Б. Баранов, Э. Герлинг и другие называют цифру в шесть с половиной миллиардов лет. Как-то без должных оснований стало «общепринятым» определять этой цифрой возраст всей Земли, а в три с половиной миллиарда лет оценивать возраст земной коры.

Конечно, находка на поверхности Земли пород, имеющих возраст более четырех миллиардов лет, стала казаться необычной.

Как же рассчитывают возраст Земли? Приведем ход рассуждений А. Холмса. Сначала он высказывает предположение, что весь запас свинца-207 произошел на Земле за счет распада урана-235. Значит, говорит Холмс, на Земле в момент ее образования не было этого изотопа свинца, и, чтобы рассчитать возраст Земли, надо изучить процентное содержание различных изотопов свинца в горных породах и сопоставить их с количеством урана в тех же породах.

Подсчитав по двадцати пяти образцам пропорцию изотопного состава различных изотопов свинца и урана-235, Холмс составил несложные уравнения определения возраста Земли. Но в решении этих уравнений много трудностей. Графическое решение их дало Холмсу 1419 ответов, из них 1257 более или менее однотипных. В литературе и сейчас ведется дискуссия о методах расчета возраста Земли. А пока длилась эта дискуссия, нашли породы более древнего возраста, чем полагалось по расчетным данным.

Если быть точным, то расчеты такого типа дают нам представление не о возрасте Земли, а о какой-то дате (предполагается, что она была единственной) зарождения на нашей планете тяжелых радиоактивных элементов. Считается, что их возникновение было возможным в звездную стадию жизни планеты, хотя прямых доказательств существования такой стадии мы не имеем.

Что же сегодня можно сказать о диковинных находках?

Самым простым объяснением может считаться предположение о том, что здесь выброшены на поверхность Земли породы, залегающие в таинственной мантии под земной корой. По гипотезе Ферсмана, под земной корой должен располагаться перидотитовый пояс. Златоустовская находка представлена оливиновым пироксенитом, который не противопоказан для перидотитового пояса Земли. Значит, вещество златоустовских пород, выжатое из мантии Земли под большим давлением, в какой-то мере родственно веществу из алмазоносных кимберлитовых трубок Южной Африки и Якутии. Отсюда логичным кажется вывод: зачем бурить сверхглубокие скважины? Зачем тратить деньги на разбуривание всей земной коры, если проще искать аналогичные, выжатые из-под земной коры породы и по ним решать, что же представляет мантия Земли?

Все это так. Но если это вещество родилось не в мантии Земли? А может быть, в районе Златоуста встречен древний метеорит? Известно, например, что большинство метеоритов имеет примерно такой же возраст, как златоустовский образец.

Некоторые ученые, веря в непогрешимость существующих гипотез о происхождении Земли, усматривают в совпадении абсолютных возрастов метеоритов и древнейших пород Земли прямое доказательство ее метеоритного происхождения. Хотя никем не доказано, что метеориты — это первичные куски вещества, из которого были смонтированы планеты. В то же время златоустовская имеет, весьма «земной» облик.

А может быть, найденные в Златоусте древнейшие горные породы представляют один из валунов древнего оледенения? Известны же на Урале ледниковые отторженцы, размеры поперечника которых исчисляются многими десятками метров. Тогда это земной по происхождению камень, только «родина» его неизвестна.

Остается предположить, что не все еще ясно в наших представлениях о возрасте древнейших пород Земли.

Если нанести на график цифры определения возраста Земли по данным различных ученых и расположить их в хронологическом порядке, то можно увидеть все более явную тенденцию «одревнения» Земли. Опираясь на этот график, можно высказать предположение, что уже в следующем десятилетии мы должны перешагнуть рубеж в десять миллиардов лет, и заставят это сделать находки вроде златоустовских. А когда мы перешагнем этот рубеж, возникнут новые мысли и предположения о происхождении таких древнейших горных пород. Может быть, они уже не будут казаться нам осколками мантии Земли.

А как же быть с библией, ее определением возраста Земли?

Остается одно: признать библейский рассказ о сотворении мира мифом.

Любимцы судьбы

А что случилось с другими камнями, которым на роду было написано украшать вельмож и красавиц?

Казалось, сбылись предсказания богини. Камень, обладающий густо-зеленым цветом, один из камней, привезенных богом Гермесом из-за океана, действительно получил необычную судьбу.

В Южной Америке, в Колумбии, в окрестностях города Мосо, нашли крупное месторождение изумрудов. Отсюда они разошлись по всему земному шару. Нет ничего равного по красоте тем разновидностям, которые были найдены в Колумбии, в Южной Африке, на Урале.

Вот синевато-голубой камень, нежный, как цвет воды южных морей; он то темный, то зеленовато-голубой, то светло-синий. Его и назвали в честь морской воды аквамарином. Это разновидность изумруда.

Есть еще более красивые камни, про которые не скажешь даже, что это изумруды. Вот, например, воробьевит — странной, какой-то розоватой, иногда темно-розовой окраски. Или гелиодор — прозрачно- желтый.

Не ошиблась богиня Клото, сказав, что изумруд — это камень королей, герцогов и красавиц. Не только изумруды всех разновидностей стали украшать коронованных особ и красавиц. Вместе с ними удостоились этой чести сверкающие бриллианты, нежный жемчуг и многие другие камни, имеющие невероятную ценность.

Английский писатель Оскар Уайльд в своем «Портрете Дориана Грея» писал:

«Когда герцог Валентинуа, сын Александра VI, приехал в гости к французскому королю Людовику XII, его конь, если верить Брайтону, был весь покрыт золотыми лалами, а шлем герцога украшали два ряда рубинов, излучавших ослепительное сияние».

У верхового коня короля английского на стременах было нашито четыреста двадцать бриллиантов. А у Ричарда II был плащ, весь покрытый лалами. Он оценивался в тридцать тысяч марок.

Холл так описывает костюм Генриха VIII, ехавшего в Тауэр на церемонию своего коронования: «На короле был кафтан из золотой парчи, нагрудник расшит бриллиантами и другими драгоценными камнями и широкая перевязь из крупных лалов».

Фаворитка Якова I носила изумрудные серьги в филигранном золотом обрамлении.

Эдуард II подарил Пирсу Гейфстоку доспехи червонного золота, богато украшенные лалами, колет из золотых роз, усыпанных бирюзой, и шапочку, расшитую жемчугами.

Генрих II носил перчатки до локтя, унизанные дорогими камнями, а на его охотничьих рукавицах было нашито 12 рубинов и 52 крупные жемчужины.

Герцогская шапка Карла Смелого — «последнего» из династии бургундских герцогов — была отделана грушевидными жемчугами и сапфирами.

Можно без конца перечислять этот каскад изумрудов, рубинов, жемчугов, бриллиантов, украшавших королей, герцогов и красавиц.

А вот другие люди. Казанский царь Махмет Аминь, живший в эпоху царя Василия III, укреплявший мощь Казанского царства, имел булаву, знак его власти. Булава была сделана из яшмы, а в нее было вделано 160 рубинов и 26 изумрудов.

Мода на булавы, украшенные драгоценными камнями, была распространена в Восточной Европе. Сохранилась булава Богдана Хмельницкого, также выточенная из яшмы. В булаву было вставлено 130 различных драгоценных камней.

Новая страница истории, и опять она рассказывает о драгоценностях. В современных Соединенных Штатах Америки, как пишут журналисты, семья герцога Уильямса обладает ожерельями и браслетами, стоящими много сотен тысяч долларов. Эти драгоценности составлены из 129 кварт сапфиров, 144'кварт изумрудов и 79 жемчужин. С такими ожерельями и браслетами, восхищенно заявляют журналисты, могут сравниться только те драгоценности, которые ныне принадлежат госпоже Донагю. Госпожа Джесси Вулворд Донагю — обладательница бесценных романовских коронных драгоценностей. Она владеет одной из крупнейших в мире коллекций изумрудов. Самая же великолепная коллекция, оцениваемая свыше миллиона долларов, принадлежит госпоже Статсбери, заявляет другой журналист. С этими почтенными семействами соперничают г-жа Форсис Уикс, г-жа Харрисон Уильяме, жена одного из сотрудников Бернарда Баруха и многие другие. У них также, говорят, сосредоточены драгоценности, которые, может быть, даже лучше романовских изумрудов. А госпожа Тиссен, супруга барона Тиссена, современного рурского магната, получила в подарок от мужа смарагдовую брошь. Для того чтобы оплатить стоимость этой броши, 2600 горняков должны были работать целый месяц!

Казалось, мойра права… Богиня Клото кинула эти камни в бешеный вихрь, в искрящийся фейерверк блистательной судьбы.

Но наступила новая эра. Она в корне изменила судьбу людей. Изменилась и судьба камня. Был покорен атом, и это предопределило необходимость поисков специальных видов сырья для новой мощной атомной промышленности. В числе прочих материалов взоры обратили и на изумруды.

В изумрудах оказался ценнейший элемент — бериллий, обладающий чудесными свойствами. В атомном реакторе очень важно контролировать цепную реакцию распада урана, чтобы количество свободных нейтронов не привело к мгновенному взрыву. Одним из замедлителей быстрых нейтронов и стал изумруд. Его светлые, желтые, синие, грязно-серые разновидности превратились в ценнейшую руду, за которой стали охотиться исследователи всех стран мира. Из безделушки изумруд стал полезнейшим промышленным сырьем.

А алмазы? Нет такой отрасли «большой техники», в которой не применялись бы эти драгоценные камни. Алмаз сняли с корон, сняли с вельможных одеяний. Правда, он еще остался в драгоценных шкатулках великокняжеских особ и богачей, не знающих, куда девать деньги, но главные запасы алмазов перешли в ведение промышленности. Специалисты даже подсчитали, что если бы в Соединенных Штатах Америки по какой-либо причине полностью исчезли все алмазы, то промышленный потенциал этой страны уменьшился бы в два раза. Никто не сумел бы делать тончайшие сорта проволоки, которые протягивают сейчас через алмазные фильеры. Подшипники — основа автомобилестроения — потеряли бы свою способность уменьшать трение, потому что для их шлифовки нужны алмазы. Резко уменьшились бы темпы бурения, потому что в буровую коронку, вгрызающуюся в горные породы, зачеканивают алмазы.

Можно без конца перечислять, куда сейчас идут рубины, сапфиры, изумруды, алмазы, но и так ясно: нет, богиня Клото оказалась не права, пророчество ее не сбылось. Эти камни стали настоящими драгоценностями, настоящими полезными работниками, и только в исторических книгах да в описаниях великосветских

раутов мы сейчас встречаемся с воспоминаниями о их прошлой, уже зачеркнутой судьбе. Наперекор судьбе люди изменили их предназначение.

Любой камень приобрел сейчас новую квалификацию, стал полезным и нужным. Вот булыжник. Какую нить могла бы спрясть ему Клото? Она бы отбросила его прочь как недостойный внимания богинь. А ведь у него большая, сложная, бурная судьба. Но до сих пор не написана самая простая новелла — новелла о булыжнике, о происхождении этого простого камня, который мы каждый день попираем ногами.

Что же, попробуем мы рассказать о судьбе булыжника. Право же, он стоит нашего внимания. Мы не боги, а люди и твердо ступаем по земле.

В бурных геологических революциях рождались камни. Чаще всего обычный булыжник мы берем там, где раньше были мощные вулканические потрясения, где с грохотом и шумом извергалась из кратеров лава. Иногда рождение лавы сопровождалось громовыми раскатами. Вулканические бомбы, выброшенные из жерл при страшных катастрофах, разлетаются на гигантские расстояния. При взрыве одного из мексиканских вулканов бомба весом в пятнадцать тонн отлетела на двадцать один километр в сторону от жерла!

Когда поток лавы застывает, он подчиняется определенным закономерностям. Одна из них особенно поражает. Оказывается, микрокристаллы, выкристаллизовывающиеся из огненной массы, располагаются своими длинными осями параллельно направлению движения лавы. В таком положении они и остаются, указывая то направление, по которому стекала лава. Затем, когда лава застывает, в ней образуются трещины, причем они расположены и параллельно движению лавы и перпендикулярно направлению этого движения.

Геологи и строители воспользовались этим свойством застывшей лавы. Они нарезают на специальных машинах куски одинакового размера, используя при этом те трещины, которые не всегда проявляются в породах, но направление которых очень легко определяется по ориентировке микрокристаллов. И получаются те самые булыжники почти правильной геометрической формы, те четырехугольные камни, которыми вымощены дороги и многие улицы наших городов. И эти скромные камни спасают нас от грязи, а наши машины — от постоянного буксования в вымоинах.

А ведь было время, когда этот булыжник ввозили из-за границы. В прошлом столетии царское правительство России, не зная богатств страны, которой оно владело и управляло, частенько выписывало из-за границы многое из того, что можно было найти у себя дома.

И вот однажды москвичи были приятно поражены тем, что площадь против Большого театра была замощена очень хорошим камнем. Но камень этот выписали из Швеции! Ну, а как известно, «за морем телушка полушка, да перевоз рубль».

Но сейчас мы знаем, что специальный бутовый камень, идущий для изготовления булыжника, можно добывать во многих местах нашей страны. Иначе не было бы у нас мощеных дорог.

Изменилась и судьба многих других камней, которые в прошлом с презрением отбрасывались за ненадобностью.

В тайниках хвостохранилищ

Рассказывают, что группа геологов, работавшая в Степнякском районе Казахстана, встретилась во время одного из маршрутов с необычным явлением. В долине речки Конагул-булак они обнаружили заросшие травой небольшие холмики, сложенные кварцевой галькой и песком. Холмики располагались полукольцом вдоль старого русла Конагул-булака.

Первый же шурф, пробитый на одном из них, обнаружил, что кварцевая мелочь была сюда откуда-то принесена, так как ложем пород этих холмиков служили обычные речные глины. В кварцевой мелочи оказалось золото. В большинстве случаев оно было тонкораспыленным, но встречались золотинки размером до трех-четырех миллиметров.

Полукольцевое расположение золотоносных холмиков показывало, что здесь в давние времена происходила промывка золота, и в долине Конагул-булака геологам встретились отходы работы старателей — хвосты.

Иначе говоря, здесь оказалось то, что горняки называют хвостохранилищем.

В среднем, в песках и гравии этого района обнаружено было в хвостах до восьми граммов золота на тонну породы, а такое содержание золота в наши дни уже делает месторождение выгодным для добычи.

Вскоре около хвостохранилища были найдены каменные плиты, молоты, песты и ступы, на которых дробился золотоносный кварц, а затем раздробленная порода промывалась в зоне хвостохранилища.

Если бы богини судьбы заглянули на берега реки Конагул-булак, то они не увидели бы ничего достойного внимания.

Невзрачные камни указывают людям путь к скрытым месторождениям, которые были недоступны для наших предков.

По следам древних горных работ в районе Степняка уже в наши дни были открыты месторождения золота. Конечно, золото было извлечено и из хвостохранилищ.

Хранилища отвалов на месторождениях обычно имеют гигантские размеры.

В городе Асбесте высятся искусственные горы, созданные человеком. Асбест из породы извлекли на обогатительной фабрике, а тонкоизмельченная порода осталась лежать, захламляя территорию города и подъездные пути.

Несколько лет назад доцент Свердловского горного института Ф. Асинкритов предложил использовать эти отбросы для производства холодного асфальта. Оказалось, что достаточно добавить к измельченной породе несколько процентов асфальта, чтобы получить полуфабрикат для покрытия дорог. Его накладывают ровным слоем на грунт, прокатывают катком, заливают смолой, и дорога готова. И теперь извлеченная из отвалов размельченная порода долгие годы служит хорошим покрытием дорог.

На уральских платиновых промыслах обычно извлекали только самородную платину. Та же платина, которая встречалась в сростках с железистыми минералами, уходила в хвосты, то есть попросту выбрасывалась.

Этими платиновыми хвостами заинтересовался доцент Уральского политехнического института К. Карасев. Он увидел, что значительная часть платины только с поверхности покрыта железистой пленкой — ржавчиной. Если удалить пленку, то природную платину и сопутствующие ей другие элементы легко можно извлечь. И теперь в хвосты перестала поступать платина.

А сколько еще драгоценностей лежит в тайниках хвостохранилищ! Пожалуй, один из показательных тайников накапливается сейчас в районе города Рудного, где в хвостохранилища после обогащения железной руды идут сера, фосфор, цинк, медь, свинец и другие элементы.

Директор горнообогатительного комбината города Рудного Н. Сандригайло подсчитал, что в хвосты по стоимости уходит столько же руды, сколько получает комбинат за железную руду! Свою статью в «Известиях» Сандригайло начинает следующим примером:

«Представьте себе такую картину. Человек копает картофель. Вместе с клубнями ему попадается в земле золото. Он берет только картофель, а золото бросает прочь. „Почему золото не берешь?“ — „У меня, — говорит он, — план только на картошку…“»

Конечно, придет время, и все тайники будут пересмотрены. Улучшится система обогащения, и тогда в отвал не будут выбрасывать вещества, которые стоят во много раз дороже золота.

Уже начали использовать из отвалов мартеновские и электроплавильные шлаки и пиритные огарки. Из них получают удобрения. В пиритных огарках, лежащих в хвостохранилищах, вблизи предприятий, извлекающих из руды только серу для сернокислотного производства, скрыты большие количества золота, серебра, меди, кобальта, цинка. Если измельчить эти огарки и разбросать на торфяно-болотных почвах, можно получить высокие урожаи. Растения нуждаются в меди и во многих других элементах. По данным профессора М. Толстого, такие удобрения нужны пшенице, овсу, ячменю и многим другим культурам.

В отвалах многих предприятий лежат молибденовые, магниевые и другие отходы, так необходимые полям.

Конечно, многие из них будут использоваться. И снова, наперекор судьбе, начнут свою вторую жизнь.

ГРАДОВЫ КАМНИ

У истоков легенды

А есть одна легенда, которая замечательна тем, что мы точно знаем обстоятельства ее рождения. Она подтверждает мысль, что легенды рождались тогда, когда люди не могли найти естественных объяснений явлениям природы, поразившим их воображение.

В этом случае за неимением лучшего объяснения люди обращали свои взоры к богу.

…Душно. Солнце неподвижно повисло в тусклом белесом небе, словно само время остановилось. Сонная одурь охватила и людей и животных.

А с юга медленно и неумолимо надвигается зловещая туча. Черная, она закрыла все небо. Внутри нее, в разрывах, медленно кружатся белые рваные облака. Говорят, одно из них имело пятиугольные очертания. Люди загоняли в укрытия скот, матери звали детей. Ждали беды…

Это произошло почти полтораста лет назад около маленькой башкирской деревушки Арметово.

Жители деревни знали: будет град.

Град — это гибель урожая. лГрад — это голодная зима. Град — это значит придется продать скот и надолго уйти в чужие края на поиски работы…

И вот гроза, разразилась. Ничего подобного не видели даже самые дряхлые старики за всю свою жизнь. Небо разламывалось яркими молниями на сот- пи кусков. Громовые раскаты следовали без перерыва, с ужасающим треском. И в довершение всего с небес действительно низринулся град. Градины величиной с голубиное яйцо, тяжелые, как камни, пробивали ветхие крыши домов, ранили и калечили людей и скот.

И вместе с градом хлынул ливень. Казалось, вся вода со всей земли опрокинулась сразу на арметовцев. Зазмеились по полям ручьи. Они сливались в бурные потоки, размывавшие землю.

Нечего и говорить, что все посевы были начисто уничтожены. Вместо хлеба на полях ровным слоем лежали ледяные осколки градин. А потом взошло солнце. Стаял лед, и на месте выбитых градом посевов появились таинственные каменные знаки.

Первыми принесли их мальчишки. Вместо ягод они нашли камешки, показавшиеся им странными и необыкновенными. Камешки были похожи на центральную часть градовой тучи. Они были пятиугольными. И в середине у многих ясно виднелся крест.

Вот тут-то и родилась легенда. Кое-кто из старых жителей села пытался связать гибель посевов с вероотступничеством. Бог, говорили они, дал нерукотворное знамение — пятиугольные камни, с крестом посредине, чтобы люди знали: повторится отступничество- снова разразится божья кара, снова все останутся без урожая.

Так и повелось. Каменные знаки божьего гнева — градовы камни — были в каждой избе. Страх овладел всеми: ослушаешься бога, согрешишь — и опять посыплются на головы грозные небесные камни… Опять придет голод, а с ним болезни, смерть, нищета.

Небесные камни

Торжественным и строгим было собрание императорской Академии наук 4 мая 1825 года. Важно и чинно выступали академики, излагая результаты своих исследований и наблюдений. Все шло по заведенному порядку.

И вдруг слово для экстренного сообщения взял астроном Федор Иванович Шуберт.

— Господа, — начал академик, — случилось небывалое. На поля башкирской деревни Арметово упали с неба необычные, таинственные каменные знаки. О падении оных знаков сообщил в журнале Поггепдорфа и в архиве Кастнера господин Эверсман.

Сразу в прохладном зале академии стало необычно тихо, а Шуберт продолжал:

— Я зачитаю вам, господа, некоторые выдержки из сообщения господина Эверсмана. Он пишет, что

камни выпали вместе с небесным градом. Камешки, упавшие с неба, мелкие, лепешковидные или чечеви- цеобразные, а на обеих сторонах чечевицы начертан крест.

В зале зашумели. То тут, то там раздавались голоса: «Не может этого быть!..», «Камни с неба не падают!..», «Верить в это — значит наносить зло нравственному миру!..»

Сквозь этот шум к кафедре подошел всеми уважаемый минералог академик Севергин.

Господа, не волнуйтесь, — раздался его спокойный голос, — трудами господ Эрнста Хладного, Афанасия Стойковича и Ивана Мухина доказано ниспадение камней из воздуха. В нашем каталоге зарегистрировано свыше десятка таких камней. Я предлагаю запросить господина оренбургского губернатора о случившемся и потом рассмотреть это событие заново.

Так и порешили. Но, расходясь, долго еще тешили себя побасенками.

И вот открылось новое, очередное собрание Академии наук. Это было 7 сентября 1825 года. Не приходится говорить, что оно было многолюдным. Среди публики оказались не только гражданские, но и высокие военные чины. Были и лица духовного звания. Они выделялись высокими черными клобуками и степенной походкой. Каждый из присутствующих спешил посмотреть на таинственный каменный знак, упавший с неба.

На столе рядом с кафедрой, на черных шелковых подушках лежали три маленьких невзрачных камешка, присланных вице-губернатором Кирьяковым из Уфы. Вначале их было одиннадцать, но всем было известно, что восемь камешков переданы профессору Александру Петровичу Нелюбину для исследования.

Чинно и степенно подошел к столу настоятель одного из монастырей.

Широко перекрестившись, игумен взял в руки один из камешков и возгласил:

Надо, миряне, сегодня же принять решениео строении у оной деревни Арметово часовни. Сделать советую так, как поступили устюжане. Во граде Великом Устюге тоже камни падали из воздуха и небо там аки растворилось, огнь на землю ниспадал, и скотина всякая в кучу металась. Об этом писал поп Иванище архимандриту Никите, Кириллова монастыря пастырю. И было это во 1662 году, ноября в 29-й день.

А писал еще поп Иванище, — продолжал игумен, — что видел он в облаке человека. Глава, и очи, и руци, и перси, и нози у него растянуты и весь огнен…

Но напрасно возглашал игумен. Его предложение не встретило поддержки. Кое-кто резонно заметил ему, что сейчас не 1662 год и что они не в храме божием, а на заседании Академии наук.

Раздосадованный игумен медленно, нехотя, словно надеясь, что ученые мужи еще раскаются в своем еретическом неверии, прошел от кафедры в зал.

По звонку председателя все расселись на свои места.

На трибуну вышел моложавый, бодрый профессор Нелюбин.

— Уважаемые коллеги! — начал Нелюбин. — У себя, в Медико-хирургической академии, мы изучили арметовские камешки. Должен огорчить почтенную аудиторию. Мы не обнаружили в камешках тех элементов, кои обычны для метеоритных тел. В них не оказалось ни никеля, ни кальция. Найдены были лишь окислы железа с небольшим количеством силиция. Камни такого состава никогда не встречаются в небесных телах. В нашей фармакологической лаборатории мы все пришли к единодушному убеждению, что арметовские камни — земные, а не небесные.

И опять зашумели академики и адъюнкты. Многие уже свыклись с мыслью о небесном происхождении камешков, и им не хотелось отказываться от нее. Завязался спор. Весь зал разделился на два лагеря: «небесных» и «земных».

Как всегда бывает при острых дискуссиях, ни к какому решению спорящие не пришли. Единственно, что было решено единогласно: опубликовать все материалы дискуссии, все анализы и главные выводы в отечественной и иностранной печати. Может быть, думали, кто-либо из ученых подметит какой-нибудь факт, который поможет прийти к правильному решению о происхождении таинственных каменных знаков.

Шли десятилетия… Градовы камни то забывали, то вспоминали вновь. И тогда опять вспыхивали споры, которые не удавалось разрешить.

А верующие так и считали увенчанные крестами камешки знамением свыше, грозным предостережением грешникам, которые бога забыли. «Грянет гнев божий, и возопит Земля. Так будет вам за грехи ваши».

«Знамения» и документы

Что только не считалось «знамением божьим» в недавние еще времена! Внезапные грозы и длительные засухи, кометы и метеоры, землетрясения и вулканы.

Древние греки с вулканами Этной, Стромболи и другими связывали местопребывание бога огня Гефеста.

Древние римляне в окрестностях Неаполя наблюдали страшные и, казалось, необъяснимые явления: из-под земли вырывались здесь струи горячей воды и грязи; в некоторых участках из небольших отверстий выбрасывались языки красноватого пламени и распространялся удушливый запах сероводорода. И вот силой воображения древние римляне поместили здесь вход в царство мертвых. Расположенное здесь Авернское озеро Вергилий считал входом в ад; ручей Стикс превратился в реку мертвых; ад сторожил трехголовый пес Цербер.

Черный ноздреватый кусок камня лежит у меня на столе. Он очень похож на доменный шлак, но отличается от него монолитностью. Я подобрал этот кусок горной породы в горах Сиерра-Мадре, около серебряного рудника города Таско, в далекой Мексике. От этого камня я отколол маленький кусочек. В лаборатории сделали из него прозрачный срез — шлиф. И под микроскопом раскрылась тайна рождения камня. Он вышел из недр земли в потоке огненно-жидкой лавы, бурно рвущейся на поверхность.

Каленым железом клеймили мексиканцев испанские завоеватели, чтобы навсегда уничтожить у них всякую способность к сопротивлению. Бурлила вся Латинская Америка. То тут, то там жестоко подавлялись восстания.

Но казалось, восставшим покровительствовала сама земля. То в одном, то в другом месте она начинала раскачивать и расшатывать дома, деревья и постройки для скота. Над горами появлялись гигантские грибообразные облака, расцвеченные снизу кроваво- красными отблесками подземного огня. Вслед за взрывами гигантской силы извергалась на поверхность вся преисподняя: изливался подземный огонь, выбрасывались раскаленные камни и пепел; серный дым не давал возможности дышать…

Отзвуки вулканических взрывов потрясали не только Новый, но и Старый Свет.

Испуганные конкистадоры обращались в метрополию за помощью и советом. Из королевской резиденции испанских властителей Старого и Нового Света летели гонцы в центр католицизма, к римскому папе. С тревогой запрашивали наместника бога на земле: что делать? Как утихомирить разбушевавшуюся подземную стихию?

И из Рима пришел «мудрый» ответ. Надо крестить вулканы. Да, да, совершить над ними обряд католического крещения. И тогда отступит нечистая сила. Каждый вулканический взрыв будет означать знамение господа, а не дьявола, будет страшен индейцам- язычникам, а не правоверным христианам.

В одном из своих стихотворений Виктор Гюго рассказал, как шли на вулканы с крестами в руках отряды монахов, одетых, как положено во время свершения обряда. Они гибли под градом пепла и вулканических бомб. Немногие достигали кратера. Но и тут их встречала лава, сжигавшая все на своем пути. Знать, сильна была нечистая сила!

Идти в подземелья было опасно. Но там, под землей, были ценнейшие руды. Они содержали медь, серебро, золото.

И вот для того чтобы умилостивить бога, в каждом районе добычи ценнейших подземных богатств стали строить церкви.

В старинном центре добычи серебра, в городе Таско, мы остановились в отеле Борда, названном так в честь крупного промышленника, разрабатывавшего здесь залежи ценнейших руд. Часть денег он истратил на постройку великолепного храма. Художник запечатлел на картине в этом отеле самого Борда — в виде человека с огромными руками. Одной рукой он загребает деньги, которые достают ему из-под земли рабочие; другой — широким жестом передает деньги на строительство церкви. И надпись к картине подобрана очень броская: «Бог — Борде… Борда — богу». Здесь ярко проявились стремления оправдать ограбление трудящихся. Они гнут спину под землей, а услужливые пропагандисты оправдывают действия Борда ссылкой на божий промысел: не для себя, мол, берет, для бога.

А вулканы? Они продолжали работать, не считаясь с крещением…

В 1948 году на поле богобоязненного мексиканского крестьянина Дионисио Пулидо появился черт. Он подшучивал над Пулидо, испуская из-под земли сернистый зловонный газ.

Дионисио стало не по себе. Он пришел к священнику, исповедался и рассказал ему о кознях дьявола. Священник выслушал Пулидо, благословил его и отправил работать на поле, сказав, что теперь ему дьявол не страшен.

Успокоенный Дионисио пришел на свой участок и увидел дым, выходящий из трещины. Зная, что теперь нечистый не властен над ним, Дионисио завалил трещину землей и спокойно стал работать.

Вдруг раздался взрыв. В небо взлетели камни. Дым стал гуще. Взрыв повторился… Еще и еще, все чаще и чаще.

С этого времени поле Дионисио Пулидо стало находиться в центре внимания не только Мексики, но и всего мира.

В первый же день над местом первого взрыва воздвигся холм до тридцати метров высотой. Вылетавшие из-под земли камни наращивали холм. Уже через месяц он достиг пятисот метров. Основание холма поглотило поля многих крестьян.

А потом полилась лава. Ее излияния чередовались со взрывами, во время которых выбрасывались новые массы камней и пепла.

Вулкан Парикутин, возникший на поле Дионисио Пулидо, «работал» свыше трех лет. Не помогли крестьянину ни исповедь, ни молебны. Поле его было полностью уничтожено…

Свыше пятисот действующих вулканов известны на нашей планете. Эта цифра далеко не точна, так как многие из вулканов, считающихся действующими, длительное время бездействуют и, наоборот, на месте затухших зарождаются новые вулканы.

Каменные документы свидетельствуют нам, что вулканическая деятельность происходила на Земле во все геологические времена. Такими документами являются лавовые поля древних геологических эпох.

Особенно интересны лавы древнейших вулканов Кольского полуострова, Украины, Канады и других районов выходов древнейших пород мира. Оказывается, лавы изливались и в те времена, когда наша планета была безжизненной.

Если вулканы — это «знамения господни», так для кого были эти знамения два-три миллиарда лет назад?

Сейчас установлены главные закономерности, которым подчиняются вулканы. Лавоизлияние связано с зонами глубинных разломов или с областями молодых гор. Действующие вулканы в нашей стране есть на Камчатке и на Курильских островах. В других местах нашей страны ни одного действующего вулкана не увидеть.

К зонам молодых гор приурочены и сильные землетрясения.

Вот как описывается в библии землетрясение, когда сама земля потрясена была смертью «Христа»: «И вот завеса в храме разодралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась, и камни рассеялись».

Кратко и сильно рассказал об одном из землетрясений древний летописец: «Земля стукну, яко мнози слышаша».

Страшные сотрясения земли уносят много человеческих жизней. При катастрофических землетрясениях смерть не выделяет грешных и праведных, а косит всех подряд. Казалось бы, если землетрясение тоже «знамение» или кара господня — зачем страдают при этом ни в чем не повинные люди? Почему (так же как и при извержении вулканов) страдают от этого «знамения» люди только определенных областей?.. Но и на эти вопросы церковь не дает ответа.

Наш крупнейший сейсмогеолог профессор Г. П. Горшков составил для территории СССР карту, на которой нанесены все исторические землетрясения, разделенные по специальной шкале (по их силе) на 12 баллов. Обобщив полученные данные, Горшков выделил зоны, в которых могут быть землетрясения силой в 12, 11, 10 и менее баллов. Установлены были при этом обширные пространства, где никогда не бывает и не было землетрясений.

Так наука отвергла небылицы о том, что вулканы и землетрясения — это «знамения господни». Точные научные факты и документы опровергли эти библейские мифы.

…На деле докажи, что пред богами Решимость человека устоит! Что он не дрогнет даже у преддверья Глухой пещеры, у того жерла, Где мнительная сила суеверья Костры всей преисподней разожгла.

Так писал Гёте в своей гениальной драматической поэме «Фауст». И человек не дрогнул. Преодолев страх перед богами, он обрел новые силы для познания природы и борьбы с ее слепыми силами.

Научные открытия пронизывают в наши дни все области окружающего нас мира. Не могла остаться неразгаданной и тайна градовых камней.

Ишимбаевские следопыты

У преподавателя географии Ишимбаевской школы Бориса Николаевича Подосинкина настали тяжелые дни. Он проговорился на одном из уроков, что собирается летом 1963 года организовать экскурсию школьников для изучения и сбора градовых камней деревни Арметово. Всех ребят взволновала история о таинственных каменных знаках, упавших с неба.

В классе во время занятий не было отбоя от вопросов, не относящихся к теме урока.

Борис Николаевич, а правда, что на камнях, упавших с неба в Арметово, есть крест?

Да, правда.

Борис Николаевич, расскажите, кто еще изучал арметовские таинственные камни?

Их исследовали многие. Сам Хладный, основоположник, учения о метеоритах, видел их незадолго до своей смерти, в 1827 году. Он тоже не признал их метеоритного происхождения. Ну, а потом, в разные годы, их изучали десятки ученых различных стран. У нас их обстоятельно описал крупнейший ученый — академик В. Вернадский в 1933 году.

Борис Николаевич, а все эти ученые сами ездили в Арметово?

Нет, ребята, арметовские градовы камни хранятся во многих музеях и хранилищах нашей страны и за границей. Только в метеоритной комиссии Академии наук СССР лежит сто семнадцать арметовских камешков общим весом 27,6 грамма.

Борис Николаевич, а сейчас как думают ученые о происхождении этих камней?

Я вам расскажу, что недавно прочел в книге

Н. В. Колобкова и В. А. Мезенцева «Грозные явления атмосферы». Вот что они пишут.

17 июня 1940 года в деревне Мещеры Павловского района Горьковской области после сильной грозы жители обнаружили на своих полях около тысячи серебряных монет времен Петра Первого. Причина этого «серебряного дождя» простая: сильный смерч вырыл древний клад. Воздушные струи перенесли клад на большое расстояние. Когда мощность воздушных струй уменьшилась, вместе с дождем и градом выпало на землю все то, что было в облаке.

А иногда точно так же выпадали на землю лягушки, рыбы, медузы, черепахи, захваченные смерчем. Известны случаи так называемых кровавых дождей. Выпадала на самом деле буровато-красная болотная вода.

Вот в таких случаях и радуются церковники. Видят они такое «знамение» и в градовых камнях. Помните, ведь на некоторых из них начертан крест!

Поэтому нам особенно важно выявить, что это за камни и как они произошли.

Градовыми камнями занялся в наши дни ученый И. Астапович. Он считает, что Загадка арметовского каменного града ныне решена. Камни были захвачены смерчем в Западном Казахстане, обросли льдом при градообразовании и затем выпали во время грозы в деревне Арметово. В составе градовых камней нет ничего метеоритного. Это обычный гидроокисел железа. Он возник при разрушении железного колчедана.

Заволновались ишимбаевские следопыты.

Борис Николаевич, выходит, что тайны камешков уже не существует?

Нет, — ответил учитель, — еще не все ясно в этой тайне. Мне говорил Чебаевский, геолог из Уфы, что не все ученые разделяют мнение Астаповича. Чебаевский добавил: «Мы бы сами занялись разгадкой тайны арметовского каменного града, да не видим, какое практическое значение будет иметь это дело». Он посоветовал нам посмотреть градовы камни на месте…

Наконец двадцать школьников во главе с учителем Подосинкиным погрузились в автобус. Экспедиция отправилась в деревню Арметово.

Переезд занял всего два часа.

Местные ребятишки, узнав о цели поездки, сразу повели исследователей на поля. Один из них принес из дому восемь камешков. «А раньше, — добавили ребятишки, — мы их собирали фуражками».

Вот выдержки из дневника ишимбаевских следопытов:

«Прямо перед селом за речушкой тянется пологий склон правобережной гряды. Весь район распахан и засеян пшеницей…

Поднявшись повыше, начали встречать камни прямо на поверхности. Только что прошедший дождь смыл частицы почвы, обнажив лежащие близко к поверхности градовы камни…

Их больше всего встречается в канавках и рытвинах, по которым стекают дождевые воды.

Камни оказались неодинаковыми. Есть круглые многогранники, есть квадратные, менее выпуклые, на них видны лучи, образующие крест; нашли мы и чечевицеобразной формы, и шестиугольные, и пятиугольные; на поверхности их виден тот же странный рисунок…»

По совету учителя градовы камни были отправлены в Уфу, в геологическое управление и Уфимский музей, и в Свердловск, в редакцию журнала «Уральский следопыт».

Вот так попали ко мне образцы градовых камней. Редакция журнала поручила мне выяснить, в чем здесь дело. Чему можно верить? Что правда и что вымысел во всей этой почти полуторастолетней истории?

Тропою сомнений

И вот передо мной лежат таинственные каменные знаки. Что-то знакомое усматривается в их очертаниях. Но что?

Я никогда ранее не видел градовых камней, но мне кажется, что я встречал что-то подобное. Но где?

Нет, не могу вспомнить.

Пожалуй, сначала надо подытожить, что же правда и что выдумка во всей этой запутанной истории.

Градовы камни выпали с градом? Это скорее всего выдумка. Если быть точным, то надо сказать: их нашли после града. Но это не значит, что они упали с неба.

Как, например, объяснить, что в окрестностях Стерлитамака, в деревне Левашово, где не было града, находят те же градовы камни? Их там нашел еще в 1825 году помещик Левашов, принявший активное участие в поисках камешков, «упавших с неба».

Хорошее наблюдение есть в дневнике ишимбаевских следопытов. Они увидели градовы камешки после дождя. В день события, как вы помните, кроме града, был ливень. Вода обнажила ранее лежавшие в почве камешки, и ребята нашли их, но решили, что камни выпали с градом.

Я вспоминаю свои впечатления от поездки в Великий Устюг. Там мне показали часовню, поставленную на месте одного из камней, «упавших с неба». Ничего не скажешь, лежит там камень. Но с неба никогда еще не падали граниты. А в часовне лежит гранит — один из валунов, оставленных великим оледенением, некогда покрывавшим большие пространства европейской части СССР. Местные священники поставили часовню на одном из таких валунов. По-видимому, и там в 1662 году, о котором вспоминал игумен, тоже падали с неба градины, показавшиеся валунами. Что ж, у страха глаза велики.

Может быть, следует и в других вопросах поставить под сомнение кажущиеся незыблемыми «истины»? Пожалуй, действительно надо пойти тропою сомнений.

Не может нас порадовать, например, метеоритный след. Мало того, что все крупнейшие метеоритчики не признали в градовых камнях метеоритов. Мы сами увидели, что вообще выпадение камней на землю в районе Арметово может быть поставлено под сомнение.

Ну, а если пойти по нумизматическому следу? Не монеты ли это древних времен?

И здесь неудача. В коллекциях нумизматов всего мира нет ничего подобного. Да и химический состав камешков необычен для монет. Этот след надо сразу отбросить.

Очень заманчив минералогический след. Все ученые сходятся в том, что градовы камни — это гетит, минерал, названный так в честь великого немецкого поэта и минералога Иоганна Вольфганга Гёте. Это правда. А что же здесь вымышлено? То, что этот гетит образовался по серному (железному) колчедану.

Гетит чаще всего действительно образуется в зонах окисления колчеданных месторождений. Но он может развиваться и по другим минералам.

По моей просьбе градовы камешки посмотрел знаток уральских минералов, сотрудник Уральского филиала Академии наук СССР А. П. Переляев. Он уточнил название минерала, определив его разновидность. Минерал этот можно назвать лепидокрокитом, или рубиновой слюдкой. Он часто образуется в виде таблитчатых кристаллов, но такого рисунка, как у градовых камней, у лепидокрокита никогда не наблюдалось. Хотя, сказал Переляев, нечто подобное действительно возникает при разложении колчеданов.

Так что же здесь правда, что наносное? Минерал лепидокрокит — это правда. А вот связь его с разложением колчеданов надо поставить под сомнение. Минералоги не могут объяснить, почему на поверхности таблитчатых кристаллов есть фигура креста. С этим надо считаться.

Другой крупный минералог — профессор горного института Г. Н. Вертушков — сказал, что он до сих пор не видел ничего подобного. Ясно, сказал он мне, что лепидокрокит как разновидность гетита — это вторичное явление. Он развился по каким-то первичным формам, но каким? Ответить на этот вопрос трудно.

А тут еще подоспели данные спектрального анализа (геохимический след), также проведенного в Уральском филиале Академии наук СССР. Его сделала сотрудница УФАНа, кандидат наук Н. А. Ярош. Она установила в градовых камнях много железа с примесью (в сотых и тысячных долях процента) мышьяка, марганца, свинца, алюминия, ванадия, титана, никеля, кальция и хрома. Кроме того, в десятых долях процента здесь оказались магний и кремний.

В градовых камнях нет многих из элементов, характерных для тех лепидокрокитов, которые возникают при разложении типичных колчеданов.

Какой же итог? Тропа сомнений привела к отрицанию нумизматического, метеоритного, минералогического и геохимического путей. Какой же избрать новый путь?

Геологический путь

Все время напрашивался самый необходимый путь — геологический. Надо было самому съездить в Арметово и посмотреть геологическую обстановку нахождения градовых камней.

Необходимость поездки ни у кого не вызвала сомнений. Не хватало только времени для осуществления этого решения.

И все же мне пришлось съездить в Арметово. Поездку удалось совместить с основными исследованиями, проводившимися сотрудниками Института геологии Уральского филиала. Академии наук СССР в 1965 году. Я был вместе с ними в длительной поездке по Южному Уралу.

Возвращаясь с полевых работ, мы проезжали район города Стерлитамака. И здесь мне удалось уговорить начальника нашей геологической партии чуть- чуть отклониться от разработанного маршрута и посетить район деревни Арметово.

От Стерлитамака — одного из крупнейших центров нефтяной промышленности Башкирии — мы свернули на восток.

На всем пути до деревни Арметово мы не раз встречались с чертами нового, отличающими современность от того далекого прошлого, которое способствовало развитию религиозных настроений у жителей башкирских деревень.

Обо всем эгом новом можно много и долго говорить, но здесь я ограничусь лишь несколькими штрихами.

Вот в двенадцати километрах от Стерлитамака по Авзянскому тракту поднялась ажурная вышка. Здесь бурится одна из глубоких скважин нашей страны. Ее глубина почти достигла проектной отметки в пять тысяч метров. Эта скважина — разведчик недр. Материалы, полученные при бурении, помогут откорректировать наши представления о геологическом строении Башкирии.

Недалеко от этой буровой находятся знаменитые горы-одиночки. Их называют стерлитамакскими шиханами. Они составляют неотъемлемую составную часть пейзажа Башкирии.

Сколько легенд и преданий возникло о происхождении шиханов! Их считали и следами великого Батыра и остатками древнего неизвестного нам царства, когда над всем владычествовали не люди, а горы. Один из самых величественных шиханов носит гордое название королевской горы — Шахтау.

На наших глазах умирает прошлое. Вместе с ним в область предания уходит и королевская гора. Невольно вспоминаются строки Лермонтова, обращенные к Кавказу, но вполне подходящие и к этому району:

Как-то раз, перед толпоюСоплеменных гор, У Казбека с Шат-горою Был великий спор…

Шахтау покорилась человеку. На ее пятисотметровую высоту сейчас проложена винтовая автострада. Гремят взрывы. Уже снесена седая корона королевской горы. Известняк с этой вершины перенесен на Стерлитамакский содовый завод. Пройдет немного времени — и не будет гордой царь-горы…

А вот еще «знамение времени» — лес нефтяных вышек, перемежающихся со столбами линий высоковольтных передач. Этот ландшафт давно уже кажется нам привычным. Но здесь в этой привычной картине всех нас поразила одна деталь. Представьте огромные, раскинутые, как руки, опоры высоковольтной. Ажурная вязь железных ферм оказалась усеянной странными точками. Когда мы подъехали ближе, то увидели, что эти точки — многочисленные гнезда… грачей.

Грачиный гомон неумолчно стоит и сейчас у меня в ушах, когда я вспоминаю виденное. Это современные грачи! Они прилетели не к церквушке. Они устроились не на березах. Они создали символ эпохи, устроившись на фермах линий электропередач!

Сейчас есть две деревни Арметово — Нижняя и Верхняя. Первые находки градовых камней были сделаны у Верхнего Арметово. Места этих находок нигде никем точно не отмечены.

Директор Верхне-Арметовской школы восьмилетки направил нас к своему коллеге — директору школы восьмилетки из Нижнего Арметово.

Директор этой школы Фарваз Гумирович Гатиатуллин организовал школьников на поиски градовых камней. Школьники собрали их очень много и демонстрировали на каком-то слете большую банку градовых камней.

Но увы! На этом слете школьники раздарили каждому, кто хотел получить эти камни, всю собранную коллекцию!

Фарваз Гумирович понимал, что нас нельзя отпустить без градовых камней. Он вызвал своих учеников, только что окончивших школу, и предложил им быть нашими гидами.

Беседуя с Фарвазом Гумировичем, мы узнали, что он недавно окончил Башкирский университет, что по специальности он географ, что в арметовских деревнях есть много специалистов с высшим и средним образованием, что не только эти образованные люди, но и многие другие не верят в сказки о гневе божьем, запечатленном в градовых камнях.

Ребята повели нас на поля своей деревни, и мы вместе с ними набрали более полутора килограммов градовых камней.

Во время сборов они рассказывали нам, что им по душе вся современная техника — и линии высоковольтных передач, и буровые вышки, и сельскохозяйственные машины — и совершенно не нравится гипотеза о «небесном» происхождении градовых камней. Они сами обратили наше внимание на то, что чем глубже врезаешься в почву, тем больше градовых камней в ней встречаешь.

Наибольшее количество градовых камней мы встретили там, где в почве много мелких и крупных глыбок песчаников, на которых развились почвы окрестностей арметовских деревень.

Пашня, на которой мы собирали камешки, оканчивалась у деревни глубоким оврагом. Ручеек, протекающий по оврагу, вскрыл здесь плитчатые песчаники, типичные для всей этой местности. Такие песчаники слагают огромные пространства области развития пермских отложений Западного Предуралья.

Вот так, идя геологической тропой, мы и додумались до мысли, что градовы камни не упали с неба, а возникли за счет материнской породы — пермских плитчатых песчаников, на которых здесь развилась почва.

Следы невиданных зверей

Сами градовы камни подсказали ответ о своем происхождении. Как-то случилось, что ни один из ученых, занимавшихся этим вопросом, не обратил внимания на то, что среди градовых камней есть пятиугольники.

Пятигранники? Их нет в неживой природе!

Значит, разгадку градовых камней надо искать в мире живых существ, точнее, среди живших в древности организмов — среди палеонтологических остатков.

Из многочисленных представителей мира живых (или некогда живших) существ выделяются обширные группы, обладающие пятилучевой симметрией.

Скорее к палеонтологическим справочникам!

В первом же из них мы натолкнулись на копии градовых камней. Так вот где я видел камни, похожие на градовы!

Особенно интересными оказались представители групп иглокожих и морских губок, живших около четырехсот миллионов лет назад, в ордовикском и силурийском периодах. У многих из них оказались на поверхности и фигуры креста и другие, похожие на крест, знаки.

Так вот, оказывается, какой нужно было выбрать след! Таинственные знаки на градовых камнях расшифровываются в палеонтологических справочниках!

Чтобы подтвердить свои определения (я не палеонтолог), я стал показывать градовы камни специалистам, всю свою жизнь посвятившим изучению ископаемых органических остатков, исследованию окаменелостей.

На нашей кафедре работает ассистент Анна Гавриловна Чернявская. Она много лет вела практикум по палеонтологии. Я показал ей градовы камни. Она окинула их внимательным взором и спросила: «Это из силура? Я видела в силурийских отложениях такие окаменелости». И после внимательного просмотра образцов добавила: «Надо, конечно, детально изучить, но мне кажется, что здесь есть либо морские губки, либо иглокожие». По этим органическим остаткам и развился гетит.

Так вот почему минералоги не могли определить градовы камни! Они ясно видели, что здесь было замещение одного вещества другим. Однако на вопрос о том, что замещалось, они не могли дать четкого ответа.

А. Г. Чернявская вместе с доцентом О. Н. Щегловой-Бородиной провела предварительные определения градовых камней. Оказалось, что все эти окаменелости принадлежали к ныне вымершей группе рецептакулитов. Одни ученые считают их губками, другие — водорослями.

Но нужно их еще детально изучить. На это придется потратить много дополнительного времени. Сейчас ясно лишь одно: таинственный туман, сто пятьдесят лет окутывавший историю с градовыми камнями, рассеялся окончательно. Они оказались окаменелостями. Это «следы невиданных зверей». Надо отбросить все гипотезы, высказанные по их поводу, в том числе и религиозную. Как всегда бывает, при столкновении с наукой религия неизбежно терпит поражение. Старой легенде о «божьем гневе» пришел конец.

Стал восстанавливаться и облик существа. Оказывается, все пластинки и многогранники, украшенные диковинными узорами, составлялись в единое целое. Очень грубо можно сравнить такое их объединение с початком кукурузы, в котором каждое зернышко не скреплено с другим. Зернышки верхней части початка резко отличаются от зернышек средней и особенно нижней его частей. В основании початка они имеют форму многогранников. Составные части початка легко разъединяются.

Ордовикский рецептакулит имел, конечно, другую форму, но принцип его сложения был таким же, как и у початка. Вот почему каждая из составляющих его частей встречается сейчас отдельно от других. Это были только части скелета, а скрепляющая их биологическая масса не сохранилась.

Казалось, можно было бы на всем сказанном поставить точку. Разгадана тайна каменных знаков, и на этом можно успокоиться. Так ли? Ведь еще не решен вопрос: как попали в район деревни Арметово ордовикские окаменелости?

Если посмотреть на геологическую карту южной части Предуралья, то можно увидеть, что деревня Арметово располагается в поле развития пермских отложений, возраст которых около двухсот миллионов лет. Как же попали в пермские отложения более древние ордовикские ископаемые организмы?

Что же, снова возрождать гипотезу градового происхождения иглокожих, то есть признать, что их неведомо откуда принес ветер? Или возможны иные причины их появления в районе деревни Арметово?

В последние годы во многих пунктах Урала вскрываются подобные несоответствия. То среди отложений, которые издавна считались древними, находят молодые окаменелости, то среди молодых осадков встречаются остатки древних организмов. Видимо, многие геологи и сейчас не умеют определять возраст горных пород. Найдут какую-либо окаменелость и не задумываются: а как она попала в эти осадки?

Разгадка всех этих неясных вопросов намечена в наши дни коллективным трудом многих исследователей, но первой из них высказала новые идеи доктор геолого-минералогических наук Н. П.Малахова.

Она доказала, что многие организмы никогда не жили на Урале, а принесены сюда либо реками, либо ледниками много миллионов лет спустя после их смерти. По таким окаменелостям нельзя определять возраст горных пород.

Не представляет исключения и арметовская находка. Она лишь новый штрих в общем комплексе фактов, на которых сейчас закладывается фундамент новой уральской геологии. На основе этих фактов открываются поистине увлекательные перспективы. На огромных пространствах, там, где раньше неверно показывались древние отложения, восстанавливаются более молодые пермские осадки. Под ними могут залегать слои, содержащие нефть и уголь. И не исключена возможность, что такие крупные промышленные центры, как Тагил, Свердловск, Магнитогорск, располагаются вблизи крупных скоплений нефти и угля, которых так не хватает уральской промышленности.

Точки возрастных несовпадений типа арметовских лишний раз показывают нам, что период исследования Урала старыми методами пора закончить. Сейчас ясно, что надо бурить глубокие скважины и изучать тот подземный Урал, который еще не затронут исследованиями. И кто знает, какие сокровища он нам откроет!

Так, спустившись с неба на землю, мы приходим к проблемам, решение которых намечает новые пути исследования Уральских гор. Камешки, когда-то вызывавшие страх у суеверных жителей старой деревни, может быть, помогут направить поиски новых богатств земных недр. Тогда они по праву займут место в музее уже не как загадка природы, но как еще одно свидетельство бессилия религии и могущества человека.

ЧЕГО НЕТ В БИБЛИИ

Ночной разговор

Лет пять назад в селе Березовском Артинского района Свердловской области в жарко натопленном клубе состоялось собрание. Вопрос, посвященный закрытию церкви, встретил полное единодушие. Все выступавшие говорили, что, наконец, пора навести в селе должный порядок. Огромное помещение церкви пустует. Там собирается десяток-другой пожилых людей, а детских яслей в селе нет. Надо закрыть церковь!

Несколько старичков и старух, рассеянных по залу, слабо протестовали.

Где нас, стариков, отпевать-то будут? — вскрикивали они с мест.

Постройте для детей другое здание, а это оставьте богу!

Но один возглас прозвучал озлобленно и странно:

На Сефар-гору взойдем! Книгу судьбы откроем. Господу прошение кинем! Он вас всех покарает!..

Сефар-гора… Я уже давно слышал о ней. И вот опять услышал здесь. На ум пришла мысль, что у этого суеверия, видимо, есть общий источник.

Вспомнились годы войны. Несколько суток я трясся на лошади, чтобы проверить письмо колхозников, будто бы нашедших к югу от Перми самородную ртуть. По пути мне хотелось посмотреть расположенное неподалеку месторождение волконскоита, луково-зеленого минерала, снискавшего любовь художников. Единственное в мире скопление этого камня — в Пермской области.

Возница, местный крестьянин, оказался разговорчивым. Ночная дорога выдалась длинная, и он успел рассказать все, что знал о волконскоите, удивительно легко сплетая быль с выдумками.

Камень этот, — говорил крестьянин, — означает многое. Когда бог прекратил всемирный потоп, он, как всем известно, поставил на небе радугу в знак того, что потопа больше не будет. А там, где радуга впилась в землю, родились камни-самоцветы. От зеленых лучей — зеленые,

от красных — рубиновые. Вот почему у нас на Урале много этих самоцветов.

Помолчав немного, он продолжал:

Бога мы забыли. За грехи людские некоторые камни-самоцветы пожухли. И изумруд-камень здесь стал волконскоитом. Судьба людская сказалась даже на камнях.

А дальше ямщик, наклонившись ко мне, доверительно добавил, что «вообще все эти места знаменитые».

В библии сказано, — поучал он меня, — про царство Нимврода, Хамова внука. А знаешь ты, что царство это здесь, где вот мы с тобой сейчас едем? «И поселение их, — процитировал он библейский текст, — было от Меши до Сефар-горы восточной». Недаром и река наша называется по-особенному. Читать ее надо не «Кама», а «Хама», Хамова река, значит. А подтверждают все это, — назидательно добавил возница, — кости допотопных зверей. Стало быть, потоп и сюда достиг. Наукой все это доказано.

Не помню, что я возразил. Слишком нелепыми казались мне слова спутника.

А он, распаленный моим «еретическим» равнодушием, яростно уверял меня, что Меша — это река, впадающая в реку Хама недалеко от ее устья, что на Урале есть и река Сим, названная по имени другого сына Ноя. И впадает река Сим в Белую, а та — в Каму.

Много других диковин наговорил мне тогда спутник. Ну, а я тогда так и не придал значения всему этому. «Не любо — не слушай, а врать не мешай», — говорится в поговорке. Так и забылись эти забавные, как мне казалось, предания.

Но вот я выступаю с публичной лекцией совсем в других краях, в городе Орджоникидзе, лет через пятнадцать после поездки в Пермскую область. Лекция кончилась, последовали в общем уже знакомые вопросы. И вдруг записка. А в ней перечислялись и гора Сефар и река Меша. Говорилось о том, что в летописи Нестора сказано о людях племени Афета (читай: Иафета, третьего сына Ноя), живших в 1092 году в Югре, на Урале, и о многом другом. Автор записки не без иронии спрашивал: «Может ли лектор опровергнуть неоспоримые факты о том, что именно на Урале располагалось царство Ноя?» Он совершенно серьезно уверял меня «в необходимости дальнейших поисков новых фактов», которые доказали бы связь библейской истории с научными данными «о всемирном потопе на Урале».

На мою просьбу подойти ко мне после лекции автор записки не откликнулся.

И вот здесь, в глухом селе Березовском, я снова услышал слова о горе Сефар. Что это — совпадение? Или за этим кроется какая-то тайная направляющая сила пропаганды из лагеря защитников религии?

У нашего специалиста по научному атеизму доцента В. М. Калугина, с которым мы тогда были в селе Березовском, нашлась карманная библия. Полистав ее, я действительно нашел в Книге бытия, в главе X, ст. 30, фразу, которую мне цитировал возница — фразу о том, что царство Ноя располагалось от реки Меши до горы Сефара.

А в это время события на собрании в селе Березовском развивались своим чередом. После принятия постановления о закрытии церкви мы, пропагандисты, выступили с лекциями, а потом отвечали на многочисленные вопросы.

Вопросы были не простые:

Как произошла Земля?

Что такое вселенная?

Как наука объясняет «знамения господни»: кровавые дожди, град, землетрясения, вулканы?

Как произошел человек?

Есть ли судьба?

И вдруг в президиум поступила записка: «Правда ли, что в горе Шарташ, в Свердловске, похоронен библейский пророк Арам? Не его ли именем названа речка Арамилька, вытекающая из района Шарташа? Правда ли, что там, где похоронен пророк, стоит священный знак — тамга?»

И концовка: «Прошу лектора разъяснить, почему ученые скрывают все эти факты».

Опять те же странные легенды! Но уж теперь-то надо разобраться, откуда они.

Я попросил задавшего эти вопросы подойти ко мне.

Сухонький старичок, один из тех, кто протестовал против закрытия церкви, предстал перед нами. Из уст его полился поток «информации» о Ноевом царстве на Урале. Я услышал, что гора Аваляк читается как Авель-яг, гора Авеля — «сына нашего прародителя Адама». А река Нейва — это Ной-ва, Иоева река. Гора Аракуль и есть та гора Арарат, где остановился Ноев ковчег после потопа. И там тоже есть тамга — знак, понятный только знающим людям. Сам Ной его оставил в назидание людям, чтобы бога не забывали, гнев его и милости.

Откуда у вас это все? Что побудило вас говорить о явно неверных вещах? — невольно спросили мы.

Смиренно возведя очи горе, старичок ответил:

Рука господня во всем этом, она указует. Правды божией не скроете, — и, заторопившись, ушел от нас.

Что же все это значит?

Мне было ясно, что это не просто мистификация. Нет, какая-то определенная группа людей ведет своеобразную пропаганду библейских текстов, возбуждая интерес к этой книге, связывает библейские легенды с Уралом, чтобы разжечь фанатизм верующих. Или это следы, остатки старого религиозного влияния? Но с точки зрения церкви такое вольное толкование библии попахивает ересью.

Вот здесь и возникла мысль коллекционировать вопросы, чтобы путем планомерной работы подобрать научно обоснованные ответы и быть во всеоружии на любом диспуте.

Я очень жалею, что эта мысль пришла довольно поздно. Многие записки, переданные мне на публичных лекциях, не сохранились, но некоторые из них глубоко врезались в память.

Одну из таких записок я, например, получил лет тридцать назад, но и сейчас помню ее. Записка была написана неровным почерком на небольшом обрывке бумаги, вырванном из школьной тетради. Автор записки спрашивал меня, зачем столько сил и энергии тратят ученые на антирелигиозную пропаганду. «Ведь в бога теперь верят только старики, старухи да несмышленыши». Это был, так сказать, «левацкий загиб». Я, разумеется, долго и горячо говорил о том, как трудно выкорчевывать из сознания людей то, что церковь веками внушала верующим. По правде говоря, на этот вопрос приходится отвечать и поныне. Да и не только мне, а огромной армии лекторов-атеистов.

А вот группа записок более или менее однотипных:

«Товарищ лектор! Какой камень мне носить в кольце или брошке, если я родилась в сентябре?»

«Скажите, определяют ли камни судьбу человека?»

«Какой камень останавливает кровь? А какой снимает любовные чары?»

«Что лучше исцеляет от лихорадки — сапфир или гранат?»

«Имеют ли камни свою судьбу?»

Много книг пришлось перелистать для правильного ответа на эти вопросы о суевериях. Поражает меня во всем этом, что вопросы о предопределенности, о судьбе, о «планиде» задавались иногда молодыми людьми. И в то же время их интересовали все новые данные о строении вселенной, о квантовых генераторах, о происхождении и внутреннем строении Земли… Суеверия рядом с наукой! И как они живучи порой, эти суеверия!

Как же быть с преданиями о всемирном потопе, о Ное и детях его, будто бы живших на Урале? Что же, постараемся разобраться в этой легенде. Для этого читателю придется пройти большой путь поисков — спуститься в глубь миллионолетий, на дно древних океанов и морей, побывать в космосе, пройти по проселочным дорогам Урала.

Итак, был ли всемирный потоп? А если его не было, то откуда взялись кости «допотопных» зверей, о которых упоминал мой возница?

Страшноголовые и всемирный потоп

Возница, как помните, особенно упирал именно на «всемирный потоп». И в подтверждение цитировал библию, которую, видимо, знал в совершенстве.

Вот, — сказал он, — сказано в библии, в Книге бытия, в главе седьмой, как «истребилось всякое существо, которое было на поверхности земли: от человека до скота, от гадов до птиц небесных, все истребилось с земли; остался только Ной и что было с ним в ковчеге».

И дальше поучал:

Наукой доказано, что следы истребленных богом зверей остались в земле. Много этих следов есть и в нашем краю.

И он показал кнутовищем на один из старых карьеров около деревни Ежово, мимо которых мы проезжали.

Тут и лежат кости допотопных тварей. Стары люди не раз видели их в камнях-то.

И на самом деле в этих заброшенных каменоломнях были найдены (значительно позднее нашего разговора) целые скелеты и разрозненные кости удивительнейших животных. Но местные жители находили их задолго до начала научных исследований.

О деревне Ежово, так же как и о многих других участках бассейна реки Камы, заговорили ученые всего мира. В зоне правобережья реки Камы, в десяти километрах к югу от города Очёр, в заброшенной каменоломне деревни Ежово геологи действительно обнаружили в 1949 году скелеты каких-то странных животных. Спустя одиннадцать лет палеонтологи одного из институтов Академии наук СССР доставили сюда бульдозеры и вскрыли обширные площади. Так начались работы по раскопкам окаменелостей в этом районе.

Палеонтологическими исследованиями руководил Петр Константинович Чудинов — специалист по изучению ископаемых животных. Он же потом и описал найденные окаменелости.

Вообще в Предуралье, не только в бассейне Камы, но и на обширных участках Приполярного Урала, в зоне Тимана, в бассейне Волги и во многих других районах, начиная с первой половины XIX столетия, было найдено очень много остатков древних ископаемых животных. Мне самому пришлось после окончания университета принять участие в охоте за древними рептилиями, пресмыкающимися. Мне знаком азарт исследователя, наталкивающегося на интересное открытие. Помнится, что еще в 1935 году, во время геологической съемки, наша экспедиция обнаружила кости каких-то странных существ. Мы находили их во многих пунктах бассейна рек Мезени и Цильмы. Оказалось, что мы встретили и шаг за шагом просматривали самые северные в мире точки огромного поля смерти, выделенного ранее палеонтологом Иваном Антоновичем Ефремовым. Естественно, что собранные окаменелости мы и передали И. Ефремову. Он установил в наших находках остатки той наземной фауны, которая населяла Русскую равнину в далекие геологические времена.

В самом начале мезозойской эры на Русской равнине жили двуногие ящеры, одни из самых древних динозавров. Части скелетов этих, в то время еще небольших по размерам пресмыкающихся (не они ли в библии именуются гадами?), нам и удалось найти.

Вместе с остатками динозавров попадались разрозненные кости гигантских амфибий. Пожалуй, нигде и никогда в мире не было более крупных амфибий, чем те, которые населяли в то время зону современного Тимана и прилегающих к нему участков. Они достигали в длину до трех-пяти метров! Эти прыгающие, лягушеподобные существа были не только предками современных амфибий, но и родоначальниками многих рептилий.

Находки позволили Ефремову сравнивать слои, в которых найдены эти кости, с аналогичными слоями Индии, Южной Африки, Америки. Находки помогли дополнить одну из страничек истории эволюции древних, ныне вымерших, существ.

Особенно много древних ископаемых существ, как сначала казалось, примерно того же геологического возраста было найдено в Поволжье, у села Ишеево, в Каменном овраге. Этот пункт расположен по Волге несколько ниже устья Камы. Напомню, что недалеко от этих мест в Каму впадает Меша — та самая река, от которой некоторые суеверные уральцы отсчитывают на восток «царство внуков Ноевых», потомков единственного праведника, который вместе с детьми по великой милости божьей будто спасся от потопа..

Не кости ли несчастных жертв потопа находят геологи? Что же, посмотрим. Кстати, подробные описания животных, найденных у села Ишеево, содержатся в популярной книге академика Ю. А. Орлова.

Что же это за животные?

Вот, например, титанофонеус, что в переводе означает «титанический убийца» — одно из крокодилоподобных существ, принадлежащих к отряду дейноцефалов, страшноголовых ящеров. Действительно, титанофонеус имел бульдогообразную морду, с которой никак не гармонировали его косо и в сторону направленные глаза. Даже по черепу этого «титанического убийцы» было видно, что такое положение глаз помогало ему высматривать очередную жертву.

Трехметровый хищник был неуклюж, но крепко сколочен. Шестьдесят из ста позвонков его скелета приходились на хвост. Вряд ли такой мощный хвост содействовал скорости передвижения. Для этой цели у «титанического убийцы» между пальцами на лапах были перепонки. Хвостом же он мог наносить противнику ошеломляющие удары.

Рядом с «титаническим убийцей» охотился другой представитель страшноголовых — динозавр, или «коварный ящер». Динозавра даже считали одно время старым самцом «титанического убийцы», так как его кости значительно крепче и тяжелее костей титанофонеуса. Особенно массивными были лоб и теменная кость черепа. Возможно, что этот страшноголовый ящер в битвах с врагами наносил удары головой.

Хорошую компанию этим хищникам составлял сиодон, принадлежащий также к отряду страшноголовых. Он был помельче титанофонеуса и динозавра. На темени его зияли две большие глазницы. Вероятно, большие глаза этого хищника были приспособлены к ночному зрению.

Хищники эти пожирали любую дичь. Но главными их жертвами были растительноядные пресмыкающиеся, амфибии и рыбы. Не брезговали они и себе подобными: борьба за жизнь шла жестокая. Современные родственники страшноголовых сохранили их кровавее традиции.

Мне пришлось однажды быть в крокодильем заповеднике на Кубе. Крокодилов там кормят… крокодилами же. Используется только шкура крокодилов, идущая для изготовления дамских сумочек и прочих модных изделий, а мясо съедают сами крокодилы. В желудке крокодила, пишет американский исследователь Гордон Гаскил, за несколько месяцев растворяются даже железные наконечники копий и больших размеров металлические крючки.

В Очерских раскопках у деревни Ежово вместе с остатками хищников был найден гигантский — даже для своей эпохи — эстеменозух, ящер до пяти метров в длину и до трех в высоту. Его голову украшали роговидные выросты, похожие на сказочный венец. Поэтому его и назвали эстеменозухом, что в переводе на русский означает «венценосный ящер». Этот страшноголовый питался растениями. Об этом свидетельствуют его зубы, приспособленные к пережевыванию растительной пищи. Конечно, в пищу хищникам шло не только мясо, но и кости и «венец» этого мирного ящера. Желудок древних рептилий переваривал все.

Рядом с эстеменозухом мирно жевал водоросли и хвою другой растительноядный ящер — сравнительно небольшой улемозавр. Нелегко ему жилось в мире хищников. В его тупой, коротенькой мордочке, во всем облике его скелета не было ничего напоминающего способности обороняться.

Так вот и жили эти животные странного, необычного для нас мира среди окружающей их столь же необычной растительности: гигантских древовидных папоротников и примитивных хвойных деревьев, точнее, предков наших современных хвойных.

Мир растений той эпохи хорошо изучен М. Д. За- лесским. Очень много отличного научного материала и наблюдений досталось ему от охотников за древними ископаемыми растениями Е. Пермяковой и Т. Мауэра, посвятивших всю свою жизнь исследованию и сбору окаменевших памятников эпохи страшноголовых ящеров. Мауэру принадлежит честь открытия одного из крупнейших захоронений растений этого периода жизни Земли. Сборы этих исследователей выставлены в великолепных экспозициях Пермского университета и Свердловского горного института.

Очень хочется представить себе такую картину прошлого. К мирно пасущимся среди растений улемозавру и эстеменозуху подкрадываются хищники: «титанический убийца», «коварный ящер» и сиодон. Миг, короткая схватка, торжествующий рев, напоминающий раскаты грома… И не стало растительноядных! Только кости погибшего существа были разбросаны по лесу… А ненасытные хищники отправляются выслеживать новую жертву. И в наши дни геологи обнаруживают следы кровавой тризны.

Но нет… Раскопки 1949–1960 годов у деревни Ежово убеждают нас в том, что такая картина не соответствует действительности. И хищники и растительноядные существа нашли свою смерть одновременно, но не здесь, не около современной деревни Ежово. Их кости принесло сюда водным потоком. Они погибли в воде.

Так что же, библейские мудрецы были правы? Может быть, здесь мы действительно нашли подтверждение идеи всемирного потопа?

Нет. Геологам давно известна простая зависимость между расположением самых обычных галек на дне рек и направлением русла потока. Каждый, кто хочет, может сам увидеть эту зависимость на любой речке. Надо только присмотреться к положению плоских и эллипсовидных (овальных) галек на речной ряби.

Во многих странах в разные годы, в прошлом столетии и в наши дни, публиковались научные наблюдения об этом. Вот что пишет в наши дни польский ученый Р. Упруг, опубликовавший свои исследования в бюллетене Польской академии наук в 1956 году. Он говорит, что у плоской гальки расположение длинной оси всегда совпадает с направлением речного потока, а у эллипсовидной гальки по этому же направлению располагается короткая ось.

А дальше все просто. Надо быть только внимательным. В береговых обрывах-обнажениях нетрудно увидеть это.

В 1945 году доцент В. А. Апродов установил в Предуралье, в бассейне реки Чусовой, направление реки, которая протекала там в период жизни страшноголовых. Этой реки давно уже нет. Стерлись как будто бы абсолютно все ее признаки, потеряны все следы ее существования. Но Апродов, детально изучив положение галек, обнаруженных в пластах древнего пермского периода, наметил на плане, как протекала эта речка.

Оказалось, что многие захоронения страшноголовых ящеров и древних амфибий связаны с руслами таких же давно не существующих рек.

П. К. Чудинов, который вел раскопки у деревни Ежово, подсчитал, что скорость течения воды в зоне захоронения скелетов ящеров была всего лишь два — два с половиной километра в час. Здесь была в то время какая-то заводь.

Значит, не было никакой всемирной катастрофы. Не было никакого потопа. Древние реки принесли из Предуралья трупы животных, остатки растений и отложили их в заводях. На дне заводей трупы заносило илом, песком, гальками. В них и окаменели кости этих животных. А рыхлые осадки были сцементированы растворами углекислого кальция. Вот о чем рассказали кости страшноголовых.

Сказанное подтверждают другие данные. Русла рек, в которых сохранились остатки страшноголовых ящеров, перемежались с сетью озер той же эпохи. В озерных отложениях тип слоистости осадков совсем иной. Можно и сейчас в современных озерах видеть, как на дне их накапливаются горизонтально лежащие слои. В сезон паводков оседает относительно много мути; зимой или в засушливый период мути оседает немного. Так год за годом на дно озера выпадают и ложатся горизонтальными слоями мутьевые осадки. Они тонкоилисты, а после окаменения становятся тонколистоватыми.

Одно из таких древних озер прорезала современная Кама. В ее береговых обрывах недалеко от устья рек Белой и Ика можно видеть тонкополосчатые слои древнего озера. В местности, носящей название Тихие горы, исследователи обнаружили одно из богатейших кладбищ насекомых. Тонкая муть озер запечатлела рисунки нежнейшей ткани, оставив для нас уникальнейшие отпечатки предков современных тараканов, клопов и других насекомых. Только это были великаны — до десяти сантиметров в длину. Такое же царство насекомых было найдено геологом Я. Д. Зеккелем в местечке Ива-гора, недалеко от устья реки Кулой.

Но это еще не все. Уже во время обработки находок позвоночных, растений и насекомых стало ясно, что возраст всех этих представителей древней жизни очень большой. Здесь помогли и определения абсолютного возраста горных пород по продуктам радиоактивного распада, и сравнения между собой слоев (содержащих такие же остатки) на Русской равнине, в Южной Африке, в Индии и Северной Америке. Оказывается, страшноголовые и сопутствующие им растения и насекомые жили в пермском периоде палеозойской эры, за двести миллионов лет до появления человека. А по библии, потоп, причина массовой гибели людей и животных, будто бы состоялся около семи тысяч лет назад!

Наметились и другие выводы. Североамериканские находки оказались относительно более древними, южноафриканские — молодыми. Предуральские захоронения стали тем промежуточным звеном, которое соединило в единую стройную эволюционную группу считавшиеся разрозненными остатки представителей прошлой жизни. А те находки, о которых я упоминал по своим исследованиям в Притиманье, оказались наиболее молодыми. Их относят уже к триасовому периоду — первому периоду последующей мезозойской эры. На реке Цильме я видел, как костеносные пласты триаса покрываются осадками еще более молодой — юрской системы, которая отстоит от нас на сто тридцать — сто пятьдесят миллионов лет.

Так шаг за шагом устанавливаются научные факты. Они неопровержимо свидетельствуют о том, что старые библейские сказки о всемирном потопе, о допотопных животных не соответствуют истине.

По всем этим и многим другим фактам восстанавливается и древняя география пермского периода. Два материка: Северный — Лавразия и Южный — Гондвана разделялись широтным, экваториальным морем Тетис. Известны теперь и зоны оледенения на материках и зоны пустынь. Не осталось лишь места на этой карте для зон всемирного потопа.

Но, может быть, в библейских сказаниях есть все же какое-то рациональное зерно, какая-то доля правды? Может быть, всемирный потоп все-таки был, пусть даже до появления человека? Отстаивал же французский палеонтолог Жорж Кювье идею многократных всемирных катастроф, которые уничтожили все живое! И надо сказать, его теория была с радостью принята церковью.

Попробуем рассмотреть подробнее «глубины прошлого», чтобы понять, как происходила смена форм растительной и животной жизни. Постараемся прочесть в других каменных документах великую летопись жизни на Земле. Вернемся еще раз к эпохе палеозоя.

Эта летопись, как сказал В. Маяковский,

…от времен, когда прабабки носорожьи, ящерьи прапрадеды и крокодильи, ни на что воображаемое не похожие, льдами-броненосцами катили…

Палеозойская эра, в конце которой жили страшноголовые, началась пятьсот семьдесят миллионов лет назад и длилась почти триста пятьдесят миллионов лет (напомню, что человечество существует чуть более миллиона лет). В течение этого огромного интервала времени происходили многие события в эволюции жизни на Земле, оставившие свои любопытные документы.

На реке Северной Двине, около города Котласа, есть интереснейшее обнажение — обрыв. В нем видны большие, примерно до двух метров в диаметре, стяжения песчаника. В этих стяжениях в конце прошлого и в начале нашего столетия крупный палеонтолог профессор Амалицкий обнаружил ископаемые окаменелости костей звероподобных пресмыкающихся — так называемых парейазавров и иностранцевгий. Вместе со страшноголовыми они населяли значительные пространства континента в течение пермского периода, последнего из периодов палеозойской эры.

Жизнь того времени была богата и разнообразна, она бурно развивалась и в море и на суше, рождая удивительные организмы.

Моря пермского периода были переполнены разнообразными моллюсками, так называемыми гониатитами. Очень много их найдено в Предуралье. Много было и других форм морских организмов.

Любопытна и пока еще загадочна грань мезозойской и палеозойской эр. Оказывается, многие животные палеозоя погибли в конце пермского периода. Это была великая катастрофа, одна из величайших катастроф в истории жизни Земли. Чем были вызваны эти катастрофические события, трудно сказать. Ученые и до сих пор бьются над разрешением этой загадки. Некоторые говорят, что животные вымерли в результате резких климатических изменений. В конце пермского периода происходило усиленное горообразование, возникали громадные горные массивы — такие, как Урал, Урало-Тянь-Шаньский горный массив и многие другие. В связи с этим климат стал более континентальным, холодным, и многие животные не успели приспособиться к этим изменениям.

Другие говорят, что всеобщая гибель наземных живых организмов была вызвана колоссальной эпидемией новых вирусных заболеваний. А совсем недавно родилась гипотеза о резком увеличении атомной радиации. Миллионы жизней были унесены лучевой болезнью, но больше всего радиация повлияла па потомство, лишив его жизнеспособности… Трудно сказать, какая гипотеза в конечном итоге окажется справедливой. Но ни одна из них не подтверждает библейской легенды о потопе, ни одна не говорит о какой бы то ни было возможности сверхъестественного вмешательства в земные дела.

Может быть, потоп был в более поздние эпохи? Что ж, обратимся к ним. Поднимемся выше по земным слоям — к меловому периоду мезозойской эры.

Если пройти или проехать от западных предгорий Среднего Урала к городу Свердловску и далее на восток, то можно не заметить Уральских гор. Здесь мы попадем в зону огромного широкого равнинного пространства, наискось пересекающего Урал. Любопытно, что около Свердловска найдены были в этом широком пространстве окаменевшие планктонные организмы мелового моря, в котором жила птерия тенюикостата — удивительный моллюск с красивой раковиной. Раковина птерии невелика по размеру, два-три сантиметра в диаметре, ребристая. Она похожа на некоторые современные раковины, часто используемые вместо пепельниц.

Так что же, значит, здесь были проливы мелового моря, того моря, которое соединяло Русский океан с другим огромным водным пространством?

Интереснейшая работа проведена профессором Н. Н. Ростовцевым, занимающимся изучением Западно-Сибирской низменности в целях выявления там огромных нефтяных богатств. Коллектив геологов, работающий под руководством Ростовцева, выделил на всем пространстве Западно-Сибирской низменности слои с одинаковым комплексом окаменелостей. Одной из окаменелостей, которая позволяет выделить повсеместно определенный слой, является именно птерия тенюикостата. Ее встречают в районе Омска и Тюмени; ее видят в окрестностях Ивделя, на равнине Кустанайской и Челябинской областей. Очень часто ее сопровождают другие окаменелости.

Вот, например, около поселка Актай, в бассейне реки Актай, открыто целое кладбище морских ежей. Здесь же найдены крупные двухстворчатки. Некоторые из них достигают в длину 30 сантиметров. Они жили в зоне мелководья этого огромного морского бассейна. Вместе с птерией тенюикостата погребен и комплекс древних устриц и водорослей. Даже трудно перечислить все находки ископаемых раковин, которые встречаются в слоях того океана, который располагался на месте современной Западно-Сибирской низменности. Да, это был Западно-Сибирский океан. На севере он сливался с Северным Ледовитым океаном, а в районе Тагила через Тагильский пролив соединялся с океаном Русской равнины.

А на юге через широкий Тургайский пролив этот океан выходил к Средиземноморскому океану. Урал же в то время был группой вытянутых островов среди безбрежного океанического пространства.

В зоне мелководья, в прибрежных частях и накапливались те осадки, которые вообще характерны для таких морей.

Есть удивительный минерал глауконит. Из него вырабатывают так называемый неопермутит, очищающий воду, которая поступает в городскую водопроводную сеть. Так вот, глауконит в больших количествах можно встретить по левобережью Енисея, в бассейне реки Оби, в верховьях реки Иртыш. Эта глауконитовая зона представляет зону мелководных прибрежных участков океана. А в бассейне реки Аят на восточном склоне Южного Урала, в лагуне, в это же время накапливались железные руды. Геологи подсчитали большие запасы железных руд — осадков мелового моря.

Интересную работу по выявлению древней географии Западно-Сибирского океана произвели доцент О. Щеглова-Бородина и ассистент А. Чернявская. В трудах Свердловского горного института они рассказали о том, что птерия тенюикостата позволяет выделить на больших пространствах зону так называемого Сантонского моря, которое было частью огромного мелового бассейна.

С грохотом разбивались морские валы о береговые утесы древнего Урала, навечно оставляя здесь свои следы. Профессор П. Кротов, в прошлом столетии изучавший береговую зону Мелового моря, отметил множество изборожденных морем скал. Над равнинной местностью Западно-Сибирской низменности они возвышаются на четыреста-пятьсот метров. Это и был уровень древнего Сантонского моря. И Марков камень, и вершины Палаточной горы и Красного камня, и вершины горы Указар сохранили на себе отпечатки морских волн Сантонского океана.

Но многочисленные изучения осадков этого океана свидетельствуют о том, что все это было необычайно давно. Об этом рассказывает минерал глауконит, содержащий в своем составе химический элемент калий и его изотоп К40, по распаду которого легко подсчитать время образования осадков этого периода.

Это было, свидетельствует К40, сто миллионов лет тому назад.

Вывод о возрасте Сантонского моря весьма важен для нас. Дело в том, что море на Урале было задолго до того времени, когда появился человек. Ведь человечеству всего около одного-двух миллионов лет. Оно в пятьдесят-сто раз «моложе» этого океана. Значит, воды, которые здесь то бушевали, то мирно плескались, никакого отношения к библейскому «потопу» не имели. Да и океан был далеко не «всемирным».

Нет, история мезозойской эры, восстановленная современной наукой, тоже не подтверждает истинности библейского предания.

Богословы любят ссылаться на бессилие науки, которая будто бы не может вскрыть тайны природы. Но разве может идти речь о бессилии, если наука точно установила, какие животные обитали на Земле более двухсот миллионов лет назад, сумела воссоздать их облик по немногочисленным костным остаткам или даже по отпечаткам на камне? Многие, наверное, слышали или читали о том, что криминалисты сейчас пытаются разгадать тайну смерти царевича Димитрия и оправдать Бориса Годунова. В — руках следователей есть некоторые документы, письменные свидетельства. Да и умер Димитрий менее четырехсот лет назад. Конечно, далеко еще не все разгадано. Гибель обитателей палеозоя произошла в миллионы раз раньше.

Шекспир спрашивал:

Как сохранить дыханье розы алой, Когда осада тяжкая времен Незыблемые сокрушает скалы И рушит бронзу статуй и колонн?

Да, миллионы и сотни миллионов лет разрушили остатки древних организмов, прежде всего их мягкие ткани, и тем не менее многое уже разгадано, хотя в руках геологов и палеонтологов есть только немногочисленные каменные документы. И нет никаких сомнений в том, что с помощью новейших методов исследования тайна вымирания древних животных будет разгадана в ближайшие десятилетия.

Но и сейчас ученые узнали очень многое о еще более древних эпохах жизни на Земле.

Для удобства изучения вся палеозойская эра разбивается на несколько периодов. Мы уже знакомились с пермским. Более древними были каменноугольный, затем девонский, ему предшествовали силурийский и ордовикский. И самым древним периодом палеозойской эры был кембрийский. Изучая их, мы опускаемся все ниже и ниже в глубь истории жизни.

В каменноугольном периоде палеозойской эры жизнь развивалась весьма пышно. Очень много сведений об этом времени мы получаем путем изучения каменноугольных месторождений. В то время в прибрежно-морских зонах, вблизи озерных или озерно-речных бассейнов накапливалось значительное количество деревьев или растительной, торфяной массы. С течением времени они были занесены песком, илом, погребены под более молодыми осадками и стали

перегнивать там без доступа воздуха. Иногда на них действовал подземный жар, иногда давление, возникавшее при горообразовании, и там, где эти факторы — давление, высокая температура и время — воздействовали все вместе, комплексно, там из древесно-растительной массы возникал ископаемый уголь различной степени углефикации — от бурого до антрацита. При высшей степени углефикации образуются коксующиеся угли и антрацит, содержащие большое количество углерода. Если же угольная масса достигает еще более высокой степени углефикации, она превращается в графит.

Эти каменноугольные отложения являются своеобразными музеями, где сохраняются отпечатки древних растений, а иногда целые окаменевшие стволы деревьев. По ним и удалось восстановить растительный мир того далекого времени. Тогда были широко распространены споровые растения, похожие на современные папоротники, хвощи. Но в то время они достигали гигантских размеров — до двадцати пяти — тридцати метров в высоту. А в девонском периоде мы находим их зачаточные формы, так называемые псилофитовые растения, у которых были еще слабая корневая система и плохо дифференцированные стебли и листья.

В месторождениях каменного угля встречаются и другие окаменелости, в том числе окаменелые остатки позвоночных. Они чрезвычайно разнообразны, но, пожалуй, наибольшую ценность для науки имеют переходные формы от амфибий и рыб к рептилиям.

Есть на севере европейской части СССР город Инта. Там в угольном слое были найдены остатки животных, похожих и на огромных лягушек и на ящериц или крокодилов. Эти странные существа связывают воедино земноводных с пресмыкающимися, и. названы они интазухами в честь города Инты.

А переходная форма от рыбы к амфибии найдена не в каменноугольных, а в более древних — девонских слоях. Это были кистеперые рыбы. И самое удивительное то, что одна из них дожила до нашего времени почти без изменении. Это так называемый целакант — рыба, обладающая переходными чертами от рыбы к амфибии. Ее нашли несколько лет назад возле океанского побережья Южной Африки.

Целаканты обладают любопытными свойствами: они могут жить и в водной среде и на суше, у них есть и жабры и зачаточные легкие. Благодаря этому рыбы, подобные целакантам, в девонском периоде могли переносить засушливые эпохи, переползая из одного водоема в другой. При этих «кочевых» условиях образа жизни плавники-ласты преобразовывались в ноги, в передние и задние конечности, с помощью которых можно было уже не ползать, а ходить по суше. Конечно, это не следует понимать примитивно, что вот, мол, целакант пошел по суше и, пока шел, его ласты превратились в ноги. Нет, изменения возникали в результате постепенного приспособления к новым условиям, в результате длительного процесса естественного отбора, открытого Чарлзом Дарвином. Сохранились наиболее приспособленные формы, чьи зачаточные органы совершенствовались и давали возможность выжить в новых, очень жестоких условиях. Эволюция достигалась ценой гибели миллионов организмов. Только те целаканты, у которых больше вытянулись ласты, превращаясь в ноги, и быстро развивались легкие, выживали. Остальные вымирали.

Одним из крупнейших достижений в эволюционном развитии живых существ стало формирование органов электролокации у рыб девонского периода. Электролокационные сигналы излучались особым органом мозга, расположенным в области мозжечка; приемным устройством служили боковые линии рыбы.

Опыты над современными рыбами показывают, что органы электролокации помогают им ориентироваться в водах мутных речек. Рыба, очутившись в слабом искусственном электрическом поле, старается вырваться из него, ориентируя положение своего тела головой к аноду. Это приспособление давало живым электролокаторам огромные преимущества в борьбе за жизнь.

Особенно интересны среди представителей девонских организмов рыбы, носящие панцирь, — панцирные рыбы. Очевидно, в морях, озерах и реках у них было немало врагов, от которых приходилось защищать свою жизнь; панцирь, как латы и щит средневекового рыцаря, предохранял своего владельца от острых зубов и мощных челюстей нападающих.

В девонских морских слоях мы встречаем много ископаемых моллюсков, кораллов и других представителей животного царства. Из них сохранились, конечно, только те, которые имели раковины. И, несмотря на то, что до нас дошло сравнительно небольшое количество окаменелых организмов, мы все-таки очень ясно представляем, насколько велико было разнообразие этих форм. Девонское и каменноугольное моря кишели различными типами организмов, и водная среда была битком набита многочисленными представителями живого.

Большой интерес в смысле эволюционного развития представляют древние слои кембрийского, ордовикского и силурийского периодов палеозойской эры. В начале кембрийского периода появилось большое количество разнообразных организмов, но среди них главенствовали лишь немногие.

Под Ленинградом, в местечке Саблино, студенты университета и горного института проводят свою летнюю практику. В береговых обрывах речек Саблинки и Тосны они изучают обнажения известняковых морских отложений, накопившихся здесь пятьсот семьдесят миллионов лет назад. В этих кембрийских осадках находят большое количество трилобитов — членистоногих, похожих на современных мокриц, только длиною в пять-семь сантиметров. Такие мокрицеподобные существа зарывались в ил и после смерти окаменевали вместе с ним. Из кембрийских известняков в свое время в Петербурге делали плиты тротуаров. И сейчас еще там, где сохранились старые тротуары, иногда можно видеть остатки трилобитов кембрийского периода.

У трилобитов было великолепное зрение. Эти существа, жившие более полумиллиарда лет назад, обладали фасеточными глазами, позволявшими видеть сразу всю полусферу. Эволюционное достижение трилобитов положено в основу строения глаз почти всех позднейших представителей этого класса.

Трилобиты были настоящими хозяевами морей кембрийского, ордовикского и силурийского периодов. Лишь после упорной борьбы они уступили свое господство другим, в частности брахиоподам, представлявшим собою переходную форму, имеющую сходство и с моллюсками и с червями, одетыми в раковины. Так вот, брахиоподы в конечном итоге победили в борьбе за существование, они стали главенствовать среди обитателей дна девонских морей.

В то время развивалась еще одна любопытная группа жителей моря, ныне совершенно вымершая. Их называют граптолитами. Когда смотришь на остатки граптолитов, то они кажутся какими-то странными завитками, начерченными карандашом на плитке сланца. Иногда эти завитки довольно прихотливы. Например, там же, под Ленинградом, в сланцах ордовикского периода можно видеть граптолита диктионема. Он похож скорее на куст растения, но на самом деле это животное со сложным устройством. Долгое время не знали, куда отнести эти странные существа. И только недавно установили, что они являются переходной формой от беспозвоночных к позвоночным, что именно от них в конце силурийского периода произошли различные представители этого царства, ныне господствующего на Земле. Первые из них, может быть, еще не имели скелета, но у них уже была спинная струна — хорда, она-то в конечном итоге и стала отличать позвоночных от беспозвоночных.

Вот о чем говорят нам остатки древних животных. Не внезапное начало жизни, как в библии, где говорится, что бог сотворил сразу все живые существа в их современном виде, а постепенное развитие в ходе жестокого отбора и суровой борьбы за существование. Случайное, незаметное на первый взгляд изменение какого-либо органа могло дать огромное преимущество в этой борьбе или, напротив, стать причиной гибели целого класса растений или животных. Так погибли трилобиты, потеряв способность применяться к новым условиям, так выжили и дали богатейшее наследие потомки граптолитов.

Но где же, в каких слоях, в какое время мы найдем древнейшие формы жизни, ее начало? Можем ли мы, наконец, разгадать тайну жизни, тайну ее возникновения? Ведь на ней и в наши дни еще спекулируют сторонники религии — от профессиональных богословов до малограмотных людей, свято убежденных в том, что «все от бога».

Самые древние остатки жизни найдены в районе Мадагаскара. Там среди осадочных пород встречаются графиты, иногда угленосные породы, произошедшие за счет накопления органической массы. Возраст мадагаскарских отложений огромен — два миллиарда шестьсот миллионов лет. Такие же угленосные накопления мы знаем в докембрийских образованиях, имеющих возраст два миллиарда, полтора миллиарда и один миллиард лет.

А вот в районе поселка Шунга в Карелии углисто- подобные образования слагают так называемый минерал шунгит, еще более плотный; чем антрацит. Этот минерал накапливался из водорослеподобной массы на дне какого-то озера. Такие водорослеподобные массы докембрия мы встречаем во многих пунктах земного шара. Но в большинстве случаев эти докембрийские образования чрезвычайно сильно изменены и проследить сейчас, хотя бы приблизительно, эволюцию организмов докембрия мы не в состоянии.

Не можем мы пока осветить строгими фактами и вопрос о зарождении жизни на Земле. Наука наших дней предлагает сейчас только более или менее обоснованные гипотезы. Например, что жизнь зародилась не на Земле, а в космосе.

Но вопрос этот остается дискуссионным. До сих пор многие ученые отвергают представление о занесении жизни из космоса. Да, пожалуй, такое предположение и не решает самого вопроса о происхождении жизни, а только отодвигает его еще дальше в глубь миллиардов лет, переносит его с Земли в космос.

Прорыв в ближнюю даль

Недавно я видел интересную каменную композицию, созданную учеником одной из камнерезных школ Свердловска — Василием Шубиным. В несложным узор рисунка он вмонтировал три камня: халцедон, родонит и обсидиан.

Молочно-серый халцедон часто встречается в почковидных натеках причудливой формы. Василий Шубин выбрал образцы синевато-черных и желтых, слегка коричневых тонов, весьма сходных с густыми клубами дыма. Мастер приклеил халцедон на полированную пластинку розового родонита, поставил внутрь «клубов дыма» взмывающую вверх металлическую ракету. Фоном для ракеты послужила пластинка из густо-черного вулканического стекла — обсидиана.

Художественная композиция Шубина отразила в камне величие нашей эпохи. Наперекор судьбе, но религиозным представлениям обрекающей человека на вечное прозябание на Земле, он разрывает цепи тяготения и взлетает в космос!

Осуществилась давняя мечта, о которой часто писали как о чем-то несбыточном, невозможном, противном воле господа. «Земля еси и в землю уйдешь», — так говорила религия о человеке.

Прорыв в космос, начавшийся 4 октября 1957 года взлетом первого в мире искусственного спутника Земли, разбил это учение.

Как же служители религии объясняют теперь это нарушение человеком «божественного запрета»? Давно ли космос считался местом, где господь поместил рай и где сам он обретается вместе с серафимами и херувимами, ангелами и архангелами? Прежде всего пришлось потихоньку отказаться от старого учения о рае. Рай теперь рекомендуется понимать как состояние духовного блаженства души. Душа же, поскольку она идеальна, бестелесна, не нуждается в каком-то определенном объеме пространства. Так сказать, не душа в раю, а рай в душе.

А сам факт прорыва человека в космос церковь комментирует следующим образом. Господь сотворил человека по образу и подобию своему. Следовательно, он наделил человека и частицей той творческой силы, которой сам обладает в высшей степени. И человек разумом своим отчасти стал подобен богу. Бог создал весь мир, в том числе и планеты, а человек — искусственные спутники Земли. Стало быть, создание человеком космических ракет доказывает сотворение всего мира богом.

О «сотворении мира» мы еще поговорим, а сейчас посмотрим, что говорит о строении космоса наука.

В одной из популярных книг академика В. Г. Фесенкова автор разделил описание окружающего нас мирового пространства на ряд квадратов, причем сторона каждого последующего увеличивалась в сто раз. Но попробуем представить себе пространство космоса в виде последовательно возрастающих кубов.

Для начала представим себе куб со стороной в пятнадцать тысяч километров. В такой объем вписывается только одно небесное тело — наша Земля, имеющая диаметр около 12,7 тысячи километров.

В этом участке космического пространства сейчас, на наших глазах, совершаются полеты космонавтов. Первый в мире космонавт Юрий Гагарин, первая в мире женщина-космонавт Валентина Терешкова-Николаева, первый в мире космонавт А. Леонов, шагнувший из корабля в открытый космос, и другие космонавты нашей страны и США покоряют именно этот участок космоса. Как известно, орбиты движения космических кораблей отстоят от Земли на первые сотни километров.

Вспомним, как длинно и сложно доказывали в прежних учебниках географии, что наша Земля круглая. Еще Аристотель предлагал встать на высокую скалу на берегу моря и смотреть, как скрываются вдали сначала корпус корабля, а потом его мачты… Рассказывали о маятнике Фуко и так далее. Сейчас все эти доказательства имеют только исторический интерес. Каждый школьник из описаний полетов космонавтов знает, что они видели нашу планету круглой, вернее — шарообразной.

А сейчас попробуем решить «обратную» задачу. Что, если не увеличивать, а по тем же правилам уменьшать наш отправной куб? Так, пожалуй, легче будет показать различие масштабов мира Земли и мира космоса.

Так вот, при уменьшении стороны начального куба в сто раз грань следующего куба сократится до ста пятидесяти километров. Значит, площадь поверхности такого куба будет примерно равна территории Албании и чуть-чуть больше Ладожского озера. А в следующий куб, сторона которого уменьшится до полутора километров, еле-еле впишется южноуральская гора Таганай. Еще уменьшение, и перед нами будет куб величиной с четырех-пятиэтажный дом. Пятый куб, со стороной всего в пятнадцать сантиметров, вместит только нашу ладонь или самые крупные кристаллы изумруда. А затем перед нами окажется куб со стороной в полтора миллиметра. В такой куб впишется кристалл алмаза весом в один карат (0,2 грамма). Но и этот объем слишком велик для мельчайшей единицы живого — клетки или бактерии, не говоря уже о вирусах.

Таков масштаб нашего земного мира, мира жизни. А теперь вернемся к нашему первому кубу. Посмотрим, какие небесные тела встретятся нам при последовательном увеличении в сто раз его грани.

Итак, второй куб будет иметь сторону, равную полутора миллионам километров. Такой участок космоса вмещает в себя два небесных тела: Землю и Луну, отстоящую от нас в среднем на триста восемьдесят тысяч километров.

Луна! Сколько легенд, сказаний, а иногда просто суеверий, связано с нашим ближайшим спутником! В окрестностях Мехико мне рассказали наивную легенду о том, как с Луны на Землю спустились божественные существа. В честь этого события народ воздвиг пирамиду. Испанские священники, вытравляющие все, что было связано с верованиями покоренного парода, приказали засыпать землей стометровую пирамиду Луны. Только недавно мексиканский народ освободил от покрова этот великолепный памятник древнейшей архитектуры.

Культ Луны был широко развит во многих религиях мира. Луна — женское начало; Солнце — мужское. У древних греков богиня Селена отождествлялась с Луной. О таинственном влиянии Луны на судьбы людей говорили — да и сейчас говорят, например, в той же Мексике, — астрологи.

В наши дни уместно вспомнить казавшиеся ироническими стихи Байрона, написанные им на заре эры технического прогресса:

Уж скоро мы, властители природы, И на Луну направим пароходы.

И направили! Только не пароходы, а космические ракеты. И первыми это сделали советские ученые, инженеры. Сделал советский народ, который в мирном соревновании обгоняет самые передовые страны мира.

Как дерзкое пророчество звучат теперь стихи С. Есенина:

Мне теперь по душе иное… И в чахоточном свете Луны Через каменное и стальное Вижу мощь я родной стороны.

Конечно, свет Луны нам сейчас не кажется чахоточным, но в остальном — все верно.

4 октября 1959 года третья космическая ракета «Луна-3» вывела на орбиту автоматическую межпланетную станцию, совершившую беспримерный облет Луны. Эта станция передала на Землю фотографии обратной стороны Луны, ранее скрытой от человеческих глаз.

В июле 1965 года полет был повторен. Автоматическая межпланетная станция «Зонд-3» продолжила работу и передала на Землю недостающие снимки обратной стороны Луны. На новом лунном глобусе запестрели названия: Море Москвы, кратер Циолковский, хребет Советский… Так перед человечеством впервые раскрылась картина того, что раньше было неведомым!

Дело в том, что Луна повернута к нам всегда одной стороной. И вот фотографии, которые были переданы с третьей автоматической станции, открыли нам картину другой, невидимой стороны нашего небесного спутника. Оказалось, что там имеются такие же кратеры, такие же большие низменные пространства и хребты, какие рисуются на всем нам знакомом «лике Луны». А видимая сторона была сфотографирована с близкого расстояния американскими ракетами типа «Рейнджер».

4 февраля 1966 года весь мир был изумлен новым достижением науки и техники советского народа. Межпланетная станция «Луна-9» достигла Луны, совершила мягкую посадку на лунную поверхность и передала на Землю снимки ее таинственной спутницы.

А вслед за этим, в дни работы XXIII съезда КПСС, был запущен первый спутник Луны, передавший со своей орбиты партийный гимн. Значение научной информации, полученной «Луной-9» и «Луной-10», поистине трудно переоценить. Они осветят много неизученных явлений, наметят пути решения многих насущных проблем освоения Луны и космического пространства. Теперь полет землян на Луну уже никому не может казаться фантазией.

О лунных кратерах, как и вообще о лунном рельефе, ведется долгая дискуссия. Было предложено много разнообразных гипотез о том, что представляют эти участки Луны.

В дискуссии наметились две главные точки зрения. Согласно первой из них весь лунный рельеф возник в результате бомбардировки Луны крупными и мелкими метеоритами; по второй — все кратеры возникли в результате вулканической деятельности. Вторую гипотезу отстаивает и наш советский астроном профессор Н. А. Козырев, который дважды наблюдал извержение вулкана в районе кратера Альфонса на Луне. При извержении происходило истечение светящихся газов. Позднее подобные явления были отмечены и американскими астрономами.

Открытие Н. А. Козырева действительно принадлежит к числу выдающихся. Дело в том, что раньше Луна считалась совершенно остывшим небесным телом. Теперь приходится признать, что в глубинах нашего спутника есть определенные запасы тепла.

Не будем долго задерживаться на описании подробностей рельефа и горных пород Луны. Теперь уже ясно, что вслед за «Луной-9» и «Луной-10» в ближайшее время небесную соседку посетят новые автоматические станции и отряды космонавтов. Они откорректируют справедливость той или иной гипотезы и снабдят нас новой информацией о Луне. Такие полеты теперь уже не за горами. Покорение спутника Земли — дело недалекого будущего. Но, по современным данным, жизни на Луне нет, ибо там нет ни воды, ни атмосферы, а без них известные нам формы жизни не могут существовать.

Перейдем к следующему участку космического пространства — к третьему кубу, сторона которого равна ста пятидесяти миллионам километров. В таком отрезке космоса мы увидим несколько небесных тел. У одной из граней куба расположится наше центральное светило — Солнце. Около него мы увидим небольшую планету — Меркурий, за ним нашу соседку- Венеру; у другой стенки куба расположится Земля. Напомню, что среднее расстояние от Земли до Солнца равно 149,5 миллиона километров.

В этом отрезке космоса также побывали космические корабли. В 1961 году прошла на расстоянии ста тысяч километров от Венеры советская космическая ракета, в 1962 году — американская и в 1966 году — снова советская.

Ни американскому, ни советским космическим кораблям не удалось решить проблем, связанных с этой планетой. Стало только известным, что у Венеры имеется слабое магнитное поле. Следовательно, у нее нет тех радиационных поясов, которые окружают Землю, и, значит, жизнь на планете была бы плохо защищена от губительного космического облучения. Не исключена возможность, что небольшие кольцевые скопления космических частиц все же имеются вокруг этой планеты. Не удалось пока однозначно установить ни характер поверхности Венеры, ни химический состав ее атмосферы.

Дело в том, что Венера окутана очень мощной атмосферой, в составе которой с Земли определены (спектроскопически) азот, окислы некоторых газов. Но ведется дискуссия: есть ли в составе атмосферы Венеры свободный кислород и другие элементы, необходимые для развития и возникновения жизни? Некоторые астрономы в последнее время обнаруживают линии кислорода в спектре Венеры. Если это так, то жизнь на Венере должна быть, потому что свободный кислород образуется в результате жизнедеятельности растений. Противоречивы сообщения астрономов и о температуре поверхности этой планеты.

Прорыв в эту часть космоса был осуществлен и иным путем. В 1962 году советскими учеными была осуществлена радиолокация поверхности Венеры. Радиоволны, посланные на Венеру, отразились от ее поверхности и через четыре минуты возвратились к нам на Землю. В результате удалось получить сведения о времени вращения Венеры, вокруг ее оси и, что самое главное, уточнить так называемую астрономическую единицу — расстояние от Земли до Солнца. При этих исследованиях на Венеру были посланы три гордых слова: «Мир», «Космос», «Ленин». Потом такие же эксперименты были повторены учеными Англии и Америки.

Нами пока еще мало изучена самая ближняя к Солнцу планета Меркурий. Космические корабли к ней не посылались. Визуальному ее изучению мешает близость к Солнцу. Все же известно, что она повернута к Солнцу всегда одной стороной; установлены ее размеры и плотность.

Большое внимание уделяют ученые нашему центральному светилу — Солнцу. С детства знакомый нам солнечный диск — это только поверхность газовой оболочки Солнца, имеющая температуру около шести тысяч градусов, а в местах темных пятен (впервые замеченных Галилеем)-4-4,5 тысячи градусов.

Известно, что внутри Солнца есть твердая часть — ядро, расположенное несколько эксцентрично — не совсем в центре светила.

Судя по характеру тех реакций, которые протекают на Солнце, мы можем предполагать, что в зоне солнечного ядра температуры достигают двадцати- тридцати миллионов градусов. Именно при этих температурах идут реакции синтеза элементов. Этот тип реакций получен на Земле пока в виде взрывов водородных бомб. Такие же реакции, но только в миллиарды раз более мощные, ежесекундно протекают на Солнце. В результате этих реакций из четырех протонов, или ядер водорода, все время образуется гелий. Это и является источником тепла и света, которые достигают и нашей планеты, без которых была бы невозможна жизнь. И наши далекие предки не зря обожествляли Солнце, поклонялись ему, «съедая» его в виде блинов и стараясь ускорить его движение во время катанья на каруселях.

Многие из этих обычаев сейчас сохранились в веселом празднике русской зимы, только теперь ни один любитель блинов уже не верит в то, что за праздничным столом он «съедает Солнце»!

Вокруг Солнца располагаются корона и сверхкорона. Солнечная корона образована чрезвычайно разреженным ионизированным газом, состоящим из осколков атомов, с которых сорваны одна или несколько электронных оболочек. По типу спектров удалось установить температуру околосолнечного пространства, исчисляемую сотнями тысяч и миллионами градусов.

Сверхкорона Солнца захватывает весь объем третьего куба, а возможно, и выходит за его пределы. В сверхкороне, в особенности в непосредственной близости к поверхности Солнца, температура исчисляется сотнями миллионов и миллиардами градусов.

Почему же наши космонавты не сгорают, подобно Икару, вырвавшись за пределы спасительной атмосферы родной планеты? Ведь их корабли движутся в сверхкороне Солнца! Да потому, что гигантская температура характеризует только скорости космических частиц. Но их так мало, соударения их с поверхностью корабля происходят так редко, что от этой сверхвысокой температуры жарко не станет. Ее отметят только счетчики космических частиц.

В сверхкороне располагаются зоны сильных магнитных полей, в которых периодически возникают резкие возмущения. Эти магнитные бури отражаются и на Земле, нарушая ее магнитное поле.

Солнце останется центральным небесным телом и следующего куба со стороной, равной пятнадцати миллиардам километров. В этом гигантском пространстве космоса располагается вся наша солнечная система. Кроме Солнца и планет из предыдущего куба — Меркурия, Венеры и Земли — здесь расположена орбита Марса, затем область малых планет или астероидов (звездоподобных), а дальше идут орбиты планет-гигантов: Юпитера, Сатурна, Урана, Нептуна и, наконец, самой удаленной планеты — Плутона. Кроме того, здесь пролегают орбиты многочисленных комет, но часть из них уже выходит за пределы четвертого куба, а самые быстрые кометы, преодолевая силу тяготения Солнца, вырываются за пределы солнечной системы.

Благодаря ракетной технике человек проник и в этот четвертый куб. В 1962 году был запущен советский космический корабль «Марс-1», прошедший в мае 1963 года в непосредственной близости от планеты Марс. На своем пути «Марс-1» провел целую серию интереснейших исследований. Приборы космического корабля автоматически передавали данные на Землю. Так, на трассе корабля были установлены зоны магнитных полей, располагающихся не только в непосредственной близости от Земли, но и далеко за ее пределами. Были исследованы и молекулярные частички, образующие межпланетный газ.

Что же представляет собой эта планета? Древние римляне нарекли ее именем бога войны Марса — за зловещий красноватый цвет, напоминающий цвет крови. Астрологи видели в появлении этой планеты предзнаменования грядущих бедствий. О ней написано огромное количество научно-фантастических романов и научно-популярных статей. Здесь ученые предполагали найти формы жизни, близкие к земным. Советский астроботаник Г. Тихов считал, что на Марсе должна быть растительность голубоватого цвета — как на Земле в горах или в высоких широтах.

Несколько лет назад профессор И. С. Шкловский высказал сенсационное предположение. Исследуя движение спутников Марса — Фобоса и Деймоса, он пришел к выводу, что это полые тела. Масса их настолько мала, что они испытывают заметное торможение даже в крайне разреженном пространстве верхней атмосферы Марса!

Очень трудно представить естественное небесное тело полым. Природа не способна создать такое чудо. Спутники Марса могут быть полыми только в одном случае — если они искусственные. А если так, то у наших соседей была необычайно высокая техника и колоссальные материальные ресурсы — гораздо большие, чем сейчас на Земле. Значит, на Марсе живут или жили разумные существа. Но возможно ли это?..

Недавно американские ученые предприняли интересный опыт: они искусственно воссоздали атмосферу, приближающуюся к марсианской. Они наполнили камеру сильно разреженным газом с незначительным содержанием кислорода и большим количеством азота. В этой искусственной атмосфере при достаточно низкой температуре (также близкой к марсианской) были посажены в почву разнообразные земные растения. И оказалось, что обыкновенная рожь, овес, ячмень и некоторые кустарники великолепно росли. А советские исследователи доказали, что растения могут вынести температуру, близкую к абсолютному нулю. Все это как будто оправдывает предположение Тихова.

Но недавно новые открытия принесли немало разочарований сторонникам теории обитаемости Марса. Американский космический корабль «Маринер-4» 15 июля 1965 года после семимесячного полета начал передавать на Землю фотоснимки поверхности Марса. На этих снимках запечатлен пейзаж, подобный лунному. Температура поверхности планеты была при этом минус тридцать градусов, давление десять-двадцать миллибар. Кислорода в атмосфере не оказалось. Не были обнаружены и каналы, которые в свое время вызвали столько шума и оставались предметом спора до самых последних дней.

Так что же? Значит, наш небесный сосед необитаем? Впрочем, пока еще рано делать окончательные выводы. Важно одно: из области фантастики Марс перешел в сферу практического исследования. Через десять-пятнадцать лет космонавты разрешат все наши споры. Пока же надежды найти наших космических родственников заметно потускнели.

За Марсом располагается пояс астероидов. По мнению ряда ученых, это осколки некогда существовавшей планеты Фаэтон, по размерам очень близкой к Марсу, Венере и Земле. Предполагается, что Фаэтон был разрушен, но причины катастрофы неизвестны. Свое название эта гипотетическая планета получила по имени сына бога Солнца Гелиоса — Фаэтона, которому отец однажды доверил свою огненную колесницу. Юноша не смог обуздать строптивых коней, они понесли, то подымаясь к небесам, то опус- каясь к сам ой Земле. Вскипали и испарялись озера и моря, грозил мировой пожар. Зевс вынужден был испепелить молнией и колесницу и Фаэтона. Огненный след прочертило тело смелого юноши, упавшее на Землю.

Такие же огненные следы оставляют за собой частички, падающие на Землю в тех случаях, когда крупные или мелкие осколки небесных тел попадают в сферу тяготения Земли и падают на ее поверхность. Эти небесные тела мы называем метеоритами и ценим дороже золота. Во всех странах мира ведется учет упавших метеоритов, проводится их тщательное исследование. Это тоже один из способов прорыва в космос, познания космического пространства. Ведь это единственные пока небесные тела, которые можно буквально подержать в руках и исследовать все их свойства. Уже произведены тысячи химических анализов тех горных пород, которые упали с неба в виде метеоритов. И постепенно пелена суеверий вокруг этих космических пришельцев отступает перед наукой.

Особенно важно, что в составе метеоритов не найдено никаких новых, неизвестных на Земле химических элементов. Из девяноста двух элементов, встречающихся на Земле, в метеоритах обнаружено около шестидесяти. Это свидетельствует о материальном единстве мира, о единстве происхождения тел солнечной системы. Правда, некоторые минералы из тех, что найдены в метеоритах, неизвестны на Земле. Возможно, что они образовались в глубинах Фаэтона, а может быть, испытали на себе воздействие космического излучения и переродились под влиянием радиации.

В составе метеоритов много самородного железа, содержащего некоторую примесь никеля, платины, меди и других элементов. Самородное железо встречается иногда и на поверхности земли, например на побережье Гренландии. Но метеоритное железо по своему облику отличается от самородного железа земного происхождения. Пока еще не удается экспериментально получить такую структуру металла, которая характерна для самородного железа метеоритов.

В некоторых метеоритах еще в середине прошлого столетия были обнаружены воскоподобные вещества. Находка их вызвала острую и длительную дискуссию. Одна группа ученых считала эти находки прямым доказательством того, что жизнь существует и в иных мирах. Другие считают, что аминокислоты и прочие сложные органические соединения в метеоритах возникли в космическом пространстве под воздействием радиации на простые соединения углерода. Иными словами, это не биогенные процессы, а радиогенные. Такие простые химические соединения углерода — углеводороды — известны в атмосфере Юпитера, Сатурна, Урана.

Вопрос о строении, химическом составе и условиях развития крупных планет, расположенных за поясом астероидов, пока еще находится в ведении астрономов. Туда еще не проникали ни космические корабли, ни лучи радиолокаторов. Но, может быть, уже в ближайшее время с помощью новейших методов исследования вещества мы получим новые материалы об этих планетах.

Конечно, возникновение жизни тесно связано с происхождением самих планетных систем и других космических тел. Если бы нам удалось показать, что планеты образовались естественным путем, что затем, в ходе их развития, на них при определенном условии должна появиться жизнь, то многие религиозные представления отпали бы сами собой.

Есть верующие, которые охотно ходят на лекции, очень внимательно слушают, а потом вступают с лектором в яростный спор. И вот, помнится, однажды такой верующий поднялся после лекции и заявил:

— Все, что вы говорили, может быть, и правильно. Но кто сотворил Землю, Солнце и звезды? Никогда наука не сможет ответить на этот вопрос. А библия отвечает: бог!

И верующий с торжеством посмотрел на остальных слушателей: вот, мол, сами видите, ничего путного лектор нам не скажет.

Но лектор приехал на завод еще раз и прочитал новую лекцию о происхождении планет и звезд. И после этого верующий уже не настаивал на истинности библии.

Но чем располагал лектор, что можно сказать о происхождении миров? Ведь никто и никогда не наблюдал, как образовались планеты, да и не мог бы наблюдать, потому что этот процесс длится миллионы и миллиарды лет. Здесь область гипотез, научных предположений, основанных на косвенных данных.

Уже в XVIII столетии двумя крупными учеными — философом Кантом и математиком Лапласом — была предложена гипотеза, по которой планеты и Солнце возникли из первичной туманности. Эта туманность под влиянием высокого давления, вызванного силами тяготения, постепенно разогревалась. Так образовалось Солнце. От него в результате быстрого вращения отделились концентрические кольца раскаленного вещества, из которого и возникли планеты. Остывая, они покрылись твердой корой и в конце концов стали холодными небесными телами.

На первый взгляд эта гипотеза подтверждается тем, что у Земли действительно есть кора, имеющая толщину в пять-семь километров под океанами и до сорока-шестидесяти километров на материках. Под земной корой, по гипотезе Канта и Лапласа, располагается огненно-жидкая масса — магма.

Долгое время гипотеза Канта и Лапласа оставалась общепризнанной. Ее в свое время высоко оценил Ф. Энгельс. Он сказал, что эта гипотеза пробила первую брешь в метафизическом мировоззрении. Иными словами, это тоже был прорыв в космос, но прорыв, произведенный философами и математиками с помощью «чистого», как позднее говорил Кант, разума. Но авторы гипотезы, конечно, исходили не из одного лишь «чистого разума», а главным образом из определенных научных фактов о планетах и солнечной системе в целом.

Однако к началу нашего столетия накопилось много новых фактов, противоречащих гипотезе Канта и Лапласа. В частности, эта гипотеза не могла объяснить обратные движения некоторых планет солнечной системы и их спутников. Так, например, планета Уран вращается не в том направлении, в котором вращаются все другие планеты. Строение нашей планеты, по современным представлениям, также не укладывается в рамки этой гипотезы. Трудно себе представить, что везде и всюду под земной корой находится расплавленная огненно-жидкая масса. Геофизические наблюдения не подтверждают этого. Вот почему развитие науки вызвало к жизни новые гипотезы.

В наши дни широкую известность получили гипотезы О. Ю. Шмидта и В. Г. Фесенкова.

О. Ю. Шмидт высказал свою гипотезу в сороковых годах. Он также считал, что планеты возникли из туманности, но показал, что эта туманность не могла бы существовать, если бы она была горячей. Расчеты говорят о том, что только при температурах, близких к абсолютному нулю, возможно ее существование. Такая холодная туманность, по Шмидту, была захвачена Солнцем при его движении вокруг центра Галактики.

При столкновении частичек в этой туманности, говорит Шмидт, температура не поднималась но при этом суммировались движения частичек, или, как говорят математики, складывались моменты количества движений. Это сложение моментов количества движений и определило направление вращения планет и их спутников вокруг оси. Если большее количество частиц падало на образующиеся сгустки вещества с внешней стороны, то молодые планеты получали прямое (как у Земли) движение, если преобладали частицы, падавшие с внутренней, обращенной к Солнцу стороны, то планеты и спутники приобретали обратное движение.

Гипотеза Шмидта хорошо объясняет и, главное, математически обосновывает ряд других сложных закономерностей строения солнечной системы. Вот почему в настоящее время многие ученые придерживаются этой гипотезы, хотя и у нее есть свои уязвимые места. Но путь, по которому должны идти следующие отряды ученых для создания действительно новой гипотезы об образовании солнечной системы, намечен. В этом огромная заслуга Шмидта и его сотрудников.

Следует подчеркнуть, что предположение Шмидта о том, что планеты образовались из холодной туманности, хорошо согласуется с современными данными о том, что в глубине Земли нет сплошного океана расплавленной массы.

Гипотеза В. Г. Фесенкова тоже исходит из того, что туманность была холодной, только предполагается, что Солнце и планеты произошли из одной туманности.

Когда Шмидт разрабатывал свою гипотезу, он вел дискуссию с некоторыми другими учеными, в частности с английским астрономом Джинсом. Еще в начале XX столетия Джине выдвинул гипотезу о том, что планеты возникли в результате катастрофы, когда одна из звезд прошла вблизи Солнца и силой своего притяжения вырвала из него огромный сигарообразный сгусток расплавленного вещества. Звезда, виновница катастрофы, умчалась дальше, а в сгустке произошла дифференциация вещества. Он распался на отдельные сгущения материи, из которых и образовались планеты.

Шмидт, полемизируя с Джинсом, доказал математическими расчетами, что такая катастрофа была невозможна, что мировое пространство слишком разрежено, чтобы могло произойти столкновение или хотя бы сближение двух звезд.

Этот вывод Шмидта подтверждает география космоса — пятый куб. Его сторона равна 1500 миллиардам километров. Несмотря на то, что этот куб охватывает такую гигантскую часть космоса, мы видим, что здесь нет ничего, кроме солнечной системы, видимой лишь в виде мельчайших точек в центре куба. Рой мошек посредине гигантского зала — вот как можно представить себе солнечную систему и окружающее ее мировое пространство. Правильность рассуждений Шмидта при этом кажется вне сомнений. Джине., будучи идеалистом и верующим человеком, стремился доказать, что планеты могут образоваться лишь в исключительных случаях, в результате крайне редкого стечения обстоятельств, открывая тем самым лазейку для религиозных представлений, для бога, как молчаливо предполагаемого творца этих обстоятельств.

Необходимо отметить, что другой ученый, астроном Парийский сумел математически доказать, что даже если бы из Солнца и вырвался огромный протуберанец, то из него не произошло бы планет. Расчеты показывают, что вся масса сгустка снова должна упасть на Солнце. Кроме того, по Джинсу, под земной корой должна быть огненно-жидкая магма, а это, как мы уже знаем, не соответствует геофизическим данным. Таким образом, гипотеза Джинса была полностью опровергнута, а вместе с ней и представление о том, что планетные системы в космосе — явление исключительное.

Еще пять шагов вперед

Несравненный блеск ярчайшей из всех звезд привлекал внимание людей всех эпох. У этой звезды было много названий. Различные пароды давали ей странные имена. Ее называли Собакой, Волком, Орлом, Вождем звезд. Чаще всего ее звали Знойной, Сверкающей, что в переводе на греческий значит «Сириус».

Древние египтяне ориентировали на точку восхода Сириуса некоторые из своих храмов, потому что момент восхода совпадал с разливом Нила. В России крестьяне считали, что появление Сириуса перед восходом Солнца указывает на созревание злаков, и называли эту звезду Зорицей. Римляне отмечали специальными праздниками появление этой звезды. Средневековые астрологи пытались связывать с нею судьбы людей.

А сейчас нам известно, что Сириус — одна из ближайших к нам звезд. Свет от нее идет к нам «только» чуть больше девяти лет. Вокруг Сириуса движется спутник с периодом обращения около пятидесяти лет. Ничего странного в этой звезде нет, как и в других ее родственниках. Яркость Сириуса определяется характером термоядерных реакций.

Соседей нашей солнечной системы мы знаем наперечет. «Вырежем» из космоса новый куб, увеличив грань предыдущего, которая, как вы помните, была равна 1500 миллиардам километров, еще в сто раз. Прочесть такую цифру будет затруднительно. Мы редко пользуемся названиями цифр, у которых пишется тринадцать нулей. Проще принять терминологию астрономов и исчислять такие пространства в световых годах, то есть измерять расстояния по скорости света, проходящего приблизительно триста тысяч километров в секунду.

Этот новый куб (шестой по счету) будет иметь грань «всего» в шестнадцать световых лет.

Оказывается, что в таком отрезке космоса (кроме Солнца) располагается только восемь звезд. Ближайшая из них — Проксима отстоит от нас на 4,2 светового года. Самолет ТУ-104 летел бы до нее 4,5 миллиона лет! А космический корабль, которому удалось бы придать третью космическую скорость, необходимую для преодоления солнечного притяжения (16,7 километра в секунду), летел бы до Проксимы сто тысяч лет! Вот каковы межзвездные расстояния. Нетрудно понять, что никакое живое существо не перенесло бы такого длительного перелета в условиях космоса.

В этом шестом кубе ярко сверкают две звезды: Порцион и Сириус. Первая в двенадцать раз ярче Солнца, вторая — в двадцать шесть!

В пределах следующего, седьмого, куба, имеющего сторону в одну тысячу шестьсот световых лет, расположено свыше ста миллионов звезд! Вместе со звездами здесь можно видеть и туманности, в том числе необычайно горячие, с температурами, исчисляемыми многими миллионами градусов. Вот где-то здесь, при изучении таких горячих туманностей, человеческая мысль, устремляясь в космос, пытается прорвать завесу тьмы и познать протекающие там процессы.

Особенно интересны в этом отношении наблюдения и гипотезы наших советских астрономов В. Шайна, В. Фесенкова и В. Амбарцумяна. Эти ученые заинтересовались происхождением звезд. Их наблюдения дают ответ и на те вопросы, которые многие верующие считают «неразрешимыми» для науки.

Более девятисот лет назад, в 1054 году, китайский астроном Ма Таун-линь наблюдал на небе необычайное явление. Он видел звезду, которая горела так, что видна была даже днем. Ма Таун-линь определил небесные координаты этой звезды и записал в летописи, что звезда горела пятьдесят три дня. В настоящее время на месте этой звезды ученые видят гигантскую туманность, по форме напоминающую краба. Температура этой туманности достигает десятков и сотен миллионов градусов. Здесь, в вихре гигантских ядерных реакций, располагается зона плазменного огня.

Таких горячих туманностей сейчас открыто много. Фесенков и Шайн подметили, что в некоторых из них вещество вытягивается в какие-то нити, веретенообразные сгустки сконцентрированного протозвездного вещества — первичной звездной материи.

В отдельных туманностях наблюдаются явления поляризации света, что свидетельствует о развитии в таких участках мощных магнитных полей. Нити, волокна протозвездного вещества вытягиваются по первичным магнитным силовым линиям. В таких сгустках материи и рождаются новые звезды.

Вещество сгустков туманностей и многих звезд очень молодо. Об этом свидетельствует то, что в их спектрах обнаружены элементы, давно исчезнувшие на нашей планете. Вот, например, элемент прометий. Его жизнь коротка. Период его полураспада — около двухсот тысяч лет. Иными словами, примерно за один миллион лет запас прометия полностью распадается. А в спектрах некоторых звезд мы видим линии прометия! Значит, эти звезды — молодые, им меньше миллиона лет. Они совсем недавно возникли из сгустков вещества горячих туманностей! Следовательно, процесс рождения небесных тел — это не какой-то одновременный акт, как сказано в библии. Звездные миры рождаются все время. Этот процесс идет и в наши дни! Именно такими выводами, основанными на неоспоримых фактах современной науки, опровергаются религиозные догмы.

Много попыток было сделано астрономами древности для осмысливания законов расположения звезд. Наблюдатели древности рисовали на картах неба созвездия, объединявшие десятки ярких звезд. Тогда еще не были известны расстояния между звездными мирами и считалось, что все они одинаково удалены от Земли и прикреплены к неподвижной сфере, поэтому звезды соединялись по их видимому положению на небосводе. Основой для таких обобщений было весьма отдаленное сходство скоплений с медведицей, весами, тельцом, скорпионом, львом, рыбами и другими животными. Называли созвездия и именами мифологических героев — Геракла, Персея, сказочного охотника Ориона. Когда-то люди думали, что после смерти герои возносятся на небеса и там навечно остаются в виде созвездий. Впрочем, такие представления ничуть не хуже христианского учения о вознесении на небеса Иисуса Христа и девы Марии.

Названия созвездий до сих пор сохранились в литературе, но астрономы предпочитают более современные цифровые обозначения звезд и точные координаты.

Понять основную закономерность концентрации звезд мы можем в следующем, восьмом кубе со стороной в сто шестьдесят тысяч световых лет.

В таком гигантском кубе можно увидеть огромную спираль из звездных миров длиной по ребру в восемьдесят пять тысяч световых лет. Это скопление звезд получило у астрономов название Галактики — Млечного Пути.

Если посмотреть на звездное небо летом или зимой, то можно отчетливо видеть полосы звездных скоплений, получивших в древности название Млечного Пути. Это скопление звезд и является Галактикой, видимой изнутри. Наше Солнце располагается в довольно неуютном районе — между двумя ветвями Галактики, на расстоянии примерно двух третей от ее центра.

Долгое время ученые были не в состоянии понять строение Галактики. Ее центр затенялся большой холодной туманностью, непроницаемой для лучей света. Казалось, нет возможности просветить эту туманность и увидеть, что за ней скрывается.

Несколько лет назад нашим советским ученым под руководством астронома Парийского удалось проникнуть в эту «запретную» зону. Они «прослушали» ее с помощью гигантских антенн, направленных в зону ядра Галактики. Оттуда, так же как из зон горячих туманностей, к нам идет беспрерывный поток радиосигналов, свидетельствующих о сверхмощных ядерных реакциях, идущих в ядре нашего звездного скопления. Мы становимся свидетелями нового прорыва в космос. Прорыва в ядро Галактики!

В нашей Галактике звезды не неподвижны. Они вращаются вокруг галактического центра. Наше Солнце, увлекая за собой планеты, мчится со скоростью двести пятьдесят километров в секунду, совершая гигантский круг за двести миллионов лет!

Возможно, что в отдельных участках космического пространства нашей Галактики, говорят ученые, имеются холодные и теплые зоны. Любопытно, что примерно раз в двести миллионов лет на Земле повторяются оледенения. Советский ученый Лунгерсгаузен высказал предположение, что они связаны с галактическим годом.

Ну, а что дальше? Что находится за пределами Галактики?

И на этот вопрос современная наука дает нам ответ. Человек прорвался и за пределы нашей галактической системы. В следующем, девятом кубе со стороной в шестнадцать миллионов световых лет можно увидеть уже несколько галактик. Одна из самых близких видна с Земли в созвездии Андромеды в виде звездочки шестой величины, различимой в бинокль. В телескоп видно, что она представляет гигантское скопление звезд, закрученных спиралеобразно. Это галактика, или туманность Андромеды. Располагается она от нас на расстоянии всего в два миллиона световых лет. Для межгалактических расстояний это немного.

В туманности Андромеды наблюдаются катастрофические взрывы звезд, подобные взрыву звезды Ма Таунлиня. Значит, и там жизнь звездных миров подчинена тем же закономерностям, что и в нашей Галактике.

А в десятом кубе со стороной в один миллиард шестьсот миллионов световых лет просматриваются (конечно, в самые мощные телескопы) сотни миллионов галактик! Сотни миллионов таких же миров, как наш Млечный Путь.

Козьма Прутков рассказывает, как некий прохожий однажды спросил у Декарта: «Скажи мне, мудрец, сколько звезд на небе сем?» — «Никто необъятного объять не может», — ответствовал мудрец. Эту мысль Козьма Прутков повторяет неоднократно. Но мудрец ошибся.

Сейчас все звезды известного нам космоса более или менее точно подсчитаны. Мы знаем около ста миллионов галактик. Каждая из них, по грубому счету, включает по сто миллиардов звезд. Это то количество звезд, о котором можно говорить сегодня.

По некоторым данным, у одной из нескольких сотен или тысяч звезд есть планетные системы. Часть планет должна быть обитаемой. Сколько же цивилизаций находится в неизвестной нам части вселенной! О возможности связи с цивилизациями других звездных миров писал профессор И. А. Ефремов в своем романе «Туманность Андромеды».

Предполагают, что радиосвязь лучше всего могла бы быть осуществлена на длине волны возбужденного атома водорода. Ее так и называют — линия Н; длина ее двадцать один сантиметр. Первые попытки такой связи, предпринятые американскими учеными, были неудачны. Они пытались наблюдать за сигналами, идущими от некоторых близко расположенных к нам звезд. Несмотря на тщательные наблюдения, никаких осмысленных сигналов уловить не удалось.

И вот в 1965 году газеты всего мира облетело ошеломляющее известие, что молодому советскому астроному Г. Шоломицкому удалось установить правильную переменность радиоизлучения космического объекта, обозначаемого СТА-102. Американскими астрономами здесь обнаружена слабая звездочка семнадцатой величины. Советский ученый Н. Кардашев предположил, что переменность радиосигналов может свидетельствовать об их искусственном происхождении, а если это так, то мы нашли внеземную цивилизацию необычайно высокой степени развития. Будущие исследования покажут, правы ли авторы смелой гипотезы.

Некоторые галактики в пределах десятого куба являются источниками гигантского космического излучения. Вполне естествен вопрос: что там происходит? Одно время говорили, что в районе созвездия Лебедя, где установлены такие радиогалактики, происходит столкновение — смерть галактик. По другой гипотезе, отстаиваемой советскими астрономами, на наших глазах идет рождение галактик. Кстати, некоторые специалисты предполагают, что СТА-102 — это целая галактика.

В пределах астрономической (и радиоастрономической) дальности наблюдений располагается пространство несколько большее, чем то, которое ограничено десятым кубом. Если бы мы представили этот куб со стороной не в один миллиард шестьсот миллионов световых лет, а примерно в десять миллиардов световых лет, такой объем включал бы все пространство, известное современным ученым.

И вот, зная все это, раскроем библию. С первых же строк Книги бытия мы наталкиваемся на крайне наивное понимание устройства мира: Земля, над ней небесная твердь со звездами, Солнце и Луна, созданные, чтобы освещать Землю… Как примирить такое представление с наукой?

Не случайно одним из первых безбожников, отказавшихся от библейских представлений, в наши дни был… римский папа!

В 1954 году члены Всемирного астрономического конгресса, проходившего в Риме, были извещены, что его святейшество римский папа Пий XII прочтет ученым лекцию «О строении и происхождении мира».

Конечно, всем было интересно знать, как примирит библию и науку глава миллионов верующих.

Но римский папа оказался не таким уж наивным. Отбросив все библейские «истины», он оперировал целыми галактиками, звездными мирами. Он говорил о том, что известно современным ученым, но одну библейскую мысль папа пытался отстоять во что бы то ни стало — это мысль о сотворении мира богом. Он пытался примирить современные научные достижения с библейскими легендами, истолкованными на новый лад. Но наука не укладывается в прокрустово ложе древних невежественных представлений.

Прорыв в космос не ограничивается сегодня знаниями о звездных мирах десятого куба. Мы уже можем представить себе, что можно встретить в одиннадцатом, двенадцатом… кубах. Уже сформировалось представление о метагалактике — комбинации галактических систем. Не за горами развитие учения о метагалактиках второго, третьего и других порядков.

Человеческий разум проложит Дерзкий путь до безвестных планет, Непреклонная воля все может, Невозможного нет!

Мир бесконечен, и прорыв в космос с каждым днем все полнее и полнее рисует нам картину этой бесконечности. Если можно говорить о начале метагалактики (каждый космический объект имеет свое начало), то нельзя говорить о начале вселенной, а значит, и о «сотворении» ее.

Рождение жизни

Теперь, «обозрев» вселенную, вернемся к гипотезе о том. что жизнь занесена на Землю из космоса. Мы видели, что на ближайших к нам планетах развитых форм жизни нет. Конечно, могут быть какие-то примитивные организмы, но трудно предположить, что занесенные к нам «семена Живого» расцвели у нас, в чуждых для них условиях, быстрее, чем у себя на родине. Что же касается других звездных миров, то они слишком далеки. Значит, остается один вывод: жизнь возникла на Земле, и необходимо выяснить, как это произошло.

В свое время Ф. Энгельс писал, что, только восстановив в лабораторных условиях те процессы, которые в конечном итоге привели к формированию жизни, мы узнаем, как она возникла. Но точное воспроизведение этих условий невозможно: ведь жизнь формировалась в течение миллионов и миллиардов лет. Теоретически установив процесс рождения живого, нужно ускорить его в миллиарды раз.

Начиная с 1924 года вопросами зарождения жизни на Земле стал заниматься советский ученый Александр Иванович Опарин, ныне академик. Положив в основу своих представлений положение Энгельса, А. И. Опарин довольно подробно, в особенности в своем последнем труде, исследует гипотезы о том, как могла зародиться жизнь на Земле. Он рассматривает несколько главных этапов развития живого из неживой природы.

Первым является так называемый абиогенный, нежизненный этап формирования жизни, когда из простых элементов в результате различных комбинаций формировались первые примитивные органические углеродные соединения. Этот процесс был длительным, он тянулся миллионы, а может быть, и миллиарды лет. В водной или газовой среде, вблизи прогреваемых участков в зоне вулканов, под влиянием грозовых электрических разрядов или под воздействием радиоактивного излучения возникали различные химические соединения. Так могли возникнуть и углеводороды- соединения углерода с водородом, из которых состоят многие виды нефти. Но углерода и водорода еще мало для того, чтобы образовался белок- основа жизни, нужно, чтобы к этим элементам присоединились кислород, азот, фосфор, сера… В золе, остающейся после сгорания живой ткани, насчитывается до шестидесяти, а то и больше разнообразных химических элементов. Дальнейшее усложнение органических соединений было возможно только в водной среде, где в условиях концентрации многих солей происходили сложные химические реакции.

Органические соединения в основном содержат так называемые аминокислоты — основу белка. А к аминокислотам присоединяется большое количество других органических соединений. Формула белка настолько сложна и содержит в себе так много различных компонентов, что нет возможности изложить ее на обычном химическом языке. Кроме того, белки настолько разнообразны, что подчинить их общей формуле почти невозможно.

По теории Опарина, после того, как в водной среде сформировались различные углеводороды, первичные органические вещества комбинировались в желеобразные комочки — коацерваты. В коацерватах шли процессы обмена веществом с окружающей средой — «питательным бульоном», по образному определению Опарина. Здесь уже начинается процесс отбора. Одни коацерваты распадались и растворялись в водной среде, другие приобретали устойчивость, в них устанавливалось подвижное равновесие процессов ассимиляции и диссимиляции вещества, происходило дальнейшее усложнение их структуры. Постепенно аминокислоты соединялись в белок все более сложного строения. Этот процесс, как говорит Опарин, был чрезвычайно длительным. Мы еще не знаем всех необходимых для него условий и воспроизвести его в лаборатории пока еще не можем. Может быть, в будущем, когда сложатся новые методы исследования, когда появятся новые способы изучения древнейших горных пород, сложный процесс образования живого белка будет воссоздан в наших лабораториях.

Недавно профессор Флоровская, изучая различные окаменелые органические остатки, установила, что они легко распознаются в так называемом люминесцентном свете под влиянием облучения горных пород рентгеновскими или ультрафиолетовыми лучами. Вещества, содержащие хотя бы долю органической массы, загораются голубовато-фиолетовым цветом. На освещенной поверхности в люминесцентном свете можно видеть даже контуры древних существ, а не исключена возможность, что с помощью метода Флоровской или какого-либо другого можно будет изучить органические вещества прошлого. И тогда первые страницы развития жизни на Земле будут прочитаны.

В 1958 году ученые всего мира, собравшиеся на симпозиум в Москве, обсудили целый ряд гипотез происхождения жизни. Совещание открыл академик Опарин, и в ста пятидесяти докладах, посвященных вопросу происхождения жизни на Земле, главенствовали идеи, выдвинутые Опариным. Ученые говорили, что советский академик вскрыл самую суть процесса возникновения жизни. Таким образом, гипотеза Опарина в настоящее время считается ведущей, главенствующей в вопросе о зарождении жизни на Земле.

Конечно, не исключена возможность того, что жизнь возникала и другими путями. Может быть, она рождалась в горячих водных источниках в глубинах Земли. Может быть, вырастала из сложных обменных процессов, происходящих в кристаллах. Но ясно, что возникла она естественным путем, в условиях, сложившихся на Земле миллиарды лет назад.

Современная наука шаг за шагом прослеживает этапы зарождения жизни на Земле. И нигде нет места идеям о творении живого на Земле каким-то сверхъестественным существом. И, несмотря на то, что далеко не все моменты развития жизни еще достаточно раскрыты и изучены, при дальнейшем углублении знаний, при новых методах исследования эти «темные места» будут все более и более проясняться наукой.

УРАЛ И БИБЛИЯ

Тамга Шарташа

Когда нам, целому коллективу ученых, удалось, наконец, разгадать историю градовых камней, развеять старую легенду (это произошло недавно), мне захотелось вернуться к слухам о том, что в библии описан именно Урал, что здесь, на реке Белой, на горе Сефар и в других местах, было обиталище Ноя и других библейских пророков.

— В Свердловске, на берегу Шарташа, — неторопливо убеждал меня один из моих слушателей после лекции, — стоят Каменные палатки. На их вершине выдолблена чаша. Это тамга — тайный знак. Тамга говорит знающим людям, что где-то здесь расположен вход в усыпальницу. Чью? А вот чью. Недалеко от Шарташа берет начало речка Арамилька. Стало быть, надо думать, что в Каменных палатках Шарташа похоронен библейский пророк Арам. Чаша — это и знак и жертвенник. Видно, на похоронах пророка была принесена жертва богу.

Другой верующий говорил мне, что тамги есть не только на Шарташских Каменных палатках. Есть тамга и на горе Аракуль. Эту гору и надо считать настоящей горой Арарат, на которой, как известно из библии, остановился ковчег. Тамга свидетельствует, что на этой горе захоронен сам библейский пророк Ной. А может, она поставлена в знак спасения после потопа.

Да, действительно, жертвенные чаши обнаружены и на Шарташе, и на горе Аракуль, и на одной из вершин в Чертовом городище (по аналогии следовало бы предположить, что там может быть захоронен сам черт!). Много других таких же чаш выдолблено в некогда глухих местах Урала. Жертвенные места обычно располагались в зонах водоразделов и вообще в труднодоступных местах. Сюда приходили молиться, здесь же хоронили знатных людей.

Мало кто знает, что в самом центре Свердловска, там, где сейчас расположена плотина, задолго до основания города возвышались три кургана.

Я слышал наивную легенду о том, как основателю города Екатеринбурга (Свердловска) однажды приснился странный сон. Явилась к нему женщина необычайного вида и дивной красоты. Одета она была в звериные шкуры. На груди женщины блестели золотые украшения.

«Слушай, — сказала женщина Татищеву, — ты отдал приказ копать курганы. Не тронь их! Там лежат мои храбрые воины. Не будет тебе покоя ни на том, ни на этом свете, если потревожишь воинов или возьмешь их дорогие доспехи. Я, княгиня чудская Анна, клянусь тебе, что разорю и город и все, что ты строишь, если ты тронешь эти могилы!»

И Татищев отдал приказ не раскапывать захоронения. Срыты были только вершины курганов.

Прошло почти триста лет. На месте курганов поставили памятник Бажову — хранителю старины Уральских гор, замечательному знатоку народных сказов. Говорят, что взор Бажова устремлен как раз на то место, где были похоронены храбрые воины чудской княгини.

Рассказывают, что кто-то предлагал организовать поиски курганных ценностей. Предполагалось даже применить геофизические методы разведки для точного обнаружения места захоронения, но сделать это в условиях большого города чрезвычайно затруднительно.

Что мы увидели бы в таких захоронениях (если они действительно существуют)? Могли бы мы найти там подтверждение жизни библейских пророков на Урале или нет? Чтобы проверить это, не надо ломать плотину в Свердловске.

Среди многочисленных памятников старины, вскрытых и найденных в древних погребениях, можно найти самые неожиданные вещи. В одном из таких погребений, в окрестностях города Перми, нашли даже египетские безделушки. В других местах были найдены блюдо из Персии и предметы, изготовленные в Китае. Вот как далеко простирались торговые связи древних обитателей Урала! Но никаких следов жизни и деятельности библейских пророков ни в одном из погребений нет.

Как-то в одной корреспонденции из Израиля меня поразила фраза о том, что какое-то современное событие произошло «в 7420 году от сотворения мира» (сообщение было в 1954 году). Да, в современном Израиле все еще ведут летосчисление от мифической даты — от «сотворения мира»!..

Мы уже знаем, как произошло это «сотворение». Но посмотрим, о чем свидетельствуют археологические находки.

Оказывается, на Урале, так же как и во многих других местах нашей планеты, есть находки обиталищ древних людей, живших задолго до «сотворения мира» по израильской и по русской православной хронологии.

Одно из таких захоронений палеолита — древнего каменного века, обнаруженное в устьевой части реки Чусовой, датируется временем в тридцать — тридцать пять тысяч лет назад. На этом участке археологом Прокошевым были найдены грубо обитые каменные орудия вместе с остатками костей мамонта и многих других, ныне вымерших животных. Человек здесь жил в зоне, близкой к кромке ледникового массива, сплошным покровом надвинутого на всю европейскую часть России.

Другие стоянки относятся примерно к тем временам, когда происходили описанные в библии события, то есть люди здесь жили семь-четыре тысячи лет назад. В это время люди селились главным образом около озер. На одной из стоянок около Верхнего Тагила, на Шигирском озере, было найдено много предметов быта наших предков. Здесь обнаружены гарпуны, рыболовные снасти, наконечники копий и стрел. Все эти находки так называемой Шигирской эпохи можно видеть в краеведческих музеях Свердловска, Нижнего Тагила, Уфы, Челябинска, Оренбурга.

На стоянке в окрестностях Гумешевского медного рудника обнаружены сумка из лосиной кожи, рукавицы, кайлы, молоты, лопаты. А в самом руднике, на глубине около тридцати метров, сохранились остатки деревянной крепи. На древнем руднике Сайгачьем найдены слитки сплавленной меди, тигли и даже кости погибших рудокопов. Да, это были сильные, мужественные, умелые люди, но по происхождению своему они не имеют ничего общего с Ноем, от которого будто бы пошел род людей после потопа.

Можно без конца перечислять предметы, обнаруженные на стоянках так называемой Ананьевской культуры или Чудской эпохи, но повторяю, никаких следов существования людей, хоть чем-то связанных с израильскими племенами, в стоянках не обнаружено.

Мои слушатели из числа верующих нередко отстаивали свои взгляды названиями гор, рек, поселков, видя в некоторых сочетаниях звуков следы библейских имен. Чтобы проверить, насколько все это серьезно, я обратился к знатоку татарских, башкирских, мансийских наречий — лектору свердловской организации общества «Знание» Сабиру Хакимовичу Имайкину и попросил его перевести на русский язык ряд слов и словосочетаний.

Есть ли связь, например, спросил я, между названием уральской горы Аракуль и библейским Араратом? Нет, ответил Имайкин. Аракуль — слово башкирское, составное из двух: Ара, что значит «между», и куль — «озеро». То есть Межозерье. Действительно, эта гора располагается между озерами.

Точно так же не содержат ничего библейского и другие названия. Например, хребет Аваляк — это вовсе не хребет Авеля (сына Адама). По-башкирски Авлак, или Ауляк, означает «глушь». Вот и получается Глухой хребет. Шарташ надо производить от двух слов: шар — искаженного слова «сар» — желтый и таш — «камень». Желтый камень — гранит, из которого сложены Шарташские Каменные палатки.

Многие другие слова также находят свои значения в башкирском, татарском, мансийском, но никак не в еврейском — израильском языке.

Археологические изыскания, подкрепленные данными знатока местных языков Имайкина, дали мне право разъяснять своим слушателям, что связи между Уралом и библией нет никакой. Эти изыскания разъяснили многое. Об этом же свидетельствовали геологические данные.

Тайны горы Сефар

Из всех «библейских точек» лучше всего мне знакома была гора Сефар. В годы войны мне пришлось проводить геологические исследования в ее окрестностях. Но тогда я еще не знал, что ее считают той самой горой, которая будто бы упоминается в библии как восточная граница поселенйй потомков Ноя, спасшихся от потопа. Я не подозревал, что нахожусь в таком знаменитом месте.

Перед нашей геологической партией была поставлена задача — исследовать условия происхождения рельефа средней части Предуралья. Часть материалов наших исследований вошла в специальную карту Урала, на которой показаны формы рельефа, скомпонованные по условиям их происхождения.

Многое в анализе происхождения рельефа любого участка суши выявляется при исследовании речных террас.

Каждый, кто внимательно присмотрится к тому, что видно на берегах любой речки, может увидеть закономерности происхождения рельефа всей этой местности. Малейшие колебания земной коры — повышения ее или понижения — запечатлены в террасах.

Терраса — это выровненная площадка, тянущаяся вдоль реки. Около каждой реки мы прежде всего встречаем пляж. Он может быть песчаным, галечным, каменистым. Характерной особенностью пляжа, или прирусловой части современной террасы, является то, что он растет на наших глазах. Во время весеннего половодья или сильных летних паводков пляж покрывается водой, несущей очень много взмученных частиц, а иногда мелких и крупных обломков горных пород. Все они оседают на поверхности всей современной террасы.

Пляж отделяется небольшим уступом от другой, параллельной ему площадки — более древней тeppaсы. Такая терраса во время паводков уже не покрывается водой. Ее принято называть первой надпойменной террасой. На средних и крупных реках именно здесь строятся поселки. Часто на ней растет крупный лес.

Таких террас на каждой реке можно насчитать до пяти-шести и более. Уступы между террасами могут иметь разную высоту, которая зависит от высоты воздымания земной коры в тот или иной этап ее развития.

Интересно, что террасы расположенных близко друг от друга рек имеют одинаковую высоту. Чтобы посмотреть, как происходит это изумительное равенство высоты террас, направимся в любой молодой район, например на Кавказ. Примерно две-три тысячи лет назад в районе реки Сочинки жили люди, пользовавшиеся каменными орудиями. Они для своего жилья использовали пещеру, вход в которую был расположен почти у самого уреза воды. За две-три тысячи лет Кавказ вздымался, а река в стремительном движении к морю «пропиливала» свое русло. И сейчас пещера древних людей находится на высоте примерно ста метров от уреза воды.

Если посмотреть на эту же террасу на других реках Кавказа, то мы увидим, что вблизи моря она имеет примерно ту же высоту. А в центральных частях хребта она достигает двухсот и более метров.

Та же терраса в пределах реки Волги или Дона будет иметь всего лишь несколько метров. Амплитуда вздымания здесь была иной.

И вот так, шаг за шагом, прослеживая деятельность рек, мы можем рассказать, что в разные эпохи переживала та или иная страна: поднималась ли она, опускалась ли, накапливались ли на реках мощные толщи береговых наносов или они в бурном течении, так же как и сейчас в районе реки Куры, сносились из зоны поднимающегося хребта.

В Предуралье и в зоне Среднего Урала не было такого гигантского движения, какое мы знаем сейчас на Кавказе, но каждое из движений земной коры наложило свой отпечаток на историю уральских рек. Работая в тридцатых годах в окрестностях города Красноуфимска, геолог Безруков нашел уже знакомую нам раковину птерии тенюикостата. Находка птерии в окрестностях Красноуфимска, в так называемом Панкрушином логу, около деревни Голосовки, насторожила ученого. Такие птерии встречались и встречаются только в меловых отложениях. Значит, раковина птерии рассказывала, что жила она около ста миллионов лет назад, что здесь располагался морской водоем. Он протягивался вдоль всего западного склона Урала, захватывал зону Поволжья и к югу переходил в мировой океан Тетис — Средиземноморский океан. Тогда еще не было ни Кавказских, ни Крымских гор, не было большей части гор Средиземноморья, на всем этом пространстве расстилался огромный океан. А в зоне Предуралья была прибрежная полоса.

Таких раковин найдено было много. Их находили и в зоне западного склона хребта Пайхой, и в бассейне Печоры, и в других участках Предуралья. Очень много их в южной части Предуралья, причем залегают они там в фосфоритных слоях. А фосфориты, или, как их часто называют, «камни плодородия», рассказывают также очень много интересного.

По мнению большого количества ученых, фосфориты рождаются там, где смыкаются теплые и холодные морские течения. В таких условиях из морской воды очень легко выпадает растворенный в ней фосфор. По-видимому, этот Русский океан, соединявшийся со Средиземноморским, был таким же, как и все современные, хорошо нам знакомые океаны. В нем были и холодные и теплые течения.

Но в действительности дело оказалось сложнее, чем все это рисовалось геологу Безрукову.

Когда мы приехали в район Красноуфимска, то, конечно, в первую очередь мы направились в Панкрушин лог. Нам самим не терпелось поскорей увидеть эту знаменитую птерию тенюикостату, так сказать, на ее родине.

И вот, рассматривая условия залегания раковины, мы обратили внимание на то, что она лежит в каких- то ненормальных условиях. Если бы здесь в прошлом было море, то оно оставило бы, как и полагается морю, правильно чередующиеся или, как мы говорим, горизонтально лежащие слои, а здесь как-то странно было все перемешано.

Кто-то предложил подвергнуть слои, содержащие птерию, специальному анализу на содержание в них пыльцы растений. Это один из современных методов изучения осадков. Пыльца растений, если она не достается цветку, либо падает просто на землю и прибивается потом дождем, или уносится ветром и реками в море, в конце концов попадает в осадок. Размеры пыльцевого зерна ничтожны, только при увеличении в 400-500-600 раз его можно увидеть под микроскопом. Но, попав на предметное стеклышко, пыльца расскажет опытному глазу, какому растению она принадлежала. А зная эволюцию растений на земном шаре, всегда можно сказать, когда выпала эта пыльца, в каких условиях она сохранялась.

Пыльцевой анализ пород из Панкрушина лога, проведенный по нашей просьбе лауреатом Государственной премии профессором Покровской, показал, что наряду с пыльцой мелового периода здесь имеются более поздние формы пыльцы третичного — палеогенового и неогенового периодов. Иными словами, здесь оказались смешанными пыльцевые зерна различных геологических эпох, отделенных друг от друга десятками миллионов лет. При изучении попались даже зерна из современного, четвертичного, периода, который, как известно, длится небольшой отрезок времени- «всего» в миллион лет.

И вот здесь-то родилось предположение, что раковинки птерии тенюикостаты лежат не на том месте, где они отложились в морском меловом море; что их принесло сюда каким-то путем, возможно, водным потоком.

Зона Панкрушина лога располагается в долине реки Уфы, на одной из террас, совершенно не совпадающей с направлением течения современных рек. Эту долину в свое время выделил геолог Фредерике. Она тянется от города Перми через район Красноуфимска, пересекает здесь реку Уфу и проходит дальше к реке Юрюзань.

Долгое время ученые считали, что эта долина образована еще в далеком третичном периоде, но всюду или почти всюду на этом пути можно видеть осадки, очень сходные с теми, которые найдены в районе Панкрушина лога, хотя в некоторых местах встречаются и несомненно третичные осадки.

Вот, например, недалеко от реки Иргины, в ложе этой долины, встречаются на террасах пески, содержащие трехгранные галечки. Такие трехгранники обычно встречаются только в современных пустынных зонах. Значит, что же? Здесь была когда-то и пустыня?

Да, остатки трехгранных галек и песок пустыни — это следы эпохи, отстоявшей от нас примерно на двадцать миллионов лет. Тогда во всем Предуралье был пустынный режим. Значит древняя Пермско-Красноуфимско-Юрюзанская долина представляет собрание участков разновозрастных отрезков рек. Но самое главное, этой долиной воспользовалась вода, которая вытекала из края ледника.

Около миллиона лет назад вся Русская равнина была покрыта льдом. Граница ледника в бассейне Камы проходила чуть-чуть севернее города Перми. В террасах реки Камы можно видеть крупные ледниковые валуны. Их пространственное расположение приурочено к определенным террасам. Так вот, одна из террас реки Камы и сопрягается с древней Пермско-Красноуфимско-Юрюзанской долиной. По ней стекали воды того ледника, который располагался к северу от Перми. Талые воды и перемешали между собой морские меловые и палеогеновые осадки, неогецовые — пустынные пески, то есть следы разных эпох. Так родилась смешанная толща горных пород Панкрушина лога.

И вот, прослеживая террасы разных рек и отложенные в них осадки, мы и выявили сложную историю рождения здесь долин и холмов, расположенных вблизи от них.

На пути этой Пермско-Красноуфимско-Юрюзанской долины, чуть-чуть севернее Красноуфимска, и располагается гора Сапарова, которую иногда пытаются выдать за гору Сефар. Конечно, какое-то сходство в созвучии слов здесь есть, но слово «сефар» имеет одно значение, а «сапар» — другое. «Сапар» — это путешествие, дорога: это типично татарское слово. Слово же «сефар» древнее, оно имеет свои корни в восточном (халдейском) наречии. Как же можно было сопоставить между собой Сефар и Сапар?

В этом районе вообще много сходных названий, созвучных горе Сефар. Есть речка Сабарка, впадающая в реку Кишерку. В районе реки Иргины есть деревня Сабурово. В долине реки Большая Сарана, недалеко от известного Саранинского курорта, есть речка Сабарда. Позднее, когда мне пришлось работать на Южном Урале, в Учалинском районе, я побывал в районе деревни Сафарово — это название еще ближе к наименованию горы Сефар, но там нет никакой горы, есть только небольшая речка, в обрывах берегов которой мы нашли изумительной красоты яшмы, они так и называются в литературе — сафаровские яшмы.

Когда начинаешь суммировать, что же было в районе пресловутой горы Сефар, то, оказывается, ничего необыкновенного не было, ничего такого, что подтвердило бы идею потопа или присутствие там божественного избранника Ноя. Повторяю: каждый холм, каждая терраска, каждая речка, каждый лог исследованы, и в любом случае четко может быть сказано, как произошла та или иная форма рельефа. Иными словами, по существу, нет никакой «тайны» горы Сефар. Эта «тайна» раскрыта современной наукой. Весь рельеф этой местности произошел в результате сложной эволюции Урала, Предуралья и Зауралья.

Найдено очень много. Но ни следа жизни Ноя и его потомков. Не правда ли, странно: обитатели моря, бывшего здесь десятки миллионов лет назад, задолго до «сотворения мира», обнаружены, а следы активной деятельности самого господа и угодных ему людей — нет? Значит, ни библия, ни ее истолкователи в данном случае не сообщают нам ни одного факта, имеющего какую-то историческую ценность.

Нет, род людской пошел не от Ноя и даже не от Адама. Его история намного сложнее, интереснее и богаче событиями, чем в библии.

Реконструкция прошлого

В конце прошлого столетия, в 1892 году, Владимиру Афанасьевичу Обручеву, исследователю центрального района Азии, позднее академику, удалось найти кость, являвшуюся частью позвоночника ископаемого животного. Обручеву было известно, что в центральном участке Монголии и во многих районах Китая находят кости так называемых драконов, мифических существ, похожих на летающих ящеров. Этих драконов китайцы изображали на своих знаменах, рисовали на своих гербах. В Китае существовал даже своеобразный промысел: некоторые люди занимались исключительно поисками костей «драконов», применявшихся китайскими лекарями для лечения многих болезней. Но, конечно, это были не драконы, а древние ископаемые животные.

Для нас кости и зубы ископаемых животных представляют огромный, хотя и не лекарственный, интерес. Дело в том, что академику Обручеву, затем академику Борисяку и Ефремову удалось найти места, где встречаются ценнейшие костные остатки, рассказывающие нам о далеком прошлом Земли. В центральном участке Монголии находится, пожалуй, одно из богатейших кладбищ животных мезозойской эры.

Интервал времени, который ограничивает мезозойскую эру, довольно велик — от двухсот двадцати пяти до шестидесяти миллионов лет. В этом огромном интервале времени мы выделяем три периода: меловой, юрский и наиболее древний — триасовый.

В Монголии экспедиция Ефремова нашла многочисленные остатки скелетов животных мелового и отчасти юрского периодов. Когда смотришь на костные остатки, а особенно на реконструкции этих могучих гигантов, то как-то даже не веришь своим глазам. Многие из этих животных похожи на страшные, кошмарные видения, созданные народной фантазией.

Вот, например, тарарурус — гигантская ящерица с бронированным панцирем, усеянным многочисленными шипами. Столь же страшными шипами наделила природа и стегозавров. Эти существа были найдены в Канаде американским ученым Вудвардом. В Монголии, Канаде, в Африке, во многих местах США были встречены ископаемые животные, населявшие в мезозойской эре не только сушу, но и водные пространства. Были среди них и летающие «драконы», только ученые называют их несколько иначе. Действительно, среди костных остатков мезозойской эры встречаются странные существа — нечто среднее между ящерами и птицами. У них были перепончатые крылья, кожные выросты возле клюва, зачаточные зубы. Эти летающие твари иногда были настоящими гигантами. Например, размах крыльев птеранодона достигал восьми метров — почти как у современного самолета. Этот ящер обладал удивительной способностью парить в воздухе. Его парение можно сравнить с полетом современных альбатросов, которые могут часами находиться в воздухе, почти не шевеля крыльями, используя малейшее его движение.

Многие современные летательные аппараты как бы повторяют достижения, которые были созданы природой десятки миллионов лет назад. Планеристы при конструировании своих аппаратов в значительной мере заимствуют опыт живых летающих существ и в том числе летающих ящеров: птеранодонов, птеродактилей и других животных мезозойской эры.

И. А. Ефремов в Монголии нашел особенно много представителей так называемых динозавров. Многие из них имели просто немыслимые размеры, исчисляемые десятками метров в длину и даже в высоту. Некоторые динозавры были в десять раз тяжелее современного слона. Но при своих гигантских размерах динозавры обладали очень маленьким головным мозгом. Он был вряд ли больше мозга современного котенка. Одного из динозавров ученые не без иронии назвали диплодоком — двудумом. Дело в том, что его крестцовый мозг был значительно больше головного.

Многие динозавры вели растительноядный образ жизни. Они обламывали верхушки древних растений. В поисках пищи динозавры преодолевали огромные пространства. Подсчеты ученых, сделанные по следам динозавров, показывают, что в день они проходили сотни километров. Так что напрасно мы считаем их неуклюжими.

Хищники же были настоящими машинами для убийства и пожирания добычи. Огромные, могучие, как паровозы, они безраздельно господствовали на равнинах мезозоя.

Чрезвычайно интересны находки яиц динозавров. Это гигантские яйца, имевшие в длину до двадцати- тридцати сантиметров, некоторые из них так и остались в тех гнездах, куда они были отложены. Они были, по-видимому, зарыты в ил или песчаные наносы.

Не только Монголия, не только центральная зона Азии доставляют нам интереснейшие находки древних ящеров. Одно из таких чудовищ было обнаружено примерно в шестидесяти-восьмидесяти километрах от Свердловска. Этот ящер, названный плезиозавром, жил не на суше, а в древнем море Зауралья. Плезиозавр был похож на черепаху, в панцирь которой продета змея. Такие вытянутые существа с длинной шеей, с плоским туловищем, имевшим в длину шесть-восемь метров, с ластами, населяли прибрежную зону мелового моря Зауралья. И сейчас в музее Свердловского горного института можно увидеть кости плезиозавра, которые были обнаружены в окрестностях Свердловска, и реконструкции, и рисунки древних плезиозавров, сделанные учеными по этим костям. Находки позвоночных мезозойской эры, а также многочисленных растений, живших по берегам водоемов мелового, юрского и триасового морей и озер, пыльца и споры древних растений рассказывают нам об условиях обитания живых существ в мезозойской эре. Все они жили, несмотря на разность широт, примерно в одном и том же климатическом поясе. Точнее говоря, в то время почти не было разделения на климатические пояса, на всей Земле был ровный теплый климат. Это и способствовало обильному расселению древних гигантских ящеров и сопутствующих им животных и растений.

В один из этапов мезозойской эры, по-видимому, в конце триасового периода, из группы звероящеров в ходе эволюции сформировалась особая группа теплокровных млекопитающих. Это произошло примерно сто восемьдесят — двести миллионов лет назад.

Самые древние млекопитающие имели незначительные размеры, может быть, несколько больше крысы, да и по облику, они напоминали сумчатых крыс. Из современных животных ближе всех к ним стоят те сумчатые, которые населяют в наши дни Австралию, — кенгуру, сумчатый волк и некоторые другие. Первые маленькие млекопитающие, вероятно, не могли выдержать борьбы за существование с крупными динозаврами, господствовавшими на Земле. Может быть, этим и объясняется замедленное развитие млекопитающих.

Одним из способов такой борьбы за существование между холоднокровными и теплокровными существами было преимущество отдельных видов ящеров, имевших терморецепторы — органы, измеряющие температуру окружающего пространства с изумительной точностью — до тысячных долей градуса.

Некоторые из современных змей сохранили этот сверхчувствительный терморецептор, улавливающий даже такие ничтожные изменения температуры, какие производит тело пробегающей мимо мыши.

В таких условиях более крупные млекопитающие становились легкой добычей хищных ящеров, и только мелкие имели шансы выжить в кровавой борьбе. Но эти незаметные, затаившиеся в своих норах существа несли в себе колоссальные возможности развития. Они словно ждали своего часа.

…Мне припоминается по-курортному неторопливый разговор, который мы вели однажды в Сочи, скрывшись от жарких лучей южного солнца под тентами. Один из нас, молодой кибернетик, держал в руках томик Уэллса и читал вслух его «Машину времени», пронизанную страстной жаждой познания прошлого и будущего.

«Оглянувшись снова, я увидел: то, что я принимал за красноватую скалу, медленно приближалось ко мне. Это было чудовищное существо, похожее на краба».

Кибернетик, прочитав это место из книги Уэллса, остановился, медленно обвел взором всех нас, словно фиксируя наше внимание, и продолжал:

«Представьте себе краба величиной с этот стол, с множеством медленно и нерешительно движущихся ног, с огромными волочащимися клешнями, длинными шевелящимися щупальцами и стебельчатыми глазами, сверкающими с обеих сторон его отсвечивающего металлом лба! Спина его была вся в складках и выступах, местами покрытых зеленоватым налетом. Я видел, как шевелились и дрожали многочисленные щупальца его сложного рта…»

Черт знает что! — не выдержал один из нас. — Кому нужны эти навевающие ужас пауки, осьминоги и все прочие твари, которых так любовно выписывают фантасты? Ну можно ли серьезно относиться ко всем этим сказкам! Должны же быть у современной науки способы передвижения во времени иным путем, а не тем, который описал Уэллс!

Да, пожалуй, — ответил наш собеседник, — но, конечно, это пока также в области фантастики. Впрочем, вы, наверное, помните работы антрополога Герасимова, который сумел «оживить» людей далекого прошлого. Он, например, создал скульптурные портреты Ивана Грозного, Ярослава Мудрого; им с исключительной точностью переданы изображения ныне вымерших неандертальцев и питекантропов. А ведь, по существу, что лежит в основе творчества Герасимова? Тщательный анализ мышц, нервных сплетений, зависящих от малейших бугорков на костях человека или животного. В зависимости от величины шероховатостей находятся размеры мышц. Зная законы этой зависимости, взаимосвязи, художник-антрополог и решает задачи восстановления утраченного облика. Палеонтологи тоже довольно точно воспроизводят по костям облик вымерших животных, всех этих плезиозавров, бронтозавров, игуанодонов.

А если удастся математически выразить зависимость между костями и внешним обликом животного- в принципе это вполне возможно, то всю работу можно будет передать машинам. Сейчас уже известны машины, которые умеют расшифровывать и передавать изображения. В частности, есть способ, который носит имя Дмитрия Лебедева. Он, кстати сказать, изобретен в нашей стране. Закодированные отдельные детали передаются на экран. Можно передавать эти изображения на расстояния либо с помощью радио, либо с помощью квантовых генераторов. Существует много и других способов.

— Я представляю, — продолжал наш собеседник, — вы приходите ко мне в лабораторию, в которой математически обработаны факты, добытые палеонтологами. И я предлагаю вам осмотреть новинку современной техники — аппарат, который реконструирует прошлое.

Я подвожу вас к большому экрану, и мы смотрим небольшой эпизод из того фильма, который удалось воспроизвести на микропленке. Лаборант молча включает аппарат, и вы слышите шум далекого морского прибоя.

И вдруг на экране со всей отчетливой видимостью возникает странный, необычный пейзаж. Весь передний план занят деревьями с какими-то непривычными для нашего глаза листьями. Это гинкго — почти вымершие растения, которые только кое-где сохранились в реликтовых формах. Такие деревья вы видели в Никитском саду, в Сочинском дендрарии. Это дерево зовут деревом дружбы (кто хранит его листок, подаренный другом, тот никогда не забывает о подарившем!).

Кибернетик-фантаст так увлекся, что мы почти видели картины, которые он импровизировал.

Странные вееровидные лепесточки гинкго трепетали, колыхались. А за ними блистала спокойная гладь лазурного моря. Неожиданно поверхность его заволновалась, забурлила, вспенилась. И вот из воды показалась маленькая головка с красными злыми глазами. Потом вытянулась гигантская шея, и, наконец, на берег вылезло многотонное страшное существо. Оно принялось обкусывать верхние мягкие побеги гинкговых деревьев.

А на дальнем плане возник новый образ. Это было еще более фантасмагорическое существо с каменной чешуей на теле, с огромной головой. В раскрытом пасти этого зверя торчали огромные зубы. Казалось, что с них на траву каплет желчь. На ногах хищника были острые шпоры. Весь изогнувшись, он подбирался все ближе и ближе. И как-то сразу страшно забурлил весь передний план. Началась битва длинношеего бронтозавра со страшным хищником мезозавром. Она была губительной для обоих. Смертельно раненный бронтозавр навалился всем телом на хищника. Миг — и затрещали кости…

А в кустах, приподнявшись на задних лапках, затаилось маленькое существо, со страхом и любопытством глядевшее на битву гигантов, в любую минуту готовое скрыться в густых кустарниках. Это и был наш предок — сумчатое млекопитающее, от которого, надо полагать, и пошел могучий славный род нынешних владык суши и моря во главе с самим человеком.

Кадры битвы сменялись видом кажущегося покоя. Только у берега громоздились туши погибших мезо- ящеров. Вот, как на рентгене, стали просматриваться кости их скелетов. Медленно гасли лазурные краски. На наших глазах в ускоренном темпе происходил великий процесс хоронения тайны миллионолетий. Скелеты гигантов покрывались песком, заносились илом, и вот они оказались на дне наступающего моря. Все толще и толще становились слои рыхлых осадков, покрывавших скелеты. Постепенно Окаменевали, уплотнялись породы, кости ящеров впечатывались в твердый камень.

Шли миллионы лет. Таинственно мерцал экран. Но вот снова изменились краски. Вздыбилась и задрожала земля. Землетрясение следовало за землетрясением. Работа рек дополняла изменения нового рельефа. На наших глазах реки врезались вглубь, уносили и смывали частицы крепчайшего гранита, вновь вскрывались и кости ящеров.

Здесь их и нашли палеонтологи, — закончил рассказ наш собеседник. — А наш аппарат, когда он будет создан, по всем этим каменным документам с предельной точностью восстановит те эпизоды, которые я вам описал. Не удивляйтесь. Помните, в свое время еще Жорж Кювье говорил, что палеонтологу достаточно иметь в своих руках одну кость, чтобы по ней восстановить облик прошлого, ныне вымершего, существа. Ну, а мы восстановим не только облик, а всю жизнь этих существ. Мы сможем, пользуясь средствами кинематографии, показать на экране эти страницы далекого, очень далекого прошлого.

Ну, знаете ли, — подал голос протестовавший против картин Уэллса, — вы тут слишком много нафантазировали. Облик ископаемых тварей вы, положим, сможете восстановить, с этим я согласен. А движения? Как вы воспроизведете движения, картины схваток, да еще «с предельной точностью»?

Что ж, и это возможно, — ответил кибернетик. — Помогут ископаемые следы, отпечатки тел, пустоты, которые остались в камне. Надо только поискать. Оживить все это можно как в мультипликации. Только вместо руки художника эту работу выполнит «электронный мозг». Понимаете, если мы знаем строение скелета и мускулов, длину тела животного, то восстановить его движения совсем нетрудно.

Хорошо. Но как вы восстановите звуки? — не сдавался скептик. — Уж не думаете ли вы, что и они окаменели или замерзли, как в побасенках Мюнхаузена?

Нет, зачем же, — серьезно возразил кибернетик, — все гораздо проще. Важно установить строение голосового аппарата вымерших ящеров и построить его математическую модель. Тогда с помощью электронной техники можно будет воспроизвести достаточно точно рев хищника, крик боли бронтозавра, ликующие вопли победителя. Ну, а плеск моря или шорох листьев в общем-то можно записать и в наши дни — разница будет небольшая.

Честно говоря, я пока что только фантазирую. Но ведь от фантазии до ее воплощения в жизнь теперь шаги становятся все короче и короче. Так что лет через пять-десять я, может быть, и вправду приглашу вас к себе в лабораторию. Приедете?

— Приедем! — хором ответили мы. — Записывайте адреса в записную книжку. Будем ждать телеграммы. Мол, приглашаю на прогулку в мезозой. Предстоит приятная встреча с динозавром. Вашей жизни опасность не угрожает. Подпись.

Картины минувшего

В книге «В мире древних животных» академик Орлов рассказывает о своих первых шагах в работе по сбору ископаемых остатков различных позвоночных животных. В 1925 году он, тогда еще молодой исследователь, приехал в район реки Ишим и после некоторых неудачных вначале поисков встретился с любопытным обрывом в районе Сеула-Селим Джевар на берегу речи Бетекая — притока Ишима.

Ученый был поражен, увидев на прибрежной отмели этой небольшой, пересыхающей речки много обломков окаменелых костей каких-то крупных животных. С помощью ребятишек и местных жителей он не только собрал те кости, которые были найдены на песчаной отмели, но и выколотил из береговых обрывов окаменелые остатки других животных. Среди этого обилия материала ему удалось определить кости жирафа, верблюда, первобытной лошади — гиппариона, носорога, мастодонта — очень древнего предка слона. Встретилось несколько костей саблезубого тигра, сухопутной черепахи и много других, столь же любопытных окаменелостей.

До сих пор еще не закончено полностью их определение. Здесь обнаружено было какое-то своеобразное кладбище тех древних животных, которые населяли просторы нашей страны примерно шесть-восемь миллионов лет назад. Академик Орлов отмечает, что эти остатки встретились не только в Приишимье. Ему удалось найти кости верблюдов в окрестностях Москвы и в Приволжье. Такие же костные остатки были обнаружены учеными и в других местах, но здесь, в районе Ишима, их было очень много.

Фауна того времени, когда существовали приишимские животные, напоминает животный мир современной Африки. Академик Орлов в своих исследованиях приводит снимки, сделанные в наши дни с самолета, снимки, на которых видны огромные стада верблюдов, жирафов и многих других животных, кочующих по сравнительно малообжитым, глухим участкам Африканского континента. Так же густо когда-то были заселены и некоторые районы нашей страны.

Верблюды и жирафы Приишимья, как и ряд других находок, рассказывают нам об интересном отрезке времени, который выделен учеными под названием третичного периода кайнозойской эры. Он начался примерно около шестидесяти миллионов лет назад. За ним следует четвертичный период — самый короткий, насчитывающий около 1,5 миллиона лет. Это время существования человека — от питекантропа до современных людей. Два этих периода вместе и составляют так называемую кайнозойскую эру, для которой характерно развитие и господство на Земле разнообразных млекопитающих.

Млекопитающие быстро заселили мир после гибели гигантских ящеров. Это произошло около шестидесяти миллионов лет назад, причем массовые скопления костей звероящеров свидетельствуют о том, что почти все они погибли более или менее одновременно. Что же было причиной их вымирания? Уж не потоп ли?

Нет, смерть застигла их на суше. А для объяснения этой массовой гибели ученые выдвинули целый ряд гипотез. Вначале предполагали, что всему виной было резкое изменение климата. Бурные процессы горообразования преградили путь потокам теплого воздуха, идущего с юга. Началось образование ледяных шапок на полюсах; северные ветры, арктические циклоны несли массы холодного воздуха. Привыкшие к теплому климату мезозоя динозавры вымирали.

Эта гипотеза мало обоснована. Изменения климата не были столь резкими. Динозавры, великолепные ходоки, могли бы перекочевать на равнины Африки или Индии, достаточно просторно и тепло было бы им и в Центральной Америке.

Биологи предположили, что причина гибели таилась в самих особенностях строения организма звероящеров. Быстрое увеличение массы тела приводило к отяжелению скелета, кроветворные органы и прежде всего костный мозг росли медленнее. В результате недостатка гемоглобина — носителя кислорода- ящеры испытывали острое кислородное голодание, теряли активность, подвижность и умирали.

Некоторые физиологи считают, что причиной гибели было несоответствие между развитием мозга и вообще нервной ткани и всего тела. Огромный организм плохо управлялся маленьким мозгом, да и скорость нервных реакций, по-видимому, была недостаточной. Сигналы от мозга до других органов шли слишком медленно. Советские фантасты братья Стругацкие в повести «Возвращение» рисуют такую мрачно-юмористическую картину.

…Идет по болоту диплодок. Маленькая голова бессмысленно покачивается на длинной шее. Хищный ящер в неожиданном прыжке откусывает голову неторопливо пошагивающего диплодока. Но тот себе идет вперед, не замечая потери. И лишь через несколько минут недогадливый двудум обнаруживает отсутствие головы и умирает.

Трудно сказать, насколько эта картина соответствует истине. Известно, что тело современной лягушки какое-то время способно выполнять некоторые функции, даже лишившись головы. Однако вымирать лягушки пока не собираются.

Несколько лет назад была высказана гипотеза о том, что причиной гибели звероящеров стало неожиданное возрастание активности космического излучения. Оно могло увеличиться в результате каких-то процессов на Солнце или взрыва сверхновой звезды в окрестностях солнечной системы. Как известно, излучение особенно губительно действует на функцию воспроизведения потомства.

В последние годы как будто собран материал, убедительно подтверждающий эту гипотезу. В слоях, отложенных около шестидесяти миллионов лет назад, обнаружены следы временно возраставшей космической радиации.

Однако в этой гипотезе есть одно слабое звено. Почему радиация не затронула и многих ящеров, и рыб, и млекопитающих? Видимо, необходимо соединение данных ядерной геологии и палеонтологии с достижениями современной биологии.

Носителями наследственных качеств организма являются нуклеиновые кислоты, прежде всего дезоксирибонуклеиновая кислота — ДНК. Ее структура должна быть достаточно устойчивой к внешним воздействиям и в то же время достаточно гибкой, способной к изменению. Без этого последнего свойства была бы невозможна эволюция живых организмов. Такая структура ДНК выработалась, в свою очередь, в процессе эволюции.

Между тем условия жизни звероящеров в мезозое были довольно стабильными, постоянными в течение миллионов лет, а господство их — безраздельным. Они хозяйничали на Земле более беззастенчиво, чем иной феодал в своей вотчине (недаром мезозой иногда называют геологическим средневековьем). В этих условиях их нуклеиновые кислоты могли приобрести излишнюю, так сказать, избыточную, устойчивость, утратить способность к перестройке структуры. Вот почему неожиданный ядерный удар оказался губительным именно для гигантских ящеров. Остальные же организмы, обладавшие более гибкой структурой нуклеиновых кислот, выжили и, может быть, даже эволюционировали ускоренными темпами. Известно, что в наши дни биологи получают новые сорта растений и видоизменения некоторых животных путем прямого воздействия на их наследственные клетки с помощью химических и радиоактивных веществ.

Так или иначе, гибель гигантских ящеров была исторически прогрессивным явлением. Она очистила место для новых хозяев Земли — млекопитающих.

Млекопитающие населяли не только нашу страну. Остатки их встречаются на всех континентах — в Африке, в Северной и Южной Америке, в Австралии, в Азии — везде и всюду ученые прослеживают канву эволюции многообразных животных.

Особый интерес в этом отношении представляют труды русского ученого В. О. Ковалевского. Ему принадлежит классическое исследование истории развития лошади. По многочисленным остаткам животных кайнозойской эры Ковалевский показал постепенную эволюцию ноги лошади, проследил, как древняя пятипалая лошадь превратилась в современное однокопытное животное. Русскому ученому удалось установить целый ряд переходных форм. Постепенно, один за другим, регрессировали пальцы у лошади, она становилась сначала четырехпалой, затем трехпалой и, наконец, стала однокопытной. Так же постепенно увеличивался ее рост. Из маленького, не больше современной кошки, существа она превратилась в большое и сильное животное.

Вслед за Ковалевским палеонтологи других стран мира стали находить доказательства эволюции самых различных существ и прослеживать путь их развития. Мы можем встретить в ископаемом состоянии странных животных. Внешне они были похожи, судя по костным остаткам, и на лошадь, и на носорога, и на жирафа, но вместе с тем значительно отличаются от своих современных родственников.

Когда мы подробно изучаем места находки этих остатков, то видим, что они встречаются в очень древних слоях третичного периода. Иными словами говоря, в наших руках есть документы, подтверждающие правильность материалистических взглядов на эволюцию животных. Эти документы говорят о том, что многие современные млекопитающие, очень несходные между собой, имеют общего предка.

Так можно проследить эволюцию не только лошади, верблюда, жирафа, но и кошки, собаки, найти их общих предков, увидеть, как от этих предков произошли лев и тигр, волк и шакал. Палеонтология дает возможность определить пути развития многих других животных.

Но не только эволюционные пути развития млекопитающих интересуют нас. А как жили все эти существа в течение десятков миллионов лет? Было ли в их развитии что-либо необычное, что одними группами животных утеряно, другими — сохранено и развито?

Пожалуй, наибольший интерес представляют некоторые из современных обитателей моря, и в первую очередь дельфины и киты. Оказывается, одним из самых интересных «достижений» этих животных является очень эффективная ультразвуковая эхолокация. Дельфины для эхолокации используют звуки с частотой колебаний до ста двадцати — двухсот килогерц, а зубчатые китообразные — до ста пятидесяти — ста семидесяти килогерц.

Кандидаты наук В. Белькович и А. Яблоков в журнале «Природа» № 8 за 1963 год приводят замечательный пример точности этих «приборов». Один из дельфинов безошибочно подплывал с расстояния двадцать пять — тридцать метров к дробинке! Но наиболее полно ультразвук «освоен» летучими мышами. Они не только «видят», с помощью ультразвука препятствия, но и, «поймав» в поле эхолокатора дичь или насекомое, пеленгуют ее до тех пор, пока не настигнут.

Вот и напрашивается вывод: так ли хорошо, что человек «сотворен» «по образу и подобию» бога, не обладавшего, по-видимому, ни магнитолокацией, ни эхолокацией?

Магнитная ориентация и ультразвуковая эхолокация были нужны не только плавающим и летающим существам. Заросли деревьев и трав на суше требовали тоже особых методов ориентации.

Восстановить облик растительности кайнозойской эры помогли разнообразные методы. Вначале ученые увлекались сбором отпечатков листьев, стволов, корневищ, плодов, цветов, а затем методы изучения растительных сообществ стали все более и более сложными и, я бы сказал, более тонкими.

Всем известно, что в конце прошлого столетия в районе речки Березовой, в зоне вечной мерзлоты, был найден мамонт, причем сохранился он исключительно хорошо, уцелели его мясо, шкура, огромная рыжая шерсть. Мясо было настолько свежим, что его с аппетитом ели собаки, несмотря на то, что оно пролежало в земле около тридцати тысяч лет. Мамонт был доставлен в столицу, в Петербург, рассечен на части, заспиртован. Заспиртованные части мамонта хранятся в зоологическом музее Ленинграда и до сих пор. И вот, когда ученые разработали методы исследования пыльцы растений, кому-то из них пришла в голову мысль посмотреть, что содержится в желудке этого березовского мамонта. Под микроскопом было обнаружено большое количество пыльцы вместе с крупными кусочками растений, которыми питался мамонт. Эта пыльца была детально изучена, и ученые определили комплекс растений той эпохи, когда жил мамонт.

Оказывается, все эти растения характерны для тундры. Мамонт жил в условиях оледенения, когда огромные пространства нашей страны и многих других континентов были покрыты мощным слоем льда. А на больших полянках, свободных от льда, в зоне обитания мамонта, росли карликовые березы, тундровые мелкорослые кустарники.

Когда читаешь об этих исследованиях, то поражаешься тому, как глубоко может проникнуть человек в прошлое Земли с помощью целого ряда таких методов. Пыльца растений рассказала нам, что в третичном периоде, во всяком случае в значительной части этого периода, климат был совсем иным, чем сейчас. На Среднем Урале, там, где расположен Свердловск, было тепло, как сейчас в районе Сухуми или Батуми. В окрестностях Свердловска найдена пыльца растений, подобных тем, которые сейчас встречаются в Причерноморье. Правда, облик растений был несколько иным, но комплекс их в основном тот же. Здесь поднимались пальмы, магнолии и многие другие теплолюбивые растения. А если вспомнить, что в окрестностях Свердловска расстилалось море, соединявшее Ледовитый океан со Средиземным морем, то нетрудно представить картину, очень близкую к тому, что мы видим сейчас на Черноморском побережье Кавказа.

Так пыльца растений раскрыла нам эволюцию растительного мира кайнозойской эры, позволила узнать, каким был климат этой древней эпохи, в каких условиях жили тогда млекопитающие.

«И создал бог человека…»

Однажды наш отряд много дней шел по глухой северной тайге. Маршрут был очень тяжелый. Чтобы не сбиться с пути, мы шли вдоль извилистой реки. Осмотрев все встреченные разрезы, мы закончили рабочую часть маршрута в верховьях этой реки. Предстоял еще более тяжелый и сложный обратный путь: мы были перегружены образцами горных пород. И вдруг один из рабочих отряда — молодой ненец — сказал мне:

— А ты, паря (это принятое ко всем обращение: паря — отец, паря — бык, паря — сохатый), зря идешь обратно по всем этим загогулинам (изгибам реки). Надо, паря начальник, идти, вот так.

И он показал рукой, куда надо идти. Прикинув по карте это направление, я решил поручить ненцу вести наш отряд. Мы шли двое суток. В руках ненца не было ни компаса, ни карты. Он шел впереди отряда, огибая поваленные деревья, уверенно прокладывая путь.

И вот впереди заблестели палатки нашей базы. Ненец безошибочно вывел отряд, не отклонившись ни на один метр от заданного пути. Я потом проверял: ненец никогда раньше не был ни разу в районе этой реки. Как он сумел безошибочно провести наш отряд? Он сам не мог ответить на этот вопрос.

Может быть, в основе такой безошибочной ориентации лежат какие-то невыявленные нами органы чувств? Не исключена возможность, что такая ориентация сродни тем инстинктам, по которым караваны птиц находят свои гнездовья за тысячи километров пути перелета. Что их ведет? Какие-то магниторецепторы — органы чувств, связанные с магнитными силовыми линиями? Или какие-либо другие силы? Трудно ответить. Известно лишь, что птицы, попав в зону действующих радарных установок, теряют ориентацию.

А сколько других органов имеется у человека? Все ли мы знаем о нас самих?

Наши далекие предки — млекопитающие — обладали удивительными органами. И хотя человек привык считать себя «венцом творения», по существу, он растерял многое из того, чем владели его древние сородичи. Впрочем, причины этого не столько биологические, сколько социальные.

Омар Хайям, когда-то грустно вопрошал:

Откуда мы пришли? Куда свой путь вершим? В чем нашей жизни смысл? Он нам непостижим. Как много чистых душ под колесом лазурным Сгорает в пепел, в прах, а где, скажите, дым?

Что же может ответить поэту современная наука?

Пройдем по каменным документам в глубь веков, в прошлое человечества. Конец прошлого и начало нашего столетия интересны тем, что в целом ряде участков земного шара в это время были сделаны любопытные находки. Первая из них принадлежит голландцу Дюбуа, нашедшему в 1891–1893 годах на острове Ява костные остатки древнейшего человека — части черепной коробки, зуба, бедренную кость.

Другая находка была совершена английским ученым Блеком в 1927 году. Блек нашел в пятидесяти четырех километрах от Пекина, в пещере Джоу-Коудянь, хорошо сохранившиеся остатки зуба, очень сходные с теми, которые были обнаружены Дюбуа на Яве. Позднее китайским ученым Пей Вень-джуном и другими исследователями не только в районе Пекина, но и в других местах были найдены многочисленные костные остатки, тоже очень схожие с яванскими. Кстати, потом, в 1938–1939 и в более поздние годы, ученым удалось найти на острове Ява еще ряд костей.

Вокруг этих находок, особенно вначале, разгорелась жесточайшая полемика. Ученые разбились на два резко противоположных лагеря. В один лагерь объединились люди, которые видели в находках Явы и Пекина подтверждение идей Дарвина о том, что человек и обезьяна имеют общего предка. Они считали яванскую находку несомненным доказательством этого положения и были уверены, что яванский древний человек и есть то недостающее промежуточное звено между человеком и древней обезьяной, которое давно искали.

В другом лагере были ученые, стремившиеся доказать, что человек не имеет ничего общего с животным миром, что это какое-то особое существо и происхождение его особое. Эти ученые утверждали, что яванский человек и пекинские древние люди были просто ископаемыми обезьянами или «отходами эволюции» и ничего общего с человеком не имеют.

Не будем говорить о деталях дискуссии, она в основном принадлежит прошлому. К настоящему времени благодаря обилию разнообразных остатков древнего человека, захороненных в различных участках земного шара, у нас накопилось достаточное количество фактов, доказывающих несомненную материальную общность человека и обезьяны.

Теперь мы уже твердо знаем, что в последние примерно один-два миллиона лет в различных участках земного шара обитало несколько человеческих рас. Эти древние расы связаны между собой постепенными эволюционными переходами. Яванский человек, или, как его называют, питекантроп, обезьяно-человек, еще не так давно считался самым древним из них. Он жил около одного миллиона, может быть, несколько больше лет назад (другие ученые, напротив, приводят меньшую цифру — пятьсот тысяч лет). Мы уже говорили о том, что советскому ученому, антропологу М. Герасимову удалось восстановить облик питекантропа. Этот наш предок обладал низким, убегающим назад лбом, челюсть его была очень сильно развита. Длинные руки еще помогали при ходьбе, но уже постановка костей ног, наличие целого ряда признаков на них говорят о том, что питекантроп был не лазающим существом в отличие от обезьяны, а прямоходящим. Так его и называют: питекантропус эректус — обезьяно-человек прямоходящий.

Недалеко от места находки костей питекантропа на Яве были обнаружены примитивные, грубо обитые каменные орудия, сделанные из кремня. Этими орудиями, несомненно, пользовался питекантроп.

Сейчас ученые объявили своеобразный конкурс на замещение вакантной должности первочеловека — существа, которое уже не было обезьяной, то есть умело изготовлять простейшие орудия труда, но еще не потеряло связи со своими обезьяноподобными предками. Наиболее достойным кандидатом, по мнению многих ученых, является презинджантроп, откопанный палеонтологом Л. Лики в Африке, в ущелье Олдовай. Рядом в тех же слоях были найдены самые примитивные из известных нам искусственно изготовленных орудий труда. Вот почему презинджантроп получил почетный титул «Homo habilis» — человек умелый. Жил этот умелец около двух миллионов семисот тысяч лет назад.

Но французский ученый Ив Коппен выдвинул нового претендента — чадантропа — чадского человека. Ив Коппен в чем-то противоречит Дарвину. Доказывая, что человек произошел не от обезьяны, он вовсе не собирается отстаивать библейское учение о «сотворении» человека — в старом варианте или в новом (милостиво разрешенном папой Пием XII, заявившим, что церковь позволяет верить в возникновение человека путем эволюции, хотя душа, несомненно, сотворена богом). Ив Коппен не идет ни на какой компромисс с религией, заявляя, что человек и обезьяна имеют общего предка, но в дальнейшем пошли по разным путям эволюции. И первым человеком Коппен считает своего чадантропа.

Спор этот еще не разрешен. Но одно несомненно: питекантроп был уже человеком, одним из наших предков.

В строении синантропа — пекинского человека — мы видим черты, сближающие его с питекантропом. Но это была новая ступень в эволюционном развитии. Объем мозга у пекинского человека был несколько больше, чем у питекантропа. Каменные орудия, которые были найдены вместе с остатками костей синантропа, уже имеют несколько более высокую степень обработки, хотя они тоже весьма примитивны. В некоторых участках захоронений синантропа была встречена зола. Это значит, что человек того времени уже пользовался огнем и умел его поддерживать, хотя еще не научился его добывать.

В истории человека известны и другие расы, более высокие по своему развитию. В 1856 году в местечке Неандерталь в Германии, а позднее во Франции, Италии, Африке, Индонезии, в нашей стране были найдены остатки людей, получивших название неандертальцев. Они уже обладали целым рядом признаков более высокой эволюции по сравнению с питекантропом и синантропом. Предполагают, что жили неандертальцы примерно около трехсот тысяч лет назад.

В 1925 году в пещере Киик-Коба в Крыму Бонч-Осмоловскому удалось найти полный скелет неандертальца. И в этой же пещере был обнаружен семиметровый слой золы. Значит, неандертальцы не только пользовались огнем, но и умели его разводить.

Неандертальскую расу сменила раса еще более высоко организованных людей — кроманьонцев (по названию местечка Кроманьон во Франции). Их облик отлично передал на одной из своих картин, при консультации с учеными-археологами, художник Виктор Васнецов. Эта картина хранится в Историческом музее в Москве. Там изображена битва кроманьонцев с мамонтом и пир по случаю их победы. Мы видим на этом полотне суровую, полную опасностей жизнь, которую вели кроманьонцы. Именно так, в битвах с дикими животными, в борьбе с природой, рождалось мужество, рождалась воля к жизни, воля к победе, развивался разум человека.

Так история человека показывает торжество материалистических идей, идей, развивающихся на основе взглядов Дарвина об эволюции животных организмов на Земле. Не только следы древнего человека, но и многочисленные другие остатки и окаменелости подтверждают идею эволюции.

Человек не был «венцом творения». Но он вершина эволюционного развития животного мира на Земле. Не от Адама и Евы, не из рая пришел он на грешную Землю, а здесь, на этой самой Земле, прошел долгий и трудный путь развития от животного до властителя природы, преобразующего мир для собственного счастья, Не рай на небесах, а коммунизм, царство свободы, как говорил К. Маркс, — цель его жизни и деятельности. И достигается эта цель в упорной борьбе со всеми пережитками исторического прошлого, в том числе и с религией, которая тянет человека назад, провозглашая его «рабом божьим». Не богу, а самому себе, обществу обязан человек тем, что стал человеком.

Источники суеверия

Вновь и вновь пересматривая научные материалы, опровергающие религиозные суеверия, я вдруг обнаружил странную вещь. Оказалось, что мне известны корни всех этих суеверий, они отображены и в литературе прошлого, и в самой библии, и в народных сказаниях. Невыясненными остались «детали». Я не знал, например, откуда идет версия о том, что Ной и его потомство жили на Урале? Из церковных кругов такое толкование библии распространиться не могло: в нем есть еретическая, с точки зрения церкви, попытка пересмотреть библию, дать ей иное, не буквальное истолкование. Сектанты тоже ни в своих проповедях, ни в печатных изданиях не говорили ничего подобного. Напрашивался вывод о местном, уральском, происхождении суеверия, продиктованного, может быть, своеобразным патриотизмом, желанием возвысить родной край, освятив его авторитетом библии. Уж не старообрядцы ли, не сами ли уральские кержаки были авторами подобного истолкования библейской мифологии? Но, во-первых, старообрядцам вовсе не свойственно стремление подкрепить религию наукой, они для этого слишком консервативны, слишком крепко держатся за букву «священного писания». А во-вторых, почему же вопрос о потопе был задан мне за две тысячи километров от Урала — на Кавказе, в Орджоникидзе? Или там среди слушателей тоже был какой-то уралец?

И как назло, в последние годы такого рода вопросы на лекциях никто не задавал. А между тем разобраться в источнике суеверия было очень важно: как опровергать то, что еще не вполне изучил? Как узнать, какие еще доводы могут быть выдвинуты сторонниками теории уральского происхождения сказания о потопе? Я буду говорить, что библейский миф заимствован из вавилонской легенды об Утнапиштиме, что в основе ее лежит преувеличенное отображение одного из наводнений, вызванного разливом Тигра или Евфрата, что географический мир древних был узок и гибель родного поселения воспринималась как всемирная катастрофа. А мои слушатели останутся совершенно равнодушными к этим доводам, потому что основывают свои представления на чем-то ином, мне неизвестном.

Чем вызвана их вера в то, что потоп действительно был и что праотец Ной жил именно на Урале? Находками остатков морских животных? Это можно объяснить, опираясь на данные геологической истории Урала. Истолкование местных названий? Это также легко опровергается их точным переводом. А если чем-то иным?

Что считают верующие причиной потопа? Только ли вмешательство бога, разгневанного греховностью людей, отсутствием в них должного почитания божественного авторитета? Но как будто мои оппоненты пытались опираться и здесь на какие-то научные данные, хотя изложить их достаточно вразумительно не могли. В последние годы вообще становится своеобразной модой доказывать существование потопа научными данными. Его причины видят то в гибели Атлантиды (существование которой пока совершенно не доказано!), то в неожиданном появлении Луны, которая будто бы была захвачена Землей в пустоте космического пространства сравнительно недавно, около двенадцати тысяч лет назад (кстати сказать, и это не подтверждается научными данными). Кто знает, какая еще гипотеза будет выдвинута завтра или послезавтра?

Нет, надо найти источник суеверия, точнее — его первоисточники. Только как это сделать?..

Сухонького старичка из села Березово я порою видел во сне. До того он запомнился мне на лекции. Я даже полемизировал однажды с ним по поводу подбора материала по геологии и археологии Урала. С ним побеседовать стоит! Тогда, на закрытии церкви, он уклонился от разговора со мной, прикрывшись «рукой господа», якобы направляющей мысли верующих. А может, прийти к нему домой с должным уважением, он и разговорится?

— Задумано — сделано. Поездом я доехал до Красноуфимска. А там на попутных машинах добрался до села Березово. Первое, что мне бросилось в глаза, большой плакат — «Детские ясли» — на церкви. Дело было к вечеру. Работницы совхоза, собравшиеся у яслей, и помогли мне найти старичка.

И вот я в чисто прибранной горнице обычной крестьянской избы. Суетливый сухонький старичок как будто даже обрадовался моему появлению. Он стал говорить мне и про гору Сефар, и про Ноево царство на реке «имени Хама», и про гору Аракуль — место остановки Ноева ковчега, и про многое другое.

Долго пришлось мне рассказывать моему оппоненту о страшноголовых динозаврах, отказавшихся подтвердить его высказывания, и о «тайнах горы Сефар», и об археологических открытиях на Урале — о том, что уже знает читатель этой книги.

Но старичок не сдавался.

— Это вы вот так говорите. А другой ученый человек про все, как было, в книжке написал и даже подсчитал. Правду он написал, потому что и в Священном писании так же сказано. В писании же каждое слово — истина.

Да где же эта книга? — спросил я. — Что-то не встречал я ее, хотя во многих библиотеках приходилось работать.

Ну вот видите, и вы не все знаете, — обрадовался старик. — А книжка-то, вот она!

И он дрожащими руками вынул из-за божницы что-то завернутое в тряпицу. Долго и бережно разматывал он тряпицу и, наконец, осторожно подал мне невероятно разлохмаченную и много раз подклеенную книгу. Это было превыше всех моих ожиданий, и я понял это, как только прочитал название — «Урал и библия». На титуле, кроме заголовка, стояло: «Опыт историко-геологического исследования». А над всем этим: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

Вот уж действительно любопытная книга. Оказывается, она была издана в Москве в 1927 году, Государственным техническим издательством. Книга разошлась тиражом 5100 экземпляров. Объем ее — два с половиной печатных листа. Автор книги — горный инженер Ф. М. Коняев.

Не приходится рассказывать, как я накинулся на эту книгу!

Да, все верно. В книге черным по белому было написано то, чем допекали меня мои оппоненты. Остается только удивляться, как неправильно поданная мысль легко находит себе поклонников.

Конечно, Коняев вовсе не пытался подтвердить религию ее научным обоснованием. Он отнесся к библии, как к источнику, в котором подлинное событие было неверно истолковано религиозной фантазией.

При первом ознакомлении его книга даже производит впечатление серьезного научного исследования. В ней есть ссылки на научные авторитеты, приводятся карты, схемы, рисунки, расчеты; не удовлетворяясь русским текстом библии, он анализирует ее английский перевод. Но как далеко все это от науки!

В начале книги Коняев сразу же говорит о связи

Урала с библией, используя для этой цели свои домыслы — произвольные толкования названий Уральских гор.

Конечно, у него больше материала, чем могли заполнить его читатели и почитатели, но научный уровень приблизительно тот же. Нет смысла еще раз полемизировать с Коняевым о научной ценности подобных переводов слов: река Нейва — «правильнее Нойва, или Ноева — вода Ноя», гора Аракуль превратилась в гору Арарат, а гора Сугомак в реку Белую. Я процитирую, как гора стала рекой: «Интересна для исследования и гора Сугомак, всего на несколько верст к юго-западу от горы Аракуль; по переводу ее названия „с домом Белой“ или „из дома Белой“: 1) су — „с, из“, например, су-кровица — с кровью, из крови, супесь — с песком, суглинок — с глиной; 2) хом — „дом“, слово сохранилось доныне в английском языке; как корень оно же существует и на Урале в местном слове „хомяк“ — так зовут крысу. Хом-яг значит „дома живущий“ и противоположен до известной степени крысе: крс или грс, „с гор“ пришедшей. То же самое животное, которое на отдалении названо пришедшим с гор, оно же живущее в домах: хомяк; 3) Ак — у уральских инородцев название реки Белой…» А отсюда вывод простой — Ной до потопа жил на реке Белой! Столь же смелую операцию совершил Коняев с Липовой горой (уж чего проще!), превратив ее в «Богову гору».

А дальше Коняев построил карту «потопа», взяв в качестве центральной Уральскую гору Иремель (Ире — «гора», мель — «мелкое место») и отсюда вывел «высоту» подъема воды, равную 1632 метрам.

Коняев знал о существовании третичных трансгрессий на Урале. С ними связывать всемирный потоп было рискованно (слишком давно это было!), поэтому он предложил гипотезу быстрого приливного подъема воды.

Высчитав по библейским текстам, что потоп «разыгрался» 9 мая «за 2349 лет до рождества Христова», Коняев придумал причину этого явления. Совершенно произвольно он счел, что в это время мимо нашей Земли прошло темное небесное тело, вызвавшее гигантские приливные волны. Волны «наступали и спадали» до 23 декабря того же года. Ной плавал в своем ковчеге более семи месяцев.

Коняев не делает из этих цифр вывода о том, что «огромное небесное тело» двигалось около Земли необычайно медленно. Но вывод этот напрашивается сам собой (хотя, по его же расчетам, скорость этого тела сравнима со скоростью света).

В наши дни такое тело могло бы быть обнаружено, но нигде в окрестностях солнечной системы его нет. Выше читатель мог сам убедиться в крайней степени разреженности мирового пространства в четвертом, пятом и шестом кубах космоса.

Небесное тело, вызвавшее потоп, обусловило, по Коняеву, и усиление на Земле вулканической деятельности. Но и это не подтверждается фактами. Конечно, вулканы следовало бы ожидать (исходя из этой гипотезы) в зоне максимальных вздутий, где-то около горы Иремель. Но ни здесь, ни в тысячах километров от этой горы вулканов не было. Их расположение, как мы видели, подчинено совсем иным закономерностям.

Ну, а дальше Коняев «точно рассчитал», что владетельный хан Ной, живший около города Бирска на реке Белой, заготовил в верховьях этой реки сосновые бревна. А весь ковчег поднимал до двадцати пяти тысяч тонн. Это водоизмещение современного океанского лайнера. Попробуйте-ка построить его из дерева да еще с помощью допотопной техники!

Потом вместо серьезных научных доказательств Коняев занялся рассуждениями о том, были ли верблюды в ковчеге, и пришел к выводу, что не были. Верблюды во время потопа мирно паслись на среднеазиатских возвышенностях, не покрывавшихся (даже по Коняеву) водой потопа.

Часть книги Коняев посвятил жертвенным чашам (тамгам) типа Шарташской. Он даже не останавливается перед вымыслом и хотя осторожно (со словом «по-видимому») утверждает, что «по исследовании местности в области Шарташских палаток согласно намеченному мною плану удалось, по-видимому, обнаружить замаскированное устье скрытого входа». И уверяет, что здесь должен быть похоронен пророк Арам (так как недалеко от палаток находится исток реки Арамильки).

Сейчас Каменные палатки Шарташа находятся в черте города Свердловска. Туда ходят трамваи, автобусы. Каждый может приехать и увидеть, что все сказанное об этих палатках (за исключением тамги) не соответствует действительности.

Книга заканчивается главой «Опыт исследования библейских древностей», в которой по тем же правилам подтасовываются факты под гипотезу о Нимвродовом и Ноевом царстве на реке Белой. Нет смысла повторять все те неверные выводы, которые построены на невероятном словотворчестве./

Кто же такой Коняев?

На обложке в числе рекламируемых книг Гостехиздата названа «Историческая геология» академика Ф. Н. Чернышева, обработанная горными инженерами Ф. М. Коняевым и Д. В. Наливкиным (ныне академиком), изданная в 1925 году.

По моей просьбе профессор В. Д. Наливкин (сын академика Наливкина) сообщил мне со слов отца, что Коняев до института работал наборщиком. Книгу «Урал и библия» он сам набрал и подготовил к печати. Он отличался замкнутостью, был нелюдим. Коняев получил положительные отзывы на свой труд от геолога М. И. Липовского, от профессора П. К. Худякова (не геолога, а «рядового интеллигента») и профессора Ан. Александрова — филолога. Все эти отзывы даны «Вместо предисловия».

Особенно показателен отзыв геолога Липовского, считающего, что Коняев «как человек геологически образованный», устраняет все чудесное из этого (библейского.-А. М.) сказания и стремится подвести под него научную основу. Вот это-то и удивительно. Человек, геологически образованный, не сделав даже попытки научной критики библии, неуклюже подводит «факты» под библейские суеверия! Филолог же — Ан. Александров — освящает все это своим авторитетом, утверждая, что «в филологических изысканиях, положенных в основу своего исследования, автор опирается на несомненные и общепризнанные законы праязыка, но иногда, подстрекаемый горячей любовью к предмету своих изысканий и глубокою убежденностью в правдивости делаемых им открытий, обнаруживает заметную склонность к увлечению».

Так и пошло гулять по белу свету суеверие, подтвержденное научными авторитетами. А верующие приняли на вооружение «то, что говорит наука», и вместо критики библейских текстов возник нездоровый интерес к «возможной» области существования библейских «пророков» на Урале и в Предуралье.

Но в одном чтение книги Коняева успокаивало меня. В ней не было никаких доводов, критика которых вызвала бы затруднение. В своих ответах на вопросы верующих я рассказывал об истинных фактах, строго установленных современной наукой и начисто опровергающих доводы «ученого человека».

Я подытожил современные данные о следах «потопов» на Урале, в Предуралье и Зауралье. Научные факты говорят, что океан, располагавшийся в Зауралье и Предуралье, был около пятидесяти-ста миллионов лет назад, а кости «допотопных животных» оказались свидетельством существования наших отдаленных предков, живших двести миллионов лет назад. Значит, те, кто пытается спекулировать этими научными данными, не имеют никакого права на них опираться. «Реконструкции прошлого» и «картины минувшего» ставят в жесткие рамки геологической хронологии все события, о которых идет речь. Нет места библейской легенде среди научных фактов!

Неудачной оказалась и ссылка Коняева на данные археологии. Наука опровергает его предположения. Те люди, которые жили несколько тысяч лет назад на Урале, в Предуралье и Зауралье, ничего общего не имели с библейскими «мудрецами».

И погибали они не от «потопа», а от болезней, от старости, умирали в битвах с врагами, в схватках с дикими животными. И жили они не сотни лет, как библейские пророки, а значительно меньше, чем современный человек, и старели раньше. И ковчег построить они не смогли бы, потому что даже строительство маленькой лодки было для них сложной технической задачей. Да и в бога библейского они не верили, а были язычниками и приносили жертвы многим языческим богам. Весь ход эволюции человечества также не подтверждает библейских сказок.

Неудовлетворительны и лингвистические «изыскания» Коняева. Все его «переводы» уральских названий оказались настолько вольным искажением слов мансийских, башкирских и древнеславянских, что приходится удивляться, как мог проглядеть все эти ошибки ученый-лингвист!

Значит, ни палеонтологические, ни палеогеографические, ни археологические, ни лингвистические данные не подтверждают коняевских измышлений. Наукой доказывается отсутствие связи между библейскими текстами и тем, что было не только на Урале, в Предуралье и в Зауралье, но и вообще на земном шаре.

Вот и получилось, что для малограмотных людей «атеистическая» книга Коняева оказалось «откровением» и тем оружием, с которым они вышли в новый поход за религию. Ссылки на науку стали тем средством, которым пытались они подкрепить авторитет библии.

Конечно, любая такая попытка бесплодна. Наука творит свои чудеса, сообразуясь с законами природы, которые она познает. Она меняет и судьбы камней, создает их искусственно в лабораториях и на заводах, раскрывает тайны Земли и космоса и всем этим утверждает всемогущество человека и опровергает самую возможность существования бога. «Я не нуждаюсь в этой гипотезе!» — гордо сказал о боге автор первой космогонической теории Лаплас. Современная наука еще с большим основанием доказывает невозможность гипотезы о существовании бога.

О новой книге

Заканчивать эту книгу мне пришлось летом 1965 года в Сочи. Во время отпуска есть время заново просмотреть и переоценить многие факты и заметки. Я отчетливо увидел при этом, что удалось затронуть в рукописи только часть намеченных тем. Здесь переплелись и критика библейских текстов, и суеверия, бытующие в народе, основанные на незнании истинных свойств камней, и самое сложное — суеверия, проникшие в науку. На примере градовых камней я показал работу огромного коллектива учёных, наконец разобравшихся в истинной природе этого явления. А сколько еще таких нерешенных проблем!

Особенно много усилий пришлось потратить на поиски ответа на вопрос, нелепый по своей сущности, — о связи Урала с библией.

Думаю, что теперь я смогу в любой аудитории ответить на вопросы о Ноевом царстве на Урале. Я обеспечил себе надежные научные позиции для обороны.

Но в обороне ли дело? Нужно наступать! Надо быть воинствующим безбожником! Надо идти в гущу верующих и вести среди них антирелигиозную пропаганду.

И здесь я увидел, что есть еще вопросы, на которые мы не умеем отвечать.

…На экскурсионном катере ехала из Сочи в Адлер семья какого-то ответственного работника, обремененная солидными чемоданами. И сын, и папа, и мама — загорелые, бодрые — делились впечатлениями о хорошо проведенных днях отпуска. Папа рокочущим басом говорил, что на будущий год они вернутся сюда же. И тут он, порывшись в карманах, достал мелочь и, дав часть ее сыну и жене, стал кидать деньгу в море.

Я хотел выяснить — кто он? Почему он обучает суевериям своего двенадцатилетнего сына? Папа не ответил. Он замкнулся. Разговор прекратился. И вся семья молча доехала до Адлера.

Но, может быть, это невинное суеверие, так сказать, веселая дань традиции? Нет, невинных суеверий не бывает. Мелкие готовят почву для крупных, бытовые суеверия — для религии. Многие люди даже не сознают, что где-то в глубинах их души живет вера в сверхъестественное. Но в определенных условиях она может разрастись и захватить всего человека.

Монетка, подобранная мною после шторма на пляже, была частью той дани, которую выбрасывают курортники в море. Кто-то подсчитал, что вот так только в Сочи ежегодно выбрасываются в море десятки тысяч рублей!

А как бороться с такими суевериями? Честно говоря, пока еще не знаю. Не знаю даже, как они родились. Может быть, это пережиток древних жертвоприношений местным богам?.. Время думать о новой книге, в которой речь пойдет о других суевериях.

Вот другой эпизод. Тоже сочинский пляж. Вдруг какой-то гул прошел среди толпы отдыхающих. По пляжу медленно шел бородатый юноша. На шее у него висел на серебряной цепочке маленький крестик.

Должен сказать, что здесь многие не остались равнодушными и, окружив юношу, стали спрашивать: кто он, почему он нацепил на себя этот «фетиш»?

Выяснилось неожиданное. Этот юноша оказался не попом, не семинаристом, а студентом одного из технических вузов Ленинграда. Он слышал, что судьба благосклонна к тем, кто носит на шее крест. Ну и, конечно, понимал, что такая оригинальность привлекает к нему внимание. Он пользуется успехом, который не вызовешь одной бородой. Бороду- то носят многие!

Но этот случай оказался легким: здесь речь шла не столько о суеверии, сколько о моде и юношеском стремлении к оригинальности. Невинно? Не очень. Помните, как несколько лет назад многие девушки после одного из западногерманских фильмов носили маленькие изящные крестики, к умилению верующих старушек: жива, мол, вера христианская! Тоже мода, но вовсе не безопасная.

Надо сказать, что после беседы со своими ровесниками юноша снял крест и отшвырнул его далеко в море. Только с суевериями бороться труднее, чем с модой.

Вот я и думаю, что темой будущей книги станет разговор о новых фактах, раскрывающих причины веры в фетиш, в таинственные свойства не только камней, но и других неодушевленных предметов, а может быть, и о многом другом.