science Валерий Леонидович Цвик Введение в журналистику

Второе издание учебного пособия доктора филологических наук В.Л.Цвика “Введение в журналистику” — новая оригинальная разработка курса, ставящего целью дать студентам первичное представление о методологии и методике изучения журналистики, познакомить с основами современного законодательства в области СМИ и этическими нормами журналистской профессии, объяснить специфику и особую важность эколого-политологической направленности в журналистской работе, перспективы широкого использования публикаций экологической тематики во всех средствах массовой информации.

Для преподавателей и студентов факультетов журналистики российских университетов, а также университетов стран СНГ.

ru ru
Владимир Пастушенко FictionBook Editor Release 2.6 21 July 2013 FC9ED925-157C-4845-9B34-FAF1A372BBBA 1.0 Введение в журналистику МНЭПУ Москва 2000

Цвик В. Л.

Введение в журналистику

Учебное пособие

Вместо предисловия

Дорогие друзья!

Вы выбрали самую лучшую профессию на свете. Без преувеличения, ни один другой вид человеческой деятельности не предоставляет таких возможностей для самореализации, удовлетворения естественного любопытства, потребности в познании мира и человека как части этого мира. Ни одна другая профессия не даст вам возможности познакомиться с таким количеством людей, побывать в стольких местах, отдаленных друг от друга тысячами километров, часовыми поясами, климатическими зонами, государственными границами.

Кто первым сообщает о событиях в “горячих точках”, об экстремальных ситуациях, к которым можно отнести стихийные бедствия и общественные катаклизмы? Перед кем широко распахиваются двери в кабинеты сильных мира сего, в залы государственных и общественных форумов, на концерты и спектакли, в мастерские художников и студии писателей? Кому раскрывают душу у таежных костров, в салоне авиалайнера и кабине боевого вертолета, на великосветском приеме и ночной тусовке “андеграунда”?

Конечно, есть и такая редкая профессия, как путешественник. И землепроходец побывает в таких уголках мира, где до сих пор не ступала нога человека. Но в экспедицию вместе с ним, скорее всего, отправится журналист. А если и не отправится, то первым, кто встретит возвратившихся из дальних странствий путешественников, кто расскажет об их приключениях массовой аудитории, конечно, будет журналист.

Оружие журналиста — слово. А лучше сказать — инструмент. Этим инструментом владеют хорошие писатели. Отметим при этом, что многие известные писатели пришли в литературу из журналистики. Однако писатель на основе глубокого изучения и постижения реальной действительности создает, по преимуществу, мир вымышленный, в котором действуют придуманные герои и персонажи; писатель моделирует события и факты. Журналист же рассказывает только о том, что случилось, произошло; он изучает, постигает и отражает реальную действительность. Правда жизни — не вымышленная, но подлинная, — факт, как таковой, событие во всей его полноте и точности отображения — вот чем живет журналистика.

Однако как луна светит отраженным светом солнца, так и мы, журналисты, в своих статьях и заметках, репортажах и очерках, фельетонах и фильмах рассказываем о том, что сделали другие: о победах полководцев и солдат, достижениях изобретателей и фермеров, рекордах спортсменов, открытиях первопроходцев космоса, сыгранных ролях и написанных картинах. Образно говоря, мы отражаем свет земных и небесных звезд. Бывает, рассказываем о скандалах и происшествиях, преступлениях и человеческой подлости, загубленной природе и жестоком обращении с животными.

И все же журналиста нельзя назвать пассивным, сторонним наблюдателем чужой жизни. Когда солдаты поднимаются в атаку, строча из автоматов, тележурналист бежит рядом с видеокамерой в руках. Широко известны кадры, снятые в одной из мятежных стран: камера “смотрит” на убийцу, направившего дуло винтовки на кинооператора, зафиксировавшего на пленке собственную гибель; журналист был уже мертв, а выпавшая из его рук камера продолжала работать. И как знамя из рук павшего воина, это “оружие” журналиста было поднято другим. На место погибшего в строй становятся новые энтузиасты прекрасной, хоть и опасной подчас профессии.

Вместе с ликвидаторами аварии на Чернобыльской АЭС были журналисты. После землетрясения на руинах армянского города Спитак рядом с родственниками погребенных заживо оказались журналисты. В Буденновской больнице террористы Шамиля Басаева целились в милиционеров и журналистов. Когда на Васильевском спуске у самого Кремля террорист-одиночка захватил заложников, рядом с омоновцами трудился будущий журналист Женя Константинов. А выпускники журфака Олег Сафиулин и Аркадий Мамонтов долгие месяцы чеченской войны провели в Грозном, передавая фронтовые репортажи: один в программу “Вести” Российского телевидения, другой — для программу “Сегодня” НТВ.

Утверждают, что профессия журналиста по смертности следует сразу же за летчиком-испытателем. Если это правда, думается, что дело не в том, сколько нашего брата полегло на различных “локальных” войнах, и не в том, что взрывное устройство злоумышленника может настигнуть совсем юного Диму Холодова, а пуля наемного киллера — талантливого Влада Листьева на вершине блистательной карьеры. Наверное, чтобы интересно рассказать об интересном человеке, автору надо полюбить своего героя, а, стало быть, подарить ему хотя бы крохотную частичку собственного сердца… Одному герою частицу, другому, третьему… А сердце-то у нас большое только в метафорическом смысле…

Да, профессия журналиста иногда опасна и всегда неспокойна, нелегка. Но она же — журналистская доля — одаривает сполна радостью полнокровного бытия, счастьем замечательных встреч, причастностью ко всему важному, что происходит в мире. Профессия журналиста относится к числу наиболее престижных. На Западе уже давно, а в России с недавних пор профессия журналиста стала одной из наиболее высокооплачиваемых. Разумеется, это тоже немаловажный факт.

Но не только в долларах, рублях и тенге оценивается наш труд. Все, что мы узнаем в этом мире, — богатство, которое всегда с нами. Разноголосица международных пресс-центров, удивительное ощущение того, что в любой точке земли ты — дома (хотя из каждой командировки с таким ностальгическим чувством возвращаешься в свою страну, в свой город, в свою квартиру, чтобы уже через неделю заскучать по новому заданию), вечный непокой, вечная погоня за новостью, сенсацией, за славой, наконец, — это наша профессия. И еще: бессонные ночи, распутица осенних дорог, мучительный поиск единственно верного слова, горечь ошибок, непризнание, обиды домашних за невнимание — скорее кажущееся (такова профессия!), чем настоящее, — все это тоже жизнь журналиста.

Бывает: бестемица — писать не о чем и не хочется (“исписался!”); “затирают” на службе — не дают таких же захватывающих заданий, не посылают в столь же заманчивые командировки как коллегу; хандра, сплин, лень — “полоса”… Но это проходит! Если ты настоящий профессионал, ты умеешь справиться и с объективными трудностями, и с настроением, и с “полосой”. Однажды утром просыпаешься с удивительно свежей и ясной головой, полный энергии и планов; идеи так и фонтанируют — одна лучше другой. И уже везет во всем: тебе улыбаются коллеги и начальство, твои материалы нарасхват, на “летучках” их захваливают и помещают на “доску лучших” (и где-то на горизонте маячит журналистская премия), и дома терпимо относятся к твоим вечным отъездам и спешке, потому что понимают: от таких командировок отказываться грех; и тобой гордятся друзья и близкие…

Ах, какая это удивительная и замечательная профессия — журналист! Ах, какая она трудная и капризная — журналистская доля!

Говорят: журналистами не становятся — журналистами рождаются. Конечно, самое главное для нас — талант. Или хотя бы способности. Но, как гласит чешская пословица, “чего с горы не дано, того в аптеке не купишь”. Если же папа с мамой, природа, Бог — называйте, как хотите, — были щедры к нам и наделили способностями или талантом, это только полдела. Не нами сказано: талант — алмаз, бриллиантом он станет только после огранки и шлифовки, требующих времени и труда. А стало быть, друзья, будь вы семи пядей во лбу и пусть вам на роду написано стать журналистами, надо учиться! Надо много и упорно учиться. Надо развивать свой кругозор, пополнять эрудицию, осваивать все богатства человеческой культуры, но прежде всего — учиться профессиональному мастерству!

У вас в руках учебное пособие “Введение в журналистику”. Названием все сказано: посредством этого курса васвводят в профессию. Воспринимайте учебу как увлекательную экскурсию в мир журналистики. Впрочем, не думайте, что на этой экскурсии вы сможете бездумно любоваться экзотикой избранной специальности и, раскрыв рот, восторженно слушать специфические журналистские байки, чем-то похожие на охотничьи. Нет!

Вам предстоит научиться учиться (и это не тавтология!) профессиональному мастерству, освоить профессиональный язык, узнать особенности поиска, создания, хранения и распространения информации. Вам предстоит понять, какое мощное идеологическое оружие вы берете в руки. Как сказал известный американский журналист, чтобы “влиять на жизнь общества, не обязательно быть избранным президентом”. И действительно, у американской телеаудитории журналисты Уолтер Кронкайт, Питер Дженнингс, Дэн Разер пользовались ничуть не меньшим авторитетом, чем президенты Джимми Картер или Рональд Рейган. Да и у нас телекомментатора Евгения Киселева эксперты включают в сотню наиболее влиятельных политиков, оказывающих заметное воздействие на общественную жизнь России.

Глобальные проблемы человечества в XXI веке — сохранение мира на земле и сохранение среды обитания, проблемы политические и экологические. Вот почему эколого-политологическая направленность — может быть, самая перспективная в современной журналистике.

Таким образом, введение в журналистику — первая научная дисциплина специализации, с которой будущие журналисты начинают знакомство с избранной профессией.

Специфика набора студентов в МНЭПУ (собеседование вместо жесткого творческого конкурса с критическим анализом публикаций абитуриентов) приводит к тому, что некоторые первокурсники весьма поверхностно, а подчас и превратно представляют себе журналистскую деятельность. Поэтому учебный курс “Введение в журналистику” ставит перед собой ряд принципиальных задач:

а) популярно ознакомить с различными средствами массовой информации (пресса, радио, телевидение, информационные агентства) и журналистскими профессиями (корреспондент, редактор, обозреватель, комментатор, сценарист, шоумен и др.);

б) дать первичное представление о методологии и методике изучения журналистики, раскрыть понятийный аппарат, показать практический смысл теории журналистики;

в) познакомить с различными видами журналистской деятельности и жанрами журналистских произведений;

г) рассказать об исторических корнях, создании и развитии журналистики как рода человеческой деятельности, средства отражения общественной жизни и формирования общественного сознания;

д) познакомить с основами современного законодательства в области СМИ и этическими нормами журналистской профессии;

и, наконец,

е) объяснить специфику и особую важность эколого-политологической направленности в журналистской работе, перспективы широкого использования публикаций экологической тематики во всех средствах массовой информации.

МНЭПУ предлагает своим выпускникам несколько более конкретный (скажем, по сравнению с МГУ) и прагматичный учебный план (по крайней мере, на уровне подготовки бакалавров). Еще раз напомним — со специфическим эколого-политологическим уклоном, что значительно актуализирует, делает чрезвычайно важным изучение методологических основ профессии при помощи курса “Введение в журналистику”, от которого во многом будет зависеть и отношение студентов к избранной профессии, и эффективность обучения.

Предлагаемое учебное пособие — принципиально новое по содержательному наполнению (что касается перечня изучаемых тем, то он соответствует программе, утвержденной Минвузом), дышащее современным духом демократизма и свободы СМИ, — призвано способствовать улучшению учебного процесса на факультете журналистики МНЭПУ. Безусловно, это учебное пособие столь же успешно можно использовать в любом высшем учебном заведении, где будущие журналисты осваивают азы избранной профессии. Думается, и практические журналисты найдут на этих страницах немало полезного.

Глава 1

Что такое журналистика?

Журналистика (от фр. journal — дневник, jour — день; восходит к лат. diurna — ежедневный) — одно из важнейших социальных явлений современной жизни, вид массово-информационной деятельности, обеспечивающей бесперебойное взаимодействие между личностью, группой людей и обществом в целом, а также между различными общественными сферами и даже между поколениями. Процесс журналистской деятельности состоит из сбора, обработки, хранения и периодического распространения актуальной общественно-значимой информации.

Синонимы к слову “журналистика” — словосочетания “средства массовой коммуникации” (СМК) и “средства массовой информации” (СМИ).

Действительно, работа журналиста есть акт опосредованного общения с читателями, радиослушателями, телезрителями. Это коммуникативный (от лат. communicatiо — делаю общим, связываю, общаюсь) акт, который в самом простом виде состоит из трех компонентов:

источник информации — способ передачи — потребитель информации

Для того чтобы понять сущность того или иного средства массовой коммуникации, надо ответить, по крайней мере, на следующие вопросы: кто? кому? каким образом? что передает? А для полноты картины хорошо бы знать: насколько результативен данный коммуникативный акт?

Что касается самого распространенного, наиболее часто употребляемого термина “средства массовой информации”, то здесь следует договориться о понимании каждого определяющего слова. “Массовый” — это сколько? Включающий сотни, тысячи, миллионы потребителей информации? И то, и другое, и третье — в зависимости от средства (канала передачи) информации. Для общенациональной телевизионной программы в крупном государстве — это миллионы телезрителей. Для солидной газеты — десятки и сотни тысяч читателей. В любом случае, речь идет не об индивидуальном (как правило, личностном) распространении информации, но о публичном, общественном акте, рассчитанном на массу людей (как бы количественно ни менялась эта “масса”).

Термин “информация” (от лат. informatio — разъяснение, изложение) имеет множество толкований. С одной стороны, это общефилософское понятие, характеризующее способность живой и мертвой природы к отражению (“теория отражения”). С другой — после создания Н. Винером теории информации этот термин стал основой кибернетики и в век всеобщей компьютеризации завоевал собственную, весьма обширную нишу. Для журналистов, в свою очередь, информация — объект их работы: они собирают, обрабатывают, распространяют не любую, но (обратите внимание на определение журналистики в самом начале главы) актуальную, общественно значимую информацию.

Журналистская информация имеет характерные особенности.

Во-первых, это, как правило, новость. Поиск нового во всех сферах общественной жизни — в политике, экономике, науке, культуре, спорте — главное для журналиста. Впрочем, журналистика не замыкается в социальной тематике, хотя и отдает ей предпочтение. Малоизученные явления природы, открытия на земле, в небесах, в Мировом океане и космосе, в макромире и микромире, в поведении людей и животных — безграничный духовный и материальный мир, нас окружающий, ежечасно преподносит множество сюрпризов, которые журналисты должны зафиксировать и сообщить о них своей аудитории.

Во-вторых, журналистская информация должна быть оригинальной. Когда пресса изо дня в день твердит одно и то же, аудитория утрачивает интерес и к информации, и к ее источнику. Общественная значимость делает информацию интересной, причем в достаточно значительной части аудитории.

В-третьих, журналистская информация должна быть полезной. К сожалению, нередко работники СМИ в погоне за сенсационностью забывают об этом. Хрестоматийный пример: собака укусила человека — это не сенсация; сенсация — если человек укусил собаку. Однако во второй части данного парадокса речь идет о клиническом случае, представляющем интерес разве для психиатров; общество же в целом вряд ли извлечет сколько-нибудь полезную информацию из такого сообщения. Разумеется, пресса имеет право на занимательную информацию, но это маргинальные (находящиеся в стороне от основного содержания, на обочине, буквально — на полях печатного издания) новости. Не случайно, материалы такого рода публикуются обычно под рубриками “В конце номера”, “Заметки на полях”, “Забавная смесь” и т. д.

Таким образом, предметом журналистской деятельности является реальная действительность во всем ее многообразии. Журналист выступает субъектом, а массовая аудитория становится объектом, на который направлена деятельность журналиста. Понятно, что речь здесь идет об опосредованном воздействии. На аудиторию оказывают влияние различные журналистские произведения — заметки, репортажи, радио- и телепрограммы, фильмы, — являющиеся конечным результатом журналистского труда.

Распространяются эти произведения при помощи разнообразных каналов информации: газет, радиостанций, телестудий. Каждый из этих каналов обладает достаточно сложной материально-технической базой: типографиями, электронной техникой от компьютеров до спутников связи. Разумеется, каждое средство массовой информации — большой коллектив, требующий особой организации работы, умелого управления, руководства. Условно назовем реально существующий многосложный механизм организации деятельности, управления средствами массовой информации распространенным в теории журналистики термином “издатель”. В этом случае графическая схема взаимосвязей в системе СМИ будет выглядеть так:

Как видим, журналист черпает информацию из реальной действительности, которая в той же мере доступна и его руководству (издателю), и аудитории (потребителю информации). Стало быть, содержание журналистских произведений легко подвергается проверке и теми, и другими. В то же время аудитория влияет на журналиста уже тем, что он создает свои произведения в расчете на тех или иных читателей, слушателей, зрителей. Писатель может работать “в стол” — в надежде на понимание потомков. Журналистское произведение, не нашедшее выхода к аудитории, мертво. Его, словно, и нет.

Хотя и мнение издателя, и тем более аудитории принципиально важны для журналиста, тем не менее никто и ничто не ограничивает (не должно ограничивать) свободы журналистского творчества — и это хорошо видно на нашей схеме, где журналистское произведение “зависит” только от самого журналиста. Впрочем, понятие свободы журналистского творчества слишком сложно и требует отдельного разговора.

Созданное журналистом произведение передается в СМИ и по соответствующему каналу доводится до аудитории: публикуется в газете или журнале, транслируется по радио или телевидению. Так же, как СМИ лишается своего смысла без труда журналистов (скажем, бессмысленны микрофоны и видеокамеры, студийные павильоны и режиссерские пульты, телевышки и спутники связи, если им нечего передавать в эфир), так и работа журналиста немыслима без канала связи и массовой аудитории.

Таков в общих чертах механизм общественно-информационной деятельности.

Следовательно, журналистика — органичная составная часть современного общества, важный компонент социальной системы. Понятие “журналистика” раскрывается перед нами в целом ряде взаимосвязанных, обладающих специфическими особенностями, сторон и проявлений. Назовем шесть важнейших аспектов целостного явления.

Журналистика — это:

1) система соответствующих идеологических учреждений — редакций газет, телерадиокомпаний, информационных агентств, пресс-служб министерств и ведомств и других подразделений, необходимых для функционирования СМИ (от рекламных агентств до отделов по распространению печати, издательств, технических телецентров, ретрансляторов, радиорелейных линий и т. д.);

2) система видов деятельности по сбору, переработке и хранению информации, созданию и периодическому распространению журналистских произведений;

3) совокупность профессий, требующихся для обеспечения полноценной деятельности системы СМИ (редакторы и корреспонденты, очеркисты и сценаристы, интервьюеры и шоумены — журналистским профессиям мы посвятим отдельную главу);

4) система произведений, созданных для СМИ, опубликованных на страницах газет и журналов, включенных в радио- и телепрограммы. Это те самые репортажи и очерки, развлекательные шоу и проблемные видеофильмы, ставшие результатом творчества журналистов, — своеобразная “летопись современности”, документы эпохи, отражение времени. Сюда же относятся и невербальные результаты журналистского труда: макеты газетных полос, вещательные сетки, расписания передач ТВ и радио;

5) комплекс каналов распространения информации: печать, радио, телевидение. Этот аспект отличается от первого: если первый аспект акцентирует внимание на редакционных коллективах, которыми осуществляется сбор и обработка информации, то данный аспект — о способах и средствах ее доставки массовой аудитории;

6) совокупность учебных дисциплин, изучаемых будущими журналистами, а также разделы филологической, исторической и политологической наук, исследующих различные виды практической журналистики.

В заключение предлагаем еще одно определение разнообразному и многосложному предмету изучения данного курса:

Журналистика — это вид творческой деятельности человека, где основой профессии является постижение жизни, объективное освещение любых сторон реальной действительности, осмысление многообразия человеческого бытия, а также специфическая форма внеличностного общения. Журналистика отражает общественное сознание и формирует его, служит обществу и одновременно является инструментом социального управления. Именно вследствие этого СМИ называют четвертой властью (вслед за представительной, исполнительной и судебной). Являясь сложным диалектическим явлением современной жизни, журналистика — одно из важнейших орудий общественного прогресса, ибо без всестороннего развития журналистики невозможно развитие общества и человеческой цивилизации.

Лекция 2

Краткий экскурс в историю журналистики

Первичные процессы информационного обмена между людьми уходят своими корнями в глубокую древность. В сущности, общение, обмен информацией и превратили человеческое сообщество в социум. Различные способы передачи актуальной, общественно значимой информации, использовавшиеся в древние времена, мы вправе считать пражурналистскими явлениями. По-видимому, журналистику метафорически называют второй древнейшей профессией еще и в хронологическом отношении.

Когда индейцы тревожными звуками тамтамов, а древние инки пламенем костров, зажигаемых в предельной зоне видимости один от другого, сообщают на значительные расстояния о приближении неприятеля, разве это не коммуникативный акт? Причем передавались таким образом именно актуальные, чрезвычайно важные для племени (общественно значимые) сведения.

Информация в этих случаях передавалась условными сигналами. Так возникала простейшая знаковая система. Но изначально важнейшим носителем (и хранителем) информации было слово, человеческая речь. Поэтому к пражурналистским явлениям мы относим ораторское искусство, возникшее и достигшее совершенства в Древней Греции и Римской империи. Есть все основания утверждать, что развитие риторики связано с возникновением и упрочением государства как института общественной организации. Нарицательными стали имена Демосфена (Греция, III в. до н. э.) и Цицерона (Рим, I в. до н. э.). И отточили эти блестящие политические ораторы свое мастерство благодаря тому, что им было кому (аудитория вполне массовая по масштабам того времени), что (общественно значимая информация) сказать — и, как свидетельствует история, сказать с весьма значительной результативностью. Словом, мы видим здесь все компоненты стандартного коммуникативного акта, лежащего также в основе журналистской деятельности.

В средние века этот вид пражурналистской деятельности сохраняется. История не сберегла имен тех, кто витийствовал на новгородских вече, толковищах суздальцев и московитов, но вряд ли Александр Невский или Василий Буслаев могли увлечь за собой русичей, если бы владели только мечом и не владели словом.

Политическую информацию в это время распространяли в Европе глашатаи, герольды, курьеры и вестники, которые вещали уже не от своего имени, но развозили по городам и весям и зачитывали царские да королевские указы, реляции и рескрипты. Как отголосок этих явлений в современной журналистике сохранились названия газет и журналов — “Курьер ЮНЕСКО”, “Daily Herald” (герольд), “Московский вестник”, “Washington Post” (почта), “Chicago Tribune” (трибуна — место произнесения речей), “Форум” (площадь в Риме, где проходили народные собрания) и т. д.

В средние же века, несмотря на всеобщий упадок и разгул клерикального мракобесия, именно в церквах и храмах дальнейшее развитие получило ораторское искусство — и проповеди не всегда носили богословский характер.

Однако устная речь, достаточно успешно выполняющая свои задачи в процессе создания информации, несовершенна при ее массовом распространении и особенно хранении (хотя фольклор и продемонстрировал свою долговечность, однако, он сохраняет, по преимуществу, образцы народного художественного творчества).

Человечество ищет и постоянно совершенствует способы хранения информации, и история развития цивилизации напрямую связана с успехами на этом поприще.

Древнейшие образцы письменности сохранились на каменных скрижалях — но можно ли говорить о скорости распространения сведений, если немало времени требовалось только для того, чтобы выбить одну только букву, знак, иероглиф? Скорее, это послание в вечность (частично выполнившее свою функцию).

Для более быстрой фиксации текста сначала использовались глиняные и натертые воском дощечки, на которых писали острой палочкой (стило). В первом случае след, нанесенный на влажную глину, после затвердения был пригоден к длительному хранению. Во втором — написанное легко стиралось, благодаря чему открывалась возможность многократного использования восковых дощечек.

В Древнем Риме по указанию императора Юлия Цезаря (I в. до н. э.) на видных местах вывешивались гипсовые доски с сообщениями о решениях сената — “Acta Senatus”, о постановлениях народного собрания — “Acta diurna populi Romani”. Эти своеобразные предшественницы газет просуществовали вплоть до IV в. до н. э.

В Японии сохранилась глиняная “газета” за 1615 г. Под названием “Йомиури Каварабата”. Небезынтересно, что название в переводе означает “Прочти и передай другому” — стало быть, создатели такой “газеты” стремились к массовости, если не количеством экземпляров своего “издания”, то хотя бы попыткой увеличить число потребителей информации.

Одним из очень важных изобретений человечества, без которого было бы невозможно развитие массово-информационной деятельности, стало изобретение бумаги. По-видимому, это произошло в Китае в I–II вв. н. э., по крайней мере, оттуда через Японию и арабские страны в X в. бумага попала в Европу. Итальянское слово bambagia — хлопок, передает суть производства этого писчего материала, который сначала изготавливали из тряпья, пеньки, затем из древесины.

Правда, еще до появления бумаги в Древнем Египте писали на папирусных свитках. Во II в. до н. э. в Малой Азии научились изготавливать пергамент (назван по имени города Пергам) — выделанную кожу животных, практически вечный материал для письма. На Руси некогда послания отправляли на бересте — напротив, весьма недолговечном материале (тем не менее, сохранившемся до наших дней в археологических пластах новгородской земли).

Кирилл и Мефодий, давшие славянам письменность, причислены к лику святых. Не меньшие заслуги перед человечеством у Иоганна Гутенберга, изобретшего в середине XV в. печатный станок. Распространение бумаги и гутенбергова способа книгопечатания совершили революцию в деле распространения и сохранения на века живого человеческого слова. Это — важнейшие предпосылки возникновения журналистики.

Правда, первые газеты были рукописными — “News Letters” в Англии, “Куранты”, “Вести”, “Столбцы” на Руси.

Социально-экономический прогресс, возникновение капиталистических отношений, развитие международной торговли привели к созданию первых настоящих газет. Слово “газета” произошло от названия мелкой венецианской монеты gazzetta — именно такой была цена печатных листков, сообщавших о прибытии в порт иностранных судов, о привезенных ими товарах. Таким образом, содержание первой газеты ограничивалось, как сказали бы сегодня, информацией экономического характера.

Но уже во французской “Gassetta” — печатном издании кардинала Ришелье — появились политические сообщения. Английская буржуазная революция XVII в. ввела в обиход регулярные издания “памфлетов” — брошюр с актуальным политическим содержанием, которые вполне можно считать прообразом журналов.

Во второй половине XVII в. в Европе появляются журналы и ежедневные газеты. Не случайно первые достижения нового вида общественной деятельности — политической публицистики, ставшей в это время синонимом журналистики, связаны с переломными моментами человеческой истории. В этом смысле достаточно вспомнить эпоху Великой французской революции, породившей блестящие памфлеты Мирабо, знаменитые газеты — Робеспьера “Защитник конституции” и Марата “Друг народа”.

В России первая печатная газета “Ведомости” вышла в свет 13 января 1703 г. Указ о ее создании был подписан Петром Первым 16 декабря 1702 г. С недавних пор 13 января в России отмечается День свободной прессы (в советские времена День печати отмечался 5 мая — это дата выхода в 1912 г. первого номера ленинской “Правды”. Думается, вполне справедливо начинать отсчет истории отечественной журналистики на два века раньше — со времен величайшего реформатора, бывшего не только воином и корабелом, бомбардиром и императором, но и первым российским журналистом).

Диалектика общественного прогресса характеризуется дискретным (прерывистым), скачкообразным развитием. Те или иные явления иногда надолго замирают (происходит процесс количественного или качественного накопления), а в какие-то моменты начинают бурно расти, видоизменяться, приобретать новые черты.

Долгие годы, во времена Пушкина и Гоголя, Белинского и Добролюбова, Некрасова и Тургенева, Писарева и Толстого, властителями умов просвещенной российской публики были литературно-художественные журналы (формат которых мы сегодня определяем своеобразным термином “толстые журналы”).

Только в XIX в. (в Европе в первой половине столетия, в России — во второй) газеты, периодическая печать выходят на передовые позиции. Как раз в это время отмечается существенный технический прогресс в области полиграфии, средств передачи и воспроизведения информации. Изобретение телеграфа ускорило доставку оперативной информации из разных, подчас весьма отдаленных, точек в редакции. Достигла совершенства техника гравюры для иллюстрирования, а затем и воспроизведения фотографических снимков (цинкографическое клиширование). Изобретены линотип — строкоотливная машина, и ротационная машина, дающая возможность быстро тиражировать любое издание в почти неограниченном количестве экземпляров.

На рубеже XIX–XX вв. были сделаны революционные технические открытия, заложившие основу радио и телевидения — новых средств массовой информации. Эти события готовились исподволь, всем ходом научного прогресса — и процесс поисков был захватывающе интересным. (Не случайно, скажем, изобретению телевидения посвящен замечательный роман Митчела Уилсона “Брат мой, враг мой”.)

В середине XIX в. королевский астроном Ирландии сэр Вильям Гамильтон создал двухтомный математический труд, из которого в 1867 г. кембриджский профессор Д. Максвелл использовал два символа для характеристики соотношения электрического тока с магнитными силами. В двухстрочном максвелловом уравнении, в сущности, сфокусировалась вся теория электричества и магнетизма.

В 1888 г. немецкий ученый Г. Герц, чьим именем впоследствии назовут техническую единицу длины радиоволн, экспериментально подтвердил открытие Максвелла, однако, с глубоким убеждением утверждал, что магнитное излучение никогда и никоим образом не сможет быть использовано на практике.

Ни Гамильтон, ни Максвелл, ни Герц не дожили до того дня, когда гениально предсказанное (хотя и не понятое) ими радио (от лат. radio — испускаю лучи) начало победное шествие по планете.

В 1895 г. преподаватель кронштадтских минных классов А.С. Попов продемонстрировал прибор, получивший название радиоприемник. Через два года независимо от него изобретателем радио становится итальянец Г. Маркони.

В 1900 г., на заре XX столетия, российский броненосец “Генерал Апраксин” сел на скалы острова Гогланд. 3 марта А.С. Попов передал сообщение об этом по беспроволочному телеграфу, впервые продемонстрировав практические возможности своего изобретения. Радиоволна несла сначала писк морзянки, но пройдет не так уж много времени, и человеческие голоса, мир звуков и музыки заполнят эфир, а в наш обиход войдут сначала несовершенные детекторные приемники, вслед за ними громоздкие сооружения ламповых радиоаппаратов, а потом — удобные переносные транзисторные приемники — все более миниатюрные и все более безупречные по акустическим характеристикам.

Но, как гласит народная мудрость, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Люди всегда мечтали о возможности заглянуть за горизонт (вспомните хотя бы сказку о спящей царевне и семи богатырях: “Наливное яблочко катится по блюдечку — и уже видно, что делается за морями-океанами, в земле далекой…”). Размышляя о возможности передачи изображения на расстоянии, ученые пришли к выводу, что для этого изображение надо разложить на составные части — по-разному освещенные точки, которые в совокупности как камешки смальты в мозаичном панно рисуют для нас ту или иную картину. Собственно, идея последовательной передачи изображения по частям принадлежит русскому ученому-биологу (!), сыну крепостного крестьянина П.И. Бахметьеву и высказана им в 1880 г.

В 1884 г. австрийский инженер венгерского происхождения П. Нипков запатентовал процесс “развертки” изображения с помощью вращающегося диска с отверстиями, расположенными по спирали. Практическое применение это открытие получило только в 20-е гг. XX в. в краткой истории так называемого “механического телевидения”.

В 1888–89 гг. русский профессор А.Г. Столетов открывает явление “внешнего фотоэффекта”, опираясь на которое преподаватель Петербургского технологического института Б.Л. Розинг в 1907 г. создает катодную электронно-лучевую трубку — прообраз нынешнего кинескопа. В отличие от А.С. Попова, Розинг сразу же запатентовал свое изобретение, и сегодня он во всем мире признан основоположником современного электронного ТВ (изобретателем радио Запад считает Г. Маркони).

Куда менее бесспорен вклад в развитие телевидения талантливого ученого — самоучки, сына ссыльного украинского революционера — демократа Б.П. Грабовского, который в 1925 г. в Ташкенте впервые продемонстрировал движущееся изображение при помощи электронно — лучевой трубки. По совету Б.Л. Розинга, это усовершенствование было запатентовано под названием “телефот”, но в силу ряда причин не получило должной известности.

За океаном, в США, в это же время шли настойчивые поиски в том же направлении. Американцы одним из изобретателей телевидения считают В.К. Зворыкина (эмигрировал из России в 1917 г.). Здесь же следует назвать имена англичанина В. Крукса, немца Ф. Брауна, американца Ф. Франсуорта, русского А.М. Полумордвинова, армянина О.А. Адамяна, англичан К. Свинтона и Л. Бэрда, советских ученых С.И. Катаева и П.В. Шмакова. Поистине, внедрение в быт человечества наиболее интернационального из средств массовой информации стало возможным благодаря работе интернационального отряда ученых, инженеров и техников.

Говоря о предыстории телевидения, следует вспомнить также величайшее изобретение французов Луи и Огюста Люмьеров, которые в 1895 г. подарили миру кинематограф. Соединение изобразительно-выразительных возможностей кино и радио обеспечили возникновение телевидения. По удивительному совпадению музы кино и радио родились в один год.

Дата рождения “механического” телевидения в России — 1 мая 1931 г. В 1939 г. в Москве и Ленинграде начинается регулярное вещание по современной электронной схеме. После Отечественной войны реконструированные телецентры перешли на “развертку” изображения в 625 строк, соответствующую нынешним стандартам отечественных телевизоров.

В 50–60-е гг. в стране идет бурный процесс развития местного ТВ. Появляется вторая программа — провозвестник телевизионной многопрограммности. Осваивается техника цветного телевидения. Использование искусственных спутников Земли открыло эру спутникового ТВ с его безграничными в буквальном смысле возможностями (телесигнал из космоса легко преодолевает любые — государственные, национальные, территориальные и другие границы). Кабельное ТВ меняет вещательную природу телевидения. Соединение возможностей телеэкрана с компьютерной памятью и телефонной связью (сеть “Интернет”) произвело подлинную революцию в информационных технологиях. Детище телевидения — так называемая “виртуальная реальность” — новое искусство с не осознанными пока до конца возможностями.

Система средств массовой информации России представлена сегодня гигантской индустрией новостей, анализа современного общественного развития, развлечения и организации досуга наших сограждан. Издается четыре с половиной тысячи газет, почти полторы тысячи наименований журналов, более восьмисот бюллетеней. В эфир выходят три сотни телепрограмм, более ста восьмидесяти радиопрограмм. Их обслуживают триста информационных агентств.

Годовой тираж газет приближается к десяти миллиардам экземпляров. Рекордсменом является еженедельник “Аргументы и факты”, у которого четыре миллиона подписчиков. Впрочем, в 1990 г., когда в СССР были устранены лимиты на подписку, а стоимость изданий была довольно низкой, “АиФ” выходили в свет тиражом 33,2 млн экз., за что по праву были занесены в Книгу рекордов Гиннесса.

Полуторамиллионные тиражи сейчас у “Комсомольской правды” и газеты “Труд”, к миллионному приближается тираж газеты “Известия”. У региональных газет, в отличие от общероссийских, тираж не только не упал, но даже вырос. Рост интереса аудитории к региональным изданиям печатной и электронной прессы — характерная тенденция нашего времени.

В целом же в мире издается около 10 тыс. только ежедневных газет. Ежегодно печатается 10 млрд книг. Потенциальной аудиторией радио является все человечество, в его распоряжении полтора миллиарда радиоприемников. Телепрограммы может принимать три миллиарда человек. Парк телевизионных приемников приближается к миллиарду штук.

Безусловно, полноценная жизнь современного человека невозможна без разветвленной системы средств массовой информации. Профессиональная журналистика выступает как эффективное средство совершенствования общественной жизни. Весь процесс исторического развития журналистики шел по пути все большей демократизации: от папирусов и пергаментных летописей к изобретению бумаги и печатного станка, от рукописных “Курантов” к их многочисленным потомкам в виде современных газет, от глашатая на площади к рупору громкоговорителя и радиоприемникам, чутко ловящим не знающие границ голоса всех стран и народов, от люмьеровского киноаппарата к вездесущей телекамере, способной, по словам С. Эйзенштейна, “прямо и непосредственно пересылать миллионам слушателей и зрителей художественную интерпретацию события в неповторимый момент самого свершения его, в момент первой и бесконечно волнующей встречи с ним”.

У профессиональной журналистики замечательные перспективы. Вот почему нашей профессии остро необходимы грамотные, опытные, честные и принципиальные люди, в совершенстве владеющие журналистским мастерством.

Лекция 3

Общественные функции СМИ

Для чего существует журналистика? Зачем она нужна отдельному индивиду и обществу в целом? Иными словами, каковы социальные функции СМИ? Сразу условимся, что термин “функции” мы будем понимать как разнообразные “обязанности” журналистики и характер их исполнения в современном обществе.

В те времена, когда вся отечественная печать называлась партийно-советской, эти функции выводились из ленинской формулы: “Газета есть коллективный пропагандист, коллективный агитатор и коллективный организатор”. Соответственно, прессе предписывалось выполнение пропагандистских, агитационных и организаторских функций. Агитировать следовало фактами, по преимуществу, положительными, подтверждающими правильность курса Коммунистической партии и Советского правительства. Агитация рассматривалась скорее тактикой, а стратегическим направлением признавалась пропаганда идей марксизма-ленинизма как единственно правильного учения, незыблемого в своих лозунгах и постулатах. Во всех редакциях существовали отделы пропаганды, а также отделы коммунистического воспитания, ибо в качестве вспомогательной тогдашние теоретики признавали также воспитательную функцию.

Таким образом, партийно-советская пресса должна была агитировать за Советскую власть, пропагандировать идеи марксизма-ленинизма, воспитывать трудящихся в духе преданности коммунизму и организовывать народные массы на новые трудовые подвиги во исполнение решений партийных съездов и правительственных постановлений. Все это, разумеется, не имеет ничего общего с подлинными задачами и призванием демократической журналистики.

В качестве важнейшей, или лучше сказать, первой среди равных следует назвать информационную функцию современных СМИ. Каждый человек в отдельности и общество в целом имеют суверенное право на получение интересующей их информации без каких-либо ограничений (за исключением сведений, касающихся частной жизни). Это всеобъемлющее право определено Декларацией прав человека и записано в конституциях всех демократических государств. Причем важно подчеркнуть, что речь идет об объективной, достоверной, не интерпретированной в угоду тому или иному политическому течению информации. Люди хотят знать факты, и журналисты обязаны сообщать им именно факты, а не свое мнение об этих фактах.

Это вовсе не значит, что журналистская информация всегда и во всех случаях должна быть лишена какой-либо тональности и окраски, как вовсе не значит, что журналисты не должны иметь собственного мнения по поводу сообщаемых фактов. Все дело в том, какая задача стоит перед журналистом и какую информационную функцию в том или ином случае выполняет орган массовой информации. В качестве примера продемонстрируем это положение на деятельности телевизионных компаний.

Программа “Время” Общественного российского телевидения, или “Вести” Российского телеканала, или ежедневные выпуски программы “Сегодня” НТВ — это своеобразные информационные бюллетени, рассчитанные на максимально массовую аудиторию. Именно в них подавляющее большинство наших соотечественников черпают информацию о событиях текущего дня. Здесь не место для детального анализа и подробного комментирования тех или иных событий. Задача выпусков — максимально точно, подробно и достоверно сообщить обо всем, что произошло за день. Сообщить только факты, по возможности не упустив ничего существенного. Анализ этих фактов, поиск причинно-следственных связей различных событий, определение перспектив и тенденций — задача других передач (например, “Зеркало” РТР, “Итоги” НТВ) и других журналистов.

Пожалуй, впервые на отечественном ТВ безукоризненное профессиональное мастерство в этом отношении демонстрируют репортеры НТВ. Здесь практически не встречается субъективного изложения событийной информации, личные пристрастия журналистов остаются за кадром. На экране царит Его Величество факт, причем журналисты НТВ, как правило, первыми оказываются на месте чрезвычайного события, стремятся к сенсационности в здоровом смысле этого слова, беспристрастно сообщают зрителям самые разные точки зрения, а в случае несовпадения — представляют мнение противоположных сторон.

Не правы те, кто хотел бы видеть в репортере этакого роботизированного субъекта, равнодушного к добру и злу, благородству и подлости. Вспомните работу молодого журналиста НТВ Эрнеста Мацкявичуса, освещающего в программе “Сегодня” работу Государственной Думы. Изо дня в день его ровный, внешне бесстрастный голос звучит за кадром, добросовестно информируя зрителя обо всех вопросах, обсуждаемых депутатами. В то же время внимательная телекамера то ненароком укрупняла сладко дремлющего во время важных дебатов, то показывала активиста, бегающего между рядами и нажимающего кнопки за отсутствующих во время голосования. Не потому ли часть электората отвернулась от ЛДПР, что телевидение крупно и точно показало, как партийный активист срывает крест с депутата-священнослужителя, а лидер либерал-демократов (!) таскает за волосы женщину-депутата, вступившуюся за старика?

При всей репортерской беспристрастности читатель, радиослушатель, телезритель видит событие глазами журналиста, следит за событием при помощи средства массовой информации, и точку зрения, ракурс, детали, наконец, их отбор определяет отнюдь не потребитель информации. Равно как и сами события и факты, которые станут достоянием информационного выпуска. Отбирают журналисты. Стало быть, говорить об их полной отстраненности от процесса информирования аудитории не приходится. Другое дело, что подлинный профессионализм не позволит уважающему себя органу массовой информации навязывать аудитории свое мнение. А у читателя, радиослушателя, телезрителя никто не может отнять, по крайней мере, право выбора источника информации. И выбирает он этот источник, как правило, по критериям профессионализма журналистов.

Запомним этот вывод: отделение фактов от мнений — вопрос профессионального мастерства журналиста. Выполнение информационной функции СМИ предполагает сообщение фактов, отделенное от мнений тех или иных политически ангажированных лиц.

Стоит ли нам отказываться от пропагандистской функции СМИ только потому, что у наших западных коллег аллергия на слово “пропаганда”? Журналистика “свободного мира” отождествляет пропаганду с отсутствием объективности, неприятием политического плюрализма, бессовестной прокоммунистической трескотней. Однако все эти признаки почти сразу ушли из отечественных СМИ с наступлением эры гласности, упрочением свободы слова, настойчивым движением страны к гражданскому обществу. А глубинная суть пропагандистской функции СМИ, определяемой как постоянное целенаправленное воздействие на аудиторию с целью утверждения определенного образа жизни, политических и духовно-нравственных ценностей, остается.

Думается, пропагандистская функция в такой трактовке пронизывает всю деятельность журналистской системы. И суть ее не меняется, когда некоторые исследователи предлагают другое название, например, социально-педагогическая функция. Надо помнить, что политические, экономические и прочие условия существования общества постоянно меняются, видоизменяется даже среда обитания человека, и помочь аудитории адаптироваться к этим изменениям — важнейшая социально-педагогическая задача журналистики. Особые возможности в выполнении этой функции — у журналиста-эколога, но об этом пойдет речь в заключительной главе учебного пособия.

Принципиальной новинкой отечественной журналистики последних лет являются заказные пропагандистские кампании (как часть выполнения пропагандистской функции). Достаточно вспомнить акцию “Голосуй или проиграешь” накануне выборов Президента Российской Федерации в 1996 г.

Иногда социально-педагогическую функцию определяют также как управленческую. Фактически все функции СМИ пересекаются между собой: информационная вливается в пропагандистскую, управленческая — в социально-педагогическую. И все же представляется рациональным выделить как самостоятельную функцию социального управления, хотя речь, конечно, идет не о буквальном регулировании государственной и общественной жизни, но об обязанности СМИ донести до каждого гражданина страны общеобязательные нормативные акты, принимаемые властными структурами, разъяснить существующие законы и предписания, мобилизовать население на их исполнение, воспитывать в гражданах законопослушание (чего так не хватает российской публике), а в случае несоответствия действующих законов международным нормам, правам человека или просто неэффективности тех или иных статей — привлечь к ним внимание общественности и законодателей, добиваться приведения законов в соответствие с современными требованиями. Одним словом, выполнение функции социального управления предполагает пропаганду образа жизни, соответствующего правовым нормам данного общества.

Таким образом, журналистика, информируя общество, одновременно берет на себя труд поучать людей. Не случайно девиз Британской вещательной корпорации (Би-Би-Си) звучит так: “Информировать. Поучать. Развлекать”. Сообщение так относится к поучению, как новость — к ее комментированию. Хрестоматийная истина мировой журналистики: факт неприкосновенен, комментарий свободен. Это естественный водораздел отделения фактов от мнений. И, соответственно, — информационной функции от пропагандистской.

Было бы самым простым заменить идеологически устаревшую формулу печати как коллективного пропагандиста, агитатора и организатора на универсальный девиз Би-Би-Си. Но не лучше ли из каждой “триады” извлечь рациональное зерно? СМИ должны развлекать, но никто не может лишить их организаторской функции.

Так же, как и в других случаях, организаторская функция СМИ нередко реализуется при исполнении других “обязанностей” журналистики. Скажем, телевидение и радио сообщили (информационная функция) о жертвах землетрясения в Армении и нехватке донорской крови в больницах и передвижных госпиталях — и тысячи людей по всей стране выстроились в очереди у станций переливания крови, чтобы безвозмездно помочь пострадавшим. Это ли не результативность организаторской деятельности СМИ?

Организаторские возможности пресса демонстрирует при проведении пропагандистских кампаний или, скажем, умелого распространения правовых знаний (социально-педагогическая функция). Но кроме таких форм проявления организаторской функции СМИ есть все основания говорить о непосредственно-организаторской деятельности СМИ. Например, настойчивая работа редакции журнала “Огонек” привела к созданию массового движения “АнтиСПИД”. Велика роль прессы в борьбе за экологию: за сохранение уникальной чистоты озера Байкал, спасение Аральского моря, решительный протест против поворота вспять течения сибирских рек, запрет на производство аэрозолей (к сожалению, повсюду, кроме России), из-за которых, как полагают, появляются озоновые дыры. Примеров множество.

Непосредственно-организаторская функция СМИ проявляется при выполнении чисто журналистских задач: проведение “круглых столов” в печатной периодике, радиопереклички и радиомитинги, телевизионные программы с привлечением массовой аудитории (от телемостов до ток-шоу). Сюда же можно отнести внедрение в повседневную жизнь чисто журналистских находок: массовое распространение викторин, придуманных еще в “Огоньке” Михаила Кольцова, перешедшие границы России интеллектуальные телевизионные игры “КВН”, “Что? Где? Когда?”, полюбившиеся аудитории “Голубые огоньки”, давно ушедшие с экрана, но все еще живущие в учреждениях и учебных заведениях.

Понятно, что заговорив о “Голубых огоньках”, “КВНах” и телеиграх, мы вторглись уже в сферу действия развлекательной, или, как ее традиционно называют, рекреативной (от лат. recreatio — восстановление) функции СМИ. Рекреация — отдых, восстановление человеком сил, затраченных в процессе трудовой деятельности. Некогда отношение к этому роду журналистской деятельности было снисходительным, словно рекреативная функция относится к числу второстепенных. Но функция развлечения также естественна, как естественно стремление человека к развлечению, отдыху, веселью. И тем не менее нельзя идти на поводу у определенной части аудитории и всю деятельность органов массовой информации сводить к круглосуточному развлечению, как это делают некоторые новые коммерческие радиостанции (добившиеся, впрочем, неплохих рейтингов). Но недопустима и недооценка рекреативной функции, наблюдавшаяся в годы моноидеологии и тотальной пропаганды.

Вполне объяснимо, почему функция развлечения слабо выражена в печатной периодике и широко используется в электронной прессе. Читать — это работа. Читать прекрасную литературу — это наслаждение. Но одновременно — напряженный труд мысли, интеллекта, чувств. Конечно, и в литературе есть чтение и чтиво. Есть серьезная литература и развлекательная: детективы, дамские романы, юмористика. Кстати, развлекательная литература требует большого писательского мастерства. Далеко не каждый серьезный писатель в состоянии создать захватывающий детектив, немало дамских романов стали литературными шедеврами, а юмористическая литература требует особого дара. Появление в газете произведений развлекательной литературы, нередко используемое для поднятия тиража, с некоторой натяжкой можно отнести к выполнению прессой рекреативной функции. Напрямую в этот раздел входит публикация викторин, кроссвордов, ребусов, разнообразных психологических тестов, гороскопов и проч.

Радио — слушают. Слушать по радио музыку, художественное чтение, трансляцию спектаклей и концертов — развлечение. Телевизор — смотрят. Смотреть многочисленные развлекательные программы — отдых. Разумеется, эти программы нередко к журналистике не имеют никакого отношения, либо самое что ни на есть косвенное. Правда, даже трансляция концертов нуждается в редакторской работе. В любых телеиграх, от “Поля чудес” до “Любви с первого взгляда”, работа ведущего требует журналистских навыков.

В любом случае, поскольку развлекательные публикации и программы занимают заметное место в деятельности СМИ, постольку рекреативная функция имеет непосредственное отношение к журналистике. Однако есть развлечение и развлечение. Даже “Поле чудес” имеет некий познавательный оттенок. А сколько полезного и интересного можно узнать из развлекательной телеигры второго канала “Колесо истории”, которую ведет тот же Л. Якубович! Чрезвычайно важно, когда функция развлечения “перетекает” в культурно-просветительскую функцию СМИ. Ее элементы присутствуют во многих познавательных и занимательных публикациях и программах, но есть газеты и журналы, радиопередачи и даже специальная телепрограмма “Российские университеты”, которые целиком посвящены соответствующей тематике.

В печатной периодике, кроме специальных публикаций в массовой прессе, сюда можно отнести целый спектр научно-популярных изданий, в том числе, экологическую печать (о которой подробно будет сказано в заключительной главе пособия). Общеизвестна просветительская деятельность российского радио, где большой популярностью пользуются передачи, содержащие полезные сведения, советы и рекомендации в области медицины, права, садоводства, коллекционирования и т. д. На телевидении особым долголетием отмечены просветительские передачи: “В мире животных”, “Клуб кинопутешественников”, “Очевидное-невероятное”.

Важно не путать культурно-просветительскую функцию с образовательной функцией, поскольку к последней относятся всевозможные регулярные публикации и циклы передач с дидактическим материалом. Например, изучение английского языка при помощи публикаций в журналах “Англия” и “Америка”, инструктивные публикации в газетах на темы: “Как стать рекламным агентом”, “Как работать секретарем-диспетчером на домашнем телефоне”. Вспомните широкое распространение в нашей стране учебного телевидения (некогда на ЦТ существовала даже Главная редакция учебных программ). Впрочем, во всем мире существуют различные радио- и телевизионные университеты, в том числе платные, которые высылают своим слушателям тексты лекций и контрольные задания, а при успешном окончании курса даже выдают диплом.

В последнее время многие исследователи как важнейшую стали называть интегративную функцию СМИ. Подобное мнение представляется справедливым, поскольку в современном обществе, разобщенном государственными границами, национальными особенностями, религиозными пристрастиями и материальным неравенством, ни один идеологический институт не может сыграть той консолидирующей роли, какую играют средства массовой информации. Интегративная (консолидирующая, объединяющая) функция должна решаться всей совокупностью газетно-журнальных, радио- и телевизионных материалов, разделов и направлений журналистской работы в каждом органе массовой информации и всей системе средств массовой информации. Эта функция — главенствующая в формировании идейной позиции издания, программной и вещательной политики телерадиоканалов. Однако, как мы знаем, эту благородную задачу не всегда и не всем удается решать успешно. Особенно важно помнить об интегративной функции журналистики корреспондентам, работающим в “горячих точках”, в местах межнациональных конфликтов. Каждая редакция в полной мере должна осознавать собственную ответственность при использовании материалов, рассказывающих о национальном противостоянии, различных разногласиях, межгосударственных и межрегиональных проблемах, религиозной нетерпимости и т. д.

Как видим, современной журналистике присущ широкий спектр общественных функций, каждая из которых в тот или иной период исторического развития либо увеличивает свою значимость, либо приглушает ее или вообще исчезает. Именно в силу подвижности, динамизма функционирования журналистики мы наблюдаем некоторые разночтения у разных авторов, излагающих теорию общественных функций СМИ. Так, нередко называются: функция выражения и формирования общественного мнения, общения, эстетическая. Наверное, это не совсем справедливо, поскольку во всех этих случаях речь идет об имманентных, природных, сущностных свойствах, качествах, характеристиках СМИ, без которых журналистика попросту не существовала бы как отдельный род человеческой деятельности. Ведь журналистика как раз и есть средство выражения и формирования общественного мнения, инструмент опосредованного общения (средство коммуникации), а в ряде случаев — способ эстетического осмысления реальной действительности.

Не склонны мы выделять в особую общественную функцию прессы воспитательную, как это делается в некоторых учебниках. Да, журналистика воспитывает на положительных (и отрицательных) примерах, на сумме знаний, которую содержат ее материалы. Но это, так сказать, побочный, хоть и очень важный и, безусловно, полезный эффект. В конце концов, сама жизнь, накопленный опыт воспитывают каждого из нас, а журналистика — часть современной жизни.

Таким образом, мы считали необходимым в вводном курсе познакомить будущих журналистов с общественными функциями СМИ. Однако внимание в этой главе акцентировано на тех социальных функциях, которые объективно существуют сегодня и не зависят от политической конъюнктуры. Пока существует журналистика, СМИ должны будут информировать, пропагандировать, участвовать в социальном управлении, просвещать, развлекать, выполнять определенные организаторские обязанности. И постижение этих фундаментальных понятий должно помочь каждому профессионалу пера, микрофона и телекамеры в его повседневной работе, в создании любых журналистских произведений.

Лекция4

Роды, виды и жанры журналистики

Журналистика как любой род деятельности характеризуется прежде всего результатами, или содержанием деятельности, которое, в свою очередь, напрямую зависит от стремления и возможностей журналистов адекватно отражать жизнь в ее разнообразнейших проявлениях. Между тем любое содержание всегда укладывается в некую форму. Философы категорию формы трактуют как выражение внутренней связи и способа организации, взаимодействия элементов и процессов как между собой, так и с внешними условиями. Именно с этих позиций мы и рассмотрим наиболее общие, формализованные признаки журналистского творчества.

Нашу классификацию начнем с морфологических (греч. morphe — форма + logos — учение) признаков. Аристотель в фундаментальных трудах “Поэтика” и “Риторика” (середина I в. до н. э.) обосновал деление литературы на роды в зависимости от способа отражения реальной действительности (поэзия — особый вид лирики, проза — эпическое произведение, драма — диалог). Продолжая традиции литературоведения и искусствоведения, теория журналистики также изучает роды, виды и жанры журналистских произведений. Причина такого деления кроется в многообразии типов общественной практики человека, невероятном разнообразии окружающего нас мира и творческих возможностей его отражения.

Из второй лекции данного курса мы знаем, что в процессе практической деятельности по распространению социальной информации, по мере массовизации этого процесса исторически сложились способы распространения массовой информации — пресса, радио и телевидение. Действительно, каждый род журналистики использует свой собственный, специфический способ отражения жизни, создания журналистских произведений, каждый торит индивидуальную, не похожую на других, дорожку к умам и сердцам, глазам и ушам читателей, слушателей, зрителей. Наименованиями потребителей информации все сказано. У газетчиков один инструмент — написанное (напечатанное черными буквами на белой бумаге) слово. Сотрудники печатных изданий описывают словами событие, факт, идею — читатель пробегает глазами по строчкам, складывает буквы в слова, слова — в предложения, отдельные фразы — в контекст и декодирует (вспомните, мы уже пользовались этим термином) прочитанное, воспринимает его в том ключе, в каком это замыслил журналист, либо понимает написанное иначе — и это вина не читателя, но автора.

Радиожурналист имеет на вооружении слово сказанное, звучащее во всем богатстве интонаций, смысловых и логических ударений, пауз, подкрепленное музыкой и шумами, что позволяет нести аудитории не только текст, но и подтекст, обогащая содержание радиоматериала. У потребителя радиоинформации главный орган восприятия — слух.

Телевидение оперирует аудиовизуальными образами. Его сила в зримости, конкретности, практической невозможности трактовать увиденное как-то иначе. В газете можно написать: “Зал встретил овацией имярек, поднимающегося на трибуну” — и читатель вынужден верить автору, что называется, на слово. Если на самом деле оратора встретили жидкими хлопками, то в радиорепортаже — на фоне этих полуаплодисментов — соврать уже труднее. На ТВ, где зритель и слышит нестройное хлопанье, и видит кислые физиономии сидящих в зале, скрыть истину невозможно (ее можно только сокрыть, не показав самого события; если же это прямой эфир, то изображение фактически не поддается фальсификации).

Итак, каждый род журналистики обладает специфическим способом отражения реальности. И мы уже привыкли называть прессу, радио и телевидение средствами массовой информации. Здесь нет противоречия: используя различные способы создания журналистских произведений, каждый род журналистики пользуется различными средствами доставки этих произведений потребителю информации. Газетчики печатают периодические издания. Радиожурналисты и тележурналисты осуществляют вещание, но первые передают в эфир только звуковую информацию, а вторые транслируют и звук, и изображение.

Иногда особым родом журналистики считают информационные агентства. Однако при полном сходстве методики работы сотрудников агентств с их коллегами в газетах, на телевидении и радио, эти ведомства — своеобразная инфраструктура массовой информации, вспомогательное подразделение. Еще менее правомочно включение в этот ряд кинематографа, книгоиздательской деятельности, выпуска грампластинок и компакт-дисков: имея некоторое сходство с массовой информацией, эти виды деятельности принципиально отличаются процессом организации информационного потока.

Каждый из родов массово-информационной деятельности содержит несколько типов сообщений: публицистические, художественные, научные.

Научный тип сообщений предполагает особый язык и стиль: однозначное, не вызывающее разночтений, изложение специфических научных сведений. Используется в чисто научных изданиях, частично — в научно-популярных, а также в научных статьях в массовой прессе. Причем, если в научном журнале для описания понятий, экспериментов, явлений природы уместен язык усложненный, то в массовой периодике об этих же понятиях и явлениях следует говорить понятным и доходчивым языком. И об этом всегда должен помнить журналист, занятый подготовкой материала, а также и его редактор.

Художественный тип сообщений, в отличие от научного, характеризуется образностью языка, многозначностью понятий, умением обобщить единичный факт, типизировать явление. Если в научных публикациях речь идет, по преимуществу. об окружающем человека мире, то в художественных — вероятнее всего, о самом человеке, о его внутреннем мире, об отношении к миру внешнему и его восприятии отдельной личностью.

Публицистика (от лат. publicus — общественный) — способ организации и распространения социальной информации, род произведений, посвященных актуальным проблемам и явлениям текущей жизни. Публицистика играет важную политическую, идеологическую роль, влияя на деятельность различных социальных институтов и в целом на общественное сознание.

Иногда понятие “публицистика” воспринимается как синоним к слову “журналистика”. Это объясняется тем, что публицистика, в сущности, также родовое понятие, включающее в себя произведения, освещающие актуальные социально-политические и другие проблемы современности в печати, на радио и телевидении и в отдельных печатных изданиях. Публицистика существует в словесных (устных и письменных), графических изобразительных (плакат, карикатура), фото- и кинематографических (фоторепортаж, документальный фильм), театрально-драматических и словесно-музыкальных формах.

Если говорить о видах журналистской деятельности, то здесь выделяют информационную публицистику, аналитическую публицистику и художественную публицистику. Понятно, что произведения каждого вида можно встретить в любом из родов журналистики. Здесь в качестве наиболее существенного и устойчивого признака следует считать меру типизации, уровень постижения конкретного жизненного материала. Информация, фиксируя, — констатирует, аналитическая публицистика — осмысливает и обобщает, художественное творчество — типизирует.

В свою очередь, каждый из журналистских видов подразделяется на подвиды, или жанры. Видовое и жанровое членение отражает стремление осмыслить реальный мир во всем многообразии действительности.

Жанр справедливо называют памятью искусства. В чем причина сохранения старой формы в новом явлении? Почему первые автомобили походили на конные экипажи, а электрические люстры — на люстры свечные? Безусловно, причина состоит в общности функций: автомобиль так же является средством передвижения, как и конный экипаж, а люстра — источником света, независимо от используемой энергии.

Любая творческая деятельность многообразна в средствах, приемах, формах изображения, как многообразны явления, о которых идет речь. Это многообразие находит конкретное выражение в системе жанров.

Теоретические основания для определения жанра, его признаков следует искать в искусствоведении и литературоведении, откуда это понятие пришло в теорию журналистики. Для лучшего понимания здесь уместно обратиться к методике системного анализа.

Если культуру рассматривать как совокупность объектов и субъектов материальной и духовной деятельности, или некую гиперсистему, то, скажем, искусство как вид духовного освоения действительности и ее преобразования по законам красоты есть самостоятельный и весьма обширный пласт человеческой культуры. Это практически независимая (автономная) система внутри гиперсистемы культурной деятельности человечества. Внутри этой системы существуют подсистемы (или системы более мелкого уровня), такие, как изобразительное искусство, литература, художественный кинематограф и т. д. Точно так же в идеологической системе можно выделить журналистику, или систему средств массовой информации. Внутри системы СМИ, как мы знаем, существуют подсистемы периодической печати, телевидения и радио (роды журналистики). Составными частями, или компонентами этих подсистем можно назвать информационную, аналитическую и художественную публицистику (виды журналистики). Наконец, составными частями, или элементами этих компонентов являются разнообразные жанры, которые, по сути, выполняют роль своеобразных “кирпичиков”, из которых строится полноценная журналистская конструкция.

Условимся, что под жанром мы будем понимать исторически определившийся тип отображения реальной действительности, обладающий рядом относительно устойчивых признаков. Каких именно?

В основу жанрового деления положена не только уже упоминавшаяся нами мера типизации. Здесь учитывается также способ отражения реальной действительности, тематическое своеобразие, функциональные особенности, технические условия создания журналистских произведений. При помощи этих признаков все разнообразие журналистской продукции можно классифицировать по ряду формальных признаков. Это позволяет выделить определенное количество соответствующих жанров, жанровых форм и модификаций, что важно не столько для теоретического осмысления проблем современной журналистики, сколько для практической деятельности журналистов.

Кроме того, теория жанров, отличающаяся чрезвычайной сложностью, многоаспектностью, что объясняется нестабильностью объекта исследования, также находится в постоянном процессе развития, видоизменяясь вместе с живой и изменчивой журналистской практикой.

Важно помнить, что в “чистом” виде многие жанры не так уж и часто встречаются на газетных полосах, в телевизионных и радиопрограммах. То и дело мы видим, как жанры видоизменяются, взаимопроникают друг в друга — это явление называется диффузией. На “стыке” жанров подчас точнее отражаются сложные жизненные отношения, драматические коллизии нашего времени.

Но сколь бы сложной ни была “конструкция” журналистского произведения, в его основании всегда можно обнаружить более простые элементы — основные жанровые формы.

Некоторые жанры можно назвать общежурналистскими: используя специфические изобразительно-выразительные средства, они встречаются в каждом из родов журналистики. Таковы заметка, интервью, репортаж, очерк. Для других жанровых форм характерно использование только в одном роде: в печати, например, передовая статья, на радио — перекличка, на ТВ — телемосты.

Для информационной публицистики характерен интерес к единичному факту, конкретному событию. Ее метод — по преимуществу, констатация свершившегося. С традиционной точки зрения, информация призвана отвечать на вопросы: что? где? когда? Объект аналитической публицистики — группа причинно связанных фактов, актуальные явления, тенденции в жизни общества, а метод — исследование, анализ, толкование, авторская оценка этих фактов, явлений и тенденций. Аналитическая публицистика, вскрывающая причинно-следственные связи между явлениями, дающая им социально-политическую оценку, таким образом, отвечает на вопросы: как? почему? с какой целью? Значит, в первом случае факт, событие — не только объект, но и цель, во втором — факты скорее становятся средством обоснования позиции журналиста, аргументами в цепи выстраиваемых им доказательств.

В жанрах художественной публицистики определяющим является наличие образа, а анализ и сообщение фактов играют подчиненную роль, имеют второстепенное значение. Функция художественной публицистики — в раскрытии типического, общего, через индивидуальное, отдельное. Журналистские произведения этого вида есть результат художественной организации фактического документального материала.

К жанрам информационной публицистики сегодня принято относить: заметку, текст которой может быть опубликован в газете, прочитан на радио, сопровождать изображение на ТВ; интервью (общежурналистский жанр); событийный репортаж, имеющий специфические черты в каждом из родов журналистики.

К жанрам аналитической публицистики относятся: проблемная статья в печати, проблемный репортаж, корреспонденция, беседа, комментарий, обозрение в прессе, на радио и ТВ.

К жанрам художественной публицистики относятся: зарисовка, очерк, эссе, фельетон и другие сатирические жанры.

Каждый из жанров обладает немалым числом форм. Например, широко распространенная разновидность интервью — пресс-конференция. Протокольный репортаж с официального события называется отчетом. Иногда в отдельный жанр выделяют произведения инвестигейтивной (от англ. investigate — расследовать) журналистики, его так и называют — расследование. Ток-шоу на телевидении родились из обычной беседы, но превратились в самостоятельный жанр, имеющий черты как аналитической, так и художественной публицистики. К художественной публицистике, безусловно, относятся многочисленные телеигры, многие развлекательные передачи на радио и ТВ.

На занятиях в творческих мастерских вы будете подробно изучать и осваивать каждый журналистский жанр. Кроме того, вы должны будете понять, как создаются сложные составные формы: в газете — подборка, тематическая полоса, разворот, тематический выпуск, в электронной прессе — радио- и тележурнал, передача, программа, канал. Если жанры, образно выражаясь, “кирпичики”, строительный материал составных журналистских конструкций, то информационный выпуск, тележурнал, видеоканал или радиопрограмма — стройное законченное здание, сложный “организм”, создаваемый и живущий по собственным законам, с некоторыми из которых мы познакомимся в следующей лекции.

ЛекцияV

Содержание и форма журналистских произведений

Каждый раз, отправляясь на задание, журналист старается представить (смоделировать) свой будущий материал — и это не признак нетерпения, а необходимая подготовительная работа. В ее процессе автор запасается всей информацией, требуемой для создания журналистского произведения. Без такой внутренней подготовки вы будете растерянно озираться по сторонам, приехав на объект, не зная, на что обратить внимание, у кого и о чем спросить.

Возвратившись с события, журналист придвигает к себе стопку бумаги, склоняется над клавиатурой пишущей машинки или персонального компьютера и напряженно ищет нужные слова. Создавая форму своего повествования, автор, как правило, интуитивно выбирает жанр (если он не обусловлен редакционным заданием), соответствующие изобразительно-выразительные средства. А если выбор необходимых средств происходит на уровне подсознания, то, может быть, нет нужды вдаваться в теоретические сложности изучения профессионального мастерства? Хороший рассказчик любое повествование строит увлекательно, скажете вы. Так-то оно так, но вот простейшая аналогия. Когда мы ходим, разве задумываемся над последовательностью работы различных мышц? Что не мешает ходить медленно или быстро, вразвалку или строевым шагом. Впрочем нет, маршировать в строю учат, парадный шаг есть результат многодневной муштры. А попробуйте заняться спортивной ходьбой, да еще поставьте цель — добиться хоть какого-то рекорда. Сразу понадобится точное знание “механизма” ходьбы. (Спортсмена снимают на видеопленку и затем, используя замедленное — покадровое — воспроизведение, тщательно анализируют шаг, движение каждой ноги и даже отдельной мышцы с целью найти резервы, оптимизировать процесс движения во имя рекордного результата.) Но мало знать, понимать, определить — следует еще выработать навыки, что достигается длительными тренировками.

Все это напрямую относится и к журналистскому труду. Прежде чем вам удастся без видимых усилий создать удачное журналистское произведение, следует внимательно разобраться во всех тонкостях, составных частях того, что станет результатом вашего творчества. Далее вы найдете универсальную схему создания и анализа любого журналистского произведения. Она и в будущем поможет вам определить этапы работы над газетно-журнальным, радийным или телевизионным материалом, проанализировать причины успеха или недостатки вашего труда или работы ваших коллег.

А пока, знакомясь с элементами содержания и формы, различными изобразительно-выразительными средствами, обратитесь к схеме, чтобы понять, как взаимосвязаны, взаимодействуют они друг с другом.

Мы уже знаем, что главная цель журналистского труда состоит в передаче информации (коммуникативный акт). Человек может выразить и воспринять мысль, идею, образ наиболее точно и недвусмысленно посредством слова. Специально организованный словесный ряд становится текстом журналистского произведения, или его литературной основой.

Литературная основа — необходимая и достаточно весомая часть в печатной периодике. Некоторые газетно-журнальные материалы сопровождаются фотографиями, рисунками или другими иллюстративно-графическими материалами, но это вспомогательные элементы. В соответствии с избранным жанром в печатной периодике (газете, журнале, альманахе) литературной основой журналистского произведения как раз и является статья, очерк, фельетон или репортаж. На радиовещании литературная основа обретает звуковое воплощение, а на ТВ к этому добавляется изображение. Таким образом, на нашей схеме левый столбец (литературная основа) имеет отношение к каждому роду журналистики, а сам по себе определяет только печать. Левый и средний столбцы в совокупности позволяют говорить о радийном произведении, а все три составляющих (литературная основа, звук и изображение) — о телевизионном.

Для любого журналиста, в каком бы средстве массовой информации он ни работал, какому бы роду журналистики себя ни посвятил, основа основ — левый столбец (потому и называется литературная основа). В свою очередь, основой этого компонента журналистского произведения является сама жизнь со всем ее неисчерпаемым разнообразием людей, событий, идей, явлений, фактов.

Жизненный материал — это социальная реальность, изученная автором и положенная в основу журналистского произведения. Она, эта реальность, всегда неизмеримо богаче литературной основы, журналистского текста. Один из важнейших секретов профессионального мастерства — умение выбрать из всего многообразия реального мира только то, что необходимо в данном журналистском материале. (Как у скульптора: берет глыбу мрамора, отсекает все лишнее, получается Венера Милосская…) В сущности, проблема выбора — события, героя, детали, определяющего слова и т. д. — основная в журналистской профессии. Всю жизнь мы стоим перед выбором — и насколько удачно решаем эту проблему, настолько эффективно наше творчество.

С какими же мерками подходит журналист к жизненному материалу, на чем основывает свой выбор? Чрезвычайно важны здесь избранные (или заданные) тема и идея произведения.

Тема (греч. thema — положение, о котором рассуждают) — предмет изображения. Это также вопрос, выделенный автором как самый главный для данного материала.

Идея (греч. idea — понятие, представление) — основная мысль произведения, выражение авторской позиции. Идея может предшествовать изучению жизненного материала, она фокусирует взгляды автора на действительность, определяется его нравственными убеждениями, вкусами и пристрастиями.

Если говорить упрощенно, тема — это о чем, а идея — зачем. Так же, как жизненный материал шире литературной основы, так тема шире идеи. Одной и той же теме могут быть посвящены различные журналистские произведения, но идея у каждого из них будет своя.

Иногда тему журналистского произведения автору подсказывает окружающая обстановка, происходящие события или люди, о которых он хочет рассказать, их дела и поступки. Чаще журналист ищет героев в соответствии с избранной (или заказанной редакцией) темой. В любом случае, запомним, что в журналистике, как и в литературоведении, центральные, главные действующие лица произведения называются героями. Люди, которые окружают центральную фигуру, — это персонажи.

Как и в литературе, в журналистском произведении герой необязательно должен быть всецело положительным, так сказать, образцово показательным, идеальным. Вспомните главного героя шолоховского “Тихого Дона” — сколь противоречива мятущаяся личность Гришки Мелехова! И у героев журналистских материалов отнюдь не у всех на груди сияют Золотые Звезды. В жизни редко бывают одноцветные — только белые или только черные — явления, события, факты; и столь же редки однополюсные — положительные или отрицательные — люди. Однако, если центральной фигурой вашего материала становится безусловно отрицательная личность, называть его героем нельзя даже в литературоведческом смысле. Отрицательные образы — это всегда персонажи. Поэтому вы никогда не скажете: “Главным героем статьи “Изувер” в газете “Мегаполис-Экспресс” является маньяк-убийца”. Подобная фраза не просто неграмотна, это — нонсенс.

Но вот завершился первый этап журналистской работы — сбор информации. Жизненный материал изучен, определены тема и идея, отобраны герои и известны все персонажи будущего произведения. С содержанием все ясно. В какую форму выльется накопленный материал? Это, может быть, одна из важнейших составляющих журналистского мастерства — найти форму произведения, адекватную его содержанию. Особое значение здесь имеет композиция.

Композиция (лат compositio — сочинение, составление, связь, соединение) — закономерное построение произведения, гармоничное соотношение отдельных его частей (компонентов), образующих единое целое. Композиция — это принцип организации отображаемого автором материала. Как писал С. Эйзенштейн, говоря о кино, это “такое построение, которое в первую очередь служит тому, чтобы воплотить отношение автора к содержанию и одновременно заставить зрителя так же относиться к этому содержанию”.

Композиция обычно обусловлена темой и идеей, представляя собой такое соединение отобранных событий и фактов, которое раскрывает их глубинную связь и выражает позицию автора. С помощью композиции автор располагает материал в последовательности, соответствующей авторскому замыслу, не дает угаснуть интересу аудитории, фокусирует ее внимание на главном, подводит к необходимым выводам.

Работая над композицией, журналист находится в определенной зависимости от фабулы (лат. fabula — басня, рассказ) — той цепи событий, о которой повествуется в сюжете. В документальном произведении фабула не зависит от автора, это данность, то, что было на самом деле. Исходя из фабулы, автор выстраивает сюжет своего произведения.

Сюжет (фр. sujet — предмет) — ход повествования, способ раскрытия (и развития) темы на основе ее драматургии.

Мы еще вернемся к сюжету, рассмотрению его компонентов, но сейчас следует сказать о новом понятии, возникшем при определении сюжета, настолько важном, что без него, по сути, невозможно создание ни одного сколько-нибудь интересного и увлекательного, соответствующего правде жизни и привлекающего внимание аудитории произведения. Речь идет о драматургическом осмыслении жизненного материала.

Драматургия — это способ организации жизненного материала, в ее основе всегда лежит конфликт — столкновение двух противоположных начал: положительного и отрицательного, добра и зла, благородства и подлости, правды и лжи, чести и бесчестия, жизни и смерти, белого и черного… этот ряд бесконечен, как бесконечно разнообразие материального и духовного мира. В сущности, это и есть жизнь, ее сложная и прекрасная диалектика — постоянное столкновение различных — противоборствующих — начал, постоянное преодоление, стремление к идеалу и недостижимость его — и новое стремление. Жизнь — движение. Движение — прогресс. Движущая сила любого процесса — преодоление: пространства, времени, энергии, мысли…

Умение определить конфликт как движущую пружину общественного развития, человеческих поступков, различных явлений природы, и на основе этого конфликта драматургически выстроить свое произведение — вот один из главных секретов профессионального мастерства журналиста, литератора, художника, артиста. Все эти профессии роднит творческое отношение, осмысление реальной действительности. И для журналиста творческий подход к документальному материалу как раз и выявляется в значительной мере в композиционном своеобразии его произведения.

Конфликт, лежащий в основе драматургии, поможет вам превратить фабулу (реальную последовательность событий) в стройный сюжет (художественно-организованное повествование об этих событиях). Из литературоведения известны составляющие части сюжета:

— экспозиция — своеобразный пролог;

— завязка — начало действия;

— развитие действия — более или менее подробное повествование о происходящих событиях;

— кульминация — высшая точка развития действия (здесь движущая пружина сюжета сжимается до предела, все герои и события соединены как бы в единый фокус с тем, чтобы в результате решающего действия, поступка, события количество перешло в качество, наметилось разрешение конфликта);

— перипетии — события, ведущие к развязке;

— развязка — конец, завершение конфликта, действия;

— эпилог — краткое повествование о том, что было дальше.

Те или иные элементы сюжета могут быть опущены в том или ином журналистском произведении, их последовательность может меняться. Все зависит от авторского замысла. Предположим, вы начинаете свой материал непосредственно с кульминации — важнейшего момента — и только потом расскажете, как развивались события, приведшие к подобному завершению. Сюжет — не композиционная формула, незыблемая по своим параметрам, но инструмент творчества, который в умелых руках дает замечательные результаты. На этапе изучения данной лекции будет достаточно, если вы сможете определять сюжетные ходы в чужих (да и в своих) журналистских материалах. Со временем вы научитесь виртуозно играть на этом инструменте. А мелодическая, эмоциональная, смысловая окраска ваших материалов будет достигаться при помощи языка и стиля — также чрезвычайно важных компонентов формы.

Если мы упомянули мелодическую окраску, подумайте: сколько чудесных мелодий создано и еще будет создано при помощи всего семи нот! Что же говорить о неисчерпаемых богатствах языка с его огромной лексикой, грамматическими и синтаксическими возможностями?! При помощи языка и стиля журналист не только наиболее точно описывает события, характеры и внешний облик героев, но и проявляет собственную индивидуальность, делает авторские материалы узнаваемыми, ни на кого другого не похожими. (Не здесь ли начинается персональная известность журналиста, не в этом ли истоки его популярности?) Недаром говорят: стиль — это человек.

Впрочем, студентам журфака будет прочитан специальный курс стилистики и литературного редактирования. Здесь же достаточно бегло познакомиться с художественными тропами, наиболее часто встречающимися в литературной речи.

Троп — это способ выражения, речевой оборот, образ.

Следует уметь различать и использовать в своих материалах такие, например, тропы:

Сравнение — сближение двух различных явлений с целью пояснения одного другим. Например: глаза, как звезды. И сразу понятно: глаза у героини яркие, лучистые, глубокие, притягательные, влекущие и т. д. Как видим, использование тропов, кроме всего, дает нам и экономию слов.

Эпитет — поэтическое определение. Не путать с обычным прилагательным. Если вы скажете “наручные часы”, первое слово здесь — прилагательное. В словосочетании “роковые часы”, безусловно, использован эпитет, которым может быть не только прилагательное, но и имя существительное: бродяга-ветер, девочка-березка.

Метонимия, синекдоха, литота и гипербола предполагают замещение одних понятий другими.

Метонимия — замещение двух или нескольких понятий одним. У Пушкина: “Все флаги в гости будут к нам”. Понятно, что речь идет о прибытии в петровскую Россию кораблей под флагами разных стран. При помощи метонимии будничное понятие выражено емко, поэтично, образно.

Синекдоха — часть вместо целого. У Гоголя: “Все спит — и человек, и зверь, и птица”. Речь, разумеется, идет о спящих людях, зверях, птицах. Но единственное число вместо множественного усиливает восприятие. Или журналисты говорят: “Читатель этого не поймет”. В данном случае они имеют в виду отнюдь не единственного читателя. Синекдоха здесь подчеркивает индивидуализированный подход к аудитории, которая, между прочим, тоже может сказать что-нибудь такое: “Ну и автор (журналист) пошел нынче…”

Литота — замещение в сторону уменьшения.

Гипербола — замещение в сторону увеличения.

У Гоголя, например, в одном предложении использованы оба тропа: “Тот имеет отличного повара, но такой маленький рот, что и крошка не пройдет, а у другого рот с арку Генерального штаба, а обедает в кухмистерской…”

Метафора — наиболее важный в арсенале изобразительных средств художественный троп: образ по сходству или контрасту. У Пушкина:“Горит восток зарею алой”. Ясно, что речь идет не о пожаре, “горит восток” — метафора. Еще пример — двустишие французского поэта Поля Элюара: “Тысячи птиц в когтистых капканах веток. Тысячи веток в когтистых капканах птиц”.

Журналистам-политологам надо уметь также пользоваться эвфемизмами (от фр. evfemi — хорошо говорим) — более мягкими выражениями вместо грубых. Одно дело сказать: “Вы лжете!” — и совсем другое: “Это неправда”. Конечно, бывают случаи, когда не надо выбирать выражения, но, как минимум, представьте себя на месте того, о ком говорите.

Несомненно, над языком своих произведений вы будете работать всю жизнь. Всю жизнь вы и ваши редакторы будете бороться со словесными штампами во имя незамутненного, ясного, легко воспринимаемого языка с убедительными сравнениями, яркими метафорами. Здесь, как и во введении, мы хотим дать вам лишь первичные представления и самые простые советы, связанные с языком журналистских произведений.

Порой начинающие журналисты словно бы стесняются говорить просто и понятно. Им кажется, что они выглядят убедительнее, если используют напыщенные, а подчас и заумные выражения. Автор знаменитого сатирического романа “1984” Джордж Оруэлл в статье “О политике и английском языке” писал о журналистах, которые не выбирают слова по смыслу, а просто “нанизывают друг на друга длинные периоды, уже установленные в этом порядке кем-то другим”. В качестве иллюстрации Оруэлл взял отрывок из Библии и “перевел” его на современный английский. Сравните:

Я вернулся и увидел, что под нашим солнцем победа в беге не достается самым быстрым, а в битве не самым сильным, хлеб получают не самые мудрые, а богатство — не люди с пониманием; умение работать не приносит благ; все и вся зависит от времени и везения.

На основе объективного изучения современных явлений неизбежно напрашивается вывод, что успех или неудача в конкурентных видах деятельности не выказывает тенденции к соразмерной зависимости от внутренних возможностей, но что неизбежно приходится в значительной мере принимать во внимание элемент непредсказуемости.

Это пародия, но она недалека от истины. Возьмите свежий номер газеты, и вы обязательно встретите литературные штампы, столь затертые от частого употребления, что уже либо вовсе не воспринимаются читателем, либо как раз и воспринимаются лишь пародией. “Вооруженная до зубов полиция”, “затишье перед бурей”, “убитый горем”, “леденящие кровь подробности”… Если влюбленный, то “по уши”. Если движение вперед, то “семимильными шагами”. “Свет в конце тоннеля”, “супружеские узы”, “море крови”, “бразды правления”, “кристально чист”, “спрятать под сукно”, “буря в стакане воды”, “ходячая энциклопедия” — другие примеры найдите сами.

Чрезвычайно важно начало любого журналистского материала. В западной журналистике первая фраза заметки, статьи, видеосюжета называется лид — от слова “лидер” (первый, ведущий). Действительно, прочитав, услышав “лид”, читатель, слушатель, зритель принимает решение читать ли (слушать, смотреть) ему дальше.

Первая фраза рождается обычно в творческих мучениях. “Лид” можно назвать удачным, если в нем ясно излагается основная информация — причем так, чтобы это не было похоже на другие сообщения той же тематики. “Лид” должен оказывать максимальное воздействие при минимуме слов. Здесь не должно быть места второстепенным деталям, общим или абстрактным фразам, расплывчатости, путанице в хронологии событий. Вот пример репортерского мастерства, выдержавший испытание временем благодаря “лиду”; он приводится в западных учебниках журналистики, начиная с 1917 г.:

“Париж. Мата Хари, что на яванском языке означает “утренний глаз”, мертва. Она была расстреляна как шпионка отрядом зуавов в Венсенской казарме. Она умерла, в буквальном смысле глядя смерти прямо в глаза, ибо не позволила, чтобы ей, как принято перед казнью, закрыли глаза повязкой”.

И еще одно замечание о языке. Из школьного учебника синтаксиса вы знаете о прямой и косвенной речи. Все это имеет отношение и к печатной периодике. Однако для журналистов, работающих на радио и телевидении, удобнее говорить об авторском тексте и речи героев и персонажей, потому что в сущности и то, и другое — прямая речь, записанная на магнитную или видеопленку. (На ТВ речь героев еще называют синхронами — профессиональный термин еще с тех пор, когда выступления участников съемки записывались с помощью синхронной кинокамеры.)

Разница между речью героев и авторской речью прежде всего в стилистике. Никогда не старайтесь “причесать”, “олитературить” слова человека, приглашенного к микрофону или камере. Его речь должна быть предельно индивидуализирована, в ней допустимы синтаксические погрешности, специфические словечки и даже профессиональный жаргон (причем, понятный всем — либо его нужно объяснять).

Журналистский текст, как правило, отличается хорошим литературным языком, образной речью; здесь неуместны канцеляризмы, сленг, ненормативная лексика. Впрочем, в каждом отдельном случае, в каждом конкретном материале язык выполняет свои особые функции, полностью зависит от темы и идеи произведения, а также от индивидуальности автора.

Коль скоро мы перешли к слову, звучащему по радио или с телеэкрана, обратимся к нашей универсальной схеме. Все сказанное до сих пор имеет прямое отношение и к газетчикам, и к радистам, и к телевизионщикам. Заговорив о звуке, мы адресуем наши слова только к теле- и радиожурналистам. Изображение — привилегия ТВ. Стало быть, если вспомнить о делении журналистики на роды (см. схему), о печати речь идет только в левом столбце, радио есть литературная основа плюс звук, а телевидение, будучи синтетическим искусством и средством массовой информации, вбирает в себя все средства выразительности, указанные одновременно в трех столбцах схемы.

Так же, как и жанры, изобразительно-выразительные средства прессы, радио и телевидения вы будете детально изучать (и осваивать) в творческих мастерских. В вводном курсе важно получить только самые общие представления об этом.

Скажем, звук, как вы видите на схеме, может состоять из слов, музыки и шумов — четвертого не дано. Тишина, т. е. отсутствие всяких звуков, может служить ярчайшим средством выразительности. (И как часто, к сожалению, в наших материалах на радио и телевидении не хватает именно этого — точно выверенной паузы, дающей возможность осмыслить предлагаемый материал!)

Представьте, что вы рассказываете о покушении в Грозном на генерала Романова, командующего группировкой федеральных войск. Вот генеральский “уазик” и сопровождающий его БТР подъезжают к мосту. Слышен грохот моторов, привычный уличный шум. Грохот взрыва! Крики. Беспорядочные автоматные очереди. И — тишина. Словно все происходящее мы слышим (точнее, уже не слышим) ушами раненного в голову генерала, впадающего в беспамятство, в кому, которая продлится не день, не неделю, а мучительно долгие месяцы…

Музыка, как и шумы, — важное средство выразительности. Правильное использование музыкального и шумового сопровождения создает ощущение достоверности происходящего, эмоционально воздействует на слушателей. Музыка может украсить любой материал, но она не должна служить элементом украшательства. Использование той или иной мелодии в каждом случае должно быть осмысленным и оправданным. Здесь все играет роль: и громкость, и характер музыки, ее аранжировка, использование и звучание струнных, духовых и прочих инструментов, их солирование или оркестровое исполнение. Вот почему существует особая профессия — музыкальный редактор. Но при этом журналист должен знать характер музыкального оформления, уметь подсказать, растолковать цели и задачи звукового содержания его сценария.

У телевизионного изображения также три составляющих.

Свет — главное средство создания изображения. Восприятие глазом более и менее освещенных фрагментов предмета и создает в нашем воображении словно бы копию этого предмета. Но речь на ТВ идет не просто о достаточной освещенности картины, когда ее можно разглядеть в деталях, но о художественном освещении, “рисующем” портрет человека, образ предмета, определенной площадки студийного павильона. Профессиональный осветитель, повозившись со своими приборами, может обеспечить наиболее выигрышный показ на экране любого из нас: одному подчеркнуть (высветить) глаза, другому “затенить” несколько выдающиеся скулы; включив “юпитер” позади героини (этот свет называется контражуром), акцентировать внимание зрителя на ее прекрасных волосах… и многое-многое другое.

Цвет позволяет делать телевизионный кадр монохромным (одноцветным, точнее — черно-белым), полихромным (использующим полный спектр всех цветов) и тонированным (окрашенным в один тон какого-либо цвета). Эстетическая природа цвета прекрасно освоена кинематографистами. Еще у С. Эйзенштейна в черно-белой картине “Иван Грозный” вдруг появляются буйные, слепящие краски: в цвете, например, снята сцена “Пир опричников”. В художественном фильме режиссера С. Ростоцкого “А зори здесь тихие” сцены войны (основное содержание ленты) монохромны, а воспоминания героинь о прекрасной довоенной поре лубочно ярки, как цветной сон, как добрая детская сказка. Нашумевший в свое время фильм французского режиссера Клода Лелуша “Мужчина и женщина” идет в цвете — воспоминания героини о былой любви, которая всегда с ней, даны тонированными кадрами, словно эти воспоминания подернуты дымкой, укрыты пеленой времени.

Телевидению — вначале черно-белому, а теперь повсеместно цветному — еще предстоит эстетическое осмысление и освоение природы цвета.

Наиболее важным компонентом телевизионного языка является пластика изображения.

Пластика (греч. plastice — вязание) — в данном случае объемные (на двухмерном, плоском экране) движущиеся формы; движение как средство раскрытия характеров героев. Статичный кадр тоже может быть пластичным. Застывшее изображение на картине живописца, на фотографии есть типичная пластика.

Говоря о языке экрана, следует, кроме того, указать на понятие кадра. На кино- и телеэкране, как и в любом изобразительном искусстве — живописи, фотографии, изображается лишь часть пространства, которая заключена в реальную или воображаемую раму. С той разницей, что традиционные искусства (живопись, а впоследствии фотография) могут использовать рамки любого размера и любой конфигурации. “Поле зрения” кино- и телекамеры ограничено рамкой с соотношением сторон 4:3. (Есть широкоэкранное кино, появились широкоэкранные телевизоры, где это соотношение другое, но и в этом случае оно строго фиксировано.)

Таким образом, изображение части пространства, заключенного в раму экрана, видимое в каждый данный момент, называется кадром. Обратите внимание, в этом определении появился еще один признак — длительность пребывания на экране, поскольку в кино и на телевидении происходит постоянная смена кадров со скоростью соответственно 24 и 25 кадров в секунду.

Но это техническое определение кадра. Скажем, кинопроекционный аппарат за секунду успевает показать 24 “кадрика” — 24 картинки на целлулоидной ленте. На телеэкране “рисующий” луч катодной трубки — кинескопа — показывает 25 таких “кадриков”-картинок. Но из этих “кадриков” складывается некое осмысленное изображение, которое в зависимости от авторского замысла находится на экране несколько секунд, а иногда и минут, прежде чем его сменит другое изображение, другой кадр. Например, на экране — говорящий человек. Это один кадр. Потом другой кадр: рядом с говорящим — слушающий. Третий кадр — на экране только слушающий. И т. д.

“Строит” кадр, обеспечивает пластику экрана представитель специфической творческой профессии — оператор, человек, владеющий экранным языком. Вот почему, когда речь идет о телевизионном изображении, большую роль играет операторское мастерство.

В арсенале операторского искусства план (масштаб изображения), ракурс (точка съемки, положение камеры относительно объекта съемки) и движение камеры.

Наиболее употребительно деление планов на три вида: общий, средний и крупный. На занятиях творческой мастерской по тележурналистике вам предложат более дробное деление: дальний план (человек и окружающая обстановка), общий план (человек во весь рост), средний план (человек до колен), поясной план (человек до пояса), крупный план (голова человека) и микроплан (деталь, например, глаза человека).

Ракурс съемки позволяет взглянуть на человека, предмет, событие с верхней или нижней точки, сбоку или “в лоб”. Ракурс имеет прямое отношение к внутрикадровому монтажу (фронтальному, диагональному и т. д. — но о монтаже чуть ниже).

В процессе съемки камера может быть статичной (закрепленной на штативе), в этом случае при помощи специального оптического устройства (трансфокатор) можно укрупнить объект съемки (наезд), уменьшить его (отъезд), а также посмотреть на происходящее слева направо или справа налево, сверху вниз или снизу вверх (панорамирование, осуществляемое при помощи соответствующего скольжения объектива камеры, которую поворачивают вокруг горизонтальной или вертикальной оси).

Есть еще один вид съемки с использованием движения камеры — проезд. Если при панорамировании камера воспроизводит взгляд человека, смотрящего из стороны в сторону или оглядывающего кого-то, как говорят, с ног до головы (с головы до ног), то при съемке проездом камера уподобляется человеку, сидящему у окна автомобиля, поезда, другого движущегося средства. Как видим, все приемы операторского языка, изобразительной пластики вполне осмысленны.

Есть в экранном языке и другие приемы, о которых тележурналисту следует знать: наплыв, затемнение, двойная экспозиция, расфокусировка и др. Воспринимаются эти оптические ухищрения как своеобразная пунктуация, знаки препинания операторского языка.

Внутрикадровый монтаж — построение, композиция кадра — диктуется как задачами съемки, так и вкусом, индивидуальной манерой оператора. Внутрикадровый монтаж также несет значительную смысловую нагрузку. Скажем, двух операторов отправляют на съемку одного и того же митинга. Один, используя съемку с нижней точки, отдаст предпочтение крупным планам. И зритель увидит вырастающие в небо, чуть искаженные изображения людей; каждый отдельный человек будет занимать много места на экране, в итоге у зрителя создастся впечатление многолюдности, агрессивности митинга. Другой оператор, снимая все с верхней точки, отдаст предпочтение дальним и общим планам. Его зрителям митинг покажется спокойным, малолюдным, а, стало быть, малозначащим. Вот и судите, что значат внутрикадровый монтаж, ракурс съемки и проч.

Но дело не только в том, как выстроен каждый отдельный кадр. Фильм или передача воздействуют на зрителя всей совокупностью сменяющих друг друга кадров. Расстановка кадров в определенном порядке, последовательности (не всегда хронологической) называется междукадровым монтажом.

Процесс “механического” соединения различных фрагментов снятого материала — склейка кусков кинопленки и, по аналогии, электронная склейка частей видеомагнитной ленты — называется техническим монтажом. Однако уже во времена братьев Люмьеров было замечено, что, как позже точно скажет С. Эйзенштейн, кадр плюс кадр дают не два кадра, а нечто большее. Соединение разрозненных эпизодов подчас словно высекает искру в сознании зрителя, создает образ, сходный с тем, как различные слова рождают художественные тропы. Так вот — осмысленный монтаж называется конструктивным.

Драматургическое напряжение в кинематографе достигается параллельным монтажом, когда практически одновременно — параллельно — показываются события, действия, происходящие в разных местах, но каждое из них как-то связано, либо влияет на другое.

Разновидность параллельного монтажа — монтаж перекрестный. Классический пример — сцена расстрела на одесской лестнице в “Броненосце “Потемкин”.

Внутренние субъективные связи позволяют выявить ассоциативный монтаж. Вот как пишет о нем С. Эйзенштейн, не только гениальный кинорежиссер, один из основоположников отечественного кинематографа, но и выдающийся теоретик кино: “В нашем фильме “Октябрь” мы врезали в сцену речей меньшевиков арфы и балалайки. И арфы эти были не арфами, но образным обозначением медоточивых речей. Балалайки были не балалайками, но образом надоедливого треньканья этих пустых речей”.

Остается только сказать, что в литературном произведении мы тоже встречаем элементы параллельного, перекрестного и ассоциативного монтажа. И на радио звукозапись монтируют почти по тем же законам. Искусство телеоператора и звукорежиссера, как и мастерство литератора, рождают неповторимую образную систему произведения, где немаловажную роль и в словесном тексте, в звуковом и изобразительном ряде играет деталь (см. схему).

Таким образом, умелое, грамотное, талантливое использование всего своеобразия изобразительно-выразительных средств работает не только на максимально полное, адекватное раскрытие содержания, темы и идеи произведения, но и создает тот неуловимый аромат, особый рисунок, гармоническое соединение элементов, музыку слов в печатном тексте, гармонию слов, музыки, шумов и тишины на радио, слов, музыки, шумов и тишины, света и тени, цвета, пластики, неожиданных монтажных переходов на телевидении, без которых невозможно создание оригинального, запоминающегося произведения. Ваша задача — изучить это богатство, освоить его, постоянно искать новые краски, новые штрихи, новые возможности для глубокого и содержательного, точного и подробного, интересного и увлекательного рассказа о бесконечном разнообразии жизни.

Лекция 6

Журналистские профессии

До сих пор речь шла, по преимуществу, о выбранной вами профессии, о ее глобальных характеристиках, о результатах журналистского труда и путях их достижения. Теперь поговорим о носителях этой профессии — о журналистах. Какими качествами они должны обладать, какие требования предъявляются к сотрудникам газет, телевидения, радио?

Задолго до появления электронной прессы, да и газет в их сегодняшнем виде замечательно об этом сказал А.С. Пушкин:“Сословие журналистов есть рассадник людей государственных — они знают это и, собираясь овладеть общим мнением, они страшатся унизить себя в глазах публики недобросовестностью, переметчивостью, корыстолюбием или наглостью”.

Вчитаемся еще и еще раз в приведенную цитату. Какова глубина, сколько смысла и как актуально! Сословие журналистов — особая часть общества со своим, как раньше бы сказали, цеховым уставом, традициями, собственной гордостью, достоинством. На каждом из нас словно бы некая печать: что-то неуловимое позволяет выделить коллегу в толпе людей, узнать сотоварища в людском водовороте отнюдь не по заплавленному в целлофан удостоверению с фотографией и печатью, приколотому к боковому карману куртки.

Рассадник людей государственных — сегодня это называется четвертой властью. Но, может быть, у Пушкина точнее? Какая мы власть — мы государственные люди, даже в частном издании или независимой телекомпании мы на государственной службе, служим обществу, своим современникам — и сколь же это ответственно! Как важно не навредить — как важно приносить пользу своей службой, своим словом, распространяемой нами информацией.

Собираясь овладеть общим (общественным) мнением, нельзя унижать себя в глазах публики. А чем может унизить себя журналист? Смотрите, на что обращает внимание наш национальный гений. Недобросовестностью, т. е. необъективностью, неточностью, неправдивостью — а ведь весьма распространенный грех журналистской профессии, которому, в общем-то, нет оправдания. Переметчивостью унижает себя журналист. Конечно, живой человек — не памятник, он может изменить не только позу, но и позицию. Но как выглядят в глазах аудитории те журналисты, которые с одинаковым рвением вчера кричали “Слава!”, а сегодня — “Долой!”, вчера низвергали, а сегодня превозносят до небес то же самое? В наше переменчивое время примеры таковых вы можете привести сами.

Корыстолюбие — нетерпимая черта у журналиста, по словам Пушкина. Что с того, что журналистику называют второй древнейшей профессией? Продажность — это всегда отвратительно, торговать убеждениями — гадко вдвойне. Впрочем, некоторые наши подчас довольно известные коллеги внешне не поступаются принципами, но в их материалах белыми нитками шита так называемая скрытая реклама — отлично видимая профессионалам оплаченная хвала или хула отдельных политиков, коммерсантов, товаров и услуг.

И, наконец, от наглости предостерегает поэт нашего брата. Но до сих пор это — распространенная “профессиональная” черта некоторых журналистов, превратно понимающих свою “особость”, уверенных в собственной вседозволенности, смотрящих на других свысока, циничных, грубых, беспардонных. Будем надеяться, что никто из вас, выбравших профессию журналиста, не преступит тех высоких нравственных норм, которые завещал нашему профессиональному цеху великий российский поэт, который и сам выпускал журнал и отнюдь не гнушался журналистской работы, ничем не посрамив честь профессии.

Если же попробовать объективно классифицировать качества, которыми должен обладать представитель журналистской профессии, их можно разделить на четыре уровня: природные способности, мировоззренческие позиции, образовательный уровень и специфические профессиональные требования.

Природные способности предполагают врожденную склонность к наблюдательности, живой интерес к людям и к окружающему их миру, умение увлекательно рассказать об увиденном, отметив незамеченные другими важные детали и подробности. Нередко эти черты проявляются в человеке с раннего возраста. Профессия журналиста требует их постоянно развивать и совершенствовать.

Любознательный ум, способность к взвешенному анализу чужих и собственных поступков, природных явлений, любовь к чтению, разносторонние интересы в области литературы, живописи, кино, музыки, спорта и т. д. — также отличительные черты будущего журналиста, проявляющиеся в более старшем возрасте.

Коммуникабельность (общительность), умение легко сходиться с людьми, вызывать у них доверие; чувство юмора, позволяющее снисходительно относиться к чужим ошибкам (да и к собственным промахам — не заниматься “самоедством”);выносливость (не обязательно физическая сила, а именно выносливость), упорство, настойчивость — качества, которые журналисту неплохо иметь от природы.

Понятно, что нет в мире людей, обладающих всем набором положительных черт, но трудно представить себе нелюдимого, замкнутого человека, почти ничем не интересующегося, не блещущего талантами, который более или менее успешно трудился бы на журналистском поприще. Надо полагать, среди мало-мальски известных репортеров таких вам встретить не удастся.

Мировоззренческая позиция журналиста в советские времена предполагала бездумную преданность коммунистическим идеалам — посмотрите старые учебники по введению в журналистику, где партийность декларируется важнейшим принципом журналистики, а все страницы пестрят цитатами из Маркса, Ленина и решений съездов КПСС. Уж если некая теория провозглашает себя единственно верной, а остальные ошибочными, наверняка это лжетеория, ибо диалектическая позиция (да и просто здравое восприятие) предполагает поливариантность, множественность, плюрализм подходов к той или иной проблеме, мнений о том или ином предмете, явлении, человеке.

Мировоззренческая позиция журналиста, равно как и принципы журналистики, характеризуется неподкупной верностью фактам, правде жизни, объективностью в освещении реальной действительности, стремлением постичь сложные явления современности во всей их глубине и противоречивости. Но речь идет не об абстрактном стремлении к некоей “абсолютной” истине, не о холодной беспристрастности “любой ценой” — в центре внимания журналиста и его столь важной общественной деятельности всегда должен быть человек, его права и свободы, среди которых право — быть счастливым. Стало быть, журналист исповедует гуманистическое мировоззрение.

Журналист обладает научным мировоззрением. Встречаются, к сожалению, среди представителей нашей профессии люди с устаревшими либо вовсе реакционными взглядами, и это крайне опасно, ибо реакционер сам по себе зло, а мракобес, работающий в журналистике, — словно носитель инфекции, намеренно сеющий свою болезнь среди окружающих.

Стремление к новому, передовому, прогрессивному характерно для хорошего журналиста, а увидеть и понять это новое, чтобы бороться за его распространение, за уверенное движение общества вперед, помогает журналисту достаточно высокий образовательный уровень.

Разумеется, желательно, чтобы люди, работающие в СМИ, имели специальное журналистское образование (разумеется, высшее — иного в нашей профессии не бывает). Однако мы знаем немало примеров, когда представители других специальностей приходили в журналистику и добивались в ней больших успехов. Причем, речь идет не только о таких авторах, которые в своей новой работе популяризируют полученные ранее знания и опыт: инженер-строитель пишет о строительных проблемах, агроном — о сельском хозяйстве, доктор — о медицине. Лучший наш телеведущий В. Познер окончил биолого-почвенный факультет МГУ. Многие журналисты работали какое-то время в областях, далеких от гуманитарных наук, но тяга к нашей профессии в конце концов победила. И все же вы не найдете более или менее квалифицированного журналиста, который остался, как говорится, необразованным (или малообразованным) человеком. Да и специальные журналистские знания наши коллеги, которые переквалифицировались, получили либо в институтах и на курсах повышения квалификации, либо путем самообразования. Последний способ, как представляется, не менее действенный, чем другие. В любом случае, избрав журналистскую профессию, вам придется пополнять свои знания всю жизнь, учиться всегда, везде и даже, как это ни парадоксально, всему. Эрудиция — также важное качество журналиста.

Что касается специфических профессиональных требований, то они обусловлены самим характером, особенностями, направленностью вашей будущей деятельности. Здесь имеет значение, в каком из родов журналистики вы будете работать, какие обязанности выполнять и даже какую должность займете. Поэтому разговор о профессиональных требованиях мы совместим с характеристикой журналистских профессий, которые, в свою очередь, можно классифицировать по родам, видам, а иногда и жанрам журналистики, а также в ряде случаев по содержательным характеристикам либо технологическим операциям в процессе массовой коммуникации.

По родам журналистики дифференциация профессий очевидна: газетчик (корреспондент журнала, редактор информационного агентства — т. е. сотрудники различных печатных органов), радиожурналист и тележурналист (представители электронной прессы). Если здесь вспомнить о природных качествах журналиста, то, скажем, внешность не играет никакой роли для сотрудников двух первых родов журналистики, но отнюдь небезразлична для телевизионщика, работающего в кадре. У газетчика могут быть дефекты произношения, но они нежелательны у человека, чье профессиональное оружие — микрофон. (Впрочем, можно привести примеры, когда далекая от стандартов дикция становится словно бы отличительной чертой, “изюминкой” — непременно талантливого, незаурядного — радиожурналиста или телерепортера.)

Как видим, специфика СМИ накладывает отпечаток на профессиональные требования, которые именно потому мы и называем специфическими.

По видам журналистики, тематике журналистских произведений различают журналистов-международников, политологов, аграрников, культурологов, экологов, спортивных обозревателей и т. д. Есть журналисты, специализирующиеся на экономической тематике, финансах и бизнесе, строительстве, транспорте, морально-этической либо искусствоведческой проблематике. Свои особенности у журналистов, работающих в научно-популярных изданиях, соответствующих радио- и телепрограммах. Особого подхода требует так называемая инвестигейтивная (расследовательская) журналистика.

Многие профессионалы специализируются на создании определенных журналистских жанров. Так появились профессии очеркиста, фельетониста, интервьюера, шоумена и т. д. Понятно, что очеркист должен обладать образным мышлением, виртуозно владеть словом, уметь построить захватывающий сюжет и многое другое. А попробуйте представить себе фельетониста без обостренного чувства юмора. (В жизни иногда хорошие фельетонисты выглядят довольно угрюмо — таким был, например, превосходный мастер этого жанра Леонид Лиходеев. Но сами фельетонисты, как правило, искрятся неожиданными остротами — не случайно многие “перлы” В. Шендеровича, бессменного автора сценариев для еженедельного выпуска программы “Куклы” по НТВ, стали, что называется, общенародными.)

Наконец, то, что мы назвали технологическими операциями коммуникативного процесса тоже ведет к профессиональной дифференциации. Репортер собирает информацию, литературный сотрудник в печатном органе или редактор на радио и телевидении ее обрабатывают и, соответственно, в электронной прессе ведущий либо диктор произносят подготовленный текст. Корреспондент сообщает факты — комментатор их анализирует. И т. д.

Особый вид профессиональной деятельности — фотожурналистика. На газетной полосе и журнальной странице фотографии не всегда выполняют роль иллюстративного материала. Многие снимки становятся настоящими произведениями искусства и играют самостоятельную роль. Фоторепортажи, занимающие видное место в печатной периодике, некоторое время назад использовались также на телевидении, да, впрочем, и сегодня отдельные стоп-кадры, выбранные на видеопленке, ничем, кроме способа их фиксации, не отличаются от статичных фотографий.

После такой классификации журналистских профессий нам вполне уместно соединить их с названиями должностей, которые занимают журналисты в средствах массовой информации. Вспомните, что стержнем любого произведения журналистики является литературная основа. Точно так же наиболее общим и распространенным профессиональным названием является литературный работник, литсотрудник. В дипломе у выпускника журфака написано: литературный работник прессы, либо радио, либо телевидения. Первая должность, которую выпускник получает в редакции газеты или информационном агентстве — литературный сотрудник. Круг обязанностей литсотрудника не так уж широк — подготовка к печати авторских материалов, работа с письмами читателей, а мера его ответственности ограничивается тщательной проверкой подготовленных к публикации материалов.

В органах электронной прессы традиционное название этой должности — редактор. Правда, у редактора на радио и ТВ и круг обязанностей шире, и мера ответственности иная. Газетному литсотруднику здесь соответствует разве что младший редактор. А ведь есть еще просто редактор, старший редактор, не говоря уже о главном. Об этом подробнее мы будем говорить в следующей лекции, рассказывая об организации работы в прессе, на радио и телевидении.

Такая разница объясняется, пожалуй, более или менее индивидуальным творчеством журналиста в печатной периодике и ярко выраженным коллективным характером работы в электронной прессе. На радио и ТВ редактор — организатор всего творческого процесса по подготовке передачи. Здесь редактирование начинается с разработки замысла, включает в себя подбор авторов и участников-исполнителей этого замысла и завершается корректировкой сценария во время прямого эфира либо его фиксированного варианта во время монтажа отснятого (записанного) материала. Редактор не просто принимает участие в работе над передачей на всех ее этапах от заявки до выдачи в эфир, но в большинстве случаев играет при этом руководящую роль либо выступает своеобразным арбитром в творческих спорах других участников бригады, работающих над программой.

Если информационный материал привлек внимание слушателей и зрителей — это заслуга репортеров, операторов; если передача пользуется популярностью — честь и слава ведущему; если приглашенный в студию человек рассказал нечто из ряда вон интересное, что называется, раскрылся перед микрофоном либо камерой — лавры интервьюеру. Но если в эфир проскользнула фактическая неточность, та или иная ошибка, если рейтинг передачи падает, а интервью получилось скучным — виноват редактор, и только он. По большому счету, это справедливо: слишком многое действительно зависит от остающегося за кадром редактора передачи.

В тех случаях, когда журналисту доверяют подготовку собственных материалов, первой ступенькой творческой карьеры становится должность корреспондента (от лат. correspondeo — осведомляю). Корреспондент, специализирующийся на подготовке новостей, называется репортером (от лат. reporto — передавать). Действительно, во многих газетах, особенно на Западе, репортеры — люди “безымянные”. Как пчелы носят в улей свои взятки, так газетные репортеры передают в редакции то, что удалось узнать, а уже другие — литературные сотрудники — обрабатывают сообщения, группируют их по рубрикам, так или иначе готовят к публикации (либо отвергают — на газетном жаргоне, “отправляют в корзину”, что, впрочем, имеет и вполне прямое значение).

В отечественной прессе в значительно меньшей степени используют такой — конвейерный, обезличенный — способ сбора и публикации новостей. У нас эта работа более индивидуализирована. Хотя, надо сказать, повсюду высоко ценятся хорошая новость, сенсация — и в этом случае незазорно поставить свое имя даже под пятистрочной заметкой.

Репортер на радио готовит звуковой вариант любой новости. На плече у него всегда переносной магнитофон. (Характерно, что большинство профессиональных моделей таких магнитофонов как раз и называется “Репортерами”.) Это несколько усложняет процесс подготовки и передачи в эфир того или иного оперативного сообщения.

Еще сложней работа телевизионного репортера, ибо ему нужно зафиксировать само событие, а, стало быть, вовремя оказаться в нужной точке, успеть развернуть аппаратуру, обеспечить качественные изображение и звук, а затем смонтировать пленку предельно лаконично, точно, убедительно. Прочтите роман А. Хейли “Вечерние новости” — как всегда у этого автора, работа телевизионных репортеров описана подробно и верно.

Как правило, телевизионный репортер работает в составе бригады, состоящей, как минимум, из трех человек (кроме журналиста, оператор и водитель, при необходимости выполняющий обязанности осветителя). Но в “горячих точках” нередко репортеры предпочитают работать самостоятельно, совмещая в одном лице все должности и профессии, необходимые для подготовки оперативной новости. Чаще всего, такой репортер находится вне штата, живет он за счет гонораров, которые повышаются по мере важности новостей и опасности их подготовки. В этом случае репортера чаще всего называют стрингером.

В отличие от репортера, корреспондент, работающий в отраслевом отделе (соответствующем подразделении, редакции радио или телевидения), готовит более объемные материалы. В арсенале таких корреспондентов и жанры информационной публицистики: развернутые заметки (комментированная информация), отчеты, корреспонденции, репортажи; и жанры аналитической публицистики: проблемные и передовые статьи, аналитические обзоры, проблемные интервью и проч.; и даже художественные жанры: очерки, фельетоны, эссе. Впрочем, вы уже знаете, что в некоторых редакциях есть штатные должности очеркистов и фельетонистов — журналистов высокого класса, специализирующихся на создании произведений одного конкретного жанра.

Важными разновидностями профессии корреспондента являются собственный и специальный корреспонденты (собкор и спецкор). Собственный корреспондент живет и работает в той или иной местности, удаленной от редакции, и, соответственно, готовит все материалы из данного региона. Стало быть, тут в основу профессиональной деятельности положен территориальный признак. Собкоры бывают зарубежные и работающие внутри страны. И в том, и в другом случае эта должность требует высокой квалификации, жанрово-тематического универсализма, а кроме того, строгой самодисциплины, организованности, ибо собкор трудится вдалеке от редакционного коллектива, от руководства редакции, он сам отвечает за режим работы и ее результативность.

Для журналиста-международника, работающего в зарубежном корпункте, важно в совершенстве владеть языком страны пребывания, знать ее специфику. Так же и собкор внутри страны должен хорошо знать особенности, что называется, “подноготную” того региона, за который он отвечает.

В некоторых местных изданиях (областных и особенно районных газетах, где не по средствам иметь штатных собкоров) иногда вводят должность разъездного корреспондента. Думается, само название здесь достаточно полно говорит о характере деятельности.

И, наконец, высший уровень корреспондентской квалификации — работа специального корреспондента. Спецкор — это не просто журналист, специализирующийся на той или иной тематике. Пожалуй, в этом случае уместно говорить о проблематике, ибо любой материал, подготовленный спецкором и соответствующий жанру специального репортажа, отмечен глубоким проникновением в суть актуальной проблемы. (Вспомните специальные репортажи в десятичасовых выпусках информационной программы “Сегодня” на канале НТВ.) Типично тяготение спецкоров к инвестигейтивной журналистике. Журналистские расследования — их постоянное занятие.

Иногда в редакциях газет, в информационных агентствах работают журналисты, чье призвание — находить интересных людей или получить доступ к VIP — очень важным персонам — и брать у них интервью. А уж на ТВ и радио интервьюер — весьма распространенная профессия. (А. Караулов, известный телеведущий, прежде чем появиться на телеэкране с программой “Момент истины”, получил журналистскую известность серией опубликованных в печатной периодике сенсационных интервью, собранных потом в его книге “За кремлевской стеной”.)

Опытные, квалифицированные журналисты, обладающие способностью к аналитическому мышлению, в конце концов становятся комментаторами и обозревателями.

В первом случае речь идет об анализе тех или иных явлений общественной жизни. Так важно объяснить аудитории процессы, происходящие в области политики, экономики, образования и науки, культуры и спорта, обнаружить здесь причинно-следственные связи (как это блестяще удается комментатору Российского телеканала Николаю Сванидзе), растолковать особенности нового законодательства, попытаться предсказать изменения курсовой стоимости акций!

Во втором случае журналист группирует события и факты одного рода с определенной авторской целью, рассматривает их во взаимодействии, отыскивает в единичном — общее. Обозрение отличается широтой использованного материала в отличие от комментария, в центре которого может быть единичный факт или событие. Кроме того, материал обозрения нередко ограничен хронологическими рамками. Вам наверняка встречались рубрики типа “Мир за неделю”, “Пора страды” или просто — “Международное обозрение”, “Сельскохозяйственное обозрение”, “Литературное обозрение”. На телевидении широко известен “Музобоз” — “Музыкальное обозрение” Ивана Демидова.

В советские времена в электронной прессе обозреватели занимали самую верхнюю ступеньку в журналистской иерархии. Политический обозреватель советского телевидения и радиовещания — это звучало почти как Герой Советского Союза. Лишь очень немногим доверялось занять этот пост, сулящий многие льготы: от персональной машины с особыми номерами до обслуживания в кремлевской поликлинике и спецстоловой на ул. Грановского. Только политобозревателям разрешалось толковать партийно-правительственные постановления — все остальные журналисты могли их только цитировать.

С наступлением эры гласности, реформированием системы отечественного телевидения и радио должность обозревателя утратила свой ореол, во многом стерлись границы между комментатором и обозревателем, хотя жанровая граница между комментарием и обозрением продолжает оставаться достаточно четкой.

Надо сказать, что электронная журналистика привела к рождению ряда специфических журналистских профессий либо видоизменила традиционные. Скажем, интервьюеры в газете, на радио и телевидении заняты одним делом, но выполняют они его по-разному. Не важно, как строит беседу газетчик, важно, чтобы он получил необходимую информацию и потом увлекательно изложил ее на газетной полосе. У радиожурналиста на вооружении дополнительные средства выразительности, такие, как: интонация, смысловая пауза, модуляции голоса. Телеинтервьюер получает новые возможности — мимику, жест, внешний облик интервьюируемого и собственный, интерьер, в котором проходит беседа, различный иллюстративный материал в виде кинокадров или компьютерной графики. Эту специфику непременно надо учитывать. Матвей Ганапольский, блестяще ведущий свой “Бомонд” на радиостанции “Эхо Москвы”, на телеэкране выглядит несколько неестественно — криклив, чересчур экспрессивен, а все потому, что на радио его экспрессия остается, как говорится, за кадром, и в качестве звукового ряда она вполне уместна, поскольку создает у слушателей определенное настроение.

Радио, и особенно телевидение, в качестве самой заметной и очень ответственной выдвинули профессию ведущего. Прежде всего, это ведущие информационных программ (в США их называют “анкормэн” — человек-якорь, “ньюспрезентер” — представляющий новости или “ньюсмейкер” — делающий новости). Многие начинающие журналисты мечтают об этой профессии, но немногим удается осуществить мечту. И не потому, что журналистов неизмеримо больше, чем информационных программ. Слишком уж на виду тот, кто сообщает нам о событиях в стране и мире. Слишком зависит восприятие информации аудиторией от облика ведущего, его манеры сообщать новости и многого другого, подчас неподдающегося объективному анализу. Слишком пристрастен взгляд каждого зрителя — не нравится ведущий, те же самые новости он будет смотреть по другому каналу. В итоге, из-за манеры одеваться или прически Татьяны Митковой кто-то откажется от безусловно глубокой и содержательной программы “Сегодня”. И наоборот, привлеченный обаятельной улыбкой Светланы Сорокиной, станет постоянным поклонником программы “Вести”, которая, на строгий профессиональный взгляд, пока еще не достигла совершенства.

Впрочем, сколько людей — столько вкусов. У каждого телеведущего есть свои поклонники, и чем их больше — тем выше рейтинг программы. Попытайтесь сами внимательней понаблюдать за работой Арины Шараповой и Нелли Петковой, Михаила Осокина и Михаила Пономаренко, других ведущих отечественных информационных программ, попробуйте проанализировать их стиль с профессиональных позиций — и тогда вам будет легче объяснить собственные симпатии и пристрастия других телезрителей.

Надо сказать, профессия ведущего имеет широкий, по преимуществу жанровый спектр. Здесь и ведущие дискуссионных передач, всевозможных “круглых столов”, студийных пресс-конференций (за рубежом их иногда называют модераторами), и ведущие еще более многочисленных телеигр (вот уж чья профессия сулит популярность! Вспомните хотя бы ведущего “Поля чудес” Л. Якубовича, “Угадай мелодию” В. Пельша, “Дог-шоу” М. Ширвиндта и др.). С распространением на нашем экране всевозможных разговорно-зрелищных программ (от “Один на один” А. Любимова до “Мы” В. Познера) чрезвычайное внимание привлекла к себе профессия ведущего ток-шоу. Отечественного зрителя с этой профессией познакомил знаменитый американский журналист Фил Донахью, а ее вершинные образцы продемонстрировал В. Познер. (Не удивительно, что они много лет работали в паре, в том числе на американском телевидении.)

В принципе, тележурналистами называются представители всех творческих профессий, занятых при подготовке программ — режиссеры и операторы, звукорежиссеры и микрооператоры, осветители и дикторы. Это, безусловно, правильно. Но мы с вами делаем акцент на литературной работе журналиста, поэтому представителей других профессий, отвечающих за звуковые и изобразительные средства выразительности в органах электронной прессы, помогающих сценаристу воплотить его замысел, мы назовем в следующей лекции, рассматривая организационную структуру средств массовой информации.

Лекция 7

Организация работы в печати, на радио и телевидении

Производственно-творческий коллектив, занятый созданием произведений для СМИ и объединенный в целостную организационную структуру, называется редакцией. Редакция газеты “Известия”. Редакция журнала “Огонек”. Литературно-драматическая редакция радио. Главная редакция информационных программ телевидения. Иногда встречаются и другие наименования. Информационное телевизионное агентство (ИТА ОРТ). Творческое объединение “Экран”. Но суть здесь одна: речь идет об организационной структуре, цель деятельности которой — сбор, переработка, хранение и распространение информации в виде журналистских произведений.

В печатной периодике — редакции газет или журналов традиционно являются полностью самостоятельными структурами. В электронной прессе — редакции являются составной частью более сложной системы. В значительной мере деятельность редакций на телевидении и радио аналогична деятельности соответствующих отраслевых отделов газет и журналов, разве что Главные редакции здесь более автономны по сравнению с отделами. Что же касается целостной организационной структуры по производству аудиожурналистских произведений, то ее принято называть радиостанцией. Радиостанция “Эхо Москвы”. Радиостанция “Свобода”. На ТВ идентичная организационная структура называется телестудией.

Поскольку выпуск газет и журналов, теле- и радиопрограмм — сложное производство, то во всех случаях журналисты существенно зависимы от материально-технической базы: в прессе — это издательства, на радио и ТВ — технические центры. Однако и то и другое — своеобразная инфраструктура журналистского творчества, поэтому мы будем говорить об их деятельности только в той мере, в какой это влияет на конечный результат работы редакций, в частности, форму журналистских произведений, ареал их распространения.

Во главе редакции газеты или журнала стоит главный редактор, который полностью отвечает за все направления деятельности вверенного ему средства массовой информации: подбор и расстановку кадров, организацию их работы, общее идейное направление издания, его творческое лицо и художественное оформление, тираж, экономические показатели работы и т. д. Это, однако, не значит, что принцип единоначалия делает главного редактора независимым ни от кого и ни от чего. Авторитарные принципы руководства в прессе невозможны по ряду причин.

Согласно Закону о печати и средствах массовой информации, у каждого издания есть учредитель — частное лицо или группа лиц, организация, ассоциация или партия, наконец, творческий коллектив редакции, которые основали данную газету или журнал, имеют определенные права собственности на печатную продукцию издания, редакционное имущество и т. д. В конечном итоге, учреждая СМИ, учредитель, как правило, определяет направленность издания, в соответствии с которым строится творческая деятельность редакции.

Материально-техническое и финансовое обеспечение производства продукции СМИ обеспечивает издатель. Довольно часто учредитель и издатель создают попечительский или редакционный совет (либо и то, и другое), в состав которого входят многие заинтересованные лица — с одной стороны, известные, уважаемые люди, представляющие интересы читателей, с другой стороны, спонсоры — организации или предприниматели, оказывающие изданию финансовую поддержку. Редакционный совет участвует в разработке долгосрочной идейно-художественной политики издания, утверждает перспективные планы работы, обсуждает кадровые вопросы и многое другое, непосредственно связанное с деятельностью редакции.

Редсовет собирается на свои заседания регулярно, но не так уж часто, поэтому здесь решаются глобальные, стратегические вопросы. Конкретизируются они на тактическом уровне редакционной коллегией, в состав которой входят наиболее ответственные и авторитетные сотрудники редакции. Редколлегия может собираться так часто, как это необходимо. Здесь решаются вопросы тематического и календарного планирования, утверждаются планы и макеты каждого конкретного номера (журнала — наверняка, газеты — не обязательно), решаются все оперативные проблемы. Редколлегия — совещательный орган, но ее решения, как правило, носят обязательный характер. Конфликт между редколлегией и главным редактором — ЧП, в которое вмешиваются учредитель и редакционный совет — и в этом случае им принадлежит право окончательного решения.

У главного редактора есть один или несколько заместителей. Во втором случае первый заместитель выполняет обязанности главного редактора во время его отсутствия. Обычно же заместители главного редактора несут полную персональную ответственность за то или иное направление в деятельности редакции, выполняют любые, как правило, особо сложные и ответственные задания главного редактора.

Для внутриредакционной структуры характерно деление на так называемые отраслевые отделы — журналистские подразделения, отвечающие за освещение того или иного тематического направления в зависимости от общей направленности издания. Это могут быть отделы экономики и бизнеса, внутренней политики и международный отдел, культуры, писем, спорта и т. д. Абсолютно в каждой газете вы встретите отдел информации или хроники, в так называемых “районках” непременно есть сельскохозяйственный отдел. В женских журналах можно найти “экзотические” отраслевые отделы: кройки и шитья, вязания или, в целом, рукоделия, кулинарии. (В редакции журнала “Америка” интерьер этого отдела представляет собой прекрасно оборудованную кухню со всей необходимой утварью и пищевыми припасами — шеф отдела, сама прекрасная кулинарка, любой рецепт перед публикацией проверяет в редакционном кабинете.) В этом же ряду стоят “полезные советы” — в журнале “Наука и жизнь” много лет есть рубрика “Маленькие хитрости”, существующая на правах подотдела. А в газете “Московский комсомолец” — “Звуковая дорожка” — отдел, готовящий еженедельную страницу, посвященную молодежной музыке.

Во главе каждого отдела — заведующий (иногда его называют на западный манер — шеф-редактор), в подчинении у него работают, по преимуществу, корреспонденты и литсотрудники.

Третьим человеком в редакции, после главного редактора и его первого заместителя, считается ответственный секретарь, возглавляющий особое подразделение — секретариат. Сотрудники секретариата осуществляют тематическое планирование каждого отдельного номера, дают заказы в отделы, принимают готовые материалы, отвечают за иллюстрации (отдел фотоиллюстраций, художники и ретушеры, так же как и машбюро, а нынче и операторы компьютерного набора и верстки, напрямую подчиняются секретариату). Важнейшим участком работы и, так сказать, готовой продукцией секретариата является макет номера.

Макетирование — создание модели номера в масштабе 1:1 — настоящее искусство, требующее особых профессиональных навыков и высокого художественного вкуса. От секретариата зависит неповторимое лицо издания, его запоминающийся образ, благодаря которому издание подчас и становится популярным (либо — даже при хорошем содержании — не находит своего читателя).

Создание любой новой газеты или журнала начинается с разработки логотипа — оригинально оформленного названия издания, и дизайн-макета — обобщающих предложений (или, если угодно, обобщающей модели) по оформлению газеты или журнала: формат, шрифты заголовков и рубрик, шрифты и их размеры при наборе текста, другие изобразительные элементы (линейки, плашки, выворотки и проч.). Эту работу выполняет либо главный художник издания, либо специально приглашенный незаурядный мастер в области художественной графики и полиграфии. Выполненный им дизайн-макет в последующем работники секретариата будут наполнять конкретным содержанием, сохраняя общий облик издания, поддерживая его “лицо”.

Выпуск газеты или журнала — дело весьма дорогостоящее. Цены на бумагу, полиграфические услуги и особенно за доставку номеров читателям столь высоки, что никакая подписная цена не может обеспечить рентабельности издания. Важный резерв в финансировании работы редакции — публикация платной рекламы. Поэтому важную роль в редакционной структуре играют рекламные отделы. В последнее время создание рекламы принято считать особым видом журналистской деятельности.

Распространением всех газет и журналов в нашей стране в былые времена занималась монопольная организация “Союзпечать”. Сегодня почти все издания предпочитают иметь в составе редакции отделы распространения — службы технического порядка, но от них в значительной мере зависит тираж и уровень популярности издания.

Поскольку на организацию работы редакции накладывает отпечаток тип издания и даже его формат, познакомимся с общепринятой типологией печатной периодики. Обычно говорят о качественно-количественных характеристиках, ареале и способах распространения.

К качественно-количественным признакам относят:

— тип издания;

— содержание;

— язык;

— категории читателей;

— периодичность (в том числе дополнительные выпуски);

— время выхода в свет;

— тираж;

— формат;

— количество полос и некоторое другое.

Первые четыре признака характеризуют издание с качественной стороны, остальные носят количественный характер.

Содержание издания нередко обусловлено, задано изначально. Подчас оно достаточно ясно выражено в названии. Понятно, что газеты “Комсомольская правда”, “Московский комсомолец”, журналы “Юность”, “Смена” рассчитаны на молодежь и публикуют материалы соответствующей тематики.

Иногда содержательная характеристика фигурирует во второй строке логотипа и называется маркировкой. Например: “Андрей. Журнал для мужчин”. Как видим, здесь маркировка указывает и на категорию читателей, которой предназначено издание. Если “Комсомолка” и “Юность” делят читателей по возрастному признаку, то журнал “Андрей” — по половому. В другом примере: “Полярная почта. Газета Ассоциации советских полярников” — указано на тематическое своеобразие издания и особый состав его читателей.

Многие печатные издания рядом с (над) названием публикуют девиз, который тоже подчеркивает тематическую направленность, позицию газеты или журнала. Раньше у любой советской газеты был один и тот же девиз: “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!”, почти никогда не связанный с тематикой издания. Сегодня все обстоит иначе. К примеру, у газеты “Благовест” девиз: “Азъ есмь светъ миру”, а у газеты “Базар” — “Получать приличную зарплату может каждый”. “Независимая газета” над логотипом печатает: “Sine ira et studio”, а на последней полосе перед выходными данными дает перевод: “Без гнева и пристрастия. (Тацит)”, впрочем, отнюдь не всегда следуя своему девизу, ибо отличается подчас весьма гневными и пристрастными комментариями.

Есть издания, которые стремятся адресовать свои материалы всей аудитории. Скажем, газета “Известия” — умеренное центристское издание, в котором достаточно широко представлены политика и экономика, наука и культура, спорт и даже юмор — не потому ли у “Известий” столь большой и в целом стабильный тираж?

Думается, вам будет интересно познакомиться со статистикой выпуска всероссийских, республиканских и областных специализированных газет по видам:

Число изданий:

Профсоюзные - 43

Юридические - 30

Экономические - 27

Деловые - 68

Экологические - 12

По вопросам физкультуры и спорта - 18

По вопросам культуры, литературы и искусства - 32

Молодежные - 70

Для женщин - 11

Для мужчин - 2

А вот как выглядит выпуск журналов по их целевому назначению:

Молодежные - 20

Женские - 31

Для мужчин - 1

Сатирические и юмористические - 13

Научные (всего наименований) - 343

Научно-популярные - 34

Научно-практические и производственные - 389

Религиозные - 30

Для зарубежного читателя - 45

Попробуйте самостоятельно сравнить эти цифры, проанализировать их и сделать необходимые выводы.

Язык издания напрямую связан с категорией читателей, если аудитория дифференцируется по национальному признаку, и ареалом распространения, когда речь идет о местных изданиях. Здесь также интересно посмотреть имеющуюся статистику выпуска газет: число всероссийских изданий — 230 — почти равно числу республиканских — 220. А среди республиканских газет почти половина выходит на национальных языках — башкирском, чувашском, коми, татарском и т. д. Соответственно в автономных краях и областях также выходят газеты на национальных языках — краевые, областные, окружные, городские, районные, низовые (которые часто называют многотиражками, хотя тираж их, как правило, как раз и невелик).

Безусловно, категории читателей каждой конкретной газеты или журнала существенно зависят от вышеперечисленных признаков: типа издания, его содержания и языка. Стало быть, существуют так называемые массовые издания, которые рассчитаны на всю аудиторию в целом, а также специализированные издания, дифференцирующие аудиторию по половым, возрастным, социальным признакам, образовательному уровню, индивидуальным интересам и пристрастиям и т. д. — по одному из этих параметров или нескольким сразу.

Для журналиста знание качественных характеристик издания, в котором он работает, обязательно, ибо от них в значительной мере зависят жанрово-тематические особенности его творчества.

Переходя к количественным характеристикам, заметим, что здесь принимается во внимание следующее:

Периодичность — ежедневная газета (“Правда”, “Московский комсомолец”), еженедельник (“Аргументы и факты”, “Век”), еженедельный журнал (“Новое время”), ежемесячный журнал (“Новый мир”), газета выходит пять раз в неделю (“Известия” — кроме воскресенья и понедельника), ежеквартальные издания и ежегодники чаще всего называются альманахами.

Вид издания — основной, дополнительный, утренний или вечерний, субботнее или воскресное приложение.

Формат. Здесь следует учесть, что в полиграфии единицей измерения является печатный лист (60´92 см). Формат больших газет (“Правда”, “Известия”, “Комсомольская правда”) — А-2 — печатный лист, сфальцованный (загнутый) вдвое — 1/2 листа. А-3 — 1/4 печатного листа — формат многих еженедельников (“Неделя”, “Собеседник”). А-4 — 1/8 печатного листа — таблоиды (“Футбол”, “Хоккей”).

Газетную страницу принято называть полосой. Количество полос варьируется от одной (листовка, плакат) до ста и более.(Самая объемная из российских газет сейчас, пожалуй, “Из рук в руки”.)

Количество тетрадей. Тетрадь — отпечатанные и сфальцованные листы или их доли. Количество полос в тетради зависит от количества загибов — при двух — 8 страниц, при трех — 16, при четырех — 32.

Тираж издания — количество экземпляров каждого номера — величина не всегда постоянная. Чаще тираж плавающий, в зависимости от спроса. Чем выше тираж, тем авторитетнее, популярнее издание. Рост тиражей — одна из главных забот редакции.

Перейдем к распространению изданий. Под распространением продукции СМИ понимается продажа (подписка, доставка, раздача) периодического печатного издания, аудио- или видеопрограмм. Распространение изданий может быть коммерческим (с получением денег от читателей) и некоммерческим (бесплатным). Однако сразу же обратите внимание на условность такого деления. Считается, что стоимость будущих теле- и радиопрограмм заложена в цену теле- или радиоприемника, что позволяет говорить о продаже аудио- и видеопродукции. Но если вы покупаете телевизор “Сони”, получается, что вы платите за программы японского ТВ, а смотрите отечественные передачи. А вот подписные программы спутникового ТВ действительно покупаются зрителями. Или газеты “Экстра М”, “Центр плюс”читатель получает бесплатно, но можно ли считать их некоммерческими изданиями, если они публикуют платную рекламу и за счет этого получают очень высокие прибыли? Разумеется, нельзя — но мы ведь говорим здесь о некоммерческом распространении издания.

Ареал распространения, как мы уже знаем, напрямую связан с типом издания. Центральные (всероссийские) газеты и журналы распространяются во всех регионах Российской Федерации. Под регионами понимают исторически сложившиеся крупные территориальные единицы: Северный, Северо-Западный, Центральный Нечерноземный, Волго-Вятский, Центральный Черноземный, Поволжье, Северо-Кавказский, Урал, Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский, Дальневосточный регионы, а также Москва и Московская область (вместе взятые).

Когда говорят о региональных изданиях, не обязательно имеют в виду такие, которые распространяются в указанных регионах. Слово “региональный” часто выступает синонимом “местный”.

Более дробная территориальная дифференциация совпадает с административным делением в такой последовательности: автономные республики, края, области, города, районы. Скажем, ареал распространения газеты “Богородские вести” — Ногинский район.

Иногда ареал распространения издания расплывается: например, газета “Московский литератор” распространяется преимущественно в Москве, но имеет отдельных подписчиков и на территории России, и в крупных городах СНГ.

Если с коммерческой точки зрения, существуют два способа распространения: платный и бесплатный, то в плане “технологии” распространения печатной периодики можно назвать три основных способа:

адресная доставка — традиционная подписка на домашний адрес; адресная доставка без подписки — некоммерческое распространение и редакционная рассылка — почтовыми бандеролями либо доставка редакционным транспортом;

продажа в розницу;

бесплатная безадресная раздача в руки (скажем, вы пришли на выставку и у входа вам вручили несколько номеров отраслевых газет).

Теперь, когда вы так подробно познакомились с организацией работы в печати, можем перейти к электронной прессе, подчеркнув, что эти более молодые средства массовой информации во многом заимствовали традиции, накопленный опыт, организационные особенности печатной периодики и, следовательно, теперь нам важно отметить то общее, что здесь есть, и специфику организации работы на ТВ и радио.

Телевидение в техническом, да и в организационном отношении, будучи продолжением радио, долгое время развивалось, функционировало в некоем симбиозе со своим старшим собратом в области СМИ. В СССР даже существовал общий руководящий правительственный орган, который так и назывался — Гостелерадио. Однако мы знаем, что радио и ТВ являются самостоятельными родами журналистики, у каждого канала информации своя специфика, поэтому утвердившаяся в мире практика раздельного функционирования телевидения и радио интенсивно внедряется и в новой России. Тем не менее у нас существует еще немало телерадиокомпаний, особенно на уровне местных, по преимуществу государственных, где радисты и телевизионщики сосуществуют, трудятся почти независимо друг от друга и даже обитают подчас в разных зданиях: у первых свой радиодом (таково традиционное название), у вторых — телестудия и технический телецентр.

Некоторые органы электронной прессы сохраняют старое название — телерадиокомитет. Традиционно возглавляет комитет председатель, при котором, как и при главном редакторе в газете, образуется редакционный совет или редколлегия. Телерадиокомпанию возглавляет президент. Коллективным руководящим органом компании является совет директоров. Поскольку механизм управления на радио и особенно на телевидении намного сложнее, чем в газете, здесь есть исполнительная и распорядительная дирекции, дирекция программ, в главных редакциях или других структурных образованиях, выполняющих те же функции, во главе также находится директор, а при нем — главный редактор и главный режиссер, главный оператор и главный художник, отвечающие за соответствующие направления при подготовке программ.

Как и в печатной периодике, в электронной прессе главная задача журналистов — создавать литературные тексты будущих передач. Однако, в соответствии со спецификой каждого рода журналистики, на радио и телевидении возникают дополнительные творческие подразделения и новые творческие профессии.

На радио, наряду с редакциями, решающую роль в организации вещания играют службы звукозаписи. Сюда входят как технические работники, обслуживающие все электронное хозяйство от микрофонов и переносных магнитофонов до монтажных комплексов и микшерских пультов, так и представители профессий, неведомых в печатной прессе: звукорежиссеры и звукооператоры, монтажницы, музоформители и музыкальные редакторы. Наконец, на радио появляется совершенно новая, ранее никогда не существовавшая профессия — диктор.

Название профессии произошло от слова “дикция” — манера произношения. Дикторы — люди, обладающие, как правило, голосами красивого тембра, безукоризненной дикцией, богатством интонаций, умением с особой доходчивостью прочитать текст любого содержания любой степени сложности. Легендарные дикторы отечественного радио Юрий Левитан и Ольга Высоцкая достигли непревзойденных вершин и, может быть поэтому, еще раз сверкнув на телевизионном небосклоне (Игорь Кириллов и Валентина Леонтьева), профессия стала сходить на нет, уступив место журналистам-ведущим и так называемым модераторам. Впрочем, есть основания предполагать, что мастерство первоклассных дикторов еще может быть востребовано современной теле- и радиожурналистикой.

На радиостанциях и телестудиях, которые не ограничивают свое вещание одним каким-то разделом (только новости, или только музыка и т. д.), работают Главные редакции или просто редакции, сходные с отраслевыми отделами газет. Понятно, что в электронных СМИ намного шире представлена художественно-публицистическая и развлекательная журналистская продукция. Если в печатном, разумеется, специализированном издании можно встретить отдел музыкальной критики или даже отдел популярной музыки, то практически в любой телерадиокомпании есть редакция музыкальных программ. Так же, как литературно-драматическая, кинопрограмм, народного творчества и т. п. Эти редакции отвечают за художественный раздел вещания.

И все-таки радио и телевидение — это средства массовой информации, и центральное место почти в каждой компании занимает служба информации. Девиз, или, как сейчас говорят, слоган НТВ: “Новости — наша профессия”. На радиостанциях и телестудиях есть также и другие творческие подразделения, готовящие документально-публицистические программы, охватывающие весь спектр общественной жизни: политику, экономику, науку, культуру, искусство. Заметное место в телерадиоорганизациях занимают спортивные редакции.

В “дотелевизионные” времена спортивные комментаторы радио были, может быть, самыми заметными журналистами (Вадим Синявский, Ян Спарре, Николай Озеров). Зрелищность спорта делает его особенно желанным в телепрограммах. За право показа летних Олимпийских игр в Атланте (1996 г.) американская телекомпания Эн-Би-Си уплатила астрономическую сумму в 346 млн долл. США — и не ошиблась: по-новому построив свои спортивные программы, эта общенациональная телесеть добилась резкого увеличения аудитории. Можно сказать, вся Америка и почти весь телевизионный мир смотрели в эти дни Эн-Би-Си (как результат, стоимость одной минуты рекламы выросла до 300–400 тыс. долл. США).

Кроме редакций и уже знакомого нам по радио звукоцеха, на ТВ, естественно, важную роль играют службы, обеспечивающие изобразительную сторону программы: операторы и художники, декораторы и осветители, гримеры и визажисты (парикмахеры) и т. д. Аппаратные видеозаписи (АВЗ) и аппаратные видеомонтажа (АВМ) — это не только технические службы, ибо из лекции о содержании и форме журналистских произведений мы знаем, как много зависит от образной системы и пластических средств выразительности, света и цвета, внутрикадрового и междукадрового монтажа.

На телевидении, условно говоря, за содержание передачи отвечает редактор, за форму — режиссер. Если редактор — организатор творческого процесса (о чем мы говорили в лекции о журналистских профессиях), то режиссер — руководитель производственно-творческого, технологического процесса подготовки и выдачи в эфир каждой программы. Режиссеру помогают ассистент и помощник — люди на ТВ незаменимые. Бок о бок с ними под началом режиссера трудятся администраторы, обеспечивающие своевременное финансирование и материально-техническое обеспечение работы, — от выделения транспорта, видеокомплектов для натурной съемки и павильонов для студийной, АВЗ и АВМ до сооружения декораций, приобретения необходимого реквизита и поиска редких иллюстративных материалов.

Сейчас на ТВ появились представители универсальной профессии — продюсеры. По аналогии с западным кинематографом подчас ошибочно думают, что в задачу продюсера входит только финансирование телевизионного производства. Это не так. Продюсер — это и директор, и экономист, и организатор, и многое другое. В одном лице он совмещает и административные, и финансовые, и технические, и творческие функции, сочетая все это с неуемной энергией, невероятной пробивной силой, умением общаться с людьми, убеждать, огромной работоспособностью и проч. и проч. Уникальная профессия, для которой нужны люди особого склада. Специалисты этой профессии всегда в дефиците.

На современном телевидении (в меньшей степени на радио) существуют программопроизводящие и вещательные организации. Первые создают отдельные передачи, циклы и рубрики, серии и сериалы и предлагают готовую продукцию вещателям, которые имеют доступ к эфиру. Например, телекомпания “ВиД” готовит очередные выпуски телеигры “Поле чудес” и продает их ОРТ.

Первой частной программопроизводящей телекомпанией в России стала РенТВ Ирэны и Дмитрия Лесневских. Начав с непритязательного телевизионного гороскопа “Звезды говорят”, компания со временем сумела привлечь к работе телезвезд первой величины — Эльдара Рязанова, Владимира Молчанова, Юрия Роста и Юрия Никулина, а в 1996 г. приобрела собственный дециметровый канал, перейдя из разряда производителей телепродукции в почетную группу вещателей.

Подобная организация работы стала возможной при переходе к рыночным отношениям, и теперь типология электронной прессы предполагает, по крайней мере, три характерных уровня:

— по ареалу распространения — всероссийское и региональное (местное) ТВ и радио;

— по содержанию и жанрово-тематическим особенностям программ (о профилировании каналов будет сказано ниже);

— по форме собственности.

Как представляется, динамика общественного развития сделала необратимым процесс перехода к рыночным отношениям во всех областях жизнедеятельности государства. Политический плюрализм утвердил характерные признаки реальной конкуренции в сфере идеологии и культуры (конкуренция, как известно, один из важнейших показателей рынка). Параллельно с внедрением многоукладности в экономическую жизнь страны утверждается равноправие различных форм собственности на средства создания и распространения аудиовизуальной информации. Приведение отечественных законодательных актов в соответствие с прогрессивной общемировой практикой неизбежно сулит вполне мирное сосуществование следующих форм собственности в области электронной прессы:

— государственная;

— государственно-кооперативная;

— акционерная;

— общественная;

— частная (отдельных владельцев или группы лиц);

— смешанная (с участием зарубежного капитала);

— принадлежащая зарубежным корпорациям и компаниям, иностранному капиталу.

Если с этой точки зрения посмотреть на сегодняшние телевизионные программы, то государственным телеканалом является РТР — Российское телевидение, чьи передачи транслируются на втором канале. Хотя первый канал объявлен общественным (ОРТ — Общественное российское телевидение), это, безусловно, акционерное, или государственно-кооперативное объединение, где, согласно уставу, 51 процент акций принадлежит государству, а 49 процентов — крупным акционерам, среди которых выделяется ЛогоВАЗ. НТВ — частная телекомпания, до недавнего времени всецело принадлежавшая группе “Мост” (ей же принадлежит контрольный пакет акций радиостанции “Эхо Москвы”, газеты “Сегодня”, журнала “Итоги” и еженедельника “7 Дней” — весьма внушительная информационная “империя”), а затем продавшая 30 процентов акций Газпрому. ТВ-6 создавалось как смешанная компания с привлечением капиталов миллиардера Теда Тернера, владельца всемирно известной телекомпании Си-Эн-Эн.

Попутно заметим, что группа “Мост” привлекла средства Газпрома для того, чтобы получить возможность реализовать амбициозный проект спутникового телевидения.

Подобная организация телевизионного производства ведет к подлинной многопрограммности, последовательному насыщению рынка зрительских интересов. А это, в свою очередь требует дифференциации, профилирования телеканалов, которые возможны:

— по тематическому признаку (новости, музыка, кино, спорт и т. д.);

— по аудиторному (адресному) признаку (программы для детей, для молодежи, для женщин, для пенсионеров и т. д.);

— по учредителю (президентский канал, канал творческих союзов);

— по национальному признаку (республиканская программа, программа для национальных групп населения, проживающих вне территории своих национальных образований);

— по территориальному признаку (общегосударственная, интегрированная межгосударственная, зарубежная, на зарубежную аудиторию телепрограмма; местная — региональная, вплоть до кабельной сети поселка, микрорайона, гостиницы);

— по временному признаку (круглосуточные, вещающие определенное время или с “плавающим” графиком вещания);

— по источнику финансирования (государственный — бюджетный; платный — функционирующий за счет абонементной платы зрителей либо подписной по аналогии с печатной периодикой; общественный — за счет фондов общественных организаций, добровольных пожертвований предприятий и частных лиц; коммерческий — самоокупаемый, прежде всего за счет рекламы; арендный — политическая партия, общественное движение, государственная или кооперативная организация, частное лицо или программопроизводящая компания арендуют эфирное время у вещательной организации).

Эти признаки могут пересекаться: например, платный информационный круглосуточный канал, межгосударственная общественная культурно-просветительская программа. Независимо от технической базы реализации вещательной деятельности (спутниковое, антенное, кабельное ТВ) любой действующий или вновь создаваемый телеканал будет непременно обладать одним или несколькими указанными типологическими признаками.

При всем том сегодняшние функции телеэкрана не ограничиваются возможностями вещания. Телеэкран становится все более полифункциональным. По крайней мере, три его функции общеизвестны: телевизор, видеотелефон и дисплей компьютера.

Собственно телевидение включает в себя следующие разновидности:

— антенное (традиционное, классическое) телевизионное вещание;

— спутниковое (непосредственное, глобальное, всемирное) телевидение (мировидение);

— кабельное (абонентское) телевидение;

— кассетное (видеотечное) ТВ — видеодиски (лазеровидение);

— титровое ТВ (видеотекс, телетекст).

Единственной средой бытования и формой существования традиционного антенного телевещания является телевизионная программа, характеризуемая, прежде всего, необратимым временным фактором. Спутниковому и кабельному ТВ далеко не в такой степени присущи характерные признаки программности, а система повторов отдельных передач и целых блоков ослабляет фактор необратимости времени трансляции. Более того, неограниченное во времени, круглосуточное, не принимающее во внимание времени суток, ибо зона приема телесигнала нередко столь велика, что режим дня у различных групп телезрителей не совпадает, — такое вещание рождает новые формы организации телепрограммы. Чаще всего тот или иной канал спутникового ТВ специализируется на одном из видов вещания: Си-Эн-Эн — круглосуточные новости со всех уголков планеты, Эм-Ти-Ви — телеканал современной музыки, действующий по принципу нон-стоп.

На кабельном ТВ количество телевизионных каналов неизбежно ведет к новому качеству дифференциации по зрительским интересам. И все же антенное, спутниковое и кабельное ТВ используют форму вещания, трактуемого как специфический способ распространения общественно значимой информации техническими (аудиовизуальными) средствами.

Для кассетного телевидения не присущи ни фактор программности, ни вещательные характеристики, что объясняется почти полной индивидуализацией использования видеокассет зрителями, возможностями их просмотра в любое удобное для владельца видеомагнитофона время. Воспринимаемое многими как продолжение кинематографа, кассетное ТВ сейчас обретает черты самостоятельного, весьма оригинального и эффективного масс-медиа. Как пример, можно привести видеожурнал типа “Огонек-видео” или вспомнить “Взгляд” из подполья” — телеработы А. Политковского и А. Любимова в период гонения на демократическую прессу накануне августовского путча 1991 г.

Трудно переоценить роль кассетного телевидения в реализации культурно-просветительской функции. Здесь и классика мирового кинематографа, и записанные на видеопленку лекции крупных ученых или, скажем, разошедшиеся по всему миру в невообразимом количестве экземпляров уроки аэробики, принесшие американской актрисе Джейн Фонда миллионное состояние.

Любительские съемки на видеокассеты, в большинстве своем выполняющие функцию семейного фотоальбома, в ряде случаев позволяют сохранить для истории то, до чего у “большого”телевидения не дошли руки. Вспомните, что убийство президента США Джона Кеннеди запечатлено только на любительских кадрах. Умение владеть портативной видеокамерой, на наш взгляд, просто необходимо журналисту-экологу, в каком бы органе массовой информации он ни работал.

Все большее распространение в мире получает так называемое компьютеровидение — своеобразный кентавр с телеэкраном вместо головы и ЭВМ вместо туловища. Сейчас, пожалуй, трудно сказать, что больше повлияет на внутренний мир нынешнего подрастающего поколения — школьное образование, учебно-просветительские программы ТВ (и антенного, и спутникового, и кассетного вместе взятых) или видеоигры — один из весьма перспективных разделов компьютеровидения.

Впрочем, электронные игры полезны не только детям. Специальные программы научат управлять автомобилем и самолетом, атомной электростанцией и транснациональной компанией, почувствовать себя в кресле президента и главнокомандующего.

Симбиоз телеэкрана с ЭВМ последнего поколения позволяет синтезировать трехмерное изображение, создавая невиданные ранее возможности для “бизнес-график” — машинного проектирования, особенно промышленного дизайна. Специалисты называют эту новую функцию телеэкрана инфографией.

Компьютерная графика заняла заметное место в оформлении телепередач. Это — реальный путь к стереотелевидению.

Все громче заявляет о себе дуплексное телевидение, или интерактивные мультимедиа — перспективное направление в развитии ТВ, делающее телевизионное общение двусторонним, позволяющее зрителям непосредственно участвовать в происходящем на экране.

Наконец, фантастические возможности открывает еще одна техническая новинка в области телевидения — так называемая виртуальная реальность. Пока это аттракцион, используемый для игр, поражающих воображение иллюзией полного слияния зрителя с показываемой ситуацией; кроме того, новинку пытаются использовать кинематографисты.

Итак, налицо широкие возможности выбора у аудитории. И откровенно конкурентная ситуация в области СМК, значительно усложняющая деятельность всех, кто работает над созданием различных журналистских произведений. Нам всегда надо помнить, что потенциальные потребители и телепрограмм, и кассет, и видеодисков, и телетекста, и видеоигр — это одни и те же люди. Они не только смотрят телевизор, но и читают газеты, журналы, книги, слушают радио, ходят в кинотеатры и концертные залы. По крайней мере, теоретически любой человек может испытывать потребность в любой разновидности печатной, звуковой или видеопродукции. И в то же время у каждого средства массовой информации, у каждого вида журналистской деятельности есть свои поклонники, свой пласт или слой населения с вполне конкретными социологическими характеристиками. На эти, в общем-то, очевидные факторы должна опираться информационная политика любого органа массовой информации, равно как и общегосударственная информационная политика.

Лекция 8

Правовые и этические нормы работы журналиста

В своей повседневной деятельности журналист постоянно сталкивается с нормами права, да и сама журналистская деятельность сегодня достаточно регламентирована, или, как говорят юристы, под нее подведена законодательная база.

В период “партийного руководства” СМИ, в условиях тоталитарного государства специального законодательства в области прессы попросту не существовало. В стране царило так называемое “телефонное право”: любое указание любого партийного функционера более или менее заметного ранга, переданное главному редактору издания, как правило, по специальной телефонной связи (“вертушке”) воспринималось как закон, не подлежащий обсуждению. В СССР царила жестокая цензура, осуществляемая весьма секретной организацией с загадочным названием Главлит и ее филиалами на местах, соответственно называвшимися обллитами. Без разрешения цензора, удостоверенного печатью и особым номером, не могла печататься ни одна газета, не выходили в эфир теле- и радиопрограммы. Дело доходило до курьезов: теле- и радиожурналисты вынуждены были представлять цензорам “расшифровки” будущих интервью, проводить которые планировалось в прямом эфире, то есть наперед придумывать, что может сказать гость студии, отвечая на тот или иной вопрос. Не желающие рисковать и вступать в конфликты со всемогущим ведомством цензуры чиновники от журналистики предпочитали отказываться от какой бы то ни было импровизации, а значит, и естественности и заставлять людей говорить по бумажке. Так на отечественном телевидении на долгие годы утвердилась трансляция программ только в видеозаписи: в итоге на экране все было гладко, вылизано, правильно — и неправда.

Прорыв был сделан в 1990 г., когда Верховный Совет СССР принял первый Закон “О печати и других средствах массовой информации”. Несовершенства этого документа были частично устранены в российском Законе “О средствах массовой информации”, принятом 27 декабря 1991 г., с изменениями и дополнениями, принятыми Государственной Думой 15 декабря 1994 г., 12 мая 1995 г. и 16 июня 1995 г.

Главным принципом функционирования СМИ в правовом государстве является свобода массовой информации. Конституция Российской Федерации, принятая на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г., заложила этот принцип в часть 5 статьи 29, использовав краткую, но емкую формулу: “Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается”. В этой же статье Конституции каждому гражданину гарантируется “свобода мысли и слова” (часть 1) и “право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом” (часть 4).

Среди конституционных гарантий свободы массовой информации следует назвать также признание идеологического разнообразия. Опыт тоталитарного прошлого дает все основания утверждать, что свобода массовой информации и связанный с нею информационный плюрализм просто логически несовместимы с идеологическим монополизмом, коммунистической моноидеологией, надолго превратившей нашу страну в тоталитарное государство. Поэтому столь важное значение для обеспечения свободы массовой информации имеет статья 13, гласящая:

“1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.

2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной”.

Тем поразительнее недосмотр советников Президента Российской Федерации, допустивших призыв Б.Н. Ельцина к тем, кто обеспечил его победу на выборах 1996 г., создать в течение года некую государственную идеологию. Одно дело говорить о национальных ценностях, идеалах, приоритетах, другое — о национальной государственной идеологии. Если бы призыв Ельцина все-таки был осуществлен, это значило бы возрождение всего того, против чего так настойчиво и решительно боролся первый Президент России.

В качестве конституционных гарантий свободы массовой информации выступают также нормы, устанавливающие ответственность должностных лиц за сокрытие “фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей” (часть 3 статьи 41). Во время аварии на Чернобыльской АЭС подобной законодательной базы не существовало, что позволило властям длительное время преступно скрывать масштабы и возможные последствия трагедии. Впрочем, и через десять лет после Чернобыля не были опубликованы достоверные карты заражения, и, надо сказать, журналисты не проявили должной настойчивости в реализации этого конституционного права.

Вам, будущим журналистам-экологам, наизусть следует знать статью 42 Конституции Российской Федерации, закрепившую право каждого на достоверную информацию о состоянии окружающей среды. Если в своей последующей профессиональной деятельности вам придется столкнуться с такими правительственными чиновниками или хозяйственными руководителями, которые отказываются сообщить интересующие вас сведения под предлогом сохранения государственной тайны, укрывают факты промышленного загрязнения воздуха, водоемов, земельных площадей, не информируют общественность о работе вредных для здоровья людей и окружающей природы производств, напомните им об уголовной ответственности за нарушение Конституции и законов государства, в котором они живут и которому служат.

Укажем также на часть 1 статьи 44, провозглашающей свободу творчества и охрану интеллектуальной собственности. Вы вольны творить, сообразуясь с собственными убеждениями; все, что вами создано, принадлежит только вам. Но то, что создано другими, ни при каких обстоятельствах не может быть вашим: для честного журналиста недопустим не только откровенный плагиат, но и косвенные формы заимствований: использование чужих тем, образов и сравнений, “перепев” мыслей, идей, сюжетных ходов, придуманных другими журналистами.

В Конституции изложены основные положения государственного устройства. Более подробно та или иная сфера жизнедеятельности общества регламентируется соответствующими законами. Задолго до начала практической работы в органах массовой информации будущим журналистам необходимо внимательно изучить Закон “О средствах массовой информации”, многие его статьи и положения знать, что называется, как таблицу умножения.

Первая статья Закона содержит общие положения, формулирует основные понятия: что такое массовая информация, что такое СМИ и какова его продукция, что такое редакция и кто такой журналист. В статье 1 подчеркивается, что в Российской Федерации “не подлежит ограничениям, за исключением предусмотренных законодательством… поиск, получение, производство и распространение массовой информации, учреждение средств массовой информации, владение, пользование и распоряжение ими… распространение продукции средств массовой информации…”.

Хотите выпускать газету, открыть новую радиостанцию или телекомпанию, закон разрешает это каждому желающему при соблюдении законом же предусмотренных условий. Каковы эти условия, рассказывает вторая глава Закона о СМИ, где говорится, кто может быть учредителем (“гражданин, объединение граждан, предприятие, учреждение, организация, государственный орган” — ст. 7), как осуществляется регистрация СМИ (ст. 8), в каких случаях возможен отказ в регистрации (ст. 13) либо прекращение и приостановление деятельности СМИ (ст. 16).

Деятельность средства массовой информации может быть прекращена или приостановлена только по решению учредителя либо судом. Основанием для судебного решения являются неоднократные нарушения редакцией статьи 4 Закона о СМИ. Эта статья — одно из дополнений к первоначальному тексту Закона и называется она так: “Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации”. Закон запрещает использовать СМИ “в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну” (вот она — лазейка для тех самых чиновников и хозяйственных руководителей, которые под предлогом законной тайны укрывают сведения о загрязнении окружающей среды и многое другое, о чем общественности, налогоплательщикам следует знать).

Запрещено использование СМИ “для призыва к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, разжигания национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости или розни, для пропаганды войны”.

Закон уже есть, но пользоваться им по-настоящему у нас еще не умеют. Весь перечисленный в предыдущем абзаце “букет” самым явным образом фигурировал практически в каждом выпуске “газеты духовной оппозиции” — “День”. После неоднократных письменных предупреждений Министерства печати в соответствии со статьей 16 Закона о СМИ судом в порядке гражданского судопроизводства было принято решение о прекращении издания. Тот же учредитель немедленно зарегистрировал газету “Завтра”, и та же редакция под руководством того же главного редактора в том же оформлении и — увы — с тем же содержанием продолжила выпуск крайне агрессивного, злобного издания, явно злоупотребляющего свободой массовой информации.

Эта же статья Закона запрещает “распространение передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости”. Думается, эта формулировка нуждается в некотором уточнении. Судите сами: распространять нельзя, а производить можно? Указание на распространение передач подчеркивает ответственность электронной прессы, а как это относится к печатной периодике?

В то же время еще одно дополнение к Закону, сформулированное в последнем абзаце этой статьи, представляется крайне актуальным и своевременным: “Запрещается использование в теле-, видео-, кинопрограммах, документальных и художественных фильмах, а также в информационных компьютерных файлах и программах обработки информационных текстов, относящихся к специальным средствам массовой информации, скрытых вставок, воздействующих на подсознание людей и (или) оказывающих вредное влияние на их здоровье”. Речь идет о пресловутом психотропном воздействии, существование которого пока проблематично, и весьма конкретных рекламных ухищрениях, когда при демонстрации фильмов включают “лишний” двадцать пятый кадрик, не воспринимаемый зрением, но действующий на подсознание.

Запомните, что во второй главе Закона о СМИ определяется статус учредителя, издателя, редакции, оговариваются их права и обязанности, фиксируемые в редакционном уставе либо договоре, заключаемом между ними.

В третьей главе речь идет о распространении массовой информации. Обратите внимание на статью 27, где перечисляются обязательные выходные данные любого печатного издания, радио- и телепрограммы. Среди дополнений к этой главе — статьи 30 и 31 — важные для тележурналистов, поскольку речь в них идет о Федеральной комиссии по телерадиовещанию и выдаче лицензий на вещание.

Вспомнив о “глушилках”, перекрывавших ранее вещание таких радиостанций, как “Голос Америки”, “Немецкая волна”, “Свободная Европа” и т. п., обратите внимание на статью 33, где говорится: “Создание искусственных помех, препятствующих уверенному приему радио, телепрограмм… влечет ответственность в соответствии с законодательством”. Если же слушать радио или смотреть телепрограммы вам мешают так называемые индустриальные помехи, возникающие при эксплуатации технических устройств в процессе хозяйственной деятельности, имейте в виду, что законом предусмотрено устранение таких помех за счет лиц, владеющих источником искусственных помех.

Наконец, упомянем две последние статьи третьей главы. Статья 36 “Распространение рекламы” определяет, что в средствах массовой информации, не зарегистрированных как рекламные, платные материалы не должны превышать 40 процентов отдельного номера периодического печатного издания и 25 процентов вещания для радио- и телепрограмм. Предостерегает закон и от так называемой скрытой рекламы: “Редакция не вправе взимать плату за помещение рекламы под видом информационного, редакционного или авторского материала”. Понятно, что журналист, получающий деньги или подарки от лиц или организаций, о которых он пишет, нарушает не только этические, но и правовые нормы.

Статья 37 пытается дать определение столь зыбкому понятию, как “эротическое издание” и предписывает распространение выпусков специализированных радио- и телепрограмм эротического характера без кодирования сигнала только с 23 часов до 4 часов по местному времени, а розничную продажу эротических изданий в запечатанных прозрачных упаковках и в специально предназначенных для этого помещениях.

Главы: IV“Отношения средств массовой информации с гражданами и организациями”, V“Права и обязанности журналиста” и VI“Ответственность за нарушение законодательства о средствах массовой информации” — нужно было бы привести целиком, ибо каждая статья здесь имеет принципиальное значение для каждодневной работы любого журналиста. Хочется надеяться, что вы не ограничитесь написанным в этом курсе лекций, и не раз и не два перечитаете закон в оригинале. Мы же на этих страницах обратим ваше внимание на самое главное.

“Граждане имеют право на оперативное получение черезсредства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц, — гласит статья 38. — Государственные органы и организации, общественные объединения, их должностные лица, — говорится далее, — предоставляют сведения о своей деятельности средствам массовой информации по запросам редакций, а также путем проведения пресс-конференций, рассылки справочных и статистических материалов и в иных формах”.

Выступая на состоявшемся 1 сентября 1995 г. Форуме демократической прессы, Президент России Б.Н. Ельцин говорил о том, что многие государственные органы скрывают от журналистов общественно значимую информацию, требовал повысить информационную открытость властных структур. Ничего нового журналистам Президент не сказал, но сам факт обращения главы государства к этой теме свидетельствует об остроте проблемы. Никто не оспаривает права государства засекречивать некие сведения, составляющие государственную или военную тайну, равно как понятно желание коммерсантов не разглашать тайну коммерческую. Но как часто просимая журналистом информация к тайнам никакого отношения не имеет! Более того, обнародование таких сведений является обязанностью должностных лиц (говоря об этом, мы еще и еще раз привлекаем внимание будущих экологов к важному для них вопросу).

В то же время сами журналисты плохо знают свои права и не умеют их отстаивать. Жалоб на то, что журналистам не дают необходимых для подготовки материалов сведений, множество, но до сих пор ни одно должностное лицо не было привлечено к ответственности за отказ в предоставлении информации.

В Законе о СМИ оговорены допустимые причины отказа или отсрочки в предоставлении информации, говорится о праве граждан и организаций на публичное опровержение сведений, несоответствующих действительности либо порочащих их честь и достоинство, а также о праве на ответ (комментарий, реплику).

В соответствии с законом журналист имеет право:

— искать, запрашивать, получать и распространять информацию;

— посещать государственные органы и организации, предприятия и учреждения либо их пресс-службы;

— быть принятым должностными лицами в связи с запросом информации;

— получать доступ к документам и материалам, за исключением их фрагментов, содержащих государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну;

— производить записи, в том числе с использованием аудио- и видеотехники, кино- и фотосъемки, за исключением случаев, предусмотренных законом;

— посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, аварий и катастроф, массовых беспорядков и массовых скоплений граждан, а также местности, в которых объявлено чрезвычайное положение, присутствовать на митингах и демонстрациях;

— проверять достоверность сообщаемой информации;

— излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах за его подписью;

— отказаться от подготовки за своей подписью материалов, противоречащих его убеждениям, либо снять свою подпись в том случае, если его мнение было искажено в процессе редакционной подготовки.

Наконец, закон напоминает, что вы можете обнародовать свои произведения, подписав их собственным именем, либо псевдонимом, либо вообще без подписи.

Закон о СМИ оговаривает также обязанности журналиста. Среди них:

— проверять достоверность сообщаемой им информации;

— указывать на источник информации либо сохранять его конфиденциальность в зависимости от пожелания людей, с которыми журналист сотрудничал;

— получать согласие на распространение сведений о личной жизни (за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов);

— ставить в известность о проведении аудио- и видеозаписей, кино- и фотосъемок (ст. 50 называет несколько случаев скрытой записи, допускаемой законом);

— при осуществлении профессиональной деятельности по первому требованию предъявить редакционное удостоверение.

Государство гарантирует журналисту защиту его чести и достоинства, здоровья, жизни и имущества как лицу, выполняющему общественный долг. В то же время закон запрещает злоупотребление правами журналиста в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения слухов под видом достоверных сообщений, сбор информации в пользу постороннего лица или организаций, не являющихся средством массовой информации. Запрещается распространение информации с целью опорочить кого-то исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями.

Важная часть юриспруденции, имеющей отношение к журналистскому труду, — авторское право. Мы упоминали эту проблему, когда говорили об интеллектуальной собственности и правах журналиста. Здесь вы должны еще познакомиться с понятием копирайта. В библиографических карточках ваших будущих книг и статей рядом с именем автора будет стоять значок ©. Это означает, что авторские права на публикацию принадлежат вам и никому другому — пока вы их не продадите (передадите) киностудии, издательству, литературному агенту. Но, разумеется, право копирайта других авторов столь же неприкосновенно, как и ваше.

Если правовые нормы — это совокупность установлений и санкционированных государством общеобязательных правил, запретов, дозволений, регулирующих общественные отношения, то Закон о СМИ, с которым мы так подробно познакомились, как раз и является правовой базой журналистской деятельности. Но кроме права есть еще и этика — свод неписаных законов, регламентирующих нормы человеческого поведения с учетом требований нравственности, морали и обычаев общества.

В конечном счете профессиональная этика журналиста есть общечеловеческая этика, но еще более строгая и взыскательная, прежде всего, к самому себе, потому что забвение этических принципов журналистом чревато подчас непредсказуемыми последствиями. Многие зарубежные органы массовой информации имеют собственные этические кодексы, преступить которые не дано никому из штатных сотрудников (нарушение влечет за собой немедленное увольнение без возможности обжалования) либо нештатных авторов (в противном случае с ними без предупреждения прерывают сотрудничество). В последнее время предпринимаются попытки создания нравственных кодексов ряда отечественных СМИ. В самом общем виде рекомендации здесь могут выглядеть так.

Журналист свободен в своем творчестве. Однако свобода, в данном случае профессиональная свобода журналистского творчества, предполагает высокую степень личной ответственности, нравственной ответственности перед:

— обществом;

— аудиторией — читателями, слушателями, зрителями;

— перед героями журналистских произведений;

— журналистским коллективом, который представляет автор;

— перед самим собой.

Таковы грани этических норм, предписывающих журналисту помнить о возможных социальных последствиях его творчества, о судьбах его героев, об авторитете представляемого им органа массовой информации, наконец, о собственном добром журналистском имени.

Журналист не вправе что-либо скрыть от своих читателей, теле- и радиоаудитории. Но он должен ясно представлять ту черту, после которой сообщаемая им информация приобретает негативную окраску и вызывает нежелательные последствия. Например, сообщая о готовящихся общественных беспорядках и сообщая их время и место, не выступает ли журналист этаким подстрекателем, который подталкивает неустойчивую часть людей к участию в этих беспорядках?

Мы не ведем речь о сокрытии общественно значимой информации, мы говорим о социальной ответственности журналиста, понимаемой им как ответственность этическая.

Неэтично распространять слухи (что еще довольно часто встречается в отечественных СМИ), неэтично чье-то, а тем более собственное мнение выдавать за объективный факт, неэтично на радио и ТВ использовать инсценировку как средство воссоздания реальных событий. Согласитесь: все эти нормы профессиональной этики имеют прямое отношение к вопросам профессионального мастерства. И это не случайно: хороший человек не может быть безнравственным, квалифицированный журналист не преступает этические нормы профессии.

А сколько такта требуется журналисту, освещающему этнические конфликты, религиозные разногласия, политическое противостояние! Как легко здесь обидеть большие группы людей, и сколь непоправимыми могут быть в этом случае журналистские ошибки. Новейшая история нашей страны и отечественной журналистики знает немало таких примеров. Чего стоит, к примеру, устоявшийся журналистский штамп “лица кавказской национальности” в сравнении с трагическими событиями в Чечне, Северной Осетии, Абхазии, Нагорном Карабахе. Да и журналист-эколог, “живописуя” последствия загрязнения окружающей среды, должен скрупулезно взвешивать слова и выражения, чтобы еще более не усугубить страдания людей. Снова и снова подчеркнем: никто не посягает на свободу слова, гласность как основополагающий принцип журналистской деятельности. Но есть информация и информация. Негативная информация имеет право на существование. Закон ее не запрещает. И здесь лишь этические нормы и чисто человеческая совесть журналиста-профессионала подскажут, как решить это противоречие.

Если вы цитируете чье-то мнение, неэтично не назвать источник информации, автора высказывания. Неэтично вмешиваться в личную (частную) жизнь героев журналистских произведений. Даже добровольное согласие героев на такое вмешательство (не ведают, что творят) не всегда дает журналисту моральное право “рыться в чужом белье”.

Журналист должен заботиться о репутации своих героев и своей собственной. Писать надо так, чтобы на следующий день после публикации вашего материала было не стыдно встретиться с героями. Всегда старайтесь поставить себя на место героя вашей публикации, взвешивайте: хотите ли вы, чтобы о вас сказали (написали) так же и то же. Наконец, вспомните еще раз пушкинское: журналисты “страшатся унижать себя в глазах публики недобросовестностью, переметчивостью, корыстолюбием или наглостью”.

Как видим, правовые и этические нормы, а также слагаемые профессионального мастерства перекликаются, пересекаются, а нередко полностью совпадают. Таковы особенности журналистской деятельности. В этом сложность и сила и благородство нашей профессии.

Лекция 9

Экологическая тематика в СМИ [1]

Человек — часть живой Природы. Мы не просто живем, обитаем в природной среде — мы связаны с ней тысячами нитей, мы неотделимы от среды обитания. В “золотой век” человечества взаимодействие Природы и человека было, что называется, равновесным — этот период называют эколого-равновесным обществом. Однако по мере развития трудовой деятельности, расширения потребления и уровня комфортности жизни появляются признаки отрицательного воздействия человека на среду обитания. Единство человека и Природы диалектически противоречиво: развитие общества невозможно без научного и технического прогресса, которые вкупе с индустриализацией производства ведут к истощению природных ресурсов планеты, к исчезновению целых отрядов (видов) животных и растений, созданию “парникового эффекта”, возникновению “озоновых дыр” в атмосфере Земли. Таким образом, человечество вступает в эпоху эколого-кризисного общества.

Лучшие умы человечества давно предупреждали об опасности бездумного, нередко преступного отношения к Природе, однако общество проявило известное легкомыслие, за которое теперь расплачивается множеством экологических катастроф. Проблемы экологии приобрели планетарный характер. Естественно, что журналистика не смогла остаться в стороне от животрепещущей проблемы современности. Так появляется экологическая журналистика — надо признать, появляется с опозданием, а в России — с очень серьезным опозданием. Фактически грамотных, специально подготовленных журналистов-экологов у нас еще нет. Этот недостаток призван устранить факультет журналистики Международного независимого эколого-политологического университета. Для вас, его студентов, будет прочитан специальный курс лекций об истоках, сущности и современном состоянии экологической науки, где вы узнаете о содержательном наполнении терминов “экология” (Геккель), “биосфера” (Зюсс), “ноосфера” (Вернадский). Вы познакомитесь с этапами развития и трансформации основных положений экологии от чисто биологической науки к общечеловеческой концепции выживания и развития, с идеей единства биосоциального человека и природной среды. Все это поможет вам в будущей профессиональной деятельности. Здесь же мы расскажем о становлении экологической тематики в отечественной журналистике, об основных направлениях журналистской деятельности в этой области, о некоторых профессиональных методах и гранях мастерства журналиста-эколога.

Спрос рождает предложения: экологические издания в настоящее время возникают (и исчезают) с непостижимой быстротой. Появляются различные газеты, журналы, информационные агентства — общероссийские и региональные, теле- и радиопрограммы, целиком посвященные экологической тематике. Зачастую они разобщены, как и журналисты, пишущие на эту тему. Многие органы массовой информации не выдерживают конкуренции, тяжелого экономического бремени, не находят своего читателя и нужных спонсоров — короче, вспыхнув на небосклоне экологической журналистики, вскоре гаснут, уступая место другим смельчакам, благородным борцам за экологическое здоровье планеты. И все же экологическая журналистика в России набирает силы, упрочивает свой авторитет, повышает эффективность своей деятельности.

До начала 80-х гг. в СССР не было ни одного экологического издания. Редкие публикации экологической проблематики можно было встретить в журналах “Наука и жизнь”, “Техника — молодежи”, “Юный натуралист” и некоторых других. В 1981 г. появился первый журнал экологической направленности “Природа и человек”, который в жестких цензурных условиях мог говорить лишь об “отдельных экологических противоречиях” в нашей стране.

Перестройка и гласность резко увеличили поток негативной экологической информации, но только после принятия первого Закона о печати (1990 г.), провозгласившего свободу слова, стало возможно беспрепятственное развитие экологической прессы. В апреле 1990 г. начала издаваться первая российская еженедельная экологическая газета “Зеленый мир”. В ноябре вышла в свет “Экологическая газета”. В феврале 1991 г. появилась Всесоюзная экологическая газета “Спасение”, которая и сегодня распространяется во всех государствах СНГ.

Здесь же следует назвать и экологические журналы “Свет” (так теперь называется журнал “Природа и человек”, пионер в разработке экологической тематики), “Зеленый крест”, “Экос-информ”, “Евразия-Мониторинг”, международный детский экологический журнал “Фонарик”. Эти издания осуществляются в Москве, но и бывшие советские республики не остались в стороне: в Россию поступают номера “зеленых” газет “Авенатура” (Кишинев), “Набат” (Минск), “Экокурьер” (Алма-Ата), “Оазис” (Джамбул) и ряда других.

Среди местных экологических изданий можно назвать “Наш Байкал” (Иркутск), “Зеленый колокол” (Калуга), “Ключ земли” (Екатеринбург), “Бумеранг” (Воронеж), “Луч” (Пермь) и др.

Следует признать, что мы называли издания, отличающиеся, по крайней мере, более или менее удачным названием. К сожалению, большинство экологических журналов и газет названы столь бесцветно и однотипно, что начинаешь сомневаться не только в творческой фантазии их создателей, но и желании привлечь внимание аудитории. “Экологический вестник” и “Вестник экологии” (в лучшем случае — “Эко-вестник”), “Экологический дневник”, “Экологическая газета”, “Экологический бюллетень” или “Экология Заполярья (Краснодарья и т. д.)” — вот амплитуда “профессионального поиска” нынешних журналистов-экологов.

То же самое можно сказать и о названии рубрик в ряде местных газет. Разумеется, это очень хорошо, что здесь выходят “экологические полосы”, но почему они так однообразно озаглавлены? “Человек и природа” (“Алтайская правда”), “Природа и мы” (“Приокская газета”), “Экология и мы” (“Липецкая газета”). А в газете “Кавказская здравница” (Пятигорск) экологическая страница называется “Экология — сфера жизни курорта”. Будем надеяться, что новое поколение журналистов-экологов проявит большую изобретательность.

Однако беды современной отечественной экологической журналистики отнюдь не исчерпываются однотипными изданиями. В большинстве своем экологические публикации можно назвать еще и однополюсными: как правило, сообщаются негативные экологические новости. Но ведь надо не только “клеймить и обличать”, надо пропагандировать положительный опыт, в экологической журналистике столь важна организаторская функция СМИ.

На этих страницах мы не раз говорили, что журналистское произведение, не нашедшее дороги к своей аудитории, словно бы и не существует вовсе. Однако приходится признать, что несмотря на значительное количество экологических изданий названные нами газеты и журналы редко появляются в киосках “Союзпечати”, а у частных распространителей прессы их вообще не бывает. Это объясняется и малыми тиражами изданий, и незаинтересованностью торговцев в такой “некоммерческой” продукции. Не высоки рейтинги экологических программ телевидения и радио. Вам, будущим журналистам-экологам, предстоит радикально изменить ситуацию.

Для этого в процессе учебы предстоит сформировать современное экологическое мировоззрение, экологическое сознание студентов, помочь им в приобретении необходимой и достаточной суммы экологических знаний, сориентировать в актуальных экологических проблемах мира, помочь в выборе своего направления, собственной тематики и проблематики в многогранной экологической журналистике, отработать профессиональные навыки, необходимые для подготовки качественного экологического текста.

Среди важнейших задач экологической журналистики — достоверное экологическое информирование аудитории, экологическое образование людей и организация практического действия, общественного контроля за принятием и исполнением природоохранных мер. Какие бы практические вопросы ни затрагивала экологическая журналистика, она неизменно упирается в такие глобальные проблемы, как экологизация сознания, экологизация нравственности и экологизация экономики.

В мировой экологической журналистике сегодня выделяют следующие тематические направления.

Политико-правовое направление — представляет собой социальный и политический анализ экологических проблем, а также их международный аспект. Здесь и вопросы совершенствования природоохранного законодательства, и проблемы международного сотрудничества в сфере экологии.

Познавательное направление — ставит перед собой задачу экологического ликбеза. Разумно и грамотно взаимодействовать с природой может лишь тот, кто обладает необходимым запасом знаний о законах функционирования общества и среды его обитания. Знание рождает отношение, а отношение формирует линию поведения.

Эти два направления способствуют экологизации сознания людей.

Биоэкономическое направление — освещает и анализирует экологические проблемы через призму взаимодействия и взаимовыгодного сотрудничества экологии и экономики. Сюда относятся публикации, пропагандирующие положительный опыт по рациональному использованию окружающей среды, ратующие за экологическое обоснование экономических проектов, любой хозяйственной деятельности.

Обратите внимание: сегодня девять десятых всех экологических публикаций относятся к этому направлению, способствующему экологизации экономики — наиболее сложному и болезненному процессу. Разрешение биоэкономических проблем видится в закрытии вредных производств, внедрении безотходных технологий, экологически чистого производства.

Экологизация нравственности — эту проблему решает нравственно-эстетическое направление экологической журналистики. Гармонизация отношений между человеком и природой напрямую зависит от нравственного, интеллектуального и культурного уровня человека. Зависимость здесь весьма непростая. Духовный рост, безусловно, связан с дальнейшим социальным и научно-техническим развитием; в то же время экологизация сознания, мышления, нравственности влечет за собой возврат к тем ценностям, на которых тысячелетиями строились отношения людей ко всему живому на Земле. В сущности, мы ничем не можем заменить общечеловеческие заповеди, известные издревле, — да это и не надо. Подумайте, какими средствами можно создать эстетический образ природы. Над этим вам придется работать всю жизнь.

Мастерство журналиста-эколога требует мастерского владения традиционными методами профессиональной деятельности, о которых мы подробно говорили на предыдущих страницах. Но это не все. Вам предстоит освоить дополнительные приемы работы, усовершенствовать известные жанры и формы журналистских произведений.

Универсальный метод журналистского наблюдения в экологической журналистике получает свое дальнейшее развитие — и здесь он особенно важен. Различают виды наблюдения: открытое и скрытое, прямое и косвенное, включенное и невключенное.

Важное место в журналистской деятельности занимает работа с документами. Журналист-эколог в этом плане должен быть особенно настойчивым, внимательным, дотошным, изобретательным в получении необходимых документов, оперативным в их изучении, профессионально разносторонним в анализе материалов.

Вам придется виртуозно владеть такими жанрами, одновременно служащими распространенным методом получения информации, как: интервью, беседа, “круглый стол”, пресс-конференция. В этом ряду особо выделим дискуссию как способ формирования и отражения плюрализма в решении экологических проблем.

Наконец, назовем метод журналистского расследования, позволяющий журналисту взглянуть на проблему как бы изнутри, лично вмешаться в ее разрешение. Это тем более важно, что к инвестигейтивной журналистике прибегают обычно в самых критических ситуациях, требующих незамедлительного принятия мер. Как правило, результативность таких публикаций чрезвычайно высока. Вспомните выступления прессы за спасение чистоты Байкала, против поворота течения сибирских рек и другие важные экологические акции отечественной журналистики.

Упомянем еще такие формы работы, как: экологический анализ, экологический мониторинг (системное наблюдение за природными объектами), составление досье по экологической проблематике.

Журналисту-экологу необходимо постоянно быть в курсе деятельности теперь уже достаточно многочисленных природоохранных ведомств, организаций, общественных движений. Он должен знать о принятых решениях, осуществляемых акциях, планируемых мероприятиях Международного союза охраны природы и природных ресурсов (МСОП), некоммерческой неправительственной международной организации “Гринпис” и ее отделений в России, Всероссийского общества охраны природы, партии “зеленых” и т. д. Как видим, у журналиста-эколога свое “информационное поле”, к которому относятся также Программы ООН по охране окружающей среды (ЮНЕП), “Человек и биосфера” (МАБ), по образованию, науке, культуре (ЮНЕСКО). Здесь же следует назвать многочисленные Фонды: Джона и Кэтрин Макартуров (Программа для независимых государств бывшего Советского Союза), Фридриха Науманна, “Евразия”, Координационно-информационный центр совместных проектов и др.

Как видим, журналист-эколог должен обладать знаниями ученого и навыками репортера, быть наблюдательным, настойчивым, хорошо организованным, уметь разобраться в сложной ситуации, осветить ее всесторонне и объективно, выделить главное. А главное — это человек, его благо. Высшее благо человека — сама жизнь в условиях здоровой окружающей среды, в тесном единении с Природой. Посвятить свой труд, всего себя достижению этой благородной цели — профессиональный долг и подлинное счастье журналиста-эколога.

Вместо послесловия

Что читать будущему журналисту

Эрудиция — профессиональная черта журналиста. Он должен много знать, легко ориентироваться в различных направлениях науки и современного производства, культурных течениях и общественных движениях, человеческой психологии и природных явлениях. Но ни один человек не может знать все. Поэтому для журналиста подчас важнее знать источник информации — где и как максимально быстро и точно он может получить разъяснение на интересующую тему?

С самого начала, готовясь к будущей профессиональной деятельности, вы должны научиться работать со справочными изданиями. Существуют справочники по любой отрасли знаний, они хранятся в специализированных и фундаментальных библиотеках. Формирование собственной профессиональной библиотечки советуем начать с приобретения необходимых словарей.

Первым на журналистскую книжную полку должен встать Энциклопедический словарь, в котором вы всегда найдете популярное объяснение практически любого понятия, термина, слова, названия, а кроме того имена всех, кто оставил сколько-нибудь заметный след в человеческой истории.

Более подробные статьи публикуются в Большой и Малой Энциклопедиях — многотомных изданиях, хранящихся далеко не в каждом доме. Просто вы должны знать, что это наиболее солидные источники информации, так же как Большая Медицинская энциклопедия (если вы готовите материал на медицинскую тему), Детская энциклопедия (хороший помощник для журналистов, работающих в детской прессе), Литературная энциклопедия. В этом же ряду двухтомный Кинословарь (незаменимый справочник для рецензентов).

Поскольку ваша профессия — работа над словом, рядом с Энциклопедическим словарем поставьте Толковый словарь русского языка. Четырехтомник живого великорусского языка В.И. Даля — прекрасное пособие, но для нас удобнее однотомное издание словаря С.И. Ожегова.

Само собой, у вас должен быть хороший орфографический словарь, где вы можете проверить написание любого слова и его ударение. Для работников электронной прессы удобно иметь Словарь ударений для работников телевидения и радио.

Проверить правильное значение слов иностранного происхождения лучше всего в Словаре иностранных слов, желательно, более свежего издания. Словарей по отраслям знаний — великое множество: политический, философский, экологический, этический, социологический, “Эстетика”, “Христианство” и т. д., и т. п. Здесь вы сами решите, какой из словарей вам нужен.

Есть и другие помощники журналиста в “словарной серии”. Словарь синонимов поможет избежать тавтологии, найти самое подходящее определение. Словарь трудностей русского языка избавляет от неуверенности в редких случаях, при употреблении исключений, которыми так богат наш родной язык. Словарь русских пословиц и поговорок, сборники “Крылатые слова” и “Золотые россыпи” (собрания наиболее употребительных высказываний) сделают ваш рассказ ярче, образнее.

Краткие справки о знаменитостях публикуют сборники “Кто есть кто” (в политике, кинематографе, бизнесе). В двухтомнике “Вся журналистская Москва” вы можете познакомиться со своими будущими коллегами — сотрудниками столичных газет, телевидения и радио.

“Справочник журналиста” давно не переиздавался, многие его материалы безнадежно устарели. Но ведь в журналистике немало, как говорится, вечных понятий и терминов. Поэтому все-таки неплохо, если на вашей профессиональной полке окажется “Справочник журналиста” Н.Г. Богданова и Б.А. Вяземского.

А для того чтобы следить за новинками в сфере отечественной журналистики, надо регулярно читать соответствующие периодические издания. Прежде всего, это журнал “Журналист”, самый серьезный профессиональный журнал нашего творческого цеха. Новейшие научные разработки по теории журналистики вы найдете в научном журнале “Вестник Московского университета. Серия X. Журналистика”.

Практически все массовые газеты публикуют материалы, посвященные телевидению. Наиболее профессионально это делают “Известия”, “Литературная газета”, “Общая газета”, еженедельник “7 Дней”.

При изучении курса “Введение в журналистику” в качестве дополнительной литературы советуем прочитать:

Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики: Учебное пособие. М.: Изд-во МГУ, 1995.

Горохов В. Основы журналистского мастерства. М., 1989.

Телевизионная журналистика: Учебник/Ред. коллегия Г.В. Кузнецов, В.Л. Цвик, А.Я. Юровский. М.: Изд-во МГУ, 1994.

Егоров В.В. Терминологический словарь телевидения. М., 1997.


Примечания

1

В лекции использованы материалы канд. филол. наук Л.В. Сизовой