sci_tech Олег Шевченко Николай Баранов и его винтовка

В 1865 г. директор морского музея Санкт-Петербурга лейтенант Николай Баранов впервые предложил свою систему для переделки дульнозарядных винтовок под унитарный металлический патрон. Его система была дальнейшим развитием схемы известной на западе винтовки Альбини-Брандлин.

ru
prf76 Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator 23.08.2013 kalashnikov.ru FBD-AD63FF-3B99-CF49-82A8-55E1-1272-F6ACE9 1.0 Калашников. Оружие, боеприпасы, снаряжение. 2010 №11

Олег Шевченко

Николай Баранов и его винтовка

Объединившее в себе разрушительное и созидательное начало, оружие по праву можно назвать одним из величайших изобретений человечества. Вклад в его создание и совершенствование внесли Леонардо да Винчи, Ломоносов, Нобель… А что может быть лучшим показателем развития научного и технического прогресса, как не оружие? Возьмем XIX век, который начинался с лошадиной тяги и кремнево-ударных оружейных систем, а заканчивался железными дорогами, авиацией и пулемётами. Основой развития промышленности являлась металлургия. Новые сорта сталей, способы металлообработки разрабатывались изначально именно для производства оружия и только потом они находили свое применение в мирной жизни.

Общий вид винтовки системы Баранова

Издревле оружие помогало добывать пищу, отстаивать свои права, честь и свободу. Мировой порядок диктовало лучшее оружие. Корни ракетостроения – греческий огонь, китайские опыты, ракетные войска эпохи наполеоновских войн. Первые дальние регулярные рейсы тяжелой авиации – 1917 год, рейды кайзеровских бомбардировщиков «Готта» на Лондон…

Середина XIX века ознаменовалась взрывным развитием оружейных технологий. Начало 20-х годов – массовое замещение кремневых систем на капсюльные, 1848 г. – в Германии на вооружение встает казнозарядная система с продольно-скользящим затвором под бумажный унитарный патрон. Гражданская война в США послужила началом эры цельнометаллических унитарных боеприпасов.А что в России? В 1856 г. на вооружение принимается очередная дульнозарядная винтовка и в этот же период новый дульнозарядный гладкоствольный пистолет.

С начала 1860-х годов в России начали осознавать серьёзное отставание в области вооружения. Спешные поиски и принятие скоропалительных решений породили то, что военный министр Милютин впоследствии назвал «Ружейной драмой». Первые ласточки – необычайно сложные, капризные и непрактичные двупульные системы Грина и Жиле-Трумера, система Терри-Нормана. Только через двадцать лет после принятия системы Дрейзе в Германии мы получаем на вооружение игольчатую винтовку системы Карле под бумажный патрон. Но уже тогда было понятно, что в современной армии нет места этим системам. Лучшие русские офицеры-оружейники искали в Европе и США ту самую систему, то самое инженерное решение, которые помогли бы отстающей России вылезти из пропасти.

В 1865 г. директор морского музея Санкт-Петербурга лейтенант Николай Баранов впервые предложил свою систему для переделки дульнозарядных винтовок под унитарный металлический патрон. Его система была дальнейшим развитием схемы известной на западе винтовки Альбини-Брандлин. На переделку было выделено 10 000 казнозарядных винтовок, из которых было произведено 9872 винтовки Баранова. После непродолжительных испытаний в гвардии они поступили на вооружение моряков, и в первую очередь во флотские экипажи, уходящие в длительное плавание в Средиземное море и Тихий океан.

Николай родился в 1836 г., поступил на флотскую службу в 1854 г. В этом же году, в возрасте 18 лет он начал работу над конструированием ручного огнестрельного оружия. В русско-турецкую войну он получает под своё командование пароход «Веста», участвовавший в крейсерстве к турецким берегам и сумевший в пятичасовом бою противостоять современному турецкому броненосцу «Фехти-Буленд». Этот бой вызвал неоднозначные толкования в военно-морских кругах. С одной стороны, он был описан ведущими историками как пример героизма русских моряков. Айвазовский написал картину. С другой стороны, по мнению героя русско-турецкой войны С. О. Макарова, ставшего в дальнейшем выдающимся русским флотоводцем и адмиралом, данный бой был враньём и профанацией. После войны по результатам боя «Весты» состоялся суд над Барановым, который его оправдал, но с карьерой морского офицера было покончено. Действительно, вся эта история неоднозначна, но факт остается фактом – пароход «Веста» дал бой и, несмотря на серьёзные повреждения, вернулся на базу. Нельзя забывать и ещё об одном деле Баранова: в декабре 1877 г. Баранов, командуя уже другим пароходом – «Россия» – захватывает и доставляет в Севастополь транспорт «Мерсина», на борту которого помимо команды находилось 800 человек турецкого десанта.

Айвазовский И. К., «Бой парохода «Веста» с турецким броненосцем «Фехти-Буленд» в Чёрном море 11 июля 1877 года»

Возвращаясь немного назад, зададимся вопросом, как капитан-лейтенант, начальник морского музея, специалист по артиллерийской части попадает на флот и получает под начало фактически лучший российский корабль на Чёрном море. Несомненно, здесь сыграла свою роль протекция его друга – наследника престола, впоследствии известного как император Александр III. Для последующей блестящей карьеры не только на военном поприще, но и как видного государственного деятеля это было необходимо. Возможно, досадный эпизод с «Вестой» и закрыл ему дорогу к посту морского министра.

Градоначальник Санкт-Петербурга Н. М. Баранов

А подружился Баранов с наследником благодаря своей винтовке. Известный промышленник Путилов, бывший морской офицер и друг Баранова, как сейчас бы сказали, «вышел» на своего знакомого наследника престола с идеей производства и вооружения русской армии винтовкой системы своего товарища. Само собой, производство винтовок предполагалось на его заводе. В скором времени Александр подружился и с Барановым. Лоббирование интересов своих друзей перешло все рамки разумного. Апофеозом стало обвинение наследником лучшего военного министра в истории России Милютина в мошенничестве из-за того, что Милютин был сторонником перевооружения русской армии переделочной винтовкой другой системы – винтовкой Крнка. Конфликт завершил сам император, запретивший наследнику вмешиваться в дела по перевооружению армии. Тем не менее Путилов получил заказ на переделку 10 000 винтовок, а Баранов обрёл влиятельного друга. Это стало знаковым событием всей его дальнейшей жизни. Даже после трагического окончания морской карьеры он не уходит в небытие. Баранов становится полковником полевой пешей артиллерии, а с 1881 г. его карьера получает новый виток и он становится Ковенским губернатором. Карьерный рост на этой стезе набирает обороты, Баранов уже генерал, вскоре получает должность Санкт-Петербургского градоначальника, затем становится архангельским губернатором. знаменитым же было его следующее генерал-губернаторство – Нижегородское. Именно там в полную силу проявился организаторский талант Баранова, он успешно справился и с голодом, и с эпидемией холеры в своей губернии. Скончался он в 1901 г. в чине генерал-лейтенанта. В память Баранова один из эскадренных миноносцев на Императорском черноморском флоте носил имя «Капитан-лейтенант Баранов».

Вернёмся к винтовке. Большинству из нас известна шестилинейная винтовка Баранова, редчайшие сохранившиеся образцы которой представлены в ряде музеев. Но мало кто знает, что изначально предполагалось переделывать не только 6-линейные винтовки обр. 1856 и 1858 гг., а и 7-линейные нарезные ружья образца 1854 г., запас которых был на флоте.

В самом начале 1868 г. Баранов получает от морского ведомства нарезные ружья и винтовки для переделки. В большинстве это были 7-линейные системы. Эксперименты по переделкам продолжались фактически до самого конца 1868 г. и в декабре по их результатам был дан заказ Путилову. Предполагалось, что новые винтовки пойдут на вооружение 1-й гвардейской пехотной дивизии.

Немного скажем о том, что тогда творилось в области стрелкового вооружения в Империи. В 1868 г. русскими офицерами Горловым и Гуниуом в США разрабатывается отличная винтовка, известная впоследствии как система Бердана № 1. Это было новейшее оружие с отменными характеристиками, удовлетворяющее всем современным требованиям. Но процесс перевооружения этой винтовкой, налаживание её производства в России были очень небыстрыми. С другой стороны, в Империи был большой запас дульнозарядных винтовок, и их переделка давала возможность быстро решить вопросы со снабжением армии казнозарядным оружием под металлический патрон. Конечно, было понятно, что по сути это суррогат и основные требования к нему это простота и дешевизна конструкции при надлежащих боевых качествах.

Путилов изготавливает первую партию винтовок Баранова в количестве 1696 штук, которые были переданы Лейб-Гвардии Семёновскому полку. Гвардейцам винтовка понравилась, и это было немудрено после дульнозарядных систем и систем Терри-Нормана и Карле.

Вид на казённую часть ствола. Затвор открыт

Для заряжания винтовки затвор откидывался вверх

Среди недостатков конструкции Баранова отмечались следующие. Нередки были поломки бойка и ударника; при переворачивании винтовки набок на угол, превышающий 90°, при полностью взведённом курке наблюдалось самопроизвольное открывание затвора. При этом нужно отметить, что первые винтовки Баранова имели наклонную рукоять затвора и фиксатор на ложе, препятствующий самооткрыванию затвора, но при налаживании производства этот элемент был упрощён в ущерб надёжности.

Винтовка послужила гвардии недолго. В марте 1869 г. проводятся сравнительные испытания, и она не выдерживает конкуренции с системой Крнка. При практически идентичных боевых характеристиках «крнка» была проще в изготовлении, надёжней и, что стало решающим, её передел обходился казне на 1 руб. 50 коп. дешевле барановской винтовки. В мае 1869 г. принимается решение передать винтовки Баранова для нужд флота. Так фактически первая русская винтовка под металлический патрон, вышедшая из недр флота, окончательно стала военно-морской.

Что касается используемого боеприпаса, то для винтовки было два типа патронов – с пулей Вельтищева и пулей Минье. Первоначально комплектующие (гильзы и капсюля) заказывались в Бельгии на фабрике Фюсно, затем производство гильз для нужд морского ведомства было налажено на Адмиралтейском ижорском заводе.

Не только одну лишь винтовку дал Николай Михайлович для флота. Широко известен револьвер Галана, как русский флотский револьвер. Но совсем неизвестно, что эту конструкцию правильнее называть системой Галана-Баранова. Во время визитов, связанных с организацией закупок для нужд морского ведомства, Баранов модернизировал исходную конструкцию Галана и лишь после этого он был принят на вооружение под именем «абордажный пистолет-револьвер обр. 1870 г.». Револьвер был снят с вооружения флота лишь в 1906 г.

Сложна и противоречива судьба Николая Баранова и его оружия. Но факты упрямая вещь: русский флот получил отличные системы стрелкового вооружения. Моряк, а затем и государственный деятель, Баранов всегда честно служил России, и всегда его активная деятельность была направлена на попытки развить, улучшить всё то, чего он касался, и это ему удавалось.