sci_tech Мир Авиации 2006 02

Авиационно-исторический журнал

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.6 28.09.2013 FBD-5C4081-4898-0D42-7683-C514-EC35-C54997 1.0 Мир Авиации 2006 02 2006

Мир Авиации 2006 02

АВИАЦИОННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

Издается с 1992 г. № 2 (39) 2006 г.

На обложке:

Су-27 «29 красный» СВО Казахстана.

604-я авиационная база, Талдыкорган, сентябрь 2002 г. Фото В. Мартынюка

ЭКСПЕРИМЕНТЫ

Первые в Советском Союзе опыты по дозаправке самолетов в воздухе

Владимир КОТЕЛЬНИКОВ Москва

В число основных задач, поставленных перед ВВС РККА на первую пятилетку, входило существенное увеличение радиуса действия боевых самолетов. Его можно было добиваться разными способами: увеличением запаса горючего, снижением массы машин, повышением экономичности двигателей, переходом на более эффективное топливо. Но одним из самых перспективных путей считалось освоение дозаправки бензином в полете.

Первые эксперименты по передаче горючего с одного аэроплана на другой имели место еще до начала Первой мировой войны. В США и Великобритании пробовали переправлять с борта на борт небольшие канистры. Но это скорее было похоже на цирковые трюки, чем на нечто практическое. В 20-х годах за дозаправку в воздухе взялись вновь.

В ноябре 1929 г. НИИ ВВС поручили проработать конструкцию устройств для дозаправки применительно к самолету Р-]. Этот деревянный биплан, советская модификация английского разведчика и легкого бомбардировщика Де Хевилленд DH.9a, тогда являлся самой массовой машиной в нашей авиации. К работе приступили во второй половине декабря. Группой конструкторов руководил военный инженер А.К. Запакованный. У нас идею с передачей емкостей с самолета на самолет отбросили сразу, перейдя к тому варианту; который и стал позднее основным — переливанию топлива из баков одной машины в баки другой через шланг-трубопровод.

Эскизный проект был готов 5 апреля 1930 г. Его одобрили и с 4 июня в мастерских начали делать необходимые детали, узлы и агрегаты. На самолете-заправщике («бензиновозе» или «бензиноносце») пулеметная турель превращалась в барабан, на который наматывался 30-метровый шланг. Вращая турель, можно было его выпускать или втягивать через окно для бомбового прицела «Герц». Шланг, обтянутый материей, заканчивался наконечником с автоматическим перекрывным клапаном и свинцовой гирей весом 3,5 кг. Внутри шланга шел телефонный провод для выравнивания потенциалов между самолетами: в противном случае мог произойти разряд статического электричества, опасный пожаром. С обоих концов провода имелись штепсели для подсоединения к розеткам на борту. Слив намеревались осуществлять самотеком. На Р-1, в который собирались переливать горючее, кроме розетки монтировалась приемная горловина. Поскольку все рассматривалось только как эксперимент, на обоих самолетах использовались баки емкостью по 32 л, не подсоединенные к топливной системе.

К 31 июля 1930 г. все изготовили, но никак не могли получить самолеты для переделки. Лишь в августе стало возможно начать полеты. Сначала просто попробовали ловить веревку с грузом. Самолеты пристраивались друг над другом, уравнивали скорости и техник, сидевший в кабине летнаба на нижней машине, ловил «грузовую грушу». Это оказалось делом нелегким и небезопасным. Можно было самому получить по голове или по рукам, можно было ранить пилота в передней кабине или повредить довольно хрупкую конструкцию из реечек и полотна. Наконец, веревка могла намотаться на винт!

Но этот этап благополучно прошли. 29 августа впервые полетели с настоящим шлангом. Машины находились на расстоянии примерно 12 м друг от друга. Техник успешно поймал груз и засунул наконечник шланга в горловину. Вниз потекла вода из бака верхнего самолета. При разъединении шланга клапан перекрыл дальнейшую подачу. Потом по такой же схеме стали переливать бензин.

В одном из полетов кто-то из пилотов зазевался, и гиря пробила полотно на верхней плоскости. В другом случае шланг попал в плоскость винта, и пропеллер отхватил три метра трубки вместе с клапаном. Всего к 1 декабря экспериментаторы совершили 26 полетов.

Но Р-1 считался уже устаревшей машиной, не имевшей перспектив. На вооружение ВВС РККА поступали новые боевые самолеты — разведчики и легкие бомбардировщики Р-5 и тяжелые бомбардировщики ТБ-1. На последние тогда возлагались стратегические функции, и для них увеличение дальности было наиболее актуально. Приняли решение дозаправлять ТБ-1, а в качестве «бензиновоза» использовать Р-5. В январе 1932 г. закончили проработку проекта переделки обоих самолетов. В отличие от Р-1 на Р-5 шланг наматывался на барабан ручной лебедки в кабине летнаба. Лебедка монтировалась на месте фотоаппарата.

Но запас горючего серийного Р-5 делал эту затею бессмысленной. Сначала рассчитывали на комплект дополнительных бензобаков, монтировавшийся на варианте для дальних перелетов. Баки располагались за приборной доской (126 л), под педалями летчика (215 л) и под его сиденьем (110 л). В апреле 1932 г. попробовали вдобавок подвесить сигарообразные баки на балках бомбодержателей под нижним крылом. Но подвело кустарное изготовление. Баки и магистрали к ним текли, проводить испытания даже не рискнули. В июне того же года выставили новый образец с большим подфюзеляжным баком из листовой стали, вмещавшим 550 л бензина. Вместе с дополнительными внутренними баками и частью внутренних переоборудованный разведчик теперь мог слить в ТБ-1 до 1040 л топлива. Это давало бомбардировщику дополнительно четыре часа полета.

Проект заправки самолета ТБ-1 с «бензиновоза» Р-5, 1932 г.

Весь комплект добавочного оборудования весил около 120 кг, что было несколько многовато — сказалось слишком широкое применение стали и меди. За счет дополнительного сопротивления бака скорость «бензиноносца» уменьшалась на 6 км/ч. Но этот вариант оказался вполне работоспособен, что подтвердили летные испытания.

Сначала с Р-5 пробовали заправлять другой такой же биплан. Технология оставалась той же, что и ранее. Затем для экспериментов выделили ТБ-1 № 648. На нем сделали приемную горловину с «пауком» магистралей, раздающих принимаемый бензин в баки бомбардировщика. Она располагалась впереди средней турели. В июне-июле 1932 г. провели испытания пары — заправщик Р-5 и заправляемый самолет ТБ-1. Конец шланга болтался на ветру, угрожая людям и машине ударом тяжелого грузила. На ловлю «груши» стали ставить двух техников, которые располагались в средней и задней стрелковых точках. Но трудности казались вполне преодолимыми. Как и ранее, начали с тренировки в подсоединении шланга, затем стали переливать воду, отсоединив на обеих машинах часть баков от общей системы. Наконец, перешли на бензин. В отчете НИИ ВВС записали: «Испытания выявили сравнительную легкость переливки горючего в воздухе из самолета Р-5 в самолет ТБ-1 при натренированности личного состава». Ставилась задача с помощью пополнения запаса горючего в воздухе довести продолжительность полета бомбардировщика до 25 часов, что уже казалось пределом для возможностей экипажа.

Но век ТБ-1 оказался педолог. Всего два года — и в производстве его сменил четырехмоторный гигант ТБ-3, который стал строиться в гораздо больших количествах. Для него тоже проблема увеличения радиуса действия стояла очень остро, поскольку соединениям этих машин предстояло решать стратегические задачи, в том числе по нанесению ударов по целям в глубоком тылу противника. В сентябре-ноябре 1933 г. с того же Р-5 попробовали заправлять ТБ-3. Дозаправлялся самолет одной из ранних серий с моторами М-17. Приемная горловина на бомбардировщике размещалась на фюзеляже перед турелями Тур-5, от нее шла разводка к крыльевым бакам. Доработку ТБ-3 осуществлял завод № 39. 20 ноября экипаж летчика Иванова впервые успешно дозаправил свой 'ГБ-3. Но для него бензин, сливавшийся с переоборудованного разведчика, был «каплей в море».

Альтернативно рассматривали другие типы самолетов. На роль «бензиноносца» примеряли ТБ-1, пассажирские трехмоторный АНТ-9 и пятимоторный АНТ-14. Проект переделки АНТ-9 в танкер разрабатывался в Осконбюро ВВС, руководимом П.И. Гроховским. В эту организацию влилась группа Запакованного, которая фактически и вела конструирование. Параллельно там же делали проект доработки ТБ-1. По АНТ-14 сделали только самые прикидочные расчеты; эта машина предназначалась для снабжения горючим в воздухе огромного шестимоторного бомбардировщика ТБ-1, «линкора 1-го класса». В проекте еще большего, двенадцатимоторного, самолета Г-1 (Д-1) предусматривались три основных варианта: тяжелый бомбардировщик, транспортно-десантный самолет и «танкер сопровождения». Последний должен был лететь в составе соединения, подпитывая бензином тяжелые бомбовозы и сопровождающие их «крейсера». Г-1 мог дозаправить в одном вылете, например, две с половиной эскадрильи «крейсеров» Р-6 — три десятка машин. По-видимому, предусматривалась не одна, а две линии с одинаковым оборудованием. Но все это осталось лишь в проектах. Вариант заправщика предлагал и B.C. Вахмистров для своей «авиаматки» — огромного «летающего крыла», прорисованного автором в эскизах.

Несколько дальше ушли с превращением в танкер бомбардировщика ТБ-3. Его грузоподъемность и габариты позволяли взять немало дополнительного горючего. Группа Запакованного, которая при передаче Осконбюро Наркомтяжпрому перешла в состав военного КБ-1, выполнила один за другим несколько подобных проектов. С каждым разом оборудование становилось легче и надежнее. Но в связи с крайней дефицитностью ТБ-3 до реализации дело дошло лишь в 1935 г. В НИИ ВВС переоборудовали два самолета — № 22610 и № 22464, оба с моторами М-34Р. Шланг-дюрит был намотан на барабан, располагавшийся в хвостовой части фюзеляжа. Он выпускался и втягивался ручной лебедкой через люк в полу за кабиной радиста. Шланг снаружи армировался стальными тросами — как для повышения прочности, так и для выравнивания потенциалов. Бензин для перелива брали из средних центропланных баков. Между 3-м и 4-м шпангоутами Ф-3 бомбардировщика находился полуавтомат перелива, открывавший и закрывавший магистраль. Насоса не было: топливо, как и ранее, переливалось под воздействием собственного веса. Общий вес комплекта АЗ-21 на ТБ-3 равнялся 59.32 кг.

Заправщик Р-5 с дополнительным 550-литровым баком под фюзеляжем (рисунок А. Юргенсона)

Дозаправочное оборудование танкера ТБ-3, 1935 г.

Заправлять собирались не бомбардировщики, а истребители сопровождения. Таким способом хотели уравнять радиус действия соединения ТБ-3 и одномоторных истребителей, обеспечив первое эскортом на всем маршруте до цели и обратно. Комплектами АЗ-22 оснастили один биплан И-5 и один моноплан И-16 с мотором М-22. Несложное устройство весом 4,2 кг после окончания дозаправки выталкивало патрон на наконечнике шланга и перекрывало магистраль к заливной горловине. На обоих истребителях горловину разместили возле кабины, но у И-5 она находилась на правом борту, а на И-16 — на левом. Магистраль от нее шла прямо в основной бензобак. Кабины обеих машин были открытыми — ведь и на этот раз шланг требовалось ловить руками.

Сначала надо было проверить — сможет ли пилот истребителя поймать наконечник шланга. Ведь в полете у него будут заняты обе руки: одной надо держать ручку управления, выдерживая положение под заправщиком, другой — сектор газа, выравнивая скорости. Оставалось только рискнуть, на время отпустив одну из ручек. В первых полетах в январе 1936 г. И-5 пилотировал капитан Соколов. Он тренировался, ловя фал, выпускавшийся из люка в днище фюзеляжа бомбардировщика. Последним управляли капитан Курбан и старший лейтенант Брагин. Задача оказалась нелегкой, надолго бросить сектор газа не удавалось. Отпустить же ручку на не очень устойчивом И-5 и вовсе было невозможно. Тем не менее, пять раз Соколов успешно ловил «грузовую грушу» на фале. С 11 февраля на И-5 стал летать известный испытатель С. Супрун. Однако, старый биплан использовали только для тренировки, хотя он и имел оборудование для перелива.

На И-16 переделали управление оборотами двигателя, разместив его на ручке управления. Теперь летчик мог довольно надолго освободить одну руку. На испытания И-16 назначили старшего лейтенанта Евсеева. Опять начали с тренировки в ловле «груши»; с одной свободной рукой дело пошло гораздо легче. Промежуточной стадии с переливкой воды на этот раз не было. 22 июня 1936 г. состоялась первая в мире дозаправка истребителя в воздухе. Истребитель занял позицию под ТБ-3, выпустившим шланг. Евсеев подошел ближе, поймал наконечник, ввел его в горловину; на бомбардировщике инженер Чеглаков включил полуавтомат. Бензин перетек в бак истребителя, после его заполнения АЗ-22 вытолкнул патрон и перекрыл горловину. Шланг отделился. автомат остановил поток топлива. Пилот на истребителе прибрал газ. приотстав от заправщика, а затем нырнул вниз. Сам процесс перелива занял всего три-четыре минуты.

Заливные горловины на правом борту истребителя И-5 (вверху) и левом борту — И-16. Эксперименты с дозаправкой истребителей проводились в 1936 г.

Эксперименты шли до конца осени 1936 г.

Конструкцию КБ-1 одобрили. Отчет НИИ ВВС рекомендовал изготовить серию комплектов для дозаправки. Ознакомившийся с отчетом начальник ВВС РККА Я.И. Алкснис наложил резолюцию: «Провести войсковые испытания на трех ТБ-3». Но никаких следов дальнейших работ по дозаправке в довоенный период мне найти не удалось. Что было этому причиной? Возможно, быстрый рост скоростей самолетов. Все эксперименты с системами Запанованного велись на скоростях не более 200 км/ч. шланг ловили руками из открытых кабин. При больших скоростях это стало невозможно, кроме того, кабины закрыли фонарями, стрелковые установки — экранами.

На западе в это же время тоже работали над системами дозаправки в воздухе с переливанием через шланг. Но и там шли по тому же пути, что и Запанованный, и тоже остались на уровне опытных образцов. Лишь в послевоенный период, когда перешли к системе «конус-наконечник» и стали прицеливаться всем самолетом, а американцы придумали, как управлять жесткой балкой-трубой, заправка в воздухе превратилась в повседневное явление. В Советском Союзе первая система нового типа была создана для бомбардировщика Tу-2. Но это уже другая история…

Фото предоставлено автором.

КУРИЛКА

История двадцать вторая от Владимира ДОБРОХОТОВА

Вот, говорят, знаменитости том всякие, высокие-далекие, прям как небожители, кажется даже не писают, не какают. А я вам так скажу — делают. И то, и другое…

После войны герои наши часто ездили по всей стране почетными гостями. Лавры пожинать. Пионеров им выстраивали, салют отдавали, стол накрывали — всё как полагается по русскому обычаю.

И вот с одним летчиком — трижды героем — такая история была. Предстояло ему как-то лететь в отдаленный колхоз, ждали его там, чтоб рассказал молодежи про суровые боевые будни. Выделяют ему вертолет Ми-4 с экипажем. Подъезжает он на лимузине на аэродром — одет легко: шинелька, ботиночки, как говорится, на тонкой подошве. А, надо сказать, зима стояла ух, колотун за минус 20. Да только что ему — он из авто в вертолет прыг и полетели. Тут же — две девчушки из местной газетенки, призванные освещать великое событие.

Летят часа два. Тут ему и |риспичило. Холод, известное дело, способствует. Только терпит пока. Прилетают, садятся. Дверь открывают. Встречающие в нее сразу хлеб-соль суют… Вот так их отодвинуть, сказать: «Мне бы поссать»… Так что ли? Да не по геройски как-то… Ведут его, окруживши, сразу в клуб. А там трибуна, графин на ней, кумачи поразвешаны. Речь надо толкать. А потом, без паузы, — стол обильный: выпивка-закусочка.

И не отлучиться, потому как ты — центр внимания. Все рты на тебя раскрыты.

В общем, сидит экипаж вертушки, ждет возращения героя. Уж темнеть начало, лететь надо. Командир идет в клуб, героя из застолья выдергивать. А хозяева упираются — отпускать не хотят…

Стоит летчик-вертолетчик, устамши клянчить «лететь надо», на первом этаже клуба, а перед ним — лестница крутая деревянная на второй этаж, где как раз и чествуют высокого гостя. Вдруг видит: появляется герой. Там, наверху. Под одну ручку его председатель колхоза держит, под другую — секретарь местного райкома. Все трое в зюзю. И громко обсуждают, мол, надо лететь. Качаясь, делают первый шаг на лестницу и — о, боже! — кубарем скатываются до первого этажа. Групповой, так сказать, пилотаж. Сопение, мат, глухие удары тел, звяньканье звезд героя…

Но живы!

Заботливые руки кладут тело героя в вертолет. Туда же запрыгивают уже немного веселенькие репортерши. Полетели.

Где-то на полпути просыпается герой, даже протрезвел от холода, и к командиру. «Слышь, сажай вертолет, а то я сейчас обоссусь! Ты ж не хочешь, чтоб в акте написали — авария произошла из-за взрыва мочевого пузыря на борту?» А куда садиться? Темень непроглядная, так и убиться можно. «Ща, — говорит командир, — Придумаем что-нибудь». И подзывает бортмеханика: «Ведро есть?» — «Ну». — «Давай, герою надо».

А где? Тут же девчонки в салоне… Но у Ми-4 в задней части салона есть такой закуток, там, за занавесочкой, механик держит всякие полезные вещи. Вот туда и направили героя. Установил ему механик ведро, свет включил, вышел, занавесочку задернул.

И вот для тех, кто находился в салоне, на занавеске этой начался театр теней.

Руки героя быстро и неловко полезли в брюки. Оттуда выскочил живчик, и из него тут же забила могучая струя, звонко ударившая в пустое ведро.

Девочки, несмотря на мороз, зарделись пунцово. Остальные рты руками позакрывали, чтоб ржач унять.

А герой всё продолжал и продолжал…

История двадцать третья от Сергея КАТАЕВА

Одного руководителя полетов уволили из армии. Как-то всё сразу навалилось — и самолеты почти летать перестали, то есть не нужен стал наш заслуженный герой, да и годы подошли — не заметил…

Ушел на гражданку, да повезло — пристроился и тут полетами руководить, правда, в сельхозавиации.

Вот сидит он, значит, руководит. А тут как раз Ан-2 на посадку заходит. Заходит, значит, и запрашивает разрешение.

А наш РП привычно:

— Посадку разрешаю. Проверьте выпуск закрылков и шасси.

А ему в ответ:

— Шасси выпущено… И законтрено… Еще в 1947 году…

ВОЙНА В ВОЗДУХЕ

Бомбардировщики Пе-2 идут на боевое задание. Сталинградский фронт, 1942 г.

23 августа 42-го

(к 65-летию Сталинградской битвы)

Владимир РАТКИН Москва

Среди 1418 дней Великой Отечественной войны один упоминается наиболее часто, едва только речь заходит о Сталинградской битве. 23 августа 1942 года-в этот день немецкие войска пошли на штурм Сталинграда, уверенные в том, что уже 25 августа гигантский город падёт к их ногам. План немецкого командования учитывал, казалось бы, все возможные препятствия, в преодолении которых сомнений не было. Главную ударную силу противника составлял 4-й Воздушный флот люфтваффе, в предшествующие дни уже доказавший, что он может серьёзно изменить ход боевых действий в пользу немецких войск…

В советской исторической литературе действия авиации в этот день описываются весьма скупо. Упоминается только о массированной бомбардировке Сталинграда, отчего день 23 августа стал синонимом варварства захватчитков. Между тем Сталинградская битва — это не только битва за городские кварталы. Сражение развернулось на гигантском пространстве, охватившем четыре области — Сталинградскую, Ростовскую, Воронежскую и Астраханскую, а также Калмыкию, вовлекло огромные массы людей — не только из армейских частей; значительно было и количество привлечённой авиации. Лёгкой прогулки немецкой 6-й армии к Волге не получилось. Более того — немецкии солдатам пришлось заплатить весьма высокую цену за пренебрежительное отношение германского верховного командования и политического руководства Рейха к возможности Советского Союза оказывать сопротивление.

Несмотря на достигнутые в июне-июле 1942 г. военные успехи, в августе германские войска стали терпеть неудачи на сталинградском направлении. Планы по взятию Сталинграда раз за разом срывались упорной обороной частей Сталинградского и Юго-Восточного фронтов 1* и действиями лётчиков 8-й Воздушной армии. Попытки противника прорвать советскую оборону охватывающими ударами с южного и северного направлений, в начале августа потерпели неудачу. Прорвав фронт в районе Цимлянской, части 4-й танковой армии вермахта в течение короткого времени вышли к внешнему оборонительному обводу Сталинграда, но не смогли развить успех и ворваться в город с южного направления, несмотря на активную поддержку авиации. Причиной тому — стойкость частей Укрепрайона и 64-й армии. В районе Вертячий — Трехостровская подразделения 6-й армии Паулюса в середине августа приступили к форсированию Дона мелкими подразделениями, которые должны были закрепиться на плацдарме, а затем обеспечить переправу основных сил армии. Однако действия противостоявших им частей 4-й танковой армии генерала Крюченкина были поддержаны большими силами авиации — как 8-й ВА. так и АДД. По переправам и сосредоточениям войск возле них ежесуточно наносились бомбо-штурмовые удары 2*. Однако немецкое командование продолжало сосредотачивать резервы как на северном (в районе Трехостровская — Нижний Герасимов), так и на южном (в районе Плодовитое) направлениях, рассчитывая прорвать оборону войск Красной армии, взять Сталинград в «клещи», отрезать его от всех возможных путей снабжения, окружить и разгромить оборонявшие город армии. Шту рм города предполагалось начать 23 августа, авиаподготовку — 19 августа. В состав воздушных сил, которые должны были принять участие в воздушной операции, входили:

Эскадра Группы Тип самолётов
KG 4 III He 111
KG27 I, II, III He 111
KG51 I, III Ju 88
KG 55 II. III He 111
KG 76(?) Ju 88
KG 100 I He 111
StG 2 Ju 87
SlG 77(?) Ju 87
SchG 1 Ju 87, Hs 123
ZG 1 Bf 110
JG 3 I. III Bf 109
JG 52 II, III Bf 109
JG 53 I Bf 109

(?) — данные предположительные.

Кроме того, летчиками Сталинградского фронта отмечались полёты истребителей неизвестного типа; некоторые из пилотов идентифицировали их как FW 187 (машины подобного типа входили в состав 13-го отряда JG 77 (13-Staffcl (Z)/ JG 77). Разведку поля боя вела 10-я разведгруппа (самолёты FW189, Do 17).

Общая численность этой авиагруппировки пока не установлена, но, имея данные о составе некоторых авиагрупп, можно предполагать, что общее количество исправных боевых самолётов 4-го ВФ, которые решено было привлечь к участию в операции, лежит в пределах 700-1000 самолётов, в их числе — 100–150 истребителей Me 109 3*.

В дни, предшествующие штурму Сталинграда немецкими войсками, люфтваффе проявляли достаточно высокую активность. Захватив аэродромы Морозовский, Котельниково, Тацинская в пригодном для использования состоянии, создав ряд новых площадок вблизи железнодорожной линии Сталинград-Лихая, противник получил возможность оказывать массированное воздействие на позиции войск Сталинградского фронта, на объекты в тылу — связанные, главным образом, со снабжением войск. Участились бомбардировки Сталинграда, в основном ночные. Налётам подвергались, главным образом, объекты оборонного назначения: Сталинградский тракторный завод — производитель танков Т-34, электростанция СталГРЭС, железнодорожные станции на линии Повориио-Сталинград и Сталинградский железнодорожный узел. Кроме того противник стремился достичь абсолютного господства в воздухе на данном направлении. чтобы снять любую угрозу своим войскам, выдвигавшимся для нанесения главного удара. С конца июля аэродромы 8-й ВА и ПВО Сталинграда подвергались штурмовкам большими группами немецких самолётов 4*. Тем не менее задействованных сил люфтваффе было недостаточно для решения задачи, поставленной ставкой вермахта.

К 23 августа 1912 г., поданным разведки, люфтваффе на 13-ти аэродромах Сталинградского направления имели порядка 354 самолётов, часть из которых, вероятно, была неисправной 5*. Значительное число бомбардировщиков 4-го Воздушного флота всё ещё базировалось на аэродромах, значительно удалённых от места разгоравшегося сражения. Это, скорее всего, объясняется тем, что раздел группы армий «Юг» на группы «А» (Кавказ) и «Б» (Сталинград) не сопровождался соответствующим «разделом» поддерживавшей их действия авиации. Одни и те же бомбардировочные эскадры (в первую очередь, 27-я, 55-я, I./KG 100) действовали против войск Красной Армии как на сталинградском направлении, так и на Северном Кавказе. Такая «универсальность», вероятно, устраивала до поры до времени немецкое командование, но не позволяла наращивать бомбардировочные удары по войскам Сталинградского фронта (из-за значительного времени полёта до цели и обратно), одновременно содействуя наступлению на город 4-й ТА с юга и 6-й армии — с севера.

8-я Воздушная армия к 23 августа насчитывала 300–320 исправных боевых самолётов. Ощущалась острая нехватка бомбардировщиков. В 270-й БАД насчитывалось 72 самолёта, но исправных — только 34. Из этого числа 4 самолёта Пе-2 (86-го и 275-го БАП) в основном выделялись на ведение воздушной разведки. К тому же атаки истребителей противника сокращали численность дневных бомбардировщиков едва ли не от вылета к выле чу, а новые Пе-2 прибывали крайне нерегулярно. В 272-й НБАД положение было несколько лучше (58 самолётов, из них 48 (51) 6*; исправных), и пополнение поступало своевременно, но основа матчасти дивизии, биплан У-2, поднимал не более 200 кг бомб за один боевой вылет и имел радиус действия, недостаточный для того, чтобы уничтожать резервы противника в его глубоком тылу. 271-я НБАД, включавшая в свой состав самолёты с большим радиусом действия (СБ, Ил-4), имела всего 17 исправных бомбардировщиков. Из состава штурмовых авиачастей к боевым вылетам готовились 54 Ил-2.

Из состава частей АДД к действиям на Сталинградском направлении поначалу привлекались слишком незначительные силы. В середине августа ночные бомбардировки целей в полосе Сталинградского фронта совершали экипажи группы 749-го авиаполка 24-й авиадивизии (порядка 3-х самолётов Ил-4), базировавшиеся на аэродроме Кирсанов (Тамбовская обл.).

Для увеличения числа бомбардировщиков, действующих по войскам противника. наступающим на Сталинград, командующий АДД генерал-лейтенант А.Е. Голованов 19 августа в своём приказе поставил новые задачи авиаполкам 1-й, 17-й, 24-й, 36-й, 53-й и 62-й авиадивизий Дальнего Действия, совершавшим боевые вылеты на Ржевском и Елецком направлениях 7*. В ночь на 20 августа самолёты из состава 53-й и 62-й дивизий начали наносить удары по войскам противника и переправам через Дон в районе Нижний Акатов, Трёхостровская, Нижний и Верхний Герасимов. Можно предполагать, что своевременное подключение к этим заданиям тяжелобомбардировочной авиации окончательно спутало все планы германского командования. Ночные бомбардировки переправ и скоплений войск большим числом тяжёлых самолётов (ТБ-3, Ли-2, Ил-4), способных нести бомбы калибром до 1000 кг, наносили противнику заметный ущерб. Быстрого прорыва к Сталинграду через полосу обороны сильно поредевшей 4-й танковой армии и сё «соседа» слева — 62-й армии, не получалось. Германским войскам приходилось буквально продавливать её на различных участках, пытаясь найти слабое место, но и это требовало от них немалых сил и жертв. Вероятно поэтому накануне решающего (по планам противника) штурма Сталинграда решено было сосредоточить на Сталинградском направлении максимум сил 4-го Воздушного флота люфтваффе. Бомбардировочные эскадры стали подтягивать к Сталинграду. В ряде случаев аэродромы противника расположились всего в нескольких километрах от позиций советских войск, и при наличии артиллерии могли бы поражаться огнём орудий, но — увы…

К 23 августа силы авиации, защищавшей Сталинград с воздуха, выглядели следующим образом. В состав 102-й истребительной авиадивизии (Сталинградская зона ПВО) входили 439-й, 572-й, 629-й, 651-й, 652-й и 788-й истребительные авиаполки. В оперативном отношении дивизии подчинялись 2-й и 156-й ИАП 8-й ВА, 926-й ИАП ПВО 8*, а также сводная группа истребителей «Харрикейн» (сформирована на базе 787-го ИАП. прикрывавшего Саратов). К 23 августа в Сталинград начали прибывать свежие авиачасти на новых Ла-5 и Як-7. Личный состав 288-й ИАД (4-й, 12-й, 287-й и 900-й ИАП) 15 августа приступил к приёму Як-7, но времени на тренировки в необходимом объёме лётчикам не оставили. Уже 19 августа поступил приказ перебазироваться на аэродром в Верхне-Погромное и немедленно приступить к боевой работе. «Мотор и самолет в течение суток изучали только по формулярам и по рассказам работавших ранее на Як-7 некоторых техников». Первые эскадрильи прибыли в район Сталинграда тогда же, 19 августа. К 23.08.1942 г. из состава 288-й И АД успело перебазироваться на передовые аэродромы 40 9* Як-7. 22 августа лётчики 4-го ИАП вылетели на выполнение первого боевого задания на Сталинградском фронте — прикрывать бомбардировщики 270-й БАД, наносившие удар по против нику в районе озера Цаца, и по докладу лётчи ков-пики ропщи ков, справились со своей задачей хорошо. «При подходе к цели 3 [Як-7 10*] иступили в бой с 10–13 Ме-109ф. Два [Як-7] все время прикрывали Пе-2».

Из 287-й ИАД (27-й, 240-й, 297-й, 437-й ИАП), вылетевшей на фронт в составе 77 Ла-5, к 23.08.1942 г. прибыл 51 Ла-5 11*, в том числе на аэродроме в Сталинграде сосредоточилось 24 самолёта из 27-го и 297-го ИАП 12*. «Большое количество самолетов прибивало с значительными неисправностями /…/», — в основном технологического характера (недотянуты соединения трубопроводов и т. д.). Эти дефекты можно было устранить при техосмотре на аэродроме — было бы время…13* Главной проблемой было то, что из-за непродолжительного времени переучивания лётчики не успели освоиться с особенностями Ла-5, отличавшегося от прежних боевых машин увеличенным взлётным весом и замедленной реакцией на ход ручки сектора газа.

В интересах наземных войск, кроме того, действовали полки армейской авиации — 23-й смешанный (21А, 2 исправных И-16) и 282-й смешанный (также 2 14–16).

Всего к 23 августа 1942 г. Сталинград и оборонительные позиции вблизи города прикрывало 137 (160) истребителей, в том числе из состава 102-й ИАД — не менее 50-ти исправных самолётов, среди которых — 14 И-16 14*, 14 (11) Як-1, 18 «Харрикейн», 4 И-153,3 МиГ-3.

572-й ИАП не имел исправной матчасти, 652-й ИАП базировался в Астрахани.

Прочие истребительные силы Сталинградского фронта:

487-й и 894-й ИАП (101-я ИАД ПВО) — не менее 24 самолётов (до 15 МиГ-3) — прикрывали участок железной дороги Лог-Филоново на линии Поворино-Сталннград;

220-я ИАД (43, 512 ИАП) — 17 исправных самолётов; боевые вылеты совершал в основном только 512-й ИАП — 14 Як-1), обеспечивая прикрытие 228-й ШАД;

268-я ИАД — 19 исправных самолётов. Авиадивизия «работала» совместно с 206-й ШАД, обеспечивая прикрытие Ил-2 во время полётов на штурмовку.

235-я ИАД (13-й и 436-й ИАП) — 2 ЛаГГ-3 и до 2-х истребителей «Харрикейн»;

269-я ИАД (22 самолёта) с 20 августа сдавала свои истребители лётчикам 268-й ИАД (вероятно, 9-му Гвардейскому ИАП) и осуществляла перебазирование на аэродром Эльтон. Попутно выполняла боевую задачу по прикрытию аэродрома базирования.

***

На 23 августа авиация ПВО Сталинградского фронта, как и в предшествующие дни, получила задачу — прикрывать войска на линии фронта и военные объекты в городе: заводы, центральную переправу, железнодорожный узел, СталГРЭС. Специальной задачи по прикрытию городских кварталов от бомбардировочных налётов авиация ПВО не получала. Связано это было с тем, что жилые дома во многих случаях располагались вблизи городских предприятий, поэтому; защищая от налётов военные объекты, истребители прикрывали и расположенные поблизости от них городские кварталы. То же самое относилось к п. Латашаика 15* и расположенной рядом железнодорожной переправе и т. д. Но, кроме того, руководство ПВО, хотя и имело уже представление о методах действий немецкой авиации, всё же не могло представить, что запланировало командование люфтваффе (не без одобрения ставки вермахта!) на 23 августа…

В ночь на 23 августа авиачасти 8-й ВА продолжали выполнять задачи по уничтожению войск противника. Всю ночь на участке 4-й танковой армии бомбардировщики нанесли эффективный удар по противнику, взорвав в Зимовейском два склада боеприпасов, уничтожив 9 прожекторных установок и до 15 зенитных орудий. С утра 23-го авиация ПВО. совместно с лётчиками 287-й ИАД и зенитчиками, приступили к выполнению боевых задач по прикрытию города и позиций 62-й армии севернее Сталинграда.

***

Первая воздушная тревога в Сталинграде прозвучала 23 августа в 7 часов утра: к городу приближались три звена бомбардировщиков. Зенитчики открыли огонь и заставили самолёты подняться до высоты порядка 4000–5000 м. Неприцельное бомбометание не принесло большого вреда.

В 8.00 была объявлена вторая воздушная тревога. Строй немецких самолётов был встречен истребителями ПВО. Налёт был отражён. Затем — следующая воздушная тревога. По донесению штаба 102-й ИАД, «С 9.30 до 15.30 в сопровождении Ме-109ф противник группами от 3 до 23 самолетов пытался произвести налет на объкты г Сталинград, центральный аэродром, СТЗ и западные позиции. Налеты были отражены усилиями ЗА и ИА». О событиях на Сталинградской железнодорожной переправе: «Утром 23 августа на переправе всё бшо как обычно: зенитчики били по фашистским самолётам. упорно стремившимся прорваться к переправе. В воздухе то и дело завязывались воздушные бои 16*, в Волгу и в сады села Латашинки падали горящие машины, спускались на парашютах лётчики, работники переправы спокойно продолжали своё дело /…/». События развивались, как и в предыдущие дни, и не вызывали особых опасений.

Но в утренние часы 23-го город не интересовал противника — главной целью для 4-го ВФ в это время была советская линия обороны. Штабисты 62-й армии записали в оперсводке: «Противник массированными и эшелонированными налетами авиации с 6.00 до 7.00 23.8 воздействовал на части 28 ТК, 98 и 87 ОД/…/с 7.00 танки и пехота (противника) перешли в наступление, прорвали оборону, нанося гл. удар в направлении Мал. Россошка. К 16.00 вышли к ж.д. раз. 564». Нанесение удара по передовой линии обороны войск Сталинградского фронта проводилось в строгом согласовании со всеми родами войск вермахта. Едва Ju 87 приступали к «обработке» переднего края советских войск, танки противника переходили в атаку. Каждым «Юнкерсом» совершалось до 10 заходов. Бомбёжка прекращалась, когда танки подходили к окопам, и поразить их из тех орудий, что уцелели после бомбежек, становилось чрезвычайно трудно. Содействуя наступлению германских войск, экипажи 4-го ВФ люфтваффе сбросили на защитников города до 1000 бомб.

Самолёт Me 109, совершивший вынужденную посадку. Вероятно, август 1942 г., район расположения 63-й армии близ ст. Вёшенская. Лётчик совершил вынужденную посадку из-за потери ориентировки (самолёт перегонялся на аэродром Тацинская). (РГАКФД)

Аэродромная сеть в районе Сталинграда по состоянию на утро 23 августа 1942 г. ***

Активизировались действия противника и на южном направлении. На участке 57-й армии в районе оз. Цаца сосредотачивалась значительная группа механизированных войск противника с танками из состава 4-й ТА вермахта. Вероятно, командование группы армий «Б» решило прорваться к Сталинграду через образовавшийся в ходе боёв «коридор» между 64-й и 51-й армиями. Ещё 21 августа противник. перейдя в наступление, прорвал оборону 15-й Гвардейской СД (57А) в районе совхоза Приволжский, но под контрударом войск армии, поддержанным авиацией, вынужден был отойти. Чтобы прикрыть образовавшийся разрыв в обороне войск, командование 64-й армии вечером 22-го отдало приказ развернуть фронт обороны 38-й стрелковой дивизии — именно она утром 23 августа и приняла на себя главный удар танковой группировки, рвавшейся к Сталинграду с юга. Штурмовики 206-й ШАД за сутки пять раз вылетали на атаку противника в районах Тим гута. Цаца, совхоз Приволжский (участок обороны 38-й СД, 51-й и 57-й армий), совершив 35 боевых вылетов. Сопровождавшие их лётчики 296-го ИАП 268-й ИЛД отметили в донесении: «…наблюдали штурмовку войск противника, атака была удачной». Лётчики-истребители, прикрывая Ил-2, сбили 7 самолётов противника, потеряв 8 своих. В первом вылете 296-го ИАП на прикрытие штурмовиков, истребители, ещё не успев набрать высоту, в течение 20 минут вынуждены были отражать атаки двух блокировщиков Me 109, шедших к аэродрому, но не сумевших воспрепятствовать взлёту «Яков».

23-го рано утром группа Пе-2 из 140-го БАИ 270-й БАД под прикрытием 8 Як-7 из 288-й ИАД вылетела на бомбардировку противника в районе Плодовитое. «В районе Большие Чапурники группа Пе-2 была атакована Ме-109 в количестве до 30 штук. Благодаря плотности строя и массированного огня стрелков-бомбардиров и радистов сбит один Ме-109 /…/. Истребители противника произвели вторичную атаку в районе Загшавное, при второй атаке сбито два Ме-109, которые упали в районе Заплавное. Пе-2 уши от преследования Ме-109 на большой скорости и со снижением до бреющего полёта». 11адо заметить, что, судя по боевым донесениям, взаимодействие экипажей 140-го полка при нападении вражеских истребителей было тщательно отработано.

Не 111 из KG 55, выставленный на площади Павших борцов. Сталинград, август 1942 г. Вероятно, это тот самолет, который был сбит огнем зенитной артиллерии (141-го Зенартполка) 19 августа в районе Бекетовки. В сведениях о потерях KG 55 этот самолёт не числится, боевые действия эскадры на Сталинградском направлении указываются с 25 августа, (РГАКФД)

То же место, тот же самолет, спустя короткое время… Сталинград, сентябрь 1942 г. (РГАКФД)

***

Штурмовики 686-го ШАП 228-й ШАД (5–6 Ил-2), действовавшие на центральном участке Сталинградского фронта, под прикрытием истребителей 512-го ИАП 220-й ИАД (11–12 Як-1) дважды за день 23-го бомбили переправы через Дон у п. Зимовский и Калачкин. От сброшенных бомб возле переправы близ Калачкина произошёл мощный взрыв. В первом, утреннем, вылете атаки «Мессершмиттов» (до 14 самолётов) на Ил-2 были отражены. Возвращаясь из второго вылета по уничтожению переправ, группа в районе Малой Россошки пересеклась со значительно большей по численности группой самолётов противника, направлявшейся штурмовать советские войска; только «Мессершмиттов» в ней насчитали более 20-ти. Противник пошёл в атаку… Вечером 23-го, в донесении об этом воздушном бое ведущий группы Ил-2 лейтенант Копаев отметил: «Истребители принимает па себя все атаки Ме-109, сопровождение было хорошим". По численное превосходство противника сказалось: два Ил-2 и два Як-1 были сбиты, остальные три Ил-2, сильно повреждённые, под прикрытием истребителей дошли до нашей территории, где и совершили вынужденные посадки.

Истребители ПВО утром и днём

23-го выполняли задачу по прикрытию наземных войск 62-й армии. В 8.20 группа из 7 «Харрикейнов» и двух Як-1 вылетела на прикрытие района Большой Россошки. Подходя к зоне патрулирования, лётчики увидели, что большая группа Ju 87 бомбит советские войска. «Харрикейны» пошли в атаку. Применяя на дальних дистанциях РСы, а на ближних — пушечный огонь, лётчики расстроили боевой порядок пикировщиков. По донесениям, было сбито 6Ju 87.

В 9.35 лётчики 629-го ИАП на шести И-16 вылетели «по зрячему» на большую группу Ju 88, шедшую в направлении Гумрака. Действовать приходилось на пределе возможностей — скорости «Ишачков» и «Юнкерсов» отличались незначительно. Первая атака (с нижней полусферы) оказалась неудачной. Однако строй «бомберов», видимо, был нарушен. Рассыпался и строй истребителей. В ходе боя с применением РСов и пушечного огня, по донесениям лётчиков полка, было сбито два Ju 88, один Ме-109 и один Ju 88 повреждён. Собственные потери полка — подбит самолёт комэска майора Мишанова: лётчик, сбивший в бою один Ju 88, был тяжело ранен и отправлен в госпиталь.

В 9.45 8 Як-1 788-го ИАП, ведомые командиром полка майором Капустиным, вылетели «по зрячему» на перехват группы Ju 88, шедшей к Воропоново. В тяжёлом бою, когда противник отражал атаки лётчиков ПВО не только пулемётным огнём, но, как полагали, и газами 17* (два лётчика, Чумаков и Бабич, получили сильное отравление) было сбито (по донесениям) 3 бомбардировщика.

***

23 августа, определив наконец наиболее ослабленный участок советской обороны (в районе Вертячий-Песковатка), создав плацдарм на левом берегу Дона и переправив на него значительное число танков, противник перешёл в наступление, прорвал оборону 62-й армии на участке 98-й СД и, выйдя к железнодорожному перегону Котлубань-Конная, готовился ворваться в Сталинград.

«После обеда» группы бомбардировщиков люфтваффе стали прорываться к северной окраине Сталинграда. Вероятно, их задачей было — обеспечить выход немецких войск к Волге севернее Сталинграда. Несколько таких групп были обнаружены с наблюдательных пунктов ПВО, и на перехват поднялись лётчики 651-го. 788-го и 926-го истребительных полков. Лётчики 788-го ИАП заставили группу из шести Ju 88 сбросить бомбы до цели, но сами в воздушном бою потеряли один самолёт. 926-й ЙАП заявил, что лётчиками полка с помощью РСов было сбито 8 Ju 87.

***

Утренний вылет на бомбардировку позиций советских войск для командира I1I./KG 51 майора фон Бибра (von Bibra) сложился неудачно. Над укреплённой полосой обороны в районе реки Чир его «Юнкерс» бортовой № 9К+АА был подбит зенитной артиллерией. Вынужденная посадка на территории, контролируемой частями Красной армии — и никаких перспектив, кроме плена. Однако, севший рядом Ju 88 бортовой № 9K+AD оберлейтенанта Поппенбурга вывез потерпевших бедствие на аэродром базирования, в Тацинскую. Командир группы был спасён, и уже в 16.27 он уходил на очередное боевое задание…

Жители покидают горящий Сталинград. 24 августа 1942 г. (Фото Э. Евзерихина. РГАКФД)

***

О событиях второй половины дня 23 августа вспоминает жительница Сталинграда В.Н. Клягина: «К 23 августа рытьё противотанковых рвов на нашем участке Старо-Дубовского укреплённого района было закончено. /…/ Возвращаясь с работы, мы услышали в воздухе сильный шум моторов и увидели таку ю массу фашистских самолётов, какой над нами ещё никогда не появлялось. Все остановились. Кто-то начал считать, насчитал сто машин, а они всё летели и летели в сторону города, /…/ люди слова произнести не могли, как будто окаменели. Ведь почти у всех в городе остались дети. /…/ Мы стояли так, пока до нас не донеслись бомбовые взрывы».

По информации, полученной командованием ПВО Сталинграда, начиная с 17:00 осуществлялась массированная бомбардировка города. В воспоминаниях, оставленных участниками этого налета события представляются только в общем виде. Однако можно предположить, что в нем были задействованы все боеспособные самолеты всех авиационных частей 4-го ВФ люфтваффе (500–600 машин).

Не сохранилось полной информации и с нашей стороны: массированный налет вывел из строя линии связи и, возможно, были уничтожены и многие из постов ВНОС. Поэтому невозможно точно представить, какие объекты и кварталы немцы собирались бомбить в этот день. Возможно, что — никакие конкретно, а просто — бомбить но площади, строго по курсу следования ведущей группы, сбрасывая бомбы по команде ведущего своей группы. Только этим можно объяснить значительное число попаданий в совершенно «невоенные» дома. Вызвать панику в городе, заставить людей бежать из Сталинграда к переправам, создать хаос на переправах, чтобы потоки беженцев мешали доставлять в город военные грузы и подкрепления, а затем — уничтожить сами переправы и скопления людей возле них: это, видимо. и было главной задачей бессмысленной, с военной точки зрения бомбардировки. Требовалось провести акцию устрашения, показать мощь немецкой военной машины, подавить моральный дух защитников города невиданным до того числом жертв.

В документах 102-й И АД ПВО указано, что непрерывное бомбометание по городу больших групп самолётов, идущих волнами одна за другой на разных высотах до 5000 м, длилось до 18.45. Но и с наступлением темноты налёты не прекратились — горящие окраины стали хорошими ориентирами для самолетов люфтваффе. По сообщению штаба 62А, ночью противник действовал 30–40 самолётами непрерывно 18*.

После прорыва обороны 98-й стрелковой дивизии, войска 6-й армии беспрепятственно устремились к Волге. Появление частей противника в районе посёлков СТЗ и Спартаковна оказалось столь внезапным, что поначалу сопротивление им оказали только зенитчики и рабочие батальоны.

Но и для противника было неожиданным столкновение с организованным отпором вооружённых групп людей, поддержанным атакой танков Т-34 (из числа техники, находившейся на Сталинградском тракторном заводе) и огнём зенитной артиллерии. Нет сомнения, что именно это помешало противнику сходу ворваться в Сталинград с севера.

Выйдя к п. Латашанка, части противника оказались в непосредственной близи от аэродрома, расположенного возле п. Рынок 19*, и открыли по нему огонь из танковых орудий и миномётов.

Лётчики 926-го НАЛ поднялись на своих «Чайках», чтобы штурмовать подразделения противника, а в это время командование 651-го ИАП приступило к эвакуации матчасти. Вылететь с аэродрома смогли 2 Як-1, 5 «Харрикейнов», 2 И-15бис и УТИ-4 (из 17-ти самолётов, находившихся в полку к утру 23-го), местом их базирования выбрали площадку у п. Верхняя Ахтуба. Техсостав пешим порядком отправился в долгий путь к новой «точке», располагавшейся на другом берегу Волги. Хуже дело обстояло с самолётами 596-го НБАП и несколькими У-2 из авиагруппы ГВФ: их эвакуировать было практически некому — лётный состав находился в месте своего расквартирования, в нескольких километрах от аэродрома…

Противник попытался также захватить железнодорожную переправу на северной окраине города, в районе Латашанки, возможно имея намерение сходу прорваться на левый берег Волги. Бомбардировщики противника предпринимали неоднократные попытки потопить паромы, на которых эвакуировались раненые, беженцы и вагоны с военными грузами; бомбы падали рядом с бортами судов. Bf 110 летали буквально над мачтами, но прекратить эвакуацию экипажам люфтваффе не удалось. Зенитчики, оборонявшие переправу, вели огонь по немецким танкам, и пока последнее из орудий не прекратило огонь, ни один танк не мог продвинуться вперёд. Противнику удалось выйти к переправе только утром 24 августа, когда эвакуация была закончена и последний паром отошёл от причала. «Мы видели, как немецкие танки спускались па причалы, и на наших газах вражеские самолёты, не разобравшись в обстановке, сбросили на них свой бомбовый груз». (Кузьмин II.П., работник паромной переправы.)

Вечером 23-го штаб 206-й ШАД получил приказ — уничтожать противника в районе Ерзовка, Рынок. Сводная группа Ил-2 вылетела на боевое задание. Штурмовку вели с небольших высот. Зенитки противника вели беспощадный огонь по «Илам». Замкомэска 766-го полка младший лейтенант Шевченко, сбитый над целью, направил свой Ил-2 в скопление вражеских грузовиков…

Обстановка на земле развивалась столь стремительно, что вечером 23-го истребители И-16 из 629-го ИАП, оснащённые установками PC, были нацелены на уничтожение войск противника в районе Орловка-Ерзовка (5 км с.-з. СТЗ): в этот день защитникам Сталинграда не хватало не только истребителей, но и штурмовиков. На указанном в приказе участке колонна обнаружена не была; на дороге стояли неподвижно 3–4 танка и 2 горящие автомашины. Лётчики продолжили поиск и в районе аэродрома СТЗ обнаружили до 15–20 танков и 10–12 грузовых машин, по которым были выпущены реактивные снаряды. Несколько машин загорелось.

Вечером 23-го в 140-й бомбардировочный полк на связном У-2 было доставлено письменное распоряжение: бомбить войска противника на дорогах Ерзовка-Сталинград, Садки-Городище. 21 самолёт из состава 270-й БАД вылетел на боевое задание. «Один экипаж командир АЭ капитан Дунин, штурман /1,9 капитан Салота, стрелок- радист Половинкин в 19.04 атаковали колонну танков и автомашин севернее 5 км Орловы с высоты 650 м, сброшено 2 ФА Б-250, 3 ФАИ-100/…/. 4 Пе-2 в 19.30 атаковали колонну, идущую по дороге Садки па Городище. /…/ Сброшено 24 ФАБ-100, 6 ФАБ-70. /…/ в колонне возникло два очага пожара». Назад не вернулись: 3 Пе-2 из 779-го БАП и один самолёт-разведчик из 140-го БАП.

Механик сержант А. Шахова и мастер по вооружению М. Щербатюк готовят самолёт к вылету. Сталинградский фронт, 1942 г. [РГАКФД]

***

Руководству страны требовалось дать ответ, как же получилось, что значительное число истребителей не смогли сорвать массированный налёт противника на город, не создали панику в рядах бомбардировщиков. идущих к цели. Налицо было явное невыполнение указаний товарища Сталина об организации обороны города. Имея данные по численному составу истребительной авиагруппировки Сталинградского фронта, представители Ставки на СтФ словно не догадывались о её качественном состоянии; проигнорировали тот факт, что аэродром Рынок прекратил свою работу ещё до начала налёта на город. По давней привычке все промахи списали на неэффективность управления имевшимися силами истребительной авиации и ЗА. Хорошо, что подобные тезисы не были оформлены в соответствующие «оргвыводы».

Следует отметить, что противник в той обстановке выбрал беспроигрышный вариант. Массированный налёт (по воспоминаниям — более 2000 самолётопролётов, по сведениям штаба 8-й ВА — 1500 зарегистрированных) обеспечивал гарантированное нанесение удара но городу, какое бы количество бомбардировщиков ни было сбито в ходе прорыва через систему ПВО. К тому же слётанные экипажи Не 111 и Ju 88, как показали последующие события, имели опыт отражения атак истребителей даже при отсутствии прикрытия, и сваливать вину за это на лётчиков-истребителей ПВО и 8-й ВА более чем неверно. Советские авиаторы на имевшейся матчасти при имевшемся боевом опыте сделали всё возможное, и утверждать, что они могли бы действовать эффективнее, несправедливо. 23 августа в ходе воздушных боёв истребителями было сбито (по данным авиаполков ВВС и ПВО) 63 самолёта противника — цифра, которую трудно не заметить. Кроме того, представители Ставки, выдвигая свои замечания, задним числом отказывались от планов по действиям ВВС в интересах наземных войск, утверждённых накануне 23 августа, а ведь если бы таких действий не было, оборона южных подступов к городу серьёзно затруднилась бы.

Потери, понесённые советской авиацией за 23 августа, были также велики — порядка 68 самолётов уничтоженными и 6 — серьёзно повреждёнными: 268-я НАД — 8. 287-я ИАД — 7. 288-я НАД — 9, 220-я ИАД — 4 (все -512 ИАП), 102-я ИАД ПВО — 12+3 повреждено, 235-я ИАД — 1 (13 ИАП), 206-я ШАД — 1,228 ШАД -2 + 3 серьёзно повреждено, 270-я БАД — 4,272-я НБАД — 19, 282-й САП — 1. Из состава 272-й дивизии наибольшие потери понёс 596-й НБАП — большинство самолётов полка остались на аэродроме Рынок, захваченном противником. 271-я НБАД, чьи авиаполки ещё 12 августа перебазировались на аэродромы Эльтон и Сайхин, потерь за 23 августа не имела.

***

Штабу 6-й армии нужен был быстрый успех, который предполагалось достичь концентрацией всех сил на узком участке фронта. В изданных после войны в ФРГ мемуарах все военные неудачи германских войск на Восточном фронте объясняли неприбытием пресловутого «последнего батальона», Но в этот раз концентрация сил для достижения конечной цели была максимальной. Ради неё штаб 6-й армии даже оставил на время без внимания события, происходившие на левом фланге группировки. в районе Среднего Дона. 19 августа войска 63-й армии Сталинградского фронта форсировали Дон в районе Вёшенской, прорвали оборону войск противника 20* и? преодолевая их «огневое сопротивление», к 23 августа значительно продвинулись в южном направлении. Это была «чистая» битва наземных сил — авиация 8-й ВА не могла способствовать успеху прорыва, но и люфтваффе оставили свои сухопутные части без своей помощи и в течение четырёх дней, невзирая на быстрое продвижение советских войск в южном направлении, ограничивались только воздушной разведкой. И это несмотря на то, что участок прорыва находился не так далеко от района базирования 27-й бомбардировочной эскадры!

Лишь 23 августа немецкие бомбардировщики (одна группа Ju 88 и одна — Не 111) появились в воздушном пространстве тыловой зоны 63-й армии, совершили налёты на переправы и разрушили их (восстанавливались в течение пяти часов).

22 августа 21-я армия Сталинградского фронта также приступила к форсированию Дона, вступила в бои за овладение укреплёнными пунктами противника на левом берегу. 304-я СД наступала на высоты 217.4, 195.4. Люфтваффе малочисленными группами самолётов атаковали наступающие боевые порядки. Судя по всему, наступление войск 21А также оказалось неожиданным для командования 6-й армии; полной информации о продвижении советских войск командование люфтваффе не имело. В первой половине дня 23 августа произошло два эпизода, когда вражеские бомбардировщики (6 и 9 машин), вылетевшие на атаку наступавшего 812-го СП, не смогли определить принадлежность находившихся внизу войск и удар по ним не нанесли.

Наступлению 1-й Гвардейской армии, предпринятому 22 августа, придавалось наибольшее значение. Оно призвано было отвлечь внимание противника от Сталинграда, оттянуть на себя часть вражеских сил, предназначенных для взятия города. Но, к сожалению, некомплект в соединениях армии не позволил добиться решающего успеха — при том, что «Действия авиации противника ограничивались в основном наблюдениями».

Угроза успеху летней кампании германских войск обозначилась и на самом южном направлении наступления вермахта — в Калмыкии. Двигавшиеся в направлении Астрахани части 52-го корпуса, начиная с 18 августа, стали ежедневно подвергаться воздушным атакам «Илов» из 289-й штурмовой авиадивизии (8-я ВА). Дивизия была сформирована в Астрахани из молодых лётных кадров с 3 по 13 августа, после чего переброшена в Калмыкию. Благодаря полному отсутствию в данном районе немецкой авиации, штурмовка противника осуществлялась как на полигоне. 23 августа лётчики дивизии на 12-ти Ил-2 штурмовали противника в пункте Улан-Эрге, способствуя выходу из окружения разведотряда 107-го Гвардейского СП (28-я армия).

Сержант В.И. Обартели в боевом дежурстве на аэродроме. Сталинградский фронт, 1942 г. (РГАКФД]

***

Группировке Паулюса, несмотря на привлечённые силы, не удалось решить поставленную задачу — в установленные сроки захватить Сталинград. Более того: прорвавшаяся 23 августа к Волге 16-я танковая дивизия 14-го танкового корпуса вермахта была отрезана от пехоты и в течение недели пробыла в полуокружении. Паулюс слал к Волге подкрепления, но эти колонны подвергались штурмовым налётам казалось бы поверженной советской авиации… После установления устойчивой связи с 6А, командир корпуса генерал фон Виттерсгейм сообщил, что силы русских оказались неизмеримо большими, чем предполагалось. «Генерал фон Виттерсгейм предложил командующему 6-й армией отойти от Волги. Он не верил, что удастся взять этот гигантский город». «Паникёра» немедленно отстранили от командования…

Использованы материалы ЦАМО РФ, а также литература из собрания Российской Государственной библиотеки и личного собрания автора.

Данная статья представляет собой журнальный вариант главы из книги о возду шной битве в небе Сталинграда, над которой в настоящее время ведётся работа.

1* Сталинградский фронт был разделён на Сталинградский (северная часть) и Юго-Восточный (южная часть) 5 августа 1 942 г.; боевой состав СтФ на тот момент — 63-я, 21-я, 62-я армии, 4-я танковая армия, 28-й танковый корпус, ЮВФ — 64-я, 51-я и 57-я армии. Было предписано разделить боевой состав 8-й Воздушной армии поровну между двумя фронтами. С 28 сентября 1942 г. фронты стали называться (соответственно) — Донской и Сталинградский.

2* В период с 1 7 по 24 августа — порядка 1420 боевых вылетов.

3* По данным разведки, III./JG 52 прибыла в район Калача-на-Дону в составе 27 Me 109. Кроме того, немецкие данные по составу III./KG 4 позволяют предположить, что к 23 августа она имела около 30 Не 111.

4* С 27 июля по 10 августа было уничтожено порядка 33 самолётов и 56 — повреждено, убито не менее 29 человек лётно-технического состава и 47 — ранено.

5* Экипажи 8-го разведывательного авиаполка в период 10–22 августа на девяти немецких аэродромах установили базирование до 305 самолётов.

6* В скобках указана верхняя граница численности.

7* Вероятно, для этого потребовалось сначала убедить Ставку ВГК, что в данный период большее значение для обороны страны имеют не вылеты по целям на территории Германии, а бомбардировки тылов немецкой группировки на собственной территории. При этом, вероятно, упомянутый боевой приказ получила и 3-я АД ДД, однако из-за полного отсутствия документов боевых вылетов дивизии и входивших в неё полков за август-сентябрь 1942 г. невозможно представить характер боевой работы 3-й АД ДД в указанный период.

8* Следует отличать данный авиаполк от 926-го ИАП из состава 4-й ВА.

9* По данным инженерно-авиационной службы — 56 Як-7. Расхождения в цифрах могут объясняться неустойчивой связью штаба 8-й ВА со штабами авиачастей, из-за чего требуемые сведения не удавалось собрать своевременно.

10* В оригинале текста обозначены, как Як-1.

11* В документах обозначались как ЛаГГ-5; по данным инженерно-авиационной службы — 60 Ла-5. Следует учитывать, что о Моршанске из состава 437-го ИАП были оставлены 6 Ла-5 (вероятно, на их заправку не хватило горючего), кроме того, пилоты трёх Ла-5, выпущенные с данного аэродрома в сумерках, потеряли в темною ориентировку и вынужденно сели вне аэродрома.

12* В документах ИАС — 34 самолёта (24 исправных). Указывается также, что к 22 августа на Сталинградский аэродром перелетел 437-й ИАП (13 Ла-5, из них 10 исправных).

13* Ситуация усугубилась тем, что 21 августа, от обедов в столовой, лётный состав 240-го и 437-го истребительных полков подхватил какую-то желудочно-кишечную инфекцию и как минимум на сутки был выведен из строя. 22 августа 287-я ИАД совершила всего 21 боевой вылет (8 — прикрытие войск, 13 — разведка).

14* Самолёты 5-й, 10-й, 17-й, 18-й, 24-й серий.

15* Название населённого пункта воспроизводится по его написанию в боевых донесениях.

16* Вероятно, их вели лётчики 287-й ИАД. (Прим. авт.)

17* Считается, что противник в боевых условиях не применял отравляющие вещества — тольхо в карательных операциях в Аджимушкайских каменоломнях, и в концлагерях. Однако многочисленные факты применения противником веществ неизвестного состава при атаках самолётов люфтваффо с задней полусферы, в ходе которых советские летчики получали тяжёлые отравления, а несколько самолётов потерпели катастрофу, озаботили руководство ВВС КА; было выпущено распоряжение об исследовании обломков вражеских самолётов на предмет выявления спецаппаратуры для применения ОВ. Кроме того, 12 декабря 1942 г., в ходе наступления 39-й Гвардейской СД 62-й А противник применил боеприпасы, дававшие дымные облако; попадавшие в эти облака военнослужащие получали сильное отравление, по симптомам близкое к поражению газами раздражающего действия.

18* Вероятно, для того, чтобы бомбардировщики, действовавшие с дальних аэродромов, не заплутали над Донскими степями, было организовано световое целеуказание, как это уже делалось немцами при налётах на Москву. По сообщению одного экипажа 749-го авиаполка, «Против станции Качалино за изгибом роки на занятой территории выложен из огней какой-то указатель, предположительно на Сталинград».

19* В документах ПВО упоминается как «аэродром СТЗ», 272-й НБАД — как «аэродром Рынок».

20* Нокануне генерального наступления на Сталинград германские части были заменены частями 8-й итальянской армии.

СПРАВОЧНИК — Самолеты М-15

Авторы-составители: В. Мартианов и И. Сейдов при участии И. Звездина. Использованы материалы архивов НПК ПАНХ, Майкопского и Пятигорского ОАО и журнала «Авиация и Время»

Самолеты — прототипы, испытывавшиеся в СССР
Номер борта/ Регистрация Серийный номер Примечания
0108 ISP 001-08 М-15-00. В 1975–1976 гг. принимал участие в госиспытаниях.
0201 IS 002-01 Первый серийный М-15-01 с сельхозаппара- турой. 8 1975–1976 гг. принимал участие в госиспытаниях. В дальнейшем был перекрашен по стандарту «Аэрофлота» и получил регистрацию СССР-15598. Информации о передаче в производственную эксплуатацию не обнаружено.
0204 IS 002-04 В 1975–1976 гг. принимал участие в госиспытаниях. Облетывался в ГосНИИ ГА для снятия летных характеристик.
Самолеты, эксплуатировавшиеся в СССР
Майкопский объединенный авиаотряд. (317-й летный отряд).
75 самолетов.
Получены в 1976 году:
СССР-15215 IS 001-04 Первый двухместный М-15-40. Календарный ресурс истек к 09.82 г.
СССР-15216 IS 002-03 В 1976 г. принимал участие в госиспытаниях в СССР, испытывался в ПНР на предельных углах атаки. Календарный ресурс истек к 09.82 г.
СССР-15217 IS 002-05 В 1976 г. принимал участие в госиспытаниях в СССР. Календарный ресурс истек к 09.82 г.
СССР-15222 IS 003-05 Календарный ресурс истек к 09.82 г.
СССР-15223 IS 003-06 Календарный ресурс истек к 09.82 г.
Получены в 1977 году:
СССР-15101 IS 007-03 23.06.77 г. при перегоне из Львова в Майкоп сгорел транзистор 8 электрическом преобразователе, из-за чего была совершена посадка в г. Хмельницкий. 02,08.78 г. при выполнении АХР произошло попадание в двигатель беркута, что привело к вынужденной посадке и замене двигателя. Календарный ресурс истек к 12.82 г.
СССР-15104 IS 007-06 При перегоне в Майкоп из-за отказа электрического датчика произошел ложный отказ тормозов. Списан в результате грубой посадки 29.07.78 г.
СССР-15233 IS005-04 Календарный ресурс истек к 09.82 г.
Получены в 1978–1981 годах (приводятся по порядку номеров госрегистрации):
СССР-15063 Летал до 06.83 г.
СССР-15064 Летал до 06.83 г.
СССР-15068 Летал до 06.83 г.
СССР-15100 IS 007-02 В 1977–1978 гг. использовался на испытаниях сельхозоппаратуры во Всесоюзном НИИ применения авиации в народном хозяйстве (г. Краснодар). Летал до 06.83 г.
СССР-15109 Летал до 06.83 г.
СССР-15110 Работал с аппаратурой мелкокапепьного опрыскивания. Частично разобран в 09.82 г. во время оценки состояния парка М-15.
СССР-15111 Летал до 06.83 г.
СССР-15112 Летал до 06.83 г.
СССР-15113 IS013-02 Первый M-15-01 с частично улучшенной антикоррозийной защитой. Летал до 06.83 г.
СССР-15114 Работал с аппаратурой мелкокапельного опрыскивания. Летал до 06.83 г.
СССР-15115 05.05.82 г, взлет при выполнении АХР был прерван из-за угрозы схода колеса с аморт- стойки. Летал до 06.83 г.
СССР-15116 Летал до 06.83 г.
СССР-15117 Работал с аппаратурой мелкокапельного опрыскивания. Летал до 06.83 г.
СССР-15118 Самолет с экспериментальным утолщенным лакокрасочным покрытием. Летал до 06.83 г.
СССР-15119 Списан в 09.82 г, из-за коррозии планера.
СССР-15120 Летал до 06.83 г.
СССР-15121
СССР-15122 Колендарный ресурс истек к 12.82 г.
СССР-15123 Календарный ресурс истек к 12.82 г.
СССР-15124 Календарный ресурс истек к 12.82 г.
СССР-15125 Календарный ресурс истек к 12.82 г.
СССР-15126 Летал до 06.83 г.
СССР-15127 Доработанный двухместный М-15-42.
СССР-15128 Летал до 06.83 г.
СССР-15129 IS013-07
СССР-15130 IS013-08 21.04.80 г. пре неудачном рулении зацепил борт 15154 с небольшим повреждением правого предкрылка. Списан в 09.82 г. из-за коррозии планера.
СССР-15131 IS 013-09 Списан в 09.82 г. из-за коррозии планера.
СССР-15132 IS013-10 К 09.82 г. полностью выработал ресурс взлетов и посадок.
СССР-15133 IS 013-11 07.05.79 г. попадание гайки от стеклоочистителя в двигатель. Списан в 09.82 г. из-за коррозии планера.
СССР-15134 IS 013-12 27.09.80 г. совершил вынужденную посадку из-за помпажа двигателя от оседания сухих химикатов на лопатках компрессора.
СССР-15135 IS013-13 Списан в 09.82 г. из-за коррозии планера.
СССР-15136 IS013-14 Частично разобран в 09.82 г. во время оценки состояния парка М-15
СССР-15137 IS 013-15 Летал до 06.83 г.
СССР-15138 IS014-01 04.07.80 г. совершил вынужденную посадку на рисовое поле из-за отложения химикатов в топливной системе. К 09.82 г. полностью выработал ресурс взлетов и посадок.
СССР-15139 IS 014-02 К 09.82 г. полностью выработал ресурс взлетов и посадок.
СССР-15140 IS 014-03 К 09.82 г. полностью выработал ресурс взлетов и посадок. Тогда же списан из-за коррозии планера.
СССР-15141 IS014-04 К 09.82 г. полностью выработал ресурс взлетов и посадок.
СССР-15142 IS 014-05 15.08.80 г. совершил вынужденную посадку из-за отказа в полете электросистемы.
СССР-15143 IS 014-06 20.05.80 г. совершил вынужденную посадку в Краснодаре из-за отказа тормозов. К 09.82 г. полностью выработал ресурс взлетов и посадок.
СССР-15144 IS 014-07 09.07.80 г. совершил вынужденную посадку по неисправности. Машина числилась ремонтирующейся до 09.82 г., после чего была списана.
СССР-15145 IS 014-08 04.02.81 г. совершил вынужденную посадку из-за падения оборотов двигателя по причине отказа в топливной системе.
СССР-15146 IS 014-09 Списан в 09.82 г. из-за коррозии планера.
СССР-15147 IS014-10 Летал до 06.83 г.
СССР-15148 IS 014-11 18.05.80 г. при выполнении АХР произошло попадание цапли в двигатель. Списан в 09.82 г. из-за коррозии планера.
СССР-15149 IS 014-12 06.08.80 г. пожар из-за перетекания топлива в сопло двигателя при стоянке на уклоне. Числился ремонтирующимся до 09.82 г., после чего был списан.
СССР-15150 IS 014-13 К 09.82 г. полностью выработал ресурс взлетов и посадок.
СССР-15151 IS 014-14 Летал до 06.83 г.
СССР-15152 IS014-I5 К 09.82 г. полностью выработал ресурс взлетов и посадок.
СССР-15153 IS 014-16 К 09.82 г. полностью выработал ресурс взлетов и посадок.
СССР-15154 IS 014-17 21.04.80 г. был зацеплен бортом 15130 при неудачном рулении с небольшим повреждением левого элерона. Летал до 06.83 г. 23–24.08.83 г. выполнил перелет до Ульяновска, где вошел в состав экспозиции Музея гражданской авиации СССР.
СССР-15155 IS 014-18 При неудачном рулении столкнулся с ангаром. Числился в ремонте до 09.82 г., после чего списан.
СССР-15156 IS 014-19 К 09.82 г. полностью выработал ресурс взлетов и посадок.
СССР-15157 IS 014-20 Пожар в отсеке ВСУ в полете на АХР. Числился в ремонте до 09.82, после чего списан.
СССР-15158 IS 015-01 Работал с аппаратурой мелкокапельного опрыскивания. К 09.82 г. полностью выработал ресурс взлетов и посадок. Тогда же был списан из-за коррозии планера.
СССР-15159 IS 015-02
СССР-15160 IS 015-03 Летал до 06.83 г.
СССР-15161 IS 015-04 05.04.82 г. при взлете произошел сход колеса с левой амортстойки.
СССР-15162 IS 015-05 Списан в 09.82 г. из-за коррозии планера.
СССР-15163 IS 015-06 Списан в 09.82 г. из-за коррозии планера.
СССР-15164 IS016-01 16.11.81 г. в полете произошло ложное срабатывание сигнала «Опасная вибрация». Летал до 06.83 г.
СССР-15165 IS 016-02 IS 016-03
СССР-15166
СССР-15170 IS 017-02 Летал до 06.83 г.
СССР-15171 IS 017-03 К 09.82 г. полностью выработал ресурс взлетов и посадок.
СССР-15172 IS 017-04 К 09.82 г. полностью выработал ресурс взлетов и посодок.
СССР-15194 IS 018-02 Доработанный двухместный М-15-42.
СССР-15196 IS 018-04 Летал до 06.83 г.
Пятигорский объединенный авиаотряд.
28 самолетов, в том числе:
Получены в 1976 году:
СССР-15229 IS 004-05 Списан в 06.83 г.
СССР-15231 IS 005-02 Списан в 06.83 г.
СССР-15232 IS 005-03 Списан в 06.83 г.
СССР-15234 IS005-05 Списан в 06.83 г.
Получены в 1977 году:
СССР-15102 IS 007-04 IS 007-05 IS 007-08 Списан в 09.83 г.
СССР-15103
СССР-15106
Примечание: Борт 15103 или 15106 был потерян в аварии 01.02.77 г. из-за самопроизвольного открытия на малой высоте крышки химбака и возникшего разворачивающего момента. Пилот получил тяжелые травмы.
Получены а 1978–1980 годах:
СССР-15599 IS002-02 В 1975–1976 гг. принимал участие в госиспытаниях с номером 0202.
СССР-15105 IS 013-01 В 08.83 г. передан в Музей ВВС в Монино. Официально списан в 12.83 г.
СССР-15167 IS 016-04
СССР-15169 IS 017-01
СССР-15173 IS 017-05
СССР-15174 IS 017-06
СССР-15175 IS 017-07
СССР-15176 IS 017-08
СССР-15177 IS 017-09 После официального прекращения эксплуатации в 08.83 г. был списан в 03.84 г.
СССР-15178 IS 019-01 Списан в 06,83 г.
СССР-15179 IS 019-02
СССР-15181 IS 019-04 После официального прекращения эксплуатации в 08.83 г. был списан в 03.84 г.
СССР-15182 IS 019-05 После официального прекращения эксплуатации в 08.83 г. был списан в 03.84 г.
СССР-15183 IS 019-06 После официального прекращения эксплуатации в 08.83 г. был списан в 03.84 г.
СССР-15184 IS 019-07 После официального прекращения эксплуатации в 08.83 г, был списан в 12.83 г.
СССР-15193 IS018-01 После официального прекращения эксплуатации в 08.83 г. был списан в 07.84 г.
Полтавский объединенный авиаотряд. (102-й летный отряд)
7 самолетов.
Получены в 1976 году:
СССР-15219 IS 003-02 Потерян в катастрофе 09.07.77 г. из-за столкновения с препятствием на взпете. Пилот погиб.
СССР-15221 IS 003-04
СССР-15224 IS 003-07
СССР-15227 IS 004-03
СССР-1522 8 IS 004-04
Получены в 1977 году:
СССР-15107 IS 007-09
СССР-15108 IS 007-10
Воронежский объединенный авиаотряд.
5 самолетов.
Получены в 1976 году:
СССР-15218 IS 003-01
СССР-15220 IS 003-03
СССР-15225 IS 004-01
СССР-15226 IS 004-02
СССР-15230 IS 005-01 В 02.78 г. был передан на ресурсные испытания.
Запорожский объединенный авиаотряд.
30 самолетов.
Получены в 19791980 годах, в том числе:
СССР-15052
СССР-15060
СССР-15185 IS 019-08
Примечание: один из самолетов Запорожского объединенного авиаотряда был по завершению эксплуатации установлен в поселке Васильевка Запорожской области, но в 90-е годы был демонтирован и сдан но слом.
Кокчетавский объединенный авиаотряд.
Получено в 1979–1980 годах 14 самолетов.
Примечание: Есть сведения, что во время эксплуатации одна машина была потеряна в аварии.
Львовский аэропорт.
Около 20 самолетов, в том числе:
СССР-15187 IS 019-10 Осенью 1983 г. был передан Венгрии. Ныне установлен в качестве памятника в г. Сольнок. До передочи налетал 13 часов.
Примечание: остальные самолеты донной группы, в основном 20-й заводской серии, были тогда же сданы на металлолом, не попав в авиапредприятия.
Сельхозсамолет М-15

М-15-01 «0201» — вторая машина первой серии. В таком виде самолет проходил испытания в СССР в 1975-76 гг.

М-15 СССР-15221 из состава 102-го летного отряда. Полтава, 1976 г.

Спарка М-15-42 СССР-15127 из состава 317-го летного отряда. Майкоп, 1979 г.

Длинноносый М-15 СССР-15138 из состава 317-го летного отряда. Майкоп, лето 1980 г.

ИСТОРИЯ

Первый опытный Ту-154 СССР-85000

Мелочи. В авиации бывает. Часть 4

Михаил УЛЬЯНОВ Жуковский

Продолжение. Ночало см. МА 4-03, 1-04, 1-05.

Ту-154

Сейчас посмотришь — в печати проскакивают статьи: вот, сделали какую-то хреновую железяку, которая то и дело падает. И никому не известно, сколько вложено в нее труда, души и нервов. Попробуем рассказать, как этот самолет создавался и как дошел до сегодняшних дней, почти 40 лет спустя после первого полета, и как он возит пассажиров.

Для меня псе это началось очень интересно. Я работал на самолете Ту-22 ведущим инженером, а Д.С. Марков был у нас главным конструктором. На первый опытный Ту-154, созданный и сделанный руками производственников ОКБ Туполева, был подобран экипаж из нашей бригады. Номер у самолета был 85000. Агрегатная сборка велась в Москве. Зимой 1967-68 гг. перевезли его в Жуковский, собрали там, но тут загорелось сделать 144-ю 1*. и восемь месяцев Ту-154 простоял без дела. 4 октября (у Ригманта — 3 октября) 1968 г. был произведен первый полет опытного самолета Ту-154. В первом полете летчик был Сухов, второй летчик Харитонов Николай Николаевич, штурман Севостьянов Валентин Иванович, ведущий инженер Юмашев Леонард Андреевич, бортинженер Евдокимов Борис Иванович и второй ведущий инженер — Ефимов Юрий Георгиевич. Сопровождать Ту-154 на первом взлете должны были мы на Ту-134. Вот взлетели, сделали круг и, когда подходили к полосе, дали команду Сухову на взлет. Он уже к этому времени был готов и начал разбег. У меня была Задача очень важная — снимать первый полег 154-го. Я лежал в штурманской кабине на полу, на стекле, с киноаппаратом — занимал всю кабину, а ноги у меня были в салоне. Был я не очень хороший кинооператор, потому что, когда проявили пленку, на всю кассету — одна взлетная полоса и больше ничего не видно. Так, мелькало что-то, похожее на самолет. А сам полет прошел достаточно удачно.

А тем временем в Куйбышеве для наших испытаний делались пять машин. Первый самолет должен был проходить все основные испытания, как серийный образец; второй — для испытаний на больших углах атаки: третий — для испытаний оборудования: автопилота, электроники, системы захода на посадку; четвертый — отвезли на повторные нагрузки, по-моему, в СибНИА (филиал ЦАГИ). Он туда сам летел, но в нем не было никакой особой начинки. Сухов его перегонял на аэродром Толмачено. Ту-154 № 5 сделали для испытаний нового комплекта навигационного оборудования (тогда уже думали о дальнейшем развитии оборудования на Ту-154). Тогда только начинали возникать новые типы инерциальных систем, но первый опыт был неудачный — в серию из этого ничего не пошло. Когда провели испытания, «пятерку» загнали на ВДНХ. Там она и застряла.

Куйбышев 2*

И пот меня решили отправить на Куйбышевский завод — там серию Ту-154 ставили и все сроки срывались. Было это весной 1969 года, где-то в марте, и перед этим на заводе поменяли директора. Новым стал Земец Виктор Петрович.

Когда наверху приняли решение меня в Куйбышев отправить, я сидел во Владимировке и знать ничего не знал — мы заканчивали госиспытания на «ЮКП» (Ю — несекретный шифр Ту-22) 3*. Мне позвонили и говорят: «Миша, давай срочно домой». Ну. даю. По дороге, правда, заболел, гайморит был ужасный. Приехал в Москву, звонит мне начальник бригады Ефимов, говорит: «Миша, завтра летим в Куйбышев». Я ему: «Юрий Георгиевич, какой полёт? У меня гайморит!» А он: «Миша, или завтра, или никогда».

Назавтра прихожу на Базу, садимся в Ту-124 (85012 вроде бы) и прилетаем в Куйбышев. Там происходит крупное совещание. А тогда министерство практиковало проведение совещаний непосредственно на заводах-изготовителях. Поехали туда большой командой — из министерства, из ОКБ; от ОКБ главным был Марков.

Идет совещание. Завод, как всегда, ругается на ОКБ: «Документов не хватает, того нет, сего нет…» А ОКБ, как всегда: «Вы не понимаете своего счастья, что вам досталось такое замечательное ОКБ и что вы делаете такой замечательный самолет. Еще потом не нарадуетесь!» Когда все отругались, встает Марков и говорит: «Всё замечательно, для организации испытательных дел вот вам для связи и налаживания испытаний ведущий инженер Ульянов».

Всё это очень неожиданно для меня было. И вот все улетели из Куйбышева, а я остался. И с марта месяца практически до 26 декабря, когда уже начались первые полеты на 154-м, сидел там безвылазно — налаживал смычку между заводом и ОКБ. Тарировали экспериментальное оборудование (причем заводу это — прямая обуза, и чертежах серийных его нет, делать они его не хотят и считают, что это главный враг завода, потому что оно мешает развивать производство).

Гоняем гидросистему

Мы много помогали заводу в серийных отработках. Сидели на заводе допоздна. Был там главным инженером Караков Владимир Дмитриевич, очень симпатичный человек, российский мужик, кряжистый — на него можно было на телеге наехать, и телега поломается. Правда, он был с одной ногой, но крепкий. И очень упорный. На каждый вечер, на 7 часов, он назначал в цеху планерку. На этой планерочке должны быть все начальники цехов. Вот он им всем делал внушение, слушал, кто на кого жалуется. Однажды идем на планерку, и он говорит: «Жалко, завтра день пропадает на отработках. Завтра мы машину должны из-под тока выключить».

А главной на отработках в то время была промывка гидросистем. Впервые тогда на «154-х» были введены мощная гидросистема и новые нормативы на чистоту гидравлики. По тем временам эго казалось ужасной вещью: никогда ее гак не промоешь, чтобы не было никаких посторонних частиц. Фильтров нагородили, специальные насосы поставили. Гидравлику гоняли по замкнутом)' контуру, работали всеми органами управления и периодически брали анализ этого масла. Было технологическое указание, из каких точек его брать и насколько оно должно быть прозрачным: столько-то микрочастиц на кубометр. И для того, чтобы включить гидросистему, нужно было электричество. А по каким-то другим технологическим делам электричество в тот день надо было выключить. И вот Владимир Дмитриевич идет и сетует: невозможно будет промывать. Я говорю: «А ведь для того, чтобы включить клапана гидросистемы, не надо электричества, их можно вручную включить, там есть флажочек такой». Он на меня смотрит: «Да ты чего?! А ну, пойдем!» Приходим на самолет в сборочном цеху. «Покажи!» — «Да тут надо лезть в гидроотсек». Он меня обматерил, говорит: «Я куда хочешь залезу», и полез. Он тесный достаточно, этот отсек. В этом отсеке стоят три клапана. Крышечка запломбированная. Ее открываешь, под ней — рычажок с шариком красным. Его — раз, перемещаешь, и всё открыто. Я ему говорю: «Вот, Владимир Дмитриевич. Этот кран включает гидросистему. Теперь ее можно гонять наземным насосом».

Приходим на оперативку. У меня место было в уголке, я гам слушал. Вот, все ему говорят, мол, завтра, наверное, не управимся, еще и послезавтра день займем на доработки по электричеству. А он стучит кулаком по столу, все сильнее, сильнее, потом говорит: «Ну, б****-лошади (поговорка у него была такая), не знаете вы ничего! Материальную часть не изучаете! Никакого у вас нет желания подумать! Пойдем на самолет!»

Пошел на самолет, а у начальника цеха на антресолях, на уровне второго этажа, был сделан кабинетик, и вот все оттуда спускаются, уши повесили, никто не понимает, что произойдет. Начальника сборочного цеха он загоняет в этот собачник, говорит: «Видишь кран? Открывай эту крышку! Видишь ручной клапан?» — «Вижу». — «Ну, так подними его, *** ***, кверху, и все будет работать! Понял?» — «Понял». — «Чтобы завтра с утра наладил промывку!»

Мне начальник сборочного цеха (Судницын) потом говорит:

— Это ты ему сказал?

— Чего сказал?

— Ну, про эти клапана? Почему мне не сказал?

— Ну, во-первых, ты не спрашивал, а он спросил. Я откуда знаю, что вы не знаете?

Ну они, по-моему, на меня не очень обиделись.

Дело шло своим чередом. Потом был очень интересный случай, когда выкатили самолет на аэродром, и пошел цикл промывки топлива — такой же, как и на гидравлике: заправляется топливо в бак и гоняется через сливные горловины, фильтруется и опять — несколько циклов — полной заправки, половинной заправки. Технология расписана, сколько надо прокачать через бак топлива, чтобы вынуть от туда всякий сор, стружку, куски герметика. Грязи очень много вымывается 4*.

Так вот, когда заправили, она как потекла! Под крылом стоять было нельзя — душ был керосиновый. Начали латать — открывали баки, зачищали герметик. И потом это долго еще продолжалось, не на одном десятке самолетов, пока научились делать крыло герметичное сразу…

«Единичка» — Ту-154 СССР-85001 в полете

Первая серийная

Начали готовиться к полету. Сделали наземные гонки, рулежку. Я к этому времени успел оформить все документы: программу полетов, приказ у министра подписал, смету подписал. Смета была для нас по тем временам значительная, но не очень огромная. По правилам оплаты за летные испытания я, ведущий инженер, получал 60 % от командира. Был 1969-й год, начали выпускать «Жигули», и денег моих, что я получил за первый полет, хватило на то, чтобы я смог подумать, что когда-нибудь смогу купить автомобиль. У летчика денег не было даже на полавтомобиля. Хотя и считалось в те времена, что летчик — человек богатенький, но не такие огромные деньги он получал, чтобы озолотиться с одного полета.

Приказом был назначен экипаж на первую серийную 154-ю № 85001. Она, кстати, еще лет десять назад стояла в Шереметьево, там, где тренировочная площадка Московского института инженеров Гражданской авиации, они там изучают материальную часть. Увидел я ее, родную, — аж слеза пробила: стояла она в расхлябанном, растерзанном виде.

Горяйнов

Горяйнов Николай Иосифович был назначен командиром. Знаменит он в авиационном мире тем, что первым заправился в воздухе. После этого понесло его, не выдержал испытания «медными трубами», запил. Должен был летать первым на «144-й» — пропил, опытную «154-ю» — пропил, и попал только на первый серийный «154-й». Он был слаб в этом вопросе, и ему, наверное, помогали.

После войны, в 1947-м, Горяйнов инструктором был в Ейском училище. Опуда его забрали в школу летчиков-испытателей. Оттуда он попал к Мясищеву, как раз в тот период, когда на «М-ках» проводили испытания на заправку. Теоретическим автором и первым, кто пытался заправиться, был Галлай, но первые его шаги были неудачными. Это я говорю не со слов самого Горяйнова, а из рассказов вторых лиц. Был период, когда эту заправку вообще хотели прикрыть, потому что ничего не получалось. и в это время подвернулся Горяйнов, молодой летчик. Решили: все равно учить молодежь на чем-то надо, пусть попробует. Он полетел и с первого раза воткнулся, и тогда пошла развиваться эта заправка. Коля Горяйнов сразу подрос в глазах руководства и Мясищева.

И в одном из полетов, на самолете ЗМ, по-моему, с полной заправкой полетели на дальность. После взлета они недалеко отошли, высота у них была, наверное, километров 6–7 — и впереди грозовой фронт. Штурман ему говорит. «Коля, давай обойдем!» Но Коля — человек решительный, и они в этот грозовой фронт нырнули. А их там как шарахнет — из четырех двигателей три встали. Они начали сыпаться. А заправка полная, машина тяжелая. Он один двигатель запустил, потом еще один… сумел вывести самолет. Тут бы надо ему поддать как следует, а ему Героя дали!

На фирме мясищевской сделали М-50, он там был командиром, вместе с Липко. Когда фирму закрыли после парада в Тушино в 1961 году, их отдали Челомею. Горяйнов и Липко перешли на работу к нам на фирму. Николай Иванович и Липко летали на Ту-22. Потом Липко перешел к ильюшинцам и там погиб. Они летели в командировку на Ил-62 в Ашхабад, и на взлете остановились двигатели — срыв на крыле из-за превышения угла атаки. Самолет нырнул в карьер, 10 человек погибло, он — в том числе.

И так, вот экипаж первой серийной «154-й»: Коля Горяйнов — командир: второй нилот — Добровольский Владимир Юрьевич (это ведущий летчик Куйбышевского завода, он должен был потом облетывать этот самолет): штурман — полковник Севостьянов Валентин Иванович; бортинженер Крапивин Виктор Григорьевич — наш, вазовский инженер; я — ведущий инженер: помощник ведущего инженера — Виктор Петрович Яблочко и Анатолий Владимирович Мерцалов. Мы все, кроме Горяйнова и Севостьянова, сидели в Куйбышеве. Когда началась подготовка к полетам, приехал экипаж.

Ту-154 СССР-85005 в ГосНИИ ГА (верхнее фото) и позже — но ВДНХ

25 декабря 1969-го. Не полетели

Была зима суровая и снежная, конец декабря 1969 г. Собрались мы лететь 25 декабря под вечер. Выкатили самолет (по заводской технологии его ставят на рулежку перед полосой, до полосы метров триста надо прорулить), сажают экипаж, запускают двигатели, выруливают и — во славу русского оружия — вперед. И мы сели с парашютами (у каждого было рабочее кресло с парашютной чашкой), в касках, привязанные, маски кислородные — все предосторожности. Был сделан специальный люк для аварийного покидания, поручни, чтобы мимо него не проскочить — по мере сил и возможности все меры безопасности. Запустили двигатели, опробовали. Выруливаем, становимся на полосу, проверили все. Командир дает команду бортинженеру: «Выводи двигатели на максимал!» Бортинженер выводит все три двигателя на максимал, и тут — бу-бух! И машина начинает назад пятиться, чуть на дыбы не встает. Он убрал обороты. Не хочет она лететь! Выключили два двигателя, зарулили на среднем.

Стали разбираться — оказалось, два реверса включились на выруливании. Сработали ковши — самопроизвольно переложились. Мы затащили самолет на стоянку. Все расстроились, что не состоялся первый вылет. Начали разбираться. У нас было очень большое представительство с моторной фирмы кузнецовской. Они же куйбышевские. Овчаров, зам Кузнецова, занимался этими двигателями, назывались они НК-8-2У. Когда стали смотреть, оказалось. что двигатели сделаны замечательно, очень точно. На каждом из них стои т по клапану управления включением реверса, которые при помощи керосина открывают доступ воздуха в цилиндры, которые перекладывают реверсные ковши. И вот эти золотнички на двух клапанах, сделанных в России, были замечательно сделаны — одинаково, с микронной точностью. и до этого они никогда на морозе не были. И как случился мороз за 20 градусов, они так одинаково уменьшились в размерах. что при нарастании оборотов сами открылись. Хорошо, что открылись на земле, а могли и на взлете и где угодно. Потом эту систему изменили, другие поставили клапана. Но в тот день была нам такая невезуха. А может — везуха…

Видели, что самопроизвольно открылись клапана, предположили, что может быть усадка, потащили на стенд — подтвердилось. Что придумали — отключить к едрене матери. Поставили заглушки. Полоса в Куйбышеве почти 4 километра — кати, ребята, хоть до Кинели, хватит вам.

26-го. Полетели

На следующий день повторяется вся процедура (кончается год, надо его ознаменовать трудовыми победами). Собирают нас, мы рассаживаемся, всё торжественно, для меня эго в первый раз. Волнуешься. На заводе 30 с лишним тысяч человек работают, все они на крыше сидят, и тут ты выпендриваешься, ходишь с парашютом вокруг самолета. Примерно как в космос провожают. Первый полет на заводе!

Садимся, вырулили на старт, все проверили — полетели. Взлетаем, все замечательно, делаем проходы над аэродромом, над заводом, чтобы публика посмотрела на творение рук своих. Немного летали, минут 40. Погода хорошая, практически ясно, мороз за -20, ночью прошел снег, пушистый такой. Заходим на посадку. Для меня такая обстановка первый раз в жизни. И вообще я летел на самолете в качестве штатного ведущего инженера, у которого есть свое рабочее место, который голос имеет в экипаже, первый раз в жизни. Наземным ведущим я был долго, а летающим — первый раз в жизни.

Летим. Сидит командир, я за ним (сантиметров 30), смотрю из-за плеча — вижу указатель «Стабилизатор» — в нуле стоит. А машина уже планирует, закрылки выпущены. Как меня учили — не должен он в нуле стоять! Я начал но СПУ скромно так говорить: «Николай Иосифович (Горяйнова я гак звал, или просто командир), у нас правильно стоит стабилизатор?» Все молчат. Я: «Командир, стабилизатор в нуле у нас стоит!» Все молчат. Я несколько раз ко всем обращался: стабилизатор в нуле — правильно или нет? Потом, думаю, раз все молчат, значит, что-то я перепутал… Но меня все-таки гложет червячок. Штурман (Валентин Иванович, много летал на 154-х) у меня по правую руку, я его вытянутой рукой достаю, дергаю: «Валентин Иванович, как должен стоять?» Он дает четкий ответ: «X** его знает!» Ну, я успокоился: Валентин Иванович у нас — индикатор состояния в экипаже. Раз не волнуется — значит нормально все.

А еще когда мы готовились к полету, я просился у Юмашева Леонарда Андреевича (на опытной машине он был ведущим инженером; сын Юмашева, летавшего с Громовым): «Прокати меня на 154-м, посмотреть. как это делается, поведение машины, мне же надо летать». Но все находились дела да случаи — вот сегодня нельзя, вот завтра, назавтра я уехал в Куйбышев, приехал из Куйбышева — машина на доработках, в общем, не довелось…

Николай Иосифович Горяйнов — был летчик-ас. Он почувствовал, что ему не хватает руля. Машина на снижении, надо бы немножечко подобрать, чтобы интенсивность снижения уменьшить — а штурвал у него на пупе. Он тогда добавил скорость — видимо, то, что проще всего для него было сделать — толкнул сектора вперед. Скорость увеличилась, увеличилась эффективность руля, и та позволила ему уменьшить вертикальную скорость снижения. Но все равно было недостаточно, и мы, не долетая до полосы метров 300, но перетянув овраг, упали. В снег ляпнулись.

Мыто ничего не видим, что там снаружи. А грубо ударились. Горяйнов слетел вместе с креслом со своего рабочего места. Оно крепится на штырях, и ролики поддерживают его в полозе. И он вместе с роликами вылетел с креслом и прямо ко мне подлетел. Он, может, и дальше бы улетел, но я был на месте. Я его как смог, сколько во мне было пролетарской ненависти, обратно впихнул. Машина выскочила из этого снега на полосу и остановилась.

Как всегда, в кабине — разбор. Его у нас всегда вел Валентин Иванович. Остановились — сразу мат: «Коля, что же ты … делаешь, ты нас убить хочешь?! Зачем тебе это нужно?! Гебе же говорили!» Коля бухтит чего-то…

Ну, зарулили на стоянку, вынули нас из машины. Были овации, качали экипаж, в воздух чепчики бросали… Мне удалось бежать. Я это дело не любил, потому что во мне 109 кг веса было, думаю — сейчас прошибу бетонку!

Разбор полетов

Наступило время официального разбора. После него Николай подошел к Маркову, на коленку встал и говорит: «Дмитрий Сергеевич, сделайте на стабилизатор какой-нибудь автомат! Если уж я попался на этом деле, то другие люди гоже будут на этом деле попадаться». И как в воду глядел. Быстро это сделать не смогли, и в таком состоянии, т. е. с ручным управлением перестановкой стабилизатора, дошли до пассажирских перевозок. Начали возить пассажиров, и в Шереметьево самолет 11-й, по-моему (они летели в Прагу, везли 100 с лишним пассажиров и забыли переложить стабилизатор), упал так же, как мы, до полосы. Но им не повезло, они одной тележкой напоролись на тумбу бетонную, на которой стоял фонарь приводной (кто изобрел такие тумбы делать на заходе?!), выбил шасси, упал на крыло, сломал его, перевернулся и загорелся. И много народа там сгорело. Это мне рассказывал парень из экипажа, бортрадист, как они со стюардессами таскали людей из горящего самолета… Мы с ним летали в Париж на выставку и дежурили в самолете (на ночь там всегда двух человек оставляли), и он на дежурстве «вступил», плясал, ходил по самолету и припевал: «А сверху мелкий вассер моросил»…

А первый вариант автоматической перекладки стабилизатора был сделан на 35-й машине, и в серию она пошла, наверное, со 120-го самолета. Были там какие-то промежуточные, «ублюдочные» решения, а вот то, что сейчас летает — это со 120-го.

Штопор

Была сделана специальная машина, «двойка» 154-я. Если на «единичке» проводились все испытания, включая государственные, то на «двойке» — большие углы. На ней стоял противоштопорный парашют, кабину сделали на сокращенный экипаж (два летчика и бортинженер) и с системой принудительного покидания. В центре кабины был сделан люк большой, открывался так, чтобы летчик был защищен крышкой от скоростного напора. Стояли две лебедки с приводом от аккумулятора, они и вытаскивали всех по очереди. Каждый член экипажа был за парашют прицеплен к лебедке. Летчики с кресла должны были вывалиться на пульт, а бортинженер — развернуться на кресле (он сидит спиной к люку, с правой стороны лицом к стенке) и — в люк. Были все застрехи: гардероб и т. д. завешены капроновыми шторками, чтобы не провалиться туда случайно, если будут какие-то турбулентности, перегрузки, чтобы, если он встанет с рабочего места, его не запихнуло куда-то. Всё заделано, зашито.

Испытания на большие углы начинал Сухов Юрий Владимирович. В одном из предварительных полетов (в первом полете я летал па этой «двойке» ведущим инженером — пока не наступила пора ограничения экипажа) на передней двери не работала сигнализация закрытия. То есть она показывала, что замок открыт: всё время горит красная лампочка. А закрывал дверь я всегда изнутри…

Однажды, какая-то была заварушка с «единичкой» (она была родная моя машина), и они без меня улетели. Решили — обойдемся. И дверь закрывал наземный электрик. Посадил их, закрыл дверь снаружи (она сама запрется, если надежно закроешь). Он, видимо, не дожал ее. Они полетели, и у них на 6000, когда машину стало надувать, эту дверь сорвало. Был взрыв в кабине, дверь вылетела — она на двух кронштейнах держится, сорвалась с них и посвистела вдоль фюзеляжа. Видимо, там такие потоки, что ее прижало к фюзеляжу, потому что остались следы, как она скоблила по обшивке. Прошла она от среднего заборника и вышла по килю примерно посередине его размаха, между стабилизатором и заборником следы оставила…

Они сразу сели. Перегородка улетела (в салоне, на ней шторки висят), кресла сорвало с места, но они такие рогатые, что не вылетели из кабины, а застряли, столпились на выходе. Организовали затор, 3 или 2 ряда кресел. Я получил втык (за то, что не явился на полет), и Борька Иевлев получил — за то, что не устранил дефект сигнализации. С тех пор терпеть не могу, когда какая-нибудь ложная сигнализация работает. С тех пор этого дела себе не позволял. Потому что на этой же сигнализации погорел еще один экипаж, в Киеве. У них также не работала сигнализация закрытой двери в кухне. Они загрузились, закрыли дверь. Сигнализация показывает, что дверь не закрыта, но и они-то знают, что у них там дефект, и полетели. Так же в наборе высоты открылась у них дверь, и парня и стюардессу унесло на улицу.

«Кнопку!»

Провели какие-то испытания на «двойке», потом — окончательные испытания, достигли тех значений, которые надо. Летал Сережка Агапов. Наступил момент, когда нужно было все это передавать ГосНИИ ГА. Институт, он всегда смотрит сначала все материалы, потом говорит — достаточно или нет. И если нет, то говорит, что надо такие-то или такие-то режимы сделать. И сажают своего летчика для контрольного полета. В этот момент он сидел слева, под надзором нашего Сережки Агапова. Был такой Мезох, очень хороший летчик, и человек замечательный, черкес, южного склада человек. Вообще летчики ГосНИИ ГА или военные, они все апломбированные, то есть очень болезненно переживают, что они вторые, и считают, что им надо доказать, что они не лыком шиты. И пришло время полететь Мезоху, звать его Владимир Чемгуевич. Снарядились они и полетели: Мезох, Агапов и бортинженер Валька Игнатов, Валентин Спиридонович. Показал Агапов ему все режимы, как надо делать, и на одном из последних режимов Владимир Чемгуевич решил: я покажу, как надо делать. И всего- то там на доли секунды задержался с отдачей штурвала. Когда там начинается подхват, на стреловидном крыле, он примерно одинаковый для всех самолетов (на подхвате ее надо ухитриться удержать от крена, тут Сережка очень мастерски работал, все время очень четко держал). И когда начинаются признаки подхвата, нужно рывком отдать от себя штурвал, до доски, и машина тогда начинает опускать нос. Владимир Чемгуевич решил чуть-чуть задержаться, буквально полсекунды, и она на дыбы — и засвистела, свалилась в штопор. Хвостом вперед крутится. Вращение проходит вокруг хвоста.

На «двойке» противоштопорный парашют от кнопки вводился в действие. Стояла она на штурвале, и там же кнопка сброса этого парашюта. Парашют находился в отсеке, который закрывался сбрасываемой крышкой. Крышка — с «ушами» 5*. Пиропатроны открывают замок, и за счет этих «ушей» улетает крышка и вытаскивает вытяжной парашют. За ним — и основной. Парашют такой же, как на спускаемых космических аппаратах, только там три или четыре купола, а здесь один.

Так вот — две кнопки: одна — выпуск, другая — сброс. Как машина опустит нос, надо сбросить. И Валька, бортинженер, сидит, орет: «Кнопку, кнопку, кнопку, кнопку!». Ему бы сидеть за пультом, смотреть, чтобы двигатели не сгорели, а он орет «Кнопку!». Еще был выпуск парашюта механический. Сережка Агапов выпустил этот парашют, и он начал уже выходить и наполняться. А Валька орет «Кнопку», Чемгуевич потерялся, не знает, что ему делать, нашел-таки кнопку и нажал. Кнопку сброса. Но бог существует в этом деле. Парашют успел наполниться и дернул машину, и она — носом вниз и начала разгоняться. Тут ее Серега Агапов с матом, визгом, свистом вывел, и сели. Сели нормально. двигатели спалили только. Потом были всяческие статьи, Владимир Чемгуевич Героя получил за проведение испытания. Валька получил как следует от Агапова. Агапов, когда я с ним встречался в экипаже, говорил: «Ты сиди, пока я тебе чего- нибудь не скажу!»

Сережка Агапов

Сережка Агапов участвовал в испытаниях на штопор и на «134-й» 6*. Делал большие углы, и получилась такая милая машина, что хорошо выходила из штопора. И вот Сережка Агапов, туды его, освоил это дело, и когда куда-нибудь летали на испытания (народу там мало), удивлял публику. В частности, мне Володька ****паев рассказывал: «Серега Агапов говорит мне:

«Иди сюда! Смотри как она летает!» И под аплодисменты публики заваливает ее в штопор. Вся публика падает, мочит в штаны, он выводит ее и говорит: «Вот так надо летать!».

Однажды мы с Сережкой летали на «единичке» 154-й. Крыло у нее получилось хреновое. Его сделали по какой-то новой теории, хотели — полегче, и получилось, что недобрали по прочности 7*. Гнулось оно так. что на ней летать было ужасно. Элерон отклоняется, и оно гнется по этому месту.

Когда испытывали крыло на предельную нагрузку, кто-то из ребят позвонил мне: приходи, мол, сегодня в Москве будут до разрушения нагружать, посмотришь. И я пошел. Загнали меня на антресоли. Ее нагружают-нагружают. Крыло у нее загнулось. если смотреть от нормального положения, не меньше двух метров, потом — треск, выстрел, полетели какие-то железяки. Сломалось по 14-ю нервюру. И сколько я ни летал потом на «154-й», все время смотрел на 14-ю нервюру.

Когда машину пригнали из Куйбышева, на ней сделали доработки по усилению, и мы проводили испытания на прочность. Там много их было, целый пакет испытаний — на предельную скорость, на максимальную перегрузку, максимальную скорость с отклоненными закрылками в трех положениях (помню, одно из положений: Vmax — +30) и максимальную перегрузку (должна быть 2+0,2) с 18 тоннами коммерции (180 человек). Где-то в октябре начали полеты по программе государственных испытаний. Приехали из ГосНИИ ГА люди, оттуда был такой ведущий инженер Аверьев Валентин Георгиевич, Валька Коршунов был у него помощником, и мы начали полеты.

Готовлю полет, взвешиваю «пассажиров» 8*, привязываю. Провозились, стало темно. Точнее, сумерки наступили. По рядам загружаешь, и сразу меряешь центровку на весах и изменение веса (на сколько наврал, сразу понятно). Одновременно проверялась методика рассчета центровок. Зоя Анатольевна, начальник весовой бригады, всё это время стояла над нами как коршун. Доводила меня до тряски. Ласковая женщина, но, упаси бог. потеряешь один мешок — сжует тут же! Причем, ладно бы сама жевала, втихомолку, а то всему миру расскажет.

Машина готова, прихожу к Сережке говорю:

— Всё, Сережка, мы готовы. Полетим?

— Полетим.

— Да вечер, может, завтра с утра?

— Да нет, полетим, а то начальство…

То есть если в плановой таблице есть самолет, а ты полета не сделал, то замучаешься отписываться, почемуты его не сделал. Строго был с этим делом. А потом Марков Дмитрий Сергеевич приедет да как начнет водить за ухо… Оформили полетный лист. Серега поехал с ним в ЛИИ. Если идут аэродромные полеты — лист остается у диспетчера ЛИИ. Пишут туда задание очень подробно — каждое программное действие летчика; буквально: должен он на испытании сделать три вздоха и один выдох — то в полетном листе это написано. А то, что он должен делать по нормальной инструкции — взлетные действия, набор высоты, если это не надо нам для регистрации в испытаниях, мы это не пишем. Пишем то, что должны были зарегистрировать. Этот полетный лист по нашим нормативам должен быть согласован со всеми расчетными бригадами: аэродинамиками, прочнистами и мотористами. Еще была бригада управления (входила в аэродинамиков).

Обходишь эти бригады, получаешь визу, потом должен получить визу в легкой службе, которая руководит летным составом — просматривает на предмет соответствия погодным условиям и готовности летного экипажа к выполнению данного полетного задания. Ставят свою визу. Потом этот полетный лист несешь на утверждение начальнику летного комплекса. Если у него появились сомнения, он имеет право вызвать любого, кто участвует в выполнении задания. В конце концов появляется подпись в левом углу полетного листа: «Вылет разрешаю». Надо было пройти врача, который ставит печать, что все члены экипажа здоровы, и после этого летчик — командир корабля — едет в ЛИИ, в диспетчерскую, которая руководит полетами в испытательской зоне.

С этим полетным листом должен приехать сам командир. Расписаться за условия, особые режимы. На КДП всё проверяли, чтобы все росписи был положенные. Этот лист достаточно формализован, поэтому диспетчер — у него глаз наметанный. видит, что подписи всех тех. кто облечен доверием. Мы в ЛИИ всегда подавали списки лиц, которым дано право подписать. Он сообщает на вышку КДП руководителю полетов, что пришел такой-то, что номер его позывного такой-то. На таком-то самолете задание — передавал коротко его содержание руководителю полетов. На листе пишет (ставится печать) «Вылет разрешен», и этот лист кладется в специальный сейф до конца полетов. Как основной юридический документ, почему этот самолет улетел.

Полетели — темно. Но не сразу темно, до перегрузки у нас были какие-то дела. Подошло время делать перегрузки — Сережка бухтит.

— Чего? — спрашиваю.

— Да ну, темно.

— Пойдем, завтра слетаем, сегодня для галочки отстали.

Ведь тогда же никто не считал, сколько ты полетов сделал. По программе — 10, а сделал 20. Летай себе!

— Не, подожди.

Потом смотрю — в круг встал.

— Ты чего, Серега?

— Луну ищу.

— Пошли домой!

— Я без луны ночью перегрузку делать не умею.

Крутился, крутился — нашел луну, встал мордой на нее.

— Ну, давай, включай!

Не сразу — двойка, подход через 0,5. Он. по-моему, сделал, 2,5. «Пассажиры» наши не разбежались. И пришли домой. Задание выполнено.

И после серегиных изысканий смотрит 11етр Михайлович эти пленки — ну, как в книжке! Всё у него замечательно. Но, правда, на перегрузке всегда переберет. Две-три десятки всегда лишние сделает. С ним летишь — берешь планшетку, а ней всё записано: какие режимы, на каких высотах. Говорю: следующий режим — такой-то, следующий — такой-то. У меня все это переписано с полетного листа. Когда Сереге даешь подписывать полетный лист — у меня ни разу не сложилось впечатление, что он его читал. Так носом поводи т — и подписывает. Но когда в полете я ему говорю: «Давай, Сережа, сейчас вот это сделаем», он говорит: «Нет, в полетном листе не так!» Я го ворю: «Сережа, у нас вес подошел, давай сейчас расходы сделаем, запишем, а это — потом, потому что там вес не нужен, а то будем тыркаться, вес упустим, тогда переделать придется». «Ну, давай». Память у него, конечно, хваткая на такие дела. Сейчас он на пенсии, два или три инфаркта было, лет ему за 70. Мужик он геройский.

Потом летали с такой же компоновкой. с этими же «пассажирами», с механизацией по нагрузкам на предкрылки и закрылки. На «154-й» три положения закрылков: 15, 28 и 45. На каждое положение — своя максимально допустимая скорость. К этой скорости прибавляй 30 километров в час, 400 — максимальная скорость при, по-моему, 15 градусах. К ней прибавляем 30. До 430 разогнался надо, по-моему, сколько-то секунд режим выдержать (секунд 15), и — деньги на бочку, закрылки не улетели. После этого садимся, осматриваем машину. По нормативам нельзя делать два режима в один полет. Нужно в полете сделать максимальную скорость с закрылками 28 градусов — сделали обжатие, дальше делать ничего нельзя. Садись, проверяй, проверили — тогда следующий режим. Работа вроде бы не скорая, положений закрылков — несколько, скоростей — тоже несколько, но зато геройская: чувствуешь, что потрудился. На осмотр уходят сутки, потому что нивелировать надо. Тогда были порядки — не смотрели, сколько времени на работе находишься.

Много было в ГосНИИ ГА полетов на «154-й». И днем, и ночью, и в выходные. Гоняли до тех пор, пока не подписали акт о госиспытаииях на пассажирские перевозки. Тогда же мы сидели (и Дмитрий Сергеевич 9* был часто в ГосНИИ ГА), оттачивали формулировки. Оттачивали-оттачивали, потом неожиданно Валерий приносит акт, утвержденный Бугаевым 9* без всяких наших подписей. Сами они написали, что самолет никуда не годный, и надо сделать для пробы 30 штук, а потом разобрать их. Такой акт Кугаев подписал, и начали готовить машину на эксплуатационные испытания. Это был год 1971-й. Андрею Николаевичу 9* было трудно уже реагировать, ему до смерти год оставался.

Противообледенение

На 154-й противообледенение сделано было очень оригинально. Часть поверхностей обогревалась воздухом (например, стабилизатор и киль), но на всё воздуха не хватало, и тогда решили часть из них обогревать электричеством. Обогрев предкрылков не ладился. Была ткань токопроводящая, и, по идее конструктора, ею разбитый на секции предкрылок обклеивали изнутри. Эти секции ставились под ток в определенной последовательности. Ткань нагревалась и должна была топить лед на предкрылке. Но она нагревалась неравномерно, потому что равномерно ее науглеродить и приклеить, чтобы равномерной была теплоотдача, по тем временам не удавалось. В общем — местами предкрылки прогорали.

Тогда поставили в предкрылки обыкновенную проволоку. Но поставить ее тоже надо с умом, чтобы она была одинакового сопротивления и т. д. Тогда решили взять два самолета: «единичку» — на нем все было приспособлено, чтобы заниматься противообледенением. Система тканево-угольная. Были установлены фотоаппараты. которые снимали все обледеневающие поверхности, установлены индикаторы — штыри такие, на которых лед нарастал. Эти штыри фотографировались, и мы говорили, что самолет сейчас обледенел на столько-то миллиметров.

А второй самолет, серийный, номер 17-й, на нем поставили предкрылки проволочные, но на нем не было никакой аппаратуры индикации обледенения. Можно было только штыри сфотографировать из окна. Но ведь нужно же было не только нарастить лед, но и сделать некоторые аэродинамические упражнения, выполнить перегрузки, перекладки, показать, что эффективность сохраняется; делать это обледенение с выпущенными закрылками, с убранными. Трунов 10* был кандидат всех обледенительных наук, он честно свой хлеб зарабатывал, из-под него не вылезешь. Стали летать на этих двух самолетах. Из Шереметьева летали строем. Считалось, что оба самолета находятся в одинаковых условиях. Фиксировали, что на «единичке» лед такой-то, на 17-й — такой-то. Летали-летали по всей России — нет обледенения. Давали заявки но всей округе. Утром летчики приходили на метео. анализировали обстановку: ну, куда сегодня? Ну, давай сюда, И однажды повезло: нашли в Горьком лед. Рванули туда, всё там сделали и радостные прилетели в Шереметьево. Сели — а 17-й машины нет. Начинаем волноваться, а потом приходит сообщение, что они сели в Горьком. Опять волнуемся, что случилось? Что-нибудь сломалось, отвалилось? Я Вальке Торшину говорю: «Валь, не волнуйся, у Сережки Агапова отец в Горьком живет». Изобрел какой-то отказ, съездил к отцу, и потом прилетел.

Этим одним полетом закрыли всё обледенение.

Внутренний гофр

На «единичке» под обшивку носика стабилизатора были приклепаны из тоненькой дюралевой фольги (0,2 миллиметра. не больше) гофры. Воздух шел между этим гофром и носиком и обогревал носик стабилизатора. Но смотрю, на носике из- под заклепок — черные потеки. А перед этим у нас такие же гофры были сделаны на средней части крыла у фюзеляжа, метра полтора. Там эти гофры оторвало — воздушным потоком. Я Маркову Дмитрию Сергеевичу доложил: «Оторвалась вся эта пристройка на крыле!». Он говорит: «Потерпи». Ладно. Потом смотрю: на стабилизаторе — то же. Я звоню Дмитрию Сергеевичу: «Приезжайте, карусель». Он приехал. Я его подвел к крылу. Там есть лючки для фар. Открыл один, залез туда рукой, кусок выдрал оторванный обшивки внутренней. Все эти гофры отлетели, отвалились. Говорю ему: «Смотрите: на крыле — подтеки, на стабилизаторе — такие же, там наверняка тоже всё оторвалось. Нельзя на обледенение летать, мы обледенеем и на этом деле наживем неприятностей». Он посмотрел и говорит: «Миша, сделай так, чтобы машина села на базе у нас в Шереметьево». Попробуй — не сделай. Я пошел к Вальке Коршунову, говорю: «Нам очень сильно надо взвеситься, что-то у меня с центровкой, мне кажется, неправильно, давай на базу залетим, сядем — всё равно завтра в вазовской зоне работать. Сядем на весы, взвесимся». Валька говорит: «Тебе очень надо?». Говорю: «Дальше жить нельзя». Сели на базу, заруливаем, а там уже мужики с отвертками стоят, ждут. Дмитрий Сергеевич так все раскрутил. Стабилизатор разодрали за вечер, утром пришли — всё голое. Все переклепывали места, другие делали гофры, из другого более толстого материала. Так что они больше никогда не ломались. И много таких было работ на «154-й».

Мелочь

Летим однажды из Хабаровска. Туда летим — у нас что-то отказывает рулевой агрегат руля направления. Сели, на земле стали осматривать — всё работает. Мы не стали останавливаться — не такой уж это большой отказ. Прилетели сюда, в Жуковский. Валька Савин был тогда у нас главарем от ОКБ. Вскрыли по его команде горбушку, сняли эту пружину, которая центрирует рулевой агрегат в нулевом положении на случай его отказа, перевернули пружину, а из нее вода льется. Машина стояла с непокрытой горбушкой, набралось туда воды, пружина у нас замерзала за час- полтора полета и колом вставала. Там холодное место на киле. Валька просверлил дырку, и вода выливалась оттуда. Выпустили бумажку, на всех машинах пробуравить эту пружину: на киле, элеронах и руле высоты. Хотя они все стоят по-разному, он на всякий случай их всех просверлил.

Впервые с пассажирами

8 февраля 1972 года — профессиональный праздник Гражданской авиации, и к этой дате подгадывали начало пассажирских перевозок на Ту-154. В 72-м было 50 лет ГВФ. А мы во Внуково проводили эксплуатационные испытания. Должны были налетать какое-то определенное количество часов. Для этого были выделены «шестерка» 154-я и «девятка».

Настал замечательный момент, когда надо вести коммерческих пассажиров. Ну, тогда такого слова — «коммерческих» — не было, считалось вульгарным, короче — нормальных пассажиров, с билетами. Был назначен во Внуково рейс на Ту-154А. Подготовили к этому полету два самолета — №№ 13 и 14. Как у нас на Руси водится — никто не суеверен, но все боятся — на всякий случай. Мы были соисполнителями по технической части, ну и нам шепнули: давай, сделаем так, чтобы на 14-м полетели. Мы выкатили на стоянку 14-й самолет, погрузили пассажиров и полетели. Марков Дмитрий Сергеевич — зам Туполева и главный конструктор по Ту-154, сам полетел.

Марков — известная личность в ОКБ Туполева. За ним в то время были многие самолеты, которые он довел до жизни. Начинал он, по-моему, с Ту-2. Он рассказывал, как он был на Ту-2 представителем фирмы на войсковых испытаниях. Было это на Калининском фронте. Руководил этими испытаниями генерал Громов, и в одной избе у него был штаб, а во второй — квартира. Штаб-квартира он это называл. Между этими двумя избами сделали настил из строганых досок, постелили ковровую дорожку, и он ездил из дома на работу на белом коне. Не знаю, насколько этот конь был белым, но Марков это говорил на полном серьезе.

До этого Дмитрий Сергеевич был ведущим на Ту-4, Ту-14, Ту-104, Ту-124, Ту-16, Ту-22 всех модификаций. Товарищ очень активный, и работать с ним было очень приятно. И в то же время он был очень жесткий руководитель. Если Дмитрий Сергеевич сказал: надо сделать так и так, и называет сроки — и не сделать или не успеть к сроку было невозможно. Он не дрался, не ругался, но мог поставить дело так, что все выполняли его команды очень четко и с энтузиазмом. И вот Дмитрий Сергеевич полетел в первый рейс на «14-м» Ту-154. Они улетели, а мы, как водится для такого торжественного случая в авиационном мире, пошли во внуковский ресторан. Начали отмечать первый полет, да так заотмечались, что, к стыду своему, прозевали его встретить. Потом узнали, что самолет давно сидит, и все разъехались. Ну, тогда продолжили бал по поводу благополучного прилета (в авиации же всегда пыот за благополучную посадку). Так началась публичная трудовая жизнь 154-го.

Малинин не видит приборов!

Вспоминается интересный случай. Госиспытаиия заканчиваются — надо начинать эксплуатационные испытания, машину сдают — надо начинать пассажирские перевозки. И вдруг совершенно неожиданно для широкой публики летчик ГосНИИ ГА Малинин Николай Александрович (он был маленького роста, но никаких ограничений по росту не было) выдвигает новый дефект — находясь за штурвалом он не видит основных приборов. Штурвал выше Коли.

В центре приборной доски сделан так называемый «крест» — приборы, которые летчик должен все время держать в поле зрения: авиагоризонт, курсы, скорости… И Коля его не видит. Все его уговаривают: «Ну, ты под жопу подсунь чего-нибудь!». А он: «Нет, не вижу, и всё». В общем, скандал. Что делать? Поднять доску невозможно. Коля поднимает кресло на максимум, дальше спинка будет в потолок упираться. А если до педалей не достает, значит — неправильные педали. Нигде в инструкции не записано, что нога у летчика должна, как у той красавицы, от ушей начинаться. Собралась комиссия из нескольких летчиков, поехали в Куйбышев и долго там заседали, но никакое конструкторское решение не подходит. Приборную доску поднять нельзя, потому что если поднимать приборную доску, то приборы (они же длинные) упираются в днище самолета, к тому же не видно будет горизонта — доска закроет стекло. Штурвал сделать короче — тогда появляется куча проблем: усилия, моменты другие, и кроме того штурвал у большого летчика ляжет на колени. Коля задал задачу сумасшедшую. Решали-решали, и потом кто-то из наших КБшных конструкторов изобрел решение. Там была труба, которая уходит вниз. Наверх)' этой трубы крепится каретка, на которой висит штурвал. Дальше в эту трубу от штурвала, от рогов, идет вниз цепь, которая передает вниз движение по крену. Эта цепь через карданные валы передает поступательное движение… Изобрели — немного сместить ось вращения шестерни с цепью. Зад этой трубы, где горизонтальная переходит в вертикальную, срезать миллиметров на 20. Сейчас тот, кто смотрит на этот штурвал 154-го, задается вопросом: на хрена его сделали таким косым? Эта срезка вызвала изменение литья и т. д. Срезали этот задник, приподняли приборную доску, и Коля стал ее видеть! Такая ужасная проблема была решена. Сейчас люди «достаточного» роста, наверное, смотрят и думают: вот идиоты, неужели не могли сделать проще, нагородили-то?! Это если про Малинина не знать…

Это был один из тех случаев, когда Аэрофлот встал насмерть: сделай, и всё! Предлагали: ну давайте на первые самолеты не будем сажать малининых таких. Нет, невозможно!

Доработки

Когда первые Ту-154 запустили в эксплуатацию, то посыпалось много крупных замечаний (предложений) по улучшению конструкции, устранению тех замечаний, которые были записаны по результатам госиспытаний — так называемый перечень недостатков и предложений по повышению надежности, улучшению безопасности. Толстый том, на много страниц. Сделали в Куйбышеве два самолета: 35-й и 32-й. На них много чего отработали и внедрили потом в серию под вывеской «154А». Часть доработок вошла в серию «154Б», и часть, выполненных в основном на 32-й машине, — в «154М».

В частности, крыло с новой аэродинамикой было сделано на 32-м самолете. Оно пошло только с «154М».

Самолет «А» отличался от просто «154-го», в основном, новой редакцией крыла. С 48-го самолета (с того, который пошел в эксплуатацию в Египет) и по 56-й было введено новое крыло, которое и пошло в серию. Но когда начали гнуть это крыло в СибНИА на повторных нагрузках, оказалось, что это крыло — безресурсное, на нем ресурса получить невозможно. И тогда было принято решение сделать еще одно новое крыло — третью редакцию. Оно пошло со 120-го самолета, с «154Б». А все самолеты выпуска до 120-го были переделаны, к ним было прилеплено новое крыло. Я не знаю, сколько их сейчас осталось. На этом крыле был получен необходимый ресурс. В основном, это было достигнуто заменой материала, кажется, на В-95.

На 35-м и 32-м самолетах мы проводили испытания всех улучшений и нововведений, например, поворотную тележку шасси. Передние колеса сейчас — самоориентирующиеся, а тогда этого узла не было, три пары колес — на одной оси, и никуда ничего не поворачивалось, поэтому и машина была такая неповоротливая. Большие нагрузки были на разворотах с малым диаметром.

Потом была сделана блокировка выпуска интерцепторов (не нужно было выпускать их летчику, они выпускались автоматически после касания земли). Топливная система была изменена, был сделан 4-й бак, дополнительный. Раньше, если требовалось перегонять пустой самолет, то нужно было грузить в передний багажник балластный груз порядка 2-х тонн. Этот топливный бак позволял заправить его, и тогда не надо было никакого груза. Можно было перегонять пустой самолет.

1* Имеется в виду Ту-144. А «загорелось», потому кок «Конкорд» грозился первым взлететь и престиж отнять (прим. ред.)

2* Ныне Самара, (прим. ред.)

3* Почему «Ю»: лётчик — Юрий Алашеев, ведущий инженер Юрий Ефимов, и долгое время в несекретной переписке Ту-22 называлась «изделие Ю». А когда пришла идея окончательно запутать противника, его назвали «изделие А» по фамилии Алашеева. «К» — все Ту-22 с подвеской, «П» — пассивная головка.

4* Известен случай, когда делали первый «Антей» на Ташкентском заводе, так оттуда халат вынули! Стали двигатель запускать — не запускается! Полезли, а там халат узбекский, ватный.

5* Аэродинамические плоскости, работающие в потоке на отрыв крышки от самолета. (прим. род.)

6* То есть опытный Ту-134 (прим. ред.)

7* За него Бонин получил выговорешник по МАПу. (прим. М.Б. Саукке)

8* А «пассажирами» были специально сделанные мешки с песком; внутри — бумажный пакет. Песок сушили, чтобы не изменял вес, потом мошок зашивали, и они были не пыльные. На мешках ручки были, мы их фалой привязывали к креслам.

9* Дмитрий Сергеевич — это Марков — главный конструктор машины на первом этапе испытаний машины. Бугаев — Борис Павлович, министр Гражданской авиации в тот период. Андрей Николаевич — Туполев, (прим. ред.)

10* Трунов Олег Константинович — сотрудник ГосНИИ ГА. (прим. ред.)

Продолжение следует.

СОЮЗНИКИ

ВВС Казахстана на переломе эпох

Вячеслав МАРТЫНЮК Саваслейка

16 декабря 1991 года Казахстан последним из республик бывшего СССР принял закон о независимости и государственном суверенитете.

Среди многих задач предстояло построить и собственные вооруженные силы, в том числе — и ВВС. Высшее военное руководство страны, в отличие от своих коллег на постсоветском пространстве, не стало спешить в реформаторской горячке рубить BBC, под корень. Возможно, причиной тому стал восточный менталитет с его неспешностью, стремление не наломать дров в такой критический момент, а может — отсутствие необходимого количества специалистов управлении должного уровня. Так или иначе, но за годы самостоятельности в республике сокращения авиационных частей были минимальными.

Но мой рассказ о том, как я служил в Казахстане, и о чем узнал, побывав спустя годы в местах, где начинался мой офицерский путь.

Мол служба началась в августе 1990 года, когда я в числе большой группы молодых офицеров прибыл в Талды-Курган. Без раскачки приступили к переучиванию на новый для нас самолет — МиГ-27. На тот момент на аэродроме базировалось два полка, принадлежавших разным структурам. На одной стороне ВПП находился полк ПВО, вооруженный МиГ-23. Кажется, в модификации П и МЛ. Разобраться не успел — их вскоре сократили. На другой — капониры нашего полка. У нас были истребители-бомбардировщики МиГ-27 в модификации М и Д и МиГ-23УБ.

В дальнейшем на базе сокращенного полка ПВО была создана база по хранению МиГ-23 и МиГ-21, переданных туда из сокращаемых на тот момент аэродромов Аягуз и Уч-Арала (оба на МиГ-21). Позже туда же попали МиГ-27 из Жангизтобе, среди которых было несколько бортов и с «Кайрами».

Самолеты именно этого полка использовались в Афганистане уже под самый занавес войны (приблизительно за полгода). Из всех рассказов о том времени в памяти отложились только два эпизода.

Первый. Для устранения отказов и проверки работоспособности шасси (т. н. «гонки») самолет поднимался на гидроподъемники вместе с подвесками, что категорически запрещено всеми инструкциями. Но с подготовкой к командировке в Афган сильно спешили.

Второй. Ввиду опасности поражения ПЗРК па самом опасном участке — взлет- посадка — изменили технику выполнения этих элементов. Взлет на форсаже, сразу после отрыва — шасси на уборку, закрылки тоже, крыло на 45°, разгон до ближнего привода и горка с максимально возможной перегрузкой. Обычно набранной энергии хватало для выхода на 5 тысяч м. На посадке «сыпались» с 5 тысяч за полтора витка. Утверждать не могу, но вроде были случаи, когда подобные художества имели печальные последствия. Впрочем, потери бывают и не на войне.

В начале сентября 1990 г. во время выполнения учебного перехвата маловысотной низкоскоростной цели, которую изображал Ан-2 из расположенных тут же ПАРМ, «цель» была сбита. Реально. Как оказалось, летчики злополучного МиГ-23УБ ни до, ни после столкновения Ан-2 не видели и даже не почувствовали удара. Спикировав в заданном квадрате с высоты 3000 до 200 м и не обнаружив «цель», инструктор в МиГе дал команду уходить. Летчик стал выводить самолет не в горку, а боевым разворотом, и опустившаяся плоскость ударила по верхнему крылу Ан-2 *

И руководитель полетов с земли не подсказал. Впрочем, утерять радиолокационный контроль за этой парой было не мудрено — интенсивность полетов была так высока, что в воздухе находилось одновременно до 20 самолетов (зафиксирован максимум — 40 бортов одновременно). Летали два полка попеременно четыре раза в неделю, по две смены. Соответственно, и уровень подготовки летчиков был таков, что позволял летать звеном в предгорьях в режиме следования рельефу местности. И это при отсутствии на борту необходимой аппаратуры! Правда, сделать это мог далеко не каждый летчик. Но был случай, когда после какого-то совместного застолья с локаторщиками или на учениях, на спор, звено МиГ-27 незамеченным прошло охраняемое пространство в горах Джунгарского Алатау, и обнаружило себя, лишь пролетев над самой станцией.

* Подругой версии, которую приводит И. Ефимов, катастрофа Ан-2 произошла из-за того, что летчики МиГ-23УБ были крайне плохо подготовлены к перехвату малоскоростной низколетящей цели. Они даже не знали, что атаковать ос надо как наземную цель и перехватывали как обычно. Ан-2 они видели, просто не справились с огромной скоростью сближения и не успели отвернуть. Момент столкновения они почувствовали (Прим. ред.).

В связи со спецификой самолета, основную долю вылетов занимала работа на полигоне: бомбометание, пуски НАРов, пуски Х-25, Х-29, стрельба из пушки. Последнее доставляло особенно много хлопот техникам самолетов, т. к. после каждого применения приходилось долго и нудно отмывать створки передней ниши шасси от порохового нагара. Только голь на выдумку хитра, и однажды кто-то придумал мазать створки ЦИАТИМом, который затем легко смывался керосином вместе с нагаром. Не знаю почему, но при применении НАРов предпочтение отдавалось С-5. Их заряжали часто и помногу, а если предстояло применение С-8, то их давали по одной ракете на заход.

Помимо плановой боевой учебы наш полк привлекался и к выполнению более серьезных задач. Так в начале марта проводились учения «Юг-91», где были задействованы части и соединения трех (!) военных округов: Туркестанского, Среднеазиатского и Центрального. Как нам тогда объяснили, после вывода советских войск из Афганистана, некоторые особо ретивые командиры афганской оппозиции решили не останавливаться на границе, а перенести боевые действия за речку. Для охлаждения горячих голов решено было провести образцово-показательное «помахивание дубиной» вдоль границы с Афганистаном. Наша РАЭ практически полным составом была переброшена на аэродром Карши Узбекской ССР, откуда и работала совместно с тамошними Су-24 по полигонам где-то в горах. Как долго шли сами учения — не знаю, но авиационная составляющая в лице нашего полка включилась в работу 5 марта, а уже 8 марта, на радость боевым подругам, вернулась назад.

От этих четырех дней моей первой командировки в памяти осталось совсем мало. Помню ощущение собственной нужности и гордости за могучую силу нашей армии. А еще удивление от оперативности, размеренности и четкости происходящего. Никакой суеты, нервозности, сумбура. нестыковок. Хотя совсем без казусов не обошлось.

Посте неоднократных к тому времени попыток захватов и угонов самолетов, которые иногда заканчивались удачно, была издана куча инструкций и разработаны мероприятия, предназначенные для предотвращения подобных происшествий. Одним из средств должен был стать замок специальной конструкции, устанавливаемый на РУД. Устройство блокировало перемещение РУД. Ключи от замка находились у техника самолета, дежурного по части и в особом отделе. В день убытия, т. е. 5 марта 1991 г., после проведения предполетной подготовки техник 16 борта установил замок па РУД и убыл с передовой командой в Карши. Вместе с ключами… И вот для оставшихся наступил час X. Команда дана, летчики занимают свои места в кабинах. И вот тут-то выясняется, что самолет с бортовым номером 16 комэски 1 АЭ п/п-ка Мамчиц лететь не может. Все попытки снять вредный замок оказались тщетными. Привезли запасной ключ от дежурного по части — не подошел. Привезли всю коробку с ключами — не подошел пи один. Приложив гигантские усилия, нашли особиста, привезли хранящиеся у него ключи — аффект тог же. В результате комэска улетел на запасном самолете…

За время моей службы был еще инцидент, с гражданским бортом. Аэродром наш в Талды-Кургане был совместного базирования — мы его делили с ГВФ. Но расположение рулежных полос таково, что даже при интенсивных полетах никто никому не мешает. Тем более, что даже в лучшие времена здесь задень бывало не больше 10 гражданских бортов в сутки, в основном — Як-40 и Ан-2. Да дважды в неделю совершал у нас посадку Ту-134 сообщением Москва — Алма-Ата. В этот раз все было как всегда, у нас шли полеты. «Тушка» села и спустя часа полтора-два начала выруливать на взлет. Только теперь почему-то самолет свернул на нашу рулежку и покатился вдоль ЦЗТ, причем на большой скорости. Спустя секунды раздался звук удара и следом еще один… И вот мимо нас прорулил самолет… без правой консоли. В иллюминаторах белели лица испуганных пассажиров…

Позже этот Ту-134, не разминувшийся с одной из аэродромных спецмашин, списали, так как по всему планеру пошли трещины. Он долго еще стоял в отстойнике рядом с отслужившими свой век Ан-2. Произошло это поздней осенью либо 91-го, либо 92-го года *.

Второй случай произошел зимой 1992 г. Лежал уже глубокий снег, и шли ночные полеты. Мой однокашник Володя Митрохович, выпустив свою спарку и подождав поката пройдет техпост и вырулит на старт, ушел ужинать. Самолет вырулил на ВПП, постоял некоторое время, а потом, испуская форсажный огненный хвост, начал разбег … И вдруг звук оборвался. Фары прочертили длинную дуг)'по снегу и погасли. Было видно, что самолет выбросило с полосы. Все это произошло так стремительно, что мы первое секунды будто оцепенели. Но инженер эскадрильи быстро оценил ситуацию и взял руководство на себя. Гут и до столовой дошли известия о ЧП. Оттуда вывалили все — не так уж часто случались у нас аварии. И вот но снежной целине толпа бежит к самолету, наперегонки с аварийным тягачом со скачущим водилом на прицепе.

* Документальную версию этого события см. на с. 36. (Прим. ред.)

У самолета оказалась сломана правая стойка — заводской брак.

Был и еще случай, осенью того же года. Боец пропал на ночных полетах. Труп его нашли только утром. Расследование показало, что его убило крылом одной из руливших мимо спарок. Есть такая особенность у МиГ-23УВ. Из-за отсутствия РЛС, носовая стойка практически не обжимается. нос высоко задран. На рулении обзора вперед практически никакого. А уж ночью и подавно. Напряженное внимание летчиков приковано к белым полосам разметки в свете фар — не дай бог с бетонки съехать! И уж, конечно, в таких условиях за концами крыла никто не следит.

Но были в службе не только мрачные эпизоды. Например, вот такая веселая картина: ранняя весна, у нас идет предполетная. А со взлетки комендант аэродрома на мотоцикле, стреляя из ракетницы, пытается согнать корову. Можно еще изобразить, как расчищал снег импровизированный снегоуборщик — ящик от ракет, прицепленный за КамАЗом и оседланный летчиками. Вот только как описать, как на ночных полетах, при — 35 °C техника окатывает вдруг с головы до ног керосином из порвавшегося шланга, как при закатке самолета в укрытие проскальзывает передняя стойка, и техника, управляющего в этот момент самолетом посредством т. н. «гитары», бросает и втыкает головой в сугроб, как достают его оттуда со смехом товарищи, как греется технота в форсажных камерах только что прилетевших самолетов, как техник, в ожидании летчика на вылет, греется в выхлопных газах стоящего рядом АПА, или сушит валенки, надев их на выхлопную трубу, и как не замечает, что подошва уже прогорела, а до конца полетов еще 5 часов…

А был еще такой случай. Как так получается, но в наших авиачастях бойцы всё больше откуда-то из Средней Азии. Вот Коле Ручицыну, технику 21 борта, дали в помощь такого механика, ну вроде посмышленее других и русский вроде понимает. Николай научил его даже ставить парашют, заправлять самолет топливом и воздухом и менять резину! И вот однажды, минут за 10 до вылета, подходит этот боец к нему и так четко, приложив руку к беретке, докладывает: «Товарищ лейтенант, самолет топливом и током заправлен». Ну, все, кто осознал, заржали, конечно, и долго потом успокоиться не могли. Все дело в том, что основным навигационным прибором МиГ-27 является инерциальная курсовертикаль (ИКВ) — гироскоп, на приведение в рабочее состояние которого (раскрутки) необходимо не менее 15 минут. Вот этот-то важнейший процесс и прервал «смышленый» механик. В этот раз всё обошлось, а обычно после таких фокусов ИКВ «сдыхала».

Вообще надо сказать, что до сих нор в ВВС России нет самолета, способного выполнять задачи, которые возлагались на МиГ-27. Опрометчивое решение руководства ВВС снять с вооружения все однодвигательные самолеты из-за их, якобы, меньшей надежности по сравнению с двухвигательными, в дальнейшем вышло боком. Случилось это еще в первую чеченскую "кампанию, когда возникла необходимость нанесения точечных бомбовых ударов в горах в условиях недостаточной видимости. Прицельно-навигационный комплекс (ПРНК) МиГ-27 позволяет производить после взлета автоматический выход на цель, бомбометание и возвращение на аэродром базирования. Эти возможности самолета и осваивались в нашем полку в течение 1991-92 гг. Для этого была проведена точная геодезическая разметка аэродрома, установлены реперы и створы. Навыкам определения стояночного курса самолета с использованием бортового оборудования были обучены все техники самолетов. Освоение этого режима встречало определенные трудности. ПРНК оказался весьма чувствительным к качеству источника питания, а состояние АПА к тому времени было достаточно плачевным, и сбои были нередки. А после этого настройку ИКВ приходилось начинать сначала. А это 15–20 минут, в которые даже по самолету не разрешалось ходить.

Сложными в применении оказались и ракеты с полуактивной системой наведения по лазерному лучу Х-25 и Х-29. Одним из немногих летчиков, освоивших в совершенстве применение этих ракет, был командир 1 АЭ п/п-к Мамчиц. Начальник полигона нередко ругался, что после его пусков приходилось заново строить мишени, настолько точно он укладывал ракеты в цель. Хотя для той же Х-25 попаданием считается отклонение от цели на 10 м, настолько мощная у нее БЧ.

Несмотря ни на что мы летали, летали часто и помногу, отдыхая только в воскресенье. Столь высокая интенсивность боевой учебы, как мне представляется, была обусловлена близостью границы с Китаем. Но постепенно, начиная где-то с середины 1992 года, количество летных смен уменьшилось до одной-двух в месяц. Да и не мудрено, началось великое перемещение людей в поисках лучшей доли. До полетов ли?

***

Надо сказать, что военное руководство Казахстана очень осторожно и разумно подходило к решению кадровых вопросов. Никого не заставляли принимать присягу и желающим перевестись не чинили препятствий. Вопрос с переводом решался в среднем за полгода и меньше. Был даже такой случай. Замполит эскадрильи из полка Су-24 в Николаевке (под Алма-Атой), съездив в отпуск в Россию, привез о тношение на 24 летчика, т. е. 12 экипажей сразу. Правда, окончательный результат этой истории мне не известен.

К 1993 году в ВВС Казахстана сложилась критическая ситуация с призывом рядового состава — бойцов катастрофически не хватало. Даже стоянки охранять приходилось офицерам и прапорщикам. Заступали на сутки, с консервами и термосами. Но уже летом 1993-го между Россией и Казахстаном было заключено соглашение о подготовке младших авиационных специалистов по обслуживанию аэродромной спецтехники. И в августе первая группа из 25 человек убыла в учебную часть, куда-то под Москву.

В том же 93-м сверху поставили задачу организовать боевое дежурство своими силами и с той техникой, что была в наличии. О причинах, вызвавших к жизни такой приказ, официально нигде не говорилось, но на уровне слухов проходила информация об участившихся случаях нарушения воздушной границы со стороны Китая. Якобы, имел даже место случай проникновения Су-27 (?) вглубь Казахстана до Караганды. На обратном пути он зашел на посадку в Уч-Арале, сделал пробежку по полосе и ушел в сторону Китая через так называемые Джунгарские ворота. Сложно судить о том, правда это или нет, но я считаю, что вероятность такого события весьма высока — слишком уж велик соблазн заглянуть к соседу в дом, коль знаешь, что помешать он тебе не сможет. Ведь на тот момент единой системы ПВО, подобной той, что была в Советском Союзе, у Казахстана не существовало. Возможность наблюдать за воздушным пространством, может, и сохранилась, а вот реагировать на нарушения, увы, было нечем. Постановку на боевое дежурство МиГ-27 — самолетов без радиолокационного оборудования и вооруженных ракетами с дальностью пуска 10 км — иначе как насмешкой над самой сутью ПВО не назовешь…

Но на безрыбье и рак рыба. Благо, что строить заново что-либо капитальное не пришлось. Воспользовались укрытиями и помещениями дежурного звена, существовавшего в бытность полка ПВО. Провели связь, положили новый асфальт, восстановили работоспособность створок укрытий, решили вопросы взаимодействия и обеспечения с тыловыми службами. С1 октября 1993 г. дежурное звено в составе пары МиГ-27, вооруженных 4 ракетами Р-60М с одним подвесным подфюзеляжным топливным баком, заступило на дежурство. Выезжали до восхода солнца, вытаскивали самолеты из укрытий, выполняли предполетную, газовали, оформляли документацию и докладывали наверх. Потом от ежедневных газовок отказались — дорого. Опробование двигателей стали проводить только во время предварительной подготовки и при приемо-передаче следующему составу дежурного звена. Дежурили по 10 дней. Но и такой режим оказался тяжелой нагрузкой для полка, т. к. приходилось отвлекать от плановой работы по два специалиста, к тому же отнюдь не начального уровня подготовки. Мне довелось дежурить первую и третью декаду октября. За это время нас несколько раз проверяли из Главного штаба, объявляя учебную тревогу. И только один раз она была боевой, но до взлета дело гак и не дошло. Постояв на полосе в готовности к старту, летчик получил «отбой» и зарулил на стоянку.

***

Вернувшись в те места через 8 лет, т. е. в 2002-м, был приятно удивлен. ВВС Казахстана живут и живут достаточно активно, имея на вооружении практически все типы самолетов, за исключением тяжелых и больших. В самом Талды-Кургане появились Су-27, переданные Россией в счет компенсации за Ту-95. К сожалению, при решении этого вопроса, российские ответственные лица проявили, скажем так — недальновидность. Руководствовались они, по всей видимости, не стремлением укрепить авиацию стратегического партнера и союзника России в Азиатском регионе, а стремлением сбыть негодный товар. Зачастую самолеты передавались «голыми», без обязательного в таких случаях к сложной технике специального наземного оборудования, контрольно-проверочной аппаратуры и документации. (А вот интересно, по каким ценам они шли? Уж не как новые ли?) Практически все машины разносерийные, что сразу выводит на первое место проблему нехватки запчастей, т. к. ни о какой взаимозаменяемости не может быть и речи. «Доброму соседу» передавали вконец изношенные Су-27, с мизерным ресурсом, в основном из полков, сокращенных в России…

Не знаю, как кто, а мне за державу стыдно.

При освоении «новой» техники ВВС Казахстана столкнулись с новой проблемой — нехваткой, а порой и отсутствием нужных специалистов. Так или иначе, но процесс освоения Су-27 пошел. Правда, довольно специфично: большое внимание уделено работе Су-27 по наземным целям, в то время как МиГ-27 стоит в ДЗ как перехватчик. Это данные на начало 2002 г., и, полагаю, это вынужденный шаг руководства ВВС Казахстана. Возможно, на Су-27 отсутствовали исправные БРЛС или современные ракеты класса «воздух- воздух».

Не исключено, что эти проблемы могут быть преодолены. Во всяком случае, на примере Талды-Кургана я убедился — ВВС Казахстана динамично и грамотно развивающаяся структура Республики. 34 тактических учения в год с боевым применением — цифра, говорящая о многом.

Оптимизирован состав и размещение авиатехники (АТ) по территории страны.

Так, например, МиГ-21, остававшиеся на базе хранения в Талды-Кургане, введены в строй и переданы на аэродром Балхаш в дополнение к уже имеющимся там МиГ-25РБ.

Неизменным оставалось место базирования Су-24 — аэр. Николаевка (ныне — Жетыген) под Алматой.

А вот МиГ-31 перебазированы из Семипалатинска под Караганду. По-видимому, для прикрытия Астаны.

Л-39 из Луговой перебазированы в Балхаш, а МиГ-29 — в Жетыген. Правда, года два назад в СМИ прошла информация о передаче этой базы американцам для проведения антитеррористических операций *.

В Чимкенте, помимо Су-25, находится база хранения разведчиков Су-17МЗР.

После сдачи МиГ-21 на хранение в Талды-Курган в 1990-91 гг. в Уч-Арале остались только Ми-8 и Ми-24.

Транспортники сосредоточены в основном на юге страны: в Первомайском (Алматы) — Ми-8, Ан-12 и Ан-26; в Джамбуле (ныне Тараз) — вместо расформированной авиабазы осталась авиационная комендатура, которая охраняет безресурсные Ми-26 и другие вертолеты, подлежащие списанию и утилизации.

В Боралдае (ранее Бурундай) стоят пограничники — Ми-8 и Ан-2.

Каждая точка базирования АТ реорганизована в авиационную базу или авиационную комендатуру под единым командованием, имеет свое название и свою эмблему Что же касается Аягуза (МиГ-21) и Жангизтобе (МиГ-27), то они были сокращены еще при Советском Союзе.

Централизованно решен вопрос с подготовкой национальных специалистов для авиации. В Актюбинске **, на базе бывшего летного училища гражданской авиации, организовано обучение летчиков, штурманов и техников. Авиапарк составляют самолеты Як-18Т. Дальнейшая стажировка проходит уже в частях на вертолетах Ми-8 и самолетах Л-39.

О том, что ВВС не оставлены без внимания руководства Республики, видно было и по новой форме военнослужащих, и по порядку1 на аэродроме, и по обновленной окраске МиГ-27 и Су-27.

На этой мажорной ноте и хотелось бы закончить свой рассказ. Если и кто-то захочет поправить или дополнить — милости прошу. История творилась и творится на наших глазах и нашими руками, а потому важно сохранить ее крупинки, чтобы потом никто не смог подправить или переписать ее себе в угоду, как это происходило в нашей стране уже не раз.

Низкий поклон от меня и огромное спасибо всем однополчанам и друзьям, служившим и служащим России ли, Казахстану ли. Как ни крути, мы все еще ощущаем себя единым народом с одной историей.

* Информация не подтверждается (Прим. ред.).

** Актюбинский военный институт Сил воздушной обороны — так теперь называется это учебное заведение (Прим. И. Ефимова).

Фото автора, сделан ы в сентябре 2002 года.

Аэродромная сеть на территории Казахстана (по состоянию на 1990 год)

Географические названия

С обретением Казахстаном независимости в стране прошла череда переименований населенных пунктов. Это коснулось и тех городов и поселков, где стояли и стоят авиачасти.

Следует учесть, что новые названия приживаются по-разному — где-то с трудом, где-то сразу. Разумеется, новые названия обязательны для употребления официальными средствами массовой информации, но на бытовом уровне звучат и прежние.

Так, с одинаковой частотой можно встретить и новое название старой столицы — Алматы, и старое ее название — Алма-Ата.

Джамбул называется ныне Тараз, Гурьев — Атырау.

Аэродром Первомайский (что под Алма-Атой) в повседневной жизни на всех уровнях больше называется Первомайкой.

Аэродром Бурундай переименован в Боралдай, только новое название практически никто не употребляет.

Новое название аэродрома под Алма-Атой — Жетыген, но чаще звучит его прежнее название — Николаевка.

Наряду с названием Уч-Арал применяется Учарал.

Прежние название Талды-Курган остается более популярным, чем новое Талдыкорган.

Бывший Шевченко называется сейчас Актау. Вот здесь новое название прижилось, хотя и Тараса Григорьевича уважают, он там в ссылке жил и творил.

Трудное наследство

Строительство казахских ВВС

МиГ-29УБ. 600-я авиационная база, Жетыген, май 2005 г

Хольгер МЮЛЛЕР, Штефан БЮТТНЕР, Александер ГОЛЬЦ Берлин

(Holger Mijller/Slefan Butlner/ Alexander Golz)

Материал публикуется с любезного разрешения редакции Flieger Revue. Перевод с немецкого — Василия Золотова.

В 1989-90 гг. на территории Казахстана концентрировалось более 20 военных аэродромов с более чем 1200 самолетов и вертолетов. С крушением Советского Союза в 1991-м вторая по величине республика унаследовала сравнительно небольшую часть общих воздушных сил. Строительство новых ВВС тало неизбежным.

Побелка бордюров и оград — это первое, что бросается в глаза посетителю авиачасти, еще с советских времен известной как Николаевка- Самолетные укрытия для двух эскадрилий по обе стороны предстартовой линии оставляют впечатление распланированного на чертежной доске аэродрома.

Казахстанские национальные цвета — желтый и голубой — украшают многочисленные возведенные в типичном советском стиле здания. Над строевой площадкой возвышаются бюсты летчиков.

Командир полковник Мирасс Жильгильдин, опытный штурман Су-24 с 1500 часов налета, рассказывает об истории авиачасти: "Сегодняшний 149-й гвардейский бомбардировочный полк основан в 19 июня 1938 г. в Хабаровске как 6-й истребительный полк. Летали сначала на И-15бис, И-16, ЛаГГ-3 и истребителях Яковлева — с Як-1 по Як-9. По окончании войны базировались в Болгарии, в 1948-м передислоцировались в ТуркВО на аэродром Чирчик (Узбекистан), где полк с 1950 а летал на самолетах Р-63 Кингкобра. С 1952-го на вооружении стоял МиГ-15бис, ас 1960-го — МиГ-17. С 1969 г. часть переформировали в истребительно-бомбардировочный авиаполк, обозначенный потом как 149-й Гвардейский АПИБ. С 1971-го он базировался в Николаевке. Там с 1975-го после очередной реструктуризации авиачасть получила на вооружение самолеты Як-28 и стала бомбардировочным полком фронтовой авиации. После кратковременного применения в Афганской войне в 1980-м полк без потерь вернулся обратно и был переоснащен на Су-24 старых серий выпуска, которые и сегодня находятся на вооружении".

Раздел имущества

Многое говорит за то, что Россия, исходя из своих интересов в Казахстане — ведь там остались ее важнейшие военные объекты, такие как космодром Байконур, атомный полигон Семипалатинск и авиабаза Луговая, где обучались иностранные военные специалисты — хотела оставить казахскому правительству как можно меньше свободы выбора. На базе Долон до 1994 г. базировались Ту-95МС бомбардировочной дивизии 37-й ВА. После передачи около 40 машин России Казахстан получил взамен МиГ-29, Су-27 и Су-25 из российских запасов.

Полки советских ПВО 14-й ВА на территории Казахстана были представлены МиГ-23, МиГ-25, МиГ-31, а также Ту-128.

Части ВВС, подчинявшиеся 73-й ВА в Ташкенте (Узбекистан), включали полки транспортной, разведывательной, фронтовой авиации, а также истребительные и истребительно-бомбардировочные полки. Последние имели на вооружении МиГ-21, МиГ-23 и МиГ-27.

Как и в России, в Казахстане в середине 90-х все однодвигательные ударные самолеты типов МиГ-21, МиГ-23 и МиГ-27 были выведены из эксплуатации и собраны на площадках хранения в Талды-Кургане. Известно про попытку продать украдкой этуг технику в Северную Корею. Эта попытка потерпела неудачу благодаря бдительности мировой общественности. В марте 1999-го азербайджанская служба безопасности на аэродроме в Баку обыскала российский Ан-124 и конфисковала шесть находившихся на борту МиГ-21, которые предназначались для Северной Кореи. Несмотря на то, что эти шесть машин спустя короткое время опять были возвращены Казахстану, вопрос оставался открытым: как много самолетов из пропавших с баз хранения (от 30 до 40 штук) могло фактически достигнуть Северной Кореи. В результате скандала, как минимум, свой пост должен был покинуть министр обороны Казахстана Мух тар Алтынбаев.

Вертолетный флот получил Ми-8 и Ми-24 из частей, базировавшихся раньше в ГСВГ в Ютербоге. В 1992 г. выведенная из Германии часть обосновалась в Уч- Арале, что вблизи китайской границы.

Су-24. 600-я авиационная база, Жетыген, май 2005 г.

Между Россией и НАТО

Казахстанские ВВС стоят сегодня перед тяжелой проблемой: воздушное пространство страны, в 7 раз превышающей Германию, защитить сравнительно скромными средствами. В рамках реформ проводится некоторая реструктуризация.

Так, в июне 2002 г. в ВВС и ПВО получили единое командование с дислокацией в Алматы. Сформированы боевые системы дальнего радиуса действия — на истребителях МиГ-31 (которые на вооружении состоят еще только в России) и Су-27 *, сконцентрированные в Караганде. База находится почти по центру страны, и с нее можно быстро перехватить потенциальные цели с любого направления.

В непосредственной близости от Караганды находятся действующие авиачасти. оснащенные еще самолетами МиГ-29, предназначенными для защиты находящейся рядом столицы — Астаны (бывший Целиноград) **.

Есть еще полк Су-27, базирующийся вместе небольшим количеством Су-25 в Актау (бывший Шевченко) на Каспии ***.

На базе Жетыген на Капчагайском водохранилище сосредоточены МиГ-29 и Су-24 истребительно- и истребительно-бомбардировочной авиации.

С 1996 г. упоминавшийся выше 149-й ГБАП обозначен как 600-я Гв. Краснознаменная авиабаза. Одновременно произошло переименование Николаевкн в Жетыген. В марте 2003 г. сюда перевели МиГ-29 (версии 9.12) из 715-го авиаполка из Луговой. Казахским ВВС сегодня принадлежат 39 машин этого типа.

Транспортная компонента оперирует Ан-12 и Ан-24/26 из международного аэропорта Алматы.

Единственная казахская вертолетная база — в Уч-Арале — укомплектована уже упомянутыми Ми-8 и Ми-24.

Транспортные вертолеты Ми-8 и Ми-26 157-го вертолетного полка должны находиться вблизи стыка границ Казахстана с Киргизией и Узбекистаном в Таразе (прежде — Джамбул), статус базы и техники, правда, не ясны.

Это в равной степени относится и к 39-й разведывательному полку из Балхаша на одноименном озере, где стоят МиГ-25РБ и Су-24МР ****.

Местоположение авиации погранвойск с Ми-8 и Ан-72 — Алматы-Бурундай.

Как и все ВВС СНГ, казахская военная авиация имеет незначительную боеготовность и ограниченный налет вследствие недостаточного финансирования. В этом отношении примечательно, что налет пилотов 1 класса, по казахским данным, достигает ежегодно 40 часов, в то время как молодые пилоты проводят в воздухе до 80 часов.

Проблемы с кадрами в казахских ВВС берут начало из советской эры. Во все времена на командных (включая высшее командование). летных и технических должностях там преобладали русские. Казахстан в последние годы приложил большие усилия, чтобы переломить ситуацию и поставить па ключевые командные должности собственные кадры. Для этого большое число офицеров направляются в учебные заведения стран НАТО (США, Турция и Германия). Мало того, казахское руководство торопит западных союзников ускорить процесс подготовки.

И это несмотря на то, что обучение проводится еще и в других странах СНГ. Подготовка летного персонала продолжается в России. Капитальный ремонт самолетов и вертолетов выполняется как там, так и на Украине. Россия для Казахстана и в дальнейшем может оставаться важнейшим поставщиком военной техники. Единственный казахский авиаремонтный завод в Алмате обслуживает гражданские воздушные суда*****.

В конце 2004 г. стартовала совместная российско-казахская программа создания нового вертолета. В рамках этой программы погранвойскам будут поставлены 4 модернизируемых Ми-17Д. за которыми должны последовать еще 10. То, что Россия на выгодных условиях поставляет вертолеты, еще не значит, что США откажутся от своей программы Foreign Military Aid-Programms, в рамках которой странам этого региона бесплатно предоставляется необходимая военная техника, а заодно американцы обоснуются па тамошнем рынке и распространят свое политические влияние.

Республика Казахстан строит большие планы на будущее. Президент Нурсултан Назарбаев в конце 1997-го обнародовал свою программу «Казахстан 2030». В ней он говорит о независимой и стабильной стране. Для достижения такой цели в этом пока еще неспокойном регионе большие и боеготовные вооруженные силы обязательны. Поступления от добычи нефти должны сделать это возможным. Это. вероятно, включает и развитие казахских ВВС.

* Су-27 в Караганде нет, они базируются только в Талдыкоргано (Прим. И. Ефимова).

** МиГ-29 сосредоточены только в Николаевке и на охрану Астаны но привлекаются (Прим. И. Ефимова).

*** В Актау — авиационная комендатура, на базе которой почти ежегодно проводятся масштабные учения с перебазированием больших сил авиации, а также созданы все условия для организации, при необходимости, боевого дежурства истребителей. Т. е. и Су-27, и Су-25 могут там эпизодически появляться (Прим. И. Ефимова).

**** Су-24МР еще в 1994-м году перегнали в Николаевку, и в Балхаше их теперь нет. МиГ-25РБ летали до 2000-го года, сейчос стоят без ресурса (Прим. И. Ефимова).

***** Указанный завод — 405-й ремонтирует и военные вертолоты (Прим. И. Ефимова).

Фото Александера Гольца.

19 июля 1991 г. "Гу-134А-3 СССР-63767 из 2'10-го ЛО Алма-Атинского ОАО Казахского УГА (зав.,N”(93)62335, сср. № 5209) летел рейсом 579-Х-6 Москва (Домодедово) — Кустанай — Талды-Курган — Алма-Ата с 48 пассажирами. В составе экипажа были: КВС Д.Р. Османов, второй пилот В.М. Сутормии, бортинженер В.В. Баюнов, штурман P.P. Османов и две бортпроводницы.

В Талды-Кургане аэродром совместного базирования гражданской авиации и ВВС. В тот день ожидался прилёт большой группы военных самолётов: для их обслуживания на лётное поле была выведена спецтехника и расположена вдоль магистральной рулёжной дорожки. При этом водитель 11. Турков поставил свою машину (аэродромный пусковой агрегат УПГ-300 на шасси ЗиЛ-131) слишком близко к рулёжной дорожке. Диспетчер О.В. Гамалей, не согласовав схему руления с руководителем полётов ВВС, разрешил экипажу Tv-I34A вырулить на взлёт по МРД.

КВС видел стоящую возле рулёжной дорожки машину, к тому же второй пилот и штурман дважды предупредили его о препятствии. Тем не менее командир, пропустив мимо ушей эти предупреждения, рулил на повышенной скорости и не доложил диспетчеру о машине. В результате в 08:02 (05:02 по местному времени) Ту-134А ударил заторможенный грузовик правым полукрылом в заднюю часть кузова с такой силой, что лопнули крепёжные болты, правая ОЧК отломилась по стыку с СЧК и, проволочившись 30 м за самолётом на тяге элерона, упала на землю. К счастью, пожар не возник. хотя топливо лилось рекой. Самолёт остановился в 78 м от места столкновения. Никто не пострадал; самолёт был восстановлен и летал в авиакомпании «Казахстан эйрлайнз» где-то до 1996-97 года.

Любопытны переговоры членов экипажа между собой:

— По восьмом дал?

— Да, по восьмой (т. е. диспетчер дал команду выруливать на ВПП по рулёжной дорожке № 8 — авт.).

— Нам по магистральной дал (магистральной рулёжной дорожке, идущей параллельно полосе — авт.).

— Лётчику по чепчику только не зацепить бы.

— Пусть нагибаются.

— Прогрев первый.

— Крыши башка попадем, савсэм балной будет.

— Справа посмотри.

— Смотрю в оба.

— Похоже, близко.

— Да, я тоже так…

— Быстро не надо, левее. Левее, зацепим! Твою мать, еще!

— Куда левее, б…?… всё, приехали.

Как говорится, поначалу веселились…

Информацию предоставил Д. Комиссаров

Окраска самолетов и вертолетов казахских СВО

После обретения Казахстаном независимости в окраске летальных аппаратов, принадлежащих ВВС и другим ведомствам (к примеру, погранвойскам), мало что изменилось. Камуфляж тех или иных самолетов и вертолетов соответствует стандартам, введенным для данных типов еще в советские времена. Правда, следует учитывать следующее: мало того, что Казахстану изначально досталась уже немало послужившая авиатехника, но и в последующие годы на обновление «внешности» самолетов и вертолетов средств, как правило, не хватало. Время и погода не щадят камуфляж, который у большинства машин выглядит выгоревшим и поблекшим. Перекраске подвергались лишь те летательные аппараты, которые проходили капитальный ремонт на ремзаводах, а также готовившиеся к участию 8 учениях и воздушных парадах. Схема окраски при этом сохранялась стандартной.

С 1992 года на самолетах и вертолетах казахских ВВС стали появляться новые опознавательные знаки. Основой осталась красная звезда (опознавательный знак советских ВВС), но белую обводку заменили на желтую. В середине ее — стилизованное солнце — желтый круг с короткими лучами по периметру. В нижней части звезды, с выходом за ее пределы, — стилизованное изображение орла, взятое с национального герба. Следует отметить, что на разных типах ЛА опознавательные знаки довольно сильно разнятся. Это говорит о том, что: либо жестких стандартов на нанесение 03 не выработано и в каждой авиачасти их наносят в соответствии со своим вкусом, либо существующие рекомендации исполняются небрежно *.

Опознавательные знаки самолеты и вертолеты получают постепенно, в первую очередь — на киле. При этом есть самолеты, еще несущие на крыле (сверху и снизу) прежние красные звезды. Есть машины (на 2006 г.) до сих пор не сменившие советскую опознавательную символику. Полный комплект новых 03 (на всех позициях) самолеты получают большей частью после капитального ремонта.

* По словам И. Ефимова, опознавательные знаки и порядок их нанесения на ЛА строго регламентированы соответствующими приказами.

Материал подготовлен В. Золотовым.

Военная авиация Казахстана

Игорь ЕФИМОВ Алматы

1959 года рождения, в 1980-м окотил Барнаульское летное училище и до 1989 г. служил в отдельных разведывательных авиационных полках, летая на самолетах Як-28Р и Су-24МР.

1980-84 гг. — Прикарпатский ВО, аэр. Коломыя; 1984-89 гг. — ЮГВ, аэр. Кунмадараш.

С 1989-го по 2005-й годы служил в Казахстане. Летал на аэродромах Балхаш и Никалаевка, пройдя последовательно все летные командные ступеньки, стал командиром авиационной базы в Балхаше (1997-99 гг.), затем — старшим инспектором-летчиком и начальником штаба ВВС Казахстана.

Крайний вылет на Су-24 выполнен 7 мая 2005 года.

За всю летную жизнь налетал около 2000 часов, обучил немало молодых летчиков. В конце 2005-го уволен в запас. Сейчас живет в Алматы.

Я родился и окончил среднюю школу в Алма-Ате, поэтому, когда в 1989-м встал вопрос, где мне продолжать службу, я попросился в Казахстан. Так из Венгрии, с учетом этого желания, меня направили в г. Балхаш. В 1989-м перестроечной лихорадки в нашей части еще не ощущалось — летали интенсивно, керосин лился рекой. Ухудшение началось года с 1991-го, а к 1993-му летная работа была практически парализована.

Конечно, это впрямую было связано с распадом СССР. Летчики, техники, командиры в полку, как и всюду по Союзу, носили преимущественно славянские фамилии, поэтому, когда в конце 1991 года Казахстан объявил о суверенитете, начались интенсивные межреспубликанские перемещения военнослужащих. Хороших специалистов просили оставаться, но насильно никого не держали. Конечно же, очень много уехало хороших ребят, думаю, что более половины списочного состава. Так, самым естественным образом в частях стало больше представителей титульной национальности.

Что же касается случаев перегона боевой техники в Россию, имевших место в некоторых республиках, ничего подобного в Казахстане не было. Мы до последнего искренне желали и верили, что армия останется единой (по крайней мере, с Россией).

Поначалу, но очень непродолжительное время, пока не оформилась реальная республиканская власть, проявлялись националистические настроения. Правда, все ограничивалось отдельными выкриками и до конкретных действий дело не доходило. А когда Президент Казахстана Назарбаев неоднократно и недвусмысленно на всю страну заявил, что совершенно недопустимо притеснять любой народ и его язык, а особенно русский, мы несколько успокоились.

На одном из больших совещаний, показанных по телевидению в те неспокойные времена, пресекая припахивающее национализмом высказывание очередного «деятеля», Президент в эмоциональной и довольно резкой форме сказал, что все находящиеся в этом зале (и он сам, в том числе) воспитаны на русском языке и на ценностях русской культуры и что в этом нет ничего плохого, это надо уважать и не кривить душой. Вскоре был принят закон о языках в Республике Казахстан, где казахский был объявлен государственным языком, а русский — использующимся везде на равных правах с казахским.

Надо отдать должное Назарбаеву — это был не просто цивилизованный шаг, а еще и прагматичный. Ведь практически все казахи знают русский язык на достаточном для общения уровне. Исходя из этого, усилия были направлены не на ущемление русского, а на возрождение казахского языка. Изучение казахского языка пропагандируется, поощряется, финансируется государством, но делается это постепенно, ненавязчиво.

Столь же разумно новая власть подошла и к созданию Вооруженных сил. Служба в авиачастях организовывалась на принципах Советской Армии. Наши первые министры обороны прямо говорили, что лучше, чем было, мы ничего не придумаем, поэтому, бережно сохраняя всё лучшее из старой жизни, плавно приспосабливались к новому. Конечно, были ошибки, но стратегия была выбрана верная.

Первым делом было учтено все, что досталось при «разделе имущества»: инфраструктура аэродромов, авиатехника, запасы технического и военного имущества.

Авиатехника к тому моменту имела самый разный возраст и остаток ресурса. По фронтовой авиации расклад такой:

Су-24 были выпуска 1975-80 гг.;

Су-24МР — 1988-89 гг.;

МиГ-25РБ — второй половины 70-х годов;

МиГ-25П — старые, на них уже не летали;

семипалатинский полк переучился на МиГ-31 (ровесники Су-24МР);

МиГ-29 — получили в 1988-89 гг.;

МиГ-27 — старые;

Су-17МЗР — старенькие, они лет 5 у нас полетали и ресурс кончился, ремонт был нецелесообразен;

МиГ-23 — старьё, оставили только 3–5 спарок в Талды-Кургане для МиГ-27-х, остальные стояли на хранении;

МиГ-21 — еще старее, стояли на хранении, но в 1999-м году около десятка самолетов подготовили, перегнали в Балхаш для молодежи — как переходный тип между Л-39 и серьезной техникой. В результате на первых же полетах имела место авария из-за перозжига форсажа на взлете. Еще около грех лет полетали — стали крошиться баки, и самолеты вернули на хранение.

По армейской и транспортной авиации:

Ми-8 — вертолетов было много, поэтому очень разный возраст;

Ми-6 — летали до 2001-го года; Ми-26 — нестарые, но ресурс позволил летать лишь до 1999-го года;

Ми-24 — были почти новые, не более 5-10 лет;

Ан-26 тоже было много, разных возрастов;

Ан-12 — самого разного возраста, начиная с конца 50-х, 2 самолета летают до сих пор;

были еще литерные Як-40, Ту-134 и Ту-154. На сегодня большая Тушка уже не летает, а остальные в строю.

Как известно, на территории Казахстана находилось несколько баз хранения (и не только авиатехники). Первое время, конечно, началось растаскивание, но постепенно это безобразие прекратили. Создали в министерстве военно-техническую комиссию, которая, отталкиваясь от заявок снизу, обсуждает и выдает предложения министру как рационально поступать с излишествующей техникой. В основном, все старые самолеты списаны и реализованы как металлолом, чтобы не тратить ресурсы на обслуживание и охрану.

Итак, номенклатура авиапарка позволяла в полной мере решать круг задач, которые традиционно возлагаются на ВВС страны. А численность ее в 2–3 раза превышала необходимую.

В ходе реструктуризации ВВС ненужные Казахстану (страна-то безъядерная) стратегические бомбардировщики Ту-95 (стоявшие на аэродроме Чаган * (ныне Шаган) под Семипалатинском и доставшиеся ему после распада СССР) были обменены у России на истребители Су-27, а также учебно-боевые L-39. Самолеты обоих типов были задействованы для учебно-боевой подготовки, при этом курс УБП остался почти без изменений по отношению к тому, что был в советское время.

* В свое время для размещения стратегических бомбардировщиков — носителей ядерного оружия в Магане отстроили целый небольшой город со всей необходимой инфраструктурой.

Начиная с 1995 года и в течение следующих двух-трех лет в ВВС проводились оргштатные мероприятия, вызванные новыми жизненными реалиями, а именно — возникшей кадровой ситуацией. Стала ощущаться нехватка специалистов для содержание трех частей в одном авиагарнизоне. Реформы заключались в том, что ОБАТО и ОБС и РТО расформировывались, а авиационный полк переформировывался в авиационную базу, включая в свой штат подразделения и службы частей обеспечения. Этим достигалось сосредоточение всей власти и ответственности в одних руках, а также, уменьшение штатной численности. В то время при назначении командира базы не смотрели — летная у него должность или нелетная, и где не могли найти достаточно подготовленного для этой должности летчика, назначали инженера, связиста, штурмана. Понятно было, что это не совсем правильно, но дефицит кадров диктовал свои условия. Да и все эти нелетные специалисты были хорошими организаторами, администраторами, хозяйственниками и просто добросовестными, самоотверженными людьми. Во многом благодаря им мы пережили самые тяжелые времена и сохранили ВВС.

Сегодня все командиры авиабаз — летчики с академическим образованием, а «в спину им дышат» не менее образованные заместители.

Апогеем преобразований стал Указ Президента об объединении ВВС и ПВО в новый вид Вооруженных Сил — Силы воздушной обороны (СВО). Указ вступал в силу с 1 июня 1998-го года. С тех пор у нас один главный штаб, один главнокомандующий, а у него есть зам. по ВВС, зам. по ПВО, зам. по тылу, по вооружению и другие замы. То есть в структуре есть свои необычные тонкости и особенности.

Все эти преобразования вполне себя оправдали, и созданное тогда действует до сих пор. А тогда преобразования не замедлили сказаться на нашей работе — летать стали больше. Правда, положение с новой техникой оставалось довольно напряженным, лишь где-то к 2002-му году ситуация стала несколько выправляться.

По до советских норм остается еще очень далеко.

При подготовке молодых летчиков возникают серьезные трудности, и пока нет возможности дать всем достаточный налет для ритмичного продвижения по программе. В такой ситуации должностной рост и рост в звании обгоняет летную классность. Нередки случаи, когда в чине майора летчик имеет только 3-й класс. В более выгодном положении оказываются наиболее способные молодые летчики, показывающие высокое качество пилотирования.

Казахстанский Ми-8МТ. Учения «Рубеж-2004», полигон на Иссык-Куле. Фото А. Зинчука

Сегодня, несмотря на довольно неспокойный регион, военная доктрина Казахстана не фиксирует конкретного потенциального неприятеля. Как это актуально сегодня во многих странах, называются террористические угрозы и возможность возникновения конфликтов разной степени интенсивности. Вот противостоять этому и готовятся вооруженные силы.

Казахстан предоставляет свое воздушное пространство для американских самолетов, обеспечивающих свое военное присутствие в регионе — главным образом, в Афганистане.

15 счет оплаты аренды Россией Байконура Казахстан получает и кое-какие новые вооружения и другое военное имущество.

15 настоящее время ВВС Казахстана включают 8 авиационных частей, спортивную парашютную команду и Институт Сил воздушной обороны.

Время покажет, а пока всё идет, может и не так хорошо, как хотелось бы, но ровно. И надежда на улучшение есть, поскольку в казахских ВВС служат порядочные, грамотные и старательные люди. А основой положительной тенденции может являться динамично развивающаяся экономика страны и ежегодно увеличивающийся бюджет министерства обороны (он в Казахстане установлен законодательно и составляет более 1 % от ВВП).

Все фотографии предоставлены автором. Сделаны они на аэродроме Караганда а конце апреля — начале мая 2007 года в период подготовки к воздушному параду над Астаной в честь 60-летия Победы. Туда слетелись по звену почти всех самолетов фронтовой авиации.

Сообщения информационных агентств и других средств массой информации, касающиеся казахской авиации (преимущественно военной)

Аналитические материалы

С момента обретения Казахстаном независимости его ВС сократились и оптимизировались. Численность ВС — около 65 тыс. чел. В отличие от России, Казахстан перешел от архаичной системы военных округов к гораздо более современной системе командований, которых создано 4 («Астана», «Восток», «Запад» и «Юг»).

В составе Сил воздушной обороны (СВО — объединение ВВС и ПВО, в вступившее в силу с 1 июня 1998 г.): 30 бомбардировщиков и 12 разведчиков Су-24, не менее 15 истребителей Су-27 и более 40 МиГ-29, более 40 перехватчиков МиГ-31 и до 30 МиГ-25 (впрочем, уже безресурсных), до 120 истребителей-бомбардировщиков МиГ-23 и МиГ-27, не менее 15 штурмовиков Су-25, до 40 транспортных самолетов, 130 вертолетов, в т. ч. не менее 40 ударных Ми-24 и более 20 тяжелых транспортных Ми- 26, несколько десятков ЗРК различных типов, в т. ч. С-300.

Военной доктриной Казахстана круг потенциальных противников конкретно не определен. Существование армии оправдывается существованием угрозы международного терроризма и потенциально возможными региональными конфликтами разной интенсивности. Из наиболее сильных в военном отношении соседей является Китай (при этом один только Ланьчжоуский военный округ НОАК, занимающий весь запад Китая, в несколько раз сильнее ВС Казахстана, хотя это далеко не самый сильный из 7 военных округов).

Отношения Казахстана с Узбекистаном и Туркменией являются достаточно непростыми. Но военный потенциал этих стран примерно сопоставим. Между странами не исключены конфликты из-за раздела природных ресурсов или территорий, а также в случае прихода к власти хотя бы в одной из них исламистов. В последнее время между Астаной и Ташкентом началось заметное сближение во всех сферах, и в военной — в первую очередь.

Будучи по многим параметрам самой успешной страной СНГ, Казахстан имеет возможность создать вооруженные силы, занимающие по боевому потенциалу второе-третье место среди постсоветских стран. Тем более что геополитическая ситуация в Центральной Азии такова, что сильная армия Казахстану совершенно не помешает.

14.09.2006 http://www.gazeto.kz

После распада СССР обороноспособность отдельных республик оказалась под угрозой. В НАТО их не приглашали, и они позволили России инициировать целый ряд оборонных проектов, в которых предусматривалось их коллективное участие. Так были созданы: ДКБ (Договор о коллективной безопасности), СМО (Совет министров обороны), ШКВС (Штаб по координации военного сотрудничества), СКВ (Совет коллективной безопасности), КСБР (Коллективные силы быстрого развертывания), ОДКБ (Организация Договора по коллективной безопасности). Все эти структуры, носившие наднациональный характер, существовали в рамках СНГ (Содружества независимых государств) и ряда организаций меньшего масштаба — ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), ЕврАзЭс (Евразийское экономическое сотрудничество).

Такое обилие разнообразных военно-политических структур и союзов, сформированных за последние 10–12 лет на пространстве бывшего СССР, свидетельствует об одном: даже необходимость в коллективной самообороне не могла сплотить некогда братские республики в единую семью, и они, чем дальше, тем больше расходились каждая в свою сторону. Один военный союз за другим оказывался недееспособным, а его участники предпочитали заключать друг с другом полноценные двусторонние соглашения, не полагаясь на наднациональные органы военного управления с неопределенными функциями, штабы которых, как правило, располагались в Москве, что давало повод обвинять их в пророссийской ориентации. Так, уже летом 2005 г. может быть упразднена старейшая военная структура постсоветской истории — ШКВС.

Инициатива по устранению ШКВС исходила от Казахстана; в Астане предлагают разом «сократить» и СМО, организовав вместо этих устаревших структур новую — Совет безопасности государств СНГ. Но, по-видимому, смена названий и даже функций ничего не решит — центробежные устремления на пространстве бывшего СССР до сих пор сильнее центростремительных…

Даже страны — члены ОДКБ активно используют лидирующую роль России в этом военном союзе, чтобы укрепить свои позиции, а порой и вступить с Россией в конкурентное состязание.

Следует ли Москве и дальше ставить «наднациональные», а точнее — латентно-имперские, интересы выше национальных?

14.02.05 Дмитрий Иванов/ http://www.lenla.ru.

Информационные материалы

1999

В Азербайджане задержан «Руслан», принадлежащий российской авиакомпании «Полет». На борту — 6 истребителей МиГ-21 и другое вооружение. Сначала спецслужбы Азербайджана подозревали, что истребители предназначены для Югославии, потом выяснилось, что самолеты казахские и предназначены для Северной Кореи. В результате МиГи экспроприировал Азербайджан, а «Руслан» отпущен в Россию.

2000

5 и 7 апреля 2000 г. были проведены командно-штабные тренировки (КШТ) с органами управления и дежурными силами объединенной системы ПВО государств-участников СНГ (ОС ПВО СНГ, образованы 10 февраля 1995 года). В числе прочих были задействованы ВВС и ПВО Казахстана.

В том же году в ОС ПВО вошли Киргизия и Узбекистан. До полного восстановления советской системы ПВО осталось немного.

2001

12 января. В составе ВВС Казахстана находится 22 МиГ-29.

12 января. В счет арендной платы за полигоны (системы Капустин Яр) Россия поставит Казахстану вооружений на сумму около 25 млн долларов США. Часть этих денег погашается в счет обучения казахстанских специалистов в российских военных учебных заведениях. На территории Казахстана находится несколько полигонов, арендуемых Россией. Это — Сары-Шаган, Эмба, 4-й государственный испытательный полигон, 929-й государственный летноиспытательный центр.

19 января. В катастрофе вертолета Ми-8 находившийся на борту министр обороны Казахстана СатТокпакбаев не пострадал. Предположительными причинами происшествия называются отказ техники, плохие метеоусловия и связанная с этим потеря управления экипажем.

19 февраля. В Восточно-Казахстанской области во время облета участка границы упал Ми-8 из состава Учаральского погранотряда. Погибло 6 человек.

22 февраля. За 2000 год ОС ПВО СНГ обнаружено и проведено более 300 тысяч воздушных целей, в числе которых около 800 разведчиков.

На апрель запланировано проведение очередных учений «Боевое Содружество-2001» — с боевой стрельбой и расширенной географией. Среди стран-участниц — Казахстан.

23 февраля. В ходе очередной КШТ имела место несогласованность действий казахских истребителей и российского самолета наведения А-50. Казахстан поставил вопрос о внесении дополнений в Инструкцию по совместным действиям.

2 марта. Сообщается о поставке Россией Казахстану 81 военного самолета (видимо, с момента обретения странами независимости), включая 18 Су-27. Поставки осуществляются в счет выведенных в Россию бомбардировщиков Ту-95, а также в счет арендной платы за предоставляемые полигоны. В рамках компенсационной программы Казахстан намерен получить еще 8 машин.

На базе алматинского АРЗ № 405 создается предприятие по ремонту военных вертолетов. Казахстан, после инвентаризации военной техники, определения излишков вооружений, намерен реализовать их.

13 марта. Казахские предприниматели намеревались продать Пакистану (которому из-за произошедшего там военного переворота продажа оружия запрещена) 40 истребителей Су-27. Поскольку у Казахстана нет такого количества самолетов данного типа, логично предположить, что казахские предприниматели были посредниками между Пакистаном и некими продавцами из российского ВПК.

14 марта. Завершено судебное разбирательство над директором одного из предприятий Казахстана, который в начале 2000 года списал один Ан-12, а позже продал его российской компании. Позже самолет оказался в африканском Конго. В августе незаконно списанный и проданный Ан-12 был возвращен в Казахстан.

6 апреля. В ходе очередной совместной КШТ российский ракетоносец Ту-95 проверял ПВО южных границ СНГ. Он прошел над территорией Казахстана, Киргизстана и Таджикистана. В рамках учений с той же целью над Казахстаном прошел и Ту-22МЗ (с аэродрома Белая), Затем на одном из полигонов Казахстана российские «стратеги» Ту-160 и дальние бомбардировщики Ту-22МЗ произвели пуски крылатых ракет Х-55СМ и Х-22.

Несколько самолетов изображали нарушителей. Все они были обнаружены и «уничтожены». В перехвате участвовали как российские, так и казахские истребители. Перехватчики наводились на цель с российского самолета ДРЛО А-50.

15 августа. В Караганде началось создание военной авиабазы СВО. Базирование — аэропорт Сары-Арка. 6 августа ожидается прибытие из Семипалатинска первой группы самолетов — 1 Су-27 и 5 МиГ-31. Всего их будет более 50. Основная задача создаваемого соединения — защита как воздушного пространства над Астаной, так и внешних рубежей страны.

Начало боевого дежурства планируется начать через 2 месяца.

22 августа. Российская зенитная ракета 5В55Р, выпущенная на полигоне Ашулук (Астраханская обл.) в ходе учений, упала на территорию Казахстана. Это не первый инцидент подобного рода и очередной козырь Казахстана на переговорах с российской стороной по поводу выплат за аренду полигонов и космодрома Байконур.

4 сентября. Казахстан предложил России использовать и развивать военный полигон Сарышаган совместно, что позволило бы повысить уровень боевой подготовки сил воздушной обороны обоих государств. Полигон возможно использовать для боевых стрельб как истребительной, так и ударной авиации.

В случае принятия Россией предложения, казахская сторона намерена приглашать на учения третьи страны с извлечением коммерческой выгоды.

20 сентября. Президент Казахстана Н. Назарбаев посетил авиабазу СВО в Караганде, которая находится в стадии формирования. На этот момент там находится 15 МиГ-31 и 2 Су-27. В перспективе в составе базы должно быть до 50 машин.

4 октября. На авиабазе в Караганде предполагается вести подготовку военных летчиков и технический персонал для авиабазы. Чтобы не привлекать их из других регионов.

10 октября. Украина намерена развивать военно-техническое сотрудничество (ВТС) с Казахстаном. Речь идет о ремонте казахстанской авиатехники на ремпредприятиях Украины, а также о совместном с Казахстаном выходе с рынок вооружений в третьи страны. Украинцы так оценивают потенциал Казахстана: 40 МиГ-29, 14 Су-25, 25 Су-24, 14 Су-27, 18 военно-транспортных самолетов, 125 вертолетов (Ми-24, Ми-8, Ми-6, Ми-26).

2002

Продолжалось развитие объединенной системы ПВО государств — участников СНГ, включая Казахстан.

7 октября. Самолеты ВВС США, обеспечивающие присутствие своих войск в Афганистане, будут использовать международный аэропорт Алматы как запасной в случае экстренных посадок и дозаправки. На этот счет был подписан соответствующий казахстанско-американский меморандум. Подписание документа произошло в рамках сотрудничества в борьбе с международным терроризмом, При этом речи о создании в Казахстане авиабаз США не идет.

30 декабря. В рамках программы ВТС Казахстан получил от России многоцелевой вертолет Ми-17В-5. Машину предполагается передать одной из частей ПВО.

2003

5 марта. Полиция Казахстана получает на вооружение вертолеты российского производства Ми-34. В начале года поступило 2 машины, по результатам эксплуатационных испытаний которых может быть заказано до 10 вертолетов.

6 марта. Сообщается о подготовке к очередным совместным учениям войск ПВО государств СНГ «Боевое Содружество-2003», которые планируются на август. В числе других государств согласие на участие дал и Казахстан.

7 марта. Российские самолеты МиГ-31, бомбардировщики ДА и самолет РЭБ Ан-12ППС были задействованы в учениях на полигоне ВВС на территории Казахстана.

12 мая, Объявлено о создании нового военнополитического союза — Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), В него войдут Россия, Белоруссия, Армения, Казахстан, Киргизстан и Таджикистан.

Лето 2003. Министр обороны России С. Иванов заявил, что с 2004 г. страны — члены ОДКБ (среди них и Казахстан) будут получать российское оружие по внутренним российским ценам. Россия причисляет Казахстан к наиболее крупным покупателям российского оружия.

10 июля. НАТО активизирует свою деятельность в Среднеазиатском регионе. Посещение стран региона генсек НАТО Д. Робертсон намерен начать с Астаны. Предполагается, что там он может подписать договор о создании двух военно-воздушных баз НАТО в Казахстане (Чимкент и Алматы).

Еще одной темой разговора Д. Робертсона с президентом Н. Назарбаевым станет исследование нефтегазового потенциала Каспийского сектора Казахстана. Незадолго до этого США и Турция предоставили Казахстану корабли и катера для обустройства собственной военно-морской группировки на Каспии. США намерены также предоставить Казахстану военно-транспортные самолеты С-130.

СВО республики получили от американцев первый (тестовый) экземпляр вертолета Huey II. Предполагается, что Казахстан может получить еще 5 таких машин.

12 сентября. Контракт на поставку в Казахстан 12 самолетов Як-58, подписанный ранее, оказался не выполнен. В целях создания самолета еще в 1996 г. была образована ФПГ, включавшая организации России, Грузии и Казахстана. Целевое финансирование производства Як-58 осуществлялось, в основном, Тбилисским авиационным гособъединением.

12 сентября. Прошел заключительный этап учений «Боевое содружество-2003».

В рамках учений с 5 июля по 20 августа силы ПВО ОДКБ выполняли задачи в Карагандинской области Казахстана.

2004

Казахстан рассматривает возможность участия в создании самолета регионального класса RRJ, который проектирует ОКБ Сухого. О формах участия не сообщается.

13 января. Казахстан решил модернизировать свою систему управления воздушным движением (касающуюся не только гражданских, но и военных бортов), на что выделяется I млрд. долларов США. Вопрос о том, кто будет заниматься модернизацией, официально не ставился, но России был сделан намек что это может быть и не она.

Действительно, по некоторым признакам, Астана стремится уменьшить свою зависимость от Москвы. Последние годы Казахстан охотно принимает военную помощью от США, и та уже превысила 10 млн. долл. Казахстан не поддержал инициативу России по сотрудничеству ОДКБ с НАТО на коллективной основе. Кроме того, Казахстан хочет выйти из объединенной системы ПВО СНГ, и последние годы проводит собственные стрельбы на своем попигоне Сары-Шаган, пренебрегая совместными учениями войск ПВО, которые проходят на российском полигоне Ашулук.

22 мая. Россия продает военную технику и вооружения странам ОДКБ по внутренним (не экспортным) ценам. Этот шаг сделан сознательно, для сохранения своего влияния. Но даже это иногда не помогает. Казахстан, например, в рамках проведения модернизации своей системы управления воздушным движением и ПВО, объявил тендер, рассчитывая совсем не на российскую технику и оборудование. О готовности участвовать в конкурсе объявили США и некоторые европейские страны, Россия приложила немалые политические усилия, чтобы отложить решение вопроса до 2007 г.

2005

11 января. Казахстан заключил предконтрактные соглашения на приобретение 18 Ан-140-100.

14 января. В 2004 г, фирма «Сухой» работала по прямым экспортным контрактам, в ом числе и с Казахстаном.

19 января. Отмечено 10-летие создания объединенной системы ПВО СНГ.

10 февраля. Объявлено о проведении очередных совместных учений объединенной системы ПВО стран СНГ. В этом году заявки на участие подали только 4 страны, в числе которых Казахстан.

15 февраля. Испытания новых ракетных комплексов пройдут в ходе совместных учений объединенной системы ПВО стран СНГ на полигоне Балхаш в Казахстане.

6 апреля. Казахстан выразил намерение приобрести в Украине два самолета Ан-148. Поставки могут начаться в начале 2006 г.

6 апреля. В рамках учений «Рубеж-2005» на перехват условных скоростных целей в небе Казахстана и Западной Сибири были подняты казахские МиГ-31 из Караганды и российские самолеты того же типа из Перми. Для отработки взаимодействия казахские истребители совершили промежуточную посадку в Новосибирске, а российские — в Караганде.

11 апреля. 5 апреля состоялась КШТ ОС ПВО СНГ. Самолеты коалиции выполнили более 60 самолето-вылетов. Одновременно состоялись учения «Рубеж-2005». В них от Казахстана было задействовано десантно-штурмовая рота и звено истребительно-бомбардировочной авиации.

14 апреля. От Казахстана в составе ОС ПВО СНГ находится 4 бригады ПВО страны. Основными задачами объединенных сил являются: охрана границ СНГ, контроль за порядком использования воздушного пространства, оповещение о воздушно-космической обстановке, предупреждение о ракетном и воздушном нападении, ведение согласованных действий по отражению воздушного нападения.

14 апреля. В Чимкенте открыт тренажерный комплекс для подготовки летного и инженерно- технического состава ВВС Казахстана. Комплекс соответствует современным мировым стандартам и является уникальным среди ВС государств СНГ. Он позволит сэкономить ресурс техники и повысить уровень подготовки.

26 мая. Количество Ан-2, находящихся в Казахстане в летном состоянии, оценивается примерно в 200 самолетов.

5 августа. Первый этап учений ПВО СНГ «Боевое содружество-2005», который начался 25 июня, идет к завершению. Второй этап должен пройти с 5 по 12 августа, третий — с 22 по 31 августа. На первом этапе участники маневров тренировались на полигоне Телемба (Забайкалье). На втором — будут выполнены боевые стрельбы на казахстанском военном полигоне Сары-Шаган. Третий — на российском полигоне Ашулук (Астраханская обл).

20 августа. С 20 августа по 31 декабря правительство Казахстана ввело запрет на вывоз авиационного топлива. Мера вводится «в целях создания необходимых запасов авиационного топлива для нужд экономики страны…».

Аналогичный запрет уже вводился с 20 апреля по 20 июля 2005 г.

24 августа. В проводящихся российско-китайских учениях участвуют главы военных ведомств Узбекистана, Киргизии, Таджикистана и Казахстана.

25 августа. 24 августа Казахстан подписал соглашение с ПО «Полет» (Омск) на модернизацию парка казахстанских Ан-2 в Ан-3.

Парк Ан-2 в Казахстане оценивается в 300 самолетов (оценка управления госавианадзора ГА РК).

30 августа. Королевская армия Непала намерена купить в Казахстане 4 вертолета Ми-17.

3 октября. Неясные перспективы программы создания транспортного самолета Ан-70 заставили Казахстан приостановить ранее подписанные контракты на приобретение этих самолетов.

20 октября. Гендиректор корпорации «МиГ» А. Федоров посетил Казахстан. На встречах с высокопоставленными чиновниками речь шла не о закупке новых «МиГов», в которых эта страна не нуждается, а возможной модернизации настоящего парка самолетов этой марки. Обсуждались также вопросы создания в Казахстане ракетно-космического комплекса (РКК) «Ишим» на базе МиГ-31. Этот самолет должен выводить на орбиту малогабаритную ракету со спутником (массой до 160 кг).

27 октября. Прошли согласования России и Казахстана по вопросам стоимости аренды российских полигонов на казахской территории. На 1 января 2005 г. в аренде находятся 10 638 тысяч га. Часть стоимости погашается за счет обучения казахских военнослужащих в вузах РФ.

15 ноября. СВО Казахстана получили первые 4 Ми-24В, прошедшие модернизацию в Ростове-на- Дону. Апгрейд позволит использовать вертолеты и ночью. По сообщению казахской стороны, парк Ми-24 составляет около 50 машин, и все они нуждаются в ремонте и модернизации. На следующий год запланированы ремонт и модернизация еще 5 Ми-24.

21 ноября. Казахстан намерен закупить у Украины 7 самолетов Ан-148. Подписан соответствующий контракт. На состоявшихся переговорах между Н. Назарбаевым и В. Ющенко речь шла об этой закупке, о сотрудничестве в области высоких технологий, авиационной и космической сферах, а также о предоставлении Казахстаном Украине полигонов (Сары-Шаган и Эмба) для проведения боевых стрельб ВВС Украины.

12 декабря. Владельцы частных самолетов в России вынуждены продавать свои машины или вывозить их в Украину и Казахстан, где действует относительно либеральное воздушное законодательство.

28 декабря. На вооружение пограничной службы Казахстана поступил первый вертолет Ми-171. Машина произведена в Улан-Удэ по спецзаказу погранслужбы КНБ РК и оснащена для решения всего спектра задач по охране госграницы. Там же в Улан-Удэ, курс подготовки на этот вертолет прошли 10 казахстанских авиационных специалистов и 2 летных экипажа.

2006

25 января. В конце ноября 2005 г. правительство Казахстана подписало контракты с Московским институтом теплотехники по проекту «Ишим». Для вывода малогабаритных спутников на околоземную орбиту при помощи самолета наиболее подходящим является МиГ-31 Д. Два экземпляра этой уникальной модификации как раз находятся в Казахстане.

6 февраля. По данным ЗАО «Гефест и Т», занимающегося модернизацией Су-24, на начало 2006 г. в Казахстане находится 35 машин донного типа.

14 февраля. Казахстан, заинтересованный в приобретении в Украине самолетов Ан-148, открыл финансирование их строительства.

24 марта. Казахстан планирует создать совместное предприятие с Казанским вертолетным заводом (КВЗ). Сборку вертолетов «Ансат» и «Актай» предполагается вести на базе одного из заводов в Алматы, Актобе или Петропавловске.

18 апреля. Совместное предприятие создано.

20 апреля. Общается о проведении с 25 апреля КШТ с участием подразделений стран, входящих в ОС ПВО О К ДБ (включая Казахстан). В учениях планируется задействовать более 70 летательных аппаратов, в том числе — МиГ-31, Су-27, Су-25, Су-24, А-50, Ми-8 и Ми-24, а также самолетов ДА (от России).

26 апреля. В состоявшейся КШТ участвовало 63 самолета и вертолета.

6 июня. Расширяется ВТС Украины и Казахстана. В Украину для обмена опытом в миротворческих операциях прибыла казахстанская военная делегация. В процессе реализации находится договор но поставку Казахстану 7 Ан-140 и 2 Ан-74ТК-300.

17 июля. Среди стран, потенциально нуждающихся в новых УТС типа Як-130, эксперты называют Казахстан.

13 октября. Определился завод, на котором совместным российско-казахским предприятием планируется сборка вертолетов. Это предприятие «Авиаремонт» (под Алматы).

Потребность Казахстана в вертолетной технике на 2006–2009 гг. оценивается в 37 машин, в т. ч. — 33 Ми-17.

21 октября. 19 октября проведена очередная КШТ органов управления и дежурных сил ОС ПВО государств — участников ОКДБ (включая Казахстан). Было задействовано более 80 самолетов и вертолетов.

26 октября. Подготовлен проект ВТС России и Казахстана на 2007–2015 гг. Среди пунктов сотрудничества упоминается создание СП по выпуску вертолетов — на первом этапе Ми-17 и «Ансат», а в перспективе — всю линию вертолетов КВЗ.

Кроме того, российская сторона предложила Казахстану свои разработки в области создания интегрированной системы управления и контроля за воздушным пространством.

Программу развития ВТС планируется подписать в ближайшее время.

1 ноября. Газета «Красная звезда» приводит заявление министра обороны Казахстана генерала армии М. Алтынбаева. Если верить ему, то после завершения реконструкции ВПП г. Актау сюда будет передислоцирована вся боевая авиация СВО Казахстана (истребительная, штурмовая, армейская и транспортная).

20 декабря. Два Ан-148 уже проданы Украиной Казахстану.

Подборка составлена по материалам электронного журнала «Аэрокосмические новости». E-mail: asnews@psk-net.ru

Самолеты Казахских СВО

Ми-8МТВ, 06 голубой, авиации погранвойск. Алматы-Боралдай, май 2005 г.

МиГ-29УБ, 24 красный. 600-я авиационная база. Жетыген, май 2005 г.

МиГ-23УБ, 98 белый. 604-я авиационная база. Талдыкорган, сентябрь 2002 г.

Су-27, 29 красный. 604-я авиационная база. Талдыкорган, сентябрь 2002 г.

Су-24, 11 красный. 600-я авиационная база. Жетыген, май 2005

г.

Ан-12, 19 красный, зав. № 3340905 из состава 603-й авиационной базы (Алмоты). Талдыкорган, сентябрь 2002 г.

МиГ-27Д 50 белый. 604-я авиационная база. Талдыкорган, сентябрь 2002 г.

СВОИМИ ГЛАЗАМИ

RIAT 2006: праздник на любой вкус

Дмитрий Коммисаров/Москва

F-15C «Игл» борт 86-0167 (зав. № 1016] из 493-й ИАЭ 48-го ИАКр и Р-51D-20-NA «Мустанг» борт 44-63864/HL-W (он же G-CBNM, зав.

№ 122-31590) выполняют парный пилотаж (ДК)

14-16 июля 2006 г. на английской авиабазе Фэйрфорд (графство Глостершир) состоялся очередной военно-воздушный праздник «Ройял интернэшнл эйр татту» (Royal International Air Tattoo — королевский международный авиационный слёт), проводившийся уже в 35-й раз. RIAT — это праздник для всех: и для лётчиков, имеющих возможность «людей посмотреть и себя показать», и для прессы, и для любителей авиации, и для членов их семей. И организаторы стараются превратить его в красочное шоу — каждый раз там что-нибудь новенькое.

В первый- так называемый прилётный день, когда на базу прибывают участники, вход на территорию запрещён — и понятно почему: по всему аэродрому рулят самолёты, и праздношатающаяся публика будет только мешать и подвергать себя опасности. Но, уплатив энную сумму, можно въехать на машине на отгороженный участок ноля рядом с базой и наблюдать вблизи, как садятся самолёты.

Народ расположился на поле рядом с торцом ВПП: многие принесли складные стульчики (в ногах правды нет!), а кое-кто — и сумки-холодильники. Для инвалидов-колясочников было отгорожено отдельное место, дабы им никто не мешал. Казалось бы, сиди себе, потягивай пивко да фотографируй. Ан нет — на этот раз направление ветра было таково, что самолёты стали садиться с противоположной от страждущих стороны. Оставалось снимать их только на земле — а наземный кадр, по определению, проигрывает полётному…

Надо сказать, организация дела на RIAT традиционно заслуживает похвалы. К купленному заранее билету прилагается брошюрка с картой, на которой чётко обозначено, как проехать к авиабазе от близлежащих городов. Маршрутов несколько, и для каждого отведена своя автостоянка рядом с одними из ворот базы. Задолго до базы на дороге появляются указатели «На RIAT» — не заблудишься. На стоянках служащие в ярких жилетах «дирижируют» движением, показывая, куда поставить машину. (К слову, служащие эти — добровольцы.) Поскольку ближние стоянки принять всех посетителей явно не могут, возле ближайших железнодорожных станций организованы перехватывающие парковки, а между ними и авиабазой курсируют бесплатные двухэтажные автобусы (по большей части редкостные динозавры).

Ещё стоит отметить, что пресс-центр располагался очень удобно — на одной линии с границей зоны, отведённой для зрителей, и посередине длины ВПП, что позволяло без проблем снимать показательные полёты. Кроме того, для аккредитованных журналистов организовывали поездки на микроавтобусе на стоянки, где шла подготовка техники к полётам и куда публике вход закрыт.

Чествование юбиляра — «Геркулес» отмечает сорокалетие на службе Её Величества. На фото — С-130К Hercules С.3 борт XV307 (зав. № 4275) (ДК)

Русские идут!

На земле и в воздухе были показаны около 220 самолётов и вертолётов, не считая гражданских машин. В шоу приняли участие вооружённые силы 21 страны Европы, Азии, Северной и Южной Америки, Ближнего Востока и Азиатско-Тихоокеанского региона. Наиболее представительную экспозицию показали, конечно же, хозяева — 73 машины, не считая гражданских. На втором месте были американцы, приславшие 27 самолётов.

Основная часть самолётов, участвующих в лётной программе, располагалась так, что зрители могли легко её осматривать. А вдоль наземной экспозиции, преизрядно растянутой в длину, курсировали двухэтажные автобусы с открытым верхом (опять же бесплатные). Это позволяло не только сберечь ноги, которые, как известно, не казённые, но и снимать «статику» с высоты второго этажа.

Гвоздём программы на таких мероприятиях являются полёты, и на RIAT-2006 своё мастерство показывали шесть пилотажных групп, не считая «солистов». Великобританию представляли команда британских ВВС «Ред Эрроуз» (Красные стрелы) на учебно-тренировочных самолётах Бритиш Лэроспейс «Хок» Т.1А. команда армейской авиации «Блю Иглз» (Синие орлы) — на ударных вертолётах Уэстленд «Газель» АН. 1 и команда ВМС «Блэк Кэтс» (Чёрные кошки) — на противолодочных вертолётах Уэстленд «Линке» HAS.3S. Кроме того, выступали: группа испанских ВВС «Патрулья Агила» (Орлиный патруль) — на УТС CASA С.101ЕВ «Авиоджет», иорданская команда «Ройял Джордэниан Фолконз» (Королевские иорданские соколы) — на спортивных самолётах Экстра ЕА.300 и группа швейцарских ВВС «Патруй Сюисс» (Швейцарский патруль) — на истребителях Нортроп F-5E «Тайгер II».

Была и ещё одна, необычная группа — «Воздушный цирк Аттерли Баттерли». Два древних биплана Стиэрман РТ-75 «Кэйдет», обклеенные рекламой, показывай представление в стиле 20-х годов прошлого века — под рев моторов девушки-гимнастки, стоя на верхнем крыле, выделывали акробатические этюды.

Россия снова участвовала в RIAT — впервые с 2000 г. Правда, строевых машин не было, и страну представлял опытный сверхманевренный истребитель МиГ-29ОВТ. Управлял им шеф-пилот РСК «МиГ» Герой России Павел Власов. Показательные полёты этой машины восхитили не только публику, но и судей, оценивавших выступления — по итогам авиашоу Власову был присуждён приз за лучший сольный пилотаж.

Другим «гвоздём» шоу стал серийный многоцелевой конвертоплан Белл/Боинг MV-22B «Оспри», впервые показанный за пределами США. Одна такая машина была в наземной экспозиции, другая выполняла демполёты. «Оспри» показывал чудеса маневренности. летая боком и задом наперед, переходил из вертолётного режима в самолётный с последующим проходом на большой скорости. По звук)' он весьма напоминал камовские вертолёты.

Наша техника была представлена также чешскими Ан-26, Ми-8МТ и Ми-24В, а также патрульным самолётом PZL M-28BIR «Брыза» ВМС Польши на базе Ан-28.

F/A-18C «Хорнет» борт J-5022 (зав, № 1371) из 11-й эскадрильи ВВС Швейцарии выполняет петлю Нестерова (ДК)

B-52H-155-BW борт 60-0052 (зав. № 464417) из 96-й бомбардировочной эскадрильи 2-го бомбардировочного авиакрыла ВВС США. выполняет показательный полёт. (ДК)

Эффектно покрашенный Ми-24В борт 7353 (зав. № 087353) из 231-й вертолётной эскадрильи ВВС Чехии (ДК)

Посадка С-47В «Дакота» Мк 4 борта КК116 (он же G-AMPY, зав. № 26569/сер. № 15124). (ДК)

Что ещё привлекло внимание автора? Среди выставленной авиатехники были SAAB JAS 39А Gripen ВВС Чехии, испанский Еврофайтер F.F2000 «Тайфун». По традиции были представлены самолёты спецназначения, в том числе Хоукер-Сиддли «Эндовер» С.1 (PR) британских ВВС, приспособленный для контрольных полётов по договору «Открытое небо», датский Бомбардир «Челленджер 604ММА» (многоцелевой самолёт, применяемый как правительственный «салон» и электронно-разведывательный «слухач»), Боинг 707-368С австралийских ВВС, переоборудованный в заправщик. Ещё один заправщик, гражданский KDC-10 компании «Омега», стоит упомянуть особо. Эта машина предлагается в аренду военно-воздушным силам различных стран. Идея разумная, учитывая неподъёмную стоимость самолётов подобного назначения для ВВС многих стран, а тут все просто: арендуешь заправщик, оплачиваешь, воюешь, а затем отдаёшь обратно фирме-хозяину — и гак до следующей «драки».

Фирма «Эф-Ap Эйвиэйшн», работающая по контракт)' с британским министерством обороны, показала административно-деловые самолёты Дассо «Фальком 20», переделанные в буксировщики мишеней и постановщики помех. Назначение последних — имитация радиоэлектронного противодействия противника при тренировке экипажей боевых самолётов.

Как всегда, хватало самолётов в особых раскрасках. Один из представленных штурмовиков LTV А-7Е «Корсар II» ВВС Греции был размалёван «под тигра». А пакистанский «Геркулес», разукрашенный картинами на тему международной помощи Пакистану после разрушительного землетрясения 2005 г., стал победителем традиционного конкурса элегантности на RIAT.

Боинг Вертол «Чинук» СН.2 борт ZH775 (зав. № М-4451) заходит на посадку. (ДК)

Ахтунг! Шотландцы наступают! (ДК)

Патриотическое воспитание молодёжи. Ощути себя стрелком вертолёта «Линке»! (ДК)

Шоу на любой вкус

Обычно показательная программа на RIAT начиналась с того, что по взлётно-посадочной полосе парадным строем проезжали машины аварийно-спасательной команды, «скорой помощи» и военной полиции, оглашая весь аэродром разноголосым хором сирен. На этот раз такого «дефиле» не было, зато было кое-что покруче: по полосе со свистом пронёсся адский реактивный автомобиль, построенный для установления национального рекорда скорости, За день до начала шоу эта машина развила на той же ВПП скорость 300 миль в час.

RIAT традиционно богат на всякие юбилеи: что ни год, так непременно что- нибудь отмечают. В 2006 г. своё сорокалетие на службе британских ВВС отметили С-130 и пассажирский самолёт Виккерс VC.10, который в ВВС применялся как служебный «салон» и как самолёт-заправщик.

В показательных полётах участвовали американские стратегические бомбардировщики Боинг В-52Н «Стратофортресс» и Рокуэлл В-1В «Лансер». Было и несколько «ансамблей» — группа «Патруй Сюисс» выступала в одном строю с двумя прототипами УТС Pilatus РС-21, «Патрулья Агила» — с испанским «Тайфуном», «Ред Эрроуз» выполнили проход в строю «клин» с заправщиком VC-1 °C.2К.

Были широко представлены и самолёты-ветераны. Историческая эскадрилья британской армейской авиации показала связной самолет де Хэвилленд Кэнада DHC-2 «Бивер» и вертолёты Аэроспасьяль «Алуэтт II» и Уэстленд «Скаут», причем вертолёты устроили в небе настоящий вальс. Истребители Макдоннелл-Даглэс F-15C «Игл» ВВС США и Норт Америкэн P-51D «Мустанг» демонстрировали парный пилотаж. Летали и непременные участники RIAT — самолёты мемориальной авиагруппы «Битва за Британию» (Battle of Britain Memorial Flight) Авро «Ланкастер» B.I, Сьюпермарин «Спитфайр» PR.XIX и Хоукер «Харрикейн» НС, причём истребители, сочно ревя, разыгрывали «воздушный бой.

RIAT-2006 ознаменовался прощанием с ещё одним легендарным самолетом. В июле была расформирована размещённая на авиабазе Марэм (графство Норфолк) 39-я эскадрилья и снят с вооружения фоторазведчик БАК «Канберра» PR.9. 15 и 16 июля одна из «Канберр» последний раз выполняла показательные полёты. «Канберра» состояла на вооружении 55 лет — с 1951 года.

К услугам посетителей было несметное количество ларьков и лотков, где шла бойкая торговля авиационной литературой, масштабными моделями, фотографиями и всякими тряпками-шмотками-сувенирами с символикой британских ВВС. По бетонным дорожкам бодро вышагивал оркестр королевских ВВС и — не менее бодро, не стеснённый штанами — оркестр шотландских гвардейцев с волынками — умри всё живое! Силами исторических клубов была развернута экспозиция, посвященная Второй Мировой войне, причем экспозиция «живая». Можно было пообщаться или сфотографироваться с гражданами Британии, одетыми в форму солдат м офицеров союзных армий, подержать в руках стрелковое оружие военных лет и другие предметы снаряжения союзников, послушать зажигательные шлягеры сороковых годов в исполнении трёх дам, одетых по моде того времени.

В восточной части поля была развернута выставка армейской техники военных лет и современного периода, а в центре экспозиции — выставка аэродромной пожарной техники, гоночных автомобилей спортклуба британских ВВС и неимоверное количество автомобилей-ветеранов, принадлежащих местным фанатам автомотостарины. Для малышни организовали детский городок с аттракционами, для тех, кто постарше — картодром. Организаторы уделили немало внимания наглядной агитации и укреплению престижа Британских вооружённых сил; в отдельных павильонах размещались рекламновербовочные пункты, где подданные королевы могли записаться на службу в различные рода войск. Тут же был организован сбор пожертвований на близящийся к завершению проект Vulcan to the sky — восстановление до лётного состояния бомбардировщика Авро «Вулкан» В.1. Кстати, самолёты-ветераны в Великобритании поддерживаются в лётном состоянии в основном именно на такие пожертвования от частных лиц.

В общем, праздник удался.

Испанский Еврофайтер EF2000 «Тайфун» (ДК)

«Старая ворона» — ветеран P-51D N167F (бывший борт 44-73877, зав. № 122-40417], покрашенный под однотипный борт 44-14450 (код A6-S). (ДК)

Самолет-заправщик KDC-10 компании «Омега» (ДК) Фото автора (ДК) и Ефима Гордона (ЕГ).

VC 1 °C.1K борт XV104 (зав. № 834, имя «Джеймс Мак-Кадден») в сопровождении девятки «Хоков» из группы «Ред Эрроуэ» (ДК)

А-7Е «Корсар II» борт 158825 ВВС Греции (зав. № Е-314) из 335-й ИБАЭ «Тигры» покрашен соответственно названию эскадрильи (ЦК)

Победитель конкурса элегантности — С-130 (1-100) «Геркулес» из 35-го смешанного авиакрыла ВВС Пакистана (борт 64144, зав. № 4144 (ДК)

Последний показательный полёт фоторазведчика БАК «Канберра» PR.9 (борт ХН134, зав. № SH. 1724), 16 июля (ЕГ)

MV-22B «Оспри» борт 166391/MV-22 Корпуса морской пехоты США (зав. № 90061) на режиме висения (ЕГ)

МиГ-29ОВТ борт 156-белый (зав. № 2960905556) на посадке (ЕГ)

Наше шоу

Юрий КАБЕРНИК Хабаровск

13 августа 2006 года в Хабаровске на Большом аэродроме состоялся авиационный праздник, посвященный 65-летию 11-й армии ВВС и ПВО. Надо отметить, что отметить День Авиации военные авиаторы приглашают зрителей ежегодно. На этот раз мероприятие это состоялось неделей раньше и отличалось от предыдущих.

Во-первых, поздравить с юбилеем соединения приехал главком ВВС РФ Владимир Михайлов. Он вручил авиаторам ценные подарки. Во-вторых, главной в программе полетов была пилотажная группа «Русские витязи». И, надо сказать, большинство зрителей пришло на аэродром только ради них.

На рулежной дорожке в статической экспозиции были представлены самолеты Ан-12. Ан-26, Ан-74, МиГ-31, Су-24М, Су-25, Су-27СМ, Ту-134А, Ту-154Б, а также вертолеты Ми-8, Ми-24 и Ми-26.

Открыл воздушный праздник ведущий группы «Русские витязи» Игорь Ткаченко. Он продемонстрировал одиночный высший пилотаж на Су-27 (борт 24). Заметим, что нынешнее выступление отличалось тем, что полеты проводились не на «родных» самолетах группы, а на строевых машинах, которые специально перегнали из Приморья. Тем самым были подтверждены прекрасные летные данные самолета Су-27 — любого, даже специально для шоу не подготовленного. Не избалованные подобными впечатлениями, зрители с восхищение смотрели на самолет, крутившийся в небе. Произведя салют, самолет ушел на базу, предоставив небо Хабаровскому РОСТО.

С Ап-2 прыгали парашютисты, составляя этажерки, высший пилотаж крутили Як-52 и Як-55. И снова Ан-2 произвел массовый выброс десанта. Затем состоялся «воздушный бой» между Як-52 и Як-18Т. Но все ждали главного — выступления пятерки «Витязей».

Между тем, в этот день термометр на солнце показывал далеко за тридцать. Кто успел, спрятался от пекла под плоскостями самолетов статической экспозиции. Остальные страдали на открытом солнце. По своим ощущениям сказку: это было не легко. Вода, которой торговало несколько ларьков, закончилась еще до начала полетов. Организаторы, видимо, не предвидели, что на летном поле окажутся не менее 100 тысяч человек! (И это — по самым скромным подсчетам. Некоторые СМИ приводили цифру в 150 тысяч.) Во всяком случае, такого в Хабаровске на подобных шоу еще никогда не было.

И вот, после часового ожидания над аэродромом появились Су-27. Говорят, эго была новая программа группы. Невзирая на солнце, светившее прямо в глаза, зрители восхищались мастерством летчиков. Я стоял в стороне он основной массы, и «Витязи» пролетали прямо над головой. Это был просто класс!

После расхода группы был показан встречный пилотаж двух Су-27. Закончилось выступление снова красивейшим салютом в небе.

Несколько, па мой взгляд, подкачали организаторы в плане доставки зрителей на летное поле: пешком от остановки автобуса (порядка 4 км) приходилось идти даже маленьким детям. И еще: к моменту закрытия авиашоу нехватка урн привела к печальному зрелищу.

Но в целом впечатления о празднике остались хорошие. Хотелось бы чаще видеть подобные праздники с показательными выступлениями не только авиации РОСТО, но и военных летчиков на различных самолетах.

Фото автора.

Авиашоу. Большой аэродром, Хабаровск, 13 августа 2006 г. Фото Юрия Каберника

Именные Ил-76 Военнотранспортной авиации России

Сергей ПАЗЫНИЧ Василий ЗОЛОТОВ Москва

В российских ВВС практика нанесения имен на борта самолетов в последнее десятилетие получила довольно широкое распространение. Отчасти это связано с тем, что авиаторы, переживая за значительное сокращение частей и числа самолетов и желая как-то замедлить этот процесс, этими надписями напоминают о славных боевых традициях и о больших заслугах перед Отечеством отдельных личностей п целых авиационных частей.

Сегодня мы поговорим о самолетах Ил-76 военно-транспортной авиации (ВТЛ) России (61-й BA BГK (ВТА)), несущих на бортах имена людей и названия городов — мест дислокации авиачастей этого рода авиации.

Все началось в конце 1999 года. Тогда с инициативой присвоения почетного наименования «Псков» одному из самолетов 334-го Берлинского Краснознаменного ВТАП выступили командир полка п- к С. Никифоров, губернатор Псковской области Е. Михайлов и мэр Пскова М. Хоронен. В январе 2000 года Ил-76М с надписью — «Псков» на борту был торжественно принят экипажем.

В том же 2000 году примеру псковитян последовали власти Смоленской области, которые также ходатайствовали перед командующим 61-й ВА ВГК (ВГА) о присвоении почетных наименований самолетам 103-го Гвардейского Красносельского Краснознаменного ВТАП, базирующегося п Смоленске. 25 мая, в день части, на аэродроме Смоленск- Северный прошли торжественные мероприятия, посвященные присвоению самолету Ил-76М имени «Город-герой Смоленск».

Ил-76М «Псков» (ВД)

Ил-76М «Город-герой Смоленск» (аВТА)

Ил-76МД «Оренбург». Фото сделано на аэр. Оренбург в августе 2001 г. (ЮМ)

В августе 2000 года собственное имя «Великий Новгород» появилось на борту Ил-76М 110-го Комсомольского Трансильванского Краснознаменного ВТАП и имя «Оренбург» — на борту' Ил-76МД 117-го Берлинского ордена Кутузова ВТАП 12-й Гв. ВТАД.

Осенью 2002 года традиция была продолжена. Именной самолет появился в Таганроге в 708-м Гвардейском Керченском Краснознаменном ВТАП. Он, соответственно, нес надпись «Таганрог».

Еще один город — Тверь — был отмечен на борту Ил-76МД 196-го Гв. Минского ВТАП в июне 2003 года. Событие было приурочено к празднованию 60-летия 12-й Мгинской Краснознаменной ВТАД.

Совсем недавно, 25 декабря 2006 года, имя «Псков» получил новый Ил-76МД того же 334-го полка, поскольку старый Ил-76М с такой надписью был списан из-за выработки ресурса.

Все эти самолеты помимо названий городов несут еще на борту и их гербы (и названия, и гербы — с обеих сторон фюзеляжа). Несмотря на разбросанность именных самолетов по разным полкам и городам, надписи на всех бортах выполнены более-менее в едином стиле.

Ил-76М «Великий Новгород». Фото сделано на аэр. Кречевицы 4 января 2003 г. (ЮМ)

Ил-76МД «Таганрог». Фото сделано но аэр. Таганрог (Центральный) в ноябре 2002 г. (ЮП)

Ил-76МД «Тверь» (аВТА)

Ил-76МД «Псков» — новый самолет с этой надписью. Аэр. Кресты (Псков), декабрь 2006 г. (ВД)

Помимо «городской» тематики на машинах ВТА встречаются имена людей, внесших свой вклад в историю этого рода авиации. Так, в 2000 году, 1 июня, который считается днем рождения ВТА, одному из самолетов был присвоено имя маршала авиации Н.С. Скрипко, возглавлявшего ВТА в первые и самые трудные годы ее зарождения и становления (1950–1969). Это — Ил-76МД, принадлежащий 610-му ЦБПиПЛС ВТА. В отличие от других бортов, как правило, несущих маскирующую надпись «Аэрофлот», государственный триколор на киле и гражданскую регистрацию, Ил-76 «Маршал авиации Скрипко» имеет военные опознавательные знаки (звезды на киле и крыле) и бортовой номер «01» (на киле).

Тип самолета Имя на борту Регистрационный номер Зав. номер Авиачасть Дислокация Дата приказа командующего 61-й ВА / Дата присвоения имени
Ил-76М «Псков» RA-86049 0934195890 334 Берлинский Краснознаменный ВТАП Кресты/Псков 13 янв/20 янв 2000
Ил-76М «Город-герой Смоленск» RA-86825 063405130 103 Гв. Красносельский Краснознаменный ВТАП им. Героя Советского Союза B.C. Гризодубовой Смоленск 28 апр / 25 мая 2000
Ил-76МД «Маршал авиации Скрипко» «01» 1003401024 610 ЦБПиПЛС им. Маршала авиации Н.С. Скрипко Иваново … / 1 июнь 2000
Ил-76М «Великий Новгород» RA-86044 093418552 110 Комсомольский Трансильванский Краснознаменный ВТАП Кречевицы/Новгород 4авг/ 12 авг 2000
Ил-76МД «Оренбург» RA-78813 0093494830 117 Берлинский ордена Кутузова III а. ВТАП Оренбург …/ 18 авг 2000
Ил-76М «Валентина Гризодубова» RA-86833 0003422650 103 Гв. Красносельский Краснознаменный ВТАП им. Героя Советского Союза B.C.Гризодубовой Смоленск 25 мая / мая 2001
Ил-76МД «Таганрог» RA-76740 0073477335 708 Гв. Керченский Краснознаменный ВТАП Таганрог …/5 окт 2002
Ил-76МД «Тверь» RA-86900 0023435034 196 Гв. Минский ВТАП Тверь 30 мая / 1 июн 2003
Ил-76М «Гвардейский Красносельский» RA-86875 0013429859 103 Гв. Красносельский Краснознаменный ВТАП им. Героя Советского Союза B.C. Гризодубовой Смоленск 19 мая 2004
Ил-76МД «Николай Зайцев» RA-76641 0053460813 334 Берлинский Краснознаменный ВТАП Кресты/Псков … / июл 2005
Ил-76МД «Псков» RA-76538 0023442231 334 Берлинский Краснознаменный ВТАП Кресты/Псков …/25 дек 2006

Ил-76М «Валентина Гризодубова», аэр. Смоленск (Северный), май 2002 г. (СП)

В Смоленском полку, после присвоения одному из бортов имени города-героя Смоленска, не успокоились на достигнутом. и в мае 2001 года на другом самолете появилась надпись «Валентина Гризодубова» — как дань уважения к заслугам этой знаменитой летчицы, одной из первых женщин — Героев Советского Союза и первого командира этого самого полка, командовавшей им в 1942–1944 годах и чье имя носит с 1995 года этот полк.

В мае 2004 года в 103-м Гвардейском ВТАП появился и самолет Ил-76М с надписью «Гвардейский Красносельский». Кроме надписи борт украшает гвардейский знак.

Несколько особняком (в стилевом исполнении) выглядит Ил-76МД с голубой надписью «Николай Зайцев», принадлежащий 334-му Берлинскому Краснознаменному ВТАП. Имя самолету присвоено в июле 2005 года в честь бывшего командира полка, впоследствии — командира 3-й Гвардейской военно-транспортной дивизии, а после отставки — почетного члена ветеранской организации ВТА Н.Ф. Зайцева.

Практически все самолеты окрашены в стандартные «гражданские» цвета Аэрофлота: белый верх, серый низ фюзеляжа с двойной (широкой и узкой) синей полосой вдоль бортов. На большинстве самолетов — надпись «Аэрофлот» — на фюзеляже перед крылом над синей полосой. Крыло, стабилизатор и мотогондолы — серые. Регистрационный номер (черный): мелко — на киле с обеих сторон, более крупно — сверху и снизу крыла. Пушки, штатно предусмотренные в кормовой стрелковой точке, как правило, отсутствуют.

Ветераны ВТА на фоне Ил-76М «Гвардейский Красносельский», аэр. Смоленск (Северный), май 2005 г. (ВП)

Ил-76МД «Маршал авиации Скрипко». Аэр. Смоленск(аВТА)

Ил-76МД «Николай Зайцев» (ВД)

Материал подготовлен при содействии пресс-службы ВВС.

Особая благодарность за помощь а подготовке материалов Юрию Маркитанову, офицеру 110-го ВТАП (Кречевицы), гв. м-ру Виктору Позднякову — заместителю командира 1-й ЛЭ 103-го Гв. ВТАП (Смоленск, 2002), гв. п-ку Владимиру Чунтомову — командиру 103-го Гв. ВТАП (Смоленск, 2005), п/п-ку запаса Юрию Плеханову (Таганрог) и гв. п-ку Александру Бурлаченко — командиру 708-го Гв. ВТАП (Таганрог, 2002). Особая благодарность за помощь в подготовке материалов Юрию Маркитанову, офицеру 110-го ВТАП (Кречевицы), гв. м-ру Виктору Позднякову — заместителю командира 1-й АЭ 103-го Гв. ВТАП (Смоленск, 2002), гв. п-ку ВладимЩгу Чунтомову — командиру 103-го Гв. ВТАП (Смоленск, 2005), п/п-ку запаса Юрию Плеханову (Таганрог) и гв. п-ку Александру Ьурлаченко — командиру 708-го Гв. ВТАП (Таганрог, 2002).

Фотографии: пресс-службы В1А (аВТА), В. Дробышвского (ВД), Ю. Маркитапова (ЮМ), Ю. Плеханова (ЮН), С. Пазынича (СП), П. Бондаренко (ПВ), архив экипажа Ан-26 м-ра Букайтис (аБ), В. Позднякова (ВП).

Ил-76 военно-транспортной авиации России (61-я ВА ВГК (ВТА))

Ил-76М «ПСКОВ», per. номер RA-86049, зав.№ 093419580. 334-й Берлинский Краснознамённый ВТАП 3-й Гв. ВТАД аэр. Кресты (Псков), апрель 2000 г. Наименование присвоено 20 января 2000 г.

Логотип надписи и герб города Псков (на обоих бортах)

ИЛ-76МД «НИКОЛАЙ ЗАЙЦЕВ», per. номер RA-76641, зав.№ 0053460813. 334-й Берлинский Краснознамённый ВТАП, аэр. Кресты (Псков), июль 2005 г.

Логотип надписи (на обоих бортах)

Ил-76 военно-транспортной авиации России (61-я ВА ВГК (ВТА)) ИЛ-76МД «ОРЕНБУРГ», per. номер RA-78813, зов.№ 0093494830. 117-й Берлинский ордена Кутузова ВТАП 12-й ВТАД, аэр. Оренбург-2, август 2001 г. Наименование присвоено 18 августа 2000 г. Герб Оренбурга (на обоих бортах)

Логотип надписи (на обоих бортах)

Логотип надписи на правом (верхняя надпись) и левом бортах

Ил-76М «ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД», per. номер RA-86044, зав.№ 093418552. 110-й Комсомольский Трансильванский Краснознамённый ВТАП, аэр. Кречевицы, январь 2003 г. Наименование присвоено 12 августа 2000 г. Герб Новгорода Великого(на обоих бортах)

Эмблема 110-ro ВТАП (только на правом борту)