nonf_publicism sci_politics Георгий Витальевич Ермолов Путин, Россия и Запад: О чем молчит Би-Би-Си?

Накануне президентских выборов 2012 года в России был показан фильм "Путин. Россия и Запад", созданный английской компанией Би-Би-Си. Общее впечатление: Путин все спасает, американцев "строит", и все враги его боятся. Как пишет Георгий Ермолов, автор книги, представленной вашему вниманию, "учитывая идеологические предпочтения Би-Би-Си, а также то, что руководство компании утверждает лично королева Великобритании, невольно приходишь к мысли: "Все, что видите, что слышите — не то, чем кажется".

 Георгий Ермолов - один из ведущих аналитиков Службы внешней разведки РФ. В своем исследовании он отвечает на актуальные вопросы, касающиеся правления В.В. Путина — в частности, почему Запад, несмотря на словесные перепалки с Путиным, неизменно поддерживает его? Факты, приводимые Георгием Ермоловым, касаются как первых лет пребывания Путина у власти, так и последнего времени. В том числе, автор пишет о неофициальных контактах Путина и членов российского правительства с очень влиятельными людьми на Западе, основываясь на информации, недоступной отечественному читателю.

ru ru
plowman FictionBook Editor Release 2.6 04 October 2013 09AF910D-A37F-43E9-B65F-AEBF93F7A33A 1.0

1.0 — создание файла

Путин, Россия и Запад: О чем молчит Би-Би-Си? Алгоритм Москва 2013 978-5-4438-0300-5

Георгий Ермолов

Путин, Россия и Запад: О чем молчит Би-Би-Си?

Введение

«Глобализация» — термин политологии, ставший достоянием сознания интересующихся политикой и экономикой в последние десятилетия. Глобализацией стали называть совокупность экономических и общекультурных явлений, которые воздействуют на исторически сложившуюся культуру народов, проживающих в разных регионах (включая их экономический уклад), отчасти разрушая ее, а отчасти интегрируя ее в некую — ныне пока только формирующуюся — глобальную культуру, которой предстоит в исторической перспективе объединить все человечество. Хороша будет эта культура или плоха — вопрос пока во многом открытый. Глобализация исторически реально проистекает из разносторонней деятельности множества людей, преследующих свои личные и групповые интересы, и эти интересы большей частью совсем не глобального масштаба.

То, что ныне называют глобализацией, уходит корнями в далекое прошлое, когда само явление еще не имело названия. На протяжении всей памятной истории глобализация предстает как процесс взаимного проникновения национальных культур. В прошлом ее стимулировала международная торговля и политика завоеваний, а ныне она стимулируется непосредственно технологическим объединением хозяйств разных стран в единое мировое хозяйство. Экономическая составляющая этого процесса представляет собой концентрацию управления производительными силами общества.

Нынешнее же человечество не может существовать без управляемых некоторым образом систем производства и распределения. Иными словами, глобализация — процесс исторически объективный, который протекает вне зависимости от желания и воли каждого из противников «глобализации вообще». А поскольку глобализация проистекает из деятельности множества людей, действующих по своей инициативе в обеспечение частных — и вовсе не глобального масштаба — интересов каждого из них, то реально бороться с ней невозможно: для того чтобы остановить глобализацию, необходимо повсеместно прекратить экспортно-импортные операции, ликвидировать туризм, миграцию населения, гастроли деятелей различных видов искусств, художественные и прочие выставки, переводы с языка на язык деловой корреспонденции, художественных произведений и научных трактатов, свести к минимуму дипломатическую деятельность и искоренить мафию. Соответственно такому видению, искренние попытки борьбы против глобализации вообще — как неотъемлемого жизненного принципа развития цивилизации на планете — представляют собой одну из разновидностей сумасшествия.

Однако и смириться с глобализацией в том виде, в каком она исторически реально протекает, означает подвергнуть будущее человечества неисчислимым бедствиям. Дело в том, что хотя глобализация и проистекает из социальной стихии частной деятельности множества людей, преследующих свои личные цели отнюдь не глобального масштаба, исторически реально глобализация носит управляемый характер. Это является результатом того, что наряду с обычными обывателями, занятыми житейской суетой и избегающими глобального масштаба рассмотрения своих личных и общественных в целом дел, в человечестве издревле существуют более или менее многочисленные социальные группы, участники которых в преемственности поколений преследуют определенные цели в отношении человечества в целом, разрабатывают и применяют средства осуществления этих целей.

 * * *

Пожалуй, самый значимый этап в развитии и совершенствовании современных глобалистских структур приходится на начало 90-х годов прошлого века и по странному стечению обстоятельств совпадает с коренным переломом в истории нашей страны. На заседании Бильдербергского клуба в Баден-Бадене в июне 1991 г. Д. Рокфеллер заявил буквально следующее: «Мы очень признательны «Вашингтон пост», «Нью-Йорк таймс», журналу «Тайм» и другим крупным средствам массовой информации, руководители которых ранее принимали участие в наших встречах и соблюдали осторожность в освещении нашей деятельности в течение почти что сорока лет. Окажись мы в эти годы под светом прожекторов широкой публики, разработка наших планов для всего мира стала бы невозможной. Но сегодня мир более усложнен и подготовлен к маршу в сторону мирового правительства. Сверхнациональная власть интеллектуальной элиты и мировых банкиров теперь, безусловно, предпочтительнее права народов на самоопределение, применявшегося в прежние века».

Годом позже, на следующей встрече бильдербергеров уже Г. Киссинджер поделился с коллегами своим видением перспектив: «Сегодня американцы были бы возмущены, если бы солдаты ООН вошли в Лос-Анджелес для восстановления порядка; но завтра они будут благодарны! И совсем уж наверняка это произойдет, если им расскажут о внешних угрозах — неважно, реальных или придуманных, — да притом таких, которые угрожают самому нашему существованию. Именно тогда все люди, живущие в мире, доверятся своим лидерам, чтобы те избавили их от этого бедствия. Единственное, чего боится каждый, — это неизвестность. Столкнувшись с таким развитием событий, люди охотно откажутся от своих прав в обмен на гарантии комфортного существования, которые им предоставит мировое правительство».

Таким образом, долгожданное окончание холодной войны развязало наконец-то руки глобалистам для осуществления очередного этапа тотальной централизации мира. Личность Горбачева, имевшего в те годы непререкаемый авторитет повсеместно, кроме своего Отечества, пришлась как нельзя более кстати на представительскую роль свадебного генерала. Показательна также и причина возникшего запроса. Если до начала 1990-х Бильдербергский клуб представлял собой самую закрытую неправительственную организацию в мире, где правила конспирации и режим секретности зашкаливали за легендарные пределы «Аненербе», то к этому моменту «черные капюшоны» приняли решение легализоваться под эгидой вполне публичной структуры. Так появился на свет широко известный Горбачев-Фонд, состоявший сплошь из сотрудников Международной ассоциации иностранной политики, созданной в недрах СМО целенаправленно для решения «проблем» бывших республик СССР. Надо сказать, что перипетии, связанные с распадом Союза и бездарной утратой легитимной власти, ничуть не убавили у Михаила Сергеевича эйфории от всеобщего мирового обожания. Он рьяно бросился в пучину глобальной политики и немало в том преуспел. Одним из детищ Фонда была разработка проекта Организации объединенных религий (OOP). При поверхностном взгляде идея вроде бы благая, так как предусматривает соблюдение норм политкорректности между конфессиями, но на деле все получилось не так, как декларировалось.

Начнем с того, что в основу OOP легли стопроцентно масонские идеи Нового Мирового Порядка. В разработке проекта создания OOP непосредственное участие принимали иерарх Епископальной церкви США епископ Уильям Свинг и Всемирная конференция религий мира (ВКРМ), образованная католическими епископами. Последняя выступает за планетарное гражданство и единое мировое правительство.

В 1993-1997 гг. Свинг совершил паломничество по странам мира с целью заручиться поддержкой лидеров основных религий. Однако успеха он добился минимального. На его предложение откликнулись разве что руководители сект, оккультных обществ и альтернативных религиозных течений. Подготовка проекта по созданию OOP осуществлялась в глубокой тайне и только в июле 1995 г. стала достоянием гласности благодаря экуменической службе в соборе епископальной церкви Сан-Франциско. За закрытыми дверями конференции, названной «Инициатива объединенных религий», обсуждались вопросы, как сократить население Земли мирным путем, чтобы его излишняя численность не мешала процветанию развитых стран — «золотого миллиарда человечества».

«Религиозные институты должны взять на себя ответственность за взрыв народонаселения, — сказал один из докладчиков, С. Кин. — Мы должны яснее высказаться по проблемам сексуальности, противозачаточных средств, так как экологический кризис есть кризис народонаселения. Сократите число живущих на 90% — и некому будет наносить серьезный вред экологии».

«Сан-Франциско кроникл» сообщила на следующий день, что на этом действе молитвы, песнопения и заклинания возносились целой дюжине божеств — от буддистских до языческих. Эти лица — не божества, а их служители. Когда на помост взошла сатанистка из Нью-Йорка Дебора Лайт со знаком сатаны на платье, зал с тем же энтузиазмом дружно повторял: «Пусть люди, поклоняющиеся сатане, живут в мире…»

Следующую межконфессиональную встречу в Сан-Франциско «Мировые религии и намечающаяся Глобальная Цивилизация» Свинг, Фонд Горбачева и ВКРМ провели в 1997 г. Основной темой на втором всемирном форуме был контроль над мировыми религиями — контроль над человечеством.

С 2005 г. Организация объединенных религий окончательно вступила в силу.

Надо полагать, что подобный старт новоявленного глобального идеолога настолько воодушевил его спонсоров, что следующая его идея — создание Проекта глобальной безопасности, предусматривающего постепенную передачу властных полномочий от национальных государств общемировым институтам, — трансформировалась в 1995 г. в так называемый Мировой Форум, первое же заседание которого было посвящено ни много ни мало планам скорейшего сокращения населения планеты. Кроме того, сам Горбачев довел до сведения высокого собрания очередную мега-идею — разработку Хартии Земли — прообраза общемировой Конституции, осуществляемой на практике Советом ста мудрецов.

Окончательное оформление инициатива получила к 2005 г., когда завершилось формирование структуры Мирового Форума в составе ста человек.

Таким образом была проведена в жизнь очередная и, без преувеличения, ключевая фаза операции по установлению Нового Мирового Порядка, а то, что основным действующим фигурантом в этой операции выступил не кто иной, как бывший Генсек ЦК КПСС, лишний раз подчеркивает злую иронию провидения, навевая далекие ассоциации с теорией перманентной революции Л. Троцкого.

 * * *

Совпадение во времени легализации мирового правительства и еще свежих в памяти старшего поколения перипетий 1990-х годов в нашей стране представляет собой часть логической цепочки длинного уравнения, или многоходовой комбинации. Расхожая в те годы формулировка «империя зла» была изобретена для домохозяек, чтобы использоваться в качестве пугала, с одной стороны, и легитимировать все издержки экспансионистской политики — с другой.

Совершенно ясно, что рассматривать «советскую угрозу» всерьез не мог ни один здравомыслящий западный политик. Обоюдное кокетство с размещениями, перемещениями, сокращениями и наращиваниями стратегических вооружений использовалось на протяжении новейшей истории в различных целях, но ни та ни другая сторона никогда не испытывала сознательных опасений в умышленном развязывании военного конфликта. Ну не было сумасшедших в руководстве как той, так и другой стороны, и обе стороны это хорошо знали. Главной составляющей было противостояние идеологий, одна из которых прочно увязла в трясине ленинизма и никак не позволяла пока еще теневому глобальному управляющему классу распространить свое влияние на гигантские мировые территории. Только лишь по этой причине история получила длительный период противостояния продолжительностью без малого век. Именно поэтому в начале 1990-х отпала всякая необходимость в конспирации, ведь крупнейший игрок на мировом поле перестал быть негативным примером сопротивления глобальной управленческой стратегии.

К середине-концу 1980-х в мире сложилась относительно стабильная расстановка политических сил, выразившаяся в четком и строгом распределении сфер влияния и зон жизненно важных интересов. Двухполюсный политический мир обеспечивал необходимое равновесие при соблюдении силового паритета. Провозглашенная Горбачевым доктрина деидеологизации межгосударственных отношений и все вытекающие из нее последующие действия советского руководства в первые годы перестройки внесли существенный разлад в стройную схему действий западных идеологов. Однако растерянность продолжалась недолго. Пока демагог Горбачев удивлял Запад неординарными сентенциями, а популист Ельцин летал на вертолете вокруг статуи Свободы, советология понемногу приходила в себя и тоже потихоньку перестраивалась. Как-то незаметно исчезли из обихода определения типа «империя зла», серп и молот стали самой популярной символикой в Европе и Америке, недоумок Бакатин делал ЦРУ подарки стоимостью, исчисляемой цифрой со многими нулями, тихо умирали КГБ и МВД, агонизировала армия…

Одним словом, все шло так, как «загнивающему» Западу не могло и присниться в самых радужных снах. Российские политики псевдодемократического толка, захлебываясь от восторга, внушали туповатому народу, что только таким образом страна может интегрироваться в цивилизованное мировое сообщество.

К концу 1990-х планомерная и последовательная работа по интеграции достигла чудовищных успехов. Не будем здесь детально рассматривать главную составляющую данной интеграции — приватизацию, потому как это тема отдельного разговора, а масштабы, формы и последствия ее давно уже стали притчей во языцех, коснемся лишь той части процесса, которая выводит на основную версию об истинных — «теневых» — фигурантах.

В России 1990-х годов мощнейшим механизмом дестабилизации являлся Фонд Сороса. Под видом филантропической деятельности Джордж Сорос создал достаточно разветвленную по форме и абсолютно подрывную по сути организацию, действовавшую в тесном контакте с ЦРУ и «Моссад» и ставшую легальной крышей для многих сотрудников этих разведок. Д. Сорос был мозговым центром и инициатором почти всех финансовых афер, совершенных в России в первой половине 1990-х годов. Именно он в сотрудничестве с Ш. Айзенбергом, Д. Рубеном, М. Ричем стоял за спиной

Чубайса, Гайдара, Бурбулиса при проведении приватизации, в результате которой подавляющая часть собственности перешла в руки международных финансовых аферистов. По данным Госкомимущества, 500 крупнейших приватизированных предприятий России с реальной стоимостью не менее 200 млрд. долларов были проданы за бесценок (около 7,2 млрд.) и оказались в руках иностранных компаний и их подставных структур.

В Госкомимущества работали и имели доступ в компьютерный центр 32 сотрудника различных американских фирм, а это означает, что они заранее знали, какой конкурс готовится и какие условия будут выставлены. Одним из них был Джонатан Хэй — кадровый сотрудник ЦРУ. Лубянка неоднократно просила удалить его из ГКИ, но безуспешно, так как не кто иной, как Чубайс, обеспечивал ему непробиваемое прикрытие.

 * * *

В декабре 1992 г. Конгресс США принял закон о поддержке российских либеральных реформ. Средства на поддержку планировалось направлять непосредственно из бюджета, что уже само по себе показательно. Государственным заказчиком было назначено Агентство помощи развивающимся странам. Однако агентство заключило договор с Гарвардским университетом, и таким образом сотрудники Гарварда получили полную возможность распоряжаться спонсорскими средствами. По данным прокуратуры Массачусетса, направленные в Москву американские советники Андрей Шлейфер и Джонатан Хэй пустили эти средства на собственные нужды. Что ж, и в ЦРУ работают живые люди, и ничто человеческое им не чуждо, с той лишь разницей, что американской прокуратуре, в отличие от российской, абсолютно наплевать, сотрудником какого департамента является потенциальный вор. Позднее слушания по этому скандальному делу широко освещались мировыми СМИ, с незадачливых шпионов взыскали все ими украденное, но это уже другая история, а в то время за спиной Вашингтона они купили пакеты акций нескольких крупнейших российских корпораций.

В 1991 г. Д. Хэй был назначен старшим советником ГКИ. Трудно сказать, в силу каких причин, но влияние на Чубайса он имел неограниченное, а кроме того, принимал самое активное участие в подготовке всех президентских либеральных указов, определяя в целом стратегию реформ. Когда бывший в то время вице-премьером правительства В. Полеванов попытался удалить его из ГКИ, то моментально поплатился своей должностью, а «сладкая парочка» реформаторов продолжала резвиться на ниве приватизации. Так, они на пару купили 30% акций Московского электронного завода и действовавшего с ним в кооперации НИИ «Графит» — единственного в стране разработчика графитового покрытия для самолетов-невидимок. После этого Хэй заблокировал заказ военно-космических сил на производство высоких технологий. Судя по всему, за заботами о личном бизнесе он и об основных профессиональных обязанностях не забывал.

Обеспечением деятельности Хэя в ГКИ занимались А. Евстафьев, пресс-секретарь Чубайса, и Д. Васильев, его заместитель в ГКИ, который в 1994 г. возглавил Федеральную комиссию по ценным бумагам (ФКЦБ). Фирма «Паллада Эссет менеджмент», возглавляемая женой Хэя, Элизабет Герберт, регулярно переводила деньги на счет Васильева в американский «Ригге банк». Счетная палата установила, что десятки миллионов долларов, выделенных ФКЦБ на развитие рынка и правовой реформы, бесследно исчезли.

По личному указанию Васильева 50 млн. долларов из Федерального общественного фонда по защите прав вкладчиков было инвестировано в «Палладу». В дальнейшем эти деньги вкупе с другими заработанными в России средствами советники Чубайса прокрутили на рынке ГКО. Непосредственно до самих обманутых вкладчиков дошло лишь 17 тысяч долларов.

 * * *

В 1992-1993 гг. в качестве постоянного консультанта президента и правительства РФ Сорос инициировал идею пирамиды ГКО. Выплата высоких, но не обеспеченных реальными доходами процентов держателям бумаг ГКО обеспечивалась за счет принудительного навязывания их покупки российским предприятиям и финансовым учреждениям. Операции с ГКО были проведены при решающей роли таких членов правительства Черномырдина, как Чубайс, Бурбулис, Шохин, Федоров, Лившиц. По мере исчерпания организаций и учреждений, которым можно было навязать ГКО, приближался и крах этой финансовой авантюры. Сорос, вложившийся в ГКО больше других, как всегда безошибочно, просчитал время наступления этого финала. Летом 1998 г. он и связанные с ним деятели из числа высших государственных чиновников через подставных лиц постепенно избавились от ГКО, тем самым спровоцировав еще большее их обесценивание.

По данным западных экспертов, более 700 крупнейших российских деятелей участвовали в этой афере. В день дефолта, 17 августа, многие высшие госчиновники продали свои ГКО по сверхвыгодному курсу за деньги МВФ, зачислив, таким образом, миллиарды долларов на свои личные счета на Западе. Отсюда — финансовая катастрофа, вызвавшая девальвацию рубля в три раза, быстрый рост цен и разорение предприятий. Поскольку бумаги ГКО из-за их высокой доходности покупали и иностранные инвесторы и банки, то пострадали и они. По данным Института экономического анализа, благодаря рынку ГКО — ОФЗ в федеральный бюджет за 5 лет удалось привлечь 18,6 млрд. долларов. На конец мая 1998 г. сумма накопленного долга достигла 71,9 млрд. долларов. Таким образом, за каждый доллар, привлеченный в госбюджет, Россия должна была заплатить 4 доллара. Пользуясь служебной информацией, госчиновники на этой афере сколотили огромные деньги. Так, Чубайс только в 1996 г. заработал на ГКО 2 млрд. рублей. Возглавляемый Бурбулисом банк «Стратегия» буквально вырос на ценных бумагах. А. Починок, несмотря на свой официальный пост, даже не скрывал, что его огромные доходы получены в результате спекуляций на рынке госбумаг («Профиль». 1998. № 42. С. 4).

Бизнес Бурбулиса тесно связан с бизнесом других финансовых аферистов — А. Смоленского и братьев Уринсонов, а последние имели тесные связи с известным Банком Нью-Йорка, через который осуществлялись незаконные сделки по линии Росвооружения. В этом бизнесе Бурбулис сотрудничал с М. Ричем, находившимся в розыске Интерполом за торговлю наркотиками, а также российским криминальным авторитетом Тарасовым. Бурбулис получал от Ельцина для Рича экспортные лицензии на поставки нефти, приносящие в те годы астрономические доходы.

Бизнес Чубайса был напрямую связан с махинациями Сороса, интересы которого представлял Б. Иордан, фактически управляющий «ОНЭКСИМбанк МФК», кроме того, немалые дивиденды приносил и совместный бизнес с крупным международным мошенником, владельцем судостроительной компании Бонде-Нильсоном, позднее привлеченным к уголовной ответственности.

Не брезговал уважаемый Анатолий Борисович и тесными связями с дальневосточными криминальными структурами мафиозного толка. При его личном содействии у Ельцина подписывались документы, обеспечивающие контрабандный ввоз в Японию ценных морепродуктов. Широкий резонанс в свое время получили финансовые махинации Чубайса с компенсациями Национальному фонду спорта Шамиля Тарпищева, получившему из госбюджета почти 33 трлн. неденоминированных рублей.

По лишь частично проверенным оперативным данным, большая часть кредитов МВФ России размещена К. Кагаловским на Кипре, Гибралтаре и в Цюрихе. В числе главных перевалочных пунктов был Банк Нью-Йорка, четверо главных руководителей которого — Т. Рени, Д. Бэкот, Р. Гомери, М. Муз — состояли в Совете по международным отношениям. Основные финансовые потоки легли на счета Чубайса, Лившица, Сосковца, Потанина, Дьяченко, Ельцина. Кроме того, по оценкам западных аналитиков, девальвация рубля, осуществленная осенью 1998 г., была не просто финансовой аферой, а запланированной акцией, о которой были осведомлены как Ельцин, так и Клинтон.

 * * *

Вся эта длинная и бесконечно тошнотворная статистика нашла свое место в этой работе лишь по одной причине: большинство из перечисленных выше фигурантов по разным основаниям и в разное время вполне разумно и предусмотрительно ушли в тень. Оно и понятно: заработать они сумели не на одну жизнь, и хотя быть взятыми в обозримом будущем «за одно место» им явно не грозит, тем не менее, значительно приятнее наслаждаться плодами своих трудов в тишине, нежели выслушивать периодические напоминания о бурно прожитых девяностых. И только один непотопляемый дредноут отечественной политики и передового менеджмента продолжает бороздить просторы бескрайних финансовых морей. Все ему нипочем: и плевки в спину, и пули в машину; поистине, фигура, заслуживающая отдельного и углубленного изучения, к сожалению, не предусмотренного рамками настоящей работы.

Можно с уверенностью заключить, что ни в ближайшее время, ни в обозримом будущем мы не получим от «Роснано» ничего более значимого, чем нано-носки, демонстрировавшиеся на одной из недавних выставок. Скорее всего, задачи у уважаемого дредноута совершенно иные, иначе как объяснить, что на отрасль, по популярности сопоставимую сегодня разве что с астрофизикой, бросили именно его, а не какого-нибудь ученого с мировым именем, тем более деньги туда вкачиваются с таким же результатом, как и в известный астрофизический объект под названием «черная дыра», а всплывают они где-то в параллельном измерении, для простых смертных не досягаемом.

Запомним эту версию, она нам пригодится, когда коснемся вопросов, непосредственно связанных с обеспечением пожизненной безопасности «семьи», а пока вернемся в осень 1998 г., когда аналитики ломали головы над «загадочным» ходом президента — немотивированной, как многим тогда казалось, отставкой Черномырдина. Комбинация оказалась проста до примитива, как и все гениальное. В преддверии финансового обвала глава правительства снимается без объяснения причин. На его место назначается чисто номинальная временная фигура, которая и принимает на себя всю мощь предстоящего удара. Идеально подобрана и кандидатура Кириенко как жертвенного агнца: молод, мало кому известен — идеален для заклания. После свершившегося все списывается на него — и вновь возникает

Черномырдин, весь в белом, в благородной роли спасителя Отечества. Таким образом, и волки накормлены, и овцы сохранены. Совершенно ясно, что Ельцину во что бы то ни стало нужно было сохранить Черномырдина, а строптивость Думы перепутала ему все карты. Обострение ситуации грозило выйти из-под контроля. Так возникла кандидатура Примакова, крайне нежелательная для окружения Ельцина, так как бывший директор СВР на тот момент являлся одним из самых осведомленных людей не только в России, но и в мире. На некоторых последствиях этого назначения мы остановимся ниже…

Итак, возвращаясь к финансовой афере века, можно только добавить, что оперативное руководство перекачкой средств осуществлялось женой Кагаловского, работавшей одним из исполнительных директоров в Банке Нью-Йорка. Значительная часть украденных денег была помещена в ценные бумаги американских корпораций. В проведении аферы, по некоторым данным, участвовал ближайший соратник и друг Кагаловского — М. Ходорковский. (Кстати, в 1993 г. на Давосском форуме Ходорковский был включен в список двухсот представителей человечества, деятельность которых окажет влияние на развитие мира в третьем тысячелетии.)

Таким образом, мы видим, что многолетние усилия Запада с вложением астрономических сумм в деятельность трехсот пятидесяти советологических центров принесли вполне закономерные дивиденды. Оппоненты могут заметить, что получение отдельно взятыми частными лицами сверхприбылей в результате разграбления умирающей державы — еще не факт успеха государственности Запада, но тогда напрашивается вопрос: почему из 29,1 млрд. долларов, выделенных американским правительством в 1999 г. на деятельность ЦРУ, около 9 млрд. расходовалось на подрывные операции в России и бывших республиках, а часть этих средств через подставные организации направлялась на поддержку бандформирований в Чечне и других районах Кавказа и Средней Азии? А ведь подобная практика существует еще с тех времен, когда А. Даллес, став руководителем УСС и оставаясь до конца своей жизни директором СМО, так сформулировал кредо деятельности ЦРУ: 10% обычной разведки по сбору и обработке информации и 90% подрывной работы. Иными словами, во что же продолжают вкладываться огромные средства, если «империи зла» как потенциального противника уже не существует?..

 * * *

Еще в первой половине 1990-х годов начала прослеживаться особая настойчивость, с которой «всемирный теневой кабинет» взялся за проведение работы по обеспечению преемственности власти в России. Огромные силы и средства, уже вложенные в первый этап программы, требовали железных гарантий и безошибочных решений. Особое место в этой работе в то время занимает А. Лебедь, в имидже которого мировая элита видит модификационный аналог Ельцина. Не очень грамотный, ограниченный, беспринципный и неразборчивый в средствах, генерал импонирует Западу своей готовностью пойти на любые уступки и соглашения взамен политической поддержки. В 1995 г. источники, близкие к правительственным кругам, утверждали, что среди влиятельных американских политиков существует мнение о необходимости избрания новым президентом именно Лебедя. Называлась даже сумма денежных средств, ассигнуемых на его предвыборную кампанию, — 1 млрд. долларов.

В октябре 1996 г. А. Лебедь прибыл в Нью-Йорк по приглашению СМО. Совещанию предшествовала дружеская встреча с руководителями Совета — Д. Бушем, Д. Бейкером, генералом Д. Скоукрофтом. 18 ноября Лебедь был принят в Совете. Совещание продолжалось около 5 часов. Представлял генерала Г. Киссинджер, активное участие в обсуждении принимали Д. Рокфеллер, 3. Бжезинский, Д. Мэтлок, Д. Сайме. В своем выступлении на Совете Лебедь заверил «мировое правительство», что считает необходимым продолжение реформ, начатых Ельциным, одобряет западно-центристскую внешнюю политику нынешнего правительства и «сотрудничество с НАТО без истерик», выступает за окончательное разрушение «имперских и антисемитских традиций» в России. Отвечая на вопросы о кавказской территории России, генерал заявил, что готов согласиться на ее уход с Северного Кавказа и переход всего региона под контроль Запада, а также согласился с возможностью контроля НАТО над ядерными объектами России.

Генерал Лебедь — далеко не единственная фигура, используемая «мировым правительством» для достижения своих целей, а лишь типичный пример усилий Запада.

В свете вышеизложенного становится понятным непредсказуемый шаг Лебедя накануне второго тура президентских выборов 1996 г. Не обеспечив себе необходимого количества голосов в первом туре, необходимо было все же обеспечить преемственность, несмотря на то, что Ельцин уже тогда был далеко не в лучшей физической и интеллектуальной форме. Тогда, в 1996-м, все мы были свидетелями фантастического по темпам и масштабам роста рейтинга действующего президента, несмотря на то, что электорат клял и материл его на каждом углу. Это уже много позже все мы узнали, что, оказывается, уже в первом туре, хотя и с минимальным перевесом, победил все-таки Зюганов, да и сам Зюганов прекрасно это знал, однако из стана коммунистов не раздалось ни одного протестующего возгласа (почему это произошло — тема отдельного разговора), а в 2003 г. и весь мир из американского фильма «Проект «Ельцин» узнал всю степень цинизма глобального управляющего класса в достижении поставленных целей. Но тогда, в 1996-м, власти все же удалось создать видимость альтернативности выборов, даже более того: как это ни парадоксально, сам факт применения совершенных политтехнологий, использованных американскими спецами, в большой степени способствовал усилению этой альтернативности, иначе ситуация могла проиграться с точностью до наоборот.

Таким образом, прилагая титанические усилия, не считаясь с финансовыми затратами и не особенно заботясь о соблюдении даже минимальных приличий, «мировое правительство» обеспечило очередные четыре года, отведенные под завершающий этап подготовки перехода России под управление глобалистов. Приближался новый век, а с ним и очередные задачи, в которых удивительным образом смыкались интересы как «мирового правительства», так и новой российской псевдоэлиты, для которой обеспечение преемственности власти становилось не только (и не столько) гарантией сохранения вновь обретенного статуса, но и единственной возможностью избежать в лучшем случае — утраты свободы, а в худшем — качания на фонарях.

Операция «Преемник»

 Ситуация 2000 г. при всей своей парадоксальности имела один очень показательный аспект: мы убедились, что и наши твердолобые политики способны извлекать уроки из своих прошлых ошибок, и не просто извлекать, а даже превосходить самих себя. Это говорит еще и о том, что во власть влилась принципиально новая, гораздо более опасная для страны формация молодых специалистов, для которых уже не осталось запретных методов и приемов. Создание в стране условий для свободных, но, тем не менее, безальтернативных выборов — это поистине высший пилотаж политиканства! В декабре 1999 г., а затем и в марте 2000 г. нам еще раз показали, кто в нашем доме хозяин и чего мы все стоим.

Механизм принятия решений в последний ельцинский период очень хорошо иллюстрирован рассказом Е. Примакова о периоде своего премьерства. Становится понятен весь — на первый взгляд алогичный — процесс кадровой чехарды и неразберихи, царивший в верхах в период после дефолта. Редкие проблески сознания и здравого смысла президента моментально блокировались и подвергались тщательной корректировке. В этом случае совершенно ясно, что президент, хотя изредка и приходящий в сознание, очень сильно мешал и вносил неразбериху в планы не только игроков, но и «семьи», тесно с игроками повязанной. Многочисленные рокировки на шахматной доске Кремля показывают всю тщательность поиска подходящей на роль «ферзя» кандидатуры. Скупая слеза в прощальной речи красноречиво характеризует слабого больного старика, вынужденного подчиниться кукловодам, возможно, вопреки собственной воле.

Судя по многочисленным косвенным признакам, реализация операции «Преемник» в значительной степени легла на плечи «семьи». Здесь, как и в 1996 г., тесно сомкнулись векторы целей как глобальных игроков, так и «семьи», которая к тому моменту успела заработать для себя такую репутацию, что в случае либо просчета, либо случайности рисковала в полном составе на долгие годы переселиться в края с суровым климатом.

Они долго и кропотливо искали преемника, перебирая и пробуя различных и совершенно несуразных на первый взгляд персонажей. Усилия аналитиков были тщетны, и в конце концов все утвердились во мнении, что у старика окончательно «съехала крыша» от водки и маразма, тогда как ни сам старик, ни его крыша были здесь ни при чем. Вернее, не совсем при чем. Хунта, в обиходе называемая «семьей», выбирала идеальную кандидатуру на роль долговременного нукера, и права на ошибку у нее не было. Вне всякого сомнения, все кандидаты проходили определенное тестирование в процессе конкретной управленческой деятельности, что и объясняет несуразную на первый взгляд кадровую чехарду, после чего избранный в лучших традициях мафии был повязан (или посвящен — кому как больше по вкусу) кровью в дагестанской кампании 1999 г. и московских терактах.

Допустить «оперативную невинность» директора ФСБ в кампании 1999 г. можно лишь в том случае, если он или полный идиот, или пешка. В любом другом случае он попросту враг…

Не впадая в паранойю конспирологии, можно осмелиться утверждать, что главной, если не единственной, целью «семьи» было обеспечить железную, непробиваемую преемственность. Броню. Все остальные «мелочи» отходили на второй план, если вообще хоть как-то рассматривались. Мощнейшая аналитическая машина, подобно суперкомпьютеру, начала перебирать всех возможных и невозможных претендентов на должность долговременного бодигарда для «семьи». Отобранные фигуры подвергались жесткому тестированию, будучи пропущенными через аппарат кабинета министров. У всех еще свежи воспоминания о той чехарде, которая предшествовала выборам.

Кроме того, громадный ресурс был затрачен на нейтрализацию группировки Примакова, представлявшей одну из главных угроз для постъельцинского благоденствия «семьи».

В данном случае интересы «семьи» как никогда тесно сомкнулись с интересами левых либералов от экономики. Как неосторожные высказывания самого Примакова, так и излишне категоричные императивы Вольского в период предвыборной гонки не оставляли сомнений в грядущей печальной участи не только действующей системы, но и многих персоналий, причастных к экономическим, социальным и политическим бесчинствам последних лет.

 * * *

И все же в пользу кого мы сделали свой выбор в марте 2000 г.?

Ответом может послужить коротенькое интервью Березовского после очередного Давосского форума. Не отвечая за точность цитаты, приведем лишь ее смысл: в стране будет тот президент, которого захотим МЫ. Многозначительное «мы» при внимательном рассмотрении становится прозрачным намеком. Разумеется, у большинства данное местоимение ассоциировалось прежде всего с пресловутой «семьей» — самым модным в те годы политологическим изыском. Кого же принято было причислять к ближнему кругу этой «семьи»? Это Т. Дьяченко, А. Волошин, Р. Абрамович, В. Юмашев, А. Мамут, М. Касьянов, А. Чубайс.

Обычно поименованием этой группы и ограничиваются, но можно ли с полной уверенностью добавить сюда и еще одного персонажа, а именно — В. Путина? Как ни странно, но даже самый тщательный анализ не выявляет никаких, хотя бы косвенных, взаимосвязей Путина с вышепоименованной группой. По-прежнему остается загадкой тот головокружительный карьерный рост, который сопутствовал ему в Москве. За какие-то три года он прошел путь от заместителя управделами президента до секретаря Совбеза и к моменту своего назначения считался одной из самых влиятельных фигур в Кремле. Как мы видим, в списке не фигурирует фамилия Березовского, однако, проследив, даже поверхностно, жизненные пути и связи каждого, увидим, что тень Бориса Абрамовича витает над каждым, словно тень отца Гамлета над членами королевской семьи. И опять — над каждым, кроме Путина. Даже при самом тщательном изучении пока не удалось обнаружить в прошлом их точек соприкосновения, более того, изредка демонстрировалась некоторая взаимоотстраненность, словно эти два политика живут в разных пространственных измерениях.

Полноте, возможно ли?..

Все встало на свои места, когда окончательно подтвердилось совместное отцовство Кремля и Березовского над блоком «Единство». Цепь замкнулась.

Сегодня уже стало забываться, что Березовский был одним из тех, кто непосредственно привел Путина на самую вершину власти, поэтому можно предположить, что он принимал самое непосредственное участие в тестировании кандидатов.

Рассматривая в деталях всю процедуру предвыборных технологий тех лет, понимаешь, что Думу выбирали не избиратели, а Кремль. Поражают воображение и те титанические усилия, которые были предприняты для этого. Пожалуй, впервые в новейшей истории власть пустилась во все тяжкие, абсолютно не заботясь о соблюдении хотя бы внешних приличий. Циничное «мы» Березовского сквозило со всех телеканалов, выливаясь зловонными потоками инсинуаций, рассчитанных на массовое сознание обывателя. Не будем останавливаться на технологиях создания рейтингов, потому что любому хоть мало-мальски знакомому с азами социологии и политической психологии эта кухня понятна до мельчайших деталей, включая примитивные приемы НЛП. Заметим лишь, что у власти появился, по ее мнению, противник значительно страшнее коммунистов. Повторюсь: ни разу еще в новейшей истории не пускалась в ход настолько тяжелая артиллерия. При том, что первые залпы прозвучали еще в мае — июне 1999 г., в период, как могло показаться, наибольшего политического и экономического затишья.

Что же вызвало известную реакцию власти еще тогда, когда главное пугало Кремля — ОВР («Отечество — Вся Россия») — еще только вызревало в замыслах? Восстановим хронологию событий, которые теперь, как всегда по прошествии времени, выстраиваются в стройную цепь.

01.02.1999 г. — неожиданно для всех генеральный прокурор Скуратов подает прошение об отставке и ложится в ЦКБ.

02.02.1999 г. — Генпрокуратура в лице зампрокурора М. Кавешева возбуждает уголовное дело по «Сибнефти» (Р. Абрамович).

03.02.1999 г. — возбуждено дело по «Аэрофлоту» (Окулов, Березовский).

Одновременно пошла в «раскрутку» фирма «Атол», занимавшаяся сбором информации на окружение президента. Параллельно успешно развивается дело «Мабетекса», дело академика Аганбегяна, начинается расследование деятельности Центробанка и ХОЗУ президента. Сделанное вскользь недвусмысленное заявление Примакова о необходимости освобождения в тюрьмах мест для нового пополнения сеет тихую панику во властных структурах, вслед за чем происходит очередная рокировка. Бордюжа сменяется Путиным на посту секретаря Совбеза и перемещается на таможню, где принципиальный Драганов с подачи премьера уже начал ворошить осиное гнездо. Это было предупреждением и Примакову.

 * * *

Итак, первый пристрелочный залп Кремля прогремел. Впервые Кремль задумался о пределах своей безнаказанности, увидев в лице двух самых информированных и искушенных в реализации оперативных вопросов людей прямую угрозу своему будущему. Под ударом оказались первые лица списка: Березовский, Абрамович, Дьяченко, Бородин, Окулов. Трусливая попытка Скуратова уйти в тень буквально за день до начала атаки на «семью» не смогла уберечь его от разгрома. Это лишний раз показывает, насколько мало по-настоящему фундаментальных политических фигур, не повязанных «кровью» с правительственной кликой. Кремль принял вызов, и дальнейшая судьба дерзнувших была предрешена: бесследно исчезает из властных структур Бордюжа, а затем наступает черед отставки Примакова.

Дальнейшие события, несмотря на все кадровые комбинации, продолжали развиваться не в пользу Кремля. Рост популярности экс-премьера на фоне раскрутки финансового скандала, а затем и создание ОВР вынуждают «семью» подключить главную ударную силу — информационный терроризм. Метод насколько не нов, настолько и безотказен, а в сочетании с розыгрышем кавказского сценария дает поразительные результаты. Кстати, кавказский аспект заслуживает того, чтобы на нем остановиться подробнее, тем более что у аналитиков, не верящих в случайные совпадения, он вызывает целый ряд серьезных вопросов. Настораживает, главным образом, странная хронология событий. Каким-то чудесным образом развитие операции в Дагестане совпадает с ростом напряженности в верхах, о которой говорилось выше. Успешное начало операции федеральных сил в массовом сознании умело увязывается с именем Путина, а затем следует серия известных терактов, после чего Путин «на белом коне» под знаменем хрестоматийной фразы о сортире и вовсе становится всеобщим кумиром.

Таким образом, в итоге мы получили финальную часть операции «Преемник», проведенную в строгом соответствии с научными разработками мондиалистов. Толпа, впавшая не просто в апатию, но в полную прострацию после дефолта 1998 г., утомленная до отвращения необъяснимой возней в верхах, абсолютно безнравственной и неприкрыто циничной политикой «семьи», была окончательно деморализована серией терактов, идеально приуроченных по времени, а в итоге ей был явлен тот самый сильный лидер, хоть и не диктаторского типа, но идеально отвечающий запросу как внутреннего, так и глобального предиктора. Хоть сейчас в академический учебник по практике глобального управления!

И в самом деле, кому в те годы могла быть выгодна очередная кавказская эпопея? Полумифическому бен Ладену? Масхадову? Басаеву? Хаттабу? Все эти люди признают только одну выгоду — выраженную в твердой валюте. Они любят и умеют только воевать, но ни в коем случае не бесплатно. Интересно, на какие дивиденды мог рассчитывать бен Ладен, вкладывая миллионы в подобную авантюру? И уж совсем сумасшедшими должны быть террористы, чтобы взрывать дома в Москве именно тогда, когда федеральный военный маховик набирал обороты. Нужно знать этих бородатых мальчиков, чтобы понимать, насколько они уважают силу. Кстати, никто из них тогда так и не взял на себя ответственности за эти теракты, даже отморозок Радуев, который брал на себя все подряд, даже чего не касался, например взрыв складов на Дальнем Востоке.

Рассмотрев всю событийную цепь, проанализировав состояние системы и получив строго научный результат, можем заключить, кто из фигурантов заработал наибольшее число очков в проведенной игре. Как бы мы ни были рады заблуждаться, но дважды два всегда равно четырем. А уж не прекращавшиеся контакты Березовского с Арсановым и прочими говорят сами за себя. Да и сам Путин, не стесняясь ни мало, заявлял о трогательной заботе ФСБ о жене Масхадова. Так неужели еще у кого-то после этого могут оставаться сомнения, для чего и на какие деньги велась это война? Тем более что все расходы окупились сторицей. Уже в 2000 г. из федерального бюджета было ассигновано 8 млрд. на какие-то первоначальные восстановительные мероприятия. Воистину, кому война, а кому мать родна!

Но и это еще не все. В тот же период начинаются почтительные реверансы в сторону чеченского парламента в изгнании. Не отступая от апробированного метода, власть на всякий случай конструирует мину замедленного действия на будущее. И правда, ведь неизвестно, как пойдут дела у преемника и его команды. Заранее зная об отношении чеченцев к марионеточному законодательному органу, Кремль, тем не менее, был готов поставить именно его во главу республики, поддерживая тем самым тление фитиля под этой будущей пороховой бочкой. Заготовка неплохая. И уже апофеозом цинизма можно считать явление Беслана Гантемирова. Уголовник во главе новой чеченской милиции — круче не придумаешь, хотя и этот факт объясняется достаточно просто. Когда закончатся массированные боевые действия и в республику потекут финансовые потоки, кто, как не Гантемиров, сможет лучше других распорядиться ими — опыт-то огромный. А в том, что деньги — самый мощный фактор в деле укрепления дружбы народов, мы убедились на примере давнего анекдота, когда мусульмане Карачаево-Черкесии проголосовали за Березовского. Удивительно, как после этого не удавились на пару Арафат с бен Ладеном! Кстати, работа по урегулированию конфликта в Карачаево-Черкесии проводилась Путиным и Березовским в умилительном согласии.

 * * *

Однако вернемся с Кавказа в Москву. Осознавая всю сомнительность укрепления своих властных позиций при помощи танков, Кремль теми же методами обеспечил себе надежные позиции и в новом парламенте. Созданный совместными с Березовским усилиями блок «Единство» — яркое свидетельство манипулирования общественным сознанием. Выборочные опросы весьма точно подтверждали это. Практически ни один из опрошенных не смог аргументировать свою позицию при голосовании за этот блок, хотя все внутренние взаимосвязи ни для кого не являлись секретом. Если падение рейтинга ОВР имело свои логические обоснования, то рост рейтинга «Медведя» — это целиком и полностью продукт психолингвистических методик пиарщиков. Для укрепления преемственности власти годятся все средства, даже потенциально уголовные. Особенно хорошо это должно было быть известно Гурову — нашему главному эксперту тех лет по оргпреступности. Когда создавался блок, многие журналисты и политологи открыто смеялись, считая абсурдной саму идею объединения под одним знаменем министра, спортсмена и милиционера. В адрес «Единства» и его лидеров были высказаны все мыслимые и немыслимые обвинения и прогнозы, моментально были разработаны не слишком длинные кривые будущей популярности блока, обычно прерывающиеся на графиках падением в нулевую отметку. Результат нам уже известен. Безошибочно просчитанная тройка лидеров с безупречной репутацией, практически полное игнорирование предвыборной суеты и массированная атака на подсознание электората — вот три составляющие, принесшие оглушительную победу Кремлю.

Характерно, что упреки в адрес ОВР по поводу искусственности данного блока в полной мере применимы и к «Единству». По своему качественному составу эти две организации — близнецы. Если многие аналитики предрекали ОВР недолгую жизнь, то судьба «Единства» не казалась такой однозначной. Присутствовало некое предощущение, что «Единство» будет, пока будет Путин, равно как и наоборот.

Надо признать, что оставшиеся до выборов месяцы Путину предстояло прожить как «нелегалу», каковым, впрочем, он никогда не был, поэтому отсутствие опыта в его тогдашней роли, как и по аналогии, могло дорого обойтись этому инкубаторскому фавориту в случае хоть какого-либо прокола на Кавказе, ведь война была для него в те годы единственной опорой.

История знает немало аналогичных примеров подъема на волну политиков, опиравшихся на псевдопатриотические порывы толпы. В данном случае власть разыграла самую крупную козырную карту — державное самосознание, столь прочно закрепленное в генной памяти россиян. Подталкивая толпу отдавать голоса за преемников существующего режима, Кремль действовал старыми испытанными уголовными методами, повязывая массы и их избранника кровью, размывая, таким образом, персонификацию ответственности за кавказскую проблему, заложенную на дальнее будущее. Несомненно, победа проправительственных фракций — это победа идеологии войны, что и неудивительно в стране, которая находилась и находится в состоянии интеллектуального полураспада, где есть только население, но нет общества.

Правящий режим приложил немало усилий, чтобы закрепить существующий морально-психологический уровень в массах. Обработка массового сознания, а чаще — подсознания через СМИ преследовала конкретную цель — отучить людей думать. Иначе зачем тратились баснословные суммы на закупку низкопробной западной кино- и телепродукции, а также перекраивание отечественной на тот же манер.

Как уже говорилось выше, любое вложение в бизнес по закону накопления капитала должно окупаться, что представлялось возможным лишь при условии обеспечения преемственности режима, интересы которого были тесно увязаны с интересами транснациональных финансовых групп.

 * * *

На сегодняшний день уже не вызывает сомнений, что вышеназванные группы практически осуществили идею установления «Нового Мирового Порядка». К 2000 г. «мировое правительство» не только контролировало, но и руководило всеми сферами жизнедеятельности общества, включая религиозную. В планах «мирового правительства» России отводилась роль «резервуара сырьевых и энергетических ресурсов». В их расчетах Россия рассматривалась как «стратегическая территория» (по Бжезинскому) или «место, где сосредоточена львиная доля полезных запасов планеты» (по Д. Рокфеллеру). По мнению Бжезинского, высказанному им на заседании Совета национальной безопасности США, «чем меньше населения будет на этой территории, тем успешнее будет происходить ее освоение Западом».

В 1992 г. было обнародовано исследование «Американские прогнозы развития геостратегической ситуации в мире в конце XX и начале XXI века», в котором излагались соображения в пользу деления России на шесть независимых государственных образований: Западную Россию, Урал,

Западную Сибирь, Восточную Сибирь, Дальний Восток и Северные территории. В октябре 1997 г. 3. Бжезинский внес некоторые коррективы, в частности, деление России на три части: Европейскую Россию, Сибирскую республику и Дальневосточную республику. «Децентрализованная Россия -это реальная и желанная возможность».

М. Олбрайт в своем выступлении на заседании российско-американского Совета делового сотрудничества в Чикаго 2 октября 1998 г. заявила, что, исходя из национальных интересов США, их главной задачей является «управление последствиями распада советской империи», что надо «оказывать поддержку России до тех пор, пока она движется в правильном направлении распада» («Независимая газета», 16.10.1998 г.). Это высказывание очень хорошо иллюстрирует проблемы правительства Примакова в отношениях с МВФ. Очевидно, что выдавать очередные кредиты на реальное укрепление российской государственности не входило в планы Запада. Главной же мыслью обтекаемых формулировок 3. Бжезинского всегда было уничтожение России как страны, не поддающейся переделке в «демократию западного типа» и не способной интегрироваться в мировую цивилизацию. Россия для транснациональных финансовых групп — «черная дыра», враждебная западному миру.

Впрочем, некоторые деятели «мирового правительства» имеют другое мнение. Так, Дж. Сорос считает, что воровство и коррупция в высших эшелонах власти очень выгодны для Запада, так как позволяют легко контролировать и направлять проворовавшихся политиков. В своем выступлении в августе 1999 г. в одном из закрытых клубов Сан-Франциско он заявил, что разворованные первыми лицами российской власти деньги кредитов МВФ можно рассматривать как дар за их лояльность Западу.

Питерские против московских?

 В 2003 г. издательство «Эксмо» напечатало книгу питерского журналиста Бориса Мазо «Питерские против московских». Книга эта — удивительный образчик воздействия на массовое сознание толпы в том смысле, что размывает всяческие акценты в понимании деталей управленческой деятельности элиты. Считать этот многостраничный труд продуктом целенаправленного заказа было бы, пожалуй, опрометчиво, но!.. При внимательном его прочтении возникает навязчивое ощущение, что все люди, находящиеся во власти, уподоблены неким суперкомпьютерам, которые только и заняты, что расчетами возможных сдержек и противовесов, все они конструируют некие модели, замышляющиеся на личных интересах и приоритетах. Главный посыл книги заключен в ее названии, а весь текст от первой до последней страницы в должной хронологии и с достаточно выверенным акцентированием внедряет в сознание читателя парадоксальную идею о некоем противостоянии «новых питерских» и «семьи». Большое количество пространных интервью с медийными (и не очень) лицами отечественной политики, содержащих навязчивые вопросы по предлагаемой теме, должны были, по замыслу автора, подтверждать заявленную версию в качестве первоисточников, если бы не периодическое тщательно завуалированное раздражение интервьюируемых, чередующееся с откровенным недоумением.

Бродил в те годы по массмедиа расхожий модный штамп о «младопитерцах» и «старомосковских», то ли умело подброшенный, то ли являющийся плодом неуемной журналистской фантазии, однако роль свою он с успехом сыграл, уведя массовое сознание в непроходимые дебри как реальных, так и выдуманных внутрикремлевских интриг. Реакция интервьюируемых вполне понятна: им, судя по всему, до смерти надоело отвечать на вопросы, притянутые за уши, тем более что все они, как никто, хорошо знали: говорить о борьбе «питерской команды» с «семьей» — это все равно что о бое с собственной тенью.

Завершается книга недвусмысленным выводом: «Смена элит всегда вызывает удивление и даже зависть обывателя молниеносным карьерным взлетом. Но ни одна смена не вызывала столько отторжения, такого протеста, таких шумных рекламных кампаний в СМИ, как смена «ельцинских» на «путинских». Объяснение просто: предыдущая правящая элита многое потеряла. Роль кукловода при дряхлеющем Ельцине не только давала возможность использовать всю мощь государственного ресурса себе во благо, но и позволяла достаточно умным людям реализовывать свои интеллектуальные амбиции. И вдруг они оказались невостребованными. Причем не потому, что поглупели и стали неспособны руководить страной и решать государственные задачи, а потому, что пришел другой человек, который оказался способным рулить самостоятельно».

Очень хотелось бы получить разъяснения, кто именно из предыдущей правящей элиты многое потерял и кто конкретно оказался невостребованным? Подобное лукавое умозаключение еще могло бы «прокатить» сегодня, хотя и с большой натяжкой и в силу того, что многое из событий тех лет уже стирается из памяти народной, но тогда — в 2003 г. — выдавать «на-гора» этакие сентенции можно было лишь с целью прямой и грубой дезинформации, а также в расчете на абсолютную дремучесть толпы.

Так или иначе, но работа уважаемого господина Мазо представляется не чем иным, как одной из составных частей операции легендирования управленческой деятельности команды преемников, называть которую новой командой нет ни малейших оснований. Началом операции, пожалуй, можно считать масштабную дезинформацию, вброшенную в 2001 г. В. Юмашевым, который как раз готовился стать зятем Ельцина. Тогда, в конце ноября, бывший глава администрации истошно возопил, что «спецслужбы готовят заговор», укрепляются «авторитарные тенденции», благополучие «семьи» под угрозой. Целью заговорщиков он бесхитростно объявил перераспределение финансовых потоков и экономического влияния, а также изменение официальной идеологии, что неизбежно возымеет негативные последствия на внешнюю и внутреннюю политику России. В «семье» витает опасение, что могут вновь открыться такие темы, как приватизация и многое другое, ранее спущенное на тормозах. Надо знать этого непревзойденного мастера интриги и манипулирования, чтобы понять: ни слова, ни вздоха этот человек не сделает в простоте душевной, под влиянием эмоций, а тем паче — необдуманно. Обращают на себя внимание декларированные цели «заговорщиков»: как раз все то, чего в то время с нетерпением ожидала подавляющая часть общества от вновь избранного.

В этом смысле чрезвычайно интересно откровение Г. Павловского о «войне в президентском окружении»: «Мы все выучили, как плохи олигархи, как ужасно отсутствие дисциплины во власти. Но никто — ни во власти, ни вне ее — не смог сформулировать пять основных задач до конца президентства. Или хотя бы одну всеобъемлющую директиву».

Вот именно. Какие уж там пять задач! Одна, и — главная: обеспечение полной неприкосновенности «семьи» и всей (весьма не маленькой) системы ее обслуживания. Как еще лучше можно залегендировать деятельность нового-старого аппарата, как не подобными поползновениями. Да только намекни, что новый президент собирается копнуть под старую камарилью, как одно это поднимет градус всенародной любви к нему. Хотя психология социума — вещь крайне загадочная и чудесная. Подтверждение тому — избрание самого Путина. Но, видимо, не для всех она загадка, поскольку заведомо невыполнимая задача была блестяще выполнена, продемонстрировав всему миру чудеса манипулирования целой страной. Сегодня, по прошествии лет, можно смело поздравить некую интеллектуальную группу с успешным выполнением задачи. За это время с подопечных не только не упал ни один волос, но и сами они как бы растворились в пространственно-временном потоке и ничем не напоминают о себе. Идеальный образчик консервации. Сам декларированный глава семьи уже упокоился с миром и даже удостоился памятника, а всех остальных — основных и не очень — как будто и не было никогда. Страсти поулеглись, скудные подачки последних лет притупили и без того короткую память толпы. Вроде бы все ладно, но опасность для «семьи» остается и будет оставаться, пока живы остальные ее члены. Они обрекли себя на циклическое существование длиною в очередной президентский срок, где только в промежутках между выборами можно расслабиться и перевести дух, не опасаясь ночного стука в дверь.

Вообще сегодня очень забавно просматривать хронику событий пятидесятилетней давности. Вспоминая аналитические изыски лучших политологических умов современности, вольно или невольно приходишь к выводу, что в нашей стране политическая аналитика не просто умерла — она убила себя об стену. Тогда, в начале двухтысячного, примерно 80% прогнозов почему-то были сделаны исходя не из логики реальной ситуации на политическом Олимпе, а из логики каких-то академических представлений о том, «как оно должно быть в цивилизованном обществе». Умудренные опытом и обремененные многочисленными учеными степенями столпы отечественной (и не только) политологии на полном серьезе размышляли о таких материях, как первые шаги Путина-президента, о его приоритетах на внутри- и внешнеполитическом поприще, формировании нового кабинета и его будущей экономической стратегии и т. д. Одна из главных интриг того периода — кто возглавит правительство? Преобладала точка зрения, что за право продвинуть своего кандидата на пост председателя соперничают, по меньшей мере, три крупные группировки.

1. Березовский, Абрамович, Дьяченко, Юмашев — «старомосковская»;

2. Чубайс и либералы «первой волны»;

3. «Альфа» — финансово-промышленная группа.

Эти три группировки подпирают «младопитерцы» — бывшие коллеги Путина, но у них еще мало опыта в аппаратной возне такого уровня. И уже в ближайшие дни стал известен состав рабочей группы по формированию нового кабинета, в который вошли А. Кудрин и Г. Греф — из «новых», А. Волошин и М. Касьянов — из «семьи». Уже один только подбор персонажей мог послужить ответом на многие вопросы.

Необходимо принять во внимание также и то, что, ко всеобщему недоумению, сам Путин отнесся к формированию кабинета более чем индифферентно: колесил по просторам страны и знакомился с хозяйством, не принимая участия в аппаратной возне. Стиль работы Путина в период с начала года и до инаугурации настойчиво наводил на мысль, что он

сознательно уходит от любой деятельности по формированию кабинета. Не просматривалось никакой разницы в его образе деятельности как перед выборами, так и после. Между тем было совершенно ясно, что формирование идет полным ходом, следовательно, этим занимается определенный круг людей в администрации; т. е. мы имели все тот же расклад, что подтверждало исходный тезис о преемственности. Исходя из этого напрашивались два вывода. Относительно оптимистический — Путин самоустранился по каким-то причинам. Пессимистический — его попросту не подпускают к процессу.

Особенный интерес в этот период представляет жизнь и деятельность Б. Березовского. Несмотря на то что он по праву ощущал себя одной из главных фигур в этой, уже выигранной, партии, тем не менее, первые ростки сомнений в своей истинной роли начали пробиваться уже тогда. Видимо, его не совсем устраивала появившаяся на горизонте питерская экспансия, и первое, что его насторожило, — это присутствие в новой команде Г. Грефа, к которому он питал давнюю неприязнь. По большому счету, подвели милейшего Бориса Абрамовича его нескрываемые бонапартистские амбиции. Будь он не так глуп, судьба его сложилась бы совершенно иначе, потому как его позиции на тот момент были весьма и весьма завидны. Беда в том, что ему хотелось всего и сразу.

 * * *

К концу мая окончательно определились приоритеты новой власти. Председателем правительства стал ключевой персонаж операции «преемственность» М. Касьянов. Таким образом, решили главный вопрос «семьи» — сохранение контроля над финансовыми потоками. Кроме него в новую команду обеспечения вошли и другие «свои»: М. Лесин, В. Рушайло, Е. Адамов. К ним подключили и новых людей, подобранных уже, видимо, самим Путиным: И. Клебанова, Ю. Шевченко, Л. Раймана. Все время в воздухе не переставал висеть вопрос: сам ли Путин устранился от формирования своей команды или его не подпустили к этому действу? Теперь, по прошествии времени, это уже не представляется столь важным, тем более что в тот период начинали раскручиваться значительно более интересные сценарии.

Наиболее значимым начинанием представляется атака на тогдашний Совет Федерации, сформированный из действующих губернаторов, и замена их профессиональными сенаторами. Инициатива, вызвавшая настоящую бурю противостояния, в которую активно включился и БАБ, что было его очередным промахом. Параллельно начался прессинг «Интерросса» и «ЮКОСа». Возбуждены уголовные дела против «ЛУКОЙЛа» и «АвтоВАЗа». По масштабности только этих начинаний можно судить о мощности поддержки команды преемника. В контексте событий показательно заявление М. Касьянова: «Иммунитет, которым пользовались олигархи при Ельцине, теперь утерян». На фоне этого определенные силы начинают прощупывать ситуацию изнутри. Счетная палата предпринимает рекогносцировку относительно РАО «ЕЭС». Инкриминируются нарушения при приватизации, излишнее число иностранных инвесторов и т. д. По всей видимости, недавнее назначение А. Волошина председателем Совета директоров внушило кому-то иллюзию «заката Чубайса вручную». Чубайс делает заявления о «красном реванше», акции компании падают.

Во всей этой олигархической войне особняком держится Р. Абрамович. Его, как утес, все шквальные ветры обходят стороной, и позиции крепнут. Талантливый падаван БАБа оказался намного смышленее своего духовного наставника, который в это время грозится сложить с себя депутатский мандат и консолидировать олигархов для борьбы с властью, пугая последних узурпацией со стороны силовых структур и грядущим переделом собственности. Одним словом, усердно рыл себе политическую могилу. Ниже мы еще коснемся мотиваций, вселявших в него такое, казалось бы, не свойственное ему бесстрашие.

Скандально известная итальянская «Република» печатает обоснованные материалы на тему предоставления России приснопамятных кредитов МВФ, откуда становится ясно, что деньги никогда (!) не уходили из Швейцарии, а все время крутились там, а курировал сей процесс — кто бы вы думали? Правильно, не кто иной, как М. Касьянов. Десятью днями позже следователь Волков на пресс-конференции в Берне говорил о пяти миллиардах МВФ, упирая на то, что следствие доведет до конца. Как мы уже теперь знаем, ровно через месяц его отправят в отставку, а дела безнадежно развалятся. Швейцарские газеты еще какое-то время будут выражать недоумение по поводу прекращения дел «Мабетекса» и других. Прокурор Женевы посетует на устойчивость в России двойных правовых стандартов для «своих» и всех остальных, и постепенно тема сойдет на нет.

К концу года то ли сам Абрамович обратит свой взор на Чукотку, то ли его обратят. В декабре тогдашний губернатор Чукотки А. Назаров откажется от борьбы на выборах, и единственным реальным претендентом останется Абрамович. Чукчи его изберут «на ура!», и, надо сказать, не ошибутся. Надо отдать должное Роману Аркадьевичу в деле подъема этого забытого властью края: за годы управления он превратил его в «конфетку» в плане и визуальном, и социальном. Злопыхатели утверждают, что цена такого подъема весьма сомнительна, так как в экономическом аспекте не было сделано ровным счетом ничего, а весь прогресс сводился к тупому отстегиванию личных средств на поддержание нежизнеспособной инфраструктуры и социалки. Пожалуй, так и есть на самом деле. Экономисты подсчитали, что ему значительно дешевле обошлось просто доставать деньги из кошелька, нежели проводить там какие бы то ни было реформы. Может быть. Но надо учесть главное: такая простая, до гениальности, стратегия, основанная на «очевидном альтруизме» и исключающая даже теоретическую возможность копнуть поглубже дела губернатора, стояла на мощном, всеми как-то упущенном из виду фундаменте: Чукотка — это золото. Практически все золото России. А у нас ведь как? Кто что сторожит, тот это и имеет. Ну разве можно им не восхищаться!

В том же декабре на рассмотрение был внесен «Закон о гарантиях неприкосновенности президента», а Т. Дьяченко стали прочить в Думу на место, ротированное Абрамовичем.

Вот так, по сути, в течение одного только года была успешно проведена блестящая операция по глубокой и надежной консервации «семьи» с обеспечением всех мыслимых гарантий дальнейшего благоденствия.

Таким образом, мы видим, что главная задача, поставленная перед преемником, была решена путем сохранения на ключевых постах тех фигур, которые по тем или иным причинам гарантированно будут проводить в жизнь прежнюю управленческую стратегию. Исходя из этого делать прогнозы о какой-либо смене курса — полная идеалистическая чушь!

 * * *

В конце марта 2001 г. впервые были произведены некоторые перестановки в верхах. В Минатоме Адамова заменили на Румянцева (его зама), Минобороны возглавил С. Иванов, МВД — Грызлов, налоговую полицию — Фрадков. Тогда же в Интернете всплыл интересный компромат на А. Волошина. Политологи моментально заглотили эту наживку (практически — голую блесну), что породило в их среде мнение о начале процесса локализации «семьи». Якобы Путин обещал Ельцину не менять команду в течение года и выполнил свое обещание фактически день в день. Снятие Адамова было расценено как первый удар по «семье». Блажен, кто верует…

Сохранение управленческой стратегии чрезвычайно ярко характеризует один практически не замеченный аналитиками, но весьма показательный эпизод. Примерно за два месяца до объявления перестановок, а именно в конце января 2001 г., стало известно, что некто Назир Хапсироков назначен помощником А. Волошина. Когда интернетная история последнего стала достоянием гласности, естественно, аналитики задались вопросом: откуда произошел слив? Не вызывало сомнений, что разыгрывать партию против Александра Стальевича могут лишь очень и очень влиятельные силы, а учитывая вдруг возникшее желание Волошина убрать генпрокурора Устинова и посадить в его кресло своего человека, можно с большой долей уверенности предположить, откуда вытек интернетный компромат. Для более полного понимания происходящего необходимо несколько глубже рассмотреть личность новоявленного помощника.

Уроженец Карачаево-Черкесии Крым-Гери (Назир) Хазирович Хапсироков по праву считался представителем «золотой молодежи» у себя на родине, так как ему посчастливилось родиться в семье чуть ли не единственного в республике профессора. Как и полагается молодому представителю завидной социальной прослойки, Назир с упоением прожигал жизнь. С упоением — не фигура речи, а буквально, так как трезвым его увидеть было практически невозможно, а систематические дебоши постоянно заканчивались в отделении милиции, откуда, впрочем, его немедленно и с почетом доставляли по месту жительства, потому что помимо папы-профессора ему также посчастливилось иметь и дядю в должности зам. начальника РОВД. Худо-бедно окончив «папин» вуз, он не стал растрачивать свои молодые силы на педагогическую деятельность (за что ему отдельное спасибо от лица всех потенциальных несостоявшихся учеников), а прямиком двинул на поприще идеологии, а именно — второго секретаря райкома комсомола, где и преуспел, переместившись в должность инструктора райкома партии. Однако в новом качестве привычки все же сохранил прежние, на чем чуть было не погорел, но судьба в лице папиного друга — первого секретаря — вновь оказалась к нему благосклонна до такой степени, что его не только не выгнали из партии, но и перевели на недурное местечко — директором бытового комбината.

В кратчайшие сроки осмотревшись на новом месте, предприимчивый функционер моментально организовал на базе государственного предприятия и на государственном сырье подпольное производство ходового трикотажа. В те далекие 1980-е еще существовала грозная организация под названием ОБХСС, поэтому уголовное дело о хищении в особо крупных размерах не заставило себя ждать. Для тех, кто не помнит: статья предусматривала вплоть до высшей меры. Что спасло его на этот раз — тайна великая есть, так как масштаб содеянного по тем временам превосходил возможности даже первого секретаря райкома партии. Тем не менее, кривая вывезла его и на этот раз, и вскоре он, свободный и невредимый, возникает в управлении строительства тепличного комбината «Южный» московского подчинения. Должность была не ахти какая, но это ничуть не смутило «гражданина Корейко», так как ему надлежало заниматься не чем-нибудь, а снабжением. В те скудные годы пустые прилавки магазинов компенсировались для элиты разного рода спецпайками и продуктовыми наборами, которые через свой подшефный комбинат обеспечивала Москва. Верный своим принципам, Назир и тут не дал маху. Поступающие пайки ополовинивались, на их базе создавались дополнительные и бойко шли «налево». Однако элиты — это не бабушки в очереди за колбасой: их не обманешь, и, таким образом, возникло очередное уголовное дело. Как вы думаете, какое наказание понес наш «голубой воришка»? Правильно: он стал директором комбината.

Вскоре судьба сделала нашему баловню очередной подарок. На дворе уже были лихие девяностые, и, следовательно, сильные мира сего потихоньку начинали обустраивать свой скромный быт. Комбинату Хапсирокова был отдан подряд на строительство элитных дач в Подмосковье. Естественно, организации географически ближе не нашлось.

Вот тут-то судьба и свела его не с кем-нибудь, а с самим Алексеем Ильюшенко, бывшим в то время начальником Контрольно-ревизионного управления при президенте. На какой почве они сошлись — история умалчивает, но любовь у них возникла нешуточная, потому что по окончании строительства обнаружился перерасход средств без малого в полмиллиона долларов, а по уголовному делу прошли все кто угодно, но не наш герой.

Следующим этапом карьерной лестницы для него стал президентский пост в компании «Югинвест», где, как и следовало ожидать, он отметился с еще большим размахом. Цена вопроса очередных — уже двух — уголовных дел составила три миллиона зеленых американских рублей, что вполне закономерно соответствует возрастанию аппетита. Теперь, по достижении уровня, наконец соответствующего уровню государственного чиновника высокого ранга, наш герой с чувством глубокого удовлетворения занял пост управляющего делами Генпрокуратуры и вскоре по праву и по заслугам стал «заслуженным юристом РФ». Положение обязывало, ведь Генпрокуратура — «это вам не мелочь по карманам тырить», поэтому очередным проектом коммерческого гения стало ни много ни мало — прокручивание бюджетных средств прокуратуры через «Московский национальный банк» под руководством небезызвестного Ашота Егиазаряна. Теперь все гипотетические преграды в виде эфемерного, но все же уголовного кодекса окончательно перестали существовать, и жизнь, превратившись в сущую сказку, забила бурным ключом.

1995 г.: ремонт здания прокуратуры в Санкт-Петербурге, цена вопроса — без малого 6 млн. долларов, из которых половина исчезает бесследно.

1997 г.: приватизация государственных дач в поселке Садово-Успенское по остаточной стоимости в пользу высших чинов Генпрокуратуры, по совершенно «смешным» для чиновников такого уровня ценам — где-то в пределах полусотни тысяч долларов.

Чисто технически перечисление всех подвигов фигуранта безмерно утомительно, поэтому ограничимся лишь кратким, но далеко не полным (!) перечнем: это и 70 млрд. рублей Федеральной продовольственной корпорации в Волгограде, предназначенных для закупки продовольствия, и 400 млрд. рублей кредита на развитие Кавказских Минеральных Вод, и многочисленные связи с представителями криминалитета и организованной преступности, и крышевание водочного бизнеса, и финансовые махинации с «Северным завозом», и пр., и пр., и пр.

Заметим: все это — либо с молчаливого согласия, либо при непосредственном участии таких лиц, как Генеральные прокуроры А. Ильюшенко, Ю. Скуратов, главный военный прокурор Ю. Демин, заместители Скуратова Розанов и Чайка и далее по списку.

А уж участие в развале резонансных уголовных дел — тема особая. Это и дело заместителя министра финансов А. Вавилова, и другого зама — В. Петрова, и снятие обвинения с Б. Березовского по делам «Андавы» и «Аэрофлота». Кстати, с Березовским его свел Бадри Патаркацишвили в тот момент, когда нашему фигуранту вздумалось посадить в кресло Генпрокурора своего человека, для чего требовалась поддержка Кремля. Взамен было предложено снятие обвинений по вышеозначенным делам, а также помощь в избирательной кампании в Карачаево-Черкесии. Обязательства свои он выполнил сполна, хотя и не без своеобразия: во время выборов были пойманы сомнительные личности с пачками бюллетеней, заблаговременно отмеченных в пользу Березовского. Между прочим, перед своей поездкой в республику Путин дважды встречался и подолгу беседовал с Хапсироковым. Что же касается ответной благодарности Кремля, то она не заставила себя ждать: должность Генпрокурора занял Владимир Устинов.

 * * *

Весь набор фигурантов этой истории как нельзя более ярко характеризует качество кадровой политики всей команды преемников, а следовательно, и ее управленческой стратегии. Все идеалисты могут утереться и вернуться на грешную землю.

Поскольку в основу анализа в данной работе положены взаимосвязи, перечисление богатого послужного списка нашего фигуранта служит лишь одной цели — показать, как в капле воды, концентрированную морально-нравственную составляющую современной власти. Если Толстого объявляли «зеркалом русской революции», то Хапсироков, вне всякого сомнения, —  зеркало российской власти. Связующим же звеном между его богатой биографией докремлевского периода и заключительным аккордом в аппарате Волошина является краткий эпизод работы в «Межпромбанке» у Сергея Пугачева, носящего гордый титул «кремлевского кассира» еще с ельцинских времен, послужной список которого не менее интересен, чем у нашего фигуранта, хотя и со значительно меньшей криминальной составляющей; оно и понятно: ведь превзойти в этой сфере нашего героя не каждому по способностям.

Таким образом, «семья» обзавелась еще одним вассалом, предназначение которого не до конца понятно, да это и неинтересно, а показательно в очередной раз лишь то, что «они» не брезгуют ничем, «они» уже давно за гранью добра и зла.

Что же касается нашего героя, то экстраполируя его эволюцию до сегодняшнего дня на будущее, можно предположить, что и эта ступенька на его карьерной лестнице — не последняя. С его талантами и возможностями впереди маячит великое будущее на ниве государственной службы, и, возможно, не за горами тот день, когда престарелый президент предновогодним вечером, роняя скупую слезу, объявит его своим преемником, а все мы по уже укоренившейся привычке дружно изберем его своим «паханом».

И ведь изберем!..

Феномен «Единой России»

Феномен «Единства», а впоследствии и «Единой России» может быть объяснен, если рассматривать их создание в русле формирования новой идеологической платформы. Теперь уже совершенно ясно, что решение проблемы управления возможно лишь в двух направлениях:

1. Формирование управления самодержавно-диктаторского типа;

2. Формирование управления по принципу КПСС.

Безусловно, ни на момент создания, ни на сегодняшний день «медведи» на роль КПСС никак не тянут. Тем не менее, некоторые базовые принципы могли бы послужить основой для формирования некоей идеологической институции, отвечающей требованиям монопартийного государственного устройства. Массовое вступление в ряды единороссов публичных индивидуумов из самых разных областей деятельности отлично иллюстрирует устремления и дальние прицелы как самих индивидов, так и партии власти.

И действительно: вступать в ряды партии, не только не имеющей сколько-нибудь внятной программы, но и объединяющей в себе членов с совершенно различными взглядами и устремлениями, можно лишь с одной целью — засвидетельствовать свою лояльность в преддверии грядущих перемен. Безликая, послушная толпа, объединенная членством в партии любителей президента, вряд ли может представлять собою надежную опору режима. Она существует, пока существует режим, и ни в коей мере не наоборот. Тем самым определяется и место лидеров «Единой России» в иерархии режима. Среди них до последнего времени не было ни одной сколько-нибудь значимой и тем более самостоятельной фигуры.

Не так давно партия отметила свой десятилетний юбилей. Отец-основатель, или, что будет точнее, «крестный» (в рамках общепринятой мафиозной терминологии), уже давно пребывает в статусе «лондонского мечтателя», а его детище достигло масштабов, о которых он в те недалекие годы и мечтать не смел. Нынешние функционеры и лидеры всеми силами избегают каких бы то ни было упоминаний о тех недалеких годах в надежде, что персоналии и роли инициаторов постепенно изгладятся из памяти народной.

Между тем, происхождение этой весьма странной политической структуры — такая же неотъемлемая часть глобальной управленческой стратегии, как и вся масса вышеприведенной аналитической фактуры, а кроме того, она, ни много ни мало, — плод панического ужаса, обуявшего хунту в преддверии думских выборов. Стремительно набиравший силу блок ОВР представлял серьезную угрозу преемственности в лице Примакова и Лужкова. Структурная и персональная составляющие ОВР фактически грозили перерасти в альтернативный центр власти, перетягивая в свой лагерь значительную часть элит, а в совокупности со стабильным рейтингом КПРФ процентное соотношение в новой Думе гарантированно обеспечивало Кремлю полное фиаско. Время показало, что страх перед персоной Примакова был в значительной степени преувеличен, ниже мы еще коснемся этой темы, но пока вопрос стоял весьма остро, и формирование нового движения происходило в «пожарном» порядке. Таким образом, в составе депутатов от «Единства» оказалась разношерстная публика, включающая весь возможный спектр как политических, так и морально-психологических устремлений: от криминала до нетрадиционной сексуальной ориентации.

Метаморфозы политики поистине чудесны: кто бы мог подумать, что через несколько лет непримиримые оппоненты сольются в экстазе, образовав сегодняшний фундамент власти. Наверняка Березовского и по сей день душит жаба за потраченные в те годы деньги.

Все же надо признать, что он не является единственным мозговым центром

в той затее. Наряду с ним в список основоположников и идейных вдохновителей входили «знакомые все лица»: В. Юмашев, А. Волошин и даже В. Сурков при активной поддержке самого Ельцина. Пример «Единства» в современных условиях безоговорочно и единственно ценен тем, что еще раз со всей очевидностью демонстрирует: никакое, даже потенциально благое дело не может быть осуществлено, если в его основу положены порочные посылы и затевается оно с изначально корыстными целями. Иллюстрацией может послужить сопоставление Программы движения 1999 г. и достигнутых результатов сегодняшнего дня.

«ЕДИНСТВО готово разрушить бюрократическую систему и покончить со всевластием чиновников, которые обращаются с законами так, как это нужно им, а не так, как это нужно людям».

«ЕДИНСТВО выступает за расширение полномочий Думы — при наличии в ней ответственных депутатов и Правительства — при назначении в его состав добросовестных профессионалов».

«ЕДИНСТВО выступает за дальнейшее усовершенствование избирательной системы, в которой основу составят мажоритарные выборы, когда все депутаты избираются по одномандатным округам, а кандидаты в Думу находятся в абсолютно равных условиях».

«ЕДИНСТВО в новой Думе будет выступать за отмену большинства депутатских привилегий и депутатской неприкосновенности».

«ЕДИНСТВО выступает за эффективную борьбу с коррупцией путем устранения причин, ее порождающих. Количество чиновников следует резко сократить, а оставшимся установить достойную зарплату, освобождающую их от необходимости вымогать взятки у людей».

«В планах ЕДИНСТВА — мощная жилищная программа и радикальная коммунальная реформа. Мы добьемся организации в России адресной защиты малоимущих за счет тех, кто сейчас почти ничего не платит за содержание своих особняков и роскошных апартаментов».

Как видим, абсолютно все — с точностью до наоборот. Это ли не самый яркий пример откровенного цинизма и шельмования. Перефразируя известную цитату, можно сказать, что шельмование одного человека — это мошенничество, а шельмование миллионов — это политика.

 * * *

Что же касается опасения «семьи» относительно персоны Е. Примакова, то здесь во многом сохраняется некая интрига, и по сей день вызывающая немало противоречивых толкований. Совершенно справедливо мнение, что в честной борьбе выиграть выборы — и думские, и президентские — у Примакова на тот момент было нереально. Краткий период его премьерства, высокопрофессиональный вывод страны из дефолта, позиция по Югославии (знаменитая «петля Примакова») — все это наряду с незапятнанной репутацией в кратчайшие сроки подняло его рейтинг на уровень, не сопоставимый ни с одним политиком того периода.

Есть мнение, что его добровольный отказ от борьбы — это всего лишь следствие огромного отвращения и глубокого разочарования в ходе грязной предвыборной возни. Может быть. Но нельзя забывать, что этот многоопытный политический «зубр» отнюдь не девочка-гимназистка и на своем веку повидал еще и не то, а уж умению держать удар профессионалы такого калибра научены в совершенстве. Поэтому единственное объяснение его странного поведения в прямом эфире НТВ — это сознательная самодискредитация с целью снижения рейтинга. При всей парадоксальности действа становится понятным добровольный отказ от выборов с видимостью «сохранения лица».

Поверить, что этот человек элементарно сорвался перед телекамерой, невозможно в принципе. Скорее всего, была проведена предварительная разъяснительная работа, не исключающая шантаж компроматом либо примитивной «дезой» общественного мнения. Взамен предлагались гарантии синекуры в виде Торгово-промышленной палаты и других не менее теплых должностей по принципу «хорошая жена, хороший дом — что еще нужно, чтобы встретить старость». А если учесть, что Примаков является консультантом Совета по международным отношениям и Трехсторонней комиссии, членом Мальтийского ордена, то не исключено, что указания по снятию своей кандидатуры с выборов он получил и на глобальном уровне.

Несколькими месяцами позже почти похожая история произошла и со С. Степашиным, когда на встрече с Путиным ему было рекомендовано не выставляться на выборы в Питере, взамен чего был обещан пост, значительно более привлекательный, чем простое депутатство. Обещание свое, как, впрочем, и всегда, Путин выполнил, после чего Степашин стал председателем Счетной палаты.

Та легкость, с которой «народные избранники» меняют депутатские мандаты на государственные должности, лишний раз указывает на подлинное отношение как политиков, так и толпы к самой идее выборного парламентаризма, и это с учетом того, что основная масса электората в своем отношении руководствуется не научными выкладками из этой области, а абсолютно интуитивно, а также исходя из собственного более чем двадцатилетнего опыта, когда выборам в стране придали видимость «народного волеизъявления». Надо сказать, что искренними заблуждениями относительно различных форм парламентаризма грешили практически все великие умы в истории цивилизации, включая и Черчилля, и Солженицына. Главная же проблема состоит в том, что почти во всех суждениях и высказываниях присутствует терминологическая ловушка в виде добавления понятия «демос». Однако необходимо учитывать, что любые существующие сегодня формы государственного управления к собственно «демократии» не имеют ни малейшего отношения, а термин этот употребляется если толпой, то исключительно по инерции, а если элитой, то либо исключительно лицемерно, либо в силу отсутствия истинных терминов, определяющих современное государственное устройство большинства стран. Поэтому и в настоящем тексте употребление понятия «демократия» носит инерционный характер, даже если и обозначается без кавычек.

На сегодняшний день существуют две основные точки зрения на перспективы парламентаризма. Сторонники склонны считать, что за этой формой правления будущее и никакая иная форма не может отвечать запросам общества. Противники же считают, что парламентаризм окончательно выродился и превратился в некое подобие клуба по интересам. Все более явным представляется противоречие между парламентаризмом и тем, что представляет собой демократия в изначальном, подлинном значении. Как мы уже рассматривали ранее, толпа постоянно подвергается массированной обработке как в психологическом, так и в биоэнергетическом плане со стороны не только официально властных структур, но и различных политических партий и движений. Да и сами партии сегодня напоминают больше армейские подразделения со строго выстроенной иерархией и беспрекословным исполнением приказов. Одним словом, «парламент — не место для дискуссий» — точнее не скажешь. А ведь принцип дискуссии не только являлся основополагающим на заре становления парламентаризма в новой России, но и по определению считался базовым принципом любой демократии. Однако вместо этого мы получили, по характеристике А. Токвиля, примат посредственности, самоуправство которой всячески подкрепляется стараниями массмедиа, а преобладание корпоративных интересов и коррупция стали основой деятельности всех подразделений нынешнего парламента.

 * * *

Никого уже не удивляет, что в России (да и не только) уже давно нет оппозиционных партий. Весь этот фарс с привлечением «Правого дела» для создания якобы оппозиции — фокусы для полных идиотов. Более того, в современной России вообще не может быть никакой оппозиции. Этимология — противопоставление, но в русской транскрипции основу составляет «позиция», и позиция подразумевается гражданская. Поскольку гражданского общества в стране нет, граждан — в прямом понимании этого слова — считаные единицы, то и «оппозиция» — не более чем миф. Когда мы говорим о нелепости внедрения в сознание масс необходимости парламентаризма, то подразумевается именно то циничное действо, которое власть «втюхивает» толпе под фальшивой этикеткой демократии. Игнорирование выборов можно, конечно, трактовать как порицаемое отсутствие гражданской позиции, но участие в выборах с точки зрения здравой логики аналогично уличной игре в наперстки. Сколько бы людей ни предупреждали, что выиграть у предприимчивых молодчиков невозможно, все равно статистически определенный процент идиотов будет подходить, играть и надеяться на выигрыш.

Психотип этой категории сродни игрокам на «одноруких бандитах», у которых подсознание превалирует над сознанием. Они сознательно понимают, что выиграть маловероятно, но подсознание провоцирует их на некую призрачную надежду. Это болезнь. Следовательно, на выборы в современной России ходят глубоко больные люди. На них и делается ставка власти. Нынешняя Государственная Дума — это никакой не парламент, это также не конгломерат идеологических течений, это — мафиозная структура, состоящая из «семей» или кланов, которые в основном поделили между собой сферы деятельности в стране, а все вместе составляют заурядную раковую опухоль, которая постепенно пожирает оставшиеся еще здоровые клетки. Отсюда совершенно очевидно, что парламентаризм и демократия в современности абсолютно несовместимы.

Под влиянием повсеместно созерцаемого толпа окончательно и бесповоротно теряет интерес к проблемам государства и политической жизни, что порождает апатию и нигилизм. Демагогические лицемерные утверждения публичных деятелей об отсутствии гражданской позиции у людей, игнорирующих выборы, цинично дополняются решением об отмене графы «против всех». Представляется, что это решение направлено не столько на предотвращение размывания общей электоральной картины, сколько на сокрытие протестного процента. В этой ситуации обвинения в отсутствии гражданской позиции есть своеобразная форма психологического насилия. Единственный вывод, произрастающий из создавшейся ситуации: нынешняя форма парламентаризма на корню убивает всякую возможность гражданского общества, а в совокупности с разрастанием бюрократического аппарата порождает не что иное, как новую форму тоталитаризма, который, в свою очередь, низводит роль парламента до состояния абсолютно ненужного и по сути пустого института. Таким образом, змея сама себя пожирает с хвоста.

Главная и основная проблема парламентаризма заключается в том, что любой современный парламент абсолютно не способен к концептуальной деятельности. Это всего лишь машина голосования и изучения мнения толпы, хотя в последнее время и мнение это не представляет для парламентариев существенного интереса. Подлинная концептуальная деятельность не терпит ни толпы, ни пятиминутного регламента выступления в прениях. Давать же каждому толпарю по полтора часа на словоблудие с точки зрения предиктора нецелесообразно: дурь отдельных парламентариев, да и всего парламентаризма в целом, видна будет сразу. Опыт показывает, что при смене партийного состава правительства в парламентских странах меняются только высшие чиновники государственного аппарата, а основной штат министерств и департаментов, который, собственно, и занят управленческой (исполнительной по отношению к концепции) деятельностью, остается на своих постах, что и обеспечивает преемственность процесса управления в структурах государства после перевыборов. Вне структур государства преемственность политики на больших интервалах времени обеспечивается мозговыми трестами партий; а с образованием единого народнохозяйственного комплекса — взаимной зависимостью различных отраслей народного хозяйства друг от друга.

Это ведет к тому, что, приведя к власти «свою» партию, выигравшая группировка просто вынуждена учитывать и интересы группировки проигравшей. А поскольку весь национальный капитал в Евро-Американском конгломерате уже давно в зависимости от транснационального капитала, то в реальной политике правительства любого государства конгломерата отражаются, прежде всего, интересы глобального управляющего класса.

С формированием транснациональных корпораций государственные структуры в конгломерате вообще низводятся до уровня их слуг, призванных обеспечить несколько более, чем воспроизводство и обучение кадров для транснациональных производств. Отсюда и раскрытие границ для удешевления местной рабочей силы за счет пришлой и коктейлизация национальных культур, поскольку однородным рабочим стадом проще управлять.

 * * *

В точности соответствуя концепции Гегеля, второе пришествие парламентаризма в России отвечает понятию абсолютного фарса. Причем предварительная картина грядущего была ярко продемонстрирована в ходе первых перестроечных съездов народных депутатов. Метаморфозы гражданского самосознания мы можем рассмотреть на примере наиболее яркой фигуры того времени — А. А. Собчака.

Во второй половине восьмидесятых опальный профессор университета был уверен, что народ, к которому принадлежит и он сам (и эта принадлежность не вызывала у него ни малейшего сомнения), — страдалец, народ — многотерпимец; голодный, разутый, раздетый, изнывающий под гнетом тоталитаризма, нуждается в нем, как в свежем глотке кислорода. Исполненный самых чистых побуждений, Анатолий Александрович ринулся в бой на первом же съезде народных депутатов. На последующих съездах он все более укреплялся в своей убежденности. Но по мере накопления политического опыта он в силу недюжинного интеллекта убеждался в никчемности и тщетности всех этих словопрений и словоблудии. Все возможные предложения и выводы, политологические наработки подвергались неизменной обструкции со стороны депутатского корпуса, поэтому когда он получил предложение баллотироваться на пост мэра Санкт-Петербурга, то сразу же согласился, будучи совершенно чистосердечно уверен в полезности своей предстоящей миссии. Этот шаг требовал определенного мужества и самопожертвования, так как молодой перспективный политик виделся многим в достаточно солидных государственных ролях. Благие устремления новоиспеченного скоропостижного экс-коммуниста приобретали все более определенный, конкретный характер. Несчастный народ многострадальной колыбели революции жаждал очередного спасителя, и Анатолий Александрович был абсолютно уверен, что тяжелая и благодарная работа на благо родного города значительно более полезна, нежели протирание импортных брюк в мягких креслах союзных законодательных органов.

Он баллотировался, был избран.

И вот тут-то и произошло то, чего он никак не мог предположить в чистоте своих помыслов. Столкнувшись, быть может, впервые в жизни с тем самым многострадальным измученным народом лицом к лицу, он понял, что это на самом деле тупое и неблагодарное быдло, разевающее в дикой ненасытности миллионногорлую пасть в едином животном порыве: «Дай, дай, дай!» Тупой, ленивый скот, не желающий и палец о палец ударить ради своего же блага. Нетрудно представить, каким ударом явилось это открытие для благороднейшего Анатолия Александровича. Что может быть страшнее и печальнее рухнувшего идеала!

Трагедия Собчака (если таковая действительно имеет место) заключается в ошибочности изначальной посылки. Теоретическое представление о «своем народе» неизбежно разойдется с его практическим постижением. В этом смысле позиция того же Жириновского значительно тверже и надежнее. Он-то знал, что представляет собой «спасаемый» им народ, и говорил об этом открыто и цинично. Несмотря на это, именно те, кого он прямо называл «быдлом», смотрели ему в рот с гипнотическим трепетом. В этом была главная и весьма наглядная опасность момента. Собчаки приходят и уходят, сметенные серой массой, с воодушевлением делающей историю, а дети юристов подстерегают их за углом, чтобы вновь (уже в который раз!) продемонстрировать пещерный уровень цивилизации. Время от времени на длинных перегонах истории они улучают момент и мастерски вскакивают на подножку замедлившего ход состава, убеждая толпу собственной ловкостью и прямолинейностью в своей неизбежности. Каждый раз из века в век они указывают человечеству его место, обрушивают на тупоголовое стадо дубинки демагогических уверений, топчут хилые ростки достоинства, с трудом пробивающиеся из пустых желудков, и с легкостью доказывают необходимость кнута, любого — полицейского или экономического. Мы можем сколько угодно потешаться над негаданными шутами, но нельзя не признать: коль скоро они выскакивают из нашей среды, подобно сорнякам на невозделанном поле, значит, есть в их появлении жесткий философский смысл, значит, мало провозгласить с трибуны ту или иную доктрину, значит, Собчакам и тем, кто придет за ними, необходимо помнить обидную изначальную посылку, помнить и считаться с ней, и исходить именно из нее, потому что кем бы, в сущности, ни являлся народ, он имеет свое право, потому что именно он выдвигает и выбирает в меру своих способностей и возможностей, а потому вправе рассчитывать на боль к себе душевную своих избранников. Народ можно бить, держать в цепях, плевать ему в лицо — он все простит и забудет за кусок хлеба с толстым слоем масла, не простит он лишь одного — равнодушия. Он примет и поймет любой лик — святой или звериный оскал, не поймет и не простит лишь выражающей отстраненность спины. Вид спины всегда подталкивает его к удару.

Глупо было обвинять этого яркого представителя российской интеллигенции в шкурничестве или корысти, так же, как и другого исключительно яркого и заслуженного деятеля — Д. С. Лихачева, который после персонально назначенной Ельциным пенсии напрочь забыл обо всех личных невзгодах и трениях с режимом и до последних дней пел осанну новой компрадорской власти.

 * * *

Современная фарсовая составляющая концепции Гегеля становится все отчетливее от выборов к выборам. Облик нынешних политических партий совершенно карикатурен. Восприятие думающей части населения предвыборных теледебатов говорит само за себя. По данным ВЦИОМ осени 2011 г., 42% населения подобные программы вообще не смотрят, а из тех, кто смотрит, 46% делают это исключительно ради развлечения. Показателен и процент типичных зрителей: это сторонники ЛДПР — 54%, «Справедливой России» — 53%, люди предпенсионного и пенсионного возраста — 47-49%, в то время как молодежь до 35 лет не смотрит вообще.

Внедренная в сознание необходимость выборного парламентаризма как неотъемлемой части демократии — не что иное, как психологическая ловушка для толпы. Хотя задача в своей изначальной простоте доступна даже начинающему психологу-первокурснику: каждый из баллотирующихся, а главное — способных пройти предвыборное и выборное горнило, совершает свои титанические усилия с любой возможно допустимой целью, только не в стремлении принести пользу своему электорату. Электорат в данном случае — лишь инструмент, зачастую являющийся досадной помехой в достижении цели.

Примером можно считать состоявшуюся в марте 2007 г. отставку главы Центризбиркома А. Вешнякова. Факт свершился буквально накануне региональных выборов, на которых разгромно победила «Единая Россия». Весь предвыборный период партия власти вела странную иллюзорную войну со «Справедливой Россией» Сергея Миронова, приводя мозги электората в состояние постоянной перезагрузки файлов. Результат получился ожидаемый, тем более что вновь назначенный В. Чуров, как и предполагалось, не подкачал: с мест поступал огромный вал информации о массовых фальсификациях, но сами выборы, по оценке избиркома, прошли очень хорошо. Опять отдадим должное уже знакомым нам по концу девяностых умам: замена неудобного председателя была выверена с ювелирной точностью. Апробированного на региональном уровне Чурова теперь вполне можно было допускать и до думских выборов. Создание однородного законодательного органа в тот период было как никогда жизненно необходимо для власти. Заканчивался второй президентский срок, и в умах электората вызревала интрига с преемником.

Все-таки что бы ни говорили наши «демократически» ориентированные политики, социологи и правоведы, в российском человеке, судя по всему, генетически не убиваема монархическая составляющая. Мы можем иметь на внутриполитическом поле сколь угодно много партий и движений с их лидерами на любой вкус и цвет, мы можем декларировать любые взгляды и пристрастия, мы можем клясть тоталитаризм, деспотию и узурпацию, но!.. Представить себе объективно свободное от какого бы то ни было властно ангажированного предуказания собственное волеизъявление мы почему-то никак не можем. Подавай нам преемника, и все тут! Без этой персоналии, ставшей в новой истории неотъемлемой частью каждого предвыборного спектакля, мы чувствуем себя растерянными и как бы брошенными властью на произвол личной ответственности, и это самоощущение присуще абсолютно всем категориям отечественного электората, причем не только толпы, но и политического бомонда. Будь это не так, не тратили бы столько времени и интеллектуальной энергии наши политологи на свое любимое развлечение — решение традиционного «византийского» кроссворда, составляемого для них властью с периодичностью в четыре года.

С начала предвыборного 2006 г. концентрация Путина в СМИ превышала все разумные пределы. Подобного не наблюдалось даже в оголтелые ельцинские времена. Это и бурная внешнеполитическая деятельность, и мероприятия внутри страны. Как всегда, создавалось впечатление, что он одновременно присутствует везде, но уже с начала лета стали открыто поговаривать о Д. Медведеве как о преемнике. Однако в ответ на прямые вопросы Путин недвусмысленно намекал, что возможны сюрпризы. Опросы общественного мнения показывали, что уже 43% респондентов были готовы голосовать за преемника безотносительно личности. С середины года в СМИ наряду с высокой концентрацией Путина увеличивается присутствие еще двух персонажей — Дмитрия Медведева и Сергея Иванова, которые так же прочно занимают ведущие места в первых строках и кадрах. До сих пор не до конца остается ясной роль Иванова. Можно было бы предположить, что предварительное тестирование проходили два кандидата в преемники, но более реальным все-таки представляется вариант прикрытия, имевший целью до поры до времени не открывать полностью кандидатуру Д. Медведева, а Иванов был попросту ложной целью, подобно ракете, отстреливаемой для увода «стингера».

Всю первую половину 2007 г. Путин непрерывно колесит по Европе; например, в Австрии побывал трижды. Пресса отделывается сухими комментариями и общими фразами. Но наряду с этим заметна и смена акцентов. Массированный пиар тандема преемников постепенно вытесняет действующего президента с первых позиций. Массовое сознание толпы включили плавно и грамотно. 3 июня в СМИ растиражировано интервью Жириновского, где он в свойственной глубокомысленной и многозначительной манере заявляет совершенно парадоксальное: на роль преемника готовится А. Сердюков, так как ни Иванов, ни Медведев до этой чести харизматически не дотягивают, и в самый канун выборов весь административный ресурс обрушится на Сердюкова. Давно уже ни у кого не вызывает сомнений ни придворная осведомленность Жириновского, ни его талант аналитика, поэтому становится совершенно ясна истинная подоплека его заявления: доведение степени дезориентации толпы до абсолюта. Сделай подобное заявление кто-то другой — это вызвало бы лишь смех и вращение пальцев у висков. Выходящая же из уст Владимира Вольфовича любая нелепица моментально приобретает некий сакральный смысл и погружает сознание толпы в гипнотический ступор.

 * * *

12 сентября 2007 г. Путин отправляет в отставку правительство Михаила Фрадкова, и общественность замирает в ожидании нового назначенца. По уже выработанному рефлексу толпа чувствует: новый председатель правительства и есть преемник, мнения расходятся лишь в кандидатурах. Уже вечером того же дня Путин преподносит очередной сюрприз, внеся на рассмотрение Думы кандидатуру Виктора Зубкова. Такого поворота не мог ожидать никто. То, что кандидатура нового премьера никоим образом не могла соответствовать образу преемника, было ясно всем, но уж очень сильны были стереотипы, внедренные в сознание за последние годы. «Близкий друг» Путина когда-то стоял у истоков питерского «Единства», соответственно, и с президентом неизбежно имел какие-никакие деловые контакты, а кроме того, еще и «близкий друг» Чурова, а также тесть того самого Сердюкова, вброс которого в предвыборную шараду вызвал столько недоумения. На следующий день в эфире центральных телеканалов Путин дает пояснения. По его словам, смена кабинета направлена на то, чтобы в период выборов и после них правительство работало без сбоев. Получается, он уверен, что и с новым президентом будет работать все тот же кабинет министров. Телетрансляция заседания правительства фиксирует напряженные, угрюмые и растерянные лица. Создается впечатление, что для многих последние события неожиданны и неприятны. Для многих, кроме М. Фрадкова. По анализу психологов, он — единственный, кто удовлетворен происходящим. Многочисленные утечки свидетельствовали, что на протяжении всего периода премьерства он даже не вмешивался в деятельность кабинета, а все публичные разносы и выволочки демонстрировались исключительно для прессы. Впрочем, как и всегда. Таким образом, роль председателя правительства на протяжении трех с половиной лет была номинальной, а истинные функции председателя — тайна, покрытая мраком. 6 октября М. Фрадков назначен директором Службы внешней разведки.

25 октября состоялись некоторые назначения в новом правительстве. В рамках этих назначений Сердюков сделал вид, что подал в отставку ввиду родственных отношений с новым премьером, а президент сделал вид, что не видит в этом проблемы, таким образом, все остались при своих интересах и на своих местах. Во всех СМИ развернулась оголтелая показуха бурной деятельности Зубкова, его публичные разносы министров и популистские заявления мелькали на всех телеканалах. Здесь, пожалуй, был некоторый тактический прокол, так как всем своим поведением он демонстрировал исключительно примитивный, волюнтаристский подход и тупое администрирование, а учитывая непрекращающуюся концентрацию в СМИ двух главных персонажей, многим становится понятна его истинная роль в происходящем спектакле. При ближайшем рассмотрении Зубков — типичный руководитель-«совок». Он вполне мог быть сильным директором совхоза, так как жесток, туповат, требователен. В рамках плановой экономики — идеальный управленец. Вообще вся компания, выбравшаяся в тот период на первые роли, словно была призвана показать ужасающий вакуум, сконцентрировавшийся вокруг Путина. Нам попросту демонстрировали, что альтернативы ему нет.

Сам же Путин не прекращает колесить по миру: то он в Германии, а вот уже в Иране, на саммите государств Каспийского бассейна, и все время о чем-то договаривается и что-то подписывает. Каждый день его деятельности свидетельствует о том, что никуда он уходить не собирается и тем самым до предела закручивает интригу.

Второго декабря состоялись думские выборы, а уже 10-го четыре партии: «Единая Россия», «Справедливая Россия», «Аграрная партия» и «Гражданская сила» выдвинули Д. Медведева единым кандидатом в президенты. На следующий день Медведев выступил с обращением к Путину, предлагая возглавить правительство после выборов.

Так завершилась эта, без преувеличения, великолепная многоходовая комбинация, обеспечившая создание однородного законодательного органа, а затем и общего монолита власти. Предельно точную характеристику концептуального аспекта проблемы дал Гейдар Джемаль:

 «Основная цель глобальной мировой элиты — это исключить любые риски для преемственности своих династий. Россия же испокон веков была и остается поныне основным источником таких рисков. Как пример — убийство царской семьи, которое сохраняется в генетической памяти элиты вечно».

«Лучший лидер России со времен Петра Первого»

Наверняка многим известен любопытный феномен: в период путинского президентства повсеместно и совершенно разным по социальному статусу, образовательному цензу и сексуальному пристрастию женщинам неизменно и со стабильной периодичностью снился Владимир Владимирович в исключительно благовоспринимаемых мизансценах и ощущением счастья при пробуждении. Подчеркнем — это хоть и неофициальный, но вполне научный и достаточно расширенный социологический опрос. Пусть авторы проекта «любим Путина» считают, что мы все поверили в непревзойденное мужское обаяние президента, тем более что на этой же позиции стоит целый ряд ведущих отечественных сексологов. Например, по мнению Л. Щеглова, для женщин одна только причастность к власти уже является мощным эротическим фактором, а уж то, что имидж Путина в полной мере соответствует представлениям о «настоящем мужчине», не вызывает никаких возражений даже у его противников. Нельзя отрицать, что для восприятия русской женщины он вполне может быть олицетворением многих чаяний: не пьяница, не разгильдяй, не курит, спортсмен. Да и на подсознательном уровне женщины чувствуют: надежен, не предаст, не побежит по бабам, а кроме того, и самолетом управляет, и детей любит. Одним словом, полный набор достоинств, как в том анекдоте: «Разрешите представиться. Капитан дальнего плавания, военный летчик, полковник Чингачгук».

Наверняка кому-то из женщин снится Киркоров, кому-то — братья Кличко, кому-то — Касьянов или Прохоров. Иногда. Но почему-то эти явления не приобретают масштабов, заслуживающих изучения. Они даже не упоминаются в ходе проведенных опросов. Может быть, женщины просто стесняются в этом признаваться? А вот о Путине — не стесняются. И это тоже может быть одной из позиций исследования. Рамки опросов, к сожалению, не позволяли выяснить, как часто, например, эти женщины смотрят телевизор, а если смотрят, то преимущественно какие программы и в каких объемах. Единственное, что достоверно известно, что в числе этих женщин есть такие, кто в реальной жизни не испытывает к нему никаких чувств, а есть и такие, у которых он вызывает откровенную, осознанную неприязнь. Этот тип женщин просыпается по утрам в состоянии полного недоумения.

 * * *

Попытки разобраться в конкретных методиках манипуляций массовым сознанием — дело бессмысленное в современном мире, потому что методикам этим несть числа и присутствуют они во всех сферах общественной жизни. Для России это явление относительно новое, возраст его можно условно приравнять к возрасту перестройки, когда в стране начались первые опыты либеральных прививок. Некоторые специалисты в области социальной психологии ошибочно ставят знак равенства между понятием «промывание мозгов» в тоталитарной системе коммунистического толка и понятием «манипуляция сознанием». В качестве примера нередко приводят знаменитый роман Д. Оруэлла «1984», трактуя его как антиутопию тоталитарного общества, по умолчанию — коммунистического типа. То, что роман был запрещен в Советском Союзе, сегодня представляется злой иронией и вызывает эмоции, сравнимые с эмоциями гомерического хохота. И дело здесь не в том, что в содержании романа кто-то находил черты, сходные с чертами советской действительности. Такие черты определялись, как правило, западными советологами, с одной стороны, и диссидентской средой — с другой, на основе чего советская цензура, уникальная в изощренности мышления, принимала решение о запрещении того или иного произведения, нередко даже не в состоянии понять, почему именно это делает. А все дело в том, что роман представляет собой упрощенную технически и художественно оформленную вариацию книги 3. Бжезинского «Технотронная эра». Трудно обвинять коммунистических идеологов того времени в том, что они не разглядели в этом увлекательном по форме и жутком по содержанию произведении идеальный образчик контрпропаганды неолиберализма и постиндустриального общества, — в то время мы еще были далеки от истинных представлений о масштабах принудительной глобализации. Будь оно иначе — этот роман вошел бы в учебники старших классов средней школы. Жаль, что советские цензоры не потрудились хотя бы изучить и проанализировать биографию автора, многое тогда встало бы на свои места.

В данном случае ошибка социальных психологов в том, что общество идеологизированное может в определенных ситуациях нуждаться в методиках «промывания мозгов» (тоталитарные системы фашистского толка), но манипуляция сознанием — это способ осуществления властных функций путем скрытого воздействия и программирования определенного поведения. Открытые диктатуры в этом не нуждаются, они используют иные механизмы, и в этом смысле они честнее.

В манипулировании сознанием нуждается система, основанная на псевдодемократических принципах, для которой не существует других средств управления толпой, кроме специфических методик, формирующих калейдоскопическое мировоззрение. Можно взять на себя смелость утверждать, что демократия в современном мире закончилась (если она и была где-то) тогда, когда СМИ лишили толпу возможности реального осмысления проблем и возможностей их решения путем осознанного выбора. В предыдущих главах мы уже касались роли телевидения как средства воздействия на массы. Думается, не стоит всерьез рассматривать такие устаревшие технологии, как внедрение пресловутого двадцать пятого кадра; на сегодняшний день телеиндустрия располагает значительно более простыми технически и более совершенными психологически методиками воздействия на зрителя. Только одно их перечисление заняло бы не одну страницу текста. Для современных архитекторов глобализации телевидение и Интернет стали основными инструментами реализации идей и планов. Достаточно уже того, что такое явление, как терроризм, целиком и полностью существует благодаря телевидению. В модели с одномоментным исчезновением телевидения синхронно исчезает и терроризм. Ситуация 11 сентября в США без телевидения была бы попросту лишена всякого смысла.

Несколько лет назад группа независимых экспертов провела в ряде европейских стран углубленное социологическое исследование, в ходе которого выяснилась любопытная вещь: представители политической элиты и телеиндустрии не допускают своих детей до телевизоров. Интересно, если провести подобное исследование в нашей стране, что бы оно показало?

Отличительная черта псевдодемократического общества заключается в поистине дьявольском (и это не фигура речи!) достижении мировой концептуальной власти — создании принципиально нового глобального тоталитарного строя посредством манипулирования психикой толпы, когда полностью отсутствует какое-либо принуждение, когда подсознание внушает стаду, что оно само хочет того, чего от него добиваются кукловоды.

 * * *

Так почему же нашим женщинам снится Путин? Для более полного понимания попытаемся составить его психологический портрет.

Несколько скрытая, скорее подсознательная, тяга к лидерству проявилась в детстве, вернее всего, в силу субъективных причин. Рост ниже сверстников, нехаризматическая внешность, невысокая популярность у девочек выразились в стремлении хорошо учиться и заниматься спортом. С возрастом потребность в осознании собственной значимости продиктовала выбор нестандартной профессии. Некоторая консервативность натуры находит свое отражение в склонности ко всевозможному планированию и следованию правилам, установленным неважно кем, но определяющим в данный конкретный момент вид или род деятельности. Склонность к предельной точности формулировок особенно заметна в диалоговых формах общения. Путин никогда не подстраивается под собеседника, скорее его подстраивает под себя, что свидетельствует о некоторой, скорее, потенциальной слабости адаптации. Относится это, опять же, к глубоко укорененному консерватизму, что может выражаться иногда в недостатке «гибкости» и подсознательном недоверии к новым людям и новым обстоятельствам. Склад его ума мягко-ироничный. Он любит и ценит хорошую шутку. Приверженность к существованию по правилам носит, скорее всего, характер защиты, что обнаруживает в нем повышенную чувствительность. В этом смысле весьма показательны крайне редкие, хорошо контролируемые, но все же заметные эмоциональные вспышки, а также характерная крайность оценок и усилительные фигуры речи.

Чрезвычайна приверженность авторитетам, что, кроме всего прочего, находит выражение и в жизненном кредо: «своих не сдавать». По его собственному утверждению, следует не конъюнктуре, а идеалам и установкам. Ориентированность на авторитеты обнаруживает в нем идеального исполнителя. Хорошо известно его высказывание: «Я всего лишь менеджер, нанятый народом для выполнения определенных обязанностей». В его натуре до сих пор сохранилось много мальчишеского. Это и походка, и речь с характерными жаргонными оборотами, и биодинамика, параллельная с речью, а также внутренняя потребность доказывать самому себе свою мужественность. Люди такого типа в обыденной обстановке весьма приятны и обаятельны, но в экстремальных ситуациях могут быть непредсказуемы и даже жестоки, подобно детям. Однако тиражируемая многими мифологема о его жесткости, а также вытекающая из нее надежда на «сильную руку» — не более чем ошибка восприятия.

Одно из сильных качеств Путина — память, особенно зрительная, что привело к цитатной внутренней речи. Иногда он эти цитаты озвучивает, иногда проговаривает про себя. Со склонностью к цитированию, как правило, коррелирует прецедентный тип мышления, что чревато погрешностями в мышлении логическом. Интеллектуальную деятельность представляет чаще всего эмоционально — в терминах борьбы, физических действий. В силу ритуальности поведения может грешить эгоцентризмом, преобладанием собственных представлений над реальностью.

Начальство ему всегда и везде доверяло, а он всегда вел себя скромно и осторожно. Назначение свое преемником, возможно, воспринял двояко. С одной стороны, спокойно: привычка военного человека служить там, где прикажут. Но с другой стороны — с чувством некоей безысходности: ведь над ним теперь уже никого не будет (по крайней мере, формально). Общая характеристика потенциала неоднозначна. Натурам подобного типа может быть присуща нетерпеливость, склонность к меланхолии, скрытность, отстраненность, в исключительных случаях — алкоголизм. Для убеждения таких типажей в чем-либо необходимо нажимать на духовность цели, на ее всеобщую необходимость, тогда и цель соискателя легко встроится в схему.

В обобщенном и упрощенном варианте получается образ Мальчиша-Кибальчиша, который «великую тайну» не выдаст врагам, на допросе будет молчать, за товарищей пойдет и в огонь, и в воду, а приказ выполнит любой ценой.

 * * *

В качестве положительных результатов политики Путина обычно называются укрепление государственной системы, стабилизацию общественно-политической ситуации, улучшение экономической обстановки в России.

По мнению британского историка, заведующего кафедрой международных отношений Билькентского университета Нормана Стоуна, Путину «удалось вырвать Россию из исторической тенденции, которая при ее продолжении могла привести к распаду России как государства».

Журналист Марк Симпсон в «The Guardian» писал, что Путин возродил Российское государство и российскую мощь и не боится отстаивать российские интересы.

Журнал «Time» назвал Путина человеком 2007 года: «Путин проявил исключительное мастерство в руководстве страной, которую он принял в состоянии хаоса и привел к стабильности».

В январе 2010 г. австралийский либеральный политик Кэмерон Росс назвал Владимира Путина лучшим лидером России со времен Петра Первого, отметив ряд достижений в период его президентства.

Подводя экономические итоги правлению Путина, «The Wall Street Journal» писал: «Экономика не только вернула себе все позиции, утраченные в 1990-е, но и создала жизнеспособный сектор услуг, который практически не существовал в советский период. В России накоплен третий по объему золотовалютный запас после Китая и Японии».

Главный экономист Всемирного банка по России в марте 2008 г. констатировал, что Россия на фоне замедления темпов роста мировой экономики показывает неплохие результаты. Россию можно считать одним из островков экономической стабильности в мире, что отражает качество макроэкономической политики, рост внутреннего спроса, накопленные золотовалютные резервы и Стабилизационный фонд.

Восторги Всемирного банка вполне понятны, ведь все российские сокровища содержатся в западных банках и активах. Россия что-то зарабатывает на процентах, но, тем не менее, нет лучшего способа держать страну за горло, чем хранить ее деньги. Возможно, этим объясняется во многом унизительная бесхребетность российской внешней политики. По оценкам ряда деятелей и организаций, имеют место ослабление геополитических позиций России, передача половины спорных островов Китаю, низкие темпы модернизации армии, закрытие ряда военных баз. Это — сухая и официальная точка зрения политиков различного толка.

Отношение к стране, выражающееся в лучшем случае в снисходительном похлопывании по плечу, находит одобрение лишь у прозападных либералов, сформулировавших в конце 1980-х компрадорский тезис о примате уважения над страхом. Они же внедрили в сознание толпы убеждение, что авторитет Советского Союза в мире основывался лишь на страхе, что в полной мере соответствует практике манипуляции сознанием. Трудно представить, чтобы в те времена государства, подобные нынешнему Таджикистану, могли себе позволить вольности по отношению к советским летчикам, а наш МИД делал вид, что ничего не происходит. Если бы в каком-нибудь Катаре советского посла… Да нет, даже моделировать абсурдно.

В конце 1980-х самым популярным брендом в мире вдруг стал СССР, самыми модными на Западе вдруг стали смешные и нелепые шмотки с советской символикой, рок-музыканты на все лады склоняли и коверкали диковинное слово «перестройка»; интересно, не от страха ли перед рухнувшим колоссом? В те годы не нужно было добиваться уважения. Его нужно было только сохранить самым простым и общечеловеческим способом: сохранять чувство собственного достоинства и не сдавать своих немногочисленных союзников, как, например, совсем недавно сдали Ливию, которая всегда была надежным стратегическим партнером и первая поддержала Россию в грузинской кампании.

Когда Мальчиш-Плохиш бежал к буржуинам сдавать своих за банку варенья, он не думал об уважении, он просто хотел варенья…

 * * *

Между тем, и в экономике России наметились тревожные тенденции. В конце мая 2008 г. на российских фондовых рынках резко понизился тренд, а затем перешел в обвал котировок. Мнения экспертов о причинах кризиса в значительной степени разнятся, и перечислять их не имеет смысла, стоит лишь заметить, что среди них нередко прослеживались попытки переложить ответственность с больной головы на здоровую. Так, например, Д. Сорос в феврале 2009 г. заявил: «Хотя вторжение в Грузию оказалось успешным и в политическом, и в военном плане, оно вызвало неожиданные финансовые последствия: капитал побежал из России, фондовый рынок начал стремительное падение, а рубль стал слабеть. Совпав по времени с мировым финансовым кризисом, последствия войны оказались катастрофическими.

Обнажился роковой изъян путинского режима: у бизнеса не было доверия к режиму из-за его произвола. Предприниматели держали деньги за границей, а свой бизнес вели на заемные средства».

Суть заявления понятна: для господ, инициирующих все финансово-экономические катаклизмы современности, — любое лыко в строку. Иными словами, чья бы корова мычала… Нас же, как всегда, интересует только результат, а он таков: в сентябре — октябре 2009 г. правительство предприняло ряд антикризисных мер, направленных на решение самой неотложной на тот момент задачи — укрепление финансовой системы. В число этих мер вошли различные инструменты кредитно-денежной, бюджетной и квазифискальной политики, нацеленные на обеспечение погашения внешнего долга крупнейшими банками и корпорациями, снижение дефицита ликвидности и рекапитализацию основных банков. Расходы бюджета по этим мероприятиям превысили 3% ВВП. Расходы осуществлялись по двум каналам: предоставлением ликвидности в виде субординированных кредитов и посредством вливаний в капитал банковской системы.

Как видим, меры примитивные: просто кинули денег в пасть ненасытному глобальному монстру, благо было что кидать. А если бы не было?..

Любопытна последовательность событий в связи с ситуацией в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Не вдаваясь в детали, нужно лишь заметить, что существовали страны, которых кризис коснулся лишь вскользь. Например, Ливия, которая собрала со всех иностранных банков собственные запасы золота. Или Сирия, где о кризисе узнавали только из газет и телевидения. Но это — тема отдельного разговора, намек же имеет целью лишний раз задуматься обо всех прелестях «интеграции в мировое экономическое сообщество» на условиях этого самого сообщества, игнорируя собственные национальные интересы, — мы же вернемся к нашим финансовым баранам образца 2009 г.

Итак, оценка антикризисных мер российского правительства, данная Всемирным банком: «Это позволило добиться стабилизации банковской системы в условиях крайнего дефицита ликвидности и предотвратить панику среди населения: чистый отток вкладов из банковской системы стабилизировался, начался рост валютных вкладов, удалось избежать банкротств среди крупных банков, и был возобновлен процесс консолидации банковского сектора».

Также в докладе банка отмечалось, что потери экономики России оказались меньше, чем это ожидалось в начале кризиса. По итогам первого квартала 2010 г. по темпам роста ВВП и роста промышленного производства Россия вышла на второе место среди стран Большой Восьмерки, уступив только Японии (кстати, японская экономическая модель — прецедент, хорошо знакомый мировым научным умам и — в равной мере — слабо освещаемый). Есть все основания предполагать, что в период последующих волн мирового кризиса подобный праздник в России не повторится: «мировое экономическое сообщество» умеет делать выводы…

 * * *

Тем не менее, по данным социологических опросов, Владимир Путин является самым популярным политиком в стране с 1999 г. Уровень одобрения деятельности президента в 2008 г. колебался в диапазоне от 79 до 87%. Не одобряли деятельность президента от 12 до 19% населения.

Наряду с этим директор «Левада-центра» Лев Гудков в январе 2008 г. констатировал, что за годы путинского правления события в верхнем эшелоне власти перестали интересовать людей, кроме того, 45% опрошенных респондентов считают, что разрыв между властью и народом за последние восемь лет резко увеличился.

В качестве итога можно привести высказывание самого Юрия Левады на одной из пресс-конференций:

«Сегодня общественное мнение по сравнению с 2000 г. невероятно спокойно, умиротворенно и сыто. По крайней мере, оно таковым себя считает. Но нынешней власти убаюканность общества опасна. Ей нужна постоянная мобилизационная готовность… Этой власти нужен испуганный народ.

Люди, манипулирующие нами, очень неуверены в завтрашнем дне, так же, как и национализм наш, тоже напуганный и беспомощный».

Развивается ли Россия?

Подводя итоги двух сроков путинского президентства, оппозиционные политики в числе прочего вменяют ему в вину полный провал всех без исключения затеянных им реформ. Это и пенсионная реформа, и реформа государственного медицинского страхования и льготного лекарственного обеспечения, судебная реформа, реформа местного самоуправления, военная реформа, реформа ЖКХ, а уже принятие Земельного кодекса вызвало нападки и справа, и слева.

Первое, что обращает на себя внимание, — это состав экспертных групп по проведению всех без исключения реформ: ключевые роли в этих группах исполняют отнюдь не отраслевые специалисты, а «зубры» Высшей школы экономики. Когда отдельные политические деятели находят основные причины политических и экономических неудач власти в отсутствии идеологии, то они откровенно заблуждаются. Идеология в нашем государстве есть. Есть у нас и орган, заменивший собой канувший в Лету идеологический отдел ЦК КПСС, и имя этому органу — ГУ ВШЭ. Идея создания вуза вызрела в умах его основателей в конце восьмидесятых годов прошлого века, когда реформаторам стало ясно, что существовавшая в стране система экономического образования не соответствует требованиям новой ситуации. Группа преподавателей экономического факультета МГУ под предводительством Е. Ясина и Я. Кузьминова задумали и осуществили построение новой экономической школы. Крестным отцом нового начинания стал не кто иной, как Д. Сорос, предоставивший на благое дело годичный грант. Проект поддержки школы уже в 1991 г. был предложен Комиссии Европейского союза, которая на радостях также отстегнула свой грант, и новое детище мировой экономической мысли начало творить свои первые чудеса. Нет сомнения, что музыку заказывали те, кто за нее заплатил, а кроме того, преподавательский состав регулярно стажировался в ведущих европейских университетах. Вскоре стало ясно, что для обеспечения всей полноты возложенных функций подготовки «узких» экономистов явно недостаточно, так как проводимая работа требовала солидного идеологического обеспечения. Таким образом, ВШЭ, получившая в 1995 г. статус Государственного университета, стала готовить наряду с экономистами также социологов, управленцев, политологов, юристов, журналистов. Были открыты факультеты менеджмента, бизнес-информатики, математики, психологии, философии и истории. Одним из основных принципов ВШЭ является реализация просветительской миссии в образовательном сообществе России. Согласно независимым рейтингам, ВШЭ занимает первое место в стране по уровню зарплаты выпускников. В 2008 г., когда правительство РФ перевело ВШЭ в свое непосредственное ведение, на университет официально было возложено экспертно-аналитическое обеспечение деятельности российского правительства.

На сегодняшний день ГУ ВШЭ является, без преувеличения, не только вузом мирового уровня, но и ведущим идеологическим центром страны. Есть все основания утверждать, что мировая экономика уже давно переросла себя как наука, а если быть точным до конца, она выродилась в чистую идеологию. Рыночная экономика в современном виде — это не что иное, как религия, со своим фундаменталистским порождением — неолиберализмом. Не случайно в списке почетных профессоров ВШЭ на первых местах стоят фамилии Е. Гайдара и А. Кудрина, что предельно точно характеризует идеологическую концепцию вуза. Понять сущность любой идеологии лучше всего помогает ознакомление с основополагающими принципами отцов-основателей.

 * * *

Не углубляясь в идеи Лукреция и Демокрита и не останавливаясь на философии основоположников либерализма Т. Гоббса и А. Смита, идеи которых сегодня во многом ошельмованы и извращены, мы кратко рассмотрим двух главных действующих лиц, формирующих экономическую (если бы только!) политику страны. Это ректор ГУ ВШЭ Я. Кузьминов и научный руководитель Е. Ясин. С мировоззренческой и профессиональной позицией ректора мы познакомимся чуть позже, а вот в либеральном становлении профессора Ясина прослеживаются удивительные параллели с биографическими пунктами почетного профессора Е. Гайдара. Оба были «правоверными коммунистами», и каждый на своем месте весьма успешно проводил в жизнь политику КПСС. Оба хорошо и прилежно учились, продвигаясь по научной карьерной лестнице без заминок. Оба изменили свои экономические воззрения под влиянием книг: Ясин прочитал Канторовича, а Гайдар — Стругацких. События в Чехословакии 1968 г. перевели и того и другого в «скрытую оппозицию». Если с Ясиным все более или менее понятно, то метаморфозы Гайдара вызывают, мягко говоря, недоумение. «Обитаемый остров» он прочел в детстве, что, по его словам, пробудило в нем первый интерес к экономике (?!). В 1968 г. Егору было 12 лет. Потрясение ребенка от чехословацких событий было так велико, что он засел за изучение Маркса и Плеханова. Случай весьма тяжелый, и к чему это привело — мы уже имели удовольствие испытать на своей шкуре в 1990-х. Так и хочется взмолиться перед родителями: контролируйте чтение ваших детей, вундеркинды бывают смертельно опасны для общества!

Профессор Ясин, судя по всему, рос вполне нормальным ребенком, без отклонений, да и Егору он в отцы годится, но, тем не менее, при детальном рассмотрении биографии их удивительно схожи, как будто юного Егора мучил вопрос «делать жизнь с кого». Правда, познакомились они много позже. Мы не будем здесь рассматривать профессиональные научные воззрения Евгения Григорьевича, для этого нужно быть, как минимум, профессионалом, да и это не может служить гарантией понимания, так как современная экономическая наука представляет собой некое подобие смеси шаманизма с астрологией, и явление это отнюдь не случайное. Будь иначе, несостоятельность либеральных доктрин стала бы понятна широким массам еще на стадии теории, а так общество имеет возможность лишь пожинать плоды, выслушивая post factum наукообразную демагогию.

Самое главное в мировоззренческой позиции господина Ясина — это чувство глубокого удовлетворения от собственной деятельности в 1990-х годах. В качестве примера любит приводить цифру роста текущего потребления по сравнению с 1990 г., а именно 45%, не упоминая при этом соотношение потребления 1990 г., когда потреблять принципиально было нечего, например с 1985-м или любым другим годом в глубь столетия (слава богу, не с 1913-м, что так любили делать советские идеологи). Не стесняется признавать, что лучше стали жить 40% населения, а 60% — значительно хуже. В одном из телеинтервью вопрос ведущего, какие преимущества имеет нынешняя экономика перед прежней, заставил его задуматься, после чего прозвучал чрезвычайно емкий и лаконичный ответ, а именно что его жена теперь покупает на рынке у частного фермера баранину, которая намного лучше новозеландской, а все население имеет доступную сотовую связь. К этому он ничего больше не добавил, естественно, и всем нам добавить нечего: достижения и так потрясают своей масштабностью.

Можно лишь добавить, что отечественную баранину уважаемому профессору есть осталось недолго; в ВТО Россию наконец-то приняли его же стараниями, так что лучше обратно привыкать к новозеландской, да и горячо любимая им докторская колбаса, пожалуй, доживает последние годы.

Вообще г-на Ясина отмечает удивительное, не свойственное ученому, качество — не отвечать на вопросы по существу. Это как раз то качество, которое отличает ученого от идеологического функционера, каковым он является по своей сути и, видимо, по нынешнему предназначению. Впрочем, на некоторые вопросы профессиональной направленности он все-таки дает ответы, хотя лучше бы этого не делал. Например, главным путем улучшения экономической ситуации он видит «существенное повышение зарплаты бюджетников за счет перераспределения доходов и дополнительного напечатания денег». Это, по его мнению, стимулирует предпринимателей активнее внедрять инновации и повышает конкуренцию. Мысль, воистину достойная научного руководителя ВШЭ, ничего не скажешь. А кроме этого, постоянно звучит традиционный набор штампов на тему увеличения пенсионного возраста и значительного урезания расходов на оборону и безопасность.

Вот в общем и целом основная концепция современной российской фундаментальной экономической науки. Интеллектуальная импотенция некоторых наших научных умов могла бы вызвать недоумение и досаду за державу, если бы не откровенное резюме уважаемого профессора о «неуклонном движении России по пути глобализации в направлении мирового правительства (уже без кавычек), которое и возьмет на себя управление экономикой уже в планетарном масштабе». Вот и все, круг замкнулся. Мнение о том, что никакое государство не может существовать без идеологии, «всесильно, потому что оно верно». Мы уже говорили о том, что глобализация — явление закономерное и, скорее всего, неизбежное. Вся беда лишь в том, что страну загоняют туда пинками, как в свое время загоняли в коммунизм, и в этом смысле либералы будут пострашнее большевиков. Кто сомневается, пусть перечитает Оруэлла или Бжезинского…

 * * *

Предавая (небезосновательно) анафеме адептов глобализации, упорно не хотят принимать во внимание, что хотя она и создает проблемы планетарного масштаба, но все же играет ключевую роль в формировании будущего. Кроме того, она оказывает мощное воздействие на различные сообщества высшего образования, которые, в свою очередь, способны не только воздействовать, но и формировать линию политики будущего. Иными словами, при невозможности предотвратить зло как таковое стоило бы подумать над тем, как его хотя бы оптимизировать. Так или иначе, но на тему образования замыкаются, как минимум, четыре аспекта: экономический, политический, культурный и технологический. В последнее десятилетие не смолкают проклятия в адрес отечественных реформаторов средней и высшей школы. Практически нарицательными стали имена В. Филиппова, А. Фурсенко, И. Калины, И. Реморенко, Я. Кузьминова, В. May — всех этих почти Чубайсов от образования.

В задачу данной работы не входит детальное рассмотрение злоумышления или подрывной деятельности вышепоименованных фигурантов против национальной безопасности. Во-первых, потому, что такое рассмотрение требует углубленных экспертных оценок, которых, к сожалению, на сегодняшний день практически нет, а во-вторых, потому, что понятие национальной безопасности применительно к управленческой стратегии власти потеряло актуальность давно и бесповоротно. Для нас же здесь представляют интерес два события. Первое произошло в мае 2004 г., когда в адрес президента поступило открытое письмо, подписанное четырьмястами (!) видными учеными и сотней академиков, в котором авторы обоснованно требовали проведения тщательной экспертизы внедряемых Министерством образования инноваций. В нескольких пунктах были перечислены необходимые мероприятия для всесторонней оценки последствий проводимых реформ. Весьма показательно, что на обращение, подписанное элитой отечественной науки и переданное непосредственно в администрацию президента, которой в то время руководил Д. Медведев, ответа не последовало. Никакого.

Второе событие датируется 28 апреля 2011 г., когда на заседании Общественной палаты проходило обсуждение альтернативного проекта стандарта для старшей школы, представленного президентом РАО. Здесь интерес представляет тот факт, что ведущими авторами проекта являются специалисты, так или иначе имеющие отношение к ВШЭ, а главным идеологом программы выступает сам Я. Кузьминов, который в то же время — председатель комитета развития образования в Общественной палате. Вот так, простенько и со вкусом: сам создает проект и сам же дает ему оценку.

Вообще то, что над всеми сколько-нибудь знаковыми явлениями современных преобразований витает призрак ВШЭ, вполне закономерно, а уж касательно образования — сам черт велел: вспомним один из основополагающих принципов — «реализацию просветительской миссии в образовательном сообществе России». Это неопровержимо свидетельствует, что политика, формируемая в недрах этого научного учреждения, становится государственной политикой, и не только в сфере образования. Учитывая мощнейший научный потенциал и беспрецедентно высокий уровень преподавания, трудно отделаться от опасений, что ВШЭ не уподобится некоему гибриду «министерства правды» и «министерства изобилия» в одном флаконе, не зря же будут есть свой хлеб высокооплачиваемые выпускники по специальностям «история», «политология», «журналистика».

Суммируя вышесказанное, можно с полной определенностью заключить, что все громы и молнии в адрес и Министерства образования, и разработчиков реформ — всего лишь пустое сотрясение воздуха, а обвинения и проклятья в адрес конкретных персонажей необоснованны и абсолютно бесполезны, потому что они не злодеи, не исчадия ада, не «агенты мирового империализма», а всего лишь типичные представители глобального управляющего класса, для которых понятие «национальная безопасность» — такой же анахронизм, как и понятие «за державу обидно». Они «не горячие и не холодные», не добрые и не злые — они соответствующие своему предназначению, не больше и не меньше. Они выполняют поставленную им задачу и проводят в жизнь стратегическую линию тандема; ведь все законы и поправки, подготовленные ими, подписываются и утверждаются как тем, так и другим.

Ситуация в России представляет некоторую уникальность в том смысле, что интеллектуальное состояние элит еще не приобрело характера однородности, да и сами элиты подобны войсковому соединению, поступившему на переформирование после тяжелых боев. Часть из них уже вошла в глобальный управляющий класс и прочно там закрепилась, другая же часть в силу различных причин либо в него не попала, но очень хочет, либо отвергает всеми фибрами души, нравственно опираясь на традиции, воспитание, а то и просто по причине косности мышления. А между тем Запад уже давно проявляет трепетную заботу о глобализации, полагая ее своего рода рычагом для введения новых законов, которые, в свою очередь, явятся средством контроля, в том числе высшего образования. Закономерно, что экономический аспект является приоритетным. Циркуляция торговых потоков, инвестиционные транши, транснациональные производства и рынки растут в геометрической прогрессии.

Вполне естественно, что в этом броуновском движении растет и торговый оборот услуг, в том числе образования. Еще в середине 1990-х Организация по международной торговле (ОМТ) оценила мировой рынок образования в 27 млрд. долларов. Все более прочно укрепляется в мировом бизнесе понятие «экономика знаний». Теоретические исследования свидетельствуют, что в этой сфере наличествует скорее изобилие ресурсов, в отличие от традиционных направлений, все чаще испытывающих дефицит. Ключевой формой капитала становится капитал интеллектуальный. Глобальный рынок диктует спрос на квалифицированные кадры, обеспеченные международным сертификатом соответствия. Поэтому сегодня образование — одновременно и успешно продаваемая услуга, и ценнейшая интеллектуальная собственность. В. М. Филиппов, будучи членом экспертной группы Совета Европы и ЮНЕСКО по высшему образованию в Европе, проводил активную работу по признанию российских вузовских дипломов на международном уровне. Многогранность этой задачи включает в себя и вопросы, связанные с содержательной частью отечественного образования. Адаптация российской высшей школы к общемировым стандартам требует вполне определенных шагов, поэтому все возмущения по поводу проводимых реформ направлены не по адресу: это все равно что пинать трактор, который снес пивной ларек.

 * * *

Еще более показательна в этом плане фигура Я. Кузьминова. Будучи непоколебимым адептом неолиберализма в своей сфере, он последовательно проводит в жизнь философию ОМТ, МБ, МВФ, основанную исключительно на принципах свободной торговли и рыночных механизмах, включая их применение к таким традиционно государственным областям, как энергообеспечение, здравоохранение, образование. Личность эта исключительно нужная во всех сферах внутренней государственной политики. Так, по поручению правительства он возглавил экспертную группу по разработке — как вы думаете, чего? Ни много ни мало — проекта Концепции миграционной политики России. Думается, результаты этой работы ни у кого не могут вызвать сомнений. Вот почти прямая речь.

Миграция — мощный ресурс развития экономики, имеющий ключевое значение не только для уверенного экономического роста, но и для обеспечения социальной динамики, укрепления позиций России в мире, повышения уровня и качества жизни наших граждан.

Господин Кузьминов пребывает в убеждении, что сокращение миграции неизбежно приведет к падению экономики и жизненного уровня населения и может вызвать социальные взрывы. Насчет социальных взрывов, а особенно их причин — вопрос действительно серьезный, только это не то, что подумал уважаемый эксперт, а скорее с точностью до наоборот, — а вот в остальном он абсолютно прав. Такая, вывернутая на изнанку здравого смысла, экономика действительно рухнет. К сожалению, другой он не знает, и научной работы по поиску не ведет, и от научного руководителя того же не требует, и студентов обучает по накатанной роттердамской схеме. Зачем что-то искать, когда перед глазами — передовой мировой опыт. Правда, в последние годы он рушится на глазах, но это ничего не значит, поскольку — «весь цивилизованный мир». На память приходит булгаковский генерал Чернота с его размышлениями: «Думал поначалу махнуть в Мадрид, но Париж все-таки пристойней».

Остается непонятным, для чего стране научно-исследовательское учреждение, которое не ищет путей к пресловутым инновациям в фундаментальных направлениях, а тупо копирует давно опробованные чужие модели сомнительного качества — ведь для этого вполне достаточно традиционных зарубежных стажировок. Видимо, в подтверждение доктрины г-на Фурсенко, время творцов прошло, настало время профессиональных потребителей, и в области науки тоже.

Далее: «Среди выходцев из среднеазиатских республик, которые у нас работают в сфере обслуживания, копают что-то, метут наши дворы, достаточно высока доля людей, имеющих высшее и среднетехническое образование. При благоприятных условиях, если им повезет, они могут занять места врачей в наших поликлиниках, учителей в наших школах. Следовательно, мы получим уже готовых специалистов, не затратив на их обучение никаких средств».

Ну разве не прелесть? То наши продвинутые научные руководители сокрушаются от избытка дипломированных отечественных специалистов низкого качества, а тут радуются перспективе прийти в поликлинику на прием ко вчерашнему дворнику со среднеазиатским дипломом, возможно уже и понимающему немного по-русски. Хотя оно тоже понятно: они сами лечатся в других поликлиниках, а чаще — в других странах…

Однако сарказм в сторону. Квалифицировать подобные заявления как преступные, к сожалению, не позволяют современные юридические нормы: зацепиться не за что, но здравое подсознание каждому неравнодушному гражданину подсказывает именно такую квалификацию услышанного. Впрочем, не всякое предательство и не всегда может преследоваться по закону. К сожалению.

И наконец: «Мы убеждены, что в соответствии с возрастающей долей мигрантов на нашем рынке труда должна резко измениться политика в области профессионального образования. Вместо того, чтобы жаловаться, какие неподготовленные едут к нам мигранты, мы должны скоростным методом, на кратких курсах, обучать их тем профессиям, которые нам требуются».

Он отметил, что около 80% нынешних школьников желают поступить в вуз, ставя перед собой цель всего лишь получить диплом.

«Эту психологическую установку нашей молодежи на «чистую» работу может изменить только какая-то социальная катастрофа. Но мы ведь не хотим катастроф? Тогда давайте принимать и обучать в профтехучилищах мигрантов, а то скоро в ряде жизненно важных отраслей у нас работать будет некому».

И это, хочется добавить, целиком и полностью ваша заслуга, господа либералы. Дело-то ведь не в «чистой» работе и даже, по большому счету, не в деньгах, вернее, не столько в этом. Дело в том, что усилиями вашей новой идеологии все те, кто не относится к обладателям «чистой» работы, низведены до положения быдла — бессмысленного, бессловесного и бесправного. Эти 80% просто не хотят считаться быдлом, даже если и являются им по сути.

С точки зрения защиты мы вправе заявить суду: подзащитный заслуживает снисхождения, так как у него неизлечимая неолиберальная патология, справка прилагается. Однако последние цитаты выбивают у адвоката почву из-под ног, так как от этих слов откровенно несет провокацией. Остается лишь внести предложение расстрелять эти 80%, потому как они не нужны стране ни в каком качестве: ни как элита, ни как толпа.

Собственно, эта цифра — 80% — весьма показательна. Если вспомнить доктрину М. Тэтчер о том, что оптимально население России не должно превышать тридцати миллионов, то путем несложных арифметических вычислений мы и получим те самые 80% лишних людей от нынешнего населения страны. Хочется еще раз напомнить: этот господин не узурпировал свои полномочия, он назначен властью. Это напоминание для тех, кто еще пишет открытые письма, обращения, стоит в пикетах и другими подобными способами питает собственные иллюзии.

 * * *

Взяв на себя неблагодарную функцию защиты модернизаторов, нельзя обойти вниманием позицию экспертов по вопросу высшего образования, не рискуя при этом навлечь на себя изрядную долю нелицеприятной критики в их адрес. Из поколения в поколение ответственные родители внушали своим отпрыскам насущную необходимость образования. Это всегда было своего рода «парадигмой» в советской семье. Но даже в советское время — с индустриальной гигантоманией и бесплатным высшим образованием — никогда не стояла так остро проблема квалифицированной рабочей силы. На воротах каждого предприятия висел длинный перечень вакансий рабочих специальностей, но заводы не останавливались. Обширная сеть ПТУ по всей стране худо-бедно удовлетворяла потребности и промышленности, и строительства. Нет смысла сейчас поднимать статистику и отыскивать, каков был процент выпускников, стремящихся в вузы, потому что каким бы он ни был, основная масса абитуриентов шла туда точно так же, как и сейчас, не от жажды знаний, а все с той же «психологической установкой получить «чистую» работу».

А теперь вспомним и сопоставим стоимость работы «чистой» и «грязной».

ИТР:

Инженер на производстве — 120-180 руб. Младший научный сотрудник в НИИ — 90-110 руб. Врач в больнице — 140-180 руб. Финансисты, экономисты и проч. — 90-120 руб.

Высококвалифицированные рабочие:

Станочник любого профиля — 180-300 руб.

Маляр, штукатур, каменщик, монтажник — 200-400 руб.

Водитель рейсового автобуса — 250-400 руб.

Прочие:

Уборщица и дворник (за один участок работы) — 60 руб.

Кто не помнит цену советского рубля, спросите у тех, кто тогда жил.

Самая большая катастрофа для абитуриента была провалить экзамены в вуз, пойти на производство и заработать в два раза больше, и это, с точки зрения здравой логики, абсолютно верно. Ответ на вопрос, ради чего же тогда они горбатились в вузах, очень прост: ради «чистой» работы пожизненно. В конце концов, у каждого должен быть выбор, обоснованный логикой: чистая работа или высокий заработок. Совмещение того и другого логично и оправданно лишь в том случае, когда специалист является «творцом» в широком смысле этого понятия, а это как раз то, что более всего не устраивает г-на Фурсенко в концепции старой школы.

Теперь-то совершенно понятно, откуда взялись эти 80%, которые действительно не нужны любой экономике, и здесь можно выразить полную солидарность с господином Кузьминовым.

Вообще опровергать выводы всей команды реформаторов — дело неблагодарное. Во всем, что касается оценок, они правы абсолютно и безоговорочно. Они действительно крутые профессионалы и очень умные люди (в своем роде). Их бы от неолиберальной бациллы вылечить и заставить работать на благо науки, а не идеологии — цены бы им не было, но, к сожалению, это неизлечимо. Во всем же остальном — путях и методах решения — эти господа ни на грамм не напрягаются, а идут по накатанной дорожке западной глобализации. Что поделать, не творцы.

Уже упоминавшаяся выше Концепция миграционной политики является одной из составных частей бестселлера новейшей истории под названием «Стратегия-2020». Программа впервые была озвучена В. Путиным в последние годы его президентства, состояла из общих мест и носила довольно банальный характер. В тот период толпа находилась в достаточно умиротворенном состоянии, убаюканная восемью годами относительной стабильности, поэтому никаких резонансных реакций снизу не последовало, тем более, что «стратегия» в принципе абсолютно правильная и нужная, а детальных разработок и экспертных оценок еще не было. Все изменилось через год-два, когда на этот участок были брошены лучшие интеллектуальные силы под руководством все того же вездесущего Я. Кузьминова и ректора Академии госслужбы В. May. И с этого момента жить стало значительно интереснее и веселее. Теперь уже с достаточной долей определенности можно предположить, каким станет облик России в ближайшем будущем. Опять же нет смысла оспаривать исходные посылы — в их определении нашим экспертам нет равных. То есть они с предельной точностью отвечают на первый классический вопрос русской интеллигенции, ответ же на второй вопрос списывается, по примеру двоечников, у отличников Запада. Что поделаешь, не творцы, чего и нам желают, тем более что западные отличники списывать дают с удовольствием, безвозмездно, да еще и приплачивают в виде грантов.

 * * *

Рассматривать детально отдельные позиции Концепции нет смысла. Во-первых, они и так у всех на слуху, во-вторых, до окончательного варианта еще далеко: в работе задействована 21 экспертная группа, и разработки каждой, надо полагать, удостоятся рассмотрения на самом высоком уровне. Но уже сегодня обращает на себя внимание недвусмысленная и нимало не завуалированная генеральная линия, представляющая собой вульгаризированный вариант программы Римского клуба.

Стало считаться аксиомой профессиональное мнение реформаторов, что цели образования определяются социальным заказом, точно так же, как и, например, низкопробная содержательная часть отечественного телевидения оправдывается понятием рейтинга. Позиция во всех отношениях очень удобная: она позволяет авторам не напрягаться как в том, так и в другом случае. С точки зрения современной псевдодемократии, казалось бы, верно, но что такое сегодня «социальный заказ» вообще, какой бы сферы деятельности он ни касался? В последние десятилетия он направлен лишь на неуемное, гипертрофированное развитие парадигмы потребления — материального или духовного (правильнее — бездуховного). Социальный заказ направлен на наращивание потребительских запросов. Понятия ценности, качества, уровня, да и простой целесообразности уходят на задний план. Наши ведущие умы любят порассуждать о дефиците профессионализма, но сама доктрина подготовки профессионального потребителя исключает понятие профессионализма как такового. Неолиберальные рыночные механизмы — это мутанты, часто — парадоксального действия. Выпущенные в далекие советские времена бытовые приборы, изготовленные из «пещерных» материалов при достаточно невысокой культуре производства, сохраняли функциональность десятилетиями. Нередко ломались, но вполне допускали ремонт и дальнейшую эксплуатацию. Современная же брендовая техника вся рассчитана на срок от 6 до 8 лет, причем стоимость ремонта подогнана под уровень совершенной нецелесообразности.

Уровень технической оснащенности, материалы, квалификация исполнителей — все это позволяет сегодня выпускать телевизоры, холодильники, стиральные машины практически вечными, но это категорически противоречит законам нынешнего рынка. Потребительский спрос должен быть непрерывным и закольцованным. Испокон веков ремесленник, существуя в условиях подлинного рынка, дорожил своим профессиональным клеймом, оно его кормило. Механизмы-мутанты диктуют иные правила: современный рынок и качество — две вещи несовместные. Отсюда и мутации понятия профессионализма. Надо признать, что произвести продукт, который придет в негодность строго в соответствии с заданным циклом, — задача, требующая определенной квалификации и специфического образа мышления. Подобным алгоритмом мышления должен обладать, например, специалист-подрывник: изготовленная мина должна взрываться в строго определенный временной промежуток. В этом принципиальное различие психологии созидателя (творца) и психологии разрушителя. Надо полагать, что на подготовку именно таких специалистов и направлена реформа образования, по крайней мере, весь дискурс идеологов свидетельствует об этом, да и сама концепция «социального заказа» свидетельствует о вывернутости их сознания, потому что элементарный здравый смысл должен подсказывать, что не цели образования должны формироваться социальным заказом, но социальный заказ должен быть продуктом образовательного уровня.

Опять же нет смысла вдаваться в отдельные положения реформы. Прошло уже более десяти лет с того дня, когда Горбачев-Фонд организовал общественные слушания по ее проекту. С тех пор процесс идет ни шатко ни валко, провоцируя непрерывные дискуссии с переходом на личности и потоками обвинений в обе стороны. Одно можно утверждать определенно: уровень образования — как среднего, так и высшего — упал по сравнению с дореформенным значительно. Причины этого могут быть различны, но при существующих концептуальных, а также морально-этических установках авторов результат и не может быть иным. Отсюда и выводы о переизбытке учителей в школах, отсюда и уровень оплаты их труда, отсюда и бесконечные практически узаконенные поборы с родителей.

Когда в основе чего-либо лежит порочная концепция, порочным становится и все, что на выходе. Это закон.

Нет нужды напоминать, что государство имеет все потенциальные возможности для нормального финансирования образования. Сравним доли расходов в ВВП на образование и науку (%):

Южная Корея, Тайвань — более 20;

Финляндия — 16;

Япония — 14;

США-11;

Россия — 3,5.

 * * *

До последнего момента страна бурлила, наполняемая слухами о переходе к всеобщему платному среднему образованию. Очередной тест, подкинутый обществу неолибералами, надо сказать, груб и безыскусен, как почти все, что они делают. Уровень накала достиг опасного предела, и правительство вынуждено было сделать конкретные и предельно четкие заявления по вопросу, но уже одно то, что тест был проведен, неопровержимо свидетельствует о предоставленном карт-бланш.

В любом случае, все еще впереди, как впереди неизбежная реализация программ «Стратегии-2020», где важнейшим пунктом представлен демонтаж всей социальной системы — как советской, так и постсоветской. Тесты на увеличение пенсионного возраста — лишь пробный шар, после чего следует ожидать более радикальных предложений в виде отмены пенсий как явления — по китайскому образцу. По мнению В. May, в ближайшее время у государства будут полностью исчерпаны возможности финансирования пенсионных программ. Поэтому в очередной раз не стоит напрягаться в поисках нетрадиционных решений. Спасение утопающих — исключительно их проблема.

Путем несложного анализа г-н May приходит к еще более простому выводу: Россия совершенно не вписывается в международную схему разделения труда. Мы не можем производить продукт для богатых в силу низкой культуры производства и неразвитости высоких технологий. Мы не можем производить продукт для бедных в силу дороговизны рабочей силы. Думается, что, даже не будучи знаком с воззрениями г-на May, читатель уже догадался, какое управленческое решение может быть им предложено. Правильно: ликвидация промышленности как таковой, кроме, естественно, сырьевого комплекса. Заметим: мысль о том, что мы можем и должны производить продукцию для самих себя, не рассматривается даже гипотетически. Есть подозрение, что такая мысль даже не приходит в цивилизованные мозги наших экспертов, потому что это требует немалых интеллектуальных затрат, с одной стороны, и противоречит концепции «золотого миллиарда» — с другой. Они-то считают, подобно Фукуяме, что «конец истории» уже наступил и все, что можно было изобрести, уже изобретено…

Разработали наши реформаторы новый закон, а попутно и важный документ — Федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС). Нашлись, как водится, грамотные юристы, которые разгромили оба документа по разным причинам. Как и следовало ожидать, одобрения документы удостоились лишь у Я. Кузьминова. Ну любит он все нестандартное. ФГОС разрабатывался в Институте стратегических исследований образования под научным руководством членкора РАО А. М. Кондакова. Основной декларированной целью реформы является адаптация российской системы образования к общемировой. Еще в конце 1990-х Московский гуманитарный университет наладил тесные контакты с ЮНЕСКО. В рамках этих контактов ректор университета доктор философских наук Игорь Михайлович Ильинский получил возможность ознакомиться с некоторыми любопытными документами, которые его как человека думающего и неравнодушного навели на серьезные размышления. В первую очередь, это доклады Всемирного банка под общим названием «Россия: образование в переходный период», подготовленные (опять же!) при поддержке Фонда Сороса, а также доклад под многозначительным номером 18 666-RU «Обновление образования в России (региональный уровень)».

Самое интересное обнаружилось на первых же страницах. Это, прежде всего, гриф: «Конфиденциально. Документ Всемирного банка. Только для служебного пользования. Настоящий документ имеет ограниченное распространение и может быть использован получателем только при исполнении специальных обязанностей. Во всех других случаях его содержание не может быть раскрыто без разрешения Всемирного банка».

Руководитель проекта Стивен П. Хайнеман. Целью реформы полагалась «реструктуризация этой, добившейся больших достижений, системы для удовлетворения новых потребностей непланового рынка и открытого общества». По ходу доклада следовали весьма примечательные выводы: «Система образования России характеризуется многими достижениями: начальное образование доступно всем детям; трудоспособное население грамотно; юноши и девушки имеют равное представительство среди студентов вузов; международное сопоставление академических достижений России в их совокупности продолжает свидетельствовать о более высоком уровне знаний в естественных науках и математике, чем во многих странах ОЭСР. В бывшем Советском Союзе существовали великолепные учебные программы».

Заметим: цитаты приведены дословно не из доклада товарища Зюганова, а из доклада Всемирного банка. Обычному российскому гражданину средних лет эти формулировки могут показаться забавными: причислять к достижениям такие элементарные вещи, как доступность начального образования и всеобщая грамотность? Но, как видим, Всемирному банку и ЮНЕСКО это забавным не кажется. Судя по этому, в масштабах западного мира это действительно достижения.

 * * *

По каким же причинам столь лестно характеризуемая система потребовала реформирования?

Не удивительно, что на этих документах стоит гриф ДСП: все их позиции в совокупности представляют собой инструкцию по диверсионно-подрывным мероприятиям, на которые ВБ выделил немалые суммы. Кстати, информация о финансировании реформы ВБ по всем признакам подпадает под утечку информации, так как и по сей день найти какие-либо подробности об ассигнованных суммах — задача весьма сложная, по крайней мере, г-н Кондаков всячески избегает этой темы.

Как водится, в первых рядах борьбы и наш «идеологический отдел ЦК» в лице Исаака Давидовича Фрумкина, научного руководителя Института развития образования ГУ ВШЭ и одновременно — координатора Международных программ МБРР. Кстати, институт непосредственно приложил руку к разработке ФГОС.

Поскольку процесс раскрытия темы упорно наталкивает нас на разного рода конспирологические изыски и прочую шпиономанию, рискнем навлечь на себя еще одну порцию уничижительных комментариев и рассмотрим очередное знаковое событие.

В мае 2010 г. в Санкт-Петербурге и Москве прошли встречи научной общественности ГУ ВШЭ и представителей Беркмановского центра при Гарвардском университете. Казалось бы, какая связь интересов может возникнуть между ВШЭ и организацией, никоим образом с экономикой не связанной? Мы уже постепенно подошли к заключению, что экономика для ВШЭ представляет интерес вторичный, поэтому нет ничего удивительного, что на встрече обсуждались вопросы, связанные с развитием блогосферы и СМИ. Пару дней эти господа посидели, пообщались, а уже в октябре в Институте изучения мира США, спонсируемом широко известной «Рэнд Корпорэйшн», состоялась презентация нового проекта, рожденного в результате проведенных встреч. Казалось бы, что тут примечательного? Ровным счетом ничего, если не учитывать, что вышеназванный институт работает непосредственно на армейские и стратегические разведслужбы США. А что же такое, собственно, «Центр Беркмана по изучению Интернета и общества»?

Созданный в 1997 г. в Гарварде Ч. Нессоном и Д. Цитрейном центр занимался проблемами Интернета, социальными сетями и когнитивными научными направлениями в прикладном варианте. В центре был создан так называемый «Корпус блоггеров», занимавшийся технической поддержкой различных диссидентских сайтов по всему миру. Самыми актуальными темами центра в последнее время были «Гражданское общество в области информации» и «Интернет и демократия» применительно к странам Ближнего Востока, Ирану, арабским странам. Результаты деятельности центра мы можем наблюдать на примере событий севера Африки, что не особенно-то и скрывается. Кстати, провал иранской темы авторы комментируют открыто, объясняя недостаточностью развития блогосферы в стране. Учитывая уже состоявшиеся контакты нашей поп-звезды блогосферы А. Навального с представителями центра, можно поразмышлять о природе возникновения декабрьских послевыборных митингов в Москве и других крупных городах страны. Не зря же внимание центра уже вплотную переключилось на Россию.

Подвести черту под совместной плодотворной работой Беркмановского центра и ВШЭ вполне может недавнее заявление Л. Панетты, ныне министра обороны США, а перед этим — главы ЦРУ, который включил Россию в список «государств-мишеней», где уже фигурирует ряд стран, включая Беларусь и Иран. Именно в отношении этих государств разрабатываются новомодные планы коммуникационных и информационных революций с применением технологий манипуляции сознанием и когнитивных методик.

Поражает не столько масштабность, сколько абсолютная открытость деятельности мирового правительства. Практически все намеченные цели озвучиваются прямым текстом, без купюр. Презрение к толпе достигло своего пика, так как толпа перестала представлять даже потенциальную опасность. Ранее мы уже установили, что образование — не только продаваемая услуга, но и ценнейшая интеллектуальная собственность. Надеяться на то, что глобальный управляющий класс допустит толпу до владения собственностью — не что иное, как один из элементов калейдоскопического идиотизма. Это надо принять за отправную точку любого анализа, после чего цели и методы проведения российского варианта реформы образования не будут вызывать никаких иллюзий в духе «они не ведают, что творят». Важно принять за аксиому, что дураков нет не только в самой власти, но и вокруг нее. Рузвельт говорил: «В политике ничего и никогда не происходит случайно. Если что-то случается, значит, это кто-то спланировал». По словам И. М. Ильинского, тот, кто хочет управлять миром при Новом порядке, должен установить железный контроль за системой образования, подчинить цели, задачи и содержание образования целям и задачам этого Порядка. Создание единого мирового образовательного пространства — быть может, главная цель глобализации.

 * * *

В ноябре 2009 г. в послании Федеральному собранию Д. Медведев применил в очередной раз традиционный манипулятивный прием: подмену терминологии. Теперь «реформа» образования стала именоваться «модернизацией».

Вообще при написании этой работы постоянно приходится сталкиваться с трудностями применения терминологии, так как современный дискурс изобилует терминами перевернутого смысла. Например, для именования общественного устройства приходится изобретать нелепое словообразование «псевдодемократия», так как то, что в современном обиходе обозначается «демократией», на деле таковой не является. Употребляемое обозначение «либерализм» к подлинному понятию имеет отношение весьма отдаленное, а изобретя что-то новое, рискуешь быть неточно понятым. Так же, как и понятие «гражданское общество», употребляемое везде к месту и не к месту, представляет собой совсем не то, что в него вкладывал Гегель.

Так вот, о модернизации. В том же 2009 посткризисном году Госдума при секвестировании бюджета сократила расходы на культуру на 22%, на образование на 3,6%, но на СМИ увеличила на 44%. Это — модернизация по современным «понятиям», так как идеологическая составляющая является первостепенной. В докладе Римского клуба «Первая глобальная революция» образца 1991 г. А. Кинг подчеркивал: «Новые достижения в технологии коммуникации значительно увеличат власть СМИ, которые превратятся в двигатель перемен, в борьбе за установление нового единого порядка, который похоронит государства-нации».

Многие видные ученые сегодня с удивительной наивностью взывают к власти и общественности, упирая на то, что проводимые реформы противоречат курсу модернизации, так как массовое оглупление молодой толпы не может способствовать формированию всесторонне развитой личности, для истинной модернизации потребной. Подобные экспертные оценки чрезвычайно важны для власти, потому что лишний раз подтверждают верное направление вектора цели. Не зря же все принимаемые решения прямо противоположны высказываемым предостережениям. Еще оставшиеся в стране ученые в здравом уме и твердой памяти, не проплаченные мондиалистскими структурами, — люди конкретные, всей своей научной практикой наученные называть вещи своими именами. Им еще никак не удается понять, что слово «модернизация» — это совсем не то, о чем они подумали. «Министерство правды» вырабатывает свой «новояз», а что касается положения России в международном разделении труда, то г-н May его уже определил, и, можно не сомневаться, обжалованию это определение подлежать не будет.

Перечислять все пункты предполагаемой модернизации образования нет смысла, думается, они и так уже снятся в кошмарных снах каждому ответственному родителю. Наша цель — лишь определение вектора управленческой стратегии власти и запрограммированный результат. Итак…

Введение ЕГЭ, а вслед за ним — и Болонской системы высшей школы, во-первых, приводит к лавинообразному снижению культурно-образовательного уровня, а во-вторых, работает на развитие того самого специфического профессионализма, о котором мы уже говорили раньше, что полностью отвечает требованиям ВБ, МБРР и Фонда Сороса. Что же ожидает нас в результате модернизации?

В 50-е годы прошлого века комиссия Конгресса США, изучавшая систему советского образования, заключила, что если Америка не овладеет русскими методиками, то ей придется овладевать русским языком. На Западе были проведены масштабные реформы, в результате которых финансирование высшей школы из государственного бюджета выросло до 20 раз! Об уровне выпускников средней советской школы упоминать нет нужды: для сравнения: согласно переписи 1968 г., 86% французов в возрасте 15 лет и старше имели лишь справку о начальном образовании. 37,5% не имели никакого свидетельства об образовании, 6% — имели уровень средней школы и выше. Среди молодежи положение несколько лучше: у призывников 18 лет лишь 66,7% имели уровень начальной школы и ниже.

Нынешние проекты среднего образования даже внутри одной отдельно взятой школы приведут к радикальному расслоению общей массы учащихся. Разделение программы на обязательные и необязательные предметы «за отдельную плату» создадут внутри школы два неравноценных в интеллектуальном отношении потока. Платежеспособный поток будет получать целостные фундаментальные знания, дающие возможность дальнейшего их совершенствования в вузе. Другой же поток, состоящий из малообеспеченных учеников, будет получать тот минимум, который, по определению, экспертов ВБ носит наименование «минимальный стандарт гражданственности», включающий «способность чтения географических карт (?), объяснение на английском языке и правильное заполнение налоговых деклараций». Надо полагать, что будет развиваться и сеть частных школ и колледжей для элиты. Все мы хорошо знаем по американским фильмам, что такое элитные школы и школы гарлемского типа для толпы: во вторых процесс обучения сведен к примитивному минимуму, в первых — тема будущих профессий полностью мифологизирована. Для учеников элитных школ работа — это быть дизайнером, журналистом, юристом, финансистом.

 * * *

Недавно в теленовостях прошел любопытный сюжет. Девочка из Нижнего Новгорода десять лет просидела в полной изоляции в комнате с заколоченным окном и без телевизора. Читала случайные книжки и иногда ловила на стареньком транзисторе единственную станцию. Сейчас ей девятнадцать лет, и когда корреспонденты вывели ее «в свет», она практически ничего не знала об окружающем мире, но вместе с тем производила удивительное впечатление абсолютно здорового в моральном отношении человека. Взгляд умный и проницательный, взгляд человека, не изуродованного телевидением и Интернетом.

Корреспондент водил ее по каким-то идиотским выставкам, катал на машине по городу и задавал вопросы о планах на будущее. Девочка говорила, что хочет учиться, а на вопрос, чем бы хотела заниматься, ответила, что хочет шить одежду. «Ты, наверное, хочешь стать дизайнером?» — услужливо подбросил вопрос журналист и встретил недоуменный взгляд: «Нет, я просто хочу шить одежду».

Любопытна разница в самоидентификации личностей. В понимании современного «продвинутого» молодого человека шить одежду — это быть дизайнером. В понимании «чистого разума» все вещи имеют свое точное подлинное значение, без терминологии перевернутых смыслов. На этом примере можно провести качественный сравнительный анализ двух типов сознания: независимого и массового, сформированного манипулятивными технологиями и, в свою очередь, формирующего подобное у аудитории.

С. Г. Кара-Мурза пишет: «В то время, как будущие пролетарии подвержены жесткому и массовому идеологическому воздействию, будущие буржуа из сети полной средней школы овладевают, невзирая на молодость, умением использовать все инструменты господства буржуазной идеологии. Для этих детей, будущих правителей, не существует вопросов или проблем слишком абстрактных или слишком неприличных для изучения (конечно, с фильтром университетского гуманизма).

Советский строй сделал огромный шаг — порвал с капиталистической школой как «фабрикой субъектов» и вернулся к доиндустриальной школе «воспитания личности», но уже не с религией как основой обучения, а с наукой. Он провозгласил принцип единой общеобразовательной школы. Конечно, от провозглашения принципа до его полного воплощения далеко. Но важно, куда идти. Школа «субъектов», даже прекрасно обеспеченная деньгами и пособиями, будет всего лишь более эффективной фабрикой, но того же продукта.

Одной из задач реформы в России стала трансформация советской единой школы в школу «двух коридоров». Конец цитаты.

Скандально известный сериал «Школа», прошедший по одному из центральных каналов, разделил зрительскую аудиторию на две половины. Одни возмущались и утверждали, что это злонамеренное очернительство, другие говорили, что фильм полностью отражает действительность, но как первые, так и вторые говорили о нем с нескрываемым отвращением. Это красноречиво свидетельствует о том, что уже сейчас в стране существуют два типа школ. Пока что кому-то может просто не повезти, и он попадет именно в такую, как показано в сериале. В этом случае он станет либо безнадежным маргиналом, либо кем-то вроде автора фильма, способным производить интеллектуальный продукт, адекватный своему восприятию действительности. Но эта лотерея будет длиться недолго. Модернизация раз и навсегда решит проблему «двух коридоров».

Что же касается присоединения России в 2003 г. к Болонскому процессу, то разумнее было бы руководствоваться массивом авторитетных мнений в отечественной науке, благо они еще наличествуют. Но даже не будучи специалистом в области высшего образования, нетрудно понять основное назначение этой системы. Уже упоминалось, что бывший министр образования В. Филиппов плотно занимался вопросом признания на Западе отечественных дипломов. Теперь мы видим плоды этой «грандиозной» работы. Все оказалось простым до примитива: попросту включиться в европейскую систему, не заморачиваясь на доказательствах преимущества собственной. Да, не творцы… Хотя, как уже упоминалось, советская система образования никогда не вызывала сомнений на Западе, а эпопея с непризнанием наших дипломов имела под собой иную подоплеку. Судить о достоинствах и недостатках Болонской системы предоставим специалистам, хотя, с точки зрения здравой логики, любой процесс должен подчиняться законам здравого смысла, в то время как в БС все перевернуто с ног на голову. В этом тоже есть своя закономерность: «перевернутая» экономика сформировала «перевернутую» идеологию, которая, в свою очередь, формирует соответствующее мировоззрение.

Деятельность модернизаторов продолжается, несмотря на истошные вопли общественности и массовые протесты ученой среды. Власть безмолвствует и выполняет поставленную задачу.

 * * *

Моделируя социокультурную и демографическую картину недалекого будущего, мы видим территорию, полностью лишенную социальной идентичности, непропорционально заселенную маргинализированнои массой людей, не занятых в подавляющем большинстве никакой общественно полезной деятельностью. Какая-то часть толпы еще будет некоторое время занята в добывающих отраслях, включая лесную, а псевдоэлиты будут осуществлять управленческую деятельность из мест, более приятных для пребывания. Учитывая в предлагаемой модели результаты затяжного реформирования системы здравоохранения, мы дополняем картину естественной ротацией населения из-за возрастания смертности, а также усиления миграционных потоков. Последняя позиция заслуживает отдельного рассмотрения, так как является основополагающей в императиве «сбережения нации».

Вообще заводить разговор о сбережении нации, здоровье нации, да и просто «нации» в контексте глобализации — это примерно то же, что лечить от простуды приговоренного к расстрелу. Продолжительность жизни индивида толпы так же противоречит глобальной теории, как и длительная эксплуатация потребительских товаров концепции неолиберального рынка. Тем не менее, естественная деградация системы здравоохранения, по всей видимости, уже не могла в полной мере отвечать управленческой стратегии, поэтому, исходя из привычной логики, следовало ожидать реформаторских гримас и в этой сфере.

Одним из первых проводников в жизнь идей новой медицины можно по праву считать Михаила Зурабова. Личность давно и всем хорошо известная, имя в ряду многих других — нарицательное, даже в превосходных степенях: кто из медиков не знает прижившегося в свое время расхожего термина «зурабовщина»! В контексте рассмотрения вопроса вполне можно было бы и не касаться конкретной персоналии, потому что у нас где ни копни, всюду целые сокровищницы удивительного профессионального компромата, и этим уже никого не удивишь. Для нас же все великие «творцы» современности представляют интерес лишь в той степени, в какой они способны оказать влияние на порученные им участки работы. И дело даже не в том, что «пироги пекут сапожники» и наоборот, а в том, каковы профессиональные целеполагания «творцов», их моральные и нравственные установки. Настоящий профессионал-сапожник вполне может испечь вкусный пирог, если будет подходить к делу так же, как и в своей основной профессии, потому что профессиональная честь не позволит ему экономить на начинке в ущерб качеству. Другое дело, если он халтурщик и преследует цель лишь дополнительно заработать. Либо ему поставлена конкретная задача.

Михаил Юрьевич Зурабов с самого детства не отличался какими-либо выдающимися талантами. В школе учился через пень-колоду, в институте также ничем не выделялся, диссертацию защищал с грехом пополам целых три года. Был тихим и незаметным, отличаясь, тем не менее, счастливой способностью ладить с нужными людьми. Судя по всему, решающую роль в успешном карьерном росте сыграло знакомство нашего героя со скандально известным в свое время Евгением Адамовым. Знакомство произошло в Чернобыле в 1986 г. Адамов как замдиректора Курчатовского института руководил ликвидацией последствий аварии, а Зурабов был представителем проектного института Минатома.

С тех пор Михаилу Юрьевичу и «поперло». Когда в 1988 г. Минатом создавал «Конверсбанк», Зурабов возглавил совет директоров, на чем и заработал свои первые немалые деньги в качестве бизнесмена. Дело в том, что официальной версией создания «Конверсбанка» было поддержание еще советских конверсионных программ, а по факту — обеспечение участия руководства в прибылях отрасли. (Заметим: в те годы воровали еще с прибылей, воровать с убытков стали позже.) Однако вскоре рамки банковской деятельности стали несколько тесны для нашего героя: ведь он уже почувствовал вкус к настоящему бизнесу, и он создал ЗАО «МАКС», основным направлением деятельности которого было обязательное медицинское страхование. В числе учредителей компании значился и Е. Адамов, а дабы не оставлять банковское поприще без присмотра, в «Конверсбанк» определили младшего братишку Зурабова Александра. Надо сказать, что тема ОМС в те годы представляла собой такой лакомый кусок, что пускали туда лишь избранных.

Рассматривать отдельные аспекты деятельности «МАКСа» и его дочерних структур мы не будем — это тема отдельного детективного романа, где главными героями могли бы стать братья Зурабовы, — а пойдем дальше вслед за главным героем. Весной 1998 г. Е. Адамов становится министром атомной энергетики и выбивает для Зурабова должность замминистра здравоохранения по направлению системы ОМС. Удивительна живучесть Михаила Юрьевича на различных постах в аппарате правительства: он сумел пересидеть и правительство Кириенко, и правительство Примакова, который инициировал масштабные чистки. Судя по всему, до Зурабова он добраться либо не успел, либо ему просто не дали.

Летом 1999 г. Михаил Юрьевич был назначен главой Пенсионного фонда с бюджетом 224,5 млрд. рублей. Интересно, что одновременно с ним Александр Зурабов становится заместителем гендиректора «Аэрофлота». Об успехах в ходе пенсионной реформы и в системе ОМС мы говорить не будем: все их перипетии еще свежи в памяти, а сроки проведения бесконечно растянуты во времени и пространстве. Оно и понятно: любой ушлый хозяйственник знает, что самый верный способ «наварить» на ремонте — это никогда его не прекращать.

В марте 2004 г. М. Зурабов стал министром здравоохранения и социального развития, что неопровержимо свидетельствует о том, что его управленческая стратегия целиком и полностью отвечает требованиям стратегии власти, а следовательно, и стратегии глобального управляющего класса. Бизнес-таланты нового министра не вызывают ни малейших сомнений: его официально задекларированный доход в 2005 г. составлял 1,2 млн. рублей, а в 2006 г. — уже 9,2 млн. рублей. Рост в 7,7 раза!

В свое время некоторые особо одаренные дельцы сколачивали немалые состояния в блокадном Ленинграде, зарабатывая на здоровье и жизни людей путем скупки за черствый сухарь произведений искусства и других ценностей. Сейчас, слава богу, не война, поэтому благообразные господа в дорогих костюмах зарабатывают лишь на лекарствах и медицинской помощи, оттого и облик их обманчиво благолепен.

 * * *

Британское издание «British Medical Journal» писало, что реформа здравоохранения в России приведет к увольнению более половины врачей, так как основной целью реформы полагается построение более эффективной и экономичной системы здравоохранения. Заметим сразу: речь идет не о качестве, а лишь об экономии. Первым был поставлен вопрос кадровый, и его решение было направлено в сторону сокращения числа медработников с высшим образованием. Количество врачей планировалось сократить примерно на 300 тысяч. Из оставшихся преимущественное число должны составлять врачи общей практики. Из 1,6 млн. больничных коек должны быть ликвидированы более 500 тысяч.

Предполагается также закрытие большого числа амбулаторий, преимущественно в сельской местности. Излишне говорить, какие эмоции вызвали эти проекты в профессиональной медицинской среде, а также среди населения. Однако первый замглавы МЭРТ (!) М. Дмитриев отозвался о реформе весьма положительно, подчеркнув, что только в первые ее годы зарплаты врачей вырастут в два-три раза. Казалось бы, с чего Министерству экономики совать свой нос туда, куда не просят? Но это только «казалось бы»: наш высший партийный орган всему обязан дать свою оценку.

На заседании правительства М. Зурабов заявил, что серьезные преобразования в здравоохранении произойдут не раньше, чем через три года, а пока министерство намерено осваивать 5 млрд. долларов в рамках национальной программы «Здоровье». В первую очередь, эти деньги пойдут на укрепление первичного звена (в основном на повышение зарплат участковым врачам и медсестрам) и масштабную закупку оборудования для поликлиник.

В начале 1990-х представители ВБРР обратились в Минздрав с предложением провести эксперимент реформы здравоохранения в России. Они говорили о врачах общей практики, новых принципах страхования. На реализацию проекта они предлагали заем под грабительские проценты. Проанализировав последствия, Минздрав во главе с Э. Нечаевым сделал все возможное для срыва проекта. Но — «гони черта в дверь, а он — в окно». В обход Минздрава ВБРР провел-таки ряд пилотных экспериментов в ряде регионов. Теперь эти регионы обременены нескончаемыми долгами на многие годы.

Примечательны здесь две вещи. Первая — это то, что ВБРР беспрепятственно проводит в жизнь собственные проекты на территории суверенного государства в обход центральных властных структур (а еще пеняем на излишнюю централизацию власти!). Вторая — что долговое бремя этих регионов — их проблема, и ничья больше. Иначе говоря, за реформаторский зуд (а то и за «откаты»!) руководителей расплачивается население, а центральная власть вроде бы и ни при чем. Юридически все в ажуре: местное самоуправление вправе принимать определенные решения, и, независимо от их практической результативности, ответственность вертикали все равно нулевая. Это своего рода правовая ловушка, так как в системе выборности ответственность целиком на электорате (сами выбирали, сами и расхлебывайте), что в полной мере отвечает принципам неолиберального рынка услуг.

Прошло время, и последующие министры уже не были настроены столь же категорично, как Э. Нечаев, а ВБРР, проводя свою достаточно настойчивую линию, все же добился желаемого: 77 млн. долларов с одобрения Т. Дмитриевой пошли на полномасштабные пилотные проекты в Тверской и Калужской областях (35 и 42 млн. долларов, соответственно). Теперь ежегодно областные бюджеты погашают эти кредиты, по факту расплачиваясь за сокращение числа врачей, повсеместное закрытие роддомов и больниц, существенное снижение доступности медицинской помощи, статистически возросшую смертность населения.

В апреле 2005 г. было принято решение о добровольной переквалификации педиатров во врачей общей практики. Надо сказать, что эти эксперименты проводились в России и до этого в течение нескольких лет. Статистические результаты свидетельствуют, что помимо нулевой эффективности от деятельности новоявленных специалистов широкого профиля в этих регионах выросла и детская смертность. Позже, кстати, выяснилось, что навязанная стране реформа изначально разрабатывалась международными фондами для южноафриканских стран. Чертовски приятно осознать, что отечественная медицина отождествляется кем-то с южноафриканской, но, тем не менее, процесс был запущен, иначе и быть не могло: нашим чиновникам отказаться от многомиллионных кредитов — испытание непосильное.

Однако, применяя непредвзятые оценки, нельзя не признать, что внедрение института врачей общей практики — идея весьма интересная и полезная. Вся беда в том, что реализуется она, как и все у нас, негодными методами и некомпетентными людьми, а чаще всего — злоумышленно и злонамеренно. Программа, разработанная изначально для слаборазвитых стран, создавалась не от хорошей жизни. В регионах с дефицитом квалифицированных специалистов ничего иного и придумать невозможно, не до жиру. В то же время методология отечественной медицины чаще всего предлагает потребителю узкоконвейерные технологии, когда лечат не больного, а больной орган, нисколько не заботясь о последствиях лечения для других органов. Пациент, поступивший на лечение с пневмонией к пульмонологу, тупо накачивается антибиотиками, после чего начинает лечить загубленный желудочно-кишечный тракт уже у гастроэнтеролога. Пульмонолога это не волнует, его задача — решить конкретную проблему в конкретный момент. Пациент, поступающий с обострением остеохондроза, обкалывается деклофенаком. То, что у него после этого отказывает печень, — проблема уже другого специалиста. Специализация по правой ноге и левой ноздре приводит к усугублению проблем общего состояния организма. Как в известной интермедии Аркадия Райкина, когда ему сшили кривой пиджак, объясняя это узкой специализацией: «Лично я пришиваю пуговицы. К пуговицам претензии есть?» — «К пуговицам претензий нет. Пришиты насмерть, не оторвешь».

 * * *

Особую остроту противостояние профессионального сообщества медиков и чиновников от медицины стало приобретать примерно с 2005 г. Административные нововведения получили наименование «зурабовщина» и широко дискутировались в профессиональных кругах. Уже тогда ни у кого не вызывали сомнения приоритеты власти в этой отрасли, так как экспертную группу по отработке реформы возглавили все те же «зубры» от ВШЭ. Оно и понятно: ведь отрасль изначально затратная. Напущенный туман в виде созданных в свое время страховых компаний привел к тому, что получить в районной поликлинике бесплатно что-либо, кроме собственно приема у врача, стало практически нереально. Декларируется одно, на практике мы сталкиваемся с совершенно другим. Изменилось и само отношение врачей к пациентам. Менталитет черного рынка полностью захватил современных эскулапов. Похоже, никому из них уже не приходит в голову мысль, что каждый рано или поздно перейдет из категории врача в категорию пациента. Проведенное в рамках реформы повышение зарплаты участковым терапевтам породило завистливое недовольство в коллективах и ничуть не улучшило качество их работы. Пациент все так же воспринимается как досадная помеха. Руководители экспертных групп не скрывали, что одной из главных целей реформы является сокращение узких специалистов в пользу врачей общей практики в поликлиниках. По их мнению, процесс должен идти естественным путем, без тотальных сокращений, причем решения по штатному перераспределению отдаются на откуп субъектам

Федерации и главврачам поликлиник. В то же время планируется переход к автономным медучреждениям, что рано или поздно приведет к их приватизации, а это уже неизбежно услуги платные, что бы там ни говорили о совершенствовании системы страхования. Контроль над процессами приватизации и регулирование платных услуг предполагается возложить на муниципалитеты.

Таким образом, несложно представить вырисовывающуюся модель: формальное перепрофилирование персонала при сокращении числа специалистов резко понизит и без того невысокое качество лечения, а процент платных услуг (как легально, так и нелегально) постепенно дойдет до ста. Всем известна повсеместная практика, когда официально бесплатные, например УЗИ или томография, доступны через запись иногда до полугода, в то же время за деньги — хоть завтра. Та же картина — с госпитализацией в специализированные клиники со срочными операциями. Можно не сомневаться, что с переходом к автономным медучреждениям они очень скоро найдут общий язык со страховыми компаниями к обоюдному удовольствию. В то же время преимущества современной коммерческой медицины сводятся лишь к милому обхождению персонала и модерновой обстановке офисов, само же лечение нередко служит темой для анекдотов, когда стоматологи лечат здоровые зубы, а венерологи находят у здоровых людей целый букет вензаболеваний.

Статистика в целом по отрасли удручающая. Ежегодная смертность по причине врачебных ошибок и халатности персонала доходит до 50 тысяч человек. Нанесение тяжкого вреда здоровью вследствие тех же причин статистически вообще не учитывается, но легко экстраполируется. Целью реформы провозглашается «повышение доступности и качества медицинской помощи», но при этом выпадает такой приоритет, как улучшение здоровья населения. Кроме того, не находят отражения такие направления, как обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия, защита прав потребителя, повышение качества профессиональной подготовки и переподготовки кадров, а также создание на базе фармацевтики и биотехнологии принципиально новых эффективных методов профилактики, диагностики и лечения, лекарственных средств и диагностических препаратов.

Надо признать, что передовой медицинской общественности в последние годы удалось если не переломить, то существенно изменить катастрофическую ситуацию в русле реформы. Постоянно приходится слышать о вводе каких-то новейших «навороченных» медицинских учреждений, центров, клиник. Правительство наконец-то нашло возможность для выделения 460 млрд. рублей. Деньги немалые, и можно только догадываться, какая часть из них попадет по назначению, хотя даже с учетом этой суммы доля здравоохранения в ВВП поднимется лишь до 4,4% (по Рошалю), и — по его же прикидкам — это составит недофинансирование, как минимум, в два раза. (В сравнении с развитыми странами, где доля здравоохранения в ВВП составляет от 8 до 15%.) Что же касается результатов начальной стадии реформ и стратегии Зурабова, базирующейся на тезисе о самоокупаемом принципе здравоохранения, то плоды этой деятельности мы в полной мере можем оценить сегодня, когда не только в сельской местности отмечается тридцатипроцентная нехватка кадров, но и в городах есть дефицит реаниматологов, анестезиологов, дерматологов, нейрохирургов, рентгенологов, патологоанатомов, а также узких специалистов. Подавляющее число врачей — предпенсионного возраста, число молодых специалистов местами не дотягивает до 10% (стратегия Кузьминова — May). Для лучшего понимания вопроса интересно сравнить зарплату врачей в муниципальных и коммерческих учреждениях, где разница составляет не только разы, но иногда и порядки. В июле 2011 г. на встрече с премьером губернатор Ульяновска докладывал о ходе реформы в области, где, в частности, отметил, что в ближайшее время зарплаты врачей существенно вырастут и достигнут… 20-25 тыс. рублей. Как говорится, ни убавить, ни прибавить.

Прошло более семи лет реформирования, а мы пережевываем все ту же жвачку. Отсутствие хоть сколько-нибудь внятной концепции развития здравоохранения приводит к тому, что весь ход этой нескончаемой, как путь к коммунизму, реформы напоминает движение «летучего голландца», покинутого экипажем: хаотичные маневры и бестолковое хлопанье обрывками парусов. Законы, принимаемые в рамках реформы, в лучшем случае наводят на мысль об авторах-неудачниках, а в худшем — о диверсантах.

 * * *

В марте 2011 г. состоялся научный семинар «Перспективы реформирования российского здравоохранения». Руководил процессом, как водится, уважаемый профессор Ясин, с основными докладами выступили проректор НИУ ВШЭ С. Шишкин, профессор НИУ ВШЭ И. Шейман, завкафедрой управления и экономики здравоохранения профессор А. Линденбратен. Мы не будем здесь рассматривать вопросы, поднятые докладчиками в ходе семинара, лишь заметим, что все они так или иначе крутились вокруг денег. Собственно о медицине речь практически не шла, оно и понятно: представителей от практической медицины на этом семинаре не было совсем, присутствовали лишь три чиновника, да и тема «охранения здоровья» в буквальном понимании, судя по всему, нашим идеологам представляется неуместной. Общее впечатление от семинара достаточно удручающее уже хотя бы потому, что с первых же слов начинало казаться, что все эти люди собрались для обсуждения темы едва ли не впервые, как будто и не было позади семи-восьми лет имитации бурной административной деятельности. Большинство докладов содержало констатацию общеизвестных фактов и забалтывание насущных проблем. Итог подвел Е. Ясин:

«Мне очень понравились все доклады и выступления оппонентов. Потому что они четко представляют картину того, о чем сегодня думают люди, занимающиеся реформой здравоохранения. <…> Я как экономист подхожу, а экономисты — люди циничные в пределах своих профессиональных занятий. Развивается экономика. За счет чего она будет развиваться, где будут центры спроса, кто будет драйверами? Я полагаю, что с ОМС драйвером медицина не будет никогда, потому что она финансируется из ОМС, или государство берет на себя закупку оборудования, закупку дорогих лекарств, все что угодно, но оно берет дорогое. Ведь если дешево, тогда страховая медицина не нужна. В то же время я полагаю, что самые доходные отрасли, драйверы будущей экономики, — это медицина и жилье. Если вы дадите возможность им развиваться, то появятся деньги. <…> Есть программа обязательной медицинской помощи, там нормативы и стандарты. Вы разрабатываете на их основе государственную систему бесплатной или удешевленной помощи. Когда человек покупает медицинский полис, то он знает, что приобретает. Есть статьи, которые он может выбрать. Мы должны предусмотреть нормальный минимум, ведь человек смертен, чудес не бывает, не всех можно лечить, как лечат президента или Майкла Джексона. Поэтому надо подходить трезво и заявить об этом».

Экономисты — действительно люди циничные. Им таковыми быть и полагается, потому что цифра — категория неумолимая, тем более что им поставлена государственная задача. Заметим еще раз: реформирование здравоохранения поручено экономистам. У кого еще какие иллюзии остались?

Цинизм экономистов нам на руку, иначе как бы мы смогли расшифровать хитросплетения стратегических замыслов власти? Здесь же все ясно: «самые доходные отрасли — это медицина и жилье». С цинизмом экономистов, конкретнее — неолибералов, все понятно, а вот как с политиками? Расчет понятен: толпа не внемлет и не воспринимает. Теперь даже особенно утруждаться не стоит: никто не читает протоколов семинаров, заседаний, вечерей, месс, шабашей… Толпа выключена из активного жизневосприятия двадцатилетней отупляющей процедурой выживания, где уж там возноситься к эмпиреям высших смыслов! Поэтому можно относительно откровенно заявить: реформа ни в коей мере не направлена на совершенствование системы здравоохранения. Ее единственная цель — экономическое обоснование планомерного и поступательного выкашивания нации до пределов, обоснованных Римским и Бильдербергским клубами. Цинизм экономистов вполне понятен и объясним, но рассматривать медицину наравне с жильем как наиболее доходную отрасль экономики — это уже за пределами добра и зла. Нас постепенно приучают к мысли, что наше ego, наша самость, наша индивидуальность — все это химеры и что самое занимательное — это фон: «права человека», права, высосанные из пальца и не имеющие никакого отношения к правам личности.

Показательны приоритеты в точке предпочтения экономистов. Не промышленное производство, не высокие технологии, даже не добывающие отрасли — там везде требуется изрядное интеллектуальное приложение, а поскольку за основу принят постулат «не париться», то и вектор очевиден — жизненно важные сферы, то, за что человек отдаст последнее. Спорить об экономической составляющей здравоохранения бессмысленно. Понятно, что рентабельность любой отрасли — фактор наиважнейший, но дьявол прячется в акцентах. Что приоритетно для власти: здоровье нации или «навар»? Осмелимся утверждать: здоровье нации интересует власть постольку, поскольку оно служит одной из компонент получения «навара».

«Мы должны предусмотреть, <…> что не всех можно лечить, как лечат президента или Майкла Джексона». И не более того. Здоровье президента, а тем паче — Майкла Джексона, несомненно, ценнее здоровья механизатора дяди Васи, потому что общественно полезный продукт, производимый этими тремя персонажами для «циничных экономистов», несопоставим. Они ведь не мыслят своего жизнеобеспечения без руководящей и направляющей роли первого, эстетической и вдохновляющей роли второго, в то время как вполне могут обойтись без хлеба, обеспечиваемого третьим. Они уверены, что всегда его смогут купить у дяди Джона, дяди Жана или вообще — у дяди. Сэкономив на дяде Васе, они обеспечивают себе такую возможность.

По экономическому прогнозу Минэкономразвития РФ, до 2012 г. бюджеты всех государственных социальных фондов будут глубоко дефицитными. В этих условиях называть сложившуюся систему «социальным страхованием» — это издевательство над здравым смыслом. Страна уже давно перешла в систему социального обеспечения. Но отсутствие финансового обеспечения государственных гарантий и дефицитность фондов ОМС ведет только к одному — развитию платных услуг.

Весьма интересна экспертная оценка профессора Гришина, сделанная в конце 2009 г.:

«В Казанском диагностическом центре 80% врачей на своих рабочих местах, на государственном оборудовании оказывают платные медицинские услуги (остальные 20%, наверное, еще новички). Естественно, разговор идет об услугах теневых (не через кассу). А, скажем, в 1999 г. мне довелось выявить в одном федеральном учреждении 60-кратную (!) разницу между официальной отчетностью (составлявшей около 1 млн. рублей) и реальным объемом платных услуг (опять же теневых). Другими словами, примерно 60 млн. освобожденных от учета рублей разошлись по карманам медиков».

 * * *

Таким образом, резюмируя вышесказанное, можем заключить:

- если бы власть уже не остерегалась спонтанно-взрывной реакции толпы, то тема сохранения здоровья не поднималась бы в принципе. Ее (власть) это не интересует ни в коей мере;

- необходимость демонстрации «ленивого преферанса», т. е. создание видимости какой-никакой деятельности, побуждает декларировать такое обнадеживающее явление, как «реформа», а чтобы пар не уходил в гудок, эта так называемая реформа поручается профессиональным диверсантам из ВШЭ, дабы и здесь извлечь максимальную прибыль;

- в ходе многолетнего и теперь уже, казалось бы, нескончаемого процесса мы подошли к полному и, скорее всего, необратимому разложению профессионального менталитета врача, который рассматривает свою деятельность не как служение, а исключительно как бизнес, причем в самой жестокой и циничной форме, сродни рэкету;

- чтобы врачу как бизнесмену жизнь уж совсем не казалась медом, во-первых, и оставался самый минимум времени и возможности осуществлять непосредственное предоставление услуг толпе, во-вторых, изобретен весьма хитроумный набор бюрократических процедур, не имеющий никакого отношения к осуществлению профессиональной деятельности в виде заполнения огромного количества бессмысленных форм и формуляров, а также создана почва для практики приписок и фальсификаций на манер какого-нибудь жулика-прораба;

- практически без внимания оставлена вузовская профессиональная подготовка специалистов отрасли, так как тот ничтожный уровень, который существует ныне, определенно соответствует госзаказу власти в аттракторе.

Возможно (да и наверное!), все вышеприведенное оскорбит профессиональные чувства отечественных эскулапов. С готовностью заранее хочется принести извинения тем, у кого эти чувства наличествуют. Вся беда в том, что ни автору, ни его окружению, ни окружению окружения в последние годы носителей таких чувств встретить не удавалось ни в одном лечебном учреждении. Может быть, не повезло. Тем не менее, если они все-таки существуют — самые искренние извинения. Хирург из Санкт-Петербурга Алексей Баиндурашвили делал операцию ребенку, в ходе которой выяснилось, что не хватает донорской кожи для пересадки. Тогда он, ни минуты не колеблясь, приказал ассистентам взять недостающую кожу с собственной спины. Когда его спросили, как он на это решился, он ответил со смехом, что шрамы украшают мужчину. Пример высочайшей профессиональной чести. Много ли мы знаем подобных примеров?…

Итоги и выводы прошедшего в Москве 7-го Пироговского съезда врачей оказались убийственными для нынешнего руководства Минздравсоцразвития. Согласно оглашенным на форуме результатам анкетирования 80 тысяч медиков всех субъектов РФ, 93% считают ситуацию в здравоохранении кризисной, 87% негативно оценивают проводимую реформу медицинской отрасли, 73% связывают катастрофическое состояние здравоохранения с неэффективной деятельностью ведомства Татьяны Голиковой. Почти четверть опрошенных российских врачей допускает, что в ближайшее время политика Минздравсоцразвития приведет к акциям социального протеста в регионах. И наконец, в резолюции 7-го Пироговского съезда врачей прямо говорится, что модернизация в здравоохранении в нынешнем варианте обречена на провал. Профессор А. Саркисян считает, что 70 лет в здравоохранении страны не было такого положения.

По данным анонимного источника в министерстве, Голикова наотрез отказалась присутствовать на форуме, заявив, что «не намерена идти на это сборище идиотов и неудачников». У Голиковой свой стиль руководства, который заключается в полном игнорировании профессионального сообщества, расстановке на ключевые посты некомпетентных в медицине, но преданных людей, а также выстраивании бизнес-схем, позволяющих «наваривать» на закупках лекарств и оборудования только близким и доверенным коммерсантам. Голиковой удалось провести «зачистку» министерства от оппонентов, лишить Росздравнадзор функций контроля за качеством лекарств и действиями чиновников, а также провести закон «Об обороте лекарственных средств», который вызвал целый шквал критики в медицинском сообществе. Директором министерского департамента, который ведает всеми вопросами допуска лекарств на рынок, назначен родственник Голиковой Марат Сакаев. Супруга же Сакаева в должности замдиректора ФГУ отвечает за проведение экспертизы новых лекарственных препаратов перед их регистрацией. Но к подобной семейственности, противоречащей всем аппаратным правилам и этике госуправления, в министерстве уже давно привыкли, а чтобы избежать утечек и пересудов, Голикова собрала ведущих игроков фармацевтического рынка и порекомендовала им держать язык за зубами.

Под полный контроль семьи Голиковой — Христенко и дружественных им чиновников и предпринимателей перешла практически вся фармацевтическая отрасль. История с арбидолом уже давно у всех на слуху, а сколько заработали на нем поставщики и чиновники, можно только догадываться. Очевидно, что суммы зашкаливают за десятки миллиардов рублей. А между тем, по оценке независимых экспертов, этот препарат не только обладает повышенной токсичностью, но и эффективность его не доказана. Не секрет, что все значимые тендеры по закупке лекарств выигрывают исключительно фармкомпании, аффилированные с министерской семьей. В их числе особенной удачливостью по части освоения бюджетных средств выделяются Федеральное медико-биологическое агентство, а также компания «Фармстандарт», возглавляемая давним другом Христенко-Голиковой Виктором Харитониным. О коррупционных схемах с участием компании уже открыто говорят в коридорах власти и предпринимательском сообществе. Младший сын Виктора Христенко Владимир некоторое время назад был трудоустроен в компанию «Фармстандарт», а сейчас отвечает за переговоры с крупнейшими отраслевыми компаниями о покупке фармбизнеса с наличием производственного и сбытового сегмента. Это означает, что клан Голиковой- Христенко решил окончательно монополизировать фармацевтический рынок.

При этом такие профессиональные компании-производители, как «СИА Интернешнл», «БИОТЕК», «Аптека Холдинг» и другие структуры, имеющие опыт работы и возможности снижения цен на лекарства, но не входящие в «семейный пул» Голиковой — Христенко, к аукционным играм не допускаются. Безусловно, эти «профессионалы» кожу с себя срезать не будут, они ее срежут с пациентов при первом же удобном случае.

 * * *

С 2010 г. в ВШЭ открылась новая магистерская программа «Управление и экономика здравоохранения» под руководством Ларисы Попович, Сергея Шишкина и Игоря Шеймана. Система здравоохранения рассматривается ими как модель всей социальной сферы, а закономерности, которые прослеживаются в отрасли, и решения в этой области планируется позднее перенести на культуру, образование и социальное обеспечение. Оценивается система здравоохранения исключительно с точки зрения экономистов, а абитуриенты при поступлении сдают всего два экзамена: по менеджменту и английскому языку. «Мы будем использовать все возможности и профессиональные связи ГУ ВШЭ, чтобы наши студенты занимали ключевые посты в управлении здравоохранением России. В очень большой мере лаборатория российских реформ сосредоточена сейчас в стенах нашего университета, а в здравоохранении — полностью у нас, это абсолютно точно», — с гордостью констатирует Л. Попович. Вот так, практически без участия профессионалов реформируется самая жизненно важная отрасль.

В октябре 2011 г. в комитете по здравоохранению Санкт-Петербурга состоялось выступление профессора Школы общественного здоровья Гарвардского университета Томаса Боссерта на тему «Вопросы реформирования здравоохранения: международный опыт — для России». Т. Боссерт является директором Программы изучения международных систем здравоохранения. Программа включает исследования и выработку рекомендаций по экономическим и организационным вопросам реформирования систем здравоохранения различных стран. Опыт у профессора огромный: уже 20 лет он занимается изучением темы, но главное — какие страны были объектами его исследований? Это Чили, Колумбия, Замбия, Боливия, Никарагуа, Марокко, Уганда, Гватемала, Филиппины, Пакистан, Вьетнам. Теперь вот и Россия в этой славной компании. Все его исследовательские проекты финансируются Агентством Международного развития США и Всемирным банком. Можно не сомневаться, что в скором времени передовой опыт Уганды будет принят на вооружение нашими отечественными «модернизаторами»…

21 октября 2011 г. наконец-то произошло знаковое событие. Дума приняла во втором чтении законопроект «Об основах охраны здоровья граждан РФ». Казалось бы, наконец завершился многолетний процесс, но финальному аккорду предшествовала бурная и далеко не мирная дискуссия. Целый ряд организаций воспротивился принятию закона в том виде, в каком он был предложен. Это «Общество специалистов доказательной медицины», «Пироговское движение врачей», «Национальная медицинская палата», «Лига защиты пациентов»; все они высказывали серьезные претензии по поводу множества недоработок и отсутствия конкретики по ряду позиций. Однако авторитет представителей этих организаций не мешал Т. Голиковой утверждать обратное. Президент «Национальной медицинской палаты» Л. Рошаль бился с разработчиками до последнего, после чего вышел прямиком на Путина. Благодаря этому ряд позиций закона был пересмотрен, но все же на пресс-конференции по лицу профессора было видно, что он явно недоволен, но смирился с непробиваемой позицией правительства. Характерно, что замминистра В. Стародубов признал несовершенство документа, заявив, что его все равно нужно принимать хотя бы в таком виде, так как жить по старым регламентам уже невозможно.

Против принятия активно выступает председатель правления Ассоциации медицинских сообществ по качеству Г. Улумбекова, которая прямо назвала прошедшее обсуждение профанацией. Одной из главных претензий с ее стороны является отсутствие списка платных услуг, а чем это чревато на практике, объяснений не требует.

Еще одна серьезная претензия со стороны профессионалов — упразднение с 2017 г. интернатуры. Явление чудовищное. Если сегодня существует положение, при котором молодые специалисты проходят в течение одного года интернатуру, а потом еще два года ординатуру, и после этого уровень их подготовки оставляет желать лучшего, то можно себе представить, какого качества специалистов мы получим после 2017 г., если доживем. О том же говорит и президент «Общества специалистов доказательной медицины» В. Власов: на Западе этап послевузовской подготовки составляет, как минимум, 3,5 года, и даже этого недостаточно. Он считает, что даже в СССР такая краткая послевузовская подготовка была следствием экономии, и, принимая эти меры, авторы хотели предотвратить отток людей из профессии, так как в ординатуре получают не зарплату, а всего лишь жалкую стипендию, поэтому не идут в больницы, а бросают профессию. Отодвинув решение проблемы на 2017 г., разработчики попросту сняли с себя ответственность.

По мнению Г. Улумбековой, все проблемы — в отсутствии единой концепции здравоохранения. У государства нет четкого понимания, в какую сторону должна двигаться отрасль. «Также в проекте не прописано, что органы управления здравоохранением несут ответственность за улучшение здоровья населения. А это в нашей стране, где сегодня умирают в 1,3 раза больше, чем в 80-е годы, жизненно необходимо».

По данным социологических опросов, 87% населения не доверяют врачам и недовольны медициной в целом, 75% больных предпочитают искать помощи у целителей и гомеопатов. До сих пор при приеме острых больных врач не знает, кто будет платить за пациента. Врачи полностью выключены из процесса разработки регламентов и стандартов — все это в руках чиновников. На слушаниях в Думе Т. Голикова заявила, что массовое неоказание помощи больным — это проблема не министерства, а всего общества. Как это ни прискорбно, но она права. Может быть, поменять общество, чтобы к министерству было меньше претензий?…

 * * *

Сам факт применения международного опыта реформирования весьма показателен. Ведь откуда возникает необходимость именно реформирования любой отрасли, а не ее совершенствования? Необходимость реформы — следствие полной негодности предшествующего состояния. Здравоохранение — одна из многих отраслей, умышленно и целенаправленно приведенных в состояние полной негодности. Кроме того, усилиями манипулятивных технологий СМИ в свое время до чрезвычайности был раздут миф об отсталости отечественной медицины и низкой квалификации врачей. Да, действительно, с общефилософской точки зрения медицина до крайности консервативна и догматична, да и уровень врачей оставляет желать лучшего, но так ли уж была плоха советская медицина по сравнению с западной? Почему нам сегодня никто не говорит, что в США ежегодно вследствие врачебных ошибок умирает от 100 до 150 тысяч человек, в Великобритании — 35 тысяч, в Германии — 25 тысяч? Подобный показатель для России составляет около 50 тысяч человек, так почему же мы должны равняться на США или Уганду? Почему нигде и никогда наши ведущие «зубры» от ВШЭ не рассматривали опыт Кубы, медицина которой является лучшей в мире, несмотря на тяжелейшее экономическое положение? Судя по всему, все предельно просто: если вести работу в этом направлении, то неолиберальная идеологическая составляющая летит ко всем чертям, а приоритеты власти становятся прозрачными. Утрата профессионализма — проблема не только и не столько России, мы еще только-только подошли к той черте, у которой стоит «весь цивилизованный мир».

Читаем у С. Г. Кара-Мурзы:

«Вот судебный процесс над директором Национальной службы переливания крови Франции. По дешевке скупая кровь у маргиналов и наркоманов и не подвергая ее установленному контролю, персонал этой службы заразил СПИДом несколько тысяч человек (я, будучи тогда в командировке, слышал о трех тысячах, но цифры все время уточнялись). Почему бы нашей прессе не увязать это трагическое дело (директор получил 4 года тюрьмы) с трагедией в Элисте? (Нашумевшая история перестроечного периода с заражением двадцати детей СПИДом, сфальсифицированная и раздутая СМИ. — Г. Е.)

В 1996 г. — признание министра здравоохранения Японии. Здесь тоже по дешевке импортировали кровь и не подвергали ее необходимому анализу (хотя Япония завалена нужными для этого приборами). В результате из 5 тысяч больных гемофилией, которые проживают в Японии, 1800 были заражены СПИДом. Кстати, правительство Японии отказывается выплачивать компенсации пострадавшим, предложенные судами Токио и Осаки.

В тот же год — суд над бывшим министром здравоохранения Португалии и 11 сотрудниками министерства. Они закупали кровь у австрийской фирмы и заразили СПИДом многих больных (из которых 59 к моменту суда умерли). Примечательно, что они закупали зараженную плазму даже после того, как получили сообщение о том, что она содержит антитела против СПИДа, т. е. получена от больных доноров.

Летом 1993 г. — опять суд в Париже над врачами из Института Пастера. Они изготовляли гормон роста для детей. Для этого покупали гипофизы трупов и, как полагается на рынке, искали подешевле. Поэтому покупали в экс-социалистической Венгрии. Надо же, даже маленький кусочек трупа идеологически согрешивших людей ценится в десять раз дешевле. Но качество, конечно, не то — и пятнадцать парижских детей были заражены неизлечимой и смертельной вирусной болезнью. Можно ли было проверить купленные по дешевке гипофизы? Конечно, но — накладно. А ведь это не «совки», не калмыки, а Институт Пастера, гордость Запада.

А вот случай прямо у меня на глазах — в Сарагосе. Забарахлил в центральном госпитале линейный ускоритель для радиационной терапии фирмы «Дженерал электрик». Прибывший инженер фирмы затянул маленько регулировочный винт на индикаторе мощности, чтобы стрелка зря не дрыгалась, — и дело с концом. Два года облучали пациентов мощностью в десять раз большей, чем показывал индикатор. Стали разбираться, когда пациенты начали умирать один за другим. При мне умер двадцать второй, остальные дожидаются. Суд, конечно, критика, но не системы и даже не «Дженерал электрик», а инженера». Конец цитаты.

Ну а самый последний хит «продвинутой» и цивилизованной медицины — операция на здоровой щитовидке у президента Аргентины. Вот Вам, господин Ясин, и президент, да и, кстати, Майкл Джексон — тоже.

 * * *

В задачу данной работы не входит внесение дилетантских рекомендаций по истинному реформированию какой-либо отрасли, а тем паче — медицины, но поскольку именно этим и занимаются на государственном уровне наши диверсионно-экспертные группы, позволим себе высказать ряд общих соображений, тем более что очень не хочется, чтобы данный анализ выглядел пустым злопыхательством и примитивной издевкой.

Итак, любое государство, будь оно провозглашено социальным, как наше, или любым другим, но — государством, обязано обеспечить своим гражданам рождение, учение, лечение и смерть абсолютно бесплатно. Абсолютно. Причем лечение и обучение любого уровня. В противном случае государство не имеет никакого права ни взимать налоги, ни каким-либо другим образом регламентировать жизнедеятельность своих граждан в каких бы то ни было областях. Даже если цель госаппарата — «стричь купоны», ничего не делая (как у нас), все равно люди — это тот ресурс, без которого никакое государство не имеет практического смысла. Больное и необразованное население не может приносить никаких дивидендов.

Таким образом, предоставление услуг по поддержанию здоровья (кроме, разумеется, косметических процедур и пластических операций) — это прямая моральная обязанность государства. Даже протезирование зубов, которое на всех уровнях позиционируется как предмет роскоши, должно производиться в обязательном порядке и на безвозмездной основе, так как это вопрос красоты лишь в последнюю очередь: беззубому в кратчайшие сроки понадобятся услуги, как минимум, гастроэнтеролога.

Что же касается сбора частных средств на жизненно показанные операции, в особенности для детей, то это — несмываемый позор и дикий цинизм любой власти; это — попросту фашизм. Иметь все технические возможности и не выполнять по причине отсутствия денег — уголовно наказуемое преступление по статье 124 УК РФ (неоказание помощи больному) или по статье 125 УК РФ (оставление в опасности). В данном случае речь идет не столько об ответственности врача, сколько об ответственности лиц, принимающих рассогласованные законы, которые и должны быть привлечены к суду уже на стадии принятия таких законов. Все ссылки на отсутствие в бюджете необходимых средств не имеют права на рассмотрение вообще как попросту неприличные, по крайней мере, пока у нас приглашенный тренер хоккейной команды по контракту получает в 135 (!) раз больше, чем профессор хирургии.

Далее: врач как специалист должен быть избавлен раз и навсегда от любого бумаготворчества. Даже записи о текущем состоянии больного должен производить помощник. Заметим: не медсестра, а именно помощник, не имеющий отношения к лечебному процессу. У врача в руках не должно быть ничего, кроме медицинских инструментов. Как это решить технически, обсуждения также недостойно; только навскидку можно предложить до десятка вариантов.

Следующим необходимым шагом должно быть полное исключение бизнес-составляющей как из отрасли в целом, так и из деятельности физических лиц, в ней задействованных. Зарабатывать на здоровье, а тем паче жизни человеческой грешно, а комментировать грех узаконенный — все равно что дискутировать с дьяволом. Комплекс мер здесь необходим всесторонний: от выработки механизмов заинтересованности врача до применения УК с запретом на профессию, но это дело аналитиков от психологии и социологии.

Катастрофическую роль, несомненно, во всей этой истории играет уже упоминавшийся ранее распад менталитета врача. В медицине теоретически невозможно, как, например, в вопросе с полицией, единомоментно уволить всех старых и набрать всех новых, еще не испорченных. Поэтому уже сейчас еще на стадии приема в вуз необходимо всестороннее изучение кандидата в абитуриенты, его аналитическое тестирование на предмет психологической готовности к служению, подобно космонавтам или разведчикам-нелегалам, как бы это ни показалось кому-то смешным, потому что нет ничего важнее в жизни, чем здоровье — как физическое, так и нравственное. Клятва Гиппократа должна приравниваться к воинской присяге, нарушение которой должно караться вплоть до высших мер действующего УК. Избирающий профессию врача должен отдавать себе отчет, что его выбор связан с таким же риском, как у летчика-испытателя, с той лишь разницей, что рискует он с одной стороны жизнями других, а с другой — собственной свободой. Вполне естественно, что профессия, связанная с риском, должна соответствующе оплачиваться, во-первых, и предполагать какие-то важные социальные льготы, во-вторых.

И наконец, такой наиважнейший фактор, как современная научная и теоретическая база. Излишне говорить о предельной косности, ограниченности и практической примитивизации медицинской науки. Именно это, по большей части, является причиной отсутствия у врача творческого подхода и применения конвейерного метода лечения, когда всем подряд прописывают «от головы» одну таблетку, а «от живота» — другую. Винить врачей в этом бессмысленно — их так научили. Им с институтской скамьи вбили в сознание догматизм и анафему всему новому, а уж тем более — нетрадиционному. Методики обучения, пробуждающие творческий подход к профессии, — вот что должно быть приоритетной задачей любой реформы, и тогда в случае удачи, возможно, сама собой отпала бы масса вопросов, представляющих сейчас, как кажется, неразрешимые проблемы.

Таковы вкратце основные концептуальные подходы к вопросу, измученному экспертами и, как видится, не имеющему перспектив к разрешению в рамках действующей управленческой стратегии.

 * * *

Теперь поговорим о правоохранительной системе.

Устоялось мнение, что толчком к началу реформы МВД послужило трагически известное дело сумасшедшего майора Евсюкова. Воистину, если бы такой майор не состоялся, его следовало выдумать. Удивительно, что накануне реформы ЖКХ не возник в каком-нибудь супермаркете пьяный сантехник, убивший несколько человек обрезком трубы.

Более двадцати лет обыватель живет, зажатый в своеобразные трехсторонние тиски между криминалом уголовным, криминалом чиновничьим и криминалом властным. Более двадцати лет политики всех направлений размазывают по тарелке кисель рассуждений о необходимости реформирования правоохранительной системы, не прекращая одновременно притапливать эту систему в выгребной яме антипропаганды. Более двадцати лет в сознание толпы всеми средствами психологического воздействия внедряется представление о бандитах-милиционерах, продажных и развратных прокурорах, коварных и бесчестных чекистах, трусливых и беспринципных судьях. На протяжении двух десятилетий в психоинформационном поле страны визуализируется и материализуется энергонасыщенный кластер коллективной мыслеформы, обеспечивающей накопление энтропии в системе на энергоинформационном уровне. Принцип Ле-Шателье — Брауна начал реализовываться в системе, как и полагается, в самом начале воздействия на нее, а именно — в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века. Начальный этап реализации выразился сначала в массовом оттоке из органов наиболее квалифицированных специалистов с последующим перетеканием их в криминальные и полукриминальные структуры, а затем — в заполнении вакансий кадрами, соответствующими по своим морально-психологическим и деловым качествам существу сформированной обществом мыслеформы. Таким образом, процесс состоялся в соответствии с законами синергетики и за два десятилетия изменил качественное состояние системы сообразно условиям равновесия. Почему именно история с Евсюковым послужила поводом для декларации давно уже анонсированного спектакля, остается только догадываться, однако «реформа», о которой так долго говорила общественность, свершилась.

С. Кара-Мурза считает, что основным объектом идеологии любого государства является символ стража порядка. Идеология, укрепляющая государство, стремится к созданию общего благоприятного образа. Достаточно вспомнить хотя бы литературных героев и кинематографические образы милиционеров, созданные в советский период. Если же идеология направлена на разрушение государства, она рисует то, что мы видим на экранах все последние годы, не забывая, однако, вкраплять в общую канву «чернухи» образы отдельных «честных ментов», которые еще ярче оттеняют и сгущают общий кошмарный фон.

На заре перестройки в моду вошли фильмы, закрепляющие в сознании представление о милиции как о самом бесчеловечном и жестоком типе полиции — в противовес полиции американской, где что ни коп, то герой. Нет смысла спорить, что в те времена не было эксцессов. Они были. И пьяных в вытрезвителях обирали, и почки могли отбить при дознании. Но это были именно эксцессы. От милиции не шарахались в темных подворотнях, в отделения шли без боязни и с любой ерундой, участковых знали в лицо и по имени-отчеству. Гаишники штрафовали водителей на один рубль только в крайних случаях, обязательно по квитанции и в основном — в Москве. Менталитет сотрудника был совершенно иным. Он не был противопоставлен обществу, не был изгоем и пугалом, он был частью целого.

Новая идеология, породив паразитическую мыслеформу, в кратчайшие сроки переместила всю систему за грань добра и зла, отделив ее, таким образом, от остального общества. А там, за этой гранью, как и положено, — епархия криминала, частью которого в общественном сознании и стала милиция. Если бы дело ограничивалось одной идеологией, это еще можно было бы списать на издержки смутного времени, но оставить людей, облеченных полномочиями и оружием, на запредельно ничтожном жалованье, которое к тому же и платили не всегда, — это уже не списывается ни на какие издержки. Это прямая и целенаправленная диверсия. Именно тогда ряды бандитских группировок стали пополняться бывшими сотрудниками, а освободившиеся вакансии заполняли те, кто рассчитывал полномочиями и оружием добрать с лихвой недоданное государством. Любопытно, что ту же политику проводил Д. Дудаев при формировании своей «шариатской» милиции. Он им зарплату вообще не платил, официально переведя на самообеспечение, и, таким образом, в точности повторил управленческую стратегию своего духовного наставника — Ельцина. Так в стране был создан принципиально новый тип преступного мира.

С. Кара-Мурза пишет: «Речь идет о преступном мире, который всегда играл важную роль в жизни России, но обрел почти «классовое» сознание и организацию в последние 30-40 лет (работа середины 1990-х. — Г. Е.). Тот преступный мир, который сегодня пришел к власти, — явление новое, XX века. Он начал складываться при разрушении традиционного уклада еврейских местечек, кавказских клановых общин, русского воровского «цеха». Сегодня хорошо описана преступность западного гражданского общества, возникшая в результате буржуазных революций. И мы видим, что нынешний преступный мир России имеет совершенно иной тип. Объяснять различия трудно, пока наш культурный слой не пожелает узнать, чем вообще Россия отличается от Запада как тип цивилизации.

Еще предстоит исследовать процесс самоорганизации особого, небывалого союза: уголовного мира, власти (номенклатуры) и либеральной части интеллигенции — той ударной силы, которая сокрушила СССР. Признаем хотя бы сам факт: такой союз состоялся, и преступный мир является в нем самой активной и сплоченной силой.

И речь идет не о личностях, а именно о крупной социальной силе, которая пришла к власти. Хотя она рядится в буржуазию (и ее даже торопятся признать таковой наши марксисты), это — особый социальный и культурный тип.

Несостоятельны надежды на то, что через одно поколение потомки воров превратятся в благопристойных буржуа, как бандиты США. Преступники гражданского общества не образуют сословия со своей культурой и этикой, они — «ассоциация индивидуумов». У нас — другое, и сословные рамки преступного мира жестки, они его устойчиво воспроизводят и тем более будут воспроизводить, когда это сословие у власти и собственности.

Конечно, преступная государственность может существовать лишь короткий исторический срок. Кланы и группировки неминуемо начинают грызться, как пауки в банке, — начало этого мы уже наблюдаем. Но пока они друг друга перегрызут, они Россию совершенно истощат».

 * * *

Для нас важным представляется тот факт, что сложившееся в 1990-х положение вещей в правоохранительной системе сохранилось в неприкосновенности и после смены руководства страны, что подтверждает сознательный выбор управленческой стратегии власти в соответствии с избранной моделью, которая демонстрирует заинтересованность режима в поддержании определенного уровня преступности путем сохранения низкого авторитета правоохранительных органов, их низкой эффективности, а также абсолютной надзаконной управляемости. Кроме того, обеспечивается воспроизводство системы в поколениях (по Кара-Мурзе). Модель предусматривает строгое соответствие уровня преступности вектору цели управления; при этом уровень не должен повышаться до чрезмерных пределов, что может привести к опасному «разгону» ситуации, но и не должен понижаться до разумного, что чревато нормализацией психоэмоционального состояния общества и ослаблением возможности манипулирования.

Такой баланс обеспечивает в полезном выходе:

- такие виды, как уличная преступность, бандитизм, рэкет, похищения людей, наркомания, проституция, и сопутствующие правонарушения позволяют поддерживать в обществе необходимый уровень психологической нестабильности, а следовательно, наилучшей управляемости;

- поддержание количественного уровня правоохранителей, необходимого для решения вопросов репрессивного характера;

- ретуширование преступной деятельности госструктур и отдельных представителей государства под общий фон уголовщины (размывание фокуса внимания общества).

Низкий же уровень преступности предполагает:

- отсутствие необходимости в большом количестве правоохранителей;

- эмоционально-психическую стабильность общества и, как следствие, больший простор для интеллектуального анализа действительности (ослабление манипулирования);

- большую прозрачность деятельности государства;

- вследствие небольшой численности правоохранителей — более высокий уровень оплаты их труда, повышение престижности деятельности, что дает возможность более качественного конкурсного отбора.

Всего лишь за каких-то 1,5-2 месяца через переаттестацию прогнали более миллиона действующих сотрудников. Если аттестационные комиссии трудились без выходных, то ежедневно с их конвейера вылетало около 20 тысяч (!) свежеперепеченных полицейских. Очевидно, что подобная «скоростная плавка» не нуждается ни в каких комментариях. Остается лишь строить гипотезы о причинах такой спешки. Одна из них — деньги. Вполне возможно, что необходимость плановой реализации в 2012 г. ассигнованных 138 млрд. рублей подстегивала руководство МВД провести процедуру в максимально короткие сроки. Рассматривать качественную составляющую мероприятия также абсолютно излишне. Заявленная цель — избавление от недостойных — так или иначе была достигнута, но есть вполне обоснованное предположение, что общепринятое понимание цели и понимание ее руководством ведомства кардинально различаются. Пропускная способность комиссий свидетельствует о том, что весь процесс был сведен к вычеркиванию из списков фамилий сотрудников, неугодных руководству по любым причинам. Иными словами, руководители подразделений сделали ровно то же самое, что каждый начальник делает ежедневно целенаправленно или подсознательно, т. е. оценивает своих подчиненных. Таким образом, содеянное можно охарактеризовать как сокращение штатов по произволу, и к реформированию это не имеет никакого отношения. В результате численность «новой» полиции составила чуть более 800 тысяч человек. Поскольку «реформа» проводилась собственными силами, без привлечения независимых экспертных групп, то очевидно, что сокращение численности коснулось (или коснется в скором времени) основных оперативных подразделений. Практика показывает, что управленческие аппараты, как правило, разрастаются, а с учетом обостряющейся криминогенной обстановки в стране общая численность ведомства в недалеком будущем вернется к прежним значениям, а то и возрастет, потому что модель, определенная властью, все-таки не предусматривает криминального беспредела.

С этой, с позволения сказать, «реформой» вообще все несколько необычно. Если при рассмотрении реформирования предыдущих отраслей мы констатировали, что руководство и основной состав экспертных групп составляли в основном непрофессионалы, то здесь мы видим совершенно другую картину. Помимо того, что экспертных групп в общепринятом понимании не было совсем, но и сам процесс шел исключительно внутри системы, без привлечения независимых научных умов. Речь, естественно, не идет о задействовании экспертов из правозащитных организаций, о чем воет «прогрессивная общественность». Речь идет об отсутствии научной методологии, что в сложившейся ситуации было жизненно необходимо, и, как следствие, об отсутствии научной концепции реформы. Ответа на вопрос, а для чего, собственно, вся эта каша заваривалась, нет ни у власти, ни у самого руководства МВД. Новый закон «О полиции» — яркое тому подтверждение, так как он представляет собой закон прежний, но разбавленный туманными и несущественными дополнениями и перепевами старых мотивов.

 * * *

Часто при обсуждении остается без внимания вопрос о переименовании, а это вопрос первостепенной важности, если не ключевой. В декларациях власти основным тезисом проходила необходимость повышения авторитета правоохранителя в глазах общества. Трудно было придумать что-то, что в большей степени вызовет отторжение большей части общества, чем новое название, и власть не понимать этого просто не могла. «Полиция», «полицейский» — все это на подсознательном уровне не может не вызывать у русского человека реакции отторжения и генетической неприязни, не говоря уже о само собой напрашивающемся производном «полицай». А уж рекомендованное (или предписанное?) обращение «господин» воспринимается не иначе как издевка, хотя и не всегда понятно, в чей адрес. Чрезвычайно емка и точна цитата, продублированная Хинштейном: «Господа все в Париже».

Причислять все это к ошибкам, недочетам, недопониманию — значит впадать в калейдоскопический идиотизм. Глобальный управляющий класс всем этим грешить не может — не тот уровень. Все, что ни делается, просчитывается многократно и с ювелирной точностью. Очевидно, что система МВД реформированию не подлежит в принципе. Вспомним слова Т. Голиковой: «Проблема всего общества».

Каждое ведомство — это срез общества, а власть — зеркало общества, и любое общество способно выделить из своей среды лишь подобное. Задача власти сводится к установлению определенных жестких рамок допустимого и недопустимого, и не более того, а если власть этого не делает, значит, это не отвечает ее интересам.

Можно было бы предположить, что «реформа» — один из очередных ходов «ленивого преферанса», но представляется, что существуют и другие, более весомые побудительные причины. Может быть, что-то в виде отмывания или перекачки средств, отпущенных на это крайне дорогостоящее и абсолютно непродуктивное действо. Так или иначе, цели данного мероприятия известны лишь авторам.

Не оставляют никаких иллюзий послереформенные хроники страны. По центральному телевидению прошел сюжет о молодежи Забайкалья. Маленький бурятский городок с заброшенным комбинатом по переработке вольфрама. Ближайшая цивилизация — Улан-Удэ — в четырехстах пятидесяти километрах. Единственная возможность приложения сил — палаточная торговля и извоз. Город находится под властью подростковых банд, рэкетирующих жалкие ростки убогого бизнеса. Сюжет назывался «Лагерная смена», так как большая часть коренного взрослого населения — судимые и сидевшие. Поводом для репортажа послужило зверское убийство группы предпринимателей, совершенное бандой молодежи в возрасте от 16 до 20 лет. На следственном эксперименте главарь с восторженной улыбкой в деталях смаковал содеянное, и было видно, что он испытывает неподдельную гордость.

Молодежные группировки до мелочей копируют опыт старших и говорят, что у них в городе только еще начинается то, что было в лихих девяностых в Москве. Власть в городе принадлежит им безраздельно, и то, что групповое убийство дошло до суда, — результат утечки информации в центральные СМИ. Правоохранительных органов в городе как будто нет совсем, по крайней мере, они себя никак не обозначают. Создаются какие-то карикатурные казачьи дружины, мало чем отличающиеся от самих банд, — и из тех же бывших уголовников. Подросток лет 15-16 говорит на камеру, что они плевать хотели на законы, законы для толпы, а они сами живут и будут жить по понятиям и других заставят. Сомневаться не приходится — заставят. А если учесть, что этот городок — практически срез всей провинциальной России, о которой мы, живущие в столицах, мало что знаем, то можно легко смоделировать бразильский вариант общества, но в российском масштабе, где полиция даже и не рискует совать нос в окрестные трущобы, значительно превосходящие по площадям и населению районы благополучные.

Приведенный выше сюжет — логический результат всего лишь начальной фазы программы, активно реализуемой группировкой под водительством Ясина — Кузьминова — May, а также наглядное свидетельство результативности правоохранительной реформы.

Подобный ход рассуждений вполне обоснованно может вызвать массу упреков в кликушестве и злопыхательстве, но речь идет всего лишь о тенденциях, комплексе тенденций и общем векторе их устремления. На примере всех вышеприведенных телодвижений власти мы, даже не будучи хоть сколько-нибудь обременены предвзятостью восприятия, можем сделать только один вывод: один вектор — случайность, два вектора — совпадение, три вектора, направленных к одной цели, — закономерность.

 * * *

Итак, рассмотрев в совокупности «три источника, три составные части» фундамента нынешней национальной безопасности — образование, здравоохранение, правоохранительные органы, мы неизбежно приходим к выводу, что ни одна из позиций не может соответствовать канонам независимого национального государства, а скорее соответствует политике оккупационного режима.

Членство в ВТО

Исследователи вопросов глобализации сходятся во мнении, что современный ее виток после сдвига в сторону более регулируемой формы и перехода к поверхностной (поскольку протекционизм, эксклюзивный регионализм и национализм одерживают верх) затем должен перейти к более хищной форме — неолиберальной экономической. Переход к поверхностной глобализации — аналог накопления сил перед решающим броском, так как процессы сопротивления в странах третьего мира и государствах-изгоях все еще сильны. С этой целью инспирирован подрыв всего севера Африки, включающего страны не богатые, но достаточно стабильные и авторитарные. Ливия как наилучший и успешный пример социального государства всегда была костью в горле неолиберальных глобалистов. Произошедшее там, во-первых, — пример для непокорных, во-вторых — решение наболевшей проблемы, и, наконец, — один из ключевых вопросов — завоевание контроля над сырьевыми ресурсами.

Подавляющее большинство экспертов пребывают в заблуждении, что локомотивом построения глобализационной системы являются США. Они считают, что между современной глобализацией и панамериканизмом вполне допустимо поставить знак равенства. Изрядная доля логики в этом, несомненно, есть, так как «образ американского правительства как мирового жандарма сформировался не в 1960-е годы и даже не на первом этапе холодной войны, а начиная с периода советской революции и, возможно, с еще более ранних времен». Однако если мы идентифицируем роль США с ролью жандарма, то вполне уместно задаться вопросом, на страже чьих интересов стоит этот жандарм, так как данная фигура не может считаться самодостаточной. Экстраполируя на российскую историю, «цепной пес самодержавия» в современности должен кормиться с чьих-то рук.

Около 25% всех крупнейших ТНК базируются в США, поэтому вполне естественно, что эта роль отведена именно им, а не какой-то другой стране. Неолиберализм — это своего рода идеологический фундамент глобализации в сфере рынка; фундамент настолько основательный, что без преувеличения может именоваться фундаментализмом. Проводя параллели с религией, мы можем определить и «священное писание» — это так называемый «Вашингтонский консенсус» (комплекс мер, определяющих преобразование экономических систем государств). Идея эта была сформулирована в 1989 г. американским экономистом Дж. Вильмсоном и сводилась к постепенной отмене государственных мер регулирования деятельности финансовых рынков вплоть до полной их либерализации. После окончания Второй мировой войны в силу сложившихся экономических трудностей свободная конкуренция представлялась многим панацеей от всех бед, что и породило известный документ — «Генеральное соглашение о тарифах и торговле» (ГАТТ). В результате средний уровень пошлин на промышленные товары был снижен в странах ГАТТ с 40% (1948 г.) до 4% (1990-е годы), но подразумевалось, что менее развитые страны открывают свои рынки для товаров из «продвинутых» государств, которые, в свою очередь, осуществляют протекционизм в сфере аграрного, текстильного и иного импорта из слабых стран.

Данная парадигма и сегодня является основополагающим принципом деятельности ВТО, куда так самозабвенно и безоглядно уже который год ломятся наши передовые неолиберальные лидеры. Существует много смешных официальных версий, объясняющих причины проволочек с принятием России в эту глобальную экономическую мафию, все их перечислять здесь попросту лень, так как ни одна из них не выдерживает никакой критики. Достаточно лишь привести ремарку одного из руководящих функционеров Родерика Эббота: «Мы сознаем, что членство России может существенно изменить соотношение сил». Реплика туманная и, как минимум, двусмысленная. Для толпы формируется иллюзия, что членство надо заслужить. Но если заслужить, то как? Каково же содержание билетов на этих вступительных экзаменах?

К сегодняшнему дню состав международной экономической мафии выглядит следующим образом: МВФ, ВБ, ОЭСР, ВТО. С недавних времен ВТО получила неофициальный статус наднационального института власти, наделенного полномочиями, которые и не снились государственным и, извините за выражение, «демократическим» структурам. Она вправе требовать отмены любых пунктов законодательства суверенных государств, мотивируя противоречиями свободы торговли. И вот сюда мы ломимся, очертя голову, словно «задрав штаны… за комсомолом»!

 * * *

Попробуем построить ситуационную модель.

Членство в ВТО очень нужно нам, но некие силы, обладая возможностями воспрепятствования, всячески противятся мерам, необходимым для вступления. Таким образом, организация блокирует все наши поползновения. С другой стороны, если все конспирологические и антилиберальные точки зрения верны, то ВТО, как хищник, должна жаждать заглотить такой лакомый кусок, как Россия. Но она отказывается. Где же истина? Она, несомненно, где-то рядом, но в связи с этим почему-то вспоминается детский, но не совсем приличный анекдот. Акула с детенышем плавает возле пляжа. Он канючит: «Мама, я есть хочу!» Мать говорит: «Видишь, человек плывет?

Сделай вокруг него два круга, а потом кушай». Он продолжает ныть: «Я не хочу два круга, я хочу сразу». Мать не выдерживает: «Ну если тебе хочется есть его вместе с дерьмом, то — пожалуйста!» Поэтому с точки зрения здравого смысла и чисто теоретического интереса нашим избранникам стоило бы испробовать один предельно простой и нехитрый прием, а именно: заявить о полном и окончательном отказе от «сдачи вступительных экзаменов». Если им интересно, то пусть принимают прямо так, вне конкурса, а если нет — живите, как дураки, без подарка. Было бы весьма интересно проследить реакцию на подобное заявление.

Так вот, если после подобной реплики «мировое сообщество» успокоится и забудет про Россию — значит мы полные дебилы, но почему-то остается некая уверенность, что за нами начнут бегать, подобно сексуально озабоченной перезрелой девице, воспитанной в консервативных традициях, но, тем не менее, желающей зачерпнуть все и полной ложкой. Но, к сожалению, подобный сценарий практически невероятен, так как заражение неолиберальной бациллой лишает ее носителей каких бы то ни было остатков здравого смысла.

Но если бы речь шла лишь об «инфекционном заболевании», это еще можно было бы понять чисто по-человечески и посочувствовать. Однако в данном конкретном случае формируется устойчивое и вполне обоснованное мнение, что дело это пахнет откровенной аферой, предусматривающей соответствующие меры преследования по уголовному законодательству. Действо это осуществляется группой лиц по предварительному сговору, что, несомненно, является отягчающим обстоятельством, и во главе этой шайки стоит вполне конкретный главарь, а именно — Г. О. Греф. Делать такие выводы позволяет то обстоятельство, что все позиции в данном вопросе предельно конкретны, и мы их рассмотрим ниже, пункт за пунктом, поэтому списывать все на «заболевание», как это было в вопросах образования или здравоохранения, не представляется возможным. Не вытанцовывается также и смягчающее обстоятельство на манер ясинского экономического кретинизма, так как Герман Оскарович — человек другой формации, другого уровня образования и образа мышления, а посему полностью дееспособный и вменяемый. Поэтому подчеркнем еще раз: затаскивание России в ВТО есть очередная афера группы антироссийских чиновников во главе с бывшим министром ЭРТ Г. Грефом. Оставим пока за скобками вопрос, чем руководствуется глава государства, всячески способствуя этой антигосударственной деятельности, и какова его подлинная роль в этом процессе. А пока рассмотрим тему во всех подробностях.

В 1993 г. РФ представила официальную заявку на вступление в ВТО. Начало девяностых — эйфорическое и сумбурное время гайдаровских безумств и либеральных оргий. Западные консультанты и эксперты толпами валят в Россию и пачками выдают рекомендации по добиванию еле живой экономики. В те годы никто особенно не дифференцировал конкретные предприятия власти в области внешнеэкономической деятельности: внутренние проблемы захлестывали. Устанавливавшиеся интимные отношения с МВФ представлялись невинной шалостью без заморочек последствиями, тем более что эта связь в тех условиях была, пожалуй, жизненно необходима. Поэтому такая мелочь, как вступление в ВТО в отдаленном будущем, внимания на себе практически не концентрировала. Все последующее десятилетие шли нудные и мало кому интересные препирательства с Генеральным советом ВТО об условиях, которые год от года становились все обширнее и жестче в силу неуемной российской готовности идти на всяческие провокационные уступки. И только к середине 2000-х тема эта наконец-то стала предметом хоть каких-то публичных дискуссий. Мы услышали весь спектр мнений по вопросу из уст как ведущих наших экономических столпов, так и других специалистов, не мелькающих на экранах и не пользующихся реноме экономических поп-звезд. Так, например, ведущие специалисты по международному экономическому праву В. Шумилов и С. Григорян высказывают диаметрально противоположные точки зрения на проблему. Первый прогнозирует возникновение «глобального экономического пространства» (кто бы сомневался!) и дальнейшее развитие и укрепление права ВТО (а оно нам надо?). Второй же утверждает, что нет оснований для оптимистических ожиданий, что вступление России в ВТО даже на относительно приемлемых условиях существенно поможет решить ее экономические проблемы. Очень возможно, что и — наоборот.

 * * *

Так что же конкретно может произойти наоборот?

Правовое регулирование в рамках ВТО концептуально является непосредственным продуктом агрессивной рыночной глобализации. Все те требования, которые предъявляются России, преследуют лишь одну цель: подорвать ее хоть и гипотетическую, но конкурентоспособность. Вспомним пространное заявление г-на Эббота и поймем, что даже в том состоянии экономики, которое мы считаем далеким от идеала, Россия либо вызывает определенные опасения, либо это все те же ходы на добивание, что, в сущности, не представляет различий. Сможет ли Россия стать активным экспортером промышленной продукции? Наши энергоносители — насущная потребность всей Западной Европы, недавние распри с Украиной показали, насколько этот товар конкурентоспособен. ВТО здесь и близко не стояла, обходимся, слава богу! Продажа алюминия, никеля и других металлов идет «на ура» по всему миру. Вопреки мифу о невостребованности нашей высокотехнологичной продукции мы с успехом экспортируем и АЭС, и ракетные двигатели, и биотехнологии, и даже программное обеспечение. Все это, заметим, без участия в ВТО. А такая бездонная прорва, как морепродукты и лес, — вообще вне конкуренции, тем более что стоило бы всерьез задуматься об ограничительных мерах: потомки спасибо не скажут.

Таким образом, те сферы, где наши позиции достаточно сильны, ни в малой степени не нуждаются в протекционизме международной мафиозной структуры, а те сферы, где у нас исторически сложившийся «пролет» (например, автопром), не спасет никакая ВТО, скорее — наоборот. Представим себе остановку ВАЗа, а ведь это — тысячи рабочих мест и целый город. Если он пойдет по пути того забайкальского городка (а он неизбежно пойдет), то никому мало не покажется. Что же касается аграрного сектора, то в современных условиях говорить о конкурентоспособности нашей сельхозпродукции не приходится по двум причинам. Во-первых, западные страны успешно сопротивляются требованиям стран третьего мира отменить аграрный протекционизм, во-вторых, любая инвестиционная господдержка внутри страны запрещена условиями ВТО. Таким образом, следуя правилам Организации, мы получим нескончаемый поток абсолютно непригодной к употреблению еды и в то же время окончательно задушим дышащее на ладан отечественное сельское хозяйство. Не поест тогда профессор Ясин отечественной баранинки вприкуску с его любимой докторской колбасой.

Арбитр Международного арбитражного коммерческого суда при Торгово-промышленной палате РФ профессор Г. М. Вельяминов пишет:

«В рамках Марракешского пакета соглашений (1994 г.) было заключено Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (TRIPS) с благой целью защиты от пиратства авторских и патентных прав, принадлежащих, прежде всего, правообладателям западных стран. При этом размах производства контрафактной продукции прямо пропорционален взвинченным монопольным ценам на продукцию, защищаемую исключительными правами. Фармацевтические гиганты Севера не желают, к примеру, снижать монопольные цены или делать патентные (лицензионные) послабления для производства в странах Юга так называемых антиретровирусных препаратов, широко и эффективно применяемых на Севере для борьбы со СПИДом, но недоступных на Юге в силу их дороговизны. Священное право собственности, справедливо обеспечиваемое правилами ВТО, как обычно, не в ладах с социальной справедливостью.

Другим важным документом Марракешского пакета является соглашение о торговых аспектах инвестиционных мер (TRIMS), направленное на недопущение нарушений неолиберальных принципов свободы конкуренции в странах — импортерах инвестиций. Оговоренные запреты, в частности, касающиеся практики допуска и использования иностранных инвестиций на условиях достижения страной-импортером определенных экономических результатов, не отвечают потребностям экономического развития России».

ТНК оказывают многостороннее влияние: экономическое, политическое, социальное. С одной стороны, их инвестиционная и торговая деятельность стимулирует и ускоряет развитие экономики принимающих стран. С другой — они используют свою мощь для давления на политику стран — импортеров капитала, часто нанося ущерб национальным интересам последних, допускают налоговые и коррупционные злоупотребления, отказываются принимать местную юрисдикцию, требуя особых льгот и привилегий, предпринимают попытки получить иммунный статус субъекта международного публичного права. Деятельность ТНК в России, разумеется, ничем не отличается от их практики в других странах, особенно в развивающихся.

Абсолютное большинство стран — членов ВТО — это развивающиеся страны. Вступая в ВТО, они рассчитывали пробиться со своими товарами на рынки развитых государств, но их туда попросту не пустили. Возможности же развития собственной промышленности они убили на корню. Отличительная особенность России в том, что она как экономическая система абсолютно самодостаточна. Эта система исторически формировалась в отрыве от всего остального мира, поэтому у нас есть уникальная возможность при относительно слабой экономике участвовать в международной торговле с позиций силы.

Бытует мнение, что навязчивая инициатива вступления в ВТО исходит от чернометаллургического лобби. Это, пожалуй, единственная отрасль, испытывающая откровенное давление торговых ограничений. Но сам вопрос опять же не выдерживает никакой критики. Какое там, к черту, лобби! Версия для толпы — и не более того. Глупо думать, что наши ведущие управленцы тупо продвигают идею, не углубившись в детали. А поэтому «назначение» Г. Грефа ответственным за все последствия представляется неким лицемерным реверансом, что, несомненно, в задачи данной работы не входит, а поэтому заполняем очередную графу в таблице глобальной управленческой стратегии, как бы нам это ни было обидно и противно. Начинал Ельцин, продолжал Путин, закончит, судя по всему, Медведев. Соблюдены все условия преемственности, оставляющие для нас некоторые вопросы, а именно: самостоятельны ли вы, господа, в принятии соответствующих решений? Нет ответа. Несется тройка-Русь, как всегда, неведомо куда…

 * * *

Профессор Г. М. Вельяминов считает, что приводимые различными экспертами перечни трудностей и угроз, стоящих перед страной, далеко не исчерпывающи.

«Кардинально же важно то, что экономический курс российского правительства на сегодня продолжает быть радикально неолиберальным, по сути, антиконституционным. Очевидно, что сохранение неолиберального курса оказывается возможным только в результате сложившегося в стране номенклатурного управления. Номенклатура, бюрократия, ранее допустившая до власти взращенных ею же олигархов, а также либералов, решила, что может управлять страной самостоятельно. Выбрана худшая модель развития страны. Утвердилась модель, обкатанная и проявившая продуктивность в олигархической экономике США: ставка на индивидуализм, жесткую конкуренцию, материальный успех любой ценой, бездуховность, наличие резерва дешевой рабочей силы, невмешательство в экономический процесс государства с его социальными функциями. Модель, грубо противоречащая историческому опыту, ментальности, уровню жизни, национальному укладу большинства населения нашей страны. А потому обреченная у нас на провал».

Как видим, точка зрения, далекая от ясинской. Кроме того, мало кому из широкой публики известно, что большинство ученых считают некоторых известных деятелей от поп-экономики жуликами и невеждами, а вовсе не «ведущими экономистами», хотя их точка зрения совершенно незнакома массам, да и если бы была знакома, все равно под давлением «авторитетов» растворилась бы втуне, так как «толпа» не только «живет по преданию», но и «судит по авторитету».

Вся общепринятая концепция участия России в ВТО подвержена не только объективному сомнению, но и обоснованному недоверию. Остался лишь один достаточно спорный пункт, который и по сей день является камнем преткновения всех сколько-нибудь значимых ведущих экспертных групп. Это вопрос инвестиций. Тема эта — обоюдоострая, поэтому рассмотрим ее более подробно.

На сегодняшний день членами ВТО являются полторы сотни стран, и число их будет все увеличиваться, — это объективная реальность. По сути, не претендовать на участие в этой организации — признак дурного тона, ведь если «все прогрессивное человечество» устремляется именно в этом направлении, то что же о нас подумают? На самом же деле принцип «куда все, туда и мы» чаще всего приводит к последствиям, совсем не желательным.

Одним из основных и, казалось бы, неоспоримым аргументом сторонников ВТО является «создание более благоприятного климата для иностранных инвестиций». Внимание слушателя или читателя сразу концентрируется именно на этой половине формулы. Что может быть лучше, чем поток чужих денег на наши нужды! Хотя и в этой половине формулы все далеко не однозначно, внимание стоило бы обратить именно на вторую половину: «приведение законодательной системы в соответствие с нормами ВТО». То есть аналогия простая: жили вы, ребята, простыми «фраерами», то есть по законам вашей страны, а теперь решили приобщиться к «реальным пацанам», т. е. вступить в «мафию», а поэтому законы ваши забудьте и примите наши понятия, потому как иначе не бывает. Предельно ясно сформулировал эту идею президент Эй-би-си Перси Барневик: «Свобода для каждого компаньона, входящего в мое объединение, — инвестировать там и тогда, где и когда он того пожелает, покупать и продавать то, что он пожелает, неся при этом минимум возможных тягот, вытекающих из социального законодательства». Именно эта идея и была положена в основу уже упоминавшегося «Вашингтонского консенсуса».

К настоящему моменту ВТО представляет собой некий наднациональный институт власти, не подлежащий никакому контролю. Обиженный чем-либо инвестор всегда может обратиться к организации и пожаловаться на ущемление своих прав со стороны национального законодательства. Это относится и к трудовому праву, и к защите окружающей среды, и к здравоохранению, да и мало ли еще к чему… Все, что противоречит свободе торговли, подлежит отмене без каких бы то ни было обсуждений. Сколько бы власти нам ни вещали («вешали») о вступлении в организацию на выгодных для России условиях, но жизнь-то не стоит на месте, как и «понятия» ВТО, и то, что сегодня может показаться приемлемым, завтра обернется кабалой и позором. Весь мир сейчас представляется вотчиной ТНК и внегосударственной олигархии, и такие мелочи, как государственный суверенитет, упоминаются, наверное, лишь в России. Как и любая мафиозная структура, Организация предполагает и своих «крестных отцов», и «шестерок». К «крестным» можно отнести США, Японию, Южную Корею, большинство стран ЕС. Надо ли говорить, что занять место в их ряду нам сегодня не светит. Свои внутренние рынки они защитили со всех сторон и всеми дозволенными и недозволенными средствами. Подавляющее большинство членов — страны-«шестерки», которые на протяжении многих лет безуспешно пытаются пробиться если не в тузы, то хотя бы в среднее звено, но надежд у них с каждым годом все меньше и меньше, так как самим фактом вступления в «мафию» они подрубили под собой сук. Кстати, заметим, что с приемом в члены таких стран (например, Грузии) проблем вообще не возникало, там все было в порядке и с либерализацией, и с правами человека, и вообще с демократией. Если же посмотреть на эти страны в плане инвестиций в национальную экономику, то там все далеко не так радужно, как им виделось изначально.

 * * *

Посмотрим теперь, какова же инвестиционная ситуация в России на сегодняшний день.

Общий объем иностранных инвестиций, поступивших в российскую экономику в первом полугодии 2011 г., составил 87,698 млрд. долларов, что в 2,9 раза больше, чем за тот же период 2010 г.

Прямые инвестиции в первом полугодии выросли на 29,8% — до 7,039 млрд. долларов (в первом полугодии 2010 г. снижение составило 11%). Из них взносы в капитал достигли 3,022 млрд. (рост на 9,7%), кредиты, полученные от зарубежных совладельцев предприятий, — 3,264 млрд. (рост на 62,2%), лизинг — 56 млн. (снижение на 1,4%), прочие прямые инвестиции — 697 млн. (рост на 16,1%).

Произошло заметное падение портфельных инвестиций по всем позициям, что на фоне роста инвестиций прямых не может не радовать, так как до недавнего времени на рынке страны преобладали именно они. На инвестиционном рынке страны преобладал спекулятивный иностранный капитал, во многом имеющий российские корни. Портфельные инвестиции носят спекулятивный характер и лишь дестабилизируют экономику страны. Этот вид инвесторов ищет лишь потенциальную возможность для получения легких доходов в финансовой сфере и не имеет никакого отношения к производственным инвестициям крупных промышленных компаний. Во многом причина сравнительно низкого размера инвестиций по сравнению с мировыми проектами именно в этом. Спекулятивный капитал всегда будет иметь незначительные размеры по сравнению с промышленно ориентированным. Именно над этой проблемой стоило бы задуматься в первую очередь специалистам из МЭРТ и ВШЭ, хотя куда им — ведь это уже не идеология, здесь требуется активная мозговая деятельность и глубокая теоретическая база.

В целом накопленный иностранный капитал в экономике России составил 315 млрд. долларов, что на 19,9% больше по сравнению с соответствующим периодом 2010 г. Больше всего иностранных инвестиций в первом полугодии 2011 г. было направлено в сферу финансовой деятельности — 44,4 млрд., из них из Швейцарии 42,9 млрд. (выбыло за этот же период из страны 44,5 млрд.), в обрабатывающие производства 16,3 млрд. (17,1), добычу полезных ископаемых 11,5 млрд. (6,9), в торговлю 6,8 млрд. (6,5), сферу транспорта и связи 4,8 млрд. (2,4).

Стоит обратить внимание на инвестиционный баланс со Швейцарией. При сопоставлении дат поступления инвестиций видно, что деньги, пришедшие к нам в страну, практически сразу вернулись обратно, да еще и с процентами. По данным из компетентных источников, есть все основания предполагать, что названная операция имела целью отмывание доходов одного из наркотраффиков. Швейцария вместе с Австрией в первом полугодии 2011 г. стали лидерами по привлечению российских инвестиций (соответственно, 24,6 и 10,7 млрд.). Официальная версия — фармацевтический бизнес.

Аналитики, как и полагается, всерьез зацепились за эту схему и навыдвигали пирамиду версий. Согласно одной из них, более высокие, чем ожидалось, цены на нефть принесли нефтяным экспортерам огромную выручку. Экспортеры перевели эти деньги в Россию, но так как в стране их инвестировать некуда, отправили их обратно за границу. Есть также версия, что деньги в страну и из страны переводили финансовые спекулянты, пытавшиеся получить выгоду благодаря сравнительно высоким российским процентным ставкам. Многие также предполагают, что речь идет о теневых махинациях российских чиновников, пытавшихся обеспечить безопасность своих денег в преддверии выборов 2012 г.

А на первый взгляд могло показаться, что последние статистические данные должны стать поводом для оптимизма: ведь инвестиции первого полугодия 2011 г. — это почти втрое больше, чем в первую половину 2010 г. Речь идет о самом высоком уровне иностранных инвестиций, который когда-либо — в том числе в разгар докризисного нефтяного бума — был зафиксирован в России за шесть месяцев.

С определенностью можно сказать только одно: истинный объем прямых иностранных инвестиций, т. е. направленных на приобретение доли в российских предприятиях, продолжает оставаться ничтожным. На сей раз он едва превысил 7 млрд. долларов, которые в основном пришли в нефтегазовый сектор.

Так в чем же дело? Может быть, действительно, вся проблема в том, что Россия до сих пор не стала частью «прогрессивного человечества» и не вступила в клуб свободных предпринимателей, а стоит ей только вступить в эту почтенную организацию, как все изменится по мановению волшебной палочки?

«Из пяти составляющих общего объема затрат на любое производство в условиях нашей страны две (сырье и нерыночные изъятия) — не ниже среднемировых, а три (капитальные вложения, накладные расходы и минимально необходимая зарплата) — существенно, в несколько раз, выше.

Поэтому в условиях свободного перемещения капиталов ни один инвестор — ни наш, ни зарубежный — не будет вкладывать средства в развитие практически ни одного производства на территории России. <…> Никаких инвестиций в нашу промышленность нет и не будет».

Цитата приведена из работы, которая уже тринадцать лет производит на наших экономических поп-звезд воздействие, сравнимое с воздействием распятия на оборотня. Автор — Андрей Паршев, книга — «Почему Россия не Америка». Когда это имя произнесли в присутствии уважаемого «главного идеолога», он едва не потерял сознание, потом еще долго не мог обрести способность членораздельной речи. В подзаголовке обозначено: «Для тех, кто остается в России», и это абсолютно верно: каждый, кто намерен оставаться жить в России, должен прочитать эту книгу. Паршев делает удивительно простые, лежащие на поверхности, выводы и поэтому представляет серьезную угрозу бытующим ныне неолиберальным теориям о перспективах нашей страны. Выводы эти далеки от оптимизма в рамках проводимой экономической концепции, но от этого не становятся менее обоснованными.

 * * *

Летом 2011 г. на Крите прошла международная конференция «Завершение делового сезона: итоги и прогнозы». Общий вывод экспертов: инвестиционный климат в России не стимулирует бизнес вкладывать средства в модернизацию и обновление основных фондов. Президент Ассоциации региональных банков А. Аксаков отметил, что на инвестиционный климат в РФ существенное влияние оказывает коррупционная составляющая и политическая ситуация в стране. «Коррупция, а также неизменение политического ландшафта наносят большой вред нашей экономике. Должна быть конструктивная оппозиция. Если этого не будет, боюсь, что застой, тренд негативного развития сохранится. Самый удачный этап развития нашей страны — начало 2000-х, когда политики прислушивались к критике и бизнес начал вкладываться в экономику, поверив, что идут перемены, и действительно начался процесс модернизации».

Как видим, лишь общие фразы, и в таком ключе проходит большинство обсуждений. Естественно, ничего конструктивного от банкира услышать нереально, даже если он депутат Госдумы. Кроме вопроса о коррупции, все остальное — обычное оппозиционное словоблудие. Поэтому самым полезным может быть мнение самих потенциальных инвесторов. Группа научных сотрудников Института экономики и организации промышленного производства собрала интересный и полезный материал по теме, состоящий из отдельных мнений самых разных представителей иностранного бизнеса. Результаты получились во многом неожиданные.

Оказывается, чтобы повысить инвестиционную привлекательность России, достаточно очень простых мер.

Прямые иностранные инвестиции на душу населения в России выше, чем в странах БРИК, но если Россия хочет достигнуть уровня жизни европейских стран, общий объем инвестиций с учетом и внутренних источников должен быть значительно больше. Высказывания крупных институциональных и стратегических инвесторов о России достаточно субъективны, но отражают восприятие страны финансовым сообществом.

«Это одна их худших стран: я потерял два часа в московских пробках, хотя ехал с сопровождением полиции. Я никогда сюда не вернусь» (владелец логистической компании с чистой стоимостью 5 млрд. долларов).

«Продавать наши продукты русским или производить их в России для российского рынка — может быть, но доверять свои сбережения стране, которая явно действует аморально (если смотреть на пример Байкальского ЦБК, который до сих пор бессмысленно загрязняет Байкал, заповедник мирового значения), это не только очень рискованно, в том числе с репутационной точки зрения, но еще и безнравственно» (управляющий активами более 300 состоятельных семей в Европе).

«Они объявили дефолт в 1991-м, реструктурировали долг в 1995-м и объявили дефолт в 1998-м! Они украли активы ЮКОСа, Шелл и др. Если вы попытаетесь возмутиться, вас вполне могут выдворить из страны, как выдворили менеджеров ВР. Если продолжите возмущаться, вас могут убить в Лондоне, Вене или Дубае, а если вы не откажетесь от своих показаний в суде, вас могут убить даже во время предварительного заключения. Теперь объясните мне, есть ли хоть одна причина, по которой я должен вкладывать деньги моих клиентов в Россию?» (директор по инвестициям одного из крупнейших пенсионных фондов мира).

«Мы хотели приехать в Россию, чтобы инвестировать 50 млн. долларов, а впоследствии увеличить этот объем до 30 млрд. Но нам это не удалось: сначала мы три раза отстояли очередь, чтобы получить визу. Посольства других стран G20 очень дружелюбны, но не России. Также нам сказали, что в России невозможно передвигаться без переводчика, а при прилете в «Шереметьево» нам предстоит отстоять в очереди на прохождение паспортного контроля два часа. Откровенно говоря, у нас нет на это времени, поэтому мы не собираемся приезжать» (менеджер пенсионного фонда объемом 300 млрд. долларов).

Вот так в общих чертах выглядят некоторые претензии отдельных частных представителей мирового бизнеса. В чем-то они наивны, в чем-то нахальны, в чем-то высокомерны, но главное в том, что подавляющее число претензий — это те самые бичи нашей политической и общественной системы, от которых в первую очередь страдаем мы сами. Не стоит разбирать этот перечень по пунктам, каждый и так найдет в нем хоть что-то, что хотя бы однажды отравило ему жизнь. В связи с этим опять приходит на память работа А. П. Паршева и его «Горькая теорема»:

«Любое производство на территории России характеризуется чрезвычайно высоким уровнем издержек. Эти издержки выше, чем в любой другой промышленной зоне мира. Простейший анализ затрат на производство по статьям расходов показывает, что по каждой статье Россия проигрывает почти любой стране мира, а компенсировать излишние затраты нечем. В первую очередь это происходит из-за слишком сурового климата: производство, да и просто проживание в России требует слишком большого расхода энергоносителей. Энергия стоит денег, поэтому наша продукция при прочих равных условиях получается более дорогой.

Из этого следуют два следствия. Во-первых, наша промышленная продукция, аналогичная иностранной по потребительским характеристикам, оказывается выше по себестоимости и при реализации по мировым ценам приносит нам убыток, а не прибыль.

Во-вторых, наши предприятия оказываются невыгодным объектом для привлечения капиталовложений из-за рубежа, да и для отечественных инвесторов привлекательнее иностранные рынки капитала». Конец цитаты.

Справедливости ради необходимо сразу оговориться: еще ни один экономический «зубр», вооруженный цифрами и расчетами, не опроверг аргументированно эту теорему. Ни один. Кривятся брезгливо, отмахиваются пренебрежительно, наконец, просто звереют при упоминании, но опровергнуть не смог ни один.

 * * *

Тем не менее, испытывая безмерное уважение к автору и его интереснейшему труду, следует признать: он оказался чрезмерно категоричен в оценках, что вместе с тем не умаляет его правоты. Между тем, вопреки всему — и даже здравому смыслу (как это характерно для России) — инвестиции в страну идут. Излишне говорить, что применительно к рассматриваемой теме нас интересуют главным образом прямые инвестиции, направленные на развитие производственного сектора. На первый взгляд, вроде бы наметилась положительная тенденция в соотношении прямых и портфельных инвестиций. Если в прошлые годы разница достигала 8-10 раз, то в первом полугодии 2011 г. эта разница составила примерно 25 раз. Но, как уже говорилось, спекулятивный иностранный капитал, преобладающий на инвестиционном рынке страны, во многом имеет российские корни. Инвесторы, жаждущие легкой добычи и быстрой наживы, не могут принести никакой пользы крупному промышленному производству, да и экономике в целом. Во многом по этой причине сравнительный уровень инвестиций в Россию имеет такой незначительный размер по отношению к мировым инвестиционным проектам, где счет идет на сотни миллиардов долларов.

Исходя из этого, мы видим, что инвестиционные процессы идут, хотя и со скрипом. Но самое показательное в этой схеме — челночное перемещение швейцарских миллиардов. В этой мутной комбинации, как в капле воды, отражается весь комплекс проблем инвестиционной политики. Любопытно было бы узнать, насколько эта ситуация интересна, например, Минфину или МЭРТу, а может быть, она происходила при их непосредственном участии?

А теперь, внимание, вопрос: в свете всего вышеизложенного — с какого боку здесь ВТО? Какую положительную роль в улучшении инвестиционного климата может сыграть Организация, если даже сами крупнейшие мировые потенциальные инвесторы указывают истоки проблем, коренящиеся в глубинах наших общественно-политических процессов? Или, может быть, не в интересах России вплотную заняться вопросами собственной дремучей судебной системы? Или бесконечно декларируемые антикоррупционные меры стали приносить хоть какие-то результаты? А свобода прессы, а мигалки, а обучение английскому языку? Если кто-то считает, что все это хоть в чем-то противоречит интересам страны, пусть первым бросит в автора что угодно! Важно одно: все это не имеет ни малейшего отношения к членству России в ВТО. Инвесторам глубоко плевать, членом чего является или не является страна. «Инвесторы могут работать в странах с разными режимами» — вот ключевая фраза.

Важнейшей проблемой сегодня, как и двадцать лет назад, остается уход капитала из страны. Это — проблема из проблем, несопоставимая ни с какими мифическими выгодами от участия в сомнительных проектах. А. Паршев пишет: «Мы терпим утечку капитала не в тот момент, когда доллары по фиктивным контрактам уходят за границу, а когда позволяем частным гражданам самим принимать решение, на что тратить валютную выручку от продажи общественного достояния. Вот в этот момент капитал и утекает! Продажа сырья, энергии, оборудования, выезд квалифицированных специалистов — вот это на самом деле безвозвратные потери капитала. Все это к нам уже не вернется.

Продав сырье, российский продавец получает доллары. Здесь имеется еще второй шанс остановить утечку капитала, заставив владельца этих долларов купить средства производства и поместить их в России. Но, как правило, этого не происходит. Доллары тратятся на товары потребления или уходят за границу.

Так что же должно быть в правильной экономике?

В правильной экономике не должно быть утечки факторов производства из страны. Всех факторов! В крайнем случае, допустим лишь обмен одних факторов производства на другие! <… >

Вот поэтому главный критерий правильности экономики — все ли граждане заняты добровольным производительным трудом? Есть ли у них все для этого необходимое? Сырье, оборудование, энергия, квалификация? Ведь производить надо не лишь бы что-то производить, а современное и полезное!

Если слишком много не по своей воле безработных или занятость смещается сверх меры в непроизводительную сферу (разнос фломастеров по электричкам — крайне непроизводителен), то правители должны быть сменены и, возможно, наказаны, но, главное, должна быть изменена политика».

Общественно-политическая система России сегодняшнего дня получила уже почти официальное наименование государственно-монополистического капитализма, и типичным представителем этого строя является не кто иной, как чиновник. Ему, как никому другому, выгодно строить внешнеторговые отношения таким образом, чтобы средства уходили на Запад. Схем подобных манипуляций множество, только навскидку можно привести самую примитивную: по сговору покупаешь что-то по более высокой цене там, а товар продаешь туда дешевле. Таким образом, получается сверхприбыль, которая и делится между участниками. Если эту систему не поломать, то никакие меры не способны пресечь утечку капитала. Жизненно необходимо, чтобы все приобретенное по импорту продавалось у нас по ценам, не подрывающим позиции отечественного производителя, а это главная кость в горле ВТО. А. Паршев считает, что импортная продукция должна продаваться у нас в стране «по ценам, которые не должны быть ниже средних издержек на производство этой же продукции в нашей стране».

По мнению журнала «Эксперт», «максимальная теоретическая возможная выгода отечественных предприятий от присоединения к ВТО равна 23 млрд. долларов в год. При этом Россия отдает часть своего рынка, эквивалентную 90 млрд. долларов в год».

Кто создает кризисы?

Мы установили, что вектор в направлении ВТО — не что иное, как часть управленческой стратегии глобального управляющего класса. В продолжение всего процесса не было приведено никаких сколько-нибудь значимых аргументов в пользу этого шага. Сейчас, спустя почти два десятилетия, вопрос этот приобретает наибольшую остроту в свете сжимающихся циклов подъемов и спадов мировой экономики. По оценкам экспертов, наблюдается не просто сокращение циклов, но и размывание границ между ними, поэтому весь процесс в целом можно рассматривать как закономерную агонию безнадежно больной глобальной экономической системы. Со всей очевидностью встал вопрос о необходимости создания международного органа по выработке и реализации программы согласованных антикризисных мер. В качестве такого органа определили саммиты G20. С 1998 г. лидеры Большой двадцатки регулярно собираются, судят-рядят, привозят с собой министров финансов и глав Центробанков, приглашают в качестве экспертов руководителей международных финансовых организаций. В 2008 г. даже был выработан перечень конкретных (с их точки зрения) мер. Далее было еще нескончаемое число сходок и принятие разного рода деклараций, содержание и объем которых подвергался бесконечным изменениям, урезаниям и корректировкам.

Это лишний раз свидетельствует, что у лидеров G20 нет не только единства в принятии решений, но и трезвого видения проблемы. Создается парадоксальная ситуация, когда меры по преодолению кризиса разрабатываются теми же персонами, которые этот самый кризис и создают. В Декларации Вашингтонского саммита ноября 2008 г. перечислен ряд причин глобального кризиса, но, что характерно, о роли таких субъектов, как ФРС и Комиссия по ценным бумагам и биржам США, даже не упоминается. Еще бы, никому не позволительно упоминать всуе «священную корову»! Перечислять, а тем более анализировать в этой работе весь перечень надуманных мер нет никакого желания. Изощренные западные «акулы» и подпевающие им высоколобые отечественные «экономисты» уже много лет пережевывают одну и ту же жвачку, то ли лукавя, то ли искренне не понимая, что целью антикризисной политики должно быть не «надувание пузырей», а создание здоровой экономики, не обремененной грузом долгов и фиктивного капитала, в десятки раз превышающего ВВП. Вся проблема в том, что по-настоящему здоровая экономика — это очередной гвоздь в гроб ныне действующей ФРС, замкнувшей на себя практически все экономики мира. Самым же показательным в итогах саммита было решение о повышении роли МВФ. Этим сказано все. Вместо истребления кровожадного хищника — принесение ему очередной ритуальной жертвы. Воистину, неолиберализм — это религия. С другой стороны, трудно поверить, что развал финансовой пирамиды долларовых обязательств США явился неожиданностью как для финансовых воротил, так и для властей самих США и стран ЕС. Также можно с полной уверенностью утверждать, что и дефолта 1998 г. страна могла бы избежать, если бы власти руководствовались не рекомендациями шарлатанов от экономики, а мнениями настоящих ученых. Другой вопрос, нужно ли это было власти, впрочем, эта тема нами уже рассматривалась.

То же самое и в ситуации 2008-2010 гг.: даже принятие элементарных мер по изменению денежной политики могло значительно самортизировать удар и сохранить стране большую часть потерянных пятидесяти миллиардов долларов. Вопрос построения самодостаточной национальной финансовой системы уже давно лежит на поверхности. Что мешает созданию возможности получения отечественными компаниями долгосрочных кредитов внутри страны, вместо ожидания их из-за рубежа? Ведь в результате антигосударственной деятельности по переводу денег в Стабфонд Россия фактически участвовала в спекулятивной схеме саморазорения, теряя ежегодно до 25 млрд. долларов. В одном из своих выступлений перед китайской делегацией В. Путин озвучил предложение перейти на взаимные расчеты в рублях и юанях, отказавшись от доллара. Понятно, что предложение это в большей степени гипотетическое, потому что экономика Китая преимущественно завязана на экспорт товаров в США, но, как говорится, за попытку спасибо; если рассматривать проблему с концептуальной позиции, эта идея давно витает в воздухе. А первым шагом в этом направлении могли бы стать внешнеторговые расчеты в рублях за продукцию, жизненно необходимую торговым партнерам, например нефть, газ, лес, ядерное топливо, военную технику, а первым и наиболее подходящим кандидатом для этого эксперимента могла бы стать Украина. Да и в целом у всех мало-мальски думающих специалистов, которым небезразлична судьба страны, давно уже чешутся руки надавать по башке нашей паразитической банковской сфере. Объективных претензий очень много, но первоочередной задачей правительства могло бы стать создание системы контроля над целевым использованием государственных стабилизационных фондов. Например, деньги, выдаваемые ЦБ и правительством, поступают в банковскую систему под 4% годовых сроком более чем на 5 лет. Коммерческие банки ссужают их клиентам под 25% и выше. Таким образом, эти средства уходят не в производственный сектор, а в карманы посредников. Налицо афера в чистом виде, во-первых, и раскачка инфляции, во-вторых. Нельзя также исключать и шкурный интерес госчиновников, вовлеченных в этот дегенеративный процесс.

Но это все явления, так сказать, частного порядка. Сегодня, в разгар общемировой финансовой лихорадки, вполне логично было бы озаботиться главным направлением модернизации, а именно — разработкой принципиально новой структуры экономики, отличной от повсеместной, глобальной. Вряд ли у кого-то может вызывать сомнение тот факт, что относительно продолжительные периоды сытого и спокойного благоденствия для Запада закончились раз и навсегда. Цикличность не просто ускоряется — она переходит в эпилептическую фазу. В такой ситуации нужно не думать об углублении интеграции, а в пожарном порядке путем мозгового штурма лучшими умами вырабатывать уникальную стратегию разумного дистанцирования. Россия — объективно единственная страна в мире, располагающая всеми возможностями самодостаточной экономики и имеющая огромный полуголодный внутренний рынок. Понятно, что подобная мысль сегодня может показаться кощунственной и подпадает под ожидаемую неолиберальную анафему, но, может быть, хватит гнаться за модой? Девица с голым пупком на морозе, может быть, и выглядит модно, но вызывает лишь одно желание — покрутить пальцем у виска. Мы уже говорили о том, что вернуть толпу в состояние демографически обоснованного потребления нереально. Каждому хочется иметь столько, сколько предлагает искушающий змей неолиберального рынка, невзирая при этом на истинное качество и содержание потребляемого, поэтому задача во всех смыслах непростая. Порочное всегда усваивается быстрее, но необходимо отдавать себе отчет в том, что если оставить все как есть, то очень скоро времена советского дефицита покажутся праздником. Прочитайте вторую книгу А. Паршева «Почему Америка наступает». В ней он фактически «на пальцах» объясняет последствия сегодняшнего безответственного и бездумного следования за «прогрессивным мировым сообществом».

Показателен в этом аспекте пример Сирии, которую почти не затронул кризис 2008 г. Вообще экономическое положение Сирии во многом сходно с российским и по показателям уровня доходов населения, и по уровню долей иностранного капитала, и даже по продолжительности жизни. Относительная закрытость экономики с преобладанием государственного сектора послужила надежным барьером на пути мирового финансового катаклизма. Речь идет отнюдь не о том, что там все хорошо, наоборот, там все достаточно плохо, почти как у нас, но в данном случае речь идет только о концепции национальной безопасности, и не более того.

 * * *

В этом ключе стоит рассмотреть ситуацию в российской экономике в период Великой депрессии 30-х годов прошлого века. Экономика США и всего мира агонизировала, а что происходило в экономике России? В задачи рассмотрения текущего вопроса не входит рассмотрение негативных аспектов первых пятилеток: они и так хорошо всем известны, в перестроечный период только ленивый не пинал свое прошлое. Нас же интересует, прежде всего, сопоставление состояния открытых и закрытых типов экономик в периоды глобальных рисков.

Официально началом кризиса принято считать 29 октября 1929 г., так называемый «черный вторник», когда за один день фондовый рынок обрушился, и волна, прокатившись по Америке, захлестнула Европу. СССР в те годы, без преувеличения, находился во враждебном окружении. Для тех, кому это сегодня не совсем понятно, можно привести пример Северной Кореи. Вероятность войны постоянно была чрезвычайно высока, что требовало основательной модернизации всего оборонного комплекса, а состояние тяжелой промышленности не отвечало требованиям момента. Дело в том, что годы, предшествующие кризису, были отмечены в странах Запада, а особенно в США, мощным экономическим подъемом, и отставание СССР в темпах индустриализации увеличивалось. Рост безработицы в городах к концу нэпа превысил 2 млн. человек, или около 10% городского населения.

Одним из основных факторов, сдерживающих развитие промышленности в городах, был недостаток продовольствия. Нэп, этот прообраз либерального рынка, диктовал свои экономические законы, и деревня не желала обеспечивать города продуктами по низким ценам. Коммунистические пропагандисты, когда объясняют побудительные причины коллективизации, говорят, что антисоветски настроенные кулаки прятали хлеб и гноили его, лишь бы не кормить советскую власть. Утверждение демагогическое, так как на самом деле все гораздо проще. Кулакам, по большому счету, было совершенно наплевать на то, какая власть. Они просто по законам рынка не хотели продавать свою продукцию дешево, предпочитая ее сгноить. Простая либеральная идеология: если человеку нечем заплатить за хлеб, пусть умирает с голоду.

Руководство того времени решило эту проблему путем планового перераспределения ресурсов между сельским хозяйством и промышленностью, что, по сути, и положило конец нэпу.

Первый пятилетний план был принят V съездом Советов СССР в мае 1929 г., накануне начала мирового экономического кризиса. Государство начало проведение целого комплекса мер экономического, политического, организационного и идеологического характера, что возвело индустриализацию в статус концепции. Мощнейшая пропагандистская кампания обеспечила беспрецедентную поддержку населения, благо недостатка в дешевой рабочей силе не было: после коллективизации в города перебралось большое количество вчерашних крестьян. Миллионы людей в три смены практически вручную строили более 1500 крупнейших в мире объектов, таких как ДнепроГЭС, металлургические гиганты Магнитки, Липецка, Челябинска, Новокузнецка, Норильска, Уралмаш, тракторные заводы в Волгограде, Челябинске, Харькове, Уралвагонзавод, ГАЗ, ЗИС. В 1935 г. открылась первая очередь Московского метро. В 1932 г. СССР прекратил импорт тракторов, а в 1934 г. Кировский завод в Ленинграде начал выпуск пропашного трактора «Универсал», который пошел на экспорт. За десять предвоенных лет было выпущено 700 тысяч тракторов, что составляло 40% их мирового производства.

В срочном порядке создавалась система высшего технического образования. В 1930 г. было введено всеобщее начальное, а в городах обязательное семилетнее образование. Активно стимулировался труд, оплата была привязана к производительности. Создавались центры по разработке и внедрению принципов научной организации труда. Центральный институт труда (ЦИТ) создал около 1700 учебных пунктов по всей стране.

Капиталовложения в тяжелую индустрию сразу превысили ранее запланированную сумму и продолжали расти, поэтому резко увеличилась денежная эмиссия, вследствие чего рост денежной массы более чем в два раза опередил рост производства предметов потребления, что привело к росту цен и дефициту потребительских товаров. (Запомним эту позицию: она нам понадобится в дальнейшем при рассмотрении причин Великой депрессии.)

Активно приглашались иностранные специалисты. Такие компании, как «Сименс АГ», «Дженерал электрик», не только работали в стране, но и осуществляли поставки современного оборудования. Значительная часть производимых в стране образцов техники представляла собой модифицированные зарубежные аналоги.

В 1930 г. между «Амторгом» и фирмой американского архитектора Альберта Кана был подписан договор по консалтингу промышленного строительства. Фирма «Альберт Кан, Инк» получила пакет заказов на строительство промышленных предприятий стоимостью 2 млрд. долларов (около 250 млрд. в современных ценах). Эта фирма обеспечила строительство более 500 промышленных объектов. В Москве был открыт филиал фирмы под названием «Госпроектстрой», которым руководил брат главы компании Мориц Кан. Там работали 25 ведущих американских инженеров и 2,5 тысячи советских специалистов. На тот момент это было самое крупное архитектурное бюро мира. В Москве работало Центральное бюро тяжелого машиностроения (ЦБТМ), филиал немецкой компании «Демаг». Фирма Кана исполняла роль координатора между советским заказчиком и сотнями западных компаний, таким образом, технологический проект ГАЗа выполняла компания Форда, а строительный — американский «Остин». Итальянская «РИВ» построила 1-й Государственный подшипниковый завод в Москве. Построенный по проекту Кана Сталинградский тракторный завод был изначально сооружен в США, а затем размонтирован, перевезен в СССР и собран под наблюдением американских инженеров. Он был оснащен оборудованием более чем 80 американских строительных компаний и нескольких немецких фирм.

Все это, заметим, происходило одновременно с тем, как Америка и Европа буквально загибались от экономического кризиса. В том, что они не загнулись совсем, есть, как видим, заслуга и СССР.

В целом прирост ВВП в СССР в течение 1928-1940 гг. составил в среднем, по различным оценкам, 5% в год. Промышленное производство в период 1928-1937 гг. выросло в 3,5 раза, то есть 16% в год. В частности, выпуск машинного оборудования рос в среднем на 27,4% в год.

К 1940 г. было построено около 9 тысяч новых заводов, и к концу второй пятилетки по объему промышленной продукции СССР занял второе место в мире, уступая лишь США. Резко снизился импорт, что свидетельствует об экономической независимости. Открытая безработица была ликвидирована. За этот период вузы и техникумы подготовили 2 млн. специалистов. Только в течение первой пятилетки был налажен выпуск синтетического каучука, высокомарочного цемента, экскаваторов, высококачественных сортов стали, мотоциклов, наручных часов, фотоаппаратов. Был заложен фундамент науки, которая со временем вышла на ведущие мировые позиции. Стало возможным перевооружение армии; оборонные расходы выросли до 10,8% бюджета. В 1936 г. была отменена карточная система, что сопровождалось повышением зарплат в промышленном секторе. Средний уровень потребления на душу населения в 1938 г. был на 22% выше, чем в 1928 г.

Профессор Н. Д. Колесов полагает, что без осуществления политики индустриализации не была бы обеспечена политическая и экономическая независимость страны. И он, безусловно, прав. Источники средств для индустриализации, так же как и ее темпы, были предопределены экономической отсталостью и слишком коротким сроком, отпущенным на ее ликвидацию. По мнению Колесова, стране удалось ликвидировать отсталость всего за 13 лет.

Вот таким образом жизнь заставила, а государственное мышление осуществило то, что уже на протяжении двадцати с лишним лет не может осуществить (да и никогда(!) не осуществит) либеральная рыночная доктрина. Чрезвычайно яркий пример «неэффективности» плановой экономики и «рабского» труда.

Мировой экономический кризис 30-х годов прошлого века свое название получил по причине того эмоционального состояния, в котором пребывало западное общество. Люди погрузились в состояние депрессивного оцепенения. Количество самоубийств увеличилось в разы. Были ли люди на Западе более счастливы, чем стонущие под гнетом тоталитарной коммунистической деспотии в атмосфере массовых репрессий? В истории трудно найти временной отрезок, когда энтузиазм масс и всеобщий оптимизм бывали так высоки, несмотря на очевидные и неоспоримые гримасы сталинского режима. На отрезке 1920-1930-х годов Запад получил убитую экономику и миллионы разрушенных человеческих судеб. Россия же получила крупнейшую промышленность в мире, одну из лучших научных баз, всеобщую грамотность и фундамент лучшего в мире среднего и высшего образования.

Депрессии у людей быть не могло. На нее просто не было времени…

 * * *

Как уже говорилось выше, началом Великой депрессии официально принято считать 29 октября 1929 г., когда произошло обрушение фондового рынка и акции одномоментно упали на 10 млрд. долларов. Исчезновение кредитных денег в таком объеме поставило на грань катастрофы более 25 млн. человек только в США. Разорилось 135 000 компаний, а доходы ведущих корпораций упали на 60%. Общая капитализация рынка снизилась в 4,5 раза: с 87 млрд. до 19 млрд. долларов. Стоимость фермерских хозяйств упала в цене в 10 раз. 897 000 фермеров лишились средств к существованию.

Справедливости ради стоит отметить, что наблюдался и некий подготовительный период. Например, объем строительства начал сокращаться еще в 1926 г., а уже к августу 1929 г. началась полномасштабная рецессия. Реакция Федеральной резервной системы была нулевая. Лишь в феврале 1930 г. была снижена базовая ставка с 6 до 4% и произведен выкуп государственных облигаций с рынка для поддержания ликвидности. Больше никаких телодвижений для спасения ситуации сделано не было. Официальная позиция казначейства: дать возможность рынку самостоятельно корректировать пропорции и цены. Знакомо, не правда ли?

Лето 1930 г. ознаменовалось еще одним любопытным событием, а именно принятием так называемого тарифа Смута — Хоули, который вводил сорокапроцентную пошлину на весь импорт якобы для защиты внутреннего рынка. Именно таким образом кризис был экспортирован в Европу, поскольку европейские производители практически потеряли рынок США.

К концу 1930 г. созрела и банковская паника: вкладчики начали массовое изъятие вкладов. Падение ВВП по состоянию на 1932 г. — лавинообразное — на 31%, уровень безработицы — 23,6%. К этому времени работу потеряли уже 13 млн. американцев, а вкладчики — 2 млрд. долларов депозитов. Денежная масса сократилась на 31% — до 20 млрд. долларов. Доверие людей к финансовым институтам было подорвано полностью, вследствие чего средства переводились в наличность, что катастрофически усиливало рецессию.

Наконец к началу 1932 г. власти начали проявлять некоторые признаки жизни. Конгресс учредил Финансовую корпорацию реконструкции, в задачи которой входило оказание финансовой помощи железным дорогам, различным финансовым институтам и крупным корпорациям, а вскоре в сферу забот включили и сельское хозяйство. Кроме того, были приняты закон о Федеральном жилищном банке и законы, направленные на либерализацию ФРС, а также повышена ставка подоходного налога до 63%. Все это не могло избавить администрацию Гувера от критики общественности, поэтому осенью 1932 г. он с треском провалил президентские выборы, уступив власть демократам во главе с Ф. Рузвельтом. Таким образом, было положено начало процессу, впоследствии получившему название «Новый курс Рузвельта».

Меры по выведению страны из кризиса новый президент начал принимать сразу. Через Конгресс было проведено решение о создании Федеральной корпорации страхования вкладов и Федеральной администрации чрезвычайной помощи. Была разработана программа привлечения безработных к общественным работам, таким как строительство каналов, дорог, мостов. Численность занятых достигала 4 млн. человек. Через Конгресс были проведены законы, регулирующие финансовую сферу: чрезвычайный банковский закон, закон о разграничении инвестиционных и коммерческих банков, закон о кредитовании сельского хозяйства, закон о комиссии по ценным бумагам. Был реструктурирован двенадцатимиллиардный фермерский долг, сокращены проценты по ипотечной задолженности и удлинен срок погашения долга. Фермерам был предоставлен заем, и аграрные банки в течение четырех лет выдали пятистам тысячам землевладельцев ссуды в общей сумме 2,2 млрд. долларов на льготных условиях. Но наряду с принятием этого иезуитского закона фермерам предписывалось сократить производство, урезать посевные площади, снизить поголовье скота, и все это лишь с одной целью — взвинтить цены на сельхозпродукцию.

Было составлено несколько сотен так называемых «кодексов честной конкуренции» в самых различных отраслях. Стороны гарантировали минимальную зарплату, а также единую зарплату для всех работников одной категории. Эти кодексы охватили 95% всех промышленных рабочих, что серьезно ограничивало конкуренцию.

Государство решительно вторглось в сферу образования, здравоохранения, гарантировало прожиточный минимум, взяло на себя обеспечение престарелых, неимущих, инвалидов. Правительственные расходы в 1932— 1940 гг. выросли более чем вдвое. Однако к 1937 г., когда экономика, казалось бы, набрала необходимые обороты, расходы на социальные нужды были резко сокращены, тем самым страна снова покатилась по наклонной плоскости рецессии.

Чем же была вызвана неожиданная смена нового курса и какие плоды принесли антикризисные меры?

Хотя падение ВВП значительно замедлилось и составило в 1933 г. лишь 2,1%, но безработица выросла до 25%, что в макроэкономическом аспекте означает полную катастрофу, кроме того, в 1934 г. доллар был девальвирован на 41%. Почти сразу же после вступления в должность Рузвельту пришлось столкнуться с третьей волной банковской паники, что было несколько неожиданно и малообоснованно, так как первые сто дней он активно проводил в жизнь новые законодательные инициативы, которые ни с каких позиций не могли вызвать у населения и бизнес-сообщества ничего, кроме новых надежд и осторожного оптимизма. Надо отдать должное твердой позиции и хорошей реакции Рузвельта: моментально все банки были закрыты на неделю, в течение которой была организована отработка программы по гарантированию вкладов. По сути, это событие можно считать даже не предупреждением, а скорее, тонким намеком со стороны определенных кругов. Если внимательно отследить хронологический событийный ряд его президентства в те годы, то можно заметить целую серию таких ненавязчивых намеков, вызывавших события, на первый взгляд, абсолютно немотивированные. Гром грянул в 1935 г., когда Верховный суд США постановил, что создание Национальной администрации восстановления противоречит Конституции Соединенных Штатов. Дело в том, что закон, вводящий данный институт, фактически отменял многие антимонопольные акты и поднимал роль профсоюзов, что никоим образом не отвечало интересам разного рода финансовых спекулянтов.

К концу 1939 г. индекс промышленного производства составлял лишь 90% от уровня 1932 г., а безработица была на уровне 17%.

Если рассматривать события периода 1929-1933 гг. в цифрах, то они поражают воображение. Промышленность США была отброшена назад к уровню 1911 г. ВНП упал с 103,9 до 56 млрд. долларов. По данным американской Ассоциации по исследованию проблем труда, число безработных было значительно выше официального и достигало 17 (!) млн. человек. Жилье потеряли 2,5 млн. человек. Кризис, подобно вирусу, распространился практически на все страны Запада, в особенности это ощутили граждане Германии, Франции, Великобритании, Японии, страны Центральной и Юго-Восточной Европы, Азии и Латинской Америки.

 * * *

С тех пор и по сей день тема эта стала коньком для большого числа историков и экономистов. Высоколобые спецы поспешили подверстать произошедшее под «классическую экономическую теорию», вникая в которую, индивид толпы впадает в ступор и окончательно перестает что-либо понимать. Так, согласно одной из точек зрения, причиной Великой депрессии послужило перепроизводство товаров и дефицит денежной массы. Поскольку доллар был привязан к золоту, а количество его было ограничено, то и возник дефицит денег, что привело к дефициту платежеспособного спроса на товары и услуги. Ну а дальше как по цепочке: резкое падение цен на товары, банкротство предприятий, безработица, заградительные пошлины на импорт, падение потребительского спроса и резкое падение уровня жизни. С точки зрения «экономической науки», все вроде бы верно. Но ум, не обремененный экономической теорией, сразу же улавливает в этих объяснениях некогерентность мышления.

Согласно другой точке зрения, Великой депрессии предшествовал бурный рост экономики, и это действительно так. С 1917 по 1927 г. национальный доход США увеличился почти в три раза. Было освоено конвейерное производство, активно развивался фондовый рынок с неизбежно сопутствующим ростом спекулятивных операций, дорожала недвижимость. Рост производства требовал увеличения денежной массы. (Вспомним аналогичную ситуацию в СССР десятью годами позже.) Развитие экономики опережало увеличение золотого запаса, что привело к возникновению скрытой инфляции, так как правительство печатало новые деньги. Тем самым была подорвана обеспеченность доллара золотом, нарастал дефицит бюджета, а ФРС снижала учетную ставку. Создалась ситуация, когда рост производительности труда в промышленности уменьшился, а количество псевдоденег (векселей, расписок) возросло. Этот дисбаланс в экономике и привел к «черному вторнику» 1929 г.

Сегодня в среде неолиберальных экономистов преобладает мнение, что «Новый курс» Рузвельта лишь усугубил кризис. С упорством, достойным лучшего применения, они пытаются доказать недоказуемое, а именно что при невмешательстве администрации кризис мог быть преодолен пятью годами раньше. Так вот, можно взять на себя ответственность утверждать, что не мог. И не потому, что правительство применило какие-то исключительно гениальные меры, и не потому, что «рынок все отрегулирует», а потому, что выход из кризиса именно в этот период не входил в планы сил, его организовавших. Одно из официальных подтверждений этому прозвучало весьма неожиданно. В свое время в свет вышла любопытная работа основоположника теории монетаризма и родоначальника Чикагской экономической школы Милтона Фридмана в соавторстве с не менее известной Анной Шварц под названием «Монетарная история Соединенных Штатов 1867-1960 гг.», где они доказывали, что в создании кризиса доверия к финансовым институтам была виновна ФРС, так как она не оказала банкам своевременной помощи, что и привело к волне банкротств. По их мнению, меры, предпринятые администрацией Рузвельта начиная с 1932 г., должны были быть приняты значительно раньше. С этим трудно спорить, так как ответ на вопрос уже тогда лежал на поверхности.

Почему же этого не было сделано?

В 2002 г., выступая на праздновании 90-летия М. Фридмана, член совета директоров ФРС Бен Бернанке сказал: «Я хотел бы сказать Милтону и Анне: что касается Великой депрессии, вы правы, это сделали мы. И очень огорчены. Но благодаря вам мы не сделаем этого снова».

Вполне можно допустить, что людоед тоже жалеет своих жертв и сильно огорчается за обедом, но не можем же мы поверить в то, что он добровольно перестанет питаться?

Интересно, что трагедия тех лет настолько врезалась в генетическую память американцев, что с тех самых пор в подавляющем большинстве голливудских фильмов грабители банков предстают как исключительно симпатичные и положительные ребята, а банковские служащие не вызывают ничего, кроме злорадства и презрения.

Однако вернемся к некогерентности экономических обоснований.

Лен Клампетт в популярной работе «Верните нашу добычу» пишет: «Необходимо иметь в наличии четыре главных условия, чтобы развивался оплачиваемый труд:

1) собственно объем работ;

2) необходимые материалы;

3) рабочую силу, которая бы выполнила эту работу;

4) деньги, чтобы оплачивать выполненную работу.

Если нет хотя бы одного из этих условий, не может быть выполнена никакая работа. Это абсолютно саморегулирующаяся система. Если есть объем работ, и нужные материалы, и люди, которые готовы выполнять эту работу, то все, что нам остается, — это создать деньги. Совершенно просто.

Спросите себя, почему возникли экономические депрессии. Единственное, чего недоставало обществу, — это денег, чтобы покупать товары и услуги. Объем работ все еще был в наличии. Материалы никуда не исчезали, и товары были легко доступны в магазинах или же могли быть произведены в обмен на деньги. <… >

В Соединенных Штатах выпуск денег контролируется Собранием генерального резерва. Это не правительственная организация, а собрание частных банкиров. Большинство считает, что федеральный резерв должен быть федеральной же организацией национального правительства. Но это не так. В 1913 г. президент Вудро Вильсон подписал декрет, которым создал федеральный резерв и обрек население своей страны на долговое рабство до тех пор, пока не наступит момент для народа очнуться от своего оцепенения и свергнуть эту алчную тиранию. <…>

Чтобы понять, как действует выпуск денег в обществе, можно привести пример, сравнив деньги, находящиеся в обороте в экономике, с железнодорожными билетами. Эти билеты напечатаны в типографии, и типографии уплачено за ее работу. Типография никогда не предъявляет права собственности на напечатанные ею билеты… И мы даже не можем себе представить железнодорожную компанию, которая отказала бы предоставить пассажирам места в поезде на том основании, что не было напечатано достаточное количество билетов. По тем же самым причинам правительство не должно отказывать людям в праве доступа к нормальной коммерции, таким образом исключая этих людей из экономического процесса только потому, что у него «нет достаточного количества денег (бумажных и металлических)». (Подобно железнодорожной компании, просто нужно заказать печать недостающего количества денег.)

Предположим, правительство просит у банков взаймы 10 миллионов долларов. Банкирам это будет стоить всего-то несколько сотен долларов — напечатать денежную массу и еще несколько — провести по бухгалтерии. Вы полагаете справедливым, если наши граждане должны ежедневно бороться за каждый цент на поддержание своих семей и очагов, тогда как банкиры жиреют на этих льготах?

Кредит, созданный Правительственным банком, лучше кредита частных банков, потому что в данном случае нет необходимости сбора налогов, чтобы получить обратно деньги у людей, и нет никакого побочного процента, который увеличивает расходы. Публичное сооружение, построенное на деньги кредита Правительственного банка, — это актив, и он является заместителем денег, которые были созданы в момент завершения работ.

Никакие наши проблемы не исчезнут до тех пор, пока мы не исправим систему создания, распределения и обращения денег. Как только эта задача будет разрешена, все части встанут на свое место».

 * * *

Может ли «чистый разум», не замутненный экономическими теориями, понять, почему в государстве всего много и все дешево, а народ лишается жилья, работы, нищает и голодает? Вспомним Пушкина:

И был глубокий эконом, То есть, умел судить о том, Как государство богатеет И чем живет, и почему Не нужно золота ему, Когда простой продукт имеет.

Для лучшего понимания природы этой, на первый взгляд, несуразности, совершим небольшой экскурс в историю вопроса.

В 1790 г. в США впервые обсуждалась тема создания Центрального частного банка. Отец-основатель главной банкирской династии Мейер Ротшильд произнес тогда ключевую фразу: «Дайте мне право выпускать и контролировать деньги страны, и мне будет совершенно все равно, кто издает законы!»

Из письма братьев Ротшильд, написанного из Лондона одной из банковских фирм в Нью-Йорке, 1863 г.:

«Те немногие, кто в состоянии понять систему чеков и кредитов, будут так заинтересованы в ее возможностях или так зависимы от ее услуг, что от этой группы можно не ожидать никакого сопротивления. Между тем, с другой стороны, большая часть людей будет неспособна по своему уровню умственных способностей понять огромные преимущества, которые капитал извлекает из этой системы, и они будут нести свое бремя, возможно, даже не подозревая, что эта система враждебна, что она наносит ущерб их интересам».

В 1891 г. американским банкирам и их агентам был разослан конфиденциальный циркуляр следующего содержания:

«Уполномочиваем наших агентов по заемным операциям в западных штатах предоставлять наши фонды под гарантию недвижимой собственности с истечением срока займа 1 сентября 1894 г. и ни днем позже этой даты.

Первого сентября 1894 г. не возобновлять займ ни при каких условиях.

Первого сентября мы потребуем наши деньги, исполним ипотечные условия и станем кредиторами, владеющими землей.

Мы сможем завладеть двумя третями всех ферм к западу от Миссисипи и тысячами ферм также и на востоке от Большого Миссисипи, установив наши собственные цены.

Также сможем завладеть тремя четвертями ферм на западе и деньгами всей страны.

Следовательно, фермеры превратятся в арендаторов, как в Англии».

Автор Декларации независимости Томас Джефферсон, став президентом США в 1801 г. и памятуя о конфликте с секретарем Казначейства Александром Гамильтоном, однажды заявил: «Если американский народ когда-либо позволит банкам контролировать эмиссию своей валюты, то вначале посредством инфляции, а затем дефляции банки и корпорации лишат людей всего имущества. Я искренне полагаю, что банковские институты более опасны для свободы, нежели регулярные армии».

Глобальный масштаб замыслов Мейера Ротшильда нашел свое подтверждение более века спустя, когда в 1910 г. с соблюдением всех правил конспирации на уединенном острове в Атлантике собрались крупнейшие представители международных финансово-промышленных групп: Ротшильдов, Морганов, Заксов, Гольдманов, Рокфеллеров, Куна и Леба. Собрал всех небезызвестный Пол Варбург, потомок семьи Оппенгеймеров. Именно тогда и был составлен секретный план создания ФРС. Позже соответствующий закон провели через Конгресс абсолютно мошенническим способом, после чего конгрессмен Макфедден однажды констатировал, что было создано сверхгосударство, «управляемое международными банкирами и промышленниками, объединившимися, чтобы поработить мир ради своей прибыли».

В известной работе «Тупики глобализации» С. Егишянц пишет:

«В апреле 1929 г. первый глава ФРС Пол Варбург разослал олигархам секретное письмо с предупреждением о неизбежности грядущего кризиса. Крупнейшие банкиры США вывели все свои деньги с фондового рынка, переложив их в золото. После чего 24 октября 1929 г. вообще перестали выдавать финансовым компаниям какие-либо кредиты со сроком погашения более одного дня. Наступил паралич финансово-кредитной системы, ответом на который стал обвал фондовой биржи Нью-Йорка 28 и 29 октября. Огромные сбережения людей вмиг обратились в пыль, а за этим с полугодовой задержкой случился крах всей кредитной пирамиды. Зато крупнейшие олигархи тех времен (Ротшильды, Рокфеллеры, Морганы, Кеннеди, Барухи и т. д.) неплохо поднажились — например, состояние Джозефа Кеннеди с 1929 по 1935 г. выросло в 25 раз».

 * * *

Каким же чудесным образом история ходит кругами! Не правда ли, такие знакомые российские мотивы 90-х годов прошлого века? Действительно, к началу 1930-х годов США имели самую динамично развивающуюся промышленность в мире, великолепные земельные угодья, наиболее благоприятный для сельского хозяйства климат, жизненно активное, не боящееся тяжелого и мотивированного труда население, развитую сеть автомобильных и железных дорог, речной и морской транспорт, лучшую в мире систему связи. Территория страны никогда не знала разорительных войн. Таким образом, лишь по показателям, перечисленным выше, страна представляла собой лакомый кусок для международной банкирской мафии. Когда обывателю говорят о разного рода падениях индексов, ставок, инфляциях и дефляциях, он подпадает под гипнотическое воздействие специальной терминологии и проникается убеждением, что ситуация действительно чрезвычайно серьезна и непоправима, а самое главное, что виноватых как будто бы и нет, а все происходящее — следствие необъяснимой экономической стихии на манер природного стихийного бедствия. А между тем в начале 1930-х банкиры просто отказали в кредитах, а платежи принимали, поэтому деньги исчезали из оборота. Таким предельно простым способом, скрупулезно следуя «заветам» Ротшильда, банкиры захватили чужую собственность, исчисляемую тысячами ферм, промышленных предприятий, частных домов и зданий. Простенько и со вкусом.

Весьма характерно, что предпринимаемые Рузвельтом антикризисные меры были признаны антиконституционными, в то время как существование такой дикой — с точки зрения здравого смысла и Конституции — организации, как Федеральная резервная система, не вызывает у Верховного суда никаких сомнений. Дело в том, что в 1913 г., в бытность президента Вудро Вильсона, через Конгресс протащили законопроект о Центральном банке, названном ФРС, протащили точно так же, как при Рузвельте закон о национальной администрации. Вот только оказалось, что преднамеренно гробить экономику конституционно, а спасать ее — нет. Согласно закону о Федеральном резерве, Конгресс лишался права на эмиссию денежной массы и весь контроль над производством денег возлагался на частную — по факту — Корпорацию федерального резерва. Хотя в первой статье Конституции США записано: «Конгресс имеет право: чеканить монету, регулировать ее ценность и ценность иностранной монеты. Устанавливать наказания за подделку ценных бумаг и находящейся в обращении монеты Соединенных Штатов». Фантастика! Ведь речь идет о «правовом государстве»!

Версия для толпы была примитивна, она до сих пор используется, в том числе — в современной России, а общий смысл сводится к тому, что финансы должны быть независимы от политики и правительства, дабы предотвратить риски спадов и подъемов, обусловленные политической ситуацией. Результаты честности данной мотивировки мы имеем возможность наблюдать на протяжении последнего века.

Необходимо учитывать, что Соединенные Штаты — лишь звено в длинной цепи жертв глобальной финансовой аферы. Сегодня мы можем наблюдать, что весь мир опутан единой финансовой паутиной, что является результатом тщательно отработанной долгосрочной и поистине дьявольской программы. Европа запуталась в ней еще в XVII-XVIII веках, Америка — в начале XX. Долго упиралась Япония: до 1998 г. Центральный банк еще был частично подчинен правительству, но сломали и ее. Таким образом, национальные правительства не имеют юридической возможности осуществлять экономическую политику по своему усмотрению, руководствуясь принципом целесообразности, а обязаны идти на поклон к банкирам и выпрашивать кредиты под проценты, бесконечно увеличивая государственный долг без всякой перспективы его погашения.

Обвиняя сегодня Америку во всех смертных грехах, не следует забывать, что эта страна единственная, целый ряд руководителей которой пал жертвой в борьбе за независимость от глобального финансового спрута.

В 1828 г. герой войны с Англией Эндрю Джексон становится президентом США и тут же вступает в непримиримую борьбу за сокращение государственного долга перед Вторым банком США под патронажем Натана Ротшильда. Длительные позиционные финансово-политические бои с системой закончились в январе 1835 г. покушением на Джексона.

В 1861 г. началась гражданская война между Севером, которому катастрофически не хватало денежной массы, и Югом, который в деньгах недостатка не испытывал. И это, заметим, в едином государстве. У кого еще могут оставаться сомнения в природе возникновения военных конфликтов?

Совершенно ясно, что ситуация искусственного происхождения и полностью инспирированная. Авраам Линкольн, не мудрствуя лукаво, запустил собственный печатный станок. Для отличия государственных денег от банкнот частных банков они красились с обратной стороны в зеленый цвет, отчего и получили название «грины», или «баксы». Это внутриполитическое решение вызвало неожиданный глобальный резонанс. Англия и Франция, до того момента лишь финансировавшие сепаратистов, открыто выступили на стороне Юга. От прямого военного вмешательства США спасли Россия и Германия, когда Александр II и Отто фон Бисмарк заявили ультиматум, приравнивая потенциальные шаги Юга к объявлению войны своим странам. Интервенции не произошло, но Линкольну это не простилось: его убили, а пущенные в оборот деньги изъяли из обращения.

Глава банковского комитета Конгресса США Джеймс Гарфилд в 1881 г. становится президентом. Как человек информированный, искушенный в финансовых махинациях, а главное — не утративший совести и чувства собственного достоинства, он сразу же после инаугурации заявил:

«Тот, кто контролирует денежную массу страны, является полным властелином ее промышленности и торговли… Когда вы поймете, как просто вся экономическая система так или иначе контролируется несколькими влиятельными людьми, вам не нужно будет объяснять, где причины депрессий и инфляции». Через несколько дней Джеймс Гарфилд был убит.

В 1896 г. президентом США становится Уильям Маккинли. В конце первого президентского срока, изучая причины очередного кризиса 1890 г., он имел неосторожность инициировать расследование в отношении финансовой деятельности «империи» Моргана, имеющее антимонопольную направленность. Сразу же после переизбрания на второй срок Маккинли был убит.

Если мы проследим динамику государственного долга США, то увидим, что уже к 1901 г. он составлял около 1 млрд. долларов. После вступления страны в Первую мировую войну он сразу же вырос до 25 млрд. К началу Второй мировой войны он составлял уже 50 млрд. После окончания войны долг составлял 250 млрд. — и так далее по нарастающей. На начало 2007 г. долг подполз к 10 трлн. (!) долларов. Когда мы обвиняем американцев, что они живут не по средствам, мы правы лишь отчасти. Простые американцы — такие же жертвы, как и вся остальная толпа, населяющая планету. Череда традиционных покушений на американских президентов, как мы уже видели, позволяет сделать вполне определенный вывод, опирающийся на системный анализ.

В июне 1963 г. правительство Соединенных Штатов издало указ, регламентирующий право эмиссии денежной массы, выключая тем самым ФРС из процесса печатания долларов. Новая валюта стопроцентно обеспечивалась серебром и полным ходом печаталась в государственных типографиях. Автор указа — президент Джон Фицджеральд Кеннеди, который осенью того же года был застрелен в Далласе, а банкноты изъяты из обращения. Почти абсолютное повторение истории Авраама Линкольна. В этом смысле загадка убийства Дж. Кеннеди еще ждет своего исследователя, но, говоря словами М. Задорнова, «все в этом мире — из-за «бабок», а Россия, уже вляпавшаяся обеими ногами в «прогрессивное мировое сообщество», просто физически не может быть исключением из общего правила.

 * * *

Однако вернемся к Великой депрессии, так как событие это во многих смыслах узловое. Когда экономисты спорят о его причинах и путях выхода из создавшейся ситуации, они либо откровенно лукавят, либо грешат все тем же калейдоскопическим идиотизмом. Причины мы уже рассмотрели, и исходя из этого совершенно понятно, что путь выхода вполне детерминирован и никакие антикризисные меры значения иметь не могли. В этом смысле пресловутый «Новый курс» Рузвельта мог быть либо масштабной дезинформацией толпы, либо попыткой хоть как-то смягчить последствия для населения, но в любом случае не понимать природу вопроса руководитель такого масштаба не мог, тем более, убрав из обращения внутри страны золото как основу бумажного доллара, он, по сути, укрепил позиции ФРС, что послужило дальнейшему развитию мировой финансовой пирамиды.

Начало Второй мировой войны совершило чудо в экономике Соединенных Штатов. И чудо заключалось в том, что если в течение последних десяти лет банкиры не могли найти денег на насущные нужды погибающей экономики, то с началом войны, как по мановению волшебной палочки, сразу обнаружились многие миллиарды для создания военной инфраструктуры, вооружения, обмундирования и всего того, что потребно всепоглощающему военному молоху. Военные приготовления обеспечили невиданную доныне занятость гражданского населения, предприятия не только заработали, но и перешли на две-три смены, обнаружилась небывалая потребность в сельхозпродукции. Самое смешное, а скорее грустное, что даже после этого люди не дали себе труда задуматься об истинных причинах приключившейся с ними беды в годы Великой депрессии.

Надо полагать, что олигархический шабаш 1910 г. посреди Атлантики не ограничивался лишь планами относительно США. Масштаб такого «голема», как ФРС, не мог ограничиваться его активизацией в рамках одной только страны. Набиравшему силу и крепнущему монстру становилось закономерно тесно в рамках Америки. Вирусы кризиса, запущенные в 1930-х годах в Европу, имели цель подготовить почву для более масштабных свершений. Управленческая стратегия развития Европы после Первой мировой войны вполне закономерно принадлежала все той же банде банкиров и осуществлялась посредством Банка Англии и ФРС США. Германия после поражения представляла собой идеальный полигон для обкатки принципиально новых инструментов осуществления глобализации.

Специалисты выделяют четыре этапа осуществления этой стратегии:

1-й этап: с 1919 по 1924 г. — подготовка почвы для массированных финансовых вливаний в экономику Германии;

2-й этап: с 1924 по 1929 г. — установление контроля над финансовой системой Германии и финансовая поддержка национал-социализма;

3-й этап: с 1929 по 1933 г. — провоцирование и развязывание глубокого финансово-экономического кризиса и обеспечение прихода к власти нацистов;

4-й этап: с 1933 по 1939 г. — финансовое сотрудничество с Гитлером и провоцирование экспансионистской внешней политики, направленной на подготовку и развязывание Второй мировой войны.

Вступив в Первую мировою войну, США щедро ссудили союзников кредитами на сумму без малого 9 млрд. долларов, что в совокупности с последующими кредитами составило сумму более 11 млрд. долларов. Вполне естественно, что по окончании войны и Англия, и Франция всячески старались поправить финансовые дела за счет проигравшей стороны. Благо в России произошла революция, поэтому с нее и «взятки были гладки». Германию обязали выплачивать огромные суммы репараций на крайне кабальных условиях. После этого произошло ровно то, что и должно было произойти: капиталы потекли за рубеж, налоговые поступления в казну прекратились, что создало чрезвычайный дефицит бюджета. Правительство было вынуждено выпускать в оборот огромное количество ничем не обеспеченных денег, что привело к «великой инфляции» 1923 г. и печально знаменитому «Рурскому кризису» — франко-бельгийской оккупации Рура. Начал завязываться тугой узел неразрешимых европейских проблем. Именно тогда госсекретарь США Юз сказал: «Надо выждать, когда Европа созреет для того, чтобы принять американское предложение».

План сводился к проникновению англо-американского капитала в экономику Германии, для чего путем разного рода закулисных соглашений управляющим Рейхсбанка был поставлен Ялмар Шахт — креатура «Дж. П. Морган и К» и лично главы Банка Англии Монтегю Нормана.

В 1924 г. был реализован так называемый план Дауэса, который, с одной стороны, почти вдвое сокращал выплату репараций Германией, а с другой — предусматривал предоставление кредита в размере 200 млн. долларов, половина из которых выделялась банком Моргана. При этом устанавливался полный контроль над всей финансово-кредитной системой страны. Система была выстроена с поистине дьявольской хитростью и получила название «абсурдный веймарский круг». Суть ее заключалась в том, что золото, выплачиваемое Германией в виде репараций, путем многоходовых комбинаций попадало в банки США, после чего в виде помощи возвращалось обратно в Германию, которая опять платила им же Англии и Франции, которые, в свою очередь, оплачивали им военный долг США. Последние, обложив его процентами, вновь направляли в Германию. Таким образом, вся Германия жила в долг и полностью зависела от «доброй воли» Соединенных Штатов.

Самое же интересное то, что за кредиты Германия расплачивалась еще и акциями предприятий, таким образом, к 1929 г. германская промышленность за счет американских денег занимала второе место в мире и почти вся принадлежала ведущим американским финансово-промышленным группам. Например, «ИГ Фарбениндустри», финансировавший избирательную кампанию Гитлера, находился под контролем «Стандарт Ойл», принадлежащей Рокфеллеру; АЭГ и «Сименс» — под контролем «Дженерал Электрик», принадлежащей Морганам (они же владели 30% акций компании «Фокке-Вульф»). Дюпоны посредством «Дженерал моторс» контролировали «Опель», а Генри Форд контролировал 100% акций концерна «Фольксваген». Металлургический концерн «Ферейнигте штальверке» Тиссена, Вольфа, Флика и Феглера создавался на деньги банка «Дилон Рид и К», принадлежащего Рокфеллеру. Кроме того, под американским контролем оказались крупнейшие германские банки «Дойче банк», «Дрезднер банк» и «Донат банк».

Бывший канцлер Германии Брюнинг в свое время писал, что начиная с 1923 г. Гитлер стал получать крупные суммы из-за рубежа. Происхождение денег было неизвестно, а поступали они через Швецию и Швейцарию. Годом раньше в Мюнхене состоялась встреча Гитлера с военным атташе США Трумэном Смитом, который в своем донесении в Управление военной разведки давал Гитлеру весьма лестные характеристики. Позднее Смит познакомил Гитлера с Эрнстом Ганфштенглем, выпускником Гарварда, который, в свою очередь, свел его с представителями британского

истеблишмента.

 * * *

В 1929 г. вступил в действие третий этап плана, начавшийся с «черного вторника». Кредитование Германии было резко прекращено, а Англия в 1931 г. отказалась от золотого стандарта, чем полностью перекрыла финансовые поступления в Веймарскую республику.

1 января 1932 г. Гитлер и фон Папен встретились с Монтегю Норманом и обоими Даллесами и заключили секретный договор о финансировании НСДАП. Вскоре Гитлер стал рейхсканцлером. Обращает на себя внимание более чем лояльное отношение к новому правительству. С молчаливого согласия Англии и Франции Германия перестала выплачивать репарации, а в 1933 г. Я. Шахт посещает США, встречается с Рузвельтом и получает кредиты на 1 млрд. долларов, вслед за этим на встрече в Лондоне с М. Норманом получает еще 2 миллиарда и полное прощение предыдущих кредитов. В конце 1930-х годов американское отделение банка Шредера сливается с домом Рокфеллера и образует банк «Шредер, Рокфеллер и К». В 1934 г. компания «Стандарт Ойл» купила в Германии землю под строительство нефтеперерабатывающих комбинатов, продукция которых полностью шла на обеспечение нужд Германии. В то же время США тайно поставили в Германию оборудование для авиационных заводов, на которых впоследствии начали производиться новейшие образцы военных самолетов, а знаменитый «Юнкерс-87» вообще создавался по американской технологии. В 1941 г. американские инвестиции в экономику Германии составляли 475 млн. долларов.

Сам собой напрашивается вопрос, с кем же на самом деле воевала вся Европа и СССР — с Германией или с Великобританией и США? Ответ очевиден. В свете всего вышеперечисленного становится понятен крайне неубедительный характер «странной войны», а бомбардировки Лондона — не что иное, как акция прикрытия на манер 11 сентября.

Не так давно Парламентская ассамблея ОБСЕ приняла резолюцию «О восстановлении разделенной Европы…», где ответственность за Вторую мировую войну возлагается в равной степени на Германию и СССР. Есть серьезные основания полагать, что документ сей был состряпан не без участия Госдепа США и Великобритании. Сходство ролей Германии и СССР лишь в том, что обе страны стали жертвами банды людоедов с атлантического острова, как и народы всей Европы, не исключая и народ США.

Вряд ли может вызывать сомнения вектор устремлений глобальной банкирской верхушки. Рассуждения историков о неопределенности планов Гитлера в канун войны не имеют под собой оснований и очень напоминают умышленно запускаемую масштабную дезинформацию. Вполне очевидно, что в планах Гитлера никогда не было полномасштабной войны с Великобританией, а оставивший после себя множество вопросов таинственный предвоенный перелет Гесса, а затем и не менее загадочная насильственная его смерть в тюрьме наводят на вполне конкретные размышления. Развязывание войны против СССР помимо долгосрочной финансовой выгоды сулило еще и надежды на исполнение давних экспансионистских планов. Независимое существование северного колосса, к которому на протяжении полувека не удавалось подступиться ни с какой стороны, не давало покоя глобализаторам.

Еще в начале века мировая финансовая элита начала предпринимать активные действия в отношении России. Ключевая роль в этой деятельности отводилась небезызвестному Якобу Генри Шиффу, «прославленному» борцу за права евреев в царской России. Родился он в Германии в знатной раввинской семье, связанной с домом Ротшильдов. Получил блестящее ортодоксальное и светское образование. В 1865 г. эмигрировал в США (точнее, в САСШ), где и получил место в банке Куна и Леба. Удачно женившись на дочке одного из боссов — Соломона Леба, сразу же был поставлен управляющим банком, который под его чутким руководством вскоре стал одним из самых успешных банков США.

Шифф известен не только как один из основных финансистов правительства Керенского. Исторически установлена его неприглядная роль в период Русско-японской войны. Вообще большинство историков сходятся во мнении, что главной отличительной чертой Шиффа была непримиримая ненависть к России, имевшая давние корни. Еще в 1880 г. Ротшильды задались целью наложить лапу на бакинские нефтяные промыслы, что им на первом этапе с успехом и удалось. Но этого им показалось мало, и тогда они путем различного рода афер и махинаций принялись разорять конкурентов. Вникнув в ситуацию, Александр III моментально перекрыл Ротшильдам «кислород», но обиду они затаили, и можно не сомневаться, что на атлантическом шабаше 1910 года эмиссаром по России и был назначен Якоб Шифф.

Инспирирование управляемого хаоса посредством разного рода революций, как мы видим, имеет давнюю историю. Показателен пример Шарля де Голля, предпринявшего в середине прошлого века беспрецедентную по смелости попытку атаки на Бреттон-Вудскую систему. Данная система представляет собой организацию денежных отношений и торговых расчетов, установленных на международной конференции в Бреттон-Вудсе, США, в июне 1944 г. Результатом явилось создание МБРР и МВФ, и доллар приобрел статус общемировой валюты наравне с золотом. СССР подписывать соглашение не стал, что и послужило одной из причин начала «холодной войны» и создания «железного занавеса». Следствием соглашений стал выход денежной массы суверенных государств из-под национального контроля и переход ее под контроль ФРС. Иными словами, ровно то же самое, что в 1990-х произошло в России и существует по сей день. В результате США получили непререкаемую валютную гегемонию, а к середине XX века им уже принадлежало 70% всего мирового запаса золота. Вполне естественно, что эта система могла существовать, пока запасы США обеспечивали конверсию зарубежных долларов в золото. Возможности для обмена долларов на золото всячески ограничивались: он мог осуществляться только в одном месте — в Казначействе США. Однако с 1949 по 1970 г. золотой запас США сократился с 21 800 до 9838,2 т.

Де Голль, и раньше не пользовавшийся симпатиями у Великобритании и США, поставил вопрос о ликвидации приоритета доллара и предъявил к обмену 1,5 млрд. долларов. Удар был сокрушительным. Не находя действенных рычагов воздействия на проводимую политику, США применили мощный прессинг по линии НАТО. Ответ де Голля достоин послужить примером для каждого национального лидера: он объявил о выходе Франции из военной организации НАТО, ликвидации на территории страны всех натовских баз и выводе всего военного контингента, после чего он предъявил к обмену еще 750 млн. долларов.

Пример де Голля воодушевил и других партнеров США: в период с 1965 по 1967 г. Казначейству пришлось расстаться еще с тремя тысячами тонн золота. Оценивать эти события как нокаут, конечно, нельзя, но то, что это был тяжелый нокдаун, — однозначно. Не придумав ничего лучшего, США были вынуждены отказаться от всех своих международных обязательств по золотому обеспечению доллара. Решение в стиле криминального мира, где подобные действия расцениваются как «крысятничество».

Но история американского золота продолжает развиваться и по сей день. В 1974 г. в прессу просочилась информация от анонимного источника из окружения Нельсона Рокфеллера, бывшего в те годы вице-президентом, которая гласила, что на самом деле золотые хранилища США давно пусты, так как остатки их содержимого были тайно проданы банковским структурам дома Рокфеллеров в Великобритании. Вскоре открылся и источник информации. Им оказалась некая Луиза Бойер, которая в течение двадцати лет служила секретарем у Нельсона Рокфеллера. Раскрытие анонима стало возможным потому, что через несколько дней после публикации Луиза Бойер выпала из окна небоскреба. Что-то напоминает, не правда ли? Конечно! Вскоре после августовского путча 1991 г. из окон вдруг запрыгали престарелые казначеи ЦК КПСС. Ничто не ново в этом мире.

В 2009 г. Китай затребовал партию золота для осуществления каких-то международных расчетов. Практика обычная, но китайцев что-то подвигло провести анализ слитков, в результате чего выяснилось, что под тонким золотым напылением содержатся слитки из чистого вольфрама. Скандал получился какой-то тихий и вялотекущий. Создали какие-то комиссии, сделали какие-то выводы, однако не известно, компенсировали китайцам материальные и моральные издержки или нет.

 * * *

Возвращаясь к истории де Голля, нелишне вспомнить, что этот «титан» пережил на своем веку 31 покушение! Больше было только у Фиделя Кастро. Причины могли быть различны, но «не мытьем, так катаньем» от строптивого генерала все же избавились. В результате студенческой микрореволюции 1968 г. де Голль вынужден был подать в отставку. Франция — не Россия, поэтому глобализаторы обошлись малыми затратами.

В этом же ряду — современная история Ирака. Решение Саддама Хусейна перейти в расчетах за нефть с доллара на евро стоило жизни ему самому и его стране.

Вскоре после сообщений о зверском убийстве Муамара Каддафи мировые СМИ с удовольствием растиражировали заявление Обамы, смысл которого сводился к предельно простой мысли: если хоть кто-нибудь, хоть когда-нибудь, хотя бы еще раз!.. В общем, чтобы другим не повадно было! В чем же провинился этот «мощный старик», которого с унизительным подобострастием еще совсем недавно принимали у себя многие лидеры ведущих стран Запада?

Еще в 60-х годах прошлого века наряду с открытием значительных запасов нефти на территории Ливии были обнаружены огромные ископаемые источники пресной воды. Два гигантских подземных пресноводных моря простирались под песками Сахары, охватывая территории Ливии, Египта, Судана, Чада, Туниса и Алжира. (Не вызывает ли эта география некоторые геополитические ассоциации в свете последних событий?) Масштабные работы по орошению засушливых районов начали проводиться отдельными странами еще в 1980-х годах. Научный мир по праву характеризовал эту находку как одно из чудес света. Каддафи был одним из тех, кто настойчиво форсировал работы по созданию рукотворных пресноводных рек. 1 сентября 2010 г. на открытии очередного участка он сказал: «После этого достижения ливийского народа угроза США против Ливии удвоится!» Каддафи, без сомнения, знал, на что шел. В случае окончательного завершения проекта ТНК теряли огромный продовольственный рынок в Африке.

В 2001 г. премьер-министр Малайзии Махатхир Мохаммад разработал проект «золотого динара» в ответ на очередную диверсию глобализаторов 1998 г. Валюта предназначалась для расчетов между странами ислама, ее запасы должны были храниться в национальных банках стран-участниц. Идею с энтузиазмом воспринял Каддафи, и в Ливии полным ходом пошла разработка нового плана, кроме того, существует информация, что к этому плану готовы были присоединиться Египет и Сирия. Каддафи взял на себя ответственность создания «объединенного Африканского континента, где 200 млн. населения использовали бы единую новую валюту».

И, наконец, последней каплей, переполнившей чашу терпения ТНК, стало решение Каддафи увеличить долю доходов Ливии в нефтедобыче. Страна «имела наглость» заявить претензии на доходы от трети (!) добываемой в стране нефти.

Вот таким образом подлинные национальные лидеры, озабоченные не собственным имиджем в глазах «цивилизованного мира» и не интеграцией в мировое уголовное сообщество, а исключительно интересами собственного народа, попадают в разряд тиранов, международных террористов и прочих персон, подлежащих уничтожению по произволу мирового правительства «паханов».

Последние события, охватившие весь север Африки, вызвали массу дебатов в среде политологов. Наклеенный ярлык «арабская весна» — не что иное, как неолиберальный штамп, совершенно похабный и циничный по своей сути. Правильнее было бы назвать эту вакханалию «арабской осенью», так как толпа, развращенная навязанными западными «ценностями», поистине не ведает, что творит. По планам ТНК уничтожению подлежат в первую очередь страны, не входящие в список Банка международных расчетов (BIS): Ливия, Сомали, Судан, Иран, Ирак, Сирия и Ливан. Даже относительная монетарная независимость этих государств непереносима для ТНК, как антибиотик для болезнетворной бактерии.

Не так давно международный «правдоруб» Джульетто Кьеза опубликовал любопытную статью под заголовком прямо-таки в подражание Маяковскому — «Послушайте!..» Освещая причины непрекращающегося финансового пресса в отношении Греции и других стран еврозоны, он пишет: «Мы живем в условиях диктатуры полупреступного суперклана, который осуществляет заговоры, используя фиктивные деньги… Они могут угрожать правительствам шантажом, ставить им свои условия, менять их и министров по всему свету».

Причина, подвигнувшая его к написанию статьи, более чем ожидаемая. Дело в том, что в период с 2007 по 2010 г. из недр ФРС расползлось по нескольким широко известным банкам и финансовым группам ни много ни мало 16 трлн. долларов, т. е. сумма, значительно превышающая общий государственный долг США. Деньги ушли окончательно, бесповоротно и без процентов, как раз в тот период, когда мировая финансовая система лежала в глубокой коме. Отсюда явствует, что предшествующая этому правительственная программа TARP по скупке активов и облигаций финансовых институтов на сумму 800 млрд. долларов была всего лишь банальной игрой на понижение…

Проект «Ковчег»

В 1994 г. Стивен Хокинг выступил в Белом доме перед истеблишментом США с докладом, вызвавшим бурную дискуссию в различных политических и научных кругах. Все дело в том, что доклад, получивший впоследствии наименование «Проект «Ковчег», представлял собой некий модификационный аналог знаменитой «Доктрины Монро». Кто не знает, суть ее выражается короткой формулой «Америка для американцев» и предполагает политику ограниченного изоляционизма. Хокинг, подлинный гений современности, уже тогда считал, что время для этого наступило и промедление чревато необратимыми последствиями.

Проект предполагал подготовительный период, заключавшийся в активном накоплении энергетических ресурсов для построения цивилизации нового типа на отдельно взятом континенте. Поскольку Америка состоит не из одних только Соединенных Штатов, вполне закономерно, что и по умолчанию, а частично и по оглашению, все остальные государства, включая Канаду, подпадают под протекторат Белого дома. В изначальном, авторском варианте доктрина подразумевала жесткий контроль над всеми народами континента со стороны англосаксов. Недавно по этой теме прошелся и Уго Чавес в свойственной ему экспрессивной манере: «Доктрину Монро», в которой мы вязнем уже 200 лет, пора сломать». Утверждение, весьма далекое от реальности, но у Чавеса, понятно, свои мотивы и свои «головные боли», вполне обоснованные.

Что же, однако, заставило вновь поднять тему двухвековой давности?

На самом деле все очень просто. Задачи, которые мировое правительство поставило перед собой, лишь вторично замыкаются на деньги, власть и мировое господство. Это всего лишь средства. Главная же цель — это элементарное выживание. Но выживание не просто как физиологическое явление, а комфортное, безбедное и максимально продолжительное. По их специфическим расчетам, планета способна его обеспечить лишь одному миллиарду привилегированных особей и ограниченному контингенту его обслуги. Поскольку на планете, по различным экспертным оценкам, осталось запасов нефти на 20-40 лет нынешнего потребления, то очевиден факт, что именно та часть человеческой цивилизации, которая будет обладать последними ее запасами, и станет доминировать над всем остальным миром.

В научной среде уже много лет не утихают споры об изысканиях в области холодного термоядерного синтеза. Целая плеяда видных ученых с мировыми именами чуть ли не высмеивает это направление, объявляя его лженаукой. Их реакция на тему весьма сходна с реакцией наших экономических «зубров» на «дилетантские» выкладки А. Паршева. В чем же тут дело? А в том, что создание подобных реакторов разнесло бы в пух и прах все концепции Римского клуба об «ограниченных природных ресурсах». Подобные реакторы способны создавать абсолютно все виды веществ и материалов из обычных горных пород. Именно поэтому и ученые, подконтрольные Римскому и Бильдербергскому клубам, и СМИ всячески дискредитируют научные разработки в этом направлении. Но это не значит, что исследования не ведутся. Можно с достаточной долей уверенности предполагать, что те же самые умы, ангажированные мировым правительством, полным ходом ведут разработки темы в строжайшем секрете, дабы в недалеком будущем преподнести на блюдечке результат своим хозяевам. Но не сегодня, и не всему человечеству, потому что возможности у этого научного направления не имеют обозримых границ и они способны принести людям такие блага, о которых мало кто имеет представление. Вполне естественно, что целей облагодетельствовать все человечество глобальный предиктор перед собой не ставил.

 * * *

Для лучшего понимания и всесторонней оценки возможностей нынешней глобальной власти проследим кратко историю ее становления.

Одна из первоначально созданных структур получила весьма романтическое название «Общество круглого стола», которое открыто провозглашало своими целями установление принципа свободной торговли и подготовку формирования на этой базе общемирового правительства. Общество было создано в 1877 г. Сесилом Родсом, основателем Родезии, но вскоре, согласно классическим положениям современной теории управления, руководство было перехвачено домом Ротшильдов в лице лорда Артура Милнера. Возможно, семейство сочло, что в лучших традициях англосаксонских легенд такой организацией должен управлять не кто иной, как сэр Артур. Вскоре после этого в структуру влились вездесущий Пол Варбург и Бернард Барух со всей своей атлантической островной бандой. С течением времени общество претерпело ряд трансформаций со сменой наименований, пока наконец в 1921 г. не получило свое окончательное название, сохранившееся и по сей день, — «Совет по международным отношениям» (СМО). Ключевым моментом в истории общества можно считать 1946 г., когда у его руля встал Аллен Даллес. Столь высокое доверие он заслужил после того, как, еще будучи ответственным секретарем организации, блестяще провел переговоры с резидентами Гиммлера весной 1945 г. Это мероприятие, кстати, сыграло также ключевую роль в назначении его руководителем ЦРУ.

Однако процессы, подстегиваемые со всех сторон глобализаторами, развивались значительно медленнее, чем того хотелось авторам. Наибольшей активностью отличался П. Варбург, отдавая всего себя великой цели. Он скончался от гипостатической пневмонии на 63-м году жизни. Но дело его успешно продолжал сын Джеймс, известный своими разногласиями с «Новым курсом» Рузвельта, с которым он работал в качестве финансового советника. Но наибольшую известность он приобрел благодаря знаменитой фразе, произнесенной на сенатских слушаниях 1950 г.: «Мы должны иметь мировое правительство, нравится это вам или нет. Вопрос лишь в том, добьемся ли мы этого силой или миром». Поистине, «пепел отца стучал в его сердце»! (Кстати, в своей работе «Тупики глобализации» С. Егишянц, видимо, ошибочно приписал эту фразу вместо сына отцу, который к 1950 г. уже 18 лет лежал в могиле на кладбище «Сонная лощина» (Нью-Йорк, США). Тысяча извинений уважаемому автору.)

После А. Даллеса делами в СМО заправляли Д. Рокфеллер (до начала 1980-х), а затем Г. Киссинджер. В начале 1970-х годов значительную роль на международной арене стала играть Япония, что потребовало, с точки зрения Д. Рокфеллера, создания еще одной мондиалистской структуры. Так, в 1973 г. появилась на свет «Трехсторонняя комиссия», целиком и полностью детище 3. Бжезинского. Мы же более подробно рассмотрим еще одно создание двух столпов американской стратегической разведки А. Даллеса и У. Донована, которые в 1948 г. создали т. н. «Совет объединенной Европы» — прообраз нынешнего Бильдербергского клуба. Официально его создателем и организатором считается Джозеф Реттингер — иезуитский священник и франкмасон 33-й степени посвящения, а первым его председателем стал принц Нидерландов Бернард, в прошлом — офицер СС. Именно на заседаниях клуба было принято решение о создании ЕЭС. Главенствующее положение в клубе долгие годы занимали Рокфеллер, Киссинджер, Бжезинский, а подлинными руководителями и вдохновителями всей деятельности были Эдмунд Ротшильд и Лоуренс Рокфеллер. Именно они принимали решения по приему новых членов. Официальной датой рождения клуба считается май 1954 г. Излишне повторяться, описывая беспрецедентные меры безопасности и конспирации, сопровождающие его деятельность на протяжении всей истории, это и так уже стало почти легендой, однако в природе не может существовать никаких объединений, из которых не могла бы произойти хоть какая-то утечка информации. Журналист и эксперт в области коммуникации Даниэль Эстулин более пятнадцати лет посвятил изучению деятельности клуба, отслеживая буквально шаг за шагом жизненный путь видных «бильдербергеров». Информация, добытая в лучших традициях оперативной работы, легла в основу книги «Секреты Бильдербергского клуба».

Для России клуб представлял собой абсолютно закрытую территорию вплоть до 1998 г., пока на очередное заседание не был приглашен А. Чубайс. Вообще афишировать свою принадлежность к организации на уровне низового звена не принято, однако приобщение к мировой мондиалистской «глыбе» наполнило нашего непотопляемого «дредноута» такой гордостью, что он просто не смог ее сдержать в себе и заявил на всю страну в телепрограмме «Итоги». Может быть, поэтому приглашений ему больше не поступало?

Лиха беда начало, и с этого года практически ни одно заседание не обходилось без представителей России, за исключением тех редких случаев, когда присутствие российских резидентов было уж совсем нежелательно по причинам, известным лишь руководителям. Д. Тренин, Г. Явлинский, М. Маргелов, Е. Немировская — все они в разные годы представляли страну на этом масонском шабаше. Но наиболее маститым «бильдербергером» является Лилия Шевцова, ведущий сотрудник московского Центра Карнеги.

На ее счету целых пять — только официально известных — заседаний.

 * * *

Не стремясь угнаться за лаврами Д. Эстулина, попытаемся кратко рассмотреть определенные клубом задачи последних двух лет и достигнутые по ним результаты в свете мирового кризиса.

В июле 2010 г. сходка произошла в Испании. Рассматривались способы углубления глобальной рецессии и максимально возможного ее сохранения. На предыдущей встрече в Греции было принято решение о создании единого финансового органа еврозоны, но реализация затянулась, не встречая понимания в определенных политических кругах. Тема настойчиво продавливалась и Н. Саркози, и Г. Брауном, и президентом ЕС X. Ван Ромпеем, а завершающим аккордом для непонятливых стала «показательная порка» Греции с перманентной угрозой дефолта. Итог подвел Д. Сорос недвусмысленно и цинично: «Причиной тупика, в котором оказался ЕС, является нежелание европейских политиков (в первую очередь, немецких) двигаться вперед. Если Евросоюз не начнет развиваться дальше, появятся огромные проблемы. Необходимо создать что-то вроде Европейского валютного фонда, который помогал бы бороться с дефицитом бюджета». В переводе на общечеловеческий язык это означает: либо поступим с вами, как с Грецией, либо принимайте навязанную централизацию управления. Вторит ему и Жак Аттали, настаивая на создании Европейского министерства финансов и Европейского бюджетного фонда с правом контроля расходов стран, чей долг превышает 80% ВВП, и предупреждает, что если этого не будет сделано, то грянет еще более тяжелый кризис. А это уже прямая угроза. Таким образом, Европе навязывают вторую ФРС.

В результате фрау Ангелу все-таки уломали, и соглашение было подписано. МВФ посулил кредиты в объеме 250 млрд. евро, а ФРС обещала кредитовать долларами ЕЦБ, а также банки Англии и Швейцарии.

Таким образом, на наших глазах воплощается уже привычная, обкатанная схема закабаления национальных экономик безнадежными долгами. Результаты помощи не заставили себя ждать: страны ЕС одна за другой замораживают зарплаты и пенсии в госсекторе, сокращают социальные расходы, увеличивают пенсионный возраст. Германия планирует до 2016 г. ежегодно сокращать бюджетные расходы на 10 млрд. евро, Франция отменяет ежегодные выплаты наименее обеспеченным семьям, Испания отменяет индексацию пенсий, урезает зарплаты, отменяет пособия на новорожденных, проводит массовые сокращения бюджетников. Практически то же самое происходит и в остальных странах ЕС. По последним данным, безработица в Европе превысила 10% и продолжает расти, ниже прожиточного минимума находятся 80 млн. человек.

Вникнем же во все вышесказанное, потому что это наше близкое будущее в случае дальнейшей «интеграции в мировое экономическое сообщество».

Не вызывает удивления и роль Соединенных Штатов в осуществлении планов глобализаторов. Еще раз хочется подчеркнуть: приписывать проводимой политике США самостоятельное значение — заблуждение распространенное и, скорее всего, целенаправленно формируемое. «Цепной пес глобализации» последовательно проводит в жизнь волю истинных своих хозяев, являясь, по сути, такой же жертвой процесса, как и все государства на планете. Обращает на себя внимание тот факт, что в последние годы в числе лидеров мировых держав невозможно найти ни одной по-настоящему значительной личности. Все они безлики, иногда карикатурны, но чаще всего ничтожны. Этот ряд в конце концов дополнил и президент США. Даже при поверхностном взгляде видно, что этот, с позволения сказать, политик в личностном плане — фигура совершенно аморфная. Лишнее тому подтверждение — присуждение ему Нобелевской премии при отсутствии не только каких бы то ни было заслуг, но и потенциальных возможностей. Можно предположить, что данное событие либо явилось выражением поощрения за состав сформированной новой администрации, либо имело целью отвлечь общественное внимание от истинных хозяев. Дело в том, что администрация Б. Обамы состоит из членов клуба практически полностью. Глава аппарата Рам Эмануэль, вице-президент Д. Байден, госсекретарь X. Клинтон, министр обороны Р. Гейтс, министр финансов Т. Гейтнер, министр торговли Б. Ричардсон, министр здравоохранения Т. Дашле — вот далеко не полный список только наиболее высокопоставленных чиновников Белого дома, и все они — члены Бильдербергского клуба. Сам Обама скрупулезно и точно исполняет обязанности наемного менеджера, в первую очередь — на своем континенте. Уже полным ходом осуществляется «Проект «Ковчег», первым этапом которого должно стать объединение США, Канады и Мексики под эгидой нового Американского союза, а впоследствии и поэтапное включение в него остальных стран Центральной и Южной Америки. Реализация плана на юге возлагается на олигархическую верхушку Чили, с которой Д. Рокфеллер уже провел предварительные консультации. Необходимо отметить, что даже внутри самого клуба существует жесткая иерархия в вопросах доступа к информации. Всей полнотой обладает лишь руководящее звено, не превышающее 30 человек. Именно этот узкий круг определяет стратегию и тактику в отношении непокорных государств, включая разработку ракетно-ядерных ударов, расчленение территорий, захват месторождений ископаемых, использование голода, эпидемий, хаоса и террора. Тем не менее, профессиональные исследователи деятельности бильдербергеров сумели наладить регулярное поступление инсайдерской информации. Джим Такер уже более тридцати лет делает все возможное и невозможное в попытках донести до широкой общественности планы и замыслы глобализаторов. Вот некоторые сведения по итогам сходки 2011 г.:

1. Проработка планов полномасштабных боевых операций на Ближнем Востоке и севере Африки. Основные государства-мишени — Сирия, Йемен, Иран;

2. Серьезная озабоченность пробуксовкой программы сокращения населения планеты. Признание неэффективности пассивных методик. Оптимально — испытанный метод мировой войны;

3. Расширение планов сохранения евро как необходимого промежуточного этапа к переходу к единой мировой валюте.

Детальное обсуждение технической стороны продажи шестисот греческих островов, выставленных на торги в счет погашения долгов банкам;

4. Обоснование сохранения оккупации Ирака на постоянной основе;

5. Экономическая ситуация в России и Китае; комплекс мер по противодействию финансовой стабильности;

6. Серьезная озабоченность ролью альтернативных СМИ и Интернета.

Разработка средств тотального контроля над ними.

 * * *

В контексте рассматриваемой темы сходка образца 2011 г. представляет для нас особый интерес. Во-первых, нашу страну впервые представлял Алексей Мордашов — олигарх, сравнительно мало «засвеченный» СМИ. Во-вторых, вскоре произошло знаменательное событие: Россию наконец-то приняли в ВТО после восемнадцати лет унизительного скуления у порога. Взаимосвязь между двумя фактами прослеживается вполне определенная. Мордашов — это, пожалуй, единственный человек в России, который имеет реальный выигрыш от вступления в Организацию. Поправка Джексона — Вэника, до сих пор не отмененная Соединенными Штатами, существенно ограничивает аппетиты сталелитейной отрасли. Надо полагать, что в самое ближайшее время мы услышим об отмене этой поправки. Бильдербергеры неслыханно расщедрились и приняли решение о выделении Мордашову целевого кредита в 730 млн. долларов, предназначенного на модернизацию, а фактически — на восстановление сталелитейного завода в Диборне, штат Мичиган. Это своего рода градообразующее предприятие давно заброшено, как, впрочем, и весь район. Таким образом, Мордашов создает для американцев несколько тысяч рабочих мест, а Россия не получает с него никаких налогов, тем более что и весь его российский бизнес известными хитрыми путями проведен через офшоры. Событие это, как и полагается, сопровождалось полной тишиной, а торжествующее эйфорическое выступление А. Чубайса на экономическом форуме в Санкт-Петербурге не оставило никаких сомнений: ситуация созрела. «Необходимо уложиться в данный президентом месячный срок для снятия всех мелких вопросов в отношениях России и ЕС по поводу ВТО. Это политически важно, потому что в таком случае в декабре на министерском совещании ВТО может быть принято решение о вступлении России в Организацию». Вот так, восемнадцать лет пресмыкались, робко скреблись в дверь, выслушивая нотации в духе «рыла и калашного ряда», а тут — на тебе, всего месяц и «мелкие вопросы»!

Следующий, 2012 г., он определил следующим образом: «В этот период между нами могут быть решены две крупные проблемы. Во-первых, тактическое упрощение визового режима, что позволит в стратегии отказаться от виз, а второе — укрупнение структуры нового базового соглашения РФ-ЕС, которое должно прийти на замену устаревшему».

Следующим шагом должно стать подписание «юридически обязывающего соглашения в логике ВТО-плюс».

Вот, пожалуй, и все. Пришло время, подобно Греции, готовить на продажу какие-нибудь острова. Весьма настораживает та поспешность, с которой «цивилизованное мировое сообщество» вдруг резко повернулось лицом к России, тем более что взгляд этот на фоне глобальной экономической ситуации откровенно отсвечивает мертвечиной.

«Игры масонской братвы»

Сколько бы мы ни старались избежать конспирологического ракурса, контекст заявленной темы просто не оставляет выбора. Можно, конечно, встать в позу и категорически отринуть всякое рассмотрение вопроса с точки зрения теории заговоров. Можно вообще избегать любой методологии, связанной с риском потерять лицо, либо показаться смешным в чьих-то глазах. Любой мало-мальски подготовленный аналитик знает массу способов придания отработанной фактуре видимости лоска. Но знает он также и то, что это непрофессионально. Например, при оперативно-аналитической отработке фигуранта используется весь комплекс возможных аспектов, начиная с практической психофизиологии и заканчивая физиогномикой, хирологией и астрологией. Лично сам разработчик может относиться к подобным методикам как угодно, хотя бы и шизофренией считать, но отработать обязан в полном объеме, учитывать, сопоставлять и выстраивать конечную схему исходя из всей совокупности фактов. Поэтому представляется не только уместным, но и необходимым рассмотреть еще один любопытный материал, который кому-то может показаться более чем одиозным. Это разработка некоего Николая Смоленцева-Соболя под названием «Игры масонской братвы». Данный материал представляет интерес по двум причинам. Во-первых, все без исключения рассматриваемые нами мондиалистские структуры суть структуры масонские, и это, надо полагать, известно давно и всем. А во-вторых, материал содержит богатейшую и профессионально выстроенную фактологию, игнорировать которую и было бы самым настоящим непрофессионализмом. Поэтому разбираться в теме мы будем, опираясь исключительно на факты и взаимосвязи, опуская авторские трактовки и комментарии.

 * * *

«Установление официальных отношений режима Ельцина с Мальтийским орденом и вступление в него лично самого и многих деятелей из его окружения, в частности С. Филатова, Б. Березовского, В. Юмашева, В. Костикова, Р. Абрамовича и многих других, никогда не являлись секретом, хотя и не афишировались. Одновременно в Петербурге создается филиал мальтийцев-католиков и «православный Мальтийский орден», который управляется из Лондона. 16 ноября 1991 г. Ельцин награждается званием рыцаря-командора Мальтийского ордена, о чем официально сообщается в СМИ, а «Комсомольская правда» публикует его фотографию в полном рыцарском парадном облачении в номере от 9 декабря 1991 г. Стоит заметить, что данное звание носит каждый член мирового правительства и присуждается оно за вполне определенные, а главное — значительные — заслуги.

В августе 1992 г. Ельцин подписывает Указ № 827 «О восстановлении официальных отношений между Российской Федерацией и Мальтийским орденом».

6 июня 1990 г. программа «Время» сообщила об открытии в России клуба «Ротари интернешнл» — самого распространенного на Западе масонского клуба. Его отделения мгновенно расползаются по всей стране, а в Петербурге открываются целых два. Первыми членами клуба становятся Лужков, Собчак, Гусинский, а также М. Бочаров, А. Ананьев, Ю. Нагибин, Э. Сагалаев.

В силу специфики объединения в своих рядах руководителей разного уровня, политических и общественных деятелей, «Ротари» представляет собой идеальное место для сбора разведывательной информации. Посредством клуба, действующего в 156 странах мира, разведслужбы США получают массу ценнейшей информации. Идеологическим обоснованием декларируется «служение мировому сообществу». Общее управление клубами осуществляется из штаб-квартиры в Эванстоуне, штат Иллинойс. Членами клуба являлись все американские президенты, начиная с У. Тафта, и все руководители ЦРУ, начиная с А. Даллеса.

Н. Смоленцев-Соболь обращает внимание на то обстоятельство, что вопрос о масонстве Путина пресса — и левая, и правая, и ультрапатриотическая — старательно обходит стороной. Но с другой стороны, учитывая принадлежность «братству» как самого Ельцина, так и «семьи», не остается сомнений, что кандидатура преемника гарантированно обкатывалась на самых высших уровнях масонских иерархий, иначе просто быть не могло: вековые традиции и предельно жесткие правила. Выход Путина на политическую арену у всех в памяти: никому не известный подполковник КГБ, отправившийся как бы даже в запас (не известно, по какой причине), получает работу в университете, потом оказывается в окружении Собчака, становится его помощником, связывает экономику Петербурга с Германией через «Дрезднер банк». После провала Собчака на выборах оказывается в Москве, где демонстрирует прямо-таки запредельные чудеса карьерного роста.

Ряд аналитиков и политологов повторяет одну и ту же идею: Путин делает не то, что от него ожидается, и не делает того, что ожидается. Это заставляет предполагать, что сама «непредсказуемость» Путина указывает на какую-то стороннюю силу за ним. Россия все более начинает походить на латиноамериканские режимы: средненедоразвитая экономически, крайне стабильная политически, при полном отупении и словно бы «зомбировании» народонаселения. Другими словами, кто-то словно определил, на каком месте и уровне должна быть РФ в мировом сообществе. Н. Смоленцев-Соболь задается вопросом: «Кто это может быть? Указывали на так называемую «семью», но ее интеллектуальный уровень вызывает сомнения. Несомненно, что за «семьей» стоит какая-то очень серьезная организация. Стоит в тени, никак не обнаруживая себя в повседневности. Но при необходимости эта скрытая организация работает очень эффективно: вспомним освобождение из швейцарской тюрьмы П. Бородина. Мало того, через три дня после того, как Швейцария направила Вашингтону ордер на арест, администрация Буша пригласила его на инаугурацию. Это ли не показатель настоящей силы?»

 * * *

Автор не обходит стороной и феномен непотопляемости Чубайса, о чем уже упоминалось в предыдущих главах. Человек, яростно ненавидимый практически всей страной, спокойно переживает отход от дел своего хозяина, остается при огромных средствах и мощнейших рычагах управления, а возглавляя РАО «ЕЭС», диктует свою волю и власть любому региону страны. Есть обоснованное мнение, что на заседании «Бильдербергского клуба» 1998 г. он был назначен «смотрящим» по стране, однако в официальных протоколах клуба с тех пор его фамилия больше не фигурировала. Впрочем, Джим Такер неоднократно говорил о том, что каждый раз фактические данные разнятся с данными протокольными, что может свидетельствовать о некоем особом статусе приглашенных. Впрочем, это лишь домыслы. Тем не менее, после этого Чубайс удовлетворяется руководящим постом в РАО «ЕЭС», а Путин продолжает стремительный взлет. Совпадение? Но мы уже однажды условились этим понятием не оперировать, тем более что в большой политике это настолько редкое исключение, что лишь подчеркивает незыблемость правила.

Через несколько лет состоялась отставка кабинета Касьянова, но Чубайс по-прежнему непотопляем. Кстати, мутная история с покушением каким-то неуловимым образом вызывает в памяти другую историю и в другой стране. В далеком 1958 г., вскоре после прихода к власти де Голля, в ночь с 15 на 16 октября было совершено покушение на его противника Франсуа Миттерана. Машину, в которой он ехал, обстреляли два «французских квачкова». Миттерану удалось выскочить и «чудом спасти свою жизнь». Контекст событий был выстроен таким образом, что не вызывало сомнений: за покушением стояли люди де Голля. Стрелков удалось задержать, и в ходе дознания выяснилось, что заказчиком покушения был сам Франсуа Миттеран. Задача им была поставлена предельно конкретная: открывать огонь лишь после того, как Миттеран убежит на безопасное расстояние. Алиби подтверждалось еще и тем, что один из них накануне операции сам себе отправил письмо с подробным сценарием предстоящего спектакля, словно предчувствуя необходимость подстраховки. Дело закончилось ничем. Бывший в ту пору министром юстиции Миттеран сумел запутать следствие бреднями о преднамеренной политической травле. Вот так видный масон Франции, «великий посвященный», позорно провалил «премьеру», целью которой было свалить другого видного масона — де Голля. Однако своей цели он добился несколько позже и два срока занимал пост президента. Масонские игрища стары, как мир.

(Между прочим, спектакль Чубайса «не прокатил» главным образом по причине неудачно выбранной кандидатуры на роль подставного террориста. Если бы назначили какого-нибудь уголовника или чеченского боевика, то все могло бы пройти «на ура!», но поверить в то, что кадровый диверсант ГРУ с немереным опытом боевой работы провалил такую элементарную операцию, может лишь человек, совершенно далекий от реальности.)

Традиционные масонские разборки напоминает и история А. Собчака. Известно, что он был членом нескольких лож («Ротари», «Магистериум», «Большая Европа»). Политическое падение, эмиграция в Париж, возвращение и внезапная смерть — все это представляет собой достаточно запутанную и во многом театрализованную постановку. А уж строго засекреченное заключение патологоанатомов об отсутствии у него признаков ранее перенесенных инфарктов и вовсе возбуждает нездоровые фантазии.

Став президентом, Путин прекратил следствие по делу Собчака и обеспечил его возвращение на родину.

 * * *

Н. Смоленцев-Соболь пишет: «Вся история с перевыборами в 1996 г. становится более занимательной, если мы посмотрим, кто в ней принимал участие. Как известно, против Собчака на выборах баллотировался В. Яковлев. Он и стал губернатором. А ранее и Яковлев, и Путин были ближайшими помощниками Собчака. Один из них выигрывает выборы и не препятствует уголовному преследованию проигравшего босса. Другой оказывается в Кремле и продолжает свой рост со скоростью молодого бамбука, словно падение Собчака оказалось лишь питательной средой для него.

Какая же связь? Может быть, масон Собчак лишь сдерживал таланты отечественных политических лидеров? И тогда его безвременная кончина лишь на пользу государственному становлению?

20-21 июня 2001 г. в Санкт-Петербург с официальным визитом являются Великий Мастер Фред Клейкнехт, обладающий 33-м градусом посвящения, с супругой Джин. Их вместе с российскими «братьями» Георгием Дергачевым, Алексеем Кошмаровым, Александром Кодяковым (все трое — 33-й номер) принимает сам губернатор В. Яковлев. На встрече обсуждаются вопросы контактов и связей между европейскими масонами и российскими, восстановление традиционного взаимодействия, участия масонов в праздновании 300-летия Санкт-Петербурга. Яковлев выражает готовность оказать необходимую поддержку в процессе установления масонства в его городе, как и по всей России.

Также известно, что В. Яковлев и В. Путин, по крайней мере публично, не выказывают друг другу симпатий. Например, Путин после поражения Собчака публично назвал Яковлева «иудой». Сама терминология показывает особый склад отношений между Собчаком, Яковлевым и Путиным: это были «учитель» и «ученики».

Сразу после встречи с титулованными масонами Яковлев едет на встречу с президентом РФ, который как раз находился в Санкт-Петербурге. Отринуты все разногласия — он спешит рассказать Путину обо всем: кто был, что говорил, какие наработки достигнуты.

В 2003 г. Путин при помощи своего сослуживца В. Черкесова валит В. Яковлева, на смену которому идет В. Матвиенко. Отправлен ли Яковлев в отставку? Задвинут ли в медвежий угол? Открыто ли против него уголовное дело? О нет. Поощритель масонов становится вице-премьером федерального правительства».

Ранее мы уже рассматривали появление во власти загадочной фигуры М. Фрадкова. Н. Смоленцев-Соболь обращает внимание, что Фрадков начинал свою карьеру с должности офицера разведки «под крышей» советника по экономическим вопросам посольства СССР в Индии. Бывший министр внешних экономических сношений, бывший глава «Ингосстраха», бывший заместитель секретаря Совбеза, бывший глава налоговой полиции, посол РФ в Евросоюзе в 2004 г. становится председателем правительства. У Фрадкова сложились прекрасные отношения с П. Авеном, его предшественником на посту министра внешнеэкономических связей. Авен всплыл на поверхность неизвестно откуда одновременно с Гайдаром, Чубайсом, Шохиным, Поповым, Ясиным, Уринсоном. После министерства у него в руках оказалась финансовая империя «Альфа-Групп», созданная на деньги КПСС. В издании Линдона Ла-Руша отмечается, что связи Авена с международным масонством распространяются и вширь, и вглубь, сам же он член «Ротари» и ложи «Взаимодействие».

В специальных исследованиях, опубликованных журналом EIR в конце 1990-х, рассказывается, как большинство из этого «первого призыва» проходили подготовку в Институте Экономических Отношений в Великобритании. Это не обычный институт, а особое научно-исследовательское учреждение. Оно основано одной из самых секретных и самых непроницаемых масонских лож «Общество Мои Пелерин». Ложа объединяет около пятисот членов. Съезды общества проводятся раз в два года, всякий раз в другой стране. Место и время проведения сборищ строго засекречено. В 1983-1985 гг. спецподготовку в ИЭО проходили Е. Гайдар, А. Чубайс, В. Потанин, А. Шохин, К. Кагаловский, Б. Федоров, П. Авен, В. May, Е. Ясин. Стоит обратить внимание на годы «масонской» учебы: это были времена Черненко и Андропова. Важно также и то, что ложа «Мои Пелерин» с самого своего зарождения субсидировалась британской разведкой, была под ее контролем и протекторатом, выполняла ее особые поручения. Другими словами, кадры КПСС и КГБ проходили обучение под патронажем британской разведки. Кстати, по информации Д. Колемана, Мои Пелерин представляет собой экономический фонд, предназначенный для распространения ложных экономических теорий и оказания влияния на западных экономистов с целью их следования тем моделям, которые фонд время от времени выпускает в свет. Его выдающимися практиками являются фон Хайек и уже упоминавшийся выше основоположник монетаризма Милтон Фридман. Таким образом, становится понятен вывернутый на изнанку здравого смысла ход профессиональной мысли и «главного идеолога» — профессора Ясина, и всей более молодой когорты отечественных научных и экономических «зубров».

В бытность министром внешнеэкономических связей М. Фрадков был в очень хороших отношениях с премьером Е. Примаковым. Подобно Авену, Е. Примаков — известный во всех кругах масон. Его послужной список впечатляет и помимо государственного поприща: консультант СМО и Трехсторонней комиссии, член Мальтийского ордена, член Римского клуба. Крепкие связи установились и с обществом «Мои Пелерин». В 1989 г. в Като Институте — дочерней ложе общества — ему «за особые заслуги» подарили бронзовый бюст Фридриха фон Хайека, основателя общества. Для справки: Като Институт представляет собой некий «гибрид революции хиппи и реакционных теорий Ф. фон Хайека, прошедший путь от продвижения идей сексуальной свободы и легализации марихуаны до отстаивания интересов ТНК». Связь не прерывалась и позже. Так, 25 июня 1998 г. Примаков выступал перед маститыми масонами в Лондоне, в том самом ИЭО, где обучались реформаторы «первого призыва».

Информированные источники указывают, что именно Е. Примаков несколько раз рекомендовал Путину кандидатуру Фрадкова на пост премьера. Н. Смоленцев-Соболь считает, что перемещение из послов в Евросоюзе в кресло премьера — типичная масонская отработка: секретно, неожиданно, почти необъяснимо. Точно так же, как переход Путина из кабинета на Лубянке в кабинет в Совмине.

Контакты самого Путина с Мои Пелерин не вызывают сомнений. Привлечение в свою команду советником по экономике А. Илларионова поначалу вызвало недоумение у многих, так как он слыл «ультралибералом». Ситуация прояснилась после некоторых публикаций Хозе Пинейры, члена МП и основателя Като Института, где он подробно описывает контакты с Илларионовым на съездах общества. Таким образом, становится понятна роль Илларионова как связного между Путиным и МП. В 2004 г. влиятельные представители общества встречались уже с самим Путиным в Москве, где в течение четырех часов без перерыва обсуждали наболевшие вопросы. Устроителем встречи был А. Илларионов. В том же году, 8-9 апреля, Путин был приглашен на заседание ложи в Москве, где сделал доклад.

 * * *

Вот так в самом общем и предельно кратком изложении выглядит, по мнению Н. Смоленцева-Соболя, механизм взаимосвязей между мировой закулисой, мондиалистским и властным масонством Запада и масонством России. Здесь описаны лишь немногие лица и структуры, которые ее обеспечивают. Не охвачены еще десятки организаций, ведомств, сотни лиц, чьи имена на слуху и чьих имен никто не знает по условию секретности. Верно заметил один из исследователей этой темы, что когда начинаешь в нее углубляться, то статья вырастает в эссе, эссе — в книгу, а книга — в библиотеку. Фактический материал неисчерпаем…

Остается рассмотреть персоналии наиболее матерых «бильдербергеров» и попытаться понять, какова их истинная роль с точки зрения легализации в рамках российской государственности.

Кадровый офицер военной разведки Дмитрий Тренин в 1993 г. становится старшим научным сотрудником Военного колледжа НАТО в Риме, совмещая эту фантастическую должность с аналогичной в Институте Европы РАН (1993-1997 гг.), а затем оказывается заместителем директора Московского Центра Карнеги. Поистине чудны дела твои, Господи! Учитывая, что на протяжении всей истории клуба безопасность его заседаний обеспечивает ЦРУ совместно с МИ-6, то становится еще чуднее. Но 1999 г. был не простым годом. Ельцин должен был дать знать, уйдет ли он сам или его надо убирать. Судя по всему, Д. Тренин и был тем гонцом, который внес ясность.

Лилия Шевцова вошла в клуб в тот же год и стала рекордсменом среди российских представителей — пять заседаний подряд! После окончания МГИМО в 1971 г. работала в Центре политических исследований и в 1989 г. стала его директором. Потом — замдиректора Института международных экономических и политических исследований РАН. Стажировалась в США. Является профессором Калифорнийского университета в Беркли, профессором Корнельского университета, Джорджтаунского университета, сотрудником Исследовательского Центра Вудро Вильсона. В 1997 г. становится профессором МГИМО и параллельно — ведущим исследователем Московского Центра Карнеги.

В 2003 г. у Л. Шевцовой появился новый коллега по клубу — член Совета Федерации, председатель Комитета по международным делам СФ Михаил Маргелов. Внук прославленного «дяди Васи» Маргелова, командующего ВДВ, так же, как и остальные его коллеги по клубу, сделал блестящую карьеру. В неполные 20 лет он — переводчик Международного отдела ЦК КПСС. В неполные 22 — преподаватель Высшей Школы КГБ СССР. Разумеется, не обошлось без папы, Виталия Маргелова, бывшего заместителя директора СВР, но и собственные успехи Михаила более чем впечатляют. В 1990-1995 гг. М. Маргелов работает в нескольких американских консалтинговых компаниях и осваивает современные политтехнологии. Но главная его задача — установление связей с десятками крупнейших бизнесменов и компаний, властными структурами США, общественно-политическими фигурами. Как мы видим, годы его работы в стране пребывания полностью совпадают с годами пребывания Л. Шевцовой. По окончании командировки работает в аппарате президента по связям с общественностью, а с 1998 г. — зампредседателя правления РИА «Новости». В ходе парламентских выборов 1999 г. исполняет обязанности пресс-секретаря движения «Единство», а с января по март 2000 г. он — советник по прессе избирательного штаба В. Путина.

Важно учесть, что кроме всего перечисленного М. Маргелов — член Совета по внешней и оборонной политике СФ РФ. В этом Совете его имя в одном ряду с корифеями обороны и официальными представителями российского масонства — Е. Примаковым, А. Вольским, А. Арбатовым, А. Куликовым — членами и кавалерами ордена «Золотой Сокол», того самого ордена, к которому принадлежат и Ж. Ширак, и Г. Шредер.

Говорить об остальных немногочисленных членах Бильдербергского клуба от России неинтересно, все они фигуры в той или иной степени проходные. Остается лишь задаться вопросом, чьи именно задания реализуют эти уважаемые люди. Хотя представляется, что вопрос этот — риторический.

У неискушенной части аудитории неизбежно должен возникнуть вполне логичный вопрос: как же такое возможно, чтобы индивиды и объединения, принадлежащие одним и тем же закулисным структурам, в то же время ведут между собой бескомпромиссную борьбу, часто даже на физическое уничтожение? Наиболее яркий пример тому — история противостояния Альенде — Пиночета. В интервью журналу «Пуэн» Великий магистр «Великого Востока Франции» Роже Лерей однажды сказал: «Мне рассказывали, что Альенде перед путчем повторял, что может доверять Пиночету, поскольку оба принадлежат к одной масонской организации».

Ответ на этот вопрос заключен в самой сущности масонства. Однажды, еще в конце 70-х годов прошлого века, у Л. Замойского, изучавшего историю масонских движений, состоялся разговор с латиноамериканским журналистом, который был не только адептом масонства, но и изрядным экспертом в этой области.

«— Вы привыкли к политическим меркам. Альенде — левый, Пиночет — правый. А важнее другое: в нашем движении каждый, независимо от ориентации, стремится к максимальному совершенству и результату в своей области. Если левый, то он может быть революционером, добившимся успеха, а если, как вы говорите, правый, то это — выдающийся диктатор. И то и другое может быть важно для движения, независимо от политического направления.

При этом важно оставаться верным движению, даже там, где ощущается враждебность нашим целям.

— Значит, — заметил я, — возможны случаи, когда вы работаете в противоположном лагере?

— Почему бы и нет? Важно контролировать любое движение, которое имеет будущее, чтобы потом исправить неистинное влияние на истинное. Более того, братья могут пойти на подвиг любым путем, даже формально изменяя себе и своему пути».

 * * *

В завершение этой, поистине неисчерпаемой, темы необходимо рассмотреть документ, важность которого переоценить трудно хотя бы потому, что подготовлен он человеком, стоявшим у истоков создания Бильдербергского клуба. Сотрудник британской МИ-6 Джон Колеман был одним из тех, кто осуществлял организационное и аналитическое обеспечение вновь создаваемой мондиалистской структуры. Информация, полученная в ходе многолетней работы, носила характер настолько чудовищный, что побудила его предпринять ряд публикаций. Первые из них увидели свет еще в конце 60-х годов прошлого века, а венцом разоблачительных материалов стала ныне известная книга «Комитет 300», изданная в 1992 г. Содержание книги может повергнуть неподготовленное сознание в шок, тем самым восприятие всей фактуры работы значительно осложняется. Когда еще в 1969 г. Д. Колеман впервые опубликовал развернутый план мирового правительства, состоящий из 20 пунктов, никто из ознакомленных с ним не был в состоянии принять его всерьез. Когда в 1992 г. увидела свет книга, то и тогда многое из написанного еще казалось шизофреническим бредом. Сейчас мы рассмотрим этот план пункт за пунктом и убедимся, насколько близко подошли к завершающей фазе. Итак…

1. Установить правление Единого Мирового Правительства — «Новый Мировой Порядок» с объединенной церковью и денежной системой под их управлением.

По данным Колемана, новая церковь начала создаваться в 1920-1930-х годах. Хронологическое изучение возникавших в данный период новых культовых учений может указывать на начало постижения молодым Роном Хаббардом основ принципиально новых духовных практик, положенных в основу сначала Дианетики, а затем и Сайентологии. Создание в 2005 г. уже упоминавшейся выше Организации Объединенных Религий также вписывается в обозначенную тему.

2. Полное разрушение национального самосознания и национального достоинства.

Чтобы ввести положение, при котором не останется никакой личной свободы и никаких концепций свободы, не будет таких вещей, как республиканская форма правления и неотъемлемый суверенитет прав народов. Национальная гордость и расовая принадлежность будут искоренены, а в переходный период даже упоминание о расовом происхождении будет предметом суровейших наказаний. Сегодня помимо неполиткорректного термина «негр» в некоторых европейских странах уже некорректно упоминать и пол. Детей к этому приучают с детского сада, где деление на мальчиков и девочек теперь считается некорректным.

3. Разрушение религий, и в особенности христианства, за исключением религии, упомянутой выше.

Массированные атаки на Православную церковь в последнее время стали традиционным явлением. Это произошло сразу же, как только церковь стала заявлять свою нравственную позицию по всем сферам жизни общества, и вызвало самый настоящий сатанинский вой в среде «либеральной интеллигенции». Объединение же под крышей OOP люциферианства, сатанизма и черной магии завершает картину на глобальном уровне.

4. Контроль за каждым человеком без исключения путем использования средств управления сознанием, а также посредством того, что Бжезинский назвал «технотроникой».

Присвоение идентификационных номеров, занесенных в сводный файл компьютера НАТО в Брюсселе, к которому все учреждения Единого Мирового правительства имеют мгновенный доступ в любое время. Сводные файлы ЦРУ, ФБР, полиции штатов и местной полиции, Налогового управления США, Агентства по чрезвычайным ситуациям, Агентства социального страхования будут значительно расширены и лягут в основу базы данных персональных досье на каждого жителя США. Объединенная Европа ведет работу в этом направлении полным ходом, а в чем-то уже и опережает США. Аналогичные процессы в России — лишь вопрос времени.

5. Полное прекращение всякого промышленного развития и производства электроэнергии на атомных станциях в т. н. «постиндустриальном обществе с нулевым ростом». Исключение — компьютерная промышленность и индустрия обслуживания. Сохранившаяся промышленность будет выведена в третьи страны с изобилием рабского труда. Проблема безработных будет решена с помощью наркотиков согласно программе «Глобал 2000» (Римский клуб).

Применительно к России — концепция Кузьминова — May, уже рассмотренная нами выше.

6. Легализация наркотиков и порнографии. Порнография фактически уже давно легализована повсюду, кроме исламских стран, а наркоторговля составляет львиную долю в оборотных средствах бюджетов всего мира. Россия была включена в этот процесс с введением института Госнаркоконтроля.

7. Сокращение населения больших городов по сценарию, отработанному режимом Пол Пота в Камбодже. Интересно отметить, что планы геноцида для Пол Пота были разработаны в США одним из исследовательских центров Римского клуба.

Распоряжаться земельными ресурсами будут только члены Комитета 300 через своих представителей. Сельское хозяйство будет исключительно в их ведении, а производство продуктов питания строго контролироваться. Когда эти меры начнут приносить свои плоды, население больших городов будет силой перемещено в отдаленные районы, а те, кто откажется, будут истреблены. Эвтаназия смертельно больных и престарелых будет обязательной.

8. Прекращение всех научно-исследовательских работ, за исключением тех, которые Комитет считает полезными.

Проблему с разработками в области холодного термоядерного синтеза мы уже рассматривали, нынешнее же состояние российской науки в комментариях не нуждается.

9. Путем ограниченных войн в развитых странах, а в странах третьего мира — посредством голода и болезней осуществить к 2000 г. уничтожение 3 млрд. человек — тех, которых они называют «бесполезными едоками».

По этому вопросу Комитет 300 поручил Сайрусу Вэнсу подготовить доклад. Работа вышла под названием «Отчет Глобал 2000» и была одобрена правительством США в лице президента Картера, а также Госдепом в лице секретаря Эдвина Маски. Согласно положениям «Глобал 2000», население США к 2050 г. должно быть сокращено до 100 млн. человек, а в целом к тому же сроку население планеты должно быть сокращено на 4 млрд. человек. Количество электроэнергии, пищи и воды будет поддерживаться на уровне, достаточном для поддержания жизни неэлиты, прежде всего, белого населения Западной Европы и Северной Америки. Население Канады, Западной Европы и США будет сокращено быстрее, чем на других континентах, пока мировое население не достигнет управляемого уровня в 1 млрд., из которых 500 млн. будут китайцы и японцы, избранные потому, что они уже на протяжении многих веков подвергались строгой регламентации и привыкли беспрекословно подчиняться властям.

10. Ослабить моральный дух нации и деморализовать рабочий класс созданием массовой безработицы.

План поручен Тавистокскому институту, который, в свою очередь, поручил эту работу Стэнфордскому университету, где под руководством профессора Уиллиса Хармона и был разработан, получив впоследствии известность как «Заговор Эры Водолея». План предполагал посредством политики Римского клуба пристрастить рабочих к алкоголю и наркотикам, а молодежь побуждать к бунту против существующего порядка, в результате чего в первую очередь будут подорваны основы семьи.

11. Не допускать, чтобы народы сами решали свою судьбу, искусственно создавая с этой целью различные кризисные ситуации с последующим управлением этими кризисами.

Это мы можем наблюдать повсеместно, особенно в последние годы. Процесс ослабляет и деморализует население до такой степени, что в условиях слишком широких возможностей выбора массы людей просто впадают в апатию. В США уже создано специальное агентство по управлению кризисами. Оно называется «Федеральное агентство по управлению чрезвычайными ситуациями» (FEMA).

12. Создание новых культов и продолжение поддержки уже действующих, которые включают в себя таких гангстеров от рок-музыки, как «Роллинг Стоунз», а также все рок-группы, созданные Тавистоком, начиная с «Битлз».

Пункт в комментариях не нуждается.

13. В авторском варианте настоящий пункт по неизвестной причине пропущен.

14. Содействие распространению таких религиозных культов, как «Братья-мусульмане», мусульманские фундаменталисты различных толков, сикхизм. Следует отметить, что покойный аятолла Хомейни был креатурой шестого отделения МИ-6, о чем написано в работе «Что на самом деле произошло в Иране» 1985 г.

Реализуется активно, по возрастающей доминанте.

15. Распространение идей «религиозного освобождения» по всему миру с целью подрыва существующих религий и особенно христианства.

Все отчетливее прослеживается на примере метаморфоз католицизма с новомодными веяниями из Ватикана.

16. Создание всеобщего кризиса в мировой экономике и порождение всеобщего политического хаоса.

Пункт в комментариях не нуждается.

17. Взятие под контроль всей внешней и внутренней политики США. Осуществлено полностью.

18. Оказание самой полной поддержки наднациональным организациям, таким как ООН, МВФ, БМР, а также, насколько это возможно, лишения местных учреждений влияния, постепенное сведение на нет их роли или перевод под эгиду ООН.

Осуществлено полностью.

19. Внедрение подрывных агентов во все правительства и ведение деятельности, направленной на разрушение суверенной целостности стран, изнутри этих правительств.

В комментариях не нуждается, особенно применительно к России. По информации Д. Колемана, Б. Ельцин непосредственно использовал декреты Комитета 300, чтобы в качестве эксперимента навязать стране волю Комитета.

20. Организация всемирного террористического аппарата и ведение переговоров с террористами везде, где имеет место террористическая деятельность.

Осуществлено полностью.

21. Установление контроля над образованием США с целью полного и окончательного его разрушения.

Статистика «Института высшего образования» показывает, что навыки чтения и письма у учеников старших классов в США сейчас ниже, чем у детей в 1786 г. Состояние и концепцию развития образования в России мы уже рассматривали.

 * * *

Приведенный материал, по сути, — практически авторский первоисточник образца 1969-1992 гг.

Необходимо помнить ежесекундно, что это именно тот вектор, по которому ведут нашу страну либералы во власти и те, кто осознанно или по недомыслию потворствует их людоедским доктринам.

Заключение

Накануне выборов 2012 года английская ВВС показала четырехсерийный фильм «Путин. Россия и Запад». Удивление вызвал уже сам анонс: за неделю до выборов государственный канал собирается демонстрировать фильм телекомпании, не отличающейся пророссийскими настроениями. Еще большее удивление вызвал сам фильм, по сути, совершенно агитационный и пропутинский, — по крайней мере, в восприятии массового российского зрителя.

Большое количество мягко смонтированных нелицеприятных сюжетов было выстроено с такой виртуозностью, что убедительно демонстрировало неизменную силу российской внешнеполитической позиции. В сюжете, посвященном визиту Б. Обамы, зритель видит, что, вопреки общепринятому протоколу, президент США обсуждает вопросы внешней политики не с президентом страны Медведевым, а с премьер-министром Путиным. Таким образом, было показано всему миру, кто в России хозяин.

В освещение кризиса 2008 г. показаны кадры банкротства предприятий, бунты рабочих, но везде появляется Путин и все «разруливает». Детально показан спектакль в Пикалево с публичной «поркой» О. Дерипаски. Многие комментарии носили негативный характер, в то время как видеоряд работал на Путина чрезвычайно эффектно.

Общее впечатление: Путин все спасает, американцев «строит» и все враги его боятся. В общем, почти как в популярной интернетной таджикской песенке. Учитывая идеологические предпочтения ВВС, а также то, что руководство компании утверждает лично королева Великобритании, невольно приходишь все к той же неуютной мысли: «Все, что видите, что слышите, — не то, чем кажется»…

Вносил свою лепту и Д. Медведев. Его последние указы, по срокам — чуть ли не просунутые в щель под дверью, не могли не вызывать откровенной досады. Прилежно и добросовестно исполнял порученное дело М. Прохоров. Хватка делового человека проявилась у него сразу, как только он буквально в несколько дней развалил «Правое дело». Видимость конкуренции, однако, он создал вполне достойно, без показного рвения и истерик, собственно, что от него и требовалось. Надо думать, что его труды впоследствии будут достойно вознаграждены…

Таким образом, методика обеспечения преемственности власти в России достигла практического совершенства. Завершившийся четырехлетний период отличался отсутствием экстремальных воздействий на электорат во всех сферах, включая террористическую, если не считать домодедовской акции, смысл которой до конца не ясен. Вспышки террористической активности в предвыборный период также не состоялось. Судя по всему, эти дорогостоящие и хлопотные мероприятия были сочтены нецелесообразными.

Есть, правда, «предотвращенная подготовка покушения» на Путина, но содержательная часть доказательной базы уж очень напоминает аналогичную в США после 11 сентября, когда в обнаруженных уликах недоставало лишь личного видеопризнания террористов с клятвой на Коране.

 * * *

В ходе предвыборной кампании 2012 г. можно было наблюдать тщательно выверенную методику работы всего состава кандидатов на одного конкурента. Надо признать, что весь комплекс мер был достаточно необычен. В то же время и сам преемник уже изрядно заматерел на высшем государственном поприще, приобретя более убедительную харизму. Характерно, что на сохранение безальтернативности выборов в этот раз работала не только вся отечественная политическая система, но и — в большой степени — Запад. Признание английской стороной правомерности шпионского скандала, наконец, интервью отца А. Литвиненко, где он со слезами на глазах изобличает покойного сына в работе на английскую разведку, — абсолютно все эти разрозненные факты работали лишь на одного человека — В. В. Путина. Никогда еще в истории вектор глобального управления не был обозначен так четко.

На подтверждение версии косвенно работает и факт экстренного приема России в ВТО. У многих аналитиков все эти годы еще теплилась призрачная надежда на особую позицию Путина в этом вопросе. Он и сам неоднократно ее демонстрировал довольно резкими высказываниями. Теперь время все расставило по своим местам. X. Клинтон убеждает сенаторов в необходимости отмены поправки Джексона — Вэника и расписывает грядущие выгоды для американских фермеров. И никто уже не упоминает о том, что ВТО противоречит принципам свободного (без кавычек) рынка и порождает очередное понятие перевернутого смысла. Рынок можно считать свободным лишь постольку, поскольку свободны все субъекты рынка — без влияния, давления и диктата. Либералы в свое время любили повторять, что рынок — это не базар. На самом же деле подлинно свободный рынок — это именно базар, где каждый индивид волен определять собственные условия купли-продажи без оглядки на вышестоящую мафию.

 * * *

Все иллюзии рано или поздно испаряются. Не хотелось бы создавать в умах читателей впечатление безысходного тупика ситуации. Ошибочно думать, что несчастная, ошельмованная глобальной мафией Россия противостоит всему «цивилизованному миру». Россия всего-навсего стоит в общем ряду со всеми народами и государствами, а приоритетное направление усилий против нее со стороны глобалистов объясняется повышенным, веками выработанным иммунитетом к агрессивности внешнего воздействия любого рода. Этим же объясняется и относительная экономическая и социальная стабильность 2000-х.

П. А. Столыпин говорил: «Народы забывают иногда о своих национальных задачах; но такие народы гибнут, они превращаются в назем, в удобрение, на котором вырастают другие, более сильные народы».