science Анатолий Михайлович Казаков Ждет ли нас красная планета?

«Ау, Аэлита!..» Этот призыв так и не получил отклика со времен А. Н. Толстого. С Марсом связано множество научных находок и столько же сенсационных научно-фантастических открытий. Есть ли жизнь на Марсе? Была ли она там когда-либо? Каковы перспективы колонизации Марса посланцами нашей планеты?.. Обо всем этом в преддверии XXI века и намерен поговорить автор, опираясь на самые последние данные, полученные как от советских, так и от зарубежных специалистов. Брошюра рассчитана на широкий круг читателей.

http://znak.traumlibrary.net

ru
fb2design http://znak.traumlibrary.net FictionBook Editor Release 2.6 27 December 2011 CE54090F-9FF1-4681-8B34-A7E2BBB307C8 2.0 Ждет ли нас красная планета? Знание Москва 1992 5-07-002357-8

Знак Вопроса 1992 № 3

Анатолий Михайлович Казаков

Ждет ли нас красная планета?

К читателю

«Есть ли жизнь на Марсе?» Этот вопрос, заданный известным героем не менее известного фильма «Карнавальная ночь», не дает покоя многим жителям планеты Земля уже не первое столетие. Почему именно Красная планета особенно интересует специалистов и неспециалистов? Подробный ответ на эти и многие другие вопросы вы получите, прочтя брошюру, лежащую сейчас перед вами.

Пока же, предваряя подробный рассказ, позвольте сказать следующее. Марсом интересуются так потому, что он очень похож на Землю. Планетологи иногда говорят, что Марс— это будущее нашей планеты. И дело тут не только в том, что Марс в прошлом имел, возможно, такую же атмосферу, как и Земля, такие же реки и океаны, луга и поля, леса и горы… А то, как и почему он их потерял, может послужить действенным предостережением нам всем. Марс— наше будущее, ведь эта планета, как говорят некоторые ученые и фантасты, может стать полигоном по проверке новых идей. Именно на Красной планете проще всего экспериментировать, пытаясь переделать ныне суровый и малопригодный для жизни мир в цветущий край.

Благородная цель? Безусловно. На нее не жаль потратить и труд и время. И подготовка к исполнению этой миссии начинается на наших глазах. Да, на улицах очереди за самым необходимым. Но помните, не хлебом единым жив человек. Такие очереди уже были, и тем не менее Ф. Цандер начинал каждый свой рабочий день с призыва к единомышленникам: «Вперед, на Марс…»

Попробуйте хоть чуточку помечтать. И жить вам, уверяю, станет намного легче. Полет на Марс начинается сегодня. И вечный вопрос «Есть ли жизнь на Марсе?» можно трансформировать и так: «Когда будет жизнь на Марсе?» Ответ на этот вопрос, наверное, будет получен уже при жизни нынешнего поколения. Хотелось бы надеяться на это…

КАЗАКОВ Анатолий Михайлович — журналист, интересующийся вопросами космонавтики. Первая работа в серии «Знак вопроса».

Ждет ли нас красная планета?

Зачем лететь на Марс

(Вместо вступления)

«Вопрос, который стоит перед Америкой, заключается не в том, должен ли человек лететь на Марс или нет, а в том, кто полетит и когда? Полетят ли люди на Марс 8 составе совместного экипажа, цель которого— интересы всего человечества?»

Таково мнение конгрессмена Б. Нельсона, председателя подкомитета по науке и освоению космоса конгресса США. Развивая свою мысль, он далее сказал:

«С тех пор как родилась научная фантастика, межпланетные путешествия привлекали наше воображение, являясь главной приметой будущего. И вот это будущее настало. Сегодня у нас есть технологическая возможность совершить полет на Марс и вернуться обратно. В самой человеческой натуре заложена необходимость открытия нового, и поэтому путешествие к планете — сестре нашей Земли — просто неизбежно».

Так думает представитель одного из самых богатых государств Земли — США. Ну, а каково мнение представителей нашей страны, обуреваемой, как известно, экономическими и политическими-Противоречиями?

«Наивно рассчитывать, что к Марсу и другим планетам можно отправляться лишь тогда, когда мы решим все наши земные проблемы, — сказал, выступая несколько лет назад в газете „Правда“, научный сотрудник Института теплофизики Уральского отделения АН СССР С. Шардыко. — Это иллюзия, поскольку решение одних проблем порождает другие, более сложные и более угрожающие. Решение глобальных проблем требует от человечества космического могущества, и было бы по меньшей мере неразумно откладывать на неопределенное будущее обладание этим могуществом…»

С. Шардыко тогда поддержали наши ведущие специалисты в области освоения космического пространства, в том числе и нынешний руководитель НПО «Энергия» Ю. Семенов.

Аналогичной точки зрения придерживаются и специалисты других стран. Например, президент Международной академий астронавтики Д. Миллер заявил, что такие экспедиции попросту жизненно необходимы человечеству: «Я даже считаю, что человек стремится в космос, следуя инстинкту самосохранения. Вот один из аргументов в пользу такой точки зрения. Всем знакома гипотеза об исчезновении динозавров на Земле после падения гигантского метеорита? Где гарантия, что такого больше не произойдет? А если мы успеем создать колонии на Луне или Марсе, то в случае опасности сможем переселить человечество…»

Правда, большинство специалистов отнеслось к этой гипотезе с должной долей юмора — уж слишком мала вероятность таких событий в ближайшее время. Убедительнее прозвучали слова представителя Института авиационно-космической медицины из ФРГ доктора Д. Кляйна, заявившего, что «земляне получат от полета на Марс новые технологии, новые транспортные системы, совершенно невероятные летательные аппараты».

Словом, подобная экспедиция поднимет всю человеческую цивилизацию на новую, более высокую ступень развития, позволит решить многие проблемы, над которыми бьются специалисты сегодня.

Что это за проблемы? Каковы пути их решения? С чего все начиналось и чем может закончиться? Об этом и пойдет речь дальше.

I. Шаги к красной планете

Эта идея — полететь на Марс — родилась не вчера. Но должны были пройти многие века, прежде чем из несбыточной мечты она стала превращаться в технический проект завтрашней экспедиции.

Дотошные мечтатели. Наш современник, наблюдая из окна своего дома за вечерним небосводом, заметит у горизонта красноватую точку. Это Марс, Красная «звезда». Подумав, наблюдатель, возможно, вспомнит, что эта планета более удалена от Солнца, чем Земля, и потому один ее оборот вокруг Солнца длится целых два земных года, что Марс меньше Земли, что атмосфера там разреженна.

Но совершенно другие мысли при виде Марса возникали, скажем, у астронома-жреца Древнего Вавилона. Конечно, древний звездочет умел точно рассчитать видимый путь Красной «звезды» по небосклону, предсказать, когда она исчезнет за горизонтом, а затем появится вновь… Однако он не предполагал, что наблюдает за такой же планетой, как и та, на которой живет. Красная «звезда» для жреца была не твердым астрономическим телом, а обителью некоего бога, и, следовательно, он даже и думать не мог о том, как определить расстояние до нее и ее размеры. Во всяком случае, никаких свидетельств о подобных попытках до наших дней не дошло.

Прошло немало веков, ив 640 году до н. э. на острове Кос неким вавилонянином, имя которого не дошло до нас, была основана астрономическая школа. Ученики ее, среди которых был и Фалес Милетский — его называют отцом греческой астрономии, — впервые, пожалуй, задумались над вопросами: «А что же представляет собой Земля? Существуют ли другие планеты?..»

Поначалу древние греки считали нашу планету плоской, как блюдо; и окруженной со всех сторон водой. А Луну они представляли полированным серебряным диском, полагая, что пятна на ней являются отражениями земных морей и материков.

Фалес Милетский, а затем и Пифагор Самосский пришли к выводу, что Земля представляет собой шар, «свободно взвешенный в пространстве». Еще три столетия спустя земляк Пифагора — Аристарх Самосский — предложил, по существу, ту же систему, которую мы сегодня называем системой Коперника. Он считал, что Солнце — центр Вселенной, а все остальные планеты — в то время уже знали 6 планет — вращаются вокруг него. Более того, Аристарх даже сделал попытку определить относительное расстояние от Земли до Солнца и Луны. Однако попытка эта закончилась неудачей, поскольку у Аристарха не оказалось достаточно точных инструментов для наблюдения.

Примерно в 280 году до н. э. в Кирене родился будущий знаменитый философ Эратосфен. Ему же принадлежит одно важное астрономическое открытие. Служа императорским библиотекарем в Александрии, он нашел способ определить размеры Земли. Причем полученная Эратосфеном цифра 250 000 стадий (одна стадия в зависимости от рельефа местности колебалась в пределах 150–190 м) оказалась на удивление близкой к истине.

Великий астроном древности Гиппарх (ок. 180 или 190–125 гг. до н. э.) создал классификацию звезд по блеску, которой пользуются и до сих пор. Однако в то же время он предложил вместо гелиоцентрической геоцентрическую систему мира, которую ныне называют системой Птолемея. Справедливости ради укажем, что Птолемей лишь развил идеи своего учителя.

Впрочем, не надо думать, что ошибку Гиппарха никто не заметил. Метродор, а затем и Плутарх высмеяли теорию геоцентризма. Плутарх даже написал книгу «О диске, который можно видеть на орбите Луны», в которой подытожил все известные ему астрономические сведения. В этой книге прозвучала мысль о том, что Луна является такой, же планетой, как и Земля. Только населяют ее не люди, а дьяволы.

Эта богатая идея, возможно, и послужила основой для написания первого фантастического рассказа, посвященного межпланетным путешествиям. Его автор, греческий сатирик Лукиан Самрсатский, назвал свою книгу «Истинные истории», однако в самом начале счел необходимым предостеречь читателя: «Я пишу о том, чего я никогда не видел, не испытал и не узнал от другого, о том, чего нет и не могло быть на свете, и потому мои читатели ни в коем случае не должны верить мне».

Первое межпланетное путешествие было совершено, по воле автора, практически случайно — просто ураган забросил корабль путешественников на Луну. А вот последователи Лукиана уже специально подготавливали свои экспедиции. Чего только они ни перепробовали в качестве транспортных средств: крылья грифа и орла, бутылки с росой, которая якобы притягивается Луной, железо и магнит, даже ракеты…

И кто знает, до чего бы дофантазировались увлеченные умы, если бы за дело не взялась святейшая инквизиция. Пытками и огнем она добилась, казалось бы, невозможного: на 14 столетий, да-да, на 1400 лет, воцарилось учение геоцентризма, а все «еретические» научные изыскания были «заморожены». Понадобились гражданское мужество Галилео Галилея и Николая Коперника, смерть на костре Джордано Бруно, чтобы справедливость и наука вернулись к людям.

Внес свою лепту в благое дело освобождения науки и Иоганн Кеплер. В-1609 году вышла в свет его книга «О движениях Марса». В ней автор, используя многочисленные наблюдения известного датского астронома Тихо Браге, попытался рассчитать орбиту движения Марса. Однако когда Кеплер изобразил положения Марса на большом листе бумаги, то вместо идеального круга, по которому должна была бы обращаться Красная планета, на листе стал вырисовываться эллипс. А дальше в ход пошли уравнения, известные нам как три закона Кеплера. Они по, сей день используются в расчетах космическими баллистиками.

Итак, с теорией дело более-менее наладилось. Ну а как быть с практикой? На каком корабле можно достичь иных планет?. И тут надо сказать доброе слово о фантастах, хотя они и не всегда, как говорится, были чисты на руку. Они-таки изрядно подогрели интерес человечества к иным мирам. Судите сами…

13 ноября 1833 года знаменитый астроном Джон Гершель, сын великого астронома Вильяма Гершеля, открывшего Уран, отплыл на корабле к мысу Доброй Надежды. В Кейптауне он хотел провести серию астрономических наблюдений неба Южного полушария в надежде увидеть что-либо новенькое, неожиданное для науки. И надо сказать, надежды эти оправдались, и довольно неожиданно.

25 августа 1835 года нью-йоркская газета «Сан» поместила сенсационную статью об открытиях Гершеля. Из статьи следовало, что Джон Гершель и известный английский оптик Дэвид Брюстер открыли метод «переливающегося искусственного света». Благодаря этому методу, а также новому телескопу с зеркалом диаметром 7,2 м (к слову сказать, БТА — самый большой телескоп нашей страны — имеет зеркало диаметром 6 м. — : Прим. авт.) Гершелю якобы удалось получить уникальные сведения. Теперь, дескать, он может рассмотреть на Луне даже бабочек, если они там водятся.

Во второй публикации рассказывалось, что увидел Гершель, когда 10 января 1835 года прибор был направлен на Луну. Подробно описывалась большая базальтовая гора, а рядом с ней — деревья, похожие на тисы, сосновые леса, травянистые равнины со стадами бизоноподобных животных… В последующих публикациях дело дошло и до птиц, похожих на летучих мышей, которые, как затем выяснилось, оказались… разумными обитателями Луны.

Конечно, мистификация в конце концов лопнула, но ее организатор и главный вдохновитель Ричард Локке имел все основания быть довольным своей выдумкой: во время публикации этих статей «Сан» стала самой многотиражной газетой мира!

Впрочем, «лунная история» принесла пользу не только газетчикам, прилично набившим свои карманы. Мистификация привлекла внимание широкой публики к астрономии, к проблеме возможного существования жизни на других планетах. Признаки внеземных цивилизаций стали искать специально. Ну, а кто ищет, тот, как известно, всегда найдет!

С новым сенсационным заявлением выступил мюнхенский астроном Франц Гротхойзен, объявивший, что он «обнаружил на Луне город, обнесенный стеной». А когда другие астрономы, внимательно рассмотрев «город», пришли к выводу, что это всего лишь скопления небольших горных гряд, тот же Гротхойзен объявил, что теперь-то он уже наверняка отыскал признаки жизни. Но на Венере! Пепельный отсвет, замеченный во время одного из наблюдений за планетой, астроном считал результатом иллюминации «во время всеобщего фестиваля в честь восхождения нового императора на трон Венеры».

Затем в поле зрения широкой публики попал и Марс. Французский изобретатель Шарль Кро сделал все возможное, чтобы перещеголять Гротхойзена в выдумке. В 1869 году в Париже была опубликована его книга «Средства связи с планетами». Тот факт, что иногда на Венере и Марсе наблюдались светящиеся точки (по всей вероятности, это высокие облака, на которые еще падали лучи Солнца в то время, когда поверхность планеты уже погружалась в тень), Кро объяснил по-своему. Он утверждал, что жители двух планет пытаются установить связь с Землей, посылая нам световые сигналы.

Изобретатель предложил ответить им с помощью огромного зеркала с небольшой кривизной, выбранной с таким расчетом, чтобы световые лучи сходились в точку на поверхности той планеты, с которой хотелось бы установить связь. Сделав зеркало достаточно большим, рассуждал Кро, и рассчитав его фокус так, чтобы он оказался на поверхности марсианской пустыни, можно расплавить песок и нарисовать некие фигуры.

Оставим в стороне вопрос о том, как бы расценили марсиане, существуй они на самом деле, такую «связь», — ведь нетрудно подобный жест расценить и как демонстрацию военной мощи… Скажем здесь только, что с технической точки зрения подобная затея несостоятельна. И на сегодняшний день технологи не умеют делать цельные зеркала достаточно больших размеров, — 15-метровый же телескоп, строительство которого затевают американцы, будет иметь составное зеркало, фрагментами которого будут управлять компьютеры.

Несостоятельность идеи Шарля Кро поняли его современники. Некоторые ученые стали искать для сигнализации способ попроще. Например, немецкий астроном Плассманн написал целую статью о том, могут ли марсиане видеть свет наших больших городов. В конце ее он пришел к неутешительному выводу: если у марсиан примерно такие же астрономические приборы, как на Земле, то толком рассмотреть «булавочные уколы» света в тех местах планеты, где располагаются Берлин, Париж, Лондон, Нью-Йорк, Москва и другие крупные города, они не в состоянии.

Вполне возможно, что после таких неутешительных рассуждений широкая публика забыла бы на какое-то время о Марсе, но наступил год 1877-й. Этот, год особый — время очередного великого противостояния Марса и Земли, когда планеты, двигаясь по своим орбитам, сближаются на минимальное расстояние — 55 млн. км.

Астрономы, конечно, воспользовались удобным случаем: все средства наблюдения были направлены на Красную планету в поисках новых открытий. И надо сказать, открытия эти не заставили себя долго ждать. 11 августа 1877 года Асаф Холл, сотрудник Морской обсерватории США, обнаружил первый спутник Марса. А еще спустя несколько дней, 17 августа, он же открыл и второй спутник.

Поскольку Марс, согласно древнегреческой мифологии, бог войны, то и спутники его должны носить соответствующие имена, решили ученые. Назвали их Фобос и Деймос, что в переводе с греческого означает Страх и Ужас. На этом, впрочем, все страхи и ужасы, связанные с Марсом, кончаются. И начинаются события весьма увлекательные.

Среди астрономов, наблюдавших за Марсом, был и выпускник Туринского университета, сотрудник Брерской обсерватории в Милане Джиованни Скиапарелли. Он смотрел на Красную планету и в 1877 году, и в 1881-м, и в 1882-м. За это время Марс успел отойти от Земли на большое расстояние, и именно это обстоятельство, как ни странно, помогло Скиапарелли сделать открытие. Он увидел то, чего не видел ранее: четкие линии, протянувшиеся по поверхности Марса на многие сотни, даже тысячи километров.

Впрочем, очевидно, увиденную картину лучше всех опишет сам ученый:

«Все огромное пространство континентов покрыто сетью тонких линий или тонких полосок более или менее отчетливого темного цвета… Они тянутся на большие расстояния по поверхности планеты в виде геометрически правильных линий, которые совершенно не похожи на извилистые русла наших рек. Некоторые, самые короткие из них, не достигают и 500 километров, другие же тянутся на тысячи… одни из них увидеть легко, другие — чрезвычайно трудно; они напоминают тончайшую паутинную сеть, натянутую на диск…»

Надо сказать что сам Скиапарелли довольно скептически отнесся к своему открытию. Он назвал увиденные им линии «canali», что по-итальянски означает «русла, естественные каналы рек». Но когда сообщение Скиапарелли переводили на английский язык, переводчик написал «каналы», как бы указывая на искусственное происхождение этих образований.

Взорвавшаяся бомба наделала бы меньше шума, чем небольшая научная статейка. «Открыта разумная жизнь на Марсе!» — газеты разнесли сенсацию по всему свету. — Одна за другой стали появляться книги, авторы которых в меру своей фантазии расписывали марсианскую жизнь. Многие. считали, что каналы — это, несомненно, оросительная сеть, с помощью которой марсиане борются с безводьем на своей планете. Примерно так же, как это делают жители засушливых стран Африки и Азии. «Между Марсом и Землей гораздо больше сходства, чем разницы» — эту точку зрения большинства выразил некий профессор Я. Шмин в книге «Планета Марс — вторая Земля». Была даже объявлена премия в 100 000 золотых франков тому, кто установит связь с другой планетой, помимо Марса. Что касается Марса, тут, дескать, дело уже решенное…

Марсианский бум достиг такой силы, что осторожный Скиапарелли, написав о каналах: «Их исключительный облик привел к тому, что некоторые видят в них результаты деятельности мыслящих существ», — после некоторых колебаний добавляет: «…я воздержусь от борьбы с этим предположением, в котором, однако, нет ничего невозможного…»

Каналы теперь видели астрономы из многих стран мира… Некоторых наблюдателей поразило, что темные области на Марсе становятся еще темнее весной, когда начинается таяние полярных шапок, и светлеют зимой, когда полярные шапки возникают снова. Эти темные области срочно были названы озерами. Американец В. Пикеринг даже обнаружил оазисы— темные пятна в местах пересечения каналов.

Масла в огонь подлил еще один американец, — Персиваль Лоуэлл. Выпускник Гарвардского университета, человек талантливый, увлекающийся и богатый, он построил для себя персональную обсерваторию во Флагстаффе (штат Аризона). За год работы в этой обсерватории Лоуэлл составил подробнейшую карту каналов Марса и взялся за перо. В 1895 году выходит в свет его книга «Марс», еще пять лет спустя— «Марс и его каналы».

В обеих книгах Лоуэлл утверждал: каналы на Марсе — дело рук разумных существ. Книги завоевали огромную популярность. Наверное, это обстоятельство переполнило чашу терпения тех астрономов, которые не верили, что каналы — творения марсиан. Марс стали изучать столь рьяно, как никогда в истории астрономии не изучалась ни одна планета. Уже за одно это нужно сказать Лоуэллу большое спасибо. Без него мы не знали бы о Марсе и половины того, что знаем. Но досталось ему здорово. К примеру, английский ученый Альфред Рассел Уолесс, создавший вместе с Дарвином теорию эволюции, рассердился настолько, что в своей работе «Есть ли жизнь на Марсе?» назвал Лоуэлла мошенником.

В 1903 году английский астроном Э. Маундер пригласил в качестве экспертов «по каналам»… школьников. Он показал им издали несколько рисунков Марса, на которых вместо изображения каналов были проставлены ряды точек. Перерисовывая эти картинки, многие ребята заменили точки прямыми линиями — каналами. Из этого Маундер сделал вывод, что каналы Марса могут оказаться просто оптическими иллюзиями.

С Маундером был солидарен и французский астроном Антониади, который в 1909 году так подытожил свои наблюдения, сделанные во время очередного противостояния Земли и Марса: «Гипотеза о мнимом существовании геометрической сети получила окончательное подтверждение… ибо самые сильные инструменты нашего времени не обнаружили и следа той сети, между тем как детали, гораздо более тонкие, чем прямолинейные каналы, были постоянно видны». Это заключение подтвердили и фотографии астронома Э. Слайфера, по иронии судьбы сделанные в обсерватории, где вел наблюдения Лоуэлл.

Марсианский «сфинкс»

…Однако если вы думаете, что Марс больше не преподносил своим наблюдателям «подарков», то глубоко ошибаетесь. Несколько лет назад специалист НАСА Винсент ди Пиетро среди десятков тысяч снимков, сделанных автоматической станцией «Викинг», обнаружил изображение, напоминающее сфинкса. Компьютерный анализ показал, что марсианский «сфинкс» гораздо больше земных аналогов и должен представлять собой целую гору высотой около 300 м и в поперечнике 1500 м.

И снова разгорелись страсти: какова природа этого феномена? Некоторые ученые высказали суждение, что «сфинкс» — скорее всего следствие выветривания вкупе с особыми условиями освещения.

Однако самого ди Пиетро такое объяснение не удовлетворило. Вместе с кибернетиком Г. Моленааром он провел компьютерную обработку изображения, в результате которой многие детали стали четче. Более того, анализ на ЭВМ еще одного снимка того же участка марсианской поверхности дал ряд существенных дополнений. Видимая на первом снимке глазная впадина «сфинкса» обнаружилась и на втором. Кроме того, на нем заметна еще одна глазница — на затененной части «лица». Волосы — «прическа пажа» — обрамляют и вторую половину головы «сфинкса». На освещенной солнцем щеке марсианского «дива» после компьютерной обработки можно заметить даже каменную слезу!

«Если многочисленные поразительные детали этой марсианской горы образовались естественным образом, то природа должна быть высокоразвитым существом!» — сделали вывод из своего расследования ди Пиетро и Моленаар.

Страсти по поводу того, есть ли жизнь на Марсе (или по крайней мере была ли); после этой «находки» разгорелись с новой силой. Включились в спор и советские специалисты. Вот, например, какое суждение высказал известный специалист по космической технике, инженер-испытатель Юрий Марков:

«Должен сказать, что эта тема живо заинтересовала и нас, специалистов, готовивших в то время в дорогу межпланетные станции „Вега“, разрабатывавших первые варианты „Фобосов“… И когда к нам из Института космических исследований АН СССР приехали наши смежники, среди которых были и ученые-планетологи, мы, конечно, забросали их вопросами о марсианском „сфинксе“ и об обнаруженных на снимке рядом с ним „пирамидах“. Ответ, надо сказать, многих обескуражил

„Ложитесь на диван, — предложил один из приехавших ученых, — и долго-долго смотрите на ковер… Уверяю, чего только вы на нем при желании и воображении не увидите…“ И напомнил нам историю о том, как на Марсе однажды уже „открывали“ сеть каналов. Чем она кончилась, вы знаете. Что же касается компьютерного расследования, то ведь ЭВМ обрабатывает лишь то, что вкладывает в машину человек, и по тем программам, которые он же, человек, готовит. Так что при известном желании и навыках от компьютера всегда можно добиться именно такого ответа, какой вам хочется…»

Так что же — конец легенде? Давайте все-таки не торопиться с окончательными выводами. Ведь Далеко еще не все факты изложены…

«Вперед, на Марс!» Именно такой фразой напутствовал своих единомышленников, среди которых был и молодой С. П. Королев, умудренный опытом Ф. А. Цандер. Этот призыв не казался тогда чем-то несбыточным. Быть может, потому, что у многих в памяти было еще свежо объявление:

«Инженер М. С. Лось приглашает лететь с ним 18 августа на планету Марс, явиться для личных переговоров от 6 до 8 вечера. Ждановская набережная, дом 11, во дворе…»

Да-да, вы правы, с этим объявлением столкнулся Алексей Гусев, один из героев романа А. Н. Толстого «Аэлита». Конечно, Толстой написал произведение фантастическое. Однако действительность мало уступала фантастике. Вот лишь некоторые факты.

…Вторая мировая война помешала исполнению многих планов. Но не успела она закончиться, как начался новый научный бум, опять-таки связанный с Марсом. В 1945 году американский астроном Б. Шарплесс обнаружил так называемое вековое ускорение в движении спутника Марса — Фобоса по орбите. А это означало, что Фобос движется по пологой спирали, постепенно приближаясь к поверхности Марса. И если такое движение сохранится, то через 15 млн. лет Фобос может упасть на Марс.

Почему спутник Марса движется так необычно? Ученые упорно искали ответ на этот вопрос. И только через 14 лет они обратили внимание на то, что примерно по таким же спиральным орбитам движутся первые искусственные спутники Земли. Торможение в верхних слоях земной атмосферы заставляет спутник снижаться, а приближение к центру Земли точно так же заставляет его двигаться ускоренно.

Возможно, по этим же причинам изменяются и параметры орбиты Фобоса? Известный советский астрофизик И. С. Шкловский в 1959 году попытался рассчитать, при каких условиях торможение в самых верхних слоях атмосферы Марса, на высоте 6000 км, где находится Фобос, может привести к подобным результатам. Итог получился ошеломляющим: подсобное поведение Фобоса возможно в том случае, если он… полый, пустой внутри, подобно искусственным спутникам Земли!

Получается, Фобос — тоже искусственное небесное тело?! Кем оно было сконструировано?

Марсианами? Или, быть может, представителями иной цивилизации, залетевшими в нашу планетную систему откуда-то издалека?.

Впрочем, как это обычно водится, вскоре было отыскано и другое объяснение векового ускорения. Советский ученый Н. Н. Парийский выдвинул предположение, также подкрепленное расчетами, что подобное поведение Фобоса может быть объяснено приливным торможением.

Фобос хоть и невелик по своим размерам, однако настолько близок к поверхности Марса, что его перемещение может вызвать сильные приливы й марсианской коре, подобно тому как на Земле существуют лунные приливы. Дважды в сутки они заставляют земную кору подниматься и опускаться почти на полметра! Приливы, создаваемые Фобосом, по расчетам Парийского, примерно в 100 раз меньше. Но и они все же достаточны, чтобы влиять на движение Фобоса.

Каким образом? Дело в том, что приливная волна на Земле из-за трения и сил напряжения в земной коре не поспевает за Луной и отстает от ее движения примерно на четверть окружности Земли. То же самое должно происходить и на Марсе. Притяжение отстающих приливных горбов и тормозит движение Фобоса.

Были и другие объяснения. Торможение объясняли действием светового давления; более плотной, чем предполагалось, атмосферой Марса и… полным отсутствием векового ускорения (расчеты, дескать, строятся на ошибочных данных). Однако силы светового давления оказалось недостаточно, атмосфера необходимой плотности не имеет, зато вековое ускорение по-прежнему существует.

Это подтвердили не только наземные наблюдения, но и полеты автоматических межпланетных станций. Например, фотографии, переданные на Землю американской космической станцией «Маринер-8», показали, что Фобос и Деймос имеют вид каменных глыб неправильной формы, значит, говорить об их искусственном происхождении уже не приходится. Так что, вероятно, ближе всего к истине гипотеза Н. Н. Парийского: Фобос тормозится приливными горбами. В пользу этого в какой-то мере говорит и тот факт, что у Деймоса векового ускорения не замечено. У него, согласно расчетам, такое торможение должно быть в 60-120 раз меньше. Кроме того, приливная волна от Деймоса движется по поверхности Марса в 6-12 раз медленнее.

Последние точки над i должны были поставить в этой истории «Фобосы». Но эксперимент с их запуском, как вы знаете, закончился неудачей. Так что придется еще подождать…

Эксперименты «Викингов». Итак, запуски в сторону Марса космических посланцев, сработанных руками землян, показывают, что с Аэлитой и ее соплеменниками нам познакомиться не удастся. Но это вовсе не значит, что вопрос «Есть ли жизнь на Марсе?» окончательно закрыт.

Да, за эти годы ученые сделали много открытий и «закрытий»: открыли, например, на Марсе очень высокие — до 27 км! — горы; окончательно закрыли «каналы» Скиапареллиу но вместо них обнаружили многокилометровые углубления, похожие на русла рек и каньоны, кое-где уходящие вглубь более чем на два километра! Теперь мы знаем, что специфическую красноватую окраску поверхности Марса придают гидраты окислов железа, примешанные к кремнезему — примерно такому же песку, как и на Земле. Люди увидели на фотографиях, что марсианское небо имеет непривычный тускло-розовый оттенок, и убедились, что с марсианскими бурями шутки плохи: ветер, достигающий скорости сотен метров в секунду, может опрокинуть спускаемый аппарат межпланетной станции, как это, по всей вероятности, произошло с «Марсом-3» и «Марсом-6».

Словом, повторяю, открытий за последние годы сделано немало, но вечный вопрос так и остается на повестке дня. Правда, специально, чтобы ответить на него, летом 1976 года на Марс была отправлена экспедиция — два автоматических корабля «Викинг-1» и «Викинг-2». Понятно, никто не надеялся обнаружить человекоподобных марсиан или хотя бы пушистых зверушек, описанных Артуром Кларком в «Песках Марса», В суровых, условиях марсианской пустыни, считали ученые, могут выжить только простейшие организмы. По земному опыту известно, что микробы и бактерии очень неприхотливы: их находят и в вечных снегах высокогорья, и в постоянно горячей воде гейзеров…

Более того, высадка на Луну экипажа «Аполлон-12» завершилась неожиданной находкой: астронавты Чарлз Конрад и Алан Бин нашли живые микроорганизмы вблизи кратера Ландсберг! Под сплошным обстрелом смертоносных космических лучей, на камнях, которые за две недели лунного дня разогреваются до плюс 12 °C, а столь долгой же ночью охлаждаются до минус 150 °C, без воды и кислорода микробы все же выжили! Причем, как выяснилось при детальном расследовании, это были не коренные жители Луны, а «эмигранты» с Земли, случайно попавшие на борт лунного зонда «Сервейор-3» и вместе с ним совершившие межпланетное путешествие. Бактериям, а точнее их спорам, не только удалось продержаться на Луне в течение двух лет, но и, возвратившись на родную планету, они очень быстро восстановили нормальный жизненный ритм, начали размножаться.

А на Марсе для жизни микробов есть атмосфера, запасы воды. Так почему бы им там не жить?.. И вот начался эксперимент. На «Викинге-1» и «Викинге-2» заработали механические руки. Они брали пробы почвы и помещали их в анализаторы. Ожидалось, что при этом будут получены ответы на три вопроса.

Протекают ли в пробах процессы усвоения углекислоты (т. е. идут ли процессы фотосинтеза)? Существует ли обмен веществ? Происходит ли газообмен между почвой и атмосферой (иначе говоря, дышит ли население почвы)?

Ясного ответа ни на один из этих вопросов получить не удалось. На деле все оказалось гораздо сложнее, чем предполагалось. В каждом из шести отсеков (по три на «Викинг»), где параллельно велись опыты, результаты получились различными. Если в первом отсеке «Викинга-1» результаты были полностью отрицательны, то в двух других творилось нечто невообразимое. Реакции, которые на Земле длились две недели, здесь завершились за двое суток! Почему так? Быть может, марсианские микроорганизмы намного активнее земных? Но полученные результаты можно объяснить и особыми свойствами марсианского грунта…

Отрицательные результаты были получены также и при исследованиях грунта с помощью новейшей аппаратуры. Никаких органических соединений приборы не обнаружили, хотя их чувствительность очень высока. В образце земного грунта из Антарктиды массой всего 0,1 г эта аппаратура обнаружила более 20 видов органических соединений.

Так что же, жизни на Марсе нет? Окончательного ответа дать все же нельзя. Можно лишь осторожно сказать, что опыты, поставленные на «Викингах», показали: микроорганизмов, похожих на земные, на Марсе обнаружить пока не удалось. Но это вовсе не значит, что марсианская жизнь-вообще не существует. Известный ученый Карл Саган высказался по этому поводу так: «Самые великие формы жизни могут быть так необычны и причудливы по форме, и по химическому составу, и по поведению, что их невозможно идентифицировать как жизнь. Оды-ты на „Викингах“ могут проходить отрицательно, а в это время марсианские организмы, может быть, уже с наслаждением обгладывают циркониевую краску с аппаратов, высадившихся на Марс…»

Эту мысль косвенно подтверждают опыты, проведенные в американской школе воздушной и космической медицины в Бруксе (штат Техас) и в лаборатории биолога Сафорта Зигеля. Ученые в лабораторных условиях создали искусственную марсианскую среду и провели биологический тест на выживаемость земных организмов. Результаты опытов, пожалуй, можно назвать ошеломляющими: жуки, пауки и некоторые другие насекомые смогли неделями переносить столь необычные условия обитания; овес, бобы, рожь на этой «марсианской ферме» зазеленели: грибы и лишайники, водоросли и мхи начали размножаться. Для микробов же «переселение», по-видимому, вообще не принесло особых трудностей: они развивались и размножались лишь немного медленнее, чем в обычных земных условиях.

II. Дорога на Марс

Как видите, получается, что для ответа на вечный вопрос людям самим придется побывать на Марсе. Однако дорога туда не так проста, как казалось энтузиастам в первой половине XX века.

Годы в земных «звездолетах». В Аризоне (США), неподалеку от города Оракла, на обширном ранчо располагается штаб-квартира частной научной фирмы экологического направления «Спейс биосферз венчерс». Ее очередной эксперимент задуман необычайно интересно. Восемь добровольцев в течение двух лет намерены жить в полностью автономном мире — наземном испытательном комплексе «Биосфера-2».

У эксперимента три главные цели. Во-первых, испытание систем жизнеобеспечения, предназначенных для будущих космических колонистов — тех, кому когда-нибудь придется жить, скажем, на Луне или Марсе. Во-вторых, «Биосфера-2» поможет глубже понять биомеханику естественных планетных механизмов, в том числе круговорота веществ на Земле. В-третьих, ожидается, что эксперимент подскажет новые технологии производства продуктов питания и переработки отходов.

Каждому колонисту предоставляется персональная квартира, где есть спальня, гостиная и ванная.

Общие для всех — медпункт, столовая, библиотека, обсерватория и спортзал, где можно не только поддерживать свою форму, но и посмотреть кинофильм или устроить танцы. Есть даже небольшой пляж, хотя на загар рассчитывать трудно — стеклянная крыша не пропускает ультрафиолетовых лучей.

Но колонистам придется и поработать. На 20 сотках они смогут выращивать зерновые и овощные культуры. На ферме — ухаживать за животными. Африканские карликовые козы дадут им молоко, куры особой породы — яйца, а свиньи — мясо. Можно и рыбу половить, поскольку «Биосфера-2» имеет собственный мини-океан.

Основная площадь «Биосферы» разбита на пять отсеков — биомов. Каждый из них моделирует определенную среду: океан, джунгли, саванну, пустыню и болото.

Хочется подчеркнуть, что концепция биосферы впервые была выдвинута в 1926 году великим русским ученым В. И. Вернадским. Он описал Землю как закрытую систему, черпающую энергию из солнечных лучей. И прежде чем продолжить разговор о «Биосфере-2», надо заметить, что наши ученые тоже не забыли идеи Вернадского.

В 1984 году ученые Красноярского научного центра под эгидой Института биофизики СО АН СССР провели очередной эксперимент. Пять месяцев молодые исследователи Николай Бугреев и Сергей Алексеев находились в замкнутой экологической среде, полностью независимой от окружающей среды. Внутри комплекса «Биос-3» они не только занимались научными изысканиями, но и растили урожай. На одного человека приходилось 26 кв. м пашни, но они ухитрились обеспечить себя хлебом полностью. Урожай пшеницы составил в пересчете на гектар…

700 центнеров! Было еще 60 кв. м огорода, на котором росло свыше десятка различных видов овощей. Словом, красноярцы не только не умерли от голода, но и вышли «в люди» после эксперимента с караваем свежеиспеченного хлеба. Выявили эти эксперименты и еще много весьма поучительного и полезного.

И вот новый шаг в неизведанное. Американские исследователи собираются жить автономно два года. Со стороны обитатели «Биосферы-2» будут получать лишь электроэнергию. Ну и, конечно, станут обмениваться с внешним миром информацией.

Ценность модели еще и в том, что в «Биосфере-2» все природные процессы будут протекать гораздо быстрее, чем в натуре.

Интересно и то, что «Биосфера-2» построена по принципу живого организма. Ее нервная система — сеть получения и передачи данных, содержащая свыше 2500 датчиков. Ориентируясь на показания приборов, компьютеры будут автоматически включать насосы, клапаны, вентиляторы для корректировки заданных климатических режимов. Главный компьютер — «Мозг» биосферы — расположится в подвальном помещении.

Там же разместятся и 60 фильтров мокрой очистки, на которых растут водоросли 30 видов, постоянно омываемые океанскими водами: Эти водоросли, поглощая питательные вещества из воды, будут поддерживать ее чистоту на уровне, необходимом для жизни морских животных и крохотного кораллового рифа. Словом, фильтры — это «почки» системы.

Оснащена станция и «легкими». Это громадные камеры, которые сжимаются и расширяются по мере изменения объема атмосферы в биосфере. Скажем, летом, когда в течение дня воздух нагревается и расширяется, он может развить достаточное давление, чтобы выдавить стеклянные панели крыши. А так излишек воздуха уйдет в камеры-легкие, соединенные с биосферой трубами длиной 45 м.

Герметизация конструкции — дело нелегкое. Стеклянные панели помещены на раму каркаса и герметизированы силиконом. Сверху стыки прикрыты планками из нержавеющей стали и вдобавок облицованы бетоном. Все это сделано из расчета, чтобы объем воздуха биосферы обменивался один раз в 100 лет или на 1% в год. Это самое герметичное сооружение в мире. Скажем, в обычном здании воздух полностью меняется несколько раз в сутки.

Кстати, поддерживать такой уровень герметичности — тоже непросто. Скопление в атмосфере нашей планеты выхлопных газов и других вредных веществ приводит к быстрой коррозии материалов. Поэтому состав атмосферы комплекса будет строго контролироваться, чтобы сразу

обнаруживать утечки.

Особая опасность, подстерегающая колонистов, — инфекции. Они могут оказаться весьма коварными, ведь атмосфера станции — теплая, влажная, насыщенная углекислым газом, — идеальная среда для развития микробов. Поэтому врач-колонист будет систематически проводить медосмотры не только людей, но и животных.

Конечно, важно и питание. В тщательно рассчитанный диетологами рацион заложена норма — 2500 калорий в день. Основные источники пищи — свыше 5 десятков сельскохозяйственных культур, которые, как мы знаем, колонистам придется выращивать самостоятельно. Зона тропических джунглей, по расчетам, будет давать тарелку тропических фруктов в день. А свой «океан» позволит колонистам несколько раз в неделю лакомиться устрицами, крабами, креветками.

Флора и фауна биосферы включают около 3800 видов растений и животных, прошедших строгую селекцию. Сельскохозяйственные структуры отбирались по таким критериям, как питательная ценность, урожайность, стойкость к вредителям, возможность произрастания в оранжереях. Если же какие-то растения не приживутся, то, в морозильных камерах найдутся семена дополнительных видов.

При отборе растений возник спор: взять только несколько приспособленных видов или населить биосферу возможно большим количеством, предоставив им возможность бороться за существование, как в природе? В конце концов выбор был сделан в пользу дарвиновского принципа отбора — пусть каждый докажет, что достоин места под «солнцем». Ну, а если естественный отбор пойдет не в ту сторону, человек внесет коррективы.

При отборе диких животных и насекомых предпочтение отдавалось видам, способным опылять растения, переносить семена, взрыхлять почву, служить пищей для высших животных…

Немало смекалки проявили конструкторы каждого биома при создании экосистем. К примеру, создавая болото, ученые нашли болотистую местность протяженностью 50 км, разбили ее на зоны и из каждой вырезали «плиту» размером 60x60 см. Затем из этих плиток был собран участок площадью 45 кв. м, содержащий все разнообразие болотных растений.

При устройстве джунглей столкнулись с другой проблемой. Как оказалось тропические растения обладают повышенной чувствительностью к солнечному излучению. Это порождает так называемый краевой эффект — цепную реакцию, при которой окраинные породы «уходят» в глубь леса. К чему это приводит? Вот пример. Через амазонскую сельву проводили автомагистраль. При этом полагали, что се придется каждый год очищать от наступающих зарослей. А получилось наоборот — джунгли с каждым годом все дальше отступают от автодороги.

Так вот, в биосфере сделали попытку защитить края тропического леса с помощью жалюзи на крыше. Однако такая попытка не увенчалась успехом. Тогда использовали новый метод, прежде не применявшийся: тропические заросли со всех сторон были обсажены имбирным поясом. Имбирь отлично растет на бедных почвах, легко переносит прямой солнечный свет. Несколько месяцев назад на посадках появились первые цветы!. Возможно, этот метод поможет кардинально противостоять уничтожению тропических лесов на всей планете?

По плану эксперимент на «Биосфере-2» должен был начаться в марте 1991 года. Однако из-за технических трудностей начало несколько раз переносилось, и в момент, когда пишутся эти строки, двери за колонистами все еще не закрылись. Однако имена будущих обитателей земного «звездолета» уже известны. Возглавляет группу инженер энергетик из Германии Бернд Эдбел. Ему 41 год, из них пять лет отдано подготовке данного проекта. Кроме него, в группе — профессор ботаники, научный руководитель проекта Линда Ли (38 лет), врач-геронтолог из Калифорнийского университета Рой Уолфорд (66 лет), 35-летняя англичанка Салли Сильверстоун, возглавляющая архитектурный отдел «Спейс биосферз венчерс»; компанию ей составит тоже англичанка Джейн Элизабет Пойнтер — 2. 8-летний специалист по интенсивным. методам сельскохозяйственного производства; 31-летний американец Абичейл Аллинг — морской биолог, в ведении которого находится водная экосистема; бельгиец Марк ван Тилло (29 лет) по профессии строитель, он будет контролировать целостность покрытия и других конструкций биосферы; и наконец, Табер Кайл Маккадум (26 лет) — начальник аналитической лаборатории.

К сказанному остается добавить, что проект стоимостью 30 млн. долларов вряд ли был бы когда-либо реализован, если бы за его финансирование не взялся техасский миллионер Эдвард Басе и некоторые другие меценаты.

Остановка на Луне? Недавно в США отпраздновали 20-летие со дня первой высадки человека на Луну. В связи с этим снова возник вопрос, послуживший поводом для дебатов еще при разработке программы «Аполлон»: а стоило ли все затевать лишь для высадки людей на заведомо мертвый спутник Земли?

«Нелегкий вопрос, — считает глава отдела перспективного планирования НАСА Дж. Фоскотеканер. — Программа „Аполлон“ действительно была задумана с единственной целью: запустить трех человек на Луну и вернуть их на Землю живыми и невредимыми. После того как задание было выполнено, программа исчерпала себя. Правда, у нас были наметки на расширение программы — использование лунной базы для полета на Марс. Но на деле до этого не дошло…»

Такой поворот событий изумляет Э. Олдрина — второго человека, вступившего вслед за Н. Армстронгом на поверхность Луны: «Историки будущего, оглядываясь назад, будут изумляться, что столь грандиозная программа была раз и навсегда закрыта и забыта. Хочется надеяться, что в будущем такого не повторится. Завоевание космоса должно быть постепенным непрерывным процессом. Думается, нам придется вернуться на Луну параллельно с подготовкой полетов на Марс. Луна понадобится в качестве испытательного полигона…»

Своего товарища поддерживает и командир первого лунного экипажа Н. Армстронг: «Я убежден, что все большее число людей осознает необходимость возвращения на Луну…»

А вот третий член экипажа, который ждал возвращения товарищей, кружа вокруг Луны, М. Коллинз придерживается иного мнения: «Я предпочел бы полет на Марс, а не возвращение на Луну…»

Впрочем, «он согласен, что Луна может нам понадобиться: „Не исключено, что наиболее эффективный путь к исследованию Марса будет протекать через базу на Луне…“»

Возвращение же на Луну потребует, по всей вероятности, создания постоянно действующей лунной станции. При этом многие экспериментаторы склоняются к мысли, что такая станция должна строиться, что называется, на века. В строительно-технологической лаборатории Ассоциации портландцемента (США) под руководством инженера Т. Лина была проведена работа по составлению рецептов бетона, основными компонентами которого являются лунная пыль и камни.

Лин полагает, что железобетон — идеальный строительный материал для сооружений в космосе. Он достаточно крепок, чтобы противостоять ударам микрометеоритов, хорошо поглощает радиацию и обладает весьма низкой теплопроводностью. Для придания железобетонным корпусам герметичности Лин предлагает покрывать их изнутри эпоксидной смолой.

Лунный бетон обещает быть много суше земного. До 3/4 его объема могут составлять наполнители.

Однако и самому сухому бетону нужна вода. Откуда ее взять? Везти с Земли? Нет, оказывается, воду можно получать из лунного минерала ильменита. В лунной лаборатории космического центра НАСА в Хьюстоне провели серию экспериментов, в ходе которых выяснилось: ильменит, нагретый до 1000 °C в специальной печи, выделяет до 10% кислорода от своего веса. Если сжечь в этом кислороде водород, которого в лунных породах запасено тоже достаточно благодаря солнечному ветру, получится чистейшая вода. А побочным продуктом реакции станет железо, которое затем можно использовать в качестве арматуры для железобетонных блоков.

Реализация лунного проекта явится важным шагом в осуществлении пилотируемого полета на Марс, полагают специалисты. На Луне будут отрабатываться и испытываться новые технические средства, необходимые для проведения марсианской экспедиции, — замкнутые системы жизнеобеспечения, надежные и дешевые двигательные установки и многое другое.

Особое значение для успеха марсианской экспедиции будет иметь и кислород, добываемый на Луне. Без его использования полет на Марс потребует сборки на околоземной орбите корабля весом от 900 до 1800 т. Только для доставки на орбиту и сборки такой огромной конструкции потребуется два года напряженной работы и большое количество запусков ракет-носителей с Земли. Применение же лунного кислорода для марсианского корабля позволит снизить его массу в момент запуска с околоземной орбиты как минимум вдвое. Соответственно уменьшится сложность и длительность сборочных работ в космосе.

Если такой корабль направить в точку либрации, т. е. равновесия между Землей и Луной, и заправить там кислородом, доставленным с Луны, то вес корабля уменьшится до такой степени, что его можно будет перевести на переходную орбиту к Марсу с помощью всего-навсего четырех орбитальных буксиров. Такая схема позволит отказаться от применения массивных разгонных ступеней корабля.

Теперь о сроках проведения лунно-марсианской экспедиции. В конце 1990 года палата представителей конгресса США одобрила предложение президента Джорджа Буша о создании в ближайшие годы обитаемой станции на Луне. В ближайшее время начнется реализация программы по созданию лунной базы в 1994 году, когда на селеноцентрическую орбиту будет выведен беспилотный разведывательный аппарат для подробного картирования поверхности Луны.

Пилотируемые полеты на Луну возобновятся в 2000 году. В течение пяти лет, до 2005 года, ежегодно будут совершаться два полета, чтобы обеспечить доставку на лунную поверхность необходимых материалов и

оборудования для развертывания постоянной базы. При этих транспортных операциях предполагается широко использовать орбитальную станцию и космические аппараты, запускаемые с ее борта с помощью межорбитальных буксиров.

Первый завод по добыче кислорода из лунных пород может быть введен в строй к 2005 году. Жилые помещения базы частично или полностью буду/ зарыты в лунный грунт, чтобы предохранить будущих жителей от губительного космического излучения.

Завершение строительства намечается на 2005–2010 годы. В этот период будут осуществляться четыре пилотируемых полета в год. Всего на программу намечено потратить 80 млрд. долларов — сумму, сопоставимую со стоимостью программы «Аполлон».

После этого начнется второй этап экспедиции. Сначала на Марс будут отправлены несколько грузовых кораблей, а затем — ориентировочно в 2019 году — там высадится первая экспедиция землян.

Таковы планы американцев. Ну, а что думают по этому поводу советские специалисты? В 1989 году в нашей стране тоже была обнародована предварительная программа изучения Марса, состоящая из нескольких этапов и рассчитанная на период до 2015 года.

Первый этап — в рамках программы «Марс-94» — предусматривает запуск в 1994 году одной-двух межпланетных станций, каждая из которых будет состоять из орбитального блока (искусственного спутника Марса), одного-двух аэростатов, пары пенетраторов — устройств для изучения механических свойств грунта и проникновения в глубь приповерхностного слоя, и 2–6 малых посадочных зондов, способных выполнять роль метеомаяков. Не исключается вариант, когда на поверхность Марса будет доставлена и станция среднего размера, которая позволит более тщательно изучить не только свойства грунта, но и внутреннее строение планеты

С орбитального блока тем временем будет осуществлена высококачественная телевизионная съемка обширной географической зоны Марса, составлена тепловая карта поверхности. Также по трассе полета методами инфракрасной и гамма-спектрометрии, радиолокационного зондирования будет изучаться структура поверхности Марса.

Уникальным элементом этой программы является запуск аэростатов. Конструкция их задумывается таким образом, что ночью за счет низкой температуры аэростаты, будут самопроизвольно опускаться на поверхность планеты, а днем при нагревании оболочки солнечными лучами снова взлетать. При наличии ветров, которые на Марсе отнюдь не редкость, воздушный шар может за несколько часов совершать путешествия в сотни километров. При этом компактная телекамера будет фиксировать окружающие ландшафты и через ретранслятор на орбите переправит на Землю снимки, на которых будут видны детали размером с ладонь. Не исключено, что один из таких снимков и раскроет нам тайну марсианского «сфинкса».

Второй этап программы намечен на период 1996–1998 годов. Главная задача — послать на Планету бурь самоходные аппараты — марсоходы, а на Землю привезти образцы марсианского грунта.

Каждый из марсоходов будет обладать своей собственной, автономной системой передвижения. Ведь с Земли управлять машиной, как это делали с луноходами, будет уже невозможно — радиосигнал с Марса до Земли идет около 10 минут, за это время марсоход успеет проехать достаточно большое расстояние. Так что тактические решения — с какой

стороны объехать препятствие на пути? — кибер-водитель будет принимать самостоятельно.

Дальность же пробега марсохода должна составить несколько сотен километров. Источники питания для электромоторов — солнечные батареи с высоким КПД или изотопные термоэлектрогенераторы.

Двигаясь вперед, марсоход будет осуществлять панорамную телесъемку, сбор образцов породы, которые затем будут доставлены на возвращаемый модуль. На марсоходе будет смонтирован комплекс оборудования для исследования погодных и климатических условий в различных районах планеты.

Транспортировка на Землю вещества небесного объекта, отстоящего от нашей планеты на десятки миллионов километров, — задача непростая. По-видимому, она потребует запуска двух межпланетных станций. Одна из них выйдет на орбиту искусственного спутника Марса, а вторая — опустится на поверхность Марса. Эта станция будет иметь взлетную ступень, которая после заполнения ее контейнера марсианским грунтом взлетит и состыкуется с дежурящей на орбите станцией. Контейнер будет переправлен в возвращаемый модуль, и тот стартует по направлению к Земле.

По карантинным соображениям (помните историю с «Викингами»?) модуль этот будет перехвачен в окрестностях нашей планеты. Посылка с Марса пройдет карантин, обследование на орбитальной станции на предмет наличия вредных для землян микроорганизмов. И лишь после этого марсианский грунт поступит в распоряжение земных лабораторий.

Наконец, третий этап, запланированный на начало следующего века, своей основной целью будет иметь отработку пилотируемого полета на Марс и его осуществление. Задача эта, в свою очередь, может быть разбита на несколько стадий, поэтому рассмотрим их подробнее.

На чем поедем? Академик В. Глушко и член-корреспондент АН СССР Ю. Семенов в 1988 году предложили такой вариант экспедиции к Марсу.

Межпланетный корабль, по их мнению, должен состоять из трех основных частей: двигательной установки для полета по межпланетной траектории; жилого блока, где экипаж работает в течение всего полета (здесь же размещаются системы жизнеобеспечения и основная аппаратура управления полетом); и наконец, — посадочного аппарата, в котором экипаж спускается на поверхность Марса и возвращается на орбиту спутника Марса к межпланетному кораблю.

Межпланетный корабль специалисты предлагали собирать на околоземной Орбите из отдельных частей, которые бы доставлялись с Земли ракетами-носителями например, такими мощными, как «Энергия». После проверки работоспособности всех систем и агрегатов корабли экспедиции стартуют к Марсу. В состав экипажа из 4–6 человек могут войти представители разных стран — участников подготовки экспедиции.

С помощью собственной двигательной установки корабль разгоняется и с околоземной орбиты переходит на околосолнечную, пересекающую орбиту Марса. Время полета к Красной планете — несколько месяцев. В точке пересечения траектории полета с орбитой Марса корабль меняет курс и становится спутником Красной планеты.

Посадка межпланетного корабля на поверхность Марса — достаточно сложна, потребует большого количества топлива, поэтому выгоднее, если спуск совершит сравнительно небольшой посадочный аппарат с экипажем или его частью. После выполнения программы работ на поверхности Марса экипаж стартует снова на орбиту, переходит в межпланетный корабль и на нем возвращается домой.

Такая экспедиция займет примерно полтора года. Однако это время можно сократить, если использовать вместо обычных химических ракетных двигателей ядерные. Тогда можно обойтись и без заправки водородом и кислородом на орбите Луны и двигаться от Земли к Марсу гораздо быстрее. Более того, за счет снижения запасов топлива масса марсианского корабля значительно снизится — с 2500 т до 800 т.

Вот какие варианты подобных двигателей предложили сотрудники Московского научно-исследовательского института тепловых процессов А. Коротеев, В. Семенов, В. Акимов и М. Ватель.

Вариант первый: энергодвигательная установка на основе ядерного реактивного двигателя. Источником энергии в каждой установке (а для надежности применяется связка из нескольких двигателей) служит двухрежимный газоохлаждаемый реактор. Рабочее тело — жидкий водород. Проходя через реактор, водород нагревается до 2800 К и истекает со скоростью 9 км/с, т. е. в два раза быстрее, чем газы из дюз ракетных жидкостных двигателей. Значит, и удельная тяга такого двигателя выше. Общее время его работы может составить порядка 5 часов — это намного больше, чем срок интенсивной работы современных жидкостных ракетных двигателей. Суммарная же тяга всей связки достигает 20 т. Такая большая тяга позволяет создать большее ускорение и как следствие этого сократить время полета по маршруту Земля — Марс — Земля до 460 суток.

Однако у этого двигателя есть и недостаток. Великоват необходимый запас рабочего тела (водорода) — 490 т. Кроме того, специалисты. полагают, что на практике будет весьма трудно реализовать конструкции двухрежимных ядерных установок, способных давать малое количество энергии при полете по инерции и большее — при разгоне и торможении.

Поэтому, возможно, практически более выгодным может оказаться второй вариант — использование энергодвигательного симбиоза: жидкостного ракетного двигателя и ядерной энергетической установки. Во втором варианте режим большой тяги (правда, в течение всего лишь 12 минут) создается «старомодным?» жидкостным двигателем, а вот на межпланетной трассе работает автономная энергетическая установка на быстрых нейтронах питающая электрореактивные двигатели малой тяги, предназначенные для выполнения корректирующих маневров. Низкая тяга таких движков компенсируется продолжительностью цикла их работы — до 245 суток. Однако общая энерговооруженность экспедиции при этом снижается, и время пути соответственно увеличивается до 615 суток.

Наиболее перспективным сотрудники НИИ тепловых процессов считают третий вариант, основанный на использовании энергодвигательного комплекса средней тяговооруженности. Высокотемпературные ядерные реакторы на быстрых нейтронах будут вырабатывать тепло, которое затем на основе газотурбинных циклов (рабочее тело — гелий) станет трансформироваться в электроэнергию.

Полученной мощности в 50 МВт будет достаточно для того, чтобы связка электрореактивных двигателей придала пилотируемому комплексу ускорение, хотя и немного меньшее, чем в первом варианте, зато прикладываемое достаточно долгое время — 129 суток. При этом время путешествия сокращается до 320 суток. Если вспомнить, что некоторые советские космонавты пробыли на околоземной орбите около года, то можно считать, что у нас есть уже опыт таких длительных полетов.

Впрочем, в отдаленном будущем до Марса можно будет добраться всего за 14 суток. Так, во всяком случае, полагает кандидат физико-математических наук У. Закиров, предложивший проект космического корабля с термоядерным двигателем. Причем Он разработал несколько модификаций своей конструкции — для исследований как ближнего, так и дальнего космоса.

— Первый тип, — рассказывает изобретатель, — это корабли со скоростью 100–300 км/с. С их помощью возможны быстрые перелеты на другие планеты. До Марса, например, можно будет добраться за две недели вместо полутора лет… Корабли второго типа со скоростью от 1000 до 3000 км/с позволят изучить самые дальние объекты Солнечной системы. И наконец, третий тип — уже не межпланетные, а межзвездные аппараты. Их скорость достигает 10% от скорости света

Насколько близки к реальности подобные проекты? Ведь человечество сегодня еще не научилось управлять термоядерным синтезом… А этого, оказывается, и не нужно — для разгона корабля будут использованы термоядерные микровзрывы. В недрах двигателя лучи мощного лазера будут подрывать так называемые микромишени — крошки тяжелого водорода (дейтерия) массой в тысячные доли грамма. Такое топливо несет в себе огромное количество энергии и даст возможность строить достаточно компактные корабли. Правда, никто еще не пытался реализовать подобные двигатели технически, и, значит, наверняка возникнет масса трудностей. Но все это уже проблемы прикладного характера.

…Пока же некоторые специалисты предлагают осуществить путешествие к Красной планете с помощью… солнечного ветра. Идея такого путешествия была в свое время подсказана Артуром Кларком. «Снасти дрожали от натуги: межпланетный ветер уж наполнил огромный круглый парус» — так начинает писатель-фантаст свое повествование о межпланетных гонках на солнечных яхтах, то есть аппаратах, которые приводятся в движение давлением света, открытое и измеренное в самом конце прошлого века нашим великим соотечественником П. Н. Лебедевым. Ну так вот, этот самый «солнечный ветер» — давление света — и предлагает использовать Кларк.

Кларк пишет, что парящему в невесомости командиру одной из яхт Джону Мертону не зря казалось, «что парус заполнил все небо. Ничего удивительного — пятьдесят миллионов квадратных футов соединено с его капсулой чуть ли не сотней миль такелажа. Если бы сшить вместе л паруса всех клиперов; которые в прошлом белыми тучками летали над Индийским океаном, то и тогда бы они не сравнялись с парусом, в который „Диана“ ловила солнечный ветер. А вещества в нем чуть больше, чем в мыльном пузыре: толщина этих двух квадратных миль алюминированного пластика — всего лишь несколько миллионных дюйма».

Согласитесь, создать такой корабль не просто. Но это вовсе не значит, что идея отдана, на откуп фантастам. Работа над первыми солнечными яхтами идет полным ходом. Причем ведется она не только за рубежом, но и в нашей стране. Вот что, к примеру, рассказывал главный конструктор проекта «Витязь» Александр Лавренев: «Толчком к зарождению проекта явилось такое объявление. В декабре 1988 года комиссия, созданная конгрессом США, объявила конкурс проектов на лучший космический парусник. В 1992 году, в год торжеств по поводу 500-летия открытия Нового Света экспедицией Колумба, должна состояться международная космическая регата „Колумбус-500“. Планируется запустить как минимум три солнечных парусника, представляющих три материка — Америку, Европу и Азию. Из европейцев в конкурсе участвуют итальянские специалисты, группа британских разработчиков из Кембриджского университета, франко-испанский альянс и два советских коллектива…»

Почему решили использовать именно солнечные паруса? Так вспомните: ветер, наполнив паруса Колумбовых каравелл «Санта Марии», «Пинты» и «Ниньи», пригнал их 12 октября 1492 года к острову Сан-Сальватор. Не будь Колумба, Америке все равно не пришлось бы долго дожидаться кораблей чужеземцев. А потому, не обидев Колумба, скажем: «Америку открыл парус!» И вот теперь парус же, только другой — солнечный, похоже, открывает «новый свет» космических путешествий.

Подготовка к регате «Колумбус-500» вызвала небывалый всплеск идей. Впрочем, справедливости ради надо отметить, что А. Кларк довольно точно описал возможные варианты космических летательных аппаратов с солнечными парусами (КЛАСП). Среди них вполне могут быть и парусники-«зонтики», и «баллоны», и «парашюты», и «роторы»… Именно к последнему виду относится «Витязь». Он будет представлять собой две пленочные, бескаркасные лопасти, каждая длиной в 845 м и шириной 7,1 м, которые стабилизируются за счет центробежных сил, возникающих при вращении лопастей вокруг центра.

Стоимость разработки, изготовления, испытаний и управления в процессе полета — чуть более 6 млн. долларов. Это не так уж много по космическим меркам —: примерно столько же стоит запуск среднего спутника. Правда, в эту сумму не включены расходы по самому запуску и стоимость носителя. Впрочем, они тоже будут не столь велики, поскольку создатели КЛАСПа планируют, что их парусник будет беспилотным и может быть выведен на орбиту одной из существующих ныне ракет, например «Протонон».

После вывода в космос по команде с Земли «Витязь» будет развернут в рабочее положение и под управлением компьютера отправится в путешествие. Разработчики предлагают для него такой маршрут: сделав для разгона несколько витков вокруг Земли, КЛАСП отправится к Луне. Затем, совершив гравитационный маневр в поле тяготения Луны, КЛАСП полетит к Марсу. Через некоторое время он достигнет окрестностей Красной планеты и проследует дальше — к окраинам Солнечной системы.

Такой полет можно рассматривать как предпосылку к созданию и более совершенных КЛАСПов, способных выполнять роль межорбитальных буксиров и даже разведчиков дальнего космоса. Например, в серьезном научном журнале «Нью сайентист» недавно был опубликован проект создания космического корабля «Старвисп» — «Звездный пучок». Он будет представлять собой парус-сетку шестиугольной формы около 1 км в поперечнике и массой всего-навсего… 20 граммов! Сетка сплетается из множества шестиугольных ячеек, в пересечениях которых расположатся микросхемы, обладающие развитой логикой и образующие в целом суперкомпьютер. Кроме того, каждая микросхема чувствительна к свету и может работать как фотоэлемент.

Двигать такой КЛАСП будет уже не Солнце — его свет слишком малодействен за пределами Солнечной системы, — а мощный мазер, расположенный на околоземном спутнике. Луч, посылаемый таким генератором, будет дополнительно фокусироваться и направляться на парус специальной системой — линзой Френеля. Размер ее — около 50 км в поперечнике.

Сфокусированный на парусе луч позволит развить ускорение в 155 раз выше земного. За неделю корабль достигнет скорости 60 тыс. км/с. Затем мазер будет выключен, и корабль продолжит движение по инерции.

Когда он пройдет три четверти пути до ближайшей к нам звезды Проксима Центавра, расстояние до которой составляет 4,3 световых года, центр управления включит радиолуч и переключит все 10 триллионов микросхем зонда в режим фотоприемников. Таким образом получится огромный «глаз», который увидит все, что происходит в окрестностях звезды. По мере накопления информации парус выполнит и еще одну функцию — передающей антенны — все сведения будут переправлены на Землю.

Если полученные сведения окажутся интересными, а сам проект успешным, вслед за «Старвиспом» в путь отправятся другие парусники, в том числе и с экипажем на борту. Авторы проекта рассчитали все до мелочей и утверждают, что полет к ближайшей звезде, а также возвращение домой может отнять не так уж много времени — 51 год по земному летосчислению. Причем из-за того, что корабль будет двигаться с околосветовыми скоростями, члены экипажа состарятся за это время лишь на 46 лет.

Впрочем, мы с вами, кажется, отвлеклись от основной темы нашего нынешнего повествования. Вернемся в пределы Солнечной системы и снова обратим наше внимание на Марс.

III. Марсианские хроники

Так, если помните, Рей Брэдбери назвал книгу рассказов о жизни на Марсе. Но это было рождено воображением фантаста. А что думают о жизни на Красной планете специалисты?

Сколько продуктов надо? Итак, мы с вами разобрались, как и на чем космонавты смогут добраться до Марса, провести исследования и вернуться обратно. Но мы до сих пор не касались еще одной важной проблемы. Как бы то ни было, экспедиция продлится достаточно долго, а человеку свойственно есть и пить каждый день. И дышат люди безостановочно, поглощая за сутки немалое количество кислорода и выделяя почти столько же углекислого газа…

Как обеспечить экипаж всем необходимым? С какими еще проблемами жизнеобеспечения могут столкнуться космонавты? Давайте попробуем разобраться во всем этом с помощью специалистов.

«Как известно, обеспечение сегодняшних пилотируемых полетов строится преимущественно на использовании запасов. То есть все необходимое для жизни космонавтов доставляется с Земли, — рассказывал во время одного из своих публичных выступлений доктор медицинских наук Е. А. Ильин, представитель Института медико-биологических проблем. — Системы жизнеобеспечения, предназначенные для долговременных межпланетных полетов, не могут быть построены только на принципах запаса. Расчеты показывают, что в год на одного человека такие системы должны обеспечивать приблизительно 300 кг кислорода, 2,5 т воды, около 390 кг пищи… И при этом надо удалить около 350 кг углекислого газа и около тонны других отходов…»

Поэтому для будущих марсианских полетов окажутся более перспективными системы, основанные на использовании физико-химических и биологических принципов.

Использование принципа биологического круговорота веществ для обеспечения жизнедеятельности человека было предложено еще К. Э. Циолковским, как естественное следствие его работ по теоретическому обоснованию межпланетных полетов. Развивая эти идеи, С. П. Королев в 1961 году писал: «Проблема обеспечения жизнедеятельности в таком полете может быть разрешена лишь путем создания на борту межпланетного корабля замкнутой экологической системы с постоянным кругооборотом веществ для обеспечения жизни космонавтов».

Накопленный в результате исследований и практики опыт уже сегодня позволяет говорить о некоторых предпочтительных для включения в такую систему жизнеобеспечения организмах. Так, длительные эксперименты с замкнутыми по газообмену системами «человек — водоросли» показали, что регенерация атмосферы корабля на 30–40, а то и более процентов может произойти за счет фотосинтеза, осуществляемого водорослями.

Исследовались также возможности утилизации в водорослевом реакторе отходов жизнедеятельности и бытовой воды. Оказалось, что с помощью той же хлореллы может осуществляться полная регенерация воды из влагосодержащих отходов. В процессе фотосинтеза микроводоросли поглощают также углекислый газ и образуют органические вещества, в том числе белки, углеводы, жирные кислоты и витамины. Если их выделить и очистить по специальной технологии, то они могут быть использованы для питания человека и животных в условиях длительного космического полета.

В космической оранжерее предполагается выращивать такие традиционные культуры, как свекла, капуста, салат… Одновременно растения поглощают углекислый газ из атмосферы и выделяют в нес кислород, испаряют влагу, используют для своего питания минерализированные отходы жизнедеятельности…

Эксперименты, проведенные нашими космонавтами, показали, что растения в невесомости в целом развиваются нормально. В частности, на станции «Салют-6» удалось вырастить растения и даже получить семена следующего поколения. Тем не менее работа эта пока весьма трудоемкая, выполняется практически целиком вручную, и стало быть, конструкторам техники ближайшего будущего придется заняться и проблемой автоматизации оранжерейного хозяйства на космическом межпланетном корабле.

Еще более сложна проблема космических «ферм». Правда, уже известно, что невесомость не является препятствием для роста и развития таких организмов, как рыбы, птицы, некоторые млекопитающие. По предварительным данным, — продуктивность рыб в космическом полете может на 30–40% обеспечить потребность экипажа в животном белке.

Однако и здесь еще предстоит разработать такие системы, которые позволят поддерживать нормальную жизнедеятельность, популяцию тех или иных видов животных во время полета.

Еще один барьер, который необходимо преодолеть при подготовке марсианской экспедиции, — радиационная безопасность. Ведь практически весь полет будет проходить при отсутствии защитного эффекта Земли, закрывающей орбитальный корабль от части излучения своей массой, а также геомагнитными полями. Между тем исследователи предполагают, что за примерно двухлетнее пребывание человека в космосе при полете на Марс и обратно можно ожидать потерю около 0,1% нервных клеток в коре головного мозга. Эти клетки будут погублены ударами излучения, состоящего из атомных ядер так называемого релятивистского, или галактического, фона. Правда, эта величина заметно ниже той, что наблюдается при естественном процессе старения. Тем не менее она представляется существенной, особенно если учесть возможное прохождение этих частиц через биологически важные скопления нейронов головного мозга. Повреждение клеток в этом случае может привести к различным патологическим изменениям в организме с неизвестными пока последствиями.

Поэтому прежде чем отправлять экспедицию на Марс, необходимо создать на межпланетном корабле надежное радиационное убежище, решить проблему оперативного оповещения экипажа о вспышках на Солнце и других источниках повышенной радиационной опасности. Эффективно обеспечивать радиационную безопасность помогут также фармакологические средства, строгий учет и регламентирование индивидуальных доз облучения членов экипажа, диагностика их состояния с помощью соответствующих методов и средств обследования.

Необыкновенно важна также и психологическая подготовка экипажа к полету, связанному с достаточно высокой степенью риска. Правда, чтобы уменьшить этот риск, многие специалисты предлагают отправить к Марсу сразу два корабля, которые бы в случае нужды могли подстраховать друг друга. Кроме того, чрезвычайно важно создать у экипажа абсолютное доверие к технике, уверенность, что в случае необходимости они с!ами смогут совершить необходимый ремонт.

Для этого каждый член экипажа должен быть профессионалом высочайшей квалификации в нескольких областях науки. Поэтому в состав экипажа должны войти, по всей видимости, люди зрелые, в возрасте 35–40 лет, имеющие богатый профессиональный и жизненный опыт. Обязательным условием при отборе кандидатов в марсианскую экспедицию будет и предшествующая космическая деятельность. Конечно, при этом вовсе не обязательно, чтобы каждый кандидат принимал участие в длительных полетах, но понимать не понаслышке, а на основании собственного опыта, что такое космос он должен. Ученые считают, что достаточно общего космического стажа в полгода, чтобы человек получил возможность ощутить все нюансы жизни за пределами Земли.

Численный состав экипажа, по мнению разных специалистов, может колебаться от 4 до 8 человек. Среди них, конечно, должны быть не только высококвалифицированные пилоты, инженеры по системам жизнеобеспечения, но и врач-клиницист, хорошо подготовленный как в области терапии и хирургии, так и в области психологии и психотерапии.

Без врача в такую экспедицию отправляться никак нельзя, тем более что уже сегодня понятно: невесомость создает ряд медицинских, физиологических и биологических проблем.

Конечно, за прошедшие годы космической медициной накоплен немалый опыт, получены знания о влиянии невесомости на те или иные процессы в организме человека. Пять советских космонавтов имеют общий налет более 200 суток, а Юрий Романенко пробыл на орбите 430 суток. Но многие проблемы еще не решены: например, не изучен механизм развития атрофии мышц. То есть, говоря иначе, во время длительного пребывания в условиях малой тяжести или вообще без нее нетренированные мышцы начинают уменьшать тонус, массу, а это потом может обернуться бедами неисчислимыми: у человека будут плохо работать не только руки, ноги, но и сердце. В условиях невесомости происходит также вымывание кальция из скелета, вследствие чего кости становятся непрочными, легко ломаются. Все это надо обязательно иметь в виду при полете на Марс и возвращении на Землю.

Марсиане и марсианки. Есть и еще одна проблема, которая вдруг недавно вызвала столько споров, что о ней, на мой взгляд, имеет смысл поговорить отдельно. Кого посылать на Марс — мужчин или женщин?

Некоторые специалисты, ссылаясь на опыт арктических и орбитальных экспедиций, полагают, что экипаж должен быть целиком мужским. Именно такой состав, на их взгляд, может наилучшим образом противостоять всем неприятным неожиданностям, поджидающим в длительном пути.

Но есть ученые, и в их числе бывший астронавт М. Коллинз, которые придерживаются диаметрально противоположной точки зрения.

— Имейте в виду, — не без юмора замечает Коллинз, — что женщины примерно на треть легче мужчин, настолько же меньше едят и потребляют кислорода. Так что это в конечном итоге может обернуться немалой экономией…

Однако и сам Коллинз, если говорить всерьез, понимает, что лучше всего, наверное, отправить смешанный экипаж. Психологи подметили, что мужчины в присутствии женщин значительно меньше склонны впадать в панику при стрессовых ситуациях. Да и жизнь, даже среди звезд, что ни говорите, без женщин теряет многие прелести, становится откровенно скучной. А скука, кстати, тоже может привести к стрессу с совершенно непредсказуемыми последствиями.

«Я с удовольствием взял бы, к примеру, на Марс свою жену», — говорит американский астронавт Дж. Фабиан.

В шутке Фабиана, как это водится, есть доля правды. Его жена работает в системе НАСА, принимает активное участие в подготовке космических программ. Так что и дома у астронавта все разговоры — о космосе. А люди, понимающие друг друга с полуслова, к таким относятся спаянные супружеские пары, могут показывать чудеса работоспособности и творческой инициативы. Поэтому в космос скоро отправится первая супружеская пара. Астронавты Джейн и Коллин Патрики познакомились во время подготовки к полету, полюбили друг друга, и администрация НАСА не видит смысла разлучать супругов на время полета.

Более того, рано или поздно в космосе родятся первые дети, и к этому времени нужно готовиться уже сегодня. Так во всяком случае полагают многие участники состоявшегося недавно XII Международного симпозиума по гравитационной физиологии. Тем более что, по свидетельству американского профессора А. Смита, невесомость никак не влияет на воспроизводимость.

«Несколько лет назад мы вырастили тридцать поколений кур породы „белый леггорн“ в условиях гипергравитации, — рассказывал профессор. — Выяснилось, что отбор идет по тем же законам, что и на Земле. Сначала самок мы оплодотворяли искусственно, и нам постоянно задавали вопрос: почему вы хотите обойтись без петуха? Тогда мы взяли точно такую же группу курочек и подсадили им самца. Уровень осеменения в обоих случаях оказался одинаковым. Так что я не вижу препятствий для нормальной половой жизни в космосе для многих живых существ, в том числе и человека».

Доктор биологических наук Л. Серова, тоже проводившая опыты с животными, отметила, что самцы, находившиеся в центрифуге, значительно хуже переносили перегрузки, чем в том случае, когда их помещали в камеру вместе с самками. Она полагает, что нечто подобное может наблюдаться и в человеческом сообществе.

Переходя к проблемам марсианского полета, Серова ответила: «Первоначально группа кандидатов, я полагаю, должна представлять собой неженатую и незамужнюю компанию, в которой как-то начнут складываться отношения. Кому-то повезет, кому-то нет… Если в компании есть влюбленные, это создает другое настроение даже для тех, кому не повезло, понимаете?..»

Так что предположения, появившиеся в печати о том, что, дескать, к Марсу должны лететь пятеро, причем в состав экипажа должны входить женатые мужчины, жены которых останутся на Земле, и незамужние девушки, мягко говоря, далеки от идеала.

Что же касается долговременных марсианских поселений, так они вообще немыслимы без смешанного населения — мужчин, женщин, а позже и детей. Только таким образом — семейной осадой — человечество сможет колонизировать Марс, создать там настоящую жизнь.

«Однако будьте осторожны, — предупреждает своим рассказом „Были они смуглые и золотоглавые“ Рей Брэдбери, — ничто не дается просто так…» Люди, поселившиеся на Марсе, превратившись в марсиан, могут перестать быть землянами. Другие условия жизни приведут к тому, что и сами люди могут стать совершенно другими. Появится новая раса.

Ананасы на Марсе. Впрочем, до той поры еще очень далеко. Прежде чем люди смогут поселиться на Марсе, надо ведь создать там сносные условия для жизни. Возможно ли это?

Уже упоминавшийся Артур Кларк в романе «Пески Марса» утверждает, что эта задача вполне осуществима. Герои его произведения, живущие поначалу под надувными куполами, не теряют надежды, что когда-нибудь Марс обретет свою былую атмосферу, а по пересохшим руслам рек снова побежит вода.

Для этого, полагают они, надо сделать не так уж много. Они взрывают Фобос, превратив его из марсианской луны в маленькое солнце. Полученная дополнительная энергия будет затем использована местными «воздухорослями» для бурного роста, развития, и как следствие выделится столько кислорода, что со временем люди на Марсе смогут снять кислородные маски.

Так пишет писатель-фантаст. Ну, а что думают по этому поводу ученые? Те самые, которых на Западе называют терраформистами — специалистами по преобразованию планет.

Они не утописты. Каждый — специалист в своей области: биологии, планетологии, физике атмосферы… И все сходятся на том, что уже в начале еле дующего столетия можно будет приступить к преобразованиям с помощью так называемой планетной инженерии. Методы ее уже разработаны.

На Марсе обнаружено достаточное количество необходимых элементов для обеспечения жизни: вода, свет, различные химические соединения… Марсианская «земля» тоже вполне пригодна для растений. В общем, дело остается, так сказать, за малым — надо переделать планету. Как это сделать?

Общая схема такова. Сначала поверхность планеты предстоит разогреть до плюс 38 °C, чтобы снег и лед на ней растаяли, превратились в воду. А запасов воды на Марсе не так уж мало — как показывают последние исследования, кроме полярных шапок, здесь еще есть области вечной мерзлоты, как на севере нашей планеты.

Затем наступит очередь преобразования атмосферы. Необходимо повысить давление, добавить кислород, чтобы люди могли обходиться без кислородных масок.

Какими средствами все это можно выполнить? Профессор К. Кей, астрофизик, работающий в НАСА, предлагает, к примеру, использовать хлорфторуглероды. Тот самый фреон и другие соединения, которые, как полагают, приводят к образованию озоновых дыр над полюсами нашей планеты. На Земле эти газы грозят нам крупными неприятностями, так давайте отправим их в ссылку на Красную планету. На Марсе озона нет, разрушать там нечего. А вот тепловой экран в атмосфере, созданный с помощью фреона, через некоторое время приведет к повышению температуры. А там, глядишь, лет через 50-100 дойдет дело и до того, что по поверхности Марса снова потекут реки…

Конечно, доставить миллионы тонн фреона на далекую планету — огромная проблема, и техническая, и финансовая. Поэтому есть, наверное, смысл рассмотреть и другие варианты повышения температуры. Например, сотрудник НАСА Дж. Оберг предлагает использовать для той же цели… атомные взрывы! Несколько сот боеголовок мощностью в 1 мегатонну каждая — из тех, что вскоре, надо надеяться, исчезнут с лица Земли, — в космосе могут принести пользу. С их помощью можно будет изменить траекторию, полета одного из астероидов, орбита которого пролегает неподалеку от Марса, с таким расчетом, чтобы он врезался в планету. Тепло, выделившееся при ударе, растопит лед, вызовет испарение многих газов, которые есть в марсианской почве в замороженном состоянии и необходимы для развития на ней жизни.

Впрочем, поскольку использование атомных бомб, что ни говорите, дело опасное, может, стоит испробовать еще и третий вариант. По мнению канадского биолога Р. Хейнса, на Марс нужно отправить транспорт /С микроскопическими лишайниками и водорослями, предоставив им изменять планету. Правда, в самом начале микроорганизмам потребуется помощь. Вероятно, нужно будет засевать ими поверхность Марса в несколько слоев. Верхние слои почти наверняка будут убиты ультрафиолетовыми лучами Солнца, с легкостью прорывающимися сквозь разреженную атмосферу. Однако нижние за это время, глядишь, успеют приспособиться, уцелеют и примутся незаметно делать свое благородное дело. По расчетам Хейнса, лет за 200–300 они смогут переработать марсианскую атмосферу настолько, что в ней появится достаточное количество кислорода. Конечно, сроки немалые, но ведь и дело затевается грандиозное!

Время переработки к тому же можно сократить, если воспользоваться достижениями генной инженерии и создать модернизированные микроорганизмы, которые будут устойчивы к воздействию солнечной радиации и в то же время станут размножаться и развиваться исключительно быстро.

Ну а пока бактерии будут заниматься улучшением атмосферы, люди займутся строительством жилья, добычей полезных ископаемых, будут налаживать энергетическое хозяйство… В этот начальный период поселок (или поселки) на Марсе станут располагаться под пластиковыми куполами, где будет поддерживаться искусственная атмосфера с достаточным количеством кислорода.

И вот тут неоценимую помощь колонистам смогут оказать… ананасы! Дело в том, что эти растения потребляют углекислый газ не днем, как, скажем, те яблони, о которых поется в известной песне, а ночью. Это позволит им стать автоматическими регуляторами состава атмосферы на первых изолированных станциях.

Чтобы связать потом эти станции воедино, есть смысл воспользоваться идеей доцента Астраханского педагогического института Г. Полякова и создать на Марсе уникальную транспортно-энергетическую систему, которая будет работать с помощью спутников Фобоса и Деймоса.

Вдоль марсианского экватора и наиболее удобных параллелей прокладываются кольцевые железные дороги. Со спутников будут спущены высокопрочные силовые тросы, имеющие на конце якоря. Стоит только прицепить к якорю состав, и Фобос, движущийся вдоль марсианского экватора, потащит его за собой. А неподалеку от станции назначения достаточно «отстегнуть» космический якорь и включить систему торможения.

В обратном же направлении потащит состав Деймос, имеющий относительно Фобоса встречное вращение. Таким образом два спутника обеспечат движение поездов в двух направлениях.

Главное техническое затруднение при осуществлении своего проекта, которое видит автор, заключается в тросе. Его минимальная длина должна быть около 6000 км, и при этом он должен не только выдерживать собственный вес, но и передавать усилие на вагоны.

Однако уже сегодня разработаны тросы, способные при диаметре 1 см удерживать на весу при такой длине около 200 т. Что же касается самой идеи — спутник на привязи, то, ее хотят опробовать итальянские конструкторы совместно со специалистами НАСА. Они собираются с искусственных спутников Земли спускать на тросе длиной около 100 км специальные аппараты для изучения верхних слоев атмосферы.

Такие вот горизонты открывают перед будущими марсианами современная наука и техника. Многие из предлагаемых разработок продуманы настолько хорошо, что некоторые эксперты полагают: имеет смысл уже сегодня включить их в долговременные планы НАСА. И надо сказать, что там прислушиваются к подобным пожеланиям.

IV. Будущее начинается сегодня

В заключительной части брошюры давайте познакомимся хотя бы с некоторыми проектами, обретающими зримые черты уже в наши дни.

Аэроплан для Марса. «Не самолет, а красота! — гордо сказал пилот. — Таких всего шесть на Марсе. Не так просто взлететь в этой атмосфере, хотя у нас и низкое тяготение.

Гибсон недостаточно разбирался в аэродинамике, чтобы оценить все прелести самолета, но видел, что площадь крыльев необычайно велика. Четыре реактивных двигателя были спрятаны в фюзеляже, и только небольшие выпуклости выдавали их… Да, машина была создана, чтоб летать далеко и быстро, приземляться на любой мало-мальски плоской поверхности».

Так описывает летательный аппарат для Планеты бурь писатель-фантаст А. Кларк. А вот вам строки из иного описания, опубликованного на страницах специального журнала «Астронавтика и аэронавтика» (США):

«Рассматриваются три варианта самолета: крейсерский с гидразиновым двигателем, крейсерский с электрическим двигателем и посадочный. Все они будут иметь одну и ту же базовую конфигурацию, напоминающую планер. Вблизи центра тяжести самолета разместится отсек полезной нагрузки объемом 200 л, а спереди и сзади от него — два топливных бака с гидразином. Двигательная установка на гидразине будет состоять из топливного насоса, двухлопастного винта с изменяемым шагом (диаметр 4–4,5 м), амортизационной рамы и масляно-гидразинового теплообменника.

На самолете с электрическим двигателем предполагается использовать разрабатываемые фирмой „Алтус“ для ВМС США литиевые батареи с удельной энергоемкостью 600 Вт-ч/кг, которые обеспечивают увеличение дальности полета на 10–30% по сравнению с самолетом на гидразине. Комбинированный электрический двигатель состоит из легкого самарий-кобальтового ротора и преобразователя на твердотельных схемах с планетарным редуктором. Двигатель работает при напряжении 245 В, развивает мощность 20 л. с. и весит 13,5 кг.

Посадочный самолет будет иметь два ракетных посадочных двигателя переменной тяги, таких же, как на посадочном блоке аппарата „Викинг“. Двигатели устанавливаются вертикально в фюзеляже, а на крыльях располагаются дополнительные движки для управления. Для обеспечения мягкой посадки необходима автоматическая система выбора места посадки.

Перед посадкой самолет летит в режиме срыва с выключенным двигателем. На расстоянии 1,5 км от точки посадки он задирает нос, чтобы уменьшить скорость, выходит из режима срыва и начинает вертикальную посадку со средней скоростью 60 м/с. Получая данные от радиовысотомера и доплеровского радиолокатора, система управления полетом включает двигатели и управляет ими, чтобы довести вертикальную скорость посадки до 1–2 м/с при нулевой горизонтальной скорости.

При взлете самолет поднимается вертикально с помощью ракетных двигателей со скоростью не более 30 м/с, пикирует для разгона и выходит из пикирования, достигая крейсерской скорости на высоте 300 м…»

По столь подробному описанию вы поняли, наверно, что речь идет не о какой-то гипотетической конструкции, но о самолете, который полетит если не сегодня, то очень скоро.

Однако стоит ли так торопиться, ведь пассажиров на Марс ему доведется возить не скоро?

А этот самолет и не предназначен для пассажирских перевозок. На нем даже пилота нет — все управление автоматизировано. Отправить же его на Марс необходимо для подготовки экспедиции, в которой примут участие люди, весьма пригодятся аэрофотоснимки, сделанные с самолета. Ведь в отличие от спутника он может сделать крупномасштабные фотографии с разных ракурсов с разрешением до 0,25 м. То есть, говоря иначе, на фотографиях будут видны все предметы больше 25 см.

Для составления карт удельного электрического сопротивления весьма пригодятся электромагнитные системы, применяемые на Земле для обнаружения отложений сульфидов. Удельное сопротивление пород зависит от количества и состояния находящейся в них воды. Когда слегка загрязненная солями вода замерзает, ее электрическое сопротивление резко падает, так как ионы солей не могут больше перемещаться. С другой стороны, вода, в которой много солей, может охлаждаться ниже температуры замерзания, при которой сдерживается перемещение ионов. А чистый лед является хорошим изолятором. Таким образом, имея на самолете подобную аппаратуру, можно не только узнать толщину ледников, но и определить содержание воды в почве, а также какая именно вода — чистая или засоленная, жидкая или в виде льда — там находится. Причем передатчик, работающий под крылом самолета на частоте 30 МГц с пиковой мощностью 50 Вт и излучающий зондирующие импульсы через проволочную антенну длиной 5 км, может обнаруживать увлажненные породы или рыхлые грунты, покрытые слоем вечной мерзлоты, до глубины в 1 км.

Кроме того, установленное на летательном аппарате приборное хозяйство способно измерять температуру воздуха, давление, содержание пыли, скорость горизонтальных и вертикальных воздушных потоков, количество в воздухе кислорода, озона, водяных паров, гидроксила, перекиси водорода и других соединений.

Попадут же самолеты на Марс следующим образом. Три МТКК «Спейс шаттл» выведут на околоземную орбиту по одному контейнеру и двухступенчатому межорбитальному буксиру. В каждом контейнере будет упаковано по четыре самолета, компактно уложенных каждый в персональную капсулу. Также в контейнере разместится еще и спутник связи, служащий для ретрансляции передаваемой с самолетов информации на Землю.

Первая ступень буксира, сработав, выведет контейнер с капсулами и спутником на дорогу к Марсу. Затем капсула с помощью второй ступени будет выведена на орбиту спутника Марса с перицентром 500 км и периодом обращения 4 марсианских суток. В верхней точке орбиты, апоцентре, связной спутник отделится и с помощью собственных гидразиновых двигателей будет переведен сначала на переходную, а потом и стационарную эллиптическую орбиту с периодом обращения 1,5 суток. Это необходимо для того, чтобы спутник практически постоянно висел над тем местом, где будут входить в атмосферу самолеты.

Срабатывает тормозной двигатель контейнера, и четыре самолета один за другим начинают свой путь в атмосферу Марса. Войдя в атмосферу под острым углом 15°, капсула с самолетом еще более затормозится, и на высоте 9,5 км раскроется тормозной парашют.

На высоте 7,5 км скорость уже снизится до 60 м/с, а плотность атмосферы возрастет в достаточной степени, чтобы капсула раскрылась и расправивший крылья самолет смог отправиться в самостоятельное путешествие.

Двенадцать самолетов, по мнению экспертов, необходимы для того, чтобы сравнить полученные данные между собой. Кроме того, при таком количестве надежность выполнения всего эксперимента повышается — есть надежда, что хоть, часть самолетов не будет изломана марсианскими ураганами и свою задачу выполнит.

Крейсерская скорость самолета в атмосфере Марса — 60 — 100 м/с, продолжительность полета — до 31 часа, полезная нагрузка — от 40 до 100 кг, максимальная дальность полета — 10 000 км.

Первопроходец «Ровер». Вслед за самолетами в атмосферу Марса могут спикировать и контейнеры с планетоходами. О разработке советских инженеров было уже рассказано несколько ранее. Теперь позвольте сказать несколько слов об американской конструкции, названной авторами «Ровер». Вот как ее представляет себе конструктор М. Берман.

Одна из главных забот при посадке — справиться с ветром, скорость которого может достигать 300 миль в час. Поэтому контейнер с планетоходом может оставаться на орбите до тех пор, пока контрольные приборы не получат сообщение, что внизу тихо и есть подходящая площадка для посадки.

Орбитальные двигатели выдадут тормозной импульс, и контейнер с «Ровером», пройдя верхние слои атмосферы, спустится с помощью парашюта, например, на Сидонийскую равнину. Это место интересно для нас хотя. бы потому, что именно здесь обнаружено изображение марсианского «сфинкса».

Сорок восемь часов планетоход будет оставаться на одном месте. За это время на Земле успеют получить информацию о его благополучном «примарсианивании», определят точные координаты и выдадут рекомендации о генеральном курсе движения. Тактические маневры по объезду препятствий «Роверу» предстоит принимать самостоятельно.

И вот спустя положенный срок машина отправляется в путь. Внешне она представляет собой нечто среднее между грузовиком без кузова и поднятым на домкрате джипом. Про домкрат вспоминаешь потому, что платформа благодаря высокому шасси отстоит довольно далеко от почвы. Спереди есть пара манипуляторов — один для сверления и раскалывания горных пород, другой для обращения с «нежными» предметами, если такие попадутся.

И вот наконец «Ровер» достигает окрестностей Лица — плоского холма, названного так из-за его сходства с человеческим лицом. «Ровер» отводит свой «нежный» манипулятор назад и, словно кошка, берущая котенка за шкирку, снимает со своей спины одного из находящихся там «муравьев».

«Муравей» — это маленький, длиной около 30 см, шагоход. Шесть его ножек сконструированы таким образом, что «муравей», оправдывая

свое название, может двигаться не только по ровной дороге, но и по крутому косогору, по чуть ли не вертикальной стене.

Всего таких муравьев восемь; каждый для удобства наблюдения окрашен в свой цвет… И вот уже все восемь стоят на поверхности Марса. Получив команду, разбегаются, ведя разведку окрестностей.

Вот один из них, красного цвета, начал карабкаться вверх по физиономии марсианского «сфинкса», аккуратно устанавливая свои ноги, что-бы не свалиться. Вот он уже на носу Лица. Химический детектор говорит о присутствии рыхлой земли, и «муравей» начинает поднимать и складывать в специальный контейнер для образцов кусочки почвы. Авось, после тщательного анализа они дадут-таки ответ на вопрос: природное это образование или искусственное?.

Для черного «муравья» топография марсианского «сфинкса» оказывается куда более коварной. Вот он останавливается у глубокого кратера, напоминающего на фотоснимках глазницу (марсианский «сфинкс», если помните, как бы лежит на спине). Получить четкое изображение дна глазницы ему никак не удается. И тогда «Ровер» отдает приказ: «Спуститься вниз!» Черный «муравей» поднимает переднюю ногу, медленно опускает ее вниз. Затем так же переставляется другая передняя нога. Но как только он приподнимает среднюю, надежность опоры оказывается недостаточной, и несчастный «муравей» скатывается вниз. И вот он беспомощно лежит на спине, пытаясь принять нормальное положение. Но поврежденные при падении конечности отказываются ему служить, и бедняга так и остается лежать а кратере, подавая сигналы бедствия до той поры, пока окончательно не сядут аккумуляторы…

«Ровер» между тем продолжает свое неторопливое, со скоростью не более четверти мили в час, движение по окрестностям марсианского «сфинкса». Датчики, расположенные на колесах, непрерывно меряют продолжительность маршрута, система навигации уточняет ориентацию. В общем, делается все, чтобы люди на Земле получили полное представление, откуда именно поступает та или иная информация. «Ровер» дает команду на возвращение «муравьев», и семь из них вскоре оказываются у него на спине, терпеливо ожидая, когда подойдет их очередь разгружать контейнеры с образцами. «Ровер» же своим деликатным манипулятором берет образец за образцом, подвергает их тщательному анализу, пытаясь ответить на вечный вопрос: «Есть ли жизнь на Марсе? Была ли она здесь когда-то?..»

Этих результатов с волнением ждут на Земле. Но пока анализы не закончены, сказать определенно можно лишь одно: единственным проявлением жизни на Марсе пока является только сам «Ровер».

Он действует, живет, с его помощью люди надеются получить ответы на многие вопросы. Кроме главной задачи, заключающейся в поиске на поверхности планеты биологических веществ, микробов, опасных для будущих астронавтов, есть и множество второстепенных: Центр управления надеется узнать, где находится наиболее безопасное место для высадки? Какой район представляет собой наибольший интерес для исследований? Есть ли на Марсе залежи полезных ископаемых? Как глубоко они залегают?

И «Ровер» день за днем методично работает, передавая на Землю крохи ценнейшей информации.

«Пегас» и другие. А на Земле между тем продолжается работа по подготовке первой марсианской экспедиции, в которой примут участие космонавты и астронавты разных стран. Специалисты продолжают уточнять отдельные детали проекта, прикидывают, сколько рейсов «шаттла» или «Энергии» понадобится, чтобы доставить на орбиту все необходимое.

Советские специалисты, конечно, предлагают воспользоваться услугами «Энергии» которая может за один рейс взять на борт сразу около 100 т груза. Американцам привычнее пользоваться «шаттлами», хотя их грузоподъемность меньше — около 30 т за рейс. В конце 1 концов, по всей вероятности, будет найден разумный. компромисс — наиболее габаритные грузы отправятся на орбиту с помощью «Энергии», остальное отвезут «шаттлы» или идущие им на смену космических самолеты второго поколения, которые смогут стартовать прямо с обычных аэродромов.

Постепенно вырисовывается и окончательная концепция полета. Лететь, видимо, лучше всего на двух кораблях, оснащенных ядерными двигателями. Согласившись с выбором советских коллег, специалисты НАСА предлагают взять за основу проект космического корабля, который они назвали «Пегас». Начальная масса «Пегаса» 344 т. Его можно доставить на орбиту всего за 3–4 рейса «Энергии». В качестве маршевого двигателя желательно использовать магнитогидродинамическую установку. Питаемая ядерным реактором, она! создает мощное магнитное поле, сквозь которое пропускается электрический ток и поток газа. Попав в такие условия, газ моментально! ионизируется, и его молекулы начинают бешено ускоряться, достигая! скорости 80 000 м/с! При этом КПД использования энергии достаточно высок — 35%.

Советские специалисты особое внимание обращают на проблемы безопасности. При полете в космическом пространстве всегда есть шанс наткнуться и на микрометеориты. Наиболее эффективное средство защиты от них — специальный экран вокруг гермооболочки жилого блока. При встрече с метеорными частицами пробивается только экран. Гермооболочки же достигает только струя газа, в который превратились микрометеорит и вещество экрана при ударе.

Такая система, испытанная неоднократно на орбитальных станциях! серии «Салют» и «Мир», доказала свою высокую надежность. Так что какой смысл отказываться от проверенного решения?

Ведутся проработки и спецкостюмов — скафандров для Марса. При их конструировании специалисты стремятся использовать весь! опыт околоземных и лунных экспедиций. Ныне они все больше склоняются к тому, что скафандры мягкой и полужесткой конструкции, похоже, свое отслужили.

Гораздо большей надежностью и удобством в работе обладают жесткие скафандры, которые не раздуваются в космосе или в разреженной марсианской атмосфере под действием: внутреннего давления. Двигаться в них намного легче. Однако у этих скафандров есть и недостатки — очень трудно обеспечить герметизацию подвижных сочленений-суставов, чтобы человек мог достаточно легко двигать руками и ногами, поворачивать корпус. Лишь новые материалы и смазки, разработанные в самое последнее время, похоже, окончательно позволили решить эту задачу. Первые жесткие скафандры НАСА уже испытывает в гидробассейне, где созданы условия, имитирующие невесомость.

Давайте мечтать (вместо заключения)

Вот так, шаг за шагом подвигается человечество к осуществлению еще одной своей мечты. Согласитесь, от первых робких попыток обнаружить жизнь на Марсе, связаться с марсианами до нынешнего состояния дел пройдена дистанция громадного размера. Однако очень (многое еще только предстоит сделать, придумать, совершить… И снова, как и ранее, энтузиастов движет вперед мысль. Дерзновенная, неудержимая!.

Вот, например, какую, казалось бы, совершенно фантастическую историю мне довелось узнать совсем недавно.

…Собака поскользнулась, упала и сломала, себе лапу. Можете ли вы представить себе такую картину? Нет, ни собаки, ни кошки, ни тем более муравьи в таких ситуациях конечностей себе не ломают, даже упав со значительной высоты. А вот люди каждую осень и зиму, поскользнувшись на улице, попадают в больницу десятками, сотнями и даже тысячами. Этот факт могут подтвердить в любой районной больнице.

Одному из пациентов, инженеру по образованию, во время лежания на больничной койке пришла в голову вот какая любопытная идея. Используя уравнения сопромата, он провел анализ ситуации, при которой люди на нашей планете никогда бы не ломали рук и ног. И пришел к выводу, что такое вполне возможно, если бы сила тяжести на планете была на 40% меньше ее нынешней величины.

Такое открытие, в свою очередь, навело инженера на мысль, что наши предки переселились когда-то на Землю с другой планеты меньших размеров, а значит, и с меньшей силой тяжести.

Такова суть юмористического рассказа, опубликованного лет 30 тому назад на страницах журнала «Изобретатель и рационализатор». Шутки шутками, но в каждой шутке, как известно, заключена и доля истины.

«Нет на Земле другого существа, которое после рождения требовало бы столько времени, чтобы начать самостоятельную жизнь: вылупившись из икринки, головастик или рыбий малек сразу приступают к поискам пищи; птенцу родители таскают еду две-три недели, а затем он выпархивает из гнезда; даже у млекопитающих мать-родительница вскармливает свое чадо совсем недолго. А человек? В момент рождения он, переходя из невесомости в материнской утробе во враждебный мир, получает такой „гравитационный удар“, что требуются не дни, а долгие месяцы круглосуточного внимания, нежности и любви родителей, чтобы он выжил», — пишет по этому поводу известный популяризатор науки В. Люстиберг.

И это действительно так. Однако при чем тут Марс?. Минуточку терпения. Поискав внимательно, мы действительно можем отыскать в Солнечной системе планету с меньшей силой тяжести. Да, вы догадались правильно… это и есть Красная планета,

Исследователь из НАСА К. Маккей, например, утверждает, что природно-геологические условия на Марсе и Земле в первые сотни миллионов лет после образования Солнечной системы были во многом сходны. Наличие на поверхности Красной планеты пересохших русел и знаменитых каналов позволяет предположить, что в прошлом на этой планете была и проточная вода, и теплая атмосфера, содержащая диоксид углерода — соединение, могущее послужить основой для образования органических молекул.

Правда, в 70-е годы, как мы уже говорили, поверхность Марса была обследована «Викингами» и следов жизни зафиксировать им не удалось. Однако ныне появились новые надежды, что будущие поиски в этом направлении, быть может, приведут к успеху, и на Марсе будут-таки обнаружены живые существа — ископаемые или даже сегодня живущие.

Дело в том, что Маккей и другие исследователи обнаружили колонии микроорганизмов на дне постоянно покрытых льдом озер в Антарктиде, холодный и сухой климат которой весьма сходен с климатом Марса. Бактерии были найдены также в осадочных породах и нефтеносных слоях, в соляных источниках и других, казалось бы, совершенно непригодных для жизни местах.

Комментируя эти находки, Маккей полагает, что нечто подобное может быть найдено и на Марсе. Более того, эта планета, должно быть, идеальное место для подобного рода изысканий:

— На протяжении четырех миллиардов лет Марс словно бы находился в холодильнике, на поверхности планеты нет никакого дрейфа континентов. В общем, мечта планетолога!.

Конечно, шансы обнаружить Аэлиту и ее сородичей при этом ничтожно малы, но, возможно, они существовали некогда, и мы — чем! черт не шутит? — являемся пусть отдаленными, но их прямыми потомками!

Правда, при этом большинство ученых не поддерживает мысль, высказанную в одном из американских фантастических фильмов: дескать, мы являемся гибридным потомством неандертальцев и инопланетян, скажем тех же марсиан. Хотя справедливости ради надо отметить этой связи один любопытный факт: американские генетики, изучая; различия в наследственном веществе человека, предположили, что легенда об Адаме и Еве имеет под собой почву

Очень может быть, что люди нынешней общественной формации произошли от одной единственной праматери. Как удалось выяснить ученым, 350 тыс. лет! назад где-то в Африке внезапно появилась особа женского пола с нарушенным циклом воспроизводства — потомства. Она оказалась способной к зачатию не раз-два в год, а ежемесячно. Вот от нее, возможно, и пошла новая ветвь, в конце концов приведшая к появлению «человека разумного».

Быть может, эту способность привили ей инопланетяне?.

Впрочем, большинство ученых полагают, что дело могло обстоять гораздо прозаичнее.

— Да, жизнь была принесена на Землю из космоса, — полагают сторонники этого научного направления. — Но при этом на нашу планету вовсе не надо было высаживать десант «летающих тарелок». Вместо них можно использовать обыкновенные метеориты…

Впрочем, при дотошном взгляде оказывается, что некоторые из этих метеоритов не так уж и обычны. Еще в 60-е годы Дж. Оро из Хьюстонского университета высказал предположение, что на поверхности некоторых из них можно найти органические соединения, аминокислоты, которые могли стать основой жизни на нашей планете. Поначалу на эту гипотезу никто не обращал особого внимания. Но когда она подтвердилась экспериментально, когда на поверхности углистых хондритов составляющих около 5% падающих на Землю метеоритов, были действительно обнаружены аминокислоты, о таком способе заселения Земли заговорили всерьез. Д. Димеру из Калифорнийского университета даже удалось в своей лаборатории получить сферические мембранные молекулы из тех веществ, которые прибыли к нам «на борту» метеорита, упавшего в 1969 году неподалеку от австралийского города Мерчисон.

Некоторые «посылки» такого рода могли прибыть и с Марса, выброшенные в космос мощными извержениями марсианских вулканов существовавших там когда-то. Сами же вулканы, согласно некоторым научным гипотезам, могут являться и своеобразными химическими реакторами, в которых из простых химических элементов возникают сложные органические вещества.

Так это или не так на самом деле, предстоит узнать участникам будущих марсианских экспедиций. А такие экспедиции состоятся обязательно.