science Михаил Алексеевич Дмитрук Где искать здоровье?

Автор выпуска — первый советский журналист, испытавший погружения в необычное состояние сознания по методу С. Грофа, рассказывает о результатах этого погружения, о том, какое благотворное влияние они могут оказать на психику испытуемых, избавляя их от комплексов, стрессов и болезней, «заложенных», возможно, еще при рождении.

http://znak.traumlibrary.net

ru
fb2design http://znak.traumlibrary.net FictionBook Editor Release 2.6 28 December 2011 EE757536-5594-4D89-97E6-E73D09B6570A 2.0 Где искать здоровье? Знание Москва 1991 5-07-001907-4

Знак вопроса 1991 № 4

Михаил Алексеевич Дмитрук

Где искать здоровье?

К читателю

Что ждет нас после смерти? Отнюдь не тривиальные ответы на этот вопрос получили американские ученые, опрашивая людей, перенесших клиническую смерть. Создавалось впечатление, что жизнь не имеет границ. Прямо как в религиях Востока: душа человека бессмертна, она проходит цепь перевоплощений, пока не достигнет совершенства. Реальность это или иллюзия? Кому захочется устраивать проверку и участвовать в экспериментах, связанных со смертью?

Но, оказывается, совсем необязательно умирать, чтобы испытать переживания реанимированных. Есть возможность в комфортных условиях погрузиться в необычные состояния сознания и открыть для себя то, что обычно для нас совершенно недоступно. Методику погружения в такие состояния разработал американский психолог доктор Станислав Гроф.

Разумеется, подобные эксперименты не доказывают реальности бессмертия. Но исследователи и не стремятся к этому. Их задача — помочь людям. И это, как правило, удается. За счет чего? — на это ученые пока ответить не могут. Тем не менее, испытав невероятные переживания, многие пациенты избавляются от недугов, казавшихся неизлечимыми, становятся доброжелательнее и жизнерадостнее, раскрепощают творческие способности. А если так, то новый метод лечения и самопознания имеет право на жизнь.

С методом С. Грофа читатели уже знакомы по одному из наших выпусков 1990 года. Сейчас по просьбам читателей мы продолжаем это знакомство и расскажем еще о так называемом «русском методе» — методе, разработанном отечественным ученым И. В. Чарковским, главным достоинством которого является не лечение, а своевременная эффективная профилактика заболеваний.

И в заключение, наконец, нам бы хотелось предостеречь некоторых наиболее горячих доморощенных исследователей: не пытайтесь самостоятельно следовать рекомендациям С. Грофа и И.Чарковского — очень часто пациентам требуется помощь, сугубо индивидуальная, рассчитанная только на данного человека. Какой она должна быть — знают только опытные специалисты. Без такой помощи последствий могут быть очень серьезными. Не рискуйте понапрасну, относитесь к своему здоровью бережно!

ДМИТРУК Михаил Алексеевич — журналист, специальный корреспондент газеты «Рабочая трибуна», известный своими репортажами о неформальной науке.

Что будет после смерти?

В одном из выпусков серии в 1990 г. мы уже писали, что не так давно президент Международной трансперсональной ассоциации доктор медицины из США Станислав Гроф продемонстрировал советским коллегам метод индукции необычных состояний сознания и предложил начать совместные исследования в этой области. Желающие нашлись — сотрудники Всесоюзного центра психологической эндокринологии. После стажировки в США они стали проводить собственные исследования.

Мне посчастливилось стать первым советским журналистом, который погружался в необычные состояния сознания сначала под руководством американских специалистов, а потом — их учеников из СССР. Поэтому могу рассказывать об исследованиях не понаслышке, а опираясь на собственный опыт. Это были удивительные путешествия во внутренние миры, о которых до последнего времени очень мало знали у нас в стране.

О начале этой работы рассказывалось в брошюре «Миры внутри нас» («Знак вопроса», № 3, 1990 г.), которая вызвала огромное количество писем. Выполняя просьбу читателей, продолжаем рассказ об этих исследованиях.

Второе рождение

— Лягте на маты, закройте глаза, расслабьтесь, — сказала мягким, успокаивающим голосом психотерапевт Татьяна Борисовна Ойзерская. Под ее руководством участники сеанса мысленно обращаются ко всем своим мышцам, призывая их полностью расслабиться. Вот тело наливается теплом и тяжестью, возникает состояние приятной дремоты… Кажется, ничего нового — обычный аутотренинг. Но, словно желая опровергнуть это предложение, врач говорит:

— Теперь представьте, что вы… расширяетесь. Вот заполнили собой эту комнату. Выходите за ее пределы и становитесь величиной с дом. Расширили себя до размеров Москвы… Земли… Вселенной…

Такое трудно даже вообразить. Ведь мы, не йоги, достигшие такого совершенства, когда сознание расширяется до бесконечности и человек становится подобным Богу или разумной Вселенной — по крайней мере, так ему кажется.

Я так и не смог расшириться до заданных размеров. Думаю, что неудачу потерпели и другие испытуемые. Зачем же нам дали заведомо невыполнимое задание?

Оказывается, попытки расширить свое сознание не были напрасны. Благодаря им стало размываться привычное представление. о себе как о существе, ограниченном кожным и волосяным покровами. Сознание стало готовым к неожиданным превращениям.

Но чтобы они начались, надо было потрудиться. Когда в комнате зазвучала ритмичная музыка, Татьяна Борисовна сказала:

— Теперь сделайте свое дыхание более интенсивным — глубоким и быстрым. Настраивайтесь на музыку…

Что ж, расслабив тело, я интенсивно дышал — игнорируя все предостережения известного исследователя, который более тридцати лет доказывает вред таких упражнений. — И кажется, его прогнозы начали сбываться. Действительно, закружилась голова, заболело сердце, выступил холодный пот. Но желание попасть в удивительный мир, где, возможно, не бывал ни один советский человек, оказалось сильнее страха. Ведь я — репортер, передатчик информации, и не могу упустить возможность рассказать своим читателям о новом и неисследованном.

Стал дышать еще интенсивнее, отчаянно решившись познать неизведанное или умереть. Но вместо смерти вдруг испытал нечто противоположное — я почувствовал необыкновенный прилив сил.

Гипервентиляция, которая только что вызвала спазмы сосудов мозга и сердца, теперь давала противоположный эффект. Вместо холода я ощутил жар, исчезла боль, появилось чувство необыкновенной легкости, почти невесомости. Казалось, что я воспарил над полом.

Самым необычным, пожалуй, было ощущение странных вибраций в пальцах. Казалось, что по ним идет электрический ток. Вибрации становились сильнее, растекались по рукам и ногам, пересекались в центре тела. Во мне словно бурлила неведомая энергия. Не это ли чувствуют индийские йоги и мастера ушу, когда с помощью дыхательных упражнений наполняют свое тело космической энергией — праной?

Я стал похож на ревущий поток этой энергии и чувствовал в себе такую мощь, что готов был творить чудеса, которые демонстрируют восточные мастера. Голыми руками разбивать камни, ходить босиком по огню, делать бескровные операции, раздвигая пальцами живые ткани…

Но я не успел это толком прочувствовать, потому что вдруг обнаружил в себе еще более удивительную способность. Я стал отчетливо ощущать прикосновения… невидимых предметов. Вот судороги сводят пальцы рук — но они не могут плотно сжаться в кулаки: мешает что-то упругое, похожее на веревку. И я с любопытством ощупываю ее.

Открываю глаза — в руках ничего нет. Но ощущения не исчезают, даже появляются новые оттенки. Я чувствую какую-то неловкость в пальцах, как будто не совсем ими владею. Но когда пальцы с силой сжимают «веревку», мое тело пронзают электрические импульсы, захлестывает горячей волной, я начинаю задыхаться. Никак не могу понять, откуда взялась «веревка», как она связана с моим телом. И вдруг появляется предположение: мое тело «вспомнило» ощущения тридцатипятилетней давности. У меня в руках… пуповина.

Действительно, человек может пережить глубокую регрессию возраста и вспомнить себя младенцем. У него даже появляется «плавающий взгляд», который невозможно подделать взрослому: глазные яблоки двигаются хаотически, независимо друг от друга. Я когда-то читал об этих экспериментах и относился к ним с недоверием. Поэтому совершенно не ожидал, что сам переживу еще более глубокую регрессию возраста — вспомню себя… плодом в материнском организме.

Мои ощущения были настолько отчетливыми, что не возникало ни малейших сомнений в их реальности. К тому же я был способен их анализировать — и размышления подтверждали правдивость переживаний. Вот мое тело скрючилось, я принял позу плода — но ведь так и должно быть? А когда попытался распрямиться, ноги ощутили упругое сопротивление: ступни словно продавливали мягкую резину.

Я сделал много подобных находок. И вдруг понял: эти необыкновенные исследования внутри материнского организма ведет не взрослый человек, а тот, кем он был тридцать пять лет назад. Меня поразила любознательность плода, который храбро изучал окружающую среду и совершал для себя открытия.

Уж не тогда ли родилась во мне страсть самопознания, которая в конечном итоге привела к своему истоку? Произошел круговорот времени: я снова начинаю открывать мир.

Как хорошо, что рядом нет педагогов. Уж они наверняка стали бы учить меня правильному обращению с пуповиной. Мол, это извращения, фрейдизм какой-то, не успел родиться, а уже себя ощупывает и заигрывает с матерью. Ни в коем случае не трогать, не глядеть, не шевелиться… И сидел бы «по стойке смирно» все девять месяцев. Не успев родиться, умер бы как исследователь.

Материнский организм, однако, давал странные уроки. Вот я начал брыкаться — родительницу рассердили мои шалости, и мне вдруг стало дурно. Видимо, испытав легкий стресс, организм матери выработал токсические вещества, которые перетекли в меня по пуповине.

Несмотря на интенсивное дыхание, мне стало не хватать воздуха, начались сильные судороги в руках и ногах. Казалось бы, надо прекратить эксперимент. Но что-то подсказывало мне: наоборот, надо еще сильнее двигаться и дышать, пусть мучения достигнут предела. И я повиновался этому импульсу самоуничтожения, который был сильнее рассудка.

Тут на меня обратили внимание ситтеры (сиделки), которые опекали погружавшихся в необычные состояния сознания. Стали гладить по голове и скрюченным рукам, говорить успокаивающие слова. Руководитель занятий — Лев Григорьевич Герцик — предложил, не стесняясь, выражать чувства — это облегчит страдания. И я заплакал, как маленький ребенок, захлебываясь от рыданий.

Что-то сдавило грудь — я сказал об этом окружающим. Тогда они… надавили на нее. Боль стала нестерпимой — и вдруг исчезла. Вдохновленный неожиданным успехом, я сам стал напрягать мышцы живота, когда почувствовал боль в этом месте. Поднял руки и ноги, но кто-то взялся за них и придавил к полу.

— Напрягайся, кричи, рыдай! — сказал Лев Григорьевич.

И я стал отчаянно биться, преодолевая сопротивление нескольких мужчин, которые буквально повисли у меня на руках и ногах. Мучительная боль и титаническая борьба казались мне знакомыми, словно я уже испытывал их когда-то. Уж не во время ли рождения?

Но когда возникла эта догадка, боль неожиданно прекратилась. Я снова ощутил блаженную легкость. Желание бороться исчезло — и ситтеры отпустили меня. Они радостно обсуждали происшедшую се мной перемену и были ею довольны.

А я лежал весь мокрый от пота, чувствуя сильный жар. Снова начал интенсивно дышать, зная, что это охлаждает тело. А ситтеры… укрыли меня одеялом. Зачем? Ведь мне, наоборот, хотелось раздеться. Потом они рассказали, что мои руки и ноги были холодными как лед, — и меня решили согреть.

Впоследствии мне объяснили это противоречие: да, тело взрослого человека стало холодным, но ведь он испытывал переживания плода, которому было жарко во время рождения. Эти воспоминания и вызвали иллюзию жара.

Однако мои страдания еще не закончились. Вдруг зазвучала тревожная музыка, и я почувствовал приближение еще более мучительных испытаний. Мы с матерью словно поменялись ролями: теперь я сидел смирно, а ее организм производил надо мной непонятные опыты. Все неприятные ощущения, которые были уже знакомы, вдруг возникли одновременной необыкновенно усилились. Меня мучали головокружение, боль, удушье, тошнота, судороги. И вдобавок появилось неизвестное ощущение — наиболее неприятное: какая-то чудовищна сила начала сжимать меня со всех сторон. Казалось, еще немного, и я буду раздавлен…

Я лежал скорчившись, все мышцы свело судорогами. Не мог даже челюсти разжать, чтобы крикнуть о помощи. Дыхание прекратилось: грудь словно придавило тяжелой плитой. Послышались звуки барабана, которые превратились в чудовищный грохот. Казалось, что на меня падает дом во время землетрясения. Или это рушится весь мир? Я, кажется, умираю…

Но жизнь продолжалась. Неожиданно я понял, что есть высшие силы, которые заботятся о моем спасении. Как будто кто-то вытаскивал меня из-под груды обломков и тел. Вдруг открылся выход из адской давильни. Тело начало распрямляться, я вытянул ноги и оторвал от груди подбородок.

Дышать по-прежнему было невозможно: грудь словно зажата в тиски. Но что-то подсказывало: мучения скоро закончатся. Во мне бурлила неведомая сила, вытянутое тело превратилось в проводник электрического тока. Казалось, что я питаюсь, дышу этой энергией.

Мне уже не хотелось дышать легкими. Что, я опять умираю?

Но неожиданно произошло нечто противоположное: я, кажется, родился. Вдруг почувствовал себя на свободе и сделал первый вдох. Опять захотелось плакать, но теперь это были слезы радости.

Я испытывал невероятное блаженство. Тело казалось пустым, невесомым — вообще его не ощущал. Наверное, именно такой должна быть полная релаксация, которую стремятся достичь на аутогенной тренировке. Раньше мне это не удавалось, а теперь нужное состояние возникло естественно, без малейших усилий. И я понял, что релаксация — это воспоминание о первых мгновениях жизни.

Какое можно испытать счастье просто от того, что тебя перестали мучать! Все познается в сравнении: оказывается, эту истину я открыл, когда появился на свет.

Тут очень кстати зазвучала приятная музыка, в которую был вплетен лепет младенца. А я как раз переживал грудной период своей жизни. Чувствовал, что мое тело закутано какой-то мягкой и теплой тканью. Особенно отчетливо ощущал ее складки на шее и щеках. Что это — пеленки?

Поначалу не поверил. Думал, что ситтеры закутали меня в одеяло. Но когда вышел из необычного состояния сознания, с удивлением увидел, что одеяла нет, его давно сняли. Да и раньше, когда меня пытались согреть, одеяло доходило только до груди — к шее и щекам оно вообще не прикасалось. Неужели действительно вспомнил себя в пеленках?

Это подтверждали другие наблюдения. На несколько минут я перестал ощущать прикосновение ткани к шее и голове. Но вдруг почувствовал, как к темени прислонилось что-то мягкое, теплое, большое. Мне почему-то ужасно захотелось есть — прямо слюнки потекли. Что за странное воспоминание?

И вдруг понял. Да ведь это же моя мама собирается кормить меня своим молоком. Видимо, кто-то отвлек ее от этого занятия, и она держала меня на руках не так, как надо. Я прикоснулся к груди не губами, а темечком, и не мог утолить свой голод. Это было весьма огорчительно. — наверное, потому и запомнилось на всю жизнь.

Желая убедиться в точности переживания, я специально расспросил ситтеров. И действительно, никто из них в конце сеанса не дотрагивался до моей головы. Да если бы они и сделали это, то я получил бы совсем другие ощущения. Ведь сейчас у меня густая шевелюра, а тогда волос совершенно не было. И в воспоминаниях на сеансе я отчетливо ощущал прикосновение матери к голой коже на моем темени.

Память прошлых жизней?

Когда музыка стала тихой и успокаивающей, а испытуемые начали возвращаться в обычное состояние, я долго лежал на мате, пытаясь осмыслить пережитое. Терялся в догадках и предположениях, и больше находил вопросов, чем ответов. Может, их подскажут другие участники «погружения»?

Но они были не менее озадачены и ошеломлены — усевшись на своих матах, стали рассказывать поразительные истории. Приведу лишь некоторые из них, называя героев по именам — так принято на этих занятиях.

Кажется, Андрей испытал «отделение души от тела», о котором рассказывали некоторые реанимированные после клинической смерти:

— Я неожиданно почувствовал, что воспаряю над матом и повисаю около потолка. Ощущение казалось настолько реальным, что поначалу я испугался: если упаду, не соберу костей. Но потом понял, что не стоит беспокоиться о теле — оно продолжает лежать на мате. А я перестал быть телом. Моя способность видеть отделилась от него и переместилась к потолку. Оттуда я смотрел на то, чем считал себя раньше.

Мое тело старательно дышит, руки скрючены судорогами, ноги вытянуты. Рядом сидит ситтер и озабоченно смотрит на «меня». Но ведь я вовсе не там, где он предполагает. Сам смотрю на него сверху. Говорю об этом — не слышит. И наверное, не увидит меня, если даже посмотрит вверх.

Затем я оглядел всю комнату с высоты своего полета. Ситтеры склонились над испытуемыми, стараются им помочь. А вот Лев Григорьевич Герцик пританцовывает под приятную музыку. Ну, думаю, после сеанса расскажу об этом… А ведь он, пожалуй, ответит, что я использовал запрещенный прием — открывал глаза. Как мне тогда оправдаться?

Ага, он выходит из нашей комнаты и направляется в свой кабинет, подходит к столу, выдвигает ящик, достает пачку сигарет, закуривает. Вот это я никак не мог подглядеть, лежа на полу в комнате, которую отделяют от его кабинета несколько помещений.

Если Лев Григорьевич действительно ходил к себе курить во время сеанса, то мое видение, наверное, было реальным? Как говорят йоги, я путешествовал в «астральном теле», которое отделилось от физического…

Но этим не ограничились приключения Андрея. Осмотрев Московский нейроэндокринологический центр, «он» отправился в полет по странам Востока. Посетил Гималаи и Тибет, побывал в древних храмах Индии. Характерная деталь: «он» видел горы и постройки с небольшой высоты: человек ходит ниже, вертолет и самолет летают выше. Это было для него лишним доказательством реальности мысленного путешествия в «астральном теле».

«Ему» доставляло удовольствие парить метрах в десяти от земли, подниматься вдоль стен древних храмов. «Он» облетал их со всех сторон, внимательно разглядывая многочисленные статуи и рисунки, стараясь все запомнить. Ведь потом можно будет проверить свои видения: найти альбомы с фотографиями индийских храмов, вдруг они окажутся знакомыми? Это никого бы не удивило на Востоке, где верят, что можно, путешествовать в «астральном теле». Но советский человек все должен сам себе доказывать…

А другая участница эксперимента — Валентина — уже получила для себя доказательства. Во время сеанса «она» путешествовала не только в пространстве, но и во времени. Даже если это была игра воображения, то се последствия оказались благотворными.

— Я неожиданно превратилась в индийскую танцовщицу.

А ведь раньше никогда не занималась танцами — по крайней мере в этой жизни. Но тут я, кажется, очутилась в прошлой.

У меня было совсем другое тело: довольно пышные формы, но очень тонкая талия и прекрасное лицо. И я отчетливо ощущала это тело. Но ведь я только что была такой худой, непривлекательной…Как мне удалось так похорошеть?

Думая, что это сон, стала ощупывать себя со всех сторон. Увы, это было мое, привычное тело. Но стоило мне забыть о нем, как возвращались ощущения прекрасной индианки.

Я видела вокруг себя толпу поклонников, которые восхищались моим искусством и красотой. Они бросали к моим ногам цветы, а я вдохновенно танцевала. Ясно ощущала прикосновения босых ног к траве и цветам.

Но вот что было самым удивительным. Я делала замысловатые движения очень быстро и легко. Они казались мне знакомыми с детства… А что, если, лежа на мате, я попытаюсь их выполнить? Мое физическое тело не знает их, но ведь «душа» помнит?

И я стала совершать руками и ногами необычные движения. Потом мне рассказали, что они были очень красивыми и сложными — прямо как у индийских танцовщиц. Подруги и не подозревали у меня таких способностей. И неудивительно, ведь до этого сеанса я сама их не подозревала.

Меня поражала необыкновенная гибкость собственной талии. Казалось, что в спине нет костей — так легко и быстро я могла наклоняться, поворачиваться, извиваться. А ведь в этой жизни я много лет страдаю радикулитом — спина почти не гнется. Но я не замечала этого, когда выполняла движения танцовщицы. Покачивания и вращения бедрами не причиняли боли. Только было стыдно перед ситтерами — и я укрылась одеялом.

Я старалась продлить забытую радость свободных движений. Даже если потом меня скрутит радикулит, сейчас могу наслаждаться здоровым, прекрасным телом.

Но каково было мое удивление, когда после сеанса не почувствовала привычной боли в пояснице! Только немного болели мышцы рук и ног — наверное, я перенапрягла их с непривычки. Но зато исчезли все неприятные ощущения, которые вызываются радикулитом.

Уже две недели длится этот праздник освобождения от боли. Я совсем не чувствую своего недуга. Может, это только отсрочка? Но и ей я рада. Вот почему я так хотела попасть на второй сеанс. И не разочаровалась в нем.

Валентина опять «побывала» в Индии. Только на этот раз видела «себя» со стороны. Преодолев тысячи километров и сотни лет, нашла знакомую площадку для танцев. На ней опять блистала искусством и красотой танцовщица, которую индусы назвали бы прошлым воплощением души Валентины.

На этот раз она не чувствовала тело индианки как свое. Но все ее движения были ей знакомы. Она легко повторяла их, лежа на мате, «глядя» на танцовщицу.

А после сеанса опять не ощущала боли. Но это была не единственная перемена в ее организме. Валентину перестала беспокоить вегето-сосудистая дистония. Раньше она зябла, если температура воздуха опускалась ниже двадцати пяти градусов, ступни ног и кисти рук «становились холодными как лед». Но уже после первого сеанса исчезло ощущение внутреннего холода, перестали мерзнуть руки и ноги. А после второго они даже были горячими — впервые за много лет.

Исцеляет мысль

Неужели Валентина и вправду избавилась от своих недугов? В это трудно поверить, ведь она долго лечилась у многих врачей, но они не смогли ей помочь. А тут два раза подышала — и будь здорова? Разве такое бывает? Эти сомнения я высказал организатору сеансов погружения в необычные состояния сознания — заведующему Московским городским нейроэндокринологическим центром Льву Григорьевичу Герцику.

— Конечно, мы не можем дать гарантию, что болезнь не возвратится, — ответил он. — Но то, что Валентина без всяких лекарств и процедур на две недели избавилась от симптомов радикулита и вегето-сосудистой дистонии, уже можно считать большим достижением. И для него потребовалось всего лишь два часа занятий по методу Станислава Грофа. Я не знаю других методов, которые позволяют достичь столь быстрого и значительного улучшения, а Валентина — не единственная пациентка, которая демонстрирует подобные результаты.

Меня, как психотерапевта, поразил другой случай. После погружения в необычные состояния сознания один пациент словно родился заново. У него был несносный характер, он замучил окружающих и самого себя. И вдруг стал вежливым, доброжелательным, любвеобильным. Сослуживцы и родственники не могли поверить счастливой перемене: тиран превратился в благодетеля. Надеюсь, что таким он и останется.

Мы совсем недавно начали применять погружения в необычные состояния сознания, и наш опыт пока невелик. Но уже полученные результаты свидетельствуют о перспективности метода. Он оказался даже более эффективным, чем мы ожидали.

Хотя окончательные выводы делать рано, первый итог можно подвести. В погружениях участвовали больные, которым вот уже много лет не помогали традиционные методы лечения — в основном фармакологические. И у этих людей, считавших себя безнадежными, после наших сеансов началось очень быстрое улучшение. Они уже достигли большого прогресса в борьбе с недугом.

Несколько советских психотерапевтов смогли убедиться в эффективности метода «погружений», проходя стажировку в США под руководством Станислава Грофа. На его сеансах многие американцы избавлялись от болезней, которые традиционная медицина считает неизлечимыми — вегето-сосудистой дистонии, невроза, астмы и других. Значительно улучшилось состояние больных сахарным диабетом.

— Я знаю, что по методу Грофа легче вылечить больного, чем объяснить механизм исцеления. Но тем не менее хотелось бы узнать вашу версию: почему необычные состояния сознания так благотворно влияют на психику и тело?

— Не секрет, что за годы общения с медиками хронические больные приобретают пассивное отношение к своему здоровью. Они уже не верят в успех лечения. Но на сеансах погружения в необычные состояния сознания вдруг открывают огромное богатство психики.

Они начинают уважать внутреннее «Я». Меняется отношение к себе, своему здоровью — больные борются за него. Они начинают уважительнее относиться к окружающим — ведь каждый из них тоже носит в душе сокровища. В результате улучшаются межличностные отношения.

И в жизни больных возникает цепь благотворных событий, которая в конечном итоге приводит к исчезновению симптома. Ведь он был отражением внутреннего конфликта, и, ликвидировав его, мы устранили причину недуга.

Традиционная психиатрия подавляет симптом, оставляя в личности все, что его порождает. В отличие от нес глубинная психотерапия воздействует на причину симптома. Больному помогают максимально реализовать потенциал своей личности. Овладев богатствами собственной души, он не желает от них отказываться. И ради них побеждает недуг.

Я рассказал о причинах выздоровления. Но его механизм пока не ясен. Конечно, есть цепочка, которая соединяет душу с телом. И появляется надежда, что мы расшифруем все се звенья и сумеем их чинить. Но это дело будущего.

— Если не ясна до конца теория, давайте поговорим о практике. Каких больных вы берете на сеансы необычных состояний сознания?

— В нашей группе занимаются люди, страдающие неврозами, расстройствами личности, которые затрудняют общение и социальную адаптацию, хроническими депрессивными и астеническими состояниями, а также психосоматическими заболеваниями. Известны случаи, когда значительно улучшалось состояние больных даже с остеохондрозом и ревматизмом.

— Но ведь они не являются пациентами психотерапевтов — их лечат ревматологи. А чем вы можете помочь?

— Невроз не ищет новых путей, он «садится» на слабый орган или систему. Например, у пациента возникают псевдоревматические боли в суставах. Кажется, что начинается ревматическая атака. И мы можем снять этот симптом.

— Заинтригованные вашим рассказом, многие специалисты, наверное, захотят испытать методы реальной психотерапии. Но ваш центр вряд ли сможет принять всех желающих. Где еще будут проходить такие занятия?

— Мы начали подготовку специалистов к работе по методу Грофа. Будем обучать их по стандартам, принятым за рубежом.

А ведь это очень непросто. Советская психотерапия на десятки лет отстала от западной. Некоторые методы, которые дают большой эффект, вообще не развиваются в нашей стране. Наверстать упущенное будет очень трудно. Поэтому мы возлагаем большие надежды на метод Грофа. Овладеть им можно в нашем центре за два года. Для сравнения: обучить психоанализу можно только за рубежом и не менее чем за шесть лет.

— Но зачем ориентироваться на Запад — не лучше ли идти своим путем, восстанавливая традиции русской психиатрии?

— К сожалению, мы свои традиции во многом утратили, а Запад их перенял. В начале двадцатого века русская психиатрия была самой гуманной н мире. В ней никогда не применялись репрессивные меры — цепи, смирительные рубашки и другие орудия и процедуры, которые были широко распространены во всем мире. Она славилась доброжелательным отношением к больным. Затем почти все хорошее было утрачено. В отечественной психиатрии возобладал примитивно-биологический подход. Считалось, что душевные заболевания имеют биологическую причину, устранить которую можно фармакологическими методами. И возникла иллюзия: с помощью химических веществ мы скоро будем манипулировать человеческой психикой.

Я не против применения лекарств. Хороший доктор с их помощью облегчит страдания больного. Это хороший доктор, а ведь многие просто утратили меру, назначая лекарства. Выписывают помногу таблеток на каждый день — иногда десятки штук.

Мало того, лекарства ухитряются применять даже как наказание. Если врачу не нравится поведение больного, ему колят сульфазин. Возникает боль во всем теле, температура подскакивает под сорок. Право, мне было горько читать об этом в американских журналах, которые публиковали результаты работы в СССР комиссии из США. Вместо гордости за отечественную психиатрию теперь возникало чувство стыда.

Вот почему нам так необходимы гуманные методы. Надо как можно шире внедрять их в практику. Чтобы психиатр мог иметь какой-то выбор. А то сейчас в его распоряжении только лекарства, и о других средствах он просто не знает.

Уже навязли в зубах слова Боткина: лечить не болезнь, а больного. Но на практике все получается как раз наоборот. Индивидуальный подход почти не применяется, всех лечат по общей методике, спущенной сверху, снимая с себя ответственность за последствия. Даже стала возможной телевизионная психотерапия — апофеоз обезличивания. Как будто перед экранами сидят среднестатистические больные, которым помогают одни и те же приемы. (На Западе смеются над колдовскими сеансами Кашпировского и Чумака. А нам не до смеха: то и дело приходится лечить пациентов, которым стало плохо от телевизионной психотерапии.)

Но мы будем развивать метод Грофа, психоанализ и другие гуманные методы, которые помогают раскрыть богатства человеческой личности. Я убежден, что они помогут не только больным с невротическими отклонениями, но и с психотическими состояниями. Когда врачи уважают личность больного, можно победить недуги, которые были вызваны ее ущемлением.

— Но участники коллективных «погружений» в необычные состояния сознания не только избавляются от болезней — они открывают для себя неведомые миры. Наверное, этот метод был бы интересен и здоровым людям. Я, например, участвовал в «погружениях» с познавательной целью и не зря потратил время. Открыл в себе такие способности, увидел такие явления, о существовании которых раньше и не подозревал. Как же объяснить «прошлые жизни» и другие феномены, которые изучает трансперсональная психология?

— Для такого объяснения не хватит всех знаний, накопленных классической наукой. Но сейчас прогрессивные ученые уже работают над созданием новой парадигмы — некой совокупности представлений о мире, которая будет гораздо шире старой и сможет объяснить все феномены, кажущиеся сейчас таинственными и сверхъестественными.

Традиционная психология полагает, что сознание новорожденного подобно чистому листу бумаги. Только через год, когда сформируется кора головного мозга, человек начнет запоминать происходящие события — на листе появятся первые записи. Все, что происходит в человеческой психике, объясняют впечатлениями сознательной жизни. А если возникают какие-то нарушения, то причины их ищут в биографическом материале. Но это отнюдь не гарантирует успеха в борьбе со многими недугами. Кажется, что их начала не исчерпываются впечатлениями сознательной жизни, а лежат гораздо глубже.

— Вы имеете в виду «прошлые жизни»? Если нельзя найти причину болезни в биографическом материале, то логично поискать за его пределами. Это и делают народные целители: русские колдуны и сибирские шаманы, индийские йоги и другие. Разобравшись в «прошлых воплощениях души» своего пациента, они избавляют его от недугов, против которых бессильна западная медицина. Не является ли это доказательством реальности перевоплощений?

— Разумеется, нет. Но успехи восточной медицины заставляют серьезно задуматься о причинах наших неудач и пересмотреть научные представления о человеческой психике. Этим давно занимаются в западных странах. Так, ученик Зигмунда Фрейда, знаменитый ученый Карл Густав Юнг создал теорию коллективного бессознательного, которое является общим для всех людей. А современная трансперсональная психология считает, что на бессознательном уровне каждый человек имеет доступ к информации, накопленной человечеством за всю историю своего развития. Своеобразные сгустки этой информации — архетипы — люди могут получать в необычных состояниях сознания. Например, американец способен увидеть образы индийских богов, даже если раньше ничего о них не знал. Или он с удивлением осознает себя… другим человеком в одной из древних цивилизаций, хотя и не подозревал о возможности «прошлых жизней».

Самое поразительное, что подобные переживания имеют характер воспоминаний. Так, во время сеанса под руководством Станислава Грофа я вдруг увидел себя ребенком в католическом храме несколько столетий назад. Это было настолько ясное, чистое переживание, совсем непохожее на сон, что я до сих пор не могу избавиться от чувства реальности увиденного. Многочисленные исследования показывают, что психологически «прошлая жизнь» не менее реальна, чем настоящая.

— А если так, то события, которые якобы произошли во время прошлого воплощения души, должны влиять на человеческую психику. Даже если это игра воображения, то мозг принимает ее за правду. Психика может страдать от того, что в подсознании хранятся переживания «тысячелетней давности». И если вывести их в сознание, то с ними можно работать как с биографическим материалом?

— Психоаналитики считают: чтобы избавиться от проблемы, надо понять ее причину. А Станислав Гроф и его последователи полагают, что причина может быть не только в биографическом материале, но и в области коллективного бессознательного, в «прошлых жизнях». Независимо от того, реальны они или нет, мы сможем избавиться от проблемы, если будем работать с ее психологической причиной.

— Но на таких сеансах большинство испытуемых вспоминают свое рождение, а не «прошлые жизни». Я опросил около ста человек, погружавшихся в необычные состояния сознания. Из них вряд ли наберется десять, которые пережили «другие воплощения души». А остальные испытали муки появления на свет. Это тоже полезно для здоровья?..

— Да, если пациентам помогали опытные специалисты, которые умеют снимать родовой стресс. Исследования показали, что появление на свет является наиболее драматическим переживанием, которое запечатлевается в подсознании и потом вызывает многие проблемы. Но от них можно избавиться, если воскресить и умело скорректировать это переживание.

Например, человек много лет страдает от сильной головной боли, а врачи не могут даже поставить точный диагноз, все их подозрения оказываются неверными. Но в необычном состоянии сознания пациент вдруг сам понимает причину своего недуга.

Переживая свое появление на свет, он чувствует, как его голову словно сдавили тисками. А ситтеры видят, что у их подопечного появились большие синяки на висках и щеках. И, разговаривая с пациентом, они узнают, что во время рождения акушеры вытаскивали его за голову щипцами. Во время сеанса синяки появились там, где они были у новорожденного. Успокоив пациента, психотерапевты словно стирают в подсознании негативные переживания и заменяют их позитивными, которые будут не разрушать, а укреплять здоровье. И, выйдя из необычного состояния сознания, пациент почувствует себя исцеленным.

Но представьте себе ужас неопытных ситтеров и руководителя эксперимента, когда они увидят своего подопечного в таком состоянии. Его чувствительность чрезвычайно обострена — он сразу уловит их панику. Она еще больше усугубит психологическую травму рождения. Неумелые действия таких «опекунов» могут принести больному огромный вред. Выйдя из необычного состояния сознания, он обнаружит, что симптом усилился — головная боль стала невыносимой. Тут даже возможен летальный исход…

Большинство «погружающихся» переживают свое рождение, и каждому нужна индивидуальная помощь. Какой она должна быть, знают только опытные специалисты. Только под их руководством можно участвовать в таких сеансах. Пока у нас в стране немного людей, овладевших методом Грофа. Это те, кто проходил стажировку в США. Но у них могут обучиться желающие применять метод в своих клиниках и центрах.

Был я и чертом и Богом

Признаться, объяснение Льва Григорьевича Герцика вызвало у меня еще больше вопросов. Можно ли вообще считать правдой то, что видели испытуемые во время первого сеанса? Вспоминали они свои рождения и прошлые жизни или получали информацию о чужом опыте? И где она хранится — в мозге отдельного человека или в неком информационно-энергетическом поле всего человечества? Чтобы получить ответы на эти и другие вопросы, мне пришлось продолжить изучение теории и практики необычных состояний сознания.

При всей необычности переживаний, которые испытывали участники первого сеанса, они не открыли для себя ничего принципиально нового. Я знал о регрессии возраста — и «вспомнил» свое появление на свет. Андрей увлекался йогой — в результате совершил полет в «астральном теле». Валентина слышала о «прошлых жизнях» — и сама увидела нечто подобное. Поэтому наши переживания вполне объяснимы игрой воображения — архетипы здесь вроде бы ни при чем. Но, с другой стороны, не исключено, что у нас действительно возникли воспоминания о прошлых жизнях. Правда, проверить такие случаи чрезвычайно трудно.

Ведь мать вряд ли знает что-нибудь о моих похождениях в ее организме — она не сможет ни подтвердить, ни опровергнуть эти «воспоминания». Для доказательства своей версии Андрею надо побывать в Индии, чтобы обнаружить такие детали храмов, которые он видел на сеансе и не мог найти в журналах, книгах, фильмах и так далее. А Валентине придется глубоко изучать восточные танцы, чтобы найти знакомые ей движения, которые исполняли древние танцовщицы, но не знают современные… И все это убедило бы только участников сеанса — а исследователям нужны более серьезные доказательства.

Впрочем, я пишу не научный отчет. Для меня и других испытуемых важнее были сами переживания, а не их теоретическое объяснение. Герцик прав: «прошлые жизни» психологически реальны, а значит, могут действовать на ум и тело подобно событиям настоящей жизни. Например, счастливые переживания в необычном состоянии сознания улучшают самочувствие, как это было у Валентины. Но, наверное, возможен и противоположный эффект?

К сожалению, да. В этом я убедился на собственном опыте, участвуя в следующем сеансе. И психотерапевты тут не виноваты — я был наказан за то, что нарушил правило, которое должны соблюдать участники коллективных погружений в необычные состояния сознания. Что ж, мой опыт может послужить уроком для тех, кто собирается участвовать в подобных сеансах.

Правило гласит: ты должен быть беспристрастным свидетелем своих переживаний, не пытаться вызвать их по заказу, а тем более навязать другим. А я попробовал это сделать, хотя и с благими намерениями. Но ведь именно ими вымощен путь в ад?

Считая себя специалистом по «погружениям», решил помочь менее опытным коллегам. Вошел в необычное состояние и почувствовал мощные вибрации в ладонях, как будто по ним течет электрический ток высокого напряжения. Казалось, что такими руками я могу лечить больных бесконтактным массажем как заправский экстрасенс. Ну, с кого начать?

Вот рядом со мной послышался шум борьбы. Значит, какой-то испытуемый почувствовал судороги и боль и пытался избавиться от них с помощью физических упражнений. Ему помогали в этом ситтеры и ассистенты: держа подопечного за руки и ноги, просили его напрягаться еще сильнее и кричать.

И он заорал так, что, наверное, стало слышно на улице. Это был какой-то дикий, нечеловеческий вопль, как будто в лесу травили зверя и он пытался устрашить своих преследователей.

Ага, вот кому надо помочь, решил я. И вообразил, как мои руки излучают целительную энергию, которая осветляет темную ауру больного человека. Чтобы усилить эффект, попытался расширить свое сознание — мысленно слиться со своим соседом.

Эффект был неожиданным и ужасным. Я почувствовал странную боль в висках, как будто у меня… росли рога. Когда возникла эта догадка, я как будто увидел себя со стороны в образе… черта. На голове и вправду были рога, тело покрыто шерстью, сзади извивался хвост.

Трудно передать словами охвативший меня страх. Ведь в необычном состоянии сознания мой мозг принял за реальность эту фантазию. Представьте себе, что вы увидели наяву живого черта!

Что делать? Ведь я не умею изгонять бесов. Куда деваться от нечистой силы, которая в тебе поселилась?

Кажется, мой мозг сам испугался игры свой фантазии — и быстро нашел выход из положения. Неожиданно я увидел мастера восточных единоборств. Держа в руках огромный меч, он исполнял ритуальный танец. Размахивая оружием, стремительно бегал, прыгал, изгибался — сталь блестела в свете луны. Как раз в это время зазвучала восточная музыка, весьма подходящая для моего видения. Я понял: когда она закончится, мастер рассечет черта мечом.

Но ведь нечистая сила сидит во мне. Значит, я тоже погибну? Да, ответил внутренний голос. Но эта перспектива, столь ужасная в обычном состоянии сознания, показалась мне спасительной. В необычном состоянии сознания нет страха смерти!

Я ненавидел черта и самого себя за то, что позволил ему вселиться в мое тело. И был рад, что скоро нас уничтожат. Вот закончилась ритмичная музыка восточного танца. Зазвучали трагические аккорды западной мелодии, которые показались мне выражением вселенской скорби по человеку перед лицом смерти. И мастер ушу начал рассекать мечом мое тело.

Но мне было не больно. Я испытывал… любопытство. Вот меч отрубил правую руку — я взял ее левой и с интересом смотрел на рассеченные сухожилия и кость, которые были белого цвета. А мясо и сосуды — темно-красные, из них струилась алая кровь.

Когда мне отсекли ногу, а вернее, копыто, возникло желание поднять его и разглядеть. Но я почувствовал, что силы покинули меня. Как будто на самом деле истекаю кровью и не могу пошевелиться. Мозг прекрасно моделировал ощущения человека или черта во время четвертования. Откуда у меня такая информация?

Но некогда было искать ответ. Ведь мне уже отрубают… голову. Я вижу, как стремительно вращается земля, по которой покатилась голова. И потом все погружается во мрак… Что дальше?

Я с удивлением ощущаю себя… другим человеком. Наверное, это было несколько тысяч лет назад. Передо мной стоял… сфинкс — но не тот, что сохранился до наших дней у подножия египетских пирамид. Это было живое существо — лев с лицом человека. Я долго разглядываю его, поражаясь столь неожиданной смене декораций и действующих лиц в театре моей фантазии.

И вдруг осознал, что это видение вызвано ужасными криками женщины, которая тоже участвует в сеансе. Она визжит и рычит очень похоже на львицу. Слышен шум борьбы: видимо, ситтеры помогают испытуемой освободиться от судорог и боли.

Мне тоже захотелось помочь страдалице… Видимо, в необычном состоянии сознания я был неспособен учиться на горьком опыте. «Очертенев» и приняв смерть, решил опять испытать нечто подобное.

Кажется, мозг уже работал в автоматическом режиме, запрограммированном в начале сеанса. Я готов был поселить в себя любую нечисть и умереть вместе с ней.

Но кроме черта и сфинкса на этом сеансе никого наказывать не пришлось. Остальные испытуемые вели себя спокойно — у меня не возникало желания их спасать.

А со сфинксом с помощью мастера ушу мы расправились значительно быстрее: дело было знакомое. Я заманил это существо в мое тело, и когда оно вошло в меня, меч рассек нас обоих на куски.

Перед этим я испытал очень необычные ощущения кошачьих лап и хвоста, их мягких прикосновений к земле. И потом было жаль видеть отрубленной эту красоту.

Но я получил тс же переживания, что и при расправе с чертом. Истекал кровью, терял сознание. И произошло нечто неожиданное.

Я ощутил могильный холод и понял, что лежу в гробу. Это было тело черта, сфинкса или человека, которого сложили из отрубленных кусков и прикрыли саваном. В это время — опять очень кстати — зазвучала скорбная музыка, в которую вплетался женский плач. Мадонна скорбела по мне.

И так стало жалко себя, что по лицу потекли слезы. Лежа на мате, я рыдал, как ребенок. Тут ко мне кто-то подошел и стал гладить по голове. Я узнал женщину-психотерапевта. Она говорила успокаивающие слова — но продолжала звучать трагическая, музыка, а я воспринимал утешения как выражение скорби по умершему. В результате разрыдался не на шутку.

К счастью, сеанс уже заканчивался. Испытуемые выходили из необычных состояний, говорили с ситтерами. Мне тоже предложили возвращаться в привычный мир. И я стал потихоньку выкарабкиваться из своих видений.

Но когда начал ясно осознавать происходящее, понял, что сеанс был для меня отнюдь не благотворным. Я чувствовал себя уставшим и разбитым, кружилась голова, руки дрожали, как у алкоголика. Словно опьянел от глубокого дыхания и трагических переживаний. Но рассказы других участников сеанса заставили меня протрезветь.

Оказывается, мои соседи видели те же образы, что и я. Рядом со мной кричал и боролся мужчина, которому почудилось, что в нем зашевелился… черт. А после схватки с ситтерами он почувствовал облегчение, как будто нечистая сила вышла из его тела.

В другом конце зала рычала и визжала испытуемая, которая видела себя львицей с женским лицом. Ей тоже удалось избавиться от наваждения. Ну конечно, ведь это я выманил сфинкса из ее тела и отождествился с ним.

Во время сеанса никто не говорил о чертях и сфинксах — они появлялись только в воображении испытуемых, которые вообще были неспособны говорить. Бесновались, словно и вправду были одержимы нечистой силой. Но даже ситтерам и психотерапевтам, которые внимательно наблюдали за своими подопечными и помогали им избавиться от судорог и боли, не приходило в голову, что их подопечные вообразили себя чертом и сфинксом.

Почему же я вошел именно в те образы, которые возникли у других испытуемых? Кажется, в необычном состоянии сознания мы телепатически обменивались образами.

Но не исключено, что испытуемые кричали именно как черт и сфинкс — это послужило подсказкой для моего воображения. Я вовсе не имею в виду, что нечистая сила действительно существует. Но такие образы есть в памяти каждого человека. Они могли одновременно возникнуть в сознании нескольких людей, когда звучала «бесовская» музыка.

Однако я точно помню, что образ черта появился, когда закричал мужчина, а сфинкса — после крика женщины. У меня не было ни малейших сомнений, что орут именно эти существа. Откуда мне известно, какие у них голоса? Может, я действительно получал информацию из области, коллективного бессознательного, где есть архетипы черта и сфинкса?

Ответы на эти вопросы удалось найти значительно позже, и они были весьма любопытны. Но тогда меня волновали иные проблемы.

После сеанса я словно стал другим человеком — нервным, завистливым, злобным. Начал ссориться по пустякам с коллегами, родными и близкими. В ответ они тоже стали относиться ко мне недоброжелательно. В результате работа и дом превратились для. меня в сущий ад. Казалось, что вселившиеся в меня бесы не умерли во время сеанса, а стали моей второй натурой. Действительно, ведь я ожил после «четвертования» — почему же они должны были скончаться?

Это лишнее доказательство того, что в необычном состоянии сознания видения воспринимаются психикой как реальные события. Кажется, из-за нечистой силы я получил психологическую травму, которая стала причиной поступков, ранее мне несвойственных. Как же выгнать бесов из подсознания? Я не нашел иного выхода, кроме участия в следующем сеансе.

Шел на него с опасениями: как бы нечистая сила не возобновила свои нападки. Ведь второй раз я с ней не справлюсь, для этого просто не хватит сил. Хотел присоединиться к ситтерам, но их оказалось слишком много, а испытуемых — мало. И мне пришлось поддержать компанию «погружающихся».

Напуганный прошлым опытом, я начал входить в необычное состояние осторожно, внимательно наблюдая за собой и не вмешиваясь в чужие переживания. Но именно это требуется от участника сеанса. Неукоснительное соблюдение правил безопасности позволило мне получить нужный эффект. Я испытал счастливые переживания, которые благотворно подействовали на психику.

Начал интенсивно дышать в ритме прекрасной мелодии… Вскоре послышались крики и плач испытуемых, шум борьбы и успокаивающие слова психотерапевтов. Я пожелал им успеха и сконцентрировался на своих переживаниях.

Но отстранить от себя чужие проблемы с первого раза не удалось. Я вдруг испытал очень сильное чувство благодарности к психотерапевтам и ситтерам, которые были столь милосердны к своим подопечным. Передо мной стали возникать их заботливые лица, я глядел на них, как на иконы. И вдруг понял, что где-то уже видел этих людей — очень давно, гораздо раньше своего появления на свет.

Это было в Древнем Египте. Я видел себя среди людей, которые были знакомы по наскальным рисункам и статуям, найденным в пирамидах. Но это меня не удивило. А поражало другое: фараон и жрецы делали нечто такое, чего я никак от них не ожидал. Они ремонтировали… летающую тарелку. Видимо, древние люди не только опознали, но и давно освоили то, что мы называем НЛО.

Закончив ремонт, компания вошла в открытый люк, который автоматически закрылся. Изнутри летающая тарелка была похожа на орбитальную космическую станцию. Пилоты чувствовали себя в ней как дома. Они уселись в удобные кресла напротив пульта управления… Но это я тоже где-то видел.

ВСПОМНИЛ! На картинке в школьном учебнике истории были изображены каменные колоссы — огромные фигуры, высеченные в скале! Если положить их на спину, то будут очень похожи на пилотов летающей тарелки, среди них и я сам.

Вот командир корабля стал бегло нажимать на клавиши пульта управления. Неужели правду говорили творцы древних мифов: представители «божественной династии» — «белые братья» были посланниками иной цивилизации, которые учили землян ремеслам и наукам?

Словно в подтверждение этой догадки пилоты стали закладывать в компьютер… программу развития древних стран и народов, над которыми пролетала их тарелка. Сейчас мне непонятно, как это можно осуществить технически. Но во время сеанса не возникало сомнений, что пилоты летающего объекта управляли древними цивилизациями с помощью компьютерной техники. Эдакие «боги» из технотронной суперцивилизации.

Тогда естественно предположить, что во Вселенной есть разум более высокого порядка, который руководит… руководителями жизни на Земле. Когда возникла эта идея, я увидел странную фигуру, отдаленно напоминающую космонавта в скафандре. Это существо почему-то вращалось подобно акробату, совершающему сальто. Кажется, что космонавт только что катапультировался из своего звездолета. Но где же ракета или летающая тарелка? Их нет. А может, они и не нужны представителю высшего разума?

Но когда возникла мысль о космическом транспорте, он стал… возникать из пустоты, словно проявлялся на фотографии космической бездны. Я наблюдал материализацию своей мысли. Или это была мысль того существа, которое я видел со стороны? Надо проверить.

Вот появились увешанные приборами стены звездолета — они словно окружили космонавта. Не хватало только пульта управления. Где же они? Пожалуйста — под руками возникло нечто похожее на клавиатуру электрооргана.

Кажется, это сравнение возникло в уме космонавта. Значит, это его идеи материализуются из пустоты?

Да, я перевоплотился в космонавта, стал видеть его глазами. Все его знания были моими. И я понял: то, что похоже на электроорган — пульт управления жизнью Галактики. И если я начну нажимать на клавиши, все вокруг станет меняться.

Во мне возникло желание космического творчества. Я стал уверенно нажимать на клавиши подобно органисту, исполняющему фугу Баха. Действительно услышал божественную музыку, которая казалась звуковым выражением законов мироздания.

А через огромные иллюминаторы звездолета стало видно, как эволюционируют звезды — словно время ускорилось в миллиарды раз. Вот я пролетаю мимо светила, которое сжимается прямо на глазах — и вдруг взрывается. Образуется гигантское облако — сверхновая звезда. Я срочно покидаю этот опасный район и вижу другое солнце: оно тоже сжимается, но потом не взрывается, а… исчезает. Пространство и время «схлопываются» — образуется «черная дыра».

Сейчас я не уверен, что мои видения соответствуют реальным процессам в космосе. Но на сеансе это казалось несомненным. Еще бы, ведь я чувствовал себя творцом космических явлений. Сидя у пульта управления, вдохновенно сочинял галактическую светомузыку. И чувствовал невероятное блаженство в этом творческом акте. В обычном состоянии сознания мне был неведом божественный экстаз, который можно пережить как реальность благодаря волшебной силе воображения.

Вскоре я смог лишний раз убедиться, насколько велика психологическая реальность этих переживаний. Когда «душа» пролетала мимо Солнца и давала задания жившим на Земле «белым братьям», к моему телу подошел психотерапевт и спросил, как себя чувствую и не нужна ли помощь.

Я понял причину его беспокойства. Во время экстатических переживаний мое тело совершало странные движения. Руки и ноги медленно изгибались, как будто я выполняю упражнения для набора космической энергии — праны. Потом тело застывало в одной из статических поз хатха-йоги, которую не удавалось выполнить в обычном состоянии сознания. В этом положении я вообще не дышал. Когда подошел психотерапевт, я уже минуты три лежал на спине, «связанный узлом», без признаков жизни.

Попытался ответить на вопрос — но не смог. Губы не слушались, как будто я разучился говорить.

Наконец, после нескольких попыток с трудом произнес: «Прекрасно чувствую», — и поразился своему голосу. Он казался… не моим — низким, глухим, бесчувственным, как будто звуки синтезировало механическое устройство.

Я с усилием произнес еще несколько слов. Но от этого иллюзия чужого голоса не развеялась, а только усилилась. Казалось, что звуки исходят не из моей гортани, а из электронного синтезатора, расположенного метрах в двух от головы. Мысли были моими. Но кто произносил их вслух?

При всей наивности вопроса ответ казался отнюдь не тривиальным. И, испытывая экстатические переживания, я был убежден, что не могу говорить по-человечески. Ведь богу из технотронной суперцивилизации не нужно произносить свои мысли вслух. Если бы у него появился собеседник, они общались бы телепатически. На прошлом сеансе я убедился, что сам могу это делать, а для высшего существа передача мыслей на расстоянии должна быть сущим пустяком.

Но психотерапевту, видимо, некогда было изучать оттенки моего голоса. Узнав, что мне не нужна помощь, он пошел к другому испытуемому, который уже начал бороться с ситтерами. К сожалению, я тоже не успел разобраться в звуковых эффектах. Надо было быстрее выходить из необычного состояния. Я перестал глубоко дышать и открыл глаза.

И окружающее показалось мне незнакомым, зыбким и даже нереальным. Больше всего поразила сплошная стена желтого света — она колебалась, мерцала, струилась… «Господи, да это же штора!» — воскликнул я минут через пять. И на этот раз узнал свой голос.

По-видимому, я так глубоко «погрузился», что не мог «всплыть». Находился в иных измерениях, и оттуда привычный мир казался незнакомым и таинственным. Характерная деталь: в прихожей я долго смотрел на свои ботинки, не узнавая их. А ведь мою обувь очень трудно перепутать — сорок восьмого размера!

…Сейчас я далек от мысли, что действительно совершал путешествия в пространстве и времени. Скорее всего, побывал в мире архетипов. Но где бы ни был, это путешествие оказалось благотворным для психики.

До сеанса я был ярым противником технического прогресса. Считал, что люди создают все более совершенную технику, из-за которой сами деградируют физически, умственно и нравственно. Ускоренно развиваются только роботы — когда-нибудь они окажутся способными перепрограммировать искусственный интеллект и начнут уничтожать своих вырождающихся создателей…

Теперь мне понятно, что страх перед техникой, ненависть к ней были причинами хронического стресса. Ведь, живя в столице, я вынужден постоянно иметь дело с машинами, а значит, испытывать отрицательные эмоции. Откуда во мне такая реакция? Быть может, в раннем детстве я был страшно напуган какой-нибудь машиной, а потом забыл об этом? На самом деле травматические переживания остались в подсознании — именно они вызывали неестественную реакцию на технику.

Как бы то ни было, мой организм «знал» о психологической травме, связанной с машинами. И по его «заказу» в необычном состоянии сознания мозг смоделировал ситуации, которые способны примирить меня с техническим прогрессом. Побывав пилотом «летающей тарелки» и автором «космической светомузыки», я испытал радость от работы с компьютерами. Это было сотворчество естественного и искусственного интеллектов, которые совершенствовали друг друга. И во мне проснулось неведомое раньше чувство любви к технике. Ведь она создана человеком. Любя людей, нельзя ненавидеть дело их рук. Как я этого раньше не понимал?

Именно такое переживание было необходимо моему организму. Проснувшаяся любовь к технике как бы вытеснила из подсознания страх и ненависть к ней. Значит, теперь я смогу испытывать радость, имея дело с машинами?

В первый раз мне это удалось во время сеанса. Обычная музыка казалась божественной, хотя «я» исполнял ее на техническом устройстве… В результате пережил положительный стресс — и после сеанса чувствовал необыкновенный прилив жизненных сил. Это было видно даже окружающим: врач-психотерапевт подвела меня к зеркалу, чтобы я посмотрел на вдохновенное лицо и блестящие глаза. Она сказала, что сама испытывала удовольствие, наблюдая, как я блаженствовал во время сеанса.

Я испытывал необыкновенную умиротворенность и доброжелательность к людям. Это чувство не ослабевало в последующие дни — оно живет во мне до сих пор и, кажется, даже усилилось. Наверное, счастливые переживания запечатлелись в подсознании и как бы перепрограммировали мое отношение к научно-техническому прогрессу.

Теперь я с удовольствием езжу в общественном транспорте, где раньше испытывал непонятное раздражение, граничащее с отвращением. И охотно пользуюсь любой другой техникой. Наверное, теперь бы я с удовольствием учился в Московском инженерно-техническом институте — и не сбежал бы из него со второго курса, как это случилось со мной пятнадцать лет назад.

«Сеанс любви к технике» несомненно изменил мою жизнь к лучшему. И теперь не так важно, насколько реальны были переживания, летали фараоны на «тарелках» или нет, играет бог на органе или на балалайке — я не могу ни доказать, ни опровергнуть эти видения. Важнее, что после сеанса я уверовал в благотворность научно-технического прогресса, хотя такая вера, возможно, и не всегда оправдана.

Но, быть может, именно осознанная любовь к технике позволит людям создавать такие машины, которые не подавляют, а развивают творческие способности. Человечество будет не вырождаться, а ускоренно эволюционировать именно потому, что искусственный интеллект станет помогать людям совершенствовать себя и природу. И наши потомки станут мудрыми и добрыми.

А может, жители внеземных цивилизаций уже достигли такого могущества и давно программируют развитие жизни на земле и других планетах. Ведь не исключено, что на сеансе я реально путешествовал в пространстве и времени: тело лежало на мате, а его энергоинформационный двойник наблюдал события далеких эпох и миров…

Как бы то ни было, экстатические переживания на последнем сеансе вызвали глубинные изменения в психике. Кажется, этот процесс уже развивается в автоматическом режиме. Время от времени я с удивлением открываю новые способности, о которых раньше и не подозревал, Насколько удручающими были события после «столкновения» с нечистой силой, настолько окрыляющими казались перемены после «общения» с высшими существами.

Похоже, грезы о божественной жизни подействовали на психику как реальное путешествие в рай, если бы оно было возможно. Кажется, никакие радости обыденной жизни не могут дать мне ощущение такого блаженства, как прекрасные мечты в необычных состояниях сознания. Так не лучше ли уйти в мир иллюзий, чем жить в этой ужасной реальности? Теперь я понимаю наркоманов… Но не завидую им. Ведь их переживания часто бывают ужасными, а реальная жизнь становится похожей на кошмар. У меня же после удачного сеанса все стало лучше — и но внутреннем и во внешнем мире. Перестали раздражать люди, которые раньше казались несносными, — я стал сочувствовать им и помогать. И события, когда-то огорчавшие меня, теперь казались малозначительными и даже забавными.

Я перестал критиковать окружающих за ошибки, а вместо этого с удовольствием хвалил их за самые пустяковые удачи, и они начали относиться ко мне по-другому: бывшие враги стали друзьями — по крайней мере так мне кажется.

Неужели я бессознательно продолжаю играть роль бога, в которую вошел на сеансе? Но ведь это неестественно, скажет иной скептик, никакого бога нет, и человеку негоже вести себя подобно всевышнему, а вам, молодой человек, следовало бы обратиться к психиатру…

Что ж, возражение серьезное. И наверное, подобные аргументы Выслушивали многие люди, пережившие необычные состояния сознания. Надо помочь им найти достойные ответы скептикам. С этой просьбой я обратился ко Льву Григорьевичу Герцику.

Рай и ад — внутри нас

— В последние годы в СССР резко возрос интерес к йоге, ушу, каратэ, другим гимнастикам и единоборствам Востока, а также трансцендентальной медитации и прочим методам психологической саморегуляции. Овладевая ими, люди порой испытывали странные переживания, которые не укладывались в рамки привычных пред ставленый о мире и человеке. Эти переживания не были случайными — они возникали все чаще, становились интенсивнее и разнообразнее… «Неужели я сошел с ума?» — подобный вопрос возникал у многих энтузиастов самосовершенствования. Некоторые задавали его психиатрам. А что вы ответили вы?

— Да, подобные переживания испытывают пациенты на наших сеансах. Это ни в коем случае нельзя считать даже неким подобием психических расстройств. Здесь нет никакой патологии. Наоборот, их переживания благотворно влияют на психику и здоровье в целом.

Конечно, необычные состояния сознания очень сильно отличаются от обычных. Но на психотерапевтическом сеансе мы вызываем такие переживания на непродолжительное время. У них есть начало и конец, они не оказывают негативного влияния на поведение человека за пределами нашего центра. Наоборот, эти переживания — начало пути к выявлению глубинных корней психических заболеваний и избавлению от них.

Что касается индийской и китайской гимнастик, восточных единоборств и западных методов психологической саморегуляции, то в основе их лежит медитативная практика, которая состоит в длительной концентрации внимания на каком-то предмете или явлении. Овладевая искусством медитации, люди могут вызывать по желанию различные степени изменения сознания. И это, разумеется, нельзя считать признаком болезни. Наоборот, именно благодаря медитации люди избавляются от многих недугов. Но при одном условии — если они применяют этот метод грамотно. Его энтузиасты должны хорошо знать о том, что с ними может произойти и как поступать в различных ситуациях.

Недаром перед каждым практическим занятием мы проводим продолжительные лекции, объясняя пациентам все тонкости методов индукции необычных состояний сознания. И не устаем повторять, что они являются полноценными продуктами человеческой психики, а не проявлениями ее патологии. Для успеха занятий очень важно идти на них без страха, с сознанием благотворности предстоящего опыта.

А если в полуподпольных группах люди занимаются медитацией, не имея поддержки опытного инструктора, то могут возникнуть опасные ситуации. С пациентом начинается нечто такое, чего не ожидал ни он, ни псевдоинструктор. Им кажется, что они запустили патологический процесс и не способны его остановить. Возникает паника… И вместо пользы получается вред. Человек уходит психологически травмированным, порой в худшем состоянии, чем до занятий.

Любыми методами оздоравливания люди начинают заниматься не от хорошей жизни. Они хотят избавиться от проблем, и если не помогает официальная медицина, ищут альтернативные пути — идут в полуподпольные секции. А там все зависит от квалификации преподавателей. Конечно, среди них могут быть грамотные специалисты. Но чаще всего, к сожалению, наоборот — доморощенные мастера только усугубляют проблемы своих пациентов.

Я со страхом смотрю на то, что секций йоги, ушу, каратэ растут как грибы после дождя. Уже появились неофициальные группы, применяющие метод Грофа, хотя их руководители очень мало в нем разбираются. Считаю своим долгом еще раз предостеречь новичков: несмотря на кажущуюся простоту таких методов, овладеть ими чрезвычайно сложно. Это надо делать только под руководством опытных специалистов. В противном случае вместо пользы можно причинить вред своей психике и здоровью в целом.

В наш центр нередко попадают больные, состояние которых ухудшилось на занятиях в так называемых оздоровительных группах. Например, одному энтузиасту дыхательного метода стал каждый день являться пророк Магомет: он давал подробные инструкции о том, что надо делать, а от чего воздержаться. Негде было скрыться от его всевидящего ока… Мы едва спасли этого человека от лечения в психиатрической больнице.

— Работы прибавилось и у колдунов. Я сам видел женщину, у которой после двух сеансов такого «лечения» развилась тяжелейшая экзема: на руках появились красные точки, которые через несколько дней превратились в кровоточащие язвы — на коже не осталось здорового места… Она уже прощалась с жизнью, когда счастливая случайность свела ее с грамотным целителем, который сумел помочь. А если после телевизионных сеансов станет плохо человеку где-нибудь в глубинке и он не сможет найти ни психотерапевта, ни колдуна, которые способны снимать «синдром Кашпировского»? Остается умирать?

— Мы не можем запретить сеансы телевизионной психотерапии или занятия дыхательными методами изменения сознания в полуподпольных секциях. И наивно было бы призывать больных к благоразумию: не смотрите телевизор, не слушайте магнитофон, не дышите глубоко… Ведь они испытывают потребность в необычных состояниях сознания и будут стремиться ее удовлетворить.

Надеюсь, что руководители подобных экспериментов не желают зла своим пациентам, а просто не знают возможных трудностей работы с необычными состояниями сознания. И я взываю к совести этих людей. Если они действительно хотят помогать страждущим, то должны глубоко изучить методы, прежде чем их применять.

Взять хотя бы метод Станислава Грофа. Я познакомился с ним в 1989 году, когда американский ученый приезжал в Советский Союз и провел показательные сеансы. Я по его приглашению я проходил обучение в Соединенных Штатах и получил право применять метод в лечебной практике. Потом несколько месяцев руководил этими исследованиями в Московском городском нейроэндокринологическом центре. И только тогда у меня появилась уверенность в себе — я был психологически готов к работе с людьми в необычных состояниях сознания.

Ведь самое страшное на таких сеансах — когда руководитель сам пугается состояния больного. Тут уже надо помогать им обоим. А кто это сделает? Вот вы были ситтером и видели, как иногда буйствуют люди, переживающие свое рождение или смерть. Представьте себе, что будет, если из зала удалить наших специалистов и пригласить врачей с улицы? Как минимум три «скорые помощи» и несколько новых пациентов в психиатрической больнице, среди которых может оказаться и доктор…

Если посмотреть шире, то ни один эффективный метод не является безобидным. Ведь успешной может быть только глубинная психотерапия. А если вы запускаете руку в человеческую душу, то должны иметь ясное представление о том, на что рука наткнется. Ведь ни у кого не вызывает сомнений, что хирург должен знать, что ему делать, когда он вскроет больному живот… Почему же некоторые психотерапевты и целители берут на себя смелость «вскрывать» человеческую душу, очень смутно представляя, что они там увидят?

Мы работаем с живой психикой и живым телом, и невежество здесь просто преступно. А я недавно встретил одного психотерапевта, который прочитал газетную публикацию о методе Грофа и счел полученные знания достаточными для того, чтобы применять его в своей клинике. Когда я спросил, под какую музыку он проводит занятия, он безмятежно ответил: «Под эстрадную — песни в исполнении Пугачевой и Леонтьева». Говорил это улыбаясь, со спокойной совестью, не подозревая, какую травму могут получить пациенты в необычных состояниях сознания от такой музыки… Увы, этот случай — далеко не единственный.

— Не оправдывая таких людей, я могу их понять. На аутогенной тренировке и ритмической гимнастике некоторые упражнения весьма напоминают занятия по методу Грофа. Но они вызывают совершенно разные эффекты. Первые можно сравнить с косметическим ремонтом, а последний — с глубинной перестройкой психики. И она достигается с помощью таких простых приемов. В это трудно поверить. Подобные наблюдения и размышления не способствуют осторожности — люди легкомысленно начинают опасные эксперименты над психикой. Чтобы эту ошибку не повторили другие, надо объяснить им, почему сочетание таких простых приемов — мышечного расслабления, интенсивного дыхания и ритмичной музыки — вызывает столь мощный эффект.

— Научное объяснение было бы слишком сложным для неподготовленных читателей. В предельно упрощенном виде это может выглядеть так. Еще Зигмунд Фрейд говорил, что человеческое сознание исходит из принципа реальности, а бессознательное — из принципа удовольствия. Другими словами, они работают по разным законам, которые нередко противоречат друг другу. Поэтому психике удобнее, когда эти два уровня не смешиваются: в сознании нет элементов бессознательного. По-видимому, есть биологический механизм, который разграничивает переживания разных уровней. Этому способствуют и социальные причины: жить по принципу удовольствия в нашем обществе может позволить себе разве что ребенок до трехлетнего возраста, да и то не каждый.

Но для излечения невроза необходимо узнать его причину. А она, как правило, находится в области бессознательного. Чтобы ее вскрыть, необходимо преодолеть барьер, отделяющий эту область от сознания. Как только барьер преодолен, причина осознана, в психике происходят изменения, делающие невозможным дальнейшее существование заболевания. Именно на преодоление барьеров и направлены наши усилия. По сути дела, мы создаем условия, в которых пациент может проникать в глубины собственного бессознательного.

Однако большинство людей не понимают, что с ними происходит. Они пробуют различные средства, снимающие нервное напряжение, и часто останавливаются на алкоголе. А некоторые начинают принимать наркотики. Но это не решает проблемы: причина невроза остается неосознанной и неустраненной. Возникает только иллюзия избавления от страданий. На самом деле они лишь усугубляются: организм привыкает к наркотическим веществам, возникает зависимость от них. Начинается разрушение психики и деградация личности.

Прямо противоположный эффект вызывают психотерапевтические сеансы необычных состояний сознания. Врачи помогают пациентам понять причину невроза и совместными усилиями устраняют ее. Тем самым ликвидируются препятствия для развития личности, она обогащается новым опытом…

— Но кандидат медицинских наук Константин Павлович Бутейко считает, что глубокое дыхание действует на организм подобно алкоголю. Человек чувствует опьянение, появляется состояние эйфории. А на сеансах по методу Станислава Грофа пациенты глубоко дышат — не возникнет ли у них зависимость, от таких процедур, не превратятся ли они в «воздушных наркоманов»?

— Сам Бутейко признает, что большинство людей — глубоко-дышащие. Так что же, все они — наркоманы? Я считаю неправомерной такую постановку вопроса. Нельзя запретить людям дышать, как им хочется.

Что может быть безвреднее воздуха — разумеется, если он чистый? Наверное, за миллионы лет люди смогли к нему приспособиться.

Правда, иногда нас обвиняют, что мы заменяем одну зависимость на другую: раньше больные не могли жить без лекарств, алкоголя, наркотиков — а теперь нуждаются в интенсивном дыхании. Но если даже так, то что в этом плохого? Лучше дышать чистым воздухом, чем глотать лекарства и алкоголь, курить и колоть наркотики. А на самом деле у наших пациентов не возникает потребности в повторении сеансов, когда они уже избавились от недугов.

Сейчас известны сотни способов индукции необычных состояний сознания, многие из них применялись на протяжении тысячелетий. Их можно разделить на три большие группы: различные виды медитации, танцы под ритмичную музыку и дыхательные упражнения — так называемая пранаяма. В нее входят глубокое и поверхностное, быстрое и медленное дыхание, а также его задержки. Различные сочетания и последовательность этих приемов индийские йоги применяют с древнейших времен.

Станислав Гроф и его жена Кристина создали синтетический метод. По их мнению, физическое расслабление, ритмичная музыка и интенсивное дыхание создают оптимальные условия для реализации резервных возможностей психики. Но исследователи отнюдь не претендуют на открытие. Ведь подобные упражнения широко известны. Мало того, мы сами ими пользуемся. Вы верно подметили сходство с аутогенной тренировкой и ритмической гимнастикой. А я бы еще добавил… современные дискотеки.

— Извините, но сравнение с дискотеками для меня неожиданность. Что же, на танцплощадке молодежь входит в необычные состояния и этим лечится?

— В определенной степени — да. Однако это не столь плодотворно, как специфическая психотерапия.

— А некоторые ученые считают рок-музыку вредной и требуют ее запретить, как в свое время это сделали с ЛСД…

— Я считаю, что запреты не решают, а усугубляют проблему. Если люди испытывают потребность в необычных состояниях сознания, то рано или поздно они находят способы ее удовлетворения. Когда не могут это делать под руководством психотерапевтов, с пользой для здоровья, начинают заниматься самодеятельностью — на свой страх и риск. И последствия могут быть печальными.

В качестве иллюстрации приведу историю с ЛСД. Огромный интерес американцев вызвали сенсационные сообщения о невероятных переживаниях людей под действием этого препарата на психотерапевтических сеансах. В результате его стали применять не только в лечебных целях, но и ради любопытства или удовольствия. На тех же рок-концертах молодежь «балдела», приняв ЛСД. Некоторым становилось плохо, были даже смертельные случаи.

Тогда ЛСД объявили наркотиком и полностью запретили его применение, в частности в медицинской практике. Так вместе с водой из купели выплеснули младенца: психотерапия лишилась очень мощного средства исследования и лечения человека. А молодежь стала покупать ЛСД на черном рынке и применять его подпольно — трагические случаи не прекратились.

Но ведь до сих пор еще никто не доказал, что возникает зависимость от ЛСД. Нет сведений о его токсичности для организма и влиянии на генетический аппарат. Даже женщины, которые принимали большие дозы ЛСД во время беременности, рожали здоровых детей. С другой стороны, исследования Станислава Грофа и других ученых до запрета этого препарата показали, что с его помощью можно лечить от алкоголизма и наркомании гораздо успешнее, чем традиционными методами. А когда люди выздоравливали, у них не возникало потребности продолжать сеансы ЛСД.

Так почему же, запретив этот препарат, мы не отменили другие, от которых действительно возникают зависимости? Почему врачи применяют опиаты и эфедрин? Почему, наконец, не запретили растворители для красок и другие яды, которые используют токсикоманы, а ведь эти вещества разрушительно действуют на психику и здоровье в целом…

Так не лучше ли было расширить применение ЛСД в исследовательских и медицинских целях, запретив использовать его неспециалистам? Тогда люди с пользой для здоровья удовлетворяли бы потребность в необычных состояниях сознания, которая является не чем иным, как неосознанным стремлением избавиться от психологического напряжения и психологических расстройств. Я говорю об этом так подробно, чтобы не повторяли прошлых ошибок. Чтобы метод Станислава Грофа не постигла печальная участь ЛСД-терапии.

— Каких же успехов могут достичь пациенты, если будут участвовать в ваших сеансах?

— Вот лишь один пример. Семь лет Павел не мог избавиться от тяжелой депрессии, хотя испытал на себе чуть ли не все методы традиционной психотерапии. Но достаточно было одного сеанса по данному методу, чтобы депрессия исчезла.

Конечно, не у всех пациентов лечение бывает таким успешным, и мы не считаем этот метод панацеей. Исцелять всех больных одинаковыми приемами может только Господь Бог или Кашпировский. А мы предупреждаем своих больных, что необычные состояния сознания дают им шанс на исцеление, но отнюдь не его гарантию. Если кому-то повезло с первого раза — что ж, на здоровье. Но мы настраиваем больных на продолжительный курс лечения, состоящий из многих сеансов. Призываем их доверять мудрости своего организма.

Мы создаем благоприятные условия для самоочищения психики. Полагаем, что она лучше нас знает, как должен идти целительный процесс, и не стремимся его ускорять. Мы играем роль ассистентов, которые полностью доверяют стратегии и тактике психики в ее борьбе с недугом.

Эта позиция противоположна той, которую занимают многие врачи. Они считают, что все проблемы больного могут быть решены при помощи лекарственных средств. Берут на себя смелость и ответственность с помощью химических веществ влиять на процессы, которые не понимают до конца.

— Вы отрицаете применение лекарств в психиатрии?

— Вовсе нет, и сами широко ими пользуемся. Но именно поэтому знаем, что возможности лекарственной терапии весьма ограничены. Мы категорически против того, чтобы она была единственным оружием в арсенале врача-психиатра.

Только при органических нарушениях в нервной системе лекарственная терапия может быть оправдана. Но, к сожалению, большинство психотерапевтов применяют ее, когда могут помочь другие методы. Нередко возникает лекарственная зависимость, которая является не менее опасным заболеванием, чем то, которое хотят вылечить. Врачи усугубляют проблемы больного, а не решают их или, устраняя одни, создают другие — еще более сложные.

— Но вы похвально отзывались об ЛСД — а это тоже лекарство?

— Нет, ЛСД не было лекарством в привычном смысле слова, потому что врачи не пытались управлять психикой с помощью этого препарата. Они использовали его как катализатор для процесса самоочищения психики. Это была ЛСД-психотерапия.

— Выходит, метод Грофа обладает достоинствами ЛСД-терапии, по лишен ее недостатков? Однако некоторые специалисты сомневаются в ее эффективности и задают резонные вопросы. Чем отличаются необычные состояния сознания от снов, фантазий и грез? Почему так называемое голотропное дыхание лучше других нелекарственных методов?

— Если считать эти переживания фантазиями, то надо полагать, что мы берем на сеансы только чрезвычайно одаренных людей. Сила их воображения просто поразительна, ею обладают разве что гении…

Человеку свойственно фантазировать в рамках привычного. А на сеансах пациенты часто сталкиваются с незнакомыми культурами — видят себя в далеких страна, в давние времена. Или они вспоминают свое появление на свет — чего и в голову не придет фантазерам.

И потом, почему во всех странах люди «фантазируют» одинаково? Англичане, немцы, русские, индусы, новозеландцы — представители любой нации в необычных состояниях испытывают переживания, которые занимают определенное место в картографии сознания, разработанной Станиславом Грофом. Структура и логика этих переживаний являются универсальными, это заложено в психике каждого человека.

Но главное отличие в том, что переживания в необычных состояниях сознания идут из глубин человеческой психики и вызывают ее перестройку. А мечты и фантазии словно скользят по поверхности, не проникая вглубь.

Никакая игра воображения не избавит нас от психологических комплексов, потому что их причина лежит в области бессознательного. Проникнуть в нее человек может только в необычном состоянии, например на сеансах голотропного дыхания. А когда причина осознана, начинается процесс самоочищения психики, который в конечном итоге приводит к избавлению от комплексов.

— Если исцеление идет как бы в автоматическом режиме, то в чем заключается помощь психотерапевта? Наверное, здесь есть какой-то секрет. Вы сами говорили, что существуют сотни способов вызывать необычные состояния сознания. Почему же лишь некоторые из них дают положительный результат, да и то не всегда, а только под руководством специалиста?

— Не сочтите мой ответ руководством к действию — неспециалисты неспособны перенять профессиональные секреты. Один из них таков: надо помочь пациенту внешне отреагировать на внутренние переживания — как бы выбросить из психики все, что ей не нужно.

Например, человек вспоминает свое появление на свет и чувствует, как его сдавливает чудовищная сила. Но именно эти переживания во время рождения сформировали в подсознании так называемый психологический комплекс, который явился причиной последующих расстройств здоровья. Чтобы от него избавиться, пациенту надо отреагировать на избыток психической энергии — двигаться, кричать, как бы превращая душевную боль в движение и экспрессию. Вот тут и нужны опытные психотерапевты, помогающие ему это сделать.

Комплексы можно сравнить с нарывами психики. Это области, где ищет выхода застойная энергия. Если ее не выбросить вовсе, она разрушает психику изнутри. В ней идут скрытые процессы, которые в конечном итоге приводят к неврозу и другим расстройствам. Но можно создать условия для высвобождения этой энергии — что и делают психотерапевты, давая возможность пациенту отреагировать на возникающие переживания.

Когда это происходит, начинается глубинная перестройка психики, которая изменяет структуру личности. Этот процесс будет благотворным для человека, если он сумеет перейти от эгоистических ценностей к альтруистическим. Обретя душевное спокойствие и гармонию с окружающими людьми, он как бы закладывает фундамент своего здоровья. То, что раньше причиняло огорчения, теперь вызывают радость… Для такой концептуальной перестройки больному тоже нужна помощь опытного психотерапевта.

— Но убежденные эгоисты возразят вам, что они здоровы и счастливы именно потому, что живут для себя за счет других. Что можно им ответить?

— Переубеждать их бесполезно. Но если они будут участвовать в наших сеансах, то сами поймут, что именно эгоистическая позиция является причиной многих проблем — она больше создает трудностей, чем дает благ. Поэтому просто расскажу о переменах, которые их ожидают.

Во время голотропной психотерапии происходит переориентация личности: она от мыслей и поступков, которые несвойственны человеческой природе, переходит к естественным. Ведь жажда лидерства, стремление обогнать и обмануть конкурентов, неуважение к окружающим отнюдь не способствуют обретению счастья. Мало того, эти качества становятся причиной многих неудач. Ведь действие рождает противодействие, и всегда может найтись тот, у кого крепче зубы и сильнее локти, кто даст сокрушительный отпор зарвавшемуся эгоисту. С другой стороны, человек добрый, уважительно относящийся к окружающим, всегда в меньшей опасности, чем агрессивная личность…

Я понимаю, что в наших социальных условиях трудно поверить в эти простые истины, которые уже стали расхожими в зарубежных странах. Кажется, что в СССР лучше живётся людям с хорошими зубами и локтями. Конечно, они добывают больше материальных благ, но чувствуют ли от этого себя счастливее? Ведь ощущение счастья рождается внутри человека, а не приходит извне. И чтобы его обрести, нужно переделать себя, а не окружающий мир. Это и делают наши пациенты.

Не подумайте, что они превращаются в патологических альтруистов, которые отдают ближнему последнюю рубашку. Я бы назвал их новую жизненную позицию добрым рационализмом. У них успешнее идут личные дела именно потому, что они начинают больше заботиться об окружающих и вызывают ответную реакцию доброты. Я заметил, что многие наши пациенты быстрее делают карьеру, когда становятся доброжелательнее к людям.

— Эту идею несколько десятилетий назад обосновал американский социолог Дейл Карнеги. По его мнению, чтобы преуспеть в бизнесе, надо любить окружающих и заботиться о них — благодарность людей окупит все ваши расходы. Тысячи бизнесменов овладели искусством превращать врагов в друзей и управлять ими на курсах Дейла Карнеги. А мы только недавно узнали об этом искусстве, и многие захотели его перенять. Не помогут ли здесь психоз терапевтические сеансы необычных состояний сознания, когда люди сами открывают для себя вечные истины — они запечатлеваются в подсознании и служат своеобразным руководством к действию?

— Мы ставим себе сверхзадачу — ускорить процесс духовного очищения нашего общества. В том, что это возможно, я убедился, изучая опыт американских коллег. В США сотни тысяч людей поправили свое здоровье, стали мудрее и добрее благодаря психотерапевтическим сеансам необычных состояний сознания.

Вот лишь один пример. Том был очень крупным бизнесменом — одним из тех, кого у нас раньше называли денежными воротилами, акулами делового мира. Он работал двадцать часов в сутки, стяжая деньги, славу, власть… И вдруг понял, что эти занятия перестали доставлять ему удовольствие, наоборот, они отнимают самое главное — ощущение радости жизни. Он прошел курсы голотропного Дыхания, чтобы устранить эти пугающие симптомы. Но результаты превзошли все ожидания. Том отказался от руководства огромной фирмой, которую возглавлял много лет, и стал профессиональным психотерапевтом, энтузиастом голотропного дыхания.

Но как талантливый организатор, он и в этой области достиг большого успеха. Беседуя со мной, сказал, что зарабатывает сейчас очень прилично и может позволить себе жить независимо, ни в чем не отказывая себе. Но теперь бизнес соответствует его потребностям, а не противоречит им.

Если бы Том стал отшельником, начал жить в шалаше и питаться смоквами, его пример вызвал бы у нас сомнения. Но здесь мы видим нечто противоположное: голотропное дыхание привело к обогащению личности, помогло человеку обрести призвание и преуспеть в любимом деле.

И этот случай — далеко не исключение. Я знаю много энтузиастов голотропного метода, которым он помог стать преуспевающими людьми. Это не лихорадочная предприимчивость некоторых личностей, которые хотят добиться успеха любой ценой, а осознанное стремление делать добро ближним, которое, по закону человеческой индукции, оборачивается для альтруистов личным благополучием.

Что касается наших пациентов, то мы не читаем им нравственных проповедей, не даем советов, как следует поступать в различных ситуациях. Лишь создаем условия для самоочищения психики, а дальше она сама выводит людей на путь истины.

«Русский метод»

— Вы всем советуете изучать метод Грофа, — возразит иной скептик, — что же, у нас в стране не придумали ничего лучшего? Ведь мы привыкли гордиться своей медициной, считали ее самой, самой…

Но не будем обсуждать советскую медицину в целом. Что касается отдельных ее достижений, то о них я уже рассказал. И, пожалуй, скептик прав — пора рассказать об отечественном методе, который за рубежом считают одним из лучших в мировой практике.

Да, на сеансах у Станислава Грофа люди избавляются от болезней и других проблем. Но лучше вообще их не знать!

— Постойте, — вспомнит наш скептик, — ведь, по мнению Грофа, причиной большинства болезней и многих других проблем является родовая травма. Но как ее избежать? Не можем же мы появляться на свет без мук — об этом еще в Библии написано.

Да, написано, и это стало одной из психологических причин мучительных родов в странах христианства. А некоторые народы, которые не знают Библии, не имеют этой проблемы. Известна история о незадачливом акушере, который приехал в деревню американских индейцев и стал предлагать женщинам свои услуги. Он никак не мог понять, почему они отвергают его искусство. А оказалось — оно им просто не нужно. Однажды акушер подглядел, как рожает краснокожая женщина.

Она присела на корточки… и через несколько минут встала с младенцем на руках. Вытерла его листьями и пошла в деревню. Аборигенам и в голову не приходит, что роды могут быть мучительными. Поэтому им неведомы многие проблемы христиан, являющиеся следствиями родовой травмы.

А «русский метод» (так его называют на Западе), предложенный Игорем Борисовичем Чарковским, как раз и заключается в том, чтобы избежать травмы рождения. Вопреки Библии появление младенца на свет происходит безболезненно. Мало того, мать и ребенок испытывают… «ни с чем не сравнимое блаженство».

Я понимаю, что для большинства людей дико звучат эти слова одной из рожениц. Но такие высказывания я услышал от многих мам, применявших «русский метод». И нет повода им не доверять. Впрочем, дело тут не в удовольствии, а в последствиях безболезненных родов. О них я расскажу подробно. Но сначала предоставлю слово Станиславу Грофу, который более чем кто-либо изучил последствия мучительных родов и рождений.

Счастье ищите… в себе

Процесс появления человека на свет ученый разделил на четыре этапа, на каждом из которых возникают особые проблемы. Их неудачное решение вызывает тяжелые травмы психики, которые словно впечатываются в подсознание в виде матриц и оказывают негативное влияние на дальнейшую жизнь.

Первая «матрица» охватывает период времени от зачатия до начала родов. Раньше ученые считали, что человек не помнит этот этап своего развития. Но на сеансах Станислава Грофа многие пациенты описывали невероятные ощущения плода и даже эмбриона. Потом исследователи находили подтверждения этих историй в медицинских картах, рассказах матерей. Дети ничего не знали об этом до сеанса — они действительно вспоминали на нем мучительные переживания внутриутробного периода. И тем самым избавились от психологической травмы. В предыдущем очерке я уже рассказал, как это происходило со мной.

А вот что пишет Станислав Гроф в своей книге «Приключение самооткрытия. Уровни сознания и новые перспективы в психотерапии и внутренней реализации» (Нью-Йорк, 1988 год):

«Многочисленные наблюдения показали, что люди, у которых доминируют негативные перинатальные (внутриутробные и родовые. — М. Д.) матрицы, имеют такой подход к жизни, который не дает им чувства удовлетворения и даже может быть разрушительным или саморазрушительным.

Если психика сложилась под влиянием II матрицы (младенец получил травму во время второго периода рождения: когда начались сокращения матки, а родовые пути еще не открылись, — он испытывал адские муки и чувство безысходности. — М. Д.), то человек относится к жизни очень пассивно. В подобных условиях находящийся под влиянием III матрицы (младенец получил травму во время третьего периода, когда он продвигался по родовым путям, испытывая страшные муки: боль, жар, удушье, и мучительно боролся за жизнь… с материнским организмом, который раньше был источником любви, покоя и счастья. — М. Д.) стал бы „работоалкоголиком“, „все перемалывающей мельницей“, „конторской крысой“.

Динамика III матрицы придает жизни линейную траекторию, направляет ее на достижение будущих целей. Психика определяется памятью мучительной борьбы в родовом канале — поэтому человек никогда не чувствует полного удовлетворения. Мир и вся жизнь кажутся ущербными. Внимание избирательно фокусируется на потерях, неудовлетворенности, несправедливости. С другой стороны, человек не способен или недостаточно способен радоваться тому, что есть, пользоваться этим как можно лучше. Важно подчеркнуть, что такая позиция не зависит от внешних условий, и ее не могут изменить любые достижения. Человек чувствует неудовлетворенность талантами и способностями, образованием, обеспечением, славой — независимо от того, какие они на самом деле, — и это часто контрастирует с мнением окружающих. Подобно плоду, который испытывает болезненные сжатия, человек под психологическими чарами III матрицы все время стремится к чему-то отличному от настоящей ситуации, надеется на решение своих проблем в будущем».

В подобных случаях специфические цели, которые чья-то фантазия предлагает как несомненное средство для достижения счастья в будущем, можно считать психологическими суррогатами для завершения биологических родов, достижения удовлетворенности и безопасности внутриутробной жизни. Поскольку эти цели не подлинные, то их достижение не даст и не может дать удовлетворения. Жизненная стратегия, вытекающая из динамики III матрицы, является проигрышной в любом случае — достигаются цели или нот, так как она основана на ложных посылках и не может дать ожидаемого.

Неудачные попытки достичь особые цели и получить от этого ожидаемое удовлетворение рождают веру в то, что счастье зависит от внешних факторов. В таких случаях человек думает, что успех все изменит. Но когда цель наконец достигнута, это обычно не дает ожидаемого психологического результата. Это не осознается как признак ущербности самой стратегии, в которой счастье связывается с успехом. Полагают, что цель была недостаточно честолюбивой или неверно выбранной. Это расстраивает человека, но он находит утешение в новых планах или делает старые более амбициозными. Наиболее важной характеристикой такой стратегии самопоражения является то, что человек не ценит настоящее и строит планы на будущее.

В этих рамках сознания другие люди представляются как соперники, а природа кажется чем-то враждебным, что надо завоевывать и контролировать. В истории первые формулировки такого отношения можно найти у Френсиса Бэкона, который создал стратегическую базу для нового эмпирического метода западной науки. Он использовал такие термины: природу надо обуздывать в се блужданиях, насиловать, распинать, заставлять выдавать свои секреты ученым, ограничивать, делать рабом, контролировать (Бэкон, 1870). Потребовалось несколько столетий, чтобы понять: бэконовский подход чрезвычайно опасен, разрушителен и саморазрушителен. С развитием современной техники он становится надежным способом самоубийства планеты.

На коллективном и глобальном уровне этот образ мыслей рождает такую жизненную философию, при которой делают ставку на силу, соперничество, всеобщий контроль, восхваляют линейный прогресс и неограниченный рост. В этом контексте материальная выгода и рост национального продукта считаются главными критериями благополучия и характеристиками уровня жизни. Эта идеология и вытекающие из нее экономическая и политическая стратегии приводят людей к серьезному конфликту с природой как с единой живой системой, которая имеет свои универсальные законы.

Преследование максималистских целей неестественно, и очень опасно, так как биологические организмы и системы находятся в критической зависимости от оптимальных значений. В мире, который по природе своей цикличен, вдруг провозглашается стратегия линейного развития и неограниченного роста. В перспективе это ведет к истощению невозобновляемых ресурсов и накоплению ядовитых отходов, которые отравляют воздух, воду и землю — все, что необходимо для продолжения жизни. Этот подход, прославляющий конкуренцию и дарвиновское «выживание сильнейших» как естественные и полезные принципы существования, делает людей неспособными понять насущную, потребность в синергетике и кооперации.

Но, когда человек способен освободиться от преобладания негативных перинатальных матриц и экспериментально восстановить память благотворного обмена с материнским организмом во время внутриутробной жизни или после рождения, это эквивалентно достижению гармонии с человечеством и всем миром.

Тип и качество перинатальных матриц влияют не только на личный опыт, но и на отношения с другими людьми, природой, на существование в целом.

Если человек переживает самораскрытие во время возрождения (это бывает на сеансах необычных состояний сознания, когда пациент словно рождается заново. — М. Д.), переходит от негативных матриц к позитивным, то в нем усиливается способность радоваться жизни. Опыт блаженства перинатального существования и грудного кормления, связанный с этими матрицами, вызывает чувство удовлетворения и вневременности настоящего. Когда эти элементы психики лежат в основе повседневной жизни, для человека становится возможным получать большое удовлетворение от настоящего момента и от многих простых ситуаций и функций — еды, общения с людьми, работы, секса, искусства, музыки, игры, прогулок на природе. Это значительно уменьшает неразумную потребность строить сложные схемы в ложной надежде достичь удовлетворения. В таком состоянии становится ясно, что главная ценность человеческой жизни — это качество жизненного опыта, а не количество материальных благ.

Эти изменения сопровождаются неожиданным и глубоким осознанием экологических проблем. Бэконовское отношение к матери («Матери-Природе») было запрограммировано опытом непримиримой борьбы плода с материнским организмом во время биологического рождения. Новые ценности и отношения дает переживание симбиоза плода и матери в перинатальный период и во время кормления. Синергетика, взаимное вскармливание и другие аспекты этой ситуации автоматически заменяют завоевательские и эксплуататорские тенденции в старой системе ценностей. Концепция человеческого существования как борьбы за выживание в мире, управляемом законами джунглей, уступает место новому отношению к жизни как к проявлению космического танца и священной игры (термины восточной философии. — М. Д.).

После сеансов уровень агрессивности значительно понижается, и чувство неразрывной связи, фундаментального единства с миром ведет к сексуальной, политической, национальной, культурной и расовой терпимости. В новом контексте эти различия уже не являются угрожающими, они кажутся интересными и желательными вариациями. Это новое видение мира часто ведет к «добровольному опрощению», которое теперь представляется как выражение большой мудрости. Становится очевидным, что единственная надежда для политического, социального и экономического разрешения глобального кризиса, который мы переживаем, может исходить из трансперсонального опыта.

— Важно подчеркнуть, что эти изменения вовсе не означают потерю интереса к творческой активности. В большинстве случаев происходит наоборот: появляется новая энергия, работа становится более продуктивной, на нее уходит меньше сил, и она течет незаметно, если человек находит ее соответствующей своей новой жизненной философии. Иногда возникает желание бросить какую-то деятельность, которая теперь кажется недостаточной или велась из ложной мотивации.

Ключ ко всем этим изменениям — решительный переход привычного эмоционального и психосоматического настроя к динамике негативных перинатальных матриц, к экспериментальному контакту с позитивными элементами I и IV матриц. Но те же изменения не случаются или бывают очень незначительными у людей, которые в раннем возрасте получили недостаточно положительных эмоций во время вскармливания и другого биологического опыта. Для этих людей прогресс в указанном направлении будет медленным. Им необходимо получать особое удовлетворение во время терапевтической работы с регрессией возраста, которая корректирует эмоциональную изоляцию и негативное отношение в раннем возрасте.

«Пока я рассказывал о потенциале психоделической и голотропной терапии для коррекции психологических последствий родовой травмы, — пишет дальше Станислав Гроф. — Но такая экспериментальная работа дает также надежду на их предотвращение. Это может сделать более успешными попытки перенести центр тяжести с технических изобретений на биологические, психологические и духовные аспекты беременности и родов как критических факторов в формировании будущего индивидуума и общества.

Психологическая и физическая гигиена беременности, хорошие эмоциональные и телесные приготовления к родам, предложенные Фредериком Лсбойером роды без насилия, подводные роды Игоря Марковского, время, необходимое для контакта матери и новорожденного, возможность ухаживать за ним и кормить грудью представляются факторами критической важности не только для будущего человека, но, наверное, и для будущего планеты. С другой стороны, зачатые и выращенные в пробирках дети, замороженные плоды, пересаженные в матку, оживленные выкидыши — все это говорит о том, что не соблюдаются даже минимальные требования для здорового развития психики. Гораздо больше усилий надо бы направлять на исследования различных методов, которые можно применять массово».

Закончив цитаты из книги Станислава Грофа, я могу лишь добавить, что подготовка к водным родам и их осуществление позволяют младенцу пережить позитивные перинатальные матрицы и избежать негативных. Он появляется на свет, уже обладая теми способностями и качествами, которые могут открыться у взрослых людей во время голотропной психотерапии.

Трудно даже вообразить, скольких проблем и несчастий люди могли бы избежать, если бы рождались без травм и не жили бы под влиянием негативных перинатальных матриц. И какой станет мир, если все люди испытают блаженство родов и рождения по методу Чарковского…

А теперь подробнее о пионерах «русского метода».

Рожденные в воде

В сентябре 1984 года в Париже состоялся международный конгресс «Вода и сознание человека». В качестве почетного гостя на этот конгресс был приглашен советский исследователь Игорь Борисович Марковский.

«Неслыханная вещь: Игорь Марковский принимает роды в воде! — отмечали ученые на конгрессе. — Появившись на сеет таким образом, младенцы обладают инстинктами подводных жителей. Их естественной средой обитания становится Мировой океан — колыбель человечества. Работы Чарковского представляют собой одно из самых интересных исследований века…»

Но еще задолго до парижского конгресса-люди из многих стран уже знали о жизни советских «дельфинят» по книгам. Одну из таких книг прочитали и молодые супруги Джеральд Крамлэнд и Ана Кошта. Эти американцы прислали письмо Марковскому:

«Мы хотим, чтобы наш ребенок появился на свет в Советском Союзе. Чтобы советские и американские люди прониклись той удиви-тельной атмосферой любви и доброжелательности, которая всегда окружает рождение младенца. Это было бы нашим посильным вкладом в установление более дружественных взаимоотношений между советскими и американскими людьми».

Но когда туристы из США Джеральд Крамлэнд и Ана Кошта приехали в Ленинград, оказалось, что они не просто хотят родить ребенка в СССР, но и желают сделать это по новой методике, разработанной в нашей стране.

— Что за странная прихоть? — спросил бы скептик.

— В облегченных условиях водной среды на свет появляется не обычный ребенок, — сказал Игорь Борисович Марковский. — Если родители с момента рождения малыша станут регулярно заниматься с ним плаванием, то он будет намного опережать своих ровесников в умственном и физическом развитии.

Насколько эти слова соответствуют действительности, мы смогли убедиться воочию. В зале конгрессов московской гостиницы «Космос» состоялась пресс-конференция для советских и зарубежных ученых и журналистов, посвященная рождению в СССР американского мальчика. Для участников конференции двухнедельный Саша Крамлэнд продемонстрировал свои способности в гостиничном бассейне. Он спокойно плавал, ел и даже спал под водой, лишь изредка выныривая, чтобы глотнуть воздуха.

Благодаря телевизионному мосту это увидели миллионы зрителей во многих странах мира.

Нам запомнился такой эпизод. Чтобы маленький американец чувствовал себя в воде более уверенно, ему «вызвался» помогать опытный советский пловец — четырехмесячный Коля Козицкий.

Когда Саша Крамлэнд, хлебнув воды, начинал попискивать, его обнимал и успокаивал русский мальчик.

А потом участники пресс-конференции увидели, на что способны дети, которые плавают с первых дней своей жизни. На ладони у Игоря Борисовича Марковского стоял без посторонней помощи… двухмесячный младенец. Тренер подбрасывал малыша — и он совершал акробатические упражнения, которые не всем взрослым под силу, — сальто, подкрутки, перехваты… А девочка шести месяцев от роду шустро топала босыми ножками по кафельному полу, держась руками… только за свою пустышку.

Конечно, увиденное и услышанное на пресс-конференции в гостинице «Космос» ни в коем случае нельзя рекомендовать в качестве образца для подражания всем родителям. Следует помнить мнение доктора медицинских наук Ильи Аркадьевича Аршавского, доктора педагогических наук Игоря Павловича Ратова и других советских ученых, что нужно провести очень серьезные научные исследования проблем, поставленных Чарковским, прежде чем рекомендовать (или не рекомендовать) его методику для массового применения. Но вместе с тем ученые считают, что эти эксперименты очень перспективны.

Что же может дать родителям и детям «русский метод»?

Спящие на волнах

Никогда бы в это не поверил, если бы не видел собственными глазами. В небольшом бассейне из оргстекла прямо в воде… спала маленькая девочка. Она лежала лицом вниз, лишь время от времени поворачивая голову, чтобы сделать ртом быстрый выдох и вдох. Глаза малышки были закрыты, лицо спокойно, тело расслаблено.

А вокруг бассейна хлопотали кинематографисты: устанавливали юпитеры, включали магнитофоны, проверяли камеры — готовилась съемка документального фильма для болгарского телевидения.

Несмотря на необычность ситуации, обстановка, в общем-то, была домашняя. Совсем другой она была во время съемок на Черном море. Операторы стояли на берегу, а в воде, на волнах, раскачивались три человека: мама, папа и их спящая дочь.

Родители чувствовали себя не очень уверенно и порой захлебывались, когда их захлестывали пенистые «барашки». А годовалая девочка ни разу даже не глотнула воды. Если волна мешала вдоху, она ненадолго опускала голову и потом предпринимала новую попытку — на этот раз успешную.

Она могла спать на воде всю ночь. Родители по очереди дежурили в море. И вместе с ними сон ребенка охраняли дельфины. Обычно они плавала вокруг на расстоянии около десяти метров. Но когда взрослые отдалялись, дельфины приближались к ребенку. И частенько качались на волнах, возможно тоже дремали, рядышком. Откуда же у малышки такие необычные способности?

— Аня появилась на свет… в теплой воде, — рассказывает ее мама, жительница Куйбышева Елена Валерьевна Шенсон. — Когда я подняла ее головку для первого вдоха, она не закричала, а спокойно произнесла что-то похожее на «ля-ля». Я погрузила ее в воду на несколько секунд — она рефлекторно задержала дыхание, не проявляя никакого беспокойства. Это было первое в ее жизни ныряние.

Чарковский полагает, что роды в воде благотворно влияют на здоровье младенца — не испытывая стресса от резкого перепада температуры, от перехода на воздух из состояния гидроневесомости, он не узнает неприятных ощущений, с которыми обычно связано появление человека на свет. А ведь первые эмоции новорожденных как бы впечатываются в память. Может быть, поэтому плавание и ныряние стало для Ани Шенсон самым большим удовольствием: она сразу почувствовала, что это совсем не страшно, наоборот, легко и приятно.

— Ну и что? — спросит скептик. Лет двадцать назад лозунг «плавать раньше, чем ходить», стал в СССР таким же популярным, как, к примеру, «бегом от инфаркта». Мода модой, но дело-то хорошее. Ведь каждый год в мире тонут почти полмиллиона человек. Наверное, эта цифра намного уменьшится, если все люди будут учиться плавать с младенчества. Но зачем, скажите на милость, учить ребенка спать в воде, ведь не намерены же родители и вправду сделать из него «ихтиандра»?

— Конечно, мы вовсе не собирались воспитать из своих дочерей этаких русалок, — говорит Елена Валерьевна. — Просто были знакомы с родителями, которые приобщали малышей к воде буквально с первых мгновений жизни, видели, что их дети растут на редкость здоровыми и жизнерадостными. Решили последовать примеру, хотя, признаться, было страшновато, когда учили нырять и плавать нашу первую дочь Таню.

А младшая дочь Аня, когда ей не было еще года, уже могла нырнуть сотни раз подряд — такое развлечение занимало часа два. Но ведь и от игры дети устают — порой малышка начинала капризничать. А вылезать из воды не желала. Вынимали уже полусонную… И тогда родители решили научить ее Отдыхать прямо в воде.

— Неужели вы не боялись? — спросил я маму. — Ведь малышка могла захлебнуться?

— Особых опасений не было, — объяснила Елена Валерьевна. — Ведь она умела отлично плавать и нырять. К тому же мы знали, что маленькие дети способны задерживать дыхание, когда вода попадает им на лицо — на этом рефлексе основаны все методики обучения младенцев плаванию. Во сне мы клали Аню на воду лицом вниз, уловив момент, когда она сделала вдох, и поворачивали ее голову, чтобы дочь получила следующую порцию воздуха. Очень скоро она научилась делать это самостоятельно. А потом и поддержка стала ненужной — чуть двигая руками и ногами, Аня сама поворачивала и подымала голову над водой. И никогда не захлебывалась. Через несколько месяцев тренировок ребенок мог спокойно спать на воде по шесть — восемь часов.

Столь необычному отдыху Аня научилась, когда ей было меньше года. А сейчас, в год и три месяца, она может чуть ли не целый день проводить в воде: играть и есть, а потом отдыхать, качаясь на волнах.

Но ведь бывает, что развитие одних способностей идет в ущерб другим. Увлеченный музыкой или шахматами ребенок порой в физическом развитии, как правило, намного отстает от ровесников. Не случилось ли так и в семье Шенсон? Я разговаривал с Аней — она выражала свои мысли фразами из пяти-шести слов, для годовалого ребенка это редкость. А речь ее трехлетней сестры приближалась к уровню первоклассницы — с крохой можно было общаться почти на равных. Объяснение простое — занимаясь физическим совершенствованием детей, родители не забывали и об интеллектуальном развитии. Например, рассыпали на дне бассейна пластмассовые буквы и просили достать «а», «б» и так далее. Старшая, Таня, ныряя, выстраивала из букв слова и радостно читала их Ане. Вместе они любили смотреть диафильмы… сквозь прозрачную стенку бассейна.

А научившись сами, девочки стремились увлечь и научить других. Сначала Таня помогала освоиться в воде своей младшей сестре. А потом они с Аней уже вдвоем учили плавать и нырять, играть в буквы малышей из московского клуба «Здоровая семья». Уроки проходили на Черноморском побережье в семейном лагере труда и отдыха «Золотой дельфин».

По мнению Игоря Борисовича Чарковского, под руководством которого проводились занятия в море, уверенность и увлеченность Тани и Ани Шенсон передавались в воде другим малышам, помогали им раскрепоститься — в результате они быстро осваивали плавание и ныряние.

Так что же, на наших глазах сбывается мечта известного фантаста Александра Беляева о людях-амфибиях?

— Вовсе они не амфибии, — говорит Игорь Борисович, — нормальные дети. Хотя и не совсем обычные: море для них — родная стихия, как для нас суша. Да и не первые они — есть основания полагать, что в истории человечества уже появлялись «люди-дельфины». Ученым известны случаи, когда потерявшихся малышей воспитывали обезьяны, волки, антилопы. Не исключено, что младенцев, оказавшихся случайно в открытом море, брали в свою стаю дельфины. Во всяком случае, наши наблюдения показывают, что маленькие дети в принципе могут жить в воде.

— В советских газетах и журналах было множество статей о «русском методе». И они способны увлечь молодых родителей на необдуманные поступки. Поэтому должен их предупредить… Впрочем, лучше меня это сделает ученый. Вот что сказал доктор педагогических наук Игорь Павлович Ратов:

— Прежде всего мне хотелось бы предостеречь — самодеятельное обучение младенцев плаванию, тем более сну на воде, без опытного тренера, без знания тонкостей методики просто недопустимо.

Что же касается самой ситуации, она, безусловно, уникальна и интересна, поскольку открывает новые грани наших возможностей. И относиться к ней надо именно как к эксперименту, а не как ic примеру для бездумного подражания. На мой взгляд, для воспитания здорового ребенка достаточно обычного, а отнюдь не экзотичного плавания.

Сам же эксперимент заслуживает внимания, хотя и. проводится в «домашних» условиях, — в какой-то мере он нацелен в будущее. Сейчас многие ученые считают, что океан — колыбель человечества — станет и нашей житницей. Его богатства неисчислимы, их еще предстоит освоить. Наивно было бы считать, что именно девочки Шенсон и другие воспитанники клуба «Здоровая семья» — дети, которые сегодня часами резвятся в море вместе с дельфинами, завтра станут покорителями глубин. Но великое всегда начинается с малого. И может быть, попытки, которые предпринимают родители, приобщая под руководством специалистов своих маленьких детей к воде, — это первые робкие шаги на огромном и трудном пути в Мировой океан.

Моржевание с пеленок

Но я рассказал далеко еще не о всех способностях малышей, рожденных в воде. Например, еще весной 1985 года некоторые из них стали… членами Московской федерации закаливания и зимнего плавания.

Одновременно с грудными детьми в федерацию вступили их старшие братья и сестры, мамы и папы, бабушки и дедушки — завсегдатаи московского клуба «Здоровая семья».

Сейчас это уже стало доброй традицией. А тогда…

Пушистый иней празднично нарядил деревья на берегу замерзшего пруда. Утреннее солнце высекало из льдинок радужные искры… Такой привычный для нас пейзаж показался настоящим чудом бразильским кинематографистам, приехавшим на съемки в СССР — ведь в их экваториальной стране никогда не бывает снега. Поэтому минус пять градусов по Цельсию были для них подобны свирепому морозу. А для «моржей» из клуба «Здоровая семья» такая температура — теплынь.

Из раздевалок на мороз выбежали необычные спортсмены. Взрослые и дети — в плавках и купальниках, словно летом на пляже. А голые младенцы… как будто родители несли их в баню. С веселым смехом все приблизились к широкой проруби, оставляя на снегу следы босых ног. По дороге затеяли хоровод и задорно спели любимую песенку: «В Бразилии, в Бразилии, в Бразилии моей большое изобилие невиданных зверей…» Так начались съемки документального фильма о детском плавании, которые бразильские кинематографисты проводили при содействии Гостелерадио СССР.

Почетное право погружать малышей в прорубь было предоставлено Игорю Борисовичу Чарковскому. Вот перед кинокамерой позирует шестой ребенок Елены Васильевны и Владимира Николаевича Козицких — семимесячный Коля (тот самый, что три месяца назад подружился с маленьким американцем в «Космосе»). Этот мальчик родился совершенно здоровым, хотя у его мамы и папы противоположные резус-факторы крови.

Колю Козицкого подбрасывает Чарковский — малыш уже делает в воздухе двойные, сальто и подкрутки. И при этом блаженно улыбается. На морозе, в движении его тело разогрелось, кожа стала розовой, на щеках — яркий румянец. Теперь ему не страшна ледяная вода.

Игорь Борисович берет малыша за руки и погружает его в прорубь. Коля Козицкий уже привык к подобным процедурам: мама каждый день купала его в ванне с холодной водой. Необычной для него была только обстановка: темная вода, окаймленная зеленоватым льдом и ослепительно белым снегом. Поэтому, вынырнув на поверхность, Коля несколько раз пискнул, но потом замолчал, с любопытством глядя вокруг. А когда малыша вынули из воды и вручили маме, он опять заулыбался.

Весело брызгался в проруби опытный «моржонок» — трехлетний Саша Костяев. А Саше Старику было от роду всего 1 год и 7 месяцев. А пятилетняя Маша Климова из Троицка уже самостоятельно держалась на воде. Под конец водяной «бани» взрослые «моржи» устроили в проруби веселую бурю, окропив водой даже бразильских кинематографистов, стоявших на льду, — к их великой радости — ведь съемки удались на славу.

— Малыши прекрасно чувствовали настроение взрослых, — сказала руководительница семейного клуба здоровья города Троицка Раиса Львовна Царевская. — Мамы и папы, которые на себе проверили целительные свойства ледяной воды и решились приобщить к моржеванию своих детей, передали им свое высокое эмоциональное состояние. В результате посвящение младенцев в «моржи» и съемки фильма превратились в настоящий праздник общения, здоровья и дружбы.

А вот мнение нашего эксперта Игоря Павловича Ратова:

— Если оценивать даже самые простые результаты работы Игоря Борисовича Чарковского и клуба «Здоровая семья», то они, на мой взгляд, имеют исключительно важное значение. Ведь обучение плаванию и закаливание новорожденных детей обеспечивают профилактику распространенных в наше время простудных заболеваний. Считаю, что дети должны приходить в ясли-сад, школу уже умеющими плавать. Плавание и закаливание детей должны стать не только привычными, но и обязательными. Ведь школа обязана выпускать из своих стен гармонически развитых граждан, не только обладающих обширными знаниями, но и абсолютно здоровых.

Подарите ребенку здоровье

Впрочем, вопрос этот весьма щепетильный. Ведь многие считают «моржевание» с пеленок чрезвычайно опасным — чуть ли не преступлением, которое совершают родители, поддавшись провокационным призывам Чарковского. Вот почему я решил узнать мнение известного ученого, основоположника возрастной физиологии, доктора медицинских наук Ильи Аркадьевича Аршавского. Он любезно ответил на мои вопросы.

— Младенец появляется на свет при температуре воздуха, которая гораздо ниже, чем в организме матери. Зачем же его еще больше охлаждать в воде?

— Действительно, до появления на свет человек развивается в условиях теплового комфорта — при постоянной температуре около тридцати семи градусов. И его рождение сопряжено с резким перепадом температуры окружающей среды. Этот перепад эволюционно закрепился не только у людей, но и у всех млекопитающих, а у морских — он даже больше. Но природа не делает ошибок. Значит, ей понадобился холодовой стресс для новорожденных (с этим мнением Аршавского не согласен Чарковский. Игорь Борисович считает, что ребенок должен появляться на свет в теплой воде — тогда рождение запечатлится в подсознании как счастливое переживание. Только через несколько часов малыша можно погрузить в холодную воду. — М. Д.).

В лаборатории, которой я руководил, было установлено, что температурный перепад является важнейшим стрессом, необходимым для здоровья новорожденного. Чем резче снижается температура окружающей среды, тем сильнее становится мышечная активность ребенка. А это очень важный фактор.

Кратковременное погружение новорожденного в холодную воду или обливание ею настолько увеличивает у него мышечный тонус, что через несколько минут после этой процедуры кожа ребенка высыхает, он начинает энергично двигаться. У него активизируется сосательный рефлекс, что позволяет ему получить от матери необходимое количество молока. Если погружение в холодную воду делать перед каждым кормлением, то ребенок будет расти удивительно здоровым и крепким. При таком образе жизни малыши, появившиеся на свет физиологически зрелыми, редко болеют, а младенцы, родившиеся ослабленными, быстро догонят в развитии своих ровесников. Но родителям необходимо помнить, что, когда ребенок становится вялым и капризным, его надо немедленно извлечь из холодной воды. А лучше всего прекращать закаливающие процедуры на положительных эмоциях. Тысячи родителей, выполнявших наши рекомендации, подарили здоровье своим малышам. Если же новорожденного поместить в воздушную среду с температурой выше 25 градусов, а тем более в теплую воду, то он становится вялым.

— Но зачем матери кормить ребенка сразу после рождения? Ведь обычно ей приносят его только через сутки и даже двое?

— Это необходимо прежде всего для того, чтобы у матери не уменьшилось образование. молока и для младенца не пропал так называемый молозивный период кормления. Поэтому надо начинать кормить через двадцать — тридцать минут после появления ребенка на свет. Исключительная важность этого периода, который длится семь-восемь дней, заключается в том, что новорожденный получает не только необходимые для него питательные вещества, но и белки, которые обеспечивают высокую устойчивость против возможных заболеваний. У такого ребенка редко бывает диатез и другие виды аллергии. А позднее начало кормления грудью вызывает ряд отрицательных явлений в организме новорожденных.

— А как влияет раннее вскармливание ребенка на маму?

— Благотворно;. Если мама начала кормить ребенка своим молоком через двадцать — тридцать минут после его появления на свет, то это гарантирует ее организм от возникновения отклонений, связанных с родами.

Существенно и то, что при раннем начале кормления молоко у матери не кончается преждевременно, И она может до шести месяцев кормить ребенка только своим молоком, а потом — до года — его питание бывает смешанным. Позднее же начало кормления ведет к преждевременному прекращению образования молока. Это является главной причиной венских болезней — мастита, рака молочной железы и других.

Немаловажны и психологические отношения, устанавливающиеся между матерью и младенцем в случае раннего кормления. У женщин пробуждаются положительные эмоции, которые закрепляют у нее материнский инстинкт. Это вызывает появление в ее крови особых веществ (гормонов), которые, попадая с молоком к младенцу, тоже пробуждают в нем положительные эмоции и ответную любовь к матери. Мать как бы «вливает» любовь и доброту в его кровь.

Но описанные реакции у женщины и младенца имеют место только в случае раннего начала кормления. При этом абсолютно исключаются отказы матерей от своих детей в родильных домах.

— Что дает папе общение с новорожденным ребенком?

— Ранний контакт отца с ребенком тоже очень желателен. Он в большей мере способствует пробуждению у них взаимной привязанности и сохранению ее в будущем.

Наконец, следует добавить, что ранний контакт обоих родителей с младенцем закрепляет и любовь супругов друг к другу.

На пороге «золотого века»?

Естественно возникает вопрос: какими станут рожденные и воспитанные в воде лет через двадцать? Сейчас в нашей стране немного таких людей. Они нередко совершали ошибки, потому что были первооткрывателями. Поэтому нельзя делать обобщений из их опыта. Чтобы накопить статистику, необходимую для научно обоснованных выводов, необходимо еще несколько лет… Но для этого надо дожить до третьего тысячелетия, что весьма проблематично для всего человечества.

Сейчас о взрослых «ихтиандрах» можно сказать с уверенностью только одно: как правило, это удивительно спокойные, доброжелательные, миролюбивые люди, которые резко отличаются этими качествами от своих ровесников. Рожденные в воде часто обладают экстрасенсорными способностями, которые не были подавлены во время появления на свет, как это бывает у большинства младенцев. Водоплавающие малыши, как правило, тонко чувствуют и понимают окружающих. Взрослые замечают, что такие дети не могут быть завоевателями, покорителями, угнетателями. Но это не признак слабости, которая делает Добряков послушными исполнителями в руках более агрессивных и честолюбивых людей. Рожденные в воде обеспечивают себе независимость и благополучие благодаря превосходству над окружающими в физических и умственных способностях.

Если бы все люди были такими, то, наверное, исчезла бы угроза термоядерной войны, экологической катастрофы и вырождения человечества. Энтузиасты «русского метода» убеждены, что он дает нашей цивилизации уникальный шанс на выживание. И в этом с ними уже согласны многие.

Завершая свою книгу, я предоставляю слово американской единомышленнице Игоря Чарковского Сондре Рей — руководителю международных курсов по формированию доброжелательных отношений между людьми. Она известна как энтузиастка метода «возрождения», который позволяет людям освободиться от последствий родовой травмы с помощью особой техники, напоминающей голотропное дыхание. Вот что сказала Сондра Рей во время поездки в СССР:

«Представьте себе: младенец появился на свет без травм, в его подсознании запечатлелись только счастливые переживания рождения. Тогда, по мнению ученых, у него не будет психологических причин для болезней и конфликтов. Это может привести к тому, что генетическая программа самоуничтожения не реализуется…»

— Вы хотите сказать, что он потенциально бессмертен?

— Во всяком случае, в это очень хочется верить. Следствием идеальных родов должна быть идеальная жизнь — без болезней, старости и смерти. При всей фантастичности этого проекта над ним серьезно работают некоторые ученые в США, в том числе сотрудники наших курсов. И может быть, вас удивит, если я скажу, что такие чудесные роды… уже проводились в вашей стране, и о них знает весь мир. Это «русский метод» — рождение ребенка в море в присутствии дельфинов, что в последние годы практикуют Игорь Чарковский и его ученики.

Я видела многих воспитанников Чарковского, а в других странах встречалась с людьми, которые случайно были рождены в море и уже стали взрослыми. Это удивительно гармоничные, просветленные существа. Если бы таких было большинство, то прекратились бы войны и уничтожение природы. Люди перестали бы мучать ближних и самих себя. Они были бы здоровыми, счастливыми и потенциально бессмертными. Как не желать скорейшего прихода этого «золотого века» человечества? Я надеюсь, что им будет XXI век.