science Юрий Владимирович Росциус Гадание: суеверие или…?

О гаданиях, ворожбе, различных способах предсказания судьбы мы знаем с детства и относимся к ним скептически, с большой долей юмора. Однако скептицизм и юмор не вытесняют из глубины души желание узнать свою судьбу и веру, что предсказанное обязательно сбудется. Впрочем, оно часто и сбывается. Так, может быть, гадание — не суеверие, а способ познания? И нам, возможно, только предстоит по достоинству оценить феномен, называемый «гадание»?

Оригинальный взгляд на этот вопрос изложен в очередном выпуске «Знака вопроса».

http://znak.traumlibrary.net

ru
fb2design http://znak.traumlibrary.net FictionBook Editor Release 2.6 28 December 2011 BE04A179-16B1-4277-8F68-EEA684748D72 2.01 Гадание: суеверие или…? Знание Москва 1991 5-07-002147-8

Знак вопроса 1991 № 12

Юрий Владимирович Росциус

Гадание: суеверие или…?

К читателю

Мы привыкли считать гадание суеверием, если хотите баловством, забавой для взрослых. А ведь история гаданий исчисляется тысячелетиями. Чем же объяснить такое удивительное долголетие? Не тем ли, что в гадании кроется некое рациональное зерно, которое знали и ценили наши предки?

К сожалению, стойкое небрежение к излагаемому вопросу, его отнесение к категории суеверий и предрассудков оказало влияние на состояние и объем имеющихся сегодня свидетельств.

К тому же одновременно с накоплением новых знаний, представлений и взглядов идет отмирание уже исполнивших свою роль, отживших представлений и навыков их применения, о чем часто можно лишь пожалеть.

Так, вероятно, невосполнимы утраты секретов производства булатной стали, кирпича, из которого построен Московский Кремль, потрясающей акустики древних церквей.

Утерян и секрет строительства египетских пирамид. Несмотря на сохранившиеся рисунки с изображением фаз строительства и применявшейся техники, на существование памятников письменности тех лет, мы не только не можем однозначно ответить на вопрос об изначальном назначении пирамид, но и создать их копии.

Так, около десяти лет назад потерпела фиаско попытка строительных фирм Японии построить в Гизе уменьшенную копию пирамиды с использованием новейшей строительной техники. Японии XX века с ее промышленным потенциалом не удалось то, что успешно делали пять тысяч лет назад египетские рабы!

Трудно мириться с подобными утратами! Не попробовать ли восстановить знания предков? Я обращаюсь к читателям с просьбой сообщить в издательство «Знание» письмом с шифром «НЕВЕДОМОЕ» на конверте слева от адреса о личных встречах с Неведомым, в какой бы форме оно ни проявилось. Быть может, читателям ведомы способы гаданий, «технологические секреты» подобных процедур и они сочтут возможным поделиться информацией для обобщения, систематизации, изучения и использования угасающего опыта предков?

Я предлагаю вам послужить истине. Надеюсь, что предложение гуманно, благородно, целесообразно. Жду ваших писем.

РОСЦИУС Юрий Владимирович — инженер. Печатается с 1969 года. В отечественной и зарубежной печати опубликовал около тридцати работ, посвященных выявлению, анализу достоверности, интерпретации феноменов, пока не нашедших признания. В серии «Знак вопроса» публиковались его работы «Последняя книга Сивиллы?» (1989) и «Дневник пророка?» (1990).

Гадание: суеверие или…?

I. Гадания: суеверие или знания?

Интродукция

Наш мир — дом, в котором жили предки, живем мы, будут жить наши дети. Каждый живущий приносит в него что-то свое, новое. Разнообразные следы жизнедеятельности наших предков, как материальные, так и духовные, вместе со знаниями закономерностей окружающего нас мира составляют культуру народа и всего человечества, определяют сегодняшнюю жизнь.

Однако, рассматривая культурное наследие предков, мы далеко не всегда можем понять истинные причины появления древних обрядов, их корни, смысл, порой не понимаем сущность проявляющихся в них закономерностей. Иногда понять их не составляет труда. Чаще — проходят столетия, а мы топчемся на месте, бессильно разводя руками по поводу тоге, с чем столкнулись.

Что таят, например, сказки, которые из поколения в поколение благоговейно передавали друг другу наши пращуры. В чем их назначение? Сочиняли ли их для забавы или хранили в памяти как устную летопись происшедшего и пережитого, увиденного и познанного, перечень характеристик Неведомого?

В сказках постоянно встречаются рассказы о домовых. Мы смеялись над рассказчиками, упрекали их в невежестве, снисходительно покачивали головами, проходя мимо этих свидетельств, считая их вымыслом и фантазией напуганных рассказчиков.

Да простят нам предки, теперь мы знаем, что они были правы — полтергейст и нам демонстрирует свои непостижимые штучки. И чем, скажите, отличаются позиции некоторых нынешних ученых от объяснений наших неграмотных предков, что это-де проделки домового?!

Иронически улыбались мы, слушая рассказы старух о бабках, заговаривавших кровь, грыжу, зубы, лечивших «наложением рук». Ныне записи всех этих «бредней» легли на рабочие столы ученых. Весьма вероятно, что их изучение приведет к более глубокому пониманию сущего, быть может, даже к открытию новых, до того неведомых закономерностей и законов.

Не исключено, что и многое другое, пока не привлекшее наше внимание, окажется столь же перспективно и интересно, начнет изучаться и использоваться. Например, гадание, которое мы привыкли считать суеверием и предрассудком. Уточним, что, гадая, человек старался получить с помощью неких внешних материальных средств (которые мы далее будем именовать аксессуарами) информацию о настоящем, удаленном от человека на расстояние, превышающее его зрительные или слуховые возможности, или о будущем. Именно о возможности и эффективности применения разнообразных способов гаданий мы с вами будем говорить далее.

Пусть не пугает вас легкомысленный смысл слова «гадания». Оно имеет несомненное отношение к процедуре получения информации, являясь, так сказать, «частным ее случаем». Поэтому впредь мы будем говорить именно о различных методах получения информации посредством применения всевозможных аксессуаров, включая рудоискательскую лозу, маятник-исследователь, биолокационную рамку и т. п.

Интересно, что использование аксессуаров оказывается весьма эффективным, словно бы поднимающим соответствующие потенции пользующегося ими человека. Через аксессуары человек получает беспрепятственный доступ к поистине безграничному источнику информации, который мы условно назовем Источником Мнемозины, богини-покровительницы духовной жизни и памяти людей. Кстати, такое название удобно и потому, что локализовать в пространстве местонахождение этого источника затруднительно, а боги, как известно, вездесущи.

Ныне невозможно сказать, когда и каким образом человек пришел к мысли использовать тот или иной аксессуар, какая закономерность была положена в основу методов гаданий. Вряд ли они явились результатом случайного столкновения человека с проявлением информационных эффектов. Сомнительно, чтобы человек каменного века, впервые встретившись с подобным эффектом, мог его запомнить, воспроизвести, оценить. Скорее существовала некая теория, сумма ныне забытых знаний, но, очевидно, верных, поскольку результаты применения ряда методик несомненно эффективны, в них улавливаются черты каких-то смутных закономерностей. Но кто же их разработал? Следы какой цивилизации дошли до нас? И где ее, эту цивилизацию, искать?

В самом деле, как не удивляться, если известны эффективные методы, позволяющие на удалении в несколько тысяч километров от места действия увидеть в мельчайших деталях, что там происходит? И как можно получать информацию не только из отдаленного прошлого, но и из будущего?

При этом следует заметить, что подавляющее большинство методов и средств, как можно судить по имеющимся свидетельствам, сравнительно легко воспроизводимы и повторяемы, не требуют никаких затрат дополнительной энергии. Да и о какой энергии можно было вести серьезный разговор еще пару-тройку тысяч лет назад, когда эти способы были разработаны и применены?

Для нас же сегодня важно и интересно установить достоверность рассказов такого рода и определить функциональную роль аксессуаров в рассматриваемых информационных процедурах. Начнем с достоверности.

Позвольте напомнить, что суд любой цивилизованной страны даже в делах уголовных довольствуется нс только письменными, но даже устными свидетельствами очевидцев. Решая судьбы (нередко вопросы жизни и смерти обвиняемых!), мы считаем возможным устанавливать истину подобным образом. Почему же фактологичность явлений, подтвержденных письменными свидетельствами достойных доверия лиц, мы подвергаем сомнению, не учитываем? Не потому ли, что гораздо менее хлопотно «откреститься» от неудобного факта, зажмуриться, сделать вид, что ничего не произошло, и спать спокойно? Кстати, не слишком ли спокойно мы проспали более полустолетия?

Но перейдем от теории к фактам, подтвержденным свидетельствами, заслуживающими доверия.

Попробуем «халву на вкус»

Интереснейшая личность XIX столетия, русский писатель, педагог, музыкальный критик Владимир Федорович Одоевский (1803–1869), последний представитель древнего княжеского рода из династии Рюриковичей, организатор «Общества Любомудрия», издатель журнала «Мнемозина», один из основателей журнала «Московский вестник» и соредактор пушкинского «Современника», помощник директора Петербургской публичной библиотеки и директор Румянцевского музея, увлеченно собирал различные факты, относимые к категории суеверий и предрассудков. Часть собранных материалов была опубликована князем в журнале «Отечественные записки» в статье «Колдовство XIX столетия» в 1839 году. Вот некоторые случаи. Помогавший князю собирать фактический материал гвардейский офицер Юрлов по его поручению посетил в Петербурге Антона Марковича Гомулецкого — 96-летнего отставного полковника. Это был бодрый и подвижный старик, обладавший необыкновенной памятью. Близко сойдясь с Гомулецким, Юрлов частенько засиживался у него допоздна. Однажды хозяин снизошел к его мольбам показать ему будущую невесту. Гомулецкий провел Юрлова вместе с его другом Цедилиным в небольшую комнату, где на столе стояла хрустальная ваза, наполненная водой, рядом лежал гладко отполированный темный камень.

Хозяин объяснил гостям, что в приготовленных для опыта предметах нет ничего чудесного, а камень — турмалин — «насыщен», как он выразился, солнечными лучами и после помещения в воду будет освещать ее изнутри. Явление же невесты Юрлова, если таковое произойдет, будет лишь результатом воли хозяина без каких-либо заклинаний. «Придет время — наука объяснит и это», — сказал Гомулецкий.

Гомулецкий предупредил Юрлова, что в его власти вызвать отражение лишь тех событий, «кои свершатся при его жизни». А так как ему, 96-летнему, осталось жить всего несколько лет, то… призрак может не явиться. Юрлов с Цедилиным молча смотрели на странно светящуюся воду. Минут через десять в воде ясно отразилась комната, в которой за роялем сидела девушка замечательной красоты. Рядом стоял мужчина с бледным лицом и длинными волосами, указывающий ей что-то в нотах.

Картина эта навсегда запечатлелась в мозгу Юрлова. Минут пять они с Цедилиным (видевшим то же изображение!) любовались картиной. Затем в вазе послышался странный треск и… изображение исчезло. Все это время Гомулецкий сидел против гостей в глубоком кресте и пристально смотрел на вазу. Когда, пораженные увиденным, гости встали, Антон Маркович сказал Юрлову: «Итак, милый мой, ты видел свою невесту, но не радуйся, женой она тебе не будет!» — «Почему же?» — спросил Юрлов. «Ну, это мой секрет!» — ответил Гомулецкий.

Через полгода, как свидетельствует Юрлов, он познакомился с семейством П-и и узнал среди членов семьи «самый точный оригинал своего видения». Состоялась помолвка. Но свадьбу пришлось отложить по случаю венгерского похода, а «когда мы возвратились — увы, — невеста моя уже была за другим!» — сообщает Юрлов. Другой же оригинал видения — учитель музыки Лауэ сделался истинным другом Юрлова.

Не менее поразительное свидетельство содержится в Записках графини А. Д. Блудовой, приведенных в книге М. П. Погодина «Простая речь о мудреных вещах» издания 1875 года. (Дается в целях сокращения объема в пересказе с дословным цитированием информативно важных мест.)

Графиня передает рассказ молодой девушки, некой Е. Олениной. Шла война. У всех было тяжело на сердце. У кого отец, у кого брат, у кого жених на фронте. Как-то раз в одном доме собралось много подруг Олениной, сетовавших на отсутствие вестей о родных и близких, не доходивших с театра военных действий до их деревень. Одной из присутствующих пришло на ум погадать в зеркале на своего брата, как это делается на Святках, За стол села хозяйская дочь. Все обставили как должно, и стала она смотреть, а другие расселись поодаль и молчали или тихо меж собой разговаривали, чтобы нс мешать гаданию. Долго сидела она, не произнося ни слова. Уже надоедать это стало собравшимся. И вдруг девушка заговорила. «Вот, вот, туман сходит со стекла, вот лесок, песчаный берег, река большая, быстрая река! Господи, сколько народу! Все войска, лагерь, солдаты, пушки, кони на обоих берегах. Что это так суетятся у подножия горы, на самом берегу? Кажется, все штабные тут… А, вот лодка отчалила с того берега, в ней маленького роста генерал сидит; вот плот на середине реки, другая лодка причалила, смотри!» Оленина подошла и стала за стулом подруги, посмотрела в зеркало и сама увидела все это (!! — Ю.Р.). «Вот и другой генерал взошел на плот, он повернулся… Государь!» — вскричала хозяйская дочь и вскочила, пораженная увиденным.

А было это в день подписания Тильзитского договора, встречи двух императоров (Александра I и Наполеона), о которой и думать-то никто не мог, да и протекала она весьма своеобразно — на плоту посреди реки сошлись два императора, чтобы поговорить без свидетелей… И вот на тебе! Проклятые девчонки подсмотрели с расстояния в несколько сот километров!

Как отнестись к приведенным свидетельствам? Что это? Розыгрыш? Мистификация? Может ли быть такое? Не торопитесь с оценкой! Ознакомьтесь сначала с высказыванием арабского писателя Ибн Калдоуна, еще в XIII веке описавшего этот способ гадания в следующих словах (обратите внимание на детали):

«Некоторые люди смотрят в зеркала или сосуды, наполненные водой… Смотрят пристально и до тех пор, пока не начинают видеть образов (так в тексте! — Ю.Р.). Созерцаемый предмет исчезает, и затем между наблюдателем и зеркалом протягивается завеса, похожая на туман (вспомните восклицание гадавшей девицы. — Ю.Р.). На этом фоне вырисовываются образы, которые он желает воспринять, а затем описывает то, что видит. В этом состоянии прорицатель видит не с помощью обыкновенного зрения, а душой. Место чувственного восприятия заступает новый вид восприятия. Однако восприятие души столь напоминает восприятие внешних чувств, что обманывает наблюдателя…»

Интересно! Один и тот же странный мотив, одни и те же детали описаны почти теми же словами в двух несомненно независимых источниках, а время их написания разделяют шесть веков! Вряд ли девушки интересовались трудами Ибн Калдоуна, знали о них, да и о нем? Скорее всего, можно предположить, что их впечатления взяты из жизни. С чем же столкнулись девицы? Вы не допускаете, что описанное реально? Давайте продолжим наше путешествие в прошлое.

Несомненно весьма образованный человек — Парацельс (1493–1541), получивший блестящее по тем временам образование в Феррарс (Италия), утверждал: «Человек обладает также силой, позволяющей ему видеть своих друзей и обстоятельства, в которых они находятся, несмотря на то что люди, о которых идет речь, могут в это время находиться за тысячу миль!».

Основатель научного метода изучения явлений природы Фрэнсис Бэкон на рубеже XVI–XVII столетий предупреждал, что «суеверия и тому подобное не следует исключать из сферы научного изучения». Трудно сказать, как зародилась идея об эффективности подобного способа получения информации. Но с устойчивыми представлениями о том, что с помощью кристаллов, зеркал, водной поверхности, стеклянных сфер можно вызвать образные галлюцинации, несущие информацию, мы встречаемся почти повсюду. Следы этих представлений мы находим в Древнем Перу, в Фесте, на Мадагаскаре, в Сибири, у индейцев Америки, в Древней Греции (в Работах Павзания), в Риме (в трудах Варрона), в Древней Индии и в Египте, Всюду с незапамятных времен считали, что подобным образом можно познать и прошлое, и будущее.

Возможно, это остатки древнего знания? Но если всего лишь «остатки», то каков же был полный объем информации, какая высокая культура являлась автором и носителем этих знаний? Кроме того, если можно допустить реальность существования материальных следов, несущих образы прошлого, представить себе их локализацию в неких материальных структурах, если можно хоть как-то объяснить ясное видение настоящего, даже очень удаленного, то невозможно, кажется, представить источник, «хранящий» (генерирующий или несущий) образы… будущего. Фантасмагория какая-то! Однако на дворе XX век. Пора чудес прошла. Настало время отыскать причины всего, с чем мы встречаемся на свете. В том числе и причины, лежащие в основе представлений, верований, знаний и изложенных выше свидетельств. Что же говорят об этом ныне? Знакомясь с публикациями последних лет, можно заметить, что, пожалуй, скептицизмом ныне не пахнет. Более того, установлена реальность подобного образного восприятия.

Так, американские психологи, пригласив около сотни добровольцев, предложили им пристально вглядываться в прозрачную сферу. При этом установлено было, что более половины испытуемых отметили появление у них образных видений! Экспериментаторы считают, что того же эффекта можно добиться, вглядываясь в кристально чистые глубины горных озер, в хорошо отполированные зеркальные поверхности. Считают, что появляющиеся в подобных случаях видения являются результатом самогипноза. Высказывается также предположение, что сходные видения можно видеть наяву и без всяких шаров и зеркал.

Итак, перед нами, как в зеркале гадалки, сквозь дымку веков начинают проступать контуры реальной проблемы, несомненно достойной внимания, исследования, а возможно, если удастся, технологического воплощения, ибо с помощью таких нехитрых аксессуаров, как система из двух свечей и двух зеркал, стеклянного шара, сосуда с водой, кристаллов кварца или благородных камней, без особых затрат на изготовление приемной и передающей аппаратуры можно видеть не только происходящее в настоящее время на удалении в несколько тысяч километров, но даже… видеть то, чего уже нет, и то, чего, извините, еще нет… Поразительно, но все это обеспечивается без затрат дополнительной энергии! А ведь именно получение энергии ныне представляет собой весьма непростую проблему. А тут — такие перспективы! Но… неожиданности в том, что еще недавно воспринималось как суеверия и предрассудки, подстерегают нас на каждом шагу.

Наше рассмотрение проблемы было бы неполным, не приведи мы высказывание известного американского ученого Х. Путхоффа, занимавшегося сравнительно недавно экспериментами по… дальновидению. Он пишет: «В течение последних трех лет в лаборатории электроники и биоинженерии Стэнфордского научно-исследовательского института ведется исследование таких проявлений человеческой перцепции, которые на первый взгляд представляют разновидность способности, которую мы назвали дальновидением. Этот феномен заключается в умении некоторых людей благодаря каким-то ментальным процессом получать информацию от источников, недоступных для обычного восприятия и считающихся защищенными от такого доступа, и описывать эти источники.

В частности, явление, исследованное нами наиболее подробно, состоит в способности человека воспринимать зрительные образы объектов, удаленных на несколько тысяч километров от испытуемого (последнему известно лишь лицо, на которое он должен „нацеливаться“). В контролируемых лабораторных условиях выполнено более пятидесяти экспериментов с лицами, у которых способность воспринимать информацию об удаленных объектах развита настолько, что позволяет им точно описывать, причем нередко с большими подробностями, топографические и инженерные объекты — постройки, дороги, лабораторное оборудование и т. п.

Как установлено в лабораторных экспериментах, явление, по-видимому, охватывает комплекс субъективных состояний, которые в зависимости от характера литературы называются аутоскопией (медицинская литература), экстериоризацией и дизассоциацией (литература по психологии), ясновидением, движущимся ясновидением и внематериальным опытом (парапсихологическая литература), наконец, астральным провидением (оккультная литература). Мы выбрали термин „дальновидение“ как нейтральный, описательный по своему характеру, свободный от прежних ассоциаций к никоим образом не предопределяющий механизм явления».

И далее:

«…для начала хотелось бы привести пример, иллюстрирующий наши эксперименты; он относится к одному из первоначальных опытов. Как будет видно из последующего изложения, этот пример — не „лучший из лучших“, а лишь типичный образец той степени умения, которой можно достичь и которая в наших опытах стала обычной.

Три человека, принимали участие в эксперименте по восприятию весьма удаленных объектов, находившихся в Коста-Рике. Все испытуемые заявили, что там раньше не били. В ходе эксперимента д-р Путхофф, совмещая приятное с полезным, десять дней провел в поездке по Коста-Рике. В этом и состояла вся информация, которая была известна испытуемым относительно маршрута его путешествия. По условиям эксперимента Путхофф должен был вести подробный дневник (записи о посещаемых местах и о своих занятиях) и ежедневно на протяжении недели в 13430 мин по тихоокеанскому времени делать фотографии, а испытуемые должны были „увидеть“ места, где бывал доктор. До возвращения путешественника от трех испытуемых было получено в общей сложности 12 описаний, относившихся к тому или иному из этих дней: один из испытуемых дал шесть описаний, другой — пять, третий — одно.

Испытуемый, давший только одно описание, сопроводил его рисунком. Хотя Коста-Рика — гористая страна, испытуемый неожиданно „увидел“ путешественника на берегу океана. Не без некоторых колебаний он описал (и притом правильно) аэропорт на песчаном берегу и посадочную площадку, упиравшуюся в океан. Кроме того, он сделал рисунок, на котором изобразил здание аэровокзала. Объяснилось же это просто. Путешественник совершил заранее не планировавшуюся однодневную поездку на один из прибрежных островов. Время сеанса совпало с моментом, когда он выходил из самолета в небольшом аэропорту острова, что и было описано испытуемым, находившимся от него на расстоянии 4000 км. Единственное расхождение заключалось в том, что здание аэропорта на рисунке испытуемого было похоже на сборный металлический ангар, тогда как в действительности оно имело прямоугольную форму.

Этот пример интересен тем, что хорошо иллюстрирует одну важную особенность, многократно наблюдавшуюся в наших экспериментах: вопреки возможным ожиданиям, описания, которые дают испытуемые, не обязательно подчиняются привычной логике (то есть не сводятся к обоснованной „надежной“ догадке), а, наоборот, зачастую уводят в сторону, противоположную даже его собственным ожиданиям».

Не стану более затруднять читателя громоздкими цитатами: хотелось показать сущность и серьезность экспериментов последних лет, хорошо согласующихся как с высказыванием Калдоуна, так и с деталями упоминавшегося выше наблюдения заключения Тильзитского мира. Ведь девушки гадали на брата одной из присутствовавших, бывшего в то время вдали от родных мест, очевидно, именно там, где происходила экстравагантная встреча двух императоров, то есть он и был тем лицом, на которое гадавшая девица «нацеливалась» в своем стремлении увидеть далеко происходящее. Вспомните при этом, что и Парацельс говорил о способности человека, позволяющей ему видеть за тысячи миль своих друзей и обстоятельства, в которых они находятся! Полная аналогия с сообщением американских ученых! Не такой ли персоной служил в «знакомстве» Юрлова с его будущей невестой Антон Маркович Гомулецкий? Ведь результат был достижим лишь в пределах земной жизни Гомулецкого, о чем он сразу же сказал Юрлову?!

Вы, вероятно, заметили, что отдельные высказывания и свидетельства словно бы поддерживают друг друга, помогают завоевать доверие и признание.

Кстати, некоторые авторы склонны считать наблюдаемые в подобных ситуациях образы объективно существующими. Так, в книге «Роль воображения в развитии естественных наук» (Тиндаль Д. Вятка, 1873) говорится: «Существуют приемы так называемой кристалломантии, когда у лиц, рассматривающих кристаллы или стеклянные геометрические тела, возникают в низших нейронах совершенно самопроизвольные галлюцинации. Так, получающееся на стеклянном шаре изображение может быть поразительно точным и верным. Пьер Жане указывает, что иногда „смотрящий“ даже отходит от шара и берет лупу. Возвратившись, он находит прежнюю картину, которую и рассматривает в лупу. Картина разворачивается перед ним все шире и шире, детали становятся все яснее и яснее… Мне приходилось наблюдать такую особу, у которой видения эти сходили с шара; она переносила их на бумагу и рисовало карандашом картину своей галлюцинации».

Если доверять свидетельству Жане, изображение имело объективный характер, ибо было возможно пользование лупой, дававшей обычный эффект увеличения и возможности детализации изображения, за счет преломления световых лучей от некоей части изображения, находящегося вне организма наблюдателя. Если бы оно возникло на сетчатке глаза наблюдателя, применение лупы было, видимо, невозможно.

Интересно, кстати, каким образом одну и ту же картину могли видеть одновременно несколько наблюдателей (Юрлов и Цедилин, девушки в сообщении графини А. Д. Блудосой)?

Что же касается способности перенесения изображения с сетчатки глаза во внешний мир, то известны некоторые эксперименты, словно бы подтверждающие возможность проекции подобных изображений с последующей фиксацией их, как утверждают, даже на фотопленке. Это работы отечественного исследователя Геннадия Павловича Крохалева (Пермь) и американца Тэда Сориоса. Следует заметить, однако, что информация об этих работах скудная и противоречивая. Что виной этому? Новизна и туманность темы, лишающие пишущего возможности четкого изложения? Неприязнь (или малая компетенция) журналистов? Или же иные причины, например нежелание авторов работ до поры раскрывать свои карты?

Попробовав на вкус «что такое халва», вернемся к аксессуарам и познакомимся с некоторыми из них более детально.

Паноптикум аксессуаров и их применение

История применения аксессуаров уходит в глубь тысячелетий. В 1949 году в предгорьях Атласских гор на стенах одной из пещер был найден рисунок человека с так называемым волшебным прутом (иначе — «жезл Якова», водоискательская или рудоискательская лоза). Считают, что этому изображению не менее восьми тысяч лет! Время установлено после изучения красителя, использованного для нанесения рисунка.

Известно много описаний применения жезла в эпоху фараонов. Китайцы владели этим методом за 2200 лет до н. э. Об использовании жезла писал Плутарх. Идут тысячелетия, а существенного сдвига в понимании происходящего при пользовании волшебным жезлом нет. Удалось только заметить, что эффективность применения лозы напрямую зависит от свежести древесного прута — постепенно усыхая, лоза теряет свои поисковые свойства. Позднее удалось заменить лозу металлической проволокой, и в этой модификации (нередко имеющей весьма замысловатую форму) устройство получило широкое распространение в биолокационных работах и исследованиях под названием «биолокационная рамка».

Кстати, нужно отметить, что лоза применялась в средние зека не только для отыскания рудных залежей и источников питьевой воды. Известны многочисленные впечатляющие примеры ее использования в расследовании преступлений. Так, летом 1692 года в Лионе были убиты и ограблены владелец винного погребка с женой. На месте преступления валялся топор — орудие убийства. Других следов не обнаружили. Кто-то из соседей убитых обратил внимание полиции на крестьянина Жака Эмара, славившегося своей способностью отыскивать с помощью лозы сокровища, раскрывать кражи и обманы. Вызванный в Лион Жак Эмар сразу же указал место, где были найдены трупы, затем проследовал к кассе, вышел на улицу, пошел, как указывал прут, по правому берегу Роны. Пройдя к одному из домов, Эмар заявил сопровождавшим, что преступников было трое, они входили в этот дом, сидели за столом и пили вино. Указал даже бутылку, из которой они пили. Судебный следователь, сопровождавший Эмара по долгу службы, находился в затруднительном положении и не знал, доверять ли сообщениям лозоходца. Решили проделать следственный эксперимент: в саду зарыли топор, которым было совершено убийство, и несколько других, похожих на него. Эмар справился с этой задачей и отыскал орудие убийства!

Следуя далее по берегу Роны, он указал место, где преступники сели в лодку. Затем Эмар обнаружил все места, где убийцы сходили на берег, определил, в каких гостиницах и на каких кроватях они ночевали. Он нашел место, где преступники разделились на две группы, и выбрал то направление, где реакция лозы была наибольшей. В городе Бокэр он указал на городскую тюрьму, а из 15 заключенных выделил горбуна, арестованного, как оказалось, всего час назад! Горбуна, сознавшегося в убийстве, отправили в Лион, а преследование было продолжено. Однако его пришлось прекратить, ибо преследователи не имели права пересечь границу королевства, для преступников помех не представлявшую.

Известен и другой информационный «прибор», столь же простой, как упомянутая лоза. Его нередко именуют «маятник-исследователь», просто «маятник», а в работах отечественных ученых ему присвоена аббревиатура БАМ — биологический активный маятник. Еще авгуры Древнего Рима пользовались им. Авгур становился с большим маятником в руках в центре круга, по краям которого были размещены буквы алфавита. В ответ на заданный вопрос маятник своими колебаниями указывал последовательность букв, слагавшихся в осмысленный ответ. Утверждают, что один из римских императоров, узнав таким образом имя своего вероятного преемника, поспешил лишить его жизни.

Четких указаний на длину и цвет нити подвеса маятника нет. Обычно же ее длину выбирают в пределах 7-30 см. Материал нити — шелк, шерсть, хлопок, полимеры, порой используются даже металлические цепочки. Можно полагать, что и материал подвеса особой роли не играет. Очевидно, главное требование к нему — мягкость, эластичность, обеспечивающая наибольшую чувствительность системы. Вес грузика чаще всего порядка 5-50 г. Поскольку принято считать, что работа с маятником (как и с лозой, кстати!) протекает при непрерывном зрительном контроле его состояния (положения, направления движения, амплитуды колебаний и т. п.), то цвет нити и грузика может оказаться существенно важной деталью.

Информационные возможности использования маятника поистине необъятны. Известно, например, что в 1799 году в Европе появилось сообщение о применении маятника… для предсказания будущего! В 1934 году газета «Трибюн де Женев» написала о пропавшем мальчике, которого унес орел. Газета сообщила, что именно с помощью маятника по географической карте было определено местонахождение ребенка и его удалось найти!

Многие, вероятно, помнят своеобразную эпидемию, лет десять назад прокатившуюся по Союзу, когда чуть ли не все поголовно измеряли себе с помощью маятника из золотого обручального кольца на нитке и сантиметровой линейки кровяное давление. Утверждают — успешно! Отечественные исследователи полагают, что маятник может успешно применяться для подбора совместимых личностей в браке, творческих коллективах, условиях вынужденного длительного пребывания на зимовках, в космосе и т. п.

Они же считают возможным проведение с помощью маятника дистантной диагностики заболеваний. Энтузиасты применения маятника утверждают, что с его помощью можно определять предпочтительное направление развития личности, будущую профессию и т. д.

Следует заметить, однако, что статистикой эффективности подобного использования маятника, к сожалению, мы не располагаем.

Обобщая сказанное, можно подивиться поистине беспредельным возможностям описанных выше систем — аксессуаров информационных процедур: водоискательской лозы, рамки, маятника, системы из двух зеркал и двух свечей, сосудов с водой, кристаллов и т. п. Напомню, что аксессуарами являются и карты для гадания, кости и палочки, любые другие материальные объекты, порой несложные устройства, используемые для тех же целей, что и описанные выше.

Однако применение вспомогательных материальных тел — аксессуаров — при отсутствии обоснованной функциональной их связи с оператором (оракулом, гадателем) кажется абсурдным, ибо в этом случае их роль в получении информации, лежащей вне пределов возможностей пяти известных органов чувств, представляется просто ритуально-мистической. Можно ли представить такую систему, где перечисленные (и не названные нами, но используемые в тех же целях) аксессуары нашли бы свое законное место, объясняющее их функциональную роль. Давайте попробуем сделать это.

Роль и место аксессуаров

Любое действие организма, направленное во внешнюю среду, тем или иным образом «возвращается в организм», воздействует на пего через среду, осознается или ощущается либо контролируется организмом.

Задумав написать пару слов, вы делаете это (при условии знания языка и наличии навыков письма) без затруднений. Написать же с закрытыми глазами две-три строчки много тяжелее — зрительно вы контролируете результат своих усилий при письме.

Но попробуйте написать что-то, контролируя процесс письма в зеркале. Это смогут сделать лишь немногие. В данном случае через органы зрения обеспечивается так называемая обратная связь в организме пишущего, включающая в себя и контролируемый непрестанно результат каждого движения руки. Писать же без контроля (или при внесении нарочитых погрешностей в систему контроля) затруднена или невозможно.

Однако кроме целенаправленных действий организмам присущи и неосознанные двигательные реакции. Ныне ученые склонны объяснять лозоискательство, биолокационный рамочный эффект, работу маятника-исследователя подсознательным упорядочением, систематизацией спонтанных, непроизвольных и обычно не контролируемых сокращений мышц руки, имеющих почти тот же характер и природу, что и хаотическое движение молекул, именуемое броуновским движением. Было замечено, что названные эффекты проявляются, способы «работают» только пока и поскольку рамка, лоза или маятник подвергаются визуальному контролю оператора. При этом обратите внимание я на то обстоятельство, что в систему зеркал или сосуд с водой необходимо пристально и непрерывно всматриваться, концентрировать свое внимание.

На интересные выводы натолкнется исследователь, обративший внимание на то, что совокупность объектов ЧЕЛОВЕК-АКСЕССУАР-ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА весьма напоминает широко применяемую замкнутую систему с обратной связью, в цепь которой и включено материальное образование (тело, предмет, организм), условно именуемое аксессуаром, использование которого резко повышает возможности получения информации человеком.

Отметим, что в описанных выше случаях обратная связь в системе замыкалась посредством органов зрения — визуального контроля за состоянием или положением аксессуара (хотя возможны и иные каналы обратной связи).

Поэтому было бы весьма интересно провести эксперимент с лозой, маятником или рамкой, когда их положение (состояние, движение) контролируется оператором не непосредственно, а через зеркало. При этом обратная связь нарушается, что, видимо, исключит на некоторое время достижение оператором эффекта, ранее обеспечивающегося автоматически.

Почему бы не допустить вообще, что все аксессуары, все вспомогательные материальные объекты живой или неживой природы, применяемые для получении информации, лишь потому и можно эффективно использовать в подобных процедурах, что они оказываются внешним образом включенными в цепь обратной связи системы ЧЕЛОВЕК-АКСЕССУАР-СРЕДА? Ведь известно, что наличие обратной связи радикально меняет свойства (возможности) системы, где она применяется.

Так, например, известно, что стальной сердечник, на котором намотана медная проволока, при подаче в обмотку электротока становится магнитом. Связав же подвижную часть сердечника (якорь) с замкнутым контактом, установленным в цепи обмотки, мы получим замкнутую электромеханическую систему с обратной связью. Подобная система находит свое применение в электрозвонках постоянного тока. В ней сразу же после подачи электротока сердечник намагничивается, притягивает якорек, механическое перемещение которого приводит к разрыву контакта и… к прекращению подачи электротока в магнит. Магнитное поле исчезает, якорек отпадает, контакт замыкается, обеспечивается подача тока, и так происходит до тех пор, пока мы не снимем палец со звонковой кнопки.

Таким образом, включение обратной связи между побуждающей причиной (электротоком) и следствием (магнитным полем) привело к созданию системы, способной к интересному действию — генерации — автоматическому повторению (воспроизведению) рабочего цикла, свойства, ранее не имевшего места. Если же мы обратим внимание на то обстоятельство, что аксессуар, несомненно, является фрагментом окружающей среды, подверженным воздействию всех внешних факторов (полей, сил, энергий, форм времени и т. п.), определяющих текущие и будущие состояния материального мира, то поймем, что он может быть использован организмом в качестве своего рода датчика информации о происходящем (как в прошлом, так и в будущем). Что же касается самого организма, то, как теперь модно говорить, он, защищая свой суверенитет, постоянно противостоит разрушительному воздействию на него окружающей среды, создает вокруг себя зону комфорта, где влияние всех этих факторов снижено, затушевано, стерто, что затрудняет; видимо, направленный сбор информации, снижает возможности организма.

Представляется вероятным, что этот свой «органический недостаток» организм может преодолеть, «сотрудничая» с аксессуаром, воспринимающим воздействие факторов окружающей среды в полной мере. То есть вырисовывается возможность искусственного создания человеком рукотворной замкнутой системы с обратными связями.

Возможное объяснение

Предположение о возможности придания обычной человеческой личности новых, до того ей не присущих качеств и свойств (либо многократного усиления уже известных или наличествующих) внешними средствами (вплоть до рукотворных!) не противоречит нашим представлениям о замкнутых системах с обратными связями. Применение подобных внешних устройств — аксессуаров — приведет к резкому усилению способностей или возможностей личности. Пора ближе познакомиться с подобными дополнениями и системами такого рода. Итак, предположительными обязательными элементами таких дополнительных цепей могут быть материальные тела различной природы.

Давайте посмотрим поближе на замкнутые системы с обратными связями и на возможную в них роль и место аксессуаров.

Попутно заметим, что взаимодействие организма с окружающей средой мыслится не только механическое. Известны химические, энергетические, информационные прямые и обратные каналы взаимодействия организма и среды. И все они могут быть использованы для организации эффективных цепей обратной связи.

Весьма вероятно, что зрение занимает особое место в организации подобных внешних искусственных цепей обратной связи. Ведь именно зрение — основной орган восприятия человеком окружающего. Информативные возможности зрения потрясают. Попробуйте словесно описать даже простенький кадр цветного мультфильма, включающий в себя всего-то пару-тройку действующих лиц (изображенных весьма условно) и пять-шесть элементарных фоновых деталей, и сделать это так, чтобы слушатель мог исполнить копию описанного вами кадра! Боюсь, что продуктивность речевой передачи информации будет низкая нарисованная картина далека от оригинала, тогда как при использовании зрения достаточно даже беглого взгляда.

Напомню также парадоксальные случаи одномоментного зрительного восприятия гигантского объема информации, снимаемого скользящим взглядом опытного диагноста с впервые увиденного им больного. Так, в газете «Рабочая трибуна» от 26 января 1991 года приведено интервью с доктором медицинских наук И. Фейгенбергом, в котором он рассказал такой случай: «В свое время в Москве в нашем институте работал замечательный ученый, академик И. Кассирский. Во время одного из обходов он увидел только что поступившего больного. Кассирский мельком взглянул на него и тут же спросил: „Почему больной тифом лежит здесь? Срочно отправьте его в отдельную палату!“ Все засуетились, больного изолировали. И только через два дня обследование подтвердило заболевание тифом!»

Весьма бегло о сущности обратной связи мы с вами уже говорили, упоминая электрозвонок. Но он являет собой наиболее простую замкнутую систему, Не включающую и себя окружающую среду.

А вот пример замкнутой системы с обратной связью, включающей человека, окружающую среду и некое материальное устройство — велосипед. Процесс обучения езде на нем требует лишь терпения и сводится всего-то к доведению до автоматизма управление рулем, компенсирующее замеченные седоком отклонения системы от равновесия. Здесь, кстати, имеет место отрицательная обратная связь (тенденция падения вправо компенсируется действиями седока на руль, приводящими к «заваливанию». системы влево — компенсирующему внешнее воздействие). На приведенном примере легко показать сущность положительной обратной связи. Для этого достаточно поменять знак обратной связи, например «перекрестив руки», то есть взявшись правой рукой за левую рукоятку руля, а левой — за правую. Незабываемый эффект (неизбежное падение) гарантирую.

Итак, в системах с положительной обратной связью сигнал управления, поступающий с выхода системы на ее вход, совпадает по фазе с входным сигналом, усугубляет (увеличивает) его. Такие системы склонны к генерации (то есть к возникновению стабильных колебаний), что нередко полезно и даже необходимо, а порой бывает явлением побочным и нежелательным. С бытовых эффектом возникновения положительной обратной связи (в данном случае нежелательной!) вы, очевидно, неоднократно сталкивались в помещениях, оснащенных звукоусилительными устройствами, когда в результате возникновения положительной обратной связи между динамиком (выходом) и микрофоном (входом) усилительной установки возникает сильный гудящий (или свистящий) звук. Уменьшив степень этой акустической связи (идущей через окружающую среду — воздух) либо уменьшив коэффициент усиления (убавив громкость), можно неприятный гул ликвидировать. Следует обратить внимание читателя на то, что «подвывание» усилительных систем очень чувствительно к вариациям заполнения зала, прочим характеристикам озвучиваемого объема и несет в себе информацию о состоянии среды. Кстати, воздух в рассмотренной системе весьма напоминает то, что мы именуем аксессуаром (материальное тело в цепи обратной связи системы). Это важно для понимания дальнейшего материала.

Как видим, наличие цепей обратной связи существенно меняет и расширяет возможности и параметры систем, в которых они применяются, придает этим системам новые интересные свойства. Что касается положительной обратной связи, то она позволяет резко увеличить коэффициент усиления системы вблизи порога генерации (то есть поднять чувствительность системы, в том числе и к воздействию внешних сил и факторов), а это для нас крайне интересно!

Итак, можно предположить, что аксессуары, будучи включенными между «выходом» организма (его мышцами, генерируемыми полями, излучениями разного рода и т. п.) и «входами» (не только органами зрения и другими органами чувств, а и теми, наличие которых лишь предполагается ли допускается ныне), способны привести организм в состояние максимального восприятия внешних воздействий. Тут-то и проявляются (или резко усиливаются!) все незамеченные или невостребованные возможности организма. Поэтому, очевидно, становятся возможными и дальновидение, и хроновидение.

Известные факты, указывающие, что люди, способные на Дальновидение (хроновидение) без аксессуаров (вспомните эксперименты д-ра Путхоффа), — редкость, можно принять как дополнительное подкрепление изложенной выше точки зрения на стимулирующую роль аксессуаров в системе АКСЕССУАР-ЧЕЛОВЕК-СРЕДА.

И в полном соответствии с высказыванием «факты — упрямая вещь!» мы должны признать существование аксессуаров, накапливающих в себе (в толще или на поверхности) некоторую информацию, которую затем одаренные личности могут «считывать» («снимать», «востребовать»).

Подобные свойства материальных структур и людей прекрасно видны из публикаций о болгарской провидице Ванге Димитровой.

II. Есть над чем поразмыслить

Ванга — символ Непознанного

На юго-западе Болгарии, в селении Рупите, что близ городка Петрич, стоит ее дом. Маленькая полноватая хозяйка слепа с детских лет. Поражает ее мертвое, словно маска, лицо. Говорит она очень громко, крикливо… Резка… Со всеми на «ты»… Говор простонародный… Фразы короткие, рубленые… Пыльная долина, кишащая змеями, нравится не всем. Многие считают ее мрачной, угнетающе действующей на психику. Но незрячая хозяйка дома всем сердцем любит это место, привязана к нему, считает, что древняя земля Рупите дает ей силу, питает поразительный дар. Именно здесь она слышит те голоса, которые ей так много рассказывают. (Интересно, что именно в этом месте проходит «птичья трасса». Сюда слетаются огромные стаи птиц, когда улетают на юг либо возвращаются домой. Причина этих скоплений никому неведома.)

Легендарная хозяйка дома — достопримечательность Болгарии и символ Непознанного — провидица Ванга Димитрова. Ее полное имя Евангелия с годами трансформировалось в домашнее — Ванга. В народе ее называют Баба Ванга. Род занятий, непостижимый дар, всемирная популярность, толпы приезжающих создали вокруг нее массу легенд, и теперь трудно понять, где правда, а где вымысел.

Говорят, что все началось в далеком детстве, когда в непогожий день гуляющие дети заметили в небе странное облако. «Гроза», — подумали ребята. Но грозы не было. Зловещий холодный ветрище ожесточенно рвал с деревьев молодую листву, гнал по дороге клубы пыли завивался воронками смерча, подступал все ближе, ближе, ближе и вдруг подхватил семилетнюю Евангелию. Там, в ревущей пасти смерча, она ощутила словно бы прикосновение чьей-то ладони к голове и… потеряла сознание. Очнулась уже на земле. Болела голова. И по сию пору то место, если притронуться к нему, отзывается болью. Вскоре Ванга ослепла. Родители отдали ее в специальную школу. И там как-то в субботу после обеда встал перед нею огромный незнакомец и сказал: «Завтра война начнется, и ты должна говорить людям, кто погибнет, а кто выживет. Завтра война!»

Так, по рассказам, Ванга обрела пророческий дар. Со всего мира стекаются К ней измученные напастями люди без различия пола, возраста и образования в надежде на совет, на чудо, на силу ее видения! Кто не нуждается в советах и помощи? Болезни, напасти, беды отнюдь не являются прерогативой неимущих. Перед Богом, утверждает народная мудрость, все равны! Говорят, что в свое время Ванга принимала до 120 человек в день. По опубликованным данным, в 1976 году ее услугами воспользовались 102 000 человек. Сейчас, когда Ванге под восемьдесят, она принимает в день по 10–15 человек, тратя на одного посетителя 3–4 минуты. Деньги за прием идут в городскую казну.

Каждый приносит с собой кусок сахара, до того 2–3 суток пролежавший под подушкой. Взяв сахар, словно бы впитавший в себя информацию о человеке, Ванга рассказывает ему прошлое и будущее. Вместо сахара могут подойти кварцевые часы (кристалл кварца также записывает информацию) или украшения с рубином. Естественно, что часы и украшения после гадания возвращаются владельцу.

Ванга считает, что ее дар дан ей высшими силами. Интересно, что она обычно не разговаривает с теми, чьи дни уже сочтены, или с приехавшими из любопытства.

Она избегает предсказывать политические события, хотя и утверждают, что предсказала вторую мировую войну.

Поражает легкость, с которой Ванга перемещает свой взгляд из далекого прошлого в далекое будущее.

Чаще всего Информация воспринимается ею как глухой и далекий («как по телефону») голос. Зрительная информация иногда сопровождается звуком.

Ванга читает мысли на расстоянии без предела дальности. Языковой барьер для нее отсутствует.

Контактируя с умершим, она воспринимает его образ, который может описать детально. Контакт активный, двусторонний. Обе стороны могут спрашивать и отвечать.

20 лет назад доктор Георгий Лозанов, директор Института суггестологии, проанализировав более 5000 предсказаний Ванги, пришел к выводу, что «узнавание» выходит у Ванги за границы случайных совпадений и достигает 80%.

Устала Ванга от пророчеств. Чаще чем прежде она отдыхает или копается в своем садике, что-то пересаживая или подрезая.

В заключение повествования о Ванге следует отметить два момента. Первый — заявления слепой Ванги об образном восприятии прошлого, настоящего и будущего клиентов совпадают с мыслями Калдоуна о «видении не с помощью обычного зрения, а душой». Кстати, зрячим в подобной ситуации иногда приходится для снижения помех от образов окружающего их реального мира закрывать глаза.

И второй. Что касается кристаллов, с помощью которых Ванга, как утверждают, «видит», то интересно сообщение о их поразительных возможностях, недавно обнаруженных американскими учеными. По сообщению журнала «Наука и жизнь» (1991, № 3), одной американской фирме удалось создать работающую модель голографического устройства с гигантским объемом памяти. Полагают, что к 1992 году будет изготовлен прототип устройства, способного запоминать более полумиллиона страниц машинописного текста!

Голография — метод получения полной образной, информации об объекте, основанный на интерференции волн света. Метод был предложен венгерским физиком Денешем Габором в 1948 году. Его сущность сводится к фиксации в светочувствительной эмульсии результата одновременного воздействия на нее как рассеянного, отраженного от запоминаемого объекта лазерного луча, так и опорного луча, поступающего непосредственно с лазера. Возникающая в результате воздействия картина, содержащая полную образную информацию о запоминаемом объекте, фиксируется фотоэмульсией. При повторном освещении фото, эмульсии светом лазера мы увидим Объемное изображение запечатленного объекта.

Однако до сего времени неизбежная технологическая зернистость фотоэмульсий налагала жесткое ограничение на объем запоминаемой носителем информации. В конце концов поиск беззернистых материалов привел ученых к мысли использовать для записи информации… кристаллы! Не правда ли, интересно, что Ванга (и до нее это было известно!) «знала» и использовала это свойство кристаллов раньше американских ученых?

Процесс записи голограмм в кристалле аналогичен записи на фотоэмульсии, с тем лишь отличием, что, варьируя угол падения опорного луча на кристалл, можно записать не одно, а множество изображений!

При этом образная информация на кристалле хранится в виде электрических зарядов, способных захватывать фотоны из лазерного луча при считывании. Однако было замечено, что запись в виде электрических зарядов после нескольких считываний исчезает. Этот недостаток удалось устранить, преобразовав хранящее изображение электрическое поле в поле, созданное зарядом ионов.

Конечно, для такой записи и считывания нужен лазер. Но кто может поручиться, что живая материя не «освоила» лазерное излучение? А тогда — запись и считывание возможны. Кстати, излучение лазера представляет собой просто-напросто «высокоорганизованный свет» (когерентный), который отличается от обычного, как строй солдат, идущих в ногу, от толпы, бредущей вразнобой. А ведь сам организм противоположен хаосу, как сигнал шуму. Почему бы организму и здесь не проявить «свои организаторские способности», не «навести порядок»? Кстати, ряд зарубежных ученых считают организмы способными на когерентное излучение.

Как перемещать взгляд во времени из прошлого в будущее? К сожалению, до сих пор не удалось обнаружить указаний на детали изменения методик, позволяющие оператору по его выбору обращать взгляд ид прошлого в будущее. Что и как для этого следует делать? На какую конкретную персону (историческое лицо) следует «нацеливаться» при желании познать прошлое, удаленное от настоящего на срок более продолжительности человеческой жизни? Ведь в далеком прошлом, естественно, у живущих ныне «знакомых» нет? А как быть с будущим? Ведь дела и имена деятелей будущего, равно как сущность и очередность будущих событий во времени них календарная привязка, нам неведомы.

И как, собственно, датировать увиденные сюжеты? С прошлым хоть что-то ясно, оно в какой-то мере ведомо нам, в нем можно ориентироваться по событиям, историческим личностям, достижениям науки и техники, литературе, памятникам архитектуры. А в познании будущего? Ведь далеко не всегда «в поле кадра видеосюжета» окажется, допустим, номер газеты с датой или календарь?! И как эту задачу решали раньше? Мы этого, к сожалению, не ведаем.

Однако поскольку еще в XIX веке у нас в стране техника гаданий была достаточно хорошо известна, есть надежда, что какая-то информация об этом (да и о других важных деталях) жива в памяти людей, кроется в дневниках, книгах, еще не попавших нам на глаза.

Реставрация этих знаний была бы весьма интересна, и не исключено, важна для познания окружающего нас мира, тайн бытия, еще не раскрытых человечеством. Любое знание полезно. Нс будем гадать, куда и как его потом можно будет применить. Время покажет! Вспомните высказывание Майкла Фарадея: «Что толку от новорожденного?! Давайте наберемся терпения и подождем его совершеннолетия!»

Пути и формы постижения ответа оператором-гадающим

Приглядимся к известному. Задумывались ли вы над своеобразием и сложностью задач, успешно решаемых с помощью аксессуаров? Круг этих задач лишает нас возможности проведения каких-то аналогий с распространенными способами получения информации.

Вот, например:

1. Определить местонахождение и форму фундамента укрепления IX столетия на месте распахиваемого сотни лет поля размером в 2 гектара. 2. Выяснить состояние здоровья и текущее занятие конкретного лица, находящегося в другом городе.

Какую исходную информацию, куда, как, в каком виде и каким образом следует ввести? Ведь ни первый, ни второй вопрос не может быть выражен языком математики, не формализуем? Дай где взять эту исходную информацию?

Однако для человека, владеющего техникой пользования аксессуарами, все ясно. В первом случае он прибегнет к использованию лозы, маятника или рамки и по положению («поведению») аксессуара оконтурит археологический объект на поверхности поля.

Вторую задачу он станет решать посредством применения стеклянного шара, сосуда с водой, системы зеркал, карт для гадания, бобов и т. п. Шар или зеркала дадут возможность оператору (иногда даже клиенту или другим присутствующим) увидеть происходящее с интересующим заказчика лицом. Что касается карт, бобов и прочего, то оператор, декодируя, интерпретируя и толкуя комбинации этих аксессуаров, ответит на поставленный вопрос.

Давайте же познакомимся с общими впечатлениями операторов, рассказывающих о том, как именно заказанная информация доводится до их сознания.

Здесь мы вступаем в странную область, где невозможно понять не только «откуда что берется» и «что же наблюдается», но и «где формируется» (в организме или вне его?).

Так, поражает своей экстравагантностью информированность, порой именуемая озарением, когда человек без предварительных размышлений и труда внезапно с удивлением ощущает в себе абсолютную убежденность в истинности словно бы имплантированного в готовом виде в его мозг знания о…

Следующий менее эффектный способ сводится к интерпретации наблюдаемого оператором, который исходит из своего опыта, интуиции и, имеющихся рекомендаций в каждом отдельном случае. Уверяю вас, это невероятно трудно. Это так же трудно, как быть мастером своего дела. Невозможно объяснить опыт мастера словесно!

Известны отдельные виды аксессуаров, позволяющие получить даже словесный ответ (порой — в графической форме) на заданный вопрос, хотя здесь нередки случаи неоднозначных ответов. К таким аксессуарам. относятся маятник в круге с буквами, блюдечко спиритов, метка которого указует последовательность букв ответа, либо так называемая планшетка, представляющая собой небольшой столик (или скамеечку на трех ножках, две из которых снабжены самоориентирующимися роликами (как у рояля или пуфика), а третья опирается на карандаш. Двигаясь, планшетка оставляет графический ответ.

Наряду с перечисленными известны (и частично нами рассмотрены) способы образного визуального доведения до сознания оператора (или заказчика) ответа на поставленный вопрос. Вспомните свидетельства Юрлова, графини Блудовой и высказывания Ванги Димитровой.

На интересные размышления может натолкнуть и то обстоятельство, что, по свидетельствам Юрлова и Блудовой, появившееся изображение видели и другие присутствовавшие. Было бы крайне важно установить, как именно они видели: обычным путем, посредством зрения (тогда изображение можно было чем-то перекрыть, заслонить) или в полном соответствии с заявлением Ибн Калдоуна о «видении душой», как, очевидно, видит слепая Ванга.

С другой стороны, упоминание об эффективном применении лупы при рассматривании подобных образов наталкивает на мысль о возможности объективного характера видений такого рода, их, так сказать, проекции наружу, в пространство, вероятно, организмом оператора.

А может быть, существует возможность передачи зрительных ощущений в системе организм— организм, т. е. оператор способен спроецировать свои видения на другую личность? Подобная возможность весьма вероятна, она, по сути, подтверждается, если не прямо, то косвенно, умением индийских факиров демонстрировать «зрителям» захватывающие образные сцены. Причем видения «зрителей» представляют собой галлюцинации, наведенные факирами.

Представить объективизацию галлюцинации (или просто мысленного образа в ходе размышлений) и проекцию ее во внешний мир сложно, хотя, видимо, и этот механизм может быть в общих чертах объяснен без серьезных расхождений с сегодняшними научными теориями.

Попробуем вообразить условия, при которых можно изменить оптическую плотность материального (жидкого или газообразного) тела под влиянием некоего внешнего фактора, вырабатываемого человеческим организмом. Этим фактором может быть, по-видимому, любое энергетическое воздействие.

Однако мы не имеем возможности детально рассматривать этот вопрос, ограничимся лишь конспективным объяснением.

Сначала вспомним эффект Керра, известный в двух разновидностях. Электрооптический эффект Керра заключается в изменении плоскости поляризации пучка света, проходящего через управляемую электрическим полем жидкую или газообразную среду. А магнитооптический эффект вызывает вариации отражения светает ферромагнетика (т. е. магнитного материала) в магнитном поле.

Можно представить еще один реальный путь — сверхтонкие пленки (типа мыльного пузыря или масляного пятна на воде) способны под некоторым внешним энергетическим воздействием за счет испарения части вещества или молекулярной перестройки пленки, приводящим к вариациям ее толщины, изменять свой цвет, ибо соизмеримость толщины пленки с длиной световой волны того или иного цвета будет определять воздействие на зрение.

Здесь, правда, есть одна сложность. Дело в том, что любой из перечисленных выше способов модуляции (то есть направленного воздействия на интенсивность (или длину волны) света) требует обеспечения весьма сложного по пространственной структуре управляющего фактора. В разработанных человеком визионных информационных устройствах — телевизионных экранах, дисплеях и т. п. это затруднение обходится посредством поэлементного построения изображения, в какой-то мере схожего с вышиванием крестиком по канве, что позволяет, используя существенную (порядка 0,1 секунды) инерционность глаза, отдельные разновременно Появляющиеся на экране точечные элементы изображения объединить в общую картину. Но кто может утверждать, что применяемый способ единственно возможный? Давайте пофантазируем вместе. Вспомните описание сеанса у Антона Марковича Гомулецкого, когда он не сводил взгляда с вазы, наполненной водой, слабо освещенной изнутри куском активироланного на солнце турмалина.

Итак, Гомулецкий пристально смотрел на воду. Кстати, так же старательно смотрела в зеркало девица, описанная графиней А. Д. Блудовой.

Известно ли вам, мой читатель, о существовании принципа обратимости? Суть этого явления заключается в том, что некоторые естественные (и рукотворные) объекты имеют свойства как прямого, так и обратного действия.

Например, некоторые кристаллы обладают пьезоэффектом — возможностью в ответ на деформацию отвечать появлением на гранях электрического потенциала. И наоборот — подав на кристалл электрический потенциал, мы обусловим изменение его габаритов (или формы).

Другим примером такого рода является обратимость электродвигателя постоянного тока. При подаче на него электрической энергии мы получаем преобразование электрической энергии в механическую — вращение вала. Но если мы начнем вращать двигатель внешним образом, то на его выводах получим разность потенциалов, а при замыкании цепи — электроток, то есть преобразование механической энергии в электрическую.

Есть некоторые основания полагать, что вся система восприятия образной информации, Отражающей окружающий нас материальный мир, способна работать в обратимых режимах. Иными словами, если мы зрительно воспринимаем образы окружающего нас материального мира и они достигают нашего мозга, воспринимаются, оцениваются, осмысливаются нами, то… Без труда можно мысленно размотать весь этот процесс в обратном порядке. Тогда процесс мышления (естественный или гипертрофированный либо стимулированный тем или иным образом), двигаясь по относящимся к зрительному тракту органам и коммуникациям в обратном порядке (от мозга к глазу), вызовет, очевидно, в устилающих глазное дно палочках и колбочках выделение зрительного пигмента. Ну а глаз, представляющий собой недурной оптический прибор, также, возможно, обратим и несомненно обладает способностью фокусироваться, то есть оптимально оптически сопрягаться как в прямом (среда — организм), так и в обратном направлении (организм — среда). Почему бы тароватой на выдумки природе не реализовать в объеме воды (массе либо на поверхности), засвеченной слабым светом турмалина, фантомное изображение, наведенное сигналом с организма оператора? При этом Заметим, что вода — «чуть-чуть жидкий кристалл», что многого мы еще не знаем… Конечно, это лишь весьма грубая схема. Вы можете сами приложить усилия и попытаться объяснить происходящее. Хорошо бы, столкнувшись с подобным, попробовать экспериментировать: например, составить надежную светонепроницаемую преграду на пути луча зрения оператора (сего согласия, разумеется) и в присутствии наблюдателей по. смотреть, что произойдет при этом?

Операторы рассказывают, что порой изображение носит характер «стоп-кадра», словно замороженного сюжета, взятого из жизни. Однако чаще, как можно заключить, наблюдаются динамичные картины… Информации о «размерах и пропорциях поля кадра» нет. Отмечают, что оператор (или наблюдающий) может не только принимать личное участие в происходящем (?! — Ю.Р.), но даже подвергнуться некоторому «воздействию». Есть сообщения, что образное восприятие сопровождается звуком.

Поражает высокая четкость изображения. Ведь девушка у зеркала, стоило только одной из фигур повернуться к ней лицом, сразу же опознала императора Александра. Неожиданно увидев, тут же без малейших сомнений опознала! Качество изображения, видимо, было отменным!

Ну и, наконец, о вокализации информаций, об информирующих голосах. Вспомните «голос Сократа» (иногда его именуют «Демон Сократа»), «голоса» благожелательных Святых, руководивших действиями и речами Жанны д'Арк, или голос, повествующий слепой Ванге о мыслях ее клиентов, об их прошлом, настоящем и будущем. Заметим при этом, что Ванга (по ее утверждению) обладает способностью активного речевого контакта с уже умершими людьми (образы которых, по ее утверждению, «видит» и описывает), может их спросить, выслушать, задать дополнительные уточняющие вопросы и получить разъяснения.

Вы можете улыбаться, смеяться, заливисто хохотать над сказанным выше, но подобная реакция не конструктивна. Нельзя отмахнуться от фактов! И если наши представления о чем-то узки, надо проверить себя и эти представления, искать ошибку в них, в себе, в своем восприятии, а не в деяниях Природы! Странно, но та же Ванга. в документальном фильме о ней ведет диалог с… пропавшей коровой! (В фильме, естественно, коровы не слышно.) Если верить предсказательнице (а почему бы ей и не верить?), именно «со слов коровы» она узнает, сколько раз корова телилась, какого пола был приплод, что же, собственно, произошло и почему ее по сию пору нет дома? Странно, но все «заявления коровы» совпали с информацией, полученной другими путями. Ванга разговаривает и с растениями; И если подобные факты для нас пока непостижимы, то это наша беда, а не вина фактов, до обидного долго стучащихся в закрытую нами дверь!

Что же касается информирующего голоса, то, как утверждают, это тихий, внятный, властный голос, имеющий индивидуальные черты, опознаваемый по принадлежности женщине или мужчине.

В сказанном много непонятного, странного, удивительного. Однако мы не можем себе позволить задержаться на этом, хотя изложенное может натолкнуть на самые разнообразные мысли. Нам нужно идти дальше.

Было бы странно, если бы все древние способы гаданий оказались равноценны, равноэффективны, действенны. Но отсутствие достоверной информации о каждом из видов гаданий не дает нам повода и права ни отрицать в них рациональное зерно, ни подтверждать его присутствие. Утверждение, равно как и отрицание, должно быть обоснованным! А посему рано судить безапелляционно — действенны или нет различные древние способы. Сейчас необходимо собирать и осмысливать информацию, сопоставлять и размышлять. Иного пути познания нет!

Несомненно, что в некоторых описаниях мы сталкиваемся с проявлениями случайности, поразившей наблюдателей. Услышав это, кто-то воскликнет, радостно потирая руки и улыбаясь: «А что я говорил?» Но позвольте задать вопрос: «А что такое случайность? Каковы законы, ею управляющие?» И к тому же если есть законы, то… простите, где же место случайности? Поговорим же о случайностях.

Парадоксы случайного

Начну с того, что напомню некоторые факты из собрания известного французского ученого и популяризатора науки Камилля Фламмариона, внимание которого было привлечено проблемой случайного. В прекрасной работе «Неведомое» (переведенной, кстати, на русский язык) фламмарион описал массу известных парадоксальных невероятных проявлений случайности либо…нашего незнания.

Так, среди прочих описано происшествие, случившееся во время написания. Фламмарионом главы о силе ветра для книги «Атмосфера». Окно в кабинете на втором этаже было отворено. Вдруг небо заволокли тучи, поднялся вихрь, распахнул другое окно и унес в него только что написанные листки. Хлынул проливной дождь. Спускаться вниз, искать улетевшие, листки было бесполезно. Через несколько дней из типографий, расположенной на расстоянии около километра от квартиры, Фламмариону был доставлен оттиск статьи, унесенной ветром. Оказывается, рассыльный типографии пошел закусить домой и на обратном пути увидел на земле перепачканные листки рукописи, написанные знакомым ему почерком Фламмариона. Решив, что это его вина, рассыльный собрал их и сдал в типографию!

В том же разделе описан известный фламмариону факт, когда за игорным столом в Монте-Карло один и тот же номер рулетки выпал пять раз подряд!

Еще один случай из той же подборки. Эмиль Дешан — автор либретто оперы «Гугеноты» — рассказал Фламмариону, что, воспитываясь в пансионе в Орлеане, он случайно обедал с неким господином Фонжибю, который угостил его плумпудингом, кушаньем в то время во Франции неизвестным.

Десять лет спустя, проходя мимо ресторана, Дешан увидел в окне пудинг весьма приятного вида. Войдя, он попросил его. Ему ответили, что плумпудинг заказан одним посетителем.

— Г-н Фонжибю! — воскликнула служащая ресторана, заметив досаду Дешана, — не можете ли вы уступить часть вашего пудинга этому господину?

Дешан с трудом узнал господина Фонжибю, восседавшего в мундире полковника за соседним столиком.

Прошло много лет. Дешан забыл о Фонжибю. Как-то он был приглашен в гости, где должны были подать настоящий английский плумпудинг. Приняв предложение, Дешан, смеясь, рассказал эту историю и предупредил хозяйку, что без Фонжибю и в этот раз не обойдется.

В назначенный день Дешан сидел в гостях за столом. Гости подшучивали над ним по поводу Фонжибю. Внезапно раздался голос лакея: «Господин Фонжибю!»

Появился еле передвигающий ноги старик — Фонжибю! Дешан остолбенел! Оказывается, что Фонжибю был приглашен другим жильцом этого дома, но… ошибся номером квартиры!

И еще несколько примеров странных случайностей.

Венесуэлец Хорхе Нэбот два раза разбивал свою машину, врезавшись в одно и то же дерево. Оба раза потому, что с дерева падали отломившиеся ветви!

Журнал «фейт» в марте 1950 года сообщил о том, что в 1899 году молнией во дворе собственного дома убило человека. Через 30 лет сын этого человека был убит там же и таким же самым образом. Затем 8 октября 1949 года внук первого и сын второго снова пал жертвой молнии на том же самом месте!

Тот же журнал в апреле-мае 1952 года сообщил о других странностях «поведения» молнии. Бравый офицер, майор Саммерфорд во Фландрии в 1918 году получил ранение от удара молнии, сбросившей его с лошади, после чего нижняя часть его тела была парализована. Демобилизовавшись по состоянию здоровья, майор уехал в Ванкувер и, немного поправившись, занялся рыбной ловлей. В 1914 году он с тремя рыбаками находился у реки, во время грозы. Молния ударила в дерево, под которым сидел неудачливый майор… правую сторону его тела парализовало. Оправившись через пару лет, он стал совершать прогулки в Ванкуверском парке, и там летом 1930 года в него снова попала молния, следствием этого поражения был полный паралич. Через два года несчастный скончался. Как ни странно, но его злоключения на этом не кончились. В июне 1934 года над Ванкувером прошла гроза, молния ударила в одну из могил и разбила надгробье. Вы правы, молния ударила в то место, где был погребен майор.

И еще о молнии. Егерь национального парка Шенандоа (Вирджиния) Рой С. Салливан удостоился упоминания в «Книге рекордов Гиннеса» потому, что он был единственным человеком в мире, пережившим ЧЕТЫРЕ удара молнии. — в 1942, 1969, 1970 и 1972 годах. 2 августа 1973 года газета «Вашингтон старньюс» сообщила, что «счастливчик-Салливан» в ПЯТЫЙ РАЗ успешно пережил очередной удар молнии!

В Швеции есть семейство, дети четырех поколений которого рождены в один и тот же день — 8 июня. Так было в 1883, 1913, 1948, 1980 годах. Специалисты подсчитали, что вероятность подобного совпадения — одна на 40 миллионов!

Газета «Советская Россия» в номере от 26 июня 1991 года сообщила: «Британского капитана Эдварда Ладнера, командовавшего парусником „Дьюдроп“, во время бури смыла за борт волна. Спасти его не удалось. За 19 лет до этого на том же самом месте и при подобных же обстоятельствах погиб отец Эдварда, командовавший парусником „Аретуз“. Но самое удивительное, что ровно за 19 лет до гибели капитана „Аретуза“ здесь утонул в бурю капитан парохода „Керн“, старший из поколения капитанов Ладнеров. Всех троих, кстати, звали Эдвардами».

Ну и на напоследок для тех, кто не очень-то доверяет периодической печати. Газета «Труд» 2 июля 1991 года в заметке, посвященной совпадениям, сообщила, что житель Орла Николай Устинов прислал копии свидетельств о смерти своего сына, жены и ее брата. Они умирали 13 марта!

Итак, согласитесь, что наши представления о случайности и вероятности весьма приблизительны и полнотой совсем не блещут!

III. Окружающая жизнь — источник всех наук

Посмотрим, что демонстрирует нам жизнь. Ниже приведены разнородные факты, касающиеся процедур получения информации с помощью аксессуаров, и некоторые дополнительные сведения. Перечень способов не претендует на полноту, ибо сбор их весьма труден.

Астрология

Поскольку статистический подход признается научным, то представляет интерес исследование французского ученого Мишеля Гоклена, неполенившегося выписать на отдельных карточках из распространенного зарубежного справочника «Кто есть кто» 16 000 имен людей, прославившихся в военном деле, спорте, искусстве, политике. Потом по астрономическому ежегоднику он установил точное положение планет в момент рождения этих людей. После статистической обработки данных оказалось, что знаменитые спортсмены чаще всего родятся в момент восхода или кульминации Марса, полководцы — Юпитера, ученые — Сатурна, писатели — Луны. Прослеживается количественная связь, позволяющая утверждать, что астрология имеет под собой реальную основу.

Интересную закономерность подметил инженер Г. Котлов (Техника-молодежи. — 1990. — № 9).

Занимаясь историей отечественной химии, он обратил внимание на то, что многие видные ученые России, преуспевшие на поприще химии, были Николаями Николаевичами. Среди них: академик Зинин (1812–1880) — открывший реакции восстановления нитробензола; академик Бекетов (1827–1911) — открыватель вытеснительного ряда металлов и основоположник металлотермии; Соколов (1826–1877) — основатель первого русского химического журнала; Любавин (1845–1918) — исследователь белка и автор первого отечественного руководства «Физическая химия»; Ворожцов-старший (1881–1941) — специалист по органическим красителям, и академик Ворожцов-младший (1907–1979) — исследователь фторорганических соединений; Качалов (1883–1961) — один из организаторов производства оптического стекла; Мариуца (1862–1896) — открыватель полимеризации диизопропилена, использованной в 1916 году немцами для получения синтетического каучука; академик Семенов (1896–1987) — нобелевский лауреат, открыватель разветвленных цепных реакций.

Товарищ Котлов полагает, что здесь проявляется, как он называет, «эффект Святцев», ибо до революции младенцев нередко нарекали по имени святого, а это зависело от даты рождения, следовательно, тоже привязано к расположению небесных тел.

К астрологии приложил руку и А. С. Пушкин, весьма щепетильно относившийся к исходному материалу для своих произведений. В работе «История Петра» он пишет:

«Иеромонах Симеон Полоцкий; и иеромонах же, Дмитрий (впоследствии св. ростовский митрополит) занимались при дворе Алексея Михайловича астрологическими наблюдениями и предсказаниями. Первый из них предрек за девять месяцев до рождения Петра главные его деяния и письменно утвердил, что по явившейся близ Марса пресветлой звезде он ясно видел и как бы в книге читал, что зачавшийся (так в тексте! — Ю.Р.) в утробе царицы Натальи Кирилловны сын его (царя) назовется Петром, что наследует его престол и будет таким героем, что в славе с ним никто из современников сравниться не сможет» и проч.

Астроном Лексель, член Петербургской Академии наук, исследовал, было ли при рождении Петра или за 9 месяцев до оного какое-нибудь необыкновенное явление. «Пресветлой звезды близ Марса, правда, не оказалось, но прочее планет течение было весьма благоприятным предзнаменованием».

К сказанному можно добавить, что врач, астролог и богослов Павел из Мидделберга, основываясь на особом расположении Юпитера, Марса и Сатурна в созвездии Скорпиона, в 1484 году предсказал вспышку инфекционной половой болезни (сифилиса), которая должна была из Франции перейти в Германию. Факт этого предсказания подтверждают авторы того времени — Иоганн Мюллер и Пауль Альман.

Вряд ли можно сомневаться в рациональных корнях астрологии, ибо земная жизнь развивалась на фоне и в условиях постоянного динамичного планетарного воздействия на живую и мертвую материю, и вариации параметров и свойств организмов обязательно Должны в какой-то мере определяться, стимулироваться, направляться или сдерживаться совокупным воздействием циклично взаимоперемещающихся громадных планетарных масс, что «не могло остаться незамеченным живой материей».

Нумерология

Наряду с рассмотренными способами получения информации об удаленном настоящем, прошлом или будущем, известны методы, выявление рациональной основы которых весьма затруднительно. К ним, несомненно, относится и так называемая нумерология, корни которой уходят в глубь тысячелетий. С библейских времен известен тезис: «В начале было Слово!» Некоторые верования и представления хранят следы стойкого убеждения человека в непререкаемой силе Слова как фактора защищающего, исцеляющего, изгоняющего зло, способного принести смерть, обеспечивающего общение людей. Клинописные тексты древней Месопотамии, датируемые II–I тысячелетиями до н. э., донесли до нас представления древних о том, что назвать, наречь что-то, дать имя предмету или явлению тождественно акту творения нареченной сущности, ее рождению. Наши предки. — славяне Древней Руси — были уверены во всесилии Слова, в том, что оно способно управлять, повелевать стихиями: вызывать и предупреждать бурю и град, громы и молнии, творить урожай или голод и засуху, умножать или истреблять стада, даровать счастье и здоровье или навлекать на человека бедствия и т. п.

Да и сейчас мы недалеки, пожалуй, от подобной оценки. Недавние события показывают, что молчаливое инакомыслие еще может остаться без «вознаграждения». Но если кто-то попробует облечь инакомыслие в слова, то сразу просыпается Господин Закон, защищающий существующий покой и порядок.

Несомненно с древнейших времен большую роль приобрело слово, запечатленное на материальном носителе, слово, записанное буквами! Сотворенное рукотворное чудо — запечатление слова в письменной форме — разум человеческий отнес за счет вмешательства богов: Тота — в Египте, Набу — в Месопотамии, Кадма — в Греции. Невозможно сказать, когда именно человечество ощутило потребность в записи счета. Естественно, что всемогущее Слово было первым, на что обратил внимание нуждающийся в цифрах человек. Фрагменты слов — буквы, являющиеся графически записанными звуками, упорядоченным рядом, стали первыми цифрами во всех древних языках.

Не исключено, что подобная универсальность букв обусловила большое к ним внимание и почтение, вероятно, привела к попыткам отыскать гармонию между числом и буквой, а затем — между буквами слова, обозначающего то или иное понятие, и цифровым значением слова (то есть суммой числовых значений букв, его составляющих).

Основателем мистики чисел принято считать Пифагора, который около 550 года до н. э. обратил внимание на то, что рядом последовательных сложений цифр, составляющих любое число, оно может быть приведено к одной из значащих цифр ряда: 1,2,3,4,5,6,7,8,9, которым средневековый ученый Корнелий Агриппа в своей работе «Оккультная философия» присвоил мистические значения, расшифровав их.

Аристотель сформулировал основные положения учения о числе, разработанного Пифагором, в следующих словах: «Элементы чисел суть элементы всего существующего и что все небо есть гармония и число».

Известно множество работ, посвященных нумерологии, охватывающих как рассмотрение числовой гармонии всего сущего в соответствии с идеями Пифагора, так и усеченный вариант нумерологии, применяемый в определении судьбы человеческой (например, публикации С. Вронского в журнале «Наука и религия» в 1990 году). Мы же на этом закончим экскурс в историю нумерологии и приведем забавную заметку из еженедельника «Футбол-хоккей» (1972, № 1), который, как все отечественные издания той поры, трудно заподозрить в приязни к мистике. Вот ее полный текст.

«Предсказатель из Афин»

Тот, кто полагает, что исход матча решается с помощью мяча на зеленом поле, заблуждается. Ныне Константин Тзиримонис — «провидец» из Афин — в силах назвать исход любого матча. Он предсказал как результат встречи в четвертьфинале между греческим «Панатинаикосом» и английским «Эвертоном» (в пользу «Панатинаикоса»), так и результат финальной встречи с «Аяксом» (в пользу «Аякса»), что потребовало от него определенной храбрости.

Ключом к предвидению служит изобретенная Тзиримонисом «система нумерологии». Он обозначил цифрами все буквы алфавита (от 1 до 24). Для определения результата финальной встречи Кубка чемпионов «пророк» оперировал именами Иисуса Христа, Александра Македонского, Генри Форда и Димитроса Дамазоса (центрфорварда «Панатинаикоса.»). Сумма цифр составила 198, что по таблице Тзиримониса сулило неудачу. Так и произошло с «Панатинаикосом». Правда, игроки голландского «Аякса» находились в полном неведении, им не было известно предсказание греческого «пророка». К сказанному добавить нечего.

Информбюро «Фасоль»

Познакомимся с другим, очевидно не менее древним, способом гаданий, рациональные корни которого пока выявить не удалось.

Когда много лет назад в журнале «Юность» я прочел приводимый ниже отрывок, немедленно связался с автором романа «Люди остаются людьми» — Юрием Евгеньевичем Пиляром, добился встречи и дотошно выспросил его обо всем происшедшем. Он подтвердил абсолютную фактологичность изложенного ниже.

Следует сказать, что Юрий Пиляр участвовал в военных действиях, был ранен, попал в плен. Свою жизнь в лагерях фашистской Германии он описал в другом романе. А в названном выше рассказывал о своем тягостном крестном пути в советский лагерь, куда после освобождения из концлагерей рейха были направлены практически все советские военнопленные.

Вот выдержка из публикации романа в журнале «Юности» (1904, № 3). Итак, место действия — товарный вагон с заключенными, следующими на восток в советский лагерь. Заключенные ищут, чем бы заняться, как выдержать, выстоять.

«— Давай, что ль, пусть и нам погадает, — говорит мне Ампилогин, кутаясь в потертую пилотскую кожанку. У него на подбородке черная щетина, глаза запали и смотрят тоскливо. — Давай, — я поднимаюсь и иду к пожилому казаху Мухтару Mухтaровичу и прошу его погадать мне.

Пока он совершает молитву, поджав калачиком ноги и сверху вниз оглаживая лицо, я гляжу на серое небо, бегущее за колючим крестом окна.

Конечно, это всего лишь забава, способ убить время — гадание, но все же любопытно. Казахи считают Мухтара Мухтаровича чуть ли не пророком. Он еще в лагере военнопленных якобы предсказал, когда кончится война. Они спокойны: знают, что с ними будет, хотя нам не говорят. Мухтар Мухтарович всегда спокоен. На его лице нет морщин, глаза умные, ясные, и он очень чистоплотен, каждый день чистит зубы! Своеобразная личность!

— Пожалуйста, — отвечает мне Мухтар Мухтарович, закончив молиться. Сейчас он особенно умиротворенный, с тихим сиянием на лице.

Я опускаюсь рядом с ним на корточки.

Мухтар Мухтарович расстилает перед собой белую тряпицу, достает небольшой мешочек и вытряхивает из него сухую глянцевитую фасоль. Я вижу на ней какие-то крапинки — вообще-то обыкновенная фасоль. Он протягивает раскрытые ладони с длинными пальцами, слегка шевелит ими и делает плавные, как бы парящие движения. Я смотрю вовсю, и мне кажется, что фасолины капельку двигаются (! — Ю.Р.), хотя, я вижу это отчетливо, он не прикасается к ним (!!! — Ю.Р.). Зрительная галлюцинация, должно быть.

Мухтар Мухтарович на минуту закрывает глаза, лицо его напрягается и застывает. Потом, открыв глаза, разводит руки, вглядывается в крапинки на фасоли, говорит еле слышно и монотонно:

— Число твоих лет нечетное, число членов семьи четное. Один член семьи приемный…

Я поражен: мне двадцать один год — число нечетное; наша семья состояла из восьми человек — четное; один наш член семьи приемный — моя сестра Мария. Вот чудо-то! С числами еще могло быть случайное совпадение, но вот приемный член семьи — невероятно!

— Документы твои хранятся в большом городе… — как сквозь сон вещает Мухтар Мухтарович, и я опять поражаюсь: правда, аттестат отличника и некоторые мои справки должны храниться в Ленинграде, в институте. — На левой руке твоей, у плеча, шрам („Верно, верно, ранение“), в твоем мешке есть пестрый костюм и книга („Тоже верно. Откуда, дьявол побери, он знает?“).

Мухтар Мухтарович снова закрывает глаза и сосредоточивается. Теперь он скажет главное: что ждет меня. Он всегда так делает: сперва скажет, что с человеком было, что у него есть, — а затем — что будет, я замечал. И удивительно, я чувствую, как учащенно бьется мое сердце.

А Мухтар Мухтарович снова смотрит на фасолины. И опять монотонно, как во сне, журчит его голос:

— Еще год — и вернешься домой. Будешь большим человеком. Хорошо жить будешь.

Я страшно рад, и потрясен, и я ему верю. Я обязательно вернусь домой, пусть через год. Я обязательно буду хорошо жить, он прав. Он прав, но что же это такое? А может, наука когда-нибудь объяснит это явление?

Благодарить за гадание не полагается. Я возвращаюсь к себе. Милованов посмеивается. Он единственный, кому еще не гадал Мухтар Мухтарович. Ампилогин тем временем уже сидит перед „пророком“. И вот ведь что интересно: всем власовцам Мухтар Мухтарович предсказал встречу с домом лишь по прошествии семи лет, а чистым пленным — через год, как и мне.

— Чепуха! — заявляет Милованов, но тоже глядит во все глаза на Мухтара Мухтаровича.

— Сходи, Колька, ничего не потеряешь.

— Нет. — А сам не сводит взгляда с сияющего лица казаха.

— Сходи, не мучайся.

— Откуда ты знаешь, что я мучаюсь? Я жрать хочу… Да он больше и не будет гадать. Теперь разве после вечерней молитвы. И то правильно. Мухтар Мухтарович гадает только утром и вечером, и не более чем двоим кряду. Казахи говорят, что он очень устает. Действительно, всякий раз после гадания Мухтар Мухтарович ложится на боковую.

Я вижу чуть страдальческую мину на небритом лице Ампилогина. Потом вижу его широкую улыбку, глубокие морщины бегут от самого рта до ушей. Он выпрямляется и идет к нам.

— Год? — спрашивает Милованов.

— Даже поменьше, — отвечает Ампилогин.

В его глазах уже нет тоски… Славный все-таки Мухтар Мухтарович! И если даже он нас мистифицирует — хотя для чего ему нас мистифицировать? — он все равно славный. Человеку надо верить в свое будущее».

Сбылось ли предсказанное Мухтаром Мухтаровичем Юрию Евгеньевичу Пиляру? К моменту нашей первой встречи в середине шестидесятых годов он стал писателем. Его первый роман был представлен на соискание какой-то крупной и звучной премии. Правда, что-то помешало ее присуждению. Мы изредка встречались. Собирались встретиться снова, но каждый раз что-то мешало. В марте 1990 года я позвонил. Ответила его дочь… Сказала, что Юрия Евгеньевича уже нет в живых. Он умер 10 апреля 1987 года после тяжелой болезни. Хочется отметить некоторые моменты приведенного свидетельства. К сожалению, техника гадания в повествовании не раскрыта. Видны энергозатраты. Просматривается необходимость в какой-то перестройке при переходе в режим определения будущего после постижения прошлого и настоящего. Видно, что Мухтар Мухтарович способен был абсолютно точно воспроизвести все прошлое клиента до мелочей, зная даже сокрытое от глаз и, по мнению автора романа, весьма успешно справился с получением информации о будущем.

Следует обратить внимание читателей на странное замечание Юрия Пиляра о том, что «фасолины капельку двигаются и переворачиваются», хотя он и видел четко: все это происходило без прикосновения! Пиляр полагает, что это зрительная галлюцинация.

А что, если это реальность? Ведь известны, например, работы доктора Раина (США), посвященные дистантному воздействию человека на игральную кость, словно бы подчиняющуюся его желанию. Возможно, мы столкнулись с подобным воздействием Мухтара Мухтаровича на аксессуар — фасоль? Что из этого вытекает, сказать пока трудно. Но нельзя отрицать возможность дистантного воздействия. Такой подход позволяет нам искать ответ, а это уже хорошо! И, в конце концов, отметим благотворную, гуманную, я бы сказал психотерапевтическую, роль гаданий Мухтара Мухтаровича, несомненно облегчавших жизнь заключенных!

IV. Микрокосм — человек

Не отвлекаясь от темы нашего рассказа, обратим взгляд на человека. До сих пор мы упоминали его как заказчика (потребителя) информации или как специалиста в процедуре получения информации посредством аксессуаров. Но дело этим не ограничивается. Ведь не подлежит сомнению, что формирование внешнего облика человека, психики и прочих параметров личности определяется множеством разнообразных факторов, в том числе и тех, которые влияют не только на прошлое, настоящее и будущее данной конкретной личности, пои на весь окружающий ее материальный мир, мельчайшей неотъемлемой частицей которого эта личность является.

Поэтому представляется несомненным существование более или менее четкой связи между параметрами данной личности, ее персональным прошлым, настоящим и будущим и состоянием окружающего эту личность мира. Эти связи порой могут быть незаметны, а порой — существенны, но их присутствие обязательно!

Считая желательным хотя бы частичное познание этих связей, мы приходим к неизбежной мысли о принципиальной возможности прогнозирования интересующего нас параметра судьбы индивида (или мира) по известной или известным чертам личности, используя ее — в качестве аксессуара со всеми вытекающими отсюда последствиями. Итак, человек, словно многоликий Янус, предстает перед нами в нескольких ипостасях. Он, несомненно, является в ряде случаев только заказчиком информации, получаемой в результате использования аксессуаров. Он же, обладая теми или иными (врожденными или благоприобретенными) свойствами или навыками, способен получать информацию посредством применения аксессуаров. И вместе с тем человек, будучи несомненно материальным фрагментом нашего сложного материального мира, покорный законам, в нем господствующим, им управляющим, является носителем информации не только о своем персональном прошлом, настоящем и будущем, но и соответственно о тех же параметрах окружающего его материального мира. Иными словами, человек, являясь носителем информации, может быть использован и в качестве аксессуара информационной процедуры. В довершение всего следует отметить, что один и тот же индивид может представать пред нами как в любой из названных ипостасей порознь, так и объединять их в себе.

Рассмотрением связей между параметрами личности и ее судьбой занимаются дисциплины, не пользующиеся и поныне в нашем отечестве уважением и доверием! Это прежде всего хиромантия, физиогномика, френология и, видимо, графология, весьма близкая к перечисленным выше дисциплинам.

Насколько можно понять, именно хиромантия является наиболее древней представительницей, праматерью названных дисциплин. Она устанавливает более или менее четкие связи между строением кистей рук, пропорциями их элементов, формой выпуклостей ладонных поверхностей, конфигурацией пальцев, характером морщин ладоней, считая их информонесущими отражениями индивидуальных параметров психики личности, характера, а также прошлого, настоящего и будущего — то есть судьбы данной личности.

Сторонники хиромантии, по-видимому не без оснований, считают ее более точной дисциплиной, нежели физиогномика, так как мимика поддается волевому управлению, но ни один человек не властен изменить строение и особенности складок и рисунков кожи.

Отбросив мистические домыслы, следует признать существующими как врожденные объективные особенности, так и оставленные на руках человека его профессией (приобретенная информация о прошлом), а также заболеваниями и даже предрасположенностью к ним (то есть — будущим). Так, например, в учебных пособиях медвузов внимание уделяется характерным следам сердечно-сосудистых заболеваний: кончики пальцев больного расширяются и приобретают слегка синюшный оттенок.

Естественно поэтому, хиромантия давно и повсеместно почитаема. Она процветала в Древнем Китае. Ее не чурались и в Древней Индии, где существовала специальная секта йоши, представители которой занимались гаданиями по руке. В эпоху античности хиромантию использовали Б Риме и Греции. А в средние века даже преподавали в нескольких университетах Европы.

Что же касается физиогномики, то, по некоторым свидетельствам, ею занимался сам Пифагор. Один из дошедших до наших дней физиогномических трактатов приписывают Аристотелю. Кстати, именно он предложил разделить внешние телесные признаки на существенные и несущественные с точки зрения физиогномики. Иными словами, Аристотель считал, что ряд признаков несет главный объем информации, а другие представляют собой «пустоцвет». Заметим, что и классик античной медицины римский врач и естествоиспытатель Клавдий Гален (II–III в в. н. э.) занимался физиогномикой.

Эмпирические поиски физиогномистов осмыслил и обобщил в передней четверти восемнадцатого столетия швейцарский писатель Иоганн Каспар Лафатер (1741–1801) в работе «Физиогномические фрагменты…». Кстати, именно он высказал предположение о возможности реконструкции внешнего облика человека на основе знания его творчества, действий, убеждений и пытался проверить эту идею, воссоздавая образ Иисуса Христа.

Логически продолжая мысль Лафатера, можно перекинуть мостик между названными науками и графологией, рассматривающей документальные письменные свидетельства, связанные «со всем букетом психофизиологических и физических свойств» личности, и позволяющей получить большой объем информации об исполнителе, включая не только психологический, но и физический его портрет.

Ну и логическим завершением высказанных выше воззрений были работы известного австрийского врача и анатома Франца Йозефа Галля (1758–1828), основателя учения о френологии — учения, посвященного установлению связи между формой и пропорциями черепа человека и психической структурой личности, ее способностями, предначертанием и судьбой.

Необходимо упомянуть также работы, в которых изучалась связь между внешними чертами лица и некоторыми внутренними свойствами личности. Это прежде всего работы П. Кампера о лицевом угле, Ч. Белля «Анатомия и физиология выражения» и Ч. Дарвина «О выражении ощущений».

Несколько выходя за рамки темы, напомню о существовании неоспоримой связи между прикусом зубов и психическим состоянием и потенциалом личности. Также известно, что походка и манеры отражают психические особенности человека, степень его утомления, возраст, переживания, эмоции и т. п.

Завершая, замечу, что если мы обратим свой взгляд на объекты, используемые медиками XX века для получения информации о состоянии здоровья пациента, то можем усмотреть заметное сходство между описанными выше способами получения информации и модной ныне иридодиагностикой или диагностикой по форме ушной раковины.

Но только ли настоящее можно в них узреть? Ведь они несомненно отражают и прошлое, и, возможно, будущее, ибо последнее является просто «следующим моментом настоящего»! Многое еще нам предстоит узнать!

Касательно различных разновременных упреков в адрес перечисленных выше дисциплин и авторе изложенных идей позволю заметить, что соринка в чужом глазу всегда мешает больше бревна в собственном и что, несомненно, ошибки настоящего прекрасно высветятся и будут «блестяще выявлены» в более или менее отдаленном будущем. А кроме того, полагают, что развитие взглядов и воззрений идет по спирали. Что-то еще будет на следующем ее витке? Не вернемся ли мы к отвергнутому ныне? Не подождать ли с гневными окриками?

А пока… Пока примите в качестве иллюстраций возможностей названных способов познания посредством аксессуаров, в данном случае — организма клиента или графических результатов его деятельности, несколько любопытных и настораживающих фактов.

Хиромантия

Не утверждая ничего, приведу пару фактов, засвидетельствованных достойными доверия людьми.

Первое свидетельство принадлежит умершей в 1987 году образованной женщине, владевшей двумя иностранными языками. В зените своей деятельности она была заместителем начальника отдела кадров одного крупного московского завода, во время войны — диспетчером большого цеха на том же заводе.

Будучи крещена по православному обряду, она не верила «ни в бога, ни в черта», не посещала церковь, не молилась. Выйдя на пенсию, стала председателем домкома и по заявлениям жильцов одна ходила усмирять словом пьяных дебоширов. Жизнь ее сложилась так, что романтика, эмоции, «ахи» — не были ее уделом. Она имела властный, несколько даже суровый характер, была далека от сантиментов и фантазий. Потому ее записям последних лет можно безоговорочно доверять. Вот что она пишет. «В 1920 году я работала в Новороссийском Военном Комиссариате. Обеденный перерыв у нас был двухчасовой, за это время мы успевали пообедать в комиссариатской столовой, а потом собирались группами и гуляли. Однажды такая группа человек из. 5–6, куда входила и я, отправилась гулять. На одной из улиц на заборе мы увидели объявление — крупными буквами было написано „ХИРОМАНТ“.

Я предложила войти… ведь было интересно, все со мной согласились, и мы вошли в дом.

Нас встретил молодой мужчина (лет 25–26), блондин, в военной защитной одежде. Говорил с небольшим акцентом — похоже, что он был из Прибалтики.

Увидев меня, он сказал: „Ай-яй-яй! Такая молодая, и уже вдова“ (мне был 21 год, а муж мой в 1919 году умер на фронте от тифа), я очень удивилась, а он продолжал: „У тебя два отца и две матери. Ты всю жизнь будешь жить со своим сыном“.

Отец мой был вторично женат, мать — вторично замужем, но сына у меня тогда не было. Потом он делал разные предсказания всем членам нашей группы, а одному (по фамилии Анищенко) сказал: „Ты скоро женишься“. Анищенко же возразил, что даже и не думал еще об этом.

Мы заплатили хироманту и вышли на улицу. Но он, выйдя вместе с нами, вернул меня и еще одного нашего сотрудника — Самойлова, работавшего также в Комиссариате делопроизводителем, и сказал: „Тот молодой человек, который скоро женится, после женитьбы должен будет куда-то поехать, а вы двое должны этому помещать, иначе он умрет“.

Когда мы вышли на улицу к ожидавшим товарищам, они стали спрашивать, зачем хиромант позвал нас. Но мы как-то отшутились и правды не сказали. Через несколько дней (не помню точно — 7 или 8) Анищенко заявил, что хиромант сказал правду и что ему как порядочному человеку придется жениться. Через несколько дней брак зарегистрировали.

Прошло еще некоторое время (может, неделя или две), и однажды (это было в субботу) делопроизводитель Самойлов вышел из кабинета комиссара, подошел ко мне и сказал: „Напечатайте командировочное удостоверения т. Анищенко для поездки в Ростов“.

Я напомнила ему предупреждение хироманта, а он мне задал вопрос: „Что вы предлагаете сделать? Пойти к комиссару и сказать, что хиромант не велел Анищенко уезжать? Да нас с вами засмеют!“

Командировочный документ был, естественно, напечатан и вручен Анищенко. Придя в понедельник на работу, я узнала, что вчера (в воскресенье) Анищенко погиб.

Новороссийск — станция тупиковая. Платформы там были низкие, вернее, их совсем не было — просто земля.

У одной платформы стоял какой-то состав, а к другой подавали задним ходом поезд, который должен был идти в Ростов. Анищенко стоял и ждал, когда подадут поезд, но вагон вдруг сошел с рельсов, и Анищенко был раздавлен между двумя вагонами — тем, что стоял раньше на пути, и тем, который подавали».

Рассказ этот я привожу в той редакции, в какой он был записан в 1980 году моей матерью. Откуда следует, что сын, о котором говорил в 1920 году хиромант, — это автор данной работы, родившийся в 1924 году. Моя мать скончалась в 1987 году. Мы жили вместе. И та часть предсказания, которая касалась нашей семьи, сбылась точно. Кстати, скорее всего, именно вмешательство моей матери и делопроизводителя Самойлова в оформление командировочного удостоверения Анищенко могло сохранить ему жизнь!

И еще одно свидетельство. Взято оно из уже упоминавшегося документа — Записок графини А. Д. Блудовой, опубликованных М. Погодиным.

«Дядя графа Д. И. Блудова изучал хиромантию и иногда довольно верно угадывал по сгибам руки или чертам лица судьбу человека. Как-то раз он познакомился с другим, сведущим по этой части, единство предмета занятий и любовь к нему сблизили их. После некоторого времени новый знакомец сказал ему, конечно не без оговорок, что его ожидает смертная казнь. „Знаю, — отвечал дядя, — но знаю также, что я этой казни не заслужу и погибну безвинно; для моего же спокойствия мне больше и не нужно“. Он погиб в следующем году от Пугачева».

Графология

Несколько разновременных свидетельств о графологии. Начнем с приведенных в книге Г. Дьяченко «Простая речь о бытии и свойствах души человеческой…» (М., 1904).

«Жил недавно в Москве некий Чижов, честнейшая личность, искренне религиозный человек. У него был особый талант: узнавать людей по почерку. Раз был он в Киеве, заходит к преосвященному Теофилу и застает у него членов педагогического совета Духовной академии. „Затрудняемся, — рассказывают ему, — решить вопрос, кому из трех студентов дать первый диплом: у всех одинаковые отметки“. Чижов берет лежащие тут же на столе сочинения этих студентов, сличает почерки и говорит: „Автор этого белокурый, худой… Этого — красивый, живой, энергичный брюнет… Этому и дайте первенство, он стоит“. — „Как это вы узнаете по почерку человека?“ — приставали друзья и знакомые к Чижову. „Сам не знаю, — отвечал он, — сам не знаю, по наитию…“»

В декабрьском приложении к журналу «Природа и люди» за 1896 год рассказано об убийстве в Брюсселе в 1882 году адвоката Бернея. Убийца как в воду канул. Удалось установить только, что он пользовался вымышленной фамилией Воган, да найти клочок бумаги, написанный его рукой. Полиция, исчерпав все средства, обратилась к графологу. Заключение последнего было поразительно:

«…Темперамент горячий, пылкий, сангвинистическо-желчный, кость большая, мускулы развитые; возраст средний; обращение недружелюбное; наклонность к гневу, к сплину, к мизантропии; в состоянии гнева Воган бледнеет; походка правильная; не любит споров; больше надменности, чем самолюбия; любит порядок во всем и считает хорошо; эгоист, гордец, честолюбец; говорит мало, тонкий дипломат; учился, понимает искусство; лишен всяких религиозных чувств; лицо смуглого цвета; глаза — скорее всего серые; нос слегка горбатый; руки маленькие с тонкими пальцами; зубы хорошие; прищуривает глаза; произносит не совсем чисто; на правой руке средний палец феноменально развит». Через десять дней убийца был в руках правосудия! Одна девушка-графолог призналась, что она лишь отчасти пользуется графологическими признаками. Во многих случаях она не в состоянии Дать объяснения, она судит по тому настроению, которое вызывается у нее общим впечатлением, производимым почерком. Она же утверждает, что только что исполненную запись интерпретировать гораздо легче, нежели старую. Создается впечатление, что графологи кроме собственно почерковедения используют запечатленную материальным телом информацию, словно бы впитывая ее от организма писавшего.

Вообще же известны характерные нарушения почерка, обусловленные разного рода психическими заболеваниями. Вот, например, что писала газета «Комсомольская правда» 9 сентября 1990 года: «…как сообщил недавно американский журнал „Тайм“, израильские разведслужбы представили на экспертизу графологам анонимный образец почерка Хусейна (речь идет о Саддаме Хусейне. — Ю.Р.). Заключение специалистов: у автора тяжелая мания величия с ярко выраженными симптомами паранойи.

По заявлению самого Хусейна, предмет его поклонения — вавилонский царь Навуходоносор, который прославился тем, что в 587 году до н. э. разрушил Иерусалим и продержал в плену его жителей много лет».

Известна также связь почерка с эмоциональным состоянием личности. А в некоторых зарубежных странах каждый поступающий на работу должен написать собственноручное заявление, подвергающееся графологической экспертизе, которая определяет режим наиболее благоприятного использования заявителя, с учетом склада его характера (исполнитель, руководитель, генератор идей) и характера предпочтительной для него работы — кабинетная, разъездная и т. п. Вот еще несколько примеров графологических экспертиз. Редактор французской газеты «Юманите» Вайян Кутюрье в 1927 году так отозвался о характеристике, данной по его автографу советским графологом Зуевым-Инсаровым:

«Анализ моего автографа, сделанный тов. Зуевым-Инсаровым, содержит совершенно правильные элементы, и я не нахожу никакого тщеславия в этих лестных для меня выводах, ибо те, кто работает во имя революции, должны иметь нормальное и определенное представление о своих характерных качествах». А вот и сама характеристика:

«Энергичная и деятельная натура, не останавливающаяся перед препятствиями и первоначальными трудностями. Способен зажечься начинанием настолько, что в те часы совершенно отбрасывает слова „личная жизнь“. Привык к постоянной напряженной работе мысли, хлопотам, заботам о ходе борьбы, привык настолько, что уже спокойная, ровно текущая жизнь показалась бы ему странною. В личной жизни неприхотлив, не любит ничего лишнего и ненужного. В обращении с людьми чувствует уверенность, старается всегда быть ровным, простым, корректным (при внутренней нервозности и порывистости). Самолюбив, ревнив. Трудно дает переубедить себя — привык оперировать фактами.

Развитость познавательного комплекса. Увлечений не чужд, и увлечения могут достигать значительной силы, но когда речь идет о выполнении своих обязанностей, то в большинстве случаев никакие соблазны личного характера не в состоянии бывают сбить его с принятого им же пути. Защищая свои принципы, может быть очень жестоким».

Вот еще одно заключение Зуева-Инсарова по почерку:

«Пытливая и беспокойная мысль. Склонность к рефлексии, самоанализу. Когда требуются решительные меры, не останавливается перед ними, но знаком с большими предварительными колебаниями, альтернативами. Многое, часто боясь остаться непонятым до конца, не высказывает. Самолюбив, способен заупрямиться. Временами раздражителен, придирчив. Умеет сразу сделать многое в работе, настойчиво и интенсивно работает, но работает неровно. Моментами высокодаровит, моментами становится апатичным. Самообладания в серьезные минуты жизни не теряет. Глубоко с людьми сходится как-то редко: любит общество людей одного настроения. В личных отношениях скорее мягкохарактерная натура, хотя временами и „тяжелый“ человек. Впечатлителен. Приступы опасений, часто не имеющие под собой реальной почвы. Трудно укладывается в рамки обыденной жизни. Сложность личных переживаний, выражающаяся иногда в форме внутренних противоречий. Навязчивость отдельных представлений».

В ответ на этот характерологический этюд Всеволод Иванов, по чьему почерку была проведена экспертиза, написал Зуеву-Инсарову: «Ваша характеристика потрясла меня как веяние огромного таланта!»

В тридцатые годы в СССР было проведено сравнение заключений двух графологов: Зуева-Инсарова и Зунделя. Результаты независимых экспертиз названных графологов при условии анонимности рукописных текстов совпали в 72 случаях из ста, что существенно превышает величину, определяемую для случайных совпадений.

Совсем немного о френологии

Известно, что уже упоминавшийся нами основатель френологии Иоганн Каспер Лафатер в кругу своих интимных друзей частенько говорил: «Я умру не естественною, природой вызванной смертью, а приму смерть от руки низкого злодея, движимого алчными животными инстинктами». И в самом деле он был убит пьяным солдатом.

Рассказывают, что когда знаменитый френолог Франц Йозеф Галль, популяризируя свою теорию, ездил по городам и весям, ему в Париже представили совсем юного студента. Едва взглянув на череп молодого человека, Галль воскликнул: «Ах, какой гениальный лингвист!»

Шестнадцатилетний юноша, которого тогда представили Галлю, владел в то время, не считая латыни и греческого (и французского, разумеется), по меньшей мере полудюжиной восточных языков! Это был Франсуа Шампольон!

V. И еще о получении информации с помощью аксессуаров

Отыскание конкретных примеров, свидетельствующих о различных способах получения информации с применением аксессуаров, является отнюдь не простым делом. Поэтому информацию о некоторых видах гаданий мы дадим со ссылкой на работы известного британского антрополога и этнографа Эдварда Тейлора. В работе «Первобытная культура» (М. 1939) он пишет: «Гаруспикация (гадание по внутренностям) среди малокультурных племен свойственна преимущественно малайцам, полинезийцам и различным азиатским племенам. Имеется упоминание о применении ее в Перу инками. Рассказ капитана Бертона о Центральной Африке, по-видимому, вполне выясняет ее символический принцип. Он описывает „мганга“, или колдуна, который узнает суд божий, убивая и разрывая курицу и рассматривая ее внутренности. Если около крыльев оказывается чернота, то это предвещает измену детей или родственников. Спинная кость изобличает в преступлении мать или бабку, хвост указывает на виновность жены и т. д. В Древнем Риме, где это искусство играло важную роль в общественных делах, употреблялся тот же способ толкования. С течением времени гаруспикация исчезла из употребления в большей степени, чем все другие волшебные приемы. Однако даже и теперь можно указать характерный остаток ее в Бранденбурге. Здешние крестьяне, заколов свинью, осматривают ее внутренности. Они считают, что перевернутая селезенка предвещает и другой переворот, именно смерть в семействе.

Рядом с гаруспикацией можно поставить искусство гадания на костях. Североамериканские индейцы, например, кладут на огонь плоскую кость дикобраза и по цвету ее судят, будет ли успешна охота на этого животного. Главным приемом является гадание по кости лопатки, называемое скопулимантией, или омоплатоскопией. Прием этот, связанный с древним китайским гаданием по треску щита черепахи (так в тексте, вероятно, это ошибка переводчика, ибо речь идет о растрескивании кости при ее обжиге в костре, что видно из текста, приводимого ниже. — Ю.Р.), особенно в ходу в Монголии, где он существует с древних времен и откуда, быть может, он распространился на все другие страны, где отмечено его применение. Простой символизм этого гадания хорошо виден из обстоятельного рассказа Палласа, к которому приложены чертежи. Кость лопатки держат на огне, пока она не растрескается по различным направлениям, и затем длинная трещина вдоль кости считается „путем жизни“, а поперечные Трещины в правую и левую стороны означают различные хорошие или дурные предзнаменования. Если предвещание требуется только относительно какого-нибудь определенного события, продольные трещины означают удачу дела, а поперечные — препятствия. Белые отметки предвещают много снега, черные — умеренный ветер и т. д.». Чтобы отыскать это оригинальное гадание в новейшее время в Европе, лучше всего обратиться к Англии. В английском языке существует даже специальное выражение, которое буквально означает: «читать по лопаточной кости». В Ирландии существует гадание, когда смотрят на лопаточную кость барана. Дрэйтон в своем «Полиальбионе» таким образом воспевает это искусство:

Будущее они узнают при помощи плеча барана, отделенного от правой стороны,

Которое они обыкновенно варят, обнажая при этом кость лопатки;

Когда колдун берет ее и смотрит на нее,

Он провидит вещи, которые должны случиться в далеком будущем, так же как и вещи давно прошедшие.

Однако следует отметить, что существует ряд свидетельств о проявлениях значительно больших информативных возможностей способа гадания на обугленной лопатке овцы, описанного Эдвардом Тейлором. Весьма вероятно, что это может быть отнесено хотя бы отчасти за счет высокого профессионализма гадающего, его интуиции, качества или свойства, сходного с тем, что отмечают графологи по поводу времени написания письма.

Приводимое ниже сообщение будет лучше понято читателем после предварительного ознакомления с двумя описанными в нем чрезвычайно интересными персонами.

Первый из них — один из главарей контрреволюции в Сибири, генерал-лейтенант барон Роман Федорович Унгерн фон Штернберг (1886–1921) в 1919–1920 годах бывший диктатором Монголии.

Второй — сын врача из города Опочка Псковской области Антон Мартынович Оссендовский (1878–1945), получивший образование в Петербургском университете, затем в Сорбонне, работавший инженером в Сибири и на Дальнем Востоке. За участие в революционном движении 1905 года Оссендовский находился в заключении. Свое знакомство с тюрьмами России он описал в книге «Людская пыль», первое издание которой было уничтожено цензурой. Занимался литературной деятельностью. В 1920 году в Монголии он встретился с бароном Унгерном.

События тех далеких лет детально описаны в работе Анджея Милоша, фрагментарно опубликованной в «Литературной газете» от 15 и 22 октября 1969 года под заголовком «Тайна сокровищ барона Унгерна». В номере от 15 октября 1969 года читаем:

«Неизвестно, кто был инициатором, но встреча Оссендовского с Унгерном наконец состоялась в кочующем монгольском монастыре Ваиур на берегу реки Орхон. Разговор, видимо, был дружеский, так как Оссендовский гостил потом у Унгерна более недели — с 3 по 11 мая 1921 года. В это время они нанесли совместный визит ламе Джелубу в монастыре Нарабанчихур или Чандан, где лама на обугленной лопатке черной овцы предрек Унгерну, что ему осталось жить всего 130 дней. Оссендовскому лама предсказал, что „он умрет, когда Унгерн ему напомнит, что пришло время расстаться с жизнью“. Ни Унгерн, ни Оссендовский не приняли всерьез этого предсказания и вскоре о нем забыли».

Неделю спустя Унгерн оставил Ургу (Улан-Батор. — Ю.Р.) и направился с 10-тысячной армией на север, намереваясь добраться до южного берега Байкала и отрезать Дальневосточную Республику от Советской России. 8 августа 1921 года в бою у гусиного озера, который длился весь день, барон был разбит. А 22 августа кавалеристы 35-го полка сибирской дивизии Красной Армии взяли его в плен. Военный суд в Новониколаевске (ныне — Новосибирск. — Ю.Р.) приговорил его к смертной казни. Приговор был приведен в исполнение 13 сентября 1921 года, по редчайшему совпадению точно на 130-й день после визита к ламе Джелубу.

Оссендовский находился в это время уже в Японии. Узнав о смерти Унгерна, он 1 вспомнил предсказание ламы, и в первую минуту его охватил страх. Но потом он успокоился: ведь уже не было в живых того, кто должен был напомнить о расставании с жизнью, и, значит, на этот раз лама ошибся.

В 1922 году Оссендовский возвратился в Польшу и с тех пор безвыездно жил в Варшаве. Свои путешествия и приключения на Дальнем Востоке он описал в изданной в 1925 году книге «Через страну богов, людей и зверей».

Однако оказалось, что в своих размышлениях о предсказании Оссендовский допустил ошибку. Об этом в номере «Литературной газеты» от 22 октября 1969 года сказано:

«В 1944 году, после поражения Варшавского восстания Оссендовскому удается вырваться из подожженной гитлеровцами Варшавы и укрыться в пригородном местечке Подкове Лесной…

И вот теперь мы подходим к наиболее сенсационному повороту всей этой истории. Не так давно на страницах „Жиче Варшавы“ была опубликована серия статей Витольда Михайловского, где описывается жизнь Оссендовского и событие, которое произошло в Подкове Лесной в одну из январских ночей накануне освобождения польской столицы Советской Армией.

10 января 1945 года перед виллой, где нашел убежище Оссендовский, остановился военный „оппель“. Из него вышел лейтенант Доллерт из контрразведки армии нацистского военного преступника генерала фон дем Баха-Желевского и потребовал немедленного свидания с писателем.

Беседа продолжалась до утра. Никто не знает о ее содержании, так как гитлеровец пригрозил домашним, что за малейшую попытку подслушивания они будут подвергнуты самому суровому наказанию. Известно только, что перед уходом Доллерт получил от писателя экземпляр его книги „Через страну богов, людей и зверей“. А так как Оссендовский не имел собственного экземпляра, Доллерт получил книгу, принадлежавшую другу писателя — Борисевичу.

Через день 67-летний писатель скоропостижно скончался. А вскоре выяснилось, что в корешке переплета книги, отданной Доллерту, зять Борисевича — доктор Ягельский — спрятал микрофильм с описанием открытия, позволяющего предотвратить коррозию металла.

Сразу же после войны было сделано все, чтобы найти лейтенанта Доллерта. Но Доллерт, который разыскивался как военный преступник, исчез бесследно. Между тем выяснилось, что его настоящая фамилия… барон фон Унгерн и он племянник и единственный наследник кровавого барона!»

Заключение

Существование поистине бесконечного разнообразия аксессуаров лишает нас возможности проиллюстрировать применение даже основных их разновидностей. Безусловно, беглое рассмотрение отдельных методов получения информации с помощью аксессуаров не дает нам права оценивать всю массу известных методов. Однако интересно несомненное существование рациональной основы в ряде методик, их незаурядная эффективность и надежность, позволяющая надеяться на возможность их изучения методами и средствами ортодоксальной науки. Нелепо и далее пребывать в положении, ярко охарактеризованном в XV веке удивительным Франсуа Вийоном, сказавшим: «Я знаю все, но только не себя» Печально, но положение с той поры изменилось мало. Не пора ли перейти к плановому изучению свойств и возможностей человека, к использованию наследия предков, кроме самой жизни одаривших нас путями подхода к потрясающим источникам информации, которые мы умудрились забыть?