nonf_publicism sci_politics Геннадий Владимирович Гудков За что меня невзлюбила «партия жуликов и воров»

Геннадий Гудков поневоле стал самым скандальным депутатом в новейшей истории России. Он оказался в Госдуме в 2001 году, проделав сложный путь от лидера Народной партии и парламентария, лояльного действующей власти, до активного оппозиционера с мандатом. В политической судьбе Гудкова отразилась вся неоднозначность российской политической жизни.

За что «молчаливое думское большинство» наказало оппозиционного депутата? Ответ напрашивается сам собой — за принципиальность и несогласие с теми методами и средствами, которыми вершится политика России. Между тем лишение Гудкова депутатского мандата стало опасным прецедентом, который может поставить под сомнение легитимность самого народного представительства.

В этой книге Геннадий Гудков от первого лица отстаивает свое доброе имя и начистоту рассказывает о том, за что его так невзлюбила «партия власти».

ru ru
AVaRus 07.11.2013 OOoFBTools-2013-11-7-13-46-12-1051 1.0 Геннадий Гудков. За что меня невзлюбила «партия жуликов и воров» Алгоритм Москва 2013 978-5-4438-0287-9

Геннадий Владимирович Гудков

За что меня невзлюбила «партия жуликов и воров»

Часть I

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

МЫ НЕ МОЖЕМ ДОПУСТИТЬ ОЧЕРЕДНУЮ КОНДОПОГУ

Проект федерального закона № 286162-4 «О внесении изменения в статью 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» предполагает сокращение срока уведомления властей о проведении публичных мероприятий с десяти дней до пяти. Законопроект облегчает процедуры проведения митингов и шествий, что позволит гражданам быстро реагировать на происходящие события и свободно высказывать свою точку зрения.

Современная бюрократия всячески боится открытых выражений мнений со стороны граждан, поэтому придумывает различные ограничения для конституционных прав граждан. Одним из таких ограничений является чрезмерное умышленное зарегулирование проведение митингов, шествий и манифестаций.

В последнее время в условиях ухудшения избирательной системы в Российской Федерации возникает необходимость выражать свою точку зрения на улице. Поэтому власти, в составе двух миллионов сотрудников МВД, уже научились обеспечивать безопасность и правопорядок во время проведения уличных акций. Статистика подтверждает, что на обеспечение митингов реально требуется значительно меньше времени. Поэтому 10 суток, установленные существующим законодательством, являются искусственным ограничением конституционных прав граждан на проведение митингов.

С учетом того, что сегодня существует возможность снимать политические партии за пять дней до выборов, то целесообразно сократить и срок уведомления властей о проведении митингов, шествий и манифестаций.

К тому же наметилась общероссийская тенденция терять уведомления или делать вид, что их не предоставляли. Пятидневный срок лишит чиновников этой возможности и обеспечит более оперативное реагирование граждан на действия властей и происходящие события. Только в этом случае у нас не будут повторятся Кондопоги, появится цивилизованная форма проведения митингов, а не стихийно-разрушительные погромы.

ЗАЯВЛЕНИЕ О СМЕРТИ ГЕРОЯ РОССИИ ВАЛЕНТИНА ПОЛЯНСКОГО

Я потрясен смертью Героя России Валентина Полянского, который всю жизнь защищал родину от внешнего врага и был уязвлен в самое сердце врагом внутренним — ангажированием и коррумпированием сотрудников правоохранительных органов. Даже беглое ознакомление с обвинительным заключением в адрес Полянского не оставляет сомнения в его полной невиновности.

Человек, уходящий из жизни, перед лицом своей совести никогда врать не будет. Очевидно, что дело, которое возбудили против полковника ВДВ сотрудники МВД, не что иное как попытка сохранить сомнительную честь мундира и скрыть чьи-то преступные действия.

Сегодня наше дознание и следствие бесконтрольно. Ни общество, ни представители власти не имеют возможности заглянуть в его тайны, а процедуры следствия, в массовом порядки нарушающие права человека, приводят к подобным трагедиям.

Народ имеет право контролировать своих слуг, для этого во всех цивилизованных странах существует механизм парламентского контроля. Если мы действительно хотим победить коррупцию, изжить из органов людей, которые своими проступками доводят до самоубийства Героев России, мы обязаны немедленно ввести механизм парламентского контроля, в том числе за следствием и деятельностью правоохранительных органов.

Пора остановить существующий беспредел и бесправие, которые являются прямой угрозой безопасности нашего государства. Мое обращение адресовано и к руководству МВД, задача которого сегодня — привлечь к уголовной ответственности виновных в смерти полковника Полянского.

ЗАЯВЛЕНИЕ ОБ УБИЙСТВЕ АДВОКАТА СТАНИСЛАВА МАРКЕЛОВА

Средством решения проблем в России по-прежнему остается заказное убийство.

Произошедшее заказное убийство отбрасывает нас во времена 90-х годов и свидетельствует о том, что быть в России адвокатом, журналистом и просто честным человеком иногда смертельно опасно.

Сейчас следствие должно отрабатывать, как минимум, две версии. Причастность национал-патриотической группы экстремистского толка, хорошо оснащенной и тщательно подготовившей убийство, включая проработку наблюдения за жертвой и выбор подходящего случая. И сведение предыдущих счетов по старым делам Маркелова в тот момент, когда обострилась ситуация вокруг дела Буданова и легко списать случившееся на действия неких националистов, таким образом отреагировавших на досрочное освобождение Буданова.

Но факт остается фактом. В России возможно хладнокровно расстрелять человека днем в центре Москвы и избежать ответственности за преступление. Это говорит о том, что заказное убийство в России по-прежнему остается средством решения проблемы.

ЗАЯВЛЕНИЕ О РЕГУЛИРОВАНИИ РОТАЦИИ РУКОВОДСТВА ПАРТИЙ

К сожалению, в нашей стране строительство номенклатурного государства преодолевает все новые рубежи. Механизм избрания членами партии своего руководителя — пожалуй, один из последних вопросов, которые наша бюрократия еще не регулирует в своих интересах напрямую, но скоро это может произойти.

Мы снова окажемся «впереди планеты всей». Осталось только две страны в мире, где государство вмешивается в деятельность партий, регламентирует их численность — это Мексика и Россия.

На деле новый законопроект, если верить информации в СМИ, может коснуться только одной партии — КПРФ. В свою очередь, ответом коммунистов может стать изменение структуры партии, которое позволит Геннадию Зюганову оставаться на посту руководителя до тех пор, пока самому не надоест.

Данный законопроект скорее будет носить характер декларации, не меняющей деятельность партии де-факто. Гораздо важнее сегодня другое — слабые партии и слабые лидеры должны уходить в результате честных выборов. Вместо того, чтобы править партийное законодательство, нужно срочно заняться выборным. В России должны быть честные, демократические и состязательные выборы, тогда страну перестанет лихорадить от кризисов.

ЗАЯВЛЕНИЕ О НАПАДЕНИИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКА ЛЬВА ПОНОМАРЕВА

Нападение на Льва Пономарева — это циничная выходка, акция уличной расправы. Неумение вести политические дискуссии приводит к использованию кулаков как проверенного веками метода ведения спора. К сожалению, в России борьба за справедливость нередко заканчивается физической расправой. Это трагическая черта нашего времени.

Ежегодно российская статистика по убийствам пополняется именами людей с активной гражданской позицией, адвокатов, журналистов и правозащитников — Маркелов, Политковская, Щекочихин, Бабурова, Амрахов, Домникова и многие другие.

В нынешний переломный для России период времени в зоне риска находятся абсолютно все граждане, особенно те, кто борются и разоблачают коррупцию. К сожалению, наше государство пока не в состоянии обеспечить безопасность этих людей.

Вопрос безопасности в России превращается в известную шутку Ильфа и Петрова — «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих!». Остается только надеяться, что несмотря на кризис, правительство найдет в себе силы пересмотреть вопросы эффективности работы правоохранительной системы и практики предупреждения преступлений.

ЗАЯВЛЕНИЕ О РАССТРЕЛЕ РУКОВОДИТЕЛЕМ ОВД «ЦАРИЦЫНО» МИРНЫХ ГРАЖДАН

Эту трагедию можно было бы списать на слишком большую служебную нагрузку и расстройство психики, если бы не одно НО. Подобные случаи, происходящие с пугающей регулярностью, становятся рутинной практикой и привычной статистикой. Они как в зеркале отражают запущенные болезни, которыми страдает наше МВД — слабые кадры и непрофессионализм, коррупция, а также отсутствие контроля как со стороны государства, так и общества.

Недостаток профессионализма нередко оборачивается в практике дознания и следствия грубейшими нарушениями прав человека, избиениями и даже пытками. Отсутствие контроля уже привело к ощущению безнаказанности и вседозволенности, а избыток властных полномочий, их чрезмерность — к всепроникающей коррупции среди многих милицейских подразделений.

Сегодня, несмотря на кризис и нарастающую волну преступлений, необходимо начать серьезную реформу МВД, благодаря которой должно появиться меньшее по численности, но хорошо оплачиваемое, оснащенное и эффективное министерство внутренних дел.

Начинать нужно с сокращения гигантского количества избыточных и параллельных функций ведомства и численности сотрудников — их уже более двух миллионов человек. Это надстроечные и прочие вспомогательные структуры, занимающиеся подготовками докладов и всевозможных справок для начальства. В свою очередь, оперативный и следственный состав завален грудами никому не нужных бумаг и вместо реальной работы львиную долю времени тратит на составление отчетов.

Вслед за этим необходимо провести чистку кадров, в том числе руководящих. Удалить из органов мздоимцев и бездарей, заменив их на вменяемых и обучаемых людей, способных за достойное вознаграждение добросовестно служить интересам общества и государства.

И самое главное — за МВД должен быть установлен эффективный контроль: прокурорский, парламентский, и гражданский. Если мы сегодня этого не сделаем, то подобные случаи захлестнут всю страну. Вместо органа, защищающего граждан, мы получим многочисленных оборотней в погонах, которые будут опаснее преступников.

В ЗАЩИТУ ДОЛЬЩИКОВ

Законопроект, подготовленный группой авторов во главе с Александром Хинштейном, направлен на защиту простых дольщиков и снимает массу негативных вопросов. Отправной точкой написания этого законопроекта явилось наше совместное мероприятие с коллегой Хинштейном, которое повлекло не только активные действия правоохранительных органов по наказанию пирамидостроителей, но и к созданию нового права для защиты дольщиков.

Документ включает в себя много гарантий от невыполнения обязательств со стороны строительных компаний. Устраняется практика дублирования договоров, когда существовали предварительный и окончательный договоры. Многие использовали эту технологию для многократной перепродажи квартир разным лицам. Недавно на приеме граждан в Госдуме я столкнулся с ситуацией, когда двадцать шесть человек были обмануты именно по такой схеме.

Прописана ответственность государства по доведению до ума строительства в случае банкротства застройщиков. Теперь муниципалитеты и субъекты федерации получили преимущественное право выкупать все активы обанкротившихся строителей и решать этот вопрос по существу.

Авторы заложили практику психоприменения, которые имеет застройщик. Теперь в случае попытки продать все и исчезнуть — ничего не получится. Сегодня дольщики получили гарантии сохранения их инвестиций в этом объекте, кому бы он ни принадлежал.

В законопроект заложена норма, она вызывает споры, но тем не менее, когда за регистрацию и перерегистрацию договора застройщик будет платить большие суммы. Эта норма заложена для того, чтобы при попытке перепродажи квартиры иным собственникам сделка становится нерентабельной. К тексту законопроета, безусловно есть некоторые вопросы, но в целом документ положительный и направлен на реальную защиту интересов дольщиков.

Дольщики к сожалению законопроект не знают, он требует доведения до большего круга лиц, которые вложили последние деньги в недостроенные квартиры. Но я глубоко убежден, что он получит поддержку среди депутатов других фракций, чтобы они согласились войти в авторский коллектив, чтобы довести его до ума. Этот закон вносит серьезные коррективы в законодательные нормы, которые якобы должны защищать интересы дольщиков, но не делают этого.

ЗАЯВЛЕНИЕ О БЛОКИРОВАНИИ ФЕДЕРАЛЬНОЙ ТРАССЫ НА ВОЛОГДУ ЖИТЕЛЯМИ ГОРОДА ПИКАЛЕВО ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

Произошедший в Ленобласти инцидент, в первую очередь, отражает чрезвычайную напряженность отношений в обществе и последствия продолжающегося в России кризиса. Этот случай требует серьезного расследования и определения виновных в сложившейся на технологическом комплексе ситуации.

Виноваты ли региональные власти, работодатель или это форс-мажор, когда должны сработать федеральные антикризисные меры. В любом случае, если сейчас не будут предприняты реальные и эффективные шаги по поддержке отечественной экономики, — число подобных случаев будет нарастать, а последствия могут оказаться непредсказуемыми.

Люди пошли на отчаянный шаг — значит их точка зрения вовремя не была услышана. Попытки приукрасить экономическую действительность будут и дальше приводить к волнениям. Сейчас не надо ничего приукрашивать, необходимо действовать цивилизованными экономическими методами, упреждая появление подобных акций протеста. И ни в коем случае не применять силу там, где мы имеем дело с отчаявшимися людьми.

В отсутствии скорых цивилизованных экономических методов исправления существующей социальной политики количество подобных случаев может увеличиться.

ЗАЯВЛЕНИЕ О КОРРЕКТИРОВКЕ ТОЛКОВАНИЯ ПОНЯТИЯ ЭКСТРЕМИЗМА

25 сентября Госдума рассмотрит два президентских законопроекта: № 250826-5 «О внесении изменения в статью 35 Уголовно-процессуального кодекса РФ» и № 250820-5 «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и статью 100 УПК РФ». Эти инициативы предусматривают перенос рассмотрения уголовных дел по терроризму в Верховный Суд и усиление уголовной ответственности за организацию преступного сообщества.

Первый законопроект предусматривает передачу уголовного дела в Верховный суд в том случае, когда его рассмотрение в суде первой инстанции сопряжено с реальной угрозой для жизни и здоровья участников процесса.

Входе судопроизводства нередко происходят попытки разобраться со свидетелями и их родственниками, оказать давление на судий. Поэтому сомнений в правильности такой инициативы не возникает.

Второй законопроект направлен на изменение формулировок об организации преступного сообщества. Сама идея правильная. Уже накоплен солидный опыт по оргпреступности. Прежние формулировки, которые принимали на заре становления новой российской власти устарели, и требуется новое осмысление ролевых связей преступных сообществ. Зачастую, заказчик преступления уходит от уголовной ответственности, а отвечают «шестерки». Но ко второму чтению законопроекта я буду предлагать поправки, направленные на изменение чрезмерно широкого толкования в составе преступления понятия «экстремизм».

Как показывает практика, сегодня появились случаи, когда ради выслуги перед начальством правоохранительные органы заводят дела по экстремистской деятельности на тех граждан, кто критикует власть. Недавний пример — уголовное дело завели на человека, позволившего себе фразу: «Свободу не дают, а свободу берут». С такой правоприменительной практикой можно дойти до полного маразма. А что же говорить о митинговых страстях?

Поэтому мы намерены подкорректировать формулировки, чтобы исключить слишком ретивое применение закона нашими правоохранителями.

ВЫБОРЫ 11 ОКТЯБРЯ — ИГРА В ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАПЕРСТКИ

Прошедшие выборы в местные законодательные собрания семидесяти пяти регионов России, состоявшиеся 11 октября, демократическими может признать только неисправимый циник. Пожалуй, в истории России еще не было кампании, когда права граждан попирались столь бесцеремонным и наглым образом.

Истерика представителей власти вокруг выборов не оставляет сомнений в том, что рейтинг «Единой России» и самой власти в целом продолжает стремительно катиться вниз. Выборы в РФ окончательно превратились в фарс, в политический лохотрон, ставящий крест на цивилизованном механизме формирования власти.

Власть массово применяет приемы, с которыми невозможно бороться в правовом поле: снятие через избирательные комиссии и «заказное» правосудие наиболее рейтинговых оппонентов, жесткое административное подавление граждан, «закошмаривание» бизнеса, который пытается поддержать оппозицию, грубая фальсификация итогов голосования, поощрение криминальных методов давления на конкурентов.

Еще один печальный вывод по итогам прошедшей избирательной кампании — правосудие в России, как и правоохранительные органы, практически окончательно превратилось в инструмент власти для устранения неугодных кандидатов партий.

Сверхкритический уровень цинизма и вседозволенности — вот ноу-хау, которое отличает нынешние выборы от предыдущих. В Москве суд снимает Галину Хованскую за вручение визиток депутата Госдумы, характеризуя это как «использование должностного положения» и даже подкуп избирателей. В пяти подмосковных районах, где власть де-факто проиграла выборы, «выходит из строя» система ГАС «Выборы». Досрочное голосование в отдельных избирательных участках превышает 10 процентов от всех избирателей. Губернаторы, мэры, начальники департаментов и другие руководители не стесняясь дают задания по необходимому итогу голосования, угрожая, в противном случае, всеми возможными карами.

То, что происходит в стране, свидетельствует о попытке нынешней бюрократической номенклатуры и созданной ею партии не только монополизировать, но и узурпировать власть. Очевидно, что это рано или поздно приведет Россию к очередному потрясению и гражданскому конфликту. Ответственность за подобный сценарий несут те, кто сегодня продолжает играть краплеными картами с собственным народом. У оппозиции скоро не останется иного выхода, кроме поддержать народные выступления против творящегося беззакония.

В ПОДДЕРЖКУ МАЙОРА ДЫМОВСКОГО

Мужественный и даже отчаянный поступок Алексея Дымовского, безусловно, вызывает огромное уважение и заслуживает поддержки. То, что майор озвучил в своих видеообращениях, не новость. Важно то, как он это сделал, — открыто, публично, обращаясь к первым лицам государства.

То, что сейчас происходит вокруг него — попытки остановить его приезд в Москву, увольнение из органов внутренних дел — лишний раз говорит о болезнях не отдельных личностей, а всей системы МВД в целом. Необходимы серьезные изменения внутреннего качества, пересмотр функциональных обязанностей и численности сотрудников, создание оптимальных условий работы и новых механизмов контроля за деятельностью органов внутренних дел. Если мы в очередной раз упустим возможность реформирования, то сегодняшний случай будет лишь протестом одиночки, обреченным на поражение.

Конечно, праздник есть праздник. Я от всей души поздравляю всех милиционеров. Уверен, в милиции служат много порядочных сотрудников, для которых слова честь и совесть не пустые звуки. Жаль, что этот торжественный день омрачен хоть и объективными, но неприятными событиями. Надеюсь, благодаря очищению, которое должно произойти в МВД, мы все-таки сможем вернуться к первоначальным принципам этого праздника — празднику честных и мужественных людей, готовых пожертвовать своей жизнью ради безопасности и благополучия российских граждан.

ЗАЯВЛЕНИЕ О ВНЕСЕНИИ НА РАССМОТРЕНИЕ ГОСДУМЫ ЗАКОНОПРОЕКТА № 315329-5 «О ПАРЛАМЕНТСКОМ КОНТРОЛЕ В РФ»

Закон этот особенно важен для нашей страны, страдающей от всесилия чиновников, массового нарушения прав граждан и тотальной коррупции, идущей сверху. Во всем мире парламентский контроль эффективно противостоит вышеизложенному свыше двухсот лет и является неотъемлемым институтом власти во всех цивилизованных и демократических странах. Идеология парламентского контроля проста: народ финансирует деятельность правительства, наделяет его полномочиями, и имеет полное право знать, как чиновники исполняют волю народа.

Даже в президентской стране, США, в конгрессе существует механизм жесткого парламентского контроля, осуществляемый подкомитетами. Эти подкомитеты, в случае выявления несоблюдения законов или злоупотреблений в органах исполнительной власти, имеют право остановить финансирование министерства или ведомства. Как правило, расследования конгресса сопровождаются жестким «разбором полетов», вплоть до увольнения высоких должностных лиц.

В Финляндии и Германии парламентской оппозиции предоставлено право создавать специальные контрольные комитеты. Для этого требуется поддержки 25 процентов депутатов. Контрольным комитетам предоставляются права большие, чем даже органам прокуратуры и следствия.

Ни одно должностное лицо в США и странах Европейского Союза не может позволить себе отклонить приглашение парламента и его основных структурных подразделений, потому что тем самым будет продемонстрировано неуважение к народу. Закономерный факт: в странах, где существует институт парламентского контроля, коррупция, как системное явление, отсутствует, а у нас она расцвела пышным цветом.

В нашей стране института парламентского контроля, как такового, не существовало никогда. Высший законодательный и представительный орган Российской Федерации обладает куцыми, урезанными полномочиями. По большому счету, созданная в последние годы вертикаль исполнительной власти находится вне контроля. Результатом этого является небывалая массовая коррупция, централизация и монополизация власти в руках небольшой бюрократической группы, обладающей гигантскими полномочиями, ограничение демократических свобод и зажим критики.

Мы делаем только первые шаги к цивилизованному парламентаризму. В 2005 году по предложению депутатского корпуса в нашей стране был принят закон о парламентском расследовании. К сожалению, в процессе его подготовки были вычеркнуты из текста наиболее важные положения, которые нами, членами рабочей группы, закладывались в законопроект.

У Федерального Собрания РФ появилось право собственного расследования. Была пробита брешь в сомнительной доктрине антиконституционности права парламента контролировать власть. Сегодня впервые в истории российского парламентаризма образована полномочная парламентская комиссия по расследованию обстоятельств трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС.

Следующим, более решительным шагом, должно стать принятие закона о парламентском контроле. В нем впервые в отечественной истории определены серьезные контрольные полномочия палат Федерального и региональных парламентов, обобщены существующие контрольные функции. Главным ноу-хау нашего законопроекта является глава о формировании специальных комиссий парламентского контроля, создаваемых как на постоянной, так и временной основе. Им предоставляются достаточно большие права.

Предвижу, что у законопроекта «О парламентском контроле» найдется немало противников. В первую очередь, это чиновники, желающие сохранить «статус-кво» бесконтрольного, безнаказанного разворовывания государственного бюджета, это коррупционеры всех мастей. Так что обсуждение законопроекта станет для общества своеобразным «моментом истины» в желании власти реально побороть коррупцию и заложить основы эффективного и ответственного парламента.

Эта тема настолько важна для России, что я хочу обратиться ко всем честным и независимым СМИ, ко всем журналистам, имеющим смелость отстаивать гражданскую позицию, с просьбой развернуть в обществе дискуссию и помочь сформировать общественное мнение в пользу сторонников парламентского контроля. Без поддержки средств массовой информации и гражданского общества нам не одержать победы в этой тяжелейшей борьбе.

О ПРОШЕДШЕМ 30 ЯНВАРЯ МАССОВОМ МИТИНГЕ ОППОЗИЦИИ В КАЛИНИНГРАДЕ

Митинговая демократия — единственный способ сегодня влиять на действия власти. Минувшая акция показала, что политическая ситуация в России продолжает ухудшаться. Калининградский митинг объединил представителей различных оппозиционных сил и движений, что говорит о наличии серьезных ошибок в государственной политике России, которые приводят к подобным протестным настроениям.

Они, в свою очередь, являются ответом на неспособность власти обуздать коррупцию, произвол чиновников, отсутствие реальных экономических успехов, серьезную безработицу и многие другие проблемы, которые нынешняя власть решает крайне плохо и неэффективно.

Пример Калининграда показал, что в стране, где выхолощены выборы, где отсутствуют цивилизованные механизмы «переплавки» протестных настроений в цивилизованные действия, митинговая демократия остается единственным способом влиять на решения власти. Это нехороший симптом.

Безусловно, отсутствие реальной политической конкуренции и свободных выборов, наличие фактически однопартийной модели являются катализаторами подобных ситуаций, которые могут в любой момент в любом регионе выплеснуться на улицы наших городов достаточно активно. Интересно, если массовый митинг состоится в Москве, кого назначат виноватым за такое событие?

Я бы рекомендовал рассмотреть данную ситуацию Правительственной комиссии, чтобы лечить симптомы, а не болезнь. Возможное снятие со своего поста Сергея Булычева без исправления ошибок в госполитике не даст никаких результатов. Нельзя лечить воспаление легких компрессами и каплями в нос.

О ПОПЫТКАХ СНЯТЬ С ПОСТА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ ЛИДЕРА ПАРТИИ «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» СЕРГЕЯ МИРОНОВА

Заявления высокопоставленных единороссов об отставке Сергея Миронова и даже оскорбительные выпады в его адрес — еще один показатель слабости «Единой России», которая не способна вести конкурентную политическую борьбу, не готова к политической полемике и продолжает терять доверие людей. Не имея серьезной аргументации, партия власти пытается пойти по порочному пути любого авторитарного режима — запретить критику тем, кто на нее еще способен.

Специально для Андрея Воробьева, который является молодым политиком, хочу сказать, что даже КПСС, фактически государственная структура, отличалась гораздо большей внутренней демократией. Полемика, происходившая между членами политбюро, не говоря уже о низовых членах партии, была более бурной и жесткой, нежели нынешние дискуссии в Государственной Думе и Совете Федерации.

Партия «Единая Россия» лишний раз доказывает, что в условиях фактически однопартийной системы, которая отличается злоупотреблением административных ресурсов в подавлении конкурентных выборов, любая партия портится гораздо быстрее, чем принято думать. Поэтому сегодня любую критику «ЕР» стремиться подать как межличностный конфликт, что неудивительно для партии, не имеющей внятной идеологии.

К счастью, центральный комитет «Единой России» находится не в Госдуме и даже не в исполкоме «ЕР». И демарш в отношении Сергея Миронова — просто частная инициатива единороссов, с целью снизить остроту неизбежной критики, которой нечего возразить.

Не надо забывать, что сегодня «Справедливая Россия» — это единственная партия, признанная в европейском сообществе, в Европарламенте как партнер, предлагающий европейский путь развития российского государства. Таким достижением не может похвастаться ни одна другая политическая сила России.

ЗАЯВЛЕНИЕ ПРОТИВ ЗАКОНОПРОЕКТА ФРАКЦИИ ЛДПР О ДОСРОЧНОМ ПРЕКРАЩЕНИИ ПОЛНОМОЧИЙ ДЕПУТАТОВ ГОСДУМЫ ЗА «ПРОГУЛЫ» ПЛЕНАРНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

Инициатива Жириновского могла бы остаться незамеченной как очередной курьез вождя ЛДПР, если бы она не свидетельствовала о степени деградации нынешней Государственной Думы. Сегодня Дума превратилась в место, где депутаты дежурят на рядах. Присутствие депутатов на «пленарках» зачастую бессмысленно в условиях тотального доминирования партии власти.

В условиях тотального доминирования одной партии сбылась неудачно оброненная фраза спикера Госдумы Грызлова, что парламент не место для политических дискуссий. Предопределенность всех вопросов вне зависимости от мнения законодателей, делает бессмысленным пребывание депутатов в зале пленарных заседаний, где нет серьезной полемики и политической борьбы.

Если взять стенограммы «пленарок», безусловным лидером по выступлениям является оппозиция, которая использует Госдуму как трибуну для озвучивания своей позиции перед избирателями. Но благодаря действующей власти и ее механизму ручного управления СМИ, эта возможность исчезает. Самые важные дискуссии, как правило, проходят в поздние часы при полном отсутствии прессы.

Партия «Единая Россия» превратила парламент в бессмысленный механизм для голосования. Роль парламента катастрофически снизилась. В этой связи инициатива Жириновского выявляет всю глубину кризиса российского парламентаризма. Надо четко понимать, что в странах, где нет реальной политической борьбы наступает кризис с тяжкими последствиями. И Россия не исключение. Никакая модернизация, инновационная политика не пройдут в стране без модернизации политической системы, при которой ни у одной партии не может быть 75 %-го контрольного пакета ни в одном органе власти.

Отсутствие полемики в парламенте зачастую оборачивается трагическими последствиями, как это сейчас происходит в Киргизии. Нужен ли России такой путь? Единственный механизм выработки сбалансированных решений — парламентская межфракционная дискуссия. Отказывая России в этом, мы толкаем нашу страну на путь системного кризиса.

ЧИНОВНИКИ ОТДЕЛАЛИСЬ ЛЕГКИМ ИСПУГОМ

Дмитрий Медведев подписал Указ «О Национальной стратегии противодействия коррупции и Национальном плане противодействия коррупции на 2010–2011 годы».

Национальная стратегия противодействия коррупции является общим программным документом, направленным на искоренение коррупции в обществе. Безусловно, я приветствую любые положительные инициативы в этой борьбе.

В этом смысле Концепция, которую предложил президент, конечно делает определенный шаг вперед. Но недостатки этого документа заключаются в том, что методы и формы борьбы затрагивают второстепенные причины существования коррупции в России и не решают главной задачи, отраженной в самой концепции, — искоренение причин и условий разгула коррупции в российском государстве, где непрозрачность и бесконтрольность власти сочетаются с ее гигантскими полномочиями.

Несмотря на определенные позитивные моменты в Национальном плане противодействия коррупции — создание дополнительных условий для развития бизнеса, введение уведомительного порядка начала предпринимательской деятельности, сокращение возможностей контролирующих инстанций и упорядочение их деятельности и другое, в этом документе нет главного — механизма контроля за деятельностью чиновников.

В концепции нет обращения к Парламенту, который во всех цивилизованных странах играет очень важную сдерживающую роль, не упомянут даже такой ключевой антикоррупционный институт как парламентский контроль. Упомянута лишь роль гражданского общества и гражданского контроля, но не предложено каких-либо механизмов его реализации. И, наконец, отсутствует система контроля за доходами и расходами должностных лиц, который во всем мире осуществляется абсолютно гласно.

Фракция «Справедливая Россия» одобряет такой национальный план как идею. Но президенту, принимающему столь важный для страны документ, необходимо было провести более широкие консультации с ведущими политическими партиями и профильными комитетами Государственной Думы. Полагаю, тогда Национальный план обрел бы более решительный и принципиальный характер.

ВПЕРВЫЕ В РОССИИ ДЕНЬГИ ПРОИГРАЛИ ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ

21 апреля вступило в силу решение Арбитражного суда Московской области о признании права собственности на 21 объект олимпийского стрелкового комплекса в подмосковных Мытищах за Общественно-государственным объединением «ВФСО «Динамо», более четырех лет боровшимся за сохранение знаменитого стрельбища.

В России произошло невероятное событие. Впервые за многие годы коммерция и деньги проиграли здравому смыслу. Это произошло со стрельбищем «Динамо», которое наконец обрело настоящего хозяина — Стрелковый Союз России.

Эта победа удивительна тем, что многие десятки самых лакомых загородных спортивных объектов, расположенных на дорогих землях, давно уже стали чьей-то добычей. Такое произошло со стадионами, футбольными полями, спортклубами и плавательными бассейнами. Под предлогом реконструкции эти объекты на протяжении многих лет закрывались. Впоследствии на этих местах появлялась коммерческая недвижимость, приносящая барыши своим новым владельцам, про общественные интересы забывалось.

В случае с «Динамо» принято эпохальное решение. Дух коммерческой наживы проиграл Стрелковому Союзу, который сегодня восстанавливает традиции стрелкового спорта в стране. Очевидно, что земля в Мытищах — золотое дно для загородного строительства. Цена сотки в таком районе достигает десяти, двадцати и даже пятидесяти тысяч долларов. Поэтому для меня это очень неожиданная и приятная новость, что впервые в России деньги потерпели поражение.

Хочется, чтобы эта замечательная победа превратилась в хорошую традицию. Тогда мы сможем восстановить детско-юношеские спортивные школы, вернуть в общество массовый спорт. Я искренне поздравляю Стрелковый Союз с таким успехом и надеюсь, что его пример вдохновит другие спортивные ассоциации.

ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРИНЯТИИ ФЗ «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ФЗ «ОБ ОРУЖИИ»

Законопроект родился в результате плодотворного сотрудничества комитета Госдумы по безопасности, Российской стрелковой ассоциации и Министерства внутренних дел, которое как исполнительный орган власти регулирует этот вопрос в государстве. Безусловно, надо сказать слова благодарности Лисину Владимиру Сергеевичу, который пригласил участников рабочий группы по разработке законопроекта на чемпионат России по стрелковому спорту. И мы имели возможность посмотреть, как организована спортивная стрельба в России.

Наш закон действительно направлен на благо и развитие российского спорта, снимает массу ненужных избыточных ограничений. Во-первых, высококлассные спортсмены, мастера спорта наконец получили право работать с собственным оружием. Это оружие теперь закрепляется за ними, а не за некой организацией, когда его невозможно было перемещать. Для профессионального спортсмена очень важно работать с собственным оружием, к которому он привык и может показывать хороший результат.

В законе огромное внимание уделено развитию спорта, начиная с самых азов. Совсем недавно мы сняли ограничения по организации тиров в школах. Сейчас эта тема продолжается. В законе есть позитивные аспекты, связанные с приобретением пневматического оружия для школ и техникумов. Мы восстанавливаем систему стрелковой подготовки школьников и студентов, которая была уничтожена в перестроечные годы.

В соответствии с нашим законом гражданам не нужно бегать по бесконечным инстанциям с целью приобретения разрешения на пневматическое оружие. Сейчас мы принимаем европейские стандарты. Вся пневматика, которая не более 7,5 Дж дульной энергии и до 4,5 мм калибра, находится в абсолютно свободном обороте. Постепенно мы приводим свое оружейное законодательство в соответствие с тем, которое есть в европейских государствах.

Выступая на пленарном заседании Госдумы, я сказал коллегам-депутатам: «Давайте сделаем хороший подарок нашим спортсменам!» Тем более принятие законопроекта в третьем чтении совпало с чемпионатом России по стрелковому спорту. Депутаты поддержали. Будем надеется, что наш закон даст мощный импульс развитию стрелкового спорта по всей Российской Федерации.

ОСТАНОВИТЬ КОНВЕЙЕР СМЕРТИ!

40 дней прошло с момента трагедии на шахте «Распадская». Мы вспоминаем погибших шахтеров, отдаем им дань памяти. Но одними лишь поминальными мероприятиями ограничиваться нельзя. Мы обязаны прервать чудовищную цепь технологических катастроф, остановить конвейер смерти. Это — наш долг перед памятью погибших, этого же требуют от нас оставшиеся без кормильцев семьи, безутешные вдовы, осиротевшие дети. И, конечно, те рабочие, что ежедневно рискуют своими жизнями, спускаясь в шахты.

Огромная ответственность за все эти аварии лежит на собственниках предприятий. К сожалению, сегодня у многих из них получение прибыли становится главным критерием при добычи угля.

При этом не уделяется должного внимания вопросам безопасности. Необходимо разумно вкладывать средства в повышение безопасности, устанавливать технологически новое оборудование, увеличивающее выработку угля. Отраслевая политика в угольной отрасли нуждается в серьезной корректировке и внимании со стороны государства. Я считаю необходимым сформировать комиссию парламентского расследования по трагедии на шахте «Распадская» и дать честный и объективный ответ людям о случившемся.

Как предложил Председатель партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ Сергей Миронов, необходимо законом определить уровень компенсаций семьям погибших рабочих. И это должны быть такие суммы, чтобы дешевле было бы предупреждать аварии, совершенствовать технологические процессы, вовремя проводить профилактические работы. Раз на олигархов не действуют никакие моральные доводы, будем бороться с их жадностью другими мерами.

Разумеется, за явные нарушения техники безопасности ответственные лица должны нести не только финансовую ответственность.

ЗАЯВЛЕНИЕ ОБ ИТОГАХ ВЕСЕННЕЙ СЕССИИ НИЖНЕЙ ПАЛАТЫ ПАРЛАМЕНТА

Я приветствую стремление президента Дмитрия Медведева еще раз прояснить ситуацию с разгулом коррупции в стране. Но у меня есть вопрос к президенту, почему остался без внимания ключевой в борьбе с коррупцией законопроект «О парламентском контроле», внесенный нами на рассмотрение Государственной Думы еще 19 января 2010 года.

Во всех цивилизованных странах с коррупцией в органах власти борются специальные комиссии парламентского контроля. В России же эти идеи вызвали бурную негативную реакцию всей исполнительной власти. Почему? Она увидела в этом угрозу своей бесконтрольности, материальным интересам? Во всем мире комиссии парламентского контроля — это лучший механизм борьбы с коррупцией — но только не для России?

Я неоднократно предлагал принять и законопроект о контроле не только над доходами, но и расходами граждан, особенно чиновников. На Западе существует нормальная практика, когда все граждане заполняют декларации, находящиеся в открытом доступе, за исключением домашнего адреса и состава семьи, и каждый имеет доступ к этой базе.

Страна получает несколько миллионов бесплатных контролеров, и не нужно держать никакие бюрократические аппараты, потому что каждый знает о доходах своего соседа и может заявить в компетентные органы, если сосед ворует. А у нас даже подумать об этом боятся! В кулуарах мне говорят, что в здравой памяти и трезвом рассудке такой закон принят не будет. Очевидно, что коррупция начинается с самого верха — закрытых от проверки органов прокуратуры и следствия — далее, как говорится, везде.

Прав Медведев в том, что законы, содержащие отсылочные нормы, необходимо принимать только с проектами подзаконных актов, публично и гласно. Это серьезный шаг на пути создания реального публичного права в РФ. Все остальные попытки подменить его различными ведомственными экспертизами вызывают только горькую иронию.

Еще важно понимать, что для борьбы с коррупцией нужен инструмент — честно работающие органы. Президент инициировал реформу МВД — хорошо, но принципы этой реформы позволяют сомневаться в ее эффективности по одной простой причине — реформа МВД поручена самому МВД — и это большая ошибка при всем моем уважении к руководству министерства.

Наконец, без объективного прокурорского надзора, в том числе, над следствием — явно бесконтрольным, от чего падает его качество и возрастает коррупционность — реализовать модель правового государства будет невозможно.

В итоге, на фоне мелких успехов очевидные и важные вопросы борьбы с коррупцией остались без должного внимания.

К тому же, давно надо менять состав Антикоррупционного совета при Президенте, наполнять его представителями оппозиционных партий, экспертного сообщества, а не замыкать на саму исполнительную власть, которая, к сожалению, является самым главным источником коррупции в России ввиду своей полной бесконтрольности.

Ведь пословицу «Рыба гниет с головы» никто не отменял.

ЗАЯВЛЕНИЕ О ВЗРЫВЕ НА БАКСАНСКОЙ ГЭС

Продолжающиеся теракты ставят вопрос о способности власти обеспечивать безопасность населения и контролировать ситуацию в стране. Произошедший сегодня теракт на Баксанской ГЭС воспринимается населением достаточно рутинно. Люди начинают привыкать к повышению террористической активности в летние месяцы. Это свидетельствует о том, что болезнь под названием терроризм не только не лечится, но и расширяется географически.

По-прежнему остаются не устраненными причины и условия, порождающие терроризм. Дело вовсе не в жесткости методов борьбы с ним, а в их продуманности. Необходимо всерьез проанализировать, почему за два десятилетия крупных терактов — начиная с трагедии в Буйнакске в сентябре 1999 года — кроме регулярности террористических актов и громких заявлений о том, что терроризм будет уничтожен, ничего, по большому счету, не меняется.

Это говорит о том, что не изучены причины этого явления, включая действия самой власти и результаты социально-экономической политики государства. К сожалению, полностью провалено идеологическое противостояние терроризму. Когда вербуют все новых и новых сторонников террористического подполья, необходимо вырабатывать серьезную государственную программу, направленную на предотвращение появления различных смертников. Совершенно бессмысленным на этом фоне выглядит требование усиления охраны объектов, поскольку джинна надо держать в бутылке, а не ловить его, когда он уже на свободе.

Продолжающие теракты в целом ставят вопрос о способности власти контролировать ситуацию в стране и защищать население России от террористической угрозы. Проблема противодействия терроризму давно уже вышла за рамки деятельности спецслужб — это задача политической власти доказать свою дееспособность.

ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРОПОРЦИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМЕ ВЫБОРОВ

Народная партия России выступила с острой критикой инициативы ЦИКа о возможности избрания всех 450 депутатов Государственной думы по пропорциональной избирательной системе (только по партийным спискам).

Мы считаем, что только выборы по одномандатным округам являются «горнилом» для формирования новой политической элиты. Только при такой избирательной системе парламент будет связан с народом, который хочет видеть не только идеи, не только партийный список с никому не известными фамилиями, но и личность, которая будет отстаивать его интересы.

Мы против пропорциональной системы выборов на данном этапе развития общества, ибо при фактическом отсутствии второй палаты парламента эта система выборов до предела ущемит интересы регионов в высшем законодательном органе страны.

Сегодня российские партии не имеют четко выраженной точки зрения и своего лица, депутаты, выбранные по спискам, не привязаны ни к какой земле, и, следовательно, они не знают реальных проблем людей на этих территориях. То есть они мыслят макроэкономическими понятиями и оторваны от реальности.

По моему мнению, пропорциональная система несправедлива еще и тем, что многие депутаты, находясь одновременно в списке и избирающиеся в одномандатном округе, проходят в парламент по партийным спискам, когда в одномандатном округе избиратели, знающие кандидатов на месте, отказывают им в доверии.

Думские народники намерены вести внутри фракции «Единая Россия» активную работу по формированию иной точки зрения, отличной от генеральной линии ЦИКа.

Мы уверены в поддержке коллег по фракции, поскольку ее большинство составляют депутаты-одномандатники, и считаем, что идея Центризбиркома вряд ли будет иметь законодательную перспективу. По крайней мере, Народная партия будет делать все, чтобы демократические свободные выборы сохранились, а народ знал своих депутатов в лицо.

ЗАЯВЛЕНИЕ О ТРАГЕДИИ В БЕСЛАНЕ

Мы пережили тяжелейшую трагедию, которая потрясла не только всех нас, но и весь мир. Ни одна армия, ни одна экстремистская сила никогда не воевала с беззащитными детьми. Даже фашисты, уничтожая людей, все равно скрывали следы преступлений. Здесь же — открытый вызов всему человечеству, всей мировой цивилизации.

Трудно, да и, пожалуй, невозможно найти слова утешения для тех, кто потерял самых близких и любимых людей. Сегодня вся Россия, весь мир скорбят и разделяют боль родственников жертв этой страшной трагедии.

Настало время извлечь уроки. В противном случае повторение подобных трагедий неизбежно, где мы с вами будем играть в чудовищную рулетку, где никто не знает, кто станет следующим.

Человеческое терпение не беспредельно. Невозможно жить в постоянном страхе перед силами террора. Поэтому мы вправе требовать у власти выработки четкой и жесткой системы личной ответственности всех и каждого за безопасность своей страны, своего дома, своей семьи!

Сегодня необходимо преодолеть системные ошибки, кардинально реорганизовать систему безопасности страны. Но безопасность, как и все в этом мире, стоит больших денег. Если мы хотим, чтобы наши дети не погибали, а все россияне были защищены от подобных трагедий, то мы просто обязаны кардинально пересмотреть расходы на нашу с вами безопасность при формировании федерального бюджета, гласно и коллегиально рассматривать бюджеты всех силовых ведомств.

Совершенно очевидно, что невозможно противостоять терроризму без победы над поразившей правоохранительные органы коррупцией. Необходимо провести коренную чистку органов, принять, наконец, закон о борьбе с коррупцией.

Нужно воссоздать школу разведки и контрразведки для подготовки специалистов, способных предвидеть и предупреждать действия террористов, оперативно и профессионально вести работу по выявлению «террористических гнезд».

Необходимо восстановить институт парламентского контроля и парламентского расследования, вместе с тем резко повысив роль Совета безопасности как координирующего органа.

Но самое главное — если мы считаем себя великой страной, великой державой, великой нацией, то должны сплотиться перед лицом общего врага, имя которому — терроризм. Россия не станет на колени перед преступниками, убивающими детей и стреляющими из-за угла.

ЗАЯВЛЕНИЕ О НЕОБХОДИМОСТИ ЗАЩИТЫ ГОСУДАРСТВОМ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ СЕЛЬХОЗПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ

Засуха и пожары привели к тому, что истинные масштабы неурожая-2010 еще только предстоит оценить и осмыслить в полном объеме. Понятно, что власти сейчас умышленно стараются представить ситуацию лучше, нежели она есть на самом деле. Однако цены на продукты питания уже резко поднялись и больно ударили по бюджету простых россиян.

Правительство заявило о выделении средств для компенсации потерь аграриям, но это пока только слова — реальных компенсаций не получили даже крупнейшие хозяйства, понесшие от засухи самые тяжелые потери. А пока мы закупаем зерно в Казахстане и гречку в Китае. Вряд ли это пойдет на пользу российскому крестьянству.

Как отметил спикер Совета Федерации Сергей Миронов, «совершенно оправданная забота о потребителях зерновых продуктов не должна принести разорение сельхозпроизводителям». Государству необходимо более принципиально, более жестко отстаивать национальные интересы на продуктовом рынке, особенно в нынешних и без того кризисных условиях, осложненных к тому же природными катаклизмами.

Медлительность Правительства сложно объяснить фактором неожиданности. То, что засуха уничтожит урожай, стало ясно к середине июля, лесные пожары лишь добавили в ситуацию трагизма. Сколько еще российские отрасли будут ждать милости от власти — вопрос, волнующий миллионы наших сограждан. Уверен, что Правительству следует обратить внимание на этот фланг работы, который пока что явно «проседает».

ПРИЗЫВАЮ ВЛАСТИ НЕ ПРИМЕНЯТЬ СИЛУ К УЧАСТНИКАМ МАРША НЕСОГЛАСНЫХ, ПРОВОДИМОГО 31 АВГУСТА НА ТРИУМФАЛЬНОЙ ПЛОЩАДИ

В последнее время наши чиновники даже самого высокого уровня стали напрочь забывать 31 статью Конституции, которая предусматривает право граждан на мирные собрания, шествия и манифестации. Многие высокопоставленные должностные лица даже в своих откровенных интервью говорят о разрешительном характере таких мероприятий.

Хочу напомнить, что у нас даже в недавно принятом законе «О митингах, шествиях и манифестациях», против которого выступала оппозиция, предусматривается уведомительный порядок проведения массовых мероприятий. Именно поэтому я призываю правоохранительные органы к сдержанности и неприменению физической силы к участникам подобных мероприятий, о проведении которых власти уведомлены, в том числе и Марша несогласных.

Полагаю, это особенно важно накануне Дня знаний, когда миллионы школьников сядут за парты.

Какой урок мы им хотим преподать?

Мы все должны понимать, что сила может и должна применяться только в отношении преступников и правонарушителей, а не для «формирования» «правильной» точки зрения.

Глубочайшее заблуждение власти, что силой можно повлиять на мировоззрение человека, оно может привести к очень тяжелым последствиям. России давно пора становиться цивилизованным демократичным государством.

ЗАЯВЛЕНИЕ ПРОТИВ АКЦИИ МИХАИЛА ХОРСЕВА В ПОДДЕРЖКУ СТРОИТЕЛЬСТВА ДОРОГИ ЧЕРЕЗ ХИМКИНСКИЙ ЛЕС

Позиция «Справедливой России» в отношении Химкинского леса давно определена.

Мы поддерживаем сторонников сохранения лесного массива.

В стране разворовывается столько денег, что можно безболезненно построить даже четвертым ярусом любую дорогу в Шереметьево и даже до Санкт-Петербурга, если хотя бы на два процента снизить объем воровства, которым безнаказанно занимаются чиновники.

Наша партия, включая лидера Сергея Миронова и тех депутатов, которые лично поддержали движение защитников Химкинского леса.

Но наша партия состоит из людей, которые имеют право на собственное мнение. Организация митинга за строительство дороги через лес — личная инициатива руководителя местного отделения «СР» Михаила Хорсева, который являлся организатором митинга не от партии, а от гаражного кооператива. Не нужно пытаться выдавать мнение отдельного человека за коллегиальное. Это не было партийным мероприятием.

Осуждая подобные действия Хорсева как руководителя местного отделения «Справедливой России», в то же время мы признаем право за любым гражданином на собственную точку зрения.

Именно этим мы отличаемся от «Единой России». Тем не менее инициатива Михаила Хорсева в ближайшее время станет предметом обсуждения на Бюро Московской областной парторганизации.

ЗАЯВЛЕНИЕ О СВАЛКАХ ГУМАНИТАРНОЙ ПОМОЩИ В РЯЗАНСКОЙ ОБЛАСТИ И МОРДОВИИ

То, как распорядились гуманитарной помощью для пострадавших от пожаров людей в Рязанской области и Мордовии, потрясло всю страну. По большому счету, российскому обществу был преподан урок вызывающей чиновничьей подлости, которая лишний раз доказала, что зажравшиеся бюрократы давно потеряли всякий стыд и совесть, а российский народ считают источником своих доходов и не более того.

Если бы подобное произошло в богатой стране, где все граждане зажиточные, такой инцидент можно было бы списать на неумышленные промахи властей. Но в данном случае гуманитарные грузы выбрасываются на свалки в России, где огромное количество детских домов, а треть населения живет за чертой бедности.

Очевидно, что подобные случаи чиновничьего вандализма типичны для нынешней бюрократии, которая, к тому же, кичится своей принадлежности к правящей партии. Этим «чинушам» еще хватило наглости и цинизма настроить свой едроссовский «комсомол» в лице «Молодой гвардии» против одного из кумиров российской эстрады — Юрия Шевчука, которого ухитрились назвать мародером в случае, когда родственники солдат, не вернувшихся с боевых операций в Чечне, подарили ему боевые медали погибших после серии благотворительных концертов Шевчука на Кавказе.

Хорошо бы прокремлевской молодежи усвоить именно этот урок — кто на самом деле является мародером в современной России, кто способен унижать и грабить свой народ и проявлять чудовищное равнодушие к его интересам и проблемам.

ЗАЯВЛЕНИЕ О ТЕРАКТЕ ВО ВЛАДИКАВКАЗЕ

Террористические проявления в России становятся пугающей регулярной статистикой. Мы уже не чувствуем боль потерь так, как это было еще несколько лет назад — мы привыкли к терактам. Это означает, что нынешняя власть не в состоянии устранить причины и условия, формирующие террористическое подполье, не в состоянии перекрыть источники, питающие рекрутирование в ряды террористических организаций новых членов.

Несмотря на очевидные успехи в деле уничтожения тех боевиков, которые несколько лет терроризировали жителей Северокавказских республик, фактом остается то, что их места в избытке занимают новые террористы. Совершенно очевидно, что меры ужесточения не дают должного эффекта. С терроризмом надо воевать не только силой, но и включать мозги.

Сегодня мы провалили идейное противостояние террористическому подполью, мы не исправляем чудовищные недостатки нашей коррумпированной и бездушной власти, которая отталкивает от себя огромное число людей. Мы не в состояние проявить должное оперативное искусство, поскольку наши системы правоохраны и безопасности дают регулярные сбои и никакие меры официальных предостережений и засекречивание мероприятий по антитеррористической направленности не дают должного результата. Уровень оперативной работы и выявление преступления на этапе его приготовления сегодня изрядно хромает.

Если мы не предпримем решительных шагов, направленных на устранение глубинных причин существования терроризма, не сможем контролировать процессы на этапе их зарождения, то никакими силами и способами мы не сможем остановить открытое проявление чудовищных актов вандализма, которое происходит сегодня по всей стране ежедневно. Невозможно ловить джинна, выпущенного из бутылки, превращая всю страну в осажденную врагами крепость.

ПОПЫТКИ ПРИДВОРНЫХ ИНТРИГАНОВ ПОССОРИТЬ РУКОВОДСТВО «СР» СМЕШНЫ И ПРИМИТИВНЫ

Создание общественного движения «Россия, вперед!» рассматривается нынешней властью с непонятной тревогой и беспокойством. Свидетельством этого является ряд публикаций сомнительного качества, появляющиеся от имени заказных политологов на сайтах партии власти. Например, на ER.ru появилась провокационная статья, о якобы чуть ли не состоявшемся расколе «Справедливой России». Хочу сказать: господа, напрасно стараетесь! В «Справедливой России» сплоченное руководство, которое способно разобраться в хитросплетениях придворных интриганов.

Лично я считаю укрепление «Справедливой России» важнейшей частью своей работы, поскольку создание современной социал-демократической партии чрезвычайно важно для нашей страны, именно эту задачу мы и решаем. Я не мыслю себя отдельно от партии, активно работаю по ее развитию как в Подмосковье, так и в других регионах России.

Движение «Россия, вперед!» является общественной деятельностью, направленной на усиление роли всех политических партий, включая «Справедливую Россию». Поэтому попытки «вбить клин» в руководство эсеров выглядят смешно, мы это уже не раз проходили.

Стыдно только за оппонентов — слишком мелочно и примитивно они действуют. Видимо, отсутствие реальной политической борьбы пагубно сказывается даже на уровне подковерных интриг. Мельчают, однако.

Для всех нормальных людей еще раз заявляю — я буду работать и в партии, и не менее активно в новом общественном движении. Большой привет нашим недругам!

ПОЛУПОДПОЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ «ЕДИНОЙ РОССИИ» — КАРИКАТУРА НА МОДЕРНИЗАЦИЮ СТРАНЫ

Единороссовское мероприятие по созданию движения «Россия, вперед!» обретает все более карикатурный и курьезный характер. Де-факто такое движение существует уже полгода, работает Оргкомитет, проведена Учредительная конференция, уведомлен Минюст, в регионы отправлены документы для регистрации региональных отделений. Складывается впечатление, что для «Единой России» свет клином сошелся на модернизационном движении.

Партия власти всеядна, она желает возглавить любой прямо противоположный процесс и полностью приватизировать любую гражданскую инициативу. По сути, это очередной плагиат «Единой России», которым она отличается последнее время все больше и больше. У них не осталось ни своих идей, ни мыслей, ни планов.

Удивляет упорство и бесцеремонность, с которыми действует партия власти. Очевидно, задача «Единой России» — не допустить никаких преобразований в стране. Как может движение за модернизацию возглавить партия, исповедующая консерватизм? Это напоминает Оруэлла «1984», где Министерство Любви занималось разжиганием военных конфликтов.

Сейчас мы посмотрим какую позицию займет Министерство юстиции, которое уже уведомлено о состоявшейся 25 сентября Учредительной конференции нашего движения «Россия, вперед!». Мы ее провели в соответствии с планом, принятым Оргкомитетом еще в мае 2010 года.

Еще более странным выглядит желание партии власти создать движение в поддержку модернизации. Такое ощущение, что контролируемого партией Правительства РФ, практически стопроцентного губернаторского корпуса, региональных законодательных собраний и 90 процентов мэров крупных городов — не хватает для того, чтобы провести программу модернизации. Кто может противостоять монополии на власть, которой обладает «Единая Россия»? К сожалению, все это мне напоминает старый анекдот — «цирк уехал, а клоуны остались». Сегодня театр абсурда правящей партии полностью соответствует старой шутке.

Мы были намного честнее, пригласив руководство «Единой России» на нашу Учредительную конференцию. И то, что сегодня нас не позвали на это полуподпольное мероприятие, говорит о том, что «ЕР» хочет создать свое собственное партийное, абсолютно контролируемое движение, которое все равно останется карикатурным и по форме и по содержанию.

Я рад, что мы не будем конкурировать с «Единой России» за регистрацию названия «Россия, вперед!»

Я удовлетворен тем, что «Единая Россия» проявила разумную сдержанность и приняла решение не регистрировать в Минюсте созданное сегодня движение со схожим названием «Россия, вперед!». Чем больше будет движений за модернизацию страны, объединяющих российских ученых, экспертов и предпринимателей, тем лучше для России.

В данном случае «Единая Россия» заняла корректную позицию в отношении нашего, уже созданного движения, которое ставит перед собой задачу сотрудничества с гражданами на межпартийной основе. Мы уведомили Министерство юстиции о состоявшейся 25 сентября Учредительной конференции движения «Россия, вперед!», которую провели в соответствии с планом, принятым Оргкомитетом еще в мае 2010 года.

Я рад, что мы не будем конкурировать с «Единой Россией» за регистрацию движения «Россия, вперед!», что избежали никому не нужного театра абсурда вокруг идентичных названий. Надеюсь, что эти два движения будут дополнять друг друга в деле продвижения страны по пути модернизации.

ЗАЯВЛЕНИЕ О НАРУШЕНИЯХ И МАССОВЫХ ФАЛЬСИФИКАЦИЯХ В ХОДЕ ВЫБОРОВ 10 ОКТЯБРЯ 2010 ГОДА

Прошедшие выборы изобилуют огромным количеством нарушений, давлением административным фактором, стремлением подтасовать и фальсифицировать результаты голосования на избирательных участках, создать преимущество правящей партии в СМИ. Очевидно, что результаты «Единой России» на выборах дутые и не отражают реального соотношения сил. Можно было везде «нарисовать» 80 % голосов за «ЕР» как в Туве — это было бы, по крайней мере, честно, и признать, что у нас выборов нет.

В отдельных регионах нам удалось дать бой партии власти. В Новосибирске, городской Думе Нижнего Новгорода, Челябинске, Туве и отдельных районах Московской области «Справедливой России» удалось одержать победу. Наблюдая «грязные» избирательные кампании, я пришел к однозначному выводу — если президент хочет реальной модернизации страны, нужно немедленно модернизировать избирательное право и механизмы выборов.

Во-первых, нужно создать дискуссионные площадки на центральных каналах телевидения, которые по команде сверху «не пущают» оппозицию на экраны. Поэтому в стране отсутствует всякая политическая полемики, а в регионах проводятся псевдодебаты. В Новосибирске на ВГТРК дается две минуты на изложение программы партии и минута — на реплики. Это издевательство по сравнению с многочасовыми дебатами в прямом эфире, которые проводятся в цивилизованных странах.

Во-вторых, нужно срочно менять состав избирательных комиссий, прекратить выдвижение представителей от так называемых «трудовых коллективов», а де-факто — из сотрудников администраций. Такие избирательные комиссия являются главным инструментом многочисленных фальсификаций.

В воскресенье мне пришлось до 6 утра находится в избирательной комиссии Серпухова. Несмотря на то, что наш кандидат на пост мэра города Павел Залесов лидировал с большим отрывом, 24 участковых комиссии, закончив работу, два часа ждали каких-то непонятных указаний «из администрации», не отдавая протоколы голосования наблюдателям. Пришлось буквально заставлять их оформлять результаты, и только так к 9 часам утра территориальная избирательная комиссия была вынуждена признать победу нашего кандидата. Для сравнения: там, где побеждали «единороссы» подсчет голосов завершился уже к часу ночи.

Сейчас необходимо, чтобы президент лично внес соответствующие изменения в избирательное законодательство — в состав избирательных комиссий могут входить только представители политических партий. Председатель же и ответственный секретарь должны быть, как минимум, из разных политических партий, желательно не имеющих большинства в региональных органах власти.

В-третьих, в стране действует практика репрессий, проводимых в отношении оппозиционных кандидатов с использованием всех механизмов правоохранительной системы. Разрушают бизнес, присылают огромное количество проверяющих инстанций, люди подвергаются моральному запугиванию, их увольняют с занимаемых должностей. Представителям бюджетной сферы — врачам, учителям, директорам школ — практически невозможно заявлять о своей партийной принадлежности, это может обернуться их увольнением. Необходимо усилить уголовную ответственность за вмешательство в процесс волеизъявления, поставить административный фактор в разряд особо тяжких преступлений, посягающих на конституционные основы государства.

В-четвертых, налицо огромное количество фальсификаций результатов голосования через открепительные талоны. Известна практика, когда в ряде регионов по открепительным талонам бюджетников обязали голосовать на определенных участках, чтобы их волеизъявление было под контролем. Это грубейшие нарушения свобод и прав граждан. Люди запуганы до такой степени, что даже боятся писать заявления в правоохранительные органы. Например, в Ногинском районе ко мне подошла группа учителей, также отказавшихся писать жалобы. Им четко объяснили, что они будут уволены в случае любой попытки самостоятельно отдать свои предпочтения «неправильным» кандидатам. К сожалению, Прокуратура занимает в этом вопросе созерцательную позицию.

При сохранении таких нарушений избирательного законодательства, подавления прав граждан на свободу слова и выбора ни о какой модернизации России речи идти не может. Тот застой во власти, который явился причиной гибели СССР, может стать самой реальной причиной гибели России. На фоне растущей гражданской активности граждан сохранение этой системы может привести к очень тяжелым для страны последствий. Об этом мы предупреждаем и власть, и общество.

В ДЕНЬ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ТЕРАКТА НА ДУБРОВКЕ

Сегодня, когда страна скорбит по жертвам теракта на Дубровке, хотелось бы призвать Прокуратуру РФ и следственные органы дать должную оценку действиям чиновников, чья безответственность и неумение действовать в критических ситуациях повлекли гибель людей, спасенных в ходе спецоперации, по дороге в больницу.

Чем дальше трагические события осени 2002 года — масштабный теракт «Норд-Ост», — тем больше вопросов к тому, что там произошло. Дело даже не в секретной формуле примененного газа, не в деталях спецоперации, которая прошла достаточно успешно. Главный вопрос — как можно было допустить традиционный российский бардак в деле спасения заложников? Как можно было, стянув лучшие силы московской медицины, сажать в автобусы без медработников людей, находящихся в полуобморочном и бессознательном состоянии, в результате чего многие спасенные заложники умерли по дороге в больницу от удушья.

Понятно, что оперативный штаб сумел отработать только одну часть операции по спасению людей — силовую. Привлекли спецподразделения «Альфа» и «Вымпел», спасших жизни многих сотен людей и достойных высшей похвалы. Но очень обидно, что в целом блестяще проведенная боевая операция все равно привела к большому числу жертв в результате традиционного российского бардака и безответственности.

На мой взгляд, Прокуратура и следственные органы не дали должной оценки ответственности тех, кто принимал решения организационного плана. Те, кто должны были обеспечить своевременную медицинскую помощь и правильную эвакуацию людей, должны держать ответ. Держать ответ не потому, что мы «жаждем крови» или ищем виноватых, а чтобы извлечь уроки на будущее.

Не дай Бог произойдет очередная трагедия — не обязательно теракт, может случиться и техногенная катастрофа — мы опять будем списывать жертвы на безответственность и неквалифицированные действия чиновников. «Норд-Ост» — это не прочитанная до конца страница истории, которую мы не имеем право перелистнуть.

Мне до сих пор не понятно, почему в ходе боя на втором этаже, где находилась мужская часть террористической бригады, не было дано команды «Взять живыми!», чтобы сделать открытый процесс и выяснить все механизмы и детали, которые предшествуют совершению такого масштабного террористического акта. Это либо большая глупость, либо очень тонкий расчет лиц, пытавшихся скрыть проколы и провалы государственного механизма, повинного в том, что подобный теракт стал возможным в самом центре нашего государства.

У НАС ЕСТЬ ДВА-ТРИ ГОДА ДЛЯ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ ПРОБОК В МОСКВЕ

В случае «забалтывания» чиновниками программы президента и нового мэра Москвы по ликвидации транспортного коллапса придется переносить столицу из города Москвы в новый административный центр. Программа «Развитие транспортной системы России» на 2010–2015 годы, предложенная президентом, опоздала лет на 10–15, особенно в Москве. Тем не менее ее нужно срочно реализовывать.

И первое, что нужно сделать — создать понятные правила игры для инвесторов и на деле организовать частно-государственное строительство многоярусных парковок, либо это делать за счет бюджета, возводя муниципальные платные парковки для временного хранения автомобилей, поскольку большая часть дорог города превратилась в парковки. Москва должна срочно выдать инвесторам 1000–1500 мест застройки парковок с полным пакетом документации. Никакие меры в виде «зеленых волн» и прочего не помогут, пока эта проблема не будет решена.

К сожалению, алчность московских чиновников привела к тому, что за многомиллионные взятки и откаты территории, удобные для строительства многоярусных парковок, розданы «своим» предпринимателям для возведения объектов коммерческой недвижимости.

Самый неудачный пример дорожного строительства — дорогостоящий Ленинградский проспект, упирающийся в площадь Белорусского вокзала. Огромные средства, выделенные на реконструкцию «Ленинградки», фактически выброшены на ветер. Вместо того, чтобы обеспечить реальную пропускную способность на Белорусской площади, территория вокруг Тверской улицы была выделена под строительство офисов близким к власти бизнесменам. Теперь мы имеем там постоянный транспортный коллапс.

Ограничение движения грузового транспорта, введение реверсивного движения — правильные меры, но недостаточные. Очевидно, что в Москву нужно делать многоуровневые въезды и выезды. Во всем мире уже по тридцать лет существуют многополосные въезды и выезды в крупные мегаполисы. Если через два-три года не будет реальных изменений в дорожной политике, единственным способом организации нормального движения в Москве будет перенос столицы за двести километров от МКАД и строительство «города чиновников». Такая практика реализована во многих странах мира — Германии, США, Бразилии, Казахстане и другие. И я буду первым настаивать на подобном решении.

И еще о способах ликвидации «пробок»: органы ГИБДД забыли, что они, в первую очередь, организаторы дорожного движения. Поэтому давно пора отойти от карательной практики вылавливая нарушителей в темных переулках к реальному регулированию движения, особенно в часы пик.

ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРЕДЛОЖЕНИИ СЛЕДСТВЕННОГО КОМИТЕТА ДЕПУТАТУ ХИНШТЕЙНУ СТАТЬ НАМЕСТНИКОМ АЛЕКСАНДРА БАСТРЫКИНА НА КАВКАЗЕ

Предложение Следственного комитета при прокуратуре РФ депутату Александру Хинштейну относится как раз к тем предложениям, от которых можно отказаться. Причем, вероятность его отказа составляет 99 процентов.

Очевидно, что Александр Хинштейн — блестящий журналист и талантливый депутат, но он не имеет практических навыков и опыта работы в следственных органах. И вряд ли захочет менять понятное для него поле деятельности на работу с начальником, с которым находится в сложных отношениях.

В любом случае, предложение Бастрыкина вызвало общественный резонанс, поскольку дает Следственному комитету возможность при случае упрекнуть депутата за отказ от работы в системе СКП.

Это хороший пиар-ход. Таким образом СКП возобновил практику направления пишущих людей России на Кавказ. Туда по различным причинам были высланы Пушкин, Лермонтов, Толстой и другие. Теперь — Хинштейн. В принципе, мой коллега попал в достойную компанию.

ЗАЯВЛЕНИЕ О НЕФОРМАЛЬНОЙ МЕЖФРАКЦИОННОЙ РАБОЧЕЙ ГРУППЫ ДЕПУТАТОВ ПО ДОРАБОТКЕ ЗАКОНОПРОЕКТА «О СЛЕДСТВЕННОМ КОМИТЕТЕ РФ»

Первое заседание неформальной межфракционной рабочей группы депутатов (А. Куликов, А. Луговой, А. Хинштейн, Г. Гудков, А. Гуров и другие) по доработке законопроекта «О Следственном комитете РФ» ко второму чтению пройдет в пятницу 19 ноября в 12:00.

Наша рабочая группа проведет первое совещание по выработке поправок к законопроекту «О Следственном комитете» ко второму чтению. Наибольшую совместную критику депутатов вызывают отсутствие возможности контроля со стороны общества и парламента за деятельностью Следственного комитета, недостаточный механизм прокурорского надзора.

Вызывают опасения чрезмерные полномочия СК, выходящие за рамки Уголовно-процессуального кодекса, а также — возможная утечка оперативной информации, которая становится доступной сотрудникам Следственного комитета при получении ими права ознакомления фактически с любыми оперативными материалами, включая учеты, агентурные материалы, и даже сведения о внедренных агентах и сотрудниках. По этим темам мы намерены подготовить поправки за подписями депутатов нашей рабочей группы.

От имени рабочей группы нами подготовлены письма в Совет Государственной Думы и Администрацию Президента РФ с просьбой продлить срок внесения поправок, а также, с учетом сложности и важности данного законопроекта, провести парламентские слушания и экспертные совещания. Возможность доработки законопроекта в консенсусном варианте в значительной степени будет влиять на позицию оппозиционных фракций при голосовании по законопроекту во втором и третьем чтении.

В ОТНОШЕНИИ ПОСЛАНИЯ ПРЕЗИДЕНТА

Безусловно, в послании содержится много важных позитивных вещей, особенно когда речь идет о социальной сфере. Той сфере, которая составляет особый приоритет для «Справедливой России», во фракцию которой я вхожу. И в то же время я несколько разочарован содержанием послания.

Считаю что, что тот реформаторский дух, который был всегда присущ президенту и который касался довольно важных вопросов политической повестки дня: государственного устройства, формирования и укрепления демократических институтов политической системы страны в целом, — вот этот вот дух, к сожалению, ушел. Его в этом послании не было. Президент сосредоточился на важных, но все-таки второстепенных вещах. Они должны быть решены в государстве, но не могут эффективно решаться без исправления общесистемных ошибок, которые, безусловно, есть в нашем государственном устройстве.

Честно говоря, думал, что накануне Дня Конституции президент затронет вопрос исполнения конституционного законодательства, конституционного права, большей защиты прав граждан. Но, увы, это не вошло в послание президента.

Я прочувствовал еще один тревожный момент: президент совершенно искренне говорил о том, что законопроект «О полиции» был всесторонне обсужден и были сделаны далеко идущие выводы. К сожалению, наверное, президент не знает, что этот закон претерпел только косметические правки и, несмотря на обилие критических замечаний, которые были высказаны во время обсуждения законопроекта с августа по октябрь, большая часть этих правок никак на нем не отразились. А ведь это вопрос, который затрагивает имидж президента напрямую, который, по большому счету, нашел в себе смелость дать старт реформе МВД (дело, на которое не решались многие его предшественники).

К сожалению, отсутствие эффективной обратной связи сказалось и на оценках, которые дает президент. Например, он говорит о реформе следствия, наверное, не до конца проанализировав тот документ, который пришел в ГД и действительно содержащий массу изъянов. Это может отразиться на качестве и архитектуре следствия России, а соответственно, затронет и судьбы сотен тысяч людей.

В новом послании практически исчезла тема политической модернизации того, с чего нужно начинать. Если называть политической модернизацией введение пропорциональных выборов в муниципальных образованиях, то, к сожалению, это может быть не плюсом, а минусом. Ведь депутаты должны быть привязаны не только к политической партии, но, в первую очередь, они должны быть привязаны к своим избирателям.

Важно сосредоточить модернизационный прорыв именно в этом направлении. Муниципальные образования играют важную роль, но не главную, они скорей дополняют сформировавшуюся политическую систему, а не определяют ее. В общем, я ожидал большего реформаторского пыла от президента, пока этого не произошло.

ПРИЗЫВ К ПРОВЕДЕНИЮ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ

Модернизация страны в первую очередь должна включать реформу правосудия. Череда судебных решений и арестов, произошедших в последнее время, наносит серьезный удар по международному имиджу Российской Федерации и всем усилиям президента Дмитрия Медведева, направленным на интеграцию России в европейское сообщество.

Российское правосудие в последнее время все чаще обретает персонифицированные черты. В зависимости от обстоятельств оно становится то «басманным», то «данилкинским», то «боровским». Каким угодно, только не объективным и справедливым! Проблема зависимости наших судов от исполнительной власти стала уже притчей во языцех. Если народ перестает верить судебной власти, он перестает верить власти в стране вообще. Не осознавать опасность правового нигилизма чрезвычайно опасно.

Увы, слабость и зависимость судебной системы вновь подтвердилась в последних сомнительных решениях московских судов по делу Ходорковского-Лебедева. Даже простые люди уже не верят в справедливость вынесенного приговора. Происходит это не по тому, что они на стороне хозяев «ЮКОСа». Просто народ всегда защищает несправедливо обижаемых! Если один олигарх получает 14 лет, а другой — $14 миллиардов за одни и те же деяния — это говорит о двойных стандартах российского правосудия, при которых критерием принятия судебных решений является не закон, а административный фактор, политическая конъюнктура. И чем дольше длится процесс над Ходорковским, тем больше имиджевых потерь несет российское государство. Приговор уже вызвал жесткую реакцию как европейского сообщества, так и других стран — не потому, что кто-то мечтает поставить Россию на колени, просто ангажированность суда в этом случае очевидна.

Еще более вздорным выглядит «боровское» правосудие, арестовавшее за «хулиганство» Бориса Немцова и других «несогласных». Сознательная глухота судьи к показаниям свидетелей, отказ от ознакомления с материалами видео- и аудиозаписей говорит о превращении суда в судилище, и никакие личностные характеристики задержанных не могут оправдать действия суда, разрушающие всякую веру в торжество закона над беспределом. Именно президент Медведев сейчас должен озаботиться серьезной реформой судебной системы в сторону повышения ее независимости. Без правосудия невозможна модернизация страны. Когда люди не уважают закон и власть, не верят в правосудие и справедливость, тогда набирают силу радикальные и даже экстремистские идеи. Последний яркий пример — события на Манежной площади.

Правовой системе государства, его международному имиджу нанесен огромный ущерб. Это, безусловно, подрывает усилия президента, направленные на дальнейшую интеграции страны в европейское пространство, отмену визовых барьеров, развитие российского бизнеса.

ЗАЯВЛЕНИЕ О СИТУАЦИИ С ЭЛЕКТРОСНАБЖЕНИЕМ В ПОДМОСКОВЬЕ

Природные катаклизмы 2010–2011 годов, обесточившие огромное количество населенных пунктов, повторяются у нас с печальной регулярностью. И до сих пор нет никаких реальных механизмов, которые защитили бы нас от подобных аномалий в будущем. В 2007 году массовый снегопад вызвал примерно схожую ситуацию в Подмосковье, только чуть меньшего масштаба. Еще тогда падающие деревья начали разрушать линии электропередачи, вызвав серьезные перебои в электроснабжении севера и северо-востока Московской области. Никаких выводов и конкретных действий по стабилизации ситуации не последовало. При этом электрические сети сегодня существуют вовсе не под контролем государства.

Если посмотреть структуру МОЭСК, которая отвечает за энергоснабжение в центральной России, в том числе в Подмосковье, то видно, что всего лишь 51 % этой организации принадлежит государству, 31 % — Газпрому и небольшой пакет акций — Правительству Москвы, которое обеспечивает контроль региональных властей. А если мы посмотрим эти 51 % акций, принадлежащих государству, то внутри этого пакета государственными являются только 52 %, а кто владеет оставшимися 48 процентами, не знает никто. По информации официальных сайтов — это всего лишь номинальные держатели акций. В итоге, мы видим красивую витрину, но истинных владельцев и держателей акций в этом госпакете, формирующим большинство в МОЭСКе, мы не знаем.

При этом существует узаконенная система поборов за воздух. Что такое МОЭСК? Это акционерное общество, задача которого как и любой коммерческой структуры получать прибыль в интересах своих акционеров. Каким образом получается прибыль? Всем известно, что сегодня всю нагрузку по развитию и содержанию сетей перекладывают на инвесторов. Энергетические компании, которые представляют частные интересы, продают воздух! Только право на получение мощности в 1 киловатт в Подмосковье, где были наиболее тяжкие последствия по сбоям электроснабжения, стоит от 45 до 60 тысяч рублей.

При этом все инвесторы обкладываются дополнительными поборами при проведении сетей, строительстве трансформаторных подстанций, создании всей инфраструктуры. Предполагается, что эти деньги должны идти на развитие электросетей. Что в результате? Распределительные сети в Подмосковье вообще никак не обслуживаются, износ их на сегодняшний день составляет свыше 80 процентов. Выходит, что выкачиваемые из населения деньги попадают в чьи-то руки и не тратятся на развитие электрической системы. Не производятся даже самые элементарные действия — не создаются зоны безопасности, не опиливаются деревья.

Поэтому любой природный катаклизм — порыв ветра, снегопад, дождь — приводит к катастрофическим последствиям. В среднем районе Подмосковья в год на развитие сетей собирается от 30 до 40 миллионов рублей — более миллиона долларов! Таких районов в Подмосковье 44. Грубо говоря, каждый год на развитие электросетей собирается не менее 40–50 миллионов долларов. Где эти деньги? Почему за последние годы износ сетей увеличивается, кто скрывается за номинальными владельцами акций и кто ответит за последствия?

Когда проводилась реформа РАО ЕЭС и создавалась МОЭСК, главная цель была — создание единого центра ответственности. Хотелось бы понять, кто сегодня в этом центре отвечает за чрезвычайную ситуацию, сложившуюся накануне Нового года, последствия которой аукаются многим жителям не только Подмосковья, но и других центральных областей. О какой готовности МОЭСК может идти речь, если даже элементарные снегопады приводят к энергетическому коллапсу. И как вообще может существовать сеть, четыре пятых мощностей которой пришла в негодность.

ЗАЯВЛЕНИЕ О НЕОБХОДИМОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ РЕАЛЬНОЙ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ

Скандал, который разразился вокруг разоблачений пресс-атташе Хамовнического суда Натальи Васильевой, нанес очередной серьезный ущерб имиджу России во всем мире, поскольку твердое убеждение в том, что в России нет независимого суда, перерастает в знание с доказательствами. Судебная реформа, о которой неоднократно говорил президент, не дает результатов — независимого суда у нас по-прежнему не существует.

Руководство судебной системы формируется исполнительной властью и фактически обладает неограниченными полномочиями в отношении работы судей. Судья полностью зависит от своего «начальника», и этот принцип до неприличия обнажился в судебном процессе по делу Ходорковского. Как следует из откровений Васильевой, судья Данилкин не только зачитывал «чужой» текст приговора, но и вызывался на ковер к начальству как мелкий клерк, хотя судья — это независимая процессуальная фигура, указывать которому никто не вправе. А у нас судья становится заложником квалификационной комиссии, которая нередко выполняет все прихоти руководителя суда. Достаточно двух предупреждений, и судья лишается своего звания. Квалификационная комиссия зачастую становится инструментом для устранения неугодных.

Большего позора российская судебная система не испытывала с момента разоблачения принципа политической целесообразности прокурора Вышинского. Сейчас от президента России требуется принятие немедленных мер по защите судебной системы от произвола исполнительной власти. Необходимо, чтобы судейское сообщество само предлагало кандидатов на руководящие посты всех уровней. Эти кандидатуры должны проходить тщательный коллегиальный отбор, включая комиссии обеих палат парламента.

За основу можно взять американский или европейский опыт, где судьи независимы и процессуально, и фактически, и подчиняются только закону. Отсутствие правосудия приводит к искажению принципа справедливости, а в конечном счете, к террористическому подполью. Когда люди, особенно радикальная в своих эмоциях молодежь, видят, что в стране отсутствует правосудие и справедливость, а жизнь идет по двойным стандартам, они берут в руки автомат и уходят в горы, потом закладывают взрывчатку. В результате, мы получаем трагедии, правовой нигилизм и хаос. Дело Ходорковского должно стать последним толчком в старте реальной судебной реформы, которую необходимо тщательно продумать и быстро реализовать. Только нельзя снова реформировать бюрократию силами самой бюрократии. Надеюсь, что президент Медведев это теперь хорошо понимает сам.

ЗАЯВЛЕНИЕ В ПОДДЕРЖКУ МОДЕРНИЗАЦИОННЫХ ИДЕЙ, ИЗЛОЖЕННЫХ В ДОКЛАДЕ ИНСОРА «ОБРЕТЕНИЕ БУДУЩЕГО. СТРАТЕГИЯ 2012»

Надежда на модернизацию и реформирование страны существует только в том случае, если Медведев останется на посту Президента России. При всем уважении к Владимиру Путину и его профессионализму, он не способен сегодня предложить программу реформирования России. Путин является не только создателем, но увы, и заложником собственной системы, которую и надо реформировать. Для этого необходимо признать многие ошибки, чего он сделать просто не сможет и не захочет.

А Медведев еще может инициировать реформы, но только при одном условии — если он будет опираться не на нынешнюю бюрократию, а на новые модернизационные силы. У меня как у гражданина и политика вызывает большую симпатию кандидатура Медведева с точки зрения будущих президентских выборов. Я не знаю, будет ли наша партия «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» выставлять своего кандидата, но в сегодняшнем тандеме мои симпатии больше на стороне Медведева.

Я во многом согласен с Игорем Юргенсом и выводами ИНСОРа. Во-первых, необходима реформа политического устройства страны. Это — главное! Без реформы политической модели государства — все другие будут бессмысленными. Начать этот процесс может только Медведев как относительно «новый» лидер страны. Нужно возвращать выборы на все уровни политической власти, даже несмотря на то, что сейчас через одномандатников «Единая Россия» все равно добивается большинства, даже проиграв выборы. Формирование политической элиты может идти только через конкурентную честную борьбу.

Я лично готов поддержать Медведева, если он предложит и возьмет на себя ответственность за программу реформирования России, опираясь на новые силы. Если же мы продолжим реформировать МВД силами самого МВД, суд — силами самого суда, парламент — силами «Единой России» — никаких реальных изменений мы не добьемся. Под новыми силами я подразумеваю гражданское общество и часть оппозиции. Как основу реформирования страны необходимо развивать гражданские движения.

Мы, например, создали движение в поддержку модернизации «Россия, вперед!» и ведем упорную борьбу за его признание. Если Президент согласен с теми выводами, которые высказывает Игорь Юргенс и поддерживающий его Гудков, то надо начинать работать. В России еще много не скомпрометировавших себя людей, которые работают на Россию, а не на конъюнктурные интересы, их просто надо объединять, и мы готовы это сделать.

ЗАЯВЛЕНИЕ О КОНФЛИКТЕ МЕЖДУ ГЕНПРОКУРАТУРОЙ И СЛЕДСТВЕННЫМ КОМИТЕТОМ

В связи с очередным публичным противостоянием двух ведомств — Следственного комитета РФ и Генпрокуратуры РФ — по делу о «крышевании» работы подмосковных казино вероятна возможность участия комитета ГД по безопасности посредством осуществления парламентского контроля в оценке конфликта между Генеральной прокуратурой и Следственным комитетом РФ.

Сегодня ситуация с «крышеванием» так называемого «прокурорского дела» уже вышла за границы Московской области. Пожалуй, это второй публичный конфликт между Прокуратурой и Следственным комитетом, повлекший столь бурный общественный резонанс. Достаточно вспомнить «завернутое» Генпрокуратурой дело генерала Бульбова, помощника бывшего главы ФСКН Виктора Черкесова. К сожалению, за всей этой публичной риторикой теряется главный смысл — игровой бизнес в Подмосковье практически легально продолжает существовать и де-факто «крышуется» различного уровня коррумпированными чиновниками.

Меня смущает оперативность, с которой закрываются дела — за два месяца прекращено восемь уголовных дел против сотрудников подмосковной прокуратуры! Ряд дел закрывались постановлениями, вынесенными аж глубокой ночью! Я всегда считал и считаю Прокуратуру главным инструментом обеспечения законности, поэтому в ноябре прошлого года по моей инициативе была создана межфракционная рабочая группа депутатов для доработки законопроекта «О следственном комитете». Тогда мы вполне осознанно расширили полномочия и сохранили возможность Прокуратуры эффективно надзирать за законностью следствия. То, что происходит сейчас в Подмосковье, вызывает недоумение. Конфликт двух ведомств вышел за рамки аппаратных противоречий, поэтому считаю необходимым поднять этот вопрос на заседании комитета Государственной Думы РФ в процедуре закрытого слушания, чтобы не подменять профессиональную работу пиаром.

С учетом огромного количества обращений наших избирателей с просьбой разобраться в эффективности работы силовых ведомств России, депутаты не имеют право отмалчиваться и должны разобраться, как же работают законы, над которыми мы так много работаем. На ближайшем заседании комитета по безопасности 7 апреля я подниму этот вопрос и надеюсь, коллеги меня поддержат. Парламент должен контролировать ситуацию с исполнением законов, как и другие аспекты деятельности власти. Это и есть парламентский, де-факто народный контроль за чиновниками.

ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРАХ-2012

Российский политический бомонд активно обсуждает заявления правящего тандема о возможности участия каждого из них в будущих выборах президента РФ. Большинство экспертов неустанно задается наивным вопросом — что будет в марте 2012 года? При этом прогнозов — от самых смелых до самых неожиданных — великое множество. Но дело совсем не в том, что будет в 2012, а в том, что случится с Россией после этой даты.

Главный вопрос, который должен задать себе каждый честный гражданин, — не кто придет к власти в 2012 году, а какую программу выдвинут Д. Медведев или В. Путин, если пойдут на выборы. Ответ на этот ключевой вопрос, по большому счету, окончательно определит дальнейшую судьбу страны.

Последний опрос «Левада-центра» объективно показал, что рейтинги президента и премьера продолжают снижаться. Это происходит, в первую очередь, потому, что ощущение грядущего кризиса и сползания России в очередную яму становится все более явным. Налицо усталость народа от монополии на власть, коррупции и беспредела чиновников, от разрыва между глянцем голубого экрана и реальной жизнью.

России, как никогда, необходимы серьезные перемены и реальные реформы, ибо на карте, в буквальном смысле слова, — судьба страны и народа. Быть или не быть суверенитету и целостности РФ в XXI веке — именно так стоит вопрос перед всей политической элитой страны, да и не только перед нею.

Безусловно, при нынешней конфигурации власти большее влияние на жизнь страны оказывает премьер. Но ни о каких реформах, похоже, Владимир Путин не задумывается, ибо действующая модель управления страной создавалась долгие годы им самим. Вряд ли он захочет или сможет начать системные изменения, в которых сегодня нуждается Россия. Хотя своего слова в этом отношении Путин пока еще не сказал.

Некоторую надежду на возможность перемен вселяют пока еще не очень четкие заявления Дмитрия Медведева о своей готовности к реформированию страны, в том числе и политическому. Насколько серьезно и решительно настроен действующий президент, на какую часть общества он намерен опираться, насколько глубокими могут стать медведевские реформы — определенного ответа на эти вопросы пока нет.

Еще один важнейший аспект. Попытки Медведева реформировать страну выявили один существенный и принципиальный изъян — невозможность в реформах опираться на существующую бюрократическую номенклатуру. Она является непреодолимым препятствием на пути развития России. При ее господствующей роли невозможна ни модернизация, ни инновации, ни прогрессивные реформы. Сегодня говорить о каких-либо преобразованиях, не предлагая соответствующих механизмов реализации — мало.

Страна имеет право увидеть четкие программы реформ, под которыми подпишется кандидат в президенты страны. Но если в этом списке реформа политического управления страной, смена элит и ликвидация монополии на власть будут стоять на последнем месте — выборы 2012 года будут отличаться от предыдущих только датами в календаре. Тогда начнется обратный счет времени до неизбежного системного кризиса России.

Будущее многовариантно, и еще есть шанс запустить системные изменения в стране, которые могут сохранить в Российской Федерации политическую стабильность, но времени для таких шагов остается все меньше и меньше. Движение «Россия, вперед!» окажет активную поддержку тому кандидату, который предложит наиболее эффективную, я бы даже сказал, радикальную политическую реформу российского государства.

ЗАЯВЛЕНИЕ О САБОТАЖЕ ПОРУЧЕНИЯ ПРЕЗИДЕНТА ДМИТРИЯ МЕДВЕДЕВА ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ВОЕННЫХ ЖИЛЬЕМ

Я много раз говорил о том, что реальная власть в стране принадлежит номенклатурной бюрократии, которая считает своей главной целью извлечение доходов из своей должности. При этом интересы и проблемы граждан, в том числе и военнослужащих, являются просто раздражающим фактором для подавляющего большинства чиновников, облеченных властью и полномочиями.

С большим удивлением я узнал о количестве семей военнослужащих, которые остаются без положенных по закону квадратных метров. Реформа армии, которую проводит сегодня Правительство РФ, должна быть направлена не только на перевооружение, но и на решение острых социальных вопросов и, в первую очередь, жилищной проблемы. Нам, депутатам Госдумы, неоднократно заявляли высокопоставленные чиновники Минобороны, что «квартирный вопрос» решается успешно. Поэтому я возмущен действиями бездушных чинуш, которые пускают военнослужащих по бесконечному кругу бюрократической волокиты. Я уже обратился к министру обороны с соответствующим запросом, надеюсь на позитивную реакцию Правительства. Обязательно направлю письмо Президенту Медведеву как Верховному Главнокомандующему, который должен заботиться о своих подчиненных.

Вскоре мы проведем расширенную встречу с активом Общественного совета по защите законных прав военнослужащих, чтобы еще глубже разобраться в сложившейся ситуации. После чего я буду настаивать на рассмотрении этого вопроса на совместном заседании комитетов Госдумы по безопасности и обороне, поскольку речь идет о сотнях тысяч семей — это огромная социальная проблема. Если мы не решим ее сегодня и позволим чиновникам заставлять людей тратить годы жизни на судебные тяжбы, обрекать их на унижение, стояние в очередях и получение всякого рода отписок, — мы закладываем мину под несущие основы государства, которыми являются оборона и безопасность.

Равнодушными к этой проблеме оставаться нельзя. Военные борются за свои законные права, предоставленные Конституцией РФ, которые должна им обеспечить власть. Если действующая власть не может этого сделать — ее надо менять. Я буду бороться за то, чтобы наши военнослужащие стали одной из самых социально-защищенных категорий граждан в стране. Они служат родине, и от того, как она защищена от военных и иных угроз, зависит жизнь каждого человека в стране.

У «ЕДИНОЙ РОССИИ» СЕРЬЕЗНЫЕ ПРОБЛЕМЫ С КРЕАТИВОМ

Как лидер Народного фронта борьбы с коррупцией я возмущен очередным плагиатом «Единой России» и созданием организации с аналогичным названием. Напомню, что Общероссийский Народный фронт борьбы с коррупцией существует с 2007 года, на счету организации десятки антикоррупционных и иных мероприятий, проведенных во многих городах России.

Создание «Единой Россией» Народного фронта — не только неудачный плагиат, но и показатель того, что партия власти потеряла всякую уверенность и в своих победах, и в харизме Владимира Путина. Испытывая чувство неловкости за единороссов, все же напомню им, что общероссийское общественное движение «Народный фронт» давно создано и является правоприемником Народной партии Российской Федерации, существовавшей до 2007 года и преобразованной в «Народный фронт борьбы с коррупцией». Лидером которого ваш покорный слуга является вот уже четыре года.

Мне непонятно, с кем собирается воевать уважаемый председатель Правительства и какие еще нужны объединения вокруг партии власти, где и так собрались абсолютно все, включая, увы, политических конъюнктурщиков и прилипал. Поражает привычка единороссов приватизировать чужие инициативы. Только мы объявили о создании движения «Россия, вперед!», «Единая Россия» тут же побежала в Минюст регистрировать этот бренд. Мы создали «Народный фронт», они снова тут как тут! Надеюсь, в этот раз они не пойдут регистрировать свой «фронт» в Минюст, который, по логике, должен им отказать в связи с уже существующей организацией с аналогичным названием. Словом, кризис у партии власти не только с доверием масс, но и с креативом.

К тому же, схожие названия окончательно запутают граждан. Они не будут понимать, о каком фронте идет речь — единороссовском или Народном фронте борьбы с коррупцией, от кого проводятся митинги и акции. Если бы у нас была политкорректная страна, то Владимиру Путину в Минюсте бы сказали, что организация с таким названием уже существует. И предложили бы другое, например, — Народное ополчение «Единой России», как это было в нашей истории с Мининым и Пожарским.

В ближайшее время «Народный фронт борьбы с коррупцией» официально обратиться в Министерство юстиции РФ с просьбой не регистрировать единороссовскую организацию с нашим названием. Мы не хотим, чтобы наши акции люди воспринимали как проправительственные мероприятия. Потому что именно мы боремся с той самой коррупцией, которая исходит от «Единой России» и чиновников высшего эшелона власти. Честно говоря, такой плагиат разочаровал меня окончательно. Неужели у «Единой России» нет другого креатива, кроме как «тырить» чужие идеи, как это было с движением «Россией, вперед!»

Справка: последнее мероприятие «Народного фронта» состоялось совместно с ООД «Россия, вперед!» 17 апреля 2011 года — Антикоррупционный митинг в рамках Общероссийского Антикоррупционного марша в двадцати городах России с общей численностью 2000 участников, включая 600 человек на Пушкинской площади в Москве.

ОБ ОТКАЗЕ В УДО П. ЛЕБЕДЕВУ

Большего театра абсурда, чем мотивация отказа в условно-досрочном освобождении Платона Лебедева представить себе невозможно, это просто издевательство над здравым смыслом. И сегодня все население России горько смеется над тем, что официально названо причинами отказа Платону Лебедеву в УДО: «он потерял робу, тапочки и другие предметы, которые были выданы ему в месте отбывания наказания», причем в период своего отсутствия!!!

Ни одна судебная система мира не решилась бы опубликовать подобные «причины», из-за которых тюремное наказание Лебедеву продлено еще на 6 лет (как максимум).

Это резко контрастирует с судебными нравами цивилизованных стран. Хотя бы та же Норвегия. Даже «мясник» Брейвик, убийца более 90 человек, содержится в гораздо более комфортных условиях, нежели Платон Лебедев.

А у нас публично, через центральные каналы телевидения, через крупнейшие СМИ про потерянные тапочки и тюремную робу вдохновенно рассказывают населению. За кого нас держат? За идиотов, которые будут верить этим небылицам с экранов телевизоров? Это неуважение к собственному народу.

Депутаты «Справедливой России» решили направить в Федеральную службу исполнения наказаний партию тюремных роб и тапочек. Если для нашей пенитенциарной системы так трагична потеря этой формы одежды и обуви, мы поможем компенсировать этот ущерб с лихвой. Для того, чтобы в следующий раз случайная или не случайная пропажа роб и тапочек не стала главным аргументом в решении столь серьезных вопросов. Надеюсь, к нашей акции присоединятся депутаты Госдумы и других фракций.

Справка: Условно-досрочное освобождение (УДО) — применяется к осужденному после фактического отбытия не менее половины назначенного наказания при условии, что он в течение неотбытого срока не совершит нового преступления.

ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ ПРОИСШЕСТВИЯ ДОЛЖНЫ РАССЛЕДОВАТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ КОМИССИИ

Сегодня объявлен трехдневный траур в Ярославской области с 9 по 11 сентября в связи с авиационной катастрофой самолета Як-42 и гибелью хоккейной команды «Локомотив».

Падение самолета Як-42 во время взлета потрясло всю страну. В первую очередь, я выражаю искренние соболезнования родным и близким погибших. Каждая смерть, безусловно, — большая трагедия, но гибель целой команды блестящих мастеров хоккея для отечественного спорта — утрата вдвойне.

Сегодня власть не имеет права отделаться соболезнованиями и должна ответить за происходящее в стране. В России в десятки раз чаще, чем в любой другой цивилизованной стране, падают самолеты, тонут теплоходы, сходят с рельсов поезда, теряются и падают на землю спутники, не взлетают баллистические ракеты. Плотность полетов в Российской Федерации гораздо ниже, чем в Европе, США и других странах мира. А количество трагедий больше. Самолеты, вертолеты у нас падают каждую неделю!

Это говорит о том, что сегодня российская государственная система управления деградирует. Безопасность наших граждан условна. Главная беда — безобразная кадровая политика, зачастую возводящая на вершину управления не профессионалов, не компетентных людей, способных организовывать и управлять сложными процессами, а неких эффективных менеджеров — «своих» людей, которые получают теплые места для откатов и распилов финансовых потоков. Страна захлебывается от массовой коррупции! Сколько самолетов уже упало — и ни один высокопоставленный чиновник не лишился своего кресла. За все катастрофы наказывают «стрелочников» либо возлагают вину на погибших летчиков.

Я понимаю, что крушение самолета не случается по одной причине. Это результат совпадения многих неблагоприятных факторов: отсутствие серьезной подготовки летчиков, кадровая текучка летного состава, отсутствие жесткого технического контроля воздушных судов, неразвитая инфраструктура аэропортов, плохое покрытие взлетно-посадочного полотна, человеческий фактор. Только в одном мы преуспели сегодня — у нас самая дорогая авиация в мире! Стоимость билета из Хабаровска в Москву выше, чем из Москвы в Лос-Анджелес или Чикаго! Куда уходят деньги граждан, отданные за свою безопасность?

За такие аварии должны отвечать не стрелочники, а руководители, ответственные за организацию работы отрасли и ее контроль. Граждане, садящиеся в самолет, не могут проверить качество обеспечения своей безопасности, они доверяют свои жизни профессионалам. Но как показывает практика, верить нашему государству нельзя!

Последнее время у нас произошла подмена важнейших понятий. Сегодня любое ЧП расследует не государственная комиссия, как это было даже в «застойное» советское время, а правительственная. На деле это означает, что правительство само себя контролирует и само себя оценивает. Необходимо вернуться к государственным комиссиям с представителями независимых экспертных организаций, профильных комитетов Парламента и Совета Федерации, в том числе от оппозиционных фракций. Только в этом случае мы получим объективные расследования трагедий, которые выявят вину не только слесаря дяди Васи, но и высших должностных лиц. Эту информацию невозможно будет скрыть от общественного доступа. Соответственно наказывать будут истинных виновников трагедий. В этом залог объективного контроля за действиями власти и безопасности наших граждан.

Я уже собирался внести на рассмотрение Государственной Думы законопроект о формировании госкомиссий, но из-за рутины просто не успел. Видимо, надо срочно вносить и добиваться его принятия, чтобы ликвидировать некомпетентность и безответственность высокопоставленных чинуш, остановить трагедии.

«…Я СТАЛ ЖЕРТВОЙ ПОКАЗУШНОГО РЕЙДА ГИБДД»

Я официально заявляю, что информационная война, развязанная сейчас против меня в СМИ в связи с произошедшим инцидентом на Каменном мосту, — мелкая месть бюрократической системы за информацию по госзакупкам шикарных автомобилей, обнародованную за сутки до этого. Безусловно, сотрудники ДПС, выполнявшие приказ «свыше», были всего лишь инструментом этой предсказуемой мести.

Чиновники разных уровней оказались вовлечены в серьезный скандал. Впервые народ увидел, что в годы кризиса — когда всех призывали затянуть пояса — российская номенклатура покупала себе роскошные автомобили за деньги налогоплательщиков, при этом абсолютно не заботясь о том, что происходит в стране. Уровень цинизма убедительно характеризуют данные о почти двух тысячах машин стоимостью от 2 млн. рублей до 8 млн. рублей.

Я официально заявляю, что мое нарушение дорожной разметки является рядовым случаем и карается штрафом в размере пятисот рублей. Даже на пленке ГИБДД с камер наружного наблюдения видно, что никаких спецсигналов, мигалок и стробоскопов на моей машине нет. Все, что мне пытаются инкриминировать «желтые» средства массовой информации, — домыслы, и пусть они остаются на совести журналистов, выступивших в роли сливного бачка для подобной точки зрения. В моей машине находились пассажиры, которые были свидетелями того, что никаких бранных и ругательных слов в адрес сотрудников ДПС и присутствовавших штатских лиц мною произнесено не было. Документы на машину, водительские права и удостоверение депутата Государственной Думы РФ были переданы сотрудникам ДПС еще на середине Каменного моста. Информация о том, что я якобы швырнул их на асфальт — наглая ложь с целью опорочить меня перед избирателями.

Я меньше всего ожидал, что мои разоблачения по госзакупкам повлекут такую злобную мелкую реакцию нашей бюрократической системы, а информация о рядовом нарушении ПДД депутатом Гудковым станет главной новостью центральных телеканалов, печатных СМИ и интернет-порталов. Это говорит о том, что наши чиновники начисто лишены всякой совести. Вместо того, чтобы извиниться перед народом за жирование за его счет в годы кризиса, — они мстят тем, кто пытается вывести их на чистую воду.

Сейчас мне предъявлен протокол о нарушении ПДД, выписан штраф 500 рублей за нарушение разметки и возвращены документы. Никаких иных претензий по использованию спецсигналов и прочих нарушений мне не предъявлено.

Прошу всех своих сторонников не поддаваться на провокации. Я продолжу свои разоблачения, и не только по автотранспорту. Расследования коснуться роскошных объектов недвижимости, которыми владеют чиновники, ни одного дня не проработавшие в бизнесе. Это будет моим ответом на хамские действия бюрократической системы в России, которая давно рассматривает народ как дойную корову, а бюджет РФ — как собственный карман.

«СР» НАСТАИВАЕТ НА СНЯТИИ СПИСКА «ЕДИНОЙ РОССИИ» В МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Избирательная кампания в Московской области продолжает сопровождаться многочисленными грубыми нарушениями и подготовкой массовых фальсификаций результатов выборов. 16 ноября во вкладке «МК-Московия», распространяющейся многотысячным тиражом по всему Подмосковью, появилась статья, в которой губернатор Борис Громов от имени Правительства Московской области дарит автомобили семьям 24 ветеранов в честь 70-летнего юбилея битвы под Москвой. Это является грубейшим нарушением избирательного законодательства и представляет собой прямой подкуп избирателей со стороны лидера федерального и регионального списков «Единой России».

Более того, закупка автомобилей производилась за бюджетные средства Московской области и была растиражирована в СМИ для создания положительного имиджа и конкурентных преимуществ списка единороссов, возглавляемого Борисом Громовым. Таким образом, подмосковный губернатор игнорирует Конституцию РФ и проявляет полное неуважение к конституционным правам граждан. Губернатор даже не ушел в отпуск. Если бы правительство Московской области действительно хотело поздравить семьи ветеранов, такое действие должно было осуществить иное должностное лицо, не входящее в избирательный список «Единой России. Именно поэтому указанное событие является прямым подкупом избирателей и незаконным пиаром губернатора.

Я еще раз публично обращаюсь к Президенту России — гаранту конституционных прав, к Генеральному прокурору, в Центральную избирательную комиссию с просьбой дать оценку происходящим событиям в Московской области. Подчеркиваю, что в действиях лидеров списка «Единой России» содержится публичный вызов, брошенный российскому закону и общественному мнению. Партия «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» направила в ЦИК соответствующую жалобу, надеясь на ее немедленное рассмотрение! Мы настаиваем на снятии списка «Единой России» в Московской области за грубейшие нарушения избирательного законодательства. Хочу подчеркнуть, что это не первое серьезное нарушение в Подмосковье, допущенное лично руководителем региона.

НЕЛЬЗЯ РАЗГОВАРИВАТЬ С НАРОДОМ С ПОМОЩЬЮ ОМОНА!

Сегодня власть отгородилась от решения проблем, связанных с фальсификациями выборов, щитом ОМОНа. Вместо того, чтобы обратить внимание на массовые нарушения избирательных прав граждан в день голосования 4 декабря, в том числе при подсчете результатов, и вступить в диалог с обществом — власть высылает ОМОН, делая из сотрудников МВД политических «стрелочников». Это прямой путь к гражданской конфронтации!

Граждане, вышедшие на митинги 5 и 6 декабря, отстаивали свои конституционные права — это проявление активной гражданской позиции, и ее надо уважать. Злоупотребление силой — это путь, ведущий Россию к гражданским конфликтам. Я считаю неправомерными значительную часть административных арестов, включая лидеров «несистемной» оппозиции. К сожалению, осуществляется политизация статьи 19.3 КоАП. В жаргоне силовиков уже появился оборот «политические заключенные», а сама статья превращается в дубину против оппозиции. Нельзя решать наболевшие проблемы в обществе силой. Это тупиковый путь, ведущий к очень опасному сценарию.

Я убежден в невиновности арестованных «за неповиновение» А.Навального и И.Яшина. Осуждаю задержания, произведенные без достаточных юридических оснований, которые вчера коснулись, в том числе, кандидатов в депутаты Государственной Думы, пытавшихся разобраться в происходящих на площади событиях. Слава Богу, что сотрудникам ГУВД хватило ума отпустить без значимых последствий многих политиков, общественных деятелей и журналистов.

В этой связи, я обращаюсь к руководству МВД России, ГУВД Москвы и Московской области с настоятельным предложением выполнять не распоряжения и приказы неких «теневых» руководителей, прячущихся за спинами солдат ОМОНа, а четко выполнять требования российского законодательства. Например, обеспечивать беспрепятственный доступ адвокатов к задержанным, не злоупотреблять административным арестом. У нас и так достаточное число злостных правонарушителей, заслуживающих административного наказания, но чаще всего отделывающихся незначительным штрафом.

Еще один важнейший урок митинга оппозиции 6 декабря. Впервые по политическим мотивам люди на площадь вышли стихийно. На Триумфальной площади не было конкретных организаторов. Улица сама формировала своих лидеров. Это очень тревожный сигнал для всех политиков, чувствующих свою ответственность за судьбу страны.

Вывод: если не работают механизмы парламентской и общественной демократии, на улицы выходит стихия.

ВЛАСТЬ СОЗНАТЕЛЬНО ПРОВОЦИРУЕТ ОБЩЕСТВО НА ГРАЖДАНСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ!

Сегодня руководитель предвыборного штаба Владимира Путина Станислав Говорухин заявил о подготовке повторного митинга в поддержку действующей власти, который состоится 23 февраля. Как утверждает Говорухин, митинг будет насчитывать двести тысяч человек.

Таким решением власть сознательно провоцирует дальнейшее гражданское противостояние в обществе, которое становится все более и более жестким и приводит к резкой поляризации сил, отстаивающих диаметрально противоположные точки зрения.

Совершенно очевидно, у таких митингов три источника состава участников: бенефициары действующей власти, искренне желающие ее сохранения, обычная бюрократическая разнарядка бюджетных организаций и госкорпораций, отбывающих номер, и свезенные в массовом порядке за счет государственных и близких к государству компаний гости столицы.

Организуя массовые верноподданнические акции, власть ступила на порочный путь имитации народной поддержки, повторяя печальные ошибки КПСС и многих авторитарных и диктаторских режимов.

Такими действиями она полностью исключает возможность для диалога с протестным движением, который мог бы привести к разумным компромиссам, а также провоцирует протестную часть гражданского общества на более масштабные уличные акции, выдвигающие более эмоциональные лозунги.

Очевидным ответом Оргкомитета «За честные выборы!» и протестного движения, которое ширится в России, будут еще более массовые митинги в конце февраля в Москве и других городах России.

Хочу предупредить — неадекватный подход в сложившейся политической ситуации ведет к дальнейшей эскалации гражданского противостояния.

И вся ответственность за это ложится на действующую власть.

ВЛАСТЬ ПРОЯВЛЯЕТ СИЛУ ТАМ, ГДЕ НУЖНО ПРОЯВИТЬ МУДРОСТЬ!

События в Москве 5 марта показали, что гражданское противостояние в обществе нарастает. Безусловно, главная вина за сложившуюся ситуацию лежит на действующей власти, которая пребывает в эйфории от победы Путина в первом туре президентских выборов. Негативные настроения в обществе формируются и фальсификациями на выборах, и тем, что власть вводит в заблуждение оппозицию, заявляя, что никому не выделяет центральные площади под проведение массовых акций. Тем временем, Манежная площадь, Васильевский спуск отдаются под митинги в поддержку действующего режима, куда со всей страны свозят десятки тысяч зависимых работников бюджетных учреждений. Тем самым власть проявляет дискриминационный подход к уведомлениям оппозиции о проведении акций в тех же местах.

Вторая причина нарастания противостояния в обществе — жесткая травля оппозиционных сил в СМИ, нагнетание эмоций на провластных митингах и подконтрольном центральном телевидении, где ангажированные властью журналисты типа Макарова, Леонтьева и Кургиняна пытаются полностью оправдать ее действия.

Безусловно, эскалации протестных настроений способствуют массовые фальсификации итогов голосования в Москве, где выборы прошли с огромными нарушениями и применением административного ресурса. В частности, были организованы карусели с дополнительными списками для голосования. В итоге, подобная массовая фальсификация выборов только подлила масла в огонь протестных настроений москвичей.

Вчера на Пушкинской площади после мирного гражданского митинга была применена сила. Я считаю, что применение силы в отношении мирных граждан, не совершавших противоправных действий и не нарушавших общественный порядок, было избыточным. Власть проявляет жесткость тогда, когда нужно проявить мудрость! Я призываю сделать выводы из вчерашнего вечера. Единственный способ разрешения ситуации — диалог с оппозицией и учет тех требований, которые сейчас формирует улица. В противном случае, эскалация конфликта будет нарастать, приобретать другие формы и этот процесс будет дестабилизировать политическую ситуацию в стране. Ответственность за дальнейший ход событий, безусловно, лежит на действующей власти, проявляющей непонятную жесткость в отношении собственного народа и нежелание идти на какие-либо компромиссы.

10 марта оппозиция намерена провести очередной митинг мирного гражданского протеста, и если власть опять будет препятствовать нам в выборе места, это может породить массу несанкционированных гражданских акций, против чего категорически возражает Оргкомитет «За честные выборы!»

МАССОВЫХ СТАЧЕК И ПОЛИТИЧЕСКИХ ЗАБАСТОВОК ПО ВСЕЙ СТРАНЕ НЕ ИЗБЕЖАТЬ

Бессовестным и циничным назвал заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» Геннадий Гудков законопроект, внесенный в Государственную Думу единороссами, увеличивающий штрафы для организаторов и участников протестных акций до ста тысяч рублей. Также нарушителям закона предполагается вернуть наказание в виде общественно полезных работ.

«Если этот закон будет принят, то у оппозиции не останется другого выхода, как призывать граждан к акциям массового неповиновения, стачкам и политическим забастовкам по всей стране. Поскольку эта инициатива направлена лишь на то, чтобы до предела закрутить гайки, поставить всех граждан России в унизительное положение, сделать из них преступников и банкротов. Никто штрафы платить не будет, а с исполнением этих решений возникнут серьезные проблемы», — завил Геннадий Гудков на встрече с журналистами.

«Мало того, что власть сегодня политизировала Административный Кодекс РФ, хватает гражданских активистов на мирных акциях протеста, декларируя, что они оказывают неповиновение, и сажает их на сутки. Так еще людей с активной жизненной позицией хотят заставить мести улицы и платить бешеные штрафы! Такая издевка над собственным народом говорит лишь об одном — у власти совершенно отсутствуют тормоза и понимание сложности момента.

Убежден, что наша фракция будет выступать решительно против такого законопроекта. Но если он будет принят партией власти, имеющей очень сомнительное большинство, — никакого диалога в Думе между оппозицией и властью больше не будет. У нас не останется иного выхода, как прибегать к демаршам и более решительным радикальным формам выражения протеста. Мы призываем правящую партию внимательно отнестись к нашим предупреждениям. Этот закон породит глубочайший и очень жесткий конфликт в обществе! Если власть хочет такого обострения — мы к нему готовы. Но «Единой России» нужно хорошенько подумать и посоветоваться со своим ЦК в Кремле, стоит ли так мараться об эту законодательную инициативу и терять остатки своего рейтинга, окончательно опозорившись перед народом», — подчеркнул депутат.

ВЛАСТЬ ОСУЩЕСТВЛЯЕТ МЯГКИЙ СЛИВ «ЕДИНОЙ РОССИИ»

Владимир Путин, понимая, что партия теряет авторитет, не захотел быть капитаном тонущего корабля и сделал Дмитрию Медведеву предложение, от которого ему было крайне сложно отказаться. Торжественная речь уходящего президента о блестящем будущем «Единой России» больше похожа на самоуспокоение с элементами корпоративного пиара.

Совершенно очевидно, что рейтинг «Единой России» всегда держался на личном рейтинге Путина, и с его официальным уходом с поста руководителя партии единороссы окончательно сдадут свои позиции. Что является одним из симптомов продолжающегося кризиса власти. Однопартийная система и существующая жесткая вертикаль власти, выстроенная под прикрытием «Единой России», уже исчерпали себя. Долгое время партия власти декорировала жесткую иерархическую подчиненность под ту же самую командно-административную систему, от которой в свое время попыталась уйти КПСС в преддверии своего краха. Схожие методы использует сегодня и нынешняя номенклатура.

Политическая власть не может перестроиться и найти адекватные способы управления страной. Этим объясняется отказ от всяких демократических реформ, до абсурда доведенное число партий, извращенные «прямые» выборы губернаторов. По большому счету, политическое поле сейчас сильно меняется, и это дает большие шансы оппозиции. Но только той оппозиции, которая не проглотит наживку в виде создания карликовых партий на основе личных амбиций, а противопоставит этому серьезный объединительный процесс. Сегодня у правого и левого флангов есть все возможности отобрать у «Единой России» не только большинство, но и сделать ее партией вчерашнего дня!

О ДВОЙНОМ ТЕРАКТЕ В МАХАЧКАЛЕ 3 МАЯ 2012 ГОДА

Любая террористическая операция — это большой минус в работе самих спецслужб, поэтому в версию об их причастности к трагедии я категорически не верю. Такие разговоры больше обусловливаются эмоциями и претензиями в адрес правоохранительной системы, которая не может остановить террористическую угрозу. Более того, накануне инаугурации вновь избранному президенту страны нужна тишь, да гладь, да божья благодать. И вряд ли кто-то посмел бы нарушить «тишину» и так явно пойти против Путина.

Я убежден, что причина теракта кроется в подпольной гражданской войне, где элементы ненависти противоборствующих сторон направлены уже зачастую на не причастных ни к чему сотрудников правоохранительных органов. На войне не бывает полностью правых и полностью виноватых. Этот теракт — отражение нарастания ненависти к произволу чиновников, сидящих на Кавказе и занимающихся только распилом федеральных денег и выслуживанием перед федеральным центром, что является побудительным мотивом в совершении подобных преступлений. Это реакция людей, отчаявшихся найти правду и справедливость, одурманенных экстремистскими учениями, — это трагедия нации!

То, что мы сегодня видим на Северном Кавказе, — неустранимый дефект политической власти, происходящий из самой природы нынешней власти, которая поощряет коррупцию, подминает под себя суд, де-факто ликвидирует элементы политической конкуренции и борьбы. А где нет политической борьбы — там она переходит в плоскость взрывов и диверсий. На Кавказе сегодня чудовищное бесправие, чудовищная коррупция, чудовищный произвол в правоохранительной системе, чудовищный суд, не способный никого защитить, что порождает подпольную гражданскую войну, пока ограниченного масштаба, но уже с большим количеством жертв.

Безусловно, теракты оправдать нельзя, поскольку в них гибнут невинные люди. Но, очевидно, что это акт устрашения и мщения прогнившей правоохранительной системе накануне инаугурации президента России, когда любое такое преступление получает еще больший общественный резонанс. Конечно, в органах работает много честных и мужественных людей, но, к сожалению, не они сегодня определяют правила игры в системе.

Очевидно, что теракт был хорошо спланирован, а значит, террористическое подполье все еще обладает достаточными способностями к совершению чудовищных преступлений. Поэтому все разговоры о том, что террористическое подполье разгромлено и деморализовано, — только слова. К сожалению, взамен убитых и раненых оно взращивает новые кадры — в основном молодежь до тридцати лет — и это очень опасно! Сейчас даже Путину уже не удастся сыграть роль гаранта безопасности. Поскольку всем понятно, что его политика не изменится ни при каких условиях. Если он так и не смог стать гарантом безопасности за истекшие 12 лет, ему это вряд удастся и на тринадцатом году своего пребывания у власти без серьезной радикальной перестройки системы управления страной.

О НАСТУПЛЕНИИ В МОСКВЕ «КРИМИНАЛЬНОГО ЧАСА»

С Москвой последние два дня происходят непонятные вещи. Полное ощущение, что в Москве введено военное положение и комендантский час. Антиконституционные действия московской полиции, которая, по всей видимости, получила приказ задерживать всех, кто хоть отдаленно напоминает оппозиционных гражданских активистов, должны стать предметом срочного рассмотрения Генеральной прокуратуры.

Если все преступление заключается в сидении на ступеньках памятника и пении под гитару, то мы окончательно превращаемся даже не в авторитарное, а в полицейское, диктаторское государство.

По большому счету, Владимир Путин, не успев еще в очередной раз вступить в должность президента, становится очень похож на своего коллегу, господина Лукашенко, который швыряет людей в застенки уже только за одно присутствие на площади или аплодисменты. Но от наших оппозиционеров действующая власть, похоже, никаких аплодисментов не дождется.

Удивительна позиция Генеральной прокуратуры России, сотрудники которой, видимо, предпочитают служить не закону, а выполнять распоряжения исполнительной власти.

Я обращаюсь к генеральному прокурору Юрию Чайке с требованием немедленно навести конституционный порядок и призвать к ответственности слишком ретивых стражей порядка, которые, похоже, забыли, для чего они принимали присягу и кого от кого они обязаны защищать.

Пользуясь случаем, хочу поздравить всех воров, насильников, грабителей, злостных хулиганов и прочих преступников. Поскольку сегодня лучшие силы московской полиции брошены на вылавливание людей, улыбающихся антипутински.

Сегодня действительно наступает криминальный час, потому что вряд ли сегодня кто-то сможет препятствовать действиям распоясавшихся преступников.

Мне кажется, что мэр Москвы и столичная Дума должны немедленно принять соответствующее решение и немедленно вмешаться в ситуацию. Дать ответ гражданам России — Москва является режимным городом или претендует на гордое звание столицы правового российского государства?

Если 6 мая я частично оправдывал действия ОМОНа, то 7 и 8 мая превратились в бесконечную череду противозаконных действий полиции, идущих вразрез с основами Конституции Российской Федерации. Похоже, что министр Нургалиев решил оставить о себе недобрую память, провалив реформу полиции, но преуспев в разгонах митингов и задержании несопротивляющихся гражданских активистов. И если в этом заключается ныне служение полицейского начальства стране, то позор такой власти и позор такой стране.

О МАССОВЫХ НАРУШЕНИЯХ ПРАВ РОССИЙСКИХ ГРАЖДАН В ГОРОДЕ МОСКВЕ В ПЕРИОД С 6 ПО 9 МАЯ 2012 ГОДА

6 мая с.г. в г. Москве состоялись санкционированные массовые мероприятия (на ул. Б. Якиманка и Болотной площади) под лозунгом «За честные выборы!», в которых приняли участие десятки тысяч граждан России.

К сожалению, в результате провокации, совершенной группой неустановленных лиц, указанные мероприятия были омрачены столкновением с силами правопорядка.

Провокаторы достигли намеченной цели: проведение митинга было фактически сорвано, в ходе возникших беспорядков есть раненные и пострадавшие с обеих сторон.

Государственная Дума ФС РФ решительно осуждает действия провокаторов, направленные на подрыв и компрометацию мирных акций протеста, и требует объективного и честного расследования противоправных действий отдельных лиц, грубо нарушивших российское законодательство.

Понимая, в целом, неизбежность применения силы к хулиганствующим элементам со стороны работников правоохранительных органов, Государственная Дума ФС РФ в то же время отмечает, что ряд сотрудников полиции превышали пределы применения силы, в результате чего пострадали не только зачинщики конфликта, но и люди, не совершавшие каких-либо противоправных действий.

Более того, после окончания акции на Болотной площади сотрудники полиции продолжили череду необоснованных, и, по сути, противозаконных задержаний граждан, не участвовавших в каких-либо несанкционированных мероприятиях на улицах Москвы.

7 и особенно в ночь с 8 на 9 мая сотрудники ОМОН и ГУ МВД России по Москве задерживали граждан, мирно гуляющих в парках и скверах, которые не нарушали общественный порядок и не угрожали интересам общественной безопасности. В указанный период без всяких причин в отделения полиции Москвы были доставлены сотни граждан, к которым были применены административные наказания различной степени тяжести, вплоть до 15 суток административного ареста.

К сожалению, в условиях творящегося полицейского произвола Прокуратура г. Москвы и Генеральная прокуратура РФ не приняли должных мер по восстановлению законности. Более того, в ночь с 8 на 9 мая в Генеральной прокуратуре на дежурном телефоне был включен автоответчик.

Граждане, чьи права были нарушены органами полиции, не смогли получить должной защиты и в судебных органах столицы. К сожалению, многие судьи принимали решения, руководствуясь как «истиной в последней инстанции» сделанными под копирку рапортами заинтересованных сотрудников полиции. Видеоматериалы и свидетельские показания, подтверждающие отсутствие в действиях многих лидеров оппозиции и участников акций гражданского протеста состава административного правонарушения, судами во внимание не принимались.

Государственная дума ФС РФ обращает внимание органов государственной власти Российской Федерации, институтов гражданского общества, в том числе общественных объединений и организаций, на то, что в сложившейся ситуации органы полиции и судебная власть превращаются в инструменты политической расправы. Государственная Дума решительно осуждает данный факт и считает, что подобные действия провоцируют эскалацию гражданского противостояния, рост радикальных и даже экстремистских настроений, ведут к политической и социальной нестабильности в России, порочат имидж страны за рубежом.

В связи с вышеизложенным Государственная Дума ФС РФ обращается к Генеральной Прокуратуре РФ с требованием осуществить проверку всех выявленных фактов нарушения прав граждан со стороны полиции и принять предусмотренные законом меры прокурорского реагирования.

Одновременно Государственная Дума ФС РФ призывает Верховный суд РФ дать оценку сложившейся порочной судебной практике, которая ведет к фактической политизации административного кодекса России.

Государственная Дума также обращается к гражданам России с призывом проведения всех массовых мероприятий в рамках правового поля, а также призывает сотрудников правоохранительных органов не поддаваться на провокации и действовать строго в соответствии с действующим законодательством.

Только четкое соблюдение Конституции и законов России способно обеспечить процветание страны, гражданский мир и стабильность в обществе.

Гудков Д., Гудков Г., Пономарев И.,Обухов С., Рашкин В., Куликов А.

«СВОИМ ВЫСТУПЛЕНИЕМ В ОП ГОСПОДИН ВЕДЕНОВ ПЕРЕЧЕРКНУЛ КОНСТИТУЦИЮ РОССИИ»

У некоторых должностных лиц в МВД богатое воображение и, видимо, полное непонимание, чем отличается бизнес от гражданской активности. Это опасная тенденция, когда замглавы Главного управления обеспечения охраны общественного порядка МВД ставит вопрос о том, что охранники, учредители и руководство ЧОПов не имеют права принимать участие в митингах, шествиях и манифестациях. Таким заявлением господин Веденов, по большому счету, перечеркивает Конституцию России. Хотя сотрудникам МВД, выступающим сегодня исполнителями политического заказа в отношении того же «Оскорда», было бы неплохо знать Конституцию.

Не нужно путать государственную военизированную службу, где действительно есть ограничения для сотрудников в служебное время, с остальными гражданами России, не связанными никакими обязательствами с государством. То, что сегодня объединение «Оскордъ» пытаются обвинить в политизации охранного сообщества — подлый прием, не имеющий под собой никаких реальных оснований. Охранные предприятия — это коммерческие субъекты, которых вовсю «кошмарит» лицензионная система России и другие подразделения МВД. Вместо того, чтобы навести порядок и создать нормальные условия для работы ветеранов, из которых в основном состоят российские предприятия безопасности, генерал-майор полиции позволяет себе политизировать ситуацию!

Мое участие в оппозиционных митингах — это моя гражданская позиция! Лично я никогда не переходил рамки правового поля и конституционных прав и свобод. Сегодня сотрудники МВД выступают киллерами охранного бизнеса, и ответственность за это несет, в том числе, и господин Веденов, и те, кто ему такие поручения дает.

Вместо того, чтобы искать террористов и экстремистов в охранных предприятиях, сотрудникам МВД нужно активизировать свою работу на Кавказе, где каждый день совершаются террористические акты, где существует глубокое вооруженное подполье, где действительно готовятся страшные преступления против российской государственности. Я искренне сожалею, что коллега Веденов, с которым меня связывает уже десятилетие совместной работы, пытается сегодня искажать правду и вводить в заблуждение неискушенных в тонкостях российского законодательства граждан.

ПИСЬМО ГУДКОВА ПЕХТИНУ В КОМИССИЮ ПО ЭТИКЕ

Председателю Комиссиипо вопросам депутатской этикиГосударственной Думы Федерального СобранияРоссийской ФедерацииВ.А. Пехтину

Уважаемый Владимир Алексеевич!

В отношении предъявленных мне претензий могу сообщить следующее:

1. В отношении письма министра МВД РФ В. Колокольцева по ситуации с проверкой охранных предприятий объединения «Оскордъ».

В ходе организации и проведения проверки охранных предприятий в г. Москве и других регионах РФ сотрудниками МВД РФ был грубо нарушен ряд федеральных законов, в частности ФЗ «О защите прав юридических лиц», «Об оружии», «О частной детективной и охранной деятельности», что привело к разрушению работы компаний, успешно функционировавших на рынке от 5 до 20 лет.

Аналогичные проверки, представляющие по сути «закошмаривание» и уничтожение охранного бизнеса в принадлежащем мне холдинге, продолжаются в настоящий момент в ряде регионов России по несущественным или надуманным основаниям. Как человек, знающий эту отрасль более 20 лет, охарактеризовать эти действия иначе как полицейским произволом я не могу.

Иски о признании незаконными проверочных действий со стороны представителей ГУВД и МВД РФ и вынесенных ими решений уже направлены в судебные инстанции г. Москвы и ряда других регионов страны.

Кроме того, ряд должностных лиц МВД скрытно записали и разместили в издании «Лайф ньюс» искаженные фрагменты своих телефонных звонков в мой адрес, что свидетельствует не только о нарушении законодательства и служебной этики, но и о заранее продуманном провокативном характере их действий.

По этому вопросу мной направлены обращения в МВД и Генеральную прокуратуру РФ с просьбой провести служебное расследование и дать правовую оценку действий указанных должностных лиц, грубо нарушивших российское законодательства.

К письму министра внутренних дел, направленному в Ваш адрес, указаны приложения (16 листов), а также диск DVD-R. К сожалению, мне до сих пор неизвестно о материалах, послуживших основанием для выводов В. Колокольцева.

В этой связи прошу Вас, уважаемый Владимир Алексеевич, предоставить мне в полном объеме указанные материалы. На мой взгляд, в предоставленном мне обращении ситуация полностью искажена и не подтверждается фактами.

2. В отношении заявления депутата С.В. Железняка.

В отношении заявления г-на Железняка в качестве ответа прилагаю стенограмму моего выступления от 15 мая с.г. на пленарном заседании Государственной Думы, в котором, я полагаю, содержится исчерпывающее опровержение домыслов коллеги Железняка.

Кроме того, я неоднократно публично высказывался по ситуации 6 мая, поэтому считаю, что более чем подробно ответил на сомнительные утверждения коллеги С. Железняка.

3. В отношении жалобы И.С. Смирнова.

В отношении жалобы некоего гражданина И.С. Смирнова поясняю, что я не знаком с указанным лицом, никогда не вел с ним никакой переписки, не вступал в иные контакты.

Допускаю, что это вообще анонимное обращение. Предлагаю пригласить виртуального г-на Смирнова на заседание комиссии по вопросам депутатской этики, на которой будет рассматриваться данный вопрос, для уточнения его позиции.

Одновременно с этим прошу Вас, уважаемый Владимир Алексеевич, заранее известить меня о дате и времени заседания комиссии, а также разрешить участие в этом заседании журналистам российских СМИ.

Считаю, что это позволит более объективно и гласно рассмотреть поставленные вопросы.

С уважением Г.В. Гудков

ПИСЬМО ГУДКОВА НАРЫШКИНУ

Председателю Государственной ДумыФедерального СобранияРоссийской ФедерацииС.Е. Нарышкину

Уважаемый Сергей Евгеньевич!

14 июня с.г. я получил три письма в мой адрес от председателя Комиссии по вопросам депутатской этики В.А. Пехтина, из которых мне стало известно, что 08 июня с.г. в мое отсутствие комиссия предприняла попытку рассмотрения моего «персонального дела».

В частности, на указанном заседании комиссии предполагалось принять решение, заочно осуждающее депутатов ГД ФС РФ Гудкова Геннадия, Пономарева Ильи, Гудкова Дмитрия за поведение, якобы «порочащее честь и достоинство депутата Государственной Думы». К моему большому удивлению, не только мы, но даже члены комиссии не были оповещены о повестке заседания (она вручалась им на входе в момент регистрации). Более того, членам комиссии не были предоставлены и сами материалы о сути претензии в наш адрес, послужившей основанием для проведения заседания.

Единственным подготовленным документом, за который было предложено проголосовать (!) членам комиссии, был проект решения, где Г. и Д. Гудковы и И. Пономарев осуждались за неправильное поведение, якобы порочащее звание депутата Государственной Думы.

Подобную практику заочного обсуждения и осуждения своих коллег можно смело назвать абсурдной и неэтичной не только с точки зрения депутатских, но и обычных человеческих взаимоотношений. Руководство комиссии при этом грубо нарушило регламент работы комиссии, осуществляя подготовку заседания в обстановке секретности.

В этой связи, уважаемый Сергей Евгеньевич, прошу Вас:

1. Принять меры по нормализации работы комиссии.

2. Дать поручение полностью, без изъятий, ознакомить всех заинтересованных лиц и членов комиссии с материалами письменных заявлений в отношении депутатов Гудкова Геннадия, Пономарева Ильи, Гудкова Дмитрия.

3. Дать поручение провести открытое, гласное заседание комиссии по вопросам депутатской этики с приглашением обсуждаемых депутатов, представителей СМИ и общественности, заранее уведомив о дате и времени заседания.

4. Рассмотреть поведение председателя Комиссии по вопросам депутатской этики В.А. Пехтина на предмет нарушения этики депутатских взаимоотношений, выразившееся в попытке заочного осуждения своих коллег без ознакомления с сутью предъявленных претензий.

С уважением Заместитель председателя КомитетаГосударственной Думы РФ Г.В. Гудков

КОРРУПЦИОНЕРЫ ВНОВЬ ОТДЕЛАЛИСЬ ЛЕГКИМ ИСПУГОМ

Сегодня очень важный день в нашем Парламенте — Госдуме. После трех лет затянувшегося молчания правящей партии на Пленарку будет вынесен проект закона «О парламентском контроле», о необходимости принятия которого много лет говорили депутаты. Мы решили сказку сделать былью, и с помощью лучших ученых в сфере Конституционного права создали проевропейский добротный проект, который реально возвращал бы парламенту его исконную функцию — право ограничивать самодурство царей, королей и прочих монархов. В нашем случае — президентов, премьеров, министров и прочих важных чиновников. То есть реально контролировать власть номенклатуры, постоянно путающей личную шерсть с государственной.

Парламентский контроль существует многие десятилетия во всех мало-мальски цивилизованных странах, где коррупция не является нормой поведения и главным мотивом существования слуг народа. Смысл его предельно прост. В парламентах создаются комиссии (комитеты) контроля (следствия), наделенные полномочиями выше следователя, которые публично, гласно, на межфракционной основе контролируют многие аспекты деятельности ВСЕХ чиновников. Сговор и келейность при этом исключены по нескольким причинам. Во-первых, расследование идет открыто, на глазах общественности и СМИ; во-вторых, как правило, контрольные комиссии создаются 25–30 % голосов, т. е. фактически оппозицией, которой власть, декларируя свою честность, отдает право возглавлять эти комиссии. Наконец, в комиссиях (комитетах) всегда присутствуют политические оппоненты, которые ведут иногда очень даже жесткую политическую борьбу между собой на выборах.

Словом, инструмент парламентского контроля настолько хорош, что является одним из главных барьеров на пути системной коррупции и казнокрадства. Бьет, как говорится, ворам и жуликам не в бровь, а в глаз. Кроме того, с парламентского контроля начинаются и другие виды публичного присмотра за вороватыми чиновниками: гражданский (общественный) контроль, журналистские расследования и т. д.

По сути, это современный народный контроль, позволяющий налогоплательщикам быть уверенным в том, что заплаченные ими налоги не будут превращены в чье-то миллиардное состояние, а будут потрачены на народ без откатов и распилов.

Казалось бы, власть, постоянно объявляющая последний бой коррупции, должна бы двумя руками немедленно проголосовать за такой хороший закон. Ведь и в соседней Финляндии, и в далеких США парламентский контроль прекрасно зарекомендовал себя, делая госсистему честной и прозрачной. Но не тут то было! ВСЕ министерства и ведомства с негодованием отвергли саму возможность оказаться под контролем парламента, даже при доминировании в нем ЕР. Не помогли наши прямые обращения к тандему: на письма авторов отвечали, конечно, не сами вожди, но очень высокопоставленные должностные лица. Интригу проекту придала почти детективная история с подписями депутатов от ЕР, которые сначала его подписали, а потом вдруг дружно, в один день отказались от соавторства. От всей ЕР в соавторах остался бесстрашный депутат А. Иванов, который в нынешнюю Думу не попал. Уж не из-за своей ли смелости?

В ГД РФ долго не знали, как быть с этой законодательной подлянкой. Принимать нельзя отклонять. Где ставить запятую? Скажу объективно: даже в ЕР очень многие понимают, что парламент без права контроля — как борщ без свеклы и капусты. Но не эти люди сегодня являются лицом (умом, честью, совестью?) правящей партии. Решение было принято совсем недавно. Суть, как всегда, банально проста: не можешь контролировать, доведи до абсурда. Почти три года спустя появился «альтернативный» проект за авторством лидеров бескомпромиссной политической борьбы с любой оппозицией (И. Яровая, С. Железняк и другие видные единороссы.) В их «шедевре» некий традиционный набор благих пожеланий и переписываний уже существующих и бесполезных правовых норм из различных законов, приятных нашей вороватой номенклатуре. Словом, «галочка» поставлена, теперь и у нас ЭТО тоже есть. Понятно, что ЭТО не посягает на интересы пильщиков и откатчиков, так в этом и вся прелесть: и волки сыты, и овцы целы! И задание родной партии по сохранению причин и условий обогащения за счет оглупляемого народа выполнено с честью. Виват мастерам законодательных лохотронов!

Что произойдет сегодня. Сегодня правящая партия похоронит саму возможность устранения системной коррупции, а также подарит нашему народу суррогат реального контроля за ворующей номенклатурой. Когда это немного подзабудется, депутаты ЕР будут снова лить крокодиловы слезы по поводу какой-нибудь очередной Кущевки или г. Крымского, заявляя, что им не хватает контрольных полномочий поправить забившую болт на нужды народа власть, которая никак не хочет исполнять прекрасные едроссовские законы и двигать страну вперед, слегка подняв ее с колен.

Вот такое событие случится сегодня в нашем парламенте. Как всегда, сегодня думским большинством снова будет продемонстрированы чудовищная пропасть между словом и делом, а также беспрецедентное лицемерие. А нужен ли нам после всего такой парламент?!

Ну а пока почтим память всех погибших в Краснодарском крае минутой молчания. Погибших, в том числе, из-за халатности и бездарных действий чиновников, давно выпавших из-под контроля тех, кому они обязаны служить. Аминь!

ГЕННАДИЙ ГУДКОВ: 12 СЕНТЯБРЯ С КОНСТИТУЦИЕЙ И ЗАКОННОСТЬЮ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ БУДЕТ ПОКОНЧЕНО ОКОНЧАТЕЛЬНО!

Появившаяся сегодня информация в газете «Ведомости» о намерении лишить меня мандата на втором пленарном заседании Госдумы, к сожалению, соответствует действительности. Поскольку никаких иных законных возможностей осуществить нейтрализацию Гудкова у власти нет. О таком сценарии мне стало известно из моих источников в Администрации Кремля и иных госструктурах еще в середине июля.

По приказу Кремля 12 сентября путем простого голосования «Единая Россия» попытается расправиться со своим политическим оппонентом в Думе. С этого момента с Конституцией и законностью в Российской Федерации будет покончено окончательно, а репрессии начнут носить внесудебных характер.

Я убежден, что мы стремительно движемся к повторению репрессий 37 года, а принцип политической целесообразности станет основным принципом правосудия. Вместо судов осталось ввести только «тройки», а также строить концлагеря и восстановить деятельность ГУЛАГа. Это логическое звено развития авторитарного режима, который объективно стремится к диктаторским методам управления страной и подавлению всякого инакомыслия.

Уже сегодня в стране многие десятки тысяч людей пострадали и терпят лишения за свои политические взгляды. Репрессии в отношении них маскируются под административные и уголовные преследования — увольнение с работы, заведение «липовых» уголовных дел, гонения в отношении родственников и т. д. Полагаю, что в ближайшее время число таких граждан может резко возрасти.

В связи с порочным курсом преследования инакомыслия, взятым на вооружение нынешним режимом, хочу заявить, что эта дорога в никуда. Попытки вернуться во времена сталинских репрессий и внесудебных расправ неизбежно приведут страну к всеобщей катастрофе, политическая и историческая ответственность за которую ляжет тяжким бременем на тех, кто сегодня организует и исполняет противоправные, по сути, преступные деяния против собственного народа.

Еще не поздно остановить это безумие, которое неизбежно в ближайшие полтора-два года поставит страну на грань гражданской катастрофы.

Я обращаюсь ко всем здравомыслящим политикам внутри власти с призывом не повторять печальное историческое прошлое.

ДОРОЖНАЯ КАРТА РОССИЙСКОЙ ОППОЗИЦИИ

Что может стать основой объединения всех оппозиционных сил.

Самое главное оружие, придуманное властью в борьбе с возникшим в России после грубейших фальсификаций декабрьских (2011 г.) выборов в Госдуму массовым уличным протестным движением — это тиражируемый провластными СМИ тезис: у митингующих и марширующих граждан «нет повестки, нет единой программы и плана действий». А в составе так называемого Координационного Совета оппозиции разношерстная публика с лидерами, не способными договориться между собой ни о чем.

Вместе с тем, нельзя не признать, что лидеры протеста действительно представляют собой разные, нередко противоположные взгляды политического спектра (или не представляют вовсе никаких), имеют отличную друг от друга историю вхождения в протестное движение и прочие трудносовместимые особенности.

Обывателю нередко трудно понять, что объединяет опытных либералов из «лихих 90-х» Б. Немцова и М. Касьянова с молодым лидером «Левого Фронта» С. Удальцовым, почему на одной сцене митинга стоят так называемые националисты и толерантные И. Яшин и С. Пархоменко, как объяснить «явление К. Собчак», куда может повести страну популярный блогер и кумир политизированной части «Интернета» А. Навальный, и т. п. и т. д.

Можно сколь угодно пикироваться с апологетами кремлевского режима, но сегодня гражданам России как никогда важно простым и понятными языком объяснить, кто мы такие, почему и до какого исторического рубежа мы вместе, а главное — каковы наши цели и способы их достижения.

Историческое проклятие России

Чтобы выстроить стратегию и тактику протестного движения, надо понять, кто и что нам противостоит и каким образом движение должно действовать против общего противника.

Историческое проклятие России — абсолютизм власти, который много веков сдерживает развитие страны. Цари, генсеки и президенты всегда имели полномочия, которые не снились даже Людовику XIV, самому абсолютному из всех абсолютных монархов Европы.

Итак, следует сказать главное: власть в России снова централизована до предела и принадлежит новой номенклатурной бюрократии, которая выросла еще в 90-е годы, унаследовав худшие черты партийной бюрократии КПСС, так называемой «партноменклатуры», которая довела СССР до краха и территориального распада. Чиновничья номенклатура всегда играла важную роль в политике России (от опричников до тайных советников), но в наше время она, наконец, получила полную власть над страной и людьми. Ее больше не сдерживают ни идейные догмы, ни классы собственников (дворян и помещиков).

3–4 октября 1993 года — это точная дата реставрации номенклатурного управления Россией, новый «октябрьский переворот», который положил начало тотальной бюрократизации страны. Юридическое оформление произошло чуть позже, 12 декабря 1993 года, когда была принята вредная для страны неомонархическая Конституция (под царя — Б. Ельцина), 20-летие которой мы скоро отпразднуем в будущем году. Именно Конституция страны закрепила за новым монархом — президентом РФ — неограниченные полномочия и всякое отсутствие контроля. Вместе с возможностью назначать суд, доминировать в парламенте (Госдуме РФ), самостоятельно формировать правительство, да и вообще все органы власти (каждый год эти полномочия расширялись и дополнялись), из Конституции страны каленым железом были выжжены все формы контроля над властью со стороны многострадального российского народа. Одна номенклатура (КПСС) сменилась другой, еще более опасной для страны и народа, ибо если старая номенклатура была существенно ограничена в своих льготах и привилегиях идеологическими догмами и всеобщей государственной собственностью, то новая номенклатурная бюрократия, как я уже говорил выше, — никем и ничем. Она похожа на стаю волков, которые, ворвавшись в беззащитное стадо овец, опьянев от крови, режут своих жертв уже просто так, войдя в раж. Именно так воруют в стране сегодня: взахлеб, сверх всякой меры, нередко уже просто из алчности и воровского аппетита!

Масштабы теневых доходов нынешней властной номенклатуры потрясают воображение: только коррупционные откаты и распилы наших чинуш оцениваются экспертами более чем в 300–400 млрд. долларов ежегодно. А правят они страной уже почти 20 лет. Вот и считайте, сколько бюджетов РФ разворовано и запрятано «санитарами леса» в местах не столь отдаленных, большей частью в Европе и США.

Народу России сегодня противостоит хорошо откормленная, образованная, сплоченная (по принципу круговой поруки) многомиллионная вороватая армия, подмявшая под себя суд, парламент, партии, финансы, СМИ, общественные организации. Как депутат со стажем могу заявить, что за прошедшие годы номенклатура бюрократов с помощью безликого и заискивающего парламента закрепила за собой сотни новых властных полномочий, яростно отвергая любые попытки ввести хоть какие-нибудь законодательные ограничения номенклатурного всевластия и внедрить проверенные веками и многими странами механизмы контроля за властью со стороны общества.

О том, что чиновничество России — довольно многочисленная и прожорливая рать, свидетельствует и статистика. Даже по официальным данным бюрократов в стране около 1,9 млн. человек. Но эта цифра лукавая, ибо в ней нет силовиков (не менее трех миллионов человек), нет муниципальных служащих (они же формально, по Конституции, не входят в органы государственной власти), нет многочисленных ФГУПов, МУПов, госкорпораций, компаний с госучастием, а также многочисленных коррупционных «прокладок», через которые деньги уходят в карманы чинуш. И, несмотря на громкие заявления, указы, запреты и даже реформы, число управленцев продолжает неуклонно расти.

Из этого следует безрадостный вывод: власть в России де-факто принадлежит мощному многомиллионному сословию чиновников, являющихся (вместе с частью инкорпорированного бизнеса) главными бенефициарами действующей системы. Для удобства управления (как в казарме) они выстроены на жестких принципах иерархии в так называемую «вертикаль власти» и образуют корпорацию, приватизировавшую Россию и ее богатства.

Вот почему, в отличие от большинства граждан, номенклатура великолепно осознает важность выборов: для них победа на выборах есть возможность еще какое-то количество лет продолжать грабить страну, сохраняя и приумножая свои «завоеванные» таким образом доходы. А для сохранения власти (читай — приумножения ворованных капиталов) нужен контроль над СМИ, избиркомами, ЦИКами, партиями, нужны административные рычаги и защищающая интересы хозяев репрессивная система, работающая по команде «Фас!» без оглядки на закон и право.

Именно для удержания, я бы даже рискнул сказать, узурпации власти очень нужны чуровы и фальсификации выборов, партии-спойлеры и другие увертки и ухищрения, ведь «на кону» — коренные, шкурные интересы миллионной рати бюрократов, благополучие их семей и подрастающих поколений наследников.

Безусловно, далеко не все чиновники воры и негодяи. Многие государевы слуги прекрасно осознают пагубность избранного политического курса, ведущего, в конечном итоге, страну к масштабным гражданским конфликтам. Многие грамотные управленцы ежедневно ходят под «дамокловым мечом», рискуя быть уволенными без выходного пособия очередной командой «распильщиков», которым «добрый дядя» отдал на откуп целое ведомство или даже отрасль.

Чиновничество неоднородно, часть его является нашими потенциальными союзниками. Но не об этих людях речь — мы говорим о номенклатурном характере власти, современной неомонархии, о системе, которая, по сути, противостоит стратегическим материальным интересам большинства. Ведь хорошо известно: в чиновной среде либо ты играешь по правилам системы, либо система тебя отрицает.

Ахиллесова пята новой номенклатуры

Трезво оценивая могущество врага — бюрократической номенклатуры, — надо знать и понимать его слабости, уязвимые места наших оппонентов.

Первая из них: наша властная элита за эти годы банально зажирела. Она купается в роскоши, отдыхает в 5– и даже 7-звездочных отелях модных курортов, лечится, одевается и обувается в лучших бутиках за рубежом, покупает там активы, виллы, яхты, учит своих детей и внуков.

Первым, по-моему, об этом сказал Г. Каспаров, что-то примерно так: «Они хотят жить как на Западе, а править как в восточных тираниях». Для большинства номенклатурных чиновников самым кошмарным сном является включение его в список «a-la Магнитский», ведь смысл его жизни — в свободном въезде в те самые «цивилизованные» страны, которые, как утверждает госпропаганда, — наши главные враги, и которые только и ждут своего часа, чтобы расчленить Россию, присвоить себе ее природные богатства (уже де-факто давно присвоенные этой самой номенклатурной элитой). Обратите внимание на главный мотив всей нашей внешней политики — «Отмените визы в Европу и США!», который красной нитью проходит через бесконечные саммиты и прочие дипломатические рауты. Нынешняя номенклатурная элита не готова к «железному занавесу», к международной изоляции, не может и не хочет отказаться от западных благ.

Это дает нам шанс. Представителей оппозиции в массовом порядке пока еще не бросают в концлагеря и, слава Богу, не стреляют в подвалах Лубянки не потому, что у нас «мягкий» авторитарный режим. Просто издержки номенклатуры «в местах притяжения» могут перечеркнуть эффект от жесткого разгрома оппозиционного движения. Именно поэтому власть ограничиваться пока «точечными» политическими репрессиями, носящими более демонстративно-запугивающий характер, пытаясь «сохранить лицо» перед западными партнерами. А жупел врага, окружающего страну со всех сторон, — для сплочения народа перед лицом внешней угрозы вокруг грабящей его власти. Легенда для наивных и доверчивых (коих пока большинство).

Вторая слабость наших властных чинуш (и главная) — отсутствие вменяемых целей и задач, неспособность выстроить мало-мальски приемлемую большинством граждан общегосударственную политику хоть в чем-нибудь. Проанализируйте сами, есть ли у нас достойные стратегия и тактика, например, в медицине, каком-нибудь строительстве или рыболовстве, или даже в области балета (не говоря уже про забытый всеми Енисей). Идет медленная (с тенденцией к ускорению), но неуклонная деградация страны по всем направлениям, поскольку доктрина верхов «воруй больше, вывози дальше» вряд ли способна стать основой развития страны хоть в каком-либо аспекте, кроме ускоренного миллиардостроения.

Все это усугубляется еще и кадровой деградацией, когда власть «окукливается», т. е. закрывает доступ к местам обсуждения и принятия важных госрешений «чужим». Только «свои» и лояльные — этот лозунг можно начертать на вратах практически любого органа нынешней власти. Посмотрите, какая кадровая «стабильность» царит в высших эшелонах власти вокруг В. Путина на протяжении многих лет. Почти как на кладбище — у каждого свое место навсегда.

Все это серьезно ослабляет власть, и этот процесс необратим.

Наконец, третья слабость: действующая номенклатура безыдейна, продажна. Поэтому в кризисной фазе бюрократическая армия и ее защитники будут даже не отступать, а драпать. Но до этого еще надо дожить, хотя первые признаки кризиса элиты уже, как говорится, налицо.

Кстати, я против люстрации бюрократов и силовиков. Надо заменить ее на публичную, открытую, честную народную аттестацию, способную оставить служить стране грамотных управленцев и отправить в отставку тех, кто участвовал в воровстве и других мерзких делах.

Словом, если не впадать в эйфорию или уныние, не заниматься шапкозакидательством, а четко и грамотно просчитывать риски — бороться можно и нужно. Ибо в противном случае всех нас в ближайшем будущем ждут системный кризис, мощные гражданские конфликты и даже возможный распад страны. Чего мы, лидеры оппозиции и настоящие патриоты, допустить не имеем права. История нам этого не простит.

Политическая реформа или революция?

Как мы уже проанализировали ранее, захватившая и узурпировавшая власть российская номенклатурная бюрократия боится только одного — потерять эту власть, а вместе с ней и возможность бесконтрольно грабить страну.

После выборов 4 декабря 2011 г. номенклатура поняла, что ресурс «вертикали власти» исчерпан, а созданная ею административно-командная система, всегда приводящая к победе ее собственную партию, начала давать существенные сбои. 10 и 24 декабря 2011 г. (два массовых митинга, потрясших режим) сильно напугали власть, но не надолго.

Оправившись от испуга, вызванного подъемом гражданского протеста в декабре 2011 г., номенклатура перешла в отчаянное контрнаступление. Вслед за верноподданническими митингами на «Поклонной» и Манежке началась ударная работа по созданию запретов и барьеров. Меньше чем за полгода вороватое думское «большинство» наштамповало кучу законов, направленных на «зачистку» возникшего протестного движения. Вот далеко не полный перечень дел передовиков думского производства. За это время в Госдуме даже не приняты, а протащены следующие федеральные законы:

— введены запредельно жестокие меры к организаторам и участникам митингов, шествий, манифестаций (дикие штрафы, административные аресты и прочее);

— возвращена в состав УК РФ статья о клевете, де-факто запрещающая любую критику власти;

— введены новые дискриминационные барьеры в выборах губернаторов (так называемый муниципальный фильтр);

— резко ухудшены условия для выборов региональных парламентов и других избирательных кампаний: единый день голосования смещен на 2-е воскресенье сентября, чтобы агитация проходила в «мертвый сезон», т. е. в августе.

На очереди в Госдуме РФ (которая, кстати, ввела драконовские поправки в свой регламент, ставя крест на полноценных думских дебатах с оппозицией) проекты законов «Об оскорблениях», а также о сокращении агитационного периода избирательных кампаний, чтобы «добить» выборы окончательно.

Кроме того, власть перешла к активным «точечным» политическим репрессиям. Обыски на дому у С. Удальцова, И. Яшина, А. Навального, даже К. Собчак; сфабрикованные уголовные дела против ряда оппозиционеров, клеветническая кампания на центральном подконтрольном ТВ, позорное изгнание неугодных из парламента, аресты десятков активистов по так называемому «делу 6 мая» и проч. — все это говорит о страхе, который испытывает власть перед реальным активным протестом, носящим до сегодняшнего дня исключительно мирный характер.

В результате такой «ударной» (нередко в прямом смысле этого слова) работы власти в стране до минимума сократились остатки демократических институтов, прав и свобод граждан. Сегодня можно смело утверждать, что в России выборы по правилам Чурова и Ко бессмысленны, парламентской демократии нет, главнейшие СМИ взяты под контроль, а суд, полиция, следствие стали инструментами сохранения власти.

Возникает главный вопрос: а есть ли возможность изменить страну без революции, крови и насилия? На мой взгляд, пока еще существует возможность решить вопрос мирно — но главное в этой фразе слово «пока». Достижение гражданского согласия возможно, но оно должно стать дорогой с двусторонним движением, когда наиболее ответственные и конструктивные элементы власти вдруг осознают, что игнорирование требований политических перемен неизбежно приведет страну к трагедии, а граждан — независимо от их социального, экономического, общественного статуса — к огромным потерям, где самое главное — не только судьба страны, но жизнь и здоровье каждого из нас.

Конечно, прозрение действующей политической элиты (или здоровой ее части) не случится «вдруг». Для этого потребуются усилия многих десятков и сотен тысяч граждан страны, отстаивающих свое право на нормальное будущее. Это потребует терпения, мужества, стойкости, способности сплачиваться и отстаивать свою гражданскую позицию.

Хочу ответить пессимистам, которые утверждают, что митинги и шествия — бессмысленная трата сил и времени. Именно это внушают нам с утра до ночи кремлевские политологи на заказных экранах и волнах. Но это — не так, все как раз наоборот.

Каждая массовая акция мирного протеста потрясает режим. Это — абсолютная истина. Иногда эти сотрясения кажутся незаметными. Подумаешь, собрались, пошумели да и разошлись?

На самом деле, это как удар кувалдой по гранитной плите: внутри кажущейся монолитной глыбы власти от этих сотрясений появляются трещины, порою незаметные глазу, но со временем они становятся все шире, и наступает момент, когда конструкция начинает рассыпаться от даже малейшего соприкосновения.

Мы не хотим обрушать всю конструкцию, ее пока можно реформировать. Но времени остается все меньше, а неизбежная при отсутствии диалога и адекватной реакции «верхов» радикализация определенной части протеста одинаково опасна как для власти, так и для граждан.

Но если инстинкт самосохранения власть предержащих вновь окажется слабее жажды наживы и наивной веры в собственную незаменимость, крах неизбежен.

Исторические параллели. Назад в СССР?

В преддверии 1991 г. мы уже находились в похожей исторической ситуации, когда страна остановилась в полушаге от начала большой гражданской войны (малая состоялась в некоторых национальных республиках, унеся за собой сотни тысяч жертв, сломав и искалечив судьбу многим миллионам советских граждан).

От «большой» гражданской войны нас тогда спасла однородность общества: не было русских и нерусских, богатых и бедных, христиан и мусульман и т. д. Все мы были родом из пионеров и комсомольцев, все были наделены примерно равным достатком и возможностями. Не было власти и оппозиции, отсутствовала поляризация сил в различных слоях населения.

Сегодня такое благополучие — в прошлом, а Россию все сильнее раздирают серьезнейшие противоречия между все отдаляющимися полюсами. Появились сверхбогатые и нищие, лица кавказской (и прочих) национальностей, верные мусульмане и истинные христиане; центр все больше отделяется от регионов. Политические пристрастия уже раскалывают общество и элиты, в стране идет поляризация сил. Образовались взаимно нелюбящие (нередко до ненависти) друг друга депутаты, журналисты, интеллигенты и просто обычные люди. Сегодня, когда речь заходит о политике, еще не раскол, но уже трещины проходят даже в семьях, где поколение детей перестают понимать и уважать своих отцов. Такая ситуация опасна для всех. Граждане России это уже понимают. Осознает ли это действующая власть, способна ли она сохранить адекватность восприятия новых политических реформ? От этого, по сути, зависит, что ждет нас впереди — трудный, но спасительный компромисс или «как всегда»?!

Какая нам нужна страна

Наконец, мы подошли к самому главному — общим требованиям оппозиции России, способным объединить подавляющее большинство весьма пестрого политического состава оппозиции, сил, как входящих в КС (Координационный Совет), так и являющихся его потенциальными союзниками.

Первое, общее и главное требование — незамедлительное проведение в стране реальной политической реформы. Условно это может быть разбито на следующие этапы:

Первый этап (1–2 года)

1. Срочное, немедленное изменение норм российского избирательного права, включающее в себя следующие важные моменты:

— Новые принципы формирования ЦИК и нижестоящих комиссий, которые должны состоять только из представителей партий, имеющих электоральную поддержку не менее 2–3 % населения. Возглавлять такие комиссии должны представители партий, не имеющих большинства в парламенте.

— Уполномоченные партией члены избиркомов всех уровней могут отзываться партиями в любой момент (до начала избирательной компании), что исключает их перевербовку или подкуп. (Сегодняшнее законодательство такие возможности умышленно создает).

— Участвующие в выборах партии (имеющие поддержку 2–3 % граждан) должны получить прямой доступ к спискам избирателей не только в день голосования, но и до (дней за 30 хотя бы), и после его завершения. Смею утверждать, что для фальсификаций показателей явки и результатов выборов в стране умышленно «гуляет» не менее 1,5 миллиона (может, и больше) «лишних» избирателей. (Об этом не писал только ленивый — в стране сокращается население, но бурно растет число избирателей). Технологию сохранения персональных данных можно без проблем отработать со специалистами того же ЦИК, а также прописать в законодательстве РФ.

— Снятие всяких запретов на блоки и объединения политический партий; отмена дискриминационных фильтров и барьеров, а также всяких подлых бюрократический «крючков», позволяющих признать недействительными любые документы партий (кандидатов) и снимать неугодных с избирательной гонки.

— Восстановление в пропорции не менее 50:50 мажоритарных (прямых) выборов депутатов Госдумы и региональных парламентов, но некоторые льготы в выдвижении кандидатов от партий и блоков следует оставить. Это важно для селекции ярких личностей, способных победить в открытой борьбе. Воссоздать, так сказать, механизм выращивания лидеров для политической элиты.

— Ввести норму об обязательных и полноценных теледебатах, которые проводить в прайм-тайм по всем главным TV-каналам. Народ должен знать и понимать своих героев.

— Введение реальной уголовной ответственности за административное вмешательство в процесс волеизъявления граждан РФ на любом этапе избирательной кампании, а также норму права об освобождении от должностей тех руководителей, которые злоупотребляют пресловутым «административным фактором» (по представлению избирательных комиссий).

— Увеличение сроков агитационного периода избирательной кампании (до 1,5–2 месяцев), возвращение «единого дня голосования» на нормальную дату (октябрь-ноябрь или март). (Перенос голосования на сентябрь, принятый ГД РФ совсем недавно — форменное издевательство власти над народом, ибо всем понятно, что август — самый «мертвый сезон» для любой политической активности).

— Снятие дискриминационных барьеров для агитации в СМИ. (Например, на выборах в Москве — Московскую городскую думу — для агитации были заявлены только кабельные сети и чуть-чуть (в обеденное время) — Москва-24. Все остальные телересурсы — ТВЦ, «Столица» и др. от размещения выборной агитации формально отказались, предоставив возможности партии власти «светиться» с утра до ночи по так называемым «информационным поводам»).

Изменить избирательное право возможно, к сожалению, только с помощью нынешней Думы, легитимность которой подвергается обоснованному сомнению. Пожалуй, это единственное благо, которое она еще может дать стране. Если реализовать эти задачи (могут быть и другие полезные идеи), не потребуются сотни миллиардов рублей налогоплательщиков на веб-камеры, КоИБы, а партии сэкономят огромные бюджеты на оплату миллионов наблюдателей и т. д.

2. Перевыборы Госдумы России по новым правилам, что позволит сформировать реальную представительную власть, отражающую действительные (а не сфабрикованные Чуровым и К°) политические предпочтения граждан.

Вот, на мой взгляд, конкретная и абсолютно реальная программа I этапа реформ для оппозиционных сил страны, объединяющая всех, кто думает о благе страны и народа. Достичь этого ненасильственным путем можно:

а) с Путиным В.В. как политической реальностью сегодняшнего дня (вне зависимости от отношения к нему как личности, просто нужно быть прагматиками и реалистами, предпочитающими худой мир всякой доброй ссоре);

б) в случае окончательного отказа власти от диалога — путем мирной смены власти через массовые (сотни тысяч участников) акции по всей стране, но это — уже другой сценарий.

Условиями возможного диалога и достижения компромисса могут стать:

— отказ власти от политических репрессий и освобождение политзаключенных (их пока не так много);

— гарантии президента страны (публичное заявление) не баллотироваться на эту должность в 2018 г. и обеспечить свободные (честные) выборы главы государства;

— гарантии президенту страны от оппозиции о снятии лозунга «Путина — в отставку», а также отказ от действий в этом направлении (в обмен на готовность к дальнейшим политическим реформам и общественному компромиссу).

Второй этап

Избрание нового парламента — не цель, а лишь средство реализации дальнейших политических перемен в России. Для того, чтобы обеспечить в стране реальную политическую стабильность, создать современные демократические институты, гражданское общество, независимый суд, свободные СМИ, ликвидировать историческое проклятие страны — единоличную власть, нам потребуется Конституционная реформа, т. е. изменение Конституции в разделах, регулирующих важные аспекты государственного устройства; в первую очередь, механизмы формирования и разделения ветвей власти.

Среди этих изменений Конституции наиболее важным для будущего России являются:

1. Жесткое ограничение сроков полномочий президента страны и губернаторов — не более двух мандатов по 4 года (это вопрос дискуссии, может быть, 5 лет?) без всяких игр со словом «подряд». Страна всегда найдет дальнейшее применение положительно зарекомендовавшим себя руководителям после 8-летней «каторги на галерах».

2. Резкое усиление роли и полномочий представительной ветви власти: федерального, региональных и муниципальных парламентов (Советов):

— в сфере кадровой политики (например, формировании правительства, администраций субъектов РФ и других важных назначений, а также отставок нерадивых руководителей),

— в осуществлении контрольных полномочий всеми уровнями представительной ветви власти (реальный парламентский контроль и расследование, распространяющихся на всех должностных лиц страны без исключения.

— в вопросах формирования, утверждения и реального контроля за исполнением бюджетов всех уровней;

3. Реформа Совета Федерации. Совершенно очевидно, что нужно либо делать парламент однопалатным (т. е. ликвидировать Совет Федерации), либо избирать верхнюю палату прямым голосованием в качестве Палаты Регионов РФ. Ведь сегодня СФ фактически превращен, как минимум на 50 %, в орган исполнительной власти с непонятной легитимностью.

4. Судебная реформа, которая должна означать, в первую очередь, изменение принципов формирования судебной системы: по действующей Конституции исполнительная власть де-факто назначает руководство судебной (!). Необходимы механизмы, позволяющие сделать процедуру назначения судей более публичной и независимой от исполнительной власти. Полагаю, можно взять за основу как американский, так и европейский опыт. Конечно, до принятия такого решения необходима серьезная широкая дискуссия на эту тему.

Многие лидеры оппозиции в вопросе государственного устройства России больше склоняются к парламентской республике. Лично мне такой вариант кажется предпочтительнее, но, как показывает мировой опыт, там, где создана надежная система сдержек и противовесов избираемому президенту, система управления страной работает не менее эффективно (например, США). В любом случае, это вопрос серьезной дискуссии и взвешенной договоренности различных элит и большей части общества.

Помимо конституционных перемен необходимо решить еще ряд задач.

Сделать СМИ по-настоящему независимыми. Полагаю, нужно законодательно исключить возможность государства (читай — исполнительной власти) владеть контрольными пакетами голосов в доминирующих федеральных и региональных СМИ (за исключением образовательных каналов), а также определить, что максимальное владение указанными СМИ не должно превышать, например, 15 %. Списки таких СМИ должны будут утверждать Госдума и региональные парламенты.

Генеральная прокуратура должна перестать быть де-факто, как сегодня, органом исполнительной власти. Необходимо, чтобы Генеральная прокуратура (как и Счетная Палата) формировались и были подотчетны парламенту (ГД и СФ) России. По сути, только в этом случае они станут реальным независимым институтом народного контроля, способным обеспечить точное и единообразное исполнение российского Закона и бюджета на всей территории России.

Создание реальных институтов гражданского общества (не путать с Общественной Палаткой — как называет ее народ) с определенными контрольными полномочиями. (Еще один антикоррупционный барьер.)

На мой взгляд, предложенные реформы могут быть положены в основу объединительной программы основных оппозиционных сил России. Любые иные (экономические, социальные, культурологические и пр.) требования, как бы привлекательно они ни звучали, сегодня нас разъединяют, разбивают на курии и платформы, вносят раздрай, от которого в выигрыше только действующая власть.

Сегодня совершенно бессмысленно спорить правым и левым, национал-патриотам и интернационалистам о том, какая политика какой партии лучше. В стране нет элементарных условий для цивилизованной политической борьбы, нет настоящих партий, институтов гражданского общества, выборов и т. д.

Нет ничего, кроме безжизненной политической поляны, вытоптанной до твердости бетона захватившей власть номенклатурной бюрократией.

Мы должны это исправить и создать на этой изуродованной земле необходимые и пригодные для политической жизни условия, когда на этой поляне вместо внешне красивых, но мертвых цветов появятся и будут развиваться живые политические побеги.

Вот тогда мы разделимся на правых и левых, либералов и консерваторов, ура-патриотов и толерантных интернационалистов. И тогда наши мысли, идеи и программы пусть оценит народ, которому мы вернем право свободно и самостоятельно определять будущий политический курс демократического российского государства.

Но это будет после. А сегодня мы обязаны объединить наши ряды под общими лозунгами и общими целями, ни в коем случае не позволять власти сталкивать лидеров оппозиции лбами, не давать волю эмоциям или личным амбициям.

И последнее. Чем шире политическое представительство оппозиции, тем больше шансов на успех. Поэтому, как говорится, Координационный Совет — хорошо, а еще более широкая коалиция, куда обязаны войти все оппозиционные партии и общественные организации, считающие себя ответственными за судьбу страны, — лучше.

Поэтому на настоящий момент важнейшей задачей оппозиции России является не только формирование общей программы действий и общих требований внутри избранного Координационного Совета, но и организация сотрудничества с теми политическими силами и даже отдельными яркими политиками, которые разделяют наши цели.

Член КС Г. Гудков

Источник: «Новая газета»

Часть II

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

ПРОТЕСТЫ. ВАМ ЭТО ЗАЧЕМ?

(«Эхо Москвы», 13 июня 2012)

Н. Болтянская: Здравствуйте, это программа «Ищем выход», меня зовут Нателла Болтянская, привет всем. Наш гость — Геннадий Гудков, член президиума партии «Справедливая Россия», зам. председателя Госдумы по безопасности и противодействию коррупции.

Г. Гудков: Нет, зампред Комитета, вы меня немножко повысили.

Н. Болтянская: Очень хочется.

Г. Гудков: Вам? Видите, ваши желания не совпадают с желаниями «Единой России».

Н. Болтянская: Протесты — зачем вам это? — тема была обозначена именно так. Мы с вами не первый день знакомы, в качестве депутата Госдумы также.

Г. Гудков: Даже не первый год.

Н. Болтянская: Как-то в последнем созыве вы озверели.

Г. Гудков: Ну, это не я озверел, а ситуация так поменялась. Потому что если еще в Третью Думу можно было дебатировать, отстаивать различные точки зрения, там до чего-то договаривались, до каких-то компромиссов, то начиная с четвертой, я уже не говорю про пятую, — Дума умерла. Она перестала быть не только местом для дискуссий, она перестала быть местом для даже не принятия, обсуждения политических решений. То есть, она была бесплатной промокашкой к исполнительной власти, «чего изволите», и как можно быстрее.

И все, по большому счету, там заклякли очень многие депутаты в этой Думе, которые остались статистами процесса. И все было бы нормально, если бы не одно «но». Я в жизни уже проходил ситуацию, когда во все двери стучался, кричал везде, что мы страну провороним, что произойдет непоправимое, — меня тогда хлопали по плечу: нормально все, парень, все хорошо. Молодец, что такой неравнодушный, классно. Но не волнуйся, у нас огромный опыт, огромный механизм реагирования, мы все сделаем правильно, все будет хорошо, — возвращайся, работай, расти детей, все будет хорошо. Где та страна? Где то руководство, которое меня уговаривало, что все будет нормально и хорошо?

Сегодня происходит примерно то же самое. И я очень хорошо понимаю, что если сейчас не пытаться исправить ситуацию в России, то России — великой, — которой уже, в общем-то, и нет, той великой, которая была в границах до 17-го года, и потом до 1991 г. — ее уже нет. Не будет и этой.

Н. Болтянская: Еще раз — где проворонили?

Г. Гудков: В 80-х гг. я чуть ли не примкнул, будучи сотрудником КГБ, к диссидентскому движению, потому что много читал всяких произведений.

Н. Болтянская: Судьба Виктора Орехова не давала вам покоя?

Г. Гудков: Я даже не знал такой фамилии, просто мне не давала покоя своя собственная судьба, судьба своей семьи — она у меня пострадала и в пламени войны, и в огне репрессий.

Н. Болтянская: Что же вы в КГБ-то поперлись, извините за хамский вопрос?

Г. Гудков: А я считал, что в КГБ есть больше возможностей для борьбы со всем этим беспределом, — я понимал, куда страна идет, и мне хотелось бороться с этим. А как можно было бороться? Я считал, только в этом таинственном и славном ореоле спецслужб, которые что-то могут, тайными методами добиваться каких-то результатов. И я очень много с первого дня своей службы в органах писал всяких докладных — о том, что мы упускаем молодежь, идеологию, мы разрушаем то, мы не можем здесь, а мне все говорили — да ладно, зачем это надо, это не наше дело, дело парторганов. Я говорю: но они ничего не делают, этому не противодействуют, они деградируют. — Ну, что ты делаешь, шел бы ты тогда работать в партийные органы. Вот тебе контрразведка — борись. Ищи шпионов, диверсантов. Такие разговоры велись в нашем родном Коломенском горотделе, очень хороший отдел был, прекрасный, замечательный состав, мы очень много дебатировали о политике. И я был действительно близок к тому, чтобы поддержать диссидентское движение. Но потом, к счастью, умер Брежнев — не шучу. Потому что я был на грани ухода, мы с женой это вполне серьезно обсуждали, она у меня всегда была как декабристка, вместе со мной шла. И вот тогда забрезжила, зародилась надежда на перемены.

Потом пошла «пятилетка пышных похорон», потом «Перестройка», когда я заявил в 1987 г., что СССР обречен, если мы не поменяем внутреннюю политику — во всеуслышание. Но мне сказали, что я перегрелся в одной из командировок в США, где полтора месяца прожил и окончательно убедился в том, что мы серьезно проигрываем империализму в качестве жизни, и не только. Я был убежденным марксистом-ленинцем — в хорошем смысле этого слова, — никогда не читал литературу о произведениях вождей, всегда их читал в оригинале. И у меня было четкое убеждение, что СССР может исчезнуть. В 1991 г. это произошло.

У меня сегодня столько впечатлений, что Россия, как единое государство, суверенное, многовековое, может исчезнуть, если не предпринять шагов и действий по ее сохранению.

Н. Болтянская: Идея сохранения великой державы одна из идей нынешнего и позапрошлого президента РФ.

Г. Гудков: Кто это вам сказал? Не дать другим развалить великую державу — мы это сделаем сами, — я так понимаю?

Н. Болтянская: Вы меня спрашиваете? Дело в том, что Путин именно под лозунгом «не дадим развалить великую державу» и закручивает гайки.

Г. Гудков: Но все это кончается развалом великих держав. Найдите мне великую страну, где закручены гайки — кроме Китая больше ничего нет.

Н. Болтянская: Северная Корея.

Г. Гудков: Великая держава? Тогда Урюпинск у нас отдельное княжество.

Н. Болтянская: Ольга: «В прошлой Думе потише сидели»…

Г. Гудков: Так и ситуация была не такая, как сегодня. Иногда надо говорить, а иногда — кричать во весь голос.

Н. Болтянская: Вам доходчиво объяснили в истории с вашим семейным предприятием?

Г. Гудков: Почему — объяснили? Все продолжается.

Н. Болтянская: Вам доходчиво продолжают объяснять, что вам — одно, Ксении Собчак — другое?

Г. Гудков: Категорически не хочу жить в стране, где кто-то определяет, кому заниматься бизнесом, кому быть ведущим телевидения, кому организовывать различные антикоррупционные проекты — кому что можно. Я нигде и никогда не нарушал правового конституционного поля, всегда действовал в рамках закона, как это ни дико и ни странно звучит после сегодняшних всех событий, когда власть решила действовать по понятиям. И я не решаю кого-то вправе решать за меня мою судьбу. Если это так — надо бороться с системой, которая присваивает себе право вершить судьбы граждан вне зависимости от их желания и хотения. Тех граждан, которые не нарушают закон. Я сторонник парламентской демократии.

Н. Болтянская: 4 декабря многим из тех, кто голосовал, объяснили, что то, как они голосовали, не имеет значения. Результатом была акция 5 декабря, затем 10. Г-н Гудков, вы участвуете в нелегитимной думе и своими протестными акциями легитимизируете ее. Второе мнение — хорошо, что в этой Думе есть хоть кто-то, — люди, которые отстаивают справедливость и истину. Как разобраться?

Г. Гудков: Действительно, мы находимся в правовой коллизии, потому что на самом деле дума, безусловно, нелегитимна, и вряд ли когда-нибудь кто-нибудь признает ее легитимность в трезвом уме, здравом рассудки, разве что из лести или по глупости. Но что делать, проводить новые выборы по старым законам с комиссией Чурова невозможно. Все, что должна сделать эта дума — принять, под давлением масс, вполне адекватное законодательство по выборам, и самораспуститься. К этому я и призываю.

Н. Болтянская: И «Единая Россия» положит свои мандаты?

Г. Гудков: А куда они денутся, если на улицу выйдут сотни тысяч, миллионы.

Н. Болтянская: Вчера вышли много людей, дышать было трудно, — честно скажу. С другой стороны, вы были на трибуне, и обратила внимание на тех, кого освистывали. Сколько было народа?

Г. Гудков: Больше 50 тысяч. Но они никогда не признают, что больше 50. Даже если 500 будет, они посчитают 25. Поэтому мы были готовы заплатить штраф за превышение, но им тогда бы пришлось признать, что народа было значительно больше 50 тысяч — такого количества народа, похоже, еще не было — может быть, 4 февраля. И то я в этом не уверен.

Н. Болтянская: Короче, — вчера вышло много народа. И что, сегодня кто-нибудь побежал сдавать мандаты?

Г. Гудков: Невозможно даже 9 беременным женщинам родить ребенка сразу, плод должен вызреть. У нас по большому счету остается очень немного времени убедить, или побудить власть к серьезному диалогу с серьезными политическими уступками. Я пока еще на это рассчитываю. Почему я пока не подписал «Манифест», потому что считаю, что пока возможности переговорного процесса до конца не исчерпаны. Но времени остается все меньше, потому что все действия власти иначе как правовым хамством нельзя назвать, — я имею в виду обыски, задержания, аресты, наезды, увольнения, и все прочее.

Честно говоря, я умиляюсь на наших следователей. Еще будучи лейтенантом, нас все время учили: прежде, чем начать обыск, вы обязаны задать вопрос, — не готово ли лицо выдать то, что мы хотим найти? Когда нас учили, мы четко знали, что мы хотим найти. А сейчас хотят найти что-нибудь и потом к чему-нибудь придраться. Та же Ксения Собчак — и что, миллион дома на хранении дома? Страшное преступление, нужно идти в «Сбербанк» Грефу, или еще какой-то банк, имени кого-то? Это искали следователи? У нас отменена презумпция невиновности? Теперь каждый, кто имеет деньги, должен доказывать, что он не вор? Тем более, это не должностное лицо, которое не имеет возможности ни отката, ни распила.

Н. Болтянская: Ее вообще 6 мая не было.

Г. Гудков: Не было. Так что искали? Лишь бы чего-то найти, к чему-то придраться. Почему изымают телефоны? Возьмите и перепишите базу с компьютера. А что это такое, когда у свидетеля изымают загранпаспорт? Так вот это никакая не безопасность, не правовая норма, а это просто полицейский, следственный беспредел, который на всю страну показывает, что власть не хочет соблюдать законы, а действует с народом по понятиям.

Н. Болтянская: Задам вопрос как бывшему кагэбэшнику. Буковский в интервью говорил о том, как действия КГБ его времен отличались от действий сегодняшних людей, которые борются с несогласными.

Г. Гудков: Они были гораздо тоньше, мягче и глубже.

Н. Болтянская: Он отметил, что их очень беспокоило реноме державы. Вот вы пришли, сказали. Более того, пару дней назад мой коллега Ганапольский разговаривал в прямом эфире с Ольгой Михайловой, адвокатом Навального, которая транслировала в эфир, как ее не пускают к своему клиенту. Не прошло и получаса, как г-н Маркин заявил, что информация о недопуске адвокатов к их подзащитным — ложь.

Г. Гудков: Но маски сорваны. Власть больше уже не хочет притворяться, она даже не хочет по псевдозаконным основаниям что-то делать Она просто идет по беспределу, по понятиям — я недаром употребил эти слова. КГБ советского периода занималось очень точечными, ювелирными операциями. Бывало всякое, но в принципе. И эти репрессии касались чрезвычайно ограниченного круга лиц. Сегодня мы видим просто размахивание дубиной — кто попал, уже никто особенно не смотрит. К сожалению.

Я работал в Московской области, в Коломне, нас 200 тысяч населения. И у нас не было ни одного диссидента, которого отправили бы каким-то образом в психушку. Ни одного на 200 тысяч.

Н. Болтянская: Как вам это удалось? Млечин в книге о Брежневе пишет, что после того, как психбольницы были переданы в здравоохранение, около 800 тысяч человек были сняты с учета. Меня потрясла эта цифра. 861 политзаключенный был.

Г. Гудков: Даже если возьмем это за основу, то 861 человек на 280-миллионное население — капля в море. Поверьте мне, что подбрасывание наркотиков, оружия, рваных купюр началось в 90-е годы.

Н. Болтянская: Нынешний министр диаспоры Израиля сидел ровно по подброшенному пистолету — узник Сиона.

Г. Гудков: Значит, это был единичный, нетипичный случай, чем отличался оперативный и следственный состав того времени — они не ляповали дела. Подбрасыванием, фальсификацией доказательств, изменением результатов экспертиз, свидетели секретные из тех же заключенных, которых потом не найдешь — такого не было. За КГБ точно ручаюсь.

Н. Болтянская: До того, как начался прессинг в отношении вашей семьи, что-то было с вашей машиной.

Г. Гудков: Прессинг против меня и моей семьи начался не с наезда и разрушения бизнеса. Он начался с постоянной слежки. Знаете, вчера за мной на митинге следили люди, и мне пришлось подойти к одному из них, который представился корреспондентом НТВ, а такого корреспондента там не существует. На нем была камера, микрофон и он был вынужден признаться, что за мной следит. И этот придурок, — по-другому не скажешь, — мы проверим, что это за человек, потому что я подошел к нему и сфотографировал, — он одно из звеньев этой слежки. Постоянно идет за мной наружное наблюдение, видеосъемка, прослушивание телефонов — не только моих, моих помощников, всей моей семьи. И это продолжается достаточно открыто на протяжении уже более полугода. На оперативном уровне идет сбор всяких материалов — я знаю, кто, кому, какие поручения давала, причем это достаточно на высоком уровне. Так что сейчас видны результаты, а эта работа началась уже давно. Именно работа из-за того, что у меня есть позиция, не совпадающая с общепринятой.

Н. Болтянская: В 2008 г., в конце августа, несколько молодых людей вышли на Красную площадь с плакатами «За нашу и вашу свободу». Одна из девочек была дочка нашего коллеги, младшее поколение. У вас нет ощущения, что вашей протестной активностью вы портите жизнь собственному сыну?

Г. Гудков: Есть ощущение. Не ощущение, а я точно знаю, что это так. Но если сегодня этого не делать, то завтра его не только жизнь, но и судьба может быть испорчена, и жизнь он может потерять, потому что мы можем погрузиться в пучину какого-нибудь гражданского конфликта, не дай бог, гражданской войны. Я это очень хорошо понимаю как человек, имеющий за плечами большое количество прожитых лет и некоторый профессиональный и прочий опыт.

Вы думаете, я не осознавал, что творю со своей судьбой, что, мне было мало заманчивых предложений, заманчивых и лестных, карьерных, денежных? Полно. Особенно, когда была «Народная партия», когда нужно было создать иллюзию всеобщей поддержки. У меня тысяча предложений была, и у Дмитрия тоже.

Знаете, многие, наверное, скажут «дурак», или «дураки», но я не работаю на сегодняшний день. Я отказался от сиюминутных выгод, потому что прекрасно понимаю, что на карте, как это ни пафосно звучит, не только судьба страны и народа, но и судьба моей семьи, моих родных и близких, которые никуда не уедут, не сбегут, не попросят никакого политического убежища — они обречены хлебать кашу вместе со всеми, и иногда эта каша оказывается горькой.

Н. Болтянская: Напомните инцидент в Госдуме с «итальянской забастовкой»?

Г. Гудков: Мало было поправок, мало депутатов. Мы не смогли два пакета поправок внести, потому что они воспользовались процедурными нормами и не дали их озвучить, потому что авторов не было на месте. На самом деле это прекрасная идея нашей молодежи — Дмитрия Гудкова и Ильи Пономарева, и она разбудила немного определенную часть общества. Я считаю, что это очень хорошая идея. А ошибка — мало поправок. Но поверьте, это титанический труд — одна поправка занимает кучу времени, а когда их 457 — это очень тяжело. А если бы их было 1537 — это многотомное издание.

Н. Болтянская: «Если ваш телефон прослушивают — это прикольно».

Г. Гудков: Там девочки сидят. Для них это прикольно. Кстати, те, кто работает очень близко, часто, как это ни странно, сопереживают, понимают правоту.

Н. Болтянская: Вам не кажется, что пора оппозиции включать конспиралогические механизмы?

Г. Гудков: Не хочется. Мы много раз говорили, что наша защита — что мы все стараемся делать открыто и публично, никакого смысла в оперативной слежке и интервью не должно быть — бессмысленно применять оперативные методы, потому что они дают ровно столько, сколько звонок человека, который представляется корреспондентом «Эха Москвы» и берет интервью. И пожалуйста — можно позвонить узнать, что хочет и планирует Гудков, один или второй. Мы стараемся противопоставить этой беспардонной слежке за казенный счет, — поверьте, огромные деньги тратятся на это дело, — принцип максимальной открытости.

Н. Болтянская: А что дальше?

Г. Гудков: В Библии написано — сначала было слово. Оно обрастет делами.

Н. Болтянская: Продолжим разговоры после выпуска новостей. Новости.

Н. Болтянская: Продолжаем программу. «Г-жа Яровая заверила, что именно благодаря принятию поправок в закон о митингах все прошло организованно».

Г. Гудков: Это вопрос очень серьезный, я об этом уже сегодня говорил, но хочу еще раз повторить: я понял тайный смысл всех этих пассов, которые делает власть. Власть перешла на режим репрессий, но ей ужасно нужно оправдание всех драконовских законов, безумных обысков, всех прочих деяний. Они говорят: вот видите, мы приняли закон. И митинг прошел мирно. Это неуклюжее оправдание, потому что они даже милиции дали команду выйти в парадной форме, без бронежилетов, без сфер — практически таких не было.

Н. Болтянская: Были, я сама видела — много их стояло на выходе.

Г. Гудков: Но мало на сто тысяч граждан. Обратите внимание — автозаков почти не было, очень мало. По сравнению с тем, какая подготовка была осуществлена по 6 мая. Сначала у меня была уверенность, что провокацию организовал кто-то из протестующих 6 мая, потом у меня начали закрадываться сомнения — а не было ли там провластных структур, которые по глупости организовали провокацию, а власть не знает, что с ними делать. Сейчас у меня однозначная уверенность, что провокация была организована провластными структурами — видимо, по согласованию с властью. Власть готовилась, подтянула мощные силы, знала, что провокация будет. И что произошло — то произошло.

Н. Болтянская: Ксения Собчак говорила, что она знала, что готовится неадекватная реакция.

Г. Гудков: Вы хотите сказать, что она знала, что они хотели сесть на асфальт? Это провокация?

Н. Болтянская: Но это так восприняли.

Г. Гудков: В этот момент я вел переговоры между представителями ГУВД и представителями Мэрии и теми, кто сидел на асфальте. Первая реакция была: у них до 19 часов есть время, пусть сидят, погода хорошая. И когда мы стали вести переговоры, очевидно, что никто не помышлял из сидящих о прорыве. Я вас уверяю, что Навальный за 10 минут до начала прорыва говорил: скажите им, что никто никакого прорыва не готовит, никто никуда не будет рваться, объясните им, пусть они дадут возможность пройти, войти в сквер, спокойно дойти до трибуны. Это мне говорит Навальный. Я иду к коллегам из ГУВД, вроде договариваемся сдвинуть немного цепь. И через 10 минут кто-то начинает прорыв.

А сейчас власть была уверена, что никого не надо будет хватать, плющить — не было никаких сил и никто не готовился отражать атаки. А 6 мая просто военное противостояние: город в кольце врагов. Вы видели, что творилось на мостах? Я видел грязнейшее, многоэшелонированное, многоярусное оцепление, технику, машины, поставленные встык. Это производило впечатление города в кольце врагов.

Н. Болтянская: «Очевидно, что оппозиция в думе кроме демонстрации и балагана ничего не может. Почему бы ей не уйти из думы, провоцировав ее роспуск и перевыборы?»

Г. Гудков: Это мечта единороссов голубая. Если часть неразумной толпы 10 декабря, когда я вышел выступать на трибуну, кричал «сдай мандат», — правда, они потом перестали кричать. То в этот раз я вышел, и сначала не понял, что мне скандируют. А мне скандировали «молодец». Конечно, я глубоко тронут, хотя в «итальянской забастовке» заслуга нашей молодежи, тем не менее, вот так сейчас изменилось общественное мнение — в том числе тех, кто приходит на митинги. Они понимают, что дума это трибуна для высказывания других точек зрения. Даже Ленин, уж на что был непримиримый революционер и точно не ходил на консультации в Кремль, в управление внутренней политики, все равно говорил о том, что мы пойдем в царскую думу для того, чтобы ее использовать как трибуну для пропаганды наших идей и взглядов. Я вообще сторонник парламентской демократии. И если бы она у нас была, если бы парламент был местом не только для политических дебатов, но и для принятия политических решений, ничего не было бы нужно.

Но так как власть сегодня монополизирована, или я бы сказал хуже — узурпирована, — благодаря герою Чурову, которого наградили за это, за это ворованное большинство, — конечно, возможности парламентской демократии сведены сегодня практически к нулю.

Н. Болтянская: Вы как те лягушки, которые пытаются сбить масло из сметаны?

Г. Гудков: И кое-что получается. Не знаю, как насчет масла, но сметана уже точно есть.

Н. Болтянская: Это как восстание в концлагере — безнадежно, но мужественно.

Г. Гудков: Я бы не сказал, думаю, что вы неправы. Я понимаю, что вы хотите все сразу и быстро, но так только кошки родятся — бессмысленно и быстро. Протест должен вызреть, и сейчас к ним присоединятся экономические требования. Я бы вообще сейчас на месте власти пошел бы на переговоры.

Н. Болтянская: А если не пойдут?

Г. Гудков: Если не пойдут, то тогда нужно будет заявлять, что все возможности диалога с властью исчерпаны, и требовать ее смены.

Н. Болтянская: А как можно требовать?

Г. Гудков: Ну, миллион человек может придти и попросить.

Н. Болтянская: Почему не приходит миллион?

Г. Гудков: Потому что никто к этому не стремится. У нас нет задачи собрать миллион и попросить кого-то оставить пост.

Н. Болтянская: Но даже лозунг — «Марш миллионов» — есть цель собрать миллионы?

Г. Гудков: Она будет, эта цель, если мы будем натыкаться на глухую стену непонимания, стену репрессий и безумных деяний со стороны власти. Я задавал вопрос на Оргкомитете — скажите, что для нас важнее, — политическая реформа, дающая России шансы на будущее, или уход Путина? Практически все ответили, что важнее политическая реформа. А если так — мы с кем будем договариваться о политической реформе? — с Путиным. Тогда почему главная задача — уход Путина? Давайте определимся. Я считаю, что пока еще, несмотря на такое безобразное поведение отдельных представителей власти — скажу мягко старым эзоповским языком, — еще пока не исчерпаны возможности мирного диалога. Но она не будет бесконечной во времени. Дальше уже мяч на стороне власти, и пусть она сама решает, давать ли пас, или заграбастать мяч и с ним сбежать.

Н. Болтянская: Как повела себя дума насчет поездки Бастрыкин в лес? Что-то тихо.

Г. Гудков: Дума сегодня находится на региональной неделе. Я осудил это в своих комментариях в СМИ, считаю, что этот вопрос не может так просто сгинуть, особенно сегодняшние действия по задержанию журналистов в пикете — абсолютно ни в какие ворота. Тем более, что огласка этого случая очень мощная, резонанс огромный, игнорировать это нельзя. Тем более после всех этих обысков, задержаний, возбуждения замшелых дел — все это выглядит не лучшим образом, — в то время как с Цапками справиться не могут.

Н. Болтянская: Но получается, что есть на сегодня слово журналиста Соколова против слова Бастрыкина. И понятно, что доказательства вряд ли можно найти.

Г. Гудков: Хинштейн заявил о том, что главным доказательством является биллинг телефонных переговоров и нахождение телефонов, поэтому можно установить путь этих мобильников, были ли они в одном месте, в лесу. Можно этот факт установить. А все остальное, конечно, это слово.

Н. Болтянская: Недавно был разговор, чтобы вы сдали мандат, потому что одной рукой вы используете иммунитет неприкосновенности, а другой рукой раскачиваете лодку.

Г. Гудков: Наоборот, я ее поддерживаю. Ее раскачивают другие. Я использую мандат для того, чтобы говорить правду, другую точку зрения, которая имеет право на жизнь — это да. То, что я раскачиваю лодку — наоборот, стараюсь сохранить ее в нормальном русле. В отличие от тех, кто ее действительно раскачивает.

Н. Болтянская: Но вы участвуете в акциях.

Г. Гудков: И что, это запрещено?

Н. Болтянская: Не рекомендовано.

Г. Гудков: А Конституция гласит, что мы имеем такие права — мирно собираться на шествия. И я уже говорил, что поправки в закон о митингах разрушают Конституцию РФ, точно уничтожают 31-ю статью. Но я все равно не совершаю ничего противозаконного — пока не перешел дорогу в неположенном месте.

Н. Болтянская: «Юридически вас могут лишить мандата», — Анна с Болотной площади спрашивает.

Г. Гудков: Только если осудят по уголовной статье и приговор вступит в законную силу. Или мы сами откажемся от мандатов — нам сделают такое предложение, от которого мы не сможем отказаться.

Н. Болтянская: Например?

Г. Гудков: В заложники возьмут членов семьи. Но надеюсь, что этого не произойдет.

Н. Болтянская: «Вы — долгосрочный проект КГБ?»

Г. Гудков: Конечно, — который начался еще в 1956 г., 15 августа будет ровно 56 лет этому проекту.

Н. Болтянская: Планируете следующую акцию типа вчерашней?

Г. Гудков: Мы планируем завтра провести Оргкомитет по разбору полета и начать вырабатывать механизм формирования координационного совета оппозиции России для того, чтобы митинги готовились не на коленке, не в последние дни, чтобы они были более осознанными, осмысленными, содержательными, эмоциональными — в хорошем смысле этого слова, чтобы были продуманы, в том числе, все технические детали. Митинг на коленке готовился, — разрешение получили за три дня. Кто что мог, тот и сделал. Спасибо ребятам, которые взяли на себя подготовку сцены, экранов, выстраивание колонн, флаги, транспаранты. На самом деле была огромная невидимая глазу работа проделана. Я в этот раз больше сачковал, — участвовал, но не так активно, как в прошлые разы. Поэтому хочу поблагодарить тех, кто вложил свой труд, душу в подготовку митинга, который прошел на высочайшем мирном и организационном уровне.

Н. Болтянская: Сколько можно? Начиная с декабря лозунг митингов был связан с проведением нечестных выборов, и на сегодня получается чушь собачья — акции разрешают, или долго согласовывают, или устраивают какие-то провокации, — и ничего не меняется.

Г. Гудков: Что значит — не меняется?

Н. Болтянская: А что меняется?

Г. Гудков: Страна меняется. Сегодня, несмотря на жесточайшие репрессии — слава богу, пока не стреляют, но уже начали сажать, — выходят сотни тысяч людей. Это что, мало? Еще год назад, 13 июня 2011 г. митинг в 3 тысячи человек считался невероятным успехом — всего год назад. Первый митинг «за честные выборы», который я старался сделать на межпартийной основе — правда, не все получилось, — собрал 800 человек на Болотной площади 26 ноября 2011 года.

Н. Болтянская: «Вы призываете к свержению власти — вам плевать на жертвы?»

Г. Гудков: Нет, я призываю к смене власти, а не к свержению. К свержению я пока не призываю, не доводите меня до этой точки кипения.

Н. Болтянская: А что касается жертв?

Г. Гудков: Каких? В Грузии есть жертвы? И есть много стран, где нет жертв. Даже большевистская революция не была кровавой с точки зрения жертв — не было жертв, перестрелки и горы трупов, как у нас это было 4 октября 1993 г., когда в автобусы трупы грузили и вывозили — мне об этом рассказывал Александр Гуров, думаю, в его словах не стоит сомневаться. Революции 17-го года, одна и вторая, были бескровными.

Н. Болтянская: Ну да, жертвы были потом.

Г. Гудков: Потом Аннушка разлила масло — по Булгакову.

Н. Болтянская: Не дай бог, произошла бы вчера история с членовредительством. Как вы себя сам чувствуете? Вы свою ответственность за подбитый у кого-то глаз ощущаете?

Г. Гудков: Безусловно.

Н. Болтянская: И что дальше?

Г. Гудков: Нести дальше. Либо мы сейчас мирными протестами попытаемся поменять курс истории, спасти страну от катастрофы, либо отсрочим это дело на какое-то время и уже потом точно будем воевать друг с другом, держать друг друга на планке прицела, швырять гранаты, палить из орудий — как уже дважды была попытка в 1991 и 1993 гг. Хотите такого варианта? Давайте определимся, что лучше — идти мирным путем, мирными акциями, либо готовиться к гражданской войне, которая неизбежно будет в результате краха государства и краха этой системы управления.

Н. Болтянская: Многие, кто по вашему призыву выходят на акции, в большей степени рискуют оказаться жертвой полицейской дубинки, чем вы.

Г. Гудков: Дубинки — да. Но я теряю больше, чем удар дубинкой по голове.

Н. Болтянская: Докажите.

Г. Гудков: Докажите? Я отказался от карьеры, от состояния, которое мне предлагали, мой дохлый бизнес разрушают до основания, а мы его создавали 20 лет, — занимали деньги на печать, регистрацию, ксерокопирование документов в 1992 году. Я теряю перспективу. У меня сын подставляется по полной программе, члены моей семьи оказываются под атакой — я ничего не теряю? Со мной работает наружка, прослушка, и прочее, меня пытаются компрометировать, хорошо, что еще не говорят, что я пью кровь невинно убиенных младенцев по утрам.

А другие еще хуже — на других заводят уголовные дела — тот же Навальный, Удальцов, вызывают в Следственные комитеты, Собчак держат в неглиже по несколько часов, на позорище власти. Все находятся в зоне риска. Организаторы, лидеры оппозиции находятся в большей зоне риска. Тот же Володя Рыжков — у него какое-то странное заболевание. Врачи говорят, что такие формы должны лечиться за две недели, а у него уже полгода не проходит, и ничего сделать врачи пока не могут. А может, это спецпрепарат?

Н. Болтянская: Кто, где, куда, каким образом?

Г. Гудков: Ну, у нас и полоний тоже используется иногда. А может, спецпрепарат, может, спецяд, может, еще что-то? А может, и нет, Может, глюки.

Н. Болтянская: Но любой человек, получивший дубинкой, может не встать после этого.

Г. Гудков: А организатор может получить тюрьму, расправу, полоний в чашку чая — все, что угодно.

Н. Болтянская: Вы видели сегодняшнее заявление Ильи Пономарева по поводу дождя, в котором аномально высокое содержание йодистого серебра — он намекает на своих друзей-химиков, и говорит, что дождик вчера могли приманить.

Г. Гудков: Да ладно. Теоретически это возможно, но думаю, что никто бы подобного делать не стал. Там еще стояли и ребятки из МВД, которые кроме фуражек никакой защиты не имели. Не дай бог, выплывет — ОМОН такие штуки власти не простит.

Н. Болтянская: «Вы ввергаете Россию в митинговую вакханалию».

Г. Гудков: Не мы. Не надо ставить телегу впереди лошади. Лошадь — это узурпация власти, ее монополизация, — так было при царе, Сталине и Брежневе. И именно монополизация власти, застой, деградация политической элиты доводит страну до кризиса. Народ выходит на улицы потому, что безобразная система управления, а не наоборот, сначала выходит народ на улицы. Страну всегда разрушает власть.

Я всегда говорил, что деградация политической элиты в КПСС не могла не довести страну до трагедии. Вот она и довела. Сегодня идет деградация политической правящей элиты при Путине. И это уже привело к массовым выступлениям. Можно подумать, что люди вышли просто так, от фонаря, а не потому, что власть сфальсифицировала выборы, Чуров награжден за эти махинации, — он сидеть должен, а он в Кремле сидит на всех приемах. Ходит с орденами и медалями. Потому что власть поощряет тех, кто совершает преступления, что, терпеть это? Я не буду. Либо мы договариваемся до политической реформы, либо как получится.

Н. Болтянская: А если нет?

Г. Гудков: Ответ я уже сказал. Надо предлагать сменить власть. Мирно.

Н. Болтянская: А вам: «Ждите ответа».

Г. Гудков: Я, может, подожду. Но много людей, которые могут не дождаться, а начать какие-то действия, а я очень не хочу этого. Я вообще мирный человек, сказал, что лучшая форма для любой страны — парламентская демократия.

Н. Болтянская: Нет ощущения, что вас выталкивают в радикальный протест?

Г. Гудков: Я об этом давно говорил. Короткая речь, с которой я выступал много раз, 18 ноября попала в тираж, я говорил: вы загоняете в угол всю страну, абсолютно умеренных оппозиционеров. Загоняете в угол системные партии. В углу заяц становится зверем, а вы хотите загнать всю страну, всех лидеров оппозиции в угол, чтобы они там были паиньками? Не бывает такого.

Н. Болтянская: Вас уже загнали в угол?

Г. Гудков: Еще нет. Но как будут себя вести. Должны быть какие-то действия двусторонние.

Н. Болтянская: Сколько на сегодняшний день среди эсеров озверевших? Вас ведь в свое время воспринимали как кремлевский проект — для вас это не новость?

Г. Гудков: Не новость. Но думаю, что все больше и больше становится людей, радикально настроенных. Знаете, почему? Объективно борьба политическая заставляет людей занимать позицию. Даже если ты этого не хочешь, ты обязан выбирать, сюда или сюда. И политическая борьба, даже та, которая ведется в России, а она ведется очень нечестными методами, она, конечно, озлобляет людей.

Н. Болтянская: «К сожалению, провинция спит, пьет и ничего не хочет знать».

Г. Гудков: Ничего, потом узнает. Кстати, я разочарован в Красноярске — я там был. 20 % явки сделали свое дело — ужас. А там был шанс реальной, серьезной политической борьбы, тогда бы там не было такого «карт-бланша» — ну, пусть он неплохой человек, но он представляет определенную партию и определенные правила, по которым будет вынужден играть.

Н. Болтянская: Недавно один из руководителей какого-то приморского поселка вышел из партии «Единая Россия».

Г. Гудков: Да, кстати, очень мужественный поступок.

Н. Болтянская: Клецкин его фамилия.

Г. Гудков: Товарищу Клецкину, коллеге Клецкину хочу передать слова благодарности и восхищения его честным и мужественным поступком. И главное, что он не просто вышел, а сделал заявление по этому поводу. Спасибо ему за эту позицию.

Н. Болтянская: Два сообщения: «Я вам верю» и «Я вам не верю» — история нас рассудит.

Г. Гудков: Как ромашка — «любит-не любит».

Н. Болтянская: Спасибо.

БЫТЬ В ОППОЗИЦИИ: РИСКИ И УГРОЗЫ?

(«Эхо Москвы», 6 августа 2012)

Е. Альбац: В эфире радиостанция «Эхо Москвы» и телекомпания RTVi, начинаем нашу программу, посвященную ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев.

У нас ни дня без строчки — ни дня без события. Сегодня продолжается процесс в Хамовническом суде по делу Pussi Riot, — об этом пишет вся мировая пресса, и заголовки примерно такие: «Путин против трех маленьких девочек». Сегодня же пришло сообщение о том, что в офисе Навального, в офисе «Роспила» обнаружены два микрофона и одна камера, можно не сомневаться, что там еще штук 5 расставлены по углам, — надеюсь, это и дальше будут обнаруживать.

И, наконец, новость, которая бурно обсуждается с самого утра в российских СМИ, связана с депутатом Госдумы от партии «Справедливая Россия», членом оргкомитета демонстраций и митингов, которые проходили на Болотной, Сахарова и на всех других, полковника ФСБ в отставке, Геннадия Гудкова.

Г. Гудков: В запасе, не хороните меня раньше времени.

Е. Альбац: Я, поскольку человек не военный, всегда это путаю. Как заявил официальный представитель СКР, г-н Маркин, направил представление в Госдуму о лишении статуса неприкосновенности, депутатского иммунитета г-на Гудкова — в связи с тем, что СКР обнаружил у него бизнесы.

О том, что происходит, за что с Гудкова хотят снять депутатские погоны и чем все это дело закончится, мы будем говорить сегодня в студии, поскольку это вопрос — как власть будет расправляться с оппозицией. Вы уже слышали — предъявлены обвинения Навальному, по делу о Болотной сидит 14 человек, и так далее. У нас такое горячее лето и август — как всегда.

Итак, Геннадий Владимирович, расскажите нам все — расколитесь. У вас был охранный бизнес, которого, как я понимаю, уже нет.

Г. Гудков: Начнем с шутки. Потому что когда вы говорили о ключевых событиях, я вспомнил ключи от камер, думаю, — интересное словосочетание — «ключевые события», где используются ключи для того, чтобы закрыть человека.

На самом деле ситуация такая. В определенное время в Кремле, в Департаменте внутренней политики состоялось некое совещание. Это было пару-тройку месяцев назад.

Е. Альбац: При старом составе управления внутренней политики? Уже когда его возглавил г-н Володин?

Г. Гудков: Г-н Володин первый зам. главы администрации, а управление внутренней политики возглавил Олег Морозов, вице-спикер. Я не могу точно сказать, потому что на этом совещании не был, но мне рассказали, что на нем было и кто на нем присутствовал.

На этом совещании было принято решение, что делать с так называемыми «Болотными лидерами», этим отребьем, которое баламутит народ, хочет каких-то честных выборов, перевыборов в парламент и вообще людей, которые явно в неадеквате. Раньше бы их в СССР просто бы отправили в психушки, да и дело с концом, — пусть там изгаляются. А тут надо что-то делать — вроде как государство с колен поднимается и хочет быть на мировой арене.

Принято решение было: Навального — посадить. Удальцова, по возможности, посадить, — но надо посмотреть, может быть, пусть поработает. Было принято по-разному по людям — разные планы. Это еще было до 12 июня, и там была фамилия Гудков.

Е. Альбац: «По разным людям разные планы»? — какие еще люди?

Г. Гудков: Мне рассказали в части, касающейся меня. Навального мне упомянули, потому что он был в списке «№ 1», его персона в списке обсуждалась раньше, чем персона Гудкова, кто-то там еще был, но мне рассказали в части, меня касающейся, — надо седлать так, чтобы их заткнуть. Было это все поручено координировать ФСБ, которая и сейчас докладывает своим заказчикам о тех этапах «большого пути», который они сейчас проделывают, в том числе, и со мной.

По мне разработаны были три этапа. Этап № 1: лишение бизнеса и оружия, — какие-то идиотские головы решили, что я этим оружием буду готовить вооруженное восстание, — хотя у нас в стране только на складах длительного хранения около 11 миллионов только автоматов Калашникова лежит. Значит, первое — разрушение бизнеса. Второе — лишение депутатского иммунитета и статуса, по возможности, — как сложится. И третье — удар по детям, — я так понимаю, по Дмитрию Гудкову.

Первый этап прошел — действительно, та компания, которая 20 лет создавалась с трудом огромного числа людей, в значительной степени разрушена. Я на самом деле сейчас передаю все оставшееся менеджерам бесплатно, потому что «Арес» питерский запугали, они отказались в самый последний момент, когда уже все протоколы были подготовлены.

Е. Альбац: Отказались что?

Г. Гудков: Забирать бизнес, чтобы хотя бы интегрировать в себя.

Е. Альбац: То есть, вы хотели продать этот бизнес?

Г. Гудков: «Продать» — это условно. Кто купит в этих условиях бизнес? Его и так трудно продать. «Арес» запугали, поэтому я его передаю менеджерам, пусть они дальше пытаются делать то, что они делали вместе со мной многие годы, или вместе с другими менеджерами.

Что касается второго этапа, то сегодня он в полном разгаре. Задача: придумать по Гудкову. На самом деле разработка меня как объекта началась в августе прошлого года, инициатором была, опять-таки, Федеральная служба безопасности.

Е. Альбац: На вас заведено дело в оперативной разработке?

Г. Гудков: Думаю, что нет. Скорее всего, подборка какая-нибудь, но работают по ней, как будто я самый главный резидент и шпион всех резидентур мира. Поэтому в этих материалах собиралась вся информация. В ФСБ на меня обиделись сначала потому, что я критиковал ряд их законов, в том числе, о профилактике — по терроризму, по экстремизму, но в слишком широком толковании, как мне кажется. А МВД обиделись, потому что Гудков призывал министра в отставку, критиковал реформы, критиковал закон о полиции, — действительно, Дума проголосовала против этой реформы, против этого закона. Ну, и так далее. Хотя я много сделал, — кстати, вместе с депутатом Хинштейном, — для того, чтобы сохранить социальные блага сотрудникам МВД. Но добра, видимо, они не запомнили.

Я об этом знал давно. В феврале месяце мне уже сказали, что будут «мочить», и «мочить» будут больно. В феврале приказали сотруднику ФСБ, прикомандированному к «Аскорду» — был такой, с 90-х годов еще, — немедленно уволиться, дабы, как говорится, «мочить» было бы удобнее. Я уже знал в январе-феврале это будет. Ну и потом пошли ходатаи, сказали — сохраним тебя в обмен на выход из протестного движения, прекрати бегать, прекрати с «болотными» якшаться, — что ты себе позволяешь? После того, как предупреждения на меня не подействовали, решили уже от слов перейти к делу.

Вот я сейчас нахожусь на втором этапе, когда собранные материалы пытаются выдать за некие нарушения. Третий этап — почему я больше всего боюсь? — потому что любой отец переживает за своих детей, и естественно, я боюсь, так как нечего даже формально привязать Дмитрию — ни к какому бизнесу, ни к чему, — попытаются какую-либо грязь, — не дай бог, какая-нибудь подстава, — спровоцировать какое-то ЧП. Не знаю, потому что с моральной нравственностью у наших сегодняшних исполнителей и заказчиков не очень, поэтому, думаю, они могут пойти на любые низости и подлости. Поэтому, конечно, этот этап меня больше всего волнует.

Что сейчас происходит? — власть, вместо того, чтобы идти на переговоры…

Е. Альбоц: Можно несколько конкретных вопросов? Сегодня, по сообщению Маркина, в 2008 г. Гудков незаконно стал одним из учредителей ООО «Коломенский строитель».

Г. Гудков: Раньше Маркин говорил, что я его учредил, теперь «незаконно стал».

Е. Альбац: Что вы меняли устав организации, назначали директоров, участвовали в деятельности компании — что запрещено законом о статусе депутата. Расскажите, что это за «Коломенский строитель» и каково ваше участие?

Г. Гудков: «Коломенский строитель» это бывшее ремонтно-строительное управление, которым руководил один мой хороший знакомый старшего поколения, мы с ним по комсомолу знакомы, и с 1999 г. я снимал у него большую часть помещений под свой штаб избирательный, а потом, уже когда стал депутатом, у меня там работает детский Фонд, куда я все 12 лет перечисляю зарплату, у меня там работают юристы, принимают граждан, приемная работает, аппарат работает — они занимают это здание. И после его смерти его родственники предложили выкупить доли этого предприятия моим компаниям, что мы и сделали. А в 2008 г. одна из долей была подарена мне для того, чтобы начислять дивиденды и чтобы я мог спокойно дальше перечислять свою зарплату детям. Было подарено женой, на которой все это числилось и она реально этим владела для того, чтобы начислять дивиденды.

Это малое предприятие, которое имеет годовой оборот — в месяц получает валовой прибыли миллион, миллион сто тысяч, — понятно: зарплата, расходы, свет, газ, телефон, и прочее. Оно официально в малых предприятиях, в которых работают 7–8 человек — там две уборщицы, техник, дворник, — примерно так. Вот такое предприятие. Владеть им ни один закон депутатам не запрещает.

Прежде, чем к вам поехать, я посмотрел «топ» самых богатых депутатов Госдумы, — по сравнению с 1,9 млрд. рублей официально задекларированных доходов моих коллег, — которые, кстати, абсолютно легально это делают, — я так думаю, что мои 2,5 миллиона дивидендов, которые мне были начислены в прошлом году, выглядят бледновато.

Е. Альбац: В год?

Г. Гудков: В год.

Е. Альбац: Следователь также утверждает, что вы получали доход с компании…

Г. Гудков: Кстати говоря, — все эти вещи отражены в декларации. Я никогда этого не скрывал, как и не скрывал дивидендов и доходов, которые я легально и по закону получаю. Обязанности акционера участвовать в акционерных собраниях — они раз в год проводятся, и принимать отчеты генерального директора и бухгалтера, — по-другому не бывает. Этим занимается огромное количество депутатов от «Единой России» и делают это, — подчеркиваю, — абсолютно легально с точки зрения российского права. С чего Маркин вдруг это взял? — думаю, с поручения начальства представить Гудкова негодяем в глазах широких народных масс, которые с трудом отличают предпринимательскую деятельность от владения долями акций.

Е. Альбац: Тут также сказано, что вы получаете доход с компании «Рошан», — что это за компания, что получаете, сколько?

Г. Гудков: Не знаю, сколько, — это небольшие цифры. Это компания, которая владеет пакетами акций ряда наших предприятий, — той компании, которая у меня была до начала репрессий.

Е. Альбац: Управляющая компания какая-то?

Г. Гудков: Нет, там выведена часть активов, небольшая для простоты управления, — ну, можно считать, что это микро-управляющая компания. Вот и все.

Е. Альбац: Она ведет какую-то производственную деятельность?

Г. Гудков: Сама по себе почти нет — там какие-то небольшие обороты. По-моему, ее создавали для того, чтобы завести кредитные ресурсы, и с помощью кредитных ресурсов произвести какие-то работы.

Е. Альбац: А что за доход вы получаете с компании?

Г. Гудков: Я сейчас не помню, я же не бухгалтер, который все определяет. Я все это в декларации указал. Мой доход за прошлый год составил 4 с чем-то миллиона рублей — задекларированы, с которых уплачены налоги.

Е. Альбац: Совокупный?

Г. Гудков: Что-то с «Рошана», что-то с «Коломенского строителя», что-то с какого-то «Понтана», который сейчас убили, что-то с какой-то еще фирмы — в общей сложности у меня получилось дохода два с чем-то миллиона рублей.

Е. Альбац: То есть, вы получаете дивиденды, но в коммерческой деятельности этих предприятий не участвуете?

Г. Гудков: Евгения, я вас умоляю, — вы меня знаете. Я очень много работаю в СМИ, в Комитете, я не самый последний депутат в думе, возглавляю Комитет Торгово-промышленной палаты, и там нет ко мне претензий. Ну, можно еще физически управлять каким-то бизнесом, тем более, каким-нибудь «Коломенским строителем», который находится за сто десять километров отсюда.

Е. Альбац: А «Рошан» где находится?

Г. Гудков: На Солженицына, управление, бухгалтерия, — в Москве.

Е. Альбац: Тогда объясните, как вы полагаете, что будет дальше?

Г. Гудков: Может, про Болгарию?

Е. Альбац: Да, про Болгарию.

Г. Гудков: В Болгарии ситуация еще смешнее. За любовь к болгарскому народу, — шучу, — я дорого отдал большую цену. С 2000-какого-то года к моему Коломенскому округу приписали всех граждан, голосующих в Болгарии. Я проехал, как добросовестный человек, со всеми перезнакомился, — дипломатами и диаспорами.

Е. Альбац: Объясним, что это российские граждане, которые проживают в Болгарии.

Г. Гудков: Постоянно. И там голосуют.

Е. Альбац: И практика такова, что их приписывают, наших людей за границей, к разным округам. Вся Болгария была приписана?

Г. Гудков: Была. К Коломенскому избирательному округу. Я туда приехал, проехал всю Болгарию вдоль и поперек, со всеми диаспорами, дипломатами, послами пообщался. Страна мне понравилась, люди мне понравились, я стал туда приезжать, помогать им решать какие-то вопросы. Вошел в состав российско-болгарской парламентской группы и добросовестно работал в ней несколько лет. Естественно, образовались различные знакомства. На одном из приемов — не помню, в посольстве или консульстве, вице-консул Болгарии познакомил меня с одним болгарским гражданином по фамилии Ивайло Зартов, чем Ивайло Зартов был хорош? — мало того, что он довольно харизматичный парень такой, — по-настоящему производит хорошее впечатление, — но он еще был женат на русской, прекрасно говорил по-русски, и самое главное, что у этой русской женщины было несколько девочек от разных браков, и он жил вместе со всеми, помогал им — это вызывало во мне уважение и доверие.

Мне Ивайло Зартов говорил, что он самый верный и стойкий друг Российской Федерации в Болгарии, что лучше его нет, не было и не надо, и он просил всех, в том числе, меня, найти ему русского инвестора для того, чтобы реализовать под Бургасом, — есть такой город, — некий строительный проект. Я ничего в этом плохого не вижу, что я ему порекомендовал людей, у которых была такая возможность, и они сказали: Геннадий, мы не знаем Болгарии. Мы там не работали, но мы готовы рискнуть чем-то. И у них была просьба: пусть твоя супруга отвечает за это, — пусть она ведет эти дела, контролирует, а мы попробуем. И была создана компания «Инлгиш Виллидж» — название придумал г-н Зартов, и эта компания должна была купить сельскохозяйственную землю, перевести ее в земли под строительство, и начать строить жилые дома небольшие.

Е. Альбац: А почему назвали «Английская деревня»?

Г. Гудков: Потому что он тогда дружил с каким-то англичанином, который ему помог продать один дом и сказал, что англичане хлынут потоком в этот «Инглиш Виллидж» и будут скупать там пачками квартиры.

Е. Альбац: Многосторонний человек Зартов.

Г. Гудков: Но после того, как на эту «Инглиш Виллидж» пошли реальные деньги, — тут в чем-то вина моя и жены, — жена не знала болгарского законодательства, а я, честно говоря, не контролировал этот процесс — мне не до этого было, — и оказалось, что болгарские директора могут снимать неограниченное число безналичных денег, превращать их в наличные. И при этом они отчитываются по инвестиционным деньгам только перед учредителем. Ни перед законом, ни перед правосудием, и только учредитель может сказать, украл. Или не украл. И когда выяснилось, что Зартов украл все, что мог украсть, — естественно, он был отстранен от этой должности, было обращение в правоохранительную систему Болгарии, проведено следствие. Первый срок — 13 лет, потом ему до 12 снизили, половину строгого режима, сейчас там решается вопрос об окончательном сроке в Высшем суде Болгарии. Он находится под арестом. Выяснилось в процессе следствия, что у него это уже вторая будет судимость, первую он получил в Чехии, когда вырвал сумочку у гражданки — то ли в трамвае, то ли в автобусе, — ну, тогда немного ему дали, то ли 2 года и 9 месяцев, то ли 3 года и 6 месяцев. Он там добросовестно их то ли отбыл, — не помню уже сейчас, условно или не условно, — в общем, как-то закрыл эту судимость и в Болгарию он уже приехал с чистой совестью.

Вот такая история. Поэтому человек написал «маляву» из-под ареста. Малява состоит из шести строчек: «Знаю Гудкова. Подлец, мерзавец, негодяй. Заставил меня украсть у него 1,7 миллиона, а я знаю, что он отмывает деньги вообще с ним надо разобраться Прошу проверить» — вот такое заявление.

Е. Альбац: Когда оно было написано?

Г. Гудков: Я не помню. Это надо спросить у СКР.

Е. Альбац: Но недавно?

Г. Гудков: Да. И тут же возбудились все службы, которые только есть в России. Люди пишут годами в СКР, прокуроры ничего не могут добиться, а тут — моментальная реакция. Туда же поехала группа НТВ — «Чрезвычайное поганое происшествие», или какая там? — «невероятная подлая дежурная часть»?

Е. Альбац: Это ваше оценочное суждение.

Г. Гудков: Да, это мое оценочное суждение, — имею право. Они туда поехали, он там с вытаращенными глазами, этот Ивайло Зартов рассказал, что он боится выходить из дома, — еще бы он не боялся, — если он выйдет из дома, его вновь вернут в тюрьму. Он там 8 месяцев сидел. И по состоянию здоровья его освободили до окончательного срока приговора.

Ну и, короче говоря, пошла-поехала писать губерния. Подключились активно ФСБ — они, наконец-то, впервые вышли из тени, сотрудники ФСБ стали развозить всем членам моей семьи, до 7-го колена, пока приглашения к следователю, жену пытались отправить. Я пришел к следователю сам, добровольно, говорю: Евгений Анатольевич, хочешь, давай я тебе все расскажу.

Е. Альбац: Это следователь СКР?

Г. Гудков: Да, мы с ним чудненько побеседовали 20-го числа, в пятницу, составили график — хотите, чтобы пришла жена, сын, — кто еще? — невестки? — ну, зачем невестки? — ну ладно, будем думать. А что еще? — жена брата? — так он с 1983 года с ней в разводе, невозможно его найти, — примерно такой разговор. И в то время как мы с ним так нормально общались, оказывается, на летном поле мою жену пытались усадить в машину четыре сотрудника. Причем. Мы не афишировали ее прилет. Мы знали, что она прилетит на один день, а на ней внук, внучка, она с ними дежурит у нас в августе, — ну, прилетит и улетит, приедет на свадьбу к сыну.

Мне не поленились показать: прослушка, наружка, контрольные флажки, — любое взятие билета, — они все знают. Это была демонстрация этой полицейской вседозволенности.

Е. Альбац: А на каком основании была прослушка, слежка, если вы депутат Госдумы?

Г. Гудков: А ни на каком. Был бы человек, статья найдется. Да нет, это нарушение — когда Маркин упрекает, — помните, анекдот про Вовочку? Когда Вовочка выходит обалдевший, застав папу и маму в чем-то таком, говорит: и эти люди мне запрещают ковыряться в носу.

И вот эти люди мне запрещают ковыряться в носу? — на всю страну министр следствия везет журналиста, мило с ним беседует за 60 километров в лесу, после чего тот бежит за рубеж, вывозит семью и все общество обсуждает, что там произошло, — а мы знаем, что там произошло.

Е. Альбац: Это вы про Сергея Соколова, — это было на 56-м километре МКАД.

Г. Гудков: Какая разница — 60 или 56? Не принципиально. Главное — такая милая, трогательная беседа министра с журналистом. И это считается нормально? — это нормально. Когда министр следствия на всю страну дрючит — извините за непарламентское выражение…

Е. Альбац: Это ваше оценочное суждение.

Г. Гудков: Это опять мое оценочное суждение — «дрючит» следователей и говорит: ребята, какое право вы имеете закрывать — забывает сказать слово «политические» — дела, когда я вам такую санкцию не давал? Елки-зеленые, — я смотрю, я вроде как юрист, по крайней мере, должен таковым быть, и у меня волосы оставшиеся начинают шевелиться и вставать дыбом. Потому что я понимаю, что в Конституции РФ, в УПК написано, что следователь принимает решение абсолютно независимо, как процессуальная фигура — принимает решение, только исходя из закона. Есть состав — заводим. Нет состава — закрываем. А не из того, какое указание ему даст начальство. И это говорит главный следователь страны? Говорит на всю Россию великую, говорит абсолютно открыто: у вас нет закона, я вам закон.

Е. Альбац: Уходим на новости и рекламу, затем продолжим разговор в студии.

(Новости.)

Е. Альбац: Продолжаем программу, продолжаем разговор с Геннадием Гудковым, депутатом Госдумы, фракция «Справедливая Россия».

Г. Гудков: Пока еще депутатом.

Е. Альбац: Сегодня направлены материалы СКР в Госдуму для проверки. Теперь, если можно, — вопросов пришло очень много.

Г. Гудков: Обязуюсь быть лаконичным.

Е. Альбац: Сейчас дума на каникулах. Направлены материалы, что будет происходить дальше, кто будет заниматься проверкой?

Г. Гудков: Да никто не будет заниматься проверкой — зачем? Я же уже был на Комиссии по этике.

Е. Альбац: Когда вас туда не пригласили?

Г. Гудков: Не только не пригласили — пытались выгнать. Никто не получил материалы, никто ничего не проверял, никаких запросов, ничего, — никому не нужны были объяснения.

Е. Альбац: То есть, теперь этот вопрос будет голосоваться?

Г. Гудков: Примерно так же. Вот по Бессонову в большую лужу сесть было нельзя. Потому что когда проверили результаты так называемого следствия по Бессонову, выяснилось, что там они проведены с грубейшими нарушениями, — как любит говорить Маркин, — Конституции РФ, и уж, по крайней мере, УПК. И в принципе все кто расследовал такие дела и все, кто допустил такие вещи, нужно было бы наказать.

Е. Альбац: Вы имеете в виду депутата от фракции КПРФ, Бессонова. Вы полагаете, что вопрос лишения вас депутатской неприкосновенности практически сегодня решен, — правильно я вас понимаю?

Г. Гудков: Не решен. Но команда «Единой России» дана.

Е. Альбац: Вы здесь не раз упоминали ФСБ, это ваша бывшая контора.

Г. Гудков: И очень сильно изменилась с тех пор, как она перестала быть КГБ СССР, к сожалению. И не в лучшую сторону.

Е. Альбац: Ну, у нас нет сейчас время для этой дискуссии.

Г. Гудков: Я работал в контрразведке.

Е. Альбац: Вы работали в Первом главке?

Г. Гудков: Нет, я работал во Второй службе Московского управления, это контрразведка. Был там в последние годы секретарем партбюро, кстати, выдавал партийные билеты в августе 1991 года.

Е. Альбац: Много в СМИ пишут о том, что в сегодняшней классификации людей, которые находятся у власти, а там огромное количество выходцев из КГБ, с Лубянки, и, кстати, очень много именно из контрразведки.

Г. Гудков: Видите, какое всепроникающее КГБ — и во власти их полно, и в оппозицию добрались кагэбэшники — ужас какой-то.

Е. Альбац: И не говорите. Так вот они классифицируют людей в оппозиции, или людей, которые нелояльны, не готовы кричать «ура» при виде Путина, — либо как врагов, либо как предателей. И те, кто находился в их рядах в пошлом, они классифицируют как предателей.

Г. Гудков: Нет, я у них враг. Потому что никогда не был в их команде. Наверное, они больше на Ксению Собчак обижаются, чем на меня. А я что? Я же все время был в оппозиции.

Е. Альбац: То есть, вы проходите как «враг»?

Г. Гудков: Скорее всего, да — как «враг части народа, который сегодня у власти».

Е. Альбац: Тем не менее, не понимаю. Есть такой корпоративный принцип: своих не сдавать.

Г. Гудков: Ну, они меня не считают «своим» теперь уже.

Е. Альбац: Тем не менее, вы носили и носите погоны.

Г. Гудков: Не ношу, но носил. Я ушел майором в 30 с небольшим лет. Потом, так как в фирме работало очень много офицеров, из уважения к тому, что я дал возможность им рабочие места и адаптацию, по запасу мне дали сначала подполковника, потом полковника. На самом деле я уходил майором.

Е. Альбац: И все-таки есть принцип «своих» не сдавать, что происходит? Мне на ум приходит знаменитая статья г-на Черкесова в «Коммерсанте», — кстати, сейчас он ваш коллега по фракции.

Г. Гудков: И очень прилично себя ведет на самом деле.

Е. Альбац: Который говорил о том, что есть «государственники» и есть «торгаши», что «чекист это тот крюк, который вытянет Россию из ямы» — такое впечатление, что не очень получается «крюку» «вытягивать». Нет?

Г. Гудков: Говорят, что чекистов бывших не бывает. К сожалению, бывает. Да, действительно, в те годы отбирали в ЧК значительную часть людей, я бы сказал, элитарного уровня. И то, что их много в органах госуправления, и везде-везде, говорит только о хорошем качественном выборе кадров в тот период. Но происходят метаморфозы с людьми. На самом деле, самые разъедающий душу, сердце и принципы грибок — коррупция. Коррупция, бесконтрольность, вера в собственную непогрешимость, собственные сверхполномочия, сверхспособности. Это происходит с очень многими сотрудниками.

Более того, — этот грибок, вирус коррупции настолько глубоко занесен в систему, что начинает все больше поражаться этим вирусом. Смотрите последние увольнения и скандалы — сотрудники, которые отмечают свои дни рождения за миллион долларов, — если отмечаешь за миллион долларов день рождения, значит, понимаем, что в кармане это не последний миллион долларов. Посмотрите все эти факты крышеваний, все эти конфликты таможней и спецслужб по «Трем китам», — ну, много чего там есть.

Я не хочу всех мазать одной краской — конечно, там огромное количество людей приличных, честных офицеров, но не они диктуют правила игры. Сегодня, к сожалению, вся эта правоохранительная система превращается в инструмент обслуживания режима — уже не народа, не власти, не государства, а режима. И это очень плохо. Потому что мы знаем, чем все это закончилось, когда у нас было НКВД. Это не только репрессии и ГУЛАГи. Это закончилось еще поражением, по сути, в первые полтора-два года войны чудовищными человеческими потерями.

Е. Альбац: Мы можем сказать о том, что 20 тысяч чекистов было расстреляно.

Г. Гудков: Больше. Поэтому, с одной стороны, в системе есть нормальные люди, но очень много тех, кто сегодня готов выполнять любые приказы.

Е. Альбац: На каком уровне был отдан приказ разобраться с вами, как вы полагаете? Это уровень главы ФСБ г-на Бортникова?

Г. Гудков: Да нет, что вы, — выше.

Е. Альбац: То есть, это решение принимал главный чекист страны, Путин?

Г. Гудков: Ну, думаю что не сам Путин — не думаю, что Путин принимает решения по Гудкову, но думаю, что ему сказали — он кивнул. Кто-то готовил в администрации какое-то решение, план — думаю, что с ним в целом согласовали и он не стал возражать, — скорее всего, так. Не знаю, может, у меня детские представления о власти, но мне кажется, что Путин сам непосредственно просто физически, наверное, не успевает. Хотя, кто его знает? Он человек одаренный — многое помнит, ничего не забывает.

Е. Альбац: Но все-таки, когда идут такие дела в отношении бывшего сотрудника…

Г. Гудков: Но я уже им не бывший сотрудник достаточно длительное время. Я ушел все-таки в конце 1992, начале 1993 года.

Е. Альбац: Но вы в запасе.

Г. Гудков: В запасе. Но 20 лет с того момента прошло, страна очень сильно поменялась, принципы работы спецслужб поменялись, качество кадров поменялось — многое поменялось. К сожалению, эта пуповина, видимо, разорвана.

Е. Альбац: Но у вас там осталось достаточное количество коллег.

Г. Гудков: Не так много. Больше осталось людей, которые уважают мою позицию, как ни странно.

Е. Альбац: И что, они не готовы вас защищать?

Г. Гудков: Открыто — нет. Пока. Допустим, мы сейчас видим режим в Сирии — там то один, то второй переходят на сторону повстанцев.

Е. Альбац: Сегодня премьер-министр сбежал из страны.

Г. Гудков: Ну, это финиш системы, по всей вероятности. Я ни «за», ни «против», может быть, даже сожалению, что в Сирии так происходит. Мне очень не хочется, чтобы наша страна превратилась в Сирию, в Ливию, Египет, или еще во что-то.

Е. Альбац: Что вы собираетесь делать? У вас нет сомнений, что Госдума проголосует так, как ей скажут — то есть, лишит вас депутатского мандата.

Г. Гудков: За что боролись-то? Боролись за то большинство, которым можно решить все.

Е. Альбац: Это кто боролся?

Г. Гудков: Власть.

Е. Альбац: То есть, у вас нет сомнений. Когда это может произойти?

Г. Гудков: Это все зависит от потребности. К завтрашнему скажут — к завтрашнему сделают. Ну, конечно, не завтра, но на втором, третьем, четвертом заседании думы могут уже это сделать.

Е. Альбац: И что вы будете делать?

Г. Гудков: Я буду уповать на общественное мнение, на поддержку граждан, поддержку СМИ. Потому что если мы дальше будем спокойно наблюдать, как одного за другим арестовывают, обыскивают, унижают людей, которым доверяет общество, или, по крайней мере, часть его, мы придем с вами к 37-му году в каком-то другом варианте, но не менее постыдном и не менее опасном.

Е. Альбац: Еще раз хотела бы напомнить тем, кто хотел бы придти к 37-му году, что 20 тысяч чекистов было расстреляно.

Г. Гудков: Это только расстреляно. А сколько копало Беломоро-Балтийский канал.

Е. Альбац: Известно, что когда репрессии начинаются, то идут широким плугом.

Г. Гудков: Да. Поэтому я считаю, что надо защищать людей — надо защищать Навального, Удальцова, Pussi Riot, хотя они не являются политическим протестом, но, тем не менее, та жестокость наказания несопоставима с проступком, который они совершили. Надо защищать других, надо требовать возврата денег Собчак, которую унизили, надо другие действия совершать. Мне кажется, нужно требовать от власти все-таки немножко встрепенуться, попытаться хотя бы увидеть свою родную страну и свой родной народ.

Е. Альбац: А если вам предложат покаяться? Помните, были диссидентские знаменитые процессы?

Г. Гудков: Я вам отвечу шуткой из «Иван Васильевича» — меня царицы соблазняли. Меня давно соблазняли всякими благами — и государственными должностями, и политической карьерой, и предлагали придти в «Единую Россию» — что мне только не предлагали. Я ведь не потому что такой — ну, многие скажут: ну и дурак, — но я ведь не потому, что такой дурак, я же на самом деле не совсем дурак. Просто я прекрасно понимаю, что если не будет многопартийности, не будет политической борьбы, не будет честных выборов, не будет чего-то еще, не будет демократической реформы, — стране капец. И тогда мы все равно все потеряем. Вот я потерял сейчас бизнес, предположим, — большую лучшую часть бизнеса благодаря этим варварским действиям полиции и других служб. Это бы со мной произошло, или может произойти в случае движения страны к кризису, к катастрофе — ну, через 3–5 лет, — все равно все всё потеряем. Ну, еще три-четыре года пожить, не имея доходы для семьи от этого бизнеса? А в чем смысл? Передать ничего невозможно.

Почему наша элита бежит за рубеж — бежит семьями, бежит капиталом, активами? — они понимают, что здесь ничего не будет. Пусть наши дети и внуки учатся там, адаптируются, изучают языки, получают западное образование, а мы им здесь заработаем деньги, туда вбросим, и они будут жить, как люди. Ну, что непонятно? Это же власть, сама элита, истеблишмент, не верит в Россию, не верит в ее будущее.

Они понимают, что здесь сумасшедшие риски в бизнесе, что бизнес делать невозможно в России, — по крайней мере, если мы говорим о долгосрочности. Допустим, тот же «Аскорт» мы создавали с 1992 года, — в этом году он должен был отметить свое 20-летие, — мы хотели сделать осенью такой корпоративный праздник для коллектива. 20 лет работала компания, 20 лет создавали по кирпичику — и за 20 дней все разрушили. Можно верить этой стране, можно верить каким-то инвестициям? Можно верить, что вложенный тобой труд, частичка души, времени, здоровья, все это не зря? Нельзя.

Е. Альбац: Илья из Ярославля: «Не жалеете о том, что влились в ряды оппозиции?»

Г. Гудков: Я бы пожалел. Если бы у страны была другая альтернатива. Когда я был молодым сотрудником КГБ СССР, приехал в 1987–1988 гг. в Москву, на встречу с сотрудниками ЦК КПСС, потому что я уже тогда был охвачен идеей, что — все, Советскому Союзу, если сейчас не поменять внутреннюю политику, конец, — развалится страна. Я приехал и говорю: от меня ничего не зависит, но вы в ЦК, — ну, сделайте что-нибудь, надо менять то-то и то-то, иначе страны не будет. Вы понимаете, какие процессы идут? Я, молодой сотрудник КГБ, конечно, вижу со своей кочки, но вы-то должны понимать? Меня похлопали по плечу: как тебя зовут? — Геннадий. — Геннадий, молодец, классно приехал, такие нам нужны. Ты член партии? Отлично. Вот такие молодые, неравнодушные коммунисты нам нужны, переживающие. Не волнуйся, в надежных руках судьба страны, у нас огромный политический опыт, мы видим на три хода вперед, или на пять, или на 15, мы знаем, какие меры предпринять, мы сохраним страну, страна будет процветающей, мощной и могучей — езжай спокойно к себе, в Коломну, работай.

И где эти люди? Я тогда не мог повлиять на судьбу страны — я был капитаном с тремя маленькими звездами.

Е. Альбац: Вы по какой линии работали?

Г. Гудков: Я начинал в Горотдел, потом заканчивал в контрразведке, закончив Академию внешней разведки параллельно.

Е. Альбац: Во Втором главке вы работали по какой линии?

Г. Гудков: Второй главк — это вся контрразведка. Тогда я не мог повлиять, а мог только обратиться к старшим товарищам, предупредить их об опасности. Сейчас я могу повлиять на развитие событий в стране, и почему я должен упустить этот исторический шанс, предотвратить кризис, катастрофу в стране? Для того чтобы сохранить свой бизнес?

Е. Альбац: Еще от Ильи: «Вам лично угрозы или предупреждения поступали?»

Г. Гудков: Конечно. Ну, прямых угроз не было, — надо отдать должное.

Е. Альбац: А предупреждать когда начали?

Г. Гудков: С прошлого августа. Первая ласточка прилетела в виде одного генерала ФСБ, который мне позвонил, говорит: нужно с тобой срочно встретиться. Убери все телефоны, никого не бери — встречаемся там-то. Я спрашиваю: что такая конспирация? — Молчи. Мы встретимся, он говорит: по тебе команда пошла — собрать то-то и то-то, будем работать так-то и так-то. Я говорю: спасибо за честность. Поэтому я давно знал об этом.

Е. Альбац: А почему именно в августе?

Г. Гудков: Тогда была сессия, я требовал министра в отставку, критиковал реформу, критиковал законы — тогда они на всякий случай компромат, — как они считают, — на меня стали собирать Я об этом знал давно, знал по фамилиям — кто, какие совещания, кто какие слова говорил, — все это мы знаем.

Е. Альбац: А вот сказали бы журналистам, мы бы об этом написали. Может быть, это остановило бы.

Г. Гудков: Не остановило бы. Но дело в том, что если бы даже что-то и приостановило, то я бы потерял источник информации. Атак он у меня был. Поэтому начали работать тогда, и я об этом. Ну, что делать? Либо идти, в соответствии со своими принципами и взглядами, либо трусливо прятаться. Я предпочел идти. Я же ничего не делал противоправного. Все эти «марши» — в соответствии с российской конституцией, российскими законами, что, я кого-то куда-то призывал, провоцировал какие-то массовые беспорядки? — наоборот, старался предотвратить, участвовал в обеспечении безопасности всего, кроме 6 мая, когда я не участвовал, — я не поверил, что люди придут на улицу 6 мая, и никто не поверил, по-моему, даже те, кто оказался во главе колонны, тоже не верили.

Е. Альбац: Тем не менее, пришло больше ста тысяч человек.

Г. Гудков: По крайней мере, 60–70 тысяч — даю гарантию, что они были. Я остался почему на мосту? Я вообще пришел как частное лицо.

Е. Альбац: Давайте не будем в это уходить.

Г. Гудков: Скажу только два слова. Когда произошло это ЧП, я сначала думал, что это провокация радикальных элементов. Но чем больше проходит времени, тем больше у меня крепнет уверенность, что это провокация, организованная властью.

Е. Альбац: Столкновение с полицией 6 мая на Болотной?

Г. Гудков: Да. У меня такое впечатление крепнет, что это все-таки было умышленное действие, к которому, во-первых, власть очень хорошо подготовилась — были силовые подразделения стянуты огромные, устрашающее оцепление, цепи. И самое главное — 6 мая, по сути дела, было спусковым курком этих политических репрессий. Нужен был повод, нужно было показать, что вот эти митингующие — это маргиналы, которые готовы к кровавым событиям, которые страну тянут в болото, в пучину всяких революций, — нужно было показать. А потом уже начать шлепать один за другим — ну, пока еще не физически, — лидеров оппозиции: арестовать, обыскать, вызвать повесткой, отнять деньги, завести дело, снять депутатскую неприкосновенность. Думаю, что 6 мая было очень нужно власти.

Е. Альбац: То есть, своего рода поджог рейхстага.

Г. Гудков: Ну, типа.

Е. Альбац: Наверное, у вас сохранились какие-то источники…

Г. Гудков: Знаете, как бывает? Иногда просто приходят люди, или к моим помощникам, говорят: передайте вашему шефу, что вот этот телефон слушается там-то и там-то. Мы его просто уважаем за его взгляды, его позицию, нам противно. Видимо, это какие-то родственники, делают через каких-то людей, — трудно установить, — даже так бывает, что приходят, предупреждают. Потому что людям противно творить подлость, люди не хотят продавать свою совесть.

Е. Альбац: Тем не менее, они соучаствуют.

Г. Гудков: Это одни. А другие соучаствуют активно, и еще с большим удовольствием.

Е. Альбац: Что вы знаете. Или предполагаете — как будет ситуация развиваться дальше?

Г. Гудков: Дальше можно только предполагать.

Е. Альбац: Решения приняты?

Г. Гудков: Вокруг Путина есть две группы людей. Даже не группы, а просто две точки зрения. Первая точка зрения — «бурматовщина», и так далее, — «мочить в сортире до конца», — много людей, не буду называть фамилии, они понятны — вот этот агрессивный воинствующий подход сегодня Путину больше нравится, по всей вероятности — он кивает, соглашается, а может быть и сам считает это правильным. Как мне сказал один кремлевский товарищ: ну, сколько вышло? — Тысяч сто. — Ну, пусть 126, — мы считаем 26, вы — сто. Почему мы должны садиться с вами за стол переговоров? Вы кто такие? 126 тысяч — да плевать, за нами сто миллионов. Кто вы такие есть?

Е. Альбац: А вторая группа?

Г. Гудков: Вторая группа — наиболее яркая позиция того же Кудрина. Он говорит — нет, ребята, надо договариваться, нельзя доводить до того, чтобы вышел миллион.

Е. Альбац: Но Кудрин сейчас не во власти.

Г. Гудков: Не во власти, но он все равно в той команде.

Е. Альбац: У него остались люди, поддерживающие его точку зрения.

Г. Гудков: А есть и другие люди, вхожие во власть, которые говорят — нет, нельзя, Россия слишком хрупкая страна, гражданский мир надо сохранять любым способом, и надо как-то договариваться. И главное, сегодня совершенно понятно, вокруг чего можно объединить всю оппозицию и договориться, — включая гарантии для политической власти сегодняшней, чтобы не произошло то, что произошло в «плохих» странах. Это новое избирательное законодательство, роспуск парламента и выборы нового парламента, это проведение поэтапных, постепенных политических реформ, включая конституционную реформу, это гарантии Путину и его окружению, не совершавшему никаких преступных деяний в их личной судьбе, в том, что до 2018 года никаких не будет серьезных протестов. Но и его должны быть гарантии — что он после 2018 года не пойдет на пятый срок. Наверное, об этом можно договориться.

Е. Альбац: Путин — до 2018 года? Ой, Геннадий Владимирович, вы нас не любите.

Г. Гудков: Если мы договоримся, какая разница, кто во главе страны? Если мы договоримся об этих шагах? Я все время на оргкомитете задаю один простой вопрос, получая, кстати, абсолютно понятный ответ, — я часто задаю этот вопрос, потому что там много горячих голов. Говорю: ребята, скажите, наша задача — что мы хотим? Помимо тактических приемов? Давайте ответим на вопрос, — мы хотим, чтобы была политическая реформа, которая дает перспективу России как государству, или мы хотим, чтобы Путин ушел в отставку?

Е. Альбац: Мы хотим сменяемости власти, — наверное, так.

Г. Гудков: Нет. Люди, понимающие, для чего они это делают, они говорят: нам нужна политическая реформа. Я говорю — вам тогда какая разница, с кем?

Е. Альбац: Давайте не будем сюда уходить, потому что есть вещи, которые не происходят. Нельзя говорить о политической реформе, когда у власти находится человек, который создал эту систему. Вы хотите, чтобы он срубил сук, на котором он сидит? — так не бывает.

Г. Гудков: Бывает.

Е. Альбац: Нет, нигде.

Г. Гудков: Бывает.

Е. Альбац: Не бывает, нигде не происходило. Это ровно, что пытались сделать в СССР, и ничего не получилось.

Г. Гудков: Александр Второй провел реформы, которые сегодня могли бы рассматриваться как рубка суков, на которых он сидит.

Е. Альбац: Ну да. А потом что?

Г. Гудков: Другой вопрос, что элита его сдала. Я внимательно читал огромный труд, посвященный покушению на Александра Второго, его сдала собственная элита, потому что она не пережила тех новшеств, которые он планировал в ближайшее время в России осуществить. Он же подготовил, по сути, конституционную реформу, конституционную монархию в России. И именно в этот момент его и грохнули.

Е. Альбац: И он не сумел ничего сделать с бюрократическим аппаратом империи. Но это отдельный, очень интересный разговор. Геннадий Владимирович, если вас лишают депутатской неприкосновенности, вы остаетесь в России, уезжаете?

Г. Гудков: Остаюсь в России, никуда не уезжаю.

Е. Альбац: А если ваши источники вам сообщат, что вас будут брать, что будете делать? Арестовывать?

Г. Гудков: Пусть берут.

Е. Альбац: Вы понимаете насколько, — это для любого человека в нашей стране опасно, а для человека, которого они считают врагом и предателем — вдвойне.

Г. Гудков: Ну, что теперь делать?

Е. Альбац: И сын ваш тоже не уедет?

Г. Гудков: Сын тоже не уедет из страны.

Е. Альбац: И вы не советуете своим коллегам по оппозиции, что надо готовить запасной аэродром за пределами?

Г. Гудков: Нет, я ни в коем случае не осуждаю коллег, которые готовят запасные аэродромы, или уже уехали — я не могу их осуждать, потому что это решение каждого. Я считаю, что если человек может позволить себе уехать — это абсолютно нормально. К сожалению, сегодня этим правом воспользовались уже несколько миллионов российских граждан — правда, не из-за политических целей, других, но, тем не менее — мы потеряли очень продуктивную, очень важную часть общества при этой многомиллионной миграции. Поэтому я не осуждаю. Это просто мой выбор такой. Я человек публичный, я не могу, дав обещание и слово, публично его не сдержать. Поэтому, естественно. я вынужден пройти этот путь.

Е. Альбац: Варианта, что парламент откажется лишить вас неприкосновенности, не существует, вы считаете?

Г. Гудков: Знаете нашу пословицу? Надежда умирает последней. У меня есть надежда, что большинство депутатов вовсе не подлецы, которые не имеют ни совести, ни чести, ни морали, ни нравственности. Я глубоко убежден, что у них эти качества есть. Решатся они их проявить, или нет? Что у нас было по Бессонову? По регламенту Думе положено делать закрытое голосование. Сделали открытым, чтобы надсмотрщики отсмотрели, кто и как голосует. Думаю, что они и здесь пойдут на нарушение.

Е. Альбац: Ну что ж, всегда хочется надеяться на лучшее. Тем не менее то, что происходит в отечестве — то происходит. Будем надеяться, услышимся с вами через неделю, где эта тема, так или иначе, будет опять продолжена. Всего вам доброго.

СКАНДАЛ ВОКРУГ ЛИШЕНИЯ ГЕННАДИЯ ГУДКОВА ДЕПУТАТСКОГО МАНДАТА

(«Эхо Москвы», 14 сентября 2012)

А. Дурново: 15:16 в Москве, вот присоединился к нам Геннадий Гудков. Геннадий Владимирович, даже не знаю, как вас представлять теперь.

Г. Гудков: Ну, так и представляйте: первый народный депутат Государственной… вернее, уже не Государственной. Первый народный депутат России Геннадий Гудков.

А. Дурново: Хорошо, первый народный депутат России Геннадий Гудков у нас в студии.

Г. Гудков: Не стесняйтесь. Хорошее звание, народный депутат (смеется). Я с этого, кстати, начинал. Была группа «Народный депутат». И вот сегодня, скажем так, моя карьера уже, видите, сделала из меня действительно народного депутата.

А. Дурново: Но интересно, что вы улыбаетесь, несмотря на то, что сегодня…

Г. Гудков: Ну что, я плакать, что ли, должен? Это они должны плакать. Отвечать-то им придется перед судом истории, перед народом, перед страной. Все же это понимают. Я уж больше… ну, я не буду сейчас называть фамилии, не имею права. Некоторые женщины-депутаты пришли и со слезами сказали: «Прости, но по-другому не могли проголосовать».

М. Максимова: Вот, кстати…

Г. Гудков: Я был даже растроган, честно говоря. В тот момент у меня не было улыбки.

М. Максимова: Алексис, наш слушатель, спрашивает: «Есть ли разочарование или, наоборот, уважение в каких-либо теперь уже экс-коллегах по Думе после голосования? И какие шаги ожидаете от власти теперь?»

Г. Гудков: Ну, от власти ожидаю каких-то подлянок, потому что чего от нее еще ожидать? Она себя полностью скомпрометировала, особенно после сегодняшнего случая. Ожидаю что от коллег? Прозрения, наконец-то. Там нашлись люди-герои. Представляете, Станислав Сергеевич Говорухин проголосовал против этого позорного решения. Человек, который возглавлял штаб Путина, человек, который, ну, в общем-то, был в свое время самым ведущим режиссером, скажем так, идеологом Перестройки. И вот он сегодня проголосовал против. Не стали голосовать за это позорное решение депутат Хинштейн, депутат Резник. То есть, я просто восхищаюсь мужеством этих людей. Я знаю, какие там проводились проработки, насколько это было сложно сделать. Тем более там специально сделали не тайное голосование, открытое, чтобы можно было контролировать. И эти люди все равно нашли в себе силы и мужество пойти поперек вот сегодняшнего этого позорящего абсолютно всю страну решения.

М. Максимова: Но вы ожидали, что будет?..

А. Дурново: Вы говорили, что за вами могут последовать ваш сын Дмитрий, Илья Пономарев, Бессонов…

Г. Гудков: Вы хотите, прям чтобы сегодня к вечеру?..

А. Дурново: Нет-нет, не сегодня к вечеру, но вообще вы говорили, что вы этого опасаетесь…

Г. Гудков: Ну, я думаю, что они попытаются, конечно. Потому что, раз уж они вошли во вкус, они попытаются додавить всех тех, кого они считают опасным в Госдуме. Я к этому числу отношу и таких людей как, допустим, коммунист Бессонов, и Илья Пономарев, и мой сын Дмитрий Гудков. Ну, наверное, ряд еще товарищей, которые сегодня не желают проявлять лояльность и быть покорным, послушным вот этим большинством или даже послушным конструктивным этим… представителем конструктивной оппозиции. Такие тоже у нас иногда бывают. Пусть попробуют, пусть попробуют.

А. Дурново: Почему именно вы оказались первым вот среди несогласных, непослушных депутатов?

Г. Гудков: Слушайте, ну, задайте этот вопрос Володину. Я думаю, он точный ответ знает. Я уже устал на него отвечать. Я могу только предполагать, я не знаю ответа.

М. Максимова: А почему, как вы думаете, так спешили с вами? Сейчас же они закон придумывают про родственников…

Г. Гудков: 15-го числа… Да закон-то у них не пройдет. 15-го числа Марш миллионов, завтра всех приглашаю, с 13 там начинается сбор людей, движение на проспект Сахарова по бульварам. Поэтому вот, наверное, они что-то хотели или, может, хотят еще сделать на этом Марше, может, планируют какие-то разгоны, я не знаю, аресты, задержания. Поэтому в этом отношении такая циничная логика есть в сегодняшнем решении.

М. Максимова: Скажите, для вас ведь не стало неожиданностью сегодняшнее решение? Или вы все-таки где-то хранили надежду, что…

Г. Гудков: Ну, неожиданностью не стало, это безусловно, я уже к этому готов и морально был, и даже как-то попривык к этому. Тем не менее, я как-то все время думал, что… до конца надеялся, что наша власть чуть умнее, чуть умнее. Ну, приостановили бы они, там, до Конституционного суда, Конституционный суд спустил бы все на тормозах, оно все бы вроде бы как бы и сохранило Парламент. То, что сейчас сделали — ну все, Парламента нет в глазах народа.

А. Дурново: Как вы считаете, могло сложиться по-другому? Потому что когда заговорили только о возможности лишения вас мандата, было ощущение, что просто пугают. Могло ограничиться дело вот просто словами?

Г. Гудков: Нет, не могло, потому что мне был предложен размен. Он давно мне был предложен, этот размен. Я, там, выхожу, публично осуждаю это движение, называю их маргиналами, агентами Госдепа, а мне за это всякие привилегии, блага и сохранение того, что есть. Ну, я отказался от этой сделки, потому что не считаю ее достойной себя.

А. Дурново: И это был, видимо, поворотный момент.

Г. Гудков: Ну, это не один раз, много раз происходили всякие беседы душеспасительные. Ведь, понимаете, за эти годы в политике я практически всех лично знаю в государстве, вот так получается, как со стороны власти, так и со стороны оппозиции. И поэтому всякие были беседы, всякие были предложения, всякие были уговоры, всякие были угрозы в том числе, всякие были предупреждения. Но за всем этим стояло: «Откажись, отрекись, покайся, публично выступи». Я от этого отказался.

М. Максимова: А вы не рассматривали возможность действительно, там, отказаться, например, от участия в акциях протеста, для того чтобы остаться в Госдуме и принимать участие в принятии решений?

Г. Гудков: Простите, а почему я должен отказываться от абсолютно законных конституционных действий, абсолютно демократичных? При том, что я сам видел эти махинации, сам хватал этих фальсификаторов за руки, сам дрался, так сказать, в хорошем смысле, на избирательных участках и в судах. И я должен после этого сказать, что все выборы были законны? Вот сегодня Жириновский так хорошо подставил в очередной раз, ну, понятно, свою партию. Забудьте «ЛДПР», нет «ЛДПР» больше. Он еще так… «Вот они… — говорит. — У нас было, там, столько-то процентов, столько-то. Я пришел в Кремль, туда-то проценты перекинуты». То есть, он сказал, что власть, по большому счету, только тем и занимается, что фальсифицирует итоги выборов. Лишний раз подтвердил. Ну ладно Гудков говорит, Жириновский сегодня, верный сторонник Кремля. Уж как он сегодня там и нашим, и вашим пытался. Любим, ценим, скорбим. Мы вас тоже. Владимир Вольфович, любим, ценим, скоро будем скорбеть. Ну, в хорошем смысле слова, я имею в виду, как по политику. Как по человеку — конечно, живите хоть до 120 лет, я буду только рад.

А. Дурново: Вас Константин спрашивает, не собираетесь ли вы теперь создать собственную партию. Или вы останетесь в «Справедливой России»?

Г. Гудков: Я не играю в игры, которые предлагаются Кремлем, создай партию и поучаствуй в выборах. Это игра, которая предложена людям, которые, в общем, наверное, не понимают, что таким образом нас всех пытаются разделить, развести и дальше… знаете, принцип «разделяй и властвуй» никто не отменял. Наоборот, укрупнять надо, объединять и делать одну мощную левую партию, надо делать одну мощную демократическую партию. И тогда можно хоть… тогда действительно можно влиять на страну, на политику, на курс. А то чего, как карлики, бегать? И каждый вот бегает и кричит: «А вот я, вот я, вот я!» Парад амбиций.

М. Максимова: Правильно я понимаю, что, таким образом, вы останетесь в «Справедливой России»?

Г. Гудков: Я останусь в «Справедливой России». Более того, я же откровенно в «Справедливой России» заявляю, что моя цель, мои взгляды и мысли способствуют слиянию левых партий в единую мощную, объединенную левую социал-демократическую партию России. Это задача стратегическая. И от решения ее зависит, в том числе, жизнь и судьба каждого живущего, в том числе.

М. Максимова: Спрашивает множество слушателей: ваши дальнейшие действия и планы?

Г. Гудков: Ну, вот пройдусь сегодня по СМИ, выпью пару бокалов хорошего вина, наверное, со своими детьми и лягу спать. Но это вот на сегодняшний…

М. Максимова: Это ближайшие планы, да.

(Смех.)

Г. Гудков: Потому что, конечно, травлю, которую мне устроили последние, там, 3–4 месяца… ну, это тяжело, себя чувствовать дичью, поверьте, тяжело себя чувствовать дичью, не всегда приятно, мягко выражаясь. А что касается моих планов — ничего не меняется. Вот я вообще удивляюсь на наш Кремль, там какие-то непонятные у них мысли, какие-то представления. А что меняется-то? Ну, отняли у меня мандат — ну что? Ну, буду прикосновенным, ну, попробуйте тронуть (смеется). Буду политиком с еще большей известностью и большей популярностью. Буду заниматься партийной работой, буду занимать общественной работой, буду поддерживать протестное движение и способствовать сплочению оппозиции. У меня есть для этого основания, так говорить. И сегодня я получил огромное количество эсэмэсок с поддержкой от лидеров различных, абсолютно иногда диаметрально противоположных оппозиционных движений и партий. И, по крайней мере, они с уважением ко мне относятся. Мне кажется, что сейчас это надо использовать для как раз такого переговорного процесса. Поддержать, во-первых, выборы, которые сейчас должны закончиться в интернете, поддержать вот наших новых лидеров, молодежь, вернуть в протестное движение серьезные солидные структуры: «КПРФ», «Яблоко», «ПАРНАС», безусловно, «Справедливую Россию» (ну, она и так там). И вот таким вот образом сейчас нужно действовать, объединять, а не разъединять. Что там нам предлагать какие-то партии? Попробуй, так сказать, там выиграй выборы. Да не надо выигрывать, надо объединяться. Партии дали, а блоки запретили. Ну что, мы не понимаем, что нас за дураков, за лохов держат? Давайте не будем ни дураками, ни лохами.

М. Максимова: Вы чувствуете, что такая задача вам по плечу?

Г. Гудков: (смеется) Интересный вопрос. Ну, в общем, в принципе, чувствую. Считайте, что чувствую, в своих силах уверен и думаю, что принесу пользу.

А. Дурново: Олег спрашивает, почему не пришли к зданию Госдумы ваши сторонники сегодня, люди, которые за вас голосовали?

Г. Гудков: Просто у меня спрашивали, когда я выйду из Думы, я сказал, что я выйду около шести часов. И все мои избиратели, которые захотят пожать мне руку и писали мне, слали эсэмэски, твиты и так далее, могут прийти к шести часам, я выйду, поблагодарю всех, поклонюсь каждому, кто меня поддерживал.

М. Максимова: Когда будете отдавать свой мандат?

Г. Гудков: Ну, мандат не действует уже. Там, по-моему, они в перерыве, вместо того чтобы кофе пить, подписали быстренько постановление. У них там неймется, зуд бюрократический, вот. Поэтому… На сдачу дел, по регламенту, там 30 суток обычно дается, вывезти бумаги, вывезти, там, какие-то памятные знаки, что-то еще. Ну, там, моя мебель, моя оргтехника. Ну, вывезу это все.

М. Максимова: И вы сказали, что 30 дней эти будете ходить. Зачем?

Г. Гудков: Ну, я буду помогать, во-первых, своей фракции. Я думаю, что Сергей Михайлович… Ну, я не буду сейчас за Сергея Михайловича говорить, но там скорее всего за мной сохранятся определенные функции и должности во фракции. И, естественно, мой опыт, мои знания, и в том числе законодательные инициативы, они будут реализованы через других депутатов.

М. Максимова: Но в заседаниях вы уже не будете, соответственно, принимать участие?

Г. Гудков: А почему нет-то? У нас и бывшие, и действующие депутаты принимают участие в заседаниях фракции. Ну, например, Попов Сергей Алексеевич, есть такой из Питера депутат в прошлом, до сих пор ходит и участвует. У нас приезжает Олег Шейн участвует, у нас приезжают, там, другие товарищи. Нормально, а что? Хорошо. Я считаю, что, наоборот, мы не теряем связи, не теряем пульс вот этот политический, который сейчас бьется очень сильно.

А. Дурново: Вот Александр спрашивает: «Как вы считаете, решение лишить вас мандата исходит лично от Путина или где-то все-таки пониже уровнем?»

Г. Гудков: Ну, я не знаю, я не знаю точно. То, что оно организовано из Кремля, и мне достоверно известно, что координатором этого процесса выступал наш товарищ по прошлым Думам и коллега Вячеслав Володин — это 100 %. Я думаю, что, конечно, он не мог в этом вопросе действовать на свой страх и риск, наверняка он подстраховался каким-то кивком, согласием, а может быть, и прямым указанием. Это уж, знаете, пусть они там сами между собой разбираются, кто там какие указания давал, кто кого о чем просил. Но мне кажется, что вот то, что сегодня… все, что они делают — это огромная политическая ошибка, которая действительно создает серьезнейшие риски для партии власти, для власти вообще.

А. Дурново: Геннадий Гудков, я напомню, у нас в гостях. Можете присылать ваши вопросы пока на смс +7-985-970-45-45, телефон чуть позже включим. Телефон прямого эфира — 495-363-36-59.

М. Максимова: Вы, правильно ли я понимаю, будете как-то обжаловать это решение?

Г. Гудков: Ну, для того чтобы доказать его бессмысленность или уж полностью отсутствие системы правосудия, мы, конечно, обжалуем. Вы знаете, что 116 депутатов уже направили в Конституционных суд свое обращение. Это все-таки серьезная заявка, 116 депутатов двух фракций…

М. Максимова: То есть, уже сегодня?

Г. Гудков: Ну, почему сегодня? 2 дня назад, уже 2 дня назад. Вот. И, естественно, мы пройдем обычную юридическую процедуру обжалования действия органа власти в суде Российской Федерации. Посмотрим, как они будут реагировать, посмотрим, как суды будут судить.

А. Дурново: Ну, в конечном итоге можете дойти и до Страсбурга или все-таки?..

Г. Гудков: Думаю, что да, да. Почему бы и нет? Можно даже и попросить Страсбург. Тем более все-таки там наши товарищи во фракции европейских социалистов. Кстати говоря, вчера Европарламент голосами всех фракций поддержал резолюцию, в которой четко прописывает случаи в том числе с Геннадием Гудковым. Он считает, что это серьезно подрывает вообще в принципе основы парламентаризма, что это явная расправа с оппозиционерами, с активными оппозиционными депутатами, что это злоупотребление правоохранительными органами, злоупотребление полномочиями. Довольно такая жесткая резолюция. Вслед за ней, кстати говоря, скоро последует обсуждение акта Магнитского. По-моему, в октябре у них начинаются дебаты. И, по-моему, если раньше фракция европейских социалистов была сдерживающим фактором в принятии этого акта, я думаю, что у них позиция сейчас меняется.

А. Дурново: Геннадий Гудков у нас в гостях. Никуда не уходите, мы продолжим разговор буквально через несколько минут после новостей и рекламы, и вы сможете тоже задать вопрос уже не по смс, а по телефону в прямом эфире.

А. Дурново: 15.36 в Москве, мы возвращаемся к разговору с Геннадием Гудковым. Ваши вопросы вы можете присылать на номер: +7-985-970-45-45. Также через твиттер аккаунд @vyzvon. Буквально через несколько минут мы еще и телефон прямого эфира подключим. Геннадий Владимирович, скажите, пожалуйста, тем трем вашим однопартийцам, которые голосовали за лишение вас мандата, вы руку при встрече пожмете?

Г. Гудков: Честно говоря, не очень хочется. Потому, что все равно это предательство, по большому счету. Они, конечно же, не однопартийцы, они исключены из фракции, их нет в партии. Это вы погорячились на счет однопартийцев. Но все равно они сидят в нашей фракции, занимают места, мы с ними здоровались. В принципе, даже неплохие были личные отношения. Ну, вот видите, как бы помягче сказать… Ну, нет. Скажу, как есть. Холусты в России — это очень большой бич.

М. Максимова: Габриель Грановский спрашивает: «Вы допускаете версию о том, что это не просто устранение вас из Госдумы, а некая многоходовка».

Г. Гудков: Да? Ну, вот я первый раз слышу об этом. Скажите мне, что будет дальше.

М. Максимова: Вы сказали, что вы не исключаете, что дойдете до Страсбурга. Значит, не очень надеетесь на то, что суд здесь будет справедливым. И, кстати, следственный комитет же продлил доследственную проверку.

Г. Гудков: Да, сейчас будут конечно стараться изо всех сил. Ну, на самом деле конечно, у меня нет иллюзии от нашего суда, безусловно. Более зависимого, более не объективного суда наверное трудно… Но в Европе точно нет. Может быть в Азии где-то, или в Африке. Но все-таки иногда наши судьи проявляют некую принципиальность. И уж когда они совсем не могут на черное сказать, что это белое, тогда они принимают какие-то все-таки более-менее адекватные решения. У нас часть допустим того же судопроизводства все-таки подчиняется законам. В основном это часть уголовных дел, часть каких-то административных. Ну, конечно, если суд окажется под нажимом… Ну, сейчас, например, тоже спор ЧОП «Фонтан», с московским арбитражным. Ну, в одни ворота. Судья даже не слушает, понимаете? Он сидит, книжку читает и даже не слушает, что говорит истец.

М. Максимова: В связи с этим вот вопрос от Михаила, а я еще добавлю от себя. А не боитесь, что загнобят как Ходорковского? А я спрошу, не собираетесь ли уехать? Если сами говорите, не суд, а судилище.

Г. Гудков: Да нет, из игры из этой я не собираюсь уходить, да и невозможно выйти. Это обманывать доверие людей, нет.

М. Максимова: Даже если вам грозит реальный срок?

Г. Гудков: А что делать, у меня есть другой выбор? Нет выбора никакого, поэтому я… Не то, что нет выбора, но мой выбор такой, я здесь буду.

А. Дурново: Но вот до 23 сентября продлена доследственная проверка. Как вы считаете, будет ли уголовное преследование, боитесь ли вы этого?

Г. Гудков: По этим материалам, там однозначно ничего нет. Совершенно. Если бы была хоть малейшая зацепка на уголовное дело, оно тут же бы появилось. Ну, вы же понимаете. Вы же понимаете, что там в общем-то никакого… Не законом руководствуется, а заказом политическим. Я не исключаю, что такой политический заказ будет размещен. Как говорится, был бы заказ, а исполнители найдутся. Поэтому, у нас сегодня любого можно посадить, по любой статье. Совершенно вовсе не обязательно, что он должен совершать какие-то деяния. Есть заказ, ну, вот секретные свидетели. У нас сейчас как? Секретные свидетели, которых там никто не знает, не видел. Еще какие-то там… Лжесвидетельства. Вот, того же Удальцова чего засудили? Вот девушка бегает вся счастливая, что ее там толкнул Удальцов. А потом оказывается, что она там с травмами, не совместимыми со съемкой на ютубе, оказывается, была. И суд на голубом глазу говорит: «Да, верим тебе». Вот эта провокаторша с Ульяновки, которая. Вы посмотрите. Таких случаев-то полно. Вон, по Навальному это дело. Ну, мне стыдно, честно говоря, за наших этих и следователей, и прокуроров. Понимаете? Ну, хотя какая-то инстанция была бы честной. Ну, прокуратура предположим, взяла бы и сказала: «Дорогие следователи, вы чего там наковыряли-то? Вы чего творите-то? Мы вынуждены все это разбить в пух и прах, потому, что там никакого правового смысла нет». Ну, не разбивает же никто. Поэтому, у нас, к сожалению, сейчас система прогнила очень серьезно. Еще есть некоторые люди честные, еще есть некоторые люди порядочные. Но все-таки вынесли там несмотря на заказ начальства, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в отношении Гудкова. Значит, все-таки есть люди, которые просто заглядывают, что такое закон, что такое статья, что такое состав, что такое событие преступления.

А. Дурново: Ну, хорошо. Пришло время, наверное, телефон подключить. Я только напомню перед этим, что у нас голосование идет. Мы спрашиваем, поддерживаете ли вы сегодняшнее решение Госдумы о лишении Геннадия Гудкова депутатского мандата. Если вы его поддерживаете, телефон: 660-06-64. Если нет, телефон: 660-06-65. Код Москвы в данном случае 495. В сетевизоре аналогичное голосование. Но, а телефон прямого эфира 363-36-59. А пока мы ждем звонков, Марина, спроси что-нибудь.

М. Максимова: А вы наденьте, пожалуйста, наушники, чтобы вы могли слышать, да. Наших собственно, звонящих. А я наверное просто еще один вопрос, не от одного слушателя приходит, технический. Может ли какой-нибудь депутат отдать свой мандат, как когда-то Крашенинников Ельцину?

Г. Гудков: Нет, не может. Потому, что там есть процедура… Ну, во-первых, мои полномочия прекращены, и возобновить их невозможно. Потому, что нет процедур. Вообще, это беззаконие.

М. Максимова: А, кстати, вообще нет процедуры?

Г. Гудков: Нет. Нет процедуры ни освобождения депутата от обязанностей, нет процедуры восстановления, вообще ничего нет. Даже если завтра Конституционный суд примет, дума скажет: «Да и ладно, наплевать на Конституционный суд. Мы уже не первый раз на него плюем, да и на конституцию тоже».

А. Дурново: А можете ли вы в таком случае баллотироваться в 16-м году на выборах?

Г. Гудков: Я надеюсь, что я буду раньше баллотироваться на каких-нибудь выборах.

А. Дурново: Нет…

Г. Гудков: Чего же вы так меня на 16-й год-то отсылаете?

А. Дурново: Нет, ну в Госдуму следующие выборы в 16-м году.

Г. Гудков: Я думаю, что они будут раньше. Я думаю, что эта дума не доживет до 16-го года.

А. Дурново: Понятно, хорошо. 363-36-59, телефон прямого эфира. Добрый день, представьтесь, пожалуйста, и ваш вопрос Геннадию Гудкову.

Слушатель: Алло.

А. Дурново: Да, здравствуйте, как вас зовут?

Слушатель: Здравствуйте.

А. Дурново: Зовут вас как?

Слушатель: Геннадий Гудков…

А. Дурново: Алло…

М. Максимова: Не получилось, давайте следующий звонок.

А. Дурново: Не получилось, следующий. 363-36-59, телефон прямого эфира, здравствуйте.

М. Максимова: Алло.

Слушатель-2: Алло.

А. Дурново: Да, здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Слушатель-2: Добрый день, Сергей из Коломны. Ген, ты наверное меня узнал.

Г. Гудков: Да, Сережа, узнал тебя, да. Привет, как ты прорвался-то из Коломны?

Слушатель-2: Ну, наконец, прорвался. Слушай, у меня один к тебе вопрос. Неоднократно…

Г. Гудков: Ага. Это мой коллега по прошлой работе.

Слушатель-2: Неоднократно на митингах оппозиции звучал такой посыл, что (неразборчиво) лидера в стране оппозиции. Готов ли ты сейчас стать таким лидером, после всего происшедшего, если тебе это нужно.

Г. Гудков: Ну, во-первых, никто предлагать не будет, и это правильно. Я вообще считаю, что не должно быть какого-то одного лидера. Мы все время строим вертикаль власти. Поэтому, как раз вот сейчас вертикальность этого оргкомитета… Я думаю, что будет более широкий комитет оппозиции. Заключается в том, что там нет явных лидеров. И никто специально не пытается им стать. Поэтому, я думаю, что это естественный процесс, он будет идти… А вообще, лучше чтобы их там и не было. Потому, что когда выступает группа лидеров, то люди понимают, что это ну, скажем такой, широкий народный фронт, вот по-настоящему народный фронт, который может добиться серьезных успехов. Как только люди начинают бороться за лидерство, тянуть на себя одеяло, пропадает смысл, для чего вообще эти оппозиционные объединения создаются.

Слушатель-2: Спасибо.

Г. Гудков: Спасибо.

А. Дурново: Спасибо, Сергей. Вот, кстати, пришел вопрос от Дмитрия на СМС. Дмитрий спрашивает: «Кто из лидеров оппозиций вам ближе»?

Г. Гудков: Да мне все близки лидеры оппозиций. Что вы имеете в виду? Когда я стою на сцене, они примерно на одинаковом расстоянии от меня.

М. Максимова: Ну, может быть, имеется в виду…

А. Дурново: По взглядам, по…

Г. Гудков: Ну, я… Ближе всего, мне кажется, Владимир Рыжков. Вот я просто с ним давно… У меня хорошие товарищеские, дружеские отношения. Я очень уважаю лидеров молодой волны. Вот таких, как, допустим, там Алексей Навальный, Илья Яшин, Илья Пономарев.

М. Максимова: Чирикова.

Г. Гудков: Женя Чирикова, да. Это вот молодежь, которая пришла в политику, и она очень яркая молодежь, она свое слово скажет. Безусловно, я с уважением отношусь и к демократическим лидерам, и даже я считаю, что вот не нужно нам там делить 90-е года, не 90-е годы. Это абсолютно неправильно. Поэтому сейчас, каждый человек… Я, кстати говоря, с уважением отношусь к Ксении Собчак. Потому, что вот уйти из этого бомонда, уйти из этого окружения, и придти на митинг, и стать гонимой. Знаете, это только человек, у которого есть взгляды. А у нас у многих знаете, они меняются как флюгеры, эти взгляды. Я с уважением отношусь, например, к Алексею Кудрину. Которого я когда он был министром, его вице-премьер очень сильно критиковал. Но я отношусь уважительно к его взглядам, потому, что он выступает за консенсус, за гражданский мир. Это нужно сейчас, очень важно. Он понимает, что это необходимо делать вот именно с теми, кто сегодня во главе протеста. Я очень уважаю Александра Лебедева. Я считаю, что его сегодня не хватает в протестном движении, он очень креативный, талантливый человек. Я могу перечислять еще много других фамилий, которые действительно яркие лидеры, которые отстранены сегодня по тем или иным причинам. Но как считают власти, политическая обочина, хотя это не так. Я считаю, что сегодня чрезвычайно необходимо. Вот у вас же, тут есть ваш коллега, Пархоменко, и вот эта вся лига избирателей. Обязательно им вместе с ними участвовать. Потому, что там такие известные авторитеты, как допустим Борис Акунин, как Леонид Парфенов. Это тоже очень важно, когда вот получается симбиоз различных политических сил, оппозиционной направленности. Я категорически за то, чтобы вернулись и участвовали в протестном движении «КПРФ». Там есть прекрасный человек Евгений Доровин, который уже входил в этот комитет. Я думаю, что он вернется в него. Поэтому я считаю, что вот он наше общее достояние. И здесь не надо никого делить, кто ближе, кто не ближе. Ну, я вам назвал фамилии, и могу еще много назвать.

А. Дурново: Давайте еще один звонок прими. 363-36-59, добрый день, здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Слушатель-3: Алло, здравствуйте, меня зовут Леонид.

А. Дурново: Леонид, ваш вопрос.

Слушатель-3: Вопрос такой. Скажите, пожалуйста, вот по радио передали, что были выкрики: «Иуда!». Что они имели в виду?

Г. Гудков: Я не знаю, что они имели в виду. Но когда я предложил повторить, я даже не увидел, кто выкрикнул. У меня действительно было большое желание встряхнуть, как минимум. Хотя, честно говоря, уж прямо скажу по-русски, было желание заехать в рыло. И наверное я бы это сделал, если бы кто-то повторил этот выкрик. Но никто не рискнул повторить вот это оскорбление.

А. Дурново: Спасибо, Леонид.

Слушатель-3: Спасибо большое.

А. Дурново: Спасибо. Ну, это традиция. Сразу за звонком, следует вопрос на СМС. Константин спрашивает: «Может ли в данном случае конституционный суд вам помочь каким-то образом»? Потому, что если я правильно понимаю, в обращении…

Г. Гудков: Слушайте, я вообще не прошу помощи, ни от каких судов. Я вообще, на самом деле считаю, что не мне надо помогать, а стране, конституционному строю, и помогать праву российскому, чтобы оно хоть у нас какое-то, но было. Дело не во мне. Дело в том, что вот все то, что продолжается, это абсолютное бесправие, начинающееся с власти. Власть показывает свое циничное неуважение к конституции, к российскому закону. И что она хочет? Чтобы народ потом по закону, что ли действовал? Не будет этого никогда. И вот это самое страшное. Поэтому, пусть конституционный суд вынесет свой вердикт, пусть верховный суд скажет свою точку зрения. И если необходимо, пусть скажет европейский суд, приоритет которого мы признаем. Мы же подписали соглашение с советом Европы, мы признаем приоритет международного права. Давайте хотя бы свое не будем позорить.

М. Максимова: Скажите, а фракция как-то отреагирует на сегодняшнее уже принятое решение? Или вы будете ждать все-таки решения судов?

Г. Гудков: Что значит, отреагирует?

М. Максимова: Не знаю, со специальным каким-нибудь заявлением.

Г. Гудков: Не будут безусловно и заявления, и будут действия, и будут какие-то акции, и будет участие в каких-то мероприятиях, безусловно. Ну как же по-другому-то?

А. Дурново: А будет ли митинг? Это вопрос от Георгия, именно в вашу поддержку?

Г. Гудков: Я думаю, что не надо этого делать сейчас, в мою поддержку. Ну, я просто сказал, что сегодня кто из избирателей придет пожать руку, я выйду там к людям, пожму руку, поблагодарю, не более того. Никаких не лозунгов, не митингов, не речей, ничего. Ну, придут и придут. Завтра будет митинг, вот завтра надо приходить. Завтра надо показывать, что мы не рабы, как говорится. Помните, вот это известные строчки. Рабы не мы. Поэтому, раз мы не мы, раз мы не рабы, раз мы не хотим быть быдловатым электоратом одноразового использования, там периодического использования. Надо завтра придти, об этом сказать.

А. Дурново: 363-36-59, телефон прямого эфира. Здравствуйте, представьтесь пожалуйста.

Слушатель-4: Добрый день.

А. Дурново: Да, как вас зовут?

Слушатель-4: Меня зовут? Если честно, мне не хотелось бы называть свое имя.

Г. Гудков: Вас не зовут, вы сами приходите.

Слушатель-4: То, о чем я буду говорить, это как бы вот… Ну, не хотелось бы говорить.

А. Дурново: Нет, извините.

М. Максимова: Анонимов мы не принимаем.

А. Дурново: Мы не принимаем звонков от анонимов. Поэтому либо назовите имя…

Слушатель-4: Ну, хорошо, вот допустим, я называю какое-то имя. Дальше что?

А. Дурново: Вы назовите имя, пожалуйста, и продолжим разговор.

Слушатель-4: Ну, хорошо. Можете написать, Валентина Ивановна.

А. Дурново: Валентина Ивановна, ваш вопрос.

Слушатель-4: Мой вопрос? Мой не вопрос, а мой… Вот я настолько поддерживаю как бы вот позицию то, что сейчас происходит в думе, и для меня…

М. Максимова: Какую позицию?

Г. Гудков: Там две позиции.

Слушатель-4: А то, что наша власть, и вся судебная система относится вообще к нам ко всем людям, которые ее выбирали, как бы ну, все голосуют за разные партии, это выбор каждого человека. Но настолько вообще это не имеет значения никакого. И вот то, что суды, непосредственно суды, они все буквально… И вот я просто вот…

А. Дурново: Валентина Ивановна, извините, пожалуйста.

М. Максимова: Время просто очень мало.

А. Дурново: Тратите время, не вопрос, нет даже конца предложения.

М. Максимова: Не видно, и не слышно. Тут кстати на СМС столько слов поддержки в ваш адрес. Из разных городов. Сложно перечислить, из разных абсолютно городов, из разных регионов.

Г. Гудков: Я не знаю, (неразборчиво) эта власть. Потому, что действительно, я сегодня ощущаю мощнейшую поддержку. Я искренне благодарен всем людям. У меня огромное количество СМС, огромное количество звонков, огромное количество сообщений в твиттере. Я искренне всех благодарю, спасибо огромное, я постараюсь оправдать вот это сегодняшнее доверие, вот этот сегодняшний порыв. Мы будем дальше работать, и мы обязательно победим.

А. Дурново: Вот Карина пишет, что она готова сегодня к 6 часам придти к думе, вас поддержать. Но она спрашивает..

Г. Гудков: Я специально никого не зову. Кто придет, тот придет.

А. Дурново: Вот она спрашивает, не будет ли это расценено полицией как несанкционированная акция протеста?

М. Максимова: А кстати, да.

Г. Гудков: Ну, трудно угадать, что в голове у нашей полиции. Надеюсь, что на встречу с депутатом, а я сегодня еще депутат. То я надеюсь, что на встречу с депутатами, если люди пришли сказать им спасибо, или слова поддержки. Я не думаю, что полиция будет какие-то принимать там меры, как по несанкционированному деянию. У меня действительно сегодня многие спрашивают: «Геннадий Владимирович, когда вы можете выйти из думы»? Я написал, что я закончу все свои дела, и выйду в районе 6 часов. Причем, наверное я выйду не один, а в сопровождении Сергея Миронова и других моих коллег. Мы заканчиваем рабочий день, поэтому примерно на это время и сориентировались. Ну, скажем: «Добро, спасибо, до свидания, и до новых встреч».

М. Максимова: Несколько СМС с одинаковым вопросом. «После выборов звучало предложение сдать мандаты. Не жалеете, что тогда не сдали»? Игорь спрашивает.

Г. Гудков: Нет, ну что вы? Такое шоу, такой приговор себе подписала власть. Я же сказал, что сегодня они запустили механизм самоуничтожения, самоликвидации. Надо наоборот было их подтолкнуть к этому. Очень хорошо, что был мандат, и была активность. Очень хорошо, что они пошли вот на такие, абсолютно антиконституционные деяния, это теперь уже всем понятно. Что политическая расправа сегодня у нас совершается не по закону, а по понятиям. Как паханы, действуют. И именно и стоило его иметь, хотя бы даже для этого. Потому, что сегодня всем стало еще раз. Причем, огромному количеству людей стало совершенно очевидно банкротство нашей власти.

А. Дурново: Хорошо. 363-36-59, добрый день, здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Слушатель-5: Алло, добрый день, Надежда.

А. Дурново: Надежда, ваш вопрос.

Слушатель-5: Да. Я бы хотела, во-первых, выразить свою поддержку Геннадию Гудкову.

Г. Гудков: Да, спасибо Надежда, спасибо.

Слушатель-5: А вопрос такой. Вы знаете, все-таки выбирала вас не эта дума, депутаты. Мне не совсем понятно (неразборчиво). То есть, выбирало население, а почему-то полномочия… Выбирало… Вы же стали депутатом в результате выборов населения.

Г. Гудков: Совершенно верно, я об этом сегодня говорил в своих выступлениях.

Слушатель-5: Да. И кто им дал полномочия вот этим людям…

Г. Гудков: Да никто, они плевать хотели на конституцию, на законы. Они же показали всему сегодня миру, неуважение к собственному народу. К нашему закону, к нашей конституции. Вот они… Почему я говорю, что они сегодня банкроты? Они же показали, что у них нет никаких ни норм, ни морали, ни нравственности, ни этики. И право они только придумывают для народов. Себе все, остальным закон.

Слушатель-5: Ну, да. Вот я и хотела об этом сказать, что какой-то беспредел (неразборчиво) конституции. И митинги почему-то мы должны разрешение спрашивать, хотя (неразборчиво).

Г. Гудков: Но в Европе известен только один случай изгнания депутатов без суда и следствия, это 33-й год, после поджога рейхстага. Когда лишились депутаты мандатов своих коммунисты и социалисты в Бундестаге.

Слушатель-5: Ну, да.

Г. Гудков: Больше нет в Европе. Есть там, в Колумбии, и…

Слушатель-5: Очень печально.

Г. Гудков: Вот теперь и мы сегодня пополнили так сказать этот ряд. Причем, это произошло не в годы какого-то там фашистского путча, а это все произошло вот здесь в России, которая пытается назвать себя правовым государством.

А. Дурново: Спасибо, Надежда. Я напомню, у нас идет голосование. Мы сейчас уже будем подводить итоги голосования по телефону, и голосования в сетевизоре. Итак, мы спрашивали вас, поддерживаете ли вы сегодняшнее решение Госдумы, которое лишило депутатского мандата Геннадия Гудкова. И вот итоги голосования по телефону. Ну, хорошо, 12 %, округлим, поддерживают это решение, 88 % — не поддерживают. И в сетевизоре похоже. 10 % поддерживают, 90 % не поддерживают.

М. Максимова: Ну, вот видите, подавляющее большинство (неразборчиво).

Г. Гудков: Нет, у нас еще есть, над чем работать. Еще 12 % не понимающих, или 10 в сетевизоре, нуждаются в объяснительной работе. Когда они поймут и узнают, я думаю, что они перейдут на нашу сторону.

М. Максимова: Вопрос от Юли. Может быть так, что мандатов лишат других депутатов, которых подозревают в том, что они совмещают бизнес и парламентаризм? Будете ли вы настаивать на проведении проверок?

Г. Гудков: Юля, я на самом деле глубоко убежден, что сегодня же Елена Драпеко сказала, что все сегодня укладывается в одну фразу. Она известна с Крылова «Волк и ягненок»: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». Да нет там никакой вины, нет там никаких доказательств. И поэтому конечно, они их и не искали. Им нужен был формальный повод, чтобы оправдаться перед страной, перед народом. Попытаться обмануть, ввести в заблуждение всяким вот этим. Сегодня ну как вот может прокурор выступать с какими-то там фальсифицированными материалами, какой-то там пленки из интернета? Ну, это вообще стыдобища, понимаете? И тем более, делать это публично, пытаться меня, так сказать, оклеветать. Ничего им не нужно, ничего они не будут проверять, им это совершенно не нужно. Вот они решили задачу, которую им Кремль поставил, убрать Гудкова из думы к 15-му, вот они его и сдержали. И график, и время, и процедуру. Там бедный Сергей Юрьевич Нарышкин ерзал, ерзал, ерзал. Потому, что конечно, им все равно придется подписывать, и входить в историю не очень с хорошей стороны. Он хотел за мир и дружбу в думе выступать все время. Ну, вот сегодня его заставили подписать… Ну, наверное заставили подписать уже постановление о прекращении досрочных полномочий. Я же говорю, что теперь мы вошли в историю, очень с плохой стороны.

А. Дурново: Геннадий Владимирович, но не может быть, чтобы вы не спрашивали себя, почему именно вы оказались вот под огнем. Потому, что вы самый оппозиционный, самый острый, или может быть…

Г. Гудков: Ну, ладно. Я уже не знаю, чего говорить. Давайте сочтем за… Что я самый толстый, самый усатый.

М. Максимова: Ага. Еще вопрос…

Г. Гудков: И самый вкусный. Меня и съели.

М. Максимова: Наш слушатель в твиттере, Волчара, спрашивает: «Я думаю, что теперь нам стоит ждать программу «НТВшники», по Гудкову». Не выйдет, что этот процесс, да? Сейчас вас лишили…

А. Дурново: Есть «Специальный корреспондент».

М. Максимова: Депутата, да?

А. Дурново: Еще круче.

Г. Гудков: Там же вот эти продажные журналисты с ЧП и «Дежурной части», по-моему, они уже поднаторели на всяких фальсификациях и провокациях. Конечно, надо ждать. Сейчас поедут куда-нибудь. Чего они будут снимать, чего они будут фальсифицировать?

А. Дурново: Скажут, что за вами (неразборчиво).

Г. Гудков: Вообще, честно говоря, скажите вот эти… Знакомые этих журналистов, друзья, товарищи, соседи. Скажите им, кто они есть на самом деле. Ничего не делайте, просто скажите. И посмотрите им в глаза. И скажите, кто они на самом деле есть. Вот эти люди, которые исполняют преступные по сути дела приказы, и льют грязь, ложь, и сеют клевету на каналах национального телевидения. Скажите им просто, кто они есть. Ничего не надо больше делать.

М. Максимова: Вопрос Геннадию Гудкову. Наверное, последний: «А ваши друзья по вашей прошлой работе, как относятся к тому, что сейчас происходит с вами»?

Г. Гудков: Подавляющее большинство ветеранов поддерживают. Вот сегодня было такое количество звонков… Звонят ветераны КГБ СССР, УКГБ, в котором я работал. И говорят: «Гена, мы с тобой, Гена, мы тебя поддерживаем. Гена, держись. Это все пройдет, это вся бесовщина исчезнет как сон, когда-нибудь». И в подавляющем большинстве. Ну, понятно, что есть люди, которые и не понимают. Но вы знаете, по-моему сейчас уже таких людей, которые не понимаю что произошло, среди мыслящей части населения уже нет. Пожалуй, уже нет.

ПРОМЫШЛЕННЫЙ ШПИОНАЖ

(«Эхо Москвы», 4 октября 2012)

Т. Дзядко: Геннадий Гудков у нас в студии. Геннадий Владимирович, добрый день.

Г. Гудков: Добрый. Здравствуйте.

Т. Дзядко: До недавнего прошлого депутат Госдумы.

И. Воробьева: Да, мы тут пытались понять, как вас представлять.

Г. Гудков: Подбирали кличку, да. Кличку подбирали.

Т. Дзядко: Ну, смотрите. Прежде, чем начать разговор про промышленный шпионаж, вот, что хотелось бы вас спросить. Во вторник, позавчера Парламентская Ассамблея Совета Европы приняла резолюцию по России, в которую, в частности, был внесен пункт с призывом к российским властям отменить решение о лишении вас депутатского мандата. Между тем, сегодня господин Песков, пресс-секретарь Владимира Путина уже объявил, что рекомендации, изложенные в резолюции, РФ не слишком-то собирается выполнять. Как вы на это смотрите? Насколько эта резолюция может что-то в вашей судьбе изменить, на ваш взгляд?

Г. Гудков: Я не знаю, что может изменить в моей судьбе эта резолюция. Но то, что эта резолюция говорит о том, что так не поступают в приличных правовых странах, такими нарушениями Конституции нельзя баловаться, это совершенно точно. И об этом сказал не только европейский парламент, но и Парламентская Ассамблея стран Европы, в которую входят не только члены европейского сообщества.

Ну, если мы умнее всех, тогда надо, как говорится, либо крест снять, либо трусы надеть. Потому что мы говорим «Мы — цивилизованные партнеры, мы строим правовое государство, Россия — демократическая страна, мы за интеграцию в европейское сообщество, мы хотим быть вашими партнерами. Отмените визы, пожалуйста». Потом говорим: «Не, знаете. Вот то, что вы сказали, да плевать нам на вас. У нас своя голова за плечами, как шутят наши остряки, и мы будем, исходя из наших принципов, похожих очень на принципы диктаторских режимов азиатских и африканских, мы будем так действовать. А протокольно мы вам будем рассказывать, какие мы цивилизованные». Ну, что я могу сказать? Жалко. Если, конечно, пресс-секретарь говорит о размазывании печени врага по асфальту, то, конечно, вряд ли ему будет легко сказать, что он уважает принципы Европы и считает, что нам надо прислушаться к этим замечаниям, вообще подумать о том, чтобы таких случаев у нас больше не было, позорящих страну.

Т. Дзядко: Понятно. Спасибо. Напоминаю, Геннадий Гудков у нас в студии. Давайте теперь к нашей теме перейдем, говорим о промышленном шпионаже. Насколько вот этот скандал с арестами российских граждан в США… Это шпионский скандал или что-то другое?

Г. Гудков: Да это не очень похоже на шпионский скандал. Ну, промышленный шпионаж — такая штука непонятная, то ли он есть, то ли его нет. Периодически, как бы, о нем вспоминают, то там японцев обвинят, то еще кого-то, то японцы кого-то обвинят. Но в основном, вот то, что сейчас там инкриминируется выходцам из Советского Союза, очень слабо тянет на вообще шпионский скандал. Ну, можно, конечно, предположить, что в светофорной технике используются чипы, очень похожие на те, которые используются в компьютерах и где-то еще в навигационном оборудовании. А, собственно говоря, где они не используются? И поэтому притянуть, как говорится, к бороде что-то такое, в общем-то, вряд ли это удастся эффективно. Одно дело, там Потеев сдал, предал, рассказал, тут же всех повязали, все сознались, кого-то там поменяли, кого-то не поменяли. Тут все понятно. А вот тут возникают одни вопросы. Чипы — ну, это может быть авторское право, это может быть патентное право. Да, согласен. Понимаете, когда говорят о шпионаже, всегда должны быть определенные признаки.

Т. Дзядко: А где вообще эта граница проходит?

Г. Гудков: Тайны, связь, это какие-то там тайниковые операции, моментальные встречи, секретные какие-то отношения, обязательно неучтенные деньги, которые передаются и переводятся на счета каких-то офшоров или передаются в конвертах, в каких-то камнях и прочее, и прочее, и прочее. Где это все? То есть вот эти все признаки шпионажа отсутствуют.

Далее. Шпионаж что такое вообще? Классическая вещь — это кража секретов. Причем, государственных секретов. О каких государственных секретах можно говорить в чипах, которые используются в производстве светофоров? Россия закупает «Мистрали» во Франции, сейчас там идут переговоры по итальянским танкам, мы закупаем беспилотники, мы закупаем в Израиле, мы закупаем французскую авионику, мы чего только уже… Мы сотрудничаем с Индией по производству ракет довольно серьезных. Мы продаем наши лучшие комплексы, которые имеют системы наведения-обнаружения «свой-чужой» и так далее, мы продаем кому угодно. Мы продаем кому угодно наши последние самолеты. И говорить, что у нас какой-то такой супер-пупер секретный чип, который используется в светофорном оборудовании, может еще и быть засунут в навигационный компьютер, ну, по крайней мере, это очень странно. Мне кажется, что, все-таки, там просто не стали терпеть ту фирму, которая насыщена неглупыми выходцами из СССР, решили из них сделать такое шпионское гнездо, чтобы заодно показать, что коварные русские или, там, советские продолжают работать против Америки как против главного врага, не избавившись от своего державного мышления. Что-то очень похожее на это, тем более сейчас такая идет острая фаза президентской кампании. Митт Ромни, понятно, говорит «Надо ужесточать, Россия — ай-яй-яй, нехорошая». Ну, вот сейчас очень такой, хороший повод сказать: «Видите? Я же предупреждал, что они там негодяи, мерзавцы, ведут подрывную работу в нашей стране против нас, а мы там с ними чаи, кофе гоняем на переговорах».

Т. Дзядко: Ну, это вы имеете в виду, что это используется как инструмент внутриполитической борьбы.

Г. Гудков: Я не хочу сказать, что это, наверное, провоцирует. Хотя, кто ее знает? Знаете, я не думаю, что вообще, конечно, карта России имеет большое значение для внутриполитической ситуации по выборам в Америке. Мы сами преувеличиваем. О нас уже не говорят в мире или говорят очень мало, да и не очень всегда хорошо, а мы преувеличиваем, вот мы, оказывается, великая держава. Да мы уже не великая держава. И американцам до фонаря там отношение к России. 95 % американцев до фонаря, как они там складываются, хорошо или плохо.

И. Воробьева: Но послушайте, что касается карт, например, и промышленного шпионажа, сейчас все практически карты, вплоть до генштабовских, можно найти в интернете, если я ничего не путаю.

Г. Гудков: Ну, в Google, да. Google Maps там.

И. Воробьева: Нет, ну, Генштаб прямо. Генштабовские карты выложены в интернете.

Г. Гудков: Понимаете, вот это электроника. Я немножко имел отношение к бизнесу безопасности лет так 9 с небольшим, и вам могу сказать, что пентагоновское оборудование производится в Китае или в Тайване, их покупают компании, доводят до ума, ставят программное обеспечение. Там натовские квартиры все оборудованы тоже электроникой, которая тоже производится не в Бельгии, поверьте мне, или даже не в США. Итак далее. На сегодняшний день все производство электроники — Япония, Тайвань, Китай как производство, где вставляют эти чипы куда положено. Южная Корея, ряд других стран. Поэтому да. Но есть то, что делают США, ограничивая, например, распространение этих технологий. Но опять это не госсекреты. Это некое, как бы, ограничение сотрудничества технологического, куда включается Россия. Но Россия и Советский Союз успешно это обходили всегда через третьи страны. Не хочу никого обидеть, там, через Финляндию, Норвегию закупали, через какие-то третьи страны Азии и Африки закупали. И очень успешно обходили все эти запреты все эти годы, все эти десятилетия, которые эти запреты установлены. Поэтому сказать, что это какая-то шпионская связь?.. Работает фирма, работает легально, платежи легально, поставки легальны, рекламации еще дают. Акт о рекламациях, что какая-то структура, относящаяся к Министерству обороны, сказала «Ребят, вы чего нам поставили? Замените этот брак другим и поставьте по-нормальному». Ну, все это выглядит немножко комично с точки зрения, действительно, реальной работы разведки. Я уж думаю, что…

Да, есть в разведке подразделение, которое занимается кражей передовых технологий в хорошем смысле этого слова, в наших национальных интересах. Но чтобы уж вот это была технология, которую мы мечтали бы украсть, сильно я в этом сомневаюсь.

И. Воробьева: Тогда я просто не очень понимаю, что такое промышленный шпионаж. Я просто не понимаю.

Т. Дзядко: Вот-вот. Создается впечатление, что в рамках глобализованного мира такого промышленный шпионаж потерял вообще какой-то смысл.

Г. Гудков: Нет, он не потерял смысл, нет. Просто мы не можем отделить одну деятельность от другой. Шпионская разведывательная деятельность — это деятельность государства в обеспечение своих национальных интересов (почему я сказал про хороший смысл). А промышленный шпионаж чаще всего это удел компаний, корпораций, которые там защищают свои секреты, а какие-то другие корпорации, их конкуренты пытаются эти секреты у них стибрить или там еще какое-нибудь слово есть.

Поэтому вот этот промышленный шпионаж не имеет государственной направленности. И только, допустим, в ряде стран технологически отсталых, к которым и СССР, и Россия относятся, они на государственном уровне имеют подразделения, которые помогают нашим овладевать технологическими секретами.

Но это не похоже на государственную деятельность (вот то, что там есть). Это не похоже на разведывательную деятельность. И мне кажется, что там просто какая-то такая компания, которая имеет больше политизированный смысл, нежели, действительно, работа спецслужб. Ну, посмотрим. По крайней мере, по тому объему информации, который сегодня в СМИ, складывается такое впечатление, что это далеко не шпионаж.

Т. Дзядко: А другие страны этим занимаются? Вы говорите, что отсталые страны.

Г. Гудков: Ну, занимаются, конечно. А как же? Ну, проще украсть, чем купить. Так я, цинично говорю, по-простому, чтобы людям было понятно. Если можно украсть, не покупая, так… У нас это иногда бывает и не только для национальных интересов.

И. Воробьева: Очень интересно, но мне кажется, что шпионаж по каким-то технологическим вещам в отношении России практически невозможен. Ну, чего у нас можно украсть, правда?

Г. Гудков: Ну, можно. Почему ж? Зря вы так.

И. Воробьева: Ну, чего у нас такое изобретают, что у нас можно украсть?

Г. Гудков: Конечно, раньше можно было украсть больше. Конечно. Конечно, раньше разведки работали, они выявляли всякие телеметрические показатели наших ракет, противоракет, различных боеголовок, пусковых установок. У нас пока еще осталось кое-что, в чем мы пока на мировом уровне. Доля этого, пропорция постоянно сокращается, но тем не менее. Ну, например, возьмем там комплекс защиты танков от снарядов и ПТУРСов. Ну, ни у кого такого комплекса нет.

И. Воробьева: Это который С-300?

Г. Гудков: Нет, С-300 — это ПВО, это дальняя ПВО, на 300 км обнаружение летящих всяких ракет, боеголовок. А, допустим, защита танка от подлетающих снарядов и ПТУРСов только у нас. Никто не верил, что это возможно, но сделали ребята. Ну, есть там всякие «Искандеры», которые, правда, это 1980 года разработки, есть тепловые всякие у нас, тепловая локация, где мы на уровне. Есть по лазерам еще на мировом уровне. Ну, есть определенный ряд технологий.

И. Воробьева: Вы сейчас не выдаете никаких секретов?

Г. Гудков: Не-не-не, все уже выдали без меня, потому что наши чиновники… Я уже давно говорю, что они хранят на Западе все самое дорогое и, естественно, уязвимое. Вот поэтому все уже, как говорится… Помните, как в этом фильме? «Все уже украдено до нас». Красть ничего не надо.

Поэтому здесь ситуация такая, что, конечно, у России еще есть и технический, и технологический потенциал. Его не так много, он, в основном, относится к военно-промышленной сфере. Но он еще есть. И, естественно, разведки работают на то, чтобы тоже что-то у нас стырить, потому что если они там что-то недоработали, какую-нибудь там тепловую защиту какой-нибудь головки в каких-то определенных режимах, то лучше украсть, чем самим тратить деньги на разработку. Ну, так работают разведки всего мира. Но это не похоже на разведку. Мелковато.

И. Воробьева: Хорошо. Я, конечно, понимаю, что сейчас то, что я буду спрашивать, это некоторым образом похоже на какую-то конспирологию и вообще глупость какую-то, но тем не менее. Давайте себе представим, что есть некие игровые приставки, например, в которых внутри, естественно, есть чипы какие-то разные там, электроника внутренняя и их продают по всему миру. Но изначально в эти игровые приставки заложено некое считывающее устройство или какой-то еще чип, который влияет и так далее. Вот это вообще, в принципе, отслеживается как та электроника, которая, в принципе…

Г. Гудков: Это из области ненаучной фантастики. У нас же там были депутаты, особенно в осенне-весенний период законопроекты вносили о каком-то психотронном оружии. Но если говорить всерьез, то у нас есть другая проблема и мы ее поднимали и в прошлой Думе особенно. Это проблема того, что наша страна насыщена компьютерами и программами, которые у нас никакого отношения к России не имеют. И самое главное, что эти программы попадают и в стратегическую сферу.

Мы в свое время с депутатом Хинштейном вносили поправку, которая вызвала жуткое противодействие лоббистов. Мы решили, чтобы в нашей стратегической сфере, военно-промышленной сфере использовались только программы, разработанные здесь, в России. Там по ряду направлений это есть, но вообще у нас очень много программ стоят, которые разработаны на Западе, используются в военно-промышленных целях, в связи, в навигации и прочем. И вот здесь мы с вами не знаем, чего там, на самом деле, есть. И вот я приводил пример, когда в войне с Ираком США у них зависли компьютеры, которые противодействовали, ну, ПВО противника. И тогда срочно самолетом вылетели американские инженеры, они наладили компьютеры, потому что слишком большая нагрузка, и они продолжили успешную операцию по подавлению ПВО Ирака. Но к нам никто не поедет, если мы будем с кем-то воевать и у нас зависнут компьютеры. А то, что мы используем коммерческие программы в стратегической сфере… Там цена качества. Вот эти военные программы — они намного проще, они намного надежнее. В них там нет ошибок, зависаний. А то, что мы используем, мы еще иногда коммерческие программы забабахиваем куда-то в какие-то важные информационные сети, и потом он там зависает вдруг даже не по злобе разработчика, а там невынужденная ошибка. И вот он завис и все, и мы должны перезагружать. А время идет. И, вот, допустим, можно ли перезагружать компьютер, когда идет слежение за целью, наведение противоракеты на нее? Ну, я так утрирую, чтобы было просто понятно.

И у нас есть и другое. У нас вот эти блоки, которые управляют всеми программами, они вообще черный ящик. Чего там есть, никто не знает. Тем не менее, мы закупаем, по-моему, на 13 миллиардов долларов программного продукта, компьютеров, вот этих СУБД. И, конечно, мы подвергаемся огромной опасности. Если вдруг там что-то заложено, чего проверить невозможно, то, допустим, в случае каких-то боевых не дай бог действий часть нашей компьютерной системы может просто какой-то командой из космоса, со спутника, сигналом быть выведена напрочь и вообще быть уничтоженной. Еще хуже, если введут сигнал, который вводит сбои в эту программу, она будет выдавать черти чего, какие-то там команды, ракета полетит как сумасшедшая куда угодно, только не куда нужно.

Вот эта зависимость у нас существует, это есть. Мы зависим как раз сегодня от того, что там разработчики вкладывают в наши компьютерные сети. Мы же не сами их делаем. Вот проблема какая. Не мы от них, а как раз по нас может быть нанесен информационный такой, программный удар.

И. Воробьева: Так если рассуждать, то, получается, Китай вообще будет властителем мира, потому что большинство техники делается там.

Г. Гудков: Нет, нет. Ну, я, опять-таки, хочу вас поправить. Наиболее важные детали компьютеров, которые используются в стратегической сфере, не делаются в Китае.

И. Воробьева: Ну слава богу.

Г. Гудков: Почему я говорю, что есть технологическое ограничение. Другое дело, что там можно обойти, скопировать чего-то как-то. Но все равно самые-самые последние достижения технологические — они, конечно, скрываются, прячутся. И здесь бывают элементы в том числе и шпионажа реального. Но вряд ли это используется в светофорной технике.

Т. Дзядко: Светофорная техника — да. У нас в студии Геннадий Гудков, напоминаю. Скажите, а вообще если говорить про уровень нашей внешней деятельности, а конкретно шпионской деятельности, насколько, если сравнивать, например, с Советским Союзом? Мы все имеем некое представление, ощущение, что в советские годы это было развито сильно.

Г. Гудков: Ну, качественная разведка была, да.

Т. Дзядко: Насколько сегодня все это выглядит? Как это все выглядит сегодня?

Г. Гудков: Ну, я не могу сейчас, как бы, профессионально уж совсем (я немножко подотстал). Но мое личное впечатление, что, конечно, качество нынешней разведки очень сильно уступает качеству разведки Советского Союза. Да, в Советском Союзе тоже в 80-е годы начались процессы разрушения разведки, очень много было блатных, очень много было всяких… Ну, к тому же идеологическое стало звено портиться, ухудшаться, поэтому пошли там серьезные провалы в 80-е годы, о которых даже сейчас предпочитают не вспоминать. Ну, достаточно там вспомнить расстрелянного американского агента, который был сначала секретарем парткома института, который готовил всех разведчиков Советского Союза, а потом он был начальником Управления кадров внешней разведки. Такого уровня у них агентура была.

Поэтому, конечно, там тоже пошли процессы в 80-е годы, особенно в конце, во второй половине негативные. Но если мы берем до этого периода…

Т. Дзядко: Я прошу прощения, это эпизод 1982 года, когда из Франции было выслано какое-то большое количество сотрудников посольство.

Г. Гудков: А, ну да. Нет, ну это, все-таки, были больше политические вещи, а я вам говорю о серьезных агентурных провалах. Ну, правда, в нелегальной разведке таких провалов, как Потеев, не было никогда — это первый такой провал, который, к сожалению, говорит о том, что дела в нашей разведке как и в целом в стране идут не очень, мягко выражаясь.

Понятно, что качество разведки ныне не то, хотя, возможностей для разведки получается все больше и больше, мир компьютеризируется, очень сложно выявить каналы связи, очень сложно иногда выявить передачу информации. Не обязательно там микроточку эту делать, куда-то ее прятать в фуфайку и так далее. То есть появились новые возможности, которые, действительно, помогают работать разведке. Но качество кадров, мне кажется, сейчас упало. И это сказывается на провалах, на досадных ошибках, на качестве информации.

Ну, как, например, можно объяснить иначе как не провалом разведки ошибку в оценке войны в Ираке со стороны США? Ну, полностью провалились. Все наши прогнозы, все наши оценки оказались недостоверными. И американцы вместо того, чтобы напороться на сопротивление серьезное иракской армии, оказалось, что они там за 2 недели прогулялись по всей стране. Они потом получили проблемы. Но с точки зрения военной готовности Ирака оказалось, что никакой нет. Анаша разведка там докладывала, что ура, там, вперед на танки, иракцы всех порвут. Никого они не порвали.

И таких проколов много. Много очень. Я сейчас вижу, допустим, во внешнеполитической сфере многие события для наших руководителей страны оказываются неожиданными, чего быть не должно. Если хорошо работает политическая разведка и она собирает не только информацию в ряде газет и Интернете, но она еще и собирает информацию от агентуры в МИДе, от агентуры, допустим, в спецслужбах, агентуры в каких-то внешнеполитических структурах… Разведка должна добыть то, что прячется. Не то, что открыто все говорят с трибун, а должна говорить то, что на совещании у министра, у замминистра, у начальника департамента на столе, какие бумаги лежат, какие планы, какие шаги и так далее. Это мы берем политическую сферу. Тогда это будет разведка. Тогда они говорят: «Знаете, вы поедете на переговоры, господин президент, вам там попытаются вот это впарить туфту. Вы не соглашайтесь, потому что у них вот здесь вот такое-то, такое-то, такое-то заготовлено. И вы им сразу скажите, и тогда вы будете на коне, будете знать их истинные намерения, планы». А этой информации упреждающей такой, мне кажется, нет.

И. Воробьева: То есть это как слепые котята.

Г. Гудков: Ну, не то, чтобы как слепые, нет. Наша разведка неплохая, на самом деле. Она неплохая. Если мы берем вообще страны с разведками, конечно, мы здесь выглядим неплохо. Но у нас была одна из лучших разведок, сейчас мы стали всего лишь одной из стран, которые обладают разведывательными возможностями. И Управление «С» мы не разрушили, к счастью, до конца, есть и другие возможности…

Т. Дзядко: Управление «С» — это что?

Г. Гудков: Техническая разведка наша неплохо работает.

Т. Дзядко: А Управление «С» — это что такое?

Г. Гудков: Ну, это нелегальная разведка, это очень сложный вид разведки, который могут позволить себе иметь буквально считанные страны в мире.

Т. Дзядко: Ну, это в смысле Анна Чапман или что?

Г. Гудков: Ну, Анна Чапман — это просто эксперимент Управления «С». А вообще в Управлении «С» традиционно работают на глубоком внедрении агентуры, и это самый сложный, самый филигранный вид разведки. Она у нас есть. И сказать, что наша разведка плохая — это было бы неправильно. То, что снизился уровень разведывательных наших, совершенно очевидно. Это даже не нужно быть особо посвященным, нужно просто смотреть, что происходит в международной сфере, что происходит в военно-политическом сотрудничестве, что происходит в каких-то прогнозах и так далее.

Т. Дзядко: Вот этот законопроект, который сейчас находится в Госдуме, который касается госизмены и принят, если не ошибаюсь, в первом чтении. Вы на него как смотрите?

Г. Гудков: Ну, я думаю, что наша фракция… Я остаюсь ее членом и даже вхожу в совет фракции. Она будет голосовать во втором чтении, скорее всего, против. Потому что мы разобрались в этом законе, мы разобрались, почему он не пошел по профильному комитету, где был Гудков и ряд других товарищей (его там провели по другому комитету, никакого отношения к гостайне и вообще к деятельности спецслужб не имеющему). И, конечно, он там избыточно расширяет так называемые возможности обвинять в сотрудничестве с западными государствами, западными разведками. Я думаю, что это больше делается для того, чтобы разобраться потом там с оппозицией, нежели защитить нашу страну от разведывательных каких-то устремлений.

Т. Дзядко: А каким образом разобраться?

Г. Гудков: Вот вчера я сидел, с одним адвокатом разговаривал, он мне достает текст закона (известный адвокат — не буду называть фамилию). Он говорит: «Слушай, так меня же сейчас можно взять и посадить по этому закону». Ну, там единственное, что написано, «с целью нанесения ущерба». Я говорю: «Так не волнуйся: тебе напишут, что ты всю жизнь свою посвятил нанесению ущерба РФ дурацкими адвокатскими закидонами. А остальное у тебя уже есть, поэтому готовься, — говорю, — парень». И адвокатов скоро начнут сажать.

И. Воробьева: Ну, тут уж про журналистов, наверное, вообще не имеет смысла говорить, потому что журналисты встречаются, мне кажется, со всеми.

Г. Гудков: Журналист — это профессия сродни разведчику-контрразведчику.

Т. Дзядко: Я, например, сотрудник международной организации «Репортеры без границ».

Г. Гудков: Ну, готовьтесь.

Т. Дзядко: Все. До свидания.

И. Воробьева: Ну, все, Тихон Викторович…

Г. Гудков: Ну, ищите настоящих адвокатов.

Т. Дзядко: Спасибо за совет Геннадию Гудкову.

И. Воробьева: Да. Порадовали.

Т. Дзядко: И спасибо за то, что пришли к нам в студию. Геннадий Гудков, до недавнего прошлого депутат Госдумы.

Г. Гудков: Я еще вернусь. Я еще вернусь и очень скоро.