sci_politics Владимир Александрович Лисичкин Леонид Александрович Шелепин АнтиРоссия: крупнейшие операции Запада XX века

Авторы — известнейшие российские ученые и публицисты — подробно исследовали и описали в данной книге крупнейшие идеологические операции Запада по подрыву политического строя СССР и России в XX веке. Часть этих операций целенаправленно готовилась спецслужбами западных стран («Геронтократия», «Цивилизованная страна», «Дефедерализм», «Управляемая демократия» и пр.). другие — подхватывались и раздувались исходя из сложившейся ситуации («Космополитизм», «Сахаров», «Кисунько», «Демократические выборы» и т. д.).

Самое большое количество подрывных операций пришлось на годы горбачевской «перестройки», в результате чего Западу удалось сокрушить Советский Союз Однако и после этого борьба с нашей страной не прекратилась теперь атаке подвергается Российская Федерация. Как видно из материалов книги, против России применяются не менее изощренные способы борьбы, чем против СССР.

Книга основана на большом количестве российских и иностранных источников, содержит огромное количество фактического материала.

ru
exnihilo ExportToFB21, FictionBook Editor Release 2.6.6 17.04.2012 http://www.flibusta.net/b/272687 OOoFBTools-2012-4-17-21-18-42-1389 2.5

V 2.0 — дополнительное форматирование, оформление, добавление обложки. Aleksey Zan.

v 2.5 — исправление некоторых ошибок, скрипты — AVaRus

АнтиРоссия: крупнейшие операции Запада XX века Эксмо : Алгоритм М. 2011 978-5-699-49518-4 Научно-популярное издание ПОЛИТИЧЕСКИЙ БЕСТСЕЛЛЕР Лисичкин В.А. Шелепин Л.А. АНТИРОССИЯ Крупнейшие операции Запада XX века Редактор О. Селин Художественный редактор А Новиков Компьютерная верстка А. Кувшинников ООО «Алгоритм-Издат» Оптовая торговля: ТД «Алгоритм» 617-0825,617-0952 Сайт: http://www.algoritm-izdat.ru Электронная почта: algoritm-izdat@mail ru Интернет-магазин: http://www.potitkniga.ru ООО «Издательство «Эксмо» 127299, Москва, ул. Клары Цеткин, д. 18/5. Тел. 411-68-86.956-39-21. Home page: www.eksmo.ru E-mail: infoeeksmo.ru Подписано в печать 13.04.2011. Формат 84x1081/32. Печать офсетная. Усл. печ. л. 11,76. Тираж 3000 экз. Заказ No8062 Отпечатано в ООО «Северо-Западный Печатный двор», 188300, Ленинградская обл., г. Гатчина, ул. Железнодорожная, 45Б

Владимир Лисичкин, Леонид Шелепин

АнтиРоссия: крупнейшие операции Запада XX века

ПРЕДИСЛОВИЕ

18 августа 1948 года Совет национальной безопасности США утвердил директиву 20–1 «Цели США в отношении России». Эта директива несла с собой войну качественно нового типа, где оружием служит информация, а борьба ведется за целенаправленное изменение общественного сознания. Задача заключалась во внедрении в общественное сознание таких ложных представлений об окружающем мире, которые позволили бы в дальнейшем манипулировать как населением страны, так и ее правящей элитой.

В предлагаемой книге делается попытка последовательного изложения событий информационной войны, результатом которой стали разгром и расчленение СССР. В этой войне использовались не танковые атаки, не бомбардировки с воздуха, а непрерывная серия ударов по общественному сознанию. События этой войны происходили как бы за кадром, их истинный смысл не осознавался окружающими. Многие даже не поняли, что с ними произошло, все случилось как бы помимо их воли. Если США опирались в информационной войне на крупномасштабные научные разработки, детально изучали методы воздействия и характеристики общественного сознания, то в СССР не было даже настоящего понимания сути происходящего. Специалисты КГБ были поставлены в такие условия, что не могли действовать на решающих участках информационной войны (частично об этом говорится в книге генерала КГБ В. Широнина «Агенты перестройки», М., «Алгоритм», 2010).

Честные люди в руководстве страны (как следует, например, из книги Е. К. Лигачева «Кто предал СССР», М., «Алгоритм», 2009, и Н. И. Рыжкова «Главный свидетель», М., «Алгоритм», 2009) не ориентировались в реальных механизмах и эффективности применяемых средств информационной войны. Для характеристики ситуации приведем только один пример.

Идет 1990 год, когда на заключительном этапе информационной войны все действия СМИ четко скоординированы, запрограммированы и направлены на дезинформацию населения. Глава правительства Н. И. Рыжков пишет о сложившейся ситуации: «Как еще много людей, не способных за яркой словесной оберткой увидеть историческую фальшь, теоретическое убожество, неприкрытый популизм! Никого не виню в этой интеллектуальной инфантильности, а лишь думаю, сколько труда еще предстоит положить обществу, чтобы воспитать поколения, которые никто, никакие политические наперсточники не сумеют обмануть и повести за собой в никуда, в пропасть».

Но ведь проблема не в людях, а в тотальной информационной войне, жертвами которой они стали. К концу 80-х годов страна была подведена к порогу разрушения. У многих людей возникло понимание или, лучше сказать, предчувствие надвигающейся трагедии, но предотвратить ее, организовать отпор они были бессильны, поскольку не располагали знаниями о методах и способах манипуляции общественным сознанием и не могли адекватно оценить обстановку. В завершающей стадии использовалась мощная концентрация средств воздействия на общество. Информационная война была проиграна.

После того, как сверхдержава — Советский Союз — и весь социалистический лагерь рухнули, происходят трагические перемены. На территории России (и практически всего бывшего СССР) более чем наполовину разрушена современная промышленность, в значительной мере уничтожен когда-то блестящий научно-технический потенциал, большинство населения нищает, идет массовое вымирание людей (убыль составила 8 млн. человек), страна распродается с молотка, процветают казнокрадство и коррупция.

* * *

Вот как охарактеризовал итоги информационной войны против СССР митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн: «Иисус Христос был предан Иудой — неверным учеником, предан безвинно на жестокую, позорную смерть. Преступление Богоубийства свершили те, для кого непостижимой оказалась нравственная высота Его учения, кто поставил сребролюбивые и тщеславные вожделения выше велений совести, велений своего гражданского и религиозного долга. Россия тоже оказалась преданной безумцами, не сумевшими понять в силу низменности и черствости души, хранителем каких великих духовных сокровищ являлась русская жизнь на протяжении столетий».

А крупный немецкий философ Эрнст Кассирер писал еще в 1945 году: «Чтобы победить врага, мы должны знать его. В этом один из принципов правильной стратегии».

В данной книге проводится реконструкция событий информационной войны, анализ ее механизмов и средств воздействия на сознание людей. Опыт психологической войны, методы уничтожения СССР необходимо изучать, чтобы дать отпор разрушителям России, чтобы трагедия не повторилась ни в Китае, ни в Индии, ни в Юго-Восточной Азии и ни в одной другой стране.

В работе широко используется документальный материал: выдержки из докладов, статей, постановлений, выступлений.

ВВЕДЕНИЕ

Методы и приемы информационно-психологической войны

Информационно-психологическая война имеет существенные отличия от обычной войны, направленной на физическое подавление противника. Ее суть — воздействие на общественное сознание таким образом, чтобы управлять людьми и заставить их действовать против своих интересов. Это можно рассматривать как определенный аналог вирусного заболевания. Так, вирус, внедрившийся в клетку, встраивается в управляющие процессами молекулы ДНК. Клетка внешне остается такой же, как и была, и даже процессы в ней идут такого же типа, но управляет ею вирус. Болезнь проходит три фазы: внедрение, выделение токсинов и гибель клетки.

В психологической войне без внедрения аналога вируса внутрь системы противника нельзя ожидать каких-либо существенных результатов. В таких условиях пропаганда, шпионаж, диверсии могут иметь лишь вспомогательное значение.

Роль вируса в нашем случае играет управляемая извне «пятая колонна» внутри страны. Помимо внедрения своих людей во властные структуры и в идеологическую сферу, западным спецслужбам нужно было знать и продвигать дураков, карьеристов, обиженных властью, а также создавать условия для пропаганды тупиковых идейных течений и поддерживать их носителей. Отметим в этой связи, что «революционная» идеология Троцкого (после победы в Гражданской войне) представляла собой тупик, в конечном счете неизбежный конец СССР. Поэтому Запад, хотя и в неявной форме, всегда его поддерживал.

«Пятая колонна» должна была, как вирус в ДНК, быть неотличимой от своего окружения. Представителей «пятой колонны» как бы и нет. В СССР они делали то же, что и все. Встраиваясь в процессы, они не только не критиковали существующие порядки, но, напротив, выглядели «суперпатриотами» или «сверхкоммунистами», выражали высшую преданность режиму, клеймили империализм.

Еще одна аналогия. Вирусное заболевание имеет скрытый латентный период, но после его окончания наступает острая стадия — организм переходит в возбужденное неустойчивое состояние. И именно в этот период возникает вероятность гибели организма. Точно так же при организации изменения существующего строя необходимо подвести общество к неустойчивости. Примером служат действия гитлеровцев в начале 30-х годов и действия горбачевской команды в конце 80-х. Любой переворот должен осуществляться в обстановке неустойчивости, только тогда он имеет реальный шанс на успех.

Принцип вируса применялся и в отдельных мероприятиях. Так, в операциях Горбачева по уничтожению СССР использовалась та же вирусная триада: исправление ошибок прошлого (внедрение), углубление (выделение токсинов), разрушение. Все эти операции, четко подчиняющиеся принципу вируса.

Ниже кратко рассмотрен арсенал информационной войны — конкретные методы воздействия на общественное сознание. Изложение строится на основе перехода от относительно простых методов к более сложным и изощренным.

* * *

Прямые и косвенные методы воздействия на сознание. Традиционный прямой способ воздействия на сознание основан на убеждении людей, обращении к их разуму с применением рациональных аргументов, логики. Необходимой составной частью проведения такой разъяснительной работы, обращенной к разуму людей, должен быть учет реальной обстановки. При этом важно понимать расстановку сил, интересы людей, проводить научный анализ. Вместе с тем необходимо учитывать состояние общественного сознания, т. е. дать четкие, броские, понятные лозунги; бороться за людей, за их сознание повседневно.

Наряду с рациональными способами воздействия на сознание существуют способы, которые можно назвать иррациональными. Они могут оказывать разрушительное воздействие, подавлять рациональное начало и заставлять людей служить своим целям. Здесь в свое время большие наработки сделало ведомство Геббельса.

Один из эффективных методов — метод большой лжи, успешно примененный и обоснованный Гитлером, который писал: «Восприимчивость масс довольно ограничена, их понимание — незначительно, зато забывчивость чрезмерно велика… Только того, кто тысячекратно будет повторять ординарные понятия, масса пожелает запомнить. Если уж врать так врать нагло: в большую ложь охотнее верят, чем в малую… Люди сами иногда врут в мелочах, однако большой лжи они стесняются. Следовательно, им и в голову не придет, что их так бессовестно обманывают… В случае любой неудачи следует незамедлительно искать врагов. Если их нет, надо придумать. Большая ложь дает выигрыш во времени, а потом о ней никто не вспомнит».

В основе другого метода, использованного гитлеровской пропагандой, лежит ограниченность восприятия людей. Человек не успевает перерабатывать массив данных, и его оперативная память ограничена, избыточную информацию он воспринимает как шум. Поэтому действительно важную роль играют простые формулировки, повторение, закрепление определенного набора положений. Достаточно эффективными оказываются периодические, сменяющие друг друга (хотя бы и пустые) кампании, занимающие внимание людей, например, из нашего недавнего прошлого: суверенизация, ваучеризация, приватизация, Конституция. Безрезультатность старых забывалась, и все начиналось снова. Последовательность кампаний не оставляла времени для размышлений и оценок.

Третий метод, использованный Гитлером, основан на том, что в подсознании человека заложено определенное, коррелирующее поступки отдельных лиц, «стадное» чувство принадлежности к определенной общественной группе, которое стимулирует моду, синхронизацию поступков, подчинение лидерам. На его основе можно успешно пропагандировать расовую и религиозную исключительность, преимущества «образа жизни», выделенность «интеллектуалов» над серой массой нецивилизованных «совков» и т. п.

Важно подчеркнуть, что действия гитлеровской пропаганды относились к нестационарным условиям, быстро меняющимся событиям. Именно тогда эффективны и ложь, и быстро сменяющие друг друга кампании. Аналогичная ситуация была во второй половине 80-х годов в СССР, когда «проходили» любые домыслы и одна кампания сменяла другую.

* * *

Во всех случаях воздействия на сознание людей незримо присутствует фактор проверяемости (или принцип фальсифицируемости Поппера). Система большой (и малой) лжи дает эффект только на определенное ограниченное время. В подсознании человека и животных заложено сомнение, необходимость проверки, подкрепления информации. Даже птицы, отпугивавшиеся от аэродрома записанными на пленку голосами хищных птиц, не получая подкрепления сигналов об опасности другим путем, перестают обращать на них внимание и вновь летают над тем же местом. Поэтому при информационном воздействии в статических условиях посылка заведомо ложной информации невыгодна. Весьма эффективен метод, часто используемый в рекламе:

«Всегда говорите правду, говорите много правды, говорите гораздо больше правды, чем от вас ожидают, никогда не говорите всю правду».

Согласно этому методу отождествляются негативные стороны явления (а они неизбежны, поскольку история делается не ангелами, а людьми) с самим явлением. Негатив можно, что называется, пощупать, а само отождествление отодвигалось в тень. Так, например, телевизионные репортажи о событиях, которые нужно представить в негативном свете, несут в себе элемент документальности, но внимание сосредоточивается на кадрах, выхватывающих из большой толпы лица дебилов, стариков, нелепые лозунги, хотя бы они и содержались в пропорции 1:100. При хорошей, профессиональной компоновке кадров можно создать для многомиллионной аудитории впечатление о событии, по сути противоположное реальности. В этом случае сила эффекта присутствия оказывается настолько большой, что непосредственному очевидцу одного из трагических событий в Москве, который рассказывал о том, что он наблюдал своими глазами, пришлось услышать в ответ: «Как ты можешь так говорить, ведь я сама все видела по телевизору».

В основе социологии массовых коммуникаций лежит схема: кто говорит, что сообщает, по какому каналу, кому и с каким эффектом. Последний момент имеет особую значимость. Вся схема информационного воздействия может работать вхолостую, если не принимать в расчет динамику сдвигов в сознании, а также возможностей неожиданности, непредсказуемости, поэтому в развитых странах происходит непрерывный зондаж общественного мнения. Существует целая система опросов, велика активность общения депутатов различных уровней с избирателями, большое внимание уделяется репрезентативности, точному выяснению умонастроений конкретных групп населения. Это позволяет вносить своевременные коррективы в пропаганде, устранять возникающие рассогласования официальной идеологии и общественного сознания.

Изучение опосредованного воздействия средств массовой информации, получившего название концепции многоступенчатого потока информации, показало, что параллельно каналам массовой коммуникации, действующим на «лидера мнения», функционируют межличностные неформальные каналы информации. Все это в западной социологии стало объектом пристального внимания и изучения.

Сказанное выше относилось к прямым (или информационным) методам воздействия на сознание. Но существуют и косвенные методы, связанные с воздействиями на условия функционирования мозга, на регулятивные функции. Так, в мозгу осуществляется химическое регулирование на основе нейромедиаторов и нейропептидов, которое может быть нарушено с помощью наркотиков и алкоголя. Организация наркосбыта в стане противника может рассматриваться как один из приемов психологической войны. На сознание людей также могут существенно влиять электромагнитные и акустические поля, особенно в диапазоне инфрачастот. Обращая их на людей, сосредоточенных на относительно малом пространстве, можно существенно изменять их поведение, приводить к неадекватным, аномальным решениям.

Действие таких полей может носить и глобальный характер за счет инициирующей их солнечной активности. На время максимума солнечной активности (период в среднем составляет 11 лет) приходится максимум возбуждения людей на планете (в среднем). На это же время приходятся революции и общественные катаклизмы. Это видно из краткого перечня соответствующих годов: 1789; 1804; 1816; 1830; 1837; 1848; 1860; 1870; 1883; 1893; 1905; 1917; 1928; 1937; 1947; 1958; 1969; 1980; 1990.

С учетом этого перечня можно программировать и концентрацию действий психологической войны. Так, в проводившейся психологической кампании по разгрому СССР для получения наибольшего эффекта максимум усилий приходился именно на период 1990 года.

* * *

Техника мифов. Мифы были характерны для древних, примитивных обществ и, казалось бы, ушли в прошлое, но сложность, непредсказуемость судеб людей в современном мире имеет с психологической точки зрения прямую аналогию с древним миром. И совершенно неожиданно для многих мифы с их иррациональной властью проявились в XX веке. Совокупности мифов вошли в мировоззрение и изменили объективную «картину мира», приводя к неадекватному искаженному пониманию реальности, своего рода психическим сдвигам.

Рассмотрим особенности структуры, содержания и действия мифов на примере мифа «рынок». Материальная основа мифа «рынок» — трудности советской экономики, многократно усиленные и углубленные группировкой Горбачева. Интерпретация мифа — 80-летнее движение по неправильному пути; выход — переход к капитализму Адама Смита (т. е. возвращение назад на 100–200 лет). Научная основа мифа — модное слово «самоорганизация», взятое из современной науки — синергетики. Все должно быть предоставлено самому себе, ни во что не нужно вмешиваться, рынок сам все организует.

Другая основа — экономические модели Фридмена (чикагская школа), которые имеют крайне ограниченные пределы применимости, в частности они предполагают существование только одного состояния равновесия экономики при рыночных отношениях, что противоречит той же синергетике и всей совокупности научных знаний.

Умолчание мифа — план, регулирование и случайность (рынок) — две неразрывные стороны экономики и всей человеческой деятельности. Чисто рыночная стихия поставила в начале 30-х годов США и весь Запад на грань катастрофы и только использование регулирования экономики (по теории Кейнса) позволило Рузвельту выйти из кризиса.

Результаты внедрения мифа в СССР — катастрофа экономики. Как известно, в конце XVIII века в Англии возникло движение луддитов, разрушавших машины и станки, считавших их виновниками всех несчастий (движение было названо по имени легендарного подмастерья Лудда, который якобы первым разрушил свой станок). Через 200 лет в России под лозунгом перехода к рынку произошел буквально погром передовых технологий, остановка и разрушение наукоемких предприятий.

Миф «рынок» сделал свое дело. Неолуддиты торжествовали.

Мифы, нарушая целостное мировоззрение, создают мозаичное, распадающееся мышление, формируют ложную картину мира. Люди как бы управляются мифами, которые буквально вдалбливаются СМИ в их сознание.

* * *

История и менталитет. Один из приемов психологической войны — подмена проблем современности историческим прошлым. Этот прием был широко использован в 80-е годы идеологами «перестройки», создавшими настоящую истерию вокруг исторического прошлого — событий 20-х — 30-х годов, вокруг имени Сталина. Причем из прошлого (не говоря уже об его искажении) выбиралось то, что выгодно. Так, игнорировались атомные бомбы США, уничтожившие около полумиллиона японцев, или 1,5 млн. вьетнамцев, погибших в результате агрессии США, или, если обратиться к более далекому прошлому, тотальное истребление коренных жителей США — индейцев, а также рабство негров, создавших первоначальное накопление в США. Кроме того, не учитывалась обстановка прошлого и менталитет тогдашнего общества. Все было подчинено одной задаче — получить наибольший психологический эффект. Использование такого подхода внесло определенный вклад в разгром СССР.

Второй прием — проецирование современных проблем в прошлое, когда, исходя из интересов сегодняшнего дня, выискиваются исторические аргументы, подтверждающие предлагаемую точку зрения. На этом основано сталкивание народов между собой. Армяно-азербайджанский конфликт — результат именно такого приема психологической войны. В истории обе стороны нашли массу данных, которые можно было трактовать как доказательство принадлежности Карабаха той или другой стороне. В свое время печать, руководимая «пятой колонной» Запада, буквально смаковала проблему перемещенных народов, по существу организовав осетино-ингушский и другие конфликты, принесшие большое число жертв.

Третий прием — «историческая» война, в ходе которой проводилась информационная моральная ликвидация всех героев и выдающихся людей, составлявших гордость русского народа. В писаниях пятой колонны в 80-х годах практически все герои Отечественной войны подвергались изощренным клеветническим обвинениям и надругательству, то же делалось и по отношению к более далекой русской истории, в том числе Петру I, Екатерине II, Ивану Грозному. Воспевались дебилы типа Петра III. Вся русская история, согласно версиям конца 80-х, была историей ничтожеств. Так постепенно, шаг за шагом внушалась идея о неполноценности русского народа.

Применение истории в качестве оружия в психологической войне опирается на ряд конкретных методологий. К ним, в частности, относятся канонизация и дьяволизация отдельных личностей и исторических периодов. Это может очень успешно проводиться с помощью современных СМИ. Широко применяется переписывание истории. Иллюстрацией может служить замена преступлений колонизаторов Запада, проводивших порабощение и массовое уничтожение беззащитных народов, их якобы просветительской цивилизаторской миссией с установлением демократических идеалов. Один из наиболее эффективных приемов — «смешение эпох», т. е. использование положений, решавших конкретные задачи прошлого и не имеющих отношения к современной действительности. Например, с помощью работ В. И. Ленина, в которых преследовались цели, соответствующие совершенно конкретной обстановке его времени, оказалось возможным наносить удары по советской власти…

С историей тесно связана проблема менталитета. Менталитет страны — это, образно говоря, концентрированное прошлое. Между менталитетом Запада и России существует качественное различие. На Западе утвердилась личностная модель, в России — общественная, коллективная. Это связано со следующими обстоятельствами.

Развитие Запада начиная с XV–XVI веков происходило в значительной степени за счет ограбления колоний. Фактически Западная Европа как целое эксплуатировала огромные массы порабощенных людей. Внутренние противоречия сглаживались поступлениями из колоний. Запад был защищен от внешних нашествий. Только юго-восточный угол Европы стал ареной борьбы с Оттоманской империей. Но продвижение последней было остановлено благодаря сопротивлению сербов. Европа служила своего рода «островом благополучия», и на первый план вышли личностные интересы, личная выгода, права отдельного человека.

Россия жила за счет своего труда, сама создавала свое богатство. Ей также приходилось непрерывно отражать внешние нашествия с Запада и Востока. Все это обусловило общинность, коллективный уклад. На первый план ставились интересы общества в целом, без которого прожить было нельзя. Только общество могло защитить отдельного человека, поэтому главная оценка в России — справедливо или нет (а не как на Западе: выгодно — невыгодно). В России было также принято вступаться за слабых и обиженных, отмаливать грехи для себя (вспомним замечательный рассказ Н. С. Лескова «Чертогон»).

Эти особенности широко использовались в психологической войне. В центр пропаганды поставили несправедливости (подлинные или мнимые) советской власти. Главная задача — взорвать общинность, коллективизм, лишив тем самым русских людей основ их менталитета, после чего они уже не смогут организоваться и окажутся во власти Запада. С этой точки зрения можно оценить как преступление действия Н. С Хрущева по ликвидации «неперспективных» деревень Нечерноземья, этой праматери великороссов, откуда и пошла Русская земля и где были корни русского менталитета.

* * *

Воздействие на мышление через символы. В нашем сознании символы как бы подменяют жизненное содержание. Обстановка меняется, а символы в сознании остаются. Это может быть использовано для ряда методов воздействия. Приведем примеры, относящиеся к заключительной стадии разгрома СССР.

1. Использование существующего пространства символов. В устойчивые старые символы вкладывается новое содержание, и с этим новым содержанием они беспрепятственно входят в сознание людей. К таким понятиям относятся:

«Демократия». В СССР понятие «демократия» вошло в сознание как позитивное — власть народа. Оно употреблялось всюду: советская демократия, Германская демократическая республика, Демократическая республика Вьетнам. Новый смысл понятия — это власть имущих, власть денежного мешка.

«Левые». В СССР позитивное понятие. Левые традиционно стояли за ограничение власти капитала, за национализацию. Во время перестройки новый смысл понятия — прямо противоположный, левые и правые поменялись местами. Левыми стали называться «демократы», выступавшие за денационализацию и власть капитала. Когда же СССР был разгромлен, надобность в перемене мест отпала, левые и правые вернулись на круги своя.

«Монополия». В СССР это понятие имело негативный смысл. Монополиями, грабящими народ, назывались корпорации Запада, широко употреблялся термин «государственно-монополистический капитализм». Монополиями в конце перестройки стали называть единую энергосистему, единую сеть железных дорог, единую газовую систему, что придавало негативный смысл в глазах людей и приводило к выводу о необходимости их раздробления (несущего с собой тяжелые последствия для страны).

«Первоначальное накопление» Это понятие было вложено в сознание во всех вузах как предварительная стадия капитализма, когда на первый план выходят жулики и воры. После разгрома СССР этот символ использовался и как прикрытие массового жульничества и коррупции. Дескать, проходит необходимая предварительная стадия перехода к капитализму, зато потом все будет хорошо.

2. Операции в пространстве символов. Здесь мы имеем дело со вторым характерным приемом, который включает в себя, в частности, объединение разнородных, часто несовместимых символов: красно-коричневые, коммунофашисты (хотя известно, что именно коммунисты Германии были самыми непримиримыми врагами фашизма, а коммунисты СССР разгромили гитлеровскую Германию), совки (так называли советский народ, ассоциируя его с грязью и мусором), СССР — Верхняя Вольта с ракетами. Сюда же входят и определенные ассоциации символов, имеющие характер гиперболы, но подаваемые всерьез: деревянный рубль, эпоха древесно-стружечной колбасы, марксизм — жареный лед, ленинизм — идеология мракобесов, семьдесят лет мрака и тьмы, цивилизованные страны.

3. Преобразование пространства символов. Иерархическую структуру символов удобно представить в виде рельефа с вершинами, склонами, впадинами. Человеческий ум ограничен, поэтому в памяти остаются определенные вершины, вокруг них концентрируются остальные понятия. В психологической войне важнейшей задачей является ликвидация и уничтожение этих вершин. Отмеченные выше в «исторической» войне компрометация и моральное уничтожение таких личностей, как Сталин, Жуков, Ленин, Минин, Петр I, Суворов, героев Отечественной войны — это уничтожение опорных точек менталитета России, подавление способности к сопротивлению.

4. Связь символов с реальностью. В стационарных условиях эта связь нуждается в подкреплении. Посылка заведомо ложной информации идеологами «перестройки», выступавшими от имени государства, подрывало доверие к нему. В этом смысле известный идеолог В. А. Коротич, в отличие от общепринятого мнения, не менял своих убеждений. Он служил Западу и тогда, когда выступал организатором пропагандистской кампании, направленной на ликвидацию СССР, и раньше, когда писал неправду о США.

* * *

Информационные технологии. Весьма образно о воздействии средств массовой информации сказал основатель общества Кришны: «Теперь ни для кого не секрет, что с помощью средств массовой информации можно с невиданным мастерством создавать завесу обмана и иллюзии, так что никто не сможет отличить истину от лжи, реальность от подделки».

Люди живут в информационном поле и ежедневно черпают информацию из прессы, радиопередач, с экранов телевизоров. Находясь часто в мире оторванных от реальности символов, они могут идти даже против своих собственных интересов. Реальность может отходить на второй план, играть подчиненную роль. В этом смысле человек не является свободным, тем более что отработан ряд способов эффективного информационного воздействия. Для них существует термин «брейн уошинг» («brain washing») — промывание мозгов. С помощью «брейн уошинг» может осуществляться зомбирование людей, создание пассивного послушного человека, превращение народа в легко управляемую массу.

Средства массовой коммуникации формируют «массового» человека нашего времени. «Массовый» человек импульсивен, переменчив, способен лишь к относительно краткосрочным программам действия. Он часто предпочитает иллюзии действительности.

В работе В.И. Самохваловой «Массовый человек» — реальность современного информационного общества» (Материалы научной конференции. Проблема человека: мультидисциплинарный подход. М., 1998) представлена характеристика отношений в информационном обществе:

«Современное информационное общество представляет собой особый тип и социального структурирования, и власти. После индустриального капитализма, базирующегося на владении средствами производства, после финансового капитализма, опирающегося на власть денег, наступает этап некоего символического информатизационного капитализма, в котором власть основана и осуществляется через средства коммуникации, путем управления информационными потоками.

Средства коммуникации, оперирующие, трансформирующие, дозирующие информацию, становятся главным инструментом влияния в современном обществе. Для повышения эффективности осуществления властных стратегий используются самые современные информационные технологии, которые помогают превратить публику в объект манипулирования.

Массовый человек, упрощенный, усредненный, повышенно внушаемый, становится этим искомым объектом. Сознание массового человека оказывается насквозь структурировано немногими, но настойчиво внедряемыми в него утверждениями, которые, бесконечно транслируясь средствами информации, образуют некий невидимый каркас из управляющих мнений, установлений, ограничений, который определяет и регламентирует реакции, оценки, поведение публики».

Ранее, на всем протяжении истории, главным источником подавления людей служили физические методы воздействия — от изощренных пыток инквизиции до современных средств массового уничтожения. Сейчас, после разгрома СССР в информационно-психологической войне, стало ясно, что появилось новое средство господства над людьми.

ДИРЕКТИВА 20–1

Первый этап информационно-психологической войны против СССР берет свое начало в 1946 году, начиная со знаменитой речи Черчилля в Фултоне. Победив в войне, СССР стал сверхдержавой, возглавил образовавшийся тогда социалистический лагерь и фактически оказался главной надеждой развивающихся стран, сражающихся против империализма. Все это представляло собой прямую угрозу интересам США, поэтому они начинают широкомасштабные действия, направленные на ликвидацию Советского Союза.

Первоначальные планы США подразумевали военное решение. Предполагалось до 1948 года начать превентивную войну, опираясь на монополию США. За первые 30 дней намечалось сбросить 133 атомные бомбы на 70 советских городов, из них 8 — на Москву и 7 — на Ленинград, в дальнейшем предполагалось сбросить еще 200 атомных бомб. Правда, контрольные расчеты показали, что стратегическая авиация США в 1949–1950 гг. еще не могла нанести СССР непоправимый удар, который сделал бы его неспособным к сопротивлению.

Одновременно в ЦРУ началась разработка операций психологической войны. Это понятие в уставном документе американской армии (наставление N33–5) определяется так:

«Координация и использование всех средств, включая моральные и физические (исключая военные операции регулярной армии, но используя их психологические результаты), при помощи которых уничтожается воля врага к победе, подрываются его политические и экономические возможности для этого; враг лишается поддержки, помощи и симпатий его союзников и нейтралов или предотвращается получение им такой поддержки, помощи или симпатий; создается, поддерживается или увеличивается воля к победе нашего собственного народа и его союзников; приобретается, поддерживается и увеличивается поддержка, помощь и симпатии нейтралов».

18 августа 1948 года Совет национальной безопасности США принял директиву 20–1 «Цели США в войне против России». Эта дата обычно считается началом информационной войны США против СССР. Директива 20–1 была впервые опубликована в США в 1978 г. в сборнике «Сдерживание. Документы об американской политике и стратегии 1945–1950 гг.»:

«Правительство вынуждено в интересах развернувшейся ныне политической войны наметить более определенные и воинственные цели в отношении России…

Мы стремимся к созданию таких обстоятельств и обстановки, с которыми нынешние советские лидеры не смогут смириться и которые им не придутся по вкусу. Возможно, что, оказавшись в такой обстановке, они не смогут сохранить свою власть в России. Однако… если Советское правительство исчезнет со сцены, мы не должны сожалеть по поводу случившегося, но и не возьмем на себя ответственность за то, что добивались или осуществили это.

Речь идет прежде всего о том, чтобы сделать и держать Советский Союз слабым в политическом, военном и психологическом отношении по сравнению с внешними силами, находящимися вне пределов его контроля. Мы должны прежде всего исходить из того, что для нас не будет выгодным или практически осуществимым полностью оккупировать всю территорию Советского Союза, установив на ней нашу военную администрацию. Это невозможно как ввиду обширности территории, так и численности населения… Иными словами, не следует надеяться достичь полного осуществления нашей воли на русской территории, как мы пытались сделать это в Германии и Японии. Мы должны понять, что конечное урегулирование должно быть политическим.

[В случае войны] мы должны принять в качестве безусловной предпосылки, что не заключим мирного договора и не возобновим обычных дипломатических отношений с любым режимом в России, в котором будет доминировать кто-нибудь из нынешних советских лидеров или лица, разделяющие их образ мышления…

Так какие цели мы должны искать в отношении любой некоммунистической власти, которая может возникнуть на части или всей русской территории в результате событий войны? Следует со всей силой подчеркнуть, что независимо от идеологической основы любого такого некоммунистического режима и независимо от того, в какой мере он будет готов на словах воздавать хвалу демократии и либерализму, мы должны добиться осуществления наших целей.

Мы должны создавать автоматические гарантии, обеспечивающие, чтобы некоммунистический и номинально дружественный к нам режим: а) не имел большой военной мощи; б) в экономическом отношении сильно зависел от внешнего мира; в) не имел серьезной власти над главными национальными меньшинствами; г) не установил ничего похожего на железный занавес…

Мы должны ожидать, что различные группы предпримут энергичные усилия, с тем чтобы побудить нас пойти на такие меры во внутренних делах России, которые свяжут нас и явятся поводом для политических групп в России продолжать выпрашивать нашу помощь. Следовательно, нам нужно принять решительные меры, дабы избежать ответственности за решение, кто именно будет править Россией после распада советского режима. Наилучший выход для нас — разрешить всем эмигрантским элементам вернуться в Россию максимально быстро и позаботиться о том, в какой мере это зависит от нас, чтобы они получили примерно равные возможности в заявках на власть».

Приведенная директива 20–1 СНБ США от 18 августа 1948 года была по существу объявлением войны СССР, в результате которой через пять десятилетий он был разрушен и расчленен и подведен к тотальному уничтожению. Но тогда это была война нового типа, требовавшая соответствующей научной проработки. В 1948–1949 годах в ЦРУ приходит значительное число специалистов высокой квалификации из различных областей науки, в том числе профессура, имеющая большой опыт теоретической и практической работы. Создано управление национальных оценок, теоретические разработки которого направлены на предсказание будущих действий СССР, понимание тенденций его развития, возможностей влияния на процессы, анализ слабых мест и выработку рекомендаций. Таким образом, информационно-психологическая война ставится в США на научную основу.

К этому времени относится и план войны под кодовым названием «Дропшот». В отличие от предыдущих, чисто военных решений, он включал в себя широкомасштабную психологическую войну:

«Широкая психологическая война — одна из важнейших задач Соединенных Штатов. Основная ее цель — уничтожение поддержки народами СССР и его сателлитов их нынешней системы правления и распространения среди народов СССР осознания, что свержение Политбюро в пределах реальности… Эффективного сопротивления или восстаний можно ожидать только тогда, когда западные союзники смогут предоставить материальную помощь и руководство и заверить диссидентов, что освобождение близко…»

Название этого плана имеет совершенно прозрачный смысл (drop — капля, shot — выстрел). Это — одна из главных сторон психологических ударов: капля за каплей, постепенно и незаметно подвести противника к тотальному поражению.

* * *

В Советском Союзе были все возможности для организации отпора США в психологической войне. Еще М. В. Фрунзе рассматривал политическую работу как «добавочный вид оружия». Имелся и бесценный опыт психологических сражений на фронтах Отечественной войны, разработаны правила и методы воздействия на противника. В войну руководящим органом было Главное политическое управление армии (ГлавПУР), во главе которого с июня 1942 года стоял А. С Щербаков, сменивший Л. 3. Мехлиса. При начальнике ГлавПУРа существовал Совет военно-политической пропаганды, призванный научно обобщать практику и на этой основе определять пути и средства повышения качества работы. Деятельность ГлавПУРа оказала неоценимую помощь армии. Эффективно работала и внешняя разведка, возглавляемая Л. П. Берия. Активную организаторскую роль в идеологической борьбе против гитлеровцев играл А. А. Жданов.

После войны Жданов начал искать новых людей для организации отпора США в идеологической сфере и прежде всего набирал их из среды фронтовиков. В сентябре 1947 года он предложил Д. Т. Шепилову должность заместителя начальника управления пропаганды и агитации ЦК. Вот что пишет Шепилов о стиле работы А. А. Жданова:

«Меня всегда очень привлекала манера, или метод, работы Жданова над сложными идеологическими проблемами. Он никогда не ждал от агитпропа ЦК и своих помощников написанных для него речей или высиженных ими проектов решений по подготавливаемому вопросу. Он сам всесторонне изучал назревшую проблему, внимательно выслушивал ученых, писателей, музыкантов, сведущих в данном вопросе, сравнивал разные точки зрения, старался представить себе всю историю вопроса, систематизировал относящиеся к делу высказывания основоположников марксизма. Жданов сам ставил агитпропу ЦК задачи в области исследования вопроса, формулировал основные выводы и предложения. Он никогда не пользовался готовыми текстами статей или речей-шпаргалок, написанных от первого и до последнего слова универсальными «помами» и газетчиками-борзописцами.

При Хрущеве этот «метод» стал единственным для чрезвычайно широкого круга партийных и государственных работников. Именно в хрущевские времена люди разучились самостоятельно мыслить, анализировать и обобщать, разучились или вообще не приобрели навыка говорить с массами нормальным человеческим языком. Живое слово заменила вездесущая шпаргалка.

Жданов любил интересных, оригинальных людей, настойчиво искал их и привлекал к работе в ЦК и культурных учреждениях страны. Он не терпел посредственностей, тех стандартизированных агитпропщиков, весь духовный мир которых был заключен в ограниченном наборе заученных цитат и марксистскообразных формул. Сам очень живой, творческий, одаренный человек, он хотел видеть на всех участках идеологического фронта пытливых, деятельных людей».

Большую роль в организации идеологического отпора усиливающемуся психологическому воздействию Запада сыграл И. В. Сталин. Выступая перед участниками встречи с творческой интеллигенцией в 1946 году, И. В. Сталин говорил о литературе и искусстве:

«Нельзя не учитывать, что они развиваются в условиях невиданного еще в истории размаха тайной войны, которую сегодня мировые империалистические круги развернули против нашей страны… Перед иностранной агентурой в нашей стране поставлена задача проникнуть в советские органы, ведающие делами культуры, захватить в свои руки редакции газет и журналов, оказывать решающее воздействие на репертуарную политику театра и кино, на издание художественной литературы. Всячески препятствовать выходу в свет революционных произведений, воспитывающих патриотизм и поднимающих советский народ на коммунистическое строительство, поддерживать и продвигать в свет произведения, в которых проповедуется неверие в победу коммунистического строительства, пропагандируется и восхваляется капиталистический способ производства и буржуазный образ жизни…»

* * *

В 1946 году выходят известные постановления ЦК ВКП(б), разработанные А. А. Ждановым, по вопросам литературы и искусства. С современных позиций они выглядят весьма странно. В них осуждаются произведения выдающихся деятелей культуры: А. Ахматовой, М. Зощенко, С. Эйзенштейна, В. Пудовкина, Д. Шостаковича, С. Прокофьева, А. Хачатуряна, Н. Мясковского, внесших и до и после этих постановлений крупнейший вклад в советскую и мировую культуру. Так, в постановлении о журналах «Звезда» и «Ленинград» говорится:

«Зощенко давно специализировался на писании пустых, бессодержательных и пошлых вещей, на проповеди гнилой безидейности, пошлости и аполитичности, рассчитанных на то, чтобы дезориентировать нашу молодежь и отравить ее сознание. Последний из опубликованных рассказов Зощенко «Приключения обезьяны» («Звезда» № 5–6 за 1946 г.) представляет пошлый пасквиль на советский быт и на советских людей. Зощенко изображает советские порядки и советских людей в уродливо карикатурной форме, клеветнически представляя советских людей примитивными, малокультурными, глупыми, с обывательскими вкусами и нравами».

А в постановлении «О кинофильме «Большая жизнь» сказано:

«Главный недостаток в их работе заключается в том, что они не изучают дело, за которое берутся. Так, кинорежиссер В. Пудовкин взялся ставить фильм о Нахимове, но не изучил деталей дела и исказил историческую правду. Получился фильм не о Нахимове, а о балах и танцах с эпизодами из жизни Нахимова. В результате из фильма выпали такие важные исторические факты, что русские были в Синопе и что в Синопском бою была взята в плен целая группа турецких адмиралов во главе с командующим. Режиссер С. Эйзенштейн во второй серии фильма «Иван Грозный» обнаружил невежество в изображении исторических фактов, представив прогрессивное войско опричников Ивана Грозного в виде шайки дегенератов, наподобие американского Ку-клукс-клана, а Ивана Грозного, человека с сильной волей и характером, — слабохарактерным и безвольным, чем-то вроде Гамлета. Авторы фильма «Большая жизнь» проявили невежество в отношении изучения темы о современном Донбассе и его людях».

Но если вернуться в 1946 год, когда разоренная страшной войной страна вот-вот могла подвергнуться атомной бомбардировке, то принципиальная необходимость принятия мобилизационных мер особых сомнений не вызывает. А. А. Жданов планировал меры по идеологической борьбе с влиянием Запада и воспитанию советского патриотизма.

В своих воспоминаниях Д. Т. Шепилов передает слова А. А. Жданова, в которых весьма четко выражена позиция, аргументация и планируемые направления деятельности:

«Намерение разбить нас на поле брани провалилось. Теперь империализм будет все настойчивей разворачивать против нас идеологическое наступление. Тут нужно держать порох сухим. И совсем неуместно маниловское прекраснодушие: мы-де победители, нам все теперь нипочем. Трудности есть и будут. Серьезные трудности.

Наши люди проявили столько самопожертвования и героизма, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Они хотят теперь хорошо жить. Миллионы побывали за границей, во многих странах. Они видели не только плохое, но и кое-что такое, что заставило их задуматься. А многое из виденного преломилось в головах неправильно, односторонне. Но так или иначе, люди хотят пожинать плоды своей победы, хотят жить лучше: иметь хорошие квартиры (на Западе они видели, что это такое), хорошо питаться, хорошо одеваться. И мы обязаны все это людям дать.

Среди части интеллигенции, и не только интеллигенции, бродят такие настроения: пропади она пропадом, всякая политика. Хотим просто хорошо жить. Зарабатывать. Свободно дышать. С удовольствием отдыхать. Вот и все. Им и невдомек, что путь к такой жизни — это правильная политика.

Не будет правильной политики, не воспримут массы политику партии как свое кровное дело — пропадем. Поэтому настроения аполитичности, безыдейности очень опасны для судеб нашей страны. Они ведут нас в трясину. А такие настроения ощутимы в последнее время. В литературе, драматургии, кино появилась какая-то плесень. Эти настроения становятся еще опаснее, когда они дополняются угодничеством перед Западом: «Ах, Запад»», «Ах, демократия!», «Вот это литература!», «Вот это урны на улицах!»

Какой стыд, какое унижение национального достоинства! Одного только эти господа воздыхатели о «западном образе жизни» объяснить не могут: почему же мы Гитлера разбили, а не те, у кого урны красивые на улицах…».

Характерно, что Жданова, после его смерти и смерти Сталина, больше всех из сталинского окружения обливали грязью члены хрущевской команды и «творческая интеллигенция». Распространялись слухи о лукулловых пирах Жданова в осажденном Ленинграде, широко использовался термин «ждановщина»…

ОПЕРАЦИЯ «СТАЛИН»

После смерти И. В. Сталина в Советском Союзе начали осуществляться масштабные операции второго этапа информационной войны Запада. Сверхзадача этого этапа состояла в дискредитации советского прошлого, компрометации социализма в глазах населения — наряду с использованием зарождающегося диссидентского движения.

Решение этой задачи казалось невероятно сложным из-за очевидных достижений Советского Союза: создана современная индустрия; темпы роста национального продукта не имеют аналогов; по экономической мощи СССР занимает второе место в мире; построена лучшая в мире система образования; стремительно развивается наука; СССР — самая читающая страна мира; поднимаются ранее отсталые национальные окраины. Именно СССР, одержав победу в Отечественной войне, спас Европу от власти Гитлера. После войны установился военный паритет, страна стала супердержавой. Символом советской эпохи был И. В. Сталин, стоявший во главе СССР в течение трех десятилетий. Он имел непререкаемый авторитет внутри страны. Очень высоко оценивали его современники за рубежом. Президент Финляндии Ю. К. Паасикиви, лично знавший Сталина по неоднократным переговорам с 1939 г., писал:

«Сталин — одна из величайших фигур современной истории. Он прочно вписал свое имя не только в историю Советского Союза, но и во всемирную историю. Под его руководством старая Россия изменилась, обновилась, помолодела и превратилась в теперешний Советский Союз. Он поднял СССР до уровня могущественной мировой державы — сделал его могущественнее, чем когда-либо была и могла быть Россия.

Сталин — один из величайших созидателей государства в истории. В отношении Финляндии Сталин проявлял симпатию и дружественность. Поэтому его уход из жизни вызывает искреннюю скорбь нашего народа. Я имел возможность много раз встречаться с генералиссимусом Сталиным и вести с ним переговоры. Об этих встречах я сохраняю самые наиприятнейшие воспоминания».

Сталин был не просто выдающимся политическим деятелем, он был символом советской эпохи, ключевым понятием в общественном сознании, уже говорилось о значимости таких понятий в психологическом воздействии. Согласно законам такого воздействия для получения требуемого результата нужно тем или иным путем изменить смысл символа, и вот в феврале 1956 г. состоялся XX съезд с закрытым докладом Н. С. Хрущева о культе личности Сталина. Сталин обвинялся в репрессиях, в организации культа своей личности. Было отобрано все, что могло представлять интерес для негативной оценки Сталина. Выдвигались предположения об организации Сталиным убийства Кирова (не нашедшие никакого подтверждения в дальнейшем). Все, что можно, было брошено на компрометацию Сталина.

Операция «Сталин» заложила основу для перечеркивания всех достижений страны, всего пути, пройденного Советским Союзом. Начиная с «закрытого» доклада Н. С. Хрущева на XX съезде, зачитанного во всех партийных организациях страны, пошел процесс демонизации Сталина и всего периода развития СССР при нем.

* * *

Многие действия Хрущева, несомненно, лежали в русле психологической войны Запада против СССР (не случайно в западных странах сразу же был опубликован «закрытый» доклад Хрущева на XX съезде), но их реальный смысл он сам, по-видимому, не вполне сознавал. Можно образно сказать, что Хрущев заложил целую серию бомб замедленного действия — систему мероприятий по созданию предпосылок уничтожения СССР в будущем.

К ним, в частности, можно отнести:

— Укрупнение колхозов и связанная с этим ликвидация «неперспективных» деревень, проведенная с особым размахом в Нечерноземье, что нанесло удар по носителям менталитета России — истокам великорусской цивилизации.

— Уменьшение размеров приусадебных участков, количества голов скота у населения, навязывание посевов кукурузы. Именно при Хрущеве начались первые закупки хлеба за границей.

— Создание совнархозов, городских и сельских обкомов и связанная с этим дезорганизация управления экономикой страны.

— Закладка национальных конфликтов в будущем. Передача Крыма Украине, Наурского и Надтеречного районов из Ставропольского края в состав Чечено-Ингушской АССР, обещание передать Японии южную часть Курильских островов.

— Постепенное внедрение в общество мотивов личного потребления взамен коллективных, общинных ценностей («когда догоним Америку по мясу и по молоку»). Выдвижение заведомо пародийного лозунга достижения коммунизма в 1980 г., одним из признаков которого должна была стать отмена платы за проезд в общественном городском транспорте.

— Вывод из строя руководства внешней разведки и дезорганизация ряда аспектов ее деятельности. Аресты Судоплатова, Эйтингона, Райхмана. Фактически была проведена расправа над теми, кто стоял на переднем фронте борьбы с США, кто мог раскрыть замыслы информационно-психологической войны.

— Особую мощь имела бомба замедленного действия, заложенная под партию. Здесь этапное значение имел Пленум ЦК КПСС 1957 года, осудивший в резолюции Маленкова, Кагановича, Молотова и примкнувшего к ним Шепилова, на котором определяющую роль играли региональные руководители. После Пленума резко ослабевает контроль сверху. Секретари обкомов, союзных республик постепенно становятся своего рода удельными князьками; возникают местные элиты; развертывается процесс регионализации партии. Но главное, был снят всякий контроль (в том числе КГБ) с высшей партноменклатуры — членов ЦК, секретарей обкомов. Существовала инструкция для органов государственной безопасности, согласно которой запрещалась оперативная работа (включая прослушивание, наружное наблюдение и т. п.) над депутатами, партийными, комсомольскими, профсоюзными работниками высокого ранга. Даже если в следственных делах КГБ нити вели к ее представителям, то они обрывались, расследование прекращалось. Любые материалы на высшую номенклатуру (например, случайно проявившиеся по другим делам) подлежали уничтожению.

Можно сказать, что высшая номенклатура получила право на безнаказанную измену Родине. При Сталине это было абсолютно невозможно.

* * *

Итак, главное завоевание в психологической войне против СССР во времена Хрущева — внедрение в сознание людей идеологического штампа порочности и преступности пути, пройденного СССР под руководством И. В. Сталина.

«Да, Хрущев — «Иван-дурак на троне», «кукурузник», «болтун», но зато он спас всех от тирана, злодея, поработителя людей — Сталина».

Б. Жутовский говорит о Хрущеве: «Цезарь был не из худших, а может быть, из лучших. Ну а главное из главных — кол в могилу усатого убийцы».

Но время и объективная обстановка брали свое. Постепенно все более явным становилось неприятие Хрущева как лидера СССР и руководителя международного коммунистического движения. Его манеры и действия вызывали отторжение. Ф. Бурлацкий пишет:

«Хрущев вообще был большой любитель поговорить и даже поболтать. Неоднократно мне приходилось присутствовать при его встречах с зарубежными лидерами, во время которых он буквально не давал никому вымолвить слова. Воспоминания, шутки, политические замечания, зарисовки относительно тех или иных деятелей, нередко проницательные и острые, анекдоты, подчас довольно вульгарные, — все это создавало, как говорят сейчас, имидж человека непосредственного, живого, раскованного, не очень серьезно и ответственно относящегося к своему слову. Прошло почти тридцать лет, и до сих пор приходится слышать о его неловкой шутке в США: «У нас с вами только один спор — по земельному вопросу, кто кого закопает». Точно так же и в Китае до сих пор вспоминают, как он, разбушевавшись в одной из бесед с представителями Китая, кричал о том, что направит «гроб с телом Сталина прямо в Пекин…».

Много шума наделало и выступление Н. С. Хрущева в ООН, где он стучал снятым с ноги ботинком. В своих воспоминаниях крупнейший советский хирург академик Петровский писал:

«Хрущев и раньше имел взрывной, непредсказуемый характер. А под влиянием фимиама, который ему курили (кстати, те же люди, которые потом отстранили его от власти), стал фактически неуправляем.

Помню, по какому-то торжественному случаю я должен был выступать в Кремлевском Дворце съездов на многотысячном собрании. Волнуясь, рассказывал о достижениях в области хирургии, об успехах по пересадке почки. Говорил и о наших нуждах.

Вдруг Никита Сергеевич меня перебивает: «Вот здесь наш известный хирург Борис Васильевич рассказывает о пересадке почки. Хорошо было бы, если бы он пересадил голову Мао Цзэдуну!». Меня как кипятком ошпарило. В зале сидят делегации всех, как тогда говорили, социалистических стран. Вижу — демонстративно направились к выходу делегации Китая, Вьетнама, Северной Кореи. После короткой паузы я продолжил выступление. На следующий день газеты опубликовали отчеты о собрании, но из стенограммы выступлений эти слова Хрущева, естественно, исчезли»…

В 1964 г. в обществе стало проявляться прямое возмущение деятельностью Хрущева. Он был отправлен в отставку, но Запад к этому времени получил уже и другие возможности для действий в информационно-психологической войне против Советского Союза.

ОПЕРАЦИЯ «ДИССИДЕНТЫ»

Третий этап информационной войны Запада против СССР связан с диссидентским движением, которое должно было создать протестные настроения в народе и вызвать массовые выступления против советского строя. Оно активно развивалось в 1960-е–1970-е годы, но возникло в нашей стране еще во времена Хрущева — «благодаря» его злой воле или недомыслию.

Рассмотрим механизм формирования диссидентского движения на примере нескольких дел. Начнем с дела Иосифа Бродского.

Иосиф Александрович Бродский начал сочинять стихи в 1958 году. При всем желании в них невозможно было вычитать никакой антисоветской агитации. С 1959 года Бродский выступает публично с чтением своих стихов. Ничего особенного не происходило. И вдруг в конце 1963 г. появляются две статьи в газетах, направленные против Бродского, по приговору суда его отправляют в ссылку как тунеядца.

В этом процессе много непонятного, примечателен и ход самого дела. 29 ноября 1963 г. в газете «Вечерний Ленинград» появился фельетон «Окололитературный трутень», где говорилось о том, что надо перестать нянчиться с окололитературным тунеядцем. 8 января был опубликован еще один материал: «Тунеядцам не место в нашем городе». 13 февраля 1964 г. Бродского арестовали, а уже 18 февраля началось слушание его дела по обвинению в злостном тунеядстве. Иосиф Александрович Бродский был направлен на психиатрическую экспертизу, после которой, 13 марта, состоялся второй суд. В ряде отношений публичное разбирательство носило пародийный характер. Приведем некоторые выдержки из выступлений свидетелей (Логунова, Николаева, Ромашевой):

«Логунов (заместитель директора Эрмитажа по хозяйственной части): С Бродским я лично не знаком. Впервые я его встретил здесь, в суде. Так жить, как живет Бродский, больше нельзя. Я не позавидовал бы родителям, у которых такой сын.

Николаев (пенсионер): Я лично с Бродским не знаком. Я хочу сказать, что знаю о нем три года по тому тлетворному влиянию, которое он оказывает на своих сверстников. Я отец. Я на своем примере убедился, как тяжело иметь такого сына, который не работает. Я у моего сына однажды видел стихи Бродского. Слушая Бродского, я узнавал своего сына. Мой сын тоже говорил, что считает себя гением. Он, как Бродский, не хочет работать.

Ромашова (преподавательница марксизма-ленинизма в училище имени Мухиной): Я лично Бродского не знаю. Но его так называемая деятельность мне известна. Пушкин говорил, что талант — это прежде всего труд. А Бродский? Разве он трудится? Разве он работает над тем, чтобы сделать свои стихи понятными народу? Меня удивляет, что мои коллеги создают такой ореол вокруг него. Ведь это только в Советском Союзе может быть, чтобы суд так доброжелательно говорил с поэтом, так по-товарищески советовал ему учиться. Я как секретарь партийной организации училища имени Мухиной могу сказать, что он плохо влияет на молодежь.

Адвокат: Вы когда-нибудь видели Бродского?

Ромашова: Никогда. Но так называемая деятельность Бродского позволяет мне судить о нем.

Судья: А факты вы можете какие-нибудь привести?

Ромашова: Я как воспитательница молодежи знаю отзывы молодежи о стихах Бродского.

Адвокат: А сами вы знакомы со стихами Бродского?

Ромашова: Знакома. Это ужас. Не считаю возможным их повторять».

Приведем также некоторые аргументы защиты:

«Наша задача — установить, является ли Бродский тунеядцем, живущим на нетрудовые доходы, ведущим паразитический образ жизни.

Бродский — поэт-переводчик, вкладывающий свой труд по переводу поэтов братских республик, стран народной демократии в дело борьбы за мир. Он не пьяница, не аморальный человек, не стяжатель. Его упрекают в том, что он мало получал гонорара, следовательно и не работал. (Адвокат дает справку о специфике литературного труда, порядке оплаты. Говорит об огромной затрате труда при переводах, о необходимости изучения иностранных языков, творчества переводимых поэтов. О том, что не все представленные работы принимаются и оплачиваются).

На что жил Бродский? Бродский жил с родителями, которые на время его становления как поэта поддерживали его.

Никаких нетрудовых источников существования у него не было. Жил скудно, чтобы иметь возможность заниматься любимым делом».

В конечном счете суд огласил приговор: сослать И. А. Бродского в отдаленную местность сроком на пять лет с применением обязательного труда. Бродский был сослан в Архангельскую область…

Этот судебный процесс сразу объединил многих для отпора несправедливости, т. е. создал в кругах интеллигенции оппозицию. Существовал и еще один аспект. Об этом говорится в заметках друга Бродского — Якова Гордина:

«И на том и на другом процессе подробнейшие записи вела Фрида Абрамовна Вигдорова. Они распространялись «самиздатом», были изданы за рубежом, считались стенограммами, хотя на самом деле это вовсе не стенограммы: Фрида Вигдорова обладала феерическим даром, позволявшим ей фиксировать услышанные диалоги с непостижимой точностью, пожалуй, точнее, нежели стенографические отчеты, ибо аналитический ум, писательский талант и наблюдательность давали право Вигдоровой отсекать ненужные мелочи, фиксируя самое характерное, включая интонации собеседников».

В результате «эта запись, будучи вскоре переведена на многие европейские языки, привела мировую общественность в состояние шока».

* * *

К концу 60-х годов заметно меняется самосознание интеллигенции в целом. Интеллигенция заявляет о себе как ведущей политической силе в событиях в СССР и странах Восточной Европы. В свое время С. Н. Булгаков отмечал, что для дореволюционной интеллигенции чужд сложившийся мещанский уклад и есть чувство вины перед народом, за счет которого она ест и пьет. А детальный анализ состояния интеллигенции на рубеже 70-х годов провел Ф. Кормер, который отметил резкое отличие от прошлого, буржуазность современной интеллигенции: в манерах, в одежде, в обстановке квартир, в суждениях, в стремлении к обеспеченности и благополучию. Идеалом теперь служит жизнь американского или европейского коллеги, хотя гораздо напряженнее работающего, но свободного и хорошо оплачиваемого. И, наконец, как характерную черту следует отметить принцип двойного сознания интеллигенции, т. е. двойственный подход, сочетающий взаимоисключающие оценки ко всему окружающему социуму.

С начала 70-х происходит качественное изменение и в положении диссидентов. Теперь новоиспеченные диссиденты оказались в центре внимания западных СМИ и приобретали всемирную славу и известность. Они стали получать денежное содержание, им присуждают награды и премии, в том числе Нобелевские (Пастернак, Бродский, Солженицын, Сахаров). Диссидентство становится профессией, в которой появляются свои плюсы, она становится даже привлекательной.

Характерный пример — А. И. Солженицын. При Хрущеве им была написана повесть о лагерных порядках «Один день Ивана Денисовича». Пришедшие к власти Хрущев и его окружение нуждались в любой литературе, которая подтверждала бы дискредитацию Сталина и его времени, поэтому Солженицын одаряется высочайшей милостью. Его имя гремит в печати, на радио и телевидении. Вот как, например, описывает Б. Жутовский встречу руководителей страны во главе с Н. С. Хрущевым с деятелями литературы и искусства в это благословенное время (1963 г.):

«Огромный зал, столы с яствами. Справа, поперек, для ЦК, а перпендикулярно, в три шпалеры, — для остальных. Молчаливые мальчики за стульями, чисто вымытые, пробор, салфетка, готовы и налить, и подать, и вынести… Оживленное харчение, с редкими одобрениями с главного стола, здравицами (хотя без всякого горячительного). Одна здравица за Солженицына. Он встал, далеко от меня, лицо бледно-серое, рядом Твардовский видится курносо. Зал хлопает чуть ли не стоя».

В это время А. И. Солженицын обретает широчайшую известность. О его умонастроениях свидетельствует обращение в ЦК КПСС к помощнику Н. С. Хрущева В. С. Лебедеву:

«Я глубоко взволнован речью Никиты Сергеевича Хрущева и приношу ему глубокую благодарность за исключительно доброе отношение к нам, писателям, и ко мне лично, за высокую оценку моего скромного труда. Мой звонок Вам объясняется следующим: Никита Сергеевич сказал, что если наши литераторы и деятели искусства будут увлекаться лагерной тематикой, то это дает материал для наших недругов и на такие материалы, как на падаль, полетят огромные, жирные мухи. Пользуясь знакомством с Вами и помня беседу на Воробьевых горах во время первой встречи наших руководителей с творческой интеллигенцией, я прошу у Вас доброго совета. Только прошу не рассматривать мою просьбу как официальное обращение, а как товарищеский совет коммуниста, которому я доверяю. Еще девять лет тому назад я написал пьесу о лагерной жизни «Олень и шалашовка»…

Мой литературный отец Александр Трифонович Твардовский, прочитав эту пьесу, не рекомендовал мне передавать ее театру. Однако мы с ним несколько разошлись во мнениях, и я дал ее для прочтения в театр-студию «Современник» О. Н. Ефремову, главному режиссеру театра. Теперь меня мучают сомнения, учитывая то особенное внимание и предупреждение, которое было высказано Никитой Сергеевичем Хрущевым в его речи на встрече по отношению к использованию лагерных материалов в искусстве, и сознавая свою ответственность, я хотел бы посоветоваться с Вами — стоит ли мне и театру дальше работать над этой пьесой…

Если Вы скажете то же, что А. Т. Твардовский, то эту пьесу я немедленно забираю из театра «Современник» и буду над ней работать дополнительно. Мне будет очень больно, если я в чем-либо поступлю не так, как этого требуют от нас, литераторов, партия и очень дорогой для меня Никита Сергеевич Хрущев».

Вот такой преданный партии и идеалам социализма человек с хорошей гражданской позицией. Однако затем взгляды А. И. Солженицына резко меняются. Он демонстративно встает на антисоветские позиции, клеймит советское прошлое страны и активно сотрудничает с Западом. При этом расчет западных спецслужб безошибочен: если Солженицына осудят в СССР, то его можно будет представить как жертву советского режима; если Солженицына оставят на свободе, его можно будет и дальше использовать в своих интересах; если Солженицына вышлют из СССР, он станет орудием антисоветской пропаганды за рубежом. В любом случае Советский Союз проигрывает в этой операции информационной войны.

* * *

Советское руководство было поставлено в деле Солженицына перед неразрешимой проблемой. Это отлично понимали в Политбюро, о чем свидетельствует стенограмма его заседания по вопросу о Солженицыне, выдержки из которой мы приводим ниже.

«БРЕЖНЕВ. Во Франции и США, по сообщениям наших представительств за рубежом и иностранной печати, выходит новое сочинение Солженицына — «Архипелаг ГУЛаг»… Пока что этой книги еще никто не читал, но содержание ее уже известно. Это грубый антисоветский пасквиль. Нам нужно в связи с этим сегодня посоветоваться, как нам поступить дальше… Этот хулиганствующий элемент Солженицын разгулялся. На все он помахивает, ни с чем не считается. Как нам поступить с ним? Если мы применим сейчас в отношении его санкции, то будет ли это нам выгодно, как использует против нас это буржуазная пропаганда? Я ставлю этот вопрос в порядке обсуждения. Хочу просто, чтобы мы обменялись мнениями, посоветовались и выработали правильное решение.

КОСЫГИН. По этому вопросу есть записка товарища Андропова. В этой записке содержится предложение о выдворении Солженицына из страны.

БРЕЖНЕВ. Я беседовал с тов. Андроповым по этому вопросу.

АНДРОПОВ. Я считаю, что Солженицына надо выдворить из страны без его согласия. В свое время выдворили Троцкого из страны, не спрашивая его согласия… Я, товарищи, с 1965 года ставлю вопрос о Солженицыне. Сейчас он в своей враждебной деятельности поднялся на новый этап. Он пытается создать внутри Советского Союза организацию, сколачивает ее из бывших заключенных… Его сочинение «Архипелаг ГУЛаг» не является художественным произведением, а является политическим документом. Это опасно. У нас в стране находятся десятки тысяч власовцев, оуновцев и других враждебных элементов. В общем, сотни и тысячи людей, среди которых Солженицын будет находить поддержку. Сейчас все смотрят на то, как мы поступим с Солженицыным, применим ли мы к нему санкции или оставим его в покое… Я считаю, что мы должны провести Солженицына через суд и применить к нему советские законы. Сейчас к Солженицыну едут многие зарубежные корреспонденты, другие недовольные люди. Он проводит с ними беседы и даже пресс-конференции. Допустим, что у нас существует враждебное подполье и что КГБ проглядел это. Но Солженицын действует открыто, действует нахальным образом. Он использует гуманное отношение Советской власти и ведет враждебную работу безнаказанно. Поэтому надо предпринять все меры, о которых я писал в ЦК, то есть выдворить его из страны… Если мы не предпримем этих мер, то вся наша пропагандистская работа ни к чему не приведет. Если мы будем помещать статьи в газетах, говорить о нем по радио, а не примем мер, то это будет пустым звуком. Надо определиться, как нам поступить с Солженицыным.

БРЕЖНЕВ. А если его выдворить в социалистическую страну?

АНДРОПОВ. Едва ли, Леонид Ильич, это будет принято социалистическими странами. Ведь мы подарим им такого субъекта. Может быть, нам попросить Ирак, Швейцарию или какую-то другую страну? Жить за рубежом он может безбедно, у него в европейских банках на счетах находится 8 млн. рублей.

ДЕМИЧЕВ. Конечно, шум за рубежом будет, но мы уже опубликовали несколько материалов о новой книге Солженицына. Нам нужно дальше развертывать пропагандистскую работу, так как молчать нельзя. Если в своем произведении «Пир победителей» Солженицын говорит, что он пишет так потому, что обозлен на Советскую власть, то теперь в книге «Архипелаг ГУЛАГ» он с большей наглостью, с большей откровенностью выступает против советского строя, против партии. Поэтому мы должны дать резкие выступления в нашей печати. Это, по-моему, не повлияет на разрядку международной напряженности и на общеевропейское совещание.

СУСЛОВ. Партийные организации ждут, социалистические страны тоже ждут, как мы будем реагировать на действия Солженицына. Буржуазная печать сейчас вовсю трубит об этой книге Солженицына. И нам молчать нельзя.

СОЛОМЕНЦЕВ. Солженицын — матерый враг Советского Союза. Если бы не внешнеполитические акции, которые осуществляет сейчас Советский Союз, то можно было бы, конечно, вопрос решать без промедления. Но как то или иное решение отразится на наших внешнеполитических акциях? Но, очевидно, при всех случаях мы должны сказать народу о Солженицыне все, что надо сказать. Надо дать острую оценку его действиям, его враждебной деятельности. Конечно, у народа возникнет вопрос, почему не предпринимают мер по отношению к Солженицыну? В ГДР, например, уже напечатали статью о Солженицыне, в Чехословакии — тоже. Я не говорю о буржуазных странах, а наша печать молчит. По радио мы слушаем о Солженицыне очень много, о его произведении «Архипелаг ГУЛаг», а наше радио молчит, ничего не говорит. Я считаю, что молчать нам нельзя, народ ждет решительных действий. В печати нужно дать острые материалы по разоблачению Солженицына.

КИРИЛЕНКО. Когда мы говорим о Солженицыне как об антисоветчике и злостном враге советского строя, то каждый раз это совпадает с какими-то важными событиями, и мы откладываем решение этого вопроса. В свое время это было оправдано, но сейчас откладывать решение этого вопроса нельзя. Сейчас Солженицын все более и более наглеет. Он не одиночка, за рубежом он имеет контакты с НТС. Поэтому настал момент взяться за Солженицына по-настоящему, но чтобы после этого последовало бы выселение его из страны или другие административные меры. Враги вставляют нам палки в колеса, и молчать об этом мы не можем.

КОСЫГИН. У нас у всех, товарищи, общее мнение, и я полностью присоединяюсь к сказанному. Несколько лет Солженицын пытается хозяйничать в умах нашего народа. Мы его как-то боимся трогать, а между тем все наши действия в отношении Солженицына народ приветствовал бы. Если говорить об общественном мнении, которое создастся за рубежом, то нам надо рассуждать так: где будет меньше вреда — или мы его разоблачим, осудим и посадим, или мы будем ждать еще несколько месяцев, потом выселим в другую страну. Я думаю, что для нас будет меньше издержки, если мы поступим сейчас в отношении его решительно и осудим по советским законам. Очевидно, статьи о Солженицыне в газетах надо дать, но серьезные. Солженицын куплен буржуазными компаниями, агентствами и работает на них. Книга Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» — это махровое антисоветское произведение…

ПОДГОРНЫЙ. Солженицын ведет активную антисоветскую работу. В свое время менее опасных врагов, чем Солженицын, мы высылали из страны или судили, а к Солженицыну пока мы подойти не можем, все ищем подхода. Последняя книга Солженицына не дает никаких оснований для снисхождения к нему. Сейчас о нем многое знают и о последней книге тоже уже знают. Ведут передачи «Голос Америки», «Свободная Европа» и другие радиостанции… Я считаю, что мы нанесем большой ущерб нашему общему делу, если не предпримем мер к Солженицыну, даже несмотря на то, что за рубежом поднимется шум. Будут, конечно, всякие разговоры, но интересы нашего народа, интересы Советского государства, нашей партии нам превыше всего. Если мы не предпримем этих решительных мер, то нас спросят, почему мы таких мер не предпринимаем».

Итогом этого заседания Политбюро стала высылка А. И. Солженицына в 1974 году из СССР, а на Западе он сразу же попал, как и следовало ожидать, в поле зрения американских спецслужб, использующих его творчество в информационной войне против Советского Союза (по некоторым сведениям, и щедро оплачивающих труд Солженицына).

* * *

В 1960–1970-е годы в СССР диссиденты образуют уже свои организации, идут на открытый демонстративный конфликт с властью. Это относится, в частности, к делу А. Синявского и Ю. Даниэля и прошедшего за ним дела «четырех» (А. Гинзбурга, Ю. Галанскова и др.). Арест в 1965 году Синявского и Даниэля за публикацию на Западе своих произведений вызвал широкую кампанию протеста в западных странах, четко скоординированную с выступлениями диссидентов в СССР. Еще до процесса, 5 декабря 1965 года, на Пушкинской площади в Москве прошел «правозащитный митинг» с требованием гласного суда над Синявским и Даниэлем. Суд, состоявшийся в феврале 1966 года, поднял новую волну протеста — на этот раз в виде индивидуальных или коллективных петиций, направленных в советские партийные, государственные и судебные органы. Журналист А. И. Гинзбург составил документальный сборник, посвященный делу Синявского и Даниэля, который вскоре был опубликован за границей; последовал арест самого Гинзбурга и еще трех диссидентов. Так же, как и дело Бродского, все эти процессы подробно, во всех деталях излагались в СМИ Запада.

Вот выдержка из последнего слова подсудимого Александра Гинзбурга на процессе «четырех» 12 января 1968 г.:

«Итак, меня обвиняют в том, что я составил тенденциозный сборник по делу Синявского и Даниэля. Я не признаю себя виновным. Я поступил так потому, что убежден в своей правоте. Мой адвокат просил для меня оправдательного приговора. Я знаю, что вы меня осудите, потому что ни один человек, обвинявшийся по статье 70, еще не был оправдан. Я спокойно отправляюсь в лагерь отбывать свой срок. Вы можете посадить меня в тюрьму, отправить в лагерь, но я уверен, что никто из честных людей меня не осудит. Я прошу суд об одном: дать мне срок не меньший, чем Галанскову».

С 1968 года диссидентские кампании перешли в новое качество, тематика выступлений постоянно расширялась: положение политических заключенных в СССР, борьба «репрессированных народов» за свои права, гонения на верующих, преследования за попытки политической деятельности, свобода эмиграции из СССР. Московские диссиденты установили тесные информационные связи с активистами националистических движений на Украине, в Литве, Латвии, Эстонии, Армении, Грузии. Не осталась за рамками их внимания и внешняя политика: одно из самых скандальных выступлений диссидентов — «демонстрация семерых» — на Красной площади 25 августа 1968 года, сразу после вхождения войск стран Варшавского договора в Чехословакию.

Диссидентские структуры стали своего рода информационным центром для целой совокупности инициатив Запада, направленных на подрыв советской системы (национальных, религиозных, социально-политических и пр.); диссиденты широко пользовались при этом западными средствами массовой информации. Особую роль в информационно-психологической войне Запада против России сыграло использование в своих целях Заключительного акта Совещания в Хельсинки 1975 года по безопасности и сотрудничеству в Европе. Вскоре после подписания Заключительного акта физик Ю. Ф. Орлов организует Общественную группу содействия выполнению хельсинкских соглашений в СССР, положив начало новому этапу диссидентского движения. Вопрос о «нарушениях прав человека» в Советском Союзе тут же подхватывается и раздувается на Западе, а в Советском Союзе возникают «Хельсинкские группы» на Украине, в Литве, Грузии и Армении.

В то же время в Москве создаются новые организации диссидентов — Фонд помощи политзаключенным и их семьям (1974), Рабочая комиссия по расследованию использования психиатрии в политических целях (1977), Христианский комитет защиты прав верующих (1976) и др. Все более выраженный диссидентский оттенок приобретают различные проявления «второй культуры» (неофициальной культуры). Выходят диссидентские литературные, религиозные, философские, исторические, социально-политические журналы, альманахи, сборники. Характерно, что широкое распространение в литературной среде получает практика публикаций на Западе («тамиздат»).

* * *

Образовавшаяся к середине 70-х годов диссидентская система открыла новые возможности для воздействия на общественное сознание и создала условия для эффективного вмешательства ЦРУ и западной пропаганды во внутренние дела СССР. В докладе Л. Ф. Ильичева в 1963 году говорилось:

«Недавно директор информационного агентства США огласил небезынтересные данные: бюджет агентства на нынешний год превышает 120 миллионов долларов, в следующем году его намечено увеличить еще на 26 миллионов долларов. Агентство имеет 239 отделений в 105 странах, в том числе радиостанции «Голос Америки», которые вещают на 36 языках 761 час в неделю. В агентстве заняты тысячи служащих. В идеологической битве, по заявлению директора агентства, участвуют также четыре миллиона американских туристов, ежегодно направляющихся за океан, один миллион американских военнослужащих и членов их семей, находящихся за границей, более тридцати тысяч американских миссионеров. Добавьте сюда голливудские кинокартины, «комиксы» и т. д.».

Отсюда делается вывод: «Было бы серьезной ошибкой думать, что столь дорогая и вышколенная машина одурачивания людей действует вхолостую. Словно гигантский пресс, давит она на сознание людей капиталистического мира, протягивает щупальца за пределы империалистических стран — пытается захватить в идейный плен неустойчивые элементы в социалистических странах».

И действительно, эта машина информационно-психологической войны работала с полной отдачей, затягивая «неустойчивые элементы» в свой механизм, причем умело использовались все просчеты в идеологической деятельности советского государства. Вот выдержки из информационной записки от 19.05.1975 года Председателя КГБ Ю. В. Андропова в ЦК КПСС: «Поступающие в Комитет госбезопасности при Совете Министров СССР материалы свидетельствуют о том, что спецслужбы и идеологические центры противника стремятся в своей подрывной работе против Советского Союза сосредоточить свои усилия на враждебной обработке умов советской молодежи, имея в виду прежде всего ту ее часть, которая пополняет ряды творческой интеллигенции, играющей немаловажную роль в формировании общественного мнения в стране.

Изучение обстановки в г. Москве показало, что, будучи предоставлена самой себе, часть творческой молодежи не находит общественно полезного применения своим способностям и порой становится на путь нежелательных проявлений, которые, как правило, инспирируются лицами, занимающимися антиобщественной деятельностью, или иностранцами. В отдельных случаях проявляется стремление со стороны просионистски настроенных элементов использовать эти группы в своих целях, а также объединение молодежи еврейской национальности под предлогом единства творческих устремлений.

Обращает на себя внимание в связи с подобными явлениями то обстоятельство, что для творческой молодежи очень затруднена возможность широкой публикации на страницах «толстых» литературных журналов, участие в официальных выставках, постановка и исполнение драматургических и музыкальных произведений. При определении того, кто должен печататься в первую очередь, при распределении ролей в театре, при отборе произведений изобразительного искусства выставками нередко все решают личные отношения и групповые пристрастия, а не забота о поддержке молодых талантливых авторов или исполнителей…

Увеличение контингента «неустроенных» молодых специалистов, недовольных своим положением, в известной мере создает благоприятные условия для воздействия на них враждебной пропаганды. Не получая подолгу значительных ролей в театрах, молодые актеры с привлечением любителей ставят для довольно узкого круга зрителей некоторые произведения, не разрешенные к постановке в наших театрах, в которых проповедуются мистика, секс, искаженно отражается советская действительность. У молодых писателей, которые годами не могут напечатать свои произведения, возникают настроения уныния и недовольства, что отрицательно влияет на их творчество и приводит к стремлению публиковаться на Западе.

Настоятельность улучшения работы с одаренной молодежью ощущается и самими представителями творческих союзов. Известно, например, что идея создания нового литературного журнала «Мастерская», подхваченная и развиваемая Е. ЕВТУШЕНКО, вызвала сочувствие у ряда известных писателей. Однако кандидатура ЕВТУШЕНКО в качестве руководителя журнала не встречает поддержки у писательской молодежи. При этом высказываются мнения о создании при существующих журналах, таких, как «Новый мир», «Октябрь», «Москва», «Знамя», литературных приложений или альманахов для публикации произведений только молодых литераторов. Это позволило бы эффективнее осуществлять отбор талантливой молодежи для пополнения Союза писателей.

Продолжая изучать процессы, происходящие в среде творческой молодежи, с целью ограждения ее от враждебного идеологического воздействия противника, Комитет государственной безопасности считает желательным поручить Отделу культуры ЦК КПСС и ЦК ВЛКСМ совместно с Министерством культуры и руководителями творческих союзов СССР еще раз рассмотреть меры по улучшению работы с творческой молодежью и доложить о них ЦК».

* * *

А вот еще одна справка, касающаяся того же вопроса, которую составил начальник 5-го Управления КГБ СССР Ф. Д. Бобков в 1976 году. На наш взгляд, она достаточно полно передает изменения в сознании советской молодежи, подвергшейся массированной атаке в ходе информационно-психологической войны Запада с Советским Союзом. Приводим эту справку с некоторыми сокращениями.

«Аналитическая справка о характере и причинах негативных проявлений среди учащейся и студенческой молодежи.

Советская молодежь рассматривается противником как один из важнейших объектов идеологической диверсии. В подрывной деятельности против советской молодежи участвует весь аппарат идеологической диверсии противника. Особую роль в ее организации играют вражеские спецслужбы. Во многих разведывательных органах империалистических государств специально созданы подразделения для работы против молодежи социалистических стран.

В интересах спецслужб действуют также замаскированные под государственные учреждения и общественные организации так называемые исследовательские институты и научные центры. Только в США, например, по заданию ЦРУ разрабатывают проблемы идеологического воздействия на население социалистических стран, в том числе на молодежь, около 80 научных центров и кафедр. В этих же целях американские разведывательные органы используют подрывные центры своих союзников и сателлитов. Французские спецслужбы создали в составе министерства иностранных дел специальный отдел, именуемый «Службой кооперации», под прикрытием которого засылают в советские учебные заведения разведчиков и агентов. Большое место в практическом осуществлении подрывных акций отводится антисоветским, националистическим, клерикальным и другим центрам и организациям.

Серьезная ставка делается на сионистские организации, проявляющие значительную активность в проведении враждебной работы. В качестве одной из форм вовлечения молодежи в антисоциалистическую деятельность сионистами взята на вооружение пропаганда тезиса о «пробуждении у молодежи еврейского самосознания» и эмиграционных настроений. Известно, что ими открыта в Иерусалиме двухгодичная школа по подготовке пропагандистов, куда набираются слушатели из числа молодых евреев США и стран Западной Европы. По замыслам сионистов, окончившие школу должны направляться по различным каналам в социалистические страны для националистической обработки и склонения евреев к выезду в Израиль.

Тесно связывают свои программные установки с активизацией подрывной деятельности против советской молодежи зарубежные центры украинских, армянских, эстонских, литовских, латышских и других националистов. В решениях съездов, разного рода конференций, совещаний ими постоянно подчеркивается как задача особой важности необходимость установления контактов с молодежью советских республик и вовлечения ее в активную борьбу с социалистическим строем. В разработанном государственным секретариатом Ватикана «плане церковной политики расшатывания» социалистического строя также отводится значительное место подрывным акциям в отношении молодежи.

Один из руководителей «Комитета радио «Свобода» в следующих словах выразил установки спецслужб на организацию идеологической диверсии среди советской молодежи: «Совершенно не обязательно формировать для широких слоев советской молодежи конкретные позитивные лозунги. Вполне достаточно вызвать у нее раздражение окружающей действительностью». При этом, заявил он, «неизбежно обнаружатся люди, готовые пойти на все ради кардинальных перемен». В сфабрикованных «Комитетом радио «Свобода» документах «Программа демократического движения Советского Союза» и «Тактические основы демократического движения Советского Союза» эти установки облечены не только в форму призывов к широкому вовлечению молодежи в антисоциалистическую деятельность, но и в конкретную программу развертывания подрывной работы всеми центрами и по всем каналам.

В идеологической диверсии против советской молодежи противник активно использует различные каналы международного общения. Особенное значение он придает радиопропаганде. В настоящее время с территории капиталистических стран на Советский Союз ведет передачи 41 радиостанция, объем вещания составляет 253 часа в сутки. Большинство их радиопрограмм строится применительно к молодежной аудитории. Например, из 12 постоянных рубрик в программах «Голоса Америки» на СССР семь адресуются молодым слушателям.

В последние годы империалистические разведки все больше внимания уделяют использованию в подрывных акциях посещающих СССР иностранцев. В частности, Центральным разведывательным управлением США создан в этих целях под видом частной организации «Корпус гражданского обмена», президентом которого назначен профессор ГРАНТ ПЕНДИЛЛ, являющийся, согласно добытым данным, кадровым сотрудником американской разведки. Значительное место в планах подрывного проникновения противника в советскую молодежную среду занимает канал научного и студенческого обмена. Органами госбезопасности выявлен среди обучающихся в Советском Союзе стажеров, аспирантов и студентов из капиталистических и развивающихся стран ряд агентов вражеских разведывательных и полицейских органов. Некоторые из них пытались распространять среди молодежи идейно ущербную литературу, пропагандировать буржуазные философские теории, устанавливать контакты с представителями советской молодежи с целью идеологической обработки и склонения к враждебной деятельности.

Противник стремится как можно шире использовать выезд советской молодежи за рубеж. К участникам молодежных коллективов, выезжающих в туристические поездки за границу, подводятся для их обработки специально подготовленные функционеры пропагандистских центров, сотрудники различного рода «неправительственных» учреждений, занятых приемом советских людей. В США, например, к участию в этих акциях привлекаются «Совет по международному образованию и обмену», «Молодежная христианская ассоциация», «Айрекс». Почти всюду, куда прибывают советские делегации, активно работает против них «Комитет радио «Свобода».

Наряду с организацией идеологической диверсии в отношении советской молодежи непосредственно через специально созданные структурные звенья и функционирующие на Западе различные антисоветские центры, спецслужбы противника делают серьезную ставку как на проводников своих подрывных устремлений на националистов, сионистов, реакционно настроенных церковников и другие враждебные элементы в СССР. Такая ориентация противника находит у враждебных элементов полное понимание и поддержку и совпадает с их стремлением создать себе в молодежной среде опору для расширения подрывной деятельности. Один из активных украинских националистов, сын бывшего руководителя оуновского подполья ШУХЕВИЧ, ориентируя единомышленников на усиление подрывной работы среди молодежи, наставлял: «Молодежь — наша надежда. Она должна образовать базу массового национально-освободительного движения».

Как резерв пополнения своих рядов рассматривают молодежь и антисоветские элементы, выступающие с ревизионистских позиций. В пропаганде ревизионистских концепций и склонении представителей молодежи на свою сторону они руководствуются лозунгом «дать литературу самиздата и книги из-за границы в молодежные массы».

Свои подрывные планы в отношении молодежи вражеские спецслужбы, зарубежные антисоветские центры и враждебные элементы внутри страны строят в расчете на использование ее недостаточного социального опыта и таких свойственных молодым людям психологических особенностей, как обостренное критическое отношение к опыту старшего поколения, повышенная впечатлительность, любознательность, пытливость, максимализм, стремление к подражанию и самоутверждению. Конечная цель этих планов сводится к тому, чтобы внести в мировоззрение, в систему ценностных ориентации молодого поколения черты, которые бы изменили его социальное лицо, лишили качеств и свойств, присущих членам советского общества.

Именно поэтому одним из основных направлений подрывной империалистической пропаганды, ориентированной на молодежную аудиторию, становится в последние годы всемерное культивирование индивидуалистических инстинктов обывателя — эгоизма, корыстолюбия, карьеризма, социальной инертности и равнодушия, — рассчитанное на достижение «политической переориентации» советской молодежи через ее «моральную переориентацию»; этим же объясняется усиление пропаганды секса, подаваемого под маской «преодоления консерватизма старшего поколения», необходимости выработки «своего эталона» нравственности и эстетических норм.

Буржуазные идеологи, принимающие участие в разработке и планировании акций идеологической диверсии, вынашивают даже замыслы добиться развития в нашей стране своеобразной «сексуальной революции». Известный антикоммунист БЖЕЗИНСКИЙ, например, исходит из того, что «в конце 70-х годов сексуальная революция распространится на советские городские центры… и породит более очевидные проявления социальной и политической напряженности». На такой же точке зрения стоит и генеральный секретарь Международного центра сравнительной криминологии НАРИЗО, склонный усматривать в фактах пьянства и сексуальной распущенности со стороны отдельных молодых людей «пассивную форму политической оппозиции в СССР», а в употреблении ими наркотиков — «символ мятежа молодежи».

…Отдельные молодые люди, испытывая воздействие буржуазной идеологии, оказываются в ряде случаев неспособными преодолеть ее негативное влияние, заражаются настроениями политической демагогии, критиканства, пессимизма и допускают идеологически вредные и антиобщественные проявления. В среде учащейся молодежи за три года было совершено 3324 проявления, в которых участвовало 4406 человек.

Студенты гуманитарных вузов выступали участниками проявлений чаще, чем студенты технических институтов. На долю их приходится 34 % проявлений, на студентов технических вузов — 28 %. 3174 человека (72 %) совершили проявления, выступая одиночками, остальные 1232 человека — в составе 384 групп…

Подавляющая часть участников проявлений (58 %) выступала с позиций идеологии национализма (включая сионизм), что во многом объясняется усилением в последние годы противником пропаганды буржуазного национализма и стимулированием на его основе подрывной деятельности. Представители молодежи, подпавшие под влияние националистических настроений, обнаруживали чаще других стремление к организованной деятельности (ими создано 87 групп). Причем более высокую активность в создании групп проявляли студенты вузов (63 группы). Участники националистических групп выступали в большинстве случаев под лозунгом борьбы против «политики русификации».

Проявления, совершенные представителями еврейской молодежи под влиянием идеологии сионизма и произраильских настроений, разнохарактерны. Они выражаются в распространении содержания радиопередач «Голоса Израиля», других буржуазных радиостанций, а также сионистской литературы, инспирации антиобщественных акций, возбуждении антисоветских и эмиграционных настроений, установлении контактов с эмиссарами зарубежных центров. Молодежь еврейской национальности составляет значительную часть т. н. «ульпанов», где под видом изучения иврита ведется пропаганда сионистских и произраильских настроений.

…Анализ статистических данных показывает, что значительная часть лиц, совершивших политически вредные проявления, испытывала непосредственное идеологическое воздействие из-за рубежа. Такие факторы, как прослушивание зарубежных радиопередач, чтение засылаемых в СССР буржуазных газет, книг и других печатных изданий, личное общение и переписка с враждебно настроенными иностранцами, оказали влияние на 47 % (2012) лиц.

Из числа всех факторов в качестве основного выступает влияние зарубежной радиопропаганды, сказавшееся на формировании идеологически враждебной установки более чем у 1/3 лиц (1445 человек), допустивших негативные проявления. Анализ материалов свидетельствует о распространенности среди молодежи интереса к зарубежному вещанию. Так, по данным исследования «Аудитория западных радиостанций в г. Москве», проведенного отделом прикладных социальных исследований ИСИ Академии наук СССР, с большей или меньшей регулярностью радиостанции слушают 80 % студентов и около 90 % учащихся старших классов средних школ, ПТУ, техникумов. У большинства этих лиц слушание зарубежного радио превратилось в привычку (не реже 1–2 раз в неделю зарубежные радиопередачи слушают 32 % студентов и 59,2 % учащихся).

Обращение к зарубежному радио объяснялось главным образом увлечением популярной музыкой джазовых ансамблей Запада. (По данным социологического исследования «Аудитория западных радиостанций в г. Москве», музыкальными программами увлекается 2/3 радиослушателей в возрасте до 30 лет). Дальше эволюция интересов и настроений во многом соответствовала схеме, которую на инструктивном совещании сотрудников о направленности составления радиопрограмм определил руководитель одной из секций радиостанции «Свободная Европа»: «Нашему корреспонденту 16 лет. Сейчас он интересуется пластинками, но через 5–10 лет, привыкнув к нашим передачам, он будет слушать всю программу».

Другой побудительный мотив обращения к зарубежному радиовещанию кроется в наблюдающемся в современный период росте у молодежи, особенно у студентов, информационных потребностей. Многих молодых людей зарубежное радио привлекает кажущимися оперативностью в подаче новостей и объективностью их интерпретации. Исследованием «Аудитория западных радиостанций в г. Москве» выяснилось, например, что из числа опрошенных доверяют передачам «Голоса Америки» 24,2 % студентов, 21,6 % учащихся старших классов, 8 % рабочей молодежи, 10 % молодой интеллигенции.

В результате прослушивания передач западных радиостанций, которые несут значительную идеологическую нагрузку в деле формирования у радиослушателей социально-политических взглядов и восприятия происходящих в мире событий в выгодном для империалистической реакции свете, отдельные учащиеся и студенты начинают мыслить категориями зарубежного радио.

У некоторых из них создается комплекс отрицательных оценок нашей действительности, утрачивается понимание сущности таких понятий, как свобода слова, печати, творчества. Все это в конечном счете получает свое выражение в поведении таких лиц.

Многие из профилактированных студентов в своих объяснениях указывали, что передачи по радио идеологически враждебных произведений ими записывались на магнитофон, после чего они распространялись в виде магнитофонных записей или перепечатанных на пишущей машинке текстов. В частности, по этому каналу они получили представление о ряде антисоветских заявлений и пасквилей СОЛЖЕНИЦЫНА, трактате САХАРОВА «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании, интеллектуальной свободе», различных «исследованиях», «обращениях» и других документах, содержащих клеветнические измышления, порочащие советскую действительность…

Влияние рассмотренных выше факторов на формирование у отдельных представителей молодежи идеологически вредной установки усиливалось в некоторых случаях одновременным неблагоприятным воздействием других факторов, не имеющих прямой антисоветской направленности. Некоторые молодые люди, переживая моменты неустроенности личной жизни, неудовлетворения материальными и жилищными условиями, сталкиваясь с недостатками и фактами злоупотребления в деятельности отдельных должностных лиц, не всегда правильно осмысливают и понимают эти явления.

Отсутствие должного жизненного опыта и идейной закалки в сочетании с присущими молодым людям особенностями возрастной психологии, характеризующейся повышенной чувствительностью к личным обидам и импульсивностью, приводит некоторых из них к неправильной оценке окружающей социальной действительности и ошибочному выбору путей и средств достижения жизненных целей. Ложные выводы, усугубленные нередко воздействием факторов антисоветской направленности, толкают их в отдельных случаях на совершение антиобщественных и политически враждебных проявлений. Наиболее подверженными воздействию таких факторов оказались учащиеся ПТУ и техникумов, которые ранее других представителей молодежи включаются в самостоятельную трудовую деятельность и, следовательно, в более раннем возрасте сталкиваются с трудностями, встающими на пути к становлению личности.

…Борьбу с подрывными устремлениями противника в отношении советской молодежи, выявление и пресечение попыток оказать на ее представителей идеологически враждебное влияние органы госбезопасности рассматривают как одну из важнейших составных частей в решении задачи по ограждению советского общества от происков империалистических разведок, зарубежных антисоветских центров и иных враждебных элементов. В основу организации работы на этом участке положен главный принцип — предупреждение преступности, профилактика политически вредных проявлений и процессов».

* * *

Надо заметить, что в целом влияние идеологической пропаганды Запада на советскую молодежь и, шире, на советское общество было не столь значительным, как этого хотелось бы западным спецслужбам. Численность населения Советского Союза к середине 1970-х годов приближалась к 270 млн. чел., а количество зафиксированных «проявлений» диссидентской деятельности отдельными лицами не превышало 0, 01 % от этого числа, даже включая тех, кто совершал подобные проступки, «не имея преступного умысла». Об этом свидетельствует отчет Ю. В. Андропова о проделанной КГБ СССР работе за 1975 год:

«В 1975 году профилактировано около 20 тысяч человек, совершивших политически вредные проступки, не содержащие преступного умысла. Свыше 25 активных участников сионистских проявлений и других инспираторов антисоветских акций выдворены из страны по каналу эмиграции. За преступную деятельность привлечено к уголовной ответственности 485 человек, в том числе за контрабанду и нарушение правил о валютных операциях — 247 человек.

В Эстонии, Молдавии, Армении, на Украине и в некоторых других районах страны своевременно вскрыты 53 националистические группы. Их главари привлечены к уголовной ответственности, рядовые участники профилактированы.

В значительной степени снижена враждебная деятельность еврейских националистов. Предотвращены антиобщественные провокационные акции с их стороны, сорваны замыслы распространить свое влияние путем инспирации националистических настроений под лозунгом создания в СССР так называемой «еврейской культурной автономии», снижены эмиграционные настроения, внесен раскол в ряды активных националистов.

В процессе работы по ограждению советской молодежи от враждебного влияния в Алтайском, Ставропольском, Хабаровском краях, Ленинградской, Иркутской, Томской областях, Татарской АССР и других районах страны вскрыто и предотвращено формирование 30 групп идеологически вредной направленности среди студенческой молодежи, выявлены лица, занимавшиеся изготовлением антисоветских и клеветнических материалов с целью передачи их за границу. Предотвращено 30 попыток создания политически вредных групп в армии и на флоте.

Органы КГБ активно и последовательно осуществляли меры предупредительного характера в отношении антиобщественных действий отдельных советских граждан, прибегающих к изготовлению и распространению антисоветских анонимных документов. Упрочение внутриполитического положения в стране, рост благосостояния и сознательности трудящихся, а также проведенные мероприятия органами госбезопасности сыграли значительную роль в снижении антисоветских и идеологически вредных анонимных проявлений. За отчетный период разыскано 1290 авторов и распространителей антисоветских документов; 76 из них привлечены к уголовной ответственности. Наибольшее количество анонимных документов было распространено на Украине, в Казахстане, Литве, Молдавии, Краснодарском крае, Москве и Московской области, Свердловской области».

Таким образом, создать «пятую колонну» в советском народе Западу явно не удалось. В итоге в конце 1970-х — начале 1980-х годов ставка в третьем этапе информационно-психологической войны делается на «знаковые» фигуры «творческой интеллигенции» СССР, прежде всего на А.Д. Сахарова, а также на события, вызвавшие широкий международный резонанс (например, Олимпиада-80). В следующих частях нашей книги мы остановимся на этом более подробно.

ОПЕРАЦИЯ «САХАРОВ»

Сахаров Андрей Дмитриевич, академик АН СССР, до поры до времени занимался проблемами физики и был одним из создателей советской водородной бомбы. Однако затем в эволюции его личности происходит какой-то удивительный сдвиг: этот академик от физики начинает активно заниматься общественными проблемами и пытается разрешить их своеобразными способами. Сейчас его идеи о «конвергенции», сливании социализма с капитализмом, точнее, «вливании» социализма в капитализм, всеобщем мире и процветании на основании интеллектуального прогресса и т. д. кажутся, по меньшей мере, наивными и утопичными. Ни одна из идей Сахарова на практике не осуществилась, но он стал, однако, символом «демократии» и «борьбы с тоталитаризмом».

Еще в начале 70-х советские газеты писали о Сахарове:

«Если Солженицыну для выражения своих мыслей потребовались многие тысячи страниц, которые он с графоманским упрямством грозится дополнить еще новыми «узлами» и «частями», то академик похвально лаконичен. Брошюра в 38 страниц «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе» вобрала без остатка все идеи Сахарова. С момента сочинения в 1968 г. академик не дополнял свое бесподобное откровение. Отправляясь в незнакомую для него страну, Сахаров, как и подобает ученому, естественно, помянул того, кто служит ему маяком, — «выдающегося писателя А. Солженицына». Почерпнув «мудрость» в этом зловонном источнике, академик понес околесицу и сущий вздор, занявшись описанием идеального, на его взгляд, общества, ибо советское государство Сахарова не устраивает. Он даже не стоит, а лежит на антисоветской платформе».

Одновременно западные СМИ начали прославлять А. Д. Сахарова, цитировать и толковать каждое его слово. Вокруг Сахарова немедленно появляются соответствующие «друзья», громадную роль в его судьбе сыграла вторая жена Е. Боннэр, ярая «правозащитница». О том, как развивалась деятельность Сахарова, как она направлялась и поощрялась Западом, наглядно свидетельствуют документы из советских архивов.

Из записки Председателя КГБ СССР Ю. В. Андропова от 16 апреля 1976 года: «14–15 апреля 1976 года состоялись судебные процессы в г. Москве над ТВЕРДОХЛЕБОВЫМ А. Н. и в гор. Омске над ДЖЕМИЛЕВЫМ М., привлеченными к уголовной ответственности за распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй…

Антиобщественные элементы предприняли попытки оказать влияние на ход судебных процессов. Собравшись группой около 35–40 человек у здания Московского городского суда, они пытались вызвать своими выкриками в поддержку ТВЕРДОХЛЕБОВА нарушения общественного порядка.

Прибывшие в г. Омск САХАРОВ и его жена БОННЭР допустили хулиганские действия в отношении работников милиции и представителей общественности. В ответ на отказ дежурных милиционеров пропустить их в зал судебного заседания по причине отсутствия свободных мест САХАРОВ и БОННЭР учинили дебош. Выкрикивая: «Вот вам, щенки, от САХАРОВА» и сопровождая эти слова другими оскорблениями, САХАРОВ ударил по лицу двух работников милиции. БОННЭР также ударила по лицу коменданта здания суда, пытавшегося навести порядок.

Будучи доставленным в отделение милиции, САХАРОВ пытался оправдать свои хулиганские действия тем, что работники якобы выкручивали ему руки. Однако от предложения пройти медицинское освидетельствование для подтверждения этого он категорически отказался. БОННЭР заявила, что совершила свои действия преднамеренно.

Действия САХАРОВА и БОННЭР задокументированы. Они содержат состав преступления, предусмотренного ч. II ст. 191.1 УК РСФСР (оказание сопротивления работнику милиции или народному дружиннику при исполнении этими лицами возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, сопряженное с насилием). Принято решение ограничиться сделанным САХАРОВУ и БОННЭР официальным предупреждением, не ставя в настоящее время вопрос о привлечении их к уголовной ответственности…»

Из записки Председателя КГБ СССР Ю. В. Андропова от 6 декабря 1976 года: «5 декабря с. г. группа антиобщественных элементов собралась на площади Пушкина в г. Москве с провокационной целью выразить «молчаливый протест» в связи с «нарушениями» прав граждан, гарантированных Конституцией СССР. На площади у памятника Пушкину находились САХАРОВ, СЕМЕНОВА и ЯНКЕЛЕВИЧ (дочь и зять БОННЭР), супруги ГРИГОРЕНКО, БУКОВСКАЯ, АЛЕКСЕЕВА, САЛОВА, ШАТУНОВСКАЯ, ГАСТЕВ, ГЕНКИН, СТАРЧИК, ЛАНДА, Ирина ЯКИР и другие — всего около 50 человек. Отдельные из них в 18 часов сняли головные уборы и пытались имитировать так называемую «минуту молчания».

На площади в это же время присутствовали иностранные корреспонденты: РЕН, ВИЛЛИС, КРИМСКИ, КЕНТ, УОЛЛЕС (США); КЕТЛИН, ЭВАНС, БЛЮЭТТ (Великобритания); ПРЕДЕ, ЮРГЕН, ЭНГЕЛЬБРЕХТ, БРАНДТ (ФРГ) и БОЛЕНБАХ (Франция), которые фотографировали участников сборища.

Присутствовавшие на площади жители Москвы и гости столицы выражали свое возмущение по поводу сборища антиобщественных элементов.

В этот же день в Ленинграде группа враждебно настроенных лиц в количестве 10 человек провела подобную акцию у памятника Пушкину на площади Искусств.

В обоих случаях каких-либо инцидентов зафиксировано не было».

Из записки Председателя КГБ СССР Ю. В. Андропова от 29 марта 1977 года: «После ареста ЩАРАНСКОГО «диссиденты» во главе с САХАРОВЫМ организовали 16 марта с. г. импровизированную пресс-конференцию на частной квартире, на которую пригласили несколько американских и других западных журналистов и раздали им заранее подготовленные заявления клеветнического характера.

По полученным данным, посольство США в своем сообщении для госдепартамента об этой пресс-конференции особо выделило высказывания САХАРОВА о том, что «при нынешнем критическом положении, в котором находится советское движение в защиту прав человека, было бы очень полезно, если бы американский конгресс и президент как-то отреагировали на арест ЩАРАНСКОГО…»

* * *

Из этих записок мы видим, что деятельность А. Д. Сахарова идет в полной взаимосвязи с политикой США, вплоть до того, что Сахаров призывает Соединенные Штаты к прямому вмешательству во внутренние дела СССР. Прибавим к этому призывы к изменению государственного строя Советского Союза, создание антиправительственных организаций и пр. Любой человек за малую часть подобных действий, направленных против американского государства, в США надолго оказался бы в тюрьме, если не на электрическом стуле.

В Советском Союзе выходки Сахарова терпели очень долго, но в 1980 году терпение Советского правительства, наконец, заканчивается: принимается решение о высылке А. Д. Сахарова в г. Горький, не на Колыму и не в Туруханский край, а в город, расположенный всего лишь в четырехстах километрах от Москвы.

Вот как это отражено в записке Ю. В. Андропова, написанной им вместе с Генеральным прокурором СССР Р. А. Руденко в августе 1980 года:

«Академик САХАРОВ, являясь убежденным противником социалистического строя, на протяжении более 10 лет проводит подрывную работу против Советского государства… САХАРОВ предпринимает меры по организационному сплочению антисоветских элементов внутри страны, подстрекает их к экстремистским действиям.

Прочно утвердившись на позициях противника социализма, он подстрекает агрессивные круги капиталистических государств к вмешательству во внутренние дела социалистических стран, к военной конфронтации с Советским Союзом, постоянно инспирирует выступления против политики Советского государства, направленной на разрядку международной напряженности и мирное сосуществование.

В ущерб государственным интересам СССР САХАРОВ выдает представителям капиталистических государств секреты, имеющие отношение к важнейшим проблемам обороны страны. В частности, в 1974 году в беседах с американскими, немецким и канадским журналистами он разгласил характеристики советских стратегических ракет и стартовых площадок, данные о количестве боеголовок и назвал министерства, участвовавшие в их изготовлении. По заключению экспертов, указанные сведения относятся к совершенно секретным, составляющим государственную тайну. Передача противнику подобного рода сведений подпадает под действие закона, предусматривающего ответственность за измену Родине.

В целях подрыва Советской власти САХАРОВ систематически оказывает иностранным государствам помощь в проведении враждебной деятельности против СССР, активно занимается антисоветской агитацией и пропагандой. В 1968–1979 годах он сочинил и передал за границу ряд программного характера антисоветских документов, более 200 «заявлений», «обращений» и «протестов», в которых настойчиво предостерегает Запад от разоружения и утверждает, что единственно приемлемым вариантом межгосударственных отношений с СССР может быть положение, «когда у Вэнса будут силы, в 2–3 раза превосходящие советские»…

САХАРОВ имел более 600 встреч с другими иностранцами по различным вопросам организации и проведения антисоветской деятельности, провел более 150 так называемых «пресс-конференций» для западных корреспондентов. По его материалам западные радиостанции подготовили и выпустили в эфир около 1200 антисоветских передач.

Запад щедро оплачивает враждебную деятельность САХАРОВА, перечисляя на его счет в зарубежных банках десятки тысяч долларов. Его усердие было отмечено также присуждением Нобелевской премии мира и другими денежными премиями…

Партийные, советские и общественные организации, прокуратура, органы госбезопасности неоднократно предупреждали САХАРОВА о недопустимости враждебной деятельности, его предостерегали видные ученые, с ним беседовал от имени Советского правительства заместитель Председателя Совета Министров СССР. Трижды САХАРОВ официально предупреждался Прокуратурой СССР. Все эти предупреждения он игнорировал.

Таким образом, деятельность САХАРОВА носит уголовно наказуемый характер. Его действия полностью подпадают под признаки преступлений, предусмотренных пунктом «а» ст. 64 (измена Родине), ч. 1 ст. 70 (антисоветская агитация и пропаганда) УК РСФСР.

Однако привлечение САХАРОВА к судебной ответственности может повлечь серьезные политические издержки. Для предварительного расследования дела и рассмотрения его в суде потребуется минимум 2–3 месяца. В течение этого времени Запад, несомненно, организует шумные антисоветские кампании, которые будет трудно нейтрализовать, поскольку уголовно-процессуальное законодательство запрещает использовать до окончания судебного разбирательства материалы уголовных дел в пропагандистских целях.

В связи с этим представляется целесообразным применить в отношении САХАРОВА административные меры, которые позволили бы пресечь его контакты с иностранцами и серьезно затруднить проведение враждебной деятельности. В целях пресечения антисоветской деятельности САХАРОВА необходимо, на наш взгляд, осуществить следующие мероприятия… принять Указ Президиума Верховного Совета СССР, которым в порядке исключения в качестве превентивной меры административно выселить его из г. Москвы в один из районов страны, закрытый для посещения иностранцами».

* * *

В Горьком, закрытом тогда для иностранцев, А. Д. Сахаров был им недоступен, что было плохо как для западных спецслужб, так и для самого академика, привыкшего к повышенному влиянию Запада. К этому следует прибавить влияние Е. Боннэр, которая не желала, чтобы ее муж отошел от «борьбы».

Вот как об этом сообщается в записках КГБ СССР, составленных в августе — сентябре 1982 года:

«Поведение САХАРОВА зачастую не укладывается в общепризнанные нормы, чересчур подвластно влиянию окружающих лиц, и в первую очередь жены, явно противоречит здравому смыслу. Аномальность прослеживается и в настроениях САХАРОВА, подверженных резким переходам от отрешенности и замкнутости к деловитости и общительности. По мнению крупнейших советских психиатров, ему присущи глубокие психические изменения, дающие основания считать его «патологической личностью, нередко встречающейся в семьях с большой отягощенностью шизофренией» (родной брат и дочь стоят на учете как больные шизофренией, сын лечился от неврастении).

С каждым годом поведение САХАРОВА все труднее поддается объективной логической оценке. С одной стороны, он обуреваем манией величия, возрастающей пропорционально усилиям западных спецслужб по рекламированию его в качестве «всемирного борца за гражданские права», с другой — вынашивает намерение составить завещание о захоронении его праха в Осло.

Метаморфозы в поведении САХАРОВА не исключают, по нашему мнению, в будущем новых не поддающихся прогнозированию враждебных проявлений с его стороны, что учитывается Комитетом госбезопасности в работе по нему. Принимается также во внимание и то обстоятельство, что САХАРОВ долгие годы находится под психологическим прессом своей жены и постоянно совершает по ее указке противозаконные действия, наносящие моральный ущерб Советскому государству.

В настоящее время по инициативе БОННЭР и с согласия Сахарова враждебные круги на Западе готовятся развернуть широкую провокационную кампанию за присуждение ему Нобелевской премии по физике. Другая ее затея состоит в побуждении мужа к написанию и опубликованию на Западе научных работ и всевозможных антисоветских «обращений», «заявлений», «протестов», что, по мнению БОННЭР, улучшит материальную обеспеченность ее детей в США, а также создаст и ей лично благоприятные условия для проживания в будущем за границей.

Установлено, что действия БОННЭР, подогревающей антисоветизм мужа, основаны не только на ее враждебном отношении к советской власти, но и соответствуют рекомендациям спецслужб США и зарубежных антисоветских центров. О ее связи с ними говорит такой факт. В 1979 году американцы, воспользовавшись пребыванием БОННЭР на лечении в Италии, вывезли ее в США под чужой фамилией, без оформления документов в установленном порядке. Там она установила контакты с антисоветчиками и встречалась с лицами, подозреваемыми в связях с ЦРУ. Из этой поездки БОННЭР привезла и навязала САХАРОВУ, в частности, идею по объединению антисоциалистических элементов СССР, ПНР и ЧССР. И только выселение его из Москвы позволило пресечь эту подрывную акцию…».

«По поступившим в Комитет государственной безопасности данным, САХАРОВ и его жена БОННЭР пытаются активизировать свою антиобщественную деятельность. При этом БОННЭР, выступая в качестве подстрекателя, внушает САХАРОВУ мысль о том, что Запад забыл их и необходимо предпринять новые провокационные акции. САХАРОВ, находясь полностью под влиянием жены, изготовил, а БОННЭР передала американцам т. н. «обращение» к Пагуошской конференции, о чем КГБ СССР докладывал ЦК КПСС (№ 1789-Ф от 31 августа 1982 года).

Наряду с этим БОННЭР принудила САХАРОВА подготовить и заверить в нотариальной конторе г. Горького завещание и доверенность (тексты прилагаются). Как видно из содержания завещания, БОННЭР становится единоличным распорядителем авторских прав и денежных вкладов, находящихся в заграничных банках, а в случае смерти последней все права переходят ее дочери ЯНКЕЛЕВИЧ Т. И., проживающей в настоящее время в США.

При оформлении завещания САХАРОВ настаивал на включении в него следующих положений: «В случае моей смерти прошу кремировать мое тело в СССР, а затем вывезти прах за границу для захоронения там, где живут мои дети (имеются в виду дети БОННЭР, проживающие в США). Прошу Советское правительство не препятствовать вывозу моего праха. Все поручаю моей жене… При наследовании авторских прав предоставляю моей жене право рецензировать мои воспоминания, политические статьи, а также научные и популярные работы».

Указанные требования САХАРОВА нотариусом были отклонены. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что БОННЭР в соответствии с доверенностью получает право распоряжаться не только всем имуществом, принадлежащим САХАРОВУ, но и вести от имени мужа «дела во всех государственных учреждениях, кооперативных и общественных организациях, гражданские и уголовные дела во всех судебных учреждениях».

По имеющимся в КГБ СССР сведениям, БОННЭР, заручившись указанными документами, в ближайшее время обратится в МВД СССР с заявлением о поездке в Итаию для лечения глазного заболевания…».

Как видно из этих документов, в дуэте Сахаров — Боннэр западные спецслужбы отдали предпочтение Е. Боннэр. Впрочем, мечта А. Д. Сахарова о захоронении его праха в США, может быть благополучно осуществилась бы со временем, если бы не горбачевская «перестройка». Она реанимировала «Великого диссидента» Сахарова (как с иронией называл его А. Зиновьев), но она же и похоронила его на Родине.

ОПЕРАЦИЯ «ОЛИМПИАДА-80»

История олимпийского движения насчитывает более двух тысяч лет, и со времен античности Олимпиады имели огромное политическое значение. Они были не только яркими спортивными зрелищами, но и политическими форумами, где решались многие важные вопросы. А после возобновления олимпийского движения в конце XIX века Олимпиады неизменно были ареной острой политической борьбы. Чаще всего на них применялся бойкот страны, которая по каким-либо причинам не устраивала большинство государств-участников.

Первый случай сознательно организованного олимпийского бойкота произошел в преддверии VII Олимпиады в Антверпене в 1920 году. По официально объявленным политическим мотивам — в качестве наказания за развязывание Первой мировой войны — на Олимпиаду не были приглашены спортсмены Германии и ее стран-союзниц.

Кроме того, организаторы Игр демонстративно проигнорировали наличие Советской России, предпочтя вплоть до середины 1930-х годов считать российскими представителями в Международном олимпийском комитете (МОК) эмигрантов прежнего царского режима, в частности князя Льва Урусова. МОК оставил без внимания ходатайство Главного управления Всевобуча РСФСР о допуске на Игры восьми российских спортсменов. Официальной причиной отсутствия официальной реакции на советский запрос было указано непризнание РСФСР финансовых обязательств прежнего режима, из чего логически следовало отсутствие преемственности. Из мемуаров идеолога и организатора современных Олимпийских игр, председателя МОК барона Пьера де Кубертена известно, что член МОК Лев Урусов в 1920-х годах разрабатывал проект параллельного и равноправного участия сразу двух сборных России — советской и эмигрантской. Несмотря на благосклонное отношение к идее де Кубертена, она осталась без одобрения со стороны Международного олимпийского комитета.

В ходе подготовки к следующим, VIII Олимпийским играм в Париже в январе 1924 года при посредничестве Французского рабочего спортивно-гимнастического союза оргкомитет парижской Олимпиады передал в Высший совет по физической культуре РСФСР официальное приглашение России на Игры. Однако на сей раз последовал отказ уже с российской стороны: РСФСР посчитала неприемлемой подобную — через посредника — форму отношений с олимпийским движением. В итоге советский спорт оказался впервые представлен лишь на XV Олимпийских играх 1952 года в Хельсинки.

Прием Олимпиады в послевоенные десятилетия XX века всегда был исключительно престижным для страны-организатора. И, если он и не приносил значительных финансовых прибылей (все Олимпиады тогда были убыточными), то доставлял немало политических дивидендов. Понимая значимость Олимпиады для политического престижа страны в целом и для идеологических целей в частности, в 1970 году советское руководство пыталось добиться согласия МОК на утверждение Москвы в качестве столицы Олимпиады 1976 года, но эта попытка не увенчалась успехом.

9 сентября 1971 года было принято Постановление Политбюро ЦК КПСС «О выдвижении кандидатуры Москвы на проведение XXII летних Олимпийских игр 1980 г.», за которым последовало обращение Исполкома Московского городского Совета депутатов трудящихся в МОК. 23 октября 1974 года в Вене на 75-й сессии МОК столица Советского Союза была избрана местом проведения будущих XXII летних Игр, на 19 голосов опередив кандидатуру Лос-Анджелеса.

Как пишет историк О. Хлобустов, «впервые проводившаяся «за железным занавесом», в социалистической стране Московская Олимпиада должна была стать «визитной карточкой», продемонстрировать рост открытости СССР в связи с начавшимся процессом разрядки международной напряженности.

Прекрасно понимали это и недруги нашей страны за рубежом, надеявшиеся под лозунгами «реализации соглашений «третьей корзины» Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанного 1 августа 1975 г., нанести политический ущерб планам советского руководства».

* * *

Следует особо отметить, что Московская Олимпиада 1980 года проходила в тяжелейшей обстановке, в разгар информационно-психологической войны Запада против нашей страны. За несколько месяцев до этого СССР был вынужден ввести свои войска в Афганистан. При Горбачеве и позже, при «демократической» власти, это событие было представлено как однозначная ошибка советского руководства, но, думается, здесь все не так просто. «Афганский капкан» для Советского Союза долго и тщательно готовился в США: фактически СССР был поставлен в такие условия, что какое бы решение ни было принято — вводить войска или не вводить — советское государство все равно оказалось бы втянуто в войну: либо на афганской территории, либо на территории среднеазиатских республик, куда перекинулся бы пожар из Афганистана.

Более подробно об этом можно прочитать, например, в книге П. Швейцера «Тайная стратегия развала СССР» (М., «Алгоритм», 2010) или в книге Ю. И. Мухина «Афганский фронт СССР» (М„«Алгоритм», 2009), а мы остановимся на той невиданной по своему накалу информационной атаке, которой подвергся Советский Союз накануне и в ходе Олимпиады-80.

Первыми в бой пошли сионистские организации. Уже упоминавшийся нами начальник 5-го Управления КГБ СССР Ф. Д. Бобков так пишет об этом («Как готовили предателей. Начальник политической контрразведки свидетельствует». М., «Алгоритм», 2010):

«…И вот тогда сионисты Израиля, для того чтобы обострить межнациональные отношения в СССР и возбудить антисемитизм, организовали массовую засылку вызовов советским евреям. Вызовы шли от несуществующих в Израиле родственников. Эмиграция евреев резко возросла, но причина была не всегда в том, что люди хотели покинуть СССР, а из-за боязни роста напряжения и недоверия к гражданам еврейской национальности. Никто не знал, как получивший провокационную визу будет на нее реагировать, а потому где-то руководители учреждений стали ограничивать прием на работу по национальному признаку. Замысел сионистов удался, шло накопление антисемитских настроений.

Таких акций было несколько, вот один пример: в 1975 году сионистами был организован захват самолета в Ленинграде. Он должен был вывезти из страны группу евреев, которым якобы был запрещен выезд. Операция по пресечению этой акции проходила под пристальным вниманием Андропова и была успешно завершена.

А в 1979 году был опубликован роман американского писателя Джеймса Паттерсона «Заповедь Иерихона». Фабула романа: группа евреев-сионистов (Рабинович, Бен-Ибан и другие), уцелевших в нацистских лагерях, замышляют грандиозную «акцию возмездия» за гибель шести миллионов евреев от рук немецких фашистов и репрессий против евреев в СССР в послевоенные годы. Эту акцию под кодовым названием «Дахау-2» решено провести во время Олимпийских игр 1980 года в Москве.

Анализ содержания этого романа позволил сделать вывод о том, что основные цели этой книги были, прежде всего, в том, чтобы создать впечатление о сравнительной легкости организации террористической акции в Москве в ходе всемирной Олимпиады, которая впервые проводилась в социалистическом государстве. Во-вторых, детальное раскрытие способов и методов операции «Дахау-2» имело цель инспирировать враждебные проявления зарубежных и внутренних антисоветчиков во время Олимпиады и в определенной мере вооружать их знанием тактики диверсионно-террористических действий…

А весной 1980 года Москву посетили английские туристы, один из которых представился членом английского парламента Аткинсоном. Они обсуждали с «московскими друзьями» осуществление провокаций в день открытия Олимпиады, способных вызвать беспорядки на стадионе. А «друзья» были те их сообщники, которые ныне гордо именуют себя активными «диссидентами» в прошлом».

* * *

Но дело не ограничилось только сионистскими организациями — были пущены в ход все возможности западных спецслужб. Причем их «подготовка к Олимпиаде» началась задолго до ввода советских войск в Афганистан, о чем свидетельствуют следующие документы.

Записка Председателя КГБ СССР Ю. В. Андропова в ЦК КПСС от 16 июня 1978 года:

«Комитет госбезопасности при Совете Министров СССР располагает сведениями о том, что спецслужбы капиталистических государств и находящиеся на их содержании зарубежные националистические, сионистские, клерикальные и иные антисоветские организации вынашивают враждебные замыслы в связи с XXII летними Олимпийскими играми 1980 года в Москве.

По достоверным данным, западные спецслужбы изыскивают возможности для включения в составы национальных олимпийских делегаций лиц, связанных с НТС и другими формированиями, ведущими подрывную работу против Советского Союза. Вопрос о подборе и внедрении членов НТС в олимпийские команды некоторых стран в качестве переводчиков, мастеров-ремонтников, конюхов, врачей и т. п. специально обсуждался на заседании совета НТС в ноябре 1977 года.

Имеются оперативные данные о том, что эмигрантская организация «Комитет за возвращение высланных крымских татар на их родину» уже начала подготовку группы спортсменов с целью включения их в состав ряда национальных команд для участия в Олимпиаде. По замыслу главарей указанного «Комитета», на открытии эти спортсмены должны устроить на стадионе публичные выступления в «защиту крымских татар» путем развертывания лозунгов, выкриков с призывами провокационного характера. При этом учитывается, что церемония открытия Олимпиады будет передаваться по телевидению на многие страны мира.

Одновременно установлено, что западные спецслужбы, зарубежные антисоветские организации и подрывные идеологические центры придают большое значение использованию канала международного туризма для инспирации враждебных проявлений на территории СССР в период подготовки и проведения Олимпийских игр. Противник планирует использовать этот канал для засылки в нашу страну террористов, эмиссаров и агентов различных враждебных организаций, а также бывших советских граждан, выдворенных или выехавших ранее из Советского Союза. Предполагается их использование в осуществлении террористических актов, массовом распространении антисоветской и клеветнической литературы, пропаганде антисоциалистических и антикоммунистических идей, склонении некоторых советских граждан к выезду в капиталистические страны, провоцировании антиобщественных и враждебных проявлений, сборе материалов о «нарушении прав человека», а также о некоторых негативных явлениях.

Подтверждением этому являются следующие данные:

— от одного из наших источников получены сведения о том, что в ФРГ и ряде других капиталистических стран якобы ведется подготовка террористов для засылки в СССР в период Олимпиады в качестве туристов для совершения террористических актов;

— эмигрантская организация «Эстонский национальный совет» (ЭНС), выработавшая в 1977 г. новые установки для проведения антисоветской деятельности, рекомендует эстонским эмигрантам, посещающим Родину, создавать в ЭССР небольшие конспиративные «группы действия», которые совершали бы враждебные выступления во время проведения в республике международных мероприятий, в том числе олимпийских соревнований;

— активный участник сионистского движения в Англии Д. ГОУЛД, владелец туристической фирмы в г. Ливерпуле, высказал намерение провести переговоры с соответствующими советскими организациями об участии своей фирмы в посреднических операциях по туризму. В состав туристических групп ГОУЛД планирует включить значительное число лиц еврейской национальности, в частности эмигрировавших из СССР. По замыслу ГОУЛДА, основная задача таких туристов будет состоять в проведении «пропагандистской работы, направленной на активизацию эмиграции евреев из СССР», а также распространении враждебной литературы, осуществлении бесконтрольных контактов, нелегальном получении и вывозе тенденциозных материалов из СССР;

— в США, Израиле и Западном Берлине ведется работа по включению в группы туристов лиц еврейской национальности, выехавших или выдворенных из СССР, которые желают посетить Советский Союз в связи с Олимпийскими играми;

— находящаяся в Швеции эмигрантская организация «Латышский национальный фонд» готовит издание брошюры (на английском языке) «о репрессированных и пропавших в СССР спортсменах». Предполагается распространить брошюру перед Олимпийскими играми.

О возможном совершении террористических или иных экстремистских акций во время Олимпийских игр в Москве распространяются различные сообщения с помощью средств массовой информации капиталистических государств.

КГБ СССР учитывает изложенные выше данные при выработке мер, направленных на обеспечение безопасности в период подготовки и проведения XXII Олимпийских игр 1980 года. Об этих мерах будет доложено ЦК КПСС».

* * *

Записка Председателя КГБ СССР Ю. В. Андропова в ЦК КПСС от 25 апреля 1979 года:

«Поступающие в Комитет госбезопасности материалы свидетельствуют о том, что спецслужбы противника, идеологические диверсионные центры и зарубежные антисоветские организации, пользуясь поддержкой и покровительством реакционных кругов ряда империалистических государств, продолжают вести кампанию по дискредитации Олимпиады-80.

При этом в тактике подрывной деятельности противника происходят определенные изменения. Если в 1977 г. и первой половине 1978 г. наиболее характерными для его деятельности являлись призывы бойкотировать московскую Олимпиаду (еще за два года до ввода советских войск в Афганистан! — Прим. авторов), то в последнее время на первый план выдвигается идея использовать Олимпийские игры 1980 года для осуществления на территории СССР террористических, диверсионных и иных подрывных акций экстремистского характера.

Зарубежные украинские, литовские, эстонские, крымско-татарские, дашнакские и прочие националистические организации, различные «комитеты» и «союзы», тесно сотрудничающие с разведывательно-диверсионными службами капиталистических государств, также ведут активную подготовку своих эмиссаров и вынашивают намерения включить их в состав ряда национальных делегаций и туристических групп для поездки в СССР в период подготовки и проведения Олимпиады-80.

Перед эмиссарами и связанными с ними враждебными элементами из числа советских граждан противник ставит задачу по изучению обстановки и созданию условий для проведения провокационных акций. В этих целях рекомендуется тщательно изучать места расположения Олимпийских объектов, систему пропускного режима на них, устанавливать контакты с обслуживающим персоналом спортивных сооружений, подбирать конкретных лиц из числа советских граждан с целью инспирации с их помощью выступлений с провокационными требованиями.

Комитетом госбезопасности получены сведения о том, что русский отдел МИД Израиля в декабре 1978 г. внес в правительство предложение об использовании Олимпийских игр в Москве для ведения сионистской пропаганды на территории СССР, разжигания националистических настроений среди граждан еврейской национальности. В этих целях предполагается максимально использовать олимпийского атташе, а также спортивную делегацию и туристические группы Израиля, в состав которых планируется включить представителей израильских спецслужб и лиц, известных своей антисоветской деятельностью, которые должны будут организовать встречи с националистически настроенными лицами, собирать тенденциозную информацию, передавать инструкции, деньги, литературу и проводить иные враждебные акции.

Для дискредитации XXII Олимпийских игр в Москве спецслужбы противника и зарубежные антисоветские центры по-прежнему пытаются использовать различного рода инсинуации «о нарушениях прав человека в СССР». В отдельных случаях им удается инспирировать провокационные действия со стороны антиобщественных элементов внутри страны, толкнуть некоторых из них на безответственные заявления клеветнического характера, способствующие раздуванию антисоветской истерии на Западе. Так, известный антисоветчик САХАРОВ рекомендует каждой зарубежной спортивной делегации выставить в качестве условия своего участия в Олимпиаде-80 требование об освобождении одного или двух т. н. «узников совести в СССР».

Группа антиобщественных элементов передала на Запад заявление о создании т. н. «Ассоциации олимпийских гарантий в СССР», изобилующее клеветническими измышлениями и провокационными призывами. Отдельные просионистски настроенные лица вынашивают намерение организовать в дни Олимпиады демонстрации протеста, а также ряд других экстремистских акций».

* * *

И еще одна записка Ю. В. Андропова в ЦК КПСС, от 30 июля 1979 года:

«В акциях по психологической обработке населения стран Запада задействован широкий спектр антисоветчиков всех мастей — от парламентариев и членов правительств до деградировавших отщепенцев типа БУКОВСКОГО, ПЛЮЩА и им подобных.

Спецслужбы противника, зарубежные центры идеологических диверсий продолжают активно использовать во враждебной деятельности против нашей страны затасканный лозунг «защиты прав человека в Советском Союзе». В этой связи за рубежом в последнее время в большом количестве возникают так называемые «комитеты» и «группы» антиолимпийской направленности.

В Англии 30 депутатов парламента вошли в состав «Антиолимпийского комитета», руководство которого выдвинуло перед участниками задачу проведения кампании по дискредитации XXII Олимпийских игр в Москве.

В Бельгии создан «Комитет Москва-80» (ответственный секретарь — ДЖО БЕНИ), выступивший с серией провокационных призывов к западной общественности в связи с предстоящей Олимпиадой. Организаторы «комитета» ратуют за «освобождение политических заключенных», призывают к «уважению демократических прав в СССР», выдвигают другие провокационно-демагогические требования. По имеющимся данным, в состав этого «комитета» вошли такие антисоциалистические организации, как «Чехословакия — 10 лет», «Новое европейское сопротивление» и некоторые другие. «Комитет» приступил к изданию и распространению бюллетеня, выдержанного в традициях махрового антисоветизма, а также принял решение о привлечении к своей деятельности находящейся на содержании ЦРУ «Международной амнистии» и отдельных функционеров сионистских организаций.

В Голландии по инициативе группы парламентариев от четырех ведущих партий образован комитет «Олимпийские игры и права человека». В его состав вошли 11 членов парламента, представители голландских профсоюзов, церкви, высших учебных заведений, некоторые известные спортсмены, юристы. На состоявшейся пресс-конференции организаторы «комитета» заявили, что их основной целью является «приведение политики СССР в области прав человека в соответствие с международными договорами». Руководство «комитета» планирует в будущем осуществлять свою деятельность и через Европейский парламент, создав для этого соответствующий международный орган.

В ФРГ активистами «Общества за права человека» создан «Комитет по подготовке к Олимпийским играм». В круг основных задач «комитета» входит рассылка в адрес спортивных союзов западных стран материалов «о нарушении прав человека в СССР»; персональная подготовка спортсменов, выезжающих в Советский Союз, для совершения провокационных акций; побуждение стран — участниц Олимпиады-80 к активным действиям «по выяснению положения с правами человека, подавлением и угнетением национальных меньшинств в Советском Союзе».

На состоявшихся во Франции и Швейцарии сборищах так называемых «групп контроля за соблюдением хельсинкских соглашений» противником были широко использованы злобные антисоветские выступления ПЛЮЩА, призывавшего «сделать Олимпийские игры в Москве массовой манифестацией в защиту прав человека в СССР», и Буковского, который назвал Олимпийскую парусную регату в Таллине «проведением Игр на оккупированной территории».

Продолжают наращивать усилия по организации враждебной СССР деятельности в период подготовки и проведения Московской Олимпиады клерикальные центры Запада.

По полученным данным, определенные католические круги за рубежом вынашивают идею учреждения собственного представительства Ватикана на XXII Олимпийских играх. Изучается возможность обращения одного из Национальных Олимпийских комитетов в МОК с ходатайством об исполнении Папского гимна в случае получения олимпийской награды спортсменом-католиком. Постоянно муссируется идея «освящения Папой Олимпийского огня в Салониках»…

Поступающие в Комитет госбезопасности материалы свидетельствуют о том, что ряд сионистских организаций в странах Запада приступил к сбору средств, которые имеется в виду использовать для осуществления подрывной деятельности в СССР во время Олимпиады. В этих целях сионисты намереваются использовать определенное количество советских денег, вывезенных из СССР контрабандным путем. По полученным данным, за рубежом готовится акция по продаже находящихся в Швейцарии и других капиталистических странах советских денежных знаков по цене в 5–7 раз дешевле официального курса. Международная сионистская верхушка горячо поддерживает идею скупки советских денег, планируя реализовать этот замысел через так называемый «Фонд помощи евреям Советского Союза».

Спецслужбы США, правая реакция Запада не прекращают кампанию за аккредитацию на Олимпиаде-80 представителей подрывных радиостанций «Свобода» и «Свободная Европа». В последнее время США предприняли ряд шагов по втягиванию НАТО в финансирование деятельности указанных антисоветских центров. На совещании руководства радиостанций в Мюнхене председатель Совета по международному радиовещанию ГРОНОУСКИ заявил, что ему удалось заручиться согласием ответственных работников аппарата НАТО обратиться с соответствующей просьбой к правительствам стран — участниц блока об оказании содействия в аккредитации корреспондентов «Свободы» и «Свободной Европы» на Московской Олимпиаде».

* * *

После ввода советских войск в Афганистан информационно-психологическая война против СССР охватывает едва ли не весь мир. Вот как складывавшаяся вокруг Олимпиады-80 обстановка характеризовалась в записке отделов пропаганды и внешнеполитической пропаганды ЦК КПСС «О враждебной кампании против летних Олимпийских игр 1980 года в Москве» к заседанию Секретариата ЦК 29 января 1980 года:

«Президент США КАРТЕР, используя как предлог оказание Советским Союзом помощи Афганистану, выступил с требованием бойкота летних Олимпийских игр в Москве. По этому вопросу конгресс США принял соответствующую резолюцию. Враждебная акция администрации США нашла на государственном уровне поддержку 9 правительств (Великобритании, Канады, Чили, Саудовской Аравии, Египта, Австралии, Новой Зеландии, Пакистана, Голландии). Прямое давление КАРТЕРА на НОК США вынудило Национальный комитет (НОК) этой страны принять решение просить МОК о переносе летней Олимпиады 1980 года в другое место, отложить или отменить ее вообще.

Администрация КАРТЕРА стремится также побудить другие страны поддержать идею бойкота. С соответствующими личными посланиями президент США обратился к главам правительств более ста стран. Вопрос о бойкоте предлагается обсудить в рамках НАТО и ЕЭС.

Есть основания полагать, что попытки срыва Олимпиады в Москве продолжатся и усилятся после завершения в феврале этого года зимних Олимпийских игр в Лейк-Плэсиде (США)…».

Действительно, как отмечает О. Хлобустов, «если 4 января 1980 г. президент США Джимми Картер только высказывался за приостановление связей с СССР, то после проведения игр зимней Олимпиады в американском Лейк-Плэсиде, 12 апреля 1980 г., он объявил о бойкоте США московской Олимпиады и призвал другие страны мира поддержать эту демонстративно-политическую акцию.

МОК, кстати сказать, отреагировал на нее негативно, придерживаясь того мнения, что спорт не должен быть заложником политики.

Для выяснения мнения советских «диссидентов» о предполагаемых шагах американского правительства в отношении СССР 22 января 1980 г. на квартире жены А. Д. Сахарова состоялось «собрание», участники которого высказались в поддержку бойкота Московской Олимпиады. Хотя даже многие зарубежные антисоветские центры, например НТС и его руководитель А. Редлих, делавшие ставку на осуществление в этот период в Советском Союзе собственных акций, возражали против целесообразности бойкота Олимпиады…»

Комитет государственной безопасности с учетом складывающейся обстановки принимал все меры по выявлению и срыву замыслов противника в отношении Олимпиады-80. Вопросы обеспечения безопасности гостей и участников Олимпиады постоянно рассматривались Оргкомитетом Олимпиады, куда входил по линии КГБ и Ф. Д. Бобков. Решения и указания Оргкомитета были обязательны для администраций всех олимпийских объектов.

Для срыва возможных противоправных провокационных действий, в том числе недопущения и пресечения попыток осуществления террористических акций, локализации их последствий, в городах, где находились олимпийские объекты, были созданы отряды милиции особого назначения (ОМОН). Московский отряд ОМОНа начал подготовку по специальной программе в январе 1979 года, а уже в июне он провел перед Штабом по проведению Олимпиады показательные выступления по освоенной программе.

«Оперативную обстановку накануне Олимпиады серьезно осложнил тот факт, — пишет О. Хлобустов, — что с осени 1978 г. в Подмосковье стали обнаруживаться самодельные мины-ловушки. В результате подрыва одной из них имелись жертвы…

Никто не знал, кто и что стоит за этими действиями, но версии о мотивах действий преступников (или преступника) были разные.

В результате кропотливой оперативно-поисковой работы чекистов Управления КГБ по г. Москве и Московской области преступник — ранее четырежды судимый рецидивист, к тому же страдающий психическим заболеванием, — был «вычислен» и б октября 1979 г. арестован.

Кстати сказать, в книге Джона Бэррона «КГБ сегодня», изданной в нашей стране в 1992 г., этот террорист называется одним из «активистов диссидентского движения», что не соответствовало действительности, и «невинной жертвой КГБ»…

Кроме того, в рамках мероприятий по обеспечению безопасности проведения Олимпиады осенью 1979 г. УКГБ по г. Москве и Московской области была проведена крупномасштабная операция «Огни Москвы», целью которой являлось выявление и ликвидация всевозможных криминальных и криминогенных очагов столицы. В частности, в ходе этой операции были ликвидированы две банды «таксистов» (поскольку подставные «липовые» машины играли в комбинациях аферистов, действовавших под видом «сотрудников КГБ», немаловажную роль) — всего в них входило около 60 участников…

Наконец, всем известное «неофициальное» решение об ограничении въезда граждан в Москву было принято Секретариатом ЦК КПСС еще 24 июня 1979 г. При этом исходили из того, что на Олимпиаду в Москву прибудут 150 тысяч иностранных и 100 тысяч советских туристов. В действительности же иностранных туристов в Москве оказалось даже больше — 211 тысяч, даже при том, что некоторые зарубежные турфирмы расторгли контракты на организацию туров в СССР на этот период.

В тексте данного постановления отмечалось: «Такой приток иностранцев и советских граждан создает определенные трудности в их размещении, организации питания и иных видах обслуживания…

Большой наплыв граждан потребует принятия дополнительных мер по обеспечению государственной безопасности и общественного порядка. В связи с этим представляется целесообразным в указанный период времени ограничить въезд в г. Москва советских граждан, не связанных с участием или обеспечением Олимпиады-80».

Накануне открытия Олимпиады под «зачистку» в Москве попали около 50 тысяч «антиобщественных элементов»— уголовников, попрошаек, алкоголиков, проституток и дебоширов, в административном порядке временно выдворенных за 101 километр. Несмотря на многочисленные упреки зарубежных СМИ в «недемократическом характере» «зачистки» Москвы, шеф полиции Мюнхена настойчиво рекомендовал Ф. Д. Бобкову «не поддаваться давлению прессы» и предпринимать все необходимые меры для предотвращения нежелательных эксцессов».

«Понятно, что в свете изложенных обстоятельств, — продолжает О. Хлобустов, — подразделениями КГБ вскрывались и брались на учет конкретные враждебные замыслы извне и внутри страны — к маю 1980 г. на контроль по въезду было поставлено более 2 700 лиц, подозревавшихся в причастности к подготовке экстремистских акций. В оперативную проверку были взяты более 400 находившихся на территории СССР человек, высказывавших намерения совершить террористические действия…

Хотя накануне открытия Олимпиады в США появился бестселлер «Москва-1980», в котором смаковались возможные кровопролитные акции в столице будущей Олимпиады, на самом деле в период проведения Олимпиады в Москве не было совершено ни одного опасного преступления, чем не может похвастаться ни одна из столиц будущих Олимпиад, за исключением Пекина, ставшего столицей летних Олимпийских игр 2008 г.».

* * *

В конечном счете, замыслы Запада сорвать проведение Московской Олимпиады или затруднить ее ход не имели особого успеха.

Несмотря на объявленный президентом США Дж. Картером бойкот Московской Олимпиады, для участия в ней в столицу СССР прибыли 5748 спортсменов из 81 страны. Правда, 15 команд — Австрии, Великобритании, Греции, Нидерландов, Дании, Ирландии, Испании, Италии, Португалии, Франции, Швейцарии и некоторых других — выступали на Олимпиаде не под своими национальными, а под Олимпийскими флагами МОК.

Для организации и обслуживания соревнований прибыли 1245 судей из 78 стран. Освещать спортивные состязания в СССР приехали 5615 журналистов из более чем 100 государств мира. В результате только телевизионное вещание с Олимпиады велось более чем на 100 стран. Всего на протяжении Олимпиады ее состязания посетили 5 миллионов 467 тысяч зрителей.

На Московской Олимпиаде были разыграны 203 комплекта медалей, обладателями которых стали спортсмены из 36 государств мира. Советская сборная завоевала 97195 олимпийских медалей — в том числе 80 золотых, 69 серебряных и 46 бронзовых.

В связи с неучастием в Московской Олимпиаде ряда команд, в том числе США, на Западе, а в «демократические» времена и в нашей стране немало говорилось о якобы «незаслуженной» победе советской сборной в неофициальном «командном зачете». Например, по российскому каналу НТВ недавно был показан фильм об Олимпиаде-80, в котором прямо утверждается, что без участия американских спортсменов ее итоги нельзя принимать всерьез, так как именно американские спортсмены являются самыми сильными, ловкими, быстрыми и т. д. (заметим, что часть американских спортсменов все-таки участвовали в Московской Олимпиаде под флагом МОК, о чем в фильме НТВ не сказано ни слова). Кроме того, авторы фильма говорят, что три десятка мировых и семь десятков олимпийских рекордов, 80 золотых медалей советской сборной — это следствие допинга, который принимали советские спортсмены, а также результат работы подкупленных судей.

Что на это сказать?.. Когда западные спецслужбы и связанные с ними СМИ стараются опорочить наше прошлое — это понятно. Но когда подобные методы информационно-психологической войны применяются против России отечественными средствами массовой информации, это, наверное, должно вызвать серьезные вопросы к ним со стороны общества. Впрочем, подобная практика очернения советской и российской истории возникла не сегодня; старт массовой психологической разрушительной работе был дан еще в ходе горбачевской «перестройки», — на чем мы более подробно остановимся в следующей главе.

ОПЕРАЦИИ «ПЕРЕСТРОЙКИ»

К середине 1980-х годов третий этап информационно-психологической войны против СССР практически закончился. Успехи Запада были незначительными: ставка на массовое диссидентское движение провалилась, как уже говорилось, Западу не удалось создать «пятую колонну» в советском народе и вызвать массовое протестное движение против советского строя. Об этом сообщается и в произведениях самих диссидентов:

«К середине 1980-х годов диссидентская активность, равно как и общественный интерес к диссидентам, заметно снизились. Приток новых активистов уже не мог компенсировать их убыли из-за продолжающихся эмиграции и отхода от систематической правозащитной работы. Осенью 1982 года оставшиеся на свободе три члена Московской хельсинкской группы объявили о самороспуске; осенью 1983 года было прекращено издание «Хроники текущих событий»; в 1984 году был вынужден отказаться от открытых форм деятельности Фонд помощи политзаключенным. Большинство других диссидентских ассоциаций, а также редакций самиздатских журналов к этому моменту уже было разгромлено или свернуло свою деятельность».

Не было значительного успеха и в других операциях Запада: Московская Олимпиада послужила скорее поднятию престижа СССР, чем упадку; афганская война велась советской армией достаточно удачно — в 1983–1984 годах нашим войскам удалось разгромить основные силы противника и взять под свой контроль почти всю афганскую территорию. Потери советской армии с тех пор неуклонно снижались, было ясно, что еще несколько лет и положение в Афганистане окончательно стабилизируется, а между тем афганские боевики требовали все большей и большей финансовой помощи от Запада, так что интерес к ним со стороны западных политиков к середине 1980-х годов заметно снизился.

Не получилось у западных спецслужб со «знаковыми» фигурами из числа советской «творческой интеллигенции». Крупнейшая из этих «знаковых» фигур — академик Сахаров воспринимался в советском обществе как агент западного и сионистского влияния, а то и попросту как сумасшедший. Не лучше обстояло дело и с другими «борцами за демократию».

В этих условиях Запад переходит к следующему, четвертому этапу информационно-психологической войны против СССР: в ход пускаются те агенты влияния, которые пока оставались в тени. О том, что такие агенты влияния были, свидетельствует, в частности, Ф. Д. Бобков в своей книге «Как готовили предателей»:

«После принятия в США в 1950 году директивы СНБ 20–1, предусматривающей ведение психологической войны против СССР, западными спецслужбами был разработан план «Лиоте». История названия этого плана такова: французский генерал по фамилии Лиоте во время войны в Алжире приказал своим войскам высадить деревья вдоль дорог. Он мечтал о прохладе и объяснял, что в тени деревьев можно будет спрятаться от палящего солнца Алжира. Его не понимали — эти деревья вырастут лет через 50, саженцы не дадут сейчас передышки от жары. Лиоте ответил, что на смену ему и его солдатам придут другие. Под кронами деревьев, в прохладе, они с благодарностью вспомнят о них.

Взяв эту историю как метафору, западные спецслужбы и разработали план под кодовым названием «Лиоте». Это был первый серьезный документ холодной войны, он пришел из Англии, так же как и первый клич к этой войне (имею в виду, конечно же, речь Черчилля в Фултоне). План «Лиоте» предусматривал далекую перспективу — он не был рассчитан на скорую удачу, скорее, исходил из того, что говорит наша пословица: «Вода камень точит». Цель в плане была обозначена достаточно четко — постепенное изменение государственного строя в СССР, развал нашей страны.

Американцы пошли еще дальше, они разработали механизм длительного разрушения Советского Союза, он состоял из двух разделов. В первый входило ведение массированной, широкомасштабной работы, направленной на подрыв государственного строя изнутри. К этому разделу были привлечены ранее существовавшие и вновь созданные центры, которые выделили особо три направления: компрометация компартии как руководящего органа страны с целью полного ее развала и ликвидации; разжигание национальной вражды; использование авторитета церкви.

Во второй раздел входил план максимального наращивания новейших видов вооружений, чтобы втянуть СССР в тяжелейшую гонку вооружений и истощить экономически. Был также разработан так называемый «проект демократии», который предусматривал широкомасштабную помощь тем кругам в СССР и в странах Восточной Европы, которые находились в оппозиции к правящему режиму. Помощь планировалось предоставлять в виде денежных средств, вооружения, типографского оборудования, предусматривалось необходимое снаряжение для подрывной деятельности и осуществления тайных операций, вплоть до физического устранения неугодных лиц.

Смерть Сталина послужила сигналом: английские и американские спецслужбы с большей уверенностью принялись реализовывать планы изменения государственного строя в нашей стране».

* * *

Руководство КГБ СССР неоднократно предупреждало ЦК КПСС о наличии подобных планов западных спецслужб и о приобретении ими агентов влияния среди советских граждан. Один из таких документов, составленный в 1977 году Ю. В. Андроповым, процитировал Председатель КГБ СССР В. А. Крючков 17 июня 1991 года, выступая на закрытом заседании Верховного Совета:

«По достоверным данным, полученным Комитетом государственной безопасности, в последнее время ЦРУ США на основе анализа и прогноза своих специалистов о дальнейших путях развития СССР разрабатывает планы по активизации враждебной деятельности, направленной на разложение советского общества и дезориентацию социалистической экономики. В этих целях американская разведка ставит задачу осуществлять вербовку агентуры влияния из числа советских граждан, проводить их обучение и в дальнейшем продвигать в сферу управления политикой, экономикой и наукой Советского Союза.

ЦРУ разработало программы индивидуальной подготовки агентов влияния, предусматривающие приобретение ими навыков шпионской деятельности, а также их концентрированную политическую и идеологическую обработку. Кроме того, одним из важнейших аспектов подготовки такой агентуры является преподавание методов управления в руководящем звене народного хозяйства.

Руководство американской разведки планирует целенаправленно и настойчиво, не считаясь с затратами, вести поиск лиц, способных по своим личным и деловым качествам в перспективе занять административные должности в аппарате управления и выполнять сформулированные противником задачи. При этом ЦРУ исходит из того, что деятельность остальных, не связанных между собой агентов влияния, проводящих в жизнь политику саботажа в народном хозяйстве и искривления руководящих указаний, будет координироваться и направляться из единого центра, созданного в рамках американской разведки.

По замыслу ЦРУ, целенаправленная деятельность агентуры влияния будет способствовать созданию определенных трудностей внутриполитического характера в Советском Союзе, задержит развитие нашей экономики, будет вести научные изыскания в Советском Союзе по тупиковым направлениям. При выработке указанных планов американская разведка исходит из того, что возрастающие контакты Советского Союза с Западом создают благоприятные предпосылки для их реализации в современных условиях.

По заявлениям американских разведчиков, призванных непосредственно заниматься работой с такой агентурой из числа советских граждан, осуществляемая в настоящее время американскими спецслужбами программа будет способствовать качественным изменениям в различных сферах жизни нашего общества, и прежде всего в экономике, что приведет в конечном счете к принятию Советским Союзом многих западных идеалов.

КГБ учитывает полученную информацию для организации мероприятий по вскрытию и пресечению планов американской разведки».

Подпись: Председатель КГБ Ю.Андропов».

* * *

Специалисты из КГБ, занимавшиеся в свое время этой проблемой, выделяли ряд характерных признаков, присущих агентам влияния.

Во-первых, способность влиять на общественное сознание, на все общество в целом или отдельные официальные и региональные группы.

Во-вторых, включение в определенную сеть. Агент влияния — всегда только винтик в сложнейшей машине «делания политики».

В-третьих, объективное содействие достижению целей, поставленных «хозяином «. На определенном этапе эти цели даже могут выдаваться за соответствующие интересы собственной страны, но на самом деле они являются только промежуточным пунктом на пути к достижению целей «хозяина».

В-четвертых, обязательное обучение, которое ведется групповым или индивидуальным методами. Формы обучения многогранны и многообразны: от обыкновенных лекций до интимных бесед в непринужденной обстановке.

В-пятых, принадлежность к числу функционеров «заднего плана». Чем сильнее агент, тем глубже он запрятан. Основной контингент «агентуры влияния» — «люди второго плана»— «теневики» от политики. Эти «серые кардиналы» не правят, а направляют, подсказывают нужное для своего «хозяина» и вредное для страны решение того или иного вопроса.

Кроме того, выделялись еще два признака, типичных для агентуры влияния.

Первое. При долговременной стратегической оперативной комбинации агентура влияния разделяется на актуальную (играющую отведенную ей роль на текущем этапе) и перспективную (ту, которая придет ей на смену, после того как первая себя полностью дискредитирует).

Второе. Для того чтобы агенты не спелись между собой во что-либо монолитное и не объединились против своего «хозяина», инициируются внутренние конфликты, способствующие нестабильному положению участников акции в законодательных и исполнительных структурах власти.

«В наше время агентура влияния является одним из самых острых средств политических тайных операций спецслужб, имеющих как государственную, так и частную принадлежность», — делали вывод специалисты из КГБ.

Не подлежит сомнению, что к середине 1980-х годов западные спецслужбы имели уже мощную агентуру в среде советского и партийного руководства, в творческой интеллигенции и т. д. Как уже говорилось в начале этой книги, «пятая колонна» должна была быть неотличимой от своего окружения. Представителей «пятой колонны» как бы и не было. В СССР они делали то же, что и все. Встраиваясь в процессы, они не только не критиковали существующие порядки, но, напротив, выглядели «суперпатриотами» или «сверхкоммунистами», выражали высшую преданность режиму, клеймили империализм. Именно поэтому выявить этих агентов было крайне сложно, тем более что органы госбезопасности находились в полном подчинении у партийных органов, а в последних как раз и «растворилось» немало агентов влияния.

На сегодняшний день с уверенностью можно сказать, пожалуй, только об одном из таких агентов — А. Н. Яковлеве, главном идеологе горбачевской «перестройки». Председатель КГБ СССР В. А. Крючков лично докладывал М. С. Горбачеву об обличающих Яковлева сведениях советской контрразведки, но поддержки у Горбачева на проведение дальнейшего расследования Крючков так и не получил. Дело А. Н. Яковлева было сдано в спецархив и до сих пор не рассекречено.

Но мы уверены, что рано или поздно в нашей стране будет все-таки опубликован полный список агентов влияния Запада, как в последние годы существования СССР, так и в новой «демократической» России. Сколько нам тогда предстоит «открытий чудных», сколько до боли знакомых имен мы увидим в этом списке!..

* * *

Вернемся, однако, в период, предшествующий «перестройке». Когда начинаешь анализировать обстановку в стране в те годы, то бросается в глаза почти скачкообразное увеличение нелепых и ошибочных действий руководства, направленных отнюдь не в пользу государства. Масштабы бессмысленных действий этого периода и убытков государства впечатляют. Агенты влияния в партийно-государственном руководстве стремительно наращивают свою мощь, а для прикрытия ими использовалась масштабная операция «Геронтократы». Остановимся на ней подробнее.

Итак, «пятая колонна» в СССР увеличивает свой потенциал и приобретает возможность решающего влияния на события в основных сферах партийной и государственной жизни. На первый план выдвигается кадровый вопрос: где-то они расставляют своих людей, а где-то бережно сохраняют на руководящих постах заслуженных старцев, слабых или дефектных. Престарелый и практически нетрудоспособный Л. И. Брежнев до самой смерти находился на посту генсека. В 1984 году генсеком становится 72-летний К. У. Черненко, неспособный к тому времени управлять не только страной, но и ЖЭКом. В этой связи многим запомнилась переданная по телевидению беседа В. В. Гришина с К. У. Черненко, когда «вождь» почти на все вопросы отвечал: «это хорошо». Зрителям было неясно — понимает ли генсек вообще, что происходит.

В 1980 году Председателем Совета Министров назначается 75-летний Н. А. Тихонов, соратник Л. И. Брежнева по Днепропетровску. Он остается на этом посту и при ухудшении здоровья, когда сможет выходить на работу лишь к середине дня (с утра необходимы подготовительные процедуры). И рангом ниже были старцы — сонное царство расширялось. Т. е. высшее руководство стало практически недееспособно и управляемо.

Другая сторона деятельности «пятой колонны» заключалась в устранении сильных инициативных личностей, способных в перспективе повлиять на события и обстановку в стране. На них собирали компромат или убирали тем или иным способом. Хорошо известны интриги против А. Н. Косыгина, блокировка намечавшихся им реформ. Из брежневского Политбюро были устранены К. Т. Мазуров и А. Н. Шелепин. Про последнего распространялись слухи, что железный «Шурик» намеревается навести порядок и отнять свободы, полученные при Брежневе.

До сих пор многое остается неясным в гибели П. М. Машерова и Ф. Д. Кулакова, резко выделявшихся в Политбюро своими деловыми и человеческими качествами. П. М. Машеров был выдающимся человеком, пользовавшимся большим авторитетом, а также — возможным преемником Брежнева. О другом возможном преемнике — Г. В. Романове — распространялись настойчивые (ложные) слухи об использовании им музейных сервизов из Эрмитажа на свадьбе дочери. Эти слухи получили массовое распространение, и имя Романова в глазах многих людей стало символом коррупции. Однако на высшем партийном уровне было принято решение — не выступать ни с какими опровержениями, мол, слухи затухнут сами собой. Такая же процедура устранения инициативных, сильных личностей, профессионалов со своих постов происходила и на более низких уровнях.

* * *

Другая акция, проведенная агентами влияния Запада в предперестроечные годы: операция «Кисунько».

В книге выдающегося специалиста, организатора противоракетной обороны (ПРО) нашей страны Григория Васильевича Кисунько (Кисунько Г. Секретная зона. Исповедь генерального конструктора. М., «Современник», 1996) содержится детальный анализ этой акции. Ее задача: бесцельное расходование средств, принятие тупиковых направлений, якобы по аналогии, а на деле по прямой наводке из США, выбивание ключевых специалистов отрасли.

Ниже приводятся краткие выдержки из книги Кисунько, дающие представление об организации бессмысленного, подрывающего экономику страны расхода средств. Исходным моментом явилось внедрение нужного человека в нужной точке.

«Предметом акции была самая уязвимая точка в развитии новой техники, а именно — формирование научно-технической политики и доведение ее до уровня директивных документов, после чего даже без участия автора этих документов вступает в силу вся система управления промышленностью, система заказов военной техники, контроля, НИРов и ОКРов — пусть даже самых дурацких. Именно в этой дуракоопасной точке пост замминистра МРП — головного министерства по ПРО и СПРН (система предупреждения о ракетном нападении) — занял Марков. И именно административные рычаги и свобода действий на этом посту предопределили масштабы бедствия, каким явилось его губительное вторжение в сложнейшую оборонную проблематику XX столетия.

В октябре 1981 года собственный корреспондент «Известий» по Хабаровскому краю Борис Резник случайно наткнулся на «таежное чудо» в районе поселка Большая Картель в виде странных циклопических сооружений стометровой высоты, километровой протяженности, напичканных радиоэлектронной аппаратурой. Эти сооружения никем не охранялись, кругом — ни души, если не считать пришлых любителей — раскулачивателей радиоэлектронной начинки бесхозных объектов. Если бы не эта случайная находка дотошного корреспондента и последовавшие затем публикации в газете — никто из непосвященных не узнал бы о величайшей афере в советской оборонке и о ее главаре.

Таким образом, огромные средства, время и труд сотен тысяч людей, наивно считавших, что они работают на оборону СССР, оказались выброшенными на ветер и, может быть, где-нибудь совсекретно списаны на научные исследования особой важности. И из публикаций в газете «Известия» (номера от 18 и 24 октября и от 18 ноября 1991 года) для всех, кто знаком с историей объектов, засекреченных под шифром «Дуга», было ясно видно, что кто-то всячески пытается зациклить внимание корреспондентов и прокуроров только на фактах разворовывания и разграбления электронной начинки, особенно содержащей драгметаллы… Все это делалось для того, чтобы не выпустить из-за завесы секретности главные охраняемые от народа чудовищно криминальные тайны ЗГРЛС (загоризонтная радиолокационная станция) и такой же чернобыльской — тоже разграбленной и прекратившей свое существование, а также экспериментальной в районе Николаева.

Первая из этих тайн состоит в том, что в основу построения ЗГРЛС были заложены подброшенные «из-за бугра» тупиковые идеи, и поэтому создаваемые объекты были изначально мертворожденными. И именно по этой причине, а не из-за мнимого «морального и технического старения» созданные объекты не были приняты Министерством обороны на вооружение. То есть изначально бросовыми были затраты на создание ЗГРЛС.

Вторая тайна объектов, скрывающихся под шифром «Дуга», состоит в том, что решения об их создании принимались вопреки научно обоснованным предостережениям компетентных специалистов, а сами эти специалисты подвергались жестким санкциям. Например, очень четко, по-военному был изгнан в запас из управления военного заказчика ПВО полковник-инженер Зинин Валерий Иванович. А вот с главным конструктором надгоризонтных РЛСА. Н. Мусатовым руководству НИИ ДАР (НИИ дальней радиосвязи) пришлось повозиться. Зато и результат: не только выгнали из НИИ ДАР, но и уволили из кадров Вооруженных Сил, да еще исключили из КПСС.

В период подготовки предложений о создании ЗГРЛСА. Н. Мусатов представил в НТС института докладную записку, в которой доказывал, что на ЗГРЛС эхо-сигнал от факела МБР будет в десять тысяч раз слабее сигналов от помех и поэтому строить ЗГРЛС бессмысленно. Для рассмотрения этой записки в НИИ, по указанию его недавнего директора В. И. Маркова, — ставшего заместителем министра, генеральным директором и техническим руководителем ЦНПО, а также председателем межведомственного НТС по проблематике ПРО, СПРН и ПКО, — был созван надлежащим образом сформированный карманный «президиум НТС», в который для массовости были включены парторг НИИ, профорг, комсорг, директор и главный инженер опытного завода и другие несведущие в рассматриваемом вопросе лица. Этот «президиум» единогласно, — десять против одного А. Н. Мусатова, — высказался за создание ЗГРЛС: дескать, американцы вовсю строят ЗГРЛС, — значит, по Мусатову выходит, что они дураки?

А американцы действительно через прессу пустили утку для наших дураков, — а может, для своих «хмурителей» среди нас, — будто США приступают к строительству ЗГРЛС в варианте «на просвет»: передающая позиция на территории США и две приемные позиции на островах Кипр и Тайвань. Причем эта информация «подтверждалась» интенсивными действиями заглотнуть «загоризонтную наживку» сначала работами на Кипре и Тайване по созданию радиоприемных центров, и это помогло военному заказчику (ПВО), а затем и НИИ ДАР после того, как его директором стал В. И. Марков. После повышения В. И. Маркова на должность замминистра он получил возможность протащить решение о создании ЗГРЛС при поддержке военно-промышленной комиссии (Л. И. Горшков) и военного заказчика на уровень ЦК КПСС и Совмина СССР. Между тем американцы, убедившись, что мы необратимо вляпались в «загоризонтную» авантюру, объявили, что они прекращают строительство ЗГРЛС, а приемные центры на Кипре и Тайване передаются службам радиоперехвата ЦРУ.

Не будь «Дуги» — имели бы мы и круговое поле вокруг Москвы, и еще три 90-градусные станции «Дунай-ЗУ» для северной линии СПРН. Причем сплошное круговое поле обслуживало бы информацией СПРН всю европейскую часть России со всех ракетоопасных направлений, — даже если бы в ближнем зарубежье все страны, подобно Латвии, уничтожили оказавшиеся на их территориях РЛССПРН бывшего СССР.

Резким контрастом нашей дырявой изнутри и снаружи сети надгоризонтных РЛСПРО — СПРН является созданное в США сплошное круговое радиолокационное поле дециметрового радиодиапазона, четырежды эшелонированное в направлении на СССР. Это поле является устойчиво живучим и гарантирует получение и выдачу высокоточной достоверной информации о характере и структуре налета МБР на территорию США с любого направления».

* * *

В итоге, пользуясь терминологией Кисунько, победили «их хмурители среди нас» (т. е. агенты влияния).

Страна понесла гигантский экономический ущерб, был создан набор бесполезных циклопических установок, сотни тысяч людей работали вхолостую, устранены ключевые талантливые люди, в том числе и сам генеральный конструктор Г. В. Кисунько. И, что особенно интересно, в основе деятельности «хмурителей» лежали прежде всего психологические методы обработки людей, их противопоставление друг другу, а также связи с аппаратом ЦК. О конкретных психологических приемах говорится в ряде мест книги Кисунько.

Описанная ситуация отнюдь не была единичной. Так, программу США «Звездные войны» «их хмурители среди нас» использовали как основание для громадных бесполезных затрат. Интересно, что одним из использованных наверху аргументов была публикация плана «Дропшот».

Нечто подобное наблюдалось и на более низких уровнях. Раздувались конфликты и противоречия в науке и конструкторских бюро. Например, длившееся десятилетия противостояние академиков Н. Г. Басова и А. М. Прохорова, возглавлявших крупные научные коллективы в лазерной физике. Создавались жесткие препятствия движению наверх инициативных, но не подконтрольных людей.

Вместе с тем, у СССР, как ни у какой другой страны, появилась возможность пойти по пути создания высоких технологий, причем первоначально работы в этом направлении шли с опережением мирового уровня. Дело в том, что еще с послевоенных лет, когда по инициативе И. В. Сталина произошло резкое увеличение ассигнований на науку, возросли ее масштабы и улучшилась организация. Можно даже говорить о расцвете фундаментальной науки в СССР. Ее объем оценивался как 1/3 или 1/4 мировой фундаментальной науки. Очень высокое качество научной подготовки в СССР отмечалось всеми. Например, при обмене аспирантами в 80-е годы ряду соискателей из Западной Европы приходилось дополнительно затрачивать год, чтобы стать на стандартные уровень МГУ. Запад, внедряя свои новые технологии, использовал советскую фундаментальную науку как своего рода сырьевую базу. Она была одной из важных составляющих технологического прорыва США в 70–80-е годы.

Что касается технологий, то многие прикладные научные разработки, значительно превышающие мировой уровень, были сделаны именно в оборонной промышленности. Но из-за водораздела между оборонной и обычными отраслями промышленности уже разработанные технологии в обычные отрасли практически не внедряли, используя в качестве аргументации секретность. При этом страна терпела огромные убытки.

Тормозились также работы по информационным технологиям, постепенно приобретавшим решающее значение для научно-технического прогресса, что пытались прикрыть нехваткой средств или первоочередностью других направлений. В качестве первоочередных выдвигались или крупные амбициозные проекты, или проекты, которые дадут отдачу в очень далекой перспективе. Крупные неконтролируемые проекты были очень выгодны исполнителям и находили поддержку.

Вся совокупность действий «пятой колонны» вела к торможению темпов развития и дезорганизации экономики, придавала ей неравновесный характер.

* * *

Между тем, как уже было сказано в начале этой главы, в середине 1980-х годов наступает четвертый этап информационно-психологической войны против СССР.

В США формируется качественно новая наступательная стратегия. В январе 1981 года директор ЦРУ Уильям Колби представил соответствующий доклад только что избранному президенту США Рональду Рейгану. В своей книге «Агенты перестройки» генерал КГБ В. Широнин так пишет об этом событии:

«Наряду с докладом Кейси принес Рейгану отчеты разведки о характере подрывных акций, проведенных против СССР, о действиях посольской резидентуры, находившейся в Москве и Ленинграде, а также сверхконфиденциальные данные о приобретенной агентуре, в том числе о позициях в государственных структурах СССР агентов влияния. Папки Кейси лопались от материалов о советской армии, о состоянии обороны, экономики. Кейси продемонстрировал также диаграммы поступлений твердой валюты в Советский Союз. Вывод директора ЦРУ был примерно таким: «Наступила благоприятная ситуация, чтобы нанести серьезный ущерб Советам, ввергнуть в полный хаос их экономику, а затем взять под контроль и под свое влияние дальнейшее развитие событий в обществе и государстве». Все это ко благу национальных интересов США».

В начале следующего года Рейган с группой ближайших советников приступил к конкретной разработке наступательной стратегии по демонтажу «советской империи». Цели и средства этого наступления были обозначены в серии секретных докладов по национальной безопасности (NSDD), суть которых также излагается в книге Широнина.

«В марте 1982 года «NSDD-32» требовала «нейтрализации советского влияния в Восточной Европе и применения тайных мер и прочих методов поддержки антисоветских организаций в этом регионе; в мае 1982 года Рейган подписал директиву на восьми страницах, определявшую экономическую стратегию США по отношению к СССР. В документе содержались инструкции для конкретных подразделений президентской администрации, а акцент делался на «использовании» слабых сторон coветской экономики. Ставилась цель ее подрыва посредством «насильственного вовлечения Москвы в технологические гонки»; в ноябре 1982 года в «NSDD-66» было прямо объявлено, что цель политики Соединенных Штатов — это подрыв советской экономики методом атаки на ее «стратегическую триаду», т. е. на базовые отрасли, составлявшие основу советского народного хозяйства; наконец, в январе 1983 года Рейган подписал директиву «NSDD-75», в которой ставилась цель «фундаментальных изменений советской системы».

Качественно новым этапом в подрывной деятельности против СССР стало то, что руководство ею, которое раньше осуществлялось спецслужбами якобы без ведома политических инстанций, теперь официально возглавили вашингтонские чины высшего государственного уровня. В подписанной Рейганом директиве № 75 предписывалось прямое вмешательство во внутренние дела соцстран с целью подрыва их режимов. При этом главную ставку делали на создание и консолидацию «внутренних оппозиционных сил», которые при поддержке извне должны добиться захвата власти и политической переориентации своих стран на Запад. В директиве говорилось о том, что в основу конкретных действий должна быть положена «программа демократии и публичной дипломатии».

Эта программа, в частности, предусматривала выделение на ближайшие два года 85 млн. долларов для подготовки будущих руководящих кадров и создания прозападных политических партий и профсоюзов в соцстранах, а также в странах «третьего мира», придерживающихся социалистической ориентации. На создание «национального и интернационального рабочего движения» ассигновалось 17,8 млн. долларов, а на издание и распространение литературы, опровергающей «марксистскую диалектическую философию», — около 5,5 млн. долларов. Подготовка кадров, означавшая денежные дотации, бесплатные зарубежные поездки, снабжение техникой компьютерного типа и т. д., служила прикрытием организации сети агентов влияния».

* * *

Эти планы в то время многим в СССР казались нереальными. Советский Союз стоял во главе социалистического лагеря, выпускавшего более 20 % мирового валового продукта. Он был мощной экономической державой, занимавшей второе место в мире. Представление о масштабах народного хозяйства дают следующие цифры: общее число заводов и фабрик, составлявшее около 50 тысяч, выпускало продукцию 20 миллионов наименований, число хозяйственных связей оценивалось миллиардами. СССР обладал огромными сырьевыми запасами и в принципе не зависел от Запада. Мощную армию, обладавшую паритетом с Западом, никто не мог поразить в открытом сражении. Существовали высококлассные силовые ведомства — КГБ и МВД. Отлаженная структура управления, включавшая партийно-государственные структуры, КПСС, насчитывала 19 млн. членов. В стране развивалась передовая наука, обеспечивались высокие социальные гарантии, всеобщее среднее и развитое высшее образование, доступная медицинская помощь, создан достойный уровень культуры и искусства, а также условия для занятий спортом.

Но велик был и задел «пятой колонны» в СССР. Накопился целый комплекс извращений социализма и просто здравого смысла, несуразиц и глупостей. Все это требовало ликвидации перекосов, проведения преобразований — и стало обоснованием горбачевской «перестройки», которой, как утверждали, «нет альтернативы».

Горбачев почти сразу же после вступления в должность удаляет из Политбюро возможного соперника Григория Васильевича Романова, который и ранее подвергался обструкции со стороны «пятой колонны». На XXVII съезде КПСС в начале 1986 года Горбачев и его команда существенно изменяют состав ЦК, Политбюро и Секретариата, введя туда своих людей. Затем происходит кампания по массовой замене министров, зав. отделами ЦК, секретарей обкомов КПСС, председателей исполкомов. Горбачевские чистки партийного и советского аппарата превзошли сталинские чистки середины 1930-х годов: при Горбачеве за три года, с 1985-го по 1988-й, было обновлено 85 % состава ЦК, а при Сталине за пять лет, с 1934-го по 1939-й, около 77 %,— только при Сталине страна освобождалась от агентов Запада и прочих деструктивных элементов, а при Горбачеве их вводили в высшие эшелоны власти.

Фактически вся эта ситуация была подготовлена еще ранее при осуществлении операции «Геронтократия», — таким образом, общество реагировало на начало кадровых изменений как на необходимое обновление. Вспоминается забавное хобби одного из знакомых авторов этой книги. Имея справочник, где были опубликованы фамилии членов ЦК, первых секретарей обкомов, руководителей исполкомов, министров, — всего около полутора сотен высших руководителей страны, — он регулярно отмечал выбывших, радуясь обновлению, пока из списка не осталось менее 20 %. Этот эпизод весьма показателен. В общественном сознании за негативные явления в общественном развитии ответственность несли старцы — геронтократы, занимавшие руководящие посты, а не те, кто стоял за ними, дирижировал происходящим. На начальном этапе даже такие люди, как члены Политбюро Е. К. Лигачев и Н. И. Рыжков, выступали совместно с группировкой Горбачева.

* * *

Кампания по замене кадров осуществлялась на всех уровнях. Наглядной иллюстрацией методов ее проведения служит большая чистка в армии (операция «Руст»). В качестве предлога было использовано приземление на Красной площади спортивного самолета немецкого летчика Матиаса Руста, незамеченного средствами ПВО. Об обстоятельствах этой операции говорится в статье В. Легостаева — помощника Е. К. Лигачева, занимавшего соседний кабинет с А. Н. Яковлевым в здании ЦК КПСС:

«Обстоятельства появления Руста в Москве были и остаются загадочными. К примеру, уже тогда стало известно, что при подлете юного провокатора к столице на командный пункт Московского округа ПВО поступило указание о внеплановом отключении АСУ РЛС для проведения профилактических работ. Что, разумеется, снизило качество обрабатываемой службами ПВО оперативной информации. Как свидетельствовали поступавшие в те дни и недели в ЦК документы, таких подозрительных «мелочей» по маршруту неуловимой «Цессны-172» набиралось больше чем достаточно для серьезных размышлений и выводов.

Постоянно подзуживаемый своим ближайшим окружением, в котором Яковлев уже играл важную роль, Горбачев искал повод для расправы над оппозиционным, как он полагал, руководством Вооруженных Сил СССР. Его-то и доставил ему в урочный час на хвосте своего спортивного самолетика Матиас Руст. В результате, как заявил на заседании Политбюро сам Горбачев, были отданы под суд 150 генералов и офицеров СА. По данным американских спецов, внимательно следивших за ситуацией, «под Руста» было смещено не только руководство Войск ПВО во главе с маршалом авиации Колдуновым, но и министр обороны маршал Соколов со всеми своими заместителями, начальник Генерального штаба и два его первых заместителя, главнокомандующий и начальник штаба ОВС Варшавского Договора, все командующие группами войск (в Германии, Польше, Чехословакии и Венгрии), все командующие флотами и все командующие округами. В ряде округов командующие заменялись неоднократно. Волна горбачевской чистки достигла по меньшей мере уровня командования дивизиями, а возможно, пошла и еще ниже».

Особое внимание обращалось на устранение наиболее квалифицированных и независимых военачальников. Типичный пример — легендарный маршал авиации Александр Иванович Колдунов — дважды герой Советского Союза; в Отечественную войну командир эскадрильи (96 воздушных боев, сбил лично 46 самолетов); с 1970 г. командующий ПВО Московского округа, а с 1978 г. главнокомандующий ПВО страны.

В результате проведенной операции руководство Советской Армии было фактически обезглавлено. В своих воспоминаниях В. Легостаев пишет и о своих личных впечатлениях:

«Как-то пополудни в первых числах июня в моем кабинете, по обычаю неожиданно, возник Яковлев. К тому времени он уже успел стать членом Политбюро, близким генсеку. Широкое, грубо прочерченное лицо А. Н. светилось торжествующей улыбкой. Он пребывал в откровенно приподнятом, почти праздничном расположении духа. Прямо с порога, победно выставив перед собой ладони, выпалил: «Во! Все руки в крови! По локти!» Из последовавших затем возбужденных пояснений выяснилось, что мой гость возвращается с очередного заседания Политбюро, на котором проводились кадровые разборки в связи с делом Руста. Было принято решение о смещении со своих постов ряда высших советских военачальников. Итоги этого заседания и привели Яковлева в столь восторженное победоносное состояние. Его руки были «в крови» поверженных супостатов».

Подытоживая за кулисами публичного спектакля подлинные итоги «дела Руста», Горбачев в телефонном разговоре сказал одному из своих ближайших помощников Черняеву: «Теперь умолкнут кликуши насчет того, что военные в оппозиции к Горбачеву, что они вот-вот его скинут, что он на них все время только и оглядывается».

В цитированном отрывке выделяются личностные моменты. А по сути была проведена чистка всего высшего и частично среднего руководства армией, которая от этого удара уже не оправилась. Многое в этой операции и до сегодняшнего дня остается за кадром. Так, не ясно, участвовала ли группировка Горбачева — Яковлева в планировании и организации полета Руста или она просто использовала его. В пользу первой версии говорят многочисленные «случайности», обеспечившие успешное завершение полета, и пропагандистская эффективность посадки именно на Красной площади. В целом же команда Горбачева, осуществив массовую замену ведущих кадров, нагнетала в стране обстановку неустойчивости.

* * *

Важнейшая задача «пятой колонны» заключалась в захвате СМИ, поскольку именно они должны были сыграть решающую роль на заключительном этапе информационной войны. Как протекал этот процесс, рассказывает Е. К. Лигачев в своей книге «Кто предал СССР»:

«Уже в июле 1985-го Михаил Сергеевич предложил кандидатуру Яковлева на пост заведующего отделом пропаганды ЦК КПСС. Через несколько месяцев Яковлев был избран секретарем ЦК и начал заниматься вопросами идеологии. Я курировал их как член Политбюро, однако вскоре установилось некое негласное разделение обязанностей: в мою сферу входили вопросы культуры, науки, народного образования, а Яковлев преимущественно сосредоточился на работе со средствами массовой информации. Но главная особенность такого распределения обязанностей заключалась в том, что именно Яковлев возглавил процесс замены главных редакторов.

Помнится, в то время, имея в виду необходимость обновления редакторских кадров, я в шутку вспомнил слова Ленина, который, как известно, говорил, что революционное восстание начинается с захвата почты и телеграфа. Увы, впоследствии моя шутка обернулась горькой правдой: я и не подозревал, что речь действительно шла о захвате средств массовой информации. Дело в том, что Яковлев, который с 1967 по 1972 год возглавлял Агитпроп ЦК КПСС (был и. о. заведующего отделом), хорошо знал идеологические кадры. Мог ли я в те месяцы предположить, что на самом-то деле Александр Николаевич формирует свою «радикальную команду» средств массовой информации, которой будет отведена совершенно особая роль в грядущих событиях?

Правда, во имя справедливости должен поведать и о своей ошибке, связанной с назначением редактора одного из самых праворадикальных, самых, если можно так сказать, забойных изданий — журнала «Огонек». Впрочем, и в данном случае инициативу проявил отдел пропаганды, предложивший кандидатуру Коротича. А когда я попросил познакомить с его творчеством, мне сказали: Недавно в «Роман-газете» опубликована книга «Лицо ненависти». В ней Коротич изложил свое политическое кредо.

Я внимательно прочитал «Лицо ненависти» и, конечно, сделал вывод о том, что автор стоит на прочных идейных позициях. Правда, местами мне показалось, что писатель несколько перебирает: уж слишком экстремистски он разделался с Америкой! Но такой перебор, по моему мнению, был делом поправимым, и я решил встретиться с Виталием Алексеевичем. Когда высказал ему свои в целом положительные впечатления о книге «Лицо ненависти», Коротич был очень доволен. Обещал, если будет назначен редактором «Огонька», служить партии верой и правдой.

Всем памятны агрессивные, сеявшие раздор среди интеллигенции публикации «Огонька»… Несколько раз я встречался с Коротичем, а порой он и сам напрашивался на прием. При этом неизменно каялся, утверждал, что его подвели сотрудники, клялся, что исправится и что ничего подобного не повторится. Но потом я читал в «Огоньке» экстремистские, антисоциалистические публикации, накалявшие общественную атмосферу, оскорблявшие армию, нацеленные против партии».

Таким образом, главное условие победы «пятой колонны» — захват СМИ — был проведен так, что никто не успел даже опомниться.

* * *

Создание хаоса в экономике. После прихода Горбачева к власти был осуществлен целый ряд мер, направленных (на словах) на улучшение экономического состояния страны. Однако уже цепь первых мероприятий резко усилила роль теневой экономики. Следует отметить бесконтрольный механизм образования кооперативов, с регистрацией их за взятки и перекачкой денег из промышленности; процесс отмывания капиталов, полученных незаконным путем; новую организацию внешней торговли, давшую простор для самых невероятных сделок за счет страны, с продажей за бесценок сырья, промышленных изделий, предметов культуры; создание хаоса в управлении предприятиями, с разрывом установившихся связей, неподотчетной бесконтрольностью, часто фиктивностью, приходом в их руководство части бывших партийных верхов. Но при всей их значимости это были явления второго порядка.

Главные события разыгрались в конце 1987 года, когда Правительство СССР подготовило свои предложения по экономике страны на 1988 год. Согласно этим предложениям твердый народно-хозяйственный план трансформировался в государственный заказ, полностью обеспеченный финансовыми и материальными ресурсами. При этом заказ был снижен до 90–95 % от общего объема производства, а остающимися 5–10 % продукции предприятия получали право распоряжаться по своему усмотрению на основе договорных отношений.

В последующие годы, пользуясь полученным опытом, предполагалось постепенно установить оптимальный уровень госзаказа.

На заседании Политбюро в конце 1987 года Горбачев и его команда добились решения о доработке проекта Правительства, в результате которой уровень госзаказа был снижен на одну треть, а по ряду министерств — более чем наполовину. Пользуясь свободными договорными ценами, многие предприятия стали на первых порах получать огромные деньги — сверхприбыль, но не за счет увеличения производства, а за счет своего монопольного положения. В результате их доходы в 1988 году выросли на 40 млрд. рублей, в 1989 году — на 60 млрд. руб., а в 1990 году — на 100 млрд. руб. (вместо обычного прироста 10 млрд. рублей). Потребительский рынок был взорван, все товары буквально «улетали» с прилавков. Повсюду стали снимать с производства невыгодную продукцию — вымывался дешевый ассортимент.

Если госзаказ был резко снижен в машиностроении и ряде других отраслей, то в топливно-энергетическом комплексе он составил 100 %. Шахтеры покупали все необходимое для производства по договорным ценам, а уголь продавали по государственным. Это послужило одной из главных причин вспыхнувших шахтерских забастовок. Нарушилась справедливость. Произошел разрыв установившихся взаимосвязей в народном хозяйстве. На передний план стали выходить региональные интересы, что стало питательной почвой для сепаратизма.

Итог перестройки — социально-экономический крах: потеряна управляемость производством, финансами, денежным обращением. За 1990 год объем национального дохода сократился на 5 %, а за 1991 г. — на 12 %. В 1991 году производство продовольствия сократилось на 8 %, а мяса, животного масла, сыра, консервов — на 13–14 %, выросла инфляция, практически все товары стали дефицитными, не хватает денег для выплаты работникам образования, здравоохранения, науки, а также военнослужащим. Таким образом, усилиями команды Горбачева к концу 1988 г. экономика СССР подорвана.

Если попытаться взглянуть на события тех лет с целостной точки зрения, то обращают на себя внимание два обстоятельства.

Во-первых, масштаб событий. Так, за короткий срок были проведены коренные кадровые изменения на всех решающих направлениях (партийно-государственное руководство, армия, средства массовой информации) и на всех уровнях; была взорвана экономика, нарушено нормальное управление страной.

Во-вторых, видна очень четкая последовательность мероприятий и событий в высшей степени благоприятная (если не уникальная) для осуществления горбачевской группировкой своих целей. Проведя системный анализ событий, можно сказать, что группировке Горбачева — Яковлева, при учете любых связанных с ними людей, проделанная работа не под силу. Это возможно только в предположении, что горбачевская группировка управлялась извне и широко использовала данные и заготовки, в создании которых должны были участвовать многие тысячи людей. Другими словами, все сделанное — результат информационной войны, полученный США. Горбачевцы же играли роль винтиков. Однако, как говорилось в основополагающем документе информационной войны — Директиве 20–1, «мы не возьмем на себя ответственность за то, что добивались или осуществили это»…

* * *

Переворот в мировоззрении. Информационные заряды, взрывавшиеся в общественном сознании, постепенно уничтожали одну за другой его опоры — здание рушилось. Создавалась почва для радикального изменения мировоззрения общества. Чтобы подготовить это изменение использовался ряд информационно-психологических приемов.

«Независимые» СМИ подвергали жесткой критике существующее общество и то прошлое, которое привело к такому обществу. Они использовали в своей деятельности все напечатанные за 70 лет на Западе материалы против СССР, ранее неизвестные или малоизвестные в нашей стране. Статьи можно было, не мудрствуя лукаво, прямо переписывать под своей ли фамилией или под фамилией автора полувековой давности. Все это создавало атмосферу неожиданности, свежести, достоверности — влияние СМИ росло.

Другим приемом, сыгравшим важную роль в идеологической атмосфере тех лет, стало размывание понятий. В смысл таких слов, как «перестройка», «реформы», «демократия» можно было вкладывать все что угодно. Например, под словом «перестройка» понимали и ускорение, и научно-технический прогресс, и ликвидацию власти геронтократов, и преодоление отставания от Запада, и замену существующего строя. Именно полная пустота и бессодержательность «нового мышления» позволила длительное время сохранять поддержку великого лидера М. С. Горбачева со стороны самых различных политических сил. Это также дало возможность формирования с помощью СМИ системы мифов, призванных заменить старую идеологию.

В годы перестройки формируется целый набор мифов, часто не стыкующихся друг с другом. Приведем типичные примеры из этого набора.

Миф «цивилизованные страны». Основа мифа — крупные достижения стран Запада в передовых технологиях и в росте уровня жизни. В годы «перестройки» и после нее в каждом втором выступлении на любом уровне содержались слова «цивилизованные страны». Депутаты всех направлений, включая оппозицию, повторяли эти слова, как бы утверждая за кадром неполноценность своей страны и стран третьего мира. Никакие аргументы в споре без ссылки на Запад не воспринимались. Значение мифа состоит в том, чтобы пресечь в России самостоятельное мышление, самостоятельные оценки и во всем следовать за Западом.

Миф «первоначальное накопление». В СССР каждый студент вуза и даже школьник знал, что начиная с XVIII века был период первоначального накопления, когда банкиры и бандиты, жулики всех мастей наживались преступными способами, их дети становились капиталистами, а внуки уже составляли истеблишмент. Согласно созданному мифу первоначальное накопление — это необходимая стадия демократических преобразований. И когда в России шло обогащение за счет общества 1 % населения, создавшего себе огромные капиталы, то многие среди интеллигенции радовались — процесс пошел. Ведь первоначальное ограбление народа и обогащение немногих, пусть за счет жульничества и преступлений, — это путь к демократии, к утверждению рынка и капитализма, это путь к будущему России.

Миф «древесно-стружечная колбаса». Направлен на компрометацию всего советского, всего российского производства. В его основе было высокое качество товаров с Запада, покупавшихся в советское время. Но понадобилось пять лет после перестройки, чтобы на собственном опыте люди поняли, что отечественные продовольственные товары во многом лучше, что они не содержат вредных для здоровья добавок. Это относится и к ряду промтоваров. Но за этот период Запад успел спустить в Россию залежи товаров с истекшим сроком хранения, с вредными добавками. Разорилось сельское хозяйство России, нарушена продовольственная безопасность.

К этому мифу примыкает и очернение всего советского периода. Извращался и покрывался ненавистью весь советский период.

* * *

Критика этих мифов была приведена, в частности, в статье Ю. Поспелова «Три большие лжи демократов» («Советская Россия», 22.01.1994), где отмечается, что творцы мифов много «говорят и о духовных ценностях, и об интересах экономики, причем все их доводы базируются не на глубоком анализе, а на искусных замесах лжи и правды». В статье Поспелова были рассмотрены три тезиса:

«1. Рынок и способы вхождения в него едины, законы рынка одинаковы, так сказать, по определению. Рынок, мол, не может быть ни капиталистическим, ни социалистическим, как, например, солнце».

Между тем, в каждой общественно-экономической формации был свой рынок, со своими ограничениями. На социалистическом рынке, убежден, следует торговать лишь произведенным продуктом. Земля, ее недра, природные леса и реки — это общенациональная собственность и распродаже не должна подлежать.

Для «демократов» рынок, очевидно, не средство (средство оживить экономику и в итоге поднять жизненный уровень населения), а цель, потому они и не задумываются. А надо бы!.. Наши «демократы», признавая, что в России накопление капитала идет явно криминальным путем, ссылаются на то, что так было и на начальной стадии капитализма в странах Запада. Но, с тех пор прошло более двухсот лет! Когда господствует один лозунг «Обогащайтесь!», кто из новоявленных предпринимателей будет вкладывать средства в охрану окружающей среды, в технику безопасности и т. п.?

2. Частная собственность — гарантия свободы граждан. Мол, будет у людей частная собственность — все будет «о'кей!».

Здесь достаточно сослаться на пример фашистской Германии. Разве там не было частной собственности? А к каким бедам привел немецкий народ фашистский режим!..

Нельзя видеть панацею от всех бед в частной собственности. Нельзя не замечать в частной собственности разрушающих мораль и нравственность элементов, а также других негативных факторов. Особенно в неограниченной частной собственности («бездонной бочке»), о чем мечтают «демократы». В наше время кардинальный путь развития человеческой цивилизации лежит в сочетании частнособственнических и коллективистских начал.

3. Производительность труда при социализме была крайне низкой, у нас в стране было «равенство в нищете». Как можно такое говорить о стране, запустившей первой человека в космос, о народе, который после самой опустошительной из войн сумел всего за четыре года полностью восстановить свое народное хозяйство? Ведь западные экономисты отводили не одно десятилетие на восстановление нашей разрушенной страны. И не надо кивать на принуждение, как на якобы причину таких феноменальных успехов. По принуждению можно рыть канавы, но не создавать новейшие технологии. По уровню национального дохода на душу населения мы прочно занимали второе место в мире (после США, которым, так уже сложилось, война не принесла разрушений)».

* * *

С внедрением в сознание мифов «перестроечные» СМИ создавали образ главного врага — это «консервативные силы», стремящиеся погубить «перестройку».

Под консервативными силами подразумевали тех, кто стремился сохранить государство, — их необходимо окончательно подавить. И тогда предпринимается новая акция горбачевцев совместно с контролируемыми ими «независимыми» СМИ.

В газете «Советская Россия» было опубликовано письмо Нины Андреевой «Не могу поступиться принципами». Письмо выражало личную точку зрения автора и было направлено против огульного очернения всей советской истории в СМИ. Реакцию Андреевой на поток антисоветских, антиисторических публикаций в прессе разделяли многие люди. Казалось бы, частное мнение, напечатанное в газете, противостоящее бесчисленному множеству статей, в условиях провозглашенного плюрализма мнений не должно было кого-либо задеть.

Однако 5 апреля в «Правде» была напечатана редакционная статья, в которой письмо Андреевой объявили манифестом антиперестроечных сил. 14 апреля «Правда» пишет: «противники перестройки не только ждут того момента, когда она захлебнется… Сейчас они смелеют, поднимают головы».

18 апреля там же: «Развернутая программа открытых и скрытых противников перестройки, призывы к мобилизации консервативных сил».

Собирается заседание Политбюро, целиком посвященное письму Нины Андреевой, длящееся в течение двух дней по 6–7 часов кряду. По свидетельству Е. К. Лигачева, тон в осуждении письма задавали А. Н. Яковлев и М. С. Горбачев. В газету «Советская Россия» нагрянула комиссия, принявшаяся изучать подлинные письма Н. Андреевой. «Советской России» запретили публиковать письма в поддержку Н. Андреевой, их изъяли.

Для иллюстрации развернувшейся кампании приведем два отрывка из статей в «Огоньке». В № 19 за 1988 год опубликована статья Ю. Карякина, где, в частности, говорится:

«В февральском номере «Нового мира» Андрей Нуйкин предупреждал — готовится ваше контрнаступление, и оказался прав: 13 марта появилось письмо Нины Андреевой. Никому не известный химик, вдруг сделался всем известным идеологом. Превращение, прямо скажем, подозрительное. Не стоит ли за ним какая-то алхимия?

…Убежден: будет воссоздана — день за днем, во всех драматических и комических подробностях — вся хроника событий вокруг вашего манифеста, вся хроника его замысла, написания, публикации, хроника организации его одобрения. Чем определялся выбор дня публикации? Какой стратегией? Какой тактикой? Почему не появился манифест, скажем, 10 марта или 21-го? Особенно будет интересна хроника событий между 13 марта и 5 апреля; сколько местных газет перепечатали манифест? Сколько было размножено с него ксероксов? Сколько организовано обсуждений — одобрений? По чьему распоряжению? Как пробуждалась местная инициатива? Кем?

Почему три недели не было в печати ни одного слова против, за исключением, кажется, лишь «Московских новостей» и «Тамбовской правды»? Почему Нину Андрееву хочется назвать лишь соавтором манифеста и к тому же далеко не главным? А кто алхимик главный? И один ли он? Почему одно частное мнение одного лица (положим), мнение, совершенно очевидно противопоставленное всему курсу партии и государства на обновление, почему оно фактически господствовало в печати, господствовало беспрекословно и безраздельно в течение тех трех недель (точнее, двадцати четырех дней)? Почему оно фактически навязывалось — через печать или как-то еще — всей партии, всему народу, всей стране? Как это согласуется с лозунгом «Больше демократии, больше социализма»? С гласностью? С Устаом и Программой партии? С Конституцией государства, наконец? Что это за Нина Андреева такая, обладающая столь небывалым и непонятным всемогуществом? А если это действительно не она, то кто? А если этот кто-то действительно не один, то, стало быть, речь идет о чьей-то платформе? О чьей конкретно? И почему тогда ее истинные создатели спрятались за бедного химика? И последний вопрос: если оказалось возможным такое, то почему невозможно и худшее?»

В № 38 «Огонька» за 1988 год та же тема подается несколько в ином ключе:

«Предельно откровенный ответ Н. Андреевой говорит сам за себя. Программа-минимум объявлена: «Пока другим способом не дано нам выразить свое мнение…» (как вам нравится это «пока»?) — писать, писать и писать — в газеты, в ЦК, «не пропускать ни одного выпада против Сталина». «Пусть не публикуют, но считаться придется…».

Это точно — придется. Скажу больше — необходимо считаться. Необходимо знать противников перестройки, их взгляды, надежды, угрозы. Сегодня они еще пока пишут. Но не будем заблуждаться в их способностях. Нет никаких сомнений в том, что сталинские сироты постараются использовать любую пробуксовку перестройки, каждую нашу трудность — от магазинных очередей до экстремистских забастовок и националистических выходок. Любая наша проблема — для них просто подарок.

Как же! Ведь это дает повод злорадно заулюлюкать: вот вам ваша демократия, вот вам ваша перестройка! А все, мол, потому, что нет Его, ибо при Нем был порядок…

Что же касается рекомендаций по установлению порядка, то здесь у сталинских сирот опыт великий. Задуматься бы об этом тем, кто, щеголяя сегодня «левой» фразой, пытается использовать волны демократии и гласности для раскачивания корабля. Задуматься бы о том, кому на руку иные митинговые страсти вместо работы, выкрики вместо дел, нагнетание эмоций вместо конструктивных поисков? Кому это выгодно? Чему служит? Не сталинскому ли синдрому?».

Сколько слов и пафоса по поводу письма в газету в раздел «полемика». Более того, в СМИ обсуждались и подробности личной жизни Нины Андреевой, где правда перемежалась с вымыслом. Однажды в ЦК на совещании руководителей средств массовой информации писатель В. В. Карпов, обращаясь к М. С. Горбачеву, задал вопрос: «Когда же прекратится травля Нины Андреевой? Что, она не имеет право на свое мнение? Поймите, ведь она к тому же женщина». Вопрос остался без ответа.

Но суть происходившего не в Нине Андреевой. Она была просто выбрана в качестве предлога для осуществления командой Горбачева идеологического путча. После него тот, кто выступает за социализм, кто против тотального очернения советского прошлого, — «враг перестройки», представитель «сил торможения». Так, слухи, намеки, публикации в СМИ обрушились на Е. К. Лигачева, который начал иногда возражать Горбачеву на Политбюро. Теперь каждый осознавал, что, если он начнет выступать против линии Горбачева, то по нему ударят и сверху (из ЦК КПСС) и снизу (СМИ).

К этому же времени относится и операция по взрыву экономики, уже описанная нами, когда под флагом рынка госзаказ составил 30 % вместо намеченных 95 %, сложившаяся система связей оказалась разорванной, экономика дезорганизованной, обналичена огромная сумма денег, все сметалось с прилавков.

Это были две блестящие операции типа поджога рейхстага Гитлером, но, конечно, по уровню исполнения гораздо более квалифицированные. Так же, как и гитлеровцы, горбачевцы обвинили в своих деяниях коммунистов (государственников). Эта операция Горбачева с обвинениями против советского строя инициировала массовые выступления против власти, в том числе шахтеров. Страна была дезорганизована, люди дезориентированы. Час «икс» пробил.

* * *

Массовая дезориентация и установление нового культа. Иногда действия по уничтожению СССР с наступлением часа «икс» сравнивают с действиями генерал-полковника немецко-фашистской армии Хайнца Вильгельма Гудериана, который в начале войны против СССР прославился своими танковыми прорывами и взятием в клещи с последующим окружением советских войск. Потом шло добивание окруженной группировки. Подобно танкам Гудериана, вырвавшиеся на оперативный простор агенты влияния Запада взяли в клещи сознание людей. Клещи сомкнулись, ловушка захлопнулась, началось добивание.

Сравнение операций информационной войны с тактикой Гудериана несомненно отражает истину. Но суть часа «икс» заключалась в перевороте в общественном сознании. 1988 год можно назвать годом «великого перелома» в общественном сознании. В это время СМИ переходят в информационно-психологическую атаку. Накатывается девятый вал пропаганды все с новыми и новыми «разоблачениями» прошлого. В обществе растет неустойчивость. О состоянии общественного сознания говорят фантастические тиражи «демизданий» и их динамика: «Аргументы и факты» за 1991 год — 24 млн. экземпляров, «Огонек» за 1988 год — 1,8 млн., за 1989 год — 3,5 млн., за 1990 год — 7,6 млн.

«Великий перелом» означал массовый переход к новому мировоззрению, опирающемуся на систему мифов.

Главный момент — смена веры. Ранее это была вера в то, что СССР прокладывает путь в светлое будущее, а социализм — это лучшее устройство общества. Теперь все резко меняется. Основу новой веры составляют положения: СССР идет вне столбовой дороги развития цивилизации, «цивилизованные страны» — образец общества и нужно во всем следовать за ними, научная основа — учение Милтона Фридмена, основателя чикагской школы. Это мировоззрение содержало три бомбы замедленного действия.

1. Впервые за более чем тысячелетнюю историю России сменился символ веры, ее основа. Вместо общинности, коллективизма на передний план выходит индивидуализм.

2. В новом мировоззрении содержится фактическое признание неполноценности народа, который почти столетие шел по ужасному нецивилизованному пути.

И единственное, что нужно делать, — подражать цивилизованным народам.

3. Положенное в основу развития страны учение Фридмена носит не научный, а прежде всего политический характер. Учение Фридмена (монентаризм, неоклассика) с его положениями о свободном рынке в конце XX века, о том, что он сам себя организует, о недопустимости государственного вмешательства, о единственном способе регулирования — изменении общего объема денежной массы — противоречит всей совокупности имеющихся данных по современной экономике.

Практическое его использование в ряде развивающихся стран привело к подрыву их национальных экономик, резкому урезыванию социальных программ, к дикому (другого слова не подберешь) расслоению общества.

Но основатель чикагской школы, хотя его имя и не особенно афишировалось, фактически стал идолом, которому поклонялась Россия. Его апостолами стали так называемые «чикагские мальчики», или, другими словами, «демократические реформаторы», которые в 90-х годах начали последовательно проводить догматы новой веры в жизнь.

* * *

Тема «там» широко муссируется в конце 80-х. Почти каждый оратор употребляет слова «цивилизованные страны», конечно в скобках проводится раздел между цивилизованными людьми и дикарями, к которым, естественно, относят население России. Некоторые публикации казались пародиями.

Характерен в этом плане диалог А. Р. и Н. М., помещенный в одной из московских газет в середине марта 1991 года:

«А. Р. Пора отвечать на вопрос: «Что делать?»

Н. М. Да уже известно, что делать! Весь мир это знает. И не вчера узнал — известно с Адама Смита. Чего же мы в стыдобище своей упорствуем? Тысячу раз говорено, что делать. Землю немедленно, этой же весной отдать крестьянам, помочь им обзавестись всем необходимым. Приватизировать все, что уже сейчас можно приватизировать».

На слова А. Р. о действиях первых американских переселенцев, начавших строить свое благополучное и богатое общество, следует замечание Н. М.: «И превыше всего ставили права человека — и политические, и экономические — основу демократии».

Миллионы индейцев были истреблены и загнаны в резервации, по-видимому, во имя демократии, а рабство в США установлено во имя прав человека. Впечатляет и поучение об Адаме Смите, скончавшемся два века тому назад…

Чтобы показать состояние умов рядовых людей в этот период, многие из которых ощущали себя адептами новой веры, приведем еще несколько примеров из жизни.

Дискуссия. Несколько человек дискутируют о путях дальнейшего развития. На реплику о том, что свободный рынок, честная конкуренция — это возвращение в прошлый век, последовал ответ: «Ну и что, мы приготовишки, мы еще должны пойти в первый класс, возвратимся, если нужно, и в восемнадцатый век, но зато через 100 или 150 лет мы выйдем, наконец, на правильный путь из того извращенного состояния, в котором мы находимся». Оратор был трудолюбивым и способным специалистом, но в его жизни многое не заладилось. Когда он говорил о «приготовишках», его глаза горели. Во всех бедах виновата система. Он сам как бы возрождался.

Встреча. «Привет! Кого я вижу. И ты еще не уехал на Запад?» — «Не собираюсь». — «Что же можно делать в этой стране, а тебя с твоим уровнем сразу бы взяли». Это говорил внук одного из молодых соратников Ленина. Он много работал, изучал труды великих до 35 лет, но как ученый оказался бесплоден. Жизнь не сложилась. Опять виновата система.

Визит. Человек в сетчатой майке сидит перед телевизором. Показывают хроники 30-х годов — люди на улицах, демонстранты, на их лицах написана радость. Он показывает на экран и, не в силах произнести ни слова, хохочет над сталинскими недоумками. Нашел себя. Инициативный человек, готовый делать деньги. В советское время умудрялся брать деньги за очередность в использовании прибора для прикладных целей, а при расследовании сумел отойти в сторону и подставить непосредственного начальника. Находит место в новой жизни, встав во главе организации «демократов» в институте.

Экологическое общество. Встреча с делегацией США. Стоят несколько столиков. За каждым из них сидят американец, говорящий по-русски, и член экологического движения, буквально исповедывающийся перед представителем цивилизованного мира. Долетают слова об экологических ужасах, которые царят в СССР. На лицах американцев застыло выражение брезгливости и скуки.

У части городского населения отношение к противникам «демократов» доходило до крайней степени ожесточения. Так, после событий ГКЧП в ходу была «острота»: «Забил заряд я в тушку Пуго». А во время событий 1993 года в толпе перед Белым домом, когда по окнам парламента стреляли танки, из группы людей 30–35 лет слышались возгласы: «Хорошо поджариваются».

* * *

Операция «Выборы». Перелом, произошедший в общественном сознании, необходимо было закрепить. Для этого надо сменить власть на всех уровнях. В условиях массовой дезориентации населения и перехода его к новой вере можно было использовать выборы. Осенью 1988 года, когда после дела Нины Андреевой безраздельное господство в ЦК взяла команда Горбачева, был срочно, за один месяц, разработан новый избирательный закон, который практически не обсуждался общественностью. Когда же началась избирательная кампания, то КПСС практически полностью устранилась от участия в политической борьбе. Всегда в любой стране в этих условиях происходит резкая активизация партийной деятельности, а здесь (и это не имеет аналогов) все происходило наоборот. Причем именно на этапе предвыборной борьбы решался вопрос о власти в стране, поскольку речь шла о полной передаче Советам управленческих функций. Обратимся к фактологии, представленной в книге Е. К. Лигачева «Кто предал СССР»:

«Из ЦК одна за другой шли на места директивы: не вмешиваться, не вмешиваться! Соблюдайте дистанцию! Во многих партийных комитетах воцарилась растерянность, там видели, что среди кандидатов в депутаты объявилось много недостойного люда, даже бывшие уголовники, отсидевшие срок за тяжкие преступления, вплоть до убийств. А уж что касается крикунов и демагогов, строивших свои предвыборные программы исключительно на антисоветизме и антикоммунизме, то таких и вовсе было непомерно много. Казалось бы, в этих условиях надо шире развернуть партийную пропаганду, агитировать за своих кандидатов и разоблачать беспочвенность, нереальность популистских обещаний.

Но ЦК воздерживался от политических ориентировок, партийные органы на местах оказались обезоруженными. Это была новая ситуация: впервые из центра не поступало четких указаний, как надо действовать. И это «впервые» пришлось именно на этап предвыборной борьбы, когда решался вопрос о власти! Советы — политическая основа нашего строя, речь шла о решительном укреплении их роли, о полной передаче им управленческих функций, а партия резко снизила свою активность.

Причем невмешательство партии в выборы кое-кто преподносил как выражение демократии. Заглавной, ведущей стала верная сама по себе идея борьбы с былым формализмом, но вместе с водой умудрились выплеснуть и ребенка: партия по сути дела отстранилась от участия в предвыборной борьбе.

Дело доходило до того, что кандидаты-коммунисты боролись между собой, облегчая тем самым своим идейным противникам возможность добиться мандатов.

На волне митинговой стихии, не получая отпора, взметнулся антикоммунизм, оплевывание всего и вся в нашей истории стало своего рода «предвыборным маневром» так называемых демократических сил.

Между тем, когда подходила к концу регистрация кандидатов в депутаты, стало ясно, что в избирательные бюллетени попадет катастрофически мало рабочих и крестьян.

На заседаниях Политбюро все чаще заходил об этом разговор. Не раз на эту тему высказывался и Горбачев.

Но дальше сетований дело не шло… Помнится, Горбачев вылетел в Ленинград, где на одной из встреч прямо в цехе рабочие поставили перед ним вопрос о том, чтобы проводить выборы не только по территориальным, но также и по производственным округам, что гарантировало бы представительство в Советах рабочего класса. Михаил Сергеевич поддержал эту ленинскую идею, о чем было сообщено в отчете о пребывании Генерального секретаря в Ленинграде.

Но прошло несколько дней, и так называемая радикальная пресса, словно по команде, обрушилась на «производственный принцип» выборов. Поднялась буквально вакханалия газетных и телевизионных протестов, требовавших проводить выборы исключительно по территориальному признаку, обвинявших ленинградцев и тех, кто их поддерживал, в стремлении «протащить» в Советы партаппаратчиков. Истерика во многих изданиях продолжалась. Горбачев больше ни разу публично не высказывался в поддержку ленинградского предложения. Здравое начинание было обречено. Противники производственного принципа выборов в Советы, используя радикальную прессу, похоронили это важное предложение. Восторжествовала позиция невмешательства в предвыборную борьбу».

Таким образом, можно выделить три определяющих момента.

1. Группировка Горбачева устранила партию от предвыборной борьбы, дав от имени КПСС приказ не вмешиваться.

2. Полная, неограниченная свобода действий была предоставлена противникам социализма и СССР. СМИ практически целиком работали на них.

3. Горбачев сам не произносил в СМИ каких-либо решительных слов (в отличие от Политбюро), более того, на словах он часто выступал в поддержку социализма и конкретных предложений в этом направлении например, отмеченных выше, но ничего не делал для их реализации, как бы забывая об этом.

Другими словами, по существу, в этой избирательной кампании ни о каких равных возможностях говорить было нельзя — игра шла в одни ворота. КПСС шаг за шагом устраняли из политической жизни. Следующие действия Горбачева были направлены на дальнейшую ломку структуры власти. Резко снижается роль Советов, вводится пост Президента СССР, а в 1991 году начинается подготовка так называемого Союзного договора и фактическая подготовка расчленения СССР.

* * *

Последние попытки сопротивления. После решающих событий 1988 года ситуация в стране непрерывно обостряется, а Советский Союз сползает во всеохватывающий кризис. Деморализация людей нарастает, действия СМИ приобретают все более деструктивный характер. Обстановка становится угрожающей. Поднимаются голоса протеста. Внутри КПСС они усиленно гасятся командой Горбачева, а те люди, которые высовываются, подвергаются массированной атаке СМИ, зачастую в форме намеков, слухов, двусмысленных утверждений, которые позволяют уйти от ответственности за фальсификацию. Типичный пример — Е. К. Лигачев, который перешел в оппозицию к Горбачеву. Против него велась кампания с обвинениями (ясными, но представленными в завуалированной форме) во взяточничестве. Постепенно у многих партийных деятелей появилось чувство неуверенности и страха.

Попытки протеста возникают на всех уровнях, начиная с Политбюро и ЦК, но носят разрозненный неорганизованный характер. Рассмотрим в качестве примера стенограмму Пленума ЦК 25–26 декабря 1989 года, посвященного выходу литовской партийной организации из КПСС. В прениях выступил Владимир Васильевич Карпов — председатель Союза писателей СССР, герой Советского Союза, фронтовик, десятки раз смотревший в лицо смерти. Цитируем:

«КАРПОВ В. В. Идет самый настоящий партийный идеологический террор. И вы все чувствуете этот прессинг. Почему-то мы все еще молчим. Все мы сидим в обороне. В Литве было поименное голосование, а потом террор против тех, кто был в меньшинстве и кто был против «Саюдиса». А у нас поименное голосование — какие результаты? В доме, где я живу, ходят какие-то личности, выясняют, кто в каких квартирах живет. Кто-то уже это выясняет. Придите к нашему дому, там вы живете многие, там вот такими метровыми буквами написано: «ЦК — гады». Появилась уже в дни Съезда эта надпись. Так что же, товарищи, мы и на эту опасность будем глаза закрывать?

ГОРБАЧЕВ М. С. Да.

КАРПОВ В. В. Вы очень хорошо сказали о федерации: нужна федерация, наполненная новым социалистическим смыслом, и вот откроется наше второе дыхание. Вот это тот вопрос, который, мне кажется, надо было решать на прошедшем Съезде. Что такое? Почему мы эту федерацию не создаем? Почему мы там занимались редактированием целыми днями — абзац туда, слово сюда. Вы знаете, я входил в этот Дворец съездов, как в какой-то космический корабль. Вот собираемся, начали работать, оторвались от Земли и улетели. И создаем там какие-то законы. А у меня такое ощущение, вот мы спустимся на Землю, а Советского Союза нет — он уже развалился. Для кого мы там формулируем эти законы?

ГОРБАЧЕВ М. С Что же мы так паникуем, Владимир Васильевич? Там лозунг написали!.. Да все годы пишут! Пройдешься — обязательно найдешь лозунг.

КАРПОВ В. В. Я не из трусливых, я этих надписей не боюсь».

А вот и ответ Горбачева. Прочтем его внимательнее, он приведен полностью, без купюр. Этот текст типичен, почти ничем не отличается от других монологов Горбачева. Попробуем уловить его смысл.

«ГОРБАЧЕВ М. С. Владимир Васильевич, так вот. Между нами. Мы здесь в ЦК. Уж сколько я получаю этих писем, их приходит по 4–5 тысяч в день. И сколько там всякого пишется мне, куда меня уже зачислили…

Так, ну что же? Слушайте, что — мы будем на это ориентироваться? В конце концов мы должны ориентироваться на себя, на свою мораль, на свою политику, на свое понимание ситуации, на приверженность своим идеалам. И вместе мы, единомышленники, должны искать и помогать правильные находить решения. Вот этот путь! И не надо быть «сопливыми», надо быть твердыми в отстаивании… Но когда я вижу только твердость и решительность в том, чтобы тут все разогнать, то это — не твердость. Это — примитивизм, который завелся у нас и в политике, и в идеологии, и во всех делах. Надо быть твердыми, чтобы действительно вывести страну из того положения, где она оказалась, и партию, и народ, и все, и социализм спасти.

Сегодня здесь, в этих залах Кремля, решается судьба мира — каким он будет, потому что уж слишком велико то, что мы делаем. Поэтому я бы очень призвал вас не пугать друг друга, анализировать и приходить к правильным выводам. А то, что я говорю, — это не потому, что я прошусь в отставку или что-то. Или что я ухожу, что я хочу бросить и вас, товарищи. Нет. Просто, товарищи, если я вижу, что то, о чем я говорю, не воспринимается, а идет гул по залу… И, наоборот, когда под аплодисменты воспринимается то, что нужно «рубить», «кромсать»… Понимаете, как же я могу тогда вести ЦК, возглавлять его вместе с Политбюро?

Я же не преувеличиваю свою роль. Я думаю, вы обнаружили, что замашек диктаторских у меня нет и не будет. Но надо же вести дело. Мы же должны быть едины.

Значит, если в ЦК есть другое понимание проблем, то вы понимаете, что речь идет уже не о стиле работы.

Это — уже политика.

Обмениваться мнениями — это нужно. Но когда мы выходим уже на формулирование политики, решаем вынести ее на партию, на страну, то тут я должен быть перед вами принципиальным. Что же — в моем лице вы кого имеете? Что, я — флюгер, который стремится лишь бы оставаться на посту генсека? Должен я перед вами тут лебезить или что-то еще?

Нет. Я думаю, задача моя — говорить всегда то, что я думаю. Чтобы вы знали, кто перед вами. А ваше дело — определяться. Я вот к этому, понимаете.

Куда мы пойдем после этого Пленума — очень многое значит для судьбы страны, для социализма, для мира. Куда мы пойдем?! Поэтому дело не в том, что тут вот это кресло!..

И потом скажу — что-то идет все один обвинительный уклон! А другие молчат, вообще ничего, ни слова не сказали. Что же — все «за»?

Тогда, вы поймите, я должен сказать, что Политбюро должно сейчас сложить с себя полномочия. И мы должны комиссию созвать, сформировать — пусть она решит, какое сегодня для ЦК нужно Политбюро.

Вот ведь о чем речь идет, понимаете: куда мы пойдем после этого Пленума? Это вопрос вопросов. И не надо тут упрощать: мы вот им «дали жару», а они нам «дали жару», а мы им еще дали «припарку»! При чем тут припарки, какие припарки? Это все — элементарно, примитивно, если на Пленуме так будет — кто кому дал «припарку»!

Нет, мы здесь оцениваем ход перестройки, оцениваем процессы, оцениваем, для того чтобы извлекать уроки, формировать политику. Я не вижу оснований пересматривать нашу политику преобразований даже после всего самого тяжелого, с чем мы столкнулись на этом пути. Не вижу!

Владимир Васильевич тоже каждый Пленум меня воспитывает. Пора бы остановиться и подумать, что каждому тоже надо что-то делать, а не просто тут…»

* * *

Этот отрывок из стенограммы очень важен для понимания сути действий Горбачева и его команды. Конечно, смысла здесь не видно, его нет, практически это набор слов, кроме одной ключевой фразы: «Я не вижу оснований пересматривать нашу политику преобразований». И так во всем.

В этой связи вспоминается один характерный эпизод того времени. В городе Обнинске во время симпозиума по методам симметрии в физике один местный специалист пригласил к себе домой группу участников. Включили телевизор, по которому объявили, что сейчас будет выступать Горбачев. Один из собравшихся предложил игру на спор, кто лучше сформулирует, что сказал Горбачев, — тот и выиграет. И вот 8 человек, половина из которых — доктора физико-математических наук, в течение 20 минут, стараясь не упустить ни одной мысли, слушали вождя. Итог впечатляющий — ни один из собравшихся не смог сформулировать, что же сказал Горби. Горбачев своим талантом посрамил всех.

За этой внешней бессодержательностью (или словоблудием, как формулируют некоторые) скрывались две ипостаси Горбачева.

Первая ипостась — создание условий для организации деструктивных антигосударственных сил. Им была дана «зеленая улица», и их формирование интенсивно шло по всей стране. Эти силы постепенно брали власть на местах. На окраинах СССР (Карабах, Ош, Баку, Тбилиси) начала литься кровь. Врагами же стали так называемые «консерваторы». В горбачевском Политбюро был разработан проект платформы ЦК КПСС к XXVIII съезду партии «К гуманному демократическому социализму», где, в частности, говорится:

«Наше Отечество — на перекрестке судеб. Что делать, куда и как идти дальше — эти вопросы тревожат всех. Начав перестройку, мы постоянно углубляли свои представления о смысле этого исторического поворота, о характере и порядке преобразований, необходимых для того, чтобы радикально обновить советское общество и улучшить жизнь народа. На этом базируются концепция перестройки и подходы к решению возникших новых задач.

За прошедшее время страна наша изменилась и продолжает меняться в нарастающем темпе. Она уже никогда не будет такой, как прежде. Бурный революционный поток, атмосфера свободы и раскованности, политизация общества расширили массовую базу перестройки, укрепили гарантии ее необратимости. Вместе с тем, как это всегда бывает в революционные периоды, на поверхность выплеснулось и много негативного, копившегося десятилетиями, обострились застаревшие противоречия. В условиях, когда политическая и экономическая реформы не успели еще принести результаты, на которые рассчитывали советские люди, возникла неудовлетворенность ходом перестройки. Этим в своих интересах пытаются воспользоваться всякого рода авантюристические, консервативные силы.

Мы прежде всего порываем с авторитарно-бюрократической системой, несовместимой с социалистическими принципами. Наш идеал — гуманный, демократический социализм. Вступив на путь революционных перемен, необходимо решительно сбросить с себя путы прошлого, мешающие нашему движению к этой цели. Мы отказываемся от примитивного взгляда на социалистическую собственность, от игнорирования товарно-денежных отношений, от любых форм и методов управления и хозяйствования, порождающих отчуждение человека, не позволяющих ему, лишающих его возможности работать на себя, реализовывать свои возможности и природные задатки».

Как видим, главная опасность — консервативные, притом авантюристические, силы. В некотором смысле этот документ был идейной подготовкой к ГКЧП к его ликвидации с последующим разрушением страны.

* * *

В своей второй ипостаси Горбачев выступает от имени социализма. Он проникается сочувствием к людям, говорит проникновенные слова о Ленине, о социалистических ценностях, о гуманизме, но не дает объединиться людям, которые пытаются спасти государство; все как бы замыкается на Горбачева, генсека КПСС, Реакция ЦК хорошо видна из двух примеров. В Постановлении Секретариата ЦК КПСС от 10 ноября 1990 года, в частности, констатируется:

«В Ивано-Франковской области партийные комитеты прекратили деятельность на семи предприятиях. Решением сессии областного Совета народных депутатов от 10 августа 1990 г. запрещена деятельность партийных и комсомольских организаций в школах.

Под разными предлогами проводится замена коммунистов-руководителей сторонниками «Руха», усиливается моральный террор партийных работников, актива, рядовых коммунистов. В ход идут шантаж, клевета, прямые преследования членов КПСС, их семей. Звучат призывы к физической расправе над коммунистами.

Так, 1 октября 1990 г. в резолюции митинга на заводе ПО «Кинескоп» Львовской области, где присутствовало около 400 человек, преимущественно членов новых политических партий, входящих в «демократический блок», записано: выселять парткомы даже из тех помещений, которые им были предоставлены за пределами заводов; о невозможности пребывания на любой руководящей должности членов КПСС…

На многочисленных митингах и шествиях, которые организуются экстремистскими элементами, постоянными лозунгами стали: «Долой КПСС!», «Коммунистов — к ответу!», «Заколотим коммунистов в вагоны и отправим в Сибирь!» Попытки партийных работников, рядовых коммунистов выступить на таких мероприятиях заканчивались безрезультатно. Им не дают говорить, заглушают криками, оскорблениями и скандированием: «Ганьба» (позор), «Долой», «К ответу» и т. д. Предпринимались попытки физической расправы с ораторами».

Оргвывод Постановления — направить записку в Верховный Совет для сведения.

Не менее грозным явилось совместное Постановление Секретариата ЦК КПСС и Президиума ЦКК КПСС от 5 ноября 1990 года «О попытке роспуска отдельных партийных организаций учебных заведений г. Москвы», где помимо общих слов: «обратить внимание», содержится лишь одно оргмероприятие: «Опубликовать настоящее постановление в журнале «Известия ЦК КПСС».

Но были не только постановления. Ближайший соратник Горбачева В. А. Медведев выступал с докладами от имени руководства КПСС. На встречу с ним в МГУ пошел профессор, член КПСС, который ранее работал в парткоме, делал что мог для людей и не поддерживал «демократов». После этой встречи он в разговоре сказал: «Ты знаешь, с этими людьми мне не по пути. У них нет ничего за душой. По сути он говорил бессмыслицу».

С этих пор он стал противником КПСС. Такова была сила доклада В. А. Медведева…

К началу 1991 года КПСС была разорвана на три практически не связанные между собой части: ЦК, горкомы, первичные партийные организации. От партии остается лишь оболочка, а сама она разорвана и парализована. Победа «демократии» в августе 1991 года, запрет КПСС, беловежские соглашения — лишь оформление достигнутого.

Таким образом, Горби сыграл свою роль — но при начавшем формироваться негативном отношении к нему.

Старые идеалы рухнули и вот еще в период «перестройки» взамен социализма выдвигаются новые идеалы, новая программа действий, сформулированная Г. X. Поповым.

* * *

Денационализация. Десоветизация. Дефедерализация. Профессор Гавриил Харитонович Попов появляется в момент крайней растерянности и деморализации людей. Уже ранее Г. X. Попов имел крупные заслуги перед «демократией», введя в широкое употребление термин «командно-административная система», до этого существовавший только в англоязычной литературе.

Творение Попова «Что делать?» содержит три составных части, каждая из которых содержит частицу «де»: денационализация, десоветизация, дефедерализация. Перед нами, по сути, программа тотального уничтожения проклятого прошлого в лице СССР и России — и она заслуживает, чтобы ее привести в развернутом виде:

«Надо признать главное: суть перестройки в экономике — денационализация, разгосударствление. Переход не просто к плюрализму форм собственности, а к системе, где, например, говоря условно, 20 % — у государства, 30 % — в частных руках, а 50 % — у разных коллективных хозяев. Но фундамент всего — частная собственность. Именно такая схема соответствует, как сказал бы Маркс, уровню производительных сил.

Главное в перестройке в экономическом плане — это дележ государственной собственности между новыми владельцами. В проблеме этого дележа — суть перестройки, ее корень.

И в политической области корень наших бед — в нежелании вернуться в лоно цивилизации, в стремлении сохранить Советы.

По В. И. Ленину, в системе Советов носитель власти — Совет самого низшего уровня, в котором непосредственно заседают рабочие. А в нормальной республике носитель власти — национальный парламент, и власть от него идет сверху вниз, а не наоборот.

В советской системе Совет любого уровня — власть. А в демократической республике власть — у парламента, а на местах избирают не органы власти, а органы самоуправления — муниципалитеты (или земства, как было в России).

В системе Советов вся власть сосредоточена в руках Советов. В демократической республике никто не имеет права удерживать всю власть. Есть три системы власти: законодательная, исполнительная и судебная.

В советской системе главное — заседания Советов, а в демократической республике — работа аппарата.

В советской системе должны работать депутаты, а в республике — профессиональные чиновники.

С этих позиций можно понять еще один аспект наших нынешних бед. Мало того, что на государстве все еще лежит руководство всей экономикой (что само по себе неприемлемо, даже если бы мы имели демократическую республику), так еще это государство советское, противоречащее самим основам мирового опыта государственного строительства.

Суть перестройки в политике — полная ликвидация Советов и создание нормальных институтов демократии; законодательной власти, судебной власти и исполнительной власти. Денационализации в экономике должна соответствовать десоветизация в политике.

И, наконец, национальный вопрос. Если не будет у центра административной силы, если будет подлинная демократия, если будет денационализация, то каким может быть СССР? Я считаю, что его заменят национальные государства. Они могут создать тот или иной новый союз в том или ином составе. Но эти будущие союзы могут быть только следствием появления независимых государств.

Никаких иных перспектив нет, любая иная схема решения национального вопроса означала бы скрытый или явный отказ и от денационализации, и от десоветизации.

Реальна только дефедерализация, деимпериализация и в перспективе добровольные межгосударственные ассоциации.

Остановимся подробнее на этих трех главных проблемах перестройки.

Вопрос о равенстве прав каждого члена общества на государственную собственность и о бесплатности этой доли предопределяет политическую активность граждан и тип этой активности.

На базе того, что получит каждый гражданин, может возникнуть и частная собственность, и разные виды коллективной собственности, и новая государственная собственность. Государственная собственность будущего — это не осколки или остатки тающего айсберга бывшей социалистической собственности. Государственная собственность тоже будет принципиально новой, так как на госпредприятии будут работать люди, у которых есть свой «капитал» — в виде облигаций, которые они не захотели вложить «в дело», предпочтя оставаться наемными работниками у государства и получать сверх госзарплаты ренту на облигации.

Ясно, что в конце концов все облигации, распределенные между членами общества, по законам товарного производства, перераспределятся. Возникнет неравенство. Но при демократическом разгосударствлении неравенство будет итогом равного старта и честной конкуренции.

Но в любом случае, при любых подходах без разгосударствления нет перестройки. Оно — фундамент всего.

Неудивительно, что более или менее устойчиво новые Советы действуют в двух аспектах: когда надо разрушать старое и когда надо определить самые общие линии на будущее. Но как только надо решить что-то конкретное, появляется разброс мнений депутатов, отражающий разброс мнений слоев нынешнего общества и их неоднозначное отношение к будущему. Возникают бесконечные дебаты, которые никак не могут завершиться принятием каких-то конструктивных решений.

И причина не в личностях депутатов, а в самой советской системе.

За этой неспособностью принять что-то, кроме самых общих деклараций о перестройке, стоят не только личные особенности нынешнего депутатского корпуса и особенности его формирования, но и особенности его социальной базы.

Все гораздо сложнее. Дело в том, что новая, послеперестроечная система не вырастает естественным образом из прошлого, из административного социализма. Напротив, ее надо искусственно, извне насаждать на перекопанное поле прежнего строя. Денационализация и десоветизация должны прийти извне.

После денационализации наступает этап дефедерализации. По районам страны проводится референдум о том, в какой из республик хотели бы жить жители района, и по большинству голосов на месте СССР формируется три, четыре, а то и пять десятков независимых государств. Принимается режим свободных переселений, при котором те республики, откуда уезжают люди, обязаны нести все расходы, включая постройку домов на новых местах жительства и переезд из республик только после готовности этих домов.

Независимые республики в новых границах формируют демократическую власть. А потом эти республики решают: нужен ли новый Союз республик…».

Программа Г. X. Попова говорит сама за себя. Здесь четко видно, что лозунг «Вся власть советам», активно использовавшийся «демпечатью» в начале и середине «перестройки», носил временный характер и предназначался для совков, для быдла, толпы. Но в конце «перестройки» Г. X. Попов может уже спокойно говорить о том, что никакая советская власть (власть снизу) не нужна. Необходима сильная исполнительная власть — чиновники, которые будут выполнять указания сверху.

Развернутая «демпечатью» критика «командно-административной системы» оказалась также блефом — она нужна была лишь для расшатывания СССР. Здесь Попов фактически разоблачает «перестройку», которая с самого начала преследовала другие цели, чем провозглашала. Ликвидация советской власти — это, по мысли Попова, возвращение к нормальной жизни или к общечеловеческим ценностям по Горбачеву.

* * *

«Театр абсурда». Информационная война включает в себя не только внешнее воздействие, но и использование внутренних закономерностей общественного сознания. Так, на четвертом этапе информационно-психологической войны было использовано (в частности Горбачевым и Кº) комплексное шоковое воздействие, для того чтобы привести общественное сознание в неустойчивое состояние. При этом возникают положительные обратные связи, развиваются самоускоряющиеся, самоорганизующиеся процессы, появляются отклонения от нормы. И, как известно из синергетики, в таких состояниях возможно управление процессами с помощью относительно малых, но координированных воздействий, остальное довершает стихия.

Именно такая ситуация создалась в конце 1980-х годов, когда возникла неустойчивость, произошли скачкообразные изменения в общественном сознании и массы людей потеряли ориентацию. Главная задача этого периода, с точки зрения организаторов информационной войны, — не временная деморализация народа, а духовное покорение, духовное закабаление народа, считающего свое подчинение нормой. Для осуществления этой задачи страна должна уничтожить свое прошлое, окрасив своих выдающихся людей, героев и кумиров в черный цвет, представив всю свою историю царством абсурда. И вот в моду входят откровения философа Померанца, одно из которых опубликовано в «Литературной газете»:

«Россия и в 19 веке попахивала абсурдом (и Европа, и не-Европа). От этого острое чувство абсурдности у Герцена («Доктор Крупов», «Афоризмата Тита Левиафанского»), у Достоевского в «Записках из подполья». Советская Россия — абсурд в квадрате (прыжок в утопию не может не углубить абсурдность жизни). А перестроечная Россия — абсурд в кубе… Объяснить все это возможно. Но жить в этом, даже объясненном, трудно…

Бросается в глаза, что в Восточной Европе старые люди помнили нормальную жизнь, и весь народ был готов к ней вернуться. А у нас неизвестно, к чему возвращаться, и страшно прыгать в неизвестность. Во-вторых, тоталитаризм был навязан там оккупантами; у нас он победил в гражданской войне (то есть имел своих пламенных сторонников) и прочно вошел в традицию. В-третьих, коммунизм дал общую идею, чтобы восстановить и расширить империю…

И никакого скорого выхода из путаницы нет. Жить в России — жить в абсурде. Вернуться в Россию — вернуться в абсурд.

Я много лет переписываюсь с Борисом Хазановым. Еще до своего отъезда в Мюнхен он созерцал в одном из своих эссе фантастическую возможность собрать тысячу русских интеллигентов на необитаемом острове и продолжать русскую культуру без России…

Для рационалиста жить в обстановке абсурда невыносимо, переход от профанического абсурда к сакральному не скрашивает ему жизнь — и заедает тоска. Попав на Запад, почувствовав родной воздух интеллектуальной, социальной и правовой ясности, он вернуться в интеллектуальный ад не способен».

Как видим, согласно Померанцу, народ в России в течение целого ряда поколений, начиная с XIX века, живет в обстановке абсурда. Он даже опасен для цивилизации, поскольку несет с собой тоталитаризм (если в Восточной Европе он был навязан оккупацией, то в России он вошел в традицию). Конечно, каждый «демократ» одобрит идею Хазанова отобрать 1000 интеллигентов и продолжать русскую культуру без России. К сожалению, Померанц не уточняет, что же делать с основной массой неполноценных, тоталитаризованных людей, остающихся пока на территории бывшего СССР…

В конце 80-х откровения и открытия типа творений Померанца заполняют СМИ, входят в повседневное обращение. Открываешь журнал и читаешь «Великие стройки вандализма». Что это? Оказывается: Днепрогэс, Турксиб, Магнитка и т. п. Берешь сборник анекдотов, читаешь: «Стоит американский автомобиль в Москве, под ним в грязи лежит человек, прокалывающий шину. — Что ты там делаешь? — Я хочу вдохнуть воздух свободы». Из выступления: «О какой экономике можно говорить в России — это экономика троглодитов». Пришлось даже услышать вздох сожаления: «Эх, почему нас не завоевали немцы».

В этот период все штатные ораторы начинали свои выступления с анафемы советскому прошлому, а кончали — поклонами Западу. А если появившиеся надежды не оправдаются, то для неполноценного, нецивилизованного народа, с врожденным тоталитаризмом, берущим начало с Ивана Грозного, предлагается простой и естественный выход. И в экономическом, и в социальном, и в идеологическом плане страна подводится к положению колонии. Указывается на необходимость арбитража ООН на территории страны, ввода «корпуса мира», а также контролеров и наблюдателей и даже подразделений из США. Позже в газете «Куранты» от 9.01.1992 года приводится высказывание: «Мы честно шли к этому финалу, да и что плохого в статусе колонии». И далее обсуждается, как стать колонией, для чего рекомендуется обратиться к бизнесменам Запада за помощью.

* * *

Продолжение операции «Сталин». Характерная особенность конца перестройки — тотальное отречение от советского прошлого, от дела отцов, дедов, прадедов, от тех, кто сражался на фронтах во имя будущего, отдавая все силы и даже жизнь. Постепенно эта кампания стала приобретать формы массовой истерии.

В свое время великий писатель-сатирик Ярослав Гашек в рассказе «Идиллия винного погребка» описал четырех завсегдатаев погребка, делившихся друг с другом фактами о большевиках:

«Фабрикант стеклянной посуды дополнил эти факты сведениями о том, как большевики в России поступают со своими собственными писателями и журналистами. С Горького заживо содрали кожу и бросили его в яму с негашеной известью. Аверченко раздели донага при сорокапятиградусном морозе и поливали водой до тех пор, пока он не превратился в огромный ледяной сталактит. Тэффи поджарили на конопляном масле, а потом замариновали в уксусе. Борисом Соколовым зарядили царь-пушку в Кремле и выстрелили в сторону Ходынки. Если уж большевики творят такое с собственными людьми, если они зажарили вдову Толстого, а через Мережковского пропустили электрический ток в два миллиона вольт, от чего он сошел с ума, то нечего удивляться тому, что они учинили в Харькове с тремя внуками и внучкой Вожены Немцовой.

Старик, сидевший за соседним столиком, встал и подошел к четырем знатокам русской жизни.

— Господа, — сказал он дрожащим голосом, — господа… это… ошибка… Я сам… сам внук… Вожены Немцовой. Мы… вернулись… только вчера… из России. Мы все… живы… С нами, извините… ничего не сделали. Разрешите мне… подсесть к вам, я…

— Не важно, кто вы такой, — пробасил старший инспектор страхового общества. — Этот столик для наших друзей, а не для тех, кто заступается за большевиков».

Этот рассказ был написан Гашеком в 1921 году. Но действительность 1991 года показала все величие прогресса за 70 лет и намного перекрыла воображение Ярослава Гашека. Так о И. В. Сталине написали уже столько, что было даже интересно, что еще можно придумать. Подобно открытию Н. С. Хрущева, что Берия с 1918 года (когда ему исполнилось 19 лет) состоял агентом английской разведки (и при этом блестяще организовал советскую разведку в Англии и был главным практическим организатором ракетно-ядерного щита страны), в СМИ появились многочисленные статьи с обвинениями, что Сталин был агентом царской охранки. Сообщалось также, что у Кобы в ссылке были невероятно вонючие носки, что у него было большинство из известных психических болезней, что он был неучем — семинаристом и т. д., и т. п.

Слово «большевик» стало ругательством, в том числе в оппозиции, включая многих членов КПРФ. В конце 80-х — начале 90-х годов человек, выходящий на митинг с портретом И. В. Сталина, квалифицировался как дебил, и СМИ буквально выискивали людей с его портретами на митингах, чтобы показать их примитивизм.

Но наряду со стандартными методами были и подлинные «находки», которым могли позавидовать герои погребка в рассказе Гашека. Об одной такой идеологической «находке» говорится в статье В. Костырко «Кто же расстреливал в Куропатах» («Гласность», 16.12.1994):

«Это «сенсационное» сообщение облетело страну в 1988 году: в Куропатах, в пригороде Минска, обнаружены массовые захоронения жертв сталинского террора, чинимого органами НКВД с 1937 по июнь 1941 года. Как сообщали средства массовой информации, счет погибших шел на сотни тысяч. Не жалея усилий, эту «сенсацию» раздували и зарубежные средства массовой информации. Не секрет, советские люди с нетерпением ждали разъяснений официальных властей по этому поводу».

В результате проведенных тщательных расследований выяснилось, что «к жертвам, покоящимся в так называемых Куропатах, органы НКВД никакого отношения не имеют. На возвышенности между Заславской и Минской кольцевой дорогами, у поселка Готище, покоятся не менее 30 тысяч жертв гитлеровского геноцида…».

Автор статьи обращается к читателям:

«Люди, помните нас…». Сколько раз приходилось слышать эти слова. Так до каких же пор мы, живые, будем оставаться у последней черты человеческой морали? До каких пор будет продолжаться эта бесчеловечная пляска на костях узников фашистского геноцида в угоду отдельным политиканам вроде Позняка и ему подобных? Постыдитесь мертвых…».

Дезинформация о Куропатах была изготовлена по всем правилам психологической войны. Так, самого названия Куропаты на картах Белоруссии никогда не было. Цель выдуманного названия — эмоциональное воздействие, мол, Сталин здесь расстреливал людей, как куропаток. Отметим, что Куропаты — только один пример из целой системы фальсификаций.

* * *

Операция «Ленин». Особый размах приняла кампания по дискредитации В. И. Ленина. Общее впечатление о полете «демократической» мысли в этом направлении дают следующие фрагменты. В нескольких номерах «Балтийского времени» публиковался Михаил Вайскопф, так живописующий Ленина:

«Году в 1924 прохудилась кремлевская канализация, не выдержав большевистского натиска. Мавзолей залили нечистоты, и какой-то священник (якобы сам патриарх) изрек: «По мощам и елей».

Постепенно, шаг за шагом, наиболее проницательными жрецами отыскивался главенствующий прототип, и, едва он был найден, разъяснились и дурацкая мимика, и плешивость, и ужимки подвыпившего телеграфиста. «Ибо Он взошел… как росток из сухой земли: нет в Нем ни вида, ни величия».

Сведущ Володя и в мирских науках. Не обладая ни малейшими способностями к поэзии, он, если учитель прикажет, готов немедля «переводить Гомера правильным гекзаметром».

В его комнате монастырская опрятность. Крохоборским крысиным почерком — словам тесно, мыслям просторно — гимназист заполняет тетради, задумчиво косясь на стену; на пятнистые ягодицы географических полушарий — прообраз государственного герба СССР…

Настало, наконец, время потолковать о ней — о Надежде, обвенчавшейся с Избавителем. Поди догадайся, что эта революционная игуменья, изъяснявшаяся слогом Макара Девушкина и носившая партийную кличку Рыба, не лишена лирического воображения… что под серой горжеткой, в груди, унылой, как восточно-европейская низменность, бьется любящее сердце».

Это типичный образец стиля значительной части публикаций. Весьма впечатляет и творчество поэта-пародиста А. Иванова в газете «Куранты». Он выступил с разбором читательской почты на ленинскую тему и присвоил первое место письму от пенсионера, в котором Ленин назван изменщиком Родины, лицемером и демагогом. На втором месте — письмо от восьмиклассницы Маши: «Я прочла о происшествии, случившемся с профессором-археологом из Швейцарии Ренатой Цапауль. Ее изнасиловала мумия вождя инков, умершего 500 лет назад. Несчастная забеременела. Теперь я боюсь посещать Мавзолей на Красной площади, а вот моя одноклассница, наоборот, хотела бы иметь ребенка от вождя революции». А. Иванов отвечает школьнице: «Правильно боишься, Машенька. И подругу отговори. Судя по всему, от сифилиса помер наш «вождь и учитель».

Антиленинская кампания велась с размахом, с воздействием на подсознание людей. В результате у очень многих людей, особенно среди молодежи и части интеллигенции, не только удалось сформировать резко отрицательное отношение к Ленину, но и представить человека, умершего более 70 лет тому назад, виновником сегодняшней катастрофы в России. В публикации газеты «Аргументы и факты» были приведены ответы прохожих на вопрос «где лежать Ленину?». Вот два из них:

Е. Голоцван, психиатр, 31 год, Москва: «Раньше я всегда хотела попасть в Мавзолей, испытывала даже какое-то благоговение. А теперь только разочарование и злость остались. Мои дети знают Ленина только по журнальным карикатурам, на которых его изображают то с клыками, то с огромной головой. Вот они меня все время и тянут в Мавзолей, хочется им посмотреть, какой он на самом деле».

Дима, 15 лет, Москва: «Чего он тут лежит! Выкинуть его отсюда надо… Ну, не выкинуть, так увезти. Чего он хорошего сделал? Всю страну развалил, а теперь тут лежит. Пусть похоронят его на каком-нибудь кладбище».

Заметное место в «демократической» лениниане по праву занял пламенный идеолог КПСС (в прошлом), а впоследствии непримиримый борец против «тоталитаризма» генерал Д. Волкогонов. В частности, он на обложке своей книги, где сокрушал Ленина, поместил для усиления негативного воздействия на читателя снимок тяжелобольного, фактически умирающего человека, с искаженным мукой лицом.

Вскоре после выхода своего произведения Волкогонов заболел и скончался. Одному из авторов нашей книги запомнились слова, сказанные по окончании семинара о роли православия в современной жизни одним из его участников: «История Волкогонова послужила для меня толчком к пересмотру моего отношения к миру. Обложка книги была надругательством над умершим (независимо от отношения к Ленину), и возмездие наступило».

* * *

Операция «Зоя Космодемьянская». Ф. М. Достоевский в романе «Братья Карамазовы» вывел образ Смердякова, который формулирует свои взгляды следующим образом:

«Я не только не желаю быть военным гусариком, Марья Кондратьевна, но желаю, напротив, уничтожения всех солдат-с.

— А когда неприятель, кто же нас защищать-то будет?

— Да и не надо вовсе-с. В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, отца нынешнему, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы: умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки-с»…

Каким только поношениям не подвергали наследники Смердякова глупую нацию и ее героев. Особое внимание уделили участникам Отечественной войны. Приведем несколько материалов из накопившегося массива.

В «Аргументах и фактах» некий А. Жовтис пишет о Зое Космодемьянской. В начале статьи говорится о том, что автор рассказывает со слов покойного писателя Н. И. Анова (Иванова), который, попав в деревню Петрищево, увидел, что жители избегают разговоров о Зое. Далее следует текст Жовтиса:

«Послушайте, — говорил Николай Иванович, — я ведь чувствую, что за всем этим есть какая-то тайна. Расскажите мне всю правду.

Лишь учительница, не без колебаний и взяв с Анова «клятву», что «это останется между нами», рассказала:

— Немцы заняли Петрищево во время общего наступления на Москву. Они назначили старосту и ушли. Староста поддерживал контакт с оккупационными властями, располагавшимися в другом населенном пункте. Однажды ночью в деревне загорелась изба, пожар уничтожил ее дотла. Люди пришли к заключению, что это был поджог, и на следующую ночь выставили караульных. Через день или два поджигатель был пойман с поличным: неизвестная девушка с помощью тряпок, смоченных в керосине, пыталась поджечь другую избу. Зима была суровая, одна семья, потерявшая кров, ютилась у соседей, жители деревни были обозлены и разъярены. Караульные зверски избили девушку, затем втащили ее в избу к Лукерье, а утром староста отправился к властям и доложил о случившемся. В тот же день девушка была повешена прибывшими в Петрищево солдатами спецслужбы… Немцев на постое здесь не было, и, следовательно, не было никаких немецких конюшен, которые, согласно официальной версии, партизанка якобы подожгла. После прихода наших войск многие жители деревни были арестованы и увезены неизвестно куда. Отсюда — не проходящий страх оставшихся перед возможными репрессиями… Трагедия в подмосковной деревушке явилась результатом того, что, срочно создавая партизанские отряды из готовых к самопожертвованию во имя правого дела мальчиков и девочек, их, видимо, ориентировали на осуществление тактики «выжженной земли».

На данном примере видны методические приемы подражателей Смердякова. В основе лежит столь убедительный факт, как устное сообщение неизвестной учительницы ныне покойному писателю Анову, в свою очередь рассказавшему об этом автору статьи А. Жовтису.

Из краткой статьи хорошо также видна справедливость гитлеровцев и их забота о населении, виден тот ужас, который несло занятие деревни Петрищево Советской армией. В результате одним выстрелом, подобно ракете с разделяющимися боеголовками, А. Жовтис и редакция поразили 3 цели.

Трагедия посмертного глумления над Зоей Космодемьянской продолжилась и в других демпубликациях. Так, например, утверждалось, что труп на снимке — это не труп Зои, а подделка.

В конце концов, В. Белов, профессор, председатель этической экспертной медицинской комиссии Совета федераций обществ психиатров и наркологов должен был выступить с заявлением: «Наша комиссия однозначно расценивает публикацию в «Аргументах и фактах» о Зое Космодемьянской как явное нарушение этических медицинских принципов и нормативных документов. Наши настойчивые попытки выяснить через редакцию «АиФ» источник получения этой информации оказались безрезультатными».

Аналогичная акция была предпринята против молодогвардейцев, и прежде всего против Елены Николаевны Кошевой — матери Олега Кошевого. В газете «Куранты» была напечатана обширная, на всю страницу, статья М. Волиной «Кого оплакивала мать Кошевого», где говорится, что Олег Кошевой жив:

«В Ровеньках из общей могилы вырыли уже полуразложившиеся трупы расстрелянных немцами людей. Елена Николаевна, она там была, бросилась к мертвому телу седого старика и завопила: «Олежка, Олежка!» Все видят: перед ней старик седой, а она вопит: «Олежка!» Спорить не стали и… похоронили того неизвестного старика во второй раз как Олега Кошевого. Фадеев же на этом основании выдумал, что Олега пытали в ровеньской тюрьме и потому в одну ночь шестнадцатилетний мальчик поседел! Так стал Олег Кошевой главным героем романа, а Елена Николаевна — главной геройской матерью…». Через несколько дней после публикации этой статьи в «Курантах» в городе Луганске распоясавшиеся хулиганы сбросили с постаментов бюсты героев-молодогвардейцев.

Здесь важно подчеркнуть, что М. Волина не пользовалась ни одним документальным источником. Об этом, в частности, говорится и в подробном разборе статьи из «Курантов», опубликованной В. Ивановым — артистом, игравшим роль Олега Кошевого в фильме «Молодая гвардия» и неоднократно бывавшим в Краснодоне. Иванов рассказывает о том, что претерпела Елена Николаевна. После раскрытия организации ее доставили в полицию первой. Гестаповцы избили ее до полусмерти, сломав два отростка в позвоночнике. По этой причине она осталась больным человеком навсегда. Болезнь прогрессировала, и она последние десять лет не выходила на улицу. Гитлеровцы загнали ее в темную каморку и несколько раз в неделю, пытаясь получить нужные сведения, зверски избивали, чаще всего до беспамятства. В этот период она потеряла почти все зубы.

Владимир Иванов подробно разбирает и показывает несостоятельность основанных на слухах утверждений Волиной, которая к тому же заявляет, что роман А. Фадеева «полон развесистой ложью». В. Иванов заканчивает свою статью словами: «У нас появилась тенденция переворачивать могильные плиты, как это делает журналистка М. Волина. А мертвые не могут ничего сказать в свою защиту!.. Необходимо помнить библейскую заповедь: «Не лжесвидетельствуй!» Известно, что на лжесвидетельствах общество не может существовать — оно гибнет…».

* * *

В 1991 году в результате информационно-психологической войны Советский Союз — мощнейшее государство, одна из двух сверхдержав мира — потерпел поражение и прекратил существование. Страна была расчленена на 15 частей, и над ними был установлен контроль Запада, прежде всего США.

В газете «Знание — Власть» была опубликована показательная подборка высказываний руководящих деятелей Запада по итогам психологической войны против СССР:

«Мы истратили триллионы долларов за сорок лет, чтобы оформить победу в холодной войне против России». (Государственный секретарь США ДЖ. БЕЙКЕР).

«Победа США в холодной войне была результатом целенаправленной, планомерной и многосторонней стратегии США, направленной на сокрушение Советского Союза… В конечном счете, именно скрытая война против СССР создала условия для нашей победы» (Директор Центра политики и безопасности Ф. ГАФНЕЙ).

«Америка, проявив дальновидность, руководила созданием институтов, обеспечивших победу в «холодной войне»…». (Послание Президента США Б. КЛИНТОНА «О положении страны» от 7 февраля 1997 года).

«Россия — побежденная держава. Она проиграла титаническую борьбу. И говорить: «это была не Россия, а Советский Союз» — значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас не надо подпитывать иллюзии о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей… Россия будет раздробленной и под опекой». (Секретарь Трехсторонней комиссии ЗБИГНЕВ БЖЕЗИНСКИЙ).

«Я предпочту в России хаос и гражданскую войну тенденции воссоединения ее в единое, крепкое, централизованное государство». (Член Трехсторонней комиссии, руководитель «Бнай Брит» Г. КИССИНДЖЕР).

«Задача России после проигрыша холодной войны — обеспечить ресурсами благополучные страны. Но для этого им нужно всего пятьдесят — шестьдесят миллионов человек». (Премьер-министр Великобритании ДЖОН МЕЙДЖЕР).

Эти высказывания говорят сами за себя. Из них видно, что пресловутые коммунистические угрозы не играют никакой роли, что над Россией и ее народами нависла смертельная опасность, что планируется раздробление России и хаос в ней, выкачивание всех ее богатств, опека Запада и вымирание лишних людей.

ОПЕРАЦИЯ «АНТИ-РОССИЯ» ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Новая информационная война Запада против России ведется по трем направлениям. Первое, главное направление, как и раньше, — воздействие на сознание человека, в результате которого он совершал бы нужные действия. Второе направление — использование оружия точного поражения, основанного на информационных, компьютерных технологиях. Располагая им, можно физически уничтожать людей, которые по тем или иным причинам не подчиняются диктату. Данное оружие может действовать издалека, без потерь со своей стороны, с помощью простого нажатия кнопки, внушая чувство беззащитности и страха. Примером могут служить ракеты и самолеты, наносившие удары по Ираку, Ливии, Судану, Югославии. А жители США могут наблюдать это как спектакль по телевизору. Третье направление — использование в разрушительных целях огромных финансовых средств, сосредоточенных в США.

В осуществлении задачи завоевания мирового господства США используют опыт информационно-психологической войны против СССР, который показал, что между началом действий и достижением цели могут пройти многие годы. И это неизбежно, поскольку характерные времена для процессов в общественном сознании могут составлять десятилетия. Кроме того, практика показала эффективность директивы 20–1, согласно которой для внешнего мира решающие действия должны осуществляться изнутри, т. е. «пятой колонной», а США как бы остаются в стороне, а также важность внедрения в идеологическую сферу.

Поскольку психологическая война — это относительно медленный процесс, то свою борьбу США могут вести по нескольким направлениям сразу, но ключевой момент, повторим, информационно-психологическое воздействие на людей. Для этого «пятая колонна» Запада взяла российские СМИ под жесточайший контроль. Любые попытки объективно представить на телевидении мнение оппозиции или вообще неофициозное мнение решительно пресекаются «демократами», говорящими, в то же время, о свободе журналистской деятельности. СМИ стали главным оружием в борьбе против коллективистского сознания людей, их общественного чувства.

Кратко рассмотрим систему символов, возникших в перестроечное время в сознании людей под информационно-психологическим воздействием, а ныне усиленно закрепляющихся «демократическими» СМИ.

Под символом «рынок» СМИ подразумевают: заполненные прилавки, изобилие самых разнообразных товаров, регулирование цен и услуг конкуренцией, когда выживают лучшие предприятия, возникает стимул к труду — получение прибыли, каждый может найти свою нишу и продать свой труд подороже. Реальное же значение символа «рынок» в современной России — хаос, нищета, полурабское существование большинства населения.

Под символом «демократия» подразумевают: права и свободы личности, плюрализм мнений, свободу критиковать президента и правительство. Но реальное значение символа «демократия»— власть денег, нищета населения, рабский труд, авторитарный режим.

Под символом «реформы» подразумевают: становление на путь, проложенный мировой цивилизацией, построение либерального (капиталистического) общества. Часто просто произносят это слово, не конкретизируя его содержания. Реальное значение символа «реформы» — путь к хаосу и разрушению. Его употребление напоминает магическое заклинание первобытных дикарей, собирающихся принести жертву идолу.

Под символом «собственность» подразумевают: священность частной собственности, классовый мир, каждому даются равные начальные возможности. Реальное значение символа «собственность» — лишение собственности большинства народа, обращение людей в нищих при фантастическом обогащении 1 % населения.

Под символом «права человека» подразумевают их основополагающее значение. О них должны в первую очередь думать национальные и международные организации. Реальное значение символа «права человека»— избирательное понятие, используется там, где оно выгодно. Пример — права человека в Латвии или закон о терроризме в Англии, согласно которому достаточно свидетельства одного полицейского офицера для обвинительного приговора.

Под символом «командно-административная система» подразумевают олицетворение всех бед, неэффективность экономики. Реальное значение символа «командно-административная система» — плановое хозяйство, имеющее крупные преимущества над чисто рыночным. Для проведения адекватных преобразований требовалось лишь снять сверхцентрализацию и пустить в свободное плавание мелкие предприятия.

Итак, рассмотренные понятия — символы, вкладываемые в сознание людей, не соответствуют своему реальному содержанию. Казалось бы, опыт каждого человека должен был бы со временем поставить все по своим местам. Это было бы справедливо в условиях отсутствия постоянного воздействия СМИ, которые имеют отработанные методики. Для закрепления навязываемых понятий «демократические» СМИ используют методику Геббельса, заключающуюся в постоянном повторении (вдалбливании) в сознание слов-символов (не раскрывая их сути): «демократия», «рынок», «свобода», «тоталитаризм», «реформы», «сталинские репрессии», «цивилизованные страны» и др. От постоянного повторения они оседают в головах людей, которые уже не вникают в их действительное содержание. В результате большая часть населения страны живет в мире слов, символов, понятий, оторванных от реальности.

* * *

Важной составляющей воздействия СМИ является использование специфического языка арго. Арго — это диалект определенной социальной группы (первоначально воровской язык), создаваемый с целью языкового обособления. Характеризуется специальной или своеобразно освоенной общеупотребительной лексикой. В свое время преступники говорили, казалось бы, обычными словами, обычными фразами, но они имели для посвященного совсем другой смысл. Арго СМИ — это особый «демократический» язык, многие понятия которого имеют смысл прямо противоположный обычному. Приведем в качестве примера отклик на очередную годовщину событий октября 1993 года, помещенный в «Независимой газете», представителя интеллигенции (как говорится в газете) Александра Архангельского, написанный им на арго:

«События 3 октября 1993 года я считал и считаю поворотными в новейшей русской истории. Как тогда, так и теперь убежден: демократия не терпит политического безволия; пока есть возможность, нужно искать компромисс с оппонентом; когда такой возможности нет и оппонент взял в руки оружие (превратившись из оппонента в противника), необходимо применять силу. Беда не в том, что Ельцин в конце концов отдал приказ открыть огонь по вооруженному Белому дому, а в том, что ранней осенью 1991-го он не распустил Верховный Совет, избранный в другой стране и по Конституции СССР, не решился начать декоммунизацию и раз навсегда распрощаться с Советами. В наихудшем случае он должен был это сделать в мае 1993-го вслед за референдумом и сразу после того, как пролилась кровь на первомайской демонстрации. Тогда все обошлось бы без стрельбы.

Но в любом случае, если бы не 3–4 октября 1993 года, мы сейчас жили бы в совсем другой стране, фашизоидной, большевистской, по-настоящему голодной и не имеющей никаких перспектив, поскольку был бы упущен последний в XX веке шанс преодолеть отрыв от общемирового хода истории. Насколько я понимаю, такую же позицию занимали тогда другие члены «Союза 4 октября», к сожалению, так и не превратившегося в реальную организацию (это наша общая вина)…

Это не был шаг к демократии; это не был шаг к тоталитаризму; это был трагически необходимый выбор, сохранивший для России саму возможность свободной и экономически полноценной жизни. Как мы распорядились этой возможностью — другой вопрос».

Этот текст прочли несколько человек. Один решил, что творческий интеллигент разыграл редактора «Независимой газеты». Второй сказал, что, судя по фразе: «если бы не 3–4 октября 1993 года, мы сейчас жили бы в совсем другой стране, фашизоидной, большевистской, по-настоящему голодной и не имеющей никаких перспектив, поскольку был бы упущен последний в XX веке шанс преодолеть отрыв от общемирового хода истории», ее автор — человек со сдвигом. Ведь сейчас 70 % населения России — нищие или находятся на грани нищеты, население сократилось на 8 млн. человек; и о каком общемировом ходе истории может идти речь, если на мировой арене США ведут себя, как бандиты на Диком Западе в период его освоения?..

Но думается, что не правы ни тот ни другой читатель. Этот отрывок на самом деле представляет познавательный интерес. Все сказанное в нем — бессмыслица с фактической точки зрения. Но интеллигент Архангельский мыслит символами. Эти символы (мифы) не отражают реальность, а живут сами по себе отдельной жизнью. С точки зрения символов в этом тексте есть свои «находки». Так создано слово «фашизоидный» как гибрид понятий фашиста и шизофреника и помещено рядом со словом «большевистский». Замечательно выглядит и утверждение о том, что, если бы не 3–4 октября, «не было бы ничего, вообще ничего». Это впечатляет!..

«Демократические» издания всегда написаны на арго. Их надо читать со словарем, переводя слова с арго на обычный язык, например: рынок — хаос, распад народного хозяйства; демократия — авторитарный режим; реформы — уничтожение (промышленности, армии, науки, образования и т. д.); вхождение в мировую экономическую систему — перекачка богатств на Запад; свобода — проповедь разврата и растления. Подробный словарь такого типа позволяет правильно понимать и интерпретировать «демократические» СМИ.

* * *

Особое внимание в информационной войне обращается на обработку подрастающего поколения России.

Прозападные по сути СМИ проводят воспитание индивидуализма, культа денег. В ход идет все: демонстрация по телевидению игр на деньги, когда при словах о выигрыше какой-то суммы звучит записанный на пленку дикий рев восторга; настойчивая реклама любых способов обогащения. Фактически пропагандируется нравственное растление: проституция, гомосексуализм, лесбиянство, секс несовершеннолетних.

Резко меняются школьные программы. В области литературы крайне опасным оказался Салтыков-Щедрин со своей «Историей одного города» (очень нехорошие ассоциации вызывает!). Сомнениям подвергся Некрасов. Действительно, зачем размышлять вздумал, кому на Руси хорошо живется. Полностью исчезли куда-то из русской литературы девятнадцатого века Герцен и Чернышевский (революционеры и возможные коммунисты?). Особенно досталось веку двадцатому. Ясно, что не нашлось в нем места Фадееву, Фурманову, Серафимовичу и Демьяну Бедному. У Блока «отняли» поэму «Двенадцать», Шолохова «усекли» до «Судьбы человека», а Горького — до пары-тройки рассказов. То, что многие произведения этих авторов во многом определяли культуру и идеологию целого общества, в расчет не берется…

Следует ли после этого удивляться урокам истории? Раздел «Россия в XX веке» насыщен главами о «формировании тоталитарной системы», «массовых репрессиях», «трудностях в сельском хозяйстве», «национальных противоречиях» и опять «новых волнах репрессий». Словом, не жизнь была, а сплошной концлагерь!.. Великая Отечественная преподается всего лишь в этапах, среди которых грозно выделяется «депортация ряда народов». Кстати, великой войне уделяется меньше времени, чем перестройке Горбачева и «демократическим» реформам в новой России…

Вокруг прошлого СССР, сколько бы ни минуло лет, создается атмосфера ненависти. Так, договор между СССР и Германией о нейтралитете, который окрестили пактом Молотова — Риббентропа, длительное время служит предлогом для массированной антирусской пропаганды. Что же происходило в то далекое время?

Исходным событием было мюнхенское соглашение или пакт Чемберлена — Гитлера (третий участник переговоров Даладье играл подчиненную роль). Согласно этому пакту Гитлеру была открыта зеленая улица для завоевания Европы и выдана на растерзание Чехословакия. Когда СССР предложил свою помощь для отражения агрессии, то именно Англия оказала решающее влияние на Польшу и Румынию, чтобы те отказались пропустить советские войска, готовые прийти на помощь Чехословакии. И только после того, как Англия фактически прекратила вести переговоры с СССР о совместных действиях против агрессии Гитлера, Советский Союз вступил в переговоры с Германией и заключил с ней пакт о ненападении. Пакт Чемберлена — Гитлера явился одной из первопричин огромных жертв народов Европы, и прежде всего немецкого и советского народов. Кроме того, союзники во главе с Англией не вели активных боевых действий против Германии, когда она занимала Польшу.

Сейчас, искажая историю и перекладывая все свои грехи на СССР, правящие круги Англии (вместе с дем-СМИ в России) фактически разжигают расизм в Прибалтике, одновременно отвлекая народы прибалтийских стран от резкого снижения их жизненного уровня. Это один из примеров «осовременивания» истории, подмены настоящего прошлым, тенденциозного подбора фактов. Школьные учебники и программы охотно подхватывают такие факты и стараются внушить их нашему подрастающему поколению.

В своей деятельности «демократы» не останавливаются перед откровенной дезинформацией. Например, из программы «Время», вышедшей в Международный день детей, можно было узнать, что, оказывается, в 30-х годах проблема борьбы с детской беспризорностью в Советском Союзе решалась немудрено: беспризорных по приказу Молотова просто расстреливали. К сожалению, немного осталось тех, кто, будучи ребенком в те тяжелые годы, был спасен от гибели решительными действиями Советского правительства и кто мог бы опровергнуть гнусную ложь нынешних «знатоков истории».

Обидно, что нынешнему поколению россиян неоткуда узнать правду о том, как уже в 1921 году, во время Гражданской войны, была создана Комиссия по борьбе с детской беспризорностью и открылись первые трудовые коммуны… А ведь кроме этого в тридцатые годы открываются тысячи Домов ребенка, детских яслей и садов, детских домов и школ-интернатов, пионерских лагерей и пансионатов, детских площадок и спортивных школ, Домов и Дворцов пионеров, станций юных техников и натуралистов, детских библиотек и театров. На первом плане у государства прежде всего интересы матери и ребенка!

Сотрудники государственного российского телевидения по долгу своей службы обязаны знать это. Знают, замалчивают. Более того, искажают эти факты. Что это, как не верх цинизма? И расчета. Сейчас, когда в стране, по официальным данным, более двух миллионов беспризорников, приспешникам «демократии» обязательно нужно опорочить очевидные достижения советской власти в деле защиты детей, чтобы не так отвратительно выглядели они сами и их патроны…

Таких примеров — великое множество, и все они — проявление информационной войны, ведущейся против России. Их непосредственная цель — уничтожение еще на ранней стадии менталитета, самосознания молодых людей как части великого народа.

* * *

Наряду с использованием психологической обработки населения Запад при посредстве «пятой колонны», используя свои финансовые возможности, ведет уничтожение экономики России, сокращение численности народа — с целью последующего расчленения нашей страны и полного ее подчинения. Остановимся подробнее на том, как осуществляются эти операции.

Уничтожение промышленности. Несмотря на яркие положительные отчеты правительства России, принятие различных «программ развития» и постановку «приоритетных задач», продолжается уничтожение промышленности нашей страны. Советский Союз до его расчленения представлял собой мощную высокоразвитую индустриальную державу. Предприятия были связаны друг с другом тысячами нитей и составляли как бы единый живой организм. Существовала единая энергосистема, единая сеть железных дорог и авиаперевозок, единая нефтегазовая система. Многие предприятия, особенно ВПК, были уникальными и характеризовались высоким техническим уровнем. Существовала согласованная система управления — плановое хозяйство.

Однако в результате информационно-психологической войны общественному сознанию навязали искаженную картину действительности. В частности, народное хозяйство представлялось как совокупность независимых предприятий, и его безнаказанно резали по живому. Для Запада такое состояние общественного сознания и неспособность людей объективно оценить обстановку и оказать сопротивление означало, что Россия стала сказочным Клондайком, где можно захватить богатства, лежащие под ногами: новейшие технологии, крупнейшие прикладные достижения, уникальные заводы, стратегические материалы, сырье. Все это принадлежало туземцам — русским.

За годы перестроек, реформ и приватизации экономика России, в середине 1980-х годов занимавшая по основным экономическим показателям второе (после США) и первые места в Европе и мире, отброшена на десятилетия назад, в разряд слаборазвитых стран.

Национальный доход по сравнению с 1985 годом сократился почти в три раза, объем промышленного производства — более чем в пять с половиной раз, продукция сельского хозяйства сократилась почти в четыре раза, а производство продовольствия — почти в пять с половиной раз; капитальные вложения упали в три с половиной раза, импорт сократился в два и восемь десятых раз, а экспорт — более чем в полтора раза, почти в три раза упала доля России в мировом объеме производства.

Если говорить о целостной картине действий «демократов», то ее можно охарактеризовать как систему тотального разрушения экономики. Практически прекращено обновление технологического оборудования.

Капитальные вложения составляют около четверти от уровня 1991 года и не только не могут обеспечить модернизации, но и поддерживать основные фонды в рабочем состоянии.

Соучастником (или организатором) разрушения промышленности России является Международный валютный фонд, контролирующий и направляющий все экономические процессы в нашей стране.

Следует отметить, что за последние годы все большее значение приобретает система мировых цен, структура которых превращает международную торговлю в одностороннюю перекачку ресурсов на Запад. В отличие от цен замкнутых национальных экономик, мировые цены не возникают стихийно и не связаны со средними затратами труда, а сознательно формируются политическими и силовыми методами. В этих условиях рост международной торговли выгоден только крупнейшим корпорациям, способным активно влиять на мировые цены и подчинившим себе политику многих стран.

Экономический кризис наглядно показал это: крупные корпорации, приведшие на грань краха своими спекулятивными сделками рынки финансов, недвижимости и прочие, вышли сухими из воды, переложив все тяготы преодоления кризиса на средние и низшие слои населения и заставив фактически подчиненные корпорациям правительства принимать непопулярные политические решения.

Россия, включенная благодаря стараниям своего правительства в число «цивилизованных стран», в полной мере ощутила на себе прелести западной цивилизации, вот уже почти двести лет живущей от кризиса до кризиса.

* * *

Уничтожение сельского хозяйства. К настоящему времени сельское хозяйство России подорвано в самых своих основах, причем на момент написания этой книги наша страна еще не вступила в ВТО, что ухудшит и без того плачевное состояние нашего сельского хозяйства.

До 1991 года, учитывая суровый климат, высокую степень механизации экономики и некоторые другие факторы, советское сельское хозяйство, уступая ряду стран в урожайности, ничуть не уступало Западу в эффективности, используя почвенно-климатический потенциал страны на 70–80 %. Советский Союз производил больше любой другой страны мира пшеницы, ржи, ячменя, сахарной свеклы, картофеля, молока. По данным ООН наши колхозы и совхозы по научно обоснованным нормам могли накормить 800 млн. человек.

Процесс уничтожения сельскохозяйственного производства, фактически проводимый новой властью России, привел к тому, что резко упала продуктивность земель, свертывается мелиорация, парк сельхозтехники остается без обновления и замены, сельхозработы сокращаются из-за отсутствия средств механизации и горючего. Капитальные вложения снизились в 7 раз.

Политика «демократов», ведущих страну под лозунгами психологической войны (рыночные отношения, следование «цивилизованным странам» и т. п.) к тотальной зависимости от Запада, на деле резко отличается от того, что делается в развитых странах. Так, в Германии аграрная политика официально объявлена важнейшей составной частью народнохозяйственной политики, и ее цели рассматриваются как приоритетные. Принимая во внимание более низкую доходность сельского хозяйства по сравнению с другими отраслями (в этом, кстати, фундаментальная особенность земледелия), Германия еще в 1955 году приняла закон «О сельском хозяйстве Германии», который уравнивает неравнозначное положение сельского хозяйства в отношении к промышленности. В этом законе указано, что «государство обязано рассматривать проблему снабжения населения продовольствием как стратегическую, формировать при необходимости продовольственные фонды, использовать весь комплекс мер экономического стимулирования и поддержки и не ставить продовольственную проблему в зависимость от третьих государств».

В результате политики российских властей резко обострилась проблема продовольственной безопасности нашего государства. Для развитых стран мира принято считать, что пределы импортной зависимости в продовольствии не должны превышать 25–30 %. Но в России уже в 90-е годы импортные продовольственные поставки достигли 40 % внутреннего рынка, а за последние несколько лет импорт мяса вырос почти на 600 процентов, птицы — на 800 процентов, сливочного масла — на 320 процентов. Страна утратила продовольственную безопасность и при существующем курсе обречена на зависимость от заграницы.

Между тем, в мире сейчас происходит глобальное изменение климата — идет потепление, связанное с так называемым «парниковым эффектом». Потепление равноценно перемещению наших границ на юг и расширяет сельхозугодья за счет северных территорий. С другой стороны, идущие изменения климата неизбежно снизят продуктивность земель США также в 1,5–2 раза. То есть через десятки лет Россия способна стать крупнейшим экспортером продовольствия.

Это понимают и на Западе. Вот откуда повышенный интерес к возможности покупки сельхозугодий, вот откуда все нарастающий натиск на Россию, попытки ее поделить. В определенных кругах Запада вынашиваются идеи не просто превращения России и бывших советских республик в сырьевые придатки — а полной «зачистки» этих территорий от коренного населения. Сегодняшнее состояние продовольственной безопасности России делает такого рода планы выполнимыми.

В свое время в США вожди индейцев отдавали свои земли за бесценок, за бусы и побрякушки (причем значительная часть этих сделок оформлялась по законам США). Потом индейцев, «незаконно» занимавших свою территорию, уничтожали, а тех, кто уцелел, загоняли в резервации. История повторяется. Населяющие территорию России туземцы (русские) находятся в начале этого пути. Идет жесточайший нажим, осуществляемый «пятой колонной» США с целью организовать распродажу русской земли сначала через подставных лиц, а потом уже непосредственно иностранцам. Стоимость земли для них сводится к печатанию долларов, т. е. индейцы США продавали свою землю за более высокую реальную стоимость.

Ставки здесь в связи с надвигающимися изменениями климата таковы, что США не остановятся ни перед чем. Сначала скупка земель, затем массовая «зачистка» населения с целью защиты священной частной собственности и, наконец, помещение русских туземцев в резервации.

* * *

Сокращение населения России. Результатом деятельности «реформаторов» стала демографическая катастрофа. Если еще в 1991 году (и все предшествовавшие годы) существовал прирост населения, то начиная с 1992 года население России начало быстро сокращаться (в среднем на 800 тыс. человек в год).

По официальным данным, продолжительность жизни в России упала до 58 лет у мужчин; для сравнения — в Германии она составляет 80 лет, а в СССР в 1980-е годы составляла 75 лет. Между тем, сокращение средней продолжительности жизни даже на десять лет эквивалентно (по потере человеко-лет) в масштабах СССР единовременному уничтожению порядка 80 млн. граждан, а в масштабах России — порядка 40 млн.

Это явилось результатом резкого ухудшения социально-экономического положения населения. Значительная часть (70 %) граждан оказалась за чертой бедности. Потребление упало до уровня 50-х годов. Серьезную тревогу вызывает общая политическая и экономическая нестабильность, разгул преступности, межнациональные конфликты, неуверенность в завтрашнем дне. В этих условиях женщины боятся рожать, поскольку они не в силах защитить ни себя, ни свое потомство от жалкого прозябания, от бед и страданий. Кроме того, среди беременных женщин доля страдающих анемией (чаще всего от недоедания) увеличилась за время реформ в 5 раз.

Подобное сокращение численности населения России полностью соответствует планам Запада. Президент Всемирного банка Д. Вульфенсон поставил в свое время задачу: «Удержать население Земли к 2025 году в рамках 8 миллиардов человек…» Какая же квота выделена России? Ответ дают эксперты Римского клуба: 50 миллионов человек.

Не случайно Международный банк реконструкции и развития предложил реформировать всю систему здравоохранения России. Ее главной задачей становится контроль над рождаемостью. Во всех женских консультациях нашей страны намечено установить так называемые лапароскопы для стерилизации.

Идет «зачистка» жизненного пространства для Запада от представителей неполноценной нации. Фактически это прямое продолжение деяний Гитлера, который еще 23 июля 1942 года рассмотрел и утвердил «Замечания и предложения по генеральному плану «Ост» рейхс-фюрера войск СС». Там было сказано: «Для того чтобы избежать нежелательного для нас увеличения численности населения, настоятельно необходимо избегать на Востоке всех мер, которые мы применяли для увеличения рождаемости в империи. В этих областях мы должны сознательно проводить политику на сокращение населения… Средствами пропаганды, особенно через прессу, радио, кино, листовки, брошюры, доклады и т. п., мы должны постоянно внушать населению мысль о том, что вредно иметь много детей. Нужно показывать, каких больших средств стоит воспитание детей и что можно было бы приобрести на эти средства».

Далее следовал декрет: «Аборты должны быть свободны от запрета. Средства к абортам и контрацепции следует предлагать публично без политических ограничений. Гомосексуализм всегда надо объявлять легальным. Учреждениям и лицам, профессионально занимающимся абортами, политика не должна мешать».

Качественное отличие новой информационной войны Запада против России от действий Гитлера заключается лишь в том, что в наши дни в результате информационно-психологического воздействия была предварительно парализована воля русского народа и других народов СССР к сопротивлению…

Резко ухудшилось за годы реформ и продолжает ухудшаться состояние здоровья населения. Существенное влияние оказывает здесь качество продуктов питания. Данные Роспотребнадзора говорят о высоких уровнях загрязненности продуктов питания токсическими химическими соединениями, биологическими агентами и микроорганизмами.

Скачок в резком ухудшении продуктов питания произошел после того, как «демократы», ликвидируя сельское хозяйство нашей страны, расчистили дорогу импорту сельскохозяйственной продукции. Фактически оказалась нарушенной безопасность питания, что действуют не только на здоровье отдельных людей, но и снижают уровень иммунитета у всего населения в целом. Проведенные РАМН исследования, в частности математические модели Б. В. Боева, показали, что эпидемии, проходящие при сниженном иммунитете, могут приобретать катастрофический характер с массовым вымиранием населения.

* * *

Расчленение России. Во всем мире идут процессы интеграции, но Советский Союз был расчленен, разрушен единый народнохозяйственный механизм. Результатом стала национальная трагедия: русские и другие народы России оказались в очень тяжелом положении.

Огромные массы людей разорились, живут не просто в нищете, а на грани вымирания.

После развала СССР — на очереди расчленение России. Тяжелое положение сохраняется на юге Российской Федерации: по-прежнему неспокойно в Чечне; все более напряженная обстановка складывается в Дагестане; тлеет осетино-ингушский конфликт.

Не лучше обстоят дела и в других регионах России.

На Русском Севере постепенно уничтожается инфраструктура. Заброшены города и поселки. Завозится лишь ничтожная доля от необходимого. Люди бросают насиженные места. Народ на грани вымирания. Тяжелое положение и на Дальнем Востоке, где бюджетное финансирование значительно меньше, чем в других регионах.

Так осуществляется операция по сокращению населения Сибири и Дальнего Востока. Сейчас многие политологи уже всерьез обсуждают, кому достанутся эти территории с фантастическими природными богатствами, — Соединенным Штатам или Китаю, который сумеет опередить американцев?.. Российские демСМИ, кстати, уже пустили по телевидению пробный камень, показав чукчу, который заявил, что они хотят присоединиться к Америке.

В США также развернута психологическая кампания по подготовке общественного мнения к захвату Сибири, Дальнего Востока и Русского Севера. Конгрессменам пишутся письма с деловыми предложениями, промышленникам и предпринимателям по факсу рассылаются географические карты Сибири с нанесенными на них «кладовыми недр», военным доходчивым языком объясняется стратегическое значение будущих американских военно-морских баз во Владивостоке и Диксоне.

Для захвата Сибири и Дальнего Востока необходимо создавать такие условия, при которых экономическое положение России должно еще более ухудшиться, что неминуемо приведет к политической и социальной нестабильности. Совсем неплохо было бы, как считают американцы, действуя по принципу «чем хуже, тем лучше», еще больше активизировать северо-кавказских и мусульманских фундаменталистов в других регионах России. Тут, естественно, открывается огромное поле деятельности для американских сотрудников спецслужб, специалистов по психологической войне.

Не обойдется, конечно, и без активизации сети агентов влияния и поднятия необходимой шумихи в «демократических» СМИ России.

После того как обстановка в России дестабилизируется, на Севере и в Сибири высаживаются американские войска и присоединяют к США «по просьбе» местного населения Чукотку, Якутию и другие области России. Огромные деньги вбрасываются на выборы генерала — диктатора, который поставил бы атомное и ядерное оружие под полный контроль США и дал дорогу расчленению России на множество мелких государств. Затем может последовать провокация против евреев, и во все крупные города России «международное сообщество» введет наблюдателей для обеспечения их безопасности. С купленной за бесценок земли русских крестьян, как когда-то индейцев, сгонят в резервации.

Ряд элементов этого сценария проглядывает и в настоящее время. В связи со сказанным вспоминается история времен Гитлера: «Мне сказали — арестовывают коммунистов, но я не коммунист, и я не протестовал; потом мне сказали — арестовывают социалистов, но я не социалист, и я не протестовал, а потом пришли за мной, но протестовать было уже некому»…

* * *

«Демократические» СМИ ведут кампании и против тех, кто выступает за Россию, поддерживает ее. Иногда создается впечатление, что в СМИ выступают люди, люто ненавидящие Россию и ее народ. Особенно ожесточенная, можно сказать, оголтелая пропаганда ненависти ведется против Белоруссии.

Белоруссия потеряла больше четверти населения в Отечественную войну (3 млн. из 10 млн.), но не покорилась Гитлеру. В настоящее время Белоруссия прикрывает Россию от появления НАТО на дальних подступах к Москве, но каналы телевидения РФ представляют руководство Белоруссии как главного врага России.

Приведем оценку этой деятельности СМИ в перепечатке из белорусской газеты:

«Бесполезно говорить о каких-то этических и нравственных нормах, которые должны соблюдать российские журналисты, освещая события в Белоруссии. Многие из них давно уже ведут с ней необъявленную информационную войну. Мы хорошо знаем, кто стоит за этими журналистами, тем более что это никак не позиция русского народа, потому что больше всего страдает от такой «журналистики» прежде всего сам русский народ.

Ведь именно часть российских средств массовой информации стала диктовать государству геополитические симпатии и антипатии, чаще всего противоречащие интересам России, контролировать кадровые вопросы, определять законы поведения и даже мышления людей. Хотя русские люди, видно, привыкли к такому обращению. Как привыкли к тому, что «независимая и свободолюбивая» российская пресса и телевидение целенаправленно и злонамеренно разрушали и продолжают разрушать собственное государство, что информационные программы, показывающие в недалеком прошлом войну в Чечне, сожженные в Грозном танки и трупы мирных жителей, сопровождались глумливыми комментариями, а солдаты — братья и сестры тех же российских телезрителей — изображались карателями и убийцами. Изъеденные собаками трупы демонстрировались по всем телеканалам как проявление «высшей духовности и свободы получения информации».

Но почему наш народ, наши люди должны терпеть эту злобную вакханалию, ложь, подстрекательство, которые ежедневно ушатами выливает на телезрителей «российское» телевидение? Когда свобода информации, о которой любят поговорить записные «демократы», превращается в свободу ведения необъявленной информационной войны против своего народа, равно как и против соседних государств, — те должны всеми средствами и способами защищаться».

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

В 1998 году в газете «Знание — Власть» была опубликована статья, посвященная 50-летию директивы 20–1 Совета национальной безопасности США «Цели США в отношении России». Приведем отрывок из этой статьи:

«Понять смысл происходящих событий можно только ясно осознавая суть 50-летних планов, реализуемых по отношению к нашей стране. На какой стадии их выполнения находимся мы в настоящий момент?

США пока не удалось решить три важнейшие задачи:

1. Изъять или поставить под надежный внешний контроль российский ядерный арсенал. Ратификация договора ОСВ-2, которая должна дать необходимую легитимность дальнейшего уничтожения ядерного оружия, затягивается.

2. Разделение естественных энергетических российских монополий, передача их по частям в «частные руки», которые на деле окажутся «руками» представителей иностранного капитала.

3. Введение в свободный оборот купли-продажи земли и ее скупка в счет погашения внешней задолженности.

Без решения этих задач переходить к следующему этапу уничтожения России, этапу расчленения ее на множество псевдогосударственных, суверенных образований, нельзя.

Иметь дело и договариваться с десятком «президентов» сложнее, чем с одним».

В настоящее время все эти задачи решены Соединенными Штатами при содействии «пятой колонны» в России: договор ОСВ-2 ратифицирован, естественные энергетические российские монополии переданы в частные руки, купля-продажа земли введена в свободный оборот. Следовательно, США перейдут теперь к последнему этапу уничтожения России. Наша страна находится на последних рубежах обороны перед тотальным уничтожением населения и превращением страны в жизненное пространство для других.

Сейчас все большее число людей осознает, что против них ведется беспощадная информационная война, решающую роль в которой играют СМИ, руководимые «пятой колонной». Для многих людей сегодняшние СМИ буквально порождение сатанинских сил, ненавистников России. Все большее внимание привлекают возможности организации отпора Западу в информационной войне.

Мы должны твердо усвоить, что информационная война против нас ведется не по каким-либо идеологическим соображениям, она перешла на цивилизационный уровень. Речь идет не о какой-то «недемократической» стране России, а о стране как таковой, с ее огромными ресурсами и территорией.

Наш народ оказался незащищенным и дезорганизованным в информационной войне. Необходимо раскрыть механизмы формирования мифов, вдалбливаемых СМИ в общественное сознание, их подлинную сущность, направленную на подавление и уничтожение людей. Все, кто осознает нависшую над страной опасность, начинает самостоятельное распространение знаний о методах и формах информационной войны, тем самым оказывает противодействие ей.

Мы надеемся, что тоже внесли свой вклад в дело защиты России на ее последних рубежах обороны.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Ф.Д. Бобков. «Закон о расчленении России» (из книги «Как предавали Победу. Начальник политической контрразведки свидетельствует»)

…Сразу после смерти Сталина, летом 1953 года, появилось первое послание президента США Эйзенхауэра к советскому народу, опубликованное в центральных газетах СССР, в том числе, в ведущем в то время издании «Правда». Оно выдавала глубинные расчеты американских политиков, было одним из первых таких нажимов идеологического плана, когда начали пробовать, насколько теперь, после смерти Сталина, устойчива Советская власть.

Удар Хрущева на 20-м съезде партии по эпохе Сталина открыл возможность Западу иными глазами взглянуть на, казалось бы, нерушимое государство, каким они видели СССР. Государственный секретарь США Джон Фостер Даллес в своей книге «Мир или война» (на русском языке она вышла примерно в 1957 году) сказал: «Мы истратили много миллиардов долларов за последние пять лет, готовясь к возможной войне с использованием бомб, самолетов и пушек. Но мы мало тратили на «войну идей», в которой терпим поражение, не зависящее, ни от какой военной силы». И до этого высказывания, и после ведомство его брата, тогдашнего директора Центрального разведывательного управления США Аллена Даллеса, на «войну идей» имело солиднейшие ассигнования, только «войной идей» называлось финансирование формирований, групп и отдельных лиц, которые соглашались вести антисоветскую деятельность.

Сегодня уже не раз цитировалось высказывание этого главы ЦРУ о том, где они таких людей собирались искать: «…Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России.

Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания…». И если вспоминать 90-е годы, то можно видеть, что все это было осуществлено…

Одновременно с громкими заявлениями начали создаваться специальные структуры в НАТО, в его координационных центрах появлялись подразделения по организации психологической войны, появилась широкая сеть целенаправленных радиостанций. Был создан комитет радио «Свобода», который полностью финансировал Конгресс США. В этом комитете трудилось немалое число сотрудников американских спецслужб — они имели там официальные должности. Вещание было организовано на 22 языках, (с учетом практически всех народов, населявших СССР и ряд социалистических стран). Деятельность этого радиокомитета шла по двум направлениям: с одной стороны, радиопропаганда, в которой умело использовались все промахи и просчеты лидеров партии и государства. Шло «промывание мозгов», и делались прямые призывы к открытой борьбе с существующим коммунистическим режимом. С другой, по существу, шла агентурная работа, поиск сообщников, объединение их в группы, оказание им материальной помощи, с тем чтобы они создавали внутри страны так называемые «очаги сопротивления», которые способны были бы в нужный момент выступить с поддержкой тех, кто возьмет на себя смелость начать открытую борьбу. В программе комитета говорилось о том, что его целью, наряду с прочим, является необходимость добиваться конструктивных изменений в СССР. Это был один из серьезных центров идеологической диверсии. Именно диверсии, а не только пропаганды.

Можно привести немало документов, раскрывающих деятельность американских и английских спецслужб, но сегодня их уже вполне достаточно обнародовано. В откровенности инструкциям американских спецслужб для своих адептов на территории СССР не откажешь, там, к примеру, говорилось: «Каждому социальному бунту или недовольству необходимо немедленно придавать национальный характер. Национально-политические цели должны быть доминирующими мотивами, даже если первопричина была не в этом…».

* * *

Именно на период хрущевского правления приходится самая интенсивная фаза холодной войны, массированная атака со всех возможных точек прицела. 17 июля 1959 года сенатом и палатой представителей США в Конгрессе был принят закон об освобождении порабощенных наций (Public Law 86–90). Он был одобрен и утвержден президентом Эйзенхауэром, и это уже был не зондирующий нажим на советское руководство. Закон показывал высокую степень активной, открытой войны.

СССР там назван «обширной империей», представляющей собой зловещую угрозу «цитадели человеческой свободы», в лице, конечно же, США. Именно в слове «обширная» и спрятан смысл вечного зова многих держав воевать с Россией, превратить ее в мелкие кусочки. В этом законе перечисляются «порабощенные нации» — более двух десятков тех, кого «путем прямой и косвенной агрессии» Россия «лишила национальной независимости». Список и полвека назад вызывал ощущение некоего абсурда, так как там через запятую шли и реальные, и не известные человечеству страны, такие, к примеру, как: «Идель-Урал», «Казакия». Сегодня же страны этого списка просто изумляют: названы, сохранившие до сей поры свою коммунистическую направленность, Куба, Северная Корея и КНР — были ли они порабощены Россией? Испытывают сейчас на себе ее тиранию?

Далее в списке страны, которые на момент издания этого закона относились к социалистическому лагерю, а также бывшие республики СССР. Говорится, что все народы этих стран, в том числе и такие, как «Идель-Урал», «ищут водительства США в деле своего освобождения и обретения независимости». Также в этом законе можно прочитать буквально следующее: «С 1918 года империалистическая политика русского коммунизма привела к созданию обширной империи, которая представляет собой зловещую угрозу безопасности Соединенных Штатов и всех свободных народов мира».

Если соотнести все с тем временем, когда эти строки рождались, — все обобщения и невнятности можно оправдать холодной войной, — война есть война. Но топор холодной войны, который, казалось бы, по логике собственной своей природы, должен был быть закопан в том же белорусском лесу, где схоронили страну Советов, активно «рубит головы» любым созидательным процессам, направленным на укрепление современной России. Не меняя ни лексики, ни сути, ежегодно, начиная с 1959 года и по сей день, в третью декаду июля «во исполнение названного закона» США озвучивают прокламацию в защиту порабощенных народов. Это создает правовую базу для вмешательства Америки во внутренние дела как России, так и отдельных, получивших в 1991 году независимость государств — бывших республик СССР, а также и всего Содружества СНГ в целом. Это не пустые слова, а реальные действия: не случайно второе название этого закона в самой Америке звучит как: «Закон о расчленении России».

* * *

Активность «холодной войны» при Хрущеве легко объяснима тремя причинами: во-первых, неожиданность удара по сталинскому времени привела к растерянности внутри самого СССР, к началу расслоения советского общества. Во-вторых, непродуманность концепции развития страны привела к шараханью даже в таком вопросе, как дальнейшие оценки Сталина (то он злодей, то «мы его в обиду не дадим»). В-третьих, оказались несостоятельными все попытки Хрущева наладить экономику — весь его десятилетний период пребывания у власти сопровождался непоследовательными, подчас взаимоисключающими решениями. Потому иностранные разведки легко находили в СССР недовольных, обиженных людей, способных сознательно, а зачастую по недомыслию сотрудничать с центрами «психологической войны».

Позже, уже при Брежневе, западные спецслужбы вбросили в страну название для таких людей — «диссиденты». И это было не случайно — надо было найти красивую форму, маску, под которой можно было бы скрыть мотивы, а чаще цели тех, кто выступал в СССР против существовавшего конституционного строя, кто встал на путь сотрудничества с западными центрами «холодной войны». Даже ненавидевшие страну «наниматели» таких людей не скрывали презрительного к ним отношения, достаточно еще раз обратиться к цитате одного из таких специалистов-идеологов Алена фон Шарка, который достаточно цинично обнажал ситуацию: «Если государство Советский Союз предпримет какие-либо шаги против подобного рода отщепенцев (так именует автор диссидентов, действующих против строя своей страны. — Авт.), необходимо как можно шире афишировать эти меры как несправедливые, чтобы вызвать, с одной стороны сочувствие к ним, к отщепенцам, а с другой стороны недовольство коммунистической системой».

Уже не раз в интервью и в книгах приходилось мне, и многим моим коллегам объяснять действительное значение этого слова «диссидент», но по-прежнему то здесь, то там (не так, правда, часто, как это было в 90-х) говорится с некоторым придыханием о том, что вот этот или тот человек в советские годы был диссидентом, так, будто именно диссидент — «это звучит гордо». Это было очень хитро придумано, вбросить такое слово в СССР, потому что словом «диссидент» стали называть всех несогласных с чем-либо и всех инакомыслящих. Но с последними-то как раз КГБ никогда не боролся, такой терминологии в документах, в частности 5-го Управления, которым я руководил, не существовало. Инакомыслием мы не занимались. Мы были против тех, кто практическим действием посягал на конституционный строй СССР. Поэтому в органах КГБ всегда избегали этого слова, дабы не углублять изобретенную западными спецслужбами подмену понятий. Однажды все-таки ошибся Андропов, читая доклад, но после этого установленному порядку не изменяли ни разу. Инакомыслящих от диссидентов необходимо категорически отделить, против первых не возбуждалось уголовных дел, так как они не вели противозаконных действий…

Под маской инакомыслящих диссиденты верно служили целям «холодной войны. Эти цели они формулировали как бы сами, но на самом деле выполняли то, что настойчиво внедрялось западными спецслужбами и различного рода антисоветскими центрами.

* * *

По сути, подменой понятий спецслужбам Запада удалось защитить диссидентов, поднимая шум по поводу преследования инакомыслящих. Постепенно так складывалась уже не оппозиция режиму, а группы, готовые к борьбе с существующим строем. Первое антисоветское выступление (массовое распространение в Москве листовок против коммунизма) относится к лету 1957 года. Группа, установившая связь с редколлегией польской ревизионистской газеты «Попросту» и возглавляемая аспирантом МГУ Краснопевцевым, была достаточно большой, активно готовила выступление против власти. У них была примитивная содержательная основа, но в 1957 году это все-таки было впервые.

Хрущев, может быть сам того и не замечая, а может быть и замечая, приводил к ситуации, которая создавала благоприятные условия западным эмиссарам для рекрутирования недовольных. Эмиссары западных спецслужб брали «гонимых» под свое «крыло», а значит — под влияние…

Это привело к тому, что в 70-е и особенно в 80-е годы Западом была сделана ставка на так называемое «правозащитное движение». Это отчетливо проявилось после Совещания по вопросам разоружения и безопасности в Европе, которое состоялось в Хельсинки в 1975 году. Достижение договоренностей о сокращении ядерных и обычных вооружений, прежде всего военных потенциалов США и СССР, и о нерушимости границ в Европе стало событием величайшей важности. Однако Запад компенсировал это условиями, заложенными в так называемую «третью корзину», — это раздел соглашений по правам человека (свобода слова, печати, передвижений и т. д.). Центры «психологической войны» не преминули этим воспользоваться. Под эгидой политического отдела посольства США, и в частности его сотрудника Ричарда Колмса, создавались «хельсинкские группы» борцов за права человека в СССР, которые легализовали тех, кто вел незаконную деятельность против Советской власти.

Это была серьезная и глубоко разработанная программа борьбы с Советским Союзом. Спецслужбы США получили практически легальную возможность поддерживать и руководить движением, направленным на перемену строя внутри СССР. Иметь отряды диссидентов под вывеской борьбы за права человека.

Сохранилось множество документов, это подтверждающих. Вначале такую роль играли письма против отдельных правительственных решений и акций, затем возникла «Хроника текущих событий», вокруг которой стали сплачиваться «борцы за права человека в СССР», — за все платили специальные центры Запада.

Позже (при том же финансировании и организации) стала распространяться программа «Демократическое движение в СССР», а затем «Тактические основы демократического движения в СССР»…

Холодная война продолжалась, и в 1983 году Юрий Владимирович говорил по этому поводу: «Наше общество развивается не в тепличных условиях, не в изоляции от враждебного нам мира. А под холодными ветрами развязанной империализмом «психологической войны».

Задачи этой войны и тогда были очевидны: изменить конституционный социалистический строй в СССР и, в конечном счете, разрушить государство. Средства для достижения этой цели были брошены неимоверные, в том числе и для снабжения тех, кто встал на путь борьбы с конституционным строем своей страны внутри нее.

Андропов хорошо знал, что такие люди в стране были (конечно же, он знал и о «плане Лиоте»). Но вряд ли он мог представить себе, что «деревья станут большими» в Беловежской Пуще, что там в декабре 1991 года вопреки воле народа, высказанной на референдуме в марте того же года, будет принято решение о прекращении существования СССР. И хорошо, что он не узнал о том, что это решение подписали и доложили об этом президенту США бывшие руководящие работники партии… Которые не скупились на заявления о своей верности Ленину. А бывший Генеральный секретарь ЦК КПСС, ставший Президентом СССР, спокойно принял антиконституционный акт и подал в отставку…

* * *

В 1968 году Ю. В. Андроповым было создано в Комитете государственной безопасности Управление по борьбе с идеологическими диверсиями противника (5-е Управление). Первоначально в 5-м Управлении были сформированы 6 отделов, и их функции были следующие:

1-й отдел — контрразведывательная работа на каналах культурного обмена, разработка иностранцев, работа по линии творческих союзов, научно-исследовательских институтов, учреждений культуры и медицинских учреждений;

2-й отдел — планирование и осуществление контрразведывательных мероприятий совместно с ПГУ против центров идеологических диверсий империалистических государств, пресечение деятельности НТС, националистических и шовинистских элементов;

3-й отдел — контрразведывательная работа на канале студенческого обмена, пресечение враждебной деятельности студенческой молодежи и профессорско-преподавательского состава;

4-й отдел — контрразведывательная работа в среде религиозных, сионистских и сектантских элементов и против зарубежных религиозных центров;

5-й отдел — практическая помощь местным органам КГБ по предотвращению массовых антиобщественных проявлений; розыск авторов антисоветских анонимных документов и листовок; проверка сигналов по террору;

6-й отдел — обобщение и анализ данных о деятельности противника по осуществлению идеологической диверсии, разработка мероприятий по перспективному планированию и информационной работе.

Помимо перечисленных отделов в штат управления входили секретариат, финансовый отдел, группа кадров и группа мобилизационной работы, а первоначальная общая численность его сотрудников составляла 201 человек.

В августе 1969 г. был образован 7-й отдел, в который были выведены из 5-го отдела функции выявления авторов анонимных антисоветских документов, содержащих угрозы террористического характера, а также оперативной разработки и предупреждения враждебной деятельности лиц, вынашивавших террористические намерения.

В июне 1973 г. был образован 8-й отдел — по борьбе с подрывной деятельностью зарубежных сионистских центров, а в следующем году — 9-й (разработка антисоветских группирований, имеющих связи с зарубежными центрами идеологической диверсии) и 10-й отделы. Последний совместно с ПГУ занимался вопросами проникновения, выявления планов зарубежных спецслужб и идеологических центров и парализацией их деятельности.

В июне 1977 г., в преддверии проведения XX Олимпийских игр в Москве, был образован 11-й отдел, призванный осуществлять оперативно-чекистские мероприятия по срыву идеологических акций противника и враждебных элементов. Отдел этот тесно контактировал с 11-м отделом ВГУ, также занимавшимся борьбой с международным терроризмом.

На 12-й отдел 5-го Управления была возложена задача обеспечения безопасности проведения массовых публичных мероприятий в Москве — фестивалей, форумов и т. д.

В феврале 1982 г. был образован 13-й отдел — для выявления и пресечения «негативных процессов, имеющих тенденцию к перерастанию в политически вредные проявления», в том числе изучения нездоровых молодежных формирований — мистических, оккультных, профашистских, рокеров, панков, футбольных «фанатов» и подобных.

14-й отдел занимался предотвращением акций идеологической диверсии, направленной в среду журналистов, сотрудников СМП, общественно-политических организаций.

В связи с образованием новых отделов штат управления к 1982 г. увеличился до 424 человек. Всего же по линии 5-го Управления в СССР служили 2,5 тысячи сотрудников. В среднем в области в 5-й службе или отделе работали 10 человек. Оптимальным был и агентурный аппарат, в среднем на область приходились 200 агентов.

* * *

Представление о задачах 5-го Управления дает выступление Ю.В. Андропова на Пленуме ЦК КПСС 27 апреля 1973 г.

В нем, в частности, отмечалось, что происходящие в мире изменения, «общее усиление позиций социализма заставили империалистов отказаться от попыток сломить социализм путем «лобовой атаки». Эти перемены, безусловно, отвечают нашим интересам. Вместе с тем нельзя не видеть того, что противник не отказался от своих целей. Теперь, особенно в условиях разрядки, он ищет и будет искать иные средства борьбы против социалистических стран, пытаясь вызвать в них «эрозию», негативные процессы, которые бы размягчали, а в конечном счете — ослабляли социалистическое общество.

В этом плане немалые надежды возлагаются империалистическими силами на подрывную деятельность, которую империалистические заправилы осуществляют через свои спецслужбы. В одной из секретных инструкций американских спецслужб в этой связи прямо говорится: «В конечном счете мы должны не только проповедовать антисоветизм и антикоммунизм, но и заботиться о конструктивных изменениях в странах социализма».

Ю.В. Андроповым были приведены слова сотрудника американской разведки, одного из руководителей «Комитета «Радио Свобода»: «Мы не в состоянии захватить Кремль, но мы можем воспитать людей, которые могут это сделать, и подготовить условия, при которых это станет возможным». Вообще, говорит он: «Зачем мы изучаем Советский Союз и положение в этой стране?.. Одной наукой освободиться от коммунизма невозможно, нужны действия. Значит, за нами должны быть силы, которые в состоянии действовать».

Комитет этот, в который входили сотрудники «идеологических» подразделений спецслужб США, руководил деятельностью радиостанций «Свобода» (вещание на СССР на языках населяющих его народов свыше 24 часов в сутки) и «Свободная Европа» (радиовещание на социалистические страны Европы свыше 20 часов в сутки), финансировался первоначально тайно ЦРУ, а затем официально правительством Соединенных Штатов.

Далее Андропов изложил план ЦРУ в этом направлении: «На первоначальном этапе предусматривается установление контактов с разного рода недовольными лицами в Советском Союзе и создание из них нелегальных групп. На последующем этапе намечается консолидировать такие группы и превратить их в «организацию сопротивления», то есть в действующую оппозицию…».

Я думаю, что приведенные выше сведения дают достаточно полное представление о задачах, стоявших перед 5-м Управлением. Я бы хотел добавить еще вот что. Главным нашим методом была профилактика предупреждения правонарушений, предотвращение становления на преступный путь граждан. Да, мы вели агентурную работу, существовала и практика прослушивания, — но все это было не только в системе КГБ, но и в системах всех спецслужб и во всем мире. Иное дело — регламентация этого прослушивания, которая в КГБ была очень четкой. И никакого массового прослушивания в нашей стране не существовало. Во многих областях это даже технически было невозможно. Точно так же не было многих тысяч секретных осведомителей, которые на нас работали.

Именно с помощью профилактики удалось предотвратить расширение репрессивных мер в условиях все обостряющих обстановку в стране идеологических диверсий Запада. Комитет госбезопасности нередко упрекали в те годы в либерализме, но Юрий Владимирович строго стоял на позиции соблюдения закона, он считал применение мер репрессивного характера исключением.

* * *

Теперь о непосредственной работе с диссидентами и «правозащитниками». Первая связь их с зарубежной организацией НТС обнаружилась еще до создания 5-го Управления — это дело Гинзбурга, Галанскова, Добровольского и Пашковой. Группа намеревалась издавать газету «Посев», именуя себя ее московским отделением. Антисоветский характер затеи был очевиден. Процесс был громким — весь мир оказался вовлеченным, а нашим властям хотелось и влияние сохранить, и уйти от того негатива, который серьезно стал сказываться на обстановке в государстве. Ситуация дошла до того, что в отделе информации ЦК КПСС родилась идея обвинить КГБ в фальсификации дела. В первый день судебного процесса Андропов (к этому времени он уже был шесть месяцев на посту Председателя КГБ) позвонил мне с вопросом: «Есть ли среди обвиняемых агенты КГБ?». Отрицательный ответ не успокоил, к вечеру меня вызвал его первый заместитель Цвигун и в присутствии начальника секретариата Крючкова стал буквально настаивать на том, что дело создано руками агентуры. То ли очень хотелось выявить провокацию предшественников (дело возникло при Семичастном), то ли страх одолевал (можно ли возразить против глупости, рожденной в самом ЦК КПСС?). Должен сказать, что Андропов в отличие от Цвигуна, не побоялся отстоять истину, не отошел в сторону. Дело Гинзбурга с доказательной стороны не вызвало вопросов у суда.

Этот процесс раскрыл нам многие вещи. КГБ, который противостоял попыткам подрыва устоев государства, никто не поддерживал. Запад своих сторонников в обиду не отдавал — включились в защиту Гинзбурга все самые мощные артиллерии психологических центров холодной войны.

В такой обстановке вполне логичным было появление на политической сцене группы Якира и Красина.

Разворачивалась борьба с мнимым возвратом к сталинизму, усердно и активно разыгрывая эту карту, «холодные» центры Запада вовлекали в нее все новых людей, поверивших в искусственно создаваемый ажиотаж. Петр Якир не отличался особыми качествами организатора, могущего организовать какое-либо движение, но авторы сценария новой идеологической диверсии сделали безошибочный выбор — Петр, сам того не осознавая, замечательно справился с ролью, на которую его назначили. Вокруг Якира возникала группа, которая размахивала им самим, как знаменем. Зарождалась не оппозиция, а четко и жестко организованное полуподполье.

НТС поддерживал эту организацию и морально, и материально. Конечно, это уже была угроза строю государства, мы не могли этого допустить. В ответ же в нас летели обвинения: «душители свобод». Но свой строй защищает каждая уважающая себя страна…

Поскольку много говорилось про анекдоты, стишки, за которые якобы 5-е Управление могло упечь кого-то за решетку, придется мне еще раз ответственно заверить: не было такого в нашей практике. Репрессивные меры если и применялись, то только лишь в случаях серьезных противоправных действий. Но и в этих случаях несовершенное законодательство связывало нас по рукам и ногам. Особенно формулировки статьи 58–10 и 70-й УК РСФСР, в которых упоминалась лишь одна форма подрыва власти — антисоветская агитация и пропаганда. Под нее подпадало и создание подпольных антигосударственных группировок в целях подрыва конституционного строя, и изготовление и распространение антисоветских листовок и иных печатных материалов, и организация нелегальных типографий — одним словом, самые разнообразные правонарушения. Уже в перестроечное время на обсуждение Съезда народных депутатов была вынесена новая редакция статьи 7 УК РСФСР, где была сделана попытка конкретизировать состав преступления. Но съезд только ограничил действие этой статьи новой редакцией: «Подлежат наказанию лишь те лица, которые публично призывают к свержению конституционного строя», лишив тем самым конституционный строй юридической защиты.

Очень симптоматично, что возникшие после СССР новые государства, принимая поправки к своему законодательству, ввели в уголовные кодексы статьи, близкие по редакции к той, которую отверг общесоюзный съезд. И любопытно, что инициаторами таких поправок выступили бывшие народные депутаты СССР от союзных республик, которые раньше дружно возражали против указанного проекта на всесоюзном съезде. Очевидно, своя рубашка оказалась ближе к телу…

* * *

Хотелось бы затронуть еще одну тему, которую очень любят муссировать очернители советской истории и, в частности, органов советской госбезопасности.

Нам приписывают так называемую «карательную психиатрию», говорят, что «психушки» играли роль тюрем. Но как такое могло бы быть возможным, если даже юридически КГБ не имел никакого права направлять туда граждан? Решение о принудительном лечении мог принять только суд. Да, Андропов вносил предложения о строительстве новых психиатрических лечебниц, но не потому, что их не хватало и он якобы намеревался заменить ими тюрьмы. Система медицинского обслуживания населения, созданная в советское время, включала наряду со стационарными больницами, поликлиническим обслуживанием еще и сеть диспансеров: туберкулезных, венерических, психиатрических. Это позволяло не прибегать к массовой госпитализации больных, которых можно было обслуживать и лечить диспансерным наблюдением. Этот опыт был перенят у нас США. Сами психиатрические больницы имели несколько типов — общие и специальные. Последние предназначались для больных, представляющих опасность для общества. Повторюсь: направлялись они туда по заключениям психиатров и приговору судей. КГБ к тому не имел никакого отношения.

Психиатрические больницы специального типа находились в ведении МВД СССР (всего их было в стране 90), так как необходимо было обеспечивать охрану, а медицинское обслуживание осуществлялось Минздравом. Желание передать больницы в полное ведение Минздрава, на чем, кстати, настаивал министр внутренних дел Н. Щелоков, поддерживаемый КГБ, так и не осуществилось. Минздрав не хотел и не имел возможностей брать на себя заботы по охране. Столкнувшись в силу необходимости с больницами специального типа, в КГБ поразились их состоянием. Строения начала века, ветхие, затхлые, без элементарных удобств помещения, скученность больных, предоставленных самим себе. Не лучшим оказалось положение и в психиатрических больницах общего типа. Выяснилось, что за годы советской власти в стране не было построено ни одной психиатрической больницы. Можно ли было оставаться равнодушными? Андропов настоял на совместной с Минздравом записке в правительство о строительстве новых психиатрических больниц. Не для содержания инакомыслящих, а для создания нормальных условий больным, уже находившимся на лечении. Предполагалось построить около 12 современно оборудованных больниц. Удалось только две: в Ташкенте и в Алма-Ате. Такова истина.

* * *

…Планы Запада по уничтожению СССР осуществились, как известно, в годы горбачевской «перестройки».

Небольшое отступление. В 1974 году в Гаване шла международная встреча делегаций органов госбезопасности социалистических государств. Все были довольны инициативой кубинцев, такого рода мероприятие проводилось впервые. Обычно оперативные дела обсуждались на двусторонних встречах, а здесь предстоял предметный разговор широкого круга профессионалов о том, как странам социализма объединить свои усилия в защите от подрывной работы центров «холодной войны», обмен опытом и мнениями.

Заседания проходили в прекрасном зале Дворца революции. Настроение у всех участников было приподнятым, влияла торжественность и атмосфера близкого товарищества. Приятно было слушать руководителя кубинской делегации Амира Абрантеса, чувствовать убежденность в идеях социализма и непоколебимость в борьбе с противником, прежде всего со спецслужбами ближайшего соседа — США. Было очень интересно и важно прослушать выступления других делегаций, представляющих органы безопасности Польши, ГДР, Чехословакии, Болгарии, Венгрии, Монголии и республик СССР.

Но сказать, что было просто интересно слушать высокообразованного, ясно мыслящего, мудрого политика, убежденного коммуниста, начальника контрразведки Чехословакии Мольнара, — значит ничего не сказать. Его выступление потрясло нас, это было очень серьезно. Он сказал следующее:

«Все выступавшие рассказали много интересного о положении дел на линии борьбы с идеологической диверсией противника. Опасность ее для всех понятна: противник ищет силы внутри наших государств и находит тех, кто идет на сотрудничество с ними, подрывает власть, борется с социалистическим строем. Все правильно…

Но хочу предупредить вас, настоящая опасность наступит тогда, когда на сотрудничество с противником пойдут представители властных структур, лица, стоящие у власти. Мотивы их сближения с противником могут быть разными. Это может быть стремление найти гарантии укрепления личной власти, слабая убежденность в социалистическом мировоззрении, научная неподготовленность…

Говорю это на опыте моей Чехословакии. Мы пережили то, что творили руководители государства во времена Дубчека, то, что делал он сам. И органы государственной безопасности не могли препятствовать тому, что вело к гибели строя. Мы не могли выступить против власти, потому что народ верил власти, а не тем, кто выступает против нее. Тем более что они прикрывались клятвами в верности идеям Маркса и Ленина, утверждали на словах социализм, борясь с изъянами прошлого. Стать «переворотчиками» мы не могли. Хочу предупредить и призвать вас подумать, как поступать в таких случаях. Одно дело подпольная борьба отдельных лиц или групповых формирований, которые вступили в сотрудничество с противником. И совсем другое, когда происходит изменение позиций руководителей партии и государства в сторону от социалистического пути развития. Ревизионизм охватывает высшие эшелоны власти…».

Можно представить, какое сильное впечатление произвело на всех это выступление. Многие были растеряны: как отреагируют на такое власти в социалистических странах? Особенно затревожились польские коллеги — в их стране уже прорисовывались тенденции, о которых говорил Мольнар. Но все-таки применительно к СССР мне это казалось чудовищной фантастикой — в первой и главной стране социализма такого быть не может…

Потом, спустя много лет, выступление Мольнара в Гаване, его предупреждение не только вспоминалось — осуществлялось на глазах, в СССР шла горбачевская «перестройка». Государство убивали, находясь в здравом уме и твердой памяти, первые лица страны и их ближайшие соратники — аналогов такому событию в человеческой истории нет. Не могу утверждать, были ли они агентами, но то, что их действия, в конечном счете, совпали с планами западных спецслужб и политиков — очевидно.

* * *

Надо признаться, что когда пост Генерального секретаря ЦК КПСС занял в 1985 году Михаил Сергеевич Горбачев, у меня эта информация вызвала вздох облегчения. Мы не были знакомы, но это был человек, чья самопрезентация прочно связывалась с делом Ленина, верностью партии. Все тогда устали от череды похорон первых лиц страны, которые, если говорить в понятии историческом, умирали подряд: Брежнев, Андропов, Черненко.

Горбачев производил впечатление здорового и цветущего человека, с живым умом и хорошим чувством юмора. Единственное, что напрягло через какое-то короткое время, — это то, что он снял из всех своих документов и выступлений имя Андропова. Произнес его только раз, на похоронах. Потом прибавились новые вопросы: люди, которыми он себя окружал и от которых избавлялся, кадровая чехарда.

Перестройка, замысел которой стал очевиден лет через пять, явилась великим обманом. Печально, но надо признать, что в обмане участвовали и люди, беспредельно верившие, по традиции, воспитанной партией, своим вождям и лидерам. Опомнились потом, но поздно. К числу их отношу и себя. Как и другим, мне приходилось утверждать полезность и необходимость перестройки, голосовать за неизвестные мне реформы.

Прозрение наступило в 1988 году, когда горбачевская команда стала принимать более чем странные решения. Далее процитирую писателя-историка Святослава Рыбаса, из его книги «Сто лет внутренних войн. Краткий курс истории России XX века».

«Была начата кампания сокрушения «противников перестройки» в лице руководителей планово-распределительных органов (министров, старых членов ЦК, региональных руководителей). Были объявлены курс на «демократизацию» и «гласность». СМИ были переполнены развенчиванием советской истории, новой волной десталинизации. Неожиданно для всех по стране прокатились волнения и погромы на национальной почве — в Узбекистане, Казахстане, Грузии, Армении, Азербайджане.

После XIX партийной конференции перемены резко ускорились. Начата политическая реформа, которая должна была привести к созданию новой системы власти и слому существующего порядка управления. Отныне, как сказал на конференции Горбачев, во главе системы должна была стоять не партия, а «Совет народных депутатов как орган народовластия». Первые секретари райкомов, обкомов, ЦК должны были пройти через альтернативные выборы, чтобы возглавить Советы соответствующих уровней. Горбачев предупредил, что партия больше не будет пребывать «в условиях идеологического комфорта».

В марте 1989 года прошли альтернативные выборы народных депутатов, но многие партийные руководители не были избраны. На первом Съезде народных депутатов сформировалась оппозиционная идейно сплоченная и интеллектуально сильная Межрегиональная депутатская группа (МДГ). В нее входили академики А. Сахаров, Ю. Рыжов, адвокат А. Собчак, бывший первый секретарь Свердловского обкома партии и бывший кандидат в члены Политбюро Б. Ельцин и др.

На внеочередном Съезде народных депутатов СССР (март 1990 год) была отменена 6-я статья Конституции, законодательно закреплявшая руководство КПСС. Тогда же Горбачев был избран съездом Президентом СССР. Фактически произошло то, что вскоре получило название «самоубийство КПСС»: не создав действительно новой системы власти, она демобилизовалась. Это можно сравнить с отречением от престола Николая II, который глубоко заблуждался в способностях тогдашней оппозиции удержать власть. Но в случае с Горбачевым страна не находилась в длительной мировой войне, не было никакого непримиримого конфликта интересов в обществе и не было никакой «революционной ситуации». (Афганская война была болезненным, но локальным явлением.)

Как только КПСС стала уступать власть, она превратилась в живой труп, от которой надо скорее избавиться. Последовали односторонние решения прибалтийских республик о создании независимых национальных государств. Началось бегство республиканских элит от центра, который представлялся источником слабости.

12 июня 1990 года Съезд народных депутатов Российской Федерации принял декларацию о государственном суверенитете России и верховенстве российских законов. Борис Ельцин, избранный Председателем Президиума Верховного Совета РСФСР, стал лидером оппозиции. В СССР началось двоевластие. Российские власти первыми начали рыночные реформы, приняли ряд постановлений, ограничивающих действие законов СССР на территории РСФСР.

Особенно сильный удар получила союзная финансовая система после того, как российское руководство решило ограничить поступление налогов в центральный бюджет. С этого момента распад СССР был неизбежен. Вслед за Россией декларацию о независимости приняли 20 июня Узбекистан, 23 июня — Молдавия, 16 июля — Украина, 27 июля — Белоруссия. Карелия объявила о суверенитете 10 августа, затем Татарстан, Башкортостан, Бурятия, Абхазия…

Положение союзного руководства усугублялось с каждым днем. Оно в глазах общественности превратилось в реакционеров, не желающих улучшить жизнь народа либеральными реформами. Авторитетные представители интеллигенции выступили на стороне Ельцина, который в глазах большинства стал выразителем национальных интересов России».

* * *

В дополнение ко всем этим фактам, изложенным историком, приведу один эпизод из моих личных воспоминаний. Это было на первом Съезде Совета народных депутатов РСФСР, избранных в 1990-м. Там прозвучал доклад Председателя Президиума Верховного Совета РСФСР Воротникова о суверенитете России. Даже само название звучало, мягко выражаясь, — странно. А провозглашалось верховенство российских законов над общесоюзными. Ни в одной стране мира не было такого.

Как могут, например, законы Саксонии, Тюрингии или Баварии верховенствовать над федеральными законами Германии? Правда, в любом штате Америки существуют свои собственные законы, но они не противоречат Конституции США.

Если республика может не подчиняться конституционным законам СССР, не признавать и не выполнять их, значит, она может не признавать и самого СССР. В декларации также было сказано о том, что новый закон вводится в действие с момента его принятия. На этом особенно настаивал только что избранный Председатель Верховного Совета Борис Николаевич Ельцин. Понимая, что это практически означает отмену действующей Конституции РСФСР и грубейшее нарушение Конституции СССР, я понял, что надо срочно что-то предпринимать.

Вышел из зала, поговорил с генералом Кобецом и с еще одним генералом. Пришли вместе к выводу, что сейчас все решают часы, а может быть, минуты, — вот-вот проект декларации поставят на голосование. Стало еще тревожнее, когда кто-то из собеседников обратил внимание, что и в других выступлениях звучала идея расчленения Союза и выступающим никто не возражал.

Просить слова? Съезд заведенный, взбудораженный — не поддержат, это все равно, что воду черпать решетом.

Я предложил немедленно идти к Горбачеву, благо он находился близко, в Кремлевском Дворце съездов, на учредительном съезде компартии РСФСР.

Собеседники согласились, хорошо понимая всю ответственность такого шага. Шел проливной дождь, но мы от волнения даже не замечали, что идем вдоль стен зданий под потоками воды с крыш.

Во Дворце съездов я попросил срочно разыскать Плеханова, начальника 9-го Управления КГБ, ведавшего охраной Политбюро. Попросил его, также срочно, пригласить из зала Крючкова, чтобы посоветоваться с ним перед тем как идти к Горбачеву. Плеханов привел сразу двоих — и Крючкова, и Горбачева. Мы показали проект декларации, объяснили, в чем суть тревоги. Горбачев прочитал, подумал и сказал:

— Ничего страшного не вижу. Мы уже многое обсуждали.

— Это же, по существу, отказ от властных полномочий Союза, — изумились мы.

— Да нет, это Союзу не угрожает… Но если вы не согласны, покиньте съезд. Такая демонстрация может быть только полезной… А причин реагировать на это союзным властям я не вижу, — сказал Горбачев.

Назад мы шли молча, не в силах что-либо осмыслить.

Поразила двойственность ответа, хотя уже к тому времени мы не раз ее наблюдали. На каком-то этапе все стали замечать двойственность его поведения: одно произносилось в каком-то узком кругу, где вырабатывались политические решения, а прямо противоположное — внедрялось в практику. Я был на пленуме ЦК партии, лично слушал, что он говорил, вернувшись из ГДР, — «мы эту страну в обиду не дадим». Очень похоже на то, что говорилось китайцам после XX съезда Хрущевым: «Мы Сталина в обиду не дадим»… А дальше ФРГ растоптал, поглотил Восточную Германию — и Хонеккер, и все окружавшие его коммунисты попали в ситуацию репрессий.

И Горбачев ничего не сделал для их защиты.

Примеров таких можно было привести огромное множество, и все-таки эта новая ситуация, проявляющая двойственность Горбачева, когда он, с одной стороны, говорит о том, что ничего опасного, а с другой — предлагает, «покиньте съезд», — доводила до абсурда сам смысл происходящего. А потом выплыло главное: верховенство законов России над советскими — это угроза СССР, шаг к развалу, неужели президент этого не понимает? Но такого быть не может. Значит, он допускает развал страны, расчленение.

* * *

Возникает закономерный вопрос: а что же делал в этих условиях КГБ? Почему органы госбезопасности не противостояли тем, кто, находясь у власти, предрешил гибель государства?

Как-то в Ленинграде (в 70-х годах) мне показали в архивах КГБ 200-страничный том, полностью написанный от руки и датированный 1915 годом. Это было произведение одного капитана жандармерии, который описывал ситуацию в социально-демократических кругах: большевиков, меньшевиков, социал-революционеров и т. д. Очень подробно и тщательно, что выдавало глубокое знание вопроса, офицер «охранки» описывал дискуссии «нигилистов», объясняя, как была разработана их стратегия. Самое важное: он писал черным по белому, что власти зря недооценивают личность Ленина! Он заканчивал пророческой фразой: «Сила, способная произвести смену политической власти в России, уже родилась». Как мы знаем, царский режим не воспринял этого предупреждения.

Руководители КПСС вели себя подобным же образом в то время, когда их постоянно предупреждали о развитии угрожающих центростремительных тенденций в нашей стране. В перестроечные годы таких примеров было множество. За два года до развязывания событий в Нагорном Карабахе и до развязывания войны — назовем вещи своими именами — между Арменией и Азербайджаном я сам лично предупреждал секретаря КПСС Лигачева об опасности кровавого конфликта. Горбачев также ничего не вынес из ситуации, но продолжал свои двусмысленные высказывания — необдуманно привечал одних, отвергал других. Ситуация воспалялась, а Кремль продолжал повторять нам: «ничего страшного не происходит, не драматизируйте». В 1988 году, во время погромов в Сумгаите и первых столкновений в Нагорном Карабахе, Лигачев признался мне, что вспоминал о нашей встрече. К сожалению, уже было пролито немало крови… И что было потом, — общеизвестно: первые беженцы, тысячи трагедий…

Возьмем события в Тбилиси… Там абсолютно поражали оценки, которые давались на основании абсолютно придуманных фактов. Поясню свою мысль. Когда произошла трагедия в Тбилиси, погибли 16 человек. Она была спровоцирована не теми людьми, которых затем обвинили. Ее организовали те, кто потом пришли к власти в независимой Грузии, плюс те силы, которые хотели столкнуть Патиашвили с Центром.

Они родили версию о том, что гибель людей — от того, что солдаты били их саперными лопатками. И это все… Шеварднадзе прилетел туда, кстати говоря, с большим опозданием. И он начал эту линию проводить — лопатки, от лопаток погибли. Хотя от лопаток не погиб ни один человек, и даже раненных лопатками не было. Погибли все от удушья, от давки в толпе. Когда Шеварднадзе выступил с этими лопатками, я ему сказал, что он находится в большом заблуждении. А он: «Как заблуждение? Вот говорят люди». Я ему: «Хорошо, тогда покажем кинофильм, который снят на площади во время этой давки». — «Какой кинофильм? А кто вам дал право снимать?». Я ответил, что это — наша обязанность документировать такого рода события, иначе мне сейчас и разговаривать было бы не о чем. Привел его в комнату, где поставили аппаратуру, и показали все, что было на площади. Там никаких жертв лопаток не было.

Но, тем не менее, версию лопаток поддержали, она дошла до Съезда народных депутатов СССР. И остался один генерал Родионов, который смело доказывал, что это не так. Когда комиссия Собчака закончила свою работу, я позвонил ему и сказал, что хотел бы свидетельствовать комиссии. Собчак ответил: «Нет, мы завершили работу. У нас полная ясность». «А как с саперными лопатками?»— спросил у Собчака. Он вспылил и ответил: «Что вы? Какие лопатки?». Но спустя день об их применении на заседании Верховного Совета говорилось в полный голос, опираясь на выводы комиссии Собчака, в честь которого, как говорили тогда, и улицу в Тбилиси назвали. Истину продолжал отстаивать один генерал Родионов. Так дискредитировали советскую власть в присутствии лиц, возглавлявших в то время ее высший орган — Верховный Совет…

А на всякую информацию о действиях Запада, подталкивающего разрушительный процесс, о гибельных для страны внутренних сложностях у Горбачева был один ответ: «Комитет госбезопасности драматизирует обстановку».

В 90-х годах, когда стало очевидно, что сами лидеры ведут страну к краху, положение КГБ и армии было непростым — они подвергались большой дискредитации, разрушался их авторитет среди населения. Народ не пошел бы за ними. К тому же органы КГБ, как и армия, не могли идти против власти — все было так, как это формулировал много лет назад Мольнар. Да и как могли органы, подчиненные власти, выступить против власти? Это — роль заговорщиков…

Вспоминается в этой связи рассказ маршала Манштейна об обстановке в Германии перед приходом Гитлера к власти. Армия не разделяла его идейных, расовых теорий, была готова выступить против фашизма. Но страна, народ в то время уже были зачарованы обещаниями Гитлера, и армию, как пишет Манштейн, никто бы не поддержал. Она оказалась бы силой рвущихся к власти заговорщиков.

Другой вопрос — как мог мириться советский народ с тем, что его лишали страны? Одна из причин крылась в потере чувства реальной опасности «холодной войны». В годы Великой Отечественной войны широко звучала песня: «Вставай, страна огромная… Идет война народная…» Народ, практически весь как один, встал на защиту своей многонациональной Родины. Когда впору было петь «идет война холодная» — разлеглись, отстранилось не только государство, но и население. Мы слишком долго праздновали победу и без конца каялись. Нас превратили в нацию грешников, которым бесконечно стыдно за своих предков и «преступное» государство…

Сегодня на повестке дня стоит вопрос о существовании России. Расколотая, раздробленная, усеченная Россия — глубинная и многовековая мечта ряда государств. Видеть «запальные шнуры» и вовремя реагировать на них можно научиться только в том случае, если достало силы детально разобраться в их механизме.

ЛИТЕРАТУРА

Containment. Documents of American Policy and Strategy 1945–1950. N. Y.: Ed. byT. Etcold fnd J. Gaddis, 1978.

Drop Shot. The United States Plan for War with the Soviet Union in 1957. N. Y.: Ed. by A. Brawn. 1978.

Абалкин Л. И. и др. Этот трудный, трудный путь экономический реформы. М.: Мысль, 1989.

Бердяев И. А. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: Наука, 1990.

Бобков Ф.Д. Как готовили предателей. Начальник политической контрразведки свидетельствует. М.: Алгоритм, 2010.

Бурцев М. И. Прозрение, М.: Воениздат, 1981.

Вайскопф М. Рождение культа. Ленин как мифологический тип// Балтийское время, 27.11.1990.

Внеочередной Пленум ЦК КПСС 25–26 декабря 1989 года. Стенографический отчет// Известия ЦК КПСС, № 3,1990.

Волина /И. Кого оплакивала мать Кошевого// Куранты, 23.11.1991.

Гашек Я. Рассказы и фельетоны. М.: Гослитиздат, 1959.

Где лежать Ленину?// Аргументы и факты, № 35, сентябрь 1991.

Горбачев М. С. Перестройка и новое мышление для нашей страны и всего мира. М.: Госполитиздат, 1988.

Гордин Я. Дело Бродского// Нева, № 2,1989.

Грейсон Д. мл., Делл К. Американский менеджмент на пороге XXI века. М.: Экономика, 1991.

Достоевский Ф. /И. Братья Карамазовы. М.: Правда, 1991.

Жовтис А. Уточнения к канонической версии// Аргументы и факты, № 38, октябрь 1991.

Жутовский 5. Групповой портрет в казенном интерьере// Литературная газета 5 июля 1989 года, № 27.

Забелин С И. Время искать и время терять. М.: Социально-экологический союз, 1998.

Иванов В. Кого оплакивала мать Кошевого// Правда, 23.12.1991.

Ильичев Л. В. Очередные задачи идеологической работы партии. Доклад на пленуме ЦК КПСС// Правда № 170,19.06.1963.

Илюхин В. Обвиняется президент. Прокурорское расследование. Как страну развалили, или почему возникло в отношении М. С. Горбачева уголовное дело по статье 64 УК РСФСР — Измена Родине.

Кассирер Э. Техника современных политических мифов// Вестник Московского Университета. Серия 7. Философия. 1990, № 2,54.

Кисунько Г. Секретная зона. Исповедь генерального конструктора. М.: Современник, 1996.

Кожемяко В. Это она, наша Зоя!// Правда, № 65,07.05.1992.

Костырко В. Кто же расстреливал в Куропатах// Гласность, 16.12.1994.

Куропаты: фальсификация века// Военно-исторический журнал, № 6,1991.

Лигачев Е. К. Кто предал СССР. М.: Алгоритм, 2010.

Лубянка — Старая площадь: Секретные документы ЦК КПСС и КГБ о репрессиях 1937–1990 гг. в СССР. М.: Терра, 2005.

Мухин Ю. И. Афганский фронт СССР. М.: Алгоритм, 2009.

О журналах «Звезда» и «Ленинград». О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению. О кинофильме «Большая жизнь». Об опере «Великая дружба» В. Мурадели. М.: Госполитиздат, 1952.

О фактах преследования коммунистов в западных областях Украинской СССР. Постановление секретариата ЦК КПСС 10 ноября 1990 года// Известия ЦК КПСС, № 12,1990.

Политический доклад Центрального Комитета КПСС XXVII съезду коммунистической партии Советского союза. Доклад Генерального секретаря ЦК КПСС товарища М. С. Горбачева 25 февраля 1986 года// Материалы XXVII Съезда Коммунистической партии Советского Союза. М.: Политиздат, 1986.

Померанц Г. Сто тысяч почему// Литературная газета, № 37 18.09.1991.

Попов Г Перспективы и реалии. О стратегии и тактике демократических сил на современном этапе//Огонек, № 50,1990.

Попов Г. X. Эти четыре года. М.: Московский рабочий, 1989.

Поспелов Ю. Три большие лжи демократов// Советская Россия, 22.01.1994.

Пятидесятилетняя война. 18 августа 1948 года Совет национальной безопасности США утвердил директиву 20/1 «Цели США в отношении России»// Знание — власть N31(70), 1998.

Российский государственный архив новейшей истории России (РГАНИ),Ф. 112.

Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), Ф, 89.

Рыжков Н. И. Главный свидетель. М.: Алгоритм, 2010.

Самохвалова В. И. «Массовый человек» — реальность современного информационного общества. // Материалы научной конференции. Проблема человека: мультидисциплинарный подход. М.: 1998.

Сахаров А. Д. Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании, интеллектуальной свободе. М.: 1968.

Смиренный Иоанн, митрополит Санкт — Петербургский и Ладожский. Верую: воскреснет и Русь//Советская Россия? 17.04.1993, № 45.

Советский Энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1984.

Фукуяма A. Конец истории?// Вопросы философии, № 3, с. 134, 1990.

Хлобустов О. Олимпиада и КГБ. По материалам сайта: Чекист. ру.

Холобаев П. «Куранты» предупреждают: Мавзолей опасен для вашего здоровья// Коммерсант N17,26–27 апреля 1992.

Хрущев Н. С Отчетный доклад Центрального комитета коммунистической партии Советского Союза XX съезду партии. М.: Госполитиздат, 1956.

Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым. М.: ИЦ Терра, 1991.

Швейцер П. Тайная стратегия развала СССР. М: Алгоритм, 2009.

Широнин В.С Агенты перестройки. Рассекреченное досье КГБ. М.: Алгоритм, 2010.

Яковлев И. Н. Холодная война против СССР. М.: Алгоритм, 2010.