science Юрий Росциус С именем господа Бога ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 01:53:03 2007 1.0

Росциус Юрий

С именем господа Бога

РОСЦИУС ЮРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

C ИМЕНЕМ ГОСПОДА БОГА

Мы должны внимательно различать

предрассудок и суеверие от скрытых

символов древнего знания.

Н.К.Рерих.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Появление на Земле живых существ, их сообществ, включая и человека, сослало неизбежным их совместное существование, что в свою очередь привело к нормированию поведения членов стада, стаи, рода, семьи или государства, вызвало формирование понятий норм поведения, закона, законности и правонарушения. Именно с тех давних времен и зародились правовые нормы человеческого общества, носящие название Общего Права. Позже они были зафиксированы письменно. К таковым документам, например, относятся древнейшие Законы Хаммурапи, Законы двенадцати таблиц, Салическая Правда, Русская Правда и другие (включая библейские 10 заповедей). Утвердив подобные законы, общество уже на ранних этапах своего развития приступило к созданию системы борьбы с правонарушениями. Справедливости ради следует отметить, что стремление к соблюдению норм поведения свойственнонетальколюдяи,ноиживотным. Многие исследователи-зоологи рассказывают о поразительных фактах "коллективного обсужоения" (весьма похожего на человеческий суд!) животными поведения своего соплеменника, нарушившего "закон стаи". В конце "суда" провинившемуся выносился приговор: его или изгоняли из стаи, или даже убивали. Человек же, естественно, действовал сложнее. Еще в античности появилась юридическая формула "Ис фецит куй продест!" (IS FECIT GUI PRODESl - лат. - "Тот сделал, кому это выгодно.'"), фокусирующая внимание людей на обстоятельствах преступления, побуждающая к выяснению вероятных его причин и к выявлению заинтересованного в содеянном лица. Так родилась следственная процедура, задачей которой является сбор и осмысление улик, свидетельских показаний, материальных следов преступного деяния. В результате в практике цивилизованного человечества сформировалась достаточно четкая и эффективная техника ведения следствия, несомненно хорошо известная всем хотя бы по общедоступной литературе и кино. Возникла и специальная наука - криминалистика. Из века в век криминалистика постепенно набирала силу и вес, используя прогресс естественных наук. К настоящему моменту она обогатилась специальной техникой, появились такие ее объективные подотрасли, как судебная медицина, судебная токсикология. Были доведены до совершенства методы антропометрии и дактилоскопии, позволяющие идентифицировать не только преступников, но и обезображенные до неузнаваемости трупы. Нет, вероятно, нужды перечислять все достижения криминалистики наших дней. Однако, несомненно, следует остановиться на разработке в середине текущего столетия комплекса приборов, известного под обобщающим названием "детектор лжи", призванного объективизировать процедуру допроса. Суть этого метооа сводится к приборной фиксации ряда неподдающихся контролю и управлению головным мозгом физиологических параметров подследственного (кровяного давления, частоты сердечных сокращений и дыхания, биопотенциалов и температуры ряда органов, электропроводности кожи и т.п.), дающих возможность объективного суждения о правдивости или лживости показаний. Однако... Давайте вернемся в прошлое. Вряд ли кому из читателей ведомо, что в далеком прошлом - то есть несколько тысячелетий назад были известны и достаточно широко использовались методы и средства объективного определения причастности или непричастности человека к преступлению, дававшие, по утверждениям современников и даже исследователей наших дней, не только возможность выявить преступника, но и сопровождавшиеся некоторыми интересными побочными эффектами, поныне не поддающиеся осмыслению. Это были своеобразные детекторы лжи.

ДРЕВНИЕ ЭКВИВАЛЕНТЫ ДЕТЕКТОРА ЛЖИ

Напомню, что дочь Урана и Геи, вторая жена Зевса, богиня правосудия Фемида, традиционно изображается в виде молодой женщины, корпус которой скрыт под хитоном, глаза закрыты повязкой, в левой руке она держит весы, а в правой - опущенный меч. Принято считать, что повязка на глазах Фемиды символизирует беспристрастие, т.е. "судопроизводство ведется невзирая на лица", весы соразмерность между степенью вины и наказанием, а меч - неотвратимость кары. Однако менее известен тот факт, что один из атрибутов богини, а именно весы, на протяжении многих тысячелетий служит своеобразным детектором лжи. Но чтобы оыть абсолютно точным, замечу, что не только весы использовались в качестве "детектора лжи" в судебных разбирательствах и следствиях. Издревле было известно около десятка основных способов и средств аналогичного назначения с бесчисленным количеством их местных модификаций. Надо сказать, что закономерности, заложенные в их основу, и по сей день неведомы и непонятны. Однако высокая, насколько можно судить ныне, эффективность определения виновности у части этих методик, длительность их применения во времени, поистине безграничный ареал распространения, наряду с устойчиво повторяющимися и нередко поныне регистрируемыми побочными эффектами, позволяют думать, что их ОСОЗНАННО СОЗДАЛИ безвестные разработчики в незапамятные времена. Кто же они - безымянные создатели этих поразительных методов, изначально носивших общее название ОРДАЛИИ (от англосаксонского - ORDAL - приговор, суд), позже, уже в средние века получивших название Судов Божьих? Последнее название обусловлено существованием в ту пору представлений о непосредственном участии Бога в подобных испытаниях. Таким образом, не без оснований можно обычную во всех цивилизованных странах формулу вынесения судом приговора: "Именем Короля (республики, народа и т.п.)..." произносить в самой высокой тональности: "ИМЕНЕМ ГОСПОДА БОГА!.." А поскольку Бог - несомненный гарант справедливости и непогрешимости, то приговоры Судов Божьих обжалованию не подлежали. Что же касается наказания, то особенно в средние века существовала мягкая фраза, четко очерчивающая милосердие судей: "Предать казни милостивой и строгой... без пролития крови", а это означало сожжение на костре заживо, как были сожжены Жанна д'Арк, Ги Моле, Джордано Бруно и еще 10 000 000 лиц, имена которых известны всезнающему Господу Богу. Для читателей, сомневающихся в точности исчисления жертв Святой Инквизиции, сошлюсь на немецкого ученого Солдана, приведшего эти цифры в своих исследованиях о ведьмах. А немцы, как вы, вероятно, знаете, народ весьма пунктуальный, педантичный и четкий. Перейдем же теперь к ознакомлению с сущностью Судов Божьих.

ОРДАЛИЧЕСКИЕ ИСПЫТАНИЯ (суды божьи)

Поскольку не каждый читатель может обратиться к авторитету Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, приведу цитату из этого издания. (СУД БОЖИЙ - Dei iudicum) или ордалии (англосаксонск. ordal приговор, суд) в средневековом процессе допускался, когда исчерпывались все обыкновенные средства Суда; стороны могли апеллировать от С. человеческого к С. Божию. Формы С.Б. были различны: преимущественно практиковался жребий, присяга и рота, ордалии в тесном смысле и судебный поединок. Ордалиями в тесном смысле называют испытания посредством огня и воды; спорящие вызывались сделать что-нибудь такое, что по естественному порядку вещей должно быть гибельно для них, но вследствие непосредственного участия Божества окажется безвредным. Испытание огнем состояло в держании руки на огне, в переходе через зажженный костер в одной рубашке (которая иногда покрывалась воском), в держании руками раскаленного железа, испытание водою производилось или кипящей или холодною водою; при испытании кипящей водою клали на дно сосуда с кипятком кольцо, которое обвиняемый должен был вынуть без вреда для себя; при испытании холодной водой обвиняемого, перевязанного веревкой, бросали в воду, и если он шел ко дну, то считался невиновным, если же оставался на поверхности воды, то признавался виновным (это последнее испытание объясняется языческими воззрениями на воду как на чистый элемент, который ничего нечистого в себя не принимает) . С принятием христианства появилось новое испытание - крестом; истец и ответчик ставились у креста с поднятыми вверх руками, и кто первый опускал руки или падал, тот считался виновным. Русская Правда упоминает испытание железом и водою; об ордалиях говорится в договоре русских с немцами (XIII в.); судебные акты еще в XVII в. указывают на производство испытаний водою. Из Русской Правды видно, что испытание огнем производилось посредством раскаленного железа; из поучения Серапиона (XIII в.) можно заключить, что испытание холодной водой производилось так же, как и у германцев. По Русской Правде испытание водой применялось в исках от двух гривен серебра до полугривны золотом; ордалии применялись в исках об убийстве, а также и во всех тяжбах поклепных, т.е. когда обвинитель не мог представить никаких доказательств, кроме своего утверждения; кроме татьбы, сюда относились иски об истреблении чужого имущества, но не иски, возникающие из договоров. Испытанию подвергался обвиняемый, если он не мог опровергнуть обвинение иным способом; к железу обращались также в случаях недостаточности приведенных обвинителем доказательств, когда на стороне обвинителя был послух-холоп, а не свободный человек; ордалии, следовательно, имели значение очистительной присяги, но отличались от нее тем, что допускались в более ценных исках, чем присяга, которая признавалась достаточною лишь при ценности иска до 2 гривен серебра. По мнению Пахмана, в некоторых случаях испытанию подвергался истец, именно когда он не представлял никаких доказательств обвинения. Вообще С. Божьи существовали у всех народов в первый период их жизни; кроме германцев и русских - также у индусов, евреев, греков, скандинавов, славян и др.; у индусов С. Божьи сохранились до настоящего времени. В древнейшее время суды божьи находились в ведении жрецов. Католическая церковь после бесплодной борьбы против С. Божьих приняла их под свое покровительство; в церквах находились священные орудия испытания, которое проводилось в церквах при соблюдении известных церемоний (за исключением испытания холодной водою). Под влиянием христианства появляются и новые виды С. Божьих; кроме вышеуказанного испытания крестом применялись испытания освященным куском хлеба или сыра - обвиняемый признавался виновным, если кусок застревал у него в горле. Испытание причастием применялось преимущественно к обвиняемым лицам духовного звания: предполагалось, что на виновном оно должно отозваться неблагоприятно. Весьма распространенным С. Божьим был привод подозреваемого в убийстве к телу убитого: по народному поверью, при прикосновении убийцы выступала кровь из ран убитого. К свободным людям на Западе применялись обыкновенно только судебный поединок и присяга; остальные виды С. Божьих применялись к несвободным, за которых их господа не хотели присягать; к женщинам, если они, вызванные на поединок, не находили себе заместителя (т.е. лица, по договоренности или найму согласного на участие в нем. - Ю.Р.); к свободным, которые не находили себе присяжников. Мало-помалу С. Божьи выходили из употребления, и взамен их были введены пытки. Когда на Западе стали возникать процессы против ведьм, то вновь появились С. Божьи, преимущественно испытания ведьм холодной водой; новым испытанием явилось взвешивание ведьм, которое так же, как испытание водою, основывалось на веровании, что ведьмы, имевшие сношения с дьяволом, теряли свой естественный вес. Дольше всего сохранялась форма С. Божья, заключавшегося в приведении убийцы к трупу убитого. Окончательно выходят из употребления С. Божьи на Западе в середине XVIII в. До настоящего времени С. Божьи сохранились у многих диких внеевропейских народов, преимущественно в Африке, где обвиняемый для очищения себя от вины принимает какой-нибудь сильный органический яд; если он сумеет сделать прием яда безвредным для себя с помощью какого-либо противоядия, он считается невиновным". Известный британский антрополог и этнограф XIX столетия Эдвард Тэйлор в книге "Антропология" сообщает о Судах Божиих: "Варварские законы уже в ранние времена начали призывать на помощь магическия и божественныя силы, решая трудные задачи - открыть виновных, выудить правду от свидетелей и сделать обещание обязательным. Это повело к широко распространенной системе ордалий (судебных испытаний) и клятве. Иныя ордалии действительно служили для открытия истины вследствие их влияния на совесть виновных. Это относится, например, к горсти риса, которую должны взять в рот все члены заподозренного дома в Индии и проглотить которую вору часто препятствует его нервная боязнь. Тоже делалось в Англии с corsnaed, или испытательным ломтем освященного хлеба или сыра; даже теперь крестьяне не забыли еще старой формулы: "чтоб мне подавиться этим куском, если я лгу!". Другую из немногих ордалий, еще остающихся в народной памяти, можно видеть в тех случаях, когда в каком-нибудь отдаленном фермерском доме всех заподозренных в воровстве заставляют держать Библию, которая привязана к ключу и должна повернуться в руках вора; в такой форме поддерживается гадание, практиковавшееся в классическом мире с решетом, подвешенным к остриям раскрытых ножниц. Ордалии отжили свой век и в настоящее время изгнаны из законов большинства цивилизованных народов. В наши дни, чтобы видеть признанное законом испытание раскаленным железом, приходится отправляться в такие страны, как Аравия; в Англии оно практиковалось в те дни, когда рассказывалась легенда о королеве Эмме, ходившей по раскаленным докрасна сошникам от плуга; теперь это древнее представление проделывается фокусниками в цирках. Однако даже в недавние годы известны случаи, когда английские поселяне погружали в воду какую-нибудь старую женщину, заподозренную в колдовстве, не сознавая, что они повторяют старинное испытание водою, в котором священная стихия отвергает нечестивого и принимает праведного, так что виновный плавает, а невинный тонет; этот судебный обряд составляет часть индусской книги законов Ману; в английском праве до начала XIII столетия он представлял легальное средство испытания лиц, обвиняемых в убийстве или грабеже. Ордалии, при которых подвергнутый им призывает на себя какое-либо оедствие, если он виноват, очень близки по своей сущности с клятвами. Однако при клятве обыкновенно призывается свыше будущая кара, в этой жизни или загробной; так, в русских судах в Сибири можно видеть любопытное зрелище принесения присяги остяками, когда в залу суда вносится медвежья голова, чтобы остяк мог укусить ее, заклиная этим медведя укусить его, в случае если свидетель сделает ложное показание. Судебные присяги в нашей стране носят в своих внешних приемах следы глубокой древности. В Шотландии свидетель поднимает свою руку к небу жест, которым грек и еврей орали в свидетели верховное божество и призывали божественное мщение на голову клятвопреступника. В Англии целование книги (Священного писания) происходит из обычая прикасаться к священному предмету, подобно тому как древний римлянин прикасался к алтарю или Герольд к ящику с мощами". Читатель, надеюсь, получил общее, быть может, утомившее его представление о сущности ордалических испытаний. Однако в приведенных материалах нет никаких упоминание об эффективности подобных действий, деталях их проведения и, что важнее всего, о поразительных побочных эффектах, выявляемых в процессе некоторых ордалий. А жаль. Жаль потому, что в ходе определенных испытаний (водой, весами, огнем, ядами) с древнейших времен отмечались заложенные, видимо, изначально в их основу удивительные проявления, поражающие воображение эффекты, непостижимые и сегодня феномены. Весьма вероятно, что именно они придавали подобным процедурам мистический ореол, приводили наблюдавшего их человека к мысли о несомненном и очевидном вмешательстве в судебную процедуру всемогущего и всезнающего Бога как гаранта справедливости. Остальные же ордалические испытания, такие, как жребий, присяга, судебный поединок, свидание с трупом, протекали, как можно понять, всегда обыденно, без нарушения тысячелетиями сформировавшихся представлений о возможном и вероятном, не возбуждая особых эмоций у очевидцев. Не по этой ли причине в средневековых хрониках и в свидетельствах путешественников и исследователей последних лет описания последней группы Судов Божьих весьма редки? В силу сказанного дальнейший рассказ о Судах Божьих будет вестись в основном о первой группе - парадоксальной - ордалических испытаний и будет включать детальное изложение фактического материала и сути наблюдаемых при этом эффектов, поразительно ярких, самобытных, неподвластных рассудку, насыщенных элементами таинственного и непонятного. На второй же группе ординарной - мы остановимся лишь вкратце. Парадоксальная мысль об изначально заложенных в основу ряда ордалических процедур и поныне необъяснимых эффектов не дает покоя, не укладывается в прокрустово ложе догматов современных представлений об истоках знания. Приведенные ниже факты, безусловно, интересны, и нам надлежит найти им объяснение. Перейдем к ознакомлению со свидетельствами разных лет.

СВИДЕТЕЛЬСТВА РАЗНЫХ ЛЕТ: ГРУППА ПАРАДОКСАЛЬНЫХ ИСПЫТАНИЙ (водой и весами, ядами, огнем)

ИСПЫТАНИЯ ВОДОЙ И ВЕСАМИ

Объединение этих двух разновидностей испытаний оказывается возможным из-за очевидного сходства побочных эффектов, выявляемых во время их применения. Установить точное время зарождения этих испытаний ныне невозможно. Дата первого их применения теряется во мраке тысячелетий. Известный отечественный востоковед Б.А.Тураев пишет: "Еще Урукагина (Царь Лагаша, вторая половина XXIV в. до нашей эры. - Ю.Р.) хвалится: "Прежде женщины безнаказанно жили с двумя мужьями, а теперь их за это бросают в воду", обвинение замужней женщины со стороны кого бы то ни было требовало Суда Божья: жена прыгала в реку, и невиновность ее могла быть доказана только тем, "что река ее охватывала" (то есть она погружалась в воду, тонула. - Ю.Р.) и она оставалась невредима". Сходное испытание описывается и в священной древнеиранской книге Авеста (около IX-VII вв. до нашей эры). Позже, в Индии, в Законах Ману, известных нам в списке II в. до нашей эры, в главе VIII говорится: "114. Или следует заставить [обвиняемого ] взять огонь, погрузиться в воду или прикоснуться к голове жены и сыновей в отдельности. 115. Тот, кого пылающий огонь не обжигает, кого вода не заставит подняться вверх и [с кем] вскоре не случается несчастья, должен считаться чистым в клятве". В начале нашей эры испытания водой применялись древними кельтами, франками, лангобардами, норманнами, жившими некогда на территории Западной Европы. О применении обоих этих методов в Индии на рубеже 1-II тысячелетий нашей эры свидетельствует известный хорезмийский ученый Абурейхан Бируни (973-1048). Не обошли подобные испытания и территорию России. Так, путешественник XII века Абу Хамид Ал-Гарнати свидетельствует: "Славяне храбры. Они придерживаются византийского толка несторианского христианства. А вокруг них - народность, живущая среди деревьев, бреющая бороды. Живут они на [берегах] огромной реки и охотятся на бобров в этой реке. Мне рассказывали о них, что у них каждые десять лет становится много колдовства, а вредят им женщины из старух-колдуний. Тогда они хватают всех старух в своей стране, связывают им руки и ноги (обратите на это внимание! - Ю.Р.) и бросают в реку: ту старуху, которая тонет, оставляют и знают, что она не колдунья, а которая остается поверху воды - сжигают на огне!" Вышеприведенное свидетельство подтверждается известным русским проповедником XIII столетия Серапионом Владимирским. В IV Поучении он пишет: "Вы же воду послухомь постависте и глядите: аще оутопати начнет, неповинна есть; аще ли попловеть, волховъ есть"! Что же касается пребывающей в лоне католической церкви Западной Европы, то она пошла много дальше. Распростершая над ней, начиная с XIII столетия, свои крылья Святая Инквизиция приняла на вооружение как испытания водой, так и весами. Ретиво приступив к искоренению ереси и колдовства, Инквизиция, трудившаяся денно и нощно во славу божию, дымом своих инквизиционных костров затмила даже свет Солнца. Дело было поставлено "на поток". Своеобразные "шоу" представляли массовые испытания водой и сожжения выявленных колдунов, чародеев и еретиков. Известны случаи, когда в одном аутодафе находили смерть в огненной купели до 400 человек сразу! Мудрено ли, что многие города и другие населенные пункты обезлюдели! Несомненно, что массовость и открытость этих процедур для всех желающих привели к появлению множества весьма совпадающих свидетельств, описывающих поразительные эффекты, наблюдавшиеся в ходе испытаний такого рода. Итак, в Западной Европе, находившейся во власти Святой Инквизиции, судьба подозреваемых в связи с дьяволом или колдовстве испытывалась водой и... весами, принятыми на вооружение католической церковью. "При чем тут весы?" - спросите вы. Как ни странно, но считалось, что весы давали возможность объективно оценить виновность или невиновность подозреваемого! Давайте, не касаясь пока результатов ритуальных взвешиваний, познакомимся с историей возникновения весов и их точностью в то время. Хочу обратить ваше внимание на то обстоятельство, что одно из древнейших занятий человечества - торговля, ныне охватившее чуть ли не поголовно население нашей страны, было немыслимо без меры и веса. Считают, что первые весы появились более 6 тысяч лет назад. Их изображение мы видим на пирамиде в Гизе. Теорией весов занимались столь известные ученые древности, как Аристотель, Евклид, Архимед. Уже в средние века арабы изготовляли и применяли весы с точностью около 0,005 грамма! Наиболее точны и конструктивны коромысловые равноплечные чашечные весы. Такие средневековые весы сохранились в рабочем состоянии и демонстрируются ныне в городской ратуше города Оуде-Ватер (Нидерланды). Интересно, что именно они по рекомендации Карла V были использованы трибуналом Святой Инквизиции для взвешивания колдунов и чародеев и послужили прототипом для изготовления весов аналогичного назначения в ряде городов Западной Европы (например, в городе Сегед в Венгрии). Издавна человечество проявляло заботу о соблюдении меры и веса, вырабатывало и вводило рекомендации, законы, направленные на неукоснительное соблюдение метрологических норм. Ратовали за то и религиозные институты. Так, например, в ряде ветхозаветных книг Библии имеются места, посвященные метрологии: "Да будут у вас весы верные, гири верные, ефа верная и гин верный" (Третья книга Моисеева. Левит. 19.36). "Неодинаковые весы, неодинаковая мера, то и другое - мерзость перед Господом" (Книга Притчей Соломоновых. 20.10). "Да будут у вас правильные весы и правильная ефа и правильный бат" (Книга Пророка Иезекииля. 45.10). И в других странах издревле вопросам метрологии уделялось пристальное внимание. Так, Джавахарлал Неру в книге "Открытие Индии" пишет: "В "Артхашастре" приводятся единицы мер и весов, которые были в ходу в Северной Индии в IV веке до н.э. На рынках осуществлялось тщательное наблюдение за весами". Отмечу, что "Артхашастра" - древнейший индийский трактат, собрание наставлений по вопросам управления государством. И позже, например, в священной книге мусульман Коране, представляющем собрание проповедей, обрядовых и юридических установлений, молитв, притч, произнесенных основателем ислама Мухаммадом в Мекке и Медине в 610-632 годах нашей эры, в ряде сур содержатся рекомендации о необходимости строгого соблюдения меры и веса. На Руси же известен новгородский "Устав великого князя Всеволода о церковных судах, людях и мерилах торговых", датированный началом 1136 года. Его параграф 15 гласит: "Торговыя вся весы, мерила и скалвы вощаныя, и пуд медовый, и гривенка рублевая, и всякая известь, иже на Торгу промежи людьми от бога тако установлено есть, епископу блюсти без пакости, ни умалити, ни умножити, а на всякий год извещивати. А скривится, а кому приказано, а того казнити..." Как видим, весы с древнейших времен являлись прибором гарантированной высокой точности, подвергались периодическим поверкам, и к их показаниям следует относиться с доверием. Вернемся к испытаниям. Инквизицией применялись два равноправных способа испытаний - водой и весами. В чем же они заключались? Испытания водой, как уже говорилось, имели массовый публичный характер. Для них использовались открытые пространства рек, озер, прудов, то есть пресноводных бассейнов. Раздетого испытуемого связывали крестообразно (то есть большой палец правой руки привязывали к большому пальцу левой ноги, и наоборот) и на длинной веревке, конец которой оставался в руках члена суда, проводившего испытание, бросали в воду. Подозрение снималось, если испытуемый начинал тонуть. Но его вина считалась доказанной, если он плавал на поверхности, его ждал костер! Так, например, на острове Сокотра, принадлежащем Республике Йемен и расположенном в Аравийском море, мы встречаемся с уже знакомой нам "технологией" испытаний такого рода либо с их модификацией. Доктор исторических наук Виталий Фрумкин в статье "Остров блаженства", опубликованной в журнале "Вокруг света", пишет: "Когда у кого-либо из сокотрийцев начинался падеж скота, вызванный эпидемией, он обращался к знахарю - "маколе". Тот обычно указывал на какую-нибудь женщину, которая-де колдовством погубила скот. Владелец животных в этом случае мог подстеречь ее и убить, но мог и пожаловаться султану. Тот устанавливал судилище, удивительно похожее на суды над ведьмами в средневековой Европе. Если связанная женщина тонула, ее признавали невиновной, если же она всплывала, ее ждало наказание: смерть или высылка с острова". Очевидцы подобных испытаний утверждали, что связанные таким образом подозреваемые находились в воде нередко до получаса и плавали, практически не погружаясь в воду, подобно пробке или "туфельному дереву". (Замечу, что в ту пору для изготовления обуви в Европе использовали тополь, вербу и ольху.) Познакомимся и с испытаниями весами. Ныне трудно сказать; как и почему Инквизиция пришла к этому способу испытаний. Некоторые исследователи полагают, что это было вызвано сложностью проведения испытания водой, требовавшего связывать испытуемых, а ведь порой одновременной проверке подвергалось до сотни подозреваемых. Представьте, сколько времени их связывали. Были, однако, и другие обстоятельства. Хотя английский король Яков в "Демонологии" и утверждал, что вода не принимает ведьму, поскольку она стряхнула с себя святую воду крещения, возникали сомнения в справедливости подобной аргументации. Так, известна масса библейских персонажей, чья святость обусловливала способность к хождению по воде "яко по суху". Сомневаться же в авторитетности Библии было опасно и противоестественно. Поэтому и встал вопрос - не является ли непогружение в воду проявлением святости, а не демонстрацией мощи демонических сил? Не следует ли сжигать тех, кто плавает, а освобождать тонущих?! Обсуждение было длительным и серьезным. Ученые медицинского и философского факультетов Лейдена в 1594 году высказались против доказательности испытаний водой... Раздавались голоса, предлагавшие заменить испытания водой "хорошо зарекомендовавшей себя" пыткой. Действительно, под пыткой можно было получить любые показания, достаточные для суда (пример тому - процесс тамплиеров). Однако Инквизиция почему-то цепко держалась за древние способы испытаний водой и весами. При испытании взвешиванием обвинение снималось с подозреваемого, если его вес превышал некоторую определенную величину. Но горе, если он весил меньше - вина его считалась доказанной! Несчастного ждал костер! Величина критического веса в разных местах была различной. Так, в уже упоминавшемся городе Оуде-Ватер (Нидерланды) он был равен 49,5 кг, в Мюнстере -55 кг, а в некоторых местах он был установлен в II-14 фунтов, то есть 4,4-5,6 кг, - это вес грудного младенца! Итак, критерием, неопровержимо определявшим причастность испытуемого к чародейству, был малый вес. Казалось бы, все обвиняемые должны быть оправданы - ведь не может взрослый человек весить меньше грудного младенца?! Поэтому несомненно интересно, как же минимальный вес был официально зафиксирован? В одной из газет Австро-Венгрии начала XVIII века сообщается: "Когда недавно здесь в Сегедине (ныне город Сегед на юго-юго-востоке нынешней Венгрии. - Ю.Р.) несколько лиц было арестовано по обвинению в чародействе, то, согласно здешнему обычаю, их подвергли испытанию... их положили на весы, чтобы свесить; при этом удивительно, что большая толстая женщина весила не более 1,5 лота, ее муж, который тоже был не из маленьких, имел 1,25 лота". А поскольку австрийский лот равен 17,5 г, то газета свидетельствует, что взрослые мужчины и женщины при взвешивании "потянули" всего-то на 20-30 г?! Поразительные противоестественные цифры, невольно вызывающие сомнение, пооуждают нас выйти из положения, предположив фальсификацию или мистификацию. Сразу же оговорюсь, что считать точным взвешивание столь малых масс (десятки граммов!) на городских весах, очевидно, предназначенных для взвешивания крупных партий товара порядка 200-250 кг, - нонсенс! Однако при этом можно с достаточным основанием считать, что вес подозреваемых в данном случае был, видимо, поразительно мал, что, несомненно, вызывает удивление. Сомневаясь, роемся в книгах, хрониках, где натыкаемся на большое число парадоксальных сообщений. Факт широкого распространения этих способов определения причастности к колдовству и к преступлениям достоин удивления не меньше, чем парадоксальные детали подобных испытаний. Но с какой стати мы доверяем свидетельствам протоколов Инквизиции, показаниям очевидцев, публикациям старых газет? Ведь описания испытаний водой и весами могут быть следствием обмана? Вспомним уже упоминавшуюся ранее древнюю юридическую формулу: "Сделал тот, кому выгодно!" Кому же могла быть выгодна подобная фальсификация? Как ее можно было реализовать, если испытания проводились при скоплении большого количества зрителей? Очевидно, сразу же следует исключить заинтересованность в ней обвиняемого. Что же касается судей, то зачем им устраивать такие сложные испытания, чтобы потом фальсифицировать результаты. Можно было бы изобрести что-нибудь и попроще! Хотя бы применить пытку. Вспомнив, что свидетели публичных испытаний водой часто заявляли, что многие испытуемые подолгу плавали на поверхности, подобно "туфельному дереву" или пробке, почти не погружаясь, мы вынуждены искать средства, используя которые, Святая Инквизиция могла добиться указанных результатов. Сначала напомню, что испытуемые связывались крестообразно! Вы представляете себе, в какой позе пребывал связанный подобным образом человек? Она напоминает классическую позу "поплавок", используемую в начальной стадии обучения плаванию. Но в подобной позе лицо человека, брошенного в воду, находится в воде! Лишь какой-то участок спины выдается из-под воды! Где уж тут продержаться несколько минут! Затем, поскольку испытуемых бросали в воду на длинной веревке, конец которой находился в руках ответственного за проведение испытания члена инквизиционного трибунала, можно предположить его злонамеренное участие в фальсификации посредством приложения некоторой силы к веревке. Но малейшее натяжение веревки, конечно же, тут же было бы замечено многочисленными зрителями. Кроме того, лишь в случае проведения испытания в водоеме с крутыми берегами либо с мостков можно было хотя бы частично компенсировать вес находящегося в воде испытуемого посредством натяжения веревки. В обычных же условиях подобное действие привело бы лишь к горизонтальному перемещению испытуемого по поверхности воды, его "буксировке" в сторону тянущего веревку. Но, может быть, дело в другом? Медики знают, что при истерии в организме человека нередко скапливается значительное количество газов в желудке и кишечнике. Умело подобрав предваряющую испытание диету, можно было бы вызвать искусственный метеоризм у испытуемого, что привело бы к непогружению. Но... для получения удельного веса 0,5 (плотность сухого дерева) для человека весом 70 кг потребно около 7 ведер газа, что многократно превышает объем желудочно-кишечного тракта человека. Столь же маловероятна фальсификация результатов взвешиваний. Дошедшие до наших дней в рабочем состоянии весы Оуде-Ватера не фигурировали в печати как прибор ухищренный. В свое время на них добровольно взвешивались добропорядочные бюргеры для упрочения репутации и... никаких упреков не было! На них и по сию пору постоянно взвешивают туристов, за небольшую плату получающих экзотический сертификат о непричастности к колдовству. Дотошные туристы, надо полагать, знают свои вес, но и они ни разу не опротестовали результаты взвешиваний! Сохранившийся комплект гирь (разновес) Оуде-Ватера, изготовленный из чугуна, также не описывался как неточный, фальсифицированный. Да и фальсифицировать-то его нельзя по следующим соображениям. Примем средний вес человека равным 70 кг, что в 12-15 раз превышает "весовой критерий" ведьм тех мест, где он был равным 4,4-5,6 кг. Тогда фальсифицированная гиря должна была, имея обычные привычные размеры, весить в 12-15 раз больше! Но даже применение драгоценнейшей платины в качестве материала гири не спасает положения, ибо ее удельный вес всего лишь в 3 раза выше удельного веса чугуна! А как получить парадоксальные результаты взвешиваний, приведенные в газете 1728 года? Нет на Земле материала, пригодного для изготовления подобного разновеса! Итак, парадоксальные результаты испытаний водой и весами придется, видимо, допустить, принять. Но в этом случае им должны быть найдены какие-то подтверждения, аналогии в повседневной жизни, в наблюдениях ученых. К тому же просматривается четкое соответствие наблюдаемого при испытании водой закону Архимеда, показаниям весов, что вряд ли могло быть осознано, а тем более положено в основу этих испытаний в далекую пору их создания. Интересен обзор литературы для выявления эффектов, сходных с описанными выше. По возможности приведу все имеющиеся в моем распоряжении и относящиеся к данному вопросу факты. Допуская возможность существования некоего феномена, излагаю материал в последовательности нарастания его проявлений от предположительно зародышевых форм к развитым и явственным. Вначале вспомним о распространенном парадоксально странном обывательском представлении о посмертном увеличении веса тел животных и человека. Не цитируя за недостатком места имеющиеся у меня сообщения подобного рода, отмечу единодушное описание посмертного утяжеления тела как четко ощущаемого объективного параметра. Интересно, что санитары медсанбатов, во время Отечественной войны занимавшиеся транспортировкой раненых на носилках, утверждают единодушно, что нагрузка на руки в момент смерти раненого резко возрастала. Замечу, что наука не признает и не отрицает официально реальность этого представления. Лишь порой в печати проскальзывают отдельные попытки объяснения появления этого представления за счет расслабления мышц тела в момент смерти, что и ощущается несущим как мнимое его утяжеление. Наряду с этим известны факты, которые можно истолковать в пользу возможности прижизненных изменений веса тела отдельных лиц. Так, спортсмен Игорь Тер-Ованесян, описывая рекордный прыжок в длину Боба Бимона 18 октября 1968 года на Олимпийских Играх в Мехико, свидетельствует: "Наблюдая выдающихся танцовщиков, я не раз восхищался их удивительной способностью как бы зависать в воздухе на какое-то мгновение во время прыжка. Это зависание, которое называется у них "баллон", с трудом поддается тренировке и в большинстве своем является врожденной способностью. У Бимона в середине полета, даже больше во второй его половине, когда другие прыгуны камнем падают вниз, произошло это чудо - "баллон", и он завис над прыжковой ямой, словно на невидимом парашюте". Нечто сходное отмечается и в заметке "Победный финал заокеанского турне", опубликованной в газете "Московский комсомолец" от 23 ноября 1978 года. "ЛИТТЛРОК (штат Арканзас). 22 ноября. За команду хозяев выступил один из популярнейших в Америке игроков защитник С. Манкриф, обладающий феноменальной прыгучестью, отличным броском издали и поразительным уменьем держаться, "парить" в воздухе". Не менее удивительны и свидетельства ряда врачей. Так, известный отечественный психиатр П.И.Ковалевский пишет: "ПАДЕНИЕ ВЕСА ТЕЛА. Я первый указал на то, что приступы эпилепсии сопровождаются последовательною потерею веса тела эпилептика, причем эти потери бывают как при соматической, так и при психической эпилепсии. Эта весовая потеря может обусловливаться разнообразными причинами, способствующими распадению тканей организма и выведению их мочою, дыханием и проч... Исследования веса тела эпилептиков фере показали, что в некоторых случаях падение достигало 700 г, а после приступа психической эпилепсии - 13 кг". Однако известно, что тело человека на 65% состоит из воды. При этом установлено неопровержимо, что потеря 10% влаги ведет к серьезным нарушениям в функционировании организма, а при дефиците 20% неизбежен летальный исход! Выскажу соображения прикидочного характера. При расчете подъемно-транспортных механизмов ныне средний вес человека принимают равным 70 кг. Увеличим его до внушительной величины 100 кг. В организме такого веса общее количество воды равно 65 кг, а 13 кг составляют в этом случае пресловутые 20%, то есть летальную утрату воды! Однако Ковалевский говорит о больном, а не об умершем! Что, если зафиксированное парадоксальное уменьшение веса в данном случае обусловлено иными причинами? К тому же известны и другие не менее странные свидетельства ряда выдающихся медиков. Так, психиатр Пауль Рише сообщает: "Елизавета Дельвинь, 25 лет, получила 6 мая 1709 года приступ необыкновенной и удивительной болезни, которую приняли за каталепсию... все части ее тела боли не чувствовали... Но что более всего удивляло и поражало - это необыкновенная легкость всех ее членов; приподнятая рука казалась легкою, как перышко, и сохраняла сообщенное ей положение. Если приподнимали другую руку, она также оставалась приподнятою. Поднимали ли больную совсем или наполовину - она оставалась в таком положении. Наконец ее замечательно легко было поднять". Следующее свидетельство принадлежит доктору Ю.Кернеру, с ноября 1826 по май 1829 (то есть до смерти больной!) наблюдавшего удивительную больную Фредерику Гоффе. Он сообщает: "Когда ясновидящую в этом состоянии (то есть в состоянии сомнамбулизма. - Ю.Р.) сажали в ванну, получались необыкновенные явления. Ее ноги, руки, грудь и нижняя часть тела невольно всплывали на поверхности воды в силу странной эластичности. Лица, ухаживающие за ней, употребляли все усилия для того, чтобы держать ее тело под водою, но не могли этого достигнуть. Эта особенность напоминает нам опыты, производимые над колдуньями. Без сомнения, большею частью это были люди, находившиеся в магнетическом состоянии и способные, таким образом, плавать на воде вопреки законам физики. Андрей Молерс указывает на одну женщину, жившую в 1620 году, которая, находясь в магнетическом состоянии, внезапно поднялась на воздух со своей постели в присутствии многих свидетелей, и летала на высоте нескольких метров. Горст говорит об одном человеке, который в присутствии многих свидетелей, достойных доверия, поднялся на воздух и летал над головами присутствовавших лиц, они бегали за ним из боязни, чтобы он не упал и не расшибся". В предисловии к английскому изданию книга сказано: "Сама ясновидящая и другие лица бывали подняты на воздух без всякого вмешательства человеческой помощи. Несколько раз ее тело держалось НАД (! - Ю.Р.) водою, никакие человеческие усилия не могли погрузить его в воду". Приведенные выше свидетельства настолько противоречат здравому смыслу, современным представлениям о физических законах, господствующих в мире, что нередко относятся к категории мистики. Но мистика - это философия, концепция, интерпретация, а не само явление, которое не несет никакой ответственности за чье-то скудоумие. Что же касается феномена левитации, а именно так официально именуется способность человека подниматься в воздух и парить без применения механических средств, то о нем сообщают то как о субъективном, то как об объективном эффекте. Поражает стабильная убежденность в реальности левитации представителей разных стран и народов, начиная от неграмотного населения Южной Азии и кончая титулованными европейцами, получившими блестящее образование, а также учеными с мировыми именами. Вот некоторые свидетельства разных лет. Юрий Маслов в еженедельнике "Неделя" в материале под заголовком "Над скалами и снегами" сообщает, что на старом магометанском кладбище высокогорного селения Чираг, расположенного в Агульском районе Дагестана, есть могила какого-то святого, надпись на которой гласит: "Здесь покоится человек, который мог летать!" За давностью лет никто не может сказать, как именно летал этот человек, как его звали. В ответ на мое письмо Юрий Маслов выслал фотографию могилы этого святого. Мое желание побывать на кладбище селения Чираг пока, к сожалению, осуществить не удалось. В ряде случаев отмечается абсолютная уверенность людей целого региона в существовании левитации. Так, известный британский альпинист Хиллари в книге "На холодных вершинах" пишет о представлениях жителей Непала шерпах: "Существуют также лунг-па - ламы, которые посредством медитации достигают такой степени чистоты, что становятся невесомыми и могут путешествовать быстро, как ветер. Шерпы уверены, что они наделены способностью облетать район главных тибетских монастырей - а это путь в шесть тысяч пятьсот километров - за восемь дней. Они верят в левитацию". Его соотечественник Аустин Уоддель в книге "Лхасса и ея тайны" сообщает: "Нам сказали, что еще более знаменитая община отшельников того же ордена находится в нескольких милях отсюда, в Шалу, и славится черной магией. Там есть подземелье, в котором человека запирают на 12 лет; в это время он старается приобрести волшебные силы при помощи индийских заклинаний и волшебных слов. Серьезно передаются глупые разговоры о случившихся там чудесах. Через двенадцать лет анахорет выражает желание вернуться к внешнему миру и начинает дуть в трубу из человеческой берцовой кости. При первом же порыве дыхания все, что ему принадлежит, чудесным образом вылетает на поверхность сквозь маленькое отверстие не просторнее замочной скважины. При втором дыхании наружу выходит он сам через такую же маленькую дырочку, сидя в хорошо известной позе Будды, со скрещенными ногами. Тогда его испытывают, чтобы посмотреть, приобрел ли он магическую силу не бросать тени, сидеть на вершине пирамиды из ячменя, не потревожив ни одного зерна, летать по воздуху и т.п. "Но, - прибавили с грустью рассказчики, - очень немногие выдержали это испытание, хотя многие подвергались ему". Добро бы дело кончалось обывательскими наивными представлениями населения зон, удаленных от культурных центров, людей зачастую неграмотных. Но им вторят и образованные европейцы. Так, в майском номере журнала "Вестник Европы" за 1897 год помещены выдержки из переписки графа А.Н.Толстого и приводится рассказ какой-то иностранки, проведшей несколько месяцев в гостях в имении Толстых в Пустынке. Гостья была непомерно заинтригована замеченной ею на потолке высоченного зала деревенского дома Толстых какой-то карандашной надписью. Разыгравшееся любопытство побудило, наконец, ее спросить графиню, как, кем и когда это было сделано? "Юмом, - ответила графиня, - когда он гостил у нас. В один из сеансов, впав в медиумический сон, Юм поднялся кверху и стал летать по комнате над нашими головами, потом опустился, взял со стола карандаш и, поднявшись до потолка, написал нам на память эти несколько слов". Надо сказать, что англичанин Дэниэл Дуглас Хыом (или Хоум), или, как его именовали в России, Юм, был выдающимся медиумом XIX столетия. Он приезжал в Россию по приглашению кружка спиритов, в который входили братья Аксаковы, химик А.М.Бутлеров, профессор (зоолог) Н.П.Вагнер, В.О.Ковалевский (супруг математика Софьи Ковалевской) и другие. Он, как правило, останавливался в доме Бутлерова, будучи женат на сестре жены последнего, урожденной Аксаковой, и охотно демонстрировал свои потрясающие способности. О его способностях левитировать я расскажу ниже. О левитации пишут антропологи, этнографы, ученые других специальностей. Так, известный британский ученый Эдвард Тейлор в книге "Первобытная культура" свидетельствует: "Буддийские летописи рассказывают о чудесном поднятии на воздух самого Гаутамы (т.е. Будды. - Ю.Р.), точно так же, как и других святых, например его предка Мага Самматы, который таким ооразом мог сидеть на воздухе без всякой видимой поддержки. Считается даже возможным подниматься и двигаться в воздухе и без обладания "совершенством". Для этого требуется только состояние восторженного экстаза. Замечательное упоминание об этом действии, выполнявшемся будто бы индийскими брахманами, дает относящаяся к третьему столетию биография Аполлония Тианского. Об этих брахманах говорится, что они поднимались на воздух почти на два локтя от земли (около 90 см. - Ю.Р.) и притом не ради чуда (подобным честолюбием они пренебрегают), а потому, что такое положение более удобно для поклонения солнцу... Однако в новейших рассказах о бесноватых поднятие на воздух описывается так, как будто оно происходит не субъективно, а объективно. В 1657 году некая Джэн Брукс заколдовала Ричарда Джонса, резвого двенадцатилетнего мальчика. Видели, как он поднимался в воздух и проходил над садовой стеной в 30 ярдов высоты (то есть около 27 метров! - Ю.Р.) Серрейского бесноватого Ричарда (1689) сатана поднимал в воздух и опускал вниз. Когда начинались припадки, его внезапно как будто срывало со стула, словно он собирался лететь, но те, кто держал его, висели на его руках и ногах и крепко хватались за него. Один рассказ о случае в Морсине, в Савойе, говорит, что в 1864 году невидимая сила держала больного в продолжение нескольких секунд или минут над кладбищем в присутствии епископа. Имеется множество подобных описаний. Как их расценивать? Не являются ли они результатом мистификации, обмана? Сомнения закономерны. Однако замечу, что в конечном итоге легковер столь же далек от истины, как и его непримиримый противник - скептик! В каждом деле не следует "перегибать палку". Кроме того, каким критерием следует пользоваться для отбора достоверных свидетельств из массы имеющихся? Кому верить? Епископу? Врачу? Спортсмену? Журналисту? Ученому? Государственному деятелю? Кто из них и какие именно гарантии должен предоставить общественности в доказательство справедливости своих слов? Ведь честность не является профессиональным качеством! Кроме того, суд любой страны удовлетворяется устными показаниями очевидцев. Можем ли мы быть придирчивее? Конечно, нельзя полностью исключить мистификацию, фальсификацию и обман всякого рода и гарантировать стопроцентную достоверность описанных случаев, оезусловно могут иметь место ошибки, неточности, даже преднамеренный обман. Однако можем ли мы подозревать в обмане таких свидетелей явления, как виднейшего английского физика-экспериментатора Вильяма Крукса, за научные труды удостоенного рыцарского звания; врача Хоуксли, супругов Кюри, Эдиссона, Ломброзо, Анри Бергсона, директора Британского музея лорда Линдсея, профессора Кизера, врача Шарпиньона, профессора Бэра? Их имена в Золотой Книге Человечества! К чему им лгать? Наше сомнение должно порождать критичность мышления, а не высмеивание и подозрительность! Легче всего отмахнуться от объяснения вообще. Мол, все это обман, фокусы, ловкость рук. А фокус не должен и не может быть объектом исследования ученых, ибо явления нет, оно фальсифицировано. Но это не аргумент! Фокусники показывают и машинки для печатания банкнот, что не исключает существования статей уголовного кодекса и наказания фальшивомонетчиков и не мешает денежному обращению во всех странах. Кроме того, будь полеты такого рода измышлены, можно было бы ожидать "фантазии по известному образцу", появления рассказов о чем-то аналогичном существующему в природе, для правдоподобия выдумки. И хотя в сказках фантазии предостаточно, здесь ее недостало, и человек придумал беспрецедентный (для тех лет!), похожий на аэростатический пояет совершеннейшую нелепицу, вызывающий внимание и недоверие. Это также можно рассматривать как косвенное Доказательство истинности явления. Обратимся к авторитетному справочному изданию "Британской энциклопедии". В 13-м ее томе, вышедшем в 1946 году, имеется статья "Левитация". Привожу ее полный перевод: "ЛЕВИТАЦИЯ - подъем тела в воздух без применения механизмов. В Пуранах (Индия) имеется точный санскритский эквивалент laghiman от laghu - легкий, лат. levis, определяемый как "сверхъестественная способность становиться легким по желанию". Аналогичная способность описывается и в буддийских Сутрах. В "Философии магического" Сальверте пишет: "Восторженные ученики Ямолинуса (умер в Шалу в 333 году) утверждали, что когда он проповедовал, то возносился на высоту в 10 локтей (около 4,5 м. - Ю.Р.) над землей". Самым замечательным из современных сообщений о левитации является история Иосифа Копертинского (1603-1663), названного так по деревне в Южной Италии между Бриндизи и Отранто. После принятия во францисканский орден о нем сообщали, что "он часто поднимался и оставался висящим в воздухе". Поскольку такие явления, когда они происходили публично, вызывали волнения и смущали общину, то Иосифу в течение 35 лет не разрешали посещать клирос и для него была приготовлена отдельная часовня". Он предавался строгому умерщвлению плоти и посту. О Даниэле Дугласе Хоуме (1833-1886) г-н (позднее сэр Вильям) Крукс F.R.S. пишет в Quartern Journal of Science (январь 1874), редактором которого он был: "В трех отдельных случаях я видел его поднятым над землей в присутствии такого же числа различных лиц и слышал из уст трех свидетелей о наиболее потрясающем явлении того типа (граф Данревен, лорд Линдсей, капитан Уинн) очень подробный отчет о том, что имело место... Накопилось огромное количество свидетельств, подтверждающих левитации господина Хоума". Это потрясающее явление произошло в доме Эшли в Лондоне 16 декабря 1868 года. Хоум, который был, как полагают в трансе, вышел из одного окна и влетел в другое на расстоянии семи футов и на высоте 70 футов от земли (1 фут " 30,5 см. - Ю.Р.). В этом также оыли убеждены др. Чемберс и др. Локарт Робинсон. Левитацию имитировали на сцене многие фокусники, например Роберт Гудини, но при совершенно других условиях". Весьма примечательна концовка статьи энциклопедии, проводящая четкую границу между реальным природным явлением и его имитацией фокусниками. В приведенном обзоре представлены разнообразные свидетельства очевидцев и высказывания исследователей, в той или иной мере относящиеся к затронутому вопросу. Упреждая упреки в тенденциозности подбора приведенного материала, отмечу, что тенденциозность не порочна по сути своей. Она лежит в основе любой систематизации, классификации, учебного процесса, обеспечивая показательность выявления общего, закономерного. Тенденциозность количеств, связей и конфигурации элементов технических устройств обеспечивает организованность, гармоничность их взаимодействия, получение заданных эффектов и свойств системы или конструкции. На основе сказанного приходим к мысли о существовании некоего, поражающего воображение "противоестественного" феномена, на протяжении тысячелетий отмечаемого в разных местах земного шара. Обобщим известное, касающееся, так сказать, развитой его формы, то есть собственно левитации, сопровождающейся отрывом тела от поверхности опирания и "парением" в воздухе без применения механических средств.

Эффекты, предваряющие и сопровождающие левитацию 1. Левитации подвержены и мужчины и женщины разного возраста. Однако наиболее часты случаи левитации женщин в переходном возрасте созревания, в католической церкви именуемым конфирмационным, на Руси - отроческим. 2. Можно полагать, что левитация связана с общим состоянием организма и наиболее часто проявляется при расстройствах или заболеваниях нервной системы и психики. 3. Непременным условием левитации является предваряющее ее состояние нервного возоуждения (перевозбуждения?), чаще положительного (волнения, подъема, религиозного экстаза и т.п.), реже отрицательного характера (страха, испуга и т.п.), или состояния транса. 4. Левитация, за редким исключением, непроизвольна и неуправляема. 5. Отмечены левитации как на открытом воздухе, так и в зданиях, даже церквах, независимо от материала постройки и этажности. 6. Чаще всего отмечается подъем по вертикали с последующим спуском в точку старта, значительно реже - движение по сложной траектории. Известный случай полета по баллистической кривой (через реку) имел место, когда побуждаемый испугом мальчик до левитации бежал, по наблюдению очевидцев взлетел, перелетел через реку и благополучно опустился на противоположном берегу в сухой одежде. Сложная пространственная траектория - полет Дэниэла Хоума. 7. Интересно, что нет сообщений о "скольжении" левитанта в самом начале подъема, при отрыве от земли. 8. Высота подъема: чаще всего до 10 см, реже - порядка 1 м, весьма редки подъемы на десятки метров. Максимальная отмеченная высота порядка 25-50 метров (до купола церкви). 9. О времени суток преобладающего числа наблюдений левитации указаний нет. 10. Длительность пребывания в отрыве от поверхности опирания по имеющимся данным варьирует в пределах от нескольких секунд до J часов, с наиболее частым упоминанием малой длительности. 11. Об очевидной привязке к определенной географической точке сведений нет. 12. Левитация, как правило, неприятна и неожиданна для самого левитанта, ставит его в неловкое положение, смущает, беспокоит, страшит, ибо он беспомощен в полете, нередко испуган. Смущение, испуг и страх (иногда ужас) испытывают и очевидцы. 13. Некоторые левитанты ощущают в полете легкость во всем теле и наличие какой-то подъемной силы (место ее приложения по субъективным оценкам голова или ноги). 14. Отмечены редкие случаи левитации с отягощающей массой (вместе со стулом, некоторыми вещами в руках). 15. Существуют довольно редкие упоминания о "боковом сносе тела левитанта" под влиянием быстроперемещающегося поблизости другого лица. 16. В некоторых случаях отмечается свечение тела (реже - одежды) левитанта. Цвет свечения описывают как золотистый или желтоватый. 17. Порой отмечаются тепловые эффекты, сопровождающие левитацию (охлаждение левитанта, нагрев окружающего пространства). 18. Нередко левитант после спуска не помнит о случившемся. 19. Есть сообщения о наследовании способности левитировать. 20. Как правило, левитант как во время полета (даже при ударе, например, о перекрытие здания), так и при посадке не получает никаких повреждений. Почему? Вследствие малой скорости подъема или плавности этого процесса? Либо это связано с изменением инерции его тела? Поразмыслим об известном Вынужден выразить сомнение в правомочности древних представлений (и этимологии термина "левитация"), что феномен связан с временным умалением веса тела левитанта. Почему? Допустим, что это мнение верно, и вес тела левитанта под влиянием неустановленных причин устремляется к нулю. Несомненно, что тело левитанта, пребывающее на дне "пятого океана" атмосферы, подчиняется закону Архимеда, всем известному со школьной скамьи. Он гласит: "На тело, погруженное в жидкость или газ, действует выталкивающая сила, численно равная весу жидкости или газа, вытесненных телом". Проведем элементарные расчеты. Примем вес тела левитанта равным 70 кг. Из практики известно, что тело плавающего в пресной воде на спине или в классической позе "поплавок" человека почти полностью скрыто под водой. Поэтому не будет большой ошибки, если мы примем плотность (то есть удельный вес) тела живого человека равной плотности воды, т.е. 1 кг/л. Откуда получаем объем тела = 70 л. Поскольку тело левитанта пребывает на дне воздушного океана (атмосферы), на него по закону Архимеда действует выталкивающая сила, численно равная весу 70 литров воздуха. Известно, что на уровне моря при нормальном атмосферном давлении 760 мм рт.ст. один литр воздуха весит 1,2928 грамма. Откуда искомая выталкивающая сила = 1,М28г/лх70л-90,496г. Но по условию вес тела стремится к нулю. И как только он станет менее названной величины, появится подъемная сила, и тело левитанта, оторвавшись от опоры, подобно детскому воздушному шарику, начнет аэростатически всплывать в воздухе. Однако известно, что с подъемом на каждые десять метров высоты давление воздуха линейно падает примерно на 1 мм рт. ст. до высот порядка 500 метров. Поэтому всплывающее в неравноплотной по высоте атмосфере тело по достижении им высоты, где вес 70 литров воздуха равен текущему значению веса тела, прекратит подъем, остановится, зависнет, так как исчезнет подъемная сила. Определим подъемную силу (то есть разность между весом массы воздуха в объеме тела и весом последнего), потребную для зависания на часто отмечаемой очевидцами высоте зависания 1 метр. Она равна -1,2928 г/лх70лх 0,1 мм рт. ст. 760 мм рт. ст. - 0,0119073 г округленно всего-то 12 миллиграммов! Естественно, что столь малые ее значения приведут к тому, что любое внешнее воздействие (в том числе восходящие, нисходящие или боковые потоки воздуха) будут сказываться на положении тела левитанта в пространстве. Кстати, именно это подтверждается свидете.пьством о "сносе" левитанта под воздействием колебаний воздуха, вызванных прошедшим поблизости человеком. Казалось бы, все в порядке! АН нет! Есть некоторые обстоятельства, резко диссонирующие с приведенными выше выкладками о смехотворной малости действующих на тело левитанта аэростатических сил. Так, доктор Тэрстон в работе "Физика мистического феномена" сообщает: "В большом количестве случаев, как, например, в случае с Терезой д'Авила, явление левитации имело место в присутствии многочисленной толпы и ооычно наводило страх. Многочисленные свидетели давали совершенно сходные показания, и эти рассказы требовали какого-то объяснения, поскольку они становились широко известны..." Далее доктор Тэрстон приводит рассказ Терезы. "...JTO было во время проповеди, в день праздника нашего монастыря, в присутствии ряда нескольких важных дам. Чтобы избежать скандала, я кинулась на землю и монахини сгрудились вокруг меня, чтобы удержать, но, несмотря на это, мое "вознесение на воздух" не осталось незамеченным". Сказанное следует, видимо, понимать как свидетельство безуспешности усилий нескольких женщин помешать компрометирующему монастырь и службу событию. И оно не единично. Как-то не вяжется мизерная сила в десяток миллиграммов, вытекающая из аэростатического объяснения, с несомненно безуспешной попыткой нескольких монахинь помешать полету Терезы! Ведь они действовали на ее тело собственным весом. В крайнем случае это несколько десятков килограммов! Но аэростатика не в состоянии объяснить сказанное! Что же напоминает в этом случае тело левитанта? Более всего надутую автомобильную камеру, покоящуюся на поверхности воды, которую не удается затопить даже вдвоем-втроем, но тем не менее не проявляющую тенденции взмыть ввысь, зависнуть в воздухе! Но случай с автокамерой легко объясним. Она находится на границе двух неравноплотных сред: воздуха и примерно в 800 раз более плотной воды. Камера же, несомненно, тяжелее воздуха в том же объеме, но, безусловно, многократно легче равного ей объема воды. Поэтому она плавает в воде, но тонет в воздухе. А как быть с левитантом? Как объяснить наблюдаемое? Ведь даже экстравагантное предположение о его чудесном воздействии на окружающую среду (то есть воздух), о создании в ней неравноплотности над и под телом не выдерживает критики. Ведь в обычных условиях при нормальном давлении и температуре плотность воздуха не может измениться в тысячу раз. Остается недоуменно развести руками и поискать другие объяснения, кроме аэростатики. Но их все еще нет! Итак, рассмотрение приведенных документов, фактов, высказываний не оставляет места сомнениям в реальности левитации во всем диапазоне ее проявлений, начиная от зародышевых ее форм и кончая взлетом и парением. Что же касается наиболее развитой ее формы - полета, то она поистине уникальна! А пока... Если вам повезет (чем черт не шутит?!), если посчастливится стать свидетелем левитации в завершающей ее фазе - полете, не будьте пассивны! Наолюдайте, экспериментируйте, постарайтесь "снять" с наблюдаемого побольше информации.

ИСПЫТАНИЯ ЯДАМИ

Рассматриваемая категория Судов Божьих - испытания ядами резко выделяется из массы остальных. Эту разновидность можно назвать комплексной, ибо ее применение позволяет не только с высокой, насколько можно судить по имеющимся описаниям, эффективностью выявить виновного, но и поистине с божественной неумолимостью покарать его. В торжественно обставленной ритуальной церемонии проведения подооного испытания, как правило, принимают участие все живущие тесным кругом люди (например, население деревни), включая и посторонних, находившихся в данной местности в момент совершения преступления. Что касается применяемых в ходе подобных испытаний ядов, то сведения о них довольно скудны. Это, как правило, растительные яды, относимые к группе алкалоидов (то есть физиологически активных азотсодержащих органических соединений, обладающих свойствами оснований) , в основном применяемых перорально, то есть через рот. Следует заметить, что поступающий подобным образом в организм яд, попадая в желудочнокишечный тракт, подвергается процессу пищеварения. Сведений об иных способах введения яда в организм практически нет, за исключением одного приведенного ниже сообщения. Обычно приготовленный для подобных испытаний яд демонстративно проверяется в присутствии всех испытуемых на каком-либо животном, например, домашней птице, смерть которой подтверждает его высокую токсичность, а затем последовательно принимается всеми, начиная с колдуна, в равной дозе. Весьма вероятно, что подобная прилюдная "проверка эффективности" является дополнительной психологической мерой воздействия на психику подопытных, подготавливая их эмоционально. Что же касается результатов испытаний, то, как правило, через некоторое время наступает смерть виновного. Иногда время между приемом яда и очевидным его воздействием заполняется некоторыми ритуальными действиями, описанными ниже. Так или иначе, но по имеющимся сведениям непричастные к преступлению, то есть невиновные, по какой-то непостижимой причине остаются живы. Вообще же, замечу, что понятие "яд" весьма условно. Так, корифей средневековой медицины Парацельс (1493-1541) утверждал: "Все есть яд, и ничто не лишено ядовитости; одна лишь доза делает яд незаметным"! Одно из наиболее древних упоминаний о подобном применении ядов приведено в книге известного хорезмийского ученого Абурейхана ал-Бируни, жившего на рубеже 1-II тысячелетий нашей эры. Перечисляя виды Судов Божьих, применяемых в ту пору в Индии, он пишет: "Более сильная клятва состоит в том, что обвиняемому предлагают выпить аконит, называемый БРАХМАНА, а это один из самых скверных видов аконита, и если он говорит правду, питье не вредит ему". В примечании к приведенному свидетельству сообщается со ссылкой на источник: "Испытание ядом описывается в "Вишну-дхарма-сутре" (гл. XIII, 3) и в других источниках. Употребляются обычно аконит (vatsa - nabha) или же яды ШАРНГА и ХАЙМАВАТА..." В книге Б.Оля "Боги тропической Африки" приводится более подробное описание подобного испытания: "Вдоль всего побережья Гвинейского залива во время подобных "юридических расследований" чаще всего дают пить опасный для жизни отвар из "красного дерева" или вводят в глаз ядовитый сок молочая". Б.Олю вторит и А.В.Стрижов в книге "О волшебных травах, приметах и некоторых суевериях": "Порой и сейчас у отдельных отсталых народов еще встречается мистическое отношение к растениям. Некоторые племена в Африке, например, используют на практике так называемые "бобы правосудия", с помощью которых обнаруживают преступника. Население очень верит в их силу, и преступник, зная, что обречен, старается съесть их поменьше, а именно малая доза и убивает, большая же просто вызывает рвоту и этим спасает от гибели..." Другой автор - В.Б.Иорданский в книге "Африканскими дорогами" приводит обстоятельное описание подобной процедуры: "Значит ли это, что вообще не существовало механизма для выяснения истины? Нет. В африканских обществах было найдено немало способов определения виновного. В своем большинстве они основывались на том, что все члены общины, племени слепо верили в одно и то же. Малейшая доля скептицизма разрушала эффективность всего механизма. В средневековой Европе эти способы объединяли под единым названием "божий суд". Их широко применяли и по всей тропической Африке. При испытании ядом, например, у деле, ветви этнической группы конголезских бакуба, обвиняемых из нескольких деревень размещали вместе как бы в загоне, за изгородью. Три дня их кормили только бананами, так как считалось, что они помогают выжить во время испытаний. Друзья и родственники обвиняемых находились тут же, стараясь поддержать их дух. Первыми пробовали ядовитый состав старейшины деревни бахаки, которые таким странным образом доказывали свою "чистоту" - пригодность к проведению испытаний. После этого выпивал свою дозу каждый из обвиняемых. Бахаки заставляли их двигаться - бегать или танцевать, считая, что движение помогает желудку отвергать яд. Некоторых начинало рвать, что оыло добрым признаком. Другие же реагировали иначе. Они испытывали боль, им хотелось, чтобы их оставили одних. Но бахаки начинали их бить, заставляли бежать, пока те от слабости и изнеможения не падали и не умирали. Смерть, подтверждающая виновность человека, была сразу же и приговором и наказанием. Нельзя думать, что божий суд был совершенно несправедлив, что он равносилен нелепому произволу. Считалось, что яд может подействовать только на виновного. Человек, действительно совершивший преступление, был в этом также убежден, как и невинно обвиненный. Поэтому психическая сопротивляемость действию яда первого и второго была совершенно различной, и это, конечно, играло значительную роль". Приведенные свидетельства довольно единодушно утверждают несомненно дифференцированное воздействие ядов на испытуемых, смерть виновных и невредимость невиновных при одновременном приеме равных доз одного яда. Несмотря на длительный активный интерес к данному вопросу, мне не удалось найти приемлемых объяснений наблюдаемого. Пришлось эту задачу решать самому. Начну с того, что с понятием яда, последствиями бытовых или злонамеренных отравлений ядами человечество столкнулось еще в античности. История знает массу тому примеров. С древнейших времен, во II-1 веках до н.э. при дворах некоторых царей изучалось действие ядов на организм, причем даже сами монархи нередко принимали участие в подобных исследованиях. Так, например, Митридат со своим придворным врачом ставил опыты над приговоренными к смерти людьми, которых подвергал укусам змей, отрабатывая средства защиты от ядов. Вещества, обеспечивающие защиту организма от попавшего в него тем или иным путем яда, именуют с той поры антидотами (от греческого АНТИ - против и ДОТОС - данный). Известны работы в этой области древнегреческого врача Гиппократа (460-377 до н.э.), врача античности Клавдия Галена (129-199 н.э.), написавшего научный труд под названием "Антидоты". Прямые рекомендации по применению антидотов мы встречаем в средневековом медицинском трактате "Салернский кодекс здоровья", составленный Арнольдом из Виллановы (1235-1311 н.э.). Вот выдержка из него:

"Рута, чеснок, териак и орех, как груши и редька, Противоядием служат от гибель сулящего яда. Надо солонку поставить пред теми, кто трапезой занят. С ядом справляется соль, а невкусное делает вкусным".

С незапамятных времен люди познали целебное действие рвотных, слабительных, мочегонных, потогонных и способствующих выделению слюны лекарств, широко применяемых и поныне при отравлениях, равно как и естественный антидот - молоко. Подобные средства, побуждая соответствующие функции организма, способствуют скорейшему удалению попавшего в организм яда. Неоспоримо, однако, что подобные средства не применялись в ходе древних процедур испытаний ядами, что понятно, ибо с их помощью осуществлялось выявление виновных из числа подозреваемых и окружающие не имели представления, кто виновен, а кто - нет. Лишь в одном из приведенных выше описаний (Б.В.Иорданский) сообщается о принудительном насильственном побуждении ВСЕХ ИСПЫТУЕМЫХ в равной мере к активной физической нагрузке бегу или танцам, несомненно стимулирующих организм на функциональное выделение яда за счет наличествующих в каждом организме защитных физиологических функций. Каким же образом происходило выделение виновных, чем оно обеспечивалось в ходе подобных испытаний? Почему бы не представить механизм испытания ядом хотя бы для части случаев следующим образом. Вы, вероятно, обратили внимание на то обстоятельство, что в подавляющем большинстве случаев введение яда в организм испытуемых производится через рот и далее по пищеводу в желудок, тонкий и толстый кишечник и только после многочасовой обработки (в процессе пищеварения) извергается наружу. Не здесь ли и происходит (свершается) таинство, ускользающее от нашего пытливого взгляда? Ведь именно пищеварительный тракт, развиваясь на протяжении миллионов лет существования организмов, приобрел некоторый полезный навык и опыт в защите организмов от ядов, разрушая или снижая их токсичность в процессе пищеварения. Иначе и быть не могло! Это следствие существования естественного отбора. Недаром реакция организма различна и зависима от того, каким путем яд попал внутрь организма. Известно, например, что при различных способах введения диизопропилфторфосфата в экспериментах, производившихся над кроликами, одинаковый эффект достигается при введении различных доз названного вещества в миллиграммах на килограмм живого веса. Например:

при введении внутривенно ..... 0,34 внутрибрюшинно..... 1,0 внутрь глаза... 1,15 подкожно... 1,0 через рот (перорально) ... 4,0-9,8 !

Столь резкое превышение пероральной дозы над параэнтеральными (т.е. введением вещества в организм, минуя желудочно-кишечный тракт), несомненно, свидетельствует об эффективном разрушении значительной части яда в пищеварительном тракте в ходе пищеварения. Перейдем от общих рассуждений к нашему частному случаю. Торжественность и эмоциональность Судов Божьих, проводимых с помощью ядов, несомненно, формировалась и отрабатывалась на протяжении многих поколений людей и вошла, что называется, в плоть и кровь. Сформировавшаяся в течение столетий вера в справедливость Бога в христианских странах или некоего божества в иных племенах, его всезнание и всеведение, в безошибочность божьего промысла, несомненно, способствовали неоднозначности эмоционального восприятия этой процедуры испытуемыми. Легко представить, что невиновный, непричастный к преступлению человек, полагаясь на всеведущее и всезнающее божество, убежденный в его неподкупности и справедливости, ощущая, возможно, некоторый подъем настроения от предстоящей процедуры, вряд ли особо тревожился. Он, кроме того, твердо был уверен в своей непричастности к происшедшему, и потому его эмоциональное состояние можно охарактеризовать как уверенно-приподнятое. Преступник же, убежденный во всезнающей и всевидящей сущности божества, пребывал перед и во время испытания в состоянии буквально невыносимого угнетающего его эмоционального возбуждения, именуемого стрессом. Следует заметить, что бытующее ныне обывательское представление о стрессе как о порождении прогресса, мягко говоря, неверно. Стресс является естественной, повседневной, будничной реакцией любого организма на изменение состояний внешней или внутренней среды (например, физиологических параметров организма). Таким образом, вряд ли нужно доказывать детально, что степень эмоционального возбуждения невиновного и виновного в преступлении во время испытания неравнозначна, различна по интенсивности и по знаку. Не это ли эмоциональное состояние и вызывает различные действия одного и того же яда и приводят к неизбежной смерти виновного от дозы, оказывающейся оезвредной для невиновного? Ведь в состоянии, так сказать, кульминации стресса происходят фундаментальные перестройки режима организма. Рассмотрим действие хотя бы одного из гормонов, вырабатываемых парными образованиями, именуемыми надпочечниками, - адреналина. В режиме покоя запас адреналина у человека достаточен для жизни в течение нескольких суток. Однако в состоянии стресса дело обстоит иначе. Помимо быстрой реализации находящегося в "депо" организма адреналина, надпочечники под воздействие импульсов, поступивших на них по чревным нервам, приступают к бурному выделению адреналина и норадреналина, выбрасываемых в кровь, потоком которой они доставляются во все органы, вызывая немедленные и примечательные реакции последних. Итак, организм "оповещен" об опасности и мобилизует свои силы, подпитывая жизненно важные и "снимая со снабжения" почти полностью те органы, которые в данный момент "мотут перебиться"! Поступая в кровь, адреналин резко увеличивает частоту и мощность сердечных сокращений. Он же вызывает сужение мелких артерий, снижая в том числе кровенаполнение брюшины, и расширяет венечные сосуды сердца и скелетных мышц, обеспечивая этим органам приоритетное кровоснабжение, и, наконец, он же вызывает резкое ослабление перистальтики кишечника. Все это позволяет достаточно быстро обеспечить осуществление приспособительных реакций организма, которые образно именуют реакциями "борьбы и бегства". Но вы, вероятно, обратили внимание на то, что в подобной ситуации брюшина обескровлена, перистальтика кишечника затухла. А это, несомненно, снижает активность функционирования пищеварительного тракта, гасит скорость и интенсивность переработки его содержимого, скорость детоксикации (деструкции) яда, в результате чего... именно виновного в силу его сильнейшего эмоционального перевозбуждения настигает неумолимая смерть! Организм попадает в искусственно созданную человеком ситуацию опасности, в которой из-за высочайшей степени эмоционального напряжения виновного у него выключается многими тысячелетиями созданная внутренняя защита от яда, что и ведет к смерти только виновного. Вот как, мне кажется, можно непротиворечиво, в рамках общеизвестного объяснить сущность происходящего во время испытаний ядами. Это объясняет и безошибочность, и высокую эффективность древнего способа. Конечно, вы можете спорить, сомневаться, улыбаться. Это ваше право. Но именно так я представляю себе происходящее. А вы как думаете? К сказанному можно добавить и то обстоятельство, что нервное перевозбуждение виновного проявляется и в нарушении функционирования слюнных желез (пересыхании полости рта и глотки) - результата отключения пищеварительного тракта и его "входных ворот". Весьма вероятно, что и на этом пути исчезает первичная, так сказать, детоксикация яда за счет довольно сложного состава слюны (первая стадия борьбы за жизнь), что недурно используется в ряде других Судов Божьих. Однако подобным образом объяснить механизм избирательного воздействия яда молочая, введенного в глаз, несколько труднее (быть может, только мне из-за неведомых защитных реакций слизистой оболочки и слезных желез данного "входного устройства" - глаза)? Хотя, с другой стороны, именно глаз, расположенный "на периферии" организма, постоянно контактирующий с окружающей средой, несомненно, должен обладать соответствующей "защитной реакцией", выработанной под воздействием того же побуждающего (контролирующего и "санкционирующего") фактора - существования неумолимого естественного отбора. И, наконец, последнее. О "бобах правосудия". Здесь механизм просто указан в самом свидетельстве. Хочу добавить, что ряд ядовитых веществ требует достаточно точной дозировки. Малая его доза токсична. Передозировка же приводит к безудержной рвоте и выбросе содержимого желудочно-кищечного тракта вместе с токсичным веществом наружу. Это, так сказать, "вторая защитная реакция" желудочно-кишечного тракта. Кстати, именно так действует стрихнин, с которым мне приходилось иметь дело при затравливании волков. Можно предложить и еще несколько весьма экстравагантных, но все же реальных версий, объясняющих механизм воздействия яда за счет наличия отмеченных в последнее время реакций человека. Дело в том, что, по мнению французского ученого Луи Керврана и украинской исследовательницы Тамиллы Решетниковой, по биотрансмутации элементов (в частности, натрия и калия) можно представить иной путь внутриорганизменных изменении веществ как со снижением, так и с нарастанием атомного веса. Вспомним хотя бы то, что обыкновенная поваренная соль (натрий хлор, или хлористый натрий) является весьма распространенным веществом, содержащимся во всех организмах. Стоит, однако, заменить натрий на другой щелочной металл - калий, как мы встретимся с соединением (калий хлор, или хлористый калий), токсичность которого существенна. А работы вышеперечисленных ученых показывают, что возможна внутриорганизменная трансмутация подобных веществ из одного в другое. И, наконец, последнее. В военном деле, в особенности в последнее время, разработано эффективное, так называемое бинарное химическое оружие (ОВ). Его особенность в том, что каждый из двух его компонентов никакой опасности не представляет. Но их смесь - лучше бы с нею не встречаться! Кто знает, быть может, часть испытаний ядами "работает по этому принципу"? Представим ситуацию, когда в организм вводится безвредное вещество, другое же - тоже безвредное - вырабатывается в организме виновного под воздействием стресса. И только их "торжественная внутриорганизменная встреча" приводит к смерти особь, пребывающую в состоянии стресса из-за абсолютного безоговорочного знания своей виновности, глубокой убежденности в эффективности испытания, неумолимости всеведующего божества и обусловленного всем этим ужаса приближения неотвратимой смерти. Парадоксально, но виновный гибнет, насколько можно понять, именно потому, что он виновен! Психофизиологическая нарочитая ловушка, в которую организм попадает в ходе испытания ядом, поражает воображение глубиной и четкостью необходимых для ее создания знаний психологии и физиологии. И если предложенный механизм испытания ядами правомочен, верен хотя бы в первом приближении, то следует неумолимый вопрос: каким же образом эта технология была создана безвестными ее разработчиками в глубокой тьме тысячелетий? Вряд ли стоит говорить об абсолютной невозможности создания подобного испытания пусть даже на основе множественных, но безусловно случайных наблюдений спонтанных бытовых отравлений. Ведь в этом случае не обеспечивается необходимая детальность знания всех предшествующих событий, следовательно, и эффективность осмысления происшедшего просто невероятна. Скорее всего создание этого метода было целенаправленным и базировалось на глубоком знании психологии и физиологии, а это по меньшей мере удивительно. Кроме того, даже интуицией (которая сама по себе достаточно таинственна и непознаваема) невозможно, на мой взгляд, объяснить формирование подобного испытания. Кто же он, неведомый создатель этого чуда? Рассмотрение этой разновидности ордалических испытаний таит в себе массу разнообразных загадок и дает не меньше поводов для раздумья, нежели левитация.

ТЕРМИЧЕСКИЕ ИСПЫТАНИЯ (испытания огнем)

Этот вид испытаний, основанных на воздействии на организм подследственного нагретых до высоких температур камней, металлов, жидкостей (кипящей воды, даже кипящих масел), нередко дополняемых процедурами, напоминающими жребий, снова демонстрирует нам удивительные свойства человеческого организма, по-видимому, связанные с эмоциональным состоянием личности во время ритуального действия. И снова невиновный, полагаясь на милосердие божества, по принципу "Бог не допустит!", во время испытания относительно спокоен. Что же касается виновного, то последний трепещет, страх гасит в нем природные защитные функции организма. К сожалению, общее число известных описаний подобного рода процедур невелико. В основном это краткие, сухие сообщения о сущности распространенного в той или иной географической зоне разновидности подобных испытаний. Интересно, что ареал распространения подобных судов как во времени, так и в пространстве достаточно широк. Так, например, известный хорезмийский ученый Аль-Бируни в работе, называемой "Индия" и посвященной описанию жизни, обычаев, верований, научных знаний и представлений о судебных процедурах, перечисляя их по нарастающей степени доказательности, начиная от простой клятвы, применения яда, испытания холодной водой и весами, пишет: "Есть и еще более высокая степень испытания. Берут топленое и кунжутное масда поровну и кипятят в котле. Туда бросают розу, увядание и сгорание которой служит ддя них признаком, что смесь готова. Когда кипение достигает высшей точки, в котел бросают кусок золота и приказывают ответчику достать его рукой. Если он сказал правду, он достанет его. Наконец, есть еще самая высокая степень клятвы. Нагревают кусок железа так, что он почти плавится, и кладут его щипцами на ладонь ответчика; между кожей и железом кладут только широкий лист одного растения, под который подкладывают несколько отдельных зерен риса в шелухе. Ему приказывают пронести это железо семь шагов, после чего он может бросить его на землю". Этот рассказ продолжает Сарат Чандра Дас в книге "Путешествие в Тибет": "При разбирательствах важных преступлений, как-то: убийств, грабежей, прибегают также к испытаниям. Их бывает два вида: доставание белых и черных камешков из чашки с кипящим маслом или с мутной водой и держание в руках раскаленного докрасна каменного шарика. В присутствии истца, свидетелей, судьи или его представителей и многих других лиц обвиняемый взывает к богам и полубогам, прося их быть свидетелем его показаний, и объявляет, что говорит сущую правду. Затем перед обвиняемым ставится медная или железная чаша, наполненная кипящим растопленным маслом или мутной водой; в чашу кладут два камешка величиной с яйцо - один белый, другой черный, причем каждый из них завязан в особый мешочек. Обвиняемый моет свои руки сначала в воде, затем в молоке, слушая в то же время чтение отрывка из священной книги, написанной на дощечке кровью убитой для этого случая коровы; после этого он опускает руку в кипящее масло или воду и должен вытащить один из камешков. Если он вынет белый шарик и не ошпарит при этом руки, он считается невиновным; если при этом же условии он обварит руку, его признают виновным только отчасти. Но если он вынет черный камень и обварит руку, то он считается безусловно виновным. Другой вид испытаний состоит в следующем. Каменный шар величиной со страусово яйцо раскаляется докрасна и помещается затем в железный сосуд. Лицо, принимающее клятву, вымыв предварительно руку в воде и молоке, вынимает камень и, держа его, делает 7, 5 или 3 шага сообразно с общественным положением обвинителя. После этого его руку обвертывают в белый мешок из бумажной материи, который в присутствии зрителей завязывается и опечатывается. По истечении 5 или 7 дней мешок развязывается. Если на руке не оказывается следов ожога, а остается" только желтоватая полоска или пятнышко, обвиняемый объявляется невиновным; если же на руке окажется пузырек величиною с горошину, обвиняемый считается виновным отчасти; если же остаются три таких пузырька, он признается наполовину виновным; если же вся рука обожжена, подсудимый считается виновным по всем пунктам". Оставляющие странное ощущение недоверия описания испытаний несомненно отвечают действительности. В пользу их фактологичности говорят и множество свидетельств различных древних авторов и наблюдения современных исследователей, бывших свидетелями ритуального хождения по огню. Диего Ланда сообщает об обрядовом ритуальном танце огненного очищения индейцев племени Майя: "Они делали во дворе большой свод из дерева и заполняли его дровами сверху и по бокам, оставив среди них проходы, чтобы можно было войти и выйти. После этого многие мужчины брали связанные пучки прутьев, очень сухих и длинных; поместившийся сверху дров певец пел и извлекал звуки из своего барабана, а бывшие внизу все танцевали с большой согласованностью и благоговением, входя и выходя через проходы этого деревянного свода. Таким образом они танцевали до вечера и, оставив там каждый свою связку, уходили в свои дома отдохнуть и поесть. С наступлением ночи они возвращались и с ними множество народа, ибо у них эта церемония очень уважалась. Взяв каждый свой пучок, они зажигали их, и каждый в свою очередь зажигал ими дрова, которые сильно пылали и быстро сгорали. Коща оставались одни пылающие угли, они выравнивали их и разбрасывали очень широко. Те, кто танцевал, собирались, и некоторые брались пройти босыми и голыми, как они ходили, по этим пылающим угольям с одной стороны на дру1ую. Некоторые проходили без вреда, иные обжигались, иные напсиовину сгорали. Это они считали средством от своих несчастий и дурных предзнаменований и думали, что этот обряд очень приятен их богам". Аналогичные ритуальные танцы исполнялись ацтеками во время праздненств, посвященных богу огня Шихутекухтли и богине Ишкосахауки. В книге известного чешского этнографа и путешественника Милослава Стингла "Последний рай" описывается ритуальное шествие по огню аборигенов одного из островов Океании, которое он наблюдал в наши дни. Он пишет: "Бесспорным доказательством исключительных способностей жителей Мбенги является так называемое ВИЛАВИЛАРЕВЕ - "хождение по оппо"... Жители Мбенги на один день покинули свой остров. Они переправились на лодках через пролив и привезли с собой древесину тех пород, что произрастают на Мбенге: якобы только она может гореть в священном огне. С ними прибыли музыканты и мбете - главный жрец Мбенги, который будет руководить предстоящим загадочным обрядом. Что же, собственно, должно произойти? Будет совершен особый ритуал, демонстрирующий удивительные способности его участников, которые я бы, пользуясь примитивной терминологией, назвал бы "огнеупорностью". Танцовщики с острова Мбенга во время ритуала шагают, не обжигаясь, по добела раскаленным камням. Когда я прибыл в Королеву, подготовка к церемонии, проходившая в течение всего дня, продолжалась полным ходом. Вначале была вырыта яма глубиной в один и диаметром около шести метров. Ее наполнили камнями, на которых в дальнейшем разведут костер. Камни эти тоже привезены с Мбенги. Выкапыванием ЛОВО - очага и укладыванием в него камней руководит жрец. Я внимательно слежу за всеми приготовлениями, но пока не оонаруживаю никакого "обмана". Нет ничего, что объяснило бы поразительные способности потомков людей, переживших потоп. Огонь разгорелся, камни раскалились. Начинают готовиться сами участники. Вообще-то они уже занимались этим в течение двух недель до начала священного ритуала: не прикасались к женщинам, поменяли режим питания (особенно вредными для них в этот период считаются кокосовые орехи). Позже мне рассказали о нескольких случаях, когда танцовщики не соблюдали приписываемых табу перед хождением по огню. Все они получили тяжелые ожоги, а один даже умер. Остальным аборигенам огонь никакого вреда не причинил. В эти последние минуты перед обрядом его участники заняты плетением своеобразных веночков, браслетов из папоротника, который называют здесь НДРАУНИМБАЛАБАЛА. Их привязывают к щиколотке. Удивительной способностью выдерживать жар обладают лищь ступни ног до щиколотки. Вер да, ^ивот лишены этого чудесного свойства. Близится ночь. В темноте светятся лишь белые, раскаленные камни. Я сижу от них на расстоянии четырех метров, ближе нельзя: жар становится нестерпимым. К сожалению, наступившая темнота не дает возможности сфотографировать этот удивительный обряд. Лампывспышки у меня тогда еще не было; я приобрел ее позже, в Японии. Зато я могу спокойно наблюдать. По команде жреца из ямы длинными палками удаляют несгоревшие дрова, оставляя только камни, затем приносят ствол древесного папоротника, листьями которого обвязывались танцовщики. Он горит медленно, пока полностью не сгорает. Теперь все смотрят на жреца. Мне кажется, что он спокоен, весь сосредоточен, будто мсяится, стараясь угадать тот момент, когда его люди должны ступить в огонь. Тянутся секунды. Жрец ждет. И вдруг он кричит, словно подает команду "В атаку!": - Вперед! Вперед! Он вскакивает, обходит яму и решительно, без страха, босыми ногами вступает в огнедышащий очаг. За ним спокойно шагают представители племени савау. Они идут твердо, не дрожат, не сбивают шаг. Я не могу этого понять. Яма раскалена настолько, что даже мне, сидящему радом, трудно выдержать такую высокую температуру. Камни калили не меньше двадцати часов, и все-таки эти люди спокойно, даже гордо шествуют по камням очага не обжигаясь. В первый момент я подумал, что, возможно, мы подверглись воздействию какого-то гипноза. Я читал о подобных вещах. Но тут жрец, словно для того, чтобы рассеять мои тайные сомнения, вышел из ямы, взял несколько веток, которые приготовил заранее, и бросил их на камни. Они сгорели в течение нескольких секунд. Поднялся дымок, которым верующие якобы приветствуют бога огня. Итак, ветки горят, а рядом с ними по раскаленным камням спокойно расхаживают невозмутимые люди. Когда обряд наконец заканчивается, я не ввдержийаю и прошу нескольких танцовщиков, чтобы они показали мне свои ступни. Все охотно соглашаются. Как Фома неверующий, я трогаю пятки. Никаких следов ожогов нет. Более того, все ступни совершенно холодные! (! Ю.Р.) Словно люди с Мбенги ходили по росистой траве, а не по оппо. Объяснить это невозможно. И никто, с кем я позже говорил о поразительной "огнестойкости" людей племени савау, не мог мне дать удовлетворительного ответа". Приведенные свидетельства удивительны. Следует отметить множественность попыток исследователей как в прошлом, так и в нынешнем столетии проникнуть в суть происходящего, попытаться объяснить феномен термостойкости человеческого организма. Известны не только свидетельства о повышенной термостойкости, но и о причинении ущерба (сильные ожоги и даже смерть) отдельных участников огнехождения. Подполковник Р.Г.Элиот, хирург, немало времени потративший на изучение различных видов магии, отметил несколько случаев огнехождения, закончившихся сильными ожогами и даже смертью. В газетах города Дурбана (на юго-востоке Африки) незадолго до начала второй мировой войны появилось сообщение о молодом индийце, упавшем во время церемонии на раскаленные угли. Он с большим трудом дополз до края ямы, где ему оказали помощь. Его тело было покрыто множественными ожогами. Другие участники этой церемонии заявили, что юноша вышел из состояния транса и потому упал. Ситуация загадочна. Одни безболезненно проходят испытание, другие, по причинам неведомым, получают ожоги и гибнут. Известны случаи, когда в огнехождении принимали участие европейцы и успешно проходили всю дистанцию. Так, например, в Натале (провинция на юговостоке Африки) три молодые европейские девушки прошли по углям и не получили никаких ожогов, что привело в изумление даже местное население. Порой к огнехождению прибегают в надежде излечения от застарелого недуга. Так одна индийская девушка из Питермарицбурга страдала от болей в желудке. Ей сказали, что троекратное испытание огнем поможет ей вылечиться. Она провела неделю в храме на строгой диете (фрукты и молоко) и затем, не получив ожогов, прошла по огню. По ее утверждениям, мучившие ее боли прекратились. Не означает ли это, что, участвуя в огнехождении, человек мобилизует буквально все свои защитные силы? Похоже, что материя способна подчиниться духу. В свое время доктор Т.У.Б.Осборн, медик, член парламента Южной Африки, занимался огнеходцами, но так и не нашел "изюминки". Профессор университета Святого Эндрюса Дэвид Уотерстон наблюдал на Фиджи огнехождение и высказал предположение, что дело только в тренировке. Врач сэр Первес-Стюарт полагал, что имеет место самогипноз либо гипнотическое воздействие вождя или жреца. Он уверен, что религиозный экстаз может на время снять болевые ощущения. Оба вышеназванные медика абсолютно уверены, что наблюдавшиеся ими огнеходцы не пользовались химическими препаратами и кожа на их ступнях была не чересчур грубой. В заключение, видимо, следует отметить и существование безусловно полярной способности человека - возможности безболезненно и без последствий переносить чрезвычайно низкие температуры. Жители Гималаев - шерпы - способны, например, в обычной одежде босиком провести ночь в снегу на морозе порядка 20-30 градусов Цельсия. Как бы мы ни назвали состояние, в котором человек получает подобную возможность: транс, экстаз, самогипноз, важно, что физические (физиологические?) свойства тканей человеческого тела находятся в ощутимой зависимости от эмоционального состояния личности. И снова мы сталкиваемся с Неведомым, несомненно интересным, значимым, увлекательным, достойным, более того, давно требующим к себе внимания. Есть над чем подумать!

ГРУППА ОРДИНАРНЫХ ОРДАЛИЧЕСКИХ ИСПЫТАНИЙ (просфорой и "освященным хлебом", "свидание с трупом", жребий и т.п.).

Испытание просфорой, освященным хлебом или сыром...

Как уже говорилось ранее, во многих ордалиях, известных буквально с библейских времен, применялись испытания хлебом, сыром, такие их разновидности: испытание просфорой и освященным хлебом. Считалось, что кусок принятой во время ордалий пищи буквально "застревал в горле" виновного, а невиновный пережевывал и глотал свободно. Подобный эффект, надо полагать, имел под собой некую реальную почву, физиологическую основу. Мы уже говорили ранее о непроизвольных, то есть неуправляемых, физиологических реакциях организма, связанных с эмоциональным возбуждением человека. Приведу интересное высказывание Константина Сергеевича Станиславского, иллюстрирующее сказаное. Отмечая наиболее часто наблюдаемые внешние признаки эмоционального возбуждения личности, отражающиеся на состоянии мышц лица (сокращение жевательных мышц - "желваки"), мышц речевого аппарата, скованность движений шеи, рук, туловища, сухость гортани и полости рта, он пишет: "Вы не можете себе представить, каким злом для творческого процесса являются мышечные судороги и телесные зажимы, когда они создаются в голосовом органе... когда зажимы в руках - руки коченеют, превращаются в палки и поднимаются словно шлагбаумы. Они в каждом случае по-своему уродуют артиста и мешают ему играть". Итак, профессионалы не в состоянии справиться с подобными проявлениями эмоционального напряжения. Чего же ждать от обывателя? Вероятно, таков же механизм эмоционального напряжения (жестко связанный с сознанием вины или убежденностью в невиновности) испытуемых хлебом или просфорой. Вот как описывает американский исследователь, врач Гарри Райт наблюдавшуюся им подобную процедуру: "На следующий день после нашего прибытия в деревню к Лусунгу (местная колдунья. - Ю.Р.) пришел за помощью другой человек. То был отец изнасилованной девочки. Она умирала, и ей нужна была срочная медицинская помощь. Мы убедили Лусунгу сесть с нами в "джип" и поехать в деревню, где умирала девочка. Ей было около восьми лет. Я взял ее за руку, но не обнаружил пульса. Затем я вынул из саквояжа стетоскоп и выслушал ее. Мне не удалось обнаружить биения сердца. - Она умерла, - сказал я, но Лусунгу, наклонившись через мое плечо над девочкой, отрицательно покачала головой. Она склонилась над девочкой и начала дуть ей в рот. Как она узнала, что в ребенке еще теплится жизнь, я не знаю. Однако очень скоро губы девочки дрогнули, и я смог почувствовать ее пульс. Лусунгу мягко сказала что-то на ухо ребенку, и девочка ответила: "Мбуки". Это было имя напавшего на нее. Лусунгу поднялась и сказала столпившимся вокруг жителям деревни: - Приведите сюда всех, кого зовут Мбуки! К ней привели пятерых юношей. Они стояли с опущенными головами и производили жалкое впечатление. На их лицах застыло невыразимое отчаяние, в них было нечто такое, из чего я понял, сколь безграничной властью над ними обладала в тот момент Лусунгу. Она допросила каждого из мальчиков. Каждый из них ответил отрицательным покачиванием головы. Не добившись ничего, она перенесла девочку на помост, который есть в каждой деревне. Затем она произнесла самую невероятную проповедь на моральные темы, которую мне коща-либо приходилось слышать. - Ни один из мальчиков не совершал этого преступления, - сказала она, хотя несомненно, что оно было совершено. Виновен в нем ванга - "злой дух", укрепившийся в одном из мальчиков. Этот дух настолько силен, что не позволяет мальчику признаться, поэтому Лусунгу добьется признания иными средствами. Мальчики, которым было от девяти до четырнадцати лет, стояли потупившись, но на их лицах не было выражения вины, скорее то было выражение отчаяния. Лусунгу построила их в линию на краю поляны, взяла приготовленную чашу и поднесла ее поочередно каждому из мальчиков. Каждый покорно взял по горстке содержимого - неприятно пахнущего состава из маниоки, - и все принялись жевать это крахмалистое вещество. Вдруг Лусунгу отрывисто скомандовала: Плюйте! Она произнесла это так внезапно, что у несчастных не было времени обдумать приказание. Они просто немедленно выполнили его, выплюнув полупережеванную маниоку. Лусунгу рассмотрела ее и указала пальцем на одного из них: - Ты виноват! Мальчик повернулся и бросился в чащу. Его никто не преследовал. - Пусть бежит, - сказала Лусунгу и, указывая на полупережеванную маниоку, объяснила; - Видите, она сухая. Ванга, засевший в мальчике, не смог защитить его и его рот был сухим. Позднее, вернувшись в Кинсамбе, мы нашли там беглеца, он прибежал в деревню Лусунгу, и здесь его задержали до ее возвращения. Она сурово посмотрела на него и сказала: - Через три дня ты умрешь. Она взяла бутылку из тыквы, побрызгала водой и посыпала каким-то красным порошком вокруг хижины, где стоял съежившийся от страха мальчик. Он не выказывал ни малейших признаков сопротивления и не пытался бежать. Затем она повторила свое пророчество жителям деревни. Это был приговор. Никто и пальцем не тронул мальчика. Через три дня он был мертв". Есть достаточные основания полагать, что перечисленные в заголовке раздела испытания построены на элементарной физиологической реакции организма, в состоянии стресса "снимающего с довольствия" внутренние органы и системы защиты, перераспределяющего силы для описанной в главе "Испытания ядами" реакции борьбы и бегства. Слюнным железам остается лишь подчиниться команде. Легко видеть, что приведенное испытание позволяет объективизировать, сделать наблюдаемой, зримой, хорошо регистрируемой эту реакцию виновного. Таким образом, данный вид испытаний легко объясним и не несет ничего необычного. Однако его результативность хорошо видна на приведенном примере. Но не только физиологические реакции возбужденного организма сумели заметить, осознать и использовать во благо справедливости безвестные разработчики методик Судов Божьих. Они, видимо, были знакомы и с чисто психологическими реакциями человеческих организмов и сумели создать методы, позволяющие их надежно объективизировать, что видно из приведенного далее метода испытаний.

СВИДАНИЕ С ТРУПОМ

Имеющиеся в некоторых источниках (в том числе и в приведенной в начале работы статье "Суды Божьи" из Энциклопедии Брокгауза и Ефрона) упоминания об этой разновидности Судов Божьих весьма кратки, немногословны. Как можно понять, процедура "свидания с трупом" сводилась к прикосновению каждого из подозреваемых к телу убитого, что, по народному поверью, вызывало обильное кровотечение из ран, обличая преступника. Начну с сомнения в правомочности ничем не подтвержденного упомянутого народного поверья. Печально также, что нет никаких указаний на условия, в которых подобный физический контакт осуществлялся. Ведь факт обильного кровотечения из ран после прикосновения убийцы должен был кем-то фиксироваться? Возникает вопрос: происходило ли это прилюдно? Скажем, в присутствии всех подозреваемых, последовательно (поочередно) подвергающихся подобному испытанию? Либо лишь в присутствии членов суда (или малого числа доверенных лиц) ? Или при прикосновении подозреваемого к телу убитого никто не присутствовал? Но, в последнем случае, кто подтверждал кровотечение? А если все немножечко иначе? Если народное поверье о выделении крови было лишь прикрытием, нарочитой психологической уловкой, ставящей убийцу перед необходимостью избежать прикосновения в условиях, позволяющих ему не касаться трупа (в случае "свидания" оез свидетелей)? И только потом, через какое-то время, определение виновного становилось возможным? Ведь можно было элементарными средствами выявить, кто из подозреваемых побоялся прикоснуться к телу убитого. В качестве иллюстрации сказанного приведу прекрасное, на мой взгляд, свидетельство. Известный южноафриканский журналист и писатель Лоуренс Грин в книге "Последние тайны старой Африки" так повествует о подобном испытании в наши дни: "Испытание "судом божьим" - обычное явление во многих районах Африки. И тут колдунам, которые обнаруживают виновного, также приписывается сверхъестественная сила. И в самом деле, колдуны иногда устраивают такие драматические представления, что вводят в заблуждение даже опытных колониальных чиновников. Незадолго до второй мировой войны в глухом уголке Уганды был зарезан африканский носильщик, который сопровождал партию охотников-англичан. Полицейский участок был далеко, и охотники сами провели следствие, но оно не дало никаких результатов. Тогда глава партии Грей согласился, чтобы вождь племени вызвал колдуна. Всех жителей выстроили в один ряд, и колдун велел им войти в хижину, где лежало тело убитого носильщика. Они должны были входить по очереди и прикасаться к телу рукой. "Когда до тела дотронется виновный, мертвец оживет и проклянет убийцу", - заявил колдун. Все стояли в мертвом молчании. Казалось, будто колдун вовлек белых людей в глупую мистификацию. Однако он пристально смотрел на каждого жителя деревни, затем указал на одного из них и крикнул, что он виновен. Мужчина бросился бежать, но был тут же схвачен. Вскоре он во всем признался. Грей отозвал колдуна в сторонку и спросил, как он это сделал. Сначала колдун пытался уверить его, что все это магия, но Грей настаивал на своем и добился правды. Колдун намазал тело убитого бесцветным веществом, которое при высыхании белеет. Он знал, что только человек с чистой совестью дотронется до тела. И единственный, у кого на руке не оказалось белой метки, был убийца". Хочу напомнить о бытовавшем некогда на Руси похожем испытании для выявления правонарушителя с использованием черного петуха. Испытание проводилось в затемненном помещении (бане, сарае), где под перевернутым лукошком сидел черный петух. Все испытуемые поочередно должны были погладить птицу. Заранее торжественно объявлялось, что петух подаст знак, когда к нему прикоснется виновный. Затем подвергшиеся испытанию по команде поднимали руки и... чистые руки выдавали виновного, ибо петух обильно посыпался до испытания мелкотолченым древесным углем. Таким образом, виновный выдавал себя! Есть основания полагать, что летучая фраза "На воре шапка горит!" дошла до нас как отголосок древнего аналогичного испытания, когда после прохождения через огонь виновный в испуге поднимал после подобного возгласа руки к голове, в попытке избавиться от выдающей его "улики". Рассмотренное ордалическое испытание отличается от ранее приведенных, основанных на неуправляемости, первичности физиологической реакции организма иной, психологической, основой. Именно осознание положения, обусловленное совокупностью знания своей виновности и безвыходностью ситуации, побуждает преступника к поискам эффективного выхода. Но безвестный гениальный создатель психологической ловушки-испытания предвосхитил и учел наиболее вероятную реакцию нарушителя на угрозу разоблачения. Учел и принял меры. Усматривая основную опасность в очевидно гибельной для него причинноследственной связи прикосновение - разоблачение, преступник видит избавление в избежании прикосновения, ибо "свидание" протекает наедине, полагая, что это избавит его от разоблачения и кары. Однако это учтено создателем метода испытания, ибо фиксируется не мистическое истечение крови из ран, не крик петуха, разоблачающий преступника, а именно хорошо видимый результат его отказа от угрожающего разоблачением контакта! Именно это и выдает его, как говорится, "с головой"! Я восхищен талантом безвестного пращура! Однако есть и другие интересные способы.

ЖРЕБИЙ

Что касается жребия, то, подходя к этому виду испытаний с позиций случайности (статистической закономерности, определяющей вероятность события), мы с извинительной улыбкой смотрим на кажущиеся нам смешными потуги создателей этого метода использовать жребий для установления истины. К тому же, кому известно, сколь точны наши представления о сути испытания, известного нам под этим названием из ряда немногочисленных источников? Нет ли и в них чего-то недосказанного, нам неведомого, утаенного или показавшегося малозначительным информаторам? Ведь, хотя бы на примере "свидания с трупом", мы уже убедились, надеюсь, в принципальной возможности случайного (или преднамеренного?) сокрытия или утраты каких-то, на первый взгляд незначительных деталей применения этого метода? Давайте отбросим скепсис! Пройдемся по известным свидетельствам совокупно. Ведь не исключено, что кажущаяся нам сегодня простота или наивность этого способа испытаний является результатом лишь частичного, неадекватного знания нами истинной методики? Что если мы снова встретились лишь "с одним слоем" метода, ничего не ведая о его втором, потаенном или оборотном значении? Вместе с тем, никто не может дать гарантии, что эта многослойность не является результатом последующих доработок потомками, так сказать "шлифовки" методики, ее усовершенствования? Обратимся к известным описаниям. Начнем со статьи "Жребий" в Энциклопедии Брокгауза и Ефрона. "ЖРЕБИЙ - в древности и в середине века служил для узнавания воли божества в каком-либо спорном вопросе, особенно при выборе. К жребию прибегали уже древние евреи, определявшие при помощи 12 драгоценных камней с именами 12 колен израильских волю Бога. Метание жребия для обнаружения виновного описано в эпизоде из истории царя Саула (1 кн. Самуила XIV, 38-44) и в книге пророка Ионы (1. 7-8). Греки прибегали к жребию с незапамятных времен. В Илиаде (III. 36) бросают жребий, кому начать поединок, Одиссей с Еврилиохом жребием решают, кому идти к Цирцее (Одиссея. X. 205). В исторические времена жребий служил для выбора должностных лиц в демократических государствах. Жребием имелось в виду открыть по мере возможности доступ к должностям для всех граждан, без различия сословий и состояний. Наиболее часто этот способ выбора применялся в Афинах. К избираемым по жребию чиновникам в Афинах принадлежали: все 9 архонтов, смотрители жертв и храмов, смотрители верфей, порта, городские надзиратели, разного рода казначеи и другие представители должностей, не требовавших особой подготовки... Варварские правды первого периода средних веков в некоторых случаях узаконили бросание жребия; так, например, по рипуарскому закону жребий иногда мог заменять ордалии; сходное постановление существовало и в фризской правде. По договору между Хильоертом и Хлотарем, раб, оовиняемый в воровстве, при отсутствии несомненных улик тянул жребий. В эпоху миннезингеров употреблялись при метании жребия две палочки, одна короткая, другая длинная; первая означала неблагоприятный исход (отсюда немецкое выражение: den Kurzeren ziehen). Церковь иногда восставала против жеребьевки и строго осуждала ее... В русском гражданском судопроизводстве жребий до XVI века играл роль дополнения к присяге, для определения, какой из сторон дать присягу, а также для устранения присягою же разноречия свидетелей. В XVI веке жребий сделался самостоятельным судебным доказательством, заменяющим присягу... В XVII веке путем жребия решались дела малоценные, где присяга не допускалась, и дела лиц духовного звания, которым присягать нельзя было. В том же виде жребий уже не встречается в XVIII веке. Несмотря на элементарность подобной процедуры испытаний (а быть может, именно поэтому?), мне не удалось найти большого количества описаний его применения в источниках разных лет. Ниже приводится свидетельство американского дантиста из Филадельфии Гарри Райта, члена клуба путешественников США, приложившего немало стараний как до, так и после второй мировой войны для обследования девственных лесов Амазонки, глухих уголков Африки, островов Океании и прочих мест, по сей день не затронутых цивилизацией. Свои впечатления от процедуры применения жребия он описывает следующим образом: "Заклинание палочек" - это излюбленный, хотя и запрещенный законом белого человека во многих частях Африки, древний прием выявления причины болезни или других бед. Я до сих пор не имею представления о том, как он действует, но знаю, что действует он эффективно. Обряд этот, известный под названием м*тамбо среди многих племен банту, заключается в том, что замысловато вырезанные палочки иди отшлифованные кости бросают между двумя линиями - белой и красной. Обычно члены племени садятся на корточки вокруг, а нгомбо берет свои палочки или кости. Иногда на них вырезаны фигурки зверей, а в некоторых племенах - подобия знаков зодиака. На конце отшлифованной палочки часто вырезаны головы змей, коз, слонов, львов или антилоп. Каждая что-то обозначает: лев - символ силы и победы; змея символ мщения неизвестному врагу; крокодил - как правило, символ смерти. Эти магические предметы бросают на землю. В простых церемониях они просто падают плашмя, и направление, которое они показывают, указывает виновных. Существуют описания ритуалов, во время которых палочки или кости долго прыгают (?! - Ю.Р.) вокруг и даже принимают вертикальное или наклонное положение (И - Ю.Р.), указывающее на виновную сторону. Красная и белая линии употребляются для выявления истины в ответах на вопросы, задаваемые при опросах обвиняемого или больного. Если кость падает на красную линию, это означает "да", если на белую, то "нет". Полагают, что таким образом сами духи выявляют виновного (или источник зла)". В той же работе приведено еще одно сходное свидетельство: "Местный знахарь был высоким, крепко скроенным человеком, с богатой татуировкой на груди, имевшей ритуальный смысл. У него было сильное квадратное лицо, толстые отвислые губы и узкий лоб удлиненной формы. Его лицо было натерто белой золой, в руках он держал кожаный мешок и наполненную водой бутылку из тыквы. Сев на землю, он положил перед собой рог антилопы - своего рода отличительный знак колдунов, амулеты и несколько полированных костей. Он полил воды на руки и побрызгал вокруг себя. Затем высыпал немного белого порошка из риса и был готов к действию. Подняв кости, он потряс их и подбросил вверх. Собравшиеся вокруг жители деревни не проявляли никакого беспокойства, хотя при таком методе следствия подозрение могло пасть на каждого из них. Колдун провел линию от каждой из упавших н? землю костей - их было шесть - и указал на несколько человек, стоявших в стороне. Их вытолкнули в центр круга. Колдун повернулся к вождю и сказал: - Один из этих людей вор. Старый вождь был явно разгневан. Судя по всему, среди подозреваемых оказались его родственники. Он выхватил из-за пояса нож и стал размахивать им над головами обвиняемых. Вождь крикнул несколько непонятных мне слов. Ройяль пояснил, что он предложил виновному сознаться и уплатить штраф. Все отрицательно покачали головами, никто не произнес ни слова. Вождь был разъярен. Он вопил и в гневе размахивал руками. Наконец замолк, повернулся к знахарю и повелительно махнул рукой. - Вор будет найден и умрет! - прорычал вождь. Знахарь выступил вперед. Я наблюдал за стоящей позади него Лусунгу (другая колдунья. - Ю.Р.). Тут мне стало ясно, что она вступила в игру и подает советы знахарю. Она не принимала прямого участия в церемонии, но ее черные глаза неотступно следили за подозреваемыми. Колдун вышел вперед и протянул ближайшему из шести обвиняемых небольшое птичье яйцо. Его скорлупа была столь нежной, что казалась прозрачной. Было ясно, что при малейшем нажиме яйцо будет раздавлено. Колдун приказал подозреваемым передавать яйцо друг другу - кто виновен, тот раздавит его и тем самым изобличит себя. Когда яйцо дошло до пятого, его лицо вдруг свела гримаса ужаса, и предательский желток потек между пальцами. Несчастный стоял, вытянув руку, с которой на землю падала скорлупа, и его дрожащие губы бормотали признание..." Полагаю возможным привести и другие свидетельства, повествующие, как можно понять, о модификациях жребия. Так, например, известный отечественный военачальник Маршал Б.М.Шапошников сообщает о виденном им во время службы в царской армии способе выявления вора, укравшего у другого солдата деньги. "Инцидент был исчерпан тем, что кошелек с деньгами нашелся. Оказывается; один мудрый денщик из украинцев нарезал разных палочек и роздал их всем денщикам, предупредив, чтобы все хранили их, а через сутки он посмотрит - и у вора палка обязательно вырастет. Заметили, что Черкашин подносил палочку ко рту и решили, что она выросла, а он откусил, - так возникло обвинение. Но, очевидно, на подлинного вора это произвело действие, и он решил подбросить кошелек, боясь, как бы действительно палка не дала рост". Напоследок приведу описание странного невероятного способа, весьма похожего на жребий, определения виновного, приведенное Лоуренсом Грином: "Даже такой известный знаток Африки, как Д.Х.Дриберг, был поставлен в тупик, когда ему пришлось наблюдать подобное испытание на Ниле среди племени какуа. Восемь человек, подозревавшихся в убийстве, посадили в круг и перед каждым из них положили камень. В центре круга к колышку была привязана курица. Колдун окропил курицу водой, пробормотал заклинание и приказал ей найти убийцу. Потом он быстро оторвал ей голову. Курица запрыгала по кругу и упала на один из камней. Вскоре стало ясно, что птица действительно указала убийцу. Дриберг уговорил колдуна повторить процедуру еще раз десять, и все время результат оыл один и тот же. "Сомнений не оставалось", - сообщал Дриберг. Должно быть, это была хитрость, но в чем она заключалась, Дриберг так и не понял". Не обсуждая целесообразность испытания жребием в его чистом виде, замечу, что приведенные свидетельства последних лет, в фактологичности которых вряд ли можно сомневаться, позволяют сделать некоторые выводы. Естественно, что они в чем-то отличны от способа, изложенного в Энциклопедии Брокгауза. Трудно сказать, каков возраст этих добавлений или наслоений. Возможно, что это просто местные модификации известного нам жребия. Несомненно интересно, что, так сказать, наиболее близкий к каноническому испытанию способ, именуемый "заклинание палочек", вопреки ожиданиям, по свидетельству авторитетного очевидца оказался весьма эффективным. Однако на основе единственного свидетельства невозможно сделать какие-то выводы. Что касается второго описания, то в нем используемый почти в "чистом виде" жребий (бросание палочек) был применен в сочетании с последующим "испытанием яйцом", несомненно основанном на психофизиологическом принципе. При этом не исключено, что под прикрытием жребия, жрец, опираясь на интуицию (или знание?), выделил из массы присутствовавших малое число наиболее вероятных виновников, затем подвергнутых несомненно эффективному "испытанию яйцом". К тому же, последнее он предварил грозным предупреждением, дополнительно возбуждая виновного, что и решило дело! Следующее за ним описание, так сказать, "псевдожребия" носит явно психологический характер, основанный на вере (убежденности) в возможности мистического роста палочки у вора. Наибольшее удивление, безусловно, вызывает свидетельство Дриберга, которое вполне можно отнести к категории испытания жребием. Ведь речь идет о перемещении по кругу на привязи умирающей обезглавленной курице, случайность места падения которой почти очевидна. Но, тем не менее, десятикратное повторение испытания дало идентичные результаты! Как это объяснить? Ведь у курицы даже головы не было! Посему гипноз, надо полагать, исключен. Конечно, материала маловато для приемлемого объяснения. Но даже приведенные свидетельства, на мой взгляд, несомненно могут и должны привлечь внимание читателей, побудить их к размышлениям, сбору информации, быть может, - к исследованию! И это - уже хорошо!

СУДЕБНЫЙ ПОЕДИНОК

Приведу описание этого вида ордалий по Энциклопедии Брокгауза и Ефрона: СУДЕБНЫЙ ПОЕДИНОК (preuve par gages de bataille, - поле) - является одним из судебных доказательств древнего права, как вид суда Божьего. Очистительная присяга, занявшая с эпохи введения христианства одно из главных мест между ордалиями, весьма скоро утратила свое доказательное значение; учреждение соприсяжников, появившееся повсюду как дополнение присяги, оказалось также несостоятельным; нужна была новая гарантия справедливости показаний тяжущихся, и такою гарантиею являлась личная сила, подкрепляемая Божеством, защитником невинного. Необходимо различать юридическую природу судебного поединка и поединка в делах чести (дуэли). В судебном поединке шла речь о виновности сомнительной, доказательство которой приходилось предоставить суду Божию; в дуэли нет и речи о каком-либо сомнении, неизвестности. С.поединок есть доказательство, на основании которого по. становляется решение; дуэль есть самое решение дела. С.поедийок есть акт правомочный, входящий в состав судебного рассмотрения спора; дуэль есть акт самовольного захвата судеоной власти. С.поединком, как особым видом доказательств, мог воспользоваться всякий тяжущийся или обвиняемый; дуэль составляла привилегию высшего сословия, исключительно имевшего право носить оружие. Германскому праву С.поединок был известен с самых древних времен, но в законодательных памятниках впервые упоминается о нем в начале VI столетия, когда был издан бургундским королем Гундобальдом закон (так называемый loi Gombette, 501 г.), предоставлявший тяжущимся сторонам, с целью избежания злоупотреблений присягою, разрешать споры поединком и распространившийся затем и на другие германские племена... Самый поединок, по саксонским и швабским законодательствам, происходил следующим образом: если нельзя было неопровержимо доказать свидетельскими показаниями виновность обвиняемого, то судья, при основательном подозрении и по требованию сторон, мог поставить вопрос о решении дела поединком. Поединок происходил в присутствии судей; противники являлись на арену в сопровождении друзей, духовника и свидетелей; оба противника приносили присягу: обвинитель - в справедливости своего обвинения, обвиняемый - в своей невиновности. Строго наблюдалось со стороны суда равенство шансов боя. Вооружение противников обыкновенно состояло из щита и палицы (Kolben). После причащения духовником, сперва обвинитель, потом обвиняемый вступали в огороженное пространство, сопровождаемые посредниками (Kreiswarten), с длинными шестами; назначение посредников состояло в том, чтобы разделить противников, когда судья найдет возможным прервать поединок по требованию упавшего на землю или раненого противника. Перед началом боя судья треоовал от зрителей, под угрозой смертной казнью (так! - К).P.), полнейшего молчания и воздержания от каких-либо знаков и указаний противникам. Побежденным считался тот, кто, отступая, переступит усыпанный песком или соломой круг; кто настолько утомится, что не будет в состоянии продолжать бой; кто выронит оружие; кто в третий раз потребует перерыва поединка; чья кровь раньше окрасит землю; кто сам признает себя' побежденным. Если побежденным оказывался обвиняемый, то он приговаривался к наказанию за то преступление, в котором он обвинялся или подозревался; если же он побеждал, то тотчас же торжественно провозглашалось его оправдание. Допускался также поединок мужчины с женщиной, но для уравнения шансов первый обыкновенно ставился по пояс в яму. В Германии поединок в качестве судебного доказательства вымирал постепенно и окончательно исчез в половине XVII столетия... Что касается русского права, то "Русская Правда" не дает никаких указаний относительно С. поединка или "поля". Впервые о нем упоминается в первой четверти XIII столетия, в договоре смоленского князя Мстислава с немцами, запрещающем С.поединок между русскими и немцами. В виду этого некоторые исследователи нашего права (Каченовский, Калайдович, Погодин) приходят к заключению, что поединок не есть исконное, национальное явление нашего процесса, а заимствован у других народов; другие же исследователи (Пахман, Сергеев, Беляев) полагают, что, не смотря (так! - Ю.Р.) на молчание "Русской Правды", есть древнейший способ доказательства и у нас. В эпоху судебников закон предоставлял решать поединком всякие дела, как уголовные, так и гражданския... Для наблюдения за правильностью поединка предписывалось присутствовать при нем окольничьему (окольничий - сан приближенного к царю, по службе, лица, второго сверху по чину. - Ю.Р.) и дьяку. Полю всегда предшествовало крестное целование с обеих сторон; тяжущиеся присягали лично и в том случае, когда высыпали за себя наймитов. Цель этой обоюдной присяги, по мнению проф.Дмитриева, состояла в том, чтобы устранить употребление волшебных средств для успешного окончания поединка. Побежденная на поединке сторона приговаривалась к уплате иска и судных и полевых пошлин... На случай, если побежденный будет убит, Псковская Судная Грамота постановляла "на трупу кун не имати", убившему предоставлялось только "доспех сняти, или иное што, в чем на поле лезет..." (примечание: куна шкурка куницы или соболя, некогда заменявшая на Руси деньги. - Ю.Р.). Дело, решенное судебным поединком, не подлежало ни пересмотру, ни перевершению... По мнению проф. Пахмана, С.поединки продолжались до уложения 1649 г." И в завершение раздела ординарных ордалических испытаний приведу сокращенные выписки из Энциклопедии Брокгауза и Ефрона, касающиеся двух оставшихся видов судов Божьих. "ПРИСЯГА (juramentum) - в гражданском процессе религиозный обряд, заключающийся в удостоверении показаний стороны призванием Бога в свидетели правды. Цель этого обряда, как судебного доказательства, - устранение спора. Присяга постепенно вытесняла суды Божий (поединки, испытания огнем и водою и т.п.)... Присяга разделялась на добровольную и принудительную, возлагаемую на одного из тяжущихся по усмотрению самого суда". "РОТА - в древнерусском процессе так называлась присяга, клятва. Первоначально рота означала спор, битву и имела значение суда Божьего; отсюда развились впоследствии ордалии и судебные поединки... В летописях выражение "присягать", "принести присягу" передается "ходити (заходити) роте", "водити роте", "внить в роту" и т.д. Слово "клятва" стало употребляться преимущественно после введения христианства; позднее вошли в употребление названия: "вера", "крестное целование"; наконец, гораздо позже, может быть, в конце XVII в., появилось польское слово "присяга"... Присяга допускалась в исках, превышающих 1 рубль, и лишь для лиц несовершеннолетних, не более трех раз в жизни..." Завершая рассмотрение испытаний второй (ординарной) группы судов Божьих, следует признать, что они проще, обыденнее испытаний первой группы. Однако и здесь есть над чем поразмыслить. Внимательный читатель не мог не обнаружить весьма серьезные указания на довольно глубокие знания пращуров наших в области физиолоти и психологии, успешно заложенные в основу этих испытаний. В ряде случаев приходится признать некоторую нарочитость религиозно-мистической окраски испытаний, несомненно предназначенной как для формирования определенного психологического настроя испытуемых, так и для сокрытия истинного метода определения виновности. И снова пред нами вырастает фигура несомненно умного, рачительного, я оы сказал, чуть хитроватого, предка, в технологии испытаний предвосхитившего различие реакций на заложенные в них ловушки виновных и невиновных, давшего в руки потомков верное средство выявления истины! Когда эти методы возникли? Каков уровень знаний дал возможность их построения? Что явилось базой? Ведь нельзя предположить, что это знание - результат совокупного труда множества поколений? Ведь они созданы были до возникновения письменности? Количество неразрешимых вопросов нарастает по мере углубления в тему.

ДОЧЬ МАТЕРИИ

Завершая обзор, приведу высказывание известного французского бактериагога и физиолога, академика Парижской академии наук Шарля Рише (1850-1936 гг.), бывшего в последние годы жизни ее президентом: "Физиология есть наука жизни. Это определение безусловно верно, но оно удовлетворительно только в том случае, когда предварительно дано определение самой жизни. А это, именно, и трудно, потому что жизнь, по-видимому, одно из тех простых явлений, которые ускользают от всякого определения. Однако многие и самые знаменитые ученые пытались дать определение жизни, но я не буду излагать вам длинный перечень всего того, что было предложено; это вышло бы малоинтересной компиляцией, и я остановлюсь только на одном определении, данным Биша - (французским физиологом и паталогоанатомом Ю.Р.), который сказал, что жизнь - это есть сопротивление смерти. Итак, говоря, что жизнь есть сопротивление смерти, мы под нею понимаем совокупность функций организма, направленных на сохранение жизни. Наши органы и аппараты расположены таким образом, что они противодействуют всем средствам разрушения и опасностям, которые окружают их со всех сторон. Утверждать, что жить - значит сопротивляться смерти, есть то же самое, что сказать, что мы, живые существа, беспрерывно боремся со всем нас окружающим". Не будем тратить время в поисках истоков жизни! Ведь вне зависимости от ее истинного происхождения: извечного существования в привычных нам проявлениях; или в результате некоего акта творения (пусть даже неведомым Творцом); или же всеобщего свойства материи вообще, не имеющего четкой границы, так сказать, "размытого по всей шкале известных ее видов", жизнь существует! Примем за факт и то обстоятельство, что психика, являющаяся высшей формой проявления высокоорганизованной материи, является, так сказать, дочерью породившей ее материи. Возникает вопрос: в чем же состоит "дочерний долг" психики к породившей ее материи и каковы "взаимоотношения в этой семье"? В каких формах они проявляются? Какова их роль в жизни организма? Количество основных вариантов взаимодействия, как можно полагать, сравнительно невелико. Так, несомненно воздействие психики на материю организма-носителя, ее породившую. А поскольку иные организмы того же вида принципиально сходны или несущественно отличимы от организма-носителя, легко представить воздействие персональной (личной) психики организма на организмы других, подобных ему существ. Далее, с некоторым допущением (или расширением полномочий, так сказать) заметим - психика особи может воздействовать и на другие организмы вообще, вне зависимости от степени их организации. И в заключение остается допустить возможность воздействия психики не только на живой (или умирающий) организм, но даже на умерший и вообще - на неживую материю. При этом не следует забывать о несомненном существовании, так сказать, "родительского долга" - воздействия материи вообще (в том числе организма-носителя) на психику особи. Таким представляется диапазон "взаимоотношений в этой семье". Можно допустить, что в рассматриваемом "семействе" (по аналогии с семьями людей) взаимоотношения могут принять патологическую, уродливую форму. Рассмотрим несколько бытовых примеров нормальных и извращенных взаимоотношений между материей и психикой организма-носителя с учетом формулировки Биша. В благополучной семье наличествует целеустремленность, координированность, сфокусированность всех действий ее членов. В семье же патологической, раздираемой противоречиями это становится затруднительным, а то и... невозможным. Тогда вместо организации и стабилизации жизненного процесса мы сталкиваемся с уродливыми формами деструкции, вплоть до самоубийственного поведения. Вот несколько тому примеров. Раненый во время первой мировой войны австрийский солдат умирал в госпитале. Полученное им ранение позвоночника было несовместимо с жизнью. Как-то он увидел группу приближающихся к нему врачей, один из которых спросил старшего коллегу о состоянии солдата. Представьте себе положение бедного раненого, услышавшего из уст специалиста, что "он не жилец на этом свете"! Боль, обида, возмущение солдата были поистине неизмеримы! Он восстал против услышанного приговора "всеми фибрами души"! Доказать, что он не труп! Жить! Именно это стремление, команда, отданная им собственному организму на мобилизацию всех оставшихся сил, сработала! И ОН ВЫЖИЛ! Более того, долгие годы он выступал в лучших цирках мира, демонстрируя неранимость, безразличие к боли, нагрузкам. Быть может, вы слышали о нем: он выступал под псевдонимом То-Рама. А вот противоположный факт. Приведу цитату из журнала "Знание - сила". "СМЕЛЬЧАКИ ЖИВУТ ДОЛЬШЕ! Можно ли умереть от страха? О подобных случаях много говорили и писали. Но никогда не удавалось доказать, .что не было другой причины, что испуг не совпал во времени с каким-то другим смертельным ударом. Сейчас три канадских ученых-врача сообщили о достоверном случае смерти от страха. В Оттавскую больницу Гринфилд Лабрадор легла на операцию 43-летняя женщина. Она обладала завидным здоровьем и была матерью пятерых детей. Операция была легкой и совершенно безопасной. Но женщина испытывала страх и пришлось применить легкий общий наркоз. Операция прошла без сучка и задоринки. Никаких аллергических реакций наркоз не вызвал. Женщина проснулась еще в операционной в прекрасном состоянии, если не считать томившего ее страха и уверенности, что с операционного стола ей не встать. Час спустя наступил конец. Кровяное давление упало вдвое, она потеряла сознание и, несмотря на энергичные меры, умерла. Попытки оживить ее не дали никаких результатов. Вскрытие тела показало, что все внутренние органы в полном порядке и лишь надпочечники сильно кровоточат от чрезмерной перегрузки. А усиленная работа надпочечников нужна в часы величайшего физического и нервного напряжений. Отчего же легкая операция вызвала смертельный страх? Когда умершей было шесть лет, гадалка напророчила, что она умрет в возрасте 43 лет. Суеверная женщина помнила это, ждала смерти (И - Ю.Р.), и, когда сейчас же после того, как ей исполнилось 43 года, появилась нужда в операции, решила, что с операционного стола она не встанет. А страх перед смертью, перед потусторонним был, рос и вызвал нервное напряжение, приведшее к смерти". Напомню и о том, что широко известны так называемые "болезни третьего курса". Студенты-медики именно на этом курсе приступают к углубленному изучению болезней. Многие из них, знакомясь с симптоматикой изучаемого заболевания, начинают ощущать у себя "весь букет" признаков изучаемой болезни, обращаются к врачу и даже попадают на операционные столы, где открывается, что заболевания-то нет! Они просто "вжились в образ больного", и все болезненные проявления имели психогенный характер. Известны и более поразительные случаи, когда направленное возбуждение психики, как утверждают, приводило даже к летальным исходам от беспричинных инфекционных заболеваний! Так, если не ошибаюсь, в XIX столетии британские врачи добились у властей Индии проведения эксперимента над приговоренными к смерти преступниками. Выделенных им людей подвергли карантину в стерильных условиях и детальному обследованию. Лишь после этой длительной процедуры подопытных расселили в одиночных, предварительно тщательно обеззараженных камерах тюрьмы, интерьер которых однозначно указывал на недавнее в них проживание другого лица, умершего, как было заявлено каждому вселяемому, от такой-то болезни. На скомканном постельном белье явственно выделялись следы рвоты, слизи, крови и т.п., вселяя уверенность в недавней смерти прежнего постояльца. Что же вы думаете? В "положенный срок" все подопытные "перешли в мир иной" с симптомами названных им болезней, о которых они, видимо, имели лишь некоторое обывательское представление! Иными словами: исход может быть запрограммирован психикой человека! Об этом своеобразно повествует восточное "Сказание о холере": "Как-то раз князь и Холера встретились где-то за городом и первый спросил вторую: - Сколько людей ты намерена в этот раз погубить? - Тысячу человек! - отвечала Холера. Вторая встреча с Холерой произошла, когда она покидала город. Князь упрекнул ее за то, что она не сдержала своего слова и вместо тысячи унесла жизнь 5000 человек! - Это не я! - сказала Холера, - 4000 были убиты страхом!" Восточному сказанию можно верить. Напомню высказывание известного французского врача Алена Бомбара, на себе проведшем опаснейший эксперимент по выживанию в океане без воды и пищи на утлой резиновой спасательной лодчонке, которую он нарек именем "Еретик". Книгу, в которой он описал свои злоключения и дал рекомендации для мореплавателей, Бомбар предварил эпиграфом: "Жертвы легендарных кораблекрушений, погибшие преждевременно, я знаю: вас убило не море, вас убил не голод, вас убила не жажда! Раскачиваясь на волнах под жалобные крики чаек, вы умерли от страха!" Уродливые возможности психики поистине безграничны. В последнее время по телевидению зачастил с выступлениями некий "контакте?" из Италии Джордже Бонджованни, демонстрирующий отвратительнейшие кровоточащие язвы на лбу, кистях рук и стопах ног, то есть в местах повреждений, полученных согласно легенде Иисусом Христом при распятии на кресте. Не стану приводить объяснения Бонджованни. Замечу только, что стигматы, а именно так именуются подобные, казалось бы, самопроизвольные, язвы на теле, известны на протяжении двух тысячелетий. Интересно, что они наиболее часто отмечаются у последователей католического вероисповедания. Странно? Ничуть! Именно католическая религия концентрирует внимание верующих на сопереживании крестных мук Спасителя. Язвы имеют психогенный характер. Это - самогипноз! Остается признать, что предварительная психологическая установка, "запрограммированность" организма, может иметь как стимулирующий, мобилизующий, благотворный характер, так и деструктивный, угнетающий, ведущий организм к гибели. Причем это может быть инициировано как самой особью (самогипноз), так и внешним (гипнотическим или психическим) воздействием, что очевидно на приведенных выше примерах. Поистине верно: "Смелого - пуля боится! Смелого - штык не берет!" Нет особых оснований сомневаться в том, что далеко не все естественные последствия переживаемого человеком возбуждения, подъема, экстаза, транса, патологического ужаса, страха, боязни нам сегодня известны. Возможно, с частью именно подобных проявлений мы с вами встретились на приведенных выше страницах. Они пока таятся, прячутся от нас. Но рано или поздно мы их поймем, узнаем. Однако не менее таинствен и источник информированности создателей ордалических испытаний. Академик В.И.Вернадский писал: "Корни научной мысли связаны с гущей жизни... Они идут много и глубже в даль веков, чем думают, и только отчасти связаны с проникнутыми религиозными и философскими интуициями, построениями и сообщениями, далекими отголосками которых являются письменные памятники... Ясного понятия о сумме эмпирических знаний... в эти далекие от нас времена мы сейчас, к сожалению, иметь не можем. Нельзя, однако, не отметить, что история знаний начинает со все большей точностью выявлять такой объем этих эмпирических знаний и во многом такое их совершенство, которому не верила наука XIX столетия". В свидетельствах разных времен, касающихся проблемы ордалических испытаний, мы столкнулись с таким нагромождением непонятного, что впору закончить словами из прекрасного мультфильма "Синичкин календарь"; "Понятно, что что-то происходит, но непонятно - что?" Так по сию пору остается непонятным, когда и каким образом человечество проникло в происходящие в глубине организма физиологические и психические процессы? Что именно было известно? И наконец, кто Он - беззвестный создатель или конструктор ордалических испытаний? Гений его несомненен! Он и не претендовал на открытие, передав свои авторские права всемогущему Богу! Но, может быть, и это всего лишь уловка? Ведь таким образом авторитет и непререкаемость подобных испытаний были подняты поистине на недосягаемую высоту. Мы вправе гордиться беззвестным пращуром! Но почему бы не разгадать его секреты? Ведь это, несомненно, полезно и перспективно.