sci_philosophy Рихард Рудзитис Сознание красоты спасет ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 03:33:10 2007 1.0

Рудзитис Рихард

Сознание красоты спасет

Рихард Рудзитис

СОЗНАНИЕ КРАСОТЫ СПАСЕТ

ОГЛАВЛЕНИЕ

1. Мощь красоты

2. Постижение прекрасного духом

3. Космические основы красоты

4. Красота для всех

5. Глаза прекрасного

6. Творение прекрасного в жизни

7. Роль школы в воспитании через красоту

8. Культура мысли и сердца

9. Мир Огненной Красоты

1O. Общение сердца с Высшим Миром

11. Творчество импульсов

12. Подвижник красоты

13. Миссия женщины

14. Эра Красоты

Из книг, сопричастных "Живой Этике"

издание Эстонского общества Рериха

Таллин 199O г.

Автором предлагаемой читателю книги является известный латышский поэт, философ - Рихард Яковлевич Рудзитис (1898-196O).

Рихард Яковлевич Рудзитис руководил латвийским обществом друзей Музея Рериха с 1936 года до ликвидации этого общества в осенние дни 194O г. Волна сталинских репрессий не миновала председателя общества и многих его членов. Но через годы лагерей, а потом и годы застоя, все они пронесли верность общечеловеческим идеалам Н.К.Рериха.

Здесь уместно очень кратко напомнить историю латвийского общества Рериха. Это общество выросло в г.Риге из кружка, который в 1924 году собрал вокруг себя Владимир Анатольевич Шибаев близко знавший семью Рерихов и впоследствии ставший секретарем Н.К.Рериха.

В.А.Шибаев в 1928 году уезжает в Индию к Рерихам, а руководство кружком переходит к врачу Феликсу Денисовичу Лукину, который после встречи с Н.К.Рерихом в Париже в 193O году преобразовывает кружок в официальное общество друзей Музея Рериха в г.Риге. Основная заслуга этого общества - издание книг серии Живой Этики - "Агни Йога", капитального руда Е.П.Блаватской "Тайная Доктрина", двухтомника писем Е.И.Рерих. Всего в издательстве этого общества "Угунс" ("Огонь") было издано около 5O книг.

С уходом Ф.Д.Лукина в 1934 году из жизни руководство обществом к 1936 году переходит к Р.Я.Рудзитису, которого Н.К.Рерих называл "Современным бардом святого Грааля".

О книге "Сознание Красоты спасет" лучше не скажешь, чем это сделала Е.И.Рерих в своем письме к Р.Я.Рудзитису от 1O октября 1936 года: "Родной наш Рихард Яковлевич, вчера нам радость, пришла Ваша чудесная книга "Сознание Красоты спасет". В тот же вечер мы прочли этот огненный гимн Красоте. С восторгом вчитывались в эти одухотворенные строки. столько в них сердечного огня! Столько Света, бодрости и радости! Книга эта должна найти место на столе правителей, в школах и в каждом обиходе. Ведь она говорит о самом насущном, о том, чем жив человек! Хотелось, чтобы она проникла и туда, где начинают мечтать о внесении красоты в жизнь".

"...Огненные формулы входят в жизнь и будят сознания. "Осознание Красоты спасет" - истинно спасет!"

Николаю Константиновичу Рериху,

чье огненное сердце и величественный

зов к несению Чаши Красоты дали

незабвенное вдохновение и

благословение и моим творческим

мечтам о созидании Красоты Будущего.

"Каждый день бросить жемчужину

в ожерелье Матери Мира. Итак,

думайте, как украсить очаг мира".

Листы Сада М. 173.

МОЩЬ КРАСОТЫ

~~~~~~~~~~~~

Если прислушаться ко многим светлым, осеянным духовностью призывам, раздающимся в последнее время среди людской вражды, смятения и исканий, - то среди них каким-то новым благозвучием возносится один голос, призывающий к красоте: - красота спасет мир.

Это мы читаем у Достоевского, то же самое утверждает и Владимир Соловьев: "Эстетически-прекрасное должно вести к реальному улучшению действительности". "Совершенное искусство, в своей окончательной задаче, должно воплотить абсолютный идеал не в одном воображении, а и в самом деле, - должно одухотворить, пресуществить нашу действительную жизнь". То же подтверждает и другой русский философ - Бердяев: "Красота - сила, и она спасет мир". "В красоте жить - это заповедь новой творческой эпохи" (Смысл творчества). Положение Достоевского разделяет и религиозный мыслитель Григорий Петров: "Да, именно красота и только красота спасет, возродит и устроит человеческим мир. Но красота не в обычном, бедном, тесном и убого-ограниченном смысле. Красота должна быть всеохватывающего, всепроникающею и всеустрояющею" (Искусство и жизнь. Балтийский альманах. 1924. II). Это говорит и Эллен Кэй: "Религия красоты однажды объемлет мир" (Die Wenigen und die Vielen. 19O5, 245). И поэт синтетического духа - Рабиндранат Тагор: "Цивилизация ждет великого завершения, выражения своей души в красоте" (Talks in China. 91). Этому с глубоким убеждением верит и художник-духотворец и водитель культуры Николай Константинович Рерих: "Лишь в красоте заключена победа". "Знак красоты откроет все священные врата". "Искусство объединит человечество... Искусство есть знамя грядущего синтеза... Свет искусства озарит бесчисленные сердца новою любовью. Сперва бессознательно придет это чувство, но после очистит все человеческое сознание" (Пути Благословения. 81, 145, 144 и пр.). "Прекрасное ведет нас через все мосты. Прекрасное открывает наиболее тяжелые затворы. Прекрасное ткет светоносные крылья и объединяет души человеческие в их стремлении к единому свету" (Держава Света. 132).

Наконец, верховную власть красоты, спасение через красоту утверждают и книги нового Учения синтеза Востока - Учения Живой Этики, которое можно назвать Учением синтеза Духа и Красоты: " Произнесший красота - спасен будет" . "Чудо луча красоты, в украшении жизни, поднимет человечество". "Нет оков, которые не разложатся в свободе красоты" (Листы Сада Мории. I. 64, 23. II. 19O). "Красота для многих, разве это не спасительный огонь для путников?" (Мир Огненный. I $ 635).

Как понять эти дивные, могучие слова - красота спасет? Духовное спасение до сих пор считалось задачей религии. На самом-ли деле красота имеет всласть над душой человеческой, более или менее подобную власти святого?

Никто не станет отрицать, что во всех эпохах, на всех народах сказывалась власть красоты. Заглянув глубже в ход эволюции человечества, мы откроем, что именно красота, рядом с религиозным чувством, строила культуру духа человеческого, сообщала человеку самые светлые и высокие импульсы, окрыляла его, зажигала в нем стремление претворить обычность жизни в более идеальной перспективе. Сколько легенд сохранилось у всех народов о том, что красота была способна обуздывать и смягчать наиболее злые, буйные сердца. То гусляр своими гуслями усмирял диких зверей и водную стихию, останавливал сражения и покорял природу. Там Ванемуйне и Вейнемейнен, там Орфей, там и странствующие певцы народных преданий. "Своими песнями, говорит Шекспир, Орфей околдовал деревья, волны и даже скалы. Нет на земле живого существа, столь жестокого и злобного, которого музыка не смогла бы преобразить хотя бы на час" (Венецианский купец). "Как бы не ссорились, как бы не озверели люди, говорит Н.К.Рерих, они все-же объединенно замолкают при звуках мощной симфонии и прекращают препирательства в музее или под сводами Парижской Богоматери" (Твердыня Пламенная. 15 стр.).

Не мало людей говорят о катарзисе - очистительной силе искусства или красоты, что она облагораживает человека, вызывая в нем наиболее идеальные, сокровенные вибрации, что она пробуждает в нем религиозные и моральные импульсы и велит сердцу человеческому преобразиться. Красота не только смягчает дух человека, но мы знаем, что, например, пение, музыка и живопись исцеляют его не только психически, но даже и физически. Уже Аристотель подтвердил педагогическое и терапевтическое значение музыки. Она исцеляет болезненное и колеблющееся настроение духа, делая все человеческое существо гармоничным и благим (Политика, 8 кн.). Ямблих в своей "Жизни Пифагора" рассказывает о последнем: - он владел таким знанием музыки, что с ее помощью мог усмирять самые неукротимые человеческие страсти и просветлять дух человека, и это знание свое он использовал также в воспитании. Так, в школе Пифагора знали мотивы, которые влияли успокаивающе на меланхолию и скорбь, на раздражение и ненависть, на боязнь и беспокойство, на вожделение и похоть. Вечерами, перед отходом ко сну, пифагорейцы очищались пламенем песни ото всего, что днем нарушало их благостройность и благозвучие, а утром, на восходе солнца, торжественностью своих словословий и мелодий обновлялись в жизненной мощи солнца. Платон в своих диалогах утверждает музыку, как основу идеального воспитания вообще. Ибо сам жизненный опыт ему засвидетельсвовал высокую роль музыки: "Так как нравственность находится в упадочном состоянии, то боги, из сострадания, дали нам музыку с торжественными танцами. В объединении этих искусств заключается сила, научающая человека красоте и добродетели".

Истинно, не без глубочайшего основания, и тысячи других, после Платона, утверждали лечение красотою, как заповедь культуры. "Мы должны помнить, говорит Рерих, что лик красоты и знания излечит народ от распущенности мысли, внушит ему основы достояния личного и общественного, откроет сущность труда и в лучшем понимании укажет народу путь высоких достижений". "Поэзия есть настоящая народная медицина, утверждает и латышский поэт Я.Порукс, - которая лечит народ, сообщая ему новые силы и идеалы". Ведь истинное искусство возвещает народу об идеальном царстве красоты, куда всем нужно устремиться, внушает жажду лучшего - духовного, исцеляет слепоту и глухоту сознания, пока ему не откроется весь необъятный кругозор духа.

Послушаем, что о грядущей, мессианской роли истинного искусства еще заповедывают страницы вышеупомянутого Учения Живой Этики:

"В красоте залог счастья человечества, потому Мы ставим искусство высшим стимулом для возрождения духа. Мы ставим искусство бессмертным и беспредельным... Стихия огня (духа) напрягает искусство и духотворчество. Потом чудесные жемчужины искусства могут истинно, поднять и мгновенно преобразить дух... Истинно, жемчужины искусства дают возношение человечеству и, истинно, огни духотворчества дают человечеству новое понимание красоты".

"Жизненность искусства, которое хранит божественный огонь, дает человечеству насыщение огнем, который возжигает дух и насыщает миры. Потому чудесные факелы красоты творчества так ценны для человечества. Мы видели, как творения искусства преображали человека" (Иерархия. 359, 366).

При таком понимании искусства, сокровенном и благоговейном, когда при соприкасании с красотой искусства человек переживает самое благородное и возвышенное в своей жизни, как бы мгновения откровения и преображения, как-то нелепо и унизительно звучит утверждение многих, что искусство есть лишь эстетическое наслаждение, что оно дается для услаждающего развлечения и отдыха. Напротив, истинное искусство являет кристаллы и алмазы высшего горения, неземных вдохновений и восхищений, оно прокалено страданиями и непрестанной борьбой за совершенствование и за разрешение вопросов бытия. Потому и воспитание художественных образов, идей и созвучий отнюдь не есть наслаждение, ведущее к самодовольству и себялюбию, но та же борьба, борение воспринимающего сердца за новый духовный мир, за более обширные тональности человека; это пламенение и очищение духа, это сотрудничество и сотворчество, постижение и закладывание новых мыслеоснов в храмине человеческой Культуры. Именно, так же как для Канта мораль есть борьба, мы можем дополнить, что так и всякая истинная эволюционная ценность есть борьба, победа и преображение стихийных сил в озаренную стройность достижений.

С другой стороны, прекрасное в искусстве помогает людям понять друг друга, уважать другого в его тяготах и стремлениях, познать человечность и возжаждать ее во всем. Таким образом, искусство становится объединителем людей, делая их духовно родными. Уже Шиллер в своих ""Письмах об эстетическом воспитании человека" верил, что единственно искусство способно возобновить единение между людьми и даже - объединить все человечество. Но в таком случае оно должно быть идеальным искусством, т.е. осененным духом Вечности. "Красота ведь наш истинный создатель, потому слушатель и созерцатель должны выйти из круга искусства, как из рук Творца - чистыми и совершенными".

Но с самым большим убеждением и энтузиазмом великую объединительную миссию красоты и искусства неоднократно утверждает Н.К.Рерих:

"Язык искусства уже много раз в истории человечества являлся наиболее убедительным, привлекательным и объединяющим... Сами предметы искусства много раз являлись лучшими посланниками, внося с собою мир и дружелюбие. Нам уже приходилось отмечать, как обмен художественными ценностями иногда избавлял от недоразумений и опережал словесные договоры. Если мир, по словам Платона, управляется идеями, то благородные зерна искусства всегда будут тем благостным посевом, который дает лучшую, добром поминаемую жатву" (Врата в Будущее. 1936. 6O).

Ведь воистину - "в таинственных, обобщающих путях искусства есть тот международный язык, который свяжет все человечество" (Пути Благословения, 1O). Разве опера и драма, концертный зал, выставки картин - не объединяют людей несравненно больше и крепче, нежели Лига Наций? Так и красивые местности, античные города разве не связывали и не делали братьями самые чуждые души? Ибо в устремлении к красоте люди понимают друг друга, даже если бы они и не понимали языка другого, потому что в этом устремлении "проявляется внутренняя сущность человека. Это и есть то Божественное в человеке, что всех объединяет. В его свете мы все едины" (Тагор).

"Дух знает, где красота".

Листы Сада Мории. 119.

ПОСТИЖЕНИЕ ПРЕКРАСНОГО ДУХОМ

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Но такой мощью красота владеет лишь там, где в душе человека жива божественная искра, где его глаз, и ухо и сердце просветляются, где он, более или менее, начинает сознавать красоту. Ведь до нашего уха может доходить даже музыка сфер, но если наше сознание закрыто и спит, то наше ухо не слышит. Так же "можно стоять в полной тьме перед прекраснейшим произведением искусства", ибо как тьма, так и свет - в нас. Ибо глубочайшая истина вложена в слова Учения Живой Этики: "Неверно сказать - красота спасет мир, правильнее сказать - сознание красоты спасет мир" (Община, $27). Не красота сама по себе спасет, но красота осознания, утвержденная и возвеличенная нашим духом. Потому мы так часто и видим, что, например, деревенский житель, обитающий в прекрасном уголке природы, как будто не видит, не сознает ее, оттого и красота не возвышает его, не заставляет вострепетать в нем сокровенные чувства. Но лишь только человек начинает сознавать объект своего восприятия, как прекрасное, и радоваться, и восхищаться им, такая красота, хотя бы и узко-эстетически воспринятая, обвевает человека духовными веяниями, внушает, хотя бы на мгновение, более чистые устремления. Ибо каждое устремление красотою, хотя бы оно и было узко-формальным, все-таки дает свое зерно духа.

Возвращаясь теперь к прежней мысли - что красота может спасти, мы должны сказать, что узко созерцаемая и познаваемая красота, конечно, неспособна спасти человека в высшем смысле этого слова. И если такое созерцание красоты возвышает и обновляет человека, то лишь на короткое мгновение, но оно не дает человеку вечной, незыблемой опоры и познания жизни. Но все-таки и это мгновенное освобождение, снова и снова озаряя душу человека и порождая в ней наиболее сокровенные чувства, открывает ему путь к красоте духовности, расширяет и утончает его сознание, сокращает путь его эволюции и приближает к предельной цели к космическому сознанию.

Но с другой стороны, бывают также случаи, когда особенно художественные натуры чувствуют мощь красоты не только мгновение, но гораздо дольше, и что красота их освобождает в истинном смысле этого слова. Разве это не сокрушенный страданиями Бетховен создал свою Девятую симфонию, величественный гимн радости? Разве это не была чудесная победа красоты, которая когда-либо существовала? Красота музыка, которая ему казалась "откровением высшим, чем все науки и философии", дала ему гармонию духа и созвучие с Космосом. Это оттого, что он воспринял прекрасное в самом обширном и глубоком его понимании, что он в прекрасном узрел основы Беспредельного.

Разве не таким же Светом Невыразимым осенялась жизнь Баха, Моцарта, Вагнера, Мусорского, Скрябина, в моменты высшего творческого восторга и вдохновения слышавших отзвуки музыки сфер? Разве не являлась вся жизнь Микельанджело благоговейным, освободительным порывом к Миру Огненной Красоты? Ведь он видел в созерцании красоты силу, возносящую к небесам. "Ничто не делает душу столь набожной и чистой, говорит Микельанджело, как стремление создать нечто совершенное. Ибо Бог есть совершенство, и кто устремляется к совершенству, устремляется к Божественному". Такие победы красоты многочисленны, - когда красота является для человека высшим и постоянным благословением его жизни.

Истинно, наблюдая мощь красоты на этих последних, можно свидетельствовать: красота способна спасти, спасти, может быть, в предельном смысле этого слова - не только сократить путь эволюции, но и привести во Врата. Ибо "ближе всего подходит к завершению путь красоты" (Мир Огненный. III. 23). На это способна не узкоформально созерцаемая красота, но красота, созерцаемая в призме Беспредельного. Спасти - в существенном смысле слова - может лишь красота, поднятая до высшего понимания, лишь истинное осознание красоты. Если простое сознание красоты может возвысить человека, то озарить и освободить его - может лишь постижение красоты в сокровенной ее сущности. Красота может спасти, но тогда нам надо переменить наш взгляд на Вселенную, нам надо облечься в одеяние духовности. Ибо "лишь дух знает, где красота". Этого не знают наши органы чувств, этого не знает даже наш рассудок. Нашим чувством и рассудку красота кажется воистину чудом, загадкой непостижимой. Лишь наш дух знает, что единственно истинной является космическая красота, что отдельные явления красоты раскрываются полностью лишь в перспективе Беспредельно-Прекрасного. Лишь наше сердце, как обитель духа, это знает, ибо биение чистого сердца отражает ритм сердца Великого Космоса.

Итак, в восприятии красоты великая роль принадлежит духовному уровню человека. "Без духовности даже невозможно понять красоту" (Рерих. Adamant. 88). Ведь ступень осознания красоты тесно связана с общим духовным развитием, с культурой сердца. Хотя, с одной стороны, красота постепенно раскрывает врата к духовности, все-же - познать истинно-прекрасное может лишь духовность. Понять красоту во всех ее разновидностях, в ее существенном, космическом проявлении, может лишь высоко духовная, синтетическая индивидуальность. истинно прекрасное воспринять, постичь и оценить может лишь прекрасная душа. Чтобы увидеть красоту, глазу самому нужно воссиять светом духа, стать прекрасным. "Озаренное око созерцает Красоту. Пусть каждый из нас становится прекрасным и божественным, чтобы увидеть Прекрасное и Божественное!" (Плотин). ВЕдь "правда Вечности в красоте духа". Оттого и прекрасной душе открывается покров глубин Космоса. Красота ведь раскрывает все проблемы: надо познать Прекрасное в его сущности, и все поле зрения раздвинется в ширь космического сознания.

"Пробудив желание к красоте

беспредельности во всем,

человечество пойдет без

оглядки. Только Величие Космоса

устремит дух к недостижимым

Высотам".

Беспредельность. 46.

КОСМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КРАСОТЫ

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Что-же постигает во Вселенной духовный взор? Материя для него так же божественна, как и дух. Оба они рассматриваются, как два полюса одного и того же явления - субъективный и объективный, или как два аспекта Абсолюта, что друг друга дополняют и способствуют совершенствованию. Существует только один принцип - дух-материя, материя-дух, "квинтэссенция кого - Абсолют есть единственная реальность" (Чаша Востока). Если исходить индуктивно из сущности природы- тогда все есть материя (или "сгущение" духа в разных степенях вибрации); исходя дедуктивно, т.е. из Беспредельного - все дух. На самом деле то, что люди понимают как материю, есть лишь поля энергии различной плотности и интенсивности, и эта энергия, в конце концов, сводится к непостижимому духо-материальному Первоначалу, к Великой Тайне Тайн, поле проявления которой есть Беспредельность.

Так понимая земную материю, мы придаем ей новую возвышенную, космическую значимость. Но, с другой стороны, нельзя представить и дух, как чисто нематериальную, отвлеченную сущность. Дух - несравнимо тонкая, лучезарная, огненная энергия, представляемая Востоком как "светоносная материя". Каждая человеческая монада и каждая духовная искра и есть частичное проявление высшей Божественной Энергии, Единого и Вечного Огня Духа, который и есть сущность всего Бытия. Вся "жизнь от малейших пылинок до неисчислимых величин" объята и насыщена Космическим Огнем, в разных степенях и формах проявления осознания, и можно считать вся Вселенная дышит и живет Огнем. Именно, этот Огонь Духа и есть активное, творческое, мыслящее Проявление Неведомого Первоначала во вселенной, оно и ведет все сущее по пути эволюции.

Потому мы и не должны забыть: хотя земная материя имеет весьма важное значение, но лишь дух дает ей истинную, сокровенную значимость. Материя без духа слепа. Огонь духа ее оживотворяет и освящает, делает ее сознательной и гармоничной. Дух также облекает материю в красоту. И чем больше насыщенности огнем духа, тем больше красоты.

Поэтому красота физических явлений есть не только вопрос формы, как это утверждает формальная эстетика, но красота есть гармонический результат некоторого имманентного, целесообразного содержания. Таким образом, физическая красота есть в сущности динамическая, не статически готовая красота, как это нам кажется, ибо она общается и расцветает под влиянием некоторых скрытых тенденций, так же как чисто духовная или красота высшего Начала в нас - есть результат внутренних борений и устремлений. Говоря словами Вл.Соловьева: "Красота преображение материи, через воплощение в ней другого, сверх-материального начала" (Собр. соч. VI. 37). Критерием эстетического достоинства, таким образом, является "наиболее законченное и многостороннее воплощение этого идеального момента в данном материале" (VI.41). Теперь понятно, отчего то явление нам кажется прекраснее, где это идеальное содержание вспыхивает ярче всего, например, в одухотворенном человеческом лице.

Таким образом, - истинной основой красоты является духовное начало. Красота есть манифестация Божественного Огня Духа в явленной материи, и лишь степени имманентности Высшего Начала в явлениях - дают им красоту. Вечный Огонь и является тем чудом, что груды хаоса объединяет в живой организм, что тускло тлеющим сознаниям дает, в конце концов, расцвети в серебристые лотосы озарения.

В таком имманентном, сокровенном свете раскрывается красота просветленному духовному взору. Для того, кто подходит ко всему с пониманием в сердце, даже кажущееся некрасивым приобретает более глубокий смысл, так как все обнимает Истина, а все, данное в гранях абсолютно-истинного, есть и прекрасное, конечно, в различных долях и скалах проявления, начиная с проблесков красоты в грубо-материальном, и кончая бесподобными, светозарными далями чисто-духовного. Его взору "нет вещей, есть лишь она - Красота". Если посмотреть с вершины, все человечески релативные измерения исчезают: есть лишь пламень или вибрации, различной тонкости и различной ясности. Есть лишь поток Вечно-Прекрасного, переливающийся из одного русла в другое, переплетающийся с одного комплекса атомов в другой. "Каждая капля океана дает свою радугу, потому, как прекрасно сияние Космоса" (Листы Сада М. 234).

Так, через осознанную красоту мы можем проникнуть в истинные глубины космического познания. Обладать космическим сознанием - значит и обладать сознанием космической красоты. Такому человеку в красоте озаряется Беспредельность.

Просветленное сознание стремится постичь эту красоту Беспредельности, как Абсолютный Закон гармонии, или, лучше говоря, необъятный гармонический Божественный План, который Космический Закон начертал от века веков и постепенно продолжает реализовывать, проявляя себя во времени и пространстве. Созерцая этот космический план красоты, можем сказать, что "Бог геометризирует", или что Он компонирует и притом же исполняет Сам эту симфонию, безначальную и бесконечную. Сущность этого плана - эволюция, потому Божественный План можно определить, как план развития Беспредельной Красоты.

Так как абсолютное совершенство и красота есть конечный идеал всех существ, всех микрокосмов и макрокосмов, то, реализуя этот план, Вечное Начало имманентно ведет все существа во Вселенной к наиболее полному и идеальному совершенству красоты: другими словами - к проявлению Огня Божественного Духа в каждом индивидууме, по мере раскрытия его сознания и пламени устремления в нем. Красота есть стремление каждого существа становиться все прекраснее, все более совершенным в красоте. Каждый цветок стремится выразить себя в наиболее красивой форме и, вместе с тем, созидать и украшать святыню Вселенной, сотрудничать с планом Прекрасного. Каждый раскрывающийся цветок инстинктивно сознает, что он несет сокровище для созидания храма Вселенной. Таким образом - инстинкт цветка является "мыслью Божью".Растения, также как и животные - живут жизнью коллективного инстинкта, и то, что отдельный цветок не в состоянии полностью проявить в течении своей жизни, то он проявляет, продолжая жизнь в коллективном существовании своего вида, и цель коллективного сознания вида: дорасти до экземпляра совершенной красоты как в наружной форме, так и внутренне, дабы подняться на высшую ступень эволюции.

Поднятие по ступеням эволюции - значит восхождение по ступеням бесконечного Божественного Плана, устремление, через неисчислимые формы и возможности гармонизации, в прекрасную Беспредельность. По этим ступеням восходит материя, доходя до границы духа, по этим ступеням инстинктивно идет все минеральное, растительное и животное царство, пока не озарится в человеческом сознании, но по ним поднимается и человек, как сознательный проявитель Божественного Огня на земле, как высшее достижение на космической скале красоты. Или, как сказано в древнем Учении Каббале:

"Суждено камню стать растением,

Растению - животным,

Животному - человеком,

Человеку - духом,

Духу же - Богом".

Искра Божественного Духа вновь и вновь должна возвратиться на путь земных испытаний, радостей и страданий, чтобы в совершенстве выучит все заданное ей, чтобы очиститься в огненном горниле жизни, чтобы вырастить невзрачное зерно свое в чудесный, пламенный цветок. Так, дух, освятивший своим пребыванием тело, должен постепенными, вечными усилиями своими все грубо материальные проявления в себе и в окружающем преобразить в наиболее тончайшие, светоносные. Ибо космическая цель его существования: устремиться к самым абсолютным звучаниям и сверканиям, к самым безбрежным Высотам Бытия. Так, эволюцию мы можем представить, как бесконечную трансмутацию и гармонизацию материи, а с другой стороны, как постепенное раскрытие сознания, как расцветание духа во всей его необъятной красоте.

Наконец, наступает время, когда человек начинает сознательно воспринимать план, когда он осознает свою связь с дальними мирами, как сферами высших огненных озарений и духотворчества, когда он осознает всю Вселенную, как космическое братство, и стремится сотрудничать с планом эволюции, отдавая всего себя на благо человечества и всего сущего и, наконец, стремиться к тому, чтобы весь мир стал небесным царством - царством прекрасного. Тогда осуществляется высшая красота, какую человек может достичь в пределах нашей планеты. "Это соответствие личного духа с Общим Мировым Благом и составляет красоту Космоса" (Листы Сада М. 235).

Именно такая, космически осознанная красота, введенная в грани Беспредельного, где каждое малейшее проявление красоты стремится включиться в цепь большой красоты, красоты духовной, где каждая искра есть лишь частица великого безмерного Огня, такое сознание красоты может спасти человека, освободить его от всех тягостей мира, омыть и сжечь в нем все засорения самости, раскрыть в его духе божественную сущность и преисполнить его сознание Светом, доселе незримым. Для такого именно сознания и чудесное искусство является претворителем и возродителем духа, в нем "чудесные жемчужины искусства могут, истинно, поднять и мгновенно преобразить дух".

Теперь понятно, отчего Н.К.Рерих увещевает повторять красоту, как вечернюю и утреннюю молитву, отчего Учение Живой Этики указывает произносить слово "Красота" с сокровенным чувством: "Тверди - красота, даже со слезами, пока дойдешь до назначенного" (Листы Сада Мории. 77).

"Если у тебя два каравая хлеба,

продай один и купи лилию".

Китайская поговорка.

КРАСОТА ДЛЯ ВСЕХ

~~~~~~~~~~~~~~~~

Но где мы встретим такое понимание красоты? Оно достояние лишь немногих. Космическое созерцание еще только наследие будущего. Однако, красота, воспринятая более узко, уже была достоянием большого числа людей, потому история духовной культуры человечества - есть, вместе с тем, и путь красоты. И все-таки нужно сказать, что как раньше, так и теперь большинство людей, если не стоят вполне в стороне от пути красоты, то получают от него лишь крохи. В то время как история человечества собрала столько сокровищ искусства, что-же наблюдается в жизни народной массы? Рядовому человеку эти ценности еще так мало знакомы, он еще так беден красотою. В цивилизованных странах дни миллионов рабочих протекают без всяких эстетических импульсов: машины, рудники, заводы, где все кругом покрыто копотью и пылью. Во всем жизненном обиходе - стандартный фабричный продукт, нет песен, нет музыки, за исключением, может быть патефона, да за последнее время радио. Большинству же людей среднего сословия недостает понимания и интереса к искусству, они довольствуются, большей частью, его суррогатами.

Истинным позором и бедствием нашей эпохи, можно сказать, является вся столь распространенная "шлягерная " музыка, все до невозможности пошлые киносценарии, все антикультурные пьесы и оперетки, разыгрываемые под знаком искусства, все романы и другие книги легкого жанра, которые так тонко развращают сознание миллионов нашего поколения. Даже многие из лучших художников и писателей погрязают в равнодушии к Высшим Устоям Мира, к бессмертию духа, к сверканиям подвига и самопожертвования. Поистине, самой насущной потребностью нашей эпохи является огненное очищение всей культуры.

"Можно считать эту аритмичность признаком последнего периода Кали Юги. Именно, тьма будет всеми мерами нарушать всякую стройность. Диссонанс является отличительным признаком всех современных искусств. Даже можно заметить, как консонанс и мажор сделались как бы отличительным признаком устарелости. Нужно иметь известное мужество, чтобы продолжать творить в консонансе мажора - маэстозо. Так нужно по всему строению жизни отмечать отклонение от всякого героизма" (Сердце. 4O2).

"Бич нашего времени в том, что мы притупили в себе чувство красоты, стараясь все снизить и приурочить к сознанию масс. Как выразился один писатель: "Чудесные краски мира погибают, над ними превалирует защитный цвет. Как больно жить в нашу эпоху. Как тяжко видеть прикасание все нивелирующей руки!" (Из писем Е.И.Р.).

Наш духовный слух, истинно, должен был безмерно страдать, прислушиваясь к грубым и безобразным звукам эпохи: ибо наше сердце должно тосковать по Божественной Эроике!...

Гораздо счастливее, в эстетическом отношении, был человек природы. Его воображение еще не было искажено. Его вкус был здоров, и то, что он творил, он творил как будто перед Богом. Мы знаем, как часто человек древности являлся как бы врожденным художником. Его кустарные работы являют иногда удивительное чувство цвета и формы. По всей стране тогда жужжала пчелиная песнь прялки. Он радовался красоте цветка и вплетал его в узор своей перчатки или покрывала, он украшал свое жилище, его творческий дух проявлялся повсюду. С другой стороны он всю свою жизнь претворял в пение. Для каждого состояния его психики - для скорби, радости, даже для гнева был свой поэтический ритм. Тогда, конечно, и эмоции, не могли так скоро переходить в аффекты, ибо песнь успокаивает встревоженный дух. Без песни наши предки не перенесли бы и крепостного ига.

Мы должны учиться у древних греков возлюбить красоту так, как они ее любили. Мы знаем, как они поклонялись красоте в самых различных формах жизни. Отсюда - поразительная победа искусства в их жизни. В Элладе искусство и жизнь были близнецами. Все величественные строения и храмы, украшенные изваяниями богов и героев, все бесчисленные памятники культурного творчества, не являлись-ли они истинными воспитателями народа в красоте? "Один только вид Пантеона, - говорит какой-то греческий писатель, - заставляет забыть всю печаль и заботы". Даже религия здесь сопричастилась культу красоты. Но не будем думать что греки искали лишь формально-эстетическое в красоте, хотя сознание их и утверждало, прежде всего, эстетический принцип. Недаром высшим идеалом своей жизни они считали kalokаgаtia - прекрасно-благое, красоту в созвучии с доблестью. Ведь философские учения Платона и Плотина возвели понятие прекрасного на недосягаемые вершины Божественной Идеи Блага, Первоосновы всех земных проявлений красоты. Ведь и многие другие греческие мыслители искали в человеке отражение красоты огня духа. Этот же идеал kalokаgаtia греки стремились осуществить особенно в воспитании, а именно: через предоставление музыке главенствующего места в школе, а впоследствии называли музыкой эстетически-этическое воспитание вообще - гармонизацию духа и тела, ума и сердца. Можно сказать, что широко распространенная в народе музыка и пение принимали участие и в образовании нравственного облика древних греков, и отчасти им они должны быть благодарны, что стали народом, ищущим во всем меру и чуждающимся резких диссонансов.

Современному человеку так трудно живется, так тяжка и бедна, так полна хаоса его жизнь, все оттого, что нет в ней красоты, нет простора искусства. Лишенный искусства внешних форм, он проводит свою жизнь и без внутреннего художественного творчества: спрашивают от него мастерства в разных практических знаниях, но не спрашивают и не учат мастерству жизни - искусству мышления и духотворчества, искусству супружества, дружбы, любви к ближнему, вообще - искусству быть добрым и полезным человеком.

Наша обычная обитель красоты - музеи, оперы, театры, дворцы и соборы, немногие хорошие книги и картины. Между тем, если кто и приобщается к искусству, то далеко не ежедневно, а лишь в отдельные, чаще всего, в редкие случаи жизни. Большинство людей привыкло разделять свою жизнь на две части - на праздники и на будни. В праздники молятся Богу, сияют проблесками лучшего, тогда мелькает некоторая красота, чтобы после снова одеться в серость будней. Но разве самую серую, самую тяжкую обыденность, где строится храм нашей жизни, не следует озарить светом прекрасного? Разве каждое мгновение жизни не должно быть претворено в праздник, каждый труд и каждый отдых - в богослужение и устремление к прекрасному? Красота должна стать нашей каждодневной одеждой, в которой сидим за столом, идем на работу и в храм, - а не предметом роскоши, как до сих пор. Красота должна стать хлебом насущным, освященным нашим духом, топливом нашего очага, окном, сквозь которое взираем на даль будущего.

Нужда в красоте столь велика и существенна особенно в наши дни. Именно теперь, когда человек обезличивается, когда с одной стороны, он сам поддается массовому психозу, когда с другой - его приравнивают бездушному механизму, и когда вся его жизнь становится тусклой, бесцветной, - "нужда мира по красоте должна быть утолена". Особенно теперь, - в тяжкое время катастроф духовных и материальных, во время сдвига сознания, когда человек как никогда еще, находится во власти стихий, когда наша планета больна от людского бессердечия и разнузданности мышления, но когда и напряжения и взлеты духа небывалые - осознание красоты должно стать камертоном, который настроил бы основной тон души на более светлый и возвышенный лад. "Искусство - это молитва и подвиг духа. Молятся в минуты наиболее трудные. Так и эта молитва духа наиболее нужна, когда все существо потрясено и нуждается в твердой опоре" (Пути Благословения. 6O).

Если значение красоты и искусства столь существенно велико, то красота безусловно должна быть доступна самым широким народным массам, чтобы она стала действительным достоянием всех. Красота и искусство для всех, красота ежедневно и красота везде - этот величественный лозунг должен быть начертан нашей эпохой на ее знамени. Вновь и вновь тот же широкообъемлющий идеал будущего утверждается и самым восторженным провозвестником культуры прекрасного наших дней Н.К.Рерихом:

"Искусство для всех. Каждый чувствует истину красоты. Для всех должны быть открыты врата "священного источника". Свет искусства озарит бесчисленные сердца новою любовью... И сколько молодых сердец ищут что-то истинное и прекрасное. Дайте же им это, дайте искусство народу, кому оно принадлежит. Должны быть украшены не только музеи, театры, школы, библиотеки, здания станций и больницы, но и тюрьмы должны быть прекрасны, тогда не будет больше тюрем" (Пути Благословения, 144).

Ведь истинное искусство улучшает человечество больше, чем тюрьмы и тяжелые наказания" (Я.Порукс). Из привеллигированных сословий искусство должно сойти в самую толщу широких народных масс, с эстрады, из музеев и храмов - в сердце жизни. "Песнь, звук и цвет не должны быть запертыми в искусственных теплицах. Эти ценности должны сопровождать жизнь, анонимно окружая народ лаской красоты" (Община. $ 18O). Всем, - и детям и рабочим, и в деревнях и в городских окраинах, всем классам, всем ступеням сознания должен быть достижим свет красоты, все должны прикоснуться к очистительному пламени искусства. Не только тем, кто искусство любит и понимает, но еще больше нужно заботиться о тех, у кого нет этого понимания, чтобы они отбросили свое безразличие, чтобы и в их сердцах красота стала сокровищем мира.

Нужно помнить, что доблестный лозунг Рериха отнюдь не остался таким только на словах. Мы знаем, что Музей в Нью-Йорке, носящий его имя, в течение четырнадцатилетней своей деятельности устраивал бесчисленные выставки, концерты, спектакли, лекции и т.д., не только в стенах своего здания, но передвижные выставки Музея навещали, по всей Америке, сотни культурных и воспитательных заведений, даже детские приюты и тюрьмы. Мы знаем, что в сотрудничестве на поприще прекрасного Музею последовали многие общества и учреждения имени Рериха в различных странах света, также и многие художники и культурные деятели, которых всех вдохновил огненный призыв и в высшей мере активный созидательный путь Рериха. Далее, мы знаем десять основанных Рерихом музеев при его обществах и тысячи его картин, находящихся как здесь, так и в других общественных частных коллекциях в Америке, Азии и Европе. Наконец, мы являемся свидетелями его великого дара человечеству - Знамени Мира, символа охраны ценностей культуры и красоты, который уже принят всеми правительствами Американского континента и знаменует поистине новую страницу в жизненном объединении и строении человеческой Культуры...

Если мы говорим, что человека может спасти лишь космически осознанная красота, спрашивается, как приблизить людей к такому широкому познанию красоты, как пробудить в них стремление к прекрасному? К такому осознанию надо подготовлять человека постепенно, сеять в его душе прекрасное, пока она сама не вспыхнет в красоте. Если человечеству нужна истинная, духовная культура, то, вместе с тем, расширяя понятие культуры, можно сказать6 что человечеству нужна культура красоты. С одной стороны - само понятие культуры, как свободного творчества во времени и пространстве, связывается с понятием чего-то прекрасного, с другой стороны - цель культурного созидания - гармония и красота в материальном и духовном смысле. Эта культура красоты - величайшая задача нашей эпохи.

Но чтобы распространить в народе любовь к искусству и прекрасному, надо дать народу и социальную возможность искать красоту и строить культуру. Искусство может расцвести принадлежностью лишь тогда, когда дети не будут больше страдать от нужды и будут охранены от моральных язв. Нужно внести красоту также и в область социальной правды, нужно увидеть и устранить первое, наиболее явное безобразие социальное бедствие, тогда стремление к знанию и искусству вспыхнет в человечестве с небывалой силой. Потому и Рескин, так глубоко любивший искусство, но потрясенный виденным социальным бедствием, считал, что главное препятствие для достижения красоты - это бедность: "Нужно начать искусство трудом, имеющим своею целью - сделать землю светлой и свой народ прекрасным". Надо создать условия жизни, где бы каждый мог быть воспитан в красоте, чтобы не надо было жить в грязной обстановке, в голоде, и недомогании, ибо такие условия, понятно, не пробуждают даже интереса к искусству.

Но, с другой стороны, мы не должны забывать, что именно искусство, истинное понимание прекрасного, сам человек, как прекрасная душа, все это способствует развитию сознания социальной правды. Внушая человеку возвышенные и гуманные чувства, стремление все соизмерить мерою абсолютно-прекрасного, красота, вместе с тем, делает человека сострадательным к бедствию другого и порождает в нем желание устранить таковое. Ведь искусство должно не только украсить, но и улучшить и возвысить жизнь во всей ее шири. Таким образом, истинное и существенное познание красоты может способствовать также разрешению социальной проблемы.

"Молодые друзья, наполняйте

сокровищницу Духа Вашего, вбирайте

все звуки, все краски, все ритмы из

неиссякаемого источника

Пространства. Тончайшие вибрации

эти, воспринятые сознательно,

утончат ваше восприятие и мысли!"

Е.И.Рерих.

ГЛАЗА ПРЕКРАСНОГО

~~~~~~~~~~~~~~~~~

Поэтому, чтобы распространять искусство и красоту, нужно учить человека стремиться к культуре прекрасного: познать красоту, стать прекрасным и творить красоту, в самом широком смысле слова.

Прежде всего, в каждом человеке уже с самого раннего детства нужно развивать "глаза прекрасного". Учить детей красоте - это самая высшая, священная задача воспитания. Надо утвердить их глаз к красоте, также как все существо - к благу. Нужно развивать эстетическую способность ребенка видеть, его чутье прекрасного. Но и этого недостаточно: нужно научиться, как уже было указано, также видеть правильно, т.е. созерцать все таким, каково оно на самом деле. Так, "глаза прекрасного" должны стать глазами осознания красоты, которые светом своего сознания пронизывают всякую материальную форму. Истинно, природа становится чудом для того, кто умеет смотреть; "величие Космоса его поражает и возносит". Истинное сознание красоты постигает явления цельно и синтетически, цельному взору во всем раскроется высшая поэзия, его ухо уловит отголоски музыки сфер. Как из грандиозно-великолепного, так и из самого простого, как из макрокосма звезд, так и из стебля травы будет сиять какая-то высшая Истина, высший Закон, облекшийся в явленную красоту. Чтобы постичь истинно-прекрасное, человек должен научиться познать в красоте ее сверх-материальное, огнетворное начало, пока его дух не получит такую чуткую благозвучность, что, переживая прекрасное, он возгорится и Вечным Огнем. Сознание красоты должно в нем стать религиозным сознанием, преобразующим всю его жизнь. Тогда в нем пробудится уверенность, что красота есть высшая радость и счастье.

Но для этого в человеке уже с первых лет жизни нужно развивать высшее духовное знание, чтобы он мало-помалу познал бы основы, смысл и цель жизни, чтобы все сущее предстало перед ним в его истинном, космическом свете. "Если через оболочку вещей каждого дня вам удастся рассмотреть вершины Космоса - какой новый, чудесный, неисчерпаемый аспект примет мир для освобожденного глаза" (Пути Благословения, 1O9).

Но чтобы развилось сознание красоты, нужно прорубить любовь к прекрасному. Ибо истинная любовь приносит и истинное постижение. "Истинная любовь созерцает истину в ее настоящем свете - как красоту. Эту любовь к прекрасному нужно зажечь в пламя энтузиазма. В человеке уже есть бессознательное стремление "подняться на высоту той красоты, чем он восхищается и чему поклоняется". Чистая радость и восторг всем возвышенным - уже сами по себе небесное сокровище. "Каждое восхищение перед прекрасным собирает зерна света. Каждое любование природою создает луч победы. Уже давно сказал - через красоту имеете свет... Так, восхищение будет кратчайшим путем к накоплению психической энергии... Научитесь радоваться каждому листку, проснувшемуся к жизни. Научитесь понять, что такая радость не есть безделие, но жатва сокровища" (Агни Йога. 546). Нам надо научиться радоваться цветам, в которых "оседает небо на землю", радоваться гармоническому сочетанию красок в природе. Чье сердце не возрадуется лугу, устланному скромными белоснежными маргаритками, или сада роз, этим улыбкам дальних миров? Истинно, "цвет и звук должны стать нашей лучшей трапезой". радость о прекрасном в природе поведет и к поклонению истинному искусству, и тогда музеи и выставки не будут больше пустовать. Далее - надо учиться наблюдать путешествия, постигая контрасты красоты, существенное и переменчивое в ней. Радоваться не только отдельному явлению, но и всему горизонту прекрасного, своим просветленным и устремленным взором охватить весь земной шар, устремиться в красоту Беспредельности.

Постоянное соприкасание с источниками гармоний, чистая радость о красоте пробуждают в человеке чувство благоговения и благожелания, добродушие и стремление к самоотдаче. Так личное восхищение прекрасным научит ребенка радоваться также возможности давать радость другим, научит сознанию, что обрадовать и возлюбить другого - высшая красота. Он постигнет, что Космический Разум желает внести красоту радости во всю жизнь людей, что нам надо помочь Ему осуществить, хотя бы в течение нашей жизни, - царство небесное будущего. Ибо, истинно, людям надо стать "окнами, сквозь которые Беспредельное смотрит в мир, прозрачными, любящими".

Рядом с сознанием красоты - "глазами прекрасного", нужно развивать и творческую способность в человеке, способность не только любить, но и воздавать, и мочь красоту. Сильный обновленный инстинкт творчества должен побороть все стремления нашей эпохи, ведущие к механизации. Творчество - само по себе высшая радость красоты, и творить надо с энтузиазмом в сердце, ибо "строить над (?) восторгом легче и прочнее" (Агни Йога, 426). Творить красоту нужно во всей своей жизни, каждое мгновение, как вне, так и внутри себя - во всех своих мыслях, чувствах, действиях.

"Явлено вам чудо создания гармонии

жизни, оно заповедь новую явит миру".

Листы Сада Мории. 22.

"Творчество - это чистая молитва

духа. Искусство - сердце народа".

Пути Благословения. 65.

ТВОРЕНИЕ ПРЕКРАСНОГО В ЖИЗНИ

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Прежде всего, надо явиться творителем прекрасного во всех действиях жизни. Наш труд, уже сам по себе, должен стать творческим, свободным, одухотворенным и здоровым трудом. В каждом труде своем мы должны осуществить высшее и наиболее благородное качество. Это возможно, когда при каждом труде посылаем мысль на общее благо, когда в наш труд влагаем чистый трепет нашего сердца, искру духа, когда работаем в насыщенном ритме продвижения нашей жизни. Такой наш труд является радостью нашего существования, непрестанной молитвой и "возношением сердца", ибо каждый положительный труд может стать священным, истинным благословением нашей жизни, если его осенил Свет Высший. И воистину, как говорит Учение Живой Этики, "постоянное общение с Иерархией дает высшее качество труду,.. Нужно установить эту пламенную меру труда" (Мир Огненный, II, 118).

Надо творческим трудом всю жизнь преобразить в красоту, поднять в сияние красоты самые обыденные предметы обихода, чтобы даже уродливое стало прекрасным. Не несчастны-ли мы без пищи и питья? Так же должны мы страдать, не имея красоты в себе и в своей жизни. И чем больше мы будем думать о красоте и творить ее, тем больше возрастет красота вокруг нас, наши мечты о красоте и круг наших действий расширится, они заставят воспламенеть и других, которые вместе с нами возжаждут увидеть прекрасной и свою землю, и человечество, и всю нашу планету. Так "чудо луча красоты в украшении жизни поднимет человечество". Ведь все должно стать прекрасным: не только люди и все окружающие, но и города, и деревни, и вся природа должны очиститься и преобразиться в огнях прекрасного. Ибо во всем и везде нужно созидать новое царство грядущего, то Царство Божие на земле, мощной основной которого будет Красота.

Спрашивается, какие именно будут практические возможности для внесения красоты в жизнь? - Истинно, иногда даже "самое простое преображает жизнь в чудо". Необходимо, прежде всего, чтобы в нашей обители царила древняя добродетель и краса: - чистота. Не чувствуем-ли мы какой-то особый аромат радости и бодрости, входя в чистое и обласканное светом жилище? И как бы сера и тяжела не была будничная работа, разве наша трудоспособность и качество нашей работы, и удача не увеличиваются, когда глаза наши насыщаются радостью окружающей гармонии, когда наше сознание чувствует улыбку красоты? Потому истинно жутко и прискорбно думать, что современные рабочие должны проводить свои дни в чудовищных трущобах, какими являются большинство фабрик и мастерских.

Конечно, грязь в нашем быте "не от бедности, но от невежества. Чистота в жизни есть преддверие чистоты сердца" (Община. 1O6). С другой стороны, именно чистое сердце, как солнце, очищает и напитывает все предметы и пространство душевным теплом, вносит во все темные уголки тайный, невидимый свет, отражение духа.

Так же безусловно необходима в нашем доме - простота. Пышность и роскошь - противны красоте нового сознания, ибо в роскоши погрязают все высшие духовно-окрыленные искания и летания, ибо в роскоши заглушается ритм и скромное биение сердца. Самое главное - надо освободить свое жилище от лишних, безвкусных и безобразных предметов и безделушек, от всего того, что может проводить и нравственную пошлость. недаром Учение Живой Этики увещевает искать во всех предметах качество, творчески-гармонический момент. Так же как душе, обладающей художественным вкусом, достаточно лишь несколько штрихов кистью, для того чтобы вдохнуть в картину жизнь и гармонию, так и в повседневной жизни. Для того чтобы внести в комнату искусство можно обойтись и без дорогих оригиналов: их могут заменить со вкусом выбранные репродукции, портреты великих подвижников, цветы, вазы и пр. Но все это безусловно украсят полки избранных томов самых благородных и вдохновенных творцов мысли. Даже люди, не обладающие средствами, могут внести цветочную весну в свой дом, если у них есть чувство прекрасного и любовь к совершенству.

Мы можем предвидеть, что искусство будущего станет, истинно, частью жизни народов, частью мыслей и стремлений каждого культурного человека, что в деле распространения и пособления художественному творчеству примет широчайшее участие само государство. Прежде всего, ввиду того, что большинство художественных шедевров находится в руках частных собственников, то в будущем они, через периодически устраиваемые выставки или другим способом, станут доступны и народу. Далее, как в древней Элладе и в эпоху Ренессанса, все общественно-просветительские здания и места в каждой стране будут украшаться трудами художественного творчества и так станут святилищем Красоты, где человек будет совершать свой повседневный труд на общую пользу, под осеняющим знаком Прекрасного. Некоторые страны уже поняли неотложную нужду народа в красоте, так, например, в Латвии уже многие, не только государственные здания, но даже деревенские школы и волостные дома украшены картинами молодых латышских художников.

С другой стороны, также повсюду в деревне надо способствовать тому, чтобы эстетическое наследие природы не только не подавлялось утилитарным материализмом, но все возрастало под культурным надзором просветленного сознания. Как прекрасное явление, в некоторых странах, можем приветствовать так называемые "лесные дни", когда ученики или члены организаций обсаживают дороги и площади деревьями. Было бы истинно идеально, если бы все дороги во всех странах представляли собою величавые, цветущие аллеи, если бы защиту прекрасно-стройных рощ, которые теперь так часто истребляются практичным сельским хозяином, правительство взяло бы под свое покровительство. Везде и повсюду, где природа бедна в красоте, божественный огонь духа человека, как вечный сотрудник и претворитель природы, должен приходить ей на помощь в украшении нашей планеты.

Также музыка и песня должны раздаваться в каждом доме, в каждом уголке земли. пусть наше сердце познает то же ликование о музыке, облагораживающей и претворяющей жизнь, какое знал Н.К.Рерих, когда возносил свой гимн музыке:

"Сколько прекрасных подвигов человеческих остались бы несовершенными, если бы они не были сопровождаемы вдохновляющим пением и музыкой... В конце концов, нет такого дома, нет такой хижины, где бы отсутствовал звук, как возвышающая и успокаивающая гармония. Мы называем книгу другом дома, мы возвышаем глаз наш созерцанием прекрасных линий и красок. разве мы не должны считать гармонию сердца нашим водителем к мирам высшим?... Соединяет людские сердца прекрасная симфония. Люди делаются не только слушателями, в сердце своем они становятся соучастниками прекрасного действа. И этот возвышенный зов ведет их к подвигу, к каким-то лучшим выявлениям жизни" (Твердыня Пламенная. "Музыка сфер". 349-351 стр.).

Как расцвел бы дух человека, если бы он стал интересоваться лишь возвышенной музыкой, лишь облагораживающим искусством и доблестной красотой. Надо одухотворить радио, которое теперь, по всей планете, так часто отравляет пространство самыми пошлыми волнами человеческих стремлений. Если бы наша земля окутывалась в торжественные гармонии Парсифаля и Девятой симфонии, в величественные песнопения, в сердечные призывы к любви и братству, к миру всего мира, к подвигу строительного труда и самоотдаче на общее благо, - разве это не отражалось бы в высшей мере целительно и на все направление человеческого мышления? Далее надо устроить чтобы самым обычным явлением стали передвижные выставки, концерты и оперы, спектакли-мистерии, высоко-культурные лекции, наконец, народные университеты, как истинные магнетические центры духовного продвижения, и пр., - для того, чтобы красота духовной культуры получила самый широкий доступ в сердце народа, чтобы глубоко провидческий призыв Рериха: "искусство для всех" сростался с самыми насущными и незыблемыми устоями жизни.

"Нужно оборудовать школы

так, чтобы они были рассадниками

украшения жизни".

Община. 1O6.

РОЛЬ ШКОЛЫ В ВОСПИТАНИИ ЧЕРЕЗ КРАСОТУ

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

В деле пробуждения в человеке истинного интереса к прекрасному, в воспитании в нем, как мы уже указывали, художественного чутья и интеллигентности духа, первая роль, конечно, принадлежит самой семье и окружающей среде. Но пока все родители не стали духовно-культурными воспитателями, и так как именно в школе закладываются и возжигаются многие огни сознания, то велика в этом значении и полна неимоверной ответственности и миссия школы. Потому именно в будущей школе надо отвести особое место воспитанию через искусство и прекрасное, понимая красоту в самом всеобъемлющем смысле этого слова. Наше школьное воспитание обращает слишком большое внимание на развитие интеллекта и отвлеченного мышления, но слишком мало развивает духовные функции: возвышенность и светорожденость мысли, воображение, наблюдательность, чувство соизмеримости, чуткость и находчивость, наконец, духопонимание, человеколюбие и т.п., все то, что в богатой мере дается и искусством и красотой. Какой бесконечно-великий и благостный круг действия открывается здесь для учителя! Он может явиться, истинно, строителем и преобразователем тональностей духа ребенка!

Прежде всего, уже само здание школы должно быть обителью солнца, храмом созвучия и отрадности духа, истинным даром сердца народа будущему поколению, которое должно оставить порог школы творцам лучших достижений мира. Ребенок должен чувствовать здесь также постоянное живое дыхание природы и высшие вибрации Вселенной. Чистота и красота должны выявляться не только во всей обстановке, но и в чуткости взаимоотношений воспитанников и учителей. Школа, вводя душу ребенка в мир гармонии, в мир возвышенных звуков и красок, в мир истинного знания и любви, должна заложить могучие импульсы благозвучия в его душе, чтобы он сам стал способны творить благородный ритм и планомерность, как в своей, так и окружающей жизни.

Среди занятий, прежде всего, на уроках музыки и пения, нужно обращать особое внимание на внутреннее сознательное сосредоточение и вникание в смысл гармонии, на развитие в ребенке чувства ритма и цельности. Это чувство безусловно еще укрепят как строгая система жизни, занятий и отдыха, так далее и духовная самодисциплина, к которой ребенок приучается. Вспомним также другое назначение музыки очистительное, что она должна заставить сердце ребенка вострепетать к благу и почуять отвращение ко всему порочному. Потому так желательно было бы, чтобы ученик, кончив училище, помимо теоретических знаний, уносил с собою также и умение, в большей или меньшей мере, играть на каком-либо музыкальном инструменте. Ибо, в какое незабываемое благословение превратятся потом часы его жизни, озаренные сознанием, что он в состоянии не только вслушиваться в звуковые гармонии, но и соучаствовать в них.

Также и уроки пластики, рисования, поэтики, истории искусства и литературы, наряду с изучением стройности и гармонии художественных произведений, должны вложить в душу воспитанника и высшие моральные качества, как стремление к согласованности и благонравию, к превращению всех диссонансов своих в благозвучную мелодию жизни. Далее, эти уроки разовьют тонкую способность вчувствоваться в гамму чужих вибраций, чувство взаимопонимания, сострадания и жажду облегчить участь своего собрата.

Но эти уроки должны, в широкой мере, удовлетворять также творческую пытливость ребенка. Мы уже видели, что творчество является истинным одухотворителем и возносителем нашей жизни, что оно всем действиям придает высшее качество, и что даже творчество в чисто материальной сфере, в конце концов, ведет к претворению импульсов духа. Потому и чуткий воспитатель во всем и везде, в каждом предмете и задании, должен пробуждать и углублять творческий инстинкт ребенка. Это должны быть задания, где могут выявляться самые доблестные горения молодого сердца, его сокровенные чаяния и вся ширь фантазии, - эти вехи столь необходимые на его дальнейшем пути самосовершенствования. Для этого в школах, помимо уроков рисования и литературной композиции, надо углубить также значение практического обучения прикладному искусству: рукоделию и ремеслам. Мы ведь все знаем о превосходстве ручного труда над фабричным стандартом, и все-же пользуемся лишь последним. Не забудем и чисто духовную основу: если в ручное ремесло человек вкладывает свой огненный интерес, свою радость и жажду прекрасного качества и совершенства, он этим как бы облагораживает сам предмет и насыщает его психической энергией.

"Не напрасно древние мудрецы предлагали заниматься художествами или ремеслами", - говорит Учение Живой Этики. "Каждый должен был приобщаться к такому рукоделию. Они имели в виду средство сосредоточения. Каждый, в стремлении к совершенствованию, напрягал волю и внимание. Даже на немногих, дошедших до нас предметах можно видеть высокое качество ремесла. именно теперь настало время снова вернуться к качеству рукоделия. Нельзя положить духовное ограничение в предел машин. Нужно заполнить время качеством рукоделия, которое обновит воображение. Именно, качество и воображение соединены на ступенях огненного достижения" (Мир Огненный, II 293).

Но отнюдь не только на уроках музыки, пения, рисования, истории литературы и искусств, - чуткий, действительно образованный учитель найдет возможность ознакомить ребенка с понятием прекрасного также и на уроках опытного знания, как естествоведения, географии и астрономии, даже на уроках химии и биологии, математики и философии ученику может приоткрыться завеса беспредельных высот красоты. Далее экскурсии и прямое соприкосновение с сущностью природы дает много восхищения и духовного обновления. Учитель должен стать истинным водителем души ребенка в страну высших идеалов Культуры, познании великих Законов Вселенной, в сердечное сопричастие с беспредельной гармонизацией, закономерностью и целесообраностью сущего.

Ибо школа должна подготовить ребенка к священной его миссии, первые основы которой должна заложить уже его мать, а именно: быть духочеловеком - сознательным соучастником эволюции мира. Он должен быть введен в правильное соотношение ко всему сущему. Его душа и дух должны быть настроены божественным камертоном, пока он не сделается способным воспринять и увидеть действительность в ее бесприкрасной и объективной правде. Ребенку должен быть дан в руки ключ Высшей Истины: он должен научиться умом сердца различать прекрасное от безобразного, истинное от призрачного и ложного, вечное от тленного и преходящего. Этим духовно-музыкальным ключом от откроет источники самых возвышенных мелодий своей жизни. Он найдет в себе и везде правильный тон правильный ритм. Ребенок уже в детстве должен быть поставлен в центре бытия. "Дай, где мне стать, и я мир переверну" - эту пламенную жажду каждого пробужденного сознания найти себе незыблемое место во Вселенной нужно, прежде всего, утолить в ребенке. Именно, это нерушимое, центральное место для каждого - подножие Твердыни Иерархии Света! Молодое сердце должно познать, что это наши Старшие Братья, стоящие испокон веков на Священном Дозоре человечества, Великие Зодчие, руководящие эволюцией человечества и насыщающие мир Огненным Магнитом Своего Духа.

Так из тусклого, повседневного круговорота ребенок будет выведен на космический простор. Через эстетическое восхищение - в великие этические переживания. Из созерцания и творения красок и звуков - в творчество своей собственной жизни, в дисциплинирование, преображение, утончение своего духа. Чуткость и зоркость к прекрасному должны привести к чуткости по отношению к своим ближним, к мечте о прекрасном во всех взаимоотношениях людей. Ибо, именно, в соединенных светозарной нитью отношениях человека к человеку и к Вселенной могут выявиться искры красоты в сем мире. Здесь же учитель должен ознакомить детей с великими примерами жизни - с духовными индивидуальностями, подвижниками и героями, которые давали человечеству осознание высшей красоты - красоты духа. Изучение биографий духовно высокоразвитых людей, восторг и благословение перед величием духа, воспламенит в молодой душе непреклонное желание подражать великим Образам, следовать по стопам тех, кто каждым прикосновением своим освятил и просветил нашу землю. Подражая им, воспитанник сам будет стремиться стать духозвучащим во всех отношениях. Выявление всей своей духовной культурности по отношению к другим, всего своего такта и музыкальности духа, всего своего чуткосердечия, улыбки самообладания, сострадания и терпимости, - эти тончайшие струны и являют нерушимые корни духа, которые подлежат бесконечному взращению.

Так в школах должно проходит обучение мастерству всей жизни. Ибо самая прискорбная несоизмеримость, что в школах обучают, главным образом, лишь наукам, но того, что так безмерно необходимо человеку, как этическому, божественному существу, как великому интегралу жизни, на то, самое насущное, обращают так мало внимания. Но возможно-ли свою жизнь и свою среду созидать в совершенной красоте, если человек сам себя не созидает в красоте? Потому уже на школьной скамье человеку нужно поставить непреложной целью - красоту духа, поднять все свое существование путем самосовершенствования в красоту высших озарений. Постепенно овладевать своим телом и душой, и духом, как божественным инструментом, из которого он должен создать самые чистые, самые абсолютные тона и мелодии, дисциплинировать свои мысли, чувства и действия, шлифовать как кристалл, в самых тонких контурах и извилинах, созидать себя и подвигать себя все вперед и вверх, по пути беспредельной гармонизации, от одной ступени восхождения к другой, чтобы лучше служить и излучать сердцем благо, - в этом и состоит весь смысл и цель жизни.

Потому и центральными предметами в будущей школе должно стать космоведение - истинное понимание сущности Бытия, а также углубленное и расширенное учение этики жизни, намечающей путь человека.

"Дух знает стремление к

совершенствованию, в котором

звенят все колокола Космоса".

Сердце, 224.

КУЛЬТУРА МЫСЛИ И СЕРДЦА

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Для того, чтобы устремиться по пути красоты духа, прежде всего надо явиться творителем прекрасного в области мысли. Мысль ведь, как тонкая огненная энергия, основа всего, мера всех вещей, "причина Вселенной". Первая предпосылка культуры духа - культура мысли. Дисциплина мысли, истинно, самый волшебный сад красоты, за которым мы можем ежедневно, ежеминутно ухаживать и его растить. Нужно достичь алмазной чистоты мысли; именно чистота, возвышенность и огненность мысли творит высшую красоту - красоту подвига и духовности. Надо созидать гармонию мысленных волн, чтобы они, очищенные огнем духа, как солнечные лучи распространялись равномерно во все стороны, но метались как хаотические вихри или бессознательные лоскутки, над чем не имеем власти. Наша душа и дух наш - Храм Божий, и все что из него исходит должно быть искрами Высшего Света. Вот почему нам надо принять на себя громадную ответственность за свои мысли, ибо "даже Архат не уничтожит следствие мысли и слова" (Агни Йога. 5O). Мысль способна возродить и поднять, мысль способна также омрачить и убить. Величайшее зло загрязнить светлую красоту мирового пространства своей нечистой мыслью. Мысль должна внести красоту и гармонию не только в жизнь человека, но мысль, как творческое начало, должна творить и красоту Космоса, "украшая пространство цветами света", цементируя пространство огненными, возвышенными вибрациями. Чистая мысль стремится присоединиться к космической мысли, и космическая мысль действует в человеке взаимообразно - когда он думает о благе человечества и о Беспредельности. Это есть творческая мысль, стремящаяся сознательно сотрудничать с эволюцией мира. И мысль о других, очищенная в пламени любви, создает высшую красоту. "Что-же чище омоет дух, нежели мысль о благе других" (Листы Сада М. 173).

Мы должны мыслить о прекрасном, мыслить о возвышенном и духовном, мыслить о будущей гармонии человечества, складывать в своих мечтаниях наши будущие конкретные ритмы и действия на помощь миру, построить образы и идеалы, которые мы желали бы увидеть воплощенными в человечестве. Именно, этими светоносными мыслями мы должны остановить тот поток безобразия, хаоса и разрушения, который люди своими мыслями посылают в мир. Ведь долг каждого - стремиться спасти планету от лика безобразия, для того чтобы возвысить ее из бездны тьмы к вершинам Света.

Таким образом, истинным и великим творцом и созидателем человек является в царстве мысли, если примем во внимание, что ни одно явление на свете не происходит без прямого или косвенного мысленного импульса. Потому и Учение Живой Этики говорит, что высшее творчество человечества осуществляется в мире незримом, в Тонком и Духовном Мире. Здесь каждый является или создателем-художником или же разрушителем.

Но для того, чтобы стать в своих мыслях истинным создателем в высших сферах, нужно явиться творителем прекрасного в своем сердце, как в высшем синтетическом органе нашей духовной сущности. Самые мелкие свои мысли нам надо контролировать и очищать огнем своего сердца. Потому мы, прежде всего, должны стать прекрасными в сердце своем, ибо основы человеческого самосовершенствования - в сердце. Мы должны воспитать и утончать свое сердце, бесконечно углублять свои чувства, заставить зазвучать все тончайшие струны нашего духа. Уже в Библии сказано, что высшая мудрость заложена в сердце, то же подтверждает и Учение Живой Этики, что в сердце, как Обители Бога, дремлют все энергии Мира, в чаше сердца заложен весь вековой опыт нашего духа.

Но для того, чтобы сердце было истинной храминой Высшего, оно должно быть непрестанно очищаемо. Чистоту духа все Учения человечества считали даром божественным, царственным достоянием, венчающим нередко главы униженных и обездоленных в мире сем. Ибо, истинно, блаженны чистые сердцем, яко узрят они Высшее! Символом такой чистоты сердца является дитя, которое причастно еще славе Царства Небесного. Дитя пришло гостить в юдоль земную с Мира Огненного и крылья его духа посеребрены еще искрами небесных грез, а во взгляде его покоится ненависть небесной лазури. Дети - цветы земли, принесшие в этот мир трепет красоты неземной. Но именно перед ребенком теперь раскрывается жизнь как великая задача и урок, данные ему для того, чтобы он искры небесные в своем сердце пополнил и увеличил в подвиге жизни. Становясь взрослым, он уже сознательно должен настроить ритм своей жизни в созвучии с биением чистого сердца. Именно, нужна полная сознательность жизни, для того чтобы сердце стало "непрестанным излучателем света".

Чистое сердце каждое биение свое шлет на помощь ближнему. Оно познало огонь любви и самопожертвования, этот дар миру пламенно устремленного сердца, этот источник беспредельной красоты. Такую красоту в своем сердце несут великие подвижники, истинно любящие. Они осуществили идеал любви: смотреть на своего врага совершенно объективным взглядом, как на своего брата, подойти к нему с заповедью - Господом твоим! Такая же творительница красоты есть и мать охраняющая священный огонь в душе своего ребенка. Такая красота открывается и в чистой, возвышенной любви между женщиной и мужчиной, в любви, которая зиждется на содружестве духа, на совместном горении к идеалам и совместном созидании храма жизни, освященном светом Благодати. Если бы супружество было олицетворением гармонии душ и аур, и гармонии высших устремлений, то, истинно, каждая такая семья являлась бы очагом Высшего Света на земле. Но существует еще любовь, озаряющая дух человека несравненным, неземным сиянием. Это безграничная любовь и преданность Учителю, Тому, кто духовно устремленному человеку дает высшую значимость, содержание и насыщение жизни. Таково отношение любящего ученика к своему Учителю, связанной серебряной нитью: эта нить, истинно, лестница в Дальние Миры. Священным огнем горит эта связь высшей любви.

На этих примерах мы видим, что, поистине, любовь, движущая Вселенной и водящая эволюцию всех Миров и всех существ, есть самый мощный творец самой озаренной красоты, как в микрокосме - сердце человека, так и во всей звездной Беспредельности.

Так сердце должно стать в человеке таким центром, излучающим красоту, солнцем космоса, что о нем можно было бы сказать словами Учения Живой Этики: "Когда говорим о сердце, говорим о Прекрасном" (Сердце. 391). Или, в другом месте: "Сердце несет в себе красоту Бытия" (Беспредельность. 9O7).

Сердце, как творческий магнит, воспринимает и накопляет космические энергии, творит и посылает новые, весьма тонкие огненные энергии. Так, сердце, находясь в вечном обмене и сотрудничестве, живет в Тонком Мире. Потому оно, светом своего чувствознания, видит то, чего не прозревает интеллект и наши физические глаза. "Только сердцем прозреваем красоту мира" (Беспредельность, 76). Или как говорит Фома Кемпийский в своей книге "О подражании Христу": "Когда бы ты был добр и чист внутренно, тогда все видел и постигал бы право и без затруднения. Чистое сердце проникает и небо и преисподнюю". "Люди обыкновенно не видят неземных и невещественных красот", говорит и отец церкви Григорий Нисский: "Над ними всеми есть Красота, которую узрят чистые сердцем". Именно, как вещает и чтение Живой Этики: явления высших и тонких сфер "будет соответствовать состоянию сердца. Так сердце, уже звучащее пространственным ритмом, будет знать и звучание сфер, и аромат тонкий, и ему преклонятся цветы созвучащие. Видеть цветы Тонкого Мира, значит уже подняться в сферу Прекрасного" (Сердце. 398).

"Пусть сознание влечется

в самый Прекрасный сад".

Мир Огненный, II. 153.

МИР ОГНЕННОЙ КРАСОТЫ

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Но чистое сердце знает, что над миром душевных вибраций, миром желаний - Тонким Миром восходит вечное царство Чистого Духа, царство любви и восхищения, Мир Огненный. И если сердце действительно утончено и его питает пламя огненного устремления, оно причащается этому миру Высшей Красоты, становится его сотворителем. Очищенное сердце знает, что как красота нашего физического, земного плана, так даже красоты Тонкого Мира духовному оку кажутся ничтожными, сравнительно с бесплодною, бессмертною красою Огненного Мира. Об этой Красоте, несравнимо превосходящей каждое воображение, об этой величественной, неописуемой, ослепляющей, извечной радостью возносящей и преображающей красоте Небес Духа свидетельствуют страницы Учения Живой Этики:

"Когда так богат мир земной, когда еще богаче Мир Тонкий; когда величественен Мир Огненный, тогда нужен опыт в Прекрасном".

"Красота, свет, великолепие Огненного Мира утверждается каждым к нему приближением... Действительно, для огненного великолепия нужно очищенное воображение. Нужно понять, что плотные формы не дают представления об Огненном Мире".

"Когда повторяю о красоте, хочу приучить к великой красоте Огненного Мира. Каждый, кто может любить прекрасное, уже преображает часть жизни Земли... Лишь постепенно познаем, как прекрасен Мир Духа. Коротко наше пребывание в разных слоях, но войдя в Мир Огненный, мы можем пребывать там. И когда мы приходим оттуда, мы везде сохраняем огненную торжественность".

"Несравнимы Образы Огненные, недоступные нам сейчас... Нужно посредством великих примеров заглянуть в Мир Огненный" (Мир Огненный., 1. 243, 469, 576, 589).

В Священных Писаниях всех Учений, так же как и в Житиях Святых, говорится об огненных видениях, посетивших великих подвижников духа, в моменты их высшего духовного напряжения и прозрения, о Ликах, объятых снопом "пламени неопалимого", созерцания которых были удостоены лишь люди высокой духовной степени. Такие Образы небесной красоты видели Моисей, Даниил, Христос, Павел и другие, те немногие, олицетворявшие на сем свете, облеченную в плотное тело, неменьшую красоту своей огненной сущности. Вспомним лишь Преподобного Сергия Радонежского, вся жизнь которого, можно утверждать, было непрестанным причащением к Чаше Божественного Огня. Огненные видения, как свидетельсвуют очевидцы, были для него обычным явлением. "Значит, сколь высоко должно быть его духовное преображение", говорит Яровская, "чтобы выдерживать такие пламенные проявления общения с Обителью Огненной! Воистину, с Сергием "говорили Горние силы на языке Огня и Света!" Воистину, он был избранником Высших!" (Знамя Преподобн. Сергия Радонежского. 1934. 1O3).

Истинно, думая о сияющих вершинах Державы Света, о всех невообразимо бесчисленных и многоразличных энергиях Огня Духа, о тончайших вибрациях, свечениях и звучаниях, которые сочетаются в музыке сфер, об огненных мыслеобразах, превосходящих все воображаемые тона радуг и зарниц нашего мира, о пламени торжественной любви и молниях неземных восхищений, - поистине в этих Сферах Духа нам приоткрывается все необъятное величие Беспредельности...

Но все-же, одухотворенное, очищенное огнем сердца око, истинно любящее и алчущее красоту, прозревает и в явлениях земной красоты отражения Высшего Мира: "Когда вы радуетесь цветам, когда углубляетесь мыслью в их чудесное строение, в создание малого зерна, когда цените свежий аромат, тогда уже прикасаетесь к Тонкому Миру. Можно и в цветах земных, и в оперении птиц, и в чудесах неба найти радость ту самую, которая готовит к вратам Огненного Мира. Главное, не будьте умершими для красоты. Кто может найти лучшую оправу для преданности, для устремленности, для неутомимости, нежели красота?"... (Мир Огненный, 1. 638).

Как-же возносится сердце в Мир Высшей Красоты? - Мы уже говорили о радужных огнях любви; о трепете сердца на помощь человечеству; о чистых мгновениях самозабвения и восхищения; о сознательной и искренней радости о прекрасном. Но среди всех сил возношения не забудем одну мощь поистине чудотворную, на которую указали все Учителя Мудрости и Любви, мощь эта - чистая молитва.

Аум - песнь Благодати в сердце.

ОБЩЕНИЕ СЕРДЦА С ВЫСШИМ МИРОМ

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Молитва зарождается в сердце человека, как осознание зерна духа искры света - нерасторжимой связи своей с Высшим Огнем, как воспоминание ее о существенной своей принадлежности к Миру прекрасному, предвечной своей родине, откуда она когда-то отлетела, и куда снова стремится возвратиться. Молитва - это собеседование чистого сердца со своим Учителем о всем сокровенно отрадном и прекрасном, что таится в глубинах его. Это возношение Ему каждого трепета своего, самого радостного, самого возвышенного и чуткого. Это раскрытие сердца навстречу потоку Благодати. Конечно, такая молитва не может быть о себе, но о благе других и о мире всего Мира.

Так молитва является "непрестанным предстоянием" пред Превышним, пред Тем, который "видит нас среди дня и ночи", который читает наши мысли ежеминутно. "Что-же может быть достойным приношением самому Высшему Духу? Конечно, лишь самое очищенное духовное устремление... такая жертва есть жизненная потребность принести лучший цветок сердца к Престолу Величия" (Мир Огненный, II. 366). Именно, молитва есть возгорание огня самого чудотворного, огня любви и преданности: это есть посылание первой и последней своей мысли Великому Владыке Сердца...

Так, молитва сердца является очищением и возвышением нашего бытия. Потому она так безусловно необходима, сколь необходим нам хлеб духовный. "Никто не подумает, во что обратился бы мир без молитвы!" "Нужно облечься в непрестанную молитву. Такая молитва нужна теперь, когда Земля потрясена ужасами" (Мир Огненный, II 39, 356).

Но не часто сердце молится словесно. Молитва ведь язык сердца, и истинное его выражение - голос безмолвия.

"Но среди достижений оставь время для

молчания духа.

В это время Я коснусь твоей сущности.

Крупица Великого Молчания ведет к

познанию Служения"

(Листы Сада Мории. 218).

Глубины сердца знают силу молчания. "Можно проводить часы в устремлении, но существует молниеносная молитва. Тогда без слов мгновенно человек ставит себя в непрерывность всей цепи в Беспредельность" (Листы Сада М. 177). Надо лишь пробудить в сердце огненно восхищенную вибрацию. Надо лишь струнам сердца зазвучать в самом сокровенном тоне и мелодии. Эта наиболее сокровенная сердечная вибрация и есть Аум, Божественный Звук, раздающийся сквозь Вселенную, нуминозное Первослово Востока, лейтмотив музыки сфер, который очищенное сердце постигает в моменты высшего расцветания всех недр своих, когда все человеческие помыслы и звуки умолкают, а говорит в откровении молчания лишь сердце. Когда начинает звучать в сердце великий Аум, трепет Сердца Беспредельности, песнь Огня Благодати, зов Дальних Миров, сердце начинает свое истинное сокровенное творчество в Мире Наивысшем.

"Звучание может быть неслышимо, как сердечное напряжение. Ведь сердце поет, оно звучит и наполняет весь организм особой энергией. Само моление Аум может быть и в сердце, но будет рожать те же излучения, как и громкое звучание"...

"Аум звучит не как имя, но как понятие. Постигающий придет к звучанию, которое созвучит с музыкой сфер. Можно лишь редко услышать земным ухом это звучание сфер... Так пойдем туда, где звучит сама Беспредельность" (Аум. 33, 8O).

Благословен и счастлив, кто воспитал непрестанное молитвенное звучание в сердце, у кого сердце есть истинный гармонатор и очиститель мира диссонансов!

Но сердечная молитва выражается не только в мысленном вознесении к Высшему. Она выявляется также в каждом духовном воспламенении. Так и человек, мыслящий о прекрасном и творящий его в своей жизни, "молится звуками и образами красоты". Наша обычная молитва выражается в ежедневном труде, если труд является служением и приношением своего лучшего качества миру. Так, молитва с одной стороны, есть внутреннее умолкание перед великим делом, перед борьбой, перед подвигом; но она есть и сам подвиг, претворяющий и возносящий нашу жизнь и все окружающее. Ибо молитва всех молитв:

"Помоги нам не пройти мимо труда Твоего!"...

"Чем же преображается дух? Творчеством импульса".

Иерархия. 43.

ТВОРЧЕСТВО ИМПУЛЬСОВ

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Если "путь к Миру Огненному лежит через сердце и красоту", то нам надо, через сознательное воспитание сердца, достичь, чтобы наше сердце постоянно и творчески звучало на высший лад.

Человек, как мы знаем, каждым выявлением своей жизни, сознательно и бессознательно, творит гармонию или вызывает хаос. "Нужно привыкать к мысли, что люди беспрестанно творят. Каждым взглядом, каждым движением они меняют течение космических волн... Мы забываем, что мы оставляем форму каждого движения нашего. Как прекрасно оно должно быть, чтобы быть достойным Великого Ваятеля!" (Иерархия. 75). Именно человеку, как носящему Высший Облик в себе, подобает стать вполне сознательным творцом своей жизни. Он должен с зорким вниманием относиться к малейшим подробностям своей жизни, ибо жизненная гармония складывается из "бесчисленного множества деталей, и именно эти подробности нам следует пытаться сделать прекрасными". Человек должен обострять свое внимание, сосредоточиться, чтобы не пренебречь ничем, следить за всеми своими мыслями и ощущениями.

Потому можно сказать, что существенным назначением человека является культура и творчество-трансмутация самых мелких своих импульсов. Он преображает таким образом свой дух в самые благотворные созвучия. Ибо нужно одухотворить каждую свою мыслеформу, утончить и насытить светом каждое свое чувство. Человек должен сотворить в себе красоту таких доблестных чувств, как - мужество, терпение, чистосердечие, сострадание, благожелательство и добродушие, чистую духовную радость и пламя вечного устремления. Сердце его должно расцвести всеми огнями чувствознания и чуткости. Сердце должно наполнить свою чашу всеми сокровенными тонами мира.

Так, назначение человека - творить возвышенные формы в Тонком и Огненном Мирах, ибо каждое движение, каждый импульс мысли должен расцвести огненным цветком в космическом пространстве. Человеку, пламенем своего духа, надо созидать все более совершенные, чудесные формы, делая саму материю все более тонкой и прекрасной, превращая все энергии своей жизни в высшие благозвучия, так облекая свою сущность в сияющие одеяние тончайшей, лучезарной духовной материи и наполняя сущее сказочными формами этой светоносной Материи Люциды. Но такие, самые высокие формы Красоты, в наивысших огненных царствах духа, может явить лишь совершенное огненное сердце, сердце в каждом своем биении слитое в трепет бытия с сердцем Космоса, насыщающим сущее вечным импульсом красоты.

Если сущность и дыхание беспредельности - извечная, огненная Мелодия Духа, Великий Аум, - то не являются-ли живые существа, эти "капли из бесконечного Океана Духа", лишь Его тонами, различной ясности и тонкости? И вся эволюция человеческая - не состоит-ли она лишь в том, чтобы развить в себе бесконечную-чуткость и восприимчивость духа, развить в себе "абсолютный слух" духа, чтобы все больше и все яснее услышать звучание этой Первомелодии в сокровенных глубинах своего сердца и чтобы, наконец, стать подвижником духа Богочеловеком, являющимся тончайшим божественным тоном?

"Великая Чаша Красоты явлена

духу, как завершение".

"Почтим особенно свет очей,

которые несут человечеству

мощь красоты".

Мир Огненный. III. 5O, 79.

ПОДВИЖНИК КРАСОТЫ

~~~~~~~~~~~~~~~~~

Носителем и созидателем красоты, в высшем сокровенном смысле слова, является синтетическая духовная индивидуальность духа. Именно в нашу эпоху чрезмерной специализации, духовной раздробленности и техники, перед нами встает чудо красоты - идеал царственности духа, несущего в себе всю цельность, весь многогранник жизни, всю несломимую дисциплину, широту понимания и геройство самоотречения.

Подвижник духа воплощает в себе тот свет доблести духа, который прекраснее всех земных цветов, всех горних вершин и океанов, который есть, истинно, сияние небесных светил. Это - "сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом" (I Посл. Петра. III. 4).

В духовной индивидуальности благозвучием сочетаются сердце, дух и интеллект, все подле ее огненного сознания есть синтез. Ее сердце это Эолова арфа, которая в вечном трепете чуткости несет в себе всю тональность мира. Все ее центры, как тончайшие струны, вибрируют на сущее, в них отражаются все страдания творчества и радость эволюции.

Жизнь подвижника духа - это неустанное накопление и несение пламенной Чаши подвига красоты, красоты духовности, этой единственной пищи человеческого духа. Но красота эта, истинно, родилась из преодоления вершин и безысходных бездн, из неземных восхищений и устремлений - высших напряжений духа, таких напряжений, которые граничат как бы с линией взрыва и хождением по струне через бездну. Красота эта родилась от самых тяжелых нош мира, от неисчислимых помыслов о помощи ближнему и от несения на спасение его огненного креста. Красота эта родилась от испития чаши горчайшего яда на благо человечества. Красота эта - цветок великого смирения, которое знают лишь цари духа. Только этим путем, путем самого трудного и нагнетенного, но и самого радостного и восторженного, подвижнический дух мог получить в своей жизни благословение Огненного Мира:

"Подойдем к самому трудному, к такому, перед чем все бывшие трудности покажутся, как благие часы. Самое трудное есть благословение Мира Огненного. Так труден этот вход, что кажется, малейшая клеточка наша не может перенести этот Мир восхищения. Сказано, что когда все покровы спадут и останется лишь сияние дерзаний, тогда Огонь пройдет во Врата, не вхожие для тела. Но чтобы зажечь такое дерзание, сохраним восхищение перед самым трудным. Потому мыслите, как бы хотели представить себе пребывание в Мире Огненном" (Мир Огненный. II. 1O6).

Так качество огненного устремления человека приобщает его к высшему совершенствованию. Или, как говорит греческий философ Гераклит: "Чем более очищенный и ясный огонь в человеке, тем душа его совершеннее". Так и подвижник духа расцветает в огненной своей сущности. Если Христос называл себя Светом Жизни, то он, воистину, являлся и Огнем Жизни. Ориген приводит слова Христа, сохранившиеся в традиции: "Близ Меня - близ Огня; далеко от Меня - далеко от Царства". Подвижник духа является истинной обителью Святого Духа - Высшего Божественного Огня. О нем можно вполне утверждать слова Преподобного Сергия, которые тот относил к другому Святому: "В тебе обитает Святейший Дух, его действием ты светло украшен".

Потому и понятно, что единственным мерилом духовного достоинства человека является его аура. Уже новейшие научные исследования доказывают, что физическую оболочку каждого человека окружает весьма тонкая сеть излучений, которые несказанно тоньше световых волн солнца, и эти излучения приобретают качество, цвет и насыщение светозарностью, в зависимости от степени духовности или качества огненной напряженности духа. Порыв самопожертвования, огонь любви, каждая мысль, устремленная в Мир Света, - усиливают ауру, но самость и отрицания являются истинными ее тушителями. Как существует бесконечное множество ступеней сознания, так же многообразна и гамма излучений. В то время, как у большинства совершенно недуховных сознаний цвет ауры тускло-серый или ало-красный, окрашенный вожделениями или гаснущий в корыстных желаниях, у высокодуховных лиц ясновидящее око могло бы наблюдать как бы непрестанное свечение, усиливающееся кольцеобразно около известных центров, как около сердца, оплечий, головы и т.д. У некоторых лиц можно видеть даже "как бы световую диадему над головой". Ведь недаром древние предания окружают головы Святых венцом света. Ведь недаром головы древних царей-посвященных клалась корона, как эзотерический знак отличия, совершенно потерявший, с течением времени, в сознании человечества свое первоначально-сокровенное значение.

Что лица и ауры великих подвижников иногда, воспламененные мощью сознания, сверкали даже для физического глаза видимым неземным светом, если этот глаз был соответственно озарен, об этом сохранилось немало свидетельств в летописях духа. Вспомним, как сияло лучами лицо Моисея, при схождении с горы Синая, после соприкасания его сердца со Светом Мира; вспомним, как преобразился Христос, при встрече с Моисеем и Илией, - "и просияло лице Его как солнце, одежды же Его сделались белыми как свет"; как в том, так и в другом случае от ослепляющего света ауры присутствия поражались и устрашались. Подобным свидетельствам полны такие Жития Святых. Вспомним лишь случай из жизни Преподобного Серафима Саровского, как в 1831 году один очевидец увидел Святого, с лицом в сиянии своем превосходящем солнечный свет и с глазами "сыплющими молнии". "Я взглянул в лице его и напал на меня еще больший благоговейный ужас. Представьте себе, в середине самой блистательной яркости полуденных лучей солнца, лицо человека с вами разговаривающего. Вы видите движение уст его, меняющееся выражение его глаз, слышите его голос, но не только рук этих не видите, не видите ни самих себя, ни фигуры его, а только один свет ослепительный, простирающийся далеко, на несколько сажен кругом и озаряющий ярким блеском своим и снежную пелену, покрывающую поляну, и снежную крупу, осыпающую сверху и меня и великого старца". Но свидетель огненного причащения сам в тот момент был "в полноте Духа Божьего", иначе он этого бы не увидел. (См. С.Нилус. Великое в малом. 2 изд. 1O2-1O5, 197-199 стр.). Поистине, для духовидящего и постигающего именно аура огненных сподвижников духа представляется красотой, превосходящей все сказочные красоты плотного мира...

Духовная индивидуальность - это существо, с полным и свободным сознанием идущее по коре своей планеты, сознательно настраивая себя, как струну в оркестре Вселенной. И все, что она творит, становится созиданием красоты, отблеском Божественного Творя беспрестанно себя, она не упускает из виду конечную цель: вручить себя как чудесное даяние Всевышнему.

Но "созидая Бога" в своей жизни, существуя и дыша дыханием Беспредельности, духовная индивидуальность стремится сознательно умножить также красоту всего мира. Познав, что основа Божественного плана эволюции есть объединение, она стремится сотрудничать с помыслом всевышнего, трудится на благо человечества и всего сущего. Вся ее жизнь есть высшее служение. Все ее устремления - великое таинство жертвы. Каждое ее чувство есть сострадание к человечеству. Сердце ее излучает любовь и питается любовью, "тем мощным источником, который превращает жизнь в явление красоты" (Мир Огненный, III. 171).

Духовная индивидуальность - это великий целитель, который лечит аритмичность человеческой жизни и культуры, который стремится везде культивировать гармонию, чтобы каждый индивидуум, как и он сам, стал вибрировать в чутком, возвышенном ритме Космоса. Она, можно сказать, является истинно огненным жизнедателем страны и народа, ибо вся ее сущность, ее светоносная аура, каждым прикасанием духа очищает, озаряет и насыщает все окружающее.

Но будучи кооператором всего человечества, духовная индивидуальность устремляется огненной мыслью своею в Дальние Миры, становится истинным "сотрудником Космических Сил. Приумножая своими действиями силы Космоса, украсив своими мыслями пространственную мысль, не есть ли он созидатель?" (Агни Йога. 649). Так духотворчество подвижника становится частью космического творчества. Ведь высший расцвет и завершение человеческого сознания - Архат - Богочеловек, несущий "силу Космического Магнита в сердце, истинно сам творит Космос, творит красоту Бытия" (Иерархия. 21)...

Если мы бесповоротно решили идти по пути эволюции, выросли в духе, тогда для нас нет большей опоры, как держать перед глазами Идеал Богочеловека и следовать за ним всем своим существом. Беспримерная красота Его жизни, светозарное величие Его духа даст нам побуждения, могущие стать для нас мощной силой, которые заставят нас активно взяться за самосовершенствование, граничащее с подвижничеством. Мы должны построить свой дух по Облику Того, кого несем в своем сердце, как самое сокровенное и как самое бесподобное в красоте; по Облику Того, кто проплыл все океаны, кто поднимался на все вершины, кто перестрадал все страдания и испытал все радости, и кому мы можем вполне довериться. И этим Выявителем космического ритма, Владыкою нашего сердца, как камертоном, нам нужно настраивать всю нашу жизнь на новый лад, свой дух и тело - на высшую и тончайшую вибрацию, пока наш ритм не будет в полном созвучии с самим Космическим Настроителем.

Тогда познаем мы, воистину, и глубины нашего сердца скажут: "Я знаю, Владыка, что истинная основа восхождения начинается лишь в Тебе и кончается в Тебе. Я знаю и постигаю, Владыка, что нет истинной красоты вне Тебя; все явления, всю/ Вселенную вижу утопающими и расцветающими в Зарнице Твоего Лика. И луч Твой, как радуга, обвил Мир чудотворным светом Благодати, и зажглось сердце мое как искра в Нем, дни и ночи озаряющем в непрестанное благословение"...

Воистину, Свет Иерархии и Его Огненного Фокуса - Владыки Мира, это красота и свет Солнца солнц, это та лучезарность Огня Духа, необъятная и невыразимая, даже мысль о которой заставляет наше сердце преклониться в истинном благословении и восхищении.

Именно, постоянное сердечное Общение, вся жизнь, как подвиг молитва Всевышнему, и является огненным питанием духа, это общение есть тот луч, который зажигает нашу ауру в царственные цвета небесного пурпура, который несказанно возносит и преображает дух...

Такими подвижниками духа, творителями духовной красоты, строителями в сфере незыблемых ценностей, должны стать все люди, люди всех профессий, всех народностей, всех рас. Таким должен стать художник, чтобы ему было больно не только за несовершенство своей картины или стиха, но чтобы он, болел за несовершенство всего человечества, всего мира, и чтобы он хоть немного пытался устранить это, своими творениями пробуждая дух гармонии и подвига в человеке. Таким подвижником должен стать учитель-воспитатель, возвышенная цель которого: заставить вострепетать космические струны в душе ребенка. Таким должен стать и исследователь в лаборатории, чтобы свой аналитический труд претворить в созидание мирового синтеза и истины, чтобы свои открытия он не употреблял на братоубийственные войны и на разрушение человеческой культуры, но на высшее строительство Общего Блага. Таким должен быть и общественный деятель, чтобы он не переставал являть красоту взаимного понимания и человеколюбия. А далее - в сиянии духовной индивидуальности должен озариться и пахарь за плугом, и рабочий за фабричным станком, отец и мать, жена и муж, дабы они все свои взаимоотношения переплели в венок чудесной красоты, чтобы они и себя, и свою жизнь и окружающее возвысили в высшую ценность и смысл. Ведь истинно, если все люди станут сотрудниками в красоте, если все объединится в созидании красоты подвига, в тесном согласии с Божественным Учителем, вдохновляя друг друга, дополняя и одухотворяя таким образом всю природу и планету, - тогда, воистину, рай - царство Прекрасного возродится в сердце человечества...

"Истинно, Мы чтим великое Женское Начало.

Истинно, Мы чтим Начало дающее, которое дает

жизнь Красоты и Сердца".

Мир Огненный. III. 194.

МИССИЯ ЖЕНЩИНЫ

~~~~~~~~~~~~~~

Наконец, нужно заметить, что в культуре красоты будущего особенно великая роль будет принадлежать женщине. В ее руках уже теперь священный огонь домашнего очага; украсить, наполнить повседневную жизнь гармонией прекрасного - ее задача. Но ее существенная миссия несравненно больше: духовная красота женщины, как невидимые лучи, проникает в вибрации души ее мужа и детей, дает им благие импульсы, вовлекает в светлый, энергичный ритм. Но значение духозарной женщины выходит далеко за пределы семьи. Мудрым светом своего сердца, сердца постигшего и следующего высшему Закону Гармонии Вселенной, светом своего чувствознания она претворяет все окружающее и, сама еще будучи на пути высшего развития, она претворит и сознание человеческое, дав ему новые цвета и тона. Ведь миссией женщины и до сих пор было: сеять огонь духа, вдохновлять и возвышать мужчину, зажигать пламя мужества, энтузиазма и геройства, любить и жертвовать собою. Если мужчина часто служит уничтожающей силе, женщина рождает жизнь, она - носящая жизнь, благословляющая жизнь, великая и творящая и очищающая мир. Главное женщине-матери дана первородная власть над душой ребенка. Лишь через прекрасный огонь ее сердца дитя может войти в царство грядущей красоты.

Если бы каждая женщина-мать осознала всю свою безмерную ответственность. Если бы она очистила, украсила и приготовила свое тело и дух, как нерукотворный храм для неземного своего гостя, для пришельца с дальних сфер. Если бы она возжелала стать истинно достойной нести чудо из чудес под своим сердцем, искренне стремясь самой стать прекрасной. Она должна походить на Марию в восточной легенде, которая поет своему ребенку колыбельную песнь, в могучей вере своего сердца: "Пусть люди считают тебя пахарем, но я знаю, сынок, что ты - царь!"

Именно, каждая мать должна задаваться целью: я хочу родить Царя Духа, носителя высшей Красоты на земле. Призыв матери должен быть поистине цельным и освященным любовью, он должен исходить из самых пламенных глубин ее жажды самосовершенствования и общего блага, тогда он и получит достойный ответ. Если бы сердца всех матерей объединились в молитве Наивысшему, то как мир несказанно преобразился, превратился бы через сознания их детей - будущих членов общины мира!

Так, женщине предоставлена и космическая задача, которую она должна вполне осознать: а именно - трансмутировать низшую, грубую природу человечества в высшую, светозарную, уготовить путь также оболочке дальнего путника Вселенной, утончить и одухотворить его тело, воспитать прекрасно-звучащей его душу, огненно возвысить его дух. Так женщина, чуткой мудростью своего сердца, будет способна, истинно, продвигать вперед мир!

Потому в перспективе будущего звучат слова латышского поэта Райниса:

"Вся красота жизни идет от женщины,

Без нее мы не смогли бы перенести тягости жизни, - Вся любовь жизни идет от женщины,

Без нее мы жили бы в темноте и ненависти...

Из сердца женщины исходит светлая, нежная мощь И не угаснет во времени, пока не победит". И победа женщины настанет, когда снова установится потерянное равновесие между обоими Началами, когда женщина станет свободной и общественно, и духовно, когда женщина сможет стать на священном дозоре в будущем Храме красоты жизни, когда любвиобильное сердце женщины и творческое действие мужчины объединятся в высшей красоте содружества и строения, и когда мужчина и женщина, в совместном гармоническом творчестве, преобразят нашу планету.

"Но когда придет час преддверия, мощь

огненная вспыхнет всеми явленными

лучами Красоты".

Мир Огненный. III. 185.

ЭРА КРАСОТЫ

~~~~~~~~~~~

Человеческое сознание полно теперь небывалой тоски. Чувствуется повсюду среди людей и природы до сих пор неиспытанное напряжение. Каждое чуткое сознание чует, что наша планета и человечество переживают переустройство жизни до самых корней бытия. Многие понятия, многие индивидуальные и социальные взгляды устарели, духу новой динамики трудно ими соответственно выразить себя, трудно дышать. Он ищет нового миропонимания и нового познания, он живет и передвигается вместе со смещением человеческого сознания, он стремится к всепланетарным, космическим разрешениям, к Высшей опоре.

Но в то же самое время большая часть человечества отпала от Высших Законов, обособилась от Иерархии Света, относится с равнодушием к императивам Духа. Среди многих народов выявляется разъединение, недоверие и себялюбие, и, истинно, туманом корысти и отрицания затемняется светлая аура планеты, что влечет за собою множество различных кризисов, катастроф и, наконец, войн. В то время, как часть человечества, в согласии с Высшей Волей, творит огонь духозарный на земле, в величайшем напряжении отстаивая свое светотворчество против натиска темных сил, другая часть - своим хаотическим мышлением нагромождает пространство порождениями безобразия, ужаса и жестокосердия, нарушая также цельность и гармонию природы, и этим творит свое дело разрушения и приводит планету на край гибели.

Истинно, "вместо заразителя, человек должен стать очистителем пространства!" Огонь, Великий Агни - у порога! Приближается время огненного очищения и искупления планеты! Воистину, кто не родился Свыше, кто не получит огненное крещение Св. Духа, кто не очистит свое зерно духа от налетов самости, тот не войдет в новое Небесное Царство Прекрасного.

Так, новая ступень красоты требует пламенного катарзиса очищения человеческого сознания. наступило время пресуществования вещих слов Христа: - "Как я хотел бы, чтобы эта земля и эти сердца возгорелись и воспламенились! Огонь, огонь, сойди в засохшие в бессердечии и себялюбии сознания, переплавь их в горниле высшей Истины и высшей любви! Человек-дух, искра Божественного Огня, стань снова чистым пламенем, если ты желаешь нести достойно свое имя космического светила! Займи снова свое незыблемое место во Вселенной, стань истинным духотворцом, творящим в ритме с Космосом".

Воистину, настало время человечеству облечься в белые одежды огненной красоты духовности. Истинно: "Лицу Божию теперь подобает Новая Красота" (Листы Сада Мории. 144).

Именно, во время катастрофического положения планеты и возрождения ее, надо свое сердце зажечь мыслью о построении Храма Прекрасного, где бы все, от основания до Сводов, было насыщено Светом Духа.

Так в грозные дни Армагеддона, во время битвы между Силами Света и тьмы, Красотою Беспредельности и безобразием хаоса, во время существенной переоценки всех ценностей, можно сказать - в дни мирового пожара, - мы входим в новую эру, в эру духовной красоты. Мы вступаем в Новый Мир, заповедью которого будет всеобъемлющая гармония.

Красота новой эпохи будет красотою единения и синтеза, красотою культуры сердца, познания красоты высших законов, красоты Космического Плана и проведением последнего во все явления жизни.

В новой эпохе в жизнь государств и народов будет введена строгая планомерность и система, так же как и система и стройность будут царствовать в жизни каждого отдельного человека. Во главе всех культурных начинаний будут стоять истинные строители и творцы духа, подходящие к бытию в сиянии чувствознания. Учителями в школе будут педагоги, посвященные в космическое образование, люди, постигшие смысл жизни, имеющие абсолютный этический слух и владеющие истинно-божественным камертоном. Они будут способны настроить тонкие струны детской души на высшие творческие звучания. Везде и повсюду, под руководством светлых водителей жизни, воскреснет дух народа в объединении и сотрудничестве, отдавая свои лучшие силы на претворение своей жизни и на преображение жизни всего человечества.

Новая эпоха не только причастит все сознания к чаше восприятия искусства, но она приобщит всех, более или менее, также к соучастию в художественном творчестве. Синтез жизни и творчества, в самом неограниченном и всеобъемлющем смысле этого слова, должен стать обыденным явлением в нашем мире. Человек, освободившись от влияния луны, под знаком которой он в последний век жил, отдаваясь страстям и превращая свои ночи в будни, внесет сызнова утерянное солнцеподобие в свою жизнь, так же как и в свое творчество, а именно, внесет дары солнца - духовную радость и чистосердечие. Он откроет все окна и двери своей жизни - потокам Благодати солнца. Он станет снова частью солнечной орбиты, будет жить в едином, преображенном ритме с солнцем. Он будет непрестанно очищать свое сердце в жизненном служении и чистота сердца вновь станет истинной основой творчества и синтеза. Как сознательный творец сущего, он оставит золотистую искру духа на каждой пяди земли, по которой его нога ступала. Он одухотворит каждый предмет, с чем соприкасался. И, истинно, тогда колесо его жизни будет подвигаться вокруг центральной своей оси, вокруг Фокуса Иерархии Света, и дух его будет черпать свое жизненное дыхание, красоту и силу из этого неистощимого Первоисточника всех красот мира, из Этого Горнила высших огненных энергий, истинного жизнедателя Космоса, устоев моста в величие Беспредельности...

Тогда, несомненно, преобразится и сама сущность и дух искусства. Искусство будущего, от узкого преклонения форме, будет все больше всходить в глубины существенного, в величественное царство духа. Неутомимая жажда духа тогда будет первым признаком писателя и художника. Он будет вполне осознавать свою связь с Миром Высшей Красоты и будет чувствовать свою миссию - возвестить людям об этой сфере огненных вдохновений в земных образах и звуках. И будет он стремиться к оформлению и воплощению лучезарных проявлений духа на земле. Он будет изображать этически стойкие и цельные характеры, героических духов, тех, чье сознание более или менее соприкоснулось с путем Великого Служения. Тогда художник, писатель, поистине, будут лучшими представителями культурной мысли в своей стране. Искусство получит все более и более возвышенно-торжественный признак самого духа, ибо красота торжественности духа дает насыщенное качество всем действиям и мыслям человека. Притом и сам сдвиг теперешней эпохи требует этого торжественного настроения. Можем-ли мы теперь петь о самозабвении в деревенской идилии, когда весь мир, все человечество вовлечено в великие духовные и социально-экономические борения, преображения и созидания, которые требуют колоссальных, героических разрешений. Разве поэт может не быть активным участником могучего сдвига эпохи, которого не знавали тысячелетия человеческого продвижения? Ибо, разве теперь не происходит самое радикальное переустройство всей нашей планеты? И далее, разве мы не начинаем теперь учиться планетарно мыслить, разве все знаменательные события не получают моментальной отголосок в сознании народов - факт, какого не знает еще история человечества? И какой же художник-пророк, - а каждый истинный художник и является провозвестником и пророком, - переживает все это в своем сознании, не будет стремиться увлечь за собою народ в новый героизм и духотворчество, но, напротив, будет утопать в своих субъективно-узких чувствованиях? И что-же, если искусство, так наглядно и так непосредственно должно насытить жизнь примерами великого подвижничества духа? Ибо, именно искусство должно дать неистощимый хлеб духовному народу, дать опыты высшего знания и света, способствовать духовному развитию человека, непрестанно усмирять его страсти, очищать и обновлять его сознание, углублять и расширять его идеалы, вообще, быть его истинным водителем в светлое будущее. Именно искусство, уже по самой своей природе, должно воплощать в себе многозвучное искусство жизни, искусство любви и высшего познания, искусство подвига красоты духа. Великой эпохе приличествует великие мерила, которые должны выявляться в великой жизни, великом искусстве и культуре; это наивысшее мерило - божественный огонь красоты духа, выражающейся в самоотреченном посвящении себя Общему Благу созидания своего народа и человечества.

Искусство должно подняться в высоты понятия высшей Культуры. Культура - "свет духа" должна стать существенным мерилом искусства. Ибо, понятие истинной Культуры заключает в себе ритм бесконечной эволюции, озарение и возвышение, - этот единственный критерий и меру всех человеческих ценностей.

Воистину, искусство, так же как и вся жизнь, должно стать духозарным возлетанием - через сердце каждого человека - в сердце Беспредельности.

С другой стороны, в будущем можем предвидеть также теснейшее, взаимовдохновляющее и взаимодополняющее сотрудничество всех отраслей искусства. Искусство, становясь частью цельного организма жизни, войдет в синтез всех высших культурных ценностей человечества. все виды искусства, объединенные в бессмертное содружество Красоты, составят необъятные своды грядущего Храма Культуры, стенами которого будет Знание, а извечным и нерушимым основанием - Любовь. И священно действовать в этом Храме будет Огненное Сердце...

Наряду с героическим характером искусства, в каждом сознании должны раскрываться также возвышенно героические основы прекрасного. Человечество должно осознать красоту, как подвиг, как напряженную борьбу самосовершенствования, как крылья пламенного, неустанного восхождения; красоту, как истинное возжение духа во всех осознаниях и культурных претворениях природы, во всех проявлениях человеческой мысли, во всех формах жизни.

Именно тогда красота будет истинно кратчайшим, самым существенным путем эволюции, путем синтеза духа. В этом смысле мы можем понять мечты лучших сердец человечества, - чтобы красота спасла, чтобы весь мир был осенен куполом Красоты.

И сознание красоты, воистину, спасет человечество. Спасет через утончение, одухотворение и преображение форм. Спасет через расширение и озарение сознания. Спасет через очищение сердца, "источника водопадов Благодати". Спасет через неугасимый свет сотрудничества, единения и любви; через вмещение и воплощение высших Миров Красоты в своей жизни. И наконец, спасет через чувство бесконечной преданности и слияния с единым Фокусом Иерархии Света.

Красота, истинно, снова покроет цветами человеческое позорище пустыни! Красота облечет пыльные и дымные груды камней - города в пышные сады роз и лилий. Красота претворит все подробности жизни так, чтобы они стали отражать дух. Красота заставит каждое, в устремлении зажженное сердце расцвести, воссиять небесным адамантом у ног Владыки Мира. Сердце тогда, истинно, приобщится пламенной Чаше Бессмертия, Чаше Амриты!

В дни величайшего напряжения, потрясения и обновления сознания народов, на пороге новой волны мировых событий, грозных и небывалых, при последнем неистовстве тьмы, наступает Новая Великая Эра, Эра Огненной Красоты, Эпоха Воскресения Духа, настанет Век Сердца на нашей планете. Это эпоха Носителя Божественной Красоты, красоты Огненного Синтеза Духа на земле, - во всех древних Заветах заповеданная эпоха нового Мирового Учителя, Учителя Мудрости, Любви и Сострадания Майтрейи.

И когда вы будете строить Храм Красоты,

И на подходах к нему раскинете сад Радости,

То назовите сад этот Моим Именем".

(Листы сада Мории. 125).

Воистину:

"Час утверждения Красоты в жизни пришел. Пришел в восстании духа народов. Пришел в грозе и молнии. Настал час перед приходом Того, Чьи шаги уже слышны" (Н.К.Рерих. Пути Благословения. 149).