sci_tech Михаил Барятинский Тяжёлый танк «Пантера»

Номер 2 (11) за 1997 год журнала «Бронеколлекция» — приложения к журналу «Моделист-конструктор». В номере рассказывается об истории создания и опыте боевого применения тяжёлого танка PzKpfw V «Пантера».

30 января 2014 ru
Fachmann FictionBook Editor Release 2.6.6 30 January 2014 22E74986-B3CA-488A-B20F-ACB55D59FEB0 1.0

1.0 — создание файла, замена фотографий (частично, какие удалось найти в лучшем качестве), ёфикация, исправление опечаток в оригинале Fachmann (fachman@yandex.ru)

Тяжёлый танк «Пантера» «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР» Москва 1997 Журнал зарегистрирован в комитете РФ по печати. Per. свидетельство № 013231 от 18 января 1995 г. Издаётся с июля 1995 г. УЧРЕДИТЕЛЬ И ИЗДАТЕЛЬ — редакция журнала «Моделист-конструктор» в форме АОЗТ Главный редактор А.С. РАГУЗИН Ответственный редактор М.Б. БАРЯТИНСКИЙ Ведущий редактор Л.А. СТОРЧЕВАЯ Оформление Т.В. ЦЫКУНОВОЙ Компьютерная вёрстка Е.Н. БЕЛОГОРЦЕВОЙ Обложка: 1-я стр. — рис. В. Емышева; 2 — 4-я стр. — рис. М. Дмитриева. Графика М. Барятинского, С. Графова и В. Маслова. Адрес: 125015, Москва, А-15, Новодмитровская ул., д.5а, «Моделист-конструктор». Тел.: 285-80-46, 285-27-57 Подп. к печ. 28.02.1997. Формат 60x90 1/8. Бумага офсетная №1. Печать офсетная. Усл. печ. л. 4. Усл. кр.-отт. 10,5. Уч.-изд. л. 6,0. Тираж 5000 экз. Заказ 172. Чеховский полиграфический комбинат Адрес: 142300, г. Чехов Московской обл., ул. Полиграфистов, 1. Перепечатка в любом виде, полностью или частями, запрещена.

Тяжёлый танк «Пантера»

ВНИМАНИЮ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ!

В 1996–1997 годах вышли в свет следующие выпуски «БРОНЕКОЛЛЕКЦИИ»:

№ 1/96 — монография «ЛЁГКИЕ ТАНКИ БТ-2 И БТ-5»;

№ 2/96 — справочник «БРОНЕТАНКОВАЯ ТЕХНИКА ГЕРМАНИИ 1939–1945»;

№ 3/96 — монография «СОВЕТСКИЕ ТЯЖЁЛЫЕ ПОСЛЕВОЕННЫЕ ТАНКИ»;

№ 4/96 — справочник «БРОНЕТАНКОВАЯ ТЕХНИКА ВЕЛИКОБРИТАНИИ 1939–1945»;

№ 5/96 — монография «ЛЁГКИЙ ТАНК БТ-7»;

№ 6/96 — монография «ТАНКИ КАЙЗЕРА. ГЕРМАНСКИЕ ТАНКИ 1-й МИРОВОЙ ВОЙНЫ».

№ 1/97 — монография «БРОНЕАВТОМОБИЛИ „ОСТИН“».

Если вы по каким-либо причинам не смогли оформить подписку на журнал «БРОНЕКОЛЛЕКЦИЯ» или сделали это слишком поздно, то пропущенные номера можно приобрести в редакции. Для этого нужно отправить письменную заявку по адресу:

125015, Москва, А-15, Новодмитровская ул., 5а, редакция журнала «Моделист-конструктор».

По её получении за вами будет зарезервирован нужный номер и сообщена его стоимость с учётом почтовых расходов. Не забудьте прислать и пустой конверт с обратным адресом — это ускорит получение ответа.

Вы можете приобрести в редакции и журналы «Моделист-конструктор» за 1993–1996 годы, в которых опубликованы следующие статьи по бронетанковой технике: о тяжёлом пушечном бронеавтомобиле БА-10 (№ 1/93), немецких лёгких танках Pz.I и Pz.II (№ 3/93), советских самоходках 30-х годов (№ 9/ 93), японском лёгком танке «Ха-Го» (№ 12/93), французских танках 1940 года (№ 9 и № 11/96), советском опытном танке Гротте (№ 1/95), использовании трофейных французских танков в вермахте (№ 3/95), тяжёлом танке КВ (№ 5/95), австрийском бронеавтомобиле ADGZ (№ 7/95), английском пехотном танке «Матильда» (№ 9/95), чехословацком лёгком танке LT-35 (№ 11/95), бронетранспортёре БТР-80 (№ 2/96), первых русских бронеавтомобилях 1914 года (№ 3/96), самоходно-артиллерийской установке СУ-122 (№ 5/96), французском бронеавтомобиле «Панар» AMD-35 (№ 7/96), американских лёгких танках типа М3/ М5 «Стюарт» (№ 9 и № 11/96) — все они сопровождаются чертежами и цветными рисунками вариантов окраски.

Интересующиеся военной техникой смогут прочитать об артиллерийском тягаче «Ворошиловец (№ 5/95), уникальном русском мотоброневагоне „Заамурец“ периода первой мировой войны (№ 8/93) и советском бронепоезде ОБ-3 (№ 5/96), автомобилях-джипах „Виллис“ (№ 5/93), „Хаммер“ (№ 11/93), ГАЗ-67 (№ 6/ 96) и ГАЗ-69 (№ 12/96), польском армейском автомобиле „Лазик“ (№ 2/93) и немецком „Кюбельваген“ (№ 8/96), современной российской реактивной системе залпового огня „Ураган“ (№ 12/ 95) и самоходно-артиллерийской установке СУ-1-12 (№ 10/96).

Кроме того, вы можете заказать по почте выпуски „Морской коллекции“ № 1/95 (справочник „Советский ВМФ 1945–1995“) и № 3/95 („Броненосные крейсера типа „Гарибальди““), № 2/96 („’’Гремящий“ и другие» (эскадренные миноносцы проекта 7), № 4/96 («Линкор „Джулио Чезаре“ („Новороссийск“)»), № 5/96 (справочник «ВМС США и стран Латинской Америки 1914–1918»), № 6/96 («Линейный корабль „Дредноут“»), № 1/ 97 («Крейсер „Белфаст“»).

ГОТОВЯТСЯ К ПЕЧАТИ И ПЛАНИРУЮТСЯ НА ПЕРСПЕКТИВУ СЛЕДУЮЩИЕ ВЫПУСКИ:

Монографии «Лёгкие танки Т-40 и Т-60», «Боевые машины пехоты НАТО („Мардер“, „Бредли“ и „Уорриор“)», «Зенитные самоходные установки Советской и Российской армии (ЗСУ-57-2, „Шилка“ и „Тунгуска“)» и вторая часть справочника «Бронетанковая техника Германии 1939–1945 (бронеавтомобили, бронетранспортёры, тягачи)».

Настоятельно рекомендуем вам оформить подписку, поскольку только это гарантирует получение всех номеров «БРОНЕКОЛЛЕКЦИИ». Подписка принимается в любом отделении связи.

Наш индекс по каталогу ЦРПА «Роспечать»> — 73160.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

«Пантера» Ausf D. Италия, 1944 год.

«Пантера» — безусловно один из наиболее известных тяжёлых танков, принимавших участие во второй мировой войне. Катализатором создания этой непредусмотренной в системе танкового вооружения вермахта боевой машины стал советский средний танк Т-34. Его появление на Восточном фронте заставило Министерство вооружения Германии приостановить работы, которые с 1937 года вела фирма Henschel над перспективным танком 30-тонного класса. 18 июля 1941 года фирма Rheinmetall получила заказ на разработку 75-мм длинноствольной пушки, способной пробивать 140-мм броню на дистанции 1000 м. 25 ноября фирмам Daimler-Benz и MAN был, в свою очередь, выдан заказ на 35-тонный танк. Тактико-технические требования к новой боевой машине определили следующие: ширина до 3150 мм, высота — 2990 мм, двигатель мощностью 650–700 л.с., броневая защита — 40 мм, максимальная скорость движения — 55 км/ч. Задание получило условное название — «Пантера».

Танк, спроектированный фирмой Daimler-Benz, внешне сильно напоминал Т-34, но тем не менее понравился Гитлеру. С советской машины была полностью скопирована компоновка с задним расположением моторно-трансмиссионного отделения и ведущих колёс. Восемь опорных катков большого диаметра располагались в шахматном порядке, блокировались по два и имели листовые рессоры в качестве упругого элемента подвески. Предполагалось использовать на танке дизельный двигатель Daimler-Benz MB 507. В начале февраля 1942 года началась постройка прототипа — VK 3002(DB), а четыре недели спустя Гитлер приказал министру вооружения Шпееру выдать фирме заказ на первые 200 машин. Впрочем, точка зрения фюрера не нашла понимания и поддержки в министерстве вооружения, эксперты которого не без оснований считали, что во фронтовых условиях внешнее сходство с Т-34 могло послужить причиной обстрела танка своей же артиллерией. Проект фирмы MAN, имевший традиционную немецкую компоновку с передним расположением трансмиссии и ведущих колёс, казался им более предпочтительным, хотя и был значительно сложнее. Эти разногласия привели к формированию так называемой «Пантер-комиссии».

13 мая 1942 года Гитлеру доложили заключение экспертов по обоим проектам; предпочтение при этом однозначно отдавалось танку фирмы MAN. Фюрер был вынужден согласиться с мнением специалистов, но тут же выдвинул свои условия: первую машину нужно изготовить в июле, а две следующие — в августе 1942 года. Цена одного танка без вооружения составила 117 тысяч рейхсмарок (для сравнения Pz III стоил 96 163, а «Тигр» — 250 800 марок).

Конструкторами PzKpfw V (название «Пантера», без упоминания армейского индекса ввели по приказу фюрера только с 27 февраля 1944 года) были главный инженер танкового отдела фирмы MAN П. Вибикке и инженер Г. Книпкамп из управления усовершенствования и испытания вооружения.

Прототип VK 3002(DB).

Первые два танка V1 и V2 (V — Versuch — опыт), отличавшиеся друг от друга незначительными деталями, изготовили к сентябрю 1942 года. 3 ноября одну из машин, с макетом вместо настоящей башни, продемонстрировали Шпееру на учебном полигоне в Бад Берка. В ходе испытаний выявились существенные недостатки в ходовой части. На их устранение требовалось время, а это задерживало начало серийного производства. Заказом же предусматривалось изготовить 250 танков в довольно сжатые сроки — к 12 мая 1943 года. К тому же поступило неожиданное распоряжение Гитлера вооружить «Пантеру» 75-мм пушкой с длиной ствола в 100 калибров. К счастью (для немцев, разумеется), эта пушка ещё не была готова и серийному производству танка указание фюрера сильно не помешало.

Демонстрация прототипа «Пантеры» на полигоне Бад Берка. 3 ноября 1942 года.

Первая серийная «Пантера» покинула заводской цех фирмы MAN 11 января 1943 года. Танки «нулевой» серии (20 единиц) получили обозначение Ausf А. Они не имели ничего общего с одноимёнными машинами, выпускавшимися с сентября 1943 года. Характерной особенностью первых серийных «пантер» была командирская башенка с выступом на левом борту башни и однокамерный дульный тормоз пушки. Танки оснащались двигателями Maybach HL 210 Р45 и имели лобовую броню толщиной 60 мм. Их использовали только в тылу для подготовки экипажей. С февраля 1943 года обозначение машин этой серии изменилось на Ausf D1.

До сих пор нельзя сказать точно, почему первая крупносерийная модификация «Пантеры» получила обозначение D. Возможно, буквы В и С зарезервировали для других вариантов.

Монтаж гусениц в заводском цехе.

Танки PzKpfw V Ausf D (у этой и последующих модификаций индекс по сквозной системе обозначений боевых машин вермахта был одинаковым — Sd.Kfz 171) незначительно отличались от прототипов и машин «нулевой» серии. Изменения затронули в основном командирскую башенку и дульный тормоз пушки — они приобрели более привычный «пантеровский» вид. Толщина лобовой брони возросла до 80 мм. На танках установили и новую коробку передач типа АК 7-200.

Следует отметить, что на машинах выпуска первой половины 1943 года командирская башенка была аналогична башенке «Тигра», позже её заменили на новую, с семью перископическими приборами наблюдения по периметру и специальным кольцом для установки зенитного пулемёта MG 34.

По бортам башни крепились мортирки NbK 39 для запуска дымовых гранат калибра 90 мм.

Погрузка «пантер» модификации D, отправляемых на фронт.

Броня танков, выпущенных во втором полугодии, покрывалась «циммеритом», кроме того, они оснащались фальшбортами, изготовленными из 5-мм броневых листов.

К характерным особенностям машин серии D (официально D2) относится отсутствие шаровой установки курсового пулемёта (он размещался внутри танка и только для стрельбы вставлялся в узкую вертикальную щель, закрывавшуюся откидной крышкой), а также наличие в левом борту башни круглого лючка для выброса стреляных гильз и бойниц для стрельбы из личного оружия в бортах и корме башни.

Как уже упоминалось, первую партию «пантер» планировалось изготовить к 12 мая 1943 года — дату выбрали не случайно, 15 мая должно было начаться немецкое наступление под Курском — операция «Цитадель». Однако в течение февраля и марта большую часть из 77 изготовленных танков военные не приняли, в апреле же вообще не приняли ни одного. В связи с этим сроки наступления перенесли на конец июня. К концу мая вермахт получил долгожданные 324 «пантеры», что позволило укомплектовать ими 10-ю танковую бригаду. Но возникшие проблемы с освоением танкистами сложного бинокулярного прицела TZF 12 и желание ввести в строй ещё 98 танков, выпущенных в июне, заставили передвинуть дату начала наступления с 25 июня на 5 июля. Так трудности с производством и освоением в войсках первых «пантер» повлияли на сроки летнего наступления на Восточном фронте в 1943 году.[1]

Для восполнения потерь, понесённых в боях под Курском, начиная с августа был установлен ежемесячный производственный план — 250 «пантер». Однако в августе изготовили только 120 танков — в результате бомбёжек союзной авиации оказались сильно разрушенными заводы фирмы MAN в Нюрнберге и Daimler-Benz в Берлине. Не удалось выполнить план и в сентябре (197 машин), и лишь в октябре заводские цехи покинули 257 танков!

«Пантера» Ausf А. Вид с правого борта.

«Пантера» Ausf D.

С сентября 1943 года начался выпуск следующей модификации «Пантеры» — Ausf А. Изменений внесли не много: появилась шаровая установка курсового пулемёта в лобовом листе корпуса; ликвидировали лючок для выброса стреляных гильз и бойницы для стрельбы из личного оружия в бортах башни; вместо двух фар стали устанавливать только одну — на левом крыле. Бинокулярный прицел заменили монокулярным TZF 12а. Угол возвышения танковой пушки уменьшился с 20° (у Ausf D) до 18°.

«Пантера» Ausf A.

Модификацию Ausf G — самую массовую из трёх (изготовлено 3740 танков) — запустили в серийное производство в марте 1944 года. Бортовые листы корпуса получили угол наклона в 61°(y D и A — 50°), толщина бортовой брони возросла до 50 мм, а лобовой брони башни — до 110 мм, из лобового листа корпуса был удалён люк-пробка механика-водителя. Посадочные люки пулемётчика и механика-водителя приобрели другую форму. Часть танков получила маску пушки со своеобразной «юбкой» в нижней части, делавшей невозможной заклинивание башни при попадании вражеского снаряда. На три выстрела увеличился боекомплект пушки, были внесены изменения в конструкцию вентиляторов, жалюзи двигателя, выхлопных патрубков и т. д. Танки серии G планировалось оснастить опорными катками без резиновых бандажей, но полное отсутствие фотографий боевых машин с такой ходовой частью даёт основания предположить, что этот проект остался на бумаге. Машину с необрезиненными катками в опытном порядке построила фирма MAN в сентябре 1944 года. Некоторые серийные «пантеры» имели одиночные необрезиненные катки на последней оси.

«Пантера» Ausf G в музее Абердинского полигона в США. Маска пушки этого танка имеет «юбку» в нижней части.

Проводились эксперименты по использованию на «Пантере» различных двигателей: MAN/Argus LD 220 с воздушным охлаждением и мощностью 700 л.с. (515 кВт), авиационного звездообразного BMW 132D мощностью 650 л.с. (478 кВт), дизельного Daimler-Benz MB 507 мощностью 850 л.с. (625 кВт).

Испытывались и новые варианты трансмиссий — гидростатическая и гидродинамическая, оборудование подводного вождения и опорные катки с внутренней амортизацией. Однако применения на серийных машинах все эти новшества не нашли. Остался нереализованным и огнемётный вариант «Пантеры».

После прекращения работ над разведывательным танком VK 1602 «Леопард» фирмы Krupp и Rheinmetall приступили к проектированию варианта «Пантеры» того же назначения. Предполагалось оснастить машину новой башней с 50-мм пушкой KwK 39 L/60. Этот проект не приняли, так как вооружение его было признано недостаточным, а в разведывательных целях использовались линейные танки.

Совместные испытания «Пантеры» и вражеских танков на одном из немецких полигонов. На заднем плане американский средний танк М3 «Генерал Ли».

Применение союзниками по антигитлеровской коалиции во всё возрастающих объёмах авиации для борьбы с немецкими танками (особенно после открытия второго фронта в Европе) свело возможность передвижения танковых частей днём практически к нулю. Остро встал вопрос об оснащении танков приборами ночного видения, работа над которыми велась фирмой AEG с 1936 года. На командирской башенке «Пантеры» был смонтирован инфракрасный прожектор-осветитель мощностью 200 Вт и прибор наблюдения, который позволял вести наблюдение за местностью на дистанции 200 м. При этом водитель такого прибора не имел и вёл машину, руководствуясь указаниями командира. Чтобы вести огонь ночью, требовался более мощный осветитель. Для этой цели на полугусеничном бронетранспортёре Sd.Kfz 250/20 был установлен инфракрасный прожектор Uhu мощностью 6 кВт, обеспечивающий работу прибора ночного видения на дистанции в 700 м. Испытания его прошли удачно, и фирма Leitz-Wetzlar изготовила 800 комплектов оптики для ночных приборов. В ноябре 1944 года панцерваффе получили 63 «пантеры», оснащённые первыми в мире серийными пассивными приборами ночного видения. Фирмой Zeiss-Jena разрабатывался ещё более мощный прибор, позволявший «видеть» на расстоянии 4 км, однако из-за больших размеров осветителя — диаметр 600 мм — применения на танке «Пантера» он не нашёл.

Характерные внешние отличия разных модификаций танка «Пантера».

В 1943 году началось проектирование очередной модификации «Пантеры» — Ausf F, которая существенно отличалась от предшествующих моделей. Важнейшим нововведением стала башня, получившая название Schmalturm («узкая» или «тесная башня»), которая была меньше стандартной и имела другую конструкцию.

В течение 1944 года изготавливалось и испытывалось несколько прототипов. Проектирование закончилось лишь в январе 1945 года.

В итоге толщина брони башни составляла: лоб — 100 мм, борт и корма — 50, крыша — 30. В лобовом листе всё ещё сохранялась амбразура для телескопического прицела TZF 13. В окончательном варианте лобовая броня увеличилась до 120 мм, бортовая — до 60, а броня крыши — до 40. Устанавливался новый стабилизированный перископический прицел TZF 1 и стереоскопический дальномер фирмы Zeiss. Дальномер с базой 1320 мм и 15-кратным увеличением располагался в передней части башни, по бортам которой имелись броневые колпаки для его окуляров. Предусматривалась и установка прибора ночного видения FG 1250.

«Пантера» Ausf G.

Маска пушки типа Saukopfblende («свиное рыло») толщиной 120 мм была подобна применённой на танке «Тигр II».

Новшества не обошли и вооружение танка. И если пушка осталась прежней и была лишь модернизирована на заводах Škoda — она лишилась дульного тормоза и получила индекс KwK 44/1, то башенный пулемёт MG 34 заменили на MG 42. Вместо курсового пулемёта устанавливался автомат МР 44. Монтаж вооружения в башне осуществлялся на заводах Krupp и Škoda.

Изменения затронули не только башню, но и корпус. Толщину крыши увеличили с 17 до 25 мм, изменили люки водителя и стрелка-радиста.

Испытывались и два новых двигателя: Deutz Т8М118 мощностью 700 л.с. (515 кВт) и Maybach HL 234 с непосредственным впрыском топлива и мощностью 850 л.с. (625 кВт).

До конца войны не появилось ни одного прототипа в законченном виде, хотя серийное производство планировалось начать в июне 1945-го. В начале года фирма Daimler-Benz собрала шасси, на котором установили стандартную башню от Ausf G. В свою очередь, «тесную башню» установили на шасси Ausf G и испытывали в Куммерсдорфе. Всего для «Пантеры» Ausf F изготовили 8 корпусов и 2 башни.

«Пантера» Ausf G, оборудованная прибором ночного видения.

В феврале 1943 года были разработаны тактико-технические требования к танку «Пантера II», предполагавшие высокую степень унификации танков «Тигр II» и «Пантера». Осуществить это оказалось достаточно просто, так как на заводах Henschel производились машины обоих типов.

На «Пантере II» предполагалось использовать «тесную башню» и новый корпус. Его лобовая броня достигала 100, бортовая — 60, а кормовая — 40 мм. Вооружение — 88-мм пушка KwK 43 L/71. Поскольку в этом случае масса танка превысила 50 т, встал вопрос о новой силовой установке. В качестве вариантов рассматривались двигатели Maybach HL 234, Simmering Sla 16 (720 л.с.) и MAN/Argus LD 220 (700 л.с.). В 1945 году для «Пантеры II» началось проектирование новой башни со 150-мм лобовой бронёй.

Ни один из двух прототипов не был достроен. До более или менее высокой степени готовности довели одно шасси, установив на него башню от Ausf G. Интересно отметить, что параллельно с проектированием «Пантеры II» велась разработка танка Е-50, призванного её заменить.

«Пантеры» Ausf G из 5-й танковой дивизии СС «Викинг» выдвигаются на передний край. Восточный фронт, лето 1944 года.

В процессе работ над Ausf F и «Пантерой II» фирма Krupp дважды предлагала варианты перевооружения обычной «Пантеры» пушкой KwK 43 L/71 калибра 88 мм, но безрезультатно. Остался на бумаге и проект оснащения «Пантеры» 100-калиберной 75-мм пушкой с начальной скоростью снаряда 1250 м/с.

Наряду с созданием новых вариантов линейного танка на базе «Пантеры» выпускалось и несколько машин специального назначения. Первой из них стала бронированная ремонтно-эвакуационная машина (БРЭМ) Bergepanzer V или Bergepanther (Sd.Kfz 179). И не случайно: новые танки поступали в войска, а средств для их эвакуации с поля боя практически не было. Существовавшая техника оказалась слишком слабой — для буксировки танка «Тигр», например, приходилось «запрягать» два 18-тонных тягача Famo.

«Пантера» Ausf А. Эта машина находится в экспозиции французского танкового музея в Самюре.

Заказ на БРЭМ выдали 7 мая 1943 года, а уже месяц спустя фирма MAN начала выпуск шасси Ausf D, предназначенных для неё. Первая партия БРЭМ (46 машин) не имела крана и лебёдки, но уже очень скоро на заводе Henschel в Касселе были разработаны и изготовлены кран и лебёдка с тяговым усилием 40 т и длиной троса 150 м. Отбор мощности производился от двигателя танка, в кормовой части которого имелись два откидных упора-сошника, предназначенных для удержания машины на месте при работе лебёдки. Во время буксировки последняя блокировалась. Башню заменили на грузовую платформу для перевозки запасных частей или демонтированных агрегатов.

«Пантера» Ausf А и «Пантера II».

БРЭМ, выпущенные на шасси Ausf А и Ausf G, имели увеличенные топливные баки. На верхнем лобовом листе корпуса устанавливался кронштейн для 20-мм пушки KwK 38, прикрытой щитом толщиной 10–15 мм.

«БРЭМ-пантеры» первоначально оснащались кранами грузоподъёмностью 1500 кг, а затем 6000 кг. Их использовали, главным образом, для демонтажа двигателей.

В передней части БРЭМ имели два упора с вкладками из твёрдого дерева — для толкания более узких машин.

Бронированная ремонтно-эвакуационная машина Bergepanther.

1 марта 1944 года на полигоне Бад Берка Bergepanther была продемонстрирована генеральному инспектору танковых войск генерал-полковнику Г. Гудериану. 7 апреля Гитлер отдал приказание об ежемесячном производстве 20 машин. Впрочем, реальный выпуск составил в апреле 13 машин, в мае — 18, в июне — 20, а в июле — только 10. Всего же заводские цехи покинули 347 Bergepanther (в зарубежной литературе встречается и другая цифра — 297).

Ещё одной массовой машиной специального назначения стал командирский танк Panzerbefehlswagen Panther (Sd.Kfz 267 и 268). Уже в 1943 году появились командирские машины на базе стандартных танков Ausf D, оборудованные дополнительными радиостанциями. Существовали два варианта: Sd.Kfz 267 с радиостанциями Fu 5 и Fu 7 — для связи в звене «рота — батальон» и Sd.Kfz 268, оснащённый радиостанциями Fu 5 и Fu 8 и обеспечивавший связь в звене «полк — дивизия».

«Пантера» Ausf G поздних выпусков без «циммерита» на броне.

Дополнительные радиостанции Fu 7 и Fu 8 размещались в корпусе, а штатная Fu 5 — в правой части башни. Экипаж танка состоял из водителя, «офицера связи», который одновременно являлся пулемётчиком, командира и двух радистов (один из них помимо этого выполнял функции наводчика, другой — заряжающего). Боекомплект был уменьшен и составлял для командирских машин на базе Ausf D и А 64 выстрела, а на базе Ausf G — 70.

Радиостанция Fu 7 обеспечивала связь телефоном на дальность 12,8 км, а телеграфом — 16 км. Радиостанция Fu 8 имела дальность связи 80 км при работе телеграфом. Оба командирских танка легко отличались от линейных по антеннам. Так, Sd.Kfz 267, например, имел две простые штыревые антенны и одну с характерной «метёлкой». Гнёзда для их установки имели резиновые амортизаторы.

Командирский танк Sd.Kfz 267, изготовленный на базе «Пантеры» модели D.

Размещение антенн на командирских танках.

В командирские машины были переоборудованы 329 линейных «пантер».

Ещё одной специальной версией «Пантеры» стал Panzerbeobachtungswagen V (Sd.Kfz 172) — машина передовых артиллерийских наблюдателей, разработанная фирмами Rheinmetall и Anschutz. Настоящая пушка на ней отсутствовала, на её месте устанавливался деревянный макет. Из вооружения в башне остался только пулемёт MG 34. Экипаж состоял из 4 человек: командира, артиллерийского наблюдателя, радиста и механика-водителя. Танк оснащался дальномером, стереотрубой и другими многочисленными приборами наблюдения и в этом отношении представлял собой лучшую машину артиллерийских наблюдателей, сконструированную в ходе второй мировой войны. Предположительно изготовили только один опытный экземпляр (по другим данным всё-таки серию из 41 машины).

Подобное расхождение в цифрах не редкость — до сих пор неизвестно даже точное количество выпущенных «пантер». Они производились на заводах четырёх фирм: MAN, Daimler-Benz, MNH и Henschel — с 11 января 1943 года по 23 апреля 1945 года. За это время было изготовлено 5992 танка, но осталось невыясненным, передала ли фирма Henschel для сборки на заводе Demag шасси 50 «пантер» и собирались ли они там; если да, то общее число машин составляет 6042 единицы. Кстати, фирма Henschel выпускала «Пантеру» совсем недолго — до сентября 1943 года, MNH — до марта, Daimler-Benz — до апреля, a MAN— до конца апреля 1945 года, причём на долю последней пришлось их больше всех — 2048.

«Пантера» Ausf A.

ОПИСАНИЕ КОНСТРУКЦИИ

Компоновка танка PzKpfw V «Пантера» — классический вариант с традиционным для германского танкостроения передним расположением трансмиссии.

Отделение управления находилось в передней части танка. В нём размещались главный фрикцион, коробка передач, механизм поворота, органы управления танком, контрольные приборы, курсовой пулемёт, часть боекомплекта, радиостанция и рабочие места двух членов экипажа — механика-водителя и радиста (он же — пулемётчик).

Боевое отделение располагалось в средней части танка. Здесь размещались: в башне — пушка и спаренный с ней пулемёт, приборы наблюдения и прицеливания, механизмы вертикальной и горизонтальной наводки и сиденья командира танка, наводчика и заряжающего. В корпусе в нишах, по стенкам и под вращающимся поликом башни находился боекомплект.

На днище танка устанавливались водяной насос, насос гидравлической системы поворота башни и поворота танка и воздушный компрессор.

В моторном отделении, располагавшемся в кормовой части танка, размещались двигатель, радиаторы, вентиляторы и топливные баки. Между моторным и боевым отделениями имелась металлическая перегородка.

Panzerkampfwagen V Panther Ausf A (Sd.Kfz 171) Компоновка тяжёлого танка Pz.Kpfw V Panther Ausf A:

1 — 75-мм танковая пушка KwK 42 L/70, 2 — дульный тормоз, 3 — маска пушки, 4 — телескопический монокулярный прицел TZF 12b, 5 — боекомплект 7,92-мм патронов, 6 — башенный вентилятор, 7 — рельс для крепления зенитного пулемёта, 8 — командирская башенка, 9 — прибор наблюдения, 10 — вентилятор корпуса, 11 — сиденье командира, 12 — пулемёт MG 34, 13 — панель приборов, 14 — радиостанция, 15 — сиденье наводчика, 16 — сиденье заряжающего, 17 — педаль сцепления, 18 — педаль тормоза, 19 — педаль акселератора, 20 — коробка передач, 21 — аккумуляторная батарея, 22 — компрессор вентилятора, 23 — двигатель Maybach HL 230Р30, 24 — воздушный фильтр, 25 — масляный радиатор, 26 — генератор, 27 — кормовой башенный люк, 28 — баллон автоматической системы пожаротушения, 29 — бак системы охлаждения, 30 — выхлопной коллектор, 31 — ящик для амуниции, 32 — масляный фильтр, 33 — редуктор механизма поворота башни, 34 — карданный вал, 35 — главный фрикцион, 36 — сиденье водителя, 37 — механизм поворота, 38 — прибор наблюдения водителя, 39 — гидроцилиндр открывания люка.

КОРПУС танка собирался из броневых листов, соединённых в шип и сваренных двойным швом.

Верхний лобовой лист корпуса располагался под углом 38° к горизонтальной плоскости, нижний — под углом 37°. Нижние бортовые листы — вертикальные, верхние наклонены под углом 48°, кормовой лист — под углом 60°.

Корпус танка:

1 — люк-пробка механика-водителя, 2 — броневая заслонка пулемётной амбразуры, 3 — люк-лаз механика-водителя, 4 — люк-лаз радиста, 5 — перископические приборы наблюдения механика-водителя, 6 — перископические приборы наблюдения радиста, 7 — люк моторного отделения, 8 — отдушины для притока воздуха, 9 — вывод антенны, 10 — люк для заливки воды в систему охлаждения, 11 — основание для установки воздухоподводящей трубы при подводном вождении танка, 12 — люк для доступа к горловине топливных баков, 13 — воздухоприёмные окна системы охлаждения двигателя, 14 — воздухоотводящие окна системы охлаждения двигателя, 15 — выхлопные трубы, 16 — люки для доступа к механизмам натяжения гусениц, 17 — люк для доступа к водогрейному котлу системы охлаждения, 18 — люк для доступа к приводу инерционного стартёра, 19 — люк для доступа в моторное отделение, 20 — люк для доступа к приводу двигателя от пусковой рукоятки, 21 — маска пушки, 22 — амбразуры бинокулярного прицела, 23 — амбразура спаренного пулемёта, 24 — амбразура для стрельбы из личного оружия, 25 — люк для выброса стреляных гильз, 26 — люк-лаз для посадки и высадки экипажа, 27 — командирская башенка, 28 — отдушина башенного вентилятора.

Схема бронирования танка.

В передней части крыши корпуса имелись люки-лазы механика-водителя и радиста. Для входа и выхода из танка крышки люков приподнимались вверх и отводились в сторону с помощью специального подъёмно-поворотного механизма (у модификации G — откидывались на петлях). Люки-лазы были выполнены в крышке люка, предназначенного для удобства монтажа и демонтажа коробки передач и механизма управления танком.

Кроме того, в передней части крыши корпуса устанавливались четыре (у варианта G — два) перископических прибора наблюдения (по два для механика-водителя и радиста) и имелось вентиляционное отверстие, прикрытое броневым колпаком, перед которым монтировалась стойка для фиксации ствола пушки в походном положении.

Кормовая часть корпуса делилась на три отсека внутренними водонепроницаемыми переборками. Два крайних при преодолении водных преград вброд могли заливаться водой. В центральный же отсек, где находился двигатель, вода не поступала. Крайние отсеки закрывались сверху броневыми решётками, четыре из них служили для притока воздуха, охлаждавшего радиаторы, а две средние — для его отвода.

Надмоторная часть закрывалась крышкой с двумя вентиляционными отверстиями.

В днище танка были предусмотрены люки для доступа к торсионам подвески, к спускным кранам систем питания, охлаждения и смазки, к водооткачивающей помпе и к спускной пробке картера коробки передач.

БАШНЯ, имевшая форму усечённого конуса, — сварная, с соединением листов в шип и наклоном стенок в 65°. В передней части башни в литой маске полуцилиндрической формы устанавливались пушка, спаренный с ней пулемёт и прицел. Башня приводилась во вращение гидравлическим поворотным механизмом мощностью 4 кВт. Скорость поворота зависела от частоты вращения коленчатого вала двигателя. При 2500 об/мин полный оборот башни осуществлялся за 17 с вправо и 18 с влево. При выключенном двигателе башня поворачивалась вручную. При этом из-за неуравновешенности башни её поворот вручную при крене свыше 5° был невозможен.

На крыше башни устанавливалась командирская башенка с шестью (позже с семью) смотровыми приборами.

Компоновка башни танка Panther Ausf D:

1 — кронштейн крепления пушки по-походному, 2 — спаренный пулемёт, 3 — сиденье заряжающего, 4 — стопор башни, 5 — сиденье командира танка, 6 — сиденье наводчика, 7 — телескопический бинокулярный прицел TZF 12а, 8 — маска пушки, 9 — механизм поворота башни, 10 — цилиндр накатника, 11 — цилиндр тормоза отката.

ВООРУЖЕНИЕ. Основное вооружение «Пантеры» — пушка 7,5 cm KwK 42 калибра 75 мм, производившаяся на заводе фирмы Rheinmetall-Borsig в Дюссельдорфе. Ствол орудия имел длину 70 калибров — 5250 мм; вместе с дульным тормозом — 5535 мм. Масса составляла 1000 кг, а всей установки вместе с маской — 2650 кг. Предельная длина отката — 420 мм. Вертикальная наводка — в пределах от -8° до +18°.

Боевое отделение танка:

1 — казённая часть пушки, 2 — клин затвора, 3 — трубопровод для продува канала ствола, 4 — указатель отката, 5 — цилиндр полуавтоматики, 6 — гнездо для установки ограждения пушки, 7 — маховик подъёмного механизма, 8 — сектор подъёмного механизма, 9 — маховик ручного поворотного механизма, 10 — рычаг управления гидравлическим поворотным механизмом, 11 — рычаг включения гидравлического поворотного механизма, 12 — уравновешивающий механизм пушки, 13 — гильзоулавливатель, 14 — сиденье наводчика.

Пушка снабжалась вертикальным клиновым затвором и полуавтоматикой копирного типа. Полуавтоматика располагалась на правой стороне казённика (закрывающий механизм) и на люльке (копирное устройство). Противооткатные устройства состояли из гидравлического тормоза отката и воздушно-жидкостного накатника. Подъёмный механизм пушки — секторного типа.

Выстрел из пушки производился с помощью стационарного электроспуска, кнопка которого находилась на рукоятке маховика подъёмного механизма.

В боевом отделении под сиденьем наводчика устанавливался воздушный компрессор для продувки ствола пушки после каждого выстрела. Воздух для продува ствола отсасывался из короба гильзоулавливателя.

Телескопический бинокулярный прицел TZF 12:

1 — объективная часть, 2 — телескопические трубы, 3 — окулярная часть, 4 — механизм установки углов прицеливания и выверки по высоте и направлению, 5 — карданный валик, 6 — рычаг включения светофильтров, 7 — механизм для установки окуляров на уровне глаз, 8 — проушина для закрепления прицела к крыше башни, 9 — налобник, 10 — провод освещения шкал для ночной стрельбы, 11 — салазки прицела, 12 — стопорный винт салазок.

С пушкой был спарен 7,92-мм пулемёт MG 34. Курсовой пулемёт размещался в лобовом листе корпуса в бугельной (Ausf D) или в шаровой (Ausf А и G) установках. Командирские башенки модификаций А и G были приспособлены под монтаж зенитного пулемёта MG 34.

Танки Ausf D оснащались бинокулярным телескопическим ломающимся прицелом TZF 12, a Ausf А и G — монокулярным TZF 12а. При изменении вертикального угла установки вооружения изменялось и положение объективной части прицелов, окулярная же часть оставалась неподвижной, что обеспечивало работу с вооружением на всём диапазоне вертикального угла наведения без изменения положения стреляющего. Прицелы изготавливались фирмой Karl Zeiss в Йене.

Боекомплект пушки состоял из 79 выстрелов у Ausf D и А и 82 выстрелов у Ausf G. Выстрелы укладывались в нишах подбашенной коробки, в отделении управления и в боевом отделении.

Схема укладки боекомплекта 75-мм выстрелов:

1 — укладка в нишах корпуса, 2 — укладка на полу боевого отделения, 3 — вертикальная укладка, 4 — укладка в отделении управления.

Боекомплект пулемётов составлял для моделей D и А 5100, а для G — 4800 патронов.

В качестве вспомогательного вооружения танк оснащался «устройством ближнего боя» (Nahkampfgerät) — мортиркой калибра 26 мм, в боекомплект которой входили дымовые (12 шт.), осколочные (20 шт.) и осколочно-зажигательные (24 шт.) снаряды. Мортирка располагалась в правой задней части крыши башни.

ДВИГАТЕЛЬ И ТРАНСМИССИЯ. На танке «Пантера» устанавливался 12-цилиндровый карбюраторный четырёхтактный двигатель Maybach HL 230Р30 мощностью 700 л.с. (515 кВт) при 3000 об/мин (на практике число оборотов не превышало 2500). Диаметр цилиндра 130 мм. Ход поршня 145 мм. Цилиндры располагались V-образно под углом 60°. Степень сжатия 6,8. Сухая масса двигателя 1200 кг.

Топливо — этилированный бензин с октановым числом не ниже 74. Ёмкость пяти бензобаков 730 л. Подача топлива принудительная, с помощью четырёх диафрагменных насосов Solex. Карбюраторов — четыре, марки Solex 52FFJIID.

Система смазки — циркуляционная, под давлением, с сухим картером. Циркуляция масла осуществлялась тремя шестерёнчатыми насосами, из которых один нагнетающий и два отсасывающих.

Система охлаждения — жидкостная. Радиаторов — четыре, соединённых по два последовательно. Ёмкость радиаторов — около 170 л. По обеим сторонам двигателя располагались вентиляторы типа Zyklon.

Для ускорения запуска двигателя в холодное время года предназначался термосифонный подогреватель, отапливаемый паяльной лампой, которая устанавливалась с наружной стороны кормового листа корпуса.

Трансмиссия состояла из карданной передачи, трёхдискового главного фрикциона сухого трения, коробки передач АК 7-200, механизма поворота фирмы MAN, бортовых передач и дисковых тормозов типа LG 900.

Органы управления танком:

1 — рычаг ручного тормоза, 2 — левый рычаг поворота танка, 3 — педаль главного фрикциона, 4 — педаль тормоза, 5 — педаль акселератора, 6 — правый рычаг поворота танка, 7 — регулировочное устройство колодочного тормоза, 8 — рычаг переключения передач.

Контрольные приборы:

1 — тахометр, 2 — спидометр, 3 — вольтметр, 4, 5 — переключатели ламп, 6 — амперметр, 7 — сигнальная лампа, 8 — замок зажигания, 9 — кнопка стартёра с контрольной лампой, 10 — штепсельная розетка для включения переносной лампы, 11 — коробки предохранителей.

Коробка передач — трёхвальная, с продольным расположением валов, семиступенчатая, пятиходовая, с постоянным зацеплением шестерён и простыми (безынерционными) конусными синхронизаторами для включения передач со 2-й по 7-ю.

Картер коробки передач центрировался и жёстко соединялся с картером механизма поворота, образуя единый монтажно-демонтажный агрегат (с общими внутренним объёмом и системой смазки) трансмиссии: двухпоточный механизм передач и поворота. Механизм поворота состоял из двух планетарных редукторов. К бортовым передачам мощность передавалась короткими поперечными валиками с зубчатыми муфтами на концах. Центровочные работы при сборке танка были сведены таким образом к минимуму, но монтаж и демонтаж механизма передач и поворота из сварной носовой части броневого корпуса представлял большие трудности.

Приводы управления танком — комбинированные, с гидросервоприводом следящего действия с механической обратной связью.

Немецкая пехота сопровождает атакующую «Пантеру». Большие размеры танка обеспечивали пехотинцам надежное укрытие.

Завязшая в болоте и брошенная экипажем «Пантера» модели G. Видны открытые люки над двигателем, кормовой башенный и командира. Крышка люка механика-водителя сорвана. Восточная Пруссия, 1945 год.

Схема трансмиссии танка.

Вид сзади на танки модификаций D (слева) и А (справа).

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ танка применительно к одному борту состояла из восьми сдвоенных опорных катков с резиновыми бандажами диаметром 850 мм.

Подвеска — торсионная. В целях получения большого угла скручивания торсионы выполнялись двойными, что обеспечивало вертикальное перемещение опорного катка на 510 мм. Передние и задние катки снабжались гидравлическими амортизаторами.

Ведущие колёса переднего расположения имели два съёмных зубчатых венца по 17 зубьев каждый. Зацепление цевочное. Между ведущими колёсами и первым опорным катком устанавливался отбойный ролик.

Танк модели G с экспериментальной ходовой частью с необрезиненными опорными катками.

Схема подвески танка:

1, 2 — опорные катки, 3 — ведущее колесо, 4 — направляющее колесо, 5 — балансир, 6 — неподвижная муфта крепления торсионов, 7 — втулка торсионов, 8, 9 — торсионы, 10 — подвижная муфта крепления торсионов, 11 — гидравлические амортизаторы.

Направляющие колёса — литые, с металлическими бандажами и кривошипным механизмом натяжения гусениц.

Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 86 одногребневых траков каждая. Траки литые, шириной 660 мм, шаг трака 153 мм.

ЭЛЕКТРООБОРУДОВАНИЕ было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение 12 В. Источники: генератор Bosch GTLN700 12-1500BJ1 мощностью 0,7 кВт, два аккумулятора Bosch ёмкостью 150 А*ч. Потребители: электростартёр Bosch BFD624ARS15 мощностью 4,4 кВт, контрольные приборы, подсветка прицелов, приборы звуковой и световой сигнализации, аппаратура внутреннего и внешнего освещения, спуски пушки и пулемётов.

СРЕДСТВА СВЯЗИ. Все танки «Пантера» оснащались радиостанцией Fu 5, имевшей дальность действия 6,4 км телефоном и 9,4 км телеграфом.

СПЕЦИАЛЬНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ. Система пожаротушения — автоматическая. Сигнализация была выведена на панель приборов механика-водителя.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА PANTHER AUSF D

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

«Пантерами» предполагалось заменить в боевых частях танки Pz III и Pz IV, однако темп серийного производства не соответствовал потребностям войск. В конце концов генеральный инспектор танковых войск вермахта генерал-полковник Г. Гудериан после консультаций с министром вооружения А. Шпеером постановил, что перевооружению новыми танками подлежит только один батальон в танковом полку.

В состав батальона входили четыре роты по 17 танков в каждой. При штабе состояло 8 танков, сапёрный взвод и взвод ПВО, вооружённый самоходными орудиями Möbelwagen или Wirbelwind. Имелась в батальоне и техническая рота, укомплектованная эвакуационными тягачами и различными автомашинами. На практике же организация частей никогда не соответствовала штату. В частях панцерваффе насчитывалось в среднем 51–54 танка «Пантера», а в войсках СС (Waffen SS) 61–64.

Первыми воинскими частями, которые укомплектовали «пантерами», стали 51-й и 52-й танковые батальоны. Их формирование закончилось к 15 июня 1943 года. Они составили 10-ю танковую бригаду (Panther-Brigade 10). В составе войск СС также сформировали бригаду «пантер».

Всего же в середине 1943 года в эксплуатации находилось около 240 танков модификации D.

«Пантеры» Ausf D выдвигаются к рубежу атаки. Восточный фронт, операция «Цитадель», июль 1943 года.

В операции «Цитадель» приняли участие 196 танков. Боевой дебют их не был удачным — только по техническим причинам из строя вышли 162 «пантеры». Из-за нехватки тягачей немцам удалось эвакуировать лишь небольшое число танков, 127 машин остались на территории, занятой Красной Армией, и оказались потерянными безвозвратно.

Перевооружение «пантерами» шло довольно интенсивно. Во многих случаях это совпадало с передислокацией танковых частей и соединений или отводом их в тыл для ремонта и пополнения материальной части. Так, например, 16-я танковая дивизия получила новые танки в октябре 1943 года, при переброске из Италии на Украину. До конца 1943 года было перевооружено по одному батальону во 2-й, 3-й, 4-й, 7-й и 19-й танковых дивизиях; 51-й батальон включили в состав 9-й танковой дивизии. В первую очередь «пантеры» поступали в элитные соединения: танковые дивизии СС Groß Deutschland («Великая Германия»), Hermann Göring («Герман Геринг») и другие. Небольшое число танков задействовали и в учебных целях, например, в 1-й танковой школе (1.PanzerSchule). В 1944 году процесс перевооружения продолжился.

Советские солдаты осматривают подбитую «Пантеру» Ausf D. Дымовые гранатомёты устанавливались только на машинах этой модификации. Лето 1943 года.

Сведения о боевом применении «пантер» на Восточном фронте вызывают у исследователей противоречивые мнения. В приводимых в западной печати примерах боевых эпизодов наши танки и САУ горят сотнями, потери же немцев исчисляются единицами. Рассмотрим, скажем, эпизод, связанный с действиями тяжёлого танкового полка «Bäke» (Schwere Panzerregiment «Bäke»), описанный в книге польского автора Януша Ледвоха (куда он, без сомнения, перекочевал из западных источников).

Полк «Bäke», названный так по фамилии своего командира подполковника Франца Беке, состоял из 503-го тяжёлого танкового батальона «тигров» и батальона «пантер» модели D. В ходе многодневных боёв с двумя советскими танковыми корпусами полк уничтожил 267 танков, потеряв при этом один «Тигр» и четыре «пантеры».

Как видим, соотношение потерь чудовищное — 5:267! Возможно ли это? Попробуем разобраться.

В польском источнике, к сожалению, не указывается участок советско-германского фронта, где проходили упомянутые бои. Однако можно с высокой степенью достоверности предположить, что место действия — Украина, где в январе 1944 года войска 1-го Украинского фронта осуществляли Житомирско-Бердичевскую наступательную операцию. В ходе неё шли ожесточённые встречные бои между 1-й и 3-й гвардейскими танковыми армиями и несколькими отдельными танковыми и механизированными корпусами с нашей стороны и 1-й, 7-й, 8-й, 19-й, СС «Рейх» и СС «Адольф Гитлер» танковыми дивизиями — с немецкой. Боевые действия велись на широком пространстве при частом маневрировании танковых частей и соединений с обеих сторон. В связи с этим маловероятно, что танковый полк «Вäке» всё время в одиночку дрался с двумя одними и теми же танковыми корпусами. Немцам ничего не стоило записать на боевой счёт полка и результаты других частей. Во всяком случае из немецких же источников следует, что сообщения о подбитых советских танках, поступавшие из боевых частей панцерваффе, после их перепроверки уменьшались вдвое. Поскольку в условиях постоянных контрударов и маневрирования осуществить такую перепроверку было практически невозможно, то смело можно вышеприведённые цифры потерь с нашей стороны уменьшить вдвое.

«Пантера» Ausf D поздних выпусков — с новой командирской башенкой.

Тем не менее и этот результат внушительный — всё-таки один полк против целых двух танковых корпусов! Здесь тоже нельзя обойтись без комментария. Как уже упоминалось, в танковом батальоне «пантер» имелось свыше 50 танков, в тяжёлых танковых батальонах — не меньше. Таким образом, в полку «Вäке» с учётом штабных машин насчитывалось 110–130 «тигров» и «пантер» и по количеству танков он был примерно равен советскому танковому корпусу. Согласитесь, корпус против двух корпусов — это уже немного другая картина.

Теперь несколько слов о немецких потерях — пять танков. Есть предположение, что немцы посчитали наши общие потери, а свои только безвозвратные, которые составляли, как правило, не более 30 % от общих боевых. В результате получается соотношение, близкое 1:5, что наиболее достоверно. Да, действительно потери советских танков были значительны — немецкие машины обладали более мощной броневой защитой и вооружением (по этим показателям Т-34-76 никак не «тянул» против «Тигра» и «Пантеры»), к тому же сказывался высокий уровень боевой подготовки немецких танкистов.

Командирские башенки танков: Ausf D — вверху, и Ausf А и G — внизу.

Кроме всего прочего, следует учитывать, что «Пантера» появилась на Восточном фронте в тот период, когда Красная Армия наступала. А наступающий, как известно, всегда несёт большие потери, чем обороняющийся. Боевые действия быстро выявили преимущественно оборонительные качества «Пантеры» как танка, стрелявшего в основном с места. В тех же случаях, когда приходилось атаковать «пантерам», ситуация с потерями была иной.

С 27 марта 1944 года, например, в боях за Ковель участвовало 17 «пантер» 8-й роты 5-го полка 5-й танковой дивизии СС «Викинг» (Wiking). 30 марта рота предприняла атаку на город, при этом пять танков было уничтожено.

Танк варианта D, брошенный немцами на улицах Харькова. Осень 1943 года.

В зарубежной печати встречается и откровенно предвзятый подход. Так, например, всё тот же польский автор Януш Ледвох в своей книге «Panther», упоминая о тяжёлых боях к востоку от Варшавы летом 1944 года, пишет: «28 и 29 июля 2-й батальон 5-го танкового полка СС уничтожил 107 советских танков (Т- 34, „Шерман“ и „Валентайн“), потеряв при этом 6 боевых машин (Pz IV и пять „пантер“)». Сразу вслед за этим идёт речь о другом эпизоде, но уже в иной тональности: «Под Студзянками воевали не только „четыре танкиста и собака“, но и подразделения 27-го полка 19-й танковой дивизии, которые потеряли в этом бою 9 „пантер“. Было уничтожено также несколько „пантер“ из дивизии СС „Герман Геринг“. Подобный успех польских Т-34-76 из 1-й танковой бригады имени Героев Вестерплатте можно объяснить только тем, что польские танки занимали оборонительные позиции. При контратаках же Т-34 несли большие потери».

Интересно получается: при столкновениях «пантер» с советскими танками последние горят как спички, польские же, наоборот, добиваются успеха, хотя и с некоторыми оговорками. Ничего кроме улыбки подобная «объективность» вызвать не может. Поляки воевали на таких же танках, что и наши, и уровень их боевой подготовки был таким же. Ко всему прочему, не следует забывать, что более 50 % личного состава 1-й польской танковой бригады составляли советские танкисты, откомандированные в Войско Польское, причём это были наиболее квалифицированные специалисты — командиры машин (они же наводчики) и механики-водители.

Справедливости ради следует признать, что не страдает объективностью и наша мемуарная литература. В воспоминаниях танкистов «пантеры» (или же танки, принятые за «пантеры») горят десятками, о потерях же с нашей стороны обычно скромно умалчивается.

Вот какой эпизод, произошедший в ходе уже упоминавшейся Житомирско-Бердичевской операции в декабре 1943 года, описал в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза И. И. Якубовский: «В этих боях отличились многие воины. Так, командир танка младший лейтенант И. П. Голуб из 13-й гвардейской танковой бригады полковника Л. И. Баукова в районе Высокой Печи уничтожил три „тигра“, две „пантеры“, пять орудий и до роты пехоты. Вырвавшись вперёд, его танк перерезал дорогу отступающим немцам. Было захвачено до сорока автомобилей и до полсотни подвод. В этом бою танк Голуба получил шесть пробоин».

«Пантеры» Ausf А к бою готовы. 1944 год.

Впрочем, как это следует из текста воспоминаний маршала, этот эпизод взят из наградного листа, в котором, дабы убедить командование, могли и слегка преувеличить, и кое-что приписать.

Тем более драгоценен каждый документально подтверждённый факт.

«19 февраля 1944 года в 11.00 танковая рота 13-го гвардейского тяжёлого танкового полка в составе пяти тяжёлых танков ИС-85 была выдвинута для поддержки 109-й танковой бригады, которая атаковала опорный пункт противника в д. Лисянке (Украина, р-н Житомира). К моменту ввода в бой тяжёлых танков участвовавшие в атаке Т-34 109-й бригады были подбиты огнём „пантер“, занимавших оборону на северо-восточной окраине Лисянки. Последнее обстоятельство позволило немцам сосредоточить огонь на ИС-85, подпустив их на 600–800 м. В результате два ИСа были сожжены, а три подбиты.

Подбитая «Пантера» модели А. У танка отсутствует первый опорный каток из наружного ряда. Навешивание на борта башни запасных траков для дополнительной защиты было обычным явлением. 1-й Украинский фронт, 1944 год.

Весь день 19 февраля противник с боями удерживал свой передний край в Лисянке, а ночью отошёл, оставив 21 боевую машину (16 „пантер“, 3 Pz IV и 2 StuG III), частью подорванные, а частью совершенно исправные, но без топлива (во время боя немецкая авиация сбрасывала для танков горючее в бочках)».

Об этом эпизоде, заимствованном из «Отчёта о боевом применении танков ИС-85» (ЦАМО, фонд НИИБТПолигона), хотелось бы порассуждать. Огневой бой немцы выиграли, но в итоге танки свои бросили. Учитывать ли их в качестве боевых потерь? Безусловно, да!

Части Красной Армии захватили довольно много исправных «пантер».

На переднем плане командирский танк Sd.Kfz 267, сзади — «Пантера» Ausf G и бронеавтомобиль Sd.Kfz 234/3. 5-я танковая дивизия СС «Викинг», Восточный фронт, Польша, август 1944 года.

По ним было даже выпущено руководство службы на русском языке. Трофейные «пантеры» вручались, как правило, лучшим экипажам и использовались преимущественно в качестве истребителей танков. В частности, в уже упомянутой 109-й танковой бригаде захваченные немецкие танки эксплуатировались вплоть до июля 1944 года!

Всего же с 1 декабря 1943 года по 30 ноября 1944 года, то есть за год, немцы потеряли на Восточном фронте 2116 «пантер».

На Западе к моменту высадки союзников в Нормандии 6 июня 1944 года в танковых соединениях вермахта и войск СС насчитывалось 663 «пантеры», которые оказались «твёрдым орешком» для союзнических войск.

Первыми в бой вступили две роты «пантер» из 12-й танковой дивизии СС «Гитлерюгенд» (Hitlerjugend). В 22 часа 8 июня 1944 года танки без затруднений преодолели открытую местность близ Ле Буржа и приблизились к Бреттевилю. Там они попали под прицельный огонь замаскированных противотанковых орудий. В свете пламени горящих домов «пантеры» стали лёгкой добычей для канадских артиллеристов, уничтоживших три танка. На следующий день 12 «пантер» вновь угодили в засаду. В результате на поле боя осталось 7 немецких танков. При этом один или два танка были подбиты, попав под огонь тяжёлой корабельной артиллерии (снаряды калибра 406 мм, выпущенные с английского линейного корабля «Нельсон»).

Совсем другой расклад потерь имел место в танковых боях, тем более что в 1944 году единственным танком союзников, который мог хоть как-то противостоять «Пантере», был британский «Шерман Файерфлай». 15 июля 1944 года, например, обер-юнкер СС Фриц Ланганке (2-я танковая дивизия СС «Рейх») на дороге близ Сен-Дени подбил пять «шерманов» из 3-й американской танковой дивизии. 27 июля унтершарфюрер СС Эрнст Баркман уничтожил 9 «шерманов», при этом его собственный танк оказался повреждённым.

Убедившись, что на лёгкую победу в танковом бою с «пантерами» рассчитывать не приходится, союзники бросили против них авиацию, на долю которой и приходится большинство подбитых на Западном фронте немецких танков. С 1 сентября по 30 ноября 1944 года здесь было безвозвратно потеряно 613 «пантер».

В начале же ноября боеготовые «пантеры» распределялись по театрам военных действий следующим образом: Восток — 684, Запад — 371, Италия — 39.

Любопытный эпизод произошёл 17 января 1945 года в г. Херлисхайм. Его атаковали «пантеры» 10-й танковой дивизии СС «Фрундсберг» (Frundsberg). Американская артиллерия уничтожила несколько танков, так что на улицы города ворвались только две «пантеры». Стреляя в упор, они за считанные минуты подбили несколько «шерманов». Над остальными заполоскались белые флаги. Причём их выкинули экипажи танков, ещё не вступивших в бой! В результате немцам достались 12 исправных машин. Такое поведение американских танкистов объясняется категорической инструкцией командования, запрещавшей вести бой с «пантерами» на близких дистанциях.

Achtung! Scherman in Ziel! — Внимание! «Шерманы» в прицеле. Западный фронт, Франция, лето 1944 года.

Довольно необычную роль должны были сыграть во время наступления в Арденнах четыре «пантеры» 150-й танковой бригады СС. Эта бригада, которой командовал оберштурмбаннфюрер СС Отто Скорцени, предназначалась для ведения боевых и диверсионных действий в тылу союзных войск. В неё набирались солдаты, знающие английский язык, они вооружались трофейным оружием, оснащались трофейным автотранспортом и были одеты в американскую военную форму. «Пантеры» переоборудовали таким образом, что внешне они напоминали американские истребители танков М10. Однако хитроумный замысел немцев быстро провалился. Они не учли, как говорили англичане, «дурацкую привычку янки стрелять куда попало и по чему попало». 21 февраля 1945 года фальшивые М10 наткнулись на боевое охранение 120-й американской пехотной дивизии. Рядовой Френсис Куррей, нисколько не обращая внимания на белые звёзды на бортах боевых машин, выстрелом из базуки поджёг первый танк, а остальные обстрелял ружейными гранатами. Экипажи покинули повреждённые танки. Подошедшие вскоре «шерманы» добили этих «троянских коней». В результате рядовой Френсис Куррей был награждён медалью Героя.

Последним крупным сражением, в котором приняли участие «пантеры», стал контрудар немецких войск в Венгрии, в районе озера Балатон в марте 1945 года. В этих боях особенно отличились экипажи 130-го танкового полка учебной танковой дивизии вермахта (PanzerLehrDivision).

«Пантера», замаскированная под М10.

Ценой огромного напряжения сил промышленность в 1945 году смогла дать фронту 507 «пантер». На 1 марта 1945 года в распоряжении германских танковых частей находилось 1763 линейных танка «Пантера», 169 командирских машин и 256 БРЭМ. Однако стремительно ухудшавшаяся ситуация на фронтах свела на нет все усилия промышленности. На 28 апреля в войсках оставалось следующее количество боевых машин: Восточный фронт — 446 (из них только 288 боеготовых), Западный фронт — 29 (24 боеготовых), Италия — 24 (23 боеготовых). А вот как обстояло дело в различных танковых соединениях. В знаменитой учебной танковой дивизии, находившейся в тот момент на Западном фронте, осталось только семь «пантер». 26-я танковая дивизия в Италии располагала 24 танками этого типа. В 10-й танковой дивизии СС «Фрундсберг», действовавшей на центральном участке Восточного фронта, имелось 34 «пантеры», и она считалась одной из наиболее боеспособных. Значительно хуже обстояло дело на южном участке, где в составе трёх танковых дивизий СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер», «Рейх» и «Мёртвая голова» осталось только 23 «пантеры».

Всего же с 5 июля 1943 по 10 апреля 1945 года в боевых действиях было потеряно 5629 танков «Пантера». Более поздней статистики нет, но окончательное число уничтоженных машин этого типа несколько больше, поскольку бои с их участием шли в Чехии вплоть до 11 мая 1945 года.

На вооружении армий союзников Германии «пантеры» не состояли, хотя такие попытки предпринимались.

В феврале 1943 года в Риме прошли германо-итальянские переговоры по вопросу развёртывания лицензионного производства «пантер» в Италии. Их выпуск, а позже и выпуск «Пантеры II», предполагалось наладить на заводе фирмы FIAT с темпом сборки 50 машин в месяц. При этом танки должны были в основном поступать в итальянскую армию. Производственные трудности (нехватка в Италии стали и цветных металлов), а затем и капитуляция Италии в сентябре 1943 года похоронили эти планы.

«Пантера» Ausf G, подбитая на улицах Познани в январе 1945 года. Обратите внимание: в лобовой броне корпуса две сквозные пробоины.

В июле 1944 года пять танков Ausf G заказала Венгрия — наиболее стойкий союзник Германии. Однако заказ, по-видимому, так и не был выполнен.

Серьёзно интересовались «Пантерой» и японские военные. Один танк они даже закупили (как, впрочем, и «Тигр»). Правда, ни тот, ни другой в Японию так и не доставили.

В 1943 году одна «Пантера» модификации А была продана Швеции.

В послевоенное время «пантеры» состояли на вооружении в Чехословакии (около 70 единиц), Венгрии и Франции.

Во Франции до 1947 года 50 «пантерами» был вооружён 503-й танковый полк, дислоцировавшийся в Мурмелоне.

До наших дней сохранилось довольно много танков этого типа. Во Франции их четыре. В экспозиции танкового музея в Самюре (Saumur Musee des Blindes) имеются две «пантеры» модификации А — одна на ходу, другая стационарная. Два танка находятся в Париже как дар городу от 2-й бронетанковой дивизии генерала Леклерка.

Две «пантеры» модели G, собранные уже после войны, сохраняются в Великобритании. Одна в танковом музее в Бовингтоне (RAC Tank Museum), там же находится и «тесная башня» Schmalturm. Другая — в военном колледже в Шрайвенхеме (Shrivenham Military College), закрытом для посетителей.

В голландском городе Бреда можно увидеть «Пантеру» Ausf D — подарок городу от 1-й польской танковой дивизии генерала Мачека. Ещё один танк, но модели G, экспонируется в Национальном военном музее (National War and Resistance Museum).

На переднем плане командирская «Пантера» Sd.Kfz 267. Танковая дивизия «Герман Геринг», Италия, весна 1944 года.

В Германии, в музее при 2-й танковой школе бундесвера в Мюнстере имеется «Пантера» Ausf А.

В швейцарском танковом музее в г. Туне, закрытом для посетителей, хранится танк модификации D.

В США тоже четыре «пантеры». Две — моделей А и G — в музее Абердинского полигона (Aberdeen Proving Ground Museum). Две других — в Форт-Нокс, в музее кавалерии и бронетанковых войск (The Patton Museum for Cavalry and Armor); обе машины модели G, причём одна из них статичная, а другая, с экспериментальной ходовой частью — на ходу.

В канадском военном музее (Military Museum of Canada) экспонируется «Пантера» Ausf А.

И, наконец, ещё одну «Пантеру» модели А можно увидеть в Музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке.

ОЦЕНКА МАШИНЫ

Ни один другой германский танк периода второй мировой войны не вызывает до сих пор столь противоречивых оценок специалистов, как «Пантера». Причём их спектр колеблется от сдержанно-неприязненных (уважать-то себя он заставил) до восторженных. Не претендуя на истину в высшей инстанции, попробуем дать свой вариант такой оценки.

Прежде всего необходимо определиться с классификацией. Немцы относили «Пантеру» к средним танкам, и у них имелись на то основания — «Тигр» был на 11 т, а «Королевский тигр» на 24 т тяжелее. Правда, следует учитывать, что немцы перешли на классификацию танков по боевой массе только с 1943 года, и путаница с этим вопросом у них оставалась большая. Если же брать за основу советский или американский опыт, то «Пантера» при своей массе в 44,8 т, однозначно, тяжёлый танк. Наш ИС-2 весил 46 т, а американский М26 «Першинг» — 41,5 т. Поэтому традиционно приводимое сравнение с 30-тонными Т-34-85 и «Шерманом» представляется не вполне корректным. Однако, анализируя характеристики «Пантеры», волей-неволей приходится вспоминать и об этих наиболее массовых боевых машинах второй мировой войны, так как именно с ними «пантеры» встречались на поле боя наиболее часто.

Давая оценку конструкции «Пантеры», следует начать с компоновки. Как известно, компоновкой танка называется взаимное расположение в забронированном объёме рабочих мест экипажа, вооружения, силовой установки, агрегатов, механизмов и систем. Главная задача компоновки — получить высокие боевые и эксплуатационные показатели при малой массе, размерах и стоимости машины. Основная возможность её решения — уменьшение внутреннего забронированного объёма, которое, при сохранении рационального соотношения размеров, сокращает площадь броневой защиты, а при заданной степени бронирования — и массу корпуса с башней. Полученный таким образом резерв массы обычно используется для повышения огневой мощи и броневой защиты. Поэтому малый забронированный объём является показателем совершенства компоновки, необходимой предпосылкой для получения высоких боевых и технических характеристик танка.

Схема компоновки танка «Пантера».

У «Пантеры» дело с этим обстоит совсем плохо, что наглядно демонстрирует приводимая таблица.

При наибольшем внутреннем объёме «Пантера» вооружена и бронирована слабее, чем танки, создававшиеся для борьбы с ней. В чём же причина? Неужели немецкие конструкторы были глупее советских и американских? Конечно же, нет. Просто основным требованием к компоновке для них стало обеспечение эффективного применения вооружения. Главное внимание уделялось обеспечению высокой скорострельности, достигнутой за счёт применения артсистемы среднего калибра и удобства работы экипажа в боевом отделении. Требуемое бронебойное действие удалось получить за счёт высокой начальной скорости и конструктивной отработки снарядов.

При меньшем, чем у ИС-2, диаметре башенного погона в свету (1650 мм против 1800 мм) ширина рабочего места наводчика в плечах у «Пантеры» — 560 мм, а у советского танка — 520 мм. Относительная длина отделений управления и боевого у «Пантеры» составляла 70 % длины корпуса, а у ИС-2 — только 53 %.

Столь значительный объём «обитаемых» отделений танка безусловно создавал комфортные условия для работы экипажа из 5 человек, значительно более комфортные, чем у любого танка антигитлеровской коалиции. Немцы добились этого, главным образом, благодаря использованию компоновки с передним расположением трансмиссии, широко применявшейся на немецких танках и имевшей ряд преимуществ. В частности, совмещение отделения управления с трансмиссионным сокращало число изолированных отделений в танке и способствовало уменьшению длины корпуса. Облегчалось центральное размещение боевого отделения с тяжёлой башней и оставалось место на подбашенном листе корпуса для люков водителя и радиста. Конструкция приводов управления была простой, а обслуживание агрегатов трансмиссии удобным.

«Пантеры» Ausf А из роты гвардии лейтенанта Сотникова, восточнее Праги. Май 1945 года.

Основной недостаток такой компоновки, свойственный, естественно, и «Пантере», состоял в увеличении общей высоты машины. Высота пола боевого отделения над днищем (у «Пантеры» — 500 мм) лимитировалась карданным валом, проходившим на уровне коленчатого вала двигателя. Сложно было осуществить эффективное охлаждение трансмиссии, сильный нагрев которой ухудшал условия работы водителя и радиста. Огромные трудности возникали при демонтаже вышедшей из строя трансмиссии. Стремясь облегчить процесс извлечения из танка коробки передач и механизма поворота, выполненных в едином блоке, немецкие конструкторы сделали лист крыши отделения управления съёмным. Подобное решение, увеличивая длину отделения управления (и танка в целом), обусловило наличие в нём неиспользованного объёма. Однако осуществить эту операцию в полевых условиях оказалось практически невозможно, и вышедшие из строя танки приходилось отправлять в глубокий тыл. В том числе и по этой причине в 1944 году из 2680 вышедших из строя «пантер» было восстановлено только 110.

Увеличению высоты танка способствовало и неудачное решение элементов подвески, при котором торсионы, расположенные над днищем, занимали 213 мм высоты корпуса. Размещение над днищем 32 торсионов исключало возможность полезного использования объёма между ними. Применение подобной подвески было вызвано стремлением повысить плавность движения и обеспечить, таким образом, ведение прицельного огня с ходу, не внедряя стабилизатор наведения, создать который немцы так и не сумели. Плавность движения действительно повысилась, но вести прицельный огонь с ходу было нельзя.

Примечание: из-за большого диапазона приводимых в печати данных для Pz VA и ИС-2 указано среднее значение толщины пробиваемой брони, исходя из минимальных и максимальных величин.

Оставляла желать лучшего и конструкция ходовой части. Шахматное расположение большого количества катков дало возможность снизить нагрузку на каждый из них и ограничиться тонкой обрезинкой, избежав её систематического перегрева и разрушения (свойственного, например, советскому Т-34). Вместе с тем ходовая часть «Пантеры» вызывала ярость у немецких танкистов своей сложностью в эксплуатации и ремонте. Широко известен пример с грязью и снегом, которые, забиваясь зимой между катками днём, замерзали ночью, лишая танк возможности двигаться. Кроме того, для демонтажа повреждённого катка из внутреннего ряда приходилось снимать от 4 до 5 катков из наружных рядов. К тому же ходовая часть с шахматным расположением катков является самой тяжёлой по сравнению с другими типами ходовых частей.

Наряду со стремлением обеспечить высокую эффективность применения вооружения для немецких конструкторов одним из ведущих требований к компоновке являлось обеспечение хорошей поворотливости танка. Этого им удалось добиться за счёт удачной конструкции механизма поворота, а также снижения отношения длины опорной поверхности к ширине колеи — L/B. У «Пантеры» это отношение равнялось 1,5, (у ИС-2 — 1,78, у «Шермана» — 1,82, у Т-34 — 1,5), благодаря чему огромная 45-тонная машина разворачивалась буквально на пятачке.

К безусловной удаче можно было бы отнести и конструкцию силовой установки, в частности, оригинальное расположение агрегатов системы охлаждения и топливных баков, если бы не целый ряд технических недостатков, связанных главным образом с недоведённостью двигателя и, как следствие, с низкой эксплуатационной надёжностью, от которых не удалось избавиться вплоть до конца войны.

Говоря о конструкции «Пантеры» в целом, можно сделать вывод, что из-за спешки при проектировании и освоении серийного производства были допущены принципиальные ошибки, приведшие к неоправданному увеличению массы и габаритов танка. В процессе проектирования масса «Пантеры» возросла с 35 т по техзаданию до 45 т. Из-за избыточного внутреннего объёма корпус стал на полметра длиннее, чем у более тяжёлого, но более компактного «Тигра». Добиваясь выполнения уже упомянутых выше параметров: эффективного применения вооружения, минимального отношения L/B и обеспечения плавности хода, — немецкие конструкторы принесли в жертву многие другие характеристики танка. «Пантера» получилась дорогой, сложной в производстве, эксплуатации и ремонте. Вместе с тем её огневые возможности находились на очень высоком уровне.

Из таблицы видно, что на дистанции 1000 м «Пантера» могла поразить все танки, кроме ИС-2, оставаясь практически неуязвимой для Т-34-85 и М4АЗ. Пробить лобовую броню ИСа она могла только с 500 м. Однако при боевом столкновении шансы этих двух танков уравнивались за счёт других показателей. «Пантера» имела более совершенный и качественный прицел, большие боекомплект и скорострельность, существенно лучшие манёвренные характеристики. Все эти показатели и позволяли «Пантере» в большинстве случаев добиваться победы над ИС-2.

«Пантеру» принято считать лучшим германским танком второй мировой войны, причём в наибольшей степени приближённым по характеристикам к современному понятию «основной». Насколько верно это утверждение? Во второй его части однозначно нет! Для основного танка «Пантера» имела слишком несбалансированные характеристики. Хотя это был менее ярко выраженный оборонительный танк, чем «Тигр» и «Королевский тигр», которые можно рассматривать уже как противотанковые САУ с вращающейся башней, он значительно ближе к ним, чем к более сбалансированному среднему Pz IV. Будучи по массе и габаритам тяжёлым танком, «Пантера» вооружалась как средний. Тут мы вплотную подходим ко второй ошибке германского танкостроения. Первая связана с танками Pz III и Pz IV. Эти два танка вместе были не нужны — нужен был только Pz IV (см. «Моделист-конструктор» № 3 за 1994 г.). Вторая, по мнению автора, связана с «Пантерой».

«Пантера», призванная играть роль среднего танка, изначально предназначалась для замены Pz IV, но этого не произошло, и «четвёрка» выпускалась вплоть до конца войны. С ролью тяжёлого танка, с точки зрения боевой мощи и количества выпущенных машин, вполне справлялся «Тигр». В этой ситуации невольно задаёшься вопросом: а не стала ли «Пантера» лишней? С точки зрения критерия «стоимость + эффективность» значительно проще и дешевле было вооружить 75-мм пушкой в 70 калибров Pz IV, тем более что такой проект предлагался. Связанное с этим увеличение массы не могло слишком отрицательно сказаться на тактико-технических характеристиках этой технически хорошо отработанной, надёжной и простой в эксплуатации боевой машины. Однако немцы пошли на все издержки, связанные с разработкой и запуском в производство в середине войны двух совершенно новых танков — тяжёлого и «почти» тяжёлого, что являлось большой, если не роковой ошибкой. Несмотря на то что «Пантера» была безусловно сильным и грозным противником, всё выше сказанное не позволяет автору безоговорочно считать её лучшим германским танком второй мировой войны.

БОЕВЫЕ МАШИНЫ НА БАЗЕ ТАНКА «ПАНТЕРА»

«ЯГДПАНТЕРА»

6 января 1942 года фирма Krupp получила заказ на проектирование нового самоходного орудия, вооружённого 88-мм пушкой. Проект получил обозначение Panzer Selbstfahrlaffette IVc-2. Тактико-технические требования предусматривали боевую массу около 30 т; броневую защиту: лоб — 80 мм, борт — 60 мм; максимальную скорость 40 км/ч. Предполагалось использование двигателя Maybach HL 90. К 17 июня 1942 года завод Krupp в Магдебурге изготовил три прототипа самоходных орудий на базе танка Pz IV.

«Ягдпантеры» первых серий из Танковой учебной дивизии. Франция, лето 1944 года.

Однако в августе 1942 года Министерство вооружения пришло к выводу, что тяжёлый истребитель танков (Panzerjäger) с 88-мм пушкой необходимо проектировать на более тяжёлом шасси. Имелось в виду шасси танка VK 3002(MAN) — «Пантеры». В сентябре изготовили модель в масштабе 1:10, а в ноябре — деревянный макет в натуральную величину. 5 января 1943 года работа над новой САУ была передана заводу Daimler-Benz в Берлин-Maриенфельде. Серийное же производство поручили фирме MIAG. 20 октября 1943 года деревянный макет продемонстрировали Гитлеру на полигоне в Восточной Пруссии, а 17 декабря первый прототип покинул заводской цех.

Серийное производство началось на фирме MIAG в феврале 1944 года.

В конце месяца по приказу фюрера машина получила название Jagdpanther — «Ягдпантера» (дословно — охотничья пантера) и индекс Sd.Kfz 173 по системе обозначений боевых и транспортных машин вермахта.

Производственный план предусматривал ежемесячный выпуск 150 «ягдпантер». Однако фирма MIAG и присоединившаяся к ней в декабре 1944 года MNH сумели изготовить только 384 машины. О том, сколько реально самоходок выпускалось ежемесячно, можно узнать из таблицы.

«Ягдпантера» представляла собой самоходно-артиллерийскую установку с передним расположением неподвижной броневой рубки. Корпус САУ характеризовался большим наклоном броневых листов, как лобового, так и бортовых. Даже крыша рубки имела небольшой угол наклона. Снарядостойкость верхнего лобового листа незначительно снижалась только щелью смотрового прибора механика-водителя и амбразурой курсового пулемёта. Все люки для посадки и высадки пяти членов экипажа находились на крыше рубки.

В лобовом листе корпуса в массивной литой маске типа Saukopf устанавливалась пушка 8,8 cm РаК 43/3 L/71 (либо РаК 43/4 L/71) калибра 88 мм с начальной скоростью бронебойного снаряда 1000 м/с.

Длина ствола орудия, разработанного фирмой Krupp, вместе с двухкамерным дульным тормозом составляла 6686 мм, масса 2200 кг. Угол горизонтального наведения пушки — ±11°, угол возвышения +14°. В боекомплект пушки входили 57 выстрелов с бронебойными, бронебойно-подкалиберными, осколочно-фугасными и кумулятивными снарядами. Максимальная дальность выстрела — 9350 м, скорострельность 6–8 выстрелов в минуту. Пушка снабжалась перископическим прицелом.

Вспомогательное вооружение «Ягдпантеры» состояло из пулемёта MG 34, установленного справа от пушки в шаровой установке. Боекомплект пулемёта — 600 патронов. На крыше рубки было смонтировано «устройство ближнего боя».

Нижняя и кормовая части корпуса, двигатель, трансмиссия и ходовая часть заимствованы у танка «Пантера» Ausf G.

В процессе серийного производства в конструкцию машины вносились изменения, правда, незначительные. В частности, трижды менялась окантовка пушечной амбразуры, а бинокулярный прицел заменили на монокулярный. САУ поздних выпусков имели дополнительный вентилятор, размещённый в передней части крыши боевого отделения.

«Ягдпантера» позднего выпуска, подбитая на подступах к Кёнигсбергу. Весна 1945 года.

Помимо линейных самоходок было изготовлено также несколько машин в командирском варианте. Они оснащались дополнительными радиостанциями Fu 7 и Fu 8, а также имели прибор ночного видения и прицел Sf/ZF 5.

Из «ягдпантер» формировали специальные истребительно-противотанковые дивизионы РГК, находившиеся, как правило, в подчинении у командования полевых или танковых армий. По штату батальон «ягдпантер» должен был состоять из 30 боевых машин, чего на практике никогда не соблюдалось. К счастью, как для нас, так и для наших союзников, немцы сумели выпустить слишком мало этих самоходок.

Первые 8 машин получила 2-я рота 654-го тяжёлого противотанкового дивизиона РГК. Их боевое крещение состоялось 27 июня 1944 года во Франции. Вскоре новыми боевыми машинами перевооружили 519-й, 559-й, 560-й и 655-й тяжёлые противотанковые дивизионы РГК.

Следует отметить, что в 1944 году на Восточном фронте «ягдпантеры» не применялись.

ПРОИЗВОДСТВО «ЯГДПАНТЕР»

На 1 марта 1945 года на фронте имелось ещё 202 «ягдпантеры», но в течение месяца, в условиях фактического прекращения производства, их количество быстро сократилось. Из 56 боевых машин этого типа, оставшихся к 10 апреля, 11 находилось в 616-м противотанковом дивизионе (Pz.Jg.Abt.616) на Восточном фронте, пять в Pz.Jg.Abt.512 на Западном, ещё 40 машин были технически неисправны. К 28 апреля на Восточном фронте осталось 19 машин (из них 11 боеготовых), на Западном 27 (5 боеготовых).

Москва, Центральный парк культуры и отдыха имени Горького, выставка трофейной техники. Воины Красной Армии и передовики производства знакомятся с захваченной «Ягдпантерой», 1945 год.

После войны «ягдпантеры» некоторое время состояли на вооружении во французской армии, в частях, дислоцированных в Сатори и Бурже.

«Ягдпантера» — самая мощная немецкая противотанковая САУ второй мировой войны (несмотря на ряд недостатков, свойственных силовой установке и ходовой части танка «Пантера»). Имея такое же вооружение, что и «Фердинанд», она была более компактной и манёвренной. Ничего подобного западные союзники до конца войны не создали. Наша СУ-85 была значительно слабее бронирована и уступала по мощи вооружения (начальная скорость бронебойного снаряда пушки Д-5С составляла 792 м/с). И только СУ-100, серийное производство которой началось в сентябре 1944 года (до конца войны выпущено около 1400 машин), имея меньшую боевую массу, превзошла «Ягдпантеру» как по мощи вооружения, так и по броневой защите.

Схема бронирования самоходной установки «Ягдпантера».

В настоящее время «ягдпантеры» сохраняются в музее Абердинского полигона в США, в танковых музеях в Мюнстере (Германия) и Самюре (Франция), в Имперском военном музее (Imperial War Museum) в Лондоне и в Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке под Москвой.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ САУ «ЯГДПАНТЕРА»

САМОХОДНЫЕ АРТИЛЛЕРИЙСКИЕ УСТАНОВКИ

Шасси танка «Пантера» предполагалось также использовать для создания самоходных орудий, вооружённых пушками и гаубицами крупного калибра.

В сентябре 1942 года была разработана САУ, вооружённая 105-мм лёгкой полевой гаубицей leFH 43. К концу года изготовили её деревянный макет. Гаубица устанавливалась в полуоткрытой вращающейся на 360° башне. Толщина брони: 50 мм — лоб и 20 мм — борт и корма. Этот проект получил обозначение Grille 15.

Фирмой Krupp разрабатывалась установка со 128-мм противотанковой пушкой РаК 80 L/55 — Grille 12. В свою очередь, фирма Rheinmetall разработала несколько проектов САУ, в том числе Gerät 811 со 150-мм тяжёлой полевой гаубицей sFH 18/4, Gerät 5-1530 с гаубицей sFH 43 того же калибра и вооружённую 128-мм пушкой К 43 самоходку Gerät 5-1213.

Планировалось и создание штурмовых орудий Sturm-Panther с мортирами калибра 150 и 210 мм.

Ещё одной конструкцией на шасси «Пантеры» стал так называемый универсальный гусеничный транспортёр Waffenträger, проектировавшийся с июня 1943 года фирмами Alkett, Daimler-Benz и Krupp. Базовое шасси предполагалось укоротить до шести опорных катков и использовать под монтаж различного вооружения от счетверённой установки 20-мм зенитных пушек до 75-мм противотанковой пушки РаК 42 L/70. Боевая масса машины, получившей обозначение VK 2801, составляла 26,5 т. В силовой установке предполагалось использовать бензиновый двигатель Maybach HL 100 мощностью 400 л.с. или дизель Daimler-Benz MB 819. Максимальная скорость достигала 50 км/ч, а при использовании опорных катков диаметром 700 мм — 30 км/ч. Предусматривалось и применение VK 2801 в качестве дрезины, для чего имелся железнодорожный ход из четырёх колёс, выдвигавшихся гидравликой из днища машины. Дальше всех в разработке проекта продвинулась фирма Krupp. К октябрю 1943 года масса её варианта достигла 33 т. На этой машине уже должен был использоваться «родной» пантеровский двигатель Maybach HL 230 мощностью 650 л.с. Месяцем позже, по решению министерства вооружения, проектирование универсального гусеничного транспортёра прекратили, как бесперспективное.

В конце войны фирма Škoda разработала на базе «Пантеры» проект самоходной установки для запуска неуправляемых ракет калибра 105 мм. Пусковая установка могла поворачиваться на 360°, углы вертикального наведения колебались между -5 и +75°. Дальность полёта ракет достигала 5000 м. Эта машина, как, впрочем, и все перечисленные, так и осталась на бумаге.

ЗЕНИТНЫЕ САМОХОДНЫЕ УСТАНОВКИ

Шасси «Пантеры» Ausf D с установленным на нём деревянным макетом башни ЗСУ «Коелиан».

В конце 1942 года фирма Krupp начала работы над машиной Flakpanzer 42, вооружённой 88-мм зенитной пушкой FlaK 41 во вращающейся на 360° башне. Однако после нескольких месяцев проектирования автоматические зенитные орудия калибров 20 и 37 мм признали более пригодными для самоходных установок.

21 мая 1943 года фирма Rheinmetall представила проект счетверённой установки 20-мм автоматических пушек MG 151/20. Пушки установили в полностью бронированной вращающейся башне попарно в два яруса. Углы наведения колебались в пределах от -7° до +75°. Бронирование башни было идентично стандартной башне танка «Пантера».

13 января 1944 года фирмы Krupp и Rheinmetall получили заказ на проектирование спаренной установки калибра 37 мм. Вскоре Rheinmetall разработала проект боевой машины Gerät 554. Две автоматические зенитные пушки FlaK 43 разместили в закрытой вращающейся на 360° башне. Деревянный макет башни в натуральную величину, изготовленный компанией «Братья Ригер», установила на шасси «Пантеры» фирма Daimler-Benz. Эту машину успешно продемонстрировали Гитлеру 7 декабря 1943 года в его ставке в Растенбурге в Восточной Пруссии. Однако серийное производство зенитной самоходки, получившей название «Коелиан» (Coelian), так и не было начато из-за серьёзных проблем, возникших с подачей боезапаса при углах возвышения, близких к 90°. Не удалось справиться с трудностями по удалению стреляных гильз и пороховых газов, которые быстро скапливались бы в боевом отделении при интенсивной стрельбе. Кроме того, предпочтение было отдано новой спаренной зенитной пушке FlaK 44.

Super Coelian (проект).

В 1944 году фирмы Daimler-Benz и Krupp начали проектирование башни под установку нового 37-мм спаренного орудия. Пушка FlaK 44/L 57 имела скорострельность 500 выстрелов на ствол и начальную скорость снаряда 1000 м/с. Дальность выстрела составляла 6600 м. Чертежи башни были готовы к 28 марта 1944 года. В отличие от первого варианта Coelian она получила наклонённую лобовую плиту толщиной 60 мм. Вращение башни осуществлялось с помощью гидропривода. Прототип предполагалось изготовить к середине года, но вновь возникли те же трудности, что и у предыдущей машины. Вдобавок с сильным отставанием разрабатывался специальный телескопический прицел. Работы затянулись до зимы 1945 года и тогда же были прекращены.

Параллельно с проектированием 37-мм ЗСУ шло создание боевых машин с орудиями более крупного калибра, в частности, с 55-мм автоматическими зенитными пушками. Их разработка, к которой привлекались фирмы Rheinmetall и Krupp, началась в 1942 году, после того как выяснилось, что 50-мм зенитная пушка FlaK 41 имеет массу недостатков.

Окончательный вариант нового орудия, получившего обозначение 5,5 cm FlaK Gerät 58, был готов в ноябре 1944 года, а серийное производство планировалось начать в феврале 1945-го. Пушка имела скорострельность 140 выстр./мин и начальную скорость 1050 м/с.

8 мая 1944 года было принято решение о разработке зенитной самоходной установки с двумя 55-мм пушками. Krupp немедленно представила свой VFW (VersuchsFlakWagen — опытная зенитная машина) с открытой установкой пушек и откидными бортами. Кроме того, существовал вариант с башней, позаимствованной у ЗСУ Ostwind, но установленной на шасси «Пантеры». В свою очередь, фирма Rheinmetall предложила проект ЗСУ Coelian, но с 55-мм пушками. В итоге министерство вооружения выдало ей заказ, продублировав его при этом фирме Krupp. Последняя должна была представить проект, основываясь на предложении Rheinmetall.

При проектировании башни не обошлось без трудностей. В частности, предполагалось использовать стереоскопический прицел-дальномер, которого ещё не существовало, поэтому его место расположения и габариты были довольно условными.

Разбитый дот, в котором использовалась башня от «Пантеры». Берлин, май 1945 года.

Чертежи подготовили к октябрю 1944 года. В ноябре построили три деревянные модели в масштабе 1:10. Две из них представила Rheinmetall, третью — Krupp. Месяцем позже фирма Rheinmetall получила заказ на изготовление полноразмерного деревянного макета башни с вооружением, который выполнила к февралю 1945 года.

Нет никакого сомнения в том, что Coelian и тем более машина с 55-мм пушками, иногда именуемая в западной печати Super Coelian, оказались бы лучшими и сильнейшими зенитными самоходными установками второй мировой войны, если бы были построены. Однако их проектирование продолжалось слишком долго.

Пока шла работа над башней, возникли новые трудности с пушками — сильно затянулась отработка и испытания боеприпасов. Серийное производство снарядов планировалось также начать в феврале, но… В январе Красная Армия вышла на Одер, а в феврале союзники добрались до Рейна. В марте практически полностью перестала функционировать танковая промышленность Третьего рейха. Катастрофа была неизбежна — какие уж там «коелианы»!

КРАТКИЕ ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЗСУ «КОЕЛИАН»

ЛИТЕРАТУРА

1. Буров С. С. Конструкция и расчёт танков. — М., Издание ВАБТВ, 1973.

2. Краткое руководство по использованию трофейного танка Т-V («Пантера»). — М., Воениздат, 1944.

3. Труды академии. Сборник № 1 (25). — М., Издание ВАБТВ, 1945.

4. Якубовский И. И. Земля в огне. — М., Воениздат, 1975.

5. F. Hahn. Waffen und Geheimwaffen des Deutschen Heeres 1933–1945. — Bonn, 1992.

6. В. СuIver. Panther in Action. — Carrollton, Texas, 1975.

7. W. Spielberger. Der Panzerkampfwagen Panther und seine Abarten. — Munchen.

8. W. Spielberger. Gepard. The History of German Anti-Aircraft Tanks. — Munchen, 1982.

9. J. Ledwoch. PzKpfw V Panther. — Warszawa, 1992.

ИЛЛЮСТРАЦИИ

Panther Ausf D. «Пантер-бригада СС» (SS Panther Brigade), Курск, июль 1943 г.

Panther Ausf A. 5-я танковая дивизия CC (5.SS Panzer Divizion) «Wiking», Польша, апрель 1944 г.

Panther Ausf G. 1-я рота 12-го танкового полка СС (SS Panzer Regiment 12), Франция, июнь 1944 г.

Panther Ausf A. 2-я рота 1-го батальона 6-го танкового полка 3-й танковой дивизии (2/Pz.Abt.1, Pz.Rgt.6, 3.Panzer Divizion), январь 1944 г.

Panther Ausf G. 1-й батальон 11-й танковой дивизии (Pz.Abt.1, 11.Panzer Divizion), Германия, апрель 1945 г.

Panzerbefehlswagen Panther Ausf G. 1-я танковая дивизия СС (1.SS Panzer Divizion) «Leibstandarte SS Adolf Hitler», Париж, май 1944 г.

Panther Ausf G. 1-й батальон 116-й танковой дивизии (Pz.Abt.1, 116.Panzer Divizion). Камуфляж, типичный для конца войны.

Jagdpanther. 2-я рота 654-го тяжёлого противотанкового дивизиона РГК (Schwere Heeres Panzerjägerabteilung 654), Франция, июнь 1944 г.

Jagdpanther. 3-я рота 1-го батальона 130-го учебного танкового полка (3/Pz.Abt.1, Pz.Rgt.130), февраль 1945 г.


Примечания

1

F. Hahn. Waffen und Geheimwaffen des Deutschen Heeres 1933–1945. — Bonn, 1992.