sci_history sci_tech military_weapon С. В. Иванов Японские тяжелые крейсера типа «Миоко»

3 июля 1922 года начальник штаба вице- адмирал Такахеси Таканабэ передал капитану 1-го ранга Юзуру Хирадзе директиву о строительстве новых крейсеров с тактико-техническими элементами, соответствующими требованиям Вашингтонской конференции. В результате нескольких совещаний, проведенных в Адмиралтействе, были определены требования к новым крейсерам. Вооружение восемь 200-мм пушек, установленных в четырех двухорудийных башнях, из которых три находились на носу в виде пирамиды, а четвертая одиночная на корме, четыре 120-мм зенитные пушки, восемь торпедных труб калибра 610 мм в виде четырех двухтрубных ТА, неподвижно установленных на корме под главной палубой. Бронирование артиллерийских погребов должно было выдерживать попадание 203- мм снаряда, остальные части корабля должны были выдерживать попадание 155-мм снарядов. Район двигательных установок в подводной части корпуса прикрывали противоторпедные були. Максимальная скорость 35,5 уз. Оперативная дальность действия 10000 миль при движении экономичным ходом 13,5 уз. Предусматривалась возможность нести на борту два гидросамолета.

ru
FictionBook Editor Release 2.6.6, Fiction Book Designer 24.01.2014 FBD-54B939-1286-9D40-2881-E085-A52F-670B99 1.0 Японские тяжелые крейсера типа «Миоко» АРС 2005

С. В. Иванов

Японские тяжелые крейсера типа «Миоко»

(Война на море — 5)

«Война на морс» № 5, 2005 г. Периодическое научно-популярное издание для членов военно-исторических клубов. Редактор-составитель Иванов С. В. При участии ООО «АРС». Лицензия ЛВ № 35 от 29.08.97 © Иванов С. В., 2004 г. Издание не содержит пропаганды и рекламы. Отпечатано в типографии «Нота» г. Белорецк, ул. Советская. 14 Тираж: 300 экз.

История строительства кораблей

Принятый 4 апреля 1907 года документ «Оборонная политика империи» (Imperial Defence Policy — Teikoku kokubo hoshin) заложил общую основу оборонительной политики Японии на последующие 11 лег. В этом секретном документе в качестве вероятного противника N-1 рассматривалась Россия, а на второй и третьей позиции США и Франция. «Оборонную политику империи» определял технический опыт, дипломатические уроки Русско-Японской войны, а также научный труд по оборонным вопросам, созданный преподавателем военно- морского штабного колледжа (Naval Staff College) капитаном 3-го ранга Тецутара Сато (Sato Tetsutaro), что, в совокупности, выделяло основные цели применения ВМС: флот должен был состоять из «линейного флота» (Battlefleet — Kiasen Kantai), который, в свою очередь, состоял бы из эскадры из 8 линейных кораблей и эскадры из 8 броненосных крейсеров самых современных проектов, со сроком службы не более восьми лет. 30 марта 1912 года эта задача была откорректирована в сторону постройки не броненосных, а линейных крейсеров (в соответствии с новой классификацией). Этот амбициозный проект первоначально сдерживался финансовыми и политическими трудностями. Затем, во время Первой мировой войны, возникшие проблемы, казалось будут преодолены, но подписанное в 1922 году Вашингтонское соглашение окончательно поставило крест на программе «Флот 8–8» (8–8 Fleet).

Позднее Адмиралтейство подготовило новую программу развития японского флота, которая предусматривала строительство трех линкоров водоизмещением 20000 т каждый, четырех броненосных крейсеров водоизмещением 18500 т, трех крейсеров водоизмещением 4500 т, шести эсминцев — водоизмещением 900 т, двадцати четырех — водоизмещением 400 т, а также шести подводных лодок. После ряда консультаций с министром финансов программу значительно сократили, оставив строительство только двух линкоров, трех броненосных крейсеров, трех крейсеров, шести больших и восьми малых эсминцев, а также шести подводных лодок). Во время 23-й сессии парламента (28 декабря 1906 — 28 марта 1907 г.) программа подверглась еще одному сокращению, после чего была принята. В результате были выделены деньги на строительство двух линкоров, броненосного крейсера, трех легких крейсеров, одного большого эсминца и двух подводных лодок. Несмотря на утверждение парламентом, исполнение программы затягивалось из-за финансовых проблем. Единственный утвержденный броненосный крейсер заказали британской верфи Vickers. Крейсер достраивали уже как линейный. После приемки крейсера, получившего название «Конго», и оценки его возможностей, Япония отказалась от дальнейшего строительства броненосных крейсеров. С этого момента в Японии планировалось строить только линейные крейсера, отличавшиеся высокой скоростью и более мощной артиллерией.

«Асигара» на рейде Сггитхеда, между 11 и 19 мая 1937 года. Благодаря тому европейскому турне крейсер стал наиболее известным японским крейсером.

В соответствии с очередными программами, принимавшимися в 1910–1914 гг., были заказаны три корабля типа «Конго», которые были отклассифицированы как броненосные крейсера, чтобы не вступать в ненужные объяснения с гражданскими политиками. Тем временем все острее ощущалась потребность в больших крейсерах, обладавших мощным вооружением и радиусом действия, достаточным для огромных пространств Тихого океана. Эта нужда была отражена в «Новой программе пополнений для Военно-морского флота», принятой 15 мая 1910 г. министром ВМФ вице-адмиралом Саито Минору, где определялось место для нового крейсера. Весь план предусматривал строительство семи линкоров, трех броненосных крейсеров, четырех крейсеров II класса, крейсера «особого назначения» (токуму-дзанёкан), двадцати шести эсминцев и десяти подводных лодок. Весь этот флот планировалось ввести в строй до 1 апреля 1919 года. На заседании правительства 12 июля 1910 г. программу полностью отвергли, как нереальную. В незначительно измененном виде ее снова представили в сентябре 1911 г. Теперь программа предусматривала строительство семи линкоров, двух крейсеров I класса, двух крейсеров особого назначения, двадцати шести эсминцев и десяти подводных лодок. Программу планировалось выполнить к 1 апреля 1920 г. Но и эта программа была похоронена на заседаниях парламента в 1912–1914 гг.

16 апреля 1914 г. пост министра флота занял вице-адмирал Ясиро Муцуро. Новый министр снова поднял вопрос о строительстве флота 8–8, то есть флота из восьми линкоров и восьми броненосных, а фактически линейных крейсеров. 22 июня министерский проект получил одобрение в Департаменте по вопросам обороны при Совете министров. Следующим шагом стало представление плана Совету министров. В результате программа 8–8 превратилась в программу 8–4, в числе прочих кораблей предусматривающую строительство трех крейсеров, вооруженных четырьмя 200-мм пушками. Но начало Первой Мировой войны нарушило все планы. 19 августа 1915 г. пост министра флота занял вице-адмирал Като Томосабуро, который опять начал продавливать первоначальный план. Департамент по вопросам обороны снова сократил проект и уже 13 сентября 1915 года передал его в парламент. В ходе 37-й сессии парламента (1 декабря 1915 — 9 февраля 1916 г.) 24 февраля 1916 г. проект получил, наконец, одобрение. В принятом варианте планировалась постройка линкора «Нагато», легких крейсеров (крейсеров II класса) «Тенрю» и «Тацута», эсминца «Таникадзе», подводных лодок №№ 14, 19 и 20, а также танкера «Суносаки». Строительства разведывательных крейсеров снова не предполагалось. В этой ситуации вице-адмирал Томосабуро решил внести изменения в утвержденный парламентом документ.

Прообразами тяжелых крейсеров были броненосные крейсера. На Фотографии ветераны русско-японской войны «Ивате» и «Якумо» в роли учебных кораблей, 20-е гг.

В 1916 г. появилась новая программа, предусматривающая строительство двух малых крейсеров, которым отводилась роль лидеров эсминцев, пока еще находящихся на стадии проекта. Крейсера спроектировали в 4-м отделе кораблестроения технического департамента ВМФ в 1915 г. 13 мая 1916 г. корабли получили названия «Тенрю» и «Тацута», хотя заложены они были 15 мая и 24 июля 1917 г., соответственно. Проект больших разведывательных крейсеров отложили на будущее.

Но это не значит, что никаких работ в данном направлении не велось. Морской арсенал в Куре получил задание модернизировать 200-мм пушки L/45 «Виккерс» образца 1908 г… а 22 сентября 1916 г. Морской технический совет предложил предварительный проект новых кораблей номинальным водоизмещением 7200 т, максимальной скоростью до 36 узлов. Вооружение кораблей состояло из 12x140 L/50 пушек, из которых часть находилась в башнях на носу и корме, а часть в казематах в центральной части корабля. Предусматривалась возможность установки 200-мм пушек. Кроме того, крейсера планировалось вооружить 8 610- мм неподвижными торпедными аппаратами (4x2), расположенными в корпусе. Бронирование кораблей состояло из бортового пояса толщиной 76 мм и бронепалубы. Бронирование делалось из стали с повышенной прочностью на растяжение. Оперативная дальность действия достигала 6000–8000 миль при движении экономической скоростью 14 узлов.

Следует отметить, что впервые на корабли планировалось установить 610-мм торпеды, бывшие новинкой японской оружейной промышленности. Спустя четверть века американцы на собственной шкуре испытают эффективность японских торпед.

В ходе 38-й сессии парламента 25 января 1917 года предложение министра флота отклонили. Но после анализа программы развития флота в США, принятой 29 августа 1916 г., на внеочередном заседании парламента 14 июля 1917 года японские парламентарии все же согласились выделить средства для осуществления очередного шага программы «8–4». В течение ближайших семи лет планировалось построить три линкора: «Муцу», «Кага» и «Тоса», два линейных крейсера «Акаги» и «Амаги», три разведывательных крейсера, шесть усовершенствованных крейсеров класса «Тенрю», двадцать семь эсминцев, восемнадцать подводных лодок и три вспомогательных корабля. По предварительным оценкам один разведывательный крейсер должен был обойтись японской казне в 6915078 иен.

В середине 1917 г. в Японию поступили первые сведения о тактико-технических элементах американских крейсеров, строящихся в рамках Navy Appropriation Act от 29 августа 1916 г. Сравнивая данные американских кораблей с собственными проектами, адмиралтейство решилось на изменение первоначальных технических требований. В конце года несколько изменений внесли и в сам план 8–4. Вместо трех разведывательных и шести улучшенных крейсеров типа «Тенрю» было решено построить восемь крейсеров И класса водоизмещением 5500 т.

Техническую документацию на новые 5500-тонные крейсера до конца года подготовил 4-й отдел кораблестроения технического департамента военно-морского флота в рамках программы по развитию крейсеров типа «Тенрю». Первоначально ими планировалось заменить прежние 3500-тонные лидеры флотилий эсминцев и разведывательных корабле, действующих в составе флота. Еще три крейсера этого типа включили в планы 12 марта 1918 г. в ходе 40-й сессии парламента (25 декабря 1917-26 марта 1918 г.) в рамках программы 8–6 (восемь линкоров и шесть линейных крейсеров).

Одновременно в морском техническом департаменте продолжались работы над дальнейшем развитием проекта разведывательных крейсеров. Предварительные работы завершили в середине 1917 г. Хотя еще не все чертежи были завершены, проект передали для одобрения в Адмиралтейство, что и произошло в начале 1918 г. Тактико-технические элементы кораблей были следующие:

Нормальное водоизмещение 8000 т, максимальная скорость 35,5 узла. Вооружение 10–12 х 140-мм L/50 3 Нендо-сики (5–6 двухорудийных башен). В носовой части корабля предполагалось поставить три башни, а на корме — две или три. После того, как появятся модернизированные 200-мм пушки L/50, их планировалось поставить в четырех двухорудийных башнях — по две на носе и корме. Торпедное вооружение состояло из восьми 610-мм торпедных труб (по четыре на борт), неподвижно установленных внутри корпуса. Бронирование, бронепояс и бронепалуба прикрывали двигательную установку и орудийные погреба. Оперативная дальность около 6000 миль экономическим 14-узловым ходом.

Тем временем была принята первая послевоенная программа 8–8. Она предусматривала постройку четырех линкоров (№№ 9-12), четырех линейных крейсеров (№№ 13 16), четырех больших крейсеров, восьми средних крейсеров, тридцати двух эсминцев, двадцати восьми подводных лодок, пяти канонерок и восемнадцати вспомогательных кораблей. Одновременно планировалось строить но одному разведывательному крейсеру и по одному 5500-тонному крейсеру в год в течение четырех ближайших лет, начиная с 1920/21 финансового года, и заканчивая 1923/24 годом. Предполагалось завершить программу строительства к 1928 году. Программа получила одобрение правительства на заседании 2 июня 1919 года, но парламент выступил против и на 43-й сессии (1-29 июля 1920 г.). 1 августа 1920 г. программа предусматривала строительство четырех разведывательных крейсеров водоизмещением 8000 тонн и восьми легких крейсеров водоизмещением 5500 т. Стоимость одного разведывательного крейсера равнялась 11000000 иен. На год сдвинулись сроки строительства, поэтому первые корабли планировалось заложить в 1921/22 финансовом году. В соответствии с планами Адмиралтейство планировало построить серию легких крейсеров водоизмещением 5500 тонн. 8000-тонные крейсера пока оставались на чертежных досках, так как еще не удалось договориться относительно вооружения этих крейсеров, получивших известность как «большие крейсера» (дай-гата дзунёкан) или «крейсера 1 класса».

Крейсер «Юбари» использовался для тестирования обовдов корпуса будущих тяжелых крейсеров.

Первым японским тяжелым крейсером был «Како». Фото 1927-30 гг. Характерные одноорудийные башни ГК. Систершип «Како» назывался «Фурутака».

Тем временем на другом берегу Тихого океана в США начали строительство крейсеров типа “Omaha” (CL-4). В октбяре-ноябре 1920 года было решено усилить вооружение ГК крейсеров. Вместо восьми казематных 152-мм пушек L/53 было решено оснастить крейсера двенадцатью пушками того же типа, из которых четыре должны были стоять в башнях на носу и корме. Кроме того, крейсера дополнительно получили четыре 76-мм зенитные пушки, шесть (2x111) 533-мм торпедных аппаратов, две катапульты и четыре гидросамолета. Дальность хода достигала 8000 миль экономическим ходом 15 узлов. Хотя водоизмещение американских крейсеров достигло 7500 тонн, а максимальная скорость упала до 33,75 уз, масса бортового залпа составила 381 кг.

Другим фактором, повлиявшим на намерения японцев, стал визит в 1920 г. в Японию нового британского крейсера “Hawkins”. Введенный в строй в июле 1919 г. и с октября исполняющий функцию флагманского корабля британского флота в китайских водах, крейсер произвел большое впечатление на японских офицеров. Особое внимание в своих рапортах они уделили главному калибру крейсера, состоявшему из семи пушек калибра 190 мм L/50 Mk VI, установленных в одноорудийных башнях. Пушки обеспечивали бортовой залп массой 544 кг. Хорошее бронирование и скорость порядка 30 узлов делали “Hawkins” идеальным разведывательным крейсером. Радиус действия крейсера достигал 5400 миль при ходе экономической скоростью 14 узлов.

Проекты, разрабатывавшиеся в японских конструкторских бюро в то время, значительно уступали по уровню своим европейским и американским аналогам. Бортовой залп «крейсеров I класса» при наличии проектных десяти-двенадцати 140-мм пушек L/50 составлял всего 380–456 кг. Рассмотрев рапорта, представленные японскими офицерами. Адмиралтейство приняло решение ставить на крейсера пушки калибра 180, 190 или 200 мм. Первые пушки калибра 200 мм только начинали испытания в арсенале в Куре.

Летом 1921 года капитан 1-го ранга Хирага Юзуру, начальник 4-го отдела кораблестроения технического департамента ВМФ представил новые планы крейсеров, призванных превзойти американские крейсера тина “Omaha”. Тактико-технические элементы нового проекта были следующие: Нормальное водоизмещение 7500 т, максимальная скорость 35 узлов. Вооружение: 6x200 мм L/50 (6x1), 6x610 мм ТА. Артиллерия ГК находилась в башнях, поставленных пирамидой на носу и корме. Бортовой залп ГК составлял 691 кг. Торпедные аппараты числом шесть штук неподвижно стояли по три с каждого борта. В конструкции корпуса применили несколько новых технических решений, позволивших добиться заметного выигрыша в массе. Бронепояса и бронепалубы играли роль несущих элементов конструкции. При этом корпус имел поднятый бак и опущенную корму. После представления «основных планов» (кихон кейкаку) капитан I-го ранга Хирага в августе 1921 г. провел длительное совещание с министром флота вице-адмиралом Като Томосабуро, предлагая заменить планы 1918 г. новым проектом. Предложение Хираги получило одобрение, а проектные работы по новым кораблям завершили к середине 1922 г.

После долгих колебаний Адмиралтейство приняло представленные планы в октябре 1921 года. В план 8–4 добавили строительство малого крейсера. Крейсер спроектировали в 1921 году, руководил проектными работами капитан 2-го ранга Фудзимото Кикуо. Крейсер предполагалось использовать для отработки технических решений, которые позднее планировалось перенести в конструкцию разведывательных крейсеров. Экспериментальный крейсер получил название «Юбари» и за 14 месяцев был построен на верфи «Сасебо Кайгун Косё».

Здесь следует сделать небольшое отступление. II ноября 1918 г. закончилась Первая Мировая война. Несмотря на победу Антанты над центральными державами, которая привела в числе прочих к тому, что германские колонии в Африке и на Тихом океане достались Британии и Японии, бюджеты стран-победительниц оказались в плачевном состоянии, перевод промышленности с военных на гражданские заказы не способствовал реализации дорогостоящих военных проектов. Особенно острой экономическая ситуация наблюдалась в Великобритании, Италии и Японии. С другой стороны, в США экономика не понесла потерь в ходе боевых действий, а напротив, разрослась за счет военных заказов. Это позволило Соединенным Штатам развить свой военно-морской флот до невиданного доселе уровня. Япония с тревогой следила за усилением своего заокеанского соседа. Вместе с тем, даже сравнительно скромная программа 8–8 практически была неосуществима, точнее, осуществима лишь за счет полного коллапса государственной экономики. Но к началу 20-х гг. даже в США начались экономические трудности, которые затрудняли развитие флота. В результате госсекретарь Чарльз Хьюз обратился к правительствам Великобритании, Японии, Франции и Италии с предложением провести конференцию по морским вооружениям. Местом проведения конференции выбрали Вашингтон, начало- 12 ноября 1921 г.

Следующей стадией развития японских тяжелых крейсеров стал «Аоба» (на Фотографии вскоре после ввода в строй) и «Кинугаса». Эти крейсера получили уже двухорудийные башни ГК.

Первой темой конференции стали линкоры — наиболее мощные, а в месте с тем дорогие и технически сложные корабли, представляющие собой символ морского могущества любого государства. После долгих совещаний удалось определить размер суммарного тоннажа линейного флота для каждой страны, участвующей в конференции. Одновременно были определены и предельные характеристики одного линкора: водоизмещение 35000 т, максимальный калибр артиллерии ГК 406 мм (16 дюймов). Кроме того, накладывался мораторий на строительство новых кораблей в течение ближайших десяти лет. Допускалась лишь модернизация уже имевшихся кораблей с условием, что водоизмещение их не вырастет более чем на 3000 т, а переделка сведется к усилению зенитного вооружения и усилению подводной защиты корабля. Следует заметить, что здесь и дальше речь идет об английской длинной тонне, равной 1016 кг. Под водоизмещением корабля понимается водоизмещение полностью снаряженного корабля, но без запасов топлива и воды для котлов. США и Великобритания получили право иметь линейные флоты общим водоизмещением по 525000 т, квота Японии составила 315000 т, а Италии с Францией пришлось довольствоваться квотой 175000 т.

Следующим вопросом на повестке дня стал подводный флот. Обсуждение подводных лодок началось 6 января 1922 г. Английская делегация, возглавляемая лордом Ли, предложила запретить подводные лодки вообще и отправить на слом уже имеющиеся субмарины. Но четыре другие делегации резко воспротивились такому предложению. Франция, Япония и Италия считали себя обделенными при разделе тоннажа линкоров, кроме того, они осознавали угрозу для себя со стороны Великобритании. Поэтому к компромиссу относительно тоннажа подводного флота для каждой страны прийти не удалось. Хотя французская делегация и подписала окончательный вариант соглашения, правительство Франции ратифицировать его отказалось. Фактически, вашингтонское соглашение по подводным лодкам осталось только на бумаге.

Третьим пунктом повестки дня на конференции стали авианосцы. Так как потенциала авианосцев еще никто не мог оценить, было решено ограничить только водоизмещение для одного корабля и величину артиллерии ГК. Участники конференции соглашались не строить авианосцы водоизмещением более 27000 т, и вооружением не более десяти 203 мм пушек. Договор также позволял достроить в качестве авианосцев несколько линкоров и линейных крейсеров, находящихся на стапелях или уже несущих службу. При этом водоизмещение таких переделанных авианосцев не должно было превышать 33000 т, а артиллерия ГК составлять не более восьми 203-мм пушек. В США этим требованиям отвечали авианосцы типа “Saratoga”, в Японии — «Кага» и «Акаги», в Великобритании — “Glorious”, во Франции- “Beam”. Также как и в отношении линкоров, в отношении авианосцев вводилось ограничение на суммарное водоизмещение. США и Великобритании — по 135000 т, для Японии — 81000 т, для Франции и Италии — по 60000 т.

Спуск на воду крейсера «Миоко», 16 апреля 1927 года. На торжествах присутствовал сам император Xирохито. Верфь отстроили после землетрясения 1923 года.

Вернемся снова к нашей теме — крейсерам. До того времени главным назначением крейсеров считалось сопровождение конвоев и зашита линий коммуникаций. Броненосные крейсера показали свою полную неспособность выполнять возлагаемые на них задачи. Их основными недостатками были низкая скорость и уязвимость к атакам из-под воды. В ходе Первой Мировой войны английское Адмиралтейство и проектное бюро разработали проект крейсеров, главной задачей которых была борьба с германскими рейдерами, действующих на английских судоходных путях. Корабли типа "Hawkins" вступили в строй уже после окончания войны. Они обладали водоизмещением 9500 т, несли семь 190-мм пушек и развивали скорость 29 узлов. Это были крейсера нового поколения. Тем временем американцы подготовили проект 10000-тонных крейсеров, вооруженных 203-мм пушками. В новых крейсерах флотское руководство видело наследников больших артиллерийских кораблей, способных самостоятельно действовать на линиях коммуникаций противника, а также сопровождать свои конвои, уверенно побеждая вспомогательные крейсеры-рейдеры противника. Столкнувшись с превосходящими силами противника, крейсер нового типа мог уйти, пользуясь превосходством в скорости, и вызвать подмогу. Последнее обстоятельство привело к возникновению своего рода «культа скорости». Ради нее жертвовали всем, даже такими важными параметрами, как бронезащита и обитаемость. Дело дошло до того, что на английских и французских крейсерах полностью отказались от бортовых поясов.

По вопросу о крейсерах на Вашингтонской конференции Франция также заняла непреклонную позицию. Ограничений на суммарный тоннаж не накладывалось, ограничивались лишь параметры корабля: водоизмещение до 10000 т, ГК 203 мм.

Конференция завершилась 6 февраля 1922 года подписанием договора о разоружении. Это был несомненный успех американских дипломатов. Срок действия договора заканчивался 31 декабря 1936 года. До этого срока предполагалось собрать новую конференцию, которая выработала бы новый договор, отвечающим реалиям будущего. Разумеется, ни одна из стран, подписавших Вашингтонский договор, не собиралась отказываться от гонки вооружений на море. Средства, высвободившиеся в результате ограничений, наложенных на линейные корабли, пошли на строительство легких типов кораблей: легких крейсеров, эсминцев и др. Особенно много внимания легкому флоту уделили те государства, которые получили наиболее жесткие ограничения. Тем временем японский парламент ратифицировал Вашингтонский договор 17 августа 1923 г.

Восемнадцать кораблей из программ 8–6 и 8–8 получили добро в феврале-марте 1922 г. Пятнадцать из них финансировались за счет квот, выделенных на строительство линкоров и линейных крейсеров. Очередная программа появилась 3 июля 1922 года, она предусматривала строительство пятидесяти девяти кораблей. Эта программа получила одобрение на 43-й сессии парламента в марте 1923 года.

Строительство очередных шести крейсеров утвердили на 46-й сессии парламента (27 декабря 1922 — 27 марта 1923 г.). На этой же сессии парламентарии выделили средства на строительство первых двух крейсеров — будущих «Како» и «Фурутака». Из шести следующих крейсеров два должны были принадлежать классу 7100- тонных крейсеров, чтобы составить с «Како» и «Фуругакой» дивизион из четырех кораблей примерно одного типа. Деньги на строительство кораблей в размере 15000000 иен на корабль выделили на 1923/ 24 бюджетный год. Этим двум из шести крейсеров присвоили условные названия «Дай 3 Кокю Дзюнёкан» и «Дай 4 Кокю Дзюнокан». Четыре остальные крейсера относились уже к классу 10000-тонных кораблей, это были уже настоящие «вашингтонские крейсера». Деньги на строительство «вашингтонских крейсеров» были взяты из бюджетов, выделенных на строительство линкоров и линейных крейсеров, попавших под сокращение.

«Миоко» в ходе достройки на верфи ВМФ в Йокосуке, октябрь 1928 г.

Официальная классификация японских крейсеров была принята 21 марта 1898 года. По этой классификации корабли стандартным водоизмещением более 7000 тонн назывались крейсерами I класса (игто дзунё- кан) или неофициально тяжелыми крейсерами (дзюрё дзюнёкан).

Крейсер «Дай 2 Кокю Дзюнёкан» 11 августа 1922 года получил название «Фурутака», а 20 июня 1922 года заказ на строительство крейсера получила верфь Mitsubishi Shipbuilding amp; Engineering Со из Нагасаки. В июне 1923 года верфь получила заказ на строительство крейсера «Дай 4 Кокё Дзюнёкан», с 18 сентября получившего свое настоящее название «Лоба».

Строительство крейсера «Дай 1 Кокю Дзюнёкан» началось 20 июня 1922 г. на верфи Kawasaki Dockyard Со в Кобе. 9 октября 1922 года крейсер получил официальное название «Како». В июне 1923 года на этой же верфи разместили заказ на «Дай 3 Кокю Дзюнёкан», с 11 августа 1923 года «Кинугаса».

Крейсера заложили 17 ноября («Како») и 5 декабря («Фурутака»), то есть еще до официального разрешения парламента. Строительство второй пары начали 23 января 1924 г. («Кинугаса») и 4 февраля 1924 г. («Аоба»).

В соответствии с приказом министра ВМФ от 3 июня 1905 года, крейсера I класса назывались именами гор. Крейсер «Фурутака» получил свое название в честь горы Фурутакасан на острове Этадзима, относящегося к префектуре Хиросима. Крейсер «Кинугаса» получил свое название в честь горы Кинугасасан из префектуры Кото. По приказу министра ВМФ от 1913 г. крейсера легче 7000 тонн получали название в честь рек и ручьев. Название «Како» было зарезервировано за 5500-тонным крейсером, строительство которого началось 15 февраля 1922 года, но прервано уже 17 марта в связи с принятыми в Вашингтоне соглашениями. Причины, по которым это название передали совершенно другому кораблю, да еще относящемуся к другому классу, остаются для нас неизвестными. Река Какогава, в честь которой получил свое имя крейсер «Како», протекает на территории префектуры Хёго. Последний из четверки крейсеров — «Аоба» — получил свое название в честь горы Аобасан из префектуры Мияги.

3 июля 1922 года начальник штаба вице- адмирал Такахеси Таканабэ передал капитану 1-го ранга Юзуру Хирадзе директиву о строительстве новых крейсеров с тактико-техническими элементами, соответствующими требованиям Вашингтонской конференции. В результате нескольких совещаний, проведенных в Адмиралтействе, были определены требования к новым крейсерам. Вооружение восемь 200-мм пушек, установленных в четырех двухорудийных башнях, из которых три находились на носу в виде пирамиды, а четвертая одиночная на корме, четыре 120-мм зенитные пушки, восемь торпедных труб калибра 610 мм в виде четырех двухтрубных ТА, неподвижно установленных на корме под главной палубой. Бронирование артиллерийских погребов должно было выдерживать попадание 203- мм снаряда, остальные части корабля должны были выдерживать попадание 155-мм снарядов. Район двигательных установок в подводной части корпуса прикрывали противоторпедные були. Максимальная скорость 35,5 уз. Оперативная дальность действия 10000 миль при движении экономичным ходом 13,5 уз. Предусматривалась возможность нести на борту два гидросамолета.

В ходе споров с представителями Адмиралтейства контр-адмирал Хирага внес в проект следующие поправки. Вооружение следовало увеличить до десяти 200-мм пушек за счет добавления еще одной кормовой башни, так как появились данные о том, что в США вынашиваются планы строительства десятипушечных крейсеров. Дополнительно усиливалась противоторпедная защита подводной части корабля. Оперативная дальность сокращалась до 8000 миль/13,5 уз, чего хватало только для действий в районе японских островов.

Размещение ТА в районе машинного отделения было опасным, так как в случае детонации торпед создавалась угроза для корабля. Кроме того, масса усовершенствованных торпед возросла, а их пуск с уровня борта приводил к тому, что торпеды входили в воду под большим углом. Это вносило помехи в работу торпедных механизмов. Чтобы устранить этот недостаток, торпедные аппараты решили перенести на уровень средней палубы.

В 1923 г. непреклонный Хирага посетил США и Великобританию с целью ознакомиться с техническими новинками, использующимися при строительстве новых кораблей. Тем временем доведение технической документации поручили его заместителю капитану 3-го ранга Кикуо Фудзимото, отличавшегося уступчивым характером. Подготовленные им планы были представлены для одобрения 18 мая 1923 г., а 25 августа 1923 года получил согласие на их реализацию. Основные тактико-технические элементы новых кораблей определялись следующим образом. Водоизмещение 10000 и 11850 метрических тонн при 2/3 боевого водоизмещения (то есть 1/4 запасов топлива, 3/4 боекомплекта, 2/3 запасов питьевой воды и воды для котлов). Максимальная скорость 35,5 уз, мощность машин 130000 л.с. Дальность плавания 8000 миль/13,5 уз. Вооружение: 5x2x200 мм и четыре 120-мм зенитных орудия. Катапульта и два гидросамолета. Формы корпуса, двигательную установку и некоторые другие технические решения перенесли с крейсеров «Како» и «Аоба». На новых крейсерах значительно увеличили размеры носовой надстройки, что улучшило условия работы экипажа и позволило разместить там дополнительное оборудование.

«Миоко» на верфи ВМФ в Йокосуке, 20 января 1929 г. Обратите внимание на два трехтрубных ТА в борту крейсера. На заднем плане «Аоба» во время установки первой катапульты.

Капитан 3-го ранга Фудзимото испытывал сильное давление со стороны Адмиралтейства, требовавшего усилить артиллерийское и торпедное вооружение крейсера. Сторонники усиления торпедного вооружения настояли на том, чтобы установить на корабль восемь ТА «12 нендо сики» на высоте машинного отделения. Сторонники усиления артиллерийского вооружения настояли на том, чтобы добавить к вооружению корабля еще две 120-мм зенитные пушки, доведя их число до шести.

В марте 1923 года парламент утвердил строительство четырех крейсеров и выделил необходимые фонды. Два первых корабля планировалось строить на деньги, выделенные в рамках 1923/24 финансового года, тогда как два следующих финансировались из средств 1924/25 финансового года. На строительство каждого крейсера выделялось по 21900000 иен.

Заказ на строительство первых двух крейсеров, названных «большими крейсерами» (Кокю Дзюнёкан) № 5 и 6 весной 1923 года Адмиралтейство выдало государственным предприятиям Йокосука Кайгун Косё и Куре Кайгун Косё.

10 декабря 1923 года двум первым крейсерам присвоили официальные названия. № 5 стал называться «Миоко», а № 6 — «Нами».

1 сентября 1923 года сильное землетрясение вызвало сильные разрушения в провинции Канто. В результате часть средств, выделенных на строительство кораблей, пришлось перенаправить на восстановление провинции. Кроме того, значительные повреждения получила верфь Йокосука Кайгун Косё. Несмотря на это, первый крейсер заложили 25 октября 1924 года на стапеле № 2, тогда как систершип начали строить 26 ноября 1924 года на стапеле № 3, который пришлось удлинить на 50 м, чтобы он вместил строящийся корабль.

Осенью 1924 года Адмиралтейство заказало строительство еще двух крейсеров. На этот раз заказы разместили на частных верфях: Kawasaki Dockyard Company Kobe Works (крейсер № 7, «545») и Mitsubishi Shipbuilding amp; Engineering Company Nagasaki Works (крейсер № 8, «420»).

16 февраля 1925 года вторая пара крейсеров получила свои официальные названия. Крейсер № 7 стал называться «Асигара», а № 8 — «Хагуро».

Первым из второй пары начал строиться «Хагуро». Его заложили 16 марта 1925 г. в Нагасаки. Строительство «Асигара» началось почти месяц позднее — 11 апреля 1925 года.

24 декабря 1925 года, когда корпус «Начи» еще стоял на стапеле, произошла авария. На носовую часть корабля рухнули два подъемных крана. Погибли трое рабочих, бак корабля получил серьезные повреждения. Как показало расследование, причиной аварии стала попытка поднять кранами слишком тяжелый груз.

Первым на воду спустили крейсер «Миоко» — 16 апреля 1927 года. На торжествах, посвященных спуску, присутствовал сам император Хирохито. Второй крейсер спусти на воду всего с восьмидневным опозданием относительно графика- 15 июня, несмотря на то, что пришлось устранять последствия аварии. В торжествах, посвященных спуску на воду «Начи» участвовал наследный принц Насимото Моримаса. 24 марта 1928 года спустили «Хагуро», а 22 апреля того же года — «Асигара».

«Хагуро» в ходе оснащения.

«Начи» идет полным ходом во время ходовых испытаний в ноябре 1928 года.

В середине 1928 года в конструкторское бюро пришло предписание увеличить число торпедных аппаратов на крейсерах с восьми до двенадцати — в четырех неподвижных установках «13 сики». Задание было выполнено, торпедные аппараты разместили на уровне средней палубы. Однако их размещение сильно сократило внутренний объем помещений, где обитал экипаж корабля. Чтобы устранить этот недостаток по согласованию с Адмиралтейством вокруг передней организовали дополнительные кубрики для команды, для чего подняли борт на высоту одной палубы. На крыше этой надстройки разместили с каждого борта по одной 120-мм зенитной пушке. При этом водоизмещение крейсера по оценкам морского технического департамента выросло на 500 т. Переделки на последней стадии строительства привели к задержке с вводом кораблей в строй. «Начи» достроили по первоначальному проекту, корабль прошел приемо-сдаточные испытания, а после чего снова встал в док для переделки.

«Асигара» 20 августа 1929 года. Хорошо виден возвышающийся бак, у зенитных пушек отсутствуют щитки.

Как обычно, свои названия тяжелые крейсера получили в честь японских гор. «Миоко» назван в честь вулкана Миокосан из префектуры Ниигата. «Начи» назван в честь горы Начисан из префектуры Вакаяма. «Асигара» назван в честь горы Асигарасан, находящейся на западе префектуры Канагава. «Хагуро» назван в честь горы Хагуросан из префектуры Ямагата.

Все названия резервировались для больших крейсеров программы 8–8, которые так никогда и не были построены.

Тактико-технические элементы

Обводы корпуса, представленные капитаном 1-го ранга Хирагой, для 7100-тонных крейсеров («Како» и «Аоба») были приняты за основу и при создании более тяжелых крейсеров. Гладкопалубный корпус с высоко поднятым носом, форштевень S-образной формы, характерной для японских кораблей. Высота надводного борта по проекту 9,14 м, фактическая высота 7,94 м. В центральной части корпуса на участке между шпангоутами 83 и 302 высота надводного борта 5,94 (4,74) м, на корме высота борта уменьшалась до 5,03 (3,69) м. Ниже ватерлинии на длину 93 м простирался противоторпедный буль, который в районе машинного и котельного отделений достигал в ширину 2,50 м. Обшивка буля изготавливалась из стальных листов НТ толщиной 12,7-14 мм. Для повышения непотопляемости буль делился пополам водонепроницаемой переборкой.

Во внутренней части буля находились запасы топлива, тогда как внешняя часть оставалась пустой. Во время войны планировалось заполнить внешний отсек буля стальными трубами, которые увеличивали водоизмещение на 200 тонн, но значительно улучшали защитные свойства буля, гася энергию взрыва. Вдоль внешней обшивки буля шли бортовые кили длиной 59,60 м и шириной 1,22 м. За пределами буля внутри корпуса находилась продольная противоторпедная переборка, выполненная из двух соединенных заклепками полос стали НТ толщиной 29 мм. Плиты бортовой брони, образующие бронепояс на высоте средней палубы, опирались на палубный стрингер, усиливая тем самым продольную прочность корпуса.

В первоначальном плане на массу корпуса отводилось 30,8 % (3803 т) водоизмещения при 2/3 боевого водоизмещения. На нервом построенном крейсере «Начи» — масса корпуса составила 30,4 % (4040 т) водоизмещения, на «Миоко» — 29,7 % (3945 г). Таким образом, корпус оказался перегружен на 145–240 т. при этом водоизмещение корабля также возросло и достигло величины 10980 т. Это привело к уменьшению высоты надводного борта и ухудшению мореходности. Также перегруз отрицательно сказывался на скорости корабля, дальности действия. Наконец, перегруз ограничивал возможности дальнейшей модернизации и перестройки корабля.

«Асигара» в августе 1929 года. Видна конфигурация борта с бортовыми ТА и одноствольными 120-мм зенитными пушками.

Модернизация 1934/35 гг

В ходе первой модернизации было усилено зенитное вооружение крейсера, а также установлены новые були поверх прежних. Добавить новые були пришлось из- за роста водоизмещения и ухудшения остойчивости. Новые були высотой 4,04 м увеличили ширину кораблей с 17,88 до 18,99 м. Они простирались от основания башни № 3 на носу до башни № 5 на корме. В центральной части новый буль почти достигал уровня средней палубы. Обшивка нового буля была из листовой стали НТ толщиной от 5 мм (верх) до 14 мм (низ). Нижние листы выдерживали контактный взрыв в эквиваленте 200 кг тротила. Масса новых булей составила 680 т.

После завершения модернизации выяснилось, что при 2/3 боевого водоизмещения (13963 т для «Миоко») осадка корабля увеличилась с 6,23 до 6,28 м при длине ватерлинии 201,71 м. Из-за возросшей осадки максимальная скорость уменьшилась до 34 узлов.

Модернизация 1939/41 гг

Були, установленные в ходе первой модернизации, сняли. На их месте установили новые були. которые увеличили ширину корпуса до 20,73 м, а также значительно увеличили устойчивость корабля к контактным взрывам мин и торпед ниже ватерлинии. На уровне ватерлинии внутри булей имелся отсек, который в военное время предполагалось заполнить трубами с закрытыми концами. Остальной объем булей делился водонепроницаемыми переборками на пятнадцать отсеков. Пять отсеков в районе машинного отделения можно было заполнять топливом. Там стояли дополнительные топливные насосы, предназначенные для перекачки топлива из булевых баков в расходные баки, находящиеся внутри котельного отделения. В остальных десяти отсеков находились контрбалластные цистерны. Для поднятия носа нужно было затопить два кормовых отсека, а для поднягия кормы — один носовой. Другие цистерны предназначались для компенсации бортового крена. Були изготовлены из стали Ducol толщиной 9-16 мм, способной выдержать взрыв до 250 кг в тротиловом эквиваленте. Новые бортовые кили были длиной 61 м и шириной 1,35 м.

Надстройки

Носовая надстройка имела высоту 32 м от киля или 27 м от уровня ватерлинии и разделялась на восемь отсеков. Эти отсеки следующие (снизу вверх, по состоянию на 1929 г.).

Уровень бронепалубы

По обоим бортам находились вентиляторы, подающие воздух в носовое котельное отделение. Над ними в носовой части надстройки находился магазин запасных частей, а за магазином — радиостанция и магазин электродеталей. На левом борту находился пост спуска артиллерии ГК.

Уровень нижнего яруса

Внутри по левому борту находились: магазин, отсек аккумуляторов аварийного освещения, а также магазин радиодеталей. В носовой части находился коридор, по правому борту магазин с пиротехническими средствами. В средней части находилась радиостанция, а справа от нее — центральная телефонная станция. В кормовой части по правому борту находился еще один магазин.

Уровень среднего яруса

Внутри находились: небронированная рулевая рубка, магазин запасных частей для артиллерийского калькулятора, каюта штурмана. а над дымоходом носового котельного отделения — магазин навигационных приборов. Снаружи по обоим бортам находились нижние наблюдательные посты, основания дальномеров, 40-см сигнальные огни Алдиса и 110-см прожектора типа «SU».

Уровень верхнего яруса

Внутри находились: в носовой части каюты отдыха для капитана корабля (по левому борту) и его помощника (по правому борту), за ними находились каюты с картами и корабельным хронометром, а также пост штурмана по левому борту. За лестничной клеткой находилось помещение центральной телефонной станции и гониометр. Снаружи по бортам надстройки находились два дальномера. Один «14 сики» с базой 3,5 м обслуживал зенитную артиллерию, другой с базой 1,5 м предназначался для определения расстояния до навигационных объектов.

Платформа компасов

На передней стене находились: верхний наблюдательный пост, оснащенный бинокулярными люнетами. Непосредственно за постом в помещении с большой площадью остекления находилась штурманская рубка. Дальше к трубе стояла радиостанция, а за ней центральный боевой командный пост, объединенный с магазином карт. Снаружи по бортам стояли 40-см сигнальные лампы Алдиса, посты контроля рефлекторов, торпедный дальномер «14 сики» и реле целеуказателя тяжелой зенитной артиллерии.

Здесь и ниже: два снимка «Миоко» в Шанхае, вероятно 1933 г. Благодаря этим снимкам мы можем рассмотреть детали корабля в этот период службы.

Уровень сокутеки

В передней части находился пост определения курса, а сразу за ним в остекленном помещении стоял артиллерийский калькулятор («13 сики сокутекибан»), определяющий курс и скорость цели. В кормовой части находилось помещение для отдыха и магазин сигнальных флагов.

Уровень поста управления артиллерией ГК

Внутри находился пост управления 200-мм пушками, в котором работали два офицера.

Главный ноет управления артиллерийским огнем

Главный пост управления огнем «14 сики» обслуживался одним офицером, определявшим данные для ведения огня. Он передавал их на уровень ниже, где вносили поправку на угловой курс и угол возвышения пушек для каждой башни.

За носовой надстройкой находилась дымовая труба, по обшивке которой проходили паропроводы. Под трубой, через которую отводился дым из 1-го и 2-го котельного отделения, находились вентиляторы, подававшие воздух в эти отделения. Непосредственно за надстройкой над жилым помещением экипажа на каждом борте стояло по одной 120-мм зенитной пушке. Между пушками располагался оружейный отсек. Дальше к корме, на уровне задней кромки передней дымовой трубы с каждого борта стояло по еще одной 120-мм зенитной пушке, а между ними находился пост управления и наведения зенитной артиллерии. Между дымовыми трубами находилась небольшая башня с одиночным 110-см прожектором “SU”. Перед задней трубой на платформе стояли два одиночных пулемета «Льюис» калибра 7,7 мм. Между пулеметами проходила труба корабельного камбуза. По обе стороны от кормовой башни стояли две оставшиеся 120-мм зенитные пушек и стереоскопический дальномер «14 сики» с базой 3,5 м. обслуживающий зенитную артиллерию. Между трубой и надстройкой возвышалась трехногая мачта со стрелой, позволяющей поднимать гидросамолеты. За мачтой находилась кормовая надстройка, где находился пост управления прожекторами, ангар для гидросамолетов, радиостанция, наблюдательный пост и запасной пост управления артиллерией ГК, оборудованный артиллерийским калькулятором «13 сики».

Непосредственно за кормовой надстройкой перед башнями №№ 4 и 5 по правому борту стояла катапульта «Куре Сики 1 Го Сясюцу». Между катапультой и левым бортом находились вентиляторы машинного отделения.

На момент ввода крейсеров в строй их экипаж насчитывал по 764 офицера, унтер- офицера и матроса. Экипаж размещался в трех частях корабля: на уровне нижней палубы в районе машинного отделения, на средней палубе над котельными отделениями и в надстройке в районе передней дымовой трубы. Офицерские каюты находились на носу на нижней и средней палубе. Такое размещение экипажа было очень неудобным. особенно большой дискомфорт команда испытывала при плавании в тропических водах, когда обычным делом были тепловые удары. Еще при строительстве корабля было решено немного усовершенствовать систему вентиляции и постелить линолеум в матросских кубриках. Вскоре после ввода крейсеров в строй, штатную численность экипажей увеличили до 792 человек.

На борту каждого крейсера имелись следующие средства спасения: два 9-метровых катера, установленных по обе стороны от носовой надстройки, две 11-метровые моторные лодки, установленные по бокам фок-мачты (в 1930/31 гг. добавили еще две), одна 6- метровая и одна 8-метровая шлюпка, установленные в районе кормовой надстройки.

Экипаж обедает.

Модернизация 1934/35 гг

Между кормовой трубой и башней ГК № 4 сформировали «палубу тяжелых зенитных орудий» или защитную палубу.

Дальность новых торпед достигла 20000 м, поэтому в носовой надстройке оборудовали пост управления торпедными аппаратами (суирайсен сики сочи), оснащенный калькуляторами, пересчитывающими курс и скорость цели. Пост управления торпедными аппаратами оборудовали по обоим бортам надстройки в башенках. Два поста пуска торпед (92 сики сурай хойбан) оборудовали на уровне платформы компасов.

Модернизировали оборудование связи. Старые приемопередающие радиостанции заменили более совершенными. Часть освободившегося после демонтажа торпедных аппаратов пустили под дополнительную радиоаппаратуру, поскольку помещение у запасного кормового дальномера оказалось слишком маленьким, чтобы вместить новую технику. Модернизировали также систему внутренней связи корабля.

Значительно увеличилась численность команд крейсеров, так как потребовались новые люди для обслуживания дополнительных пушек, а также для обслуживания самолетов и катапульт. Для размещения новых членов экипажа пошли остатки площади, высвободившейся в результате демонтажа торпедных аппаратов. После модернизации численность экипажей крейсеров составляла от 814 до 832 человек. Так как корабли предполагалось использовать в тропических водах, все кубрики и каюты оснастили дополнительными вентиляторами, а новые жилые помещения оснастили и противогазовыми фильтрами.

В октябре 1935 года с носовой надстройки убрали прожектора типа “SU”. На их месте установили дальномеры для зенитных орудий «91 сики кося сочи». Пулеметы 7,7-мм перенесли с платформы кормовой дымовой трубы на крылья носовой надстройки.

Модернизация 1939/41 гг

Уровень бронепалубы

По обоим бортам находились вентиляторы, нагнетающие воздух в носовые котельные отделения. Над ними в носовой части надстройки находился магазин запасных частей, а за ним радиостанция и магазин электрических частей. На левом борту находился пост спуска артиллерии ГК. На правом борту магазин с пиротехническими средствами.

Уровень нижнего яруса

На обоих бортах находились вентиляторы, подающие воздух в носовые котельные отделения. Над ними в носовой части находился отделение кодировщиков, коридор и центральная телефонная станция № 2, а сразу за ней радиостанция № 1 и аккумуляторный отсек аварийного питания радиостанции. На левом борту находилось отделение раскодировщиков и помещение готовности для артиллеристов тяжелых зенитных орудий. На правом борту выделили место для магазина навигационных приборов.

«Асигара» в Кельне, 14 мая 1937 г. Хорошо видна средняя часть корпуса. Бортовые ТА уже отсутствуют.

Механики в машинном отделении.

Уровень среднего яруса

Внутри находилась небронированная рулевая рубка, пост контроля повреждений № 1, коридор, штурманская рубка. Над дымоходом переднего котельного отделения был оборудован магазин навигационных приборов. Снаружи по обоим бортам находились нижние наблюдательные посты, 13,2-мм пулеметы, дальномер тяжелых зенитных пушек «91 сики» и укрытие для пулеметчиков.

Уровень верхнего яруса

Внутри находились каюты отдыха для капитана (слева) и его помощника (справа), за ними находился центральная телефонная станция № 3 и пункт первой медицинской помощи. В кормовой части находился центральный боевой пост. Снаружи по обеим сторонам надстройки находились четыре дальномера: два оптической базой 3.5 м «14 сики», предназначенные для зенитной артиллерии (на «Миоко» отсутствовали) и два базой 1,5 м «14 сики», предназначенные для навигационных целей.

Платформа компасов

Спереди находилась штурмовая рубка, отличавшаяся большой площадью остекления. За ней находилась центральная телефонная станция № 4 и помещение с картами. Снаружи находился торпедный дальномер «91 сики» и пост пуска торпед «92 сики», 60-см сигнальный фонарь Алдиса и наблюдательные пункты, оборудованные 12- и 18-см бинокулярными зрительными трубами.

Ярус сокутеки

Спереди находился пост вычисления курса, а сразу за ним в остекленной рубке стоял артиллерийский калькулятор (92 сики сокутекибан), определявший курс и скорость цели. Далее находилось помещение передачи данных в башни ГК и магазин сигнальных флагов. Снаружи находились посты контроля и наведения прожекторов, а также посты наблюдения ПВО.

Главный пост управления огнем артиллерии

Здесь находился прибор управления артиллерийским огнем «94 сики хиобан сёдзун сочи» и 6-метровый дальномер «14 сики». На «Миоко» дальномер стоял в отдельном закрытом помещении, находящемся позади прибора управления. В кормовой части находились две антенны радиотелефона «90 сики».

За носовой надстройкой поставили новую трехногую фок-мачту. Примерно на половине ее высоты находилось помещение гониометра с направленной антенной. Под мачтой стояли вентиляторы, подающие воздух в котельное отделение. Между мачтой и носовой трубой поставили помост с двумя прожекторами типа «92 сики» диаметром 110 см, а под ними стояли 127-мм зенитные пушки. Рядом с пушками находились ящики с боеприпасами, предназначенными для непосредственного использования. Между трубами стоял помост с двумя другими прожекторами «92 сики», а чуть ниже находились 25-мм зенитные пушки. За пушками в закрытых башенках стояли 4,5- мм зенитные дальномеры «89 сики». Далее находилась кормовая труба, у которой оборудовали посты управления зенитными пушками. За трубой на платформе стояли две 25-мм зенитные пушки. За кормовой трубой поставили новую rpoт-мачту с грузовой стрелой, предназначенной для подъема гидросамолетов. Грот-мачта имела трехногую конструкцию, одна нога проходила через кормовую надстройку. На крыше надстройки стоял резервный прибор управления артиллерийским огнем «94 сики» и пост наблюдения. Между катапультами и рельсами подачи гидросамолетов стояли вентиляторы машинного отделения. Ниже, в районе катапульт на каждом борту на спонсонах находились два торпедных аппарата.

Дополнительные ТА и зенитные пушки потребовали увеличить численность экипажа до 891 человека. В ходе модернизации крейсера «Хагуро» и «Начи» приспособили для выполнения функции флагманских кораблей дивизиона (экипаж в мирное время достиг 920 человек), а два других крейсера приспособили к роли флагманских кораблей флота (экипаж в мирное время около 970 человек).

Снова прошли модернизацию радиостанции, число которых увеличилось Флагманы флота «Миоко» и «Асигара» получили фок-мачты высотой 32 м, что увеличило дальность новых средств связи. Радиоантенны, стоявшие на башнях №№ 2 и 4 на всех кораблях прошли модернизацию.

«Миоко» в 1942 году. Вдоль борта идет полоса антимагнитной установки.

Двигательная установка

Для достижения требуемой скорости 35,5 узлов потребовалась двигательная установка мощностью 130000 л.с. С согласия 5-го отдела морского технического департамента было решено установить на крейсера усовершенствованную двигательную установку того же типа, что планировалось поставить в 1919 году на линейный крейсер «Амаги». Автором проекта двигательной установки был капитан 1 — го ранга Хирага.

Двигательная установка состояла из четырех паровых турбин «Канпон». Однопоточная турбина развивала мощность 32500 л.с. при 320 об./мин. Это были активные однопоточные турбины, которые показали себя значительно лучше, нежели реактивные турбины низкого давления, применявшиеся на кораблях ранней постройки. Турбины стояли в четырех турбинных отделениях, разделенных продольными и поперечными водонепроницаемыми перегородками. Каждая турбина состояла из двух узлов высокого и двух узлов низкого давления, соединенных посредством редуктора с гребным валом. Носовое машинное отделение работало на внутреннюю пару винтов, а кормовое — на внешнюю.

Узлы низкого давления находились в кормовой части турбинных отделений, их мощность равнялась 4500 л.с. при 180 об./ мин. Давление пара при работе на полную мощность достигало 17,25 кг/кв. см, а на выходе из турбин падало до 0,155 кг/кв. см.

Применявшееся прежде устройство, определявшее крейсерскую скорость, на кораблях класса «Миоко» отсутствовало. Вместо него были установлены две турбины крейсерского хода (трехступенчатые, массой 3 т, рабочее давление пара 17,25 кг/ кв. см), развивавшие мощность 3750 л.с. при 140 об./мин. Каждая из крейсерских турбин соединялась с частью высокого давления турбин носового турбинного отсека и вращала внешние винты. Чтобы уменьшить сопротивление внутренней пары винтов, турбина одновременно приводила в действие генератор электрического тока, который запитывал электродвигатель, который, в свою очередь, проворачивал внутреннюю пару винтов, делая их гидродинамически нейтральными. Такая схема двигательной установки имела только один серьезный недостаток — требовалось много времени для того, чтобы перейти с крейсерского хода на ход под четырьмя винтами.

Отработанный пар поступал в восемь конденсаторов типа “Unflux” поверхностью 762 кв. м. Каждый конденсатор оснащался своим насосом, откачивающим конденсат обратно в бак котловой воды. Баки котловой воды размещались следующим способом. Четыре находились под, а четыре рядом с узлами низкого давления турбин В каждом машинном отделении стояли два основных и два вспомогательных вентилятора “Sirocco”, а также насос системы охлаждения, маслорадиатор и три маслонасоса. Общая длина машинного отделения 32,06 м.

Пар для турбин получался в двенадцати котлах типа «Канпон Ро-Го», приспособленных для работе на жидком топливе. Рабочее давление в котлах 20 кг/кв. см при температуре пара 100?С. Нагревательная поверхность одного котла 970 кв. м. Барабан парового котла диаметром 1,27 м, длиной 4,67 м. Два водяных барабана имели диаметр 0,74 м при длине 4,63 м. Котлы размещались в девяти котельных отделениях. Дым отводился через две дымовые трубы. В котельных отделениях №№ I -3 котлы стояли попарно, в остальных отделениях стояло по одному котлу. Все котельные отделения отграничивались водонепроницаемыми переборками. В каждом отделении имелся один основной водяной насос, вспомогательный насос имелся один на каждые два котла. Длина котельных отделений равнялась 49,4 м.

На двух первых крейсерах двигатели были изготовлены на верфях военно-морского флота Японии, там, где строились и сами крейсера. Для «Асигара» двигатели делала компания «Куре Кайгун Косё», а для «Хагуро» — «Йокосука Кайгун Косё».

Электрические генераторы суммарной мощностью 735 кВт и рабочим напряжением 225 В. Три генератора отбирали мощность от 200-кВт турбины, находились перед турбинными отделениями на уровне магазинной палубы. Каждый корабль также нес аварийный генератор мощностью 135 кВт, приводимый в действие дизельным двигателем.

Планировавшийся радиус действия кораблей 8000 миль при экономическом 14- узловом ходе достигался при запасе топлива 2470 т. На практике дальность составила только 7000 миль, что объяснялось перегрузкой корабля, его возросшей осадкой и водоизмещением. Например, «Начи» при водоизмещении 12000 т, двигаясь со скоростью 13,9 уз, расходовал в час 4,25 т топлива, а «Хагуро» при таком же водоизмещении и скорости 14,29 уз расходовал в час 3,53 т мазута.

Масса двигательной установки достигала 2730 т. Например, для «Начи» расклад массы был таков: турбины 268 т, редукторы 172 т, валы и винты 215 т, вспомогательные устройства 140 т, котлы 625 т, трубы и кожуха 75 т, трубопроводы 235 т, вода в котлах и масло 745 т, прочее 75 т.

Четыре трехлопастных винта диаметром 3,85 м. При движении полным ходом винты вращались со скоростью 320 об./мин. Один сбалансированный руль имел площадь пера 19,83 кв. м.

Схема бронирования крейсеров типа "Миоко" (мм)

Разрез корпуса "Миоко"

К окончанию постройки

После модернизации 1936 г.

После модернизации 1941 г.

Модернизация 1935 г

Крейсерская двигательная установка оказалась необычайно трудоемкой в эксплуатации, поэтому крейсера оснастили системой электрической трансмиссии и двумя малыми индуктивными турбинами, обеспечивающими плавный переход от экономического хода к полному ходу. Турбины подключили к внутренней паре винтов. Контрольно-маневровые помещения двигательного отделения получили новое оборудование.

Модернизация 1939/41 гг

Турбины

Малые индукционные турбины, установленные в середине 30-х гг., были сняты, так как не решали полностью вопроса о переходе с крейсерской скорости на полный ход. На их место поставили приспособление, подающее отработанный пар из носовых крейсерских турбин на часть высокого давления кормовых турбин. Благодаря этому вращались винты на всех четырех валах, что повышало экономичность всей двигательной установки.

Котлы

В котлах заменили трубы, а в шести котлах установили систему перегрева пара. Котлы оборудовали новыми, более экономичными форсунками, заметно улучшили вентиляцию котельных отделений. Все доработки позволили сократить расход топлива. Снова заменили оборудование контрольно- маневровых постов. Вместо голосовых трубок котельные оснастили телефонами.

Дальность плавания

Максимальный запас топлива, вмещающийся в основные баки сократили с 2472 до 2214 т. При этом появилась возможность брать дополнительные 480 тонн топлива в отсеки новых булей. После завершения модернизации ожидалось, что дальность плавания достигнет 8500 миль при движении экономическим ходом 14 узлов. Фактически дальность плавания составила 7900 миль.

Эффективная дальность плавания у «Миоко» была еще ниже — всего 7463 мили.

Генераторы

Мощность генераторов повысили с 735 кВт до 1250 кВт за счст замены старых на новые, более производительные, а также установку дополнительного пятого генератора, размещенного на средней палубе между котельными отделениями №№ 5 и 6.

«Асигара», вид с бака в сторону башен ГК и рубки. Перед башней № 1 растянут тент, защищающий экипаж от палящего солнца.

Бронирование

Примененная на крейсерах типа «Миоко» система бронирования эффективно защищала корабль ог 155-мм снарядов при средних дистанциях боя. Кроме того, бортовое бронирование было спроектировано таким образом, что дополнительно усиливало продольную жесткость корпуса.

Бортовой бронепояс на протяжении всей длины имел толщину 102 мм и был изготовлен из стали NVNC, наклоненной под углом 12 гр к вертикали. Бронепояс проходил от носовых до кормовых артиллерийских погребов. В носовой части длина броневого пояса составляла 24,75 м, а высота 2 м. В центральной части длина 81,65 м. высота 3,5 м, а в кормовой части длина 17,20 м при высоте 2 м. За исключением района машинного и котельного отделений пояс достигал высоты средней палубы. При планированном водоизмещении 2/3 от боевого (11850 т), пояс возвышался над конструктивной ватерлинии на высоту 0,46 м (на носу и корме). Но на практике оказалось, что бронепояс выступает над водой всего лишь на 30 см на носу и корме, и на 1,80 м в центральной части борта.

За бортовым бронепоясом находилась вертикальная продольная переборка из стали НТ толщиной 4 мм (в нижней части, на Г- 47 стыке с противоторпедной переборкой толщина увеличивалась до 5 мм). Эта переборка призвана была отражать осколки и вырванные заклепки.

Бортовой пояс на концах замыкали переборки из стали NVNC толщиной 76–89 мм. Внутри образованной поясом и переборками цитадели находились все жизненно важные органы корабля.

Горизонтальное бронирование находилось на уровне средней палубы, составленной из бронелистов стали NVNC толщиной 35 мм. Длина бронепалубы достигала 81,65 м. Наружная кривизна палубы была изготовлена из стали NVNC толщиной 32 мм. Дополнительно верхнюю палубу в районе центра корабля усилили бронеплитами стали НТ. Толщина верхних плит 12,7- 25,4 мм, толщина нижних плит 16 мм.

Как уже говорилось выше подводную часть корпуса защищали були и продольная противоторпедная переборка. Переборка состояла из двух профилированных листов стали НТ толщиной по 29 мм и прикрывала борт от нижней кромки бронепояса до двойного дна. Подобная защита, спроектированная капитаном 1-го класса Хирагой, применялась также на линкорах типа «Нагато» и «Кага». Практические испытания на корпусе недостроенного линкора «Тоса», проведенные 8 и 12 июня 1924 года, проводились с использованием боевых торпед. В первом случае корпус поразили торпедой «8 нендо сики 1 го» с БЧ массой 300 кг. Во второй раз выстрел произвели торпедой «8 нендо сики 2 го» с БЧ массой 346 кг. В обоих случаях взрыв разрушил борт корабля и вызвал затопление прилегающих к пробоине отсеков. Крен корпуса после каждого взрыва увеличивался на 6?. Расчеты показали, что аналогичная система на крейсерах типа «Миоко» позволит эффективно защитить корабль от контактного взрыва мощностью 200 кг в тротиловом эквиваленте.

Кожух дымовой трубы прикрывали бронеплиты из стали NVNC толщиной 88,5- 70 мм и высотой 1,83 м над уровнем средней палубы.

Борта в районе рулевого механизма были прикрыты бронелистами из стали NVNC толщиной 25–50 мм.

Пост управления кораблем бронирования не имел.

Барбеты артиллерии ГК над уровнем палубы защищались цилиндрическими плитами из стали NVNC толщиной 76 мм. Башни защищала броня толщиной 25 мм из стали CNC.

Общая масса бронирования «Миоко» составила 2033 т, то есть 15,3 % от общей массы при 2/3 боевого водоизмещения. Для других крейсеров серии эта величина равнялась: «Начи» 2024 т (15,2 %), «Асигара» 2023 т (15,2 %). Для «Хагуро» нет данных.

«Асигара» в 1937 году. Хорошо виден буль, укороченная Фок-мачта и спаренные зенитные 127-ми пушки. Обратите внимание на то, как низко расположен нижний ярус иллюминаторов над водой.

Одноствольные 120-мм зенитные пушки без щитков, «Начи», декабрь 1928 г.

Модернизация 1936 г

Исследуя повреждения, причиненные кораблям 4-го флота тайфуном, было решено модернизировать корабли типа «Миоко». Модернизацию проводили на базе верфей «Сасебо Кайгун Косё» в январе-марте 1936 года. Модернизация заключалась в том, что над уровнем бронепояса, и по обе стороны от киля установили пояса толщиной 25 мм и высотой 1 м из стали Ducol. Эта мера была призвана улучшить продольную жесткость корпусов и во вторую очередь усилить бронезащиту кораблей.

Вооружение

На момент введения в строй корабли несли следующее вооружение. 10x200 мм (в пяти двухорудийных башнях), 6x120 мм зенитных пушек (шесть одинарных орудий), два 7,7-мм пулеметаи 12 ТА калибра 610 мм(4хЗ). В начале тридцатых годов вместо 200-мм на корабли установили пушки калибра 203 мм.

Орудия калибра 200 мм L/50 «3 нендо сики 1 го 20» стояли в башнях «тип D», спроектированных специально для крейсеров типа «Миоко» инженером Чиёкичи Хада. Они представляли собой усовершенствованные башни «тип С», которые стояли на крейсерах типа «Аоба. Носовые башни располагались пирамидой. Каждая башня имела 8 м в длину, 6 м в ширину и 2,15 м в высоту. Орудия внутри башни стояли на расстоянии 1,9 м друг от друга, диаметр погона башни 5,03 м. Лобовое бронирование башни толщиной 25 мм, сталь НТ или CNC, борта 20 мм, крыша 6,4 мм. Адмиралтейство настаивало на том. что башни должны выдерживать попадание снарядов калибра 155–203 мм. но это потребовало бы увеличения толщины брони до 150 мм лоб, 100 мм борта и 50 мм крыша. В результате масса башни выросла бы на 50 т (масса легкобронированной башни 159 т). Установка тяжелых башен потребовала бы усилить несущие конструкции корабля, что привело бы к росту водоизмещения еще на 200 т. Чтобы не перегружать и без того перегруженный корабль, от идеи тяжелых башен пришлось отказаться.

Башни имели электрогидравлический привод, использующий в качестве рабочей жидкости минеральное масло. Работа башен сопровождалась сильным шумом, температура масла часто достигала 40?С, так как системы охлаждения не предусматривалось. Шум башни утомлял артиллеристов, обслуживающих орудия и погреба.

Два электродвигателя мощностью 75 л.с. каждый приводили в действие два насоса “Janney", установленные по бортам ниже уровня башни. Рабочий режим насосов 650 об./мин, давление масла 35 кг/ кв. см. Масло под давлением передавалось на гидравлический двигатель, который обеспечивал вертикальное наведение пушек со скоростью 6?/сек. а также обеспечивал работу элеваторов. Аварийная система вертикального наведения использовала мускульную силу экипажа. Вращение башни осуществлялось с помощью электродвигателя мощностью 50 л.с., приводящего в действие гидравлический насос. Вращающий механизм состоял из червячного механизма и зубчатого колеса, встроенного в погон башни.

Дальномер на башнях № 2 и 4

Башня главного калибра № 1 крейсеров типа "Миоко”

Снимок борта «Миоко», 1936 г. в центре фотографии видна спаренная 127-мм зенитная установка

В башнях зарядные камеры находились ниже уровня палубы, а под ними находились камеры метательных зарядов. Оттуда снаряды и метательные заряды вручную передавались на подаватель, откуда передавались в центральную часть барбета со скоростью пять снарядов с зарядами в минуту. Зарядка пушек осуществлялась при угле наклона +5 гр.

Зимой 1931/32 гг. пушки калибра 200 мм на «Миоко» и «Начи» заменили пушками калибра 203 мм. Зимой 1933/34 гг. аналогичную модернизацию прошли «Асигара» и «Хагуро». Причиной замены стало желание полностью использовать лимиты, определенные Вашингтонской конференцией. Новые пушки были спроектированы инженером Чиёкичи Хада и приняты на вооружение 25 июля 1931 года под названием «203 мм L/50 3 нендо сики 2 го 20 см».

Одновременно с заменой пушек изменили конструкцию зарядных камер и подавателей. Старые элеваторы демонтировали, на их месте установили новые элеваторы «бадейного» типа. Новые элеваторы обеспечивали большую безопасность, так как исключали распространение пожара в случае попадания снаряда в башню. Позднее корабли получили дополнительные антидетонационные приспособления, которые свели к минимуму вероятность взрыва снарядов в погребе. «Бадейный» элеватор состоял из подающих «бадей», изготовленных из меди (чтобы исключить искрообразование), соединенных бесконечным тросом, наматывающимся на ведущее колесо. В «бадьях» снаряды передавались из погреба в башню за четыре секунды. В течение минуты элеватор передавал в башню четыре снаряда вместе с метательными зарядами. Один элеватор обслуживал один ствол. После катастрофы на «Асигара», в результате которой погиб 41 человек, на всех крейсерах установили систему продува стволов, которая исключала возможность распространения огня внутрь башни.

Новые элеваторы увеличили водоизмещение корабля на 168 т.

Расчет башни состоял из девятнадцати человек.

Поначалу зенитная артиллерия крейсеров состояла из шести одиночных 120-мм пушек L/45, установленных на лафетах «тип В». Пушки не имели противоосколочной защиты и стояли открыто. Их наведение в вертикальной и горизонтальной плоскостях осуществлялось вручную. Максимальная скорость вращения 6 гр/сек, скорость вертикальной наводки 4,5 гр/сек. Зарядка пушек была возможна при любом угле возвышения ствола. Масса пушки вместе с лафетом 7,8 т. В 1930 г. на корабли установили электрогидравлические лафеты «тип В2». Скорость горизонтального вращения достигла 10°/с, а скорость вертикальной наводки 6,5°/с. Зарядка пушки по-прежнему была возможна при любых углах возвышения ствола. Масса установки «тип В2» вместе с щитком толщиной 1,6–3,2 мм достигла 10 т.

После перевооружения в ходе модернизации 1934/35 гг. вместо 120-мм пушек крейсера оснастили восемью 127-мм зенитными пушками L/40, установленными попарно на установках «А1 мод 1». Работы по созданию спаренных зениток, призванных заменить 76-мм зенитки на тяжелых кораблях, начались в 1928 г. Руководил работами инженер Чиёкичи Хада. Первые полигонные испытания артсистема прошла в 1931 году. Испытания завершились успешно, и 6 февраля 1932 г. пушку приняли на вооружение под названием «89 сики 12,7 см».

Спаренное универсальное 127-мм орудие Масштаб 1: 100

Расчет 25-мм зенитной пушки.

Лафет пушки оснащался электрическим приводом в виде двигателя, развивавшего 10л.с. при 700 об./мин. Скорость горизонтального наведения в механическом режиме равнялась 6 гр/сек, скорость вертикальной наводки 12гр/сек. При отказе двигателя имелась возможность аварийного ручного наведения орудия. Расчет одной пушки составлял 11 человек. Масса установки «А1 мод 1» с 2-мм полубашней 24,5 т. Зенитные пушки в полубашнях стояли на уровне бронепалубы напротив дымовых труб. Артиллерийские погреба для зенитных пушек оборудовали на уровне средней палубы в районе котельного отделения № 1. Оттуда выстрелы транспортером подавались на уровень бронепалубы, а затем вручную подносились к пушкам. Зарядка пушек производилась вручную при любом угле возвышения.

В ходе модернизации 1939/41 гг. крейсера довооружили стандартными 25-мм зенитными пушками. Это была японская модификация французской пушки Hotchkiss образца 1930 года. Японцы оснастили пушку пламегасителем типа Rheinmetall и наладили ее выпуск на базе арсенала в Йокосуке под обозначением «96 сики 25 мм кидзю 1 гата».

6 августа 1936 года на вооружение японской армии приняли как базовый вариант 25-мм пушки, так и ее спаренный вариант. Пушка стояла на лафете с электрическим приводом (мощность двигателя I л.с.), обеспечивающим горизонтальное наведение со скоростью 18 гр/сек и вертикальное — со скоростью 12 гр/сек. Каждая пушка оснащалась системой управления огнем «95 сики». На практике оказалось, что пушки уже не способны эффективно бороться с американскими самолетами, летавшими со все большей и большей скоростью. Масса спаренной пушки составляла 1,1 т. В 1941 г. появились строенные пушки массой 1,8 т, а в 1943 году — одиночная пушка массой 785 кг. Пушки могли заряжаться при любом угле возвышения.

Артиллерийские погреба находились между башнями №№ I и 2. Магазины на 15 выстрелов подавались на высоту средней палубы по правому борту. Оттуда их переносили к середине корабля, где стояли 25- мм пушки.

Расчет 25-мм пушки состоял из семи человек (расчет строенной пушки достигал девяти человек).

Зенитная 25-мм пушка

Строенная 25-мм зенитная пушка

В 1935 году на крейсера поставили по восемь 13,2-мм зенитных пулеметов «хо сики» (2x4). Из поставили по углам кормовой трубы на месте старого поста управления огнем снятых 120-мм зениток.

13,2-мм пулеметы также были сконструированы французской фирмой Hotchkiss, право на лицензионный выпуск Япония приобрела 4 февраля 1933 года. В 1935 году пулеметы приняли на вооружение под названием «хо сики 13 мм» и начали устанавливать на корабли. Пулеметы имели магазинное питание, емкость магазина 15 патронов.

Масса одиночного пулемета со станком составляла 213 кг («I гата») или 113 кг («6 и 7 гата»), масса спаренного пулемета 313 кг, счетверенного 1163 кт. Наведение в горизонтальной и вертикальной плоскостях ручное.

Первоначально мелкокалиберное зенитное вооружение крейсеров состояло из пары 7,7-мм пулеметов Lewis. Лицензию на выпуск этих пулеметов Япония купила у Великобритании в 1926 году и наладила выпуск пулеметов под обозначением «92 сики 7,7 мм кидзюн». Масса пулеметного станка 26 кг. Пулемет имел ленточное питание, емкость ленты 100 патронов. Демонтаж 7.7- мм пулеметов с японских кораблей начался в 30-х гг. С крейсера «Миоко» пулеметы сняли в ходе модернизации 1939/41 гг.

Поначалу торпедное вооружение крейсеров состояло из двенадцати торпедных груб калибра 610 мм «13 сики» (4x3), установленных неподвижно на высоте средней палубы в районе машинного отделения. В мирное время боекомплекг корабля составляли 24 торпеды «8 нендо сики 2 го», в военное время корабли могли брать на борт до тридцати шести торпед.

Во время модернизации 1934/35 гг. с кораблей сняли старые ТА. Вместо них на крейсера установили поворотные ТА на спонсонах под палубой на корме. Благодаря этому шагу удалось уменьшить риск повреждений в случае детонации БЧ торпед, так как торпеды находились на открытом пространстве. Первоначально планировалось установить шестнадцать ТА «92 сики 1 гата» (4x4), но в итоге ограничились установкой восьми (2x4). Боекомплект 18 торпед: восемь заряжены в ТА, восемь запасных. Запасные торпеды хранились неподалеку от торпедных аппаратов, их БЧ были защищены бронекарманом из стального листа толщиной 25 мм.

Система быстрой перезарядки ТА находилась перед ними и состояла из системы роликов и тяг. Тяга одним концом крепилась к хвосту торпеды, а другим соединялась с торпедным аппаратом. Торпеда подавалась на роликах, а тяга наматывалась на барабан, вращаемый мускульной силой расчета. Время перезарядки торпедного аппарата зависело от степени подготовленности расчета, обычно равнялось трем-пяти минутам. На левом боту перед ТА стоял компрессор подачи кислорода.

Новые ТА стреляли торпедами «90 сики».

«Миоко» в ходе испытаний после модернизации. 31 марта 1941 г.

Расчет торпедного аппарата.

Модернизации 1939/41 гг

Артиллерия ГК

Установлена новая система связи с башнями. Смонтированы короткоствольные 50- мм пушки, предназначенные для учебных стрельб.

Зенитная артиллерия

Тяжелая зенитная артиллерия осталась прежней — 4x2x127 мм. В то же время с крейсеров сняли счетверенные.1–3,2-мм пулеметы и одиночные 7,7-мм пулеметы. На их месте установили стандартные 25-мм пушки. Два счетверенных 13,2-мм пулемета, снятых со своего места, перенесли к носовой надстройке.

Торпедные аппараты

Торпедное вооружение крейсеров усилили дополнительными восемью ТА (2x4), установленными на спонсонах на уровне катапульт. Систему перезарядки ТА модернизировали, оснастив ее пневматическим двигателем мощностью 7 л.с. Для стрельбы использовались торпеды «93 сики», боекомплект увеличен до двадцати четырех штук (восемь в резерве у передних ТА). Торпеды «93 сики гёрай 1 гата мод 2» были приняты на вооружение 28 ноября 1935 г.

«Миоко» в первоначальной конфигурации. Обратите внимание ни прибор управления артиллерийским огнем, стоящий на вершине носовой рбуки. Видны и остальные системы управления огнем.

Системы управления огнем

Системы управления огнем на крейсерах типа «Миоко» были теми же, что и на более ранних крейсерах «Како» и «Аоба». Центральный пост управления огнем «14 сики» находился на верхнем ярусе носовой надстройки. Главный пост командования находился ярусом ниже, а артиллерийский калькулятор «13 сики сокутекибан» находился еще одним уровнем ниже. Калькулятор выпуска фирмы "Aichi Clock amp; Electric Motors Company” из Нагои. Резервный пост управления огнем «14 сики» находился на крыше ангара. После модернизации 1934/ 35 гг. резервный пост перенесли на кормовую надстройку.

Управление зенитной артиллерией и расчет параметров огня 120-мм пушек при стрельбе по низколетящим самолетам и наводным целям осуществлялось теми же постами, что и огнем артиллерии ГК.

Вскоре после введения крейсера «Миоко» в строй появились новые системы управления огнем зенитной артиллерии — «89 сики кося сягекибан». Работы над этим устройством, позволявшим быстро вычислять углы возвышения и задержку взрывателей велись на основе систем управления огнем артиллерии ГК. Первые серийные калькуляторы фирма "Aichi Clock amp; Electric Motors Company" выпустила в 1931 году. Вскоре они появились на крейсерах типа «Миоко». Первоначально планировалось поставить по одному устройству с каждой стороны носовой надстройки, но в реальности их поставили в небольших башенках по обе стороны передней трубы.

В 1931 году фирма «Аичи» начала выпуск усовершенствованных приборов управления огнем «91 сики кося сочи». Прототип устройства 11 июня того года испытывался на линкоре «Ямасиро». После устранения отмеченных недостатков 9 октября 1934 года прибор приняли на вооружение. Пост управления имел 2 м в высоту, весил 3 т и занимал площадь 1 кв. м. Дальность 1000-13500 м, скорость вращения в горизонтальной плоскости 6,5 гр/сек, а в вертикальной плоскости 6 гр/сек в случае вращения вручную. При использовании электропривода обе скорости достигали 16?/сек. Установка представляла собой объединенные прицел и калькулятор, а также отдельно установленный дальномер — «89 сики» с базой 4,5 м. На кораблях новые приборы управления огнем появились в октябре 1935 года. Их поставили на среднем ярусе носовой надстройки вместо прожекторов типа “SU”. Дальномеры для прибора управления огнем были созданы в результате сотрудничества фирмы “Nippon Optical Manufacture Company" из Нагои и немецкой фирмой "Karl Zeiss” из Иены. Всего было построено пятьдесят приборов этого типа.

Для оптического определения удаленности цели использовались три стереоскопические дальномера «14 сики» оптической базой 6 м. Дальномеры стояли в башнях ГК №№ 1, 2 и 4. Максимальная дальность 35000 м. При измерении на расстоянии до 25000 м ошибка составляла не более 235 м. Дальномеры выпускала фирма “Nippon Optical Manufacture Company” из Нагои.

Для боя в ночных условиях крейсера оснащались пятью прожекторами диаметром 110 см типа "SU” (150 А, 75 В), расположенные следующим образом:

Один между трубами на продольной оси симметрии корабля.

Два у основания передней трубы

Два на носовой надстройке.

Прожекторы давали голубой свет интенсивностью 9000 кандел/кв. м. Дальность освещения до 6000 м. В вертикальной плоскости прожекторы могли наводиться в пределах -15…+100 гр.

В октябре-ноябре 1935 года прожектора, установленные на носовой надстройке, заменили прожекторами «92 сики» (200А, 80 В) диаметром 110 см. Они давали белый свет интенсивностью 12800 кандел/кв. м и имели дальность освещения до 6000 м.

Модернизация 1939/41 гг

Артиллерия ГК

После демонтажа старого поста управления огнем изменили конструкцию верхней части надстройки. На «Хагуро», «Начи» и «Асигару» там поставили новый прибор управления артиллерийским огнем «94 сики». предназначенный для управления стрельбой при малых углах возвышения. Прибор управления был соединен с дальномером «14 сики» оптической базой 6 м. Прибор управления имел ширину 1 м. высоту 1,7 м и массу 2 т. Обслуживал прибор расчет из шести человек. Наведение в вертикальной плоскости -12…+45 гр. Новый артиллерийский калькулятор «92 сики сокутекибан» обслуживался расчетом из восьми человек. Он предназначался для вычисления курса, скорости, угла и длины цели. Калькулятор стоял ярусом ниже в помещении вычерчивания собственного курса. Длина 1,75 м. ширина 1.25 м. масса 2 т. Резервный артиллерийский калькулятор «92 сики» находился в кормовой надстройке. На «Миоко» 6-метровый дальномер стоял на отдельной позиции за прибором управления артиллерийским огнем, а 3,5-м дальномеры отсутствовали.

Установленные на башнях № 1 стереоскопические дальномеры оптической базой 6 м, были сняты и перенесены на верх носовой надстройки. Причиной переноса стало оседание на оптике брызг, летящих с носа корабля.

Зенитная apтиллерия

Предложение заменить приборы управления огнем зенитной артиллерии «91 сики кося сочи» новыми «94 сики кося сочи» не было реализовано из-за нехватки приборов. Дальномеры по-прежнему находились отдельно от постов управления огнем. Сначала они находились в небольших башенках в центральной части корабля, а затем их перенесли на носовую надстройку.

Мелкокалиберная зенитная артиллерия, состоявшая из 25-мм пушек, управлялась прибором «95 сики», известном также как LPR или Le Prieur, На вооружение «95 сики» приняли 7 января 1937 года. Полностью закрытые посты управления артиллерийским огнем имели высоту 1,8 м и ширину 2 м. Скорость вращения в горизонтальной плоскости при использовании электрического двигателя 18гр/ сек (вручную 13гр/сек), а в вертикальной плоскости 12гр/сек (9гр/сек). Максимальная дальность 3800 м при скорости цели 380 км/ ч. После начала войны прибор модифицировали, что позволило определять цели, движущиеся со скоростью до 500 км/ч, а в конце войны эту величину удалось довести до 900 км/ч. Во время модернизации приборы установили по бокам от кормовой трубы, над позициями зенитных пушек.

Торпедное вооружение

Торпедное вооружение крейсеров позволяло поражать цели на дистанциях до 30000 м. Для наведения ТА на цель использовался «93 сики сокутекибан», определяющий курс и скорость цели. «92 сики сурай хиобан» (пост пуска торпед) находился на верху фок-мачты, а «93 сики сёхобан» находился в помещении вычерчивания курса. Длина 1,8 м, ширина 0,58, высота 0,79 м, масса 880 кг. Расчет пять человек. На верху фок-мачты также установили калькулятор «97 сики хойбан», выдававший параметры пуска торпед. Первым новую торпедную аппаратуру получил «Миоко», но до начала войны переоборудование прошли все крейсера.

«Асигара» в Кельне, 14 мая 1937 г. На фотографии хорошо видна центральная часть борта и детали, появившиеся после модернизации в 1934/35 гг.

Прожектора

Последние три прожектора типа “SU” были сняты. На их место поставили два прожектора «92 сики» диаметром 110 см. Новые прожектора поставили на платформе между трубами. Два поста управления прожекторами «96 сики» находились на платформе ПВО.

Авиационное оборудование

Поначалу крейсера несли одну катапульту «куре сики 1 го сясюцу», установленную на правом борту между ангаром и башней Г’К № 4. Длина катапульты 19,4 м, она могла разгонять самолеты массой до 2 т до скорости 26 м/с. На левом борту напротив катапульты находились вентиляторы турбинного отделения.

На палубе хранился один гидросамолет типа «15 сики». В ходе летних маневров 1930 г. на палубе «Миоко» находился один гидросамолет типа «14 сики», который был слишком тяжел для пуска с катапульты. Поэтому самолет грузовой стрелой опускали на воду, откуда он взлетал самостоятельно.

В ходе модернизации 1934/35 гг. старую катапульту с крейсеров сняли, а на переделанной палубе установили две катапульты «куре сики 2 го сясюцу 3 гата». Новые катапульты могли пускать самолеты массой до 3 тонн. Ликвидировали ангар, и с того времени гидросамолеты стояли на палубе или непосредственно на катапультах. По палубе самолеты перевозили на специальных тележках по рельсам с помощью воротов. Вместо старых гидросамолетов корабли получили два самолета «95 сики» (Е7К2) и один «94 сики 2 го» (Е7К1). С 1936 года на крейсерах ставили по три самолета «95 сики», а иногда добавляли один «94 сики». При этом дополнительный самолет ставили на правую катапульту.

Пилоты и механики располагались в кубриках, организованных на месте снятых торпедных аппаратов на уровне средней палубы. На верхней палубе оборудовали площадку для ремонта самолетов и хранения запасных частей.

Модернизация 1939/41 гг

Катапульты поменяли еще раз. Новые катапульты «курс сики 2 го сясюцу 5 гата» могли пускать самолеты массой до 4 тонн со скоростью 100 км/ч. Переделали систему рельс, подающих самолеты к катапультам по образцу, уже использовавшемуся на крейсерах типа «Могами».

После завершения работ на палубе «Асигара» поместили три гидросамолета «95 сики» (E8N1). которые использовались до ноября 1941 года, и один «94 сики». «Начи» и «Хагуро» получили один «94 сики» и два «95 сики». С ноября 1941 года все крейсера несли один гидросамолет «0 сики» (F1M2) и два «95 сики». В корпусе у башни № 4 оборудовали специальный погреб для четырех 250-кг бомб и сорока четырех 60-кг бомб, а также установили лебедку для подъема бомб на палубу.

Во время боевых действий марта-апреля 1942 года самолеты «95 сики» заменили самолетами «0 сики» («Аичи Е1 3А1»). Крейсера несли один новый гидросамолет и два F1M2. Весной-летом 1943 года Е13А1 стало два, a F1 М2 — один.

В марте 1944 года на палубе «Миоко» и «Хагуро» стояли два Е13А1 и один ЫМ2. тогда как два других систершипа до июня 1944 года несли две FIM2. С октября 1944 года крейсера несли только по два Е13А1.

Гидросамолет Yokosho El YI был первым типом гидросамолета, стоявшем на крейсере.

«Миоко» в Шанхае, 1933 г. Видна единственная катапульта «Куре сики I го».

Радары

На императорском флоте радары назывались «дента тансинги» (радиоволна разведки и предупреждения) или сокращенно «дентан». Каждое устройство характеризовалось типом («сики»), номером («го»), моделью («гата») и модификацией («кай»). На практике в документах обычно опускали тип, указывая только номер и модель.

Первые испытания радаров японцы провели в сентябре 1941 года. Это был радар раннего предупреждения «11 го дентан». Устройство мощностью 40 кВт работало на длине волны 3 м. 11а расс тоянии 250 км радар мог обнаружить группу самолетов, а на расстоянии 120 км отдельный самолет. Расстояние до цели определялось с погрешностью 1–2 км.

Первым кораблем императорского флота, оснащенным радаром, стал «Псе». Эго случилось в мае 1942 года, когда на корабль поставили радар «12 го дентан». Испытания нового устройства на борту линкора выявили ряд недостатков радара. Недостатки удалось устранить, после чего радар приняли на вооружение и начали устанавливать на другие корабли японского флота. Радар работал на длине волны 1,5 м и имел мощность 5 кВт.

Консервативные адмиралы долго блокировали работы по развитию радаров. Лишь первые чувствительные поражения при Мидуэе и у Соломоновых островов, во многом произошедшие благодаря наличию у противника радаров, показали ошибочность пренебрежительного отношения к новому приспособлению. Потерянного времени наверстать не удалось, поэтому до конца войны японцы отставали от американцев, несмотря на активное сотрудничество японских ученых с германскими специалистами в области радаров.

Первым из крейсеров типа «Миоко» получил «Асигара» — в мае 1943 года во время ремонта на базе Сасебо. Это был радар раннего оповещения «21 го кай 2» выпуска компании «Тосиба amp; Нихон Онико». Операторы радара находились в помещении на носовой рубке, рядом с гониометром. Матрацная антенна «гата 6», приспособленная для передачи и приема радиоимпульсов, стояла на крыше носовой рубки на месте поста пуска торпед. Антенные диполи были горизонтально поляризованы. Каждый из четырех элементов имел в длину 75 см. Гониометр и его антенну перенесли на носовую рубку.

Во время пребывания в Оминато (сентябрь 1943 г.) на «Начи» установили экспериментальный радар ПВО «21 го дентан кай 3»По сравнению с радаром «кай 2», новый радар отличался мощностью, увеличенной до 25–30 кВт и более крупной матрацной антенной «гата 7». Антенна состояла из четырех горизонтальных элементов. По замыслу конструкторов радар должен был помочь в управлении огнем зенитной артиллерии. Но устройство не оправдало возлагаемых на него надежд, и в ходе ремонта (ноябрь 1943 — январь 1944 г.) его демонтировали. Дальнейшие работы в этом направлении свернули в апреле 1944 года из-за отсутствия результатов.

В декабре 1943 — марте 1944 г. во время пребывания на базе Сасебо «Начи» и «Асигара» были оборудованы радаром раннего предупреждения «22 го дентан кай 4 м». Первые устройства данного типа экспериментально устанавливались в марте 1942 г. на эсминцах «Казегумо» и «Макигумо». По мере выпуска новых радаров их ставили на все артиллерийские корабли от линкоров и до эсминцев. Антенна радара состояла из двух частей: верхняя служила для приема, а нижняя — для передачи. На крейсерах пост операторов радара оборудовали в нижней части треногой мачты.

Во время морских испытаний радар сумел обнаружить линкор «Исе» на расстоянии 35000 м с точностью около 700 м.

Как и прежние модификации, этот радар не был приспособлен для управления огнем артиллерии.

Испытания радара раннего воздушного оповещения проводились с сентября 1943 по февраль 1944 год. Результатом работ стал радар «13 го даентан». Японский флот с самого начал интересовался этой работой. В марте 1944 года радар приспособили для установки на корабль. После удачного завершения программы испытаний, с весны 1944 года радары начали ставить на корабли, вплоть до охотников за подводными лодками.

Гидросамолет Е7К2 — старая, но удачная машина, которая оставалась на вооружении морской авиации Ян он и и вплоть до конца войны.

Гидросамолет Аичи Е13А1 "Jake" и катапульта для его запуска

В августе 1944 года во время пребывания крейсеров в Японии их оснастили радаром раннего оповещения ПВО «13 го». На «Начи» радарная антенна стояла за фок-мачтой, а сами блоки радара втиснули внутрь мачтовых конструкций. На трех других крейсерах антенну установили перед фок-мачтой, а помещение радара оборудовали в носовой рубке, рядом с телефонной станцией. Радар не был приспособлен для управления огнем зенитной артиллерии. Единственным преимуществом новой модели была сравнительно небольшая масса — всего 110 кг.

С декабря 1943 по сентябрь 1944 г. в исследовательских лабораториях вели работы над приспособлением радара «22 го» для управления огнем артиллерии. Результатом этих работ стал радар «22 го дентан кай 4 С» (в литературе его также иногда называют «33 го дентан»). Модернизация заключалась в добавлении стабилизатора напряжения и установке супергетеродинного приемника, первые серийные экземпляры которого были готовы в августе 1944 года. Кроме того, радар оснастили регулятором напряжения, что обеспечило стабильное питание радара. Внешне радар отличался наличием 80-см нижней (приемной) дуги антенны. Радары «22 го» были поставлены на «Хагуро» (июль), «Миоко» (август), «Начи» и «Асигара» (сентябрь 1944 г., Куре). Первые два крейсера прошли переделку в Сингапуре на базе ремонтного отделения № 101. Новый радар определял курс и расстояние до цели. Это позволило снять с кораблей сокутекибан, а на его месте установить дополнительное радарное оборудование.

Во время морских испытаний новая модификация радара, установленная на крейсере «Начи», позволила обнаружить тяжелый крейсер «Тою» на расстоянии 17000 м. Расстояние до цели удалось определить с точностью до 100 м, а курс — с точностью 2–5 гр.

Пассивные радарные устройства

В апреле 1943 года начались работы над устройствами, позволяющих перехватывать сигналы американских радаров, работающих в диапазоне метровых волн. Официально устройства стали называться «денпа тансакуки» или «Ки-аппаратура». В январе 1944 года удалось создать устройство, работающее в метровом диапазоне, а также аналогичное устройство сантиметрового диапазона. Испытания завершились успешно, и в апреле 1944 года оба устройства приняли на вооружение.

Аппаратура для приема радарных сигналов в метровом диапазоне получила обозначение «Е-27» или «гата 3». Прибор позволял детектировать сигналы радара длиной 0,75-4 м на расстоянии до 300 км. Для приема использовались две постоянные антенны “Metox”, установленные по бокам носовой рубки, а также антенна “Rocket", смонтированная на вращающемся основании на фок-мачте или на крыше носовой рубки. Подвижная антенна позволяла точно определить направление на источник сигнала.

Устройство для приема сантиметровых волн «гата 3» работало в диапазоне 3-75 см. Вращающаяся параболическая антенна в форме диска диаметром 4,5 см была установлена на крыше носовой рубки.

Радиоаппаратура, необходимая для работы радара, разместилась в помещениях, выделенных для радаров.

Гидролокационное оборудование

После завершения боев на Соломоновых островах, появилось решение оснастить крейсера типа «Миоко» гидрофонами «93 сики го 2». Этот гидрофон японского производства был принят на вооружение еще 11 апреля 1935 года. При массе 1 тонна, он состоял из шестнадцати микрофонов в двух эллиптических панелях. Мембрана микрофона диаметром 14,5 см позволяла регистрировать шумы до 35 дБ.

На крейсерах гидрофоны поставили в носовой части под палубой машинного отделения, рядом с отсеком якорной цепи.

Недостроенный «Начи» участвует в параде в честь коронации императора Хирохито, 4 декабря 192H года. Фотография сделана с борта одного из линкоров.

Календарь службы Межвоенный период

На торжества, посвященные коронации императора Хирохито, намеченные на 4 декабря 1928 г., должны были прибыть три иностранных крейсера: "Kent”, "Berwick” и “Suffolk". Требовалось не ударить в грязь лицом и представить аналогичный по классу новый крейсер. С этой целью к 22 октября 1928 года наспех достроили «Начи». В тот же день крейсер приступил к ходовым испытаниям в районе Укурудзимы на мерной мили в заливе Сюкумо. При водоизмещении 12200 т корабль смог развить скорость 35,53 уз. Машины дали мощность 133670 л.с. при работе винтов 322 об./мин. 26 ноября 1928 года императорский флот принял корабль. Но после завершения испытаний «Начи» пришлось вернуть к стенке для достраивания. Доделка заключалась в том, что в районе передней трубы были подняты борта вровень с баком. В образовавшихся помещениях были оборудованы кубрики для команды. После доделки корабль снова направили на испытания, которые проходили в апреле 1929 года. Водоизмещение достигло 13300 т (2/3 боевого водоизмещения), что на 956 тонн превышало требования морского технического департамента и на 1480 тонн- первоначальный проект. Таким образом, водоизмещение превысило норму на 12 % при допустимом для крупных кораблей превышении 2 %.

15 апреля 1929 года к испытаниям в районе Татеямы приступил крейсер «Миоко». Водоизмещение на мерной мили составило 12115 т, машины развили мощность 131800 л.с., что позволило достичь скорости 35,25 узлов. После кратковременного возвращения на верфь, 31 июля 1929 года крейсер был официально зачислен в списки флота. Причиной задержки ввода крейсера в строй была перегрузка верфи заказами, так как рядом шла переделка линкора «Кага» в авианосец и модернизация линейного крейсера «Харуна».

После завершения морских испытаний «Начи» вместе с линкором «Нагато» и 3-м дивизионом эсминцем 28 мая отбыл из Йокогамы в Осаку. В течение первых двух дней плавания на борту крейсера находился император Хирохито. По дороге эскадра посетила Хачидзёдзиму, Косимото нт Кобе. Император, ознакомившись с новым крейсером, перебрался в более комфортабельные помещения на борту линкора. Рейс закончился 9 июня 1929 года.

Два остальных крейсера вошли в состав императорского ВМФ 20 августа («Асигара») и 25 августа 1929 года («Хагуро»). У нас нет информации о том, как прошли их испытания. Известно только, что II апреля 1929 года «Асигара» при водоизмещении 12295 т и мощности двигательной установки 132533 л.с. развил скорое до 35,13 уз. «Хагуро» на испытаниях 21 декабря 1928 года при водоизмещении 12137 т и мощности двигателей 132568 л.с. развил скорость 35,79 уз.

Myoko 1942 г.

Тактико-технические элементы крейсеров типа «Миоко»
«Миоко» «Начи» «Асигара» «Хагуро»
Заложен 25.10.1924 26.11.1924 16.03.1925 1 1.04.1926
Спущен на воду 16.04.1927 15.06.1927 22.04.1928 24.03.1928
Достроен 31.07.1929 26.11.1928 20.08.1929 25.08.1929
Верфь Йокосука Кангун Косс Куре Кайгун Косё Kawasaki Dockyard Company Kobe Works Mitsubishi Shipbuilding & Engineering Company Nagasaki Works

Водоизмещение: 10545 т (стандартное) /14663 т (полное) для «Начи».

Размеры: 203,73 (192,02 между перпендикулярами, 201,76 по ГВЛ) х 17,88 х 6,23 м

Вооружение: 10x200мм L/50 (5x2), 6x120мм L/45 (6x1), 2x7,7мм, 12 ТА 610мм (4x3), 1 катапульта, 1 гидросамолет.

Бронирование: пояс 102 мм, палуба 35 мм, башни 25 мм.

Двигательная установка: 4 турбины Капроп с редукторами, 12 водотрубочных котлов.

Мощность машин: 130 000 л.с.

Скорость: 35,13–35,79 уз.

Дальность хода: 7000 миль при 14 уз.

Запас топлива: 2470 т.

Экипаж: 704 чел.

Стоимость строительства: 21 900 000 иен.

Myoko 1945 г.

«Начи» в 1929 году. Вид вскоре после ввода в строй. Видны 120-мм пушки. Вокруг передней трубы уже добавлена надстройка.

«Начи» 26 октября 1929 г. Обратите внимание на низкие дымовые трубы и надстройку вокруг передней трубы. 120-мм пушки оснащены щитками.

С 30 ноября 1929 года, даты завершения подготовки экипажей, вее четыре крейсера вошли в состав 4-го сентая (дивизиона) крейсеров, подчиненного командованию 2- го флота. С момента формирования дивизиона и до августа 1930 года «Асигара» был флагманом как дивизиона, так и всего флота. 17 мая 1930 года 4-й и 5-й дивизионы выступили в направлении Куре для оценки кораблей в тропических условиях. В Йокосуку корабли вернулись 19 июня 1930 года, а в августе-сентябре участвовали в больших морских маневрах. 20 октября крейсера прибыли к Кобе для участия в морском смотре. Еще до начала смотра, 22–24 октября, на палубе «Хагуро» гостил император Хирохито. Это был не лучший визит императора, так как на крейсере было очень тесно. 26 октября 1930 года после завершения смотра корабли отправились в доки, где удлинили на два метра дымовые трубы, а также трубы оснастили клапанами, предохраняющими их от дождя.

Закончив модернизацию, корабли 4-го дивизиона вместе с тяжелыми крейсерами «Аоба» и «Фурутака» покинули Фукуоку и направились в Циндао.

В ходе летних маневров (август-сентябрь) 1931 года крейсера типа «Миоко» вели боевые стрельбы по дистанционно управляемым самолетам. Машины летели со скоростью 60–70 узлов на высоте 1500–2000 м. Благодаря использованию нового калькулятора «89 сики кося сягекибан» удалось добиться 2,2 % попаданий из 120-мм пушек при средней скорострельности последних 6,4 выстр./мин на средней дистанции 3400 м (от 2600 до 5500 м), нри собственной скорости кораблей 18 узлов.

После завершения полигонных испытаний, начался выпуск 203-мм пушек L/50 «3 нендо сики 2 го 20 см». Было решено перевооружить все тяжелые крейсера новыми пушками. Первыми в ноябре 1931 — январе 1932 г. новые пушки получили «Миоко» и «Начи».

В июле 1930 года адмиралтейство решило провести первую крупную модернизацию крейсеров. Разработанный техническим департаментом флота проект состоял в следующем:

Изменить схему размещения торпедного вооружения с целью уменьшить опасность повреждений в случае детонации БЧ торпед.

Усилить зенитное вооружение.

Оснастить крейсера новыми гидросамолетами и модернизировать связанную с авиацией инфраструктуру.

Установить дополнительные радиостанции.

Оборудовать на борту помещения, защищенные от ОВ.

Программа модернизации крейсеров получила известность как «дай ичи дзи кайсо» («первая модернизация»). Деньги на модернизацию крейсеров в сумме 41960494 иены выделили в ходе 67-й сессии парламента (26 декабря 1934-26 марта 1935 гг.). В эту же сумму входило финансирование модернизации линкоров «Нагато» и «Муцу».

Тем временем обострилась ситуация в Китае. Крейсера 4-го дивизиона были использованы в роли быстрых транспортов. 4 февраля 1932 года крейсера покинули Сасебо, имея на борту солдат 24-й пехотной дивизии, и взяли курс на Шанхай. Высадив десант, 21 февраля корабли вернулись в Сасебо. Там крейсера приняли на борт 11-ю пехотную дивизию, и 27 февраля снова отплыли в направлении Шанхая. Второй раз крейсера вернулись уже 7 марта.

Во время маневров в июле-августе 1932 года «Миоко» и «Нами» проводили в Токийском заливе боевые стрельбы из орудий ГК. Стрельбы велись с дистанции 15800-22300 м по цели № 4 (минный заградитель «Асо», бывший российский крейсер «Баян»). Был выпущен 91 бронебойный снаряд «91 сики». На дистанции 22300 м разброс попаданий составил 352 м.

1 декабря 1932 года все четыре крейсера были приведены в состав резерва первой степени. Их место в 4-м дивизионе крейсеров заняли крейсера типа «Такао».

В мае 1933 года резервные крейсера включили в состав 5-го дивизиона, тогда как бывшие в 5-м дивизионе крейсера типа «Како» и «Аоба» объединили в составе 6-го дивизиона.

Крейсера участвовали в летних маневрах, а флагманом был крейсер «Миоко». Корабли покинули Татеяму 1 августа, а 21 августа вошли в Кисаразу. 24 августа учения завершились, а 25 августа корабли участвовали в морском параде на рейде Иокогамы. Завершив парад, «Миоко» вошел в порт и был открыт для доступа гостей и горожан.

11 декабря «Миоко» и «Начи» вошли в состав Куре Кейби сентай (прибрежного дивизиона в Куре). Два других крейсера — «Хагуро» и «Асигара» — вошли в состав прибрежного дивизиона в Сасебо. Фактически, эго означало перевод крейсеров в резерв. Численность команд была сокращена. Во время пребывания в составе прибрежного дивизиона крейсера прошли перевооружение, получив 203-мм пушки L/50.

20 ноября 1934 года началась модернизация «Миоко», а 24 ноября в док встал «Асигара». Модернизацию «Начи» начали 2 февраля, а «Хагуро» 20 февраля следующего года.

Все четыре крейсера были направлены в Сасебо Кайгун Косё, где с них сняли старое вооружение. После этого «Асигара» и «Хагуро» перешли на верфи "Mitsubishi Heavy Industries Limited” в Нагасаки (до I января 1934 года верфь именовалась “Mitsubishi Shipbuilding amp; Engineering Company). Модернизация крейсеров состояла в следующем:

Демонтаж ТА, 120-мм зенитных пушек и ангара.

Установка бронепалубы между кормовой трубой и башней ГК № 4.

Установка новых постов управления огнем.

Установка восьми (4x2) 127-мм зенитных пушек.

Установка новых четырехтрубных ТА «92 сики мод 1» под новой бронепалубой между кормовой трубой и башней ГК № 4.

Первым в феврале 1935 года завершил модернизацию «Асигара», за ним последовали «Миоко» (31 марта), «Начи» (15 июня) и «Хагуро» (18 июня). 22 ноября 1935 года измерения показали, что водоизмещение «Начи» составляет 11196/14826 т при осадке 5.35/6,70 м.

С момента завершения модернизации и до 10 августа «Начи» использовался как учебный артиллерийский корабль.

«Хагуро» после ввода к строй. На бортах рубки установлены детали контактного трала.

«Асигара» в 1929 году. Хорошо видны низки трубы, шлюпки отсутствуют. Фотография сделана во время приемо-сдаточных испытаний.

Все четыре крейсера активно участвовали в летних морских маневрах, продолжавшихся с середины июля и до 2 октября 1935 года, К этому времени крейсера находились в составе спешно сформированного 4-го флота. Приданные «главным силам» «Асигара» и легкий крейсер «Сендай» с базой подводных лодок «Тайгей» сформировали 2-й дивизион, заменив собой отсутствующие линкоры. Остальные три крейсера вошли в состав 3-го дивизиона. 24 сентября в ходе учебных стрельб в районе Мурорана в башне ГК № 2 «Асигара» произошел взрыв. Сорок один человек погиб и получил ранения, но погреба не детонировали. Новые элеваторы спасли крейсер от гибели. В довершении бед 26 сентября 4-й флот попал в тайфун, который причинил кораблям новые повреждения. Например, у «Миоко» была повреждена рубка и разрушены продольные несущие элементы корпуса.

После завершения учений крейсера типа «Миоко» (кроме серьезно поврежденного «Асигара») были в октябре направлены в Сасебо Кайгун Косе, где прошли новую модернизацию, заключавшуюся в следующем.

Два прожектора “SU” сняли с носовой рубки, а задние два перенесли к кормовой трубе. Два прожектора «92 сики» установили на высоте передней грубы.

Два прибора управления артиллерийским огнем «91 сики кося сочи» перенесли от передней трубы на средний ярус носовой рубки на место демонтированных прожекторов “SU”.

На место приборов управления артиллерийским огнем «91 сики кося сочи» по обе стороны передней дымовой трубы установили 13,2-мм пулеметы.

Два 7,7-мм пулемета перенесли на носовую рубку и поставили рядом с приборами управления артиллерийским огнем.

15 ноября 1935 года, после завершения работ, «Начи» и «Хагуро» вместе с «Атаго» образовали 5-й дивизион крейсеров, где флагманом стал «Миоко».

В январе-марте 1936 г. во время пребывания на базе Сасебо на крейсерах под главной палубой добавили бронепояс толщиной 25 мм и шириной 1 м. Эта мера должна была увеличить продольную прочность корпуса. После завершения работы крейсера покинули базу и в начале апреля действовали в проливе Терасима. 5-й дивизион в составе «Миоко», «Начи», «Хагуро» участвовал 13–22 апреля в соревнованиях с 7-м дивизионом (крейсера типа «Могами») в Желтом море в районе Циндао. Во время учебных стрельб на дистанции 22000 м был показан разброс порядка 330 м, а на дистанции 20000 м — 280 м. После завершения учений 22 апреля корабли вернулись в Сасебо. На следующий день 5-й дивизион вышел в Японское море, прошел в залив Юя и 30 апреля вернулся в исходный порт.

После завершения этого напряженного периода, крейсера снова встали в доки на очередную модернизацию, которая продолжалась с 25 мая по 29 июня. На этот раз ограничились заменой грузовой стрелы на более мощную, способную поднимать новые гидросамолеты «94 сики». Новая стрела имела электропривод, расположенный под мачтой.

В августе-сентябре три крейсера участвовали в особых морских маневрах в районе Формозы (Тайваня).

«Асигара» с 18 октября 1935 года находился в доке Сесебо Кайгун Косё, где устраняли повреждения в результате взрыва. Параллельно шла модернизация корабля по образцу систершипов. Все работы завершили к 15 июня 1936 года. В период с 15 июня по 1 декабря 1936 года крейсер входил в состав прибрежного дивизиона, участвуя в особых морских маневрах, а 26 октября был открыт для посещений в Кобе. В ноябре корабль оснастили прибором управления артиллерийского огня «94 сики», который заменил прежний «14 сики», а также определить курса и скорости цели «92 сики». После завершения работ 1 декабря корабль включили в состав 5-го дивизиона.

После завершения третьего этапа модернизации корабли имели следующие водоизмещение и осадку:

«Миоко» (3 марта 1936 г.)- 11474/ 15164 т, 5,44/6,79 м.

«Начи» (13 марта 1936 г.)- 11625/ 15637 т, 5,54/6,96 м.

«Хагуро» (9 марта 1936 г.)- 11686/ 15622 т, 5,57/6,98 м.

«Асигара» (4 января 1936 г.)- 11773/ 15587 т, 5,57/6,96 м.

10 марта 1937 года «Асигара» был выбран представлять Японию на празднествах коронации английского короля Георга VI. Смотр планировалось провести на рейде Спитхеда. На палубе крейсера установили две салютные пушки «Ямагучи» калибра 60 мм. а два гидросамолета сняли. Крейсер покинул Йокосуку 3 апреля. На крейсере держал свой флаг контр-адмирал Кобаяси Сейсабуро. Крейсер прошел Суэцкий канал и 10 мая вошел в Портсмут. Парад прошел 20 мая. После краткой стоянки в Портсмуте 24–31 мая крейсер находился в Кёльне, а затем взял курс на Сасебо. Назад в Японию крейсер вернулся 8 июня, а через три дня стал флагманом 5-го дивизиона. В июне- июле крейсер оснастили 6-метровым дальномером.

Крейсера 4-го дивизиона в 1930 году. На переднем плане «Асигара» (Флагман), затем «Хагуро», «Миоко» и «Начи». Полосы на передней трубе означают помер корабля в дивизионе.

Остальные корабли 5-го дивизиона в период с 27 марта по 15 апреля совершали рейс в район Циндао, прибыв 6 апреля в залив Ариаке. В ходе плавания во время ночных маневров 9 апреля столкнулись «Хагуро» и «Начи». Повреждения оказались незначительны, их удалось быстро устранить после возвращения в порт.

В июле 1937 году началась китайско- японская война. 20–23 августа крейсера «Асигара», «Начи», «Хагуро» и «Майя» в сопровождении 3-го дивизиона эсминцев перевезли из Нагои в Шанхай 3-ю пехотную дивизию. В дальнейшем крейсера совершили леще несколько рейсов к китайским берегам, обеспечивая блокаду побережья. 1 декабря 1937 г. «Начи» и «Хагуро» были переведены в резерв и вернулись в Сасебо.

«Асигара», как флагман 4-го флота, с августа по октябрь 1937 года поддерживал блокаду китайского побережья, а в первую неделю сентября совершил рейс в порг Дайжень. В период с середины сентября по середину октября, действуя с базы Рёдзюн крейсер совершил рейд к побережью северного Китая. 17 октября крейсер вернулся в Сасебо. Спустя три дня крейсер стал флагманом 4-го флота и 14-го дивизиона. 10 декабря «Асигара» перевели в состав 12-го дивизиона, а на борт крейсера прибыл вице- адмирал Соэму Тоёда. С 28 октября 1937 г. по 14 марта 1939 года крейсер совершил 12 походов к северокитайскому побережью, действуя с базы Дайжеиь. В ноябре-декабре 1937 года крейсер совершил по одному патрульному походу в районе побережья среднего Китая. 12 марта «Асигара» перевели в резерв, и через два дня крейсер прибыл в Сасебо.

В это время (с 28 июля 1937 года) «Миоко», бывший флагманом 9-го дивизиона 3- го флота, находился в водах у берегов южного Китая. 20 октября 1937 года 9-й дивизион был оперативно передан 4-му флоту, но уже 1 декабря его снова вернули в состав 3-го флота. 1 февраля 1938 года крейсер перевели в состав 5-го флота. Действуя с тайваньских баз, с сентября 1937 года по 15 октября 1939 года крейсер совершил двадцать три боевых похода (в 1937 г. пять, в 1938 г. двенадцать, в 1939 г. шесть), периодически корабль заходил в Сасебо для проведения текущего ремонта. 25 ноября 1939 года крейсер окончательно вернулся в Сасебо и спустя три дня был зачислен в резерв.

В июне 1938 года консгрукторское бюро завершило работы над планами очередной модернизации крейсеров типа «Миоко». Крейсера уже одиннадцать лег стояли в сгрою и, несмотря на многочисленные доработки, уступали своим иностранным аналогам. Поскольку государственные верфи оказались перебужены, два крейсера («Хагуро» и «Асигара») решили модернизировать на частных верфях. Вся программа модернизации получила название «Дай Ни Дзи Кайсо» («Вторая модернизация»). Подробно о ней было рассказано выше, при описании тактико-технических элементов крейсеров.

Первым па переделку встал «Хагуро». Работы на его борту начались 10 января 1939 года и завершили ее к 28 декабря того же года. Работа велась на частной верфи «Мицубиси» в Нагасаки. Вторым в док Сасебо Кайгуи Косе встал «Начи», модернизация которого шла с 15 января 1939 года по 31 марта 1940 года. 17 марта 1940 года в Сасебо провели контрольные измерения крейсера. Выяснилось, что водоизмещение его составило 12154/15840 т при осадке 5,33/6,32 м.

«Хагуро» вскоре после зачисления на службу. Большая часть бака закрыта тентом для защиты от солца.

«Хагуро» на рейде в Куре. Еще старые дымовые трубы, которые в октябре 1930 года удлинили на 2 м.

Третьим на модернизацию встал «Асигара» (верфь Йокосука Кайгун Косс), но работы начались лишь в июне 1939 года, а завершились 30 июня 1940 года. Причиной задержки стала замена пушек на крейсерах «Микума» и «Кумано», а также шедшая параллельно модернизация тяжелых крейсеров «Такао» и «Атаго». Первоначально планировалось модернизировать крейсер на частной верфи, но позже Адмиралтейство пересмотрело решение. 27 апреля 1940 года в Йокосуке провели контрольные измерения корабля. Его водоизмещение составило 12342/ 15933 т при осадке 5,40/6,35 м.

Последним модернизацию прошел «Миоко». Работы также отставали от графика, так как верфь была перегружена работой по замене пушек на крейсерах «Могами» и «Сузуя». Модернизация «Миоко» началась на верфи «Куре Кайгун Косе» 19 марта 1940 года и завершилась IX апреля 1941 года. 31 марта 1941 года в районе Укуруидзимы провели контрольные измерения. При водоизмещении 14984 т и мощности машин 132830 л.с. крейсер развил скорость 33,88 уз.

Пройдя модернизацию, 1 мая 1940 года «Начи» и «Хагуро» сформировали 5-й дивизион в составе 2-го флота. В июле-августе дивизион в составе трех крейсеров (прибавился «Асигара») участвовал в маневрах неподалеку от берегов Японии.

17 февраля 1941 года «Начи» и «Хагуро» снова направились к южным берегам Китая, выйдя из Сасебо и пройдя Окинаву, Гакао и Формозу, вернулись на базу 12 марта. С 13 по 20 марта оба крейсера стояли в доках, а затем отправились в залив Аритаке, откуда 29 марта взяли курс на острова Палау. 8-12 апреля крейсера оставались в Палау, затем 20–23 апреля провели в Йокосуке, а 26 апреля вернулись в Сасебо. Тем временем, 10 апреля флагманом 5-го дивизиона крейсеров стал «Миоко», «Асигара» после модернизации и участия в маневрах стал флагманом 2-го флота и 15-го дивизиона в китайских водах, где заменил в этой роли крейсер «Чокай». 10 октября 1940 года «Асигара» покинул Сасебо и взял курс на острова Хайнань. 16–20 декабря крейсер посетил Шанхай. В ходе французско-сиамского конфликта в январе 1941 года крейсер направился в Сайгон. 22 января он участвовал в экспедиции на юг французского Индокитая, а затем вернулся в порт Самах, лежащий на острове Хайнань. Затем крейсер зашел в Сайгон, где пробыл с 29 по 31 января 1941 года. Закончив визиты, крейсер вернулся к патрулированию вод у южного побережья Китая, оставаясь в регионе до апреля 1941 года.

«Хагуро» в 1932 году. Трубы удлинены, а между носовой рубкой и кожухом трубы установлены прожектора.

В апреле 1941 года начались первые приготовления кораблей к возможной войне. На «Начи», «Хагуро» и «Асигара» в бульбах оборудовали дополнительные топливные баки, соответствующие отсеки заполнили трубами, корабли оборудовали антимагнитными системами, а на фок-мачте оборудовали пункт пуска торпед. «Миоко» уже имел все это сделанным в ходе его модернизации. 5-й дивизион приступил к интенсивным учениям у побережья южного Китая.

В июле «Асигара» выдвинулся на юг и 12 июл‹гучаствовал в оккупации южного Индокитая. 25 июля крейсер вышел из порта Самах и с 29 июля по 11 августа пребывал в оккупированном Сайгоне, демонстрируя силу. 13 августа корабль вернулся в Самах. Проведя в порту два дня, крейсер вышел в море, курсируя у берегов южного Китая, а 23 сентября вернулся в Сасебо, где прошел полный осмотр. 10 октября крейсер придали 16- му дивизиону. Одновременно «Асигара» стал флагманом 3-го флота, на нем поднял свой флаг вице-адмирал Ибо Такахаси.

В первых днях сентября докование в Сасебо прошли остальные три крейсера, а 17 сентября они прибыли в Муродзуми. 14 октября поступил новый приказ. Корабли покинули базу и через залив Ариаке, Сукумо, Саэки и Беппу к 17 ноября прибыли в Куре. 17–23 ноября корабли пополняли запасы топлива и боеприпасов.

4 ноября было принято решение начать боевые действия против США 8 декабря 1941 года. Уже на следующее утро на корабли начали приходить приказы, содержащие задания на первый этап войны. «Миоко» (флагман контр-адмирала Такео Такаги), «Хагуро» и «Начи» были направлены на острова Палау. Два первых крейсера прибыли на место 1 декабря, тогда как третий оказался там лишь 6 декабря. 23 ноября «Начи» вышел из Куре и в тот же день прибыл в Сасебо. Проведя там три дня, крейсер вышел в море и через Макао прибыл в указанный район. «Асигара» после пополнения запасов топлива, покинул Сасебо 29 ноября и 1 декабря прибыл в Макао на Формозе (Тайвань).

«Миоко», 1932 г. В этот период крейсер использовался для быстрой переброски войск в Китай.

Военный период

Действия в районе Филиппин и Голландской Ист-Индии в первые недели войны

В Макао базировались тяжелые крейсера «Асигара», «Майя», легкие крейсера «Кума», «Нака», «Натори», базы гидросамолетов «Камикава-мару» и «Санио-мару», а также шестнадцать эсминцев. Все эти корабли начали боевые действия, выполняя так называемый «план М» («М сакусен»), В их задачу входило сопровождать конвой с десантом, направлявшийся к Филиппинам. Высадка десанта началась 10 декабря в Апарри и Вигане. Несмотря на атаку пяти бомбардировщиков В-17Е из 14-го дивизиона, ни один корабль не получил повреждений. На базу тяжелые крейсера вернулись 14 декабря. Спустя пять дней они снова вышли в море, сопровождая новый конвой с десантом, который 22 декабря высадился в районе залива Лингаен. Высадив войска 14-й армии генерала Хомма, корабли вернулись на базу, не встречая по пути противодействия со стороны противника. 26 декабря «Асигара» покинул Макао и направился в Такао.

Остальные три крейсера вместе с авианосцем «Рюдзё», базами гидросамолетов «Чистозе» и «Мидзухо», легким крейсером «Нагара», минными заградителями «Ицукусима» и «Яэйма», а также четырьмя эсминцами вышли 6 декабря из Палау, сопровождая десантный конвой (33-й пехотный полк — 2500 человек). Десант высадили 11 декабря на Легаспи. Закончив десантирование, 16 декабря тяжелые крейсера вернулись на палау. Спустя два дня тяжелые крейсера совместно с легким крейсером «Дзинцу» и восемью эсминцами покинули порт и приняли участие в высадке десанта на Даво, имевшей место 20 декабря. 28 декабря корабли снова были на базе. Пополнив запасы топлива, на следующий день корабли снова выступили в направление залива Даво, где оказались 31 декабря.

4 января 1942 года тяжелые крейсера «Миоко», «Начи», «Хагуро», легкие крейсера «Нагара», «Нака» и «Дзинцу», база гидросамолетов «Мидзухо» в сопровождении легких кораблей встали на якорь в заливе маланг (западная часть залива Даво). В 11:55 японские корабли были атакованы восемью бомбардировщиками B-17D из 19- й бомбардировочной группы, базирующейся на аэродроме в Маланге на Яве. Бомбардировщики действовали с аэродрома подскока в Самаринде на Борнео. Каждый самолет нес четыре 227-кг бомбы. Бомбометание велось с высоты 7500 м, поэтому почти все бомбы легли мимо. Лишь одна бомба упала на палубу «Миоко» в районе башни ГК № 2 по левому борту. Взрыв произошел в офицерских каютах на средней палубе. Погибло тридцать пять человек, двадцать девять получили ранения, в том числе десять — тяжелые. Один из офицеров, находившихся в момент налета на палубе, вспоминал: «Нас атаковали девять самолетов противника. Низкая облачность не давала нам что-либо разглядеть. «Миоко» получил попадание в башню № 2, было много жертв. Капитан корабля был ранен в спину. Взрывом сорвало сигнальный прожектор, а офицер, управлявший огнем артиллерии был ранен осколками». Пяти кружившим в воздухе истребителям «Зеро» не удалось перехватить американцев, бой в воздухе начался уже после того, как бомбы были сброшены. Осколки повредили четыре гидросамолета, стоявшие на палубе «Мидзухо». Командующий эскадрой контр-адмирал Такаги перенес свой флаг на «Начи», а поврежденный крейсер направился в Сасебо. Американские самолеты приземлились на Самари (восточный Борнео) и вернулись на базу на следующий день. Поврежденный крейсер прибыл в Сасебо 9 января 1942 года. Пройдя ремонт, 20 февраля крейсер вышел в сторону Макассар. На место назначения корабль прибыл спустя шесть дней.

2 января 1942 года «Асигара» вышел из Такао и через четыре дня был в заливе Малалаг, где находились остальные корабли 5- го дивизиона. В заливе крейсер простоял на якоре до 13 февраля.

9 января «Начи» (флагман) и «Хаг уро» вышли из залива Даво на сопровождение конвоя из пятнадцати транспортов с японским десантом, который 11 января высадился в Мандо и Кема (Целебес). Назад крейсера вернулись 14 января. Следующая операция с участием крейсеров прошла 22 января — крейсера сопровождали десант на Кендарии, высаженный 24 января. 26 января крейсера снова были на базе. Противник сопротивления не оказывал. Через два дня важный американский аэродром уже принял японскую 21-ю воздушную флотилию. В зоне досягаемости японских самолетов теперь лежала союзническая база в Сурабае.

Снова в море оба крейсера вышли 29 января, вместе со 2-м дивизионом эсминцев и одиннадцатью транспортами они направились в сторону острова Амбон, лежащего на северо-восток от Целебеса. Десант численностью 2500 человек высадился на следующий день и быстро овладел островом. Назад корабли вернулись 31 января.

Следующее сопровождение конвоя с десантом имело место 5 февраля. Целью десанта был Макассар, лежащий на юго-западе Сулавеси. Операция «Н» («Н сакусен») имела целью захват всего острова. Конвой сопровождали два тяжелых крейсера «Начи» и «Хагуро», легкий крейсер «Нагара» и несколько эсминцев. Сам конвой состоял из двадцат и транспортов, переполненных живой силой. В районе также находились авианосцы «Сорю» и «Хирю», которые могли прикрыть конвой с воздуха. Против японцев союзники выдвинули отряд кораблей, состоявший из тяжелого крейсера “Houston” (СА-30, США), легких крейсеров “De Ruyter” (флагман, контр-адмирал К.У. — Ф.М. Дорман) и “Тготр” (оба Голландия), "Marblehead" (CL–I2, США) и восьми эсминцев (четыре голландских и четыре американских). На перехват союзнической эскадре вылетели 37 бомбардировщиков «Мицубиси G3M2» (“Nell”), базировавшиеся на аэродроме на недавно занятой японцами Кендарии. В 9:54 бомбардировщики, чьей основной целью была Сурабая, атаковали союзнические корабли, находившиеся в районе порта. Повреждения получили оба американских крейсера. “Marblehead" получил два прямых попадания бомб. После осмотра повреждений, американское командование приняло решение отправить корабль для ремонта в США. Второй крейсер “Houston” потерял во время налета кормовую башню с тремя 203-мм пушками, но его было решено оставить в строю, так как две носовые башни с шестью остальными пушками ГК были целы. На флагманском крейсере был уничтожен пост управления артиллерией. После того, как угроза со стороны кораблей противника была устранена, 9 февраля японцы высадили десант. Завершив поддержку десанта с моря, крейсера и эсминцы направились в залив Старннг, куда прибыли на следующий день. После недельного отдыха и пополнения запасов оба крейсера участвовали в высадке десанта в Дилли и Купанге на Тиморе 20 февраля. Занятие Тимора лишало защитников Явы и Суматры возможности снабжения но воздуху. Сама десантная операция прошла без сопротивления, но вскоре голландско-австралийские войска сумели наладить оборону и с боями отступали вглубь джунглей, где продолжали вести партизанскую войну вплоть до середины 1943 года.

Тем временем, 13 февраля «Асигара» покинул залив Даво и пройдя мимо острова Джоло (14 февраля), Баликпапан (18 февраля) и Кендари (22 февраля) 25 февраля прибыл в Макссар, где на следующий день в полном составе собрался весь 5-й дивизион крейсеров.

«Асигара» в середине 30-.х гг.

Носовые башни ГК крейсера «Асигара» изготовлены для учебной стрельбы.

Битва на Яванском море

24 февраля «Начи» и «Хагуро» покинули залив Старлинг и в рамках операции «Ява Сакусен» вместе с легкими крейсерами «Нака» и «Дзинцу», а также двенадцатью эсминцами 2-го и 4-го дивизионов сопровождали десантный конвой из 41 транспорта, несущую 48-ю пехотную дивизию к берегам Борнео. 26 февраля голландский гидросамолет Dornie “Wal” обнаружил конвой, и уже через два часа конвой атаковали союзнические самолеты, поднявшиеся с аэродромов на Яве. Но все атаки самолетов были безрезультатны. В тот же день в 18:00 контр- адмирал Дорман вышел в море из Сурабая с целыо обнаружить и уничтожить конвой. В состав союзнического флота входили: тяжелые крейсера “Exeter” (Британия) и “Houston” (США), легкие крейсера “De Ruyter” (Голландия, флагман), “Java” (Голландия). “Perth” (Австралия), а также эсминцы “Witte de With”, "Kortenaer” (Голландия), “Eleetra", “Encounter", “Jupiter" (Британия), "Paul Jones, John D. Ford. "Alden" (США). Союзники намеревались, двигаясь 20-узловым ходом, пройти от острова Мадура до города Рембанг на северо-западе Явы. Ночь прошла спокойно, но уже в 9:00 утра над союзническими кораблями появились японские бомбардировщики. Атака бомбардировщиков закончилась безрезультатно, зато в небе появились разведывательные гидросамолеты, пущенные с японских крейсеров. В 10:30 командующий союзнической эскадры принял решение возвращаться в Сурабаю, чтобы пополнить запасы топлива и дать отдых экипажам.

В это время командующий японской эскадрой контр-адмирал Нисимура на своем флагмане «Нака» получил информацию о передвижении противника. Наблюдатель с одного гидроплана докладывал: «Пять крейсеров и шесть эсминцев противника в 63 милях от Сурабаи, идут курсом 80° со скоростью 12 узлов». Контр-адмирал отправил еще один гидросамолет с приказом следить за передвижениями противника. Одновременно тяжелые крейсера увеличили скорость и направились на перехват противника.

В 14:15 эсминец “Electra” начал проход через минные поля, прикрывающие вход в порт. В этот момент "De Ruyter” совершил резкий поворот и подал сигнал “Follow me” («Делай как я»). Дело в том, что в этот момент от союзнической авиации поступили сведения о том, что в 20 милях от острова Бавеан появились японские корабли. После разворота в авангарде оказались британские эсминцы, за ними поочередно двигались: “De Ruyter”, “Exeter”, “Houston”, "Perth” и “Java". Японские гидросамолеты тут же доложили о резком перестроении противника. Стало ясно, что контр-адмирал Дорман решил принять бой. «Начи» и «Хагуро» увеличили скорость до 30 узлов и постепенно догоняли конвой, шедший в 150 милях. С палуб японских крейсеров убрали все горючие материалы.

В 16:06 с палубы британского эсминца “Electra” увидели небольшой крестик на фоне неба. Информацию об этом тут же передали на флагман. Спустя десять минут японские корабли открыли огонь по союзникам с дистанции 25600 м. Спустя еше четыре минуты с головного эсминца поступил новые доклад о том, что силы противника в числе одного крейсера и неустановленного числа эсминцев движутся курсом 2200 со скоростью 18 узлов. В действительности, это был крейсер «Дзинцу» и семь эсминцев. Почти в тот же момент наблюдатели на крейсере “Exeter" обнаружили второй отряд, состоявший из крейсера «Нака» и шести эсминцев.

«Асигара» на рейде Спитхеда, 11–19 мая 1937 г. Детально видна боевая рубка.

Со стороны союзников в бой первым вступил “Exeter", открывший огонь из орудий ГК с дистанции 24700 м. Дистанция и скорость японцев англичане определили неверно, поэтому первые залпы легли в стороне. Лишь с десятого залпа удалось взять «Хагуро» в вилку. Японцы стреляли точнее, раз за разом накрывая цели, хотя добиться прямых попаданий им пока не удавалось. Это невезение нервировало контр-адмирала Такаги, который сорвал свою злобу на 1 — м офицере артиллерии флагмана. Тем временем над полем боя появились три американских пикирующих бомбардировщика в сопровождении десяти истребителей Р-40. Атака американской авиации успеха не принесла. В 16:29 Дорман приказал своим кораблям сменить курс 295° на 248°, сокращая дистанцию до 23800 м. Спустя две минуты снаряд, по-видимому пущенный с «Начи», поразил флагманский крейсер. Но взрыва не последовало. Пробив борт, снаряд остановился в двигательном отделении. После этого, союзники снова изменили курс на 267°. В этот момент в атаку перешел 4-й дивизион эсминцев под командованием вице-адмирала Нисимуры. Действия эсминцев поддерживал крейсер «Начи». С дистанции 15000 м эсминцы выпустили 43 торпеды. Часть из них взорвалась преждевременно, остальные прошли мимо цели. Во время атаки крейсер “Houston” получил попадание 203-мм снарядом в правый борт под якорный клюз. Снаряд прошил корпус крейсера насквозь и вышел с левого борта на уровне ватерлинии. "De Ruyter” получил второе попадание крупнокалиберным снарядом, который также не взорвался. В 17:08 203-мм снаряд массой 126 кг, пущенный с «Хагуро», поразил “Exeter”. Снаряд пробил щиток 102-мм пушки на правом борте, затем прошел через вентилятор котельного отделения «А» и попал прямо в топку котельного отделения «В». От огня снаряд детонировал. Взрывом было уничтожено шесть из восьми котлов крейсера, максимальная скорость корабля упала до 11 узлов. Крейсер покинул строй, что вызвало замешательство на других кораблях союзников. Шедшие следом корабли посчитали, что это маневр всей колонны, и взяли на левый борт, разрывая строй. Тем временем, японские тяжелые крейсера сблизились достаточно и провели торпедную атаку. Было выпущено 16 торпед, все прошли мимо. 11есколько торпед достигли яванского берега, находившегося почти в сорока милях, и детонировали там. Наблюдатели на верхнем ярусе рубок японских крейсеров заметили маяк у входа в Сурабаю. Спустя пять минут после попадания в “Exeter” Дорман обнаружил, что его эскадра рассыпала строй. Восстановить строй не представлялось возможным, так как корабли маневрировали, уклоняясь or пущенных японцами торпед. Лишь в 17:20 удалось собрать корабли в кильватер за “De Ruyter”, который взял курс на юго-восток. Спустя несколько минут союзники повернули на северо-запад, стараясь прикрыть отходящего в Сурабаю “Exeter”, которого сопровождал голландский эсминец “Witte de With”. Но японцы провели новую скоординированную атаку, которая завершилась успехом. В 17:13 торпедой, пущенной с «Хагуро», был поражен голландский эсминец “Kortenaer”. Торпеда попала в центральную часть правого борта, буквально порвав корабль пополам. Кроме того, японские крейсера продолжали вести огонь, который, впрочем, не приносил результата.

«Асигара» в Кельнском заливе, май 1937 г.

«Начи» и «Хагуро» в ходе первой фазы боя выпустили 1271 снаряд калибра 203 мм (52,96 % боекомплекта), добившись всего пяти попаданий. Причиной столь низкой прицельности (0,39 %) была стрельба с большой дистанции 20000- 25000 м. Кроме того, «Хагуро» выпустил двадцать торпед, добившись одного попадания. «Начи» выпустил шестнадцать торпед «91 сики», но все мимо цели.

Первоначально контр-адмирал Такаги не заметил потери союзниками одного крейсера, но около 18:00 стало ясно, что интенсивность огня противника упала. Тогда он приказал атаковать эсминцам 2-го дивизиона. Несмотря на то, что эсминцы подошли на 4500 м, союзническим кораблям удалось уклониться от выпущенных торпед. В 18:06 капитан 1 — го ранга Бинфорд, командующий четырьмя американскими эсминцами, получил приказ контратаковать. Но уже через две минуты приказ был отменен. Но американцы сделали вид, что не поняли и в 18:22 атаковали «Начи» и «Хагуро», выпустив 48 торпед с дистанции около 10000 м. Японцы легко уклонились от выпущенных издалека торпед. По эсминцам было выпущено 302 снаряда калибра 203-мм, опять безрезультатно. На этом закончилась вторая фаза боя.

«Асигара» на рейде Спитхеда, 11–19 мая 1937 г.

К этому времени обе стороны уже не имели моральных и физических сил, так как вели бой на протяжении целого дня. После того, как визуальный контакт с противником был потерян, на большинстве японских кораблей был дан сигнал отбоя, команды получили возможность отдохнуть. Тем временем крейсера поднимали с воды гидросамолеты, которые целый день висели в воздухе, сообщая ценнейшую информацию. Внезапно, в 20:50, когда «Начи» маневрировал, подходя к очередному гидросамолету, наблюдатель на мостике доложил: «Приближается 3-й дивизион крейсеров». Офицеры схватились за бинокли и определили приближающиеся корабли, как корабли противника. Расстояние составляло 12000 м. Экипажи японских кораблей находились на боевых местах или на палубе, отдыхая после боя. Японские корабли остановились.

Союзники также заметили какие-то корабли и пустили несколько освещающих ракет. К тому времени японцы спешно подняли последние гидросамолеты, после чего поставили дымовую завесу и вышли из боя. В эту фазу боя тяжелые крейсера выпустили 46 снарядов калибра 203 мм, опять безрезультатно.

В 22:30 с палубы “De Ruyter” снова заметили японские корабли. «Противник на горизонте. Дистанция более 20000 м, скорость 22 узла». В это время «Начи» и «Хагуро» действовали самостоятельно. Эсминцы, израсходовавшие все торпеды, ушли сопровождать конвой. Развернувшись через правый борт и взяв курс 180? японцы как на ладони наблюдали союзнические корабли, освещенные взошедшей луной. Дистанция составляла 18000 м, она неуклонно сокращалась. Тяжелые крейсера повернули и увеличили ход, готовясь к торпедной атаке. Когда дистанция сократилась до 8000 м, офицеры-торпедисты выполнили окончательный расчет параметров пуска торпед. В 23:22 на обоих крейсерах прозвучала команда: «Цель — крейсера противника, угол выстрела 60?», спустя несколько секунд:

«Аппараты — товсь!», а затем и «Залп!». После залпа «Хагуро» и «Начи» на короткое время попали в дождевой шквал, но дождь не скрыл от наблюдателей взрывы.

Первым одной из восьми торпед, пущенных «Начи» с дистанции 5000 м был поражен голландский легкий крейсер “Java”. Торпеда взорвалась на корме, недалеко от артиллерийского погреба. Корабль потерял ход. Спустя двадцать минут крейсер скрылся в воде.

Спустя несколько секунд торпеда, пущенная «Хагуро» с дистанции 7000 м, поразила “De Ruyter”. Этот голландский крейсер также получил попадание в корму, в район топливного бака. Горящее топливо залило ют. Несмотря на все попытки, корабль оказался обречен. Спустя три часа он также затонул, унеся с собой большую часть своего экипажа.

Проведя атаку, японские крейсера отвернули на север, а затем снова вернулись к месту сражения, стараясь найти два оставшихся крейсера. Но американский "Houston” и австралийский “Perth” повернули направо и на полном ходу ушли к Батавии. Японцы хотели добить горящий “De Ruyter”, но контр-адмирал Такаги приказал беречь боеприпасы. К тому времени на борту обоих кораблей оставалось только 433 выстрела калибра 203 мм и двенадцать торпед, а в перспективе ожидалась встреча с двумя крейсерами противника.

Получив известие о появлении союзнических кораблей в районе Явы, в Макассар полным ходом направились «Миоко» и «Асигара».

Тем временем, на “Exeter", укрывшемся в порту Сурабая, спешно пытались восстановить поврежденные взрывом котлы. Вечером 28 февраля 1942 года крейсер в сопровождении английского эсминца “Encounter” и американского эсминца “Pope” направился в сторону пролива Сунда и дальше к Цейлону. Корабли снялись с якоря в 19:00. Но уже в 04:00 1 марта на расстоянии 10 миль были замечены два неопознанных силуэта. Союзники немедленно изменили курс и потеряли силуэты из виду. После восхода, в 07:50 с верхнего наблюдательного пункта на “Exeter” заметили мачты двух кораблей, которые вскоре пропали за горизонтом. Снова союзники изменили курс. Капитан крейсера капитан 1 — го ранга Гордон не знал, что с палуб японских крейсеров в воздух поднялись гидросамолеты, которые не оставят англичанам никаких шансов уйти. Спустя полтора часа над горизонтом снова появились мачты, а вскоре и сами крейсера «Хагуро» и «Начи» в сопровождении двух эсминцев. Спустя несколько минут с севера показались «Миоко» и «Асигара». “Exeter” не мог развить более 25 узлов, тогда как японцы развивали скорость 30–32 узла. Первым в 10:20 с дистанции 23000 м огонь открыл английский крейсер. Спустя несколько секунд ему ответили «Миоко» и «Асигара». По мере сокращения дистанции до 18000 м прицельность огня японцев росла. В 11:00 место сражения накрыли дождевые шквалы, которые дали надежду союзникам на возможность оторваться и выйти из боя. Через десять минут англичане пустили три торпеды в егорону «Миоко» и «Асигара». Спустя еще четыре минуты шесть торпед в том же направлении выпустил американский эсминец. Дистанция стрельбы была слишком большой, поэтому все торпеды прошли мимо. В 11:15 в бой на дистанции 18000- 16000 м вступили «Начи» и «Хагуро». Спустя пять минут 203-мм снаряд поразил “Exeter". Снаряд попал в котельную «А» и взорвался. Тут же пропало напряжение в бортовой электросети, а скорость корабля упала до 4 узлов. Это был смертный приговор для крейсера. По приказу контр-адмирала Гордона экипаж начал покидать обреченный корабль. При этом было решено открыть кингстоны и раздраить переборки. Японцы тем временем продолжали обстрел, но больше попаданий не добились. Последний удар нанес эсминец «Инадзума», который пустил одну торпеду. В 11:35 попадание в район котельного отделения получил эсминец “Encounter”. Экипаж покинул корабль, после чего тот был затоплен. На плаву оставался только одинокий “Pope", который в 12:50 пошел ко дну после атаки японских пикирующих бомбардировщиков с авианосца «Рюдзё». Всего за время боя крейсера израсходовали огромное количество боеприпасов. «Миоко» и «Асигара» выпустили 1171 снаряд калибра 203 мм и шестнадцать торпед. «Начи» сделал 170 выстрелов из орудий ГК и выпустил четыре торпеды, а «Хагуро»- 118 203-мм снарядов и четыре торпеды.

Всего в период с 27 февраля по 1 марта «Начи» выстрелил 1015 снарядов 203-мм (из общего боекомплекта в 1100 выстрелов), а «Хагуро» — 892.

После боя «Начи» и «Хагуро» направились в Кендари, куда прибыли через два дня, а «Миоко» и «Асигара» ушли в Макассар, прибыв гуда 5 марта. На следующий день туда подоспели «Начи» и «Хагуро».

«Хагуро», 1937 г. Хорошо видна волнистая линия палубы и все модернизации, выполненные в межвоенный период.

Первая военная модернизация

После капитуляции Явы 9 марта 1942 года большинство тяжелых крейсеров постепенно оттянули на южные базы Японии. Исключение составил «Асигара», который с 10 марта стал флагманом 2-го экспедиционного флота на юге. «Начи» занял аналогичный пост в составе «северных сил». «Миоко» стал флагманом 5-го дивизиона, в составе которого кроме него остался один «Хагуро». Первый стоянку покинул «Начи», который в течение семи дней 17 марта прибыл в Сасебо. 13 марта Макассар оставили два другие крейсера, прибывшие в Сасебо 20 марта. С 21 марта по 4 апреля «Начи» и «Хагуро» стояли в доках, па кораблях также меняли стволы 203-мм пушек, выработавшие свой ресурс, усиливали вентиляторы, гидросамолеты «95 сики» меняли на «0 сики». Дополнительно оба крейсера оснастили установками метания глубинных бомб. Боекомплект составил 6- 12 бомб на установку. Глубинные бомбы хранились вместе с бомбами авиационными. «Начи» во время ремонта был приспособлен к выполнению функции флагмана 5-го дивизиона. Работы на крейсерах завершились 7 апреля («Начи») и 8 апреля («Хагуро»).

Действия «Миоко» и «Хагуро» во время сражения в Коралловом море

Завершив первый этап наступательной операции. Императорский генеральный штаб решил продолжить наступление на юг. Планируя занять Порт-Морсби и Тулаги («МО Секусен»), Япония начала концентрировать войска на острое Трук. 8 апреля «Миоко» и «Хагуро» покинули Сасебо и на следующий день прибыли в Хасирадзиму. В это время американские самолеты, взлетевшие с палубы авианосца "Hornet” (CV- 8), нанесли первый бомбовый удар по территории Японии. Крейсера немедленно были отправлены в море на поиск кораблей противника. Проведя четыре дня в безрезультатных поисках, 22 апреля корабли вернулись в Йокосуку. На следующий день, пополнив запасы топлива, крейсера направились к атоллу Трук с целью войти в состав «Подвижного флота» («Ренго Кантай»), На место корабли прибыли 27 апреля, там их уже ждали авианосцы «Сёкаку» и «Дзуйкаку».

1 мая авианосцы, тяжелые крейсера и шесть эсминцев под командованием вице- адмирала Ткакги, держащего флаг на «Хагуро», покинули базу. В задачу группы входило очистить дорогу от кораблей противника. Десант в Порт-Морсби везли на одиннадцати транспортах с эскадрой эсминцев непосредственного сопровождения. Силы прикрытия действовали в районе движения конвоя. Они состояли из легкого авианосца «Сёхо» и четырех тяжелых крейсеров (типа «Аоба» и «Фурутака»), а также одного эсминца. Задачей отряда прикрытия было обеспечить воздушный зонт над конвоем.

Тем временем союзническая разведка сумела частично сломать код J-25b и в общих чертах узнать планы японцев. Для задержки японцев, союзники собрали все свои имеющиеся силы в Коралловом море. Там находились авианосцы “Lexington” и “Yorktown”, восемь крейсеров (в том числе два австралийских) и двенадцать эсминцев. Вечером 2 мая часть американских кораблей пополнила топливо и направилась в сторону приближающегося противника.

На следующее утро в 8:00 японские солдаты овладели островом Тулаги и начали сооружать там базу гидросамолетов. Следующие четыре дня обе стороны провели в поисках друг друга. Вечером 6 мая оба флота находились в 70 милях друг от друга, ничего не зная о противнике. На следующий день в 8:15 один из американских разведывательных самолетов обнаружил отряд прикрытия. Получив донесение, американцы подняли в воздух пятьдесят два пикирующих бомбардировщиков SBD-3 “Dauntless”, двадцать два торпедоносца TBD-1 “Devastator” и восемнадцать истребителей F4F-3 “Wildcat”. В 11:20 американские самолеты обнаружили авианосец «Сёхо» и провели на него массированную атаку. Несмотря на заградительный огонь зенитной артиллерии и кружащиеся в воздухе истребители А6М3 “Zero” и А5М4 “Claude” авианосец получил семь торпед, шестнадцать 453-кг и три 227-кг бомбы. Спустя шестнадцать минут первый японский авианосец скрылся в водах Кораллового моря.

Чуть раньше, около 6:00 контр-адмирал Хара, командующий авианосцами «Сёкаку» и «Дзуйкаку» направил на разведку свои самолеты. В 7:36 один из разведчиков обнаружил два корабля, которые идентифицировал как авианосец и крейсер сопровождения. В действительности это был пустой танкер “Nesho” и эсминец “Sims”. Японские авианосцы начали готовиться к выпуску ударной группы самолетов. В воздух поднялись 36 пикирующих бомбардировщиков Aichi D3A1 “Val”,21 торпедоносец Nakajima B5N2 “Kate” и 18 истребителей сопровождения “Zero”. В 11:00 японские самолеты оказались над целью и потопили эсминец. Танкер получил серьезные повреждения и затонул через несколько дней.

«Асигара» после второй модернизации в водах Токийского залива, 14 июня 1940 года.

«Начи», 1942 г. Хорошо виден буль и 127-мм зенитные пушки.

Пока самолеты шли к цели, другой разведчик, поднятый крейсером «Фурутака», в 8:20 обнаружил американские авианосцы. Спустя несколько минут донесение пилота подтвердил другой летчик — с крейсера «Кинугаса». Ударную группу повернуть уже не представлялось возможным, поэтому пришлось дожидаться их возвращения и дозаправки. Во второй вылет самолеты поднялись с палубы «Дзуйкаку» и «Сёкаку» в 16:30. В состав ударного отряда входили 12 пикирующих бомбардировщиков и 15 торпедоносцев. В 17:50 радар, установленный на борту авианосца “Lexington”, засек воздушную цель, Немедленно в воздух поднялось восемнадцать истребителей F4F-3, которые усилили двенадцать дежурных истребителей, уже круживших над авианосцами. Американцам удалось сбить один пикировщик и восемь торпедоносцев ценой потерн одного истребителя.

На следующий день — 8 мая — разведчики с обеих сторон почти одновременно обнаружили противника. Первые американские самолеты начали взлетать с палубы “Yorktown" в 9:15. Уже черед двадцать минут в сторону японской эскадры вылетели 39 пикировщиков, 21 торпедоносец и 15 истребителей. Спустя примерно час полета американским летчикам открылись японские корабли. Воздух патрулировали десять А6МЗ, которые немедленно перешли в атаку, стараясь рассеять противника. Авианосцы попытались уйти в приближающийся погодный фронт, но это удалось только «Дзуйкаку». Несмотря на плотный заградительный огонь, американцам удалось поразить «Сёкаку» четырьмя 453-кг бомбами.

Но до этого с палуб японских авианосцев успели подняться восемнадцать торпедоносцев, тридцать три пикирующих бомбардировщика и восемнадцать истребителей. В 11:09 японские летчики обнаружили американские корабли и начали атаку. “Lexington” — самый крупный и наименее поворотливый корабль — получил две торпеды и две 242-кг бомбы. В 12:47 на борту авианосца взорвались пары бензина из пробитого топливного бака. Несмотря на пожар, авианосец продолжал принимать возвращающиеся самолеты. В 14:45 прогремел новый взрыв, который и решил судьбу корабля. В 20:00 закончилась эвакуация экипажа, и эсминец “Phelps” добил авианосец четырьмя торпедами. Вместе с «Лексом» на дно ушли тела 220 погибших членов экипажа. Меньший и более маневренный “Yorktown” отделался одним попаданием 242-кг бомбы. Вечером по приказу адмирала Нимица авианосец ушел в Перл-Харбор. Всего во время боя американцы потеряли 78 самолетов. Потери японцев составили 69 машин.

До 10 мая японские самолеты-разведчики продолжали поиски американцев, но, не обнаружив ничего, вернулись на Трук, куда прибыли 16 мая. На следующий день, пополнив запасы топлива, «Миоко» и «Хагуро» отправились в Куре, куда прибыли 22 мая.

Действии «Асигару» на юге

Прибыв 5 марта в Макассар, крейсер оставался там на якоре до 26 марта. В тот день он получил задание участвовать в «операции X» («X секусен») — занятие острова Рождества, лежащего к югу от Явы. Выполнив задание, крейсер вернулся в порт 6 апреля. Спустя четыре дня «Асигара» был оперативно подчинен флоту юго-восточного района (нансей хомен кантай). Но порт корабль покинул лишь 23 апреля и спустя четыре дня прибыл в Сурабаю. Там он простоял до 25 мая, когда поступил приказ возвращаться в Сасебо. На место назначения «Асигару» прибыл 2 июня. 10–20 июня крейсер стоял в доке, проходя первую военную модернизацию. 25 июня крейсер снова направился в Макассар, куда прибыл 1 июля. Там корабль простоял неделю, а 8 июля прибыл в Сурабаю, где снова стал флагманом «2-го южного экспедиционного флота». В Сурабае он простоял на якоре до 11 августа 1942 года.

«Миоко» 31 марта 1941 года. Морские испытания в районе острова Укурю после модернизации. На вершине башен ГК 2 и 4 установлены антенны, а на вершине рубки — новый прибор управления артиллерийским огнем.

Голландский легкий крейсер “De Ruyter'', бывший Флагманом союзнических сил в Индонезии.

Действии «Начи» на севере

Закончив испытания после модернизации, 7 апреля «Начи» вышел в направлении залива Аккаси, куда прибыл 11 апреля. Прибыв на место, крейсер стал флагманом 5-го флота, которым командовал вице-адмирал Хосогоя Босиро. 15 апреля крейсер вышел в сторону Мурорана, достигнув цели на следующий день. После налета 18 апреля 1942 года американских самолетов В-25 “Mitchell" на Токио, Нагою, Кобе и Осаку крейсер вышел в море на перехват американских кораблей. Не обнаружив противника, 25 апреля крейсер вернулся в Йокосуку. Через четыре дня он снова вышел в сторону залива Аккаси, куда прибыл 3 мая. 6-12 мая «Начи» патрулировал на запад от Курил. 10 мая вместе с легким крейсером «Тама» крейсер отбуксировал в порт танкер «Сирия» (14050 т), получивший повреждения руля. Затем крейсер прошел через залив Аккаси и 15 мая зашел в Оминато.

Еще в Коралловом море шел бой, когда императорский генштаб под влиянием адмирала Ямамото отдал приказ занять Алеуты и Мидуэй. 25 мая на борт линкора «Ямато» прибыл вице-адмирал Такаги, который представил собравшимся офицерам Объединенного флота результаты прошедшей недавно битвы у берегов Австралии. Было решено нанести отвлекающий удар на севере с целью заставить американцев отвести свои корабли с Перл-Харбора. Для высадки десанта на островах Атту и Кыска выделили два авианосца «Рюдзё» и «Дзюнё», три тяжелые крейсера «Такао», «Майя» и «Нами», пять эсминцев «Инадзума», «Икадзуки», «Акебоно», «Уйсё» и «Сазанами». Численность десанта составляла 1750 человек, которых перевозили на палубе баз гидросамолетов «Кинугаса-мару» и «Камикава-мару», а также на бывшем пассажирском лайнере «Хакусам-мару». Непосредственное сопровождение конвоя составили три легкие крейсера «Абукума», «Кисо» и «Тама», семь эсминцев «Вакаба». «Ненохи», «Хацухимо», «Хацухару», «Хибики», «Акацуки» и «Хокадзе», а также вспомогательного крейсера «Асака-мару», минного заградителя «Магане-мару» и трех тральщиков «Кайхо-мару», «Сюнкоцу-мару» и «Хакухо-мару». План предусматривал высадку десанта 3 июня.

20 мая «Такао» и «Майя» вошли в состав 5-го флота, в задачу которого входило занятие нескольких островов Алеутского архипелага («операция AL»). Капитанов кораблей ознакомили с планом операции. В группу сопровождения авианосцев вошли крейсера «Такао» и «Майя», а также эсминцы «Акебоно», «Уйсё» и «Сазанами», а также танкер «Тейё-мару». «Начи» вместе с эсминцами «Инадзума» и «Икадзучи» вошел в группу снабжения, состоявшую из двух танкеров и трех транспортов. 26 мая «Начи» покинул базу Оминато и 2 июня прибыл на Парамушир, где пополнил запасы топлива с борта танкера «Ниссан-мару». На следующий день крейсер снова вышел в море и направился на юг от Алеутов, патрулировал воды, стараясь перехватить возможные корабли американцев.

Главные силы покинули базу 30 мая. Отряд снабжения вышел в море тремя днями позже и занял выжидательную позицию к югу от японских авианосцев. По плану первый налет на острова провели, несмотря на неблагоприятные погодные условия в соответствии с планом — 3 июня. Целью налета стала американская база Датч-Харбор. Для атаки выделили 23 пикирующих бомбардировщика и десять истребителей сопровождения. До базы дошли только одиннадцать бомбардировщиков в сопровождении шести истребителей. В ходе налета японцы уничтожили радиостанцию и подожгли несколько цистерн с горючим. На обратном пути самолеты обнаружили в заливе Макусин пять американских эсминцев. Это известие заставило поднять в воздух второй эшелон самолетов с авианосцев, а также четыре гидросамолета с крейсеров. Но погода окончательно испортилась. Поэтому японцы американских эсминцев не нашли, зато сами были перехвачены истребителями Р-40. В воздушном бою японцы потеряли две машины, еще две получили повреждения, которые смогли лишь дотянуть до авианосца и приводниться рядом. Экипажи обеих машин удалось спасти. Тем временем, разведывательная лодка “Catalina” обнаружила японские авианосцы и успела передать координаты противника, прежде чем была сбита японскими истребителями. На следующий день еще одна американская летающая лодка снова обнаружила авианосцы. По донесению этой лодки с аэродрома Кодиак в воздух поднялись шесть В-17. Только два из них обнаружили японские корабли и провели атаку. Один из четырех потерявшихся бомбардировщиков наткнулся на транспортную группу и попытался сбросить бомбы. Плотный заградительный огонь, поставленный крейсером «Начи», достал американский бомбардировщик. Атака нескольких В-26, вооруженных торпедами, также закончился безрезультатно. В ответ японцы подняли в воздух 11 пикирующих бомбардировщиков и шесть торпедоносцев в сопровождении пятнадцати истребителей. В ходе налета японцам удалось поджечь еще несколько цистерн и повредить транспорт, которому пришлось выброситься на берег. На обратной дороге американские истребители сбили два пикировщика и два истребителя, потеряв два самолета. В 16:00 адмирал Ямамото отозвал японские авианосцы из-под Алеутов и присоединил их к своему флоту, отступающему из-под Мидуэя.

«Хагуро» во время сражения к Яванском море. Перед ним стреляющий залпом «Начи».

Голландский легкий крейсер “Java", потопленный торпедами с крейсера «Начи».

«Начи» вернулся на базу 23 июня. Следующий поход крейсера в арктические воды начался 28 июня. Безрезультатно проплавав в районе Атту, крейсер вернулся в Оминато 7 июля. Пополнив запасы топлива, крейсер вышел в Йокосуку, куда прибыл 14 июля. В тот же день крейсер вошел в состав 21-го дивизиона (легкие крейсера «Тама» и «Кисо») 5-го флота. С 24 по 30 июля крейсер стоял в доке, проходя технический осмотр. 2 августа он покинул базу и через четыре дня прибыл на Парамушир.

Мидуэй

Стремясь окончательно разгромить американский флот на Тихом океане, адмирал Ямамото разработал план атаки острова Мидуэй, лежащего к северо-востоку от Гавайев. Дополнительным стимулом к захвату острова стал упомянутый выше налет бомбардировщиков В-25 на Японию. По мнению японского командования американские самолеты вылетели именно с этого острова, поэтому занятие атолла позволяло обезопасить территорию Японии от возможных налетов.

Два корабля 5-го дивизиона — «Миоко» и «Хагуро» — были оперативно приданы силам вторжения на Мидуэй. Кроме них в состав флота входили линейные крейсера «Конго» и «Хией», тяжелые крейсера «Атаго» (флагман вице-адмирала Кондо) и «Чокай», авианосец «Дзуйхо» и легкий крейсер «Юра», а также семь эсминцев из 2-го и 9- го дивизионов: «Мурасаме», «Самидаре», «Харусаме», «Юдачи», «Асагумо», «Минегумо» и «Нацигумо». Корабли покинули Хачирадзиму 29 мая. Группа десантных транспортов вышла из Сайпана 27 мая, имея на борту пять тысяч солдат. 3 июня американские гидросамолеты обнаружили транспорты на расстоянии около 600 миль до цели. Вскоре конвой был атакован девятью В-17. Налет американцев оказался безрезультатным, но вызвал тревогу у адмирала Ямамото. 4 июня Япония потеряла четыре авианосца, после чего операцию решили свернуть. «Миоко» и «Хагуро» направились на север и 23 июня вошли в Оминато («Хагуро») и Сендай («Миоко»). Крейсера не сделали ни одного выстрела в сражении, которое оказалось переломным в ходе войны. Пополнив запасы топлива и взяв зимнюю одежду для экипажа, 28 июня корабли до 7 июля крейсировали к югу от Алеутских островов. Не встретив противника, 12 июля крейсера вернулись в Хачирадзиму.

Одна из немногих фотографий японских крейсеров с высоты птичьего полета. Па снимке «Асигара» в порту Сурабая, середина 1942 года.

Проект переоборудования крейсеров в авианосцы

В течение месяца Япония потеряла пять авианосцев. Это был шок. 20–21 июня 1942 года на борту «Ямато» прошло совещание высших офицеров императорского флота, на котором обсуждались возможности спасти положение. На совещании присутствовали контр-адмирал Судзуки (департамент мобилизации и вооружений), контр-адмирал Ониси Такидзиро (начальник штаба 11 — го воздушного флота), контр-адмирал Эзаки Ивакичи (начальник технического департамента) и контр-адмирал Кусака Рюносоке (начальник штаба вице-адмирала Нагумо), а также многочисленные представители упомянутых департаментов и штабов.

В ходе совещания впервые японские адмиралы согласились с тем, что в войне ключевая роль отводится именно авианосцам, а не кораблям с тяжелой артиллерией. Были предложены шаги по радикальному увеличению числа авианосцев в составе флота. Одновременно определялись меры по усилению устойчивости имеющихся кораблей к атакам с воздуха.

На совещании был разработан новый план строительства авианосцев, который 30 июня 1942 года стал подписан министром флота Симидой Сигетаро и начальником генштаба флота адмиралом Нагано Осами. Программа предусматривала строительство в течение пяти ближайших лет двадцати девяти авианосцев, а также переоборудование в авианосцы нескольких уже имеющихся кораблей и судов.

Среди кораблей, которых планировали переделать в авианосцы, фигурировали и четыре крейсера типа «Миоко». Технический департамент флота в августе 1942 года представил эскизный проект такой переделки. Импровизированный авианосец должен был иметь полетную палубу размером 200x23,5 м и нести до 30 самолетов. Срок переделки определили в 9 месяцев.

Несмотря на подготовленную документацию, крейсера переделывать не стали. Причиной тому стала перегрузка верфей строительством новых и ремонтом имеющихся кораблей.

Действия в районе Соломоновых островов

7 августа 1942 года американская 1 — я дивизия морской пехоты под командованием генерал-майора А. Вандегриффа при поддержке кораблей флота США высадилась на островах Тулаги, Флорида, Гавуту, Танамбого и Гуадалканал, входящих в состав архипелага Соломоновых островов. Японцы оказались захвачены врасплох, но быстро начали контрдействия. 10 августа поступили первые приказы, а на следующий день к Гуадалканалу вышел комбинированный флот в составе 4-го дивизиона («Атаго», флагман 2-го флота, «Такао» и «Майя») и 5-го дивизиона («Миоко», «Xaiypo»). Командовал флотом вице-адмирал Кондо Нобутаке. План «КА Секу сен» предусматривал возврат захваченных американцами островов и уничтожение находящихся в районе архипелага американских кораблей. В тот же день все корабли флота покинули Хачирадзиму и через пять дней прибыли на Трук.

Первый выход к Соломоновым островам флот совершил 9 сентября. Вице-адмирал Кондо вывел свои корабли к северу от островов и стал ждать, когда пехота сумеет отбить у американцев аэродром. 14 сентября американцы обнаружили японские корабли и в тот же день атаковали их силами десяти бомбардировщиков В-17Е из 11-й бомбардировочной группы. Во время налета «Миоко» получил незначительные повреждения от осколков. Спустя два дня корабли пополнили запасы топлива и продолжили ожидание. Но 20 сентября операцию было решено прекратить, и флот вернулся на Трук. «Хагуро» требовалось докование, поэтому пополнив запасы топлива, уже в тот же день крейсер ушел в Сасебо, куда благополучно прибыл через 5 дней. Остальные корабли оставались в районе атолла, ожидая подхода авианосцев 2-го дивизиона. Авианосцы прибыли 9 октября, после чего началась подготовка к ночному налету на аэродром Хендерсон, расположенный на Гуадалканале.

Корабли вышли в море 11 октября и заняли позицию в 200 милях на север от островов. В ночь с 13 на 14 октября несколько кораблей выдвинулись и совершили огневой налет на аэродром. В ночь с 15 на 16 октября в налете участвовали «Миоко» и «Майя». Корабли выпустили 462 и 450 снарядов калибра 203 мм. Закончив налет, корабли вернулись к основным силам. «Миоко», пополнив запасы топлива 18 октября, продолжил участие в операции.

21 октября японский патрульный гидросамолет Каваски Н6К4 "Mavis" обнаружил в районе Новых Гибридов американскую эскадру, основу которой составлял авианосец. Спустя три дня в районе Санта-Круз соединились две группы американских кораблей. Всего американцы располагали авианосцами “Hornet” и “Enterprise”, линкором, шестью крейсерами и 12 эсминцами. 26 октября японские самолеты снова обнаружили американские авианосцы. С палуб «Сёкаку», «Дзуйкаку» и «Дзуйхо» поднялся первый эшелон самолетов. В ходе налета тяжелые повреждения получил “Hornet”, который добили уже на следующий день торпедами японские эсминцы. В свою очередь, американцы тяжело повредили авианосцы «Сёкаку» и «Дзуйхо», а также тяжелый крейсер «Чикума».

В Тобрук флот вернулся 30 окгября. 4 ноября «Миоко» отправился в Сасебо для докования, куда он и прибыл через шесть дней.

«Миоко» в конце 1942 года идет через шторм.

Ремонт в Сасебо «Хагуро» и «Миоко»

Первым в базу Сасебо 5 октября прибыл «Хагуро». На следующий день крейсер встал в плавающий док № 5. 13 октября корабль отбуксировали к берегу, где продолжили ремонт. При этом на корабль установили новый подъемный кран, вроде того, что уже стоял на «Миоко». Ремонтные работы завершились 27 октября.

10 ноября на базу прибыл «Миоко», который также встал в док. Осмотр подводной части корпуса продолжался две недели, после чего корабль отбуксировали к стенке для ремонта. 27 ноября завершили ремонт и на «Миоко».

Тем временем у 5-го дивизиона крейсеров сменился командир. 10 ноября вместо контр-адмирала Такаги Такео встал контр- адмирал Омори Сентаро.

Дальнейшие действия в районе Соломоновых островов

27 ноября оба крейсера покинули Сасебо и взяли курс на Йокосуку, куда прибыли через два дня. На базе на палубу крейсеров погрузился десантный отряд особого назначения № 6 из Куре. 30 ноября крейсера направились в Рабаул с однодневной стоянкой в Труке (5 декабря). Высадив десант, корабли 5-го дивизиона вернулись 10 декабря на Трук.

Чтобы обеспечить прикрытие эсминцам, эвакуирующих войска с Гуадалканала в рамках операции КЕ 4-й дивизион («Атаго» и «Такао») вместе с 5-м дивизионом («Миоко» и «Хагуро») крейсировали к северу от островов Соломона. Не обнаружив противодействия со стороны противника, крейсера вернулись на Трук.

Действии «Начи» на севере

12 августа 1942 г. «Начи» покинул Парамушир и направился в Оминато, куда прибыл через четыре дня. Спустя две недели корабль повернул назад и вернулся на базу 2 сентября. На следующий день крейсер вышел в патруль в район Алеут и в Оминато прибыл 18 сентября. 30 сентября он участвовал в сопровождении конвоя, доставлявшего снабжение на остров Кыска. Противника в районе не обнаружилось, и 2 октября крейсер благополучно вернулся на базу в Оминато. Там он оставался до 22 октября, когда получил приказ участвовать в реоккупации Атту. 26 октября крейсер находился на Парамушире, оттуда вышел в залив Катаока (1 ноября), прошел через Симусю (2 ноября) и вернулся в Оминато 6 ноября. 18 ноября крейсер вышел на новое патрулирование в район Алеутов, а на базу вернулся только 1 декабря. Оставался там до 13 января 1943 года, проводя подготовку экипажа. До 29 декабря крейсер обеспечивал прикрытие для очередных конвоев, шедших на Кыску. 29 января поступил приказ отправиться в Йокосуку и прибыть туда 1 февраля. Проведя в Йокосуке два дня, крейсер направился в Сасебо, куда прибыл через два дня.

6 февраля крейсер вошел в плавучий док и прошел осмотр подводной части корпуса, завершившийся 25 февраля. На корабле установили дополнительные заслоны от вет: ра, особенно сильного в северных широтах. 27 февраля работы завершились, и 4 марта «Начи» прибыл на Парамушир.

Действия «Асигары»

11 августа «Асигара» покинул Сурабаю и направился в Макассар, куда прибыл на следующий день. Простояв там до 21 августа, крейсер через Сингапур вернулся в Сурабаю. 15 сентября крейсер стал флагманом 2-й дисантной экспедиции. На место вице- адмирала Такаси Ибо прибыл вице-адмирал Такасу Сиро.

31 сентября на борт крейсера погрузилась 2-я пехотная дивизия, перепавляемая с Явы на остров Шотландия и острова Соломона. Во время рейса посетил Даво (3–4 окрября), Рабаул (8 октября), Шотландские острова (9 октября) и Палау (14 октября. Возвращение в Сурабаю прошло 20 октября. На базе крейсер оставался до 23 декабря, а затем его перевели в Сингапур, куда корабль прибыл через два дня. В тот же день «Асигара» встал в плавучий док (“King George VI”) в базе Селетар. 2 января 1943 года корабль покинул док, пополнил запасы топлива и направился в Сурабаю, куда прибыл 5 января. Там крейсер оставался до 1 апреля, когда ушел в Сасебо для ремонта. 9 апреля крейсер достиг базы.

Битва в районе Командорских островов

Прибыв в арктические воды, «Начи» присоединился к тяжелому крейсеру «Майя» и легким крейсерам «Тама» и «Абукума». Первой задачей отряда, усиленного шестью эсминцами, стало сопровождение 7 марта конвоя, состоявшего из двух транспортов «Асака-мару» и «Сакито-мару», шедших на Атту. На Парамушир корабли вернулись 13 марта.

23 марта тяжелые крейсера «Начи» (флагман вице-адмирала Хосогая), «Майя», легкие крейсера «Тама» и «Абукума», а также пять эсминцев вышли сопровождать конвой из трех транспортов: «Асака-мару», «Санко-мару» и «Сакито-мару», везших снабжение для гарнизона Атту.

27 марта эскорт конвоя наткнулся на американскую тактическую группу TF 16.6, состоявшую из тяжелого крейсера “Salt Lake City” (СА-25), легкого крейсера “Richmond” (CL-9, флагман вице-адмирала Макморрисона) и четырех эсминцев. В 8:40 японские корабли открыли огонь по американскому флагману. Спустя две минуты “Salt Lake City” открыл ответный огонь и уже первым залпом добился попадания в носовую рубку «Начи». Взрыв 127-мм снаряда оборвал жизни восемнадцати морякам, еще двадцать один человек получил ранения. Осколки посекли электропроводку, что привело к заклиниванию орудийных стволов в верхнем положении на протяжении следующих тридцати минут. Второй 127-мм снаряд поразил одну из опор мачты, а третий попал на летную палубу, повредив катапульту и два гидросамолета. Осколки третьего снаряда попали в отсек торпедного аппарата, убив гам двух человек и ранив еще пять. Все три попадания пришлись на правый борт крейсера.

Американцы активно маневрировали, пытаясь оторваться, тогда как японцы цепко сели противнику на хвост. В 10:48 четвертый 127-мм снаряд попал в правый борт башни ГК № 1. Башню заклинило, погиб один человек, получили ранения еще четырнадцать. В 11:03 203-мм снаряд, пущенный с носовых башен «Майя» попал в американский тяжелый крейсер на уровне ватерлинии. В результате корабль на время потерял мощность. Четыре минуты спустя японские крейсера, сблизившись до 18000 м, пустили торпедный залп, который не достиг цели. Японцы продолжали сокращать дистанцию, ведя непрерывный огонь. Видя, что ситуация становится критической, капитан 1-го ранга Роджерс в 11:54 приказал провести торпедную атаку по японским тяжелым крейсерам. Шедший первым эсминец “Bailey” (DD-492) получил попадание 203- мм снарядом, пущенным с «Начи». Снаряд разорвался на камбузе, убив троих. Второй снаряд разорвался на воде у носового якорного клюза, а третий попал в носовое котельное отделение, прервав поступление пара к турбинам. В течение четырех минут аварийная команда сумела исправить повреждения, и эсминец снова получил ход. В этот момент в эсминец попал четвертый снаряд, который рикошетировал о маску носового орудия. Тем временем «Начи» получил шестое попадание 127-мм снаряда, попавшего в сигнальную платформу по правому борту. Разрыв снаряда причинил лишь поверхностные повреждения. Второй в строю эсминец “Monagham” (DD-354) остался невредим. Американцы все же провели торпедную атаку, но японцы отвернули, дав последние залпы сражения. Причиной тому стала нехватка топлива, боеприпасов, а также опасение налета американской авиации. Во время боя «Начи» выпустил 707 снарядов калибра 203 мм и 16 торпед. Ни один из конвоируемых транспортов не дошел до острова.

Конвой вернулся на Парамушир 28 марта. Исправив повреждения и пополнив запасы, 31 марта «Начи» вышел в Йокосуку для полного ремонта. 3 апреля крейсер прибыл на верфь Йокосука Кайгун Косё.

«Асигара» в доке “King George VI”, захваченном в Сингапуре, 31 декабря 1942 года. Хорошо видны контуры антимагнитной системы вдоль корпуса.

Действия «Миоко» и «Хагуро» после завершения боев в районе Соломоновых островов

Вернувшись на Трук, корабли оставались там в оперативной готовности. Лишь 8 мая их направили сопровождать линкор «Ямато» в Йокосуку. На место отряд прибыл 13 мая, но за два дня до этого американцы высадились на Атту, поэтому крейсера спешно включили в состав северного флота. Пополнив запасы топлива и провианта, 15 мая крейсера направились к Парамуширу, куда прибыли 19 мая. Там они пробыли до 11 июня, когда их отозвали в Сасебо для ремонта. Проделав рейс Парамушир- Сасебо за четыре дня, крейсеры встали на якорь и приступили к ремонту.

Первая военная модернизация

Закончив кампанию в районе Соломоновых островов, Адмиралтейство пришло к выводу, что имеющееся на кораблях зенитное вооружение абсолютно недостаточно для адекватного отражения угрозы с воздуха.

Первым довооружению подвергся «Начи», который с 3 апреля пребывал на верфи Йокосука Кайгун Косё. Во время ремонта повреждений, полученных в ходе боя, с корабля сняли два 13,2-мм пулемета, а на их место установили две 25-мм пушки. Посты управления зенитным огнем подверглись модернизации. Еще две спаренные пушки установили в средней части корабля. Кроме того, крейсер оснастили радаром раннего оповещения «21 годентан». Ремонт и модернизация завершились 11 мая 1943 года.

Следующим на верфь Сасебо Кайгун Коею 9 апреля прибыл «Асигара». 12–13 апреля корабль прошел докование, а на его борту провели то же довооружение и модернизацию (исключая установку радара), что и на «Начи». Ремонт завершился 9 мая.

Последними 18 июня в Сасебо пришли «Миоко» и «Хагуро». «Миоко» прошел докование в 1-13 июля, а «Хагуро»- 1- 14 июля. Работы на борту крейсеров завершили 18 июля.

Дальнейшие действия «Начи» в арктических водах

11 мая американские войска начали высадку на Атту. В тот же день из Йокосуки вышел «Начи» и взял курс на север. Через четыре дня крейсер прибыл на Парамушир, где оставался в готовности до 10 июля. В этот день тяжелые крейсера «Начи» и «Майя» (флагман вице-адмирала Сиро Кавасе) начали обеспечивать дальнее прикрытие плана КЕ — эвакуации гарнизона с острова Кыска. Из-за разыгравшегося шторма операцию пришлось прервать, и оба крейсера вернулись на базу 15 июля. 5 августа северный флот был расформирован, а на его месте сформировали флот северо-западного района, в состав которого вошел «Начи», а также легкие крейсера «Тама» и «Кисо». Действия флота с воздуха поддерживали самолеты 21-го воздушного флота.

Действия «Асигара» в Индонезии

Завершив ремонт, крейсер 10 мая покинул Сасебо и взял курс на Сурабаю. По ходу 17–18 мая корабль посетил остров Таракан. На место корабль пришел 20 мая и оставался в Сурабае до 22 октября. 20 сентября корабль перешел в прямое подчинение командования юго-западного района, став при этом флагманом 16-го дивизиона, состоявшего из легких крейсеров «Оои», «Китаками», «Кину» и «Кума». 23 октября «Асигара» зашел в Сингапур, где в тот же день встал в плавающий док и прошел очистку корпуса. 1 ноября корабль снова был в строю. Опираясь на базу Селетар, крейсер проводил учебные рейсы в районе Лингга- Роудс, прерванные 3–9 января 1944 года рейсом в Меругу. 25 февраля крейсер перевели в состав 21 — о дивизиона 5-го флота (северо-восточный район). Спустя два дня корабль вышел из Сингапура в Сасебо, куда прибыл 3 марта 1944 года.

Битва в заливе Императрицы Августы

Закончив ремонт, «Миоко» и «Хагуро» 19 июля вышли из Сасебо в Хисирадзиму, куда прибыли на следующий день. Там оба корабля оставались до 30 июля, затем направились в Нагахаму, взять на борт войска, предназначенные для усиления гарнизона Рабаула. На следующий день крейсера вышли в море. 5–6 августа находились в Труке, а 9 августа прибыли в порт назначения. На следующий день корабли вернулись к атоллу Трук. На базе крейсера оставались в готовности в течение недели, а затем покинули остров в составе отряда: авианосцы «Сёкаку» и «Дзуйкаку», тяжелые крейсера «Такао», «Атаго» (4-й дивизион), «Могами» (7- й дивизион), «Тоне» и «Чикума» (8-й дивизион), а также эсминцы сопровождения. Целью японской флотилии был атолл Эйнветок. На место корабли прибыли 20 августа и оставались там до 23 сентября. Затем в ходе двухдневного перехода корабли вернулись на Трук.

Активность американцев к северу от Соломоновых островов росла. Императорский генеральный штаб решил усилить 8-й флот вице-адмирала Самедзима Томосиге. В соответствии с этим решением 9 октября «Миоко» и «Хагуро» вышли из состава флота юго-восточного региона. Спустя два дня крейсера покинули Трук и 13 октября прибыли в Рабаул. Там крейсера простояли до 30 октября. В этот день командование отрядом принял контр-адмирал Омори Сентаро. Сопровождали тяжелые крейсера крейсера легкие — «Сендай» и «Агано», а также шесть эсминцев. Вся эта эскадра сопровождала несколько пустых транспортов. Утром 1 ноября корабли начали готовиться к борьбе с американцами, поспешившими взять Бугенвиль. Из Рабаула корабли вышли в 15:20 и с походной скоростью 18 узлов выдвинулись в сторону плацдарма, занятого проитвником. 1 ноября в 19:45 в районе полуострова Молькте японские корабли заметил самолет В-24, патрулировавший район. Еще один В-24 прошел над кораблями в 23:33. Одна из 227-кг бомб упала в на среднюю часть корпуса. Скорость хода упала до 26 узлов, а носовую рубку посекли осколки. Спустя четверть часа с палубы поврежденного крейсера взлетел гидросамолет, который обнаружил один крейсер и три эсминца противника в 50 милях по азимуту 3300 от полуострова Матупин.

В 2:27 радар на борту крейсера “Montpellier” (CL-57) зафиксировал появление наводных целей на удалении 32900 м. С течением времени себя обнаруживали все новые корабли, шедшие с северо-запада. В 2:49 первыми открыли огонь американцы. Огнем 152-мм пушек управляли с помощью радара, стоявшего на борту легкого крейсера «Сендай». В течение нескольких минут им удалось добиться нескольких попаданий. Строя японских кораблей сломался. В 3:24 оба тяжелых крейсера попали под концентрированный огонь американских легких крейсеров. В теченид двадцати минут «Хагуро» получил десять попаданий снарядами 152 и 127 мм, из которых семь не взорвались. Повреждения ограничились заклиниванием левой полубашней зенитных 127- мм пушек № 2 по левому борту. Два попадания пришлись в район катапульты, в отсек с авиационным топливом и в штурманскую рубку. Экипаж потерял одного человека убитым и пять раненными. «Миоко» не получил попаданий, но задел носом эсминец «Хацукадзе», который затем прошел вдоль борта, повредив главную палубу и сорвав два ТА. В это же время три тяжелые 203-мм снаряда поразили американский легкий крейсер “Denver” (CL-58), но все три не разорвались, поэтому повреждения оказались минимальными.

Не имея полного представления о ситуации, контр-адмирал Омори решил выйти из боя и вернуться в Рабаул. Главная задача — уничтожить американские транспорты осталась невыполненной, несмотря на колоссальный расход боеприпасов. Потрепанные корабли вернулись в порт утром 2 ноября. На обратном пути японские зенитчики успешно отразили налет американских бомбардировщиков 3-й бомбардировочной группы. Пополнив запасы топлива, 4 ноября «Миоко» и «Хагуро» вышли в направлении атолла Трук, куда прибыли через три дня. На обратном пути «Хагуро» заменил тяжелый крейсер «Чокай», буксировавший танкер «Ниссё», поврежденный американскими самолетами 4 ноября в 130 милях к западу от Кавиенга. 12 ноября, пополнив запасы топлива, провианта и боеприпасов, крейсеры покинули Трук и направились в Сасебо, куда прибыли спустя пять дней.

Действия «Начи» в составе флота северо-восточного района С 13 августа крейсер стоял на базе Оминато. В последние дни августа — начале сентября на крейсере испытывали новый радар раннего оповещения и управления огнем «21 го дентан кай 3». В ходе одного из пробных рейсов на маршруте Оминато-Парамушир крейсер получил попадание торпедой, выпущенной американской подводной лодкой “Halibut” (SS-232). Торпеда не взорвалась, поэтому повреждения оказались минимальны. В тот же день крейсер достиг своей цели. На базе он оставался до 24 октября, а 25 вышел в залив Аккаси, где оставался с 27 октября по 1 ноября. В Оминато корабль вернулся, имея на борту груз в 600 т провианта. 20 ноября крейсер направили в Сасебо, куда он прибыл через два дня.

Вторая военная модернизация

17 ноября в Сасебо начался ремонт «Миоко» и «Хагуро». Первый из них прошел докование с 18 ноября по 13 декабря, а второй — с 19 ноября по 12 декабря. На корме кораблей установили восемь одиночных 25-мм пушек. Улучшили непотопляемость кораблей, заварив все люки на уровне нижней палубы и часть люков на уровне средней палубы. Работы завершились 16 декабря.

22 ноября в Сасебо прибыл «Начи». С 9 декабря по 15 января 1944 года он проходил докование. Параллельно с корабля сняли экспериментальный радар. На его место поставили радар «22 го» с антенной «А6». Также повысили непотопляемость корабля и усилили его зенитное вооружение. 21 января ремонт завершился, а уже на следующий день крейсер вышел в сторону Хасирадзимы.

Последним модернизацию прошел «Асигара». Он прибыл в Сасебо 3 марта, 7- 22 марта находился в доке. На корабле установили радар «22 го» с антенной «А6». Дополнительно с целью испытания на крейсер поставили радар «21 го кай 4». Опять же увеличили непотопляемость корабля и усилили его зенитное вооружение. 29 марта работы завершились и крейсер ушел в Куре.

Во время ремонта все корабли оснастили гидролокатором «93 сики 2 го». Микрофоны гидролокатора стояли в носовой части.

Не слишком качественное фото крейсера «Начи», сделанное 10 июля 1943 года во время эвакуации гарнизона острова Кыска.

Марианские острова

Тем временем сменился командир 5-го дивизиона. На место контр-адмирала Омори прибыл контр-адмирал Хасимото Синторо. Сменились и капитаны кораблей. В Куре крейсера прибыли 21 декабря. Спустя два дня они вышли к Труку, куда прибыли 29 декабря. 2 января 1944 года крейсеры отправились в Кавиенг, неся на борту необходимые грузы. На базу корабли вернулись 5 января. Здесь корабли оставались до 10 февраля. В тот день вместе с «Чокай» и «Атаго» крейсера совершил трехдневный рейс в направлении Палау. Это спасло корабли от налета, которому подвергся Трук 12 февраля. Прибыв на место, корабли оставались в полной готовности до 8 марта. 9 марта 5-й дивизион крейсеров отправился сопровождать танкеры «Иро» и «Осе» к Баликпапану (12–13 марта), а затем на остров Таракан (14–20 марта). На палау крейсера вернулись 22 марта.

Чуть раньше — 1 марта — крейсера оперативно включили в состав 1-го мобильного флота. 29 марта крейсера покинули прежнюю стоянку, над которой постоянно кружили американские разведчики. 1 апреля корабли прибыли в Даво, а через неделю направились в Лингга-Роудс, куда прибыли 9 апреля. Чтобы быть ближе к ТВД, 12 марта крейсера «Миоко» и «Хагуро» перешли на остров Тави-Тави, входящий в состав архипелага Суду.

30 мая 5-й дивизион покинул базу в роли эскорта конвоя со снабжением для войк, ведущих бой на остров Бьяк. 1 июня крейсера вошли в залив Даво, а на следующий день взяли курс на остров. 3 июня, завершив операцию, корабли через два дня вернулись в залив Даво. Второе задание пришлось на 7 июня, спустя четыре дня крейсера прибыли в Батдан-Хамальхера. 15 июня началась операция «КОН» и «А-го», имевшая целью уничтожить американские корабли в районе Марианских островов. Вместе с суперлинкорами «Ямато» и «Мусаси» вышли «Миоко» и «Хагуро», а также четыре эсминца сопровождения. Разные отряды объединились 16 июня. Пополнив топливо, крейсера двинулись на исходные позиции.

Утром 11 июня американские самолеты провели первый налет на Сайпан и находящийся рядом Тиниан. Для японского командования становилось ясным, что следующий удар обрушится на Марианские острова. На следующий день адмирал Озава собрал штабное совещание, куда пригласил всех капитанов и сообщил им ситуацию. Было решено выйти в море 13 июня. Это было начало операции «A-Го», которая должна была увенчаться генеральным сражением. Покинув стоянку на Тави-Тави, флот лег на северо-запад через море Суду и Визаян в направлении пролива Сан-Бернардино. 15 июня часть японских кораблей пополнила запасы топлива в проливе Гимарас. В тот же день в 18:55 впервые японцев атаковала американская подводная лодка (SS-229, командир капитан 3-го ранга Р.Д. Риссер).

19 июня в 21:00 вице-адмирал Озава выделил из состава своего флота авангард. В него вошли 3-й дивизион авианосцев, 1-й (без «Нагато) и 3-й дивизионы линкоров, 4- й, 5-й и 7-й (без «Могами») дивизионы крейсеров, а также два дивизиона эсминцев. Возглавил отряд вице-адмирал Курита. Задачей отряда было разбить огнем орудий первый эшелон противника, если американцы попытаются атаковать авианосцы. На следующий день японские разведывательные самолеты быстро обнаружили американские корабли. После подтверждения первого донесения в воздух поднялся первый эшелон самолетов, состоявший из 61 истребителя А6М3 и восьми торпедоносцев B6N1 “Jill”. В 10:36 японские самолеты попытались прорваться к американским кораблям, но были перехвачены истребителями F6F-4 “Hellcat”, которые сбили сорок два японца. Второй эшелон атаки состоял из сорока восьми «Зеро», пятидесяти трех пикировщиков D3Y3 “Judy” и двадцати семи торпедоносцев. Возможно, этой группе удалось бы прорваться к американцам, но как назло они попали под заградительный огонь артиллеристов вице-адмирала Куриты. В результате дружественным огнем было сбито два самолета, еще восемь получили повреждения. В 11:15 самолеты были перехвачены американцами, которые сбили 97 японцев. Третий эшелон состоял из сорока истребителей М6А3 и семи торпедоносцев B6N1. Этот отряд потерял только семь машин. Четвертый эшелон вылетел в 11:30, он состоял из сорока истребителей, 36 пикирующих бомбардировщиков и 6 торпедоносцев. Эта группа потеряла 73 самолета. Утром того же дня флагман вице-адмирала Озавы авианосец «Тайхо» попался на пути американской субмарины "Albacore” (SS-218). Американский капитан Бланчард не растерялся и в 8:55 дал залп из шести торпед с дистанции 4700 м. В цель попала одна торпеда, которая поразила авианосец в районе носового подъемника. Поначалу серьезных повреждений не возникло, но пары бензина, выливающегося из разбитых баков, распространились по всему кораблю. В 15:30 прозвучал взрыв. Авианосец вышел из строя и начал погружаться. Когда стало ясно, что корабль обречен, к его борту подошел «Хагуро», на который перенесли портрет императора, а также перешел весь штаб во главе с вице-адмиралом Озавой. Вскоре после эвакуации экипажа «Тайхо» потряс новый взрыв, и авианосец затонул, погружаясь кормой. Теперь инициативу перехватили американцы. 20 июня в 15:38 разведывательный самолет TBF-1C “Avenger” с авианосца "Enterprise” обнаружил корабли вице-адмирала Озавы. В 16:24 с палуб американских авианосцев поднялись 85 истребителей F6F- 4 “Hellcat", 88 пикирующих бомбардировщиков SB2C “Helldiver” и 54 торпедоносца TBF-1C “Avenger”. На цель американские самолеты вышли к 18:40. Японцы оказались на пределе дальности американских самолетов, поэтому удар пришелся на крайние корабли. Корабли ощетинились заградительным огнем и начали активно маневрировать. Несмотря на все усилия, американцам удалось потопить авианосец «Хиё» и тяжело повредить другой авианосец «Дзуйкаку». Менее тяжелые повреждения получил крейсер «Майя». Кроме того, тяжелые повреждения получили танкеры «Генё-мару» и «Сейё-мару», которые пришлось добить. Американцы потеряли шесть истребителей и четырнадцать бомбардировщиков и торпедоносцев над целями, еще восемьдесят машин не смогли сесть на авианосцы из-за наступившей темноты. Несмотря на потери, вице-адмирал Озава в 19:00 приказал своим кораблям сблизиться с противником на расстояние артиллерийского выстрела. Начальник штаба адмирал Тоёда, узнав о решении Озавы, немедленно приказал поворачивать и уходить в Японию. В 21:00 вице-адмирал Озава согласился с идеей выйти из боя и отступить. Вице-адмирал Курита в 22:05 также приказал отступить. Японские корабли 22 июня прошли мимо Окинавы, а 24 июня встали на якорь в заливе Хачирадзима.

Авианалет на Рабаул 2 ноября 1943 года. На первом плане «Хагуро», дальше транспорт «Хакусан-мару».

Действия «Начи» и «Асигара» на севере

23 января «Начи» прибыл в Хасирадзину и остался стоять на рейде Куре до 7 февраля. Затем его перевели в Оминато.

Простояв недолго в Куре, «Асигара» вышел в Оминато, куда прибыл 2 апреля. Здесь оба корабля составили 21-й дивизион и оставались в состоянии оперативной готовности до 19 июня. В мае с «Асигара» сняли радар «21 го кай 4», который не оправдал возлагаемых на него надежд.

19 июля корабли направили в Йокосуку на ремонт. Пройдя за два дня расстояние до верфи, корабли неделю провели в ремонте, а затем направились в Куре, где встали на якорь 2 августа. На рейде они простояли до 13 октября. Во вторую неделю сентября корабли направили на верфь с целью проведения очередной модернизации.

Третья военная модернизация

После завершения битвы на Марианских островах на уцелевших кораблях стали срочно усиливать зенитное вооружение. Первыми на верфь Куре Кайгун Косё 25 июня прибыли корабли 5-го дивизиона.

На палубе «Миоко» и «Хагуро» установили четыре строенные 25-мм пушки (две в центральной части и две на носу), а также шестнадцать одиночных 25-мм пушек. После завершения работ общее число 25-мм пушек достигло пятидесяти двух (4x3+8x2+24x1). Заменили также радары. Спереди фок-мачты установили антенну радара раннего предупреждения ПВО «13 го». Помещение операторов радара оборудовали в носовой рубке в районе телефонной станции. Дополнительно на корабль установили радар наводного предупреждения «22 го кай 4 М». Операторов этого радара разместили вместо калькулятора сокутеки. Радарные антенны в виде штырей расположили по бокам носовой рубки. Работы на обоих крейсерах завершили 29 июня 1944 г.

Два других крейсера «Асигара» и «Начи» прошли довооружение во вторую неделю сентября. В носовой части кораблей установили две сдвоенных 25-мм пушки, а на остальной палубе разместили двадцать одноствольных 25-мм пушек. В результате зенитное вооружение этих двух крейсеров составило 48 25-мм пушек (10x2+28x1). На крейсерах также поставили радар раннего предупреждения ПВО «13 го». Только у «Начи» помещение операторов радара оборудовали на фок-мачте. Эти два крейсера получили также усовершенствованный радар наводного предупреждения «22 го кай 4 S».

Чтобы уменьшить массу топовых частей на всех четырех крейсерах сняли два прожектора и кормовые торпедные аппараты. Число торпед в боекомплекте сократили с двадцати четырех до 16 (восемь в трубах и восемь в резерве). Высвободившееся в результате место использовали под кубрики для новых членов экипажа, численность которого теперь превысила 1100 человек, а также под орудийные погреба для 25-мм пушек. Боекомплект для зенитных пушек составил 2500 выстрелов на ствол.

Действия «Начи» и «Асигары»

Корабли оставались в Куре в полной готовности. 14 октября 21-й дивизион и дивизион эсминцев под командованием вице- адмирала Сима Киёхиде были направлены на уничтожения остатков американской эскадры, попавшей 10 октября под удар японской авиации с Формозы. Японские летчики повредили два американских крейсера, но доложили о фантастических результатах о потоплении множества линкоров и авианосцев, а также оставленных на воде множестве поврежденных крейсеров. Уже через несколько часов после выхода в море эскадра была атакована американской подводной лодкой “Besugo” (SS-32I). Лодка также передала радиограмму о выходе в море японских кораблей. На перехват японской эскадры тут же выдвинулась лодка “Skate” (SS-305), которая 15 октября в 22:24 пустила в сторону тяжелых крейсеров три электроторпеды. Все они прошли мимо целей. Но через два дня японская эскадра, состоявшая из тяжелых крейсеров «Начи» и «Асигара», легкого крейсера «Абукума» и семи эсминцев «Акебоно», «Усио», «Касуми», «Сирануи», «Вакаба», «Хаухимо» и «Хацухару» была остановлена «до прояснения ситуации». Спустя несколько часов поступил приказ о повороте в Амами-о-Симу, где японские корабли сумели пополнить запас топлива.

«Начи» атакован 5 ноября 1944 года около острова Коррехидор.

Лейте

На следующий день после завершения работ на борту «Миоко» и «Хагуро», крейсера направились в Хсирадзиму, где приняли пехотный десант и грузы. 1 июля в последний раз корабли подняли якоря у родных берегов, которые им так больше не суждено было увидеть. Запасы топлива в Японии подходили к концу, поэтому корабли переводили на другие базы. Через три дня крейсера прибыли в Манилу, высадили здесь часть пассажиров и выгрузили часть груза, а затем через Замбоангу (8 июля) прибыли 12 июля в Сингапур. Здесь 19–28 июля «Хагуро» встал в док, а 31 июля оба крейсера перебазировались в Лингга-Роудс. В сентябре во время учений, отрабатывающих маневр в строю «Миоко» получил радар «22 го кай 4S». приспособленный для управления огнем артиллерии.

Для японских стратегов после завершения кампании на Марианских островах стало очевидно, что следующей целью американцев станут Филиппины. До 26 июля 1944 года был разработан план «Сё-Го», имевший целью провести очередное решающее морское сражение. В рамках плана крейсера 4-го дивизиона («Такао», «Атаго», «Майя» и «Чокай»), а также 5-го дивизиона вошли в состав «первого ударного отряда» (№ 1 бугай).

Утром 17 октября американские десантные корабли подошли к берегам острова Лейте (Филиппины). На следующий день в 11:10 из Лингаа-Роудс в море вышла оперативная группа, начавшая операцию «Сё 1» («Победа 1»), Командующий «Первого ударного отряда» вице-адмирал Курита вел в бой суперлинкоры «Ямато» и «Мусаси», линкоры «Нагато», «Фусо» и «Ямасиро», линейные крейсера «Конго» и «Харуна», тяжелые крейсера «Такао», «Атаго» (флагман), «Майя». «Чокай», «Хагуро». «Миоко», «Кумано», «Судзуя», «Тоне» и «Чикума», крейсер-авианосец «Могами», легкие крейсера «Носиро» и «Яхаги» в сопровождении 19 эсминцев. Через два дня весь отряд прибыл к Бруней. 22 октября ранним утром в порт вошел отряд вице-адмирала Куриты, а в 15:00 отряд вице-адмирала Нисимуры в составе линкоров «Фусо» и «Ямасиро». крейсера-авианосца «Могами» и четырех эсминцев направился в пролив Суригао. Адмирал Курита пошел в направлении пролива Сан-Бернардино.

Тем временем 21-й дивизион («Начи» и «Асигара») вместе с легким крейсером и семью эсминцами получили приказ выйти из Амами-О-Симы и присоединиться ко «Второму ударному отряду» в Маниле. 18 октября в 10:30 подводная лодка “Sterlet” (SS-392) на дистанции 15 миль обнаружила отряд крейсеров и доложила об этом. Получив это известие, на перехват вышли еще четыре подлодки, но только две из них — “Tigger" (SS-237) и “Tang” (SS-306) — смогли найти цель. Первая из них атаковала с дистанции 5 миль, но ее обнаружил и контратаковал самолет, заставивший лодку уйти под воду и прервать атаку. Вторая лодка никак не могла занять подходящую позицию, поскольку корабли шли со скоростью 19 узлов. 20–21 октября отряд провел на Формозе, пополняя запасы топлива. Выйдя из порта, крейсера снова наткнулись на подводные лодки противника: “Shark” (SS-314), “Seadragon” (SS-194) и "Blackfish” (SS-221). Первая из них пошла в атаку на крейсер и «авианосец», выпустив четыре электрические торпеды, которые ушли в никуда. Другие лодки сумели обнаружить цель, но не смогли занять позиции для атаки. Утром 22 октября в 8:00 капитан лодки “Icefish” (SS-367, капитан I — го ранга Петерсен) снова перехватил японские корабли, но опять не смог занять позиции для атаки. После двухчасового преследования, он поднялся на поверхность, чтобы передать донесение. Но бурное море и кружащие в небе японские самолеты заставили его снова уйти под воду, поэтому выйти на связь удалось только вечером. Несмотря на кишащие подводные лодки, эскадра вице- адмирала Симы 23 октября в 8:00 благополучно вошла в залив Колон.

Еще до входа в пролив Палаван отряд вице-адмирала Куриты построился в две колонны. В левой колонне первым шел крейсер «Атаго» (флагман), за ним следовали «Такао», «Чокай», «Нагато», «Кумано», Судзуя» и «Харуна». В правой колонне двигались «Миоко», «Хагуро», «Майя», «Ямато», «Мусаси», «Тоне», «Чикума» и «Конго». С флангов обе колонны прикрывали два легких крейсера и 15 эсминцев. Интервал между колоннами составлял 4000 м, скорость движения 16 узлов. Среди экипажей росла нервозность, наблюдатели то и дело докладывали о появлении американских подводных лодок. Тем временем, на пути у японского флота действительно стояли две подводные лодки: “Darter” (SS-227, капитан 3- го ранга Д.Х. Макклинток) и “Dace” (SS- 247, капитан 3-го ранга Б.Д. Клаггетт). В 01:16 24 октября 1944 года на радаре “Darter” появились импульсы, означавшие наводную цель. Перепроверив результаты визуально, командир передал сообщение во Фремантл, а оттуда его передали в штаб адмирала Холси.

В 6:32 командир “Darter” вышел на огневую позицию и с дистанции 900 м выпустил шесть торпед Мк 14 (300-кг БЧ) в направлении тяжелого крейсера «Агаго». Затем американец нырнул, развернулся под водой и выпустил с дистанции 1400 м четыре торпеды из кормовых аппаратов по шедшему следом тяжелому крейсеру «Такао». Из первых шести торпед в цель попали четыре. Это решило судьбу корабля. Когда крен достиг 54 гр, было решено снять с корабля экипаж. Эсминцы «Кисинами» и «Асасимо» приняли на борт около 700 человек, вместе с вице-адмиралом Куритой и частью его штаба. В 6:53 крейсер перевернулся и затонул носом вниз. Вместе с кораблем на дно ушло 360 членов экипажа, в том числе капитан корабля капитан 1-го ранга Цуто Араки.

Из четырех торпед, пущенных в «Такао», в цель попали только две. Первая из них угодила в район шпангоута № 180, что привело к затоплению котельных отделений №№ 4, 6 и 8. Вторая попала в район шпангоута № 335, повредив руль и оба винта правого борта. Крейсер остановился с креном 10 гр, но благодаря решительным действиям аварийных команд, и проведенному вовремя затоплению дифференциальных цистерн на противоположном борту, корабль удержался на плаву. Пожар, вызванный разлившемся из баков топливом, удалось потушить. Корабль в сопровождении эсминцев «Наганами и Акисимо» ночью ушел в Бруней. Двигаясь неполным ходом, крейсер прибыл туда 25 октября, прошел первоочередной ремонт, и 8 ноября направился в Сингапур для полного ремонта. На базу Селетар он прибыл через четыре дня.

В 5:54 атаковала лодка “Dace”. Четыре из шести пущенных торпед попали в левый борт тяжелого крейсера «Майя». Корабль резко накренился на 30? на левый борт, а пожар на баке вскоре вызвал детонацию артиллерийских погребов. После внутреннего взрыва «Майя» затонул, унося с собой 336 матросов и офицеров, в том числе капитана корабля Рандзи Оэ. Несмотря на внутренний взрыв и быстрое затопление, 769 членов экипажа сумели покинуть корабль. Их подобрал эсминец «Акисимо», передав на борт линкора «Мусаси». Когда на следующий день «Мусаси» тоже пошел ко дну, из этого числа снова было спасено 653 человека.

Вице-адмирал Курита посетил эсминец «Кисинами», а затем перенес свой флаг на борт «Ямато». В течение дня флот менял свой строй. Организационно подчиненный 4-му дивизиону крейсер «Чокай» был переведен в состав 5-го дивизиона.

Последние минуты «Начи». Нос оторван, корма отрывается и погружается в воду.

Повреждение «Миоко»

В тот же день в 8:20 над кораблями вице- адмирала Куриты появился американский разведывательный самолет с авианосца "Cabot” (CVL-28) Спустя два часа в 10:26 над головами японских моряков разверзлось небо. Вскоре после начала налета торпеда поразила правый борт «Миоко». Торпеда Мк 13 калибра 570 мм имела БЧ, содержащую 272 кг «торпекса». Такая торпеда поразила крейсер между шпангоутами №№ 248–250 в районе кормового машинного отделения № 4. Забортная вода тут же затопила отделение, а также соседнее генераторное отделение. Винты на правом борту остановились, максимальная скорость упала до 15 узлов. Поврежденный крейсер покинул строй, а командующий дивизионом перешел на борт «Хагуро». Все это произошло к востоку от острова Маэстре де кампо. Поврежденный крейсер получил приказ двигаться к заливу Колон. После временного ремонта и пополнении запасов топлива крейсер в сопровождении эсминца «Кисинами» и тральщика W 34 направился в Бруней (прибыл 29 октября). Затем, корабль направился в Сингапур.

Первый налет кроме того, закончился попаданием двух торпед в «Мусаси». В 16:00 вице-адмирал Курита под впечатлением от сильных налетов приказал прекратить операцию. Но вмешательство адмирала Тоёды заставило его изменить решение, ив 17:15 японские корабли снова легли на прежний курс в направлении пролива Сан-Бернардино.

«Миоко» во время налета американской авиации, начало 1945 г. 17 декабря 1944 года крейсер потерял корму в результате попадания торпеды.

Против эскортных авианосцев. Повреждение «Хагуро»

В 6:46 25 октября радар эскортного авианосца “Fanshaw Bay” (CVE-70) засек надводную цель. Спустя несколько минут из- за горизонта появились рубки японских кораблей. Узнав об этом, командир третьей группы эскортных авианосцев TU 77.4.3 (Taffy 3) контр-адмирал К. Спранг не потерял головы, а приказал укрыться своим кораблям в ближайшем дождевом шквале, а эсминцы получили приказ поставить дымовую завесу. В 6:59 пушки линкора «Ямато» дали первый залп в сторону американских кораблей. По мере сокращения дистанции в бой вступали все новые и новые корабли. Американцы поднимали в воздух авиацию двух остальных отрядов авианосцев, которые атаковали японские корабли, вынуждая их делать резкие маневры, что снижало прицельность огня. В это время сопровождение третьего отряда эскортных авианосцев в лице трех эсминцев типа “Fletcher”: “Hccrman" (DD-672), “НоеГ (DD-533) и “Johnston” (DD-557), а также эсминцев “Dennis” (DE-407), “Samuel B. Roberts” (DE-413), “Raymond" (DE-341) и "John C. Butler” (DE-339) начали торпедную атаку японских кораблей. Атака получила неожиданный сценарий.

В 7:10 приказ провести торпедную атаку получили эсминцы типа “Fletcher”. Первой целью эсминцев стали тяжелые крейсера, которые стремительно приближались к почти безоружным эскортным авианосцам. Командир отряда эскортных авианосцев контр-адмирал Клифтон Спраг в 7:15 приказал атаковать двум эсминцам: “Hoel" и “Johnston", оставив остальные эсминцы в охранении. Командир эсминцев капитан 3- го ранга Уильям Д. Томас направил свои корабли в атаку. В ходе атаки повреждения получили тяжелый крейсер «Кумано» (одна торпеда в нос), и, вероятно, «Хагуро» (но подтверждений тому с японской стороны не сохранилось). Последний эсминец “Heermann” из-за своего положения (он находился с другой стороны от авианосцев) начал атаку в 7:42. тем временем японские крейсера уже находились в 12000 м от американских эскортных авианосцев. Внезапное появление американского эсминца вызвало небольшое замешательство среди японцев, но уже через минуту он был взят в вилку 203- и 127-мм пушками. Спустя несколько минут в бой вступили эскортные миноносцы. Это только увеличило сумятицу боя. В этот момент головными кораблями японского флота были «Тоне» и «Чикума», а преследование авианосцев вели «Хагуро» и «Чокай».

Около 8:25 один из бомбардировщиков поразил 45-кг бомбой башню № 2 «Хагуро». Бомба пробила крышу башни и взорвалась внутри, убив 32 моряка. Быстрое закрытие переборок и затопление артиллерийского погреба позволило избежать взрыва и гибели корабля.

В 8:33 над полем боя появились 79 самолетов из второго отряда эскортных авианосцев ("Taffy 2". TU 77.4.2). В состав 2-й группы входили авианосцы “Natoma Вау" (CVE-62). “Manila Bay" (CVE-61), "Marcus Island" (CVE-77), " Kadashan Bay” (CVE- 76)6 “Savo Island” (CVF, — 78.)-n “Ommaney Bay” (CVE-79). Командовал группой контр- адмирал Феликс Б. Стамп. Перед стартом летчики получили указание не концентрироваться на одной цели, а атаковать как можно больше кораблей. Когда к месту сражения подошел второй эшелон самолетов, командир воздушной группы авианосца “Kitkun Вау” капитан 3-го ранга Фаулер вышел на «Чокай». Он сумел поразить японский крейсер одной 227-кг бомбой, которая вызвала пожар и заставила корабль остановиться. Пожар разгорался. Когда стало ясно, что затушить его не удастся, эсминец «Фудзинами» принял на борт уцелевших членов экипажа крейсера и добил пылающий корабль несколькими торпедами.

Лишь гибель «Чокай» отрезвила вице- адмирала Куриту. Он решил разорвать контакт с противником и образовать противолодочный строй. К тому времени поступили сведения о том, что южный отряд уничтожен в проливе Суригао. В 9:11 появился приказ выйти из боя и собраться на курсе вокруг флагмана «Ямато». Находившиеся в шаге от победы «Хагуро» и «Тоне» выполнили приказ в 9:20. Битва была закончена.

28 октября «Хагуро» прибыл с остальными кораблями Первого ударного отряда цни 4630 м вступил «Хагуро», обстреляв эсминец из четырех носовых пушек (башня № 2 была уничтожена 25 октября попаданием бомбы) и 127-мм пушек, время от времени пуская осветительные снаряды. Несмотря на концентрацию огня на хорошо видимой цели, японские артиллеристы поначалу не добились ни одного попадания. Фонтаны воды заливали палубу английского эсминца. Но в этот момент на удобной позиции оказался эсминец "Verulam”. Через три минуты после начала стрельбы, артиллеристам с эсминца удалось добиться попадания. 127-мм снаряд разбил правобортовой котел и повредил главный паропровод. В результате скорость крейсера упала до 24 узлов. Артиллерийская дуэль продолжалась около двух минут, когда оба корабля разошлись на встречных курса. Последними залпами 203-мм пушек крейсер сумел сбить дымовую трубу на эсминце. Раздался свист вырывающегося пара, из обломанной трубы повалили искры. Спустя минуту еще один 203-мм снаряд попал в верхнюю часть рубки, полностью разрушив антенну радиостанции. В этот момент (1:13) расчеты торпедных аппаратов получили приказ изготовить к стрельбе все восемь труб. Английские эсминцы несли торпеды Mk IX (масса Бч 340 м). Дистанция от эсминцев до крейсера составляла 2280 м. В ходе боя «Хагур» выпустил 66 снарядов калибра 203 мм и несколько сот калибра 127 мм. Потери экипажа на тот момент составляли один человек убитый и трое раненых.

Когда флагманский эсминец покидал поле боя, остальные корабли продолжили атаку. В 1:14 с дистанции 1800 м атаковал незамеченный прежде “Verulam”. Эсминец дал залп из восьми торпед, докладывая попадание в нос. С японской стороны через несколько минут после начала боя «Камикадзе» получил приказ концентрировать огонь на “Penang”. С 1:15 британские наблюдатели заметили три взрыва. Поврежденный японский крейсер оборонялся, используя одну полубашню 127-мм пушки и зенитные 25-мм пушки. Следующим стал “Venus”, который пустил шесть торпед с дистанции 2300 м, докладывая попадание торпеды в правый борт. Через две минуты семь торпед пустил “Virago” поразив японский крейсер двумя из них. Взрыв этих двух торпед заставили японцев остановить крейсер. В 1:51 позиции для стрельбы торпедами занял “Vigilant", который, несмотря на поврежденный радар и дистанцию 1700 м, сумел добиться одного попадания. Добил противника в 2:02 последними двумя торпедами "Venus”, который выпустил из с дистанции 1100 м и обе уложил в цель.

«Хагуро» скрылся под водой в 2:09 (время, когда он исчез с экранов радаров), пораженный девятью торпедами и множеством снарядов. Это если верить рапорту, составленному после боя, Пауэром, командиром 26-й флотилии эсминцев. Но по свидетельству спасенных членов экипажа, крейсер получил попадание только трех торпед. Первые две взорвались на уровне башен №№ 1 и 3, замедлив скорость корабля и вызвав крен 30 гр на левый борт. Последняя торпеда, по-видимому, пущена с “Virago” попала в левый борт на высоте машинного отделения. Эта пробоина вызвала рост крена на левый борт. По японским данным в 2:32 «Хагуро» погрузился носом в воду в 27 милях на юго-запад от Пененга. В полдень того же дня на место боя прибыл эсминец «Камикадзе», который поднял из воды триста двадцать человек. Вместе с крейсером погибло около восьмисот восьмидесяти моряков, в том числе капитан корабля капитан 1 — го ранга Сигируа Кадзю и командующий 5- м дивизионом крейсеров вице-адмирал Хасимото Синтаро. 20 августа 1945 года «Хагуро» исключили из списков флота.

Гибель «Асигара»

Крейсер в сопровождении эсминца «Камикадзе» покинул 4 июня Сингапур с задачей прорваться в Батавию через пролив Бангка. Первый день похода прошел спокойно и корабль прибыл на место назначения. На базе на борт крейсера взошло 1600 человек, а также погрузили 480 тонн оборудования и военных материалов, которые следовало доставить в Сингапур. В 10:00 7 июня крейсер покинул базу. Находившиеся в выжидающей позиции у входа в порт американские подводные лодки “Blueback” (SS-326) и "Chub” (SS-329), не успели занять боевой позиции, но передали информацию о курсе и скорости японского крейсера. В 4:00 8 июня радиостанция на британской подводной лодке “Trenchant" (капитан А.Р. Хезлет) перехватила сообщение с американской подводной лодки. Через двенадцать минут англичане уже обнаружили японский эсминец, который прошел мимо лодки всего в 500 м. В этот момент на «Камикадзе» заметили субмарину, и открыли по ней огонь из 120- мм пушек. В ответ англичане неприцельно пустили торпеду из кормовой трубы. После этого противники потеряли контакт.

Патрулировавшая дальше на север в районе минных полей другая британская подводная лодка “Stygian” (капитан Дж. С.К. Кларабат) обнаружила японский эсминец в 9:55. Не видя других целей, в 10:50 пустила в него две торпеды с дистанции 730 м. Обе торпеды прошли мимо, а эсминец сбросил в ответ двадцать семь глубинных бомб, которые незначительно повредили лодку.

В 11:48 вахтенный офицер лодки “Trenchant” заметил в 6 милях на юг крейсер типа «Начи», идущий со скоростью 20 узлов в северном направлении. В 12:09 Хезлет занял огневую позицию и с дистанции 3660 (или 4200 м) дал полный залп из всех восьми носовых торпедных труб.

На крейсере сразу заметили шесть торпед, но на узком фарватере, ограниченном скалами и минными полями, курс удалось изменить лишь немного. Две торпеды прошли мимо, но четыре попали в правый борт. Их взрывы привели к отрыву носовой части, а также вызвали пожар. С палубы тяжело поврежденного крейсера открыли беспорядочный огонь по перископу. Видя необычное зрелище в окуляре перископа, английский капитан приказал развернуть лодку и дать залп из двух кормовых труб. Одна торпеда попала в цель, предрешив судьбу крейсера. Несмотря на все усилия экипажа, пытающегося выровнять крен, а также последовавших затем попыток выбросить корабль на берег, в 12:39 «Асигара» скрылся в воде, вызванный по радио «Камикадзе» поднял из воды 853 матроса и около 400 солдат, которых на следующий день высадили в Сингапуре. 20 июня 1945 года крейсер «Асигара» исключили из списков флота.

После войны

21 сентября 1945 года демобилизованный «Миоко» был принят на базе Селетар королевским ВМФ. С корабля сняли остатки японского экипажа и на первое время сделали его кораблем связи и вспомогательным судном для малых кораблей базы. Весной 1946 года Адмиралтейство решило затопить крейсер в Малаккском проливе в районе Порт-Светтенхам.

2 июля 1946 года «Миоко» отбуксировали с базы Селетар японскими буксирами. Внутри корабля поместили несколько подрывных зарядов, какие и привели в действие. 8 июля 1946 г. в 3:10 крейсер скрылся под водой. 10 августа 1946 года «Миоко» исключили из списков кораблей японского флота.

Есть в этом какая-то ирония судьбы. Рядом был затоплен «Такао», построенный на той же верфи и примерно в то же время, что и «Макао». До сегодняшнего дня оба корабля лежат бок о бок, далеко от той страны, под чьим флагом они служили.

Камуфляж

В начальном периоде службы корабли были целиком выкрашены в темно-серый цвет, а затем в шаровой. Лишь в 1943 г. «Начи» и «Асигара» получили первый камуфляж. Он состоял в том, что передняя труба была выкрашена в белый цвет. В 1945 году, находясь на базе Селатер, «Миоко», бывший уже в роли плавучей зенитной батареи, получил трехцветный камуфляж. Верхняя часть надстройки и фок-мачты была белой, остальные поверхности корабля покрыли полосами серого и темносерого цветов.

«Миоко» на базе Селетар, сентябрь-октябрь 1945 года. У борта крейсера стоят подводные лодки 1 501 (бывшая германская U 181) и 1502 (бывшая U 862).

«Миоко», Яванское море, 1942 г.

«Миоко», Сингапур, 1945 г.