sci_history sci_tech military_weapon С. В. Иванов U-Boot война под водой

Германия, более чем какая иная держава мира, представляла какой наступательный потенциал заложен в подводных лодках. Вскоре после окончания Первой мировой войны, германские военно-морской флот, который стал с апреля 1921 г. называться Reichsmarine, открыл «У-бот контору» в Майнце и «торпедный инспекторат» в Киле. В новых конторах не только проектировали У-боты и вооружение для них, но и внимательно отслеживали развитие подводного флота в других странах, особое внимание обращая на конструкторско-технологические инновации. Вскоре контора и инспекторат слились в отдел, которые переехал в Берлин.

ru
Fiction Book Designer, FictionBook Editor Release 2.6.6 29.01.2014 FBD-9734BA-CD27-FF49-DFBC-9638-FBC3-90BA40 1.0 U-Boot война под водой АРС 2005

С. В. Иванов

U-Boot война под водой

(Война на море — 7)

«Война на море» № 7,2005 г. Периодическое научно-популярное издание для членов военно-исторических клубов. Редактор-составитель Иванов С. В. При участии ООО «АРС». Лицензия ЛВ № 35 от 29.08.97 © Иванов С. В., 2004 г. Издание не содержит пропаганды и рекламы. Отпечатано в типографии «Нота» г. Белорецк, ул. Советская, 14 Тираж: 300 экз.

Введение

U-377, субмарина типа VIIC, медленно выходит из бетонного укрытия во французском порту Брест, 1943 г. У-ботом U-377 командовал обер-лейтенант Герхард Клюц.

Первую субмарину, сиречь способную своим ходом передвигаться по воде и под водой, построили французы в 1896 г. Несложно, заметить, как принижают опять на Западе русскую мысль. Россия является родиной не только слонов, но и подводных лодок. Известный факт: мастеровой Ефим Никонов ко дню Ангела царя Петра Великого сооружал «потаенное судно», способное плавать под водой и по воде на веслах. Беда в том, что Ефим, как всякий нормальный русский мужик, любил заложить за воротник. Ну пока пропился, похмелился, а ранее похмелье, оно, завсегда способствуют запою. В общем, день Ангела остался в прошлом. А после — кому оно судно потаенное на фиг нужно? И все-таки приоритет за посконно-исконным умельцем!

Однако, вернемся к забугорным опытам конца XIX века. Первые подводный лодки обладали крайне ограниченной автономностью и несли в виде вооружения всего-навсего несколько торпед. Первые субмарины предназначались для атак блокированных кораблей противника или кораблей и судов в непосредственной близости от места базирования субмарин. Субмарин самого первого типа французы построили всего не сколько штук. Однако тем самым было положено начало настоящему буму подводного кораблестроения. Подводными лодками увлеклись не только французы, но все передовые в военно-морском отношении державы мира — Великобритания, Россия, Италия, США, Германия. В каждой стране разрабатывались лодки собственных оригинальных конструкций.

U-1 вошла в строй в 1906, она стала первой «настоящей» германской субмариной. Появления U-1 не вызвало большого переполоха в стане военно-морских гигантов, упоенных могуществом линейного надводного флота. А зря — U-1 заложила основу германского подплава, пустившего «гигантам» в годы Первой и Второй мировых немало крови.

В могущество субмарин «серьезные» флотоводцы не верили. Не верили до тех пор, пока Отто Веддинген на своей U-8 не утопил оптом три британских крейсера — «Абукир», «Кресси» и «Хок». С тех пор названия этих трех кораблей всегда произносятся вместе, точно так же как «… и примкнувший к ним Шелепин». Все три крейсера Отто утопил всего за два часа.

В Германии первый Unterseeboote, U-1, был построен в 1906 г. Тот «ботик» представлял собой классическую для данного жанра кораблестроения конструкцию: узкий длинный корпус с рубкой — надстройкой, вооружение — один внутренний торпедный аппарат. По неопытности немцы поставили на первый U-boot два бензиновых двигателя внутреннего сгорания мощностью по 395 л.с. Крайне пожароопасные моторы представляли для команды лодки опасность большою, нежели военно-морские силы всех держав мира вместе взятые. Впрочем, вопрос в тот период заключался вовсе не в технике, а в политике: Германии требовалось подтвердить фактом строительства субмарины заявку на вхождение в клуб великих военно-морских держав мира.

За первое десятилетие XX века большинство ведущих в военно-морском отношении держав мира обзавелись субмаринами, после чего озаботились поиском наилучших способом их боевого применения. Оказалось, как использовать новое оружие в войне на море никто толком не представляет. Первые ботики не отличались большой дальностью плавания, подводными они являлись сугубо номинально — скорее были «ныряющими», так как оставаться под водой долго возможности не имели, разве что — навсегда… Тем не менее, еще до начала Первой мировой войны субмарины обозначали свой потенциал в качестве средств ведения разведки и обороны военно-морских баз. Известно, что японский флот так и не решился на обстрел Владивостока из-за наличия в бухте Золотой Рог русских подводных лодок. Все военно-морские теоретики сходились в одном: подводная лодка является вспомогательным классом кораблей и никогда не сравняется по своим боевым возможностям с линкорами и крейсерами.

U-15 в кампании с другими субмаринами Кайзера, снимок начала Первой мировой войны. Лодка U-15 прожила недолго — ее таранили и потопили в августе 1914 г.

В бурном море — UB тип III, снимок 1917 г. Лодки UB тип III послужили прообразом субмарин кригсмарине. Такой лодкой, U-68, в молодости командовал будущий гросс-адмирал Дениц. Она, U-68, утонула в конце 1918 г.

Первая мировая война дала субмаринам шанс показать все, на что они способны. В то время, как большинство наций использовали свои субмарины для разведки и ограниченных действиях наступательного плана, германский Kaiserlische Marine пошел другим путем. Командование германского флота предоставило командирам своих У-ботов невиданную доселе свободу действий, всячески приветствуя их агрессивность. «Топи их всех!», — этот лозунг германских подводником прозвучал как раз в годы Первой мировой войны. Накануне войны в германском флоте имелось всего 24 субмарины. Столь малое количество подводных кораблей с началом боевых действий действовало с поразительной эффективностью! В всего за годы Великой войны 373 У-бота и У-ботика пустили на дно 5708 кораблей и судов — по суммарному водоизмещению это составляла четверть тоннажа всего торгового флота мира. Ладно бы У- боты топили лишь торговые посудины, военные моряки данный факт как-нибудь перенесли бы… Нет же — 22 сентября субмарина U-9 пустила на дно три крейсера Ее Величества — «Абукир», «Кресси» и «Хог». Угроза из-под воды привела к пересмотру тактики и стратегии действий надводных кораблей. Так, вероятность присутствия в месте сражения подводных лодок сказалась на активности в Ютландском 1916 г. сражения как британских, так и германских адмиралов. А кому хочется торпедой в бочину?

За свою агрессивность команды У-ботов заплатили дорогую цену: 178 германских субмарин в годы Первой мировой войны не вернулись из боевых походов; 33 % личного состава германского подплава погибло. В то же время, воздействие, в том числе морально-психологическое, действий У-ботов на моряков союзных флотов было огромным. Германские подводные лодки стали отдельной темой при обсуждении условий Версальского договора. По этим условиям Германии строго-настрого запретили проектировать и строить подводные корабли.

С завершением Первой мировой войны, подводный флот Германии подлежал полному и бесповоротному уничтожению согласно условиям Версальского договора. На снимке — разделка кайзеровских субмарин. Несколько исправных У-ботов победители забрали себе в качестве репараций.

Подводный минный заградитель UA строился по заказу турецкого флота, но очутился в составе флота германского, став единственным специализированным германским подводным минзагом. Рубка увеличена — установлена платформа для 88-мм орудия.

Германия, более чем какая иная держава мира, представляла какой наступательный потенциал заложен в подводных лодках. Вскоре после окончания Первой мировой войны, германские военно-морской флот, который стал с апреля 1921 г. называться Reichsmarine, открыл «У-бот контору» в Майнце и «торпедный инспекторат» в Киле. В новых конторах не только проектировали У-боты и вооружение для них, но и внимательно отслеживали развитие подводного флота в других странах, особое внимание обращая на конструкторско-технологические инновации. Вскоре контора и инспекторат слились в отдел, которые переехал в Берлин.

Версальский договор много чего запрещал. Все ограничения договора немцы так или иначе обошли. Подводные лодки исключением не стали. Спонсируемая Круппом сугубо гражданская компания Ingeniueur- Kantoor voor Scheepsbow (I.v.S.) в 1922 г. бала зарегистрирована в Гааге, Голландия. Новая фирма занялась проектированием подводных лодок по заказам из третьих стран. Голландская фирма под ограничения Версальского договора не попадала. Таким образом, германские инженеры продолжали накапливать опыт подводного кораблестроения. Фирма I.v.S. являлась «дочкой» фирмы Крупп, а фирме Крупп принадлежал судостроительный завод «Германия» в Киле…

Условиями Версальского договора не запрещалось проектирование и изготовление в Германии агрегатов и систем, предназначенных для установки на подводные лодки. Так, фирма Цесст выпускала оптику для субмарин, MANN — двигатели, Лоренц — радиоаппаратуру. Существовало немало других фирмы, занимавшихся проектированием и изготовление оборудования для подводных лодок. Неудивительно поэтому, что когда Германия приступила к строительству субмарин, проблем с комплектующими не возникло.

Тем временем конструкторы «голландской» фирмы I.v.S.спроектировали 250-тонную субмарину, предназначенную для действий в прибрежных водах. Для германского флота планировалось строительство серии из 24 лодок — от U-1 до U-24. Первую лодку построили в 1931 г. и продали Финляндии. Более крупная 750-тонная субмарина строилась в Испании в 1933 г. по секретному соглашению между Германией и Испанской короной. Лодку достроили в 1934 г. и продали Турции. Множество конструктивных решений 250- и 750-тонных лодок нашло свое воплощение в германских У- ботах I серии (U-25 и U-26), построенных в 30-е годы.

Естественно, что построенные субмарины до передачи их заказчикам проходили сдаточные испытания. Испытания проводили германские военные моряки, командированные в Голландию. Так ковалось ядро будущего подплава германского флота.

В межсвоенный период, 20-е — 30-е годы, германские конструкторы подводных кораблей старались сохранить накопленный опыт и развить путей строительства подводных лодок для третьих стран. Субмарина «Саукко», построенная по заказу Финляндии — как раз из таких кораблей. Лодка предназначена для операций в прибрежных водах и очень похожа на более поздние субмарины VII серии.

U-6 на стоянке у пирса. Бросается в глаза очень узкий корпус корабля. Повседневная жизнь моряков в замкнутом пространстве такой субмарины не отличалась приятностями. Зато узкую лодку противнику не так-то просто было обнаружить даже на поверхности. Малая заметность в море спасла немало субмарин и немало моряцких жизней.

Помимо постройки подводных лодок и, будем называть таки вещи своими именами, подготовки экипажей лодок, фирма I.v.S.осуществляла послепродажную «поддержку» изделий — поставку запасных частей, ремонт. Запасные части поставляла фирма Крупп. Германии было запрещено строить подводные лодки, но не запрещалось выпускать запасные части для них. В период с 1933 по 1935 г.г. предприятие фирмы Крупп в Киле изготовило запасных частей с большим резервом. Из запасных частей, при необходимости можно было собрать как минимум одну подводную лодку. Однако главное — не количество запасных частей, под «флагом» изготовления систем для ремонта лодок, в Киле был построен крытый эллинг, позволявший собирать шесть субмарин одновременно.

К 1935 г. в Германии сложилась школа подводного кораблестроения, промышленность получила опыт изготовления лодок, имелось ядро подготовленных моряков-подводников, оставалось лишь принять политическое решение и начать постройку У- ботов. Ну, конечно, требовалось еще найти грамотного специалиста, способного возглавить подводный флот. Таким специалистом стал капитан цур зее Карл Дениц, опытный командир-подводник времен Первой мировой войны.

В начале войны Дениц проходил службу на крейсерах «Бреслау» и «Гебен», а в 1916 г. Деница направили в учебный центр подводного флота. После окончания курса, наш герой служил на U-39 под началом Вальтера Форстмана, одного из самых известных подводных асов Германии времен Первой мировой войны. Дениц в кампании Форстмана сделал четыре боевых похода, а затем стал командиром UC-25.

В должности командира UC-25 поразительных успехов Денниц не добился. Потопив первый транспорт, его лодка получила серьезные повреждения от разрывов глубинных бомб и с трудом вернулась в базу. Денниц получил под командование UB-68. Тут дела Деница пошли совсем хреново. При атаке 4 октября 1918 г. шедшего под сильным эскортом конвоя союзников, лодка Денница была вынуждена всплыть на поверхность перед кораблями конвоя. Денниц отдал приказ затопить подводный корабль. Большинство команды во главе с командиром попало в плен. До конца войны они отдыхали у англичан.

U-9 и U-17 — две ранние лодки типа IIB. Субмарины стоят на якорях в порту Варнемюнде. За свои небольшие размеры эти лодки получили прозвища «Каноэ». Водоизмещение субмарины типа IIB составляло всего 250 т. Они предназначались для операций побережья и были вооружены четырьмя торпедными аппаратами.

U-26 — одна из двух лодок типа IA, построенных для германского флота. Данной субмариной командовал капитан-лейтенант Клаус Эверт. Лодки получились неудачными, в частности — плохо слушались руля, но несмотря ни ограниченную пригодность для боевых операций, U-26 в начале войны потопила три транспорта, а I июля 1940 г. отправила на дно британский корвет.

После войны Деницу удалось устроиться в то жалкое подобие Великого Флота, которое теперь представляли собой военно-морские силы Германии, численность, которых была ограничена всего-то 15000 человек. Денниц командовал дивизионом торпедных катеров на Балтике. Бывший подводник получил такое назначение совсем не случайно. Версаль запретил иметь в составе ВМС Германии субмарины а ближе всего с точки зрения тактики боевых действий к подводным лодкам стояли торпедные катера. Именно на «торпедоботах» оттачивали мастерство торпедных атак командиры и экипажи будущих У-ботов. В межвоенный период Дениц много размышлял о тактике торпедных атак конвоев противника. Дениц и его флотилия торпедных катеров постоянно отрабатывали торпедные атаки ночью.

U-41 и U-39 — крупные субмарины типа IXA. Белые номера на рубках, скорее всего, с началом войны были закрашены. На рубке U-39 видна рамочная радиоантенна Funkpeilrahmen.

U-59 — лодка типа IIC. Всего было построено восемь таких небольших субмаринок, после чего промышленность переключилась на массовую штамповку подводных лодок VII серии.

U-60 — субмарина типа IIC, снимок сделан в море с борта другого У-бота. Серая окраска и небольшие размеры снижали заметность У-ботов в надводном положении. Субмарина U-60 вооружена 20-мм зенитным автоматом.

Тактику «одинокого волка», когда субмарина действует сама по себе, одна, Дениц отвергнул. Теперь одинокой лодке следовало лишь поддерживать контакт с противником, находясь за пределами применения противолодочного оружии и, по возможности, избегая обнаружения со стороны противника. Атака же выполнялась после подхода группы подводных лодок одновременно несколькими кораблями. Новая тактика многократно отрабатывалась на Балтике, которая стала настоящим учебным классом германского флота. К 1929 г. Денниц сформулировал концепцию использования подводных лодок, именно эта концепция легла в основу тактики и стратегии У-ботов в годы Второй мировой войны. Сам Дениц в 1930–1934 г.г. командовал крейсером «Эмден», но в 1935 г. с публичным объявлением Германии о начала строительства подводного флота Карл Дениц получил назначение на пост начальника первой флотилии У-ботов.

Германия не просто так взяла и отказалась от соблюдения условий Версальского договору. Публичному заявлению предшествовала напряженная работа германских

дипломатов. В 30-е годы отечественный агитпроп часто клеймил так называемых западных демократов как «соглашателей». И ведь прав был Агитпроп! В 1933 г. между Германией и Великобританией был заключен военно-морской договор, ограничивающих суммарный тоннаж военных флотов обоих держав. Германские подводные силы, который были запрещены Версалем, не могли в количественном соотношении превышать 45 % от британских, тоннаж германских подводных лодок также был ограничен 45 %; в тот период суммарное водоизмещение британских субмарин составляло 52 700 т. Таким образом, немцы, особо не заморачиваясь, получили возможность построить У-ботов общим водоизмещением 23 715 т.

Лодкой U-60 командовал капитан-лейтенант Георг Шеве. Субмарина использовалась для минных постановок на путях судоходства противника. Минимум один вражеский транспорт подорвался на выставленных U-60 минах. 10 сентября 1940 г. Шеве перевели на другую лодку, a U-60 стала кораблем «второй линии». Шеве потопил 15 судов союзников, за что 23 мая 1941 г. был удостоен Рыцарского креста.

U-38 — корабль типа IXA. Субмарина вернулась из боевого похода. Краска на корпусе ободрана атлантическими штормами. Субмариной командовал капитан-лейтенант Генрих Либе, первого успеха он добился 6 сентября 1939 г.

16 марта 1935 г., спустя 17 лет после окончания Первой мировой войны, Германия официально объявила об отказе от соблюдения условий Версальского договора. С этого момента начался лавинообразный количественный и качественный рост всех родов германских вооруженных сил. Гитлер, однако, показал себя гибким политиком. Он мог вроде бы делать теперь в плане строительства вооруженных сил все, что угодно, но фюрер ограничил строительство военного флота — 35 % от тоннажа британского флота, за исключением субмарин, для которых действовала прежняя цифра — 45 %. Правда, фюрер оговорился, при необходимости Германия построит флот, равный британскому.

На самом деле Гитлер, по крайней мере, в отношении субмарин мог назвать едва ли не любую «ограничивающую» цифирь. В то время Великобритания имела в боевом составе флота 59 субмарин, а Германия — ни одной! При условии ограничения в 45 % Германия могла построить 20 лодок — несколько лет работы, а там — или ишак сдохнет, или хан умрет!

U-35 демонстрирует гладкие обводы корпуса, характерные для субмарин типа VIIA. Этим У-ботом командовал капитан-лейтенант Вернер Лотт, добившийся очевидных успехов в сентябре — октябре 1939 г. 29 ноября субмарину восточнее Шетландских островов перехватили три британских эсминца. Шансов на спасение в такой ситуации не имелось — лодка пошла на дно.

Торпедисты грузят боезапас в лодку U-8. Орудие развернуто на левый борт, чтобы освободить торпедный люк. U-8 — субмарина типа IIВ. Корабль окрашен в серый цвет и камуфлирован пятнами темно-серого или зеленого цвета. Камуфляж со временем стал обычным «украшением» для всех У-ботов. Камуфлированные лодки труднее обнаруживались в море в надводном положении, кроме того камуфляжная окраска затрудняла наблюдателям противника определять курсовые углы и расстояние до лодок.

С отказам от соблюдения условий Версальского договора из Голландии на историческую родину вернулись сотрудники фирмы L.V.S., которые сразу занялись проектированием новых лодок и освоением мощного кораблестроительного комплекса в Киле. Первыми заложили У-боты водоизмещением 250 т, известными как лодки «тип II». Лодки строились очень быстро — задел «запасных частей» на фирме Крупп был велик. Длина субмарины II типа составляла 42 м, осадка — 4 м. Экипаж — 23 человека; вооружение — одна зенитная пушка и три 609-мм торпедных аппарата. Силовая установка — два 4-цилиндровых дизеля мощностью по 350 л.с. Полная скорость надводного хода -13 узлов, подводного — 7 узлов. Под водой лодка шла на двух электромоторах, питаемых аккумуляторными батареями. Глубина погружения — 90 м. Под дизелями на скорости хода 10 узлов дальность плавания составляла 4000 миль. Эти лодки предназначались для операций в Балтийском море, прежде всего для охранения маршрутов доставки железной руды из Швеции в Германию. Транспортом с железной рудой потенциально угрожали не только корабли Краснознаменного Балтийского флота или могучий флот Великой Польши, что тянулась «от можа до можа», но также флоты маленьких и гордых стран Балтии — Литвы, Латвии и Эстонии.

Строились лодки также еще одного типа — типа I. Они представляли собой развитие германских У-ботов времен Первой мировой войны. Варианты данного проекта были построены фирмой L.v.S. для Финляндии и Испании. Лодки водоизмещением 750 т, опираясь на порты Германии, могли действовать на сравнительно удаленных театрах, например в Западном Средиземноморье.

Первая подводная лодка германской постройки вошла в боевой состав военного флота 29 июня 1935 г. — всего через три с половиной месяца после объявления Гитлером от отказе от соблюдения ограничений Версальского договора. Темп строительства лодок поражал — в конце 1935 г. завод в Киле мог сдавать по одной подводной лодке каждый восемь дней!

Пока строились субмарины, штаб кригсмарине озаботился подготовкой команд и командиров У-ботов. Карл Дениц в 1935 г. поначалу получил назначение на должность командира флотилии из трех лодок, но вскоре стал командовать двумя флотилиями — всем подводным флотом Германии. Дениц немедленно стал ковать самое эффективное морское оружие периода Второй мировой войны.

U-29 — субмарина типа VIIA, лодкой командовал капитан-лейтенант Отто Шухарт. На рубке субмарины еще сохранился предвоенный номер белого цвета. Шухарт потопил 12 транспортов на сумму 83 668 т, но самым известным его деянием стало потопление британского авианосца «Корейджес» 17 сентября 1940 г. Шухарт встретил День Победы над Германией в должности начальника 1 отделения военно-морской академии во Фленсбурге.

U-48 — субмарина типа VIIB — вернулась в порт. В дальнем походе краска отслоилась от корпуса. Команда вскоре сойдет на берег. У- ботом командовал капитан-лейтенант Герберт Шульце. Шульце любила команда, кроме того этот подводный ас еще не утратил духа рыцарства: не топил нейтральные суда в своем районе патрулирования и оказывал какую-никакую помощь командам потопленных им транспортов.

Денниц считал, что конструкцию лодок определяет тактика их применения, а не наоборот — конструкция тактику. Дениц очень много времени уделял разработки концепции стратегического и тактического использования подводного оружия. Идеи Деница напрямую вытекали из анализа боевого применения У-ботов в годы Первой мировой войны и тактических экспериментов, которые ставились в 20-е годы на Балтике. Главный принцип — использования значительного количество субмарин одномоментно для нанесения коварного удара под покровом ночной тьмы. Наносить такие удары германские подводные лодки в тот период просто не могли — ни тип I, ни тип II. Лодки II серии отлично подходили для условий Балтийской лужи, но на просторах Северной Атлантики в силу своих относительно небольших размерений им делать было нечего, да и Средиземное море для кораблей тип II выглядело великоватым. Лодки I серии являлись океанскими, но все-таки водоизмещение всего в 750 т огранивало потенциал данных кораблей. Не следует забывать о германо-британском соглашении: немцы могли построить лишь 31 корабль проекта I. Модернизационный запас У-ботов 1-серии исчерпан был далеко не полностью, но решение приняли о проектировании «ботика» совершенно новой конструкции.

Для будущих «волчьих стай» Денницу требовались по-настоящему океанские корабли. 31 лодка водоизмещением всего-то в 750 каждая совершенно не устраивала командующего германским подплавом. Планами предусматривалась развертывание У- ботов на боевых позициях в «угрожаемый» период, в период прелюдии к войне. С началом войны ботики сразу могли приступить к своей опасной, но столь нужной для Рейха работе. Дениц хотел иметь в своем распоряжении как можно большее количество У-ботов. Компромиссом между количеством и качеством стали лодки среднего класса.

Команда подводной лодки U-102 в парадной форме одежды позируют фотографу на борту своей субмарины. Лодкой командовал капитан-лейтенант Харро фон Клот-Хейденфельд. В свой последний поход U-102 вышла из французского порта Лриен 17 июня 1940 г., 1 июля субмарина потопила два транспорта, но и сама стала добычей британского эсминца.

Команда U-79, лодкой командовал капитан-лейтенант Вольфганг Кауфман, потопившей на ней в Атлантике и Средиземном поре несколько судов союзников.

Капитан-лейтенант Адальберт Шнее, командир U-60. На рубке нанесены памятные надписи по поводу утопления судов противника суммарным тоннажем 41 000 т. В мае 1945 г. Шнее, командуя лодкой XXI серии, взял в прицел британский крейсер, но торпеды не выпустил — только обозначил атаку. Затем Шнее привел субмарину в базу, где сдался вместе с командой в плен союзникам.

U-52 — субмарина типа VIIB — вернулась из боевого похода. В начале войны У-ботом командовал капитан-лейтенант Вольфганг Бартен, затем субмарину принял капитан-лейтенант Отто Залман. В районе орудийной платформы палуба лодки расширена для удобства работы артиллерийского расчета.

U-141 — субмарина типа IID — входит во французский порт. Лодка камуфлирована полосами светло- и темно-серого цвета. Такая схема видоизменяла силуэт субмарины и снижала ее заметность на фоне горизонта.

Экипаж на палубе лодки VII серии. Субмарина уходит в боевой поход и еще не вышла из акватории порта, моряки пользуются случаем надышаться свежим воздухом. В походе такой возможности уже не будет.

U-126 — субмарина типа IXC — возвращается из боевого похода вместе с лодкой U-31 типа VIIА. Командиром U-126 был капитан-лейтенант Бауэр. Бауэр в 1933 г. окончил военно-морскую академию, закончил войну в должности начальника 26-й учебной флотилии подплава в Пиллау.

U-124 — субмарина типа IXB — проходит мимо германского корабля. Даже на предельно близкой дистанции лодка несильно то заметна. У-ботом U-124 командовал капитан-лейтенант Георг Вильгельм Шульц. Шульц потопил 19 судов союзников суммарным водоизмещением 89 996 т. Кавалер рыцарского креста Шульц в конце войны командовал 25-й У-бот флотилией, которая базировалась на Травемюнде.

U-616 покачивается в штилевом море. Служба на У-ботах в годы войны отдавала мистикой. «Попал в команду У-бода — гордись, не попал — радуйся». Вообще, служба в германском подплаве пользовались популярностью. Еще бы — на небольших корабликах угрожать самому Гранд Флиту. Фотографии У-ботов часто печатали на открытках и почтовых карточках.

U-201 проходит мимо другого У-бота (тип и номер не установлены), 17 июня 1941 г., открытое море. Между двумя лодками — облачка выхлопов дизелей.

U-124 вернулись из дальнего плавания. Боевой дух команды высок — она вернулась в родную базу! Команду ждет отдых, женщины и холодное пиво. Офицеры штаба флотилии всегда лично встречали возвращавшиеся из боевых походов усталые подлодки. U-124 — лодка типа IXB.

Теоретизированием занимался не один Дениц. Немало офицеров ломали головы, вычисляя идеальные размерения субмарины, другие — занимались вопросами тактики боевого применения. Несколько высокопоставленных офицеров кригсмарине отстаивали идею океанских субмарин, которые могли бы действовать в Мировом Океане подобно надводным рейдерам. Оперирующие в разных уголках Земного шара подобные корабли могли бы нанести серьезный удар по судоходству противника в глобальном масштабе и оттянуть на себя значительные силы неприятельских ВМС от германских вод. Германия не имела возможности строить такие «супер У-боты» массово, но апологеты океанской подводной войны считали, что небольшое количество субмарин с лихвой будет компенсировано их качеством и эффективными действиями. У сторонников теории океанских лодок нашлось немало приверженцев — промышленность получила заказ на постройку четырех 2000-тонный подводных «крейсеров» для кригсмарине.

Пока шли дебаты по поводу «У-Крейсера», Дениц в кампании со своим главным инженером капитаном Отто Тедсеном завершил работу над проектом лодки среднего класса. Проект получил шифр тип VII. Водоизмещение — 517 т, дальность плавания под дизелями — 8700 миль. Два 6-цилиндровых двухтактных дизеля мощностью по 1400 л.с. позволяли лодке развивать скорость полного хода в 16,5 узлов. Два электромотора двигали лодку вперед под водой с максимальной скоростью 8 узлов. У-бот погружался всего за 20 секунд. Вооружение состояло из четырех носовых торпедных аппаратов и одного кормового, боекомплект — 12–14 торпед с обычной головной частью, спецбоеприпасов в то время еще не существовало. Новые лодки отличались простотой изготовления, а их водоизмещение позволяло «вместить» в отведенный англо-германским соглашением тоннаж целых 47 кораблей. Этого количества Денницу уже хватало для организации «волчьих стай».

Даже в 1933–1934 г.г. Дениц предвидел основные проблемы, с которыми столкнулись У-боты в годы Второй мировой войны. Дениц не сомневался, что У-ботам будет противостоять британский или французский флоты, может быть — объединенный франко-британский флот. А ведь в тот период Гитлер все время говорил о невозможности войны с Великобританией. Численность подводного флота, потребного для уничтожения военного и торгового флота противника, Дениц определил в 300 У-ботов. Многим такая цифра тогда представлялась фантастичной. Командующий же исходил из банального расчета: 33 % субмарин находятся в море на боевых позициях, 33 % — в базах на ремонте и 33 % занимаются боевой подготовкой. Таким образом, одновременно ведут боевые действия всего-навсего сто субмарин — сущий пустяк, право.

Субмариной U-74 командовал корветтенкапитан Эйтель-Фридрих Кентрат. Лодка уходит в очередной боевой поход. Кентрат вступил в командование 31 октября 1940 г. Свою первую победу в войне на море Эйтель-Фридрих одержал в апреле 1940 г. U-74 была в числе нескольких субмарин, отправленных к месту гибели «Бисмарка» для спасения моряков из команды линкора. До конца войны Кентрат потопил восемь судов суммарным водоизмещением 43 301 т, стал кавалером Рыцарского креста.

U-209 входит в Киль. У-ботом камандовал капитан-лейтенант Генрих Брода, добившийся определенных успехов в Арктике летом 1942 г.

К концу 1935 г. командование кригсмарине пересмотрело свои взгляды относительно текущего момента в глобальной политике. Многие эксперты тогда отметили, что находившиеся в постройке лодки VII серии не обладают автономностью, достаточной для действий в западной части Средиземного моря. Западная часть Средиземноморья, включая Гибралтарский пролив, исторически являлась вотчиной британского и французского военно-морских флотов. По мнению командования кригсмарине эффективно действовать в тех водах могли только большие лодки вроде кораблей I серии.

Конструкторы взяли за основу проект лодки тип I и доработали его под операции в западной части Средиземноморья и в Северной Атлантике против кораблей ВМС Великобритании и Франции. Доработанный проект получил шифр тип IX. Длина субмарины — 75 м, осадка — 4 м. Вооружение — одно 105-мм артиллерийское орудие, две 20мм зенитки и шесть 609-мм торпедных аппаратов. Двигатели суммарной мощностью в 3200 л.с. позволяли субмарине развивать скорость полного надводного хода 18,5 узлов. Под водой на электромоторах У-бот был способен рассекать на скорости 8 узлов. Дальность плавания под дизелями при скорости 12 узлов составляла 6500 миль. Согласно принятой программе промышленности предстояло построить восемь таких кораблей, первый из которых должен был войти в строй летом 1938 г.

В конце 1935 г. лодки, которым предстояло принять участие во Второй мировой войне уже находились в постройке. Было изготовлено 12 У-ботов тип II. Верфь Дойче Веерке в Киле сдала шесть субмарин (U-I — U-6), в то время как фирма Германия построила корабли U-7 — U-l 1. В стадии постройки находились первые лодки VII серии — U-29 — U-31. Сдача первой, U-29, планировалась на апрель 1936 г. Огромные «У-крейсера» все еще оставались в чертежах, когда адмиралы прикрыли эту программу. Но пока проектные работы по «крейсерам» велись, их водоизмещение учитывалась в рамках англо-германского соглашения по подплаву.

U-108 вернулась в Лориен на Рождество

U-158 — субмарина типа IXC, лодкой командовал капитан-лейтенант Эрвин Ростин. Субмарина отдает швартовы, чтобы выти в море. Ростин вступил в командование U-1SH 25 сентября 1941 г., он добился серьезных успехов, действуя в Северной Атлантике в районе Бермудских островов. У-бот потопила американская авиация 30 июня 1942 г. в районе Бермудских островов. Ростин погиб. К моменту гибели на счету командира лодки числилось 17 потопленных судов суммарным водоизмещением 99 170 т.

1941 г. Корветтенкапитан Клаус Шольц принял лодку 22 октября 1940 г. Уже в первом своем боевом походе он потопил два транспорта союзников. В октябре 1942 г. Шольц стал начальником 12-й У- бот флотилии в Бордо. 11 сентября 1944 г. Шольц вместе со всем штабом флотилии попал в плен к союзникам.

Пока строились лодки разных типов, Денниц занимался подготовкой личного состава. Он старался отбирать лучших из лучших. Отдавал предпочтение молодым, агрессивным офицерам, а не старым убеленным сединами ветеранам. Молодым было проще втолковать тактику ночных атак группами лодок, в то время как ветераны являлись сплошь и рядом «одинокими волками», к тому же дневными. Офицерам прививалась аура энтузиазма и внушался дух элитарности. Боевая подготовка велась с предельной интенсивностью: в неделю команды субмарин выполняли до 14 учебных торпедных атак, как днем, так и ночью, как из надводного положения, так и из подводного; в простых и сложных метеоусловиях, при установленном метеоминимуме и предельно малой высоте нижней кромки облачности, при сильном боковом ветре, с посадкой на грунтовые полосы.

Команда готовит шланги для приема топлива в море. На снимке — U-116. Дозаправка в море представляла собой исключительно опасную работу, особенно при волнении океана. Голыми руками — скользкий шланг да на мокрой палубе.

U-79 в штормовом Средиземном море, 1941 г. Нередко штормовая волна накрывала субмарину полностью, вместе с рубкой.

Прием топлива субмариной U-116 с субмарины U-406. Пополнение расходуемых материалов в открытом море значительно увеличивало автономность У-ботов.

На учениях отрабатывались действия в условиях применения самых современных на тот момент видов противолодочного оружия вероятного противника, а подводники действовали согласно тактическим концепциями Деница. Командиры У-ботов разворачивали свои лодки строем фронта на широких пространствах с целью повышения вероятности обнаружения противника. По установлению контакта с противником одной из лодок, ее командир немедленно сообщал координаты контактов по радио командиром других У-ботов. Все силы собирались в точке контакта и только потом объединенными усилиями атаковали противника. При групповой атаке у противника наблюдались проблемы с обнаружением отдельных лодок. Кроме того, крупные силы У-ботов «растаскивали» корабли охранения, не позволяя им наваливаться на одну лодку скопом. Днем торпедные атаки выполнялись с дистанций порядка 1,5 миль. Данная дистанция была выбрана совсем неслучайно — первые сонары, «Асдик», имели эффективную дальность действия порядка 1,5 миль. Дениц хорошо знал возможности асдика и старался не подвергать свои лодки излишней опасности. Ночные атаки выполнялись с более коротких дистанций. Помимо торпедных атак, команды отрабатывали действия с использование установленной на лодках артиллерии. Пока Дениц ковал свое оружие, сваривая воедино команды и У-боты, штаб кригсмарине пересмотрел приоритеты в развитии военно-морского флота. Согласно принятому в 1937 г. плану «Z», ядро будущего флота должны были составлять легкие и тяжелые крейсера, призванные действовать на океанских коммуникациях противника. Традиционная идея, но ее сторонники не сильно задумывались о том каким образом такие корабли окажутся на океанских коммуникациях. В военное время им необходимо будет прорывать блокаду британского флота. План «Z» также предусматривал постройку нескольких мощнейших линкоров, двух авианосцев, призванных обеспечивать прорыв крейсеров в Атлантику. На постройку крупных надводных кораблей был направлен едва ли не весь бюджет военного флота в его кораблестроительной части. Подводные лодки отнесли к вспомогательным силам. Тут обвинять германских адмиралов сложно. В те времена согласно международным соглашениям, перед потоплением следовало снять команду и пассажиров с транспортного судна. То есть лодки следовало всплыть, организовать спуск шлюпок с намеченного к потоплению судно и проследить за посадкой в шлюпку команды и пассажиров.

Команда субмарины U-99, лодки типа VIIB. Моряки одели парадную форму, что в годы войны случалось крайне редко.

Моряк с U-79 на палубе своего корабля возле рубки. Моряк облачен в рабочую форму одежды светлого серо-голубого цвета.

Немецкие адмиралы… Они все такие джентльмены были. «Вольчьи стаи» Денница годились только для неограниченной подводной войны, для начала которой требовалось политическое решение. Гитлер, в силу своего врожденного миролюбия, принять такое решение был еще не способен. По плану «Z» к 1945 г. планировалось построить каких-то жалких 174 подводных лодки, причем 33 % от этого количества приходилось на прибрежные «ботики» II серии. Дениц же говорил о минимуме в 300 У-ботов, не У-ботиков. План «Z» вообще выглядел странно. К примеру, Гудериан неоднократно отмечал, что линкоры и крейсера, а также У-боты, никогда не смогут действовать в одних боевых порядках с танками. А зачем тогда спрашивается тратить на никчемные плавающие утюги дефицитную сталь? Гудериану вторили Клейст, Гот и иные Манштейны.

Денница не обескуражил план «Z». Он по-прежнему вселял дух элитарности в своих людей и упирал на боевую подготовку. Благодаря командующему подплавом, команды лодок даже перестали посылать на уборку картошки и заготовку шнапса. На больших учениях германского флота, проходивших весной 1939 г., конвои искали и атаковали четыре группы У-ботов. Учения полностью подтвердили эффективность тактических приемов, разработанных Деницем. Также на учениях выявился высокой уровень боевой и политической подготовки команд У-ботов.

U-7S1 — субмарина типа VIIC, лодкой командовал капитан-лейтенант Герхард Бигальк. Лодку готовят к выходу в море. В декабре 1941 г. Бигальк потопил британский авианосец «Аудачити», первый британский эскортный авианосец. U-751 погибла 17 июля 1942 г. в районе мыса Ортегаль. На рубке субмарины сделана надпись «Antje», имя дочери командира Бигалька.

Рубка лодки U-376, субмарины типа VIIC. Рубка обледенела, март 1942 г. Командиром U-376 был капитан-лейтенант Фридрих- Карл Маркс. Маркс потопил один транспорт достоверно и два вероятно в ходе боевых походов марта, апреля и июля 1942 г.

Счастливые времена, 1939–1942 г.г

Германия напала на Польшу 1 сентября 1939 г. Польша рухнула за несколько недель. Однако, у Польши были союзнические отношения с Францией и Великобританией, которые после нападения немцев на поляков объявили Германии войну.

Так началась Вторая мировая война на Европейском театре военных действий.

Командование кригсмарине летом 1939 г. даже не подозревало о существовании плана «Вайс», плана войны с Польшей. Дениц получил информацию о грядущей войне с Польшей только 15 августа, после чего немедленно приступил к разработке плана действий своих 46 У-ботов. Прежде всего, командующий хотел вывести свой флот в море чтобы не дать англичанам запереть У- боты в базах. В распоряжении Деница имелось 22 океанские лодки типов VII и IX, остальные 24 — ботики II серии. С момента вступления в войну Дениц отправил свой флот в море. В последующую за 1 сентября неделю на патрулирование ушло 11 лодок VII серии — 2-я У-бот флотилия. Лодки занимали позиции на маршрутах вероятного движения британских кораблей и судов западнее о. Великобритания. Пять кораблей типа IX, U-37 — U-41, из 7-й У-бот флотилии были отправлены на западные к подступы к Гибралтару с наказом топить британские и французские корабли с судами в этом районе Мирового Океана. 14 субмарин II серии вышли в Ла-Манш и Северное море. Наконец несколько лодок типа II ушли на Балтику для контроля за действиями Краснознаменного Балтийского флота. В портах остались только ремонтируемые У-боты, после ремонта их планировалось направить в Северное море, на Балтику или в Ла- Манш, по ситуации.

U-88, субмарина типа VIIC, входит в германский порт, 4 апреля 1942 г. Субмарина следует в позиционном положении, из которого на может в случае опасности быстрее уйти на глубину, чем из надводного. Время погружения чисто становилось для подводчиков границей между жизнью и смертью.

U-376 подошла к борту норвежского рыболовного траулера на предмет конфискации свежей рыбы и вообще — насчет пожрать чего-нибудь свеженького. Такое случалось в «дружественных» водах, однако «дружественности» рыбакам не прибавляло. Германские подводники проявляли очевидный волюнтаризм. U-376 — субмарина типа VIIC.

U-751, субмарина типа VIIIC, вернулась в Сент-Назар, Франция, 1942 г. На пирсе команду и лодку приветствуют офицеры штаба У-бот флотилии. Нередко на церемониях встречи субмарин из боевых походов присутствовал лично адмирал Дениц. Почти вся команда лодки выстроена на верхней палубе, внутри корпуса осталась лишь дежурная вахта.

Погрузка торпеды на субмарину U-40. Погрузка торпед производилась без взрывателей. Процесс погрузки был растянут во времени и отличался трудоемкостью в силу значительной массы торпед и тесноты внутри корпуса лодки. Рубка необычно камуфлирована геометрическими пятнами темно-серого цвета. Сама лодка — светло-серая.

Нос лодки U-576 типа VIIC выскочил на поверхности после близкого разрыва глубинной бомбы, 17 июля 1942 г. Субмарина затонула, имея на борту 47моряков.

U-376 атакует американский транспорт «Хузир» водоизмещением 5060 т, Арктика, 10 июля 1942 г. «Хузир» стал одним из двух судов, потопленных U-376 в том походе.

Командиров лодок проинформировали о начале войны 1 сентября 1939 г. С 1 сентября командирам дозволялось атаковать корабли и суда Франции и Англии, но с соблюдением международных договоренностей, то есть — всплывать и говорить: «Не будете ли вы гак любезны досточтимый сэр или месье…» Цивилизованный, общечеловеческий закон совершенно не учитывал технических инноваций, в частности развития радиосвязи. Досточтимый сэр или месье получали массу времени для передачи по радио всей необходимой информации. Дениц потребовал от своих людей строго соблюдать международные договоренности.

Тем не менее, Дениц дал волю нескольким молодым и очень злобным командирам, отправив их У-боты в открытый океан. 3 сентября 1939 г., всего через три часа после объявления Францией и Великобританией войны Германии, командир U-30 лейтенант Ф. Лемп обнаружил в перископ британский лайнер «Атения» водоизмещением 13 581 т. Лемп принял лайнер за вооруженный вспомогательный крейсер и влепил ему в правый борт торпеду. Взрыв прогремел в 21 ч 42 мин. Через несколько часов лайнер затонул. Германские подводные пираты открыли свой боевой счет во Второй мировой войне.

Потопление «Атении» вызвал крайне негативную реакцию во всех странах Свободного мира. Лемп же виновным себя не признавал — он вышел в атаку на вспомогательный крейсер и не был обязан уведомлять команду корабля об атаке. Споры об «Атении» не утихают до сих пор. Данный пример наглядно демонстрирует всю архаичность закона об уведомлении команд и пассажиров транспортных судов — не до того: «Топи их всех!»

Тепло и спокойно. Моряки из команды U-172 отдыхают от войны. На рубке установлена антенна радиолокатора FuMo-29.

Расчет 88-мм орудия субмарины U-172 готов открыть огонь по противнику. Наводчик смотрит в прицел, установленный слева от казенника орудия. Заряжающий дослал снаряд. Орудия являлись эффективным оружием, но использовали пушки редко. Команды предпочитали скорострельные зенитки.

За первым пущенным У-ботом на дно морским судном вскоре последовали другие корабли и транспорты противных Германии государств. Между 3 и 27 сентября (27 сентября вернулась в базу после первого боевого похода последняя «довоенная субмарина кригсмарине) люди Деница нанесли союзникам чувствительный урон. U-26 под командованием корветтенкапитана Эверта потопила три судна суммарным водоизмещением 17 414 т, U-27 корветтенкапитана Франца пустила на дно два судна водоизмещением суммарным 624 т, капитан-лейтенант Кунке со своей U-28 утопил одно судно водоизмещением 4955 т, корветтенкапитан Шухарт на U-29 потопил три корабля общим водоизмещением 19 405 (в том числе британский авианосец «Корейджес»), Лейтенант Лемп, помимо «Атении» потопил еще две плавединицы суммарным водоизмещением 9625 т. U-31 под командованием корветтенкапитана Хабексота пустила на дно две единицы суммарным тоннажем 8706. U-32 корветтенкапитана Бюхеля — два судна общим водоизмещением 5738 т. Корветтенкапитан фон Дриски на U-33 отличился, утопив три судна общим водоизмещением 5914 т. U-34 под командованием корветтенкапитана Роллмана потопила два судна общим водоизмещением 11 357 т, третий транспорт был захвачен в качестве приза. Корветтенкапитан Лотт на U-35 потопил четыре судна суммарным тоннажем 7 850 т и повредил еще один транспорт. U-53 корветтенкапитана Хейнике записала на свой счет два парохода суммарным водоизмещением 14 018 т.

Лодки 7-й флотилии в первые дни войны также отличились: U-38 корветтенкапитана Лейбе потопила два судна общим водоизмещением 16 698 т; U-41 лейтенанта Мюглера взяла два приза суммарным водоизмещением 2 172 т; U-48 корветтенкапитана Шульца пустила на дно три плавединицы суммарным водоизмещением 14 777 т.

Германская открытки времен Второй мировой войны — спуск на воду U-352 типа VIIC. Хорошо видны обводы подводной части и носовая оконечность корпуса субмарины. Пропаганда выставляла напоказ романтику службы подводников, оставляя в тени бытовые трудности экипажей У-ботов в боевых походах.

U-234 тина IXB борт о борт с U-873 типа IXD. U-873 являлась «дойной коровой» и предназначалась для снабжения боевых У-ботов в море топливом, торпедами, провизией. От способности «коров» вовремя доставить расходуемые материалы во многом зависели успешные действия У-ботов. «Дойные коровы» не имели торпедных аппаратов, однако оснащались зенитными пушками.

Свои пять копеек в копилку первого успеха внесли прибрежные лодки II серии. Корветтенкапитан Шепке на U-3 потопил два судна общим водоизмещением 2348 т, U-4 под командованием корветтенкапитана старины фон Клота-Хейденфельдта потопила три судна общей массой в 5133 т. U-6 корветтенкапитана Вейнгартнера потопила один шип водоизмещением 3378 т. U-7 корветтенкапитана Хейнделя — три шипа водоизмещением 5892 т; U-36 корветтенкапитана Фпрхлиха — два транспорта суммарным водоизмещением 2813 т. U-14 под командованием корветтенкапитана Вельнера 3 сентября атаковала польскую субмарину «Збик». Лодки U-13, U-15, U-16 и U-17 выставили магнитные мины в прибрежных водах Британских островов с целью воспрепятствовать судоходству в Британском канале.

U-254 типа VI IC выходит в боевой поход, 8 августа 1942 г. Субмариной командовал Ганс Гилардон. Лодки VII серии были много меньше лодок IX серии, но именно они составляли ядро подводного флота кригсмарине.

U-201 держит курс в базу, на рубке лодки выполнен красочный рисунок в виде двух снеговиков — личная эмблема капитана Адальберта Шнее. Обрез рубки украшен венком. На спасательном круге сделана надпись «HMS Т137». Т-137 до войны был траулером «Лээртс», с началом войны мобилизованным в британский военный флот, 25 июля 1942 г. его потопили. 88-мм орудие лодки закрыто водонепроницаемым чехлом.

Несколько У-ботов выполняли специальные задания по поиску кораблей британского военного флота и отслеживали выход неприятельских кораблей из их баз. U-12. U-15, U-16 и U-17 патрулировали в районе Великой рыболовной банки Северного моря. U-9 и U-19 находились на позициях восточнее побережья Шотландии, в то время как U-20 ушла к Норвегии с целью перехвата и утопления любых британских судов в принорвежских водах. Вышеозначенные лодки не потопили британских кораблей, но от них этого по большому счету и не требовалось. Свою задачу слежения за кораблями ВМС Великобритании они выполнили с честью.

К середине сентября 1939 г. большинство развернутых в море У-ботов исчерпали запас автономности. Торпеды были израсходованы, запасы топлива подходили к концу. У-боты направились в свои базы. U- 30, последняя субмарина «первой волны» вернулась в Вильгельмсхафен на одном дизеле 27 сентября 1939 г. Все лодки потопили 39 судов и кораблей противника. Общее водоизмещение потопленных плавсредств, по мнению Деница, составляло более 150 000 т. И это всего меньше чем за первый месяц войны! Из боевых походов не вернулось две лодки: U39 была потоплена 14 сентября, U-27 — 22 сентября.

Ущерб, нанесенный У-ботами в первые недели войны, вызвал озабоченность в кругах британского Адмиралтейства. Перед войной англичане были убеждены в том, что с помощью Асдика они ликвидируют угрозу из-под воды. Первые атаки У-ботов показали, что использование Асдика всех проблем не решает. Вообще, как показали дальнейшие события, лучшим наступательным средством для борьбы с У-ботами оказался танк Т-34. Ну а тогда, в 1939 г., британские адмиралы об этом ничего не знали и озаботились контрмерами против У-ботов. В первую очередь следовало защитить транспорты кораблями охранения. 3 сентября Великобритания объявила о морской блокаде Германии и о том, что любая обнаруженная германская подводная лодка будет беспощадно уничтожаться. Британия также обратилась за помощью к США. Официально северо-Американские Соединенные штаты оставались нейтральной стороной, но с началом войны Вашингтон тайно и явно стал оказывать помощь Лондону.

Лодка типа VIIC заправляет топливом в море гидросамолет ВV-138, 14 августа 1942 г. Такие самолеты часто взаимодействовали с У-ботами, обеспечивая их информацией о конвоях союзников. Прием топлива самолетами от лодок в море позволял увеличить время патрулирования гидропланов. Субмариной U-255 командовал капитан-лейтенант Рейнхарт Рихе. Он принял лодку 29 ноября 1941 г. и принимал участие в разгроме конвоя PQ-17. 17 марта 1943 г. Рихе был удостоен Рыцарского креста, а вскоре переведен на берег в штаб У-бот командования «Норд».

U-132, субмарина типа VIIC, лодкой командовал капитан-лейтенант Эрнст Фогельзанг. Эта темно-серая субмарина добилась успеха, действуя в Северной Атлантике в июле и июле 1942 г.

В поддержку британцев американцы организовали с 12 сентября в Атлантике так называемый «Нейтральный патруль». Нейтральный патруль призван был гарантировать безопасность мореплавания для судов нейтральных стран. На самом деле корабли военного флота США занимались поиском У-ботов. Американцы не забыли предупредить Берлин о том, что ошибочная атак корабля флота США будет считаться актом войны и немедленно приведет к ее объявлению. Наконец британское адмиралтейство ввело систему конвоев, первый трансатлантический конвой вышел с Ямайки курсом на Британские острова 15 сентября 1939 г.

Далее, британские адмиралы усилили патрулирование Атлантики с моря и с воздуха в поисках германских субмарин. Дениц очень внимательно проанализировал результаты первых боевых походов У-ботов с целью дальнейшего повышения эффективности их действий. Очевидным стал факт слишком малых размеров субмарин II серии, в силу которых они никогда бы е смогли сравняться по эффективности с лодками VII серии. В результате все три судостроительных завода, занятых постройкой У-ботов, получил заказ на изготовление только лодок модернизированного VII проекта. Эти корабли получили обозначение тип VIIA. VIIB и VIIC. Их строили в огромных количествах: лодки вступали в строй еженедельно — Гудериан скрежетал зубами и постоянно бормотал «Доннерветгер!!! Мать твою…», Гудериан бывал в России и знал заветные слова.

У-боты новых проектов обладали большим водоизмещением, почему могли принять большие запасы расходуемых материалов, включая торпеды. Их автономность возросла. Также было усилено артиллерийское вооружение. В 1940 г. стандартным субмаринами кригемарине стали корабли типа VIIC, имевшие водоизмещение в 760 т, четыре носовых и один кормовой торпедных аппарата, 88-мм и две 20-мм зенитки. Экипаж лодки состоял из 44 мореманов, предельная глубина погружения — 120 м.

В ходе первых походов высветилась еще одна проблема: ненадежность торпед, которые взрывались далеко не всегда. Данный факт позволил одному советскому борзописцу в 70-е годы XX века назвать германские торпеды «деревянным мечом адмирала Деница». Кстати, друзья в шутку называли Деница «Ленинцем», на что адмирал сильно обижался и начинал учинять всяческие безобразия. Несколько британских судов получили попадания торпед, но торпеды не взорвались. Командиры и экипажи У-ботов рисковали жизнями, выходя в атаки только затем, чтобы постучать об обшивки транспортов оголовками торпед. Дениц поручил людям из торпедного инспекторатами немедленно озаботиться проблемой.

U-I36 в Сент-Назаре, лети 1942 г. очень необычен камуфляж рубки — темно-серые диагональные линии поверх светло-серой основной окраски. В передней части рубки изображена эмблема У-бота.

Рубка субмарины U-109 типа IXB. Моряки смотрят как их корабль ставят к стенке пирса. У-бот вернулся из дальнего плавания. Просматривается разрушающий. светло-темно-серый камуфляж рубки. На рубочной платформе установлен 20-мм зенитный автомат. Лодкой U-109 командовал корветтенкапитан Ганс-Георг Фишер.

На момент начала войны на вооружении У-ботов состояли торпеды двух типов. Первая — диаметром 609 мм торпеда G7a, разработанная в 1926 г. В 1933 г. Германия приобрела в Норвегии патент на морскую торпеду «Хотен», в 1938 г. — в Италии патент на торпеду фирмы Уайтхед-Фиуме. На основе норвежского и итальянского патентов была сконструирована торпеда с взрывателем ударного действия, способная отправить на дно транспорт, не имеющей конструктивной подводной защиты. Дальность хода торпеды G7a составляла 6 км, скорость — 44 узла. Высокая скорость торпеды давалась дорогой ценой. Винт торпеды G7a вращался сжатым воздухом, пузыри которого оставляли на поверхности пенистый след, демаскируя торпеду. В результате цель успевала уклониться от атаки. Не всегда, однако. Торпеды G7a германские подводники использовали с большим эффектом. Вторая стандартная германская торпеда, G7e, при длине 6 м и диаметре 609 мм шла на дальность 6 км со скоростью 30 узлов. Винт торпеды приводил в действие электромотор, который питался от свинцово-цинковой аккумуляторной батареи. Меньшая скорость торпеды G7e по сравнению с G7a компенсировалась ее малозаметностью — следа от торпеды на поверхности воды не было. При правильном использовании такие торпеды отличались экстремальной эффективностью. Противник обнаруживал торпеду только в момент взрыва.

U-25 — субмарина пита IА. На рубке У-бота перед первым боевым походом нарисовали гигантскую акулью пасть. Лодка камуфлирована полосами темно-серого цвета по светло-серому фону. U-25 потопила девять судов союзников, прежде чем ее вывели из активной службы в августе 1940 г.

U-35 — У-бот типа VIIA, от стандартной лодки VIIA отличается видоизмененной рубкой. Поверх базовой средне-серой окраски лодка камуфлирована краской белого цвета. Первых успехов субмарина добилась в сентябре и октябре 1939 г. Три британских эсминца потопили сей У- бот 29 ноября 1939 г.

U-83 — У-бот типа VIIB. Поверх светло-серой окраски субмарина камуфлирована пятнами темно-серого цвета. Эмблема субмарины — корабль викингов. Платформа зенитного орудия расширена для удобства работы расчета.

U-711 — субмарина типа V11C поздней постройки с дополнительным бронированием рубки. Лодкой командовал Ганс-Гюнтер Ланге. Эта субмарина в основном действовала в норвежских водах. U-711 была потоплена британским аэропланом 5 мая 1945 г., но Ланге и несколько моряков сумели спастись.

U-753 — субмарина типа VIIC. У-бот полностью окрашен в серый цвет. На рубке белой краской нарисована эмблема в виде черепа с костями. «Noch und Noch» можно перевести как «всегда и снова». U-753 потопила шесть судов союзников, но и сама была потоплена союзниками в мае 1943 г.

U-565 в разрушающей камуфляжной окраске из полос светло- и темно-серого цвета. Лодка действовала в Атлантике и в Средиземном море, ее потопили 24 сентября 1944 г.

U-407 — субмарина типаа VIIC. Лодкой командовал капитан-лейтенант Эрнст-Ульрих Брюллер. У-бот оперировал на Средиземноморье и добился там определенного успеха в зиму 1942–1943 г., и летом 1943 г. U-407 эксплуатировалась 33 месяца, прежде чем ее потопили в сентябре 1944 г.

U-40 — субмарина типа IXA. Лодка разрушающе камуфлирована «рублеными» полосами светло- и темно-серого цвета. U-40A — одна из восьми субмарин типа IXA, принятых в состав кригсмарине. U-40 эксплуатировались 67 месяцев, прежде чем ее потопили в октябре 1944 г.

U-103 замыкала тройку самых результативных субмарин кригсмарине, она потопила более 30 судов союзников. Этим кораблем типа IXA командовал корветтен-капитан Шютце, пятый по результативности подводный ас кригсмарине. На рубке изображена эмблема в виде руны «S», первой буквы фамилии командира — Schutze. Руна — белая на черном фоне. U-103 потопили в январе 1944 г.

U-123 — субмарина типа IXB, в конце 1941 г. У-бот базировался на Лориен, Франция. Корабль камуфлирован полосами темно-серого цвета по светлосерому фону. U-123 пустила на дно 37 судов союзников, прежде чем погибла в июне 1944 г.

U-124 — субмарина типа IXB, четвертая по результативности подводная лодка кригсмарине. Ею командовали в разное время два капитана: корветтенкапитан Шульц и капитан-лейтенант Мор. Эмблема Шульца — цветок эдельвейса, эмблема Мора — лягушка. Обе эмблемы красовались на рубке субмарины, которая сгинула в пучинах вод в апреле 1943 г.

U-461 — «дойная корова» типа XIVA. На субмарине отсутствовали торпедные аппараты, зато на палубе было установлено довольно сильное зенитное вооружение. U-461 попала в число пяти «дойных коров», потерянных с мая по октябрь 1943 г.

Моряки из команды U-234 типа ХВ расслабляются прямо на палубе своего корабля, У-бот находится в базе. На стоянках в портах командам выделялось жилье казарменного типа на берегу, но многие моряки предпочитали обитать в своих субмаринах. Для приема пищи на палубе лодки установлены столы, 88мм орудие демонтировано.

Субмарина U-582 типа VIIC, ею командовал капитан- лейтенант Вернер Шульце. Снимок сделан в августе 1942 г. после возвращения корабля из успешного боевого похода. Американский флаг снят с транспорта «Стела Оэйкс», потопленного в 8 ч 46 мин 22 июля 1942 г., в тот же день в 20 ч 12 мин субмарина потопила еще одно американское судно — «Гонолулу». На перископе закреплены победные флажки.

Масса боевой части у обеих торпед составляла 304 кг. Боевая часть комплектовалась контактным взрывателем или новым магнитным детонатором. Контактный взрыватель срабатывал при ударе головной части торпеды о корпус корабля-цели. Магнитный взрыватель активизировало создаваемое кораблем-целью магнитное поле, в этом случае торпеда чаще всего находилось под кораблем, поэтому взрыв торпеды происходил под килем, что причиняло кораблю гораздо большие разрушения, чем взрыв у борта.

После изучения особенностей торпед, люди из торпедного инспектората пришли к выводу, что реально торпеда идет на глубине примерно на 30 см большей, чем глубина, установленная торпедистами перед пуском. В результате повышалось вероятность прохождения торпеды под килем корабля или судна. С таким выводом не согласился ряд командиров У-ботов, акустики которых слышали удары торпед о корпуса судов, но не фиксировали взрывов.

Группа офицеров субмарины U-201 наблюдает как их корабль покидает базу. Офицеры заняли места, наиболее удобные для наблюдения. На переднем плане — турель под 20-мм зенитный автомат, сама пушка снята. U-210 — субмарина типа VIIC.

U-332 типа VIIC вернулась из боевого похода, моряки команды столпились на мостике. Субмариной U-332 командовал капитан- лейтенант Иоханнес Лейб, потопивший в Северной Атлантике в 1942 г. несколько судов союзников.

Дениц потребовал от торпедного инспектората провести дополнительный анализ и установить точную причину отказов торпед. С другой стороны, Дениц наказал своим пиратам заниматься войной, а не обсуждением технических недостатков оружия, даже если вероятность отказа этого оружия составляет 30–40 %. Понятно, что Дениц отдал такой приказ не от хорошей жизни: по его собственным оценкам «недопотоленный» тоннаж кораблей и судов по причине неисправностей торпедного оружия мог составить порядка 300 000 т или даже еще больше.

И еще одна проблема, которую выявили первые боевые походы У-ботов, оставалась перед командующим подплавом: законы войны на море безнадежно устарели. Вышестоящее командование требовало топить только и исключительно корабли и суда союзников. Для уверенного определения национальной принадлежности (союзники или нейтралы?) в большинстве случаев требовалось всплывать и осматривать плавсредство визуально с короткой дистанции. Транспорты нейтралов требовалось перед потоплением остановить и досмотреть на предмет наличия военной контрабанды, в случае отсутствия контрабанды — отпустить. В случае наличия контрабанды — организовать спасение экипажа и пассажиров и только затем топить.

Усталая подлодка из глубины пришла домой — потрепанная атлантическими штормами U-269 типа VIIC входит в Берген, Норвегия, 1942 г. Лодкой командовал славный малый Кирл-Генрих Харлфингер.

Проводы субмарины U-405 типа VIIC в поход. Субмариной командовал капитан-лейтенант Рольф-Генрих Хопман, одержавший немало побед в северном море и Атлантике зимой 1943 г.

Все командиры У-ботов отмечали, что капитаны транспортов, вне зависимости от их национальной принадлежности, в случае обнаружения подводной лодки немедленно сообщают о субмарине по радио. Радиоособщения вызывают немедленную реакцию со стороны противолодочных средств противника. В результате многократно возрастает опасность для У-бота и его команды. Германия рисковала в короткий срок потерять прекрасные подводные корабли с отлично подготовленными экипажами. Данный факт осознавал не один Дениц. На войне — как на войне, в октябре 1939 г. командирам лодок разрешили топить любые корабли и суда в случае, если они начинают вести радиопередачи, в любые плавсредства в Северном и Балтийском морях командиры «ботиков» получили право топить без предупреждения. Фактически началась неограниченная подводная война, хотя — еще не тотальная. Первый шаг к неограниченной тотальной подводной войне, однако, был сделан.

U-407 в пятнистой камуфляжной окраске, пятна темно-серого цвета по светлосерому фону. Корпус ниже ватерлинии обычно окрашивали в красный цвет, ватерлиния — черная. Кораблем U-407 командовал капитан-лейтенант Эрнст-Ульрих Брюллер. Зимой 1942 г. и летом 1943 г. Брюллер добился весомых успехов, оперируя в Средиземном море.

U-231 типа VIIC у достроченной стенки военно-морской верфи в Киле. Деревянные конструкции призваны скрыть субмарину от любопытных взоров авиаторов союзников, эти парни обладали дурными манерами: увидят чего-нибудь интересное и давай по нему бомбами кидаться. Удача отвернулась от U-231 сразу: субмарина почти не имела успехов и была быстро потоплена в северной Атлантике при атаке конвоя SL-144 патрульным «Веллингтоном» из 172-й эскадрильи. Многих членов команды У-бота удалось спасти кораблям охранения конвоя.

Дениц считал, что поступление от промышленности новых У-ботов, решение «торпедной проблемы» и усовершенствование законодательства в части подводной войны на море позволит провести второй массовый боевой поход субмарин с еще большим эффектом, даже не смотря на введение англичанами системы конвоев. Одна из лодок, U-31, атаковал британский конвой в Бристольском канале 16 сентября, донесение командира лодки об этой атаке тщательно изучили в штабе подводных сил кригсмарине и пришли к выводу, что тактика «волчьих стай» позволяет эффективно действовать против конвоев. Дениц решил направить для координации действий «волчьих стай» на некоторые лодки в поход старших офицеров своего штаба, эти лодки уходили для патрулирования в районы, где появление конвоев считалось наиболее вероятным. В случае обнаружения конвоев на старших офицеров возлагалось командование группами субмарин.

U-528 типа IXC, субмарина припя./а участие в крупнейшем сражении с атлантическими конвоями, имевшем место весной и в начале лета 1943 г. U-528 была обнаружена и потоплена охранением конвоя OS-47 11 мая 1943 г.

U-136 входит в бетонированное укрытие к порту Сент-Назер, Франции. В одном укрытии помещалось одновременно две подводных лодки. Бетон не пробивался даже при прямых попаданиях авиабомб. U-136 — субмарина типа VIIC.

U-404 шипа V1IC, погрузка торпед, Франция.

U-703 типа VIIC, лодкой командовал капитан-лейтенант Гейнц Бифельд. Субмарина вышла в точку рандеву с гидропланом Bv-I38C–I/UI, вероятно из 1(F) SAGr-130, действовавшей из Тронхейма. Гидросамолеты использовались для доставки на субмарины приказов, почты и др. Рандеву лодок и самолетов, как правило, назначали в норвежских фьордах. На переднем плане — 20-мм зенитка С/30.

U-235 типа VIIC. Лодка имеет усиленное зенитное вооружение из одного 20-мм автомата на верхней платформе и счетверенной 20-мм пушки на нижней. Счетверенные зенитки являлись крайне эффективным оружием, но в силу значительной массы, их монтаж сильно смещал центр тяжести субмарины, снижая остойчивость лодки в надводном положении. U-235 была потоплена авиацией союзников в Киле 14 мая 1943 г., но потом ее подняли и отремонтировали. Окончательно лодку случайно отправил на дно германский торпедный катер 14 апреля 1945 г.

Лодки подремонтировали, команды набрались сил и шнапса — в начале октября флот Дениц снова был готов к выходу в море. Зоны патрулирования остались прежними, но несколько У-ботов направили в воды к западу от Британских островов для перехвата конвоев и одиночных судов на маршрутах между Европой и Северной Америкой. Другие субмарины развертывались в Северном море, на Балтике, в Ла-Манше и у берегов Испании. Для одной лодки, U-47, командир Гюнтер Прин, у Деница нашлось специальное задание. Прину командующий поручил скрытно проникнуть в главную базу Гранд Флита — Скапа-Флоу — и атаковать любые британские корабли на якорных стоянках. Речь шла прежде всего о морально-политической акции: германские субмарины способны топить британские корабли в их главной базе! Ожидалось, что в случае удачи Прина, адмиралтейство переведет Гран Флит дальше от берегов Германии.

В док после боевого похода входил субмарина типа VIIF. Командир отдает приказы портовикам посредством рупора. Экипаж жаждет отдыха, горячей еды, шнапса, пива и грязных теток в чистых постелях.

Субмарина U-269 покидает порт, впереди — очередной боевой поход. У-ботом командовал капитан-лейтенант Харльфингер, лодка оперировала в Северной Атлантике и на Средиземноморье. Необычно полное отсутствие зенитного вооружения на корабле. Возможно корабль отправляется в экспериментальное плавание, связанное с испытанием очередного чудо-оружия.

Гюнтер Ирин проходил по разряду удачливых и агрессивных командиров У-ботов. Удача не изменила Прину — в ночь с 13 на 14 октября его лодка прошла в Скапа-Флоу, но тут Прин лопухнулся. В гавани на якорях стояли едва ли не все лучшие корабли Гранд Флита, а Прин всадил торпеды в старинный линкор «Ройал Оук». Взрывы торпед вызвали в главной базе британского флота хаос, в условиях которого Прин благополучно унес ноги. Рейх встретил Гюнтера Прина как величайшего героя всех времен и народов.

Пока Гюнтер Прин ощипывал англичан на предмет лавровых листьев для своего венка, командиры остальных У-ботов занимались настоящей боевой работой. Лодки вышли в районы патрулирования, где немедленно приступили к жатве. Такая страда сильно не понравилась союзникам. Одним из первых боестолкновений второго раунда подводной войны стала атака конвоя HG- 3, обнаруженного У-ботом 10 октября. Координаты конвоя командир лодки немедленно передал по радио в штаб Деница. Девять лодок получило приказ из штаба собраться в одну «волчью стаю» и нанести удар по конвою. Группировку подводных сил возглавии фригатенкапитан Вернер Хартман (Хартман, да — не тот), который находился на борту U-36. Вернер Хартман был как раз одним из тех старших офицеров, которых Дениц отрядил в поход специально для координации действий волчьих стай.

Девятка субмарина начала группироваться вокруг конвоя. Однако на трех У-ботах случились поломки по механической части, а четвертая лодка, U-40, подорвалась на мине и утонула по дороге к точке рандеву. В точке рандеву собралось пять субмарин. Стая разгромила конвой. U-37 фригатенкапитана Хартмана потопила восемь судов суммарным водоизмещением 35 306 т, U-45 корветтенкапитана Гелхаара — два судна общим водоизмещением 19 313 т, U- 46 корветтенкапитана Зольхера — один транспорт водоизмещением 7028 т, U-48 корветтенкапитана Шульца — пять судов водоизмещением 37 153, наконец U-42 под командованием корветтенкапитана Дау отправила на дно Атлантики транспорт водоизмещением 4803 т. Хотя конвой не был защищен кораблями охранения, к месту избиения подошли находившиеся в этом районе британские корабли, которым удалось потопить U-42 и U-45. Несмотря на гибель двух У-ботов, атака конвоя имела огромный успех. Пять лодок менее чем за час пустили на дно 17 транспортов общим водоизмещением более 103 000 т.

Свой маленький бизнес делали другие У-боты. U-12, U-16, U-19, U-23, U-24, U-31 и U-33 выставили магнитные мины в прибрежных водах Британских островов. Из похода не вернулась U-16, но мины сработали на славу: на них подорвались и затонули суда суммарным тоннажем 27 887, суммарный тоннаж транспортов, получивших повреждения от подрыва на минах, составил 13 647 т.

U-873, лодка типа IXD. Рядом с ней — U-234 типа ХВ. Субмарины швартовались борт к борту исстари во всех флотах мира.

Капитан-лейтенант Коаус Баргштейн, командир U-521, в плену. Вероятно снимок сделан в концлагере Форт-Юстис, шт. Вирджиния. Субмарину U-521 потопил катер РС-565 2 июня 1943 г. недалеко от Норфолка, шт. Вирджиния.

Четыре У-бота были развернуты западнее Оркнейских островов с задачей поиска и уничтожения кораблей британского флота. U-56 под командованием корветтенкапитана Зана обнаружила несколько британских линкоров. Зан выпустил торпеду по «Нельсону». Торпеды не взорвались, линкор продолжил свой путь, даже не заметив торпедной атаки. Зан, тем временем, перечислил всех близких и дальних родственников конструкторов торпеды до седьмого колена. Действия субмарин U-13, U-59 и U-56 в том походе признали успешными, хотя субмарины и не потопили британских кораблей, но два У-бота пустили на дно четыре транспорта суммарным водоизмещением 6136 т.

Наконец, последняя группа из трех У- ботов (U-25. U-34, U-53) действовала в районе Гибралтара, где обнаружила несколько кораблей противника. U-25 фрегаттенкапитана Шютце потопила транспорт водоизмещением 5874 и, U-34 корветтенкапитана Роллмана — четыре судна суммарным водоизмещением 16 546 т.

По израсходованию боекомплекта и выработке топлива субмарины стали поворачивать к берегам Германии. Во втором походе германских субмарин многое делалось впервые. Впервые германская подводная лодка проникла в Скапа Флоу и атаковала стоявший на якоре британский линкор. Впервые на практике была опробована тактика «волчьих стай». По- прежнему отмечалась «торпедная проблема», в результате которой «недопотопленными» оказалось большое количество транспортов и один линкор.

Команды У-ботиков встречали на берегу со всей возможной помпой. Гюнтер Прин стал национальным героем, его называли не иначе как «Бык Скапа Флоу», наградили Железным Крестом первого класса. Чуть позже Адольф Гитлер лично вручил Прину рыцарский крест. Деятельность У-ботов оказалась в центре внимания средств массовой информации Третьего Рейха. 1 октября Дениц стал адмиралом и не просто командующим подплавом, а главнокомандующим!

В-24 «Либерейтор» Берегового командования RAF в патрульном полете над Атлантикой. Именно такие четырехмоторные гиганты сумели закрыть «Великую Атлантическую брешь», положив тем самым конец пиратским действиям германским субмарин против союзных конвоев. Данный вариант «Либерейтора» вооружен пулеметами и неуправляемыми ракетами, самолет оснащен радиолокатором, антенны которого установлены под обоими консолями крыла и в носовой части фюзеляжа. Под правой консолью крыла подвешен мощный прожектор.

U-172 вводят в порт буксирами. У-боты в силу длинных и узких корпусов плохо управлялись в портовых узостях. Лодки типа IXC легко идентифицируются по довольно широкой палубе.

Успехи — успехами, но проблемы оставались. Прежде всего — торпеды. Тактика «волчьих стай» доказала свою эффективность, но только в атаке, а не в обороне. Кроме того, в море работала единственная «волчья стая», а Дениц хотел развернуть несколько стай, чтобы «закрыть» ими обширные акватории Атлантики. Только одновременный разгром нескольких конвоев сразу мог подоврать жизненно важное для англичан судоходство через Атлантику. Главкому требовалось большее, чем имелось в его распоряжении, количество подводных кораблей торпедного назначения. Для увеличения количества вводимых в строй У- ботов было необходимо пересмотреть кораблестроительную программу, сместив приоритет в сторону развития подводного флота. Пока же ввод в строй новых У-ботов даже не восполнял потери. А тут еще противный Гудериан со своими танками…

Дениц со своим штабом решал возникшие проблемы в то время как вернувшиеся из похода лодки ремонтировались, а их экипажи придавались заслуженному отдыху. Снова У-боты отправились в море в ноябре. Пять субмарин патрулировали водное пространство в районе Оркнейских островов, несколько лодок плавало вдоль и поперек Ла-Манша, еще 13 У-ботов держалось у восточного побережья Британского острова. Небольшие субмарины ставили мины на маршрутах прибрежного британского судоходства. Некоторое количество лодок находилось в самостоятельном поиске торговых судов. Еще три У-бота несли вахту на западных подступах к о. Великобритания.

Разбитая авиацией при налете на Сент-Назер 29 июля 1943 г. субмарина U-614. Лодкой командовал капитан-лейтенант Вольфганг Штратер. В феврале 1943 г., патрулируя Атлантику, Штратер потопил несколько судов союзников.

Моряки из команды 11-511 типа IXC заняты тяжелой работой на верхней палубе субмарины. Все одеты в рабочую тропическую одежду. Летом 1943 г. эта субмарина доставила в Японию вице-адмирала Номуру. Командовал U-511 капитан-лейтенант Фридрих Штейнхофф.

Не взирая на тяжелую зимнюю погоду, «деревянные» торпеды и уменьшенное в этот раз количество находившихся в море субмарин, экипажи У-ботов действовали храбро решительно, умело и агрессивно, в точном соответствии с приказом, но инициативно. Экипажи уже приобрели ценный боевой опыт. Неудивительно, что и третий поход германских лодок привел к закономерному успеху: торпедировано судов на сумму 98 401 т, еще 22 472 т корабельного железа подорвалось на выставленных германских субмаринами минах. Из боевого похода не вернулась только одна лодка — U- 35, потопленная 29 ноября британским эсминцем восточнее Шетландских островов. Общий счет подводников впечатляет, но за вест поход У-боты ни разу не перехватили конвой противника и ни разу не действовали в составе «волчьей стаи».

К концу 1939 г. командам У-ботов было чем гордиться. Моряки так и говорили: «Попал на подводную лодку — гордись, не попал — радуйся!» Они — гордились! Еще бы: сравнительно небольшое количество У-ботов противостояло едва ли не всему британскому военному флоту, самому мощному на тот момент в мире. Субмарины нанесли очень чувствительные потери как военному флоту, так и торговому судоходству противника. Германские моряки доказали правильность тактических концепций использования подводных сил, отработанных в предвоенные годы, и показали англичанам, что их хваленый асдик не ставит крест на успешной боевой работе У-ботов и У-ботиков. Боевой дух команды У-ботов улетел в недосягаемые высоты… В то же время, подводники во главе со своим легендарным главкомом Карлом Деницем жаждали получить от промышленности новые, еще более совершенные, подводные корабли и новые, лишенные недостатков, торпеды. В этом случае подводные силы могли поставить на колени Великобританию и выиграть войну.

У штаба Деница имелись резоны для оптимизма. Хорошо стала работать служба радиоразведки, которая научилась определять не только местоположение, курс и скорость хода конвоев и но даже координаты отдельных судов. Такая информация немедленно передавалась в штаб подводных сил кригсмарине. Штабисты «рисовали» близкую к реальному положению картину оперативной обстановки в различных районах Атлантики. Информация о конвоях передавалась находящимся в океане У-ботам.

U-960 у борта судна снабжения. Транспорт камуфлирован. В конечном итоге немцам из-за высоких потерь пришлось отказаться от снабжения лодок в море надводными судами и перейти на снабжение посредством «дойных коров».

«Головка» экипажа U-602 типа VI 1C собралась на мостике для лучшего наблюдения при вводе субмарины в акваторию порта. Команды У-ботов не отличались многочисленностью, каждый человек выполнял строго определенные обязанности. От мастерства и профессионализма каждого зависела жизнь всех. Люди часто работали как машины. Любая ошибка грозила гибелью субмарины вместе с командой. В белых перчатках и фуражке с белым верхом — командир лодки капитан-лейтенант Филипп Шулер.

В начале 1940 г. германские субмарины в четвертый раз покинули базы, дабы приступить к диверсиям на путях британского судоходства. В Северную Атлантику ушли U-25, U-44, U-5I и U-55. Этими ботами командовали ветераны и вскоре они открыли боевой счет в очередном боевом походе. Фрегатенкапитан Шюице потопил судов на сумму 27 335 т. U-44 под командованием корветтенкапитана Маттса отправила на дно восемь транспортов суммарным водоизмещением 30 885 т. U-51 корветтенкапитана Кнорра утопила в океанском бульоне два транспорта общим тоннажем 3143 т. Уровень Мирового Океана несколько повысился, после того как на его дне нашли пристанище шесть шипов (суммарное водоизмещение 15 853 т), торпедированных U-55 под командованием корветтенкапитана Хейделя. Увы, в ходе выполнения своей последней атаки U-55 была обнаружена британскими кораблями и самолетами, лодку команде пришлось затопить.

Другие У-боты в количестве 18 штук были развернуты на позициях вдоль восточного побережья Великобритании. Несколько кораблей и судов они потопили, но их командиры опять доносили о частых отказах торпедного оружия. Еще два подводных корабля, U-31 и U-34, выставили минные банки на подходах к Фалмуту и Лох-Эй.

Субмарины U-26, U-37 и U-48 ушли в Атлантику с наказом найти британскую авианосную группу, примерное местоположение которой определила радиотехическая разведка. Несмотря на точную информацию, подводники отыскать авианосцы не смогли. Пока три У-бота гонялись по Северной Атлантике за призрачными авианосцами, шесть других субмарин вышли в начале февраля в воды Северной Атлантики с задачей топить транспорты. За несколько дней эти У-боты пустили на дно 47 000 т корабельного железа.

V-SS2 Эрика Топа прибыла во французский порт. Подводников встречают как героев. На субмарине подняты флаги расцвечивания. Все довольны. С1943 г. поводов для радости подводников Рейза становилось все меньше и меньше. Тоннаж потопленных судов союзников неуклонно снижался, а собственные потери постоянно росли.

2cm С/30 Flak

U-376 капитан-лейтенанта Фридриха-Карла Маркса. Герр Маркс отдает честь подводникам, отдавшим свои жизни за свободу и независимость Рейха. Платформу с зенитной 20-мм пушкой в среди у-ботчиков именовали «winter-garten» — зимний сад.

В середине февраля 1940 г. Дениц сформировал еще одну группу из пяти подводных лодок, которой стал командовать с боевого поста U-37 фрегатенкапитан Хартман. Перед Хартманом стояла задача поиска и уничтожения конвоев. Районом патрулирования определили испанские воды. Все У- боты заняли позиции в течение одной недели. Район патрулирования выбирался на основе информации радиотехнической разведки. Радиоперехват обнаружил два конвоя в непосредственной близости от завесы германских субмарин. Денниц немедленно сообщил ценную информацию Хартману. Хартман, тем не менее, ни одного конвоя так и не нашел, но в ходе поиска его хищники пустили на дно четыре подвернувшихся под торпеды единичных транспорта. Не обошлось без потерь — Хартман потерял две лодки: U-53 и U-54 — англичане усилили активность своих противолодочных сил в связи с проводкой конвоев.

18 февраля 1940 г. германский флот приступил к проведению операции «Нордмарк» — выходу крупных надводных сил в северное море. Штаб кригсмарине рассчитывал нанести ощутимый ущерб судоходству на линии Британия — Норвегия. Помимо надводных кораблей к операции привлекли семь У-ботов. Субмарины потопили 13 судов и кораблей, включая один эсминец.

У-боты продолжали бороздить глубины Северного моря до конца февраля. U-63 под командованием лейтенанта Лоренца обнаружила конвой HN-14, но прежде чем лейтенант вышел в атаку, его лодку потопили корабли охранения конвоя. Команды субмарин U-14, U-17 и U-20 оказались более удачливыми. Между 29 февраля и 9 марта 1940 г. три У-бота обнаружили и потопили шесть судоходов союзников на сумму 16 456 т.

В начале марта U-28, U-29 и U-32 ушли в море с задачей на минные постановки в районах, прилегающих к основным британским портам. Минные банки были выставлены у Портсмута, Ньюпорта и Ливерпуля. Практически сразу после минных постановок, на минах подорвалось два транспорта. На обратном пути субмарины потопили торпедами еще два судна, боевой счет мог бы стать и большим, кабы не «деревянные» торпеды.

Еще одна германская почтовая карточка времен Второй мировой войны. Три У-бота в порту. В годы войны команды У-ботов стараниям людей из ведомства доктора Геббельса приобрели героическую репутацию. Такого рода открытки были весьма популярны в среде обывателей Третьего Рейха.

5 марта Дениц отдал приказ своим командирам сконцентрировать усилия на потоплении кораблей британского флота — готовилось вторжение германских войск в Норвегию. Девять лодок сбились в стаю в районе Оркнейских и Шетландских островов. В ходе патрулирования У-ботчики обнаружили только один линейный крейсер. U-44 было заняла позицию для атаки, но была быстро обнаружена и потоплена эсминцами охранения крейсера. Кораблей лодки так и не потопили, зато пустили на дно шесть транспортов суммарным водоизмещением более 15 000 т.

Во второй половине марта Дениц отправил на охоту за британскими и французскими субмаринами в северном море 13 своих У-ботов. Такие задачи для субмарин того времени представляли собой исключительную сложность. В ходе патрулирования немцам не удалось обнаружить ни одной субмарины союзников, но по ходу дела У-боты потопили шесть транспортов суммарным водоизмещением более 12 000 т. По иронии судьбы одна из отряженных на охоту за субмаринами лодок, U-22, в проливе Скагеррак (севернее Дании) была таранена неприятельской подводной лодкой. U-22? Она утонула.

В апреле 1940 г. действия У-ботов были ориентированы, прежде всего, на обеспечение оккупации Норвегии германскими войсками. Субмарины патрулировали на судоходных маршрутах между Норвегией и Великобританией с задачей обнаружения и потопления любых кораблей и судов противника. U-38 торпедировала британский крейсер «Эффингхэм», a U-47 знаменитого Гюнтера Прина — линкор «Уорспайт». Отказы торпед помешали немцам потопить крейсер и линкор. U-24 заняла позицию для атаки крейсера «Йорк», но была вынуждена, в силу агрессивных действий кораблей охранения, отказаться от атаки.

У-боты продолжали действовать в норвежских водах до конца апреля. К концу норвежской кампании большинство субмарин нуждалось в ремонте и пополнении запасов. За несколько месяцев войны субмарины износились до такой степени, что некоторые из них даже после ремонта приходилось передавать в учебную флотилию, так как выход в боевые походы на таких кораблях был бы связан с чересчур большим риском. Небольшое количество У-ботов продолжало действовать в Северном море, но большая часть лодок до июня-месяца 1940 г. находилось в базах. К июню очередной жертвой блицкрига стала Франция. Панцеры Гудериана обеспечили Деница удобными базами на атлантическом побережье Франции. Теперь маршруты выдвижения У- ботов на позиции в Атлантики появилась возможность сократить на 450 миль, а на прибрежных аэродромах люфтваффе ныне могло сосредоточить патрульные самолеты дальнего действия вроде Fw-200 «Кондор». Такие самолеты не только вели в океане поиск судов и кораблей союзников, но и атаковали их. Координаты обнаруженных авиацией плавсредств передавались на У-боты. С потерей Франции, британский флот вынужден был отрядить часть своих скудных средств на прикрытие подходов к Британии с юга. Сложившаяся обстановка в высшей степени благоприятствовала действиям германских подводных сил. В истории сохранилась фраза одного подводника: «Тут нам поперло!» Наступили счастливые времена германского подплава. В июне У-боты отправили на дно 58 кораблей и судов на сумму 248 000 и, в июле — 38 шипов суммарным водоизмещением 196 000. «Бот, бот!!!», — возбужденно кричали подводники. Гудериан меланхолично протирал монокль…

U-560 типа VllC y пирса в кампании других подлодок. Субмарина U-560 ничем особенным себя не проявила, хотя ее командир наверное был славным малым и конечно героем. Субмарину затопил в Киле 3 мая 1945 г. собственный экипаж, дабы лодка не попала в руки союзников исправной.

U-464 типа XIVA, «дойная корова». С пустыми трюмами борт субмарины высоко поднимается над водой. Всего в годы войны было построено десять лодок типа XIVA, три из них погибли в 1943 г. всего за шесть дней. Главной проблемой при снабжении оставалась необходимость длительного пребывания на поверхности в ходе передачи топлива, торпед, провизии и т. д. Закрытие Великой Атлантической бреши четырехмоторными патрульными самолетами союзников сделало длительное нахождение У-ботов на поверхности невозможным.

Неспособность британской ПЛО эффективно противоборствовать угрозе из-под воды в еще большей степени подняла боевой дух команд У-ботов. В этот период с судостроительных заводов начали прибывать новые лодки VII серии. Торпедный директорат разработал надежный контактный взрыватель для торпед, от магнитных взрывателей отказались. Наконец, 17 августе фюрер Гитлер развязал своим подводникам руки, объявив о начале тотальной блокады Британских островов. Теперь командиры У- ботов получили полное праву сразу и навсегда топить любое судно или корабль в водах, прилегающих к Британии.

Один Карл Дениц выглядел несчастным на этом празднике жизни. Да его лодки топили корабли и суда, но они не громили конвои. Отдельные суда торпедировались отдельно взятыми лодками. Тактика «волчьих стай» не срабатывала и главком никак не мог разобраться в причинах: то ли не верна сама концепция, то ли дело в уровне подготовки экипажей, то ли — в конструктивных особенностях подводных лодок. В августе у Деница наконец появился шанс проверить свою теорию практикой.

U-460 типа XIVA дозаправляет U-135, лодку типа VIIC. Топливный шланг переброшен с кормы «дойной коровы». Такие рандеву старались «поймать» корабли и самолеты ПЛО союзников.

30 августа 1940 г. германская разведка установила местонахождение конвоя SC-2. Все находившиеся поблизости У-боты получили приказ немедленно следовать к конвою. Таковых было четыре штуки. Эти четыре У-бота за несколько дней потопили пять судов из состава конвоя общим тоннажем 20 943 т. Атаки на конвой пришлось прекратить, так как к месту сражения подтянулись корабли ПЛО, усилилась активность авиации. 20 сентября в том же районе субмарина U-47 обнаружила конвой НХ-79. Дениц немедленно собрал новую волчью стаю — десять лодок. Несколько дней волки кусали конвой. Конвой потерял 12 судов из 41, 77 862 т. У-боты также потопили один эскортный корабль из конвоя SC-3, который пришел на помощь конвою НХ-79.

Тяжелые потери охраняемого конвоя заставили союзников пересмотреть стратегию противолодочной обороны. Всего в августе — сентябре У-боты пустили на дно 59 шипов суммарным водоизмещением более 268 000 т. Концепция «волчьих стай» сработала! Дениц считал, что удалось нащупать путь к победе: следует топить судов больше, чем промышленность союзников может строить. Результаты августа — сентября вроде показывали достижимость такого результата. Надо только побольше У-ботов и чуток удачи командам. «Панцер, панцер», — твердил Гудериан: «Сталь дефицитную переводите!»

Волчьи стаи закрепили успех в октябре 1940 г., хотя погода отнюдь не благоприятствовала деятельности подводных кораблей: 63 корабля общей массой более 352 000 т ушли на дно, правда из походов не вернулось шесть субмарин. В ноябре усталым подлодкам и измученным экипажам потребовались ремонт и отдых. Именно в то время родилась знаменитая песня: «Когда усталая подлодка из глубины идет домой…» Теплые летние денечки сменились холодными зимними штормами. Тем не менее, хотя основные силы У-ботов находились в ноябре в базах, ущерб судоходству союзников, причиненный германскими субмаринами, в предпоследнем месяце 1940 г. составил 32 шипа общим водоизмещением 147 000 т. В декабре У-боты записали на свой счет еще 213 000 потопленных кораблей и судов.

К концу 1940 г. люди Деница самым серьезным образом ограничили военные усилия союзников. Потери в тоннаже перевалили четверть миллиона тонн, такое количество потопленных судов союзники восполнить не имели возможности. Продолжай Дениц в том же темпе — и Англия протянет ноги. У союзников просто не имелось совершенных кораблей ПЛО, охотников за субмаринами. Для проектирования и постройки таких кораблей требовалось немало времени. Пока таких кораблей не появилось, британским адмиралам пришлось кланяться адмиралам американским и просить у них в качестве временной меры эсминцы постройки Первой мировой войны в обмен на предоставление военных баз на подконтрольных Британии территориях. Союзники значительно усовершенствовали систему конвоев — тяжелые потери транспортов подвигли Адмиралтейство на запрет одиночного плавания, только в составе конвоев, хотя охрана конвоев отнюдь не гарантировала безопасного плавания. Самым результативным средством борьбы с подводными лодками зарекомендовали себя самолеты. Все больше и больше самолетов уходило в патрульные полеты с целью поиска У-ботов.

Успехи германских субмарин в сентябре — ноябре заставили союзников осознать всю угрозу, исходящую из-под воды. Союзники сделали систему противолодочной обороны еще более систематической. В сентябре США взяли на себя обязательства обеспечивать безопасность конвоев в Западной Атлантике, в то время как англичане сконцентрировали свои усилия на охране конвоев в восточной части Атлантического океана. В результате количество сил ПЛО в восточной части Атлантики возросло вдвое.

U-220 типа АВ входит в порт, трюмы корабля пусты, поэтому палуба находится очень высоко над водой. Вид впечатляющий, однако в позиционном или в надводным положении с частично заполненными балластными цистернами лодка выглядит совсем небольшой. Субмарины — это такие айсберги или Айзеньерги, небольшие, но очень злобные и смертельно опасные. Лодкой U-220 командовал обер-лейтенант Бруно Барбер, в октябре 1943 г. Барбер предположительно потопил два транспорта союзников.

Из боевого похода возвращается U-333 Петера Эриха Кремера. На перископе подняты три флажка по числу потопленных судов. На флагштоке гордо реет флаг кригсмарине. Краска на рубки сильно содрана соленой океанской водой. Палубное 88-мм орудие и 20-мм зенитка находятся в хорошем состоянии — вряд ли из них стреляли во время похода.

Флот смог выделить для эскортирования конвоев дополнительные силы эсминцев, поскольку исчезла угроза вторжения в Англию с континента. 4 декабря 1940 г. Береговое командование RAF было передано в оперативное подчинение Адмиралтейства, что позволило более эффективно и в больших масштабах использовать авиацию для борьбы с подводными лодками, в том числе привлекать самолеты к эскортированию самых важных конвоев.

Британской разведке удалось расколоть шифры кригсмарине. Теперь командование британского флота едва ли не ежедневно получала самую точную информацию о координатах находившихся в море-океане У- ботов. Тем временем британское научное сообщество напряженно работало в области создания новейших средств обнаружения субмарин под водой. В январе 1941 г. появился малогабаритный радиолокатор, пригодный для установки на самолеты и небольшие корабли. Радиолокатор позволял обнаруживать подводные лодки в надводном положении за пределами дальности визуального наблюдения. Также удалось создать радиопеленгационную аппаратуру, которая обнаруживала субмарины и пеленговала их во время радиосеансов. Ошибка при пеленгации не превышала 25 миль — в масштабах океана совсем немного.

Англичане также централизовали обработку разведывательной информации в отношении У-ботов, получаемой от различных источников.

Большинство У-ботов были вооружены 88-мм орудиями, иногда на палубах стояли орудия и более крупного калибра. Эта пушка с собственным именем «Spatz» установлена на палубе U-406 типа VIIC. Расчет орудия состоял из трех человек: наводчика, заряжающего и подносчика снарядов. Когда воздушная мощь союзников возросла, артиллерийское вооружение субмарин пришлось усиливать.

U-960 типа VIIC идет в одном строю с другими субмаринами. За рубкой установлена спаренная 20-мм зенитная автоматическая пушка. Обычно У-боты покидали и возвращались в базы под прикрытием самолетов и надводных кораблей.

Понятно, что результаты противолодочных усилий союзников сказались в полной мере только через несколько месяцев, а пока У-боты по-прежнему представляли собой смертельную для существования Великобритании угрозу. Угроза эта особенно велика была в акватории, известной как «Атлантическая брешь» — пространство протяженностью примерно в 300 миль, которое не перекрывал радиус действия патрульной авиации, базирующееся на востоке и на западе Атлантического океана. Немцы быстро определили недоступный для базовых патрульных самолетов сектор Атлантики, после чего эта зона стала излюбленными охотничьими угодьями для У-ботов. В ответ союзники привлекли к поиску субмарин особо крупные самолеты вроде бомбардировщика Консолидейтед В-24 «Либерейтор» или летающей лодки Шорт «Сандерленд». Такие самолеты сократили размеры бреши, но не закрыли ее совсем. К тому же тяжелых самолетов не хватало.

Пока союзники готовили свои мероприятия по обороне конвоев в следующем году, немцы занимались своей работой. Дениц отметил выдающиеся успехи своих людей, но преминул указать, что большие успехи возможны лишь при большем количестве лодок. В январе промышленность сдала флоту одиннадцать новых У-ботов, в результате количество боеспособных субмарин возросло до 120. Промышленность наращивала темпы постройки подводных лодок, но Денниц все равно считал темпы постройки непозволительно медленными. Дениц хотел иметь в море одномоментно максимальное количество У-ботов. В идеале главком жаждал видеть в Северной Атлантике одновременно две — три группы субмарин по десятку лодок в группе.

Хотя количество лодок росло, их командиры по-прежнему испытывали трудности с определением местоположения конвоев. Штормовые условия плавания в Северной Атлантике, улучшение противолодочной обороны позволили союзникам провести множество конвоев мимо германских субмарин, которые так и не нашли союзные корабли и суда. Как бы то ни было, но в январе У-боты потопили 21 шип суммарным водоизмещением 127 000 т, а в феврале — 39 общим тоннажем 197 000 т. В большинстве своим то были суда, отставшие от конвоев или совершавшие переходы в одиночку.

В конце февраля 1941 г. Дениц начал «Весеннее наступление». Главком сдвинул районы патрулирования своих субмарин к северу, считая, что конвои союзников будут использовать штормы северных вод в надежде избежать атак У-ботов. Дениц отдал приказ вывести в море-океан все субмарины. Укомплектованные опытными командами подводные корабли представляли собой огромную мощь, способную наконец-то поставить на колени Туманный Альбион.

Весеннее наступление началось неудачно. Усовершенствованная ПЛО и усовершенствованная система конвоев создали проблему для У-ботов. Эскортными кораблями ныне командовали молодые англоязычные командиры, по степени отваги и агрессивности не уступавшие командирам У-ботов. Эти алабаи английской национальности только и ждали случая вкусить вкус волчьей крови… Волкодавы добились успеха! В короткий срок Германия лишилась троих величайших подводных асов. U-47 Гюнтера Прина была потоплена 8 марта 1941 г. 17 марта корабль эскорта таранил и потопил субмарину капитан-лейтенанта Иоахима Шепке. Самый результативный подводник Германии корветтенкапитан Отто Кречмер попал в плен. Гибель асов тяжело переживала вся Германия и адмирал Дениц, который лично переживал за каждого командира У-бота. Тем не менее, несмотря на тяжелые потери, Дениц не отказался от тактики «волчьих стай», считая, что лишь таким способом можно бороться с хорошо охраняемыми конвоями.

U-365 типа VIIC выходит в поход сквозь шугу — мелкий плавающий лед. Носовая часть лодки почти все время скрыта водой, что в еще большей степени уменьшает заметность субмарины. Лодкой U-365 командовал капитан-лейтенант Хеймар Ведемейер, добившийся на этом У-боте немалых побед.

U-423 типа VIIC, двухцветная окраска рубки уникальна. На рубке изображена эмблема субмарины. Двухцветный камуфляж серьезно затруднял обнаружение субмарин в надводном положении кораблям и самолетами противника.

Для очередного поединка требовалось еще больше лодок направить в Атлантику. Больше лодок — больше шансов прорвать охранение конвоев. Увы, в планы Деница не кстати вмешались итальянцы, которых угораздило потерпеть в Северной Африке поражение от англичан. Дениц получил приказ о переброски 20 лодок из Атлантики в Средиземное море, чтобы нанести ущерб британскому судоходству и помешать кораблям противника снабжения Роммеля и незадачливых итальянцев морем.

Переброска такого количества лодок из Атлантики на другой театр военных действий положило конец массированным действиям субмарин против атлантических конвоев, а тут еще началась операция «Барбаросса». В июне 1941 г. Деница вынудили направить шесть У-ботов к важнейшим советским северным портам — Мурманску и Архангельску. В этот период в Атлантике против конвоев союзников действовало всего четыре У-бота. Ничто!

В 1941 г. британская разведка несколько раз праздновала крупные успехи в своем нелегком и опасном труде. Немцы использовали для разведки погоды невооруженные корабли, местонахождение которых сумели определить англичане. Операция против судов, занятых разведкой погоды, началась 28 мая. За 17 дней англичане захватили десять германских судов метеонаблюдения. Ущерб для немцев заключался не только в потери судов и метеоинформации, на судах англичане нашли коды шифров и много еще чего интересного. Теперь германская разведка сумела достаточно полно спрогнозировать действия германского подплава на ближайшие три месяца.

Между тем У-боты продолжали океанскую страду. В мае боты потопили 58 судов водоизмещением 325 000 т. В июне — 61, на сумму 310 000 т. В июле — 22, в августе — 23. До конца года количество потопленных У- ботами судов союзников постоянно снижалось, как снижалось и количество развернутых на коммуникациях лодок. В декабре Дениц смог вывести из портов лишь 12 лодок, направленных к Гибралтару, и 15 — в Атлантику. Общий тоннаж потопленных У- ботами судов и кораблей союзников в конце 1941 г. составил 2,1 млн. т.

Вступление в декабре 1941 г. в войну США изменило характер подводной войны. С официальным объявлением США войны Германии, исчезли последние препятствия, которые сдерживали Вашингтон в правом деле предоставления помощи своему британскому союзнику. Теперь любой корабль Деница, оказавшийся в Западной Атлантике, мог стать добычей корабля флота США.

Дениц неоднократно читал в донесениях командиров У-ботов о слабой ПЛО в районе восточного побережья США и в Мексиканском заливе. Теперь, после вступления США в войну на стороне противников Германии, Дениц решил воспользоваться слабостью противолодочной обороны янки. Главком отдал приказ готовить наступательную операцию против судоходства у побережья Америки. Операция планировалась на январь 1942 г. В распоряжении Деница находилась 91 лодка, 23 из них находилось в Средиземном море, отозвать их оттуда не представлялось возможным. Шесть субмарин занимали позиции в районе Гибралтара, еще четыре — в норвежских водах. Из 58 оставшихся, 25 доковались, а 33 находились или на позициях в Атлантике или на переходах.

Тем не менее, Дениц не стал откладывать начало операции. Пять океанских лодок типа IX вышли к берегам США в период с 16 по 25 декабря 1941 г. Командиров кораблей по достижении берегов Америки поразила яркая иллюминация американских городов и таунов. Вдоль побережья с включенными ходовыми огнями непрерывной чередой двигались суда. «Тут нам поперло!!!» Силуэты судов, даже с выключенными ходовыми огнями, отлично проецировались на фоне освященном лампами Эдисона/Яблочкина берега. В первом походе пять больших У-ботов потопили 17 шипов суммарным водоизмещением 134 000 т. Всего же в январе германские подводники лишили союзников 62 шипов суммарным водоизмещением 327 000 т.

Адмирал Дениц прекрасно понимал, что всего пять лодок не способны воспрепятствовать судоходству у берегов США. Все попытки адмирала выделить для походов к берегам Америки большее количество лодок блокировались верхами. Ему даже не разрешили направить к берегам США шесть лодок типа IXC, развернутых у Гибралтара. Тем не менее, Денниц лично принял решение отправить все «свободные» и боеспособные силы к берегам Америки. Личный приказ Деница лично отменил Гитлер, почему-то уверенный в скором и неминуемом вторжении союзников в Норвегию. Гитлер приказал Деницу направить субмарины в северные воды для отражения грядущего якобы вторжения. Для перехода через Атлантику фюрер разрешил использовать всего пять субмарин.

Дениц, между тем, предпринимал немало усилий по постройке субмарин повышенной автономности. На лодках усилили оборонительное зенитное вооружение, увеличили боекомплект, запасы топлива и провизии. Этим У-ботам предстояли походы к берегам Америки. Их прозвали «Milchkun» (молочная корова), запас топлива был увеличен вдвое — 600 т против 300 у обычной субмарины. Первая «корова», U-459, вошла в строй в апреле 1941 г.

U-2513 — субмарина типа IXD — в крейсерстве у берегов США. Эти лодки предназначались для дальних походов и снабжения находившихся на ооевом патрулировании более мелких У-ботов. Тип IXD представлял собой увеличенную лодку типа IXC с демонтированными для увеличения емкости грузовых отсеков торпедными аппаратами, также была снята в тех же целях часть аккумуляторных батарей. На лодках IXD стояли более мощные, чем на лодках IXC, дизеля, которые обеспечивали большую полную скорость надводного хода. У экипажей лодки IXD получили прозвище «Uberseekuh» — заморская корова.

Выбросившуюся на берег Сомали чтобы не затонуть субмарину U-852 рассматривают англичане. Такие трофеи представляли для союзников исключительную важность, так как на кораблях порой удавалось обнаружить совершенно секретную документацию, изучить системы и вооружение.

Спустя четыре месяца после первых потерь, американцы осознали угрозу, исходящую от действующих в их водах У-ботов. На восточном побережье, в Карибском море и в части Южной Атлантики американцы ввели систему конвоев. Усилилось противолодочное патрулирование силами авиации и надводных кораблей. В вопросах ПЛО американцев консультировали ведущие британские эксперты в этой области, имевшие нехилый опыт в борьбе с У-ботами.

К концу апреля 1942 г. командирам У- ботов становилось все труднее и труднее обнаруживать одиночные суда у берегов США. Район операций сместился в Карибское море, где с ПЛО дела обстояли попроще. В мае — июне 1942 г. в этом районе действовало 37 У-ботов, потопивших 148 судов суммарным водоизмещением 752 000 т. Такой успех не прошел незамеченным — союзники сместили фокус своей ПЛО в Карибы, после чего количество потопленных судов резко снизилось.

Даже не смотря на падение количественных показателей летом 1942 г., Дениц имел все основания для того, чтобы ощущать удовлетворение. За первые шесть месяцев 1942 г. его лодки потопили 585 судов и кораблей суммарным водоизмещением 3 081 000 т. Собственные потери составили 21 лодку, однако промышленность сумела восполнить потери. В конце июня Карл Дениц располагал 140 боеспособными У-ботами.

Дениц понимал — «счастливым временам» у американских берегов пришел конец. Концентрация противолодочных сил в этом регионе обещала быстрое изменение ситуации. С другой стороны, к берегам США оттягивались противолодочные силы из Атлантики. Дениц перенацелил У-боты на действия в Атлантике для атак конвоев, следующих из Канады в Великобританию. У-боты завершили кампанию у берегов США и вернулись к привычной работе в Атлантике.

В 1942 г. усилился поток грузов, направляемых из США и Великобритании в Советский Союз северным маршрутом, в порт Мурманск. Дениц отреагировал на северные конвои развертывание завесы подводных лодок в районе Норвегии. У-боты все дальше и дальше углублялись в Арктику. Первый раз в этих водах они атаковали в мае 1942 г. Под удар попал конвой PQ-13, пять из 20 судов конвоя субмарины потопили. Летом масштаб подводных операций на Севере возрос и достиг кульминации при разгроме конвоя PQ-17.

Вахта на мостике рубки U-960, моряки одеты в водонепрницаемые костюмы. На ограждении установлен пулемет MG-34, для борьбы с воздушными целями эти пулеметы совершенно не годились. Лодкой U-960 командовал обер-лейтенант Гюнтер Гейнрих.

U-455 в порту, похоже на лодку собираются нагрянуть высокие гости. Командир У-бота капитан-лейтенант Ганс-Генрих Гисслер облачился в парадную форму одежды. Люди в полный рост хорошо подчеркивают небольшие размеры субмарины. U-4S5 успела потопить в Северной Атлантике несколько транспортов, прежде чем ее саму потопили со всем экипажем 6 апреля 1944 г.

Конвой PQ-17 вышел из Рейкьявика, насчитывая в своем составе 36 кораблей. Первые потери от германской авиации, которая базировалась в Норвегии, конвой понес 4 июля 1942 г. Британское адмиралтейство в уверенности о выходе на перехват конвоя крупных надводных кораблей кригсмарине, отдало приказ кораблям конвоя бросить конвой на произвол судьбы. Германские субмарины обнаружили беззащитные транспорты злосчастного конвоя 5 июля. Атаки, в которых У-боты пустили на дно несколько транспортов, продолжались несколько суток. Люфтваффе потопили еще 13 судов. Разгром конвоя PQ-17 стал самым крупным успехом германского флота в северных водах. Однако данный успехом объяснялся прежде всего отзывом британскими адмиралами кораблей охранения. Подводная кампания германского флота в Арктике продолжалась еще несколько месяцев, после чего успехи Красной Армии на суше и рост военного производства в СССР сделал атаки на северные конвои не актуальными. Гудериан кисло усмехался: «Я же говорил панцеры, танки…» У-боты при всем желании не могли прорваться к Уралу.

Теперь Дениц имел под рукой 331 субмарину, причем количественный рост сопровождался качественным. У-боты действовали на огромных пространствах, от Арктики до Дальнего Востока. К этому времени главкома больше беспокоило не количество или качество подводных кораблей, а уровень подготовки команд — слишком много ветеранов не вернулось из боевых походов. Новые лодки по своим характеристикам превосходили предшественниц, однако неопытные команды использовать эти преимущества в полной мере не умели. Противник же набирался опыта ежедневно. В июле атлантические конвои безрезультатно атаковали две «волчьих стаи»…

Тем не менее, удача еще не совсем отвернулась от германских подводников. lJ- 593 обнаружила конвой SC-94 в начале августа. Командир У-бота провыл по радио тревогу — «волчья стая» собралась 6 августа. Субмарины терзали конвой в течение последующих трех суток, утопив 11 судов суммарным водоизмещением 52 000 т. Корабли эскорта сумели потопить только одну лодку — U-210.

Вскоре был обнаружен другой конвой, SC-119, атаки субмарин начались 14 августа. Было потоплено пять транспортов суммарным водоизмещением 42 000 т. Субмарина U-556 получила тяжелые повреждения от атак кораблей эскорта, но сумела вернуться в базу.

Дуэли между конвоями и «волчьими стаями» продолжались до конца лета. По очкам выигрывали подводники: стаи топили 10–12 плавсредств ценой гибели одной- двух субмарин.

В последние шесть месяцев 1942 г. У- боты продолжали собирать смертельную жатву на просторах Атлантики. В июле подводники пополнили свой боевой счет 96 потопленными судами союзников суммарным водоизмещением 476 065 т, в августе они утопили 108 шипов общим тоннажем 544 410 т. В сентября — 98 судов водоизмещением 485 413 т; в октябре — 94/619 417; в ноябре — 109/728 160 т. Наконец в декабре подводники подвели итог 1942 г. потопив 66 судов и кораблей на сумму 330 816 т.

На рубке U-643 типа VIIC смонтирована антенна радиолокатора FuMo-ЗО сантиметрового диапазона. Радиолокаторы стали появляться на У-ботах в 1944 г. На U-463 также установлена РЛС FuMo-29. Они предназначались для обнаружения надводных и воздушных целей. На кожухе антенн РЛС FuMo-29 изображены пять олимпийских колец — командир лодки окончил военно-морскую академию в год проведения Олимпийских игр в Берлине, 1936 г.

U-628 типа VIIC была оснащена системой «Метокс», которая обнаруживала работу радиолокаторов противника, также на лодке смонтирована РЛС FuMo-29 антенны этой РЛС обычно закрывались колпаками.

Успех пришел не без потерь: за год из боевых походов не вернулось 87 У-ботов. В конце 1942 г. подводный флот Германии насчитывал 393 субмарины, 212 из которых были полностью боеспособными.

Союзники, между тем, готовили командирам У-ботов все новые и новые сюрпризы. Улучшалась взаимодействие надводных кораблей и патрульной авиации, но — главное: силы ПЛО перешли от обороны к наступлению. Союзники начали принимать меры к уничтожению субмарин на переходах из портов к местам патрулирования и наоборот, на обратных маршрутах.

Тяжелые бомбардировщики союзников стали постоянно наносить удары по местам базирования У-ботов. Они опоздали — к началу массированных налетов немцы построили циклопические бетонные укрытия для субмарин. Прямого ущерба бомбежки портов подводным кораблям не нанесли, но косвенный ущерб причиняли значительный: из-за разрушений портового хозяйства затягивались сроки ремонта, осложнялось пополнение запасов.

Меры организационного плана союзники сочетали с техническими инновациями. Улучшилась точность определения координат авиационными радиолокаторами, возросла дальность действия РЛС. Авиация стала постоянно «висеть» над Бискайским заливом, через который проходили маршруты субмарин, следовавших в Атлантику и из Атлантики. На обратном пути усталые подлодки часто на подходах к базам шли в надводном положении, командиры считали, что все угрозы уже позади. После потопления авиацией U-502 и U-165, командиры перестали всплывать в Бискайском заливе. Авиация повредила в Бискайском заливе еще три У-бота: U-578, U-705 и U-751.

Немцы стали выполнять проводку лодок заливом в ночное время, но быстро установили, что темнота не скрывает У-боты от «глаз» авиационных радиолокаторов. У союзников к этому времени уже имелось большое количество патрульных самолетов, оснащенных радиолокаторами и мощными прожекторами, способными подсвечивать субмарины с дистанции в одну милю.

Потеряв несколько лодок, немцы пришли к выводу об использовании союзниками радиолокаторов нового типа. Субмарины стали оснащать французскими системами предупреждения о радиолокационном обнаружении «Метокс». Антенна «Метокса» представляла собой деревянный крест с накрученной на него проволокой. За внешний вид «Метокс» прозвали «Бискайским крестом», крест монтировался на рубке. Не смотря на всю свою примитивность, «Метокс» оказался очень эффективным устройством. «Метокс» засекал работу авиационной РЛС раньше, чем РЛС обнаруживала подлодку.

Помимо внедрения пассивных средств защиты, германцы усилили возможности активной противовоздушной обороны, поставив на лодки сначала 7,92-мм пулеметы, потом 20-мм зенитки и в конечном итоге счетверенный 20-мм зенитный автомат. На вооружение были приняты две новые торпеды: Flachenabsuchender Torpedo (FAT) и Lagenuabhangiger Torpedo (LUT). Обе новых торпеды обладали большей дальностью хода и боевой частью большей массы по сравнению с торпедами серии G7.

Стороны готовились к новому витку противоборства. 1943 г. обещал стать решающим в противостоянии ПЛО союзников и У-ботов кригсмарине. В первые две недели января нового 1943 г. У-боты не потопили ни одного корабля или судна союзников по причине бушевавших в Северной Атлантике сильнейших штормов. Когда воды успокоились, под сенью Деница стояли в готовности к походу 164 подводных корабля.

U-462, субмарина типа XIV, в порту. На палубе за рубкой смонтирована платформа со счетверенной 20-мм автоматической зенитной установкой. Большим недостатком данной зенитки являлась малая емкость магазинов при высоком расходе боеприпасов. На рубке изображены какой-то герб и эмблема в виде осьминога.

U-445 вернулась в порт после патрулирования. Экипаж выстроен на палубе и на рубке. На мостике возвышается фигура командира субмарины графа Трюберга.

Точка поворота, 1943 г

Великие изменения произошли в кригсмарине в начале 1943 г. 31 декабря 1942 г. надводные корабли германского флота не сумели разгромить конвой JW-51 и повторить успех, достигнутый в избиении конвоя PQ-17. Разъяренный фюрер Гитлер сместил с поста командующего кригсмарине гросс- алмирала Эриха Редера. Так поступают во всех странах довольно часто, но фюрер Гитлер пошел дальше, заявил о полной бесполезности надводных кораблей и намерении переплавить их на иголки … или на танки. Официально Редер был уволен с должности главнокомандующего кригсмарине 30 января 1943 г. Новым главкомом всех кригсмарине стал гросс-адмирал Дениц. В главнокомандование германским подплавом вступил адмирал Ганс-Георг фон Фридебург. Однако Фридебург не стал главкомом де факто, он отвечал только за боевую подготовку снабжение, администрирование. Планирование боевых операций и командование подводными силами в море Дениц поручил начальнику штаба подводных сил контр-адмиралу Эберхарту Годту — подводники обрадовались и сказали «Годт мит унс!». По большому счету смена командования мало отразилась на деятельности подводных сил, так как Денниц оставался скорее главкомом субмарин, чем главкомом кригсмарине. Для Денница военный флот ассоциировался уже много лет прежде всего с У-ботами.

Между тем, У-боты ходили в моря и топили тоннаж союзников. Надо сказать, деятельность У-ботов сильно заботила союзников. На конференции в Касабланке 14 января 1943 г. Черчилль и Рузвельт обсуждали вопросы борьбы с подводными лодками и договорились совместном использовании в 1943 г. противолодочных сил в Атлантике. Готовилось вторжение в Европу, поэтому через океан требовалось перевезти миллионы людей и сотни миллионов тонн грузов. Очень важным было защитить перевозимых людей и грузы от торпед У-ботов. Успех вторжения зависел от того удастся или нет нейтрализовать германские субмарины в Атлантике. Вся военная машина союзников развернулась в сторону У-ботов. Для ПЛО не жалели ничего: ни людей, ни денег, ни техники. Приоритетными целями для тяжелых бомбардировщиков союзников определили базы германских подводных лодок и судостроительные заводы, задействованные в программе постройки У-ботов. ВМС США получили подарок в виде 80 четырехмоторных бомбардировщиков, способных закрыть «Великую Атлантическую брешь» на полпути между США и Великобританией. Теперь почти каждый конвой имел собственное авиационное прикрытие — в состав конвоев включались небольшие эскортные авианосцы с поисковыми и ударными самолетами на борту.

Первое сражение с участием У-ботов в новом 1943 г. случилось 11 января, когда восемь субмарин, известные как группа «Дельфин», атаковали обнаруженный германской разведкой конвой танкеров. Субмарины потопили семь танкеров из девяти без потерь со своей стороны. То был последний крупный успех У-ботов…

Для атаки конвоя НХ-224 в конце января было сконцентрировано 20 субмарин.

Конвой из 63 судов эскортировало 12 кораблей. У-боты потопили 13 транспортов в двух дневном сражении, но при этом три подводных лодки корабли охранения потопили, а еще две повредили. Фактически против конвоя действовало не 20, а всего 15 лодок.

Атака конвоя НХ-224 стала поворотной точкой в сражений субмарин и сил ПЛО.

К началу февраля 1943 г. в распоряжении Деница имелся мощнейший подводный флот: 409 У-ботов, 222 из них являлись боеспособными, а 178 подводных кораблей находилось в Атлантике. Большинство У-ботов было сведено в две крупных группы, развернутых по восточному и по западному краям Великой бреши Атлантики. Немцы не подозревали, что Великая авиационная брешь больше не существует. Экипажи У-ботов считали угрозу с воздуха не существующей, зря, между прочим.

На рассвете 4 февраля 1943 г. германская субмарина засекла конвой SC-118, после чего сразу же сообщила по радио в штаб подплава курс и координаты конвоя. В конвое шло 64 транспорта под прикрытием десятка кораблей охранения, часть из которых имела новейшие средства обнаружения субмарин, находившихся в подводном положении. Для атаки конвоя немцам удалось сосредоточить 19 У-ботов, однако лодки находились под постоянным прессингом со стороны эскортных кораблей и авиации. Хотя субмарины потопили десять транспортов, корабли эскорта отправили на дно три лодки и тяжело повредили еще три. Практически все субмарины хотя бы раз подверглись атаке со стороны кораблей охранения или авиации. В феврале имели место еще три крупных сражения между конвоями и субмаринами. В каждом конвое союзники потеряли примерно по 25 % транспортов, однако люди Деница также понесли тяжелейшие утраты.

Эти сражения заставили союзников еще больше внимания уделить проблеме борьбы с подводными лодками. Терялись важные суда и грузы вместе с ними. Специально для действий против подводных лодок был создан 10-й флот ВМС США, который взял на себя координацию всех усилий, направленных на нейтрализацию германских субмарин в Западной Атлантике.

В первые 11 дней марта германцы обнаружили и атаковали четыре конвоя, утопив 23 судна. 13 марта германская разведка добыла информацию о координатах еще трех конвоев. К этим караванам было направлено 38 подводных лодок. Дополнительно, с обратных маршрутов в базы, развернули и дозаправили топливом, боекомплектом и провизией в море еще 13 У-ботов.

Первый контакт субмарин с одним из конвоев состоялся 16 марта — был обнаружен конвой НХ-229. Первой в атаку вышла U-603, впервые транспорт был потоплен новейшей торпедой FAT. Еще несколько командиров У-ботов рапортовали об атаках транспортов из конвоя НХ-229, хотя фактически они атаковали суда конвоя SC-122. Началось одно из крупнейших сражений подводно-надводной войны в Атлантике.

Битва двух союзных конвоев с «волчьими стаями» продолжалась пятеро суток. У-боты потопили 21 транспорт суммарным водоизмещением 140 000 т. В Германии объявили эту битву величайшей победой, хотя на самом дела обстояли совсем иначе. «Волчьи стаи» не сумели разгромить конвои, а только «покусали» их, пусть сильно. Потери в лодках составили 25 единиц — больше одной потопленной субмарины на один потопленный транспорт. Данный счет наглядно отражает возросшие возможности ПЛО. Агрессивный эскорт и авиация не давали командирам У-ботов спокойно выйти в атаку и пустить торпеды. Обнаруженные лодки корабли охранения моментально если не топили, то загоняли на глубину и вынуждали оставаться там пока конвой миновал опасные места. Лишь очень немногие У-боты вышли в атаку более одного раза. Птица счастья, крыльями звеня, перелетела на сторону союзников.

U-307, лодка типа VIIC, на крейсерстве в районе Шпицбергена, 1944 г. В районе орудия палубы лодок VIIС имели местное расширение для удобства работы орудийного расчета. На рубке установлено два спаренных 20-мм зенитных автомата, чьи стволы задраны в зенит.

U-711 под командованием Ганса-Гюнтера Ланге вхолит в порт после боевого похода. У-бот — тип VIIC поздней постройки. Лодка окрашена по двухцветной «разрушающей» камуфляжной схеме: полосы темно-серого цвета поверх светло-серой базовой основы. За моряками просматриваются два спаренных 20-мм зенитных автомата. Ланге вступил в командование субмариной U-711 26 сентября 1942 г. Свою карьеру в качестве командира У-бота Ланге начал с расстрела из орудий двух русских радиостанций в районе Печоры. Ланге действовал против Северных конвоев ни подступах к Мурманску. Ланге торпедировал, но не потопил линкор «Архангельск». 26 августа подводник был награжден рыцарским крестом, а 29 апреля 1945 г. — Дубовыми листьями. Субмарину U-711 потопил британский самолет 5 мая 1945 г. в Харштаде, однако Ланге вместе с несколькими моряками из состава команды удалось спастись.

В марте немецкие подводные лодки пустили на дно транспортов союзников на сумму 779 533 т, а темп постройки У-ботов достиг 27 штук в месяц. Тем не менее, понимающие люди предсказывали германскому подплаву скорое и решительное поражение.

Технические противолодочные новинки союзников приносили ожидаемый эффект. В конце марта значительно была увеличена авиационная группировка, привлекаемая к поиску и уничтожению У-ботов: Атлантику бороздили эскортные авианосцы, которые не столько охраняли конвои, сколько искали У-боты. На многих патрульных самолетах появились новые радиолокаторы ASV III, работа этих РЛС не фиксировалась установленными на германских субмаринах системами «Метокс».

Эффект от противолодочных новинок союзников сказался в апреле 1943 г., когда суммарный тоннаж транспортов, потопленных германскими субмаринами, составил всего половину от мартовского. 21 апреля 19 У-ботов собрались для атаки конвоя Н-234. За четверо суток сражения субмаринам удалось потопить всего два транспорта.

В начале мая 1943 г. немцы в последний раз предприняли массированную попытку разгрома конвоя. «Волчья стая» из 41 лодки была наведена на конвой ON-55, атаки конвоя начались вечером 4 мая. Сражение длилось двое суток. Союзники потеряли 12 транспортов, потери немцев составили семь потопленных субмарин и пять тяжело поврежденных. До конца мая атакам из-под воды подверглось еще несколько конвоев, но теперь наступающей стороной стали силы ПЛО, За май Дениц лишился 22 подводных кораблей. У-боты пришлось перенацелить в пока менее опасные воды южной Атлантики. Конвои союзников пошли в Великобританию из США свободной от опасностей дорогой.

В конце 1943 г. и за первые пять месяцев 1944 г. немцы потеряли 341 У-бот, а 20 000 человек из состава команд субмарин погибли или попали в плен к союзникам. Если промышленность еще была способна восполнить потери в подводных кораблях, то замены опытным подводникам не имелось. Битву за Атлантику подводный флот Германии проиграл.

Летом 1944 г. немногие У-боты совершали боевые походы. Британское Береговое командование направило самолеты на поиск и уничтожение германских субмарин в Бискайском заливе, на подступах к базам У-ботов. Оснащенные новейшими радиолокаторами британские самолеты потопили в заливе несколько субмарин. Действия авиации постоянно нервировали подводников, заставляя их находится в напряжении и все время идти в подводном положении. «Счастливые времена» 1940, 1941 и 1942 г. подводники Деница позабыли навсегда.

С целью повышения предельно снизившейся эффективности действий подводных лодок, германские кораблестроители приступили к разработке новых кораблей, в которых широко применялись самые современные технико-технологические новшества. Параллельно технические новинки внедрялись на корабли старых проектов. Так широким фронтом велись работы по системе, способной обнаруживать работу радиолокатора ASV III. Велось проектирование систем и устройств, способных ставить ложные цели гидролокаторам противника. В серийное производство были запущены субмарины двух новых проектов — XXI и XXIII.

Лодки XXI серии имели водоизмещение 1621 т и могли развивать на поверхности крейсерскую скорость хода в 15,6 узлов. Полная скорость подводного хода этих кораблей достигла невиданного доселе значения — 17,2 узла, а на скорости 2–3 узла лодка покрывала в подводном положении, без всплытия на поверхность, 500 миль. Новые корабли были способны использовать торпедное оружие с глубин до 50 м, определяя курс и координаты цели по гидрофонам. Торпеды снабжались акустическими устройствами, наводящими их на шум винтов корабля-цели. Теперь от командира лодки не требовалось тщательного расчета и прицеливания — достаточно было выстрелить торпедой в общем направлении на цель.

Водоизмещение субмарины XXIII проекта составляло 232 т, скорость подводного хода -12,5 узлов, на меньшей скорости лодка могла пройти под водой без всплытия на поверхность расстояние в 110 миль. Существовавшей на тот момент у союзников гидроакустической аппаратурой лодка практически не обнаруживалась.

Лодки XXI и XXIII обладали огромными потенциальными возможностями. Опытные экипажи на этих кораблях имели хорошие шансы даже при атаке конвоя с сильным противолодочным охранением.

Новые У-боты оснащались аппаратурой «Наксос» или «Тимор», которая обнаруживала работу радиолокаторов противника в 8-см и 12-см диапазонах волн. Однако, дальность действия аппаратуры, всего пять миль, и ненадежность в работе сильно снижали ее эффективность. Действительно эффективная система предупреждения о радиолокационном облучении, «Флиге», появилась в середине 1944 г. Ее успели поставить лишь на несколько субмарин.

Германский производитель ИГ Фарбен выполнил огромный объем работ по исследованию различных материалов, снижающих отраженных электромагнитный сигналы сонаров и радиолокатора; такими материалами планировалось покрывать корпуса субмарин. Такое покрытие позволило бы У-ботам топить транспорты и корабли союзников, оставаясь незамеченными противолодочной обороной. До стадии практического применения «стелс» материалы довести тогда не получилось.

U-462 типа XIV дозаправляет топливом боевой У-бот. Наблюдатели на мостике осматривают горизонт па предмет появления кораблей или самолетов противника.

А еще германцы придумали шнорхель — вентиляционную шахту, которая обеспечивала подачу воздуха и отвод выхлопных газов от дизелей, то есть лодка получила возможность идти под дизелями в подводном положении.

Дальнейшему совершенствованию подверглась тактика действий субмарин. Была усилена ПВО У-ботов путем установки одного 37-м зенитного автомата взамен крайне популярных у экипажей субмарин счетверенных 20-мм зениток. Скорострельность 37-мм пушки была ниже, чем у 20-мм автомата, зато дальность стрельбы — больше. Кроме того, 37-мм снаряды имели больший заряд взрывчатки и, как следствие, большее разрушающее воздействие на патрульные самолеты. Сама артсистема калибра 37 мм весила меньше счетверенного 20-мм автомата, но подводники все равно предпочитали 20-мм пушки, нередко на лодках стояли не счетверенные, а спаренные 20-мм артустановки. Вообще, состав зенитного вооружения часто определялся предпочтениями командира субмарины: одна 37-мм пушка, одна счетверенная 20-мм или одна спаренная пушка калибра 20 мм.

Немецкие конструкторы упорно работали над созданием поискового радиолокатора, предназначенного для установки на подводные лодки. В начале 1942 г. кригсмарине поставили на нескольких У-ботах доработанные РЛС управления артиллерийской стрельбой. Антенны РЛС монтировались в передней части мостика, дальность обнаружения цели составляла 3,5 мили, однако радиолокатор не обеспечивал кругового обзора. В августе 1943 г. под установку на субмарины был модернизирован авиационный радиолокатор 56 cm Funkmessortungsgerat FuMo-61. Первый такой радиолокатор поставили на U-743, опыт эксплуатации РЛС показал, что она способна обнаруживать надводные цели в радиусе 6,5 миль. После проведения испытания, такие радиолокаторы стали штатным оборудованием У-ботов, однако надежностью в работе РЛС не отличались.

Пока конструкторы истово трудились над новыми средствами защиты и нападения, летом 1944 г. германские субмарины продолжали ходить в боевые походы. Не способные эффективно работать в водах Атлантики, субмарины перешли на патрулирование в районе побережья Африки, в Южной Атлантике и в Индийском океане, где ПЛО союзников была сравнительно слаба. До конца 1943 г. в Индийском океане У- боты потопили 57 шипов суммарным водоизмещением 337 169 т. Такие потери в транспортах теперь легко компенсировались американской судостроительной промышленностью. В Северной Атлантике германским подводникам в ноябре удалось потопить всего шесть транспортов общим тоннажем порядка 23 000 т.

Год 1943 г. начался для германских подводников потрясающими воображение успехами, а завершился полным разгромом. У- боты ушли с судоходных маршрутов Северной Атлантики. Патрульная авиация союзников постоянно висела на подступах к базам У-ботов, а сами базы подвергались налетам бомбардировщиков. Самым тяжелым ударом для подводного флота Германии стала безвозвратная потеря более чем 20 000 опытных морских волков. Наступательные возможности подводной составляющей кригсмарине капитально снизились. Однако Денниц верил, что еще не все потеряно, еще можно выиграть войну, опираясь на мощь подплава. По мнению Деница, чем больше людских и материальных ресурсов союзников станут оттягивать на себя У- боты, тем проще будет Рейху на сухопутном фронте. Даже если У-боты не топят кораблей и судов противника, они все равно держат в напряжении его ПЛО. Война У- ботов продолжалась.

U-481 типа VIIC режет морскую волну — опасности нет: палубный люк открыт. Лодкой командовал капитан-лейтенант Клаус Андерсен. В октябре — ноябре 1944 г. лодка добилась некоторых успехов на Балтике.

Конец эпохи, 1944–1945 г.г

Январь 1944 г. не добавил позитива германским подводникам. 8 января в Бискайском заливе была потоплена U-426, еще четыре субмарины получили повреждения при попытке форсировать Бискайский залив в первую неделю наступившего нового года. Однако верные фюреру и фатерлянду команды У-ботов не теряли боевого духа. В январе — феврале 1944 г. в Средиземноморье действовало семь У-ботов, в Атлантике — 33, четыре — в Черном море и 15 — в Арктике. Еще девять субмарин носилось по Индийскому океану.

Определенных успехов германские субмарины добились в Черном море и в Индийском океане, но операции в Атлантике ныне были связаны с большим риском. Волчьи стаи остались в прошлом. Крупные силы субмарины представляли собой лакомый кусок для сил ПЛО союзников. Теперь У- боты действовали по одиночке, их командиры для нанесения удара тщательно выбирали время и место. Атаки выполнялись торпедами FAT со значительной дистанции; сразу после пуска торпеда лодка выполняла оборонительный маневр «заг-зиг». Помимо торпед FAT использовались акустические торпеды Т5 Zaunkonig, торпеды самонаводились на шум винтов. Даже новая тактика и «стелс»-техника не уберегли подводные силы Рейха от потерь. Потери в У-ботах продолжали расти. К февралю 1944 г. союзники утопили в Атлантике 11 германских субмарин, в свою очередь У-боты смогли пустить на дно всего-навсего один транспорт. В других регионах, где действовали У-боты, статистика потерь и поражений выглядела болен благоприятно, в среднем — одна потопленная субмарина на один уничтоженный транспорт. Довольно интенсивные действия германских субмарин на коммуникациях противника продолжались до апреля, когда лодки отозвали для охраны побережья Франции на случай очень вероятного вторжения союзников в Европу.

В апреле в строй кригсмарине вошли две первые лодки XXIII серии, а месяцем позже — первая субмарина XXI серии. В распоряжении Деница имелось 448 У-ботов, но за исключением нескольких новейших субмарин и нескольких старых лодок, которые оборудовали шнорхелями, у большинства подводных кораблей оставалось немного шансов противостоять флоту вторжения. Как бы то ни было, но У-боты готовились отразить вторжение буде оно последует.

Субмарины, предназначенные для ударов по флоту вторжения, разделили на две группы. Группа «Landwirt» предназначалась для атак в Ла-Манше, в нее вошли 49 лодок типа VIIC, которые базировались в Бресте и Сент-Назере. Лодки и экипажи поддерживали 6-часовую готовность к выходу в море. Вторая группа количество в 21 У-бот, группа лодок «Mitte», ждала вторжения в Норвегии в готовности обрушиться на флот союзников с севера.

Ни одна субмарина не смогла приблизиться к флоту вторжения. Когда вторжение стало реальностью восемь оснащенных шнорхелями лодок группы «Ландвирт» были направлены в район концентрации транспортных судов союзников, еще семь субмарин отправились в район Плимута с целью уничтожения судов, перевозящих вторую волну десанта. Еще 19 У-ботов развернули в оборонительную завесу в Бискайском заливе. ПЛО союзников сработала великолепно. Первой погибла U-413, которую нашел и отправил на дно 7 июля патрульный самолет. В последующие двое суток были потоплены еще три субмарины из группы «Ландвирт», а шесть У-ботов получили повреждения при попытках атаковать флот вторжения. К транспортам сумела прорваться единственная лодка — U-162, которая потопила танкодесантный корабль, но сама немедленно попала под удар кораблей охранения. U-162 таки вывернулась и вышла из приключения целой и невредимой.

Итак, У-боты не добились успеха в борьбе с флотом вторжения, потопив всего один транспорт, в то время как собственные потери составили шесть субмарин. Тем не менее, командование послало лодки супротив флота вторжения и в августе-месяце. Без малейшего успеха тогда было потеряно три У-бота.

Угроза потеря в августе 1944 г. французских портов на побережье Атлантики заставила Деница перебазировать У-боты в Германию и Норвегию. Опять германским лодочникам приходилось прорываться в Атлантику северными маршрутами. В сентябре, октябре и ноябре У-боты потопили в Атлантике несколько транспортов, из боевого похода не вернулась одна германская субмарина. В последние четыре месяца 1944 г. У-боты наиболее активно действовали в прибрежных водах Англии. Потери союзников тогда составили 24 транспорта, потери кригсмарине — 55 подводных лодок. Всего же, с июня и до конца года Дениц лишился 112 субмарин вместе с экипажами, почти четверти своего подводного флота.

Немцы еще питали надежды на чудо. В октябре 1944 г. в постройке находилось 37 лодок XXI серии, 13 таких кораблей было спущено на воду, еще 11 проходило испытания. Субмарины XXI стали венцом подводного кораблестроения периода Второй мировой войны. Их крайне сложно было обнаружить в подводными положении, но даже обнаруженная субмарина могла оторваться от погони за счет высокой скорости подводного хода. Лодки XXI и XXIII серий давали Деницу последний шанс изменить статистику побед и поражений опять в пользу кригсмарине.

Субмарины XXI и XXIII серий известны как «электролодки»; их постройке был присвоен наивысший приоритет. Дениц верил: скоростные корабли с покрытием типа «стелс», оснащенные новейшим поисковыми оборудованием и вооруженные самыми совершенными торпедами снова превратят Атлантику в большую поляну для охоты.

Информация о чудо-субмаринах достигла ушей разведки союзников, после чего на заводы, занятые в программе изготовления этих У-ботов посыпались бомбы. Кроме того, на всякий случай, с Тихого океана в Атлантику было переведено порядка 80 кораблей ПЛО.

К началу 1945 г. на воду удалось спустить 90 лодок XXI серии и сорок лодок типа XXIII. Эти корабли технически были готовы выти в боевые походы.

Дениц начал 1945 г. походом нескольких лодок VII серии из баз в Норвегии к Шетландским островам. Поскольку субмарины шли под шнорхелями, чтобы избежать обнаружения со стороны патрульных самолетов, связь штаба германского подплава с этими У-ботами была затруднена. Командирам же лодок связь особо и не требовалась, приказ был ясен: атаковать конвои на северных подходах к Британским островам. Крупные лодки типа IX ушли в дальние походы в Атлантику, к берегам Америки. В январе 1945 г. союзникам не удалось потопить ни одну германскую подводную лодку. В феврале планировалось отправить в первые боевые походы лодки XXI и XXIII серий.

Субмариной U-2511 типа XXI командовал корветтенкапитан Адальберт Шнее, в первом боевом походе он потопил десять транспортов суммарным тоннажем 45 000 т. Несколько лодок выходили на патрулирование в марте, еще 39 У-ботов усилии наступательную группировку подводных сил кригсмарине. Неожиданный рост числа потопленных транспортов привлек внимание сил ПЛО союзников. К концу марта союзники потопили 18 У-ботов, еще 14 субмарин было уничтожено в базах.

U-2524 — одна из новейших субмарин XXI серии, снимок начала 1945 г. очень немногие из лодок XXI серии смогли выйти в боевые походы до окончания войны. Корабли XXI, пожалуй, стали первыми в мире действительно подводными лодками, они предназначались для действий без всплытия на поверхность. На рубке в башне установлены две 20-мм зенитные пушки.

U-2345 типа XXIII вернулась в базу после похода. Всего было построено 59 таких небольших субмаринок водоизмещением всего в 232 т каждая. Подобно более крупным кораблям XXI серии, лодки XXIIII предназначались для подводных операций. На счету U-2336 последняя победа германских подводников во Второй мировой войне.

Окруженная американскими кораблями и прижатая сверху американскими самолетами субмарина U-505 была вынуждена спустить флаг. Ныне этот У-бот демонстрируется в Чикаго, шт. Иллинойс. Над лодкой проходит «Эвенджер» — едва ли не главный враг У-ботов в годы войны.

Несмотря на успешные действия лодок XXI серии, Дениц понял, что в достаточном количестве он получить эти корабли уже не успеет. Количество находившихся в море субмарин к началу апреля 1945 г. упало до 61 штуки, при общей численности в 460 кораблей. В апреле в море ушло еще 44 лодки, но войне в Европе уже приходил конец. Красная Армия нажимала с Востока и захватывала порты, годами слывшие учетными базами германского подплава. 25 апреля Красная Армия захватила Данциг, штаб кригсмарине предусмотрительно перебрался из Берлина в Киль. 2 мая наступающие британские войска заставили штаб передислоцироваться во Фленсбург. Конец пришел 4 мая, в этот день Дениц отдал приказ всем кораблям и субмаринам кригсмарине прекратить боевые действия и вернуться в базы для последующей капитуляции.

Командиры У-ботов получили приказ о капитуляции, но экипажи 221 лодки затопили или взорвали свои корабли в период с 4 по 8 мая 1945 г. Еще 83 У-бота было уничтожено в последние месяцы войны. Победителям в качестве трофеев досталось 156 германских субмарин.

За годы Второй Мировой войны Германия построила 1162 подводные лодки, на которых проходило службу 49 000 моряков. Почти все построенные лодки принимали участие в боевых действиях. За годы войны германские подводники пустили на дно 4600 торговых судов суммарным водоизмещением более 21 млн. т, а также 175 боевых кораблей союзников. В результате ударов из-под воды погибло более 28 000 моряков союзников. Однако, немцы заплатили за свои успехи дорогую цену: 785 субмарин не вернулось из боевых походов, погибло 28 000 подводников, еще 5000 подводников попало в плен. К маю 1945 г. подводный флот Рейха практически перестал существовать.

U-9 — субмарина типа IIВ ранней постройки. Обычно, в предвоенные годы, эти лодки были окрашены в светло-серый цвет. Субмариной U-9 командовал фригатен-капитан Вольфганг Люц. В феврале и мае 1940 г. Дюц добился на ней нескольких побед.

U-17 — субмарина типа IIВ. Перед началом Второй мировой войны большинство таких лодок несли бортовые номера на стенках рубок конической формы. С началом боевых действий номера закрасили. Субмариной U-17 командовал капитан-лейтенант Удо Бехренц. В марте 1940 г. он потопил два транспорта.

U-26 — лодка типа IA, субмарина камуфлирована пятнами светлосерого цвета, номер на рубке — белого цвета. U-26 потопила три судна в начале войны, но сама была потоплена британским корветом 1 июля 1940 г.

Рисунки эмблем подводных лодок германского флота восстановлены со всей возможной тщательностью по историческим документам, однако цветовая гамма эмблема во многом носит предположительный характер. Вообще оттенки красок сильно менялись в условиях погодно-климатических воздействий.

1. U-Flotille

2. U-Flotille

3. U-Flotille

6. U-Flotille

7. U-Flotille

8. U-Flotille

9 U-Flotille

10 U-Flotille

U-3

U-9

U-17

U-26

U-30

U-44

U-101

U-137

U-143

U-149

U-161

U-163

U-164

U-165

U-169

U-175

U-180

U-241

U-242

U-244

U-245

U-246

U-247

U-249

U-255

U-428

U-468

U-545

U-547

U-557

U-558

U-559

U-574

U-595

U-598

U-601 (a)

U-601 (b)

U-610

U-613

U-616

U-701

U-702

U-703

U-754

U-905

Данная лодка XXI серии вошла в состав кригсмарине, но ее номер установить не удалось. Известны фотоснимки данного корабля в надводном положении, сделанные незадолго до окончания войны в Европе. Лодка полностью окрашена в светло-серый цвет, краска сильно ободрана, есть потеки ржавчины.

U-2502 — субмарина XXI серии, лодкой командовал капитан-лейтенант Гейнц Франке. Этот корабль стал трофеем англичан. Корабли типа XXI стали самыми крупными субмаринами кригсмарине.

U-2321 — очень редкая лодка XXIII серии. Она вошла в состав кригсмарине буквально за несколько дней до окончания войны. Лодка окрашена в темно-серый цвет и камуфлирована пятнами светло-серого цвета. На рубке белой краской нарисовано «I». Субмариной командовал обер-лейтенант Ганс-ГIених Баршкис.