sci_tech Михаил Барятинский Лёгкий танк Pz.38(t)

Номер 4 (55) за 2004 год журнала «Бронеколлекция» — приложения к журналу «Моделист-конструктор». В номере рассказывается об истории создания и опыте боевого применения чешского лёгкого танка LT vz.38, более известного под принятым в вермахте обозначением Pz.38(t).

26 февраля 2014 ru
Fachmann FictionBook Editor Release 2.6.6 26 February 2014 9FA0D492-AF2E-476C-A9EF-1B693C75EA26 1.0

1.0 — создание файла Fachmann (fachman@yandex.ru)

Лёгкий танк Pz.38(t) «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР» Москва 2004 Журнал зарегистрирован в Министерстве Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций. Рег. свидетельство ПИ № 77-13437. Издаётся с июля 1995 г. УЧРЕДИТЕЛЬ И ИЗДАТЕЛЬ — ЗАО «Редакция журнала «Моделист-конструктор» Главный редактор А.С. РАГУЗИН Ответственный редактор М.Б. БАРЯТИНСКИЙ Ведущий редактор Л.А. СТОРЧЕВАЯ Компьютерная вёрстка: О.М. УСАЧЁВА Обработка иллюстраций: С.В. СОТНИКОВ Корректор Г.Т. ПОЛИБИНА Обложка: 2-я — 4-я стр. — рис. М. Дмитриева. Адрес: 127015, Москва, А-15, Новодмитровская ул., д.5а, «Моделист-конструктор». Тел.: 285-80-38, 285-27-57 www.modelist-konstruktor.ru Подп. к печ. 02.08.2004. Формат 60x90 1/8». Бумага офсетная №1. Печать офсетная. Усл. печ.л.4. Усл. кр.-отт. 10,5. Уч.-изд. л. 6.0 Тираж 3000 экз. Заказ 4838. Отпечатано на ОАО «ЧПК» Чеховский полиграфический комбинат Адрес: 142300, г. Чехов Московской обл., ул. Полиграфистов, 1. Перепечатка в любом виде, полностью или частями, запрещена.

Лёгкий танк Pz.38(t)

ВНИМАНИЮ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ! Вы можете приобрести в редакции следующие выпуски «БРОНЕКОЛЛЕКЦИИ»:

За 1996 год:

№ 6 — монография «ТАНКИ КАЙЗЕРА. ГЕРМАНСКИЕ ТАНКИ 1-й МИРОВОЙ ВОЙНЫ».

За 1997 год:

№ 1 — монография «БРОНЕАВТОМОБИЛИ „ОСТИН“»;

№ 4 — монография «ЛЁГКИЕ ТАНКИ Т-40 и Т-60»;

№ 6 — монография «БОЕВЫЕ МАШИНЫ ПЕХОТЫ НАТО».

За 2000 год:

№ 4 — справочник «СОВЕТСКАЯ БРОНЕТАНКОВАЯ ТЕХНИКА 1945–1995 (ч. II)»;

№ 5 — монография «СУХОПУТНЫЕ КОРАБЛИ. АНГЛИЙСКИЕ ТЯЖЁЛЫЕ ТАНКИ 1-й МИРОВОЙ ВОЙНЫ»;

За 2001 год:

№ 1 — монография «СРЕДНИЙ ТАНК Т-28»;

№ 2 — монография «ТЯЖЁЛЫЙ ТАНК „КОРОЛЕВСКИЙ ТИГР“»;

№ 3 — справочник «СРЕДНИЕ И ОСНОВНЫЕ ТАНКИ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН 1945–2000»;

№ 4 — монография «ПЕХОТНЫЙ ТАНК „МАТИЛЬДА“»;

№ 5 — монография «БРОНЕТРАНСПОРТЁР БТР-152»;

№ 6 — монография «ШТУРМОВОЕ ОРУДИЕ „STUG III“».

За 2002 год:

№ 1 — монография «СОВЕТСКИЕ СУПЕРТАНКИ»;

№ 2 — справочник «СРЕДНИЕ И ОСНОВНЫЕ ТАНКИ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН 1945–2000 (ч. II)»;

№ 3 — монография «АРТИЛЛЕРИЙСКИЕ ТЯГАЧИ КРАСНОЙ АРМИИ».

№ 4 — монография «ЛЁГКИЙ ТАНК PANZER II»;

№ 5 — монография «ПЕХОТНЫЙ ТАНК „ВАЛЕНТАЙН“»;

№ 6 — справочник «ЛЁГКИЕ ТАНКИ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН 1945–2000».

За 2003 год:

№ 1 — монография «АМФИБИИ КРАСНОЙ АРМИИ»;

№ 2 — монография «СРЕДНИЙ ТАНК „ЦЕНТУРИОН“»;

№ 3 — монография «ЛЁГКИЙ ТАНК „СТЮАРТ“»;

№ 4 — монография «ЛЁГКИЙ ТАНК „LT VZ.35“»;

№ 5 — монография «ОТ „ПЕРШИНГА“ ДО „ПАТТОНА“»;

№ 6 — монография «ПЕХОТНЫЙ ТАНК „ЧЕРЧИЛЛЬ“».

За 2004 гол:

№ 1 — монография «СРЕДНИЙ ТАНК М48»;

№ 2 — монография «СРЕДНИЙ ТАНК Т-62»;

№ 3 — монография «ФРАНЦУЗСКИЕ ТАНКИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ».

Вместе с тем, настоятельно рекомендуем оформить подписку, поскольку только это гарантирует получение всех номеров «Бронеколлекции». Подписка принимается в любом отделении связи.

Наш индекс по каталогу ЦРПА «Роспечать» — 73160.

Кроме того, в редакции вы можете приобрести специальные выпуски «БРОНЕКОЛЛЕКЦИИ»:

№ 1 — справочник «БРОНЕТАНКОВАЯ ТЕХНИКА ТРЕТЬЕГО РЕЙХА»;

№ 2 — монография «ЛЁГКИЙ ТАНК Т-26»;

№ 3 — монография «Т-34. ИСТОРИЯ ТАНКА»;

№ 4 — монография «БРОНЕАВТОМОБИЛИ КРАСНОЙ АРМИИ 1918–1945»;

№ 5 — монография «ПЛАВАЮЩИЙ ТАНК ПТ-76».

В выпуске использованы фотографии из коллекции автора, Российского государственного архива кинофотодокументов (РГАКФД), Бундесархива (Bundesarchiv), а также из изданий, полные выходные данные которых приведены в списке литературы.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

Лёгкий танк Pz.38(t) Ausf.B из состава 10-го танкового полка 8-й танковой дивизии. Франция, 1940 год.

23 октября 1937 года в министерстве обороны Чехословакии состоялось совещание с участием представителей министерства, генерального штаба, Военного института техники и аэронавтики и командиров танковых полков. Обсуждался вопрос о том, стоит ли заказывать новую партию танков LT vz.35 (см. «Бронеколлекцию» № 4 за 2003 г.) или отдать предпочтение другой боевой машине. Мнения присутствовавших разделились: часть из них выступила в поддержку шкодовского танка, однако большинство, и в первую очередь строевые офицеры-танкисты, высказались против LT vz.35. Ими был озвучен большой список конструктивных недоработок — критиковались недостаточная проходимость машины, малый запас хода, плохие условия работы экипажа и многое другое. В итоге постановили: танки LT vz.35 для чехословацкой армии впредь не заказывать, а изготовить и испытать опытные образцы перспективных лёгких танков.

В рамках этого решения фирма Škoda занялась серьёзной модернизацией серийного LT vz.35 и, кроме того, приступила к проектированию новой машины Š-II-а-2. Фирма ČKD также предложила вариант модернизации своего танка LT vz.34, оснастив его новым двигателем и планетарной коробкой передач Praga-Wilson. Помимо этого, конструкторы ČKD начали работу над двумя новыми проектами. Один создавался на базе танка LTL, разработанного для Литвы, другой — на основе танка TNHPS, заказанного армией Ирана.

Следует отметить, что TNHPS по сути представлял собой модернизированный лёгкий танк TNH, изготовленный фирмой ČKD в конце 1935 года и предназначавшийся для экспорта. Его главным конструктором был инженер Александр Сурин — русский эмигрант, работавший на ČKD с начала 1920-х годов. Танк имел классическую компоновку с передним расположением трансмиссии, опорные катки большого диаметра и подвеску на листовых рессорах. На нём устанавливались шведский лицензионный двигатель Scania-Vabis 1664 и планетарная коробка передач Praga-Wilson, выпускавшаяся в Чехословакии по лицензии английской фирмы Rolls-Royce.

Первыми представили на испытания танки ČKD: 19 января 1938 года — TNHPS, а спустя неделю — модернизированный LT vz.34; за ними, во второй половине марта, последовали два модернизированных образца LT vz.35; Š-II-a-2 и LTL на испытания вообще не поступили.

К 28 апреля шкодовские танки прошли 2814 и 3419 км, при этом у них вновь выявилось множество дефектов, приведших в итоге к выходу машин из строя. Модернизированный LT vz.34 преодолел 5118 км и продемонстрировал хорошую проходимость. Несмотря на то что в его конструкцию было внесено много усовершенствований, дефекты, особенно в системе управления, по-прежнему имели место. К тому же бронезащита машины составляла всего 15 мм. Комиссия, проводившая испытания, отвергла этот вариант в качестве перспективного, но рекомендовала внедрить все изменения на 50 танках LT vz.34, состоявших на вооружении чехословацкой армии.

Всю программу испытаний почти без замечаний прошёл лишь TNHPS. Пробег танка составил 5584 км, из них 1954 км — по пересечённой местности. В день машина проходила 160–210 км. В течение трёх месяцев не произошло ни одной сколько-нибудь серьёзной поломки, а мелкие неисправности удавалось устранить прямо в поле. Результаты испытаний позволили комиссии рекомендовать танк к принятию на вооружение. Заказ на производство новых танков обычно выдавался лишь после завершения испытаний всех представленных образцов. Однако в данном случае, с учётом осложнившейся международной обстановки, министерство обороны форсировало события, выдав заказ фирме ČKD на выпуск 150 танков уже 20 апреля 1938 года. Машина получила армейское обозначение LT vz.38. Поскольку производственных возможностей фирмы ČKD оказалось недостаточно, то к выпуску нового танка предполагалось привлечь фирмы Škoda, Walter, Tatra и другие. После уточнения стоимости контракта (общая сумма составила 92 993 100 крон — около 3,7 млн. долларов США) заказ был окончательно утверждён 22 июля 1938 года.

Тем временем испытания продолжались. К 11 июня TNHPS прошёл 7185 км, продемонстрировав высокую надёжность ходовой части и силовой установки. Решился и вопрос с вооружением — на машину установили недавно разработанную фирмой Škoda 37-мм пушку А7 (армейский индекс UV vz.38).

История распорядилась так, что производство LT vz.38 началось тогда, когда заказчик, армия Чехословакии, прекратила своё существование, то есть после германской оккупации в марте 1939 года, и танк был принят на вооружение армии… захватчиков. В Вермахте машина получила обозначение Pz.Kpfw.38(t) Ausf.А (широко употребляются и упрощённые наименования — Pz.38(t) или 38(t)). Любопытно отметить, что немцы до оккупации Чехии и Моравии не располагали никакой информацией об TNHPS, но германские специалисты сумели по достоинству оценить боевые качества новых танков. В период со 2 по 6 мая 1939 года на заводе ČKD работала комиссия Управления вооружений под руководством подполковника Олбриха, отвечавшего за разработку перспективных образцов бронетанковой техники. Комиссия быстро приняла решение приобрести для Вермахта все 150 единиц, заказанных ранее чехословацкой армией. Спустя десять дней на фирме ČKD, вскоре переименованной немцами в ВММ (Böhmisch Mährische Maschinenfabrik AG), начала работать немецкая военная приёмка. Последний танк из первой серии был принят немцами 23 ноября 1939 года.

Ausf.А

Такое обозначение получили в Вермахте 150 танков первой серии. Эти машины были почти полностью идентичны тем, что предназначались для чехословацкой армии. При массе 9,7 т они вооружались 37-мм пушкой А7 (немецкий вариант обозначения — KwK А7) с длиной ствола 42 калибра и двумя 7,92-мм пулемётами vz.37 (в Вермахте — MG 37(t)). Боекомплект состоял из 72 выстрелов и 2700 патронов. 6-цилиндровый карбюраторный рядный двигатель жидкостного охлаждения Praga EPA мощностью 125 л. с. позволил танку развивать максимальную скорость до 48 км/ч. Запас хода — 230 км. Танк оснащался шестискоростной планетарной коробкой передач Praga-Wilson и многодисковым главным фрикционом сухого трения. Ходовая часть включала в себя четыре обрезиненных опорных катка большого диаметра на борт, подвешенных попарно на листовых полуэллиптических рессорах, два поддерживающих катка, ведущее колесо переднего расположения, направляющее колесо и стальную мелкозвенчатую гусеницу. Толщина лобовой брони корпуса достигала 25 мм, бортовой — 15, кормы — 12, крыши — 10, днища — 8 мм. Бронезащита башни колебалась в пределах 15–25 мм.

Pz.38(t) Ausf.A (либо Ausf.B ранних выпусков). Эту машину отличают антенный ввод чехословацкого типа и амбразура прицела раннего образца с одним отверстием. Восточный фронт, 1941 год.

Немцы увеличили экипаж танка до четырёх человек, усилили бронировку шаровой установки курсового пулемёта и установили своё радиооборудование. В оригинальном чехословацком варианте танк оснащался радиостанцией vz.37 с двумя антеннами — штыревой и поручневой. Сохранив последние, немцы установили свою радиостанцию Fu 5. Кроме того, использовались ящики для амуниции германского образца.

Ausf.В

Танки модификации Ausf.В производились с января по май 1940 года. За это время было выпущено 110 машин. На них ликвидировали поручневую антенну, смонтировали немецкую фару Notek, немного изменили амбразуру прицела пушки. На некоторых танках уже в войсках, например, в 19-й танковой дивизии, устанавливали приборы дымопуска.

Pz.38(t) Ausf.B из состава 9-й танковой дивизии Вермахта. Восточный фронт, лето 1941 года. Судя по отсутствию курсового пулемёта, это командирская машина.

Ausf.С

Эта серия также состояла из 110 единиц и выпускалась с мая по август 1940 года. Боевые машины модификации С отличались наличием радиоантенны германского образца, изменённым расположением глушителя и кольцевой бронировкой башенного погона.

Ausf.D

В конструкции 105 танков модификации D, выпушенных в сентябре — ноябре 1940 года, с учётом опыта боевых действий в Польше и Франции, изменили лобовой лист корпуса. Теперь он стал прямым и на части машин его толщину довели до 50 мм, усилив штатную 25-мм броню накладкой такой же толщины.

Ausf.Е

С ноября 1940 по май 1941 года было изготовлено 275 танков модификации Е, представлявших собой вариант D с усиленным бронированием. Толщина лобовых листов корпуса и башни была доведена до 50 мм (25+25 мм), бортовых — до 30 мм. Масса машины возросла до 10,14 т, в связи с чем пришлось увеличить число листов в рессорах передних тележек подвески с 14 до 15. Кольцевую накладку вокруг амбразуры башенного пулемёта ликвидировали, а на левой надгусеничной полке смонтировали большой ящик для снаряжения.

Ausf.F

По окончании производства танков модификации Е, с мая по октябрь 1941 года заводские цеха покинули 250 машин модели F, отличавшейся от предыдущей лишь мелкими деталями, например, кронштейнами для крепления канистр.

Красноармейцы осматривают захваченный немецкий танк Pz.38(t) Ausf.F предположительно из состава 22-й танковой дивизии. Район северо-западнее Сталинграда, 1942 год.

Ausf.S

Одновременно с Ausf.F с мая по сентябрь 1941 года выпускались танки варианта S. Их заказала Швеция ещё в конце 1939 года, но в 1940-м немцы конфисковали всю серию из 90 единиц. Танки Ausf.S были идентичны машинам вариантов А — С, за исключением 50-мм лобовой брони.

Ausf.G

После нападения Германии на СССР поступил заказ на 1000 танков в двух сериях — 500 Ausf.G и 500 Ausf.Н. Однако с октября 1941 года по октябрь 1942-го выпустили только 306 единиц Ausf.G, остальные шасси этой модели использовались при изготовлении истребителей танков Marder. Для самоходно-артиллерийских установок и истребителей танков были задействованы и все шасси варианта Н.

Конструктивно боевые машины версии G отличались от танков модификаций Е и F лишь тем, что лобовые броневые листы их корпусов выполнялись не составными, а цельными.

Pz.Bf.Wg.38(t)

Несколько десятков танков модификаций В — G были переоборудованы в командирские танки Panzerbefehlswagen 38(t). На них демонтировали курсовые пулемёты (отверстие под шаровую установку заглушили круглой бронекрышкой), а вместо пушки установили её деревянный макет. Командирские танки ротного звена оснащались радиостанциями Fu 5 и Fu 6, батальонного и полкового — Fu 5 и Fu 8. Первые имели штыревые антенны, вторые — штыревые и поручневые. Кроме того, на командирских танках устанавливались гирополукомпасы.

ПРОИЗВОДСТВО ТАНКОВ Pz.38(t)

Идентификация танков Pz.38(t) различных модификаций затрудняется их большим внешним сходством и отсутствием существенных отличий. В процессе ремонтов на танки более ранних вариантов устанавливались башни позднего образца. Машины оснащались новыми ящиками для снаряжения. Отличить одну модификацию от другой порой можно только по количеству и расположению болтов, соединявших броневые листы корпуса и башни.

Верхний лобовой лист корпуса танка Pz.38(t).

ОПИСАНИЕ КОНСТРУКЦИИ

Машина имела классическую компоновку с передним расположением трансмиссии.

КОРПУС и БАШНЯ собирались из катаных броневых листов на каркасе из уголков с помощью клёпки. До высоты 1 м все клёпаные соединения выполнялись водонепроницаемыми. Лобовые листы имели толщину 25 мм, бортовые и наклонные — 15 мм. Толщина листов, располагавшихся с наклоном более 30°, — 12 мм. Днище и крыша корпуса защищались 8-мм бронёй. Броневым прикрытием обеспечивались и опорные катки, диски которых имели толщину 6 мм.

Лобовая часть корпуса танка Pz.38(t) Ausf.A.

25-мм броневые листы защищали танк от 20-мм бронебойных снарядов пушки «Эрликон» на дистанциях свыше 250 м. Что касается противотанкового ружья vz.31, то его пулю 25-мм и 15-мм листы выдерживали на любой дистанции; 12-мм броня пробивалась с дальности до 100 м, а 8-мм — со 125 м.

Между боевым и силовым отделениями была установлена моторная огнеупорная перегородка толщиной 5 мм с двумя люками для доступа из боевого отделения к агрегатам двигателя. Со стороны силового отделения моторная перегородка покрывалась асбестом.

Механик-водитель и радист располагались в передней части боевого отделения: первый — справа, второй — слева. Перед механиком-водителем в лобовом листе корпуса находился прибор наблюдения размерами 203х82 мм, оборудованный поворотным эпископом, который мог фиксироваться в любом положении, а при необходимости заменяться стеклоблоком «триплекс» толщиной 50 мм. Снаружи прибор защищала откидная броневая крышка толщиной 28 мм со смотровой щелью. Крышка имела механизм согласования: когда эпископ снимался, она автоматически закрывалась, и открыть её было можно только после установки стеклоблока. Справа от механика-водителя в бортовом листе корпуса был установлен неподвижный эпископ такого же типа, что и смонтированный в командирской башенке, он также мог заменяться стеклоблоком. В распоряжении радиста имелся смотровой прибор более простого типа и меньшего размера (130x60 мм) — со стеклоблоком и откидной броневой крышкой.

Корпус танка Pz.38(t) Ausf.G в цехе завода ČKD.

В центре лобового листа монтировалась шаровая установка курсового пулемёта, допускавшая ведение огня по горизонту в секторе 28°. Угол возвышения составлял +10°, склонения -10°. Телескопический прицел пулемёта был встроен в прибор наблюдения механика-водителя. Правда, ведение огня допускалось только при открытой крышке смотрового прибора. Спуск осуществлялся с помощью троса Боудена. Механик-водитель мог стрелять из курсового пулемёта, предварительно зафиксировав его в центральном положении. При этом эффективный огонь вёлся на дистанции 300 м.

Для посадки механика-водителя и радиста в танк служил прямоугольный люк, расположенный в передней части крыши подбашенной коробки и закрывавшийся двухстворчатой крышкой.

Башня размещалась над средней частью корпуса танка на башенном погоне с диаметром в свету 1265 мм. На крыше башни устанавливалась неподвижная цилиндрическая командирская башенка диаметром 570 мм. Толщина её стенок — 15 мм, крыши — 8 мм. Башенка была оборудована четырьмя эпископами. Кроме того, в распоряжении командира имелся монокулярный перископический прибор наблюдения с полем зрения 20° и 2,6-кратным увеличением. Помимо посадочного люка, в крыше башенки выполнялись два лючка — для флажковой сигнализации днём и световой сигнализации ночью.

В лобовом листе башни имелись амбразуры для установки пушки, пулемёта и телескопического прицела.

Компоновочная схема танка LT vz.38:

1 — 37-мм пушка; 2 — 7,92-мм пулемёт ZB vz.37; 3 — перископический прибор наблюдения; 4 — двигатель; 5 — радиатор; 6 — вентилятор; 7 — глушитель; 8 — курсовой пулемёт ZB vz.37; 9 — ящик с 37-мм выстрелами; 10 — огнетушитель; 11 — буксирный крюк; 12 — коробка передач; 13 — сиденье стрелка-радиста; 14 — тележка подвески; 15 — коробки с пулемётными патронами; 16 — опорный каток; 17 — ведущее колесо; 18 — поддерживающий каток; 19 — рессора; 20 — воздушный фильтр; 21 — направляющее колесо; 22 — рычаги управления; 23 — сиденье механика-водителя; 24 — карданный вал; 25 — аккумулятор; 26 — топливные баки.

ВООРУЖЕНИЕ. На танке устанавливалась 37-мм пушка UV vz.38 (заводское обозначение фирмы Škoda — А7, обозначение в Вермахте — KwK(t) L/47,8) с длиной ствола 50 калибров (1858 мм). Орудие оснащалось полуавтоматическим клиновым затвором, обеспечивавшим скорострельность до 15 выстр./мин. Угол возвышения составлял +25°, склонения -10°. Масса орудия — 275 кг.

Для стрельбы из пушки использовались два типа выстрелов: с бронебойными и осколочно-фугасными снарядами. Масса выстрела с бронебойным снарядом — 1,47 кг, масса снаряда — 0,85 кг, начальная скорость — 750 м/с, дальность выстрела — 1500 м. Масса выстрела с осколочно-фугасным снарядом была несколько меньше — 1,42 кг при массе снаряда 0,825 кг; начальная скорость — 730 м/с; дальность выстрела при угле возвышения 5° — 4000 м. С 1940 года использовались также выстрелы PzGr 40 с подкалиберными снарядами, имевшими массу 0,368 кг и начальную скорость 1040 м/с.

Боекомплект пушки включал 90 выстрелов. Большая его часть размещалась в нише башни в восьми металлических магазинах по шесть выстрелов в каждом. На магазинах с бронебойными выстрелами (5 шт.) наносилась специальная маркировка в виде широкой белой полосы.

Танк вооружался двумя тяжёлыми пулемётами ZB vz.37 калибра 7,92 мм производства фирмы Československa Zbrojovka Brno, обозначение в Вермахте — MG 37(t): один — в шаровой установке в лобовом листе корпуса; другой — в такой же установке в башне, справа от пушки. Башенный пулемёт мог наводиться как совместно с орудием, так и независимо от него.

Пулемёт ZB vz.37 имел массу 18,97 кг и общую длину в танковом варианте — 1023 мм. Начальная скорость пули составляла 793 м/с, темп стрельбы — 500–700 выстр./мин. Питание — ленточное. Боекомплект пулемётов — 2700 патронов, размещённых в девяти коробках по 300 патронов в каждой. Три коробки с бронебойными патронами имели маркировку в виде широкой белой полосы.

Горизонтальное наведение пушки и пулемёта осуществлялось поворотом башни. Её вращение было возможно двумя способами: механизмом поворота (за один оборот маховика башня поворачивалась на 3°) или, при его блокировке, с помощью плечевого упора пушки.

Танк Pz.38(t) Ausf.S, находящийся в музее Словацкого национального восстания в г. Баньска-Быстрица. На этой машине установлена бронировка амбразуры прицела позднего типа.

Pz.38(t) Ausf.S. Вид с кормы. Боковые откидные листы крыши по внешнему виду соответствовали более поздней модификации G.

Бронепробиваемость 37-мм снарядов

ДВИГАТЕЛЬ. На танке устанавливался 6-цилиндровый карбюраторный четырёхтактный рядный двигатель жидкостного охлаждения Praga EPA мощностью 125 л. с. при 2000 об/мин. Рабочий объём 7754 см3. Ход поршня — 136 мм. Диаметр цилиндра — 110 мм. Степень сжатия — 1:6,2.

Топливо — этилированный бензин с октановым числом не менее 74. Допускалось также применение спирто-бензиновой смеси и диналколя. В систему питания входили два основных бензобака ёмкостью 110 л каждый и один вспомогательный ёмкостью 40 л. Подача топлива осуществлялась с помощью двух насосов — механического мембранного и электрического Autopulse. Двигатели танков Pz.38(t) Ausf.А — D оснащались одним карбюратором Solex 48 FNVP, Ausf.Е — G — двумя карбюраторами Solex 46 FNVP. Расход топлива при движении по шоссе составлял 80 л на 100 км, по пересечённой местности — 125 л на 100 км.

Система смазки — циркуляционная, под давлением, с сухим картером.

Система охлаждения — жидкостная. Радиатор ёмкостью 50 л находился в силовом отделении за двигателем. Отбор мощности на вентилятор, размещённый за радиатором, осуществлялся от коленчатого вала двигателя.

Запускался двигатель электростартером Bosch мощностью 3 л. с. Зажигание — от двух магнето Bosch Vertex напряжением 12 В.

ТРАНСМИССИЯ. Крутящий момент от двигателя к коробке передач передавался с помощью многодискового главного фрикциона сухого трения и карданного вала. Коробка передач Praga-Wilson — планетарная, пятискоростная, с предварительным выбором передач. Диапазон скоростей колебался от 4,1 км/ч на 1-й передаче до 42 км/ч на 5-й, передача заднего хода обеспечивала движение со скоростью 6,1 км/ч. Перед коробкой передач располагались дифференциал, бортовые фрикционы, бортовые передачи и тормоза.

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ, применительно к одному борту, состояла из четырёх одинарных обрезиненных опорных катков большого диаметра (775 мм), сблокированных попарно в две балансирные тележки, подвешенные на полуэллиптических листовых рессорах. Литое ведущее колесо с двумя съёмными зубчатыми венцами по 19 зубьев в каждом находилось впереди. Направляющее колесо диаметром 535 мм располагалось сзади. С каждого борта имелось по два обрезиненных одинарных опорных катка. Каждая гусеница включала 94 трака шириной 293 мм, шаг трака — 104 мм.

СРЕДСТВА СВЯЗИ. В варианте для чехословацкой армии на танке устанавливалась радиостанция vz.37 с дальностью действия 4 км и возможностью работы только в телеграфном режиме. Немцы оборудовали Pz.38(t) телефонной радиостанцией Fu 5.

Pz.38(t) Ausf.G первых серий с ранним образцом размещения снаряжения и амуниции на надгусеничных полках.

ЭКСПОРТНЫЕ ВАРИАНТЫ

TNH

Крупным покупателем вооружения и боевой техники чехословацкого производства в 1930-е годы был Иран. Так, за десятилетие эта страна приобрела в Чехословакии 300 тыс. винтовок, 6 тыс. лёгких и несколько сот тяжёлых пулемётов, а также свыше 350 противотанковых и других полевых орудий. В 1935 году дошла очередь и до танков. Иранские военные планировали закупить до 100 единиц бронетанковой техники.

Из представленных чехословацкими фирмами образцов иранцы выбрали машины фирмы ČKD: танкетку AH-IV и лёгкий танк TNH. Последний представлял собой 8,2-т боевую машину, вооружённую 37-мм пушкой Škoda A4 BETA и двумя 7,92-мм пулемётами ZB vz.35. Боекомплект включал 60 артвыстрелов и 3000 патронов. Толщина брони колебалась в пределах 8–15 мм. Экипаж — 4 человека. Установленный на танке карбюраторный 4-цилиндровый двигатель жидкостного охлаждения Praga TN100 мощностью 100 л. с. при 2000 об/мин и рабочим объёмом 7940 см3 позволял развивать максимальную скорость до 38 км/ч. Запас хода равнялся 200 км.

Лёгкий танк LTH, изготовленный для иранской армии. Тегеран, 1937 год.

Первый прототип TNH был представлен иранской закупочной комиссии, возглавляемой генералом Исмаилом Ханом, в первых числах сентября 1935 года, а уже 10 сентября последовал заказ на 50 таких танков. Их изготовлением занималось дочернее предприятие фирмы ČKD в г. Слани. Готовые боевые машины по железной дороге отправлялись в Гамбург, а оттуда — морем в Иран. Последняя партия прибыла в Тегеран в мае 1937 года. Поскольку вооружение для них было заказано отдельно и его доставка запаздывала, ввести в строй все танки удалось только в ноябре. Демонстрация TNH широкой публике состоялась в Тегеране 22 февраля 1938 года.

Танки TNH вместе с танкетками AH-IV состояли на вооружении 1-й и 2-й иранских танковых дивизий (по 25 единиц в каждой), в формировании которых приняли участие чехословацкие офицеры. Иранское руководство хотело приобрести ещё до 100 танков типа TNH и для этого возможного заказа ČKD разработала усовершенствованную версию — TNHPS. Но этим планам помешала немецкая оккупация.

TNH использовались в Иране вплоть до 1957 года, при этом их единственной модернизацией стала установка в 1940 году немецких радиостанций Telefunken.

TNH

LTP

В 1935 году поисками поставщика танков для своей армии занялась Республика Перу. Первоначально эта страна планировала закупить всего семь 5-т танков с пушечно-пулемётным вооружением. Главным условием являлась способность двигателя и его систем функционировать на высоте 4 тыс. м над уровнем моря. Перуанские представители посетили заводы фирм Vickers, Renault и Fiat. Не обошли они вниманием и чехословацкие заводы Škoda и ČKD. Вскоре заказчик уточнил тактико-технические требования к танку. Теперь его масса должна была составлять 6 т, а вооружение включать 37-мм пушку и пулемёт. Возросли и аппетиты — речь шла уже о 36 боевых машинах!

В наибольшей степени запросам латиноамериканских военных соответствовал TNH, но он был на две с лишним тонны тяжелее, чем требовалось. Поскольку в это же время в КБ фирмы ČKD полным ходом велось проектирование лёгкого танка LTL для Литвы, с ним ознакомили и перуанскую делегацию, прибывшую в Прагу в октябре 1936 года. Машина понравилась, а в апреле 1937-го фирме ČKD заказали 24 танка, получивших обозначение LTP. Правда, спустя несколько месяцев базовую машину заменили — теперь танк для Перу разрабатывался на основе модели LTH, спроектированной для Швейцарии.

Танк LTP имел массу 6,3 т (по проекту) и оснащался 6-цилиндровым шведским бензомотором Scania-Vabis 1664 мощностью 125 л. с. при 2200 об/мин. Двигатель разгонял боевую машину до максимальной скорости 40 км/ч. Запас хода достигал 187 км. На танке устанавливались 37-мм пушка Škoda АЗ, тяжёлый пулемёт ZB vz.35 и лёгкий пулемёт ZB vz.30. Боекомплект состоял из 54 выстрелов и 2700 патронов. Экипаж — 3 человека.

LTP

Выпуск серии был завершён к 8 августа 1938 года. Перуанская приёмочная комиссия констатировала, что, несмотря на возрастание массы танка до 7,33 т, машину отличают хорошие проходимость и манёвренность. Первым в Перу прибыл танк, названный «Лима». После сборки и регулировки узлов и агрегатов, проведённых специалистами фирмы ČKD под руководством инженера Чевички, машину подвергли испытаниям на высоте 3725 м, а позднее — 4500 м над уровнем моря.

Тем временем судьба остальных танков LTP, заказанных перуанцами, оказалась под вопросом. Дело в том, что после объявления в Чехословакии мобилизации в сентябре 1938 года машины, предназначенные на экспорт, были реквизированы чехословацкой армией. Вскоре, однако, это решение отменили, и 4 ноября 1938 года отправка танков за океан возобновилась.

Свою службу в перуанской армии LTP, переименованные в Tanque 38/39, начали с участия в военном перевороте. 7 июня 1939 года уже в полном составе танковый батальон участвовал в параде в Лиме.

Перуанский пример оказался заразительным. В 1938 году интерес к боевым машинам фирмы ČKD проявили Боливия, Бразилия, Колумбия, Парагвай, Уругвай и Аргентина. Вторая мировая война внесла коррективы в эти планы.

Уже после войны, в 1946 году, Перу собиралась закупить ещё 24 машины этого типа, поскольку, по мнению военных, они были лучше американских «стюартов». Готовых танков в Чехословакии тогда уже не нашлось, а вот поставки запчастей продолжались вплоть до 1950 года.

Поразительно, но последние, правда, не подтверждённые документально, упоминания о службе LTP в перуанской армии относятся к 1988 году!

LTH

Лёгкий танк LTH был разработан по контракту со Швейцарией, заключённому 16 декабря 1937 года. От LTP он отличался бронированием, достигавшим 32 мм, двигателем и вооружением. Швейцарцы планировали установить на танк свой дизель Saurer-Arbon СТ1 мощностью 125 л. с., который позволял 7,7-т боевой машине развивать максимальную скорость 45 км/ч. Однако первые 12 единиц должны были поступить из Чехословакии в собранном виде с двигателями Scania-Vabis 1664, но без вооружения. Следующие 12 машин (всего было заказано 24) — разобранными. В процессе сборки швейцарцы сами должны были установить на них свои дизели, 24-мм пушки Oerlikon М.38 с начальной скоростью снаряда 930 м/с и 8-мм пулемёты Maxim М.38.

Лёгкий танк LTH (Pz.39) во время манёвров швейцарской армии. Отличительная особенность внешнего облика этой машины — стволы пулемётов Maxim М.38 с кожухами водяного охлаждения.

Первый прототип изготовили к 1 марта 1938 года. Начались его интенсивные испытания, сначала в Чехословакии, а затем в Швейцарии. К сборке серийных машин приступили в начале августа 1938-го. Последние LTH фирма ČKD отгрузила заказчику в апреле следующего года, уже после немецкой оккупации.

В Швейцарии танки получили обозначение Panzerwagen 39. Ими были вооружены танковые роты в трёх лёгких бригадах альпийской республики. Эти боевые машины находились в эксплуатации вплоть до 1950 года.

В 1941 году компания Berna A.G. Olten изготовила прототип штурмового орудия Nähkampfkannone I на удлинённом на один каток шасси LTH. САУ оснащалась 75-мм противотанковой пушкой, установленной в легкобронированной рубке, открытой сверху и сзади.

LTL

В 1937 году министерство обороны Литвы выдало заказ концерну ČKD на проектирование и изготовление лёгкого танка LTL. В конце января 1939 года в Каунас, тогдашнюю столицу Литовской республики, прибыл состав с двумя машинами— LTL и LTH. Вскоре начались их сравнительные испытания. LTL прошёл 1474 км, израсходовав 1415 л бензина, LTH —1431 км, при этом расход бензина составил 1515 л. Не обошлось у обеих машин без поломок, правда несерьёзных.

Представители ČKD надеялись, что Литва закажет именно LTL, и для этого были все основания. При массе 5,6 т танк вооружался 20-мм автоматической пушкой Oerlikon и двумя пулемётами Maxim. Его клёпаный корпус имел толщину лобовой брони 25 мм. Экипаж состоял из трёх человек. В отличие от LTH на этой машине применили компоновочную схему с кормовым расположением моторно-трансмиссионного отделения. Двигатель Praga F4 мощностью 125 л. с. и пятискоростная планетарная коробка передач Praga-Wilson размещались сзади, соответственно там же располагались и ведущие колёса. В целом конструкция LTL была совершеннее, чем у LTH, а его тактико-технические характеристики выше. К удивлению чешских специалистов, литовцы предпочли LTH, оговорив при этом, что вооружить его следует автоматической пушкой Oerlikon.

Литовскую модификацию назвали LLT. В начале 1940 года на заводе в г. Слани началась сборка, а затем и ходовые испытания танков. Весь заказ — 21 единица — был готов в июле 1940-го. После вхождения Литвы в состав Советского Союза заказ аннулировали.

LT vz.40

LT vz.40 с пулемётным вооружением.

Готовые, но без вооружения, LLT недолго простояли во дворе завода — 26 августа всю партию купила словацкая армия, правда, с условием, что вооружение на них будет установлено аналогичное танку LT vz.38, то есть 37-мм пушка А7 и два пулемёта ZB vz.37. Для этого требовалось переделать лобовую часть башни, поэтому танки, получившие обозначение LT vz.40 (LT-40, LTS-40), поступили в войска только с пулемётами и лишь спустя некоторое время на них установили пушки.

Танк LT vz.40 в целом был идентичен по конструкции танку LT vz.38, небольшие отличия имелись в форме башни и командирской башенки, а также в отдельных деталях корпуса и ходовой части. Несколько меньшими были размеры танка. На машине массой 7,5 т устанавливался двигатель Praga TNHPS мощностью 125 л. с. при 2200 об/мин. Максимальная скорость достигала 47 км/ч, запас хода — 200 км.

Прототип танка LTL, разработанный для Литвы. Помимо кормового расположения ведущих колёс, обращает на себя внимание иная компоновка моторно-трансмиссионного отделения.

Танки LT vz.40 входили в состав «быстрой группы» и участвовали в нападении на СССР. Семь из них были потеряны в летних боях 1941 года.

Словацкая охранная дивизия, дислоцировавшаяся на Украине в августе 1942 года, получила роту из семи боевых машин этого типа. Смешанная рота из шести Pz.38(t) и шести LT-40 воевала на Кавказе в октябре 1942 года. В ходе советского наступления весной 1943 года почти все эти танки были потеряны.

В составе отдельного механизированного полка 15 LT-40 принимали участие в Словацком национальном восстании осенью 1944 года.

Strv m/41

Как уже упоминалось выше, в 1939 году Швеция заказала фирме ČKD 90 лёгких танков TNH-Sv, представлявших собой экспортный вариант танка LT vz.38. Однако заказ Вермахта был приоритетным, и все экспортные танки достались немцам. Видимо, понимая, что заказанных машин они не дождутся, шведы 23 ноября 1940 года приобрели лицензию на их выпуск.

Уже в июне 1941 года в Стокгольм прибыл прототип, изготовленный из неброневой стали. После его всесторонних испытаний фирме Scania-Vabis выдали заказ на 116 танков Strv m/41 SI.

Strv m/41

По компоновке и конструкции он был практически идентичен Pz.38(t) (за исключением вооружения и силовой установки). Танк оснащался 37-мм пушкой Bofors Strv-K m/38 и двумя 8-мм пулемётами KsP m/39. Боекомплект состоял из 100 выстрелов и 4500 патронов. Двигатель Scania-Vabis 1664/13 мощностью 145 л. с. при 2300 об/мин позволял боевой машине развивать скорость 43 км/ч. Подверглась незначительным изменениям ниша башни, в которой разместили радиостанцию.

В июне 1942 года поступил заказ ещё на 122 танка, из которых, впрочем, изготовили только 104 единицы. Этот вариант получил обозначение Strv m/41 SII и отличался, главным образом, новой силовой установкой — двигателем Scania-Vabis L-603-2 мощностью 160 л. с. Машина имела несколько удлинённый корпус и наклонные борта башни. Боевая масса возросла до 11 т.

Strv m/41 SI поступили на вооружение 3-го танкового полка, развёрнутого в 1943 году в 10-ю бригаду. Машины второй серии получил 4-й танковый полк.

Лёгкий танк Strv m/41 SI.

Чехословацкие лицензионные танки эксплуатировались в шведской армии до 1957 года, после чего были выведены в резерв. В 1960–1963 годах шасси боевых машин послужило базой при изготовлении бронетранспортёров Pbv 301, которые находились на вооружении до середины 1970-х годов. Демонтированные танковые башни до недавнего времени использовались в качестве огневых точек в системе шведской береговой и аэродромной обороны.

В 1943–1944 годах на базе Strv m/41 изготовили 36 штурмовых орудий Sav m/43, вооружённых 105-мм гаубицей. Шасси танка изменений почти не претерпело, на месте башни была смонтирована неподвижная рубка прямоугольной формы. Эти штурмовые орудия состояли на вооружении шведской армии вплоть до 1970 года.

Самоходная гаубица Sav m/43 на маневрах шведской армии в 1950-е годы.

РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЕ ТАНКИ НА БАЗЕ Pz.38(t)

Praga TNHnA

С начала Второй мировой войны Панцерваффе испытывали острую потребность в специализированном разведывательном танке. Поэтому уже 15 сентября 1939 года Управление вооружений Вермахта начало проработку этого вопроса. Летом 1940 года трём компаниям — ВММ, Škoda и MAN — выдали техзадания на проектирование. Новый танк должен был иметь массу 12–13 т и скорость 50 км/ч. Толщина лобовой брони предусматривалась до 30 мм, бортовой — 20 мм. Вооружение: 20-мм или 37-мм пушка и пулемёт.

В октябре 1940 года фирма ВММ изготовила деревянный макет, а в период с ноября 1941-го по апрель 1942 года — пять прототипов: два из простой стали, с клёпаным и сварным корпусами; три — из броневой, один клёпаный и два сварных. Танк TNHnA получил усовершенствованную башню с «казематом» на крыше, в котором имелись четыре смотровых прибора, обеспечивавших хороший обзор поля боя вперёд и назад. Ещё два прибора наблюдения находились в бортах башни. По сравнению с базовым Pz.38(t), была модернизирована и ходовая часть: теперь она включала в себя опорные катки диаметром 810 мм вместо 775 мм. На танке установили новый V-образный 8-цилиндровый карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения Praga NR мощностью 248 л. с. при 2500 об/мин, разгонявший 11,8-т боевую машину до скорости 64 км/ч. Запас хода составлял 200 км. Всё вооружение танка — 37-мм пушка Škoda А19 и пулемёт MG 34 — размещалось в башне. Боекомплект состоял из 90 выстрелов и 700 патронов. Экипаж машины — 4 человека.

Разведывательный танк TNHnA во дворе фирмы ВММ. 1941 год.

Летом 1942 года прототипы ВММ и других фирм отправили на Куммерсдорфский полигон. В октябре там прошли сравнительные испытания танков TNHnA, Т-15 фирмы Škoda и VK1303 фирмы MAN. В ходе этих испытаний TNHnA, например, прошёл 338 км за 9 часов, и вполне успешно. Но военным больше приглянулся VK1303 — будущий Pz.IIL Luchs (см. «Бронеколлекцию» № 4 за 2002 г.).

Оставшиеся не у дел TNHnA (или Pz.38(t) nA) послужили базой для создания весьма интересной боевой машины. В 1943 году Управление вооружений заказало фирме ВММ два прототипа гусеничного разведчика Kätzchen («Кетцхен» — «котёнок»). Один из них был оснащён дизелем Tatra 103 мощностью 220 л. с., другой бензомотором Praga NR. По сути «Кетцхен» представлял собой гусеничный бронетранспортёр. Его корпус был сварен из бронелистов толщиной 20–50 мм, расположенных под рациональными углами наклона. Крыши корпус не имел. В его кормовой части справа располагался двигатель. В задней стенке десантного отсека, вмещавшего 6–8 пехотинцев, слева от двигателя находилась двухстворчатая дверь. Вооружение состояло из двух пулемётов MG 34 на вертлюжных установках. Масса «котёнка» составляла 10,5 т.

Прототип разведывательного танка TNHnA на заводской территории фирмы ВММ в Праге. 1943 год.

Прототипы изготовили в 1944 году. На испытаниях они развили скорость до 64 км/ч. При этом запас хода у машины с дизелем достиг 600 км. Несмотря на успешные испытания, серийный выпуск бронетранспортёра так и не был начат. Дальнейшая судьба прототипов не известна.

Ещё один прототип TNHnA уже после войны послужил для испытаний «шкодовских» 47-мм и 57-мм пушек, а в 1950-х годах был разделан на металлолом.

Компоновка танка TNHnA.

Aufklärungspanzer 38(t) Sd.Kfz.140/1

Летом 1943 года конструкторское бюро фирмы ВММ приступило к проектированию ещё одного разведчика — машины, вооружённой 20-мм автоматической пушкой KwK 38 и спаренным с ней пулемётом или 75-мм гаубицей К51. Установка вооружения должна была быть унифицирована с таковой у бронеавтомобилей Sd.Kfz.234/4 и Sd.Kfz.234/3. Заказом предусматривалось изготовление прототипа и трёх машин для испытаний. Первоначально ВММ планировала использовать шасси танка TNHnA, однако это оказалось нереальным — танк и многие его агрегаты не производились серийно, что серьёзно тормозило работу. Поэтому пришлось вернуться к отработанному шасси Pz.38(t). В сентябре 1943-го на фирме ВММ изготовили два деревянных макета: один с 20-мм пушкой, другой — с 75-мм гаубицей. Зимой 1944 года прототип и три предсерийные машины уже проходили испытания. У первого была сварная подбашенная коробка, у остальных — клёпаные. Все они собирались из бронелистов толщиной 10 и 15 мм. При этом башни и вооружение отсутствовали, а их место заняли балластные макеты. Использование двигателя Praga АЕ мощностью 160 л. с. при 2600 об/мин привело к изменениям в системе выхлопа. В отличие от Praga АС, на этом моторе выхлопной коллектор выводился вверх, поэтому пришлось удлинить выхлопную трубу и поднять глушитель почти на крышу силового отделения.

Aufklärungspanzer 38(t)

Вид на боевое отделение разведывательного танка Aufklärungspanzer 38(t). Хорошо виден лафет вооружения с 20-мм пушкой KwK 38 в центре, пулемётом MG 34 слева и прицелом TZF 3а справа. Откидная сетчатая крыша защищала боевое отделение от ручных гранат.

В открытой сверху многогранной башне была установлена 20-мм автоматическая пушка KwK 38 и спаренный с ней 7,92-мм пулемёт MG 42. Спаренная установка позволяла вести огонь по воздушным целям (угол возвышения колебался в пределах от -4° до +70°). Боекомплект состоял из 300 артвыстрелов и 1500 патронов. Для зашиты от ручных гранат сверху башня прикрывалась откидным двухстворчатым экраном из стальной сетки. Башня с вооружением комплектно поставлялась фирмой Appelt.

После принятия на вооружение разведывательный танк получил обозначение Aufklärungspanzer 38(t) (или Aufklärer 38(t)) и индекс Sd.Kfz.140/1. Боевых машин этого типа выпустили совсем не много: в феврале 1944 года — 37 единиц и в марте — 33. При изготовлении танков использовались шасси Pz.38(t) 10-й серии — Ausf.М.

Aufklärungspanzer 38(t) поступили на вооружение нескольких танковых дивизий, в том числе — 2-й танковой, действовавшей на Западном фронте. Несколько таких машин стали трофеями союзнических войск.

Серийный Aufklärungspanzer 38(t) во дворе завода BMM в Праге.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Германия

Танки LT vz.38 были формально приняты на вооружение, но в подразделения чехословацкой армии поступить не успели — 15 марта 1939 года Чехию и Моравию оккупировали немецкие войска. Новым заказчиком этих боевых машин стал гитлеровский Вермахт, и не случайно. Собственное танковое производство в Германии сильно отставало от потребностей армии. Так, например, общий заказ на средние танки Pz.III составлял 2538 единиц, из которых к 1 марта 1939 года в войска должно было поступить 244. Однако реально военные приняли только 45 машин! В такой ситуации немцы не могли оставить без внимания боевую машину, серийное производство которой практически уже началось. И хотя LT vz.38 не во всём соответствовал немецким стандартам, на это можно было закрыть глаза, ведь по вооружению и бронированию лёгкий чехословацкий танк был аналогичен среднему немецкому Pz.III. Поэтому уже к августу 1939 года Pz.38(t) укомплектовали 67-й танковый батальон 3-й лёгкой дивизии Вермахта, которая накануне Польской кампании входила в состав 15-го лёгкого корпуса 10-й полевой армии группы армий «Юг». Всего к началу Второй мировой войны фирма ВММ изготовила 78 Pz.38(t), 57 из них поступили в 67-й батальон — 55 Pz.38(t) и 2 Pz.Bef.38(t).

Лёгкий танк Pz.38(t) Ausf.A из состава 67-го танкового батальона 3-й лёгкой дивизии. Польша, сентябрь 1939 года.

3-я лёгкая дивизия действовала на правом фланге 10-й армии. Прорвав польскую оборону в районе Ченстоховы, она начала продвигаться в направлении Конецполя, где была атакована эскадронами Краковской бригады кавалерии. В этом бою, закончившемся плачевно для польской конницы, были подбиты два танка Pz.38(t). После форсирования р. Пилица 3-я лёгкая дивизия участвовала в операции по пресечению попытки отхода польских войск от Радома за Вислу. В 20-х числах сентября дивизию перебросили под Модлин, где она и встретила окончание Польской кампании. За время боёв было безвозвратно потеряно семь танков Pz.38(t).

После завершения боевых действий в Польше все лёгкие дивизии Вермахта переформировали в танковые. 3-я лёгкая дивизия стала 8-й танковой, а 67-й танковый батальон развернули в 10-й танковый полк.

По данным, приводимым в зарубежных источниках, в операции по оккупации Дании и Норвегии приняли участие 15 танков Pz.38(t).

Накануне Французской кампании (операция «Гелб») танки Pz.38(t) имелись в составе 7-й и 8-й немецких танковых дивизий. По состоянию на 10 мая 1940 года в первой из них насчитывалось 34 танка Pz.I, 68 Pz.II, 91 Pz.38(t), 24 Pz.IV и 8 Pz.Bef.38(t); во второй — 58 Pz.II, 116 Pz.38(t), 23 Pz.IV и 15 Pz.Bef.38(t).

Танки Pz.38(t) Ausf.A во время транспортировки на грузовом автомобиле Faun L900D567 и прицепе Sd.Anh.116. Автострада Бреслау — Лигниц (Вроцлав — Легница), Силезия, сентябрь 1939 года.

В боях особенно отличилась 7-я танковая дивизия, которой командовал генерал-майор Эрвин Роммель. После форсирования р. Мёз 7-я танковая 15 мая близ Флавиона нанесла поражение 1-й французской бронетанковой дивизии (1.DCR). Конечно же, лёгкие Pz.38(t) немцев были бессильны в открытом бою против тяжёлых французских В1bis. Они выиграли бой за счёт превосходства в тактике, манёвре, а также инициативе младших командиров. Ну и, наконец, командир немецкой танковой дивизии был явно талантливее своего французского коллеги. Спустя пять дней 7-я танковая вышла к Ла-Маншу в районе Абвиля, отрезав Британские экспедиционные силы от их базы в Шербуре. 22 мая танкисты Роммеля отражали ожесточённые, но безуспешные контратаки англичан в районе Арраса. Завершилась Французская кампания для дивизии в Шербуре. Что касается 8-й танковой дивизии, то в боях у Ретеля и Шамона её главным противником стала 3-я французская механизированная дивизия (3.DLM).

Pz.38(t) Ausf.A 7-й танковой дивизии во Франции, май 1939 года.

За время Французской кампании потери 7-й и 8-й танковых дивизий в чехословацких боевых машинах составили 54 единицы, из них шесть танков были потеряны безвозвратно.

В апреле 1941 года танки Pz.38(t) 8-й танковой дивизии приняли участие в операции «Марита» — нападении на Грецию и Югославию. Дивизия наступала с территории Австрии и Венгрии и действовала в основном в Хорватии, население которой встречало немцев как освободителей. Окончание боёв на Балканах, последовавшее 27 апреля после капитуляции Греции, 8-я танковая встретила в Сараево, потеряв за время операции семь танков.

Боевой состав немецких танковых дивизий, вооружённых танками Pz.38(t), на 22 июня 1941 года

В операции «Барбаросса» принимали участие 17 немецких танковых дивизий. Шесть из них были вооружены чехословацкими танками: 6-я танковая — Pz.35(t), остальные — Pz.38(t).

Как известно, на 22 июня 1941 года на Восточном фронте было сосредоточено около 3680 танков и штурмовых орудий, включая резерв Главного командования Вермахта (2-я и 5-я танковые дивизии). Таким образом, Pz.38(t) составляли 17 % танкового парка Германии того периода.

Четыре танковых дивизии (7-я, 12-я, 19-я и 20-я) входили в состав 3-й танковой группы генерала Гота (группа армий «Центр»), 8-я танковая действовала в составе 4-й танковой группы генерала Гёпнера (группа армий «Север»).

Pz.Bef.Wg.38(t)

3-я танковая группа нанесла главный удар по стоявшим вдоль границы частям 126-й и 128-й советских стрелковых дивизий. Немецкие войска имели на этом участке многократное превосходство в людях и абсолютное в танках. Поэтому в первый же день советские стрелковые дивизии, так и не успев развернуться, были смяты и начали отходить на северо-восток. Немецкие танки захватили мосты через Неман, и днём 22 июня устремились к г. Алитусу.

На этом направлении достойный отпор немецким частям в первый день войны дала 5-я танковая дивизия 3-го механизированного корпуса Красной Армии. Во второй половине дня 22 июня к Алитусу, на восточной окраине которого дивизия занимала оборону, подошла 7-я немецкая танковая дивизия. На правом берегу Немана развернулся встречный танковый бой. С советской стороны в нём принимало участие значительное количество средних танков Т-34 и Т-28. Большинство последних, правда, было сильно изношено и по этой причине использовалось для ведения огня с места. Однако остановить немецкое наступление не удалось. 5-я танковая несла большие потери, не хватало горючего и боеприпасов, была нарушена связь между частями и подразделениями, которые ночью стали отходить на Вильнюс.

Pz.38(t) Ausf.F на улице белорусской деревни. Судя по тактическому значку рядом с крестом, эта машина принадлежит 7-й танковой дивизии. Начало июля 1941 года.

Встречный танковый бой под Алитусом 22 июня 1941 года — первое столкновение такого рода в Великой Отечественной войне. Командование немецкой 3-й танковой группы в своём докладе в штаб группы армий «Центр» дало этому бою следующую характеристику: «Вечером 22 июня 7-я танковая дивизия вела крупнейшую танковую битву за период этой войны восточнее Олита (так в немецком документе — прим. авт.) против 5-й танковой дивизии. Уничтожено 70 танков и 20 самолётов (на аэродроме) противника. Мы потеряли 11 танков».

Следует отметить, что в этом докладе немцы указали только свои безвозвратные потери, а у советской стороны — общие. Учитывая, что на один безвозвратно потерянный танк приходится три-четыре подбитых, можно утверждать, что общие потери 7-й танковой дивизии составили 40–50 боевых машин. Однако поле боя осталось за немецкими войсками, а следовательно, они имели возможность отремонтировать большинство повреждённых танков и вновь ввести их в строй. Наши же повреждённые машины, захваченные противником, автоматически попадали в разряд безвозвратных потерь.

Pz.38(t) Ausf.G из состава 20-й танковой дивизии, подбитый советской артиллерией. Западный фронт, июль 1941 года.

Несмотря на большие потери, советские войска оказывали противнику ожесточённое сопротивление. Об этом можно судить по следующим фактам. По состоянию на 10 сентября 1941 года в строю 7-й немецкой танковой дивизии осталось 62 танка Pz.38(t), безвозвратные потери при этом составили 59 машин. На эту же дату в 8-й танковой дивизии имелось 78 боеготовых Pz.38(t) (безвозвратно потеряно 20 танков). В 12-й танковой дивизии на 26 августа оставалось в строю 42 Pz.38(t) (47 машин этого типа были уничтожены). На 25 августа в 19-й танковой числилось в строю 57 исправных Pz.38(t) (безвозвратные потери — 21 танк), а в 20-й — 52 (безвозвратные потери — 37 танков). И все эти названные цифры потерь только по одному типу боевых машин!

Красноармейцы осматривают подбитый танк Pz.38(t) Ausf.G. Июль 1941 года.

Тем не менее, 3-я танковая группа продолжала продвигаться вглубь советской территории. Через Ржев, Калинин и Клин её танки наступали на Москву, охватывая столицу с севера. В конце ноября 1941 года подразделения 56-го танкового корпуса (6-я и 7-я танковые и 14-я моторизованная дивизия), нанося удар в слабое место обороны советских войск — стык между 30-й и 16-й армиями, вышли к каналу Москва — Волга. Боевая группа под командованием полковника Мантойфеля (6-й стрелковый и 25-й танковый полки) в ночь на 28 ноября завладела мостом в Яхроме, закрепилась на правом берегу канала и начала продвижение в сторону Дмитрова, где находились армейские штабы. Командующий 1-й ударной армией генерал-лейтенант В. И. Кузнецов бросил против прорвавшихся немецких танков единственную реальную силу, оказавшуюся в его распоряжении в тот момент, — бронепоезд № 73 войск НКВД по охране железных дорог. В состав бронепоезда входили бронепаровоз и два мотоброневагона Д-2, вооружённые двумя 76-мм пушками каждый. Выйдя к мосту, бронепоезд открыл огонь. Сразу же загорелись три танка Pz.38(t), остальные открыли огонь прямой наводкой. Для более успешного маневрирования и увеличения сектора обстрела командир бронепоезда капитан Ф. Д. Малышев приказал отцепить один мотоброневагон и вывести его на параллельный путь. Теперь немецким танкистам приходилось вести огонь по двум целям. Им удалось подбить бронепаровоз, а один мотоброневагон был вынужден отойти к Дмитрову. После быстротечного ремонта он вернулся на поле боя, который продолжался до темноты. Немцы потеряли в этом бою 12 танков, 24 автомашины и не менее 700 солдат и офицеров. 29 ноября контратакой 123-го и 133-го отдельных танковых батальонов, 29-й и 44-й стрелковых бригад при поддержке артиллерии немцев удалось отбросить на западный берег канала. 30 ноября, истощив свой наступательный потенциал, противник на этом участке перешёл к обороне.

Интерьер отделения управления танка Pz.38(t).

Pz.38(t) Ausf.G

По воспоминаниям немцев, даже погода в те дни благоприятствовала русским. Во второй половине дня 27 ноября в течение всего каких-нибудь двух часов температура упала до 40° ниже нуля. Зимнюю экипировку солдат и офицеров Мантойфеля составляли на тот момент лишь вязаные шерстяные шлемы, надеваемые под каску, лёгкие и короткие шинели да узкие сапоги. Сражаться в такой одежде в сорокаградусный мороз было бы невозможно. Следует отметить, что зимой 1941/42 года до 40 % германских солдат на передовой страдали от обморожения ног.

Но мороз выводил из строя не только солдат, но и технику. В двигателях замерзало масло, отказывались стрелять карабины, автоматы и пулемёты, танковые моторы не заводились. Надо ли удивляться, сетуют немцы, что при таком раскладе боевой группе Мантойфеля, несмотря на все старания, не удалось удержать Яхромский плацдарм, когда на него обрушились солдаты советской 1-й ударной армии, облачённые в зимние шинели и валенки. Стволы русских автоматов выглядывали из меховых чехлов, а затворы пулемётов были смазаны зимним маслом. Ничто не мешало русским сражаться. Если надо, они могли часами лежать на снегу, скрытно подползать к немецким аванпостам и уничтожать их. Пехоту поддерживали Т-34, тогда как в распоряжении 25-го танкового полка 7-й танковой дивизии остались только Pz.38(t) с 37-мм пушками и несколько Pz.IV с 75-мм орудиями.

Колонна танков Pz.38(t) Ausf.C. Восточный фронт, лето 1941 года. Флаг со свастикой, растянутый на крыше силового отделения, облегчал опознавание машин немецкой авиацией.

Внизу: Pz.38(t) Ausf.G из состава 20-й танковой дивизии, подбитый частями Красной Армии. Лето 1941 года.

1-я ударная армия в течение 1 декабря форсировала канал, отбросила противника с западного берега и захватила плацдарм юго-западнее Яхромы. В последующие четыре дня советские войска вели здесь встречные бои с немецкими частями. В итоге этих боёв войска 1-й ударной армии нанесли немецким частям серьёзные потери, окончательно сорвав их попытки выйти на восточный берег канала имени Москвы. В эти дни 7-я танковая дивизия потеряла почти все свои Pz.38(t) и позже была перевооружена танками немецкого производства. Общие же потери Вермахта в танках Pz.38(t) за 1941 год составили 796 единиц.

В начале 1942 года наибольшим количеством танков этого типа располагала вновь сформированная 22-я танковая дивизия. Её боевое крещение состоялось в марте 1942-го при атаке позиций советских войск на Керченском полуострове. В утреннем тумане части дивизии столкнулись с готовившимися к атаке советскими частями, смешались и понесли большие потери. Возможность реабилитироваться у неё появилась в начале мая 1942 года в ходе операции, проводимой 11-й армией фон Манштейна, по ликвидации советского плацдарма на Керченском полуострове. В ночь с 7 на 8 мая немецкая пехота пошла на штурм позиций 44-й армии Крымского фронта. Совместно с десантом, высаженным со штурмовых лодок, пехотинцы сумели овладеть первой линией обороны советских войск и, что было их главной задачей, противотанковым рвом шириной 10 м, тянувшимся вдоль всей линии фронта. В книге военного историка Пауля Кареля «Восточный фронт» дальнейшие события описаны таким образом: «Танковые роты и бронетранспортёры, быстро развернувшись, ударили по вторым и третьим рубежам советской обороны, сломили сопротивление противника, вышли к повороту дороги на Арма-Эли и обрушились прямо на район сосредоточения советской танковой бригады.

Подбитые танки 20-й танковой дивизии. На переднем плане Pz.IV Ausf.D, на заднем — Pz.38(t). Весна 1942 года.

Как и планировалось, теперь 22-я танковая дивизия повернула в северном направлении, в тыл двум советским армиям, которые ещё вели бои с 46-й пехотной дивизией и румынскими бригадами. Всё шло в соответствии с замыслом Манштейна. Но тут вдруг ситуация поменялась. Ближе к вечеру 9 мая начался сильный дождь. За несколько часов грунтовые дороги и глинистая почва по обочинам превратились в непролазную трясину. В ней безнадёжно вязли колёсные вездеходы и грузовики, способность передвигаться сохраняла лишь техника на гусеничном ходу. Воля Манштейна столкнулась с силами природы.

Боевой состав танковых соединений, имевших на вооружении Pz.38(t) (на конец июня — начало июля 1942 года)

Бронированные боевые машины 22-й танковой дивизии продолжали наступление до глубокой ночи, а затем заняли позиции для круговой обороны. Когда забрезжил рассвет нового дня, 10 мая, они находились уже в глубоком тылу советской 51-й армии. Немцы отразили мощную атаку противника с привлечением крупных соединений бронетехники. Поднявшийся ветер скоро высушил землю. Дивизия продолжила движение на север. 11 мая она находилась в Ак-Монай у моря и, следовательно, в тылу советской 47-й армии».

К началу немецкого летнего наступления, помимо 22-й танковой дивизии, танки Pz.38(t) имелись ещё в шести соединениях Вермахта.

Лобовой лист башни.

Листовка военных лет — руководство для бойцов Красной Армии.

Что же касается 22-й танковой дивизии, то осенью 1942 года она входила в состав 48-го танкового корпуса 4-й танковой армии генерала Гота. В сентябре корпус временно вывели из состава армии и перебросили в район южнее г. Серафимовича, в тыл 3-й румынской армии. 22-я дивизия, составлявшая основу сил корпуса (помимо неё в корпус входила 1-я румынская танковая дивизия), несмотря на приказ командования сухопутных войск, ещё не была перевооружена немецкими танками взамен чехословацких Pz.38(t). Состояние дивизии, занимавшей позиции на тихом участке фронта, было достаточно плачевным. Техника её 204-го танкового полка была укрыта в глубоких окопах и защищена от мороза соломой. Горючего танкисты не получали, а потому проверять двигатели не могли. Когда был получен приказ о выдвижении к линии фронта и танки пришлось спешно выводить из окопов, удалось завести моторы только 39 из 104 машин, да и то с трудом. На марше танки часто выходили из строя из-за неисправности электрооборудования. Как выяснилось, мыши, которые завелись в соломе, попросту съели часть электропроводов. В результате дивизия вышла на исходные позиции, имея 31 боевую машину. Позже подтянулись ещё 11. Из этих сил была сформирована боевая группа, которая 19 ноября 1942 года, в первый день советского контрнаступления под Сталинградом, в районе Песчаного втянулась в упорные бои с 1-м танковым корпусом Красной Армии. Поскольку соседи 22-й дивизии слева и справа — румынские пехотные дивизии — стремительно отступали, танкисты оказались под угрозой окружения, и им также пришлось отходить за реку Чир. Здесь из разрозненных румынских и немецких частей новый начальник штаба 3-й румынской армии полковник Венк создавал фронт, призванный закрыть 200-км брешь, образовавшуюся в результате советского наступления. Вот что сам Венк вспоминал по этому поводу: «Я доложил о своём прибытии генерал-полковнику Думитреску. С помощью переводчика меня ознакомили с обстановкой. Она выглядела совершенно безнадёжной. На следующее утро я на „Физилер Шторхе“ вылетел на фронт в излучину Чира. От румынских частей там мало что осталось. Где-то западнее Клетской, на Дону, всё ещё держались части храброй группы Ласкария. Остальные наши союзники улепётывали без оглядки. С имевшимися в нашем распоряжении средствами остановить отступление мы не могли. Поэтому мне пришлось полагаться на остатки 48-го танкового корпуса, на части Люфтваффе, на тыловые подразделения 6-й армии, которые сколачивали в боевые группы энергичные офицеры, и на солдат 6-й и 4-й танковых армий, постепенно возвращавшихся из отпусков. Сначала войска по дуге Дон — Чир на участке в несколько сот километров состояли только из нескольких боевых групп, из собранных где попало сводных формирований, сколоченных из тыловых служб и ремонтников 6-й армии, а также из танковых экипажей и танковых рот без танков, из сапёров и военнослужащих войск ПВО. К ним позднее добавились главные силы 48-го танкового корпуса, которые пробились на юго-запад 26 ноября. Но я не мог установить контакта с танковым корпусом генерал-лейтенанта Гейма до тех пор, пока 22-я танковая дивизия не проложила себе путь к южному берегу Чира. Боевая группа этой дивизии встала прочной скалой в боях на Дону и Чире. Своими молниеносными контратаками в те трудные недели она снискала себе высокую репутацию у пехотинцев, став настоящей легендой. Конечно, через несколько дней в группе осталось только шесть танков, двенадцать бронетранспортёров и одна 88-мм зенитка. Командир группы, полковник фон Оппельн-Брониковский, сидя в своём танке Pz.38(t), руководил действиями своей части с самой передовой в кавалерийском стиле. Эта танковая группа действовала на Чире как пожарная команда».

Трофейные танки Pz.38(t) после ремонта и замены пулемётного вооружения на отечественное активно использовались частями Красной Армии. На снимке: эшелон с трофейными танками направляется на фронт. Август 1942 года.

Красноармейцы осматривают брошенный немцами командирский танк Pz.Bef.Wg.38(t) с деревянным макетом — имитацией пушки. 1942 год.

Из приведённого отрывка видно, что даже остатки разгромленных немецких соединений, оснащённые далеко не самыми современными танками, благодаря высокому уровню боевой подготовки и традиционной для германской армии дисциплине, представляли собой внушительную силу.

Что же касается танков Pz.38(t), то весной 1943 года их практически изъяли из боевых танковых частей Восточного фронта. Так, перед началом Курской битвы они имелись только в 8-й и 20-й танковых дивизиях — три и девять единиц соответственно. Всего же на 1 июля 1943 года в Вермахте насчитывалось 204 боеготовых танка этого типа.

К этому времени часть машин в ходе ремонта была переоборудована в самоходно-артиллерийские установки. Танковые башни использовались на различных фортификационных сооружениях в качестве огневых точек. К лету 1944 года их насчитывалось 351 единица. Значительное количество танков Pz.38(t) несло службу в охранных и полицейских соединениях на оккупированных территориях, а также в составе германских бронепоездов. По состоянию на октябрь 1944 года (этим месяцем статистика по Pz.38(t) заканчивается) в Вермахте числилось ещё 229 боевых машин этого типа.

Pz.38(t) Ausf.G из 22-й танковой дивизии. Крым, весна 1942 года. Обращает на себя внимание нештатный ящик для снаряжения на корме башни.

Словакия

С весны 1940-го до начала 1941 года словацкая армия получила 37 танков Pz.38(t) Ausf.S. Все они вошли в состав Мобильной бригады — единственного моторизованного соединения словацкой армии, принявшего участие в операции «Барбаросса». В период летних боёв 1941 года два танка Pz.38(t), получивших словацкое обозначение LT-38, были потеряны. Бригаду вернули в Словакию и позже на её базе сформировали дивизию.

Словацкая охранная дивизия, воевавшая против партизан на Украине, в апреле 1943 года получила роту из пяти LT-38. Эти танки участия в боях не принимали, а использовались главным образом для охраны штаба дивизии.

Корма корпуса танков Pz.38(t)

Смешанная рота из шести LT-38 и шести LT-40 в составе Мобильной дивизии в октябре 1942 года прибыла на Северный Кавказ. В ходе советского наступления весной 1943 года и последовавшей за ним эвакуации немецких и словацких войск в Крым почти все эти танки были потеряны.

Очередную партию из 58 единиц словаки заказали в июне 1943 года. Однако немцы передали им только 37 танков разных модификаций, по-видимому, из числа проходивших ремонт. Эти машины находились на территории Словакии и впервые пошли в бой только в августе 1944 года, когда началось Словацкое национальное восстание. Правда, воевали они уже с немецкими войсками и почти все были уничтожены.

Танки Pz.38(t) Ausf.S словацкой армии во время тактических занятий.

Словацкий Pz.38(t), подбитый на Восточном фронте в 1941 году.

Румыния

Единственная крупная партия танков Pz.38(t) — 50 единиц — была поставлена в Румынию в 1943 году в рамках программы восполнения потерь, понесённых румынскими танковыми частями под Сталинградом. Однако наиболее боеспособное танковое соединение румынской армии — дивизия «Великая Румыния» — была оснащена в основном бронетанковой техникой германского производства.

Интерьер боевого отделения (вид в корму) танка Pz.38(t).

На базе танка Pz.38(t) в Румынии разработали противотанковую САУ ТАСАМ Т38, оснащённую трофейной советской пушкой ЗИС-3. Конструктивно она была подобна немецкой САУ «Мардер». Из-за отсутствия достаточного количества орудий программа строительства этих машин не была осуществлена.

После перехода Румынии на сторону антигитлеровской коалиции румынские танковые войска участвовали в боевых действиях против немцев мелкими частями и подразделениями. В феврале 1945 года на фронт отправился 2-й танковый полк, имевший весьма пёстрый состав материальной части: восемь Pz.IVH, восемь Pz.38(t), пять R-2, 40 R35 и R35/45, 13 StuG III и 12 ТАСАМ R-2. Полк поступил в оперативное подчинение командиру 27-й советской танковой бригады и вместе с ней участвовал в боях в Западной Словакии. Так, 3–4 апреля 1945 года румынские танкисты поддерживали 141-ю стрелковую дивизию Красной Армии во время взятия Братиславы. Несмотря на передачу румынам некоторого количества трофейных немецких танков и штурмовых орудий, число боевых машин в полку быстро уменьшалось, и вскоре его переформировали в роту. Свои последние бои эта рота провела 7–9 мая 1945 года южнее Брно. К сожалению, неизвестно принимали ли в них участие танки Pz.38(t).

Болгария

Танки Pz.38(t) болгарская армия получила в период с сентября 1943 по февраль 1944 года, на который пришлись наиболее массовые поставки немецкой техники. Среди прочих боевых машин были и 10 Pz.38(t). Впоследствии они принимали участие в противопартизанских операциях в Македонии. Немцы надеялись, что болгары отправят свои войска на Восточный фронт, но царь Борис III отказался. Вскоре после его смерти прогерманское правительство страны было свергнуто Отечественным фронтом. 11 сентября 1944 года Болгария объявила войну Германии.

Размещение запасных траков на корпусе танка Pz.38(t).

С 15 сентября 1944 года единственная болгарская танковая бригада участвовала в боевых действиях против немецких войск в Сербии. При этом основной ударной силой являлась современная техника немецкого производства — танки Pz.IV и штурмовые орудия StuG III. Что же касается Pz.38(t), то к марту 1945 года в бригаде оставалось всего три исправных боевых машины этого типа.

Следует отметить, что Pz.38(t) эксплуатировались в Болгарии и некоторое время после окончания Второй мировой войны. Так, по состоянию на начало 1946 года в 1-й танковой бригаде, помимо немецких боевых машин, имелось 49 итальянских, чехословацких и французских лёгких танков, в том числе и несколько Pz.38(t), для них на заводе ČKD даже приобретались запасные части. Лишь в начале 1950-х годов болгарские танковые войска были полностью перевооружены бронетанковой техникой советского производства.

Венгрия

В октябре 1941 года в Венгрии сформировали 1-ю бронетанковую дивизию. Когда в 1942 году она отправилась на Восточный фронт, в её 30-м танковом полку, наряду с 19 венгерскими танками «Толди», насчитывалось 89 танков Pz.38(t). В общей сложности Венгрия получила от Германии 111 боевых машин этого типа — 105 линейных танков и шесть командирских. Большинство из них ждал печальный конец — 1-я бронетанковая, попавшая под молох советского наступления под Сталинградом, была полностью уничтожена.

Колонна боевой техники 1-й венгерской танковой дивизии движется к Дону. Лето 1942 года. На заднем плане — танк Pz.38(t).

В последующем каких-либо крупных подразделений, вооружённых танками Pz.38(t), в венгерской армии не имелось. Достоверно известно, что несколько машин состояло на вооружении бронекавалерийского батальона 1-й венгерской кавалерийской дивизии, которая летом 1944 года принимала участие в тяжёлых боях в Восточной Польше. Потеряв все свои танки, она в сентябре была выведена в Венгрию.

Венгерский Pz.38(t) в зимнем камуфляже. Район Сталинграда, зима 1942 года.

* * *

До наших дней сохранилось всего четыре танка этого типа. Восстановленный несколько лет назад до ходового состояния Pz.38(t) Ausf.А с заводским номером шасси 008 — сегодня экспонат Военного музея в Праге. Танк Pz.38(t) Ausf.S находится в музее Словацкого национального восстания в г. Баньска-Быстрица в Словакии. Две машины модификации G сохранились в России: одна в Военно-историческом музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке (эта машина на ходу!), другая — в Центральном музее Великой Отечественной войны в Москве на Поклонной горе. В Швейцарском танковом музее в Туне можно увидеть LTH и Nähkampfkannone I. В танковом музее в Аксвеле в Швеции экспонируются Strv m/41 и самоходная гаубица Sav m/43.

Танки Pz.38(t), захваченные советскими войсками в Крыму. Алушта, 1944 год.

ОЦЕНКА МАШИНЫ

Лёгкий танк LT vz.38, или Pz.38(t), являлся типичным представителем класса «лёгких-средних» танков. Стоит напомнить читателю, что этот официально не существующий класс «изобрёл» в послевоенные годы английский танковый теоретик Ричард Огоркевич. Он отнёс к нему целую группу боевых машин, включавшую в себя советские Т-26 и БТ, первые британские крейсерские танки, германский Pz.III и обе чехословацкие машины — LT vz.35 и LT vz.38.

Сравнительные тактико-технические характеристики танков БТ-7 и Pz.38(t)

Действительно, тактико-технические характеристики всех этих боевых машин достаточно близки друг другу. Все они как бы преодолели или почти преодолели верхнюю планку класса лёгких танков, но до полноценных средних не дотянули. Тем не менее, в 1930-е годы благодаря удачному сочетанию основных параметров вооружения и подвижности «лёгкие-средние» считались универсальными, одинаково способными как поддерживать пехоту, так и действовать самостоятельно в составе механизированных соединений. Однако уже первый опыт их практического использования доказал, что ни ту, ни другую функцию они не могли выполнять полноценно. В первом случае оказалась недостаточной бронезащита, во втором — вооружение. Частично поправить такое положение помогла модернизация, но при этом был исчерпан лимит по массе, превышение которого влекло за собой замену силовой установки и ходовой части. А это означало создание уже практически новой боевой машины.

Pz. 38(t) на бронеплатформе немецкого бронепоезда. В этой роли боевые машины этого типа использовались вплоть до конца войны.

«Лёгкие-средние» танки составляли основу танковых парков всех европейских стран накануне Второй мировой войны и вынесли на себе всю тяжесть танковых боёв её начального периода. Здесь будет небезынтересно провести сравнение между двумя представителями этого класса, реально встречавшимися на полях сражений, — немецким Pz.38(t) и советским БТ-7.

БТ-7 и Pz.38(t) Ausf.G

Из данных таблицы видно, что ТТХ обоих танков очень близки, лишь Pz.38(t) модификации G выгодно отличался усиленным бронированием. При этом БТ-7, несмотря на большую массу обладал явным преимуществом в удельной мощности, калибре пушки, а также более прогрессивной конструкцией корпуса, выполнявшегося с помощью электросварки. Чехословацкая же машина, будучи короче и шире, имела более рациональную внутреннюю компоновку с большими размерами боевого отделения. Последнее обстоятельство не только обеспечивало танкистам комфортные условия работы, но и позволило немцам увеличить экипаж на одного человека. Современные двигатель и трансмиссия, удобные органы управления танком существенно облегчали работу механика-водителя, чего нельзя сказать о БТ-7. Pz.38(t) превосходил советскую машину и по количеству и качеству приборов наблюдения, а также за счёт наличия на всех танках радиостанции.

Что касается вооружения, то, конечно же, 45-мм пушка «бэтэшки» была мощнее 37-мм шкодовской. Но это не имело ровным счётом никакого значения при дуэли этих танков — броню друг друга они пробивали с любой дистанции. Так что качество прицелов (у Pz.38(t) оно было выше), способность обнаружить вражеский танк раньше (преимущество опять-таки у Pz.38(t)) и, наконец, уровень боевой подготовки экипажа, в конечном итоге, решали всё.

Pz.38(t) имел очевидное преимущество перед всеми советскими танками начала Великой Отечественной войны по количеству и качеству приборов наблюдения. Командирская башенка с четырьмя эпископами позволяла вести круговое наблюдение за местностью.

Правильность последнего утверждения можно проиллюстрировать на следующем примере. 24 июня 1941 года экипаж танка БТ-7 5-й советской танковой дивизии в составе старшего сержанта Найдина и красноармейца Копытова уничтожил 12 немецких танков! Обнаружив вражескую колонну, они замаскировали в лесу свою машину. Подпустив танки противника поближе, советские танкисты подбили головную машину, а затем замыкающую. Пользуясь замешательством врага, неожиданно попавшего под обстрел, экипаж БТ-7 (что важно — неполный экипаж!) расстрелял остальные 10 танков. В описании этого боя, хранящегося в Центральном архиве Министерства обороны, не указан тип вражеских танков. Но, как известно, 5-я советская танковая дивизия сражалась с 7-й танковой дивизией Вермахта, укомплектованной на 65 % машинами Pz.38(t), так что и вероятность участия их в этом бою такая же.

В целом же Pz.38(t), как более современный танк, имел некоторое преимущество перед БТ-7 и Т-26. Сравнение с Т-34 будет некорректным — это машина не только другого класса, но и другой концепции. Следует, однако, подчеркнуть, что при неграмотном командовании и в руках неподготовленного экипажа и Т-34 мог стать лёгкой добычей для Pz.38(t)!

Лёгкий танк Pz.38(t) Ausf.G во время Великой Отечественной войны проходил испытания на НИБТПолигоне. Это фото сделано в 1946 году, но сам танк находится в экспозиции Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в Кубинке до сегодняшних дней.

Суммируя вышесказанное, по мнению автора, можно утверждать, что LT vz.38 был не только лучшим чехословацким лёгким танком 1930-х годов, но и одним из лучших в классе «лёгких-средних». Правда, с его созданием чехословацкие конструкторы несколько припозднились, не уловили перспективных тенденций танкостроения. Впрочем, не только они одни — Вторая мировая война поставила крест на всех «лёгких-средних» танках.

ЛИТЕРАТУРА

1. Барятинский М. Бронетанковая техника стран Европы 1939–1945. — М., «Моделист-конструктор», 1999.

2. Барятинский М. Бронетанковая техника Третьего рейха. — М., «Моделист-конструктор», 2002.

3. Карель П. Восточный фронт. — М., «Изографус», «Эксмо», 2003.

4. Коломиец М. 1941: бои в Прибалтике. — М., «Стратегия КМ», 2002.

5. Коломиец М. Битва за Москву. — М., «Стратегия КМ», 2002.

6. С. К. Kliment, V. Francev. Czechoslovak Armored Fighting Vehicles 1918–1948. — Schiffer Publishing Ltd., 1997.

7. J. Ledwoch. Pz.38(t). LT vz.38. —Wydawnictwo Militaria, 1993.

8. J. Ledwoch. Pz.Kpfw.II Luchs, Aufklärungspanzer 38(t) — Wydawnictwo Militaria, 2000.

9. C. K. Kliment, H. L. Doyle. Pz.Kpfw.38(t) in action. — Squadron/Signal Pupblications, 1979.

10. Thomas L. Jents. Panzertruppen 1935–1945. — Schiffer Publishing Ltd, 1996.

Журналы: «Моделист-конструктор», «Бронеколлекция», «Танкомастер», ATOM, НРМ.

ИЛЛЮСТРАЦИИ

Pz.38(t) Ausf.A. 3-я рота 67-го танкового батальона 3-й лёгкой дивизии. Польша, сентябрь 1939 г.

Pz.38(t) Ausf.C. 25-й танковый полк 7-й танковой дивизии. Франция, май 1940 г.

Pz.38(t) Ausf.C. 3-й батальон 10-го танкового полка 8-й танковой дивизии. Восточный фронт, август 1941 г.

LT vz.40. «Быстрая группа» словацкого армейского корпуса Украина, 1941 г.

Strv m/41 SI. 3-й танковый Содерманландский полк. Швеция, 1942 г.

Лёгкий танк «Прага». 9-я рота болгарской танковой бригады. София, январь 1945 г.

Pz.38(t) Ausf.C. 21-й танковый полк 20-й танковой дивизии. Восточный фронт, 1941 г.

Aufklärungspanzer 38(t). 2-я танковая дивизия, Западный фронт, лето 1944 г.

Pz.38(t) Ausf.G. 204-й танковый полк 22-й танковой дивизии. Восточный фронт, Крым, 1942 г.