sci_tech А. Кощавцев М. Князев Лёгкий танк Panzer I

В № 2 (29) за 2000 год журнала «Бронеколлекция» — приложения к журналу «Моделист-конструктор» — рассказывается об истории создания, устройстве и опыте боевого применения лёгкого немецкого танка Pz.I.

08 марта 2014 ru ru
Fachmann FictionBook Editor Release 2.6.6 08 March 2014 1C996FFE-C6ED-41FD-97D3-23D48F0279AD 1.0

1.0 — создание файла, исправление опечаток в оригинале, ёфикация Fachmann (fachman@yandex.ru)

Лёгкий танк Panzer I «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР» Москва 2000 Журнал зарегистрирован в Комитете РФ по печати. Peг. свидетельство № 013231 от 18 января 1995 г. Издаётся с июля 1995 г. УЧРЕДИТЕЛЬ И ИЗДАТЕЛЬ — редакция журнала «Моделист—конструктор» в форме АОЗТ Главный редактор А.С. РАГУЗИН Ответственный редактор М.Б. БАРЯТИНСКИЙ Ведущий редактор Л.А. СТОРЧЕВАЯ Компьютерная вёрстка С.В. СОТНИКОВА Корректор Г.Т. ПОЛИБИНА Обложка: 1-я стр. - рис. В. Лобачёва, 2 - 4-я - рис. М. Дмитриева. Адрес: 125015, Москва, А-15, Новодмитровская ул., д. 5а, «Моделист-конструктор» Тел. 285-80-46, 285-27-57 Подп. к печ. 29.02.2000. Формат 60x90 1/8. Бумага офсетная № 1. Печать офсетная. Усл.печ.л.4. Усл. кр.-отт. 10,5. Уч.-изд.л. 6,0. Заказ 2270. Тираж 3500 экз. Чеховский полиграфический комбинат Адрес: 142300, г. Чехов Московской обл., ул. Полиграфистов, 1. Перепечатка в любом виде, полностью или частями, запрещена.

Лёгкий танк Panzer I

ВНИМАНИЮ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ!

По вашим многочисленным просьбам мы приводим полный перечень монографий и справочников, опубликованных в журнале «Бронеколлекция» в 1995–2000 годах:

№ 1/95 — «Советские танки Второй мировой войны» (справочник).

№ 2/95 — «Тяжёлый танк Т-35».

№ 3/95 — «Бронетанковая техника Японии 1939–1945» (справочник).

№ 1/96 — «Лёгкие танки БТ-2 и БТ-5».

№ 2/96 — «Бронетанковая техника Германии 1939–1945: танки, самоходные артиллерийские установки» (справочник).

№ 3/96 — «Советские тяжёлые послевоенные танки».

№ 4/96 — «Бронетанковая техника Великобритании 1939–1945: танки, самоходные артиллерийские установки» (справочник).

№ 5/96 — «Лёгкий танк БТ-7».

№ 6/96 — «Танки кайзера. Германские танки 1-й мировой войны».

№ 1/97 — «Бронеавтомобили „Остин“».

№ 2/97 — «Тяжёлый танк „Пантера“».

№ 3/97 — «Бронетанковая техника США 1939–1945» (справочник).

№ 4/97 — «Лёгкие танки Т-40 и Т-60».

№ 5/97 — «Бронетанковая техника Германии 1939–1945: бронеавтомобили, бронетранспортёры, тягачи и спецмашины» (справочник).

№ 6/97 — «Боевые машины пехоты НАТО».

№ 1/98 — «Бронетанковая техника СССР 1939–1945» (справочник).

№ 2/98 — «„Шилка“ и другие. Отечественные зенитные самоходные установки».

№ 3/98 — «Тяжёлый танк ИС-2».

№ 4/98 — «Бронетанковая техника Франции и Италии 1939–1945» (справочник).

№ 5/98 — «Средний танк „Чи-ха“».

№ 6/98 — «Тяжёлый танк „Тигр“».

№ 1/99 — «Средний танк „Шерман“».

№ 2/99 — «Бронетанковая техника Великобритании 1939–1945: бронетранспортёры, бронеавтомобили» (справочник).

№ 3/99 — «Средний танк Т-34».

№ 4/99 — «Средний танк Т-34-85».

№ 5/99 — «Бронетанковая техника стран Европы 1939–1945» (справочник).

№ 6/99 — «Средний танк Panzer IV».

№ 1/2000 — «Самоходные установки на базе танка Т-34».

Часть этих выпусков (№ 3/96, № 5/96, № 6/96, № 1/97, № 2/97, № 3/97, № 4/97, № 6/97, № 6/99 и № 1/2000) можно приобрести в редакции. Для этого нужно отправить письменную заявку по адресу:

125015, Москва, А-15, Новодмитровская ул., 5а, редакция журнала «Моделист-конструктор».

По её получении за вами будет зарезервирован нужный номер и сообщена его стоимость с учётом почтовых расходов. Не забудьте прислать и пустой конверт с обратным адресом — это ускорит получение ответа.

Вместе с тем настоятельно рекомендуем оформить подписку, поскольку только это гарантирует получение всех номеров «Бронеколлекции». Подписка принимается в любом отделении связи.

Наш индекс по каталогу ЦРПА «Роспечать» — 73160

Чертежи, схемы и рисунки выполнены А. Кощавцевым, В. Мальгиновым, а также заимствованы из изданий, полные выходные данные которых приведены в списке литературы.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

Прекрасно отреставрированный Pz.I Ausf.A во время парада в танковом музее бундесвера в г. Мюнстер. Германия, 1993 г.

Как известно, положения Версальского договора запрещали Германии производить танки и иметь в составе армии танковые части. Но нет такого запрета, который нельзя было бы обойти, тем более, при тогдашних способах контроля. И вот уже в 1925 году фирмы Rheinmetall-Borsig, Krupp и Daimler-Benz получили заказ от Управления вооружений рейхсвера на разработку нового тяжёлого танка, получившего в целях конспирации название Großtraktor («Большой трактор»). В немецких источниках сообщается, что в июле 1929 года два прототипа этой машины прошли испытания на засекреченном советско-германском полигоне «Кама», в 6 км от Казани. Внешне обе машины были почти идентичны. При массе 16…18 т они вооружались 75-мм пушкой и пулемётом в башне, ещё один пулемёт располагался в носовой части корпуса, а третий — в небольшой башенке в корме танка. Двигатель мощностью 300 л.с. позволял боевой машине развивать скорость по шоссе до 40 км/ч. Максимальная толщина брони составляла 14 мм, экипаж — 6 человек.

Во время испытаний даймлеровский прототип сломался, и дальнейшая работа продолжалась над показавшим себя несколько лучше рейнметалловским вариантом.

На полигоне «Кама» с июня 1930 года проходил испытания и разработанный в Германии фирмами Krupp и Rheinmetall образец лёгкого танка Leichttraktor («Лёгкий трактор»). Боевая машина с экипажем из 4 человек при массе 9 т развивала скорость до 36 км/ч. 100-сильный двигатель располагался в носовой части корпуса. В смещённой к корме башне устанавливались 37-мм пушка и пулемёт. В ходе испытаний у танка часто перегревался мотор, быстро изнашивались гусеницы. После возвращения в Германию дальнейшие работы над этой машиной были прекращены.

В конце октября 1927 года началось проектирование трёхбашенного танка, получившего обозначение Neubaufahrzeug («Машина новой постройки»). Он имел клёпано-сварной корпус и сварные башни, расположенные в один ярус по диагонали. В главной башне устанавливались 370-кг лафет из двух спаренных орудий калибра 75 и 37 мм и пулемёт MG 13 в шаровой установке. Каждая из малых башен вооружалась пулемётом MG 13. В отличие от всех других немецких танков ведущие колёса у «машины новой постройки» находились в корме. Три танка фирмы Krupp были изготовлены из броневой стали, имели башни прямоугольной формы и пушки, расположенные горизонтально. Две машины фирмы Rheinmetall, выполненные из обычной стали, имели конические башни и пушки, размещённые вертикально. Прототипы танка Neubaufahrzeug, или сокращено Nb.Fz. в Советском Союзе не испытывались, поскольку 15 сентября 1933 года, вскоре после прихода к власти Гитлера, советско-германское военное сотрудничество было свёрнуто.

Совершенно очевидно, что опытно-конструкторские работы в области танкостроения, проводившиеся в 20-е годы немецкими инженерами как в самой Германии, так и за её пределами, заложили тот фундамент, на основе которого впоследствии были осуществлены весьма удачные разработки танков, участвовавших в сражениях Второй мировой войны. Одной из первых стал лёгкий танк Panzer I.

Обычно создание массовых германских танков связывают с приходом к власти нацистов. Это не совсем верно. Ещё в 1931 году инспектор автомобильных войск рейхсвера генерал-майор Освальд Луц выдвинул идею формирования крупных танковых соединений, оценив при этом достигнутые к тому времени результаты по постройке танков в Германии как неудовлетворительные. Находясь под сильным влиянием начальника своего штаба подполковника Гейнца Гудериана, он отдал указание приступить к проектированию танка массой 5000 кг для использования его в учебных целях (единственная поблажка Версальского договора). До сих пор для этого в войсках применялись деревянные макеты танков, смонтированные на легковых автомобилях.

Заказ на проектирование получили сразу четыре фирмы: Daimler-Benz, Rheinmetall-Borsig, Maschinenfabrik Augsburg-Nürnberg (MAN) и Krupp. У последней уже был готовый проект «малого трактора» LKA, разработанного инженерами Хогельлохом и Воельфертом. В целях дезинформации танку присвоили название LaS (Landwirtschaftlicher Schlepper — сельскохозяйственный тягач). Первый прототип был готов в июле 1932 года.

Следует отметить, что выбор именно крупповской машины определялся отнюдь не качеством её тактико-технических характеристик, а возможностью быстрого воплощения проекта в металле и малыми затратами при освоении серийного производства. Крупповцы, имевшие большой опыт совместной работы со шведской фирмой Landsverk Ab при изучении английской танкетки Carden-Lloyd Mk MI, от которой была заимствована конструкция ходовой части, предлагали самый дешёвый вариант лёгкого танка.

Производство опытных образцов машины 1 LaS Krupp было поручено фирме Henschel, которая летом 1933 года отправила на испытания в Куммерсдорф первые пять прототипов. Испытания показали низкую надёжность конструкции танка, особенно его трансмиссии и ходовой части. Их доработка была направлена, главным образом, на повышение прочности. В результате три опорных катка вместе с ленивцем скрепили общей балкой и добавили три поддерживающих катка на сторону.

LaS

Один из первых серийных Pz.I Ausf.A. На снимках хорошо видны характерные сетчатые кожухи глушителей и укладка принадлежностей и инструмента на надгусеничных полках. Рукав, закреплённый на левой полке, предназначен для подвода воздуха к вентилятору системы охлаждения тормозов.

Корпус и башню машины проектировали на фирме Daimler-Benz, которая впервые применила для них клёпано-сварную конструкцию. Следующая предсерийная партия из 15 машин собиралась уже на пяти заводах (Krupp-Gruson, Daimler-Benz, Henschel, Rheinmetall-Borsig и MAN) — по три машины на каждом. Это было сделано с целью привлечения дополнительных подрядчиков и подготовки этих предприятий для будущего массового производства танков (персонал и оборудование) и приобретения ими опыта в создании новых боевых машин.

Первые серийные шасси изготовили в декабре 1933 года на заводах Krupp-Gruson. Следующую партию в феврале 1934 года выпустила фирма Henschel (первая машина покинула предприятие 3 февраля), а к концу апреля были полностью готовы 15 танков. В сентябре их передали трём ротам Kraftlehrkommando Zossen (Учебное подразделение автомобильных войск в Цоссене). Месяц спустя Kraftlehrkommando преобразовали в 1-й танковый полк, а на базе аналогичной части в Ордурфе сформировали 2-й танковый полк. Так создавались первые части Panzerwaffe. Летом 1935 года машины обоих полков приняли участие в учениях близ Мюнстера.

Вскоре танк 1 LaS Krupp сменил название на Pz.Kpfw.I Ausf.A (Ausführung — модель, тип). В это же время была принята и сквозная система обозначений для всех подвижных средств вермахта — Kraftfahrzeuge Nummersystem der Wehrmacht. По этой системе танк Pz.I и его последующие модификации имели номера от Sd.Kfz.101 до Sd.Kfz.120 (Sd.Kfz. — Sonderkraftfahrzeug — машина особого назначения, спецмашина), а командирский вариант — Sd.Kfz.265.

Всего было выпущено 477 танков Pz.Kpfw.I Ausf.A (349 — на заводах Henschel и 128 — на заводах MAN); их серийные номера — от 10 001 до 10 477.

Pz.I Ausf.A

Эксплуатация показала, что танки версии А нуждаются в модернизации, главным образом, в замене силового агрегата. Стало очевидным, что мощности 57-сильного двигателя Krupp М305 недостаточно. Не помогла и осуществлённая в опытном порядке установка на Pz.I Ausf.A дизельного двигателя Krupp М601 мощностью 60 л.с. при 2200 об/мин. Проблему удалось решить, смонтировав на танк шестицилиндровый бензиновый мотор Maybach NL 38TR мощностью 100 л.с.

Поскольку этот мотор был заметно больше прежнего, пришлось удлинить корпус на 400 мм. В результате в ходовой части появилась ещё одна пара опорных катков, а ленивец был немного приподнят над уровнем земли. Кроме того, изменились задняя стенка и крыша моторно-трансмиссионного отделения. Выхлопную трубу вывели через задний борт, в отличие от Pz.I Ausf.A, имевшего две выхлопные трубы по бортам.

На машинах первых серий использовались пулемёты MG 13, которые позже заменили на более современные MG 34. С 1936 года боезапас увеличили до 90 магазинов. Танк получил новую приёмопередающую радиостанцию FuG 5. Запас топлива увеличился… на 2 л. При этом его расход, по сравнению с Pz.IA, возрос со 100 л до 125 л на 100 км. Во всём остальном обе модификации были практически идентичными.

Производство танков Pz.Kpfw.I

ПРИМЕЧАНИЕ. Разница в количестве произведённых шасси и корпусов объясняется тем, что некоторое количество машин не имело бронекорпусов и использовалось в учебных целях. Число башен меньше числа корпусов, поскольку часть машин была выпущена в качестве безбашенных машин управления. Несколько танков были переоборудованы под тягачи артиллерийских систем калибра 75 и 105 мм.

Производство танков модификации В велось на заводах Henschel, Krupp-Gruson в Магдебурге, а с 1936 года и на заводах MAN в Нюрнберге и Wegmann в Касселе. Их выпуск продолжался до середины 1937 года. За это время было изготовлено 1016 танков Pz.I Ausf.B, а фирмой Wegmann в 1938 году ещё 22 корпуса. Серийные номера этих машин: от № 10 478 до № 15 000 и от № 15 201 до № 16 500. Прерывность серийных номеров применяли в целях дезинформации. Ремонт машин обеих модификаций проводился на немецких заводах или на предприятиях оккупированных стран, например, на заводе Českomorawská-Kolben-Danek (ČKD), который после аннексии Чехии был переименован в Böhmische-Mährische Maschinenfabrik.

Pz.I Ausf.A — вид спереди. На большинстве танков фара со светомаскировочной насадкой устанавливалась посередине, а не слева.

Pz.I Ausf.A с дизелем.

Из-за малой надёжности на дальние расстояния танки перевозились на автомобилях. Для этого в Германии разработали несколько моделей тяжёлых грузовиков грузоподъёмностью 8800–9500 кг. Наиболее массовыми были Bussing-NAG 900 и 900А, Faun L900D567. Для транспортировки танков использовались и трофейные машины: чешские Škoda 6VTP6-T и Škoda 6К, Tatra Т81, французские Laffli S45TL, Bernard и Willeme. Также на вооружении вермахта состояли специальные прицепы Sd.Anh.115 грузоподъёмностью 8000 кг и Sd.Anh.116 грузоподъёмностью 22 000 кг (Sd.Anh. — Sonder Anhänger — специальный прицеп). В качестве тягловой силы для них применялись тяжёлые колёсные тягачи типа Hanomag SS100 или полугусеничные 18-тонники Sd.Kfz.9 фирмы Famo, хотя Panzer I спокойно буксировался даже восьми- и пятитонными тягачами.

Pz.I Ausf.B. Прекрасно видна изменённая ходовая часть. Небольшая арочная конструкция в середине надгусеничной полки, предназначенная для укладки радиоантенны, — единственная деталь танка, выполненная из дерева.

На шасси модификации А и В было создано большое количество специальных машин. Самой распространённой и, наверное, самой известной была Kleiner Panzerbefehlswagen (малая бронированная командирская машина), которая выпускалась как на шасси А, так и на шасси В. Она имела обозначение Kl.Pz.Bf.Wg. (модификации 1Kl.A, 2Kl.B и 3Kl.B) или Sd.Kfz.265.

В конце 1935 года фирма Daimler-Benz выпустила шесть «вагенов» на шасси Pz.IA, два или три из которых в сентябре 1936 года отправили в Испанию. Башня у них отсутствовала, а высота корпуса была увеличена на 250 мм. Экипаж стал больше на одного человека — появился радиотелеграфист. Сначала эти машины выпускались без вооружения, затем в передней части корпуса установили пулемёт MG 13. Радиооборудование — приёмопередающая радиостанция FuG 6 с дальностью действия 13–16 км и приёмная радиостанция FuG 2.

Pz.I Ausf.B

С 1936 по 1938 год фирма Daimler-Benz выпустила двумя сериями машины на шасси В (номера 15 001 — 15 200). Танки 2Kl.B вооружались одним пулемётом MG 347, установленным в амбразуре. Высокая командирская башенка на них иногда отсутствовала. Толщина лобовой брони по сравнению с 1Kl.A была увеличена с 13 мм до 14,5 мм. На 3Kl.B толщина брони возросла до 19 мм. Пулемёт размещался в шаровой установке. Высокую командирскую башенку заменили на низкую, с двухстворчатым люком. В 1939–1940 годах несколько десятков машин получили новую радиостанцию FuG 8 с большей, чем FuG 6, дальностью действия. Первоначально командирские машины имели жёсткую антенную мачту на деревянной раме, которую вскоре заменили рамочной антенной шириной 2000 мм. С 1939 года устанавливалась более практичная гибкая штыревая антенна.

Танковому батальону по штату полагалось два танка Kl.Pz.Bf.Wg., танковой роте — один (его называли Kompanie Chefpanzer — танк командира роты), управлению полка — три. По мере поступления в войска командирских танков новых типов машины старого образца привлекались к выполнению вспомогательных функций.

Pz.I Ausf.B, вид сзади сверху. Танк стоит «в затылок» Ausf.A. Хорошо видны все отличия в конструкции кормовой части обоих танков, включая новое размещение на Ausf.B инструмента и принадлежностей.

Наиболее оригинальной конструкцией, созданной на базе Pz.I Ausf.B, был Ladungsleger I — бронированная гусеничная подрывная машина для инженерно-штурмовых частей. В первом варианте она оснащалась специальными рельсами, расположенными наклонно над моторным отделением. На них размещался 50-кг подрывной заряд, сброс его на грунт осуществлялся с помощью цепной передачи. Сложность заключалась в том, что танк должен был подходить к подрываемому объекту задним ходом. Второй вариант — конструктивно несколько сложнее. Подрывной заряд весом 75-кг укладывался в ящик, закреплённый на конце рамы почти двухметровой длины, которая монтировалась на крыше моторного отделения танка. С помощью тросового привода днище ящика открывалось — и заряд сбрасывался на крышу дота или иного сооружения, требовавшего подрыва.

Первый вариант командирского танка 1Кl.А, созданный на базе Pz.I Ausf.A.

В обоих случаях заряд имел взрыватель замедленного действия, обеспечивавший отход танка на безопасное расстояние.

Прототипы Ladungsleger I были построены в конце 1939 года. Предполагалось применение этого инженерного танка при прорыве линии Мажино.

Зимой 1939/40 года в железнодорожных мастерских Talbot в Аахене было переоборудовано в Ladungsleger (его иногда называли Zerstörerpanzer — танк-разрушитель) около 30 танков Pz.I Ausf.B. Правда, в боевых действиях они почти не применялись. Небольшое их количество участвовало во французской (например, в 58-м сапёрном батальоне 7-й танковой дивизии) и балканской кампаниях, а также в начальной фазе операции «Барбаросса».

Несколько десятков танков модификации А и В уже в частях подверглись переоборудованию в машины технической помощи (Instandsetzungkraftwagen I) и приписывались к каждой танковой роте (по 2 единицы). С танка снималась башня и срезалась верхняя часть бронекорпуса. В результате получалась открытая грузовая платформа. Их использовали для перевозки запасных частей, канистр с топливом, маслом и водой, на некоторых устанавливали ветровое стекло из плексигласа и тент над грузовой платформой.

В конце 1939 года на фирме Alkett 51 танк Pz.I Ausf.A был переделан под транспортёр боеприпасов Munitionsschlepper I (Sd.Kfz.111) — их придавали соединениям самоходных и штурмовых орудий. С весны 1942 года шасси танков моделей А и В переоборудовали в транспортёры боеприпасов путём установки на месте башни большого прямоугольного ящика, сваренного из листовой стали. Известно, что 12 машин этого типа использовались в моторизованной дивизии СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер». Шасси нескольких Pz.I Ausf.A послужили основой для создания мостоукладчиков, предназначенных для преодоления различных препятствий, например, противотанковых рвов. Из двух таких машин получалась переправа длиной 11 м. Мост был постоянно закреплён на корпусе танка, поэтому мостоукладчик заезжал в ров и его корпус превращался в своеобразную опору. Из-за недостаточной прочности и слишком высокого давления на грунт работы над этой машиной были прекращены.

Kl.Pz.Bf.Wg. 1Kl.A

В довольно больших количествах выпускались учебные танки, представлявшие собой, по существу, гусеничные шасси без верхней части броневого корпуса. Строго говоря, первыми в войска поступили именно они. Весной 1934 года изготовили 15 учебных машин Ausf.A, а с 1936 по ноябрь 1938 года — 164 Ausf.B. Помимо использования в роли учебных, эти машины вплоть до 1941 года несли службу в качестве эвакуационных тягачей. С 1942 года почти все они были оснащены газогенераторными установками. В 1945-м несколько учебных машин приняли участие в боевых действиях.

Переделывались машины и непосредственно в частях. Существует фотография Pz.Kpfw.I Ausf.B, принадлежащего 1.Pz.Abt. 1.Pz.Div., который трансформировали в импровизированную санитарную машину. На нём вместо бронекорпуса смонтировали открытую сверху и сзади рубку. Внутри, видимо, располагались крепления для носилок. Эта машина была подбита в Бельгии в 1940 году.

Один танк модификации А из 5-го танкового полка 5-й лёгкой дивизии Африканского корпуса был переоборудован в огнемётный. Вместо правого башенного пулемёта MG 13 на нём установили стандартный пехотный огнемёт Flammenwerfer 40, позволявший производить 10–12 односекундных выстрелов на дистанцию до 25 м. Перевооружённый таким образом танк принимал участие в осаде Тобрука в Северной Африке в мае 1941 года.

Kl.Pz.Bf.Wg. 3Kl.B

В связи с переоборудованием значительного числа Pz.I из линейных танков в САУ и в различные машины специального назначения высвобождалось большое количество башен, которые использовались для вооружения фортификационных сооружений. По состоянию на 26 марта 1945 года в береговой обороне и в сухопутных укреплённых районах — различного рода «валах» — находилось 363 башни танков Pz.I, вооружённых одним пулемётом, и 260 башен, вооружённых двумя пулемётами. Из числа первых 97 находились в Дании, 143 — на Западе и на побережье Атлантики, 91 — в Италии, 32 — на Востоке. Из числа вторых 20 — в Дании, 3 — на Западном фронте, 237 — на Восточном. Боевых танков этого типа в вермахте уже давно не было, а вот башни от них воевали до конца войны.

Любопытно привести ещё один факт использования башни танка Pz.I. Речь идёт о тяжёлом танке-тральщике Schwerer Minenräumer, находящемся ныне в Музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке. Эта машина была создана совместными усилиями фирм Krupp, Daimler-Benz и Alkett (последняя проводила окончательную сборку). На одном из шильдиков, сохранившемся на механизме отбора мощности для поворота машины, значится дата — IX.41, что позволяет сделать предположение о времени изготовления этого механизма и машины в целом: осень 1941 — зима 1942 года. Первое упоминание о танке-тральщике в советских документах встречается в датированной осенью 1946 года справке «Об обнаруженных на территории Германии экспериментальных образцах вооружения, представляющих интерес». В начале 1947-го трал был доставлен в Кубинку и подвергнут «осмотру, обмеру, взвешиванию и испытанию движением».

Командирский танк 3Kl.B во время манёвров вермахта.

В передней части корпуса 48-тонной машины, по конструкции напоминавшей орудийный лафет периода Первой мировой войны, с помощью болтов была смонтирована подбашенная коробка, сваренная из броневых листов толщиной 10–35 мм, с установленной на её крыше штатной башней от танка Pz.I Ausf.A с двумя пулемётами MG 34. Машина оснащалась двигателем Maybach HL 120 мощностью 300 л.с. Экипаж — 2 человека, один из которых (командир) располагался в башне. Собственно, башней «генетическая» связь этого монстра с «единичкой» и исчерпывается.

Отличия в конструкции линейного и командирского танков.

ОПИСАНИЕ КОНСТРУКЦИИ

Лёгкий танк Pz.I имел компоновку, ставшую впоследствии классической для германского танкостроения. Трансмиссионное отделение и, соответственно, ведущие колёса гусеничного движителя располагались в носовой части корпуса. За ним следовало отделение управления, совмещённое с боевым; механик-водитель размещался слева, а башенный стрелок — справа. Моторное отделение находилось в кормовой части.

КОРПУС танка сваривался из катаных листов хромоникелевой стали. Для посадки механика-водителя предназначался двухстворчатый люк в левой части подбашенной коробки. Экипаж мог вести наблюдения за местностью через три смотровые щели, расположенные в бортах корпуса и закрывавшиеся броневыми крышками. У механика-водителя, кроме того, имелся специальный прибор наблюдения со стеклоблоками триплекс.

Управление танком осуществлялось с помощью педалей сцепления, акселератора и тормоза, а также двух рычагов, связанных с бортовыми фрикционами.

Напротив сиденья находилась приборная панель механика-водителя с датчиком температуры масла, тахометром, проградуированным от 0 до 3000 об/мин с опасной зоной выше 2500 об/мин, и спидометром со шкалой от 0 до 50 км/ч. Максимальные скорости, которые были рекомендованы экипажу: на первой передаче — не более 5 км/ч, на второй — 11, на третьей — 20, на четвёртой — 32 и на пятой — 42 км/ч.

Pz.I Ausf.A в экспозиции танкового музея в Axvall (Швеция). Створки люка механика-водителя открыты.

БАШНЯ — сварная, с диаметром погона в свету 911 мм, смещённая к правому борту корпуса — приводилась во вращение ручным механизмом поворота, располагавшемся слева (Pz. IA) или справа (Pz.IB) от маск-установки пулемётов. В крыше башни был большой люк с одностворчатой крышкой для посадки командира танка (он же — башенный стрелок). В крышке люка имелся маленький круглый лючок для флажковой сигнализации, а в стенках башни — четыре лючка для наблюдения с броневыми крышками (в двух из них прорезаны смотровые щели). Сиденье командира вращалось вместе с башней, полик боевого отделения отсутствовал.

Шасси танка Ausf.B. Размещение узлов и агрегатов.

ВООРУЖЕНИЕ танка состояло из двух пулемётов Dreyse MG 13 калибра 7,92 мм. (Pz.IA и Pz.IB первых серий) или Rheinmetall-Borsig MG 34 (Pz.IB поздних выпусков). Скорострельность пулемётов 680 и 825 выстр./мин соответственно.

Боекомплект состоял из 61 магазина по 25 патронов в каждом (всего 1525 патронов). Из них одна укладка с 8 магазинами размещалась в башне, остальные 4 укладки (по 8, 20, 6 и 19 магазинов) — в корпусе. С 1936 года боекомплект увеличили до 2250 патронов (90 магазинов).

Башни танка Pz.I Ausf.A. Хорошо видны лючки для наблюдения, как со смотровыми щелями в крышках, так и без них, а также рымы на башне и корпусе.

Амбразуры для установки пулемётов. Щитки амбразур находятся в небоевом положении.

Пулемёты устанавливались в одной маске, но могли вести стрельбу независимо друг от друга. На танке Pz.I Ausf.B спусковой крючок левого пулемёта был расположен на штурвале подъёма оружия слева от командира, а правого — на штурвале поворота башни справа от него. При этом стрелок вёл огонь «по-македонски», то есть правой рукой из правого пулемёта, а левой из левого. Угол возвышения пулемётов +18°, склонения -12°. Маска могла фиксироваться в горизонтальном положении. Танк был оборудован телескопическим двукратным прицелом Zeiss TZF 2.

Pz.I Ausf.A и немецкие танкисты крупным планом. Танки модификации А легко идентифицировать (даже в том случае, когда не видно ходовой части и моторного отделения) по размещению домкрата и огнетушителя в передней части надгусеничных полок. Танкист на переднем плане опирается на домкрат; за его спиной, на соседней машине, виден огнетушитель.

ДВИГАТЕЛЬ И ТРАНСМИССИЯ. На танке Pz.I Ausf.A устанавливался двигатель Krupp М305, 4-цилиндровый, карбюраторный, горизонтально-оппозитный, воздушного охлаждения, мощностью 57 л.с. (42 кВт) при 2500 об/мин. Диаметр цилиндра 90 мм, ход поршня 130 мм. Рабочий объём 3460 см3.

Топливо — этилированный бензин с октановым числом 76. Ёмкость двух бензобаков, находившихся в задней части моторного отделения по обеим сторонам двигателя, — 144 л. Расход топлива на 100 км при движении по шоссе — 100 л. Карбюратор марки Solex 40 JEP.

Танк Pz.I Ausf.B оснащался 6-цилиндровым, карбюраторным, рядным двигателем жидкостного охлаждения Maybach NL 38TR мощностью 100 л.с. (73,6 кВт). Диаметр цилиндра 90 мм, ход поршня 100 мм. Рабочий объём 3791 см3.

Интерьер башни Ausf.A. Слева — механизм поворота; справа, под амбразурами и рамкой для крепления пулемётов — короб для пулемётных магазинов.

Вид с места механика-водителя. Хорошо различима система открывания смотровых лючков. В коробке под сдвоенным прибором наблюдения механика-водителя устанавливались стеклоблоки триплекс.

Ёмкость двух бензобаков, располагавшихся в моторном отделении справа от двигателя, — 146 л. Расход топлива на 100 км — 125 л. Карбюратор марки Solex 40 JEF II. Трансмиссия состояла из карданной передачи двухдискового главного фрикциона сухого трения, коробки передач, механизма поворота, бортовых фрикционов, передач и тормозов.

Коробки передач ZF Aphon FG35 (Ausf.A) и Aphon FG31 (Ausf.B) — механические, пятискоростные (5+1).

Органы управления танком:

1 — рычаги управления; 2 — педаль акселератора; 3 — педаль тормоза; 4 — рычаг переключения передач; 5 — спидометр; 6 — кнопка стартёра; 7 — ключ зажигания; 8 — ключ магнето; 9 — тахометр.

Схема бронирования лёгкого танка Pz.I Ausf.B.

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ танка Pz.I Ausf.A применительно к одному борту состояла из четырёх обрезиненных опорных катков диаметром 530 мм и одного необрезиненного опорного катка, несколько большего диаметра, выполнявшего роль ленивца. Передний каток имел индивидуальную подвеску на спиральной пружине, остальные были сблокированы попарно на продольной внешней балке и подвешены на листовых четвертьэллиптических рессорах. Поскольку корпус Pz.I Ausf.B был длиннее на 400 мм, в ходовую часть добавили пятый опорный каток, а ленивец подняли с грунта. Число поддерживающих катков колебалось от трёх (Pz.IA) до четырёх (Pz.IB). Ведущее колесо переднего расположения. Гусеница мелкозвенчатая, двухгребневая, шириной 280 мм.

Ленивец Pz.I Ausf.A. Хорошо видны балансир ленивца, рессора и винтовой механизм натяжения гусеницы.

Этот снимок наглядно демонстрирует соотношение размеров танка и человека.

ЭЛЕКТРООБОРУДОВАНИЕ выполнялось по однопроводной схеме. Напряжение 12 В. Источники: генератор Bosch GTL 600/12-1200 мощностью 0,6 кВт либо Bosch RRCN 300/12-300 мощностью 0,3 кВт. Аккумуляторов у Ausf.B — два, ёмкостью 105 А*ч.

СРЕДСТВА СВЯЗИ. Танки модификации А оснащались радиостанцией Fu 2, а модификации В — Fu 5. Кроме того, во всех машинах имелся комплект сигнальных флажков и ракетница. Общение членов экипажа между собой обеспечивала звуковая труба.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА Pz.Kpfw.I

ЭКСПЛУАТАЦИЯ И БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Panzer I стал первым немецким танком, поступившим на вооружение вермахта. И хотя эта машина предназначалась для подготовки кадров танковых войск, довольно долго ей суждено было составлять основу немецкого танкового парка. С середины 1934 года, параллельно с поставкой боевых машин в войска, началось и развёртывание танковых частей. Интенсификации этого процесса способствовало назначение военным министром Германии генерала Бломберга, а начальником канцелярии военного министерства — генерала Рейхенау, придерживавшихся современных взглядов на роль танковых войск в будущей войне. К этому следует добавить, что сам Гитлер проявлял большой интерес к моторизации армии. Вот что пишет по этому поводу в своих «Воспоминаниях солдата» Гейнц Гудериан, получивший в конце 1934 года приглашение продемонстрировать перед рейхсканцлером в Куммерсдорфе действия подразделений мотомеханизированных войск: «Я показал Гитлеру мотоциклетный взвод, противотанковый взвод, взвод учебных танков Т-I, взвод лёгких бронемашин и взвод тяжёлых бронемашин. Большое впечатление на Гитлера произвели быстрота и точность, проявленные нашими подразделениями во время их движения, и он воскликнул: „Вот это мне и нужно!“».

Pz.I, окрашенный в серо-коричневый камуфляж рейхсвера. 1934 год.

И дело пошло! К 15 октября 1935 года были сформированы три танковые дивизии: 1-й, расположенной в Веймаре, командовал генерал Вейхс, 2-й, расположенной в Вюрцбурге, — полковник Гудериан, 3-й, расположенной в Берлине, — генерал Фессман. Эти соединения по большей части укомплектовывались танками Pz.I, так как других боевых машин в распоряжении панцерваффе практически не было. Компанию «единичке» мог составить только Pz.II, но производство этого танка в 1935 году лишь начиналось.

Своё боевое крещение Panzer I получил в Испании. Принятие Гитлером решения о помощи генералу Франко привело к созданию легиона «Кондор», в который входили части ВВС и сухопутных войск.

Первые девять Pz.I Ausf.A поступили в легион в октябре 1936 года, за ними последовали ещё 32 боевых машины этой модификации. Часть легиона, вооружённая танками, получила название танковая группа «Дроне» (Panzergruppe Drohne). Её командиром был назначен подполковник Вильгельм Риттер фон Тома. Поначалу группа имела следующую организацию: штаб и две танковые роты по три секции в каждой. В каждую секцию входили пять танков плюс одна командирская машина. Подразделения поддержки состояли из отделения транспорта, полевой ремонтной мастерской, противотанкового артиллерийского и огнемётного отделений. Личный состав состоял из 180 солдат и офицеров 6-го немецкого танкового полка, прибывших в Испанию под видом туристов. Предполагалось, что группа «Дроне» будет, главным образом, заниматься обучением испанских танкистов, а не воевать. Впрочем, фон Тома сразу же убедился, что «испанцы быстро учатся, но так же быстро забывают то, что выучили», поэтому в смешанных германо-испанских экипажах наиболее ответственную часть работы выполняли немцы.

Pz.I Ausf.A во время манёвров в 1934 году. В качестве опознавательных знаков на машины нанесены белые круги и символы карточных мастей.

Первое столкновение с республиканскими Т-26 произошло 28 октября 1936 года. Pz.IA в этом бою поддерживали кавалерию франкистов и оказались совершенно бессильными перед пушечными танками республиканцев. Прибытие в декабре первой партии из 19 Pz.IB никак не улучшило ситуацию. Однако ничего другого у франкистов не было, и группу «Дроне» перебросили под Мадрид.

Чтобы хоть как-то повысить огневую мощь немецких танков, в немного увеличенной по высоте башне Pz.IA установили 20-мм пушку Breda mod.35. Сколько машин переделали таким образом, сказать трудно. Обычно сообщается, что несколько. Однако, как в отечественной, так и в зарубежной литературе публикуется всего одна фотография тех лет с одним переделанным танком. Не встречаются эти машины и на более поздних снимках.

В марте 1937 года в состав группы «Дроне» включили танковую роту, укомплектованную трофейными советскими Т-26, а с августа началось переформирование группы в испанскую часть. Этот процесс завершился в марте 1938 года созданием Bandera de Carros de Combate de la Legion, организационно вошедшей в состав Испанского иностранного легиона. «Бандера» состояла из двух батальонов: один был вооружён немецкими танками Pz.I Ausf.A и Ausf.B, другой — советскими Т-26. Оба батальона (1. и 2.Agrupacione de Carros) участвовали в боях под Тэруэлем и Брунете, в Басконии, в битве над Эбро и в боях в Каталонии в 1939 году. В ходе боевых действий потери среди немецких танкистов составили 7 человек. Их участие в гражданской войне в Испании завершилось парадом в Мадриде 19 мая 1939 года. После этого «туристы» вернулись в Германию. Немецкие же танки Pz.I эксплуатировались в испанской армии до конца 40-х годов.

Танки Pz.I и Т-26 испанского Иностранного легиона. На нижнем снимке виден танк, перевооружённый 20-мм пушкой Breda. Выкрашенные в серый цвет немецкие танки получили в Испании прозвище «Негрилло».

В марте 1938 года танки Pz.I приняли участие в аншлюсе Австрии. 2-я танковая дивизия генерала Гудериана за двое суток совершила 420-км марш-бросок. При этом до 38 % танков вышли из строя из-за недостаточной надёжности и были оставлены на обочинах дорог. После этого «похода» Гудериан остро поставил вопрос об улучшении системы эвакуации и ремонта танков. При оккупации Судетской области Чехословакии в октябре 1938 года ситуация значительно улучшилась. К оперативным зонам танки Panzer I и Panzer II доставляли на грузовиках, чтобы хоть как-то сохранить мизерный ресурс гусениц.

Pz.I Ausf.A с пушкой Breda.

К началу Второй мировой войны 1 сентября 1939 года в вермахте насчитывалось 1445 танков Pz.I, что составляло 46,4 % всех боевых машин панцерваффе. Количество же их в танковых дивизиях существенно различалось. Скажем, в наиболее оснащённой средними танками 1-й танковой дивизии было только 85 Pz.I всех модификаций, включая командирские; во 2-й и 3-й — заметно больше, по 153; в 5-й танковой — 150. В 10-й танковой и дивизии «Kempf», имевших однополковый состав, имелось 73 и 78 Pz.I соответственно. Меньше всего «единичек» насчитывалось в лёгких дивизиях: в 1-й — 54, 2-й — 47, 3-й — 47, 4-й — 41.

Броня Pz.I легко пробивалась снарядами 37-мм противотанковых и 75-мм полевых пушек польской армии. Так, при прорыве позиций Волынской бригады кавалерии под Мокра, например, 35-й танковый полк 4-й танковой дивизии вермахта потерял одиннадцать Pz.I, против которых поляки успешно применяли даже танкетки. Пулемётный обстрел бронебойными пулями двигателя и бензобаков давал неплохие результаты. При встречах же с танками 7ТР «единичке» и вовсе приходилось туго; например, 5 сентября, во время контрудара польских войск под г. Петркув-Трыбунальским танки 7ТР 2-го танкового батальона уничтожили пять Pz.I.

Немецкие танки, захваченные бойцами Республиканской армии. Испания, Центральный фронт, 1937 год.

К концу польской компании потери вермахта составили 320 Pz.I; из них 89 машин были потеряны безвозвратно.

Для боевых действий в Дании и Норвегии на базе 35-го танкового полка 4-й танковой дивизии был сформирован 40-й батальон специального назначения (40.Pz.Abt.z.B.v.), материальную часть его в основном составляли танки Pz.I.

К началу наступления на Западе 10 мая 1940 года панцерваффе располагали 1214 танками Pz.I, 523 из них находились в боеготовом состоянии. Количество машин этого типа в танковых соединениях вермахта заметно уменьшилось. Больше всего — по 106 единиц — их имелось в 3-й и 4-й танковых дивизиях; в остальных дивизиях — от 35 до 86.

Instandsetzungkraftwagen I

Наиболее крупным боем с участием Pz.I стала битва у Намюра. 12 и 13 мая 1940 года 3-я и 4-я немецкие танковые дивизии потеряли там 64 Pz.I. У «единичек» не было шансов при столкновении с французскими танками — толстобронными и вооружёнными пусть слабыми, но всё-таки пушками. Поэтому, несмотря на то что во время французской кампании танковые бои носили эпизодический характер, потери немцев были весьма существенны: 182 Pz.I.

В операциях Балканской кампании принимали участие Pz.I 2-й, 5-й и 11-й танковых дивизий. Стоит также упомянуть, что 25 Pz.I в составе 5-й лёгкой дивизии Африканского корпуса воевали в Северной Африке.

Колонна немецких танков во главе с Pz.I движется по территории Польши. Сентябрь 1939 года.

На 22 июня 1941 года вермахт располагал 410 исправными танками Pz.I, причём в танковых частях первой линии имелось только 74 машины. Ещё 245 танков находились в ремонте или переоборудовании. К концу года на Восточном фронте были потеряны практически все задействованные Pz.I — 428 единиц. В боевых частях они уже почти не встречались, и за весь следующий — 1942 год — Красная Армия уничтожила лишь 92 Pz.I. В этом же году их сняли с вооружения. Оставшиеся машины переделывали в основном в транспортёры боеприпасов. Некоторое их количество использовалось в составе полицейских частей в боях с партизанами, а в Германии — для подготовки и обучения танкистов.

Командирский танк Kl.Pz.Bf.Wg. на улице одного из польских городов. 1939 год.

Трофейные танки Pz.I, правда весьма ограниченно, применялись Красной Армией, и только в 1941 и 1942 годах. В этой связи хочется рассказать об одной любопытной боевой машине, созданной на московском опытном заводе ВИМ, занимавшемся в годы войны ремонтом танков, значительную часть которых до осени 1943 года составляли трофейные боевые машины.

В феврале 1942 года на завод прибыли три командирских Kl.Pz.Bf.Wg. на шасси Pz.Kpfw.I Ausf.B. Довольно долго их ремонт не представлял никакого интереса, поскольку танки не имели пушек, а радиооборудование было практически неприменимо в Красной Армии. Но фронт требовал хорошо вооружённых боевых машин, и потому на предприятии объявили конкурс на оснащение трофеев артиллерийскими орудиями отечественного производства. Особого выбора не было, ибо на завод поставили лишь около четырёх десятков 20-мм пушек ТНШ, 20-мм авиационных мотор-пушек ШВАК и пять 45-мм танковых пушек образца 1938 года.

Pz.I Ausf.B, переделанный в санитарную машину непосредственно в войсках.

Одним из победителей конкурса стал И. Беликов (или Беляков). Он предложил изъять из Kl.Pz.Bf.Wg. (по документам значится как «Немецкий пулемётный радиотанк без башни») всё радиооборудование, а вместо пулемёта установить в увеличенной шаровой установке 20-мм автоматическую пушку ШВАК, что позволяло использовать танк в борьбе с немецкими бронеобъектами. Одну машину переоборудовали уже в марте. В её лобовой броне прорезали увеличенную амбразуру, куда на болтах монтировалась литая маска пушки. В маске находился «грушевидный вкладыш» с пушкой, дополненной упрощённым спусковым механизмом с рукояткой и плечевым упором. После опробирования нового вооружения орудийную установку дополнили винтовым стопором, и в таком виде два танка из трёх отбыли на фронт. К сожалению, дальнейшая их судьба неизвестна.

Pz.I Ausf.A под Эль-Агейлой. Северная Африка, 1941 год.

Ladungsleger I (второй вариант)

В настоящее время танки Panzer можно увидеть в нескольких музеях мира. Pz.Kpfw.I Ausf.A находятся в Pansarmuseet в Axvall (Швеция), в Panzermuseum в Мюнстере (Германия), в El Goloso Barracks в Мадриде (Испания), в Military Museum в Осло (Норвегия), в War Museum в Оттаве (Канада). Pz.Kpfw.I Ausf.B — в экспозиции музеев El Goloso Barracks в Мадриде и San Clemente de Sasebas Recruit Centre в Героне (Испания). В Ordnance Museum на Абердинском полигоне (США) экспонируется Pz.I Ausf.B. с макетной крышей моторного отделения. В России в Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке хранится редчайший экземпляр Pz.Kpfw.I Ausf.B, приспособленный для форсирования водных преград вплавь. Kl.Pz.Bf.Wg — экспонат в Bovington Tank Museum в Уорхэме (Великобритания).

Перевозчик боеприпасов Munitionsschlepper I на выставке трофейной техники в ЦПКиО имени Горького в Москве. 1944 год.

ОЦЕНКА МАШИНЫ

Созданные в начале 30-х годов (в первую очередь для учебных целей) лёгкие немецкие танки Pz.I имели ограниченную боеспособность. С одной стороны, это обуславливалось чисто пулемётным вооружением, бесперспективность которого была очевидной уже в то время и полностью подтвердилась в ходе войны в Испании, с другой — слабой конструктивной отработкой и наиболее низкой, по сравнению с другими немецкими танками, технической надёжностью, особенно в ходовой части и силовой установке.

Ladungsleger I (первый вариант)

Круговое бронирование толщиной 13 мм спасало только от огня лёгкого стрелкового оружия. При испытаниях трофейного образца в Англии башню и маску пулемётов часто заклинивало при стрельбе, особенно залповой, а воздухозаборник двигателя как будто специально был создан для забрасывания его гранатами. Во время войны в Испании его закрыли дополнительным листом. К тому же машина показала очень плохую проходимость в условиях бездорожья.

Здесь небезынтересно привести отрывок[1] из книги Гельмута Клотца «Уроки гражданской войны в Испании» (М., Воениздат, 1938), в котором даётся оценка танку Pz.I с точки зрения современников: «Германский танк, являющийся основой вооружения новых бронетанковых дивизий в Германии, которых так опасались и которые всегда переоценивали, оказался весьма посредственным и почти неприменимым оружием. Ген. Франко потерял от 70 до 100 таких танков, часто в незначительных боях.

Во многих случаях — можно даже сказать, в большинстве их — танки этого типа были вынуждены сдаваться, как только попадали под пулемётный или даже ружейный огонь пехоты.

Брошенный немцами при отступлении Pz.I Ausf.B. Калининский фронт, г. Великие Луки, 1943 год.

Munitionsschlepper I

Хотя, по вполне понятным причинам, критика этих танков со стороны германских специалистов, участвовавших в „испанской генеральной репетиции“, очень сдержанна, тем не менее, она строга и поучительна.

Германский лёгкий танк (как мы уже говорили и как это подтверждают все специалисты — как германские, так и итальянские) показал полную свою несостоятельность. Возможно, что иногда, при особо благоприятных условиях, он может быть использован для чисто разведывательных целей, но для боя в собственном смысле, даже для сопровождения пехоты, этот танк неприемлем.

Это находит своё объяснение в основном в следующем:

1. Толщина брони этого танка совершенно недостаточна. Уже со средней дистанции и при неблагоприятном угле 20-мм снаряд легко пробивает её и уничтожает танк. Иногда бывает достаточно пули пехотной винтовки или пулемёта, чтобы вывести его из боя, даже при стрельбе на значительных расстояниях.

2. Германские конструкторы рассчитывали компенсировать этот недостаток лёгкого танка увеличением его скорости. Несомненно, аксиома „скорость защищает от огня“ может быть иногда принята. Однако в данном случае это оказалось ошибочным, и одной из главных причин этой ошибки является то, что не был учтён значительно более быстрый рост скорострельности лёгкого оружия обороны по сравнению с ростом скорости танков.

3. К этому нужно добавить, что большая скорость движения германского танка (50 км/час в условиях всякой местности) не может быть использована во время боя без риска снизить до минимума (если не до нуля) точность пулемётного огня этого танка. Для стрельбы с некоторым шансом на успех в условиях среднепересечённой местности необходимо уменьшить скорость танка до 25–30 км/ час, а часто даже и больше. Это означает, что быстроходность танка является для него балластом, из которого можно извлечь выгоду лишь в исключительных случаях. Но даже в этих случаях это проблематическое преимущество, которое всё же можно себе представить, приобретается дорогой ценой. По мнению германских специалистов, экономия, достигнутая в весе танка и использованная для увеличения его скорости, могла быть лучше использована для усиления брони.

Вверху: плавающий вариант танка Pz.I Ausf.B на выставке трофейной техники в ЦПКиО имени Горького. Москва, 1945 год. Обращает на себя внимание форма надгусеничных полок, не характерная для „сухопутных“ машин. Внизу: эта же машина в экспозиции танкового музея в Кубинке спустя 50 лет.

Мы считаем бесспорным следующее. Начиная с определённого предела, скорость приобретает лишь второстепенное значение, её увеличение не только не даёт преимущества, но уменьшает эффективность огня. Этот максимальный предел скорости (если судить по опыту войны в Испании) находится для лёгкого танка между 20 и 30 км/час, а для среднего танка — между 30 и 40 км/час. По мере роста скорости затрудняется возможность наблюдения из него. Танк, идущий полным ходом, легче попадёт в западню или натолкнётся на препятствие, чем танк, двигающийся медленно и способный в силу этого лучше наблюдать.

4. Экипаж танка, идущего быстрым ходом, сильно утомляется. Вследствие этого уменьшается манёвренная способность танка. Экипажи германских танков, захваченные в плен, часто говорили, что они потеряли ориентировку и не могли точно определить, где находились свои войска и где был противник. Было много случаев захвата республиканскими войсками германских танков, находившихся в хорошем состоянии. Это объясняется тем, что экипажи этих танков вследствие сильных толчков теряли управление своей машиной, утрачивали способность ориентироваться и вынуждены были останавливать танки и сдаваться в плен. Такое объяснение тем более правдоподобно, что, как правило, экипажами этих танков не было произведено попыток привести в негодность внутреннее оборудование танков или какие-нибудь его части.

Pz.I Ausf.B в экспозиции танкового музея на Абердинском полигоне в США. Бронировка моторного отделения, вероятно, была демонтирована в ходе испытаний, а затем заменена стальной коробкой простой формы.

5. Лёгкий германский танк (меньший по размеру и, особенно, более короткий, чем средний танк) при быстром движении по пересечённой местности или местности, имеющей искусственные неровности, сильно качается. Часто при этом такой танк увязает в земле и останавливается. Единственным способом поправить положение является полная остановка танка, после чего можно попытаться пустить его в ход на меньшей скорости. Нет необходимости указывать на трудность такого манёвра перед лицом противника, готового перейти к действию».

Pz.I Ausf.B и Pz.II Ausf.F во время съёмок художественного фильма «У твоего порога», 1963 год. Танки были не на ходу, и их приходилось таскать на буксире.

К этому, как говорится, ничего ни добавить, ни убавить. Стоит лишь отметить, что к началу Второй мировой войны все эти недостатки усугубились. Наличие же довольно большого количества танков Pz.I в частях панцерваффе в начальном периоде войны можно объяснить только нехваткой полноценных современных боевых машин.

Вместе с тем, эти быстроходные и манёвренные танки полностью соответствовали самой идее блицкрига — «молниеносной» войны. Именно высокая динамичность и передовая тактика позволили немецким танковым войскам, наполовину и даже более состоящим из лёгких танков, добиваться быстрого успеха в кампаниях 1939–1941 годов. Не превосходя (кроме кампании в Польше и на Балканах) противника по количеству и качеству боевых машин, они переигрывали его тактически.

CАМОХОДНО-АРТИЛЛЕРИЙСКИЕ УСТАНОВКИ НА БАЗЕ ТАНКА Pz.I

Panzerjäger I

Одним из возможных путей продления жизни «единичек», на перспективах боевой карьеры которых был поставлен крест ещё до начала Второй мировой войны, было создание на их базе лёгких самоходно-артиллерийских установок.

В 1939 году берлинская фирма Alkett, выделенная как генеральный разработчик САУ для вермахта, предложила эскизные проекты сразу трёх лёгких самоходок на шасси Pz.I Ausf.B.

На несколько доработанном корпусе с частично срезанной подбашенной коробкой за лёгким щитовым прикрытием предполагалось устанавливать 37-мм противотанковую пушку Рак 35/36, 20-мм зенитную пушку Flak или 75-мм лёгкое пехотное орудие leIG 18. Представленные на обсуждение деревянные модели этих машин вызвали интерес представителей рейхсминистерства вооружения и боеприпасов. Но в первоначальном виде была одобрена только зенитная САУ, изготовление которой, впрочем, отложили на год. 75-мм самоходное орудие поддержки отклонили однозначно, так как фирма Daimler-Benz уже осваивала в производстве штурмовое орудие StuG III, а 37-мм противотанковая пушка серийно устанавливалась на шасси среднего бронетранспортёра Sd.Kfz.251. Кроме того, стало очевидно, что орудие слабовато. Работы же над новой 50-мм противотанковой пушкой Рак 38 ещё не были завершены.

И тут как нельзя кстати пришлись 47-мм пушки чехословацкого производства, в больших количествах захваченные немцами при оккупации Чехословакии. Это орудие в 1937–1938 годах разработала фирма Škoda (заводской индекс А5) и под обозначением 4,7 cm KPUV vz.38 его приняли на вооружение. При прекрасных баллистических характеристиках пушка имела один существенный недостаток — она была совершенно не приспособлена для механической тяги. Скорость буксировки ограничивалась 10–15 км/ч, поскольку её колёса были деревянными. Это считалось достаточным для чешской армии, но лошадиные упряжки не соответствовали немецкой стратегии блицкрига. Поэтому большинство трофейных орудий А5, получивших в вермахте индекс 4,7 cm Рак (t), немцы предполагали использовать в стационарном варианте. Для 100 из них, например, были оборудованы позиции на «Линии Зигфрида». Для других спешно изготавливались подрессоренные подкатные тележки.

Капитальный ремонт танков и сборка самоходных орудий Panzerjäger I (по-видимому, в цеху завода Škoda). 1940 год.

Зимой 1940 года фирма Alkett получила заказ на разработку и изготовление лёгкой САУ с использованием 47-мм чешской пушки (пушка «Шкода», как она именовалась в немецких документах) и шасси танка Pz.I.

Для установки нового орудия готовый проект 37-мм противотанковой САУ был переработан, так как перегруженная ходовая часть и недостаточно мощный двигатель танка Pz.Kpfw.I Ausf.A не обеспечивали необходимую скорость движения даже по шоссе, а ведение огня без специальных упоров разбивало ленивец.

Орудие установили на шасси Pz.Kpfw.I Ausf.B, и вместо штатного щита оно получило открытую сзади и сверху рубку с толщиной стенок 14,5 мм. Горизонтальный угол наведения составлял 17,5° на сторону, вертикальный колебался от -8° до +12°.

Машина оборудовалась штатной танковой радиостанцией Fu 2 или Fu 5.

Боекомплект пушки состоял из 86 унитарных патронов. Для стрельбы из орудия первоначально использовались бронебойные снаряды австрийского и чехословацкого образцов. В 1940 году был разработан 47-мм подкалиберный снаряд.

Примечание. Таблица составлена на основании иностранных источников.

В таком виде САУ, получившая название 4,7 cm Pak (t) Sfl. auf Pz.Kpfw.I Ausf.B (Sd.Kfz.101), в марте 1940 года была принята на вооружение. Началось её производство, а точнее — переоборудование, фирмами Alkett и Daimler-Benz. На первой осуществлялась окончательная сборка самоходных орудий, на второй — капитальный ремонт изношенных шасси и двигателей «единичек».

Начальник генерального штаба вермахта генерал Ф. Гальдер 9 февраля 1940 года сделал в своём дневнике следующую запись: «47-мм пушки: 132 самоходные противотанковые (47-мм орудия „Шкода“). Из них: 120 — в танковые дивизии; 12 — остаются в резерве. Тем самым танковые дивизии получают в свои противотанковые дивизионы по одной роте самоходных орудий».

Итак, первоначальный заказ составил 132 САУ (включая два прототипа). Изготовление их затянулось до июня 1940 года. Вскоре за этой машиной закрепилось название Panzerjäger I («Охотник за танками»).

Трофейная САУ Panzerjäger I на НИБТПолигоне в Кубинке.

В боевых действиях весны — лета 1940 года САУ почти не участвовали, а отдельные боевые столкновения с французскими танками показали недостаточную бронепробиваемость орудия, в боекомплекте которого ещё не было подкалиберных снарядов. Летом — осенью 1940 года «охотники за танками» упражнялись на полигонах в стрельбе по обширной коллекции трофейных танков, а также ремонтировались. Тогда же провели и первую модернизацию этих толком ещё не воевавших машин. Она заключалась в замене старых броневых рубок несколько более просторными и полностью сварными. Осенью 1940 года был выдан ещё один заказ на Panzerjäger I — 70 машин (по другим данным — 60). Размер заказа, видимо, определялся ограниченным количеством шасси. Их переоборудованием занимались фирмы Daimler-Benz и Škoda.

В летних боях 1941 года Panzerjäger I с подкалиберными снарядами в боекомплекте показали себя очень хорошо, и вся критика в их адрес сводилась почти исключительно к ходовой части и трансмиссии. Часто САУ застревали на русских грунтовых дорогах даже после небольшого дождя, а осенью у них стали дружно ломаться коробки передач. Положение усугубилось с наступлением холодов, так как двигатель на морозе 15° напрочь отказывался заводиться. Последнее обстоятельство послужило, в частности, причиной отправки одного из противотанковых дивизионов — 605.Pz.Jag.Abt. — в Африку. Panzerjäger I довольно успешно боролись там с британскими крейсерскими танками, а с близкой дистанции могли пробить броню и «матильд».

Подбитый советскими артиллеристами Panzerjäger I «Граф Шпее». У 47-мм пушки, похоже, полностью вышли из строя противооткатные устройства. Западный фронт, 1942 год.

Впрочем, большинство лёгких «охотников за танками» продолжали сражаться на южном фасе Восточного фронта. Последние известные боевые эпизоды с участием Panzerjäger I относятся к периоду обороны Сталинграда осенью 1942 года. Что касается эффективности боевого применения САУ Panzerjäger I против советских танков, то следует сказать, что до появления в немецкой армии 50-мм противотанковой пушки Рак 38 чешское орудие было наиболее мощным. На дистанции 600–800 м 47-мм бронебойный снаряд пробивал броню всех отечественных танков за исключением Т-34 и КВ. Лобовая и бортовая броня последних в 1941 году успешно противостояла практически всем противотанковым средствам вермахта. Однако немецким артиллеристам удалось найти слабые места и в наших новейших танках. Это были их литые и достаточно хрупкие башни. При стрельбе из Pak (t) немцам удавалось пробить бортовую и кормовую броню литых башен Т-34 и КВ с расстояния 400 м. Впрочем, это явление не носило массового характера, и существенно повысить бронепробиваемость 47-мм пушки смог только подкалиберный снаряд. Введение его в боекомплект САУ позволило пробивать броню советских средних и тяжёлых танков с дистанции 500–600 м. Правда, заброневое действие вольфрамо-молибденового сердечника оказалось очень слабым. Незначительным было и число вторичных осколков, представлявших основную угрозу для экипажа при попадании в танк подкалиберного снаряда. Частыми были случаи, когда сердечник, пробив броню, раскалывался на 2–3 крупных осколка, которые просто падали на пол, не причиняя вреда экипажу и оборудованию танка.

Panzerjäger I

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ САУ Panzerjäger I

САУ Panzerjäger — первый немецкий самоходный истребитель танков можно рассматривать лишь как вполне удачное промежуточное решение. 47-мм противотанковая пушка, разработанная в конце 30-х годов, была сориентирована на тогдашний уровень бронетанковой техники. Со стремительно растущей бронёй танков Второй мировой бороться она уже не могла. Вместе с тем, в целом при создании Panzerjäger I впервые в полной мере проявилось характерное для Германии стремление разумно и наиболее эффективно использовать как парк устаревших танков, так и трофейное вооружение.

Механик-водитель Якименко и наводчик Протазанов у трофейной самоходной пушки. Западный фронт, 1942 год.

САУ Panzerjäger I в экспозиции танкового музея на Абердинском полигоне в США. На снимке хорошо виден внутренний подвижный щит пушки. На бортах рубки — клипсы для размещения снарядов. Большая часть боекомплекта находилась в корпусе, справа от механика-водителя.

15 cm sIG 33 Sfl. auf Pz.Kpfw.I Ausf.B

Ещё одной САУ, созданной на шасси танка Panzer I, стало 150-мм самоходное пехотное орудие. Эту машину можно рассматривать как первую немецкую серийную самоходную установку.

Демонстрация прототипа САУ и перевозчика боеприпасов (на самой самоходке боекомплект не перевозился) командованию вермахта состоялась 29 января 1940 года, после чего последовал заказ на 38 машин.

150-мм тяжёлое пехотное орудие sIG 33 (sIG — schwere Infanterie Geschütz) с длиной ствола 11,4 калибра, разработанное фирмой Krupp в 1927 году, устанавливалось на крыше корпуса Pz.I вместе с лафетом и колёсами (!). Для защиты орудия с трёх сторон была сооружена громоздкая рубка, сваренная из 10-мм бронелистов. При этом высота машины превысила 3 м, а масса возросла до 8,5 т, поскольку само орудие в боеготовом состоянии весило 1750 кг. И то и другое самым негативным образом сказалось на проходимости. Кроме того, высокая и узкая САУ имела большую склонность к опрокидыванию. Тем не менее, эту машину неплохо встретили в войсках. Дело в том, что sIG 33 состояло на вооружении рот пехотных орудий в пехотных полках вермахта с 1933 года и было хорошо знакомо немецким артиллеристам. Но в буксируемом варианте орудие было тяжеловато, и поэтому солдаты не могли не приветствовать появление его самоходной версии.

150-мм САУ из состава 704-й роты тяжёлых пехотных орудий вброд форсирует водную преграду. Греция, 1941 год.

Угол горизонтального обстрела sIG 33, установленного на танковом шасси, составлял 25°, вертикального — от -4° до +75°. Заряжение — раздельное, затвор — поршневой. Начальная скорость снаряда — 240 м/с, дальность стрельбы до 4700 м. Первоначально орудие не имело штатных бронебойных боеприпасов, но с осени 1941 года в боекомплект был включён кумулятивный снаряд Gr 39Н1/А массой 25 кг, имевший начальную скорость 280 м/с. С расстояния 100 м он пробивал 160-мм броню. Однако наличие его в боекомплекте во фронтовых условиях было явлением редким и для стрельбы, главным образом, использовались осколочно-фугасные и дымовые гранаты. Огонь вёлся с помощью штатного прицела RbIf 36. На последних из выпущенных САУ орудие устанавливалось уже без колёс, на специальных подпорках.

В общем-то, далеко не шедевр конструкторской мысли, а скорее, «доморощенная» немецкая каракатица и новейший, сильнейший советский КВ-2. Можно только сожалеть, что всё сложилось так, а не иначе.

В составе 701-й — 706-й рот тяжёлых пехотных орудий эти машины принимали участие в боевых действиях во Франции и на Балканах, а затем и на Восточном фронте. Осенью 1943 года одна САУ этого типа ещё находилась на вооружении 704-й роты тяжёлых пехотных орудий. До наших дней ни одна машина этого типа не сохранилась.

15 cm sIG 33 Sfl. auf Pz.I Ausf.B

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ САУ 2 cm Flak 38 Sfl.auf Pz.Kpfw.I Ausf.A

В начале 1941 года фирма Alkett изготовила 26 зенитных самоходных установок на шасси Panzer I. На машины с демонтированной башней и частично срезанной подбашенной коробкой устанавливались 20-мм автоматические зенитные пушки Flak 38 (на первых двух машинах, по некоторым данным, — Flak 30). Лёгкие ЗСУ поступили на вооружение 614-го зенитного дивизиона — три батареи по восемь установок в каждой. Батарее придавались три-четыре транспортёра боеприпасов Munitionsschlepper I (на базе Pz.I) или Sd.Kfz.250/6.

Следует отметить, что эти ЗСУ больше стояли в ремонте, чем участвовали в боевых действиях, поскольку их шасси, выпущенные в 1935–1936 годах, давно выработали свой ресурс. Тем не менее, им довелось повоевать и на Восточном фронте. Последние из них нашли свой конец под Сталинградом. Две таких ЗСУ достались Красной Армии в более или менее исправном состоянии. Одну машину отправили для испытаний в Москву. О дальнейшей её судьбе ничего не известно. По-видимому, ЗСУ попала на НИБТПолигон в Кубинку, где её постигла участь многих боевых машин — по завершению испытаний сдача на металлолом.

2 cm Flak 38 Sfl.auf Pz.Kpfw.I Ausf.A

ТАНКИ Pz.I НОВОГО ТИПА

Pz.Kpfw.I Ausf.C

15 сентября 1939 года управление вооружений третьего рейха приняло решение о разработке лёгкой боевой машины, которую можно было бы использовать как разведывательную, а также для поддержки воздушно-десантных операций. Последнее подразумевало возможность перевозить её по воздуху тяжёлыми транспортными самолётами, например, Ме-321 Gigant.

Над проектом танка, получившим название Pz.I nA VK 601 (nA — neuer Art — новый тип), совместно работали фирмы Krauss-Maffei и Daimler-Benz. На первой изготавливалось шасси с шахматным расположением катков, конструкцию которого разработал инженер-полковник В. Книпкамп, на второй были спроектированы башня и корпус. Машина получила армейский индекс Pz.I Ausf.C, но с предыдущими моделями «единичек» ничего общего не имела.

Корпус танка сваривался из катаных броневых листов максимальной толщиной 30 мм. В сварной башне устанавливались 20-мм автоматическая пушка EW 141 и спаренный с ней пулемёт MG 34. Вертикальный угол наведения колебался от -10° до +20°. Огонь вёлся с помощью телескопического прицела TZF 10. Карбюраторный 6-цилиндровый двигатель Maybach HL 45Р мощностью 150 л.с. и трансмиссия с восьмискоростной коробкой передач (8+2) обеспечивали танку неплохие динамические характеристики. Ходовая часть состояла из пяти опорных катков на борт, расположенных в шахматном порядке. Ведущее колесо впереди, направляющее — сзади. Подвеска — индивидуальная, торсионная.

«Маленький свирепый зверь». Трофейный Pz.I Ausf.F во время испытаний па НИБТПолигоне в Кубинке. 1945 год.

С июля по декабрь 1942 года цеха фирмы Krauss-Maffei, производившей окончательную сборку танков, покинули 40 (по другим данным 46) боевых машин. Две из них в начале 1943 года проходили испытания в 1-й танковой дивизии на Восточном фронте. Остальные вошли в состав 58-го резервного танкового корпуса.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА Pz.l Ausf.C Pz.Kpfw.I Ausf.F

Опыт Польской кампании показал, что использование лёгких танков Pz.I для непосредственной поддержки пехоты (а не для чего другого они уже не годились) неэффективно по причине их недостаточного бронирования. Тогда в недрах Управления вооружений и возникла идея создания хорошо бронированного танка для сопровождения пехоты, а заодно и для выполнения полицейских функций. Несмотря на то что такая машина не вписывалась в систему вооружения панцерваффе, 22 декабря 1939 года фирмы Krauss-Maffei и Daimler-Benz получили задание на её разработку. Впрочем, требования к танку были весьма противоречивы, а задание — неконкретным. Проект вскоре отложили, и вновь к нему вернулись только зимой 1941/1942 года. ТТТ были уточнены с целью придания машине боевых свойств, необходимых, главным образом, для ведения борьбы с партизанами.

Pz.I Ausf.F в военном музее Белграда. У этой машины полностью отсутствуют резиновые бандажи опорных катков.

Корпус нового танка, получившего обозначение Pz.I nA vers (verstärkt — усиленный) VK 1801, спроектировала фирма Daimler-Benz. В лобовой части толщина бронелистов достигала 80 мм. В качестве силовой установки использовался двигатель Maybach HL 45Р — такой же, как и на Pz.I Ausf.C. Но сейчас его мощности в 150 л.с. хватало, чтобы разогнать небольшую, но тяжёлую машину лишь до 25 км/ч. Однако такую скорость, учитывая задачи, для которых предназначался танк, признали достаточной. На первом прототипе устанавливалась коробка передач ZF SSG 47, на втором прототипе VK 1802 и на серийных машинах — четырёхскоростная коробка (4+1) с предварительным выбором передач Maybach VG 15319. Благодаря применению гусениц шириной 540 мм, танк имел исключительно хорошую проходимость, а за счёт шахматного расположения опорных катков и торсионный подвески — плавность хода.

Башня танка Pz.I Ausf.F

Вооружение состояло из двух пулемётов MG 34, установленных в общей маске. Стволы пулемётов прикрывали броневые кожухи. Вертикальный угол наведения составлял -10°… +20°. Прицел — бинокулярный телескопический TZF 8.

Оригинальную конструкцию имела башня танка. Цилиндрическая по сути, снаружи она имела коническую форму за счёт пустотелой «юбки». Вращение башни осуществлялось с помощью механического механизма поворота. На крыше башни были смонтированы пять перископических приборов наблюдения.

Pz.I Ausf.F

К концу 1942 года выпустили 30 танков Pz.I Ausf.F, после чего заказ аннулировали. В 1943 году 8 машин отправили на Восточный фронт в 1-ю танковую дивизию, в ней, по-видимому, и проходили войсковые испытания. По некоторым данным, на 1 июля 1943 года 7 машин имелось в составе 12-й танковой дивизии. Остальные использовались, и весьма удачно, в операциях против партизан на территории СССР и Югославии.

Schwerer Minenräumer

Schwerer Minenräumer в экспозиции Музея бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке.

По крайней мере, три танка Pz.I Ausf.F были захвачены Красной Армией. Один из них расстреляли в Кубинке во время испытаний. Другая машина сохранилась и экспонируется там же, в Музее бронетанкового вооружения и техники. Ausf.F, захваченный югославскими партизанами, можно увидеть в военном музее в Белграде.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА Pz.I Ausf.F

ЛИТЕРАТУРА

1. Барятинский М. Б. Бронетанковая техника Германии 1939–1945. — М., «Моделист-конструктор», 1996.

2. Гудериан Г. Воспоминания солдата. — Смоленск, «Русич», 1999.

3. Кузнецов П. Г. Самоходная артиллерия немецкой армии во Второй мировой войне. — М., Воениздат, 1946.

4. Свирин М. Самоходная артиллерия вермахта. — М., ЭксПринт НВ, 1996.

5. J. Ledwoch. Czolg lekki Pz.Kpfw I. — Warzawa, Bellona, 1992.

6. J. Ledwoch. Panzer I. — Warszawa, Militaria, 1993.

7. P. Chamberlain, H. Doyle. Encyclopedia of German Tanks of World War Two. — London, Arms and Armour Press, 1996.

8. F. Hahn. Waffen und Geheimwaffen des deutschen Heeres 1933–1945. — Bonn, 1992.

Журналы: «Моделист-конструктор», «М-Хобби», «Танкомастер», НРМ, Military Modelling, Model Fan.

ИЛЛЮСТРАЦИИ

Pz.I Ausf.A в двухцветном камуфляже рейхсвера, использовавшемся в вермахте вплоть до 1935 года. «Шашечная» полоса на башне обозначает принадлежность танка к штабному взводу.

Pz.I Ausf.B из 5-й роты 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии (5/Pz.Rgt.1, 1.Panzer Division). Эта машина была подбита огнём польской артиллерии 4 сентября 1939 года под Петркув-Трыбунальским. Размещение крестов и тактических номеров не только на бортах, но и на носовых и кормовых частях корпуса и башни было характерным для Польской кампании.

Ladungsleger I из состава 58-го танкового инженерного батальона (Pz.Pi.Abt.58), находившегося в оперативном подчинении 7-й танковой дивизии. Франция, 1940 год.

Pz.I Ausf.B. 7-я танковая дивизия (7.Panzer Division), Франция, 1940 год. Рядом с крестом, на борту корпуса — дивизионный значок.

Panzerjäger I. 605-й противотанковый дивизион (Pz.Jag.Abt.605). Северная Африка, г. Триполи, 1941 год.

15 cm sIG 33 Sfl. auf Pz.I Ausf.B. 705-я рота тяжёлых пехотных орудий, 7-я танковая дивизия. Франция, 1940 год.

Pz.I Ausf.A. Танк командира 1-го батальона 5-й лёгкой дивизии (Pz.Abt.1, 5.Leichte Division). Триполи, февраль 1941 года. Доставленные в Африку немецкие танки были выкрашены в стандартный серый цвет вермахта и лишь в марте 1941 года поверх него нанесли жёлтую краску.

Kl.Pz.Bf.Wg. Штабная машина 1-го батальона 5-й лёгкой дивизии. Триполи, февраль 1941 года.

Pz.I Ausf.F. 12-я танковая дивизия (12.Panzer Division), Восточный фронт, июль 1943 года.


Примечания

1

В цитируемом отрывке стиль и орфография оставлены без изменений.