antique_myths Елена Олеговна Чекулаева Великие мифы

Миф — это рассказ. Рассказ о богах и героях, о появлении земли и людей, неба и солнца. Практически каждый народ слагал свои мифы. Древняя мифология вошла в современную жизнь. Немало сюжетов лучших произведений искусства навеяны мифологическими образами, многие выражения из античной мифологии стали неотъемлемой частью нашего языка.

Эта книга из серии «Великие и знаменитые» напомнит читателям все самые значительные мифы разных народов, поможет школьникам и студентам в подготовке к экзаменам и написании рефератов.

ru
Alexus ABBYY FineReader 12, FictionBook Editor Release 2.6 130409021187030000 ABBYY FineReader 12 {618EC7FF-B7FA-4527-BAC1-D856F5BB0447} 1 Великие мифы ACT, Астрель, Транзиткнига Москва 2005 5-17-028684-8, 5-271-10818-Х, 5-9578-1476-8

Елена Одеговна Чекулаева

Великие мифы

Серия основана в 2002 г.

Серийное оформление обложки С. Е. Власова Компьютерный дизайн обложки Ж. А. Якушевой

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Не считаю за нужное говорить о поэзии греков и римлян: кажется, каждый образованный человек должен иметь достаточное понятие о созданиях величавой древности».

А. Пушкин

«Мифы — это мечтающая душа народа, рассказывающая свою историю долгие века».

Торнтон Уайлдер

В своем развитии человечество прошло путь в несколько миллионов лет. Наши далекие предки разделились на племена, которые обладали своей территорией, языком и культурой. Из них впоследствии сформировались народы.

Еще две с половиной тысячи лет назад люди находили гигантские кости. Древние греки, пытаясь понять и объяснить подобные находки, создали мифы. Согласно мифам, огромные кости принадлежали титанам, которые вступали в борьбу с богами Олимпа и были низвергнуты на землю, или героям вроде Геракла или Ореста.

Связанные с мифологией образы встречаются в повседневной жизни. На зданиях Большого театра в Москве и театра им. А. Пушкина в Санкт-Петербурге мчатся квадриги с бронзовым Аполлоном. Могучие атланты поддерживают портик Государственного Эрмитажа. В парке Петродворца встречает звоном хрустальных струй фонтан Нептуна. Имена греческих и римских богов носят планеты Солнечной системы: Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Уран, Сатурн, Плутоний. Наши названия месяцев говорят о римских богах Янусе, Марсе, Юноне (январь, март, июнь). Чаша со змеей — атрибут бога врачевания Асклепия (Эскулапа) — символ медицины.

Древняя мифология вошла в современную жизнь, и знакомство с ней просто необходимо. Без знания мифологии порой трудно читать многие классические произведения. Даже образованный читатель не всегда поймет начало стихотворения А. С. Пушкина «Прозерпина»: «Плещут волны Флегетона, своды тартара дрожат, кони бледного Плутона быстро к нимфам Геликона из Аида бога мчат…»

Многие выражения из античной мифологии — неотъемлемая часть нашего языка. Например, «сизифов труд», «танталовы муки», «прокрустово ложе», «яблоко раздора».

Немало сюжетов лучших произведений искусства навеяны образами из древней мифологии.

ГРЕЧЕСКАЯ

МИФОЛОГИЯ

Миф» по-гречески означает «слово». Миф для греков — это прежде всего «сказание», «рассказ», «слово». Например, сказание о богах и героях, о начале времен. Миф заменял грекам историю, точнее сказать, он и был историей, то есть тем, что, по их мнению, было в действительности. Другими словами, миф был их исторической памятью.

В отличие от сказки мифологический рассказ всегда конкретен. Он хранит память о географических открытиях, кровопролитных войнах, дальних странствиях… «Надобно иметь понятие о древней классической литературе греков и римлян, чтоб владеть возможности) изучать какую бы то ни было из европейских литератур от времен Возрождения до настоящей минуты…

Не понимая древнего искусства, нельзя глубоко и вполне понимать вообще искусство», писал В. Белинский.

МИФЫ

О ВОЗНИКНОВЕНИИ ВСЕЛЕННОЙ И БОГОВ

ОТ ХАОСА К КОСМОСУ

В начале существовал лишь вечный, безграничный, темный Хаос. В нем заключался источник жизни мира. Все возникло из безграничного Хаоса — весь мир и бессмертные боги. Из'Хаоса произошла и богиня Земля — Гея. Широко раскинулась она, могучая, дающая жизнь всему, что живет и растет на ней. Далеко под Землей, даже ниже айда и родился мрачный тартар — ужасная бездна, полная вечной тьмы. Из Хаоса, источника жизни, родилась и могучая сила, все оживляющая Любовь — Эрот. Начал создаваться мир. Безграничный Хаос породил Вечный Мрак — Эреб и темную Ночь — Никту. А от Ночи и Мрака произошли вечный Свет — Эфир и радостный светлый День — Гемера. Свет разлился по миру, и стали сменять друг друга ночь и день.

Могучая, благодатная Земля породила беспредельное голубое Небо и его бога Урана, и раскинулось Небо над Землей. Гордо поднялись к нему высокие Горы, рожденные Землей, и широко разлилось вечно шумящее Море.

Матерью-Землей рождены Небо, Горы и Море, и нет у них отца.

Уран — Небо воцарился в мире. Он взял себе в жены благодатную Землю. Шесть сыновей и шесть дочерей — могучих, грозных титанов — было у Урана и Геи. Их сын, титан Океан, обтекающий, подобно безбрежной реке, всю землю, и богиня Фетида породили на свет все реки, которые катят свои волны к морю, и морских богинь — океанид. Гиперион и Тейя дали миру Гелиоса — Солнце, Луну — Селену и розоперстую Эос — румяную Зарю. От Астрея и Эос произошли все звезды, которые горят на темном ночном небе, и все ветры: бурный северный ветер Борей, влажный южный Нот и западный ласковый ветер Зефир, несущий обильные дождем тучи.

Кроме титанов породила могучая Земля трех великанов — циклопов с одним глазом во лбу и трех громадных, как горы, пятидесятиголовых великанов — сторуких (гекатонхейров), названных так потому, что сто рук было у каждого из них. Против их ужасной силы ничто не могло устоять, их стихийная сила не знала предела.

Возненавидел Уран своих детей-великанов, заключил он их в глубокий мрак и не позволил выходить на свет. Страдала мать их Земля. Ее давило это страшное бремя, заключенное в ней самой. Вызвала она детей своих, титанов, и убеждала их восстать против отца Урана, но они боялись поднять руки на отца. Только младший из них, коварный Кронос, хитростью низверг своего отца и отнял у него власть.

Богиня Ночь родила целый сонм ужасных существ: Танатоса — смерть, Эриду — раздор, Апатэ — ложь, Гипноса — сон, не знающую пощады Немесиду — отмщение за преступления, и многих других. Ужас, раздоры, обман, борьбу и несчастье внесли эти боги в мир, где воцарился на троне своего отца Кронос.

Кронос не был уверен, что власть навсегда останется в его руках. Он боялся, что и против него< восстанут дети и обрекут его на ту же участь, на какую обрек он своего отца Урана. Он боялся своих детей. И повелел Крон жене своей Рее приносить ему рождавшихся детей и безжалостно проглатывал их. В ужас приходила Рея, видя судьбу детей своих. Рея не хотела потерять и последнего своего ребенка. По совету своих родителей, Урана-Неба и Геи-Земли, удалилась она на остров Крит, и там, в глубокой пещере, родился у нее младший сын Зевс. Его нередко называют Кронид. В пещере Рея скрыла своего сына от жестокого отца, а ему дала проглотить вместо сына длинный камень, завернутый в пеленки. Крон не подозревал, что был обманут своей женой.

А Зевс тем временем рос на Крите. Нимфы Адрастея и Идея лелеяли маленького Зевса, они вскормили его молоком божественной козы Амалфеи. Пчелы носили мед маленькому Зевсу со склонов высокой горы Дикты. У входа же в пещеру юные куреты ударяли в щиты мечами всякий раз, когда маленький Зевс плакал, чтобы не услыхал его плача Крон, и не постигла бы Зевса участь его братьев и сестер.

Зевс — исконно греческое божество, имя его чисто индоевропейского происхождения и означает «светлое небо». В античности этимология слова «Зевс» связывалась с корнями греческих слов «жизнь», «кипение», «орошение», «то, через что все существует».

Картина жизни богов на Олимпе описана в произведениях Гомера — «Илиаде» и «Одиссее», прославляющих родоплеменную аристократию и возглавляющих ее баси-левсов (греческих правителей) как лучших людей, стоящих много выше остального населения. Боги Олимпа отличаются от аристократов и басилевсов лишь тем, что они бессмертны, могущественны и могут творить чудеса.

ЗЕВС СВЕРГАЕТ ТИТАНОВ

Вырос и возмужал прекрасный и могучий бог Зевс. Он восстал против своего ртца и заставил вернуть на свет поглощенных им детей. Одного за другим изверг из уст Кронос|;своих детей-богов, прекрасных и светлых. Они начали борьбу с Кроном и титанами за власть над миром.

Ужасна и упорна была эта борьба. Дети Кроноса утвердились на высоком Олимпе. На их сторону встали и некоторые из титанов, а первыми — титан Океан и дочь его Стикс с детьми Завистью, Мощью, Победой и Силой. Опасна была эта борьба для богов-олимпийцев. Могучи и грозны были их противники титаны. Но Зевсу на помощь пришли циклопы. Они выковали ему громы и молнии, их метал Зевс в титанов. Борьба длилась десять лет, но победа не склонялась ни на ту, ни на другую сторону. Наконец, решился Зевс освободить из недр земли сторуких великанов-гекатонхейров; он их призвал на помощь. Ужасные, громадные, как горы, вышли они из недр земли и ринулись в бой. Они отрывали от гор целые скалы и бросали их в титанов. Сотнями летели скалы навстречу титанам, когда они подступили к Олимпу. Стонала земля, грохот наполнил воздух, все кругом колебалось. Даже тартар содрогался от этой борьбы.

Зевс метал одну за другой молнии и оглушительно рокочущие громы. Огонь охватил всю землю, моря кипели, дым и смрад заволокли все густой пеленой.

«Наконец, могучие титаны дрогнули. Их сила была сломлена, они были побеждены. Олимпийцы сковали их и низвергли в мрачный тартар, в вековечную тьму. У медных несокрушимых врат тартара на стражу стали сторукие гекатонхейры, и стерегут они, чтобы не вырвались опять на свободу из тартара могучие титаны. Власть титанов в мире миновала», — писал Гесиода в поэме «Теогония» («Происхождение богов»).

Зевс Олимпийский (работа Фидия)

ТРИУМФ ЗЕВСА

Но на этом борьба не закончилась. Гея-Земля разгневалась на олимпийца Зевса за то, что он так сурово поступил с ее побежденными детьми-титанами. Она вступила в брак с мрачным тартаром и произвела на свет ужасное стоголовое чудовище Тифона. Громадный, с сотней драконовых голов, поднялся Тифон из недр земли. От его дикого воя содрогнулись даже боги. Но смело ринулся на него Зевс-громовержед, и загорелся бой. Опять засверкали молнии в руках Зевса, раздались раскаты грома. Земля и небесный свод сотряслись до основания. Ярким пламенем вспыхнула земля, как и во время борьбы с титанами. Моря кипели от одного приближения Тифона. Сотнями сыпались огненные стрелы-молнии громовержца Зевса. Рухнул Тифон на землю; от тела его исходил такой жар, что плавилось все крутом. Зевс поднял тело Тифона и низверг в мрачный тартар, породивший его. Но и в тартаре угрожал еще Тифон богам и всему живому. Он вызывал бури и извержения; он породил с Ехидной, полуженщиной-полузмеей, ужасную двуглавую собаку Орфа, адского пса Кербера, лернейскую гидру и Химеру.

Но победили боги-олимпийцы своих врагов. Никто больше не мог противиться их власти. Они могли теперь спокойно править миром. Самый могущественный из них, громовержец Зевс, взял себе небо, Посейдон — море, а Аид — подземное царство умерших. Земля же осталась в общем владении. Хотя и поделили сыновья Кроноса между собой власть над миром, но все же над всеми ними царил Зевс; он правил людьми и богами, он ведал всем в мире, распределял на земле добро и зло. Зевс дал людям законы. Во всем греческом мире Зевс почитается главой олимпийцев. Его главным святилищем была Олимпия в Элиде, где находится знаменитый храм Зевса и где в его честь были учреждены Олимпийские игры.

Священными животными Зевса считались орел и иногда бык.

Гера стала женой Зевса. Их детьми были Арей, Геба, и по некоторым вариантам мифа — Гефест. Кроме того, у Зевса было много детей от других богинь: от Лето — Аполлон, и Артемида, от Деметры — Персефона, от Майи — Гермес, от Дионы — Афродита, от Фемиды — Оры и Мойры, от Евриномы — дочери Хариты. Смертная женщина Семела родила от Зевса Диониса.

Греческие аристократические роды стремились вести свое происхождение от Зевса. В результате появилось множество сказаний о любовных связях Зевса со смертными женщинами. Мифические родоначальники знатных греческих фамилий считались рожденными от этих связей. Так, например, Алкмена родила Зевсу Геракла, Леда — Елену и Полидевка, Даная — Персея…

Будучи «Отцом людей и богов», Зевс вместе с тем является грозной карающей силой. По велению Зевса приковали к скале Прометея, укравшего искру Гефестова огня, чтобы помочь людям, обреченным Зевсом на жалкую участь. Несколько раз Зевс уничтожал человеческий род, пытаясь создать совершенного человека. Он послал на землю потоп, от которого спаслись только Девкалион, сын Прометея, и его супруга Пирра. Зевс хотел уничтожить жалкий род людей и «насадить» новый. Троянская война — тоже следствие решения Зевса уничтожить род атлантов.

СМЕНА ВЕКОВ

То время, когда миром еще правил Крон, живущие на светлом Олимпе бессмертные боги первый род людской создали счастливым; это был золотой век.

Как блаженные боги жили в те времена люди, не зная ни заботы, ни труда, ни печали. Не знали они и немощной старости; всегда были сильны и крепки их ноги и руки. Жизнь их была вечным пиром. Смерть, наступавшая после долгой жизни, похожа была на спокойный, тихий сон. Они имели при жизни всего в изобилии. Земля сама давала им богатые плоды, и не приходилось им утруждать себя, тратить силы на возделывание полей и садов. Многочисленны были их стада, и спокойно паслись они на обширных пастбищах. Безмятежно жили люди. Сами боги приходили к ним советоваться. Но золотой век на земле кончился, и никого не осталось из людей того поколения. После смерти люди стали духами, покровителями новых поколений. Окутанные туманом, они носятся по всей земле, защищая правду и карая зло. Так наградил их Зевс после их смерти.

Второй людской род и второй век уже не были такими счастливыми, как первый. Это был серебряный век. Люди серебряного века не были равны ни силой, ни разумом людям золотого. Сто лет росли они неразумными в домах своих матерей, только возмужав, покидали их. Коротка была их жизнь в зрелом возрасте, а так как они были неразумны, то много несчастий и горя видели они в жизни. Непокорны были люди серебряного века. Они не повиновались бессмертным богам и не хотели приносить им жертвы. Великий сын Кроноса Зевс уничтожил род их на земле. Он разгневался на людей за то, что не повиновались они богам, живущим на светлом Олимпе. Зевс поселил их в подземном сумрачном царстве. Там и жили они, не зная ни радости, ни печалей.

Отец Зевс создал третий род и третий век — век медный. Не похож он на серебряный. Из древка копья создал Зевс людей — страшных и могучих. Возлюбили люди медного века гордости и войну, обильную стонами. Не знали они земледелия и не ели плодов земли, которые дают сады и пашни. Зевс дал им громадный рост и несокрушимую силу. Неукротимы, мужественны были их сердца и неодолимы их руки. Оружие их было выковано из меди, из меди были их дома, медными орудиями работали они. Собственными руками уничтожали друг друга люди медного века. Быстро сошли они в мрачное царство ужасного Аида. Как ни были они сильны, все же черная смерть похитила их, и покинул их ясный свет солнца.

«Золотой век». По картине Кранаха

Лишь только этот род сошел в царство теней, тотчас же великий Зевс создал на кормящей всех земле четвертый век и новый род людской, более благородный, более справедливый, равный богам род полубогов-героев. И они все полегли в злых войнах и ужасных кровопролитных битвах. Одни погибли у семивратных Фив, в стране Кадма, сражаясь за наследие Эдипа. Другие пали под Троей, куда явились за прекрасной Еленой, переплыв на кораблях широкое море. Когда всех их похитила смерть, Зевс-громовержец поселил их на краю земли, вдали от живых людей, Полубоги-герои живут на островах блаженных у бурных вод Океана счастливой, беспечальной жизнью. Там плодородная земля трижды в год дает им плоды, сладкие, как мед.

Последний, пятый век и род людской — железный. Он продолжается и теперь на земле. Ночью и днем, не переставая, губят людей печали и изнурительный труд. Боги посылают людям тяжкие заботы. Правда, к злу примешивают боги и добро, но все же зла больше, оно царит всюду. Не чтут дети родителей; друг не верен другу; гость не находит гостеприимства; нет любви между братьями. Не соблюдают люди данной клятвы, не ценят правды и добра. Разрушают города друг друга. Всюду властвует насилие. Ценятся лишь гордость да сила. Богини Совесть и Правосудие покинули людей. В своих белых одеждах взлетели они на высокий Олимп к бессмертным богам, а людям остались только тяжкие беды, и нет у них защиты от зла.

Не только у греков, а и у других народов можно найти подобные представления о пяти веках. Аналогом «золотого времени» у древних египтян являлся «остров Двойника», где «нет ни в чем недостатка и который преисполнен всех благ», таков и библейский Эдем, и отчасти, по некоторым представлениям, «обетованная земля, текущая млеком и медом», чему в русских сказках соответствует страна, где «молочные реки и кисельные берега».

ДАР ПРОМЕТЕЯ

Зевс, правящий всем миром, наказал восставшего против него титана Прометея. Могучий титан вопреки воле Зевса похитил с Олимпа огонь и дал его людям; он же дал им знания, научил земледелию, ремеслам, чтению и письму; этим Прометей сделал людей счастливее и поколебал власть Зевса и его помощников — олимпийских богов. Но главная вина Прометея заключалась в том, что он не захотел открыть Зевсу тайну, от кого родится у Зевса сын, который будет могущественнее громовержца и свергнет его с престола.

…Пустынная, дикая местность на самом краю земли, в стране скифов. Остроконечные вершины суровых скал окутаны облаками. Никогда еще не ступала здесь нога человека. Именно сюда привели слуги Зевса титана Прометея, чтобы приковать его цепями к вершине скалы.

Слуги громовержца — Сили и Власть — вели Прометея. Низко склонив голову, шел за ним бог Гефест со своим тяжелым молотом. Страшное дело предстояло ему. Он должен был своими руками приковать своего друга Прометея. Гефест не посмел ослушаться своего отца, громовержца Зевса.

Сила и Власть привели Прометея на вершину скалы и Гефест принялся за работу. Скала содрогнулась от тяжких ударов молота, и от края до края земли разнесся грохот могучих ударов: Прикован Прометей, грудь его пронзило стальное острие.

Но не вечно страдать Прометею. Он знает, что злой рок постигнет и могучего громовержца. Не избежит он своей судьбы! Прометей знал, что власть Зевса невечна: будет он свергнут с высокого царственного Олимпа. Знал вещий титан и великую тайну, как избежать Зевсу этой злой судьбы, но не открыл он этой тайны Зевсу. Никакая сила, никакие угрозы, никакие муки не исторгли ее из уст гордого Прометея.

Жгли его тело палящие лучи солнца, изможденное тело хлестали дожди и град, зимой же леденящий холод сковывает его тело. И этих мук мало! Каждый день громадный орел прилетал на скалу. Он рвал клювом печень титана. За ночь заживали раны, и вновь вырастала печень, чтобы днем дать новую пищу орлу. Годы, века длились эти муки. Измучился могучий Прометей, но не сломлен был его гордый дух страданиями.

Прикованный Прометей и Атлас

Титаны давно примирились с Зевсом и покорились ему. Они признали его власть, и Зевс освободил их из мрачного тартара. Теперь они, громадные, могучие, пришли на край земли к скале, где мучился Прометей. Они убеждали Прометея покориться Зевсу. Пришла и мать Прометея, Фемида, и молила сына смирить свой гордый дух и не противиться Зевсу.

Сам громовержец забыл уже свой прежний гнев. Теперь держава его сильна, ничто не может поколебать ее, ничто не страшно ему. Да и правит он уже не как тиран, он охраняет государства, чтит законы, покровительствует людям. Только одно беспокоит еще его — это та тайна, которую знает один Прометей. Зевс готов, если Прометей откроет ему роковую тайну, помиловать могучего титана. Уже близко время, когда кончатся муки Прометея. Уже родился и возмужал великий герой, которому суждено освободить Прометея. Непреклонный Прометей по-прежнему хранил тайну, но и его начинали покидать силы.

Наконец, великий герой, которому суждено освободить Прометея, во время своих странствований пришел к горам Кавказа на край земли. Герой этот — Геракл, сильнейший из людей, могучий, как бог. С ужасом смотрел он на мучения Прометея, и сострадание овладевало им. Титан рассказал Гераклу о злой судьбе своей и предсказал, какие еще великие подвиги предстоит совершить Гераклу.

Принесся с высокого Олимпа быстрый Гермес. С ласковой речью обратился он к могучему Прометею и обещал ему немедленное освобождение, если откроет он тайну, как избежать Зевсу злой судьбы. Согласился, наконец, могучий Прометей открыть Зевсу тайну и сказал:

— Пусть не вступает громовержец в брак с морской богиней Фетидой, так как богини судьбы, вещие мойры, вынули такой жребий Фетиде: кто бы ни был ее мужем, от него родится у нее сын, который будет могущественней отца. Пусть боги отдадут Фетиду в жены герою Пелею, и будет сын Фетиды и Пелея величайшим из смертных героев Греции.

Прометей открыл великую тайну, Геракл разбил своей тяжелой палицей его оковы и вырвал из груди его несокрушимое стальное острие, которым пригвожден был титан к скале. Встал титан, теперь он был свободен.

Кончились его муки. Так исполнилось его предсказание, что смертный освободит его.,

С тех пор ноедл Прометей на руке железное кольцо, в которое вставлен был камень от той скалы, где терпел он столько веков невыразимые муки.

По другим сказаниям, Прометей не, только принес людям огонь, но и был их первоучителем в различных искусствах и науках, научил их строительству, мореходству и наделил высшим разумом.

То обстоятельство, что Прометей оказался прикованным к скале, дало основание сопоставить этот миф с многочисленными сходными кавказскими сказаниями о великанах, прикованных к горам: армянском Мэере, грузинском Амиране, абхазском Аберскиле.

В Афинах существовал праздник в честь Прометея — прометейи (бег с горящими факелами).

ПАНДОРА

Когда Прометей похитил для смертных божественный огонь, научил их искусствам и ремеслам и дал им знания, счастливее стала жизнь на земле. Зевс, разгневанный поступком Прометея, жестоко покарал его, а людям послал на землю зло. Он повелел славному богу-кузнецу Гефесту смешать землю и воду и сделать из этой смеси прекрасную девушку, которая обладала бы силой людей, нежным голосом и взглядом очей, подобным взгляду бессмертных богинь. Дочь Зевса, Афина Паллада, должна была выткать для нее прекрасную одежду; богиня любви, златая Афродита, должна была дать ей неотразимую прелесть; Гермес собирался одарить ее хитрым умом и изворотливостью.

Тотчас же боги исполнили повеление Зевса. Гефест сделал из земли необычайно прекрасную девушку.

Пандора. Скульптура XIX в.

Оживили ее боги. Афина Паллада с харитами облекли девушку в сияющие, как солнце, одежды и надели на нее золотые ожерелья. Оры возложили на ее пышные кудри венок из благоухающих цветов. Гермес вложил ей в уста лживые и полные лести речи. Назвали боги ее Пандорой (Пандора — наделенная всеми дарами), так как от всех них получила она дары. Пандора должна была принести людям несчастье.

Зевс послал Гермеса отнести Пандору на землю к брату Прометея, Эпиметею. Мудрый Прометей много раз предостерегал своего неразумного брата и советовал ему не принимать даров от громовержца Зевса. Он боялся, что эти дары принесут людям горе. Но не послушался Эпиметей совета мудрого брата. Пленила его своей красотой Пандора, и он взял ее в жены. Вскоре Эпиметей узнал, сколько зла принесла с собой Пандора людям.

В доме Эпиметея стоял большой сосуд, плотно закрытый тяжелой крышкой; никто не знал, что в этом сосуде, и никто не решался открыть его, так как все знали, что это грозит бедами. Любопытная Пандора тайно сняла с сосуда крышку, и разлетелись по всей земле бедствия, которые были в нем заключены. Только одна Надежда осталась на дне громадного сосуда. Крышка снова захлопнулась, и не вылетела Надежда из дома Эпиметея. Этого не пожелал громовержец Зевс.

Счастливо жили раньше люди, не зная зла, тяжелого труда и губительных болезней. Теперь мириады бед распространились среди рода человеческого. Злом наполнялись и земля, и море. Днем и ночью приходили к людям горе и немощи, страдания несли они с собой.

Неслышными шагами, молча приходили они, так как лишил их Зевс дара речи, — он сотворил зло и болезни немыми.

ВЕЛИКИЙ ПОТОП

В древнегреческой мифологии существует сказание о всемирном потопе. «Девкалион был сыном Прометея. Он царствовал во Фтии (Фессилии) и был женат на Пирре, дочери Эпиметея и Пандоры, первой женщины, сотворенной богами. Когда Зевс решил истребить людей медного века, то Девкалион, по совету Прометея, построил ковчег, и, сложив туда всякие запасы, укрылся в ковчеге вместе с женой. Зевс пролил с неба на землю большой дождь, который затопил большую часть Греции, так что все люди погибли, за исключением тех, кто столпился на ближайших высоких горах. Тогда разделились горы в Фессалии, и вся земля по ту сторону Истма и Пелопонесса была залита водой. Девкалион плыл в своем ковчеге по морю девять дней и девять ночей. Наконец, пристав к Парнасу, он, после прекращения ливня, высадился и принес жертву спасшему его Зевсу. И Зевс послал к Девкалиону Гермеса с приказанием выполнить любое желание Девкалиона. Тот пожелал, чтобы снова появились на земле люди. Тогда Зевс повелел ему и его жене Пирре собирать камни и бросать их через свои головы. Камни, которые бросал Девкалион, превратились в мужчин, а камни Пирры — в женщин».

Кроме фессалийского варианта сказания о потопе, существуют сказания, и о других великих потопах, например, в Аркадии, Самофракии, Беотонии… Не удивительно, что миф о потопе существовал но только в отдельных странах, но и на целых континентах. Эти сказания присутствовали в Вавилоне, Палестине, Сирии, Фригии, Индии, на Камчатке, на Филиппинах, на Гавайских островах, в Новой Зеландии. Встречаются они и в Австралии, Новой Гвинее, Америке. Сравнительно меньше их в Европе.

Подобно тому как на стадии культа животных человек связывает свое происхождение с животными, так и при культе камней создавались легенды о происхождении человека из камня.

ОПЕЧАЛЕННАЯ ЗЕМЛЯ (ДЕМЕТРА И ПЕРСЕФОНА)

Деметра — одна из наиболее почитаемых богинь Греции. Это богиня плодородия и земледелия. В честь ее повсеместно в Греции устраивались многочисленные празднества. Характерно, что в поэмах Гомера богиня Деметра как бы отодвинута на второй план. Это доказывает, что чтить ее как величайшую богиню греки стали тогда, когда земледелие стало их главным занятием, а скотоводство потеряло былое значение.

Была у великой богини Деметры юная прекрасная дочь Персефона. Отцом Персефоны был сам великий сын Кроноса, громовержец Зевс. Однажды прекрасная Персефона вместе со своими подругами, океанидами, беззаботно резвилась в цветущей долине. Не предполагала Персефона, что не скоро увидит она опять ясный свет солнца, не скоро будет снова любоваться цветами и вдыхать их сладкий аромат. Зевс (по тайному сговору) отдал ее в жены мрачному своему брату Аиду, властителю царства умерших, й с ним должна была жить Персефона во мраке подземного царства, лишенная света.

Аид видел, как резвилась в Нисейской долине Персефона, и решил похитить ее. Он упросил богиню Земли Гею вырастить необычайной красоты цветок. Согласилась богиня Гея, и вырос дивный цветок в долине; его пьянящий аромат далеко разлился во все стороны. Персефона увидала цветок; протянула руку и схватила его за стебелек… и вдруг разверзлась земля, и появился в золотой колеснице владыка царства умерших, мрачный Аид. Он схватил юную Персефону, поднял ее на свою колесницу и в мгновение ока скрылся в недрах земли.

Далеко разнесся крик ужаса юной дочери Деметры: и до морских пучин, и до высокого, светлого Олимпа. Но никто не видел, как похитил Персефону мрачный Аид, видел лишь бог Гелиос-Солнце.

Богиня Деметра услыхала крик Персефоны. Она поспешила в Нисейскую долину. Великая богиня всюду искала дочь, всех просила о помощи, но никто не мог помочь ей. Наконец, уже на десятый день она пришла к богу Гелиосу-Солнцу. Гелиос рассказал ей, что Персефона стала женой могущественного брата великого Зевса — Аида. Разгневалась Деметра на громовержца, покинула богов и светлый Олимп.

И сразу же перестали расти на земле деревья. И листья на деревьях завяли и облетели. Леса стояли обнаженными. Трава поблекла; цветы опустили свои пестрые венчики и засохли.

Голод воцарился в мире: всюду слышались плач и стоны. Гибель грозила всему людскому роду. Богиня Деметра повелела выстроить храм в Элевсине, у источника Каллихоры, и осталась жить в нем. Печаль по нежно любимой дочери не покидала Деметру. По-прежнему бесплодна была земля. Голод становился все страшнее.

Не хотел гибели смертных великий Зевс. Он послал к Деметре вестницу богов Приду. Деметра не вняла ее мольбам. Посылал и других богов великий Зевс к Деметре, но богиня не хотела возвращаться на Олимп, если Аид не возвратит ее дочь Персефону.

Послал тогда к своему мрачному брату Аиду великий Зевс быстрого Гермеса. Тот спустился в полное ужасов царство Аида, предстал перед сидящим на золотом троне владыкой умерших и поведал ему волю Зевса.

Аид согласился отпустить Персефону к матери, но предварительно дал ей проглотить зерно граната, символ брака. Взошла Персефона на златую колесницу мужа с Гермесом; помчались бессмертные кони Аида.

Забыв все от радости, Деметра бросилась навстречу дочери и заключила ее в свои объятия. Снова была с ней ее возлюбленная дочь Персефона. С ней вернулась Деметра на Олимп. Тогда великий Зевс решил, что две трети года Персефона будет жить с матерью, а одну треть — с мужем Аидом.

Деметра вернула плодородие земле, и снова все зацвело, зазеленело.

Но каждый год покидает свою мать Персефона, и каждый раз Деметра погружается в печаль и снова облекается в темные одежды. И вся природа горюет об ушедшей. Когда же возвращается к Деметре ее дочь, тогда великая богиня плодородия щедрой рукой сыплет свои дары людям и благословляет труд земледельца богатым урожаем.

ПЛЕМЕННЫЕ И МЕСТНЫЕ СКАЗАНИЯ

ФИВАНСКИЕ СКАЗАНИЯ

ДИОНИС

Дионис — бог виноделия, вина, в Греции «пришлый» бог восточного (фракийского) происхождения. Празднества в честь Диониса важнь$ были тем, что они послужили началом театральных представлений в Афинах. Во время празднеств в Афинах (великие Дионисии) выступали хоры наряженных в козьи шкуры певцов и исполняли особые гимны — дифирамбы; их начинал запевала, а хор ему вторил; пение сопровождалось пляской. Из этих дифирамбов создалась трагедия (само слово можно объяснить как «песня козлов»). На сельских же празднествах в честь Диониса (сельские Дионисии) исполнялись шуточные песни, которые тоже начинал запевала и они сопровождались плясками; от них произошла комедия.

Зевс-громовержец любил прекрасную Семелу, дочь фиванского царя Кадма. Однажды он поклялся ей нерушимой клятвой богов — священными водами подземной реки Стикса, что исполнит любую ее просьбу.

Но возненавидела Семелу великая богиня Гера и захотела ее погубить. Она сказала Семеле:

— Проси Зевса явиться тебе, во всем величии бога-громовержца, царя Олимпа.

Громовержец явился во всем величии царя богов и людей, во всем блеске своей славы. Яркая молния сверкала в руках Зевса; удары грома потрясали дворец Кадма. Вспыхнуло все вокруг от молнии Зевса, Огонь охватил дворец, все кругом шаталось и рушилось. В ужасе упала Семела на землю, пламя жгло ее.

И родился у умирающей Семелы сын Дионис, слабый, неспособный жить ребенок. Казалось, он тоже был обречен на гибель в огне. Но разве мог погибнуть сын великого Зевса? Из земли со всех сторон, как по мановению волшебной палочки, вырос густой зеленый плющ. Он прикрыл своей листвой несчастного ребенка и спас его от смерти.

Рождение Диониса

Зевс взял спасенного сына, а так как он был еще настолько мал и слаб, что не мог бы жить, то зашил его Зевс себе в бедро. В теле отца своего, Зевса, Дионис окреп, и родился в положенное время из бедра громовержца. Тогда царь богов и людей призвал сына своего, быстрого посланника богов Гермеса и велел ему отнести маленького Диониса к сестре Семелы, Ино, и ее мужу Атаманту, царю Орхомена, они должны были воспитать его.

Ревнивая богиня Гера разгневалась на Атаманта и наслала на него безумие. В припадке безумия убил он своего сына Леарха. Диониса же спас Гермес. Он перенес его в мгновение ока в Нисейскую долину и отдал там на воспитание нимфам. Дионис вырос прекрасным, могучим богом вина и плодородия, богом, дающим людям силы и радость.

С веселой толпой украшенных венками менад и сатиров ходил веселый бог Дионис по всему свету, из страны в страну. Вокруг него в быстрой пляске кружились с пением и криками молодые менады; скакали охмелевшие от вина неуклюжие сатиры с хвостами и козлиными ногами. Весело шел по земле Дионис-Вакх. Он учил людей разводить виноград и делать из его тяжелых спелых ягод вино.

Но не везде признавали власть Диониса. Часто он встречал сопротивление, и силой покорял страны и города.

Первый раз пришлось Дионису подвергнуться преследованиям во Фракии, когда он в тенистой долине со спутницами своими менадами весело пировал и плясал, охмелев от вина, под звуки музыки и пения; тогда напал на него жестокий царь эдонов Ликург. Отец Диониса, Зевс-громовержец, наказал жестоко Ликурга, осмелившегося оскорбить юного бога: Зевс ослепил Ликурга и уменьшил срок его жизни.

Менады — спутницы Диониса

И в Орхомене, в Беотии, не хотели сразу признать бога Диониса. Тогда явился в Орхомен жрец Диониса-Вакха и позвал всех девушек и женщин в леса и горы на веселое празднество в честь бога вина. Все женщины Орхомена ушли из города в тенистые леса и там пением и плясками чествовали великого бога. Только три дочери царя Миния не пошли на оргию; они не хотели признать Диониса богом.

Царевны сидели дома и спокойно пряли и ткали; не хотели они ничего слышать о боге Дионисе. Наступил вечер, солнце село, а дочери царя все еще не кончали работу. Вдруг чудо предстало перед их глазами: раздались во дворце звуки тимпанов (барабанов) и флейт, нити пряжи обратились в виноградные лозы, и тяжелые грозди повисли на них. Ткацкие станки зазеленели: их густо обвил плющ. Всюду разлилось благоухание мирта и цветов.

По всему дворцу, окутанному вечерними сумерками заалел зловещий свет факелов. Послышалось рыканье диких зверей. С грозным воем бегали они по дворцу. Дочери царя нигде не могли укрыться. Но наказание бога Диониса этим не ограничилось.

Тела царевен стали сжиматься, покрылись темной мышиной шерстью, вместо рук выросли крылья с тонкими перепонками. Они обратились в летучих мышей. С тех пор скрываются они от дневного света в темных сырых развалинах и пещерах.

Дионис покарал и тирренских морских разбойников, но не столько за то, что они не признавали его богом, сколько за зло, которое они хотели причинить ему как простому смертному.

Когда разбойники увидели дивного юношу на пустынном морском берегу, они быстро причалили, сошли на берег, схватили Диониса и увели его на корабль. Они были уверены, что много золота выручат за столь прекрасного юношу, продав его в рабство. Придя на корабль, разбойники хотели заковать Диониса в тяжелые цепи, но они спадали с рук и ног юного бога. Он же сидел и глядел на похитителей со спокойной улыбкой. Кормчий убеждал разбойников отпустить юношу. Но капитан отказал ему.

Когда корабль вышел в открытое море, совершилось чудо: по кораблю заструилось вино, и весь воздух наполнился благоуханием. Разбойники оцепенели от изумления. Но вот на парусах зазеленели виноградные лозы с тяжелыми гроздьями; темно-зеленый плющ обвил мачту; всюду появились прекрасные плоды; уключины весел обвили гирлянды цветов. Юноша превратился в льва и с грозным рычаньем встал на палубе, яростно сверкая глазами.

Громадным прыжком лев бросился на капитана и растерзал его. Разбойники один за другим кинулись в морские волны, а Дионис превратил их в дельфинов. Кормчего же Дионис пощадил.

Награждает Дионис людей, которые чтут его, как бога. Так он наградил Икария в Аттике, когда тот гостеприимно принял его. Дионис подарил ему виноградную лозу, и Икарий был первым человеком разведшим в Аттике виноград. Но печальна была, судьба Икария.

Однажды он дал вина пастухам, а те, не зная, что такое опьянение, решили, что Икарий отравил их, и убили его, а тело зарыли в горах. Дочь Икария, Эригона, долго искала отца. Наконец, с помощью своей собаки Майры нашла она могилу отца. В отчаянии повесилась несчастная Эригона на том самом дереве, под которым лежало тело. Дионис взял Икария, Эригону и ее собаку Майру на небо. С той поры горят они на небе ясною ночью — это созвездия Волопаса, Девы и Большого Пса.

Диониса почитают как бога производительных сил природы. От одного удара посоха земля начинает источать воду, мед, молоко или вино. Чаще всего — последнее, ведь Дионис — бог-виноградарь. Диониса называют еще Вакхом и Бахусом.

ЭДИП И АНТИГОНА

У фиванского царя Лая и его жены Иокасты (Эпикасты) долго не было детей. Наконец, решил Лай отправиться в Дельфы и спросить бога Аполлона о причине бездетности. Ужасный ответ дал дельфийский оракул:

— Боги исполнят твое желание, будет у тебя сын, но ты погибнешь от его руки!

Лай решил, что убьет своего сына, лишь только тот родится.

Вскоре действительно у Лая родился сын. Отец связал ремнями ноги новорожденному сыну, проколов ему булавкой сухожилия у лодыжек, позвал раба и велел ему бросить младенца на горе Киефрон, чтобы растерзали его дикие звери. Но раб не исполнил приказания Лая.

Он пожалел ребенка и передал тайно маленького мальчика рабу коринфского царя Полиба. Этот раб как раз в это время пас стадо своего господина на склонах Киферона. Он отнес младенца к царю Полибу, а тот, будучи бездетным, решил воспитать его как своего наследника.

Царь Полиб назвал мальчика Эдипом («с распухшими ногами»). Так и вырос Эдип у Полиба и жены его Меропы, которые называли его своим сыном, и сам Эдип считал их своими родителями. Но однажды Эдип узнал от своих друзей, что он приемыш.

Пошел Эдип к дельфийскому оракулу, чтобы узнать правду. Оракул сказал:

— Эдип, ужасна твоя судьба! Ты убьешь отца, женишься на собственной матери, и от этого брака родятся дети, проклятые богами и ненавидимые всеми людьми.

Эдип решил стать вечным скитальцем без роду, без племени, без отчизны. Он не знал, куда ему идти, и выбрал дорогу, ведущую в Фивы. В тесном ущелье встретил Эдип колесницу, в которой ехал седой старец в сопровождении слуг. В завязавшейся дорожной ссоре старик взмахнул посохом и ударил Эдипа по голове. Рассвирепел Эдип, в гневе ударил он старика своим посохом, и тот замертво упал на землю. Так исполнилось веление рока: Эдип убил, не ведая, отца своего Лая. Он считал себя неповинным в убийстве: ведь не он напал первым, он защищался. Спустя некоторое время Эдип пришел в Фивы. Две беды поразили город Кадма. Страшная Сфинкс, порождение Тифона и Эхидны, поселилась около Фив на горе Сфингионе и требовала все новых и новых жертв, а тут еще раб принес известие, что царь Лай убит каким-то неизвестным. Видя горе граждан, Эдип решил избавить их от беды; он решил сам идти к Сфинкс.

Сфинкс была ужасным чудовищем с головой и грудью женщины, с туловищем и лапами льва и громадными крыльями. Боги решили, что Сфинкс до тех пор останется у Фив, пока кто-нибудь не разрешит ее загадку. Эту загадку поведали Сфинкс музы. Всех путников, проходивших мимо, заставляла Сфинкс отгадывать эту загадку, но никто не мог разгадать ее, и все гибли мучительной смертью в железных объятиях когтистых лап Сфинкс.

Эдип разгадывает загадку Сфинкс

Пришел Эдип к Сфинкс, а та загадала ему свою загадку:

— Скажи мне, кто ходит утром на четырех ногах, днем на двух, а вечером на трех? Никто из всех существ, живущих на земле, не изменяется так, как он. Когда ходит он на четырех ногах, тогда меньше у него сил и медленнее двигается он, чем в другое время.

Ни на единый миг не задумался Эдип и тотчас ответил:

— Это человек! Когда он мал, когда еще лишь утро его жизни, он слаб и медленно ползает на четвереньках. Днем, то есть в зрелом возрасте, он ходит на двух ногах, а вечером, то есть в старости, он становится дряхлым, и, нуждаясь в опоре, берет костыль; тогда он ходит на трех ногах.

Так разрешил Эдип загадку Сфинкс. А Сфинкс, взмахнув крыльями, бросилась со скалы в море. Так освободил Эдип Фивы от бедствия.

Фиванцы провозгласили его царем. Эдип женился на вдове Лая Иокасте и имел от нее двух дочерей, Антигону и Йемену, и двух сыновей, Этеокла и Полиника. Так исполнилось и второе веление рока: Эдип стал мужем родной матери, и у них родились дети.

Эдип мудро царствовал в Фивах. Долго ничем не нарушалось спокойствие Фив и царской семьи. Но вдруг великое бедствие постигло Фивы… Ужасная болезнь свирепствовала в городе и царил голод, так как поля не давали урожая, а стада косил страшный мор.

Эдип послал брата Иокасты Креонта в Дельфы спросить Аполлона, как избавиться от бедствий.

Аполлон велел изгнать того, кто своим преступлением навлек на Фивы это бедствие, т. е. убийцу царя Лая. Во что бы то ни стало Эдип решил отыскать убийцу.

Нашли единственного из спасшихся спутников Лая. Эдип узнал от него, что убийца фиванского царя — он сам.

В отчаяний ушел Эдип во дворец.

Здесь его ждал новый удар. Иокаста не вынесла всего ужаса, открывшегося перед ней, и покончила с собой, повесившись в спальне. Обезумев от горя, Эдип сорвал с одежды Иокасты пряжки и выколол себе глаза.

Фиванцы боялись, что пребывание Эдипа в Фивах навлечет гнев богов на всю страну. Потребовали они немедленного изгнания слепого царя. Не воспротивились этому сыновья Эдипа, Этеокл и Полиник.

Они сами хотели править в Фивах. Изгнали фиванцы Эдипа, а сыновья его разделили власть с Креонтом.

Слепой, дряхлый Эдип ушел в изгнание на чужбину. Неминуемая гибель постигла бы его, беспомощного, если бы его дочь, благородная, сильная духом Антигона не решилась посвятить свою жизнь отцу. Она последовала за Эдипом в изгнание. Ведомый Антигоной, из страны в страну переходил несчастный старец. Бережно вела его Антигона через горы и темные леса, деля с ним все невзгоды, опасности трудного пути.

После долгих скитаний Эдип пришел, наконец, в Аттику, к городу Афинам.

Эдип, узнав, что находится в священной роще Эвменид, понял, что недалек уже его последний час, конец всем его страданиям.

Колон — предместье Афин — стал местом последнего поселения и смерти Эдипа.

После кончины Эдипа Антигона возвратилась в Фивы. Во время похода Семерых против Фив Антигона предала земле тело своего брата Полиника, нарушив запрет своего дяди, царя Креонта. За это ее заживо замуровали в царской гробнице, где она покончила с собой.

Узнав о гибели Антигоны, ее жених, сын царя Креонта, Гемон, также лишил себя жизни.

КОРИНФСКИЕ сказания

СИЗИФ

«Если б захотели, — писал Ф. Достоевский в «Записках из мертвого дома», — вполне раздавить, уничтожить человека, наказать его самым ужасным наказанием, так что самый страшный убийца содрогнулся бы от этого наказания и путался его заранее, то стоило бы только придать работе характер совершенной, полнейшей бесполезности и бессмыслицы». На такой совершенно бесполезный, вдобавок еще вечный труд был, по античному сказанию, обречён коринфянин Сизиф. Случилось это так.

Сизиф, сын бога — повелителя всех ветров Эола, был основателем города Коринфа, который в древнейшие времена назывался Эфирой.

Никто во всей Греции не мог равняться по коварству, хитрости и изворотливости ума с Сизифом. Сизиф, благодаря своей хитрости, собрал неисчислимые богатства у себя в Коринфе. Далеко распространилась слава о его сокровищах.

Когда пришел к нему бог смерти мрачный Танат, чтобы низвести его в печальное царство Аида, то Сизиф, еще раньше почувствовав приближение бога смерти, коварно обманул Таната и заковал его в оковы. Перестали тогда на земле умирать люди. Нигде не совершались большие пышные похороны; перестали приносить и жертвы богам подземного царства. Нарушился на земле порядок, заведенный Зевсом. Тогда громовержец Зевс послал к Сизифу могучего бога войны Ареса. Он освободил Таната из оков, а Танат исторг душу Сизифа и отвел ее в царство умерших.

Но и тут сумел помочь себе хитрый Сизиф. Он сказал жене своей, чтобы она не погребала его тела и не приносила жертвы подземным богам. Послушалась мужа жена Сизифа. Аид и Персефона долго ждали похоронных жертв. Все нет их! Наконец, приблизился к трону Аида Сизиф и сказал владыке царства умерших:

— О, властитель душ умерших, великий Аид, равный могуществом Зевсу, отпусти меня на светлую землю. Я велю жене моей принести тебе богатые жертвы и вернусь обратно в царство теней.

Так обманул Сизиф владыку Аида, и тот отпустил его на землю. Сизиф не вернулся, конечно, в царство Аида. Он остался в пышном дворце своем и весело пировал, радуясь, что один из всех смертных сумел вернуться из мрачного царства теней.

Разгневался Аид, снова послал, он Таната за душой Сизифа. Явился Танат во дворец хитрейшего из смертных и застал его за роскошным пиром. Исторг душу Сизифа бог смерти; навсегда отлетела теперь душа Сизифа в царство теней.

Тяжкое наказание понес Сизиф в загробной жизни за все коварства, за все обманы, которые совершил он на земле. Он осужден вкатывать на высокую крутую гору громадный камень. Напрягая все силы, трудится Сизиф. Пот градом струится с него от тяжкой работы. Все ближе вершина; еще усилие, и окончен будет труд Сизифа; но вырывается из рук его камень и с шумом катится вниз, подымая облака пыли. Снова принимается Сизиф за работу. Так вечно катит камень Сизиф и никогда не может достигнуть цели — вершины горы.

Сизиф в Аиде

ТАНТАЛ

В этом мифе поражает дикая жестокость Тантала. Он убивает своего сына лишь для того, чтобы испытать, всеведущи ли олимпийские боги. В этом поступке Тантала ясно сказывается пережиток того времени, когда у греков существовали еще человеческие жертвоприношения.

У горы Сипила находился богатый город, называвшийся по имени горы Сипилом. В нем правил любимец богов, сын Зевса Тантал. Всем в изобилии наградили его боги. Не было на земле никого, кто был бы богаче и счастливее царя Сипила, Тантала. Неисчислимые богатства давали ему богатейшие золотые рудники на горе Сипиле. Ни у кого не было таких плодородных полей, никому не приносили таких прекрасных плодов сады и виноградники. На лугах Тантала паслись громадные стада тонкорунных овец, круторогих быков, коров и табуны быстрых, как ветер, коней. Он мог бы жить в счастье и довольстве до глубокой старости, но погубила его чрезмерная гордость.

Боги смотрели на своего любимца Тантала, как на равного себе. Олимпийцы часто приходили в сияющие золотом чертоги Тантала и весело пировали с ним. Даже на светлый Олимп, куда не всходит ни один смертный, не раз являлся по зову богов Тантал. Там он принимал участие в совете богов и пировал за одним столом с ними во дворце своего отца, громовержца Зевса. От такого великого счастья Тантал возгордился. Он стал считать себя равным даже самому Зевсу. Часто, возвращаясь с Олимпа, Тантал брал с собой пищу богов — амброзию и нектар — и давал их своим смертным друзьям, пируя с ними у себя во дворце. Даже те решения, которые принимали боги, совещаясь на светлом Олимпе о судьбе мира, Тантал сообщал людям; он не хранил тайн, которые поверял ему отец его Зевс.

Однажды во время пира на Олимпе великий сын Кроноса обратился к Танталу и сказал ему:

— Сын мой, я исполню все, что ты пожелаешь, проси у меня все, что хочешь. Из любви к тебе я исполню любую твою просьбу.

Но Тантал, забыв, что он только смертный, гордо ответил отцу своему, Зевсу:

— Я не нуждаюсь в твоих милостях. Мне ничего не нужно. Жребий, выпавший мне на долю, прекрасней жребия бессмертных богов.

Громовержец ничего не ответил сыну. Он нахмурил грозно брови, но сдержал свой гнев. Он еще любил своего сына, несмотря на его высокомерие.

На Крите, родине громовержца, была золотая собака. Некогда она охраняла новорожденного Зевса и питавшую его чудесную козу Амалфею. Когда же Зевс вырос и отнял у Кроноса власть над миром, он оставил эту собаку на Крите охранять свое святилище. Царь Эфеса Пандарей, прельщенный красотой и силой этой собаки, тайно приехал на Крит и увез ее на своем корабле. Но где же скрыть чудесное животное? Долго думал об этом Пандарей во время пути по морю и, наконец, решил отдать золотую собаку на хранение Танталу. Разгневался Зевс. Призвал он сына своего, вестника богов Гермеса, и послал его к Танталу потребовать у него возвращения золотой собаки.

— Не видал я золотой собаки, — ответил Тантал. — Боги ошибаются, нет ее у меня.

Страшной клятвой поклялся Тантал в том, что говорит правду. Этой клятвой еще больше разгневал он Зевса. Таково было первое оскорбление, нанесенное Танталом богам. Но и теперь не наказал его громовержец.

Кару богов навлек на себя Тантал следующим, вторым оскорблением богов и страшным злодеянием. Когда олимпийцы собрались на пир во дворце Тантала, то он задумал испытать их всеведение. Тантал приготовил богам ужасную трапезу. Он убил своего сына Пелопа и его мясо под видом прекрасного блюда подал богам во время пира. Боги тотчас постигли злой умысел Тантала, никто из них не коснулся ужасного блюда. Лишь богиня Деметра, полная скорби по похищенной у нее дочери Персефоне, думая только о ней и в своем горе ничего не замечая вокруг, съела плечо юного Пелопа. Боги взяли ужасное блюдо, положили все мясо и кости Пелопа в котел и поставили его на ярко пылавший огонь. Гермес же своими чарами опять оживил мальчика. Предстал он перед богами еще прекраснее, чем был раньше, не хватало лишь у него того плеча, которое съела Деметра. По повелению Зевса великий Гефест тотчас изготовил Пелопу плечо из блестящей слоновой кости. С тех пор у всех потомков Пелопа белое пятно на правом плече.

Преступление же Тантала переполнило чашу терпения великого Зевса. Громовержец низверг Тантала в мрачное царство брата своего Аида; там он и несет ужасное наказание. Мучимый жаждой и голодом, стоит он в прозрачной воде. Она доходит ему до самого подбородка. Ему лишь стоит наклониться, чтобы утолить свою мучительную жажду. Но едва наклоняется Тантал, как исчезает вода, и под ногами его лишь сухая черная земля.

Над головой Тантала склоняются ветви плодородных деревьев: сочные фиги, груши и оливы висят низко над его головой; почти касаются его волос тяжелые, спелые грозди винограда. Изнуренный голодом, Тантал протягивает руки за прекрасными плодами, но налетает сильный ветер и уносит плодоносные ветви. Не только голод и жажда терзают Тантала, вечный страх сжимает его сердце.

Над его головой нависла скала, едва держится она, грозит ежеминутно упасть и раздавить своей тяжестью Тантала. Так мучается царь Сипила, сын Зевса Тантал в царстве ужасного Аида вечным страхом, голодом и жаждой.

АРГОССКИЕ СКАЗАНИЯ

СКИТАНИЯ ИО

Великий Зевс полюбил прекрасную Ио и, чтобы скрыть ее от жены своей Геры, превратил Ио в телку. Но этим громовержец не спас возлюбленную. Гера увидел белоснежную телку Ио и потребовала у Зевса, чтобы он подарил ее ей. Зевс не мог отказать. Гера же, завладев Ио, отдала ее под охрану стоокому Аргусу. Ио не могла скрыться от не знающего сна Аргуса. Тогда Зевс призвал своего сына Гермеса и велел ему похитить Ио.

Ио

Гермес усыпил своими речами Аргуса. Лишь только сомкнулись его сто очей, как выхватил Гермес свой изогнутый меч и одним ударом отрубил Аргусу голову. Ио была освобождена.

Но и этим Зевс не спас Ио от гнева Геры. Она послала чудовищного овода. Своим жалом овод гнал из страны в страну обезумевшую от мучений несчастную Ио. Нигде не находила она себе покоя. Наконец, после долгих скитаний, достигла она в стране скифов, на крайнем севере, скалы, к которой прикован был титан Прометей. Он предсказал несчастной, что только в Египте избавится она от своих мучений. Много опасностей пережила Ио, прежде чем достигла Египта. Там, на берегах благодатного Нила Зевс вернул любимой ее прежний образ, и родился у нее сын Эпаф. Он был первым царем Египта и родоначальником великого поколения героев, к которому принадлежал и величайший герой Греции Геракл.

Египтяне впоследствии почитали Ио под именем Изиды.

Греки считали, что Ионическое море получило свое название в честь Ио, переплывшей его, когда спасалась от Геры.

ПАН

Бог Пан являлся одним из древнейших богов Греции. Пан изображался как получеловек-полукозел (пережиток тотемизма), что указывает на древность этого бога. Первоначально Пан — бог леса, бог пастухов, охранитель стад. В Аргосе Пана особенно чтили… Постепенно бог Пан утратил свой первоначальный характер и стал богом-покровителем всей природы.

В свите Диониса часто можно было видеть Пана. Когда родился великий Пан, то мать его нимфа Дриопа, взглянув на сына, в ужасе обратилась в бегство. Он родился с козлиными ногами и рогами и с длинной бородой. Но отец его, Гермес, обрадовался рождению сына, он взял его на руки и отнес на светлый Олимп к богам. Все боги громко радовались рождению Пана и смеялись, глядя на него.

Бог Пан не остался жить с богами на Олимпе. Он ушел в тенистые леса, в горы. Там пас он стада, играя на звучной свирели. Лишь только слышали нимфы чудные звуки свирели Пана, так толпами устремлялись они к нему, и вскоре веселый хоровод кружил по зеленой уединенной долине под звуки музыки Пана. Пан и сам любил принимать участие в танцах нимф. Когда Пан развеселится, тогда радостный шум поднимается в лесах по склонам гор. Беззаботно резвятся нимфы и сатиры вместе с шумливым козлоногим Паном. Когда же наступает жаркий полдень, Пан удаляется в густую чащу леса или в прохладный грот и там отдыхает. Опасно беспокоить тогда Пана; он вспыльчив, может в гневе послать тяжелый давящий сон или, неожиданно появившись, испугать потревожившего его путника. Наконец, может он наслать и панический страх, такой ужас, что человек опрометью бросается бежать, не разбирая дороги, через леса, через горы, по краю пропасти, не замечая, что бегство ежеминутно грозит ему гибелью.

Случалось, что Пан целому войску внушал подобный страх, и оно обращалось в неудержимое бегство. Не следует раздражать Пана — когда вспылит, он грозен. Но если Пан не гневается, то милостив он и добродушен. Много благ посылает он пастухам.

Бережет и холит стада великий Пан, веселый участник плясок, частый спутник бога вина Диониса.

ПАН И СИРИНГА

И великого Пана не миновали стрелы златокрылого Эрота. Полюбил он прекрасную нимфу Сирингу. Горда была нимфа и отвергала любовь всех. Как и для великой Артемиды, так и для Сиринги охота была любимым занятием.

Пан увидал однажды Сирингу и хотел подойти к ней. Взглянула на Пана нимфа и в страхе обратилась в бегство. Едва поспевал за ней Пан, стремясь догнать ее. Но вот путь пресекла река. Куда бежать нимфе? Простерла Сиринга руки к реке и стала молить бога реки спасти ее. Бог реки внял мольбам нимфы и превратил ее в тростник. Подбежавший Пан хотел уже обнять Сирингу, но обнял лишь гибкий, тихо шелестевший тростник. Стоит Пан, печально вздыхая, и слышится ему в нежном шелесте тростника прощальный привет прекрасной Сиринги. Срезал несколько тростинок Пан и сделал из них сладкозвучную свирель.

Назвал Пан в память нимфы свирель сирингой. С тех пор великий Пан любит играть на свирели в уединении под сенью лесов.

Широкое распространение получило выражение «умер Великий Пан». В царствование Тиберия (I в. н. э.) кормчий корабля, плывшего из Пелопоннеса в Италию, услышал возглас: «Умер Великий Пан!» По приказу императора это событие было обнародовано и породило многочисленные толкования. Христианские богословы истолковали рассказ Плутарха как сообщение о кончине Иисуса Христа, знаменующее смену язычества христианством.

АГАМЕМНОН

Агамемнон, отправляясь в поход на Трою, обещал жене своей Клитеместре дать ей немедленно знать, когда падет Троя и будет окончена кровопролитная война. Посланные им слуги должны были разводить костры на вершинах гор. Такой сигнал, передаваемый с одной горной вершины на другую, мог быстро достигнуть его дворца, и Клитеместра раньше других узнала бы о падении великой Трои.

Девять лет длилась осада Трои. Настал последний, десятый год, в который, как было предсказано, она должна была пасть. Клитеместра могла теперь в любой день получить известие о падении Трои и о том, что возвращается муж ее Агамемнон. Чтобы не застало ее врасплох возвращение мужа, Клитеместра каждую ночь посылала раба на крышу высокого дворца.

Она забыла мужа ради Эгисфа и замышляла убийство царя Агамемнона в тот день, когда вернется он на родину победителем.

Была темная ночь. Вдруг увидел раб яркий огонь на далекой вершине горы. Это был долгожданный сигнал.

Собрались жители города у дворца Агамемнона. Быстро дошла и до них весть, что пала, наконец, великая Троя.

И вот показался вдали на колеснице и сам Агамемнон во главе своего победоносного войска. Украшенные цветами и зеленью, шли воины, а за ними везли бесчисленную добычу и множество пленниц. Рядом с царем на колеснице сидела печальная дочь Приама, вещая Кассандра.

Громкими криками встретил народ царя. Вышла ему навстречу и Клитеместра. Она повелела устелить весь путь ко дворцу пурпурными тканями. Словно бога встречала она Агамемнона. Молча толпились граждане у дворца. Тяжелое предчувствие великой беды угнетало их, и они не расходились.

Вдруг из дворца послышался ужасный предсмертный крик Агамемнона. Клитеместра убила его, когда он выходил из ванны. Она набросила на царя широкое длинное покрывало, в котором он запутался, словно в сети, и не мог защищаться. Тремя ударами секиры Клитеместра убила мужа.

Вышел из дворца Эгисф. Он уже облекся в царские одежды и взял жезл царя в руку. Эгисф торжествовал, что захватил власть, совершив великое злодеяние.

ОРЕСТ И ЭЛЕКТРА

Прошло много лет со дня гибели Агамемнона. Однажды к его могиле, находившейся у самого дворца, подошли двое юношей в одеждах странников. Младший из них подошел к могиле, срезал прядь волос с головы и положил на могилу. Это был сын Агамемнона Орест, спасенный в день гибели Агамемнона своей няней и воспитанный вдали от родины царем Фокиды Строфием. С ним был его друг, Пилад.

Только что Орест принес свою жертву отцу, как в дверях дворца показались рабыни в черных одеждах. Они шли к могиле Агамемнона. Среди них была и дочь убитого царя Электра — сестра Ореста. Она была одета, как и все рабыни, в черную одежду, волосы были обрезаны, и ничем не отличалась дочь царя от остальных рабынь.

Вместо того, чтобы молить тень Агамемнона смилостивиться, Электра стала призывать мщение богов на главу Клитеместры. Ненавидела Электра свою мать-убийцу.

К сестре тихо приблизился Орест и окликнул ее. Электра не сразу узнала Ореста, ведь она видела его только ребенком. Но Орест показал сестре одежду, вытканную ею для него. Орест рассказал ей, что пришел сюда по воле бога Аполлона, который в Дельфах приказал ему отомстить матери и Эгисфу за смерть отца. Того же желала и Электра.

Электра удалилась во дворец, а через некоторое время постучали в ворота Орест с Пиладом. Они сказали вышедшему к ним слуге, что им нужно видеть Клитеместру, чтобы сообщить ей важное известие. Слуга вызвал ее из дворца, и Орест сказал царице, что царь Фокиды просил передать ей, что умер Орест, и царь не знает, как быть с телом. Обрадовалась этому известию Клитеместра: теперь умер тот, кто мог мстить ей за убийство мужа.

Лишь только вступил Орест во дворец, как пал, пронзенный его мечом воин из охраны Клитеместры. В ужасе бросился к Клитеместре один из рабов. Поняла царица, что ждет ее жестокая расплата.

Упав к ногам Ореста, Клитеместра стала молить пощадить ее — ведь она его мать. Не было жалости в душе Ореста. Отомстил он за отца, убив свою мать.

Но вдруг перед Орестом появились неумолимые богини мщения эринии. Вокруг их голов извивались ядовитые змеи… Покинул Орест со своим другом Пиладом дворец и, гонимый эриниями, пошел к святилищу Аполлона в Дельфах, надеясь, что защитят их бог Аполлон и Афина Паллада. Они действительно спасли Ореста и Пилада от преследования эриний.

Согласно мифологии, Орест умер в Аркадии, останки его были перенесены в Спарту.

Миф об Оресте отразил процесс преодоления архаического закона о кровной мести. Эринии, преследовавшие Ореста за убийство матери, безразличны к преступлению самой Клитеместры, так как она не находилась со своим мужем в кровном родстве. По закону кровной мести убийство Орестом матери должно было повлечь за собой гибель самого Ореста, но он не несет наказания, так как за него вступается государство в лице ареопага (в Древних Афинах орган власти, осуществлявший суд и состоявший из членов родовой аристократии).

АТТИЧЕСКИЕ СКАЗАНИЯ

РОЖДЕНИЕ ТЕСЕЯ И ЕГО ПОДВИГИ

Тесей — величайший герой Афин, имеющий много общего с Гераклом. Античная традиция приписывает Тесею объединение всех жителей Аттики в единый народ и создание единого государства Афины, учреждение праздников панафиней и синойкий, первое социальное деление населения на три класса: «эвпатридов», или благородных, «геоморов», или земледельцев, и «демиургов», или ремесленников, и предоставление исключительного права на замещение должностей одним благородным. Характерен и следующий факт: рассказывали, что во время Марафонской битвы (490 г. до н. э.), в которой греки одержали победу над персами, многие афиняне якобы видели Тесея в шлеме с копьем и щитом, идущего впереди боевого строя афинян.

Этими рассказами воспользовались аристократы. Их представитель Кимон перевез в Афины с острова Скироса останки Тесея, в действительности, конечно, не существовавшие» ведь и Тесей никогда не существовал.

Но мифы о Тесее до сих пор вдохновляют скульпторов, музыкантов, художников и поэтов.

…Сын Пандиона (афинский царь), Эгей, правил в Афинах после того как вместе со своими братьями изгнал из Аттики своих родственников, сыновей Метиона, захвативших не по праву власть.

Эгей правил долго. Печалило его только одно: не было у него детей. Наконец, отправился Эгей к оракулу Аполлона в Дельфы и там вопросил светозарного бога, почему боги не посылают ему детей.

Оракул дал Эгею неясный ответ. Долго думал он, стараясь разгадать сокровенный смысл услышанного. Наконец, решил Эгей отправиться к мудрому царю Арголиды Питфею, чтобы тот разгадал тайну. Сразу понял Питфей смысл ответа: у Эгея должен родиться сын, который будет величайшим героем Афин, и именно потомкам Эгея будет принадлежать власть в Афинах. Напоив гостя вином, Питфей уложил его спать вместе со своей дочерью Эфрой. В ту же ночь с Эфрой сблизился Посейдон. Таким образом, сын, рожденный Эфрой, имел двух отцов: земного Эгея и божественного Посейдона.

Новорожденному дали имя Тесей.

Вскоре после рождения Тесея царь Эгей должен был покинуть Трезен и вернуться в Афины. Уходя, взял Эгей свой меч и сандалии, положил их под скалу в горах у Трезена и сказал Эфре:

— Когда сын мой Тесей будет в силах сдвинуть эту скалу и достать мой меч и сандалии, тогда пришли его с ними ко мне в Афины. Я узнаю его по ним.

До шестнадцати лет воспитывался Тесей в доме своего деда Питфея. Мудрый Питфей заботился о внуке и Радовался, видя, что внук его превосходит во всем своих сверстников. Но вот исполнилось Тесею шестнадцать лет; Уже тогда никто не мог сравняться с ним ни в силе, ни в ловкости, ни в умении владеть оружием. Прекрасен был Тесей: высокий, стройный, с ясным взглядом прекрасных глаз, темными кудрями, которые пышными локонами спадали до плеч; спереди же, на лбу, кудри были обрезаны, так как посвятил он их Аполлону, тем самым как бы вручил богу самого себя, заключая с богом союз.

ПОДВИГИ ТЕСЕЯ НА ПУТИ В АФИНЫ

Когда Эфра увидала, что сын ее превосходит силой всех своих сверстников, она привела его к скале, под которой лежали меч и сандалии Эгея, и сказала:

— Сын мой, здесь, под этой скалой лежат меч и сандалии твоего отца, повелителя Афин, Эгея. Сдвинь скалу, возьми их, они будут тем знаком, по которому узнает тебя твой отец.

Толкнул Тесей скалу и легко сдвинул ее с места. Взял он меч и сандалии, простился с матерью и отправился в далекий путь, в Афины. Тесей не внял просьбам матери избрать более безопасный морской путь; он решил идти в Афины по суше, через Истм.

Уже на границе Трезена и Эпидавра герой встретил великана Перифета, сына бога Гефеста. Как и сам Гефест, сын его, Перифет, был хром, но могучи были его руки и огромно тело. Грозен был Перифет. Ни один странник не проходил через те горы, в которых жил Перифет, всех их убивал великан своей железной палицей, но Тесей легко победил Перифета. Это был первый подвиг героя, и как знак своей победы он взял железную палицу убитого им Перифета.

Дальше до самого Истма Тесей шел, не подвергаясь опасностям. На Истме встретил Тесей сгибателя сосен Синиса. Это был свирепый разбойник. Он предавал страшной смерти всех путников. Согнув две сосны так, что они касались верхушками, Синие привязывал несчастного путника к деревьям и отпускал их. Со страшной силой выпрямлялись сосны и разрывали тело несчастного. Тесей отомстил за всех, кого погубил Синие. Он связал разбойника, согнул своими могучими руками две громадные сосны, привязал к ним Синиса и отпустил деревья. Свирепый разбойник погиб той самой смертью, которой он губил ни в чем не повинных путников.

Кромионская свинья

Позднее, в память своей победы Тесей учредил на том месте, где он победил Синиса, истмийские игры (общегреческое празднество, проводившееся каждые два года на Коринфском перешейке — Истме. Во время игр, продолжавшихся несколько дней, происходили состязания в борьбе, беге, кулачном бою, бросании диска и копья, а также состязания на колесницах.)

Дальнейший путь Тесея проходил через Кромион (город на Истме, недалеко от Коринфа). Вся местность вокруг была опустошена громадной дикой свиньей, порожденной Тифоном и Ехидной. Жители Кромиона молили юного героя об избавлении от этого чудовища. Тесей настиг свинью и поразил ее своим мечом.

Отправился Тесей дальше. В самом опасном месте Истма, у границ Мегары (область на севере Истма, граничащая на востоке с Аттикой), там, где высоко к небу поднимались отвесные скалы, у подножия которых грозно шумели пенистые морские валы, Тесей встретил новую опасность.

На самом краю скалы жил разбойник Скирон. Он заставлял всех, кто проходил мимо, мыть ему ноги. Лишь только склонялся путник, чтобы вымыть ноги Скирону, как жестокий разбойник сильным толчком ноги сбрасывал несчастного со скалы в бурные волны моря, где он разбивался насмерть о торчащие из воды острые камни, а тело его пожирала чудовищная черепаха. Тесей, когда Скирон хотел столкнуть и его, схватил разбойника за ногу и сбросил его самого в море.

Недалеко от Элевсина Тесею пришлось вступить в борьбу с Керкионом, подобно тому, как и Гераклу пришлось бороться с Антеем. Могучий Керкион многих погубил, но Тесей, обхватив Керкиона руками, сжал его, как в железных тисках, и убил. Освободил этим Тесей и дочь Керкиона, Алопу, власть же над страной Керкиона Тесей отдал сыну Алопы и Посейдона, Гиппотоонту.

Миновав Элевсин и приближаясь уже к долине реки Кефис в Аттике, Тесей пришел к разбойнику Дамасту, которого называли еще и Прокрустом (вытягивателем).

Разбойник этот придумал особо мучительное истязание для всех, кто приходил к нему. У Прокруста было ложе, на него заставлял он ложиться тех, кто попадал ему в руки.

Если ложе было слишком длинно, Прокруст вытягивал несчастного до тех пор, пока ноги жертвы не касались края ложа. Если же ложе было коротко, то Прокруст обрубал несчастному ноги. Тесей повалил Прокруста самого на ложе, но ложе, конечно, оказалось слишком коротким для великана Прокруста, и Тесей убил его так, как убивал злодей путников.

В подвигах Тесея символично то, что герой подвергал злодеев тем самым мучениям, которым они подвергали других. Это соответствует древнейшему закону возмездия по принципу — «око за око, зуб за зуб».

ТЕСЕЙ В АФИНАХ

В длинной ионийской одежде, блистая красотой, шел Тесей по улицам Афин; пышные кудри спадали ему на плечи. Юный герой в своей длинной одежде был скорее похож на девушку, чем на героя, совершившего столько великих подвигов. Тесею пришлось проходить мимо строящегося храма Аполлона, на котором рабочие возводили уже крышу.

Рабочие увидали героя, приняли его за девушку и стали издеваться над ним. Смеясь, кричали рабочие:

— Посмотрите, вон бродит по городу одна, без провожатых, какая-то девушка! Смотрите, как распустила она напоказ свои волосы, а длинной своей одеждой она подметает уличную пыль.

Рассерженный насмешками рабочих, Тесей подбежал к повозке, запряженной волами, выпряг волов, схватил повозку и бросил ее так высоко, что она перелетела через головы рабочих, стоявших на крыше храма. В ужас пришли рабочие, издевавшиеся над Тесеем. Они ждали, что жестоко отомстит им герой за их насмешки, но Тесей спокойно продолжал свой путь.

Наконец, Тесей пришел во дворец Эгея. Он не открылся сразу престарелому отцу, кто он, а сказал, что чужеземец, ищущий защиты. Эгей не узнал своего сына, но зато узнала его волшебница Медея. Она, бежав из Коринфа в Афины, — стала женой Эгея. Хитрая Медея, дав обещание Эгею вернуть ему колдовством молодость, властвовала в доме царя Афин, и сам Эгей во всем подчинялся ей. Сразу поняла властолюбивая Медея, какая грозит ей опасность, если узнает Эгей, кто тот прекрасный чужеземец, которого принял он в своем дворце.

Чтобы не лишиться власти, Медея задумала погубить героя. Она уговорила Эгея отравить Тесея, уверив старого царя, что юноша — лазутчик, подосланный врагами. Дряхлый, слабый Эгей, боявшийся, чтобы кто-нибудь не лишил его власти, согласился на это злодеяние.

Во время пира Медея поставила перед Тесеем кубок с отравленным вином. Как раз в этот момент Тесей вынул зачем-то свой меч. Эгей сразу узнал тот меч, который он сам шестнадцать лет назад положил под скалу у Трисена.

Он взглянул на ноги Тесея и увидал на них свои сандалии. Теперь понял царь, кто этот чужеземец. Опрокинув кубок с отравленным вином, Эгей обнял Тесея — своего сына. Медея была изгнана из Афин и бежала с сыном Медоном в Мидию.

Слух о том, что в Афины пришел сын Эгея, дошел и до сыновей Палланта, брата Эгея. С прибытием Тесея рухнула их надежда править в Афинах после смерти Эгея — ведь теперь у него был законный наследник. Суровые Паллантиды не хотели лишиться власти в Афинах. Они решили силой завладеть Афинами. Возглавляемые отцом, двинулись все пятнадцать Паллантидов против Афин. Зная могучую силу Тесея, они придумали следующую хитрость: часть Паллантидов открыто подступила к стенам Афин, часть укрылась в засаде, чтобы неожиданно напасть на Эгея. Но вестник Паллантидов, Леос, открыл план их Тесею. Юный герой быстро решил, как надо ему действовать; он напал на скрывшихся в засаде Паллантидов и всех их перебил. Когда Паллантиды, стоявшие под стенами Афин, узнали о гибели своих братьев, ими овладел такой страх, что они обратились в позорное бегство. Теперь Эгей мог спокойно править в Афинах под охраной своего сына.

Тесей решил освободить Аттику от дикого быка, который опустошал окрестности Марафона. Этого быка привел, по приказу Эврисфея, с Крита в Микены Геракл и выпустил там на волю.

Бык убежал в Аттику и был с тех пор великим злом для всех земледельцев. Бесстрашно отправился Тесей на этот новый подвиг. В Марафоне он встретил старую женщину Гекалу. Она приняла героя, как гостя, и посоветовала ему принести перед новым подвигом жертву Зевсу-Спасителю, чтобы охранял его Зевс во время опасного боя с чудовищным быком. Тесей послушался совета Гекалы. Укротил юный герой быка и привел его в Афины, а затем принес в жертву богу Аполлону.

ТЕСЕЙ НА КРИТЕ

Когда Тесей пришел в Афины, вся Аттика была погружена в глубокую печаль. Уже в третий раз прибывали послы с Крита от могущественного царя Миноса за данью. Тяжела и позорна была эта дань. Афиняне должны были каждые девять лет посылать на Крит семь юношей и семь девушек. Там их запирали в громадном дворце-лабиринте, и их пожирало ужасное чудовище Минотавр, с туловищем человека и головой быка. Минос наложил эту дань на афинян за то, что они убили его сына Андрогея. Теперь в третий раз приходилось афинянам посылать на Крит ужасную дань. Они уже снарядили корабль с черными парусами в знак скорби по юным жертвам Минотавра.

Видя общую печаль, юный герой Тесей решил отправиться с афинскими юношами и девушками на Крит, освободить их и прекратить уплату этой ужасной дани.

Тесей решил вступить в бой с Минотавром. Престарелый Эгей не хотел и слышать об отъезде своего единственного сына, но Тесей настоял на своем. Он принес жертву Аполлону-Дельфинию — покровителю морских путешествий, а из Дельф перед самым отъездом был дан ему совет, чтобы покровительницей в этом подвиге он избрал себе богиню любви Афродиту. Призвав на помощь Афродиту и принеся ей жертву, Тесей отправился на Крит.

Корабль добрался до острова. Афинских юношей и девушек отвели к Миносу. Могущественный царь сразу обратил внимание на прекрасного юношу-героя. Заметила его и дочь царя, Ариадна, а покровительница Тесея, Афродита, вызвала в сердце Ариадны сильную любовь к юному сыну Эгея. Дочь Миноса решила помочь Тесею.

Прежде чем отправиться на бой с Минотавром, Тесею пришлось совершить еще один подвиг. Минос оскорбил одну из афинских девушек. Тесей заступился за нее, но, гордый своим происхождением, царь Крита стал издеваться над Тесеем; он разгневался, что какой-то афинянин смеет противиться ему, сыну Зевса. Тесей гордо ответил царю:

— Ты гордишься своим происхождением от Зевса, но и я не сын простого смертного, отец мой — великий бог Посейдон.

— Если ты — сын бога Посейдона, то докажи это и достань кольцо из морской пучины, — ответил Минос Тесею и бросил в море золотое кольцо.

Призвав отца своего Посейдона, Тесей бесстрашно бросился с крутого берега в морские волны. Высоко взлетели соленые брызги, и скрыли волны Тесен. Все со страхом глядели на море, поглотившее героя, и были уверены, что не вернется он назад. Полная отчаяния, стояла Ариадна.

А Тесея, лишь только сомкнулись над его головой морские волны, подхватил бог Тритон и в мгновение ока домчал до подводного дворца Посейдона. Посейдон с радостью приветствовал в своем волшебном подводном дворце сына и подал ему кольцо Миноса, а жена Посейдона, Амфитрита, восхищенная красотой и смелостью героя, возложила на пышные кудри Тесея золотой венок. Тритон опять подхватил Тесея и вынес его из морской пучины к берегу на то место, с которого бросился юноша в море.

Тесей доказал Миносу, что он — сын Посейдона, повелителя моря. Дочь Миноса Ариадна ликовала, что Тесей вернулся невредимым.

Но предстоял еще более опасный подвиг: нужно было убить Минотавра. Тут на помощь Тесею пришла Ариадна.

Она дала возлюбленному тайно от отца острый меч и клубок ниток. Когда отвели Тесея и всех обреченных на растерзание в лабиринт, он привязал у входа в лабиринт конец нитки и пошел по запутанным бесконечным переходам лабиринта, из которого невозможно было найти выход; постепенно разматывал он клубок, чтобы найти по нитке обратный путь. Все дальше шел Тесей и, наконец, пришел в то место, где находился Минотавр. С грозным ревом, наклонив голову с громадными острыми рогами, бросился Минотавр на юного героя, и начался страшный бой. Взбешенный Минотавр несколько раз бросался на Тесея, но тот отражал его своим мечом, и схватив, наконец, Минотавра за рог, вонзил ему в грудь свой острый меч.

Тесей и Минотавр

Убив Минотавра, Тесей по нитке вышел из лабиринта и вывел всех афинских юношей и девушек. У выхода их встретила Ариадна; она радостно приветствовала воина.

Теперь нужно было позаботиться и о спасении от гнева Миноса. Тесей быстро снарядил свой корабль и, прорубив дно у всех вытащенных на берег кораблей критян, быстро отправился в обратный путь в Афины. Ариадна последовала за ним.

На обратном пути Тесей вышел на берег Наксоса. Когда он и его спутники отдыхали от путешествия, Тесею во сне явился бог вина Дионис и поведал юноше, что он должен покинуть Ариадну на пустынном берегу Наксоса, так как боги назначили ее в жены ему, богу Дионису. Тесей проснулся и, полный грусти, быстро собрался в путь. Он не смел ослушаться воли богов. Богиней стала Ариадна, женой великого Диониса. Громко приветствовали спутники Диониса Ариадну и славили пением супругу великого бога.

А корабль Тесея под черными парусами быстро несся по лазурному морю. Вот уже показался вдали берег Аттики. Забыл воин, опечаленный утратой Ариадны, данное Эгею обещание — заменить черные паруса белыми, если он, победив Минотавра, счастливо вернется в Афины. Эгей ждал своего сына, стоя на высокой скале у берега моря. Увидев черные паруса, в отчаянии Эгей бросился с высокой скалы в море и погиб в морских волнах. С тех пор и зовется море, в котором погиб Эгей, Эгейским.

На острове Наксос существовал культ Ариадны. Она получила в дар от богов свадебный венец, помещенный впоследствии среди звезд (созвездие Северной короны).

ТЕСЕЙ И АМАЗОНКИ

Тесей мудро правил в Афинах. Но он часто покидал их для того, чтобы совершать подвиги. Тесей участвовал в калидонской охоте, в походе аргонавтов за золотым руном и в походе Геракла против амазонок. Когда был взят город амазонок Фемискира, Тесей увел с собой в Афины как награду за храбрость царицу амазонок Антиопу. В Афинах Антиопа стала женой Тесея. Пышно отпраздновал герой свою свадьбу.

Амазонки же замыслили отомстить грекам за разрушение их города и решили освободить Антиопу от тяжкого, как они думали, плена у Тесея. Большое войско амазонок вторглось в Аттику. Афиняне принуждены были укрыться от натиска воинственных амазонок за городскими стенами. Амазонки разбили свой лагерь на холме ареопага (орган власти, собрание, состоящее из родовой аристократии) и держали в осаде афинян. Несколько раз делали вылазки афиняне, пытаясь изгнать грозных воительниц. Наконец, произошла решительная битва.

Сама Антиопа сражалась рядом с Тесеем против амазонок, которыми раньше она повелевала. Антиопа не хотела покинуть мужа, которого она горячо полюбила. В этой грозной битве гибель ждала Антиопу. Сверкнуло в воздухе брошенное одной из амазонок копье, его смертоносное острие вонзилось в грудь Антиопы, и она замертво упала к ногам своего мужа.

Полные скорби, похоронили амазонки и афиняне царицу.

Амазонки покинули Аттику и вернулись к себе на далекую родину.

Миф об амазонках сложился еще в догреческое время, отразив эпоху матриархата.

ТЕСЕЙ И ПИРИФОЙ

В Фессалии жило племя воинственных лапифов (мифический народ), правил ими могучий герой Пирифой. Он слышал о великой храбрости и силе непобедимого Тесея и хотел помериться с ним силой. Чтобы вызвать Тесея на битву, отправился Пирифой к Марафону и там на тучных пастбищах похитил стадо быков, принадлежавшее Тесею. Лишь только узнал об этом Тесей, как тотчас пустился в погоню за похитителем и быстро настиг его. Встретились оба героя. Одетые в блестящие доспехи, стояли они друг против друга, подобные грозным бессмертным богам. Оба они были поражены величием друг друга, оба одинаково исполнены были храбрости, оба были могучи, оба прекрасны.

Они бросили оружие и, протянув друг другу руки, заключили тесную, нерушимую дружбу и обменялись в знак этого оружием. Так стали друзьями два великих героя, Тесей и Пирифой.

Вскоре после этой встречи отправился Тесей в Фессалию на свадьбу своего друга Пирифоя с Гипподамией.

Пышна была эта свадьба. Много славных героев собралось на нее со всех концов Греции. Были приглашены на свадьбу и дикие кентавры, полулюди-полукони. Весь царский дворец был полон гостей, возлежавших за пиршественными столами, а часть гостей, так как во дворце не было достаточно места для всех собравшихся на свадьбу — пировала в большом, прохладном гроте. Курились благовония, раздавались свадебные гимны и музыка, далеко разносились веселые крики пирующих.

Славили гости жениха и невесту, которая сияла среди всех своей красотой, подобно небесной звезде. Весело пировали гости. Вино лилось рекой. Все громче раздавались пиршественные крики. Вдруг вскочил, опьяненный вином, самый могучий и дикий из кентавров, Эврит, и бросился на невесту. Он схватил ее своими могучими руками и хотел похитить. Увидев это, и другие кентавры бросились на бывших на пиру женщин. Каждый хотел завладеть добычей. Вскочили из-за пиршественных столов Тесей, Пирифой и греческие герои и бросились на защиту женщин. Прерван был пир, начался неистовый бой. Невооруженными пришли воины на пир. Все служило оружием в этой битве: тяжелые кубки, большие сосуды для вина, ножки сломанных столов, треножники, на которых только что курились благовония, все было пущено в ход.

Тесей и Кентавр

Шаг за шагом теснили герои из пиршественной залы диких кентавров, но и вне залы продолжалась битва. Теперь бились уже греческие герои с оружием в руках, прикрывшись щитами. Кентавры же вырывали с корнями деревья, целые скалы бросали они в героев. Впереди героев бились Тесей, Пирифой, Пелей и Нестор, сын Пелея. Кровавый холм из тел кентавров становился все выше. Наконец, дрогнули они, обратились в бегство и укрылись в лесах высокого Пелиона.

Герои Греции победили диких кентавров, немного спаслось их из страшной битвы.

СМЕРТЬ ТЕСЕЯ

Недолго жила прекрасная жена Пирифоя. Она умерла в полном расцвете своей красоты. Овдовевший Пирифой, оплакав свою супругу, через некоторое время решил опять жениться. Он отправился к своему другу Тесею в Афины, и там решили они похитить прекрасную Елену. Она была еще совсем юной девушкой, но слава о ее красоте гремела по всей Греции. Тайно прибыли друзья в Лаконию и похитили Елену, когда она весело танцевала со своими подругами во время праздника Артемиды. Тесей и Пирифой схватили Елену и быстро понесли ее к горам Аркадии, а оттуда через Коринф и Истм привезли в Аттику, в крепость Афин. Бросились спартанцы в погоню, но не могли настигнуть похитителей. Скрыв Елену в Афинах, друзья бросили жребий, кому из них должна принадлежать красавица. Жребий выпал Тесею. Но еще раньше друзья дали друг другу клятву, что тот из них, кому достанется прекраснокудрая Елена, должен помогать другому достать жену.

Когда Елена досталась Тесею, Пирифой потребовал от своего друга, чтобы тот помог добыть ему в жены Персефону, жену страшного бога Аида, владыки царства теней. В ужас пришел Тесей, но что же мог он сделать?

Он дал клятву и нарушить ее не мог. Пришлось Тесею спуститься с Пирифоем в царство умерших. Через мрачную расщелину у селения Колона, около Афин, проникли друзья в подземное царство. Там, в царстве ужасов, предстали оба друга пред Аидом и потребовали отдать Персефону. Разгневался мрачный властитель, но скрыл свой гнев и предложил героям сесть на трон, высеченный в скале у самого входа в царство умерших.

Лишь только опустились оба героя на трон, как приросли к нему и не могли больше двинуться; Так наказал их Аид за нечестивое требование.

Пока Тесей оставался в царстве Аида, братья прекрасной Елены, Кастор и Полидевк, всюду искали свою сестру.

Наконец, узнали они, где скрыл Тесей Елену. Тотчас осадили они Афины, и неприступная крепость не устояла. Кастор и Полидевк взяли ее, освободили сестру и увели в плен мать Тесея, Эфру. Власть же над Афинами и всей Аттикой Кастор и Полидевк отдали Менесфею, давнему врагу Тесея.

Тесей долго пробыл в царстве Аида. Тяжкие муки терпел он там, но, наконец, освободил его величайший из героев, Геракл.

Наконец снова увидел Тесей свет солнца, но не принесло ему радости это возвращение. Разрушены были неприступные Афины, Елена освобождена, мать его страдала в тяжком плену в Спарте, сыновья Тесея, Демофон и Акамант, принуждены были бежать из Афин, а вся власть была в руках ненавистного Менесфея.

Покинул Тесей Аттику и удалился на остров Эвбею, где он имел владения. Несчастье сопутствовало теперь Тесею. Царь острова Скирос Ликомед не хотел возвращать Тесею его владения; он заманил великого героя на высокую скалу и столкнул в море. Так погиб величайший герой Аттики. Только много лет спустя, после смерти Менесфея вернулись в Афины сыновья Тесея после похода под Трою. Там, в Трое, нашли сыновья Тесея мать его Эфру. Ее привез туда как рабыню сын царя Приама, Парис, вместе с похищенной им прекрасной Еленой.

Несмотря на то что Тесей был афинянами изгнан и умер на чужбине, он и после смерти считался покровителем Афин. В летописях говорится, что в войне греков с персами Тесей принимал участие в Марафонской битве (480 г. до н. э.) При взятии греческим полководцем Кимоном острова Скира, рассказывает легенда, явился внезапно орел, паривший над одним из прибрежных холмов. При раскопках на холме нашли гробницу, в которой лежал огромный скелет и возле него копье и меч. Это была гробница Тесея. Останки со всеми возможными почестями перенесли в Афины и похоронили в центре города. В честь героя афиняне воздвигли великолепный храм и память о герое чтили на протяжении всего существования своего государства.

КРИТСКИЕ СКАЗАНИЯ

ПОХИЩЕНИЕ ЕВРОПЫ

«В Финикии, — рассказывал греческий писатель Лукиан (II в. н. э.), — есть великое святилище… После исчезновения Европы финикияне выстроили ей храм; они рассказывают священное предание о том, что красота Европы возбудила в Зевсе любовь, и он, превратившись в быка, похитил ее и прибыл с нею на Крит. То же слышал я и от других финикиян. И на сидонских монетах постоянно встречается изображение Европы, сидящей на быке-Зевсе».

У царя богатого финикийского города Сидона, Агенора, было три сына и дочь, прекрасная, как бессмертная богиня. Звали эту юную красавицу Европа.

Приснился однажды сон дочери Агенора. Она увидела, как Азия и тот материк, что отделен от Азии морем, в облике двух женщин боролись за нее. Каждая женщина хотела обладать Европой.

Побеждена была Азия, и ей, воспитавшей и вскормившей Европу, пришлось уступить ее другой. В страхе Европа проснулась, не могла она понять значения этого сна.

Смиренно стала молить юная дочь Агенора, чтобы отвратили от нее боги несчастье. Затем, одевшись в пурпурные одежды, вытканные золотом, пошла она со своими подругами на зеленый, покрытый цветами луг, к берегу моря. Там, резвясь, собирали сидонские девы цветы в свои золотые корзины. Они собирали душистые белоснежные нарциссы, пестрые крокусы, фиалки и лилии. Сама же дочь Агенора, блистая красой своей среди подруг, подобно Афродите, окруженной харитами, собирала в свою золотую корзиночку одни лишь алые розы. Молодые голоса далеко разносились по цветущему лугу и по лазурному морю.

Недолго пришлось наслаждаться прекрасной Европе беззаботной жизнью. Увидел ее сын Кроноса, могучий Зевс, и решил похитить. Чтобы не испугать своим появлением юную Европу, он принял облик чудесного быка.

Вся шерсть Зевса-быка сверкала, как золото, лишь на лбу у него горело, подобно сиянию луны, серебряное пятно, золотые же рога быка были изогнуты, подобно молодому месяцу, когда впервые виден он в лучах пурпурного заката. Чудесный бык появился на поляне и легкими шагами, едва касаясь травы, подошел к девам. Сидонские девы не испугались его, они окружили дивное животное и ласково гладили его. Бык подошел к Европе, лизал ей руки и ласкался к ней. Дыхание быка благоухало амброзией, весь воздух был наполнен этим ароматом. Европа гладила быка своей нежной рукой по золотой шерсти, обнимала его голову и целовала его. Бык лег у ног прекрасной девы, он как бы просил ее сесть на него.

Смеясь, села Европа на широкую спину быка. Хотели и другие девушки сесть с ней рядом, но бык вскочил и быстро помчался к морю. Похитил он ту, которую хотел.

Похищение Европы

Громко вскрикнули от испуга сидонянки. Европа же протягивала к ним руки и звала их на помощь; но не могли помочь ей сидонские девы. Как ветер, несся златорогий бык. Он бросился в море и быстро, словно дельфин, поплыл по его лазурным водам. Всплыли из морской глубины прекрасные нереиды; они окружили быка и поплыли за ним. Сам бог моря Посейдон плыл впереди на своей колеснице, своим трезубцем укрощал волны, ровняя путь по морю своему великому брату Зевсу. Трепеща от страха, сидела на спине быка Европа. Но напрасно боялась она. Морской ветер колыхал кудри Европы и развевал ее легкое покрывало. Кругом лишь море да синее небо. Но показались в морской дали берега Крита.

Быстро приплыл к острову со своей драгоценной ношей Зевс-бык и вышел на берег. Европа стала женой Зевса, и, жила она с тех пор на Крите. Три сына родились у нее и Зевса: Минос, Радаманф и Сарпедон. По всему миру гремела слава этих могучих и мудрых сыновей громовержца Зевса.

Культ быка существовал во многих религиях. В Египте, в Мемфисе, бык Апис почитался как воплощение бога земли Пта, а в Гелиополе бык Мневис был воплощением бога солнца Ра. В Вавилоне в образе быка почитался бог Мардук, в Ханаане — Ваал. Значительное место занимал бык и в культуре древних греков, о чем свидетельствует и этот миф.

ДЕДАЛ И ИКАР

Миф о Дедале и Икаре рассказывает о том, что уже в глубокой древности люди стали думать о том, как овладеть даром передвигаться не только по земле и по воде, но и по воздуху. Характерно, что величайшим достижением мифического художника Дедала считались не его статуи и воздвигнутые им здания, а сделанные им крылья.

Величайшим художником, скульптором и зодчим Афин был Дедал (букв, «искусный»), потомок Эрехфея. О нем рассказывали, что он высекал из белоснежного мрамора такие дивные статуи, что они казались живыми; казалось, что статуи Дедала смотрят и двигаются. Много инструментов изобрел Дедал для своей работы, например, топор и бурав. Далеко разнеслась слава о Дедале.

У этого великого мастера был племянник и ученик Талос. Уже в ранней юности поражал он всех своим талантом и изобретательностью. Можно было предвидеть, что Талос превзойдет своего учителя. Дедал завидовал племяннику и решил убить его. Однажды Дедал стоял с юношей на афинском Акрополе у самого края скалы. Увидев, что они одни, Дедал столкнул ученика со скалы. Был уверен художник, что его преступление останется безнаказанным. Дедал поспешно спустился с Акрополя, поднял тело Талоса и хотел тайно зарыть его в землю, но застали Дедала афиняне, когда он рыл могилу. Злодеяние открылось. Ареопаг присудил его к смерти.

Спасаясь от смерти, Дедал бежал на Крит к могущественному царю Миносу, сыну Зевса и Европы. Минос охотно принял под свою защиту великого художника Греции. Много дивных произведений искусства изготовил Дедал для царя Крита. Он выстроил для него и знаменитый лабиринт, такой запутанный, что войдя в него, невозможно было найти выхода. В этом дворце Минос заключил сына жены своей Пасифайи, ужасного Минотавра, чудовище с телом человека и головой быка.

Много лет жил Дедал у Миноса. Не хотел отпускать его царь с Крита; только один хотел он пользоваться искусством великого художника. Словно пленника держал Минос Дедала на острове. Дедал долго думал, как бежать ему, и, наконец, нашел способ освободиться от критской неволи.

Принялся за работу Дедал. Он набрал перьев, скрепил их льняными нитками и воском и стал изготовлять из них четыре больших крыла. Пока Дедал работал, сын его Икар играл около отца: то ловил он пух, который взлетал от дуновения ветерка, то мял в руках воск. Мальчик беспечно резвился, его забавляла работа отца. Наконец, Дедал кончил свою работу; готовы были крылья. Дедал привязал крылья за спину, продел руки в петли, укрепленные на крыльях, взмахнул ими и плавно поднялся на воздух. С изумлением смотрел Икар на отца, который парил в воздухе, подобно громадной птице. Дедал спустился на землю и сказал сыну:

Дедал а Икар

— Слушай, Икар, сейчас мы улетим с Крита. Будь осторожен во время полета. Не спускайся слишком низко к морю, чтобы соленые брызги волн не смочили твоих крыльев. Не подымайся и близко к солнцу: жар может растопить воск, и разлетятся перья. За мной лети, не отставай от меня.

Отец с сыном надеди крылья на руки и легко понеслись по воздуху. Те, кто видел их полет высоко над землей, думали, что это два бога парят в небе. Часто оборачивался Дедал, чтобы посмотреть, как летит его сын.

Они миновали уже острова Делос, Парос и летели все дальше и дальше.

Быстрый полет забавлял Икара, все смелее взмахивал он крыльями. Икар забыл наставления отца; сильно взмахнув крыльями, он взлетел высоко в голубое небо, ближе к лучезарному солнцу.

Палящие лучи растопили воск, скреплявший перья крыльев, выпали они и разлетелись далеко по воздуху, гонимые ветром. Взмахнул Икар руками, но нет больше на них крыльев. Стремглав упал он со страшной высоты в море и погиб. Дедал обернулся, но сына не увидел.

Громко стал звать он Икара: нет ответа. Увидал Дедал на морских волнах перья из крыльев Икара и понял, что случилось.

Возненавидел Дедал свое искусство, как возненавидел тот день, когда задумал спастись с Крита по воздуху!

А тело Икара долго носили волны моря, которое стало называться по имени погибшего Икарийским (часть Эгейского моря между островами Самосом, Паросом и берегом Малой Азии). Наконец, прибили его волны к берегу; там нашел его Геракл и похоронил.

Дедал же продолжал свой полет и прилетел, наконец, в Сицилию. Там он поселился у царя Кокала. Минос узнал, где скрылся художник, отправился с большим войском в Сицилию и потребовал, чтобы Кокал выдал ему Дедала.

Дочери Кокала не хотели лишиться такого художника, как Дедал. Они придумали хитрость. Уговорили отца согласиться на требования Миноса и принять его как гостя во дворце. Когда Минос принимал ванну, дочери Кокала вылили ему на голову котел кипящей воды; умер Минос в страшных мучениях.

Долго жил Дедал в Сицилии. Последние же годы жизни провел на родине, в Афинах; там стал он родоначальником Дедалидов, славного рода афинских художников.

ФРАКИЙСКИЕ СКАЗАНИЯ

ОРФЕЙ И ЭВРИДИКА

Великий певец Орфей, сын речного бога Эагра и музы Каллиопы, жил в далекой Фракии.

По наиболее распространенному мифу Орфей изобрел музыку, которая заставляла растения склонять ветви, камни — сдвигаться, укрощала диких зверей, и песнопение, соединив дивные стихи и чарующие звуки,

Орфей принимал участие в походе аргонавтов и своим волшебным пением и игрой на кифаре отвлек внимание сирен от своих спутников и тем спас им жизнь.

Женой Орфея была прекрасная нимфа Эвридика. Горячо любил ее певец. Однажды, вскоре после свадьбы, прекрасная Эвридика собирала весенние цветы в зеленой долине и, не заметив в густой траве змеи, наступила на нее. Ужалила она юную жену Орфея в ногу. Так погибла Эвридика.

Орфей не мог примириться с этой утратой. Решил он спуститься в мрачное царство теней, чтобы упросить владыку Аида вернуть ему жену. Спустился Орфей к берегам священной реки Стикса.

Как переправиться ему? Попросил Орфей Харона —. перевозчика душ умерших — перевезти его на другой берег, но отказал ему суровый Харон.

Ударил тогда Орфей по струнам золотой кифары и своей музыкой очаровал Харона. Под звуки музыки вошел Орфей в ладью, оттолкнул ее Харон веслом от берега, и поплыла ладья по мрачным водам Стикса. Перевез Харон Орфея.

Играя на кифаре, приблизился к трону Аида Орфей и склонился пред ним. Сильнее ударил он по струнам и запел; он пел о своей любви к Эвридике и о том, как счастлив был с ней. Все царство Аида внимало пению Орфея. Очарованный звуками песни, Тантал забыл терзающие его голод и жажду, Сизиф прекратил свою тяжкую бесплодную работу.

Сама грозная трехликая богиня Геката закрылась руками, чтобы не видно было слез на ее глазах.

Сказал бог Аид Орфею:

— Я верну тебе Эвридику. Веди ее назад к жизни, к свету солнца. Но ты должен исполнить одно условие: во время пути по подземному царству ты не должен оглядываться. Помни! Оглянешься, и тотчас покинет тебя Эвридика и вернется навсегда в мое царство.

На все был согласен Орфей. Отправились в путь. Быстро миновали супруги царство Аида. Переправил их через Стикс в своей ладье Харон. Вот и тропинка, которая ведет на поверхность земли. Орфей замедлил шаг, прислушался. Тишина. Все сильнее и сильнее охватывала Орфея тревога за Эвридику. Все чаще он останавливался. Наконец, забыв все, он остановился и обернулся. Почти рядом с собой увидал он тень Эвридики. Протянул к ней руки Орфей, но она потонула во мраке. Словно окаменев, стоял Орфей, охваченный отчаянием. Навсегда потерял он Эвридику.

Семь дней и ночей сидел печальный Орфей на берегу Стикса. Только на восьмой день решил он покинуть берега Стикса и вернуться во Фракию.

Четыре года прошло со смерти Эвридики, но остался по-прежнему верен ей Орфей. Он не желал брака ни с одной женщиной Фракии. Однажды ранней весной, когда на деревьях пробивалась первая зелень, сидел великий певец на невысоком холме. У ног его лежала золотая кифара. Поднял ее певец, тихо ударил по струнам и запел.

Вся природа казалась очарованной дивным пением и звуками кифары Орфея. Вдруг раздались вдали громкие возгласы, звон тимпанов и смех. Это киконские женщины справляли веселый праздник шумливого Вакха. Все ближе вакханки, вот увидали они Орфея, и одна из них громко воскликнула:

— Вот он, ненавистник женщин!

Взмахнула вакханка тирсом (стрелой) и метнула его в Орфея. Но плющ, обвивавший тирс, защитил певца. Бросила другая вакханка камень в Орфея, но камень, побежденный чарующим пением, упал к ногам Орфея.

Все громче раздавались вокруг певца крики вакханок. Градом полетели в певца тирсы и камни. Напрасно молил о пощаде Орфей. Обагренный кровью, упал несчастный на землю, отлетела его душа, а вакханки своими окровавленными руками разорвали его тело.

Голову Орфея и его кифару бросили в быстрые воды реки Гебра. Нимфы в знак печали распустили свои волосы и надели темные одежды.

По одной из легенд, душа Орфея сошла в царство теней и вновь увидала те места, где искал Орфей свою Эвридику. Снова встретил великий певец тень Эвридики и заключил ее с любовью в свои объятия. С этих пор они стали неразлучны.

УШИ МИДАСА

Фригийский царь Мидас славился огромным богатством. По одной из легенд Мидас освободил и возвратил Дионису пойманного Силена (демон, сын Гермеса, воспитатель Диониса). В награду Дионис предложил исполнить все, что захочет Мидас. Тот пожелал, чтобы все, к чему он прикоснется, превращалось в золото. Очень скоро царь убедился, что ему грозит голодная смерть, так как пища тоже превращалась в золотые слитки. Мидас умолил Диониса снять с него* чары. Дионис приказал ему выкупаться в источнике Пактол.

Есть и другой миф — о том, как Мидас был судьей на музыкальном состязании между Аполлоном и Паном. Он признал победителем Пана. За это Аполлон наградил Мидаса ослиными ушами, которые царю приходилось прятать под фригийской шапочкой.

Цирюльник Мидаса увидел уши и, мучимый тайной, которую никому не мог рассказать, вырыл ямку в земле и шепнут туда: «У царя Мидаса ослиные уши». На этом месте вырос тростник, который поведал о тайне всему свету.

Рассказ о тростнике, который выдает зарытую под ним тайну, — весьма распространенный сказочный мотив. В стихотворении М. Лермонтова «Тростник» рассказывается о том, что тростник поет о судьбе похороненной под ним девушки.

Существует и рассказ о том, как муравьи с детства покровительствовали Мидасу. Муравьи упоминаются в ряде греческих сказаний в нерасторжимой связи с золотом. Так, по аттическому преданию, в горах Гиметта муравьи охраняли золотые россыпи. Геродот рассказывает, что в Индии гиганты-муравьи фантастической величины, строя под землей свои жилища, выбрасывали наверх золотой песок. Некоторые арабские племена считают муравьев хранителями кладов. В одной итальянской новелле XVII в. рассказывается, как муравей показывал девушке зарытый в земле клад. По немецким поверьям, если в ящик, где хранятся деньги, положить пару черных муравьев, они натаскают туда еще денег. По украинскому поверью, в месте, где вереница муравьев переходит дорогу, зарыт клад. Этот сказочный мотив широко распространен и в других странах.

ОБЩЕГРЕЧЕСКИЕ МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ЦИКЛЫ

ГЕРАКЛ

Геракл (у римлян Геркулес) — величайший герой Греции. Первоначально он считался богом Солнца, разящим своими стрелами все темное и злое. Поэты всех времен постоянно возвращались к мифам о Геракле; их внимание привлекали подвиги и страдания, которые выпали на долю Геракла.

Мифы о Геракле изложены в трагедиях Софокла («Трахинянки») и Еврипида («Геракл»), а также в сказаниях, упоминаемых в «Описании Эллады» Павсания.

РОЖДЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ ГЕРАКЛА

Геракл — сын Зевса и смертной женщины Алкмены, жены Амфитриона.

В отсутствие Амфитриона, отправившегося на войну с племенем телебоев, Зевс, плененный красотой Алкмены, явился к ней, приняв образ Амфитриона. Вскоре вернулся и Амфитрион.

От Зевса и Амфитриона должны были родиться у Алкмены два сына-близнеца.

В тот день, когда должен был родиться великий сын Зевса и Алкмены, собрались боги на высоком Олимпе. Радуясь, что скоро родится у него сын, Зевс сказал богам:

— Младенец, который родится в этот день, будет властвовать над Микенами и соседними народами.

Но жена Зевса, царственная Гера, гневавшаяся, что Зевс взял себе в жены смертную Алкмену, решила хитростью лишить власти над всеми персеидами сына Алкмены.

Поэтому, скрыв в глубине сердца свою хитрость, Гера сказала:

— Ты говоришь неправду, великий громовержец! Никогда не исполнишь ты своего слова! Дай мне великую нерушимую клятву богов, что тот, который родится сегодня первым в роде персеидов, будет повелевать своими родственниками.

Овладела разумом Зевса богиня обмана Ата, и, не подозревая хитрости Геры, громовержец дал нерушимую клятву.

Тотчас Гера отправилась в Аргос. Там ускорила она рождение сына у богоравной жены персеида Сфенела, и появился на свет в этот день в роде Персея слабый, больной ребенок, сын Сфенела, Эврисфей.

Когда узнал об этом великий Зевс, то понял коварство Геры. Он разгневался на богиню обмана Ату, овладевшую его разумом. Зевс схватил ее за волосы и низвергнул со светлого Олимпа. Повелитель богов и людей запретил ей являться на Олимп. С тех пор богиня обмана Ата живет среди людей.

Родились и у Алкмены близнецы: старший — сын Зевса, названный при рождении Алкидом, и младший — сын Амфитриона, названный Ификлом. Алкид и был ведичайшим сыном Греции. Он назван был позднее прорицательницей Пифией Гераклом. Под этим именем прославился он, получил бессмертие и был принят в сонм светлых богов Олимпа.

Зевс (в других версиях — Афина) заставил Геру кормить Геракла грудью, но младенец сосал с такой силой, что Гера отшвырнула младенца, а из капель молока возник Млечный путь.

Зевс постарался облегчить судьбу своего сына. Он заключил с Герой нерушимый договор, что сын его не всю свою жизнь будет находиться под властью Эврисфея. Он должен совершить за двенадцать лет десять великих подвигов по поручению Эврисфея, а после не только освободится от его власти, но даже получит бессмертие.

Громовержец знал, что много великих опасностей придется преодолеть его сыну, поэтому он повелел своей любимой дочери Афине Палладе помогать сыну Алкмены.

Гера преследовала Геракла с самого первого дня его жизни. Узнав, что Геракл родился, она, чтобы погубить новорожденного героя, послала двух ужасных змей. Тихо подползли они к колыбели, обвились вокруг тела маленького Геракла, но в это время он проснулся. Протянул свои ручки к змеям, схватил их за шеи и сдавил с такой силой, что сразу задушил их. Пораженный силой своего приемного сына, Амфитрион призвал прорицателя Тиресия и вопросил его о судьбе новорожденного. Вещий старец поведал, сколько великих подвигов совершит Геракл, и предсказал, что он достигнет в конце своей жизни бессмертия.

Узнав, какая великая слава ждет старшего сына Алкмены, Амфитрион дал ему воспитание, достойное героя. Его учили читать, писать, петь и играть на кифаре. Но далеко не такие успехи демонстрировал в науках и музыке Геракл, какие показывал он в борьбе, стрельбе из лука и умении владеть оружием.

Маленький Геракл душит змей Геры. Настенная живопись из Помпей

Часто приходилось учителю музыки, брату Орфея Лину, сердиться на своего ученика и даже наказывать его. Однажды во время урока Лин, раздраженный его нежеланием учиться, ударил Геракла. Рассерженный Геракл схватил кифару и ударил ею наставника по голове. Не рассчитал силы удара юный Геракл. Лин упал замертво.

Амфитрион, боясь, чтобы не случилось еще чего-нибудь подобного, послал Геракла в лесистый Киферон пасти стада.

Существует и другая версия начала жизни Геракла.

Геракл вырос в лесах Киферона и стал могучим юношей. Ростом он был на целую голову выше всех, а сила его далеко превосходила силу человека. С первого взгляда можно было узнать в нем сына Зевса, особенно по глазам, которые светились каким-то необычайным, божественным светом.

Возмужав, Геракл победил царя Орхомена Эргина, которому Фивы платили ежегодно большую дань. Он убил царя, на минийский Орхомен наложил дань, которая была вдвое больше, чем та, что платили Фивы. За этот подвиг царь Фив Креонт отдал Гераклу в жены свою дочь Мегару, а боги послали ему трех прекрасных сыновей.

Счастливо жил Геракл в семивратных Фивах. Но великая богиня Гера по-прежнему пылала ненавистью к сыну Зевса.

Она наслала на Геракла ужасную болезнь. Лишился разума великий герой, безумие овладело им. В припадке неистовства Геракл убил всех своих детей и детей своего брата Ификла. Когда же прошел припадок, глубокая скорбь овладела Гераклом. Очистившись от скверны совершенного им невольного убийства, Геракл покинул Фивы и отправился в священные Дельфы вопросить бога Аполлона, что ему делать. Аполлон повелел Гераклу отправиться на родину его предков в Тиринф и двенадцать лет служить Эврисфею.

Устами Пифии Аполлон предсказал Гераклу, что он получит бессмертие, если исполнит по повелению Эврисфея десять великих подвигов.

Геракл поселился в Тиринфе и стал слугой слабого, трусливого Эврисфея, который боялся могучего героя и не пускал его в Микены. Все приказания свои передавал он сыну Зевса в Тиринф через своего вестника Копрея. Геракл совершил двенадцать великих подвигов.

НЕМЕЙСКИЙ ЛЕВ (ПЕРВЫЙ ПОДВИГ)

Гераклу недолго пришлось ждать первого поручения царя Эврисфея. Тот приказал Гераклу убить немейского льва.

Этот лев, порожденный Тифоном и Ехидной, был чудовищной величины. Он жил около города Немей и опустошал все окрестности. Геракл смело отправился на опасный подвиг.

Прибыв в Немею, тотчас пошел он в горы, чтобы разыскать логовище льва. Уже был полдень, когда герой достиг склонов гор. Нигде не видно было ни одной живой души: ни пастухов, ни земледельцев. Все бежали из этих мест в страхе перед ужасным зверем. Долго искал Геракл по лесистым склонам гор и в ущельях место, где прячется лев. Наконец, когда солнце стало склоняться к западу, нашел Геракл мрачное ущелье. Геракл завалил один из выходов громадными камнями и стал ждать льва, скрывшись в расщелине. Поздно вечером показалось чудовище с длинной косматой гривой. Натянул тетиву своего лука Геракл и пустил одну за другой три стрелы во льва, но стрелы отскочили от его шкуры — она была тверда, как сталь. Увидел Геракла лев и бросился на него. Как молния сверкнула палица Геракла и обрушилась на голову льва.

Геракл бросился на зверя, обхватил его своими могучими руками и задушил. Взвалив на плечи убитого льва, Геракл вернулся в Немею, принес жертву Зевсу и учредил в память своего первого подвига немейские игры.

Юный Геракл надел шкуру убитого льва на себя, накинув ее, как плащ, на свои могучие плечи. Лапы он связал у себя на груди, а шкура с головы льва служила ему шлемом. Геракл сделал себе огромную палицу из вырванного им с корнями в Немейской роще твердого, как железо, ясеня. Меч Гераклу подарил Гермес, лук и стрелы — Аполлон, золотой панцирь сделал ему Гефест, а Афина сама соткала для него одежду.

Геракл

Немейские игры стали общегреческим празднеством, происходившим каждые два года в Немейской долине в Арголиде; проводились они в честь Зевса в середине лета. Во время игр, продолжавшихся несколько дней, устраивались состязания в беге, борьбе, кулачном бою, бросании диска и копья. На время игр объявлялся мир во всей Греции.

ЛЕРНЕЙСКАЯ ГИДРА (ВТОРОЙ ПОДВИГ)

После первого подвига Эврисфей послал Геракла убить лернейскую гидру. Это было чудовище с телом змеи и девятью головами дракона. Как и немейский лев, гидра была порождена Тифоном и Ехидной. Жила гидра в болоте, выползая из своего логовища, уничтожала целые стада и опустошала все окрестности. Борьба с девятиголовой гидрой была опасна потому, что одна из голов была бессмертна.

Отправился в путь Геракл с сыном Ификла Иолаем. Прибыв к болоту у города Лерны, Геракл оставил Полая с колесницей в близлежащей роще, а сам отправился искать гидру. Он нашел её в окруженной болотом пещере. Раскалив докрасна свои стрелы, стал Геракл пускать одну за другой в чудовище. В ярость привели гидру стрелы Геракла. Она выползла, извиваясь покрытым блестящей чешуей телом, из мрака пещеры, грозно поднялась на своем громадном хвосте и силилась свалить его. Тут Геракл заметил, что у гидры на месте отрубленном головы вырастают две новые. Явилась и помощь гидре. Из болота выполз чудовищный рак и впился своими клещами в ногу Геракла. Тогда герой призвал на помощь своего друга Полая. Полай убил рака, зажег часть ближней рощи и горящими стволами деревьев прижигал гидре шеи, с которых Геракл отсекал головы. Новые головы перестали вырастать. Наконец, и бессмертная голова слетела.

Глубоко зарыл бессмертную голову победитель Геракл и навалил на нее громадную скалу, чтобы не могла она опять выйти на свет. Затем рассек великий герой тело гидры и погрузил в ее ядовитую желчь свои стрелы. С тех пор раны от стрел Геракла не заживали.

С великим торжеством вернулся Геракл в Тиринф. Но там ждало его уже новое поручение Эврисфея, который отказался засчитать этот подвиг, ведь Гераклу помогал Иолай.

Этот миф породил крылатое выражение «многоголовая гидра», употребляющееся и до сих пор. Интересна одна деталь мифа. Гидра обитает в болоте, она — чудовище водное, вот почему бороться с ней можно с помощью огня. С водой уместнее всего бороться огнем. Так, в «Илиаде» против разлившегося Потока выступает бог огня Гефест.

СТИМФАЛИЙСКИЕ ПТИЦЫ (ТРЕТИЙ ПОДВИГ)

Эврисфей поручил Гераклу уничтожить стимфалийских птиц. Чуть не в пустыню обратили эти птицы все окрестности аркадского города Стимфала. Они нападали и на животных, и на людей и разрывали их своими медными когтями и клювами. Но самое страшное было то, что перья этих птиц были из бронзы, и птицы, взлетев, могли ронять их, подобно стрелам, на того, кто вздумал бы напасть на них. Трудно было Гераклу выполнить это поручение Эврисфея.

На помощь ему пришла воительница Афина Паллада. Она дала Гераклу медные трещетки, выкованные богом Гефестом, и велела Гераклу встать на высоком холме у того леса, где гнездились стимфалийские птицы, и Ударить в трещетки; когда же птицы взлетят — перестрелять их из лука.

Так и сделал Геракл. Взойдя на холм, он загремел трещётками, и поднялся такой оглушительный шум. Птицы громадной стаей взлетели над лесом и стали в ужасе кружиться над ним. Они дождем сыпали свои острые, как стрелы, перья та землю, но никак не попадали в стоявшего на холме Геракла. Схватил свой лук герой и стал разить птиц смертоносными стрелами. В страхе взвились за облака стимфалийские птицы и улетели далека за пределы Греции, на берега Эвксинского Понта (так называли греки Чёрное море), и больше никогда не возвращались в окрестности Стимфала. Исполнил Геракл и это поручение Эврисфея. Вернулся в Тиринф, но тотчас же пришлось герою отправиться на еще более трудный подвиг.

КЕРИНЕЙСКАЯ ЛАНЬ (ЧЕТВЕРТЫЙ ПОДВИГ)

Эврисфей знал, что в Аркадии живет чудесная керинейская лань, посланная богиней Артемидой в наказание людям. Лань эта опустошала поля. Эврисфей повелел Гераклу поймать ее и доставить в Микены.

Лань была необычайно красива, рога у нее были золотые, а копыта — медные. Подобно ветру, носилась она по горам и долинам Аркадии, не зная усталости. Целый год преследовал Геракл керинейскую лань. Она носилась по горам, равнинам, прыгала через пропасти, переплывала реки. Все дальше и дальше на север бежала лань. Не отставал от нее Геракл. Наконец Геракл настиг ее на крайнем севере. Здесь лань остановилась. Герой хотел схватить ее, но ускользнула она и, как стрела, понеслась назад, на юг. Опять началась погоня. Гераклу удалось только в Аркадии догнать лань. Даже после столь долгой погони не потеряла она сил.

Отчаявшись поймать лань, Геракл прибег к своим не знающим промаха стрелам. Он ранил златорогую лань стрелой в ногу, и только тогда удалось поймать ее. Геракл взвалил чудесную лань на плечи и хотел уже нести ее в Микены, как предстала пред ним разгневанная Артемида и сказала:

Геракл и керинейская лань

— Разве не знал ты, Геракл, что лань эта моя? Зачем оскорбил ты меня, ранив мою любимую лань? Разве не знаешь, что не прощаю я обиды? Или ты думаешь, что ты могущественнее богов-олимпийцев?

С благоговением склонился Геракл перед прекрасной богиней и ответил:

— О, великая дочь Лето, не вини ты меня! Никогда не оскорблял я бессмертных богов, живущих на светлом Олимпе; всегда чтил я небожителей богатыми жертвами и никогда не считал себя равным им, хотя и сам я — сын громовержца Зевса. Не по своей воле преследовал я твою лань, а по повелению Эврисфея. Сами боги приказали мне служить ему, и не смею я ослушаться Эврисфея!

Артемида простила Гераклу его вину. Великий сын громовержца Зевса принес в Микены керинейскую лань живой и отдал ее Эврисфею.

Позже лань была возвращена Артемиде.

ЭРИМАНФСКИЙ ВЕПРЬ И БИТВА С КЕНТАВРАМИ (ПЯТЫЙ ПОДВИГ)

После охоты на лань, продолжавшейся целый год, недолго отдыхал Геракл. Эврисфей опять дал ему поручение: Геракл должен был убить эриманфского вепря.

Этот вепрь, обладавший чудовищной силой, жил на горе Эриманф и опустошал окрестности города Псофиса. Не щадил он и людей, убивая их своими огромными клыками. Геракл отправился к горе Эриманф.

По дороге навестил он мудрого кентавра Фола. С почетом принял Фол великого сына Зевса и устроил для него пир. Во время пира кентавр открыл большой сосуд с вином, чтобы угостить получше героя. Далеко разнеслось благоухание дивного вина. Уловили этот аромат и другие кентавры.

Страшно рассердились они на Фола за то, что тот открыл сосуд. Вино принадлежало не одному только Фолу, а было достоянием всех кентавров. Кентавры бросились к жилищу Фола и напали на него и Геракла, когда они вдвоем весело пировали, украсив головы венками из плюща. Геракл не испугался кентавров. Он быстро вскочил со своего ложа, защищаясь, и стал бросать в нападавших громадные дымящиеся головни. Кентавры обратились в бегство, а Геракл ранил их своими ядовитыми стрелами. Герой преследовал их до самой Малей. Там укрылись кентавры у друга Геракла, Хирона, мудрейшего из кентавров. Следом за беглецами в пещеру ворвался и Геракл.

В гневе натянул он свой лук, сверкнула в воздухе стрела и вонзилась в колено одного из кентавров. Не врага поразил Геракл, а своего друга Хирона. Великая скорбь охватила героя, когда он увидел, кого ранил. Геракл спешно омыл и перевязал рану друга, но ничто не могло помочь. Знал Геракл, что рана от стрелы, отравленной желчью гидры, неизлечима. Знал и Хирон, что грозит ему мучительная смерть. Чтобы не страдать от раны, он впоследствии добровольно сошел в мрачное царство Аида. В глубокой печали Геракл покинул Хирона и вскоре достиг горы Эриманф. Там в густом лесу он нашел грозного вепря и выгнал его криком из чащи. Долго преследовал Геракл животное, и, наконец, загнал его в глубокий снег на вершине горы. Вепрь увяз в снегу, а Геракл, бросившись на него, связал и отнес живым в Микены.

Когда Эврисфей увидал чудовищного вепря, то от страха спрятался в большой бронзовый сосуд.

СКОТНЫЙ ДВОР ЦАРЯ АВГИЯ (ШЕСТОЙ ПОДВИГ)

Вскоре Эврисфей дал новое поручение Гераклу. Он должен был очистить от навоза весь скотный двор Авгия, царя Элиды, сына лучезарного Гелиоса. Бог солнца дал своему сыну неисчислимые богатства. Особенно многочисленны были стада Авгия. В его стадах было триста быков с белыми, как снег, ногами, двести быков были красные, как сидонский пурпур, двенадцать быков, посвященные богу Гелиосу, были белые, как лебеди, а один бык, отличавшийся необыкновенной красотой, сиял, подобно звезде. Геракл предложил Авгию очистить за один день весь его громадный скотный Двор, если он согласится отдать ему десятую часть своего скота. Авгий согласился.

Ему казалось, что выполнить такую работу за один день невозможно. Геракл же отвел туда воду двух рек, Алфея и Пенея. Вода этих рек в один день унесла весь навоз со скотного двора, а Геракл опять заделал стены. Когда герой пришел к Авгию требовать награды, царь не отдал ему обещанной платы, и пришлось ни с чем вернуться в Тиринф Гераклу. Эврисфей не засчитал и этот подвиг тоже, так как Геракл выполнил его за плату.

Страшно отомстил великий герой царю Элиды. Через несколько лет, уже освободившись от службы у Эврисфея, Геракл вторгся с большим войском в Элиду, победил в кровопролитной битве Авгия и убил его своей смертоносной стрелой. После победы собрал Геракл войско и всю богатую добычу у города Писы, принес жертвы олимпийским богам и учредил олимпийские игры, которые и проводились с тех пор греками каждые четыре года на священной равнине, обсаженной самим Гераклом посвященными богине Афине оливами.

Олимпийские игры стали важнейшим из общегреческих празднеств, на время которого объявлялся во всей Греции мир. За несколько месяцев до игр по всей Греции и греческим колониям рассылались послы, приглашавшие на игры в Олимпию. Игры проводились раз в четыре года. Победители на играх получали в награду оливковый венок и пользовались великим почетом. Греки вели летосчисление по олимпийским играм, считая первыми происходившие в 776 г. до н. э. Существовали олимпийские игры до 394 г. н. э., когда они были запрещены императором Феодосием как несовместимые с христианством.

Через 30 лет император Феодосий II сжег храм Зевса в Олимпии и все роскошные здания, украшавшие то место, где происходили олимпийские игры. Они обратились в развалины и постепенно были занесены песком реки Алфея.

Только раскопки, производившиеся на месте Олимпии в XIX в., главным образом с 1875 и по 1881 г., дали нам возможность получить точное представление о былой Олимпии и об олимпийских играх.

…Геракл отомстил и всем союзникам Авгия. Особенно же поплатился царь Пилоса Нелей. Геракл, придя с войском к Пилосу, взял город и убил Нелея и одиннадцать его сыновей. Не спасся и сын Нелея Периклимен, которому дал властитель моря Посейдон дар обращаться в льва, змею и пчелу. Геракл убил его, когда, обратившись в пчелу, Периклимен сел на одну из лошадей, запряженных в колесницу Геракла. Один лишь сын Нелея Нестор остался в живых.

Впоследствии прославился Нестор среди греков своими подвигами и великой мудростью.

КРИТСКИЙ БЫК (СЕДЬМОЙ ПОДВИГ)

Чтобы выполнить седьмое поручение Эврисфея, Гераклу пришлось покинуть Грецию и отправиться на остров Крит.

Эврисфей поручил ему привести в Микены критского быка. Этого быка царь Крита Минос должен был принести в жертву Посейдону. Но Миносу жалко было терять такое прекрасное животное — он оставил его в своем стаде, а в жертву Посейдону принес другого быка. Посейдон разгневался на Миноса и наслал на вышедшего из моря быка бешенство. По всему острову носился бык и уничтожал все на своем пути. Великий герой Геракл поймал животное и укротил. Он сел на его широкую спину и переплыл через море с Крита на Пелопоннес.

Геракл привел быка в Микены, но Эврисфей побоялся оставить быка Посейдона в своем стаде и пустил его на волю. Почуяв опять свободу, понесся бешеный бык через весь Пелопоннес на север и наконец прибежал в Аттику на Марафонское поле. Там его убил великий афинский герой Тесей.

КОНИ ДИОМЕДА (ВОСЬМОЙ ПОДВИГ)

После укрощения критского быка Гераклу, по поручению Эврисфея, пришлось отправиться во Фракию к царю бистонов (мифический народ, живший, по мнению греков, во Фракии) Диомеду. У этого царя были дивной красоты и силы кони. Они были прикованы железными ' цепями в стойлах, так как никакие путы не могли удержать их. Царь Диомед кормил этих коней человеческим мясом. Он бросал им на съедение всех чужеземцев, которые, гонимые бурей, оказывались в его городе.

К этому фракийскому царю и явился Геракл. Он завладел конями Диомеда и увел их на свой корабль. На берегу настиг Геракла сам Диомед со своими воинственными бистонами. Геракл вступил в бой с напавшими. Немного было спутников у героя, но все же побежден был Диомед. Коней же Диомеда Геракл привел к Эврисфею, а тот велел выпустить их на волю. Кони убежали в горы, покрытые густым лесом, и были там растерзаны дикими зверями.

По одной из версий Геракл победил Диомеда и бросил его самого на съедение коням-людоедам.

Геракл в этом мифе выступает как герой-конеукротитель. Это «конеукрощение», одомашнивание диких животных — подвиг. Самый частый эпитет героев, сражавшихся под Троей, — «конеборный», «конеукротитель».

ПОЯС ИППОЛИТЫ (ДЕВЯТЫЙ ПОДВИГ)

Девятым подвигом Геракла был его поход в страну амазонок за поясом царицы Ипполиты. Его подарил Ипполите бог войны Арес, и она носила его как знак своей власти над всеми амазонками.

Дочь Эврисфея Адмета, жрица богини Геры, хотела непременно иметь этот пояс. Чтобы исполнить ее желание, Эврисфей послал за ним Геракла. Собрав небольшой отряд, сын Зевса отправился в путь на одном только корабле. Далекий путь предстоял героям. Они должны были достигнуть самых дальних берегов Эвксинского Понта, так как там находилась страна амазонок со столицей Фемискирой.

С Пароса Геракл прибыл к царю Лику, который принял его с великим гостеприимством. Неожиданно напал на Лика царь бебриков (народ, отличавшийся большой физической силой). Геракл победил со своим отрядом царя бебриков и разрушил его столицу, а всю землю бебриков отдал Лику. Царь Лик назвал эту страну в честь героя Гераклеей. После этого подвига отправился Геракл дальше, и прибыл к городу амазонок, Фемискире.

Слава о подвигах сына Зевса давно уже достигла страны амазонок. Поэтому, когда корабль Геракла пристал к Фемискире, вышли амазонки с царицей навстречу герою.

Они с удивлением смотрели на великого сына Зевса, который выделялся, подобно бессмертному богу, среди своих спутников-героев.

Геракл попросил Ипполиту отдать ему пояс для Адметы.

Не в силах была ни в чем отказать Гераклу Ипполита. Она была уже готова добровольно отдать ему пояс, но великая Гера, желая погубить ненавистного ей Геракла, приняла вид амазонки, смешалась с толпой и стала убеждать воительниц напасть на войско Геракла. Она уверяла их, что Геракл явился с коварным умыслом: он хочет похитить царицу Ипполиту и увезти ее рабыней в свой дом.

Амазонки поверили Гере. Схватились они за оружие и напали на войско Геракла. Семь героев из числа спутников Геракла сразила амазонка Протоя собственной рукой, но не избежала она стрелы сына Зевса. Побеждены были грозные воительницы, их войско обратилось в бегство.

Заключили мир амазонки с Гераклом. Ипполита купила свободу могучей Меланиппы, которую взял в плен Геракл и хотел увезти с собой, отдав свой пояс. Так добыл Геракл пояс Ипполиты.

По другой версии Геракл решил, что нападение на него коварно подстроено Ипполитой, убил ее, захватил пояс и поспешил на корабль.

Проплывая мимо Трои, Геракл увидел прикованную к скале и отданную на съедение морскому чудовищу дочь Лаомедонта — Гесиону. Геракл пообещал Лаомедонту спасти девушку, потребовав в качестве награды божественных коней. Геракл убил чудовище, но не получил вознаграждения. Пригрозив возмездием, Геракл поплыл в Микены и отдал пояс Ипполиты Эврисфею.

КОРОВЫ ГЕРИОНА (ДЕСЯТЫЙ ПОДВИГ)

Вскоре после возвращения из похода в страну амазонок Геракл отправился на новый подвиг. Эврисфей поручил ему пригнать в Микены коров великана Гериона. Далек был путь к Гериону. Гераклу нужно было достигнуть самого западного края земли, тех мест, где сходит на закате с неба лучезарный бог солнца Гелиос. Геракл один отправился в далекий путь. Он прошел через Африку, через бесплодные пустыни Ливии, через страны диких варваров и, наконец, достиг пределов земли. Здесь воздвиг он по обеим сторонам узкого морского пролива два гигантских каменных столпа как вечный памятник о своем подвиге. (Греки считали, что скалы по берегам Гибралтарского пролива поставил Геракл. Их назвали столпами Геракла, или Геркулесовыми столбами. По другой версии Геракл раздвинул закрывавшие выход в океан горы, создав пролив — Гибралтарский пролив).

Страдая в походе от палящих лучей солнца, Геракл направил свой лук на самого Гелиоса. Но не разгневался светлый Гелиос, восхитившись мужеством Геракла.

Гелиос сам предложил сыну Зевса переправиться на Эрифейю в золотом челне, в котором проплывал каждый вечер бог солнца со своими конями и колесницей с западного на восточный край земли в свой золотой дворец. Обрадованный, Геракл смело вскочил в золотой челн и быстро достиг берегов Эрифейи.

Едва пристал он к острову, как учуял его грозный двуглавый пес Орфо и с лаем бросился на героя. Одним ударом своей тяжкой палицы убил его Геракл. Но не один Орфо охранял стада Гериона. Пришлось еще биться сыну Зевса и с великаном Эвритионом. Геракл погнал коров Гериона к берегу моря, где стоял золотой челн Гелиоса. Герион услышал мычание своих коров и пошел к стаду. Он погнался за похитителем стада и настиг его на берегу моря. Герион был чудовищным великаном: он имел три туловища, три головы, шесть рук и шесть ног. Тремя щитами прикрывался он во время боя, три громадных копья бросал он сразу в противника. Гераклу помогла великая воительница Афина. Геракл вовремя увидел великана и, пустил в него свои смертоносные стрелы.

Геракл перевез с Эрифейи в золотом челне коров Гериона через бурный Океан.

Но много трудностей предстояло еще впереди. Нужно было пригнать быков в Микены. Через всю Испанию, через Пиренейские горы, через Галлию и Альпы, через Италию гнал стадо Геракл. На юге Италии, около города Региума, вырвалась одна из коров и через пролив переплыла в Сицилию. Там увидал ее царь Эрике, сын Посейдона, и взял корову в свое стадо. Геракл долго искал ее.

Наконец, он попросил бога Гефеста охранять добычу, а сам переправился в Сицилию и там нашел в стаде царя Эрикса свою корову. Царь не захотел вернуть ее Гераклу; надеясь на свою силу, он вызвал Геракла на единоборство.

Наградой победителю должна была служить корова. Не по силам был Эриксу такой противник, как Геракл. Сын Зевса сжал царя в своих могучих объятиях и задушил. Вернулся Геракл с коровой к своему стаду и погнал его дальше. На берегах Ионийского моря богиня Гера наслала бешенство на все стадо. Бешеные коровы разбежались во все стороны. Только с большим трудом переловил Геракл большую часть коров уже во Фракии и пригнал, наконец, их к Эврисфею в Микены. Эврисфей же принес их в жертву великой богине Гере.

Мифическое странствие Геракла по Западу отражает ранние, «доисторические» связи между Грецией и Италией, может быть и Испанией. Некоторые знаменитые роды считали себя происходящими от Геракла. Культ его был распространен не только в греческих колониях Италии, так называемой Великой Греции, но и в самом Риме.

Геркулесовы столпы (столбы Геракла) — древнее название двух скал на противоположных берегах пролива (ныне Гибралтар и Сеута), у финикиян именовались Мелькартовыми столпами.

КЕРБЕР (ИЛИ ЦЕРБЕР) (ОДИННАДЦАТЫЙ ПОДВИГ)

Едва Геракл вернулся в Тиринф, как снова послал его на подвиг Эврисфей.

Невероятные трудности пришлось преодолеть Гераклу, выполняя новое поручение. Он должен был спуститься в мрачное, полное ужасов царство Аида и привести к Эврисфею стража подземного царства, ужасного адского пса Кербера (Цербера). Три головы было у Кербера, на шее извивались змеи, хвост оканчивался головой дракона с громадной пастью. Геракл отправился в Лаконию и через мрачную пропасть спустился в подземное царство.

У самых врат царства Аида увидел сын Зевса приросших к скале героев Тесея и Пирифоя, царя Фессалии. Их наказали так боги за то, что они хотели похитить у Аида жену его Персефону.

Протянул Геракл Тесею руку и освободил его. Когда же он хотел освободить и Пирифоя, то дрогнула земля, и понял Геракл, что боги не хотят его освобождения.

В подземное царство Геракла ввел вестник богов Гермес, проводник душ умерших, а спутницей великого героя была сама любимая дочь Зевса, Афина. Когда Геракл вступил в царство Аида, в ужасе разлетелись тени умерших.

Навстречу Гераклу поднялась тень ужасной Медузы Горгоны, она грозно протянула свои медные руки и взмахнула золотыми крыльями, на голове ее зашевелились змеи. Схватился за меч бесстрашный герой, но Гермес остановил его словами:

— Не хватайся за меч, Геракл! Ведь это лишь бесплотная тень! Она не грозит тебе гибелью!

Много ужасов видел на пути своем Геракл; наконец, он предстал пред троном Аида. Аид милостиво приветствовал сына своего великого брата Зевса и спросил, что заставило его покинуть свет солнца и спуститься в царство мрака. Склонясь пред Аидом, ответил Геракл, что не по своей воле пришел он в его царство, и попросил отдать ему трехглавого пса Кербера. Аид согласился, но с одним условием: Геракл должен укротить Кербера без оружия.

Долго искал Геракл Кербера по подземному царству. Наконец, он нашел его на берегах Ахеронта. Геракл обхватил своими руками, крепкими, как сталь, шею Кербера. Грозно завыл пес Аида; все подземное царство наполнилось его воем. Он силился вырваться из объятий Геракла, но только крепче сжимали могучие руки героя шею Кербера. Обвил хвост свой Кербер вокруг ног героя, впилась голова дракона зубами ему в тело, но все было напрасно. Могучий Геракл все сильней и сильней сдавливал ему шею. Наконец, полузадушенный пес Аида упал к ногам Геракла, который укротил его и повел из царства мрака в Микены.

Испугался дневного света Кербер; весь покрылся он холодным потом, ядовитая пена капала из трех его пастей на землю; всюду, куда попадала хоть капля пены, вырастали ядовитые травы.

Геракл привел Кербера к стенам Микен. В ужас пришел трусливый Эврисфей при одном взгляде на страшного пса. Чуть не на коленях молил он Геракла отвести обратно в царство Аида Кербера. Геракл исполнил просьбу и вернул Аиду его страшного стража.

То, что в мифе Кербер обвит змеями и имеет хвост и голову дракона, не лишено значения. Первоначально с Кербером связывался не только образ пса, но и адского змея или дракона. Впоследствии представление о псе возобладало и вытеснило прежний образ змея, от которого остались лишь некоторые признаки.

ЯБЛОКИ ГЕСПЕРИД (ДВЕНАДЦАТЫЙ ПОДВИГ)

Самым трудным подвигом Геракла на службе у Эврисфея был его последний, двенадцатый подвиг. Он должен был отправиться к великому титану Атласу, который держал на плечах небесный свод, и достать из его садов, за которыми смотрели дочери Атласа Геспериды, три золотых яблока. Яблоки эти росли на золотом дереве, выращенном богиней земли Геей в подарок великой Гере в день ее свадьбы с Зевсом. Чтобы совершить этот подвиг, нужно было прежде всего узнать путь в сады Гесперид, охраняемые драконом, никогда не смыкавшим глаз.

Никто не знал пути к Гесперидам и Атласу. Долго блуждал Геракл по Азии и Европе, прошел он и все страны, которые проходил раньше, отправившись за коровами Гериона; всюду сын Зевса расспрашивал о пути, но никто не знал его. В своих поисках зашел он на самый крайний север, к вечно катящей свои бурные, беспредельные воды реке Эридану (мифическая река). На берегах Эридана с почетом встретили великого героя прекрасные нимфы и дали ему совет, как узнать дорогу в сады Гесперид. Геракл должен был неожиданно напасть на морского вещего старца Нерея, когда тот выйдет на берег из пучины, и узнать у него путь к Гесперидам; кроме Нерея, никто не знал этого.

Геракл напал на морского бога, когда тот спал.

Трудной была борьба. Чтобы освободиться от железных объятий Геракла, Нерей принимал разные обличья, но все-таки не выпускал его герой. Наконец, он связал утомленного Нерея, и морскому богу пришлось открыть Гераклу тайну.

Опять пришлось герою идти через Ливию. Здесь встретил он великана Антея, сына Посейдона и богини земли Геи, вскормившей и воспитавшей его.

Антей заставлял всех путников бороться с ним и всех, кого побеждал в борьбе, убивал. Великан потребовал, чтобы и Геракл сразился с ним. Никто не мог победить Антея, не зная тайны, откуда великан получал новые силы.

Тайна же была такова: когда Антей чувствовал, что начинает слабеть, он прикасался к земле, и обновлялись его силы: он черпал их у своей матери, великой богини земли. Но стоило только оторвать Антея от земли и поднять его в воздух, как становился он беспомощным. Долго боролся Геракл с Антеем, несколько раз валил его на землю, но только прибавлялось силы у великана.

Вдруг во время борьбы поднял могучий Геракл Антея высоко вверх — иссякли силы сына Геи, и Геракл задушил его.

Дальше пошел Геракл в Египет. Утомленный минным путем, уснул он в тени небольшой рощи на берегу Нила. Увидал спящего Геракла царь Египта, Бусирис, и велел связать героя. Он хотел принести Геракла в жертву отцу его Зевсу. Девять лет был неурожай в Египте; предсказал пришедший с Кипра прорицатель Фрасий, что прекратится неурожай только в том случае, если будет Бусирис ежегодно приносить в жертву Зевсу чужеземца. С тех пор жестокий царь приносил в жертву громовержцу всех чужеземцев, которые приходили в Египет. Привели к жертвеннику и Геракла, но разорвал он веревки, которыми был связан, и убил самого Бусириса и сына его Амфидаманта.

Наконец достиг Геракл края земли, где стоял великий титан Атлант. С изумлением смотрел герой на могучего титана, державшего на своих широких плечах весь небесный свод. Геракл обратился к нему за помощью.

— Я дам тебе три яблока, сын Зевса, — ответил Атлант, — ты же, пока я буду ходить за ними, должен встать на мое место и держать на плечах своих небесный свод.

Геракл согласился. Он встал на место Атланта. Невероятная тяжесть опустилась на плечи сына Зевса. Он напряг все свои силы и удержал небесный свод. Только помощь богини Афины дала ему силы удержать небесный свод до тех пор, пока не вернулся Атлант с обещанными яблоками. Вернувшись, Атлант сказал герою:

— Вот три яблока, Геракл; если хочешь, я сам отнесу их в Микены, а ты подержи до моего возвращения небесный свод; потом я встану опять на свое место.

Геракл понял хитрость Атланта: титан хочет навсегда освободиться от своего тяжелого труда.

— Хорошо, Атлант, я согласен! — ответил Геракл. — Только позволь мне прежде сделать себе подушку, я положу ее на плечи, чтобы не давил на них так ужасно небесный свод.

Атлант встал опять на свое место и взвалил на плечи тяжесть неба. Геракл же взял свою палицу и золотые яблоки и сказал:

— Прощай, Атлант! Я держал свод неба, пока ты ходил за яблоками Гесперид, вечно же нести на плечах своих всю тяжесть неба я не хочу.

Геракл вернулся к Эврисфею и отдал ему золотые яблоки. Эврисфей подарил их Гераклу, а тот отдал яблоки своей покровительнице, великой дочери Зевса Афине. Афина вернула яблоки Гесперидам.

После своего двенадцатого подвига Геракл освободился от службы у Эврисфея. Теперь он мог вернуться в семивратные Фивы. Но недолго оставался там сын Зевса. Он отдал жену свою Мегару в жены другу Иолаю, а сам ушел опять в Тиринф.

СМЕРТЬ ГЕРАКЛА И ПРИНЯТИЕ ЕГО В СОНМ ОЛИМПИЙСКИХ БОГОВ

Когда Геракл за убийство Ифита был продан в рабство лидийской царице Омфале, Деянире с детьми пришлось покинуть Тиринф. Жене Геракла дал приют царь фессалийского города Трахины Кейк. Прошло уже три года и три месяца, как покинул Геракл Деяниру. Жена Геракла беспокоилась о судьбе своего мужа. Не было известий от Геракла. Позвала она своего сына Гилла и сказала ему:

— Сын мой, иди, разыщи твоего отца!

Через некоторое время, после того как Гилл покинул Трахину, прибежал к Деянире вестник и сообщил, что сейчас придет от Геракла посол Лихас. Радостную весть принес Лихас: Геракл жив. Он победил Эврита, разрушил город Ойхалию и скоро вернется в Трахину. Лихас привел с собой пленных, и среди них Иолу, дочь Эврита. Деянира увидела среди пленных прекрасную женщину и спросила Лихаса:

— Скажи мне, Лихас, кто эта женщина? Кто ее отец и мать? Больше всех горюет она. Не дочь ли это самого Эврита?

Но Лихас ответил жене Геракла, что ничего не знает о ней. Лишь только ушел Лихас, как приблизился к Деянире слуга и сказал:

— Не всю правду сказал тебе Лихас. Он знает, кто эта женщина; это дочь Эврита, Иола. Из любви к ней состязался некогда Геракл с Эвритом в стрельбе из лука. Гордый царь не отдал ему, победителю, в жены дочь, как обещал, — оскорбив, он прогнал великого героя из города. Ради Иолы взял теперь Ойхалию Геракл и убил царя Эврита. Не как рабу прислал сюда Иолу сын Зевса — он хочет взять ее в жены.

Опечалилась Деянира и вспомнила о крови, которую дал ей когда-то кентавр Несс, и то, что он сказал ей перед смертью: «Натри моей кровью одежду Геракла, и вечно будет он любить тебя, ни одна женщина не будет ему дороже тебя».

Боялась Деянира волшебного средства, но любовь к Гераклу и страх потерять его победили.

Достала она кровь Несса, которую так долго хранила в сосуде. Деянира натерла ею роскошный плащ, который выткала в подарок Гераклу, и положила его в плотно закрывающийся ящик. Затем позвала Лихаса и приказала:

— Спеши, Лихас, на Эвбею и отнеси Гераклу этот ящик. В нем лежит плащ. Пусть наденет этот плащ Геракл, когда будет приносить жертву Зевсу. Скажи ему, чтобы ни один смертный не надевал этого плаща, кроме него, чтобы даже луч светлого Гелиоса не коснулся плаща, прежде чем он наденет его.

Пошла Деянира во дворец и, к своему ужасу, увидела, что та шерсть, которую натирала она кровью Несса, истлела. Деянира бросила эту шерсть на пол. Луч солнца упал на шерсть и согрел отравленную ядом лернейской гидры кровь кентавра. Вместе с кровью нагрелся яд гидры и обратил в пепел шерсть, а на полу, где лежала шерсть, показалась ядовитая пена. В ужас пришла Деянира.

Немного прошло времени с тех пор, как ушел на Эвбею с отравленным плащом Лихас. Во дворец вернулся Гилл. Взглянув на мать, он воскликнул:

— Знай, ты погубила собственного мужа, моего отца!

Он рассказал матери, что случилось на горе Канейоне, около города Ойхалии. Геракл, воздвигнув жертвенник, готовился уже принести жертвы богам и прежде всего отцу своему Зевсу, как пришел Лихас с плащом. Сын Зевса надел плащ — дар жены — и приступил к жертвоприношению. Ярко вспыхнуло пламя на алтарях. Геракл стоял, благоговейно воздев свои руки к небу, и призывал богов. Огонь, жарко пылавший на жертвенниках, согрел тело Геракла, и выступил на теле пот. Вдруг прилип к телу героя отравленный плащ.

Судороги пробежали по телу Геракла. Почувствовал он страшную боль. Ужасно страдая, призвал герой Лихаса и спросил его, зачем принес он этот плащ. Что мог ответить ему невинный Лихас? Он мог только сказать, что плащ прислала Деянира. Геракл же, не сознавая ничего от страшной боли, схватил Лихаса за ногу и ударил его о скалу, вокруг которой шумели морские волны. Насмерть разбился Лихас. Геракл же упал на землю. Он бился в невыразимых муках. Крик его разносился далеко по Эвбее.

Подняли Геракла, положили на носилки, отнесли на корабль, чтобы перевезти его в Трахину. Вот что рассказал Гилл матери и закончил рассказ такими словами:

— Сейчас вы все увидите здесь великого сына Зевса, может быть, еще живым, а может быть, уже мертвым. О, пусть накажут тебя, мать, суровые Эринии.

Молча ушла во дворец Деянира, не проронив ни одного слова. Там, во дворце, схватила она обоюдоострый меч и пронзила им свою грудь.

В это время ко дворцу принесли умирающего Геракла. Он забылся сном во время пути, но когда опустили носилки на землю у входа во дворец, Геракл проснулся. От страшной боли ничего не сознавал великий герой.

— О, великий Зевс! — восклицал он, — в какой стране я? О, где вы, мужи Греции? Помогите мне! Ради вас я очистил землю и море от чудовищ и зла, теперь же никто из вас не хочет избавить меня огнем или острым мечом от тяжелых страданий!

И попросил тогда своего сына Геракл:

— Исполни же мою последнюю волю, Гилл! С моими верными друзьями отнесите меня на высокую вершину и сложите погребальный костер, положите меня на костер и подожгите его.

Богиня Победы возносит Геракла на Олимп

Друзья Геракла и Гилл подняли носилки и отнесли Геракла на высокую Эту. Там сложили они громадный костер и положили на него величайшего из героев. Страдания Геракла становились все сильнее.

Наконец, пришел на Эту Филоктет, Геракл уговорил его поджечь костер и в награду за это подарил ему свой лук и стрелы, отравленные ядом гидры. Поджег костер Филоктет, ярко вспыхнуло пламя костра, но еще ярче засверкали молнии Зевса. Громы прокатились по небу. На золотой колеснице принеслись к костру Афина с Гермесом и вознесли они на светлый Олимп Геракла, величайшего из героев. Там встретили его великие боги. Стал бессмертным богом и Геракл.

Сама Гера, забыв свою ненависть, отдала Гераклу в жены дочь свою, вечно юную богиню Гебу.

Живет с тех пор на светлом Олимпе в сонме великих бессмертных богов Геракл. Это явилось ему наградой за все его великие подвиги на земле, за все его великие страдания.

В одиннадцатой песне «Одиссеи» Гомера говорится:

Сам он (Геракл) с богами на светлом Олимпе Сладость блаженства вкушает близ Гебы, супруги цветущей.

О могучей красоте Геракла писал А. Пушкин- в поэме «Каменный гость»:

Каким он здесь представлен исполином! Какие плечи! Что за Геркулес!

ПОХОД АРГОНАВТОВ

ФРИКС И ГЕЛЛА

В древнем Минийском Орхомене в Беотии (область в средней Греции с главным городом Фивы) правил сын бога ветра Эола, царь Афамант. Двое детей было у него от богини облаков Нефелы — сын Фрике и дочь Гелла. Изменил Нефеле Афамант и женился на дочери Кадма, Ино.

Невзлюбила Ино детей своего мужа от первого брака и замыслила погубить их. Она уговорила орхоменянок иссушить семена, заготовленные для посева. Засеяли орхоменяне поля иссушенными семенами, но ничего не взошло на их всегда плодородных нивах. Грозил голод орхоменянам. Тогда решил Афамант отправить посольство в священные Дельфы, чтобы вопросить оракула стреловержца Аполлона о причине бесплодия нив.

Коварная Ино подкупила послов, и они, вернувшись из Дельф, сообщили ложный ответ оракула.

— Принеси в жертву богам твоего сына Фрикса, и вернут боги плодородие нивам, — сказали подкупленные послы.

Афамант, чтобы избежать великого бедствия, грозившего Орхомену, решил пожертвовать своим любимым сыном. Все было готово для жертвоприношения. Пасть под ножом жреца должен был юный Фрике, но вдруг явился златорунный овен, дар бога Гермеса. Послала овна мать Фрикса, богиня Нефела, чтобы спасти своих детей. Сели на златорунного овна Фрике с сестрой своей Геллой, и овен понес их по воздуху далеко на север.

Выше гор несся овен. Вот и море. Испугалась Гелла, от страха не смогла она удержаться на овне. Упала в пучину, и поглотили ее вечно шумящие морские волны. Не мог спасти Фрике сестру. С той поры море, где погибла Гелла, стало называться Геллеспонтом (море Геллы; современный пролив Дарданеллы).

Овен с Фриксом спустились, наконец, на берегах Фасиса в далекой Колхиде (Колхидой называли греки Черноморское побережье Кавказа), где правил сын бога Гелиоса, волшебник Эет. Воспитал Эет Фрикса, а когда, тот возмужал, женил его на дочери своей Халкиопе. Золотого же овна, спасшего Фрикса, принесли в жертву великому Зевсу. Золотое руно овна Эет повесил в священной роще бога войны Ареса. Сторожить руно должен был ужасный, извергающий пламя дракон, никогда не смыкавший своих глаз.

Молва об этом золотом руне распространилась по всей Греции. Знали потомки Афаманта, отца Фрикса, что спасение и благоденствие их рода зависят от обладания руном, и хотели любой ценой добыть его.

РОЖДЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ ЯСОНА

На берегу голубого морского залива в Фессалии брат царя Афаманта Кретей построил город Иолк. Когда умер Кретей, править в Иолке стал сын его Эсон, но его брат по матери, сын Посейдона Пелий отнял у него власть, и пришлось Эсону жить в городе, как простому гражданину.

Вскоре у Эсона родился наследник. Боялся отец, что жестокий Пелий убьет его сына, которому по праву принадлежала власть над Иолком, и решил скрыть его и объявил, что младенец умер тотчас после рождения. Он отнес сына на склоны горы Пелиона к мудрейшему из кентавров, Хирону. Мудрый Хирон дал ему имя Ясон. До двадцати лет жил Ясон у Хирона. Всему обучал Хирон воспитанника: владеть мечом и копьем, стрелять из тугого лука, музыке и всему, что знал сам. Наконец, решил юноша идти в Иолк и потребовать у Пелия, чтобы тот вернул ему власть над городом.

ЯСОН В ИОЛКЕ

Когда Ясон пришел в Иолк, он отправился прямо на площадь, где собрались все жители. С удивлением смотрели жители Иолка на прекрасного юношу. Они думали, что это Аполлон или Гермес — так он был прекрасен.

Пелий взглянул на пришельца и вздрогнул. Он понял, что это Ясон. Быстро донеслась весть о возвращении Ясона до его братьев: Ферета, царя Фер, и Амфаона из Мессении.

Открыл им Ясон в беседе свое желание вернуть власть над Иолком. Вместе с ним пошли братья к Пелию. Коварный властитель пообещал оставить Ясону все богатства, которые отнял он у Эсона и передать власть над городом, но выдвинул одно условие:

— Хорошо, я согласен, — ответил Пелий, — но только одно условие поставлю я тебе: ты должен раньше умилостивить подземных богов. Тень Фрикса, умершего в далекой Колхиде, молит отправиться туда и завладеть золотым руном. В Дельфах сам стреловержец Аполлон повелел мне отправиться в Колхиду. Я стар и не могу решиться на такой великий подвиг, ты же молод и полон силы, соверши его, и я верну тебе власть над Иолком.

ПОХОД В КОЛХИДУ

Тотчас же после разговора с Пелием Ясон стал готовиться к походу. Он объехал все уголки Греции и всюду звал славных своими подвигами героев в поход в Колхиду за золотым руном. Все великие герои откликнулись на его призыв. Согласился принять участие в походе сам величайший Геракл, сын Зевса, могучий Тесей, и сыновья Зевса и Леды Кастор и Полидевк со своими друзьями Идасом и Линкеем, и крылатые герои Калаид и Зет, сыновья Борея и Орифии, и Мелеагр из Калидона, и могучий Анкей, и Адмет, и Теламон, и многие другие. Среди героев был и певец Орфей. Никогда еще не видала Греция такого собрания героев.

Готов был и корабль для путешественников. Построил этот корабль сын Арестора, Арг; сама богиня Афина помогала ему. Она вделала в корму кусок священного дуба из рощи Оракула Зевса в Додоне. Прекрасен был этот десятивесельный корабль, названный «Арго». Был он легок и быстр; словно чайка, несся по волнам моря. По имени корабля «Арго» назвали аргонавтами и героев, принявших участие в походе. Не одна Афина покровительствовала аргонавтам — их приняла под свою защиту и Гера. Она горела ненавистью к Пелию за то, что он не приносил ей жертв.

Собравшись в Иолке, хотели воины избрать своим предводителем великого Геракла, но отказался он и предложил избрать Ясона.

Имя корабля «Арго», согласно сказанию, происходит от имени его строителя — Арга. Вероятнее, однако, что «аргос», по-гречески означающий «быстрый», — эпитет, часто встречаемый в применении к кораблям, — в этом мифе был вначале эпитетом, затем именем собственным корабля Ясона, и только много позже был придуман мастер с таким именем.

АРГОНАВТЫ НА ЛЕМНОСЕ

После недолгого плавания аргонавты прибыли к цветущему острову Лемносу. Там правила юная царица Гипсипила. Ни одного мужчины не увидели они на Лемносе.

Всех мужей своих перебили лемниянки за их измену. Только один царь Фоант, отец Гипсипилы, спасся от смерти.

Когда аргонавты пристали к берегу и послали вестника в город, собрались лемниянки на совет на городской площади, и юная Гипсипила советовала им не пускать аргонавтов в город. Она боялась, что герои узнают о том злодеянии, которое совершили лемниянки. Но старая Полуксо стала возражать царице. Послушались лемниянки старую Полуксо. Тотчас послали они одну женщину к путешественникам с просьбой сойти на остров.

С почетом приняла Ясона Гипсипила и предложила ему поселиться во дворце. Сошли на остров многие аргонавты. Лишь несколько человек с Гераклом остались на «Арго».

Веселье и радость воцарились на острове. Беззаботно пировали герои на богатом Лемносе.

Наконец, Геракл тайно вызвал аргонавтов на берег моря, где стоял «Арго». Он упрекал товарищей за то, что они ради удовольствий, ради веселой и беззаботной жизни забыли о подвигах. Решили путешественники немедленно покинуть Лемнос. Тотчас снаряжен был в путь «Арго». Уже готовы были взойти на корабль и сесть за весла герои, как на берег толпой пришли лемниянки. Они молили остаться не покидать их. Но непреклонны были аргонавты.

Рассказ о Лемносе и женщинах, перебивших всех мужчин, — несомненно, одно из многочисленных в древности сказаний об амазонках. О связи Лемноса с амазонками свидетельствует и то, что на острове имелся город Мирина (древнее имя амазонки). Древние жители Лемноса считались выходцами из Лидии, с которой также связаны многие сказания об амазонках.

АРГОНАВТЫ НА ПОЛУОСТРОВЕ КИЗИКЕ

По пути пристали аргонавты к полуострову Кизику. Там жили долионы, потомки Посейдона. Правил ими царь Кизик. Недалеко от Кизика находилась Медвежья гора, на которой жили шестирукие великаны; только благодаря защите Посейдона могли в безопасности жить рядом с такими соседями долионы. С почетом принял аргонавтов царь Кизика, и целый день провели они у него за веселым пиром. Лишь только забрезжило утро, собрались в путь аргонавты. Взошли они уже на «Арго», как вдруг на противоположном берегу залива появились шестирукие великаны. Они стали бросать в море громадные камни, отрывали целые скалы и наваливали их одну на другую, чтобы заградить аргонавтам выход из залива в открытое море. Схватился за свой тугой лук Геракл и одну за другой стал посылать свои смертоносные стрелы в великанов. Прикрывшись щитами, с копьями в руках бросились на нападавших аргонавты. Все великаны были перебиты.

Отправились в путь герои. Попутный ветер помогал им, и целый день спокойно несся по волнам «Арго». Наступил вечер, спустился бог Солнца Гелиос с неба, ночь окутала тьмой небо и землю. Переменился ветер и уже несет он «Арго» обратно, к тем берегам, которые он еще так недавно покинул. В ночной тьме пристали к Кизику аргонавты. Не узнали их жители Кизика, приняли за морских разбойников и напали на них во главе со своим юным царем. Наступило утро. Узнали бойцы друг друга и пришли в ужас. Друзья бились с друзьями. Три дня оплакивали они убитых.

АРГОНАВТЫ В МИСИИ

После недолгого плавания достигли аргонавты берегов Мисии (область на западе Малой Азии с главным городом Пергамом). Там пристали они к берегу, чтобы запастись водой и пищей. Могучий Геракл пошел в лес, росший недалеко от берега, чтобы сделать себе взамен сломавшегося весла новое. Он нашел высокую пихту, обхватил ее могучими руками и вырвал с корнями. Взвалил могучий герой пихту на плечо и пошел к берегу, но встретил своего друга Полифема, который рассказывал, что только что слышал крик юного Гиласа, звавшего их. Бросился Геракл искать Гиласа, но нигде не мог найти его.

Аргонавты, лишь только взошла на небе лучезарная утренняя звезда, предвещая скорое наступление утра, отправились в путь, не заметив в предрассветных сумерках, что нет среди них ни Геракла, ни Полифема.

Верный друг Геракла Теламон хотел заставить Ясона повернуть назад «Арго». Напрасно пытались успокоить его аргонавты, никого не хотел слушать разгневанный Теламон.

Вдруг из морских волн показалась увитая водорослями голова вещего морского бога Главка.,

Схватил он корабль рукой за киль, остановил и сказал, что по воле великого громовержца Зевса остались Геракл и Полифем в Мисии. Должен вернуться Геракл в Грецию.

Успокоились герои. Теламон примирился с Ясоном. Сели на весла герои, и быстро помчался по морю «Арго», гонимый дружными взмахами могучих гребцов.

АРГОНАВТЫ В ВИФИНИИ

На следующий день утром пристали аргонавты к берегу Вифинии. Встретили их там не так гостеприимно, как в Кизике. В Вифинии на берегу моря жили бебрики, правил ими царь Амик. Всех чужестранцев заставлял жестокий царь биться с собой и безжалостно убивал могучим ударом кулака.

Полидевк принял вызов царя бебриков. Бросил Амик на землю кулачные ремни (во время кулачного боя греки обматывали руки до локтя ремнями, на которые часто прикреплялись медные выпуклые бляхи. Удар вследствие этого мог быть смертельным). Поднял ближайшие ремни Полидевк и обвязал себе руку.

Аргонавты у бебриков

Начался бой. Ловко отражал удары Полидевк, не отступая ни на шаг под натиском Амика. Замахнулся Амик и хотел уже нанести Полидевку страшный удар в голову, но уклонился юный герой и нанес Амику удар такой силы, что раздробил ему голову.

АРГОНАВТЫ У ФИНЕЯ

Утром на следующий день отправились аргонавты в дальнейший путь. Вскоре прибыли они к берегам Фракии.

Вышли герои на берег, чтобы пополнить свои припасы. На морском берегу они увидали дом и пошли к нему. Навстречу путешественникам вышел слепой старец; он едва держался на ногах и трясся всем телом от слабости. Дойдя до порога своего дома, старец в изнеможении опустился на землю.

Из слов старца они узнали, что это Финей, сын Агенора, бывший раньше царем Фракии. Наказал Финея Аполлон за то, что злоупотреблял тот даром прорицания, полученным от Аполлона, и открывал людям тайны Зевса. Поразил Аполлон слепотой Финея, а боги наслали на Финея гарпий, полудев-полуптиц, которые, прилетая в дом его, пожирали всю пищу и распространяли по дому страшное зловоние.

Согласились герои помочь Финею и изгнали гарпий.

Лишь только гарпии, преследуемые бореадами (крылатые сыновья Борея — бога ветра), улетели, как аргонавты приготовили новую трапезу Финею, и старец мог, наконец, утолить свой страшный голод.

За трапезой открыл Финей героям, какие еще опасности ждут их на пути в Колхиду и посоветовал, как преодолеть их.

Аргонавты-бореады прогоняют гарпий от Финея

Советовал также Финей героям по прибытии в Колхиду призвать на помощь златую Афродиту, так как лишь она может помочь Ясону добыть золотое руно.

СИМПЛЕГАДЫ

Симплегады, или Симплегадские скалы (в переводе на русский язык значит «сталкивающиеся скалы»), находились, по представлению греков, при входе в Черное море.

Недолго пробыли аргонавты у Финея. Они спешили дальше. Вдруг послышался впереди отдаленный шум. Это показались Симплегадские скалы. Герои видели, как расходятся и снова со страшным грохотом ударяются друг о друга скалы. Вспомнили герои советы Финея пустить голубку между скалами; если пролетит она, то и «Арго» проплывет, невредимым миновав Симплегады. Налегли на весла аргонавты. С грохотом столкнулись скалы и опять разошлись. Выпустили тогда голубку. Стрелой полетела она между скалами и осталась невредимой, лишь кончик хвоста вырвали у нее столкнувшиеся скалы. Радостно вскрикнули аргонавты и дружно налегли на весла. Разошлись скалы.

Громадная волна с пенистым гребнем подхватила «Арго» и бросила его в пролив. Сближаются скалы. Сейчас столкнутся. Тогда явилась на помощь аргонавтам сама любимая дочь Зевса, Афина. Могучей рукой удержала она одну из них, а другой с такой силой толкнула «Арго», что он стрелой вылетел из пролива.

Разошлись скалы и остановились, навеки недвижимые, по сторонам пролива. Исполнилось веление рока, что только тогда будут недвижимы Симплегады, когда проплывет между ними корабль.

ПРИБЫТИЕ В КОЛХИДУ

«Арго» быстро приближался к Колхиде, недалек был берег. Вдруг с острова поднялась большая птица; она пролетела над «Арго» и уронила перо на одного из героев — Оилея. Подобно стреле, вонзилось перо в плечо Оилею, кровь полилась из раны.

Увидев птиц, покрытых медными перьями, поняли аргонавты, что это птицы-стимфалиды, а остров, где живут они, — Аретиада. Амфидамант посоветовал героям надеть доспехи и прикрыться щитами.

Птицы же, описав крут над кораблем, вскоре скрылись далеко за горизонтом.

На следующее утро аргонавты пустились в дальнейший путь. Долго плыли они. Наконец, вдали, подобно тучам, засинели вершины Кавказа. Теперь уже недалеко. Высоко над «Арго», взмахивая могучими крыльями, летел громадный орел к скале, к которой прикован был титан Прометей. Ветер поднялся на море от взмахов огромных крыльев.

Скрылся он вдали, и издалека донеслись до аргонавтов тяжелые стоны Прометея, заглушаемые временами ударами весел.

ГЕРА И АФИНА У АФРОДИТЫ

Когда аргонавты прибыли в Колхиду, великая богиня Гера и богиня Афина советовались на высоком Олимпе, как помочь Ясону добыть золотое руно. Наконец решили богини идти к Афродите и просить ее, чтобы она повелела сыну своему Эроту пронзить золотой стрелой сердце Медеи, дочери Ээта, и внушить ей любовь к Ясону.

Знали богини, что одна лишь волшебница Медея может помочь Ясону в его опасном подвиге.

Афродита охотно согласилась.

Прибыв в Колхиду, Ясон потребовал у Ээта золотое руно. Царь притворно согласился, поставив условием, чтобы Ясон укротил изрыгающих пламя меднокопытных быков, запряг их в плуг, вспахал бы поле и засеял зубами Дракона. Ясон бросил камень, а сам спрятался. Воины начали сражаться, истребляя друг друга. Ясон добил уцелевших. Ээт после этого отказался передать героям золотое руно. Ясон и Медея убили Дракона, сторожившего сокровище, и захватив руно, уплыли в Грецию. Ээт бросился в погоню, но Медея убила младшего брата Апсирта и разбросала части его тела по морю, зная, что отец прекратит погоню, чтобы похоронить сына.

Счастливо избежав опасностей, аргонавты вернулись с золотым руном в Элладу.

Представления о пути, которым аргонавты возвращались в Элладу, менялись в соответствии с географическими познаниями греков.

В мифе об аргонавтах объединились реальность — ранние плавания греков в Понт (Черное море) — и древние сказания о золоте, приносящем несчастье.

МЕДЕЯ

По греческой легенде Медея, жена Ясона, была страстная и ревнивая женщина. Она убежала с ним из родной Колхиды, когда тот возвращался в Грецию, завладев золотым руном. Медея отомстила узурпатору Пелию, убившему отца и брата Ясона. Медея убедила дочерей Пелия, что дряхлого старца можно омолодить. Для этого тело Пелия надо, якобы, разрубить на части, сварить в котле, а потом Медея с помощью волшебных снадобий вернет ему молодость. Чтобы дочери не сомневались, она разрубила барана, сварила его в котле, а затем превратила в ягненка. Когда дочери Пелия согласились разрубить отца, Медея воскрешать его не стала.

Позже Ясон покинул ее, чтобы жениться на гречанке, Ничто не могло остановить месть Медеи. Она послала новобрачной Главке волшебное одеяние, надев которое та сгорела заживо вместе с отцом, пытавшимся спасти дочь. Чтобы у Ясона не осталось утешения в горе, Медея пошла даже на убийство двух своих сыновей — Мермера и Ферета — и улетела из Коринфа на колеснице, запряженной крылатыми драконами.

Бежав из Коринфа, Медея поселилась в Афинах, где стала женой Эгея. Впоследствии, когда женщина попыталась отравить наследника мужа, Тесея, ее изгнали из Афин. Спустя некоторое время она возвратилась в Колхиду, где помогла своему отцу Ээту вернуть утерянную им царскую власть.

ТРОЯНСКИЙ ЦИКЛ

Троянская война далека от современной жизни. По времени она относится к самому зарождению европейской цивилизации, а поэмы, созданные великим Гомером, вдохновленным этими событиями, положили начало развитию всей европейской художественной культуры.

Поэмы Гомера рассказывают, как древний эллин смотрел на мир, что в этом мире считалось хорошим и что плохим, как подобало вести себя. Мифологический троянский мир, в котором сказка и быль, вымысел и действительность переплетены силой художественного гения, в полной мере никогда не смогут быть они разделены, — ведь это тысячелетиями развивавшаяся идея, опыт и вывод из пережитого.

ЕЛЕНА, ДОЧЬ ЗЕВСА И ЛЕДЫ

Некогда славный герой Тиндарей был изгнан из своего царства Гиппокоонтом. После долгих скитаний нашел он приют у царя Этолии (область на западе средней Греции) Фестия. Полюбил царь Фестий героя и отдал ему в жены свою прекрасную, как богиня, дочь Леду. Когда великий сын Зевса Геракл победил Гиппокоонта и убил его и всех его сыновей, вернулся Тиндарей с прекрасной женой своей Ледой в Спарту и стал там править.

Четверо детей было у Леды. Прекрасная Елена и Полидевк были детьми Леды и громовержца Зевса, а Клитемнестра и Кастор были детьми Леды и Тиндарея.

Прекрасна была Елена. Ни одна из смертных женщин не могла сравниться с ней красотой. Даже богини завидовали ей.

Зная о ее божественной красоте, похитил ее великий герой Аттики Тесей, но братья Елены, Полидевк и Кастор, освободили сестру и вернули в дом отца. Один за другим приходили во дворец Тиндарея женихи сватать Елену, каждый хотел назвать ее, прекраснейшую из женщин, своей женой. Но не решался Тиндарей отдать кому-нибудь из приходивших к нему героев в жены Елену, боялся, что другие герои из зависти к счастливцу начнут с ним борьбу и возникнет великая распря.

Наконец, хитроумный герой Одиссей дал совет Тиндарею:

— Пусть прекраснокудрая Елена решит сама, чьей женой хочет она стать. А все женихи пусть дадут клятву в том, что никогда не подымут они оружия против того, кого изберет Елена в мужья, а будут всеми силами помогать ему, если он призовет их в случае беды на помощь.

Послушался Тиндарей совета Одиссея. Все женихи дали клятву, а Елена выбрала из них одного, и этим избранным был Менелай.

Женился на прекрасной Елене Менелай. После смерти Тиндарея стал он царем Спарты. Спокойно жил он во дворце Тиндарея, не подозревая, сколько бед сулит ему брак с прекрасной Еленой.

ПЕЛЕЙ И ФЕТИДА

Знаменитый герой Пелей был сыном мудрого Эака и дочери речного бога Асопа, Эгины. Братом Пелея был герой Теламон, друг величайшего из героев — Геракла. Пришлось бежать с родины Пелею и Теламону, так как они убили из зависти своего сводного брата.

Пелей удалился в богатую Фтию. Там принял его герой Эвритион и дал ему третью часть своих владений, а в жены — свою дочь Антигону. Но недолго оставался во Фтии Пелей. Во время калидонской охоты он нечаянно убил Эвритиона. Опечаленный случившимся, ушел Пелей в Иолк. Но и там ждало его несчастье. В Иолке пленилась им жена царя Акаста и склоняла гостя забыть о дружбе с Акастом. Отверг Пелей жену своего друга, а она, мстя ему, оклеветала его перед мужем. Поверил жене Акает и решил погубить Пелея. Однажды, во время охоты на лесистых склонах Пелиона, когда утомленный охотой Пелей уснул, Акает спрятал чудесный меч Пелея, который подарили ему боги. Никто не мог противостоять Пелею, когда он сражался этим мечом. Акает был уверен, что, лишившись своего чудесного меча, погибнет Пелей, растерзанный дикими кентаврами. Но на помощь Пелею пришел мудрый кентавр Хирон. Он помог герою найти чудесный меч. Кинулись на Пелея дикие кентавры, готовые растерзать его, но он легко сразил их своим мечом. Спасся Пелей от неминуемой гибели. Отомстил Пелей и Акасту. С помощью Диоскуров, Кастора и Полидевка, Пелей захватил богатый Иолк и убил Акаста и его жену.

Когда титан Прометей открыл великую тайну, что от брака Зевса с морской нимфой Фетидой должен родиться сын, который будет могущественнее отца и свергнет его с престола, он посоветовал богам отдать Фетиду в жены Пелею, так как от этого брака родится великий герой. Так и решили поступить боги; одно лишь условие поставили они: «Пелей. должен победить богиню в единоборстве».

Когда бог Гефест сообщил Пелею волю богов, пошел герой в грот, в котором часто отдыхала Фетида, выплывая из глубины моря. Спрятался в гроте Пелей и стал ждать. Вот поднялась из моря нимфа и вошла в грот. Бросился на нее Пелей и обхватил своими могучими руками. Старалась вырваться Фетида. Она принимала вид львицы, змеи, она превращалась в воду и огонь, но не выпускал ее Пелей. Побеждена была Фетида, теперь она должна была стать женой Пелея.

В пещере кентавра Хирона отпраздновали боги свадьбу Пелея с Фетидой. Роскошен был свадебный пир. Все боги Олимпа участвовали в нем.

Выделялись своей величественной красотой богиня-воительница Афина и юная богиня Артемида, но всех богинь превосходила красотой вечно юная богиня Афродита.

Пелею подарил Хирон свое копье, древко которого было сделано из твердого, как железо, ясеня, выросшего на горе Пелионе; властитель Посейдон подарил ему коней, а остальные боги — чудесные доспехи.

Одна лишь богиня раздора Эрида не участвовала в свадебном пире. Одиноко бродила она около пещеры Хирона, глубоко затаив в сердце обиду на то, что не позвали ее на пир. Придумала, наконец, богиня Эрида, как отомстить богам, как посеять раздор между ними.

Она взяла золотое яблоко из далеких садов Гесперид; одно лишь слово написано было на этом яблоке — «прекраснейшей». Тихо подошла Эрида к пиршественному столу, и, для всех невидимая, бросила на стол золотое яблоко.

Пелей борется с Фетидой

Увидали боги яблоко, подняли и прочли на нем надпись. Но кто из богинь прекраснейшая? Тотчас возник спор между тремя богинями: женой Зевса Герой, воительницей Афиной и богиней любви Афродитой. Каждая из них хотела получить это яблоко. Обратились богини к царю богов и людей Зевсу и требовали решить их спор.

Зевс отказался быть судьей. Он взял яблоко, отдал его Гермесу и велел ему вести богинь в окрестности Трои, на склоны высокой Иды. Там должен был решить спор прекрасный сын царя Трои Приама, Парис, которой из богинь должно принадлежать яблоко, которая из всех — прекраснейшая.

СУД ПАРИСА

Стремительно понеслись Гермес и три богини на склоны Иды к Парису.

Парис, сын Приама, пас в это время стада. Перед рождением Париса мать его Гекуба видела страшный сон: будто она родила пылающий факел, от которого сгорела Троя. Испугалась Гекуба, рассказала она свой сон мужу.

Обратился Приам к прорицателю, а тот сказал ему, что у Гекубы родится сын, который будет виновником гибели Трои. Поэтому Приам, когда родился у Гекубы сын, велел своему слуге Агелаю отнести его на высокую Иду и бросить там в лесной чаще.

Но не погиб сын Приама — его вскормила медведица. Через год нашел его Агелай и воспитал как родного сына, назвав Парисом. Вырос среди пастухов Парис и стал юношей редкой красоты. Он выделялся среди своих сверстников силой. Часто спасал он не только стада, но и своих товарищей от нападения диких зверей и разбойников и так прославился силой и храбростью, что назвали его Александром (поражающий мужей). Спокойно жил Парис в лесах Иды. Он был вполне доволен своей судьбой.

Вот к нему и явились богини с Гермесом.

Ласково заговорил с ним Гермес, протягивая яблоко:

— Возьми это яблоко, Парис, — сказал Гермес, — ты видишь, перед тобой стоят три богини. Отдай яблоко самой красивой. Зевс повелел тебе быть судьей в их споре.

Смутился Парис. Посмотрел он на богинь, но не смог решить, кто же из них прекраснее. Тогда каждая из богинь стала убеждать юношу отдать яблоко ей. Они сулили Парису великие награды. Гера обещала ему власть над всей Азией, Афина — военную славу и победы, Афродита же обещала ему в жены прекраснейшую из смертных женщин, Елену, дочь громовержца Зевса и Леды.

Суд Париса

Недолго думал Парис, услыхав обещание Афродиты: он отдал яблоко ей.

С тех пор Парис стал любимцем Афродиты, и она помогала ему во всех его делах. А Гера и Афина возненавидели Париса, Трою и всех троянцев и решили погубить город и весь народ.

Яблоко играет огромную роль в любовной символике и привораживаниях у самых различных народов. Из всех греческих богинь только Афродита получила яблоко. Это связано с тем, что в греческом культе этот плод является часто атрибутом Афродиты.

ПАРИС ВОЗВРАЩАЕТСЯ В ТРОЮ

После встречи с богинями Парис недолго оставался на горе Иде. Приам, видя, что жена его Гекуба не может утешиться и все горюет о потерянном сыне, устроил богатые игры в память о погибшем, как думал он, сыне. В награду победителю назначен был лучший бык из стада царя Приама. Этот бык находился как раз в стаде, которое пас Парис. Жаль было юноше расставаться с быком, которого он очень любил, и он сам повел его в город. В Трое увидел Парис состязания героев. Пронзила его сердце жажда победы. Он принял участие в состязаниях и победил всех, даже могучего Гектора.

Разгневались сыновья Приама на то, что их победил какой-то пастух. Сын Приама Деифоб выхватил меч и хотел убить Париса. В страхе Парис бросился к алтарю Зевса и у него искал спасения. У алтаря увидала его вещая дочь Приама Кассандра. Она сразу узнала, кто этот пастух.

Обрадовались Приам и Гекуба, что нашли утраченного сына, и с великим торжеством повели его во дворец. Напрасно Кассандра предостерегала Приама, напрасно она напоминала ему, что роком предопределено Парису быть причиной гибели Трои. Никто не внял словам вещей Кассандры. Ведь бог Аполлон обрек Кассандру на печальную участь: никто не верил ее предсказаниям, хотя все, что она предсказывала, сбывалось.

ПАРИС ПОХИЩАЕТ ЕЛЕНУ

Прошло много дней, как вернулся Парис в дом своего отца Приама. Казалось, что та перемена, которая произошла в его жизни, заставила позабыть о даре, обещанном ему Афродитой за золотое яблоко. Теперь он был царевичем, а не простым пастухом. Но Афродита сама напомнила ему о прекрасной Елене и помогла своему любимцу построить великолепный корабль, и он собрался отплыть в Спарту, где жила Елена.

Отчаяние овладело Кассандрой, когда увидала она, как удалялся быстроходный корабль Париса от родных берегов. Никто не внял ее пророчеству. Никто не остановил Париса.

А он плыл все дальше и дальше. Поднялась на море страшная буря. Не остановила и она Париса. Миновал корабль богатую Фтию, Саламин и Микены, где жили будущие враги его, и прибыл, наконец, к берегам Лаконии. Причалил Парис в устье Эврота и вышел со своим другом Энеем на берег. С ним отправился он к царю как гость.

Менелай радушно принял Париса и Энея. В честь гостей приготовил богатую трапезу. Во время этого застолья Парис впервые увидел прекрасную Елену и не мог оторвать взгляд от нее.

Пленилась красотой Париса и Елена.

Прошло несколько дней. Менелаю необходимо было ехать на Крит. Уезжая, он просил Елену заботиться о гостях, чтобы ни в чем не имели они недостатка. Не подозревал Менелай, какую обиду нанесут ему эти гости.

Когда Менелай уехал, Парис тотчас же решил воспользоваться его отъездом. С помощью Афродиты он уговорил нежными речами прекрасную Елену покинуть дом мужа и бежать с ним в Трою. Уступила Елена просьбам Париса. Тайно увел Парис возлюбленную на свой корабль; похитил он у Менелая жену, а с ней и его сокровища. Все позабыла Елена — мужа, родную Спарту и дочь свою Гермиону ради любви к Парису.

Ликовал Парис, с ним была прекраснейшая из смертных женщин. Вдруг, когда корабль плыл далеко от берегов в открытом море, остановил его могучий бог моря Нерей. Он всплыл из морской пучины и предсказал гибель и Парису, и всей Трое. Смутились Парис и Елена. Но Афродита успокоила их и заставила забыть это грозное предсказание. Три дня плыл корабль, хранимый Афродитой, по спокойному морю. Быстро гнал его попутный ветер. Благополучно прибыл он к троянским берегам.

МЕНЕЛАЙ ИДЕТ ВОЙНОЙ НА ТРОЮ

Лишь только прекрасная Елена покинула с вероломным Парисом дворец Менелая, как боги послали вестницу богов Ириду к Менелаю на Крит. Быстро помчалась на своих радужных крыльях Ирида с Олимпа, в мгновенье ока предстала пред Менелаем и сообщила о постигшем его несчастье. Тотчас отправился в обратный путь Менелай.

Быстро достиг он Спарты. В страшный гнев пришел он, увидав, что обманула его Елена, и сокровища его похищены. Тотчас поехал Менелай к своему брату Агамемнону, чтобы посоветоваться, как отомстить Парису за вероломство. Агамемнон предложил брату тотчас же собрать всех героев, которые дали некогда клятву всеми силами помогать ему в несчастье, и с ними идти войной против Трои. Менелай принял совет брата и вместе с ним отправился прежде всего к престарелому царю Нестору в Пилос.

Одним из мудрейших греков был старец Нестор. Много видел он героев за свою долгую жизнь, во многих славных подвигах принимал он сам участие. Велика была опытность Нестора в военном деле.

Радушно принял Нестор Менелая и Агамемнона. Страшно рассердился старый Нестор на Париса. Он сам решил участвовать в походе против Трои и решил взять с собой сыновей своих Фразимеда и Антилоха. Нестор согласился объехать вместе с Атридами й героев Греции, чтобы побудить их всех принять участие в походе.

Многие герои решили участвовать в войне против Трои.

Необходимо было заставить выступить в поход и царя Итаки, хитроумного Одиссея. Не хотелось покидать Одиссею Итаку. Ведь он только недавно женился на прекрасной Пенелопе, и у него только что родился первый сын Телемах. Неужели же придется ему покинуть мирную жизнь и горячо любимых жену и сына, плыть к далекой Трое, может быть, никогда не вернуться на родину? Когда Одиссей узнал, что Менелай с Агамемноном, Нестором и Паламедом прибыли в Итаку, он решил обмануть их. Притворившись помешанным, он стал пахать свои поля, запрягши в плуг вола и осла, а засевал он поле солью. Первым понял хитрость Одиссея Паламед и решил заставить Одиссея признаться в ней. Он взял младенца Телемаха и положил в борозду, по которой шел Одиссей. Остановился Одиссей. Как ни велико было его желание остаться на Итаке, он не мог все-таки ради этого погубить своего единственного сына. Так Паламед обнаружил притворство Одиссея, и пришлось тому на долгие годы покинуть родную Итаку, жену и сына.

АХИЛЛ

Еще одного героя должны были привлечь герои к участию в походе. Это был юный Ахилл, сын царя Пелея и Фетиды. Прорицатель Калхант предсказал Атридам, что только в том случае возьмут они великую Трою, если в походе будет участвовать Ахилл. Бессмертную славу сулил рок Ахиллу. Он должен был быть величайшим из героев, которые будут сражаться под Троей.

Велики будут подвиги Ахилла, но не вернется он живым из-под стен Трои, погибнет во цвете сил, пораженный стрелой. Знала Фетида, что сулил рок ее сыну. Всеми силами старалась она предотвратить грозную судьбу. Когда был еще младенцем Ахилл, натирала мать тело его амброзией и держала его в огне, чтобы сделать сына неуязвимым и таким образом дать ему бессмертие.

По другой версии Фетида окунула младенца в воды Стикса, отчего телу Ахилла не могло повредить никакое оружие. Уязвимой осталась только пятка, за которую его держала мать, опуская в подземную реку (отсюда выражение «ахиллесова пята»).

Но однажды ночью, когда Фетида положила младенца Ахилла в огонь, проснулся Пелей. Он ужаснулся, увидав своего сына в огне. Выхватив меч, он бросился к Фетиде. Испугалась она, убежала в страхе из дворца Пелея и скрылась в пучине моря в чертогах отца своего Нерея. Ахилла же Пелей отдал на воспитание своему другу, кентавру Хирону.

Выкормил Хирон Ахилла мозгами медведей и печенью львов. Вырос могучим героем Ахилл. Будучи всего только шести лет от роду, он убивал свирепых львов и кабанов и настигал оленей, так быстр и легок он был.

Не было равного Ахиллу в умении владеть оружием. Научил его также Хирон играть на сладкозвучной кифаре и петь.

Не забывала и Фетида своего сына, часто всплывала она из морской пучины, чтобы повидаться с ним. Всегда заботилась Фетида о своем сыне.

Когда Ахилл вырос и стал прекрасным юношей, по всей Греции разнеслась весть, что собирает героев Менелай в поход против Трои. Фетида, зная, какая судьба грозит Ахиллу, укрыла его на острове Скиросе, во дворце царя Ликомеда. Там жил среди царских дочерей Ахилл, одетый в женские одежды. Никто не знал, где скрыт юноша. Но прорицатель Калхант открыл Менелаю его убежище.

Тотчас собрались в путь Одиссей с Диомедом. Одиссей же придумал следующую хитрость. Под видом купцов прибыли на Скирос Диомед и Одиссей и пошли во дворец Ликомеда. Они разложили перед царевнами свои товары: роскошные материи, золотые ожерелья, запястья, серьги, затканные золотом покрывала, а между ними — меч, шлем, щит и панцирь. Царевны с восторгом рассматривали золотые украшения и богатые ткани, а Ахилл, стоявший среди них, смотрел лишь на оружие. Вдруг у дворца раздался военный клич, зазвучали трубы и загремело оружие.

Это спутники Диомеда и Одиссея ударили мечами в щиты и издали боевой клич. В страхе разбежались царевны, а Ахилл, схватив меч и щит, бросился навстречу врагам. Он думал, что совершено нападение на дворец Ликомеда. Так узнали Ахилла Одиссей и Диомед. С великой радостью согласился Ахилл участвовать в походе против Трои. С ним отправились его верный друг Патрокл и мудрый старец Феникс. Пелей же дал своему сыну те доспехи, которые получил он некогда в подарок от богов на свадьбе своей с Фетидой, дал ему и копье, подаренное Хироном, и коней, полученных от Посейдона.

До самых Скейских ворот преследовал Ахилл троянцев. Он ворвался бы и в священную Трою, и погибла бы она, если бы не явился бог Аполлон. Грозно крикнув, остановил он Ахилла. Но не повиновался ему Ахилл. Он сам гневался на бога за то, что много раз спасал бог-стреловержец Гектора и троянцев. Ахилл даже грозил Аполлону, что поразит его копьем. Неумолимый рок омрачил разум Ахилла. Он готов был напасть даже на бога.

Одиссей узнает Ахилла. Фреска из Помпей

Разгневался Аполлон, забыл он и то, что обещал на свадьбе Пелея и Фетиды хранить Ахилла. Покрывшись темным облаком, никому невидимый, направил он стрелу Париса, и поразила она Ахилла в пяту, единственное уязвимое место героя.

Смертельной была для него эта рана. Вырвал Ахилл из раны стрелу и упал на землю.

Все больше слабел герой. Оставили его последние силы. Загремели на нем его золотые доспехи, и дрогнула земля. Умер Ахилл. Но и к мертвому не смели приблизиться троянцы, такой ужас внушил он им при жизни. Понемногу преодолели они страх, и жестокая битва закипела вокруг тела величайшего из героев.

Не хотел Зевс, чтобы овладели троянцы телом Ахилла. Поднял могучий Аякс тело великого воина и понес к кораблям, а его защищал Одиссей, отражая наступавших троянцев. Тучи стрел и копий летели из рядов троянцев в Одиссея, но он мужественно сдерживал их натиск.

Принес Аякс тело Ахилла к кораблям, греки омыли его, умастили благовониями и положили на пышно украшенное ложе. Услышала скорбный плач Фетида. Поднялась она из морской пучины со своими сестрами нереидами. Узнав, что погиб ее возлюбленный сын, Фетида издала такой вопль скорби, что дрогнули все греки. Они бежали бы в страхе к кораблям, если бы не остановил их старец Нестор.

Семнадцать дней оплакивали Фетида, нереиды и греки Ахилла. С высокого Олимпа спустились музы. Они пели в честь умершего погребальный гимн. Оплакивали героя и бессмертные боги на Олимпе. На восемнадцатый день сооружен был погребальный костер. На нем сожжено было тело Ахилла. Много жертв принесли в память величайшего из героев его товарищи. Все греки участвовали в похоронах, одевшись в пышные доспехи.

Когда догорел костер, собрали кости Ахилла и положили их в золотую урну, которую бог Дионис передал Фетиде.

Аякс несет тело Ахилла

Высокий курган насыпали греки над могилой, далеко был виден он с моря, свидетельствуя о великой славе погребенного под ним героя.

Иносказательно Ахиллесова пята — слабая сторона, больное, уязвимое место.

ПОХОД НА ТРОЮ

В то время, когда герои Греции собирались в поход против Трои, в ней правил Приам; один только он остался в живых из детей царя Лаомедонта после того, как Трою покорил сын Зевса Геракл. Богат был Приам. Роскошен и величествен был дворец его, в котором жил царь со своей женой Гекубой. Вместе с Приамом жили и пятьдесят его сыновей и двенадцать дочерей. Среди сыновей Приама особенно славился своей храбростью и силой благородный Гектор.

Могущественна была Троя. Великие трудности ожидали греческих героев в их борьбе с воинственными троянцами, но зато и великая слава, и богатейшая добыча досталась бы тем, кто победит троянцев и овладеет Троей.

Все герои и их войско расположились в Авлиде, чтобы плыть оттуда к берегам Трои. Громадное войско встало лагерем на морском берегу. Перед отъездом встретились все предводители, великие герои под сенью столетнего платана у алтарей, чтобы принести жертвы богам и молись их о счастливом плавании. Вдруг из-под одного из алтарей выполз ужасный змей, красный, как кровь. Свивая кольцами громадное тело, змей быстро вполз на платан почти до самой вершины. Там было гнездо с восемью птенцами и птицей — их матерью. Красный змей проглотил и птицу, и птенцов, а сам превратился в камень. Пораженные, стояли герои под платаном; они не могли понять, что значит это знамение. Но вещий прорицатель Калхас открыл им смысл этого знака. Он сказал героям, что девять лет придется им осаждать Трою, так как девять птиц поглотил змей, лишь на десятый год после тяжких трудов возьмут они великую Трою. Обрадовали греков слова Калханта. Полные надежды на благополучный исход предпринятого похода спустили они свои корабли на воду.

ГРЕКИ В АВЛИДЕ

Никак не могли греки отправиться из Авлиды в Трою. На море все время дул сильный ветер. Его послала богиня Артемида, разгневавшаяся на Агамемнона за оскорбление. Напрасно ждали герои, что ветер переменится. Скучали в бездействии собравшиеся герои. Начались в стане болезни, ропот поднялся среди воинов. Боялись даже их восстания. Наконец прорицатель Калхант объявил вождям греков:

— Лишь тогда смилостивится богиня Артемида над греками, когда принесут ей в жертву прекрасную дочь Агамемнона Ифигению. Только тогда они смогут приплыть в Трою.

Опечалился Агамемнон, когда узнал об этом. Он готов был даже совсем отказаться от похода на Трою, лишь бы сохранить жизнь своей дочери.

Долго убеждал его Менелай подчиниться воле Артемиды; наконец уступил Агамемнон просьбам брата и послал в Микены к Клитеместре гонца, который должен был сообщить ей, скрыв настоящую причину, повеление Агамемнона привести Ифигению в Авлиду, — Ахилл якобы хочет, прежде чем выступить в поход, обручиться с Ифигенией.

Вскоре прибыла к стану греков Клитеместра с Ифигенией и маленьким Орестом,

Полный глубокой скорби, Агамемнон пошел навстречу жене и дочери. Он старался казаться спокойным и веселым.

Едва только покинул шатер Агамемнон, как пришел Ахилл. Когда Клитеместра узнала, кто этот герой, спрашивающий Агамемнона, она обратилась к Ахиллу и приветствовала его как жениха своей дочери.

Удивился Ахилл. Ведь он никогда не говорил Агамемнону о том, что хочет взять в жены его дочь. Смутилась Клитеместра, узнав, что Ахилл никогда не помышлял о женитьбе на Ифигении. Вскоре правда раскрылась.

В ужас пришла Клитеместра. Видя ее отчаяние, Ахилл поклялся помочь ей.

Ифигению собираются принести в жертву. Настенная живопись из Помпей

В стане уже началось сильное волнение. Мирмидоняне чуть не побили камнями Ахилла, когда он объявил, что не даст принести в жертву ту, которая обещана ему в супруги.

Остановила всех, готовых уже начать кровавый бой, Ифигения. Громко объявила она, что готова сама добровольно идти под жертвенный нож ради общего дела.

Спокойно пошла Ифигения туда, где сооружен был жертвенник в честь богини Артемиды. Вещий Калхант на голову девы надел венок, как на жертву, которую ведут к алтарю. Взял Калхант в руку жертвенный нож. Все замерли. Вот занес он клинок, чтобы поразить им Ифигению. Но свершилось великое чудо. Богиня Артемида похитила Ифигению, и вместо нее у алтаря, обагряя его кровью, билась в предсмертных судорогах лань, сраженная ножом Калханта.

Сразу же переменился ветер и стал попутным. Поспешно стали собираться греки в далекий поход.

Богиня Артемида, похитив у жертвенника Ифигению, перенесла ее на берега Эвксинского Понта, в далекую Тавриду. Там стала жрицей богини прекрасная дочь Агамемнона Ифигения.

ТРОЯНСКИЙ КОНЬ

Даже после долгих боев никак не могли греки овладеть городом. Тогда Одиссей решил действовать хитростью. Он посоветовал грекам соорудить такого громадного деревянного коня, чтобы в нем могли укрыться самые могучие воины. А когда троянцы ввезут коня в город, ночью выйдут герои и откроют ворота города. Одиссей уверял, что только таким способом можно взять Трою. Вещий Калхант, которому Зевс послал знамение, тоже убеждал греков прибегнуть к хитрости.

Знаменитый художник Эпей с учеником, с помощью богини Афины, соорудил громадного деревянного коня. В него вошли вооруженные воины. Эней так плотно закрыл отверстие, через которое вошли герои, что нельзя было даже подумать, что в коне кто-то есть. Затем греки сожгли все постройки в своем лагере, сели на корабль и отплыли в открытое море.

С высоких стен Трои осажденные видели необычайное движение в лагере греков. Вдруг заметили они, что из стана греков поднимаются густые клубы дыма. Ликуя, вышли троянцы из города и пошли к стану, который действительно был покинут, кое-где догорали еще постройки. Они были уверены, что кончилась, наконец, осада, миновали все беды, можно предаться теперь мирному труду.

Вдруг в изумлении остановились троянцы, увидев деревянного коня. Смотрели они на него и терялись в догадках, что это за изумительное сооружение. Одни из них советовали бросить коня в море, другие — везти в город и поставить на акрополе. Начался спор. Тут перед спорящими появился жрец бога Аполлона, Лаокоон. Он горячо стал убеждать своих сограждан уничтожить коня.

Уверен был Лаокоон, что конь — это какая-то военная хитрость, придуманная Одиссеем. Не верил Лаокоон, что навсегда покинули греки Трою. Умолял троянцев остерегаться коня. Лаокоон схватил громадное копье и метнул в коня. Содрогнулась статуя от удара, и глухо забряцало внутри нее оружие. Но помрачили боги разум троянцев, — они все-таки решили везти коня в город.

Вдруг послышался громкий крик. Это пастухи вели связанного пленника, который сдался добровольно. Этим пленником был грек Синон. Окружили его троянцы и стали издеваться над ним. Молча стоял Синон, боязливо глядя на окружавших его врагов. Наконец, заговорил он. Горько сетовал, проливая слезы, на злую судьбу свою. Тронули слезы Синона Приама и всех троянцев. Стали они расспрашивать задержанного, кто он и почему остался. Тогда Синон рассказал вымышленную историю, которую придумал для него Одиссей, чтобы обмануть троянцев.

Поверили троянцы хитрому греку. Приам велел освободить его и спросил, что значит этот деревянный конь, оставленный греками в лагере. Только этого вопроса и ждал Синон. Призвав богов в свидетели того, что говорит правду, Синон сказал, что конь оставлен, чтобы умилостивить грозную Афину. Поверили троянцы Синону. Ловко сыграл он ту роль, которую поручил ему Одиссей.

Еще больше убедили троянцев, что Синон говорил правду, ужасные змеи, посланные Афиной. Быстро плыли они к берегу, извиваясь в волнах. Выползли твари на берег и в ужасе разбежались все троянцы. Змеи же бросились на двух сыновей Лаокоона и обвились вокруг них. Поспешил на помощь сыновьям Лаокоон, но и его обвили змеи. Своими острыми зубами терзали они тела жреца и его двух сыновей. Старался сорвать с себя змей несчастный и освободить детей своих, но напрасно. Яд проникал все глубже в тело.

Страдания Лаокоона и сыновей его были ужасны. Лаокоон погиб, видя ужасную смерть своих ни в чем не повинных детей, погиб, потому что хотел, вопреки воле бога, спасти родину. Змеи же, совершив свое подлое дело, уползли и скрылись под щитом статуи Афины.

Гибель Лаокоона окончательно убедила троянцев, что они должны ввезти деревянного коня в Трою. Разобрали они часть городской стены, так как громадную статую нельзя было провезти через ворота. Четыре раза останавливался конь, ударяясь о стену, когда тащили его через пролом, и грозно гремело в нем от толчков оружие греков, но не слыхали этого горожане. Наконец, притащили они коня в акрополь.

Вещая Кассандра пришла в ужас, увидав коня. Она предвещала гибель Трои, но смехом ответили троянцы — ее предсказаниям никогда не верили.

В глубоком молчании сидели в коне воины, чутко прислушиваясь к каждому звуку, доносившемуся извне. Слыхали они, как звала их, называя по именам, прекраснокудрая Елена, подражая голосу их жен. Насилу удержал одного из героев Одиссей, зажав ему рот, чтобы тот не ответил.

Наступила ночь. Троя погрузилась в глубокий сон. У деревянной статуи послышался голос Синона — он дал знать героям, что теперь они могут выйти. Синон успел разложить и большой костер у ворот Трои. Это был знак укрывшимся за Тенедосом грекам, чтобы спешили они к городу. Осторожно, стараясь не производить шума оружием, вышли из коня герои; первыми были Одиссей с Энеем. Рассыпались герои по погруженным в сон улицам Трои. Запылали дома, кровавым заревом освещая гибнущий город. На помощь героям явились и остальные греки. Началась ужасная битва. Троянцы защищались, кто чем мог.

В гневе убил бы Менелай и прекрасную Елену, но удержал его Агамемнон. Богиня Афродита вновь пробудила в груди Менелая любовь к Елене, и он торжественно повел ее к своему кораблю.

Из всех героев Трои спасся лишь Эней, вынесший на руках из города своего старого отца Анхиза и маленького сына Аскания. Пощадили греки и троянского героя Антенора. Он неоднократно советовал троянцам выдать прекраснокудрую Елену и похищенные Парисом сокровища Менелая.

Долго пылала еще Троя. Клубы дыма поднимались высоко к небу. Оплакивали боги гибель великого города. Далеко был виден этот громадный погребальный костер. Пала Троя — самый могущественный город в Азии. Ахейцы победили, но какой дорогой ценой!

Грозных полчищ воевода, Агамемнон, царь царей Обозрел толпы народа уцелевшего от прей — И поник он головою, Грустной думой одержим — Много их пришло под Трою, Мало их вернется с ним… Гомер, «Илиада».

Троянская война не принесла успеха ни одной из сторон. Она обернулась трагедией, но порожденной не случайностями, а неисповедимыми путями судьбы. Судьба Трои, троянцев, ахейских героев была предсказана и неумолима. Большинству своих участников Троянская война принесла гибель или позор, изгнание.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ОДИССЕЯ

Начальные стихи «Одиссеи» Гомера сразу знакомят с характером главного героя — Одиссея:

Муза, скажи мне о том многоопытном муже, который, Странствуя долго со дня, как святой Илион (Троя) им разрушен, Многих людей города посетил и обычаи видел. КИКОНЫ И ЛОТОФАГИ

Отплыв из-под Трои, Одиссей со своей командой спокойно путешествовали по безбрежному морю и, наконец, достигли земли киконов (мифический народ). Они овладели их городом Исмаром, истребили всех жителей, захватили в плен женщин, а город разрушили. Долго Одиссей убеждал своих спутников отплыть скорее на родину, но не слушались они. Тем временем киконы напали на команду Одиссея. Их было столько, сколько листьев в лесу, сколько бывает на лугах весенних цветов. Долго бились Одиссей и команда с киконами, но все-таки пришлось им спасаться бегством.

Только вышел Одиссей в открытое море, как послал на них Зевс-громовержец бога северного ветра Борея. Великую бурю поднял он на море. Тьма окутала все кругом. Три раза срывал Борей паруса с мачт. Наконец, с великим трудом, на веслах, добрались Одиссей с друзьями до пустынного острова.

Это был остров лотофагов (люди, питающиеся лотосом). Развела команда на берегу костер и стала готовить обед. Одиссей послал трех своих спутников узнать, каким народом населен остров. Приветливо встретили их лотофаги и угостили сладким лотосом. Лишь только поели его посланцы Одиссея, как забыли свою родину и не пожелали возвращаться на родную Итаку; навсегда хотели остаться на острове лотофагов. Но Одиссей силой привел их на корабль и там связал, чтобы не сбежали они.

Сказания древности страну лотофагов помещали в северной Африке, в Ливии, но эта страна сказочная, а рассказы о чудодейственной «траве забвения» можно найти у многих народов и в разных местностях.

ОДИССЕЙ НА ОСТРОВЕ ЦИКЛОПОВ

После долгого плавания прибыл Одиссей со своими спутниками к земле свирепых циклопов. В пещерах жили великаны-циклопы, каждый знал лишь свою семью, не собирались они на общие собрания. Ни один человек никогда не посещал этого острова, хотя он был очень плодороден. На острове водились в изобилии дикие козы, а так как никогда эти козы не видели человека, то и не испугались пришельцев.

Утром Одиссей с командой занялись охотой. На каждый из кораблей попали по девять коз.

На следующее утро Одиссей решил отплыть на своем корабле к земле циклопов, чтобы узнать, что это за народ. Быстро переплыли неширокий пролив и пристали к берегу. Одиссей взял с собой двенадцать надежных товарищей, захватил вино и пищу и вошел в пещеру циклопа. Это был великан Полифем, обладавший чудовищной силой. В пещере в корзинах лежало множество сыров, в ведрах и чашах стояла простокваша и были устроены ограды для ягнят и козлят. Спутники Одиссея стали уговаривать его, захватив лучших ягнят и козлят и взяв сыров, бежать на корабль, но он не послушал товарищей. Наконец, пришел и сам циклоп. Бросил он громадную вязанку дров на землю у входа в пещеру. Тут увидел он команду и спросил громовым голосом:

— Кто вы такие? Откуда вы пришли? Как вас зовут?

— Все мы греки, — ответил Одиссей циклопу, — плывем из-под Трои. Зовут меня Никто. Нас занесло сюда бурей. Мы умоляем тебя принять нас дружелюбно, как гостей. Ведь ты знаешь, что карает Зевс того, кто обижает странников и не оказывает им гостеприимства.

— Видно, что издалека пришел ты сюда, чужеземец! — свирепо крикнул циклоп, — коль думаешь, что боюсь я твоих богов. Какое дело мне до Зевса! Не боюсь я гнева его! Не намерен я щадить вас!

Быстро схватил он своими громадными руками двух спутников Одиссея, ударил их об землю и убил. Затем сварил их, рассек тела на части и съел.

Наступило утро. Снова циклоп убил двух спутников Одиссея. Съев их, выгнал он стадо из пещеры, а вход завалил скалой. Долго думал Одиссей, как спастись. Наконец, придумал. В пещере нашел он громадное бревно. Полифем, наверно, хотел из него сделать себе дубину. Отрубил мечом конец бревна, заострил его, обжег на углях и спрятал. Вечером вернулся со стадом циклоп. Одиссей подошел к нему и предложил чашу вина.

Ослепление Полифема

Выпил вино циклоп, потребовал еще. Выпив третью чашу, охмелел, повалился на землю и заснул.

Тогда дал Одиссей знак товарищам, схватили они заостренный конец бревна, подожгли его на костре и вонзили в глаз циклопу. Заревел он от страшной боли.

Настало утро. С громкими стонами отодвинул от входа скалу Полифем и стал выпускать в поле стадо, ощупывая руками спину каждого животного. Тогда, чтобы спасти товарищей, Одиссей связал по три барана и под среднего привязал по одному из своих товарищей. Сам же, вцепившись руками в густую шерсть громадного барана, любимца Полифема, повис под ним. Прошли бараны с привязанными под ними спутниками Одиссея мимо Полифема… Так спаслись Одиссей с командой от верной гибели.

Стал молить Полифем отца своего Посейдона, чтобы покарал он Одиссея за то, что тот лишил его зрения. Схватил он огромный утес и бросил в море. Упал утес за кормой корабля. Громадная волна подхватила корабль и бросила далеко в море, это и помогло спастись, команде Одиссея.

ОДИССЕЙ У ЛЕСТРИГОНОВ (ЛИСТРИГОНОВ)

Неугомонен был Одиссей. Снова отправился он в путь и через пять суток достиг какого-то острова. Одиннадцать кораблей пристали к берегу. Свой корабль Одиссей поставил у входа в залив. Послал он трех своих спутников узнать, кто живет на этом острове. Отправились они в путь. Около колодца, недалеко от большого города, встретили громадного роста деву, которая отвела их во дворец отца своего Антифата, повелителя великанов-людоедов лестригонов. Во дворце увидели воины жену Антифата, ростом с высокую гору. Велела она позвать своего мужа. Прибежал тот, схватил одного спутников Одиссея, растерзал его и приготовил себе обед. Обратились в бегство остальные и прибежали к кораблям.

Антифат же созвал лестригонов. Кинулись те к берегу моря. Отрывая целые утесы, стали разбивать корабли. Всюду слышался треск ломающихся снастей и крики убиваемых.

Почти всех спутников Одиссея убили лестригоны и, нанизав их на колья, унесли в свой город. С трудом спасся Одиссей на своем корабле. Теперь из двенадцати кораблей остался у него только один.

ОДИССЕЙ НА ОСТРОВЕ КИРКИ (ЦИРЦЕИ)

Долго плыл Одиссей со своей малочисленной командой по безбрежному морю, скорбя о погибших товарищах. Наконец, достиг острова Эя, где жила прекрасновласая волшебница Кирка, дочь бога Гелиоса. Два дня провели они на берегу тихого залива. На третий день Одиссей разделил своих спутников на два отряда.

Эврилох с двенадцатью товарищами отправились на разведку и быстро достигли дворца Кирки. Около него ходили ручные львы и волки — так укротила их волшебным питьем Кирка. В это время из дворца донеслось звонкое пение. Вышла Кирка и приветливо пригласила Эврилоха со служниками войти. Во дворце подала она им вино, подмешав в него сок волшебной травы. Выпили вино моряки, а Кирка, коснувшись каждого жезлом, обратила их в свиней, оставив им лишь разум. Загнала их Кирка в хлев и бросила им желудей. Один лишь Эврилох спасся. Не входил он во дворец вместе со всеми.

Прибежал к кораблю Эврилох и с ужасом рассказал о постигшем его спутников несчастье. Тотчас пошел Одиссей ко дворцу Кирки.

На пути явился ему под видом прекрасного юноши бог Гермес. Он научил Одиссея, как освободить от власти волшебницы товарищей, и дал чудодейственный корень, который должен был сделать безвредными для Одиссея чары Кирки. Пришел Одиссей во дворец Кирки. Она ласково поднесла гостю волшебного питья. Когда же коснулась она Одиссея жезлом, тот, обнажив меч, как повелел бог Гермес, бросился на волшебницу и стал грозить ей смертью, если не обратит его товарищей снова в людей.

Дав клятву освободить всех, Кирка просила Одиссея остаться у нее.

Целый год прожил Одиссей во дворце Кирки. По прошествии года стал он просить Кирку отпустить их на родину. Согласилась великая волшебница. Но сказала, что, прежде чем он вернется на родину, Одиссей должен посетить царство мрачного Аида и там спросить о судьбе своей тень фиванского прорицателя Тиресия.

Прорицатель сказал: приплыв домой, должен Одиссей принести богатую жертву всем богам; только тогда будет мирно жить он в Итаке до самой смерти.

ОДИССЕИ И СИРЕНЫ

Волшебница Кирка рассказала Одиссею, какие опасности предстоят на пути, и научила, как их избежать.

Уже недалек был остров сирен, когда Одиссей рассказал своим спутникам об их коварстве: они своим пением завлекают плывущих мимо моряков и предают их лютой смерти. Весь остров был усеян костями растерзанных ими людей.

— Я залеплю вам уши мягким воском, — сказал Одиссей, — чтобы не слышали вы их пения и не погибли, меня же привяжите к мачте. Если я, очарованный их пением, буду просить вас отвязать меня, то вы еще крепче свяжите меня.

— Плыви к нам, великий Одиссей! — пели сирены, — к нам направь свой корабль, чтобы насладиться нашим пением. Не проплывет мимо ни один моряк, не послушав нашего сладостного пения.

Очарованный их пением, Одиссей дал знак товарищам, чтобы отвязали они его. Но, помня наставления Одиссея, они еще крепче связали его. Только тогда вынули воск из ушей и отвязали Одиссея от мачты, когда уже скрылся из вида проклятый остров. После этого сирены в отчаянии бросились в море и превратились в скалы.

Одиссей у острова сирен

В народных поверьях сирены — первоначально, вероятно, морские божества — превратились в злых демонов.

Сирены изображались существами с грудью и головой женщины, с птичьими ногами, крылатыми или без крыльев. Изображения сирен часты на надгробьях, где они являлись отвратителями бед.

СКИЛЛА (СЦИЛЛА) И ХАРИБДА

Спокойно плыл дальше корабль, но вдруг послышался вдали ужасный шум и все увидели дым. Одиссей знал, что это Скилла. В пещере у пролива между Италией и Сицилией жило это чудовище — с шестью головами на длинных шеях, с тремя рядами острых зубов в каждой пасти, с двенадцатью ногами.

Испугались моряки, выпустили весла из рук, и остановился корабль. Одиссей стал подбадривать своих спутников. Он не сказал им, что напротив Сциллы, в другой пещере жило еще одно чудовище — Харибда. Харибда трижды в день поглощала и извергала черные воды узкого пролива. Даже Посейдон был не в силах спасти от гибели человека, попавшего между Сциллой и Харибдой.

Быстро плыл корабль по узкому проливу. Одиссей видел, как поглощала морскую воду Харибда: волны клокотали около ее пасти, а в ее глубоком чреве, словно в котле, кипели морская тина и земля. В это время вытянула все свои шесть шей ужасная Сцилла и своими шестью громадными пастями с тремя рядами зубов схватила шестерых моряков. С великим трудом миновал корабль Одиссея Харибду и Сциллу.

ОДИССЕЙ В РОДНОЙ ИТАКЕ

Во второй поэме Гомера — «Одиссее» — герой изображен «хитроумным». В самой поэме эта черта объясняется словами богини Афины, которая встретила Одиссея по его возвращению в родную Итаку:

Ловким и хитрым быть надо, тебя превзойти чтоб во всяких Хитрых делах, — даже богу, когда б он с тобой повстречался. Страшный ты выдумщик козней, хитрец ненасытный, не можешь Ты, и вернувшись в отчизну свою, обойтись без обманов И без притворных речей, что любезны тебе от природы.

Действительно, вернувшись домой Одиссей не сразу предстал перед Пенелопой как законный супруг. Он изображал дряхлого старика, нищего, пока не были устранены все женихи Пенелопы. Но сомнения жены Одиссея разрешились лишь после того как он рассказал известную только ему и Пенелопе особенность устройства их комнаты.

Русский критик В. Белинский так объяснил образ Одиссея: «Одиссей есть апофеоз человеческой мудрости. Но в чем состоит его мудрость? В хитрости, часто грубой и плоской, в том, что на нашем прозаическом языке называется «надувательством». И между тем, в глазах младенческого народа, эта хитрость не могла не казаться крайнею степенью возможной премудрости».

БОГИ-ПОКРОВИТЕЛИ

АПОЛЛОН

Бог света, златокудрый Аполлон, родился на острове Делос. Его отец Зевс, а мать — богиня Лето. Гонимая гневом богини Геры, богиня Лето нигде не могла найти приюта. Преследуемая посланным Герой драконом Пифоном, она скиталась по свету и наконец укрылась на острове Делосе, носившемся в те времена по волнам бурного моря. Лишь только вступила Лето на Делос, как из морской пучины поднялись громадные столбы и остановили этот пустынный остров. Кругом Делоса шумело море. Уныло подымались скалы Делоса, обнаженные, без малейшей растительности. Лишь морские чайки находили приют на этих скалах и оглашали их своим печальным криком. Но вот родился бог света Аполлон, и всюду разлились потоки яркого света. Как золотом, залили они скалы Делоса. Все кругом зацвело, засверкало: и прибрежные скалы, и гора Кинт, и долина, и море. Громко славили родившегося бога собравшиеся на Делос богини, поднося ему амброзию и нектар. Вся природа вокруг ликовала вместе с богинями.

Аполлон Бельведерский

Юный, светозарный Аполлон решил отомстить за все обиды, нанесенные его матери Пифоном. Он понесся по лазурному небу с кифарой в руках, с серебряным луком за плечами; золотые стрелы громко звенели в его колчане. Он стремился туда, где жил грозный чудовищный дракон Пифон.

Быстро достиг Аполлон мрачного ущелья, жилища Пифона. Выполз из своего логовища ужасный дракон. Громадное тело его, покрытое чешуей, извивалось меж скал бесчисленными кольцами. Скалы и горы дрожали от тяжести его тела и сдвигались с места. Яростное чудовище все предавало опустошению. В ужасе бежали нимфы. Поднялся Пифон, могучий, яростный, раскрыл свою ужасную пасть и уже готов был поглотить златокудрого Аполлона. Стрелы Аполлона дождем посыпались на дракона, и он бездыханный упал на землю. Громко зазвучала торжествующая победная песнь (пэан) светозарного бога, победителя Пифона, и вторили ей золотые струны кифары. Аполлон зарыл в землю тело Пифона там, где стоят священные Дельфы, и основал в Дельфах святилище, где бы оракулы прорицали волю отца его Зевса.

С высокого берега далеко в море Аполлон увидел корабль критских моряков. Обернувшись дельфином, бросился он в синее море, настиг корабль и лучезарной звездой взлетел из морских волн на корму его. Аполлон привел корабль к пристани города Крисы и через плодородную долину повел критских моряков, играя на золотой кифаре, в Дельфы. Он сделал их первыми жрецами своего святилища.

В честь победы Аполлона над Пифоном в Дельфах стали регулярно устраивать Пифийские игры, которые по своему блеску и популярности уступали только Олимпийским.

На месте победы над Пифоном был воздвигнут храм.

Когда Аполлон, гордый своей победой, стоял над сраженным чудовищем, он увидел около себя юного бога любви Эрота, натягивающего тетиву своего золотого лука. Смеясь, сказал ему Аполлон:

— На что тебе, дитя, такое грозное оружие? Предоставь-ка лучше мне посылать разящие золотые стрелы.

Обиженный Эрот гордо ответил Аполлону:

— Стрелы твои, Феб-Аполлон, не знают промаха, всех разят они, но моя стрела поразит тебя.

Эрот взмахнул крыльями и взлетел на высокий Парнас. Там вынул он из колчана две стрелы: одну — ранящую сердце и вызывающую любовь, ею пронзил он сердце Аполлона, другую — убивающую любовь, пустил он в сердце нимфы Дафны, дочери речного бога Пенея.

Встретил прекрасную Дафну Аполлон и полюбил ее, Но только Дафна, увидев его, с быстротою ветра пустилась бежать, ведь стрела Эрота, убивающая любовь, пронзила ее сердце. Обратилась Дафна к отцу своему Пенею:

— Отец, помоги мне! Расступись скорее, земля, и поглоти меня!

Лишь только сказала она это, как кора покрыла ее нежное тело, волосы обратились в листву, а руки, поднятые к небу, стали ветвями. Не стало Дафны, а появился Лавр. Долго печальный стоял Аполлон пред лавром и, наконец, сказал:

— Пусть же отныне венок из твоих листьев украшает мою голову, пусть ветви твои обовьют и мою кифару, и мой колчан. Пусть никогда не вянет, о лавр, твоя зелень.

В Дельфах победителям в состязаниях в честь Аполлона вручались лавровые венки.

От Гермеса Аполлон получил в подарок лиру и стал богом муз (отсюда прозвище Аполлона — Мусагет).

Однажды, блуждая по полям Фригии, сатир Марсий нашел тростниковую флейту. Ее бросила богиня Афина, заметив, что игра на изобретенной ею самой флейте обезображивает ее божественно прекрасное лицо. Афина прокляла свое изобретение и сказала:

— Пусть же жестоко будет наказан тот, кто подымет эту флейту.

Ничего не зная о проклятии Афины, Марсий поднял флейту и вскоре научился так хорошо играть на ней, что все заслушивались. Марсий возгордился и вызвал самого покровителя музыки Аполлона на состязание.

По легенде, разгневанный дерзостью сатиров, бог содрал с Марсия кожу и повесил ее на дереве в Келенах (Фригия). Кожа Марсия при звуках флейты трепетала. По другому мифу, царь Мидас признал победителем в игре на флейте Марсия, и в наказание за это Аполлон наградил царя ослиными ушами.

В одном из мифов рассказывается, что Аполлон наделил пророческим даром троянскую царевну Кассандру в надежде на ее любовь. Когда же он был ею отвергнут, сделал так, что ее предсказаниям никто не верил.

В другом, более позднем варианте мифа, Кассандра и ее брат-близнец получили пророческий дар еще в детстве от священных змей из храма Аполлона (в Трое). Кассандра первой опознала Париса, явившегося на состязания в Трою, и хотела убить его, чтобы избавить родину от бедствий, которые позднее Парис навлек на город. Она уговаривала Париса отказаться от брака с Еленой, а затем убеждала троянцев не верить словам Синона и не вводить в Трою деревянного коня, в котором скрывались ахейцы.

Но безуспешны оказались попытки вещуньи спасти родину.

В ночь падения Трои Кассандра искала убежища у алтаря Афины, но была обнаружена Аяксом, сыном Оилея, который насильно овладел ею. При разделе добычи Кассандра досталась Агамемнону и погибла вместе с ним от руки Клитеместры, увидевшей в ней соперницу.

У Аполлона был сын Асклепий — покровитель целителей и искусства врачевания. Аполлон еще ребенком отдал сына на воспитание мудрому кентавру Хирону, который вырастил Асклепия на склонах Пелиона. Под его руководством Асклепий стал таким искусным врачом, что превзошел даже своего учителя Хирона. Символом бога-целителя была змея, получавшая в храме Асклепия жертвенные приношения. Асклепий не только исцелял все болезни, но даже умерших возвращал к жизни. Этим прогневал он властителя царства умерших Аида и громовержца Зевса, так как нарушил закон и порядок, установленные Зевсом на земле. Разгневанный Зевс метнул свою молнию и поразил Асклепия. Но люди почитали сына Аполлона как бога-врачевателя. Они воздвигли ему много святилищ, в том числе знаменитое святилище Асклепия в Эпидавре.

В римской мифологии Асклепий именуется Эскулапом. Его культ был введен в Риме в начале III в. до н. э. На одном из островов Тибра, там, где была выпущена привезенная из Эпидавра змея, был основан храм в честь бога. В искусстве Асклепия изображают похожим на Зевса, опирающимся на жезл, вокруг которого обвивается змея.

За убийство сына разгневанный Аполлон перебил циклопов, ковавших молнии; для Зевса, и за это был временно осужден служить смертным.

По велению Зевса Аполлон удалился в Фессалию к прекрасному и благородному царю Адмету. Там пас он стада царя и этой службой искупал свой грех. Благоденствие поселилось в доме Адмета; ветви деревьев в его садах сгибались от обилия плодов, его кони и овцы были лучшими во всей Фессалии. Все это дал ему златокудрый бог. Аполлон помог Адмету получить руку дочери царя Иолка Пелия, Алкесты. Отец обещал отдать ее в жены лишь тому, кто будет в силах запрячь в свою колесницу льва и медведя. Тогда Аполлон наделил своего любимца Адмета необоримой силой, и тот исполнил эту задачу Пелия. Аполлон жил у Адмета восемь лет и, окончив срок своей искупительной службы, вернулся в Дельфы.

Весной и летом на склонах лесистого Геликона, там, где таинственно журчат священные воды источника Гиппокрены, и на высоком Парнасе, у чистых вод Кастальского родника, Аполлон водил хоровод с девятью музами. Юные прекрасные дочери Зевса и Мнемосины были постоянными спутницами Аполлона. Он аккомпанировал их пению на золотой кифаре. За Аполлоном, увенчанным лавровым венком, следовали все девять муз: Каллиопа — муза эпической поэзии, Эвтерпа — муза лирики, Эрато — муза любовных песен, Мельпомена — муза трагедии, Талия — муза комедии, Терпсихора — муза танцев, Клио — муза истории, Урания — муза астрономии и Полигимния — муза священных гимнов.

По всей Греции чтили Аполлона. Греки почитали его как бога света, бога, очищающего от скверны пролитой крови, как бога, прорицающего волю отца своего Зевса, карающего, насылающего болезни и исцеляющего их. Юноши-греки почитали его как своего защитника. Аполлон — покровитель мореходства, он помогал основанию новых колоний и городов. Художники, поэты, певцы и музыканты находятся под особым покровительством предводителя хора муз, Аполлона-кифареда. Аполлону греки воздавали не меньшие почести, чем самому Зевсу-громовержцу.

Культ Аполлона проник и в Рим. В III в. до н. э. в Риме был построен храм Аполлона. Император Август объявил Аполлона своим покровителем и учредил в честь него вековые игры, гимнастические и артистические состязания и гонки гребных судов. Во времена Империи храм Аполлона близ Палатина был одним из самых богатых в Риме,

Аполлону посвящались лавр и пальма; священные животные Аполлона — волк, дельфин, ястреб, мышь, ящерица. В эллинистическую эпоху Аполлон изображался обнаженным юношей, играющим на лире. Наиболее известные статуи Аполлона — Аполлон Бельведерский в Ватикане, Аполлон с ящерицей в Риме, Аполлон, играющий на кифаре… В современной трактовке образ Аполлона ассоциируется с поэзией.

После того как в конце XV в. была найдена скульптура Аполлона Бельведерского, Аполлон стал восприниматься как символ мужской красоты, как олицетворение всего светлого и благородного.

АФИНА

В греческой мифологии Афина — богиня мудрости и справедливой войны. В древнейших мифах — богиня неба, повелительница туч и молний, богиня плодородия, покровительница мирного труда. Она научила людей обуздывать коней и запрягать быков, делать колесницы и строить корабли. Она подарила смертным плут и борону, веретено и ткацкий станок. Афина — покровительница наук, богиня мудрости; она даровала людям законы, учредила ареопаг и стоит на страже порядка.

Миф о рождении Афины от Зевса и Метиды позднего происхождения — периода оформления классической олимпийской мифологии. Зевс, зная от Геи и Урана о том, что его сын от Метиды лишит его власти, проглотил свою беременную супругу и затем при помощи Гефеста, расколовшего ему голову топором, сам произвел на свет Афину, которая появилась в полном боевом вооружении и с воинственным кличем. Поскольку это событие произошло у озера Тритон в Ливии, Афина получила прозвище Тритониды или Тритогенеи.

Афина является как бы непосредственным продолжением Зевса, исполнительницей его замыслов и воли. Она — мысль Зевса, осуществленная в действии. Постепенно материнство Метиды принимает все более отвлеченный и даже символический характер, так что Афина считается порождением одного Зевса и принимает на себя функции божества мудрости, так же как Зевс воспринял их от Метиды.

Афина — одна из главнейших фигур не только олимпийской мифологии, по своей значимости она равна Зевсу и иногда даже превосходит его. Силой и мудростью она не уступает своему могущественному отцу. Ей воздаются почести вслед за Зевсом.

На древнее зооморфическое прошлое богини указывают ее атрибуты — змея и сова. Гомер называет Афину «совоокой», «пестровидной змеей». Афина — покровительница змей; в ее храме в Афинах, по мнению Геродота, обитала огромная змея — страж акрополя.

Сова и змея охраняли дворец Минотавра на Крите, и изображение богини со щитом микенского времени — прообраз олимпийской Афины. Среди непременных атрибутов Афины — эгида — щит из козьей шкуры с головой змеевласой Медузы, который обладает огромной магической силой, устрашает богов и людей. Священным деревом Афины была маслина. Маслины считались «деревьями судьбы», и сама Афина воспринималась как судьба и Великая богиня-мать.

Мощная, страшная, совоокая богиня архаики, обладательница эгиды, Афина в период героической мифологии направляет свою силу на борьбу с титанами и гигантами. Вместе с Гераклом Афина убивает одного из гигантов, на другого наваливает остров Сицилию, с третьего сдирает кожу и покрывает ею свое тело во время сражения. Она же помогает Персею убить Горгону Медузу.

Афина требует к себе особой почтительности, ни один смертный не может ее увидеть. Известен миф о том, как она лишила зрения юного Тиресия, когда тот случайно увидел ее омовение. Ослепив юношу, богиня вместе с тем наделила его пророческим даром.

Любимцем Афины был Одиссей, умный и смелый герой. В поэмах Гомера (особенно «Одиссее») ни одно мало-мальски важное событие не обходится без вмешательства Афины. Она — главная покровительница греков-ахейцев и постоянный враг троянцев, хотя культ ее существовал и в Трое. Афина — защитница греческих городов (Афин, Аргоса, Мегары, Спарты и др.), «градозащитница».

Афина, вступающая в битву

Афина помогла Прометею украсть огонь из кузницы Гефеста. Ее собственные изделия — подлинные произведения искусства, как, например, плащ, вытканный для героя Ясона. Ей приписывается изобретение флейты и обучение игре на ней Аполлона. Одного ее прикосновения достаточно, чтобы сделать человека прекрасным (Одиссея она возвысила станом, наделила кудрявыми волосами, силой и привлекательностью. Она одарила Пенелопу накануне встречи супругов удивительной красотой.

Хотя культ Афины был распространен по всей материковой и островной Греции, особенно почиталась богиня в Аттике, в Афинах (название города греки связывали с именем богини — покровительницы города). Ей были посвящены земледельческие праздники: прохаристерии (прорастание зерна), плинтерии (начало жатвы), аррефории (дарование росы для посевов), каллинтерии (созревание плодов), скирофории (отведение засухи-). Во время этих празднеств происходило омовение статуи Афины, юноши приносили клятву гражданского служения богине. Всеобщий характер носил праздник великих панафиней — апофеоз Афины-государственной мудрости.

АФИНА И АРАХНА

На всю Лидию славилась искусством вышивания и ткачества Арахна — дочь красильщика тканей из Колофона. Часто собирались нимфы полюбоваться ее работой. Арахна пряла нити, подобные туману, ткала ткани, прозрачные, как воздух. Гордилась она, что нет ей равной на свете в искусстве ткачества.

Арахна страстно желала состязаться с Афиной. Ее отговаривали от столь дерзкого поступка, но Арахна никого не слушала. И пришла сама богиня Афина, услышав об этом.

Началось соревнование. Великая богиня выткала на своем покрывале величественный афинский Акрополь, изобразила свой спор с Посейдоном за власть над Аттикой. Двенадцать светлых богов Олимпа, а среди них отец ее, Зевс-громовержец, были судьями в этом поединке. Поднял Посейдон свой трезубец, ударил им в скалу, и хлынул соленый источник из бесплодной скалы. Афина в шлеме и с эгидой потрясла своим копьем и глубоко вонзила его в землю. В этом месте выросло священное оливковое дерево. Боги присудили победу Афине, посчитав ее дар Аттике более ценным. По углам покрывала изобразила богиня, как карают боги людей за непокорность, а по краям выткала гирлянду из листьев оливы. Арахна же изобразила на своем покрывале много сцен из жизни богов, показывая богов слабыми, одержимыми человеческими страстями. По краям выткала Арахна гирлянду из цветов, перевитых плющом. Верхом совершенства была работа Арахны, она не уступала по красоте работе Афины, но в изображениях видно было неуважение к богам, даже презрение. Страшно разгневалась Афина, разорвала она работу девушки и ударила ее челноком. Несчастная Арахна не вынесла позора; сплела веревку, сделала петлю и повесилась. Афина освободила из петли Арахну и сказала ей:

— Живи, непокорная. Но ты будешь пауком, который будет ткать день и ночь.

Афина окропила Арахну соком волшебной травы, и тотчас тело ее сжалось, густые волосы упали с головы, и обратилась она в паука. С той поры висит паук-Арахна в своей паутине и вечно ткет ее, как ткала при жизни.

АРТЕМИДА

В греческой мифологии богиня охоты, дочь Зевса и Лето, сестра-близнец Аполлона. Родилась на острове Астерия (Делос).

Артемида (у римлян Диана) — всегда юная дева. Она очень любила мать и брата, заботилась обо всем, что растет в лесу и в поле, а также о диких животных. Она любила охотиться и вечно носилась по лесам и полям с колчаном стрел и копьем в сопровождении любимой лани. Артемида ходила в короткой одежде охотницы, очень метко стреляла. Ее сопровождали нимфы и свора собак. Любила Артемида не только охоту, но и уединение, прохладные гроты, увитые зеленью, и горе тому смертному, кто нарушал ее покой.

Устав от охоты, она неслась к брату Аполлону в Дельфы и там водила хороводы с нимфами и музами. В хороводе она была прекраснее и выше всех на целую голову. Как сестра бога света она часто отождествляется с лунным светом и с богиней Селеной.

В честь нее был построен знаменитый храм в Эфесе. Люди приходили в этот храм, чтобы получить от Артемиды благословение на счастливый брак и рождение ребенка. Считали также, что эта богиня вызывает рост трав, цветов и деревьев.

Артемида обладала решительным и агрессивным характером, строго следила за исполнением издавна установленных обычаев, упорядочивающих жизнь животных и растений.

Артемида разгневалась однажды на царя Калидона Ойнея за то, что он не принес ей в дар, как обычно, первые плоды урожая» и наслала на Калидон страшного вепря; она вызвала раздор среди родичей Мелеагра, возглавлявшего охоту на зверя, что привело к мучительной гибели Мелеагра. Артемида потребовала себе в жертву дочь Агамемнона, предводителя ахейцев в походе на Трою, за то, что тот убил ее священную лань и похвалялся, что даже сама богиня не сумела бы так метко ее поразить. Через прорицателя была передана воля богини, потребовавшей взамен убитой лани Ифигению, дочь Агамемнона. Однако тайно от людей Артемида унесла Ифигению с жертвенника (заменив ее ланью) в Тавриду, где та стала жрицей богини.

Артемиде Таврической приносили человеческие жертвы, о чем свидетельствует история Ореста, чуть не погибшего от руки своей сестры Ифигении. Перед Артемидой и Аполлоном должен был оправдаться Геракл, убивший керинейскую лань с золотыми рогами.

Эти мифы связаны с архаическим прошлым Артемиды — владычицы зверей на Крите. Именно там ипостасью Артемиды была нимфа-охотница Бритомартис.

Древнейшая Артемида — не только охотница, но и медведица. В Аттике жрицы Артемиды Бравронии надевали в ритуальном танце медвежьи шкуры и назывались медведицами. Святилища Артемиды часто находились вблизи источников и болот, символизируя плодородие растительного божества (например, культ Артемиды Ортии в Спарте, восходящий к крито-микенскому времени).

Однако классическая Артемида — девственница и защитница целомудрия. Она покровительствует Ипполиту, презирающему любовь. Перед свадьбой Артемиде, согласно обычаю, приносилась искупительная жертва. Царю Адмету, забывшему об этом обычае, она наполнила брачные покои змеями. Юный охотник Актеон, нечаянно подсмотревший омовение богини, был ею превращен в оленя и растерзан псами. Она же убила свою спутницу нимфу-охотницу Каллисто, превращенную в медведицу, гневаясь за нарушение ею целомудрия и любовь к ней Зевса. Артемида убила страшного Буфага («пожирателя быков»), пытавшегося посягнуть на нее. Артемида Эфесская — покровительница амазонок.

В героической мифологии Артемида — участница битвы с гигантами, в которой сражался и Геракл. В Троянской войне она вместе с Аполлоном воюет на стороне троянцев, что объясняется малоазийским происхождением богини. Артемида — враг любого нарушения прав и устоев олимпийцев. Благодаря ее хитрости погибли братья-великаны Алоады, пытавшиеся нарушить мировой порядок. Дерзкий и необузданный Титий был убит стрелами Артемиды и Аполлона.

Гомер посвятил Артемиде гимн:

Песня моя к златострельной и любящей шум Артемиде, Деве достойной, оленей гоняющей, стрелолюбивой, Одноутробной сестре златолирного Феба-владыки. Тешась охотой, она на вершинах, открытых для ветра, И на тенистых отрогах свой лук всезлатой напрягает, Стрелы в зверей посылая стенящие. В страхе трепещут главы высокие гор. Густотенные чащи стонут ужасно от рева зверей. Содрогается суша. И многорыбное море. Она же с бестрепетным сердцем Племя зверей избивает, туда и сюда обращаясь. После того, как натешится сердцем охотница-дева, Лук свой красиво согнутый она наконец ослабляет И направляется к дому великому милого брата Феба, царя-дальновержца, в богатой округе дельфийской… АФРОДИТА

В греческой мифологии Афродита — богиня любви, и красоты. Существуют две версии происхождения Афродиты: согласно одной, поздней, она — дочь Зевса и океаниды Дионы; согласно другой — она родилась из крови оскопленного Кроном Урана, попавшей в море и образовавшей пену; отсюда и этимология ее имени «пенорожденная» и одного из ее прозвищ — Анадиомена — «появившаяся на поверхности моря». Миф отражает древнее происхождение богини, которое подтверждается также сообщением Гесиода, что вместе с Афродитой из крови Урана появились на свет эринии и гиганты. Афродита обладала мощной, пронизывающей весь мир любовью. Афродита представлялась как богиня плодородия, вечной весны и жизни. Она всегда в окружении роз, миртов, анемонов, фиалок, нарциссов, лилий и в сопровождении харит и нимф.

Афродита Милосская

Она — покровительница брака и даже родов. Любовной власти Афродиты подчинены боги и люди. Ей неподвластны только Афина, Артемида и Гестия.

Служение Афродите часто носило чувственный характер, она считалась даже богиней гетер, сама именовалась гетерой и блудницей.

Классическая Афродита — дочь Зевса и Дионы, ее рождение из крови Урана почти забыто. В гомеровском гимне богиня появляется из легчайшей морской пены вблизи Кипра (отсюда Афродита — Киприда, «кипро-рожденная»). Боги при виде «фиалковенчанной» Афродиты возгораются желанием взять ее в жены. Мужем Афродиты стал Гефест — самый искусный мастер и самый некрасивый среди богов. Хромоногий Гефест трудился у наковален в своей кузнице, а Киприда, нежась в опочивальне, расчесывала золотым гребнем кудри и принимала гостей — Геру и Афину.

Любви Афродиты домогались Посейдон и Арес. О любви Ареса и Афродиты повествует ряд источников, и называются дети от этого незаконного брака: Эрот и Антэрот, а также Деймос, Фобос («страх» и «ужас» — спутники Ареса) и Гармония. Сыном Афродиты и Гермеса считается Гермафродит (называемый также Афродитом).

Как и другие олимпийские боги, Афродита покровительствует героям, но это покровительство распространяется в основном на сферу любви. Она обещает Парису любовь Елены и следит за прочностью их союза.

Зевс посоветовал дочери не заниматься войной, а устраивать браки, и Афродита вняла советам отца и с наслаждением внушала любовные чувства людям и сама влюблялась, изменяя хромоногому супругу.

В гомеровском эпосе Афродита принимает все более кокетливые черты, и отношение к ней ласково-ироническое. В «Одиссее» рассказывается любовная история Афродиты и Ареса: во время свидания их хитроумно приковал к ложу не видимыми глазу сетями Гефест — законный супруг Афродиты, и в таком виде они предстали перед смеющимися богами, которые сами не прочь были бы занять место Ареса. Освобожденные Гефестом по просьбе Посейдона любовники немедленно расстались. Арес умчался во Фракию, а Афродита на Крит в Пафос, где ее искупали и натерли нетленным маслом хариты.

Хотя появление классической Афродиты все еще внушает ужас, она постоянно именуется «золотая», «прекрасновенчанная», «сладкоумильная», «многозлатая», «прекрасноокая». Главная сила богини заключена в ее поясе, который она передала Гере, чтобы соблазнить Зевса. В этом поясе заключены любовь, желание, слова обольщения, «в нем заключается все». Это древний фетиш, наделенный магической силой, покоряющей даже великих богов.

Афродите посвящен гимн поэтессы Сапфо (Сафо), в котором богиня именуется «пестро-тронной» и «плетущей козни»; на золотой колеснице, запряженной воробьями, она мчится из зевсова дома к черной земле и готова стать для поэтессы союзницей в любовном свидании. Помогая любящим, Афродита преследует тех, кто отвергает любовь.

Храм Афродиты на острове Кифера считался у эллинов самым древним и самым священным; статуя самой богини была деревянной и изображала богиню вооруженной.

В поэзии нередко Афродиту именуют Цитерой (Кифереей), Пафосской царицей.

ЭРОТ (ЭРОС)

Прекрасная Афродита царит над миром. У нее, как у Зевса-громовержца, есть помощник: он помогает исполнять ее волю. Этот посланник Афродиты — сын ее Эрот, веселый, шаловливый, коварный, а подчас и жестокий мальчик.

Эрот носится на своих блестящих золотых крыльях над землями и морями, быстрый и легкий, как дуновение ветерка. В руках его — маленький золотой лук, за плечами — колчан со стрелами. Никто не защищен от этих золотых стрел. Без промаха попадает в цель Эрот; он, как стрелок, не уступает самому стреловержцу златокудрому Аполлону. Когда попадает в цель Эрот, глаза его светятся радостью, он громко смеется.

Эрот

Стрелы Эрота несут не только радость и счастье, но часто страдания, муки любви и гибель. Даже златокудрому Аполлону и тучегонителю Зевсу немало страданий причинили эти стрелы.

Зевс знал, как много горя и зла принесет в мир сын Афродиты. Он хотел, чтобы умертвили его еще при рождении. Но разве могла допустить это мать?! Она скрыла Эрота в непроходимом лесу, и там, в лесных дебрях, вскормили Эрота молоком своим две свирепые львицы.

Вырос Эрот, и вот носится он по всему миру, юный, прекрасный, и сеет своими стрелами в мире то счастье, то горе, то добро, то зло.

Эрот не только бог любви мужчины и женщины, но и покровитель мужской дружбы.

У римлян Эроту соответствовал Амур или Купидон. Эрот со временем стал считаться утешителем в горе, его статуи воздвигались как надгробия.

Бог любви изображался юношей или мальчиком с золотыми крылышкам, с луком, стрелами, колчаном, иногда — с факелом.

ГЕФЕСТ

Гефест — первоначально бог огня; с развитием ремесел, и особенно кузнечного, становится богом-покровителем ремесленников. Особенно чтили Гефеста в Афинах, где ремесла достигли наибольшего в Греции развития.

Гефест, сын Зевса и Геры, бог огня, бог-кузнец, с которым никто не может сравниться в кузнечном мастерстве, родился на светлом Олимпе слабым и хромым ребенком. В гнев пришла великая Гера, когда показали ей некрасивого, хилого сына. Она схватила его и сбросила с Олимпа вниз, на далекую землю.

Долго несся по воздуху несчастный младенец и упал в волны безбрежного моря. Сжалились над ним морские богини — Эвринома, дочь великого Океана, и Фетида, дочь вещего морского старца Нерея. Они подняли упавшего в пучину маленького Гефеста и унесли его с собой в глубины седого Океана. Там в лазурном гроте воспитали они Гефеста. Вырос бог Гефест некрасивым, хромым, но с могучими руками, широкой грудью. Он был дивным мастером в своем кузнечном деле!

Много выковал он великолепных украшений из золота и серебра своим воспитательницам Эвриноме и Фетиде.

Долго таил Гефест в сердце гнев на мать свою, богиню Геру. Наконец решил отомстить ей за то, что она сбросила его с Олимпа. Он выковал золотой трон необыкновенной красоты и послал на Олимп в подарок матери. В восторг пришла жена громовержца Зевса, увидев чудесный подарок. Действительно, только царица богов и людей могла сидеть на троне такой необычайной красоты.

Лишь только Гера села на него, как обвили ее прочные путы, и она оказалась прикованной. Бросились боги на помощь. Напрасно — никто из них не был в силах освободить царицу Геру. Боги поняли, что только Гефест сможет освободить свою великую мать.

Тотчас послали они Гермеса, вестника богов, за богом-кузнецом. Явился он в грот, где работал Гефест. Долго просил Гефеста пойти с ним на высокий Олимп — освободить царицу Геру, но тот наотрез отказался. На помощь Гермесу явился Дионис, веселый бог вина. С громким смехом поднес он Гефесту чашу благовонного вина, за ней другую, а за ней еще и еще. Охмелел Гефест, теперь можно было вести его куда угодно. Дионис победил Гефеста.

Гермес и Дионис посадили Гефеста на осла и повезли на Олимп. Вокруг Гефеста неслись в веселой пляске увитые плющом менады (вакханки), неуклюже прыгали охмелевшие сатиры. Дымились факелы, громко раздавались звон тимпанов, смех, гремели бубны. А впереди шел великий бог Дионис в венке из виноградных лоз.

Кузница Гефеста

Наконец пришли они на Олимп. Гефест в один миг освободил свою мать, теперь уже он не помнил обиду.

Гефест остался жить на Олимпе. Он возвел богам величественные золотые дворцы и себе построил дворец из золота, серебра и бронзы. В нем он жил с женой своей, прекрасной, приветливой Харитой, богиней грации и красоты. (Гомер называет супругой Гефеста Хариту, а в «Одиссее» — Афродиту обманувшую его с Аресом.)

В этом же дворце находилась и кузница Гефеста. Большую часть времени Гефест проводил в своей полной чудес кузнице.

Дивные предметы выковывал в ней Гефест: несокрушимое оружие, украшения из золота и серебра, чаши и кубки. Среди чудесных изделий Гефеста — скипетр и эгида Зевса, тирс Диониса, доспехи Ахилла, колесница Гелиоса.

Окончив работу, смыв в благовонной ванне пот и копоть, Гефест шел, прихрамывая и пошатываясь на своих слабых ногах, на пир богов, к отцу своему, громовержцу Зевсу. Приветливый, добродушный, часто умудрялся он примирить разбушевавшихся Зевса и Геру. Без смеха не могли боги видеть, как хромой Гефест ковылял вокруг пиршественного стола, разливая богам благоухающий нектар и подавая амброзию. Смех заставляет богов забыть ссоры.

Но бог Гефест может быть и грозным. Многие испытали силу его огня, и страшные, могучие удары его громадного молота. Даже волны бушующих рек Ксанфа и Симоиса смирил под Троей огнем Гефест. Грозный, разил он своим молотом и могучих гигантов.

МИФЫ О КРАСОТЕ И ЕЕ КОВАРСТВЕ

ПИГМАЛИОН И ГАЛАТЕЯ

Афродита дарит счастье тому, кто верно служит ей. Так дала она счастье и Пигмалиону, великому кипрскому художнику. Пигмалион ненавидел женщин и жил уединенно, избегая брака. Однажды сделал он из блестящей белой слоновой кости статую девушки необычайной красоты. Как живая стояла эта статуя в мастерской художника. Долгими часами любовался художник своим произведением и полюбил, наконец, созданную им самим статую. Он дарил ей драгоценные ожерелья и мечтал только об одном: чтобы статуя ожила.

Наступили дни празднества в честь Афродиты. Пигмалион принес богине любви в жертву белую корову с позолоченными рогами; простер к богине руки и с мольбой прошептал:

— О, вечные боги и ты, златая Афродита! Если вы можете дать все молящему, то дайте мне жену, столь же прекрасную, как та статуя девушки, которая сделана мной самим.

Пигмалион и Галатея

Ярко вспыхнуло жертвенное пламя перед изображением богини любви Афродиты; этим богиня как бы давала понять Пигмалиону, что боги услышали его мольбу.

Вернулся художник домой. Подошел он к статуе и увидел, что она ожила! Так дала Пигмалиону богиня Афродита красавицу-жену Галатею, которая родила ему дочь Пафос.

НАРЦИСС

Того, кто не чтит златую Афродиту, кто отвергает дары ее, кто противится ее власти, немилосердно карает богиня любви. Так покарала она сына речного бога Кефиса и нимфы Лаврионы, прекрасного, но холодного, гордого Нарцисса. Никого не любил он, кроме себя.

Однажды, когда юноша заблудился в густом лесу во время охоты, увидала его Эхо. Нимфа не могла сама заговорить с Нарциссом. Над ней тяготело наказание богини Геры: молчать должна была Эхо, а отвечать на вопросы могла лишь, повторяя последние слова говорящего. С восторгом смотрела она на стройного красавца-юношу, скрытая от него в зарослях. Нарцисс огляделся крутом, не зная, куда ему идти, и громко крикнул:

— Эй, кто здесь?

— Здесь! — раздайся громкий ответ Эхо.

— Иди сюда! — позвал юноша.

— Сюда! — ответила Эхо.

С изумлением посмотрел прекрасный Нарцисс по сторонам. Никого нет. Удивленный этим, он громко воскликнул:

— Сюда, скорей ко мне!

И радостно откликнулась Эхо.

— Ко мне!

Протянув руки, поспешила к Нарциссу нимфа, но гневно оттолкнул ее прекрасный юноша. Ушел он от нимфы и скрылся в темном лесу. Спряталась в лесной непроходимой чаще и отвергнутая Эхо. Она страдала от любви к Нарциссу, никому не показывала этого и только печально отзывалась на всякий его возглас.

А Нарцисс по-прежнему отвергал любовь всех. Многих нимф сделала несчастными его гордость. И однажды одна из отвергнутых им воскликнула:

— Полюби же и ты, Нарцисс! И пусть не отвечает тебе взаимностью человек, которого ты полюбишь!

Исполнилось пожелание нимфы. Помогла ей богиня любви Афродита, дары которой отвергал Нарцисс.

Однажды весной во время охоты юноша подошел к ручью и захотел напиться студеной воды. Вода была чиста и прозрачна. Все отражалось в ней как в зеркале. Нагнулся Нарцисс к ручью, опершись руками на камень, выступавший из воды, и отразился в ручье во всей своей красе. Тут-то постигла его кара Афродиты. В изумлении смотрит он на свое отражение, и сильная любовь овладела им.

Восхищенно любовался он своим отражением; оно манило, звало. Наклонился Нарцисс к зеркалу вод, чтобы поцеловать свое отражение, но прикоснулся только к студеной, прозрачной воде. Обо всем забыл юноша: не может уйти от ручья; не отрываясь, любуется самим собой. Он не ел, не пил, не спал. Наконец, полный отчаяния, воскликнул Нарцисс, простирая руки к своему отражению:

— О, кто страдал так жестоко! Нас разделяют не горы, не моря, а только полоска воды, и все же не можем быть с тобой вместе. Выйди же из ручья!

Задумался Нарцисс, глядя на свое отражение в воде. Вдруг страшная мысль пришла в голову, и тихо прошептал он своему отражению, наклоняясь к самой воде:

— О, горе! Я боюсь, не полюбил ли я самого себя! Ведь ты — я сам! Я люблю самого себя. Я чувствую, что немного осталось мне жить. Скоро сойду я в мрачное царство теней. Смерть не страшит меня; смерть принесет конец мукам любви.

Покинули силы Нарцисса, побледнел он, чувствуя приближение смерти, но все-таки не смог оторваться от своего отражения. Таял он, как роса на цветах в лучах горячего солнца. Увидела и несчастная нимфа Эхо, как страдает Нарцисс.

Наконец, измученный, слабеющим голосом воскликнул Нарцисс, глядя на свое отражение:

— Прощай!

И еще тише, чуть слышно прозвучал отклик нимфы:

— Прощай!

Умер Нарцисс. Плакали в лесу младые нимфы, и плакала Эхо. Приготовили нимфы юному Нарциссу могилу, но когда пришли за его телом, то не нашли его. На том месте, где склонилась на траву голова Нарцисса, вырос белый душистый цветок — цветок смерти; Нарцисс зовут его.

Возникновение мифа связано с характерной для первобытной магии боязнью древнего человека увидеть свое отражение — отражение является как бы двойником человека, его вторым «я», находящимся вовне.

ГИАЦИНТ (ГИАКИНТ)

Гиацинт — до греческое божество растительности. Прекрасный, равный самим богам-олимпийцам красотой, юный сын царя Спарты, Гиацинт был другом бога Аполлона.

Часто являлся Аполлон на берега Эврота в Спарту к своему другу и там проводил с ним время, охотясь по склонам гор в густо разросшихся лесах или развлекаясь гимнастикой, в которой были так искусны спартанцы.

Однажды Аполлон и Гиацинт состязались в метании тяжелого диска. Бросил диск могучий бог Аполлон. Высоко взлетел он и, сверкая, как звезда, устремился на землю. Побежал Гиацинт к тому месту, где должен был упасть диск. Хотел юноша скорее поднять его и бросить, чтобы показать Аполлону, что он, юный атлет, не уступит богу в умении бросать диск. Упал диск на землю, отскочил и со страшной силой ударил подбежавшего Гиацинта в голову.

Со стоном упал он на землю. Потоком хлынула кровь из раны. Приблизился испуганный Аполлон. Склонился он над своим другом, приподнял его, положил окровавленную голову себе на колени и старался остановить льющуюся из раны кровь. Но все было напрасно. Умер Гиацинт, отлетела душа его в царство Аида.

Стоял над телом умершего Аполлон и тихо шептал:

— Всегда будешь ты жить в моем сердце, прекрасный Гиацинт. Пусть же память о тебе вечно живет и среди людей.

И вот по слову Аполлона, из крови Гиацинта вырос алый ароматный цветок — гиацинт, а на лепестках его запечатлелась скорбь бога Аполлона. Греки считали, что на лепестках дикого гиацинта можно прочесть слово «горе, горе!».

Празднества в память о Гиацинте, бывшем раньше божеством пастухов, так называемые гиацинтии справлялись в июле главным образом дворянами, на Пелопоннесе, в Малой Азии, на юге Италии, в Сицилии, в Сиракузах.

МИФЫ ДРЕВНЕГО РИМА

Рим, завоевав Грецию, сам подпал под влияние и очарование греческой культуры.

Многие мифологические образы и сюжеты римляне полностью заимствовали у греков, скульптурные изображения богов делали по греческим образцам. Но греческие мифы начали проникать в Римскую империю лишь в конце VI — начале V века до н. э., а в более древние времена у римлян существовало иное, самобытное представление о богах. Подобно всем древним народам, римляне обожествляли силы природы, поклонялись деревьям и источникам, животным и птицам.

Позднее в мировоззрении древних римлян стала господствовать идея о том, что боги предначертали Риму власть над миром. Эта идея способствовала возникновению культа самого Рима и Формированию так называемого «римского мифа», отражающего легендарную римскую историю. Римская империя вела многочисленные победоносные войны. Под своей властью она объединила огромные территории. И, завоевывая и покоряя различные народы, римляне впитывали их культуру, в том числе религиозные представления и мифологию.

ОСНОВАТЕЛИ РИМА

РОМУЛ И РЭМ

Одной из характерных черт римского искусства и литературы являлось обожествление волка и особенно волчицы. Изображения волка стояли в разных местах Рима. Но наиболее известен культ Капитолийской волчицы, изображения которой (примерно от V в. до н. э.) сохранились до нашего времени. С этим образом связывается древнее сказание о том, что основатели Рима — Ромул и Рэм — были брошены людьми, но найдены и вскормлены волчицей. С культом волка связано существование особой жреческой коллегии луперков (от слова lupus — волк) и праздника Луперкалий. На этом празднестве приносили в жертву козла, а затем жрецы-луперки бегали вокруг святилища, размахивая ремнями, вырезанными из шкуры жертвенного козла, и хлестали ими проходящих мимо женщин, что должно было обеспечить их плодовитость.

Миф так рассказывает об основателях великого Рима: потомок героя Трои Энея, Нумитор, был свергнут с престола братом Амулием. Дочь же царя — Рэя — стала весталкой, и, таким образом, под страхом страшной смерти не могла родить ребенка, законного наследника престола. Все же бог Марс вступил с Рэей в связь, и от него она родила двух мальчиков-близнецов.

Амулий велел бросить детей в воды Тибра, а мать зарыть живой в землю. Рэя была спасена богом Тибра Тиберином, а корзина с младенцами, брошенная по приказу Амулия в воды этой реки, прибилась к берегу, задержавшись в ветвях нависшей над водой смоковницы.

К реке подошла волчица, у которой недавно родились волчата, достала детей из корзины, согрела их, накормила своим молоком, а потом принесла в свое логово, где они обитали вместе с ее детенышами.

Царский свинопас Фаустул набрел на логово, увидел детей и забрал их в свой дом. Пастух с женой назвали мальчиков Ромулом и Рэмом и стали воспитывать их. Вскормленные волчьим молоком, Ромул и Рэм росли сильными и бесстрашными, к тому же довольно вспыльчивыми мальчиками. С возрастом стали проявляться и иные черты их характеров— справедливость, мудрость, властность.

Юноши, узнав о своем происхождении, возглавили местное несправедливо обиженное население и свергли с престола Амулия, возвратив царский трон царю Нумитору. Ромул и Рэм не пожелали оставаться даже у родного деда.

Братья решили основать новый город и местом для него выбрали Палатинский холм, напротив которого в свое время задержалась у берега корзина с ними. Столь серьезное начинание нельзя было провести без соответствующего знамения.

Первым знамение увидел Рэм — это были шесть коршунов, круживших в небе. Чуть позже Ромул увидел двенадцать коршунов. Юноши стали спорить, кому быть царем города, и чьим именем он будет называться. Не придя к согласию, братья продолжили дела — Ромул принялся копать ров, который должен определить границы будущего города, а Рэм стал насмехаться над «мощью» городских укреплений. Разгневанный Ромул нанес брату страшный удар, воскликнув: «Так станет со всяким, кто осмелится преступить стены моего города!»

Удар был настолько силен, что Рэм умер. Похоронив его, Ромул очистился священным огнем, заставив сделать то же самое ближайших друзей, а затем вырыл ямку, куда бросил горсть земли, принесенной с родины. На этом месте Ромул воздвиг алтарь и возжег на нем священный огонь.

Затем он запряг в плуг белого быка и белую корову и провел священную борозду, определившую границы будущего города. Там, где борозда прерывалась, были обозначены места городских ворот. Совершив все положенные церемонии, Ромул объявил себя первым царем вновь основанного города и назвал его Римом (латинское — «Рома»).

В новом городе не было жителей, тогда Ромул даровал ему право убежища, и туда стали переселяться игроки, воры, рабы, спасающиеся от тирании своих хозяев. Даже преступники пользовались неприкосновенностью. Нарушивших право убежища постигала кара богов и государства. Однако жители соседних городов не хотели вступать в брачные союзы с такими людьми. Город был обречен на вымирание.

Для увеличения населения царь прибегнул к хитрости: он устроил роскошный пир и пригласил на него соседнее племя сабинян с их женами и дочерьми. Он дал приказ римлянам по условному знаку хватать девушек и уносить в свои дома. Сам Ромул женился на Герсилии. Похищение сабинянок привело к войне с царем сабинян Титом Тацием.

Война была прекращена благодаря вмешательству похищенных женщин, не желавших допустить гибель мужей и братьев.

Ромул повелел возвестить всем, что наступит время, когда Рим будет считаться властителем мира, и что ни один народ не устоит против силы римского оружия.

По легенде, Ромул живым был вознесен на небо и почитался римлянами под именем бога Квирина.

ДВУЛИКИЙ ЯНУС

Среди богов Эллады не было подобного Янусу. У римлян он считался богом «входов и выходов», начала жизни человека. Согласно писанию св. Августина: «Все начала принадлежат Янусу, а завершение свершений — Юпитеру… Начала первенствуют во времени, а завершения превосходят их своей важностью».

Существует предположение, что мир создан богом Янусом. Его имя означает «двери», «ворота». Он был богом всякого начала: нового года, начала войны, первого дня месяца, рождения человека.

Местом культа Януса в Риме являлись ворота с двойной аркой, установленные на Форуме, на границе древних поселений. Позже, когда здесь вырос город Рим, ворота открывали во время войны и держали закрытыми в мирное время.

Янус в интимной жизни был весьма неразборчив и, несмотря на наличие супруги Камессы (являющейся к тому же его сестрой), от которой он имел сына по имени Тибр, покровителя римской реки, имя его связывали и с иными богинями и нимфами.

Двуликий Янус

Янус изображался человеком с двумя лицами — одно считалось обращенным в прошлое, другое — в будущее. Атрибуты Януса — ключи и посох.

Римские моряки считали Януса своим покровителем, веря, что он научил людей строить суда.

На римских монетах нередки изображения Януса и корабля. В честь Януса (Иануария) был назван месяц январь.

БОГИ-ОЛИМПИЙЦЫ

Многие исконно римские божества были отождествлены с греческими богами-олимпийцами: Юпитер — с Зевсом, Юнона — с Герой, Минерва — с Афиной, Вулкан — с Гефестом, Диана — с Артемидой, Амур — с Эротом, Венера — с Афродитой.

МАРС

Бог войны, неистовый Арес (римское имя Марс), — сын громовержца Зевса (Юпитера) и Геры (Юноны). Не любил его Зевс за кровожадность. Часто говорил он своему сыну, что он — самый ненавистный бог Олимпа. Не будь Арес его сыном, он давно низверг бы его в мрачный тартар, туда, где томятся титаны. Сердце свирепого Ареса радовали только жестокие битвы. В неистовстве носился он среди грохота оружия, криков и стонов битвы между сражающимися в сверкающих доспехах, с громадным щитом.

В Риме Ареса отождествили с италийским богом Марсом. Культ Марса прежде был связан с земледелием, но со временем приобрел чисто военный характер. Марс стал считаться отцом легендарных основателей Рима — Ромула и Рема. Он стал одним из наиболее почитаемых богов.

Грубого Марса могла победить только богиня красоты Венера. Союз войны с любовью, силы с красотой вполне соответствовал италийскому духу. Римские художники часто изображали Марса, поддавшимся обаянию богини красоты.

Марс, являвшийся, по сказаниям, противником греков во время Троянской войны, был ранен Диомедом. Дротик, пущенный этим греческим героем, был направлен Минервой в Марса. Тот почувствовал сильную боль и издал крик, подобный воинственному крику 10 000 сражающихся воинов, и поспешил к Юпитеру, угрожая Минерве возмездием.

Но повелитель богов сказал: «Непостоянный и кровожадный бог, перестань беспокоить меня своими жалобами; из всех жителей Олимпа я тебя одного ненавижу, ты любишь распри и войны. Ты унаследовал строптивый характер от твоей матери Юноны. Страдание, испытываемое тобой теперь, только плоды ее советов».

Культом Марса в Риме ведала коллегия жрецов — салиев. Главной святыней бога считался якобы упавший с неба щит Марса (анкил) своеобразной формы.

Полководцы, отправляясь на войну, шли в храм этого бога с просьбами о поддержке в битвах. Они дотрагивались до щита и копья, подвешенных над алтарем, и громко произносили: «Бодрствуй, Марс!»

Неизменной спутницей Марса была Беллона — олицетворение кровавого боя, она управляла колесницей бога. Ее сопровождала целая свита: Страх, Бегство, Ужас и Распря, которая способствовала гибели Трои, бросив богиням золотое яблоко (яблоко раздора).

Первый месяц римского года был посвящен этому богу (март).

Во время празднеств, посвященных Марсу, устраивали торжественные шествия со щитами. В честь Марса получило название и место военных смотров в Риме — Марсово поле.

Священными животными Марса считались волк и дятел.

САТУРН

В римских мифах говорится, что Сатурн (бог посевов) был изгнан Юпитером и прибыл в Лацию. Янус не только благожелательно принял свергнутого бога, но и отдал ему власть над всем Аппенинским полуостровом. Пришелец, опасаясь преследований сына, изменил свое имя и поселился на обрывистом берегу реки, на холме, который позднее стал известен как Капитолийский. Иногда весь полуостров называли Сатурнией, а местность над Тибром, где жил и скрывался изгнанник, назвали Латиумом (от латинского latere — «скрываться»). Именно период правления Сатурна считался золотым веком мифического Рима, поскольку именно он развивал и усовершенствовал все, что начал вводить его предшественник Янус. Выражение «Сатурново царствование» стало для римлян синонимом благосостояния и мирной жизни. В память об этих сказочных счастливых временах ежегодно 17 декабря начинались веселые праздники, называемые «сатурналиями», во время которых устраивали пиры, дарили друг другу подарки и на время изменяли привычный уклад жизни: господа прислуживали за столами своим рабам.

Сатурн. Рельеф XVIII в.

Именем Сатурна римляне назвали одну из планет Солнечной системы. В соответствии с представлениями астрономов того времени Сатурн был седьмой, и последней, «подвижной звездой», причем движущейся медленнее всех остальных, самой удаленной, а стало быть, находившейся ближе всех к небу звезд неподвижных, откуда — опять же в соответствии с одной из теорий той поры — появлялись на земле души новорожденных и куда отправлялись души умерших. Астрологи, связавшие дни недели с планетами, субботу назвали Saturday — «днем Сатурна».

Символ Сатурна — коса или серп. Для бога, властвующего над жизнью и смертью, этот атрибут вполне закономерен.

Существует документ, в котором рассказывается, как в римском лагере на Верхнем Дунае за тридцать дней до сатурналий по жребию избирали царя праздника — молодого здорового мужчину. Ему давали «придворных» и исполняли все его желания и капризы, вплоть до самых разнузданных. Так длилось тридцать дней, но в последний день празднеств избранник должен был покончить с собой на алтаре бога, роль которого до этого момента играл. Документ сообщает, что в 303-м году солдат, выбранный эту на роль, решительно отказался от этакой чести, и по приказу командира был казнен.

ЮПИТЕР

У этого бога было много названий — бог неба, дневного света, грозы (его эпитеты: «молниеносный», «гремящий», «дождливый»), царь богов, отождествляющийся с греческим Зевсом.

Функции Юпитера были разнообразны. Он покровительствовал земледелию, считался гарантом верности клятве, хранителем границ, защитником свободы.

Он был богом войны и победы, что связало с ним церемонию триумфа, когда полководец-победитель, с выкрашенным в красный цвет лицом (как у статуи бога) на квадриге в сопровождении солдат и граждан отправлялся на Капитолий, чтобы в храме принести Юпитеру благодарственную жертву из взятой на войне добычи и сложить к его ногам свой лавровый венок.

С триумфом и победами были связаны и посвященные ему Великие, позднее Римские игры. Как царь богов Юпитер имел совет из богов «сотрудничающих, помогающих», и вершил все земные дела, посылая авгурам знаки своей воли.

Значение культа Юпитера особенно возросло после открытия храма на Капитолии, посвященного Юпитеру, Юноне и Минерве. Юпитер с эпитетом «наилучший, величайший» стал богом римского государства, символом его власти и мощи. Подчиненные Риму города приносили ему жертвы на Капитолии.

Во времена империи Юпитер стал покровителем императоров, что способствовало распространению его культа во всех провинциях и в войсках.

Нередко Юпитер рассматривался не только как верховный бог, но и как душа и разум мира, эфир, все порождающий и принимающий в себя.

ЮНОНА

Богиня брака, материнства, женщин. Считалось, что каждая женщина имеет свою Юнону. Супруга Юпитера, отождествлявшаяся с греческой Герой. Ее называли «царица», Луцина («светлая»), «выводящая ребенка на свет» («родовспомогательница»), Соспита («вспомоществующая»), воинственная Популона и Куритис, изображаемая на боевой колеснице, в козьей шкуре, с щитом и копьем; Календария — богиня начала каждого месяца — календ, Румина («кормилица»), Фульгура («молниемечущая»), Монета («советница»), в храме которой чеканились деньги, Оссипага («дающая скелет зародышу»).

Вместе с Юпитером и Минервой входила в Капитолийскую триаду, которой был посвящен храм на Капитолии.

Юнона призывалась при заключении браков, ей приносили благодарственные жертвы после родов.

Римская история рассказывает об особом почитании гусей, которые содержались при храме богини Юноны. Когда в 390 г. до н. э. Рим был завоеван и сожжен галлами, небольшой гарнизон продолжал держаться в римском Капитолии. Осаждавшие его галлы высмотрели одно место, через которое выходили римские воины. Однажды ночью галлы совершили попытку взобраться в этом месте на стену Капитолия. Один воин уже взошел туда, когда внезапно гуси при храме Юноны, завидев его, пронзительно загоготали и разбудили спящую стражу. Тит Манлий поспешил в опасное место и успел вовремя сбросить взобравшихся галльских воинов.

Впоследствии римляне этим случаем объясняли исключительное почитание, оказываемое этим питомцам храма Юноны. И до наших дней сохранилась поговорка: «Гуси спасли Рим».

ДИАНА И ИППОЛИТ

Некоторые римские мифы о героях и богах являются продолжением и развитием соответствующих греческих мифов. У Вергилия и Овидия можно прочитать продолжение истории о сыне Тезея Ипполите, павшем жертвой клеветы мачехи — Федры, чью любовь он отверг. Поверил ей царь Посейдон. Юный Ипполит хотел лишь поохотиться в полях и лесах вместе с Артемидой. Когда Ипполит мчался на колеснице по берегу, Посейдон послал из моря быков, которые сбросили Ипполита на землю, и юноша погиб.

Артемида не смирилась со смертью своего друга. Она обратилась с мольбой к богу Эскулапу, владевшему всеми тайнами врачевания, и тот воскресил Ипполита. За это Эскулапа покарал громовержец: бог-лекарь ударом молнии был сброшен в подземное царство теней.

Воскрешенного Ипполита богиня перенесла на Италийский полуостров (где ее звали Дианой) и спрятала в своем саду в Ариции, неподалеку от Рима, дав ему имя Вирбий. Позже это имя объясняли как Virbis — «муж (живущий) дважды».

Только коням не было доступа в этот сад, поскольку именно они стали причиной гибели Ипполита. Впрочем, у Ипполита-Вирбия неприязни к животным не было, и позднее он стал знаменитым воином, хорошо управлявшимся с конными колесницами.

Отождествление Вирбия с Ипполитом произошло скорее всего в то время, когда местную италийскую богиню Диану стали отождествлять с греческой Артемидой.

БОГИ-ПОКРОВИТЕЛИ

ВЕСТА

Особым почитанием пользовались у римлян многочисленные божества, покровительствовавшие домашнему очагу. Его главной защитницей была богиня Веста. Ей посвящали вход в дом (отсюда «вестибюль»). Веста была старшей дочерью Сатурна и Реи. Проглоченная отцом, она увидела свет, только когда Сатурна принудили вернуть к жизни проглоченных детей. Аполлон и Меркурий, два могучих бога, искали брака с Вестой, но она поклялась головой Юпитера сохранить вечную девственность и сдержала свою клятву. За это Юпитер сделал так, что на всех семейных очагах жертвы приносили ей первой и почитали ее в храмах всех богов. Она являлась для смертных самой священной из богинь.

Веста, как хранительница семьи, причислялась к домашним богам и предкам — покровителям живых членов семьи.

В Дельфах, городе, считавшемся центром Вселенной, находился храм Весты. Жрицы храма пользовались большим почетом. Они избирались из девушек знатного происхождения и должны были прослужить богине тридцать лет: первое десятилетие они обучались служению, второе — служили, третье — обучали молодых весталок. Жрицам всегда верили на слово, не требуя клятвенных подтверждений. Когда они выходили на улицу, и им по дороге попадались осужденные на казнь, весталки могли даровать им жизнь. Где бы они ни появлялись, им всегда отводили самые почетные места.

В храме Весты на жертвеннике постоянно горел огонь, который гасили в первый день каждого года и тут же разжигали вновь. От этого огня зажигали огонь в очагах всех римских курий — объединений патрицианских родов.

По окончанию служения жрица Весты могла выйти замуж, однако считалось, что жена-весталка навлекает на дом несчастье.

Одиннадцать веков просуществовала каста жриц Весты, и за все это время только двадцать весталок были обвинены в клятвопреступлении, и лишь тринадцать из них были осуждены на казнь.

Церемония казни виновной весталки происходила таким образом: на особом месте, называемом полем преступников, выкапывалась глубокая и обширная могила, куда помещались кровать, зажженная лампа, хлеб, вода, сосуд с молоком и немного масла. Осужденную несли через весь город в закрытых носилках, причем на улицах толпа должна была хранить глубокое молчание. По прибытию к месту казни носилки открывали, и весталка, скрытая длинным покрывалом, спускалась в могилу, которую тотчас же замуровывали.

Римский мифологический культ Весты был приравнен к государственной религии, и почиталась она не только как богиня домашнего очага, но и как хранительница устоев государства. В сокровенном месте храма хранились связанные с богиней священные предметы, к которым можно было прикасаться только верховному жрецу-понтифику и жрицам-весталкам.

ЛАРЫ — ПЕНАТЫ

Домашнему очагу покровительствовали особые божества — лары, они были в каждом доме свои. К ларам обращались за помощью, когда в семье происходили наиболее важные события: перед бракосочетанием, во время родов, в случае смерти кого-либо из домочадцев. Эти божества следили за взаимоотношениями членов семьи, защищали рабов от несправедливого гнева хозяев. Лары покровительствовали также добрососедским отношениям. На перекрестках ставили их святилища с таким количеством входов, сколько жилищ располагалось вокруг этого перекрестка.

Маленькие скульптурки этих богов всегда стояли на очаге. Им приносили ежедневно жертвы, при каждом приеме пищи ставились отдельные чашечки, наполненные пищей. Ларам помогала собака — животное, которое также охраняет дом. До наших дней сохранилось несколько статуэток этих богов. Их часто изображали с собакой на плечах и корзиной, наполненной провизией, так как лары должны были заботиться, чтобы семья ни в чем не нуждалась.

Лары и Гений

Иногда лары отождествляются с пенатами (доримские боги-хранители). Пенаты также охраняли домашний очаг, но в их ведении преимущественно находились запасы продовольствия. Как и лары, свои пенаты были у каждой семьи. Кроме того, существовали пенаты всего римского народа. По преданию, изображение этихпенатов доставил из Трои Эней — основатель Римского государства. Изображение государственных пенатов хранилось в храме Весты, и приближаться к нему могли только весталки и особые жрецы.

МИФЫ О ГЕРОЯХ

ПУТЕШЕСТВИЕ ЭНЕЯ

Римская мифология не являлась точной копией мифологии греческой, она опиралась на древние верования; а затем — по образцу греков — эти сказания отредактировали, развили и украсили древнеримские писатели и драматурги.

Всемирную славу приобрел римский поэт Вергилий своей поэмой «Энеида», которую он писал в течение десяти лет (29–19 гг. до н. э.). Это поэма о троянском герое Энее, сыне Анхиса и богини Венеры (Афродиты), которого римская официальная традиция считала родоначальником римского народа и предком рода Юлиев.

Когда Троя пала, Эней, царь дар данов и союзник Гектора, удалился на гору Иду, взяв с собою престарелого своего отца, Анхиза, сына Аскания и изображения богов — покровителей Приамова града.

С наступлением весны пустился Эней в море искать нового отечества себе и троянцам. Пристали они к фракийскому берегу и хотели уже здесь остаться, построив город, но принуждены были покинуть это место вследствие ужасного предзнаменования.

Когда Эней, готовясь принести жертвы богам — покровителям нового города, хотел украсить алтари молодыми деревцами и пошел за ними в близлежащий лес, то стал свидетелем неслыханного, страшного зрелища — с корней вытаскиваемых им деревьев падали капли густой черной крови. Приступив к следующему дереву, Эней услышал жалобный вопль, и доносящийся из глубин земли голос произнес:

— О, за что ты разрываешь мое тело на части? Оставь мертвых в покое, не пятнай кровью своих невинных рук и беги из этой страны — жестокой и корыстолюбивой! Я сын Приама, Полидор, убитый Полиместром. На этом месте пал я, пронзенный тучею копий; из них выросли деревья, которые ты видишь!

В ужасе Эней поспешил обратно в город и рассказал о виденном отцу своему и вождям народа. Все тотчас же решили покинуть эту беззаконную страну.

Направились они на юг и прибыли вскоре к Делосу, священному острову Аполлона. Царь Аний, прорицатель и жрец Аполлона, был старым знакомым Анхиза и принял троянцев дружелюбно. Эней вопросил оракула о том, где им суждено будет основать город. Аполлон отвечал:

— Страна, которая была колыбелью ваших праотцов, примет вас снова к себе. Ищите вашу древнюю мать. Там воцарится дом Энея — дети его и дети детей будут владычествовать над всеми странами.

По истолкованию Анхиза, страна эта была остров Крит, откуда некогда Тевкр переселился в троянскую землю. Полные надежды, все пустились в путь к богатому острову.

ДИДОНА И ЭНЕЙ

Юнона, увидев с высоты Олимпа, что троянский флот, плывущий из Сицилии к Италии, близок к своей цели, воспылала гневом и поспешила в Эолию к царю ветров. Она просила его выпустить ветры и потопить флот троянцев. Эол повиновался и отворил пещеру, где ветры были заперты.

Бог моря Нептун, заметив это, повелел ветрам удалиться из его владений и усмирил разъяренные волны. Тритон и нереида Киматоя по приказанию Нептуна сняли корабли с подводных рифов, а сам он своим трезубцем сдвинул те, которые сели на мель.

Эней с трудом собрал из всего флота только семь кораблей и пристал с ними к ближнему берегу. То была Ливия. Бухта, в которую они вошли, была спокойна и безопасна, окружена скалами и лесом. В глубине ее виднелся просторный грот — жилище нимф — с чистейшим ручьем и каменными скамьями. Здесь троянцы высадились на берег, чтобы отдохнуть от невзгод. Ахат, неизменный друг Энея, высек огонь и разложил костер, другие вынесли с кораблей подмоченную пшеницу, чтобы, высушив ее у огня, смолоть и приготовить себе пищу. Эней, между тем, в сопровождении Ахата влез на ближнюю скалу, чтобы высмотреть оттуда какие-нибудь остатки своего флота, но не увидал ни одного корабля, а заметил внизу в долине пасущееся стадо стройных оленей. Тотчас же спустились они вниз и убили из луков семь самых крупных животных из стада. Потом Эней поделил добычу так, чтобы на каждый корабль пришлось по оленю. Принесли путники вина и, улегшись на траве, наслаждались до ночи вкусным питьем и едою. Но невеселым был пир, ибо всех печалила мысль о пропавших друзьях.

На следующее утро Эней с Ахатом отправились осматривать окрестности. Вступив в чащу леса, встретили они богиню Венеру, мать Энея, в образе юной девы в охотничьем одеянии. «Не повстречали ли вы кого-нибудь из моих подруг?» — спросила их богиня. «Нет, — отвечал Эней, — ни одной не встречали, о дева, не знаю, как назвать тебя, но по облику, по голосу ты не из смертных… ты богиня!.. Быть может, сестра Аполлона или нимфа? Но кто бы ты ни была — будь к нам милостива и помоги нам в нашей беде; скажи, в какой мы стране. Бурей пригнало корабли наши к этой земле, и мы не знаем, где мы».

«Находишься ты вблизи города Карфагена, — сказала Венера. — Земля эта называется Ливией и населена воинственными ливийцами. В Карфагене властвует царица Дидона; она, гонимая братом, бежала со своими друзьями, захватив свои богатства, из Тира, из финикийской страны, и выстроила здесь город на земле, купленной ею у ливийских вождей. Но скажи мне: кто вы, откуда и куда лежит ваш путь?»

Эней ей все рассказал. Тогда богиня открыла им, что в Карфагене примут их дружелюбно, и дала надежду, что они там увидятся со своими пропавшими товарищами — так предзнаменовали птицы, ибо в это время двенадцать лебедей, преследуемые орлом, шумя крыльями, опустились на землю. Сказав это, богиня удалилась, приняв снова свой облик, а воздух наполнился благоуханием амброзии.

Эней направился с Ахатом к стенам Карфагена.

Взойдя на холм, откуда виден был и город, и дворец, Эней несказанно удивился громадным постройкам, вратам, улицам, выложенным камнем. Везде кипела бурная деятельность — возводились стены, воздвигались бойницы; одни таскали тяжелые камни, другие тесали колонны для украшения театра, в одном месте начали строительство нового дома, в другом рыли гавань. «О счастливые люди, вы уже созидаете стены вашего города!» — воскликнул Эней, глядя на зубчатые стены, и пошел быстрыми шагами через толпу, никем не замечаемый. Посреди города, в небольшой рощице, воздвигнут был великолепный храм богине Юноне. Подойдя к нему, Эней удивился, увидев целый ряд картин, изображавших и героические битвы, и страдания троянцев. Отрадно ему было, что карфагенцы сочувствуют его народу.

Пока он любовался картинами, появилась царица Дидона в сопровождении вооруженных юношей, красотою и станом подобная Венере. Войдя в притвор храма, царица села на трон и стала судить народ и распределять работы. В это время Эней и Ахат с удивлением и радостью увидели в толпе, окружавшей царицу, своих пропавших друзей.

Они подошли к Дидоне, рассказали ей, что плыли вместе с Энеем, но корабли их разлучила буря, и попросили у нее покровительства и позволения починить корабли, чтоб плыть в Италию, если царь Эней снова с ними соединится, или, если он погиб, в Сицилию к царю Ацесту.

Царица милостиво выслушала их просьбу и обещала покровительство и помощь. «Кто не знает, — сказала она, — великого Энея, прекрасной Трои и ее печальной судьбы? Мы не так далеко живем от остального мира, чтоб не слыхать о вашей славе, и сердца наши не так жестоки, чтоб не сочувствовать печальной вашей участи. Если хотите уехать в Гесперию или в Сицилию, то я вас отошлю туда, снабдив запасами; если же захотите с нами остаться, то смотрите на мой город, как на свой. Зачем Эней не здесь с вами? Я сейчас разошлю надежных людей по всему морскому берегу, чтоб отыскать вашего царя». Но тут появился и сам Эней.

Дидону покорила красота и мужественность Энея. Она дружески приветствовала его и пригласила вместе со спутниками к себе во дворец, где повелела устроить богатый пир в честь их прибытия. Людям Энея, оставшимся на кораблях, она велела отнести разных припасов. Эней же послал поспешно друга своего, Ахата, за Асканием и за богатыми подарками, которые спас из разоренной Трои.

Венера и Амур. Лукас Кранах Старший

Венера, боясь за безопасность Энея в Ливии, обратилась с просьбой к сыну своему, Амуру, чтобы он принял вид юного Аскания и поразил своим метким копьем сердце Дидоны, и она полюбила бы Энея. Бог любви охотно согласился и, приняв вид Аскания, которого Венера между тем перенесла сонного в душистые рощи Италии, отправился с Ахатом в Карфаген. Придя во дворец, они застали троянцев и знатнейших тирийцев уже за столом. Царица, очарованная юношей, все время пира не отпускала его от себя и подпала под власть бога любви. Когда стали разносить кубки, и Эней начал рассказывать, по просьбе Дидоны, о судьбе Трои и своей, в сердце царицы возникла пламенная любовь к герою, и чем больше глядела на него царица, тем сильнее разгоралась ее страсть. Когда поздно ночью кончился пир и все разошлись на покой, единственной мыслью царицы была дума об Энее.

Юнона, готовая на все, чтобы не допустить Энея до Италии, предложила богине Афродите устроить брак Энея с Дидоной. Богиня Афродита согласилась, ибо таким образом несчастные странствования сына ее прекратились бы, и он приобрел бы богатое государство.

Эней был завлечен в сети богинями; прельщенный достоинствами царицы, он забыл о великих обещаниях, данных роду, и решил разделить с Дидоной власть над Карфагеном. Но Юпитер, держащий в руке своей судьбы мира, не пожелал, чтоб предначертания, назначавшие Энееву роду положить в Италии основание нового государства, остались неисполненными, и послал с Меркурием приказание Энею спешно оставить Карфаген и плыть в Италию.

Эней с тяжелым сердцем повиновался Юпитеру, приказал тайно изготовить флот и, глухой к мольбам и упрекам Дидоны, отправился в путь. Тогда покинутая царица решила умереть. По ее приказанию во дворе дворца сложили высокий костер; Дидона взошла на него и, когда огонь запылал, мечом пронзила свое измученное сердце. И последний, предсмертный взгляд умирающей был обращен в ту сторону, где вдали, едва белея, виднелись паруса корабля, быстро удалявшегося от ливийских берегов.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОХОДА ЭНЕЯ

Прибыв на Крит, Эней с друзьями приступили к постройке города, назвав его Пергамом. Уже возвышались стены юного города, возникали дома, молодые люди вступали в брак и обзаводились хозяйством, как вдруг смертоносная язва поразила народ, а тлетворное дыханье Сириуса спалило всю растительность. Эней, видя, что они ошиблись в истолковании слов оракула, хотел снова ехать к нему, но в ночь перед отъездом явились к Энею боги, покровители Трои, посланные самим Аполлоном, и возвестили ему, чтоб он оставил Крит и отправился на запад в страну Гесперию, или Италию, откуда вышли предки троянцев — Дардан и Язид, и которая судьбою определена их потомкам.

В Ионийском море настигла путешественников ужасная буря. Много трудностей и опасностей пережил Эней во время долгого пути. И решил он узнать свою судьбу. Спустился герой в преисподнюю, где Анхим предсказал ему будущее. После этого Эней прибыл в Лаций, где его радушно встретил царь местного народа Латин.

Эней женился на дочери Латина Лавинии и основал город, который назвал ее именем.

В легенде об основании города Лавинии описано историческое событие: в 1958–1959 гг. археологические раскопки вскрыли у устья Тибра руины древнего города на том месте, где, по преданию, находился Лавиний. Имя города засвидетельствовано надписями.

ВЕЛИКИЕ ЖРЕЦЫ

«УЛЫБКА АВГУРА»

Авгурами у римлян назывались члены одной жреческой коллегии, пользовавшиеся до позднейших времен большим уважением и обладавшие знанием и даром предсказания с помощью авгурий или ауспиций, т. е. наблюдений за полетом и криком птиц, падением молнии и по другим признакам, Они могли отгадывать волю богов и предсказывать исход того или другого предприятия. Влияние авгуров было очень сильно. Они могли остановить народное собрание, отложить его до другого дня и даже отменить его решения, объявив, что ауспиции были неблагоприятны.

Ауспиции разделялись на 5 классов: 1) небесные явления, как гром и молния; при этом обращалось внимание на место возникновения молнии — если налево от наблюдателя, обращенного лицом к югу, то предзнаменование считалось счастливым; если же направо, то — неблагоприятным; 2) крик и полет птиц. Одни птицы возвещали исход дела направлением полета (орел, коршун), другие — криком или пением. К последним относились ворон, ворона, ночная сова и др. Ворона, каркающая с левой стороны, а ворон — с правой — предвещали удачу; 3) клевание или неклевание зерен птицами. Первое возвещало счастье, второе — несчастье. Этот род гадания особенно практиковался на войне, вследствие чего войско сопровождал всегда целый воз кур. Кроме этих трех ауспиций были еще приметы по четвероногим животным и по каким-либо необыкновенным происшествиям и несчастным случаям. Так, например, всякое народное собрание должно было немедленно расходиться, если кто-нибудь из присутствовавших подвергся припадку падучей.

И в военное, и в мирное время не предпринималось ничего важного без предварительного испрашивания ауспиций. Даже в эпоху Цицерона, когда вера в старых богов уже значительно пошатнулась, а на гадания смотрели лишь как на докучные формальности, ауспиции все еще служили важным средством достижения политических целей, и вследствие этого коллегия авгуров, обладавшая этим знанием, пользовалась большим уважением.

Бронзовая модель печени для гаданий

Официальные ауспиции устраивались только должностными лицами, авгуры при этом служили лишь посредниками-специалистами. Роль их заключалась, главным образом, в том, что они должны были очертить место для определения примет, Авгур своим жезлом мысленно проводил две линии (одну по направлению с севера на юг — cardo, а другую, пересекающую первую, с востока на запад — decumanus) через все поле наблюдения и затем соединял концы этих линий четырьмя прямыми линиями в виде прямоугольника. Лишь после этих предварительных действий магистрат мог приступить к ауспициям. В Риме для правильных и регулярных ауспиций существовали постоянные места, такие как, например, на Капитолии, на Форуме и на Марсовом поле.

Образованные римляне уже в I в. до н. э. высмеивали гадание авгуров. По словам Цицерона авгуры, обманывая верующих, при взгляде друг на друга едва сдерживали смех.

ИУДАИСТСКАЯ МИФОЛОГИЯ

Старинные легенды и одна из древнейших религий — иудаизм — рассказывают о том, что помогло еврейскому народу остаться единым целым, несмотря на столетия страданий и скитаний. История еврейского народа от сотворения мира до вступления в Землю Обетованную описана в великой Торе — законе всех иудеев. Многие из этих сказаний — мифы, но в них заключена вековая мудрость и культура многострадального народа. Иудаистская мифология испытывала влияние египетской, шумеро-аккадской и особенно иранской мифологий. В целом — это мифология истории народа. Библейские предания отразили связь предков евреев с древними цивилизациями Ближнего Востока.

Это отчетливо прослеживается в предании об Аврааме, переселившемся в Ханаан по «божественному внушению».

СОЗДАНИЕ МИРА

В Ветхом Завете значительная часть мифологического материала содержится в первых одиннадцати главах, и две первые из них содержат два варианта сотворения мира, отражающие две стадии развития иудаизма.

В очень сжатом виде первый вариант сотворения мира выглядит так: в — начале над водным хаосом царил только Дух — элохим, — который последовательно сотворил свет, небеса, отделил сушу от моря, произвел растительность трех видов, снабдил небо солнцем, луной и звездами, создал птиц и рыб, а на шестой день творения — животных и человека (одновременно мужчину и женщину).

Во втором варианте первоначальный хаос представляет собой безводную пустыню, мир сотворяет Яхве; о времени, затраченном на это, не сообщается, а порядок творения таков: земля и небо — растения — человек, созданный из праха (глины), — райский сад в Эдеме с разнообразными растениями, в том числе Древо Жизни и Древо Познания Добра и Зла — звери и птицы — женщина, сотворенная из ребра мужчины.

Вселенная определялась как безводная, бесплодная пустыня. Яхве ниспосылает влагу, происходит таинственное событие — нечто выходит из земли, смачивая почву.

Человек создается из влажной земли или глины, причем глагол «сотворил» или «создал» используется тот же, которым в древнееврейском определяли деятельность гончара. В различных месопотамских мифах боги создают человека именно из глины.

В вавилонском эпосе бог Мардук замешивает ее на крови бога Кингу. В яхвистском источнике божественная кровь заменяется «дыханием жизни», которое Яхве вдувает в ноздри человека.

Из той же земли или глины Яхве проращивает деревья, создает зверей и птиц, чтобы посмотреть, не могут ли они стать помощниками человека. Когда таких помощников не находится, Яхве наводит на человека магический сон (древнееврейское «тардемах») и, взяв его ребро, сотворяет из него женщину. Пробудившийся ото сна мужчина признает в этой женщине свою половину и нарекает ее Евой (Хаввой), что означает «жизнь».

В это же повествование органично вплетен миф о рае, который расположен на востоке, и рассказ о первом непослушании человека, коварстве змея, вкушении от запретного плода, о последствиях этого и об изгнании первой пары людей из райского сада, — чтобы они не вкусили ещё и от древа жизни, приобретя бессмертие.

Райский сад расположен в местности, именуемой Эдем. В Книге Пророка Иезекииля описываются подробности устройства рая: он находится на горе Божьей, там обитает божественный царь Тира — «помазанный херувимом» и изгнанный, в конце концов, оттуда как нечестивец.

У шумеров есть описание земного рая — Дельмуна, где не каркает птица смерти, где хищники не рвут ягнят, не существует преступлений, болезней и старости. В более поздних вариантах Дельмун стал местом обитания богов, где было разрешено после потопа жить Утнапиштиму и его жене.

Полагают, что с приходом в Месопотамию семитских народов началась активная редакторская обработка древних шумерских мифов, приведение их в соответствие с представлениями пришельцев.

После возвращения еврейских изгнанников были восстановлены Иерусалимский храм и жреческое сословие, которое начало активно изучать и перерабатывать наследие своего народа. Именно благодаря их труду возникло то собрание книг, которое ныне именуется Ветхим Заветом.

Недавние исследования показывают, что уже с древних времен новогодние празднества евреев напоминали аналогичные торжества, происходившие в городах Месопотамии. Важным элементом этих торжеств было ритуальное возведение на престол царя — наместника бога, сопровождавшееся представлением, инсценировавшим победу бога над драконом. Возведение на престол Яхве, воспевание его славных деяний составляли важную часть новогоднего иудейского ритуала.

ВСЕМИРНЫЙ ПОТОП

Мифы, легенды, предания о Потопе широко распространены в мифологиях народов Японии, Африки, Австралии.

Основная схема мифов о вселенском Потопе сводится к следующему: бог насылает на людей Потоп в наказание за плохое поведение, нарушение табу, убийство животных. Некоторые люди (обычно праведники), заранее извещенные о Потопе, принимают меры к спасению: строят корабль (ковчег, плот, большое каноэ, лодку…) или же укрываются от опасности на горе, высоком дереве, например, быстрорастущее дерево возносит людей по мере пребывания вод, или на плавающем острове, на панцире черепахи, на крабе, в большой тыкве или скорлупе кокосового ореха… Спасающиеся обычно берут с собой животных, семена или растения. Ливень продолжается в течение четко отмеченного периода времени (например, 7, 40 дней, полгода). Когда он прекращается и воды начинают спадать, на поиски суши выпускается птица (иногда — грызун), приносящая, наконец, благую весть. Корабль достигает горы, острова и начинается новая, часто более праведная жизнь в соответствии с божественными заповедями.

В сюжете о Потопе появляется первая человеческая пара, становящаяся родоначальниками человечества.

Ной — в преданиях иудаизма и христианства герой повествования о всемирном потопе, спасенный праведник и строитель ковчега, спаситель мира зверей и птиц, через своих сыновей Сима, Хама, Иафета — родоначальник всего послепотопного человечества.

Согласно библейскому повествованию, когда от браков «сынов божьих» с «дочерьми человеческими» явилась новая порода исполинов, бог нашел всех людей развращенными и преданными злу, и только один человек «обрел благодать перед очами Яхве»; этот единственный избранник и был Ной, потомок Адама в девятом колене, правнук Еноха. Его возраст исчисляется в таких же огромных числах, как и долголетие других прародителей человечества: ко времени рождения сыновей ему было 500 лет, а ко времени потопа — 600 лет. Бог, решивший наслать на людей за их развращенность потоп, предупредил Ноя, который «ходил пред богом», был «человек праведный и непорочный в поколении своем», о предстоящей катастрофе и велел построить ковчег, давая точные предписания относительно материала и устройства его.

Ной взял в ковчег по одной паре всех земных животных и по одной паре нечистых. Непрерывный дождь продолжался 40 дней и ночей, высокие горы покрылись водой, и все живущее на земле погибло. Через 150 дней вода начала убывать, и ковчег остановился «на горах Араратских». По прошествии еще 40 дней Ной выпустил ворона, но тот вернулся ни с чем. Но спустя еще семь дней голубь вернулся со свежим листом маслины в клюве — знаком того, что вода уже сошла; еще через семь дней голубь уже не вернулся; земля постепенно обсохла, и через 365 дней от начала потопа люди и звери вышли из ковчега.

Ноев ковчег. Гравюра XVII в.

Ной принес Яхве жертву, и наступил торжественный час: Яхве заключил с Ноем и его семьей «завет».

Бог начал с того, что пообещал наказанной за человека земле правильное круговращение времен года: «во все дни земли сеяние и жатва, холод и зной, лето и зима, день и ночь не прекратится». Ной оказался прародителем будущего человечества и получил то же благословение: «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю».

Поставлен был торжественный запрет на убийство человека под страхом смертной казни: «кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу и подобию божию».

Ной начал заниматься земледелием; он посадил виноградник. Выпив вина, он опьянел и лежал нагим, и был осмеян Хамом, а другие сыновья Ноя, отвернувшись и не глядя на наготу отца, почтительно прикрыли ее. Узнав о происшедшем, Ной благословил Сима и Иафета и проклял Ханаана, сына Хама и родоначальника ханаанеян, определив последним рабский удел.

Много легенд рассказывают о плавании ковчега. Особо в них отмечена отеческая забота Ноя о животных, которых он самолично кормил подходящим для них кормом и в подходящее для них время, так что не знал покоя ни днем, ни ночью целый год. Но традиция укоряет Ноя за то, что он упустил случай молитв бога о спасении человечества от погибели; наученные приме-. ром Ноя, праведники в последующем молились о спасении грешников, как Авраам — о спасении жителей Содома, а Моисей — о помиловании своего народа.

КАИН И АВЕЛЬ

Библейские Каин и Авель являются детьми Адама и Евы, рожденными после изгнания первых людей из рая. Каин был земледельцем, а брат его — скотоводом. Оба они приносили Яхве жертвы: Каин — плоды трудов своих на земле, а Авель — первенцев от стада своего. Яхве принял жертву Авеля и отверг жертву его брата. Охваченный завистью, Каин убил Авеля. Яхве проклял его за это, а Каин убежал с места преступления. Яхве отметил его «печатью каиновой», чтобы его никто не убивал. Добравшись до земли Нод, Каин построил там город и произвел многочисленное потомство, от которого и пошел род людской.

Возможно, Каинова печать — это татуировка или иной знак, указывающий на его принадлежность к жреческому сословию. В древности служители храмов (в том числе и ветхозаветные пророки) отмечались подобными знаками.

СОДОМ И Г0МОРРА

Однажды в дом старика Авраама пришли путники. Хозяин собственноручно забил тельца из своего стада и велел зажарить его. При этом в знак уважения к ним подавал угощение лично, стоя, скромно не присоединяясь к пиру. Гости отблагодарили его за столь достойный прием, пообещав, что Авраам получит долгожданного наследника.

Мудрый Авраам понял, что таинственные гости — это два ангела. При расставании выяснилось, что высокие гости собираются посетить город Содом, где жил племянник Авраама Лот.

Согласно преданию, жители двух городов — Содома и Гоморры — были нечестивы и грешны перед господом. «Вопль Содомский и Гоморрский доносился до бога, который направил туда ангелов, чтобы убедиться, действительно ли жители обоих городов «поступают так, каков вопль на них», и истребить их.

Посланцы господа сначала отказались воспользоваться гостеприимством Лота, но потом склонились на его уговоры и воспользовались кровом и пищей хозяина.

Прослышав о прибытии странников, худшие представители города Содома собрались у дверей достойного Лота и потребовали выдать им пришельцев. Целей своих они не скрывали. Лот, соблюдая правила священной неприкосновенности гостей, предложил толпе взамен двух своих дочерей, от которых содомисты отказались.

От разрушения и поругания дом Лота спасли сами ангелы-пришельцы, поразившие слепотой нападавших, которые, плача от страха, разбрелись по городу.

Ангелы сообщили Лоту, кем они являются, и предложили немедленно удалиться из города вместе с женой и дочерьми, поскольку Содом был обречен на гибель. На рассвете Лот в сопровождении своего семейства покинул город, получив предупреждение не оглядываться, не смотреть на то, что будет происходить с «градом обреченным». Когда беженцы находились вблизи поселения Соар, послышался страшный гром и грохот, а затем на Содом и Гоморру обрушился дождь из серы и огня, уничтожив их до основания.

Жена Лота, не послушавшись предостережения ангелов, оглянулась и мгновенно обратилась в соляной столб.

Таким образом, катастрофу пережили лишь сам Лот и две его дочери.

К тому же, эта история не заканчивается спасением Лота и его дочерей. Напоив отца допьяна (это напоминает срам и опьянение Ноя после потопа), дочери Лота вступили с ним в кровосмесительную связь, поскольку «нет человека на земле, который вошел бы к нам по обычаю всей земли», — то есть подразумевается уничтожение всего человечества, а не только Содома и Гоморры. Следствием этого явилось рождение братьев Аммона и Моаба, которые, в соответствии с Ветхим Заветом, стали прародителями, соответственно, аммонитов и моабитов — народов, с которыми израильтяне враждовали и относились к ним с презрением..

В мифе упорно подчеркивается необходимость любой ценой соблюдать закон гостеприимства, сурово осуждается «грех содомистский» — гомосексуализм.

В последующей библейской традиции Содом и Гоморра — символы крайней степени греховности, навлекающие на себя божественный гнев.

АВРААМ ПРИНОСИТ ЖЕРТВУ

В один прекрасный день Бог решил испытать Авраама и потребовал от него принести в жертву любимого сына Исаака. Авраам был потрясен, однако ночью, втайне от Сары, своей жены, подготовил дерево для жертвенного костра, пищу в дорогу и, взяв сына, в сопровождении двух рабов отправился к указанной ему горе. Оставив слуг у ее подножия, он нагрузил сына, предназначенного в жертву, дровами и отправился к месту жертвоприношения.

Исаак, знакомый с обрядом жертвоприношения, поинтересовался, где же жертвенный ягненок, на что Авраам ответил: «Бог усмотрит себе агнца для всесожжения».

На вершине горы Авраам приготовил все для принесения жертвы и уже занес над сыном нож, но в последний момент посланный Богом ангел удержал его руку. Авраам был благословлен за верность Богу и получил гарантию того, что потомство его будет многочисленно, как звезды на небе, как песок на берегу морском.

Авраам приносит сына в жертву Богу

Авраам, тем не менее, был готов, не раздумывая, принести в жертву любимого сына, и здесь ясно видно, что миф подчеркивает необходимость абсолютного слепого послушания Богу единому. Единобожие иудейской религии вызывает появление мотива, не характерного для мифологии других народов, поклоняющихся множеству богов, — мотив проверки на верность, на преданность.

Авраам умер в возрасте 175 лет, «в доброй седине, престарелый и насыщенный жизнью», и погребли его на родовом кладбище в пещере Махпела.

ИОСИФ И БРАТЬЯ

У сына Авраама Иакова было двенадцать сыновей, самым любимым из них был Иосиф, мальчик сообразительный, подвижный, хотя и не всегда послушный. Бывало, что Иосиф, усмотрев какую-то проказу братьев, доносил об этом отцу.

Однажды, когда братья в поисках пастбищ забрались слишком далеко и долго не возвращались домой, Иаков послал Иосифа на их поиски. Иосиф нашел их, а братья, которым Иосиф порядком поднадоел, решили воспользоваться удаленностью от дома и, раздев Иосифа донага, связав его, бросили на дно глубокого колодца. Через пару дней братья продали любимчика отца купцам проходившего мимо каравана, а затем измазав козлиной кровью одежду брата, отослали ее на опознание Иакову.

Караванщики продали Иосифа военачальнику египетского фараона. Сообразительный, трудолюбивый, умеющий в случае необходимости скромно вести себя, юноша быстро завоевал доверие хозяина и через некоторое время стал фактически управляющим всеми делами немалого хозяйства военачальника, при этом имущество последнего стало стремительно преумножаться.

К несчастью Иосифа, супруга хозяина воспылала страстью к молодому человеку, а когда тот отверг ее, добилась того, что по ложному обвинению в покушении на ее честь Иосиф был брошен в тюрьму.

В тюрьме юноша познакомился с двумя приближенными фараона и в один прекрасный день истолковал приснившиеся им сны. В соответствии с толкованием Иосифа первому придворному — виночерпию — предстояло вскоре вернуться на занимаемую прежде должность, а второму — хлебопеку — грозила близкая смерть. Предсказания Иосифа сбылись, однако только через два года полезное знакомство с виночерпием сыграло свою роль в жизни Иосифа.

Фараону приснилось, что из реки вышли семь тучных коров, которые улеглись на лугу. Вслед за ними из воды вышли семь тощих коров, тут же пожравших коров тучных. После этого фараону приснилось, что выросло семь колосьев, наполненных зерном, а затем — семь колосьев пустых, больных, пожравших колосья здоровые.

Ни придворные, ни приглашенные из иных мест жрецы и гадатели не смогли истолковать эти сны, и тогда виночерпий вспомнил об Иосифе и тут же поделился своими воспоминаниями о выдающемся толкователе снов с фараоном. Доставленный во дворец юноша выслушал содержание сна и после кратких размышлений сообщил, что Египет ожидают семь лет урожайных, а затем — семь лет неурожая и голода. Не ограничившись толкованием сна, он посоветовал фараону начать в годы «тучные» откладывать одну пятую часть урожая, чтобы спасти страну от голода в годы «тощие».

Фараон не только благосклонно принял толкование сна, но и немедленно дал Иосифу полномочия распоряжаться от его имени во всех уголках страны, — ведь соответствующую долю продовольствия следовало собирать не только с полей фараона, но и со всех земледельцев Египта. Столь высокую должность Иосиф занял в возрасте тридцати лет.

Предсказание молодого мудреца сбылось, а его план оказался успешным: в голодные годы люди отдали за зерно вначале драгоценности, деньги, а затем все свое имущество, включая земли. Не коснулось это лишь жрецов.

Засуха и голод были не только в Египте — голодал и Ханаан, где все еще жила семья Иакова. Наконец, отец семейства послал десятерых сыновей в страну фараона за зерном.

Иосиф сразу же узнал своих братьев и для начала обвинил их в шпионаже и бросил в темницу. Через три дня он смилостивился, выпустил братьев, согласился продать им зерно, но одного из них оставил заложником, поставив условие: для его освобождения нужно привезти самого младшего брата.

Когда полученное зерно кончилось, братья, теперь уже в полном составе, вместе с младшим — Вениамином — вновь отправились в Египет. Иаков послал в дар высокопоставленному египетскому чиновнику бальзам, мед, благовония и орехи.

Испытав пару раз честность братьев, Иосиф открылся. После семейного совета решили, что патриарх семейства и все его братья вместе со своими детьми, стадом и имуществом должны переехать в Египет к своему могущественному родственнику.

Фараон, который продолжал благоволить Иосифу, не только дал разрешение на переезд, но и предоставил для этого повозки.

Иосиф встречает отца и семейство

Потомки Авраама, числом 66, отправились в Египет и поселились на земле Гошен в дельте Нила. Жилось поселенцам неплохо, множились их семьи, росли стада, тучнели поля; Иаков прожил в Египте семнадцать лет и перед смертью благословил двенадцать своих сыновей, которым было суждено стать основателями двенадцати колен израилевых.

Тело его было забальзамировано по египетскому обычаю, но похоронили его в соответствии с завещанием в земле ханаанской.

ВЕЛИКИЕ ЦАРИ

МОИСЕЙ

По мнению нового фараона Египта, иноземцам в его стране жилось слишком привольно. Более того, они представляли собой потенциальную угрозу для государства, постоянно, в течение веков, ожидавшего нападения с востока родственных евреям семитских народов. Были и экономические основания для начала применения самых суровых наказаний к израильтянам: фараон решил возвести в дельте Нила два новых города, и наиболее подходящей бесплатной рабочей силой для этого были люди именно этой национальности.

Под палящим солнцем, от зари до зари иудеи трудились над изготовлением глиняных кирпичей, предназначенных для возведения стен новых городов, однако дух их не был сломлен, и они, следуя заветам своего Бога, продолжали плодиться и размножаться.

Фараон призвал двух иудейских повитух и приказал убивать всех новорожденных еврейских младенцев мужского пола, но те хитростью сумели уклониться от выполнения чудовищного приказа. Тогда фараон решил действовать без всяких уловок, приказав своим подручным отбирать у матерей новорожденных мальчиков и бросать в Нил.

В семействе колена Левит было двое детей и родился третий — мальчик. Мать попыталась скрыть рождение, однако младенец уродился настолько могучим, что вскоре его крики стали слышны по всему поселению. Мать ребенка, знавшая о добросердечии юной дочери фараона, придумала хитроумный план: просмолив корзину, она уложила в нее ребенка и велела своей дочери в нужный момент толкнуть корзину в реку. Все случилось так, как она и предполагала, — пришедшая на реку искупаться юная царевна услышала плач ребенка. По ее приказанию служанки выловили корзину и поставили к ее ногам. Девушка предполагала, что это еврейский ребенок, но ей были отвратительны действия отца, и она решила взять младенца под свою опеку.

В возрасте двух лет мальчик был усыновлен дочерью фараона и получил имя Моисей. С тех пор он воспитывался как ребенок царских кровей: носил соответствующие одежды, получал должное воспитание и образование; а повзрослев, стал вести светскую жизнь в соответствии с обычаями того времени — разъезжал на колеснице, прогуливался по протокам Нила на роскошной барке, вел возвышенные разговоры с дворцовыми жрецами. В то же время молодой человек знал, кем он является, — втайне от царевны мать обучила его еврейскому языку, рассказала ему историю их рода, сообщила, каким образом ему удалось избежать смерти в водах Нила.

Моисей, который видел жалкий труд и унизительное положение своих братьев по крови, болезненно ощущал двойственность своего положения, чувство вины перед соплеменниками.

Однажды это хрупкое равновесие было нарушено. Моисей увидел, как надсмотрщик жестоко издевается над сыном израилевым, работающим на изготовлении кирпичей. В порыве гнева Моисей выхватил меч и убил египтянина, а труп его закопал в песок. Однако у этого убийства были свидетели, и через некоторое время один из земляков прямо заявил Моисею, что тот является убийцей. Вскоре Моисей узнал, что отдан приказ об его аресте. В последний момент он сумел покинуть город и отправился на восток — на родину предков. К этому времени Моисею исполнилось сорок лет.

К востоку от залива Акаба Моисею удалось завоевать дружбу влиятельного местного жреца, оказавшегося к тому же его дальним родственником. Моисей поселился в его доме, взял в жены его дочь Сефору, занялся скотоводством и через некоторое время обзавелся двумя сыновьями — Гершомом и Елиезером. Именно здесь Моисей по-настоящему узнал историю своего народа, изучил биографию своего- великого предка, узнал об обычаях, в соответствии с которыми воздают почести Богу единому.

Как-то- раз, когда Моисей пас овец у подножия святой горы, он увидел, как терновый куст вспыхнул ярким пламенем, которое не сжигало его ветки. Затем из куста послышался голос Бога, призвавший Моисея отправиться в Египет и освободить своих соплеменников из плена фараонова. Моисей пожаловался Богу на то, что, явившись к сынам израилевым, не сможет даже сообщить им истинное имя бога их отцов.

В ответ Бог явил ему свое имя — Яхве. Бог дал Моисею силу творить чудеса.

Попрощавшись с родственниками, Моисей отправился в Египет в сопровождении жены и детей. По пути ему пришлось провести обряд обрезания, в чем ему помогла его жена Сефора.

В Египте Моисей с помощью брата Аарона стал убеждать соплеменников покинуть Египет и в знак того, что он действует по поручению бога Яхве, сотворил чудеса, а красноречие Аарона и усиливающиеся преследования со стороны фараона убедили сынов Израиля в том, что страну, которая в течение веков оказывала им гостеприимство, пора покидать.

К этому времени в Египте к власти пришел новый фараон, не помнивший Моисея, которому к этому времени исполнилось уже восемьдесят лет. Моисей в сопровождении брата отправился к фараону с просьбой разрешить израильтянам на три дня покинуть город, чтобы совершить свои религиозные обряды, фараон не только не дал на это позволения, но напротив — увеличил повинность, возложенную на израильтян. Моисей отправился ко двору фараона и там сотворил чудо, превратив посох в змея, однако то же чудо смогли повторить и жрецы фараона.

Тогда Моисей прибег к помощи Бога, который наслал на Египет поочередно десять несчастий: вода Нила превратилась в кровь; ужасающе размножились жабы, мошкара, песьи мухи; пал мор на скот; народ египетский поразили язвы; град уничтожил посевы; то, что не уничтожил град, пожрали полчища саранчи; затем Моисей по указанию Яхве наслал такую тьму, что люди днем должны были передвигаться на ощупь; но самым страшным наказанием было последнее. По указанию Моисея все семьи израильтян убили по ягненку и пометили кровью двери своих домов. Затем облачились в дорожную одежду.

После полуночи Яхве стал ходить от дома к дому, и в тех домах, двери которых не были помечены кровью ягненка, умирали младенцы первородные. Этой участи не избежал даже скот. Ужас охватил Египет. Лишь тогда фараон осознал всемогущество Моисея и дал разрешение выйти народу израильскому из пределов его страны. Воспользовавшись царившей растерянностью, беженцы сумели захватить с собой золото, серебро, драгоценные сосуды, одежды и оружие. В память об этом событии был установлен праздник Пейсах.

ПРАЗДНИК БЕДНОГО ХЛЕБА

По-еврейски «пейсах» означает «проходить мимо, миновать», ведь в эту ночь гибель миновала весь еврейский народ.

Важнейшей частью праздника является чтение Агады — книги сказаний. Объясняя народу, как праздновать Пейсах (или Пасху), Моисей учил: «Скажи сыну твоему в тот день: ради того, что сделал для меня Господь при выходе моем из Египта».

В пасхальный вечер приглашают к ужину одиноких и бедных людей. Ни один еврей не должен чувствовать себя забытым и покинутым.

Стол, за которым читают Агаду, покрывают красивой скатертью. Посреди него стоит пасхальное блюдо, символизирующее Исход. На нем лежит зроа — кусок жареного мяса, куриная шейка, яйца. Мясо должно напоминать о том ягненке, которого зарезали израильтяне перед выходом из Египта и о праздничном жертвоприношении в Храм. Бейца — сваренное вкрутую яйцо — также символизирует начало нового периода в еврейской истории. Как цыпленок вылупляется из тесного яйца, так народ Израилев вышел из рабства для новой свободной жизни. Марор — горькие травы: обычно кладут корешок хрена. Вкус этих трав горек, как вкус рабства. Харосет — смесь тертого яблока или фиников с молотыми орехами, корицей и вином. Смесь по виду напоминает ту глину, из которой евреи, будучи в рабстве, лепили кирпичи на стройках фараона. Карпас — зелень или овощи: петрушка, салат, лук. Зелень символизирует приход весны, обновление. Кроме того, на стол ставят блюдце с соленой водой. Она напоминает слезы, пролитые иудеями в далеком прошлом.

В память о хлебе предков, которые спешно покинули Египет, едят мацу — хлеб, выпеченный из пресного теста. Когда Моисей уводил людей из Египта, у женщин не было времени заквасить тесто, и они пекли хлеб из пресного. Все семь дней едят мацу. За праздничной трапезой нужно говорить о своем освобождении и съесть не меньше трех кусочков мацы. «Вот бедный хлеб, который ели наши отцы в земле Египетской. Каждый, кто голоден, пусть придет и ест, каждый, кто нуждается, пусть присоединится к празднованию Пасхи».

Афикоман — кусочек мацы, который нужно съесть в конце праздника. Дети, присутствующие за столом, по традиции должны похитить афикоман. Только после того, как им дадут или пообещают выкуп, маленькие воришки возвращают похищенное.

В пасхальном обряде немалое значение имеет виноградное вино. Его должно быть столько, чтобы каждый из присутствующих мог выпить четыре полных бокала. На стол также ставится особый красивый бокал. Для кого он? В Торе Илия-пророк носил имя Элияху ханави. Бог обещал, что наступит день, когда Илия вернется, чтобы возвестить еврейскому народу о пришествии Мессии. Поэтому его и называют предшественником Мессии. Весть о приходе Мессии можно ожидать в любой момент. Поэтому именно для пророка Илии на пасхальном столе и стоит дополнительный бокал. Если пророк зайдет в дом, он сможет, как и всякий гость в Пейсах, разделить праздничную трапезу.

Об особенностях винопития в первый день Пейсаха замечательно сказал выдающийся немецкий писатель Лион Фейхтвангер: «Среди множества своеобразных ритуалов у нас, евреев, есть один, которым я, впервые постигнув его смысл, был особенно глубоко взволнован. В первый пасхальный вечер мы пьем вино, празднуя избавление от египетского рабства. Но прежде чем осушить кубок, мы отливаем из него десять капель, памятуя о десяти казнях, которые Бог наслал на египтян. Мысль о страданиях наших врагов уменьшает радость, наполняющую кубок, — на десять капель.

Благодаря этому обычаю я уже с малых лет понял, что враги мои — тоже люди, и никогда слепо не радовался их поражению или гибели».

В торжественную ночь за столом обязательно читают Агаду. Когда чтение доходит до того эпизода, где перечисляются все десять казней египетских, при упоминании каждого очередного бедствия на тарелку проливают по капле вина. Так выражается благодарность Богу за вызволение народа из рабства. Десять капель вина — это и сожаление о тех муках, которые пришлось перенести египтянам, не пожелавшим отпустить вольнолюбивый народ на свободу.

Приготовление к Пасхе начинается с тщательной уборки. Уборка перед праздником — дело обычное для многих культур. Но в иудейской религии предпасхальная уборка имеет особое значение. Все крошки, забившиеся в углы и щели, должны быть выметены. Существует обычай вечером 14 нисана, то есть в вечер накануне Пейсаха, обходить весь дом с зажженной свечкой в поисках завалявшихся крошек. Дело в том, что обычно хлеб на каждый день пекут из кислого теста, и он называется хамец. Но в Пейсах есть его строго воспрещается. Настолько строго, что даже крошки обычного хлеба не должно остаться в доме после уборки. Пасхальные дни отличаются от всех остальных дней года как маца отличается от обычного хлеба. Не зря Пейсах иначе называют «праздником бедного хлеба».

ИСХОД МОИСЕЯ

Из страны Гошен выходило шестьсот тысяч вооруженных мужчин и без счету женщин, детей и слуг их. Потомки Иосифа выполнили завещание предка: во главе колонны шли люди с гробом, в котором лежала мумия их главного предка.

К этому времени страх фараона прошел, зато злоба и возмущение выросли: он возглавил боевую колонну, состоявшую из шестисот колесниц, и отправился в погоню за израильтянами.

Когда на горизонте в облаке пыли появились силуэты боевых колесниц, народ Израиля возроптал на своего вождя, говоря, что лучше было бы жить в неволе, чем пасть в пустыне от рук воинов египетских. Моисей в ответ уверенно заявлял, что Яхве не оставит свой народ, и предсказание его сбылось. С наступлением сумерек путь египтянам перекрыла сплошная стена из дыма и огня, и так было до рассвета, а на рассвете Моисей подошел к краю моря, поднял руку и велел волнам расступиться. Волны поднялись двумя стенами, между которыми образовался проход, через который беглецы перебрались на другой берег моря, не замочив ног.

Колонна фараона последовала за израильтянами, однако по знаку Моисея волны сомкнулись над колонной, и через несколько часов на берег были выброшены трупы лошадей и людей, обломки колесниц.

Далее маршрут, проложенный Моисеем, вел через пустыню. В течение трех суток нигде не было видно никакой воды, а вода, найденная в колодце поселения Мерра, оказалась соленой. Начался ропот, и вновь Моисей, к радости соплеменников, сотворил чудо, бросив в воду колодца ветви, сделавшие ее пресной и приятной на вкус.

И вновь через шесть недель после выхода из Египта, в пустыне, когда кончилась вода и кончилась пища, народ возроптал на Моисея и брата его, требуя питья и еды, восклицая, что лучше было бы погибнуть от руки хозяина, будучи сытым, чем в пустыне погибнуть от голода и жажды.

Моисей кое-как успокоил соплеменников, пообещав им, что Бог не оставит их, однако именно в этот день он полностью осознал, насколько глубоко укоренилась в душах этих людей рабская психология. На закате солнца на место стоянки начали слетаться бесчисленные стаи перепелок и падали на землю. Люди легко ловили их руками и тут же готовили на кострах. Насытившись, беженцы восхвалили Моисея и легли спать. Проснувшись, они увидели, что вся земля покрыта небольшими белыми шариками. Моисей пояснил изумленным людям, что шарики эти — манна небесная, и Яхве посылает ее им вместо хлеба. Выяснилось, что на вкус манна напоминает не просто хлеб, но хлеб с медом, а количество ее вполне достаточно, чтобы насытить всех беглецов. С этого дня в течение всего периода странствий манна составляла основную пищу народа Израилева.

И вновь, когда кончилась вода, поднялся ропот. И вновь Моисей сотворил чудо, ударив у подножия горы Хореб своим посохом скалу, из которой тут же забил чистейший источник. Как обычно в подобных случаях, настроение сынов Израиля мгновенно изменилось, и они стали снова превозносить достоинства Моисея.

Вскоре после этого произошла первая вооруженная стычка израильтян с кочевым племенем. Моисей вместе с сопровождавшим его Аароном, стоя на холме, наблюдал за битвой. Когда Моисей приподнимал плечи, верх брали израильтяне, когда плечи его опускались, их начинали теснить кочевники. К вечеру Моисей, человек уже немолодой, совсем утомился, и плечи его безвольно опали. Тогда Аарон и Гур, посадив Моисея на камень, с обеих сторон приподняли его плечи, и израильтянам удалось обратить в бегство нападавших.

Через три месяца после начала странствий возле горы Синай произошли важные и примечательные события. В один прекрасный день Моисей отправился на вершину горы, и там Яхве сообщил ему, что собирается заключить завет с народом израильским — соглашение, дарующее этому народу привилегированное положение.

Яхве вручил Моисею скрижали — каменные таблички, на которых были записаны основные законы и религиозные установления, и ими отныне следовало руководствоваться в повседневной жизни народу Израиля. Вернувшись к народу своему, Моисей поручил всем двенадцати коленам израилевым — по числу сыновей Иакова — соорудить по алтарю, а затем собственноручно принес на этих алтарях жертвы, окропив кровью жертвенных животных свой народ.

Следующая встреча Моисея с Яхве длилась сорок суток, и в это время были получены еще две скрижали с десятью заповедями, а также указаниями относительно того, как именно следует изготовить ковчег-дарохранительницу и передвижной храм-палатку, в которой этот ковчег должен был храниться. Сорокадневное отсутствие Моисея вызвало волнения в стане израильтян. У скитальцев стали пробуждаться старые сомнения, неверие в исключительность и всемогущество Яхве, ожила вера в тех богов, которым сыны израилевы поклонялись в Египте.

Моисей, спустившийся с горы, увидел, что народ его возвращается к языческим обычаям, забыв о только что заключенном соглашении с Богом, и в гневе разбил о камень скрижали с десятью заповедями. Разбит был и золотой телец, и куски его были сброшены в колодец.

Восстановив порядок, Моисей вновь отправился на гору Синай и вымолил у Яхве прощение себе и своему народу; получив его и вернувшись в лагерь, он тут же взялся за устройство храма Яхве. Входить в него было позволено только самому Моисею. В этот период произошло еще одно немаловажное событие: Яхве, до сих пор отказывавшийся явить свой облик Моисею, показался ему — всего на одно мгновение. Вскоре после этого по указанию Яхве были изготовлены новые каменные скрижали с десятью заповедями. С ними пророк отправился на вершину горы и провел там сорок суток, получив дополнительные религиозные установления для своего народа. После этих событий лицо Моисея стало сиять таким блеском, что люди были вынуждены закрывать глаза. Ставший пророком Моисей начал появляться перед евреями с прикрытым, лицом. Над его головой появился нимб.

Вскоре в храме появился и ковчег, изготовленный из акации, богато украшенный драгоценными металлами. В этом ковчеге Моисей хранил скрижали с заповедями и иные законы, данные ему Богом. Ковчег был собран без единого гвоздя — так, чтобы его в случае необходимости можно было быстро, разобрать и погрузить в повозки.

В течение года, проведенного у горы Синай, беженцы превратились в настоящих воинов. Теперь можно было приступать к реализации главной цели путешествия: к покорению страны Ханаан — исторической родины израильтян. Всего через три дня странствий по пустыне вновь израильтяне начали роптать на Моисея, вспоминать, как сытно жилось им в Египте.

И вновь для того, чтобы успокоить народ, потребовалось чудо. Во второй раз у ног странников пали бесчисленные стаи перепелок. На этот раз дары были сомнительны: мясо птиц оказалось ядовитым, и люди стали умирать от отравления. Погибли именно те, кто более всех жаловался на Моисея, а затем с особой жадностью набрасывался на лакомства.

Наконец, караван добрался до границ земли ханаанской. Она охранялась очень надежно, и с имеющимися силами завоевание этого края было невозможно. Народ избранный должен был странствовать в пустыне еще сорок лет, и только после этого вступить в землю ханаанскую. В течение этого времени выросли новые поколения израильтян, закаленные в странствиях, в труде, в боевых стычках с другими кочевыми народами. Моисей решил, что настало время двинуться на покорение Ханаана.

Моисею исполнилось 122 года. Зная, что, в соответствии с приговором Яхве, ему самому не суждено увидеть возвращение народа израильского на землю ханаанскую, своим преемником он назначил Иисуса Навина — храброго военачальника. Попрощавшись с народом, Моисей в одиночестве удалился на вершину горы Небо, откуда открывался вид на воды реки Иордан и простирающуюся за ним землю Ханаана, землю обетованную.

СУККОТ — РАДОСТНОЕ ВРЕМЯ ГОДА

40 лет блуждали по пустыне иудеи, прежде чем удостоились вступить на Землю Израиля, и все эти годы они жили в шалашах (сукках). В Торе сказано: «В пятнадцатый день седьмого месяца (тишрей) (с 16 по 22 октября), когда вы собираете плоды земли, празднуйте праздник Всевышнего семь дней… в шалашах живите семь дней… чтобы знали поколения ваши, что в шалашах поселил Я сынов Израиля, когда вывел их из земли Египетской… И тогда возьмите себе в первый день плод этрога, ветви пальмовые, отростки мирта и верб речных и веселитесь перед Господом Богом вашим семь дней». Этот праздник приходится на время сбора урожая. В древности его называли в Израиле Радостное время года. Сейчас это праздник Суккот.

Сбор урожая — это и большой труд. У земледельцев не было времени даже вечером возвращаться с поля домой. И потому люди оставались ночевать в шалашах, чтобы успеть рано утром вновь приняться за работу. Ведь если зерно переспеет, оно станет осыпаться, а переспевшие фрукты испортятся.

В память о тех шалашах в Суккот ставят возле домов легкие непрочные сукки. Они — совсем не роскошные, ведь их строят по подобию скромных шатров предков. Но их принято украшать букетами цветов. По углам ставят корзины с фруктами, нередко кладут огромные золотистые тыквы. На стенах сукки вешают таблички с именами праотцов Авраама, Исаака и Иакова, а также персонажей Торы, которым приходилось много скитаться.

Ночуя в этих временных обиталищах, жители больших городов вспоминают о своих предках, приобщаются к жизни древних евреев. Кровля сукки должны быть сложена из свежих зеленых веток. Сделать это надо так, чтобы сквозь них были видны звезды. Свет звезд напоминает о том, что шаткий ненадежный шалаш не мог укрыть скитальцев в пустыне ни от разбойников, ни от диких зверей. Однако Бог оберегал евреев и посылал им пропитание.

Если у еврея нет ни собственного дома, ни двора, где можно воздвигнуть шалаш, он может присоединиться к строительству сукки во дворе, синагоги. В этот день в синагоге проходит особая служба. Во время молитвы произносится благословение над этрогом и лулавом. Этрог (цитрон) похож на крупный лимон. Это очень ароматный плод. Для праздничной службы берут только отборные плоды. Чтобы этрог не помялся и не испортился, его хранят в специальных шкатулках. Слово «лулав» на иврите означает «пальмовая ветвь». Для службы выбирают молодую нераспустившуюся пальмовую ветвь, длинную и тонкую, как острие сабли. Поместив ее в центр, с одной стороны к ней присоединяют три веточки мирта, с другой — две ветки вербы. Нижнюю часть сложенных вместе веток оплетают пальмовыми волокнами.

Собравшиеся во время молитвы взмахивают этрогом и лулавом во все четыре стороны, а также вверх и вниз. Этот очень древний обычай символизирует вездесущность Бога.

Существует толкование, что этрог, пальмовая ветвь, митр и верба, собранные вместе, — это символ народа Израиля. Почему? Они так непохожи. Но ведь и один еврей не похож на другого. Один изучает Тору и совершает добрые дела, он подобен этрогу, который чудесно пахнет и съедобен. Другой, хоть и не сведущ в Законе, но живет согласно заповедям Торы — он подобен пальме, которая дает плоды, но не благоухает. Есть и такие, которые много учились и умеют красиво говорить, но делают мало. Они подобны мирту, который пахнет хорошо, но не дает съедобных плодов. Наконец, есть и люди просто невежественные и черствые, не наделенные ни пылким умом, ни добрым сердцем. Они похожи на вербу, которой не дано ни вкуса, ни запаха. Но все-таки Бог соединил всех в один букет — один народ, чтобы помогали друг другу, просвещали друг друга и отвечали друг за друга.

В седьмой день праздника обходят синагогу семь раз. При этом восклицают: «Хошана!» Это слово перешло и в русский язык, где оно звучит как «Осанна!», «Хошана!» означает «Спаси!». Седьмой день Суккоттак и называется «Великое спасение» — «Хошана-рабба».

ИИСУС НАВИН И ЗАВОЕВАНИЕ ЗЕМЛИ ХАНААНСКОЙ

Моисей не ошибся в выборе своего преемника: Иисус Навин, завоевавший славу прекрасного военачальника еще во времена Моисея, утвердил ее в ходе последовавших событий. Отправляясь на завоевание земли обетованной, он провел реформу армии, введя там строгую дисциплину, нарушение которой каралось смертью, и отрабатывал гибкую военную стратегию и тактику: Первым крупным укрепленным городом Ханаана, который стал на пути израильтян, был Иерихон. Операция по его штурму началась с разведки, которая дала неутешительные результаты: реку Иордан в этом месте было практически, невозможно перейти. На помощь вождю пришел его Бог Яхве, сообщивший ночью, что народу Израилеву суждено взять власть над Ханааном, и Бог поможет им выполнить, казалось бы, невыполнимую задачу — взять Иерихон штурмом.

И действительно, при форсировании реки, когда Левиты, несшие ковчег, добрались до середины течения, воды Иордана выше по течению стали стеной, осушив русло. В течение шести дней израильтяне обходили кругом стены Иерихона, трубя в серебряные трубы. На день седьмой было сделано семь кругов вокруг крепостных стен, а затем по знаку народ Израилев издал могучий крик, от которого затряслись и рухнули стены города. Штурм города был недолгим, а победители немилосердными. Все население города, за исключением семьи, которая помогла разведчикам, было истреблена вместе с домашним скотом, а сам город сожжен, В дальнейшем завоевание земли обетованной шло с переменным успехом — бывали и военные неудачи, особенно тогда, когда против израильтян выступила вооруженная коалиция царей ханаанских, однако в течение семи лет тридцать один царь ханаанский был побежден, и почти все земли оказались под властью народа Израиля, за исключением Иерусалима и нескольких удаленных крепостей.

Священнослужители со святынями обходят стены Иерихона

Иисус Навин дожил до ста десяти лет и умер с сознанием выполненного долга, но с тревогой в сердце, ибо не смог найти себе преемника, — мужа с государственным мышлением, верного заветам Яхве и Моисея.

ПОДВИГИ ДАВИДА

Опасения Иисуса Навина не были напрасными. Эпоха, наступившая после его смерти, была отмечена многочисленными межплеменными конфликтами, вызванными тем, что в отсутствие сильного властителя отдельные колена израилевы начали преследовать свои сиюминутные выгоды в ущерб единым национальным интересам.

Тогда великий пророк, последний из «судей Израилевых», помазал в цари Саула. Когда же бог отверг Саула, впавшего в «противление», нашелся юный Давид, не по возрасту развитый, умный, обходительный. По одной из версий Самуил тайно помазал в цари Давида.

Давид стал известен после победы над Голиафом — филистимлянским гигантом. Со временем влияние Давида при дворе стало расти. У него появлялось все больше сторонников, а на улицах городов стали слышны песенки, восхваляющие Давида и принижающие Саула. Царь посылал Давида то в один, то в другой поход, а молодой вождь всякий раз одерживал победу, завоевывая все большую славу. В конце концов Саул решил избавиться от Давида, но тот был спасен благодаря друзьям, и бежал из столицы.

Внутренние конфликты не остались незамеченными, и филистимляне вновь пошли войной на царство Саула. В решающей битве израильтяне потерпели поражение, погиб и Саул.

Давид, узнав о смерти царя, забыл о вражде, разделявшей их, и горько скорбел, понимая, что это равнозначно гибели первого единого государства.

Популярный народный герой после гибели Саула был призван в Хеврон, где народы израильские выбрали его царем иудеев.

Давид убивает Голиафа

Фольклорно-сказочный рассказ о поединке Давида и Голиафа отразил борьбу израильских племен с филистимлянами. Когда филистимляне собрали войска и стали против стана израильского, Вперед выступил Голиаф, великан-филистимлянин (ростом «шести локтей и пяди» из города Гат (Геф).

Вооружен он был лучше всех: медный шлем, чешуйчатая броня («весом пять тысяч сиклей меди»), медные наколенники и щит, копье в «шестьсот сикелей железа». Сорок дней выставлял себя филистимлянин, но не находилось никого в израильском стане, кто бы вышел на единоборство с ним.

И только юноша-пастух Давид, оставивший свои стада и пришедший в стан царя Саула, услышав, что Голиаф поносит израильтян, выразил готовность сразиться со страшным противником.

Он отказался от полного вооружения, которое предложил ему Саул, и выступил против Голиафа только с пращой. Со словами: «Ты идешь против меня с мечом и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя… бога воинств израильских», — Давид поразил великана из пращи так, что камень вонзился в лоб Голиафа, и он упал на землю. Наступив ногой на Голиафа, Давид отсек ему голову. Это обеспечило победу израильтянам: филистимляне, увидев, что их силач умер, обратились в бегство.

ПРАВЛЕНИЕ СОЛОМОНА

Давиду удалось восстановить государство в тех границах, до которых оно было расширено его предшественником Саулом: от Средиземноморья до Трансиордании и от египетских провинций до Сирии.

Он решил устроить новую столицу государства в Иерусалиме. Этот город, стоявший на трех холмах, был могучей крепостью, жители которой чувствовали себя очень уверенно, исключая возможность ее штурма. Город был тем не менее взят хитростью й объявлен столицей Израиля, городом Давида. Немедленно были начаты строительные работы, призванные расширить город, а главное — украсить его царским дворцом. Одновременно было решено, что Иерусалим станет и религиозным центром государства, а для этого нужно было перевезти в него ковчег. Не без приключений ковчег был доставлен в город, и народ встретил его возгласами восторга и радостными песнями. Требовалось построить достойный ковчега храм. Однако пророк Натан заявил Давиду, что имел явление Бога, который сказал ему, что хочет оставаться богом пастухов и жить в переносной кибитке. Давид покорился воле Всевышнего.

Давид продолжил военные походы, расширив гра-, ницы государства, завоевав, в частности, Дамаск и дойдя до Евфрата.

Укрепив внешние рубежи, царь взялся за установления порядка в стране. Росло могущество и благосостояние Израиля. Именно эти времена называют золотым веком Израиля — великого и единого.

Неприятности возникли неожиданно. Подражая иным монархам, Давид завел себе обширный гарем с множеством жен и наложниц. Именно они, а также их дети, начали плести вокруг царя сети интриг.

Юноша Авессалом был любимцем Давида и его гордостью. Давид был ослеплен любовью к сыну и не замечал его легкомысленного и лицемерного поведения. В тридцать лет Авессалом решил, что пора ему занять трон израильский, и с этой целью он начал подогревать неприязнь подданных к отцу, утверждая, что его правление будет гораздо более трезвым и разумным. Особенно горячо откликнулись на его обещания северные племена, еще не забывшие того, что Давид пресек царскую династию их земляка Саула. Подготовив почву, Авессалом прибыл в Хеврон, вступил в связь с заговорщиками и в скором времени собрал значительные вооруженные силы, состоявшие из уроженцев северных районов Израиля. Повстанцы объявили Авессалома царем, и он повел их на Иерусалим.

Узнав о происходящем, Давид спешно покинул город вместе со всей семьей и обоими верховными жрецами, забравшими с собой ковчег.

Имевший огромный боевой опыт, Давид вскоре собрал не слишком многочисленную, но очень боеспособную армию и стал поджидать за Иорданом войско Авессалома. Разыгравшаяся битва кончилась поражением восставших. Авессалом был убит.

Давид тяжело переживал смерть любимого сына и проявил большое великодушие, простив многих его соратников.

Вскоре разразился второй бунт, под предводительством Шебы, и тоже был подавлен. Теперь, когда царь был дряхлым стариком, на первое место ставился вопрос о том, кто станет его наследником. Было два претендента: Адония, поддерживаемый северными израильтянами и частью военных и одним из верховных жрецов, и Соломон — сын любимой жены Давида Вирсавии.

Именно Вирсавия и решила дело в пользу своего сына, придя к ложу больного царя и сообщив, что Адония самовольно провозгласил себя новым царем Израиля, не дождавшись смерти отца. Давид превозмог немочь и, собрав своих верных соратников, прямо и явно выразил свою волю: новым царем Израиля должен стать Соломон.

Соломон, вступивший на трон в возрасте двадцати лет, быстро подавил внутреннее сопротивление и укрепил порядок, установленный его отцом.

На четвёртом году царствования Соломон, выполняя волю отца, приступил к возведению Иерусалимского храма. Для получения необходимых материалов в Ливанские горы было послано шестьдесят тысяч работников.

Возведение храма длилось семь лет. Расположили его на холме Офель, окружив двумя каменными стенами. Во внутреннем дворе храма находился алтарь с вечным огнем и огромный бронзовый сосуд с водой для обмывания жертвенных животных.

По окончании строительства храма был устроен праздник, на котором ковчег был перенесен на место своей последней стоянки.

Царствование Соломона вспоминают как время справедливого правления, причем наиболее важные дела царь разбирал лично.

Сумел Соломон наладить и многочисленные торговые связи с соседними странами, причем торговля давала стране немалую выгоду. При нем впервые израильтяне познакомились с искусством мореплавания, и благодаря этому страна стала регулярно получать медную руду. Драгоценного сандалового дерева в стране появилось столько, что из него были изготовлены лестницы во дворце царя Соломона.

Со смертью царя Соломона (931 год до н. э.) заканчивается недолго длившийся золотой век Израиля.

ДЕВЯТАЯ СВЕЧА — СЛУЖКА

В XI веке до н. э. страну Израиль захватили греки. Они заставляли евреев отречься от своей веры в единого Бога и стремились обратить их в язычество. Селеквидский царь Антиох Епифан захватил Храм, осквернил его и поставил в нем своих идолов. Небольшой отряд под предводительством Иуды Маккаве (Иегуды Макаби) отказался поклоняться языческим богам и ушел в горы.

Через некоторое время они поднялись на Храмовую гору, сбросили языческие статуи и заново освятили Храм спустя девять недель после окончания праздника Суккот. Народ смог отпраздновать Суккот и принести жертвы. «Освящение» на иврите означает «ханука». Отсюда и происходит название праздника — Ханука.

В Храме нужно было вновь зажечь золотой светильник — менору. Но все масло было осквернено. Остался только маленький кувшинчик с маслом, но его могло хватить только на один день. Тогда Бог совершил чудо. Масло горело восемь дней! Первая Ханука состоялась более 2 тысяч лет назад., С тезе пор евреи празднуют ее каждый год ровно восемь дней.

Ханука — праздник света. Храмовый светильник — менора — подобен стволу с отходящими от него ветвями. Менора — символ иудаизма. Ее изображают на зданиях синагог, на дверцах шкафов, где хранятся свитки Торы. Менора, обрамленная масличными ветвями, изображена на гербе государства Израиль.

Традиционная ханукия (ханукальный светильник) по форме напоминает менору. Но ханукия имеет дополнительную ветвь — еще для двух подсвечников. Таким образом, менора имеет семь свечей, а ханукия — девять. Девятая свеча называется «шамаш» — служка. От нее зажигаются все остальные свечи. В первый день Хануки зажигается шамаш, и от него — одна свеча. На следующий день — две. И так далее…

Семисвечник — менора

Зажженную ханукию переносят на подоконник, чтобы свет можно было видеть с улицы. Ярко светятся окна домов. Если прислушаться, можно услышать слова ханукальной песенки:

Каждый из нас — маленький огонек,

А вместе мы — великий свет!

ПРОРОК ИЛИЯ

В IX веке до н. э. при правлении династии Омри (Амврий) появился пророк Илия, возглавивший движение против поощряемого царем Израиля Омри идолопоклонства. После смерти Омри (Амврия) сын его, Ахав, женатый на финикийской царице, окончательно изменил Яхве и ввел в качестве официальной религии культ Ваала.

В мифе об Илии рассказывается, как пророк в доказательство превосходства Яхве над чужим богом вызвал на состязание жрецов Ваала и предложил, воздвигнув алтари, возложить на них жертвы и попросить своих богов послать огонь небесный. Жрецы Ваала провели весь день в неудачных попытках вызвать своего бога, Илия же, соорудив алтарь из двенадцати камней — по числу колен израилевых, — возложил на него дрова и тушу жертвенного тельца, велев собравшимся вылить на тушу двенадцать кувшинов воды. По его призыву Яхве послал огонь небесный, поглотивший не только тушу тельца и дрова, но даже камни алтаря и воду, вылитую на месте жертвоприношения. Согласно Библии, это происшествие имело место на горе Кармель.

Узнавшая о случившемся Иезавель, жена царя, поклялась отомстить Илие, и тот был вынужден скрываться, бежав к пророку Хорафу. Повествующие об этом отрывки Библии говорят о чудесах, сотворенных Илией, в том числе о воскресении умершего сына вдовы и о том, как у той же вдовы мука в кадке и елей в кувшине не истощались (по повелению Илии) в течение трех с половиной лет.

Далее повествуется, как Илие было божественное видение, согласно которому он должен был отправиться в Вефиль. Его слуга Елисей, несмотря на уговоры пророка, настоял на том, что будет сопровождать его. По прибытии в Вефиль их встретили сыны общины пророков и сообщили Елисею, что Яхве в тот же день вознесет его господина на небеса. Елисей ответил, что ему самому известны планы господни, и вновь отказался покинуть своего господина. То же самое произошло и в Иерихоне. И наконец Илия с Елисеем добрались до Иордана. Здесь Илия свернул свою милоть (одежда типа плаща), и когда ударил ею по воде, воды реки расступились, и путники перешли ее посуху. По окончании переправы Илия спросил Елисея, чего бы он пожелал на прощание. Елисей попросил наделить его духом вдвое большим, чем у самого Илии. Пророк ответил, что признаком богоизбранности у Елисея будет то, что он сможет увидеть вознесение пророка на небеса, «а если не увидишь, не будет».

Поднялся вихрь, появилась огненная колесница, запряженная скакунами, и Илия поднялся в ней на небеса. Елисей же подобрал упавший плащ Илии, вернулся к Иордану, ударил плащом по водам и, повторив чудо Илии, начал исполнять свою миссию пророка.

Елисей начал с того, что очистил воды в городе Иерихоне. В отличие от своего учителя, жизни отшельника он предпочитал активную деятельность в городах. Деятельность эта не обходилась без неприятностей. В Вефеле над его лысиной стали насмехаться дети, и тогда он проклял их именем Яхве.

Затем пророк посетил гору Кармель и оттуда направился в Самарию. Там ему пожаловалась некая вдова, у которой кредитор забрал в рабство за долги двух сыновей. Поскольку вдова эта, в отличие от многих соплеменников, была верной сторонницей Яхве, Елисей сотворил для нее такое количество масла, что, продав его, она смогла выкупить сыновей. Елисей оживил сына самаритянки; поразил проказой своего жадного слугу Гиезия.

МУДРЫЙ ДАНИИЛ

Царь Навуходоносор в наказание за предыдущее неверие во всемогущего Яхве был отлучен от людей и впал в скотское состояние. Вновь он обрел человеческое обличье, когда окончательно признал всемогущество Яхве.

Следующим чудесным событием был пир, устроенный преемником Навуходоносора царем Валтасаром. Пьяный царь приказал доставить в пиршественный зал все золотые и серебряные сосуды из Иерусалимского храма для того, чтобы гости пили из них вино. Неожиданно в воздухе появилась рука и начертала на стене загадочные слова. Царь и гости, мгновенно протрезвев, задрожали от страха. Призвали Даниила, известного своими замечательными толкованиями чудесных явлений, и тот пояснил, что приказ царя оскорбил бога Яхве, что таинственной рукой водил именно Бог и что слова, начертанные на стене, означают: «Сосчитано, взвешено, разделено». То есть сочтены дни царствования Валтасара, взвешен он на весах справедливости и сочтен ничтожным, и разделено будет царство его между мидийцами и персами. Испуганный Валтасар тут же велел одеть Даниила в алые одежды, украсить его золотой цепью и объявить третьим по важности лицом в государстве. Однако Бог не отменил своего решения, и в ту же ночь Валтасар был убит.

Занявший после него вавилонский трон царь Дарий поставил Даниила руководить всеми высшими чиновниками государства, а те из ревности и зависти решили погубить Даниила. Зная богобоязненность пророка и его привычки, чиновники уговорили Дария издать повеление, согласно которому в течение тридцати дней любому человеку, за исключением царя, запрещалось просить о чем-либо какого-либо Бога или человека. Нарушителю этого повеления была уготована казнь во рву со львами. Даниил, верный заповедям Моисея, ежедневно открывал окна своего дома в сторону Иерусалима и обращался с молитвами к Яхве. Заставшие его дома за молитвой придворные донесли об этом Дарию, и Даниил был брошен в ров со львами. Утром царь пришел ко рву и жалобным голосом спросил Даниила, смог ли спасти его Бог. Даниил ответил, что Яхве послал ангела, закрывшего пасть льва. Царь, который не спал всю ночь, издав такой приказ, возрадовался и велел достать Даниила из рва, а кроме того, вернуть ему все награды и должности. Доносчики же были брошены в тот самый ров и разорваны львами на части.

Даниил пережил и этого царя, пользуясь уважением как государственный деятель, но более всего как вдохновенный пророк. Пересказывая своим единоверцам божественные видения, он укреплял их в вере и сообщал, что согласно воле Яхве еврейский народ будет освобожден от притеснителей, а затем один из представителей этого народа станет личным посланником Бога на земле, уничтожит грехи людские и восстановит справедливость. Этому посланцу-мессии суждено сидеть на пламенном троне, и тысячи слуг его будут выполнять приказы…

ГЕРОИ-СПАСИТЕЛИ

ЮДИФЬ И ОЛОФЕРН

Когда полководец ассирийского царя Навуходоносора Олоферн осадил город Ветилуй, там иссякли запасы воды. Тогда прекрасная Юдифь, надев свои лучшие одежды и захватив с собой провизию и служанку, вышла из города и направилась к врагам. Там она предстала перед пораженным ее красотой Олоферном. Она убедила военачальника, что пришла помочь ему овладеть впавшим в грех городом, указав момент, когда город будет передан в руки Олоферна.

Полководец оказал Юдифи радушный прием, и она осталась в его стане, питаясь принесенной с собой едой и по ночам выходя в долину для омовения и молитвы.

На четвертый день Олоферн устроил пир, на который пригласил Юдифь. Когда они остались одни в шатре, опьяневший Олоферн упал на свое ложе. И в этот момент Юдифь отрубила ему голову и положила в корзину, где хранилась еда. В полночь она, по обыкновению, вышла из стана и направилась в свой город.

Голову Олоферна выставили на городской стене. Утром в стане ассирийцев произошло смятение, и воины города, воспользовавшись замешательством врага, погнали его до Дамаска.

ЭСФИРЬ

В иудаистской мифологии героиня, спасшая свой народ в эпоху владычества персидского царя Ксеркса (именуемого в Библии Артаксерксом); главный персонаж Книги Есфири, вошедшей в иудейский (ветхозаветный) канон, которая читается в праздник пурим, что происходит от слова «пур» — жребий, судьба.

…Персидский царь Артаксеркс выбирал себе новую жену. Из всех красавиц он выбрал Эсфирь. В то время в Персидском царстве жило, много евреев. Царь не догадывался, что Эсфирь — еврейка. Дядя девушки — Мордехай — посоветовал ей держать это в тайне. Каждый день дядя приходил к воротам дворца, чтобы узнать о любимой племяннице. Однажды он услышал разговор двух стражников, которые не видели его, о заговоре против царя. Мордехай рассказал об этом Эсфири, а та — царю.

Спустя некоторое время царь приблизил к себе сановника по имени Аман и назначил его первым министром. Коварный Аман задумал погубить еврейский народ и пообещал царю за это прибыль в десять тысяч серебряных монет. Царь согласился. Страшное преступление было задумано совершить в один день — чтобы ни один еврей не успел скрыться. Оно падало на тринадцатый день Адара. Всем жителям Персидского царства повелели убивать евреев, и забирать их имущество.

Мордехай отчаянно просил Эсфирь пойти к царю и умолять об отмене ужасного указа.

— Как же я пойду к царю? — возразила Эсфирь. — Никто не смеет совершить подобное, пока он сам не позовет. Иначе — смерть. Если только царь не протянет навстречу свой золотой скипетр.

— Не думаешь ли ты, что избежишь участи остальных евреев? — спросил Мордехай.

И царица пошла к Артаксерксу. Царь протянул ей навстречу золотой скипетр. Эсфирь пригласила его на пир. Пришел и Аман. На этом пиру Эсфири удалось убедить царя в подлых и низких намерениях Амана. И тот был повешен.

Отменить свой указ царь не мог, но он издал новый: евреям позволено было вооружиться и защитить себя. Все, кто пожелал с ними сражаться, были перебиты. А в честь этого возник новый праздник — пурим.

В этот день, отправляясь в синагогу, взрослые и дети берут с собой трещотки. Их можно купить или изготовить из пустой кофейной банки, наполнив ее горохом. Во время чтения книги Эсфири неоднократно упоминается имя Амана. И всякий раз раздается громкий звук трещоток, все топают ногами и безудержно шумят, чтобы звуки ненавистного имени потонули в шуме и грохоте.

Традиционное угощение в праздник пурим — треугольные печенья с маком. Они называются «Уши Амана».

В праздник пурим каждый истинно верующий иудей должен быть настолько пьян, чтобы не суметь объяснить в чем разница между злодеем Аманом и праведником Мордехаем.

САМСОН

Герой ветхозаветных преданий, наделенный невиданной физической силой; двенадцатый из «судей Израилевых». Сын Маноя из колена Данова, из города Цора.

Ко времени, когда родился Самсон, сынов израилевых уже сорок лет угнетали филистимляне.

Самсону суждено было «спасти Израиль от рук филистимлян». Маною и его жене, долго бывшим бездетными, предрёк это ангел; Самсону было предначертано служение богу «от чрева матери», причем далось повеление — подготовить ребенка к пожизненному назорейству (обет, состоявший в соблюдении ритуальной чистоты и в воздержании от вина для всецелого посвящения себя богу. Внешний признак назорея — длинные волосы, которые запрещено стричь).

С самого детства на Самсона в решающие моменты жизни нисходил «дух господень», дававший ему чудесную силу, с помощью которой он одолевал любых врагов. Все поступки Самсона имели скрытый смысл, непонятный для окружающих. Так, юношей, вопреки воле родителей, он решил жениться на филистимлянке. При этом им руководило тайное желание найти случай отомстить филистимлянам.

На пути в Фимнафу, к невесте, на него напал молодой лев, но Самсон, исполнившись «духа господня», разодрал его, как козленка. Позже он нашел в трупе этого льва пчелиный рой и насытился оттуда медом. Это дало ему повод на брачном пиру задать тридцати филистимлянам — «брачным друзьям» — неразрешимую загадку: «Из идущего вышло ядомое, и из сильного вышло сладкое». Самсон поспорил на тридцать рубашек и тридцать перемен одежд, что брачные друзья не найдут разгадки, и они, ничего не придумав за семь дней пира, пригрозили жене Самсона, что сожгут ее дом, если она не сообщит им разгадку. Поддавшись просьбам жены, он все рассказал ей. И вскоре услышал из уст филистимлян: «Что слаще меда и что сильнее льва?». Гнев Самсона и его возвращение в Цор были расценены женой как развод, и она вышла замуж за одного из друзей.

Самсон убивает льва

Самсон, поймав триста лисиц, связал их попарно хвостами, привязал к ним горящие факелы и выпустил на поле филистимлян, предав огню весь урожай. За это филистимляне сожгли жену Самсона и ее отца, а в ответ на новое нападение Самсона целое филистимлянское войско вторглось в Иудею. Три тысячи иудейских посланников попросили Самсона сдаться филистимлянам и отвратить этим от Иудеи угрозу опустошения. Он согласился и разрешил им связать себя и выдать филистимлянам.

Однако в стане врагов «сошел на него дух господень, и веревки… упали… с рук его». Тут же Самсон, подняв с земли ослиную челюсть, поразил ею тысячу воинов-филистимлян. После битвы по молитве изнемогшего от жажды Самсша из земли пробился родник, получивший имя «источник воззвавшего» (Эйн-Гакорэ), а вся местность в память о битве наречена Рамат-Лехи («Нагорье челюсти»). После этих подвигов Самсон всенародно был избран «судьей израилевым» и правил двадцать лет.

Когда жители Газы Филистимской, оповещенные о том, что Самсон проведет ночь в доме блудницы, закрыли городские ворота, чтобы не выпустить его живым из города, Самсон, встав в полночь, вырвал ворота из земли, взвалил на плечи и, пройдя с ними половину Ханаана, принес их на вершину горы близ Хеврона.

САМСОН И ДАЛИЛА

Виновницей гибели Самсона стала его возлюбленная — филистимлянка Далила из долины Сорек. Подкупленная «властителями филистимскими», она трижды пыталась выведать у Самсона источник его чудесной силы, но он трижды обманывал ее, говоря, что станет бессильным, если его свяжут семью сырыми тетивами, или опутают новыми веревками, или воткут его волосы в ткань.

По ночам Далила проделывала все это, но Самсон, просыпаясь, с легкостью разрывал любые путы. Наконец, устав от упреков Далилы в нелюбви и недоверии к ней, Самсон «открыл ей все сердце свое»: если остричь ему волосы, обет нарушится, сила покинет его и он станет «как прочие люди».

Ночью филистимляне остригли «семь кос» с головы спящего Самсона. Утром, проснувшись на крик Далилы: «филистимляне на тебя, Самсон!», — он почувствовал, что сила покинула его. Враги ослепили его, заковали в цепи и заставили вращать мельничные жернова в темнице Газы. Между тем волосы его'постепенно отрастали.

Чтобы насладиться унижением Самсона, филистимляне привели его на праздник в храм Дагона и заставляли «забавлять» собравшихся. Самсон попросил отрока-поводыря подвести его к центральным столбам храма, чтобы опереться на них. Вознеся к богу молитву, он, вновь обретший силу, сдвинул с места два средних столба храма и с возгласом «Да умрет душа моя с филистимлянами!» обрушил все здание на собравшихся, убив в миг своей смерти больше врагов, чем за всю жизнь.

ПУТЕШЕСТВИЕ ИОНЫ

Некогда Яхве отправил одного из отмеченных им людей — Иону — в город Ниниву, чтобы тот проповедовал там и предупредил жителей о грядущем уничтожении города. Пророк, решив, что эта миссия ему не по плечу, пошел в противоположную сторону — в Яффу — и там сел на корабль, отправляющийся на Тарсис.

Когда корабль был в пути, на море разыгралась страшная буря. Команда заподозрила что-то неладное, бросили жребий, чтобы выяснить, кто виновен в этом неожиданном несчастье. Жребий пал на Иону, и он признался в том, что вызвал гнев Яхве, нарушив его волю. Пророк сам попросил сотоварищей бросить его за борт и тем умилостивить Яхве и сохранить жизнь ни в чем не повинным людям. Попытки высадить Иону обратно на берег не удались, поскольку волны упорно отбрасывали судно обратно в море. Наконец мореплаватели были вынуждены бросить несчастного в воду.

Упавший в воду Иона был сразу проглочен китом, посланным Яхве, и находился в чреве кита в течение трех ночей и дней, вознося благодарственные молитвы Яхве. Наконец, кит изрыгнул его на берег морской, и пророк отправился выполнять свою миссию в Ниниву.

Пророк Иона во чреве китовом.

Средневековая миниатюра

В Ниниве Иона проповедовал с утра до ночи, передавал жителям города слова Бога, предупреждал, что Яхве разгневался на этот город и уничтожит его через сорок дней.

Царь ассирийский не отверг пророчества и велел подданным своим соблюдать строгий пост, при этом поститься должны были даже домашние животные.

Яхве увидел, что народ Нинивы вовсе не так погряз в грехах, как казалось, и отменил свой приговор городу. Иона же, опасаясь насмешек людей, которые могли объявить его в лжепророчестве, покинул Ниниву и в окрестностях ее, полный разочарования и растерянности, обратился к Богу. Он заявлял, что не напрасно опасался браться за такую миссию, поскольку теперь его репутация безнадежно испорчена.

Бог сделал так, что возле места, где остановился пророк, выросла огромная тыква, дающая благодатную тень. К утру следующего дня по воле Божьей черви подгрызли ее корни, растение усохло и рассыпалось в прах, тут же развеянный жарким ветром. Пророку Ионе стало дурно от жары. Тогда Яхве обратился к нему: «Ты сокрушаешься о растении, к которому рук не приложил. А как бы сокрушался я, уничтожив город, где живет сто двадцать тысяч достойных людей?»

ХРИСТИАНСКАЯ И СЛАВЯНСКАЯ МИФОЛОГИИ

Христианская мифология неразрывно связана с исторической судьбой христианства как религии. Христианство — одна из так называемых мировых религий наряду с буддизмом и исламом.

На Земле живет более миллиарда последователей христианства. Современные европейская и американская цивилизации выросли на основе христианства. Более тысячи лет прошло с тех пор. как православие утвердилось в России.

Во многом христианская мифология основана на фольклоре и книжной культуре средневековья, народных верованиях. На основе многих мифов и легенд возникли праздники, которые отмечаются во всем христианском мире.

ХРИСТИАНИАДА

ДЕВА МАРИЯ ИЛИ ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦА

Сентябрь — первый месяц церковного новолетия (церковного Нового года). Восьмой день этого месяца имеет символическое значение. Цифра 8 у древних философов означала гармонию мира, а у христиан — вечность. Восьмитысячный цикл принято рассматривать как начало и конец времени. Первый месяц церковного Года — символ и знак того, что в мир пришло Божественное откровение, воплощенное в человеческом образе.

На 8 сентября по старому стилю (21 сентября — по новому) приходится Рождество Богородицы.

Накануне вечером, «пришедшу на запад солнцу», над селами и городами разносится торжественный звон колоколов. Повсюду этот день велик и почитаем, особенно в храмах, посвященных Рождеству Богородицы.

…Очень давно, до пришествия в мир Иисуса Христа, далеко, на Святой Земле — в Древней Палестине, — жила супружеская пара. Мужа звали Иоаким, жену — Анна. Люди они были богатые, делали много добра и всегда ходили в храм. Но, к великой их скорби, не было у супругов детей. А по их религии отсутствие детей — знак отверженности свыше, почти проклятие.

В отчаянии Иоаким удалился в пустыню, где сделал себе жилище и решил больше не возвращаться домой. Анна осталась одна дома. И вот наступила годовщина их свадьбы. Безутешно плакала Анна. Вышла в сад и, зарыдав, начала взывать к Господу. Такой силы и скорби молитва не могла быть не услышанной. Ей явился Ангел и утешил надеждой. Вскоре вернулся Иоаким, и в положенный срок Анна родила девочку, которую назвали Марией.

Родилась не просто чудная девочка, а будущая мать Иисуса Христа, спасителя мира. Рождеству Богородицы радуются небо и земля. Взволнованно звучит обращение к людям: «Торжествуйте, обновляйтесь духом, радуйтесь, веселитесь, ликуйте, пойте: «Ныне да веселится небо, да радуется же земля».

Когда Марии исполнилось три года, родители вместе с ней пешком отправились из Назарета в Иерусалим. На рассвете третьего дня они приблизились к Святому городу. Чудная картина открылась им. Храм на уступе горы был похож на корабль, стоящий с раздутыми парусами, и казалось, он готов был подняться ввысь и поплыть по лазурному океану неба. Лучи восходящего солнца окружили храм переливающимся облаком света как сияющим нимбом.

Навстречу паломникам вышел первосвященник. Мария, оставив родителей, быстро взошла по высоким ступеням храма, прильнула к ризе первосвященника. Тот взял ее за руку и ввел в храм, и, к изумлению священников, — в алтарь, который назывался Святая Святых. Десять лет жила Мария при храме. Душа ее стала живым храмом Божества. Храм — это Библия, воплощенная в камне, это место сокровенной встречи души с Господом.

Иоаким и Анна. Златые врата, Суздаль, XIII в.

В Иерусалимском храме Дева Мария дала обет безбрачия.

С тех пор праздник — Введение во храм Пресвятой Богородицы — отмечается торжественно во всех церквях, построенных в честь Богородицы.

Этот праздник совпадает с началом зимы.

На Введение делались пробные выезды на санях. Право начать зимние гулянья предоставлялось молодоженам, которые торжественно выезжали первыми: сани подбирались расписные, украшались разноцветными дорожками. Молодые наряжались в лучшие одежды.

БЛАГОВЕЩЕНИЕ

Благовещение — так в древние времена называли по-старославянски всякую благую весть, извещавшую о добром и радостном событии.

Но слово это утвердилось в нашем языке в одном значении: как название великого христианского праздника, установленного в память о вести, которую Дева Мария получила свыше. Вести о будущем рождении Божественного сына.

…До своего совершеннолетия Мария прожила в храме. Чтением Писания и рукоделием заполнялось ее время. Наступил день, когда она должна была покинуть храм. Обычно священники храма избирали для воспитывавшейся там девушки обручника — пожилого вдовца, в доме которого она могла бы поселиться, храня обет целомудрия, ведя его хозяйство. Марии выбрали Иосифа — плотника, жителя Назарета, человека старого, благочестивого. Иосиф был отцом взрослых сыновей.

Юная Мария жила в доме Иосифа четыре месяца, работала, готовила еду.

Иосиф отправился в дальние места на строительные работы. В один из весенних дней, на исходе марта, взяв кувшин с водой, Мария отправилась к колодцу. Она уже зачерпнула воду, как неожиданно услышала таинственный голос. Кто-то громко и явственно произнес: «Радуйся, благодатная, Господь с тобою!» Кругом никого не было. Испуганная и смущенная, пришла она домой и села прясть.

Архангел является Деве Марии

Вскоре архангел Гавриил зримо предстал перед избранницей небес. Он сказал ей, что у нее родится Божественный Сын, которого следует назвать Иисусом. «Мария же спросила ангела: как будет это, когда я мужа не знаю? Ангел ответил: Дух Святой найдет тебя… и рождаемое святое наречется Сыном Божиим».

«Да будет мне по слову твоему», — согласно с божественной волей ответила Мария.

Изображений Благовещения много в православных церквях, потому что, наряду с обычными иконами, они должны обязательно быть на царских вратах — символических дверях, ведущих в алтарь. Поэзией овеяны иконы с изображением водоема или фонтана с прекрасными белыми птицами — символом вечной жизни.

Благовещенье. Царские врата, Псков

Неизменным остается изображение главных участников священного события, смысл которого выражен в строках стихотворения «Благовещенье» поэта пушкинской эпохи В. Бенедиктова:

Этот юноша крылатый, Искупления глашатай, Ангел, вестник торжества, А пред ним — полна смиренья, — Дева — Матерь Божества.

В истории России этот праздник оставил значительный след. Символом его стала святыня России — Благовещенский собор Московского Кремля. Построенный во времена Дмитрия Донского, он не раз горел, разрушался, осквернялся врагами. Но вновь и вновь поднимался к небу, благодаря творениям духа и рук человеческих. В соборе трудились прекрасные художники, среди которых был и гениальный русский художник Андрей Рублев.

Крестьяне в этот день приносили из церкви праздничную благовещенскую просфору, но этот освященный хлебец не съедали сразу, а хранили под домашними образами до начала сева. Тогда просфору клали в лукошко с семенами, чтобы они освятились и дали хороший урожай.

Раньше в Москве на Благовещение соблюдали обряд «отпущения птиц на волю». Утром горожане покупали у ловцов птиц и тут же выпускали их.

РОЖДЕНИЕ ХРИСТА

Более двух тысяч лет назад римский император Август, желая узнать, сколько у него подданных, приказал переписать всех людей, живущих в его государстве.

Велел он сделать эту перепись и евреям, которые жили тогда в Иудее, и управлял ими наместник Августа — царь Ирод. Всех погнали записываться — каждого в свой родной город.

Старец Иосиф и Пресвятая Дева Мария, которые были потомками царя Давида, отправились в город Вифлеем, где родился царь Давид.

Прибыли они в Вифлеем поздно вечером и не смогли найти себе место в городе для ночлега — слишком много было приезжих. Тогда они отыскали приют среди гор, в пещере, куда пастухи загоняли свои стада в плохую погоду.

Здесь, в этой пещере, у Девы Марии родился сын — обещанный Богом Спаситель мира, Иисус Христос. Божия Мать спеленала Его и положила в ясли, на сено. Так исполнилось предсказание пророка, который говорил, что Христос родится в Вифлееме.

Была тихая, ясная ночь. Все спало кругом. Не спали только пастухи, охранявшие свои стада. Вдруг им явился ангел Господень, окруженный невиданным светом. Пастухи испугались, но ангел сказал им: «Не бойтесь, я возвещаю вам великую радость для всех людей. В Вифлееме родился обещанный Богом Спаситель мира Иисус Христос. Вы найдете Младенца, спеленатого и лежащего в яслях».

Внезапно на небе появилось множество других ангелов, которые славили Бога.

Пастухи поспешили к городу и нашли Младенца Христа в пещере, лежащего в яслях.

В тот час, когда родился Иисус Христос, зажглась в небе большая, яркая звезда. Ее увидали три мудреца, живших далеко от Вифлеема — они поняли, что родился на земле кто-то Великий.

Светало. Рассвет как пылинки золы, Последние звезды сметал с небосвода. И только волхвов из несметного сброда Впустила Мария в отверстье скалы. Он спал, весь сияющий, в яслях из дуба, Как месяца луч в углубленье дупла. Ему заменяли овчинную шубу Ослиные губы и ноздри вола. Стояли в тени, словно в сумраке хлева, Шептались, едва подбирая слова. Вдруг кто-то в потемках, немного налево От яслей рукой отодвинул волхва, И тот оглянулся: с порога на Деву, Как гостья, смотрела звезда Рождества. Б. Пастернак

Мудрецы собрались в дорогу, пришли в Иерусалим и спросили: «Где родившейся Царь Иудейский? Мы видели звезду на востоке и пришли поклониться Ему».

Царь еврейский Ирод, узнав о цели их приезда, испугался, что новорожденный отнимет у него власть над царством, и решил тайно убить Младенца. По предсказаниям пророков он знал, что Иисус родится в Вифлееме. Он приказал мудрецам: «Пойдите, узнайте все о младенце, и когда найдете Его — известите меня, потому что и я хочу поклониться Ему». На самом деле Ирод хотел узнать место, где находится Христос, чтобы послать своих людей убить его.

Мудрецы поклоняются Младенцу

Мудрецы обещали Ироду исполнить его просьбу и отправились в Вифлеем. Звезда опять сияла на небе и шла перед ними, точно указывая путь, где был святой Младенец. Мудрецы обрадовались, вошли в дом, увидели Младенца. Они упали на колени, поклонились Ему и принесли свои дары — золото, ладан и смирну (душистую смолу).

На следующую ночь мудрецам явился во сне ангел и велел не возвращаться назад через Иерусалим, так как царь Ирод хочет убить Младенца. Старцу Иосифу явился во сне другой ангел и сказал, чтобы они взяли Младенца и бежали в Египет. Иосиф послушался, и они ушли.

Разгневанный Ирод приказал своим слугам убить всех младенцев в Вифлееме, надеясь, что погибнет и маленький Христос. Он даже не подозревал, что Христос находится уже далеко…

СРЕТЕНИЕ

Очень давно, еще во времена Ветхого Завета, до рождества Христа, существовал обычай: родители приносили в храм Господень новорожденных детей, чтобы Господь благословил их, как своих детей.

Богатые приносили при этом в жертву Богу ягненка, а бедные — пару голубей. Пресвятая Дева в сопровождении Иосифа пришла в Иерусалимский храм и принесла Христа. Они были бедны, и в жертву Господу Дева Мария принесла только пару голубей.

В то время в Иерусалиме жил очень старый человек по имени Симеон. Он был праведен и благочестив. Ему было предсказано Богом, что он не умрет до тех пор, пока не увидит Христа. Симеон пришел в храм в то время, когда Божия Мать принесла туда Спасителя, и увидел Христа. И праздник этот называется Сретение (2 [15] февраля), что означает встреча.

Он взял на руки Христа, зная, что это Спаситель мира, и сказал: «Теперь Ты отпускаешь меня, раба Твоего, из этой жизни с миром, потому что видели очи мои спасение Твое, которое ты приготовил перед лицом всех народов».

В день Сретенья Бог, незримо пребывающий в храме, озарил Христа своей благодатью. Вскоре Ветхий Завет уступит место Новому Завету. Скоро будет разрушен Иерусалимский храм, но от его основания, как молодые побеги от корня, раскинутся по всей земле христианские общины.

Сретенье. Златые врата, Суздаль, XIII в.

На Руси с христианским праздником Сретения совпадал день, который с языческих времен назывался «Громница».

КРЕЩЕНИЕ

…У престарелых родителей, которые долго молились о ребенке, родился сын Иоанн, которому суждено было проповедовать о скором приходе на землю Спасителя Христа.

Иоанн вырос, удалился в глухую пустыню и жил там в пещере, молясь Богу. Он, вел суровую жизнь: носил одежду из грубой верблюжьей шерсти, толстый кожаный пояс, а пищей ему был дикий мед и акриды (насекомое типа саранчи — это пища самых бедных людей на Востоке).

Когда Иоанну исполнилось 30 лет, он оставил свою пещеру и пришел к еврейскому народу на реку Иордан и стал проповедовать народу о скором пришествии Спасителя мира.

В один из дней, когда Иоанн был на реке Иордан и крестил людей, к нему пришел сам Спаситель — Иисус Христос, которому в то время тоже было 30 лет. Он попросил крестить и Его, как простого человека. Хотя он, как Бог, был совершенно чист от греха.

Иоанн ужаснулся и хотел его удержать. Он сказал: «Ты ли приходишь креститься ко мне? Это мне надо принять крещение от Тебя». Но Иисус возразил ему: «Оставь теперь: нам надо исполнить всю правду» (это означает исполнить то, что повелел Господь).

И тогда Иоанн крестил Христа в воде реки Иордан. Вышел Иисус из воды, и вдруг раскрылись небеса и увидел Иоанн Дух Божий, который сходил на Христа в образе голубя, и слышен был в это время голос с небес: «Это Сын Мой возлюбленный, в котором Мое благоволение».

На Руси в это время, несмотря на лютые «крещенские» морозы, грешные и смелые люди считают своей обязанностью непременно окунуться в прорубь и смыть с себя тяжкие грехи.

В Москве в XVI–XVII веках цари являлись на этот праздник в роскошных одеяниях, украшенных драгоценными камнями и жемчугом, в царском венце, блиставшем алмазами, изумрудами, яхонтами, с золотой цепью, на которой находился крест с частицами Животворящего Креста и Ризы Господней. На Москва-реке была вырублена большая прорубь «Иордань».

Крещение, XV в.

Сам обряд крещения происходил так: патриарх раздавал царю и всей свите свечи и совершал «действо по чину». Патриарх черпал серебряным ведром воду из «Иордани» и отдавал ключарю. Он также наполнял водою «государеву стопу», которую относили во дворец для окропления комнат, осенял государя крестом, кропил водою и поздравлял с праздником. Царь, в свою очередь, поздравлял патриарха и принимал поздравления от бояр;

Люди верили, что сама прорубь «Иордань» и место вокруг нее обладают чудесной силой. Поэтому после водосвятия втыкали в прорубь палку, чтобы голуби или пчелы плодились. Втыкали также кнут, чтобы лошади шли ко двору.

ПРИТЧА О БЛУДНОМ СЫНЕ

Христос говорил людям о том, что Он пришел на землю спасти и научить грешных людей. Его часто обвиняли в том, что Он встречается с грешниками и даже ест вместе в ними.

Спаситель отвечал им: «Кто из вас, имея сто овец и потеряв одну из них, не оставит девяносто девяти в пустыне и не пойдет за пропавшей одной и не найдет ее? А найдя ее, не возьмет ее на плечи и с большой радостью не принесет домой? Принеся же домой не созовет своих друзей и соседей и не скажет им: порадуйтесь вместе со мною, я нашел мою пропавшую овцу?»

И рассказал тогда Христос народу притчу: «У одного человека было два сына. Младший сказал отцу: «Отец, дай мне мою часть имения». Отец исполнил его просьбу. По прошествии немногих дней младший сын собрал все свое богатство и пошел в далекую страну и там все растратил, так как вел распутную жизнь.

Когда он прожил все, что у него было, настал в той стране великий голод, и он стал сильно нуждаться. Пошел он к одному из жителей этой страны, а тот послал его на поля пасти свиней. Он был рад питаться теми рожками, которые давали свиньям, но и тех ему почти не доставалось.

Отец обнимает блудного сына

Прошло время, и он понял, что поступил дурно, уйдя от отца. И сказал сам себе: «Сколько наемников у отца моего, и все имеют все необходимое, а я умираю от голода. Встану и пойду к отцу моему и скажу ему: «Отец, я согрешил перед тобой и против Бога и не достоин называться сыном твоим. Прими меня в число твоих слуг». Встал и пошел к отцу. Когда он подходил к дому, еще издали увидел его отец, сжалился над ним и побежал к нему навстречу — бросился на грудь и стал его целовать.

Сын же сказал отцу: «Отец, я согрешил против тебя и неба и не достоин называться сыном твоим». Но отец приказал слугам: «Принесите сюда лучшую одежду и оденьте его. Приведите откормленного теленка и заколите. Будем есть и веселиться, потому что мой сын был мертв и ожил, пропадал и нашелся». Все начали веселиться.

Старший брат был в это время в поле. Возвращаясь с поля, он услышал в доме пение и ликование. Подозвал одного из слуг и спросил, что это такое. Тот ответил: «Это брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что увидел брата твоего здоровым и возвратившимся».

Сильно рассердился старший брат на отца и не хотел войти в дом, встретиться с братом. Отец сам вышел к нему и позвал войти. В ответ тот сказал: «Я столько лет служу тебе, ты никогда не дал мне даже козленка повеселиться с друзьями. А когда пришел этот твой блудный сын, который растратил все имение твое в кутежах, ты заколол для него лучшего теленка».

Но отец возразил ему: «Сын мой, ты всегда со мною. И все мое — твое. А сейчас надо радоваться и веселиться о том, что брат твой был мертв и ожил, пропадал и нашелся».

Так отрок Библии — безумный расточитель — До капли истощив раскаянья фиял, Увидел наконец родимую обитель, Главой поник и зарыдал. А. Пушкин НА ОСЛИЦЕ ОН ВЪЕХАЛ В ИЕРУСАЛИМ

…Христос был далеко от Иерусалима, когда умер Лазарь. Бедный житель Вифании в трудное для Христа время оказал ему гостеприимство. Весть о болезни Лазаря заставила Христа, несмотря на опасность, отправиться в Иудею.

Только спустя четыре дня он пришел в Вифанию. Подходя к могиле Лазаря, Христос приказал снять камень и воззвал громким голосом: «Лазарь! Иди вон!» И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами. Этот приказ означал чудо любви, торжествующей над смертью, это вызов смерти.

Воспрещение Лазаря. Златые врата, Суздаль, XIII в.

В России воскрешение Лазаря было настолько частой темой так называемых духовных стихов, что выражение «петь Лазаря» стало синонимом заунывного причитания нищих.

На следующий день после воскрешения Лазаря Христос приказал ученикам привести молодую ослицу, сел на нее и въехал в Иерусалим. Его встречала толпа, дети с пальмовыми ветками. Люди приветствовали его словами: «Осанна (Спаси)! Благословен грядущий во имя Господне!»

Праздник входа Господня в Иерусалим на Руси издревле назывался Вербным воскресеньем. Верба на Руси играла ту же роль, что пальма, пальмовое ветки, которыми народ приветствовал въезжавшего в Иерусалим Христа. Верба первой просыпается ото сна — и символизирует ветви, положенные к ногам Спасителя. Поэтому и праздник «Входа в Иерусалим» называется у нас «Вербным воскресением».

Освященную вербу хранили в течение всего года. Считалось, что верба охраняет дома от пожаров, нивы — от града, останавливает бурю, помогает распознать колдунов и ведьм, обнаружить клады. Наши предки считали, что верба обладает целебной силой. С освященной вербы съедали по девять шишечек (сережек), чтобы предохранить себя от лихорадки. Во время грозы освященную вербу ставили на подоконник и верили, что это спасет от попадания молнии.

Иностранцы, посещавшие Москву в XVI–XVII веках, оставили интересные воспоминания: «В субботу, накануне Вербного воскресенья, перед обедней, из Успенского собора Кремля при большом стечении народа выносили большое дерево (вербу), украшенное разными искусственными плодами, устанавливали его в огромные сани и везли, как при крестном ходе».

В Москве на вербной неделе — шестой неделе Великого поста, уже в пятницу и субботу, а также в воскресенье на половине Красной площади открывался громадный праздничный рынок-гуляние, прозванный «вербой». Цветы, конфеты, книги, золотые рыбки, ювелирные украшения — все здесь было. Продавались ветки вербы, цветные воздушные шары. Традиционно вербными, исчезавшими до следующего года, считались «морские жители» — стеклянные чертики в пробирках с водой, «нырявшие» с головой при нажатии на резиновую пленку, прикрывавшую пробирку. Здесь же предлагался тоже исключительно «вербный» «тещин язык» — свистулька с вытягивавшимся длинным бумажным языком, неприятно шипевшим при сворачивании.

ТАЙНАЯ ВЕЧЕРЯ

Перед Пасхой враги Христа собрались вместе и стали советоваться — как убить Христа? В это время к ним вошел один из учеников Спасителя, Иуда Искариот, и сказал: «Что вы мне дадите, если я предам Его?» Ему предложили 30 сребреников. Иуда согласился, и с этого дня искал случая предать Господа.

В четверг вечером, в канун страшной пятницы, Христос собрал учеников в комнате, где была приготовлена пасхальная трапеза.

Когда Христос вошел в комнату, Он снял с себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, опоясался им, Потом налил воды в умывальницу и начал омывать ноги учеников, затем вытер, их полотенцем, которым был опоясан. Позже он сел с учениками за стол и сказал: «Знаете, что Я сделал вам? Вы называете меня Учителем и Господом, и правильно говорите. Итак, если Я, Учитель и Господь, умыл вам ноги, то и вы должны сделать друг другу то же». И продолжил: «Истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня. А лучше было бы не родиться такому человеку на свет». Апостол Иоанн, которого любил Христос, припавши к груди Иисуса, сказал: «Господи, кто это?» Спаситель ему ответил: «Тот, кому Я, обмакнув, подам кусок хлеба».

Ученики, обеспокоенные, начали спрашивать Господа: «Не я ли, Господи, не я ли?». Иуда тоже спросил: «Не я ли, Господи?» Христос ответил ему так тихо, что никто не услышал: «Да, ты!» И, обмакнув кусок хлеба, подал его Иуде Искариоту. После этого Иуда встал и вышел, чтобы пойти и предать Спасителя.

Во время этой вечерни, еще. при Иуде, Христос взял хлеб, благословил его, разломил и, раздавая ученикам, сказал: «Сие. есть тело мое». И взяв чашу с вином, благодарил Господа, подал ее ученикам и произнес: «Пейте от нее все. Это Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов. Творите это в Мое воспоминание».

Так совершилось великое событие — таинство святого Причащения Телом и Кровью Христа.

ДЕНЬ СУДА И СМЕРТИ

После Тайной Вечери, поздней ночью, Христос пошел с учениками в Гефсиманский сад. Придя туда, он сказал им: «Посидите тут, а я пойду помолюсь». Отойдя немного, он упал на землю и стал молиться: «Отче, если возможно, пусть минует Меня чаша твоя. Впрочем, не как Я хочу, но как Ты». Три раза подходил к ученикам Христос и три раза будил их, просил не спать: «Вы все еще спите? Приближается час, когда Сын Человеческий предается в руки грешных. Вот идет предающий Меня».

В это время Иуда вошел в сад со множеством воинов, держащих мечи и копья. Иуда подал им знак и тихо сказал: «Тот, кого я поцелую, тот и есть». Он подошел к Иисусу и воскликнул: «Радуйся, Учитель», а затем поцеловал Христа. И спросил его Христос: «Друг, для чего ты пришел сюда? Целованием ли предаешь Сына Человеческого?»

В этот момент воины схватили Христа и повели из сада во двор к еврейским первосвященникам, которые должны были судить Христа. Они долго старались найти какую-нибудь вину, чтобы иметь право осудить Христа на смерть, и не находили. В конце-концов нашли двух лжесвидетелей и обвинили Иисуса в богохульствовании. Толпа стала мучить Христа, плевать Ему в лицо, бить по щекам, издеваться.

Наутро Христа привели к Понтию Пилату, римскому прокуратору, который один имел право осуждать на смерть.

Даже свирепый язычник Понтий Пилат пытался уговорить первосвященников не совершать злодеяния. Он уверял их, что не находит никакой вины Иисуса. Но все было напрасно.

Тогда он обратился к народу: «Есть у вас обычай — отпускать на Пасху кого-либо из осужденных. Хотите, я отпущу вам Царя Иудейского?» Но народ, поверивший первосвященникам, закричал: «Нет, не Его, но Варавву». Варавва был разбойник. Тогда Пилат велел мучить Христа. Воины сплели терновый венок и возложили его на голову Христа, одели в багряницу — красную одежду, и снова били Иисуса, повторяя: «Радуйся, Царь Иудейский».

Увидев Иисуса Христа в терновом венке и в багрянице, Понтий Пилат произнес слова уважения и восхищения, которые являются символом великой святости и достоинства: «Се, Человек!»

На Христа возложили тяжелый крест, который он должен был нести до места казни.

Иисуса привели на место, которое называлось Голгофа, — место казни. Вместе с Христом должны были распять одновременно двух разбойников. Христос молился за своих мучителей и говорил им: «Отче, прости им, они не знают, что делают». Один из разбойников ругал Христа, что он не может спасти их. Другой же унимал первого и говорил: «Или ты не боишься Бога. Мы осуждены справедливо. Он же ничего плохого не сделал». И, обратившись к Христу, попросил: «Помяни меня, Господи, когда приидешь во Царствие Твоо». Иисус ответил: «Сегодня же ты будешь со Мною в раю».

Распятие. Златые врата, Суздаль, XIII в.

Когда Иуда предал Христа в саду Гефсиманском, все ученики от страха разбежались. Только один апостол Иоанн оставался неотлучно около Христа. Он присутствовал в суде, видел все мучения Христа. Христос попросил его позаботиться о его Матери. Иоанн привел ее к себе домой и заботился о Ней до самой Ее смерти.

Когда Христос умер, Его ученик Иосиф пришел к Пилату и попросил позволить ему снять с креста тело Христа. Пилат позволил. Иосиф обвил Тело чистой плащаницей с благовониями и спешно похоронил в каменном саркофаге, в пещере, завалив вход в нее камнями.

ВЕСЕЛЯТСЯ ПРИЛЕЖНЫЕ И ЛЕНИВЫЕ

Пасха возникла как семейный еврейский праздник кочевых племен. Позже так называемую Ветхозаветную Пасху стали связывать с исходом евреев из Египта.

Пасхальный обычай приносить в жертву ягненка превратился в напоминание о том, как евреи метили кровью агнца свои двери, чтобы их дома легко было отличить от жилищ караемых богом египтян. Мясо жертвенного животного следовало есть стоя, торопливо и с посохом в руках. Этот ритуал символизировал готовность к поспешному бегству. Перед Пасхой остатки квасного хлеба собирались и сжигались, выпекался лишь опресненный хлеб (опресноки). Это означало очищение от старой закваски, обновление и нравственную чистоту.

О радостном событии Воскресения Христа рассказывает Евангелие. Безмерно скорбящая Богородица и Мария Магдалина в поздний час субботы пошли к гробу. И тут сделалось великое землетрясение, и Ангел Господень сошел с небес и сказал: «Его здесь нет. Он воскрес.»

На пасхальной службе читается Слово святого Иоанна Златоуста, проникнутое любовью к людям и вселяющее всем надежду:

«И все, кто благочестив и боголюбив, — пусть наслаждаются этим добрым и светлым торжеством.

Последнего и первого в этот день Господь принимает с одинаковой радостью.

Прилежные и ленивые — пусть одинаково веселятся.

Пусть никто о грехах своих не плачет — потому что в этот день Бог дал людям свое прощение.

Если кто потрудился или постился — пусть получит сегодня награду.

Пусть никто в этот день Пасхи не рыдает о своем убожестве — потому что явилось общее царство.

Пусть богатые и бедные в этот день радуются друг другу».

Обычно на Пасху старались все украсить красным цветом. Он считался самым торжественным и красивым. Пасхальные лампадки были красными, венки на образах — из красных роз, ковер на полу — с пунцовыми цветами. Крашеные яйца — по преимуществу луковой шелухой — тоже делались розово-красно-пурпурными.

Много лет назад в первый день святой Пасхи царь отправлялся по тюрьмам, и говорил всем, кто там отбывал срок, такие слова: «Христос воскрес и для вас» и одарял каждого либо новой шубой, либо рубашкой, и присылал им яства для разговения: «лучшим по части жаркой, да им же и остальным всем по части вареной, по части баранье, по части ветчины. А каша из круп гречневых и пироги с яйцами и мясом, что пристойнее. Да на человека купить по хлебу да по калачу двуденежному». Более смирным и менее виноватым преступникам давали по три чарки, а остальным по две, да еще по одной кружке меда. В золотой палате Царицыной в это время кормили нищих.

«…B русском человеке есть особенное участие к празднику светлого Воскресения…

…Не умирают те обычаи, которым определено быть вечными. Померкают временно, умирают в пустынях и выветрившихся толпах, но воскресают с новой силой в избранных, затем, чтобы в сильнейшем свете от них разлиться по всему миру. Не умрет из нашей старины ни зерно того, что есть в ней истинно русского и что освящено самим Христом…»

Н. Гоголь
КРАСНЫЙ СИМВОЛ ПАСХИ

У многих христианских праздников есть свой символ: у Рождества — елка, у Троицы — березка, у Преображения — яблоко… У Праздника праздников — святой Пасхи — красное яйцо.

Историю пасхального яйца обычно относят главным образом к событиям на Голгофе.

В одной легенде рассказывается, что кровь из ран распятого Христа стекала на лежащие под крестом круглые камешки, и они превратились в красные яйца.

Другое предание гласит, что пасхальные яйца — это чудесным образом изменившиеся слезы Богоматери, плакавшей у ног распятого Сына.

Появление красного яйца в христианском обряде связано с преданием: Мария Магдалина, исцеленная Господом от злых духов, первая увидела воскресшего Спасителя. Эту радостную весть и учение Господа она пошла нести по миру. Однажды она пришла в Рим к императору Тиберию. Согласно обычаю, приходя к императору, все должны были принести какой-нибудь подарок. У Марии Магдалины ничего не было, и она принесла во дворец одно яйцо и протянула его Тиберию со словами: «Христос воскрес». Император не поверил и сказал: «Как может кто-нибудь воскреснуть из мертвых? В это так же трудно поверить, как и в то, что белое яйцо может стать красным». Пока он произносил эти слова, цвет яйца в руках Марии изменился, и оно стало ярко-красным. С тех пор у христиан появился обычай дарить друг другу на Светлой Неделе крашеные яйца с радостными словами: «Христос воскрес!», на что следовал ответ: «Воистину воскрес!», и люди троекратно целовались.

Яйцо упоминается и в мифах, относящихся к созданию мира.

При царе Алексее Михайловиче красили лебяжьи, гусиные, утиные, куриные, голубиные и даже крохотные яйца малиновки. Царь одаривал приближенных не только настоящими, но и деревянными яйцами. Их покрывали позолотой, а потом расписывали красными узорами.

В XVIII веке появляются яйца фарфоровые, хрустальные, металлические с эмалью.

В 1884 году Александр III заказал придворному ювелиру Карлу Фаберже пасхальное яйцо для своей жены, императрицы Марии. С тех пор это стало ежегодной традицией для царской фамилии.

Как всякий большой праздник, к тому же длящийся неделю, Пасха заполнена различными играми, развлечениями. Игры с яйцами — одна из любимых забав детей.

У древних финикийцев существовала своя история мира, по которой сначала жили существа, лишенные способности ощущать, а из них вышли «цофасемины», то есть стражи неба. Это были существа-яйца, и сквозь них «светился небесный свет, солнце, луна, звезды и великие небесные тела».

Древние персы верили, что вначале не было ничего, кроме божества, а потом родилось яйцо, и когда оно созрело, из него появилась вселенная с солнцем и луной.

У полинезийцев и микронезийцев распространена легенда о первобытном божестве Тангароа, который вначале плавал в яичной скорлупе по небу, а потом, разбив ее на части, создал из них острова Океании.

В сборнике древнефинского эпоса, который называется Калевала, сохранился миф о создании мира. Один из потомков Калевалы, Вейнемейнен, до появления вселенной плавал по безбрежному морю. Все время ему сопутствовал орел, который свил на его коленях гнездо и положил туда яйца. Разбив их, Вейнемейнен создал мир.

Яйцо у многих народов связано с разными поверьями и суевериями.

В некоторых местностях России полагают, что такое яйцо способствует плодородию, поэтому его на Пасху зарывают в кадку с зернами пшеницы, и эти зерна берегут для посева.

При пожаре красное яйцо обносят вокруг горящего здания, веря, что этим избавляют от огня соседние строения.

У литовцев существует оригинальный способ гадания: перед тем, как выпускать весной овец из хлева, кладут на пороге несколько яиц, и если ни одно не будет разбито, значит, стадо все лето будет цело. Яйцо черной курицы спасает стадо от волков.

ДЕНЬ ВОЗНЕСЕНИЯ

На 40-й день после Пасхи отмечалось Вознесение Господне. В книге «Деяний Святых Апостолов» говорится, что в течение 40 дней после Воскресения Христос являлся своим ученикам, говорил им о царствии Божием и предстоящем крещении Святым Духом, после чего вознесся на небо.

Гора Елеонская или Вознесения — самая высокая из гор, окружающих Иерусалим. На месте, откуда вознесся Спаситель, некогда возвышалась прекрасная церковь, воздвигнутая святой Еленой. Она нашла на этом месте крест Спасителя. С этого места Христос вознесся на небо, благословляя людей.

Господь возносится на небо

Елеонскую гору еще называют горой «трех светов». Ее озаряют свет восходящего и заходящего солнца, а в древние времена ночью она освещалась огнями храма Соломонова.

Много десятилетий назад, накануне праздника Вознесения, множество народа приходило на гору Елеонскую, и там, с зажженными свечами, проводили целую ночь в молитвах и пении. А вся гора казалась как бы горящей.

На Вознесение на Руси пекли лесенки из теста — «Христовы лесенки», и ели их осторожно, перекрестясь. Кто лесенку сломает — в рай не вознесется, грехи слишком тяжелые.

Девочки и девушки на Вознесение отправлялись с яйцами и блинами в поле. Каждая отыскивала свою полосу, подбрасывала три раза яйцо вверх, потом разбивала его, откусывала от яйца и блина по куску, а остальное зарывала в полосу.

ВОЛЬНЫЙ ВЕТЕР ТРОИЦЫ

На пятидесятый день после Пасхи ученики Христовы, собравшиеся вместе, были удивлены, когда, по свидетельству апостола Луки, «внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра».

Онемевшие — от внезапного шума и ветра — апостолы вдруг заговорили «на иных языках, как Дух давал им провещать».

Именно в этот день «Бог открыл свой закон, свои заповеди, Бог раскрыл человеку свой замысел о нем и указал человеку путь. Бог существует в трех лицах Святой Троицы: Бог-Отец, Бог-Сын, Бог-Святой Дух.» Этот день стал считаться днем рождения христианской церкви. Так еврейская Пятидесятница стала и христианским праздником — днем Святой Троицы, основы символа христианской веры.

В день Пятидесятницы церкви и дома принято украшать ветвями березы, а также травами и цветами.

Троицыно утро, утренний канон, В роще по березкам белый перезвон. Тянется деревня с праздничного сна, В благовесте ветра хмельная весна. С. Есенин

Троицына неделя называется зеленою, русальною. Согласно поверьям, русалки — особые духи, души девушек и молодых женщин, умерших неестественной смертью, а также души умерших некрещеными или загубленных матерями младенцев. Верили, что русалки весной выходят на берега, бродят по лесам и полям и подстерегают живых, чтобы утащить их с собой в воду или защекотать до смерти. Русалок боялись и жалели, считали, что те нуждаются в одежде, украшениях, пище и настоящем погребении. В эту неделю девушки клали в поле или на лесных полянах для русалок хлеб, пироги, яйца, а на деревьях развешивали одежду.

В Троицын день девушки спрашивали у кукушки, долго ли еще быть им в доме отца. Сколько прокукует кукушка, столько лет и ждать им мужа.

ЕЕ ПОДВИГ ЖИЗНИ ЗАВЕРШИЛСЯ

У отшельников Палестины был обычай собираться в монастыре на праздники Пасхи, Рождества Христова и Успения Божьей Матери. Затем, попрощавшись друг с другом, взяв с собой причастие, они снова уходили в пустыню. Если кто-нибудь не появлялся в эти праздники в церкви, то братия считали, что он тяжело болен или отошел к Господу.

Успение — самый великий из праздников, посвященных Деве Марии.

Последние годы своей жизни Дева Мария пребывала в Иерусалиме. Апостолы, возвращаясь из дальних странствий, приходили к Ней, как дети к своей матери, а затем снова шли на подвиг проповеди, который почти для всех оканчивался подвигом мученичества.

Дева Мария жила в доме Иоанна Богослова, которому поручил Ее Господь во время своих страданий на Голгофском Кресте.

Она посещала места, связанные с земной жизнью Ее Сына — Христа. Подолгу молилась у Голгофы, и вновь страдала. Но в этих страданиях она чувствовала и радость: радость близости к своему Сыну на месте, где Его кровью был спасен мир.

Иисус Христос говорит с Девой Марией

Она посещала Вифлием, где на окраине города, в пастушьей пещере родился Ее Божественный сын. Она вспоминала, как Младенец, озаренный небесным светом, исходившим из него, крепко спал в яслях. Туда клали сено для животных, которые, будто понимая, что перед ними Спаситель мира, всю ночь стояли над яслями, согревая Его своим дыханием.

Она бывала в Назарете, где в доме Иосифа Обручника архангел Гавриил возвестил Ей о рождении Сына. Здесь Дева Мария учила отрока Иисуса азбуке. С юных лет он помогал Иосифу в плотницком ремесле.

Священное писание сохранило нам облик Божьей Матери. Она была выше среднего роста, волосы — цвета спелой пшеницы, лик овальный, уста похожи на лепестки роз. Глаза большие, цвета маслин. Весь облик ее дышал красотой и благодатью. Целые дни она пребывала в безмолвии и молитве. В беседе больше слушала, чем говорила. Она отвечала добром на зло, молилась о своих гонителях. Еще девочкой Дева Мария научилась шить священные облачения. В последние годы своей жизни она вышила омофор для воскрешенного Господом в Вифании Лазаря, ставшего епископом Кипрским.

Дважды в Иерусалиме она получала весть о своем Успении: за 40 дней и за 3 дня. Архангел Гавриил явился к ней дважды. Первый раз с лилиями — знаком целомудрия и чистоты. Другой — с пальмовой ветвью, знаком победы.

Вся жизнь Девы Марии была победой над грехом и злом. Она никогда не согрешила перед Богом ни тайным помыслом, ни чувством сердца.

Все имущество Девы Марии составляли две ризы, которые Она завещала бедным вдовицам. Но ризы эти стали дороже царских одежд, расшитых жемчугом и драгоценными камнями. Часть ризы Божией Матери в настоящее время хранится в Сионском Соборе.

Настал день Успения. Апостолы пришли к одру Девы Марии. Она попрощалась с каждым и благословила. Апостолы подняли одр с телом Божьей Матери и понесли его через Иерусалим в Гефсиманский сад.

Во время земной жизни Иисуса Христа апостолы собирались на трапезу и оставляли не занятым то место, где сидел Христос. На стол они клали хлеб и разделяли его на части.

На сороковой день после Успения Божьей Матери апостолы, встав из-за стола, подняли хлеб и вдруг увидели Деву Марию. Она благословляла их. Они воскликнули: «Пресвятая Богородица, помогай нам!» От этого события ведет начало обряд, называемый чин Панагея (Всесвятое), совершаемый в монастырях.

ПОЧИТАНИЕ КРЕСТА

Каждый народ внес свой вклад в историю цивилизации: китайцы изобрели порох и компас, халдеи составили солнечный календарь, греки определили окружность земли, а римляне составили свод законов «Римское право», который лег в основу всех европейских законодательств, и сделали распятие самым мучительным видом смертной казни. Он предназначался для разбойников, изменников и взбунтовавшихся рабов.

Крест предвещал неотвратимое возмездие явным, тайным и возможным врагам государства и кесаря. Мучения распятого были ужасными. Человека пригвождали стальными клиньями, а для усиления мучений туго-натуго привязывали веревками к кресту. Страдания и агония длились в течение нескольких дней. Человек лишался даже права на погребение. Обычно тело висело на кресте, пока не истлевало до костей. Смотреть крестную казнь сгоняли сотни людей в назидание.

Христа осудили на смерть. Его осудили как врага императора («Всякий, называющий себя царем, — противник кесаря»), как врага иудейского народа («Он погубит наш народ»), как врага религии («Он богохульствует»). Приговор был вынесен, крест приготовлен.

Кровь Христа, обагрившая Крест, искупила грехи человечества.

Некоторые упрекают православных в почитании Креста. Им кажется, что нельзя почитать орудие смерти и страданий. Для них смерть ассоциируется с поражением, но для православных Крест — это символ величайшей из побед, победы жизни над смертью. Крест — та единственная сила, которая соединяет Землю с Небом, таинственный мост, по которому человек приближается к Божеству.

В день праздника Воздвиженья крестьяне на Руси воздвигали часовни, кресты и соблюдали пост.

Сербы в праздник Воздвиженья Креста — Крстовдан — считали, что надо позаботиться о здоровье. По народным поверьям существовали различные запреты — не употреблять в этот день скоромное или вообще не есть, не работать — делалось это для того, чтобы оградить людей от болезней. Собирали васильки и святили их в церкви. Их хранили в течение всего года и употребляли как лекарство. Чтобы защитить скот от болезней, его мазали дегтем, изображая крест — защиту от злых сил.

ВЕЛИКИЕ СВЯТЫЕ

НИКОЛАЙ ЧУДОТВОРЕЦ

С греческого имя Николай переводится как «побеждающий народ». Николай Угодник, Николай Мирликийский — в христианских преданиях святой, о котором создано немало мифов.

Время жизни Николая Угодника предание относит к первой половине IV в. Таким образом, Николай с самого начала вступает в литературу как герой далеких времен. Предания рассказывают, как уже в младенчестве он проявил себя образцом добродетели, до сумерек воздерживаясь от материнской груди по средам и пятницам, а по более поздней версии — обнаруживая чудесную способность стоять сразу же после рождения.

Получив родительское наследство, Николай раздал его нуждающимся; особенно популярна история о впавшем в нищету отце трех дочерей, уже готовом с отчаяния сделать из них блудниц, которому Николай тайно подбросил в окно три узелка с золотом — на приданое каждой (именно как продолжение этого эпизода, где Николай фигурирует как неведомый благодетель, на Западе возник обычай потихоньку подкладывать детям подарки в чулок от лица Санта Клауса).

Избрание Николая епископом города Мира в Ликии (юго-запад Малой Азии; отсюда обозначение Николая как Мирликийского) сопровождается знамениями и видениями; в одном из них Иисус Христос и дева Мария подносят Николаю знаки его сана — соответственно евангелие и епископское облачение — омофор (именно с такими знаками отличия он чаще всего изображается на русских иконах).

Ко времени правления римского императора Константина отнесены многочисленные рассказы о заступничестве Николая за несправедливо осужденных; явившись на место казни трех горожан Миры, Николай выхватил меч из рук палача и всенародно обличил подкупленного судью; когда же под неправедный приговор подпали три полководца в Константинополе, Николай, находящийся в это время в своем городе, вдали от дворца, явился императору во сне и разъяснил ему его ошибку. Во время голода он приснился некоему хлеботорговцу и властно повелел ему везти свой товар в Миру. Легенды рассказывают о творимых Николаем (как при жизни, так и после кончины) многочисленных чудесах спасения мореплавателей и утопающих.

На Руси святителя и чудотворца Николая называли всегда Николаем-Угодником.

Николай умер в глубокой старости в Мирах и был похоронен в местном соборе. После смерти он был причислен к лику святых, а его мощи — одна из самых чтимых христианских святынь.

Культ Николая проник на Русь от варягов и греков, плававших и ведущих торговлю по великому пути «из варяг в греки».

Св. Николай — спаситель мореплавателей

В 882 г. в Киеве уже существовала купеческая церковь в честь Николая.

День перенесения мощей чудотворца в г. Бары — это произошло 9 (22) мая 1087 года из-за частых турецких набегов на Миры — на Руси стал весенним праздником, который в народе называют Никола вешний, весенний Николин день, Никола травяной, теплый.

Вешний Никола известен и как «лошадиный праздник». Св. Никола — покровитель урожая, земледелия, безотказный помощник в делах и заботах крестьянских. Праздник отмечали так: лошадей выгоняли в поле, священник служил специальный молебен, после чего конюхи и лошади окроплялись святой водой.

Церковь Николы Мокрого в Ярославле

В Древней Руси Николай чудотворец почитался и как небесный покровитель в делах военных, как неустанный защитник в борьбе с врагами Отечества. На некоторых иконах Николай изображается с грозно поднятым мечом в правой руке.

Но самый распространенный культ этого святого связан с его покровительством морякам. Строилось много церквей любимому и почитаемому святому Николаю, и назывались они «Николами Мокрыми».

День смерти чудотворца — 6 (19) декабря — дал рождение другому русскому празднику — дню Николая зимнего, холодного.

Ни одному угоднику на Руси не воздвигали столько храмов, как чудотворцу Николаю. Редко в каком доме не стояла его икона в красном углу рядом с иконами Спасителя и Богоматери. Русские люди всегда верили: «Нет за нас поборника супротив Николы», «Попроси Николу, и он скажет Спасу».

Потому и говорили о нем: «Всем богам по сапогам, а Николе боле, что ходит боле», «Благому чудотворцу Николаю два праздника в году, а Касьяну немилостивому — один в четыре года», «Николай — второй после бога заступник. Покровитель земледелия и скотоводства, хозяин земных вод, милостивый святой, заступник от все без и несчастий».

ГЕОРГИЙ ПОБЕДОНОСЕЦ

Не было в солнечной Никомедии здания более мрачного, чем дворец императора-язычника Диоклетиана. Таким повелел построить его император, знающий толк в крепостях, начавший службу простым солдатом, проведший полжизни в военных походах, безжалостный к врагам Великой Римской империи.

…Не спалось Диоклетиану. Его расстроил недавний пир во дворце, устроенный после очередной победы на западных границах. Многих из приглашенных недосчитался император на роскошном пиру. Ему донесли, что тысячи христиан собрались в своем храме и праздновали не его, Диоклетиана, победу, а день рождения своего бога.

Так силен был гнев императора, что приказал он воинам обложить храм горючим хворостом и никого не выпускать. И объявил пленникам: «Кто принесет жертву нашим богам, тот будет свободен. Иных ждет гибель огненная!» Более часа ждал Диоклетиан, но ни один человек не вышел из храма. И тогда вспыхнул горючий хворост…

С тех пор стали расхищаться имения богатых людей, принявших христианство. Полнились темницы бедными людьми. Охрипли глашатаи, оповещая народ об очередной казни.

Решил император назначить себе нового комита — человека, который и войском искусно командует, и императора всюду сопровождает.

Диоклетиан возвел в высокий сан Георгия, который был богат и знатен. К тому же красив и мужествен.

Только одного не знал Диоклетиан: мать Георгия воспитывала сына в любви к Христу.

Верно служил Георгий, но все тяжелее становилось у него на душе. Решил он собственной кровью доказать истинность веры Христовой.

Накануне очередного судилища отпустил он на волю всех своих рабов. И то, чем владел — золото, серебро, драгоценные камни, наряды богатые — отдал нищим.

Диоклетиан узнал об этом и провел в беседе с Георгием долгие часы. Георгий откровенно признался в своей вере в Христа. На многое не мог возразить император и единственное, что он сумел прокричать: «В темницу его!»

Утром Георгий вновь предстал перед Диоклетианом. «Откажешься ли теперь от своего Христа?» — спросил император. «Напрасно, государь. Скорее сам устанешь, мучая меня», — отвечал воин. Юношу привязали к большому колесу и покатили по доскам, из которых остриями вверх торчали длинные гвозди. При каждом повороте колеса они вонзались в тело Георгия и рвали его на части. Трудно было придумать пытку страшнее.

Мучения Св. Георгия. Клейма новгородской иконы

Диоклетиан удалился, не ведая, что произошло дальше. Внезапно ангел сошел к великому мученику. И увидели люди, что Георгий не привязан к страшному колесу. Стоит он, живой, славит Господа и нет на нем никаких ран и увечий.

Тогда велел император связать Георгия и бросить в глубокий ров за городом. А наполнили тот ров негашеной известью, сжигающей до костей всякую живую плоть. На третий день Диоклетиан послал слуг выбросить кости Георгия, чтобы не осталось ни памяти, ни могилы его.

Множество народа собралось, и в оцепенении смотрели они на живого и невредимого Георгия.

И снова Георгия посадили в темницу.

Хитрый император решил последний раз испытать его. В богато убранной комнате накрыли стол с изысканными кушаньями, насыщенными ядами. Но Георгий остался жив и невредим. Терпение Диоклетиана истощилось. Он дико закричал: «Немедля! На смерть!»

Идя на смерть, молился Георгий. Затем улыбнулся и без страха опустил голову под высоко занесенным мечом. Случилось это 23 апреля 303 года от Рождества Христова.

После смерти Георгия стали вспоминать о добрых делах, совершенных им. Так особенно помнили о победе его над змеем, которого никто не мог одолеть:

«Возле города было болото, и жило в нем чудовище. Чтобы не трогало оно город, каждый год давали ему на съедение самых красивых девушек. И дошла очередь до последней. Ею оказалась царская дочь». Согласно сказанию, Георгий решил вступиться за девушку и обратился к Господу с молитвой. Бог услышал витязя, и «обессилевший змей сам упал к ногам Георгия».

Славный воин Георгий Победоносец считался могущественным покровителем воинства и государства Русского. С XIV века изображение всадника на коне стало эмблемой Москвы (затем вошло в герб г. Москвы, а позже — в состав государственного герба Российской империи). В 1769 году в России был учрежден военный орден Св. великомученика и победоносца Георгия, в 1913 году — военный Георгиевский крест.

АНДРЕЙ ПЕРВОЗВАННЫЙ

В переводе с греческого имя Андрей означает мужественный, муж сильный.

Апостол Андрей был уроженцем Вифсаиды в Галилее. Вместе со своим старшим братом Петром, впоследствии также апостолом, он занимался рыбным промыслом на Галилейском озере.

Андрей был одним из учеников Иоанна Крестителя, от которого он впервые узнал об Иисусе Христе. Именно его первым призвал на Иордан Иисус. Именно поэтому в греческом предании он носит имя Первозванного. Оба брата, Андрей и Петр, следовали за Иисусом до самой Его крестной смерти.

После Вознесения Христа святой Андрей принял, как и другие апостолы, Святого Духа и отправился на проповедь новой веры. Он побывал во многих восточных странах, распространял веру Христа среди сербов. Святой Андрей путешествовал по Малой Азии, Фракии, Македонии, дошел до Дуная, прошел побережье Черного моря и дошел по Днепру до места, где теперь стоит Киев. Здесь он остановился на ночлег и сказал своим ученикам: «На этих горах воссияет благодать Божия. Великий город будет здесь, и Господь воздвигнет тут много церквей и просвятит святым крещением всю Российскую землю».

Предание рассказывает о мученической кончине Андрея Первозванного за верность Господу и его христианскому учению: он был распят в греческом городе Патры (Пелопоннес).

Позднейшее сказание говорит, что крест, на котором принял муки и скончался св. Андрей, был необычной формы — это был крест косой, похожий на латинскую букву X (Андреевский крест).

В России и Шотландии Андрей Первозванный считается покровителем страны. В честь него учрежден Андреевский орден, которым отмечаются выдающиеся заслуги перед Отечеством. В России в 1699 году Петр I учредил орден за большие заслуги перед страной и Андреевский флаг — флаг русского военно-морского флота. Поле флага пересекает диагональный голубой крест — крест Андрея Первозванного.

Христиане отмечают день св. Андрея 30 ноября (13 декабря).

На Руси в день памяти Андрея Первозванного по приметам предсказывали грядущую зиму. Слушали воду: «Коли тиха — хорошая зима, коли шумна — морозы, бури и вьюги».

ПЕТР И ПАВЕЛ

В Риме 29 июня погибли святые апостолы — Петр и Павел. Это произошло в царствование императора Нерона (65 год): Петр был распят на кресте, Павел — обезглавлен.

Павел при рождении был назван в честь израильского царя Саула — Савлом. Сначала он был горячим ревнителем закона Моисеева. Он не только отрицал христианство, но даже предпринял гонения против христиан, для чего поехал однажды в Дамаск. Но по пути с ним случился чудесный перелом. Он стал не только покровителем христиан, но и усердным проповедником новой религии.

Петр был избран одним из двенадцати апостолов Иисуса Христа. Незадолго до распятия Христос объявил Петра своим преемником, и в течение 25 лет он являлся первым епископом Рима.

Праздник апостолов Петра и Павла народ считал праздником солнца: в средней полосе России это «верхушка» лета, стоят жаркие дни.

В быту Петров день был важным не только в религиозном отношении. В XV и XVI веках он являлся днем сроков суда и взносов дани и пошлин. Платежи эти известны под именем «петровской дани». В этот день проводились торговые и хозяйственные сделки.

Петр исстари являлся покровителем рыболовства. К нему часто обращались за помощью рыбаки, если буря застигала их в открытом море, не ладился лов или путались сети. Если предстоял сложный и длительный лов, рыбаки собирали деньги на большую свечу, ставили перед образом св. Петра и просили о помощи и удаче.

ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ

Святой пророк Предтеча и Креститель Христа обвинял царя Ирода в том, что тот отнял жену у своего брата — царя Филиппа, и тем нарушил закон Божий и человеческий. Незаконной жене Ирода, Иродиаде, хотелось за это как можно скорее погубить пророка. Но царь только посадил его в темницу.

Настал день, когда Ирод, по случаю дня своего рождения, устроил пир своим вельможам, тысяченачальникам и старейшинам.

На пир пришла дочь Иродиады — Саломея. Она прекрасно танцевала, пела и очень угодила Ироду. Царь сказал девице: проси у меня, чего хочешь, и я дам тебе. Даже поклялся ей: чего ни попросишь, дам тебе, даже половину моего царства. Саломея вышла и спросила у матери: чего просить? И та ответила: голову Иоанна Крестителя. Саломея тотчас поспешила к царю и сказала: хочу, чтобы ты дал мне теперь же на блюде голову Иоанна Крестителя. Ирод опечалился, но клятву нарушить не посмел. Он послал оруженосца и велел принести голову Крестителя. Тот пошел в темницу, отсек голову и принес ее на блюде. Девица отдала ее своей матери. Иродиада приказала бросить голову в нечистое место. Но благочестивая служанка, вложив ее с глиняный сосуд, с честью погребла на горе Елеонской. Виновники смерти Крестителя Господня не миновали наказания.

В этот день в память о святом Иоанне был назначен строгий однодневный пост. В народе этот день называли Иваном Постным, или Головосеком. По старинному верованию нельзя было брать в руки нож, косарь, топор. Грешно было и есть все, что имело круглую форму: капусту, картошку, яблоки.

Саломея с головой Крестителя

На Ивана Постного не поют песен и не пляшут, потому что Иродиадова дочь плясками и песнями выпросила у царя Ирода голову Иоанна Крестителя.

В старинных сказаниях о святых Иоанн Креститель считается целителем от головной боли.

СЛАВЯНСКАЯ МИФОЛОГИЯ: СОТВОРЕНИЕ МИРА

На основе сведений, собранных в прошлом веке в Центральной и Южной Европе фольклористами, вырисовывается следующая картина сотворения мира.

Поначалу не было ничего, кроме неба и моря, по которому плыл в лодке Бог. Из морской пены взялся дьявол и подсел в лодку к Богу. Сам он сотворить землю не мог, поэтому подговорил на это Бога. И когда Бог согласился, дьявол, нырнув на морское дно, достал оттуда горсть песку. Бог бросил песок на воды, и получилась земля, но такая маленькая, что они еле-еле помещались на ней вдвоем. Когда Бог заснул, дьявол хотел столкнуть его в воду, но едва он начал толкать Бога, земля стала расширяться, пока не получилась такой, как есть. Проснувшийся Бог рассердился, сбросил дьявола в преисподнюю, а сам отправился жить на небеса.

Схожие мифы существуют у прибалтийских и финно-угорских народов. Варианты восточнославянские, где дьявол часто появляется в виде морской птицы и носит имя архангела Сатаниела, большинство ученых рассматривает как доказательство связи восточнославянских мифов с мифами народов урало-угорских, алтайских и монгольских, где встречаются очень схожие мотивы.

Изображение птицы, доставшей со дна моря комочек, из которого была сотворена земля. Белокаменный резной узор. Юрьев-Польский, Георгиевский собор, 1236 г.

Очень сжато изложена история сотворения мира и человека в «Стихе о Голубиной книге» — фольклорном сборнике, изданном в 1861 году. С небес упала огромная книга с записанными в нее тайнами мира; иные цари просят царя Давида прочитать их, но книга слишком велика, а потому Давид по подсказке Духа Святого соглашается ответить только на три вопроса. Ответ на первый вопрос: «Откуда взялся свет?» — был таков: «Наш свет белый взялся от Бога, красно солнце — с лица Божьего, свет луны — с груди его, белые зори — из очей Божьих, ясны звезды — с одежд его, буйны ветры — от Духа Святого, мир Божий — от Адама, крепкие кости взяты из камня, тела наши — из сырой земли».

Далее сообщается, что цари взялись из святой головы Адамовой, крестьяне православные — из колена Адамова.

Несмотря на христианскую фразеологию, сам миф, несомненно, следует отнести к языческим. Многие ученые полагают, что на Русь этот миф попал независимо от христианства, видимо от индоиранских народов. Он является русской версией мифа о первом человеке — Пуруше.

СЛАВЯНСКИЕ БОГИ

ПЕРУН

Бог небес и молний. Письменные источники, упоминающие Перуна, многочисленны, а фольклорный материал, относящийся к нему, чрезвычайно обилен. Культ Перуна существовал у всех славянских народов, а также у литовцев и латышей. В соответствии с верованиями славянских и балтийских народов, предмет, в который ударила молния, становился священным. Имеется сообщение, датируемое XVII веком, о жмудском (Жмудь — внутренняя область Литвы, своеобразный естественный этнографический заповедник) крестьянине, горько сокрушавшемся по поводу того, что молния, ударившая рядом, не поразила его — иначе он мог бы стать бессмертным. Впрочем, увидев, что молния испепелила седло на его лошади, крестьянин обрадовался и тут же съел щепотку пепла, пояснив, что теперь будет жить долго, счастливо, приобретет дар ворожбы и сможет заклинать огонь.

Бог грозы ассоциировался с военной функцией и считался покровителем военной дружины и ее предводителя (у славян — князя), особенно на Руси. Его представляли в виде немолодого мужа: по древнерусскому летописному описанию голова его деревянного идола была серебряной (м. б. седой), а усы — золотыми. Главным оружием Перуна были камни и стрелы, топоры.

Древние русские тексты, говорящие о Перуне, наиболее многочисленны.

Верховный бог славян, хозяин грома и молнии, побеждающий Змея, появляется еще под несколькими именами. В качестве верховного божества Перун занимает то же положение, что в иных мифологиях Митра, Мазда, Зевс, Юпитер — боги-патриархи, боги-отцы.

Священный дуб Перуна на острове Хортица

СВЕНТОВИТ

Четырехликий славянский идол, найденный в реке Збруч

В западнославянской мифологии «бог богов», высший бог, образ которого связан с войной и победами. Его атрибуты — меч, знамя, копья.

Культовый центр Свентовита располагался на узком, труднодоступном мысе на побережье Балтики. Автор подробнейшего описания этого святилища и отправляемых там обрядов Саксон Грамматик — практически современник разрушения этого центра датским королем Вольдемаром в 1168 году — сообщает, что «идола этого почитало все славянство, и их короли издалека ему свои дары привозили. В иных местах у этого бога были иные, меньшие храмы с жрецами меньшего достоинства».

Святилище находилось на площади и было окружено стенами, составлявшими квадрат примерно тридцать на тридцать метров, со стенами, украшенными барельефами и росписью. Крыша была красного цвета. Внутри этого здания за пурпурным занавесом находилось капище. В этом огражденном пространстве стоял огромный деревянный идол с четырьмя головами. Лица идола — с усами и прической, характерными для славян, населявших в те времена нынешний Рюген. Четыре головы идола не только символизируют четыре стороны света, но являются символом четвертого дня недели — четверга. В правой руке идола был рог из драгоценного сплава, который во время обрядов наполняли вином, и по состоянию жидкости предсказывали урожай будущего года. На идоле были изображены удила, верховое седло и иные знаки; картину дополнял огромный меч, ножны и рукоятка которого были богато изукрашены серебром. Кроме выяснения судеб будущего урожая (эти предсказания воспринимались очень серьезно) — жрец тут же оповещал собравшихся, можно ли свободно распоряжаться имеющимися запасами, или следует часть имеющегося зерна оставить на будущий год, обещающий быть неурожайным.

Ворожили и по поводу исхода предполагаемых битв, проводя белого коня, считавшегося собственностью Свентовита, между рядами разложенного на земле оружия. Если конь хотя бы раз пересекал ряд с левой ноги, от предполагаемого похода отказывались.

Свентовит, как и подобные ему божества у индийцев, римлян и германцев, владел одновременно и божественным оружием — молнией — и властью над божественным напитком. Вино — или у других народов иные алкогольные напитки — прежде всего является средством, повышающим энергию и имеющим волшебную, чудотворную силу, пополнить которую стремятся даже боги.

ВЕЛЕС (ВОЛОС)

Более всего известен этот бог по письменным источникам Древней Руси. «Повесть временных лет», древнейшая русская летопись, называет его «скотий бог» — покровитель домашних животных и бог богатства.

Оттуда же известно, что во время заключения договора с греками в 971 году «вся Русь» клялась этим божеством, в то время как воины клялись Перуном.

В 907-м году князь Олег и его дружина приносили присягу так: «по праву русскому клялись своим оружием и Перуном, своим богом, и Волосом, богом скотьим, и мир был так подтвержден».

Хотя в «Повести временных лет» Велес не упоминается в числе богов, сброшенных Владимиром после крещения Руси в Днепр, другая легенда о крещении Владимиром Руси говорит о таком эпизоде, а «Слово о полку Игореве» прямо определяет Баяна как внука Велеса.

СВАРОГ

Сварог символизирует огонь, в то время как Даждь-бог, сын Сварога, связан с солнцем.

Солнце издавна почиталось в славянской культуре в различных формах. У южных славян был обычай клясться солнцем, причем распространено это было среди простонародья.

Оставаясь даже в рамках древнерусской мифологии, можно найти различные варианты преемственности высших функций среди богов. Иногда считают, что творцом Сварога было Солнце, а сам Сварог породил Даждьбога. Иногда Сварожич выступает отдельным божеством, а иногда сыном Сварога, выкованным отцом-кузнецом.

ИНДИЙСКАЯ МИФОЛОГИЯ

Трудно представить себе страну с более богатой мифологией, чем Индия, и вряд ли можно найти в иной мифологии сочетание глубоких философских поучений и практических приложений мифа, таких, как йога, аскеза, наставления в практике повседневной жизни. Источниками индийской мифологии являются ВЕДЫ — священные тексты. Индийская мифология в своем развитии проходит три этапа: древняя ведийская мифология, индуизм и буддизм.

ТВОРЕНИЕ БРАХМЫ

Из тьмы спящего хаоса возникли воды. Из них возник огонь. Великой силой этого огня было рождено Золотое Яйцо — сияющее, как солнце. Оно долго плавало, покачиваясь, в безбрежном океане вод и разрасталось. Затем из него возник Создатель Вселенной — Брахма. Он силой мысли разбил яйцо на две половины. Верхняя половина стала Небом, а нижняя — Землей, и чтобы разделить их, Брахма поместил между ними воздушное пространство. И он утвердил землю среди вод, создал страны света, положил начало времени.

Но когда Создатель огляделся вокруг и увидел, что во всей Вселенной никого нет, ему стало страшно. С тех пор одиночество всегда нагоняет на человека страх. Но когда Творец понял, что он один в мире, страх его прошел. Но и радости не ведал Создатель, потому что тот, кто пребывает в одиночестве, не ведает радости.

Тогда силой своего духа породил он сыновей Маричи, Антри, Ангираса, Пуластью, Пулаху, Крату, Дакшу и Бхригу. Сыном Маричи стал мудрый Кашьяпа, от него произошли боги, люди, животные, птицы, змеи и демоны.

Второй сын Брахмы породил Дхарму — бога справедливости. Третий сын стал основателем рода святых мудрецов. Дочери седьмого сына Брахмы — Дакши — стали женами Кашьяпы.

Старшая дочь Дакши, Дити, стала матерью грозных демонов — дайтьев; вторая дочь, Дану, породила могучих исполинов — данавов; а третья, Адити, породила двенадцать сыновей — адитьев, Великих богов. Самыми знаменитыми из богов стали Индра — бог грозы и грома; Варуна — бог океана; Сурья, которого называют еще и Вивасват, — бог солнца; но всех превзошел славой младший сын Адити, Вишну — Хранитель Вселенной, Владыка пространства.

Сыновья Дити и Дану, которых называли обычно асурами («не боги», демоны, противники богов), с начала мироздания воевали с сыновьями Адити за господство во Вселенной, и не было конца их борьбе за власть.

Когда Брахма создал Вселенную, и от его сыновей пошли все живые существа, то сам он, утомленный творением, удалился отдыхать, передав власть над Вселенной своим потомкам — богам и асурам.

Асуры были старшими братьями богов. Могучие и мудрые, они постигли тайны волшебства — майя, могли принимать различные облики и даже становиться невидимыми. Несметные сокровища они прятали в тайных пещерах. Некогда благочестивые и добродетельные, асуры возгордились своим могуществом, перестали соблюдать священные обряды, и счастье покинуло их. Тогда-то и началась борьба между асурами и богами за власть над Вселенной. Многих асуров сокрушил в битвах Индра, возглавлявший небесное войско. Грозный бог Рудра («ревун», одно из имен Шивы) довершил разгром асуров, испепелив их волшебный город Трипуру.

Большинство богов олицетворяют божественный свет, являющийся источником жизни; все они борются против зла и тьмы, наказывают грешных, благоволят праведникам. У них золотые тела, сияющие, как клинки мечей, Они никогда не спят и не смыкают глаз,

ИИДРА

Один из наиболее почитаемых богов. Он связан с грозой, громом и молниями. Он олицетворяет силу, энергию. Этот бог-бык родился, распоров рогами бок своей матери-коровы. Выбравшись наружу, он тут же метнул молнию, осветив все сущее, сделав землю видимой для неба, а небо видимым для земли. Он же заставил двигаться солнце, которое было неподвижным. С первого же мгновения своего существования он превзошел своей силой и мудростью всех остальных богов. Увидев это, небо, земля и воздух задрожали, а мать спряталась от страха. Боги были напутаны тем, что новорожденный способен изменить весь существующий порядок вещей. Их опасения оправдались. Когда Индра напился сомы, силы у него стало еще больше, так что когда он взял два бескрайних мира, оба они уместились в его горсти. Сын неба Индра победил своего отца, схватил его за ноги и под рыдания матери, ударив о землю, и метнув в него молнию, убил. Захватив верховную власть, Индра с помощью солнца заново перемерил мир и взялся перестраивать его.

Новый мир был устроен наподобие дома: стоял на четырех столпах, а сверху был накрыт крышей-небом. В доме две двери; утром через дверь восточную, широко раскрытую, входило солнце; вечером Индра на миг приоткрывал дверь западную, чтобы выпустить уходящее на ночь солнце. Индра обеспечивал устойчивость этого мира, поддерживая небо и расправляя землю: Это нелегкая работа, и потому Индра очень много ел и пил. Буйволов он поглощал сотнями, а хлебов — без числа. Сому и молоко он пил морями.

Несмотря на могущество, Индра своим поведением очень походил на человека. Он единственный из богов склонен к жульничеству и пьянству. Он ссорился с другими богами из-за сомы, воровал ее (принимая при этом облик обезьяны, попугая, кота), напившись, начинал бахвалиться, а похмелье переносил очень тяжело. Он всегда готов к любовным похождениям и соблазнил даже жену Гаутамы, основателя буддизма, приняв облик ее супруга.

Все это могло бы сделать его богом злым, пугающим, но Индра отходчив, прощал людям их грехи и щедро вознаграждал тех, кто почитает его, сбивая для них золотым посохом с деревьев плоды, приносящие богатство. Он охранял людей от несчастий и заботился об их скоте. В Индре люди видели друга, брата, покровителя.

Ежегодно, в конце сезона засухи, Индра вновь и вновь повторяет свой великий подвиг — убивает Вритру, запирающего воды. Этот огромный дракон, лежащий в горах, держал в девяноста девяти кольцах своего тела все небесные воды. Люди обращались ко всем богам с мольбой о помощи, но те боялись вступить в бой с чудовищем. Согласился помочь людям лишь Индра. Он, отправляясь на бой, выпил три озера сомы и съел три сотни буйволов. Возницей его колесницы стал ветер. Остальные боги согласились было бороться вместе с Индрой, но при первом же рыке дракона в страхе бежали. Боевой дух Индры укрепляли лишь гимны, распеваемые жрецами, и жертвы, приносимые простыми людьми. После тяжелой битвы Индра наконец убил Вритру и освободил воды, не дав всему живому погибнуть от засухи.

Со временем у Индры появились новые черты. Теперь у него был золотой лук с золотыми стрелами. По вечерам он начал принимать облик Агни (молния во тьме), а по утрам — облик Митры. Проходя по небу, он становился Савитаром.

Он воин и символизирует мощь арийских воинов, побеждая демонов, топча их, побивая льдом (градом), золотым диском. Он помогал арийцам бороться с иноземными захватчиками, с темнокожими и плосконосыми варварами, не желающими почитать истинных богов. Он переводит армии через реки и дает им силы во время боя.

Однажды Индра пообещал одному демону, что не убьет его ни сухим, ни мокрым оружием; не сделает этого ни днем, ни ночью, ни на суше, ни на море. Хитроумный бог убил своего врага на рассвете морской пеной. По другой версии, Индра оторвал демону голову, превратившись в смерч.

COМA

Ритуал сомы занимает значительное место в религии древних ариев. Соме целиком посвящена одна из девяти книг «Ригведы». Слово «сома» образовано от глагола «су» — «выжимать, приготовить сок».

Сомой называли растение и сок, который из него получали, а также и божество этого напитка. В «Ригведе» дается способ приготовления опьяняющего напитка. Собранное растение мочили в воде, толкли пестом в ступе или выжимали из него сок специальными каменными давильными прессами. Затем сок процеживали и наполняли им сосуды, в которых он смешивался с водой, ячменными зернами, кислым молоком. Полученная смесь бродила, приобретая особый вкус и способность оказывать возбуждающее действие.

Это был волшебный напиток жизни — жидкость пробуждала в пьющем внутренний огонь. Сома объединяла две противоположности — воду и огонь, и, подобно природе, соединяла, казалось бы, несоединимое.

Сома, изготовляемая людьми, не дает вечной жизни, однако может лечить болезни и травмы. Ее капли соединяют сломанные кости, «как ремни скрепляют все части повозки». Сома снимает грехи, делает живее речь, дает новые знания. И боги и люди, пьющие сому, начинают ощущать необыкновенную силу и ясность ума. Нет лучшего средства для избавления от неприятных мыслей, чем сома. Жрецы, пьющие сому во время ритуалов, на время становятся равны богам остротой ума. Тот, кто выпил сому, говорит: «Подобно буйным ветрам, глотки, выпитые мной, понесли меня вдаль, как быстрые кони. Я стал столь могуч, что мыслью промерил и небо, и землю!»

Божество Сома был сыном солнечного Вивасвата и живущего в воде Триты. Его сравнивали с птицей, солнцем и конем. Он жил в воздухе и в горах, покрытых облаками. Сома спустился на землю с воздуха, а позже стал земным богом. В воздухе его удерживали сто крепостей (туч, не желавших делиться жидкостью), но быстрый, как мысль, помогающий божеству орел пробил тучи молнией, уклонился от стрел лучника Кришана и доставил Сому на землю.

Сома, дающий богам силу, сам является храбрым воином. Тем, кто почитает его, он дарит боевые колесницы, коней и золото, «и еще тысячу иных даров». Он ездит в той же колеснице, что и Индра, и Вайю сопровождает его. Сому считают отцом прорицателей, поэтов, молящихся и размышляющих.

С конца XVIII в. вплоть до нашего времени ученые ведут жаркие споры о том, какое же растение «скрывается» под сомой. Предлагались самые разные растения: вереск, грибы, эфедра, молочай, конопля…

АГНИ-ОГОНЬ

Ни одна церемония жертвоприношения не обходилась без этого бога жрецов. Изображения Агни в образе человека практически не встречаются. Огонь прекрасен, чист, меняет свои формы, стремится ввысь, достигая неба, неговоря уже о вершинах гор. Он может смотреть четырьмя глазами, а может — тысячей. Приносящие жертву вливают в огонь масло, и потому волосы, плечи, лицо, глаза Агни маслянисты. Он вооружен луком и разъезжает на золотой колеснице, запряженной золотистыми конями, и с семью языками. Погоняет их ветер. Агни может и сам возноситься в небо, становясь подобным птице. Его высунутый язык становится топором.

Нельзя установить место рождения Агни — ведь огонь может возникнуть где угодно. Он рождается и в небе, и на земле. Нет у него и постоянного местожительства — блеснув в небе, он может в одно мгновение спуститься на землю в виде молнии и тут же поселиться в сухом дереве, а из него, в виде пламени и дыма, вновь взмыть в небо. Агни может рождаться и от удара двух камней друг о друга. Хотя Агни извечен, он всегда юн, поскольку рождается заново ежедневно — и в небе, и на земле.

Агни

Важнейшая функция Агни — освещение, так что без него не обходится ни зажжение лучины в хижине, ни восход солнца. Для жрецов, однако, важнее всего жертвенный огонь. Бог, пребывающий одновременно в трех мирах — на небе, в воздухе, на земле, — требует возжжения трех ритуальных жертвенников. Три раза в день ритуальный огонь подкармливают любимой пищей Агни — деревом, растительным маслом, топленым маслом и сомой. Столб дыма от жертвенника помогает поддерживать небо, и он же несет богам дары людей, призывающие богов спуститься на землю и выслушать молитвы. Непосредственно к остальным богам обращается именно Агни, он же привозит их на место церемонии в своей золотой колеснице.

Прирученный, умиротворенный Агни приносит людям огромную пользу. Во время битвы он наводит страх на врагов, ночью отгоняет демонов и злых духов. Сжигая предметы, он сжигает и таившиеся в них злые силы и оттого помогает бороться как с болезнями, так и с грехами.

Огонь, пребывающий в деревьях, помогает людям расчищать и удобрять новые пахотные земли.

ГАРУДА

Много легенд было сложено в Индии о птице Гаруде. Одна из основных — легенда о похищении этой птицей сомы — напитка бессмертия. В сказаниях красочно описан облик Гаруды — «царя пернатых»: тело из золота, крылья ослепительно-красного цвета; человечья голова, но с клювом. Гаруда умел говорить по-человечески, и слова его обладали магической силой, он мог по желанию изменить свой облик.

Гаруда был наделен такой великой мощью, что сотрясал горы, мог поднять в воздух огромного слона, накрыть громадной тенью землю. Когда садился Гаруда на священные деревья, сгибались и ломались их гигантские ветви и стволы. Грозен он был для всех, кто вставал на его пути. Вот как описывается в древнеиндийском эпосе борьба Гаруды за сому: зная, что «птица неизмеримой силы» намеревается похитить сому, боги и ее божественные хранители решились отстоять драгоценный напиток.

«Они стояли, окружив ее, и вместе в ними громовержец Индра. Решительные, они облачились в дорогие панцири, сделанные из золота. Они держали множество разнообразных мечей…» И вот началась битва. Громко закричала птица «криком, напоминавшим гром огромного облака, устрашая все существа. И взлетел тогда в воздух царь пернатых, убивающий врагов-героев… Израненные когтями и клювом, они пролили много крови. Теснимые и терзаемые Гарудой, боги отступили…»

В эпосе Гаруда нередко называется «пожирателем змей». Он постоянный соперник нагиев (змей) и их могущественных предводителей. На великих горах и на священных деревьях обычно жил Гаруда. Взмывая в небо, он нередко нес на себе богов, мог доставлять святых мудрецов в далекие недоступные края.

Полет на Гаруде

ТРИМУРТИ

Это триумвират великих богов индуизма — Брахмы, Вишну и Шивы. Они поделили между собой функции верховного бога — созидательную, разрушительную и охранительную, но на практике эти функции порой совпадали, дублировались, вступали в противоречие между собой.

Первым и главным из трех считается Брахма. Его основная функция — творение, созидание. Его отличает склонность к аскетизму, созерцательности. Сам Брахма в разных вариантах мифа рождается из первобытных вод мира, из золотого яйца, из лотоса, из семени Брахмана.

Существуют мифы, в которых Брахма создает все живое, вступив в брак со своей дочерью. В других легендах говорится, что Брахма силой собственного сознания породил четверых (либо семерых) сыновей, чтобы они размножались дальше. Сотворив мир, Брахма утомился и долго отдыхал в тени дерева, но затем начал вмешиваться в жизнь того, что сотворил. Всем существам он дал определенные занятия. Индру он наделил властью над богами и велел бороться с демонами. Роду человеческому Брахма дал свод законов, награждая за праведную жизнь и наказывая за грехи. Всякая клятва, данная перед его лицом, является священной. Брахма — олицетворение закона как религиозного, так и светского. Именно он написал веды, а также создал театр, музыку и танец и был первым поэтом и покровителем аскетов.

Изображают его обычно четырехглавым, сидящим в распустившемся цветке лотоса, с высоко зачесанными волосами. В четырех руках он держит ритуальный кувшин с водой, жертвенную ложку, которой наливают топленое масло в огонь, жезл и священную книгу. Одежды его белы, как и его кожа. Временами он бывает желтый, как внутренняя поверхность цветка лотоса.

По велению Брахмы родился Вишну, а Шива появился из сморщенного во гневе лба творца. В более поздних вариантах мифов заслуги Брахмы принижаются, Вишну и Шива творят себя сами, воплощением творческой силы богов становится Шакти — женская энергия, олицетворением которой является богиня, супруга Брахмы.

ВИШНУ

Он появился в истории индийской религии задолго до индуизма и в процессе эволюции вобрал в себя черты богов множества разных культов. Еще в эпоху брахманизма Вишну был очень популярен в народе, который иногда отождествлял его с Брахмой. В поздних вариантах мифов Вишну является высшим, и, в некотором смысле, единственным богом, аскетом, к которому человек обращает всю свою любовь. Обычно Вишну изображается четырехруким, восседающим на плывущем по первобытным водам Вселенной тысячеглавом драконе, или сидящим на троне в виде белого лотоса. Как правило, Вишну миролюбив, хотя склонен к проказам. Воплотившись в черепаху, он научил богов приготовлять из первобытного океана напиток бессмертия, затем, в образе нимфы Мохини, он внес раздор в стан божественных сил, угостив богов и отказав в напитке демонам, что явилось причиной появления ядовитого напитка, грозившего убить все живое. Наконец, в облике карлика Вишну явился к демону Бали и попросил у него клочок земли размером в три шага. Бали согласился на это. Но как только Вишну стал отмерять землю, он превратился в великана, охватив первыми двумя шагами весь мир и вдавив третьим шагом в землю самого Бали.

Превращений (аватар) у Вишну бесчисленное множество, но основных насчитывается десять: в образе рыбы он спасает царя Ману от всемирного потопа; в образе черепахи учит богов изготавливать напиток бессмертия; в облике кабана извлекает землю из вод; став человеком-львом, он поражает царя демонов; карлик-великан отвоевывает землю у Бали. Остальные пять аватар Вишну — это Парашурама — великий славный воин, Рама, Кришна, Будда и Калка — мессия, приход которого еще грядет.

Популярно изображение Вишну в виде Гаруды — златоперой птицы солнца, видимо, связанной с ведическим орлом, кравшим сому для Индры.

Вишну, будучи богом всемогущим, объединяет в себе противоречия, являясь одновременно победителем великих змеев и их воплощением, космическим змеем бесконечности — Анантой (бесконечным), сбрасывающим свою кожу и символизирующим этим цикличность времени. Будучи символом вод, Ананта поддерживает землю тысячью своих голов и опоясывает ее своим телом. Землетрясения — это зевки Ананты. Именно в его пасти в конце эпохи появится всепоглощающий огонь уничтожения Вселенной.

КРИШНА

В образе Кришны соединились элементы многих верований: ведических, народных. Он раскрыл высший смысл небесного и земного законов. Позднее Кришна трансформировался из мудреца-философа в более легкомысленного бога, и именно в этой ипостаси стал особенно любим во всей Индии. Цвет тела Кришны — темно-синий или темно-лиловый — сочетается с цветом грозовой тучи, несущей освобождение от смертоносной жары.

Самый известный подвиг Кришны — это победа над собственным дядей по матери, узурпировавшим трон. Полагают, что в истории эта победа Кришны соответствует переходу от матриархата к патриархату. Известны и иные подвиги Кришны, как, например, победа над тысячеглавым змеем Калиджей, отравляющим своим ядом воды озера. В другой раз, когда в лесу возник страшный пожар, окруживший пастухов со стадом, Кришна велел людям на секунду прикрыть глаза и за этот миг выпил весь огонь. Кришна уничтожил демона-быка и демона-коня, пугавшего мир своим ржанием, разгонявшего хвостом тучи, дающие живительную влагу. Убил он и демона пещеры, заточившего у себя пастухов вместе со скотом.

Случалось Кришне схватиться и с величайшим из богов. Как-то раз Брахма, желая подшутить над Кришной, спрятал пастухов со стадом. Кришна из собственного тела сотворил людей и скот. Удивленный Брахма сам не мог отличить, где реальные, а где созданные Кришной существа, и, приняв образ пастуха, склонился перед Кришной, прославляя его могущество.

Прекрасный, храбрый Кришна любил очаровывать пастушек, которые охотно рассказывали о многочисленных встречах с ним. Вообще, мифы рассказывают о необыкновенном успехе Кришны как у богинь, так и у представительниц рода людского. В связи со столь огромным успехом у женского пола, с Кришной случались разные недоразумения, но тем не менее ему удавалось удовлетворить всех своих многочисленных поклонниц, ухитряясь быть со всеми одновременно. Знатоки насчитали у него 16 108 супруг, каждая из которых родила ему по десять детей, столь же прекрасных, как и он сам.

Культ Кришны очень распространен и сейчас. В его честь слагают песни, создают драмы. В дни его праздника, Кришналалы, группы мальчиков разыгрывают мистерии, изображают сценки из его жизни. Существует множество посвященных ему храмов, а знаменитый сад Крищны, где он, согласно легенде, любил встречаться с пастушками, благоговейно почитается до сих пор.

Во многих районах Индии, шумно отмечается праздник Холи.

Согласно легенде, Холи знаменует победу Кришны над дьяволицей по имени Холика (ее имя и легло в основу названия праздника). Канса — брат матери Кришны, которому была предсказана гибель от божественного младенца, — подослал дьяволицу, принявшую человеческий облик, которая убивала новорожденных своим ядовитым молоком.

Смышленый Кришна, разгадав намерения ведьмы, высосал из нее всю кровь, и она погибла. Поэтому нет ничего удивительного, что особенно буйно и радостно Холи отмечают в тех местностях, где поклоняются Кришне. Иногда устраивают торжественное сожжение соломенной куклы Холики.

Этот весенний праздник урожая встречают повсюду в Индии. В нем участвуют все: от президента и премьер-министра до подметальщика улиц.

Древняя легенда гласит, что бог Кришна, узнав о жестоком и беспощадном правителе Нарагасуране, вступил с ним в единоборство и одержал победу. Перед смертью тиран обратился к великому Кришне с последней просьбой: как только его сердце перестанет биться — устроить пышный праздник. С тех пор это один из самых жизнеутверждающих праздников.

Два последних дня месяца ашвин (конец сентября — начало октября) и три первых дня месяца картик (конец октября — начало ноября) отмечены тем, что улицы всех городов и деревень Индии и каждый дом озаряются огнями — плошками с фитилями, раскрашенными фонариками, гирляндами разноцветных лампочек. На площадях устраиваются фейерверки, чтобы распугать злых духов.

Дивали — это несколько праздничных церемоний. Первый день носит название Дхана Трайодаши — Поклонение богатству. Особенно торжественно его отмечают представители богатых торговых общин. Для них в этот день начинается новый деловой год, поэтому совершается обряд своеобразного поклонения расходноприходным книгам и горстке серебряных монет. Завершается праздник многочисленными азартными играми.

Кришна карает демона. Индийская миниатюра

В первый день Дивали в ряде местностей принято натирать тела благовонными маслами еще до рассвета. Каждый старается надеть новую одежду. Хозяйки готовят множество сладостей и щедро угощают гостей. В этот день принято посылать подарки родным и близким.

Второй день посвящен победе бога Кришны над коварным царем Нарагасураной (или Наракой). Он вошел в историю своим страшным увлечением: он похищал у богов их дочерей, и похитил 16 тысяч девушек.

Третий день отведен молитвам богине красоты, богатства и благополучия Лакшми. Каждый старается добиться ее благосклонности, получше украсив свой дом яркими светильниками.

Четвертый день посвящается мифическому правителю Бали, царствование которого было ознаменовано всеобщим благоденствием и счастьем. Под звуки старинных гимнов люди повторяют несколько раз: «Да сгинут все невзгоды, да придет царствие Бали».

На пятый день Дивали братья дарят сестрам подарки и сладости, собираются все члены семьи, а вечером зажигают как можно больше огней и устраивают настоящий фейерверк с использованием хлопушек и других хитроумных пиротехнических устройств.

ШИВА

Подобно двум другим членам великой триады богов индуизма, он впитал в себя черты множества богов. Главным объектом в его храмах являются фаллические изображения.

Из трех богов Шива более близок к тьме, но является в то же самое время источником возрождения, началом нового цикла жизни.

Когда люди утомляются от действий, от жизни, знаний, удовольствий и несчастий, они начинают более всего жаждать отдыха в глубоком сне без сновидений, погружения в Шиву, которого называют бездонной пропастью, в которой нет ни дня, ни ночи, ни бытия, ни небытия, а есть лишь тьма и Шива.

Идеальным символом божественной энергии творения является фаллический столб — лингам. Изваяния лингама в храмах и домашних алтарях индийцев символизируют мощь и животворящую потенцию Шивы.

Культ лингама приобрел в Индии широкое распространение, и к этому символу Шивы обращаются (как, впрочем, и к Вишну) жаждущие потомства. В его храм стекаются бездетные женщины и мужчины, желающие укрепить свою мощь.

Лингам Шивы

Мифы рассказывают о том, что Шива показывался в виде гигантского лингама, объединявшего все миры и состоящего из света и огня.

Шива живет на вершине хрустальной горы, и потому его иногда называют «горой с тремя вершинами» (мирами). Будучи фаллическим столпом и горой, он может принимать форму деревянного столба, гладкого ствола дерева. Ради блага мира Шива, заключенный в кору, простоял тысячу лет на одной ноге, поддерживая небо, чтобы не погибло все, находящееся между небом и землей. На изображениях можно увидеть, что из правого бока Шивы появляется Брахма, а из левого — Вишну, символизируя как бы ветви божественного дерева. Будучи источником жизни и плодородия, Шива присутствует во всех живых существах.

Иногда Шиву изображают в виде быка, с древних времен отождествлявшегося с солнцем. Бык этот огромен и бел как снег; у него карие глаза, черный хвост и рога, твердостью своей подобные алмазу. Рогами он распарывает землю (пашет ее и оплодотворяет). Иногда этого быка называют Нандин (радостный), поскольку он является воплощением счастья и удовольствия. Шива опекает скот и вообще животных. Он потребляет возбуждающие напитки и посещает распутных женщин, из-за чего у него иногда возникают ссоры с супругой Парвати. Эта богиня обычно изображается с зеркалом и является отражением самого Шивы, ясностью его сознания.

ГАНЕША, СЛОНОГОЛОВЫЙ БОГ

У Парвати, супруги Шивы, не было детей, а ей страстно хотелось иметь сына. Однажды она обратилась к мужу:

— Женщина, не имеющая ребенка, подобна дереву без плодов. Каждый должен иметь сына, который будет иметь сына, совершая поминальные обряды.

— Поминальные обряды мне ни к чему, — с улыбкой ответил ей Шива. — Ведь я бессмертен. Зачем мне обременять себя потомством.

Опечаленная богиня долго не могла утешиться. Она стала задумчива и часто горестно вздыхала. И тогда Шива сказал ей:

— Если ты так желаешь сына, то я дам тебе его.

Он свернул полу ее одеяния и сунул ей в руки.

— Вот тебе сын, Парвати, люби и лелей его, сколько хочешь.

— Почему ты смеешься надо мной?! — в слезах воскликнула она.

В этот момент богиня увидела младенца. Она стала осыпать ребенка поцелуями, повторяя одно только слово: «Живи!». Младенец открыл глаза, вздохнул и закричал.

Дйкованию Парвати не было границ. Все боги пришли поздравить Шиву и Парвати с рождением сыПа и принесли подарки новорожденному. Каждый, увидев ребенка, восхищался его красотой. Только властелин планеты Шани (бог планеты Сатурн) ни разу не взглянул на младенца.

— Почему ты не смотришь на моего сына? — с удивлением спросила Парвати. И тогда владыка Шани сказал, что над ним висит проклятие.

— Гибнет все, на что ни падет мой взор, — печально ответил он.

— Ничто не может повредить моему ребенку, — произнесла Парвати, но обратив внимания на его предупреждение. — Посмотри, как он красив!

Но лишь только Шани взглянул на сына Парвати, как голова младенца упала на землю.

Обезумев от горя, бросилась богиня к мужу.

— Не плачь, Парвати, — утешал ее Шива. — Я воскрешу твоего сына. Приставь голову к телу.

Парвати приставила голову, но та не удержалась и снова упала на землю. Шива поднял голову и погрузился в раздумье.

В это время раздался голос с небес:

— Шива, твой сын не сможет жить с этой головой, потому что она погублена дурным глазом. Приставь к его телу любую другую голову, и он оживет. Ты держишь сейчас его голову лицом к северу, а потому и новую голову нужно взять у почивающего лицом к северу: только тогда она станет головой твоего сына.

Спешно Шива послал своего слугу на поиски головы. Много времени провел тот в поисках, путешествуя по трем мирам. Когда же он попал в столицу небесного царства Амаравати, то у ворот города увидел слона, возлежавшего лицом на север. Это был Айравата, слон Индры. Когда слуга занес над ним свой-меч, слон громко затрубил.

— Ты кто такой, что поднимаешь меч на царственного слона? — вопрошал Он.

— Я — слуга Шивы. Мой господин послал меня добыть голову для его ребенка. Дитя лишилось головы из-за дурного глаза Шани, — ответил слуга.

Индра разгневался. Воины Маруты по его знаку обрушили на слугу Шивы град стрел. Не дрогнул тот, устоял против стрел. Тогда Индра метнул в него свою тяжелую палицу, но слуга поймал ее на лету и метнул обратно. Палица поразила владыку в грудь, он покачнулся, но устоял. Слуга же, воспользовавшись замешательством, отрубил мечом голову Айравата на глазах у всех богов.

С головой слона посланец возвратился к Шиве. Владыка приставил ее к телу своего сына, и тот снова ожил.

Мальчик имел короткое тело и большой живот, за что его прозвали Гхатодара, что значит — толстобрюхий. Шива поставил юного бога во главе ган — сонма своих слуг, потому его стали называть Ганеша — Владыка сонмов. За любовь и преданность своим родителям Брахма даровал Ганеше привилегию — имя Ганеши поминалось прежде имен других богов, ему первому приносились жертвы, первому возжигался священный огонь. Милостью Брахмы Ганеша стал покровителем купцов и путешественников. Божественный мудрец подарил ему священный шнур через левое плечо, который отличает брахманов. Богиня земли даровала Ганеше в вечное услужение крысу, на которой с тех пор он всегда ездил.

Богиня мудрости Сарасвати подарила ему перо и чернила, и Ганеша стал богом учености. Этим пером он записывал, со слов мудреца Вьясы, великую Махабхарату. Но Вьяси диктовал очень быстро, перо сломалось; чтобы не прерывать рассказа, Ганеша обломил один из своих бивней и использовал его вместо пера. С той поры у Ганеши — только один целый бивень, и поэтому его еще называют Экаданта — однозуб.

Ганеша

Индра же пришел к Шиве и покаянно молил:

— Прости, Владыка, за мое невежество. Мне следовало сразу отдать твоему слуге то, что он просил.

Шива простил его.

— Брось тело Айраваты в океан, и твой любимый слон обретет новую жизнь, — посоветовал он Индре.

Владыка царей так и сделал, и воскресший Айравата вернулся к нему живой и невредимый.

ВЕЛИКИЙ ЭПОС — МАХАБХАРАТА

Самым великим эпическим произведением в мифологии индуизма является Махабхарата — эпос, в котором описываются истории битв героев и богов. Предание это относится примерно к V веку н. э. и состоит из девятнадцати книг, включающих более ста тысяч двустиший.

Это трагический рассказ о происхождении и смертельной распре двух родственных семей, пандавов и кауравов, о войне между ними, в которую оказались втянуты многие племена древней Индии, описания подвигов и злоключений героев, великой битвы на поле Курукшетры. Неторопливое повествование прерывается поучениями и беседами мудрецов о богах и служении им, о долге человеческом и смысле жизни, яркими примерами — эпизодами из жизни богов и героев, сказаниями о близких и далеких странах.

Полагают, что этот свод героических песен и сказаний о великих воинах возник в эпоху расцвета первых государств долины Ганга и впоследствии, передаваясь из уст в уста, обрастал все новыми подробностями и вариантами. Окончательный, ставший каноническим, вариант был составлен учеными-брахманами.

ВРАЖДА МЕЖДУ РОДАМИ

…В городе Хастинапуре некогда правил слепой Дхритараштра, царь из рода Бхараты. По милости Шивы жена его, Гандхари, родила сто могучих сыновей, учителем которых стал Дрона, лучший знаток всякого оружия и военного искусства. Младший брат царя, Панда, умер молодым, оставив пятерых сыновей: Юдхиштхиру, Бхимасену, Арджуну и близнецов. Накулу и Сахадеву. После смерти отца сироты (их мать последовала за покойным мужем на погребальный костер) воспитывались вместе с сыновьями царя. Сыновей Панды звали по отцу пандавами, сыновей Дхритараштры — кауравами, в память о пращуре Куру.

Дрона обучил мальчиков владению всеми видами оружия, и в назначенный день они, при огромном скоплении зрителей, стали демонстрировать свое умение. Наконец на арену вышел Арджуна, любимец Дроны. И в верховой езде, и в искусстве управления колесницей, и в стрельбе из лука он явно превзошел всех остальных участников состязания.

В конце состязания появился никому не известный воин и повторил все сделанное. Оказалось, что это Карна, сын царского возничего. Кауравы предложили ему свою дружбу, а пандавы оскорбились тем, что простолюдин решился соперничать с принцами. Так возникла вражда между пандавами и кауравами, к которым присоединился Карна.

Один из царских сыновей, Дурьодхана, прослышав о том, что горожане восхищаются подвигами Арджуны, сказал отцу, что, если не изгнать из страны пандавов, они рано или поздно захватят трон. Царь из любви к сыновьям решился на неправедное дело. По его наущению советники уговорили пандавов отправиться на праздник Шивы в город Варанавату, где для братьев была заранее приготовлена ловушка — дом из смолистого дерева, бамбука и соломы. Братья, прибыв в город, заподозрили недоброе, но не подали виду, решив действовать хитростью. Они сделали подкоп, через который можно было покинуть дом, и стали проводить время в развлечениях. Дом, как и было задумано, сгорел, в нем были найдены обгоревшие останки, принадлежавшие на самом деле случайно заночевавшим там нищим.

В то время как кауравы притворно сокрушались о гибели двоюродных братьев, пандавы, ушедшие из горевшего дома по подземному ходу, шли на юг через дремучий лес. Они надели одежды из мочала, накинули на себя шкуры антилоп, отпустили длинные косы и стали походить на странствующих монахов. Наконец, они нашли приют на окраине города Экачакра, в хижине одного бедного брахмана. За оказанное гостеприимство братья расплатились с лихвой, убив наводившего страх на всю округу великана-ракшаса по имени Бака.

БОРЬБА ЗА КРАСАВИЦУ

Через некоторое время братья прослышали о том, что царь панчалов Друпада выдает замуж свою дочь Драупади, девушку неземной красоты. Царь объявил, что отдаст дочь тому, кто победит на состязаниях в стрельбе из лука. Пандавы прибыли в город под видом монахов и поселились в доме горшечника. Между тем, в столицу панчалов прибыли со свитами и войсками многие цари, могучие и славные воины. Был здесь и Дурьодхана со своими братьями и Карной.

В день состязаний претенденты выходили на поле один за другим, но ни одному не удалось натянуть исполинский лук. Задача эта оказалась под силу лишь Арджуне, пустившему одновременно пять стрел.

Остальные участники состязаний были недовольны тем, что Друпада отдает свою дочь неизвестному пришельцу, и стали угрожать ему мечами. На защиту царя встали Арджуна и Бхимасена. Против них выступили Карна и Шалья, но потерпели поражение.

Царь пожелал знать, кем на самом деле являются столь славные воины, и братья рассказали свою историю. Царь обрадовался обретенному родству с пандавами и пообещал им помочь вернуть царство.

Далеко-далеко, среди дремучего леса пандавы начали строить новый город, названный Индрапрастхой, куда уже вскоре стали стекаться ремесленники, купцы, брахманы, воины и музыканты.

Знаменитый зодчий Майя воздвиг в столице пандавов дворец, подобный небесному чертогу Индры, длиной в пять тысяч локтей.

Пандавы, сделавшие своим царем Юдхиштхиру, жили в довольстве и благополучии. Они решили пригласить в гости множество царей, а также своих родственников из Хастинапура.

ЖЕРТВА ОБМАНА

Увидев все чудеса дворца и благоденствие жителей страны, Дурьодхана позавидовал родственникам черной завистью. Понимая, что победить пандавов силой оружия не удастся, он пригласил Юдхиштхиру развлечься игрой в кости. Дядя царя Шакуни, человек, искушенный в обмане, стал выигрывать ставки одну за другой, и в конце концов Юдхиштхира проиграл все свои земли, столицу с жителями, затем своих братьев и напоследок — самого себя. Последней ставкой была Драупади, но и на этот раз проиграл Юдхиштхира.

Подвергнув бывшего царя и его супругу различным унижениям, Дурьодхана отослал Драупади во внутренние покои — прислуживать царским женам. В этот миг среди наступившей тишины неведомо откуда раздался жуткий вой шакала, а в саду тревожно закричали птицы. Справедливо посчитав эти признаки знамением богов, Дхритарашта упрекнул сына в бесстыдстве и в глумлении над людьми. Обратившись к Драупади, он пообещал выполнить любое ее желание.

Драупади выбрала свободу для себя и пандавов.

Через некоторое время царь, поддавшись настояниям сына, послал вслед за Юдхиштхирой гонца с приказанием вернуться и сыграть в кости еще раз. На этот раз ставка была такова: семейство, представитель которого проиграет, должно отправиться в леса на двенадцать лет, а тринадцатый год должно провести в таком месте, где их никто не знает.

Вновь выиграл Шакуни, и вновь пандавы отправились в изгнание.

ИСПЫТАНИЕ ДЛЯ ПАНДАВОВ

Однажды, когда двенадцатилетнее изгнание пандавов уже подходило к концу, у их костра появился олень, подхвативший жертвенные принадлежности, и тут же скрылся. Братья поочередно отправлялись на поиски оленя и не возвращались обратно. Последним отправился Юдхиштхира. Пройдя по следу, он нашел возле озера своих мертвых братьев. С небес раздался таинственный голос, сообщивший, что братья не ответили на заданный вопрос и, вопреки era приказанию, самовольно взяли воду из озера и за это были убиты. Юдхиштхира согласился ответить на три вопроса: «Кто заставляет солнце подниматься? Кто сопровождает его в пути на небо? На чем зиждется солнце?» Юдхиштхира ответил правильно: «Великий бог Брахма заставляет солнце подниматься над землей. Дхарма, бог закона, принуждает его опускаться. Боги сопровождают его в пути на небо. Зиждется же солнце на истине».

Исполин воскресил всех четверых братьев, а когда они восстали от смертного сна, сказал: «Узнай, Юдхиштхира, что я — Дхарма, бог закона и справедливости. Я завлек тебя к озеру, чтобы испытать твою преданность мне. Теперь ты можешь выбрать любой дар». Юдхиштхира пожелал, чтобы никто не узнал братьев в последний, тринадцатый год изгнания, где бы они его не провели.

Дхарма пообещал, что братья смогут принять любой облик, их никто не узнает. Пандавы покинули лес и отправились в город где правил дружественный им государь Вирата.

Под видом скромных и незаметных людей все пандавы и Драупади нашли себе место при дворе. Незаметно проходили дни на службе у царя, а в это время люди Дурьодханы сбивались с ног с поисках пандавов. Наконец, выслушав донесения, Дурьодхана объявил, что пандавцв нигде не удалось обнаружить и что тринадцатый год изгнания подходит к концу. Дрона предложил дождаться возвращения пандавов и вернуть все, что принадлежит им по праву. Карна призывал вооружиться и готовить войска к битве. В это время пришла весть из страны, где правил Вирата, о том, что погиб царский полководец Кичака. Совет решил напасть на царство Матсьев и захватить неисчислимые стада царя Вираты.

Вирата вступил в бой с захватчиками, а братья, жившие до сих пор инкогнито в его дворце, пришли ему на помощь. Войска царя Вираты одержали победу, и братья были узнаны. Вирата воздал братьям царские почести, осыпал их щедрыми дарами и отдал свою дочь в жены Абхиманью, сыну Арджуны. И вновь начались бесчисленные хитрости, обманы и каверзы. В очередной раз царь Дхритараштра предложил пандавам мир и дружбу, и в очередной раз пандавы ради сохранения мира согласились поверить царю, но потребовали возвращения столицы Индрапрастхи. Мудрые советники уговаривали царя помириться с пандавами, не ставить под угрозу существование самого царского рода. С другой стороны, его сыновья во главе с Дурьодханом призывали готовиться к великой битве.

В свою очередь, Юдхиштхира обратился за помощью к царю ядавов Кришне, своему могущественному покровителю и другу. Он заявил, что не доверяет кауравам и боится получить от них лживые обещания, которые могут оказаться смертельной ловушкой. Кришна согласился поехать в Хастинапур и попытаться установить мир между враждующими семействами. Прибыв во дворец Дурьодхваны, Кришна сказал: «Я прибыл сюда, чтобы установить мир между братьями, и нет у меня других помышлений. Бедой грозит, о царь, твоему роду безрассудство и бесчестие твоих сыновей, гибель грозит всему живому на земле».

Дурьодхана заявил, что не уступит ни пяди земли, ни крупицы золота, ни единого раба.

Вместе со своими друзьями он решил взять в плен Кришну и бросить его в темницу, что облегчило бы борьбу с пандавами.

СИЛА КРИШНЫ

Когда Кришну собирались схватить, он сказал Дурьодхане: «Ты думаешь, что я здесь один, без друзей, слаб и беззащитен? Смотри!» Кришна простер руки, и рядом с ним появились все божества, полубоги, воины его царства и могучие пандавы с небесным оружием в руках. Из уст и очей Кришны изверглось пламя, земля задрожала, а небесные своды потрясли раскаты грома. Сановники царя, его гости и союзники в страхе прикрыли глаза руками и пали ниц. Через миг все исчезло, и только вдали пылала золотом уносившая Кришну колесница.

Исчезла последняя надежда на примирение. Жившая при дворце Кунти спустилась к священному берегу Ганга и увидела молящегося Карну. Она рассказала ему, что на самом деле отец его не возничий царя, а сам Сурья — бог солнца. А настоящая мать его — сама Кунти, некогда тайно бросившая малыша в реку в корзине. Таким образом, пандавы — братья Карны, и он должен стать их союзником.

Карна возразил, что он был бы неблагодарным, признав матерью женщину, бросившую его на произвол судьбы, и предав людей, которые вырастили и воспитали его. Он пообещал только пощадить в битве всех ее сыновей, кроме Арджуны.

По совету Кришны верховным вождем был объявлен Дхриштадьюмна, сын Друпады, царя панчалов. Далее значительная часть эпоса посвящена непосредственному описанию битвы, длившейся тринадцать лет. Некоторыми своими деталями эта битва напоминала Троянскую: иногда герои использовали обычные распространенные военные приемы, иногда прибегали к изощренным хитростям, иногда боги давали особо выдающимся героям возможность воспользоваться оружием, недоступным простым смертным. Время от времени боги, разбившиеся на враждующие партии, сами принимали участие в бою.

Через 36 лет по окончании битвы Юдхиштхира передал трон наследникам, и пандавы вместе с Драупади отправились в Гималаи, в свой последний, мирный, поход. В пути умерла сначала она, а затем четверо братьев. Юдхиштхира поднимался все выше в сопровождении верного пса. При блеске молнии он увидел Индру, который пригласил его в свою колесницу, отправляющуюся на небеса. Юдхиштхира отказался, заявив, что в первую очередь этого заслужили его братья и Драупади. Узнав, что его близкие уже находятся на небесах, он попросил пустить туда и его пса. В раю Индры Юдхиштхира был оскорблен тем, что там находятся — его бывшие враги, а посетив ад он увидел там своих близких, подвергаемых пыткам, и пожелал остаться с ними. Как только он высказал это желание, небо тут же прояснилось, и Юдхиштхира оказался среди богов и примирившихся наконец пандавов и кауравов. Завершилось последнее испытание праведного царя. Истинный монарх должен познать рай и ад и лишь затем обрести вечное счастье.

РАМАЯНА

Этот классический эпос сложился в своем завершенном письменном виде за несколько веков до н. э., широко вошел в обиход и стал любимой поэмой индусов. Многие его стихи они знают наизусть, а в деревнях специальные сказители нараспев пересказывают поэму внимательным слушателям. Сюжет Рамаяны весьма прост.

РОЖДЕНИЕ РАМЫ

Некогда жил царь Дашарадхи. Подобный Луне среди звезд, он блистал среди мудрецов, и страна его процветала. Угнетало властителя лишь отсутствие наследника. Наконец, Дашарадхи решил принести обильную жертву, на которую собрались все боги. В пламени жертвенного огня показался Вишну и поднес царю чашу с божественным напитком, который должны были выпить три жены Дашарадхи. Вскоре царица Каушалья родила Раму, Кайкейя — Бхарату, а Сумитра — близнецов Лакшману и Шатрубхну. Все дети были хороши, но любимцем отца и народа стал Рама, проявивший наибольшие успехи как в учении, так и в боевых искусствах, и еще в детстве разогнавший стаю демонов. Преданный Раме, Лакшмана следовал за ним как тень. На шестнадцатом году жизни братья отправились ко двору Джанаки. Этот царь обещал отдать свою дочь в жены тому, кто сумеет натянуть лук Шивы. Никому из многочисленных претендентов не удалось даже поднять божественное оружие, а Рама легко поднял лук Шивы и натянул его так, что тетива лопнула. Рама женился на Сите, а три его брата взяли в жены младших дочерей царя.

Престарелый Дашарадха решил передать трон Раме, однако царица Кайкейя мечтала о том, чтобы царем стал ее сын Бхарати. Царь, связанный данным некогда обещанием, был вынужден исполнить желание жены, но не мог сказать об этом Раме. Царица сама объявила Раме о том, что он изгнан в леса на четырнадцать лет, а трон займет Бхарата. Возмущенный Лакшмана хотел с боем отстаивать права брата, но Рама спокойно принял волю отца и стал прощаться с родными и с женой. Сита решила разделить судьбу мужа, а Лакшмана пожелал служить им обоим.

В лесу, где стали жить Рама, Сита и Лакшмана, появилась демоническая красавица, попытавшаяся соблазнить Раму. Когда он отверг притязания Шупранадхи, так звали красавицу, та попыталась убить Ситу. Лакшмана отрезал ей нос и уши, но убивать существо женского пола не пожелал. Отвергнутая женщина-демон отправилась за помощью к брату и вернулась со стаей демонов, подобных тучам. Рама сумел один победить 14 000 нечистых воинов вместе с их вождем. Весть об этом дошла до Раваны, десятиглавого, двадцатирукого царя демонов, который сидел на золотом троне, сверкающем как пламя. В свое время Равана в награду за аскетизм получил от Брахмы обещание, что он не погибнет от руки ни одного из богов или демонов. Равана в гордыне своей забыл о существовании людей, подобных богам, и Брахма предсказал, что в будущем этого демона погубит именно смертный человек.

ПОХИЩЕНИЕ СИТЫ

По приказу Раваны демон Мариша отправился искушать Ситу, приняв облик золотой антилопы. Рама убил демона, но перед смертью Мариша стала кричать голосом, неотличимым от голоса Рамы. Обеспокоенная Сита послала на помощь мужу Лакшману, а перед ней появился Равана и увез на золотой колеснице. Ситу поместили под охраной во дворец на острове Ланка (Цейлон). Вернувшиеся Рама и Лакшмана, не застав Ситу, начали расспрашивать о ней всех обитателей леса.

Сита, плененная Раваной. Индийская миниатюра XVIII в.

Сведения о судьбе. Ситы были только у птицы Джатаию и у обезьян. Рама заключил союз с царем обезьян Сугривои и помог ему вернуть трон. После долгих поисков местонахождение Ситы было установлено. Хануман, первый министр царя обезьян, сын обезьяны и бога ветра, оттолкнулся от высокой скалы и одним прыжком преодолел расстояние до острова Ланка. Незамеченный стражей, он вошел во дворец, отыскал Ситу и вручил ей послание Рамы. Он хотел отвезти ее к мужу на спине, но достойная женщина решила, что ей не подобает касаться чужого мужчины. Она попросила мужа прибыть на помощь. Хануман, прежде чем отправиться в обратный путь, отдался в руки стражникам и позволил им поджечь его хвост. Затем, вырвавшись из рук стражников, он стал скакать по крышам домов, учинив в городе огромный пожар. Погасив горевший хвост в океане, Хануман благополучно вернулся к Раме.

Рама отправился на Ланку, собрав огромную стаю животных. Животные построили через пролив мост из скал и деревьев. Когда армия Рамы приближалась к стенам Ланки, затряслась земля, хлынул кровавый дождь, а вокруг солнца появился огненный круг. Несмотря на эти зловещие предзнаменования, Равана решил воевать.

ПОБЕДА. РАМЫ

Началась осада города. Стаи обезьян заполнили городской вал, влезали на стены, забрасывали оборонявшихся валунами и вырванными с корнем деревьями. После захода солнца сила демонов значительно возросла, и они стали пожирать нападавших тысячами. Сын Раваны Индраджит стал невидимым и поражал наступавших стрелами из-за туч, ранив Раму и поразив Лакшману. Им помог целебными травами Гаруда. Равана призвал на помощь своего брата-гиганта Кумбхакарну, спавшего до этого в пещере девять месяцев. Этот демон пожрал бесчисленное множество обезьян, пока Рама не убил его. Затем Лакшмане удалось убить Индраджита, и очень вовремя, поскольку демон уже начал приносить жертву, сулящую жертвователю чудесные способности. Настало время схватки Рамы и Раваны. Демон, пользующийся оружием Брахмы, посылал в противника тысячи стрел с головами львов и тигров. Рама отвечал ему стрелами, подобными солнцу, звездам и метеоритам. В самый решающий момент боя Индра послал Раме свою колесницу вместе с возничим. Стрелы Раваны становились ядовитыми змеями, изрыгающими пламя, а стрелы Рамы — стаей птиц, пожирающих змей. Одну за другой.

Рама отсекал головы Раваны, которые отрастали снова и снова. Наконец, он наложил на лук стрелу Брахмы, в оперении которой был ветер, в наконечнике — солнце и огонь, а в древке — гора Меру. Распевая ведический гимн, Рама натянул тетиву, и стрела, пронзив грудь Раваны, вернулась в колчан героя. С неба посыпались цветы, послышались торжественные гимны.

В саду дворца нашли Ситу. Рама обвинил ее в том, что она пребывала в доме чужака, и заявил, что отвергает ее. Тогда Сита приказала сложить погребальный костер и с молитвами взошла на него, хотя боги умоляли Раму пожалеть супругу. Самому Агни пришлось вынести ее на руках из пламени и вручить мужу очистившуюся жену.

Вернувшегося в столицу Раму приветствовал, Бхарата, надевший на стопы брата золотые сандалии. Радовались боги, люди и обезьяны, помогавшие Раме.

РАМА И СИТА

Рама царствовал в течение десяти тысяч лет, и народ в его царствование был счастлив, поскольку властитель разбирал любую жалобу. Но когда Сита уже ждала ребенка, народ стал возмущаться тем, что царский род продолжат потомки женщины, запятнавшей себя пребыванием в доме чужого мужчины. Рама, по воле подданных, приказал супруге вечно пребывать в изгнании. Ее принял к себе прорицатель Валмики. В его доме Сита родила близнецов Кушу и Лаву. Валмики записал всю историю Рамы, а затем пересказал ее мальчикам.

Как-то раз Куша и Лава прибыли в столицу на праздник. Собравшиеся на праздник были поражены исключительным сходством братьев с Рамой, к тому же они исполняли песню, рассказывающую о жизни монарха. Рама догадался об их происхождении и дослал за Ситой, желая еще раз увериться в ее невиновности. В подтверждение слов Сйты из земли появился трон, на котором сидела богиня земли, окруженная змеями. Богиня взяла Ситу за руку и вместе с ней провалилась под землю, а боги пропели гимн, восхваляющий верную супругу.

С тех пор сердце Рамы не ведало покоя. Раздав обильные дары, в течение следующей тысячи лет он молился перед золотой статуей Ситы, а затем к нему явился бог смерти и предложил сделать выбор: желает ли он оставаться среди людей или хочет вознестись на небо, где для него приготовлено место. Рама пожелал отправиться на небо. Он передал корону сыновьям, а сам вместе с братьями, а также с верными обезьянами и медведями вступил в реку Сарайю. Перейдя ее, он попал в мир богов, где его радостно принял Брахма. Вместе с ним были приняты и животные, тут же преобразившиеся в божества, которыми они были в своих предыдущих воплощениях.

ДОБРО ПОБЕЖДАЕТ ЗЛО

Дашара — праздник в честь победы бога Рамы над демоном Раваной.

За несколько дней до его начала возводят временные храмы для богини добра Дурги. Легенда а доброй богине передается из поколения в поколение.

…Восемь дней Рама молил судьбу о победе над демоном Раваной. Чтобы угодить богине, ой собирал редчайшие голубые лотосы — любимые цветы Дурги. На восьмой день он преподнес ей 108 распустившихся лотосов.

Чтобы испытать верность Рамы, богиня спрятала один цветок. Только число 108 означало доброе предзнаменование. И тогда Рама решил пожертвовать своим глазом. Но Дурга пожалела Раму и дала ему чудодейственную силу.

Многоголовый Равана

К празднику сооружают огромные фигуры десятиголового Раваны и его служителей. Высоко поднимают демонов в юбках, с тощими ногами и короткими руками. Внутри эти фигуры мастерски заряжены шутихами.

Жители города собираются на площади, чтобы посмотреть театрализованное представление о жизни бога Рамы под названием «Рамлила». Обычно Рамлилу играют мальчики-подростки.

На площадке вокруг исполинских демонов устанавливают различные приспособления для фейерверка — мельницы, карусели, вертушки в виде фантастических кустов и деревьев.

Кульминация праздника приходится на наступление сумерек — Рама выпускает горящую стрелу и поражает ею гигантское чучело Раваны. Мгновенно вспыхивают одежды, и начинают срабатывать шутихи, которыми начинен манекен. Огонь переносится на других демонов, вспыхивают тысячи огней. Ликование толпы в который раз подтверждает: добро всегда побеждает!

МИФОЛОГИЯ БУДДИЗМА

Буддизм возник в Древней Индии в V–VI вв. до н. э.

Новой пророк и божество — Будда — избрал себе местом явления маленькое княжество, находящееся у подножия Гималаев на границе современных Индии и Непала.

Создателем новой религии стал принц Гаутама, прозванный Буддой — «просвещенным» (примерно 560–480 гг. до н. э.). Будда сумел победить страсти и страдания, достичь полного самоконтроля и нирваны — удивительно гармоничного состояния души. Он же основал монашеский орден. В III веке до н. э. буддизм стал официальной религией почти на всей территории Индии и сохранял свои позиции примерно до VIII века.

Хотя Гаутама почти наверняка является исторической личностью, его биография мифологична.

Его матерью стала добродетельная Майя, которой накануне рождения сына приснился вещий сон: будто в ее правый бок вошел белый слон (альбинос) — самое почитаемое животное. Будда родился под деревом в роще у селения Лумбини, невдалеке от столицы княжества.

Его назвали Сиддхартха (тот, чья личная цель достигнута). Полное имя будущего Будды — Сиддхартха Гаутама Шакьямуни.

На теле прекрасного младенца обнаружили 32 главных и 80 малых признаков великого мужа. Нимб вокруг него простирался в радиусе шести стоп. Тело его было золотого цвета. На макушке, покрытой черными волосами, виднелась выпуклость — знак избранности, место пребывания божественного элемента, высшего сознания. Между широкими бровями виднелся пучок серебристых волос, из которых шли лучи — символ сверхчеловеческой проницательности. Ресницы у него были длинные, как у быка, глаза черные, блестящие, во рту было сорок зубов одинакового размера. Челюсти его были подобны челюстям льва, а голос подобен грому. На теле не было видно признаков мужского пола. Позвоночник его был столь жестким, что будущий Будда не мог повернуть голову (столп мира, его ось). Фигура его напоминала дерево баньяна.

С детства Сиддхадха Гаутама приводил учителей в изумление своими способностями.

Гаутама жил в трех прекрасных дворцах. Он взял в жены прекрасную Иасадхара, родившую сына Рагулу. Жизнь сулила ему одни радости и наслаждения. Но когда Гаутаме исполнилось 29 лет, боги устроили так, что во время своих прогулок он встретился со стариком, согбенным под тяжестью лет, с больным страшной болезнью — проказой, с мертвецом и с монахом-отшельником. Эти встречи заставили Гаутаму задуматься о причинах зла и страданий.

Гаутама покинул дворец и отправился в странствие. Ангел вручил ему восемь вещей: три одежды (верхняя, нижняя и ряса желтого цвета), чашу (для того, чтобы люди клали в нее подаяние, но обязательно добровольно), нож, иглу, пояс и сито (чтобы не проглотить вместе с водой какое-нибудь насекомое).

Скитаясь по миру, он попал в лес и сел под деревом, где впал в глубокую медитацию, оставшись без еды и питья. Состояние, в котором он находился, было названо нирваной. С этого момента он стал Буддой — Просветленным. Семь недель провел Будда под деревом.

В течение 45 лет он ходил по стране и проповедовал свое учение.

ЛОТОСЫ, ВЫРОСШИЕ ИЗ ПУПКА БУДДЫ

Вскоре после того как Будда стал проповедовать свое учение, у него появилось много учеников. Но шесть монахов возненавидели его за безграничную власть и стали издеваться над его учением, демонстрируя народу всякие поддельные чудеса.

Но Будда посрамил этих лжеучителей и в городе Шравасти сотворил 15 чудес: по одному чуду в день. Вот некоторые из них.

Он воткнул в землю свою зубочистку, и из нее выросло огромное дерево, которое своими ветвями закрыло весь небосвод. На нем висели плоды, подобные сосудам, вмещавшим пять ведер воды.

Будда улыбнулся, и от его улыбки рассеялся свет в трех тысячах миров; все, на кого пал этот свет, стали благословенными.

Все последователи Будды познали мысли друг друга, добродетельные и греховные, а также узнали о воздаянии и возмездии, которое за это их ожидает.

Будда прополоскал рот и выплюнул воду на землю. Она превратилась в громадное озеро. Посреди него выросло множество чудесных лотосов, своим сиянием озаривших весь мир и наполнивших его благоуханием.

Ваджра — узел молнии Будды

Будда прикоснулся правой рукой к трону, на котором сидел, и внезапно появились пять страшных чудовищ, разрушивших сидения лжеучителей, а возникшее вместе с ними ужасное божество Ваджрапани прогнало их своей ваджрой — оружием, подобным молнии. После этого 91 тысяча лжеучителей перешла на сторону Будды.

Будда сделался видимым одновременно во всех царствах материального мира и проповедовал свое учение.

Будда испустил из своего пупка два луча, которые поднялись на высоту семи саженей. На кончике каждого луча выросло по цветку лотоса. Из середины каждого цветка вышло по два отражения Бумы. Они в свою очередь испустили по два луча, оканчивающихся лотосами…Так продолжалось до тех пор, пока цветы и отражения Будды не заполнили всю Вселенную.

Своей огромной волей Будда создал огромную колесницу, которая достигла мира Богов. И сияние наполнило все миры.

Будда наполнил пищей все сосуды в городе. Она имела разный вкус, но отведав ее, люди получили удовольствие. Затем Будда, коснулся рукой земли, и она разверзлась, показав страдания, которые праздные и грешные люди терпели в аду. Увидевшие это содрогнулись, и Будда стал проповедовать свое учение собравшимся.

В течение двух недель первого новогоднего месяца в буддийских храмах проходят службы с описанием этих чудес. А праздник называется Монлам или 15 чудес Будды.

КОГДА ГОТОВЯТ ЧЕРНЫЙ РИС

Общебуддийский праздник Весак отмечается на второй неделе первого летнего месяца (мая). Это единая дата для всех стран буддийского мира.

В этот день случились сразу три события в жизни Будды: его последнее земное рождение, просветление и погружение в нирвану. Между первым и последним событиями прошло 80 лет. Просветленным он стал в 35 лет, но все это, согласно традиционной биографии Будды, произошло в один день.

Целую неделю монахи рассказывают в храмах о жизни Будды. Вокруг храмов и монастырей движутся торжественные процессии, изображая театрализованные версии этих трех событий. В процессиях и храмовых службах принимают участие не только монахи, но и многочисленные верующие.

Буддисты у себя дома омывают статуи Будд подслащенной водой и осыпают их цветами. Многие покупают разных водяных тварей и выпускают их в воду, совершая угодный Будде «обряд освобождения живности». В некоторых семьях готовят постную кашу из риса, смешанную с различными видами сушеных фруктов и орехами миндалем, арахисом.

Будда

Жители некоторых индийских деревень вывешивали красную бумагу с надписью: «Выдаем замуж волосатых насекомых».

В монастырях совершали омовения и окропления статуй Будды, особенно статуй, изображавших Будду-ребенка.

В праздник любованья фонарями Хорошо подняться на террасу В час, когда еще не село солнце И все видно далеко вокруг. Фонари развешены повсюду. А в бутонах лотосов бумажных Маленькие девочки укрылись, Лотосы раскроются — и дети Журавлей прожорливых прогонят, Тех, которые клюют цветы. На востоке поднялась луна. Разливается вокруг сиянье. Будто солнце загорелось снова. Фонари горят. Луна сияет. Светятся и Небо и Земля. Неизвестный поэт, XII в. БЕЛЫЙ СЛОН СПУСТИЛСЯ С НЕБЕС

В конце октября — ноябре проходит большой буддийский праздник Нисхождение Будды с неба Тушита на землю.

…Проживая в облике бодхисаттвы на небе Тушита (9-й уровень буддийского космоса, где обитают все бодхисаттвы, до того, как станут буддами) Будда Шакьямуни понял, что ему пора совершить свое последнее перерождение среди людей на земле.

Своими земными родителями он избрал правителя народа шакья Шуддходану и его жену Майю.

В 35 лет открыл для себя истину, сидя под деревом бодхи, и стал Просветлённым, то есть Буддой. И начал проповедовать свое учение. Праздник отмечается три дня. На второй, основной день с утра до вечера читаются священные тексты.

КАЖДЫЙ ПРОЖИВЕТ 84 ТЫСЯЧИ ЛЕТ

Праздник Майдари, или Круговращение Майтрейи, посвящен ожиданию пришествия Будды будущего периода — Майтрейи, который наступит после завершения периода Будды Шакьямуни.

Он начнется, когда продолжительность земной жизни людей достигнет 84 тысяч лет, а миром будет управлять один человек — справедливый буддист.

Праздник отмечается с третьего до пятый день последнего летнего месяца (июнь — июль}. На второй день праздника из храма выносят скульптурное изображение Майтрейи, помещают под балдахином на колеснице, в которую впрягают скульптуру коня зеленого цвета, увитую шелковыми лентами. Окруженная толпами верующих, колесница медленно совершает объезд вокруг территории монастыря, двигаясь по солнцу. Верующие движутся вместе с процессией, периодически совершая коленопреклонение перед статуей Майтрейи. Одна группа монахов приводит в движение колесницу, другие идут впереди или сзади нее, читая молитвы.

Шествие символизирует объезд Майтрейи Вселенной и распространение на нее его благодати.

КИТАЙСКАЯ И ЯПОНСКАЯ МИФОЛОГИИ

Одна из отличительных черт китайское мифологии в том, что главные персонажи превращаются в правителей и императоров, второстепенные персонажи — в сановников, чиновников… Реальные исторические деятели превращаются в богов — покровителей городов, отдельных местностей.

Древние же японцы, как и другие народы, одухотворяли явления природы, растения и животных, умерших предков, у них были свои маги, колдуны и шаманы.

РОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

ВЕЛИКИЙ ПАНЬ-ГУ

2300 лет назад поэт Цюй Юань в одном из своих знаменитых стихотворений вопрошал о том, как же возникли воды, небо и земля, каким образом они разделились, как образовалась сама Вселенная.

Один из наиболее известных мифов о сотворении мира записан во II веке до н. э. Из него следует, что в глубокой древности существовал лишь мрачный хаос, в котором постепенно сами собой сформировались два начала — Инь (мрачный) и Ян (светлый), установившие восемь главных направлений мирового пространства. После определения этих направлений дух Ян стал управлять небесами, а дух Инь — землей.

Множество мифов связано с Пань-гу. Он считается прародителем всех людей, которые произошли от паразитов, ползающих по телу умирающего божества.

Когда небо и земля были еще не отделены друг от друга, Вселенная, пребывавшая в состоянии первобытного хаоса, напоминала по форме своей гигантское куриное яйцо. В этом яйце и зародился Пань-гу (хаос породил одно). Он вырос и уснул, проспав восемнадцать тысяч, лет, а проснувшись и открыв глаза не увидел ничего, кроме липкого мрака. Пань-гу взял оказавшийся рядом топор и стал пробивать им мрак. Раздался оглушительный грохот, и огромное яйцо раскололось. Все легкое и чистое тут же поднялось вверх и образовало небо, а все тяжелое и грязное опустилось вниз и образовало землю (одно порождает два). Так Небо и Земля, смешанные первоначально в сплошной хаос, отделились друг от друга. После этого Пань-гу, опасаясь нового соединения, уперся ногами в землю и подпер головой небо (из двух стало трое). Так он и стоял восемнадцать тысяч лет. Каждый день небо становилось все выше, земля — толще, а Пань-гу подрастал.

Со временем небо поднялось очень высоко, земля стала очень толстой, а Пань-гу вырос до девяноста тысяч ли. Некоторое время, длившееся целые эпохи, он поддерживал небо, упираясь в землю, и наконец дождался того, что они достаточно окрепли. Выполнив эту важнейшую задачу, Пань-гу почувствовал страшную усталость, упал на землю и умер. Вздох, вырвавшийся из его рта, стал ветром и облаками. Голос — громом, левый глаз — солнцем, правый — луной, туловище с руками и ногами — четырьмя сторонами света и пятью великими горами, кровь — реками, жилы — дорогами, плоть — почвой, волосы на голове — звездами на небосклоне, кожа и волосы на теле — деревьями, травами и цветами, зубы и кости — металлами, драгоценными камнями, пот — дождем и росой.

По иным версиям слезы, вытекшие из глаз Пань-гу, превратились в реки, последний вздох — в порывы ветра, голос — в раскаты грома, блеск глаз — в молнии. Так или иначе, трое породили все остальное.

Бог-охранитель

История Пань-гу во многих деталях напоминает миф о рождении мира из яйца Брахмы, миф об оторвавшем небо от земли Индре и, некоторыми мотивами, шумерские мифы.

Особенно популярны другие предки рода человеческого: Фуси, имя которого встречается и в иных писаниях, и Нюйва — его жена, часто являющаяся одновременно и его сестрой. Эти герои выступают в мифах и поодиночке, но чаще появляются именно в виде неразлучной пары.

ФУСИ И НЮЙВА

В древние времена, когда мир был уже сотворен, в горах Куньлун жила Нюйва со своим братом Фуси. Людей в ту пору на свет$ не существовало. Они решили было стать мужем и женой, но в последний момент Нюйва устыдилась этого. Тогда брат отвел ее на горную вершину и сказал: «Если небо желает, чтобы мы поженились, пусть дым устремится столбом вверх. Если ему это неугодно, пусть прижмется к земле». Дым поднялся столбом вверх. Сестра согласилась с волей неба, но, продолжая стыдиться, прежде чем приблизиться к брату, сплела из травы веер и прикрыла им свое лицо. Отсюда возник существующий и по сию пору обычай, согласно которому невеста на свадьбе прикрывает лицо веером.

Известен миф и о том, как Нюйва в одиночку дала начало человеческому роду. В этом мифе она описана как существо, имевшее голову человека и тело змеи. Наделена она была исключительной божественной силой, позволявшей ей совершать в день семьдесят перевоплощений. Хотя на земле уже существовали горы, реки, травы и деревья, а также насекомые и рыбы, Нюйва ощущала одиночество и решила, что ей необходимо создать существа иного рода.

Как-то раз, сидя на берегу пруда, она размочила желтую глину и, глядя на свое отражение в воде, вылепила фигурку маленькой девочки. Как только она поставила ее на землю, фигурка ожила, запищала и радостно запрыгала. Она получила имя Жень — человек.

Нюйва осталась очень довольна результатами своего опыта и, продолжив дело, вылепила из глины множество человечков обоего пола. Эти человечки, окружив Нюйву, радостно кричали и пританцовывали, а затем расходились в разные стороны.

Нюйва продолжала свою работу, делая все новых и новых человечков. Трудилась она очень долго и утомилась еще до того, как создала достаточное количество людей.

Тогда она взяла ветку лианы, опустила ее в жидкую желтую грязь, а затем стряхнула капли этой грязи на землю. В тех местах, куда падали комочки грязи, появлялись на вид неотличимые от первых прыгающие маленькие человечки. Таким образом Нюйва положила начало делению людей на высшее и низшее сословия, хотя внешне люди были похожи.

Люди оказались существами смертными, а создавать их заново всякий раз было утомительно, и потому Нюйва научила людей размножаться и повелела им заботиться о воспитании детей. Так возник род человеческий.

Именно Нюйва стала первой в мире свахой и установила для людей форму брака, и потому последующие поколения почитали ее как богиню сватовства и бракосочетаний. Церемонии в ее честь были необычайно пышными. И юноши и девушки, собравшиеся на них, могли объединяться в пары без каких-либо дополнительных обрядов, поскольку такое соединение считалось продиктованным волей неба.

Фуси встречается в мифах и как отдельный, независимый от Нюйвы персонаж. Фуси имел лицо человека и тело змеи, либо тело дракона и голову человека. Будучи сыном божества и женщины из райской страны, он был божеством уже с рождения. По небесной лестнице он мог свободно подниматься на небо и спускаться на землю. Этой лестницей пользовались духи, являвшиеся из разных мест. Согласно преданию, Фуси создал первый музыкальный инструмент, что-то вроде гуслей — сэ. Иногда считается, что именно Фуси начертал первые восемь иероглифов, описывающих основные явления Вселенной.

Огромной заслугой Фуси является то, что он дал людям огонь. Второе его имя — Паоси — буквально значит «жареное мясо», что выражает идею практического применения огня. Чаще всего Фуси считают сыном Лэйшеня — духа грома, ведавшего одновременно ростом деревьев. Вполне естественно, что сын такого отца мог добыть огонь, видимо, возникший в результате удара молнии в дерево.

Ко всему прочему Фуси научил людей ловить рыбу.

КАК ЛЮДИ НАУЧИЛИСЬ ЛОВИТЬ РЫБУ

После того как Фуси вместе с сестрой создали человечество, людей на земле день ото дня становилось все больше. Тогдашние люди не были похожи на нынешних. В те времена не знали земледелия. С утра и до поздней ночи люди охотились на диких животных, ели их мясо и пили их кровь. Мало убьют зверей — наступит голод. Совсем никого не убьют — в животах пусто будет. Еду в те времена нелегко было добыть.

Фуси видел все это, и на душе у него было тяжко. «Если так всегда будет, много людей умрет от голода», — думал он. На четвертый день пришел он к реке. Ходил, ходил, вдруг поднял голову — глядь, большой жирный карп из воды выпрыгивает. Тут и второй карп выпрыгнул, за ним третий. Фуси подумал: «Большие карпы, жирные, поймай да ешь, чем плохо?» Много сил не затратил, поймал прямо руками большую жирную рыбину. Очень обрадовался Фуси, унес карпа домой. Узнали дети и внуки Фуси, что он рыбу поймал, прибежали обрадованные, стали с расспросами приставать. А Фуси разорвал рыбу на части и каждому по кусочку раздал. Попробовали — понравилось. «Раз рыба вкусная, давайте теперь ее ловить, вот и будет нам подспорье», — сказал Фуси.

Фуси. С китайской гравюры

Дети и внуки его, конечно, согласились и тотчас побежали к реке. Пробыли там от полудня до вечера, и почти каждый поймал по рыбине. Принесли они добычу домой и с удовольствием съели. Фуси тотчас же послал гонцов с письмом к тем своим сыновьям и внукам, которые жили в других местах, советуя им тоже рыбу ловить. Не прошло и трех дней, как все дети и внуки Фуси научились этому. Только, как говорится, со всяким хорошим делом много мороки. На третий день явился царь драконов Лун-ван со своим первым министром — черепахой — и заорал:

— Кто тебя звал рыбу ловить? Вон сколько вас, людей, так всех моих драконовых сыновей и внуков переловите! Немедля брось это дело!

— Ладно! Не разрешаешь ловить рыбу, не будем. Только смотри, нечего будет есть — станем воду пить, всю воду подчистую выпьем, все твои водяные твари передохнут.

Черепаха — первый министр Лун-вана — подползла к его уху и тихонько прошептала:

— Смотрите, люди-то эти руками рыб хватают. Поставьте им такое условие: если они всю воду не выпьют, пусть рыбу ловят. Только не разрешайте ловить ее руками. А без рук они ни одной рыбы не поймают.

Выслушал Лун-ван совет черепахи, и понравился он ему. Расхохотался царь догонов, повернулся к Фуси и произнес:

— Если не выпьете воду дочиста, то можете рыбу ловить. Но только запомните одно условие: не хватать рыбу руками.

Лун-ван решил, что ему удалось провести Фуси и, радостный, вместе со своим министром-черепахой отправился обратно. А Фуси думал весь вечер, на другой день до самого обеда думал — все не мог ничего придумать. После обеда улегся он под деревом, стал в небо глядеть да думать.

Видит, между двумя ветками паук паутину плетет. Слева нить пропустит, справа нить продернет, вот и готова круглая сеть. Закончил паук свое дело, отбежал в утолок, спрятался.

Вскоре летавшие поодаль комарики да мухи все в сеть попали. Тогда паук спокойно вылез из своего уголка и принялся за еду.

А Фуси осенило. Он побежал в горы, отыскал лианы и свил из них веревку. Потом, словно паук, плетущий паутину, сделал грубую сеть. После этого он срубил две палки, смастерил из них крестовину, привязал к ней сеть, потом приделал к крестовине длинный шест, и все было готово. Он отнес снасть к реке и забросил в воду. Фуси стоял на берегу и тихонько ждал. Прошло немного времени, он потянул сеть вверх — в сети трепыхались и прыгали рыбы. Способ этот и впрямь оказался удачным. Фуси передал секрет плетения сетей своим сыновьям и внукам. И с тех пор все его потомки знали как ловить сетью рыбу, и не испытывали больше нехватки в еде. И по сей день люди ловят рыбу сетями.

А Лун-ван, увидев, что Фуси стал ловить рыбу сетью, изошел злобой. Сидел Лун-ван в своем дворце, бесновался, глаза его чуть из орбит не вылезали. Потому-то люди и стали рисовать царя драконов с вытаращенными глазами.

МИФЫ О СЕБЕ И ДРУГИХ НАРОДАХ

Поднебесная, согласно древним китайским преданиям, была обиталищем разнообразных чудовищ, диковинных существ, чертей и духов. Говорилось, что в Восточном море была страна, где жили одни лишь великаны, которых матери вынашивали тридцать шесть лет. Были эти великаны потомками драконов, а потому плохо ходили по земле, зато умели летать на облаках. Когда наступало время совещаться, великаны карабкались на вершину горы и там, сидя на корточках, толковали о разных делах.

Согласно преданиям, в стране Дашиван у Западного моря росли чудесные деревья с красными листьями. Эти деревья вместо плодов имели на своих ветвях крошечных человечков, висевших головой вниз. Эти человечки радовались при приближении людей, смеялись, но лишь срывали их с ветки, они тотчас умирали.

Были в Поднебесной разные страны: в одной жили однорукие люди, а в другой — одноногие. Третья страна была населена бессмертными людьми, жившими в пещерах и влачившими жалкую жизнь. Питались они лишь мелкой рыбой, иногда ели глину, а порой подолгу не ели ничего. Пол у этих людей был совсем неразличим.

Диковинные люди. Китай. Гравюра

Обитали в Поднебесной люди с грудными костями, выступавшими далеко вперед, подобно кадыку на шее. Жили и такие, кто имел переплетенные, как волокна веревки, ноги. Водились люди с языками, росшими в обратную сторону, в горло, и люди с зубами-сверлами; были люди с черными зубами, с необыкновенно длинными руками, которыми они очень ловко ловили рыбу. На севере обитало племя людей с телом, покрытым волосами, твердыми, как железо. А на северо-востоке жили те, кто имел ступни, повернутые назад. Неподалеку находилась страна длинноухих людей, во время ходьбы придерживавших свои свисающие уши. Была в Поднебесье и область, где обитали люди без кишок — пища проскальзывала через них с необычайной скоростью, и ее можно было отправлять в рот снова. В Древнем Китае, как гласит предание, можно было встретить и людей, не имеющих костей, с мягким, точно студень, телом.

Но фантазия древних китайцев наделила жителей заморских земель еще более удивительными особенностями. У некоторых были птичьи клювы, а за спиной росли крылья, и эти люди вылуплялись из яиц, подобно птицам. В стране Юйминь обитали люди, питавшиеся ядовитыми существами, похожими на черепах, рот которых был устроен, как самострел, досылавший в цель ядовитый плевок. Однако эти люди были приучены только к такой странной пище и не боялись этих ядовитых гадов.

На востоке же, по мнению древних китайцев, была страна, где жили люди, подобно всем людям разделенные на мужчин и женщин. Только мужчины и женщины никогда не сближались: едва мужчина внимательно посмотрит на мужчину, или женщина на женщину, как у них рождались дети.

Была и такая страна, обитатели которой имели такой беспокойный, суетной характер, что ни мгновения не могли посидеть спокойно, все время они нуждались в каком-нибудь занятии. Зато их соседи, не питавшиеся злаками и прочей грубой пищей, а пившие одну лишь росу, имели божественно-спокойную, возвышенную душу и вечно радовались спокойному, мирному течению жизни и выглядели, точно юноши и девушки.

Жители другой страны постоянно испытывали тяготы жизни, обитая в пещерах и не имея даже грубой одежды, — чтобы защитить себя от холодов, им приходилось намазывать все тело толстым слоем сала.

А на юге простирались земли страны, где жили одни лишь женщины. Когда наступало время стать матерью, девушка отправлялась к священному пруду, и омовение в нем давало ей желаемое зачатие. Родившихся мальчиков было принято умерщвлять. Зато неподалеку была страна, населенная одними лишь мужчинами, способными родить в течение жизни двух детей. Рассказывают, что дети рождались из подмышек.

МИФЫ ДРЕВНЕЙ ЯПОНИИ

Основная масса японских мифов собрана в два больших свода: «Кодзики» и «Нихонсеги» (Записи о древних делах). Их начали составлять в 681 году, пригласив для этого знаменитого сказителя. Его рассказы записывали несколько человек.

«Нихонсеги», вышедшие в свет в 720 году, пронизаны идеями, пришедшими из Китая. Например, миф о сотворении основан на древней китайской идее противоборства сил Инь и Ян. В сборнике «Нихонсеги», в отличие от «Кодзики», приводятся различные варианты наиболее распространенных мифов.

С ЧЕГО ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

С пары богов — Идзанаги (первого мужчины) и Идзанами (первой женщины). Как-то раз Идзанаги разговаривал с супругой, стоя в океане, машинально опуская копье в воду и вынимая его из воды. Капли воды на копье загустели и, упав в океан, образовали первый из японских островов. На него взошла Идзанами (по некоторым вариантам — и другие боги), и вместе они создали остальные острова. Когда рождался бог огня, лоно Идзанами было опалено, и она умерла. Идзанаги отправился за супругой в Страну мертвых. Он достиг замка, где устроилась Идзанами, и стал уговаривать ее вернуться в Верхний мир, но она заявила, что не может сделать этого, так как вкусила пищи Страны мрака. Идзанаги отломал зубец от своего гребня, зажег его и вошел во дворец, чтобы узнать, что же на самом деле произошло с его супругой. При свете стало видно, что Идзанами превратилась в безобразное чудовище. Ужаснувшийся Идзанаги бросился бежать, но сестра, разгневанная тем, что брат-супрут видел ее в столь неприглядном виде, послала ему вдогонку ведьм. Идзанаги бросил за спину головной убор, который превратился в виноград, и ведьмы кинулись пожирать его. Затем, когда преследование возобновилось, он выхватил из волос гребень, швырнул его назад, и гребень превратился в ростки бамбука, задержавшие ведьм. Наконец Идзанами послала вслед брату войско из полутора тысяч воинов, но Идзанаги удержал их на расстоянии своим огромным мечом. Оказавшись в проходе между Страной света и Страной мрака, он нашел три персика и, бросив их в преследователей, заставил отступить. Загородив ровный проход большой скалой, он стал вести с сестрой переговоры. Та угрожала ежедневно убивать тысячу живых существ в Стране света, в ответ Идзанаги пообещал обеспечить полторы тысячи рождений в день. После «переговоров» отношения их были окончательно разорваны.

Храм Аматэрасу в Иадзуми

Побывав в преисподней, Идзанаги должен был совершить очистительный обряд. Происходило это на острове Цукуси (Кюсю). Когда он раздевался, из его одежды и драгоценностей рождались меньшие божества. Войдя в реку, он старался избегать слишком сильного верхнего течения и слишком слабого нижнего, а во время купания из родинок на его теле родились еще четырнадцать божеств. Наконец, от капель воды, которой Идзанаги омывал левый глаз, родилась богиня солнца Аматэрасу (небесное сияние), из воды, омывавшей правый глаз — бог луны, от воды, омывавшей нос — Сусаноо (пылкий муж) — бог ветра и водных просторов. Идзанаги отдал сверкающей Аматэрасу власть над небесным миром и подарил ей драгоценное ожерелье. Сусаноо получил власть над морем, но он беспрерывно плакал. Причиной его отчаяния было желание навестить свою мать Идзанами, пребывающую в стране мрака. Идзанаги это не понравилось, и он изгнал сына из страны.

Сусаноо отправился на небеса, чтобы попрощаться с сестрой, которая там правила; при этом Сусаноо устроил столько шума, что владычица высокого неба на всякий случай приготовила два колчана — один с тысячью стрел, другой — с пятьюстами — и, взяв лук, сильно уперлась ногами в землю.

При встрече Сусаноо сказал, что пришел попрощаться, и предложил дать друг другу клятву верности и произвести потомство. Аматэрасу приняла от него меч с десятью рукоятями, разламала его на три части и начала жевать. Сусаноо сделал то же самое с драгоценностями, преподнесенными сестрой, — так появилось множество божеств.

Но Сусаноо нарушил свои клятвы и стал вредить Аматэрасу: затоптал проложенные ею межи на рисовых полях, засыпал прорытые ею оросительные каналы, осквернил ее жилище. Сначала она решила, что брат ведет себя так, потому что пьян, но когда Сусаноо содрал шкуру с пегого жеребенка и бросил ее в помещение, где Аматэрасу вместе с небесными ткачихами изготавливали ритуальную одежду, богиня в гневе ушла в пещеру и закрылась в ней, оставив Вселенную во тьме. Встревоженные божества собрали совет на дне небесной реки, чтобы обсудить, как уговорить богиню вернуться. Они принесли долгопоющих птиц — петухов, чей крик возвещает наступление утра, повесили на дерево возле пещеры драгоценности, белые одежды, провели торжественный ритуал.

Аматэрасу из любопытства выглянула из пещеры, над входом в которую висело священное зеркало. Желая получше разглядеть свое отражение, богиня вышла из пещеры, и сразу же позади нее боги натянули канат, преградивший ей дорогу назад. С появлением солнца в мире вновь день стал сменять ночь.

СЕМЕРКА БОГОВ УДАЧИ

В японском пантеоне есть множество божеств, которые обеспечивают успех и процветание. Особое место в этой группе занимает «семерка богов удачи». И этот культ, оформившийся в XVI–XVIII веках, является синтезом древних местных поверий.

Начиная с XVII века, эта семерка стала рассматриваться как олицетворение семи человеческих добродетелей. Даикоку олицетворял удачу, Эбису — искренность, Бентен — дружелюбие, Бисямонтэн — достоинство, Дзюродзин — долголетие, Хотэй — великодушие, Фукурокудзю — популярность. Народные верования дали персонажам этой семерки несколько иное толкование. Так, например, Хотэй стал богом удачи, которого изображают в виде очень толстого человека с большим круглым животом.

Фукурокудзю

Часто этих семерых богов изображают сидящими в лодке, наполненной рисом, золотыми монетами и драгоценностями. Кое-где сохранился обычай класть в ночь на второе, января под подушку рисунок с изображением этой лодки сокровищ.

В Японии широко распространены верования в «силы нечистые». К ним относятся аналоги русских леших (тэн-гу), водяных (каппа), чертей (они), хозяек гор (ямахимэ) и множество иных, подобных им сверхъестественных существ.

Тэнгу — японский леший

Весьма популярны были также верования в оборотней, самыми опасными из которых считались лиса и барсук.

К наиболее древним верованиям относится почитание деревьев некоторых пород, в особенности очень старых. Известно старое дерево породы гинкго, к которому приходят молиться кормящие матери, чтобы у них было вдоволь молока.

Не следует говорить обо всех этих верованиях в прошедшем времени, поскольку три с небольшим десятка лет назад в одной из деревень на средства местных жителей в месте, предназначенном для детских игр, была установлена трехметровая статуя Дзидзо — защитника играющих детей.

МИФЫ АЙНОВ

Айны — национальное меньшинство, проживающее в основном на северном острове Японки Хоккайдо, а также на южном-Сахалине и нескольких островах Курильской гряды. Предания, посвященные происхождению богов и людей («айну», собственно, и значит «человек», точнее «благородный, настоящий человек»), можно вкратце свести к следующим.

Окикуруми произошел от богини вяза — дерева, которое айны употребляли для изготовления орудий труда и для добывания огня трением. Его отцом одни предания называли бога неба, другие — бога солнца, а третьи — бога грома. Есть предания, в которых говорится, что его отец — небольшая птичка, родственница европейской трясогузки, являющаяся также божеством эпидемий и иных болезней.

В одном из сказаний упоминалось о том, как Котанкаркамуи, то есть «бог, создатель селений», получив приказ сойти на землю и устроить ее, спустился с неба и принялся за наведение порядка. Он прорывал ложа рек и долины, пользуясь при этом мотыгой из вяза. По окончании работ бог, осмотрев дело рук своих, удовлетворенно вознесся на небеса. Забытая им мотыга пустила корни и выросла в красивый вяз. В это время из-за моря явился «бог года», чтобы полюбоваться вновь созданной страной. Он долго искал, где бы отдохнуть; наконец заметил молодой вяз и направил свою лодку прямо к нему. Отдохнув на вершине вяза, бог отправился дальше. Вяз после этого забеременел и обратился к сестре бога водопада с просьбой воспитать ребенка, который должен был появиться на свет. Родившегося вскоре после этого сына Окикуруми — сестра бога водопада — одела в кору вяза.

Богиня Цикисани (вяз) подарила своему ребенку саблю, которая при извлечении из ножен вспыхивала, и оттого у него всегда обуглены ножны и подол одежды.

Считается, что большинство сказаний идет от самого Окикуруми. В них часто рассказывается о происхождении богов и демонов и выясняется их природа. Эти знания необходимы для того, чтобы знать, к какому божеству лучше обратиться в ту или иную трудную минуту жизни, как привлечь божество на свою сторону, каким образом избавиться от того или иного демона.

Мотив обустройства мира с помощью мотыги встречается в мифе о Пасе Коклуй («создатель миров»), божестве, проживающем на верхнем, шестом, ярусе неба. Когда суша, вода и небо были перемешаны и представляли первоначальный хаос (болото), тогда Пасе Коклуй с помощью мотыги разделил их.

В одном из вариантов мифа разделение суши, воды и неба сделала трясогузка, помахав своим хвостиком. Эта птичка, как можно заметить, занимает не последнее место в мифологии Японских островов. Она же, покровительница влюбленных, в свое время излечила Окикуруми от влюбленности в земную женщину из племени айнов.

Окикуруми считается богом-просветителем айнов, правившим некогда страной людей. Однажды из-за моря явился бог оспы, и умерло очень много людей. Тогда Окикуруми сделал шестьдесят одну куклу и отправил кукол сражаться с высадившимся войском бога оспы. Шестьдесят кукол пали в бою, утонули и превратились в богов, и лишь последней удалось изгнать из пределов страны ужасных гостей.

МИФЫ ДАЛЕКИХ ОСТРОВОВ И СТРАН

Мифы, о которых сейчас пойдет речь, — самые архаичные. Их сложили народы, не обладавшие высокой степенью культурного развития.

Именно поэтому мифы этих народов тесно связаны с природой н демонстрируют родство людей с объектами живой и неживой природы. Животные — тотемы — часто становятся главными действующими лицами мифов.

МИФОЛОГИЯ ИНДЕЙЦЕВ СЕВЕРНОЙ АМЕРИКИ

В период образования союзов племен стала формироваться мифология индейцев Северной Америки, в которой широкое распространение получило представление о четырех сторонах света, четырех стихиях — земле, огне, ветре, воде.

Все явления природы наделялись невидимой магической силой, которая служила обозначением не только духа или божества, но всего мира в целом, а также любой сверхъестественной способности. У многих племен появилось верховное божество с функциями создателя мира (у чейеннов — Махео, у апачей — Асен, у зуньи — Авонавилона, у ирокезов — Таронхайавагон).

Бог ветра

ОТКУДА ПОЯВИЛАСЬ ЗЕМЛЯ

Почти у всех племен существовали мифы о сотворении мира. Так, согласно мифу мускогов, два голубя, летавшие над водой, увидели торчащий стебель травы. Вскоре показалась земля и посреди равнин высокий холм с жилищем Эсогету Эмисси на вершине.

У ирокезов прабабку людей Атаентсйк (Авенхаи), которая упала с верхнего мира, населенного животными, поддержала на поверхности мирового океана группа животных (бобр, ондатра, выдра и черепаха). Ондатра нырнула, достала со дна горсть земли и положила ее на панцирь черепахи; постепенно горсть земли выросла и образовала сушу. В ирокезской и алгонкинской мифологических традициях черепаха символизирует землю.

В мифе зунь Авонавилона силой мысли создал жизнетворные туманы, затем из собственного тела — небо и землю, от которых в самом нижнем из четырех покровов земли возникли еще не завершенные племена людей и животные. Там же появился первый человек, мудрейший Пошейанкия, который с помощью братьев-близнецов вывел людей сквозь три других покрова земли на поверхность.

У племени хопи бог-создатель Тайова задумал первый мир и сотворил себе помощника — Сотукнанга, а тот — Паучиху. Она из щепотки земли создала близнецов: первый из них — Покангхойя — создал скалы, второй — Полонгохойя — наполнил мир звуками. Позже Покангхойя отправился на север, а Полонгохойя — на юг, чтобы уравновесить мир. Затем от матери-кукурузы и отца-неба родились первый мужчина и первая женщина. В дальнейшем из-за распрей между людьми, вызванных злыми существами, Тайова решил уничтожить второй и третий миры. На пороге четвертого Сотукнанг и Паучиха покинули людей. Люди поднялись в этот мир через отверстие Сипапу, которое, по представлениям индейцев, находится в центре земли.

СТРАНСТВИЯ ПЛЕМЕН

Бог плодородия

Для американских мифов весьма характерны сказания о происхождении и миграции племен, о приобретении ими чудесных талисманов или реликвий. У алгонкинов миф повествует об историческом странствии племени с его легендарной прародины, лежащей на северо-западе США, на юго-восток континента. В мифологии индейцев кайова говорится о том, что племя поднялось в этот мир через полый древесный ствол и двигалось от верховьев реки Йеллоустон на юг степной зоны, приобретя в пути чудесный фетиш — куклу Тайме.

Предки индейцев оседж спустились на землю со звезд и пришли к реке Миссисипи.

У племен северо-запада распространены мифы о происхождении и истории знатных родов и их вождей, куда входят мотивы о миграции из-за моря, о войнах с окружающими племенами, о чудесном приобретении тотемов.

Во время миграций каждый род приобрел своих духов-покровителей — качина, связанных с культом плодородия.

Эпизоды странствий различных родов пуэбло записаны на скалах ряда каньонов юго-запада, отдельные фрагменты мифов сохранились в виде настенных фресок в ритуальных святилищах — кивах.

МИФЫ О БЛИЗНЕЦАХ, ТРИКСТЕРЕ И ВЕЛИКАНАХ

Тема близнецов встречается в мифологиях многих племен. В мифе о близнецах народа навахо Ахсоннутли родила близнецов — богов-воинов. Возмужав в четыре дня, они вступили в поединок с отцом-солнцем, который признал в них своих детей и вручил им чудесное оружие. С его помощью близнецы обошли весь мир, избавив его от чудовищ и врагов индейцев навахо.

У народа кайова два брата, сыновья солнца и смертной женщины, были найдены и воспитаны бабкой-паучихой. После ряда приключений один из братьев превратился в водяного дракона, а второй разделил свое тело на десять частей и завещал их в виде святынь народу кайова.

Широко известен в мифах персонаж премудрого глупца-трикстера, способного перевоплощаться. В образе трикстера соединяются противоречивые начала, отражающие первобытные представления о добре и зле. Он похитил огонь, изобрел ремесла, спас людей, победил чудовищ…

В мифах народов северо-западного побережья в роли творца выступает трикстер-животное, чаще всего ворон. У чероки — кролик; у других народностей появляется в этой роли койот.

Особое место занимают великаны-людоеды; они свидетельствуют о пережитках каннибализма. У ирокезов к таким мифам относится цикл о кремневых людоедах-великанах, вторгавшихся с севера во владения ирокезов и истреблявших людей. Таронхайавагон сжалился и в облике великана привел всех людоедов к селению Онондага, где обрушил на них град каменных глыб. Удалось спастись лишь великану по имени Ганусква, который передал ирокезскому охотнику искусство изготавления священных масок, применяемых при лечении болезней.

Тотемный столб

У племен северо-запада распространенным персонажем является великанша-людоедка с медными когтями, которая свистом заманивала детей в лес и уносила их на спине в корзине. Однако ей не удалось насытиться человеческой кровью. Людоедка Дсоноква попала в ловушку, приготовленную людьми, и ее сожгли; но при попытке развеять по ветру пепел Дсоноквы, он превратился в москитов.

В мифах земледельческих племен (ирокезов, пуэбло, алгонкинов) существенное место занимают божества — олицетворения полезных растений: маис, фасоль и тыква, а также множество безликих невидимых духов как различных стихий, так и отдельных предметов.

Важное место в мифах индейцев отведено медведю (символ творца), змее (символ земли) и орлу (символ солнца). Бизон у племен прерий, собака, лис у степных индейцев считаются основателями воинских союзов.

Устное народное творчество индейцев довольно разнообразно. Оно включает в себя мифологические предания, песенные циклы, ораторское искусство.

Аборигенная школа ораторского искусства заявила о себе в период освоения страны европейцами. В ней отразились в измененном виде мифологические представления о цикличности сущего, о родстве людей и животных, цветовая символика.

Мифологические представления индейцев Северной Америки нашли широкое отражение как в традиционных формах искусства (устное народное творчество, ритуальная живопись и скульптура, пиктография), так и в новых — современное изобразительное искусство, прикладные искусства и литература. Так, например, у пуэбло — это керамика со сложными узорами, воспроизводящими символы плодородия, плетение корзин с мифологическим орнаментом — у индейцев Калифорнии, ткачество одеял — у навахо и накидок — у племен северо-запада.

У племен прерий было развито составление символических индивидуальных гербов-талисманов на щитах, геометрических орнаментов — на бизоньих шкурах, а также пиктографических календарных летописей, воспроизводящих историю народа.

КРАСНАЯ ЛЕБЕДЬ

Рассказом о солнечном закате начинается миф североамериканских индейцев о Красной Лебеди. Сказание принадлежит алгонкинам. Охотник из племени оджибве, убив медведя, начал сдирать с него шкуру и вдруг заметил красный отблеск в воздухе и на всем окружающем. Подойдя к берегу озера, он увидел, что причиной тому была чудная Красная Лебедь, перья которой блестели на солнце. Напрасно стрелял в нее охотник: птица плыла дальше, оставаясь невредимой и спокойной. Наконец он вспомнил, что дома у него лежат три волшебные стрелы, некогда принадлежавшие его отцу.

Первая и вторая пущенные им стрелы не долетели до прекрасной птицы, а третья ранила Лебедь, которая, взмахнув крыльями, медленно полетела по направлению к заходящему солнцу.

Лонгфелло поместил этот эпизод в одну из своих индейских поэм в виде картины солнечного заката.

Солнце ли это, опускающееся Над гладкой равниною вод? Или Красная Лебедь плавает и летает, Раненная волшебной стрелою. Окрасившая волны пурпуром, Пурпуром крови своей жизни, Наполнив воздух сиянием, Сиянием своих перьев?

Далее в рассказе говорится, что охотник спешит на запад вдогонку за Красной Лебедью. Там, где он останавливается, ему говорят, что Лебедь часто пролетала здесь, но те, кто ее преследовал, никогда не возвращались. Она — дочь старого, некогда скальпированного волшебника.

Охотник отыскал скальп и возвратил его старику, который после этого поднялся из земли уже не немощным старцем, а сияя блеском молодости.

Перед уходом охотника волшебник вызвал прекрасную деву, которая перестала быть его дочерью, а сделалась его сестрой, и отдал ее своему спасителю-другу.

Поселившись дома с молодой женой, охотник отправился путешествовать, и, придя к отверстию в земле, спустился туда и достиг обители духов умерших. Там он обнаружил светозарную западную область добродетели и темную тучу порока. Но духи сообщили ему, что дома его братья враждуют между собой из-за обладания его женой. Охотник возвратился, взял лук с волшебными стрелами и убил поклонников своей жены.

МИФОЛОГИЯ ИНДЕЙЦЕВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АМЕРИКИ

«БОГИНЯ С КОСАМИ»

У первых поселенцев Центральной Америки существовали мифы о возникновении огня, происхождении людей и животных, сожительстве медведя и женщины и др. В дальнейшем были созданы мифы о каймане — покровителе пищи и влаги, о добрых духах растительности, о строении вселенной. Ко времени распространения маиса как культурного растения (5 тысячелетие до н. э.) относятся сказания о верховном божестве — «богине с косами». Она олицетворяла одновременно небо и землю, жизнь и смерть (некоторые ее изображения имеют по две головы); из ее груди струилось «небесное молоко» — дождь, она владычица всякой влаги, от нее зависело процветание всего растительного и животного мира.

Эту богиню изображали в виде утки (владычица воды), жабы (владычица земли), паука и др. Ее сын, упитанный младенец без явных признаков пола («толстый бог»), был посредником между матерью и людьми, чье благополучие он обеспечивал. Он олицетворял маис и солнце.

ОЛЬМЕКИ

Ольмекская мифология положила начало необычайно широкому распространению у индейцев Центральной Америки культа ягуара: все основные божества их имели ягуароподобный облик. В этой системе «богиня с косами» утратила свое прежнее значение, хотя в некоторых вариантах мифа она по-прежнему занимала главенствующее положение. Так, на скальном рельефе в Чалькацинго (Мексика) она изображена в виде владычицы вселенной, сидящей на троне в пещере (пещеры, согласно мифам, — место возникновения различных индейских племен) с двухголовым ящером в руках. От бога-повелителя зверей у нее родились два сына-близнеца, полулюди-полуягуары. Один из них воплотил водное начало (плача, он вызывал дождь), другой (трансформация «толстого бога») олицетворял кукурузу.

Один из основных мотивов мифологии ольмеков — обретение маиса, их главного продукта питания. В большинстве мифов бог — благодетель человечества (ацтекский Кецалькоатль) добывал зерна маиса из горы. В этот период уже установилась связь мифологии и календаря, впоследствии получившая в Центральной Америке необычайно широкое распространение в виде мифологически-календарной символики (наименование божества по дню его рождения, представления о циклах или эрах развития вселенной и др.).

КАК ПОЯВИЛИСЬ САПОТЕКИ, ТОЛЬТЕКИ

Согласно мифам, начало всем вещам дала универсальная божественная пара — Косаана и Уичаана. Предки сапотеков родились из скал, деревьев и ягуаров. На свет они появились из больших пещер, куда и возвратились после смерти. Космос делился на три части: небеса, мир, в котором они жили, подземный мир мертвых. В пантеоне сапотеков — бог дождя и молнии Косихо-Питао, которому приносили человеческие жертвы, и непосредственно связанный с ним бог кукурузы бог-ягуар, бог землетрясений Питао-Шоо, близкий богу земли и пещер.

Солнечное божество

Сапотеки представляли Питао-Шоо в виде атланта, который держит на своих плечах землю. Если он шевелился, земля двигалась, и происходили землетрясения. Вероятно, более позднего происхождения бог сновидений Питао-Шикала, покровитель домашней птицы Коки-лао, бог удовольствий и наслаждений Пишее, бог бедности и неудач Питаосих, бог примет и предзнаменований Питао-Пихи. Существовал культ божества, которое спустилось с небес в облике птицы, подобной солнцу. Когда случалось затмение, то сапотеки, чтобы предотвратить катастрофу, приносили в жертву карликов, считавшихся детьми солнца.

В VII веке в Месоамерике появились тольтеки. Верховный бог тольтеков Тонакатекутли и его жена Тонакасиуатль создали четырех сыновей: красного Тескатлипоку, черного Тескатлипоку, Кецалькоатля и Уицилопочтли. Они отождествлялись с четырьмя сторонами света. Согласно мифам, Кецалькоатль и Тескатлипока принесли с небес богиню земли Тлальтекутли, полную «во всех своих суставах головами и ртами, которыми она кусалась, как дикий зверь, и прежде чем они спустились, уже была вода, которую неизвестно кто создал».

Из богини сделали землю, из ее волос — деревья, цветы и травы, из глаз — колодцы, источники, пещеры, из рта — реки и большие пещеры, из носа — долины гор, из плеч — горы. Через 600 лет после сотворения земли были созданы огонь и половина солнца, а затем по поручению богов Кецалькоатль и Уицилопочтли создали пару людей, приказав мужчине пахать, а женщине прясть и ткать. Затем они сотворили дни и разделили их по месяцам. А когда боги увидели, что половины солнца недостаточно для освещения земли, тогда Тескатлипока сам стал солнцем, которое и являлось солнцем первого мирового периода. Затем боги сделали гигантов, которые были очень высокими и сильными людьми.

БОГИ МАЙЯ

В центре вселенной, согласно мифам народа майя, стоит мировое дерево, пронизывающее все слои небес, а по его углам, т. е. сторонам света — четыре других: красное (восток), белое (север), черное (запад) и желтое (юг). С четырьмя сторонами света ассоциировались чаки (боги дождя), павахтуны (боги ветра) и бакабы (носители или держатели неба), они располагались на мировых деревьях и различались по цвету, связанному с той или иной стороной света. Красные чак, павахтун и бакаб находились на востоке, белые чак, павахтун и бакаб — на севере и т. д.

Бог маиса

Каждая цветная троица правила годом.

Важное значение имел молодой бог кукурузы, изображавшийся в виде юноши в головном уборе, напоминающем початок кукурузы.

Среди небесных божеств главным был владыка мира Ицамна, старик с беззубым ртом и морщинистым лицом. Он — творец мира, основатель жречества, изобретатель письменности.

Большую роль в пантеоне народов майя играл бог огня, имевший облик старика с огромным разветвленным носом в виде стилизованного знака огня.

Очень четкий образ имел и бог-носильщик: черные лицо и тело, особый глаз, торчащий нос и отвисшая нижняя губа, на лбу у него была повязка для ношения грузов.

Из многочисленных женских богинь главную роль играла «красная богиня», изображавшаяся с лапами хищного зверя и змеей вместо головного убора. Следует назвать также богиню луны, покровительницу ткачества, медицинских знаний и деторождения Иш-Челъ.

Одним из самых сложных мифологических образов в пантеоне майя был, несомненно, Кукулькан. У поздних майя Кукулькан почитался в качестве бога ветра, бога планеты Венеры.

МИФОЛОГИЯ АЦТЕКОВ

Основные мотивы ацтекской мифологии — вечная борьба двух начал (света и мрака, солнца и влаги, жизни и смерти и т. д.), развитие вселенной по определенным этапам или циклам, зависимость человека от воли божеств, олицетворявших силы природы, необходимость постоянно питать богов (некоторых — ежедневно) человеческой кровью, без чего они погибли бы. Смерть богов означала бы всемирную катастрофу. Это представление обусловливало практику обязательных человеческих жертвоприношений.

Ацтекская мифология широко отражена в изобразительном искусстве и литературе. В честь важнейших божеств воздвигались многочисленные храмы (в которых стояли их каменные и деревянные статуи), сочинялись гимны.

После испанского завоевания многие мифологические образы индейцев Центральной Америки слились в народных представлениях с культом католических святых. Таково, например, сказание о злом Христе (штат Чьяпас, Мексика), в основе которого лежат старые представления о боге землетрясений, о Кецалькоатле, которого уподобляли младенцу Христу (штат Герреро, Мексика), и т. п.

Отголоски древних мифов до сих пор бытуют в народных обычаях и играх жителей Центральной Америки. Ряд мифологических образов использовали в своем творчестве современные художники (Д. Ривера, Д. Сикейрос и др.) и писатели (М. Астуриас).

НАЧАЛО НАЧАЛ

В начале ничего, кроме воды и воздуха, не было. Только широкое-широкое море и небо. Единственными обитателями его были животные. Они жили на воде, под водой или летали по воздуху.

Потом с неба упала женщина.

Две полярные гагары пролетали мимо и успели подхватить ее на свои крылья. Однако ноша была слишком тяжела. Гагары испугались, что уронят женщину и она утонет. Громко воззвали они о помощи. На их зов прилетели и приплыли все твари.

Великая Морская Черепаха сказала:

— Опустите небожительницу мне на спину. Никуда она с моей широкой спины не денется.

Гагары так и сделали.

Затем совет зверей стал думать, как быть дальше. Мудрая Морская Черепаха сказала, что женщине для жизни нужна земля.

Все звери по очереди стали нырять на дно морское, но никто так и не достиг дна. Наконец нырнула Жаба. Прошло много времени, прежде чем она появилась снова и принесла горсточку земли. Эту землю она отдала женщине. Женщина разровняла ее на, спине Черепахи. Так возникла суша.

Со временем выросли на ней деревья, потекли реки. Стали жить дети самой первой женщины. И по сей день земля покоится на спине Великой Морской Черепахи.

ДОБРЫЕ ВРЕМЕНА

Много кровопролитных битв числилось за воинами ирокезских и алгонкинских племен. Великие бедствия принесли эти битвы людям. И вот настало время, когда мудрые поняли, что надо прекратить смертоносную вражду, и разослали по всей стране гонцов. Прошло много лун, прежде чем гонцы достигли самых отдаленных границ.

Они известили каждое племя, что созывается Великий Совет Мира. Индейцы, услышав такую весть, обрадовались, ибо все устали от вражды и непрерывных войн, которым не было видно конца.

Каждое племя послало на Великий Совет самых достойных.

В Вигваме Красноречия собрались вожди шести ирокезских племен и пяти алгонкинских.

Старейший из вождей сказал:

— Если мы оглянемся на пройденный нами путь, то увидим, сколько злых дел было совершено всеми нашими племенами. Наши томагавки, палицы, луки и стрелы покрыты кровью и должны быть погребены на вечные времена.

После речи старейшего было решено составить мирный договор, и вожди удалились в Вигвам Молчания, чтобы обдумать условия договора. Прошло семь солнц, и вожди снова собрались в Вигваме Красноречия. Каждый выступил и рассказал обо всех испытаниях, выпавших на долю его народа.

И каждый заканчивал свою речь словами: «Настала пора подумать о наших женах, детях и внуках. Пора зажечь Вечный Огонь Мира».

Выслушав всех, Совет постановил: зажечь Вечный Огонь в Вигваме Мира; отныне и навсегда алгонкинские и ирокезские племена являют собой единую семью и обязуются жить без споров и распрей; Совет определяет владения каждого племени, где оно может спокойно жить и добывать себе пищу, не опасаясь нападения соседей; нарушившие условия караются с согласия всех участников Договора.

В тот же день Великий Мирный Договор был записан в вампум, и об условиях Договора были оповещены все алгонкинские и ирокезские племена.

Между индейскими племенами наступил мир.

И этот мир сохранялся долго, пока не пришли бледнолицые.

МИФОЛОГИЯ ИНДЕЙЦЕВ ЮЖНОЙ АМЕРИКИ

Народы Южной Америки не создали своей письменности, и потому главным источником знаний об индейских мифах служат записи европейцев, от первых завоевателей и миссионеров до современных этнографов. Дополнительные сведения дает анализ памятников искусства, особенно росписи на сосудах.

В мифологии народов Южной Америки почти или совсем отсутствуют мифы о создании мира.

КАТАСТРОФЫ, КАТАСТРОФЫ…

Мифы о катастрофах распространены в Южной Америке повсеместно. Чаще всего говорится о пожаре или потопе, реже о наступлении холода, тьмы, нашествии чудовищ. Во время катаклизма или грядущей гибели нынешнего мира на людей набрасывались ожившие предметы; камни, рассвирепевшие домашние животные.

Нередко все люди-животные (о происхождении которых ничего не сообщается) считаются мужчинами; женщины появляются позже. В ряде мифов чако после завершающей катастрофы большинство людей-животных превращается в настоящих зверей и птиц, а некоторые — в настоящих людей.

РОЖДЕНИЕ И СМЕРТЬ

Появление на свет предков современных индейцев либо связывается с деятельностью героев, например Карускайбе у мундуруку, либо происходит самопроизвольно. Наиболее распространенный мотив — появление людей на земле из области, где они уже находились раньше. Это может быть небо или подземный мир. Спуск и подъем людей и мифических существ из одного мира в другой осуществляются с помощью свисающей веревки или лозы, цепочки из стрел, растущего до небес дерева. У подножия соединяющего землю и небеса древа мирового живут жаба, змея и ягуар, а белка взбирается по его стволу. В дальнейшем по той или иной причине связь миров рвется, и часть людей остается на небе или под землей, они и составляют население иных миров.

Мифы о происхождении смерти распространены в мифологиях всех народов континента. В них говорится, что некогда люди не умирали. По достижении старости души покидали их тела, но вскоре возвращались, и старики превращались в молодых. Однако по злому умыслу, небрежности или неумелости трикстера либо какого-нибудь случайного персонажа этот порядок нарушился, и люди стали умирать. Нередко герою повествования стоило просто пожелать, чтобы кто-то не возвратился к жизни, и этот случай превращался в роковой прецедент.

Люди, оставшиеся под землей и не вышедшие на поверхность, либо во время творения отправленные в другой мир божеством, — бессмертны. Попасть на землю — значит быть смертным.

Представление индейцев о Юности, Старости и Смерти как о смене кожи

Весьма распространены мифы о смене кожи как условии бессмертия. Божество указывало людям, что надо поменять кожу, чтобы стать молодыми, однако они не поверили, не услышали или не поняли его слов, в то время как змеи (а также скорпионы, деревья, т. е. все, кто обновляет свой покров) с тех пор перирдически сбрасывают кожу и не умирают.

Женское божество в качестве верховного персонажа встречается как у земледельческих народов — кагаба (Каутеован), так и у охотников-собирателей — теуэльче, яруро.

«ПОЗОЛОЧЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК»

По вьющейся вверх тропе идет пестрая процессия. Ее возглавляет группа нагих мужчин, поющих высокими голосами протяжную, заунывную песню. Тела их в знак траура выкрашены красной краской. Далее шествуют около сотни мужчин, одетых в пышные убранства, украшенные золотом, серебром и шкурами ягуара. Замыкает процессию группа разодетой знати, увешанной золотыми дисками. На носилках полулежит человек, совершенно обнаженный. Однако на нем не траурная окраска, а сверкающая позолота — символ триумфа. Тело его натерто смолой и покрыто золотым порошком. В свете утренних лучей он сверкает, как золотой идол. Процессия останавливается у горного озера. Носилки ставят на плот и гребут до середины озера. Человек встает на носилках, ныряет и быстро плывет, чтобы смыть с себя позолоту. Люди на берегу приветствуют его песнями и бросают в озеро приношения — золото и драгоценные камни.

Человека, смывшего с себя позолоту, перевозят на берег. Все возвращаются в город, чтобы принять участие в торжествах. Этот торжественный ритуал небольшого племени вырос до размеров грандиозного мифа. Произошло все это в небольшом индейском племени в отдаленном уголке Южной Америки. Там совершали этот ритуал в честь нового вождя. Племя муисков исполняло этот необычный и красочный обряд, при котором нового вождя покрывали позолотой. В начале XVI в. муиски были покорены более могущественным племенем — чибча богота, и этот обряд больше не соблюдался.

К середине XVI в. испанцы уже захватили и ограбили Мексику и Перу. Они жаждали новых сокровищ. До них дошли слухи о церемонии с «позолоченным человеком» (по-испански: El Hombre Dorado). Испанцы стали искать страну, в которой народ отмечает избрание нового вождя церемонией с «позолоченным человеком». Во время поисков сложился новый миф об Эльдорадо — стране, богатой золотом. Это эффектное название оказалось подходящим для всех золотоносных земель, которые предстояло открыть.

ЗАПОВЕДЬ ИНДЕЙЦЕВ

В начале XX века индейский вождь и литератор Мато Нажин, написал:

«Если индеец забудет музыку своих предков, если звук тамтама не будет больше слышен, если шумный джаз заглушит мелодию флейты, он станет мертвым индейцем. Если память о героях перестанет звучать в сказаниях, если променяет он свой прекрасный наряд из белоснежной замши на фабричную спецовку, он будет мертв. Если у него отнимут все, что принадлежало ему, что прозревал он в природе, — все то, что пришло к нему из вечных источников, он воистину станет мертвым индейцем…

Но все это не должно погибнуть; это должно жить, чтобы воспитывать в американцах восприятие народного творчества любого племени — будь то фольклор, корзины или керамика, танец, песня, поэзия, легенда — не как курьез, а как творчество народа. Ибо кто, как не человек, рожденный этой землей, способен сложить о ней песню, историю, сказку?!»

МИФОЛОГИЯ АФРИКАНСКИХ НАРОДОВ

Мифы того или иного народа на Африканском континенте определяют главным образом по характеру центрального персонажа: обожествленные вожди или цари, кузнецы, божества солнца, земли, громовники, духи и божества воды и др. Это особенно характерно для архаических мифологий — бушменов, готтентотов…

Нередко предкам царской династии приписывалось «звериное» происхождение, Например, члены царского рода именовались детьми леопарда.

В мифологиях многих африканских народов центральным персонажем был обожествленный вождь, правитель, его предок, выступающий и как первый человек, и как культурный герой (дал людям огонь, воду, полезные злаки и др., ввел ремесла, обряды).

Характерны для африканской мифологии божества, олицетворяющие явления природы, небесные светила. Нередко небесное божество в паре с божеством земли характеризуются как прародители: они порождают солнце, луну…

«ТЫ УБЬЕШЬ СВОЕГО ЛЬВА»

В глинобитной хижине на львиной шкуре рождается масаи. Льва убил его отец, хижину построила мать. Придет время, и он убьет копьем своего льва, но этого надо ждать долго, пока ему расти и набираться сил. Рядом с ним на львиной шкуре аккуратно положено крошечное копье и маленький щит. Ведь он масаи, а значит, уже воин.

Мать, еще слабая, поднимается со шкуры. Старухи помогают ей привязать младенца к спине.

Шатаясь, она идет к загону для скота. Пусть первое, что увидит младенец, будет скот — у масаев нет других ценностей, кроме скота, пусть сразу учится доить коров. Со звоном бьет струя о дно подойника. Отец стоит поодаль, как бы не замечая ни сына, ни жены.

Когда корова подоена, он протыкает ей яремную вену стрелой, подставляет подойник, и темная густая кровь смешивается с молоком.

В смеси крови с молоком купают младенца, кровь с молоком сделают его неуязвимым для врагов.

Вот теперь отец берет его в руки — ведь младенец уже настоящий масаи, только маленький.

И когда он вырастет — убьет льва, весь народ окажет ему почести.

МИФОЛОГИЯ БАМБАРА

В мифологических представлениях бамбара — одного из крупнейших народов, населяющего юго-западный район Мали, значительная роль принадлежала жрецам. Существуют мифы, предназначенные лишь для посвященных, привилегией которых является полное знание.

Так, шесть тайных обществ у бамбара (Ндомо, Комо, Нама, Коно, Тьивара, Коре) соответствуют шести ста-дням посвящения (согласно мифологической символике они приравниваются к шести основным суставам человека; так Ндомо, первое из этих обществ, объединяющее мальчиков, не прошедших обрезание, соответствует голеностопному суставу. Подобно этому суставу, позволяющему человеку двигаться, Ндомо расчищает человеку путь к знанию; общество Комо соответствует колену и т. д.).

Изображение близнецов. Мали

Высшая степень знания доступна лишь членам общества Коре.

Мифологические взгляды бамбара сказываются в символике: чисел (например, семь — символ человека, три — воплощает мужское начало, четыре — женское), цвета (красный — символ крови, жизни, любви, белый — цвет предков, чистоты).

Согласно мифологическим представлениям бамбара мир произошел из пустоты, наделенной движением, — «гла». «Гла» породила звучащий двойник, в результате появилась пара — «гла гла». «Гла гла» породила субстанцию «зо сумале» («холодная ржавчина»), образовавшую твердые и блестящие вещества. После ряда движений и трансформаций между обеими «гла» произошел взрыв; он создал твердое и мощное вещество, которое, вибрируя, стало спускаться. Благодаря этой вибрации возникли знаки, они должны были расположиться на еще не созданных предметах, чтобы их обозначить. От «гла» отделилось человеческое сознание и перешло на предметы для пробуждения у них самосознания и наименования их.

В ходе сотворения появились дух Йог 22 основных элемента и 22 витка спирали. Эти витки спирали «размешали» Йо, в результате чего возникли звук, свет, все существа, все действия, все чувства. От Йо произошли первые могущественные силы — Пемба и Фаро, участвовавшие в сотворении. Согласно одному варианту мифа демиургом был Пемба; он создал и Фаро, который продолжил дело созидания мира, реорганизовал вселенную и классифицировал все ее элементы, создал людей. Фаро, «хозяин слова», обучил людей слову.

ДАГОМЕЙСКАЯ МИФОЛОГИЯ

Статуя правителя в виде льва. Дагомея

В мифологии народа бини, живущего в Южной Нигерии, создателя древнего государства Бенин, верховным божеством является Огбора, который затем уступил свое место сыну Оса, оставив за собой надзор за «нижним миром». Оса живет на небе. Молитвы к Огбора обращают через Оса. Оса помогал отцу в сотворении неба и земли, а вместе со своим сыном, божеством Огиву, участвовал в создании первых людей: Оса дал людям дыхание, а Огиву — кровь (так же как и соки — растениям). Оса дарует людям долгую жизнь. Огиву — бог молнии, он приносит смерть. Его жена — Обиеми, дочь Оса, отличается добротой; ее называют «Наша мать»; женщины обращаются к ней за помощью, если хотят иметь детей. Другим сыном (дочерью) Оса является Олокун — бог (богиня) реки Бенин и моря; он посылает дождь, дает богатство. Эсу — бог, олицетворяющий зло и беспорядок, посыльный богов. В некоторых вариантах он — сын Оса. Богиня Отау олицетворяет землю и плодородие.

МИФОЛОГИЯ БУШМЕНОВ

Центральным персонажем мифов значительной части племен бушменов является Цагн (кузнечик-богомол), прародитель племен.

Согласно мифам явления природы, небесные светила, животные — все некогда были людьми «древнего народа», населявшего страну до бушменов. Нередко сотворение мира, наряду с Цагном, связывается с людьми этого «древнего народа». Согласно одному мифу солнце было человеком, у которого светились подмышки. Если он поднимав руку, земля озарялась солнечным светом, когда ложился спать- все погружалось во тьму. Тогда люди «древнего народа» забросили его на небо. По другому варианту мифа когда-то жил человек-огонь, голова которого светилась. Он приносил удачу на охоте, но требовал себе самый лучший кусок мяса. Люди убили его и каменными ножами отрезали ему голову. Один охотник насадил голову на палку и швырнул ее вверх. Так на небе появилось солнце. Каждый день оно проходит путь с востока на запад, но не может найти на земле свое тело.

Солнце в одном из мифов преследует своего соперника — луну, отрезая у нее куски мяса; когда луне удается вырваться, она понемногу опять обрастает мясом.

В другом сюжете луна — сандалия человека «древнего народа». Однажды дочь положила мокрые сандалии отца слишком близко к огню, от одной остался лишь пепел, а другая сгорела наполовину. Рассердившись, отец кинул вверх полусгоревшую сандалию, которая стала луной. Брошенный девушкой вверх пепел другой сандалии превратился в звезды и Млечный путь.

С луной бушмены связывают представления о смерти. Луна никогда не умирает до конца, у нее остается хребет, и она снова вырастает и возвращается к жизни. Когда-то люди также возвращались к жизни, как и луна. Но однажды ребенок, оплакивавший свою умершую мать, не поверил луне, которая уверяла, что его мать вернется. Разгневанная луна ударила его по лицу, разбила верхнюю губу и сказала, что отныне он будет зайцем, а люди теперь будут умирать навсегда.

Согласно одному из мифов Млечный путь, красные и белые звезды — это древесная зола, зрелые и молодые коренья хуин, которые подбросила в небо девушка, рассердившись на мать за то, что та дала ей мало кореньев. От заброшенной в небо кожуры корня куисси возникла саранча. Согласно другому варианту одна девушка, обладавшая магической силой, при наступлении половой зрелости взглянула на львов, и они превратились в звезды.

Существует миф о Юпитере, называемом бушменами «Сердце утренней зари». Он женился на рыси, а гиена околдовала и отравила его жену, заняв ее место. Младшая сестра рыси разоблачила гиену, и «Сердце утренней зари» прогнал ее. С тех пор он ходит в ночи, его огромные глаза горят, как огонь, и отпугивают гиен и шакалов.

МИФОЛОГИЯ ДОГОНОВ

Мифы догонов отличаются большой сложностью, развитой мифологической символикой, охватывающей различные области — идеологическую, хозяйственноэкономическую, политическую. Они имеют большое число вариантов. Согласно одному из мифов мир принадлежит 14 Амма, которые господствуют над 14 землями, расположенными друг над другом: семь — наверху и семь — внизу. Наша земля — первая из семи «нижних миров», и лишь она заселена людьми, шесть других «нижних миров» населяют хвостатые люди. В «верхних мирах» живут рогатые люди, которые посылают на землю болезни и бросают камни грома и молнии. Земля — круглая и плоская — окружена, как ободом, большим пространством соленой воды, все вместе обвивает громадная змея, прикусив свой хвост. В центре земли находится железный столб. Он поддерживает другую, находящуюся за небом, землю. Каждая земля имеет солнце и луну. Солнце неподвижно, а земной диск вращается в течение дня вокруг своей железной оси.

Маски догонов

Амма каждой земли живет на небе, над землей. Самый старший и могущественный — Амма земли обитания: он первым создал землю и положил ее на железо (которое у него было с самого начала). Другие Амма последовали его примеру. Амма создал также небо, воду. Им были сотворены близнецы Номмо, духи — йебан, растения, животные, люди.

По другой версии мир произошел от слова «Амма», давшего начало бесконечно малому — кизе узи (зернышко). Посредством внутренней вибрации этот первичный зародыш жизни превратился в «яйцо мира». Яйцо делилось на две плаценты, и каждая должна была содержать пару близнецов Номмо (мужского и женского пола). Однако из одной половины яйца вышло раньше срока существо мужского пола, впоследствии превратившееся в шакала Йуругу, который захотел стать господином вселенной. Он украл зерна, уже созданные Амма, а затем, оторвав кусок своей плаценты, сделал из него ковчег и устремился в пространство. Из этого куска плаценты Амма сделал землю.

Йуругу, не имея пары, вернулся на небо, чтобы попытаться найти остальную часть плаценты со своей женской душой — Йазиги. Но Амма уже поручил Йазиги паре Номмо, появившейся из другой половины яйца. С того времени Йуругу, не сумевший вернуть Йазиги, постоянно занят бесполезными поисками ее. Вернувшись с неба, Йуругу соединился со своей матерью — землей, совершив первый инцест. Оскверненная земля стала бесплодной и сухой. Чтобы исправить положение, Амма принес в жертву на небе одного из Номмо. Земля вновь обрела состояние чистоты, необходимое для созидания. Куски тела Номмо были брошены в четырех частях света, при этом частицы его ключиц — зерна, будущая пища людей, высыпались, и из них выросли первые деревья на небе и на земле. Тогда Амма воскресил (в человеческом облике) принесенного в жертву Номмо, снова собрав куски его тела и соединив их «небесной» землей. Номмо спустился на землю в ковчеге, сделанном из его плаценты, вместе с предками людей, животными, растениями, минералами, а сам принял свою первоначальную форму (рыбы) и стал жить в воде.

Спуск ковчега совпал с появлением солнечного светила и пролитием очищающего и животворящего дождя. На земле, снова ставшей чистой и плодовитой, появилась жизнь. Люди размножились. Четыре сына Номмо, принесенного в жертву, а затем воскресшего, и их женские близнецы — это восемь предков, от которых произошли племена догонов: дион, ару, оно и домно.

Согласно мифам догонов, когда Амма создал мир, смерти еще не было. Состарившись, люди превращались в змей, и ночами змеи-предки появлялись в жилищах людей в поисках пищи. Затем змеи превращались в духов — йебан. В генеалогических мифах первый предок Лебе воскресает после смерти в облике змеи. В относящейся к культу умерших церемонии Сиги существенная часть — обновление вырезанного из дерева изображения змеи (умершего предка).

Культ Вину посвящен жившим некогда предкам и призван обеспечить их благосклонность к живым. Словом «бину» («ушедший и вернувшийся») называют и предка, и связанный с ним род. Предок дает о себе знать своим потомкам, явившись к избранному им человеку в облике животного — своего двойника; он передает этому человеку ряд культовых предметов, которые следует поместить в выстроенное в честь Бину святилище.

АВСТРАЛИЙСКАЯ МИФОЛОГИЯ

Мифология аборигенов Австралии сохранила архаическую культуру и тесно переплетена с ритуальной жизнью австралийских племен. Во время обрядов инициации юношам, проходящим посвящение в категорию взрослых полноправных членов сообщества, демонстрировались особые представления для передачи им основ традиционной племенной мудрости. Существуют мифы, предназначенные для устрашения непосвященных или развлечения.

Единой мифологии австралийцев не существует. Самые распространенные австралийские мифы носят характер местных преданий, объясняющих происхождение каких-то заметных мест и природных объектов — холмов, озер, водных источников, ям, больших деревьев, где проходят маршруты странствий мифологических героев.

ЖИЗНЬ В «СНОВИДЕНИЯХ»

Действие в австралийских мифах отнесено к особой стародавней мифологической эпохе, которая варьируется у различных племенных групп. У некоторых австралийских племен мифическая эпоха первотворения обозначается тем же словом, что и «сновидение». В англо-австралийской этнографической литературе термины «dream time» и «dreaming» — общепринятые обозначения мифического времени. Во времена «сновидения» мифические герои совершили свой жизненный цикл, вызвали к жизни людей, животных и растения, определили рельеф местности, установили обычаи. Священные предметы, в которые они в конце концов превратились — естественные (скалы, деревья) или искусственные (чуринги), сохраняют их магическую силу и могут быть средством размножения животных или источником «душ» новорожденных детей, которые у некоторых племен мыслятся как перевоплощение предков.

Почти все мифы народов аранда и лоритья строятся по одной схеме: предки в одиночку или группой возвращаются на свою родину — на север (реже — на запад). Подробно перечисляются поиски пищи, трапезы, стойбища, встречи в пути. Достигнув цели, уставшие герои уходят в нору, пещеру, под землю, превращаясь в скалы, деревья, чуринги. В местах стоянок и, особенно, в местах смерти (точнее, ухода в землю) образуются особые центры. В некоторых мифах (например, о людях-котах) герои несут с собой культовые жезлы, которые используют как оружие или орудие для пробивания дороги в скалах.

Чуринга — священный предмет австралийцев

ЛЮДИ И ЖИВОТНЫЕ

Иногда действующими лицами мифа являются вожди, ведущие за собой группу юношей, только что прошедших обряд инициации; группа совершает на пути культовые церемонии с целью размножения своего рода. Странствие может принимать характер, бегства и преследования: большой серый кенгуру убегает от человека того же племени, человек с помощью юношей убивает животное, которое затем воскресает, оба (животное и человек) превращаются в чуринги; красный и серый кенгуру убегают от людей-собак, а затем от человека-сокола.

Небесные явления занимают в австралийской мифологии особое место. Луна (месяц) представляется мужчиной, первоначально принадлежавшим к роду опоссума. С каменным ножом месяц поднимается на небо, идет на запад, затем спускается по дереву на землю. Наевшись опоссумов, месяц увеличивается в размерах (полнолуние), утомленный, принимает вид серого кенгуру; в этом виде его убивают юноши, но один из них сохраняет кость кенгуру, из которой снова вырастает месяц (новолуние). Солнце представляется девушкой, поднявшейся по дереву на небо, плеяды — девушками из тотема бандикута, ставшими свидетельницами церемонии посвящения юношей и по этой причине превратившимися в камни, а затем в звезды.

Введение брачных правил принадлежит человеку-эму.

В некоторых мифах змей-радуга сопровождает большую мать в ее странствиях. У муринбата радужный змей под именем Кунмангур сам выступает предком, отцом отца одной и отцом матери другой «половины» племени. Он делает всех людей и продолжает следить за ними. Сын Кунмангура насилует своих сестер, а затем смертельно ранит отца. Кунмангур странствует в поисках тихого места, где бы он мог исцелиться.

Человек-ящерица и человек-крокодил добывают огонь. Австралия. Изображение на коре

В отчаянии он собирает весь огонь, принадлежавший людям, и, бросая в море, гасит его. Другой мифический персонаж вновь добывает огонь (идея обновления). Мифы о радужном змее и матерях-прародительницах тесно связаны со сложной обрядовой мистерией, устраиваемой до начала дождливого сезона в честь матери-земли Кунапипи, воплощающей плодородие.

Великий отец Бунджиль у племени кулин рисуетея старым племенным вождем, женатым на двух представительницах тотема черных лебедей.

Его имя означает «клинохвостый орел». Бунджиль изображается создателем земли, деревьев и людей. Он согревает своими руками солнце, солнце согревает землю, из земли выходят люди и начинают танцевать ритуальный танец корробори. Таким образом, в Бунджиле преобладают черты предка — демиурга — культурного героя.

У племен юго-восточного побережья высшим существом считается Дарамулун. Согласно некоторым мифам Дарамулун вместе со своей матерью (эму) насадил деревья, дал людям законы и научил их обрядам инициации (во время этих обрядов на земле или на коре рисуют Дарамулуна, звук гуделки символизирует его голос, он воспринимается как дух, превращающий мальчиков в мужчин).