sci_politics А. И. Гражданкин С. Г. Кара-Мурза Белая книга России

В книге даны временны́е ряды примерно трехсот важнейших показателей главных сторон жизни нашей страны с середины прошлого века. В этом издании добавлен ряд новых красноречивых показателей, а некоторые убраны, поскольку они признаны читателями малоинформативными или не очень понятными. По сравнению с предыдущими изданиями эта книга освещает не только экономическую реформу 1990-х, но и ее длительную предысторию (строительство 1950-1980-х, перестройку конца 1980-х), а также ее уже долгосрочные последствия в начале XXI века.

По динамике подавляющего большинства показателей послевоенного восстановления и строительства, последовательного развития нашей страны в годы «застоя» и вплоть до старта реформ 1990-х не обнаруживаются сигналы, из-за которых потребовалась бы срочная радикальная перестройка хозяйственной жизни и последующая экономическая реформа России.

Динамика показателей после 2000 года показывает глубину кризиса 1990-х годов и его инерции, высвечивает те стороны жизни, в которых кризис продолжается в прежнем темпе, и в то же время обнаруживает те отрасли и сферы, где положение выправляется и даже достигнуто превышение дореформенных уровней. Подобных сфер пока не так много, но важно начать.

В целом сравнение советского периода (1950-1990 гг.), периода радикальных реформ (1991-1999 гг.) и «эпохи Путина» (2000-2012 гг.), наглядно представленное в графиках, дает эмпирическую основу для продуктивного диалога о проектировании благоприятного будущего нашей страны.

ru
Михаил Тужилин Visual Studio.NET, FictionBook Editor Release 2.6, AlReader.Droid 20.06.2014 FBD-453410-82D6-144E-8698-B0EA-494F-C9740F 1.0 Белая книга России: Строительство, перестройка и реформы: 1950-2012 гг. ЛИБРОКОМ 2013

А. И. Гражданкин, С. Г. Кара-Мурза

БЕЛАЯ КНИГА РОССИИ

Строительство, перестройка и реформы: 1950-2012 гг.

От составителей

Уважаемый читатель!

В этой книге собраны данные о том, как реформа, начатая в СССР (и РСФСР) в 1989-1990 гг. и продолженная в РФ, повлияла на народное хозяйство России, на жизнь населения и страны.

Книга эта белая. Так называют издания, в которых представлены фактические сведения, а не мнения и оценки действительности. Конечно, трудно комментировать цифры, отражающие драматические изменения нашей жизни, и никак не выразить своего отношения к ним, однако мы старались этого добиться. Просим прощения, если это не вполне удалось, но фактические данные достаточно наглядны, чтобы каждый мог судить о них сам, исходя из своих интересов и представлений о добре и зле.

По какому принципу мы отбирали показатели? Различают два типа хозяйственной деятельности, то есть производства и распределения продуктов и услуг. Их отличие сформулировал уже Аристотель. Один тип — натуральное хозяйство, или экономия, что означает “ведение дома”, материальное обеспечение экоса (дома) или полиса (города). Это — производство и торговля в целях удовлетворения потребностей. Другой тип хозяйства Аристотель назвал хрематистика (сегодня говорят рыночная экономика). Это — хозяйственная деятельность, целью которой является прибыль, накопление богатства.

Реформа в России представляет собой попытку сменить тип хозяйства всей страны — перейти от хозяйства ради удовлетворения потребностей к хозяйству ради получения прибыли. Это сопровождается сменой понятий, в которых нам объясняют экономические явления, а также показателей, в которых измеряются результаты хозяйственной деятельности. При этом возникают трудности в понимании. Люди, которые по привычке продолжают считать, что производство существует ради удовлетворения потребностей, ищут привычных натуральных показателей — сколько собрано зерна, сколько добыто нефти или построено жилья.

Из этого принципа исходило и советское планирование: зная, сколько в будущем году родится младенцев, планировали производство детских колясок. Если же производство ориентировано на прибыль, а не на потребность, то предприятие оценивает платежеспособный спрос. Потребность населения, не обеспеченная покупательной способностью, производителя не интересует.

Поэтому главными показателями становятся не степень удовлетворения потребности, не обеспечение колясками младенцев, а движение денег — рентабельность (прибыльность), накопления, цена денег (кредита), а для страны и государства — валовой внутренний продукт (ВВП), сбалансированность бюджета, размер долга. Все это показатели не натуральные, не абсолютные, а вытекающие из принятой в данный момент экономической теории и системы оценок.

В этой книге мы исходим из того, что с точки зрения общества, отдельной семьи или личности главная цель народного хозяйства — жизнеобеспечение граждан и страны. Другими словами, производство материалов, энергии, изделий и услуг в таком ассортименте и в таком количестве, чтобы были удовлетворены как минимум все жизненно необходимые потребности и гарантировано воспроизводство жизни граждан России, их семей и будущих потомков, народов России и ее самой как независимого государства. В какой степени достигается эта главная цель, можно судить только по абсолютным, не зависящим от теоретических интерпретаций показателям, то есть по показателям натуральным.

Тонна стали или удобрений, выпущенный заводом трактор или поданный в жилище киловатт-час электроэнергии — абсолютные, однозначно понимаемые количества вполне определенных жизненных благ. Они создают условия для существования людей и страны, не зависящие от господствующей идеологии или политического режима.

Разумеется, наличием этих абсолютных благ ни счастье, ни даже благосостояние людей еще не обеспечивается — потребности людей широки и растут безгранично. Когда удобрений, стали и энергии в стране достаточно, мы в нормальном состоянии даже не замечаем этих благ. Иное дело, когда их производство сокращается, и все большее число предприятий или жилищ начинают терпеть их нехватку. Тогда именно эти, критически важные средства жизнеобеспечения становятся для нас главными, а потребности “более высокого уровня” отступают на второй план. Очень большая часть семей российских граждан находится сегодня именно в таком положении, а главное, в таком положении находится Россия как страна.

Поэтому в данной книге представлены именно натуральные показатели производства базовых отраслей — своеобразного “скелета” нашего народного хозяйства. В небольшой книге невозможно представить весь набор даже важнейших производств, но все хозяйство настолько тесно связано в систему, что выбранный перечень критически важных продуктов дает грубую, но в целом верную картину общего состояния дел в хозяйстве России.

В книге представлены почти исключительно данные официальной статистики. В некоторых случаях привлечены также данные из государственных докладов министерств и ведомств, сведения из некоторых других авторитетных источников. Эти случаи отмечены.

Приведенные данные достаточно надежны. В публичной политике нередки манипуляции со статистикой, но они всегда имеют “точечный” характер — замалчиваются или выпячиваются отдельные цифры, искажается их смысл, дается неверное толкование. Невозможно целенаправленно исказить длинный временной ряд натурных показателей, поскольку все они взаимосвязаны.

Например, чтобы подтасовать за 30 лет сведения о жилищном строительстве, надо было бы все это время вести сложнейшие расчеты ложных показателей производства, экспорта и импорта цемента, оконного стекла, унитазов и т.д. Технически это невозможно — даже если бы правительство по какой-то причине решило вести двойную бухгалтерию в масштабах всего народного хозяйства.

Из огромного количества показателей, отражающих состояние хозяйства и жизнь страны, мы смогли отобрать и привести в книге лишь очень малую часть. Эта часть, однако, вполне отражает главные результаты воздействия реформы на народное хозяйство. Прежде всего потому, что динамика отобранных нами показателей является совершенно типичной.

Можно брать сотни и сотни других товаров, изделий, видов сырья или материалов — и динамика изменений их производства или добычи будет очень близка к той, которая характерна для нашей выборки. В каком-то производстве положение чуть лучше или чуть хуже, но по своему типу диаграмма изменений будет та же самая. Лучше всего дело обстоит в тех отраслях и производствах, которые работают на внешний рынок, — в добыче нефти и газа, производстве металлов, удобрений, в других энергоемких или «грязных» производствах.

При отборе примеров мы исходили из двух критериев. Во-первых, брали ключевые, системообразующие производства, то есть такие, чья продукция необходима для работы большого числа других производств или даже всего хозяйства в целом. Это, например, добыча энергоносителей, производство цемента или тракторов, железнодорожный транспорт.

Во-вторых, мы брали производства, которые самым очевидным образом составляют основу жизнеобеспечения людей, населения России. Производство хлеба и молока, электроэнергии и ситца, книг и лекарств, строительство жилья — вот примеры таких производств. В конце концов, первейшая цель хозяйства — обеспечить население страны совокупностью таких жизненно важных благ. По тому, как влияет реформа на их производство, можно судить о ее замысле.

В статистических ежегодниках и сборниках данные рада экономии места приводятся в компактной форме в виде таблиц. Мы же в целях наглядности представили большинство из них в форме графиков, построенных из данных за много лет. Так получились достаточно длинные временные ряды, которые позволяют видеть состояние того или иного производства за 30-50 лет до реформы и в ходе ее проведения — вплоть до 2010-2011 гг. а во многих случаях по оперативным данным и до 2012 г. включительно.

В некоторых случаях произошли изменения в методике статистического наблюдения и учета (например, в классификации категорий продукта), и данные последних лет отличаются от данных из прежних справочников. Если различия в абсолютных величинах незначительны (неразличимы на кривой графика), то о смене методики при необходимости указывалось в примечаниях, если же “скачок” на графиках слишком заметен, то на одном графике изображались две кривые раздельно.

Для отдельных показателей с неизбежными колебаниями значений от года к году (например, сбор сельхозкультур существенно зависит от погодных условий), вместо зигзагообразной кривой, дается сглаженная, полученая усреднением данных за предшедствующие несколько лет. При этом, конечно, теряются нюансы, но более наглядно выявляется общая тенденция изменений.

Представляя “жесткие”, натурные показатели, мы сопровождали их самыми минимальными комментариями, в которые включили полезные добавочные сведения, чтобы не усложнять этими сведениями графики и не увеличивать число рисунков. Графики, не вошедшие в описание основного текста, размещены в отдельном Приложении, в котором диаграммы упорядочены в другой последовательности, чем в основном тексте. Мы избегали построения зависимостей между разными показателями и обсуждения неочевидных процессов и ограничений. Такое обсуждение могло бы быть истолковано как попытка подтолкнуть читателя к определенным выводам.

Составители с благодарностью примут все замечания и указания на ошибки и недочеты, которые могли быть допущены при подготовке материала книги.

Глава 1 Население России. Воздействие реформы на демографические процессы и здоровье населения

Основные источники:

Статистические ежегодники «Народное хозяйство РСФСР». ЦСУ РСФСР, Госкомстат РСФСР. Москва.

Статистические сборники «Российский статистический ежегодник». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Статистические сборники «Здравоохранение в Российской Федерации». Госкомстат России. Москва.

Статистические сборники «Здравоохранение в России». Росстат. Москва.

Статистические сборники «Демографический ежегодник России». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Государственные доклады «О состоянии здоровья населения Российской Федерации». Министерство здравоохранения РФ и» Российская Академия медицинских наук. Москва.

Статистический сборник «Население России за 100 лет (1897-1997)». Госкомстат России. Москва, 1998.

На 31 декабря 1991 года численность населения России составляла 148,515 млн человек. По данным двух проведенных в годы реформ переписей постоянное население РФ на 9 октября 2002 г. составляло 145,167 млн человек, а на 14 октября 2010 г. — 142,857 млн человек (около 74% приходилось на городское население и 26% — на сельское), на 1 января 2013 г. 143,73 млн человек.

Динамика численности населения (в т.ч. городского и сельского) в России с 1914 г. на территории, которую занимала РСФСР, а затем РФ, представлена на графике Рис. 1-1.

Рис. 1-1. Население России в пределах РСФСР и РФ, млн чел. (на начало года)

Хотя за ряд лет не имеется официальных данных о численности населения РСФСР, общая форма кривой вполне определяется имеющимися точками. Судя по главным параметрам кривой, в советский период не произошло, за исключением периода Великой Отечественной войны, таких демографических катастроф, которые бы заметно сказались на общей динамике численности населения.

То сокращение населения России, которое началось в 1991 г. вместе с радикальной реформой, отражено на графике ниспадающей ветвью. Она имеет примерно такой же наклон, как и в период Великой Отечественной войны. В основном сокращалось городское население страны, которая стала «городской» в конце 1960-х, когда горожан стало больше, чем селян.

На годы реформы пришелся значительный приток в РФ переселенцев из других бывших республик Советского Союза. С их помощью происходило пополнение населения РФ. За 1990-2011 гг. миграционный прирост населения РФ за счет обмена с другими странами составил 5,5 млн человек (за январь-ноябрь 2012 г. — 271,6 тыс. чел.)

В основном этот прирост вызван значительным притоком прибывших в РФ по сравнению с выбывшими при обмене со странами СНГ и Балтии. Самый большой прирост населения РФ за 1990-2011 гг. произошел при миграционном обмене с Казахстаном (+1898 тыс. чел.), с Узбекистаном (+1040 тыс. чел.), с Украиной (+596 тыс. чел.), с Таджикистаном (+498 тыс. чел.), с Киргизией (+491 тыс. чел.), с Азербайджаном (+471 тыс. чел.) и с Арменией (+387 тыс. чел.), а наименьший был с Белоруссией (+3,7 тыс. чел.).

Рис. 1-2. Абсолютный миграционный прирост населения России за годы реформы, тыс. человек в год

При обмене с «дальним зарубежьем» общий баланс обмена пока отрицательный — количество выехавших за 1991-2011 гг. из РФ составляет 1,48 млн человек, а число прибывших — на 176,3 тыс. человек меньше. Положительный баланс обмена с «дальним зарубежьем» наметился в РФ с 2007 г. В 2010 г. в РФ всего прибыло из «дальнего зарубежья» (+)19,7 тыс. человек, а выехало туда (-)12,4 тыс. человек, в 2011 г. уже (+)45,9 и (-)14,2 тыс. человек, соответственно. За январь-ноябрь 2012 г. эта миграция составила (+)48,9 и (-)24,3 тыс. человек. Наибольшая убыль населения РФ за 1990-2011 гт. произошла при зарубежном миграционном обмене с Германией (-767 тыс. чел.), с Израилем (-244 тыс. чел.) и с США (-126 тыс. чел.).

Обращение к данным о естественном приросте населения России позволяет сделать вывод, что в 1990-е годы в ходе реформы происходила демографическая катастрофа. Она еще не завершена, возможно купирована, но не одолена. С 1 января 2010 г. по 1 января 2012 г. население РФ уменьшилось на 372 тыс. человек, а в 2011 г. — на 131 тыс. человек, в 2012 г. — на 2,5 тыс. человек. За 1992-2012 гг. естественная убыль населения России (то есть убыль за счет превышения смертности над рождаемостью) составила 13,38 млн человек (около 9,3% населения, или сравнимо с числом жителей 180 средних городов РФ). Наибольшая ежегодная убыль населения (958,5 тыс. человек) была в 2000 г. Динамика абсолютной естественной убыли населения РФ во время реформ приведена на Рис. 1-3.

Рис. 1-3. Абсолютная естественная убыль населения России за годы реформы, тыс. человек в год

В подавляющем большинстве российских регионов главная причина сокращения численности населения (депопуляции) — естественная убыль населения. При этом конец 1990-х годов был в демографическом отношении очень благоприятным периодом с точки зрения численности женщин возрастов наибольшего деторождения. Динамика естественного прироста, то есть превышения рождаемости над смертностью граждан РСФСР и РФ в расчете на 1000 человек населения, представлена на Рис. 1-4.

Рис. 1-4. Естественный прирост (+) и убыль (-) населения РСФСР и РФ с 1950 г., на 1000 человек в год

Из приведенных на графике данных можно сделать два заключения. Во-первых, вопреки утверждениям некоторых специалистов по демографии, резкое падение прироста населения, совпавшее по времени с ликвидацией советского государства и сменой общественного строя, вовсе не является следствием процессов, не связанных с реформой. В качестве таких процессов эти специалисты называют переход к городскому образу жизни и изменение типа семьи (сокращение числа детей в семье). Этот переход (урбанизация), произошел в РСФСР в 1960-е годы (см. Рис. 1-1 и Рис. 1-4), после чего сельское население сокращалось до стабилизации в 1980-х, а городское население продолжало динамично расти вплоть до начала реформ 1990-х.

Действительно, урбанизация вызвала в РСФСР, как и на Западе, резкий спад рождаемости в 1960-1970 гг., что хорошо видно на Рис. 1-4. Однако этот спад вовсе не привел ни к повышению смертности, ни к сокращению продолжительности жизни, ни к вымиранию населения. Ставшая в основном городской страной, РСФСР сохраняла стабильную демографическую динамику с ежегодным естественным приростом на уровне около 5 человек на 1000 (то есть около 700 тыс. новых граждан РСФСР в год).

Таким образом, происходящие в России с конца 1980-х годов демографические процессы не имеют никакого сходства со снижением рождаемости в западных странах с «обществом потребления». Проведение подобных успокаивающих аналогий несостоятельно. На Западе не наблюдается ни повышения смертности, ни сокращения продолжительности жизни.

Во-вторых, ложны настойчиво повторяющиеся утверждения, будто «вымирание населения в России началось давно, еще в 70-е годы». В течение 20 лет — с 1968 по 1988 г. показатель естественного прироста населения РСФСР обнаруживает исключительную устойчивость и никакого демографического слома не предвещает (см. Рис. 1-4).

Демографический слом является прямым следствием реформы. Причем он является следствием реформы как целого, то есть следствием смены типа жизнеустройства, а не краткосрочного потрясения на ее первой стадии. Даже в период 1999-2011 гг., который называют периодом «экономического роста», наблюдается вымирание населения РФ. В 2012 г. все еще сохранялось относительно небольшое, но превышение смертности над рождаемостью — естественная убыль составляла 0,02 человек на 1000, (хотя по оперативным сводкам в январе-ноябре 2012 г. впервые с 1992 г. в России зафиксирован естественный прирост в 4,6 тыс. чел., но в целом за 2012 г. наблюдалась еще небольшая убыль — 2,5 тыс. чел.).

Показатель естественного прироста есть разность двух величин — числа рождений и числа смертей. Какова была динамика этих величин до перехода к радикальной фазе перестройки и реформы, можно видеть на Рис. 1-5.

Рис. 1-5. Рождаемость и смертность в РСФСР и РФ (на 1 тыс. населения)

График о смертности и рождаемости в России не требует особых комментариев, картина изменений наглядная. Заметим, что урбанизация 1960-х была стабилизирована положительной разностью рождаемости и смертности вплоть до начала реформ 1990-х. В 1991 г. ситуация «крестообразно» изменилась, и положительный прирост сменился отрицательной убылью. В Государственном докладе «О состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1999 г.», представленном Минздравом РФ и Российской Академией медицинских наук, указаны главные причины повышенной смертности населения РФ, прямо связанные с реформой:

“Долговременное массовое накопление неблагоприятных изменений в общественном здоровье населения в сочетании с воздействием хронически высокого уровня стресса, снижения качества жизни в условиях неудовлетворительного состояния социальной сферы и базовой медицины, недоступности высокоэффективных средств лечения для подавляющей части населения, криминализация общества и рост преступности”.

За прошедшее после издания этого доклада время положение улучшалось, но принципиального перелома пока не произошло — обратный «российский крест» смертность-рождаемость только намечается (см. Рис. 1-5). В 2006-2007 гг. РФ вошла в пик численности женщин детородного возраста, чем во многом и объясняется наблюдаемый рост рождаемости. Однако чистый коэффициент воспроизводства населения (нетго-коэффициент воспроизводства) остается очень низким. Этот показатель характеризует степень замещения поколения женщин их дочерьми при сохранении существующих уровней рождаемости и смертности. Он показывает, сколько в среднем девочек, рожденных одной женщиной на протяжении всей жизни, дожило бы до возраста матери при их рождении. Динамика нетто-коэффициента воспроизводства населения с 1960-х годов представлена на Рис. 1-6.

Рис. 1-6. Чистый коэффициент вопроизводства населения РСФСР и РФ

С начала 1980-х чистый коэффициент воспроизводства в РСФСР стабильно рос, а в начале реформ в РФ резко упал, и затем в 1993-2006 гг. находился на уровне около 0,6. Самое низкое значение этот показатель имел в 1999 г. (0,542), это почти вдвое ниже предреформенного максимума 1986-87 гг. (1,038). С 2007 г. началось восстановление по этому показателю, в 2009 г. нетто-коэффициент воспроизводства населения возрос до 0,73, сохранив положительную динамику предыдущих пяти лет. Данные по этому показателю пока опубликованы только до 2009 г. График с динамикой нетто-коэффициента воспроизводства для городского и сельского населения см. в Приложении.

Рост смертности в годы реформы означал значительное сокращение средней продолжительности жизни. Ее показателем является т.н. ожидаемая продолжительность жизни при рождении (Рис. 1-7). В 1986-87 гг. она достигла в РСФСР максимума в 70,13 лет (у мужчин 64,91, у женщин 74,55). Резкое падение этого показателя произошло в первые четыре года радикальной фазы реформ. В 1994 г. ожидаемая продолжительность жизни при рождении составляла в РФ 63,91 года (57,48 у мужчин и 71,12 у женщин), т.е. для всего населения в среднем даже меньше, чем только у мужчин в конце 1980-х.

Рис. 1-7. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении в РСФСР и РФ, число лет

С 2003 г. в РФ ожидаемая продолжительность жизни при рождении растет с уровня 64,85 года и в 2011 г. составила 69,8 лет, тем самым в РФ практически достигнут максимальный уровень РСФСР 1986-87 гг. — 70,13 лет (для женщин этот уровень РСФСР превышен, а для мужчин еще не достигнут). График с динамикой ожидаемой продолжительности жизни городского и сельского населения см. в Приложении.

Одним из самых прямых и быстрых следствий реформы явилось резкое увеличение смертности людей трудоспособного возраста. В 1990 г. в трудоспособном возрасте в РФ на 1000 человек населения умерло от всех причин 4,9 человек, а в 1994 г. — 8,5 человек. Особенно сильно это ударило по мужчинам (8,5 и 13,5 человек соответственно в 1990 и 1994 гг.).1 В 2005 г. наблюдался второй пик ухудшений — в трудовом возрасте умерло на 1000 человек трудоспособного населения 8,3 человек (мужчин — 13). С 2006 г. по этому показателю наметилось восстановление. В 2009 г. в трудоспособном возрасте умерло на 1000 человек трудоспособного населения 6,4 человек (мужчин — 10). Динамика смертности мужчин в трудовом возрасте приведена на Рис. 1-8 (данные после 2009 г. пока не опубликованы — на начало 2013 г. последним выпущен Демографический ежегодник России только за 2009 г.).

Рис. 1-8. Число мужчин, умерших в трудоспособном возрасте в РСФСР и РФ, на тыс. человек соответствующего возраста

1994 год оказался самым тяжелым в демографическом отношении на первой стадии реформы. К этому моменту защитные силы людей, находившихся несколько лет в состоянии тяжелого стресса, иссякли, и резко подскочила смертность именно от тех заболеваний или причин, которые связаны с нервным и эмоциональным состоянием человека. Например, за 1990-1994 гг. число самоубийств возросло с 39,1 до 61,9 тыс. (в 2012 г. — 28,9 тыс.).

После пика 1994 г. смертность снижалась, население стало приспосабливаться к новым условиям. Однако затем, на новом витке рыночной реформы, рост смертности с 1998 г. возобновился. Пик пришелся на 2003 г. — 16,4 смертей на 1 млн человек населения. В последующие годы смертность в РФ сокращалась — в 2012 г. число умерших составило 13,3 тыс. на 1 млн человек населении РФ, что уже приближается к дореформенному уровню (около 11 тыс. на млн).

Такой скачок смертности в годы реформ не может быть объяснен изменением в возрастной структуре населения, тем более что больше всего смертность повысилась среди людей трудового возраста. Причины смертности, в наибольшей степени влияющие на демографическую ситуацию в России, приведены в Табл. 1-1.

Из Табл. 1-1 видно, что главной причиной смертей в РФ являются болезни системы кровообращения. Среди факторов, которые приводят к этим болезням, главенствует артериальная гипертония. Частота ее возникновения, особенно в детском, молодом и трудоспособном возрасте, резко возросла в ходе реформы. В Государственном докладе «О состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1999 г.» на этот счет сказано:

Табл. 1-1. Число умерших в РСФСР и РФ по основным причинам смерти, тыс. человек

“Причиной ухудшения эпидемиологической ситуации по артериальной гипертонии в России за последнее время является одновременное воздействие комплекса крайне неблагоприятных социальных факторов, являющихся ucmочником стрессовых напряжений и факторами риска возникновения артериальной гипертонии: падение жизненного уровня большей части населения, психологическая неуверенность в завтрашнем дне, отсутствие механизмов, стимулирующих граждан к поддержанию достаточного уровня своего здоровья, снижение у большинства населения возможностей организации адекватного отдыха, занятий физической культурой и спортом, распространение курения, алкоголизма, наркомании.

Неблагоприятная ситуация усугубляется недостаточной работой органов и учреждений здравоохранения по снижению распространенности артериальной гипертонии… В последние годы резко снизились объемы профилактической работы, ориентированной прежде всего на организованные коллективы, количество которых из-за экономического спада и проводимой реструктуризации промышленных предприятий значительно уменьшилось… Несвоевременная диагностика и неэффективное лечение приводят к развитию тяжелых форм артериальной гипертонии и обусловленных ею сердечно-сосудистых заболеваний”.

В целом заболеваемость населения РФ за годы реформы существенно возросла. В Табл. 1-2 приведено число зарегистрированных больных по ряду классов заболеваний.

Табл. 1-2. Общая заболеваемость в РФ (на 1000 населения, в т.ч. 18 лет и старше)

Важным показателем воздействия реформы на здоровье населения стала вспышка заболеваемости “социальной” болезнью — туберкулезом. В 1990 г. на 100 тыс. населения было 34,2 случая заболевания активным туберкулезом с впервые установленным диагнозом, в 2005 г. таких случаев было 84, в 2010 и 2011 гг. — 76,9 и 73. Максимум пришелся на 2000 г. — 89,8 случаев впервые установленного диагноза туберкулеза на 100 тыс. человек населения. В конце 1980-х более чем треть всех больных выявлялось с уже запущенной формой заболевания туберкулезом, в 2000 г. — 45,9%, в 2005 г. — 29,7%, в 2007 г. — 40%, в 2011 г. — 42,2%. Существенно возросла заболеваемость туберкулезом детей в возрасте до 14 лет. В 1990 г. на 100 тыс. таких детей было 7,6 заболевших, в 2006 г. — 16,2, в 2010 г. — 15,4, в 2011 г. — 15,8 (мальчики) и 16,5 (девочки).

Динамика заболеваемости туберкулезом представлена на Рис. 1-9.

Рис. 1-9. Заболеваемость активным туберкулезом в РСФСР и РФ, выявлено больных впервые в жизни с установленным диагнозом, на 100 тыс. человек населения

За годы реформ более чем вдвое выросла не только заболеваемость, но н смертность от туберкулеза: если в конце 1980-х она составляла около 7 чел. на 100 тысяч жителей, то в 1995 г. — 15,4, в 2000 г. — 20,5, в 2005 г. — 22,5, в 2010 г. — 15,3, в 2012 г. — 12,2 умерших на 100 тыс. населения.

В Государственном докладе «О состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1999 г.» сказано:

“В 1999 году в России эпидемиологическая обстановка по туберкулезу продолжала ухудшаться. Почти все показатели, характеризующие уровень противотуберкулезной помощи населению, снизились. В целом ситуацию с туберкулезом следует оценить как крайне напряженную… Максимальный уровень заболеваемости населения туберкулезом зарегистрирован в возрастной группе 25-34 года (155 на 100 000)».

Одним из главных ухудшений в оказании противотуберкулезной помощи населению стало резкое сокращение массовых медицинских обследований работников (диспансеризации), которые были важным направлением советской профилактической медицины. Согласно новому законодательству, профилактические медицинские осмотры должны были финансироваться за счет средств обязательного медицинского страхования (ОМС). Однако в Программе РФ по ОМС такие осмотры не были предусмотрены, и средств на них реально не выделялось. Это сразу сказалось на здоровье населения, что красноречиво показывает заболеваемость туберкулезом.

В Государственном докладе «О состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1992 г.» говорится:

“Рост заболеваемости наблюдается при значительном и почти повсеместном сокращении охвата населения профилактическими обследованиями на туберкулез; последнее в значительной мере объясняется дороговизной и перебоями в снабжении рентгенофлюорографической пленкой, реактивами, бактериальными препаратами, мединструментарием…

В 1992 г. положение с выявлением туберкулеза усугубилось в связи с тем, что все виды профосмотров, в том числе и на туберкулез, стали осуществляться не из средств госбюджета, а за счет предприятий, учреждений и личных средств граждан. В условиях снижения уровня жизни населения… возникает реальная угроза эпидемических вспышек туберкулеза на различных территориях страны.

Вместе с тем, из-за недостаточного финансирования четко отлаженная и эффективно проводимая ранее система централизованного управления и контроля за деятельностью туберкулезных учреждений в части профилактики, выявления, диагностики и лечения туберкулеза практически перестает функционировать» [выделено нами — сост.].

В этом официальном документе определенно сказано, что «практически перестает функционировать» имевшаяся в стране до реформы четко отлаженная и эффективная система, и это происходит в результате тех изменений в социально-экономической обстановке, которые вызваны реформой.

Красноречивым социальным результатом реформы стала и небывалая вспышка заболеваемости венерическими болезнями.

Так, заболеваемость сифилисом выросла с 1990 по 1997 г. в 50 раз. Затем она, если судить по статистике, пошла на убыль, но все равно остается на исключительно высоком уровне. В госдокладе за 1999 г. сказано: «Среди причин, приведших к увеличению заболеваемости инфекциями, передаваемыми половым путем, следует указать, прежде всего, на происшедшие изменения социально-экономических отношений, приведших к расслоению населения, повлиявших на поведенческие, в том числе сексуальные, реакции людей…

Рост числа зарегистрированных больных также зависит от недостаточности первичной профилактики среди широких слоев населения, особенно среди подрастающего поколения, что зависит от слабого финансирования этой работы. Вместе с тем необходимо отметить, что регистрируемый уровень инфекций, передаваемых половым путем, не отражает истинной заболеваемости населения страны, так как коммерческие структуры и организации, а также частнопрактикующие врачи не заинтересованы (в основном по финансовым соображениям) в полной регистрации и сообщении сведений в органы здравоохранения о числе принятых ими больных”.

Таким образом, в открытом госдокладе подчеркивается, что в результате реформы не просто резко изменилась реальная эпидемиологическая обстановка, но и созданы условия, толкающие к сокрытию истинной заболеваемости населения. Это, в свою очередь, само становится фактором, ухудшающим положение. Можно предположить, что резкий излом кривой статистики заболеваний в 1996-1997 гг. связан именно с изменениями в механизме регистрации заболеваний.

В то же время, ухудшилось и продолжает ухудшаться положение с выявлением источников заражения. В 1990 г. в 60,2% случаев впервые установленного заболевания сифилисом были выявлены и привлечены к лечению лица, ставшие источником заражения, в 1995 г. — 29,8%, в 2000 г. — 22,6%, в 2005 г. — 20,4% и в 2010 г. — 19,1%. На учете в лечебно-профилактических учреждениях стояло в 1980 г. — 185,4 тыс. больных сифилисом, в 1990 г. — 47,7 тыс., в 1995 г. — 384,9 тыс., в 2000 г. 731,9 тыс., в 2005 г. — 409,3 тыс., в 2010 г. — 278,5 тыс., в 2011 г. — 248,1 тыс.

Динамика заболеваемости сифилисом представлена на Рис. 1-10.

Рис. 1-10. Заболеваемость сифилисом в РСФСР и РФ, выявлено больных впервые в жизни на 100 тыс. населения

Рост заболеваемости населения продолжался и в 2000-х. По основным классам болезней она выросла от 0,71 на душу населения в 1999 г. до 0,74 в 2005 г. и далее до 0,78 в 2010 г. и до 0,8 в 2011 г. (в 1990 г. и 1995 г. — 0,65 и 0,68). К тому же, выделяются несколько болезней, динамика которых позволяет классифицировать ситуацию как чрезвычайную: туберкулез, заболевания, передающиеся половым путем, СПИД. Существенно увеличилось число пищевых отравлений (с 1662 в 1992 г. до 5374 в 1995 г., далее 5262 — в 2000 г., 5905 — в 2006 г., 5302 — в 2009 г. и 4886 — в 2010 г.).

Тяжелый стресс, вызванный реформой, сказался и на психическом здоровье населения. В госдокладе за 1999 г. сказано: “Здоровье населения, в там числе и психическое, является одним из наиболее важных показателей благосостояния государства… В целом в состоянии психического здоровья и психиатрической службы сохраняются негативные тенденции… По данным эпидемиологических исследований, проведенных в последние годы НЦПЗ РАМН, а также в результате экспертной оценки установлено, что примерно у 1/3 населения России, то есть приблизительно у 52,5 млн человек имеются психические расстройства различной степени”.

В 1988 г. на учете лечебно-профилактических учреждений состояло 5,8 млн психических больных, в том числе больных алкоголизмом и наркоманией — 3,0 млн против 2,8 млн в 1985 г. В 1990 г. на учете лечебно-профилактических учреждений состояло 5,2 млн психических больных, в том числе больных алкоголизмом и наркоманией — 2,7 млн. Для справки, в 1987 г. изменились критерии взятия больных под диспансерное наблюдение: больные, не нуждающиеся в активном медицинском наблюдении, стали составлять категорию консультативно наблюдаемых.

В 2005 г. на конференции «Медико-социальные приоритеты сохранения здоровья населения России в 2004-2010 гг.» директор ГНЦ им. Сербского, бывший министр здравоохранения РФ Т. Дмитриева сообщила, что уровень психических расстройств с начала 1990-х годов увеличился в 11,5 раз. Число официально зарегистрированных больных в РФ составляло, по ее словам, почти 6 млн человек. По данным Росстата численность больных психическими расстройствами и расстройствами поведения изменялась так:

Табл. 1-3. Численность больных психическими расстройствами и расстройствами поведения в РСФСР и РФ, тыс. человек

Окончание табл. 1-3

Из Табл. 1-3 видно, что за годы реформ численность больных психическими расстройствами и расстройствами поведения, которые состоят на учете в лечебно-профилактических учреждениях, сократилось на 1,25 млн чел. (на треть). Напротив, численность больных, которым оказывается консультативно-лечебная помощь, выросло почти в 3,5 раза — на 1,5 млн человек. В 1,6 раз реже стали брать под наблюдение больных с впервые в жизни установленным диагнозом «алкоголизм и алкогольные психозы», напротив, с диагнозом «наркомания и токсикомания» — в 3,5 раза чаще. В 8,5 раз увеличилось и число больных наркоманией и токсикоманией, состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях. В 2011 г. на профилактический учет было взято, в связи с употреблением с вредными последствиями алкоголя 136,2 тыс. человек, наркотических веществ — 49,5 тыс. и ненаркотических веществ — 3,9 тыс. человек. В 2010 г. умерло от психических расстройств и расстройства поведения 5,012 тыс. чел, в 2011 г. — 6,617 тыс. чел.

Согласно кратким итогам выборочного обследования 2008 г. «Влияние поведенческих факторов на состояние здоровья населения» (Росстат при участии Минздравсоцразвития России, Росспорта, Института социальных исследований) «наличие социально-психологических стрессов, которые могут провоцировать дезадаптацию личности, отклоняющееся поведение, угнетающе воздействовать на физическое и психическое состояние людей, выявлялось по показателям состояния тревожности респондентов, их беспокойства по поводу социальных рисков, возникновения чувства одиночества и угнетенности. В результате исследования установлено, что чувство очень большой или большой тревоги по поводу неопределенности своего будущего испытывают 71,9% респондентов. Судя по данным многолетних опросов населения, проводимых Социологическим центрам РАГС по общенациональной репрезентативной выборке, состояние неуверенности многих людей в завтрашнем дне приобрело хронический характер.

Распространенность тревог в связи с неясностью будущего (в %)

Данные опроса дают веские основания для вывода о том, что главным источником стрессов является социальная неустроенность. Например, в группе респондентов, имеющих низкие доходы, в полтора-два раза чаще, чем в высокодоходной группе, проявляется состояние острой психологической тревоги по поводу неясной перспективы существования, чувство одиночества, беспокойство, вызванное возможностью потери работы. Такое нервное состояние, сохраняющееся в течение многих лет, обусловливает широкое распространение аномии общества. Она выражается в амбивалентности (противоречивости) сознания и поведения многих людей, в том числе в отношении к своему здоровью как ценности и главному фактору, определяющему полноценность жизни. В исследовании отчетливо проявилась статистически значимая связь между психологическим состоянием людей и их социально-демографическими признаками.

Стрессы относительно чаще испытывают женщины. Ощущение тревоги по поводу неопределенности будущего и возможности потерять работу сравнительно чаще фиксируется также у представителей старших возрастных групп и респондентов, имеющих детей. Чувство одиночества более остро проявляется в младших возрастных группах респондентов и у тех, кто не состоит в браке. В результате из числа респондентов, состоящих в официально зарегистрированном браке, только 11,3% выразили безусловную установку на то, чтобы иметь ребенка, 15,2% — считают это возможным при наличии определенных условий, 63,9% категорически против появления в их семьях новых детей и 9,6% — затруднились ответить.

Как указано в кратких итогах выборочного обследования «Семья и рождаемость» (Росстат, 2009 г.) подавляющее большинство женщин, родивших в 2007-2009 гг. первого ребенка, отметили, что на их решение о рождении ребенка введение дополнительных мер помощи семьям не повлияло (т.н. «материнский капитал»). Только каждая десятая (9,7%) опрошенная женщина, родившая второго ребенка в 2007-2009 гг., отметила, что дополнительные меры государственной помощи семьям с детьми помогли принять решение о рождении ребенка, которого без этого не могли себе позволить.

Таким образом, причины, по которым столь резко изменилась демографическая ситуация в РФ, являются социальными, то есть они вызваны изменениями в обществе. За рассматриваемый период времени биологическая природа человека не изменилась, а на территории РФ не произошло никаких крупных природных и техногенных катастроф, которые могли бы повлиять на рождаемость и смертность. Социальные причины роста смертности и снижения рождаемости грубо можно разделить на две группы: первая включает в себя неблагоприятные изменения в условиях жизни людей (доходы, питание, жилищные условия, духовные страдания и др.), вторая — ухудшение системы здравоохранения.

Кратко рассмотрим обе группы причин по отдельности.

1.1. Здравоохранение

Вследствие большой территории России и низкой плотности населения система здравоохранения базировалась на очень широкой сети лечебных и профилактических учреждений. Поэтому всегда была очень актуальной проблема строительства, реконструкции и оборудования больниц и поликлиник. Масштабы этого строительства поддерживались в РСФСР на довольно высоком уровне. В ходе радикальной реформы это строительство сократилось до чрезвычайно низкого уровня. Происходило также уменьшение числа больниц, особенно в сельской местности. Это видно на следующих ниже рисунках.

В результате сокращения строительства больниц в РФ началось ослабление созданной ранее системы больничной сети. Если в 1989 г. на 10 тыс. населения РСФСР имелось 138,7 больничных коек, то в 2011 г. их осталось 94 (Рис. 1-11) — уровень середины 1960-х. Это — очень существенное сокращение, особенно если учесть, что сильнее всего оно ударило по жителям удаленных от больших центров сел и деревень.

Рис. 1-11. Число больничных коек в РСФСР и РФ на 10 тыс. человек населения

В советском здравоохранении действовала сеть участковых больниц со средней мощностью около 30 коек. Все они находились в сельской местности. В 1990 г. в РСФСР имелось 4813 таких больниц, имевших в сумме 156,3 тыс. больничных коек, что составляло 7,7% всего числа больничных коек в стране.

Система участковых больниц продержалась, с некоторыми сокращениями, до конца 1990-х: в 1995 г. было 4409 больниц (129 тыс. коек), в 2000 г. 3310 больниц (85 тыс. коек), в 2005 г. осталось 2631 больница (62,3 тыс. коек), а затем эта сеть была практически демонтирована: В 2006 г. в РФ имелось только 628 таких больниц, обладавших в сумме 18,1 тыс. коек, а в 2010 г. осталось 400 участковых больниц с 11,2 тыс. коек. Резко сократилось и число районных больниц в сельской местности — со 178 больниц в 1990 г. до 91 в 2006 г. и до 79 в 2010 г.

В сельской местности располагалось около половины амбулаторно-поликлинических учреждений. Демонтаж этой сети также произошел в середине 2000-х. В 1995 г. в сельской местности оставалось 9217 амбулаторно-поликлинических учреждений из общего числа (21071), в 2005 г. — 7495 (из 21783), а в 2006 г. — 4181 (из 18782), в 2010 г. — 2979 (из 15732). В 1995 г. в сельской местности было построено больничных учреждений на 2272 коек, в 2000 г. — на 1522 койки, в 2005 г. — на 911 коек, в 2010 г. — на 886 коек.

По динамике строительства и ввода в действие и больниц, и поликлиник (Рис. 1-12 и Рис. 1-13) видно, что на первом этапе перестройки наблюдалась тенденция к укреплению системы здравоохранения в стране, что сразу сказалось и на демографических показателях — заметно снизилась смертность и выросла рождаемость.

Рис. 1-12. Ввод в действие больниц в РСФСР и РФ, тыс. коек (до 1955 г. среднегодовые величины по пятилеткам)

Резкое прекращение строительства лечебных учреждений при первых же шагах рыночной реформы в 1988 г., не может быть объяснено исключительно экономическими трудностями. Это — следствие кардинального изменения приоритетов государственной политики. С тех пор и до настоящего времени реального изменения в отношении к здоровью населения, судя по состоянию сети лечебных учреждений, не наблюдается. Ввод в действие новых больниц и поликлиник колеблется на очень низком уровне, а выбытие зданий из-за ветхости идет с ускорением. График динамики числа посещений амбулаторно-поликлинических учреждений см. в Приложении.

Рис. 1-13. Ввод в действие амбулаторно-поликлинических учреждений в РСФСР и РФ, тыс. посещений в смену

Уровень инвестиций в здравоохранение за годы реформы упал так, что обновление основных фондов отрасли резко замедлилось. В 1985 г. коэффициент обновления основных фондов (в сопоставимых ценах) был равен 7,2%, в 1990 г. 5,7%. К 1995 г. он упал до 1,5%, прошел через минимум в 1998 г. (0,7%) и затем держался на уровне 0,9%, а в 2005 г. составил 1,6%. В 2007 г. была произведена переоценка основных фондов бюджетных организаций, учтен их износ. Вследствие этого бы сделан перерасчет коэффициента обновления основных фондов. По отрасли «здравоохранение и предоставление социальных услуг» значение этого коэффициента составило в 2004 г. 3%, в 2005 г. — 3,7%, в 2006 г. — 4,5%, в 2010 г. — 4,6% и в 2011 г. — 4,7%.

Коэффициент ликвидации основных фондов (в сопоставимых ценах) находились в 2009-2011 гг. на уровне 1,3%. В 2006 г. (в скобках в 2010 г.) 34,1% (32,9%) зданий больниц и стационаров требовали капитального ремонта или реконструкции, а 3,7% (2%) находились в аварийном состоянии, 31,7% (24,9%) больниц и стационаров не имели горячего водоснабжения, 8,9% (6%) водопровода, а 11,3% (8,3%) — канализации. Степень износа основных фондов в здравоохранении РФ в 2000 г. составляла 35%, в 2005 г. — 47,8%, в 2010 г. — 53,3%, в 2011 г. — 53,9%. График динамики числа больниц и поликлиник см. в Приложении.

Практика показала, что сделанные в начале рыночной реформы прогнозы, согласно которым частные медицинские учреждения могут стать в РФ реальной альтернативой для государственной системы здравоохранения, оказались ошибочными. В 2000 г. в РФ платных медицинских услуг населению было предоставлено всего на 189 руб. на душу населения, в 2005 г. — на 773 руб., в 2010 г. — на 1710 руб. (а по материалам выборочного обследования домашних хозяйств, то есть с «отсевом» самой богатой и бедной части населения, — на 1398 руб. в год).

В 2006-2010 гт. в частных больничных учреждениях находилось около 0,3% всех коек. В сельской местности в частных больницах в 2006 г. находилось всего 0,1% коек, в 2010 г. уже 0,44%. Мощность негосударственных амбулаторно-поликлинических медицинских учреждений (выраженная в числе посещений в смену) составила в 2006 г. около 3% от общей посещаемости, а в 2010 г. — 3,7%.

В негосударственных учреждениях в 1994 г. работало всего 0,63% врачей, практикующих в РФ, к 1999 г. эта доля выросла до 1,42%. Среднесписочная численность всех работников отрасли «здравоохранение», работающих в частных учреждениях, достигла в 2000 г. 3,9% от общего числа в РФ, в 2005 г. — 4%, а в 2010 г. — 4,5% (202,8 тыс. работников частных организаций здравоохранения). Зарплата медицинских работников в частных учреждениях незначительно отличается от зарплаты в госучреждениях — в 2000 г. и в 2005 г. она была на 7% и 3,7% выше, а в 2006 г. и в 2009 г. на 4,1% и 10,2% ниже, в 2010 г. — на 0,8 % ниже (18252 руб. в мес.).

Все это показывает, что частный сектор в медицине реально не оказывает на здоровье большинства населения практически никакого влияния. Заметное исключение — стоматология. Государственные учреждения все более оставляют этот сектор частному бизнесу. Число лечебно-профилактических учреждений Минздравсоцразвития России, имеющих стоматологические отделения (кабинеты), сократилось с 11358 в 1990 г. до 7024 в 2006 г. и далее до 4870 в 2010 г. За это же время число зубопротезных отделений (кабинетов) в системе Минздравсоцразвития России уменьшилось с 4059 (1990 г.) до 2832 (2006 г.) и далее до 2332 (2010 г.). Численность лиц, осмотренных стоматологами в порядке профилактических осмотров, сократилась с 32,3 млн в 1990 г. до 23,3 млн в 2000 г., и далее до 17,6 млн в 2010 г. За эти же годы число лиц, получивших зубные протезы, сократилась с 3,75 до 2,5 и далее до 1,8 млн человек.

Работа медицинских учреждений по предоставлению помощи больным, в целом, в годы реформы ухудшалась. При том, что с 1990 г. по 2006 г. число выписанных из стационаров больных сократилось на 2,5 млн человек, умерших в стационаре больных стало на 58 тыс. больше. В 2010 г. по сравнению с 2005 г. выписанных и умерших в стационаре стало больше на 0,3 млн и на 25,8 тыс. человек, соответственно.

С 1985 г. по 2011 г. число ежегодно охваченных профосмотрами сократилось в 1,5 раза — на 20,6 млн чел. (в том числе детей — на 11,2 млн). На 5,7 млн человек уменьшилось с 1990 г. по 2006 г. число тех взрослых граждан, кто был охвачен профилактическими осмотрами. В 2011 г. по сравнению с 2005 г. число осмотренных взрослых сократилось еще на 2,1 млн чел., подростков — на 2,4 млн человек, а число осмотренных детей выросло 0,1 млн чел. В целом профосмотр граждан сокращался в годы реформ так:

Табл. 1-4. Профилактические осмотры населения, подлежащего периодическим осмотрам в РСФСР и РФ, млн чел.

1) с 1995 г. не включая данные о детях, находящихся в домах ребенка, детских домах школах-интернатах;

2) без численности школьников 15-17 лет.

Значительно больше людей, которым была необходима экстренная хирургическая помощь, стали поступать в стационары позже 24 часов с начала заболевания. Например, с прободной язвой желудка и двенадцатиперстной кишки таких было 11,7% в 1990 г., стало 13,7% в 2000 г. и 18,6% в 2010 г.

Вместе с тем, несмотря на сокращение в реформы числа станций, скорую медицинскую помощь ежегодно получают более 50 млн чел. В 1990 г. в РСФСР насчитывалось 4347 специализированных выездных бригад скорой (неотложной) медицинской помощи, из них 160 кардиологических, 1374 анестизиолого-реанимационных, 676 психиатрических, 304 неврологических. А так работала скорая медицинская помощь:

Табл. 1-5. Обслуживание населения скорой медицинской помощью в РСФСР и РФ (по учреяодениям системы Минздрава России)

Окончание табл. 1-5

В реформы в сфере здравоохранения профилактическая работа замещается экстренным реагированием. Если еще в 1985 г. профилактически осматривалось на 9 млн чел. больше, чем получили скорую медицинскую помощь, а в 1990 г. — на 6,5 млн чел, то в реформы картина резко изменилась. Наоборот, в 1995 г. скорую медпомощь получили на 1,3 млн чел. больше, чем прошли профилактический медосмотр, в 2000 г. — на 4,8 млн, в 2005 г. — на 7,5 млн, в 2010 г. и в 2011 г. — на 10,7 млн.

В реформируемом здравоохранении изменилась структура обеспечения населения медицинским персоналом, сократилась численность среднего медперсонала и выросла численность врачей.

Рис. 1-14. Обеспеченность населения врачами и средним медицинским персоналом в РСФСР и РФ, в расчете на 10 тыс. человек населения

Численность среднего медицинского персонала на одного врача в 1990 г. составляла 2,6, а в 2000-2010 г. — 2,3 (при норме советского периода — 3,5).

Заметно сокращено строительство учреждений, которые обеспечивали массовые возможности для сочетания отдыха с оздоровлением — домов отдыха. Их ежегодный ввод в действие снизился со среднегодового уровня 1980-х в 4,7 тыс. мест до 1 тыс. мест в 1995 г. и в 2005 г. (в 2010 г. введено 1,7 тыс. мест, в 2011 г. — 1,1). Это происходило при более чем пятикратном сокращении числа мест в домах отдыха и пансионатах — с 171,6 тыс. мест в 1990 г. до 23,5 тыс. мест в 2011 г. — это меньше, чем было в РСФСР в послевоенном 1945 г. (37,2 тыс. мест.). Это не значит, что сегодня граждане отдыхают так же, как в 1945 г. — отдельные категории россиян комфортно отдыхают и в России, и за рубежом, но большинству населения РФ стал недоступен «цивильный» тип отдыха — ни советский, ни западный. Динамика числа мест в домах отдыха и пансионатах видна на Рис. 1-15.

Рис. 1-15. Число мест в домах отдыха (без одно-двухдневных) и пансионатах в РСФСР и РФ, тыс. коек (мест)

Особым элементом советской системы здравоохранения были санатории. За несколько десятилетий они зарекомендовали себя и во мнении специалистов, и в общественном сознании как эффективное средство профилактики многих заболеваний, а также реабилитации и укрепления здоровья пациентов после лечения.

Реформа привела к резкому спаду в строительстве санаториев, которое в 1980-е велось широкомасштабно (Рис. 1-16).

Рис. 1-16. Ввод в действие санаториев в РСФСР и РФ, тыс. коек

В результате приватизации предприятий, разрушения профсоюзной системы и обеднения трудящихся использование санаториев сократилось. По имеющемуся числу мест в учреждениях отдыха и оздоровления РФ в 1991-98 гг. резко откатила до уровня РСФСР начала 1970-х, там и остается в 2010-х. Спад был сравним с периодом Великой Отечественной войны — тогда было сокращение в 2,2 раза, а в реформы в 1,8 раз. Динамика этого процесса видна на Рис. 1-17. Графики динамики числа мест в санаториях-профилакториях см. в Приложении.

Напомним, что в статистическом сборнике «Народное хозяйство РСФСР в 1990 году» утверждалось (стр. 285), что «потребность населения не обеспечивается имеющейся сетью учреждений санаторно-курортного лечения и отдыха». В начале 2010-х подобных ремарок не обнаруживается, — возможно, видоизменены потребности, так как сеть этих учреждений сократилась почти вдвое — примерно с 1,3 до 0,7 млн мест (см. Рис. 1-17). Еще один характерный штрих: впервые в Российском статистическом ежегоднике 2012 г. сведения о санаторно-курортных организациях и организациях отдыха приведены в разделе «Инвалидность населения», а не как раньше в разделе «Культура, отдых и туризм».

Рис. 1-17. Число мест в санаторно-курортных организациях и организациях отдыха (без одно-двухдневных) в РСФСР и РФ, тыс. коек (мест) (с 2009 г. с учетом микропредприятий)

Реформа привела к резкому сокращению строительства домов-интернатов — для престарелых и инвалидов. В условиях значительного ухудшения общего медицинского обслуживания и резкого обеднения большой части престарелых людей это поставило инвалидов и одиноких престарелых в очень тяжелое положение. С конца 1970-х годов ввод в действие домов-интернатов в РСФСР составлял 4-5 тыс. мест ежегодно (в 1990 г. 7,2 тыс. мест). В 1995 г. этот показатель составил 2,1 тыс. мест, в 2000 г. — 1,9 тыс. мест, в 2005 г. — 1,7 тыс. мест, в 2010 г. — 2,012 тыс. мест, в 2011 г. — 1,3 тыс. мест. Напомним, что ввод 7,2 тыс. мест в 1990 г. считался тогда неприличным — в сборнике «Народное хозяйство РСФСР в 1990 году» отмечалось (стр. 284), что «сеть домов-интернатов для престарелых и инвалидов развивается медленно. На 1 января 1991 г. на очереди для размещения в эти дома состояло 12 тыс. человек, неспособных к самообслуживанию». В 1993 г. на очереди стояло 4,8 тыс. чел., в 2002 г. — 16,2 тыс. чел., в 2005 г. — 20,6 тыс, чел., в 2010 г. — 19,2 тыс. чел., в 2011 г. — 18,1 тыс. чел. взрослых и 0,5 тыс. детей. При этом имеющийся фонд мест в интернатах для инвалидов и число проживающих существенно не изменялся с начала 1990-х до середины 2000-х, а рост по этим показателям наблюдался после 2005 г. Число проживающих в учреждениях для граждан пожилого возраста и инвалидов-взрослых составляло в 1980 г. 201 тыс., в 1990 г. — 213 тыс., в 2000 г. — 212 тыс., в 2010 г. и 2011 г. — 245 тыс., а число проживающих инвалидов-детей в 1980 г. составляло 34 тыс., в 1990 г. — 36 тыс., в 2000 г. — 29 тыс., в 2010 г. — 24 тыс., в 2011 г. — 23 тыс. Графики динамики числа мест в домах-интернатах см. в Приложении, На 1 января 2012 г. общая численность инвалидов в РФ составила 13,189 млн человек (в 1995 г. — 7,139 млн, в 2000 г. — 10,597 млн, в 2005 г. — 12,201 млн, в 2010 г. — 13,209 млн инвалидов).

Исключительно сильный удар в годы реформ нанесен по отечественной медицинской и фармацевтической промышленности. Многие производства практически прекратили существование, выпуск даже самых необходимых лекарств сократился во много раз. Характерным примером может служить динамика производства сульфаниламидных и салициловых препаратов, уровень которого стабильно рос уже с 1970-х, и которое полностью обеспечивало потребности страны при достаточно высоком качестве и низких ценах на эти лекарства массового спроса (Рис. 1-18). После 2009 г. эти показатели не публикуются.

Рис. 1-18. Производство салициловых (1) и сульфаниламидных (2) лекарственных препаратов в РСФСР и РФ, тонн

В РСФСР было создано большое и вполне современное производство почти всех витаминов и большинства антибиотиков. По своему качеству они соответствовали мировому уровню, а по стоимости были доступны всем слоям населения. В результате реформы производство антибиотиков и витаминов упало к 2010 г. в 22 и 13 раз (Рис. 1-19). На отечественном рынке они заменены импортными препаратами. В 2010 г. доля импортных лекарств в товарных ресурсах составляла 72,9%, в 2011 г. — 70,8%.

Рис. 1-19. Выпуск антибиотиков (1) и витаминов (2) в РСФСР и РФ, тонн

По данным Стратегии развития фармацевтической промышленности РФ на период до 2020 г. (Минпромторг РФ, 2009) структура сложившегося российского фармацевтического рынка значительно отличается от рынков развитых стран в сторону преобладания лекарственных средств (в основном иностранного производства), у которых действующее вещество (субстанция) вышло из под патентной защиты, но активно продвигается его торговое наименование. Только за 1992-2008 гг. объем производства субстанций в РФ сократился в десять раз с 17 до 1,7 тыс. тонн.

В РСФСР было недостаточно развито производство медицинской техники, некоторые ее виды закупались за рубежом. Однако основная масса аппаратуры, освоенной отечественным производством, служила в системе здравоохранения и составляла главную часть ее материально-технической базы.

Во время реформы не произошло модернизации этого производства, освоения новой продукции на базе новых технологий, пусть и импортных. Производство было в основном свернуто.

Типичным примером является динамика производства одного из видов медицинской техники — наркозно-дыхательных аппаратов (Рис. 1-20). Почти в 10 раз сократилось и производство электрокардиографов.

Рис. 1-20. Производство наркозно-дыхательных аппаратов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

По данным Стратегии развития медицинской промышленности РФ на период до 2020 г. (Минпромторг РФ, 2010) объем рынка медицинской техники и изделий медицинского назначения в РФ вырос за 2000-2009 гг. в 5 раз с 20 до 100 млрд руб., а доля отечественных производителей на нем наоборот сократилась (в 2000-2005 гг. — 30%, в 2009 г. — 18%).

В то же время необходимо отметить, что за 1990-е годы в РФ были освоены новые эффективные средства борьбы с массовыми инфекционными заболеваниями, что привело к резкому снижению общей заболеваемости важными болезнями. Вот некоторые данные:

Табл. 1-6. Заболеваемость отдельными инфекционными болезнями в РСФСР и РФ (число зарегистрированных случаев на 100 тыс. человек населения)

Окончание табл. 1-6

Так же в РФ сократилось число регистрируемых абортов. Если в 1988 г. в России было учтено 4,6 млн абортов, то в 1995 г. — 2,7 млн, в 2000 г. — 2,1 млн, в 2005 г. — 1,7 млн, в 2010 г. — 1,2 млн, в 2011 г. — 1,1 млн График динамики числа абортов см. в Приложении.

1.2. Семья, материнство, детство

Реформа нанесла тяжелый удар по семье. Резкое обеднение, безработица, вынужденная миграция и утрата жизненных ориентиров подорвали экономические и культурные основания семьи. Эта реакция на реформу была исключительно быстрой. На 1000 населения в 1987 г. было заключено 9,9 браков, в 1990 г. — 8,9, а уже в 1992 г. всего 7,1 (это даже ниже, чем в острую фазу урбанизации 1960-х). В 1998 г. число заключенных браков на 1000 населения было минимальным — 5,8. В 2000-х положение улучшалось — в 2011 г. было заключено 9,2 браков на 1000 населения, тем самым восстановлен уровень конца 1980-х. График динамики удельного числа браков на 1000 населения см. в Приложении.

Динамика абсолютного числа браков показана на Рис. 1-21.

Рис. 1-21. Число браков в РСФСР и РФ, тыс. за год

В 2010-х «ах, эта свадьба пела и плясала» звучит все чаще. Но главный показатель — это превышение числа браков над числом разводов. На 1000 населения он составлял 5,9 в 1987 г., 5,1 в 1990 г., 4,6 в 1991 г. и только 2,8 в 1992 г. В 2002 г. этот показатель упал до своего российского минимума — 1,2. Затем положение выправлялось. В 2011 г. этот показатель возрос до 4,5, что еще несколько ниже уровня 1990 г. (Рис. 1-22).

Рис. 1-22. Разность между числом браков и числом разводов в РСФСР и РФ, на 1000 человек населения

Реформа привела к резкому увеличению числа внебрачных детей — при общем снижении рождаемости. В 1980 г. вне брака родилось 10,78% детей, в 1990 г. — 14,6%, в 1995 г. — 21,1%, в 2000 г. — 28%, а в 2005 г. наблюдался максимум — 30%, к 2010 г. доля детей родившихся вне брака уменьшилась до 24,9%, в 2011 г. — до 24,6%.

В годы реформ в полных и неполных семьях уменьшилось и число детей. С середины 1960-х до начала 1990-х в среднем женщина за свою жизнь рожала 2 детей. К концу 1990-х этот показатель приблизился к единице (1999 г. — 1,157), а в конце 2000-х восстановлен уровень чуть выше 1,5. График динамики суммарного коэффициента рождаемости, показывающего среднее число детей, рожденных женщиной за свою жизнь, см. в Приложении.

В РФ появился большой контингент детей, для которых семья не может служить надежным источником питания и заботы. В то же время были резко ослаблены государственные службы охраны детства. В 1990 г. было введено домов ребенка на 530 мест и детских домов на 1847 мест, в 1995 г. — на 100 и 607 мест, в 2000 г. — на 386 и 967 мест, в 2005 г. — на 75 и 624 места, в 2010 г. — на 0 и 225 мест, в 2011 г. — на 142 и 220 мест. Напротив, в реформы число детских домов и численность в них детей увеличивались в 1,5-2 раза (Рис. 1-23): учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей и численности детей в интернатах см. в Приложении.

Рис. 1-23. Число детских домов (левая шкала) и численность детей в них (тыс., правая шкала) в РСФСР и РФ

Примечание к Рис. 1-23. Данные о детских домах до 1955 г. и с 1970 г., по-видимому, не вполне сопоставимы, особенно с 1990 г., когда значительно увеличился спектр публикуемых сведений о различных типах детских интернатных учреждений. Графики динамики числа интернатных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей и численности детей в интернатах см. в Приложении.

В реформы стало гораздо больше выявляться и учитываться детей и подростков оставшихся без попечения родителей: в конце 1980-х ежегодно ок. 50 тыс. детей и подростков, в конце 1990-х ок. 120 тыс., в конце 2000-х ок. 100 тыс., в начале 2010-х ок. 80 тыс. (Рис. 1-24). Для справки зампред Правительства РФ Ольга Голодец заявила2 20 февраля 2013 г. на встрече с Президентом РФ: «125 тысяч детей сегодня находятся без попечения родителей и нуждаются е новой приёмной семье. За прошлый год мы смогли передать в семьи на усыновление 69 тысяч детишек… Наша задача — снизить число сирот. Мы себе ставим планку в 30 тысяч в течение следующего года».

Рис. 1-24. Выявлено и учтено детей и подростков, оставшихся без попечения родителей в РСФСР и РФ, (с учетом (1) и без учета (2) детей, оставшихся не устроенными к началу отчетного года)

Государственные детские интернатные учреждения не были готовы к подобным масштабам социальных последствии реформ для российских детей. Большинство детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, были взяты на воспитание в другие семьи, а численность детей находящихся на воспитании в интернатах изменялась не так резко (Рис. 1-25).

Рис. 1-25. Численность детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, находящихся на воспитании в семьях и в интернатах, в РСФСР и РФ, тыс.

Несмотря на общеслышимую риторику заботы о детях России в строительстве объектов для охраны материнства и детства ситуация не улучшается. В 1990 г. было введено детских больниц на 1826 коек и поликлиник на 7735 посещений в смену, в 1995 г. — на 821 койку и 3110 посещений, в 2000 г. — на 1278 коек и 2760 посещений, в 2005 г. — на 1060 коек и 3877 посещений, в 2010 г. — на 389 коек и 3245 посещений, в 2011 г. — на 932 койки и 5449 посещений. В 1990 г. было введено родильных домов на 748 коек и женских консультаций на 2295 посещений в смену, в 1995 г. — на 330 коек и 1330 посещений, в 2000 г. — на 572 койки и 935 посещений, в 2005 г. — на 293 койки и 640 посещений, в 2010 г. — на 1262 койки и 1210 посещений, в 2011 г. — на 1425 койки и 1511 посещений. Все это происходит на фоне сокращения наличного фонда коек в учреждениях охраны материнства и детства. Графики динамики числа коек для беременных женщин и рожениц, для больных детей, а также числа женских консультаций, фельдшерско-акушерских пунктов, детских поликлиник и амбулаторий см. в Приложении.

Исключительно важный в советское время общественный институт — детские ясли и сады — сначала стал объектом идеологической кампании по дискредитации общественной системы воспитания детей, а затем его работа была подорвана вследствие сокращения финансирования (в начале 1980-х расходы только на содержание одного ребенка в детских яслях составляли более 580 руб. в год, а в детских садах — около 500 руб. в год, при этом 80% этих расходов оплачивалось государством).

Вплоть до 1988 г. велась работа по замене ветхих и неприспособленных зданий, строились современные специализированные помещения с оборудованием зеленых зон. По оценке состояния зданий детских дошкольных учреждений в РСФСР, проведенной в 1989 г., подлежало сносу 9% зданий, а капитальному ремонту (с временным переселением учреждения) 23% зданий. С началом рыночной экономической реформы эта работа была практически полностью остановлена.3 Характерна динамика ввода в действие детских дошкольных учреждений в РСФСР и РФ, показанная на Рис. 1-26 — здесь наблюдался 50-кратный спад. В 1999-2005 гг. яслей и детских садов вводилось в среднем меньше, чем во время Великой Отечественной войны и послевоенные годы (в 1941-1950 гг. включая восстановленные).

Рис. 1-26. Ввод в действие детских дошкольных учреждений в РСФСР и РФ, тыс. мест (до 1955 г. среднегодовые величины по пятилеткам)

При этом наблюдалось сокращение числа детских дошкольных учреждений — с 1990 г. по 2011 г. почти вдвое (Рис. 1-27). Численность детей посещавших детсады и ясли к началу 2000-х также сократилось более чем вдвое — с 9,8 до 4,2 млн, а к концу 2000-х несколько выросла — до 5,4 млн в 2010 г. (5,7 млн в 2011 г.).

Рис. 1-27. Число постоянных дошкольных учреждений (тыс., левая шкала) и численность в них детей (млн, правая шкала) в РСФСР и РФ

При сокращении числа постоянных дошкольных учреждений в 2000-х наблюдается рост посещаемости, а значит, сокращается обеспеченность детей детсадами и яслями. За показателем обеспеченности перестали наблюдать в середине 1990-х, когда он упал до уровня середины 1970-х — с 70 до 57%. Вместо него введен параметр числа детей, приходящихся на 100 мест в дошкольных учреждениях — определяется как отношение численности детей, посещающих дошкольные образовательные учреждения, к числу мест в этих учреждениях. С 1960 г. по 1990 г. на 100 доступных мест приходили в среднем 110 детей, т.е. детсадов и ясель не хватало, поэтому их вводили в действие тогда по 200-400 тыс. мест ежегодно (Рис. 1-26). В 1990 г. постоянные дошкольные учреждения работали с перегрузкой, 786 тыс. детей находились в городских дошкольных учреждениях сверх установленных санитарно-гигиенических норм. В 1998 г. на 100 мест в детсадах и яслях приходило 80 детей, а что посещали остальные дети не известно, зато этим параметром, видимо, можно было оправдывать сокращение детских дошкольных учреждений в годы реформ (Рис. 1-27). Странный параметр — в 2005 г. на 100 мест приходили в учреждения 95 детей, а в конце этого же года 966 тыс. детей нуждались в устройстве в дошкольные образовательные учреждения. В 2010 г. и 2011 г. детсады и ясли опять переполнены, как и до реформы — на 100 мест приходят 107 и 106 детей (в городе — 113 и 111, а на селе — 90 и 91), но число детских дошкольных учреждений сокращено вдвое. На начало 2011 г. 2145 тыс. детей (на начало 2012 г. — 2248 тыс.) нуждались в устройстве в дошкольные образовательные учреждения, т.е. почти для трети нуждающихся детей нет мест в российских детсадах и яслях.

Сходная ситуация в годы реформ происходила и с детскими оздоровительными учреждениями (Рис. 1-28), а так же с внешкольными учреждениями досуга и оздоровления детей (дворцы пионеров, загородные пионерлагеря, турбазы, спортшколы, школы искусств и т.д. — о них подробнее в главе 3 о благосостоянии).

Рис. 1-28. Число детских оздоровительных учреждений (тыс. — правая шкала, кривая 1) и численность детей в них (тыс. чел. — левая шкала, кривая 2) в РСФСР и РФ

В последние десять лет число детских оздоровительных учреждений восстановлено после сокращения в 1990-е и стало превышать дореформенный уровень (Рис. 1-28), однако число оздоровившихся в них детей снизилось почти вдвое — с 8,4 млн чел в 1988 г. до 4,4 в 1992 г. и 4,6 в 2011 г.

На здоровье детей и подростков реформа сказалась самым страшным образом — от социального бедствия их организм и психика страдают сильнее, чем у взрослых.

Крайнее выражение этого процесса отмечено в Государственном докладе «О состоянии здоровья населения Российской Федерации»: «Ухудшающееся состояние здоровья детей обуславливает нарастание инвалидизации детского населения».

В 1990-х темпы роста инвалидизации детей в России кратно ускорились.

Табл. 1-7. Численность детей-инвалидов в возрасте до 16 лет, получающих социальные пенсии в РСФСР и РФ, на конец года)

* С 2000 г. — учет детей-инвалидов в возрасте до 18 лет. 2010, 2011 гг. — на 1 января года, следующего за отчетным

В последнее десятилетие лидерами по заболеваниям, обусловившим возникновение детской инвалидности, продолжают оставаться психические расстройства и расстройства поведения, болезни нервной системы: в 2000 г. их доля среди других причин возникновения инвалидности детей составляла — 40,1%, в 2005 г. — 44,7%, в 2010 г. — 47,1%.

В первые 10 лет реформ более чем второе выросло число детей и подростков, болевших наркоманией и токсикоманией, затем ситуацию удалось переломить, и в начале 2010-х по этому показателю вернулись на дореформенные уровни.

Табл. 1-8. Заболеваемость детей в возрасте 0-14 лет и подростков в возрасте 15-17 лет наркоманией и токсикоманией, человек

Окончание табл. 1-8

Приведем еще некоторые выдержки из госдоклада о состоянии здоровья россиян 1999 г., когда были зафиксированы худшие показатели в годы реформ:

“Число здоровых дошкольников за последние годы уменьшилось в 5 раз, и при поступлении в школу их количество не превышает 10%… Отмечено увеличение до 26,5% детей с дисгармоническим и резко дисгармоническим развитием. Число неготовых к систематическому обучению детей увеличилось в 5 раз…

В последние годы сохраняется неблагоприятная тенденция ухудшения состояния психической адаптации детей и подростков, увеличение у них дезадаптивных форм поведения, включая алкоголизацию, табакокурение, наркоманию и др. виды девиантного поведения…

Начиная с 1994 г. в РФ складывается принципиально новая эпидемическая ситуация по гепатиту “В” (ГВ). Резко изменившиеся социальные условия, искажение представления о жизненных ценностях, снижение нравственного уровня среди молодежи привели к резкому росту заболеваемости ГВ.

Эти негативные процессы резко превысили успех в борьбе с ГВ, достигнутый к началу 90-х годов. Рост заболеваемости обусловлен двумя возрастными категориями: 15-19 и 20-29 лет, вовлекаемыми в наркоманию и неупорядоченные сексуальные контакты…

С начала регистрации в 1994 г. продолжает ежегодно увеличиваться заболеваемость гепатитом “С”… Основное количество заболевших формируют подростки и лица 20-29 лет… С 1997 г. на некоторых территориях страны отмечается интенсивное вовлечение в эпидемический процесс школьников 11-14 лет”.

Добавим, что «неупорядоченные сексуальные контакты» у подростков вызвали рост не только заболеваемости гепатитом “В”, но и венерическими болезнями, в том числе сифилисом. В 1997 г. было выявлено более 2 тыс. девочек до 14 лет, заболевших сифилисом, — в 144 раза больше, чем в 1990 г. Динамика заболеваемости подростков показана на Рис. 1-29 (следует при этом вспомнить сделанное в Государственном докладе и приведенное выше предупреждение об изменениях в регистрации реального числа заболеваний). В 2009 г. заболеваемость сифилисом подростков 15-17 лет составила 41 на 100 тыс., а в 2010 г. — 28,5, в 2011 г. — 12,6 (юноши) и 36,2 (девушки).

Рис. 1-29. Заболеваемость подростков в возрасте 15-17 лет сифилисом в РСФСР и РФ (выявлено больных на 100 000 населения соответствующего возраста)

Ухудшение здоровья детей во многом предопределяется резким ухудшением условий жизни и особенно питания женщин во время беременности. Динамика этих процессов дана на Рис. 1-30 и Рис. 1-31.

Рис. 1-30. Состояние здоровья новорожденных в РСФСР и РФ: родилось детей больными, в % от числа родившихся

Заболеваемость детей по основным классам болезней выросла в годы реформ в 1,7 раза с 114 выявленных больных с впервые в жизни установленным диагнозом на 100 детей в 1990 г., до 121 в 1995 г. и далее в 2000 г. — 146, в 2005 г. — 172, в 2010 г. — 189, в 2011 г. — 191. Если в 1990 г. были впервые установлены 78 различных болезней органов дыхания на 100 детей, а в 1995 г. — 73, то в 2000 г. — 88, в 2005 г. — 102, в 2010 г. — 118, в 2011 г. — 120. Динамика заболеваемости детей в ходе реформы некоторыми классами болезней представлена в Табл. 1-9.

Рис. 1-31. Состояние здоровья беременных и рожениц в РСФСР и РФ: из числа закончивших беременность страдали анемией, %

Доклад фиксирует важный факт — «Складывающийся “бедный” тип питания приводит к возрастанию частоты белково-калорийной недостаточности, проявляющейся у детей и подростков снижением массы тела и низкими ростовыми показателями». Дело не только в массе тела и росте — нехватка белка наносит удар по всем физиологическим системам организма и по умственному развитию человека.

Табл. 1-9. Заболеваемость детей в возрасте 0-14 лет в РФ, зарегистрировано больных с диагнозом, установленным впервые в жизни на 100 000 детей соответствующего возраста

Одной из важных причин ухудшения здоровья детей в РФ стал тот факт, что реформа подорвала и частично разрушила созданную в 1970-80-е годы в РСФСР систему производства и распределения специальных продуктов питания для детей раннего возраста. В то же время резкое ухудшение социальных условий большинства матерей привело к сокращению грудного вскармливания. В 1991 г. доля детей, находящихся на грудном вскармливании в возрасте до 3 месяцев, составляла 47,9%, а в 1999 г. — 41,9%. В 2000-х ситуация выправлялась: если в 2000 г. доля детей, находящихся на грудном вскармливании в возрасте от 6 до 12 месяцев составляла 29,5%, то в 2005 г. — 35,9%, а в 2010 г. — 40,4%. Но в ходе реформы отечественные предприятия по производству детского питания были приватизированы, и эти продукты, как малорентабельные, сняты с производства. Например, производство сухого заменителя молока сократилось почти в 60 раз. Резкий спад (в 3 раза) имел место и в производстве молочных смесей для младенцев. Эти потребности в основном были замещены импортными препаратами.

В последние годы началось оживление производства детского питания. В соответствии с федеральной целевой программой “Развитие индустрии детского питания” были построены заводы, обеспечившие потребности ряда регионов.

В 1990-е годы произошло ухудшение общественного питания в школах. В Государственном докладе «О состоянии здоровья населения России» (2000 г.) говорится: “Охват школьников горячим питанием в большинстве субъектов Российской Федерации сократился на 20-30%. Рационы питания обеспечивают потребность детского организма в энергии и белках только на 70-90%, в витаминах — на 20-40%. Сокращается вес и объем отпускаемых блюд. Прекращена витаминизация готовых блюд. Не решаются вопросы обеспечения детских и подростковых учреждений йодированной солью… Из-за отсутствия средств во многих шкалах организовано лишь чаепитие».

Ниже рассмотрим воздействие реформы на главное условие жизнеобеспечения людей — их питание.

Глава 2 Производство и потребление продуктов питания в РСФСР и РФ

Основные источники:

Статистические ежегодники «Народное хозяйство РСФСР». ЦСУ РСФСР, Госкомстат РСФСР. Москва.

Статистические сборники «Российский статистический ежегодник». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Статистические сборники «Сельское хозяйство в России». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Статистические сборники «Сельское хозяйство, охота и охотничье хозяйство, лесоводство в России» Росстат. Москва.

Статистические сборники «Торговля в России». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Статистические сборники «Цены в России». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Информационно-аналитический сборник «Некоторые проблемы сельского хозяйства зарубежных стран». ВНИИ информации и технико-экономических исследований агропромышленного комплекса. Москва. 1989.

Государственный доклад «О состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1992 году». Министерство здравоохранения РФ и Российская Академия медицинских наук. Москва, 1993.

Государственный доклад «О состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1999 г.». Министерство здравоохранения РФ и Российская Академия медицинских наук. Москва, 2000.

Статистические бюллетени «Потребление основных продуктов питания населением Российской Федерации». Росстат. Москва.

Статистические бюллетени «Потребление продуктов питания в домашних хозяйствах» Росстат. Москва.

Статистические бюллетени «Основные показатели сельского хозяйства в России» Росстат. Москва.

Одним из главных аргументов в пользу перехода от плановой системы хозяйства к рыночной было якобы неудовлетворительное обеспечение населения СССР и РСФСР продуктами питания.

В действительности, по оценкам ООН в области сельского хозяйства и продовольствия (ФАО), СССР в середине 80-х годов входил в десятку стран мира с наилучшим типом питания.4 В 1985 г., по данным ФАО, приведенным в сводке этой организации в Интернете, житель СССР в среднем получал в день 51,5 г. белка животного происхождения: в мясе 22,2 г. в молоке 15,2 г. в рыбе 9,5 г. в яйцах 4,6 г.

Особенно резко за советский период улучшилось питание крестьян. Согласно данным исследований дворовых бюджетов в последние годы перед I Мировой войной и в советское время, средний рацион питания изменялся следующим образом (Табл. 2-1):

Табл. 2-1. Потребление продуктов питания в семьях крестьян (колхозников) в Российской империи и в РСФСР (по материалам обследования семейных бюджетов)*

* Примечание. Сравниваются семейные бюджеты семей крестьян (колхозников) Вологодской, Кировской и Воронежской областей. «Народное хозяйство РСФСР за 70 лет». М.: Финансы и статистика. 1987. С. 294.; «Народное хозяйство РСФСР за 60 лет». М.: Статистика. 1977. С. 233.

Основой для обеспечения питанием на таком уровне было отечественное сельскохозяйственное производство:

Табл. 2-2. Производство основных продуктов питания на душу населения (в кг) в 1989 году

В 1989-2010 гг. жители РСФСР и РФ в сравнении с жителями США имели следующий тип питания (Табл. 2-3).

Табл. 2-3. Потребление основных продуктов питания в США и России (в среднем на душу населения, кг)

Граждане СССР имели основания быть недовольными системой распределения продуктов питания (перебои в снабжении, очереди, неравномерность в поставках некоторых продуктов по регионам и пр.). Кроме того, после достижения уровня питания, удовлетворяющего базовые потребности человека, в обществе возникли новые требования — к разнообразию продуктов, их расфасовке, упаковке, рекламе и т.д.

Однако восприятие этих недостатков во многом зависело от идеологического давления. Например, в 1989 г. молока и молочных продуктов в среднем по СССР потребляли 396 кг в год на человека, что является исключительно высоким показателем (в США в тот год — 263 кг), но при опросах 44% опрошенных жителей СССР ответили, что потребляют молока недостаточно. Более того, в Армении, где велась особо сильная антисоветская пропаганда, недовольно своим уровнем потребления молока и молочных продуктов было 62% населения. А между тем их потребление составляло в Армении в 1989 г. 480 кг на человека. И самый красноречивый случай — сахар. Его потребление составляло в СССР 45,2 кг в год на человека (в США — 28 кг), но 52% опрошенных считали, что потребляют слишком мало сахара (а в Грузии недовольных было даже 67%).

Как изменилось питание граждан России в результате реформы? Уже в 1992 г. произошло резкое и глубокое ухудшение питания большинства населения. Согласно данным Госкомстата РФ, калорийность продуктов питания, потребляемых в среднем за сутки, снизилась с 2590 ккал в 1990 г. до 2200 в 1996 г. К 2000 г. она повысилась до 2394 ккал, в 2005 г. превысила уровень 1990 г. и составила 2630 ккал, в 2010 г. — 2652 ккал, в 2011 г. — 2624 ккал. Для справки в 1980 г. — 2964 ккал, в 1985 г. — 2739 ккал. (С 2005 г. для оценки калорийности количество купленных продуктов питания при расчете объема потребления корректируется на прирост их запасов). Однако вследствие социального расслоения средние величины стали менее информативны.

В феврале 2005 г. на Всероссийском конгрессе экономистов-аграрников вице-президент Российской академии сельскохозяйственных наук и директор Института экономики сельского хозяйства И. Ушачев сказал: «В среднем объемы потребления продовольствия на душу населения с 1990 года сократились на 22%, а по отдельным видам продуктов, таких как мясо — в 1,4 раза, молоко — в 1,7 раза и рыбопродукты — в 1,8 раза… Значительная часть населения страны не может позволить себе питаться даже на уровне минимальной потребности, а средние рациональные нормы питания доступны лишь 10-20%россиян».

Существенно изменилась структура питания: в калорийности рациона снизилась доля продуктов, богатых белком (и особенно животным белком — мяса, рыбы, молока и яиц), возросла доля картофеля и круп. В 1990 г. продукты животного происхождения (не считая жиров) давали 35,2% калорий среднего суточного рациона, в 1995 г. 29,7%, в 2000 г. только 24,8%, в 2005 г. 26,9% и в 2010 г. 30,9%.

В 1993 г. был опубликован официальный «Государственный доклад о состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1992 году». В нем говорится: “Существенное ухудшение качества питания в 1992 г. произошло в основном за счет снижения потребления продуктов животного происхождения. В 1992 г. приобретение населением рыбы составило 30% от уровня 1987 г., мяса и птицы, сыра, сахара — 50-53%. Отмечается вынужденная ломка сложившегося в прежние годы рациона питания, уменьшается потребление белковых продуктов и ценных углеводов, что неизбежно сказывается на здоровье населения России и в первую очередь беременных, кормящих матерей и детей. В 1992 г. до 20% детей обследованных групп 10 и 15 лет получали белка с пищей менее безопасного уровня, рекомендуемого ВОЗ. Более половины обследованных женщин потребляли белка менее 0,75 г. на кг массы тела — ниже безопасного уровня потребления для взрослого населения, принятого ВОЗ”.

Это — официальная констатация того, что реформа сломала сложившийся при советском укладе благополучный рацион питания и что в стране возник, как сказано в Докладе, “всеобщий дефицит” питания, ранее немыслимый.

На середине периода реформ уровень питания пересек критическую черту. В 1995 г. по сравнению с 1991 г. потребление мясопродуктов (включая импорт) в целом упало на 28%, масла на 37%, молока и сахара на 25%. В 1996 г. городское население в среднем стало получать менее 55 г. белка в день, хотя еще в 1990 г. получало 72 г. (в 1980 г. — 86 г. в 1985 г. — 77 г). По данным выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств в 2000 г. пищевая и энергетическая ценность продуктов питания в среднем на члена домашнего хозяйства составляла 73 г. белка в сутки, в 2005 г. — 71 г. в 2010-11 гг. — 71 г. (уровень 1990 г. — 74 г. еще пока не достигнут).

Здесь надо обратить внимание на исключительно важную вещь: спад потребления ценных продуктов питания сосредоточился почти исключительно в той половине народа, которая испытывает крайнюю бедность. Значит, в этой половине населения потребление самых необходимых для здоровья продуктов упало до крайне низкого уровня, при котором начинаются физиологические изменения в организме и деградация здоровья.

В результате реформы произошло резкое расслоение населения РФ по типу питания — не только в качественном, но и в количественном отношении. Обедневшая часть населения стала меньше потреблять всех продуктов — здесь возникло массовое недоедание (Табл. 2-4).

Табл. 2-4. Потребление основных продуктов питания населением России с разным уровнем доходов в 1997, 2001, 2006 и 2010*) гг., кг в год в среднем на члена домашнего хозяйства5

Окончание табл. 2-4

* За 2010 г. представлены данные по первой/второй и девятой/десятой 10-процентным группам населения

В 2001 г. потребление белка в среднем на душу населения в группе 20% семей с самыми низкими доходами составило 39,2 г. а в группе 20% семей с самыми высокими доходами 89,1 г. Соответственно, жиров 48,3 г. и 118,8 г. а углеводов 244,8 г. и 482,5 г. Различие в уровне потребления всех продуктов питания столь велики, что речь неизбежно идет о систематическом недоедании 20% населения с низкими доходами.

В 2004 г. в группе 10% населения «с наименьшими располагаемыми ресурсами» энергетическая ценность дневного рациона в среднем составляла всего 1505 ккал, а в группе 10% «самых богатых» 3197 ккал. В 2006 г., 2010 г. и 2011 г. разрыв сократился, средний рацион этих групп содержал, соответственно, 1836 и 3081 ккал (2006 г.), 1917 и 3184 ккал (2010 г.), 1910 и 3080 ккал (2011 г.).

10% «самых бедных» в 2006 г. потребляли в день 48,2 г. белка, в том числе животного происхождения 23,2 г., в 2010-2011 гг., соответственно — 53 г. и 30 г. А в 10% «богатых» 87,3 г. белка, из них 52,8 г. животного происхождения в 2006 г. и, соответственно, 93,5 г. и 59,5 г. в 2010 г., 91 г. и 59 г. в 2011 г.

Насколько существенно ухудшение питания для множества граждан, говорит такой небольшой, но красноречивый факт. Известно, что рождаемость в ходе реформы упала, женщины отказываются от материнства, во многом из-за того, что опасаются за судьбу ребенка. Понятно также, что те, кто решает завести ребенка, делают все возможное, чтобы он родился и рос здоровым. Прежде всего, для этого мобилизуют все возможные ресурсы, чтобы будущая мать во время беременности лучше питалась. Несмотря на это, после 1990 г. стало быстро расти число рожениц, которые в момент родов страдали от анемии. Если в 80-е годы анемия к моменту родов наблюдалась у 4-5% рожениц и это было вызвано в основном индивидуальными особенностями здоровья, в ходе реформы анемия рожениц стала социальной проблемой — в 2000 г. ею страдали 43,9% рожениц, в 2006 г. 41,6%, в 2010 г. 34,7%. Причиной ее было плохое питание во время беременности.

В 2000 г. вышел Государственный доклад «О состоянии здоровья населения Российской федерации в 1999 г.». Питанию как важнейшему условию сохранения здоровья посвящен целый раздел Доклада. В нем говорится: «Структура питания населения характеризуется продолжающимся снижением потребления биологически ценных продуктов питания…”

В Разделе 1 уже обращалось внимание на сведения о положении с питанием детей, приведенные в этом Докладе. Там вводится фундаментальное положение: в результате реформы в России сложился “бедный” тип питания, так что дети испытывают белково-калорийную недостаточность, в новом поколении наблюдаются “снижение массы тела и низкие ростовые показатели”.

Надо подчеркнуть, что дело не только в нехватке средств — прекращены и некоторые копеечные программы, которые сохраняли людям здоровье и продлевали жизнь. Вот одно из изменений, которому в Докладе 2000 г. уделено значительное внимание: “Актуальной экологической проблемой является дефицит йода в биосфере, так как более 70% густонаселенных территорий нашей страны имеют разную степень недостаточности этого микроэлемента. Прекращение йодной профилактики привело к росту в России эндемического зоба и ассоциированных с ним болезней среди больших групп населения, в первую очередь — детей и подростков. Наличие йодного дефицита на 30% повышает риск развития хронических болезней».

Прекращение йодной профилактики означает, что владельцы приватизированных предприятий, освободившись от норм, просто перестали добавлять йод в поваренную соль, создали отдельный (избранный, теперь узнаваемый) товар — соль йодированную. В 2011 г. доля импорта пищевой соли в товарных ресурсах составляла 46%.

Изменение питания как проблему здоровья обсуждает академик Российской Академии медицинских наук Б.Т. Величковский в книге «Реформы и здоровье населения страны» (М., 2001). Он пишет: “Ведущим фактором в детской возрастной группе является недостаточное питание. Отсутствие полноценного питания привело к тому, что в 1999 г. 10% призывников отличались дефицитом веса; более 40% беременных женщин страдали анемией, а большинство детей и молодежи не получало необходимого набора пищевых веществ и витаминов».

Главный государственный санитарный врач РФ, академик РАМН Г. Онищенко сообщил в сентябре 2007 г.: «За последние пять лет общая заболеваемость детей возросла на 16%. Более 32% шести-семилетних детей не готовы к систематическому обучению в школе. Еще совсем недавно мы толковали об акселерации, теперь же отмечается ухудшение показателей физического развития, нарастание процессов децелерации.

Причины? Их много. Одну из главных выявляют ежегодные эпидемиологические исследования. Это значительные нарушения, связанные с несоответствием между калорийностью пищи и фактическими энерготратами, с разбалансировкой рациона по основным пищевым веществам. Результат? У 10% детей снижены показатели роста, веса, 7% страдают ожирением. В большинстве российских регионов в рационах питания детей дефицит витаминов, макро- и микронутриентов… К сожалению, многие беды питания школьников — результат недостаточного финансирования из бюджетов различных уровней. При средней стоимости завтраков в сельских районах 3-10 рублей, в городах от 7-15 рублей и обедов в сельских районах 5-16 рублей, в городах 18-20 рублей, из местных бюджетов на организацию питания выделяются деньги только для детей из малообеспеченных и многодетных семей, и из расчета 1,5 рубля на ребенка».6

Результатом реформы стал и тот новый для России факт, что значительная часть продуктов питания, поступающих в торговлю, фальсифицирована. Масштабы фальсификации, судя по сводкам МВД, значительны. Фальсифицированную водку потребляют миллионы людей, из них ежегодно около 30 тысяч (а в 1994 г. 55,5 тыс. человек) кончают смертельным исходом (см. Табл. 1-1).

В результате реформы произошла архаизация всей системы производства и распределения продуктов питания. Прежде всего, резко сократилась доля сырых продуктов, перерабатываемых в пищевой промышленности. В животноводстве и переработке продукции имело место снижение товарности и регресс в технологии и санитарии. Если производство мяса за годы реформы в 90-е годы упало в целом в два раза, то переработка скота на мясокомбинатах — в четыре раза. В начале реформ в целом ряде городов и регионов РФ промышленная выработка мяса была вообще прекращена.7

Кратко рассмотрим официальные статистические данные о динамике потребления различных продуктов питания в РСФСР и РФ.

В РСФСР молоко и молочные продукты были важнейшим источником питания и особенно источником ценного белка животного происхождения. В 1990 г. молоко и молокопродукты обеспечивали 17,1% калорийности среднего суточного рациона. В результате реформы потребление молока стало быстро снижаться как в абсолютном измерении, так и относительно, в структуре потребляемых продуктов. В 1995 г. молокопродукты обеспечивали 12,9% калорийности среднего суточного рациона, в 2000 г. — 9,8%, в 2005 г. — 10,8%, в 2010 г. — 11,7%

На Рис. 2-1 представлен график изменения по годам среднего душевого потребления молока и молочных продуктов (в пересчете на цельное молоко). Уже в 60-е годы в РСФСР был достигнут высокий уровень молочного животноводства, так что потребление молока возросло с 255 кг в 1960 г. до 331 кг в 1970 г. Этот уже весьма высокий, по международным меркам, уровень поддерживался до начала 80-х годов, а затем поднялся почти до 400 кг в год.

Рис. 2-1. Потребление молока и молочных продуктов в РСФСР и РФ (в пересчете на молоко) на душу населения в год, кг

Перестройка экономической системы СССР уже в 1990 г. привела к некоторому снижению потребления молока, а радикальная реформа в России вызвала быстрое и резкое падение среднего уровня потребления — до 216 кг в 2000 г. К 2010 г. оно медленно выросло до 247 кг. (в 2011 г. — 246 кг, а в малоимущих домашних хозяйствах — 180 кг). Таким образом, вплоть до последнего времени не наблюдается признаков существенного роста — потребление стабилизируется на уровне начала 1960-х — т.е. более чем в 1,5 раза ниже, чем перед реформой в конце 1980-х.

На потребление молока повлиял рост розничных цен. При этом закупочные цены выросли гораздо меньше. Поскольку приватизация перерабатывающей промышленности отрезала село от рынка, производство молока стало убыточным и начало свертываться — к 1998 г. упало в 1,7 раз и с тех пор стабилизировалось на уровне конца 1950-х. В 2010 г. доля импортного молока и сухих сливок составляла 60,1%, в 2011 г. — 40,8%. График динамики производства молока см. в Приложении.

Развитие, начиная с 60-х годов, современной пищевой промышленности дало возможность перерабатывать значительную часть молока в ценные цельномолочные продукты питания. Набор этих продуктов в РСФСР был весьма широк, цены доступны, и это позволило разнообразить и улучшить структуру массового питания.

Вследствие того, что спрос на молочные продукты был всегда высок, при ликвидации планового хозяйства и либерализации цен именно эти продукты подорожали более всего и стали недоступны для большой части населения. В результате на первом же этапе рыночной реформы массовое производство цельномолочных продуктов было свернуто. Оно стало выходить на стабильный режим лишь в 1995-1996 гг. и в последние 5 лет остается на уровне производства почти в 2 раза более низком, нежели в последние годы существования советской экономической системы (Рис. 2-2).

Рис. 2-2. Производство цельномолочной продукции в РСФСР и РФ (в пересчете на молоко), млн т

Характерный штрих — доля импортного сыра в товарных ресурсах составляла в 2005 г. 46,5%, в 2010 г. 47,5%, в 2011 г. 46,0%. Отечественное производство сыров жирных (включая брынзу) за 1990-1997 гг. сначала сократилось в 2,6 раза, а затем выросло к 2012 г. до 446 тыс. т (в 1990 г. — 458 тыс. т).

Современные цельномолочные продукты занимают теперь существенное место лишь в питании небольшой зажиточной части населения Российской Федерации. Импортные поставки улучшаются: 2000 г. было установлены ненадлежащее качество и (или) опасность 36,4% импортной цельномолочной продукции, в 2005 г. — 5,3%, в 2010 г. — 3,9%, в 2011 г. — 2,6%. Для сравнения, в 1987 г. госинспекциями системы Минторга РСФСР было забраковано 3,2% молока и молочных продуктов от общего объема выборочно проверенного товара.

В ходе реформы спад потребления молока и молочных продуктов происходил неравномерно, так что одни регионы оказались затронуты им гораздо сильнее, чем другие. Например, Приморский край испытал очень глубокий спад потребления — с 1990 по 1999 г. в 3,6 раза, в последние годы это положение медленно выправляется. В 2000 г. потребление молока и молочных продуктов в Приморском крае было в 2,6 раза ниже, чем в среднем по России, в 2005 г. — в 2,1 раза, в 2010-11 гг. — в 1,7 раза.

Из широкого набора потребляемых в РСФСР и Российской Федерации молочных продуктов особо выделим животное масло (сливочное и, в меньшей степени, топленое). В традиционной структуре питания в России масло всегда занимало важное место как ценный продукт, уровень потребления которого многое говорил о благосостоянии семьи. Уже в 70-е годы в РСФСР был достигнут высокий и устойчивый уровень потребления масла, и оно как столовый продукт практически вытеснило маргарин.

За годы реформы по сравнению с 1990 г. производство животного масла в России снизилось почти в четыре раза до уровня начала 1950-х, восстановления производства даже в самые последние годы не происходит. В некоторой степени спад производства компенсируется импортом, который составляет около трети товарных ресурсов животного масла (в 2005 г. — 35,8%, в 2010 — 30,6%, в 2011 — 32,2%).

Дальнейшее повышение уровня жизни в 80-е годы повлекло за собой значительный рост производства животного масла (Рис. 2-3). В результате радикальной реформы уже начиная с 1990 г. наблюдался резкий спад производства.

Рис. 2-3. Производство животного масла в РСФСР и РФ, тыс. т

С 1990 г. началось быстрое сокращение и потребления сливочного масла — для большой части населения оно стало не по карману как продукт обыденного питания (Рис. 2-4). Повышение средних доходов населения в 2000-х в малой степени сказалось на среднем потреблении масла.

Рис. 2-4. Розничная продажа масла животного в РСФСР и РФ, тыс. т.

В начале реформ отмечались ухудшение качества поступающего в розничную торговлю сливочного масла и большие масштабы его фальсификации (добавления растительных жиров и др.). В результате выборочных инспекционных проверок, например, в 1997 г. забраковано или снижено в сортности 55,7%, а в 2004 г. 53,4% импортного сливочного и топленого масла. С середины 2000-х ситуация выправлялась. В 2006 г. доля некачественного и опасного импортного животного масла снизилась до 10,6%, а в 2011 г. — до 0,4 % (для сравнения, в 1987 г. госторгинспекциями Минторга РСФСР было забраковано 3,7% животного масла).

Надо отметить и такую небольшую, но красноречивую деталь. В новых экономических условиях оказалось подорванным даже производство специальных сортов сливочного масла, составлявших гордость российской пищевой промышленности и всегда имевших большой спрос на внутреннем и мировом рынке. На Рис. 2-5 показана динамика производства масла в Вологодской области и “Вологодского масла” в РФ.

Рис. 2-5. Производство в РСФСР и РФ животного масла в Вологодской области и сливочного масла «Вологодское» в РФ, тыс. т.

Напротив, с 1998 г. по 2003 г. наблюдался резкий более чем в 4 раза рост производства животных масел «с белковыми и другими наполнителями». Так в 2003 г. было произведено 26,9 тыс. т таких масел, а сливочного масла сорта «Вологодское» — 2,1 тыс.т. С 1998 г. в 4,5 раза выросло производства майонеза, достигнув в 2010 г. 782,3 тыс. т — это почти вдвое выше объемов розничных продаж животного масла в этом же году. Быстрыми темпами восстанавливается с 1995 г. производство эрзаца сливочного масла — маргарина: в середине 2000-х достигнут уровень начала 1980-х — ок. 700 тыс.т. График динамики производства майонеза и маргарина см. в Приложении. В последние годы продолжает расти импорт маргарина. Так в 2005 г. доля импорта маргариновой продукции в ее товарных ресурсах составляла 10,4%, а в 2010 г. — 18%.

По-иному происходило реформирование производства растительного масла. На первом этапе реформы (к 1997 г.) оно сократилось в 1,7 раза, а затем резко выросло, трехкратно превысив достаточно стабильный советский уровень 1970-80-х в 1 млн т (см. Рис. 2-6). В основном рост обусловлен производством подсолнечного масла.

Рис. 2-6. Производство растительного масла в РСФСР и РФ, тыс. т

В более высоком темпе, чем в советский период, в России идет рост потребления растительного масла. За предыдущие 30 лет к 1990 г. потребление выросло в 1,8 раза до 10,2 кг на душу населения, затем в 1991-94 гг. наблюдался спад на треть — до 6,7 кг. За 15 лет с 1995 г. потребления растительного масла выросло уже вдвое и в 2010 г. составило 13,4 кг на душу населения — уже на треть выше максимального советского уровня потребления (в малоимущих домашних хозяйствах в 2011 г. — 9,0 кг). Для справки — в 2009 г. в США потребление растительного масла составляло 31 кг на душу населения, во Франции — 22 кг, в Италии — 28 кг, в Финляндии — 11 кг, в Японии — 12 кг. График динамики потребления растительного масла см. в Приложении. Заметим, что несмотря на значительный рост производства растительного масла, доля его импорта в товарных ресурсах составила в 2005 г. 31,9%, в 2010 г. — 23,3 %, в 2011 г. — 21,9 %.

В структуре питания в России мясо и мясные продукты занимают по своей важности примерно такое же место, как молоко. В 1990 г. они давали 15% калорийности среднего суточного рациона, в 1995 г. — 14,3%, в 2000 г. — 12,1%, в 2005 г. — 13,2%, в 2010 г. — 15,9%, т.е. через 20 лет возвращены и даже превышены предреформенные значения по этому показателю.

Уровень потребления мяса, свойственный развитым промышленным странам, был достигнут в РСФСР в 60-е годы. В 1960 г. он составлял 41 кг, в 1970 г. — 46 кг и в 1980 г. — 57 кг на душу населения. В 1989-1990 гг. этот уровень составлял (в пересчете на мясо) около 70 кг.

После 1990 г. потребление мяса в России стало быстро сокращаться и упало за первые десять лет реформ почти вдвое — до уровня середины 1960-х — ок. 40 кг на душу населения. В 2000-х наблюдается постоянный рост потребления мяса и мясопродуктов примерно в темпе конца 1980-х. За 20 лет реформ дореформенный уровень потребления мяса и мясопродуктов пока не достигнут, но возможно будет превышен после 2015 г. (Рис. 2-7). Обеспечение населения мясом в РФ в значительной степени стало базироваться на импорте, и по сравнению с советским хозяйством зависимость питания от поставок из-за рубежа приобрела качественно новый характер. В 1990 г. в РСФСР было импортировано из-за рубежа СССР 787 тыс. т мяса и мясопродуктов (за вычетом экспорта), то есть 5,3 кг на душу населения или около 7,6% потребления (или 12,2 %, включая поставки из республик СССР). В 1997 г. в Россию из стран вне СНГ было импортировано 1786 тыс. т мяса и мясопродуктов (за вычетом экспорта), то есть 12,2 кг на душу населения или около 26,5% потребления (или 35,5 %, включая поставки из СНГ). В 2004 г. из стран вне СНГ было импортировано 2115 тыс. т или 34,4% потребления, в 2005 г. 2543 тыс. т — 35,8% потребления. Затем к 2010 г. эта зависимость снизилась до 26,4%, в основном за счет роста производства мяса птицы. Импорт же говядины и баранины продолжает расти. Так их доля в товарных ресурсах выросла в 2005-2010 гт. для говядины с 48,9% до 61,1 %, для баранины с 13,9% до 18,3% (в 2008 г. — 26,8%). За эти же годы доля импортной свинины наоборот снизилась с 56,7% до 37,8%. В целом зависимость от импорта мяса пока остается в РФ на высоком уровне. В 2011 г. доля импорта говядины в товарных ресурсах составила 65%, свинины — 44,2%, птицы — 12,5%, График динамики доли импортного мяса в товарных ресурсах см. на Рис. 5-45 ниже.

Рис. 2-7. Потребление мяса и мясопродуктов в РСФСР и РФ (в пересчете на мясо, без субпродуктов II категории и жира-сырца) на душу населения в год, кг

Значительная часть поступавших в Россию по импорту мяса и мясной продукции не соответствовало стандартам качества. В 1999 г. было забраковано и снижено в сортности 70,1% импортного мяса, в 2000 г. 53,5%, затем ситуацию удалось изменить: в 2006 г. забраковано 5,5% импортного мяса, в 2010 г. — 5,8%, в 2011 г. — 2,3% (для сравнения, в 1987 г. госторгинспекциями Минторга РСФСР было забраковано 6,6% проверенного мяса и мяса птицы).

По потреблению мяса в Российской Федерации резко выделяется Москва. Здесь в 1990 г. на душу населения потреблялось мяса и мясных продуктов в полтора раза больше, чем в среднем по России. За годы реформы потребление,мяса москвичами резко снизилось, но относительно общего уровня РФ оно остается высоким (примерно в 1,6 раз выше среднего). В 2011 г. в малоимущих домашних хозяйствах потребляли 53,8 кг мяса и мясопродуктов на человека — на 20% ниже среднего.

Отдельно надо сказать о производстве и потреблении свинины.

Свиноводство — отрасль интенсивного животноводства, позволяющая с высокой экономической эффективностью производить ценный сорт мяса в промышленных условиях. Особенно интенсивное развитие современных форм производства свинины происходило в РСФСР в 80-е годы. Реформа привела к разрушению отрасли и быстрому откату в уровне производства далеко назад, — ниже уровня 1960 г. (Рис. 2-8).

Рис. 2-8. Производство свинины (в убойном весе) в РСФСР и РФ, млн т

Кроме того, происходила значительная деградация технологической базы свиноводства и снижение его эффективности. Если в 1986 г. на сельскохозяйственных предприятиях содержалось 85,6% всего поголовья свиней, то в 2000 г. всего 53,8% (и еще 2,6% — в фермерских хозяйствах), в 2005 г. — 53% (4,1% у фермеров), в 2010 г. — 62,8% (4,6% у фермеров). В 2011 г. 29,9% свиней содержалось на личных подворьях сельских жителей и 3,9% у фермеров. В последние годы изменились и технологии производства свинины. О вкусах не спорят, но вкус свинины стал новым с новыми технологиями. Если в 1978 году было произведено 2,375 млн т свинины, а содержалось 34,8 млн голов свиней, то в 2011 г. содержалось вдвое меньше свиней — 17,3 млн голов, а получено примерно столько же свинины — 2,414 млн т. О кормах для животных подробнее см. в главе 5 о сельском хозяйстве.

Помимо свинины другим продуктом, позволяющим быстро нарастить интенсивное промышленное производство источника ценного животного белка, является мясо птицы.

В РСФСР в 70-е годы была предпринята широкая программа строительства птицефабрик мясного направления и сети заводов по производству комбикормов и их компонентов (антибиотиков, витаминов, белковых добавок и др.). Это позволило за 15 лет увеличить производство мяса птицы почти в три раза.

В ходе реформы эта производственная система была подорвана. Отечественное производство резко упало и стало восстанавливаться только начиная с 1998 г. (Рис. 2-9). Снизилось и качество продукции — в 1997 г. при проверке было забраковано или снижено в сортности 38,9% проинспектированного мяса птицы отечественного производства, в 2000 г. — 31,0%, в 2004 г. — 20,3%. Затем постепенно положение улучшалось — в 2006 г. забраковано 12% отечественного мяса птицы, в 2010 г. — 7,3%, в 2011 г. — 7,2%.

Рис. 2-9. Производство мяса птицы (в убойном весе) в РСФСР и РФ, млн т

Разрушение отечественного птицеводства привело к захвату российского рынка поставщиками извне СНГ. В 1997 г., например, импорт превысил отечественное производство в два раза — тогда в РФ было ввезено 1,14 млн т мяса птицы, а в 2002 г. импорт мяса птицы составил 1,37 млн т, что было в 1,2 раза больше объемов его производства в РФ. В последние годы ситуация выправляется. В 2005 г. импорт составил 1,32 млн т., в 2006 г. 1,28 млн т., а к 2011 г. снизился до 0,41 млн т. В 2011 г. производство мяса птицы почти достигло значений советского тренда развития. Вместе с тем изменились технологии производства и вкус мяса птицы. Если в 1990 году было произведено 1,8 млн т мяса «синих куриц» (тогда содержалось 660 млн голов птицы), то в 2011 г. содержалось в 1,4 раза меньше птицы (473 млн голов), а мяса было получено в 1,8 раз больше (3,2 млн т).

Частных успехов реформированного птицеводства пока недостаточно для осветления общей мрачноватой картины производства в РФ скота и птицы на убой. По этому показателю РФ находилась в начале 2010-х на уровне РСФСР середины 1970-х. График динамики производство скота и птицы на убой (в убойном весе) см. на Рис. 5-42 ниже в Главе 5.

В ходе урбанизации, которая проходила в СССР с 60-х годов, складывался современный “городской” тип питания большинства населения России. Одним из его важных признаков был рост масштабов промышленной переработки мяса и производства мясных изделий — полуфабрикатов и колбас.

Потребление этих продуктов, облегчающих ведение домашнего хозяйства, стало рассматриваться как необходимое. Недостатки в снабжении ими приобрели даже символический смысл и вызывали острое недовольство населения.

Ускоренный рост их производства начался за несколько лет до перестройки. Выпуск мясных полуфабрикатов был налажен не только на предприятиях пищевой промышленности, но и в системе общественного питания, так что непосредственно в жилых районах была создана сеть т.н. магазинов “кулинарии”.

Изменение экономической системы уже на самом первом этапе реформы вызвало удивительно быстрый, обвальный спад производства мясных изделий (это видно на Рис. 2-10). Восстановление и рост производства колбасы наблюдается в 2000-2008 гг. Производство мясных полуфабрикатов в 2000-х стало восстанавливаться, быстро превысило дореформенный уровень и достигло линии роста в советский период.

Рис. 2-10. Производство мясных изделий в РСФСР и РФ, тыс. т:

1 — колбасные изделия; 2 — мясные полуфабрикаты

Следует отметить, что регресс в организации домашнего приготовления пищи выражался в сокращении не только производства мясных полуфабрикатов, но и вообще в промышленном производстве продуктов, готовых к быстрому употреблению (пищевых концентратов, продуктов из картофеля и др.). Например, производство пищевых концентратов сократилось с 1990 г. к 1996 г. примерно в 10 раз с 226 до 26,3 тыс. т. Производство продуктов из картофеля сократилось примерно в 6 раз (за 1990-1994 гт. с 26,9 до 4,2 тыс. т). Начиная с 70-х годов в РСФСР наращивалось производство всех тех пищевых «фастфудов», которые считаются нынче атрибутами цивилизованного западного образа жизни — кукурузных и злаковых хлопьев, картофельных «чипсов», сухих супов и т.д. Однако производство этой «городской» продукции не сопровождалось распространением модных образов ее потребления. В ходе реформы в 1990-е годы это «безобразное» производство было свернуто, но быстро, уже в другом виде, наращивается начиная с 2000 года. Так производство пищевых концентратов увеличилось более чем втрое, с 36,2 до 111,5 тыс. т за 1999-2009 гг., а свежезамороженных овощей в 7 раз с 1,9 до 12,8 тыс. т (в 1990 г. — 3,3 тыс. т) Производство картофельных «чипсов» выросло за 2000-2011 гг. в 13 раз — с 7,6 до 96,8 тыс. тонн, а в целом производство продуктов из картофеля более чем в 20 раз — с 7,9 до 162,6 тыс. тонн за 2000-2012 гг.

Практически ликвидировано за время реформы к 2005 г. производство сухофруктов, традиционного продукта питания в России. Возрождение отрасли началось в конце 2000-х (Рис. 2-11). После 2009 г. этот показатель не публикуется.

Рис. 2-11. Производство фруктов сушеных в РСФСР и РФ, тонн

К числу важнейших продуктов питания, богатых белком, относятся куриные яйца. За советский период после Великой Отечественной войны в стране было создано крупное промышленное птицеводство, и производство яиц в СССР возросло с 7,5 млрд в 1946 г. до 84,8 млрд в 1989 г. (в 1913 г. в России в границах СССР было произведено 9,5 млрд яиц). В РСФСР в 1988-1989 гт. производство яиц удерживалось на уровне 49 млрд.

На душу населения потреблялось 297 яиц в год (1990). Этот показатель резко снизился до 208 яиц, а затем плавно рос: в 2000 г. — 229, в 2005 г. — 251, в 2010 г. — 269, в 2011 г. — 271 яиц на душу населения — достигнут уровень потребления начала 1980-х. В 2011 г. в малоимущих домохозяйствах потребляли 165 яиц на человека (на 40% меньше среднего уровня). В сходном темпе происходили пореформенные изменения и в производстве яиц. Этот процесс представлен на Рис. 2-12.

Рис. 2-12. Производство яиц в РСФСР и РФ (в хозяйствах всех категорий), млрд шт.

После 1996 г. наметился рост, который продолжается и до настоящего времени, в темпе меньшем, чем в поздний советский период. Поскольку импорт и экспорт яиц незначителен (примерно 2% и менее 1%), эти данные отражают уровень потребления яиц населением РФ. График динамики потребления яиц на душу населения см. в Приложении.

В СССР был создан большой океанский рыболовецкий флот, и в 1980 г. улов рыбы на душу населения составлял у нас 36 кг (в США 16 кг, в Великобритании 15 кг). Более 70% улова в СССР приходилось на РСФСР. За 80-е годы улов рыбы в СССР вырос почти на треть, а в РСФСР достиг к 1987-1988 гт. 56 кг на душу населения. С 1989 г., когда началась рыночная реформа, величина улова стала быстро и резко падать. После стабилизации в 1995 г. на уровне, в два с лишним раза более низком, чем в конце 80-х годов, в 2000-2004 гг. падение уловов продолжилось. С 2005 г. наметилось восстановление — к 2011 г. достигнут уровень середины 1960-х (Рис. 2-13).

Рис. 2-13. Улов рыбы и добыча других морепродуктов в РСФСР и РФ млн т

Рыба была и остается важным экспортным продуктом в России и дает значительную валютную выручку. Так, в 1990 г. было экспортировано 491 тыс. т. свежемороженой рыбы (12,2% от улова). В 1996 г. было экспортировано 1,15 млн т рыбы (37,6% улова), на 1,14 млрд долл. Правда, в тот же год было импортировано 351 тыс. т рыбы. В 2004 г. в страны вне СНГ экспортировано 1,13 млн т рыбы и 199 тыс. т ракообразных и моллюсков (44,6% улова); импортировано 700 тыс. т рыбы и морепродуктов. В 2005 г. в страны вне СНГ экспортировано 1,19 млн т рыбы и морепродуктов, импортировано 826 тыс. т. В 2010 г. в страны вне СНГ экспортировано 1,52 млн т рыбы и морепродуктов. В 2011 г. импортировано 702,1 тыс. т. свежей и мороженой рыбы, а экспортировано в дальнее зарубежье 1,54 млн т рыбы и морепродуктов (16 и 33% улова в РФ).

Качество импортной рыбы и рыбопродуктов в большинстве случаев ниже, чем у отечественной продукции: в 1995 г. было забраковано и снижено в сортности 54,9% импортной рыбы и рыбопродуктов (и 24% отечественной), в 2004 г. — 31,3% (и 20,6%), в 2006 г. — 20,8% (и 35,1%), в 2010 г. — 14,7% импортных (и 12%), в 2011 г. — 11,1% (и 8,3%). Для сравнения, в 1987 г. госторгинспекциями Минторга РСФСР было забраковано 10,4% проверенной рыбы и сельди.

В советское время поставляемая отечественными рыбаками свежемороженая рыба была дешевым продуктом массового употребления. При либерализации цен в 1992 г., когда ценообразование стало исходить из критерия максимальной прибыли, рыба подорожала относительно выше, чем мясо. Если за 1992-1995 гг. розничная цена говядины в РФ возросла в 1338 раз, то цена свежемороженой рыбы (без деликатесной) в 4188 раз — в три с лишним раза больше, чем цена говядины.

Падение улова и повышение цены сопровождается в РФ сокращением потребления рыбы. По сравнению с 80-ми годами оно упало более чем в два раза к 1995 г. Затем наметился небольшой рост, и потребление в 2011 г. (16,6 кг) вышло на уровень конца 1960-х. Этот процесс представлен на Рис. 2-14. В малоимущих домохозяйствах потребление рыбы и рыбных продуктов в 2011 г. составляло 14 кг на человека.

Рис. 2-14. Потребление рыбы и рыбопродуктов на душу населения в РСФСР и РФ в год, кг

Потребление кондитерских изделий и сладостей вместо чистого сахара — признак роста благосостояния и перехода к более современному типу питания. Вплоть до 1990 г. в РСФСР наблюдался довольно быстрый рост промышленного производства сладостей (по сравнению с уровнем 1970 г. объем их производства вырос на 45%). После 1990 г. произошел исключительно резкий, обвальный спад производства сахаристых кондитерских изделий (на 40% за два года), который продолжился, хотя и медленнее, до 1996 г. (Рис. 2-15). Затем производство стало восстанавливаться, особенно быстро с середины 2000-х. Только в 2010-2011 гг. производство сладостей несколько превысило дореформенный уровень, но еще не вышло на дореформенный тренд развития.

Рис. 2-15. Производство сахаристых кондитерских изделий в РСФСР и РФ, тыс. т

Сходная ситуация наблюдалась и в производстве всех кондитерских изделий: устойчивый рост 1945-85 гг., 1986-90 гг. — ускорение, 1991-1996 гг. более чем двукратный спад производства до уровня 1965 г., 1997-2008 гг. — восстановление производства до уровня 1990 г. (2869,3 тыс. т). В 2011 г. (2945 тыс. т) незначительно превышен предреформенный максимум производства кондитерских изделий 1990 г. В 2010 г. доля импортных кондитерских изделий составляла в товарных ресурсах 11,1%, в 2011 г. — 11,5%.

В начале реформы упало и потребление сахара — с 47 кг на душу населения в 1990 г. до 30 кг в 1992 г. (то есть на 36%). Затем потребление сахара стало восстановительно расти примерно в том же темпе, что и в 70-80-е годы, и достигло в 2011 г. своего пореформенного максимума — 45,5 кг на душу населения. В этом же году в малоимущих домохозяйствах потребление сахара и кондитерских изделий составляла 24,5 кг на человека. Динамика потребления сахара в России представлена на Рис. 2-16.

Рис. 2-16. Потребление сахара на душу населения в год, кг

Следует добавить, что снижение потребления сахара произошло на фоне успехов отечественных сахаропроизводителей. В начале реформ производство сахара-песка в России сначала снизилось (за 1989-1994 гг. в 1,5 раза), а затем стало быстро восстанавливаться и рекордно расти. Уже в 2000-х производство сахара в среднем превышало дореформенный уровень в 1,5 раза. В 2011 г. в России произведено рекордное количество сахара-песка — 7,1 млн т (в 1990 г. — 3,7 млн т). График динамики производства сахара-песка см. в Приложении.

Важнейшим продуктом питания в России был и остается хлеб. Всегда он был и наиболее доступным по цене продуктом. В ходе реформы произошло столь непропорциональное повышение цен на хлеб, что положение резко изменилось. Производство муки и хлеба в большой мере “ушло в тень”. По официальной статистике производство хлеба сильно сократилось (Рис. 2-17), притом что, согласно бюджетным обследованиям, потребление хлебных продуктов снизилось мало. Согласно официальной статистике, количество зерна, используемого на пищевые цели, в самой РФ снизилось примерно вдвое. Это также может говорить о крупных масштабах теневого оборота зерна и муки.

Рис. 2-17. Производство хлеба в РСФСР и РФ, млн т

В этих условиях получить точные данные о потреблении именно хлеба трудно. Оно маскируется тем, что в статистической таблице “Потребление основных продуктов питания” понятие “хлебные продукты” дается как агрегированное. Под “хлебными продуктами” понимается широкий спектр: “хлеб и макаронные изделия в пересчете на муку, мука, крупа, бобовые”.

Как следует из бюджетных исследований, в сумме потребление “хлебных продуктов” меняется несущественно — со 125 кг в год на душу населения в 1992 г. до 119 в 2010 г. В 2011 г. в малоимущих домохозяйствах потребление хлеба и хлебных продуктов составляло 91,2 кг на человека. График динамики потребления хлебопродуктов см. в Приложении. Возможно, хлеб в ходе реформы в какой-то мере заменялся крупами и макаронными изделиями. Выпуск макаронных изделий и круп за 1992-1996 гг. годы резко сократился. Затем производство макаронных изделий стало восстанавливаться, а производство круп немного растет даже в самые последние годы (Рис. 2-18).

Рис. 2-18. Производство макаронных изделий (1, левая шкала) и крупы (2, правая шкала) в РСФСР и РФ, млн т

Несколько иная ситуация наблюдалась с потреблением в реформы «второго хлеба» — картофеля (Рис. 2-19). В годы резкого спада производства и потребления ключевых продуктов питания (мяса, молока, масла, яиц, рыбы, сахара) выросло потребление картофеля на душу населения — со 106 кг в 1990 г. до 127 кг в 1993 г. (как в конце 1970-х). Заметный спад потребления картофеля произошел после 1998 г. С 1999 г. по 2011 г. потребление картофеля существенно не изменялось и находилась на уровне чуть выше предреформенного (в 2010 г. 104 кг, в 2011 г. — 110 кг, а в эти же годы в малоимущих домохозяйствах — 60 и 55 кг).

Рис. 2-19. Потребление картофеля на душу населения в РСФСР и РФ, кг

Однако в советский период уже с середины 1960-х наблюдался устойчивый тренд снижения потребления картофеля, в основном за счет увеличения широты и разнообразия питания. Можно предположить, что если бы не было реформ и эта тенденция изменения рациона питания сохранялась, то в 2010 г. достаточен был бы уровень потребления примерно в 80 кг картофеля на душу населения (в США в 2007 г. этот показатель составлял 56 кг).

Важное место в питании занимают алкогольные напитки. По оценкам ВОЗ потребление алкогольных напитков всех видов на душу населения в возрасте более 15 лет и старше составляло в России в 2000 г. 9,8 литров абсолютного алкоголя, в 2005 г. — 11 л, в 2008 г. — 11,5 л. Для сравнения в 2008 г. этот показатель во Франции составлял 12,3 л, в Германии — 12 л, в США — 8,7 л, в Чехии — 15,3 л, в Эстонии — 14,3 л, в Молдавии — 20,6 л.

На Рис. 2-20 показана динамика производства и продажи водки и ликеров в РСФСР и РФ.

Рис. 2-20. Производство (1) и продажа (2) водки и ликеро-водочных изделий (в натуральном выражении) в РСФСР и РФ, млн дкл

Здесь видно исключительно важное изменение, которое произошло в ходе реформ. До 1990 г. производство водки практически совпадало с уровнем продажи. Иными словами, вся продаваемая на рынке водка была произведена легально, с соответствующим контролем качества.

Уже в 1991 г. эти два показателя стали расходиться. Начиная с 1993 г. произошел резкий разрыв — легальное производство упало более чем в два раза — а объем продаж резко возрос при незначительном легальном импорте. В 1996 г. лишь треть продаваемой на российском рынке водки была произведена легально. После 1999 г. этот разрыв сократился, но продолжает оставаться значительным (в первой половине 2012 г. импорт составил ок. 10% внутреннего рынка). По данным Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя до 2010 г. республики Северного Кавказа производили до 50% нелегального алкоголя (750 млн бутылок в 2009 г.). Сейчас их роль снизилась, но они останутся крупнейшими поставщиками — наряду с Московской и Ленинградской областями. В 2011 г. поставки нелегальной водки оценивались в 1 млрд бутылок, или в треть всего рынка.

Резко упало потребление вина, динамика его производства и продажи представлена на Рис. 2-21. Отметим, что за годы реформ площади виноградников сократились с 1990 г. по 2011 г. в 2,3 раза. Графики динамики площадей многолетних насаждений (виноградники, хмель, плодово-ягодные и др.) см. в Приложении.

Рис. 2-21. Розничная продажа (1) и производство (2) вина в РСФСР и РФ (без шампанского), млн дкл

Между производством и продажей пива в ходе реформы, как и в случае водки, также возникали разрывы, вызванные значительными объемами теневого производства и импорта (Рис. 2-22). Начиная с 1999 г. все производство пива «вышло из тени», и его потребление выросло вдвое по сравнению с первой половиной 80-х годов. Последующий рост производства пива в России носит резкий характер. К концу 2000-х потребление и производство пива в России стало втрое выше, чем в советский период. Заметим, что площади многолетних насаждений хмеля, напротив, сократились с 1990 г. по 2011 г. в 12 раз, а его валовой сбор, снизился в 189 раз. Валовой сбор ячменя за эти же годы в среднем сократился более чем на треть. Графики динамики площадей многолетних насаждений (виноградники, хмель, плодово-ягодные и др.) и сбора ячменя см. в Приложении.

Рис. 2-22. Производство (1) и продажа (2) пива в РСФСР и РФ (в натуральном выражении), млн дкл

Происходит массовое, включая детей, приобщение к потреблению этого алкогольного напитка.

На этом фоне красноречиво выглядит практически полная ликвидация производства в России кваса — любимого и распространенного ранее дешевого безалкогольного напитка. За один только 1992 г. его производство упало в 6 раз и продолжало падать и дальше (Рис. 2-23). Заметное оживления его производства наблюдается с 2007 г. — тогда стали учитываться все напитки брожения, а с 2009 г. ведется учет «напитков квасных». Производство этих современных квасных напитков в 2010 г. по объему сравнялось с производством традиционного кваса в 1990 г.

Рис. 2-23. Производство кваса в РСФСР и РФ, млн дкл

Остается сказать, что к продуктам питания причисляется, несколько искусственно, и табак. Не вдаваясь в эту проблему, приведем динамику производства в России сигарет и папирос (Рис. 2-24). Резкий более чем двукратный рост производства табачных изделий наблюдался в 1997-2002 гг.

Рис. 2-24. Производство и продажа папирос и сигарет в РСФСР и РФ, млрд шт.

С четвертьвековой отсрочкой, начиная с 2000 г. производство папирос и сигарет в целом продолжает тренд советского роста табакокурения в 1945-1975 гг. В 2007 г. Россия занимала 7 место в мире по потреблению сигарет на душу населения — 2319 сигарет на взрослого человека в год. Для сравнения, в этом же году США занимали 39 место (1196 сигарет).

К положительным результатам последней стадии реформ 2000-х следует отнести восстановление и увеличение с середины 2000-х производства завсегдатаев советских прилавков — консервированных продуктов. В конце 2000-х производство консервов опять вышло на советский тренд развития после четырехкратного спада производства в середине-конце 1990-х (Рис. 2-25). В 2010 г. доля импортных мясных консервов в их товарных ресурсах составляла 17,1 %, в 2011 г. — 22%.

Рис. 2-25. Производство консервов в РСФСР и РФ, млн условных банок

Потребление ягод и фруктов за 1985-1999 гг. упало в 1,7 раза. В 2000-х наблюдался резкий устойчивый рост их потребления и в начале 2011 г. предреформенный уровень потребления фруктов и ягод превышен в 1,7 раза. В малоимущих домохозяйствах в 2011 г. потребление фруктов и ягод составляло 37,1 кг на человека — почти в 1,6 раза ниже среднего уровня.

Рис. 2-26. Потребление фруктов и ягод в РСФСР и РФ в расчете на душу населения, кг

В начале 2010-х достигнуты и превышены предреформенные уровни потребления овощей и бахчевых. После спада 1985-1994 гг. наблюдается вполне устойчивый рост их потребления в темпе 1965-85 гг. (Рис. 2-27). В малоимущих домохозяйствах в 2011 г. потребление овощей и бахчевых составляло 64,2 кг на человека — почти в 1,7 раза ниже среднего уровня.

Рис. 2-27. Потребление овощей и продовольственных бахчевых культур в РСФСР и РФ в расчете на душу населения, кг

Заметим, что валовой сбор отечественных овощей и бахчевых восстанавливается с 1996 г. в более медленном темпе — на 2011 г. пока уровень сбора 1985 г. не достигнут. Недостающие потребности в овощах и бахчевых частично покрывались импортом (в 2006-2007 гг. превышал 22%). График валового сбора овощей и продовольственных бахчевых культур, а также доли импорта овощей, продовольственных бахчевых культур и картофеля в их товарных ресурсах см. в Приложении.

В заключение раздела о питании приведем цитату из Статистического ежегодника Госкомстата РСФСР 1990 г.: «Потребление населением РСФСР в 1990 г. яиц, хлебных продуктов и картофеля обеспечивалось за счет собственного производства. Мясными и молочными продуктами страна обеспечивала себя, соответственно, на 87% и 83%, овощами и бахчевыми — на 84%. За счет собственного производства обеспечивался сложившийся уровень потребления мясных продуктов в 37 территориях РСФСР, молочных продуктов и яиц — в 30, картофеля — в 46, овощей — в 23».

Глава 3

Реформа и благосостояние населения России

Основные источники:

Статистические ежегодники «Народное хозяйство РСФСР». ЦСУ РСФСР, Госкомстат РСФСР. Москва.

Статистические сборники «Российский статистический ежегодник». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Статистические сборники «Социальная сфера России». Госкомстат России. Москва, 1996.

Статистические сборники «Социальное положение и уровень жизни населения России». Госкомстат России, Росстат Москва.

Статистический сборник «Социально-экономическое положение России. 2005 год». М.: Росстат. 2006.

Статистические сборники «Цены в России». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Сборник «Мнение населения о состоянии социальной сферы и приоритетах ее развития». М., Госкомстат СССР. 1990.

Статистические сборники «Транспорт и связь в России». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Статистический сборник «Сфера услуг в России». Госкомстат России. Москва. 2000.

Статистические сборники «Здравоохранение в России». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Статистический сборник «Жилищное хозяйство России». Госкомстат России. Москва. 2002.

Статистические сборники «Жилищное хозяйство и бытовое обслуживание населения в России» Росстат, Москва.

Суринов А.Е. Уровень жизни населения России: 1992-2002 гг. (По материалам официальных статистических наблюдений). М.: НИЦ «Статистика России». 2003.

Статистические сборники «Платное обслуживание населения в России». Росстат, Москва.

Статистические сборники «Торговля в России». Росстат, Москва. Статистические сборники «Труд и занятость в России». Росстат, Москва.

Статистические сборники «Охрана окружающей среды в России», Росстат, Москва.

Материальное благосостояние человека (семьи) зависит, прежде всего, от соотношения между доходами и ценами на главные жизненные блага. В плановой экономической системе на это воздействуют также ограничения, накладываемые административными методами на очередность получения дефицитных благ. После 1992 г. эти ограничения были устранены, и вместо них стали действовать ценовые ограничения.8

Учитывая, что для подавляющего большинства населения основным источником дохода по-прежнему остается заработная плата, а для нетрудоспособных — пенсии и социальные пособия, «привязанные» к средней зарплате, мы для представления динамики изменения благосостояния используем показатель покупательной способности средней заработной платы в отношении какого-то конкретного блага — жилья, хлеба, молока, проезда на автобусе и т.д.

В Табл. 3-1 приведена покупательная способность средней номинальной начисленной заработной платы (в РСФСР и РФ) в отношении четырех товаров — говядины, цельного молока, хлеба пшеничного и масла сливочного. Минимум покупательной способности зарплаты пройден в 1999 г., а с 2002 г. эти показатели выросли, однако в 2010 г. все еще уступают уровню 1990 г. (за исключением сливочного масла, принадлежность к которому теперь определяется не советским ГОСТ 37-87 «Масло коровье» (ранее ГОСТ 37-55, ГОСТ 37-40), а Техническим регламентом на молоко и молочную продукцию от 12.06.2008 №88-ФЗ). Покупательная способность средней пенсии в 2006 г. составила в отношении этих продуктов примерно половину от уровня 1990 года. В 2010 г. по говядине, хлебу и сливочному маслу уровень 1990 г. покупательной способности зарплаты в целом восстановлен.

Табл. 3-1. Покупательная способность средней номинальной начисленной заработной платы (в месяц; кг)

* с 2009 г. — молоко питьевое и молочный напиток.

Табл. 3-2. Покупательная способность среднедушевых денежных доходов населения (в месяц; кг)

* с 2009 г. — молоко питьевое и молочный напиток.

Если в рассмотрение принять все среднедушевые доходы населения, упуская из виду значительное расслоение населения по доходам, то картина покупательной способности выглядит более «возрожденной».

В ходе реформы кардинальным образом изменился принцип ценообразования. В рыночной экономике материальные блага производятся и предоставляются для обслуживания платежеспособного спроса, а не для потребления “всех слоев населения”. Это наглядно отражается в структуре цен. Именно этим были вызваны резкие различия в структуре цен в СССР и на Западе — на Западе предметы первой необходимости были относительно дороги, но зато товары, которые человек начинает покупать только при более высоком уровне благосостояния, — дешевы. Хлеб, молоко и жилье очень дороги относительно автомобиля.

В СССР, напротив, низкие цены на самые необходимые продукты резко облегчали положение людей с низкими доходами, почти уравнивая их по фундаментальным показателям образа жизни с людьми зажиточными. Таким образом, бедность ликвидировалась, человек ценами “вытягивался” из бедности, и СССР становился “обществом среднего класса”.

В ходе реформы структура цен кардинальным образом изменилась. Продукты первой необходимости население будет покупать по любым ценам. В результате хлеб ржаной и ржано-пшеничный за 1992-2001 годы подорожал относительно автомобилей ВАЗ в 2,7 раза.

По-разному изменились цены на непродовольственные товары. Например, курильщики не могут обойтись без сигарет, причем большинство курило относительно дешевые отечественные сигареты. На этот товар абсолютно первой необходимости (как бы ни относиться к этой слабости и учитывая двукратный рост продаж сигарет и папирос в 1995-2000 гг.), цены росли в несколько раз быстрее, чем на джемперы и жакеты. К 2010 г. цены на сигареты и хлопчатобумажные ткани выросли относительно джемперов в пропорции 8:1 и 8:3. Динамика цен на эти товары относительно их же цены 1991 г. представлена в Приложении.

В целом реальная заработная плата работников в РФ составила по сравнению с 1990 г.: в 1999 г. 35%, в 2000 г. 42 % и в 2006 г. 91,3%.

Однако средняя величина не отражает картины, поскольку в ходе реформы произошло изменение типа распределения доходов, в том числе через зарплату. Регулярный учет распределения рабочих и служащих по уровню доходов начал вестись в СССР с 1956 г.

Из Табл. 3-3 видно, как основная масса трудящихся передвигалась в зону средних доходов. С 1956 г. в СССР поддерживался стабильный и довольно низкий фондовый коэффициент дифференциации (отношение суммарных доходов 10% высокооплачиваемых граждан к доходам 10% низкооплачиваемых) — показатель расслоения общества по доходам.

Табл. 3-3. Распределение рабочих и служащих в СССР по размеру заработной платы (в % к общей численности)

Источник: Н.С. Сычева. Измерение уровня бедности: история вопроса. — СОЦИС, 1996, № 3.

В ходе реформы стали быстро нарастать нетрудовые доходы. За 1990-2011 гг. их доля в денежных доходах населения выросла в 12 раз. В официальной статистике нетрудовые доходы объединены под рубрикой доходы «от собственности», «от предпринимательской деятельности» и «другие». Всплеск доли нетрудовых доходов в денежных доходах населения, согласно данным Госкомстата РФ9 и Росстата пришелся на 2000-2005 гг., а максимум на 2011 г.:

Табл. 3-4. Структура денежных доходов населения в РСФСР и РФ (в %)

Также отметим, что в начале 2010-х доля социальных выплат в денежных доходах населения превысила советские уровни.

В результате резкого снижения доли трудовых доходов и резкой дифференциации зарплаты работников в зависимости от профессии и должности началось глубокое расслоение населения по доходам. Официальные данные Госкомстата РФ о динамике фондового коэффициента распределения доходов в ходе реформы приведены на Рис. 3-1.

Рис. 3-1. Расслоение общества по доходам а РСФСР и РФ: фондовый коэффициент дифференциации

В СССР в 1991 г., он стал равен 4,5 (в США был равен 5,6). Но уже к 1994 г. в РФ он, по данным Госкомстата РФ, подскочил до 15,1. Официальные данные не учитывают теневых доходов, и в какой-то степени этот пробел восполняют исследования социологов. По данным бюллетеня ВЦИОМ «Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения», в январе 1994 г. он был равен 24,4 по суммарному заработку и 18,9 по фактическому доходу (с учетом теневых заработков).10

С 2003 г. разница в доходах снова стала возрастать, в 2008 г. фондовый коэффициент достиг своего максимального пореформенного уровня — 16,9, затем к 2011 г. снизился до 16,2 (по оперативным данным в 2012 г. — 16,4). Улучшение экономической конъюнктуры с высокими ценами на нефть и газ на мировом рынке не привело к смягчению социального расслоения по доходам.

Сама программа реформы не предполагала механизмов, предотвращающих обеднение населения, Исследователи ВЦИОМ пишут: “Процессы формирования рыночных механизмов в сфере труда протекают весьма противоречиво, приобретая подчас уродливые формы. При этом не только не была выдвинута такая стратегическая задача нового этапа развития российского общества, как предупреждение бедности, но и не было сделано никаких шагов в направлении решения текущей задачи — преодоления крайних проявлений бедности”.11

В результате реформ в РФ возникла устойчивая бедность — постоянное состояние значительной части населения. Это — социальная проблема, не связанная с личными качествами и трудовыми усилиями людей, ВЦИОМ фиксирует: “В обществе определились устойчивые группы бедных семей, у которых шансов вырваться из бедности практически нет. Это состояние можно обозначить как застойная бедность, углубление бедности”. По данным ВЦИОМ, только 10% бедняков могут, теоретически, повысить свой доход за счет повышения своей трудовой активности.12

Исследователи подчеркивают важную особенность процесса обеднения в ходе реформы — происходит исчезновение «среднего класса» с образованием ничтожной прослойки богатых (к ним относят около 1% населения) и беднеющего большинства. Академик Т.И. Заславская пишет: “Процесс ускоренного социального расслоения охватывает российское общество не равномерно, подобно растягиваемой гармонике, а односторонне, — все резче отделяя верхние страты от массовых слоев, концентрирующихся на полюсе бедности”.13

Согласно официальным данным, в 1992-1993 гг. треть населения имела денежные доходы ниже величины прожиточного минимума, затем эта доля несколько сократилась (до 21% в 1997 г.), а в 1999-2000 гг. резко выросла опять — до 29,1% в 2000 г. В 2001 г. численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума составила 39,9 млн человек (27,6% от общей численности населения), в 2003 г. — 29,3 млн (20,3%), в 2005 г. — 25,2 млн человек (17,7%), в 2010 г. — 17,9 млн человек (12,6%), а в 2011 г. — 18,1 млн человек (12,8%).14

Чтобы потребление части населения с доходами ниже прожиточного минимума поднять хотя бы до этого минимального порога, требовалось, согласно данным Госкомстата РФ, перераспределить в их пользу в разные годы небольшую долю общего объема денежных доходов. Этого не делалось. В настоящее время глубина обеднения, то есть степень удаления доходов от прожиточного минимума, резко возросла. Если в 1997 г. совокупный дефицит денежного дохода населения с доходами ниже прожиточного минимума составлял 46,3 млрд руб. (2,8% объема всех денежных доходов населения), то в 2000 г. он составил 199,2 млрд руб. (5,0% объема всех денежных доходов населения), в 2005 г. — 286,9 млрд руб. (2,1% всех денежных доходов населения), в 2010 г. — 379,8 млрд руб. (1,2% всех денежных доходов населения), а в 2011 г. — 426,9 млрд руб. (1,2 % всех денежных доходов населения).

Дело, однако, не только в абсолютных показателях, а и в том, что в 1992 г. изменился смысл понятий и показателей, определяющих бедность. С начала 60-х годов в СССР был принят и выдерживался принцип, согласно которому минимальная заработная плата составляла не менее полутора минимальных потребительских бюджетов (этот бюджет и составлял прожиточный минимум) — так, чтобы обеспечивать воспроизводство работника и «половины» иждивенца.

В конце 80-х годов прожиточный минимум был определен в размере 100 руб. в месяц, а минимальная зарплата — в 165 руб. В 1992 г. «прожиточный минимум» был оторван от понятия минимального потребительского бюджета — он стал меньше него в 2,25 раза. Само понятие «минимальной зарплаты» потеряло свой социальный смысл — в январе 1999 г. она составляла 10,6% от прожиточного минимума и равнялась 3 долларам США в месяц. В начале 2001 г. минимальная зарплата в РФ составляла 13,2% от прожиточного минимума, в начале 2006 года — 22%. Существенно разрыв начал сокращаться в 2008 году. В начале 2011 г. минимальная зарплата в РФ составляла 62,0% от прожиточного минимума, а в начале 2012 года — 67,5%.

В 2001 г. прожиточный минимум в среднем по РФ составлял 1500 руб. в месяц, т.е. 1,7 долл. в день, в то время как ООН считает, что для разных стран уровень нищеты находится в диапазоне 2-4 долл. в день.15 В 2005 г. около 3,6 долл. в день, в 2006 г. — ок. 3,8 долл. в день. Только в 2007 г. пересечен уровень в 4 долл. в день. В 2010 г. прожиточный минимум составлял около 6,3 долл. в день, в 2011 г. — ок. 7 долл. в день. В результате по меркам последних советских лет ниже уровня бедности в годы реформ в РФ сразу оказалось 80% населения. Как пишет директор Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Н.М. Римашевская, «проблема бедности как самостоятельная исчезает, замещаясь проблемой экономической разрухи… Бедной становится как бы страна в целом».16

В РФ возникла уникальная категория «новых бедных» — те группы работающего населения, которые по своему образовательному уровню и квалификации, социальному статусу и демографическим характеристикам никогда ранее не были малообеспеченными.

Здесь надо сделать оговорку. В РФ в ходе реформы обеднело подавляющее большинство граждан, так что у них еще сохранилась данная общим образованием единая культурная основа, один и тот же способ мышления и рассуждения. Подавляющее большинство наших бедных имеют еще жилье, а в квартире свет, водопровод, отопление, книги на полках. Все это «держит» человека. Совсем иное дело — бедность в трущобах типичного капиталистического города. Здесь бедность приобретает новое качество, для определения которого пока что нет подходящего слова в русском языке. Вернее, смысл слова, которым точно переводится на русский язык применяемый на Западе термин, у нас совсем иной. Бедность (poverty — англ.) в городской трущобе на Западе для большинства быстро превращается в нищету, ничтожество (misery — англ.).

Нищета — это такая бедность, когда безымянные общественные силы толкают тебя вниз, не дают перелезть порог. В такой ситуации очень быстро иссякают силы, и человек теряет все личные ресурсы, которые необходимы для того, чтобы подняться. Переход людей через барьер, отделяющий бедность от нищеты — важное и для нас малознакомое явление. В последние годы этот переход приобрел характер массового социального явления, и вся общественная система резко изменилась.

По данным социологов (Н.М. Римашевская), к 1996 г. в результате реформ в РФ сформировалось «социальное дно», составляющее по минимальным оценкам 10% городского населения или 10,8 млн человек. В состав его входят: нищие (3,4 млн), бездомные (3,3 млн), беспризорные дети (2,8 млн) и уличные проститутки (1,3 млн).17 Большинство нищих и бездомных имеют среднее и среднее специальное образование, а 6% — высшее, 85% населения и 87% экспертов считают, что «социальное дно» растет и становится более агрессивным. Сложился и равновесный слой «придонья» (зона доминирования социальной депрессии и социальных катастроф), размеры которого оцениваются в 5% населения. Как сказано в отчете социологов, находящиеся в нем люди «испытывают панику».

Опасность сдвига от структурной бедности к крайнему обеднению резко усиливается вследствие резкого расслоения регионов РФ по доходам населения. Одним из принципов советской социальной политики было постепенное выравнивание регионов по главным показателям благосостояния. На общем фоне существенно выделялись столицы — Москва и Лeнинград. В ходе реформы региональная дифференциация резко усилилась. Резко нарушились устоявшиеся, стабильные соотношения в социальных индикаторах разных регионов страны.

Например, если в 1990 г. средний доход жителей Горьковской области составлял 72,4% от среднего дохода жителей Москвы, то в 1995 г. средний доход жителей Нижегородской области составлял 22,4% от среднего дохода москвичей, в 2000 г. — 21,5%, в 2005 г. — 24,3%, в 2010 г. — 37,3%, в 2011 г. — 38,7%.

В 1990 г. максимальная разница в среднедушевом доходе между регионами РСФСР (Магаданская обл. — Дагестан) составляла 3,53 раза. В 1995 г. она выросла до 15,6 раз (Москва — Ингушетия), в 2000 г. — 13,6 раз (Москва — Ингушетия), в 2005 г. — 11,2 раз (Москва — Усть-Ордынский Бурятский авт. округ), в 2009 г. — 7,6 раз (Ненецкий авт. округ — Ингушетия), в 2010 г. — 4,6 раз (Москва — Ингушетия), в 2011 г. — 4,8 раз (Ненецкий авт. округ — Марий Эл). Если в 80-е годы разные регионы, включая Москву, образовывали довольно компактную по доходам группу, то с началом реформы происходило их быстрое расслоение. Этот процесс на примере Москвы показан на Рис. 3-2. С 2000 г. расхождение стало сокращаться.

Рис. 3-2. Индексы среднедушевых денежных доходов населения в отдельных регионах РСФСР и РФ (среднероссийский уровень принят за 100): 1 — Москва; 2 — Томская обл.; 3 — Нижегородская обл.

Совершенно по-разному росли в разных регионах масштабы бедности. Еще в 1994 г. численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, составлявшая в среднем по РФ 22,4%, колебалась в разных регионах около этого уровня, хотя были уже и резкие отличия (например, в Республике Тыва доходы менее прожиточного минимума имели 66,8% населения). Но к 1999 г. регионы по этому показателю стали отличаться очень резко.

Так, за 1994-1999 гг. в областях Северного, Северо-Западного и Центрального районов этот показатель был весьма стабильным, а в Республике Марий Эл он возрос с 22,1% до 60,2%, в Республике Алтай с 15,3 до 62,9%, в Алтайском крае с 22,8 до 53,8%. В 2000-х ситуация выправлялась. Так, за 2000-2011 гг. доля бедного населения в Республике Марий Эл снизилась с 60,2% до 24,2%, в Республике Алтай с 59,8 до 18,6%, в Алтайском крае с 53,9 до 22,6%, в Республике Дагестан с 72,6% до 8,3%, в Республике Ингушетия с 94,3 до 18,5%, в республике Тыва с 77,9 до 30,6%, в Забайкальском крае с 67 до 18,9%.

Резко стали различаться регионы по доле нетрудовых доходов в общей сумме среднедушевых доходов. В 2000 г. в Москве среднедушевой доход составлял 9291,3 руб. в месяц, а средняя номинальная начисленная зарплата была 3229,3 руб. То есть отношение «доход/зарплата» было равно 2,88. Рядом, в Московской области, доход был 1908,3 руб., а зарплата 2269,3 руб. — на одну зарплату в среднем жило более одного человека. Здесь отношение «доход/зарплата» было равно 0,84.

Таким образом, доля зарплаты в общих доходах среднего москвича была в 3,4 раза меньше, чем в Московской области. А в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе средний душевой доход составлял в 2000 г. 595,8 руб., а зарплата — 1058,4 руб., отношение «доход/зарплата» было равно 0,56. К началу 2010-х дифференциация смягчалась: в 2006 г. и 2011 г. соотношение «доход/зарплата» в Москве было равно 1,7 и 1,1, а в Ингушетии 0,5 и 0,8, в Ивановской области 0,7 и 0,9. В 2000 г. и 2011 г. доля нетрудовых доходов (от собственности, от предпринимательства и «другие») в общей сумме среднедушевых доходов составляла в Москве 69% и 46%, в Московской области — 35% и 50%, в Ингушетии — 48% и 56%, в Ивановской области — 32% и 38%, в Бурятии — 49% и 43%, в Дагестане — 62% и 78%, в Тюменской области — 32% и 19%, в Югра — 28% и 13%.

Другим фактором расслоения населения РФ по доходам стала резкая дифференциация работников разных отраслей производства и услуг. В РСФСР отраслевые различия в уровне оплаты труда, в общем, соответствовали затратам физических и нервных усилий и корректировались с помощью различных “коэффициентов” и льгот — при всех недостатках такою подхода. В первый же год реформ (уже в 1990 г.) это равновесие было нарушено.

За время с 1990 по 1995 г. межотраслевая дифференциация среднего уровня зарплаты возросла с 2,4 до 5,2 раз (а если учесть резко выделяющуюся газовую промышленность, то до 10 раз). В 2004 г. средняя начисленная зарплата составляла по РФ в целом 6739,5 руб., в газовой промышленности 33376 руб., в сфере образования 4208 руб. и в сельском хозяйстве 2792 руб. После 2005 г. Росстат перегруппировал виды экономической деятельности таким образом, что точное определение средних зарплат по профессиям стало невозможно.

Динамика процесса профессиональной дифференциации по зарплате представлена на Рис. 3-3 и Рис. 3-4.

Рис. 3-3. Отношение среднемесячной начисленной заработной платы работников образования, науки и финансовой сферы в РСФСР и РФ к среднероссийскому уровню (в %): 1 — образование; 2 — наука и научное обслуживание; 3 — кредитование, финансы, страхование

Рис. 3-4. Отношение среднемесячной начисленной заработной платы работников сельскою хозяйства, аппарата органов государственного и хозяйственного управления, сферы финансов, кредитования и страхования в РСФСР и РФ к среднероссийскому уровню (в %): 1 — сельское хозяйство; 2 — управление; 3 — кредитование, финансы, страхование

Отметим, что в реформы втрое увеличилась численность занятых финансовой деятельностью.

Рис. 3-5. Среднегодовая численность занятых финансовой деятельностью в РСФСР и РФ тыс. чел.;

1 — финансы, кредит, страхование; 2 — финансовая деятельность

Как же сказались изменения в структуре доходов и в ценах на доступе к главным жизненным благам? Первое условие благосостояния человека — жилье. Между человеком, имеющим крышу над головой, и бездомным — непроходимая пропасть.

Жилищный фонд России планомерно рос в советские времена и в почти том же темпе продолжает расти и в годы рыночных реформ (в 1995 — 2005 гг. наблюдалось замедление темпов роста, а затем наметилось восстановление прежнего возрастания). В 2011 г. общая площадь жилых помещений в РФ составляла 3288 млн кв. м, причем 12% — доля городских жилищ, а 83% — в личной собственности граждан. Эти процессы на примере городского жилищного фонда показаны на Рис. 3-6. График динамики жилищного фонда в целом и отдельно сельского см. в Приложении.

Рис. 3-6. Городской жилищный фонд в РСФСР и РФ, общая площадь жилых помещений в городской местности, млн кв. м

В годы реформ имевшийся и построенный жилищный фонд в основном передан и находится в личной собственности граждан. Всего с начала приватизации жилищного фонда в России по состоянию на 1 января 2011 г. было приватизировано 28557 жилых помещений, общей площадью 1407 млн кв. м, что составляло 77% о подлежащих приватизации жилых помещений (в начале 2012 г. — 76%). В 1990 г. 26% общей площади жилых площадей находилось в личной собственности, а в 2010-11 г. — 82-83%. Существенно выросла и доля построенного жилья населением за свой счет и с помощью кредитов — в 5-8 раз: если в 1985 г. это было 6% в 1990 г. — 9%, то в 1995 г. — 20%, в 2000 г. уже — 41%, в 2005 г. — 40%, в 2010 г. — 44 %, в 2011-2012 гг. — 43% (Рис. 3-7).

Рис. 3-7. Ввод в действие жилых домов в РСФСР и РФ, млн кв. м общей площади

Современный жилищный фонд России был создан в основном в 1960-80-е в РСФСР, когда ежегодно вводилось около 60 млн кв.м. жилья (Рис. 3-7), а, например, городской жилфонд вырос втрое (Рис. 3-6). В реформы к 2000 г. строительства жилья в РФ было сокращено вдвое — опустилось на уровень середины 1950-х. В конце 2000-х ввод жилья восстановлен на уровне начала-середины 1980-х. За годы реформ в сравнении с уровнем 1990 г. недопостроено к 2011 г. 355 млн кв. м жилья, что эквивалентно восстановительному строительству на достигнутом в 2011 г. уровне в течение почти 6 лет. Если же сравнивать с уровнем 1989 г., то потребуется более 9 лет.

Жилищный фонд представлен в основном каменными и кирпичными домами, которые на конец 2010-2011 гг. составляли 40,1-40,2% общей площади жилищного фонда; на панельные и деревянные дома приходилось 25,6-25,5% и 20,4-20,2% соответственно, а доля монолитных — 1,1-1,2%. Значительную часть жилищного фонда составляют дома, построенные 40 и более лет назад, имеющие высокий износ — свыше 30%. На начало 2011 г. 60% индивидуальных и 48 % многоквартирных имеющихся домов были построены до 1970 г., причем 61 % всех домов изношены более чем на 30% (на начало 2012 г. уже было 62,1% таких изношенных домов).

За 20 лет реформ благоустройство жилищного фонда в среднем улучшилось. В 1990 г. в городах и поселках городского типа каждая пятая квартира не была оборудована централизованным водоснабжением, канализацией, центральным отоплением, а на селе в обобществленном жилищном фонде 55-60% всех квартир не имели этих видов инженерных коммуникаций. Доля оборудованной жилплощади в городах в 1990 г. составляла: водопроводом 81% (в 2010-11 гг. — 89-90%), канализацией 78% (в 2010-11 гг. — 87-89%), центральным отоплением 82% (в 2010-11 г. — 92%), газом 69% (в 2010-11 гг. — 67%), ваннами 73% (в 2010-11 гг. — 81-82%), горячим водоснабжением 67% (в 2010-11 гг. — 80%).

На 1 января 1991 г. в неблагоустроенных квартирах проживало 16 млн человек, в коммунальных — более 5, в общежитиях — 7, в ветхих, аварийных домах или бараках — 2 млн человек. Исходя из уровня благоустройства жилищного фонда, на 1 января 2011 г. численность населения, проживающего в необорудованном водоснабжением жильем, оценивается в 29,9 млн человек, водоотведением (канализацией) — 35,7 млн человек, отоплением — 22,7 млн человек, горячим водоснабжением — 48,0 млн человек. В 2011 г. 8,8% опрошенных Росстатом домохозяйств оценивали свои жилищные условия как плохие и 1,6% как очень плохие (в 2005 г. 14,9% и 1,6%).

Обнадеживающие результаты достигнуты в годы реформ по средней обеспеченности жильем на одного жителя. В среднем на одного городского жителя в РСФСР имелось в 1985 г. 14,4 м2 жилплощади, в 1990 г. — 15,7 м2, а в РФ в 1995 г. — 17,7 м2, в 2000 г. — 18,9 м2, в 2005 г. — 20,5 м2, в 2010 г. — 22.1 м2, в 2011 г. — 22,4 м2. Общая площадь жилых помещений, приходящаяся в среднем на одного жителя, превысила целевой индикатор реализации Национального проекта «Доступное и комфортное жилье — гражданам России» (22,5 кв. метра) 2010 года. Однако рост ее вызван не только объемами ввода жилья, но и сокращением численности населения на 2,3% по сравнению с 2000 годом. Без рассмотрения доступности и распределения жилья этот усредненный параметр мало что показывает о благосостоянии большинства граждан России. Так наибольшие объемы ввода жилья в расчете на 1 человека в 2010-11 гг. отмечены в Московской области — 1,1 кв. метра общей площади, что почти в 3 раза превышает этот показатель, сложившийся в среднем по России (0,4 кв. метра), в Ненецком автономном округе — 1,0 и 0,7 кв. метра, в Белгородской области — 0,7 кв. метра.

Жилищный фонд используется гражданами неравномерно в форме квартир, индивидуальных домов, комнат. В 1989 г. в РСФСР было 39,2 млн семей. Из них 63,7% проживали в отдельных квартирах и 24% — в индивидуальных домах. 6,1% семей проживали в коммунальных квартирах, 2,7% занимали части индивидуальных домов, 3,6% проживали в общежитиях (97,1% семей, проживавших в общежитиях, занимали 1 и более комнат). За первые 10 лет реформ положение существенно не изменилось (за исключением кратного уменьшения проживающих в коммунальных квартирах) Согласно данным переписи 2002 г. в РФ было 52,7 млн частных домохозяйств (в среднем по 2,7 чел.), в отдельных квартирах проживали 66,4% граждан, в индивидуальных домах — 25,9%, в коммунальных квартирах — 1,6%, в общежитиях — 3,2%. 1,6 млн частных домохозяйств (3,1%, или 4,43 млн чел.) снимали жилые помещения у отдельных граждан. Данные переписи 2010 г. по жилищным условиям на начало 2013 г. еще не опубликованы. Известно, что в 2010 г. в РФ было 54,6 млн частных домохозяйств (в среднем по 2,6 человека).

Даже если пользоваться усредненными значениями, видно, что за шесть пятилеток (1961-1990 гг.) всего было построено 37,9 млн квартир общей полезной площадью 1814,2 млн м2 (в среднем за год 1,3 млн квартир со среднегодовой площадью 60,5 млн м2). За 1992-2010 гг. построено 10,3 млн квартир общей полезной площадью 804,2 млн м2 (в среднем за год 0,5 млн квартир со среднегодовой площадью 42,3 млн м2). Другими словами в годы реформ в среднем стали строить в 2,3 раза меньше квартир, а их среднегодовая вводимая площадь сократилась в 1,4 раза. Новых квартир все меньше и они все меньше напоминают малогабаритные (Рис. 3-8). Надо отметить, что в строительстве жилья произошла ориентация на удовлетворение потребности именно зажиточной части населения. Это выразилось в значительном увеличении среднего размера построенных квартир — с 54,4 и 59,1 м2 в 1985 и 1990 гг. до 68,2 м2 в 1995 г., 81,1 м2 в 2000 г., и 84,5 м2 в 2005 г., 81,5 м2 в 2010 г. (в 2011 г. 79,3 м2). После первых 10 лет реформ квартиры ежегодно получали или приобретали в 3 раза меньше семей (Рис. 3-8).

Рис. 3-8. Число и средний размер построенных квартир в РСФСР и РФ, тыс. (левая шкала) и кв. м (правая шкала)

Еще одним существенным изменением стало резкое выделение Москвы и Московской области как “островка благополучия” в жилищном строительстве на фоне общего для России кризиса, в том числе и во “второй столице”, Санкт-Петербурге,

Если с 1985 по 1991 г. жилищное строительство в среднем по РСФСР велось в стабильном темпе, а в Москве даже сокращалось после “бума” 70-х и начала 80-х годов, то в ходе реформы положение резко изменилось. Разительный контраст возник и сохраняется даже между Москвой и ее ближайшим окружением — Центральным федеральным округом России. Это также видно на Рис. 3-9.

Рис. 3-9. Ввод в действие жилых домов, в % к 1985 году:

1 — РСФСР, РФ в целом; 2 — Москва и Московская обл.; 3 — Центральный федеральный округ за исключением Москвы и Московской области

Комфортность советских квартир оценивалась размером кухонь, ванных комнат, коридоров, встроенных шкафов и других вспомогательных помещений — в общей площади квартиры их доля за 1980-е увеличилась незначительно с 38 до 40%. В 1990 г. считалось, что при проектировании жилых домов недостаточно учитывается потребность населения даже в подобных однокомнатных и двухкомнатных квартирах. Эти пожелания в комфортности квартир в годы реформ были изменены и реализованы так, что средний размер вновь построенных квартир за 1990-2010 гг. вырос с 59,1 до 81,5 кв. м (Рис. 3-8). С одной стороны, это свидетельствует о росте комфортности вновь вводимого жилья, а с другой — о снижении его доступности по причине роста площади квартиры при одновременном росте цены 1 кв. метра.

Еще более существенный рост комфортности наблюдается в квартирах, построенных населением за счет собственных и заемных средств: за 1990-2011 гг. их средний метраж вырос в 1,7 раза — с 79 до 132,9 кв.м. Доля таких построенных квартир в 2010 г. составляла 26,7%. Другими словами в начале 2010-х частник строит для себя чуть более четверти всех квартир (больших и комфортабельных), которые и дают почти половину вклада в построенные метры на душу населения. Но за годы реформ в сравнении с уровнем 1990 г. недопостроено в среднем 8,7 млн квартир, что эквивалентно восстановительному строительству на достигнутом в 2011 г. уровне в течение 11 лет. При таком положении дел должны были бы удлиниться и отреформированные очереди на квартиры, а с ними хоть как-то сохраниться отсроченная доступность жилья для большинства населения. Но и этого не произошло.

Во второй половине 80-х годов на учете для улучшения жилищных условий ежегодно стояло около 9 млн (то есть 25%) семей, включая одиночек. Нуждающимися в улучшении жилищных условий признавались граждане, имеющие жилой площади 5-7 м2 на одного человека. Ежегодно улучшали жилищные условия 12-17% от числа стоявших на учете (в 1987 г. 17%, в 1990 г. 14%). Эта система была реформирована, очередь нуждающихся быстро сокращалась (изменялись критерии нужды). В 1995 г. число учтенных нуждающихся составляло 7,7 млн семей, в 2000 г. — 5,4 млн семей, в 2005 г. — 3,4 млн семей, в 2010 г. — 2,8 млн семей, в 2011 г. — 2798 тыс. семей (из них 181 тыс. получили жилье). Если в 1990 г. 20% всех семей могли претендовать на улучшение жилищных условий и очередь нуждающихся укорачивалась на 14% в год, то в 1995% претендовали 15% всех российских семей (очередь сокращалась на 8%), в 2000 г. — 11% семей (очередь сокращалась на 4%), в 2005 г. — 7% семей (очередь сокращалась на 4%), в 2010 г. — 6% семей (очередь сокращалась на 9%), в 2011 г. — 5% семей (очередь сокращалась на 5%). Таким образом, в годы реформ очереди на жилье были практически ликвидированы, а их остатки стали недоступны для большинства российских семей.

Значительную часть жилья для предоставления своим работникам строили в РСФСР промышленные и сельскохозяйственные предприятия, В целом население высоко оценивало деятельность предприятий по обеспечению жильем. При опросе 1990 г. в РСФСР 50,4% опрошенных считали, что услуги по предоставлению жилья следует развивать предприятиям, а 28,3% — что их следует развивать местным органам власти. После приватизации предприятия практически прекратили эту деятельность.

В РСФСР улучшить жилищные условия можно было не только через постановку на учет в райисполкоме или в профкоме предприятия, но и путем вступления в жилищно-строительный кооператив (ЖСК). Государственные строительные организации продавали ЖСК готовые дома почти по себестоимости, с небольшой наценкой. За 1966-1990 гг. через ЖСК было построено квартир полезной площадью 86,3 млн м2, что составило около 6% площади введенных в строй квартир. За первые 10 лет реформ строительство квартир через ЖСК было свернуто с 2,9 до 0,7 млн м, а к 2010 г. упало еще ниже — до 0,3 млн м2 (0,5% построенной жилплощади).

На этом “первичном рынке” жилплощади через ЖСК 1 м2 стоил в 1986-1987 гг. в Москве 192 руб., что составляло 89% от средней месячной зарплаты по РСФСР. Таким образом, стандартная квартира из 2 комнат (18 и 12 м2) стоила среднюю зарплату за 3 года (при этом оплата жилья производилась в рассрочку на 15 лет без процента или под очень малый процент).

В результате реформы предоставление государством бесплатной жилплощади резко сократилось, а в большинстве регионов практически прекратилось. В 1990 г. получили жилье 1296 тыс. семей, а в 2000 г. — 229 тыс., в 2010 г. — 244 тыс., в 2011 г. — 181 тыс., т.е. ежегодно в 5-9 раз меньше:

Взамен возник рынок жилья. Ввиду того, что жилье — фундаментальное условие жизни, цены на жилье сразу установились очень высокие, и они продолжают расти. В 1996 г. в среднем по РФ 1 м2 стоил 418% от средней начисленной месячной заработной платы (при этом квартиры стали предоставляться без полов, окраски и оборудования). В 1999 г. средняя цена 1 м2 жилья составляла в РФ 460%, в 2000 г. 390%, в 2006 г. 341%, в 2010 г. 230% средней месячной зарплаты по РФ.

В 1993 г. стандартная квартира из 2 комнат в среднем стоила на рынке в России 15,2 и в 1994 г. 26,1 средней годовой зарплаты. В 2006 г. квартира в новостройке общей площадью 44 м2 стоила, по средней в РФ цене, 1594 тыс. руб. Ее скромная отделка и оборудование стоили около 10% этой суммы, то есть такая квартира в пригодном для жилья виде стоила 1753 тыс. руб., что составляет 165 средних месячных зарплат 2006 года или зарплату за 13,8 лет. В 2000 г. подобная «двушка» стоила 13,2 лет выплат средних зарплат, в 2005 г. — 12 лет, в 2010 г. — 9,3 года. Таким образом, квартиры подорожали относительно зарплаты почти в 3-5 раз (а если учесть стоимость кредита, то в 6-10 раз). Для покупки не «двушки», а комфортабельной среднестатистической новой квартиры в 2010 г. требовался эквивалент средней зарплаты за 15,6 лет.

Иными словами, для подавляющего большинства трудящихся доступ к получению жилья стал в результате реформы невозможен. Осознание этого факта приходит не сразу, поскольку процесс смены поколений идет незаметно. Однако в целом общество в РФ начинает неизбежно делиться на два резко различных класса — тех, кто имеет жилье, и тех, кто вынужден прибегать к его найму, ухудшать свои жилищные условия или становиться бездомным. По данным на конец 1993 г., в РФ насчитывалось около 4 млн бездомных (Информационный бюллетень ВЦИОМ “Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения”. М., 1995, № 4). По данным МВД, около 4 млн бездомных насчитывалось в РФ и в 1996 г.

Сразу скажем и о расходах на жилищно-коммунальные услуги — плату за содержание квартиры, водопровод, отопление, горячее водоснабжение и т.д. В РСФСР, как и во всем СССР, основную массу расходов по содержанию жилья несло государство. В 1989 г. на 1 рубль взимаемой с жильцов платы было 6 рублей государственных дотаций. В семейном бюджете рабочих и служащих расходы по оплате квартиры в среднем составляли около 1%, а со всеми коммунальными услугами — 3%. Таким образом, конституционное право на жилище включало в себя и его обслуживание по очень низким и доступным для всех ценам.

В ходе реформы это положение резко изменилось, и стали быстро расти цены на указанные услуги. Пока что они не достигли не только мирового уровня, но даже и реальной рыночной цены для России. Тем не менее, уже и сейчас содержание квартиры стало для большинства граждан важной статьей семейного бюджета.

Только за 2000-2003 гг. плата за жилищно-коммунальные услуги выросла в РФ по сравнению с 1999 г. в 4,28 раза. За 2004 г. плата за жилищно-коммунальные услуги повысилась на 23,5%, за 2005 г. на 32,7%, за 2006 г. на 17,9%, за 2009 г. на 23%, за 2010 г. на 15%. Это намного превышает официально объявленный уровень инфляции. В 2006 г. средняя стоимость жилищно-коммунальных услуг на человека в месяц составляла 816 руб., из них население возмещало 699,5 руб., в 2010 г. — 1447,9 руб., из них население возмещало 90%. Для сравнения в конце 1980-х плата населения за жилье составляла менее одной четверти эксплуатационных расходов государства на содержание жилищного фонда. Удельный вес расходов на оплату жилищно-коммунальных услуг в потребительских расходах домашних хозяйств составил в 2011 г. 10,9% (в 2010 г. 10,9%, в 2006 г. 8,7%, в 2000 г. — 4,6%).

Разные виды услуг дорожали в разном темпе — например, цена на газ за 2000-2010 гг. поднялась в 10 раз, на электроэнергию в 9 раз, на горячую воду в 22 раза, на отопление в 19 раз, на холодную воду в 20 раз. Но главное, что жизненно важные услуги (на деле — неустранимые платы) выросли в цене гораздо больше, чем услуги, без которых в крайнем случае человек может обойтись. Так, цены на косметические услуги выросли в 10 раз меньше, чем квартплата.

Число семей, получающих субсидии на оплату жилья и коммунальных слуг составлял в 2000 г. 3,2 млн (7,7% семей) при среднем ежемесячном размере субсидии 80 руб. на семью. В 2003 г. число субсидируемых семей возросло до 7,1 млн (15,2% семей), а величина средней субсидии составила 361 руб. на семью. Затем число семей сокращалось, а размер средней субсидии увеличивался. В 2005 г. 6,06 млн семей (11,9%) получили 550 руб. среднемесячных субсидий, в 2010 г. — 3,76 млн семей (7,3%) по 896 руб. в месяц, в 2011 г. — 3,74 млн семей (7,2%) по 1029 руб.

Численность граждан, пользующихся льготами по оплате жилья и коммунальных услуг, составила в 2000 г. 45,6 млн чел., которые получали ежемесячно по 32 руб. социальной поддержки. В 2005 г. 37,5 млн россиян получали жилищно-коммунальных льгот на 179 руб. ежемесячно, в 2010 г. 37,5 млн льготников получали по 477 руб./мес., в 2011 г. — 37,1 млн льготников по 537 руб. Общий размер льгот и субсидий в 2000 г. был равен 17,5 млрд руб., в 2005 г. — 80,5 млрд руб., в 2010 г. — 214,5 млрд руб., в 2011 г. — 239,1 млрд руб.

Мы оставляем в стороне большую и важную тему, которая заслуживает отдельной темы — разрушение в ходе реформы материально-технической базы жилищно-коммунального хозяйства. В недалекой перспективе именно это создаст для населения гораздо более тяжелые проблемы, нежели рост тарифов на услуги. Так, в Национальном докладе “Теплоснабжение Российской Федерации” (М., 2001) сказано: «Сегодняшнее состояние системы теплоснабжения в стране можно определить как критическое, постепенно переходящее к уровню национального бедствия. К сожалению, в накопившемся клубке проблем нет такой спасительной ниточки, потянув за которую, можно все распутать… Время для постепенного реформирования отрасли упущено. Система начала разваливаться, и если не принять срочных мер, то процесс станет необратимым».

Износ большинства инфраструктур ЖКХ неуклонно увеличивается. По состоянию на 2006 г. (в скобках на 2009 г.) степень износа основных систем оценивалась так: система газоснабжения — 40,7% (47,5%), теплоснабжение — 43,4% (48,1%, а полностью изношены 14,4% теплосетей), канализация — 37,2% (11,6%), водоснабжение — 55,3% (53,8%), в том числе 22,6% (23,2%) водопроводных систем в РФ являлись полностью изношенными). Существенные средние улучшения произошли с обновлением канализационной сети в РФ: в 2008 г. коэффициент обновления достигал 10,9%, хотя еще 34,9% протяженности уличной канализации требовала замены.

В некоторые годы выбытие систем инфраструктуры превышало ввод. Так, за 2005 г. протяженность уличных водопроводных сетей в РФ сократилась на 2,6 тыс. км. А в Центральном федеральном округе этот процесс продолжался до 2008 г. Здесь в 2004 г. было 89,6 тыс. км водопроводных сетей, в 2005 г. 88,1 тыс., в 2006-07 гг. 86,4 тыс, км. Водопроводная сеть понемногу сократилась в большинстве областей округа, а например, в Тульской области за 2000-09 гг. почти на треть. Масштабы капитального ремонта очень малы. 22,6% водопроводных систем полностью изношены, но за 2006 г. произведена замена всего 1,6% протяженности водопроводной сети (а в большинстве областей гораздо меньше). В 2009 г. заменено 1,4% протяженности водопроводной сети РФ, а нуждалось в замене 42,5%.

В 1995 г. 18,5% протяженности уличных канализационных сетей нуждалось в замене. Заменено за 2006 г. всего 0,4% протяженности уличных канализационных сетей, а нуждалось в замене уже 32,6%, за 2009 г. заменено тоже 0,4%, а нуждалось в замене уже 36%. Темпы ремонтов существенно отстают от темпов износа.

Протяженность тепловых и паровых сетей в РФ с 1995 г. по 2011 г. сократилась на 28,5 тыс. км (на 14%), более всего в Дальневосточном, Приволжском и Южном федеральных округах. Например, в Астраханской области эта сеть только за 2000-2011 гт. сократилась на 39% (с 1,35 до 0,82 тыс. км), в Оренбургской — на 52% (с 5,23 до 2,53 тыс. км), в Курганской — на 39% (с 1,8 до 1,1 тыс. км), в Магаданской — на 36% (с 0,84 до 0,53 тыс. км), в Ульяновской — на 36% (с 2,45 до 1,58 тыс. км).

При этом потери тепла в сетях с 1995 года по 2011 г. выросли более чем вдвое — с 4,9 до 10,7% (Согласно данным Единой межведомственная информационно-статистическая системы в РФ в 2011 г. потребителям было отпущено 867,9 млн гигакалорий тепловой энергии, а потери составили 123,5 млн гигакалорий или 14,2% отпущенной тепловой энергии). Этот рост потерь распределен по РФ неравномерно — в Сахалинской области потери выросли в 1995-2006 гг. от 3,8% до 22,5% (2009 г. — 21,6%), а в Приморском крае с 6% до 22,6% (2009 г. — 22,1%). За 2006 год заменено 3,2% теплосетей, за 2009 г. — 2,6%, за 2011 г. — 2,8%. А в докладе 2000 года о состоянии теплоснабжения необходимые меры выражались в таких терминах: «Средний процент износа [теплосетей] оценивается в 60-70%. По экспертной оценке 15% тепловых сетей требуют безотлагательной замены… Для приведения системы транспорта теплоносителя в надежное состояние необходимо капитально отремонтировать или построить заново 150 тыс. км теплотрасс в двухтрубном исчислении». Таким образом, безотлагательно требовалось заменить 15% полностью изношенных теплосетей уже в 2000 году, а заменяется по 3% — меньше, чем годовой износ. Темпы капремонта тоже сокращаются: в 2005 г. заменено только 13,2% протяженности теплосетей нуждавшихся в замене, в 2007 г. — 11,5%, в 2010 г. — 10%. К тому же средняя величина скрывает тот факт, что во многих регионах масштабы замены гораздо меньше, чем в среднем по РФ. Динамика потребности в заменах инженерных сетей ЖКХ и числа аварий на них показана в Табл. 3-5.

Табл. 3-5. Техническое состояние водопроводных, канализационных, тепловых и паровых жилищно-коммунальных сетей

*) — 2001 г.

Особо отметим, что увеличение протяженности тепловых, водопроводных и канализационных сетей, нуждающихся в замене, сопровождается сокращением числа аварий на них (Табл. 3-5). Этот факт не находит пока общепризнанного и очевидного объяснения. Если аварии не происходят, зачем тогда вообще менять такие безаварийные сети? Необходимость замен определяется не числом зафиксированных аварий (этот параметр можно и пересчитать), а надвигающимся приближением к предаварийному состоянию с критическим отказом сетей, которое труднее измерить, тогда как изменить методику подсчета аварий достаточно легко. Многие негативные события, которые раньше учитывалось как авария, теперь относят к неучитываемым инцидентам (так, например в 2002 г. учтено 86,9 тыс. аварий в теплоснабжении, а в 2003 г. — 38,1 тыс.).

Факт снижения аварийности на серьезно изношенных инженерных сетях ЖКХ свидетельствует, что раскрывающееся в авариях новое знание об эксплуатации этих технических объектов по каким-то причинам блокируется, не воспринимается, не исследуется и не поступает в общественный и научно-технический оборот для предупреждения будущих бедствий в ЖКХ. Другими словами — число аварий будет фиксироваться все меньше, но критически крупных из них будет происходить все больше. Наблюдаемая приятная динамика снижения аварийности на существенно изношенных инженерных сетях ЖКХ неблагоприятна, это — тревожный сигнал мнимому благосостоянию по аварийности в этой сфере. Даже качественная оценка этого состояния резко ухудшается с каждым сообщением о тяжелой аварии в ЖКХ. В 2009 г. глава Минрегионразвития Басаргин признал, что «средства, которые затрачиваем на устранение аварийных и чрезвычайных ситуаций, сопоставимы с теми средствами, которые расходуются на подготовку отопительного сезона» (для устранения 35 крупных аварий, случившихся в отопительном сезоне 2008/2009 гг., потребовалось 1,8 млрд руб., что было сравнимо в 2009 г. со стоимостью 442 новых среднестатистических квартир, общей площадью в 37,7 тыс. кв. м). Эффективное предупреждение аварий все более замещается эффектным спасением в ЧС.

Положительную роль в предотвращении аварий сыграло совершенствование и развитие приборов диагностики и методов неразрушающего контроля старения и износа технических систем. Успехи в этой сфере определяются не только инновациями в технологиях диагностики, но и изначальным состоянием инженерных систем ЖКХ, по современным меркам «неэкономно» спроектированными и построенными с повышенными запасами прочности в советский период.

Важной проблемой стало ветшание самого жилищного фонда и переход его в аварийное состояние. Это во многом вызвано тем, что начиная с 1980 г. стал быстро сокращаться объем капитального ремонта жилых домов — притом, что в конце 80-х годов стала нарастать потребность в ремонте домов, в массовом масштабе введенных в эксплуатацию в 1960-1970-е годы. Выделяемые в 1990 г. ассигнования на капитальный ремонт жилых домов лишь наполовину обеспечивали выполнение необходимых объемов работ по поддержанию жилищного фонда в нормальном техническом состоянии. Ход сокращения объема капитального ремонта представлен на Рис. 3-10.

Рис. 3-10. Капитально отремонтировано жилых домов, млн м2

Надо отметить, что во многих регионах капитальный ремонт практически прекращен. Например, в 2006 г. в Астраханской обл. капитально отремонтировано 1,1 тыс. м2 жилья — это примерно 10-15 квартир. А в республике Тыва за год ремонт проведен на 200 м2 — в двух-трех квартирах.

На начало 2011 г. в капитальном ремонте нуждалось около 282,2 тыс. многоквартирных жилых домов (8,8% от их общего числа). В течение 2011 г. капитальный ремонт проведен в 35,8 тыс. многоквартирных домов, что составляет 12,7% от потребности. Ремонт многоквартирных домов осуществлялся при финансовой поддержке Фонда содействия реформированию ЖКХ с использованием средств региональных и местных бюджетов, а также средств собственников жилых помещений.

В ряде субъектов Российской Федерации в 2011 г. по сравнению с 2010 г. сократились объемы выполненных ремонтных работ. Наиболее существенные темпы сокращения ремонтных работ имели место в Тульской области, где фактически отремонтированная площадь жилых домов в 2011 г. составила всего 5% от 2010 г., Республике Северная Осетия — Алания — 7%, Вологодской и Владимирской областях — по 9%, Забайкальском крае — 10%, Санкт-Петербурге и Пензенской области — по 11%, Удмурдской Республике — 12%, Челябинской области — 14%, Смоленской области — 15%, Волгоградской области и Республике Ингушетия — по 16%, Республике Карелия — 17%, Хабаровском крае — 18%, Кировской, Орловской областях, Чукотском автономном округе — по 19%, Камчатском крае — 20%, Томской, Амурской областях, Республике Дагестан — по 21% соответственно.

Общая сумма затрат на капитальный ремонт многоквартирных домов за 2006-2011 гг. в целом по России составила 589,5 млрд рублей (в том числе за 2011 г. — 81,2 млрд рублей). По сравнению с 2010 г. их объем в 2011 г. уменьшился на 28,4%.

В 80-е годы доля ветхого жилья держалась на уровне около 1% всего жилищного фонда. В 1990 г. эта доля составила 1,3%. Качественный перелом в процессе старения жилищного фонда произошел с 1999 г. — без ремонта жилье «дозрело» до аварийного состояния. Начался резкий рост объема ветхого и аварийного жилья — в 2000 г. его было 50 млн м2, а в конце 2001 г. стало 90 млн или 3,1% всего жилищного фонда РФ. После этого данные о динамике старения жилищного фонда публиковались в прессе и в документах совещаний.

Председатель Госстроя РФ Н. Кошман 08.04.2003 сообщил прессе: «В этом году в состояние ветхого и аварийного жилья перешло 22 миллиона квадратных метров». 9-11 февраля 2004 г. Госстрой России, Министерство жилищного строительства и городского развития США и Всемирный банк провели в г. Дубна международный семинар «Жилищное финансирование, ипотечное жилищное кредитование». На семинаре выступали заместитель премьер-министра РФ В. Яковлев, председатель Госстроя РФ Н. Кошман, замминистра экономики А. Дворкович. Главный доклад сделал заместитель председателя Госстроя В. Пономарев. В пресс-релизе семинара сказано, что «ветхий и аварийный фонд ежегодно растет на 40%».

Простой подсчет показывает, что если скорость старения после 2001 г. принципиально не изменилась, то к концу 2010 г. категория ветхого и аварийного жилья должна была бы составить около 250-300 млн кв. м или 8-9% всего жилфонда РФ. Масштабы сноса ветхих домов очень невелики. Счетная палата отмечает в 2005 г.: «Ликвидировано за указанный период [2002-2004 гг.] ветхого и аварийного жилищного фонда 630,4 тыс. кв. м при плане 2406,0 тыс. кв. м, выполнение составило 26,2%».18 Ликвидировано за три года 0,63 млн кв. м — величина пренебрежимо малая. В 2010 г. в РФ снесено 2,6 млн кв. метров ветхого и аварийного жилищного фонда (2,6% от общей площади ветхого к аварийного жилищного фонда). Наиболее высокая доля снесенного ветхого и аварийного жилищного фонда отмечается в Липецкой области — 18,2%, Чувашской Республике — 15,5%, Ульяновской области — 12,7%, Омской области — 10,6%. При этом во всех этих субъектах РФ доля ветхого и аварийного жилищного фонда не превышает 1,4%.

Резкое изменение динамики старения жилищного фонда побудило правительство пересмотреть критерии отнесения жилых домов к категории ветхих и аварийных. Это было оформлено Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 сентября 2003 года № 552 «Об утверждении Положения о порядке признания жилых домов (жилых помещений) непригодными для проживания».

Во исполнение указанного постановления Правительства Госстрой РФ принял постановление от 20 февраля 2004 года № 10 «Об утверждении критериев и технических условий отнесения жилых домов (жилых помещений) к категории ветхих или аварийных». Это Постановление гласит: …2. Не применять на территории Российской Федерации Приказ Министерства жилищно-коммунального хозяйства РСФСР от 05.11.1985 № 529 «Об утверждении Положения по оценке непригодности жилых домов и жилых помещений государственного и общественного жилищного фонда для постоянного проживания».19 Согласно этим новым критериям, ветшание жилищного фонда резко замедлилось.

На основании этих отрывочных данных можно построить следующих график (тонкая линия отражающая динамику 2002-2004 гг., не имеет статуса официальных данных).

Практические работники местных властей (например, правительства Москвы) продолжали какое-то время пользоваться старыми критериями. Так в мэрии Москвы в начале 2007 г. сообщили корреспонденту «RBC daily»: «В ветхом состоянии у нас находится 28 млн кв. м жилья при общем размере жилого фонда 200 млн кв. м». Итак, в Москве, где положение лучше всего в РФ, ветхое жилье составляет 14% жилищного фонда. А вот сообщение из региона, где положение неблагополучно. Согласно «Российской газете» от 2 марта 2007 г., «количество ветхих и аварийных домов в Дагестане составляет 26% жилищного фонда». Таков диапазон на начало 2007 г., по оценкам работников местной власти, от 14 до 26% жилищного фонда — ветхий и аварийный. По новой действующей методике на конец 2010 г. жилищный фонд, отнесенный к ветхому и аварийному жилью, составил 99,4 млн кв. метров, увеличившись по сравнению с 2000 г. более чем в 1,5 раза. Возросла и его доля в общей площади жилищного фонда за этот период — с 2,4% до 3,1%. Общая площадь жилых помещений, размещенная в аварийных и ветхих строениях, в 1,6 раза превышает объем введенного в 2011 г. жилья и составляет 98,9 млн кв. метров.

Рис. 3-11. Ветхий и аварийный жилищный фонд в РСФСР и РФ, млн м (данные за 2002-2004 гг. взяты из официальных заявлений)

Противоречивые оценки даются относительно капитального ремонта жилищного фонда. В своем интервью 5 октября 2006 г. заместитель Министра регионального развития Ю. Тыртышов сделал два важных утверждения: «Потребность в капитальном ремонте составляет 144 млн кв. м в год при произведенных в 2005 г. 30 млн кв.м… Главное это объяснить и помочь людям осознать, что состояние их жилья — это их ответственность, а не мэра и губернатора».

Утверждается, что в 2005 г. капитально отремонтировано 30 млн кв. м жилья. А вот «Российский статистический ежегодник. Официальное издание. 2006»: на стр. 209 дана таблица 6.44 — «Основные показатели жилищных условий населения». В строке «Капитально отремонтировано жилых домов за год, тыс. кв. м общей площади» указано, что в 2005 г. капитально отремонтировано не 30, а 5,5 млн м2.

Но главное даже не это. Выражение «Потребность в капитальном ремонте составляет 144 млн кв. м в год» имеет смысл только если такая доля жилищного фонда ремонтируется регулярно каждый год. Потребность в ремонте на 2005 г. — это 144 млн кв. м плюс величина «отложенного» ремонта, и чем более велик срок, на который отложен ремонт, тем более чрезвычайной становится эта потребность. Если считать, что с 1991 г. должен был выполняться этот норматив, то величина ремонта, отложенного только за 1991-2006 годы, составляет 2 млрд м2.

Второе важное заявление замминистра заключается в том, что главное в проблеме ветхого жилья — «объяснить и помочь людям осознать, что состояние их жилья — это их ответственность, а не мэра и губернатора». Это совершенно новая принципиальная постановка вопроса. Возложить стоимость капитального ремонта полностью на население было бы немыслимым изменением в социальной политике государства.

В октябре 2007 г. Ассоциация строителей России и Союз инженеров-сметчиков разработали нормативы стоимости капитального ремонта многоквартирных жилых домов по всем регионам России в прогнозных ценах 2008 года. Согласно этим нормативам, средняя стоимость капитального ремонта по РФ составит 19,5 тыс. рублей за 1 кв. метр.20

На жителя РФ в среднем приходится по 20 кв. м общей площади квартиры. Значит, на семью из 4 человек — 80 кв. м. Эта семья должна будет заплатить за капитальный ремонт 1,56 млн руб. При средней зарплате в 10,6 тыс. руб. это означает, что глава семьи должен заплатить за ремонт весь свой заработок за 12 лет. Таким образом, износ жилищного фонда РФ становится одной из главных общенациональных социальных проблем, угрожающих благосостоянию подавляющего большинства граждан.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 21 февраля 2013 г. №147 «О порядке предоставления в 2013-2015 годах субсидий Фонду содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» на проведение капитального ремонта многоквартирных домов выделяется 18 млрд руб., на переселение граждан из аварийного жилищного фонда — 106,7 млрд руб., на модернизацию систем коммунальной инфраструктуры — 15 млрд руб. Эта сумма выделенных Правительством РФ средств на 2013-2015 гг. в абсолютных величинах эквивалентна 7,2 млн кв. м капитально отремонтированного жилья, что составляет 7% от официально признанного ветхого и аварийного жилого фонда. Выделяемые Правительством РФ средства заместят имеющийся ветхий и аварийный фонд в РФ только через 40 лет (в предположении, что в эти десятилетия больше не будет допускаться возникновение аварийного и ветхого жилья). На полное расселение россиян к 31 декабря 2015 года из жилищного фонда, который к 1 января 2012 года был признан аварийным, выделено 106,7 млрд руб. Посмотрим, во сколько оценен квадратный метр жилплощади для переселяемых. За годы реформ аварийный жилищный фонд вырос более чем в 6 раз (Рис. 3-12).

Рис. 3-12. Аварийный жилищный фонд в РСФСР и РФ, млн м2

В 2011 г. аварийный жилфонд достиг 20,6 млн кв. м. Если предположить, что переселение осуществится в сравнимую по размерам неаварийную жилплощадь, то стоимость квадратного метра для переселения должна составить не более 5,2 тыс. руб., тогда как в 2012 г. средняя цена на первичном рынке жилья по РФ составляла 48,2 тыс. руб., а на вторичном — 56,4 тыс. руб. за кв. метр общей площади, т.е. в 9-11 раз выше, чем запланировало Правительство РФ своим Постановлением от 21 февраля 2013 г. №147. Другими словами, средства для переселения выделены не на весь аварийный фонд, как заявлено, а в лучшем случае только на 2,2 млн кв. м, т.е. на 11% от признанного аварийным жилья. За 2005-2011 гг. темпы прироста аварийного жилья составляли в среднем 1,34 млн кв. м в год, т.е. за три года 2013-2015 гг. аварийный фонд может увеличиться в среднем на 4 млн кв. м, а средства выделены на переселение только из 2,2 млн кв. м. Пока речь идет лишь о подтормаживании роста аварийного жилищного фонда, а не о его сокращении или ликвидации. По новостным сообщениям Минрегиона РФ21 на 1 января 2012 г. «ветхий аварийный жилищный фонд» составлял 10,5 млн кв. м (почти вдвое меньше, чем публикует Росстат об аварийном), а за 5 лет деятельности Фонда содействия реформированию ЖКХ аварийный фонд сокращен на 5,1 млн кв. м (по данным Росстата увеличился на 5,5 млн кв. м).

В небольших масштабах, как и в прошлые годы, проводится реконструкция жилых домов, направленная на повышение комфортности проживания. В 2010 г. введено после реконструкции в целом по Российской Федерации 136,3 тыс.кв. метров общей площади жилья (в 2009 г. — 282,5 тыс.кв. метров), что составило 0,4% от общей площади введенного в 2010 г. жилья (без индивидуального). Из общей площади введенного в 2011 г. жилья (без индивидуального) 0,8% построено за счет реконструкции действующего ранее жилфонда.

Ветхость и аварийность жилищ — не единственные показатели неблагополучия. Пожары — хорошо известные бедствия для жильцов. Подавляющее большинство пожаров происходит в жилом секторе (в 2011 г. — 71%), поэтому доступная статистика о пожарах в стране в целом отражает, как пожароопасность жилищ, так и неблагополучие от пожаров и ущербов от них. За годы реформ в России число регистрируемых пожаров за 1990-2010 гт. динамично снизилось на 40% с 299,83 до 179,98 тыс. (незначительной рост числа пожаров наблюдался только в 1991-93 гг.). В 2012 г. было зарегистрировано 162,97 тыс. пожаров.

Рис. 3-13. Число погибших при пожарах в СССР, РСФСР и РФ, чел. (источники данных: ГПС и МЧС России, а также Микеев А.К. Пожар, социальные, экономические проблемы. — М.: Пожнаука, 1994. — 586 с.)

К сожалению, число погибших при пожарах в РФ по сравнению с РСФСР выросло. В 1990 г. в РСФСР при пожарах погибло 6 868 чел. С остановкой в 1994-98 гг. к 2002 г. в РФ достигли почти трехкратного роста погибших (19 906 чел.). Затем ситуацию удалось переломить. К 2012 г. уменьшили ежегодное число погибших до 11 635 чел., что пока еще в 1,7 раз выше уровня РСФСР 1990 года.

За последние 10 лет советской власти (1981-1990 гг.) во всем СССР при пожарах погиб 91 161 чел., а за последние 10 лет (2001-2010 гг.) только в России погибли 169 111 чел. — в 1,85 раза больше. Всего в новой России при пожарах за 20 лет погибло в 1,5 раза больше людей, чем во всем СССР за все 45 послевоенных лет. Относительный вклад реформы (за вычетом уровня 1990 г.) в абсолютный прирост гибели людей при пожарах за 1991-2012 гг. составил 178 385 чел.

Надо отдать должное решительности реформаторов, которые в непростой пожароопасной ситуации в стране законодательно установили критерии достижения благосостояния граждан в сфере обеспечения их пожарной безопасности. Теперь пожароопасность принято измерять не привычным числом погибших на 100 тыс. населения (в 1990 г. было 4 погибших на 100 тыс. населения, в 1995 г. — 10, в 2000 г. — 11, в 2005 г. — 13, в 2010 г. — 9, в 2012 г. — 8), а частным от этих величин, которое названо в инновационном техническом регламенте 2008 г. о требованиях пожарной безопасности (№ 123-ФЭ) «индивидуальным пожарным риском» (в 2011 г. он составлял в среднем для индивида-россиянина 8,4 х 10-5 год-1).

По российскому закону №123-Ф3 благосостояние населения по пожарной безопасности считается обеспеченным, если индивидуальный пожарный риск не превышает в помещениях «одной миллионной за год» (1x10-6 год-1). Если перевести эти микродоли в приземленные понятия, то оказывается, что вместо сегодняшних 14,5 тыс. ежегодно гибнущих в пожарах в помещениях РФ (в среднем за 2002-2011 гг.), закон требует, чтобы там, начиная с 2009 г., ежегодно гибло не более 142 человек. При этом закон устанавливает, что групповая гибель людей в пожарах около производственных объектов может происходить в десять раз чаще гибели одного индивида, — пожарный риск допустим в «одну десятимиллионную» и «одну стомиллионную», соответственно.

Благосостояние граждан России стало сильнее подтачиваться не только ростом, но и реализацией известных и скрываемых смертельных угроз пожарной опасности.

Следующим условием создания и поддержания благосостояния является покупка товаров. Важным показателем уровня жизни является объем товарооборота в розничной торговле и сфере услуг. Согласно официальным оценкам, физический объем оборота розничной торговли в сопоставимых ценах достиг уровня 1990 г. в 2001 г. В 2005 г. он составил 123,7% от уровня 1990 г. для продуктов питания и 174,8% для непродовольственных товаров, а в 2010 г. — 205 и 276,6 % соответственно. Учитывая, что покупки товаров массового спроса в натуральном выражении практически не выросли (если не считать алкогольных напитков и сигарет), это говорит об изменении в структуре цен и в распределении доходов.

Как и в отношении доходов, произошло глубокое расслоение между регионами по уровню товарооборота (Рис. 3-14). Это — важное изменение. Достаточно близкий по структуре и по количественным показателям уровень потребления по территории страны создает единство образа жизни и является необходимым условием её “связности”.

Рис. 3-14. Индексы розничного товарооборота на душу населения в регионах России, (РФ=100): 1 — Москва; 2 — Санкт-Петербург; 3 — Ивановская обл.; 4 — Дагестан; 5 — Волгоградская обл.

За время с 1990 по 2000 г. разница между регионами в розничном товарообороте на душу населения выросла от 3,1 до 23 раз. Затем наметилась тенденция к сокращению различий. В 2005 г. товарооборот между регионами различался до 22 раз, а в 2010 г. до 12,3 раз. Разница между субъектами Федерации в объеме платных услуг на душу населения выросла с 1990 по 1995 г. от 3 до 31,4 раза и далее составляла: в 2000 г. — 26 раз, в 2005 г. — 23,4 раза, в 2010 г. — 10,3 раза.

Надо отметить, что в плане потребления в ходе реформы даже Санкт-Петербург лишался статуса “второй столицы” и резко (в 2,5 раза в 1995 г., в 3,7 раз в 2000 г.) отставал от Москвы по розничному товарообороту на душу населения. В 2005 г. эта разница снизилась до 2,5 раза, а в 2010 г. до 1,8 раз (1990 г. — 1,5 раза). Москва так резко вырвалась по уровню покупок, что между нею и остальной частью страны возник недопустимый разрыв в одном из важнейших социальных показателей. Положение столицы как «островка благополучия» дестабилизирует государство.

В статистическом ежегоднике «Народное хозяйство РСФСР в 1990 г.» было специально указано, что тогда в стране не удовлетворялся спрос населения на бытовую технику, телерадиоаппаратуру, мебель, компакт-кассеты, механические будильники, часы и гальванические элементы. С перебоями поступали в торговлю табачные изделия, школьные тетради, парфюмерно-косметические товары.

Покупки населением потребительских товаров длительного пользования по инерции возрастали до 1994 г. — категориями населения со средними и высокими доходами. Во многом это было связано с резким расширением импорта бытовой техники. Затем они стали быстро сокращаться. Вновь рост начался в 2002-2003 гг. Динамика покупок товаров длительного пользования приведена на Рис. 3-15 и Рис. 3-16.

Рис. 3-15. Покупка телевизоров РСФСР и РФ, тыс. шт.

Рис. 3-16. Покупка стиральных машин РСФСР и РФ, тыс. шт.

Надо отметить, что начиная с 1990 г. имел место значительный теневой импорт бытовой техники и ее продажа на неформальном (черном) рынке. Поэтому в последние годы Госкомстату РФ пришлось пересчитать данные по продаже ряда товаров и в частности телевизоров. Так, в официальном издании Госкомстата РФ «Российский статистический ежегодник. 1994» указан объем продаж телевизоров, равный 2102 тыс. штук, а с учетом теневого оборота он составил 5527 тыс. штук, как это и показано в ежегоднике 1998 г.

Если сравнить динамику покупок различных товаров длительного пользования, то вплоть до самого последнего времени была видна тенденция к росту покупок дорогих товаров зажиточной частью населения и сокращению объема покупок товаров массового спроса основными социальными группами. Например, за годы реформы значительно выросли (хотя и с большими колебаниями по годам) покупки автомобилей, но резко снизились покупки велосипедов и мопедов (Рис. 3-17). Восстановление покупок этих товаров наметились в начале 2000-х, но насколько оно устойчиво, сказать еще трудно.

Рис. 3-17. Продажа потребительских товаров длительного использования в РСФСР и РФ, тыс. штук: 1 — легковые автомобили; 2 — велосипеды и мопеды

Повышение благосостояния зажиточной части населения выразилось в годы реформы в довольно резком увеличении числа личных легковых автомобилей. 90% автомобилей было куплено десятой долей населения, имеющей самые высокие доходы, и еще 9% — следующей за ней по доходам десятой долей.

Этот процесс шел неравномерно также и по территории РФ. Например, в Брянской области динамика роста числа автомобилей в 1991-1995 гг. даже замедлилась по сравнению с советским временем, и на прежнюю траекторию, начавшуюся в 1970 г., она вышла лишь в 1997-1998 гг., а после 2005 г. наблюдалось ускорение автомобилизации на Брянщине. В целом годы реформ и для Москвы, и для Брянской области стали качественно новым этапом — число автомобилей на 1000 человек выросло за это время в 4 и 3,9 раза (Рис. 3-18).

Рис. 3-18. Наличие собственных легковых автомобилей на 1000 населения в РСФСР и РФ (на конец года; шт.): 1 — Российская Федерация; 2 — Москва; 3 — Брянская обл.

Неоднозначным признаком привнесенного благосостояния стал значительный импорт непродовольственных товаров — их доля в товарных ресурсах составляла в 2010 г. 52%, в 2011 г. — 51%. Например, в 2010-2011 гг. доля импортных холодильников в их товарных ресурсах составляла 37,9-36,7%, стиральных машин — 49,0-44,6%, кожаной обуви — 88,8-90,5%, мебели — 43,4-44,6%, легковых автомобилей — 41,5-43,3%. В те же годы 12,5-32,7% импортных холодильников были ненадлежащего качества или опасными, 11,4-13,3% импортных стиральных машин, 86,7-59,6% импортной кожаной обуви, 40,4-30,2% импортной мебели. В 2011 г. у 71,2% поступивших на потребительский рынок фотоаппаратов было установлено ненадлежащее качество и у 47,9% бытовых часов. Для сравнения, перед реформой значительная часть техники ремонтировалась до истечения гарантийного срока службы, что доставляло, как теперь говорят, неудобство пользователям. Так за 1990 г. был отремонтирован каждый девятый произведенный телевизор, в том числе каждый седьмой телевизор цветного изображения, каждый седьмой магнитофон, каждый восемнадцатый холодильник. На устранение дефектов по принятым претензиям и гарантийному ремонту в 1990 г. затраты составили: по телевизорам цветного изображения 12,7% стоимости продукции, по которой приняты претензии, по радиоприемникам — 10,5%, по магнитофонам — 11,4%, по холодильникам — 30,2%, по стиральным машинам — 29%.

Заметно выросла в годы реформ, особенно после 2000 г., средняя обеспеченность населения автомобилями (Рис. 3-18), телевизорами (Рис. 3-19), кондиционерами, микроволновыми печами, персональными компьютерами, мобильными телефонами, аудиовидео аппаратурой, пылесосами.

Рис. 3-19. Обеспеченность населения телевизорами в РСФСР и РФ

Существенно не изменилось наличие в домохозяйствах холодильников и морозильников, стиральных машин, а уменьшилось число швейных машин, магнитофонов, велосипедов, мопедов и мотоциклов (эти и другие графики о динамике обеспеченности населения товарами длительного спроса см. в Приложении).

Важнейшим показателем уровня благосостояния при современном быте является количество потребляемых населением услуг. Присущее городской жизни разделение производства и быта сделало для людей невозможным самостоятельное выполнение очень многих работ по их жизнеобеспечению — эти работы выполняются теперь за плату специализированным производством. В послевоенное время в РСФСР сфера услуг быстро расширялась, однако и эти темпы признавались неудовлетворительными и вызывали нарекания населения.

В ходе реформы произошло резкое, поразительное для таких больших инерционных систем, сокращение объема предоставляемых населению платных услуг. Спад уже на первом этапе реформы составил 4 раза, а затем шло восстановление в меньшем темпе, чем был рост в советское время. В 2011 г. население РФ потребляет в 2,3 раза меньше платных услуг, нежели в конце 1980-х. В 1990 г. в общем объеме платных услуг 90% составляли услуги, оплаченные населением, и 10% — услуги, оказанные населению за счет средств профсоюзов и предприятий, а также услуги, реализованные предприятиям и организациям. В быте большинства населения произошел значительный регресс (Рис. 3-20).

Рис. 3-20. Индекс объема платных услуг населению в РСФСР и РФ (1980=100)

Такое сокращение официального рынка услуг привело к снижению качества или даже разрушению производственной системы и деградации ее материально-технической базы сферы услуг. Сократилась сеть специализированных организаций, предоставляющих услуги, и их приемных пунктов, что сделало приобретение услуг более трудоемким и еще больше сузило рынок.

В 1990 г. в России действовало 99,97 тыс. приемных пунктов бытового обслуживания населения, а в 2006 г. их было 20,4 тыс. — в 5 раз меньше, в 2010 г. число приемных пунктов увеличилось до 27,8 тыс. — менее трети от дореформенного уровня. Ко второй половине 90-х годов мощность сети организаций бытового обслуживания в России снизилась примерно вдвое — и продолжала снижаться вплоть до середины 2000-х (за исключением автосервиса и ритуальных услуг). Это видно из Табл. 3-6. Значительная доля бытового обслуживания населения теперь выполняется индивидуальными предпринимателями, их «вывод из тени» и учет новой форме в публикуемой статистике начат только с 2009 г.

Табл. 3-6. Число ателье (цехов, мастерских, салонов) бытового обслуживания населения

* — с 2009 г. отдельно учитывается число приемных пунктов бытового обслуживания населения

** — с 2009 г. данные об объектах бытового обслуживания населения приведены с учетом индивидуальных предпринимателей.

В 2005-2008 гг. рост физического объема бытовых услуг населению наблюдался только в химчистках, ремонте и строительстве жилья, автосервисах, фотоателье, саунах и парикмахерских. В 2009 г. наблюдалось почти повсеместное снижение объема бытовых услуг (за исключением саун и парикмахерских), а в 2010-2011 гг. объемы всех этих услуг стали восстанавливаться.

Для сравнения напомним, что по данным статистического ежегодника «Народное хозяйство РСФСР в 1990 г.», тогда в стране не удовлетворялся спрос населения на услуги по ремонту и строительству жилищ, автосервиса, ремонту телерадиоаппаратуры. Качество обслуживания населения предприятиями службы быта тогда повышалось медленно. Из общего числа жалоб, поступивших на эти предприятия, 40% было вызвано нарушением сроков исполнения заказов, 27% — низким качеством услуг, 12% — отказом в приеме заказов.

Важнейшим, жизненно важным для современного общества фактором благосостояния людей является возможность перемещаться в пространстве. Пассажирский транспорт является не только важным производством услуг, обеспечивающих жизнедеятельность людей, но и системой, которая связывает страну в единое целое.

Непосредственно перед реформой, считалось, что не обеспечивается своевременное и качественное транспортное обслуживание население. ЦСУ сообщало, что по данным опроса, проведенного в июле 1990 г. в кассах предварительной продажи не смогли приобрести билеты на самолеты 14 человек из 100, на поезда дальнего следования — 12 человек. В среднем для покупки авиабилета пассажиру пришлось простоять в очереди в кассу 2,5 часа, железнодорожного — 1,5 часа. В 2011 г. Минтранс РФ констатирует: «подвижность населения России (порядка 6,3 тыс. пасс-км в год) в 4 с лишним раза меньше, чем в развитых странах с обширной территорией (США, Канаде, Австралии) и примерно в 3 раза меньше, чем в странах Западной Европы. Население России распадается по фактору мобильности на полярные кластеры: высокомобильный (подвижность 15% населения приближается к американским стандартам) и маломобильный (подвижность основной части населения находится на крайне низком уровне)».

В целом пассажирооборот транспорта основного для России вида — междугородного железнодорожного сообщения — сократился в результате реформы в 1990-1998 гг. с 375,4 до 124 млрд пассажиро-км, то есть в три раза. Снизился и масштаб перевозок пассажиров (Рис. 3-21). Примечательно, что некоторый подъем 1999-2000 гг. сменился спадом 2001-2002 гг., что говорит, видимо, не о тенденции к увеличению пассажирских перевозок, а о колебаниях при стабилизации системы на новом уровне. В дальнейшем это предположение подтвердилась. Перевозки пассажиров железнодорожным транспортом в междугороднем сообщении стабилизировались на уровне начала 1950-х. Хотя плата за проезд в поездах дальнего следования существенно выросла, в 2000 г. она компенсировала лишь 55% стоимости поездки, в 2005 г. — 73%, в 2009 г. — 83%.

Рис. 3-21. Перевозки пассажиров железнодорожным транспортом междугородного сообщения в РСФСР и РФ, млн человек

Огромное значение для жителей в основном городской страны, какой стала РФ, имеет пригородное сообщение. До начала 1990-х объем перевозок пассажиров железнодорожным транспортом пригородного сообщения равномерно повышался, с 1970 г. по 1990 г. этот показатель вырос на четверть. Сокращение перевозок здесь началось с 1991 года и продолжалось непрерывно до начала 2000-х. Затем уровень пригородных перевозок пассажиров стабилизировался на уровне начала 1960-х. Но с 2009 г. началось следующее колебательное понижение перевозок (Рис. 3-22).

Рис. 3-22. Перевозки пассажиров железнодорожным транспортом пригородного сообщения в РСФСР и РФ, млн человек

Пассажиров пригородных поездов в 2010 г. стало в 3,5 раза меньше, чем было в 1990 году и в 2,5 раза меньше, чем в 1970 г., в 2011 г. их столько же, как и в середине 1950-х. Население не может в прежних масштабах оплачивать стоимость проезда даже при крупных государственных дотациях. В 1995 г. плата за проезд компенсировала только 17% расходов по содержанию и эксплуатации железнодорожного транспорта пригородного сообщения. До 2004 г. эта доля колебалась между 17 и 21%, а в 2006 г. была поднята до 50%, в 2009 г. составила 43%. В 2010 г. удельный вес пассажиров, имеющих право льготного проезда в общем числе перевезенных пассажиров на железнодорожном транспорте в пригородном сообщении, составил 33,7%, в 2011 г. — 31,8%.

Удорожание этой услуги привело к тому, что те, кто мог, “пересели на автомобиль”, со всеми сопутствующими социально-экономическими издержками и преимуществами (содержание автомобиля, перегрузка дорог, более высокий уровень травматизма, свобода мобильности, маркер статусности, ощущение личной защищенности и др.).

Учитывая размеры территории России (СССР), особое значение в развитии пассажирского транспорта придавалось авиации. В РСФСР быстро возрастало и число авиапассажиров, и средняя дальность поездок. Уже в 70-е годы использование воздушного транспорта стало обыденной частью жизни граждан, особенно тех, кто проживал в отдаленных областях Сибири и Дальнего Востока — цены билетов были доступны средней семье. Объем перевозок пассажиров с 1960 по 1990 год вырос в 9 раз. По расчетам ЦСУ РСФСР, в 1990 г. более 15 млн человек в РСФСР желали, но не смогли воспользоваться услугами Аэрофлота, а по данным ЦСУ РСФСР этими услугами воспользовался 91 млн человек.

В годы реформы одной из первых транспортных систем, подвергнутых приватизации, стал Аэрофлот. Объем пассажирских перевозок обрушился поразительно быстро. Число пассажиров, перевезенных воздушным транспортом, сократилось к 2000 г. в 4 раза. Для большинства граждан РФ этот вид транспорта стал недоступен. Многим пришлось отказаться от ежегодных поездок в отпуск на юг и в центр России из-за резкого повышения цен на билеты. Многократно сократились «северные» пассажиропотоки. Так, количество авиапассажиров в Братске и Чите сократилось, соответственно, в 5 и 7 раз. В условиях реформы аэропорты местного значения сворачивали свою работу. Например, в аэропорту города Вологды за 6 лет реформ количество авиапассажиров упало в 13 раз, а в Йошкар-Оле — в 21 раз.

С 2001 г. наметилось восстановление и устойчивый рост перевозок пассажиров воздушным транспортом примерно в том же темпе, что и в 1980-х (Рис. 3-23). В годы реформ оформился резкий рост перелетов пассажиров за пределы СНГ, за счет чего сильно выросла и средняя дальность полетов и пассажирооборот. Если в 1985 г. и 1990 г. доля зарубежных перевозок пассажиров составляла 4,7% и 4,8%, то в 1995 г. уже 21,5%, в 2000 г. — 36,5%, в 2005 г. — 43,6%. В 2010-2011 гг. объемы зарубежных и внутренних пассажирских авиаперевозок практически сравнялись, а в 2012 г. число «зарубежных» авиапассажиров превысило «внутрироссийских». Процент занятости пассажирских кресел в зарубежных полетах в 2010, 2011 и 2012 гг. составлял 82,9%, 81,7% и 82,4%, а для местных полетов — 64,2%, 56,6% и 56,3%.

График динамики пассажирооборота воздушного транспорта см. в Приложении.

Рис. 3-23. Перевозки пассажиров воздушным транспортом в РСФСР и РФ, млн чел.: 1 — всего; 2 — внутренние рейсы; 3 — зарубежные рейсы

Удельный вес пассажирооборота, выполненного воздушными судами иностранного производства, в общем пассажирообороте составлял в 2000 г. — 18,4%, в 2005 г. — 28,7%, в 2010 г. — 82,5%, в 2011 г. — 86,4%.

В 30 раз сократились за годы реформы перевозки пассажиров морским транспортом. Этот исключительно важный для многих районов России транспорт стал недоступен для основной массы населения, он используется теперь в основном для туристических круизов избранной публики. Динамика объема услуг морского пассажирского транспорта дана на Рис. 3-24.

Рис. 3-24. Пассажирооборот морского транспорта общего пользования в РСФСР и РФ, млрд пассажиро-км

Ненамного лучше обстоит дело с использованием массового в прошлом пассажирского транспорта на внутренних водоемах страны — реках, озерах. Сокращение перевозок здесь составило более 5 раз (Рис. 3-25).

Рис. 3-25. Пассажирооборот внутреннего водного транспорта общего пользования в РСФСР и РФ, млрд пассажиро-км

Для многих регионов России, например, Сибири, сообщение по водным путям является жизненно необходимой транспортной системой. Здесь резкое сокращение пассажиропотоков означает не просто снижение уровня благосостояния, а деградацию условий жизни.

Масштабы перевозки пассажиров городским общественным транспортом претерпели значительные количественные изменения, которые уже имеют наглядные качественные проявления, например, в дорожных заторах. В 1990 г. было перевезено пассажиров (млн человек): автобусы — 22869, трамваи — 6000, троллейбусы — 6020, метрополитены — 3695. Тогда же ЦСУ РСФСР сообщало, что городской транспорт работает с большими перегрузками. К 2006 г. перевозки пассажиров городским наземным транспортом сократились в 2,2 раза. Это сокращение продолжалось быстрыми темпами. В 2011 г. было перевезено пассажиров (млн человек): автобусы — 5152, трамваи — 2004, троллейбусы — 2152, метрополитены — 3351. За годы реформ перевозки пассажиров городским общественным транспортом сократились более чем втрое.

Пассажирооборот автобусного транспорта за 1990-2012 гг. снизился почти вдвое (Рис. 3-26). Междугородные перевозки пассажиров автобусами сократились к 1998 г. в 3,6 раза (в 1990 г. — 48 млрд пассажиро-км), затем такие перевозки стали восстанавливаться: в 2000 г. — 16,4, в 2005 г. — 25, в 2010 г. — 29, в 2011 г. — 27 млрд пассажиро-км.

Рис. 3-26. Пассажирооборот автобусного транспорта общего пользования в РСФСР и РФ, млрд пассажиро-км

В среднем половина затрат на содержание автобусного парка продолжает дотироваться. Затраты по содержанию и эксплуатации городских троллейбусов компенсировались платой за проезд в 1992 и 1993 гг. на 19,6 и 10,3%, троллейбусов — на 15,9 и 10%, трамваев — на 11,4 и 7,6%, метрополитенов — на 25,9 и 28,6%. В 1995 г. плата за проезд компенсировала 34% расходов по содержанию и эксплуатации внутригородских автобусов общего пользования и 52% пригородных, в 2000 г. билетами оплачивалось 50% расходов для внутригородских автобусных маршрутов и 53% для пригородных, в 2005 г. — 53 и 48%, в 2009 г. — 53 и 46%.

В 2010 г. (в 2011 г.) удельный вес пассажиров, имеющих право льготного проезда, в общем числе перевезенных пассажиров на железнодорожном транспорте в пригородном сообщении составил 33,7% (31,8%), автобусном в междугородном — 4% (4,3%), пригородном — 22,1% (22,4%), во внутригородском — 20,1% (20%), трамвайном сообщении — 13,9% (13,5%), троллейбусном — по 14,2% (14,3%), метрополитенном — 22,3% (21,9%).

Для сравнения размер дотаций внутригородского транспорта составлял в 1990 г. для поездок в автобусах и троллейбусах — 40%, в трамваях — 60,5%, в метрополитенах — 29,6%. В последние советские годы процесс дотаций выглядел так (в те годы проезд в автобусе и метро стоил 5 коп., в троллейбусе — 4 коп., в трамвае — 3 коп.):

Табл. 3-7. Средняя себестоимость перевозки одного пассажира внутригородским транспортом (в фактически действовавших ценах; копеек)

За годы реформы обслуживание населения городским транспортом значительно ухудшилось. Сильно изношен подвижной состав. Сократилось производство автобусов, резко упало производство вагонов метрополитена. Почти в 20 раз снизился выпуск такого экологически чистого наземного транспортного средства, как троллейбусы. Некоторый подъем в 1999-2001 гг. не стал устойчивой тенденцией и превратился в стагнацию на уровне производства троллейбусов в начале 1960-х (Рис. 3-27).

Рис. 3-27. Производство троллейбусов в РСФСР и РФ, шт.

Значительные, по сравнению с нынешним положением, объемы производства транспортных средств общего пользования до реформы не покрывали растущие потребности населения. В 1990 г. эксплуатировалось 30% автобусов общего пользования с полным амортизационным износом, около трети трамвайных вагонов и каждый восьмой троллейбус находились в эксплуатации более 10 лет. Еще более резкое старение парка городского транспорта произошло за последние 15 лет. С 2005 г. темпы старения немного замедлились (Табл. 3-8).

Реформирование обеспечения населения автобусным сообщением недостаточно описываются традиционными показателями, ими плохо учитываются достоинства и недостатки замещения традиционного автобуса современной «маршруткой». В 2012 г. Росстат опубликовал итоги сплошного обследования субъектов малого предпринимательства за 2010 г. Тогда в РФ у малых предприятий было 73,5 тыс. пассажирских автобусов (включая микроавтобусы) и 77 тыс. у индивидуальных предпринимателей, что составляло 17% всего автобусного парка. За типичную неделю декабря в 2010 г. субъектами малого предпринимательства на коммерческой основе перевезено 62,8 млн чел, что в годовом эквиваленте составляло 25% всех пассажирских перевозок.

Более чистый случай пореформенных изменений в городском транспорте — троллейбусные пассажирские перевозки (см. рис. 3-25). Современный городской троллейбусный транспорт вплоть до 2000 г. обеспечивал перевозки на уровне дореформенного и выше. Резкий рост перевозок пассажиров в 1991-1993 гг. связан с изменением методики статнаблюдения (учет и последующее обилетчивание льготников). Производство троллейбусов было свернуто к 1995 г. (Рис. 3-27), парк троллейбусов неуклонно сокращался (Рис. 3-28) и ветшал (Табл. 3-8). Как результат на втором этапе реформ с 2000 по 2011 г. перевозки пассажиров троллейбусами резко сократились — более чем в 4 раза — упали на уровень начала 1960-х.

Рис. 3-28. Перевозки пассажиров троллейбусами (млн чел., 1 — левая шкала) и парк троллейбусов (тыс., 2 — правая шкала) в РСФСР и РФ

Табл. 3-8. Доля устаревшего общественного транспорта, находящегося в эксплуатации в РФ, %

Число автобусов общего пользования на 100 тыс. человек населения составляло в 1970 г. 65, в 1980 г. 100, в 1990 г. 103, в 1995 г. 87, в 2000 г. 74, в 2005 г. 55, в 2010 г. 44, в 2011 г. 51. За годы реформ обеспеченность автобусами общего пользования сократилась более чем вдвое. В некоторых областях в 2010 г. (в 2011 г.) автобусов осталось совсем мало (сокращение на порядок): в Ивановской обл. 10 (12), в Тамбовской 9 (15), в Карелии 6 (8), в Калмыкии 2 (1), в Бурятии 8 (13). В Сахалинской обл. в 2010 г. осталось менее 1 автобуса на 100 тыс. человек населения (а еще в 1995 г. там было 102 автобуса на 100 тыс. населения), в 2011 г. стало 18. Масштабы изменений, упущений и достижений в реформах можно сопоставить с бывшей отрицательной оценкой дореформенного состояния: еще в 1990 г. более половины сельских населенных пунктов не обслуживались пригородными автобусными маршрутами и три четверти — междугородными. В 2011 г. число сельских населенных пунктов, обслуживаемых автобусами составило 67,4 тыс., т.е. ситуация для селян ухудшилась — теперь около 56% сельских населенных пунктов остаются без автобусного сообщения. На рыночной основе транспортом не обслужить «обезлюдевание» деревни: если в 1989 г. доля населенных пунктов с числом жителей менее 10 чел. составляла 19,7%, то в 2010 г. — 36,3% (до 6 чел. — 11 и 28%).

Показательна динамика использования такой характерной для современной городской цивилизации транспортной услуги, как такси. Уже к концу 70-х годов такси стало привычной и обыденной услугой в городах РСФСР, доступной всем социальным группам населения.

К началу нынешнего столетия объем услуг таксомоторного транспорта сократился по сравнению с серединой 80-х годов в 100 раз (Рис. 3-29).

Рис. 3-29. Пассажирооборот таксомоторного транспорта в РСФСР и РФ, млрд пассажиро-км

В 2004 г. в РФ оставалось 1982 штуки легковых таксомоторов — в 7 раз меньше, чем даже в 1995 г. В Тульской области осталось 3 машины, в Красноярском крае 2. В результате реформы легальная сфера таксомоторных услуг была практически ликвидирована и в значительной мере была заменена извозом на личных автомобилях.

Важнейшим видом услуг в современном обществе является связь. Самые массовые виды услуг в этой сфере предоставляет почта. Обмен письмами, телеграммами, посылками не просто важный элемент благосостояния человека и семьи — этот поток «создает общество» и связывает страну в единую систему.

За 70-е годы почтовая и телеграфная связь в РСФСР превратилась в большое производство с очень интенсивным потоком отправлений (5,5 млрд писем в год). В результате реформы это производство было почти парализовано. Если можно было бы вычесть из числа отправляемых сегодня писем и телеграмм деловые, то мы увидели бы, что личная почтовописьменная переписка между гражданами РФ почти прекратилась. Это видно из Табл. 3-9 и Рис. 3-30 — Рис. 3-32.

Табл. 3-9. Объем основных услуг связи в РСФСР и РФ

Традиционная почта стала свертывать мощность своей сети, ее услуги стали сначала менее доступными, а потом и «отсталыми». Более чем двукратное сокращение потока писем сопровождается двукратным уменьшением числа открытых для клиентов почтовых ящиков (Рис. 3-30). В почтовых ящиках теперь в основном не журналы и газеты (их если и получают, то часто лично в почтовом отделении), а бумажный спам — разновидность информационного мусора. В 2005 г. почтой было отправлено 375 млн ед. рекламной продукции, в 2010 г. — 370, а в 2011 г. — 605.

Рис. 3-30. Отправление писем и число почтовых ящиков в РСФСР и РФ: 1 — отправление писем, млрд (левая шкала); 2 — число почтовых ящиков, тыс. (правая шкала)

В восемь раз сократилось в РФ отправление телеграмм (Рис. 3-31). При этом недоступность этого в прошлом очень важного средства связи для подавляющего большинства населения для многих граждан теперь в другом формате компенсируется появлением факса, электронной почты, передачей сообщений через Интернет, мобильной связью.

Рис. 3-31. Отправление телеграмм в РСФСР и РФ, млн шт.

Посылок за годы реформы стало отправляться гражданами РФ к 1999 г. в 15 раз меньше (затем отправление посылок выросло вдвое к 2010 г.). Обмен посылками как особым видом сообщений между близкими людьми не может быть компенсирован изобилием узнаваемых товаров на витринах магазинов и ларьков.

Резко возросли почтовые расходы при рассылке газет и журналов, в результате чего большое число граждан утратило возможность выписывать привычные в прошлом издания. Покупка изданий в розницу восстанавливается в новых форматах. Ликвидирован очень важный канал распространения продуктов культуры, сократилось благосостояние существенной части населения (Рис. 3-32), новые каналы распространения прежних видов информации не охватывают большинство населения.

Рис. 3-32. Отправка газет и журналов в РСФСР и РФ, млрд

График с динамикой отправления почты воздушным транспортом представлена в Приложении.

Пожалуй, единственным исключением во всей системе массовых коммуникаций является телефонная связь. В годы реформы продолжилось, хотя и с некоторой заминкой в 1992-1995 гг., расширение сети телефонной связи — в том же темпе, как и в 70-80-е годы. Гораздо быстрее стало расти число междугородных и международных телефонных разговоров. Эта динамика представлена на Рис. 3-33. При этом междугородная телефонная сеть в 90-е годы быстро модернизировалась — уже в 2000 г. почти 80% ее использовало цифровые системы передачи, в т.ч. более 50% каналов с оптическим кабелем, 2010 г. вся междугородняя телефонная сеть стала цифровой, и была на 99,8% укомплектована оптическим кабелем. В 2011 г. в сельской местности не имели телефонной связи 16,3 % малонаселенных пунктов.

Рис. 3-33. Показатели развития телефонной сети в РСФСР и РФ: 1 — число телефонных аппаратов телефонной сети общего пользования, млн (левая шкала); 2 — предоставлено междугородных и международных телефонных разговоров, млн (правая шкала)

Существенные качественные и количественные изменения произошли в расширении и в освоении большинством населения услуг мобильной связи (Рис. 3-34). В 2010 г. было импортировано 47,9 млн мобильных телефонов за 3,55 млрд долл. Мобильная связь стала компенсировать, пусть и в другой форме, информационный голод от деградации традиционных каналов межличностного общения (письма, телеграммы, посылки и др.) в середине 1990-х.

Рис. 3-34. Развитие мобильной связи в РФ

Другим развивавшимся в реформы каналом распространения общественной информации стало телевидение. В 1990 г. 3,1 млн жителей РСФСР не имели возможность смотреть телепередачи, а 6 млн могли смотреть только одну программу телевидения. В 2010 г. 98,8 % горожан и 97,9% селян имели возможность принимать одну и более телепрограмм (в 2011 г. — 99,1 и 97,5%). Не обсуждая изменения содержательной части теле- и радиопередач, заметим, что в отличие от сокращавшейся в последние 20 лет радиоретрансляции передача телесигнала расширялась:

Табл. 3-10. Средства теле- и радиотрансляции в РСФСР и РФ

Важным производством в сфере услуг было общественное питание. В 1990 г. услугами общественного питания пользовались ежедневно 84 млн человек (более половины населения РСФСР). На предприятиях промышленности, строительства, транспорта и в совхозах, а также в рабочих общежитиях (то есть в тех организациях, которые подверглись приватизации) в 1985 г. было сосредоточено около 40% мест. В 1990 г. в сфере производства обеспеченность услугами столовых достигла 91% от норматива (от числа работников, которым по условиям работы требовались такие услуги). Заводская столовая как особый социальный институт была важной частью советского предприятия.

В мнении работников ценность общественного питания, организованного непосредственно на производстве, была весьма высока. В 1990 г. в ходе опроса, проведенного в республиках СССР Бюро социологических обследований Госкомстата СССР, 52,5% опрошенных в РСФСР отметили, что обеспеченность этими услугами недостаточна и ее следует развивать. 41,3% опрошенных считали, что эти услуги следует развивать самим предприятиям и ведомствам, а 37,4% считали, что это могут лучше сделать местные органы власти.

Практически все предприятия давали дотации столовым, работающим на их территории. Оценить размер дотаций сложно (часть их шла через профсоюз, часть скрывалась в самых разных статьях расходов, часть представляла собой прямые поставки продуктов из подсобных хозяйств минуя торговлю). Согласно опросам 1996 г., четверть предприятий на тот момент сохраняла у себя подсобные хозяйства, причем 86% из них продавали продукцию своим работникам (по льготным ценам), а 3% распределяли ее среди работников предприятия бесплатно.

В ходе реформы открылось большое число частных предприятий общественного питания (ресторанов, кафе и т.д.), сохранилось большинство столовых в школах и вузах. Тем не менее, в целом число мест в общественном питании сократилось на 2/3. Это произошло за счет свертывания услуг заводских столовых. Парализована или ликвидирована исключительно важная социальная служба. О масштабах изменений в общественном питании можно косвенно судить по числу работников, занятых в этой сфере и в близкой ей торговле (Рис. 3-35).

Рис. 3-35. Среднегодовая численность работников в розничной торговле и общественном питании в РСФСР и РФ, тыс.

Населению РФ стали практически недоступны многие виду услуг в сфере отдыха. Резко подорожали и путевки в дома отдыха и на турбазы, и транспорт (упразднялись льготы и дотации, затруднялся к ним доступ). В результате с 1990 г. по 2010 г., например, число мест на туристских базах сократилось в 16 раз — с 255 до 16 тыс. (в 2011 г. — 17 тыс.), а число отдыхавших на них уменьшилось более чем в 90 раз — с 21 млн до 0,23 млн человек (в 2011 г. — 225,8 тыс. чел.).

Рис. 3-36. Число мест в турбазах РСФСР и РФ, тыс. коек (мест)

В несколько меньшем масштабе снижалось в реформы число мест в базах отдыха — вдвое. В начале 2010-х снизились до уровня начала 1970-х.

Рис. 3-37. Число мест в базах отдыха РСФСР и РФ, тыс. коек (мест)

В 1990 г. считалось, что потребность населения не обеспечивается имевшейся сетью учреждений санаторно-курортного лечения и отдыха. В 1990 г. их было 7431 ед. на 1,3 млн мест. За годы реформ к 2011 г. эта сеть количественно сократилась вдвое — до 3352 учреждений на 0,67 млн мест. Привычный организованный тип отдыха в России стал менее доступным и более дорогим для большинства населения.

Напротив, существенно выросло число зарубежных туристических поездок россиян. Если в 1993 г. в станы вне СНГ с туристической целью выехало 1,6 млн человек, в 1995 г. — 2,6 млн чел., в 2000 г. — 4,3 млн чел., то в 2005 г. было уже 6,4 млн туристических поездок в страны дальнего зарубежья, а в 2010 г. — 12,2 млн, в 2011 г. — 14,1 млн поездок. Поездка за рубеж — важный признак качественно иного благосостояния в дореформенные времена. Если в 1993 г. по различным целям (служебная, туризм, частная) «в загранку» съездили 8,5 млн чел., в 1995 г. — 8,4 млн чел, в 2000 г. — 9,8 млн чел, то в 2005 г. россияне совершили в страны дальнего зарубежья уже 14,8 млн поездок, в 2010 г. — 25,5 млн, а в 2011 г. — 29,3 млн поездок.

Из общего числа мест в 1990 г. в санаториях и учреждениях отдыха 443 тыс. предназначались для отдыха семьями (34%), 14 тыс. для лечения родителей с детьми. Привычно для «застоя» организован был и детский отдых.

Система детских оздоровительных учреждений в РСФСР для детей в возрасте 7-15 лет была основана на сети так называемых “пионерских лагерей”. Ее аналога в западных странах не существует. Почти с самого начала перестройки пионерлагеря стали объектом сильной идеологической кампании как институт «тоталитарного общества». Это сразу же резко усложнило выполнение лагерями их оздоровительной функции. Когда началась экономическая реформа, пионерлагеря стали свертывать. Самое большое сокращение числа пионерских лагерей произошло на первом этапе реформы. В 1990 г. их было 5,8 тыс., а в 1994 г. 3,4 тыс. Лагеря стало трудно содержать как предприятиям и учреждениям, так и профсоюзам. Для сравнения, в середине 1980-х половина путевок в пионерлагеря предоставлялась бесплатно, а остальные с оплатой 20% стоимости.

В целом в реформы число загородных оздоровительных лагерей сокращено вдвое. В 1980-х в РСФСР действовало более 6 тыс. таких детских лагерей, а в конце 2000-х и начале 2010-х — уже менее 3 тыс. (Рис. 3-38).

Рис. 3-38. Число загородных оздоровительных лагерей в РСФСР и РФ

Значительная часть детей начиная с 1991 г. просто остается без организованного загородного отдыха и лишена даже одного-двух месяцев оздоровительного полноценного питания (в широком смысле). В 1990 г. в загородных лагерях отдохнуло 3,4 млн детей, в 1995 г. — 1,87 млн, в 2000 г. — 2,18 млн, в 2005 г. — 1,71 млн, а в 2010 г. — 1,25 млн (сокращение в 2,7 раза). В 2011 г. зафиксирован относительный рост отдохнувших в «загородных стационарных летних учреждениях» — 1,29 млн детей.

Масштабный удар нанесен реформой по учреждениям подготовки будущих спортсменов и олимпийцев — с 1990 г. по 2010 г. число детско-юношеских спортивных школ сокращено более чем вдвое (Рис. 3-39).

Рис. 3-39. Число детско-юношеских спортивных школ в РСФСР и РФ

В реформы значительные сокращения затронули почти все виды внешкольных образовательных учреждений — особенно в области технических и естественных наук, в меньшей степени — гуманитарных. На Рис. 3-40 показано как изменялось число домов (дворцов) пионеров и школьников до реформ и в их времена.

Рис. 3-40. Число домов (дворцов) пионеров и школьников в РСФСР и РФ

Графики динамики числа станций юных техников, натуралистов, туристов, а также детских школ искусств, музыкальных и художественных школ см. в Приложении. Отметим, что в 2007 г. было 106 детских музыкальных, художественных, хореографических школ и школ искусств Минкультуры России, помещения которых находятся в аварийном состоянии, в 2008 г. — 84, в 2009 г. — 104, в 2010 г. — 92, в 2011 г. — 91, в 2012 г. — 126. В 2012 г. помещениям 40% таких школ (2089 из 5270) требовался капитальный ремонт.

Качество жизни современного человека и современной семьи во многом определяется возможностью потреблять продукты культуры, в том числе своей национальной культуры — покупать и читать книги и журналы, видеть отечественные фильмы, ходить в театры. Все эти блага стали в РСФСР привычной и обязательной частью быта большинства населения.

Реформа нанесла по сфере культуры тяжелый удар. Главное, конечно, в том, что принципиально изменилось качество культурной продукции, ценностная шкала выпускаемой массовой печатной продукции, фильмов, театральных постановок. Однако оценить качественные изменения в данной книге нельзя, поэтому здесь приведены лишь беспристрастные количественные показатели.

Примерно в 4 раза сократился за годы реформы к 1996 г. общий тираж издаваемых в РФ книг и брошюр (см. Рис. 3-41). Число же издаваемых названий снизилось гораздо меньше — с 51 тыс. в 1985 г. до 30 тыс. в 1994 г. Затем число названий выросло до 68 тыс. в 2001 г., до 102 тыс. в 2006 г. и до максимума 127,6 тыс. в 2009 г. (в 2010 г. — 121,7 тыс., в 2012 г. — 116,9 тыс., при этом средний тираж книги в России в 2012 г. составил 4,6 тыс. экз.). Это означает, что лишь у относительно небольшой части населения РФ сохранился доступ к печатным книгам. Россия, которая в недавнем прошлом относилась к категории “самых читающих” стран, скатывается в число периферийных обществ массовой космополитической культуры.

Рис. 3-41. Тираж изданных книг и брошюр в РСФСР и РФ, млн экз.

Еще более резким было сокращение тиража издаваемых журналов — к 1994 г. более чем в 15 раз. Впрочем, резкий всплеск тиража издаваемых журналов в танце 80-х годов был временным явлением, порожденным “гласностью” во время перестройки.

Однако и до этого, уже с 70-х годов, в РСФСР поддерживался очень высокий уровень издания этого массового продукта культуры. Динамика тиража журналов представлена на Рис. 3-42.

Рис. 3-42. Тираж журналов в РСФСР и РФ, млн экз.

Реформа уничтожила такой важный для современного общества канал информации как центральная печать. Это разрушило ядро информационной системы нации (известен афоризм: «нацию создал печатный станок»). Благодаря центральным газетам одновременно до всего населения доводились актуальные вопросы национальной повестки дня, что и создавало возможность низового «каждодневного плебисцита».

Печатный текст мобилизует диалогичное мышление, телеэкран такого эффекта не производит. Но сейчас в РФ на душу населения приходится в 7 раз меньше газет, чем до реформы, а общенациональных газет вообще нет (Рис. 3-43).

Рис. 3-43. Годовой тираж газет в РСФСР и РФ, млрд экз.

Вопреки утверждениям о том, что ликвидация советского общественного строя способствовала росту национального самосознания и развитию национальных культур, реальный выпуск культурной продукции на языках народов России сильно сократился. Например, в 1990 г. на лезгинском языке выпускалось 6 газет тиражом 5,2 млн экз., в 1995 г. этот тираж сократился до 0,72 млн, или в 7,3 раза (осталось 5 газет). В 2000-2010 гг. тираж выпускаемых примерно 3-х газет на лезгинском языке составлял около 0,5 млн экз. (т.е. тираж упал в 10 раз). Для примера приведем данные о тираже журналов, выпускаемых на татарском языке (Рис. 3-44).

Рис. 3-44. Выпуск журналов на татарском языке в РСФСР и РФ, млн экз.

К концу 1990-х в три с лишним раза сократился по сравнению со стабильным уровнем конца 80-х годов выпуск художественных фильмов. В 2000-х производство художественных фильмов было почти восстановлено, причем в среднем три четверти кинокартин снято при государственной поддержке. Динамика выпуска художественных фильмов показана на Рис. 3-45. Особую точку на этом графике составляет выпуск почти 400 фильмов в 1991 г. Видимо, это связано с единовременным выпуском фильмов “с полки” — тех, которые в советское время не были допущены к прокату по идеологическим соображениям или из-за низкого художественного уровня.

Рис. 3-45. Выпуск художественных фильмов в РСФСР и РФ, шт.

Несмотря на восстановление отечественного кинопроизводства, население стало мало посещать кинотеатры — в 2000-е примерно в 40-50 раз меньше, чем в середине 1980-х. Но и через телевидение и другие каналы публика получает немного новых отечественных фильмов. В 2000-2010-е годы не произошло полного восстановления производства отечественного кино: его доля в выпущенных на экраны страны фильмов находится на уровне ок. 30% (максимум в 2006 г. — 35,3%, а в 2010 г. — 29%, в 2011 г. — 28%), а в прокате доминируют фильмы из США (в 2010 г. 41%, т.е. 143 из 347 фильмов; в 2011 г. — 38%).

Уже с начала 70-х годов в РСФСР поддерживался очень высокий уровень посещения театров — более 70 млн в год. Эта сфера культурной деятельности сократилась в результате реформы более чем в два раза. На Рис. 3-46 представлена динамика посещения театров. Сокращение посещений театров, сопровождалось ростом числа профессиональных театров — с 1990 г. по 2010 г. в 2,6 раза (с 382 до 604 шт., в 2011 г. — 618 шт.). Народный театр реформируется в элитарный.

Рис. 3-46. Посещение театров в РСФСР и РФ, млн человек

Мы не затрагиваем здесь большую проблему с реформированием всей системы образования в России. Она не сводится к сокращению возможностей для обедневшей части населения получить высококачественное образование, эта проблема имеет фундаментальное и не выражаемое в количественных показателях культурное измерение. Однако и в чисто социально-экономическом плане тенденции неблагоприятны. В докладе Госкомстата РФ сказано: “В 2001 г. наблюдался дальнейший рост приема в государственные высшие и средние профессиональные учебные заведения в основном за счет платного обучения… На условиях полного возмещения затрат на обучение было принято 675,6 тыс. человек, или 53,5% (в 2000 г. соответственно 553,5 тыс., или 48,5%)”. Через 10 лет Росстат отмечает: “Сохраняется тенденция роста доли принятых на обучение в образовательные учреждения высшего профессионального образования с полным возмещением стоимости обучения: в 2011 г. она составила 57,7%, в 2012 г. — 60,0%. Доля принятых на обучение в образовательные учреждения среднего профессионального образования с полным возмещением стоимости обучения сократилась с 28,3% до 27,2%’’.

Приведем лишь некоторые наблюдаемые достаточно давно стандартные индикаторы, указывающие на характер изменений в системе народного образования России. С 2000 г. по 2010 г. численность учителей общеобразовательных школ сократилась, в 1,6 раза, особенно в 2009 году. На Рис. 3-47 представлена динамика численности учителей в России.

Рис. 3-47. Численность учителей в общеобразовательных школах в РСФСР и РФ, тыс.

Число учеников, приходящихся на одного учителя, снизилось с 1990 г. по 2008 г. в 1,4 раза, а к 2010 г. опять вернулось почти на уровень 1990 г. (12,6 и 13,8 учеников на учителя). В городах число школьников сократилось в 1,5 раза. На Рис. 3-48 представлена динамика численности учащихся средних школ в городах и сельской местности.

Рис. 3-48. Численность учащихся в общеобразовательных школах в РСФСР и РФ, тыс.

В 1990-2010 гг. с 77% до 87% выросла доля школьников, которые учатся в первую смену, а средняя наполняемость классов в 2010 г. составляла 17-18 чел. В 1990 г. во вторую смену обучался каждый четвертый школьник, а свыше 78 тыс. школьников занимались в третью смену.

Выпуск квалифицированных рабочих учреждениями начального профессионального образования сократился с 1378 тыс. в 1985 г. до 1272 тыс. в 1990 г., а затем к 2010 г. упал в 2,2 раза до 580 тыс. (Рис. 3-49). При этом выпуск рабочих для техноемких отраслей производства все больше уступает место профессиям в сфере торговли и услуг. В 1995 г. еще было выпущено 10,5 тыс. квалифицированных рабочих для химической промышленности, а в 2005 г. только 0,6 тыс., в 2010 г. — 0,4 тыс. В 1995 г. было подготовлено 123,5 тыс. сельскохозяйственных рабочих, а в 2010 г. — 47,1 тыс.

Рис. 3-49. Выпуск квалифицированных рабочих в системе начального профессионального обучения в РСФСР и РФ, тыс.

Резко изменилась профессиональная структура кадров специалистов, выпускаемых высшими учебными заведениями России. В их составе резко увеличилась и продолжает расти доля выпускников по гуманитарно-социальным специальностям, экономике и управлению. Напротив, сокращается число специалистов в области физико-математических и естественнонаучных дисциплин (Рис. 3-50).

Рис. 3-50. Динамика выпуска специалистов высшими учебными заведениями России, тыс. человек: 1 — физико-математические и естественно-научные специальности; 2 — гуманитарно-социальные специальности, экономика и управление

Мы оставляем в стороне важный фактор, определяющий благосостояние граждан, — качество окружающей среды. Несмотря на глубокий спад производства, экологическая обстановка в РФ неоднозначна. За 1990-2010 гг. сброс загрязненных сточных вод сократился с 27,8 до 16,9 млрд куб. м, а выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух уменьшились с 56,1 до 32,3 млн т. Но динамика образования токсичных (опасных) отходов производства и потребления возрастающая: в 1993 г. 67,5 млн т, в 1995 г. 83,3 млн т, в 2000 г. 127,5 млн т, в 2005 г. 142,5 млн т, в 2010 г. 114,4 млн т. Несмотря на перестроечный «нитратный психоз» и существенное сокращение использования минеральных удобрений в сельском хозяйстве, поступление со сточными водами в водоемы нитратов пятикратно выросло: в 1990 г. — 77,8 тыс. т, в 1995 г. — 179,6 тыс. т, в 2000 г. — 208,5 тыс. т, в 2005 г. — 374,7 тыс. т, в 2010 г. — 409,2 тыс. т.

При этом капиталовложения в природоохранные мероприятия в начале реформ резко снизились, только с середины 2000-х наметилась тенденция восстановительного роста. Ввод в действие станций для очистки сточных вод, систем оборотного водоснабжения и установок газоочистки в годы реформ сокращался быстрее, чем уменьшались выбросы и сбросы:

Табл. 3-11. Ввод в действие мощностей по охране водных ресурсов и атмосферного воздуха от загрязнения в РСФСР и РФ

Особым и едва ли не важнейшим фактором снижения благосостояния населения РФ в целом стало отклоняющееся поведение существенной части общества. Выше говорилось о возникновении большого по масштабам и устойчивого «социального дна». Другим массовым явлением, ухудшающим качество жизни населения, является пьянство.

Согласно официальным данным за годы реформы потребление алкогольных напитков на душу населения (в пересчете на чистый алкоголь) выросло с 5,4 литра в 1990 г. до 9 л в 2010-2012 гг., вернувшись к уровню 1970-х (Табл. 3-12).

Табл. 3-12. Продажа алкогольных напитков и пива в РСФСР и РФ

Эти средние величины продаж (потребления) алкоголя малоинформативны. Более подробные сведения о состоянии дел дает Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения, включающий в себя сбор сведений о потреблении алкогольных напитков, который велся с 1994 г. по 2003 г. и охватывал 4 тыс. домохозяйств и около 11 тыс. членов домохозяйств.22

Согласно оценкам, с 1990 г. по 2001 г. по причинам, связанным с потреблением алкоголя в РФ ежегодно умирали преждевременно от 400 до 700 тыс. человек. Душевое потребление алкоголя в среднем на 62% превышает уровень, сообщаемый официальной статистикой. По тем же оценкам, в 1999 г. он достиг 14,5 л чистого алкоголя на душу населения и продолжал расти. По сообщению Председателя Счетной палаты РФ С.В. Степашина, доля нелегального оборота спиртных напитков составляла в 1999 г. 35%.

За годы реформы резко выросло потребление самогона, доля которого в потреблении алкоголя выросла к 2003 г. в 1,9 раза. Это объясняют прежде всего расширением оборота фальсифицированных алкогольных напитков, представляющих реальную опасность для жизни потребителей. Динамика смертности от отравления алкоголем приведена на Рис. 3-51.

Рис. 3-51. Число умерших от случайных отравлений алкоголем в РСФСР и РФ, тыс. за год

Уровень потребления алкоголя взаимосвязан с уровнем социального неблагополучия поселений. Если потребление чистого алкоголя на одного потребителя в областных центрах выросло за 1994-2002 гг. с 13,0 до 16,3 л, то на селе — с 18,5 до 28,8 л.

Особенность потребления алкоголя в нынешней РФ — резкая поляризация потребителей. Для группы 20% населения с наиболее высоким уровнем потребления характерно неумеренное избыточное потребление — от 77 до 83% всего потребляемого в РФ алкоголя. В совокупности доля населения со средним, высоким и очень высоким уровнем потребления спиртного, согласно критериям ВОЗ, («уровень алкоголизации населения») вырос с 18,1% в 1994 г. до 25,5% в 2002.

Обзор данных мониторинга завершается таким выводом: «В 1994-2002 гг. устойчивый рост рискованного уровня потребления наблюдался, кроме женщин, у экономически неактивного населения трудоспособного возраста, у пенсионеров, самозанятых; у бедных, у сельских жителей; в многодетных семьях; у разнорабочих. Иными словами, пить стали чаще и больше в социальных средах, в наибольшей степени испытавших социально-экономические и психологические травмы переходного периода: падение уровня жизни, депрессии, страх, потерю уверенности в себе и в своем будущем, суицидные мысли».

Результатом реформ стал небывалый рост преступности, причем в тех ее формах, которые оказывают прямое воздействие как на объективные показатели благосостояния населения, так и на субъективное ощущение гражданами своей лично безопасности и безопасности своих близких. Положение изменилось кардинально. В 1986-1990 гг. коэффициент преступности (число зарегистрированных преступлений на 100 тыс. населения) составлял в среднем 903 за год, но уже за первую половину 90-х годов он удвоился.23 До начала 90-х годов в УК РСФСР даже не было статей о терроризме, убийстве по найму и похищении людей — в этих статьях не было необходимости ввиду отсутствия таких преступлений.

Реформа породила крупномасштабную криминальную среду, которая «наступает» на законопослушное общество. По оценкам криминологов, в РФ совершается 12-15 млн преступлений ежегодно, а официально регистрируется 15-20% от них. Согласно сделанному в марте 2004 г. заявлению главы МВД РФ Р. Нургалиева, количество нераскрытых преступлений в 2003 г. увеличилось на 25% и превысило 1 млн. Среди них преобладают тяжкие и особо тяжкие. По данным НИИ МВД РФ, от преступных посягательств ежегодно страдает каждый третий житель РФ, при этом половина пострадавших не обращается в правоохранительные органы. Согласно опросам, более 70% жителей не чувствуют себя в безопасности на улицах своих городов и сел.

Снижение уровня благосостояния характеризуется динамикой числа преступных посягательств на личность, здоровье и собственность граждан. На Рис. 3-52 представлена динамика числа тяжких и особо тяжких преступлений — разбоя и грабежа.

Рис. 3-52. Число зарегистрированных случаев разбоя и грабежа в РСФСР и РФ, тыс. за год

Резко выросло в годы реформы число «неестественных» смертей в сумме — от несчастных случаев, травм, отравлений. Красноречивы волны этой динамики, на которых отражается и процесс привыкания людей к тяжелым условиям кризиса, и новые всплески, вызванные изменениями в ходе реформы (см. Рис. 3-53).

Рис. 3-53. Число смертей от внешних причин, (убийств и самоубийств, отравлений, травм и др.) в РСФСР и РФ, тыс.

Наконец, самый непосредственный показатель изменений в благосостоянии общества — число убийств (Рис. 3-54). Надо к тому же учесть, что значительная часть жертв преступного насилия умирает через какое-то время от тяжелых повреждений, нанесенных преступниками, и учитывается в статистике по категории («умерших от травм»). В 2002 г. их число составило около половины жертв непосредственного убийства.

Рис. 3-54. Число смертей от убийств в РСФСР и РФ, тыс.

Статистика убийств не отражает еще один тип трагедий — люди пропадают без вести, а потом когда-то находят безымянные трупы «с признаками насильственной смерти». Только в 2001 г. пропали без вести при криминальных обстоятельствах почти 100 тыс. человек.

В заключение главы о благосостоянии населения России приведем сведения о работающем населении, а также о валовом общественном (внутреннем) продукте на душу населения и о среднедушевом потреблении электроэнергии.

В ходе проведения рыночных реформ среднегодовая численность занятых на рынке труда за 1990-1998 гг. сократилась на 11,6 млн чел., а среднесписочная численность работников организаций продолжала сокращаться и после 1998 г., в целом уменьшившись на 22 млн работников за 1990-2011 гг. Другими словами из реформированного рынка труда выброшена треть организованных работников, из которых 7,6 млн так и не нашли себе «занятость в экономике», т.е. оказались ненужными рынку. Динамика численности работников организаций и занятых в хозяйстве и экономике России представлена на Рис. 3-55.

Рис. 3-55. Численность работников организаций *) и занятых в народном хозяйстве РСФСР и экономике и РФ, млн *) до 1990 г. включая принимавших участие в работах колхозов (без рыболовецких)

Как видно уже с 1987 г. наметилась разнонаправленность динамик численности организованных работников и занятых вне «постоянных» организаций (потребкооперация, подворья и др., предпринимательство и проч.). Если в 1975-1985 гг. численность «неорганизованных» занятых составляла 2,7-2,8 млн чел., то в 1990 г. — 7,5 млн чел., в 1995 г. — 7,7 млн чел., в 2000 г. — 13,3 млн чел., в 2005 — 18,6 млн чел., в 2010 г. — 20,9 млн чел. В 2011 г. численность занятых вне организаций составляла уже 21,9 млн чел. — треть всех занятых в экономике РФ (в 1990 г. — 10%). График с динамикой этого показателя, а также занятости организованных работников в других отраслях хозяйства см. в Приложении.

О производстве занятыми в хозяйстве и в экономике товаров и услуг для обеспечения потребления всего населения можно косвенно судить по динамике валового общественного и внутреннего продукта на душу населения.

За десять лет 1989-1998 гг. валовой внутренний (общественный) продукт на душу населения сократился в России в 1,8 раза. Только с 2006 г. удалось восстановить, а затем и несколько превысить уровень 1989-1990 гг., однако тренд роста советских времен здесь пока «не пробит» (в 2012 г. отставание от тренда советского прошлого составляло около 20%).

Рис. 3-56. Индексы валового общественного (до 1990 г.) и внутреннего продукта на душу населения в РСФСР и РФ (1950=1)

Спад производства товаров и услуг в реформы (в 1,8 раз) был сильнее, чем спад потребления современной энергии «белого угля». За 1990-е годы на четверть сократилось потребление электроэнергии на душу населения (Рис. 3-57). Этот процесс мало был похож на энергосбережение.

Рис. 3-57. Потребление электроэнергии на душу населения в РСФСР и РФ, тыс. кВт-час

Восстановительный рост потребления электроэнергии начался в 1999 г. и к началу 2010-х восстановлен уровень 1990 г., но от советского тренда потребления электроэнергии на душу населения пока отставание составляет 50%.

В заключение главы о благосостоянии приведем сведения о т.н. «инвестициях в человеческий капитал» населения РСФСР и РФ. Об этом красноречиво говорят данные о капиталовложениях в основные фонды коммунального строительства, здравоохранения, образования, науки, культуры, искусства, отдыха и развлечений, спорта и проч. В реформы такие «инвестиций в человеческий капитал» для населения России сократились к концу 1990-х более чем в 5 раз, а в начале 2010-х восстановлены на уровне начала 1970-х (Рис. 3-58).

Рис. 3-58. Индексы «инвестиций в человеческий капитал» населения РСФСР и РФ (1970=100): капитальные вложения в коммунальное строительство, здравоохранение, образование, науку, культуру, искусство и прочее (до 1990 г.), а также инвестиции в коммунальные услуги, здравоохранение, образование, науку, отдых и развлечения, культуру, спорт и прочее (с 1991 г.), в сопоставимых ценах

За более чем двадцать лет реформ 1991-2012 гг. недовложения в основной капитал коммунальных, социальных и персональных услуг, здравоохранения и предоставления социальных услуг, образования, научных исследований и разработок, деятельности по организации отдыха и развлечений, культуры и спорта (по уровню 1990 г.) оцениваются 1,06 трлн. долл. США. Это уже составляет более половины объема ВВП России за 2012 г., или в 1,4 раза больше всех доходов консолидированного бюджета РФ и бюджетов государственных внебюджетных фондов в 2012 г.

Другие графики с динамикой индикаторов, характеризующих благосостояние населения России, приведены в Приложении.

Глава 4

Промышленность и строительство в РСФСР и РФ

Основные источники:

Статистические ежегодники «Народное хозяйство РСФСР». ЦСУ РСФСР, Госкомстат РСФСР. Москва.

Статистические сборники «Российский статистический ежегодник». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Статистические сборники «Промышленность России», Госкомстат России, Росстат. Москва.

Статистические сборники «Строительство в России». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Статистический сборник «Жилищное хозяйство России». Госкомстат России. Москва. 2002.

Статистические сборники «Жилищное хозяйство и бытовое обслуживание населения в России» Росстат, Москва.

В 1930-е годы, в ходе нового этапа индустриализации, Россия (РСФСР) превратилась в промышленно-аграрную страну. Промышленное развитие продолжалось до конца 80-х годов прошлого века. Этот процесс с послевоенного времени представлен на Рис. 4-1.

Рис. 4-1. Объем производства промышленной продукции в РСФСР и РФ (в сопоставимых ценах, 1980=100)

Процесс индустриализации начиная с 30-х годов был исключительно интенсивным. Объем продукции промышленности в РСФСР к 1940 г. вырос по сравнению с 1913 г. в 8,7 раз. После войны страна вступила в новый этап индустриального развития, и к 1980 г. объем промышленного производства был в 20 раз больше, чем в 1945 г. Этот рост продолжался в стабильном темпе вплоть до 1990 г., когда вступили в действие законы, отменяющие принципы плановой экономики. С самого начала реформ за 1991-1998 г. объем производства промышленной продукции снизился в 2,25 раза. Затем началось оживление уцелевших производственных мощностей, и с 1999 г. оформился восстановительный рост промышленного производства, примерно в том же темпе, что и в 1980-х, но на это возрождение теперь влияют внешние финансово-экономические кризисы. В 2012 г. в промышленном производстве РФ достигнут уровень РСФСР 1983 г. (отставание на 30 лет), что еще пока на 20 % ниже предреформенного уровня 1990 г.

Реформа означала, прежде всего, приватизацию промышленных предприятий — к 1997 г. негосударственные предприятия составляли 95,6% общего числа предприятий и давали 89,6% продукции. В наименьшей степени была приватизирована электроэнергетика (61,5% ее предприятий в 1997 г. были негосударственными). В 2004 г. доля государственных организаций в общем числе организаций промышленного производства составила 2,6%, а их объем промышленной продукции 6,7%. В 2010 г. 6,5% государственными промышленными организациями было произведено 3,4% объема промышленной продукции РФ, в 2011 г. 6% госпредприятий отгрузили 3% промтоваров.

Вторым важным изменением было расчленение крупных государственных фабрик, заводов и комбинатов. В 1990 г. в РСФСР имелось 26,9 тыс. промышленных предприятий с 23,1 млн человек промышленно-производственного персонала (в том числе 17 млн рабочих), в 2004 г. 155 тыс. предприятий с 12,8 млн человек персонала (в том числе 9,1 млн рабочих). В 2006 г. имелось 269 тыс. предприятий и их территориальнообособленных подразделений, на которых было занято 12,09 млн работников (в т.ч. 8,5 млн рабочих). В 2010 г. существовало 284,7 тыс. промышленных организаций и их обособленных подразделений с 10,5 млн работниками (в т.ч. 5,6 млн рабочих), в 2011 г. — 288 тыс. проморганизаций с 10,5 млн работников (в т.ч. 4 млн рабочих). Действующие в РФ промышленные организации все быстрее «разрывают пуповину», связывавшую их с советским прошлым. За последние 10 лет их доля сократилась вдвое. Еще на начало 2002 года 60% действовавших проморганизаций начали свою хоздеятельность до 1990 г., а на начало 2005 г. таких уже осталось 48%, на начало 2008 г. — 36%, 2010 г. — 31%, 2012 г. — 27%. В реформы, особенно в начале быстрыми темпами, росло число промпредприятий с участием иностранного капитала: в 1991 г. таких было 517, в 1995 г. — 3252, в 2000 г. — 2424, в 2005 г. — 3624, в 2011 г. — 4862. В начале 2010-х их было менее 2% от всех действующих промпредприятий, трудилось на них 18% работников промышленности, и на них уже приходилось более половины всего оборота.

За последние десять лет изменилась и структура промышленных организаций с участием иностранного капитала. В 2000 г. больше всего было проморганизаций с участием капитала из Германии и США (16,5 и 14,6%), в 2005 г. — из Кипра и Германии (17,7 и 11,5%). На начало 2012 г. положение капитала из Германии в РФ не сильно изменилось — 10,7% промпредприятий с участием иностранного капитала, а на долю Кипра приходилось уже 24%, далее следовали Украина и Виргинские острова — 5,9 и 5,8%. Доля участия иностранного капитала в 2011 г. определялась так: взносы иностранных инвесторов в организации промышленности с участием иностранного капитала составляли 57% (943 млрд руб.), что эквивалентно 15,7% всего уставного капитала промпредприятий в РФ (6,022 трлн руб.). В основном иностранные инвесторы вкладываются в добычу топливно-энергетических полезных ископаемых (30% участия в уставном капитале на начало 2012 г.), в производство пищевых продуктов, напитков и табака (14%) и в производство, передачу и распределение электроэнергии (12%).

Табл. 4-1. Доля промышленных предприятий с участием иностранного капитала, %

Резкое сокращение и ухудшение демографических и квалификационных характеристик рабочего класса России — один из важнейших результатов реформы, который будет иметь долгосрочные последствия. Организованный, образованный и мотивированный промышленный рабочий — одно из главных национальных богатств индустриальной страны. Сформировать его стоит большого труда и творчества, а восстановить очень трудно. В России в ходе реформы контингент промышленных рабочих сократился за 1990-2011 гг. минимум в 2,3 раза с 17 до 3,9…7,4 млн человек (Рис. 4-2). Ежегодные сведения о численности промышленных рабочих с 2007 г. не публикуются, а отрывочные данные о рабочих приводятся лишь в оперативных статсводках, — отсюда и зигзагообразность кривой на Рис. 4-2, и разброс данных о численности рабочих в 2007-2011 гг.

Рис. 4-2. Численность промышленных рабочих (1), промышленно-производственного персонала (2) и работников промышленных организаций (3) в РСФСР и РФ, млн

Показателем деиндустриализации России является и динамика инвестиций в основной капитал промышленности. Динамика этого показателя приведена на Рис. 4-3.

Рис. 4-3. Инвестиции а основной капитал промышленности РСФСР и РФ, в сопоставимых ценах (1970 = 100)

За более чем двадцать лет реформ 1991-2012 гг. недовложения в основной капитал промышленности РФ (по уровню 1990 г.) составили ок. 2,1 трлн долл. США. Для сравнения, это уже превышает объем ВВП России за 2012 г., или в 2,8 раза больше всех доходов консолидированного бюджета РФ и бюджетов государственных внебюджетных фондов в 2012 г.

В годы особенно резкого снижения инвестиций в промышленность их доля в общем объеме капиталовложений росла: в 1985 г. — 35,9%, в 1990 г. — 40,2%, в 1995 г. — 48,8%. Промышленность смягчала основной удар реформ по капиталоизъятию в РФ. На втором этапе реформ с 1999 г. капиталовложения в промышленность стали восстанавливаться, но создаваемый инвестиционный климат стал таков, что доля промышленных капвложений стала падать: в 2000 г. — 40,7%, в 2005 г. — 27,9%, в 2010 г. — 26,0%, в 2011 г. — 30,8%. Инвестиции в промышленность восстанавливаются медленнее, чем в других видах экономической деятельности (транспорт и связь, торговля), утрачивается приоритетность промышленного производства в формируемом инвестиционном климате. В начале 2010-х по объему инвестиций в промышленность РФ находится на уровне РСФСР 1980-го года.

Следствием сокращения и диспропорции инвестиций стало нарастание значительного износа основных фондов в промышленности, уже в 1997 г. он перевалил за 50%. Потом начался период добровольных переоценок основных фондов24 и показатель их среднего износа в промышленности удается удерживать на 50%-ом уровне. Динамика этого процесса представлена на Рис. 4-4.

Рис. 4-4. Степень износа основных фондов в РСФСР и РФ, на конец года %: 1 — промышленности, (после 2004 г. этот показатель не публикуется); 2 — в добыче полезных ископаемых, обрабатывающих производствах, производстве и распределении электроэнергии, газа и воды

Рассмотрим подробнее динамику изменения объемов производства в главных отраслях промышленности.

4.1. Энергетика

Производство энергии является фундаментом индустриальной цивилизации и условием существования современной материальной культуры. Возможность извлечения солнечной энергии, накопленной в виде угля и нефти, и превращения ее в механическую работу стала одним из главных факторов промышленной революции. Новым скачком в развитии индустриального типа производства и жизнеустройства стала технология превращения разных видов энергии в электрическую, удобную в распределении и использовании с высокой интенсивностью. Состояние электроэнергетики в большой степени предопределяет уровень и эффективность народного хозяйства любой страны.

В 1917 г. производство электроэнергии в Российской империи составляло 2,2 млрд кВт-часов, и именно создание сети электростанций стало ядром первой большой комплексной программы модернизации народного хозяйства страны — ГОЭЛРО. Первый цикл советской индустриализации был проведен на энергетической базе, которая обеспечивала производство в РСФСР до 30,8 млрд кВт-часов электрической энергии (1940 г.). В 1960 г. уровень производства был поднят до 197 млрд кВт-часов, после чего происходил быстрый и непрерывный рост.

В 1960-1970 гг. была проведена централизация производства электроэнергии (в 1970 г. до 95,1%), что резко повысило экономичность и эффективность отрасли. Удельный расход условного топлива на один отпущенный кВт-час электроэнергии снизился с 468 г. в 1960 г. до 355 г. в 1970 г., а с 1980 г. стабилизировался на уровне 312-314 г.25 Наилучший результат в РФ был достигнут в 1993 г. — расход 308 г. условного топлива на один отпущенный кВт-час электроэнергии, в 1995 г. — 312 г. В 1996 г. была изменена методология определения этого показателя, и ряд прервался, а динамика аналогичного наблюдаемого теперь показателя следующая: 2000 г. — 341 г, 2005 и 2009 гг. — 333 г, в 2010 г. — 334 г, в 2011 г. — 330 г.

Советский тип хозяйства позволил соединить электростанции и распределительные сети в Единую энергетическую систему — уникальное сооружение, связавшее страну надежными линиями энергообеспечения и давшее большой экономический эффект за счет переброски энергии по долготе во время пиковых нагрузок в разных часовых поясах.

Для обеспечения электроэнергией нового цикла индустриализации и формирования структур постиндустриального хозяйства была начата Энергетическая программа, которая должна была на целый исторический период создать энергетическую базу страны с гарантированным уровнем снабжения, как у самых развитых стран. К началу реформ в конце 80-х годов эта программа была выполнена наполовину.

Прекращение Энергетической программы было одним из первых актов реформы в СССР. Однако Единая энергетическая система оказалась трудно поддающейся расчленению и приватизации в ходе реформы. Основанная в 1992 г. РАО «ЕЭС России» была упразднена в 2008 г. (тогда на 52,7% государственная) и поделена на 21 частную и 2 государственные компании. Реформа не достигла декларированных рыночных целей — за 2006-2010 гт. наоборот свободные цены на электроэнергию выросли в 2,5 раза, а тарифы — в 1,5 раза. Рентабельность производства, передачи и распределения электроэнергии в 2005 г. составляла 8,6%, в 2009 г. — 9,5%, в 2010 г. — 9,9%, в 2011 г. — 9,8%. До сих пор реформа энергосистем РФ наталкивается на большие политические трудности. Тем не менее, электроэнергетика понесла в ходе реформы тяжелый урон.

Прежде всего, произошел резкий спад производства электроэнергии, который еще не компенсирован в 1999-2012 гг. Динамика этого процесса представлена на Рис. 4-5.

Рис. 4-5. Электроэнергетика а РСФСР и РФ: 1 — производство электроэнергии, млрд кВт-час (левая шкала); 2 — среднегодовая численность промышленно-производственного персонала (до 2004 г.) и численность работников организаций, по виду деятельности «Производство, передача и распределение электроэнергии» (2005-2012 гг.), тыс. человек (правая шкала)

В то же время, в результате социальных изменений в этой большой производственной системе и ухудшения технологической ситуации произошел значительный откат в производительности труда. Траектория непрерывного роста производительности труда в электроэнергетике была прервана исключительно быстро, скачкообразно — в первые четыре года реформы, а к 2000 г. производительность труда сократилась более чем вдвое — опустилась на уровень 1965 г. Этот процесс показан на Рис. 4-6. Росстат с 2005 г. перестал публиковать данные о численности промышленно-производственного персонала в электроэнергетике, дается только численность работников с изменением методики подсчета. Даже с учетом такого «методического» скачка производительность труда в электроэнергетике РФ в конце 2000-х в 1,4 раза ниже, чем в 1990 г.

Рис. 4-6. Производительность труда в электроэнергетике РСФСР и РФ, выработка электроэнергии в млн кВт-час на 1 работника промышленнопроизводственного персонала (до 2004 г.) и на 1 работника в производстве, передаче и распределении электроэнергии (2005-2011 гг.)

Однако главное отрицательное воздействие реформы на электроэнергетику заключается в том, что сразу же после 1990 г. резко снизился темп обновления основных фондов отрасли. Если в 1975-1985 гг. ежегодно вводились в действие основные фонды в размере 5-6% от существующих, то с началом реформ этот показатель стал быстро снижаться и в 2001 г. опустился до уровня 0,8%, а в 2004 г. составил 1,7%. С 2005 г. этот показатель Росстатом не публикуется, о его дальнейшей динамике косвенно можно судить по коэффициенту обновления основных фондов в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды (в сопоставимых на конец 2000 г. ценах) — см. Рис. 4-7.

Рис. 4-7. Коэффициенты обновления (ввод в действие) основных фондов (в сопоставимых ценах), %: 1 — в электроэнергетике РСФСР и РФ; 2 — в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды в РФ

Самый главный показатель состояния и будущего электроэнергетики — строительство генерирующих мощностей, электростанций. За четыре последние советские пятилетки (1971-1990 гг.) в РСФСР было введено в действие электростанций суммарной мощностью 119,1 млн кВт, а за четыре пятилетки реформ (1991-2010 гг.) в РФ в 5,8 раз меньше — суммарной мощностью 20,6 млн кВт (при этом вводились в основном электростанции, спроектированные и начатые строительством еще в советское время). Динамика строительства электростанций представлена на Рис. 4-8.

Рис. 4-8. Ввод в действие электростанций в РСФСР и РФ по пятилеткам, млн кВт

Машины и оборудование не перестают стареть, если в 1970 г. степень износа основных фондов в электроэнергетике составляла 23,2%, в 1975 г. — 27,1%, в 1980 г. — 31,6%, 1985 г. — 41,7%, в 1990 г. — 40,6 %, то в 1995 г. — 45,7%, в 2000 г. — 50,4%, в 2004 г. — 56,4%, а в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды в 2005 г. — 52,2%, в 2010 г. — 51,1%, в 2011 г. — 50,5%. Удельный вес полностью изношенных основных фондов в общем объеме основных фондов в производстве, передаче и распределении электроэнергии, газа, пара и горячей воды в 2003 г. составлял 18,8%, в 2005 г. — 15,3%, в 2010 г. — 14,9%, в 2011 г. — 15,8%, (этот показатель опубликован с 2003 г.). За 1990-2005 гг. потери электроэнергии в сети общего пользования увеличились на 34% (за 1990-2010 гг. — на 24,6%). В 2010 г. потери составили 10,3% потребляемой электроэнергии, в 2011 г. — 10,1% (в 1990 г. — 7,8%).

Большая и сложная технологическая система промышленности работает на износ и в недалекой перспективе станет давать все более тяжелые сбои и отказы. Дальнейшее реформаторское расчленение некогда Единой энергетической системы еще более снизит надежность и безопасность энергетики РФ, ее отличительных системных свойств.

17 августа 2009 г. на Саяно-Шушенской ГЭС произошла тяжелая авария — на данный момент крупнейшая в истории катастрофа на гидроэнергетическом объекте России (авария на СШГЭС-2009). В акте технического расследования причин аварии было установлено: «Вследствие многократного возникновения дополнительных нагрузок переменного характера на гидроагрегат, связанных с переходами через не рекомендованную зону, образовались и развились усталостные повреждения узлов крепления гидроагрегата, в том числе крышки турбины. Вызванные динамическими нагрузками разрушения шпилек привели к срыву крышки турбины и разгерметизации водоподводящего тракта гидроагрегата».

Результаты проведенного после аварии на СШГЭС-2009 компаниями Тейдер и АйТи Энерджи Аналитика выборочного обследования 502 гидротурбин на 110 ГЭС и 1523 паровых и газовых турбин на 310 ТЭС показали, что 86% общей установленной мощности гидротурбин и 82% турбин ТЭС имеют физический износ более 50%. По результатам этого обследования гидротурбины объединенных энергетических систем (ОЭС) и турбины ТЭС по федеральным округам имели следующий удельный физический износ:

Табл. 4-2. Удельный физический износ гидротурбин и оценка их состояния26

Табл. 4-3. Удельный физический износ паровых и газовых турбин

Окончание табл. 4-3.

В частности Саяно-Шушенская ГЭС с удельным физическим износом основного энергетического оборудования в 86,3%, находилась в 2009 г. на 66 месте из 110 обследованных ГЭС, т.е. в других 65 ГЭС износ был еще больше.

Но дело не только в износе техники. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС 17 августа 2009 г. — характерный пример отклика сложной технико-социальной системы на кардинальное изменение цели производственной деятельности во время реформ. Агрегаты станции проектировались в предположении, что их режим работы и обслуживания будут происходить в рамках единой энергосистемы страны. Для расчленяемых (конкурирующих) подсистем нужны агрегаты с принципиально иными свойствами и техническими характеристиками. Старые элементы и связи от ЕЭС СССР не смогли полностью адаптироваться для обслуживания новой структуры потребностей свободного (т.е. освобожденного от прежних связей) рынка электроэнергии. Произошла тяжелая авария, после которой непроектная нагрузка на оставшиеся элементы и связи осколков ЕЭС и всей энергосистемы страны еще более усилилась.

Следует также принять во внимание тот факт, что в ходе реформы произошел общий технологический регресс, в результате которого значительно возросла энергоемкость производства. Так затраты электроэнергии на производство единицы продукции в промышленности по сравнению с 1990 г. увеличились в 1995 г. на 41%, в 1998 г. — на 48,5% (максимум падения в годы реформ), затем наметилось сокращение отставания. В 2000 г. энергоемкость промышленной продукции превышала уровень 1990 г. на 38,8%, в 2005 г. — на 16,4%, в 2010 г. — на 14,9%, в 2011 г. — на 12,4%. По энергозатратам на выпуск единицы промышленной продукции только в начале 2010-х вышли на уровень начала 1970-х. Отстали от самих себя на 40 лет.

Общая картина изменений потребления электроэнергии в РСФСР и РФ показана на Рис. 4-9.

Рис. 4-9. Потребление электроэнергии в РСФСР и РФ, млрд кВт-час

Другим важным условием стабильного развития народного хозяйства и благосостояния граждан является обеспеченность минеральными энергоносителями — нефтью и газом.

Исключительно важное место занимает поэтому нефтедобывающая промышленность. За 1960-70-е годы в РСФСР был создан мощный нефтедобывающий комплекс, так что в 1980-е годы добыча поддерживалась на уровне 550-570 млн т. В годы реформы объем добычи упал до 301 млн т в 1996 г., а затем, начиная с 2000 г., поднялся до 470 млн т в 2005 г., 505 млн т в 2010 г. и 517 млн т в 2012 г. — достигнут уровень добычи конца 1970-х (Рис. 4-10).

Рис. 4-10. Нефтедобывающая промышленность в РСФСР и РФ: 1 — объем добычи нефти (включая газовый конденсат), млн т. (левая шкала); 2 — число занятых в отрасли, тыс. чел. (правая шкала)

При этом в реформы вплоть до 2001 г. происходило падение производительности труда в отрасли. В 1980 г. на одного занятого в нефтедобыче работника приходилось 5,5 тыс. тонн добытой нефти, на начало перестройки в 1985 г. — 4,4 тыс. т, на начало радикальных реформ в 1990 г. — 3,8 тыс. т, а в годы радикального реформирования отрасли началось резкое снижение производительности: в 1995 г. — 1,4 тыс. т, в 2001 г. — 1 тыс. т добытой нефти на работника отрасли, т.е. ниже уровня 1950-х. Динамика производительности труда в нефтедобыче приведена на Рис. 4-11.

Рис. 4-11. Производительность труда в нефтедобывающей промышленности в РСФСР и РФ, т добытой нефти на 1 занятого

Таким образом, несмотря на существенный технический прогресс, который имел место в отрасли за 90-е годы, расчленение большого государственного концерна и передача этой самой рентабельной отрасли российской промышленности в частные руки привели к падению главного показателя эффективности производства в 3,75 раза.27 Лишь с 2002 г. положение стало восстанавливаться. В расчете на одного работника в 2010-2011 г. добыто 3,3-3,5 тыс. т нефти, т.е. превышен уровень 1962-1963 гг. а производительность нефтедобычи отброшена почти на полвека назад.

В годы реформ в России, и при сокращении, и при восстановлении добычи нефти, доля экспорта нефти и нефтепродуктов увеличивается. Если в 1990 г. на экспорт в виде нефти и нефтепродуктов отправлялось 31,1% всей добытой нефти (в целом из СССР — 27,8%), то в 1995 г. — 56,2%, в 2000 г. — 63,9%, в 2005 г. — 74,4%, в 2010 г. — 78,9%, в 2011 г. — 77,7%.

В годы реформ резко, втрое, сократилось внутреннее потребление нефти и нефтепродуктов: если в 1990 г. для внутреннего потребления их оставалось 2,4 тонны на душу населения, то в 1995 г. — 928 кг, а в 2011 г. — 793 кг, т.е. это менее трети от того, чем располагал житель РСФСР в 1985-90 гг. (Рис. 4-12). При этом глубина переработки нефти повысилась за 1990-2012 гт. незначительно с 67% до 71,5% (Графики динамики этого и других показателей отечественной нефтепереработки см. в Приложении).

Рис. 4-12. Внутреннее потребление нефти и нефтепродуктов в РСФСР и РФ, на душу населения, кг

Энергоносители, минеральные удобрения и металлы (их тоже можно считать материализованной энергией) являются главными статьями российского экспорта, необходимого для обслуживания импорта и внешнего долга. Поэтому возможности снижения экспорта энергоносителей не предвидится. За исключением природного газа, доля потребляемых страной основных топливно-энергетических ресурсов в годы реформ постоянно снижалась (Рис. 4-13).

Рис. 4-13. Доля основных топливно-энергетических ресурсов, остающихся для внутреннего потребления в РСФСР и РФ, в % от добычи

Положение пока что кажется относительно стабильным потому, что сокращенно-восстановливаемое производство не оказывает давления на рынок. Кроме того, в советское время было разведано и обустроено большое число месторождений, и пока что многие из них законсервированы, а эксплуатируются лишь наиболее рентабельные.

Это создает иллюзию наличия больших разведанных запасов. Но в перспективе возможности значительного роста добычи малы, т.к. с конца 80-х годов глубокое разведочное бурение на нефть и газ резко сократилось (Рис. 4-14).

Рис. 4-14. Глубокое разведочное бурение на нефть и газ в РСФСР и РФ, тыс. м

По данным Минпромторга РФ оборудование, использующееся в России для добычи нефти и газа, изношено (буровое — на 50%, трубопроводное — на 65%). В последние 10-15 лет российские нефгегазосервисные компании в несколько раз больше тратили на поддержание текущей эксплуатации, чем на расширение производства, и результатом стало то, что на 2012 г. только 17% буровых установок изготовлено после 2000 года, а 63% — в 1980-х годах.

В Минпромторге РФ считают, что есть тенденция к почти полному вытеснению российских производителей оборудования с внутреннего рынка.28

График динамики эксплуатационного бурения на нефть и газ см. в Приложении.

За 1970-80-е годы в РСФСР был создан мощный комплекс по добыче и транспортировке природного газа — разведаны и обустроены месторождения, подготовлены кадры и вспомогательные производства, построены газопроводы. Более 75% от имеющихся сегодня на территории РФ магистральных газопроводов построено в советское время — на 2010 г. из имевшихся 168 тыс. км магистральных газопроводов в годы реформ построено было 38,7 тыс. км газопроводов магистральных и отводов от них. Добыча газа мощно росла в стабильном ритме с 1974 по 1990 г. и увеличилась за это время более чем в 6 раз. В годы реформы этот рост прекратился и стабилизировался на уровне ок. 650 млрд куб. м. (Рис. 4-15).

Рис. 4-15. Добыча естественного газа (вместе с нефтяным) в РСФСР и РФ, млрд куб. м

Практически все годы реформ Россия продержалась на природном газе, на экспорт поставлялось и поставляется в среднем около 30% добытого газа (в 2010-2011 гг. — 26,7-27,2%). За 1992-2011 г. потребление газа в РФ существенно не изменялось — колебалось в пределах 1,13…1,45 тыс. куб. м на душу населения (в 2010-2011 гг. — 1,22-1,27).

Проблема обеспечения России энергоносителями — не только в ограниченности резервов добычи газа и нефти при нарастающем экспорте последней. Перевод энергетики на более распространенный уголь также в реформы натолкнулся на большие трудности.

Угольная промышленность России была создана как энергетическая база индустриализации 1930-х, а с начала 1960-х, когда рост подземной добычи стабилизировался, отечественный углепром модернизировался в современный энергообеспечивающий комплекс с приоритетом развития более безопасной открытой добычи. В послевоенное время в РСФСР ежегодно вводилось мощностей по добыче угля примерно на 10,2 млн т, а в годы реформ вдвое меньше — 5,05 млн т (Рис. 4-16).

Рис. 4-16. Ввод в действие мощностей по добыче угля за счет строительства новых, расширения и реконструкции действующих предприятий в РСФСР и РФ, млн т

Реструктуризация углепрома, как традиционной отрасли энергообеспечения, проходила в РФ в качестве упреждающего и пилотного этапа более общей реформы деиндустриализации. Энергетический голод — важный этап остановки производств, ведь «уголь — это настоящий хлеб промышленности». Динамика реструктуризированной добычи угля наглядно демонстрирует размах выполнения программы сокращения отечественного промышленного производства, переформатирование его в периферийный тип.

Добыча угля снизилась за годы реформы резко, примерно в 2 раза к 1998 г. (см. Рис. 4-17). Более безопасная открытая добыча восстановлена на дореформенном уровне 1990 г., а в опасной подземной добыче после двукратного спада в 1990-1998 гг. наступила стагнация на уровне около 100 млн тонн/год. В целом добыча угля за 1999-2012 гг. восстановлена на уровне 40-летней давности. Выросла производительность, а производство упало, променяли эффект на эффективность.

Рис. 4-17. Добыча угля в РСФСР и РФ, млн т

За 1990-2010 гт. экспорт угля из РФ вырос почти в 4 раза, а внутренне потребление сократилось в 1,8 раза. Если в 1990 г. на душу населения потреблялось 2,75 т угля, то к 1998 г. оно снизилось до 1,52 т и далее стабилизировалось на этом уровне (в 2010-2011 гг. — 1,54-1,58 т.) При этом в отрасли происходило быстрое выбытие основных фондов (8,8% в 1996 г. и 8,4% в 1997 г.) при резком снижении темпов обновления — ввода в действие новых основных фондов. Коэффициент обновления основных фондов в угольной промышленности, который с 1970 по 1985 г. поддерживался на уровне 11-11,5%, упал к 1997 г. до 2%, а в 2003 г. до 1,7%. В 2004 г. он вырос до 2,7%. С 2005 г. сведения о коэффициентах обновления и выбытия, степени износа основных фондов в угольной промышленности Росстатом не публикуются.

По данным идеологов и исполнителей реструктуризации29 за 1991-2003 гг. в угольной промышленности было введено в действие мощностей на 104 млн т (по данным Росстата 53,1 млн т — см. Рис. 4-16), а выбытие мощностей составило 261,5 млн т. Согласно утвержденной Правительством РФ в 2012 г. долгосрочной программы развития угольной отрасли на период до 2030 года, износ основных фондов в реструктуризированной угольной промышленности в 2010 г. составлял 70-75%. (по данным ЦСУ РСФСР и Росстата в 1970 г. — 32,7%, в 1980 г. — 40,8%, в 1990 г. — 42,8%, в 1995 г. — 36,9%, в 2000 г. — 43,7%, в 2005 г. — 41,2%, далее показатель не публикуется).

Масштабы проведенной деиндустриализации хорошо видны по динамике численности шахтеров и числа угольных шахт. Шахты закрывались и до реструктуризации, но именно в годы реформ уголь из 2/3 добывающих шахт оказался не востребованным на рынке, хотя еще в 1990 г. уголь из тех же самых шахт планомерно потреблялся народным хозяйством (своего угля тогда даже не хватало, в потреблении импорт составлял 12,2%). Ненужными на угольном рынке оказались и более 215 тыс. шахтеров: численность некогда самого привилегированного рабочего класса, а затем тарана рыночных реформ снизилась более чем в 4 раза (Рис. 4-18).

Рис. 4-18. Численность шахтеров и число шахт в РСФСР и РФ

Согласованный с Международным банком реконструкции и развития первый официальный этап по реструктуризации угольной отрасли 1994-2007 гг. начинался и заканчивался символически: в 1994-1995 гг. крупнейшая государственная шахта «Распадская» в Междуреченске стала первым частным АОЗТ «Распадская и К°», а 8-9 мая 2010 г. на шахте «Распадская» в одной из крупнейших аварий в истории отечественного углепрома погиб 91 человек. Покоряя в реструктуризации заветные высоты приращений конкурентоспособности (например, за счет ликвидации «отсталых», производительность труда в группе оставшихся шахт выросла в 1990-2010 гг. в 2,5 раза, рентабельность в 1988 г. — 6,9%, а в 2008 г. — 19,7%), повредили более фундаментальные достижения отечественного углепрома. Кратко рассмотрим изменения в обеспечении промышленной безопасности этой отрасли.

Часто сравнивают угольную промышленность СССР и новый реструктуризированный российский угепром по показателю числа смертей на миллион тонн добычи. Обычно помнят, что в СССР одна смерть шахтера приходилась в среднем на 1 млн тонн добычи (в СССР уголь добывали в УССР, РСФСР, КазССР, в ГрузССР, и в республиках Средней Азии в бывш. Средазугле). В РФ этот показатель гибели шахтеров часто путают с общей смертностью угольщиков в подземной и в открытой добыче. Как изменялась смертность шахтеров при реструктуризации углепрома показано на Рис. 4-19.

Рис. 4-19. Удельная смертность в подземной добыче угля в РСФСР и РФ, чел. на млн т добычи

В 1991-1997 гт. удельная смертность шахтеров в среднем поднялась на 2/3, стабильно возрастала с 1,15 до 1,91 чел. на 1 млн т (усреднение за 5 предыдущих лет), а годовой максимум в 1997 г. составлял 2,6 чел/млн т. К 2003 г. удалось снизить смертность шахтеров до уровня 1991 г., вместе с тем значительно вырос разброс значений этого показателя. Если в 1990 г. разброс был ±6%, то в относительно благополучном пореформенном 2009 г. уже ±65%. Поэтому скачок удельного числа погибших с 0,45 чел./млн т в 2009 г. до 1,31 чел./млн т в 2010 г. теперь вполне «нормален».

Примерно на уровень 1 погибш. шахтер на 1 млн т подземной добычи новый углепром и вернулся после первого этапа реструктуризации в 2004 г. Этот уровень шахтерской смертности стабилизировался, хотя добыча упала вдвое и закрыта половина шахт, в основном из числа наиболее опасных (нерентабельных). Но 1 погибший на 1 млн т добычи в СССР несравним с 1 чел./млн т в новой России. За время восстановительного роста 2000-2011 гг. в РФ достигнут уровень добычи РСФСР конца 1940-х годов. Тогда добыча была в основном опасной подземной, а сегодня ее только треть. Несмотря на новые технологии управления и угледобычи по крупным авариям в 2000-х тоже откатили к уровню 1930-40-годов прошлого века. Вспомним:

10 февраля 1931 г. в шахте №8 в Черногорске погибло 118 чел.;

16 февраля 1944 г. в шахте «Байдаевская» в Сталинске (Новокузнецке) погиб 91 чел.;

19 марта 2007 г. в шахте «Ульяновская» в Красносулинском погибло 110 чел.;

8-9 мая 2010 г. в шахте «Распадская» в Междуреченске погиб 91 чел.

Такие тяжелые аварии происходили в РСФСР и РФ только на этапах индустриализации и деиндустриализации углепрома. По количеству и распределению тяжести крупных угольных аварий с числом погибших более 35 чел. новая Россия за последние двадцать лет уже догнала советскую Россию и сопоставима с ней за последние шестьдесят лет ее добычи.30

Существенно изменилось соотношение между «обычными» и крупными авариями. Например, в РСФСР в 1980-е годы одна крупная авария (>10 погибш.) приходилась в среднем на 313 регистрировавшихся аварий, в РФ в 1990-е — одна на 86, а в 2000-е — уже одна на 33. Трагическое ценное новое знание о происшедших авариях перестало поступать в широкий научно-технический обмен и не работает на предупреждение будущих аварий. Графики об аварийности в угольных шахтах и смертности шахтеров в РСФСР и РФ см. в Приложении.

При реструктуризации углепрома вместе с закрытием опасных шахт устранялся и непосредственный источник аварий, и исчезали возможные жертвы. Подобное пассивное обеспечение промышленной безопасности породило неизвестные ранее беспромышленные опасности деиндустриализации, масштабные социально-экономические бедствия в бывших шахтерских регионах.

Закрытие шахт и резкое сокращение добычи угля наблюдалось даже в таких регионах, где уголь является основным топливом для теплоэлектростанций и важнейшим ресурсом жизнеобеспечения населения, как, например, в Приморском крае или Амурской области (см. Рис. 4-20).

Рис. 4-20. Добыча угля в Дальневосточном районе в РСФСР и РФ, млн т: 1 — в Приморском крае; 2 — в Амурской области

Результатом стал тяжелый топливный кризис в Приморье, ликвидированный с большим перерасходом средств.

4.2. Конструкционные материалы

Для крупных индустриальных держав производство стали традиционно рассматривается как важный показатель развития экономики. “Железо — фундамент цивилизации”.

Сталь является основным конструкционным материалом для машиностроения, и по динамике ее потребления можно судить о развитии машиностроения и строительства, которые в свою очередь определяют инвестиционные возможности экономики. Российская империя в начале XX века по величине металлического фонда отставала от развитых стран. Динамика его величины относительно металлического фонда США приведена на Рис. 4-21.31

Рис. 4-21. Динамика металлического фонда Российской империи и СССР относительно металлического фонда США, %

После пятнадцати лет реформ отставание металлического фонда России от США осталось примерно на уровне конца 1960-х. По данным доклада 2012 г. The World Steel Association «Sustainable steel: at the core of a green economy» на 2005 г. металлический фонд РФ составлял 44% металлического фонда США:

Табл. 4-4. Металлический фонд в странах мира в 2005 г., тонн на душу населения

К высокоразвитым обычно относят страны с металлическим фондом более 7 тонн на душу населения. В годы реформ Россия выбыла из их списка по этому показателю. За 1991-2005 гг. металлический фонд РФ недополучил только вследствие падения производства стали 3,3 тонны на душу населения (без учета выбытия сооружений, машин и оборудования из употребления в деиндустриализацию и роста экспорта металла на внешний рынок), а к 2012 г. эти металлоизъятия в РФ достигли 4,4 тонны на душу населения. Динамика производства стали в РСФСР и РФ представлена на Рис. 4-22.

Рис. 4-22. Производство стали в РСФСР и РФ, млн т

За 70-е годы производство стали выросло на треть, а затем достигло максимума — 94,1 млн т в 1988 г. Начавшаяся в том же году перестройка экономической системы вызвала сокращение производства стали, которое приняло обвальный характер в 1991 г. К 1998 г. уровень производства снизился более чем в два раза (до 43,6 млн т). В 1999-2007 гг. наблюдалось оживление производства, а затем стагнация на восстановленном уровне начала 1970-х. Как видно по восстановленным объемам производства стали металлургия в РФ отброшена более чем на 40 лет назад.

Добыча железной руды РФ в первые годы реформы сократилось в 1,5 раза, а производство чугуна в 1,7 раз. С начала 2000-х добыча железной руды восстанавливалась до уровня юнца 1980-х, а производство чугуна восстановило уровень конца 1970-х. Графики динамики производства чугуна, и добычи железной руды представлены в Приложении.

В годы реформ черная металлургия в большей степени стала работать на экспорт, так что для внутреннего потребления в народном хозяйстве России остается еще меньше металла. Например, в 1999 г. было произведено 51,5 млн т стали (уровень 1965 г.), а на экспорт только полуфабрикатов из углеродистой стали отправлено на 12,2 млн т (23,8%). В годы реформ доля экспортируемого чугуна увеличилась вдвое, проката — в 4-6 раз, стальных труб — в 5-7 раз. Если в 1990 г. экспорт чугуна, проката и труб составлял 4,3%, 6,5% и 2,1% от их производства, то в 2000 г. — 8,3%, 24% и 15,4%, в 2010 г. — 8,4%, 16,9% и 11,3%. На порядок вырос экспорт отходов и лома черных металлов: в 1992 г. — 0,4 млн т, в 1996 г. — 2,3 млн т, в 2000 г. — 7,9 млн т, в 2005 г. — 13,8 млн т, в 2010 г. — 5,6 млн т.

Столь малое количество черных металлов, остающихся в России для внутреннего потребления в отечественном хозяйстве, является очевидным признаком того, что одним из главных результатов проводимой реформы стала деиндустриализация России.

На Рис. 4-23 представлена динамика производства проката черных металлов. И здесь в результате реформы после 1989 г. объем производства упал к 1998 г. почти в два раза. Положение выправлялось в 1999-2007 гг., но пока в 2012 г. достигнут уровень производства, соответствующий середине 80-х годов. На такой металлургической базе существенного роста промышленности, транспорта и строительства ожидать не приходится.

Рис. 4-23. Производство готового проката черных металлов в РСФСР и РФ, млн т

Снижение производства рядовой стали и рядового проката уже отражает глубокие изменения в промышленности большой страны. Однако еще более тяжелый удар нанесла реформа по производству специальных видов продукции черной металлургии — тех, которые обладают особенно высокими техническими качествами и во многом определяют технологический прогресс в отраслях-потребителях.

Науко- и техноемкие металлургические производства пострадали гораздо сильнее, чем традиционное массовое производство. Как пример на Рис. 4-24 приведена динамика производства сортовой холоднотянутой стали. Это — необходимый для машиностроения высококачественный материал. Из него, например, производятся подшипники. Хотя в РСФСР к 80-м годам было создано крупномасштабное производство такой стали (в год свыше 2 млн т), потребности отечественного машиностроения еще удовлетворялись не полностью, и часть необходимой специальной стали импортировалась.

Рис. 4-24. Производство экономичных видов металлопродукции в РСФСР и РФ, тыс. т: 1 — сортовой холоднотянутый прокат, включая подшипниковый; 2 — прутки холоднотянутые из железа и нелегированной стали

В результате реформы к 1998 г. производство сортовой холоднотянутой стали сократилось в РФ в 8,4 раза, и существенного увеличения объема выпуска с тех пор не произошло (после 2009 г. показатель не публикуется).

Особо надо выделить производство чрезвычайно важного для современной промышленности материала — проката из нержавеющей стали. Это важное производство в ходе реформы парализовано почти полностью — его уровень упал с 1990 по 1998 г. примерно в 20 раз. Некоторый подъем производства в 1999-2004 гт. пока что не привел к перелому ситуации. Ход падения и стабилизации производства «нержавейки» можно видеть в Табл. 4-5.

Табл. 4-5. Производство проката из нержавеющей стали, тыс. т

Резко, почти в 5 раз, снизилось с середины 80-х годов к 1998 году производство проката с упрочняющей термической обработкой (см. Рис. 4-25). С 2000 г. производство незначительно возросло до уровня начала 1980-х.

Рис. 4-25. Производство экономичных видов металлопродукции в РСФСР и РФ, тыс. т: 1 — прокат с упрочняющей термической обработкой (после 2009 г. показатель не публикуется); 2 — прокат плоский холоднокатаный с покрытиями из стали (кроме нержавеющей и быстрорежущей) шириной не менее 600 мм

Основные виды проката с упрочняющей термической обработкой — железнодорожные рельсы и упрочненный сортовой арматурный прокат. Производство рельсов изменялось так, как показано на Рис. 4-26.

Рис. 4-26. Производство рельсов железнодорожных широкой колеи в РСФСР и РФ, тыс. т (с 2009 г. включая токоведущие рельсы с деталями из цветных металлов)

Необходимым для строительства высококачественным материалом является упрочненный сортовой арматурный прокат. Его производство на новых прокатных станах быстро наращивалось в РСФСР в 80-е годы. Этот процесс был резко прерван реформой, и производство этого материала стало безостановочно снижаться вплоть до 1998 г., после которого сохранялось на очень низком уровне, после чего испытало бурный рост в 2005-2007 гг. Динамика роста и падения производства представлена на Рис. 4-27 (после 2009 г. показатель не публикуется).

Рис. 4-27. Производство упрочненной сортовой арматурной стали в РСФСР и РФ, тыс. т

В принципе сходное положение сложилось и с производством других специальных металлических материалов, производство которых как раз предполагалось расширять в ходе модернизации промышленности. Например, увеличение выпуска современных автомобильных покрышек требовало повышения уровня производства металлокорда. Оно быстро наращивалось и было увеличено за 80-е годы в два раза. Реформа вызвала обвальное падение производства, которое стало расти лишь начиная с 1999 г. (см. Рис. 4-28). После 2009 г. показатель не публикуется.

Рис. 4-28. Производство металлокорда в РСФСР и РФ, тыс. т

В настоящее время государственные расходы в России в большой степени обеспечивается экспортом нефти и газа. А значит, работой нефте- и газодобывающей промышленности и магистральных трубопроводов. Для поддержания этой системы в рабочем состоянии, не говоря уж о ее развитии, требуются регулярные поставки стальных труб. За 80-е годы в РСФСР было создано современное трубопрокатное производство. За годы реформы выпуск продукции резко упал — более чем вчетверо. На Рис. 4-29 показана динамика производства стальных труб. После оживления производства в 1998 г. в начале 2010-х его объем достигает пока уровня конца 1970-х — отставание более чем на 30 лет.

Рис. 4-29. Производство стальных труб в РСФСР и РФ, млн т

Важным шагом вперед было создание производства труб с улучшенными техническими характеристиками — высокопрочных нефтяного сортамента. Масштабы выпуска таких труб резко возросли во второй половине 80-х годов. Это производство было резко свернуто в ходе реформы, и его рост наблюдается лишь начиная с 2000 г. Динамика его показана на Рис. 4-30. После 2009 г. этот показатель не публикуется, с 2009 г. представлены данные по суммарному производству бурильных, обсадных и насосно-компрессорных высокопрочных труб.

Рис. 4-30. Производство труб высокопрочных в РСФСР и РФ, тыс. т: 1 — нефтяного сортамента (левая шкала); 2 — бурильных, обсадных и насосно-компрессорных (правая шкала)

Отметим, что рентабельность металлургического производства и производства готовых металлических изделий в рыночных реформах «турбулентно» сокращается: еще в 1992 г. она здесь составляла 54%, в 1995 г. — 22%, в 2000 г. — 26%, в 2005 г. — 27%, в 2010 г. — 19%, в 2011 г. — 14%.

Сведения о производстве цветных металлов в тоннах в статданных не приводятся. В годы реформ стали публиковаться сведения о темпах роста (снижения) производства основных видов цветных металлов, исходя из которых могут быть определены индексы этого производства по сравнению с уровнем 1989 года. В первую пятилетку реформ производство меди, свинца и цинка сократилось вдвое (Рис. 4-31). К 2000 г. производство меди и свинца было восстановлено. В 2012 г. производство меди превышало дореформенный уровень на 2%, свинца — на 23%, а по цинку отставало на 12%.

Рис. 4-31. Индексы производства основных видов цветных металлов в РСФСР и РФ: медь рафинированная, свинец и цинк необработанные (1989=100)

Напротив, в годы реформ почти не было падения производства алюминия и к 2012 г. уровень 1989 г. превышен на 33%. Вместе с тем производство алюминиевого проката сократилось к 1998 г. в 7,5 раз (Рис. 4-32). В 2012 г. выпуск такой продукции отставал вдвое от дореформенного уровня производства.

Рис. 4-32. Индексы производства продукции алюминиевой промышленности в РСФСР и РФ (1989=100)

Производство проката из никеля в начале 2010-х практически свернуто даже по сравнению с 1994 г. Производство никеля пострадало в меньшей степени (Рис. 4-33): сократившись к 1996 г. почти вдвое, в 2012 г. было восстановлено на уровне на 26% меньшем, чем до реформы.

Рис. 4-33. Индексы производства никеля и никелевого проката в РСФСР и РФ (1994=100)

В первые годы реформ на четверть сократилось производство золота (за 1991-1998 г.) и в 3,6 раз производство ювелирных изделий (в 1990 г. — 87,8 тонн, а в 1998 г. — 24,6 тонн). К 2001 г. добыча золота была восстановлена, а к 2011 г. превысила уровень 1991 г. в 1,4 раза. Отметим, что в 2011 г. в России было произведено 12 725 наград из недрагоценных металлов, плакированных драгоценными металлами, а в 2012 г. 1,7 млн ювелирных изделий с бриллиантами и 741 тыс. обручальных колец, т.е. по 3 «непростых украшений» на 5 зарегистрированных браков.

Кратко рассмотрим производство альтернативных металлам конструкционных материалов — пластмасс и стеклопластиков. Развитие промышленности этих современных материалов и изделий из них было одной из приоритетных задач в научно-технической и промышленной политике 70-80-х годов. Производство синтетических смол и пластмасс в РСФСР с 1970 по 1989 г. выросло в 2,7 раза. Затем, в результате реформы, произошел обвальный спад, который преодолевался начиная с 1999 г. В 2004 г. производство достигло уровня 1990 г., а затем произошел быстрый рост. В 2011 г. производство синтетических смол и пластмасс вышло на тренд роста 1970-80-х. Динамика спада и расширения этого производства представлена на Рис. 4-34.

Рис. 4-34. Производство сиснтетических смол и пластических масс в РСФСР и РФ, тыс. т

В производстве стеклопластиков спад оказался гораздо более глубоким — в 1997 г. уровень производства упал по сравнению с достигнутым в 80-е годы в 7 раз (Рис. 4-35). Оживление, наблюдаемое начиная с 2000 г., не стало значительным, производство стеклопластиков стабилизировалось на уровне в 4 раза меньшем, чем до реформ (после 2010 г. показатель не публикуется Росстатом).

Рис. 4-35. Производство стеклопластиков и изделий из них в РСФСР и РФ, тыс. т

В производстве синтетических волокон и нитей, спад был пятикратный и оживления не последовало. Динамика этого процесса показана ниже на Рис. 4-70.

Стеклопластики и синтетические волокна и нити — пример тех секторов, продукция которых интересует иностранных покупателей в меньшей степени, чем энергоемкая металлургическая продукция. Мал зарубежный спрос и на продукцию отечественного машиностроения.

4.3. Машиностроение

Во время перестройки один из главных тезисов в новой хозяйственной политике заключался в том, что в советской экономике были недостаточны темпы развития машиностроения. Из-за этого в хозяйстве имел место перерасход ручного труда, людям приходилось работать в относительно тяжелых условиях, а отдача была меньше, чем в странах с более развитым машиностроением. Все это было верно — за истекший до 80-х годов период советское машиностроение не успело насытить хозяйство достаточным количеством машин необходимого технического уровня и ассортимента. Вопрос в том, улучшила ли реформа обеспечение российского хозяйства машинами или ухудшила.

В ходе реформы происходила деградация гражданского машиностроения, производство в котором сократилось к 1999 г. по сравнению с 1991 г. в шесть раз (без учета производства легковых автомобилей).

В ходе развития отечественного машиностроения происходило, прежде всего, обеспечение хозяйства страны теми ключевыми видами машин и механизмов, которые брали на себя выполнение самых массовых трудоемких работ. Даже и на этих направлениях машиностроение не могло еще удовлетворить самые острые потребности хозяйства за очень короткий, по сравнению с промышленным Западом, срок советской индустриализации. Например, максимум, которого удалось достичь в РСФСР в насыщении сельского хозяйства тракторами, составил всего 11 машин на 1000 га пашни (1988) — при среднеевропейской норме 120 машин на 1000 га.

Начатая в 1990 г. реформа парализовала машиностроение России и за восемь лет простоя производственных мощностей привела к его глубокой деградации. Крупные машиностроительные предприятия были расчленены, так что число предприятий в начале реформ выросло в 10 раз и в 1997 г. достигло 58,4 тысяч. Затем произошло укрупнение — в 2004 г. до 50,3 тыс, и в 2005 г. до 22,9 тыс., а в 2010 г. до 6,15 тыс. С 1999 г. в машиностроении начался восстановительный рост производства примерно в том же темпе, что и до реформ. Однако уровень 1990 г. не был достигнут, теперь машиностроение стало подвержено влиянию турбулентностей внешнемировых кризисов. Падение и рост уровня производства в отрасли представлены на Рис. 4-36.

Рис. 4-36. Индекс производства в машиностроении и металлообработке РСФСР и РФ (1975 = 100)

Деиндустриализация в машиностроении России видна и по динамике численности работников в этой большой отрасли. В 1990 г. в отрасли «машиностроение и металлообработка» среднегодовая численность промышленно-производственного персонала составляла 9652 тыс. человек (из них рабочих 7496 тыс. человек). В 2011 г. численность работников сократилась до 2609 тыс. человек или в 3,7 раза — от машиностроения освободились 7,09 млн теперь уже бывших машиностроителей.

Рис. 4-37. Среднегодовая численность работников организаций в машиностроении (сумма работников подотраслей «производство машин и оборудования», «производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования», «производство транспортных средств и оборудования») в РСФСР и РФ, млн человек

Крупных технологических изменений в производстве за это время не произошло, и производительность труда существенно вырасти не могла. Следовательно, и объем производства должен сократиться в три раза, что вполне соответствует той картине, которая складывается из рассмотрения натурных показателей по большому перечню машин и оборудования.

Поэтому некоторые данные Росстата за 2003-2004 годы, опубликованные в 2007 г., пока не находят объяснения. Из них следует, например, что за эти два года произошел рост индекса производства в подотрасли «производство машин и оборудования» в сопоставимых ценах на 44% с последующим прекращением роста в 2005 и 2006 годы. В приведенной далее в справочнике таблице «Производство основных машин и оборудования», содержащей сведения о выпуске 46 видов продукции, не отмечено за эти два года роста практически ни по какой позиции, кроме холодильников и печей СВЧ.

Представление динамики производства в машиностроении индексом производства, который рассчитывается в стоимостном выражении в сопоставимых ценах, создает неопределенность. Машиностроение — отрасль динамичная, за 20 лет реформы очень сильно изменился ассортимент продукции, аналоги для расчета сопоставимых цен обладают недостаточным подобием. Во сколько оценить «форд-фокус» на автомобильном рынке России 1980 года? Стоимостной индекс производства может сильно искажать реальность сравнительно с отраслями, стабильно производящими технологически однородную продукцию (например, сталь, серная кислота, ткань, зерно, молоко).

Чтобы оценить знак и примерную величину ошибки, полезно рассмотреть независимые от стоимости индикаторы в их натуральном выражении. Для машиностроения таким устройством-индикатором может служить подшипник. «Насыщенность» подшипниками всех машин мало меняется со временем и мало зависит от смены моделей. Поэтому объем потребления подшипников в отечественном производстве взаимосвязан с объемом производства в машиностроении.

Производство и внутренний российский рынок подшипников служат объектом постоянного мониторинга и маркетинговых исследований.32 Росстат публикует данные о производстве подшипников. В целом данные Росстата и обзоров рынка согласуются. Картина такова.

В 80-е годы в РСФСР производилось ежегодно около 800 млн подшипников, но потребности машиностроения удовлетворялись единой системой государственных подшипниковых заводов СССР (в конце 1980-х было 33 ГПЗ). К 1995 г. производство в РФ упало до 304 млн, а за 2000-2009 гг. наблюдался постепенный спад с 257 до 49 млн, а затем незначительный рост до 81-71 млн в 2011-2012 гг. — это почти в 10 раз меньше, чем до реформ (Рис. 4-38). Уменьшение доли отечественного производства на российском рынке компенсируется импортом. Однако доля подшипников отечественного производства остается высокой и стабильной (в 2000-2002 гг. она превышала 86%, в 2005 г., по некоторым данным, снизилась до 70-72%).

Рис. 4-38. Производство подшипников качения в РСФСР и РФ, млн шт.

Для нашей задачи, однако, самым главным показателем служит объем закупок подшипников на внутреннем рынке РФ и динамика этих закупок. В обзорах рынка разных лет сказано следующее: 1. «В 2002 и 2003 годах емкость внутреннего рынка России будет постепенно возрастать: если в 2001 году она составляла 196,1 млн штук подшипников, то в 2003 году по предварительному прогнозу она составит 200-201 млн штук подшипников, темп роста емкости рынка по сравнению с 1999-2001 гг. снизится». 2. «Кажущееся» потребление колеблется в пределах 185-215 млн штук, составив в 2005 г. около 200 млн» (позже было сделано уточнение: «Кажущееся» потребление колеблется в пределах 185-215 млн штук, составив в 2005 г. около 188 млн»), 3. «Около одной трети подшипников в России потребляется автомобилестроением и вторичным рынком для ремонта автомобилей. Объемы производства подшипников качения в России в последние годы имеют тенденцию к уменьшению».

Из этих данных следует, что за 2001-2005 гг. емкость внутреннего рынка подшипников не возросла. К тому же на этом рынке возник растущий спрос со стороны автомобилестроения и ремонта автомобилей, потребляющий около трети подшипников, В свете этих данных значительный рост объема производства в машиностроении (в натуральном, а не стоимостном, выражении) представляется сомнительным.

Рассмотрим динамику изменений в машиностроении в натуральном выражении на ряде примеров, выбирая для них именно ключевые (системообразующие) типы машин — те, от производства которых зависят целые отрасли хозяйства.

Первым таким типом машин можно считать те, которые создают энергетическую базу любого производства — обеспечивают его теплом, электричеством, механической силой. Одним из таких ключевых устройств, которыми машиностроение регулярно снабжало народное хозяйство и жилищно-коммунальную сферу, являются современные паровые котлы. Динамика их производства в РСФСР и РФ представлена на Рис. 4-39.

Рис. 4-39. Производство паровых котлов производительностью свыше 10 т пара/час в РСФСР и РФ, тыс. т пара/час

В течение 80-х годов ежегодно в среднем в России выпускалось паровых котлов (с производительностью свыше 10 тонн пара в час) суммарной мощности 45,6 тыс. тонн пара в час. К 1999 г. объем производства упал до 3,2 тыс. тонн — более чем в 14 раз. В 2000-2002 гг. он слегка вырос, но затем с 2003 г. стабилизировался на еще более низком уровне (в 2011 г. всего 2,4 тыс. т пара в час).33

Второй важнейший тип энергетических машин — турбины. После семикратного провала в производстве турбин восстановлен уровень 1970-80-х. Динамика их выпуска показана на Рис. 4-40.

Рис. 4-40. Производство турбин в РСФСР и РФ, млн кВт

Соответственно сокращению производства турбин снизился и выпуск генераторов к турбинам. После 1970 г. их ежегодный выпуск, вплоть до реформы, обеспечивал суммарную мощность около 13 млн кВт. Он начал слегка снижаться в годы перестройки, а в 2000 г. составил суммарную мощность 1,4 млн кВт, то есть в 10 раз меньше, чем в 70-80-е годы. В 2005 г. он вырос — до 5 млн кВт, в 2009 г. — до 6,8 млн кВт. В целом за 10 дореформенных лет 1980-1989 годы было выпущено генераторов к турбинам общей мощностью 114 млн кВт, а за 18 лет реформ в 1992-2009 гг. мощностью 70,7 млн кВт — в 1,6 раз меньше. В 2010 г. было выпущено генераторов переменного тока (синхронные генераторы) общей мощностью 9,9 млн кВт, в 2011 г. — 11 млн кВт.

Резко, почти в 6 раз, сократился в годы реформы выпуск машин, которые статистика объединяет в категорию “электрические машины крупные”. Этот процесс представлен на Рис. 4-41.

Рис. 4-41. Производство электрических машин крупных в РСФСР и РФ, тыс. шт, (после 2009 г. данные Росстатом не публикуются)

В 6-7 раз уменьшилась по сравнению с 1970-80-ми годами суммарная мощность выпускаемых ежегодно после 1996 г. электродвигателей переменного тока (с высотой оси вращения 63-355 мм) — с 20-21 млн кВт до 2.7 млн кВт в 1998 г. В 2000 г. производство частично восстановилось — до 5.7 млн кВт, и колеблется на этом уровне, в 2005 г. — 5,3, а в 2009 г. — 3,6 млн кВт. После 2009 г. данный показатель Росстатом не публикуется. Теперь только известно, что электродвигателей переменного тока однофазных было выпущено в 2009 г. 227 тыс. шт., в 2010 г. — 190 тыс. шт., в 2011 г. — 134 тыс. шт., а многофазных (мощностью более 750 Вт, но не более 75 кВт) в 2009 г. — 174 тыс. шт., в 2010 г. — 239 тыс. шт., в 2011 г. — 284 тыс. шт.

Дизели и дизель-генераторы предназначены для автономного энергоснабжения в сельской местности и удаленных местах (геологоразведка, бурение и т.п.). Их выпуск отечественным машиностроением достиг максимума в середине 70-х годов, а затем, по мере все более полной электрификации хозяйства с питанием от стационарной сети стал снижаться, оставаясь, однако, на уровне производства 20-25 тыс. машин в год. В результате реформы он упал примерно в 10 раз по сравнению с 80-ми годами (см. Рис. 4-42).

Рис. 4-42. Производство дизелей и дизель-генераторов в РСФСР и РФ, 1 — тыс. шт. (левая шкала); 2 — тыс. МВт (правая шкала)

При этом надо подчеркнуть, что именно сейчас Россия втягивается в такое состояние, когда насущно необходимыми станут именно автономные источники энергоснабжения. Это связано не только с острой потребностью в возобновлении массированных работ по разведочному и эксплуатационному бурению (хотя бы на нефть и газ), а также с нарастанием объема ремонтных работ на объектах инфраструктуры. Эти потребности все более покрываются импортными машинами. С 2009 г. данные о количестве произведенных в РФ дизелей и дизель-генераторов не публикуются. По оперативным данным Росстата в 2010 г. было произведено генераторных установок с дизельными двигателями суммарной мощностью 0,28 млн кВт, в 2011-2012 г. — 0,3 млн кВт.

Важной системой больших машин являются машины, выполняющие наиболее трудоемкие работы в строительстве (дорожном, жилищном, капитальном и др.) — при выемке, перемещении и планировке грунта, подъеме тяжестей и т.д. Можно сказать в целом, что в этой подотрасли реформа нанесла отечественному машиностроению тяжелейший удар. Вместо той модернизации и обновления моделей, которые планировались начиная с середины 80-х годов, произошло свертывание и производства, и конструкторских разработок.

На Рис. 4-43 показана динамика производства одной из главных массовых машин — экскаваторов. Уже к 1975 г. их производство в России вышло на стабильный уровень, позволяющий поддерживать хозяйственную деятельность страны с ее небольшим ежегодным приростом (около 3,5%). Этот уровень составлял выпуск 25-27 тыс. экскаваторов в год. В результате реформы производство экскаваторов рухнуло обвально, опустившись до 2,6 тыс. в 1999 г. В начале 2010-х мало что изменилось: в 2011 г. выпущено 2,2 тыс. экскаваторов, включая фронтальные одноковшовые погрузчики, в 2012 г. 1,9 тыс. машин — это меньше, чем выпускалось 60 лет назад в РСФСР.

Рис. 4-43. Производство эскаваторов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Отечественное производство экскаваторов стабилизируется на уровне, абсолютно не соответствующем масштабам страны и ее потребностей, а чтобы заместить свое производство импортом потребуются очень большие валютные вложения. За 1996 и 1997 гг. в сумме импорт экскаваторов за вычетом экспорта составил 802 машины (около 2% от дореформенного уровня отечественного производства), а за 2005 и 2006 годы импорт экскаваторов за вычетом экспорта составил 18,1 тыс. машин (суммарной стоимостью 1,1 млрд долларов). В 2010 г. импортировано 13017 машин (на 985 млн долл., в среднем по 75,6 тыс. долл. за экскаватор). В 1991 г. у 14,5% используемых в строительстве экскаваторов истек срок службы, в 1995 г. таких было 21,5%, в 2000 г. — 42,5%, в 2005 г. — 46,8%, в 2010 г. — 37,3%, в 2011 г. — 34,7%.

Главной большой машиной на строительстве зданий и сооружений являются башенные краны. Динамика их производства в России представлена на Рис. 4-44. После того, как в середине 80-х годов было освоено производство кранов нового поколения и объем выпуска был вновь доведен до 2,5 тыс. кранов в год, началась реформа и произошел катастрофический спад производства, которое в 1996-1999 гг. было практически прекращено — в 2000 г. было выпущено 36 башенных кранов. Затем производство стало понемногу восстанавливаться и достигло в 2005 г. выпуска 286 штук. В 2009 г. выпущено 38 башенных кранов, в 2010 г. — 62 крана, в 2011 г. — 93 крана (более чем в 25 раз меньше, чем в 1990 г.).

Рис. 4-45. Производство башенных кранов грузоподъемностью 5 т и выше в РСФСР и РФ, шт.

Ненамного лучше обстоит дело и с производством кранов на автомобильном ходу — незаменимой массовой машины в строительстве и на транспорте. Начиная с середины 70-х годов в РСФСР поддерживался стабильный уровень их производства около 15 тыс. машин в год. В результате реформы это производство было практически свернуто, упав в 1998 г. до 1,1 тыс. Начиная с 1999 г. имел место прирост производства, был даже почти достигнут уровень 1965 года в 7,4 тыс. машин, но вновь «кризис» и в начале 2010-х достигнут уровень полувековой давности. Динамика процесса представлена на Рис. 4-45.

Рис. 4-45. Производство кранов на автомобильном ходу в РСФСР и РФ, шт.

Необходимыми для строительства машинами являются бульдозеры и грейдеры. Их производство понесло примерно такой же урон в результате реформы, как и производство кранов и экскаваторов. По уровню производства откатили на 60 лет назад. Динамика выпуска этих машин показана на Рис. 4-46 и Рис. 4-47.

Рис. 4-46. Производство бульдозеров в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Рис. 4-47. Производство автогрейдеров в РСФСР и РФ, шт.

При этом надо сказать, что импорт всех этих машин лишь в малой степени компенсирует спад производства. В 1996-2000 гг. было продано на экспорт 1461 из произведенных в РФ бульдозеров, а закуплено по импорту 1472. То есть превышение импорта над экспортом за пять лет составило всего 11 машин. В 2005-2006 гг. было продано на экспорт 1335 бульдозеров, а закуплено по импорту 1665. В 2010 г. импортирован 1671 бульдозер за 335 млн долл. В 2011 г. у 48,6% эксплуатируемых в РФ бульдозеров и у 50,1% автогрейдеров истек срок службы.

Вообще производство машин для строительства дорог понесло в годы реформы исключительно тяжелый урон. Если в 1990 г. было выпущено 15,4 тыс. больших машин для дорожного строительства, то к 1996-1997 гг. их выпуск снизился до 1,2-1,3 тыс. Это производство перестало отражаться в публикуемой статистике.

Наконец, самой важной и самой массовой машиной, главным элементом всей технологической системы сельского хозяйства, базой для многих специализированных машин (экскаваторов, бульдозеров и др.) является трактор. Развитие, начиная с 30-х годов, мощного отечественного тракторостроения стало одним из важных условий выхода всего народного хозяйства СССР и РСФСР на уровень, соответствующий жизненным потребностям страны, — как в сфере производства, так и в обороноспособности.

Одним из важнейших результатов реформы 90-х годов, который будет иметь долговременный характер и окажет большое влияние на судьбы России и ее народов, является, несомненно, почти полная ликвидация отечественного тракторостроения (Рис. 4-48). В 2011 г. в РФ было выпущено 12,7 тыс. тракторов, а в начале реформ в 1990 г. — 213,6 тыс. машин. За эти годы реформирования отрасли производство тракторов снизилось в 16,8 раз. В начале 2010-х по этому показателю РФ находится на послевоенных уровнях тракторостроения в РСФСР: С конца 1990-х в РФ производится столько же тракторов как 65 лет назад в РСФСР.

Рис. 4-48. Производство тракторов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Свернуто производство даже тех машин, которые были любимым объектом пропаганды реформаторов, в пику “гигантомании плановой экономики”, — производство минитракторов (Табл. 4-6). Еще в 1991 г. было произведено 4,2 тыс. минитракторов, а в 1998 г. их было выпущено всего 134 шт. За 12 лет восстановительного роста в 2000-2011 гт. было выпущено 7365 минитрактора (это меньше, чем выпущено за один только 1993 г.). По оперативным данным Росстата в 2012 г. было выпущено 656 минитракторов.

Табл. 4-6. Производство минитракторов в России, шт.

Остановка отечественного производства тракторов в малой степени компенсируется импортом. Так, в 2000 г. превышение импорта над экспортом составило около 13 тыс., в 2004 г. 29 тыс., в 2006 г. 52,8 тыс. тракторов. В 2010 г. на экспорт отправлено 3,5 тыс. тракторов (на 30,4 млн долл.), а импортировано 44,8 тыс. (за 1184 млн долл.). В 2010 г. у 54,8% эксплуатируемых в строительстве тракторов истек срок службы.

Следует напомнить, что идеологи реформы в СССР и РСФСР загодя начали готовить общественное мнение к ликвидации отечественного тракторостроения. В СМИ и даже в научную литературу был запущен миф о том, что якобы колхозы и совхозы перенасыщены ненужными им тракторами, а их продолжают производить — вот он, дескать, абсурд плановой экономики. Реальность, однако, была такова: в 1988 г. на 1000 га пашни в РСФСР было 10,5 тракторов, в Польше 77, в Италии 144 и в Японии 476.34

Показательно сравнение производства тракторов с динамикой выпуска и импортных закупок легковых автомобилей. Здесь многое говорит о приоритетах промышленной, экономической и социальной политики современной России и о сдвигах в массовом сознании (Рис. 4-49).

Рис. 4-49. Производство легковых автомобилей в РСФСР и РФ, тыс.

В 2006 г. в Россию было импортировано 1 млн 52 тыс. легковых автомобилей на сумму 12,7 млрд долларов (произведено 1,178 млн), а в 2010 г. — 710 тыс. на 11,5 млрд долл. График с динамикой производства автобусов см. в Приложении.

Сходное с тракторостроением положение возникло в результате реформы и в производстве зерноуборочных комбайнов. Оно было практически парализовано, оживление производства, которое пока не превратилось в устойчивую тенденцию, наметилось только в 2000-2002 гг. В 2012 г. выпущено 5,8 тыс. комбайнов. Динамика их выпуска в России приведена на Рис. 4-50.

Рис. 4-50. Выпуск зерноуборочных комбайнов, тыс. шт.

Производства других видов комбайнов также реформировано на свертывание промышленного выпуска сложных сельхозмашин. В 1990 г. в РСФСР произведено 10,1 тыс. кормоуборочных и 6,4 тыс. картофелеуборочных комбайнов, а в 2009 г. на всю Россию выпущено 839 кормоуборочных и 81 картофелеуборочный. За 10 лет восстановительных реформ в 2000-2009 гг. производство картофелеуборочных комбайнов выросло в 81 раз. В 2000-2001 гг. в РФ выпускалось по 1 комбайну в год (это уже скорее не промышленное, а ремесленное машиностроение). В 2011 и 2012 гт. выпущено 356 и 888 силосоуборочных (кормоуборочных) комбайнов, данные о производстве картофелеуборочных комбайнов после 2009 г. не публикуются. Графики с динамикой производства картофелеуборочных и кормоуборочных комбайнов см. в Приложении.

Важнейшей машиной для всего народного хозяйства страны (как и для обороноспособности) является грузовой автомобиль. Особое значение он имеет в условиях России для сельского хозяйства. С конца 60-х годов производство грузовиков в РСФСР быстро росло и в середине 80-х годов вышло на уровень 700 тыс. машин в год. В ходе реформы произошло резкое падение производства — в 5 раз. В 1999-2007 гг. наблюдалось незначительное оживление производства. Динамика производства представлена на Рис. 4-51.

Рис. 4-51. Производство грузовиков в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Примерно так же обстоит дело и с производством грузовых автомобилей с дизельными двигателями — их выпуск с уровня 151 тыс. в 1990 г. сократился к 1998 г. в 7 раз. В 2000 г. он составил 47,8 тыс. шт., в 2005 г. — 67,8 тыс., в 2009 г. — 44,8 тыс. шт. По оперативным данным Росстата в 2010 г. было произведено 36,9 тыс. шт. грузовых автотранспортных средств с поршневым двигателем внутреннего сгорания с воспламенением от сжатия (дизелем или полудизелем), в 2011 г. — 65,7 тыс. шт. в 2012 г. — 111,6 тыс. шт.

Из экспортера грузовиков Россия реформирована в их импортера. Импорт грузовых автомобилей в значительной степени стал компенсировать пятикратный спад производства. Парк грузовых автомобилей вырос в РФ за годы реформ в 9 раз — с 331 тыс. в 1990 г. до 2,98 млн в 2010 г. В 2006 г. импортировано 63,4 тыс. машин за 1,5 млрд долларов, а на экспорт ушло 51,8 тыс. машин за 0,6 млрд долл. В 2010 и 2011 гг. импортировано 59 и 109 тыс. грузовиков (в 2010 г. за 1,843 млрд долл.), а экспортировано 10,1 и 11,2 тыс. (на 162 млн долл. в 2010 г.).

В целом состояние производства всей сельскохозяйственной техники примерно такое же, как тракторов и комбайнов.35 За 1990-2010 гг. производство тракторных плугов сократилось в 57 раз, культиваторов — в 26 раз, сеялок в 28 раз, косилок — в 7,5 раз, доильных установок — в 12,8 раз. Графики динамики производства сельхозтехники приведены в Приложении.

Надо подчеркнуть, что на фоне сокращения отечественного производства в РФ идет захват российского рынка зарубежными производителями сельхозтехники. Он сопровождается сильным идеологическим давлением, формированием отрицательного отношения к отечественным машинам, преувеличением их качественных недостатков при замалчивании важных для российской действительности достоинств.

Так, много говорится, например, что российские комбайны допускают повышенные, по сравнению с американскими аналогами, потери зерна при уборке. Но технические преимущества американских машин оплачены столь непропорционально большим завышением цены (более чем в 4 раза дороже отечественных аналогов), что массовые закупки этих машин становятся нереальными. Российское село может быть обеспечено только отечественными машинами. Их можно и нужно улучшать, но лишь на основе развития собственного машиностроения.36

Приведем данные еще о некоторых подотраслях машиностроения.

Известно, какое значение для смягчения нынешнего положения России, а также для накопления средств для выхода из кризиса и будущего развития имеет добыча минерального сырья. Однако в этих отраслях приближается критический период истощения тех месторождений, которые были разведаны и обустроены в советское время. Остро необходимо расширение геологоразведки, однако с начала реформы происходило быстрое свертывание разведочного бурения на минеральные ресурсы.

Вести такую разведку мог только мощный государственный научно-производственный комплекс. Приватизация промышленных предприятий и демонтаж отраслевой научно-технической системы парализовали геологоразведку.

На Рис. 4-14 представлена динамика глубокого разведочного бурения на нефть и газ, а на Рис. 4-52 — на другие минеральные ископаемые. Хотя масштабы последнего на порядок меньше, чем разведочное бурение на нефть и газ, значение его столь же велико. Здесь объем бурения сначала сократился в 30 раз, а затем восстановился к 2010 г. на девятикратном снижении.

Рис. 4-52. Глубокое разведочное бурение на химическое сырье, минеральные и термальные воды в РСФСР и РФ, тыс. м

Многократно большие объемы бурения требуются при освоении разведанных месторождений.

До 1991 г. проведение этих работ было обеспечено тем, что Россия располагала высокоразвитым производством турбобуров.37 Это производство было в полном смысле слова ликвидировано в первые же два года реформы, и к 1999 г. оно сократилось по сравнению со стабильным уровнем 80-х годов в 130 раз, а еще через десять лет к 2009 г. в 560 раз. Динамика этого процесса показана на Рис. 4-53.

Рис. 4-53. Производство бурового оборудования в РСФСР и РФ: 1 — турбобуры, тыс. секций (после 2009 г. данные Росстатом не публикуются); 2 — установки буровые для эксплуатационного и глубокого разведочного бурения, тыс. комплектов

Скажем кратко о транспортном машиностроении.

Одним из узких мест на транспорте всегда была нехватка товарных вагонов. После расчленения единого планового хозяйства СССР эффективность использования подвижного состава на железных дорогах значительно снизилась. Если бы в целом не упал так резко объем производства, сегодня экономика испытывала бы исключительно резкий “голод”, нехватку вагонов. Если в конце 70-х годов в РСФСР за год производилось около 33 тыс. вагонов в год, то к 1998 г. их снизился до уровня около 4 тыс. в год. Соответственно, к 1996 г. в 2,7 раза сократился рабочий парк грузовых вагонов (Рис. 4-54).

Рис. 4-54. Рабочий парк грузовых (1) и грузовых груженых (2) железнодорожных вагонов в России (в среднем в сутки), тыс. штук

С 2001 г. уровень производства вагонов стал быстро подниматься и существенно превысил дореформенный уровень (в 2012 г. — в 2,8 раза). Динамика производства представлена на Рис. 4-55. Несмотря на успехи последних лет, в целом за годы реформ грузовой железнодорожный транспорт недополучил на 2012 г. еще около 24 тыс, новых вагонов, в сравнении с дореформенными поставками. Пока парк вагонов стабилизирован на уровне в 1,5-2 раза ниже, чем в 1990 г. В 2010 г. импортировано 32 тыс. грузовых вагонов за 1,621 млрд долл., а экспортировано 2,2 тыс. на 80,2 млн долл.

Рис. 4-55. Производство грузовых магистральных вагонов в РСФСР и РФ, тыс. штук

Производство пассажирских вагонов в ходе реформы сначала испытало резкий спад (в 2,4 раза). Но в 1999-2008 гг. наблюдается заметный рост, и производство превысило уровень 1990 г. более чем в 1,7 раза (см. Рис. 4-56). Затем производство пассажирских вагонов вернулось на уровень 1990 г. Но снабжение транспорта вагонами пока не восстановлено: в целом за годы реформ российский пассажирский железнодорожный транспорт недополучил 4,3 тыс. новых пассажирских вагонов, по сравнению с дореформенным уровнем. Экспорт и импорт таких вагонов в 2010 г. был незначителен — 65 и 34 вагона, соответственно. Будем ездить на отечественном.

Рис. 4-56. Производство пассажирских вагонов в РСФСР и РФ, тыс. штук

Отдельно стоит сказать о вагонах метрополитена. За годы реформы их производство упало более чем в 10 раз, скатилось к послевоенным уровням. Поскольку поступления этих машин по импорту нет, их недостаток ведет к перегрузке и быстрому износу имеющегося в метрополитенах РФ вагонного парка. В больших городах метрополитен является главным средством общественного транспорта и осуществляет массовые перевозки пассажиров, поэтому старение его материально-технической базы создает острые социально-экономические проблемы. Оживление производства началось в 2001 г. и к 2011 г. оно зацепилось за уровень 40-летней давности, (см. Рис. 4-57). По оперативным данным Росстата в 2012 г. было произведено 496 вагонов метрополитена самоходных (моторных) с питанием от внешнего источника и 171 несамоходный вагон.

Рис. 4-57. Производство вагонов метрополитена в РСФСР и РФ, тыс. штук

В среднесрочной перспективе значительные трудности на железнодорожном транспорте могут возникнуть и из-за резкого сокращения производства тепловозов и электровозов.

В 70-80-е годы ежегодный выпуск эти машин поддерживался на стабильном уровне около 70 секций тепловозов и 300 электровозов. В разгар реформ в 1996 г. выпуск тепловозов упал до 5 секций тепловозов (1996 г.), и 5 электровозов (1997 г.). С 2004 г. начато восстановление производство железнодорожных локомотивов — в 2009 г. произведено 35 секций тепловозов и 232 электровоза, в 2011 г. — 39 и 266 (Рис. 4-58). Можно говорить об устойчивой тенденции к росту, но за 22 года реформ транспорт уже недополучил, как минимум, 370 секций тепловозов и 450 электровозов отечественного производства.

Рис. 4-58. Производство локомотивов в РСФСР и РФ, магистральных тепловозов (тыс. секций) и электровозов (шт.)

Важнейшей (“системообразующей”) для всего народного хозяйства отраслью машиностроения является станкостроение. Основу его составляет производство металлорежущих станков. Здесь в годы реформы произошел обвальный спад производства — более чем в 30 раз с 1990 г. Динамика этого процесса представлена на Рис. 4-59.

Рис. 4-59. Производство металлорежущих станков в РСФСР и РФ, тыс. шт.38

Нередко приходится слышать, что в СССР требовались крупные технологические сдвиги в металлообработке, переход от резания к более прогрессивным способам изготовления металлических изделий. А значит, не было нужды наращивать парк металлорежущих станков. Действительно, назревала технологическая модернизация металлообрабатывающего производства, но деградация станкостроения никак к модернизации привести не может. Столь крупные технологические сдвиги — длительный и сложный социальный процесс, связанный как с постепенной сменой типов оборудования, так и переучиванием работников.

После 2000 г. стал быстро расти импорт металлорежущих станков. В 2000 г. он составил (за вычетом экспорта) 15,6 тыс. штук, в 2004 г. 190 тыс., а в 2006 г. 315 тыс. штук. Это означает, что на рынке РФ станки отечественного производства практически полностью вытеснены импортными.39 В 2010 импортировано 562 тыс. металлорежущих станков за 653 млн долл., а экспортировано 1,5 тыс. станков на 10,3 млн долл.

Особо надо сказать о производстве станков высокой и особо высокой точности, а также станков с числовым программным управлением (ЧПУ). Это — технологически наиболее передовая область станкостроения. В 80-е годы она быстро развивалась, так что к концу десятилетия в РСФСР 23% выпускаемых металлорежущих станков были снабжены ЧПУ, а 11% относились к категории станков высокой и особо высокой точности. Это производство понесло самый большой ущерб, как видно из Рис. 4-60.

Рис. 4-60. Производство металлорежущих станков с ЧПУ в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Если в 1990 г. в РСФСР было выпущено 16,7 тыс. станков с ЧПУ, то в 1996-1999 гг. их выпуск составлял по 100 штук в год — в 167 раз меньше. В 2000 г. производство таких станков выросло в два раза (увеличилось на сотню штук) и составило 200 станков. В 2001 г. было выпущено 257 станков с ЧПУ, а потом снова произошел спад, в 2010 г. — 129 токарных станков с ЧПУ и 25 обрабатывающих центров, агрегатных и многопозиционных (многооперационных) станков для обработки металлов, в 2011 г. — 195 и 14 станков.

Следует подчеркнуть, что речь идет не просто об уменьшении числа выпускаемых станков с ЧПУ, но и о том, что более наукоемкое производство оказалось подорванным в наибольшей степени. При сокращении общего выпуска металлорежущих станков произошла не модернизация ассортимента, не снятие с производства устаревших типов, а, наоборот, технологический регресс — резко уменьшилась доля прогрессивной продукции в общем объеме производства. Аналогично, доля станков высокой и особо высокой точности в общем объеме производства металлорежущих станков упала с 22,8% (1989 г.) до 1,3% в 1999 году.

В результате реформы была разрушена важная наукоемкая отрасль машиностроения, предназначенная для разработки и производства автоматических и полуавтоматических линий для металлообработки и машиностроения. К 1985 г. отечественная промышленность вышла на уровень производства 754 комплекта линий, максимума их выпуск достиг в 1987 г. (802 комплекта), а с 1991 г. началось обвальное снижение выпуска, в 278 раз к 2009 г. Динамика производства представлена на Рис. 4-61.

Рис. 4-61. Производство автоматических и полуавтоматических линий для металлообработки и машиностроения в РСФСР и РФ, комплектов (после 2009 г. показатель Росстатом не публикуется)

Важным направлением модернизации металлообработки в 70-80-е годы была замена резания другими способами обработки — ковкой и прессованием. С этой целью быстро развивалось производство в РСФСР кузнечно-прессовых машин. С середины 80-х годов выпуск этих машин стал снижаться, а в годы реформы это направление было практически свернуто, и производство машин резко упало — почти в 40 раз. Заметного оживления его не наблюдается до настоящего времени. Динамика этого процесса показана на Рис. 4-62.

Рис. 4-62. Производство кузнечно-прессовых машин в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Надо подчеркнуть, что за время реформы был практически прекращен выпуск кузнечно-прессовых машин самого высокого технологического уровня — с числовым программным управлением. В 1990 г. было произведено 370 таких машин, а в 1997 г. — 3 шт., в 1998 — 4 шт., а в 1999 г. и 2001 г. — по 1 станку. В 2005 г. производство несколько выросло — до 38 шт., в 2009 г. — 23 станка. В 2010 г. было произведено 53 кузнечно-прессовых станка с ЧПУ (машины гибочные, кромкогибочные, правильные, ножницы механические, машины пробивные и вырубные для обработки металлов), а в 2011 г. — 34.

Рассмотрим пару примеров из области машиностроения для легкой промышленности. Самое массовое производство в ней — текстильное. В нем две главные операции — прядение и ткачество.

В 70-е годы в РСФСР производилось около 3,5 тыс. прядильных машин в год. Машин улучшенного типа выпускалось в 80-е годы около 2,2 тыс. в год. С середины 80-х годов ожидалась очередная модернизация этих машин. Однако начавшаяся реформа привела просто к свертыванию производства — выпуск прядильных машин упал к 1998 г. до 3 штук в год. В 2006 г. их выпуск составил 13 штук, в 2011 г. — 27 станков.

Спад производства в десятки раз означает, по сути дела, его ликвидацию.

Заметных изменений не происходит и в самые последние годы (Рис. 4-63). Машиностроительное производство, практически остановленное 15 лет назад, потребует для своего возрождения огромных средств. Но отказ от отечественного производства столь массовых машин и переход на их импорт обойдется еще дороже.

Рис. 4-63. Производство прядильных машин в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Судьба производства ткацких станков аналогична. Наивысшего уровня их выпуск достиг в середине 70-х годов, в ходе модернизации текстильной промышленности. В 80-е годы сохранялся почти стабильный уровень производства — 20-22 тыс. штук в год. Выпуск ткацких (Рис. 4-64) станков за годы реформы быстро упал в 200 раз, и восстановления этого производства не наблюдается. В 2011 г. выпущено 9 ткацких станков, в 2012 г. — 54 станка.

Рис. 4-64. Производство прядильных машин в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Резко сократилось в ходе реформы производство наукоемких изделий и приборов. Поскольку состояние этих производств во многом предопределяет безопасность страны, ссылки на то, что отечественные изделия не выдерживают конкуренции импортных образцов, несостоятельны — поддерживать производственный потенциал таких отраслей приходится независимо от рентабельности. Так, по сравнению с 1990 г. в 2009 г. производство радиоприемных устройств сократилось в 55 раз.

Отечественная промышленность обеспечивала массовый спрос на телевизоры вполне приемлемого качества при низкой цене и отправляла значительную часть продукции на экспорт. В 90-е годы их производства сократилось в 4,6 раза. Динамика производства телевизоров дана на Рис. 4-65. Быстрый рост производства наблюдается начиная с 2001 г., а с 2010 г. — стремительный.

Рис. 4-65. Производство телевизоров в РСФСР и РФ, тыс. шт.

В ходе реформы быстро росло превышение импорта над экспортом телевизоров — в 1993 году оно равнялось 663 тыс. телевизионных приемников, в 1997 г. 397 тыс., в 2000 г. 609 тыс., в 2002 г. уже 2368 тыс., в 2005 г. 6278 тыс., в 2009 г. 6730 тыс., в 2011 г. 8475 тыс.

4.4. Химическая и нефтехимическая промышленность

Реформа в разной степени повлияла на различные подотрасли химической и нефтехимической промышленности. В целом отрасль испытывает кризис. Произошло дробление крупных, связанных единой технологической цепочкой химических комбинатов. С 1980 по 1990 г. число химических предприятий в РФ увеличилось с 579 до 591 — за счет строительства новых заводов. В 2000 г. в РФ действовало 8181 предприятие, а в 2006 г. 7704. В РСФСР химическая промышленность имела высокий уровень фондовооруженности, фондоотдачи и рентабельности. Еще в 1992 г. уровень рентабельности продукции в этой отрасли составлял 59,6%, а к 1997 г. он упал до 4,3%, а в 2003 г. составил 10,2%, в 2006 г. 16,5%. В 2010-2011 гг. рентабельность химического производства составляла 19,2-24,8%, а производства резиновых и пластмассовых изделий — 6,7-7,2%.

Однако для энергоемкой химической продукции был открыт зарубежный рынок (экспорт ее может рассматриваться как скрытый экспорт энергоносителей). Такими продуктами являются металлы (особенно алюминий), а в химии — удобрения. Возможности экспорта позволили избежать катастрофического спада и в производстве самых массовых продуктов тяжелой химии — серной кислоты и кальцинированной соды. Сокращение их выпуска составило 2-2,5 раза. Начиная с 1999 г. наблюдается рост производства — пока по кислоте достигнут уровень начала 1980-х, а по соде — начала 1970-х. Динамика приведена на Рис. 4-66 и Рис. 4-67.

Рис. 4-66. Производство серной кислоты в моногидрате в РСФСР и РФ, млн т

Рис. 4-67. Производство кальцинированной соды в РСФСР и РФ, тыс. т

Рассмотрим положение дел, которое сложилось в ходе реформы в производстве и использовании минеральных удобрений. Динамика производства представлена на Рис. 4-68.

Рис. 4-68. Производство минеральных удобрений (в пересчете на 100% питательных веществ) в РСФСР и РФ, млн т

В ходе реформы к 1994 г. производство удобрений снизилось по сравнению с 1988 г. в 2,5 раза — до уровня 1973 г. После 1999 года происходит заметный рост производства, примерно в дореформенном темпе. В начале 2010-х в производстве удобрений восстановлены лучшие уровни конца 1980-х. Сколько же удобрений из произведенного количества остается для внутреннего потребления в РФ?

В 1996 г. на экспорт вне стран СНГ было отправлено минеральных удобрений брутто-весом 11,8 млн т. Среднее содержание питательных веществ в минеральных удобрениях в 1996 г. составляло 42%. Таким образом, в страны вне СНГ было продано 5 млн т удобрений (в пересчете на 100% питательных веществ) или 51% от производства. В страны СНГ было продано всего 280 тыс. т. удобрений.

За 2003 г. в страны вне СНГ было экспортировано 21,8 млн т удобрений со средним содержанием питательных веществ 47%. Это эквивалентно 72,9% годового производства. Если для оценки принять, что и далее экспортировались удобрения примерно такого же состава (~50% питательных веществ), то в 2005 г. на экспорт ушло 81,2% произведенных удобрений, в 2010 г. — 78,5%, в 2011 г. — 72,3%., причем в эти же годы 96,5%, 90,5% и 93,2% экспорта направлялось в страны дальнего зарубежья. Удельный вес экспорта минеральных удобрений (в пересчете на 100% питательных веществ) в их товарных ресурсах составлял в 2010 г. 70,8%. Таким образом, большая часть восстановленного в реформы производства минеральных удобрений работает на внешний рынок — хотя, даже работая на полную мощность в конце 80-х годов, производство минеральных удобрений еще далеко не полностью удовлетворяло потребности отечественного сельского хозяйства. В реформы потребности отечественного сельского хозяйства в удобрениях заменили на их платежеспособный спрос (Рис. 4-69), а он стал лучше удовлетворяться у зарубежных сельхозпроизводителей за счет российских энергопоставок, овеществленных в форму удобрений.

Рис. 4-69. Поставка (продажа) минеральных удобрений сельскому хозяйству (организациям) в РСФСР и РФ (в пересчете на 100% питательных веществ), млн т

Если в 1985 г. и 1990 г. в сельхозугодия вносили около 62% произведенных в стране минеральных удобрений, то уже в 1995 г. — 15,6%, в 2000 г. — 11,5%, в 2005 г. — 8,4%, в 2010 г. и 2011 г. — по 10,6%. (сравн. Рис. 4-68 и Рис. 4-69). Спрос родил предложение и придушил немонетизированную потребность.

О производство синтетических смол и пластмасс, стеклопластиков см. выше (Рис. 4-34, Рис. 4-35). В производстве синтетических волокон и нитей, динамика которого показана на Рис. 4-70, спад был пятикратный и оживления не последовало.

Рис. 4-70. Производство синтетических волокон в РСФСР и РФ, тыс. т

Это — пример тех секторов, продукция которых интересует иностранных покупателей в меньшей степени, чем энергоемкая и экологически неблагоприятная продукция типа минеральных удобрений.

По данным Минпромторга РФ в 2011 г. в группе искусственных волокон и нитей производился только ацетатный жгут для сигарет, объем выпуска которого имеет постоянную тенденцию роста. Вискозные, ацетатные и акриловые волокна и нити для текстильной промышленности не производились.

Графики с динамикой производства других видов химической промышленности представлены в Приложении.

4.5. Производство потребительских товаров

Хотя идеологическим обоснованием рыночной реформы в большой мере служила концепция структурной перестройки экономики со сменой приоритетов в сторону повышения доли отраслей, производящих потребительские товары, на деле именно они понесли во время реформы самый тяжелый урон. Они в меньшей степени, нежели энергоемкое и экологически более грязное производство тяжелой промышленности, могли рассчитывать на получение своей ниши на мировом рынке.

Конкурировать с массовым производством дешевого ширпотреба в Китае и странах Юго-Восточной Азии для российской легкой промышленности было нереально. Либерализация внешней торговли неизбежно вела к свертыванию отечественного производства.

Наиболее массовым производством в легкой промышленности является текстильное. Производство тканей было довольно хорошо развито уже в дореволюционной России, и целые области (например, Ивановская) специализировались в текстильной промышленности.

После 1970 г. в РСФСР наблюдался небольшой устойчивый прирост выпуска тканей при уже весьма высоком уровне производства. Реформа вызвала тяжелый кризис всей отрасли, производство к 1996 г. упало в 6 раз. Оживление началось после 1998 г., в 2000-х производство стабилизировалось на уровне конца 1930-х, а отмеченный скачок в 2010-2012 гг. вывел производство тканей в РФ на уровень начала 1950-х. Динамика процесса приведена на Рис. 4-71.

Рис. 4-71. Производство тканей всех видов в РСФСР и РФ, млн. м2

Самым крупномасштабным в текстильной промышленности является производство хлопчатобумажных тканей. В конце 80-х годов оно вышло в РСФСР на уровень выпуска 5,8 млрд м2 ткани в год. Реформа вызвала резкое падение производства — к 1996 г. почти в 6 раз (см. Рис. 4-72). Его заметный рост произошел в 1999-2003 гг. — однако не был превышен предвоенный уровень производства. С 2007 г. — опять спад почти до послевоенного состояния отрасли. Это совершенно не соответствует ни масштабам потребности страны, ни масштабам созданной в России производственной базы.

Рис. 4-72. Производство хлопчатобумажных тканей в РСФСР и РФ, млн. м2

Можно было ожидать, что ввиду трудностей с получением хлопка после развала СССР будет оказана поддержка производству льняных тканей, работающему на сырье, получаемом в нечерноземных областях Центральной России. Этого, однако, не произошло, и выпуск льняных тканей упал сразу в ходе реформы более чем в 6 раз. До 2004 г. здесь также наблюдается прирост производства, но в начале 2010-х обновлен рекордный минимум падения производства (Рис. 4-73).

Рис. 4-73. Производство льняных тканей в РСФСР и РФ, млн. м2

Примерно такой же эффект оказала реформа и на другие подотрасли текстильной промышленности, резко упало производство и шерстяных, и шелковых тканей. Оживление производства наметилось лишь в 2010 г. в производстве шелковых тканей. Здесь в начале 2010-х достигнут уровень начала 1950-х (см. Рис. 4-74).

Рис. 4-74. Производство тканей в РСФСР и РФ, млн м: 1 — шерстяные ткани; 2 — шелковые ткани

Катастрофический спад произошел в 90-е годы и в производстве ковров и ковровых изделий. По сравнению с концом 80-х годов их производство к 1997 г. упало в 17 с лишним раз. Взамен отечественного производства в РФ ежегодно импортировалось ковровых изделий на 20-30 млн долларов. После краткого оживления в 1998-2000 гг. производство вновь сократилось, но стало быстро расти в 2004-2006 гг., достигнув уровня конца 1970-х. В 2012 г. производство снизилось до уровня начала 1970-х. В 2010 г. доля импортных импорта в товарных ресурсах ковров и ковровых изделий составляла 68,3%. Динамика производства ковров и ковровых изделий представлена на Рис. 4-75.

Рис. 4-75. Производство ковров и ковровых изделий в РСФСР и РФ, млн м2

Столь же резко свернуто отечественное производство кожаных товаров (динамика его приведена на Рис. 4-76). Кожа в основном стала экспортироваться в виде кожевенного сырья, а взамен стало импортироваться значительное количество одежды из кожи. С 1999 г. немного стало восстанавливаться производство хромовых кожтоваров. Фактически речь идет о ликвидации или резком сокращении целых отраслей легкой промышленности, которые в 80-е годы существенно удовлетворяли основные потребности населения.

Рис. 4-76. Производство кожтоваров в РСФСР и РФ, млн дм2:

1 — хромовые кожтовары; 2 — юфтевые кожтовары

Мы не можем привести здесь динамику производства даже главных потребительских товаров — номенклатура их слишком велика. В общем, судьба всех этих производств схожа — исключением является производство дорогих товаров, предназначенных для удовлетворения платежеспособного спроса “благополучного” населения.

Однако и это производство по масштабам невелико ввиду того, что в этой среде покупателей более престижным является приобретение импортных товаров. Приведем примеры производства товаров массового спроса.

Отечественная обувная промышленность парализована, и никаких признаков ее оживления нет. С 1970 по 1990 гг. в РСФСР поддерживался стабильный уровень производства 350-380 млн пар в год. В 1990 г. выпуск составил 385 млн пар, к 1997 г. он упал до 33 млн и до 2009 г. держался на уровне ок. 50 млн пар. В 2010-2012 гг. производство выросло вдвое до 103-107 млн пар — уровень конца 1940-х. Динамика производства представлена на Рис. 4-77.

Рис. 4-77. Производство обуви в РСФСР и РФ, млн пар

К другой важной части спектра потребностей относится спортивная обувь. И здесь положение не лучше — за годы реформы отечественное производство спортивной обуви сократилось в 20 раз. Совершенно исключительной по своим социальным последствиям является практическая ликвидация отечественного производства детской обуви. Этот товар массового спроса производился в конце 80-х годов в масштабе более 170 млн пар в год. К 1998 г. произошел спад до уровня 5,8 млн пар — в 30 с лишним раз. В 2011 г. выпуск детской обуви подрос до 15,9 млн, что несущественно по сравнению со всей послевоенной историей ежегодного производства. Импорт стал компенсировать этот спад только в последние годы — в 1997 г. всего было импортировано 20 млн пар кожаной обуви, в 1999 году — 4 млн, в 2005 г. — 15,4 млн пар, в 2010 г. — 103 млн пар. Из них детская обувь составляла незначительную часть. Динамика производства детской обуви дана на Рис. 4-78.

Рис. 4-78. Производство детской и спортивной обуви в РСФСР и РФ, млн пар: 1 — обувь до 24 размера включительно (левая шкала); 2 — обувь спортивная (правая шкала)

Однако кроме того надо отметить и тот факт, что в России были существенно иные традиции изготовления детской обуви, чем на Западе (например, в отличие от западных производителей, отдавалось предпочтение кожаной подошве).

Особый вид товара, специфический для России — валяная и резиновая обувь. Ими пользовалась значительная часть населения в зимние холода и распутицу, особенно в сельской местности. В РСФСР было налажено массовое производство этой обуви. Оно было свернуто во время реформы, и потребность покрывается импортом или изготовлением валенок невысокого качества в кустарных условиях (Рис. 4-79).

Рис. 4-79. Производство валяной и резиновой обуви в РСФСР и РФ, млн пар: 1 — валяная и фетровая обувь; 2 — резиновая обувь

Производство многих важнейших товаров для детей почти полностью прекращено в результате реформы. Пример — производство детских платьев, сорочек и костюмов, где произошел спад выпуска продукции в 30-100 раз, и это при наличии хорошо налаженного производства и неудовлетворенного общественного спроса. Динамика производства приведена на Рис. 4-80 (после 2009 г. данные приводятся по этим товарам для детей и взрослых суммарно).

Рис. 4-80. Производство детских платьев, сорочек и костюмов в РСФСР и РФ, млн шт.: 1 — платья; 2 — сорочки верхние; 3 — костюмы

Меньшим был спад производства детских трикотажных изделий, в 22,7 раза к 1998 г., после которого произошел небольшой подъем до уровня середины 1950-х (Рис. 4-81).

Рис. 4-81. Производство детских трикотажных изделий в РСФСР и РФ, млн шт.

Обращает на себя внимание крутизна спада в 1991-1992 гг. и тот факт, что и в самые последние годы существенного роста выпуска этой продукции не происходит.

Примерно так же повлияла реформа на производство детских пальто — как меховых, так и из текстильных материалов (Рис. 4-82). По сравнению с концом 80-х годов выпуск пальто и полупальто сократился в 140 раз и продолжает снижаться даже после 1998 г. Производство шубок и пальто из натурального меха сократилось в 7-8 раз.

Можно утверждать, что в настоящее время основная масса детей в РФ, как особый контингент потребителей, «вытеснена с рынка» отечественного производителя.

Рис. 4-82. Производство детских пальто в РСФСР и РФ, тыс. шт.: 1 — пальто, полупальто (левая шкала); 2 — пальто из натурального меха (правая шкала)

В целом, в объеме продаж товаров легкой промышленности на российском рынке середине 2000-х около 20% приходилось на долю отечественных производителей, около 25% — на официальный импорт, более 55% составляли товары теневого производства или незаконно ввезенные на территорию России. Для примера, в 2010 г. доля импорта в товарных ресурсах составляла для тканей готовых — 38,8%, для чулочно-носочных изделий — 81,9%, для кожаной обуви — 89,6 (в 2011 г. — 90,5%).

Отечественная легкая промышленность уступила место на весьма емком российском рынке зарубежным производителям брюк, трикотажных и чулочно-носочных изделий. Производство брюк упало в 2-5 раз, трикотажа — в 7-10 раз, чулочно-носочных изделий — в 3-6 раз. Заметного оживления этих важных секторов легкой промышленности пока не наблюдается (см. Рис. 4-83, Рис. 4-84, Рис. 4-85).

Рис. 4-83. Производство брюк в РСФСР и РФ, млн шт.

Рис. 4-84. Производство трикотажных изделий в РСФСР и РФ, млн

Рис. 4-85. Производство чулочно-носочных изделий в РСФСР и РФ, млн пар

Приведем данные о производстве других потребительских товаров и влиянии на него рыночной реформы. Вот производство стиральных машин (Рис. 4-86).

Рис. 4-86. Производство стиральных машин в РСФСР и РФ, тыс. шт.

В 70-е годы наблюдался спад их производства вследствие перехода к изготовлению машин нового поколения — автоматических. Затем к концу 80-х годов производство вышло на уровень 5,5 млн штук в год. В ходе реформы к 1996 г. произошло сокращение более чем в 7 раз. Вместо повышения качества под влиянием рыночной конкуренции произошла ликвидация отечественного производства. Существенного роста производства не происходит и в последнее время, в начале 2010-х достигнут уровень производства середины 1980-х, а потребности в значительной степени восполняются поставками стиральных машин зарубежными производителями. Доля импорта стиральных машин в товарных ресурсах в 2005 г. составляла 70,1%, но к 2010 г. была снижена до 49,9 % (в 2011 г. — 44,6%) — идет освоение и наладка «отверточной сборки».

Сходная картина с падением отечественного производства наблюдалась и по другим видам бытовой техники. К 1998 г. производство холодильников упало в 3,6 раза, швейных машин — в 190 раз, пылесосов — в 10 раз, утюгов — в 12 раз, фотоаппаратов — в 30 раз, часов — в 16 раз. Из этих товаров восстановлено только производство холодильников. Графики с динамикой производства бытовой техники см. в Приложении,

В 80-е годы в РСФСР было создано крупное производство вполне современных синтетических моющих средств. Оно еще не вполне удовлетворяло потребность, так что его продукцию приходилось дополнять импортом, однако отечественная промышленность уже в основном обеспечивала надежный минимум.

В первые же годы реформы произошел спад этого производства в два с лишним раза — на уровень ниже 1970 г. В последние десятилетие производство восстановлено, в основном, уже под торговыми марками иностранных компаний (Рис. 4-87). В 2010 г. доля импорта в товарных ресурсах составляла для туалетного мыла — 37,3% (экспорта — 7,3%), а для синтетических моющих средств — 15,1% (экспорта — 14%).

Рис. 4-87. Производство мыла и синтетических моющих средств в РСФСР и РФ, тыс. т

В отличие от синтетических моющих средств производство туалетного и хозяйственного мыла не было восстановлено на дореформенном уровне. Несмотря на широко известное в перестроечные времена мнение о дефиците мыла в реформы производство хозяйственного мыла к 1998 году упало в 7 раз, а туалетного — в 4 раза. Восстановление производства этих товаров практически не происходит — см. динамику в Приложении.

Очень важным в условиях России предметом является велосипед. При малой плотности шоссейных дорог для десятков миллионов человек, проживающих в сельской местности, велосипед служит важным средством передвижения. Здесь он стал необходимым техническим устройством, элементом современного образа жизни. Для молодежи и подростков велосипед — и средство общения, и спортивный инвентарь, и первое сложное изделие, вводящее в мир техники.

В 80-е годы производство велосипедов (без детских) вышло на уровень более 3 млн штук в год и продолжало расти до 1990 г. включительно. С началом реформы начался спад, который достиг нижней точки в 1996 г., когда выпуск велосипедов упал по сравнению с 1990 г. более чем в 10 раз. Динамика производства велосипедов представлена на Рис. 4-88.

Рис. 4-88. Производство велосипедов в РСФСР и РФ, тыс. шт. Примечание: с 1970 по 1985 г. приведены данные производства вместе велосипедов и мопедов. Это несущественно, т.к. мопедов в этот период изготавливалось порядка 5% от числа велосипедов.

Еще глубже был спад в производстве детских велосипедов. Это видно на Рис. 4-89.

Рис. 4-89. Производство детских велосипедов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Доля импортных велосипедов в их товарных ресурсах в последнее время снижается: в 2005 г. — 90,6%, в 2010 г. — 62,3%.

Примерно то же самое можно сказать о мотоцикле. Отличие его от велосипеда в том, что это уже серьезное транспортное средство, требующее от человека весьма сложных знаний и умений и высокой ответственности. Будучи предметом массового использования, мотоцикл сыграл в России важную роль в формировании современного молодого человека и современного образа жизни.

В РСФСР было создано производство мотоциклов с годовым выпуском более 800 тыс. машин в год. В результате реформы это производство практически ликвидировано (см. Рис. 4-90). Объем импорта мотоциклов незначителен.

Рис. 4-90. Производство мотоциклов и мотороллеров в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Как предмет широкого пользования мотоцикл исчезает из обихода, что скажется на безопасности и образе жизни менее обеспеченного большинства населения. В 2010 г. 95,7% мотоциклов, мотороллеров и мопедов в товарных ресурсах были импортными.

Одной из важных потребностей человека в современном обществе, особенно подростков и молодежи, является занятие физкультурой и спортом. Эти виды занятий даже являются обязательными в системе среднего и высшего образования. Для большинства видов спорта необходимым условием таких занятий служит обладание определенными техническими средствами — лыжами, коньками и клюшкой, ракеткой и т.д. Поэтому производство спортивных товаров давно уже стало важной отраслью промышленности.

Реформа погрузила большинство предприятий этой отрасли в глубокий кризис, в результате которого производство многих видов товаров практически прекращено, В качестве примеров на Рис. 4-91 и Рис. 4-92 приведена динамика производства некоторых из таких товаров.

Рис. 4-91. Производство лыж и хоккейных клюшек в РСФСР и РФ: 1 — лыжи, тыс. пар; 2 — хоккейные клюшки, тыс. шт.

Рис. 4-92. Производство детских лыж (1) и ракеток (2) для настольного тенниса в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Важной отраслью является также мебельная промышленность. В РСФСР было не только налажено массовое производство доступной по цене мебели приемлемого качества, но и происходило явное улучшение продукции. Это массовое производство в результате реформы было резко сокращено или свернуто.

Для примера приведена динамика производства стульев и кресел (Рис. 4-93), а также кроватей (Рис. 4-94). Спад производства и тех, и других — примерно в 7 раз. По деревянным кроватям восстановлен уровень производства начала 1980-х.

Рис. 4-93. Производство стульев и кресел в РСФСР и РФ, млн шт.

Рис. 4-94. Производство кроватей в РСФСР и РФ, млн шт.

Глубокий спад производства наблюдался и по другим видам мебели. Максимально восстановлено производство шкафов — на уровне 1980 г., а, например, а столов в 2010 г. выпускалось столько же, как и в 1960 г. Доля импортной мебели в товарных ресурсах составляла в 2010 г. 39%, в 2011 г. — 44,5%. Графики динамики производства столов, шкафов, гарнитуров и диванов представлены в Приложении.

В число потребительских товаров следует, с некоторой натяжкой, включить и пиломатериалы. Они учитываются в статистике как строительные материалы, однако значительная их часть используется непосредственно гражданами не в производственной деятельности, а в потреблении — строительстве дач, садовых домиков и др.

Хотя РСФСР являлась крупным производителем пиломатериалов, и эту прибыльную отрасль реформа привела в глубокий упадок — производство снизилось в 4 раза и стабилизировалось на уровне начала 1930-х. Динамика изменений производства пиломатериалов представлена на Рис. 4-95.

Рис. 4-95. Производство пиломатериалов в РСФСР и РФ, млн м3

Специально отметим, что после 3-4-х кратного спада в 1991-1996 гг. производство древесно-волокнистых и древесно-стружечных плит в начале 2010-х восстановлено на дореформенном уровне. Производство фанеры после падения в 1,8 раза не только восстановлено, но и превысило дореформенный уровень 1990 г. в 2 раза. Графики динамики экономических показателей и производства фанеры, ДСП, ДВП и сборных деревянных домов см. в Приложении. Тем не менее, вывозка древесины в лесной промышленности за 1990-1998 гг. сократилась в 4 раза и восстановлена в начале 2010-х до послевоенного уровня — в некоторые годы теперь в лесных пожарах сгорает почти столько же или больше древесины, чем вывозится (1998 г., 2003 г., 2010 г.). График динамики вывозки древесины см. в подразделе «Строительство».

Важный товар широкого потребления — бумагу — выпускает целлюлозно-бумажная промышленность. Это производство испытало глубокий спад в середине 90-х годов, а сейчас стабилизируется на уровне 1985 года (Рис. 4-96).

Рис. 4-96. Производство бумаги в РСФСР и РФ, тыс. т

Примерно такая же, картина наблюдалась и наблюдается в производстве целлюлозы и картона. См. соответствующие графики в Приложении, Вместе с тем, в 2010 г. на экспорт было отправлено 73% произведенной газетной бумаги и 80% целлюлозы (в 2011 г. — 81%).

Наконец, упомянем такие товары массового употребления, как электрические плитки и чайники.

С их производством вполне справлялась отечественная промышленность, которая, к тому же, начала модернизироваться в процессе конверсии ВПК. Однако даже это незаметное и нужное производство, спокойно удовлетворявшее обыденные потребности всего населения, было подавлено реформой.

На Рис. 4-97 и Рис. 4-98 приведена динамика производства этих товаров.

Рис. 4-97. Производство электрических плиток в РСФСР и РФ, тыс. шт. (с 1997 г. вкл. бытовые электроплиты, электродуховки, с 2009 г. вкл. бытовые микроволновые печи)

Рис. 4-98. Производство электрочайников в РСФСР и РФ, тыс. шт.

4.6. Перспективы восстановления производства в промышленности

Длительный глубокий спад производства практически во всех отраслях промышленности РФ привел к тяжелой деградации материально-технической и кадровой базы хозяйства. Устарело, разукомплектовано или продано оборудование, расчленены технологические цепочки, ушли квалифицированные рабочие и инженеры. Производственный потенциал, накопленный к началу реформы, все эти годы сокращался, причем от простоя страдало более всего самое совершенное производство наиболее высокого технологического уровня.

Производственные мощности в годы спада были загружены в малой степени (см. Рис. 4-99 и Рис. 4-100). Поэтому в рамках сохранившегося потенциала был возможен прирост производства, который и наблюдается в 2000-2011 гг. Однако в целом возможности «роста за счет оживления» близки к исчерпанию, и оценить их заранее трудно, поскольку после многих лет простоя реальные производственные мощности могут быть намного ниже номинальных, приведенных на Рис. 4-99 и Рис. 4-100.

Рис. 4-99. Уровень использования производственных мощностей промышленных предприятий по производству стали, металлорежущих станков и тракторов в РСФСР и РФ, %

Рис. 4-100. Уровень использования производственных мощностей промышленных предприятий по производству нефтепродуктов, обуви и цемента в РСФСР и РФ, %

За 1991-1999 гг. производственные мощности промышленности, согласно оценкам Госкомстата, сократились на треть. Однако стоимостная оценка основных фондов промышленности сопряжена с большой неопределенностью, что видно из нестыковки многих стоимостных и натуральных показателей. Уточнить состояние производственной базы можно исходя из оценки возможностей выпуска конкретных видов продукции в натуральном выражении. Приведем несколько оценочных расчетов.

Например, в 1990 г. в РСФСР имелись производственные мощности для выпуска 264 тыс. тракторов (в том году было выпущено 214 тыс. тракторов, и, по данным ЦСУ, производственные мощности были загружены на 81%). По данным Госкомстата РФ, в 2004 г. было произведено 8,4 тыс. тракторов при уровне загрузки мощностей 9,3%.40 Из этого следует, что производственные мощности тракторостроения России, имевшиеся в наличии на 2004 год, позволяли выпустить только 90 тыс. тракторов в год. Следовательно, к 2004 г. они сократились в 2,93 раза.

Делая такой расчет для каждого года, по которому опубликованы данные, мы получаем график сокращения производственной базы данной отрасли за время реформы. Такой график для производства тракторов приведен на Рис. 4-101. Из него видно, что за годы реформы производственные мощности сократились по сравнению с 1990 годом в 3,6 раза. Согласно этому оценочному расчету, к 2011 году российское тракторостроение утратило за годы реформы 92,1% своих производственных мощностей.

Рис. 4-101. Производственные мощности тракторостроения РСФСР и РФ, тыс. тракторов в год

Аналогично, в 1990 г. в РСФСР имелись мощности для производства 443 млн пар обуви (было реально выпущено 385 млн пар). В 2004 г. было выпущено 46 млн пар обуви, и при этом производственные мощности были загружены на 50%. Значит, даже при полной загрузке мощностей максимальный выпуск обуви в РФ мог бы достигнуть в 2004 г. лишь уровня 92 млн пар — в 4,2 раза меньше, чем в 1990 г. Это отставание постепенно сокращается. По официальным данным в 2011 г. было выпущено уже 107 млн пар при загрузке мощностей 69,3%, т.е. потенциал выпуска — 154,3 млн пар, что в 2,5 раза ниже, чем перед реформами.

Меньший спад мощностей наблюдался в экспорториентированных отраслях (во многом поэтому и износ там выше). Например, в первичной переработке нефти за годы реформ мощности были снижены до уровня середины 1970-х (Рис. 4-102), это гораздо меньшее выбытие по сравнению с тем же тракторостроением — там откатили до конца 1940-х.

Рис. 4-102. Производственные мощности первичной пеработки нефти РСФСР и РФ, млн т в год

А вот как, согласно данным Росстата, изменялись в ходе реформы производственные мощности отечественного подшипникостроения (Табл. 4-7). Из этих данных следует, что на 2009 г. реформа уничтожила 67,5% производственных мощностей важного высокотехнологичного производства.

Табл. 4-7. Производственные мощности производства подшипников качения в РСФСР и РФ

Таким образом, нынешние адаптационные колебания уровня производства принимать за рост экономической системы нельзя. Напротив, непрерывно и в весьма быстром темпе идет процесс сокращения экономического потенциала страны. Разумеется, оживление производства и повышение степени загрузки имеющихся мощностей являются хорошими признаками, и этому надо всемерно способствовать. Но условием будущего роста станет осязаемый, адекватный и устойчивый рост капиталовложений в основные производственные фонды и подготовку трудовых ресурсов.

Основой восстановления производства и обеспечения такого его роста, чтобы оно удовлетворяло жизненно важные потребности страны, может быть только достаточно полное обновление основных фондов. Наличие пока что незагруженных мощностей и возможность некоторого наращивания производства скрывает важнейшее обстоятельство — с самого начала реформы резко снизились капиталовложения в промышленность ( инвестиции в основной капитал).

На Рис. 4-103 была представлена динамика изменения этого показателя. В течение 70-80-х годов в РСФСР наблюдался быстрый и непрерывный рост инвестиций. Но даже во время наиболее крупномасштабных капиталовложений (1988 г.) их было достаточно только для того, чтобы поддерживать стабильное производство с темпом модернизации, который в то время считался недостаточным. При том сокращении инвестиций, которое произошло после 1990 г., невозможна не только технологическая модернизация, но и просто поддержание промышленной инфраструктуры в рабочем состоянии.

Рис. 4-103. Коэффициент обновления (ввод в действие) основных фондов промышленности РСФСР и РФ, в % от наличия основных фондов на конец года (в сопоставимых ценах). По данным ЦСУ СССР 1970-1990 гг., Госкомстата РФ — 1991-2003 гг., Росстата 2004-2012 гг.

Тот прирост инвестиций, который произошел в 1999-2011 годы, намного меньше потерь, понесенных основными фондами за предыдущее десятилетие. Например инвестиции 2010 г. в сопоставимых ценах не меньше того, что вкладывалось в основные фонды промышленности в 1975 г., но ведь с того времени основные фонды многократно выросли и требуют больших капиталовложений просто для их содержания и ремонта.

Соответственно сокращению инвестиций была свернута намеченная на вторую половину 80-х годов программа модернизации основных фондов промышленности. В результате до беспрецедентно низкого уровня упал показатель ввода в действие новых основных фондов, и началось их быстрое старение (Рис. 4-103).

Выбытие промышленно-производственных основных фондов сократилось только в последние 10 лет. Если в 1980-х ежегодно ликвидировалось в среднем 1,53% от общей стоимости фондов, в 1990-х — 1,43%, то в 2000-х — 1,05%. График динамики выбытия промышленно-производственных основных фондов представлен в Приложении. С учетом сокращения ввода в действия уровень воспроизводства основных фондов упал в реформы резко с 5% до нуля, а в конце 1990-х были годы даже с отрицательным воспроизводством (Рис. 4-104).

Рис. 4-104. Коэффициент воспроизводства (ввод в действие за вычетом ликвидации) основных фондов промышленности РСФСР и РФ, в % от наличия основных фондов на конец года (в сопоставимых ценах)

В среднем в 1992-2011 гг. коэффициент воспроизводства составлял 0,64%, т.е. с такими темпами цикл обновления материально-технической базы промышленности составлял более 155 лет. В начале 2010-х коэффициент воспроизводства основных фондов промышленности вышел на уровень 1,2-1,3%. Другими словами теперь в новой РФ современный цикл обновления производственных фондов в среднем составляет 80 лет, хотя еще в конце 1980-х в РСФСР он был менее 20 лет. За 20 лет без реформ промышленность новой России уже бы полностью переобновила свою материально-техническую базу, с реформами же обновление российской промышленности откладывается еще на 80 лет.

Долговременным следствием незначительности воспроизводства промышленно-производственных основных фондов стал их нарастающий износ. Так темп повышения среднего возраста производственного оборудования увеличился в 1,5 раза сразу в начале реформ (Рис. 4-105). Средний возраст производственного оборудования в промышленности достиг к 2004 году 21,2 лет, что на 8,2 лет больше, чем было бы при прежнем дореформенном темпе старения. Другими словами реформы к 2004 году прибавили к возрасту производственного оборудования 60%-ю надбавку. После 2004 года показатель среднего возраста оборудования не публикуется. Общий процесс старения промышленного оборудования представлен на Рис. 4-105 (динамика среднего возраста).

Рис. 4-105. Средний возраст промышленно-производственных основных фондов в РСФСР и РФ, лет: 1 — производственного оборудования в промышленности (после 2004 г. этот показатель не публикуется);

2 — сооружений, машин и оборудования в добыче полезных ископаемых, обрабатывающих производствах, производстве и распределении электроэнергии, газа и воды (с 2006 г)

В обрабатывающей промышленности в 2003 г. 30,7% машин и оборудования были полностью изношены, а затем эта доля неуклонно уменьшалась: в 2005 г. — 24,3%, в 2010 г. — 17,6%, 2011 г. — 18,1%. Это совсем не значит, что наступает обновление, возможно, что идет резкое выбытие полностью изношенного без адекватного восполнения (например, за 2003-2009 гг. доля полностью изношенных машин в сельском хозяйстве сократилась с 29,1 до 8,2%, в 2011 г. — 8,8%; подробнее о том, сколько осталось сельхозтехники в РФ см. в следующей главе). Наоборот, в более восстановленной после радикального этапа реформ отрасли «добыча полезных ископаемых» доля полностью изношенных машин и оборудования растет: в 2003 г. — 20,6%, в 2005 г. — 23%, в 2010 г. — 25,6%, в 2011 г. — 28,2%. В условиях неравномерности отраслевого ввода и выбытия основных фондов, среднепромышленные параметры их износа стали после 2000 г. малоинформативными.41 Однако и среднеотраслевые данные показывают, что в годы реформ износ промышленно-производственных основных фондов превысил «красную черту» в 50%, за которой требуется уже глубокая технологическая модернизация производственного оборудования. Пока кривую износа удается удерживать на 50%-ом уровне «бухгалтерскими методами» (Рис. 4-106). Но по данным официальных документов износ основных фондов в электроэнергетике и в газовой промышленности составляет 60%, в нефтепереработке — 80% (Энергетическая стратегия России на период до 2030 г.), в углепроме — 75-90% (Энергетическая стратегия России на период до 2020 г.).

Рис. 4-106. Износ промышленно-производственных основных фондов в РСФСР и РФ, %

В 2004 г. только 8,6% производственного оборудования в промышленности имело возраст до 5 лет (в 1988 г. — 33,7%) и 5,1% — от 6 до 10 лет (в 1988 г. — 29,1%), 51,5% оборудования было старше 20 лет (в 1988 г. — 12,4%). Общий процесс старения промышленного оборудования представлен на Рис. 4-107: видно, что в годы реформ произошло резкое нарастание доли оборудования, имеющего возраст более 20 лет.

Рис. 4-107. Доля производственного оборудования, имеющего возраст более 20 лет, в промышленности РСФСР и РФ, %

Таким образом, реформа сопровождается регрессом материально-технической базы производства. Во второй половине 60-х годов произошло обновление производственной базы, так что еще в 1970 г. ежегодно вводилось новых основных фондов в размере более 10% от существующих. Новый цикл переоснащения промышленности должен был быть проведен в 80-е годы — он не состоялся. И все-таки в 1990 г. ввод в действие новых фондов составил около 7%. В результате реформы он упал до 1% и даже в самое последнее времени незначительно вырос до 2,5% в 2010 г. (Рис. 4-103).

Так, коэффициент обновления основных фондов нефтедобывающей промышленности составлял в 1970-1985 гг. 11-12,5%, в 1998 г. — 1,7%, в 2003 г. 4,1% и в 2004 г. 3,7%; в химической и нефтехимической промышленности в 1970 г. он был 12,1%, в 1998 г. — 0,5%, в 2000 г. 0,8% и в 2004 г. 1,2%; в машиностроении и металлообработке в 1970 г. 12,7%, а в 1998 г. 0,4%, в 2000 г. 0,7% и в 2004 г. 1,0%. Сильнее всего пострадала легкая промышленность: в 1970 г. ее основные фонды были обновлены на 10,2%, в 1999 г. на 0,3% и в 2004 г.42 на 0,5%.

При среднем за последние 10 лет темпе обновления 2% в год основные фонды промышленности, включая сооружения, машины и оборудование, должны работать до их замены 50 лет. Это равносильно почти полной ликвидации промышленности России. Так по официальным данным Росстата о выборочном обследовании, на конец 2008 г. в добыче полезных ископаемых средний ожидаемый срок службы сооружений оценивался в 21 год, а машин и оборудования в 10 лет, в производстве кокса и нефтепродуктов — соответственно в 34 и 24 года, в химическом производстве — в 33 и 19 лет, в производстве резиновых и пластмассовых изделий — 21 и 12 лет, в целлюлозно-бумажном производстве — 39 и 22 года, в металлургии — 35 и 26 лет, в производстве электрооборудования, электронного и оптического оборудования — 37 и 12 лет, в производстве транспортных средств — 52 и 14 лет, в производстве машин и оборудования — 33 и 12 лет, в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды — 66 и 32 года, в производстве пищевых продуктов — 29 и 11 лет.

Развитие промышленности, особенно ее наукоемких отраслей, зависит не только от инвестиций и обновления основных фондов (прежде всего, машин и оборудования), но и от состояния отечественного научно-технического потенциала.

Речь идет о потенциале как целостной системе, включающей в себя проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР), опытное производство, внедрение новых продуктов и технологических процессов в массовое и мелкосерийное производство, подготовку соответствующих новым технологиям кадров и т. д. Вся эта деятельность составляет особый «срез» общества, в котором взаимодействует политика, экономика, культура. Что произошло с научно-технической сферой России в результате реформы?

Даже если не рассматривать такие важные для этой сферы, но неуловимые признаки ее состояния, как престиж научно-технической деятельности, настроение работников, их творческое вдохновение, а ограничиться только грубыми количественными показателями, то и в этом случае надо признать, что последствия реформы для нее являются катастрофическими.

Доктрина реформы, исходящая из идеи «разгосударствления» и передачи главных сфер деятельности под стихийный контроль рынка, в отношении науки и техники оказалась несостоятельной. Ни отечественный, ни иностранный капитал в России не смогли заменить государство как главный источник средств и главного «заказчика» НИОКР. Огромная по масштабам и сложнейшая по структуре научно-техническая система России, созданная за 300 лет, была оставлена почти без средств и без социальной поддержки.

К 1999 г. по сравнению с 1991 г. численность научных работников в РФ уменьшилась в 2,6 раза, затем последовала ниспадающая стабилизация на уровне начала 1960-х. Динамика этой численности приведена на Рис. 4-108. Средний возраст исследователей в 2011 г. составлял 47 лет (в 1995 г. — 58 лет, в 2000 г. — 60 лет, в 2005 г. — 61 год), а доля тех, кому было до 40 лет — 37,5% (в 2002 г. — 27,3%, в 2006 г. — 30,1%).

Рис. 4-108. Численность научных работников (исследователей) в РСФСР и РФ, тыс.

В первые две пятилетки реформ работа в науке стала относиться к категории низкооплачиваемых — в 1991-1998 гг. она даже была ниже средней зарплаты по всему народному хозяйству в целом, в 2000-х ситуация стала выправляться (Рис. 3-3), особенно на фоне сокращенного числа исследователей. Однако теперь средняя зарплата по стране мало что показывает, зарплаты полезнее сравнивать с «верхними» доходами финансовых служащих. Динамика такого относительного изменения зарплаты в научной отрасли приведена на Рис. 4-109.

Рис. 4-109. Средняя зарплата в отрасли «Наука и научное обслуживание» в РСФСР и РФ, в % от средней зарплаты в финансовой деятельности

Ассигнования на гражданскую науку за 1990-1995 гг. снизились в 4,4 раза. С учетом того, что безотлагательно требуется финансировать поддержание научной инфраструктуры (здания, энергия, коммунальные услуги), затраты на собственно продуктивную исследовательскую работу сократились примерно в 10 раз. Пока ощутимого роста затрат на науку не наблюдается (Рис. 4-110).

Рис. 4-110. Внутренние затраты на исследования и разработки в РСФСР и РФ: млрд руб. в постоянных ценах 1989 г. (1 — левая шкала) и в процентах к валовому внутреннему продукту (2 — правая шкала)

Еще больше снизились расходы на обновление наиболее динамичной части основных средств — приборов и оборудования. Если в середине 80-х годов на покупку оборудования расходовалось 11-12% ассигнований на науку, то в 1996 г. — 2,7%, а в 2006 г. 6,6%. Коэффициент обновления основных фондов в отрасли “Наука и научное обслуживание” в 1998 г. составил лишь 1,7% по сравнению с 10,5% в 1991 г. В 2002-2004 гг. этот коэффициент составляет 0,9-1%. После 2004 г. этот показатель не публикуется. План государственных инвестиций на строительство объектов науки не был выполнен ни разу.

Ни разу не была выполнена 4%-ная “норма” выделения средств из государственного бюджета, заданная Федеральным законом “О науке и государственной научно-технической политике”. В 2004 г. объем бюджетных расходов на гражданскую науку составил 0,28% валового внутреннего продукта и 1,76% расходной части федерального бюджета, в 2006 г. он вырос до 0,36% ВВП и 2,27% федерального бюджета, в 2010-11 гг. — 1,16 и 1,12% ВВП (Рис. 4-110).

В 2011 г. в России насчитывалось 3682 организации, выполнявших научные исследования и разработки (в 1990 г. — 2518, в 2000 г. — 4099, в 2010 г. — 3492). Их средние размеры за время реформы уменьшились вдвое — вследствие разукрупнения организаций. При этом число научно-исследовательских организаций сначала выросло за 1991-2000 гг. с 1831 до 2686, а затем упало в 2001-2010 гг. с 2677 до 1840 (в 2011 г. — 1782). За 1991-2004 гг. резко (в 5 раз) сократилось количество конструкторских бюро с 930 до 194, к 2011 г. их число с колебаниями восстановилось до 364. Число проектных и проектно-изыскательских организаций, выполняющих исследования и разработки, уменьшилось за годы реформы примерно в 15 раз (в 1991 г. и 2011 г. — 559 и 38). В ходе приватизации отраслевых НИИ, КБ и НПО многие из них утратили свою опытную базу. Таким образом, в ходе реформы ликвидировались те звенья научно-технической системы, которые ответственны за процесс инноваций на стыке исследования — производство. С исчезновением организаций, занятых внедрением результата разработок в производство, завершился демонтаж существовавшей ранее инновационной системы страны (и в прошлом недостаточно сильной).

Реформа подорвала производство научного знания — силу российской науки как одного из важнейших факторов развития страны. Это стало одной из причин нарастающего спада технологического уровня промышленности и снижения доли наукоемкой и технологически прогрессивной продукции. Так, удельный вес инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг организаций промышленного производства в 1995 г. составил 4,7%, в 2000 г. — 4,4%, в 2005 г. — 5%, в 2010 г. — 4,9%, в 2011 г. — 6,1%. При этом удельный вес затрат на технологические инновации в организациях добывающих, обрабатывающих производств, по производству и распределению электроэнергии, газа и воды, в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг в 1995 г. составлял 0,9%, в 2000 г. — 1,4%, в 2005 г. — 1,2%, в 2010-11 гг. — 1,5%. Доля новых для мирового рынка инновационных товаров (работ, услуг), в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг организаций промышленного производства в 2010 и 2011 гг. составляла 0,03 и 0,055%.

Конкурентоспособность и экономические показатели промышленного производства в этих условиях неминуемо снижаются, и перспективы неблагоприятны, так как быстро восстановить уровень научной деятельности в стране трудно даже при очень щедром финансировании.

4.7. Строительство

Наряду с машиностроением строительство определяет возможности развития экономики. Эта сфера производства тесно связана с промышленностью, которая обеспечивает ее машинами, строительными материалами и энергией. Выше уже были приведены графики, которые показывают, как в ходе реформы сократилось производство важнейших машин для строительства — экскаваторов, башенных кранов, бульдозеров, грейдеров и др.

Здесь кратко осветим положение дел в производстве строительных материалов. Одним из важнейших является цемент. Динамика его производства представлена на Рис. 4-111.

Рис. 4-111. Производство цемента в РСФСР и РФ, млн т

Производство цемента быстро увеличивалось с конца 1950-х годов и вышло на стабильный уровень с регулярным приростом, достигнув в середине 80-х годов отметки 85 млн тонн в год. Затем, с началом реформы, производство цемента резко снизилось — спад к 1998 г. достиг 3 раз — опустились на уровень 1960 г. Оживление производства наступило в 1999-2011 гг. — был восстановлен уровень 1970 г.

Резко, более чем в пять раз, сократилось с начала реформы к 1998 г. производство сборных железобетонных конструкций (Рис. 4-112) — упало до уровня конца 1950-х. Заметного восстановительного роста этой продукции не наблюдается и в самые последние годы — в начале 2010-х достигнут уровень начала 1960-х.

Рис. 4-112. Производство сборных железобетонных конструкций и изделий в РСФСР и РФ, млн куб. м

Поразительно резко, в 6 раз всего за один год реформы (1992 г.), было обрушено производство асбоцементных труб — необходимого материала для строительства. Стагнация на уровне производства середины 1950-х сохраняется до сих пор. Этот результат показан на Рис. 4-113.

Рис. 4-113. Производство асбестоцементных труб и муфт в РСФСР и РФ, тыс. км условных труб

После бурного роста 50-60-х в 70-е годы вышло на стабильный уровень производство оконного стекла. Страна обладала хорошо налаженным экономичным отечественным производством необходимого материала вполне хорошего качества. Реформа его почти задушила — уровень производства упал в 4 раза и признаков заметного восстановления не было вплоть до 2010 г. — скачком достигнут уровень 1960 года (см. Рис. 4-114).

Рис. 4-114. Производство оконного стекла в РСФСР и РФ, млн м2 в натуральном исчислении

Более чем в 2 раза сократилось производство строительного кирпича — в начале 2010-х это производство остается на уровне начала 1950-х. Производство керамических фасадных плиток сократилось к 2003-2006 гг. в 34 раза. В 3 раза было сокращено производство мягкой кровли, но в начале 2010-х было восстановлено полувековое отставание. После пятикратного падения производства шифера не восстановилось и находится на уровне начала 1950-х. Как отрадный факт необходимо отметить, что после спада производства в 1991-98 гг., затем в два раза возросло производство керамических плиток для внутренней облицовки стен и почти в 8 раз производство керамических плиток для полов. Через 15 лет реформ было восстановлено производство линолеума, а в начале 2010-х резко выросло производство полимерных материалов для пола, стен и потолка, в рулонах или в форме плиток, растет и производство линолеума на текстильной подоснове. Графики динамики производства этих и других строительных материалов приведены в Приложении.

Более чем в три раза (с 300 млн м3 в 1990 г. до 91 млн м3 в 1997 г.) снизилось производство щебня и гравия (в 2010-2011 гг. производство этих материалов восстановлено до 173-208 млн м3), а в целом производство нерудных строительных материалов сократилось более чем в четыре раза (с 713 млн м3 в 1990 г. до 159 млн м3 в 1998 г.), и затем выросло до 428 млн м3 в 2008 г., далее падение и возрождающий рост: в 2009 г. — 280 млн м3, в 2010 г. — 312 млн м3, в 2011 г. — 376 млн м3, в 2012 г. — 412 млн м3.

Резко сократилось за годы реформы и производство древесины — одного из материалов, для которого в РФ имеется обилие сырья (Рис. 4-115). Вывозка древесины за 1990-1998 гг. сократилась в 4 раза и восстановлена в начале 2010-х до послевоенного уровня. В некоторые годы теперь в лесных пожарах сгорает почти столько же или больше древесины, чем вывозится (1998 г., 2003 г., 2010 г.).

Рис. 4-115. Вывозка древесины в РСФСР и РФ, млн плотных м3

Это состояние производства главных материалов для строительства наглядно показывает, что не только никакого “строительного бума”, миф о котором создают некоторые СМИ, не могло произойти в РФ в ходе реформы, но удержать даже крайне низкий планируемый в федеральном бюджете уровень капитального строительства оказалось невозможным.

Спад в строительстве есть результат сочетания двух процессов — резкого сокращения инвестиций и заказов на строительство, а также деградации самой отрасли и системы ее материально-технического обеспечения. В реформы существенно выросла доля строительных машин с истекшим сроком службы, притормозить этот процесс в РФ удается пока в основном поддержкой зарубежных машиностроителей (Табл. 4-8).

Табл. 4-8. Состояние парка основных строительных машин в строительных организациях России

А то, что происходило с инвестициями в строительство, наглядно просматривается на Рис. 4-116: сразу с началом реформ инвестиции сократились в 3-4 раза и только в последние годы достигли двукратного отставания от дореформенного уровня.

Рис. 4-116. Инвестиции в основной капитал строительства РСФСР и РФ, в сопоставимых ценах (1970=100)

За годы реформ 1991-2012 гг. недовложения в основной капитал строительства России (по уровню 1990 г.) составили около 276 млрд долл. США. Для сравнения, это составляет 13% объема ВВП России за 2012 г. или 40% всех доходов консолидированного бюджета РФ и бюджетов государственных внебюджетных фондов в 2012 г.

В ходе реформы замедлилось воспроизводство материально-технической базы строительства и обновления ее основных фондов. А значит, с каждым годом стоимость строительства возрастала, что еще больше снижало возможности инвестиций и создавало порочный круг.

Как был парализован процесс обновления основных фондов в строительстве, видно из Рис. 4-117: к 1998 г. падение более чем в десять раз с 11,8 до 1,1%, затем происходило медленное восстановление до 3,1% в 2011 г.

Рис. 4-117. Коэффициент обновления основных фондов в строительстве в РСФСР и РФ (ввод в действие основных фондов в % к наличным фондам, в сопоставимых ценах)

В ходе реформы в структуре основных фондов строительства резко сократилась доля активной части — машин, оборудования и транспортных средств. В 1990 г. они составляли 60% балансовой стоимости основных фондов, а в 1995 г. только 32%. Доля машин и оборудования возросла в 2005 г. до 42% за счет резкого (более чем в три раза) сокращения доли сооружений. В 2010 г. доля машин, оборудования и транспортных средств в структуре основных фондов строительства составила 60%. Степень износа основных фондов строительства составляла на конец 1995 г. 37%, 2000 г. — 44,6%, 2005 г. — 44,6%, 2010 г. — 48,3%, 2011 г. — 49,1%.

За 1950-е было построено и введено в действие более 4,7 тыс. промышленных предприятий, в 1960-х — более 2,6 тыс., в 1970-х — более 1,6 тыс., в 1980-х — около 800 тыс. С началом перестройки строительство замедлилось. Уже в 1988 г. ежегодно не вводилось примерно треть предусмотренных планами объектов, имеющих важнейшее народно-хозяйственное значение. Напротив среднегодовой ввод жилья по сравнению с 1981-1985 гг. увеличился на 14%, школ — на 35%, детсадов и ясель — на 18%, больниц — на 22%, поликлиник — на 38%, клубов и домов культуры — на 47%. В 1990 г. было сдано в эксплуатацию 180 важнейших производственных объектов. В топливно-энергетическом комплексе из предусмотренных к вводу за год 100 объектов введено 38, в металлургическом комплексе из 77 объектов — 24, в машиностроительном — из 57 объектов — 36, в химико-лесном — из 74 объектов — 23, в социальном — из 27 — 9 объектов. С началом реформ строительство большинства промышленных и социальных объектов резко сократилось, но с начала-середины 2000-х отдельные производственные мощности стали даже расти (в основном, экспорториентированные), см. Табл. 4-9).

Табл. 4-9. Ввод в действие мощностей и объектов в РСФСР и РФ

Табл. 4-10. Процент использования производственных мощностей по выпуску отдельных видов строительных материалов

*1995.

В строительной отрасли в ходе реформы снизилась степень использования основных фондов. Большие производственные мощности строительства стали простаивать незагруженными — резкий спад наблюдался в 1991-98 гг. Масштабы омертвления основных фондов видны из Табл. 4-10. В 2000-2007 гг. наблюдался рост загрузки производственных мощностей, особенно производства фанеры, древесно-стружечных и древесно-волокнистых плит. Производства этих стройматериалов менее всего пострадали и быстрее восстанавливаются после спада в конце 2000-х.

Результатом реформы в строительстве, с точки зрения удовлетворения общественных потребностей, был резкий спад жилищного строительства. Уже с 1960-х годов в РСФСР поддерживался очень высокий уровень строительства жилья, и он даже повысился в годы перестройки. За пятилетку 1986-1990 гг. было введено в действие 342,2 млн м жилья, а за пятилетку 1996-2000 гг. вдвое меньше — 159,7 млн м2. К 1998 г. жилищное строительство упало на уровень конца 1940-х, т.е. оказалось отброшенным на 50 лет назад. Оживление наметилось в 2001 г., масштабы строительства жилья быстро росли вплоть до 2008 г. — затем наступила стабилизация примерно на уровне 1990 г. Восстановление дореформенного уровня ежегодного строительства совсем не означает восстановление вновь построенного жилищного фонда. За 1990-2012 гт. недопостроено примерно 14,3 млн среднестатистических квартир (общей площадью 578 млн м2) или 23% числа имеющихся в РФ квартир, что эквивалентно восстановительному строительству квартир с дореформенного уровня (1221 тыс. квартир в 1989 г.) в восстановленных объемах строительства 2012 г. (827 тыс. квартир в год) в течение 17,3 лет. Динамика жилищного строительства дана на Рис. 4-118.

Рис. 4-118. Ввод в действие жилья в РСФСР и РФ, кв. м на 1000 человек населения

В первые десять лет реформ резко почти в 5 раз сократились инвестиции в основной капитал жилищного строительства (Рис. 4-119).

Рис. 4-119. Инвестиции в основной капитал жилищного строительства РСФСР и РФ, в сопоставимых ценах (1970=100)

За годы реформ 1991-2012 гг. недовложения в основной капитал жилищного строительства России (по уровню 1990 г.) составили ок. 956 млрд долл. США. Для сравнения, это составляет 46% объема ВВП России за 2012 г., или 1,2 раза больше всех доходов консолидированного бюджета РФ и бюджетов государственных внебюджетных фондов в 2012 г.

Вопреки утверждениям некоторых политиков и СМИ, реформа привела не к росту, а к резкому сокращению дорожного строительства в РФ. За 1985-1990 гг. построено 69,4 тыс. км автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием (всех дорог с твердым покрытием — 174,5 тыс. км), а за 2006-2011 гг. почти в 5 раз меньше — 14,4 тыс. км (а всех дорог с твердым покрытием более чем в 9 раз меньше — 18,5 тыс. км). За 1991-2011г. ввод таких автодорог сократился в 6,7 раз. Динамика дорожного строительства представлена на Рис. 4-120 и в Табл. 4-11.

Рис. 4-120. Строительство автомобильных дорого общего пользования с твердым покрытием в РСФСР и РФ, тыс. км

Если принять за достигнутый уровень дорожного строительства 1990 г., то в реформы за 1991-2011 г. в России недопостроено 171,4 тыс. км автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием — это составляет более 20% длины имеющихся на 2010 г. таких автодорог в РФ, и чтобы столько достроить в темпе 2011 г. (1,9 тыс, км в год) потребуется более 90 лет. Этот провал в обеспеченности России автодорогами в последние годы незначительно сокращался только в 2006-2008 гг. В некоторых регионах спад ввода автодорог был еще более значителен. Это видно из Табл. 4-11.

Табл. 4-11. Ввод в действие дорог с твердым покрытием в разных регионах РФ, км

Особый урон с потенциально тяжелыми последствиями нанесла реформа строительству и реконструкции тех объектов инфраструктуры, которые сравнительно быстро изнашиваются и требуют регулярного обновления и замены — инженерных сетей ЖКХ. Так, в целом по РФ строительство водопроводных сетей сократилось к 1999 г. в 7 раз, а к 2011 восстановлено трехкратное отставание по ежегодному вводу. Динамика ввода в действие водопроводных сетей приведена на Рис. 4-121.

Рис. 4-121. Ввод в действие водопроводных сетей в РСФСР и РФ, км

Всего за годы реформ Россия недополучила 110,7 тыс. км водопроводов, что в темпе ежегодного строительства 2011 г. (2,6 тыс. км) может быть восполнено только за 43 года. С объемами недополученной водопроводной воды ситуация несколько лучше: водоизъятие составило 4,4 млн куб, м, что почти в 5 раз превышает уровень введенного водоснабжения в 2011 г. (952,7 тыс. куб. м). Установленная производственная мощность водопроводов жилищно-коммунального хозяйства в последнее десятилетие существенно не изменялось (в 2000 г. — 89 млн куб. м в сутки, в 2005 г. — 89, в 2010 г. — 89,5, в 2011 г. — 89,1). Использование свежей воды на хозяйственно-питьевые нужды сократилось в реформы более чем в 1,5 раза (Табл. 4-12).

Табл. 4-12. Использование свежей воды в РСФСР и РФ, куб. км

Ввод в действие тепловых сетей в Российской Федерации сократился в ходе реформы в семь с лишним раз — с 1456 км в 1990 г. до 205 км в 1998 г. и до 165,7 км в 2009 г. Только в 2010-2011 гг. наметилось некоторое оживление строительства теплосетей. Динамика этого процесса приведена на Рис. 4-122.

Рис. 4-122. Ввод в действие тепловых сетей в РСФСР и РФ, км

В некоторых регионах это строительство было почти парализовано, несмотря на аварийное состояние сетей. Так, в Приморском крае в 2001 г. было введено всего 2,8 км, в Хабаровском крае 0,3 км, в Новосибирской области в 1999-2001 гг. не введено ни одного километра теплосетей, в Кемеровской 3,6 км и т.д. В целом Россия за годы реформ недополучила 21,8 тыс. км теплосетей, что в темпе строительства 2011 г. (440 км в год) может быть восполнено только за 50 лет. Вместе с тем теплопередача вводимых сетей за годы реформ колебалась в пределах 1000-5000 Гкал/час, но в среднем (2611 Гкал/час) незначительно отличалась от уровня 1990 г. (2652 Гкал/час). В последнее десятилетие увеличивалось число источников теплоснабжения и сокращалась их суммарная мощность. В 2000 г. в жилищно-коммунальном хозяйстве РФ было 67,9 тыс. источников теплоснабжения суммарной мощностью 665 тыс. Гкал/час, в 2005 г. — 64,9 тыс. источников на 623 тыс. Гкал/час, в 2010 г. — 73,1 тыс. источников на 582 тыс. Гкал/час, в 2011 г. 73,9 тыс. источников на 579 тыс. Гкал/час.

В 80-е годы в РСФСР поддерживался довольно высокий темп ввода канализационных сетей — более 1 тыс. км ежегодно (в 1985 г. 1338,7 км). С началом реформы эти работы стали сокращаться, и в 1994 г. было введено 516 км, а в 1997 г. 274,4 км. В 2005 г. ввод канализационных сетей в РФ составил 96 км — в 14 раз меньше, чем до перестройки. Далее ситуация стал понемногу выправляться. Динамика строительства канализационных сетей приведена на Рис. 4-123.

Рис. 4-123. Ввод в действие канализационных сетей в РСФСР и РФ, км

Всего за годы реформ Россия недополучила 13,4 тыс. км канализационных сетей, что в темпе достигнутого ежегодного строительства (448 км за 2011 г.) может быть восполнено только за 30 лет. Объем недопостроенного водоотведения составил 7720 тыс. м3 сточной воды в сутки, что почти в 7 раз превышает мощность введенного водоотведения в 2011 г. (1138 тыс. м3 стоков), В последнее десятилетие установленная пропускная способность очистных сооружений канализаций в жилищно-коммунальном хозяйстве РФ изменялась незначительно (в 2000 г. — 56,1 млн куб. м в сутки, в 2005 г. — 59,2, в 2010 г. — 58,6, в 2011 г. — 57,3).

На фоне этих областей строительства резко выделяется состояние работ по прокладке газовых сетей. Строительные организации Газпрома поддерживали высокий темп роста вплоть до самого конца 90-х годов и стали сокращать объемы лишь после 1999 г. Одиночное протяжение уличной газовой сети на конец 2000 г. составляло 311,2 тыс. км, 2005 г. — 410,2 тыс. км, 2010 г. — 418,1 тыс. км, 2011 г. — 385,8 тыс. км. Рис. 4-124 передает динамику этого строительства.

Рис. 4-124. Ввод в действие газовых сетей в РСФСР и РФ, км

Отметим, что более 80% газовых сетей вводилось и вводится в сельской местности. Ввод газовых сетей демонстрирует тот потенциал строительства, который был утрачен в годы реформ для тепловых, водопроводных и канализационных сетей — все эти инженерные сооружения устойчиво распространялись и расширялись только перед реформой (Рис. 4-121, Рис. 4-122, Рис. 4-123).

В заключение главы о состоянии промышленности и строительства кратко рассмотрим данные о производственном травматизме — характерном нежелательном проявлении упущенных промышленных опасностей (как безнадзорных, так и неизвестных ранее).

Уже с середины 1970-х и до начала перестройки численность пострадавших при несчастных случаях на производстве (в основном в строительстве, на транспорте, в промышленности и сельском хозяйстве) относительно резко снижалась примерно в одном и том же темпе и в абсолютных и в относительных показателях для общего производственного травматизма (Рис. 4-125).

Рис. 4-125. Численность пострадавших при несчастных случаях на производстве с утратой трудоспособности на один рабочий день и более и со смертельным исходом в РСФСР и РФ: тыс. чел. (левая шкала) и на 1000 работающих (правая шкала)

В перестроечный период показатели общего производственного травматизма в стране или не изменялись, или снижались незначительно. В первые 10 лет реформ наблюдалось расхождение темпов снижения показателей абсолютного и относительного общего травматизма на производстве, что косвенно указывает на качественные изменения и в источниках опасности, и в инструментах предупреждения производственного травматизма. Вместе с тем за годы реформ общий производственный травматизм снизился в абсолютном выражений в 10 раз (в 1990 г. были зафиксированы 432 тыс. травмированных, а в 2011 г. — 43,6 тыс.), а в относительном — более чем в 3 раза (в 1990 г. 6,6 травмированных на 1000 работающих, а в 2011 г. — 2,1).

Оценить вклад уменьшения производственных опасностей вследствие деиндустриализации в снижении общего травматизма можно по численности травмированных приведенной к объему выпускаемой продукции (для простоты возьмем только промышленное производство, т.к. в строительстве, агропроме и на транспорте динамика производства товаров и услуг была сходной). В годы самого резкого спада производства (за 1990-1995 гг. почти в 2 раза) удельная численность травмированных отнесенная к объему продукции наоборот выросла на треть (а травмированных смертельно почти на 2/3), но к концу 1990-х вышла на тренд дореформенного снижения. График с динамикой удельной численности пострадавших при несчастных случаях на производстве на усл. ед. произведенной промышленной продукции в РСФСР и РФ представлен в Приложении.

Таким образом, резкий спад общей численности травмированных в начале 1990-х (Рис. 4-125) преимущественно обусловлен не успехами в охране труда, а снижением потенциала промышленных опасностей из-за масштабной деиндустриализации. Сокращался потенциал промышленных опасностей, а с ним и возможное травмирование работающих. С закрытием производств их бывшие работники стали теперь травмироваться в других частях техносферы, т.е. уже вне производства — об этом см. в Главе 3. Реформа и благосостояние населения выше.

Вклад предупредительных мероприятий в наблюдаемое снижение общего производственного травматизма можно оценить по динамике коэффициентов частоты и тяжести смертельных несчастных случаев на производстве — ведь общее число травмированных существенно изменяется при изменении методики фиксации производственной травмы, тогда как число смертей на производстве уже в меньшей степени зависит от способа их регистрации. Динамика коэффициентов частоты и тяжести производственного травматизма представлена на Рис. 4-126.

Рис. 4-126. Численность пострадавших при несчастных случаях на производстве со смертельным исходом в РСФСР и РФ: на 100 травмированных (левая шкала) и на 100 тыс. работающих (правая шкала)

Уже в разгар перестройки снижение коэффициента частоты смертельного травматизма на производстве (численность погибших на 100 тыс. работающих) сменилось ростом, который продолжался более 20 лет — вплоть до начала 2000-х. Затем эта тенденция резко изменилась, начался спад примерно в том же темпе, что и в 1970-80-х годах в РСФСР.

Другими словами, в начале 2000-х были предприняты некоторые необходимые меры по сокращению производственного травматизма. Насколько они были достаточны можно судить по динамике коэффициента тяжести производственного травматизма (численность погибших на 100 травмированных). Коэффициент тяжести травматизма на производстве сразу после начала реформ стал резко расти и к 2007 г. превышал дореформенный уровень в 2,3 раза: в 1990 г. на 100 травм приходилось 1,98 смертельных, а в 2007 г. уже 4,52. Только в последние 5 лет эту негативную тенденцию удалось переломить и в 2011 г. РФ отстает по этому показателю от РСФСР в 2,1 раза. При прочих равных условиях это означает, что в РФ перестали наблюдать как минимум за половиной происходящих случаев травмирования, последствия которых поглощаются непосредственно рискующими работниками. Их труд стал менее охраняем, хотя и угрозы снизились. Трагическое ценное знание о промышленных опасностях упускается из области наблюдения и исследований, не актуализирует правила безопасности и не поступает в накопленный арсенал предупреждения производственного травматизма.

Глава 5 Сельское хозяйство России

Основные источники:

Статистические ежегодники «Народное хозяйство РСФСР». ЦСУ РСФСР, Госкомстат РСФСР. Москва.

Статистические сборники «Российский статистический ежегодник». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Статистический сборник «Сельское хозяйство СССР». Госкомстат СССР. Москва. 1988.

Статистический сборник «Сельское хозяйство». Госкомстат СССР. Москва. 1991.

Статистический сборник «Агропромышленный комплекс Российской Федерации». Госкомстат России. Москва. 1993.

Статистические сборники «Сельское хозяйство в России». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Статистические сборники «Сельское хозяйство, охота и охотничье хозяйство, лесоводство в России» Росстат. Москва,

«Развитие животноводства в России (1970-1997 гг.)». Центр экономической конъюнктуры при Правительстве Российской Федерации. Москва. 1998.

Статистические бюллетени «Основные показатели сельского хозяйства в России». Росстат. Москва.

Статистический сборник «Регионы России». Госкомстат России. Москва. 1999.

Статистические сборники «Регионы России. Социально-экономические показатели» Росстат. Москва.

Статистические сборники «Цены в России». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Информационно-аналитический сборник «Некоторые проблемы сельского хозяйства зарубежных стран». ВНИИ информации и технико-экономических исследований агропромышленного комплекса. Москва. 1989.

«О финансовом состоянии коллективных сельскохозяйственных предприятий Российской Федерации за 1991-2000 гг.». Центр экономической конъюнктуры при Правительстве Российской Федерации. Москва. 2002.

«Научно-техническое развитие агропромышленного комплекса России». Министерство сельского хозяйства Российской Федерации. Москва. 2000.

Сельское хозяйство — системообразующая отрасль экономики и всего жизнеустройства практически любой страны. Вне зависимости от почвенно-климатических условий даже самые развитые промышленные страны вкладывают очень большие средства в развитие отечественного сельского хозяйства. Имеющиеся в стране земельные угодья представляют собой бесплатно данную Природой огромную производительную силу. «Труд — отец богатства, а земля — его мать» — этот постулат экономического учения физиократов был включен и в политическую экономию. В сельском хозяйстве земля, вода, воздух и растения соединены в огромную химико-биологическую машину, которая работает на бесплатной энергии Солнца. Количество этой энергии, поглощенное культурными растениями и превращенное в пищевые продукты, намного превышает энергию добываемого минерального топлива.

Кризис в сельском хозяйстве и спад его производства сразу наносит тяжелый удар по всей экономике, поскольку приводит к потере огромного количества бесплатных природных ресурсов, но эти потери приходится оплачивать при импорте продовольствия.

Большая часть территории России лежит в зоне рискованного земледелия, На большей части ее пространства урожайность сильно колеблется в зависимости от погодных условий. Тем не менее, вплоть до радикальной реформы, начатой в 1988 г., сельское хозяйство РСФСР развивалось с высоким и стабильным темпом. Об этом говорят объективные показатели, не зависящие от идеологических оценок.

Реформа привела к тяжелейшему кризису всего сельского хозяйства — и растениеводства, и животноводства. По отношению к уровню 1990 г. в 1998 г. в РФ было произведено, в стоимостном выражении в сопоставимых ценах, 55% продукции сельского хозяйства, в 2000 г. — 61%, в 2005 г. — 68%, в 2010 г. — 72%, в 2011 г. — 89%, в 2012 г. — 85%. В начале 2010-х производство сельхозпродукции в РФ находится на уровне РСФСР начала 1980-х. Динамика сельхозпроизводства приведена на Рис. 5-1.

Рис. 5-1. Индексы физического объема продукции сельского хозяйства в сопоставимых ценах (1980=100)

К началу 2010-х в растениеводстве восстановлен и даже несколько превышен дореформенный уровень производства, а в животноводстве пока достигнут только уровень конца 1960-х (падение было на уровень конца 1950-х). В 2010 г. удельный вес продукции животноводства в продукции сельского хозяйства составил 55%. Графики динамики индексов физического объема продукции растениеводства и животноводства приведены в Приложении.

С падением производства сельхозпродукции резко изменилась и структура его распределения по категориям хозяйств (Рис. 5-2).

Рис. 5-2. Структура продукции сельского хозяйства по категориям хозяйств в РСФСР и РФ, в фактически действовавших ценах; в % к итогу

5.1. Институциональные изменения в сельском хозяйстве в ходе реформы

Реформа означала революционное изменение организации сельскохозяйственного производства и его отношений со смежниками, потребителями и государством. Реформа изменила общественный строй России в части сельского хозяйства и всего жизнеустройства российской деревни.

До начала радикальных реформ, в 1989 г., в РСФСР действовало 12,9 тыс. государственных предприятий — совхозов — и 12,5 тыс. кооперативных предприятий — колхозов (без рыболовецких). В совхозах работало в тот момент 5,6 млн человек и в колхозах 4 млн человек.

Имелись также межхозяйственные предприятия и организации (2,8 тыс., 100 тыс. работников). У них было 45 тыс. участников из числа колхозов, совхозов и других организаций (многие из них участвовали в двух и более межхозяйственных предприятий). Они выполняли ряд специальных функций (например, брали на откорм скот перед поставкой) и были очень рентабельными (так, в 1990 г. при производстве сельскохозяйственной продукции в этих предприятиях прибыль составляла 64%).

Небольшую группу составляли агропромышленные комбинаты типа «Кубань» (130) и агропромышленные объединения типа «Новомосковское (150). Особый тип представляли собой 14 тыс. подсобных сельских хозяйств городских предприятий. Им было предоставлено 4 млн га сельскохозяйственных угодий, посевные площади составляли 1,9 млн га (1989 г.). В целом на одного городского жителя РФ подсобные хозяйства производили по 2,3 кг картофеля и овощей, 2,5 кг мяса и 8,1 кг молока (1990 г.).

В 1990 г. в сельской местности жили 38,8 млн человек, что составляло 26,2% всего населения РСФСР.

Сельскохозяйственные угодья совхозов составляли 119 млн га, из них посевная площадь 61,5 млн га. Угодья колхозов составляли 85,4 млн га, из них общественной посевной площади было 52,3 млн га.

Совхозы в 1989 г. произвели продукции сельского хозяйства (в ценах 1983 г.) на 48,8 млрд руб., а колхозы (с межхозяйственными предприятиями) — на 33,4 млрд руб.

Соотношение продукции растениеводства и животноводства в стоимостном выражении составляло в целом по всем предприятиям 1:1,6 (в совхозах 1:2). В 1989 г. сельскохозяйственные предприятия произвели, в стоимостном выражении, 77,6% продукции, а личные подсобные хозяйства населения (приусадебные участки, сады и огороды) — 22,4%.

После интенсивной идеологической кампании по дискредитации колхозов и совхозов как социально-производственных систем, в 1992 г. была начата обязательная перерегистрация этих предприятий. К 1 октября 1992 г. прошло перерегистрацию 10,6 тыс. (42%) предприятий, причем из них 4,5 тыс. (43%) решили сохранить свой статус колхозов или совхозов. На 1 января 1994 г. перерегистрацию прошли 95% хозяйств, из них 34% сохранили свой статус.

В справке Центра экономической конъюнктуры при Правительстве РФ (2002 г.) значение этого шага оценивается так: “На состояние сельского хозяйства существенно повлияла неготовность аграрного менеджмента управлять производством в новых условиях, а также ускоренная, практически не ориентированная на сохранение накопленного в сельском хозяйстве производственного потенциала, реорганизация колхозов и совхозов”.

Надо заметить, что “неготовность аграрного менеджмента” — столь же существенный объективный фактор, как и любой другой, и он должен был быть принят во внимание. Тем более что реорганизация велась как «не ориентированная на сохранение накопленного в сельском хозяйстве производственного потенциала». Именно в этой реорганизации колхозов и совхозов заключалась главная суть реформы 90-х годов.

За 90-е годы в производственной системе произошли такие организационные изменения. На 2001 г. в РФ насчитывалось 24,8 тыс. крупных и средних предприятий по производству сельскохозяйственной продукции (в 2006 г. 16,9 тыс., в 2010 г. 10,2 тыс.). Из них к концу 90-х годов половина была производственными сельскохозяйственными кооперативами, около 10% государственными предприятиями, 5% открытыми акционерными обществами, около 15% закрытыми акционерными обществами и предприятиями иных видов коллективной и коллективно-долевой форм собственности.

Таким образом, прежде всего произошло раздробление и изменение организационного типа бывших крупных предприятий — колхозов и совхозов. Значительная часть и ресурсов, и производственной деятельности переместилась из предприятий в мелкое производство — в хозяйства населения и фермерские (крестьянские) хозяйства.

Реформа привела к резкому сокращению объемов производства в сельскохозяйственных предприятиях. В сопоставимых ценах физический объем продукции сельского хозяйства предприятий составил в 1999 г. 37% от уровня 1990 г. (в том числе 44,2% в растениеводстве и 32,5% в животноводстве), в 2005 г. — 46%, в 2010 г. — 53%, в 2011 г. — 68%. При набранных в 2000-х темпах роста сельхозпредприятия восстановят свой же уровень производства 1990 г. только к 2020-2030 гг.

За годы реформ доля сельхозпредприятий в производстве сельскохозяйственной продукции упала в среднем с 70 до 45% (см. Рис. 5-2).

Изменение некоторых характеристик сельскохозяйственных предприятий выглядит так:

Табл. 5-1. Основные показатели деятельности сельскохозяйственных предприятий

Окончание табл. 5-1

По данным Сельскохозяйственной переписи 2006 г., крупных и средних организаций, осуществлявших сельскохозяйственную деятельность в 2006 году, было 19,3 тыс. Но кроме того имелось 7,25 тыс. организаций, «прекративших сельскохозяйственную деятельность», а также 1,2 тыс. организаций, «приостановивших сельскохозяйственную деятельность». Это важная информация о состоянии сельского хозяйства в целом.

Расчленение сложившихся крупных предприятий и их технологической базы — акция, необъяснимая с точки зрения хозяйственной эффективности.43 В 1999 г. все группы сельскохозяйственных предприятий с численностью занятых до 180 человек, были убыточными (в 2001 г. — до 100 чел., далее это показатель Росстатом не публиковался). С этими данными согласуется уровень рентабельности или убыточности предприятий в зависимости от других показателей размера хозяйства. Например, от количества скота — в 1999 г. рентабельными в среднем были только предприятия с поголовьем крупного рогатого скота более 1500 голов (в 2001 г. и в 2008 г. эти же предприятия имели наименьшую убыточность — 16 и 12%), но таких предприятий в РФ оставалось в 1999 г. всего 3,4% (в 2001 г. — 3,5%).

В 1999 г. в этих крупных предприятиях годовые затраты на одну голову скота составляли 2415 руб., а на фермах с поголовьем до 100 голов — 4685 руб. В крупных предприятиях суточный привес на голову скота составлял в среднем 409 г. а в малых (до 100 голов) — 253 г. Еще более разительно различаются надои на одну корову: в предприятиях, имевших более 1000 коров, надой в 1999 г. составлял 3167 кг, а в тех, которые держали менее 100 коров, — 1601 кг. В 2001 г. и в 2003 г. положительную рентабельность имели сельхозорганизации с поголовьем коров более 300, в 2008 г. — более 100. Наибольшую рентабельность в эти же годы имели сельхозорганизации с поголовьем свыше 1000 коров — 45, 30 и 30% соответственно.

В ходе реформы экономическое положение большинства предприятий было очень нестабильным. На первом этапе реформ до 1998 гг. большая часть ранее прибыльных сельхозпредприятий резко стали убыточными. На втором этапе реформирования в 1999-2007 гг. общее число сельхозпредприятий сократилось в 1,8 раз — в основном за счет ликвидации убыточных (их число сократилось более чем в 7 раз). На последнем этапе реформ с 2008 г. идет сокращение числа всех сельхозпредприятий — ставшие из прибыльных убыточными быстро ликвидируются. Динамику этого процесса можно видеть на Рис. 5-3.

Рис. 5-3. Число прибыльных и убыточных сельскохозяйственных предприятий в РСФСР и РФ

Как видно из Рис. 5-3 экономическая нестабильность была присуща сельхозпредприятиям и до реформ, однако текущая убыточность не была приговором — сельхозпредприятия не ликвидировали, а долгосрочно развивали.

Один из главных и в долгосрочной перспективе очень тяжелых ударов, которые нанесла реформа сельскому хозяйству и российскому обществу в целом, заключается в вытеснении большой массы сельского населения из крупных механизированных предприятий с последующей архаизацией хозяйства и быта этой части россиян. К концу 80-х годов подавляющее большинство работников колхозов и совхозов имели квалификацию и навыки труда индустриального типа, были опытными трактористами, комбайнерами и водителями автомобилей, операторами на фермах. Если в 1950 г. и 1960 г. в РСФСР работало 0,83 и 1,4 млн механизаторов, то в 1970 г. и 1980 г. — 1,76 и 2,18 млн, а в 1987 — 2,2 млн (т.е. более 20% всех работников сельского хозяйства составляли механизаторы).

Ежегодно переподготовку и обучение вторым профессиям проходили около 200 тыс. колхозников, а курсы повышения квалификации — более 1 миллиона. Это кадровый потенциал представлял собой большое национальное достояние России.

В ходе реформы «село отступило на подворья» — большая часть бывших работников предприятий занялась низкопродуктивным ручным трудом в «хозяйствах населения» (Рис. 5-4).

Рис. 5-4. Индексы физического объема продукции сельского хозяйства в РСФСР и РФ в сопоставимых ценах (1985=100)

Демонтаж колхозно-совхозной системы означал деиндустриализацию и демодернизацию сельского хозяйства.

Этот массивный процесс характеризуется быстрым сокращением энергетических мощностей сельского хозяйства, резким снижением использования электроэнергии для производственных целей, катастрофическим уменьшением парка сельхозтехники и сокращением числа работников сельскохозяйственных предприятий. Динамика этих процессов представлена на Рис. 5-5 и Рис. 5-6.

Рис. 5-5. Число работников в сельскохозяйственных организациях РСФСР и РФ, млн

Рис. 5-6. Энергетические мощности сельскохозяйственных организаций РСФСР и РФ, млн л.с.

С 1990 г. по 2010 г. число сельхозработников сократилось более чем в 6 раз — с 10 до 1,6 млн человек (в 2011 г. — 1,58 млн чел.).

Энергетические мощности сельскохозяйственных организаций в реформы сократились в 3,8 раз, в 2010 г. их осталось, как было 45 лет назад.

В реформы к 2011 г. парк тракторов неуклонно сократился в 4,6 раз — с 1366 до 293 тыс. шт. (это даже меньше, чем было в РСФСР в предвоенное время — Рис. 5-7).

Рис. 5-7. Парк тракторов в сельскохозяйственных предприятиях РСФСР и РФ, тыс.

В 5,3 раза за 1991-2011 гг. сократился парк зерноуборочных комбайнов (Рис. 5-8).

Рис. 5-8. Число зерноуборочных комбайнов в сельскохозяйственных организациях в РСФСР и РФ, тыс. штук

Примерно такая же картина наблюдалась и с парками другой сельхозтехники. К 2011 г. в реформы парк плугов сократился в 6,6 раз, культиваторов — в 5,3 раза, сеялок — в 5,4 раза, жаток — в 9,8 раз, косилок — в 7 раз, пресс-подборщиков — в 3,3 раза, дождевальных и поливальных машин — в 15 раз, машин для внесения удобрений — в 6,7 раз, доильных установок и агрегатов — в 8 раз, кукурузоуборочных комбайнов — в 11 раз, льноуборочных — в 13 раз, картофелеуборочных — в 11,5 раз, кормоуборочных — в 6,4 раза, свеклоуборочных машин — в 8,2 раза. Никаких признаков замедления сокращения или возрастания числа этих машин не наблюдается, кроме пресс-подборщиков, опрыскивателей и опыливателей тракторных, количество которых увеличилось в 2011 г. соответственно на 0,4 и 0,1% к уровню 2010 г. Графики динамики парка сельхозтехники приведены в Приложении.

В реформы потребление электроэнергии на производственные цели в сельскохозяйственных предприятиях снизилось более чем в 5 раз и находилось в РФ вначале 2010-х на уровне РСФСР начала 1970-х (Рис. 5-9).

Рис. 5-9. Потребление электроэнергии на производственные цели в сельскохозяйственных предприятиях РСФСР и РФ, млрд кВт-ч, (с 2005 г. показатель включает в себя потребление электроэнергии также в отраслях «охота и лесное хозяйство»).

Таково положение предприятий. На другом конце спектра сельскохозяйственных производителей находятся хозяйства населения (в основном их представляют приусадебные хозяйства бывших колхозников и рабочих совхозов; кроме того, в эту категорию входят коллективные и индивидуальные сады и огороды).

В единой колхозно-приусадебной системе ее части специализировались, и каждая часть производила то, что позволяло с наибольшей эффективностью использовать наличные ресурсы. Никто не сеял на приусадебном участке пшеницу — так как на больших полях колхоз производил зерно с затратами труда всего 1,2 человеко-часа на центнер.

Приусадебное хозяйство специализировалось почти исключительно на картофеле — в 80-е годы почти половина картофеля выращивалась на “сотках”. Это культура интенсивная, особых преимуществ ее возделывание на больших полях не имело, поскольку в СССР уборка приходилась на дождливое время и выполнялась в основном вручную.

В 1970-1985 гг. в личном пользовании граждан находилось 3,5-3,6 млн га сельскохозяйственных угодий (пашня, сенокосы, пастбища, многолетние насаждения, залежь), в том числе 2,9-3,3 млн га в личных подсобных хозяйствах. Когда началось расформирование колхозов и совхозов, площадь личного приусадебного землепользования выросла с 1990 по 2010 г. от 2,9 до 7,5 млн га. Площадь сельскохозяйственных угодий, находящихся в личном пользовании граждан (в хозяйствах населения) выросла с 1990 по 2010 г. от 3,9 до 29,7 млн га.

Средний размер участка подсобного хозяйства составлял в 1990 г. 20 соток, в 1995 г. — 36 соток, в 2000 г. — 39 соток, в 2005 г. — 44 сотки, в 2006 г. — 51 сотку, в 2010 г. — 32 сотки. Средний размер участков коллективных садов и огородов немного вырос с 7 соток в 1990 до 10 соток в 2005 г. По данным сельскохозяйственной переписи на 1 июля 2006 г. всего было зарегистрировано 17,5 млн личных подсобных хозяйств, а из некоммерческих объединений граждан: 73,3 тыс. садоводческих (1,12 млн га), 5,5 тыс. огороднических (66,8 тыс. га), 430 животноводческих (42,5 тыс, га) и 1041 дачных (18,6 тыс. га).

Табл. 5-2. Площадь сельскохозяйственных угодий в личном пользовании граждан (в хозяйствах населения) в РСФСР и РФ, млн га

* — в личных подсобных и других индивидуальных хозяйствах граждан

** — в некоммерческих объединениях граждан

Резко повысилась доля хозяйств населения в производстве сельскохозяйственной продукции по сравнению с предприятиями. В 1990 г. хозяйства населения производили 26,3% продукции сельского хозяйства (в том числе 66,1% картофеля и 30% овощей), а уже в 1998 г. 57,4% (в т.ч. 90,4% картофеля и 77,9% овощей). В 2011 г. доля сельхозпродукции хозяйств населения несколько снизилась до 43,4 % (в т.ч. 79,6% картофеля и 66,6% овощей) — см. Рис. 5-2 выше.

Усиление подворья (см. Рис. 5-2, Рис. 5-4) с его низкой технической оснащенностью — признак разрухи. Парадоксально, но здесь рыночная реформа привела к снижению товарности. По сравнению с 1985 годом уже в 1992 году товарность производства картофеля снизилась с 22 до 8%, В 1995 г. из хозяйств населения в розничную торговлю поступило 11,7% всего произведенного ими картофеля и 8,5% овощей, в 2000 г. — 9% картофеля и 8,1% овощей, в 2005 г. — 17,2% и 16,5%, в 2010 г. — 16,7% и 16%.

В 1990 г. личные подсобные хозяйства населения произвели от общего объема производства четвертую часть мяса, молока, шерсти, 22% яиц. На первом этапе перевода скота с ферм на подворья при потере 1% поголовья коров товарность молока в России упала на 26%. В 1995 г. товарность производства молока в хозяйствах населения составила 18%, скота и птицы — 23%, яиц — 8,2%, в 2000 г. — 19,8%, 23,9 и 7,6%, в 2005 г. — 26,1%, 36,7% и 12,3%, в 2010 г. — 31,2%, 46,7% и 18,3%.

В 1990 г. в личных хозяйствах было 9,9 млн голов крупного рогатого скота. В 2006 году из 15 млн личных хозяйств крупный рогатый скот имелся в 3,5 млн хозяйств (23,6%), общее число голов составляло 10,2 млн

В животноводстве имел место регресс в технологии и санитарии. В 90-е годы значительную часть скота забивали на подворьях, что повело к вспышкам рада болезней, особенно в результате бесконтрольной торговли свининой подворного убоя без проведения санитарно-ветеринарной экспертизы (трихинеллез, гельминтозы).

В «Государственном докладе о состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1992 году» (М., 1993) было сделано предупреждение, что “развитие и интенсификация индивидуальных хозяйств (частное свиноводство, выращивание овощей, зелени, ягодных культур с использованием необезвреженных нечистот для удобрения) приводит к загрязнению почвы, овощей, ягод, инвазии мяса и мясопродуктов».

За 2006-2011 гг. поголовье свиней в хозяйствах населения уменьшилось на 12,9% и птицы 14,4% — до 5,2 и 96,6 млн голов (в 1,4 и в 2 раза меньше, чем было в 1990 г.). По официальным сообщениям, уменьшение поголовья свиней в индивидуальном секторе в последнее время вызвано переориентацией этой категории сельхозпроизводителей на альтернативные направления животноводства в связи с проводимыми мероприятиями по предупреждению распространения на территории РФ африканской чумы свиней.

Объемы доминирующего производства сельхозпродукции в хозяйствах населения приведены в Табл. 5-3. Из нее видно, что по большинству показателей существенным потенциалом для развития производства хозяйства населения не обладают.

Отметим, что приусадебное земледелие в значительной мере помогло восстановлению общероссийского производства овощей, которое после неуклонного падения в 1986-1995 гт, затем стало медленно расти, но в темпе меньшем, чем был рост в 1980-85 гг: в производстве овощей только через 15 лет возрождения в 2009 г. был достигнут уровень 1990 г. Некоторое увеличение производства молока в хозяйствах населения (Табл. 5-3) не может компенсировать общий спад его производства в стране (в 2011 г. производство молока находилось на уровне конца 1950-х). Вклад хозяйств населения в производство мяса примерно такой же, как и по молоку.

В реформы значимый успех хозяйства населения достигли в производстве меда: в 2011 г., по сравнению с 1990 г., меда произведено в целом по РФ почти на четверть больше, а вклад в это достижения хозяйств населения увеличился с 70 до 93%. За эти же годы реформ в 1,7 раз выросло производство плодов и ягод хозяйствами населения, а их доля в общем сельхозпроизводстве в стране увеличилась с 51 до 83%.

Наконец, особой категорией являются фермерские (крестьянские) хозяйства. На первом этапе реформы они были представлены как главный тип хозяйства на селе в будущей рыночной системе — тогда подчеркивалась именно их природа как фермерских хозяйств. Многих важных черт капиталистической фермы они, однако, за десять лет не приобрели, поэтому к их названию в последующие годы добавилось определение “крестьянские”.

Табл. 5-3. Производство основных видов продукции в хозяйствах населения в РСФСР и РФ

Основная масса хозяйств (83%) возникла до 1995 г. (включительно), число вновь созданных хозяйств с каждым годом уменьшается — в 1999 г., например, возникло 2,6% фермерских хозяйств.

В 1990 г. было 4,4 тыс. фермерских хозяйств с площадью земельных участков 181 тыс. га (средний участок в 41 га), в 1995 г. — 280,1 тыс. хозяйств с общей площадью земельных участков 12,0 млн га (участки по 43 га), в 2000 г. — 261,7 тыс. хозяйств на 15,3 млн га (участки по 58 га). К 2006 г. произошло некоторое укрупнение — число хозяйств сократилось до 255,4 тыс., а общая земельная площадь их сельскохозяйственных угодий составила 21,6 млн га (со средним размером земельного участка 81 га). Из этих угодий пашня составляла 15 млн га. В 2010 г. площадь сельскохозяйственных угодий 304,8 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств и индивидуальных предпринимателей составила 23,8 млн га (в среднем по 78 га на хозяйство), в т.ч. 17 млн га пашни.

Табл. 5-4. Площадь сельскохозяйственных угодий в крестьянских (фермерских) хозяйствах, млн га

* — крестьянские (фермерские) хозяйства и индивидуальные предприниматели

Следует отметить, что, по данным Сельскохозяйственной переписи 2006 г., из имеющихся фермерских хозяйств сельскохозяйственную деятельность осуществляли в 2006 году только 124,7 тыс. А 107 тыс. фермеров относятся к категории «прекративших сельскохозяйственную деятельность». Еще 21,4 тыс. хозяйств считаются «приостановившими сельскохозяйственную деятельность».

Согласно данным Сельскохозяйственной переписи, в 2006 г. 50,6% всей земельной площади занимали фермерские хозяйства, владеющие более чем 1000 га земли. Таковых было 4466 хозяйств. Среди них выделяются 101 хозяйство, владевшие более 10 тыс, га каждое (в среднем по 56 тыс. га). Из всех фермерских хозяйств 17,4% вообще не имеют земельных участков, и еще 20,5% имеют участки до 3 га (в среднем по 1,7 га).

Надо также отметить, что до сих пор не увенчалось успехом главное институциональное изменение в сельском хозяйстве России, которое было положено в основу реформ — не действует институт купли-продажи земли. Вот справка из «Государственного (национального) доклада о состоянии и использовании земель в Российской Федерации в 2004 г.» (М.: Федеральное агентство кадастра объектов недвижимости. 2005). Согласно этому докладу, в государственной и муниципальной собственности в 2004 г. находилось 275 млн га (около 70%) земель сельскохозяйственного назначения России. По данным Росреестра на 1 января 2011 года, значительная часть земель сельскохозяйственного назначения находилась в государственной и муниципальной собственности — 264,3 млн га, или 67,2% земель категории, в собственности граждан — 117,6 млн га (29,9% площади категории), в собственности юридических лиц — 11,5 млн га (2,9%).

Эту землю в небольших размерах каждый год покупают сельскохозяйственные предприятия и фермерские хозяйства. Так, в 2004 г. ими было выкуплено у уполномоченных органов государственной и муниципальной власти 8 тыс. га земель вне населенных пунктов. Это 0,0029% земли, предлагаемой к продаже. И сельскохозяйственные предприятия, и фермеры предпочитают не обременять себя частной собственностью, а арендовать землю у государства (в 2004 г. такая аренда составила 54 млн га).

В 1992 г. фермерские хозяйства и индивидуальные предприниматели произвели 1,1% сельхозпродукции РФ, в 1995 г. — 1,9%, в 2000 г. — 3,2%, в 2005 г. — 6,1%, в 2010 г. — 7,2%, а в 2011 г. — 9%. (Рис. 5-2). В 2011 г. удельный вес продукции растениеводства в фермерских хозяйствах и у индивидуальных предпринимателей составлял — 77,9%, животноводства — 22,1% (в сельхозпредприятиях и в хозяйствах населения — примерно поровну).

Динамика развития производства доминирующих сельхозпродуктов в фермерских хозяйствах приведена в Табл. 5-5. Из нее видно, что эти хозяйства в основном сосредоточились на производстве зерновых и подсолнечника.

Табл. 5-5. Производство основных видов продукции в крестьянских (фермерских) хозяйствах и индивидуальными предпринимателями в РСФСР и РФ

*) в 2012 г. крестьянскими (фермерскими) хозяйствами и индивидуальными предпринимателями собрано зерна 22,2% от общего сбора в хозяйствах всех категорий, сахарной свеклы — 12,2%, подсолнечника — 27,3%.

Основными производителями зерна и технических культур по-прежнему остаются сельскохозяйственные организации. Доля их в производстве зерна в 2011 г. составила 76,8%, сахарной свеклы — 86,4%, подсолнечника — 71,9%. В структуре производства зерна и семян подсолнечника в последние годы отмечается тенденция роста доли крестьянских (фермерских) хозяйств и индивидуальных предпринимателей. В 2011 г. ими получено зерна 22,1% от общего сбора в хозяйствах всех категорий, подсолнечника — 27,7%.

В 2011 г. доля мяса, произведенного фермерами составляла 3%, молока — 4,8%, яиц — 0,8%, меда — 4,2%, картофеля — 7,4%, плодов и ягод — 1,6%, винограда — 1,8%.

Эти хозяйства, в основном, являются семейными. По сути дела, речь идет не о фермах капиталистического типа, а о трудовых крестьянских хозяйствах с очень малой долей наемного труда. Согласно изучению 187,6 тыс, хозяйств, в 1999 г. всего в них было занято 235,8 тыс. наемных работников (в среднем 1,3 работника на одно хозяйство), причем в среднем один работник за год отработал только 43,9 человеко-дня. Затраты на оплату труда с отчислениями на социальные нужды составляли в структуре расходов фермерских хозяйств всего 10% (1999 г.).

Вот данные Сельскохозяйственной переписи 2006 г. Общее число работников, занятых во всех фермерских хозяйствах на 1 июля 2006 года, составляет 475,3 тыс. человек, В том числе наемных работников, занятых на постоянной основе, 82,7 тыс. человек, то есть в среднем по одному работнику на 3 фермерских хозяйства. Еще привлекались временные или сезонные работники численностью 93,8 тыс, человек. Таким образом, после 1999 года фермерские хозяйства в России в целом стали гораздо менее «капиталистическими».

Несмотря на значительное увеличение, начиная с 1993 г., площади предоставленных фермерам земельных угодий (см. Табл. 5-4), соответствующего роста производства сельскохозяйственной продукции в этой системе в общем не происходит. В целом валовой уровень производства в ней стал расти начиная с 1999 г. Что же касается продуктивности этой категории хозяйств, то в расчете на 1 га пашни она лишь с середины 2000-х стала расти и вышла на стабильный уровень. Но по своим основным направлениям деятельности — производству зерновых и подсолнечника — фермерские хозяйства пока уступают по урожайности сельскохозяйственным предприятиям.

Росстат публикует данные по урожайности только для сельскохозяйственных организаций (центнеров с одного гектара убранной площади). Оценим среднюю урожайность подсолнечника и зерновых для фермерских хозяйств и сельхозорганизаций, как отношение валового сбора к посевной площади:

Табл. 5-6. Средняя урожайность подсолнечника, зерновых и зернобобовых культур в сельскохозяйственных организациях и в крестьянских (фермерских) хозяйствах, центнеров валового сбора с одного гектара посевной площади

Как видно в последние 15 лет средняя урожайность подсолнечника у фермеров примерно на 25% ниже, чем в сельхозпредприятиях, а по зерновым на 10-20%. В 2011 г. эти же урожайности были ниже на 24 и 16% соответственно. Для сравнения в 1990 г. урожайность подсолнечника в РСФСР составляла 12,5 ц/га, в Аргентине — 14,5 ц/га, в Бразилии — 7 ц/га, в США — 13,8 ц/га.

В 90-е годы фермеры находились в трудном финансовом положении. Согласно опросу 1999 г., в 1998 г. были убыточными 65,8% хозяйств, в 1999 г. — 58,7%. На грани банкротства постоянно находились 11-12% хозяйств. Причина такого положения в том, что становление нового типа хозяйств в условиях жесткой конкуренции иностранных товаропроизводителей, получающих в своих странах огромные государственные субсидии, почти невозможно без поддержки государства. По мнению большинства опрошенных фермеров эта поддержка в РФ неэффективна.

Когда в начале 90-х годов проводилась кампания по “фермеризации” российского села, было сделано немало заявлений о том, что все эти виды государственной поддержки будут оказаны тем гражданам, которые решатся выйти из коллективных хозяйств и совхозов, и заведут собственное хозяйство. Около 80% фермеров в конце 90-х годов не смогли получить той помощи государства, которая является совершенно обычной во всех странах, где фермерские хозяйства представляют собой важный тип сельскохозяйственного производства.

Реформа и экономические условия для ведения сельского хозяйства

Известно, что продуктивное сельское хозяйство в современном мире не может существовать без участия государства. В разных странах оно организуется по-разному. В капиталистических странах основной механизм государственной поддержки — бюджетные субсидии. В СССР главным был государственный механизм планирования цен — как на оборудование и материалы, закупаемые колхозами и совхозами, так и закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию. Дотации служили для “тонкой настройки”. Так, в 1988 г. дотации на покупку сельским хозяйством удобрений и машин составляли 1,8 млрд руб., дотации убыточным хозяйствам тоже 1,8 млрд руб.

Во время перестройки много говорилось, что советское сельское хозяйство дотируется и поэтому должно быть радикально реформировано. В какой же степени в то время дотировалось сельское хозяйство стран, которые ставились в пример отечественному?

Табл. 5-7. Бюджетные дотации сельскому хозяйству в зарубежных странах

Надо заметить, что сведения о масштабах государственной поддержки сельского хозяйства в развитых капиталистических странах оставались малоизвестными для широкой публики в годы перестройки и реформы. В 1989 г. ВНИИ информации и технико-экономических исследований агропромышленного комплекса издал сборник “Некоторые проблемы сельского хозяйства зарубежных стран” (для служебного пользования), в котором привел подробную сводку о величине и структуре государственных субсидий и дотаций на Западе. Мы приводим оттуда некоторые данные.

В 1984-1986 гг. в РСФСР использовалось 218,4 млн га сельскохозяйственных угодий. Если бы сельское хозяйство РСФСР дотировалось в той же степени, что и в Западной Европе, расходы на дотации из госбюджета составили бы 240 млрд долларов. Даже если взять для сравнения США, где дотации на единицу площади угодий были в пять раз меньше, чем в ЕЭС, все равно для РСФСР они составили бы колоссальную сумму в 48 млрд долларов в год.

Очевидно, что советское сельское хозяйство получало от государства несравненно меньшую экономическую поддержку, нежели в капиталистических странах. Это надо принимать во внимание при оценке эффективности сельского хозяйства России.

При этом бюджетные ассигнования на сельское хозяйство возрастали во всех западных странах. Данные 1984-1986 гг. о бюджетных дотациях (в процентах к фермерской цене) в развитых капиталистических странах приведены в Табл. 5-8.

Табл. 5-8. Бюджетные дотации в производстве разных видов продукции (в % к фермерской цене) 1984-1986 гг.

Источник: Информационно-аналитический сборник “Некоторые проблемы сельского хозяйства зарубежных стран”. ВНИИ информации и технико-экономи-ческих исследований агропромышленного комплекса. Москва. 1989.

По данным ООН, в 1991 г. общая сумма сельскохозяйственных субсидий ОЭСР составляла 180 миллиардов долларов. Производство разных видов продукции дотируется в капиталистических странах в разной степени — в этом есть элемент государственного планирования. Вот основные данные о бюджете Министерства сельского хозяйства США за 1999-2000 гг. (с его сайта в Интернете http://www.usda.gov/agency/obpa/Budget-Sununary/2001/text.htm).

Превышение расходов над приходом консолидированного бюджета Министерства составило в 2000 г. 105 млрд долл. Почти вся эта сумма представляет собой прямые, косвенные и скрытые субсидии, льготные ссуды или расходы на реструктурирование ссуд сельскому хозяйству. Во всяком случае, в 2000 г. государственное финансирование сельского хозяйства составило никак не меньше 70 млрд долларов. Расхождения в оценках связаны с тем, что дотации потребителям на покупку продуктов питания (34,5 млрд долл.) частично расходуются на покупку импортных продуктов, и эту величину трудно учесть. Но и без того суммы ассигнований огромны.

Для сравнения приведем данные по РФ. В 2000 году на поддержку сельского хозяйства (включая рыболовство) из консолидированного бюджета РФ было выделено 55 млрд рублей (то есть менее 2 млрд долларов), что составляло 2,8% консолидированного бюджета. В 2005 г. из консолидированного бюджета РФ было выделено 78,6 млрд рублей, то есть 1,15% расходной части бюджета. В 2006 г. на поддержку сельскою хозяйства и рыболовства было выделено 110,8 млрд рублей или 1,39% расходной части. Субсидии, полученные сельхозорганизациями из бюджета на сельхозпродукцию составляли в 2005 г. — 14,7 млрд руб., в 2006 г. — 22,7 млрд руб., в 2008 г. — 36,9 млрд руб. (далее этот показатель не публиковался). В 2012 г. в рамках Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы из средств федерального бюджета планировалось выделение — 130 млрд рублей и 132 млрд рублей из средств бюджетов субъектов Российской Федерации (в сумме 2,04% расходной части федерального бюджета).

В США бюджетные ассигнования на сельское хозяйство составляют около 40% валовой продукции отрасли. В РФ в 2005 г. продукция сельского хозяйства (без учета работ и услуг, то есть величина, структурно менее полная, нежели валовая продукция ферм США) составила 1496 млрд руб., а бюджетные ассигнования 5,25% от этой величины (в 2006 г. 6,47%).

Надо отметить, что государственная поддержка производства той или иной сельскохозяйственной продукции на Западе производится и через многие косвенные дотации, не отраженные в Табл. 5-8. Например, производство говядины в США поддерживается через огромные дотации фермерам на закупку фуражного зерна для скота. В некоторые годы уровень бюджетной поддержки фермеров на Западе поднимается столь высоко, что о каких-то “рыночных механизмах” говорить вообще не приходится — государство содержит фермеров как важную часть национального потенциала, вроде науки или армии. От этой политики не отступают ни США, ни ЕС и Япония, вопреки нормам ВТО.44

В РСФСР рентабельность сельскохозяйственных предприятий регулировалась не стихийными рыночными механизмами, а через ценообразование. В послевоенное время было произведено несколько коррекций закупочных цен, и во второй половине 80-х годов существовало равновесие, при котором средний уровень рентабельности (т.е. отношения прибыли к себестоимости реализованной продукции) составлял в 1987 г. у колхозов 19%, а у совхозов 20%. В 1989 г. уровень рентабельности у колхозов и совхозов вырос до 37%. Прибыль производственных сельскохозяйственных организаций и предприятий РСФСР составила в 1989 г. 29 млрд руб. (прибыль в промышленности — 87 млрд руб.). Прибыль колхозов составила 10,4 млрд руб., прибыль совхозов 16,4 млрд руб.

В 1989 г. 1,6% совхозов в РСФСР (то есть всего 210 совхозов) были убыточными, общая сумма их убытков составила 72,7 млн руб. Из 12,5 тыс. колхозов убыточными в 1989 г. были 100 колхозов.

Рентабельность производства разных видов продукции была различна, но в условиях планового хозяйства это не приводило к сокращению производства малодоходной или убыточной продукции, т.к. для хозяйства был важен общий результат. Данные по некоторым продуктам для 1989 г. приведены в Табл. 5-9.

Табл. 5-9. Себестоимость производства 1 тонны сельскохозяйственных продуктов и государственные закупочные цены в 1989 г., руб.

Из этих данных видно, что наиболее выгодной для колхозов продукцией были зерно и молоко, а яйца были убыточными. Совхозы, наоборот, производили яйца с низкой себестоимостью. Видно также, что государственные дотации для поддержания низких розничных цен давались в основном на картофель, мясо и молоко. Но даже наиболее выгодная для сельского хозяйства продукция — зерно — продавалась по невысокой цене. Для сравнения отметим, что фермерская цена тонны пшеницы в 1987/88 г. была во Франции 207, в ФРГ 244, в Англии 210, в Финляндии 482 доллара.

В первый же год либерализации цен установившееся равновесие было сломано и открыт рынок для импортных сельскохозяйственных продуктов, производство и экспорт которых на Западе субсидируются государством. В 1992 г. правительство России даже оказывало поддержку зарубежным производителям, дискриминируя отечественных производителей. Оно закупило у российского села 26,1 млн т. зерна по 11,7 тыс. руб. за тонну (что по курсу на 31 декабря 1992 г. составляло около 28 долларов), а у западных фермеров — 28,9 млн т. зерна по 143,9 долларов за тонну.45

Кроме того, приватизация торговли и перерабатывающих предприятий разорвала единую технологическую цепочку АПК и сделала сельскохозяйственные предприятия беззащитными перед диктатом перекупщиков и переработчиков. Например, овощные базы принимали осенью 1993 г. картофель по цене 30-40 руб. за килограмм при себестоимости 50-70 руб.

В 1998 г., после девальвации рубля, несмотря на ослабление конкуренции со стороны импортных продуктов, средние цены реализации килограмма сельскохозяйственной продукции и розничные цены (они приведены в скобках) выглядели таким образом (в деноминированных рублях): пшеница 0,55 (мука 3,73); молоко 1,27 (5,82); яйца, 10 шт., 4,45 (14,94). Все эти продукты сельские производители были вынуждены продавать себе в убыток.

Только в 1999 г. рентабельность хозяйственной деятельности совокупности предприятий стала в целом положительной (+9%), а число убыточных предприятий сократилось до 54%. Хотя и тогда реализация продуктов животноводства принесла убыток в 5,1 млрд руб. который был почти полностью компенсирован бюджетными дотациями в размере 4,9 млрд руб.

Но даже с учетом дотаций поставки на убой, например, крупного рогатого скота имели «отрицательную рентабельность»: в 1999 г. — 24%, в 2000 г. — 33%, в 2004 г. — 29%, в 2006 г. — 14%, в 2008 г. — 22% (далее этот показатель не публиковался).

Производство молока стало рентабельным начиная с 1999 г. (в 2003 г. +11%, в 2006 г. +19%, в 2008 г. +25%), производство шерсти до сих пор крайне убыточно (в 2006 г. рентабельность была равна — 69%, в 2008 г. — 64%, хотя в 1990 г. она составляла +25%).

В 2005 г. рентабельность всей хозяйственной деятельности сельскохозяйственных организаций составила 8%, в 2006 г. — 10%, в 2008 г. — 15% (далее этот показатель не публиковался). Рентабельность сельхозпродукции растениеводства и животноводства в 2005 г. составляла 6,4 и 9,5%, в 2008 г. — 17,5 и 7,5%, в 2010 г. — 12,4 и 8,6%.

Долги, накопившиеся за сельскохозяйственными предприятиями, достигли в 1999 г. огромной суммы в 184,8 млрд руб. Из 27,3 тыс. предприятий должниками в том году были 27 тыс. За 1993-2000 годы суммарная задолженность по всем обязательствам (включая задолженность по кредитам банков и другим заемным средствам) выросла в 50 раз. Для отрасли «сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство» суммарная задолженность составила к концу 2006 г. 548 млрд руб., а к концу 2010 г. — 1125 млрд руб. Просроченная задолженность в 2006 г. — 66,2 млрд руб., в 2010 г. — 32,8 млрд руб. Между тем вся прибыль (сальдированный результат, то есть прибыль минус убыток) организаций отрасли составила в 2006 г. 47,7 млрд руб., а в 2010 г. — 66,9 млрд руб.

В целом экономическое положение сельскохозяйственных предприятий менялось в ходе реформы так, как представлено на Рис. 5-2, Рис. 5-3, Рис. 5-4 выше.

И в настоящее время, несмотря на урожайные годы, сельскохозяйственные предприятия находятся в тяжелом финансовом положении. Большая (в том числе просроченная) кредиторская задолженность ограничивает приток кредитно-финансового и инвестиционного капитала в отрасль. Государство в ходе реформы не только ушло от бюджетной поддержки сельскохозяйственных предприятий, но и резко сузило для них возможность получения кредитов. Сельское хозяйство является очень рискованной сферой для кредитования. Производство здесь отличается неустойчивостью, существенно зависит от агрометеорологических условий. Высокие риски ограничивают приток внешних инвестиций.

В 2000 г. долгосрочное кредитование сельскохозяйственных предприятий банками составило в РФ 1,63 млрд руб. По сравнению с 1990 г. цены на товары и услуги, покупаемые селом для производственной деятельности, выросли в 23,48 раза. Это значит, что реальная величина кредитов 2000 года в ценах 1990 г. составляет всего 69,4 млн руб. А в норме долгосрочное кредитование колхозов и совхозов РСФСР Госбанком колебалось в 80-е годы на уровне 5 млрд руб. (только колхозы в 1986 г. получили долгосрочных банковских кредитов 2,53 млрд руб.). Если мы приведем эти величины к одной и той же покупательной способности кредитов согласно приведенному выше индексу инфляции (23,48 раза), то выходит, что в 2000 г. масштабы долгосрочного кредитования сельского хозяйства РФ составляли около 1,3% от уровня 80-х годов.

Если учесть, что кредит — это именно рыночный инструмент финансирования, а плановая система ликвидирована, то можно сделать вывод, что в результате “рыночной” реформы отечественное сельское хозяйство просто лишено нормальных источников финансирования.

Важнейшим фактором, сделавшим сельское хозяйство РФ убыточным или почти убыточным, было резкое повышение цен на машины и материалы, закупаемые сельскохозяйственными предприятиями, В свою очередь, сельскохозяйственные предприятия не могли в той же мере поднять на рынке цены на свою продукцию, испытывая давление субсидируемого западными государствами импорта.

Разрыв цен в ходе реформы быстро достиг огромных масштабов — уже в 1992 г. он стал двукратным — за 1992 год цены на сельхозпродукцию выросли в 8,6 раза, а на покупаемую селом продукцию и услуги — в 16,2 раза. Диспропорция в росте цен тогда составила 1,9 раз. В 1995 г. этот разрыв достиг 3,7 раза, в 2000 г. — 3,9 раза, в 2005 г. — 4 раза, в 2010 г. сократился до 3,9 раз.

В целом только за 1992-93 гг. закупочные цены на мясо возросли в 45 раз, на молоко в 63 раза, а на бензин в 324 раза, на трактор К-700 в 828 раз и на трактор Т-4 в 1344 раза. Динамика индекса цен, по отношению к 1990 г., на сельскохозяйственную продукцию в сравнении с товарами и услуги, приобретаемыми сельскохозяйственными организациями, представлена на Рис. 5-10. В реформы для сельхозпредприятий цены приобретения стали вчетверо выше цен продаж.

Рис. 5-10. Индекс отношения цен приобретения промышленной продукции и услуг к ценам реализации продукции с/х организациями в РСФСР и РФ (в разах, 1990=1)

Разрыв в ценах после 2005 г. стабилизировался. В 2006 г. цены сельскохозяйственных производителей выросли на 4,3%, а цены на промышленные товары в среднем на 10,4%, а в 2010 г. — на 6,5% и 9,1% соответственно.

5.2. Материально-техническая база российского сельскохозяйственного производства

Изменение в ходе реформы экономических условий деятельности сельскохозяйственных предприятий подорвало воспроизводство их материально-технической базы. До этого, особенно начиная с 70-х годов, эта база в РСФСР развивалась очень быстро — село насыщалось техникой и кадрами, энергетическими мощностями и другими основными фондами. Налаживалась система обеспечения и топливом, и удобрениями, развивались новые отрасли промышленности, производящие нужные для села материалы.

Основные фонды колхозов, совхозов и межхозяйственных сельскохозяйственных предприятий РСФСР выросли с 1970 по 1990 г. в расчете на одного работника с 3,7 до 27,3 тыс, руб., а в расчете на 100 га сельхозугодий с 19,3 до 129,8 тыс. руб. При этом и в ходе пятилетки 1985-1990 гг. продолжался быстрый рост основных фондов. За эту пятилетку, например, энергетические мощности в расчете на одного работника выросли с 40,3 л.с. до 50,5 л.с.

По этим основным показателям советское сельское хозяйство вышло в число высокоразвитых. В 1989 г. в РСФСР на одного работающего приходилось 35,3 киловатт энергетических мощностей,46 а в Италии в 1988 г. 23 кВт, в Нидерландах 30,5, в Дании 39, в Венгрии 9,5 кВт. Сильно различались энерговооруженность труда в сельском хозяйстве у СССР и США — в США на одного работника приходилось 105 кВт. Но по этому показателю США резко выпадали из общего ряда высокоразвитых стран — работники там снабжены избыточными энергетическими мощностями. В расчете же на 100 га пашни разница была не так велика — 259 кВт в СССР и 405 кВт в США. В каком темпе сокращались энергетические мощности в сельском хозяйстве в ходе реформы, показано выше на Рис. 5-6.

За 1970-1990 гг. материально-техническая база сельского хозяйства в СССР перешла на качественно новый уровень развития. Она обновлялась даже быстрее, чем в промышленности: в 1990 г. ввод в действие новых основных фондов (без скота) составлял в сельском хозяйстве 7%, а коэффициент выбытия 3,3% от наличия основных фондов на конец 1989 г. В промышленности эти показатели были равны 6,0% и 1,8%, соответственно.

С началом реформы, уже в 1991 г. практически прекратилось обновление материально-технической базы сельскохозяйственных предприятий. Капиталовложения (инвестиции) в основной капитал сельского хозяйства в ходе реформы к 1998 г. уменьшились по сравнению с 1990 г. в 25 раз и в последние годы остаются в 7-8 раз более низкими, чем непосредственно перед реформами 1990-х. Динамика этого показателя приведена на Рис. 5-11.

Рис. 5-11. Индексы инвестиций (в сопоставимых ценах, 1970=100) в основной капитал сельского хозяйства РСФСР и РФ (с 2005 г. сельское хозяйство, охота и предоставление услуг в этих областях)

Государство в ходе реформы практически перестало делать капиталовложения в сельское хозяйство. В 1990 г. государственные ассигнования составили 71% инвестиций в производственные объекты сельского хозяйства РСФСР (остальные капиталовложения делали колхозы). В 2001 г. доля бюджетных средств в капиталовложениях в АПК (и так уже многократно уменьшившихся) составила всего 5,6%. С 1995 по 2001 годы доля средств для инвестиций в агропромышленную сферу из федерального бюджета сократилась с 16,8% до 2% из бюджетов субъектов федерации и местных бюджетов — с 13,8% до 3,4%. В 2005 г. и 2010 гг. доли бюджетных средств в инвестициях в основной капитал, направленных на развитие сельского хозяйства, составляли 4,3% и 2,3%.

В сумме всех инвестиций в основной капитал в РФ инвестиции в сельское хозяйство, охоту и лесное хозяйство составляли в 2005 г. 3,7%, а в 2010 г. 3,3%. Доля сельского хозяйства в иностранных инвестициях составила в 2006 г. 0,6%, в 2010 г. — 1,2%. Динамика доли инвестиций в сельскохозяйственное производство во всей сумме капиталовложений в РСФСР и РФ дана на Рис. 5-12.

Рис. 5-12. Инвестиции в основной капитал сельского хозяйства (в объекты производственного назначения) в РСФСР и РФ, % от всех капиталовложений в народное хозяйство и экономику

За годы реформ 1991-2012 гг. недовложения в основной капитал сельского хозяйства РФ (по уровню 1990 г.) составили ок. 1,6 трлн долл. США. Для сравнения, это составляет 75% объема ВВП России за 2012 г., или в вдвое больше всех доходов консолидированного бюджета РФ и бюджетов государственных внебюджетных фондов в 2012 г.

Сокращение инвестиций затронуло сельское хозяйство в значительно большей степени, чем другие экспорториентированные отрасли экономики, — например, доля инвестиций в топливную промышленность в реформы хотя и скачками, но росла (Рис. 5-13).

Рис. 5-13. Инвестиции в основной капитал сельского хозяйства и топливной промышленности в РСФСР и РФ в процентах от всех капиталовложений в народное хозяйство и инвестиций в экономику

Реформа привела к разрушению цикла воспроизводства материально-технической базы сельского хозяйства. В 1995 г. коэффициент обновления (ввод в действие) основных фондов упал до 0,6% и в 1998 г. до 0,5% (см. Рис. 5-14).

Рис. 5-14. Коэффициенты обновления основных фондов в сельском хозяйстве РСФСР и РФ — ввод в действие основных фондов (без скота), в процентах от наличия основных фондов на конец года, в сопоставимых ценах

Примечание: с 2005 г. Росстат стал публиковать данные, не поддающиеся точному сравнению с прежними — показатель называется теперь «обновление основных фондов в сельском хозяйстве, охоте и лесном хозяйстве» без исключения скота.

Однако охота и лесное хозяйство по величине основных фондов сильно уступают сельскому хозяйству, скот по стоимости составляет 6-7% основных фондов сельского хозяйства и численность его не увеличилась. Таким образом, и этот новый агрегированный показатель отражает динамику основных фондов сельского хозяйства с приемлемой точностью.

Пересчет показателя для 2004 г., видимо, связан с переоценкой основных фондов, которая показала их значительное сокращение.

Коэффициент выбытия основных фондов крупных и средних сельскохозяйственных предприятий в годы реформ существенно превышал коэффициент ввода — основные фонды отрасли сокращались. В 2002-2003 гг. коэффициент выбытия ежегодно составлял 3,1%, в — 2005 г. 4,2%, в 2010-2011 гг. — 2,2%. Только с 2007 г. наметилось воспроизводство основных фондов (+1,3%), а в 2004-2005 гг. коэффициент воспроизводства был отрицательным (-2,0% и — 1,8%). В 2011 г. набран темп воспроизводства основных фондов +1,7%, т.е, их полное обновление состоится за 59 лет.

Степень износа машин и оборудования в предприятиях сельского хозяйства составила 46% в 2005 г. и 42,3% на начало 2006 г. Она стала снижаться за счет выбытия старой техники (Табл. 5-10).

Табл. 5-10. Списание техники в сельскохозяйственных организациях в РФ, в процентах к наличию на начало года

*) Без тракторов, на которых смонтированы землеройные, мелиоративные и другие машины, в 2011 г. таких тракторов было списано 5,8%.

Полностью изношенные машины и оборудование составляли в сельском хозяйстве в 2003 г. 29,1% машинного парка, в 2005 г. — 18,8%, в 2008 г. — 8,5%, в 2010 г. — 8,6%. Уменьшение износа оставшейся сельхозтехники определяется не ее обновлением, а масштабным сокращением парка сельхозмашин и оборудования — см. Рис. 5-7, Рис. 5-8 и Табл. 5-15. На начало 2011 г. доля приобретенной сельхозтехники (в % к наличию) составляла для тракторов 3,4%, для комбайнов зерноуборочных — 5,3%, кукурузоуборочных — 5,1%, кормоуборочных — 6,4%, картофелеуборочных — 7%, свеклоуборочных — 5,8%, для жаток валковых — 4,8%, для доильных установок и агрегатов — 4,4%. Как видно из этих данных и Табл. 5-10 коэффициент воспроизводства (разность между приобретением и списание) для основной сельхозтехники в 2011 г. был отрицательным.

Рассмотрим теперь воздействие реформы на состояние основных элементов материально-технической базы сельского хозяйства. Главный материальный ресурс сельского хозяйства — земля, почва.

Для поддержания ее в плодородном состоянии требуются постоянные усилия, в противном случае почва “дичает”. До начала реформы большой и постоянной, хотя и незаметной работой было известкование (а также гипсование и фосфоритование) почв — важная операция. О масштабах ее можно судить по тому, что только за три года (1985-1987 гг.) в РСФСР было проведено известкование на площади 15 млн га (всего в России в известковании нуждаются 45 млн га).

В 70-е годы для обеспечения этой операции было создано крупномасштабное производство известковой и доломитовой муки. В дополнение к этому примерно 10 млн т этих материалов завозилось в РСФСР из других республик СССР. В ходе реформы это производство было свернуто, и известкование почвы почти прекращено. С 1998 г. известкованию подвергается по 0,3-0,4 млн га кислых почв в год, в 2009-2011 гг. — по 0,2 млн га. Динамика производства материалов для известкования приведена на Рис. 5-15.

Рис. 5-15. Производство известняковой и доломитовой муки для известкования кислых почв в РСФСР и РФ, млн т.

В 1985 г. и 1990 г. было произведено гипсование 98 и 159 тыс. га солонцовых почв, а в 1995 г. — 3,5 тыс. га, и далее по ниспадающей в 1999 г. — 2,9 тыс. га, в 2005 г. — 0,8 тыс. га, в 2010 г. — 0,1 тыс. га, в 2011 г. — 0,04 тыс. га. Для справки: для гипсования почв применяют в основном сыро-молотый гипс (из природных залежей), фосфогипс — отходы производства удобрений, отходы содовой промышленности. Продолжительность перехода солонцов под действием гипса в культурную почву, т.е. мелиоративный период, 8-10 лет в неорошаемых условиях и 5-6 лет при орошении. Средняя прибавка урожая зерна при внесении гипса составляет в чернозёмной зоне 3-6 ц/га, в зоне каштановых почв 2-7 ц/га. Даже уже накопленный в виде отходов фосфогипс перестали использовать, тому свидетельство т.н. «белые горы» около производств минеральных удобрений.

В 1985 г. было произведено фосфоритование 1,8 млн га кислых почв, в 1992 г. — 1,5 млн га, а в 1995 г. — 0,2 млн га, в 2000 г. — 0,05 млн га, в 2005 г. — 0,04 млн га, в 2010 г. — 0,004 млн га, в 2011 г. — 0,002 млн га.

Прекращены и главные мелиоративные работы — строительство систем для орошения земель и осушения угодий. В 70-е годы были построены крупные оросительные системы, но и в течение 80-х годов вводились крупные площади орошаемых земель, несмотря на активную идеологическую кампанию против мелиорации. В середине 80-х годов на орошенных и осушенных землях производилось 15-16% всей валовой продукции растениеводства РСФСР. В РСФСР посевные площади на орошаемых землях составляли в 1970 г. 1,4 млн га, в 1975 г. — 2,1 млн га, в 1980 г. — 3,9 млн га, в 1985 г. — 4,7 млн га, в 1990 г. — 5,1 млн га. В 1986-1990 гг. средняя урожайность зерновых культур была здесь 30,2 ц/га при средней по всем площадям 15,9 ц/га, сахарной свеклы — 277 и 225 ц/га, семян подсолнечника — 14,2 и 12,7 ц/га, овощей — 180 и 154 ц/га. В засушливый 1988 г. разница в урожайности для зерновых была еще больше — 30,9 ц/га на орошаемых землях и 15,6 ц/га в среднем на всей площади, а для сахарной свеклы составляла 263 и 222 ц/га, для семян подсолнечника — 13,4 и 12,1 ц/га, для овощей — 172 и 152 ц/га. В 1988 г. почти весь рис, более 70% овощей, около 30% фруктов и винограда, более 20% зерна кукурузы производились на орошаемых и осушенных землях.

В ходе реформы работы по мелиорации почти прекратились (Рис. 5-16). Резко сократились и объемы орошения введенных ранее в действие орошаемых земель. Только за 1991-1993 гт. площадь орошаемых земель сократилась на 1 млн га — с 6,3 до 5,3 млн га. В конце 80-х годов ежегодно на орошение и хозяйственные нужды в сельском хозяйстве расходовалось 24-25 км3 свежей воды, а в 1995 г. — 11,1 км3, в 2000 г. — 9,2 км3, в 2005 и 2010 гг. — по 7,7 км3.

Рис. 5-16. Ввод в действие мелиорированных земель (орошение) в РСФСР и РФ, тыс. гектаров

Во многих районах России важным направлением мелиорации является осушение почв. В РСФСР площадь осушенных земель составляла в 1970 г. 2,4 млн га, в 1975 г. — 3,3 млн га, в 1980 г. — 4,2 млн га, в 1985 г. — 5,0 млн га, в 1990 г. — 5,4 млн га. Реформа привела к практически полному прекращению этих работ. За пятилетку 1985-1989 гг. было введено в действие 1296 тыс. га осушенной почвы, а за пятилетку 1996-2000 гг. — 37,2 тыс. га, то есть в 35 раз меньше. В 1986 г. было введено в эксплуатацию 300 тыс. га осушенных земель, а через 20 лет в 2006 г. — 21,4 тыс. га.

Примерно такое же положение сложилось и в других видах мелиоративных работ — их объемы сократились за годы реформы от 15 до 70 раз.

Табл. 5-11. Мелиоративное строительство в РСФСР и РФ (в среднем за год)

Условием плодородия почвы при интенсивном земледелии является регулярное применение минеральных и органических удобрений — для компенсации выноса питательных веществ с урожаем и для поддержания благоприятной структуры почвы. Известно, что естественное плодородие обеспечивает урожайность не выше 7-8 ц зерна с гектара (в 1909-1913 гг. в среднем за год она составляла 6,9 ц). Именно начиная с середины 70-х годов, когда наконец была создана промышленность удобрений, сельское хозяйство РСФСР стало быстро улучшать и экстенсивные, и интенсивные показатели. Динамика производства минеральных удобрений в РСФСР и РФ приведена на Рис. 4-68.

В последние советские годы вынос питательных веществ с урожаем и сорняками достигал 124 кг с гектара, а вносилось с удобрениями 106 кг (в 1987 г.). Растениеводство только-только подошло к равновесию.47

Оно начало падать уже с 1988 г. и было резко сломано в ходе реформ 1990-х. Применение минеральных удобрений в сельскохозяйственных предприятиях РФ снизилось с 9,9 млн т в 1990 г. до 1,5 млн т в 1995 г., а в 1999 г. упало на уровень 1,1 млн т. С 2000 г. наметилось восстановление и к 2011 г. вносили уже 1,96 млн т — слегка превышен уровень 1964 г. (1,9 млн т).

С 1990 г. по 1995 г. количества вносимых в почву минеральных удобрений в РФ упало в 5 раз (с 88 до 17 кг/га), и затем до 2002 г. не превышало 20 кг на гектар всей посевной площади. К 2011 внесение выросло до 39 кг/га — это уровень 1970 г. Как изменялись объемы внесения минеральных удобрений в сельскохозяйственных организациях РСФСР и РФ, видно из Рис. 5-17.

Рис. 5-17. Внесение минеральных удобрений под посевы в с/х организациях РСФСР и РФ, кг на один гектар всей посевной площади

Для сравнения посмотрим, как вносились удобрения в некоторых странах мира в 1995-2009 гг.

Табл. 5-12. Внесение минеральных удобрений на один гектар пашни в странах мира, в пересчете на 100% питательных веществ; килограммов

Россия начинает воспроизводить типичную «двойную структуру» сельского хозяйства «третьего мира» — есть небольшие оазисы относительного благополучия, а остальная земля, «которую нет смысла эксплуатировать», дичает. В 1985 г. минеральные удобрения получали 71% всей площади посева, в 1987 г. 74%, в 1990 г. 66%. В 1992 г. уже лишь 60% площади получили удобрения, в 1993 г. — 45%, а в 1995 г. эта доля упала до 25%. В 2000 г. она составила 27% всех посевных площадей, в 2005 г. — 32%, в 2010 г. — 42% и в 2011 г. — 46%, Динамика поставок (продаж) минеральных удобрений сельскому хозяйству РСФСР и РФ приведена на Рис. 4-69.

Табл. 5-13. Внесение минеральных удобрений под посевы в с/х организациях (в пересчете на 100% питательных веществ)

Отметим, что с падением средних величин внесения минеральных удобрений изменилась и структура подкормки различных сельхозкультур. Лучше всего обстоят дела с внесением минеральных удобрений под посевы картофеля — в 2011 г. по сравнению с 1990 г. здесь достигнуто даже 5% превышение использования минеральных удобрений (265 и 279 кг/га, но в 1985 г. было 295 кг/га). Для посевов овощебахчевых культур внесение минеральных удобрений почти приблизились к дореформенному уровню — отставание на 3%, по сахарной свекле — отставание в 1,6 раз, по зерновым — в 1,9 раз, по подсолнечнику — в 3,7 раз, по кормовым культурам — в 5,2 раз. Теперь «вкус природы без нитратов» могут ощутить только оставшиеся сельскохозяйственные животные.

В семь раз уменьшилось в ходе реформы и внесение в почву органических удобрений. Во второй половине 80-х годов в РСФСР в колхозах и совхозах ежегодно вносилось 457-465 млн т органических удобрений, около 3,6 т на гектар пашни.

Это было немного — для сравнения укажем, что в Белоруссии вносилось 15-16 т навоза на гектар. За годы реформы, к 1997 г., внесение органических удобрений в РФ упало до уровня 1 т на гектар пашни и восстановления не наблюдается, т.к. в отличие от экспорториентированных минеральных удобрений производство органических удобрений сильно зависит от поголовья сельскохозяйственных животных, а оно в реформы резко сократилось (см. Рис. 5-36). Динамика внесения органических удобрений приведена на Рис. 5-18.

Рис. 5-18. Внесение органических удобрений в с/х организациях РСФСР и РФ, тонн на один гектар всей посевной площади

Резко сократилось за годы реформы применение авиации для проведения химических работ в сельском хозяйстве (подкормки минеральными удобрениями, обработки посевов инсектицидами и гербицидами). В обзоре 2005 г. сказано: «Научные разработки показывают, что потребность сельского хозяйства России в авиационной обработке оценивается в 38-41 млн га ежегодно… Резкое сокращение объемов авиахимработ привело к тому, что за последние 5 лет потери продукции растениеводства, только от вредных насекомых, достигли 95-100 млн т». Динамика объема авиахимических работ приведена на Рис. 5-19.

Рис. 5-19. Объем авиахимических работ в сельском и лесном хозяйстве РСФСР и РФ, млн га

С 1985 г. по 2010 г. объем авиахимических работ сократился в 50 раз.

Другим массивным элементом материально-технической базы сельского хозяйства является инфраструктура. Это, прежде всего, дороги и линии электропередач. Известно, что именно в создании современной инфраструктуры отечественное сельское хозяйство сильно отставало от западного — в силу огромной стоимости работ. Это вызывало перерасход средств во время уборки и транспортировки продукции, значительные ее потери. Сеть дорог с твердым покрытием в России по своей плотности просто несопоставима с сетью в других развитых странах — в РСФСР в 1990 г. имелось 23 км дорог общего пользования с твердым покрытием на 1000 кв. км территории. А, например, во Франции 1364, в Англии 1499, даже в Польше 493 км.

Понятно, что малонаселенные области Сибири следовало бы исключить из сравнения. Но и в Центральном районе (12 областей) РСФСР, вполне сравнимом с Францией, было всего 131 км дорог с твердым покрытием, а в исключительно важном сельскохозяйственном Поволжском районе — 82 км. Плохо обстояло дело и с внутрихозяйственными дорогами с твердым покрытием. В РСФСР на 10 тыс. га посевов имелось всего 6 км таких дорог. На Западе грузовики во время уборки приближаются непосредственно к полю, доставляя продукцию в торговую сеть, на переработку или в хранилища без перевалки; в России уборка чаще всего приходится на сезон распутицы, так что продукцию вывозят с поля на тракторных тележках.

Решать проблему бездорожья можно только путем строительства дорог. В 80-е годы для этого были уже накоплены средства и создана система строительных организаций. Начался быстрый рост дорожного строительства. Трудно назвать другую программу, которая была бы прервана рыночной реформой столь резко, как строительство дорог.48 Динамика дорожного строительства была представлена выше на Рис. 4-120 и в Табл. 4-11.

При этом именно строительство внутрихозяйственных дорог, то есть относящихся именно к инфраструктуре сельского хозяйства, сократилось в наибольшей степени. В 1986-1988 гг. было построено 43,3 тыс. км таких дорог, в 1990 г. — 28,3 тыс. км, в 1995 г. — 1,9 тыс. км, в 1998 г. — 0,27 тыс, км, в 2000 г. — 0,33 тыс. км, в 2005 г. — 0,07 тыс. км, в 2010 г. — 0,01 тыс. км, в 2011 г. — 0,07 тыс. км. Более того, сеть местных и внутрихозяйственных дорог с твердым покрытием в России сокращается из-за недостатка средств на их содержание. Этот фактор усугубился вследствие развала системы крупных сельскохозяйственных предприятий (колхозов и совхозов).

Готовая статистика протяженности дорог местного значения начала новый отсчет с 2006 г., поскольку меняется классификация таких дорог, вводятся категории дорог регионального и межмуниципального значения, они переводятся из одной категории в другую, прежний временной ряд нарушен. О масштабах сокращений автодорог в сельской местности косвенно можно судить по динамике протяженности дорог необщего пользования с твердым покрытием (Рис. 5-20).

Рис. 5-20. Протяженность автомобильных дорог необщего пользования с твердым покрытием в РСФСР и РФ, тыс. км: 1 — всего; 2 — в т.ч. по организациям с видом деятельности «Сельское хозяйство, охота и предоставление услуг в этих областях»

Несмотря на резкий рост дорожного строительства (в 1985-1990 гг. ежегодный ввод автодорог общего и необщего пользования с твердым покрытием увеличился с 20 до 40 тыс. км) РСФСР в 1990 г. находилась на последнем месте в СССР по удельному весу автодорог с твердым покрытием. Тогда 12% автодорог общего пользования были грунтовыми, более трети дорог с твердым покрытием имели недолговечное щебеночное или гравийное покрытие. Еще в те годы констатировалось, что отсутствие качественных автодорог приводит к перерасходу горючего, преждевременному износу техники, потерям грузов при транспортировке, несвоевременному вывозу с полей сельскохозяйственной продукции, крайне негативно влияет на социальное развитие села. К концу 1990 г. 151 райцентр в РСФСР (8% их общего количества) все еще не был соединен дорогами с твердым покрытием с областными центрами, 1,7 тыс. центральных усадеб колхозов и совхозов (7%) были лишены такой связи с райцентрами. В 1993 г. 40% сельских населенных пунктов РФ не имели дорог с твердым покрытием для связи с сетью путей сообщения общего пользования, в 1997 г. — 32%, в 2002 г. — 33,3%, в 2007 г. — 28,8%, в 2010 г. и 2011 г. — 28,6%.

За годы реформ сократился не только ввод, но и ухудшилось обслуживание и ремонт дорог, часть их формально выводится из эксплуатации, и это касается именно дорог местного значения. Ход этого процесса можно оценить, сравнив эксплуатационную длину дорог с твердым покрытием с протяженностью, которую они должны были бы иметь с учетом ввода в действие новых дорог начиная с 1974 г. (Рис. 5-21).

Рис. 5-21. Протяженность автомобильных дорог с твердым покрытием в РСФСР и РФ, тыс. км: 1 — сумма протяженности на конец 1974 года и вводимых в действие новых дорог; 2 — официально объявленная эксплуатационная длина дорог

Из Рис. 5-21 видно, что в 1975-1990 гг. в среднем ежегодно выбывало 1,7 тыс. км автодорог с твердым покрытием, а вводилось ежегодно 23,5 тыс. км. С началом реформы выбытие резко увеличилось, а строительство стало сокращаться, но до 2000-х ввод все-таки опережал выбытие. В 1991-1995 гг. выбывало в среднем уже 10 тыс. км в год, но строилось 22,2 тыс. км в год, в 1996-2000 гг. — 5,6 и 6,6 тыс. км в год. Тревожный перелом наступил в 2003 г., когда впервые в России было зафиксировано сокращение дорожного фонда, а в целом за пятилетку 2001-2005 гт. ежегодное выбытие (10,2 тыс. км в год) автодорог с твердым покрытием превысило ввод (3,6 тыс. км в год). Как уже отмечалось с 2006 г. изменялись методики классификации и учета автодорог, и ситуацию с сокращением дорожного фонда РФ удалось «выправить» — это наглядно проявилось по скачкам официально объявляемой протяженности автодорог с твердым покрытием (кривая 2 на Рис. 5-21 после 2005 г.). Общими усилиями строителей и методистов протяженность автодорог с твердым покрытием выросла в РФ в 2006-2010 г. на 62 тыс. км, хотя за эти же годы построено и реконструировано было вчетверо меньше — 14,8 тыс. км. Другими словами некоторые автодороги из ранее выбывших были признаны пригодными к эксплуатации и какая-то часть была переквалифицирована в дороги с твердым покрытием, ранее ими не считавшимися. С середины 2000-х автодороги с твердым покрытием берегут и перестали официально выводить из эксплуатации. Однако это совсем не означает, что удастся быстро восстановить ранее выбывшие из эксплуатации автодороги.

За 1991-2005 гг. из эксплуатации выведено 131 тыс. км автомобильных дорог с твердым покрытием. Т.е. до смены методик учета в РФ на 2005 г. было утрачено 15% общей длины автодорог с твердым покрытием. При этом протяженность больших дорог (федерального значения) нисколько не уменьшилась — утрачены именно дороги местной сети. К 2010 г. потери дорог были сокращены на 5,7%. Если принять, что «методические» ресурсы по вводу дорог в эксплуатацию исчерпаны, то при существующем темпе строительства (3,2 тыс. км ежегодно в последние 5 лет) только чтобы восстановить потери выведенных из эксплуатации автодорог с твердым покрытием потребуется 26 лет. Эта консервативная оценка может быть резко изменена с началом восстановления сети сельских дорог, т.к. выбывшие местные дороги требуют гораздо меньших ресурсов ка реконструкцию, чем строительство новых федеральных трасс.

Другой важной составляющей инфраструктуры сельского хозяйства являются производственные сооружения, здания, постройки. Их строительство на селе почти прекратилось. В частности, практически прекращено строительство животноводческих помещений.

В 70-е годы велось ускоренное строительство крупных ферм: например, в 1970 г. было введено в действие помещений для содержания крупного рогатого скота на 2,5 млн ското-мест и помещений для свиней на 2,9 млн мест. В 1975 г. для 2,8 млн ското-мест и для 1,7 млн свиней, соответственно.

К середине 80-х годов такое массовое строительство было завершено. Однако в ходе реформы оно должно было бы возобновиться, поскольку для новых форм хозяйствования требовались фермы другого типа.49 Этого не произошло. Значительная часть уцелевшего скота переведена на подворья, старые крупные фермы просто заброшены, а новых ферм оптимального размера (на 70 коров для Европейской части России) не строится.

Табл. 5-14. Ввод в действие важнейших производственных мощностей животноводства, и отдельных мощностей хранения и переработки продукции растениеводства в РСФСР и РФ

Аналогичное положение имеет место в птицеводстве. В течение 70-х годов ежегодно вводились в строй птицефабрики яичного направления на 6,5 млн кур-несушек. В 80-е годы велось строительство в масштабах, необходимых для поддержания всей системы с запланированным темпом расширения. Реформа, вопреки декларациям, на деле вовсе не привела к модернизации птицеводства и замене советских птицефабрик более совершенными фермами — строительство было почти прекращено.

Прекращение большой программы строительства птицефабрик мясного направления, для выращивания цыплят-бройлеров, носило еще более резкий характер — обвал начался с самых первых шагов реформы. В 1975-85 гг. ежегодно вводилось в действие таких птицефабрик на 51 млн голов птицы. За пятнадцать лет 1991-2005 гг. всего было построено птицефабрик на 30 млн голов. Однако уже с 2006 г. опережающими темпами начался быстрый ввод в действие птицефабрик мясного направления. За 2006-2011 гг. введено мощностей на 541 млн голов птицы, это почти столько же, как за 1976-1990 гг. (579 млн голов птицы). Этот рост косвенно демонстрирует потенциал восстановления производства другой сельскохозяйственной продукции в РФ. Подобный рост наблюдается с 2000 г. и вводе мощностей по производству растительного масла.

Состояние сельского хозяйства в большой степени зависит от уровня механизации, а значит, от работы других отраслей, обеспечивающих его техникой и материалами. О производстве тракторов, комбайнов и грузовиков сказано выше в главе 4. Промышленность и строительство.

Динамика этих производств отражена на Рис. 4-48, Рис. 4-50 и Рис. 4-51. Следует отметить, что суммарная мощность двигателей тракторов, выпущенных в 1985 г., составляла 25,9 млн л.с., в 1990 г. — 22,7 млн л.с., в 1993 г. — 7,5 млн л.с., в 1995 г. — 1,9 млн л.с., в 1998 г. — 1 млн л.с., в 2000 г. — 2,1 млн л.с., в 2005 г. — 1,1 млн л.с., в 2008 г. — 2,2 млн л.с. (далее этот показатель не публикуется).

Необходимым устройством в сельском хозяйстве, особенно в реальной ситуации с дорогами в России, является тракторный прицеп саморазгружающаяся тележка. Производство их было налажено в РСФСР уже в 60-е годы, эта техника совершенствовалась и вполне удовлетворяла потребности пользователей. В ходе реформы выпуск ее был практически прекращен.

Рис. 5-22. Производство тракторных прицепов и полуприцепов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Другую часть спектра необходимых на селе машин представляют доильные аппараты. Без них не может быть и речи о современном высокопродуктивном молочном животноводстве. Динамика изменений объема производства этих машин представлена на Рис. 5-23.

Рис. 5-23. Производство доильных установок в РСФСР и РФ, тыс. шт.

За 1990-2010 гг. производство тракторных плугов сократилось в 57 раз, культиваторов — в 26 раз, сеялок в 28 раз, косилок — в 7,5 раз, доильных установок — в 12,8 раз, тракторных прицепов — в 23 раза. Графики динамики производства сельхозтехники приведены в Приложении. В соответствии со спадом производства, с началом реформы резко сократились поставки всех видов техники селу.

В реформы к 2011 г. парк тракторов неуклонно сократился в 4,6 раз — с 1366 до 293 тыс. шт. (это даже меньше, чем было в РСФСР в предвоенное время), в 5,3 раза за 1991-2011 гг. сократился парк зерноуборочных комбайнов. Это можно без комментариев видеть выше на Рис. 5-7 и Рис. 5-8. Примерно такая же картина наблюдалась и с парками другой сельхозтехники. К 2011 г. в реформы парк плугов сократился в 6,6 раз, культиваторов — в 5,3 раза, сеялок — в 5,4 раза, жаток — в 9,8 раза, косилок — в 7 раз, пресс-подборщиков — в 3,3 раза, дождевальных и поливальных машин — в 15 раз, машин для внесения удобрений — в 6,7 раз, доильных установок и агрегатов — в 8 раз, кукурузоуборочных комбайнов — в 11 раз, льноуборочных — в 13 раз, картофелеуборочных — в 11,5 раз, кормоуборочных — в 6,4 раза, свеклоуборочных машин — в 8,2 раза. Никаких признаков замедления сокращения или возрастания числа этих машин не наблюдается, кроме пресс-подборщиков, опрыскивателей и опыливателей тракторных, количество которых увеличилось в 2011 г. соответственно на 0,4 и 0,1% к уровню 2010 года. Графики динамики производства и парка сельхозтехники приведены в Приложении.

В результате резкого сокращения поставок техники ускорился ее износ, и стала быстро расти нагрузка на машины. В 2000 г. в РФ нагрузка пашни на один трактор составляла 135 га, а в 2006 г. достигла 187 га. Процесс приобрел самоускоряющийся характер. Если бы не уменьшалась площадь вспахиваемых земель, то в 2006 г. нагрузка пашни на трактор в РФ составила бы 212 га. В 2011 г. нагрузка на трактор в РФ достигла 247 га пашни — это уровень РСФСР середины 1950-х. В сравнимых, хотя и более благоприятных почвенно-климатических условиях Западной Европы нормальной является такая нагрузка пашни на трактор: в Великобритании — 13, Германии — 8, Италии — 6 га.

Рис. 5-24. Нагрузка пашни на один трактор в сельскохозяйственных организациях в РСФСР и РФ, га/трактор

Еще более тяжелое положение складывается с ростом нагрузки посевов зерновых культур на один зерноуборочный комбайн — с 1990 по 2011 гг. она возросла в 3,7 раз с 155 до 568 га/комбайн — это уровень РСФСР 1940 г. График динамики нагрузки посевов зерновых культур на один зерноуборочный комбайн приведен в Приложении.

В докладе Минсельхоза РФ “Научно-техническое развитие агропромышленного комплекса России” (Москва, 2000) сделан такой вывод:

«В дореформенный период в сельском хозяйстве был достигнут относительно высокий уровень механизации сельскохозяйственного производства. Глубокий экономический кризис в стране и АПК, потеря платежеспособного спроса сельскохозяйственных предприятий на технику, слабая протекционистская политика по сохранению рынков сельскохозяйственных машин и оборудования, отсутствие государственной поддержки предприятий тракторного и сельскохозяйственного машиностроения привели к развалу научно-технического и производственного потенциала отечественного машиностроения.

Объем товарной продукции на предприятиях отрасли сократился почти в 13 раз, в том числе по тракторостроению — в 10, по сельскохозяйственным машинам для растениеводства более чем в 14, по машинам и оборудованию для животноводства и кормопроизводства — в 38, по двигателестроению — в 8, по компонентам машин и запасным частям — в 17, а использованию производственного потенциала — в 13-25 раз.

Для ухода за существующим парком машин ежегодно требуется около 30 миллиардов рублей. Фактически расходуется в 4-5 раз меньше».

В целом приобретение сельскохозяйственной техники в России уже за первые четыре года реформ сократилось более чем на 90%. Состояние технической оснащенности и его изменение в ходе реформы представлены в Табл. 5-15.

Табл. 5-15. Парк отдельных видов техники в сельскохозяйственных предприятиях в РСФСР и РФ (на конец года, тысяч штук)

За годы реформы было почти ликвидировано производство химических средств защиты растений. Динамика этого процесса представлена на Рис. 5-25. Резкое сокращение использования удобрений и средств защиты растений — явный признак регресса в технологии сельского хозяйства. Свертываются формы интенсивного производства. Возникает никогда не существовавшая система, сочетающая остатки современной электротехники с технологией раннего, “безлошадного” земледелия. Регресс этот настолько глубок, что для значительной части отрасли речь идет об архаизации.

Рис. 5-25. Производство химических средств защиты растений в РСФСР и РФ в 100%-ном исчислении по действующему началу, тыс. т.

Резко сократилось и непрерывно продолжает сокращаться водоснабжение сельского хозяйства: использование свежей воды (не считая расхода на орошение) только за 1993-2010 гг. снизилось с 3,9 до 0,5 куб. км — почти в 8 раз.

Рассмотрим воздействие реформы на результаты хозяйствования в натуральных показателях в обеих главных отраслях сельского хозяйства, растениеводстве и животноводстве.

5.3. Растениеводство

Главный показатель состояния земледелия — производство зерна. Оно является основой питания людей и важным условием для развития животноводства.

В России от года к году сбор зерновых сильно колеблется из-за неустойчивости погодных условий. Но при сравнении средних урожаев за длительные периоды эти колебания сглаживаются. За 21 год, с 1970 по 1990 г., в РСФСР было произведено 2102 млн т. зерна (в весе после доработки), или в среднем по 100 млн т в год. За 21 год реформы, с 1991 по 2011 г., было произведено 1680 млн т зерна или, в среднем, по 80 млн т в год. Разница очень большая.

Считается, что производство 500 кг зерна на душу населения — порог продовольственной безопасности страны. Особенно это важно для таких крупных стран, как Россия. За шесть лет 1985-1990 гг. в РСФСР было произведено в среднем по 763 кг зерна на душу населения в год, а за 1995-2000 гг. в РФ произведено по 440 кг зерна на душу населения. В среднем за 1991-2012 гг. производилось 547 кг зерна на душу населения (за 1970-1990 гг. — 775 кг). Последний раз порог производства зерна в 500 кг на чел. был преодолен в РСФСР в 1954 г., через 40 лет РФ вновь опустилась ниже этой черты в 1995 г. (а затем еще в 1996 г., в 1998-2000 гг., в 2003 г., в 2010 г., в 2012 г.).

И сейчас бывают благодатные годы с благоприятными условиями и высокой урожайностью, но в целом уровень производства сокращен под воздействием непреодолимых для села экономических, социальных и технологических причин. Это видно на Рис. 5-26, где представлена динамика производства зерна в РСФСР и РФ за 1913-2012 гг.50

Рис. 5-26. Производство зерна в РСФСР и РФ в весе после доработки (с 1955 г.), кг на душу населения

График динамики производства зерна в весе после доработки приведен в Приложении.

На таком фоне производства зерна происходит сокращение его использования (на кормовые и пищевые цели, на семена и проч.) при существенном росте экспорта из РФ (Рис. 5-27). Так в 2012 г. была экспортирована почти треть имевшегося для использования зерна, а на внутренние потребности осталось только 346 кг на душу населения — в 2,6 раза меньше чем в 1990 г. За два десятилетия реформ использование зерна и на кормовые, и на пищевые цели сократилось примерно вдвое. Если бы на экспорт зерно не отправлялось в 2012 г., то для внутреннего использования в РФ осталось бы 503 кг зерна на душу населения.

Рис. 5-27. Потребление зерна на душу населения (1 — левая шкала, кг) и доля экспорта в использовании зерна (2 — правая шкала, %) в России

Объем производства зерна и других продуктов растениеводства определяется двумя величинами — посевными площадями и урожайностью. Вся посевная площадь сельскохозяйственных культур в РСФСР возрастала в послевоенное время вплоть до 1980 г., когда она достигла почти 125 млн га.

В 80-е годы были вложены значительные средства в развитие интенсивных технологий, что позволило несколько сократить посевную площадь. Во второй половине 80-х годов посевы занимали 119 млн га в год и начали сокращаться в 1990 г. с началом реформы — не в силу технологической целесообразности, а по экономическим причинам. Динамика посевных площадей приведена на Рис. 5-28.

Рис. 5-28. Посевные площади сельскохозяйственных культур в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, млн га

В 2011 г. посевные площади составили 76,7 млн га, сократившись по сравнению с 1990 г. на 41 млн га. Таким образом, выведенные за годы реформы из оборота посевные площади составляют 54% от той площади, что засевается в настоящее время. Изменилась и структура посевных площадей — для зерновых они сократились на 45%, для картофеля — на 40%, для кормовых — в 2,5 раза, но посевные площади технических культур напротив выросли в 1,9 раз, а овоще-бахчевых — на 15%.

В реформы 1991-2011 гг. сократились и площади многолетних насаждений: плодово-ягодных на 70%, виноградников в 2,3 раза, хмеля в 12 раз.

Графики динамики посевных площадей различных культур и площадей многолетних насаждений приведены в Приложении.

Почвенно-климатические условия оказывают огромное влияние и на трудоемкость производства продукции растениеводства, и на ее себестоимость, Это мы наглядно наблюдали и в СССР — для сравнения не надо было ехать в США или Канаду. Колхозы и совхозы на Украине и в Белоруссии были примерно одинаковы и по организации, и по трудолюбию. Но почвы и климатические условия разные, что отражается на издержках производства. В 1989 г. себестоимость тонны зерна была в РСФСР 102 руб., на Украине 69 руб., в Белоруссии 125, в Молдавии 77, а в Латвии 173 руб. Прямые затраты труда на производство одной тонны зерна были в РСФСР на 20% выше, чем на Украине, но зато в 8 раз ниже, чем в Таджикской ССР. Поэтому сами по себе объем производства и урожайность мало говорят о том, эффективно ли работает сельское хозяйство.

Табл. 5-16. Обеспеченность пахотными землями на одного жителя с учетом биологической продуктивности (оценка на 1995 г.)

Табл. 5-17. Урожайность важнейших культур в некоторых странах в 1990-2010 гг., ц/га

Чтобы верно оценить уровень растениеводства страны, надо учесть т.н. “ коэффициент биологической продуктивности” почв. Этот показатель для почв разных стран приведен в книге зам. председателя Госкомитета РФ по земельным ресурсам П.Ф. Лойко “Земельный потенциал мира и России: пути глобализации его использована в XXI веке” (М.: Федеральный кадастровый центр. 2000).

Этот показатель приведен в Табл. 5-16. Для России он принят равным 100, тогда в США он равен 187, в Западной Европе — около 150, в Индии — 363, а в Индонезии 523. То есть, при одних и тех же затратах труда и других ресурсов с одного гектара пашни в США получают в среднем в 1,87 раз больше растительной массы, чем в России. С помощью этого коэффициента пересчитана обеспеченность жителей разных стран пахотной землей с одинаковой биологической продуктивностью.

С учетом этой поправки посмотрим теперь на качественные показатели растениеводства России (урожайность в центнерах с физического гектара). Данные об урожайности важнейших культур у стран — крупных производителей продукции растениеводства — приведены в Табл. 5-17. Из этой таблицы видно, что урожайность в РСФСР была на уровне стран, обладающих гораздо лучшими почвенно-климатическими условиями для растениеводства — таких, как Аргентина и Бразилия. Да и представление об отставании от Канады и США было сильно преувеличено в массовом сознании.

В результате реформы урожайность зерновых в РФ снизилась. Чтобы компенсировать колебания урожайности от года к году, возьмем среднюю урожайность по пятилеткам. Среднегодовая урожайность зерновых за пятилетку 1986-1990 гг. составляла 15,9 ц/га, а за пятилетку 1995-1999 гг. 14,6 ц/га. Это значительное снижение, если учесть, что из оборота была выведена треть посевных площадей с более низкой продуктивностью. Только через 10 лет реформ сокращение посевных площадей дало увеличение в урожайности зерновых — 18,8 ц/га за пятилетку 2001-2005 гт. В целом за 2001-2010 гт. урожайность зерновых и зернобобовых (с 2009 г. публикуется совместно) была восстановлена на дореформенном уровне, и в среднем превысила его — составила 19,3 ц/га. За последние пять лет 2008-2012 гг. средняя урожайность составила 21,1 ц/га. Следует отметить, что урожайность зерновых и зернобобовых в последние неурожайные годы была даже выше, чем в среднем до реформы — 18,3 ц/га в 2010 г. и в 2012 г. (для сравнения за 1986-1990 гг. — 16,5 ц/га).

Таким образом, реформа отрицательно повлияла как на экстенсивный (посевная площадь), так и на интенсивный (урожайность) факторы производства продукции растениеводства в РФ. Оба эти фактора обладают большой инерцией, и быстро выправить положение будет трудно.

Очевидна тенденция и к снижению производства картофеля — второго по значимости продукта растениеводства в России (Рис. 5-29). Эта тенденция не так заметна, поскольку производство картофеля почти полностью переместилось “на сотки” — в т.н. “хозяйства населения”, и здесь тяжелым ручным трудом обеспечивается стабильная урожайность (а в 2004-2010 гг. наблюдался стабильный рост урожайности картофеля).

Рис. 5-29. Валовой сбор картофеля в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, млн тонн в среднем за последние 5 лет

Снижение производства картофеля в основном сказалось на его производственном потреблении. Экспорт и импорт картофеля незначителен.

Рис. 5-30. Баланс продовольственных ресурсов картофеля в РСФСР и РФ, тыс. тонн

Напротив, в производстве овощей и бахчевых восстановлен и превышен дореформенный уровень, увеличились потребление и, в меньшей степени, экспорт (Рис. 5-31).

Рис. 5-31. Баланс продовольственных ресурсов овощей и бахчевых в РСФСР и РФ, тыс. тонн

Производство картофеля и овощей сосредоточено в хозяйствах населения, которыми в 2012 г. выращено 78,8% общего сбора картофеля (в 2011 г. — 79,6%) и 69,3% овощей (в 2011 г. — 66,6%).

Тяжелый удар нанесла реформа по производству сахарной свеклы. Ее сбор с уровня 37,4 млн т в 1989 г. упал до 10,8 млн т в 1999 г. — в три с половиной раза. С 2003 г. положение стало выправляться (см. Рис. 5-32). Уже в 2006 г. был превышен дореформенный уровень урожайности этой культуры.

В 2011 г. был собран рекордный для России урожай сахарной свеклы — 47,6 млн т (в 1,4 раза выше дореформенного уровня), в 2012 г. — 43,4 млн т. Основными производителями сахарной свеклы остаются сельскохозяйственные организации. Доля их в производстве в 2012 г. составила 87,4% (в 2011 г. — 86,4%).

Рис. 5-32. Валовой сбор сахарной свеклы в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, млн т в среднем за последние 5 лет

Драматически сложилась динамика производства льноволокна (см. график в Приложении). Эта интенсивная отрасль растениеводства стала возрождаться в середине 80-х годов, но начавшаяся реформа обрушила производство — с 1987 по 1997 г. валовой сбор льноволокна сократился в 6 раз, а с 2000-х наблюдалось оживление и стабилизация на уровне 50 тыс. т (втрое меньше дореформенного уровня), при этом урожайность льноволокна выросла за 1991-2011 гг. в среднем в 3 раза. С урожайностью этой сельхозкультуры порядок, а вот с ее производством пока не очень. В прядении нужно само волокно, а не его урожайность. В реформы и прядение оказалось не нужным (неконкурентоспособным) — об этом см. Рис. 4-73 и Рис. 4-63.

В производстве других важнейших технических культур — подсолнечника и сои — в первые 10 лет реформ тоже был спад (в меньшей степени по подсолнечнику), но с 2000 г. идет резкий рост их валового сбора. Динамика показана на Рис. 5-33.

Рис. 5-33. Индексы (1980=100) валового сбора подсолнечника и сои в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, тыс. т в среднем за последние 5 лет

За годы реформ (1991-2011 гг.) валовой сбор подсолнечника вырос в среднем в 2,2 раза, а его посевные площади увеличились в 2,8 раз, т.е. урожайность в среднем снизилась на 13% (см. Табл. 5-6). В большинстве случаев никакой интенсификации производства здесь нет, а наблюдается конъюнктурный экстенсивный рост за счет выбытия посевных площадей других культур — в основном зерновых и кормовых. Удобрений под посевы подсолнечника стали вносить вчетверо меньше (см. Табл. 5-13). Почти 30% валового сбора подсолнечника в 2011-2012 гг. обеспечили фермеры. Этот пример наглядно показывает за счет использования каких ресурсов и диспропорций в реформы обеспечен трехкратный рост производства растительного масла (см. Рис. 2-6). Рынок подсолнечника лишил кормовой базы животноводство и производство животного масла в РФ сократилось в 4 раза (см. Рис. 2-3), в рационе питания россиян оно замещается импортным и «фермерским» растительным.

Отметим, что хотя валовой сбор зерновых еще в среднем отстает от дореформенного уровня, но отдельно по пшенице (в 2008-2009 гг.) зафиксированы рекордные сборы — в среднем на четверть превышены дореформенные уровни (Рис. 5-34)

Рис. 5-34. Индексы (1980=100) валового сбора пшеницы и ячменя в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, тыс. т в среднем за последние 5 лет

Напротив валовой сбор ячменя в среднем сократился в 1,5 раза. Импорт не восполняет этот спад, например, в 2011 г. импортировано 380 тыс. тонн ячменя — 2% от внутреннего производства. Здесь заметим, что с 1990 г. по 2010 г. сбор хмеля упал в 189 раз, а производство хмельного пива наоборот выросло почти в 3 раза (Рис. 2-22). Графики динамики валового сбора и урожайности других сельхозкультур см. в Приложении.

Поскольку теперь в одну отрасль объединены сельское и лесное хозяйство, приведем важный показатель — лесовосстановление (Рис. 5-35).

Рис. 5-35. Посадка и посев леса, лесная площадь пройденная пожарами в РСФСР и РФ, тыс. га

С 1990 г. по 2010 г. посадка и посев леса сократились в 3,3 раза. Хотя лесозаготовки снизились более чем 3 раза (см. Рис. 4-115), почти во все годы реформ лессовосстановление было кратно меньшим, чем лесная площадь, пройденная лесными пожарами.

5.4. Животноводство

В ходе реформы животноводство понесло еще более тяжелый урон, чем растениеводство. Как и в промышленности, в ходе радикальной реформы сильнее пострадало производство более высокого уровня передела. В 1990 г. в хозяйствах всех категорий в продукции сельского хозяйства 37 % (в действующих ценах) приходилось на растениеводство и 63% — на животноводство. Уже в 1995 г. пропорция стала такой: 53% растениеводство и 47% животноводство. В 2000 г. продукция животноводства по стоимости составляла 47%, в 2005 г. — 51%, в 2010 г. — 54%, в 2011 г. — 48%.

Таким образом, сама структура сельского хозяйства страны сильно изменилась, и характер этих изменений регрессивный. В 2006 г. в РФ было импортировано продовольствия и сельскохозяйственного сырья (без текстильного сырья и без рыбы) на 12 млрд долларов. Более трети этой суммы (4,5 млрд долл.) пошла в уплату за продукты животноводства (мясные и молочные продукты). В 2010 г. импортировано продуктов животноводства на 7 млрд, в 2011 г. — на 9,3 млрд долларов.

Основной базой производства продуктов животноводства является поголовье скота и птицы. Это — основные фонды животноводства. Скот и птица — это “биологические машины” для превращения растительного сырья в мясо, молоко, яйца, шерсть. Отправляемый на мясокомбинаты скот является и конечным продуктом животноводства.

Таким образом, количество скота и птицы — первый абсолютный показатель состояния отрасли. Другой фактор — продуктивность скота и птицы — не испытывает столь сильных колебаний, как урожайность, поскольку меньше подвержен влиянию погодных условий.

Важнейшим показателем развития животноводства является поголовье крупного рогатого скота и, в частности, коров. Это база для производства главных продуктов — мяса и молока.

Динамика изменения поголовья крупного рогатого скота в РСФСР и РФ дает красноречивую картину развития большой отрасли отечественно-го сельского хозяйства в длительном историческом диапазоне и наглядно отражает воздействие рыночной реформы — Рис. 5-36.

Рис. 5-36. Поголовье крупного рогатого скота в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий, млн голов на конец года

На этом графике отражены драматические периоды нашей истории в XX веке. Все крупные социальные изменения сразу сказывались на животноводстве. Мы видим спад поголовья в результате I Мировой и Гражданской войн, его восстановление, с существенным приростом, в годы НЭПа, затем катастрофический спад в первые годы коллективизации — с 37,6 млн голов в 1928 г. до 21,4 млн в 1933 — и очень быстрое восстановление поголовья при изменении устава колхозов — с одновременным укреплением подворий.

Затем наблюдается новый спад поголовья в результате Великой Отечественной войны и потом, с небольшой заминкой в 1953-1954 гт., неуклонный рост до уровня свыше 60 млн голов в 80-е годы.

То, что произошло с животноводством в ходе реформы после 1990 г., не имеет прецедентов в истории — мы в течение 15 лет наблюдали безостановочное и быстрое сокращение поголовья — в том же темпе, как за 4 года коллективизации, с той лишь разницей, что нет спасительного изменения и признаков роста. Резкое падение замедлилось лишь в 2005 г. Поголовье скота упало за годы реформы почти в три раза — на 37 млн голов, без войны и стихийных бедствий. Мы имеем сейчас крупного рогатого скота существенно меньше, чем в 1916 г. и даже чем в 1923 г. — после того как страна пережила 9 лет тяжелейших войн.51 К 2012 г. поголовье КРС стало даже меньше, чем в перегибы коллективизации — по-видимому по этому показателю «пробит» исторический минимум за весь XX век.

Надо подчеркнуть важное обстоятельство, которое обычно упускается из виду. Сегодня в новой России меньше скота, чем в советской в 1923 г., а население (значит, и число потребителей продуктов животноводства) с тех пор увеличилось почти в полтора раза (см. Рис. 1-1).

Таким образом, в расчете на душу населения тот удар, который реформа нанесла по животноводству, гораздо тяжелее, чем можно судить по уровню поголовья скота.

На Рис. 5-37 представлена динамика числа голов крупного рогатого скота, приходящихся на душу населения. В 1970-х годов РСФСР вышла на стабильный уровень выше 40 голов на 100 душ населения. За годы реформы к 2012 г. этот показатель упал в 2,7 раза до 14 голов/100 чел.

Отдельно следует выделить число коров на душу населения (Рис. 5-37). В 1996-1997 гг. Россия перешла рубеж, какого даже в войну не переходила, — у нас стало меньше одной коровы на 10 человек.

Рис. 5-37. Число голов крупного рогатого скота на душу населения в РСФСР и РФ

Перед реформой, в 1990 г., в РСФСР было 1,38 коровы на 10 человек, в 2000 г. уже осталось 0,87 коровы на 10 душ населения, а в 2011-2012 гг. — 0,62 коровы на 10 душ населения.

Динамика поголовья свиней испытывает более резкие колебания — хозяйства легче сбрасывают поголовье свиней при изменении конъюнктуры и быстрее наращивают его, когда положение улучшается. После войны в РСФСР свиноводство быстро развивалось — с очень низкого (4,1 млн голов) послевоенного уровня до стабильного уровня в 40 млн голов в конце 80-х годов. В результате реформы к 2004 г. поголовье упало до 13,7 млн — как в начале 1950-х. Существенного роста пока не наблюдается, в 2011 г. было 17,3 млн голов (Рис. 5-38).

Больше всего от реформы пострадало овцеводство. Поголовье овец и коз с 1958 по 1990 г. поддерживалось на уровне более 60 млн, поднимаясь иногда до уровня 67-68 млн голов. С началом реформы оно стало снижаться, упав от максимальных значений почти в 5 раз — в 1999 г. в РФ оставалось всего 14,8 млн овец — по-видимому, исторический минимум XX века. На рубеже 2000-х поголовье овец и коз стало даже меньшим, чем поголовье свиней (в 1990 г. наоборот оно было в 1,5 раза большим). Затем поголовье несколько приросло. В 2011 г. в РФ было 22,4 млн овец и коз — пока еще меньше, чем в 1932-1933 гт. (Рис. 5-38).

Рис. 5-38. Поголовье свиней, овец, коз в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий, млн голов на конец года

Крупной отраслью в сельском хозяйстве РСФСР стало птицеводство, которое в большой своей части приобрело промышленный, интенсивный характер и стало базироваться на довольно высоких технологиях.

Поголовье птицы быстро росло в послевоенный период, что, наряду с молочным животноводством, позволило решить в стране проблему обеспечения животным белком (в виде яиц и мяса бройлеров). Динамика изменения поголовья приведена на Рис. 5-39.

Рис. 5-39. Поголовье птицы в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, на конец года, млн голов

В результате самых первых шагов реформы поголовье птицы, особенно на современных птицефабриках, зависящих от бесперебойных поставок сложных комбикормов, пришлось резко сократить. На 1 января 1991 г. в РСФСР было 660 млн голов птицы, а в 1999-2003 гг. ее поголовье находилось уже на уровне около 340-350 млн голов.

Больше всего пострадало поголовье в сельскохозяйственных предприятиях, то есть в наиболее продуктивной категории хозяйств. Здесь поголовье птицы к 2000 г. сократилось в 2,3 раза. Но за это же время сократилось в 1,5 раза и количество птицы на подворьях населения, а фермеры практически не занимаются птицеводством (в 2000 г. они содержали всего 0,6% общего поголовья птицы в РФ, в 2010 г. — 1%, в 2011 г. — 1,2%).

Примерно в 3 раза сократилось сначала и поголовье кроликов — с 3,35 млн в 1990 г. до 1,15 млн в 1998 г. (в сельхозпредприятиях в 10 раз). В последующие годы кролиководство восстанавливалось, в 2011 г. поголовье кроликов составляло 2,82 млн голов (в основном кроликов держат в хозяйствах населения, в 1990 г. на подворьях содержалось 80% кроликов, а в 2011 г. — 87%).

Упомянем еще специфический вид животноводства, играющий, однако, жизненно важную роль для народов Севера России — оленеводство. В начале 90-х годов (на 1 января 1991 г.) в РСФСР имелось 2,26 млн голов оленей.В 2000 г. их осталось 1,2 млн. Для некоторых регионов резкое сокращение поголовья оленей означало экономическую и социальную катастрофу. Например, в Чукотском автономном округе оленеводство было важнейшей отраслью хозяйства, и здесь в 1991 г. имелась 491 тыс. голов оленей. В результате реформы к 2000 г. насчитывалось лишь 103,5 тыс. голов — почти в пять раз меньше. В 2011 г. поголовье оленей составляло 1,58 млн голов.

За 1991-2008 гг. число пчелосемей сократилось в РФ в 1,5 раза до 2,98 млн. Если в 1990 г. в хозяйствах населения было 62% пчелосемей, то в 2011 г. уже 91,2% из 3,25 млн пчелосемей. У фермеров и сельхозпредприятий теперь семей пчел немного и примерно поровну, в 2011 г. — 4,6 и 4,2%.

Рассмотрим динамику производства конечных продуктов животноводства. Важнейший из них — молоко. Создание в РСФСР крупного современного молочного животноводства было одним из важнейших достижений экономической и социальной политики послевоенного периода. В 1945-1946 гг. производство молока в РСФСР составляло 16,6 млн т в год — как после Гражданской войны. В 70-е годы производство молока вышло на стабильный уровень 45-50 млн т, а в 1989 и 1990 гг. его производилось по 55,7 млн т.

Динамика производства молока начиная с 1940 г. представлена на Рис. 5-40.

Рис. 5-40. Производство молока всех видов в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, млн т.

Реформа повлекла за собой быстрый и неуклонный спад производства — к 1999 г. оно сократилось до валового уровня 1957 г. Такого низкого уровня производства на душу населения, как в 1999-2011 гг. (около 220 кг на душу населения), в России не было с середины 1950-х годов, когда РСФСР вышла на уровень производства 280 кг молока на душу населения.

Экспорт в незначительной степени компенсирует спад производства и потребления молока и молочных продуктов (Рис. 5-41).

Рис. 5-41. Баланс продовольственных ресурсов молока и молочных продуктов в РСФСР и РФ, тыс. тонн

О состоянии мясного животноводства можно судить по Рис. 5-42.

Рис. 5-42. Производство скота и птицы на убой в РСФСР и РФ (в убойном весе) в хозяйствах всех категорий, млн т

На графике приведена динамика производства скота и птицы на убой начиная с предвоенных лет. Длительная антиколхозная пропаганда создала в массовом сознании искаженное представление о якобы застойном характере или даже кризисе этой отрасли в РСФСР. Полная историческая панорама позволяет реалистично взглянуть на развитие мясного животноводства, как в советский период, так и в ходе рыночной реформы, приведшей к ликвидации крупных сельскохозяйственных предприятий (колхозов и совхозов).

Рис. 5-43. Производство говядины и телятины в РСФСР и РФ (в убойном весе), млн т

В годы реформ изменилась структура производства мяса в РФ. Так производство говядины и телятины снизилось за 1990-2011 гг. в 2,6 раза, по этому показателю РФ находится на уровне РСФСР начала 1960-х.

Производство баранины и козлятины к 2003 г. сократилось почти в 3 раза, к 2011 г. это отставание сокращено до двукратного. Послевоенный уровень пока не достигнут.

Рис. 5-44. Производство баранины и козлятины в РСФСР и РФ (в убойном весе), млн т

Восстановительный рост производства мяса после 2005 г. (Рис. 5-42) определяется в основном вкладом нового птицеводства и свиноводства.

В главе 2 (Производство и потребление продуктов питания в РСФСР и РФ) на Рис. 2-8 и Рис. 2-9 отдельно показана динамика производства свинины и птицы на убой. В 70-е годы была реализована программа становления современного промышленного мясного птицеводства — одной из самых высокотехнологичных отраслей сельского хозяйства. Продержавшись на пике всего три года (1988-1990 гг.), эта отрасль была буквально обрушена реформой. Пришли в запустение новые, недавно оборудованные птицефабрики.

Эти графики дают информацию и для потребителя. Реформа означала не просто спад отечественного производства, но и замещение его продукции на российском рынке импортом (Рис. 5-45).

В 2011 г. доля импорта говядины в товарных ресурсах составила 65%, свинины — 44,2%, птицы — 12,5%. Сейчас спрос на отечественную продукцию возрос, и с 1998 г. наблюдается быстрый рост производства мяса птицы — в 2011 г. дореформенный уровень уже превышен в 1,8 раза.

Рис. 5-45. Доля импортного мяса в товарных ресурсах в РСФСР и РФ, %

По ряду качественных параметров отечественная продукция всегда уступала импортной (много нареканий вызывали упаковка и способ складывать ножки у цыпленка). Однако были и некоторые достоинства: отечественные птицефабрики и животноводческие комплексы были построены, а кадры подготовлены в условиях плановой системы. Они были ориентированы на удовлетворение потребностей, а не на прибыль, и потому в корм птице и скоту не добавлялись гормоны и другие стимуляторы роста, вредные для здоровья человека.

К началу января 2013 г. обеспеченность скота кормами в расчете на 1 условную голову скота в сельхозорганизациях была ниже на 23,5%, чем на соответствующую дату предыдущего года.

Производство яиц потерпело в ходе реформы относительно меньший урон по сравнению с молоком а мясом. Со среднегодового уровня пятилетки 1986-1990 гг. 47,9 млрд штук производство снизилось до минимума 31,9 млрд в 1996 г., затем несколько поднялось.

Рис. 5-46. Баланс продовольственных ресурсов яиц куриных в РСФСР и РФ, млн шт.

Динамика этого процесса показана в главе 2 на Рис. 2-12. За время реформы происходило некоторое увеличение доли в производстве яиц хозяйств населения — с 21% в конце 80-х годов до 30-31% в 1995-1999 гг., затем к 2011 г. она снизилась до 21,7%. Фермеры этим видом производства практически не занимаются (их доля в 2011 г. составляла 0,8% общего производства яиц в хозяйствах всех категорий). Спад производства яиц практически не компенсировался импортом (видимо импортируются знакомые многим из этикеток «яйцепродукты»).

Табл. 5-18. Расход кормов на производство продукции животноводства в сельскохозяйственных организациях (центнеров кормовых единиц)

Резко падало с самого начала реформы производство шерсти — важного сырья для текстильной промышленности. В РСФСР население стабильно обеспечивалось шерстяными тканями отечественного производства, изготовленными из отечественного сырья. В результате реформы обе части этой производственной системы — и животноводство, и промышленность — парализованы.

Следует подчеркнуть, что в результате расчленения СССР отечественная текстильная промышленность лишилась надежного обеспечения сырьем для производства шелковых и шерстяных тканей — и при этом резко сократилось собственное производство шерсти.

Динамика производства шерсти приведена на Рис. 5-47.

Рис. 5-47. Производство шерсти в РСФСР и РФ, вхозяйствах всех категорий (в физическом весе, тыс. т)

Рассмотрим вкратце воздействие реформы на показатели интенсивности производства в животноводстве — на продуктивность скота и птицы.

Примечание. К международным сравнениям продуктивности животноводства следует подходить столь же осторожно, как и в растениеводстве, где необходимо учитывать разницу почвенно-климатических условий. Продуктивность животных, находящихся в разных ландшафтных зонах, неизбежно будет сильно различаться.

Например, исключительно важна скороспелость скота — “производство” крупного рогатого скота в США держится на уровне 105-110 кг убойного веса на голову стада, в Турции на уровне 23-25 кг, в России 65-70 кг. Понятно, что привесы у животных столь разных пород резко различаются. В 1980 г. расход кормов на одну условную голову скота был в РСФСР 25,6 ц, а в США 43,2 ц. Скот в РСФСР в 1980 г. не голодал, и такая разница говорит о том, что породы, разводимые в России и США, существенно различны.

Надой молока на одну корову, который в 80-е годы возрастал в РСФСР в хорошем темпе, уже в 1991 г. существенно снизился и падал вплоть до 1997 г. Снижение надоев составило 21,5%.

Особенно значительным было падение продуктивности в крупных хозяйствах — на 30% (с 2781 кг в 1990 г. до 1950 кг в 1994 г.). После этого положение выправилось и с 2002 г. надои стали расти.52 В 2012 г. надои стали выше в 1,4 раза, чем в 1990 г., но коров за это же время стало меньше в 2,3 раза, а молока производится в 1,7 раз меньше. А может «лучше меньше, да лучше», но пожирнее? Ведь сливок стали побольше снимать (см. выше Рис. 2-5). Но из роста надоев сливки не сепарируешь — производство животного масла упало в 3,8 раза (см. выше Рис. 2-3).

Динамика изменения надоев молока приведена на Рис. 5-48.

Рис. 5-48. Надой молока на одну корову в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, кг

Продуктивность молочного животноводства существенно различается по регионам. Так, в среднем по РФ надой на одну корову с 1990 по 1998 г. снизился в сельскохозяйственных предприятиях с 2781 до 2282 л, или на 18%. В Дальневосточном районе снижение надоев составило за это время 32,3%, а в Магаданской области — 65,3%. В среднем надой молока на одну корову в сельскохозяйственных организациях в 2011 г. составил 4732 кг.

В два — два с половиной раза вырос на первом этапе реформы падеж скота. В процентах к обороту стада он составлял в 1990 г. для крупного рогатого скота 3% и дня свиней 6,9%, а в 1995 г. составлял 6% и 15,5% соответственно. Улучшение этого показателя в 2001 г. — до 3,2% для крупного рогатого скота и 9,9% для свиней — достигнуто при резком сокращении поголовья и перемещении большой части скота на подворья с огромным повышением затрат ручного труда. В 2011 г. падеж скота в сельскохозяйственных организациях составил для КРС 2,2%, для свиней — 10,7%, для овец и коз — 4%.

На первом этапе реформ сильно снизился «выход» мяса в расчете на голову скота в стаде. Он определяется средним весом головы скота или свиньи, реализуемых на убой, — эффективностью откорма. В 70-80-е годы сложилась система межхозяйственных откормочных пунктов, доводящих вес скота до оптимальных кондиций. В ходе реформы эта система была ликвидирована, и хозяйства отправляют на убой скот, не доведенный до наиболее выгодного веса. Если в 70-80-е годы в среднем на реализацию поставлялся крупный рогатый скот весом 350-360 кг, то к 1997 г. этот показатель снизился до 276 кг (для сравнения в 1960 г. — 234 кг). В 2010 г. средняя живая масса крупного рогатого скота, произведенного на убой в сельскохозяйственных организациях составила 363 кг, в 2011 г. — 362 кг (в частности, например, в Карачаево-Черкесской Республике — 281 кг, в Кировской области — 407 кг). Привесы скота изменялись так:

Табл. 5-19. Продукция выращивания (приплод, прирост, привес) скота в хозяйствах всех категорий РСФСР и РФ, кг в расчете на одну голову

Сельскохозяйственным предприятиям удалось, после некоторого периода кризиса, восстановить и даже повысить яйценоскость кур-несушек, правда, при значительном сокращении поголовья и производства яиц. В 1990 г. средняя годовая яйценоскость несушек была в РСФСР 236 штук яиц, к 1995 г. она снизилась до 212, а с 1997 г. стала возрастать, достигнув в 2000 г. уровня 264 штук, в 2005 г. — 301 шт., в 2010 г. — 307 шт., в 2011 г. — 308 шт. График динамики яйценоскости см. в Приложении.

Плохо обстоит дело с настригом шерсти, причем снижение ее производства вызвано не только сокращением поголовья овец, но и падением продуктивности. В 2011 г. средний настриг был в 1,5 раза меньше, чем в 1990 г. Падение продуктивности было неравномерным по территории России. Например, в Западно-Сибирском районе, где в дореформенный период был достигнут высокий настриг шерсти, он в отдельные годы реформы падал на 43%. График динамики настрига шерсти см. в Приложении.

Рассмотрим отдельно производство кормов как непосредственно примыкающее к животноводству. Нехватка пастбищ и очень короткий период пастбищного кормления, от которых страдала Россия в начале XX века, сильно сказывались и в течение всего советского периода. В 1991 г. на голову крупного рогатого скота в РСФСР приходилось всего 1,08 га пастбищ. Пастбищных кормов животноводство России получало в 4-4,5 раз меньше, чем в США. В 1990 г. пастбищные корма обеспечивали лишь 11,8% рациона скота и птицы. По этой причине заготовка сена и производство сочных и комбинированных кормов и кормовых добавок имеют для животноводства России ключевое значение.

Приведем динамику изменений валового сбора кормовых культур (Рис. 5-49).

Рис. 5-49. Индексы (1980=100) валового сбора кормовых культур в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, тыс. т в среднем за последние 5 лет

Как видно за годы реформ валовой сбор кукурузы на силос и зеленый корм снизился более чем в 8 раз, кормовых корнеплодов — более чем в 16 раз.

Заготовка всех видов сена (включая сеяные травы) снизилась уже в середине 80-х годов почти в 2 раза, когда был сделан упор на сочные и комбинированные корма, затем несколько выросла и упала примерно в два раза в ходе реформы (и в 3 с лишним раза по сравнению с 1985 г.). Динамика сбора сена приведена на Рис. 5-50.

Рис. 5-50. Валовой сбор сена в РСФСР и РФ (в хозяйствах всех категорий), млн т

Валовой расход кормов снижался в реформы в темпе снижения поголовья сельскохозяйственных животных (возможно, что и снижение поголовья было обусловлено нехваткой кормов). Расход кормов, например, на одну условную голову скота практически не изменился. Реформы направили животноводство в глубокий экстенсивный спад.

Табл. 5-20. Расход кормов в животноводстве в хозяйствах всех категорий РСФСР и РФ

*) Условное поголовье скота используется для определения общего поголовья всех видов сельскохозяйственных животных. В качестве условной единицы принята голова взрослого крупного рогатого скота.

Промышленное производство комбикормов освобождает животноводческие хозяйства от подготовки кормов к скармливанию животным и способствует индустриализации животноводства. Сырьём служат зерновые корма, отходы технических производств, животные и грубые корма, травяная и хвойная мука, продукты химической и микробиологической промышленности. Витамины, микроэлементы, антибиотики, аминокислоты и другие биологические активные вещества вводят в комбикорма в виде премиксов — обогатительных смесей биологически активных веществ микробиологического и химического синтеза. В реформы производство комбикормов снизилось резко — к 1999 г. в 5,5 раз. С 2005 г. наметился устойчивый рост производства, в основном за счет комбикорма для птицы и свиней (в 2010 г. соответственно 56% и 30% произведенных комбикормов). Динамика производства комбикормов представлена на Рис. 5-51.

Рис. 5-51. Производство комбикорма в РСФСР и РФ, млн т

Возможности производства комбикормов были в значительной степени подорваны тем, что в ходе реформы резко сократились производство и поставки необходимых кормовых добавок.

Это касается рыбной муки, белково-витаминных концентратов и т.д., а также химических добавок — азотных и фосфорных (поставки азотных кормовых добавок сократились по сравнению с 1988 г. в 10 раз уже в 1992 г.). В первые годы реформ выпуск белково-витаминных добавок упал более чем в 4 раза, азотных кормовых добавок — в 11 раз. Производство добавок для комбикорма, которое стали создавать для ликвидации перекорма зерна, было к 1994 г. почти свернуто.

Обращает на себя внимание спад в производстве кормового белка — важной добавки для кормов в современном животноводстве. Эта сравнительно новая наукоемкая отрасль была создана в России совсем недавно — в конце 70-х годов. Еще в 1970 г. объем производства составлял всего 169 тыс. т, а уже в 1982 г. производилось 900 тыс. т. В результате реформы производство было практически остановлено. Ликвидировано было и производство белково-витаминных добавок — за один только 1993 г. объем их производства упал в 20 раз. Характерная динамика производства одной из кормовых добавок приведена на Рис. 5-52.

Рис. 5-52. Производство кормового микробиологического белка в РСФСР и РФ, тыс. т товарного продукта

Таким образом, в производстве самых важных видов продукции сельского хозяйства в результате реформы в РФ произошел глубокий и затяжной технологический спад.

Реформа подорвала сельское хозяйство относительно сильнее, чем промышленность, что видно по резкому снижению доли села в структуре экономики страны. Если в 1990 г. сельское хозяйство дало 16,4% ВВП, то в 2001 г. — только 6,9% и в 2005 г. 4,7%, в 2010 г. — 4%, в 2011 г. — 4,4%. В России сложилась небывалая ситуация: в стране происходит деиндустриализация, и в то же время она перестает быть аграрной страной.

Перейдем к рассмотрению того, как повлияла реформа на воспроизводство самих условий сельскохозяйственного производства — экономических, технологических, организационных и социальных.

5.5. Изменения в социальной сфере села в ходе реформы

Первым и самым прямым следствием социальных изменений стало резкое падение заработной платы работников сельского хозяйства. Динамика ее представлена на Рис. 5-53.

Рис. 5-53. Средняя зарплата в сельском хозяйстве в % от средней зарплаты по всем отраслям народного хозяйства РСФСР и РФ

Поскольку реальная стоимость денег в ходе реформы быстро менялась, зарплата сельских тружеников выражена относительно — в сравнении со средней зарплатой по всем отраслям народного хозяйства РСФСР и РФ.

Надо подчеркнуть, что средняя зарплата у работников сельского хозяйства снизилась совершенно непропорционально другим отраслям. Это снижение никак не оправдано сокращением производства — по этому показателю сельское хозяйство мало отличается от промышленности. Ничуть не меньше стали в сельском хозяйстве затраты труда работников — напротив, тяжесть труда значительно возросла из-за деградации технологической базы и сокращения использования энергии. Следовательно, в результате реформы произошла глубокая дискриминация работников сельского хозяйства по сравнению с другими отраслями производства (см. Рис. 3-4).

В 1990 г. средний совокупный месячный доход на душу в семьях колхозников был в РСФСР 175 руб., что составляло 88% от совокупного дохода рабочих и служащих. По среднедушевому доходу колхозники приблизились к горожанам. При этом доход от колхоза вместе с зарплатой членов семьи и с выплатами из общественных фондов составлял 72,4% всех доходов семьи колхозника, а доход от личного подсобного хозяйства — 21,5%.

В 2006 г. средняя номинальная начисленная зарплата в сельском хозяйстве России была 4569 руб. в месяц, а у служащих банков и страховых компаний — 27885 руб., то есть в 6,1 раза больше, чем у работников сельского хозяйства (речь идет именно о зарплате, а не о доходах собственников капитала). В 2010 г. разница средних зарплат работников организаций сельского хозяйства (вкл. охоту и лесное хозяйство) и финансовой деятельности составляла 4,7 раз (10,7 и 50,1 тыс. руб,).

Сельское хозяйство — это не только производство, но и образ жизни. Здесь, как ни в какой иной сфере, производство и быт людей неразрывно связаны. В 2007 г. в сельской местности в РФ проживало 37,9 млн человек или 27% всего населения страны. 54% сельского населения находились в трудоспособном возрасте. В 2011 г. в РФ было 37,3 млн селян (26% всего населения), а в сельском и лесном хозяйстве, охоте, рыболовстве и рыбоводстве было занято 5,6 млн чел.

В течение 70 лет центром жизнеустройства в российской деревне было крупное сельскохозяйственное предприятие — колхоз или совхоз. Реформа подорвала возможности этих предприятий или даже разрушила их. Это не могло не сказаться самым драматическим образом на социальной сфере села.

Важнейшим жизненно важным благом и даже условием жизни является жилье. После войны в РСФСР выполнялась программа интенсивного жилищного строительства, в том числе на селе. Реформа повлекла за собой резкое — в три раза по сравнению с серединой 80-х годов — сокращение жилищного строительства в сельской местности. В 2003 г. жилья на селе было построено почти в 2 раза меньше, чем даже в 1970 г., затем началось оживление. К 2011 г. здесь достигнут уровень 1970 г., в основном за счет строительства домов населением за свой счет и с помощью кредитов. Динамика строительства приведена на Рис. 5-54.

Рис. 5-54. Ввод в действие жилых домов в сельской местности в РСФСР и РФ, млн м2 общей площади

Надо к тому же отметить, что за годы реформы в сельской местности выстроено большое количество дач, загородных домов и коттеджей с очень большой, по сравнению с обычными жилищами, площадью. Данных статистика не приводит, однако если учесть эту компоненту, то объем строительства жилищ для сельских тружеников снизится еще больше.

Это видно и из того, как резко возросло строительство домов в Московской области, где сосредоточилось большое количество коттеджей и дач, по сравнению с другими областями Центрального района России.

В 1985 г. общая площадь построенного в сельской местности Московской области жилья составляла 30,3% площади жилья, построенного в сельской местности всех остальных областей Центрального района. В 1990 г. эта доля сократилась до 22,1%, а в 1995 г. подпрыгнула до 144% — почти в семь раз. В 1997 г. эта величина достигла 234,1% — в Подмосковье строилось в 2,3 раза больше жилья (по площади), чем во всех 11 областях Центрального района. В 2000 г. эта разница составила 30%, в 2005 г. — 88%, в 2009 г. — 63%, в 2010 г. — 34%, в 2011 г. — 11%.

Основную долю затрат на сельское жилищное строительство в РСФСР несло государство (в 1986-1990 гг. на средства государства было построено 59% жилой площади). Следующим по важности источником средств были колхозы и совхозы. В 1981-1985 гг. за счет средств самого населения (и кредитов, взятых у государства) было построено на селе 11,8 млн кв. м жилья, а колхозами и совхозами — 21,7 млн кв. м. В годы перестройки роль населения несколько возросла: за 1986-1990 гг. за свой счет население построило 15,1 млн кв. м, а колхозы и совхозы — 21,0 млн кв. м.

С разрушением сельскохозяйственных предприятий их доля в строительстве упала, как и доля государства. Строительство почти исключительно ведется за счет средств населения и взятых им кредитов. С 2000 г. так строится около 90% жилья в сельской местности.

В целом масштабы строительства и реконструкции инфраструктуры российского села в результате реформы резко снизились — за исключением работ по газификации. Это видно из Табл. 5-21.

Табл. 5-21. Развитие инфраструктуры села, ввод в действие в сельской местности

Строительство других элементов социальной инфраструктуры на селе сократилось в еще большей степени, нежели строительство дорог, линий электропередач и водопроводных сетей. Об этом свидетельствует сравнение данных по строительству объектов социально-культурной сферы до и после реформ.

Табл. 5-22. Ввод в действие объектов социально-культурной сферы в сельской местности в РСФСР и РФ

Табл. 5-23. Учреждения образования и культуры в сельской местности в РСФСР и РФ

В качестве иллюстрации на Рис. 5-55 приведена характерная динамика строительства и реконструкции объектов социально-культурной сферы в годы реформ на примере ввода в действие амбулаторно-поликлинических учреждений в сельской местности.

Рис. 5-55. Ввод в действие амбулаторно-поликлинических учреждений в сельской местности в РСФСР и РФ, тыс. посещений в смену

Обслуживание и содержание имеющихся объектов социально-культурной сферы села также деградируют. В годы реформ их количество стало неуклонно сокращаться.

Число посещений киносеансов в среднем на одного жителя села сократилось с 14 в 1990 г. до 0,1 в 2011 г. Резко сократилась на селе сеть районных и участковых больниц, более приближенных к деревне, нежели центральные районные больницы (см. подробнее главу 1). При этом была свернута и сеть сельских амбулаторно-поликлинических учреждений.

На Рис. 5-56 для иллюстрации приведена характерная динамика числа объектов социально-культурной сферы села до и после реформ на примере дошкольных учреждений в сельской местности.

Рис. 5-56. Число постоянных дошкольных учреждений (тыс., левая шкала) и численность в них детей (млн, правая шкала) в сельской местности РСФСР и РФ

Если в городе в 2000 г. 64% детей соответствующего возраста пользовались услугами дошкольных учреждений (по сравнению с 1990 г. это означало снижение на 8,5%), то в сельской местности — только 35% (это снижение на 37,5%). Сближение кривых числа детсадов и численности детей в них на Рис. 5-56 указывает на нехватку мест для детей селян в детских садах и яслях.

В целом уровень социально-культурного обслуживания в сельской местности значительно снизился. Например, ухудшилось транспортное обслуживание сельских жителей. Число сельских населенных пунктов, обслуживаемых автобусами, сократилось по РФ за 1991-1997 гг. на 35 тыс. (на 31%). Число сельских автобусных маршрутов уменьшилось на 7 тыс. (на 32%), их протяженность на 482 тыс. км (на 38%). Для сравнения: за 1986-1990 гг. автобусные перевозки в сельской местности уменьшились на 1,5%. В 1995 г. число сельских автобусных маршрутов составляло 16,1 тыс., а их протяженность — 852,3 тыс. км, в 2000 г. — 14,8 тыс. маршрутов протяженностью 708,2 тыс. км, в 2005 г. — 14,1 тыс. маршрутов на 643,8 тыс. км, в 2010 г. 11 тыс. маршрутов на 487,5 тыс. км. Если в 2000 г. еще 78,4 тыс. сельских населенных пунктов обслуживались автобусами в пригородном и междугородном сообщениях, то в 2005 г. таких населенных пунктов было 76,1 тыс., а в 2010 г. только 56,6 тыс. Для справки: перед реформами в 1990 г. более половины сельских населенных пунктов РСФСР не обслуживались пригородными автобусными маршрутами и три четверги — междугородными. Втрое за последнее десятилетие увеличился удельный вес сельских населенных пунктов, не обслуживаемых сетью почтовой связи — с 2,1% в 2000 г. до 6,5% в 2011 г.

Ухудшение жизни сельских жителей в результате кризиса сельскохозяйственного производства усугубляется тем, что на селе сворачиваются и многие государственные предприятия и социальные службы, так что сокращается возможность приложения рабочей силы вне собственно сельского хозяйства. В рамках сельского образа жизни произошел значительный переток рабочей силы, и к началу реформы примерно половина работников, живущих в селе, была занята уже не сельским хозяйством. В ходе реформы эти возможности сократились.

На рубеже XX-XXI веков российское село возвращается к устаревшим низкопроизводительным укладам хозяйствования. Сельское хозяйство РФ становится все более натуральным, а образ жизни занятых в нем людей все более архаичным.

Глава 6 Транспорт в РСФСР и РФ

Основные источники:

Статистические ежегодники «Народное хозяйство РСФСР». ЦСУ РСФСР, Госкомстат РСФСР, Москва.

Статистические сборники «Российский статистический ежегодник». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Статистические сборники «Промышленность России». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Статистические сборники «Транспорт и связь в России». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Статистические сборники «Транспорт России». Росстат. Москва.

Статистический сборник «Транспорт и связь СССР». Госкомстат СССР. Москва. 1990 г.

Статистические сборники «Цены в России». Госкомстат России, Росстат. Москва.

Информационно-аналитический обзор «Об основных итогах социально-экономического развития транспортного комплекса в 2011 году и задачах на 2012 год и среднесрочную перспективу до 2014 года». Министерство транспорта Российской Федерации. 2012 г.

Транспорт — «кровеносная система» страны. Современное индустриальное общество нуждается в перемещении больших масс грузов и пассажиров на большие расстояния по всей территории страны и за рубеж. Особенно велико значение транспорта для России с ее исключительно обширной территорией и удаленностью источников сырья, энергоносителей и промышленных центров.

Транспортная система РСФСР в советский период развивалась как единое целое в масштабах всего СССР. В материально-техническую базу этой системы делались большие капиталовложения: увеличивалась протяженность путей сообщения; строились новые транспортные объекты — дороги, порты, трубопроводы, аэровокзалы и т.п. Грузооборот всех видов транспорта: автомобильного, авиационного, воздушного, водного, морского, трубопроводного — рос стабильными темпами.

В годы реформы транспортная система РФ погрузилась в кризис. Число работников в транспортных организациях сократилось с 1990 г. по 2011 г. на 2,1 млн человек:

Табл. 6-1. Среднесписочная численность работников в транспортных организациях, тыс. чел

В 2006 г. на транспорте работало 6,5% всех занятых в народном хозяйстве, в 2011 г. — 3,9%. Среднемесячная заработная плата работников транспорта в 2006 г. была на 29% выше среднероссийского уровня, в 2011 г. — на 27%.

С начала реформы суммарный объем перевозок сократился к 1998 г. почти вдвое. Потом появились признаки оживления. В начале 2010-х по этому показателю в РФ восстановлен уровень РСФСР середины 1970-х. Динамика суммарного объема перевозок грузов всеми видами транспорта представлена на Рис. 6-1.53 Данные о пассажирском транспорте приведены выше в Главе 3 «Реформа и благосостояние населения».

Рис. 6-1. Грузооборот транспорта общего пользования (без морского, воздушного, газопроводного) в РСФСР и РФ, млрд тонно-км

За годы реформы произошло резкое сжатие объема всех видов перевозок, изменение их структуры, переориентация с внутрироссийского на международное сообщение, причем в большой мере — на страны вне СНГ (на «дальнее зарубежье»).

Табл. 6-2. Удельный вес отдельных видов транспорта в общем грузообороте, %

*) До 1990 г. — без газопроводного транспорта.

Главной причиной уменьшения грузопотоков стало сокращение промышленного и сельскохозяйственного производства в результате радикальной рыночной реформы и разрыва сложившихся за десятилетия хозяйственных связей между российскими регионами и республиками СССР, представлявшими собой единый народнохозяйственный комплекс.

Тесная связь объемов производства и грузоперевозок видна из динамики обоих процессов, представленной на Рис. 6-2.

Рис. 6-2. Динамика грузовых перевозок железнодорожного транспорта и промышленного производства в России (1990=1): 1 — объем грузовых перевозок; 2 — промышленное производство

На графике видно, что кривые движения обоих показателей почти в точности совпадают — транспортные потоки вполне соответствуют уровню производства. Расхождение между этими кривыми стало увеличиваться после 1998 г. — рост производства (в стоимостном выражении) обгоняет рост перевозок, выраженных в массе грузов.

Другой причиной сокращения перевозок послужило резкое повышение тарифов на грузоперевозки, которое сделало убыточным многие виды производства и способствовало его спаду. Тарифы на грузовые перевозки только за 2000-2006 годы выросли относительно 1999 года в 4,5 раза. Тем не менее, даже в 2006 году 39,9% предприятий транспорта были убыточными (в 2004 г. — 46,3%, в 2005 г. — 41,4%). Более всего убыточных предприятий насчитывается в городском электрическом транспорте (68,4% в 2006 году, хотя в этом году этот вид транспорта в целом получил прибыль в размере 775 млн руб., в то время как в 2004 г. имел убыток 824 млн руб.). В 2010 г. удельный вес убыточных организаций транспорта составлял 38,2%. Сумма убытка для организаций транспорта в РФ в 2010 г. составила 52,8 млрд руб., в 2011 г. — 64,1 млрд руб. В 2011 г. 42,4 % организаций транспортного комплекса были убыточными (доля их убытка от всей прибыли составляла 16%). Наиболее убыточен был трамвайный и троллейбусный транспорт, а так же автобусный транспорт, подчиняющийся расписанию (доля убытков от всей их прибыли составляла 93%, 94% и 87%). Наибольший вклад в общие убытки транспортной деятельности внесли организации вспомогательной и дополнительной транспортной деятельности (без складирования и хранения грузов, без деятельности туристических агентств), а так же магистральный железнодорожный транспорт и воздушный транспорт (соответственно 36%, 22% и 14%).

Кризис, вызванный реформой, проявился и в резком усилении сырьевой ориентации производства и экспорта. Кроме того, в результате разрушения сложившихся в советском хозяйстве производственных связей между регионами увеличилась доля перевозок в международном сообщении. Для транспорта особенно важным было ослабление хозяйственных связей между восточными и западными территориями России. Транспортные потоки, за исключением внешних сообщений, в основном замкнулись внутри регионов.

Транспортные организации, за исключением железнодорожных, в основном приватизированы. 58% общей численности работников, занятых на транспорте в 2006 г., работали в государственных и муниципальных организациях, 42% работников — в негосударственных организациях (частных, смешанных, общественных), в 2010 г. — 50,3 и 49,7%, в 2011 г. — 48 и 52%.

В 2006 г. в основной капитал отрасли были сделаны инвестиции в размере 767 млрд руб., что составило 18,8% от общего объема инвестиций в экономику, в 2009 г. — 1,3 трлн руб.(16,3%), в 2011 г. — 1,1 трлн руб. (10,6%). В 2006 г. и 2009 г. основные инвестиции были сделаны в магистральный трубопроводный транспорт (325 и 510 млрд руб.) и железнодорожный транспорт (142 и 289 млрд руб.). Иностранные инвестиции составили в 2006 г. 554 млн долл., из них 163,5 млн были вложены в трубопроводный транспорт и 118 млн в воздушный. В 2011 г. доля инвестиции в основной капитал транспорта, поступивших от иностранных инвесторов составила 1,5% (30,8 из 2039 млрд руб.). Инвестиции в транспорт и связь — одни из немногих, по которым превышен дореформенный уровень (Рис. 6-3).

Рис. 6-3. Индексы инвестиции в основной капитал транспорта и связи РСФСР и РФ, в сопоставимых ценах (1970=100)

За первые четырнадцать лет реформ 1991-2004 гг. недовложения в основной капитал транспорта и связи РФ (по уровню 1990 г.) составили ок. 434 млрд долл. США. Для сравнения, эти потери сопоставимы с половиной всех доходов консолидированного бюджета РФ и бюджетов государственных внебюджетных фондов в 2012 г. С 2005 г. наблюдается опережающий рост инвестиций в транспорт и связь. Суммарные инвестиции здесь за 2005-2012 гг. составили 215 млрд долл. США. Если инвестиции будут продолжаться в таком же среднем темпе, как в последние 7 лет, то утраченные в реформы капиталоизъятия из транспорта и связи будут восполнены только через 19 лет, и в 2031 году здесь наступит «инвестиционный климат», более благоприятный, чем был на конец 1990 г.

Финансовые ресурсы транспортных предприятий не обеспечивают необходимого технического переоснащения и даже не позволяют поддерживать основные фонды в целом и парк транспортных средств в надлежащем состоянии. Степень износа основных фондов организаций транспорта в последние годы возрастает — от 23% в 2005 г. до 32,2% в 2010 г., до 34,7% в 2011 г. По данным Минтранса РФ износ основных производственных фондов в 2011 г. составлял: на железнодорожном транспорте — 60%, на морском — 34%, на внутреннем водном — 66%, на автобусном — 51%, грузовом автомобильном — более 50%, на воздушном — 50%.

В 1990 г. степень износа основных фондов в транспортной отрасли составляла 36%. На автомобильном транспорте общего пользования эксплуатировалось 30% автобусов с полным амортизационным износом, около трети трамвайных вагонов и каждый восьмой троллейбус находились в эксплуатации свыше 10 лет. По данным переоценки основных фондов на 1 января 1994 г. степень износа основных фондов транспортных средств составила 44%. Тогда средний возраст тепловозов МПС России составлял 14 лет, электровозов — 17 лет. Свыше 10 лет находились уже в эксплуатации 61% тепловозов и 69% электровозов, более 20 лет — 23% тепловозов и 40% электровозов. От 11 до 20 лет при сроке службы 28 лет, тогда эксплуатировались 33% железнодорожных вагонов пассажирского парка, от 21 до 28 лет — 19% парка, свыше 28 лет — 10% парка. В 2005 г. и 2011 г. степень износа основных фондов железнодорожного транспорта составляла 14,4 и 30,4%, автобусного транспорта — 47,8 и 55,3%, трубопроводного транспорта — 41,9 и 50,1%.

Уже в 2009 г. находились в эксплуатации более 13 лет 45% грузовых автомобилей, 23% автобусов, 21% автобусов общего пользования, более 20 лет 50% трамвайных вагонов, более 10 лет 55% троллейбусов, более 20 лет 57% вагонов метрополитена. В 2010 г. 64% грузовых автомобилей были старше 10 лет, в 2011 г. — 64,4%. О возрасте общественного транспорта в 1995-2011 гг. см. Табл. 3-8,

Воздушные суда в возрасте свыше 15 лет составляли в 1993 г. 48% парка гражданской авиации, В 2004 г. 54,2% воздушных судов находились в эксплуатации 15-30 лет, в 2006 г. — 68,7% (при этом в 2006 г. было приобретено 79 воздушных судов — 2,8% парка, в том числе 50 импортных), в 2009 г. — 58,2%, в 2010 г. — 59,7%, в 2011 г. — 57,2%. Отметим, что доля гражданских воздушных судов старше 30 лет составляла в 2000 г. 1,7%, в 2005 г. — 19%, в 2010 г. — 11,1%, в 2011 г. — 0,2%.

Ухудшаются условия труда работников. В 1995 г. 11% работали в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам, или были заняты тяжелым физическим трудом, а в 2004 г. таких работников стало 26,6%, в 2011 г. — 34,5%.

Протяженность путей сообщения (Табл. 6-3) железнодорожного и водного транспорта за годы реформ уменьшилась. Эксплуатационная длина железнодорожных путей общего пользования сократилась 1 тыс. км, а всех железнодорожных путей — на 36 тыс. км.

Табл. 6-3. Протяженность путей сообщения в РСФСР и РФ (на конец года; тысяч километров)

1) — 2006 г. (данные за 2005 г. отсутствуют)

2) — с 2006 г. — вкл. дороги местного значения

Протяженность внутренних водных судоходных путей к 1995 г. сократилась почти на 18,5 тыс. км, или на 20%, но к 2010 г. общая протяженность водных путей была почти восстановлена. Сильно уменьшилась протяженность обустроенных водных путей, т. е. тех, на которых установлены устройства, обеспечивающие безопасность судоходства (бакены, створы и пр.). Так, длина путей, оснащенных знаками судоходности, в начале 2010-х меньше в 1,3 раза, чем была в 70-е годы. По данным Минтранса РФ 2012 г. серьезной проблемой является снижение уровня безопасности судоходных гидротехнических сооружений из-за ухудшения их технического состояния: почти 80% из них эксплуатируется 50 — 70 лет и более, только 17% сооружений, подлежащих декларированию, имеют нормативный уровень безопасности. Технический флот государственных бассейновых управлений водных путей и судоходства изношен на 85%.

Другие пути сообщений, если не сократились, то существенно замедлили темпы своего роста. Если за 1970-1990 тт. длина автомобильных дорог с твердым покрытием выросла в 2,5 раза, то за 1991-2010 гг. только в 1,2 раза. За 20 лет до реформы длина путей метрополитена выросла в 1,9 раз, а за 20 лет реформ — в 1,4 раза, магистральных трубопроводов — в 7,1 и в 1,1 раза, троллейбусных линий — в 2,2 и в 1,1 раза.

Многие данные о самых протяженных путях российских путях сообщений — автодорогах — выше уже приводились. О вводе в действие автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием в РСФСР и РФ см. на Рис. 4-120 и в Табл. 4-11 в подразделе «Строительство». О протяженности автодорог в РСФСР и РФ с твердым покрытием (всех и необщего пользования) см. Рис. 5-20 и Рис. 5-21 выше в подразделе «Материально-техническая база сельскохозяйственного производства в РСФСР и РФ». Приведем данные о протяженности всех российских дорог. Ее динамика представлена на Рис. 6-4.

Протяженность автодорог стабильно росла в РСФСР и РФ с 1978 г. по 1994 г. В последующие десять лет за 1995-2005 гг. она сократилась на 87 тыс. км. Затем, как уже отмечалось выше, были изменены методики учета автодорог, объявленные объемы строительства не могут объяснить «скачок» после 2006 г. Например, за 2006-2011 г. было введено в действие 18,5 тыс. км автодорог с твердым покрытием, а протяженность таких дорог за эти же годы увеличилась на 117 тыс. км. Как бы там ни было, положение с протяженностью всех видов автодорог стало в РФ выправляться после 2006 г., ее рост РФ был в более высоком темпе, чем в РСФСР в 1980-х. При набранных темпах строительства и методического обеспечения учета протяженность автодорог в РФ может уже в 2013-2014 гг. «пробить» тренд роста 1978-1994 гг.

Рис. 6-4. Общая протяженность автомобильных дорог в РСФСР и РФ, тыс. км

Отметим, что по данным Росавтодора на 01.01.2010 г. 60,4% автомобильных дорог федерального значения не соответствовали нормативным требованиям к транспортно-эксплуатационным показателям, на 01.01.2012 г. — 61,3%. По данным Минтранса РФ на начало 2012 г. не завершено формирование опорной сети федеральных автомобильных дорог, связывающей все регионы России. Нормативным требованиям соответствует лишь около 39% автомобильных дорог федерального значения. В 2011 году осевая нагрузка в 11,5 тонн обеспечившись на участках федеральных дорог общей протяженностью 2613 км (5,2% от общей протяженности сети) при потребности в 22 тыс. км, нагрузка в 10 тонн — на 11,9 тыс. км (23,8% от общей протяженности сети) при потребности в 26 тыс. км. Сохраняется низкий уровень развития дорожной сети в аграрных районах, а также в районах Крайнего Севера, Республике Саха (Якутия), Магаданской области, Чукотском автономном округе и др. Из-за отсутствия дорог с твердым покрытием более 10 процентов населения (15 млн человек) в весенний и осенний периоды остаются отрезанными от транспортных коммуникаций. Не имеют связи с сетью автомобильных дорог по дорогам с твердым покрытием 46,6 тыс. населенных пунктов (31% от общего числа). Из них 260 населенных пунктов имеют население более 1000 человек. Не завершено формирование опорной сети дорог в районах Севера, Сибири и Дальнего Востока. Федеральные автомобильные дороги исчерпали свою пропускную способность. С превышением нормативной загрузки эксплуатируется почти 27% протяженности сети. Местная дорожная сеть развита недостаточно, поэтому значительная часть локальных перевозок производится по федеральным дорогам. Ускорение автомобилизации страны пока не привело к соответствующему росту объемов строительства, реконструкции и ремонта дорожной сети, а ремонт автомобильных дорог в последние годы даже несколько сократился. По данным Минтранса РФ 2012 г. при увеличении за последние 10 лет протяженности автомобильных дорог общего пользования на 15% автомобильный парк вырос более чем в 1,7 раза.

После путей сообщения рассмотрим динамику главных показателей работы транспорта — объем перевозок и грузооборот.

Стабильный устойчивый рост грузооборота железнодорожного транспорта, который наблюдался в РСФСР в 80-е годы, с началом реформы сменился резким падением. За 1991-1994 гг. грузооборот упал в 2 раза и опустился на треть ниже уровня 1970 г. В последующие четыре года грузооборот сократился еще на 15%. Динамика процесса представлена на Рис. 6-5.

Рис. 6-5. Грузооборот железнодорожного транспорта в РСФСР и РФ, млрд тонно-км

В 1999-2008 годы наблюдался рост, однако он пока не покрывает провала предыдущего десятилетия. В начале 2010-х грузооборот железнодорожного транспорта восстановлен на уровне середины 1970-х.

Объем перевозок грузов железнодорожным транспортом с 1988 г. до 1998 г. упал в 2,5 раза. Затем происходило восстановление и в начале 2010-х здесь достигли уровня начала 1960-х. При этом среднее расстояние перевозок не только выросло и продолжает расти, несмотря на наметившуюся регионализацию экономики (см. Рис. 6-6). Это означает, что объемы перевозок сократились за счет доли товаров конечного потребления, а грузовой транспорт переориентировался на обслуживание экспортных потоков сырья. Так в 2011 г. объем перевозок экспортных грузов составил 398,6 млн тонн (32% общего объема перевозок), транзитных грузов — 30,2 млн тонн (2,4%), импортных грузов — 112,1 млн тонн (9%).

Рис. 6-6. Перевозки грузов железнодорожным транспортом в РСФСР и РФ: 1 — объем перевозок, млн тонн; 2 — среднее расстояние, км

Структура перевозок железнодорожного транспорта в результате реформы претерпела важные изменения. Они отразили структурную перестройку народного хозяйства РФ. Существенно упала доля перевозок продукции конечных отраслей — машиностроения, легкой, пищевой промышленности, строительных материалов.

Так, доля строительных грузов в общем объеме перевозок сократилась почти на треть, а доля сырья, соответственно, выросла. Еще в 1991 г. доля строительных грузов составляла 24%, а в 1995 г. снизилась до 18%, в 2010 г. — до 12% (в 2011 г. — 12,7%). По сравнению с дореформенным периодом сильно увеличились удельные веса перевозок каменного угля, нефтяных грузов, руды и металлов. В 1980-1990 гг. главные сырьевые и экспортные грузы (уголь, нефть, руды с черными металлами, удобрения) в сумме составляли 47-48% объема железнодорожных перевозок, то в 1995 г. — 56%, а в 2000 г. — 61%, в 2005 г. — 61%, в 2010 г. — 68%, в 2011 г. — 67%. Это означает, что если раньше грузовой транспорт в основном обслуживал внутреннюю экономику, то теперь в большей степени переключился на экспортные сырьевые потоки.

Грузооборот морского транспорта с начала реформы (после 1988 г.) сократился в 5,4 раза. Динамика его представлена на Рис. 6-7.

Рис. 6-7. Грузооборот морского транспорта в РСФСР и РФ, млрд тонно-км

Российский морской транспорт обслуживает две основные группы грузопотоков — международные и внутренние евроазиатские перевозки, главным каналом которых является Северный морской путь. За годы реформы обе эти составляющие резко уменьшились. Во-первых, Россия отказалась от торговли со многими традиционными внешнеторговыми партнерами (например, Кубой и Вьетнамом), которым продавала и транспортировала конечную продукцию.

Во-вторых, старение и плохое техническое состояние морского торгового флота резко сократили возможности его фрахтования и использования в заграничном плавании. В 2000 г. 66% российских морских судов находились в эксплуатации более 15 лет, что не позволяло использовать их в заграничном плавании (суда такого возраста в иностранные порты развитых стран не допускаются). В 2005 г. их было уже 79%, в 2010 г. — 89%, в 2011 г. — 88%. Из морских судов торгового флота в 1995 г. в возрасте до 10 лет в России было 26,4%, а в 2000 г. — 10,7%, в 2005 г. — 3,6%, в 2010 и 2011 гг. — 3,4%. Средний возраст (по дедвейту) морского транспортного флота под флагом России на февраль 2012 г. составлял для сухогрузного 25,6 лет, для пассажирского — 28 лет, для наливного — 16,9 лет, для комбинированного — 30,8 лет.

С 1990 по 2003 г. водоизмещение судов морского торгового флота РФ сократилось в 4,1 раза, в 2004 г. выросло по сравнению с 2003 г. на 272 тыс. т (на 3,3%) за счет нефтеналивных судов. В годы реформ удерживалось и даже росло количество только нефтеналивных морских судов торгового флота. В 1995 г. их было 245 шт., в 2000 г. — 245 шт., в 2005 г. — 310 шт., в 2010 г. — 311 шт., в 2011 г. — 334 шт. По состоянию на февраль 2012 под флагом России было 215 нефтеналивных танкеров дедвейтом 1 534 тыс. тонн и средним возрастом 17,6 лет. Также в РФ есть два газовоза со средним возрастом 25,5 лет, 25 химвозов (7,6 лет) и 28 нефтерудовозов (22,9 лет).

Финансовые ресурсы предприятий морского транспорта, 33% которых в 2004 г. являлись убыточными, не позволяли тогда пополнять флот и поддерживать его в надлежащем состоянии.54 По состоянию на 1 декабря 2011 г. 17% предприятий морского транспорта были убыточными, а доля их убытков составляла 52,6% от всей прибыли морского транспорта.

В-третьих, сильно сократились объемы внутренних перевозок по Северному морскому пути.

В результате этих изменений уменьшилось среднее расстояние перевозок (на 40% по сравнению с 1970 годом). Поэтому объем перевозок грузов сократился меньше, чем грузооборот, — к 2004 году в 5,6 раза по сравнению с 1990 г. Динамика объема перевозок представлена на Рис. 6-8.

Рис. 6-8. Перевозки грузов морским транспортом в РСФСР и РФ, млн т

Необходимо отметить, что по данным Минтранса РФ в последние 10 лет наблюдается рост морских перевозок грузов судами под «удобными флагами» российских судоходных компаний.

По состоянию на 01.02.2012 года общее количество судов, контролируемых российскими компаниями, составляло 1418 судов суммарным дедвейтом 19614,7 тыс. тонн. В том числе под флагом Российской Федерации — 1067 судов суммарным дедвейтом 5167,7 тыс. тонн. Из них в Российском международном реестре судов — 328 судов суммарным дедвейтом 1840,5 тыс. тонн. Средний возраст судов под российским флагом составлял 22,9 года, судов под иностранными флагами — 8,2 года.

Табл. 6-4. Объемы перевозок грузов морским флотом, контролируемым российскими судовладельцами, под иностранным флагом, млн тонн

С учетом этих сведений общий объем перевозок предположительно был восстановлен до уровня 1990 г. уже в 2002 г., а в 2011 г. превысил его в 1,8 раза. Однако эти грузы под «удобными флагами» не обязательно могут быть «пророссийскими» (экспорт, импорт и транзит). Поэтому до внесения официальных разъяснений будем ориентироваться на данные Росстата (Рис. 6-8).

Объем перевозок грузов сокращался по всем направлениям: как в заграничном, так и в каботажном (внутрироссийском) плавании. Сейчас он в 2,5 раза меньше своего уровня 1970 года. Причины те же: падение потребности в грузоперевозках в условиях кризиса экономики; нарушение традиционных хозяйственных связей между регионами; плохое техническое состояние флота.

Важнейшая для России “северная составляющая” морских перевозок сократилась наиболее резко. В 1987 г. по Северному морскому пути было перевезено 6,6 млн т грузов, а к началу 2000-х гг. объем перевозок сократился до 1,6 млн т. В 1999 году морским транспортом в районы Крайнего Севера было завезено в 8 раз меньше грузов, чем в 1991 году, а в 2004 г. в 7,3 раза меньше. В 2000 г. северный завоз по морю составлял 2,4 млн т, в 2005 г. — 2,6 млн т, в 2010 г. — 4,4 млн т. В 2011 г. морским транспортом в районы Крайнего севера было завезено 4,3 млн т грузов. Между тем, эта важнейшая артерия обеспечивает взаимосвязь между западными и восточными районами страны, и ее истощение говорит о деградации северных приграничных территорий России. В 2011 г. по Северному морскому пути было перевезено 2,2 млн т грузов. Развитие транзитной составляющего Северного морского пути пока только начинается; в 2009 г. по этому коридору прошли только два коммерческих судна, а в 2011-м — 34, на октябрь 2012 — 38 (для сравнения: через альтернативный Суэц ежегодно следует до 19 тыс. судов).

В 1992 г. в России было 40 морских торговых портов, в которых эксплуатировалось 267 перегрузочных комплексов для обслуживания транспортного флота с причальным фронтом длиной 45,6 тыс. км и мощностью 165 млн т в год. Через 12 лет реформ в 2002 г. РФ располагала 43 основными морскими торговыми портами, в которых эксплуатировалось 323 перегрузочных комплекса для обслуживания транспортного флота с причальным фронтом протяженностью 54,4 тыс. пог. м и мощностью 217,5 млн т грузов в год. В 1995 г. в морских торговых портах было перегружено 61,8 млн т грузов (70% экспортных), в 2000 г. — 82,9 млн т (78% экспортных), в 2005 г. — 136 млн т (79% экспортных), в 2006 г. — 132,9 млн т (77% экспортных). С 2007 г. объемы перегрузки в морских портах резко выросли. В 2006-2007 гг. было построено причалов морских портов на 8,4 млн т в год, а объемы перегрузок сразу увеличились в 3,4 раза с 133 до 450 млн т. С 2007 г. стали вести учет по организациям всех видов экономической деятельности. Другими словами до 2007 г. объем неучтенного экспорта через морские порты превышал официальные данные более чем в 3 раза. В 2010 г. в морских торговых портах было перегружено 526 млн т грузов (77% экспортных), в 2011 г. — 535 млн т (76% экспортных). В 2011 г. перегрузочные мощности составляли 792,6 млн тонн.

Экспортная ориентированность морских торговых портов позволила направить и привлечь в эту отрасль значительные инвестиции (Табл. 6-5). За 2001-2011 гг. было построено новых морских перегрузочных мощностей на 79,3 млн т в год — это в 2,2 раза больше, чем было построено в РСФСР за 1976-1990 гг. Только за 2008-2012 гг. всего было введено (строительство и реконструкция) перегрузочных мощностей на 207 млн т грузов в год.

Напротив, развитие внутрироссийских грузовых речных портов сворачивается. Если за 10 лет до реформ было построено перегрузочных мощностей на 18,1 млн т в год, то за 21 год реформ 1991-2011 гг. в 3 раза меньше — 5,9 млн т в год.

Табл. 6-5. Протяженность и мощность построенных грузовых причалов морских портов (включая перегрузочные комплексы морских портов) и механизированных причалов речных портов в РСФСР и РФ

Развитие внутреннего водного транспорта в советский период происходило устойчивыми темпами, его грузооборот стабильно рос. В 90-е годы началось резкое его падение, в 1999 году он был в 3,2 раза, а в 2009 г. в 4,1 раза меньше, чем в 1990 г. В начале 2010-х грузооборот внутреннего водного транспорта в РФ находится на уровне РСФСР середины 1950-х. Динамика грузооборота видна на Рис. 6-9.

Рис. 6-9. Грузооборот внутреннего водного транспорта в РСФСР и РФ, млрд тонно-км

Сокращение грузооборота водного транспорта связано не только с падением промышленного и сельскохозяйственного производства, но и с обветшанием подвижного состава, плохим состоянием внутренних водных путей, требующих ежегодных затрат на поддержание их в надлежащем состоянии. В 1995 г. 95,6% судов внутреннего водного транспорта общего пользования (транспортные и вспомогательные) были построены до 1989 г., в 2000 г. — 94%, в 2005 г. — 93%. В 2000 г. 92,3% речных и озерных судов были построены до 1999 г., в 2005 г. — 86,2%, в 2009 г. — 83,7%. Новых речных и озерных судов, в возрасте до 10 лет в РФ в 2009 г. было 5,7%. По данным Минтранса РФ износ коммерческого флота составлял в 2011 г. 75%, а в 2020 году подлежит списанию 85 — 90% судов.

В отличие от морского флота, на внутреннем водном транспорте увеличилось среднее расстояние перевозок (в 1,6 раза по сравнению с 1990 г.). Поэтому объем перевозок упал в результате реформы гораздо больше, чем грузооборот, — он сократился более чем в 6 раз. До реформы на долю строительных материалов приходилось почти три четверги общего объема отправления грузов речным флотом. Уже в 1995 г. эта доля сократилась до 59,2%, а в абсолютном выражении перевозки строительных грузов за 1990-1995 гг. упали с 412 до 83 млн т. (Табл. 6-6). В 2011 г. в РФ было перевезено 84 млн т строительных грузов — это уровень РСФСР середины 1960-х.

Табл. 6-6. Перевозки строительных грузов внутренним водным транспортом в РСФСР и РФ, млн т

Несмотря на то, что после 2005 г. среднее расстояние перевозок существенно сократилось, объемы перевозки грузов почти не изменились. В 2006 г. грузовые перевозки даже были убыточными (перевозки пассажиров в последние 10 лет остаются убыточными). По состоянию на 1 декабря 2011 г. 34% предприятий внутреннего водного транспорта были убыточными, а доля их убытков составляла 25,3% от всей прибыли внутреннего водного транспорта.

Динамика перевозок водным транспортом приведена на Рис. 6-10.

Рис. 6-10. Перевозки грузов внутренним водным транспортом в РСФСР и РФ: 1 — объем, млн т (левая шкала); 2 — среднее расстояние, км (правая шкала)

Сильно обеднела в общем потоке грузов та их часть, которая направляется на Север. Перевозки грузов внутренним водным транспортом в районы Крайнего Севера непрерывно сокращаются. За навигацию 1998 г. в районы Крайнего Севера предприятиями водного транспорта отправлено в 3,5 раза меньше грузов, а за навигацию 2004 года в 3,7 раза меньше, чем в 1991 году. Только в 2006 г. эти перевозки немного возросли (на 17%).

В последние годы «северный завоз» восстанавливается. В районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности за навигацию 1995 г. было отправлено 20,4 млн т грузов, 2000 г. — 14,2 млн т., 2005 г. — 11,8 млн т, 2010 г. — 18,9 млн т, 2011 г. — 20,5 млн тонн грузов.

В 1992 году в России насчитывалось 2,6 тыс. речных причалов общего пользования с протяженностью причального фронта 182,3 тыс. пог. м, из них на долю грузовых причалов приходилось 108,1 тыс. пог. м, из которых 77,1 тыс. пог. м оборудованы перегрузочными машинами. Через 10 лет на конец 2002 г. в РФ насчитывалось 1,6 тыс. речных причалов общего пользования с протяженностью причального фронта 124,4 тыс. пог. м, из них 69,2% приходится на грузовые причалы (86,1 тыс. пог. м). В 2011 г. насчитывалось 642 грузовых и 508 пассажирских причалов с общей протяженностью причального фронта 107,2 тыс. пог. м.

В ходе реформы уже с конца 1990-х объем перегрузочных работ на внутреннем водном транспорте стал меньше чем на морском. Из общего объема перегрузочных работ на внутреннем водном транспорте доля экспортно-импортных грузов в последние годы составляет 6-8 %. Что касается номенклатуры грузов, то речные порты в основном ориентированы на переработку сухогрузов, их доля составляет около 93-95 %, оставшиеся 5-7 % приходятся на нефть и нефтепродукты, перерабатываемые на специализированных причалах.

Табл. 6-7. Длина грузовых речных и озерных причалов общего пользования и объем перегрузочных работ на них в РСФСР и РФ

*) — 1988 г.

В 1950-70-е годы в РСФСР быстро росли объемы перевозки грузов автомобильным транспортом. Доля перевозок грузов автотранспортом составляла в 1980 и 1990 гг. — 80% всех грузовых перевозок в стране. В начале 2010-х автотранспорт не утратил своего доминирующего значения по перевозке грузов (его доля составляет ~70%). Однако в первые годы реформ объем перевозок резко сократился, к 1998 г. почти втрое — с 15,4 до 5,3 млрд т. Последовавшее затем оживление перевозок грузов автотранспортом было незначительным. В начале 2010-х по объему грузовых автоперевозок РФ находилась на уровне РСФСР середины 1960-х.

Напротив среднее расстояние перевозок грузов автотранспортом в реформы выросло более чем вдвое, особенно резкий рост наблюдался с 2008 г. (Рис. 6-11). Хотя в реформы увеличивалось число «дальнобойщиков», спад грузооборота автотранспорта был примерно таким же, как и в других подотраслях — к 1998 г. в 2,4 раза — с 300 до 126 млрд тонно-км. Последовавшее затем восстановление грузооборота в новых экономических условиях происходило почти в том же темпе, что и до реформ. В начале 2010-х грузооборот автотранспорта в РФ находится на уровне РСФСР конца 1970-х. Динамика его приведена на Рис. 6-12.

Рис. 6-11. Перевозки грузов автомобильным транспортом в РСФСР и РФ: 1 — объем перевозок, млрд тонн; 2 — среднее расстояние, км

С началом реформ быстро стал расти парк грузовых автомобилей. За первые десять лет реформ число грузовиков (включая пикапы и легковые фургоны) выросло в 1,5 раза. В 2000-2001 гт. была произведена дополнительная переоценка числа грузовиков, и с ее учетом за 1991-2011 гг. парк грузовиков вырос в 2 раза с 2,7 млн до 5,5 млн автомобилей. Особенно быстро росло число личных грузовиков. Если на конец 1990 г. в собственности граждан находилось 4 грузовых автомобиля, то уже в 1995 г. — 798, в 2000 г. — 1568, в 2005 г. — 2300, в 2010 г. — 2950, в 2011 г. — 3097. Напротив парк грузовиков в организациях автомобильного транспорта общего пользования сократился более чем в 7 раз, — за 1991-2011 с 331 до 46 тыс. автомобилей. В реформы снижалось потребление автомобильного бензина, а дизельного топлива — повышалось. В 1995 г. автотранспортом крупных и средних организаций отраслей экономики было потреблено 12,7 млн т бензина и 10,5 млн т дизтоплива, то в 2000 г. — 9,4 и 9,4 млн т, в 2005 г. — 7,2 и 8,9 млн т, в 2009 г. — 6,1 и 10,7 млн т. Для сравнения в 1970 г. только сельскохозяйственным предприятиям было продано 12,9 млн т бензина и 14,6 млн т дизтоплива, в 1980 г. — 18,3 и 21,6 млн т, в 1990 г. — 11,3 и 20 млн т, в 1995 г. — 3,3 и 7,1 млн т, в 2000 г. — 1,8 и 5 млн т (после 2001 г. показатель Росстатом не публикуется; по данным Минпромэнерго РФ фактически в 2011 г. сельхозтоваропроизводителям поставлено 0,124 млн т автобензина и 2,56 млн т дизтоплива).

Рис. 6-12. Грузооборот автомобильного транспорта и парк грузовых автомобилей в РСФСР и РФ: 1 — грузооборот, млрд тонно-км; 2 — парк грузовых автомобилей (включая пикапы и легковые фургоны), млн шт.

В последние годы замедлилось быстрое старение парка автомобильного транспорта отраслей экономики. Если в 1995 г. возраст более 13 лет имели 10% грузовых автомобилей, то уже в 2000 г. — 22%, в 2005 г. — 44%, в 2009 г. — 45%. В 2010 г. находились в эксплуатации более 10 лет 64% грузовиков, в 2011 г. — 64,4%.

Доля российских автотранспортных компаний в перевозке грузов внешней торговли России, обслуживаемой российским автомобильным транспортом в 2010-2011 гг. сохранялась на уровне 40%. Начиная с 2010 г. наметилась тенденция по увеличению объема зарубежных перевозок грузов. В 2010 г. такие перевозки в/из России составили 25,1 млн т, в 2011 г. — 30,7 млн тонн. При этом в общем объеме перевозок на долю импортных перевозок приходится 73 %, а экспортных — 27 %.

Отдельно остановимся на автотранспортной деятельности субъектов малого предпринимательства. В 2012 г. Росстат опубликовал итоги сплошного обследования этих субъектов за 2010 г. Тогда в РФ было 21 тыс. малых предприятий и 129 тыс. индивидуальных предпринимателей, осуществлявших грузовые перевозки. Больше всего таких малых предприятий было в Московской области (1550) и в Санкт-Петербурге (1234), а индивидуальных предпринимателей в Краснодарском крае (6849) и в Ростовской области (5866). В автотранспортных субъектах малого предпринимательства эксплуатировалось 563 тыс. грузовиков (из них у индивидуальных предпринимателей 229 тыс.) — это 10,4% всего парка российских грузовиков. 83% малых предприятий и 99% индивидуальных предпринимателей имели менее 10 грузовиков.

В начале 2010-х субъектами малого предпринимательства перевозилось более 20% грузов (в т.ч. индивидуальными предпринимателями — менее 3%), но на их долю приходилось 30% грузооборота, т.к. средняя дальность перевозки у них, например, в 2010 г. по итогам сплошного обследования была в 9 раз выше средней (345 км), а у индивидуальных предпринимателей — в 12 раз (459 км).

Табл. 6-8. Перевозки грузов и грузооборот автомобильного транспорта, всего и субъектами малого предпринимательства

Аналогично автомобильному транспорту «дальнобойщиков» обстоит дело и с грузовыми перевозками воздушным транспортом. Их объем резко сократился, — к 1995 г. более чем в 4 раза. Последующее восстановление было вялым. В начале 2010-х по авиационным грузовым перевозкам РФ находилась на уровне РСФСР конца 1960-х. Динамика перевозок воздушным транспортом представлена на Рис. 6-13.

Рис. 6-13. Перевозки грузов авиационным транспортом в РСФСР и РФ, млн т

В результате реформ скорость перевозки даже самых важных и срочных грузов в РФ резко снизилась, особенно во внутрироссийских перевозках. Если в 1995 г. доля грузов, перевезенных в международном сообщении, составляла 33%, в 2000 г. — 38%, то в 2005 г. — 50%, в 2010 г. — 72%, в 2011 г. — 70%.

Среднее расстояние грузовых авиаперевозок в реформы резко выросло — почти в четыре раза за 1990-2011 гг. Благодаря дальним перевозкам грузооборот воздушного транспорта вырос в 1990-2011 гг. почти вдвое — с 2,6 до 4,9 млрд т-км. Дня этого пришлось пожертвовать даже отечественным авиастроением. Удельный вес грузооборота, выполненного воздушными судами иностранного производства в общем грузообороте составлял в 2000 г. — 12,6%, в 2005 г. — 41,6%, в 2010 г. — 74,6%, в 2011 г. — 78,6%. В 1995 г. доля гражданских воздушных судов, находящихся в эксплуатации более 30 лет составляла 1,9%, в 2000 г. — 1,7%, в 2005 г. — 19%, в 2009 г. — 27,6%, в 2010 г. — 11,1%, в 2011 г. — 0,2%.

В 2011 г. из 7575 воздушных судов, зарегистрированных в реестре эксплуатантов гражданской авиации, в реальной эксплуатации находятся 2751 единицы. На коммерческих перевозках занято 2119 воздушных судов, при этом 30 % составляют воздушные суда иностранного производства. В 2011 году с российских заводов-изготовителей было поставлено 10 самолетов и 24 вертолета.

За период с 1992 года по 2011 год аэродромная сеть страны сократилась на 987 аэродромов (в 2011 г. — на 17). Большинство исключенных из аэродромной сети аэродромов располагается в районах Крайнего Севера и приравненных к ним районах. Закрытые аэродромы перестали использоваться в качестве запасных, что отрицательно влияет на безопасность полетов в районах со сложными климатическими условиями, особенно при выполнении региональных и местных авиаперевозок.

В 2011 г. в реестр аэродромов гражданской авиации включены 315 аэродромов, из которых 117 аэродромов образуют национальную опорную аэродромную сеть. Однако только 63% аэродромов имеют взлетно-посадочную полосу с искусственным покрытием, остальные аэродромы имеют грунтовые полосы. 70% взлетно-посадочных полос с искусственным покрытием построены более 20 лет назад, при этом реконструкция за последние 10 лет проведена только на 24% соответствующих взлетно-посадочных полос. Срочное проведение реконструкции требуется для 12% взлетно-посадочных полос с искусственным покрытием, капитального ремонта — для 18% взлетно-посадочных полос с грунтовым покрытием. Только 70% аэродромов оборудованы системой светосигнального оборудования (74 аэродрома — с огнями высокой интенсивности, 145 аэродромов — с огнями малой интенсивности).

В центре внимания в гражданской авиации были и остаются вопросы безопасности полетов. Здесь предельно жестким показателем может служить число погибших в авиационных катастрофах. В 1980-е годы число ежегодно гибнущих в авиакатастрофах снизилось с уровня 150 до уровня 100 погибших. С началом реформ наблюдался резкий рост числа погибших — к середине 1990-х более чем вдвое (Рис. 6-14). В 2000-х удалось вернуться на дореформенные уровни абсолютного числа погибших в авиакатастрофах.

Рис. 6-14. Число погибших в катастрофах в гражданской авиации в РСФСР и РФ, в среднем за последние 5 лет, чел. (до 1990 г. использованы данные Aviation Safety Network)

В 2011 г. с воздушными судами гражданской авиации произошло 22 катастрофы, в которых погибли 139 человек. Продолжилась отрицательная тенденция роста влияния авиационных происшествий при выполнении пассажирских перевозок на самолетах с пассажировместимостью более 30 человек (треть всех авиапроисшествий в последние годы происходит с самолетами 1-3 класса). С самолетами этого класса в 2011 году произошло 5 авиационных происшествий, в том числе 4 катастрофы. По итогам расследований авиапроисшествий 2011 г. были отмечены ошибки и нарушения летного состава, отказы авиационной техники, недостатки в метеорологическом обеспечении полетов. При этом все эти факторы проявили себя в равной степени, без преобладания какого-либо одного фактора, что имело место в 2010 г., когда определяющее большинство авиационных происшествий было связано с ошибками или нарушениями летного или инженерно-технического персонала.

Если рассмотреть средний риск гибели в авиакатастрофе перевозимого пассажира, то к 1996 г. в РФ этот показатель резко вырос в среднем в 6 раз, превысив трагические уровни РСФСР середины 1970-х. В начале 2010-х удалось снизить этот риск почти к дореформенным значениям. Об изменениях в пассажирских авиаперевозках см. в главе 3. Благосостояние. Динамика относительного числа погибших в авиакатастрофах представлена на Рис. 6-15.

Рис. 6-15. Число погибших в авиакатастрофах на 1 млн перевезенных пассажиров в гражданской авиации РСФСР и РФ, в среднем за последние 5 лет (до 1990 г. использованы данные Aviation Safety Network)

По данным Минтранса РФ 2012 г. серьезными проблемами являются обеспечение соответствия воздушных судов международным требованиям по экологии и оснащение их современными средствами навигации. Одной из причин низких темпов внедрения современного бортового оборудования является его значительная стоимость, соизмеримая с остаточной стоимостью воздушных судов, большинство из которых завершают выработку своего ресурса.

Первым в РФ по грузообороту в реформы стал трубопроводный транспорт (Табл. 6-2), на него уже с середины 1990-х стало приходиться более половины российского грузооборота. Трубопроводный транспорт — прогрессивный, экономически выгодный вид транспорта, ему присущи: универсальность, отсутствие потерь грузов в процессе транспортировки при полной механизации и автоматизации трудоёмких погрузочно-разгрузочных работ, возврата тары и др. В результате этого снижается себестоимость транспортировки (например, для жидких грузов в 3 раза ниже по сравнению с перевозкой их по железным дорогам). Еще в 1970 г. доля перевозок нефтяных грузов трубопроводным транспортом составляла 51%, в 1985-90 гг. ее удалось существенно повысить до 62-63%, а к концу 2000-х она еще незначительно выросла до 66-67%.

Табл. 6-9. Перевозка нефтяных грузов по видам транспорта общего пользования, млн т

1) В 1970-1990 гг. отправлено грузов морским транспортом из морских торговых портов России независимо от принадлежности (флага) судна; с 1995 г. — перевозки грузов российскими судами независимо от порта отправления.

Однако дореформенные уровни перевозки нефтяных грузов в РФ пока не достигнуты (в 1990 г. — 891 млн т., в 2011 г. — 875 млн т). Восстановлены и даже превышены доперестроечные уровни перевозки нефтяных грузов только «неэффективным» железнодорожным транспортом. Более «эффективный» трубопроводный транспорт нефти и нефтепродуктов по объемам перекачки в 2011 г. находился на уровне РСФСР начала 1980-х (Рис. 6-16).

Рис. 6-16. Протяженность (тыс. км) и перекачка (млн т) магистральных нефте- и нефтепродуктопроводов в РСФСР и РФ

Доля нефтепродуктов в перекачке нефтяных грузов по магистральным трубопроводам сократилась почти вдвое: в 1990 г. — 11%, в 1995-2000 гг. — 7%, в 2005-2010 гг. — 6%.

Протяженность магистральных нефте- и нефтепродуктопроводов в годы реформ перестала расти, но и значительно не уменьшалась. Нефтепроводы за 1990-2010 гг. сократились на 3,7 тыс. км, а нефтепродуктопроводы удлинились на 0,4 тыс. км, при этом 15% действующих в 2010 г. магистральных нефте- и нефтепродуктопроводов были построены в годы реформ. Лидирующий среди других видов транспорта по грузообороту магистральный трубопроводный транспорт в части нефти и нефтепродуктов сократил к 1995 г. свой грузооборот на 86% до уровня середины 1970-х. С 2000 г. начался восстановительный рост грузооборота нефти и нефтепродуктов на магистральных трубопроводах, и после 2005 г. здесь достигнут и вплоть до 2011 г. стабилизирован, уровень начала 1980-х. График динамики грузооборота на магистральных нефте- и нефтепродуктопроводах см. в Приложении, Похожая картина наблюдалась в изменениях густоты (интенсивности) перекачки нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам. Падение к 1995 г. составило до 2 раз по сравнению с 1988 г. С середины 2000-х восстановлен уровень интенсивности перекачки середины-конца 1970-х (Рис. 6-17).

В меньшей степени в первые годы реформ сократились грузооборот и транспортировка на магистральных газопроводах. К 1995 г. грузооборот здесь сократился на 15% от уровня 1990 г., а транспортировка — на 13%. В 2011 г. отставание от дореформенного уровня удалось сократить по грузообороту до 2,5%, а по транспортировке впервые достигнуто превышение на 2,2%. При этом протяженность магистральных газопроводов выросла в реформы 1991-2011 гг. на 27,3 тыс. км до 171,3 тыс. км. В 2011 г. 23,1% эксплуатировавшихся магистральных нефтепроводов были построены в годы реформ. Густота (интенсивность) транспортировки газа по магистральным трубопроводам снизилась в 1990-2009 г. с 9,3 до 6,8 млн т-км на 1 км (в 2010 г. — 7,5, в 2011 г. — 7,6 млн т-км на 1 км). До 1990 г. данные о длине и грузообороте газопроводов не включались в статданные.

В результате реформы произошло падение эффективности использования и других видов транспорта. Показателем ее служит интенсивность перевозок — количество грузов и пассажиров, провозимых через километр пути (густота), а также коэффициент использования подвижного состава.

Реформа привела к снижению интенсивности перевозок транспорта с наибольшим грузооборотом и пассажирооборогом — трубопроводного и железнодорожного. О сокращении интенсивности использования магистрального трубопроводного транспорта см. выше и Рис. 6-17. Рассмотрим, что происходило с интенсивностью перевозок в железнодорожном транспорте.

Рис. 6-17. Густота (интенсивность) перекачки нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам в РСФСР и РФ, млн т-км на 1 км длины трубопроводов

В сфере перевозок пассажиров этот показатель упал почти в 2 раза. В 1950-80-е годы интенсивность перевозок пассажиров стабильно повышалась (за 30 лет к 1990 г. вдвое). В это время использование транспорта сдерживалось, прежде всего, пропускной способностью железных дорог.

Начиная с 1993 года интенсивность (густота) перевозок стремительно падала, пропускная способность перестала играть ограничивающую роль, и динамика, пассажирского транспорта стала определяться сокращающимся спросом на его услуги. Падение спроса в основном обусловлено ростом цен на железнодорожные билеты и снижением транспортной подвижности пассажиров. В 1999 г. интенсивность перевозок пассажиров железнодорожным транспортом была почти вдвое меньше дореформенного уровня конца 1980-х. После оживления 2000-х в начале 2010-х интенсивность перевозок пассажиров железнодорожным транспортом вновь снизилась до уровня РСФСР начала 1960-х (Рис. 6-18).

Рис. 6-18. Интенсивность перевозок пассажиров железнодорожным транспортом общего пользования в РСФСР и РФ, тыс. пассажиро-км на 1 км длины путей

Примерно то же самое произошло с интенсивностью грузовых перевозок. В послевоенное время этот показатель стабильно рос до середины 1970-х, а затем медленно, но повышался. Начиная с 1991 года интенсивность перевозок стремительно падала и за годы реформы снизилась в 2,5 раза. Начавшийся в 1999 г. рост пока не привел к дореформенному состоянию. В начале 2010-х интенсивность грузовых железнодорожных перевозок находится в РФ на уровне РСФСР середины 1970-х. Динамика изменения этого показателя приведена на Рис. 6-19.

Рис. 6-19. Интенсивность (густота) перевозок грузов железнодорожным транспортом общего пользования в РСФСР и РФ, млн тонно-км на 1 км длины путей

Другим показателем эффективности на транспорте служит доля порожнего пробега. Во время перестройки порожний пробег вагонов часто поминался как свидетельство низкой эффективности плановой системы хозяйства (в 1990 г. он составлял 32%). Однако в ходе рыночной реформы объем порожняка быстро увеличивался (его удельный вес в общем пробеге подвижного состава вагонов в 1996 г. достиг 43%). Произошло значительное падение эффективности использования основных фондов транспорта.

Сокращение грузоперевозок повлекло за собой ухудшение использования парка вагонов. Но кроме того причиной было появление разрозненных частных собственников подвижного состава, которое ослабило управление всей системой железнодорожного транспорта. Отсутствие координации, которую раньше обеспечивали государственные транспортные органы, очевидная неспособность мелких транспортных компаний организовать полную загрузку своих вагонов на протяжении всего пути следования привели к росту порожняка. До 2004 г. этот показатель изменялся так (после 2004 г. Росстатом не публикуется):

Табл. 6-10. Удельный вес пробега без груза в общем пробеге подвижного состава вагонов в РСФСР и РФ, %

Важным доводом в пользу реформы была необходимость ускоренной модернизации транспортной системы. Реформа, однако, привела не к модернизации транспорта, а к его регрессу, так что масштабы применения новых прогрессивных технологий снизились. Пример — перевозки грузов в контейнерах и пакетах.

Это — самые эффективные виды перевозок. Они позволяют с наименьшими затратами связать между собой все виды грузового транспорта — морской, железнодорожный, водный, автомобильный, авиационный. Объемы перевозки грузов в контейнерах и пакетах за годы реформы сократились, соответственно, в 3 и в 5 раз. Затем объем перевозок в контейнерах стал расти — в начале 2010-х здесь уже достигнут уровень РСФСР начала 1980-х. Динамика изменения этих показателей дана на Рис. 6-20.

Рис. 6-20. Перевозки грузов в контейнерах и пакетах железнодорожным транспортом в РСФСР и РФ, млн тонн: 1 — в контейнерах (левая шкала); 2 — в пакетах (правая шкала)

В полтора раза возрос к 1995 г. удельный вес порожнего пробега подвижного состава автомобильного транспорта, достигнув уровня более 50%, Этот показатель стал снижаться только после 1996 г. В два раза снизилась за годы реформы и интенсивность перевозки пассажиров автомобильным транспортом по дорогам с твердым покрытием (после 2004 г. эти показатели Росстатом не публикуется).

Табл. 6-11. Удельный вес пробега без груза в общем пробеге подвижного состава автомобилей в РСФСР и РФ (без повременных), %

С 1990 г. по 2011 г. густота (интенсивность) перевозок пассажиров по внутренним водным путям снизилась почти в 7 раз — с 47 до 6,7 тыс, пассажиро-км на 1 км длины путей. Резко упал за годы реформы и удельный вес использованной пассажировместимости речных и озерных судов — с 60% в конце 80-х годов до 40% в середине 1990-х, а к середине 2000-х подрос до 50% (после 2004 г. эти показатели Росстатом не публикуется).

Примерно то же самое произошло в пассажирских перевозках воздушным транспортом, с той лишь разницей, что существенного роста пассажировместимости после спада 1990-1994 гг. (с 85 до 60%) не наблюдалось вплоть до 2000 г. (см. о восстановлении использованной пассажировместимости в Приложении). В результате реформы подвижной состав стал использоваться менее эффективно, самолеты стали летать менее заполненными, что значительно увеличило издержки транспортных предприятий и создало порочный круг повышения цен и снижения спроса. Сокращалось и число поступавших в отечественную гражданскую авиацию новых российских самолетов и вертолетов, об их производстве см. на Рис. 6-21.

Рис. 6-21. Производство гражданских самолетов и вертолетов в России

Ухудшение технического состояния транспорта, состояния дорожного полотна, резкое падение дисциплины участников транспортной деятельности вызвало, уже с конца 80-х годов, всплеск травматизма на транспорте. Заметим, что крупные катастрофы, как уникальные явления, плохо укладываются в размеренные статистические данные. Обычно о них упоминают в «подвалах» примечаний (Табл. 6-12).

Табл. 6-12. Численность погибших в происшествиях с транспортными средствами в России

1) С 2009 г. — погибшие на месте дорожно-транспортного происшествия либо умершие от его последствий в течение 30 последующих суток, до 2009 г. — в течение 7 суток.

2) Катастрофы с участием железнодорожного транспорта, погибшие в которых учитываются по другим видам происшествий.

4 июня 1989 г. взрыв облака углеводородов от разгерметизировавшегося нефтепродуктопровода на перегоне Аша — Улу-Теляк под Уфой, в котором в этот момент оказались пассажирские поезда «Адлер — Новосибирск» и «Новосибирск — Адлер». Погибли 575 человек.

9 июня 1989 г. столкновение на железнодорожном переезде перегоне Каменская — Погорелово пассажирского поезда и рейсового автобуса. Погиб 31 человек.

26 сентября 1996 г. на железнодорожном переезде между Батайском и Сальском произошло столкновение тепловоза со школьным автобусом. Погибли 22 человека.

27 июня 1997 г. теракт в скором поезде «Юность» (Москва — Петербург). Погибли 5 человек.

5 декабря 2003 г. теракт в пригородном поезде «Кисловодск — Минеральные Воды. Погибли 47 человек.

24 декабря 2003 г. столкновение скорого поезда Владивосток — Новосибирск с грузовым автомобилем. Погибли 3 человека.

27 ноября 2009 г. крушение скоростного поезда «Невский экспресс» по причине теракта. Погибли 28 человек.

28 января 2010 г. столкновение на неохраняемом переезде перегона Новая Пустынь — Шелухово электровоза с рейсовым автобусом. Погибли 6 человек.

13 января 2011 г. столкновение на переезде в Иркутской области маневрового состава и бензовоза. Погибли 4 человека.

31 августа 1986 года потерпел крушение в 15 км от Новороссийска и 4 км от берега круизный лайнер «Адмирал Нахимов». Погибли 423 человека.

Особенно велико в стране число погибших на автодорогах. С 1988 г. ежегодное число погибших в дорожно-транспортных происшествиях (ДТП) не опускалось ниже уровня 25 тыс. В начале 1990-х в ДТП гибло более 35 тыс. чел. ежегодно. С 1995 г. положение несколько улучшилось, и число погибших до 2000 г. колебалось на уровне — 27-28 тыс. погибших в год, но затем оно опять подскочило до 35,6 тыс. погибших в 2003 г. К 2010 г. число погибших в ДТП снизилось до 26,6 тыс. человек. Динамика этого процесса представлена на Рис. 6-22.

Рис. 6-22. Число погибших в дорожно-транспортных происшествиях на автомобильных дорогах и улицах в РСФСР и РФ, на 100 тыс. населения

В реформы более чем в 5 раз сначала резко выросла, а затем постепенно снизилась аварийность на магистральном трубопроводном транспорте. В абсолютных величинах в среднем почти 70% всех аварий магистрального трубопроводного транспорта регистрировалось на газопроводах, но на них приходится и 70% протяженности всех магистралей. Динамика аварийности на магистральных трубопроводах выглядит так, как показано на Рис. 6-23.

Рис. 6-23. Аварийность на магистральных трубопроводах, количество зарегистрированных аварий на 1 трлн т-км грузооборота

Обычно обывателей будоражат через СМИ авариями на нефтепроводах. Образ нефтезагрязнения легче зафиксировать, сконструировать и донести к запуганной публике (замазученные пеликаны как образы более живучи, чем кратковременный газовый факел). Сегодня в РФ весьма актуальна угроза раскручивания спирали страха у населения перед авариями на магистральных трубопроводах, с которыми большинство никогда не сталкивалось. В советское время защит от этой угрозы не требовалось, наоборот, сведения об аварийности и травматизме были для служебного пользования — разжигать или подавлять техногенные страхи тогда было некому и ни к чему. Сегодня нужно представлять масштаб аварийности на трубопроводах, а не занижать их.

Согласно неоднократным публичным заявлениям официальных представителей естественной монополии ОАО «АК «Транснефть» за период 2000-2006 гг. объем транспортировки нефти увеличился в 1,5 раза — с 312,6 до 459,0 млн т соответственно. При этом, как утверждало в 2006 г. руководство компании, «количество аварий на магистральных нефтепроводах снизилось в 2,5 раза — с 0,1 аварии на 1 тыс. км нефтепроводов в 2000 году до 0,04 в 2006 году [в 2001 г. — 0,08, а в 2003-2006 стабильные 0,04]».

По данным Ростехнадзора интенсивность аварий на магистральных нефтепроводах (МН) за период 2000-2006 гг. составляла 2,7±0,8 аварий на 10 тыс. км в год, что в 5 раз хуже, чем озвучивалось представителями ОАО «АК «Транснефть». Даже если принимать в рассмотрение только технологические причины (т.е. без учета самовольных врезок, составлявших в те годы в среднем 60% всех причин аварий на МН), то аварийность по данным Ростехнадзора за 2002-2006 гг. составляла 0,95±0,12, а в 2006 г. — 1,2 аварии на 10 тыс, км в год, что все равно в 2-3 раза больше разглашенных данных ОАО «АК «Транснефть». И это при том, что в начале 2000-х было завершено строительство 312 км участка нефтепровода Баку-Тихорецк в обход территории Чеченской республики.

Подавляющая часть сегодняшней промышленной и транспортной инфраструктуры РФ была создана по сложившимся и планируемым канонам советские жизнеустройства. При проектировании промышленных и транспортных объектов не учитывались внешние угрозы антропогенного характера, такие как диверсии или самовольные врезки (с целью хищения и последующей загрузки мощностей разросшихся мини-НПЗ). Изменение социально-экономической действительности в РФ принесло не только блага магистральной свободы транспортирования нефти и нефтепродуктов, но и рост аварийности на трубопроводах из-за преступных внешних антропогенных воздействий. С точки зрения основного технологического предназначения бывший советский нефтепровод не отличается от российского. Изменилась его внешнее социально-экономическое окружение, проявились непроектные нагрузки и ответные аварии на них. Но аварийность новым менеджерам удобнее и приятнее фиксировать по-старому. Искусно создан причудливый гибрид, когда на «реформированном» нефтепроводе игнорируются «капиталистические» аварии и горделиво подсчитываются только «советские».

По данным Госгортехнадзора России и Ростехнадзора динамика аварийности на магистральных нефтепроводах в годы реформ была такой, как показано на Рис. 6-24.

Рис. 6-24. Аварийность на магистральных нефтепроводах, число зарегистрированных аварий на 10 тыс. км трубопроводов

Магистральный трубопроводный транспорт — важнейшее стратегическое звено экспортной цепочки отправок российских энергоносителей за рубеж. За ним следят внутри и вне новой России. Крупные промышленные аварии здесь все же случаются. Например, одна из последних произошла на нефтеперекачивающей станции «Конда» 22.08.2009 г., как официально установлено из-за досадного «обстоятельства непреодолимой силы малоизученного природного явления — грозовой разряд». Но российские СМИ быстро топят такие аварийные сообщения в информационном шуме — и правильно делают, иначе “дело труба” грозит всей РФ. Аварии на российских магистральных трубопроводах могут пошатнуть веру в энергетическую безопасность западных потребителей.

В годы деиндустриализации РФ магистральный трубопроводный транспорт пострадал не так сильно, как в целом отечественные промышленность, транспорт и энергетика. Возьмем магистральные нефте- и нефтепродуктопроводы. Как значимый вид транспорта создан в 1970-80 гг. Хотя грузооборот на нефте- и нефтепродуктопроводах к середине 1990-х ополовинился, в начале 2010-х его удалось восстановить на уровне начала 1980-х. С точки зрения потенциала промышленных опасностей ситуация в отечественном магистральном нефтепроводном транспорте улучшилась — при застывшей в новой РФ протяженности нефтепроводов, объемы перекачки сначала упали вдвое в конце 1990-х, а затем постепенно выросли до уровня конца 1970-х. Грузооборот восстанавливался быстрее за счет увеличения средних расстояний перекачки — платежеспособные потребители далековато обосновались. «Труба» работает как часы, да и аварии не часто беспокоят (вскрики ангажированных СМИ вяловаты, транспорт нефтегрузов не так резко задевают как нефтедобычу). Все же следят в РФ за угрозой крупных промышленных аварий на магистральных трубопроводах. В отличие от многих других отраслей здесь сохранены и укреплены научные институты, достигнуты значительные научные и практические результаты по внутритрубной диагностике мирового уровня. Есть еще чему поучиться в обеспечении безопасной эксплуатации у российских магистральных трубопроводчиков.

Заключение

В этом сборнике приведены данные о нескольких сотнях показателей состояния основных отраслей хозяйства и социальной жизни народной России. Вряд ли за скобками остались какие-то неведомые тайные параметры, дающие другую картину земной жизни нашей страны с середины прошлого века: от послевоенного восстановления 1940-1950-х к взлету созидания и строительства 1960-1970-х, затем перестройка застойного роста 1980-х, спуск и падение в переходе рыночных реформ 1990-х, контузия оживления в череде «кризисов» 2000-х и перманентное ожидание возрождения 2010-х в огнях табличек «выход здесь».

Откуда же взялся тот «праздник жизни» немногих, который многие наблюдают за экраном телеинтернет-мониторов, слышат в эфире и в рассказах успеха, ощущают послевкусием сластей, узнают по ноше на плечах и тяжести в желудке. Невидимая рука «рынка» позволила очарованным потребителям вкусить невиданные прежде образы товаров и услуг. За это ее целуют и холят, сносят пощечины, принимают подзатыльники. Чудес здесь немного. Теперь уже видимая рука «инвестиционного климата» не только придушила производство, но и залезла в карман будущего. Это хорошо видно при сравнении динамики изменений производимого и потребляемого вчера и сегодня в России, и вкладываемого в будущее нашей страны (Рис. 7-1).

Рис. 7-1. Индексы физического объема оборота розничной торговли, капиталовложений (инвестиций) и валового общественного (внутреннего) продукта в РСФСР и РФ (1970=1)

Хорошо видно, что в советский период страна опережала свое настоящее, Россия жила будущим: капиталовложения росли быстрее и производства, и потребления. Динамика этих важнейших показателей «накануне перестройки» не проявляла никаких признаков кризиса. К концу 1980-х задел на будущее был накоплен значительный. В 1990-е его удалось промотать на поддержание потребления на дореформенном уровне при спаде производства (в 2 раза) и особенно инвестиций (в 5 раз). Под градом реформ страна стала жить настоящим за счет прошлого. В томительном ожидании инвесторов потребители утратили терпение производителей. С 2000-х страна стала жить в настоящем за счет будущего. Утрачиваемое Россией будущее, то, что ей будет недоступно буквально завтра, уже хорошо видно по динамике инвестиций и изменению их структуры (Рис. 7-2).

Рис. 7-2. Индексы капитальных вложений в народное хозяйство РСФСР и инвестиций в основной капитал в РФ (в сопоставимых ценах, 1970=100)

За годы реформ 1991-2012 гг. недовложения в основной капитал РФ составили — 6,7 трлн долл. США. Это в 3,2 раза превышает объем ВВП России за 2012 г., или в 8,7 раз больше всех доходов консолидированного бюджета РФ и бюджетов государственных внебюджетных фондов в 2012 г. В контексте инвестиций из 22 лет новой России 9 лет испарились, пропали. Прожив более двух десятилетий, в настоящее и будущее сами вкладывали только 13 лет, а 9 лет проедали фонды из наследия, сужая наши горизонты. Если ВВП России с 2013 г. будет расти на 5% ежегодно, то всем дополнительным приростом можно заделать провал капиталоизъятий из новой России только через 25 лет. Инвестиционное будущее России уже отброшено реформами назад почти на полвека.

Как это происходило, каждый сам может посмотреть на графиках ключевых статистических показателей хозяйства и жизни нашей страны, которые даны в Приложениях без комментариев. Это — не комиксы, и не трагиксы. Это необходимое знание для поиска ответа на вызов времени и удержания пространства цивилизации Россия. Жанр белой книги таков, что ответ в ней уже записан, но «белыми белилами» междустрочий. Как только начнем хотя бы бормотать проступающий «белый» ответ, найдутся и объявятся ответственные и за Родину, и перед Отечеством. Эта белая книга для них. Для нас.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Графики к Главе 1. Население

Граф. 1-1. Население России в пределах РСФСР и РФ, млн чел. (на начало года)

Граф. 1-2. Доля городского населения в России, %

Граф. 1-3. Абсолютный миграционный прирост населения России за годы реформы, тыс. человек в год

Граф. 1-4. Абсолютная естественная убыль населения России за годы реформы, тыс. чел. в год

Граф. 1-5. Естественный прирост (+), убыль (-) населения РСФСР и РФ, на 1000 человек в год

Граф. 1-6. Рождаемость и смертность в РСФСР и РФ (на 1 тыс. населения)

Граф. 1-7. Смертность мужчин трудоспособного возраста в РСФСР и РФ (на 1 тыс. человек соответствующего возраста)

Граф. 1-8. Чистый коэффициент воспроизводства населения в РСФСР и РФ

Граф. 1-9. Чистый коэффициент воспроизводства городского и сельского населения в РСФСР и РФ

Граф. 1-10. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении в РСФСР и РФ, число лет

Граф. 1-11. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении горожан и селян в РСФСР и РФ, число лет

Граф. 1-12. Обеспеченность населения врачами и средним медицинским персоналом в РСФСР и РФ, в расчете на 10 тыс. человек населения

Граф. 1-13. Число больничных коек в РСФСР и РФ на 10 тыс. человек населения

Граф. 1-14. Число больничных коек в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 1-15. Ввод в действие больниц в РСФСР и РФ, тыс. коек (до 1955 г. среднегодовые величины по пятилеткам)

Граф. 1-16. Число больничных и врачебных амбулаторно-поликлинических учреждений в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 1-17. Ввод в действие амбулаторно-поликлинических учреждений в РСФСР и РФ, тыс. посещений в смену

Граф. 1-18. Мощность амбулаторно-поликлинических учреждений в РСФСР и РФ, тыс. посещений в смену

Граф. 1-19. Мощность амбулаторно-поликлинических учреждений в РСФСР и РФ, число посещений в смену на 10 тыс. чел

Граф. 1-20. Заболеваемость активным туберкулезом в РСФСР и РФ. Выявлено больных впервые в жизни с установленным диагнозом (на 100 тыс. человек населения)

Граф. 1-21. Заболеваемость сифилисом в РСФСР и РФ (выявлено больных впервые в жизни на 100 тыс. населения)

Граф. 1-22. Производство отдельных видов лекарственных препаратов в РСФСР и РФ, тонн 1 — салициловые препараты; 2 — сульфаниламидные препараты

Граф. 1-23. Выпуск антибиотиков и витаминов в РСФСР и РФ, тонн: 1 — антибиотики; 2 — витамины

Граф. 1-24. Производство наркозно-дыхательных аппаратов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 1-25. Число детских оздоровительных учреждений (тыс., правая шкала) и численность детей в детских оздоровительных учреждениях (тыс. человек, левая шкала) в РСФСР и РФ

Граф. 1-26. Ввод в действие детских дошкольных учреждений в РСФСР и РФ, тыс. мест

Граф. 1-27. Число постоянных дошкольных учреждений (тыс., левая шкала) и численность в них детей (млн, правая шкала) в РСФСР и РФ

Граф. 1-28. Обеспеченность детей постоянными дошкольными учреждениями (1), в процентах от численности детей соответствующего возраста (левая шкала) и число детей, приходящихся на 100 мест в дошкольных учреждениях (2 — правая шкала) в РСФСР и РФ

Граф. 1-29. Число мест в санаторно-курортных организациях и организациях отдыха (без одно-двухдневных) в РСФСР и РФ, тыс. коек (мест)

Граф. 1-30. Ввод в действие санаториев в РСФСР и РФ, тыс. коек

Граф. 1-31. Число мест (в т.ч. взросл. и детск.) в санаториях круглосуточного пребывания и пансионатов с лечением в РСФСР и РФ, тыс. коек (мест)

Граф. 1-32. Число мест в санаториях-профилакториях в РСФСР и РФ, тыс. коек (мест)

Граф. 1-33. Число мест в домах отдыха (без одно-двухдневных) и пансионатах в РСФСР и РФ, тыс. коек (мест)

Граф. 1-34. Число мест в базах отдыха РСФСР и РФ, тыс. коек (мест)

Граф. 1-35. Число мест в турбазах РСФСР и РФ, тыс. коек (мест)

Граф. 1-36. Число браков в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 1-37. Число браков в РСФСР и РФ, на 1000 человек населения

Граф. 1-38. Разность между числом браков и числом разводов в РСФСР и РФ, на 1000 человек населения

Граф. 1-39. Суммарный коэффициент рождаемости в РСФСР и РФ, среднее число детей, рожденных женщиной за свою жизнь

Граф. 1-40. Суммарный коэффициент городской и сельской рождаемости в РСФСР и РФ, среднее число детей, рожденных женщиной за свою жизнь

Граф. 1-41. Число женских консультаций, детских поликлиник И амбулаторий в РСФСР И РФ, тыс. (с 2010 г. изменилась методика Минздравсоцразвития России по учету этих учреждений)

Граф. 1-42. Число фельдшерско-акушерских пунктов в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 1-43. Число коек (врачебных и акушерских) для беременных женщин и рожениц в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 1-44. Состояние здоровья новорожденных в РСФСР и РФ: родилось детей больными, в % от числа родившихся

Граф. 1-45. Состояние здоровья рожениц в РСФСР и РФ: из числа закончивших беременность страдали анемией, %

Граф. 1-46. Число абортов в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 1-47. Число абортов в РСФСР и РФ, на 100 родов

Граф. 1-48. Число домов ребенка (левая шкала) и численность детей в них (тыс., правая шкала) в РСФСР и РФ

Граф. 1-49. Число детских домов (левая шкала) и численность детей в них (тыс., правая шкала) в РСФСР и РФ

Граф. 1-50. Число детских домов-школ (левая шкала) и численность детей в них (тыс., правая шкала) в РФ

Граф. 1-51. Число домов-интернатов для детей (левая шкала) и численность детей в них (тыс., правая шкала) в РСФСР и РФ

Граф. 1-52. Число школ-интернатов общего типа (левая шкала) и численность детей в них (тыс., правая шкала) в РСФСР и РФ

Граф. 1-53. Число школ-интернатов для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (левая шкала) и численность детей в них (тыс., правая шкала) в РСФСР и РФ

Граф. 1-54. Число школ-интернатов для детей с ограниченными возможностями здоровья (левая шкала) и численность детей в них (тыс., правая шкала) в РСФСР и РФ

Граф. 1-55. Число школ-интернатов для детей-сирот с ограниченными возможностями здоровья (левая шкала) и численность детей в них (тыс., правая шкала) в РСФСР и РФ

Граф. 1-56. Численность детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, находящихся на воспитании в семьях и в интернатах, в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 1-57. Выявлено и учтено детей и подростков, оставшихся без попечения родителей в РСФСР и РФ, (с учетом (1) и без учета (2) детей, оставшихся не устроенными к началу отчетного года)

Граф. 1-58. Число домов (дворцов) пионеров и школьников в РСФСР и РФ, художественных центров, дворцов и домов в РФ

Граф. 1-59. Число станций юных техников в РСФСР и РФ, центров (клубы, дома) технического творчества, станций юных техников в РФ

Граф. 1-60. Число станций юных натуралистов в РСФСР и РФ, эколого-биологических центров, станции (дома) юных натуралистов в РФ

Граф. 1-61. Число станций юных туристов и самостоятельных туристских баз в РСФСР и РФ, центров детского и юношеского туризма и экскурсий, станций (дома, базы) юных туристов в РФ

Граф. 1-62. Число загородных оздоровительных лагерей в РСФСР и РФ

Граф. 1-63. Число детско-юношеских спортивных школ в РСФСР и РФ

Граф. 1-64. Число детских школ искусств, музыкальных и художественных школ в РСФСР и РФ

Граф. 1-65. Заболеваемость подростков в возрасте 15-17 лет сифилисом в РСФСР и РФ (выявлено больных на 100 000 населения)

Граф. 1-66. Число коек для больных детей в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 1-67. Число коек для больных детей в РСФСР и РФ, на 10000 детей

Граф. 1-68. Число мест в домах-интернатах в РСФСР и РФ тыс. мест, для престарелых и инвалидов взрослых (левая шкала) и для инвалидов-детей (правая шкала)

Граф. 1-69. Число мест в домах-интернатах для престарелых и инвалидов в РСФСР и РФ, всего тыс. мест (левая шкала) и мест на 10000 населения (правая шкала)

Граф. 1-70. Потребление электроэнергии на душу населения в РСФСР и РФ, тыс. кВт-час

Граф. 1-71. Индексы валового общественного (до 1990 г.) и внутреннего продукта на душу населения в РСФСР и РФ (1950=1)

Граф. 1-72. Индексы «инвестиций в человеческий капитал» населения РСФСР и РФ (1970=100): капитальные вложения в коммунальное строительство, здравоохранение, образование, науку, культуру, искусство и прочее (до 1990 г.), а так же инвестиции в коммунальные услуги, здравоохранение, образование, науку, отдых и развлечения, культуру, спорт и прочее (с 1991 г.), в сопоставимых ценах

Графики к Главе 2. Производство и потребление продуктов питания в РСФСР и РФ

Граф. 2-1. Потребление молока и молочных продуктов в РСФСР и РФ (в пересчете на молоко) на душу населения в год, кг

Граф. 2-2. Доля импорта молока и молочных продуктов в их товарных ресурсах в РСФСР и РФ, %

Граф. 2-3. Производство молока в хозяйствах всех категорий в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 2-4. Производство цельномолочной продукции в РСФСР и РФ (в пересчете на молоко), млн т

Граф. 2-5. Производство масла животного в РСФСР и РФ, тыс. т

Граф. 2-6. Производство животного масла в Вологодской области в РСФСР и РФ и в целом по РФ масла наименования «Вологодское», тыс. т.

Граф. 2-7. Розничная продажа масла животного в РСФСР и РФ, тыс. т.

Граф. 2-8. Производство маргариновой продукции и майонеза в РСФСР и РФ, тыс. т.

Граф. 2-9. Производство растительного масла в РСФСР и РФ, тыс. т

Граф. 2-10. Потребление масла растительного в РСФСР и РФ в расчете на душу населения, кг

Граф. 2-11. Потребление мяса и мясопродуктов в РСФСР и РФ (в пересчете на мясо, без субпродуктов II категории и жира-сырца) на душу населения в год, кг

Граф. 2-12. Доля импорта мяса и мясных продуктов в их товарных ресурсах в РСФСР и РФ, %

Граф. 2-13. Производство скота и птицы на убой (мясо всех аидов в убойном весе) в хозяйствах всех категорий в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 2-14. Производство свинины (в убойном весе) в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 2-15. Производство мяса птицы в РСФСР и РФ (в убойном весе), млн т

Граф. 2-16. Производство мясных изделий в РСФСР и РФ, тыс. т. 1 — колбасные изделия; 2 — мясные полуфабрикаты

Граф. 2-17. Производство яиц в РСФСР и РФ (в хозяйствах всех категорий), млрд шт.

Граф. 2-18. Потребление яиц в расчете на душу населения в РСФСР и РФ, штук

Граф. 2-19. Улов рыбы и добыча других морепродуктов в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 2-20. Потребление рыбы и рыбопродуктов на душу населения в РСФСР и РФ в год, кг

Граф. 2-21. Производство сахара-песка в РСФСР и РФ, тыс. т

Граф. 2-22. Производство сахара-рафинада и РФ, тыс. т

Граф. 2-23. Потребление в РСФСР и РФ сахара на душу населения в год, кг

Граф. 2-24. Производство сахаристых кондитерских изделий в РСФСР и РФ, тыс. т

Граф. 2-25. Производство кондитерских изделий в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 2-26. Производство хлеба в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 2-27. Потребление хлебных продуктов (хлеб и макаронные изделия в пересчете на муку, мука, крупа и бобовые) в расчете на душу населения в РСФСР и РФ, кг

Граф. 2-28. Производство макаронных изделий (1, левая шкала) и крупы (2, правая шкала) в РСФСР и РФ, тыс. т

Граф. 2-29. Потребление картофеля в расчете на душу населения в РСФСР и РФ, кг

Граф. 2-30. Производство фруктов сушеных в РСФСР и РФ, т

Граф. 2-31. Производство (1) и продажа (2) водки и ликеро-водочных изделий (в натуральном выражении) в РСФСР и РФ, млн дкл

Граф. 2-32. Розничная продажа (1) вина (без шампанского) и производство (2) вина в РСФСР и РФ, млн дкл

Граф. 2-33. Производство (1) и продажа (2) пива в РСФСР и РФ (в натуральном выражении), млн дкл

Граф. 2-34. Производство кваса в РСФСР и РФ, млн дкл (с 2009 г. — напитки квасные)

Граф. 2-35. Производство и продажа папирос и сигарет в РСФСР и РФ, млрд шт.

Граф. 2-36. Производство консервов в РСФСР и РФ, млн условных банок

Граф. 2-37. Потребление овощей и продовольственных бахчевых культур в расчете на душу населения в РСФСР и РФ, кг

Граф. 2-38. Потребление фруктов и ягод в расчете на душу населения в РСФСР и РФ, кг

Граф. 2-39. Доля импорта овощей, продовольственных бахчевых культур и картофеля в их товарных ресурсах в РСФСР и РФ, %

Граф. 2-40. Индекс инвестиции в основной капитал торговли и общепита в РСФСР и РФ (в сопоставимых ценах, 1970 = 100)

Графики к Главе 3. Реформа и благосостояние населения России

Граф. 3-1. Расслоение населения по денежным доходам в РСФСР и РФ: фондовый коэффициент дифференциации

Граф. 3-2. Индексы среднедушевых денежных доходов населения в отдельных регионах РСФСР и РФ (среднероссийский уровень принят за 100): 1 — Москва; 2 — Томская обл.; 3 — Нижегородская обл.

Граф. 3-3. Отношение среднемесячной начисленной заработной платы в РСФСР и РФ к среднероссийскому уровню (в %): 1 — образование; 2 — наука и научное обслуживание; 3 — кредитование, финансы, страхование

Граф. 3-4. Отношение среднемесячной начисленной заработной платы в РСФСР и РФ к среднероссийскому уровню (в %): 1 — сельское хозяйство; 2 — управление; 3 — кредитование, финансы, страхование

Граф. 3-5. Жилищный фонд в РСФСР и РФ, общая площадь жилых помещений в городской и сельской местности, млн кв. м

Граф. 3-6. Городской жилищный фонд в РСФСР и РФ, общая площадь жилых помещений в городской местности, млн кв.

Граф. 3-7. Сельский жилищный фонд в РСФСР и РФ, общая площадь жилых помещений в сельской местности, млн кв. м

Граф. 3-8. Ввод в действие жилых домов в РСФСР и РФ, млн кв. м общей площади

Граф. 3-9. Ввод в действие жилых домов жилищно-строительными кооперативами в РСФСР и РФ, млн кв. м общей площади

Граф. 3-10. Число и средний размер построенных квартир в РСФСР и РФ, тыс. (левая шкала) и кв. м (правая шкала)

Граф. 3-11. Средний размер построенных квартир в РСФСР и РФ, кв. м 1 — РСФСР, РФ в целом; 2 — Москва и Московская обл.; 3 — Центральный федеральный округ за исключением Москвы и Московской области

Граф. 3-12. Ввод в действие жилых домов, в % к 1985 году:

Граф. 3-13. Капитально отремонтировано жилых домов в РСФСР и РФ, млн м2

Граф. 3-14. Ветхий и аварийный жилищный фонд в РСФСР и РФ, млн м2 (данные за 2002-2004 гг. взяты из заявлений официальных лиц)

Граф. 3-15. Аварийный жилищный фонд в РСФСР и РФ, млн м2

Граф. 3-16. Число погибших при пожарах в СССР, РСФСР и РФ, чел. (источники данных: ГПС и МЧС России, а также А.К. Микеев. Пожар, социльные, экономические проблемы. — М.: Пожнаука, 1994. — 586 с.)

Граф. 3-17. Индексы розничного товарооборота на душу населения в регионах России, (РФ=100): 1 — Москва; 2 — Санкт-Петербург; 3 — Ивановская обл.; 4 — Дагестан; 5 — Волгоградская обл.

Граф. 3-18. Индекс объема платных услуг населению в РСФСР и РФ (1980=100)

Граф. 3-19. Покупка телевизоров РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 3-20. Покупка стиральных машин в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 3-21. Продажа потребительских товаров длительного использования в РСФСР и РФ, тыс. штук: 1 — легковые автомобили; 2 — велосипеды и мопеды

Граф. 3-22. Наличие собственных легковых автомобилей на 1000 населения в РСФСР и РФ (на конец года; шт.): 1 — Российская Федерация; 2 — Москва; 3 — Брянская обл.

Граф. 3-23. Обеспеченность населения телевизорами в РСФСР и РФ

Граф. 3-24. Обеспеченность населения радиоприемниками в РСФСР и РФ

Граф. 3-25. Обеспеченность населения магнитофонами в РСФСР и РФ

Граф. 3-26. Обеспеченность населения холодильниками в РСФСР и РФ

Граф. 3-27. Обеспеченность населения стиральными машинами в РСФСР и РФ

Граф. 3-28. Обеспеченность населения пылесосами в РСФСР и РФ

Граф. 3-29. Обеспеченность населения бытовыми швейными машинами в РСФСР и РФ

Граф. 3-30. Обеспеченность населения фотоаппаратами и часами в РСФСР и РФ

Граф. 3-31. Обеспеченность населения РФ бытовой техникой, на 100 семей

Граф. 3-32. Обеспеченность населения велосипедами в РСФСР и РФ

Граф. 3-33. Обеспеченность населения мотоциклами в РСФСР и РФ

Граф. 3-34. Обеспеченность населения легковыми автомобилями в РСФСР и РФ

Граф. 3-35. Перевозки пассажиров железнодорожным транспортом междугородного сообщения в РСФСР и РФ, млн человек

Граф. 3-36. Перевозки пассажиров железнодорожным транспортом пригородного сообщения в РСФСР и РФ, млн человек

Граф. 3-37. Перевозки пассажиров воздушным транспортом в РСФСР и РФ, млн чел.

Граф. 3-38. Перевозки пассажиров воздушным транспортом в РСФСР и РФ, млн чел.: 1 — всего; 2 — внутренние рейсы; 3 — зарубежные рейсы

Граф. 3-39. Пассажирооборот воздушного транспорта, млрд пасс-км

Граф. 3-40. Пассажирооборот морского транспорта общего пользования в РСФСР и РФ, млрд пассажиро-км

Граф. 3-41. Пассажирооборот внутреннего водного транспорта общего пользования в РСФСР и РФ, млрд пассажиро-км

Граф. 3-42. Пассажирооборот автобусного транспорта РСФСР и РФ, млрд пассажиро-км

Граф. 3-43. Производство троллейбусов в РСФСР и РФ, шт.

Граф. 3-44. Перевозки пассажиров троллейбусами (млн чел., левая шкала) и парк троллейбусов (тыс., правая шкала) в РСФСР и РФ

Граф. 3-45. Число автобусов общего пользования в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 3-46. Пассажирооборот таксомоторного транспорта в РСФСР и РФ, млрд пассажиро-км

Граф. 3-47. Отправление писем и число почтовых ящиков в РСФСР и РФ: 1 — отправление писем, млрд (левая шкала); 2 — число почтовых ящиков, тыс. (правая шкала)

Граф. 3-48. Отправление телеграмм в РСФСР и РФ, млн шт.

Граф. 3-49. Отправка газет и журналов в РСФСР и РФ, млрд

Граф. 3-50. Отправление почты авиационным транспортом в РСФСР и РФ, тыс. тонн

Граф. 3-51. Развитие телефонной сети в РСФСР и РФ: 1 — число телефонных аппаратов телефонной сети общего пользования, млн (левая шкала); 2 — предоставлено междугородных и международных телефонных разговоров, млн (правая шкала)

Граф. 3-52. Развитие мобильной связи в РФ

Граф. 3-53. Среднегодовая численность работников в розничной торговле и общественном питании в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 3-54. Тираж изданных книг и брошюр в РСФСР и РФ, млн экз.

Граф. 3-55. Тираж журналов в РСФСР и РФ, млн экз.

Граф. 3-56. Годовой тираж газет в РСФСР и РФ, млрд экз.

Граф. 3-57. Выпуск журналов на татарском языке в РСФСР и РФ, млн экз.

Граф. 3-58. Выпуск художественных фильмов в РСФСР и РФ, шт.

Граф. 3-59. Посещение театров в РСФСР и РФ, млн человек

Граф. 3-60. Численность учителей в общеобразовательных школах в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 3-61. Численность учащихся в общеобразовательных школах в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 3-62. Приходится учеников на одного учителя в общеобразовательных школах в РСФСР и РФ

Граф. 3-63. Выпуск квалифицированных рабочих в системе начального профессионального обучения в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 3-64. Динамика выпуска специалистов высшими учебными заведениями России, тыс. человек: 1 — физико-математические и естественнонаучные специальности; 2 — гуманитарно-социальные специальности, экономика и управление

Граф. 3-65. Число умерших от случайных отравлений алкоголем в РСФСР и РФ, тыс. за год

Граф. 3-66. Число зарегистрированных случаев разбоя и грабежа в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 3-67. Число смертей от внешних причин, (убийств и самоубийств, отравлений, травм и др.) в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 3-68. Число смертей от убийств в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 3-69. Численность работников организаций и занятых в народном хозяйстве РСФСР и экономике и РФ, млн

Граф. 3-70. Численность работников организаций и занятых в сельском хозяйстве РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 3-71. Численность работников организаций и занятых в народном хозяйстве РСФСР и экономике и РФ, млн) до 1990 г. включая принимавших участие а работах колхозов (без рыболовецких)

Граф. 3-72. Численность занятых вне организаций в народном хозяйстве РСФСР и в экономике РФ, млн

Граф. 3-73. Среднегодовая численность работников, занятых в строительстве в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 3-74. Среднегодовая численность промышленно-производственного персонала и работников промышленных организаций в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 3-75. Численность врачей в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 3-76. Численность среднего медицинского персонала в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 3-77. Численность стоматологов и зубных врачей в РСФСР и РФ. тыс.

Граф. 3-78. Среднегодовая численность занятых финансовой деятельностью в РСФСР и РФ тыс. чел.: 1 — финансы, кредит, страхование; 2 — финансовая деятельность

Граф. 3-79. Индексы капитальных вложений в народное хозяйство РСФСР и инвестиций в основной капитал в РФ (в сопоставимых ценах, 1970-100)

Граф. 3-80. Индексы физического объема оборота розничной торговли, капиталовложений (инвестиций) и валового общественного (внутреннего) продукта в РСФСР и РФ, 1970=1

Графики к Главе 4. Промышленность и строительство в РСФСР и РФ

Граф. 4-1. Объем производства промышленной продукции в РСФСР и РФ (в сопоставимых ценах, 1980=100)

Граф. 4-2. Численность рабочих в промышленности РСФСР и РФ, млн

Граф. 4-3. Численность промышленных рабочих (1), промышленно-производственного персонала (2) и работников промышленных организаций (3) в РСФСР и РФ, млн

Граф. 4-4. Инвестиции в основной капитал промышленности РСФСР и РФ, в сопоставимых ценах (1970 = 100)

Граф. 4-5. Степень износа основных фондов в РСФСР и РФ, на конец года %: 1 — промышленности, (после 2004 г. этот показатель не публикуется); 2 — в добыче полезных ископаемых, обрабатывающих производствах, производстве и распределении электроэнергии, газа и воды

Граф. 4-6. Электроэнергетика в РСФСР и РФ: 1 — производство электроэнергии, млрд кВт-час (левая шкала); 2 — среднегодовая численность промышленно-производственного персонала (до 2004 г.) и численность работников организаций, по виду деятельности «Производство, передача и распределение электроэнергии» (2005-2012 гг.), тыс. человек (правая шкала)

Граф. 4-7. Производительность труда в электроэнергетике РСФСР и РФ, выработка электроэнергии в млн кВт-час на 1 работника промышленно-производственного персонала (до 2004 г.) и на 1 работника в производстве, передаче и распределении электроэнергии (2005-2012 гг.)

Граф. 4-8. Коэффициенты обновления (ввод в действие) основных фондов (в сопоставимых ценах), %: 1 — в электроэнергетике РСФСР и РФ; 2 — в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды в РФ

Граф. 4-9. Ввод в действие электростанций в РСФСР и РФ по пятилеткам, млн кВт

Граф. 4-10. Потребление электроэнергии в РСФСР и РФ, млрд кВт-час

Граф. 4-11. Добыча нефти в Российской империи, СССР и в странах на территории бывш. СССР, млн т.

Граф. 4-12. Добыча нефти в Российской империи и в СССР (1860-1950 гг.), млн т.

Граф. 4-13. Добыча нефти (включая газовый конденсат) в РСФСР и РФ, млн т.

Граф. 4-14. Нефтедобывающая промышленность в РСФСР и РФ: — объем добычи нефти (включая газовый конденсат), млн т. (левая шкала); 2 — число занятых в отрасли, тыс. чел. (правая шкала)

Граф. 4-15. Производительность труда в нефтедобывающей промышленности в РСФСР и РФ, т добытой нефти на 1 занятого

Граф. 4-16. Доля переработки на тонну добытой нефти в РСФСР и РФ, %

Граф. 4-17. Первичная переработка нефти в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 4-18. Глубина переработки нефти в РСФСР и РФ, %

Граф. 4-19. Производительность труда в нефтепереработке РСФСР и РФ, тыс. тонн нефти на работника промышленно-производственного персонала

Граф. 4-20. Уровень использования среднегодовой производственной мощности в первичной переработке нефти в РСФСР и РФ, %

Граф. 4-21. Производство автомобильного бензина в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 4-22. Производство дизельного топлива в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 4-23. Производство топочного мазута в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 4-24. Внутреннее потребление нефти и нефтепродуктов в РСФСР и РФ, на душу населения, кг

Граф. 4-25. Доля основных топливно-энергетических ресурсов, остающихся для внутреннего потребления в РСФСР и РФ, в % от добычи

Граф. 4-26. Внутреннее потребление нефти и нефтепродуктов, каменного угля и природного газа в РСФСР и РФ, (тонн, тыс. куб. м) на душу населения

Граф. 4-27. Глубокое разведочное бурение на нефть и газ в РСФСР и РФ, тыс. м

Граф. 4-28. Добыча естественного газа (вместе с нефтяным) в РСФСР и РФ, млрд куб. м

Граф. 4-29. Ввод в действие мощностей по добыче угля за счет строительства новых, расширения и реконструкции действующих предприятий в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 4-30. Добыча угля в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 4-31. Численность шахтеров и число шахт в РСФСР и РФ

Граф. 4-32. Производительность труда в подземной добыче угля в РСФСР и РФ

Граф. 4-33. Производительность труда рабочих по добыче угля в РСФСР и РФ, тонн

Граф. 4-34. Количество зарегистрированных аварий в угольных шахтах в РСФСР и РФ

Граф. 4-35. Удельная смертность в подземной добыче угля в РСФСР и РФ, чел. на млн т добычи

Граф. 4-36. Смертность шахтеров в угольных шахтах РСФСР и РФ, на 10 тыс. рабочих по добыче угля

Граф. 4-37. Добыча железной руды в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 4-38. Производство чугуна в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 4-39. Производство стали в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 4-40. Выплавка кислородно-конвертерной стали в РСФСР и РФ, тыс. тонн

Граф. 4-41. Выплавка электростали в РСФСР и РФ, тыс. тонн

Граф. 4-42. Производство готового проката черных металлов в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 4-43. Отношение производства готового проката к выплавке стали, %

Граф. 4-44. Производство экономичных видов металлопродукции в РСФСР и РФ, тыс. т: 1 — сортовой холоднотянутый прокат, вкл. подшипниковый; 2 — прутки холоднотянутые из железа и нелегированной стали

Граф. 4-45. Производство экономичных видов металлопродукции в РСФСР и РФ, тыс. т: 1 — прокат с упрочняющей термической обработкой (после 2009 г. показатель не публикуется); 2 — прокат плоский холоднокатаный с покрытиями из стали (кроме нержавеющей и быстрорежущей) шириной не менее 600 мм

Граф. 4-46. Производство рельсов железнодорожных широкой колеи В РСФСР и РФ, тыс. т (с 2009 г. включая токоведущие рельсы с деталями из цветных металлов)

Граф. 4-47. Производство металлокорда в РСФСР и РФ, тыс. т (после 2009 г. данные не публикуются)

Граф. 4-48. Производство упрочненной сортовой арматурной стали в РСФСР и РФ, тыс. т (после 2009 г. данные не публикуются)

Граф. 4-49. Производство стальных труб в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 4-50. Производство труб высокопрочных в РСФСР и РФ, тыс. т: 1 — нефтяного сортамента (левая шкала); 2 — бурильных, обсадных и насосно-компрессорных (правая шкала)

Граф. 4-51. Производство синтетических смол и пластических масс в РСФСР и РФ, тыс. т

Граф. 4-52. Производство стеклопластиков и изделий из них в РСФСР и РФ, тыс. т

Граф. 4-53. Индексы производства основных видов цветных металлов в РСФСР и РФ: медь рафинированная, свинец и цинк необработанные (1989=100)

Граф. 4-54. Индексы производства продукции алюминиевой промышленности в РСФСР и РФ (1989=100)

Граф. 4-55. Индексы производства никеля и никелевого проката в РСФСР и РФ (1994=100)

Граф. 4-56. Индексы добычи золота в РСФСР и РФ (1991=100)

Граф. 4-57. Индекс производства в машиностроении и металлообработке РСФСР и РФ (1975 = 100)

Граф. 4-58. Среднегодовая численность работников организаций в машиностроении (сумма работников подотраслей «производство машин и оборудования», «производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования», «производство транспортных средств и оборудования») в РСФСР и РФ, млн человек

Граф. 4-59. Производство подшипников качения в РСФСР и РФ, млн шт.

Граф. 4-60. Производство паровых котлов производительностью свыше 10 т пара/час в РСФСР и РФ, тыс. т пара/час

Граф. 4-61. Производство турбин в РСФСР и РФ, млн кВт

Граф. 4-62. Производство электрических машин крупных в РСФСР и РФ, тыс. шт. (после 2009 г. данные Росстатом не публикуются)

Граф. 4-63. Производство дизелей и дизель-генераторов в РСФСР и РФ, 1 — тыс. шт. (левая шкала); 2 — тыс. МВт (правая шкала)

Граф. 4-64. Производство экскаваторов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-65. Производство башенных кранов грузоподъемностью 5 т и выше в РСФСР и РФ, шт.

Граф. 4-66. Доля башенных кранов с истекшим сроком службы в общем количестве машин, %

Граф. 4-67. Производство кранов на автомобильном ходу в РСФСР и РФ, шт.

Граф. 4-68. Доля автокранов с истекшим сроком службы в общем количестве машин, %

Граф. 4-69. Производство бульдозеров в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-70. Доля бульдозеров с истекшим сроком службы в общем количестве машин, %

Граф. 4-71. Производство автогрейдеров в РСФСР и РФ, шт.

Граф. 4-72. Доля автогрейдеров с истекшим сроком службы в общем количестве машин, %

Граф. 4-73. Производство тракторов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-74. Доля строительных тракторов с истекшим сроком службы в общем количестве машин, %

Граф. 4-75. Производство кранов мостовых электрических (включая специальные) в РСФСР и РФ, шт.

Граф. 4-76. Производство легковых автомобилей в РСФСР и РФ, тыс, штук

Граф. 4-77. Производство грузовых автомобилей в РСФСР и РФ, тыс. штук

Граф. 4-78. Производство автобусов в РСФСР и РФ, тыс. штук

Граф. 4-79. Выпуск зерноуборочных комбайнов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-80. Выпуск картофелеуборочных комбайнов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-81. Выпуск кормоуборочных комбайнов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-82. Производство сельхозтехники в РСФСР и РФ: тракторные плуги, тыс. шт.

Граф. 4-83. Производство сельхозтехники в РСФСР и РФ: культиваторы тракторные, тыс. шт.

Граф. 4-84. Производство сельхозтехники в РСФСР и РФ: сеялки тракторные (без туковых), тыс. шт.

Граф. 4-85. Производство сельхозтехники в РСФСР и РФ: косилки тракторные (без косилок-измельчителей), тыс. шт.

Граф. 4-86. Производство сельхозтехники в РСФСР и РФ: доильные установки, тыс. шт.

Граф. 4-87. Глубокое разведочное бурение на химическое сырье, минеральные и термальные воды в РСФСР и РФ, тыс. м

Граф. 4-88. Производство бурового оборудования в РСФСР и РФ: 1 — турбобуры, тыс. секций (после 2009 г. данные Росстатом не публикуются); 2 — установки буровые для эксплуатационного и глубокого разведочного бурения, тыс. комплектов

Граф. 4-89. Рабочий парк грузовых (1) и грузовых груженых (2) железнодорожных вагонов в России (среднем в сутки), тыс. штук

Граф. 4-90. Производство грузовых магистральных вагонов в РСФСР и РФ, тыс. штук

Граф. 4-91. Производство пассажирских вагонов в РСФСР и РФ, шт.

Граф. 4-92. Производство вагонов метрополитена в РСФСР и РФ, шт.

Граф. 4-93. Производство локомотивов в РСФСР и РФ, магистральных тепловозов (тыс. секций) и электровозов (шт.)

Граф. 4-94. Производство металлорежущих станков в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-95. Производство металлорежущих станков с ЧПУ в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-96. Производство автоматических и полуавтоматических линий для металлообработки и машиностроения в РСФСР и РФ, комплектов (после 2009 г. показатель Росстатом не публикуется)

Граф. 4-97. Производство кузнечно-прессовых машин в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-98. Производство прядильных машин в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-99. Производство ткацких станков в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-100. Производство телевизоров в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-101. Производство серной кислоты в моногидрате в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 4-102. Производство кальцинированной соды в РСФСР и РФ, тыс. т

Граф. 4-103. Производство минеральных удобрений (в пересчете на 100% питательных веществ) в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 4-104. Поставка (продажа) минеральных удобрений сельскому хозяйству (организациям) в РСФСР и РФ (в пересчете на 100% питательных веществ), млн т

Граф. 4-105. Производство каустической соды в РСФСР и РФ, тыс. т

Граф. 4-106. Производство автомобильных покрышек в РСФСР и РФ, млн шт.

Граф. 4-107. Производство химических средств защиты растений в РСФСР и РФ в 100%-ном исчислении по действующему началу, тыс. т.

Граф. 4-108. Производство кормового микробиологического белка в РСФСР и РФ, тыс. т товарного продукта

Граф. 4-109. Производство синтетических волокон и нитей в РСФСР и РФ, тыс. т.

Граф. 4-110. Производство тканей всех видов в РСФСР и РФ, млн м2

Граф. 4-111. Производство хлопчатобумажных тканей в РСФСР и РФ, млн м

Граф. 4-112. Производство льняных тканей в РСФСР и РФ, млн м2

Граф. 4-113. Производство тканей в РСФСР и РФ, млн м2: 1 — шерстяные ткани; 2 — шелковые ткани

Граф. 4-114. Производство ковров и ковровых изделий в РСФСР и РФ, млн м2

Граф. 4-115. Производство кожтоваров в РСФСР и РФ, млн дм 1 — хромовые кожтовары; 2 — юфтевые кожтовары

Граф. 4-116. Производство обуви в РСФСР и РФ, млн пар

Граф. 4-117. Производство детской и спортивной обуви в РСФСР и РФ, млн пар: 1 — обувь до 24 размера включительно (левая шкала); 2 — обувь спортивная (правая шкала)

Граф. 4-118. Производство валяной и резиновой обуви в РСФСР и РФ, млн пар: 1 — валяная и фетровая обувь; 2 — резиновая обувь

Граф. 4-119. Производство детских платьев, сорочек и костюмов в РСФСР и РФ, млн шт.: 1 — платья; 2 — сорочки верхние; 3 — костюмы

Граф. 4-120. Производство детских трикотажных изделий в РСФСР и РФ, млн шт.

Граф. 4-121. Производство детских пальто в РСФСР и РФ, тыс. шт.: 1 — пальто, полупальто (левая шкала); 2 — пальто из натурального меха (правая шкала)

Граф. 4-122. Производство брюк в РСФСР и РФ, млн шт.

Граф. 4-123. Производство трикотажных изделий в РСФСР и РФ, млн шт.

Граф. 4-124. Производство чулочно-носочных изделий в РСФСР и РФ, млн пар

Граф. 4-125. Производство стиральных машин в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-126. Производство бытовых швейных машин в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-127. Производство бытовых холодильников (и морозильников) в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-128. Производство электропылесосов бытовых в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-129. Производство электроутюгов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-130. Производство электроплиток в РСФСР и РФ, тыс. шт. (с 1997 г. вкл. бытовые электроплиты, электродуховки, с 2009 г. вкл. СВЧ)

Граф. 4-131. Производство электрочайников в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-132. Производство фотоаппаратов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-133. Производство часов бытовых всех видов в РСФСР и РФ, млн шт.

Граф. 4-134. Производство велосипедов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-135. Производство мотоциклов и мотороллеров в Российской империи, РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-136. Производство детских велосипедов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-137. Производство детских лыж (1) и ракеток (2) для настольного тенниса в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-138. Производство лыж и хоккейных клюшек в РСФСР и РФ: 1 — лыжи, тыс. пар; 2 — хоккейные клюшки, тыс. шт.

Граф. 4-139. Производство мыла и синтетических моющих средств в РСФСР и РФ, тыс. т

Граф. 4-140. Производство туалетного и хозяйственного мыла в РСФСР и РФ, тыс. т

Граф. 4-141. Производство стульев и кресел в РСФСР и РФ, млн шт.

Граф. 4-142. Производство столов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-143. Производство шкафов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-144. Производство мебельных гарнитуров в РСФСР и РФ, тыс. комплектов

Граф. 4-145. Производство диванов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-146. Производство кроватей в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 4-147. Вывозка древесины в РСФСР и РФ, млн плотных куб. м

Граф. 4-148. Вывозка и потери от лесных пожаров древесины в РСФСР и РФ, млн (плотных) куб. м

Граф. 4-149. Производство пиломатериалов в РСФСР и РФ, млн м

Граф. 4-150. Производство клееной фанеры в РСФСР и РФ, тыс. м3

Граф. 4-151. Производство древесностружечных плит в РСФСР и РФ, млн м3

Граф. 4-152. Производство древесно-волокнистых плит в РСФСР и РФ, млн м3

Граф. 4-153. Производство стандартных домов и комплектов деталей для стандартных и типовых домов со стенами из местных строительных материалов в РФ и РСФСР, млн м2 жилой площади

Граф. 4-154. Производство изделий из древесины (фанеры и ДСП) в расчете на 1 тыс. м3 вывезенной древесины в РСФСР и РФ

Граф. 4-155. Производство изделий из древесины (пиломатериалов и ДВП) в расчете на 1 тыс. м3 вывезенной древесины в РСФСР и РФ

Граф. 4-156. Производство целлюлозы в РСФСР и РФ, тыс. т

Граф. 4-157. Производство бумаги в РСФСР и РФ, тыс. т

Граф. 4-158. Производство картона в РСФСР и РФ, тыс. т

Граф. 4-159. Уровень использования среднегодовой производственной мощности промышленных предприятий в РСФСР и РФ (%)

Граф. 4-160. Уровень использования среднегодовой производственной мощности промышленных предприятий в РСФСР и РФ (%)

Граф. 4-161. Производственные мощности тракторостроения РСФСР и РФ, тыс. тракторов в год

Граф. 4-162. Производственные мощности первичной переработки нефти РСФСР и РФ, млн т в год

Граф. 4-163. Ввод в действие основных фондов в промышленности РСФСР и РФ, % от наличия основных фондов на конец года (в сопоставимых ценах), поданным ЦСУ СССР 1970-1990, Госкомстата РФ-1991-2003, Росстата 2004-2012

Граф. 4-164. Воспроизводство (прирост, убыль) основных фондов в промышленности РСФСР и РФ, % от наличия основных фондов на конец года (в сопоставимых ценах), по данным ЦСУ СССР 1970-1990, Госкомстата РФ — 1991-2003, Росстата 2004-2012

Граф. 4-165. Выбытие промышленно-производственных основных фондов в РСФСР и РФ, в % от общей стоимости фондов

Граф. 4-166. Средний возраст промышленно-производственных основных фондов в РСФСР и РФ, лет: 1 — производственного оборудования в промышленности (после 2004 г. этот показатель не публикуется); 2 — сооружений, машин и оборудования в добыче полезных ископаемых, обрабатывающих производствах, производстве и распределении электроэнергии, газа и воды (с 2006 г.)

Граф. 4-167. Доля производственного оборудования в промышленности РСФСР и РФ, имеющего возраст более 20 лет, %

Граф. 4-168. Степень износа основных фондов промышленности РСФСР и РФ (%; левая шкала) и доля полностью изношенных основных фондов промышленности РФ (%, правая шкала)

Граф. 4-169. Степень износа основных фондов топливной промышленности РСФСР и РФ, %

Граф. 4-170. Численность научных работников (исследователей) в РСФСР и РФ, тыс.

Граф. 4-171. Средняя зарплата в отрасли «Наука и научное обслуживание» в РСФСР и РФ, в % от средней зарплаты в финансовой деятельности

Граф. 4-172. Внутренние затраты на исследования и разработки в России, млрд руб. в постоянных ценах 1989 г. (1-левая шкала), в процентах к валовому внутреннему продукту (2 — правая шкала)

Граф. 4-173. Производство цемента в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 4-174. Производство строительного кирпича в РСФСР и РФ, млрд шт.

Граф. 4-175. Производство мягкой кровли в РСФСР и РФ, млн м2

Граф. 4-176. Производство шифера асбестоцементного в РСФСР и РФ, млн усл. пл.

Граф. 4-177. Производство керамической плитки для полов и облицовочной в РСФСР и РФ, млн м2

Граф. 4-178. Производство линолеума ПХВ в РСФСР и РФ, млн м2 (усл. толщ 2,5 мм)

Граф. 4-179. Производство сборных железобетонных конструкций и изделий в РСФСР и РФ, млн куб. м

Граф. 4-180. Производство асбестоцементных труб и муфт в РСФСР и РФ, тыс. км условных труб

Граф. 4-181. Производство оконного стекла в РСФСР и РФ, млн м2 в натуральном исчислении

Граф. 4-182. Инвестиции в основной капитал строительства РСФСР и РФ, в сопоставимых ценах (1970=100)

Граф. 4-183. Коэффициент обновления основных фондов в строительстве в РСФСР и РФ, (ввод в действие основных фондов в % к наличным фондам, в сопоставимых ценах)

Граф. 4-184. Ввод в действие жилья в РСФСР и РФ, кв. м на 1000 человек населения

Граф. 4-185. Строительство жилья в РСФСР и РФ предприятиями и организациями всех форм собственности, тыс. квартир

Граф. 4-186. Ввод в действие жилых домов, тыс. м2 общей площади: 1 — в Центральном округе за исключением Москвы и Московской области; 2 — в Москве и Московской области

Граф. 4-187. Инвестиции в основной капитал жилищного строительства РСФСР и РФ, в сопоставимых ценах (1970=100)

Граф. 4-188. Строительство автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием в РСФСР и РФ, тыс. км

Граф. 4-189. Ввод в действие тепловых сетей в РСФСР и РФ, км

Граф. 4-190. Ввод в действие водопроводных сетей в РСФСР и РФ, км

Граф. 4-191. Ввод в действие канализационных сетей в РСФСР и РФ, км

Граф. 4-192. Ввод в действие газовых сетей в РСФСР и РФ, км

Граф. 4-193. Численность пострадавших при несчастных случаях на производстве с утратой трудоспособности на один рабочий день и более и со смертельным исходом в РСФСР и РФ: тыс. чел. (левая шкала) и на 1000 работающих (правая шкала)

Граф. 4-194. Добыча угля, нефти и природного газа в РСФСР и РФ

Граф. 4-195. Численность пострадавших при несчастных случаях на производстве со смертельным исходом в РСФСР и РФ на усл. ед. произведенной промышленной продукции (1980=100 усл. ед.)

Граф. 4-196. Численность пострадавших при несчастных случаях на производстве со смертельным исходом в РСФСР и РФ: на 100 травмированных (левая шкала) и на 100 тыс. работающих (правая шкала)

Графики к Главе 5. Сельское хозяйство России

Граф. 5-1. Индексы физического объема продукции сельского хозяйства РСФСР и РФ в сопоставимых ценах (1980=100)

Граф. 5-2. Индексы физического объема продукции растениеводства РСФСР и РФ в сопоставимых ценах (1980 = 100)

Граф. 5-3. Индексы физического объема продукции животноводства РСФСР и РФ в сопоставимых ценах (1980 = 100)

Граф. 5-4. Индексы физического объема продукции сельского хозяйства РСФСР и РФ в сопоставимых ценах (1985 = 100)

Граф. 5-5. Структура продукции сельского хозяйства по категориям хозяйств в РСФСР и РФ, в фактически действовавших ценах; в % к итогу

Граф. 5-6. Доля убыточных с/х предприятий в РСФСР и РФ, % от общего числа

Граф. 5-7. Число прибыльных и убыточных с/х предприятий в РСФСР и РФ

Граф. 5-8. Уровень рентабельности или убыточности (-) хозяйственной деятельности с/х предприятий в РФ в зависимости от их размера в 1999 и 2001 г.

Граф. 5-9. Уровень рентабельности или убыточности (-) хозяйственной деятельности животноводческих предприятий (мясо) в РФ в зависимости от их размера в 2001, 2003 и 2008 г.

Граф. 5-10. Уровень рентабельности или убыточности (-) хозяйственной деятельности животноводческих предприятий (молоко) в РФ в зависимости от их размера в 2001, 2003 и 2008 г.

Граф. 5-11. Число работников в с/х организациях РСФСР и РФ, млн

Граф. 5-12. Число механизаторов в сельском хозяйстве РСФСР, тыс. чел.

Граф. 5-13. Энергетические мощности с/х организаций РСФСР и РФ, млн л.с.

Граф. 5-14. Потребление электроэнергии на производственные цели в с/х предприятиях РСФСР и РФ, млрд кВт-ч. (с 2005 г. вкл. «охота и лесное хозяйство»)

Граф. 5-15. Парк тракторов в с/х предприятиях в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 5-16. Парк плугов в с/х организациях РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 5-17. Парк культиваторов в с/х организациях РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 5-18. Парк сеялок в с/х организациях РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 5-19. Парк жаток в с/х организациях РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 5-20. Парк косилок и пресс-подборщиков в с/х организациях РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 5-21. Парк спецмашин в с/х организациях РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 5-22. Парк доильных установок и агрегатов в с/х организациях РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 5-23. Число зерноуборочных комбайнов в с/х организациях РСФСР и РФ, тыс. штук

Граф. 5-24. Число кукурузоуборочных комбайнов в с/х организациях РСФСР и РФ, тыс. штук

Граф. 5-25. Число льноуборочных комбайнов в с/х организациях РСФСР и РФ, тыс. штук

Граф. 5-26. Число картофелеуборочных комбайнов в с/х организациях РСФСР и РФ, тыс. штук

Граф. 5-27. Число кормоуборочных комбайнов в с/х организациях РСФСР и РФ, тыс. штук

Граф. 5-28. Число свеклоуборочных комбайнов в с/х организациях РСФСР и РФ, тыс. штук

Граф. 5-29. Индекс отношения цен приобретения промышленной продукции и услуг и услуг к ценам реализации продукции с/х организациями в РСФСР и РФ (в разах, 1990-1)

Граф. 5-30. Индекс инвестиций в основной капитал сельского хозяйства РСФСР и РФ (в сопоставимых ценах, 1970 = 100)

Граф. 5-31. Доля инвестиций в основной капитал сельского хозяйства (в объекты производственного назначения) в РСФСР и РФ, в процентах от всех капиталовложений в народное хозяйство и экономику

Граф. 5-32. Коэффициенты обновления основных фондов в сельском хозяйстве РСФСР и РФ — ввод в действие основных фондов (без скота) в процентах от наличия основных фондов на конец года, в сопоставимых ценах

Граф. 5-33. Производство известняковой и доломитовой муки для известкования кислых почв в РСФСР и РФ, млн т.

Граф. 5-34. Поставка (продажа) минеральных удобрений сельскому хозяйству (организациям) в РСФСР и РФ (в пересчете на 100% питательных веществ), млн т

Граф. 5-35. Внесение минеральных удобрений под посевы в с/х организациях РСФСР и РФ, кг на один гектар всей посевной площади

Граф. 5-36. Внесение минеральных удобрений под посевы в с/х организациях РСФСР и РФ, млн т

Граф. 5-37. Внесение органических удобрений в с/х организациях РСФСР и РФ, млн т

Граф. 5-38. Внесение органических удобрений в с/х организациях РСФСР и РФ, кг на га посевной площади

Граф. 5-39. Объем авиахимических работ в сельском и лесном хозяйстве РСФСР и РФ, млн га

Граф. 5-40. Производство химических средств защиты растений в РСФСР и РФ в 100%-ном исчислении по действующему началу, тыс. т

Граф. 5-41. Ввод в действие в РСФСР и РФ автодорог с твердым покрытием общего пользования и внутрихозяйственных, тыс. км (с 1995 г. — включая «ведомственные и частные дороги в с/х»)

Граф. 5-42. Протяженность автомобильных дорог необщего пользования с твердым покрытием в РСФСР и РФ, тыс. км: 1 — всего; 2 — в. т.ч. по организациям с видом деятельности «Сельское хозяйство, охота и предоставление услуг в этих областях»

Граф. 5-43. Протяженность автомобильных дорог с твердым покрытием в РСФСР и РФ, тыс. км: 1 — сумма протяженности на конец 1974 года и вводимых в действие новых дорог; 2 — официально объявленная эксплуатационная длина дорог

Граф. 5-44. Оценка выбытия автодорог с твердым покрытием в РСФСР и РФ, тыс. км

Граф. 5-45. Ввод в действие мелиорированных земель (орошение) в РСФСР и РФ, тыс. га

Граф. 5-46. Ввод в действие и площадь мелиорированных земель (орошение) в РСФСР и РФ, тыс. га

Граф. 5-47. Проведены работы по осушению земель в РСФСР и РФ, тыс. га

Граф. 5-48. Ввод в действие и площадь осушенных земель в РСФСР и РФ, тыс. га

Граф. 5-49. Поставки тракторов сельскому хозяйству в РСФСР и РФ, тыс. штук

Граф. 5-50. Поставки автомобилей грузовых (без специализированных) сельскому хозяйству в РСФСР и РФ, тыс. штук

Граф. 5-51. Поставки зерноуборочных комбайнов сельскому хозяйству в РСФСР и РФ, тыс. штук

Граф. 5-52. Поставки силосоуборочных комбайнов сельскому хозяйству в РСФСР и РФ, тыс. штук

Граф. 5-53. Производство тракторных прицепов и полуприцепов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 5-54. Производство доильных установок в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 5-55. Производство тракторов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Граф. 5-56. Число тракторов на 1000 га пашни в РСФСР и РФ, шт.

Граф. 5-57. Нагрузка пашни на один трактор в с/х организациях РСФСР и РФ, га/трактор

Граф. 5-58. Число зерноуборочных комбайнов на 1000 га посевов, шт.

Граф. 5-59. Нагрузка посевных площадей на один зерноуборочный комбайн в с/х организациях РСФСР и РФ, га/комбайн

Граф. 5-60. Производство зерна в РСФСР и РФ, в весе после доработки, млн т

Граф. 5-61. Производство зерна в РСФСР и РФ, (в среднем за посл. 5 лет) в весе после доработки, млн

Граф. 5-62. Потребление зерна на душу населения (1 — левая шкала, кг) и доля экспорта в использовании зерна (2 — правая шкала, %) в России

Граф. 5-63. Посевные площади всех с/х культур в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, млн га

Граф. 5-64. Распределение посевных площадей с/х культур в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, млн га

Граф. 5-65. Площадь многолетних плодово-ягодных насаждений в РСФСР и РФ, тыс. га

Граф. 5-66. Площадь многолетних насаждений виноградников в РСФСР и РФ, тыс. га

Граф. 5-67. Площадь многолетних насаждений чая в РСФСР и РФ, тыс. га

Граф. 5-68. Площадь многолетних насаждений хмеля в РСФСР и РФ, тыс. га

Граф. 5-69. Валовой сбор картофеля в хозяйствах всех категорий в РСФСР и РФ, млн тонн

Граф. 5-70. Урожайность картофеля в хозяйствах всех категорий в РСФСР и РФ (в среднем за посл. 5 лет), ц/га

Граф. 5-71. Баланс продовольственных ресурсов картофеля в РСФСР и РФ, тыс. тонн

Граф. 5-72. Валовой сбор сахарной свеклы в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий, млн тонн

Граф. 5-73. Урожайность сахарной свеклы в хозяйствах всех категорий в РСФСР и РФ (в среднем за посл. 5 лет), ц/га

Граф. 5-74. Валовой сбор льноволокна в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий, млн тонн

Граф. 5-75. Урожайность льноволокна в хозяйствах всех категорий в РСФСР и РФ (в среднем за посл. 5 лет), ц/га

Граф. 5-76. Валовой сбор кукурузы на зерно в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий (в среднем за посл. 5 лет), млн тонн

Граф. 5-77. Урожайность кукурузы на зерно в хозяйствах всех категорий в РСФСР и РФ (в среднем за посл. 5 лет), ц/га

Граф. 5-78. Индексы валового сбора (в среднем за посл. 5 лет) зерновых и овощей в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий (1980=100)

Граф. 5-79. Индексы урожайности зерновых и овощей в хозяйствах всех категорий в РСФСР и РФ (в среднем за посл. 5 лет, 1980=100)

Граф. 5-80. Баланс продовольственных ресурсов овощей и бахчевых в РСФСР и РФ, тыс. тонн

Граф. 5-81. Индексы валового сбора (в среднем за посл. 5 лет) пшеницы и ячменя в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий (1980=100)

Граф. 5-82. Индексы урожайности озимых пшеницы и ячменя в хозяйствах всех категорий в РСФСР и РФ (в среднем за посл. 5 лет, 1980=100)

Граф. 5-83. Индексы валового сбора (в среднем за посл. 5 лет) гречихи и просо в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий (1980=100)

Граф. 5-84. Индексы урожайности гречихи и просо в хозяйствах всех категорий в РСФСР и РФ (в среднем за посл. 5 лет, 1980=100)

Граф. 5-85. Индексы валового сбора (в среднем за посл. 5 лет) овса и риса в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий (1980=100)

Граф. 5-86. Индексы урожайности овса и риса в хозяйствах всех категорий в РСФСР и РФ (в среднем за посл. 5 лет, 1980=100)

Граф. 5-87. Индексы валового сбора (в среднем за посл. 5 лет) кормовых сельхозкультур в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий (1980=100)

Граф. 5-88. Индексы урожайности кормовых сельхозкультур в хозяйствах всех категорий в РСФСР и РФ (в среднем за посл. 5 лет, 1980=100)

Граф. 5-89. Индексы валового сбора (в среднем за посл. 5 лет) подсолнечника и сои в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий (1980=100)

Граф. 5-90. Индексы урожайности подсолнечника и сои в хозяйствах всех категорий в РСФСР и РФ (в среднем за посл. 5 лет, 1980=100)

Граф. 5-91. Индексы валового сбора (в среднем за посл. 5 лет) зернобобовых и озимой ржи в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий (1980=100)

Граф. 5-92. Индексы урожайности зернобобовых и озимой ржи в хозяйствах всех категорий в РСФСР и РФ (в среднем за посл. 5 лет, 1980=100)

Граф. 5-93. Поголовье крупного рогатого скота и коров в РСФСР и РФ, на конец года; в хозяйствах всех категорий; миллионов голов

Граф. 5-94. Число голов крупного рогатого скота на душу населения в РСФСР и РФ

Граф. 5-95. Число голов коров на душу населения в РСФСР и РФ

Граф. 5-96. Поголовье свиней, овец и коз в РСФСР и РФ, на конец года; в хозяйствах всех категорий; миллионов голов

Граф. 5-97. Поголовье птицы в РСФСР и РФ, на конец года; в хозяйствах всех категорий; миллионов голов

Граф. 5-98. Производство мяса птицы в РСФСР и РФ (в убойном весе), млн т

Граф. 5-99. Доля импорта мяса, молока и яиц в их товарных ресурсах в РСФСР и РФ, %

Граф. 5-100. Производство скота и птицы на убой (в убойном весе) в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий; миллионов тонн

Граф. 5-101. Производство молока в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий; миллионов тонн

Граф. 5-102. Надой молока на одну корову в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, кг

Граф. 5-103. Баланс продовольственных ресурсов молока и молочных продуктов в РСФСР и РФ, тыс. тонн

Граф. 5-104. Производство цельномолочной продукции в РСФСР и РФ (в пересчете на молоко), млн т

Граф. 5-105. Производство говядины и телятины (в убойном весе) в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 5-106. Производство свинины (в убойном весе) в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 5-107. Производство баранины и козлятины (в убойном весе) в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 5-108. Баланс продовольственных ресурсов мяса и мясопродуктов в РСФСР и РФ, тыс. тонн

Граф. 5-109. Валовой сбор сена в РСФСР и РФ (в хозяйствах всех категорий), млн т

Граф. 5-110. Валовой сбор кормовых корнеплодов (включая сахарную свеклу на корм скоту) в РСФСР и РФ (в хозяйствах всех категорий), млн т

Граф. 5-111. Производство комбикорма в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 5-112. Производство кормового микробиологического белка в РСФСР и РФ, тыс. т товарного продукта

Граф. 5-113. Производство яиц в РСФСР и РФ (в хозяйствах всех категорий), млрд шт.

Граф. 5-114. Средняя годовая яйценоскость кур-несушек в РСФСР и РФ в с/х организациях, шт.

Граф. 5-115. Баланс продовольственных ресурсов яиц куриных в РСФСР и РФ, млн шт.

Граф. 5-116. Средняя зарплата в сельском хозяйстве, в % от средней зарплаты по всем отраслям народного хозяйства РСФСР и РФ (с 2005 г. вкл. «Охота»)

Граф. 5-117. Производство шерсти в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий (в физическом весе, тыс. т

Граф. 5-118. Средний годовой настриг шерсти с одной овцы (в физическом весе) в РСФСР и РФ

Граф. 5-119. Посадка и посев леса в РСФСР и РФ, тыс. га

Граф. 5-120. Посадка и посев леса, лесная площадь пройденная пожарами в РСФСР и РФ, тыс. га

Граф. 5-121. Ввод в действие жилых домов в сельской местности в РСФСР и РФ, млн м2 общей площади

Граф. 5-122. Ввод в действие амбулаторно-поликлинических учреждений в сельской местности в РСФСР и РФ, тыс. посещений в смену

Граф. 5-123. Число постоянных дошкольных учреждений (тыс., левая шкала) и численность в них детей (млн, правая шкала) в сельской местности РСФСР и РФ

Граф. 5-124. Инвестиции в основной капитал сельского хозяйства и топливной промышленности в РСФСР и РФ в процентах от всех капиталовложений в народное хозяйство и инвестиций в экономику

Графики к Главе 6. Транспорт в РСФСР и РФ

Граф. 6-1. Грузооборот транспорта общего пользования (без морского, воздушного, газопроводного) в РСФСР и РФ, млрд тонно-км

Граф. 6-2. Индексы инвестиций в основной капитал транспорта и связи РСФСР и РФ, в сопоставимых ценах (1970=100)

Граф. 6-3. Ввод в действие автодорог с твердым покрытием общего пользования и внутрихозяйственных (с 1995 г. — включая «ведомственные и частные дороги в сельском хозяйстве») в РСФСР и РФ, тыс. км

Граф. 6-4. Строительство автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием в РСФСР и РФ, тыс. км

Граф. 6-5. Общая протяженность автомобильных дорог в РСФСР и РФ, тыс. км

Граф. 6-6. Протяженность автомобильных дорог с твердым покрытием в РСФСР и РФ, тыс. км

Граф. 6-7. Грузооборот автомобильного транспорта в РСФСР и РФ, млрд тонно-км

Граф. 6-8. Динамика грузовых перевозок железнодорожного транспорта и промышленного производства в РСФСР и РФ (1990=1): 1 — объем грузовых перевозок; 2 — промышленное производство

Граф. 6-9. Грузооборот железнодорожного транспорта В РСФСР И РФ, млрд тонно-км

Граф. 6-10. Перевозки грузов железнодорожным транспортом» РСФСР и РФ: 1 — объем перевозок, млн тонн; 2 — среднее расстояние, км

Граф. 6-11. Рабочий парк грузовых (1) и грузовых груженых (2) железнодорожных вагонов в России (в среднем в сутки), тыс. штук

Граф. 6-12. Перевозки грузов в контейнерах и пакетах железнодорожным транспортом в РСФСР и РФ, млн тонн: 1 — в контейнерах (левая шкала); 2 — в пакетах (правая шкала)

Граф. 6-13. Интенсивность перевозок грузов железнодорожным транспортом общего пользования в РСФСР и РФ, млн тонно-км на 1 км длины путей

Граф. 6-14. Интенсивность перевозок пассажиров железнодорожным транспортом общего пользования в РСФСР и РФ, тыс. пассажиро-км на один км длины пути

Граф. 6-15. Перевозки грузов автомобильным транспортом в РСФСР и РФ: 1 — объем перевозок, млрд тонн; 2 — среднее расстояние, км

Граф. 6-16. Грузооборот автомобильного транспорта и парк грузовых автомобилей в РСФСР и РФ: 1 — грузооборот, млрд тонно-км; 2 — парк грузовых автомобилей (включая пикапы и легковые фургоны), млн шт.

Граф. 6-17. Грузооборот морского транспорта в РСФСР и РФ, млрд тонно-км

Граф. 6-18. Перевозки грузов морским транспортом в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 6-19. Грузооборот внутреннего водного транспорта в РСФСР и РФ, млрд тонно-км

Граф. 6-20. Перевозки грузов внутренним водным транспортом в РСФСР и РФ: 1 — объем, млн т (левая шкала); 2 — среднее расстояние, км (правая шкала)

Граф. 6-21. Удельный вес пробега без груза в общем пробеге подвижного состава вагонов в РСФСР и РФ, %

Граф. 6-22. Удельный вес пробега без груза в общем пробеге подвижного состава автомобилей в РСФСР и РФ (без повременных), %

Граф. 6-23. Перевозки грузов авиационным транспортом в РСФСР и РФ, млн т

Граф. 6-24. Удельный вес использованной пассажировместимости подвижного состава самолетов и вертолетов, %

Граф. 6-25. Число погибших в катастрофах в гражданской авиации в РСФСР и РФ, в среднем за последние 5 лет, чел. (до 1990 г. использованы данные Aviation Safety Network)

Граф. 6-26. Число погибших в авиакатастрофах на 1 млн перевезенных пассажиров в гражданской авиации РСФСР и РФ, в среднем за последние 5 лет (до 1990 г. использованы данные Aviation Safety Network)

Граф. 6-27. Число погибших в дорожно-транспортных происшествиях на автомобильных дорогах и улицах в РСФСР и РФ, тыс. чел.

Граф. 6-28. Число погибших в дорожно-транспортных происшествиях на автомобильных дорогах и улицах в РСФСР и РФ, на 100 тыс. населения

Граф. 6-29. Протяженность (тыс. км) и перекачка (млн т) магистральных нефте- и нефтепродуктопроводов в РСФСР и РФ

Граф. 6-30. Доля протяженности магистральных нефтепродуктопроводов в общей протяженности магистральных нефте и нефтепродуктопроводов в РСФСР и РФ, %

Граф. 6-31. Густота (интенсивность) перекачки нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам в РСФСР и РФ, млн т-км на 1 км длины трубопроводов

Граф. 6-32. Грузооборот магистрального нефте- и нефтепродуктопроводного транспорта в РСФСР и РФ, млрд тонно-км

Граф. 6-33. Протяженность (тыс. км) и транспортировка (млн т) магистральных газопроводов в РСФСР и РФ

Граф. 6-34. Грузооборот (млрд т-км) и интенсивность транспортировки (млн т-км на 1 км длины трубопроводов) магистрального газопроводного транспорта в РСФСР и РФ

Граф. 6-35. Аварийность на магистральных трубопроводах, количество зарегистрированных аварий на 1 трлн. т-км грузооборота

Граф. 6-36. Аварийность на магистральных нефтепроводах в России, число зарегистрированных аварий на трлн. т-км

Граф. 7-1. Индексы капитальных вложений в народное хозяйство РСФСР и инвестиций в основной капитал в РФ (в сопоставимых ценах, 1970=100)

Сергей Георгиевич КАРА-МУРЗА

Доктор химических наук, профессор. В 1961 г. окончил химический факультет МГУ имени М. В. Ломоносова, работал как исследователь-химик.

С 1968 г. стал заниматься историей и методологией науки, а затем анализом сложных систем. С 1990 г. работал в Аналитическом центре по научной и промышленной политике АН СССР (затем РАН), изучавшем ход и результаты реформ в СССР и России. С 2007 г. — главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН. Автор большого числа книг, а также статей в газетах и журналах. Основные труды: «Интеллигенция на пепелище России», «Манипуляция сознанием», «Советская цивилизация» (в 2 т.), «Демонтаж народа», «Потерянный разум», «Маркс против русской революции», «Кризисное обществоведение», «Угрозы России», «Народное хозяйство СССР», «Крах СССР».

Александр Иванович ГРАЖДАНКИН

Кандидат технических наук. Выпускник МГТУ имени Н. Э. Баумана (1997). Область научных интересов — обеспечение промышленной безопасности (с 1998 г.). Продолжатель отечественных разработок методов анализа опасностей и оценки риска промышленных аварий. С 2000 г. работает заведующим отделом количественной оценки риска в Научно-техническом центре исследований проблем промышленной безопасности. Автор и модератор информационно-аналитического портала «Анализ опасностей и оценка техногенного риска» (с 2002 г.). Автор более 50 публикаций по оценке рисков крупных промышленных аварий.


1

Стоит заметить, что скачок смертности людей трудового возраста был наибольшим там, где реформа была более быстрой и глубокой. С 1990 г. по 1994 г. смертность трудоспособных мужчин (на 100 000 населения) выросла в Москве с 714 до 1508, а в Дагестане с 478,5 до 571,6 человек.

2

http://kremlin.ru/news/17542

3

Из всех объектов социальной сферы промышленных предприятий местные власти во время реформы охотнее всего брали на свой баланс именно детские сады, и значительная часть предприятий этим воспользовалась. Причина в том, что, вопреки Указу Президента о сохранении функционального назначения объектов социальной сферы при приватизации промышленных предприятий, детские сады продавались в частные руки, поскольку их удобное местоположение и структура зданий позволяли новым собственникам и арендателям легче приспособить их для иного использования.

4

В некоторых официальных справках последних лет даже говорится, что “СССР занимал 7-е место” по качеству питания. Осенью 2004 г., согласно публикациям в прессе со ссылкой на Минсельхоз РФ, в этом списке Россия занимала 71-е место. Однако подобные оценки строгого смысла не имеют, поскольку точно оценить столь сложный многогранный показатель, как «качество питания”, в принципе невозможно. Для нас здесь важно, что в СССР был достигнут тип питания, близкий к медицинским нормам, — тип питания наиболее развитых стран.

5

Данные за 1997 г. и 2001 г. взяты из: А.Е.Суринов. Уровень жизни населения России. 1992-2002 гг. (По материалам официальных статистических наблюдений). М.: ИИЦ «Статистика России». 2003. Данные по 2006 г. из сборника «Здравоохранение в России. 2007». М.: Россггат. 2007., за 2010 г. из сборника Здравоохранение в России. 2011: Стат.сб / Росстат. — М. 2011.

6

Г. Онищенко. По ком звонит школьный звонок. «Российская газета». Федеральный выпуск №445», 5.11.2007.

7

В связи с обсуждением в Интернете опасности проникновения в Россию с импортным мясом возбудителей болезни “коровье бешенство» (или болезнь Кройцфельда-Якоба у человека), участники дискуссии сообщили такие сведения: “По данным, которые мы получили в АО “Росмясомолгтром”, в Москве, Санкт-Петербурге, Псковской, Тамбовской, Астраханской, Пензенской, Ростовской, Кемеровской, Читинской, Амурской и Магаданской областях, Калмыкии, Дагестане, Северной Осетии, Карачаево-Черкесии и Бурятии промышленная выработка мяса вообще практически прекращена”.

8

Утверждение, будто от либерализации цен исчез дефицит потребительских благ, носит чисто идеологический характер. Нехватка (дефицит) в потреблении того или иного блага создается экономическими средствами (ценами) еще более неотвратимо, чем административными. Это наглядно выражается в динамике доступа к таким фундаментальным благам, как жилье и качественные продукты питания.

9

В 1999 г. Госкомстат изменил методику исчисления структуры доходов населения, и доля оплаты труда наемных работников, включая скрытую зарплату, оценивается для 1999 г. как 62,8%, а для 2004 г. как равная 65%. По новой методике пересчитаны также данные за прошлые годы.

10

«Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения». ВЦИОМ, 1995, № 3. Согласно данным ученых РАН, которые учли скрываемые богатыми доходы, реально коэффициент фондов в России в 1996 г. был равен 23. А группа экспертов Мирового банка, Института социологии РАН и Университета Северной Каролины (США), которая ведет длительное наблюдение за бюджетом 4 тысяч домашних хозяйств (большой исследовательский проект Russia longitudinal monitoring survey), приводит коэффициент фондов за 1996 г. — 36,3 (Mroz Т, Popkin В. et al. Monitoring Economic Condition in Russian Federation: The Russian Longitudinal Monitoring Survey 1992-1996 / Univ. of North Carolina. Carolina Population Center. Agency for Nation Development. — Chapen Hill, North Carolina, 1997).

11

Зубова Л.Г. Социальное расслоение в России — “Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения”. ВЦИОМ. 1995, № 3.

12

Заславская Т.И. Новые данные о доходах россиян — “Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения”. ВЦИОМ. 1995, № 4. Зубова Л.Г. Представления о бедности и богатстве. Критерии и масштабы бедности — “Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения”. ВЦИОМ. 1996, №4.

13

Заславская Т.И. Доходы работающего населения России. Часть вторая. Динамика и дифференциация доходов. — “Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения». ВЦИОМ. 1996, № 6.

14

Исследователи доходов населения ставят официальные данные о численности лиц, имеющих доходы ниже величины прожиточного минимума, под сомнение и считают их сильно заниженными.

15

В IV квартале 2004 г. прожиточной минимум в РФ был установлен в размере 80,6 руб. в день, т.е. около 2,8 доллара.

16

Н.М. Римашевская. Бедность и маргинализация населения. — СОЦИС. 2004, № 4.

17

Данные МВД, по мнению социологов, не отражают масштабов явления, поскольку МВД учитывает только тех, кто попадает в сферу его прямых функций. Официальной статистики не публикуется.

18

Отчет о проверке эффективности и целевого использования государственных капитальных вложений за 2003-2004 годы, выделенных на реализацию подпрограммы «Переселение граждан Российской Федерации из ветхого и аварийного жилищного фонда», входящей в состав федеральной целевой программы «Жилище» — www.ach.gov.ni/ bulletins/2005/arch12/04.

19

Счетная палата вскользь делает странное замечание: «Минюстом России письмом от 23 апреля 2004 года № 07/4174-ЮД отказано в государственной регистрации данного постановления».

20

Стоимость ремонта 1 кв. метра капитально отремонтированного жилья в 2011 г. официально составила 4,3 тыс. рублей (в 2010 г. — 3,7, в 2009 г. — 3,3 тыс. рублей). В 2010 г. в Чеченской Республике стоимость ремонта 1 кв. метра капитально отремонтированного жилья составила 467 рублей, Ивановской области — 776 рублей, Калужской области — 901 рубль. Столь низкая фактическая стоимость ремонта 1 кв. метра жилья косвенно свидетельствует о несоблюдении необходимого регламента ремонтных работ и, как следствие, о низком его качестве.

21

http://www.minregion.ru/press_ofrice/news/2441.html

22

Мониторинг был организован Институтом социологии РАН совместно с университетом Северной Каролины (США). Приведенные здесь данные мониторинга опубликованы в статье: B.C. Танилина. Сколько пьет Россия? Объем, динамика и дифференциация потребления алкоголя. — СОЦИС. 2006, № 2.

23

СССР и страны СЭВ по этому показателю резко отличались от стран Запада. В 1985 г. этот коэффициент составлял во Франции 6507, в ФРГ 6909, и Англии 7258.

24

В 1992-1998 гг., в условиях высоких темпов инфляции, переоценки основных фондов проводились регулярно, как правило, с годичной периодичностью, в соответствии с постановлениями Правительства Российской Федерации. В последние годы они проводятся в добровольном порядке, по усмотрению организаций, в соответствии с положением о бухгалтерском учете основных средств.

25

Это хороший показатель, не хуже, чем в других развитых странах. В 1985 г. он был равен в РСФСР 312 г. в США 357, Великобритании 340, Франции 357, ФРГ 327 и Японии 324 г.

26

По международной шкале износа Deloitte & Touche, оборудование со степенью износа 17-33% характеризуется, как полностью отремонтированное или реконстструированное (хорошее состояние), 33-50% — требующее некоторого ремонта или замены отдельных мелких частей, таких как подшипники, вкладыши и др. (удовлетворительное состояние), 50-67% — пригодное для дальнейшей эксплуатации, но требующее значительного ремонта или замены главных частей, таких как двигатель, или других ответственных узлов (условно пригодное состояние), 67-83% — требующего капитального ремонта, замены рабочих органов основных агрегатов (неудовлетворительное состояние), 83-95% — непригодное к дальнейшему использованию, более 95% — оборудование, в отношении которого нет разумных перспектив на продажу, кроме как по стоимости основных материалов, которые можно из него извлечь (лом).

27

В 1990 г. в нефтедобывающей промышленности действовало 69 организаций, а в 2004 г. 637.

28

Бурите отечественным. «Коммерсантъ'', №231 (5016), 06.12.2012

29

Ю.К. Шафранник, Ю.Н. Малышев, Г.И. Козовой. Реструктуризация угольной промышленности России. Новая парадигма развития — М.: Нефть и газ, 2004. — 384 с.

30

Гражданкнн А.И., Печеркин А.С., Иофис М.А. Угольные катастрофы в исторической России и мире / Безопасность труда в промышленности. — № 11. — 2011. — с.56-64.

31

Л.Л. Зусман. Металлический фонд народного хозяйства СССР. М.: Металлургия, 1975.

32

Примером открытых работ может служить обзор «Анализ российского рынка подшипников всех типов» — http://www.itkor.ru/markettng/free/2.plHml

33

От состояния котлостроения в большой степени зависит теплоснабжение страны. Как сказано в Национальном докладе «Теплоснабжение Российской Федерации. Пути выхода из кризиса. 1. Реформа системы теплоснабжения и теплопотребления РФ» (М., 2001), “общим для большинства котельных является большой физический износ оборудования, достигший 68%”». Оценивая износ оборудования котельных, надо учитывать, что износ в последние годы жизненного цикла оборудования происходит не линейно, а с ускорением.

34

Заметим, что хотя обычно сельское хозяйство СССР сравнивали с США, в отношении тракторов большим подобием обладает Западная Европа. В СССР основное производство зерновых было сосредоточено в Европейской части, а большие равнинные пространства, подобные американским, имелись лишь в Казахстане. Тем не менее, в целом США имели в 1988 г. 34,4 трактора на 1000 га пашни — в три раза больше, чем СССР. Это огромная разница.

35

Вот выводы доклада Министерства сельского хозяйства РФ «Научно-техническое развитие агропромышленного комплекса России» (Москва, 2000 г.) о положении в сельскохозяйственном машиностроении: “Объем товарной продукции на предприятиях отрасли сократился почти в 13 раз, в том числе по тракторостроению — в 10, по сельскохозяйственным машинам для растениеводства более чем в 14, по машинам и оборудованию для животноводства и кормопроизводства — в 38, по двигателестроению — в 8, по компонентам машин и запасным частям — в 17, а по использованию производственного потенциала — в 13-25 раз”.

36

Что же касается потерь зерна, то следует учесть такие данные: по сообщениям СМИ, на уборке урожая 2000 и 2001 гг. в Северо-Кавказском регионе были использованы арендованные у Турции американские комбайны (с их комбайнерами). В оплату за аренду и работу была отдана треть собранного этими комбайнами зерна. Таким образом, можно считать, что на российских полях американские комбайны допускают потери трети зерна — помимо того, что оставляют безработными российских комбайнеров. У отечественных комбайнов даже второго поколения, которые выпускались в 1972-1985 гг., потери зерна достигали 10-12% (Васильев Д.И. Контроль качества обмолота и технологических режимов зерноуборочных комбайнов. — “Контроль и управление технологическим процессом комбайновой уборки зерновых культур”. Новосибирск, 1988, вып. 4). При этом причиной потерь было не только качество техники. Потери, по словам автора, возникали в результате “плохой подготовки комбайна, нарушения режимов работы и небрежного отношения к своим обязанностям комбайнера”. Это — факторы социокультурные, а не технические.

37

Турбобур был изобретен М.А. Калелюшниковым, С. М. Волохом и Н. А. Корневым и запатентован в сентябре 1922 года. Он был представлен на выставке в США, и показал скорость бурения на 60% выше, чем известные роторные установки, при расходе энергии в три раза меньше. Производство турбобуров было начато в 1925 г. в Баку. Эта машина чрезвычайно эффективна: средняя механическая скорость проходки составляла более 50 м/ч, проходка на одну буровую бригаду — более 100 тысяч метров в год. Применение турбобуров в Сибири позволило в сжатые сроки построить огромное число скважин на месторождениях нефти и газа. По советским лицензиям было налажено производство на Западе, в том числе в США.

38

В 80-е годы из-за методических изменений в статистике произошел разрыв временного ряда.

39

Вызывает сомнение классификация станков в статистике импорта — один станок в среднем стоит около 1 тыс. долларов, что слишком дешево для обычного среднего станка.

40

Скорее всего, оценка Госкомстатом имеющихся в наличии мощностей, сделанная в стоимостном выражении, слишком оптимистична — даже для “оживления” основных производственных фондов, которые простаивали в течение более 10 лет, требуются большие усилия и капиталовложения.

41

Свою роль в этом процессе сыграло и изменение методик наблюдения за основными фондами. В 1992-1998 гг. в условиях высоких темпов инфляции, переоценки основных фондов проводились регулярно, как правило, с годичной периодичностью, в соответствии с постановлениями Правительства Российской Федерации. В последние годы они проводятся в добровольном порядке, по усмотрению организаций, в соответствии с положением о бухгалтерском учете основных средств. Например, удельный вес полностью изношенных основных фондов в тепловой электроэнергетике был оценен в 2005 г. в 9%, а к 2011 г. вырос до 33,4%. В данном случае более показателен темп изменений (рост почти в 4 раза за 7 лет), чем абсолютные значения величин износа в %, пересчитываемые в бухгалтерском учете.

42

С 2005 г. данный показатель по этим отраслям промышленности не публикуется, а начато наблюдение за коэффициентом обновления основных фондов по полной учетной стоимости, а не в сопоставимых ценах: в 2005 г., 2009 г. и 2011 г. для добычи топливно-энергетических полезных ископаемых он составил 11,7%, 19,1% и 13,6%, для химического производства — 9,6%, 13,2% и 13,4%, для производства машин и оборудования — 9,8%, 13,6% и 12%, для текстильного и швейного производства — 8,4%, 9,6% и 10,8%. Ряд наблюдения прерван, прежние данные «в сопоставимых ценах» и вновь публикуемые по «полной учетной стоимости» несравнимы.

43

В одном из последних отчетов Министерства сельского хозяйства США, сказано, например: “По переписи 1997 года в США насчитывалось 1,9 млн ферм. Они делятся на мелкие семейные с размером реализации до 250 тыс. и крупные, свыше 250 тыс. долларов. Мелкие семейные фермы к началу нового века практически выпали из числа эффективных товаропроизводителей. И хотя таких сегодня в стране абсолютное большинство — 1,6 млн, или 82%, их вклад в общин доход не превышает 12%. Если бы не государственная поддержка в размере 1200 долл. на одну ферму, они еще в 1997 году оказались бы в убытке. Эти хозяйства существуют исключительно за счет внефермерской деятельности”.

44

Кроме того, Запад поддерживает свое сельское хозяйство и с помощью государственного протекционизма, таможенных барьеров, перекладывая таким образом финансирование этой поддержки и на потребителей. В документе ООН «Отчет по человеческому развитию. 1994» сказано: “В 1990 г. в Японии и ЕЭС средний дополнительный счет за продукты питания, вызванный протекционистскими мерами, составлял 3000 долларов на семью”. То есть, помимо бюджетных дотаций фермеры еще и от каждой семьи получали за счет завышения розничных цен нерыночную поддержку в размере 3 тыс. долларов!

45

Из этого факта видно, что утверждения о неконкурентоспособности колхозов носят чисто идеологический характер и оторваны от реальности. Они не имеют смысла вне социального контекста. Если российский товаропроизводитель продает зерно по 28 долларов за тонну, а фермеры США но 143,9 долларов за тонну, то кого из них мы должны считать более конкурентоспособным?

46

Энерговооруженность 1 работника в сельском хозяйстве РСФСР была примерно на 40% выше, чем в среднем по СССР.

47

Следует вспомнить, что подготовка к переориентации производства удобрения в СССР на экспорт сопровождалась в конце 80-х годов большой и недобросовестной идеологической кампанией с целью настроить общественное мнение против применения удобрений в сельском хозяйстве (“нитратный психоз”).

48

Заметим, что СМИ утверждают совершенно противоположное тому, что происходит на деле.

49

Одним из типичных аргументов в антиколхозной кампании было утверждение, будто колхозные и совхозные животноводческие фермы имеют неоптимальный размер (“гигантомания”), так что небольшие частные фермы будут более продуктивны. То есть в программе реформ речь шла о замене больших ферм новыми, “оптимального” размера. А это значит, что должно было начаться крупномасштабное строительство новых животноводческих помещений.

50

Поразительным и красноречивым фактом стали заявления СМИ и виднейших политиков (включая Президента РФ В.В. Путина), будто в 2002 г. в РФ был собран рекордный урожай зерна, каких не бывало в советское время. Гораздо более высокими, нежели в 2002 г., были не только урожаи советского времени, а и урожаи недавних реформенных лет — 1992 и 1993. Возможно речь шла о валовом сборе только пшеницы, но и тут рекорда не было: в 2002 г. было собрано 29,8 млн т пшеницы, но в 1990 г. — 32,8 млн т.

51

Ссылки на то, что в 80-е годы в США тоже произошло сокращение поголовья крупного рогатого скота, несостоятельны, так как природа этого процесса в РФ и США различна. В США в ходе модернизации животноводства был сделан упор на интенсивность производства и резко повышена продуктивность скота. В РФ в хоте реформы сокращение поголовья происходило параллельно с технологическим регрессом и снижением продуктивности.

52

В целом по СССР средний надой молока на корову в колхозах и совхозах составил в 1990 г. 2850 кг. В связи с утверждениями, будто дореволюционное сельское хозяйство было продуктивнее советского, надо уточнить, что средний надой на корову в 1913 г. составил в России (в пределах СССР) 982 кг.

53

Включая автомобильный транспорт отраслей экономики.

54

Это несмотря на то, что, согласно программе реформ, была проведена приватизация флота, так что почти все грузовые морские перевозки осуществляются предприятиями негосударственной формы собственности (в 1998 их было уже 99%).