sci_tech Михаил Барятинский Средний танк Panzer III

В номере даётся краткий обзор конструкции и модификаций танка Pz.III, а также рассказывается об опыте его боевого применения.

ru
Fachmann FictionBook Editor Release 2.6.6 02 July 2014 E33E53CB-A56B-4095-B07C-19A735445495 1.01

1.01 — создание файла, ёфикация, вычитка, исправление опечаток в оригинале Fachmann.

Средний танк Panzer III «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР» Москва 2000 Журнал зарегистрирован в Комитете РФ по печати. Рег. свидетельство № 013231 от 18 января 1995 г. Издаётся с июля 1995 г. УЧРЕДИТЕЛЬ И ИЗДАТЕЛЬ — редакция журнала «Моделист-конструктор» в форме АОЗТ Главный редактор А. С. РАГУЗИН Ответственный редактор М. Б. БАРЯТИНСКИЙ Ведущий редактор Л. А. СТОРЧЕВАЯ Компьютерная вёрстка С. В. СОТНИКОВА Корректор Г. Т. ПОЛИБИНА Обложка: 1-я — 4-я стр. — рис. М. Дмитриева. Адрес: 125015, Москва, А-15, Новодмитровская ул., д. 5а, «Моделист-конструктор» Тел: 285-80-38, 285-27-57 Подп. к печ. 27.10.2000. Формат 60x90 1/8. Бумага офсетная № 1. Печать офсетная. Усл. печ. л. 4. Усл. кр.-отт. 10,5. Уч.-изд. л. 6,0. Тираж 4000 экз. Заказ 2422. Чеховский полиграфический комбинат Адрес: 142300, г. Чехов Московской обл., ул. Полиграфистов, 1. Перепечатка в любом виде, полностью или частями, запрещена.

Средний танк Panzer III

ВНИМАНИЮ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ!

Вы можете приобрести в редакции следующие выпуски «БРОНЕКОЛЛЕКЦИИ»:

За 1996 год:

№ 6 — монография «ТАНКИ КАЙЗЕРА. ГЕРМАНСКИЕ ТАНКИ 1-й МИРОВОЙ ВОЙНЫ» (22 чертежа и рисунка, цветные рисунки вариантов окраски).

За 1997 год:

№ 1 — монография «БРОНЕАВТОМОБИЛИ „ОСТИН“» (7 чертежей и рисунков, 53 фотографии, цветные рисунки вариантов окраски);

№ 4 — монография «ЛЁГКИЕ ТАНКИ Т-40 и Т-60» (13 чертежей и рисунков, 40 фотографий, цветные рисунки вариантов окраски);

№ 6 — монография «БОЕВЫЕ МАШИНЫ ПЕХОТЫ НАТО» (18 чертежей и рисунков, 45 фотографий, цветные рисунки вариантов окраски).

За 2000 год:

№ 2 — монография «ЛЁГКИЙ ТАНК Panzer I» (22 чертежа и рисунка, 45 фотографий, цветные рисунки вариантов окраски);

№ 3 — справочник «СОВЕТСКАЯ БРОНЕТАНКОВАЯ ТЕХНИКА 1945–1995 (ч. I)» (64 чертежа и схемы, цветные рисунки вариантов окраски);

№ 4 — справочник «СОВЕТСКАЯ БРОНЕТАНКОВАЯ ТЕХНИКА 1945–1995 (ч. II)» (53 чертежа и схемы, цветные рисунки вариантов окраски);

№ 5 — монография «СУХОПУТНЫЕ КОРАБЛИ. АНГЛИЙСКИЕ ТЯЖЁЛЫЕ ТАНКИ 1-й МИРОВОЙ ВОЙНЫ» (19 чертежей и рисунков, 36 фотографий, цветные компоновка и рисунки вариантов окраски).

Вместе с тем, настоятельно рекомендуем оформить подписку, поскольку только это гарантирует получение всех номеров «Бронеколлекции». Подписка принимается в любом отделении связи.

Наш индекс по каталогу ЦРПА «Роспечать» — 73160.

Автор выражает благодарность С. Федосееву, М. Коломийцу и О. Баронову за помощь, оказанную при работе над рукописью. Чертежи, схемы и рисунки выполнены В. Мальгиновым, а также заимствованы из изданий, полные выходные данные которых приведены в списке литературы.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

В 1934 году Служба вооружения сухопутных войск (Heereswaffenamt) выдала задание на проектирование боевой машины ZW (Zugführerwagen — машина командира роты) массой 15 т, вооружённой 37-мм пушкой. В конкурсе участвовали четыре фирмы: Friedrich Krupp AG, Rheinmetall-Borsig, MAN и Daimler-Benz. С осени 1936 по конец 1937 года прототипы испытывались на полигонах в Куммерсдорфе и Ульме. Впрочем, вопрос был решён уже в начале 1937 года, когда фирма Daimler-Benz получила заказ на первую, так называемую «нулевую серию», танки которой покинули заводские цеха к концу года. Было выпущено 10 боевых машин, причём только восемь из них имели корпуса и башни из броневой стали. Новый танк получил армейское обозначение Panzerkampfwagen III (сокращённо — Pz.Kpfw.III или Pz.III). По сквозной системе обозначений подвижных средств вермахта (Kraftfahrzeuge Nummersystem der Wermacht) машина значилась под индексом Sd.Kfz.141.

Pz.III Ausf.A

К танкам модификации А относились 10 машин «нулевой серии». Фактически это была установочная партия.

Толщина лобовых, бортовых и кормовых листов корпуса и башни Ausf.A составляла 14,5 мм и обеспечивала защиту только от пуль и осколков снарядов. Крыша башни имела толщину 10 мм, а днище корпуса — 4. Боевая масса танка 15,4 т. В сварной трёхместной башне конструкции фирмы Rheinmetall была установлена 37-мм пушка с длиной ствола в 46,5 калибра. Пулемётное вооружение состояло из трёх MG 34, два из которых были установлены в башне справа от пушки в отдельной маске, а один — в лобовом листе корпуса. Боекомплект пушки включал 120 выстрелов с бронебойными и осколочно-фугасными снарядами, пулемётов — 4425 патронов. В экипаж танка входили пять человек — командир, наводчик, заряжающий, механик-водитель и стрелок-радист.

В распоряжении командира имелась командирская башенка цилиндрической формы с восемью смотровыми щелями и двухстворчатым люком в крыше. Для посадки и высадки из танка других членов экипажа предназначались два одностворчатых люка в бортах башни. Необходимо отметить, что механик-водитель и стрелок-радист обходились без собственных посадочных люков. Теоретически для этой цели можно было использовать люки доступа к агрегатам трансмиссии, расположенные в верхнем носовом листе корпуса. Но на практике они применялись редко.

Танк оснащался 12-цилиндровым V-образным карбюраторным двигателем жидкостного охлаждения Maybach HL 108TR мощностью 250 л.с. при 3000 об/мин, разработанным фирмой Maybach Motorenwerken GmbH из Фридрихсхафена. Трансмиссия включала в себя пятискоростную синхронизированную коробку передач типа Zahnradfabrik ZF SFG75, планетарный механизм поворота и бортовые передачи. Максимальная скорость достигала 32 км/ч, запас хода по шоссе — 165 км.

Живое воплощение блицкрига — Panzer III Ausf.E на дорогах Франции. Май 1940 года.

Pz.III Ausf.A на одном из полигонов. Германия, 1939 год.

Характерной особенностью танков модификации А была их ходовая часть. Применительно к одному борту она состояла из пяти сдвоенных обрезиненных опорных катков, двух поддерживающих катков, ведущего колеса переднего расположения и направляющего колеса с натяжным механизмом. Подвеска — индивидуальная пружинная.

Pz.III Ausf.B

В 1937 году заводские цеха покинули 15 танков Ausf.B. Наиболее принципиальным отличием от машин предыдущей модификации стала ходовая часть. Она состояла из восьми сдвоенных обрезиненных опорных катков малого диаметра на борт, сблокированных попарно в четыре тележки, подвешенные на двух полуэллиптических листовых рессорах. На каждой тележке устанавливался амортизатор фирмы Fichtel & Sachs. Количество поддерживающих катков увеличили до трёх. Направляющее и ведущее колёса остались без изменений. Длина опорной поверхности гусениц сократилась с 3400 до 3200 мм.

Новый тип ходовой части позволил танку развивать максимальную скорость 35 км/ч. Масса танка возросла до 15,9 т.

Также подверглись изменениям конструкция вентиляционных отверстий силового отделения, выхлопная система и люки доступа к агрегатам механизма поворота на верхнем лобовом листе корпуса. Ближе к корме перенесли антенну радиостанции FuG 5. Наконец, на танках Ausf.B устанавливалась новая командирская башенка, аналогичная применённой на танке Pz.IV Ausf.A.

Pz.III Ausf.C

Машины модификации С почти не отличались от Ausf.B. Несколько другой стала схема подвески, в которую теперь входили три полуэллиптических листовых рессоры. Амортизаторы сохранились только в подвесках передней и задней тележек. Вновь подверглась изменениям система выхлопа, а также были внесены улучшения в конструкцию планетарного механизма поворота. Масса танка возросла до 16 т. С середины 1937 по январь 1938 года фирма Daimler-Benz изготовила 15 танков этой модификации.

Pz.III Ausf.D

С января по июнь 1938 года велось производство боевых машин модификации D. За шесть месяцев было изготовлено аж 30 танков этой версии! (В ряде источников приводится другое число — 50, но автору оно представляется маловероятным, поскольку плохо соотносится с общим количеством танков, выпущенных в 1938 году.)

Pz.III Ausf.D. Польша, сентябрь 1939 года. Теоретически механик-водитель и стрелок-радист могли пользоваться для посадки в танк люками доступа к агрегатам трансмиссии. Однако совершенно очевидно, что в боевой обстановке сделать это было практически невозможно.

Варианты командирских башенок.

Колонна танков Pz.III Ausf.E из состава 2-й танковой дивизии движется по железнодорожным путям в горной местности. Греция, май 1941 года.

Подвеска Pz.III вновь была доработана, но и на этот раз незначительно — рессоры передней и задней тележек установили наклонно. Переделали также кормовую часть корпуса и крышу моторного отделения, в которой ликвидировали жалюзи. Зато появились отверстия для притока воздуха в бортах машины. На Ausf.D устанавливалась шестискоростная коробка передач ZF SSG76.

Толщина брони корпуса и башни возросла до 30 мм (у первых пяти танков её сохранили прежней — 14,5 мм), в результате чего масса машины достигла 19,8 т. Она получила новую командирскую башенку с пятью смотровыми щелями, а также новые ведущие и направляющие колёса.

Pz.III Ausf.E

Первая относительно крупносерийная (во всяком случае, по немецким меркам тех лет) версия Pz.III — с октября 1938 по октябрь 1939 года изготовлено 96 единиц. Интересно отметить, что согласно заказу, выданному в январе 1939 года, немецкая промышленность должна была выпустить 1250 танков Pz.III. Однако в связи с тем, что к концу мая удалось изготовить лишь 10 машин, заказ был сокращён на 500 единиц. В последующие два месяца из заводских цехов вышли только 19 боевых машин, а заказ сократили ещё на 200 единиц. Выполнить его до начала Второй мировой войны так и не удалось.

На Ausf.E была применена полностью новая ходовая часть, включавшая в себя шесть сдвоенных обрезиненных опорных катков на борт и торсионную подвеску. В подвесках первого и шестого опорных катков установили амортизаторы. Изменились поддерживающие катки и ленивец. Танк оснастили двигателем Maybach HL 120TR мощностью 300 л.с. и десятискоростной коробкой передач Variorex SRG 328–145.

Курсовой пулемёт размещался в новой шаровой установке Kugelblende 30. Механик-водитель получил комбинированный (смотровая щель с триплексом и перископ) прибор наблюдения Fahrersehklappe 30. Крышки бортовых башенных люков стали двухстворчатыми. В нижних бортовых листах корпуса между верхней ветвью гусениц и опорными катками появились эвакуационные люки. Несколько видоизменились люки моторного отделения. Остальные узлы и агрегаты танка, включая вооружение, изменений не претерпели. В 1940–1941 году часть машин модификации E была перевооружена 50-мм пушками KwK 38.

В ходе войны некоторое количество Pz.III Ausf.E переоборудовали в машины передовых артиллерийских наблюдателей и БРЭМ.

Pz.III Ausf.F

Незначительно модернизированный вариант Ausf.E. Обе машины по внешнему виду были практически идентичны. Танки варианта F поздних выпусков имели защиту башенного погона от пуль и осколков, предохранявшую от заклинивания, дополнительные приборы наружного освещения и новую командирскую башенку.

С октября 1939 по июль 1940 года заводские цеха покинули 435 танков Ausf.F. Выпуск столь большой серии боевых машин в намеченные сроки оказался не под силу фирме Daimler-Benz, и к производству подключились фирмы FAMO, MAN, Alkett и Henschel.

Pz.III Ausf.F mit 5 cm KwK 38.

Pz.III Ausf.F, перевооружённый 50-мм пушкой. Кроме нового орудия, на этой машине установлено дополнительное бронирование лобового листа корпуса.

Варианты масок у танков с разными пушками.

В июне 1940 года появились первые 10 танков этой модификации, вооружённые 50-мм пушкой KwK 38 с длиной ствола 42 калибра. Установка новой пушки потребовала переделки лобовой части башни. На танках с 37-мм орудием маска располагалась как бы внутри башни, а на машинах с 50-мм — снаружи. Количество спаренных пулемётов сократили до одного.

Pz.III Ausf.G

Производство танков Ausf.G началось в апреле — мае 1940 года и продолжалось до февраля 1941-го. За это время было выпущено около 600 единиц.

В конструкцию машины внесли много мелких изменений. Броню кормы корпуса увеличили с 21 до 30 мм. На крыше башни появился электрический вентилятор, закрытый броневой крышкой, и лючок для стрельбы из ракетницы. На корме башни стали крепить ящик для снаряжения, получивший прозвище «ящик Роммеля», — впервые они появились на танках Африканского корпуса. На машинах поздних выпусков устанавливались новые командирские башенки с пятью смотровыми приборами, унифицированные с башенками танков Pz.IV. Ширину гусениц довели до 400 мм, установили новые ведущие и направляющие колёса.

Часть боевых машин модификации G изготовили в тропическом варианте Ausf.G (trop), с более мощной системой охлаждения и усиленными воздушными фильтрами. Этапным же изменением в конструкции танка стала замена вооружения. После завершения французской кампании, в августе 1940 года, был поднят вопрос об усилении огневой мощи Pz.III. В этой связи часто упоминается достаточно любопытный факт: расхождение во взглядах фюрера и Службы вооружения сухопутных войск. Гитлер якобы потребовал установить на танк 50-мм пушку с длиной ствола в 60 калибров, но вооруженцы ослушались и остановили свой выбор на «короткой» 50-мм пушке с длиной ствола в 42 калибра. На самом же деле установить 60-калиберную пушку в «тройку» в тот момент не представлялось возможным, поскольку испытания нового орудия начались только 1 августа 1940 года и продолжались до зимы 1942-го. Что касается 42-калиберной пушки, то её серийное производство началось в конце июня 1940 года — и альтернативы ей не было.

Pz.III Ausf.G ранних выпусков с 50-мм пушкой. 10-я танковая дивизия, Восточный фронт, 1941 год. Эта машина оборудована для подводного хода, возможно, по этой причине на надгусеничной полке установлен нештатный ящик ЗИП, большего, чем обычно, размера.

В июле их месячный выпуск достиг 40 штук, а к осени 1941-го ежемесячно изготавливалось 250 орудий. Быстрому освоению новой пушки способствовало её конструктивное подобие 37-мм орудию. Производство последнего прекратили в августе 1940 года, но ещё вплоть до октября его продолжали устанавливать в танки. Впрочем, со временем все они были заменены 50-мм пушками.

Pz.III Ausf.H

В октябре 1940 года заводы MAN, Alkett, Henschel, Wegmann, MNH и MIAG начали производство боевых машин версии H. До апреля следующего года было выпущено 310 единиц. Первоначальный заказ на 759 танков сократили в пользу следующей модификации — Ausf.J.

Важнейшие изменения на Ausf.H затронули кормовую часть башни — теперь она изготавливалась из цельной гнутой 30-мм бронеплиты. На лобовую часть корпуса наваривался дополнительный 30-мм броневой лист, в котором выполнялись вырезы под смотровой прибор механика-водителя и установку курсового пулемёта. Таким образом, лобовая броня корпуса увеличилась до 60 мм.

Подобно танкам Ausf.G поздних выпусков, машины версии H оснащались новыми командирскими башенками, 400-мм гусеницами массой 700 кг каждая, новыми ведущими направляющими колёсами. Передние поддерживающие катки сместили вперёд, ближе к амортизаторам. На танках взамен десятискоростных устанавливались шестискоростные механические синхронизированные коробки передач типа Maybach SSG77.

В результате всех нововведений масса танка возросла до 21,6 т.

Шаровая установка пулемёта MG 34 Kugelblende 30.

Характерные отличия кормовых частей башен.

Pz.III Ausf.J

Следующая модификация танка Pz.III — J — находилась в серийном производстве с марта 1941 по июль 1942 года.

Лобовой броневой лист корпуса довели до 50 мм. В связи с этим в лобовом листе были смонтированы шаровая установка Kugelblende 50 для пулемёта MG 34 (аналогичная используемой на танках Pz.IV Ausf.F) и смотровой прибор механика-водителя Fahrersehklappe 50 с бинокулярным перископом KFF 2. Броневая защита башни и бортов корпуса осталась прежней — 30 мм, щита маск-установки пушки — 20 мм.

Изменилась конструкция буксирных крюков, двухстворчатые крышки люков доступа к агрегатам трансмиссии заменили на одностворчатые (на танках поздних выпусков так же поступили с люками доступа к двигателю), воздушные фильтры перенесли с моторной перегородки на карбюраторы. Внесли и много других, более мелких усовершенствований.

Самым же важным нововведением стала установка новой пушки. Первые 1549 танков Ausf.J ещё были вооружены 50-мм пушкой KwK 38 с длиной ствола в 42 калибра. С января 1942 года в танки начали устанавливать 50-мм пушку KwK 39 с длиной ствола в 60 калибров, обладавшую большей бронепробиваемостью. Такие орудия получили 1067 танков Ausf.J.

Замена пушки стала насущной необходимостью после первых же сражений на Восточном фронте. Здесь выяснилось, что Pz.III, предназначавшийся по замыслу именно для борьбы с танками противника, мог пробить броню советского тяжёлого танка КВ только с дистанции 200 м. При этом наши машины легко поражали «тройки» с дистанции 500 м. Новая пушка позволила хотя бы частично уравнять шансы и увеличить дальность эффективного огневого боя с советскими танками до 500 м.

Этот Pz.III из 13-й танковой дивизии вермахта, подбитый на Северном Кавказе в районе Орджоникидзе осенью 1942 года, — характерный пример «промежуточной модификации», которые порой возникали в процессе модернизаций и ремонтов. Судя по ходовой части и корпусу, эта машина — модификации F, однако башня — от Ausf.H или G поздних выпусков.

Pz.III Ausf.J.

Характерные отличия носовых частей корпуса.

Pz.III Ausf.L

Появление следующего нарианта Pz.III связано с попыткой установки на Ausf.J башни танка Pz.IV Ausf.G с длинноствольной 75-мм пушкой. Однако башня от «четвёрки» на «тройке» не прижилась, поэтому последовала санкция выпускать новую серию танков с прежним вооружением.

С июня по декабрь 1942 года было изготовлено 653 (по другим данным — 703) танка модификации L.

Танки получили модернизированную маск-установку, одновременно выполнявшую функцию противовеса 50-мм пушки. Лобовую броню вновь усилили 20-мм плитой, имевшей вырезы под приборы наблюдения механика-водителя и курсовой пулемёт. Были ликвидированы смотровой лючок заряжающего в бронировке пушки и смотровые щели в бортах башни. Масса танка возросла до 22,7 т. Машины, предназначавшиеся для Африканского корпуса, получили более мощную систему охлаждения двигателя. Кроме того, воздух для него поступал из боевого отделения через усиленные воздушные фильтры. Также было сокращено число люков в надмоторной крыше.

Одну машину Ausf.L в опытном порядке вооружили 50-мм противотанковой пушкой PaK 38.

Pz.III Ausf.J во время испытаний на НИБТПолигоне в Кубинке под Москвой. 1946 год.

Pz.III Ausf.M

Последняя модификация Pz.III, вооружённая 50-мм пушкой. Первоначальный заказ составлял 1000 единиц, но невысокая эффективность 50-мм пушек в борьбе с советскими танками заставила Службу вооружения сухопутных войск сократить заказ до 250 машин. Ещё 165 уже готовых шасси были переоборудованы в штурмовые орудия StuG III, а ещё 100 — в огнемётные танки Pz.III (Fl). Часть машин изготовили уже в версии N, то есть вооружёнными 75-мм пушкой.

Pz.III Ausf.L.

Pz.III Ausf.L в экспозиции музея на Абердинском полигоне в США. Хорошо видно дополнительное бронирование корпуса и башни. Обращают на себя внимание дымовые гранатомёты на башне, формально устанавливавшиеся, начиная с модификации М.

Машины модификации М, выпускавшиеся с октября 1942 по февраль 1943 года, незначительно отличались от Ausf.L. Так, на бортах башни смонтировали по три мортирки для запуска дымовых гранат калибра 90 мм. Эвакуационные люки в бортах корпуса ликвидировали, что позволило увеличить боекомплект пушки с 84 до 98 выстрелов. Выхлопное оборудование было приспособлено для преодоления без подготовки бродов глубиной до 1,3 м (предыдущие версии «тройки» могли преодолевать брод глубиной до 0,8 м). Фары перенесли с лобового листа корпуса на крылья. Танки Ausf.M получили кронштейны для крепления противокумулятивных экранов, установку зенитного пулемёта на командирской башенке и некоторые другие мелкие усовершенствования.

Pz.III Ausf.N

Последняя модификация Pz.III в качестве линейного танка. При изготовлении боевых машин этой версии использовались корпуса и башни танков модификаций L и М. Производство началось в июне 1942-го и завершилось в августе 1943 года выпуском 663 танков. Ещё 37 машин были переделаны в Ausf.N в ходе ремонта боевых машин других модификаций.

Наиболее важным изменением стала установка 75-мм пушки KwK 37 с длиной ствола 24 калибра, аналогичной применявшейся на танках Pz.IV Ausf.А — F1. От танков Pz.IV поздних модификаций позаимствовали и командирскую башенку с одностворчатым люком и толщиной брони 100 мм. В остальном Ausf.N были подобны машинам двух предшествующих модификаций. Боевая масса танка достигла 23 т.

Конструкция дополнительного бронирования корпуса Ausf.L.

20 октября 1943 года Гитлеру продемонстрировали танк Ausf.N, приспособленный для езды по рельсам, — своего рода бронедрезину. Машину разработала венская фирма Saurer. Движение по рельсам осуществлялось с помощью четырёх железнодорожных скатов небольшого диаметра. Ходовая часть танка была несколько переделана, чтобы скаты могли убираться при переходе на гусеничный ход. Крутящий момент отбирался от двигателя танка. Всё штатное вооружение сохранялось без изменений. Скорость при движении по рельсам достигала 100 км/ч. Железнодорожный танк — Schienen-Ketten Fahrzeug SK1 — предполагалось использовать для охраны железных дорог, а также ввести в штат бронепоездов.

В конце 1942 — начале 1943 года изготовили два или три прототипа. Однако, несмотря на довольно успешные испытания, дальнейшее производство этих машин развёрнуто не было.

* * *

В течение 1938–1943 годов значительную часть танков модификаций D, Е, Н, J и М выпустили в командирском варианте — Panzerbefehlswagen.

Первой машиной этого типа стал танк Pz.Bf.Wg.III Ausf.D1. Внешне он был почти неотличим от линейного танка Ausf.D, но его башня приваривалась к корпусу, а пушка представляла собой макет из дерева и металла. Кроме того, отсутствовал курсовой пулемёт. По бортам корпуса были прорезаны дополнительные смотровые щели и бойницы для стрельбы из личного оружия. По периметру крыши моторного отделения устанавливалась рамочная антенна, а на правом борту корпуса — штыревая, длиной 1,4 или 2 м. Вооружение состояло лишь из одного пулемёта MG 34, установленного в башне. Внутри машины были оборудованы рабочие места для командира, офицера связи и двух радистов (помимо них в экипаж, разумеется, входил и механик-водитель). Здесь же имелся складной столик для работы с картами. Наблюдение велось через пять смотровых щелей и стереотрубу, устанавливаемую в командирской башенке. Танки оснащались (в различных комбинациях) радиостанциями FuG 6, FuG 7, FuG 8 и FuG 13. В зависимости от этого можно выделить три варианта машин: Sd.Kfz.266, Sd.Kfz.267 и Sd.Kfz.268. С июня 1938 по март 1939 года цеха фирмы Daimler-Benz покинули 30 танков этого типа.

Pz.III Ausf.M и Pz.III Ausf.M с противокумулятивными экранами.

Командирский танк Pz.Bf.Wg.III Ausf.D1. Польша, сентябрь 1939 года.

Огнемётный танк Pz.III (Fl) по внешнему виду был почти неотличим от линейной версии.

Характерные отличия танков.

Следующая серия командирских машин из 45 единиц изготавливалась на базе танка Pz.III Ausf.E с июля 1939 по февраль 1940 года и по конструкции ничем, кроме ходовой части, не отличалась от машин предыдущей версии.

Производство таких танков продолжалось вплоть до января 1942 года с использованием шасси Pz.III Ausf.H и Ausf.J. Было выпущено 145 и 30 единиц соответственно.

В дальнейшем конструкция командирских танков изменилась. Их стали переоборудовать из линейных Pz.III Ausf.J с сохранением основного вооружения — 50-мм пушки KwK 38. Демонтировался только курсовой пулемёт, а боекомплект пушки сокращался до 75 выстрелов. В результате высвобождалось место для размещения трёх радиостанций: FuG 5, FuG 7 и FuG 8. В дополнение к штатным приборам наблюдения на машине устанавливался перископический прибор TSF 1. Эти танки выпускались двумя сериями с августа по ноябрь 1942 года (81 единица) и с мая по сентябрь 1943-го (104 единицы). Поступали они в основном во вновь формируемые танковые части войск СС.

Последнюю серию командирских танков из 50 машин изготовили на базе Pz.III Ausf.M с декабря 1942 по февраль 1943 года. Они вооружались 50-мм пушкой KwK 39 с боекомплектом 65 выстрелов, установленной в уменьшенной маске, а в остальном представляли собой полное подобие машинам Pz.Bf.Wg.III Ausf.J.

Tauchpanzer III. Характерные фланцы вокруг маски пушки и пулемёта предназначались для крепления резиновых кожухов.

В октябре 1942 года Служба вооружений приняла решение о выпуске партии огнемётных танков на базе Pz.III. В соответствии с этим решением фирма MIAG передала 100 машин модификации M без вооружения фирме Wegmann AG для переделки их в огнемётные. Эта фирма имела уже достаточный опыт подобных работ, накопленный при переоборудовании танков Pz.II и трофейных французских танков B1bis в огнемётные. Вместо пушки в башне Pz.III устанавливалась стальная труба длиной 1,5 м, являвшаяся защитным кожухом для 14-мм ствола огнемёта. Рабочее давление в стволе, достигавшее 15 МПа, создавалось с помощью вспомогательного двухтактного двигателя DKW мощностью 3 л.с. Перед стрельбой оба бака с огнесмесью ёмкостью по 100 л каждый в течение пяти минут нагревались горячей водой, поступавшей из системы охлаждения двигателя танка. Расход огнесмеси — 8 л/мин — позволял производить 125 односекундных выстрелов. Дальность стрельбы достигала 55 м. Углы наведения огнемёта по вертикали колебались в пределах от -8° до +20°, по горизонтали — 360°. Вспомогательное вооружение — два пулемёта MG 34 — находилось на своих штатных местах; в их боекомплект входило 3750 патронов. Экипаж танка Pz.III (Fl) состоял из трёх человек — командира (он же стрелок-огнемётчик), стрелка-радиста и механика-водителя. Масса танка равнялась 23 т. Заказ на изготовление огнемётных машин был выполнен к апрелю 1943 года, и большинство из них отправили на Восточный фронт.

В период с февраля 1943 по апрель 1944 года 262 танка Pz.III модификаций Е — G были переоборудованы в машины передовых артиллерийских наблюдателей — Panzerbeobachtungswagen III (Sd.Kfz.143), предназначенных для частей самоходной артиллерии. Танки получили 30-мм дополнительный броневой лист в лобовой части корпуса, при этом амбразура пулемёта заделывалась. В новой маск-установке на месте пушки был смонтирован пулемёт MG 34. Правее него к бронировке маски приваривалась стальная труба — имитация орудия. Машина оснащалась радиостанциями FuG 8 и FuG 4. В башне имелся прибор наблюдения TBF 2.

В ходе подготовки к высадке на Британские острова (операция Seelöwe — «Морской лев») 168 танков Pz.III Ausf.F, G и Н и несколько командирских Pz.Bf.Wg. Ausf.E оснастили оборудованием подводного хода.

Все люки и щели в башне и корпусе загерметизировали с помощью разного рода резиновых прокладок и чехлов, а также битумной замазки. Воздух в танк подавался через резинотканевый рукав длиной 18 м и диаметром 200 мм. На внешнем конце рукава крепился поплавок, удерживавший его на поверхности воды. К этому же поплавку крепилась радиоантенна. Для откачки воды, которая могла бы поступать в танк, был установлен дополнительный откачивающий насос. При подводном движении двигатель танка охлаждался морской водой. Члены экипажа имели в своём распоряжении индивидуальные дыхательные средства, заимствованные у подводников. Переоборудованные таким образом танки, получившие название Tauchpanzer III, должны были доставляться к берегам Англии на специальных баржах и на 15-м глубине опускаться в воду с помощью крана. Для выдерживания направления движения под водой предназначался гирокомпас. Кроме того, корректировка направления могла осуществляться по радио с поверхности моря.

Из танков подводного хода Pz.III и Pz.IV и плавающих танков Pz.II сформировали 18-й танковый полк, развёрнутый в 1941 году в бригаду, а затем — в 18-ю танковую дивизию. Часть машин поступила на вооружение 6-го танкового полка 3-й танковой дивизии. Эти части проходили подготовку на полигоне Миловицы в Протекторате Чехии и Моравии. Поскольку высадка на берега «Туманного Альбиона» не состоялась, Tauchpanzer III перебросили на восток. В первые часы операции «Барбаросса» они по дну форсировали Западный Буг. В дальнейшем их использовали как обычные танки.

Схема движения Tauchpanzer III под водой.

Ещё раз применить эти машины по назначению планировалось при подготовке десантной операции на Мальту, но операция не состоялась.

К концу 1943 года началось интенсивное переоборудование линейных танков Pz.III в различные машины технической помощи.

Так, часть танков переоборудовали в БРЭМ Bergepanzer III. При этом вместо башни монтировался кран грузоподъёмностью до 1 т и деревянная грузовая платформа. Из штатного вооружения сохранялся только курсовой пулемёт MG 34. Прототип машины испытывался в марте 1944 года на Куммерсдорфском полигоне, после чего последовал заказ на 240 БРЭМ. Правда, с апреля 1944 по март 1945 года заводские цеха покинули только 176 машин этого типа. Они поступали, главным образом, в части самоходной артиллерии, вооружённые штурмовыми орудиями StuG III.

Одну БРЭМ оснастили специальным якорем больших размеров, с помощью которого она могла зацепиться за грунт. После этого установленной на ней лебёдкой можно было вытащить застрявшую технику массой до 15 т. Якорь перевозился за БРЭМ на специальном прицепе.

В 1943 году небольшое число Pz.III Ausf.L и М переоборудовали в инженерные машины. Башни снимались, а на их месте монтировалось различное оборудование и крепления для перевозки двух малых штурмовых мостов. Некоторое количество Pz.III ранних выпусков (модификации Е и G) переделали в подвозчики боеприпасов Munitionsschlepper III и артиллерийские тягачи.

Следует отметить, что значительное число высвободившихся в результате переоборудования танковых башен было установлено в качестве огневых точек на различных фортификационных сооружениях, в частности на «Атлантическом валу» и в Италии на «Линии готов». Только в 1944 году на эти цели пошло 110 башен.

В 1945-м начались работы по оснащению шасси танков Pz.III башнями ЗСУ Wirbelwind или Ostwind. Было заказано 90 машин, но ни одна так и не была выпущена.

Из стадии опытного образца не вышел и специальный танк-тральщик Minenraumpanzer III. Эта машина имела ходовую часть особой конструкции с мощной системой амортизации, позволявшей выдерживать взрывы мин. Кроме того, танк оборудовался и катковым минным тралом.

Говоря об опытных образцах, необходимо упомянуть боевую машину, которая разрабатывалась на замену Pz.III. Задание на проектирование нового танка 20-тонного класса в мае 1938 года получила фирма Daimler-Benz. Зимой 1939/40 года был изготовлен прототип танка VK 2001 (DB), оснащённый дизелем Daimler-Benz МВ809 мощностью 400 л.с. В качестве альтернативы ему предлагался, впрочем, и карбюраторный Maybach HL190 той же мощности. В 1941 году работы над новым танком были свёрнуты в пользу интенсивного проектирования более тяжёлых машин.

Производство танков Panzer III

Помимо генподрядчика — фирмы Daimler-Benz AG в Берлин-Мариенфельде, к производству Pz.III и различных боевых машин на его базе в разное время привлекалось ещё семь немецких фирм: Henschel & Sohn AG в Касселе, MAN (Maschinenfabrik Augsburg-Nürnberg) в Нюрнберге, Alkett (Altmärkische Kettenfabrik GmbH) в Берлине, FAMO в Бреслау, Wegmann Waggonfabrik AG в Касселе, MNH (Maschinenfabrik Niedersachsen-Hannover) в Ганновере и MIAG (Mühlenbau und Industrie AG) в Брауншвейге.

Наиболее крупным производителем Pz.III была фирма Alkett. Фирма Wegmann выпускала «тройки» с 1937 до середины 1942 года. Первые пять машин этого типа покинули цеха фирмы Henschel в апреле 1939 года. Наивысший объём месячного производства — 63 танка — был достигнут здесь в октябре 1942-го, а спустя месяц Henschel завершила выпуск Pz.III.

Что касается фирмы MIAG, то есть возможность указать точное количество выпущенных ею танков.

Всего же этой фирмой был выпущен 1091 танк. Заводы MAN с 1939 по 1943 год изготовили 794 Pz.III. Фирма MNH подключилась к производству «троек» с 1940 года с ежемесячной программой выпуска 30 танков. С ноября 1940 года средний темп сборки на заводах FAMO и Daimler-Benz составлял 26 машин в месяц.

В 1942 году 502 «тройки» были собраны на заводе ВММ (Böhmish-Mährische Maschinenfabrik) в Праге из доставленных туда «машинокомплектов».

Узлы и агрегаты для Pz.III изготавливались на многочисленных предприятиях-смежниках, в том числе на фирмах Škoda (Прага), Brandenburger Eisenwerke GmbH (Бранденбург), Deutsche Edelstahlwerke AG (Крефельд), Ferrum Werk AG (Катовице) и других. Что касается количества выпущенных машин, то указать абсолютно точные данные возможности нет. Предлагаемая читателям таблица является результатом анализа нескольких зарубежных и отечественных источников. Цифры, приводимые в ней, представляются автору наиболее достоверными.

Несколько слов об экспортных поставках Pz.III, которые были весьма незначительными. В сентябре 1942 года 10 танков модификации M получила Венгрия. Ещё 10–12 машин передали венграм в 1944 году. В конце 1942 года 11 машин Ausf.N поставили в Румынию. В 1943 году 10 танков заказала Болгария, но в итоге немцы заменили «тройки» на Pz.38(t). Словакия получила 7 Ausf.N в 1943-м. Несколько машин модификаций N и L состояли на вооружении хорватских войск. Турция планировала приобрести 56 машин вариантов L и M, но планы эти реализовать не удалось. Таким образом, в армии союзных Германии государств поступило не более 50 Pz.III.

После демонтажа башни часть танков переоборудовали в подвозчики боеприпасов Munitionsschlepper III.

ОПИСАНИЕ КОНСТРУКЦИИ

Компоновка танка — классическая, с передним расположением трансмиссии.

Внутри корпус танка делился на три отделения: управления (оно же — трансмиссионное), боевое и моторное.

Отделение управления находилось в носовой части танка. В нём размещались приводы управления, приборы, контролировавшие работу двигателя, главный фрикцион, коробка передач, планетарный механизм поворота, пулемёт в шаровой установке, радиостанция, сиденья механика-водителя и стрелка-радиста.

Боевое отделение занимало среднюю часть танка. В нём размещались вооружение, боекомплект, приборы прицеливания и наблюдения. Здесь же были рабочие места командира танка, наводчика и заряжающего. Над полом боевого отделения проходил карданный вал, закрытый кожухом.

Моторное отделение располагалось за боевым, в кормовой части танка. В нём устанавливались двигатель, масляный бак, топливный бак и радиаторы системы охлаждения.

Отделение управления:

1 — курсоуказатель; 2 — бортовая передача; 3 — триплекс; 4 — рычаги управления; 5 — панель приборов; 6 — коробка передач; 7 — рычаг переключения передач.

КОРПУС танка сваривался из катаных броневых листов хромоникелевой стали с поверхностной цементацией. Отдельные части корпуса соединялись болтами и угольниками. По обе стороны корпуса над вторым и третьим опорными катками в танках модификаций Е — L имелись эвакуационные люки. На крыше моторного отделения находились четыре люка — два больших и два малых — для доступа к агрегатам силовой установки, а в днище корпуса — люки для спуска воды, бензина и масла и для доступа к двигателю и коробке передач. В передней верхней части бортов корпуса были предусмотрены лючки для наблюдения со стёклами триплекс, закрывавшиеся броневыми заслонками (у танков Ausf.A — D лючок имелся только слева, у места механика-водителя).

В лобовом листе корпуса слева располагались смотровой прибор механика-водителя, включавший в себя стеклоблок триплекс, закрываемый массивной откидной (Ausf.A — D) или сдвижной (Ausf.E — N) заслонкой, и бинокулярный перископический прибор наблюдения KFF 1 (Ausf.A — D) или KFF 2 (Е — N). Последний, если в нём не было необходимости, сдвигался вправо, и механик-водитель мог вести наблюдение через стеклоблок.

БАШНЯ — шестигранная, сварная, размещалась симметрично относительно продольной оси танка. В передней части башни, в маске устанавливались пушка, пулемёт (у модификаций A — G с 37-мм пушкой — два пулемёта) и телескопический прицел. Справа и слева в маске делались лючки для наблюдения со стёклами триплекс (у вариантов L — N лючок только слева). Лючки закрывались наружными броневыми заслонками изнутри башни.

Схема бронирования среднего танка Pz.III.

Компоновка танка Pz.III.

Механизм поворота башни — механический, с двойным приводом управления, выведенным к заряжающему (справа от пушки) на отъёмную рукоятку и к наводчику (слева от пушки) на маховичок. Кроме этого, имелся рычаг переключения шестерён механизма для ускоренного или замедленного поворота башни.

В задней части крыши башни устанавливалась командирская башенка с люком, закрывавшимся двухстворчатой крышкой. На части машин Ausf.N поздних выпусков устанавливалась заимствованная у танка Pz.IV Ausf.G командирская башенка, имевшая одностворчатую крышку. Башенка была оборудована восемью (Ausf.A — С) или пятью (D — N) смотровыми щелями со стёклами триплекс.

Для посадки и высадки членов экипажа служили люки с одностворчатыми и двухстворчатыми (начиная с варианта Е) крышками в бортах башни. В крышках люков и бортах башни устанавливались смотровые приборы (у модификаций L, М и N приборы в бортах башни отсутствовали). На кормовом листе башни имелись два лючка для стрельбы из личного оружия.

ВООРУЖЕНИЕ. Основное вооружение танков модификаций А — G — пушка 3,7 cm KwK L/45 калибра 37 мм фирмы Rheinmetall-Borsig. Длина ствола — 45 калибров (1717 мм). Масса — 195 кг. Вертикальная наводка — от -10° до +20°. Затвор — клиновой, вертикальный, полуавтоматический. Спуск — электрический. Скорострельность 15–18 выстр./мин. В боекомплект пушки входили выстрелы с бронебойными PzGr (масса 0,685 кг, начальная скорость 745 м/с), подкалиберными PzGr 40 (0,368 кг, 1020 м/с) и осколочно-фугасными SprGr 18 (0,615 кг, 725 м/с) снарядами. Боекомплект состоял из 150 (Ausf.A), 121 (В — D) или 131 (Е — G) выстрела.

Танки модификаций G — J вооружались пушкой 5 cm KwK 38 L/42 калибра 50 мм, также разработанной конструкторами фирмы Rheinmetall-Borsig. Длина ствола — 42 калибра (2100 мм). Масса — около 400 кг. Углы вертикального наведения от -10° до +20°. Затвор — вертикально-клиновой, с полуавтоматикой копирного типа. Спусковой механизм — электрический, устанавливался на рукоятке маховика поворотного механизма. Скорострельность 15 выстр./мин. Противооткатные устройства состояли из гидравлического тормоза отката и гидропневматического накатника и располагались по бокам ствола: с правой стороны — тормоз отката, с левой — накатник. Для стрельбы из пушки KwK 38 использовались унитарные выстрелы с бронебойными снарядами PzGr и PzGr 39 (масса 2,06 кг, начальная скорость 685 м/с), подкалиберными PzGr 40 (0,925 кг, 1050 м/с) и осколочно-фугасными SprGr 38 (1,823 кг, 450 м/с). Боекомплект танков этих модификаций состоял из 97–99 выстрелов.

Компоновка башни танка Pz.III:

1 — 50-мм пушка; 2 — пулемёт MG 34; 3 — телескопический прицел; 4 — маховик поворотного механизма башни; 5 — сиденье наводчика; 6 — сиденье заряжающего; 7 — сиденье командира; 8 — рукоятка стопора башни; 9 — маховик подъёмного механизма пушки; 10 — ограждение пушки.

Боевые машины вариантов J — М вооружались пушкой 5 cm KwK 39 L/60 калибра 50 мм. Длина ствола — 60 калибров (3000 мм). Масса — 435 кг. Тип затвора, принцип действия полуавтоматики, противооткатные устройства, спусковой механизм и многие другие узлы орудия были идентичны пушке KwK 38. Основное отличие заключалось в большей длине зарядной каморы, связанной с увеличившейся с 288 до 420 мм длиной гильзы. Для стрельбы использовались выстрелы с бронебойными снарядами PzGr KwK 39 и PzGr 39 KwK 39 (масса 2,06 кг, начальная скорость 835 м/с), подкалиберными PzGr 40 KwK 39 (0,925 кг, 1190 м/с) и PzGr 40/1 KwK 39 (1,07 кг, 1130 м/с) и осколочно-фугасными SprGr 38 KwK 39 (1,82 кг, 550 м/с). Число выстрелов в боекомплекте колебалось с 84 (Ausf.J) до 92 (Ausf.L и М).

Экипаж танка Pz.III Ausf.F 16-й танковой дивизии за чисткой орудия. 1941 год. Машина прошла значительную модернизацию, в ходе которой на ней установлена 50-мм пушка, усилено бронирование лобового листа подбашенной коробки и верхнего и нижнего лобовых листов корпуса. Несмотря на это, экипаж, где только можно, навесил на машину гусеничные траки.

Танки Pz.III Ausf.N вооружались пушкой 7,5 cm KwK 37 калибра 75 мм. Длина ствола — 24 калибра (1765,3 мм). Масса — 490 кг. Вертикальная наводка — от -10° до +20°. Пушка имела вертикальный клиновой затвор и электроспуск. В её боекомплект входили выстрелы с бронебойными снарядами KgrRotPz (масса 6,8 кг, начальная скорость 385 м/с), кумулятивными Gr 38Н1/А, Gr 38Н1/В и Gr 38Н1/С (4,44:4,8 кг, 450:485 м/с), дымовыми NbGr (6,21 кг, 455 м/с) и осколочно-фугасными (5,73 кг, 450 м/с). Боекомплект пушки состоял из 56 выстрелов у танков, переоборудованных из Ausf.L, и 62 выстрелов у танков, переоборудованных из Ausf.M.

У модификаций A — G с 37-мм пушкой были спарены два пулемёта MG 34 фирмы Rheinmetall-Borsig калибра 7,92 мм. Третий такой же пулемёт устанавливался в лобовом листе корпуса. Боекомплект пулемётов состоял из 4425 патронов. У танков вариантов G — М с 50-мм пушкой был спарен только один пулемёт MG 34. Второй размещался в лобовом листе корпуса в шаровой установке Kugelblende 30 (Ausf.E — Н) или Kugelblende 50 (Ausf.J — N). На командирских башенках танков вариантов L — N на специальном устройстве Fliegerbeschußgerät 41 или 42 можно было разместить зенитный пулемёт. Боекомплект пулемётов на машинах с 50-мм пушками колебался от 2700 до 4950 патронов.

Место стрелка-радиста:

1 — прицел; 2 — пулемёт MG 34; 3 — головной упор; 4 — мешки с пулемётными лентами; 5 — сиденье.

Танки с 37-мм пушками оборудовались монокулярными телескопическими прицелами TZF 5а, с 50-мм KwK 38 — TZF 5d, с 50-мм KwK 39 — TZF 5е. В танках Ausf.N устанавливались прицелы TZF 5b. Последние имели 2,4-кратное увеличение. Курсовой пулемёт MG 34 оснащался 1,8-кратным телескопическим прицелом KZF 2.

ДВИГАТЕЛЬ И ТРАНСМИССИЯ. Танки оснащались двигателями Maybach HL 108TR, HL 120TR и HL 120TRM, 12-цилиндровыми, V-образными (развал цилиндров 60°), карбюраторными, четырёхтактными, мощностью 250 л.с. (HL 108) и 300 л.с. (HL 120) при 3000 об/мин. Диаметры цилиндров 100 и 105 мм. Ход поршня 115 мм. Степень сжатия 6,5. Рабочий объём 10 838 см3 и 11 867 см3. Все двигатели — одинаковой конструкции.

Двигатель и коробка передач танка Pz.III Ausf.E.

Топливо — этилированный бензин с октановым числом не ниже 74. В топливную систему танков Ausf.A — D входили два бензобака общей ёмкостью 300 л. Машины вариантов Е — N имели один бензобак ёмкостью 320 л, располагавшийся в кормовой части танка справа от двигателя. Расход топлива на 100 км при движении по шоссе — 287 л. Подача топлива принудительная, с помощью двух (у модификаций G — N — трёх) топливных насосов диафрагменного типа Solex ЕР100. Карбюраторов — два, марки Solex 40 JFF II.

Система охлаждения — жидкостная, с двумя радиаторами и двумя вентиляторами. Ёмкость системы охлаждения — 70 л.

Трансмиссия состояла из карданной передачи, главного фрикциона, коробки передач, механизмов поворота и бортовых передач. На танках модификаций А — С устанавливались многодисковый главный фрикцион и пятискоростная коробка передач. Машины Ausf.D оснащались шестискоростной коробкой передач. На машинах остальных модификаций использовались трансмиссии трёх типов:

— с шестискоростной механической коробкой передач и сухим главным фрикционом механического управления и механическим управлением тормозов;

— с шестискоростной механической коробкой передач и сухим главным фрикционом механического управления и гидравлическим управлением тормозов;

— с десятискоростной безвальной механической коробкой передач и работающим в масле многодисковым главным фрикционом с преселекторным пневмогидравлическим управлением и гидравлическим приводом тормозов.

На десятискоростной коробке передач устанавливался селектор преселекторной (предварительно избранной) настройки переключающего механизма на нужную передачу. Переключение передач соответственно выполненной настройке производилось пневматически. При этом выбор передач и переключение их происходили в разное время.

Компоновка среднего танка Pz.III Ausf.L:

1 — фара; 2 — курсовой пулемёт MG 34; 3 — пушка KwK 39; 4 — маск-установка с дополнительной бронезащитой; 5 — прицел TZF 5e; 6 — бронировка вентилятора; 7 — ограждение пушки; 8 — командирская башенка; 9 — ящик для снаряжения; 10 — воздушный фильтр; 11 — топливный бак; 12 — двигатель; 13 — радиатор; 14 — выхлопная труба; 15 — глушитель; 16 — вентилятор; 17 — привод вентилятора; 18 — стартёр; 19 — карданный вал; 20 — кожух карданного вала; 21 — сиденье наводчика; 22 — педаль спуска; 23 — сиденье механика-водителя; 24 — кулиса; 25 — рычаг управления; 26 — механизм поворота.

Выбор передачи осуществлялся рычажком селектора, находившимся справа от механика-водителя на коробке передач. При изменении положения рычажка новая передача не включалась, открывались лишь те или иные клапаны пневматической системы — таким образом подготавливалось включение выбранной передачи. В нужный момент механик-водитель включал передачу, нажимая на педаль. Кроме десяти передач вперёд, коробка с пневмогидравлическим преселекторным управлением имела четыре передачи назад. Переключение с переднего хода на задний и включение нейтрального положения производились рычагом реверса. Для выравнивания угловых скоростей шестерён в коробке были предусмотрены два центральных синхронизатора.

При применении механического управления главный фрикцион включался обычным способом — педалью, соединённой тягой с выжимной муфтой, а передачи — с помощью кулисы при выключенном главном фрикционе.

Крутящий момент от коробки передач передавался бортовым передачам с помощью правого и левого одноступенчатых планетарных механизмов, смонтированных в один агрегат.

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ танков модификации A состояла, применительно к одному борту, из пяти сдвоенных обрезиненных опорных катков большого диаметра, двух обрезиненных поддерживающих катков, ведущего колеса переднего расположения и направляющего колеса. Подвеска индивидуальная, пружинная.

У танков Ausf.В — D в ходовую часть входили восемь сдвоенных обрезиненных опорных катков малого диаметра на борт, сблокированных попарно в четыре тележки, подвешенных на четверть- или полуэллиптических листовых рессорах. Различия в подвеске этих танков заключались, главным образом, в количестве и расположении рессор и амортизаторов. Число поддерживающих катков увеличили до трёх. Гусеница имела ширину 360 мм.

Варианты амортизаторов.

Начиная с модификации E ходовая часть состояла из шести сдвоенных обрезиненных опорных катков диаметром 520 мм и трёх поддерживающих катков диаметром 310 мм.

Подвеска индивидуальная, торсионная. Её особенности: крепление неподвижного конца торсиона в специальном пальце, вставляемом в кронштейн; наличие направляющего устройства, предназначенного для разгрузки деталей подвески от боковых усилий; наличие гидравлических телескопических амортизаторов на 1-м и 6-м опорных катках.

Ведущие колёса переднего расположения имели два съёмных зубчатых венца по 21 зубу каждый. Зацепление цевочное.

Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, состоящие из 93–94 одногребневых траков каждая. Ширина гусеницы колебалась с 360 мм у машин модификаций Е — G до 400 мм у более поздних версий. В осенне-зимний период могла использоваться так называемая «восточная гусеница» Ostkette шириной 550 мм.

ЭЛЕКТРООБОРУДОВАНИЕ было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение 12 В. Источники: генераторы Bosch GQL 300/12-900RS36 мощностью 300 Вт (Ausf.A — D и Ausf.G), или Bosch GTLN 700/12-1500 мощностью 700 Вт (Ausf.E — F), или Bosch GTLN 600/12-1500 мощностью 600 Вт (Ausf.H — N и Flammpanzer III); два аккумулятора Bosch ёмкостью 105 А*ч. Потребители: электростартёр (для ручного запуска двигателя использовался механический стартёр инерционного типа), система зажигания, башенный вентилятор (Ausf.G — N), контрольные приборы, подсветка прицелов, приборы звуковой и световой сигнализации, аппаратура внутреннего и внешнего освещения, звуковой сигнал, спуск пушки.

СРЕДСТВА СВЯЗИ. Все танки Pz.III оснащались радиостанцией FuG 5, размещённой над коробкой передач слева от стрелка-радиста. Дальность действия 6,4 км — телефоном и 9,4 км — телеграфом.

Внутренняя связь между членами экипажа осуществлялась с помощью ТПУ и светосигнального прибора.

Тактико-технические характеристики танков Pz.III

* Часть машин Ausf.D имела броневую защиту, аналогичную Ausf.A — С, и, соответственно, меньшую боевую массу.

** В числителе — для танков, переделанных из Ausf.L, в знаменателе — из Ausf.М.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Pz.IV, как и первые «тройки», формально поступили в войска в 1938 году. Но отнюдь не в боевые части! Новые машины сосредотачивались в учебных центрах панцерваффе, укомплектованные наиболее опытными танкистами-инструкторами. В течение всего 1938 года проходили, по существу, войсковые испытания, в ходе которых выяснилась, в частности, ненадёжность ходовой части танков первых модификаций.

В ряде зарубежных и отечественных изданий указывается на участие Pz.III в аншлюссе Австрии в марте и оккупации Судетской области Чехословакии в октябре 1938 года. Однако их наличие в подразделениях 1-й и 2-й танковых дивизий вермахта, участвовавших в этих операциях, не подтверждается немецкими источниками. Возможно, танки Pz.III были доставлены туда несколько позже с целью демонстрации германской военной мощи. Во всяком случае, в боевые части первые 10 танков Pz.III были переданы лишь весной 1939 года и реально могли участвовать только в оккупации Чехии и Моравии.

Общий заказ на танки этого типа составлял 2538 единиц, из которых 244 должны были быть выпущены в 1939 году. Однако Служба вооружений приняла всего 24 машины. В результате на 1 сентября 1939 года вермахт располагал 98 из 120 выпущенных к этому времени Pz.III и 20–25 командирскими танками на его базе. Непосредственное же участие в боевых действиях против Польши приняли лишь 69 машин. Большинство из них было сосредоточено в 6-м учебном танковом батальоне (6. Panzer Lehr ), приданном 3-й танковой дивизии, входившей в состав XIX танкового корпуса генерала Г. Гудериана. Несколько машин имелось и в 1-й танковой дивизии.

К сожалению, информация о боевых столкновениях Pz.III с польскими танками отсутствует. Можно сказать только, что «тройка» имела лучшую бронезащиту и манёвренность, чем самый сильный польский танк 7TP. В разных источниках приводятся и разные цифры немецких потерь: по одним они составили 8 Pz.III, по другим — 40, причём безвозвратно были потеряны 26 единиц! К началу активных боевых действий на Западе — 10 мая 1940 года — панцерваффе располагали уже 381 танком Pz.III и 60–70 командирскими танками. Правда, в боевой готовности находились лишь 349 машин этого типа. После польской кампании немцы довели число танковых дивизий до десяти, и, хотя не все они имели стандартную структуру с двумя танковыми полками, полностью укомплектовать их штатным количеством танков всех типов не представлялось возможным. Впрочем, в этом отношении и пять «старых» танковых дивизий не слишком отличались от «новых». В танковом полку полагалось иметь 54 танка Pz.III и Pz.Bf.Wg.III. Нетрудно подсчитать, что в десяти танковых полках пяти дивизий должно было насчитываться 540 Pz.III. Однако это число было далеко от реального. Гудериан в своей книге «Воспоминания солдата» сетует по этому поводу: «Перевооружение танковых полков танками типа Т-III и T-IV, что было особенно важно и необходимо, продвигалось чрезвычайно медленно вследствие слабой производственной мощности промышленности, а также в результате консервирования новых типов танков главным командованием сухопутных сил».

Первая причина, высказанная генералом, бесспорна, вторая — весьма сомнительна. Наличие танков в войсках вполне соотносилось с количеством выпущенных к маю 1940 года машин. Как бы то ни было, немцам пришлось сосредотачивать дефицитные средние и тяжёлые танки в соединениях, действовавших на направлениях главных ударов. Так, в 1-й танковой дивизии корпуса Гудериана насчитывалось 62 танка Pz.III и 15 Pz.Bf.Wg.III; во 2-й танковой дивизии — 54 Pz.III, в других дивизиях — ещё меньше.

Pz.III оказались вполне пригодными для борьбы с французскими лёгкими танками всех типов, но значительно хуже обстояли дела при встречах со средними D2 и S35 и тяжёлыми В1bis. Немецкие 37-мм пушки не пробивали их броню. В тех же мемуарах Гудериан, вспоминая бой с французскими танками южнее Жюнивиля 10 июня 1940 года, пишет: «Во время танкового боя я тщетно пытался подбить огнём французской трофейной 47-мм противотанковой пушки французский танк «Б» (В1bis — Прим. авт.); все снаряды отскакивали от толстых броневых стенок, не причиняя танку никакого вреда. Наши 37- и 20-мм пушки также не были эффективными против этой машины. Поэтому мы вынуждены были нести потери». Что касается потерь, то панцерваффе потеряли во Франции 135 танков Pz.III.

Pz.III Ausf.F 7-го танкового полка 10-й танковой дивизии. Франция, май 1940 года.

Выгрузка танков Pz.III Ausf.G 5-го танкового полка в порту г. Триполи. 11 марта 1941 года.

Варианты бронировки прибора наблюдения механика-водителя.

Pz.III Ausf.H проезжает мимо подбитого английского танка Мк II «Матильда». Северная Африка, 1941 год.

«Тройки», как и немецкие танки других типов, принимали участие в операции на Балканах весной 1941 года. На этом театре главной опасностью для них были не малочисленные югославские и греческие танки и противотанковые пушки, а горные, подчас немощёные, дороги и плохие мосты. Серьёзные столкновения, приведшие к потерям, пусть и незначительным, произошли у немцев с английскими войсками, прибывшими в Грецию в марте 1941 года. Наиболее крупный бой произошёл при прорыве немцами Линии Метаксаса на севере страны, неподалёку от г. Птолемаиса. Танки 9-й танковой дивизии вермахта атаковали здесь 3-й Королевский танковый полк. Английские крейсерские танки A10 оказались бессильны против Pz.III (в особенности против «троек» модификации H, имевших 60-мм лобовую броню и 50-мм пушки). Положение спасла Королевская конная артиллерия — огнём 25-фунтовых орудий было подбито 15 немецких машин, в том числе несколько Pz.III. Впрочем, на развитие событий в целом это влияния не оказало: 28 апреля личный состав полка, бросив все танки, покинул Грецию.

Весной 1941 года Pz.III пришлось осваивать ещё один театр боевых действий — североафриканский. 11 марта в Триполи начали разгружаться подразделения 5-й лёгкой дивизии вермахта, насчитывавшие в своём составе до 80 «троек». В основном это были машины модификации G в тропическом исполнении (trop) с усиленными воздушными фильтрами и системой охлаждения. Спустя пару месяцев к ним присоединились боевые машины 15-й танковой дивизии. На момент прибытия Pz.III превосходил любой английский танк, применявшийся в Африке, за исключением «Матильды». Первым крупным боем в ливийской пустыне с участием Pz.III стала атака английских позиций у Тобрука 30 апреля 1941 года силами 5-го танкового полка 5-й лёгкой дивизии. Наступление, предпринятое немецкими танкистами после длительной авиационной подготовки, оказалось безрезультатным. Особенно тяжёлые потери понёс 2-й батальон 5-го полка — одних Pz.III было подбито 24 единицы. Правда, все танки были эвакуированы с поля боя, и 14 машин вскоре вернулись в строй. Надо сказать, что командующий германским Африканским корпусом генерал Роммель быстро сделал выводы, и в дальнейшем немцы фронтальных атак не предпринимали, предпочитая тактику фланговых ударов и охватов. Это было тем более важно, что к концу осени 1941 года ни Pz.III, ни Pz.IV уже не имели столь решающего, как весной, превосходства над большинством английских танков. Во время операции «Крусейдер», например, в ноябре 1941 года англичане наступали, имея 748 танков, среди которых было 213 «матильд» и «валентайнов», 220 «крусейдеров», 150 крейсерских танков более старого образца и 165 «стюартов» американского производства. Африканский корпус мог противопоставить им лишь 249 немецких (из них 139 Pz.III) и 146 итальянских машин. При этом вооружение и бронезащита большинства английских танков были аналогичны немецким, а порой их превосходили. В итоге двухмесячных боёв британские войска недосчитались 278 танков. Потери итало-немецких войск оказались сопоставимы — 292 танка.

«Русские прусских всегда бивали!» (А. В. Суворов). Этот Pz.III Ausf.G нашёл свой конец под Москвой. Западный фронт, 1941 год.

Английская 8-я армия отбросила противника почти на 800 км, но не смогла решить главную задачу — уничтожить силы Роммеля. 5 января 1942 года в Триполи прибыл конвой, доставивший 117 немецких (в основном Pz.III Ausf.J с 50-мм пушкой в 42 калибра) и 79 итальянских танков. Получив подкрепление, Роммель 21 января перешёл в наступление. За два дня немцы продвинулись на восток на 120–130 км, а англичане стремительно отступали. Закономерен вопрос: если немцы не имели ни количественного, ни качественного превосходства над противником, то чем же можно объяснить их успехи? Вот как отвечает на этот вопрос в своих воспоминаниях генерал-майор фон Меллентин (в тот период в звании майора он служил в штабе Роммеля): «По моему мнению, наши победы определялись тремя факторами: качественным превосходством наших противотанковых орудий, систематическим применением принципа взаимодействия родов войск и — последним по счёту, но не по важности, — нашими тактическими методами. В то время как англичане ограничивали роль своих 3,7-дюймовых зенитных пушек (очень мощных орудий) борьбой с авиацией, мы применяли свои 88-мм пушки для стрельбы как по танкам, так и по самолётам. В ноябре 1941 года у нас было только тридцать пять 88-мм пушек, но, двигаясь вместе с нашими танками, эти орудия наносили огромные потери английским танкам. Кроме того, наши 50-мм противотанковые пушки с большой начальной скоростью снаряда значительно превосходили английские двухфунтовые пушки, и батареи этих орудий всегда сопровождали наши танки в бою. Наша полевая артиллерия также была обучена взаимодействию с танками. Короче говоря, немецкая танковая дивизия была в высшей степени гибким соединением всех родов войск, всегда, и в наступлении и в обороне, опиравшимся на артиллерию. Англичане, напротив, считали противотанковые пушки оборонительным средством и не сумели в должной мере использовать свою мощную полевую артиллерию, которую следовало бы обучать уничтожению наших противотанковых орудий».

Всё сказанное фон Меллентином, в особенности касающееся взаимодействия всех родов войск с танками, было характерным и для другого театра военных действий — Восточного фронта.

По состоянию на 1 июня 1941 года вермахт располагал 235 танками Pz.III с 37-мм пушками (ещё 81 машина находилась в ремонте). Танков с 50-мм пушками было значительно больше — 1090! (Ещё 23 машины находились в стадии перевооружения.) В течение июня от промышленности ожидалось поступление 133 боевых машин.

Pz.III Ausf.L mit 5 cm Pak 38.

Трофейный Pz.III Ausf.J и его советский экипаж. 107-й отдельный танковый батальон, 8-я армия, Волховский фронт, июль 1942 года.

Из этого количества непосредственно для вторжения в Советский Союз предназначалось 965 танков Pz.III, которые были распределены более или менее равномерно по 16 немецким танковым дивизиям из 19, участвовавших в операции «Барбаросса» (6-я, 7-я и 8-я танковые дивизии имели на вооружении танки чехословацкого производства). Так, например, в 1-й танковой дивизии насчитывалось 73 Pz.III и 5 командирских Pz.Bf.Wg.III, в 4-й — 105 боевых машин этого типа. Причём абсолютное большинство танков было вооружено 50-мм пушками L/42. Надо сказать, что «тройки» в целом были равноценным противником большинства советских танков, в чём-то превосходя их, но в чём-то и уступая. По трём основным оценочным параметрам — вооружению, манёвренности и броневой защите — Pz.III имел существенное превосходство только над Т-26. БТ-7 уступал немецкой машине в броневой защите, Т-28 и КВ — в манёвренности. Но по всем трём показателям «тройка» была слабее Т-34. Вместе с тем, Pz.III превосходил все советские танки по количеству и качеству приборов наблюдения, качеству прицелов, надёжности двигателя, трансмиссии и ходовой части. Немаловажным преимуществом было стопроцентное разделение труда членов экипажа. Два последних обстоятельства, при отсутствии ярко выраженного превосходства в ТТХ в целом, позволяли Pz.III в большинстве случаев выходить победителем в танковых дуэлях. Впрочем, при встречах с Т-34, а тем более, с КВ, добиться этого было весьма нелегко — хорошая оптика или плохая, но пробить их броню немецкая 50-мм танковая пушка могла только с очень малой дистанции — не более 300 м.

Не случайно, что за период с июня 1941 до сентября 1942 года жертвами огня этих орудий стали всего 7,5 процента от общего числа подбитых артиллерией «тридцатьчетвёрок». При этом огнём 50-мм противотанковых пушек Pak 38 за указанный период было подбито 54,3 процента танков Т-34. Дело в том, что противотанковая пушка была мощнее танковой, её ствол имел длину 56,6 калибра, а начальная скорость бронебойного снаряда составляла 835 м/с. Да и встретить советский танк у неё было больше шансов.

Из сказанного следует, что самый массовый на тот момент танк вермахта Pz.III, имевший к тому же и наибольшие возможности в борьбе с танками, в 1941 году был абсолютно бессилен против советских Т-34 и КВ. Если учесть и отсутствие количественного превосходства, то становится понятно, как, возможно, сам того не осознавая, рисковал Гитлер, нападая на СССР. Во всяком случае, 4 августа 1941 года на совещании в штабе группы армий «Центр» он сказал Г. Гудериану: «Если бы я знал, что у русских действительно имеется такое количество танков, которое приводилось в вашей книге, я бы, пожалуй, не начинал эту войну».[1]

Pz.III Ausf.J проезжает по улице русской деревни. Восточный фронт, 1942 год.

Pz.III Ausf.N.

Танки сопровождения Pz.III Ausf.N из состава 501-го тяжёлого танкового батальона. Тунис, конец 1942 года. Любыми средствами, включая мешки с песком, экипажи стремились усилить защищённость своих боевых машин.

Однако вернёмся к Pz.III. За шесть месяцев 1941 года было безвозвратно потеряно 660 танков этого типа, за первые два месяца 1942-го — ещё 338. При существовавших тогда темпах производства бронетанковой техники в Германии быстро восполнить эти потери было нереально. Поэтому танковые дивизии вермахта постоянно ощущали хронический недокомплект боевых машин.

В течение всего 1942 года Pz.III оставались основной ударной силой «панцерваффе», в том числе и в ходе масштабных наступательных операций на южном фланге Восточного фронта. 23 августа 1942 года Pz.III Ausf.J из 14-го танкового корпуса первыми вышли к Волге севернее Сталинграда. В Сталинградской битве и битве за Кавказ Pz.III понесли наиболее серьёзные потери. В этих сражениях участвовали «тройки», вооружённые обоими типами пушек — в 42 и 60 калибров. Использование длинноствольной 50-мм пушки позволило отодвинуть дистанцию огневого боя, например, с «тридцатьчетвёрками», почти до 500 м. В сочетании с довольно мощной лобовой бронёй Pz.III шансы на победу обоих танков в значительной степени уравнивались. Правда, успеха в бою на такой дистанции немецкая машина могла добиться только при использовании подкалиберных снарядов PzGr 40.

В мае 1942 года первые 19 танков Ausf.J с 50-мм пушками L/60 прибыли в Северную Африку. В английских документах эти машины фигурируют как Panzer III Special. Накануне сражения у Эль-Газала Роммель располагал всего 332 танками, 223 из них были «тройки». При этом следует учитывать, что появившиеся на фронте американские «Грант I» являлись практически неуязвимыми для орудий немецких танков. Исключение составляли Pz.III Ausf.J и Pz.IV Ausf.F2 с длинноствольными пушками, но таких машин у Роммеля насчитывалось всего 23 единицы. Тем не менее, несмотря на численное превосходство английских войск, немцы вновь перешли в наступление, и к 11 июня вся передовая линия опорных пунктов от Эль-Газалы до Бир-Хакейма оказалась в их руках. За несколько дней боёв британская армия потеряла 550 танков и 200 орудий, после чего английские части начали беспорядочный отход к тыловой оборонительной позиции на египетской территории у Эль-Аламейна.

Немецкий танк Pz.III Ausf.J, подбитый танковой частью гвардии полковника Хасина. Юго-Западный фронт, 1942 год.

Тяжёлые бои на этом рубеже начались в конце августа 1942 года. Накануне наступления, которое Роммель предпринял в это время, Африканский корпус располагал 74 Panzer III Special. В ходе неудачных наступательных боёв немцы понесли тяжёлые потери в технике, восполнить которые так и не смогли. К концу октября в немецких войсках остался всего 81 боеспособный танк. 23 октября 8-я армия генерала Монтгомери, имея в активе 1029 танков, перешла в наступление. К 3 ноября сопротивление немецких и итальянских войск было сломлено; началось стремительное отступление, а вся тяжёлая техника оказалась брошенной. В 15-й танковой дивизии, например, к 10 ноября оставалось 1177 человек личного состава, 16 орудий (из них четыре 88-мм) и ни одного танка. Оставив Ливию, армия Роммеля, получившая пополнение, в январе 1943 года смогла остановить англичан на границе Туниса, на Линии Марет. В 1943 году некоторое количество танков Pz.III, главным образом модификаций L и N, приняло участие в завершающих боях Африканской кампании. В частности, танки Ausf.L 15-й танковой дивизии были задействованы в разгроме американских войск у Кассерина 14 февраля 1943 года. Танки Ausf.N входили в состав 501-го тяжёлого танкового батальона. Их задачей была охрана позиций «тигров» от атак неприятельской пехоты. После капитуляции немецких войск в Северной Африке 12 мая 1943 года все эти танки стали трофеями союзников.

Установка антенны радиостанции FuG 8 на командирских танках.

Командирский танк Pz.Bf.Wg.III Ausf.L. Украина, лето 1941 года.

Немецкие танки, захваченные Красной Армией в исправном состоянии. В центре три «тройки»: один Ausf.L и два Ausf.J. Северный Кавказ, декабрь 1942 года.

Главным же театром боевого применения Pz.III в 1943 году оставался Восточный фронт. Правда, основная нагрузка в противоборстве с советскими танками к середине года перешла к Pz.IV с длинноствольными 75-мм пушками, а «тройки» всё чаще в атаках играли вспомогательную роль. Тем не менее, они ещё составляли примерно половину танкового парка вермахта на Восточном фронте. К лету 1943 года в штат немецкой танковой дивизии входил танковый полк двухбатальонного состава. В первом батальоне «тройками» вооружалась одна рота, во втором — две. Всего в дивизии полагалось иметь 66 линейных танков этого типа.

«Прощальной гастролью» Pz.III стала операция «Цитадель». Представление о наличии танков Pz.III разных модификаций в танковых и моторизованных дивизиях вермахта и войск СС к началу этой операции даёт информация, приведённая в таблице. Кроме этих танков, ещё 56 машин насчитывалось в тяжёлых танковых батальонах Pz.Abt.502 и Pz.Abt.505, 656-м полку истребителей танков и других частях. По немецким данным, в течение июля и августа 1943 года было потеряно 385 «троек». Всего же в течение года потери составили 2719 единиц Pz.III, из которых 178 после ремонта вернули в строй. К концу 1943 года в связи с прекращением производства число Pz.III в частях первой линии резко сократилось. Значительное количество танков этого типа передали в различные учебные и резервные части. Они несли службу и на второстепенных театрах военных действий, например, на Балканах или в Италии. В боевых частях первой линии к ноябрю 1944 года оставалось чуть больше 200 Pz.III: на Восточном фронте — 133, на Западе — 35 и в Италии — 49.

Наличие танков Pz.III в немецких танковых и моторизованных дивизиях накануне операции «Цитадель»

Танки Pz.III из 3-го танкового полка 2-й танковой дивизии, подбитые на Курской дуге. Слева — Ausf.M, справа — Pz.Bf.Wg.III Ausf.H.

Красноармейцы осматривают Pz.III Ausf.J, оборудованный противокумулятивными экранами. Брянский фронт, август 1943 года.

Установка зенитного пулемёта на командирской башенке танка Ausf.М.

Огнемётный танк Pz.III Ausf.M (Fl) в бою. Восточный фронт, лето 1943 года.

По состоянию на март 1945 года — в войсках оставалось:

Pz.III L/42 — 216;

Pz.III L/60 — 113;

Pz.III L/24 — 205;

Pz.Beob.Wg.III — 70;

Pz.Bf.Wg.III — 4;

Berge-Pz.III — 130.

Из числа линейных танков и машин передовых артиллерийских наблюдателей 328 единиц значилось в Армии резерва, 105 использовались в качестве учебных, а 164 машины, находившиеся во фронтовых частях, распределялись следующим образом:

Восточный фронт — 16;

Западный фронт — нет;

Италия — 58;

Дания/Норвегия — 90.

Немецкая статистика заканчивается 28 апреля 1945 года, и цифры наличия Pz.III в войсках на эту дату почти не отличаются от приведённых выше, что свидетельствует о практическом неучастии «троек» в боях последних дней войны. Согласно немецким данным, с 1 сентября 1939 года по 10 апреля 1945-го безвозвратные потери танков Pz.III составили 4706 единиц.

ОЦЕНКА МАШИНЫ

В 1967 году в своей книге «Конструкции и развитие боевых машин» британский танковый теоретик Ричард Огоркевич изложил любопытную теорию существования промежуточного класса «лёгких-средних» танков. По его мнению, первой машиной в этом классе стал советский Т-26, вооружённый 45-мм пушкой. Кроме того, Огоркевич причислил сюда чехословацкие машины LT-35 и LT-38, шведский La-10, английские «крейсера» от Mk I до Mk IV, советские танки семейства БТ и, наконец, немецкий Pz.III.

Стоит взглянуть на таблицу, чтобы убедиться, что в теории Огоркевича есть определённый смысл. Действительно, тактико-технические характеристики боевых машин достаточно близки друг другу. Во всяком случае, ярко выраженного превосходства в чью-либо пользу не наблюдается. Это тем более важно, поскольку эти танки являлись не гипотетическими противниками, а встретились на полях сражений. Правда, к 1939 году их ТТХ немного изменились, главным образом в сторону усиления бронирования, но сохранилось главное: все эти боевые машины, в большей или меньшей степени, — своего рода лёгкие танки-переростки. Они как бы перешагнули верхнюю планку лёгкого класса, но до полноценного среднего не дотянули.

Сравнительные тактико-технические характеристики «лёгких-средних» танков

Тем не менее, в 30-е годы благодаря удачному сочетанию основных параметров вооружения и подвижности «лёгкие-средние» считались универсальными, одинаково способными как поддерживать пехоту, так и выполнять функции кавалерии. Однако сопровождение пехоты требовало движения со скоростью пехотинца, но такие машины, имевшие относительно слабую бронезащиту, становились лёгкой добычей противотанковой артиллерии, что было наглядно продемонстрировано в Испании. Вторую функцию, и это подтвердилось уже в самом начале Второй мировой войны, они также не могли выполнять самостоятельно — их нужно было поддерживать или, в конечном счёте, заменять танками с более мощным вооружением, например, с 75-мм пушкой, способной не только поражать технику противника, но и вести эффективный огонь осколочно-фугасными снарядами.

Впрочем, к необходимости сочетать «лёгкие-средние» танки с танками, вооружёнными 75-мм пушкой, военные пришли уже в середине 30-х годов. Только решали эту проблему по-разному: англичане устанавливали в штатные башни некоторой части своих крейсерских танков 76-мм гаубицы вместо 2-фунтовых пушек; в СССР выпустили несколько сотен артиллерийских танков БТ-7А с 76-мм пушкой в увеличенной башне; немцы же пошли по наиболее кардинальному и наиболее сложному пути, создав два разных танка. В самом деле, в 1934 году четыре немецкие фирмы получили заказ на разработку «машины командира роты» — ZW и «машины командира батальона» — BW. Само собой разумеется, что это были лишь номинальные девизы. Технические задания на них были близкими. Например, их базовая масса составляла 15 и 18 т соответственно. Существенные различия имелись лишь в вооружении: одна машина должна была нести 37-мм, другая — 75-мм пушку. Близость техзаданий и привела к созданию двух практически идентичных по массе, габаритам и бронированию, но различавшихся по вооружению и в итоге — абсолютно разных по конструкции машин: Pz.III и Pz.IV.

Колонна танков Pz.III Ausf.L 10-й танковой дивизии. Восточный фронт, 1943 год. Башни танков не имеют дополнительной бронировки.

Pz.III Ausf.N, подбитый в ходе операции «Цитадель». Судя по эмблемам, эта машина из 3-го танкового полка 2-й танковой дивизии вермахта. Орловское направление, август 1943 года.

Компоновка «четвёрки» была явно более удачной. Достаточно сравнить схемы бронекорпусов, чтобы в этом убедиться. У Pz.IV нижняя часть корпуса уже, чем у Pz.III, но компоновщики фирмы Krupp, расширив подбашенную коробку до середины надгусеничных полок, довели диаметр башенного погона в свету до 1680 мм против 1520 мм у Pz.III. За счёт более рациональной компоновки моторного отделения у Pz.IV заметно больше по длине отделение управления. Результат налицо: у Pz.III нет посадочных люков механика-водителя и стрелка-радиста. К чему это может привести в случае необходимости экстренно покинуть подбитый танк, понятно без объяснений. В целом же, при практически одинаковых габаритных размерах забронированный объём у Pz.III был меньше, чем у Pz.IV.

Трудно дать объяснение появлению столь близких техзаданий равно как и последующему принятию на вооружение обоих танков. Куда логичнее было бы принять один танк, но с двумя вариантами вооружения. Такое решение повлекло бы за собой значительно меньше издержек в будущем. Совершенно очевидно, что немцы тут допустили ошибку.

Вместе с тем, в своей категории «лёгких-средних» танков Pz.III оказался наиболее совершенным, в наименьшей степени унаследовавшим недостатки, характерные для лёгких танков. После того, как было усилено его бронирование и вооружение, а масса превысила 20 т, что практически делало «тройку» средним танком, превосходство над «одноклассниками» ещё больше возросло. Оно многократно усиливалось и превосходством в тактических приёмах использования танковых частей и соединений. В результате у германского командования в первые два года войны не было особых причин для беспокойства по поводу боевых качеств Pz.III.

Ситуация полностью изменилась в 1941 году, когда на Восточном фронте немцы столкнулись с Т-34, а в Африке с «Грантом». Над ними Pz.III тоже имел определённые преимущества. В частности, «тридцатьчетвёрку» он превосходил по количеству и качеству приборов наблюдения и прицеливания, удобству работы экипажа, лёгкости управления и технической надёжности. «Грант», сопоставимый с «тройкой» по оснащению приборами наблюдения и надёжности, уступал «немцу» по конструкции и компоновке. Правда, все эти достоинства сводило на нет главное: советская и американская машины были сконструированы в рамках перспективной концепции «универсального» танка, призванного заменить как «лёгкие-средние», так и танки поддержки. В СССР к пониманию необходимости такой замены пришли в результате долгого пути эволюции «лёгких-средних» танков. В США эволюции вообще никакой не было, но американцы сделали быстрые и, самое главное, правильные выводы из чужого опыта.

А что же немцы? Судя по всему, к середине 1941 года они в полной мере осознали серьёзность допущенной ошибки. 6 сентября 1941 года Гитлеру был представлен доклад, в котором обосновывались выгоды от «объединения» Pz.III и Pz.IV. Делу был дан ход, и несколько фирм получили задание на проработку различных вариантов Panzerkampfwagen III und IV n.A. (n.A — neue Ausführung — новое исполнение).

Схемы бронекорпусов танков Pz.III и Pz.IV.

Фирма Krupp построила два прототипа, представлявшие собой Pz.III с новой ходовой частью, предназначавшейся для Pz.III/IV. Опорные катки располагались в шахматном порядке, подвеска была торсионной. Обе машины довольно долго проходили испытания на различных полигонах. Отрабатывались и другие варианты подвески и ходовой части. Проектирование и испытания привели в начале 1942 года к созданию унифицированного шасси Geschützwagen III/IV, у которого опорные катки, подвеска, поддерживающие катки, направляющие колёса и гусеницы были заимствованы у танка Pz.IV Ausf.F, а ведущие колёса, двигатель и коробка передач — у Pz.III Ausf.J. Но идея «единого» танка так и не осуществилась. Этот проект был похоронен в марте 1942 года, после того как в Pz.IV Ausf.F установили 75-мм пушку с длиной ствола в 43 калибра, в одночасье и без хлопот превратив танк поддержки в «универсальный».

Применить подобное решение к Pz.III было нельзя. Непременным условием для создания «универсального» танка являлось наличие длинноствольной пушки калибром не меньше 75 мм, установить которую в башню Pz.III не представлялось возможным без существенных переделок в конструкции танка. А с 50-мм пушкой даже длиной в 60 калибров «тройка» оставалась всё тем же «лёгким-средним» танком.

В итоге «универсальная» «четвёрка» состояла в серийном производстве вплоть до конца войны, шасси Geschützwagen III/IV активно использовалось для создания различных самоходных орудий… А «тройка»? «Тройка» оказалась лишней!

Прототип Pz.III/IV.

Pz.III Ausf.J в Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гудериан Г. Воспоминания солдата. — Смоленск, «Русич», 1999.

2. Краткое руководство по использованию трофейного немецкого среднего танка T-III. — М., Воениздат, 1942.

3. Танки. Конструкция и расчёт. — Ташкент, Издание ВАММ, 1943.

4. Труды академии. Сборник № 1 (25). — М., Издание ВАБТМВ, 1945.

5. Фон Меллентин Ф. Танковые сражения 1939–1945 гг. — М., Издательство иностранной литературы, 1957.

6. Шмелёв И. П. Бронетанковая техника третьего рейха. — М., «Арсенал-пресс», 1996.

7. F. Hahn. Waffen und Geheimwaffen des Deutschen Heeres 1933–1945. — Bonn, 1992.

8. P. Chamberlain and H. Doyle. The Panzerkampfwagen III and IV Series and their Derivates, 1989.

9. P. Chamberlain, H. Doyle. Encyclopedia of German Tanks of World War Two. — London, 1996.

10. B. Culver. Pz.Kpfw.III in action. — Squadron/Signal Publication, 1988.

11. Panzerkampfwagen III Ausf.E bis J. — Berlin, 1942.

12. W. Fleischer. Die deutschen Kampfwagenkanonen. — Podzun-Pallas-Verlag, 1996.

13. W. Spielberger. Der Panzerkampfwagen III und seine Abarten. — Motorbuch Verlag Stuttgart, 1994.

Журналы: «Моделист-конструктор», «Бронеколлекция», Waffen-Revue, Modell-Fan, HPM, Modelism, Steel Masters.

ИЛЛЮСТРАЦИИ

Pz.III Ausf.A. 1-я танковая дивизия, Польша, сентябрь 1939 года.

Pz.III Ausf.F. 1-й танковый полк 1-й танковой дивизии, Франция, май 1940 года.

Pz.III Ausf.G. 5-й танковый полк 5-й лёгкой дивизии, Северная Африка, г. Триполи, февраль 1941 года.

Pz.III Ausf.D. 40-й танковый батальон специального назначения (Pz.Abt. z.b.V.40), Финляндия, зима 1941/42 года.

Pz.III Ausf.H. 3-я танковая дивизия, район Смоленска, июль 1941 года.

Pz.III Ausf.H. 8-й танковый полк 15-й танковой дивизии, Северная Африка, г. Тобрук, июнь 1942 года.

Pz.III Ausf.J. Моторизованная дивизия СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», Харьков, март 1943 года.

Pz.III Ausf.М. 3-й танковый полк 2-й танковой дивизии, район Орла, июль 1943 года.

Pz.III Ausf.N. Этот танк подбит артиллерией Ленинградского фронта в районе Синявино в январе 1944 года.


Примечания

1

В своей книге «Внимание, танки!», выпущенной в 1937 году, Г. Гудериан указывал, что в тот период в СССР имелось 10 000 танков, однако против этой цифры возражал начальник генерального штаба Бек, а также цензура.