sci_biology Игорь Иванович Акимушкин Проблемы этологии

Известный советский писатель и ученый рассказывает о поведении разных животных, об эволюции их поведения. Издание рассчитано на массового читателя.

ru
Tekel FB Editor v2.0, FictionBook Editor Release 2.6 01 September 2011 http://www.infanata.com/science/living/1146142985-problemy-yetologii.html AAW E9B2CF63-6780-4116-A5DF-F7628FFBB72C 1.01

1.0 — создание файла — Tekel.

Проблемы этологии Молодая гвардия Москва 1985 2005000000—267 ББК 28.685 А 078(02)—85 273-85 591.5 ИБ № 4808 Редактор Л. Антонюк Художник А. Колли Художественный редактор Т. Войткевич Технический редактор Г. Варыханова Корректоры Г. Василёва. Н. Самойлова Сдано в набор 26.03.85. Подписано в печать 28.08.85. А00889. Формат 84х108 1/32. Бумага типографская №2. Гарнитура «Обыкновенная». Печать высокая. Усл. печ. л. 10,08. Усл. кр. — отт. 10,5. Учетно-изд. л. 10,6. Тираж 150 000 экз. (1-й завод — 75 000 экз.). Цена 55 коп. Заказ 2518. Типография ордена Трудового Красного Знамени издательства ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия». Адрес издательства и типографии: 103030. Москва, К-30, Сущевская. 21.

Игорь Иванович Акимушкин

Проблемы этологии

Рецензент кандидат биологических наук С. К. Клумов Художник А. Колли

Вместо введения

Сколько существует человечество, столько задумывается оно о поведении животных. Многих древних ученых и философов (и среди них великий Аристотель) эта проблема очень интересовала. Множеством школ предлагались разные теории и гипотезы, пытавшиеся объяснить и понять суть действий животных в тех или иных условиях. Эти школы (механисты, атомисты, бихевиористы и гештальтисты и др.) можно объединить в две большие группы: механицизм и антропоморфизм.

«Механисты вслед за Декартом считали, что животное — это всего лишь машина, а посему, как утверждал, например, Мальбранш, собаку можно истязать, не обращая внимания на ее визг, — это не более чем скрип плохо смазанного механизма; отсюда с совершенной очевидностью явствует, что собаку этот философ никогда по-настоящему не видел. Сторонникам же антропоморфизма животное представлялось без малого человеком, существом, способным любить, страдать и рассуждать почти по-человечески; такие крайности наводят на мысль, что и эти зоофилы тоже собаку никогда не видели» (Реми Шовен).

А видеть необходимо, чтобы понять секреты поведения животных. Видеть и наблюдать. Особенно в привычной окружающей среде. Наблюдать и регистрировать мельчайшие подробности поведения животных. И регистрировать лучше объективными методами: киносъемка, магнитофонные записи и записи в дневниках. В последних должно быть указано имя наблюдателя, дата наблюдения и время (начала и конца эксперимента).

Даже в многочисленных поселениях животных надо по тем или иным признакам различать всех участвовавших в эксперименте обитателей. Чтобы лучше их узнать, нередко метят подопытных животных: выстригают шерсть, красят особыми красками, отрезают кончики ушей. Дают определенное имя или номер.

Полевые наблюдения — это главное, но применяются и лабораторные исследования: методы лабиринта, ширм, изготовление моделей, имитирующих необходимых для эксперимента животных, или построение других конструкций, воспитание детенышей, изолированных от воздействия тех или иных факторов внешней среды, и многие другие приемы исследования.

Так постепенно подошли мы к науке о поведении животных, именуемой этология, методы которой были упомянуты только что.

Название науки происходит от двух слов греческого языка: «этос» — характер, нрав и «логос» — учение. Термин этот впервые был введен в науку крупным французским зоологом Жоффруа Сент-Илером в 1859 году. По другим данным, понятие «этология» употреблялось уже в 1762 году в записках Французской академии наук. Есть и такое мнение: «термин введен в 1909 году Долло». Вдаваться в исторические поиски происхождения термина не будем: не наше это дело. В Большой Советской Энциклопедии сказано, что автором названия «этология» был Жоффруа Сент-Илер. Утверждение этого авторитетного издания мы и примем.

Движение — простейшая форма поведения

Тропизмы

Первое наиболее четкое различие между животными и растениями ясно каждому: растения не могут передвигаться, тогда как животные этим свойством обладают. И тем не менее именно движение растений (поворот к солнцу цветов) положило начало науке о простейших движениях животных — тропизмах.

В 1693 году англичанин Джон Рей (который, кстати говоря, первым доказал, что кит — это не рыба) попытался научно обосновать факт, известный еще первобытному человеку: растения тянутся к свету и к нему обращают свои цветы. Повернутые к солнцу стороны стеблей растения, как полагал Джон Рей, замедляют свой рост, а затененные, напротив, растут быстрее. В результате стебель изгибается в сторону солнца. С точки зрения физики факт этот верен. Но истинную причину такого разворота разгадал 150 лет спустя ботаник Декандоль.

Рей считал, что причина изгибания стебля — тепло. А Декандоль доказал, что не тепло, а свет заставляет стебель растения разворачиваться навстречу солнцу. Он дал и название этому феномену: гелиотропизм. И тем положил начало массовому исследованию тропизмов.

Их много всяких и помимо гелиотропизма, и большинство из них имеет отношение к животному царству. Тропизмы бывают положительные и отрицательные, в зависимости от того, куда стремится наделенное ими животное — к источнику раздражения (положительные) или же прочь от него (отрицательные).

Гидротропизм — корни растения изгибаются к более влажным слоям почвы.

Геотропизм — стебель растет вверх, против сил земного притяжения.

Фототропизм — многие растения и животные направляются к свету.

Стереотропизм — животные бегут так, чтобы их вибриссы и другие осязательные органы касались твердых предметов.

Реотропизм — животное старается сохранить свое положение против ветра или течения реки.

Хемотропизм — движения, на которые воздействуют какие-либо химические вещества.

Термотропизм — стремление сохранить свое положение в зоне определенной температуры… Ну и так далее.

С некоторыми тропизмами познакомимся поближе.

Поместим пресноводных гидр в аквариум. Поставим его на окно. Вскоре заметим, что все гидры стронулись с места и медленно направились к свету. Расположились на стекле аквариума, обращенном к окну.

Повернем аквариум противоположной стороной к свету — гидры тотчас совершат микромиграцию, аналогичную той, которую проделали только что: переберутся на стекло аквариума, лучше освещенное.

Это означает, что у гидр положительный фототропизм.

Отрицательный фототропизм у домашних клопов: днем они прячутся где потемнее, а ночью отправляются на поиски пищи.

У другого «кровопийцы» — малярийного комара анофелеса — не простой фототропизм. Он по-разному реагирует на экстремально противоположные факторы: темноту и свет. На последний у него сильный отрицательный фототропизм, а положительный — тоже на свет, но только слабый. Поэтому днем опасаться малярийных комаров нет нужды. Но в сумерки иная картина: малярийные комары в эту пору особенно активны. Ночью они летят на свет комнатной лампы, поэтому необходимо закрывать окна и занавешивать их марлей.

Яркий пример геотропизма показывает плодовая мушка дрозофила. Посадим ее в стеклянную трубку, закрытую с обеих сторон, дрозофила направится в верхний конец пробирки, поставленной вертикально. Перевернем ее другим концом вниз, и муха опять устремится вверх. Таким образом можно «перегонять» ее с места на место многие часы.

Стереотропизм (он же тигмотропизм) замечен у живущих в темноте подземелий крыс, мышей и других грызунов. Длинные и чувствительные «усы» (вибриссы) у них на морде — осязательные органы. Крысы и мыши бегают в темноте обычно вплотную к стене так, чтобы вибриссы ее касались. Ими же определяют и ширину щелей: можно пролезть или нет.

«Форель, живущая в ручьях с быстрым течением, никогда не знает отдыха: днем и ночью вынуждена она трудиться, чтобы не дать течению снести себя. В ветреную погоду птицы и насекомые летают чаще всего против ветра, хотя прекрасно могут летать в любом направлении» (Ян Дембовский).

Такое поведение животных, как мы знаем, называют реотропизмом.

Ярко выраженный термотропизм демонстрируют инфузории. Помещенные в горизонтальную трубку, нагретую у одного конца, скажем, до 40 градусов, а с другого — до 15, они тотчас же собираются в зоне средней температуры: 26–27 градусов.

Интересно поведение некоторых мокриц. Эти родственные ракам животные обитают на суше: под камнями, гниющими стволами деревьев и в других сырых местах. А если попадут туда, где сухо, быстро погибают.

Вот в такой-то микроклимат и поместим их: в сосуд с сухим воздухом. Немедленно все мокрицы придут в движение, не направленное, однако, к какой-либо определенной цели: расползутся в разные стороны. В сосуде с сырым воздухом мокрицы некоторое время тоже ползают нецеленаправленно. Затем скоро успокаиваются и замирают в неподвижности там, где внезапно и без видимой причины закончили свое путешествие.

Наполним один конец сосуда сухим воздухом, а другой — влажным. Как поведут себя мокрицы? Там, где сыро, мокрицы неподвижны, где сухо — беспокойно ползают, но не направляются прямо к сырому месту, как поступили бы животные, обладающие особыми тропизмами. Вскоре, однако, беспорядочные движения в разных направлениях приводят к тому, что большинство мокриц собираются во влажном конце трубки.

Из опыта следует, что мокрицы не обладают определенным тропизмом, а просто, ползая там и сям, случайно находят сырое место и в нем остаются, никуда больше не стремясь. Неудачники, которые после беспорядочных передвижений не находят необходимый им сырой микроклимат, вскоре погибают.

Исходя из ряда подобных опытов, некоторые ученые называют тропизмы направленным движением, а беспорядочные перемещения — ненаправленным.

Не во всех периодах жизни животные обладают постоянными тропизмами. Примером могут служить личинки морских обитателей, которые плотными колониями покрывают прибрежные скалы или песчаные отмели. Тут и некоторые черви, усоногие раки, устрицы и другие двустворчатые моллюски.

Их крохотные личинки свободно плавают в морских просторах, подвергаясь суровым испытаниям: шторм, прибой, отливы и приливы, волны и течения — все это они переносят, казалось бы, с легкостью. Но приходит время превращаться во взрослое животное. Как они находят пригодные для поселения места?

В начале жизни у личинок положительный фототропизм: он заставляет их держаться вблизи поверхности моря, где света больше, затем, перед метаморфозом, фототропизм меняет свой знак на противоположный, и личинка принуждена теперь искать затененные места. Она опускается на дно. Найдет здесь условия, отвечающие и другим ее тропизмам (особый химизм воды и структура почвы), прикрепляется к какому-либо свободному месту и превращается вскоре в усоногого рака, моллюска или червя, навсегда теряющего способность передвигаться.

Солнечный компас

Тропизмы (или таксисы) как способ ориентации в пространстве в поисках благоприятных условий существования далеко не единственны в своем роде. Есть у живых существ и другие чувства, выполняющие более сложные задания.

Известно, что многих животных природа наделила «солнечным компасом». Птицы, совершающие путешествия в дальние южные края, муравьи и пчелы в поисках богатых источников пищи и по пути в гнездо ориентируются по солнцу. О них уже много писали, и едва ли найдется человек, который об этом не слышал бы хоть краем уха. Поэтому умолчу о птицах, муравьях и пчелах, расскажу о тех созданиях, солнечный компас которых менее известен.

Улитка элизия, в изобилии населяющая подводные водоросли Средиземного моря, в аквариуме ведет себя очень странно. В полумраке она неподвижна. Однако, лишь только коснется ее луч света, улитка сейчас же возбуждается и устремляется в путь. Но ползет не куда попало, а строго под определенным углом к источнику света. Если изменить его направление, улитка тут же меняет свой маршрут: опять ползет под прежним углом, к свету. Величина этого угла варьирует от 45 до 135 градусов.

Возможно, глаза элизии устроены так, что воспринимают лучи, падающие на нее только в этих пределах.

Североамериканские белоногие мыши (хотя их называют мышами и они очень на мышей похожи, на самом деле это не мыши, а хомячки; из настоящих мышей в Америке живет только завезенная людьми домовая мышь) больших миграций не предпринимают. Обычно дальше пятидесяти метров от нор не убегают. Однако эти маленькие грызуны, такие домоседы в обычное время, если их уносили далеко от нор, возвращались домой с очень больших дистанций (если принять во внимание размеры самих животных). Завезенных и выпущенных на волю в миле (1,6 километра) от гнезд вскоре опять ловили у нор. Одна мышь нашла дорогу даже за две мили. Но с четырехмильной дистанции не вернулся никто.

В этом эксперименте самое интересное то, что животные, благополучно завершившие свой двух- и полуторамильный кросс по пересеченной местности, были еще совсем молодыми, двухмесячными мышатами. Они только-только стали покидать норы и, конечно, плохо знали местность даже поблизости от гнезда. И, однако, вернулись издалека!

Опыты с полевками показали, что дистанцию триста метров грызуны проходят за десять-пятнадцать минут. Значит, скорость их вынужденного похода 1200 метров в час. Это, в свою очередь, означает, что идут мыши прямой дорогой, не блуждают, не тратят времени на поиски знакомых ориентиров, а как только выпустят, сразу же быстро бегут домой. Обратите внимание на прямолинейность пути и сравнительно большие дистанции, которые полевки преодолевают по чужим лесам и полям. Полагают, что избрать верный путь им тоже помогает солнце.

Вот странное дело: морские суповые черепахи, обитающие у берегов Бразилии, размножаться почему-то плывут за две тысячи километров, в Центральную Атлантику, к острову Вознесения. Дорогу находят, по-видимому, по солнцу. У новорожденных морских черепашек такие способности обнаружены. Кроме того, добраться из гнезда на берегу до моря им помогает не запах океанской воды, не уклон берега, как полагали раньше, а скорее всего освещенность морской поверхности, которая днем и ночью значительнее освещенности суши.

Опыты с раками, крабами, пауками, саранчой и другими животными подтверждают теорию солнечной навигации. Почти каждое животное, подвергнутое испытанию рано или поздно обнаруживало незаурядное умение ориентироваться по солнцу.

Научение и инсайт

Релизеры

Релизеры — это сигналы, которые вызывают инстинктивные реакции у животных. Релизеров великое множество. Рассмотрим некоторые из них.

Классический объект лабораторных исследований этологов — колюшка.

Когда приходит пора размножения, самец колюшки одевается в красочный наряд. Главное в этом наряде — ярко-красное брюшко. В поведении рыбки обнаруживается тоже нечто новое: он выбирает на дне определенный участок, индивидуальную территорию, и нападает на всякого проплывающего поблизости самца своего вида (а иногда и на других рыб). Заинтересовались, что служит релизером, вызывающим агрессивность: форма ли вторженца, или, может быть, красное пятно. Опыты показали, что самца возбуждает любой продолговатый предмет, красный снизу. Он необязательно должен походить в деталях на рыбу, лишь бы низ был красным. Этот красный цвет брюшка у колюшки в брачную пору и есть релизер.

В июне у нас начинают летать бабочки бархатницы, семелы. Бурые, с двумя глазками на переднем крыле, они порхают вокруг цветов и сосут нектар.

Но вот самец, насытившись, садится на какой-нибудь бугорок и ждет. Ждет самку, чтобы поухаживать за ней. Ждет долго. Наконец терпение иссякает, и тогда самец семелы в слепом азарте бросается в погоню за пролетающими птичками и даже за падающими листьями. Гоняется порой и за собственной тенью!

В это время его легко можно привлечь бумажной моделью, имитирующей самку. Чем темнее модель, тем азартнее гоняется за нею самец. Меняли и размеры модели. Крупные явно предпочтительнее, и самая желанная — в четыре раза крупнее самки. Явно, что темный цвет и величина модели — релизеры для самца семелы. Но почему именно они, непонятно.

Птенцы серебристых чаек, едва успев родиться, уже просят есть. Несколько часов смотрят они на мир желтыми глазами, но ничего вокруг, кажется, не замечают: ищут красное пятно. Сейчас оно для них — средоточие всей Вселенной. Это красное пятно играет особую роль в сигнальном лексиконе серебристой чайки: оно релизер для птенца.

У взрослой чайки клюв желтый. Но на конце подклювья, словно ягодка зреет, видно отчетливое, яркое красное пятно. Для новорожденного птенца эта «ягодка» как бы представитель всего внешнего мира, личный опекун и посредник в мирских делах. У птенца врожденная реакция на красное пятно, инстинкт, который внушает ему: «Когда выберешься из скорлупы на свет божий, ищи красное пятно! Оно тебя и накормит, и напоит, и согреет, и защитит. Ищи его, беги за ним».

И он ищет. Тычется носиком в родительский клюв с красным пятном на конце. А для родителя это тоже сигнал-релизер. Приказ, которого нормальная птица не может ослушаться: тотчас разевает рот и кормит птенца.

Опыты показали, что птенец ищет именно красное пятно. На модели клювов чаек с белыми и синими пятнами птенец никак не реагировал, и совсем малое впечатление произвел на него желтый клюв без всякого пятна. Зато сплошь красный клюв очень привлекал. Птенец, очевидно, принимал его за само пятно, и чересчур большие размеры не смущали.

Чтобы переключить внимание птенца с красного сигнала на то, что он, в сущности, обозначает, взрослая птица берет кусочек отрыгнутой пищи кончиком клюва так, чтобы лакомый кусочек оказался поближе к пятну. Птенец, тычась в него, попадает клювом в пищу. Глотает. Понравилось!

Голые и слепые птенцы певчих птиц не могут в первые дни узнавать своих родителей по какому-нибудь видимому знаку. Поэтому сигналом к тому, что можно открыть клюв и просить есть, служит для их неразвитого мозга слабый толчок гнезда. Мать прилетела! В этом вы легко убедитесь, если чуть качнете гнездо: слепые птенцы поднимут головы и, как по приказу, откроют свои желтые рты. (Желтый клюв птенцов тоже релизер. В данном случае побуждает родителей носить пищу для желтых ртов.)

Когда у птенцов открываются глаза, они поднимают головы не просто вверх, а направляют их к родителям. Тянутся и к макетам, если те не больше трех миллиметров и двигаются. Поднесем к птенцам с разных сторон две палочки — птенцы раскроют рты навстречу той, которая ближе и выше.

Круглый диск их привлекает меньше, чем диск с зарубками и выступами, которые и служат возбуждающими знаками, то есть релизерами (как красные пятна на клюве серебристой чайки).

Астрильды, родичи наших воробьев, живут в Африке, Южной Азии и Австралии. У птенцов этих птиц не какой-нибудь простенький желтый рот, нет: он раскрашен так же ярко, как сами птицы. В углах рта желтые, белые, голубые бугорки, иногда окаймленные черным кольцом, а на нёбе, языке и по краям клюва — черные точки и полосы. Когда такой цветастый рот раскроется, родителям трудно сдержать нетерпение кормить и кормить его. Он хорошо заметен и в полумраке гнезда, а разноцветные бугорки, во всяком случае у некоторых видов астрильдов, отражая лучи, светятся в темноте! Гнездо астрильдов — искусно сплетенная корзинка, закрытая со всех сторон, кроме узкого входа в гнездо. В ней и в ясный день полумрак.

Запечатление

Новорожденный гусенок считает матерью первый появившийся над ним предмет. В природе это обычно гусыня. У гусенка, которого вывели в инкубаторе, — человек. А иногда и ящик, если человек не пришел вовремя.

Как только вы позовете гусенка, склонившись над ним, он начнет кланяться и приветствовать вас в гусиной манере: с вытянутой вперед шеей. Тем самым он удостоверяет, что считает вас матерью. И после этого уже ничто не поможет, даже если вы отнесете гусенка к гусыне: он ее просто не признает. Она чужая, по его птичьим понятиям.

Этот не всегда удачно действующий инстинкт «втискивания» образа родителя в первый увиденный предмет — запечатление, или импринтинг, — замечен и у млекопитающих. В Африке случалось, что новорожденные носорог, антилопа, зебра или буйвол бесстрашно бегали за всадником или автомобилем, которые увидели раньше испуганной и покинувшей их матери. И никакими силами нельзя было прогнать этих трогательных малышей!

Так и гусенок днем и ночью будет ходить за вами (на некотором расстоянии, чтобы видеть вас под определенным углом!) и пищать приятно и нежно: «Ви-ви-ви-ви». Это уведомляющий сигнал, который можно перевести приблизительно так: «Я здесь, а ты где?»

И ждет (такой уж у него инстинкт), что вы ответите ему как гусыня: «Ганг-ганг-ганг», то есть «я тут, не волнуйся!».

Если не ответите, гусенок начнет пищать: «Фип-фип». Это крик беспомощности и одиночества. И будет так пищать, пока его не найдет мать или пока не погибнет, потому что хотя прокормиться может и сам, но без материнского тепла и защиты долго не проживет. Поэтому, повинуясь инстинкту, все силы отдает писку «фип-фип».

Ответите ему «ганг-ганг», и гусенок, тотчас обрадованный, прибежит приветствовать вас.

Крик беспомощности спасает многих животных-малышей от одиночества и верной гибели. Молодой дельфин, например, тоже, потеряв мать, зовет ее своим плаксивым ультразвуковым голосом. И плавает и плавает по кругу диаметром два метра, пока дельфиниха не найдет его.

Паре молодых рыбок (цихлид), которые нерестились первый раз в жизни, подложили икринки чужого вида, а их собственные забрали. Когда мальки вывелись, рыбки заботились о них как о родных детях. Да так к ним привыкли, что всех непохожих на них мальков, даже своего вида, считали врагами. Позднее эти обманутые искусством экспериментаторов рыбки еще раз отложили икру, и ее у них не забрали. Когда из икры вывелись мальки, родители набросились на них и съели. Это значит, что в их мозгу под влиянием условных рефлексов, полученных при воспитании чужих мальков, сложился уже совсем другой стереотип представлений о «своих» детях, иной импринтинг.

Мальки распознают родителей только по признакам, воспринимаемым визуально. Это удалось доказать с помощью восковых моделей разной формы и окраски. Как выяснилось, имеет значение и характер движения модели — плавный или порывистый, медленный или быстрый, прямой или загзагообразный. У каждого вида он особенный, и у мальков закреплена в мозгу врожденная реакция на него. Одни собираются у быстро движущейся модели, другие у плывущей медленно. Если модель неподвижна, то мальки сначала окружают ее, а потом ищут нового опекуна.

Цвет модели, соответствующий общему фону окраски родителей, тоже привлекает мальков. Но размеры, по-видимому, не имеют большого значения.

Ученые, которые пытались расшифровать механику этого странного приспособления, сделали такое интересное открытие. Мальки, оказывается, «не знают», каковы абсолютные размеры их родителей, ростом они с блоху или со слона. Важен лишь угол, под которым мальки видят родителей. Величина этого угла — одно из инстинктивных знаний малька, такое же, как и умение, например, ловить и глотать циклопов или собираться по тревоге, завидев сигнальную позу мамаши или папаши.

Мальки, можно сказать, привыкли рассматривать своих родителей под определенным углом зрения. Поэтому, если имитирующая рыбку-наседку модель была очень большой, мальки собирались в стайку и плыли за ней на значительном расстоянии, тогда поводырь не казался им слишком большим. Если модель была маленькой, мальки следовали за ней почти вплотную, сохраняя, таким образом, тот же угол зрения. С возрастом, по мере того как увеличиваются размеры малька, возрастает и величина этого руководящего его поведением угла.

Но самое интересное, что не только у цихлид, но и у других животных, у гусей например, среди наследственных привычек, полученных от рождения, есть и эта специфическая «точка зрения» на своих родителей.

Известный этолог профессор Конрад Лоренц рассказывает, что гусята ходили за ним всюду, как за родной матерью, но на расстоянии значительно большем, чем то, на котором обычно следуют гусята за гусыней. Они всегда сохраняли такую дистанцию, с которой человек им был виден под тем же углом, что и гусь, ведущий гусят по берегу. А так как человек больше гуся, то и эта дистанция, естественно, удлинялась.

Когда Лоренц купался в реке и из воды видна была лишь его голова, гусята, сохраняя тот же угол зрения, плыли за ним почти совсем рядом. А когда он опускал в воду голову, гусята приближались к нему вплотную. И если из воды торчала лишь макушка, готовы были забраться к нему на голову.

Так и маленькие цихлиды: когда модель была уж очень мала, осаждали ее, чуть ли не взбирались на спину, потому что стремились плыть за «мамкой» так, чтобы она всегда была им видна под определенным углом, соблюдать который обязывало их врожденное чувство.

Гусенок, днем и ночью требующий своим «фип-фипом» удостоверить, что вы тут, очень трудный ребенок. Но утенок для человека, решившего заменить ему мать, настоящий «инфан террибль» (ужасный ребенок). Потому что у него более сложный «определитель» родителей. По его тезам и антитезам выходит так, что мать прежде всего бегает вперевалочку (причем главным образом двигаться должны ноги). Во-вторых, отзывается на утиный манер.

Как только вы откроете дверцу инкубатора, утята в панике кинутся прочь. Но убегают они и от чучела утки. Человек, чтобы привлечь их, должен встать на четвереньки, побежать в этой неудобной позе (от которой он уже отвык!) и закричать, как кричит утка: «Квег-ге-гегег». Если будете кричать, поленившись стать на четвереньки, утята оповестят окрестности о своем одиночестве и не пойдут за вами. В их унаследованном от предков представлении просто не укладывается, что мать может быть такой высокой, как человек.

«Поэтому надо крякать, передвигаясь на четвереньках, — уверяет Зденек Веселовский. — Я сам пробовал, — продолжает он, — водить семью утят в саду биологического факультета, расположенном в тесном соседстве с психиатрической клиникой в Катержинках. Только крепкий забор защитил меня от этого знаменитого заведения, так как крякающий на корточках человек для посторонних наблюдателей с улицы не иначе как сумасшедший».

Хорошо выраженный инстинкт запечатления развит и у цыплят. Чтобы в этом убедиться, надо взять из-под курицы яйца незадолго до вылупления птенцов и поместить в инкубатор. Человек-воспитатель должен быть рядом, когда цыплята покидают скорлупу яиц. Он будет первым живым объектом, который они и увидят и за которым будут следовать.

«Выпущенные к своим собратьям, ходившим с курицей, они убегали от них, а следовали за человеком, который ухаживал за ними» (профессор М. Н. Носков).

Интересный случай запечатления случился однажды в Берлинском зоопарке. О нем рассказал немецкий этолог Манфред Бюргер.

Ночью самка антилопы гну родила теленка. Получилось так, что во время родов она лежала у самой двери. А под дверью была довольно глубокая ложбина — в нее и упал новорожденный. Когда он поднялся на ноги, то оказался по другую сторону двери. Мать искала его в стойле, а он был за дверью в коридоре.

Проголодавшись, маленький гну стал искать мать, но увидел не ее, а балку, которой снаружи запирали дверь в стойло. Она-то и запечатлелась в его мозгу как родитель.

Утром пришли работники зоопарка и увидели теленка гну перед дверью загона, в котором содержалась его мать. Дверь открыли и впустили детеныша в стойло. Но ни он, ни мать не интересовались уже больше друг другом. Мать не приняла своего дитятю, а дитя считало матерью бездушную деревяшку. Вот и пришлось воспитывать теленка работникам зоопарка как сироту, потерявшего родную мать.

Важно, однако, сказать, что запечатление происходит лишь в первые дни или недели после рождения животного. У лосей, например, этот период длится до трехдневного возраста, у диких кабанов — 2–3 недели, у кур и уток — 13–16 часов. А у человеческого младенца — от 6 недель до 6 месяцев.

Особая форма познания — игры

«По мнению У. Торпа, игра… животных всегда связана с элементом познания… У. Торп подчеркивает, что игра может иметь несколько назначений. Она помогает развить „двигательные функции молодого животного“, но игра может „вестись ради самой игры“. Описывая игру птиц, он отмечает: „Трудно не сделать вывода, что в этой игре присутствует элемент веселья“» (Салли Керригер).

У некоторых есть даже площадки для игр. Зоолог Шлет две тысячи часов провел в седле, всюду поспевая за стадом одичавших коров на юге Франции, в Камарге. Он видел, как коровы, едва переступили границы игровых площадок (на них обычно вся трава вытоптана и есть где побегать), сейчас же, «словно автоматически срабатывает какой-то механизм, начинают играть. Бодаются, гоняются друг за другом, кувыркаясь, катаются по земле… Телята с воплями восторга скачут, задрав хвосты, и вертятся, пытаясь их поймать, что они проделывают почти так же мило, как котята».

Обычно играет молодежь, но часто полувзрослые и взрослые коровы не могут утерпеть и тоже скачут, потешая себя возней. Телята часто играют в игру, которую иначе и не назовешь, как «дочки-матери»: один теленок делает вид, что сосет другого. А тот не сердится, а делает вид, что кормит его.

У гиббонов тоже есть свои излюбленные «игровые» деревья, на которых они часами скачут и качаются, как на турниках. Молодые обезьяны играют весь день с небольшим перерывом, чтобы поесть. «Иногда, — говорит Шовен, — совершенно так же, как бывает у детей, кто-нибудь слишком разойдется и вызовет крик боли у своего товарища. Тогда, тоже совсем как у людей, появляется взрослый самец, он разнимает драчунов, награждает их несколькими шлепками, и игра прекращается. А у бабуинов дело заходит даже дальше. Создается впечатление, что они специально приходят к своему вожаку, чтобы поссориться и подраться перед ним, а тот выносит приговор».

Как только новорожденная обезьянка вырастает из младенчества, ее принимают в какую-нибудь группу молодых обезьян. Там она играет с товарищами и завязывает дружбу с однолетками, которая годами связывает тесными узами бывших товарищей по играм. С той поры обычно они никогда не расстаются, кочуя вместе всюду, даже если и обзаведутся семьями.

Карл Экли, который много раз бывал в Африке и изготовил для американских музеев сотни «лучших в мире» чучел животных — от слонов до зимородков, — видел, как слонята играли в… футбол. Они скатали из ила большой шар и гоняли его как мяч.

С мячом любят играть обезьяны, свиньи, выдры; когда мяча нет, то со щепками и корнями; землеройки катают и подбрасывают сухие листья и перья, каланы играют с комком водорослей в воде, а тюлени — с камнями. Дельфины, как мячом, играют морскими черепахами.

В наших местах любят порезвиться речные выдры, животные вообще очень милые и умные. Они играют с рыбами в кошки-мышки, когда сыты и когда хотят позабавиться. Отпустит выдра рыбешку, как кошка мышку, и ждет: пусть подальше отплывает. А потом за ней в погоню. Поймает и снова отпустит.

И из всех игр у выдр самая любимая — катание с гор. Глинистый обрыв — лучшее место для такого дела. Внизу у воды выдры расчищают берег. Уносят прочь ветки и коряги, чтобы не поцарапаться. Потом раскатывают глиняную дорожку. Лезут на обрыв и катятся вниз. Первый раз трудновато, конечно. Глина еще сухая, плохо по ней скользить. Второй раз легче. Кое-как сползет выдра в воду — оставит на склоне мокрый след. Еще раз сползет — след становится мокрее. А потом уже по обрыву как по маслу можно кататься. От мокрого брюха и хвоста такая скользкая стала дорожка, что хоть куда.

Теперь и начинается самое развлечение!

Взберется выдра на горку, голову вытянет, передние лапы под себя подожмет — и вжжи-ик сверху вниз прямо в воду. Только одна в воду плюхнется, а по глиняной дорожке уже другая летит. Третья из воды вылезает: спешит очередь не пропустить. Весело им.

А зимой выдры устраивают для катания ледяные дорожки.

Выдры и своих маленьких выдрят учат кататься с горок.

Со снежных гор любят кататься серны: вереницей друг за другом, подогнув ноги. Съехав, бегут на горку и опять катятся вниз. И барсы съезжают с утеса на спине, а в самом низу быстро переворачиваются и всеми четырьмя лапами падают в сугроб.

«Песцы, — пишет Лоис Крайслер в книге „Тропами карибу“, — поднялись на гребень берегового ската, еще покрытый снегом, и один из них съехал по крутизне вниз, присел по-кошачьи и с вызовом задрал мордочку к тому, что стоял наверху. Тот бросился вниз, налетел на первого, и они кубарем покатились по снегу. Потом один из песцов помчался наверх с явным намерением снова прокатиться».

Морские львы и белые медведи, резвясь, съезжают с мокрых скал прямо в море, а мартышки, как школьники по перилам лестниц, любят скользить по голым сукам — сверху вниз и часами качаются на лианах, словно на качелях.

Даже нелюдимые на вид и колючие — на самом деле! — дикобразы катаются с гор. Неутомимый охотник за редкими животными и отличный писатель Джеральд Даррелл нашел в Африке в одной пещере такую горку, до блеска отполированную колючими любителями острых ощущений. «Дикобразы забирались на верхушку ската, съезжали по нему вниз. Этой веселой игрой в пещере занимались, по-видимому, уже многие поколения дикобразов, так как поверхность склона блестела, словно стекло».

Любят поиграть и ежи. Ежиха первые дни ни на минуту не отходит от ежат. Кормит их молоком. А ежата слепые еще и глухие, а уже… играют. Боксируют друг с другом. Кожа с иголками, которая наползает у ежей на лоб, очень подвижная. Ежата быстро выдвигают ее вперед и, как боксер кулаком, бьют этим колючим капюшоном своего противника. Слабенький ежонок, как от хорошего нокаута, летит от такого удара в сторону.

Мать-ежиха боксировать ежатам не мешает: эта возня им вместо гимнастики. Сильнее будут.

И молодые кроты с упоением боксируют друг с другом рылами, как на ринге.

«Однажды, — рассказывает Даррелл, — когда один из хамелеонов издох, я принес его к обезьянам. Те почтительно окружили меня и стали с большим интересом разглядывать дохлого хамелеона. Набравшись смелости, старший из дрилов слегка коснулся лапой хамелеона, отдернул ее и стал быстро вытирать о землю. Гвеноны так и не решились подойти поближе к трупу хамелеона. Дрилы же постепенно расхрабрились, схватили хамелеона и стали пугать им гвенонов, которые разбежались с пронзительными криками. Пришлось прекратить эту игру, так как дрилы начали вести себя неприлично, а гвеноны были уже основательно запуганы и жалобными стонами выражали свои обиды».

Как играют кошки, собаки, белки, медведи, лисы, лошади, коровы, олени и многие другие звери, все знают.

«Если дать бизону хорошую игрушку, — советует директор Пражского зоопарка Зденек Веселовский, — можно сэкономить значительную сумму на ремонте заборов». Бизон, которому такую игрушку дали, часами играл с бревном, подбрасывая его рогами, и заборы больше не бодал.

А в клетке рядом шимпанзе весь день развлекала себя куском тряпки и носком, который ей подарили. Надевала их на голову, руки, ноги, повязывала вместо пояса, «в общем, вела себя как настоящая модница».

И хорошо, что такие тряпки могут надолго отвлечь обезьян от дурных шуток, которыми им иногда приходит в голову позабавить посетителей. Когда игрушки у них забирали, «шимпанзе невинно сидели у решетки, и не было для них большей радости, чем внезапно бросать в посетителей опилки и еще худшие вещи. После каждого удачного броска устраивались веселые танцы».

Леопарды тоже притворяются, что спят, растянувшись у самой решетки. (А одну лапу просунут обязательно между прутьями!) И ждут, когда кто-нибудь решит разбудить «кошечку» ударом зонтика или шляпы. Тотчас хватают, что успеют схватить, и тянут к себе. «После трудных попыток, — говорит Веселовский, — мы возвращали владельцу лишь остатки его собственности».

Молодой и очень симпатичный морж в Московском зоопарке часами играл камнями и мячом. А когда ложился спать, все игрушки складывал в уголок и засыпал возле них, как малое дитя.

Играть животным в зоопарках просто необходимо. Не только потому, что им тут, в неволе, и делать-то, собственно, нечего. Доказано, что, когда у свободного существа отнимают свободу, а с ней простор, силу и быстроту движений, в его организме словно что-то ломается. В эндокринных железах и в мозгу нормальные процессы нарушаются, и животное часто гибнет от малейшего, как говорят психологи, стресса, то есть от какого-нибудь переживания, испуга. Даже такой, казалось бы, пустяк, как перевод в новую клетку, может зверя убить одним лишь ужасом: психика не выдерживает, и животное умирает от нервного шока.

Игры разряжают, так сказать, душевное напряжение. Они хорошая гимнастика для мышц.

Шиллер, немецкий поэт, утверждал: «Человек играет только тогда, когда он Человек в полном смысле этого слова, и только тогда он Человек, когда играет». Нечто подобное можно сказать и про животных. Тоскующее, больное, обездоленное животное никогда не играет. А когда играет, веселится и радуется, ему лучше переносить все невзгоды. Игра и развлекает, и закаляет, учит ловкости и умению защищаться и охотиться.

Играют друг с другом не только выросшие вместе сверстники и товарищи по стаям и стадам, но и животные разных видов: в зоопарках, на площадках молодняка, например. Но бывает, что и дикие животные разных видов, встречаясь где-нибудь в лесу, у водопоя или на пастбище, вдруг начинают играть: страусы с зебрами и антилопами, например. Видели, как олень играл с лисой, белки с кроликами, а заяц с черным дроздом. Белый кролик и черная ворона жить друг без друга не могли: так любили играть вместе.

Ритуальные, «токовые», танцы есть не только у птиц, но и у зверей.

Давно уже ходят слухи о загадочных танцах индийских диких слонов, на которые они собираются в самой глуши джунглей.

Танцуют и козлы серн перед молодыми козлами и козами: скачут, выгнув головы в ложной угрозе, встают на дыбы и вообще многие «па» проделывают на задних ногах. Антилопы топи кружатся каруселью, вереницей друг за другом, вокруг дерева или нескольких деревьев. Другие стоят в стороне и смотрят, а потом, наглядевшись, входят в круг играющих и тоже «танцуют». Антилопы импалы водят хороводы вокруг своих самок. С блеяньем, задрав головы и хвосты, бегают вокруг, а самки стоят в середине, опустив головы.

Но самые впечатляющие танцы у шимпанзе. Одна группа шимпанзе на научной станции в Тенерифе прославилась танцами, почти человеческими по манере. Когда этих обезьян привезли в Европу, они еще некоторое время танцевали и там, и доктор Крумбигель, большой знаток зверей, видел эти танцы. Самцы становились в круг и, ударяя в ладоши, более или менее ритмично топали ногами по земле, словно «утрамбовывали» ее. Одна нога много раз, но легко касалась сверху другой ноги — такое еще «па» было в обезьяньем танце. Самки же только кружились: достаточно неуклюже, но не без кокетства.

Похоже, говорит Крумбигель, танцуют иногда и гориллы. Но чаще развлекают они себя ритуалом «биения в грудь». Георг Шаллер, который 20 месяцев жил бок о бок с дикими гориллами в лесах Африки и 314 раз встречался с ними лицом к лицу, заметил, что в этом их танце девять разных «па», которые исполняются по отдельности или в различных комбинациях.

Хотя молодые гориллы, прожив на свете три-четыре месяца, уже пробуют по частям разучить этот ритуал, привилегия на его полное исполнение принадлежит старым, матерым самцам с седыми спинами. Представление разыгрывается обычно при встрече с другим самцом или с человеком и начинается отрывистыми криками. Потом танцор срывает с дерева ветку, зажимает ее губами, встает на ноги и в исступлении рвет листья и бросает их вокруг.

А вот кульминация «танца» (или ритуала угрозы): горилла попеременно то одной рукой, то другой бьет себя ладонями в грудь. Та гудит, как хороший барабан! Одна нога обычно приподнята, а ярость, может быть и театральная, этого страшного на вид, черного, лохматого, огромного зверя, кажется, не знает предела. Затем горилла быстро отскакивает в сторону, на бегу рвет листья, ломает сучья. И в финале колотит ладонями по земле.

Думают, что это «танец» угрозы, но впечатляющие сцены «биения в грудь» разыгрываются в диких лесах и в мирное время, когда никаких врагов и близко нет. Может быть, это репетиция? Или просто развлечение? Когда горилл узнают получше, тогда и вопрос этот решится. Пока можно только гадать.

Раньше думали, что молодые птицы и птенцы не то что щенки и котята: играми себя не веселят. (Некоторые ученые даже «теории» придумали, почему так.) Но нет, играют, хотя, как ни странно, люди долго этого не замечали.

Теперь наука знает всевозможных птиц, молодежь которых так же играет, как и юные звери. Тут и воробьи, и зяблики, и вороны, и голуби, и фазаны, и утки, и сарычи, и орлы, и олуши, и турако, и урорблеры, и птицы-носороги, и колибри, и многие другие.

Попугаи, играя, валяются по земле, катают мячи и камни. Пеликаны тоже играют с камнями и ветками, которые часто воруют у соседей. А молодые бакланы, которым еще не пришло время размножаться, с увлечением строят гнезда. Это тоже игра.

Известный этолог доктор Нико Тинберген видел, как молодые пустельги, сытно пообедав после удачной охоты в полях, летели туда, где были гнезда, в которых они родились, и часами играли на песчаных дюнах с сосновыми шишками, а когда аппетит снова напоминал о себе, улетали в поля на охоту.

Видели, как молодой сокол, который лишь через две недели научился летать, играл со своим отцом в воображаемый воздушный бой. Он подпрыгивал вверх, отчаянно работая крыльями, пикировал вниз и сам отражал такие же импровизированные атаки взрослого самца. Но ни тот, ни другой сильных ударов не наносили. Это была игра и первые уроки высшего пилотажа.

Ну а взрослые птицы играют еще охотнее, чем молодые: и в кошки-мышки со своей добычей, и друг с другом «в салочки», и с разными веточками, палочками, листьями и камнями. Сороки, как известно, идут ради игры даже на «преступление»: тащат всякую блестящую игрушку, которая им понравится.

Даже хладнокровные рыбы играют! Носят во рту веточки, бросают их и снова подхватывают. Колюшки особенно игривы, когда строят гнезда. А брызгуны любят шутки в духе старых кинокомедий: облить «из-за угла» человека водой доставляет им большое удовольствие.

Гнатонемус Петерса — интересный обитатель аквариумов. У этой рыбки необычные для ее класса повадки: любит играть небольшим мячом, совсем «как молодые звери», что «указывает на ее хорошо развитый мозг».

Разбитое бурей дерево, у которого расщеплен ствол, — находка для медведя, а еще больше для медведицы, когда она с детьми. Ухватится лапой за дранощепину резвящийся Топтыгин, отогнет ее вниз и отпустит. Ударит она с маху по расколотому стволу, дребезжит, гудит ствол, вибрируя. А косматый богатырь не унимается: еще и еще отводит и отпускает щепу, музицирует. Прислушивается, как далеко громогласное эхо разносит по ущельям и горам эти звуки.

У детенышей горилл игры такие же, как у наших детей: догонялки, катание с «горок» — стволов деревьев, борьба за пригорок или куст и «поезд»: положив руки друг другу на плечи, малыши бегают цепочкой.

Борьба за пригорок (игра «Кто в замке король») в обычае и у барсуков. После захода солнца они выходят из нор, но нередко идут сначала не к кормным местам, а к замшелому пню либо дереву, упавшему на землю. Один, кто порезвее, взбирается на этот трон, а остальные пытаются его спихнуть с пня или дерева. Игра может продолжаться больше часа, и уж потом уставшие, но повеселевшие барсуки отправляются на охоту.

Некоторые беспозвоночные, например осьминоги, тоже знают толк в игре и наделены достаточной дозой юмора, чтобы понимать, когда с ними шутят.

Подражание

Оно очень разнообразно у птиц. Подражают в основном пению, но не только ему.

Известный этолог Конрад Лоренц рассказал о снегире, который научился пению у канарейки. Да и сами канарейки, как никто из птиц, умеют подражать чужим голосам.

В учителя канарейкам давали самых лучших певцов пернатого мира: соловья, славку-черноголовку, жаворонка, коноплянку, либо исполняли мелодии на флейте и других музыкальных инструментах. Изобрели даже особые органчики для обучения канареек музыке. И вот пение некоторых пород канареек стало совсем иным: приглушенным, мягким, низким по тону и весьма разнообразным — до 32 разных колен (туров) насчитывают в песнях самых лучших кенаров.

«Многими натуралистами установлено, что лоси, джейраны, кабаны, волчата, лисята и другие с начальных этапов постнатального онтогенеза копируют поведение матери, подражая ей на пастбище, водопое, при встрече с другими животными, человеком. Они поедают те корма, которыми питается мать, при неблагоприятных ситуациях также отражают ее поведение. Экспериментально доказано, что дикие животные, отловленные в первые дни жизни, не пройдя испытания в семье, при одомашнивании поедают опасные для них корма и гибнут» (профессор Н. М. Носков).

Одним словом, подражание очень широко распространено в животном царстве.

И вот еще кое-что интересное для этологов, от чего путь ведет к следующей, более сложной для понимания главе.

В Англии синицы научились пробивать фольговые крышки бутылок, которые молочники оставляют по утрам у дверей домов, и выпивать сливки. Вскоре это «преступление» стало обычным делом и по ту сторону Ла-Манша, на севере Франции, и в быстром темпе распространяется здесь с севера к югу.

Тут явно проявило себя подражание. Одна синица этому научилась, другие переняли ее воровские повадки. Но как она научилась? Одни полагают, что методом проб и ошибок. Другие же усматривают здесь проявление инсайта.

Инсайт

Инсайт не такое уж новое понятие в зоопсихологии. Этот термин «инсайт» («понимание», в психологии человека — «озарение», «эврика») ввел впервые В. Келер в 1921 году. Но до сих пор неясна не только его природа, но даже чисто терминологическое определение разные школы зоопсихологов еще не согласовали. Широкому кругу читателей, наверное, вообще ничего не известно об этом загадочном свойстве высших животных находить правильное решение в ситуациях, где не помогают ни инстинкт, ни опыт, ни метод проб и ошибок, ни подражание.

Инсайт как бы проблеск разума в поведении животных, ниточка, соединяющая инстинкт с разумом. Инсайт доказывает, что инстинкт и разум не есть особо данные творцом способности, а лишь различные этапы в развитии психики.

«Торп, по нашему мнению, наиболее удачно определил инсайт как внезапное осуществление новой адаптивной реакции без предварительных проб и ошибок. Многие даже рассматривали инсайт как выражение способности к образованию понятий. Сразу же возник вопрос о том, насколько инсайт отличается от обучения методом проб и ошибок» (Реми Шовен).

Действительно, некоторые моменты поведения животных, квалифицируемые как инсайт, «проходят иногда через незаметную стадию проб и ошибок». Особенно трудно отличить первое (инсайт) от второго (метод проб и ошибок) в тех случаях, когда наблюдаются манипуляции предметами (орудиями) у животных.

Уже известно немало таких умельцев. Даже краткий перечень их займет немало места. Все-таки назову те, которые знаю.

Хищная птица бородач-ягнятник, чтобы съесть черепаху, разбивает ее панцирь, поднимая рептилию высоко в воздух и бросая ее на камни.

Вороны и чайки тоже бросают с высоты на камни моллюсков, чтобы разбились раковины.

Певчий дрозд (и некоторые другие птицы) камнями сокрушает раковины улиток.

Обезьяны капуцины, взяв в руку камень, колют орехи.

Шимпанзе тоже так делают. Кроме того, орудуя палками, достают висящие высоко под потолком бананы и другие лакомства, а прутиком (предварительно очищенным от листьев!) вытаскивают из дырок в термитнике «белых муравьев» либо мед из дупла. Палками же вооружаются шимпанзе и против леопарда, а из листьев делают бокалы для питья.

Морская выдра калан, подняв со дна моря камень, разбивает об него, как о наковальню, раковины моллюсков и морских ежей.

Осьминоги строят из камней «дома», крышей которых служит большой плоский камень. Предпринимая небольшие вылазки, осьминог иногда уносит с собой и «крышу». При тревоге выставляет ее в ту сторону, откуда грозит опасность. Отступая, пятится назад, за крепостной вал «дома», прикрывая отступление каменным щитом.

Не доказано, но возможно, что осьминог добирается с помощью камня и до моллюсков.

Слону камень заменяет скребок. Взяв его (или палку) хоботом, чешет спину или сдирает с ушей сухопутных пиявок. Палкой достает он и корм из-за решетки и отбивается от собак (!). Сорвав с дерева большую ветку, обмахивается ею, отгоняя докучливых мух и комаров, а затем отправляет зеленое опахало в рот.

Мелкие грызуны песчанки запасают корм на зиму не только в норах, но и на поверхности земли: складывают хорошо просушенное сено в небольшие стожки. Чтобы степной ветер не развеял запасы, песчанки укрепляют стожки подпорками: приносят в зубах веточки и палочки и втыкают их в землю по краям стога.

В тропиках Южной Америки, в Южной Африке и в Австралии живут пауки-арканщики. Все они охотятся по ночам, и у всех одинаковые снасти: липкие шарики на паутинке, которую паук держит в лапке. Подлетит близко какое-нибудь насекомое, он ловко бросает в него шарик на паутинке, и неосторожный пилот сразу к нему прилипает.

Один южноафриканский паук охотится на ночных бабочек… с сачком! Он сам его плетет из паутинных нитей и держит в лапках. Охотится по ночам, притаившись в засаде. Когда неосторожный мотылек подлетает слишком близко, паук быстро вытягивает вперед длинные ноги и накрывает «дичь» сачком размером с почтовую марку.

В Южной Африке обитают и муравьи экофилы. Строя гнезда, они склеивают листья паутинными нитями. Их личинки в изобилии выделяют клейкое вещество, и муравьи держат их во рту, как тюбики с клеем, и, переползая с листа на лист, соединяют их края паутинным каркасом.

Песчаные осы аммофилы кормят своих личинок парализованными гусеницами. Парализуют уколом жала в нервные центры. Гусеница не мертва, только неподвижна и потому долго не портится. Получаются своего рода консервы. Свои жертвы осы прячут в норках, вырытых предварительно в песке. Там откладывают на гусеницах яички, из которых скоро выйдут личинки ос. Оса засыпает норку песком. Затем, взяв в челюсти маленький камешек, методично и тщательно утрамбовывает насыпанный поверх гнезда песок, пока не сровняется с землей и даже самый хищный и опытный взгляд не сможет заметить вход в норку.

Аммофилы водятся и в Европе и в Америке. Но странно: американские виды владеют «орудиями» лучше. Европейские аммофилы, по-видимому, не все и не всегда утрамбовывают камнями засыпанные норки.

А вот у ос сфексов утрамбовывание входа в норку камешком, по-видимому, в обиходе почти у всех представителей вида.

Взрослый муравьиный лев немного похожее на стрекозу насекомое, бесцветное и непримечательное. Но его личинка блещет многими талантами.

Эта личинка (на вид большой клещ с челюстями, как сабли) для своих жертв, мелких членистоногих и муравьев, роет ловчие ямы и прячется на дне. Если в суматохе муравей подбежит слишком близко к ловчей яме или свалится в нее, он тотчас спешит поскорее выбраться оттуда. Вот тогда-то хищная личинка обстреливает его песком. Кидает его, подбрасывая большой головой. И так метко, что почти всегда попадает в муравья и сбивает его. Он падает на дно ямы прямо в сабли-челюсти своего смертельного врага.

Австралийский черногрудый коршун добывает пропитание, изображая пикирующий бомбардировщик: бросает с высоты камни на яйца страусов эму или других крупных птиц.

Камнями разбивает страусиные яйца и африканский стервятник.

Австралийские птицы шалашники строят из веточек небольшие шалаши, «оштукатуренные» изнутри особой пастой, которую птица сама приготавливает. Перед входом разбрасывает яркие предметы: камешки, цветы, ягоды, раковины, мертвых цикад, грибы, кости, птичьи перья, обрывки змеиных шкур и массу других странных вещей. В одной из таких коллекций нашли даже зубную щетку, ножи, вилки, детские игрушки, ленты, чашки из кофейного сервиза и даже сам кофейник, пряжки, бриллианты (настоящие!) и искусственный глаз.

Шалаши — это не гнезда, а сооружения, построенные с целью привлечения самки. Здесь, у шалашей, и токуют странные птицы.

Птица-портниха живет в Индии. Ее ближайшая родственница, тоже портниха, обитает в странах, расположенных по берегам Средиземного моря. Эти птицы строят гнезда, иглой и нитками сшивая края листьев. Игла — их тонкий клюв, а нитки птицы прядут из растительного пуха.

На Галапагосских островах живет дятловый вьюрок, птица, похожая на воробья. Отыскав под корой и в древесине личинок жуков, этот вьюрок ломает клювом колючку кактуса и, взяв ее в клюв, втыкает в отверстие, оставленное в дереве личинкой жука. И энергично ворочает там колючкой, стараясь наколоть «червя» или выгнать его наружу из лабиринта лубяных и древесинных ходов. Жирная, глупая личинка покидает свои покои, ища спасения от колючки в безрассудном бегстве. Тогда вьюрок, воткнув колючку в дерево или придерживая ее лапкой, хватает личинку. Если нет под рукой колючек, дятловый вьюрок срывает клювом небольшую веточку, обламывает на ней сучки, чтобы удобнее было работать, извлекать личинок древоточцев.

Опыты показали, что стремление брать «палочковидные» предметы в клюв и извлекать ими «червяков» из всех дыр в дереве у дятловых вьюрков врожденное, но рабочие навыки и правильные приемы приобретают они на практике. Пример других птиц играет здесь тоже немаловажную роль (подражание!). Можно сказать, что знание теории этого дела вьюрки получают в дар от природы к первому дню своего рождения в виде инстинкта. Но «производственные навыки и технологические тонкости» добывания червяков должны развить у себя сами.

Крабы из рода либия носят в одной клешне или даже в обеих по небольшой актинии. Щупальца этого «морского цветка» стрекают больнее крапивы. Хищник разинет пасть, чтобы съесть краба, а он сунет в нее клешню с актинией, как огнем обожжет! И враг удирает.

А теперь зададимся вопросом: можно ли считать инсайтом все орудийные навыки животных? Или эти навыки продиктованы инстинктом? А может быть, усвоены методом проб и ошибок?

Очевидно, критерием может служить вот какой фактор: владение орудиями у животных — достояние всего вида в целом или им обладают лишь некоторые особи.

Возьмем для примера стервятников, разбивающих камнями яйца страусов. Расскажу об этом подробнее.

Степной пожар согнал страусов с гнезд. Яйца лежали неохраняемые. Прилетели грифы и пытались взломать скорлупу яиц клювами. Безуспешно. Вскоре появились еще два любителя сырых яиц — стервятники. Они взялись за дело умело. Слетали куда-то и принесли в клювах камни весом до 300 граммов. Положили камни на землю. Осмотрели яйца, деловито постучали клювами: крепкие ли они. Затем взяли камни в клювы, вытянулись во весь рост, подняв высоко вверх головы, и бросили вдруг камни на яйца. С одной попытки те не разбились. Но, видно, стервятники этого и не ожидали. Снова и снова бомбардировали они яйца камнями. Потребовалось от четырех до двенадцати таких попыток, и скорлупа яиц раскололась. Стервятники приступили к обеду.

Повсюду ли в Африке, где водятся стервятники, обнаружено у них умение манипулировать с камнями? Предварительные наблюдения показали, что нет, не повсюду. По-видимому, можно квалифицировать действия стервятников-бомбардиров как инсайт. Однажды без предварительного опыта «идея» бомбить яйца камнями пришла в голову одному из стервятников. Другие, живущие поблизости птицы, наблюдая за ним, стали ему подражать и добились подобных же успехов.

Как велика сила подражания, рассмотрим на примере японских макак.

«Осенью 1953 года полуторагодовалая самка, которую мы назвали Имо, нашла однажды в песке батат (сладкий картофель). Она окунула его в воду — наверное, совершенно случайно — и смыла лапками песок» (М. Каваи).

Так малышка Имо положила начало необычной традиции, которой знамениты теперь обезьяны острова Кошима.

Через месяц подруга Имо увидела ее манипуляции с бататом и тут же «собезьянничала» культурные манеры. Через четыре месяца мать Имо делала то же. Постепенно сестры и подруги переняли открытый Имо способ, и через четыре года уже пятнадцать обезьян мыли бататы. Некоторые взрослые пяти-семилетние самки научились от молодежи новой повадке. Но из самцов никто! И не потому, что менее сообразительны, а просто были в иных рангах, чем группа, окружавшая Имо, и поэтому мало соприкасались с сообразительной обезьянкой, ее семьей и подругами.

Постепенно матери переняли у своих детей привычку мыть бататы, а затем сами научили этому своих более молодых, чем Имо, детей. В 1962 году уже 42 из 59 обезьян стаи, в которой жила Имо, мыли бататы перед едой.

Затем Имо сделала вот какое полезное изобретение: ученые рассыпали на песке зерна пшеницы. Сначала обезьяны с трудом выуживали пальцами зерна из песка. Но Имо поступила иначе: набрав полную горсть песка с зернами, окунула ее в воду. Песок опустился на дно, легкие зерна всплыли. Оставалось только собрать зерна с поверхности воды и съесть их. Скоро среди ближайших родственников изобретательной Имо все научились этой повадке.

Обезьяна капуцин Пи-Уай прославилась своей страстью к рисованию и высоким качеством рисунков, орудийной деятельностью и тем, что «умела решать механические задачи, которые не по силам большинству шимпанзе». Ее прозвали обезьяной-гением.

Когда к Пи-Уай приближались экспериментаторы с набором предметов, необходимых для опытов, она с радостью кидалась к ним навстречу. Сразу же принималась с довольным видом за работу. Если задача была сложной, она часами сосредоточенно трудилась над ней, забывая обо всем на свете, даже о еде, даже о любимых своих бананах.

Рисовать она начала гвоздем на полу лаборатории. Это не было простое царапанье, нет; получался упорядоченный абстрактный рисунок. Решив, что он закончен, Пи-Уай переходила в другой угол комнаты и рисовала там.

Позднее ей дали для рисования разноцветные мелки. Пи-Уай изменила характер рисунка: центр его она закрасила ярко-красным цветом, вокруг которого располагались зеленые, синие и желтые плоскости: «Этот рисунок обладал полноценной формой, удивительной для человекообразного существа».

Но нас сейчас интересуют другие способности Пи-Уай. В решении многих поставленных перед ней задач она проявляла, и не раз, действия, близкие к инсайту, говорят одни ученые, либо это был очевидный инсайт, утверждают другие.

В лаборатории обезьянку привязали цепочкой к металлической стойке. Затем положили на пол банан, но на таком расстоянии, что дотянуться до него обезьянка не могла. Вместо палки, которой сделать это было бы нетрудно, ей дали живую крысу, привязанную к веревочке.

Как поступила Пи-Уай? Раньше она никогда в такой ситуации не была (опыта нет). Никогда не видела, чтобы кто-нибудь доставал банан тем способом, который она сама употребила (нет подражания).

Какой же это способ? Весьма хитроумный, и не каждый из людей до него додумался бы. Пи-Уай стала бросать крысу, целясь в банан. (Противоположный конец веревки обезьянка, разумеется, держала в руке.) Наконец крыса вцепилась в банан. Пи-Уай тотчас же потянула веревку и подтащила к себе крысу, а с нею вместе банан!

Теперь обратимся к аммофиле. Поскольку не все представители вида сглаживают камнем песок над норкой, возможно, и здесь мы имеем дело с инсайтом.

Но вот очевидные примеры инсайта.

В комнате находилась голодная собака. Над ее головой под потолком подвесили кость на такой высоте, что, прыгая вверх, собака достать эту кость не могла. Внесли в комнату довольно большой и тяжелый ящик. Что же делает собака?

После неудачных попыток схватить кость, прыгая с пола, она, словно осененная внезапной идеей, начинает толкать и пододвигать ящик прямо под кость, болтающуюся вверху, забирается на ящик и уже, прыгая с него, достает кость! Заметьте, что никогда прежде она этого не делала (отсутствует опыт) и не видела, чтобы так поступали другие собаки (нет подражания).

Некоторые птицы (синицы, например, или сойки) умеют добывать корм, помещенный вне клетки, подтягивая его за веревочку, один конец которой привязан к корму, а другой просунут между прутьями в клетку. Результат решения этой задачи зависит от индивидуальных способностей подопытных животных. Но, в общем, почти все довольно скоро методом проб и ошибок научаются тянуть за веревочку пищу. Но иногда некоторые птицы без всяких проб и ошибок с первого же раза выполняли трудный для других учеников урок: хватали клювом и лапками конец веревки и подтягивали к себе корм. Полагают, что инсайт помогает им это сделать. Это доказывается еще и тем, что молодых птиц (неопытных) подобное «озарение» посещает чаще, чем старых (опытных).

«Способность некоторых животных без предварительных проб и ошибок обходить препятствия также можно рассматривать как случай инсайта» (Реми Шовен).

«Было понято (хотя и не очень принято во внимание), что эволюция человека в значительной мере шла по линии прогрессивного развития у него двух качеств — понимания (инсайт) и восприятия» (Салли Керригер).

Опыты профессора Л. В. Крушинского

Формы поведения, подобные инсайту, у нас называют обычно экстраполяционными рефлексами. Ведущий ученый в этой области профессор Л. В. Крушинский. Для выявления экстраполяционных рефлексов он провел много разных опытов. Мы рассмотрим некоторые.

«При выборе материала для изучения экстраполяционных рефлексов мы считали целесообразным остановиться на животных с относительно простыми формами высшей нервной деятельности, так как можно было ожидать, что у таких животных изучаемые рефлексы (если они у них имеются) должны проявляться в наиболее простом виде» (профессор Л. В. Крушинский).

Поэтому избрали для опытов кроликов и птиц: голубей, уток, кур, врановых (вороны, сороки, грачи) и некоторых хищных.

Методика исследования такова. Представьте себе длинный ящик-кормушку, которая движется по рельсу с постоянной скоростью 8–10 сантиметров в секунду. Первые полтора метра своего пути кормушка открыта, так что подопытные животные могли идти за ней и на ходу есть корм. Затем кормушка словно в тоннель ныряет: скрывается под крышей коридора.

Что же пытались выяснить? Вот что: будет ли животное искать корм только там, где он исчез в закрытом коридоре, или же побежит вперед вдоль коридора, из которого скоро появится кормушка.

В первом случае опыт покажет, что у животного, которое бестолково суетится в месте исчезновения кормушки, экстраполяционных рефлексов нет. Во втором они очевидны.

Что же получилось?

Голуби шли за открытой кормушкой, клевали из нее корм, но как только она исчезла в коридоре, перестали искать пищу и пошли в обратном направлении. Так же вели себя и утки. Но вот куры кое в чем отступили от норм поведения голубей и уток: они не уходили сразу, как только корм исчезал, а некоторое время искали его там, где кормушка скрылась в тоннеле. Однако не побежали к другому концу коридора, где кормушка вновь появляется.

Совсем иначе поступали врановые птицы. Например, ворона по кличке Варя долго и упорно искала корм не только в месте его исчезновения, но и дальше вдоль коридора и в противоположном конце, где кормушка вновь появляется на свет божий. Вот протокольная запись ее поведения:

«Ворона бежит за кормушкой с закрепленным в ней куском мяса и клюет его. Как только кормушка исчезает в коридоре, птица бежит вдоль коридора, пробегает 240 сантиметров, возвращается назад к началу коридора, но, не дойдя до него, снова идет вперед по ходу движения корма. Через 47 секунд поиск корма прекращается, и ворона отходит от коридора».

Задачу поиска корма врановым птицам облегчили тем, что посередине коридора оставили небольшую щель, через которую птица хотя и на миг, но могла увидеть проходящий мимо корм. Сейчас же экстраполяция у птиц улучшилась: заметив мелькнувший в щели корм, они бежали к концу коридора и ожидали здесь появления кормушки. Дождавшись, ели его.

Кролики вели себя примерно как куры. А это означает, что до интеллектуального уровня ворон и сорок им далеко.

Иерархия и территориальный императив

Ранги у животных

Японские биологи изучали жизнь макак, которые местами еще уцелели на их островах. Методы у них были те же, что и у других этологов: по разным приметам запомнить «в лицо» всех обезьян, пронумеровать их и следить за поведением каждой. Исследователи расписали время дежурств и все, что видели и слышали, записывали в журнал и на магнитофон. И так восемь лет подряд — день за днем, час за часом.

И вот что узнали ученые: у обезьян есть ранги!

Одна стая макак жила на горе Такасакияма, «отрезанной от мира с трех сторон морем, а с четвертой — горными хребтами». На горе этой обезьяны сидели и ходили не как попало, а в строгом порядке и в зависимости от «чина» каждой обезьяны. В центре всегда были самцы и самки самого высокого ранга. Только малышам разрешалось здесь играть.

На Такасакияме жили шестнадцать взрослых самцов, но лишь шестеро из них, «самые крупные и сильные», владели прерогативами столь высокими, что могли гулять «по центру». Всем другим вход был воспрещен. Они, тоже строго по чину, «прозябали» в провинции, то есть с краю, располагаясь кругами со всех сторон привилегированного центра.

Порядок был такой: первую круговую орбиту, ближайшую к вожакам в середке, занимали самки более низкого ранга. А вторую за ней — молодые и слабые самцы. Только совсем молоденьким обезьянкам разрешалось переходить как угодно границы всех рангов, «и они широко использовали эту возможность».

Вечером обезьяны идут спать. В авангарде дозор молодых самцов, затем вожаки, с ними самки высшего разряда с детенышами. Как только покинут они свою центральную резиденцию на холме, туда уже без страха приходят подчиненные им самцы и уводят самок чином пониже. Процессию замыкает молодежь, которая обычно задерживается, чтобы порезвиться у «трона» вождей, в сопровождении отряда молодых взрослых самцов.

Утром обезьяний караван возвращается на гору и располагается, так сказать, концентрически, распределяя места строго по сферам влияния.

В этой обезьяньей иерархии интересно не то, что есть вожаки и подчиненные, а то, что подчинение соблюдается последовательно и без исключения сверху донизу. Буквально каждому животному точно определено его место в стае, которое, если внимательно к нему присмотреться, можно обозначить порядковым номером или буквами алфавита, от первой до последней, что часто и делают наблюдатели.

Открытие это, вначале его многие оспаривали, сделано было недавно. И когда попытались исследовать детальнее, неожиданно выяснилось, что иерархия и ранги, иначе это и назвать нельзя, существуют почти у всех животных, которых брали под наблюдение (довольно беспорядочно, переходя от обезьян к курам, от кур к волкам, от волков к сверчкам, от сверчков к оленям, от оленей к мышам, от мышей к коровам и шмелям, а от тех к треске и дальше в этом роде). В каждой стае, и не только в стае, есть животное № 1, 2, 3 и так дальше. Причем соподчинение устанавливают между собой и самцы и самки. А иногда даже и детеныши (например, у кур).

Среди цыплят есть свой цыпленок-«генерал», который всех клюет, а его никто. (Это установили, точно подсчитав все раздаваемые направо и налево удары клювом на птичьем дворе.)

Есть и «полковник», и «подполковник», и так дальше, до рядового, которому живется хуже всех, так как все отовсюду его гонят и клюют, а он все терпит, подобно стоику, у которого, кроме сомнительной философии, ничего нет. Молодые петушки выясняют свои отношения, кто кого главнее, примерно к седьмой неделе после появления на свет из яйца, а курочки чуть позже — к девятой.

Когда цыплята подрастут, могут и поменяться рангами: ведь силы и опыт набирают они неравномерно, кто больше, а кто меньше. Но ранги у них остаются.

Курица № 1 ходит по двору как царица. Голову держит высоко. Ноги ставит прямо, с достоинством. А другие куры изъявляют ей свою покорность. Когда она пожелает их клюнуть, без сопротивления приседают и опускают крылья. Сразу видно: подчиняются. А переведите курицу № 1 в другой двор, она там может оказаться и номером два, и номером пять и еще похуже. И сразу гордая осанка сменится на подобострастную.

Одна курица, побывав в пяти разных куриных компаниях, занимала там места: 1, 5, 1, 5 и 6. А другая, которая у себя на дворе была № 2, на других четырех дворах, куда ее переводили, стала № 6, опять № 2, потом № 4 и 7.

Достаточно курице в каждой группе бывать ежедневно по часу, ее тут не забудут и без ссор и драк сохранят за ней то место, которое у нее было вначале (в каждой группе свое!). «Как объяснить все это?» — спрашивает Реми Шовен, который лучше многих других изучил иерархию у животных. И отвечает: «На этот вопрос пока нет ответа».

Когда по разным дырам и щелям под полом бежит самая главная мышь, все дорогу ей уступают. Крупу и всякую провизию, до которой мыши доберутся, она первая хватает. Всех мышей кусает направо и налево, и те терпят. Даже встают на задние лапки и покорно подставляют ей живот — самое больное место.

А стоит главной мыши кому-нибудь хоть раз уступить, сейчас же «генералом» будет другая, самая сильная мышь (правда, первое время она на всякий случай держится подальше от норки разжалованного «генерала»).

Хуже всех, как и у цыплят, живется мышке номер последний. Ее все кусают и иногда до смерти. А если и не забьют, все равно ей не сладко. От голода погибнет: ведь есть ей приходится украдкой, когда все другие наедятся.

И у коров, которых пастух выгоняет утром на луг, есть «главные» и «подчиненные». Если коровы лижут друг другу плечи, значит, они близки по рангам (разница между ними обычно в три ранга). Коровы, далекие «по чину», как бы не существуют друг для друга.

И у оленей есть ранги. Наверное, у всех животных, которые живут стадами. Да и не только стадами…

Открыли ранги даже у сверчков. Не у тех, что по ночам за печкой трещат. А у полевых. Встретятся где-нибудь два сверчка, сразу затеют драку: сцепятся усиками и давай толкаться. Если один сверчок ниже рангом, он особенно и не сопротивляется: скорее удирает поближе к своему дому. Там он хозяин.

А встретятся сверчки близких рангов, сверчок номер один, например, и сверчок номер два, начинается драка уж не на шутку.

Чем сильнее и больше сверчок, тем он главнее. Ученые, которые изучали сверчков, делали с ними разные опыты. Замазывали, например, самому главному сверчку глаза лаком, чтобы ничего не видел. Обрезали усики, чтобы нечем было драться. Вешали на грудь маленькую картонку, чтобы его труднее было узнать.

Все равно все сверчки его боялись и уступали дорогу.

Но однажды случайно у сверчка-«генерала» обрубки усиков обломились до самого основания. Стал он совсем безусый. А видно, «генералы» у сверчков без усов не бывают. И сразу все сверчки перестали бояться безусого. Другой сверчок в этом округе стал самым главным.

Нечто подобное открыли и у оленей. Рога им даны не только для сражений: они также знаки отличия, указывающие, какой ранг занимает носящий их олень. Г. Бруин и Г. Хедигер в Базельском зоопарке обнаружили в поведении содержащихся там оленей три главных ранга, которые обозначали начальными буквами греческого алфавита: альфа, бета и гамма. Самец-альфа доминировал над всеми. Но когда у него срезали рога, он отошел на задний план, уступив все свои привилегии самцу-бета.

В другом зоопарке провели простой опыт. Высший в ранге самец лани по какой-то причине погиб. Его голову, отпрепарированную вместе с великолепными рогами, внесли в загон. Сейчас же низший в ранге олень отпрянул в сторону и прижался к противоположной сетке вольера. И не скоро он успокоился и решился приблизиться к мертвой голове.

Клыки у обезьяны гамадрила как у леопарда. Чем они острее и больше, тем выше в ранге самец. Демонстрация клыков — заявка на первенство, которая обычно удовлетворяется без боя.

Одному самцу, который был уже стар и зубы у него притупились, этолог Хайнеманн решил показать нарисованную в натуральную величину картину — оскаленную пасть гамадрила с огромными клыками. Как только старик через стекло увидел эти зубы, он сейчас же отпрянул назад и забился в самый дальний угол клетки, словно говоря: «Не тронь меня, с такими клыками первое место — твое по закону!»

У горилл в высшем ранге те самцы, у которых спина уже серебрится «сединой». Это не настоящая седина, а особый возрастной знак, который появляется у десятилетних самцов горилл. Второй ранг занимают самки и в первую очередь те, у которых есть дети, и чем меньше детеныш, тем выше в ранге самка. Самцы-подростки на третьем месте после самок, а в самом низу иерархии — юные гориллы обоих полов, которые уже не живут с матерью, но и подростками еще не стали.

Американский этолог Георг Шаллер, который двадцать месяцев жил бок о бок с дикими гориллами в лесах Африки, наблюдал сцену, которая хорошо иллюстрирует порядок соподчинения в семьях горилл.

Шел дождь, и один молодой самец, выбрав сухое место под деревом, уселся там, прижавшись к стволу. Как только к нему подошла самка, он тотчас встал, уступил ей место и ушел под дождь. Едва горилла устроилась на сухом месте, как явился самец с серебристой спиной и уселся с ней рядом. Потом лениво, не грубо, но настойчиво стал толкать ее рукой и вытолкнул из укрытия, заняв все сухое место.

Подобная субординация есть и у ежей. Но странно: строится она, кажется, не по плану подчинения слабого сильному, а по каким-то иным категориям. Профессор Конрад Гертер, написавший отличную книгу про ежей, думает, что яркая индивидуальность и психическая одаренность играют здесь главную роль.

Четыре ежа жили в одной клетке. Всеми командовала, кусала их безнаказанно и колола одна самка, отнюдь не самая большая и сильная. Вторая подчинялась только ей, но двух ежей, самцов, третировала как хотела. Из этих на последнем месте в иерархии был самый крупный и на вид сильный самец. Другой из четырех ежей, самый маленький, гонял его и кусал без страха, но двух самок боялся.

Малабарские данио, красивые полосатые рыбки, в игрушечной акватории, ограниченной стеклом или плексигласом, и у себя на родине (где-нибудь в небыстром ручье Шри Ланки или западного побережья Индии) строго соблюдают права сильного.

Их миниатюрные стайки, до десятка рыбок, подчинены вожаку. Этот мелкий властитель вынуждает самых слабых сородичей держаться на границах захваченной стаей территории и постоянно пребывать в очень странной позе подчинения.

«Самая сильная рыба плавает почти горизонтально — под углом 2 градуса к поверхности воды, следующая — 20 градусов, третья — 32 градуса, четвертая — 38 градусов, пятая и шестая — 41–43 градуса…» (профессор В. Д. Лебедев и В. Д. Спановская).

Возможно, самым крайним и слабым эта утомительная поза не нравится (пугают и опасности, поджидающие на границах владений). Рады бы пробиться поближе к центру, да нельзя! Если кто-нибудь по забывчивости или из-за несогласия изменит предписанную ритуалом позу либо прошмыгнет пред грозные очи данио № 1, ему несдобровать. Не успеет и оглянуться, как тот его либо рылом стукнет, либо надает пощечин хлесткими хвостовыми плавниками.

Сам-то полосатый предводитель плавает в нормальном горизонтальном положении и поэтому первым замечает падающую на поверхность воды аппетитную снедь. Он ее живо подхватывает и таким образом извлекает реальную выгоду из своего «деспотизма». «Верхогляды» из его ближайшей свиты тоже успевают урвать кое-что, ведь они не совсем вниз смотрят.

Но стоит выловить тирана (или хотя бы отсадить его за стекло), как все обитатели аквариума примут обычные для рыб горизонтальные позы.

Это иерархия, так сказать, простая, но бывает и запутанная. Например, животное № 5 номера третьего не боится и третирует его как может, но от номеров 1, 2 и 4 держится подальше. Номера шестые, седьмые и так дальше (и четвертый, как ни странно!) номеру третьему подчиняются, как и всем другим выше его стоящим. По-видимому, № 3 всех, кроме двух первых, победил, но с № 5 почему-то не совладал, хотя № 4 с ним справился. Вот почему № 5 номера третьего не боится.

Замечали в стадах и стаях и еще более сложную иерархию, о которой я здесь говорить не буду. Например, коллективную, когда несколько самцов дерутся всегда вместе против одного более сильного. Или когда самка и ее детеныш сразу из номера последнего или предпоследнего переходят в первый разряд, лишь только ее полюбит вожак и сделает своей первой, или второй, или третьей любимой женой. Или когда детеныши перворазрядных самок усваивают их надменные манеры и копируют воинственные позы вожаков, с которыми живут бок о бок, ближе всех сверстников в стаде, и как бы по наследству, без драки попадают в большие забияки, то есть в высокий ранг, ими не заслуженный.

Бывает иерархия внутривидовая и межвидовая (например, в смешанных стаях синиц все большие синицы рангом выше лазоревок, а лазоревки выше черноголовых гаичек), относительная и абсолютная, временная и постоянная, линейная и прерывистая, деспотическая и «демократическая» и т. д. Это уже детали, и часто спорные. Важен сам факт, который теперь твердо установлен: у животных есть ранги.

А зачем они им? В них большой смысл. В природе все время идет борьба за существование. Больные гибнут, здоровые выживают. Так совершенствует мир эволюция.

Так вот, чтобы лишних драк не было, чтобы не было лишнего кровопролития и грызни, у животных и образовались ранги. Один раз передрались, и все знают, кто кого сильнее. Без драки знают и уступают сильному первое место. Соблюдают дисциплину, и мир царит, насколько это возможно, в курином и мышином царстве.

Ну а если сильный вожак заболел, плох стал или слишком стар, тогда его место занимает второй по рангу зверь. А первый идет на второе место. Там тоже командует, там его опыт тоже может пригодиться. А первое место зря не занимает. Разве не разумно?

Позы подчинения и ритуальные бои

Чтобы там, где силы уже измерены и ранги установлены, не случались лишние недоразумения и драки, животные, выясняя отношения, улаживают конфликты мирными демонстрациями. Стоит вожаку принять угрожающую позу, как подчиненные сейчас же успокаивают его, демонстрируя «позы подчинения». Они разные у разных видов. Колюшка, например, угрожая, встает в воде вниз головой, а подчиняясь — вверх! Карп, капитулируя, прижимает плавники. Волки, которые драться не хотят, приседают, поджав хвост, перед сильнейшим и подставляют ему свое горло. И если это сделано, он в него никогда не вцепится. Таков закон природы, нарушить который даже волк не смеет.

Мыши, мы уже знаем, сдаются, встав на задние лапки и открыв для укусов, которых обычно тоже не бывает, незищищенный живот: самое уязвимое место. Галки и вороны поворачивают к сородичу высокого ранга, признавая его силу без боя, затылок. Чайки приседают и трепещут крыльями, копируя молодых чаек. Иногда раскрывают клюв, словно просят их покормить, тоже как птенцы.

Первое предупреждение вожак павианов посылает взглядом: смотрит пристально на провинившихся. Взгляд его обладает какой-то телепатической силой: даже дерущиеся обезьяны, в свалке и гвалте, сразу чувствуют его и смиренно прекращают возню. Чтобы этот телеуправляющий взгляд был лучше заметен, природа подчеркнула его знаками, видными издалека. У самцов некоторых павианов веки, словно белилами подведенные, украшены яркими белыми пятнами. А гелады, когда гневаются, еще и выворачивают веки наизнанку: это и страшно, и сразу понятно. Уж так понятно, что провинившиеся подчиненные сейчас же спешат заявить о своей лояльности и поворачивают к разгневанному вожаку голый зад. (Есть у павианов и другие позы покорности.)

Поза, на наш взгляд, нахальная. Поэтому люди в зоопарках часто расценивают ее как непристойный жест, и в молодого павиана, который проявил к высшим существам свое лучшее расположение, нередко летят арбузные корки и камни. «Разозленные посетители, — возмущается директор Пражского зоопарка Зденек Веселовский, — обвиняют потом нас в злоумышленности, аморальности и других грехах, которым мы якобы учим обезьян. И все это только потому, что у нас „хорошо воспитанные“ павианы».

Такая же история и с собаками: человек думает, что пес хочет его лизнуть именно в лицо от великой любви. На самом же деле он по заведенному у собак обычаю просто «отдает честь старшему по званию» существу. Ведь когда встречаются две собаки, старшая приветствует младшую высоко поднятой головой, а та заявляет о своей покорности, приседая и подсовывая снизу свой нос к морде «командира».

Своего хозяина всякий пес считает «собакой» высшего ранга (так же ошибаются часто и люди, очеловечивая животных). А поскольку «особаченное» собакой существо и в самом деле высокое, то псу, отдавая честь, приходится прыгать, чтобы достать до человеческой головы.

Человеческие приветствия — рукопожатие и объятия, — по-видимому, древнее самых древних людей. Одновременно с Шаллером англичанка Джейн Ван Ловик-Гудолл «гостила» в Африке у шимпанзе, изучая их жизнь. Она рассказывает удивительные вещи!

«Шимпанзе, как и люди, обычно приветствуют друг друга после разлуки. Некоторые их приветствия до изумления сходны с нашими. Когда приближается великий Майк, все спешат ему навстречу, чтобы отдать дань уважения, кланяясь или протягивая к нему руки. Майк или небрежно прикасается к ним, или просто сидит и таращит глаза.

Приветственный „поцелуй“ мы впервые увидели, когда Фиган еще подростком возвратился к матери после дневной отлучки. Он подошел к Фло с обычной для него самоуверенностью и прикоснулся губами к ее лицу. Как это походило на тот небрежный поцелуй в щеку, которым часто одаривают матерей повзрослевшие сыновья!

Пожалуй, самое эффектное из приветствий — это объятия двух шимпанзе. Гуго и я наблюдали однажды классическую встречу, продемонстрированную Давидом и Голиафом.

Голиаф сидел, когда появился Давид. Он устало брел по тропе. Увидев друг друга, приятели побежали навстречу один другому. Они постояли лицом к лицу, слегка переминаясь с ноги на ногу, а затем обнялись, тихонько вскрикивая от удовольствия. Это было восхитительное зрелище!»

Разными, как мы видели, способами отдают друг другу «честь» животные. Смысл этих звериных повадок не совсем тот, что у людей, но их доисторические корни тесно переплетены в биологической почве природы. Это и приветствие, это и знак добрых намерений, и поза подчинения. Польза получается большая: конфликты, которые могли привести к войне, решаются мирно. Драк нет.

Если животные дерутся, можете быть уверены, что они близки по рангам и либо не установили еще точно, кто кого сильнее, либо заново пересматривают свои отношения. Но и тогда дерутся они «гуманно», так, чтобы лишних увечий не наносить.

У многих людей сложилось неверное мнение, будто животные дерутся как «звери» и сильные слабых калечат безбожно. Да и наука лишь недавно, внимательнее исследовав «войны» в природе, отказалась от прежнего ложного представления.

Жирафа, например, обороняется от льва и леопарда пинком, сила которого такова, что может разбить череп зверя, как глиняный горшок. И потому жирафа жирафу никогда не лягает. Выясняя отношения, они только бодаются или с размаху бьют… длинными шеями. Шея упруга, амортизирует, как резиновая дубинка, и громоздка: пока ее раскачаешь, импульс силы теряется. В общем, боксирование шеями выглядит эффектно, особенно в кино, но это неопасно.

Опасно другое: если жирафа примет вас за врага и пнет ногой. Зденек Веселовский говорит: когда жирафа считает не угодившего ей сторожа в зоопарке своим соплеменником, она бодает его рогами. Если видит в нем неприятеля, бьет ногой. Что оба способа не весьма приятны, не нужно подчеркивать. Но второй много хуже первого.

Антилопы нильгау — «благородные» дуэлянты: они бодаются на коленях. Тут смертельных увечий совсем не бывает. Бараны, когда дерутся, разбегаются и… стукаются рогами. Такое развлечение они без ущерба могут себе позволить, потому что шеи и лобные кости у баранов прочны и хорошо для этого приспособлены.

Но вот лбы козлов для таранов не годятся, и они лоб в лоб сильно друг друга не бьют. Горные козлы дерутся, ударяя рогами по рогам сверху. Поэтому перед ударом встают на задние ноги. Нельзя держать козла с бараном в одной вольере. Козел заносчив, силы свои плохо рассчитывает, а у барана бронированный череп. И когда поспорят они о первенстве, и баран, разбежавшись, ударит козла прямо в лоб, то может его убить: сломать ему шею или лобные кости, из которых растут рога.

Ссоры, особенно за обладание территорией, ведут, как известно, к серьезным конфликтам: дуэлям, дракам, войнам. Для ядовитых змей два последних варианта исключены. Но и дуэли должны вестись с соблюдением исключающих укусы правил, неопасными, так сказать, приемами.

Ритуальные бои гремучих змей называют «танцами». В паре всегда два самца. У некоторых танцы довольно кратки: постоят с поднятыми на полметра и больше головами, словно выясняют, кто выше, и самец, оказавшийся «недоростком», вскоре уступает, уползает.

Но у некоторых, например у техасских гремучих змей, ритуал борьбы сложный и длительный. Противники сближаются и ползут вместе, согласованно повторяя одни и те же движения, словно каждая змея представляет зеркальное отображение другой. Первый акт танца длится минут пять. В это время ни один из танцоров не делает попытки броситься на противника. Борьба еще впереди.

После перерыва противники опять сходятся, вытянувшись вверх на треть и больше своей длины. Переплетают и расплетают гибкие шеи, ползут рядом, плавно раскачиваясь, расходятся и снова настороженно сближаются. Утомившись, змеи отдыхают, лежа друг на друге.

Мексиканцы любят смотреть на боевые танцы змей. Часами просиживают у небольших вольер, в которых содержат проявивших себя танцоров, подсаживая к ним все новых и новых соперников.

Финал «хореографического» соперничества всегда одинаков: змеи внезапно сплетают шеи. Миг силового напряжения — и одна из них летит на песок, сверкнув белым брюхом. Сильнейший из борцов некоторое время прижимает к земле противника, затем с гордо поднятой головой удаляется. Ползет вдоль дощатой стены вольера, словно совершая круг почета. А проигравший борец смиренно удаляется в угол. На свободе он уполз бы подальше.

Когда на какой-нибудь доске забора встретятся два паука-скакунчика, они разыгрывают небольшой спектакль: вздымают в ярости кверху «руки» — передние свои ножки, разевают пошире челюсти и, грозя друг другу страшной расправой, переходят в наступление. Шаг за шагом сближаются, голова к голове. Гневно блестят шестнадцать выпученных глаз (по восемь у каждого). Все ближе и ближе их «лбы». Вот уперлись ими, словно бараны. Все плотнее и плотнее прижимаются раскрытыми до предела ядовитыми крючками. Потом… мирно расходятся.

Драки и не ждите, ее не будет. Эта пантомима — бескровная «битва» самцов. Она символизирует схватку, которая не может состояться, потому что иначе все самцы в первые же весенние дни истребили бы друг друга и паучий род прекратился бы.

Чем отличается территория от ареала

Ареал — это все страны на Земле, в которых обитают животные какого-либо вида. Например, наши белки живут в Европе и Северной Азии — это их ареал.

Но не всюду в пределах этого ареала найдете вы белок: нет их, например, в степи. Нет и в тундре, и в пустынях, которые встречаются, и в немалом числе, в очерченном нами на карте беличьем ареале. Живут белки только в лесах, а суслики, наоборот, в степях, бегемоты и выдры — у рек и озер, а леса, где нет воды, избегают. Места и ландшафты, в которых поселяются животные и к которым приспособились, называют биохором.

Но и в лесу не все животные скачут где попало. Белки предпочитают деревья, зайцы и лисы бегают по земле. Глухарей и белых куропаток напрасно искать в дубовых рощах: им нужны глухие таежные леса. А серые куропатки, напротив, тайгу не любят, а обитают в перелесках, на краю степей и полей. Это их, как говорят, биотоп.

Всю зиму куропатки держатся вместе, кочуют стаями, но весной разделяются на пары, и каждая пара от большого и прежде общего для всех куропаток биотопа «отрезает» в единоличное владение небольшой «кусочек». Это их территория, которую они храбро защищают от других куропаток.

Разделение всего обитаемого пространства на территории обеспечивает каждому виду животных более равномерное использование биотопа, всех земель и мест, пригодных для жизни. Бессознательная борьба животных за свой кусок земли, воды или дерева ведет к цели весьма разумной: не бывает так, что где-то их поселяется слишком много, а где-то слишком мало.

За миллионы лет эволюции весь земной шар бесчисленное число раз делился (делится и поныне) на миллионы миллионов индивидуальных территорий.

Территории бывают большие, маленькие и совсем крошечные. Все зависит от вида животных, их размеров и от того, как добывают они свое пропитание. Главное, чтоб территория могла прокормить звериное, птичье или рыбье семейство или стаю. Для травоядных, например, важно, чтобы на занятой ими территории росло столько травы, чтобы они могли съесть не меньше, скажем, чем за месяц. И чтобы там, где всю съели, она успела вырасти, когда стадо, кочуя по территории, вновь придет туда. Если места, где они живут, очень плодородны, то и территория может быть меньше, чем в районах, где корма мало. Следовательно, чем обильнее кормом земли, тем меньше (по площади) на них территории, тем гуще население животного царства.

На своей территории звери и птицы больше «уверены», что их самки останутся им верны. Некоторые даже и не позволяют им заходить или залетать в чужие владения. И как только такое заметят, сейчас же гонят домой.

И «имущество» свое, конечно, легче уберечь от воров, когда у тебя охраняемые границы. Ведь воровство — порок не только человеческий. Птицы-беседочницы воруют всякие безделушки у соседей. А пингвины — камни из чужих гнезд, да так усердно, «что неохраняемое гнездо буквально тает на глазах». Пеликаны, пишет Реми Шовен, «выглядят такими испуганными, совершая кражу, что даже издали видно, чем они занимаются».

У насекомых, пауков, рыб, лягушек, ящериц территории обычно маленькие: несколько квадратных метров или даже сантиметров, например, у рыбок в аквариумах. Зоологи решили измерить некоторые территории и нашли, что у тропических ящериц они не больше 30–40 квадратных метров, у техасских лягушек 400 квадратных метров, у лебедя — один квадратный километр, у косули примерно в пять, а у оленя раз в десять больше (тысяча и 2,5 тысячи акров). У льва и тигра охотничьи угодья около двадцати квадратных километров и даже больше.

Не всегда территория бывает там, где гнездо или логово: утки иногда улетают кормиться за километр и дальше от гнезд. В таких случаях у них два владения: маленькое около гнезда и большое, где птицы кормятся.

Стадо бабуинов, в котором примерно 80 обезьян, владеет территорией около 15 квадратных километров. Но все эти километры павианы обживают неодинаково: есть уголки, где животные почти не бывают. По другим же бродят постоянно. Тут у них и деревья для сна: здесь всегда ночуют. И «столовые» — там павианы обычно кормятся. И площадки для игр, и места для водопоя.

Если воды в округе мало, то там, где она еще есть, иногда собираются на водопой сразу несколько обезьяньих стад, и все пьют вместе. Без ссор и драк. Неважно, на чьей территории вода: хозяева не гонят пришельцев. Видно, водоемы у них в общем пользовании. Напившись, стада расходятся, и редко кто из обезьян уходит в чужое стадо.

Не только у павианов, а, по-видимому, у всех животных территории делятся на небольшие участки, где их владельцы занимаются разными делами: в одном месте спят, в другом чистятся, пьют, едят, в третьем у них нора или другое убежище (и часто не одно). Не где попало отмечают и границы. А у многих есть даже и «уборные»: либо одна, либо множество, но все в определенных местах.

Все эти квартиры, или, вернее, столовые, спальни, детские, санузлы, туалеты и прочие части квартир связывают хорошо вытоптанные дорожки, тропки или менее заметные переходы. Они петляют во всех направлениях по собственной территории, но у границ чужой обычно обрываются.

Причем животные в пределах своей территории не бродят как попало, а ходят обычно только по тем тропам, которые постоянно действующей сетью коммуникаций соединяют места отдыха, кормежки, купания и всего прочего, чем они занимаются изо дня в день. Тропы эти или хорошо видны (у слонов, бегемотов, носорогов), либо мало приметны. Владельцы территории обычно появляются на своих тропах или на определенных местах кормежки, сна, купания и пр. в одни и те же часы: живут, как говорят этологи, по «пространственно-временной системе».

Вот, например, как стереотипно проводят свой день (почти всю жизнь!) индийские носороги, за которыми наблюдал в Ассаме директор Дрезденского зоопарка, профессор Вольфганг Ульрих.

6.30 — пробуждение в «спальне», в гуще высокой «слоновьей» травы, стебли которой, смыкаясь вверху, образуют как бы свод над головой. Проснувшись, носорог по тропе, проложенной в джунглях и закрытой сверху стеблями, словно по тоннелю бредет не спеша в «столовую», на болотистую луговину.

9.30 — трапеза закончена. Жарко стало. Носорог отправляется по тропе, по которой ходит всю жизнь, в место дневного отдыха и купания, к грязевой луже. Там вываляется в грязи, а когда она подсохнет, получится хороший панцирь, защита от докучливых насекомых.

12 часов. Носорог бредет к «спальне» (опять-таки по одной давно протоптанной тропе). Там в тени, среди стеблей «слоновьей» травы высотой пять метров, у него послеобеденный сон.

15 часов. Носорог снова бредет в столовую, на лужайку, где пасется до полуночи. После чего отправляется досыпать остаток ночи в «спальне».

И так изо дня в день. Бывают, конечно, и отклонения от этой «пространственно-временной системы». Например, если день очень жаркий, носорог после купания не идет в «спальню». Он остается в грязной луже и спит здесь, погрузившись в воду. Если же день прохладный и дождливый, толстокожий зверь не спешит покидать утром свою «спальню».

Есть у носорогов (африканских черных) особые места, где они опять-таки в определенные часы чешут свои бока о термитники или стволы деревьев. У индийского носорога такой повадки нет.

А вот «пространственно-временной» стереотип поведения горилл.

После восхода солнца, в 6 часов, гориллы пробуждаются и часа два едят траву и листья разных деревьев.

В 9–10 часов завтрак кончается, наступает полуденный сон и отдых. Обезьяны располагаются в непринужденных позах: кто лежит на спине, кто на животе, на боку, иные сидят, прислонившись спиной к дереву. Не все дремлют или спят, некоторые чистят и вылизывают своих детей, лениво жуют листья.

В 15 часов вожак встает, и все идут кормиться. Бредут не спеша по лесу. Едят, дремлют, греясь на солнце, опять едят. За день проходят метров сто, а то пять километров, как душе угодно или смотря по тому, насколько местность удовлетворяет их аппетиты.

С наступлением сумерек (в тропиках это случается сразу после захода солнца, обычно часов в шесть или в пять, если небо облачное) все гориллы собираются вокруг вожака, и он начинает сминать и сгибать в один центр ветки какого-нибудь куста. Тут все, словно подана команда, которой нельзя не подчиниться, строят гнезда для ночлега. И спят часов 12–13, до рассвета.

«Сила силу силой гонит!» — этот классический принцип власти в природе всегда доминирует над всеми другими прерогативами. Только люди, которые нравственность и равные для всех права ставят выше всего, побеждают силу физическую силой моральной. Животным такие представления недоступны, потому что создаются они не формальной механикой инстинктов, а творчеством мыслящего интеллекта, который развил в себе только человек.

Но как бы там ни было, сильному животному всегда труднее выгнать слабого из его дома, чем самому защитить себя от сильного в собственном убежище. Это, можно сказать, доказано экспериментально.

Мышь, попав на новое место, первым делом нерешительно все вокруг исследует. Сначала окрестности: стенки и закоулки. Потом смелеет и рискует выйти на середину. Когда найдет подходящее убежище для жилья, обретает уверенность. Если в одном помещении встретятся две мыши-новосела, они сразу расходятся. Но позднее, когда пути их вновь сойдутся, одна из них уже смело наскакивает на другую.

Агрессивнее та мышь, которая уже успела обследовать территорию. Потому что, говорит Реми Шовен, «все животные, независимо от их положения в неписаных табелях о рангах, в своем собственном убежище — безраздельные хозяева. Здесь их не потревожит никто, даже доминирующее животное: его отгонят криками и притворной атакой, разыгранной перед входом. Противник будет упорствовать только в том случае, когда животное обосновалось на чужой территории».

И сверчок-переселенец тоже как только найдет незанятую дырочку в земле, сейчас же внимательно все вокруг осмотрит и проверит, не чужие ли угодья захватил. Если нет, сразу чувствует себя здесь хозяином, а вступив в права владения, зорко несет дозор, обходя окрестности всякий раз, когда у него есть время, когда он ничем не занят или попутно, отправляясь за пищей и на другие прогулки. Осматриваясь, он вытягивается на ножках, строго шевелит бдительными усами (в усах у него и обоняние, и осязание, и, возможно, другие чувственные стражи). В своих владениях он нападает даже на сверчков высшего ранга, которые на нейтральной территории тиранят его безбожно. У себя дома он поет громче и дольше.

Рыбы, которые строят гнезда или охраняют свою икру, незадолго перед тем, как приходит пора ее отложить, покидают стаи, и беззаботные гуляки превращаются в беспокойных собственников. У колюшек, цихлид и макроподов «недвижимость» приобретают самцы: первые — на дне, последние — у поверхности.

Кто раньше на незанятое место пришел, тот больше и захватил. Нередко целый аквариум. Но приходят и другие и после упорных боев закрепляют за собой хотя бы сантиметр дна, «а потом по мере возможности исподтишка расширяют свои владения».

Колюшки и цихлиды защищают небольшой участок на дне, вода над ним их мало интересует. Но макроподы, которые строят для икры «воздушные замки» из пены, конфликтуют за каждый миллиметр у поверхности воды.

И лягушки знают формулу «мое — твое». Не все из них квакают, чтобы пленить самок; некоторые, как птицы, пением предупреждают захватчиков, что у этой кочки есть законный хозяин.

Техасские лягушки сиррофисы ближе чем на 2–3 метра друг к другу обычно не приближаются, поэтому на участке шириной и длиной 20 метров живет не больше 8–9 лягушек. Американский исследователь Джеймс пометил всех лягушек, которых смог поймать за пределами восьми таких участков. А потом стал ловить тех, что жили на этих участках. За месяц он выселил с площади 32 тысячи квадратных метров 87 лягушек.

По мере того как место освобождалось, его заселяли лягушками с периферии, и вскоре новоселов на исследованной им земле было уже около половины, старожилов осталось только 54 процента. Некоторые прискакали сюда за сто метров, обычно они так далеко не путешествуют.

Когда же Джеймс выпустил 25 лягушек, пометив их, в густо заселенный район, ни одна из них не смогла там закрепиться. Всех, и слабых и сильных, прогнали законные владельцы. Изгнанных лягушек он позднее находил метров за 150 от того места, где выпустил.

В этом опыте интересно вот что: как только место освобождалось, его тотчас занимали переселенцы с периферии. Но они ведь не были бездомными, каждый владел своей территорией, ничуть не худшей (и не меньшей!), чем вновь занятая. «Так зачем же они уходили, бросив свое и захватив чужое?» — спрашивает Шовен. И отвечает: «Загадка!»

У этой загадки есть отгадка, правда, может быть, не совсем ясная. Я уже говорил, что, по-видимому, всему живому на земле от природы дано неудержимое стремление к расселению, к расширению, как говорят биологи, своего ареала. Не жадность гнала лягушек на пустующие земли соседей, а древний, не осознанный ими инстинкт, который когда-то заставил жизнь заселить все уголки на земле. Он и поныне природой не отменен.

Нико Тинберген, один из основателей этологии, наблюдал в Гренландии за упряжными собаками. Он заметил: у каждой упряжки лаек, как у волков, своя групповая территория. Границы ее строго охраняются: все собаки одной упряжки дружно бросаются на собак другой, когда те нарушают границы чужих владений. Даже самая слабая и потому стоящая в иерархии ниже всех собака, которая перед своими псами буквально ползает на брюхе, даже она вдруг преображается, когда требуется защищать свою территорию от вражеского вторжения: злобно и смело кидается на чужих собак.

Молодежь не знает еще своих границ и бродит где ей хочется. Но молодой пес в возрасте девяти месяцев и больше уже получает жестокую трепку от собак, на территорию которых зашел. С этого же времени собаки-подростки вместе со взрослыми обороняют свои владения.

«Если стаи встречались на границе, разделяющей их территории, где их права были равны, то ни та, ни другая сторона не кидалась в бой. Самцы, особенно вожаки, рычали друг на друга… Напряжение, которое испытывали сильно возбужденные, но вынужденные сдерживаться вожаки, находило выход в действиях, бывших для нас постоянным источником развлечений из-за сходства с человеческими поступками в подобных же обстоятельствах: они срывали раздражение на членах своей стаи, и, если поблизости от вожака находилась собака, занимающая по иерархической лестнице низшее положение, он свирепо рычал на нее или задавал ей жестокую трепку» (Нико Тинберген).

Морской червь нереис, на которого с таким воодушевлением охотятся рыбы, в родной стихии прячется в щелях скал. И в аквариуме ищет, где бы посидеть спокойно, долго ищет укрытия и, если ничего подобного нет, черви свиваются клубком, сплетаясь воедино.

Положим на дно аквариума стеклянные трубочки. Вскоре черви находят их и забираются внутрь. Если трубочек на всех не хватает, бездомный нереис, внимательно обследовав несколько уже заселенных трубочек, пытается забраться в одну из них. Затем события могут развиваться тремя путями: либо новоявленный претендент уйдет подобру-поздорову, либо заберется в дом к его владельцу и они будут мирно жить вместе, либо, наконец, зайдя сзади (не с той стороны, где у владельца трубочки голова), пришелец начнет кусать и рвать челюстями спрятавшегося там нереиса и вытащит его из дома.

Обычно тут же начинается драка: бойцы сходятся головой к голове и кусают друг друга. Борьба продолжается три-пять минут, после чего побежденный червь удаляется. У некоторых видов нереисов драки с себе подобными вне дома редки, у других постоянны и носят выраженный характер борьбы за территорию.

У червей с их малоразвитой нервной системой такое поведение (территориальный императив) атипично. Типично же оно у членистоногих, например, у крабов и стрекоз.

На мелководьях тропических морей, в полосе отливов и приливов, живут манящие крабы рода ука. Самцы этих крабов получили в дар от природы огромную, длиной больше самого краба, левую клешню. Правая клешня непропорционально мала — ненужный, казалось бы, придаток. Впрочем, и от нее есть прок: помогает есть, поднося съедобные куски ко рту.

В отлив манящие крабы покидают норы, и разыгрывается спектакль. Крабы ритмично машут своей огромной клешней: это предупреждение всем другим крабам-самцам, чтобы не приближались к их норке и небольшой территории вокруг нее. Если такого убедительного предупреждения кому-либо оказалось недостаточно и он нарушил границы чужой территории, начинается драка. Крабы фехтуют своими огромными клешнями, и, как при фехтовании на шпагах, далеко слышны звуки ударов «клинка» о «клинок». Но эта дуэль длится недолго, всего несколько секунд. Серьезных повреждений бойцы друг другу не причиняют.

Л. Крейн наблюдал за двумя манящими крабами, посаженными в аквариум. Распорядок дня был у них стереотипный. Поутру просыпались, вылезали из нор, чистились, ели. Затем вдруг словно по команде устремлялись к границе, разделявшей их территории, и начиналась дуэль. Кончалось тем, что более слабый краб прятался в своей норе, а победитель продолжал прерванный боевыми действиями обед.

И так изо дня в день. Казалось, что драка этих крабов — своего рода спорт или игра. И только иногда победивший краб своим поведением доказывал, что тут не игра и не спорт, а дело более серьезное: он вторгался на территорию врага, границу которой обычно не переходил, выгонял противника из норы, а саму нору разрушал, засыпая песком.

Н. Морре залил водой воронку от бомбы — получился небольшой прудик. Затем он принес пять самцов стрекоз одного вида и выпустил их вблизи пруда. Через несколько дней он доставил сюда еще пять стрекоз-самцов. Но принесенные ранее стрекозы уже настолько освоились на новом месте, что сочли его своей законной территорией. Они набросились на новичков и прогнали их. И во все последующие дни на этом пруду было постоянно только пять стрекоз.

Защиту территории, или ревира, М. Джакобс наблюдал у двух видов американских стрекоз. У них были даже устрашающие позы: когда стрекоза-самец встречалась на своей территории с другим самцом, она приподнимала вверх яркоокрашенное брюшко. Это предостерегающий сигнал. Напротив, когда встречалась с самкой, опускала брюшко вниз.

«Эта птица замечательна тем, что даже осенью и ранней зимой не покидает свой ревир, необычно также, что оба пола одинаково окрашены: красная грудь, по которой можно узнать взрослую зарянку, и, наконец, у этих птиц иногда поют и самки». (С. Барнетт).

Когда самец зарянки поселяется в новой, незнакомой ему местности, он поет очень тихо, неуверенно, причем не на ветке, а на земле. Если не услышит никакой песни в ответ, решает, что место здесь не занято. Тогда поет все громче и громче и, наконец, перелетев на сук какого-нибудь дерева или куста, поет в полную силу. Это значит, что он нашел свой ревир и покидать его не намерен. Когда на территорию вторгается другой самец, песня ее владельца звучит еще громче.

Если песня не помогла, не отпугнула вторженца, зарянка прибегает к помощи позы устрашения: демонстрации красного пятна на горле. Пролетает над самой головой соперника и садится напротив, стараясь повернуться так, чтобы красная грудь была хорошо заметна. Приподнявшись на ногах, самец вытягивает голову вверх, клюв смотрит в небо. Красное пятно на груди, не заслоняемое ничем, видно противнику отчетливо.

И это не помогло! Не испугался пришелец. Тогда, но это бывает редко, хозяин ревира бросается в драку с нахалом. Птицы клюют друг друга, пускают в ход когти, так что перья летят.

Этолог Дэвид Лэк купил на рынке чучело зарянки и поместил его в вольеру, где содержались живые зарянки. Они тут же приняли позы угрозы, но чучело никак, естественно, не реагировало на это. Зарянки возмутились и пошли в атаку на наглеца. Даже когда один энергичный самец оторвал у чучела голову, агрессивное поведение зарянок продолжалось.

Почему поют птицы?

Для увеселения скучающей подруги, высиживающей птенцов. Так думали раньше, преимущественно поэты. Но в 1920 году маятник общественного мнения качнулся в другую сторону. В этом году вышла книга Генри Говарда «Территория в жизни птиц». В ней доказывалось, что пение птиц не больше как предупреждение другим самцам своего вида о том, что место здесь уже занято. С тех пор так и пошло: песня — охрана территории, и ничего больше.

Но позднее под давлением массы новых фактов ученые почти единогласно решили, что трактовка птичьего пения Говардом слишком ограниченна.

Было установлено, что песня — сексуальный релизер. Важная деталь брачного ритуала, без нее союз самца и самки вряд ли будет заключен. Но и это не все, что выражает соловьиная песня.

Самцы соловьев поют, например, и зимой, и во время миграций, когда никакой территории у них нет. Поют и некоторые самки соловьев. И самки других птиц, например крапивников, но не во весь голос, а тихонько, «как бы адресуя свою песенку только собственным птенцам».

Самцы птиц, еще не подыскавшие себе подругу, поют громче и дольше сородичей, которые уже обзавелись семьей. Холостой самец мухоловки-пеструшки исполняет в день три тысячи шестьсот песен, втрое больше, чем «женатые» сородичи. Значит, здесь песня служит не только объявлением о том, что ревир занят, но и для привлечения самок.

Возможно, самки избирают в мужья в первую очередь хороших исполнителей песен, как самки крапивников и ткачиков отдают предпочтение тем самцам, гнезда которых лучше построены.

Торп имеет в виду песню соловья, когда пишет следующее: «Разработка рулад у поющей птицы достигает такого совершенства, что мы вправе предположить способность птицы-слушательницы к эстетической оценке, а также и то, что высокая изощренность песни воодушевляет слушательницу больше, чем упрощенная песня».

С моей точки зрения, наиболее примечателен из всех песен птиц дуэт супругов… Наибольшим изяществом отличаются дуэты, построенные по принципу антифонной песни, во время которой один из супругов поет несколько нот, затем их подхватывает другой, и оба исполнителя чередуются с такой удивительной точностью, что пока их обоих не увидишь, нельзя понять, поют две птицы или одна.

«Такие антифонные исполнения песен характерны для более чем двадцати видов птиц, и согласно утверждениям Торпа они отличаются удивительной точностью в интервалах» (Салли Кэрригер).

Антифонное пение замечено не только у супругов, но и у птиц разных видов, способных к подражанию. Одного снегиря выучили петь британский гимн. Жившая в той же комнате канарейка быстро усвоила мотив. Сначала она и снегирь пели порознь, перебивая друг друга. Дуэта не получалось. Но затем они сами, без подсказки со стороны человека, научились антифонному пению. Запевал снегирь и, пропев первые ноты, замолкал. Канарейка без всякой паузы тут же начинала подпевать и заканчивала мелодию.

Итак, мы выяснили, что песни птиц несут не одну, а многие функции. Одна из них — охрана гнездовой территории.

Пограничные столбы ревиров

Нигде не сказано, в чьи владения вы вступаете. Но пограничные столбы у территорий есть. «Материал», из которого они изготовлены, разный. Он часто вокальный: ведь птицы, как мы выяснили, поют не для того, чтобы услаждать слух влюбленных, хотя, возможно, им это и приятно. Здесь действует неписаное правило: «Где слышен мой голос, там и моя территория!»

Впрочем, тут многое зависит от площади, пригодной для устройства гнезда. Если она мала, а птиц много, то самцы, потеснив друг друга, часто поют не только слыша, но и видя один другого. Но тогда и территории у них меньше предусмотренных природой.

Орангутаны и обезьяны-ревуны, эволюционируя, обзавелись даже мощными «динамиками», которые усиливают их крик во сто крат. У орангутанов это надувные, как мехи у волынки, мешки на горле, а у ревунов — особые резонаторы в голосовых связках. Свой район оглашают ревом и олень, и бык, и лев — это тоже оповещение претендентам.

Всевозможные пахучие железы, которыми щедро наделены многие звери, служат им разную службу. Они и пригласительные письма для дам, и объявления на границах владений о том, что место здесь занято.

Территория, говорил Веселовский, «буквально надушена специфическими запахами животного», которое на ней живет. У куниц, хорей и лис он такой сильный, что даже человек его чувствует. И запахи постоянно подновляются. Обычно, проснувшись, умывшись и позавтракав, владельцы тотчас идут дозором по своим владениям и всюду, где надо, ставят пометки.

Собаки, лисы и волки, которые, как известно, объявляют о своем присутствии, поднимая задние лапы на заборы, столбы, деревья и кусты, экономят буквально каждую каплю мочи, чтобы ее хватило на все «пограничные столбы».

Обезьяны ног не поднимают, а берут мочу на ладонь и размазывают по веткам. «Я держал в клетке, — рассказывает Веселовский, — индо-малайскую полуобезьянку лори, которая после каждой чистки клетки лишь удваивала свои усилия в употреблении упомянутой жидкости».

Медведь тоже, извалявшись в своей моче, трется потом о деревья. Зубры, ободрав рогами кору, валяются в своей моче и трутся потом о дерево.

И барсук трется о кусты, и гиена, и соболь, и куница, и многие другие звери. Скунс, например, прогуливаясь по своим владениям, время от времени прыскает на траву боевой жидкостью.

Бывают и зримые заявки на владения. Те же медведи, не довольствуясь запахом, обдирают кору на стволах, которые потом своей белизной сигналят о правах собственности косолапого.

Многие хищные птицы долго кружат над полями и лесами. А пустельга, облюбовав гнездо, пикирует над ним.

Некоторые лягушки и рыбы особыми движениями подают подобные знаки соседям. Но если соседей они не останавливают и те, игнорируя пограничные сигналы, слишком близко подходят к чужим владениям, то нахалам посылают второе серьезное предупреждение. Пантомимы, с которыми некоторые животные выступают перед противником из своего племени на границах охотничьих участков, зоологи так и называют — «пограничные позы». Они часто очень забавны.

Колюшка грозит сопернику, посмевшему заплыть в ее территориальные воды, исполняя некий танец на голове. Если этого мало, кусает дно. Серебристые чайки рвут траву. Бык рогами и копытами роет землю.

Петухи при таких конфликтах с азартом клюют друг перед другом воображаемые зерна. Синицы поступают так же. Скворцы и журавли демонстративно чистят свое оперение перед самым носом врага, а шилоклювки и кулики-сороки делают вид, что очень хотят спать: до того, видите ли, им скучен и неинтересен вид этого нудного наглеца, требующего доли в их владениях. Они суют голову под крыло и приседают, имитируя позу, в которой обычно спят.

Действие это, конечно, инстинктивно и не выражает истинного презрения, хотя по странной случайности и в самом деле его напоминает.

Самцы некоторых животных вообще не дерутся и никогда не ранят друг друга. Дуэль, которая должна решить спор из-за территории или самки, заменена у них своеобразными «ритуальными» движениями, которые напоминают порой фигуры какого-то замысловатого танца. Некоторые английские биологи называют такого рода борьбу соперников блефом. Блефующие самцы не дерутся, а словно бы куражатся друг перед другом.

Большие синицы, например, прыгают одна перед другой, вытянув шеи и слегка покачиваясь из стороны в сторону: выставляют напоказ красивые черно-белые пятна на щеках.

Зарянки, или лесные малиновки, похваляются красными грудками, выпячивают их, задрав кверху головы и тоже покачиваясь.

Голуби только пыжатся друг перед другом, выпячивая грудь и топорща перья. У кого вид более внушительный, тот и победитель.

Бой пуночек очень забавное зрелище: чередующиеся наскоки и побеги. Подобно качающемуся маятнику, дерущиеся самцы бегут то в одну сторону, то в другую, то один преследует соперника, то другой. Пробежав немного, беглец вдруг оборачивается к преследователю и гонит его почти на такое же расстояние в обратную сторону. А потом опять показывает спину и удирает.

«Я никогда не видел у них драки, — говорит один исследователь о маньчжурских журавлях. — Всегда угрожающей позы достаточно, чтобы соперник удалился».

Поза эта довольно выразительная: голова с клювом вытянута вперед, шея выгнута аркой вверх или вниз. Большая голенастая птица шипит и с вытянутой вперед «рапирой» бежит на врага, смешно подкидывая вверх длинные ноги. Нервы возмутителя ее покоя не выдерживают, и он удирает.

Хаплохромис и некоторые другие рыбки, его родичи, например цихлазома Мика, угрожают соперникам, «страшно» растопыривая жаберные крышки. Соперники почти упираются носами друг в друга и пыжатся, стараясь казаться страшнее и больше, как чванливая лягушка в известной басне. При этом обведенные золотыми ободками большие черные пятна на их жаберных крышках сверкают и переливаются. Дуэли этих рыбок очень красивое зрелище.

А самцы горчаков «бодаются». К весне на головах у них вырастают роговые бородавки, и каждый толкает ими соперника, стараясь отогнать подальше от облюбованной ракушки.

Многие рыбы на поединках ведут борьбу «тупым» оружием: «бьют» друг друга струями воды. Два самца кружатся один за другим и, сильно ударяя по воде хвостами, стараются обдать противника более сильной волной.

Носатые обезьяны, орангутаны и обезьяны-ревуны действуют друг другу на нервы громким криком: кто страшнее ревет и дольше способен терпеть рев противника, тот победитель.

Полуобезьяны тупайи (одни зоологи относят тупай к полуобезьянам, другие — к насекомоядным; загадка происхождения этих интересных зверюшек еще не решена) незваного гостя своего вида встречают пронзительным писком и визгом. Если вокальная атака не устрашит, вцепятся ему в хвост, и так крепко, что тот, удирая, долго волочит повисшего на хвосте соперника. Иногда дуэлянты-тупайи боксируют, подобно кенгуру: встают на задние лапы и колотят друг друга передними. Но и кричать не забывают. А если и в боксе хозяин не получает преимущества даже по очкам, то он падает вдруг на спину и так пронзительно и противно верещит, что незваный гость, оглушенный, бежит без оглядки.

Насколько этот писк сильное оружие, показали опыты двух зоологов. Они записали на магнитофон боевые крики тупай и через усилитель заставили его прослушать других полуобезьян. Что тут было! Полная паника, а у некоторых даже начались судороги.

Если не хватает мощи собственных голосовых связок, некоторые хитрые обезьяны прибегают к помощи сильно грохочущих предметов. История Майка, запуганного вожаками шимпанзе, это доказывает.

Джейн ван Ловик-Гудолл, которая прожила несколько лет в лесах Африки в большой дружбе с дикими обезьянами, рассказывает, что перед их отъездом из заповедника на берегу Танганьики самец-шимпанзе Майк «был весь какой-то съежившийся от страха, нервный. Он вздрагивал от любого звука, от любого движения».

Когда они снова приехали в заповедник, то «нашли Майка совершенно другим. Он внушал страх всем шимпанзе». Причина его неожиданного возвышения заключалась в… пустых бидонах из-под керосина, которые экспедиция оставила в лагере. Майк научился извлекать из них оглушительный грохот. Он «мог устраивать представление сразу с тремя бидонами, кидая их один за другим. Шимпанзе не любят громких звуков — исключение делается для их собственных воплей. Поэтому Майк просто-напросто запугал всех сородичей своим необыкновенным развлечением».

У антилопы бейзы очень острые рога — настоящие рапиры. Бодаясь, соперники никогда по-настоящему их в ход не пускают: антилопы с треском, как «театральные сабли», скрещивают рога — фехтуют, но не колют! И когда однажды безрогий самец-бейза вступил в поединок с рогатым самцом, тот фехтовал с ним так, словно у противника были рога. Парировал и наносил удары по воображаемым рапирам на некотором расстоянии от головы безрогого.

Давно уже замечено: чем опаснее оружие у дуэлянтов, тем условнее сама дуэль, тем более безобидным церемониалом, хотя и весьма воинственным на вид, она подменена. Если всякая, даже маленькая драка у ядовитых, например, видов смертельно опасна для обеих сражающихся сторон, она может быть заменена своеобразным символическим танцем с силовой борьбой в финале.

Пример: поединки техасских гремучих змей в споре из-за охотничьих угодий.

Брачные церемонии

Некоторые беспозвоночные

Бабочек перламутровок легко узнать: снизу на задних крыльях у них красивые, серебристые, отливающие перламутром пятна. Эти бабочки летают у нас в июле — августе по опушкам леса, над лугами, в общем, там, где много света и греет яркое солнце.

Ученые смастерили из бумаги некое подобие самки этой бабочки. Причем модель могла быстро-быстро махать крыльями. Раскрасили ее в зеленый, голубой, желтый цвета — каждый из этих оттенков привлекал самцов-перламутровок, но несравненно меньше, чем желто-оранжевый цвет крыльев макета, особенно если они машут очень часто.

Когда самец встретит самку, они тотчас исполняют «зигзаг-танец»: летают, быстро меняя направления. Затем самка садится на землю. Самец опускается невдалеке, направляется к ней торжественным шагом и приветствует особым трепыханием крыльев. Затем усиками и средними лапками поглаживает ее задние крылья. Сватовство состоялось, самка принимает самца.

В июне у нас начинают летать бабочки семелы, бурые, с двумя глазками на каждом переднем крыле. Они порхают вокруг цветов и сосут нектар.

Но вот самец, насытившись, решает, как видно, развлечься. Он садится на какой-нибудь бугорок и терпеливо ждет. Ждет самку, чтобы поухаживать за ней. Ждет долго. Его терпение иссякает, и тогда он в слепом азарте бросается в погоню за пролетающими мимо жуками, мухами, маленькими птичками и даже падающими листьями. Гоняется иногда за собственной тенью!

Но вот наконец удача: летит семела женского пола. Самец преследует ее. Она обычно тут же садится на землю. Это своего рода сигнал, которого он давно ждет. Если преследуемый им по ошибке живой или неживой «летающий объект» не садится на землю, самец семела не гонится за ним: самки его вида ведь так не поступают, сразу приземляются.

Самец опускается рядом с самкой. Сложив крылья, подходит поближе. Если самка еще не созрела, чтобы стать матерью, она дает ему знать об этом хлопаньем крыльев, и он пускается на новые поиски. Если же она сидит неподвижно, самец начинает свои элегантные ухаживания.

Сначала, встав перед ней, подрагивает крыльями. Потом слегка приподнимает их и показывает красивые белые, отороченные черным пятна на крыльях. Он ритмично складывает и расправляет крылья и подрагивает усиками. Это продолжается несколько секунд, иногда минуту.

Затем — самая галантная поза! — он поднимает и широко раскидывает в стороны два передних крыла и склоняется перед самкой в низком поклоне. Дальше, все еще в поклоне, складывает крылья вместе, нежно зажимая между ними усики самки. Поцелуй бабочек! Это не пустая поза: на крыльях самца, как раз там, где он зажимает усики самки, расположены пахучие железки — удостоверение его мужской зрелости. Отдергивает крылья, поворачивается и начинает быстрый танец — ходит вокруг самки с видом весьма преуспевшего ухажера.

Танцуют семелы в конце июля.

Почти все пауки-скакунчики, или салтициды, отличные, хорошо «тренированные» танцоры. Весной танцуют иногда по полчаса без перерыва. У этих пауков очень длинные и толстые передние ноги, и они этими ногами, вздымая их вверх (обе сразу или по одной), растопыривая в стороны, вытягивая вперед, хлопая на манер крыльев, покачивая или размахивая в такт плясу, выкидывают перед партнершей самые невероятные трюки. На первый взгляд кажется, будто паук решил заняться зарядкой, вот и семафорит «руками». Но приглядитесь повнимательнее, и у вас не останется никакого сомнения в том, что это самый настоящий танец.

Танец маленького паучка аттулуса — длина его всего три с половиной миллиметра — напоминает фигуры классического балета. Опираясь на три пары ног, ногами бог пауков не обидел, он вытягивает к небу две передние лапки и, грациозно покачивая ими из стороны в сторону, скачет боком направо. Затем замирает на мгновение, склонив одну ногу в сторону, и скачет влево, не забывая все время кокетливо помахивать перед собой «руками».

Не хватит здесь места описать все разнообразие свадебных танцев, по древней традиции унаследованных в разных семействах пауков. Да и нужно ли? Однако о пизауре удивительной не рассказать невозможно, так необычайно выразительна ее манера ухаживания!

В мае пауки пизауры снуют в свежей зелени — ищут паучиху. Как только наткнутся на ее след или на сигнальную ниточку, которую паучиха, путешествуя, всюду тянет за собой, сейчас же с удесятеренной энергией охотятся за мухами. Поймает паук муху и лихорадочно быстро оплетает паутиной, пока она не обратится в белый шарик.

Взяв осторожно челюстями муху в шелковом пакете, парадным, порывистым шагом идет на сближение с паучихой. Увидит ее и, застывая в странной, прямо-таки гротескной позе, не назойливо, но картинно преподносит невесте свой свадебный подарок. Стоит перед ней, словно неведомая и непонятная фигура на выставке поп-арта. О землю опирается концом опущенного вертикально вниз брюшка и кончиками шести ног. Четвертую же их пару поднял над свертком с мухой, который держит во рту.

Паучиха, надо полагать, потрясенная его видом, медленно подползает, словно не веря своим глазам, принимает свадебный дар и, порвав упаковку, муху сосет. Плохо будет пауку: съест его паучиха, если он явится к невесте без подарка.

Но обманывать умеют и пауки: некоторые женихи пизауры упаковывают в шелковый пакет пустую, уже высосанную ими шкуру от мухи и с таким жульническим даром являются на свидание к невесте.

Даже скорпион, когда домогается любви, весьма галантен со своей дамой. Он нежно ухаживает за ней, приглашая на танец. Сначала скорпион и скорпиониха, встав в позицию, скрещивают клешни. Вытягивают их навстречу друг другу, цепляясь клешней за клешню, подобно мужчине и женщине, которые взялись за руки, чтобы сплясать польку.

И вот начинается скорпионий танец, такой же нелепый и несуразный, как и фантастическая внешность странных танцоров. Два шага вперед, два назад. Рывок влево, рывок вправо. Топтание на месте и неуклюжие повороты, которые даже танк исполнил бы с большим изяществом. Этот гротескный танец длится несколько минут, а то и дольше.

Даже тараканы соблюдают свадебный ритуал. Например, из рода науфета. Их поведение хорошо изучил этолог Л. Рот.

Эти тараканы живут в теплых, сырых и темных местах. Поэтому на зрение особенно не полагаются. Мир ощущают с помощью осязания и обоняния. Половозрелый самец науфета очень активен, беспокойно бегает: ищет самку и ощупывает усиками каждого встречного таракана. Когда найдет самку, сейчас же замирает перед ней (нередко на целую минуту) в странной позе: слегка вздыбится на передних ножках, приподнимет крылья, а брюшко опустит круто вниз: до земли.

Колюшка и цихлиды

Колюшка — рыбка малоприметная, но весной она преображается, как Золушка в сказке. Самцы переодеваются: брюшко у них краснеет, как помидор, бурая спинка зеленеет, а голубые глаза блестят, как аквамарины.

Нарядные получаются кавалеры. И какие боевые! Один за другим уплывают они из стаи, каждый ищет на дне участок для гнезда и гонит прочь всех рыб, с которыми, конечно, может справиться. Так петухом и наскакивает на незваного гостя. Но до драки дело редко доходит. Обычно самец-хозяин предупреждает пришельца о том, что место здесь уже занято, замысловатым танцем. Пляшет, можно сказать, на голове: становится вертикально, хвостом вверх, и сердито дергается всем телом, словно собирается дно головой пробить. Пришелец, раскрыв рот, минуту смотрит на странное представление, а затем, сообразив, видно, что это не простая клоунада, а грозный ультиматум, удаляется восвояси.

Когда соперник не отступает после исполнения первых «па», самец — хозяин территории принимает более энергичные меры: танцуя вниз головой, начинает бешено кусать ртом песок, словно желая показать: «Если не уйдешь, я и тебя могу так отделать!»

А если и это не устрашило агрессора, танцор поворачивается к нему широкой стороной тела и оттопыривает две большие брюшные иглы. Это угроза высшей степени, и она граничит с отчаянием. К ней прибегает колюшка и в тех критических случаях, когда щука или окунь загонят ее в угол.

Когда колюшке не мешают, она занята строительством гнезда. Сначала роет «котлован» для дома. Набирает в рот песок, относит его сантиметров на пятнадцать в сторону и высыпает. Затем возвращается за новым грузом.

Мало-помалу образуется на дне ямка. Тогда самец приносит во рту разные травинки и обрывки водорослей и складывает их в ямку. Приносит еще и сваливает тоже в кучу, прессует, нажимая сверху. Слизь, которую выделяют почки колюшки, склеивает травинки в плотный ком. Рыбка делает в нем тоннель, проползая через центр. И готово гнездо: полый шар с двумя отверстиями на противоположных концах.

Теперь дело за самкой.

Мимо проплывает стайка колюшек. Самец устремляется к ним. Перед одной из рыбок он отплясывает танец любви. Его называют зигзагообразным. Самец зигзагом, резко виляя из стороны в сторону, плавает перед самкой. Обычно она отвечает на ухаживания, склоняя тело вниз, в его сторону: он танцует несколько ниже ее головы. Тогда самец спешит к гнезду (самка плывет за ним) и показывает вход особым движением: ложится на бок, головой ко входу.

Самец пляшет даже перед некоторыми рыбками другого вида, например перед молодыми линями, которых сгоряча принимает за самок колюшек. Если линь почему-либо последует за ним, то это автоматически вызывает у обманувшейся колюшки цепную реакцию дальнейших, но в данном случае бессмысленных рефлексов. Самец подплывает к гнезду и, распростершись перед ним, приглашает случайного прохожего войти в дом и отложить икру.

Он исполнял зигзагообразный танец и перед грубой моделью самки, которую экспериментаторы спускали на тонкой проволоке в аквариум, лишь бы брюшко у модели было припухлое.

Живая, обремененная икрой самка тоже реагирует на грубую модель самца (лишь бы брюшко у модели было красное) и следует за ней, если повертеть модель перед самкой, имитируя движения зигзагообразного танца. А если подвести модель, а за ней и самку, которая не отстает от подделки, к дну аквариума, а затем, подражая самцу, положить раскрашенную фанерку плашмя, самка будет тыкаться носом в песок, искать вход в гнездо, даже если его и нет.

Она больше верит сигналу мнимого самца, чем своим глазам.

Конечно, слово «верит» употреблено условно: самка не размышляет над тем, кому больше доверять. Она просто бездумно, подчиняясь врожденным чувствам, реагирует на релизеры, которые в течение многих миллионов лет отбора выработались в их племени в виде определенной формы поведения партнера, с ним судьба обязала ее нести заботы о продолжении рода (впрочем, у самок-колюшек они не очень обременительны). Ну и, конечно, иногда путает возлюбленного с подделкой. Ведь и людям свойственно ошибаться.

Брачные церемонии у рыбок цихлид, например у тиляпии и хаплохромиса, начинаются с приобретения в собственность земельного участка на дне. Самец ложится здесь плашмя, бьет хвостом по воде, кружится на одном месте, и в песке образуется ямка. Затем отправляется за самкой.

Как найдет ее, танцует. Самец тиляпия боком, боком медленно плывет перед самкой, склонившись головой вниз под углом 30–60 градусов к горизонтали. Если самка остановится, он поджидает ее. А потом опять в той же странной позе, боком к ней и головой вниз, плывет к своей ямке и ведет за собой подругу.

Хаплохромис приглашает невесту несколько иначе. Тоже замирает перед ней в странной позе: задняя половина его тела параллельна речному дну, а переднюю он изгибает вверх под углом 30–40 градусов.

Брачные игры птиц

Весной самцы горихвосток прилетают к нам раньше самок. Они находят подходящее дупло или какую-нибудь уютную нишу, в которой можно устроить гнездо. Оберегают свою находку от других претендентов. Чтобы привлечь внимание самки, самец вывешивает время от времени у входа в дупло объявление: «Есть прекрасная однокомнатная квартира. Требуется жена!» Объявляет он об этом, высовывая из дупла свой рыжий хвост, который распускает веером. Невесты быстро соображают, в чем дело, и долго себя ждать не заставляют.

Так и самец пустельги, если ему требуется жена, заявляет об этом особым церемониальным полетом сверху вниз к какому-нибудь облюбованному им старому вороньему гнезду. Когда жена найдется, они вместе слегка ремонтируют гнездо, приносят свежую подстилку и выводят в нем птенцов.

Дикие утки заключают браки рано, задолго до весны. Еще осенью на зимовках. Здесь собираются утиные общества, и здесь после обручальных игр утки разбиваются на пары.

Сначала знакомятся: плывут навстречу друг другу и пьют воду. Со стороны может показаться, что они учтиво кланяются, как бы говоря: «Здравствуйте, рад (или рада) вас видеть!»

В мирную жизнь утиных сообществ раздор вносят молодые утки, которые зазывают женихов. Кричат призывно каждому селезню, который летит или плывет мимо. Если он присядет рядышком, капризная дама норовит натравить своего кавалера на этого селезня. Соперника она указывает, поводя в его сторону клювом, и кричит: «Квегг, квегг!»

Для селезней это лишний повод показать в живописных позах и поворотах свой свадебный наряд. В прелюдии к дуэли, бросая вызов сопернику, селезень плавает вокруг утки с втянутой в плечи головой и опущенным вниз клювом. Перья на его голове нахохлены, он вертит хвостом. Вдруг селезень, со свистом вздымая фонтаны брызг, встает в воде вертикально. Так же поднимается соперник. Все дальнейшее происходит в строгом порядке. Противники встают боком друг к другу и грозят зеркальцами крыльев, спрятав за них, словно за щиты, головы. Затем следует фаза бренчания клювом о стержень пера: селезень сжимается в тугой комок. Потом — фаза «нечесаной головы»: селезни так взъерошивают перья, что голова принимает форму диска. Финал ритуальной дуэли — «насосные» движения: селезни встают друг против друга и целую минуту как бы качают воду — ритмично то опускают, дотрагиваясь до воды, то поднимают клювы.

Драк обычно не бывает: после демонстрации силы и красоты мирно расходятся. Молодые утки, рассмотрев на «конкурсе красоты» оперение и грацию многих селезней, наконец выбирают того, кто им больше по душе, и с тех пор остаются им верными женами, часто на всю жизнь.

Как я уже говорил, свои брачные игры утки играют еще осенью и зимой, где-нибудь в Африке. Туда слетаются они из разных стран Европы и Азии. А весной селезни летят за самками туда, откуда те родом. И бывает так, что селезень из Англии переселяется в Финляндию или на Украину.

Но, прилетев на родину жены, он дает волю своей инициативе: бросается в погоню за всякой уткой, которая попадается на пути.

Страсть селезней преследовать чужих уток биологи назвали весенним буйством самцов. Объясняется такое поведение селезней враждебностью, которую они испытывают к любой чужой утке, стремлением отогнать ее от выбранного для гнезда места. Тем самым достигается более равномерное размещение гнездящихся пар по всей округе, чтобы утятам, когда они выведутся, не приходилось голодать в тесноте.

Отогнав подальше чужую утку, селезень тотчас возвращается к своей. Она еще издалека узнает его и зовет.

Многие наблюдения доказывают, что животные-супруги, в особенности птицы, узнают друг друга и своих детей по голосу и в «лицо».

Как и у людей, у животных каждого вида разные пропорции головы, клюва, носа, морды, ушей, глаз. По этим для нас часто совершенно неуловимым деталям самки и самцы отличают своего партнера от тысячи других, окрашенных так же, как и он.

Чайки и крачки не спутают своего супруга с чужим уже с двадцати метров, даже если он молчит. А если закричит, то узнают и раньше. Утки, заметив своего селезня еще в воздухе, летят за ним. Хорошо знают своих утят, и, если подсадить чужого, прогонят.

Императорские пингвины, возвращаясь с добычей, безошибочно находят своего птенца среди сотен сбившихся в кучу молодых пингвинов, схожих друг с другом, как капли воды. А часто и птенец, еще издали увидев родителя, спешит к нему навстречу, хотя папаша, казалось бы, ничем не отличается от других взрослых пингвинов.

Оскар Хейнрот, немецкий орнитолог, рассказывал, что однажды в Берлинском зоопарке видел, как лебедь бросился на собственную самку и хотел прогнать ее вместе с компанией других лебедей. Та на минуту опустила в воду голову, и он в суматохе принял ее за чужую. Когда же самка, озадаченная наскоком, подняла голову, лебедь ее сразу узнал и «сконфузился». Порой и гуси нападают на своих нежно обожаемых гусынь, когда те в поисках корма прячут головы под водой.

Союз гусей с гусынями очень прочен, и нередко эти умнейшие птицы всю жизнь хранят верность друг другу. Даже когда гусыня погибнет, гусь долго или навсегда остается вдовцом.

Браки гуси заключают осенью. Гусиные семьи очень дружные: весь год, с весны до весны, подросшие уже гусята не покидают неразлучных своих родителей. Вместе кочуют по тундре и степям, вместе улетают в жаркие страны. Не расстаются и там.

Нелегко молодому гусю «умыкнуть» у строгих родителей выбранную им невесту. Покинув свою семью, он должен идти в чужую. Но отец невесты сначала гонит его и бьет. Поэтому ухаживать он начинает издалека. Сначала высмотрит в какой-нибудь гусиной семье молодую гусыню. Потом, не забывая о ее сердитом папаше, долго плавает поблизости в гордых позах. Показывает себя храбрецом: нападает на разных обитателей пруда, гонит их прочь, защищает недосягаемую пока невесту, хотя враги, от которых он ее оберегает, ни для нее, а часто и вообще ни для кого не опасны.

После каждой «победы» гордо плывет к суженой и триумфально гогочет. Но если папа погонится за ним, «герой» поспешно уплывает. Бывает, что гусь долго добивается взаимности. Но как только, услышав его победный клич, зазноба в перьях ответит чарующим (на гусиный, конечно, слух) гоготом, он «помолвлен». Гусыня покидает свою семью, и теперь «новобрачные» всюду вместе.

Самцы многих перелетных птиц на одну-две недели раньше самок прилетают к нам из жарких стран. И прежде всего направляются туда, где строили гнезда и выводили птенцов. Старое, знакомое уже место обороняют от всех претендентов. Здесь же заключают и союз с самкой, которая охотнее других идет на их зов. Это может быть и старая подруга, но может быть и другая, если это не гуси, не лебеди и не соловьи, у которых дружба между самцом и самкой «вечная».

Самец цапли, как найдет старое гнездо и подновит его, или выберет место для нового, если старое негодно, то усядется в гнезде и кричит весьма неблагозвучно. Но самок-цапель его грубый голос влечет, как райские песнопения. Они летят к самцу. Невеста садится на ветку рядом с гнездом. Но жених сначала грубо бьет ее и гонит прочь. Прогонит и опять кричит. Ее снова, как магнитом, тянет на этот крик. А он ее опять бьет и гонит.

Так продолжается долго. Странное, на наш взгляд, сватовство. Потом птицы привыкают друг к другу. Самец уже не гонит самку. Чем позже та прилетит к гнезду, тем охотнее принимает ее самец. Если самка явится не сразу, а недели через две, самец ее не бьет, а сразу пускает в гнездо. К этому времени, после долгого ожидания, инстинкт размножения полностью подавляет врожденное чувство гнать от гнезда всех, кто к нему приближается.

Так же и у аистов. Самец, прилетев заранее и выбрав гнездо, обычно старое, сидя в нем, терпеливо ждет самку. Как увидит ее, приветствует, «аплодируя» клювом. Если самка ответит на приветствие, становится его женой.

«Люди, — говорит Зденек Веселовский, — заметив в гнезде аиста, думают, что это самка, поскольку у людей забота о детях — удел материнства. Но это обычно самец: самка насиживает только ночью». Главное в заключении браков у аистов, продолжает он, не верность, «а просто тот факт, что первую самку, которая ответит на приветствие, самец принимает как жену. Если бы он ждал прежнюю свою подругу, которая на длинном пути из Африки могла погибнуть, то и гнездования могло бы не быть. Случается, что к старому гнезду возвращается прошлогодняя самка, и если в гнезде уже есть новая, то начинается борьба между ними, на которую безучастно смотрит самец. Победившая остается насиживать птенцов».

Про аистов и ласточек говорили, что их самцы и самки друг другу верны до гроба. Кольцевание показало, что это не так.

А кто верен? Мы знаем уже: утки, гуси, лебеди, соловьи и… вороны.

Но никогда бы не подумал человек, увидев токование ворон, что перед ним сцены мирного ухаживания. Самец и самка настроены очень враждебно. Глядя на них, трудно решить, кто здесь представляет слабый пол, а кто сильный. Обе птицы, внешне неотличимые, ходят одинаково, полураспустив крылья, и одинаково угрожают друг другу: встают нос к носу с взъерошенными перьями на голове, и клювы у каждой готовы к бою. Так враждуют они и день и два. Но потом одна из ворон (самка) потихоньку уступает, нападает не так лихо, наконец и вовсе подставляет противнику самое слабое место — затылок: один удар по нему убил бы ее. Но самец не бьет, а нежно перебирает клювом перья на затылке своей строптивой подруги. Союз заключен.

Танцы, или токовые, любовные игрища птиц, всем хорошо известны. Обычно танцуют самцы. Токуют они в одиночестве или собираясь ежегодно в пору размножения в определенных местах: на лесных прогалинах и полянах, на болотах и в степях у избранных кустов, на деревьях. Токуют и в воздухе, например бекасы, вальдшнепы, лесные коньки и белые куропатки.

Вспомните о тетеревах, турухтанах, стрепетах, о голубях, наконец.

Токующие птицы своеобразными, часто весьма необычными движениями стараются показать наиболее яркие части своего оперения и обычно сопровождают пляску криками, бормотанием или щелканьем. Иногда самцы дерутся и гоняются друг за другом, но это, как я уже говорил, скорее ритуальные дуэли, чем серьезная борьба. Самки, для привлечения которых предназначаются эти игрища, присутствуют обычно в качестве незаметных, часто безучастных, но весьма желанных здесь зрителей. Иногда они выражают свое отношение к кавалерам особыми, внешне незначительными движениями, например склевыванием с земли действительных или воображаемых зерен и ягод. И эти поощрительные поклевывания, словно овации публики, подогревают азарт танцоров.

Иногда самка принимает более активное участие в токовании. Подруга североамериканского красноплечего трупиала, сидя, например, на ветке рядом с ним, повторяет все движения токующего самца.

Воробьи пляшут вокруг самок, распустив веерами хвосты и крылья. И трясогузки, и синицы, и пуночки.

Танцуют даже филины! Весной в сумерках и всю ночь до рассвета самец-филин ходит мелкими шажками вокруг самки. Все птицы, токуя, обычно взъерошивают перья, а филин, наоборот, прижимает их плотно к телу. Оттого кажется необычно тонким и высоконогим. Прохаживаясь, он кричит, раздувая горло, и ухает страхолюдно, на манер лешего.

Токующий золотой фазан, важно вышагивая вокруг самки, посматривает на нее поверх пышного воротника, словно кокетка из-за веера, да еще подмигивает для большего эффекта янтарным глазом.

Гималайский монал токует сначала боком к самке, потом быстро вертится на месте, рассыпая вокруг многокрасочные вспышки своего «металлического» оперения.

Фазан аргус ухаживает за подругой очень живописно: сначала церемониальным маршем приближается к ней по спирали. Затем вдруг внезапно раскидывает, словно расписной зонт, огромные крылья, на которых блестят, переливаются, как звезды на небе, яркие глазчатые пятна. За них птицу и прозвали аргусом в честь стоокого героя древнегреческих мифов.

Эти красочные сцены разыгрываются по утрам в девственных лесах Суматры и Индокитая, на заросших папоротниками прогалинах, которые, когда старый аргус умрет, переходят в единоличное владение к какому-нибудь из его сыновей.

Самые необычные, пожалуй, токовые позы и движения у великолепных родичей наших ворон — райских птиц, которые живут в лесах Новой Гвинеи и близлежащих островов.

Большая райская птица, усевшись на ветке высокого дерева, открывает представление громким и хриплым криком. Потом, опустив голову, приседает все ниже и ниже, раскачивается вправо-влево. Трясется все энергичнее, распускает крылья, мелко дрожит. Переливаясь, струятся огненные каскады тонких волосовидных перьев, украшающих ее бока. Вдруг птица изгибается вниз, совсем опускает крылья и вздымает на боках, словно знамя, свои оранжевые перья-волосы. Замирает в этой позе на одну-две минуты, а потом не спеша складывает взъерошенное «знамя».

Другие райские птицы объясняются в любви еще более экстравагантно: после тряски вдруг повисают на суку вниз головой, рассыпав над собой переливчатые волны сказочно красивого оперения, и стоически висят в сей противоестественной позе, заставляя возлюбленную млеть от восторга. Ее чувства легко понять, потому что токование райских птиц, особенно когда в одном месте их собирается около десятка, действительно очень красивое зрелище.

Павлин токует словно со знанием своей безусловной неотразимости. Он не бегает очертя голову за невестами, как петух за курицами. Ждет, красуясь, их приближения и почтительного внимания.

Гарем его невелик: две-пять венценосных, как и он, пав. Но свадебное приглашение, которое они удостоены лицезреть, царственно великолепно. Раскинутый стоглазым веером павлиний хвост неудержимо влечет их, как победное знамя полка старых ветеранов.

Павы сначала как бы случайно являются на представление, послушные мяукающему зову самца. Как бы вовсе равнодушные клюют нечто несуществующее на земле. Павлин невозмутим. Величественно позирует, демонстрируя шикарный хвост. Затем, решив, что дань женскому кокетству отдана, внезапно совершает крутой разворот и обращает к даме… невыразительный тыл.

Пава будто опомнилась и, чтобы снова узреть стоокое многоцветие, забегает во фронт павлину. Но павлин, потрясая с громким шумом всеми перьями, безжалостно лишает ее обворожительного зрелища. Короче говоря, опять поворачивается к ней задом.

Радужные «очи» на хвосте словно околдовали паву, снова бежит она с тыла во фронт. Новый разворот на 180 градусов оставляет ее перед тем, от чего бежала.

И так много раз, пока, согнув ноги, не ляжет перед павлином. Тогда он победно кричит «мии-ау», и брачная церемония завершается.

Рано по утрам, перед восходом, когда еще холодно (апрель на дворе!), а иней и туман укрывают землю, вдруг беззвучно, призрачно на однотонно-серой сцене степи распускаются огромные белые «цветы». Когда с рассветом туман рассеивается, трудно сразу понять, что это такое белое и большое тут и там возвышается на лугу. Видно, что движется на птичьих ногах. Видно, что «сооружено» из белых перьев, но где перед, где зад, непонятно.

Это токующие дрофы!

Дрофа, в общем-то, серо-рыже-бурая. Белое у нее подхвостье, некоторые перья крыльев, беловатое брюхо. Казалось бы, этого мало, чтобы за несколько секунд превратиться в белую загадочную фигуру. Дрофа закидывает на спину хвост, и тогда белые перья подхвостья куполом укрывают птицу сверху. Крылья неописуемым образом изгибаются так, что их белоснежные перья красивыми белыми розетками маскируют ее темные бока, а черно-коричневые перья крыльев выворачиваются белым исподом наружу. Горловой воздушный мешок раздут шаром в футбольный мяч. Голова сильно запрокинута назад и утонула в буйстве взъерошенного пера. Так токуют дудаки-самцы, привлекая самок.

Поганки — водоплавающие птицы. Чомги — самые крупные из поганок. Весной у поганок брачные игры. Самцы и самки окрашены одинаково и носят на голове одинаковые цветные воротники, хохлы и прочие украшения из перьев.

Чомги, она и он, плывут навстречу друг другу. На чистой воде, на открытых плесах разыгрывается этот живописный спектакль. Перья воротника распущены, птицы трясут головами и сходятся клюв к клюву. Встают из воды вертикально, «позой пингвина» называют зоологи это «па» в их брачных играх. Часто держат в клювах пучки мокрых водорослей — опять-таки нос к носу! — словно предлагая друг другу свадебные подарки. Их крики «куа», «круа», «корр» далеко слышны, в тихий день за километр.

Настоящие брачные подарки в обычае у речных крачек: преподношение рыбы и принятие самкой этого дара — своего рода акт формального бракосочетания. Самец идет по отмели и несет в клюве рыбку. Это его свадебное предложение. Крачки-самцы и сосватанные уже самки на нее и внимания не обратят. Только та, что еще не нашла себе пару, подойдет и в птенцовой манере попросит ее покормить, тем самым предлагая себя в жены. Играют затем в воздухе, словно бы в догонялки, одна из птиц с рыбкой в клюве.

А у пингвинов Адели, которые гнездятся в Антарктиде и на ближайших к ней островах, брачные подарки совсем простые — камешки! Самцы и самки Адели — в одинаковых нарядах: как тут узнаешь, за кем ухаживать, кто самка? Метод такой: самцы-холостяки собирают камешки и дарят их предполагаемым дамам, складывая свои коллекции у их ног. Если дар принят, значит, самец не ошибся: перед ним та, которую он искал. И кучки гальки служат теперь заявкой на гнездо. Потом из них строят само гнездо, окружая ямку небольшим валом из камней. Надо внимательно следить, чтобы соседи не разворовали это сооружение. Неопытные самцы строят гнездо из нескольких больших камней. В нем очень неудобно потом высиживать птенцов.

Свадебные подношения — камешки, водоросли, веточки, ягоды и прочее — в обычае у разных птиц. Например, у кроншнепов. Самец, сменяя самку на гнезде, церемонно, «с глубоким поклоном» протягивает ей камешек, который держит в клюве. Если она его примет, то и гнездо тут же освободит. Если же нет, самец будет кланяться, пока подруга не примет его дара.

Олуши, как и чомги, преподносят друг другу пучки водорослей. Цапли и тропические птицы астрильды — какие-нибудь палочки или ветки, коростели — гусениц. А свиристели и туканы — ягоды.

Токовые игры, брачный ритуал, у альбатросов довольно разнообразны. Самец ходит вокруг самки, покачиваясь в такт шагам и вытянув шею. Головой кивает. Это начало брачной церемонии. Ее продолжение: птицы встают нос к носу и будто фехтуют клювами. Потом поднимут их вверх и, широко разевая, клацают. Все это повторяют в разных вариациях, добавляя и другие «фигуры» ритуала: символическую чистку пера, взаимные поклоны с клювами, прижатыми к груди или к земле (символическое указание гнезда), крики, свист с поднятыми вверх головами, «пляс» вокруг гнезда с раскинутыми в стороны крыльями.

Можно сказать, что в брачных играх, по крайней мере, некоторых птиц замечены элементы поведения, почти подобные нашим, — поцелуи! Голубь и голубка нежно прижимаются друг к другу восковницами на клювах. А грач, взяв в рот клюв своей подруги, долго не выпускает его.

Разные птицы — чомги, кайры, чистики, цапли и другие — касаются друг друга щеками, шеями, грудью или клювами.

«Нежно трется самец пуфин клювом о клюв своей самки; они прижимаются друг к другу грудью, быстро кивают головами и, наконец, склоняются друг перед другом в глубоком поклоне» (Реми Шовен).

На востоке Австралии водится удивительная птица — лирохвост. Его брачные церемонии хорошо описал Джеральд Даррел:

«Сами по себе лирохвосты не так уж эффектны, скорей даже довольно бесцветны, вроде самки фазана. Вся их прелесть заключена в хвосте, в двух очень длинных изящно изогнутых перьях, очертаниями напоминающих старинную лиру. Эта иллюзия тем сильнее, что пространство между лировидными перьями заполнено ажурным узором из тончайших белых перьев, похожих на струны. Когда подходит начало брачного сезона, самцы выбирают в лесу участки, которые превращают в „танцевальные залы“. Сильными ногами они расчищают площадку, причем опавшие листья собирают в кучу в центре, так что получается своего рода эстрада. Затем начинаются брачные игры, и я затрудняюсь назвать более захватывающее зрелище. Пение и хвост — вот два средства, с помощью которых самец старается соблазнить всех дам в округе, и, возможно, они устояли бы против хвоста, но против такого пения, по-моему, устоять невозможно. Лирохвост подлинный мастер подражания, и он включает в свой репертуар песни других птиц, да и не только песни, а все звуки, которые ему придутся по душе. Казалось бы, должна получиться какофония, но на самом деле выходит нечто совершенно восхитительное».

В песнях лирохвостов слышали паровозные и автомобильные гудки, колокольный звон, собачий лай, лошадиное ржание, хохот кукабарры, разный треск и грохот, но… «все эти странные и немелодичные звуки так искусно сочетались с основной темой, что ничуть ее не портили, а только украшали».

Дятлы, барабаня клювом по сухому дереву или суку, выстукивают серенады своим подругам. Эти барабанные трели — обязательный и чарующий аккомпанемент к весенним звукам и песнопениям, наполняющим лес. Каждый дятел стучит в своем ритме, и дерево вибрирует под его ударами в особом частотном диапазоне. Немного варьируя промежутки между ударами, продолжительность барабанной трели и прочую «оркестровку» этой «музыки», дятлы многое сообщают партнеру и сопернику о своих намерениях. Знатоки, анализируя стукотню дятлов, могут без ошибки решить: на своей территории барабанит дятел или претендует на чужую, зовет подругу или они уже соединились и дятел приглашает ее лететь за ним, чтобы показать выбранное для гнезда место.

У черного дятла, или желны, самая продолжительная трель: две-три секунды. В ней около сорока быстро следующих друг за другом ударов, которые нетрудно сосчитать, медленно проигрывая магнитофонную запись. Она же и самая низкочастотная — 1–1,5 килогерца. У большого пестрого дятла трель короткая, 12–16 ударов за 0,6 секунды, и звучит на более высоких тонах, около четырех килогерц. Барабанная «песня» малого пестрого дятла слышится в диапазоне примерно тех же частот, но она более длинная — 30 ударов. Столько же у седого дятла, но трель чуть «басовитее».

Когда на этот своеобразный зов прилетит самка, дятел ведет себя не очень-то дружелюбно. Ухаживает весьма воинственно: в его токовых позах преобладают угрожающие. Супруги и в дальнейшем едва терпят друг друга, такое создается впечатление у наблюдателей. Один прилетит, второй скорее улетает. Выкормят птенцов и быстро расстаются. Каждый живет на своей территории, с которой изгоняет и подросших детей.

Млекопитающие

У них брачный ритуал гораздо менее сложен и красочен, чем у птиц и даже некоторых рыб. В этом можно убедиться, наблюдая за домашними животными.

Как ни странно, он более выражен не у сухопутных зверей, а у морских. У дельфинов, например, или китов. Самец дельфина афалины ухаживает за самкой, несколько суток подряд игриво прыгая из воды, и резвится, изгибаясь в эффектных позах. Порой самец и самка обнимаются плавниками, касаются мордами, «обнюхивая» друг друга. Он коротко и визгливо «лает», если она уплыла к другому самцу, которого он гонит прочь, довольно громко щелкая зубами.

Усатый кит горбач неуклюж лишь с виду. Он ловок и подвижен, нередко выскакивает из воды брюхом вверх, спиной вниз, выписывая над морем настоящие мертвые петли, и с громким плеском плюхается сорокатонной тушей в океан, завершая свое умопомрачительное сальто уже под водой.

С большим усердием все эти трюки проделывают самцы-горбачи, когда ухаживают за самками. Затем следует ритуал более контактного ухаживания. Он плывет за ней, и оба пускают к небу фонтаны. Он ее настигает, животные ложатся в воде на бок, брюхом к брюху и хлопают друг друга плавниками, да так звонко, что, говорят, эти игривые шлепки слышны за мили. Перевернулись на другой бок и вот встали в странную позу тет-а-тет: солдатиками, головами вниз, а хвостами вверх, выставив их над водой. Все пока игра. Завершают ее самые настоящие объятия в вертикальной позе, головами вверх над водой.

В таких вертикальных объятиях зачинают детенышей и многие другие киты. Но не дельфины, которые совершают все это мимолетно, на ходу, но тоже, как мы уже знаем, после предварительного ритуального ухаживания.

У молодых волков семейная жизнь начинается тоже с ритуального ухаживания. Партнеры избирают друг друга, когда еще числятся прибылыми: довольно нескладными, смешными, но, как полагается, симпатичными «юношами» и «девушками».

Целый год взаимного ухаживания. У волков, как говорят в науке, «лицевая ориентация». От морды к морде получают они информацию, что намерены сделать и готова ли, в частности, волчица стать матерью, а волк отцом. И только тогда происходит спаривание. А до этого улыбки, акробатические прыжки, разные затеи — все для милой или для милого. Кстати сказать, у волков не слишком заметно разделение на «слабый» и «сильный» пол в том смысле, что один должен вовсю стараться, а другой лишь жеманно принимает ухаживание.

У бегемотов брачная церемония весьма странная: главное действие в ней принимает хвост. Его сравнивают с пропеллером: он уплощенный, как упомянутая деталь самолета, и приспособлен для быстрого вращения. Гиппопотам делает это, когда выбрасывает экскременты: он измельчает их «пропеллером» и рассеивает по сторонам. Они отличное удобрение для прибрежной растительности, а в воде способствуют развитию планктона — незаменимого корма рыб.

Как бы сознавая неотразимую эффективность этого действия, гиппопотам пользуется им в самых торжественных случаях своей жизни. Встретив на пути прелестную незнакомку, самец приветствует ее веселым и лихим разбрызгиванием. Незнакомка не обижается и, если рада видеть, приветствует его так же. Когда друг против друга оказываются два соперника, тот же самый «жест» может стать выражением устрашения, вызовом на бой.

Хвост, как он ни мал, и у зайцев исполняет важную роль в брачных играх. Зайчиха постоянно то поднимает его, то опускает, словно приветствуя самца. При этом железы, расположенные под хвостом, распространяют, подгоняемые хвостом, словно веером, прельстительные для самцов ароматы.

Манеры ухаживания у зайцев и кроликов довольно похожи. Одну зайчиху во время гона преследуют несколько самцов. Стараются оттеснить друг друга, прыгают, бьют задними ногами, боксируют и передними. В эту пору можно услышать особые крики женихающихся зайцев. Заяц, преуспевший больше всех, распушив свой хвост (охотники говорят: «цветок»), играет с зайчихой в «догонялки». Они скачут друг за другом, порой так увлекаясь, что и подбирающуюся к ним лису не замечают.

Кролик ухаживает примерно так же, и «цветок» играет здесь свою привлекающую роль, но главное — особая ритуальная «походка» на выпрямленных ногах, словно на ходулях. Заяц тоже так ходит перед зайчихой, очевидно, чтобы казаться выше.

Однако повторяю: у зверей важную роль в сексуальном поведении играют не блеск оперения и особые позы, как у птиц, а запахи, выделяемые особыми железами самцов и самок. Это не означает, конечно, что у других животных обоняемые релизеры менее эффективны, чем у млекопитающих. У насекомых, во всяком случае, имеют даже еще большее значение.

Запахи в мире животных

Насекомые

У многих животных обоняние — одно из главных чувств. Они отлично им руководствуются. Не забывайте, однако, что обоняние это очень тонкое. Мы даже и представить себе не можем, сколь полную и совершенную информацию об окружающем мире получают животные с его помощью.

У насекомых обоняние прекрасное. Многие ночные бабочки находят самок по запаху, даже если те сидят на расстоянии около мили.

У этих бабочек в небольшом карманчике на брюшке помещается пахучая железа. Стоит самке приоткрыть свой карман, как к ней слетаются самцы со всей округи. Она зовет их не криком, не блеском наряда, только запахом. Недаром говорят на Востоке: «У кого в кармане мускус, тот не должен кричать об этом».

В одном опыте к единственной самке большого павлиньего глаза за ночь слеталось 125 самцов. Самка находилась даже не на улице, а в доме. Когда ученые закрыли окно, самцы стали пробираться через печной дымоход!

Самка не постоянно испускает свой запах: она то открывает «карманчик», то закрывает его. Некоторые даже выворачивают столь привлекательный для самцов карман наружу.

«Возможно, что прерывистое испарение препятствует „привыканию“ (адаптации) обонятельных органов самца к этому пахучему веществу» (профессор Я. Д. Киршенблат).

Зная, что обонятельные органы у насекомых расположены на усиках (антеннах), ученые с помощью особых приборов «засекали» усиленные биотоки в усиках самцов, на которые воздействовали запахом самки. Если антенны отрезать, самец больше не реагирует на запахи самки.

Самцов бабочек совсем не интересует внешность их дамы. Только запах влечет их. Экспериментаторы вырезали у бабочки пахучую железу и положили рядом с ней. Самцы слетались на запахи, не обращая никакого внимания на бабочку, окружали алчущей толпой ее железу, около которой и увивались.

После многолетних трудов биохимикам удалось получить из железы бабочки тутового шелкопряда вещество, распространяющее этот столь привлекательный для кавалеров из ее рода запах. Железа выделяет очень немного пахучей жидкости: чтобы получить 12 миллиграммов чистого экстракта, пришлось анатомировать полмиллиона бабочек!

Это вещество назвали бомбиколом. В концентрации всего 10-19 грамма в кубическом сантиметре он уже привлекает самцов.

Американские биологи Э. Уилсон и У. Боссерт определили форму и размеры пахучего «пятна», которое, распространяясь во все стороны от самки, привлекает самцов-шелкопрядов. У него форма эллипсоида, длина которого при умеренном ветре… несколько километров! А поперечная ось, параллельная земле, превышает двести метров.

Жан Фабр, известный французский натуралист, был поражен, как издалека самцы бабочек прилетают на зов своих подруг. Он никак не хотел поверить, что зовут они самцов только запахом, поскольку, писал Фабр, «в равной мере можно было бы надеяться окрасить озеро каплей кармина».

«Теперь мы знаем, — говорит Э. Уилсон, — что вывод Фабра был ошибочен, но аналогия, которую он приводил, точна». Чувство обоняния у самца-шелкопряда настолько тонкое, что он чует «каплю» запаха в «озере» — атмосфере.

У разных видов бабочек не только разные запахи (эпагоны), но и предельные расстояния, с которых самцы в состоянии почувствовать запах самки. Например, для бабочки-монашенки — это 300 метров, айлантовой сатурнии — 2,4 километра, непарного шелкопряда — 3,8 километра, а у большого павлиньего глаза — даже 8 километров!

«Меченых самцов бабочки-глазчатки выпускали через окно движущегося поезда на разных расстояниях от места, где в клетке, покрытой марлей, находилась самка этого вида. С расстояния 4,1 километра к этой самке прилетело 40 процентов, а с расстояния 11 километров — 26 процентов выпущенных самцов» (профессор Я. Д. Киршенблат).

В жизни многих других животных запахи играют едва ли меньшую роль, чем у бабочек. Например, пчелиная матка, улетая в единственный в жизни брачный полет, увлекает за собой трутней запахом желез, расположенных на челюстях. У шмелей аттрактанты (привлекающие вещества) тоже выделяются челюстными железами.

У термитов же, как у бабочек, пачухие железы помещаются в брюшке, в последних его сегментах. На их запахи устремляются в полет самцы термитов, когда крылатые самки, основательницы новых гнезд, взлетают в воздух. Полетав немного, самка-термит опускается на землю, за нею приземляются самцы. Не успеет она еще обломать крылья, как уже многие женихи ползут за ней и вокруг нее. Преуспевает, как правило, обычно один из них: тот, что лучше всех ориентируется. Даже очень сильные посторонние запахи не сбивают его с пути.

Отрежем у самки конец брюшка и прикрепим на палочку, самец покинет самку и повсюду будет бегать за палочкой. Можно провести несколько раз палочкой по концу брюшка самки, и в этом случае пахучая железа увлечет его за собой.

На жуков-пилильщиков запах самки действует не менее сильно: пахучего вещества лишь одной самки хватит на привлечение не менее 11 тысяч самцов.

У тараканов такая же картина: на «микроскопическую» дозу эпагона самки (всего на 30 молекул!) самец уже реагирует.

Десять тысяч самок тараканов держали девять месяцев в закрытом сосуде, через который продували воздух. Его собирали в особый резервуар, из которого в конце эксперимента выделили 12,2 миллиграмма вещества, привлекающего самцов.

Назначение запахов в поведении и развитии животных подчинено не только одному императиву — привлечению самцов. Нет! У него очень широкий спектр воздействия: у многих насекомых, во всяком случае, буквально все перипетии жизни подчинены запахам. У этих запахов, точнее, у веществ, их выделяющих, есть одно общее название — феромоны (иногда их называют телергонами).

Известно, что эндокринные железы выделяют внутрь организма гормоны, вещества-регуляторы, которые управляют физиологическими процессами. Исследования показали, что у многих животных функционирует еще и экзокринная (наружная) система желез: они вырабатывают внешние гормоны — феромоны.

У муравьев, например, феромоны несут и такую службу: они знаки химического словаря. Мы разговариваем, обмениваясь звуками, а муравьи — запахами. Разные пахучие вещества, которые выделяют их экзокринные железы, побуждают рабочих муравьев собираться по тревоге, бежать за добычей, ухаживать за маткой, кормить личинок, перетаскивать коконы.

Муравьи и после смерти продолжают некоторое время «разговаривать»: их тело выделяет феромоны, и поэтому собратья ухаживают за ними, как за живыми. Но через день-два начинается разложение, и запахи смерти заставляют рабочих муравьев «прозреть»: тут только уносят они мертвых подальше от муравейника.

Эти похоронные шествия вызывают лишь некоторые продукты распада муравьиных трупов. Главным образом жирные кислоты и их эфиры. Когда экспериментаторы обмазывали этими веществами живых муравьев, то другие муравьи не пускали их в дом. Хватали и волокли на кладбище: на свалку, где складывали своих мертвых сородичей.

«Живые покойники, разумеется, поспешно возвращались домой, их снова „хоронили“. И так продолжалось до тех пор, пока после многократного повторения похоронного обряда запах смерти не выветривался совершенно» (Э. Уилсон).

Возможно, полагает доктор Э. Уилсон, у некоторых животных язык запахов имеет свой синтаксис: соединение различных феромонов означает иную информацию, нежели каждый из них в отдельности. Частота повторения запаха-сигнала или его интенсивность, очевидно, тоже определяют смысл переданной информации. Например, феромоном дюфюровых желез огненные муравьи метят свои трассы. Но если очень большими дозами этого феромона обработать гнездо, то почти все муравьи, включая маток, покинут муравейник — все выйдут на дороги! Большие дозы «дорожных» феромонов означают, наверное: «Переселяемся на новое место!»

Феромоны несут не только информационную службу: некоторые управляют развитием единоплеменников и, таким образом, имеют непосредственное отношение к загадочному эффекту группы.

Взрослые самцы саранчи, например, выделяют через свои хитиновые покровы какое-то летучее вещество, которое ускоряет рост молодых саранчуков. Как только личинки его почувствуют, сейчас же их усики, ножки и челюсти начинают быстро вибрировать. Это же вещество в пору роения сзывает саранчу в стаи.

У термитов рабочие и солдаты добавляют в корм молодняку феромоны-регуляторы, которые определяют дальнейшую судьбу личинок: получив эту «добавку», те никогда уже не вырастут ни рабочими, ни солдатами. Развившись, они вольются в ряды других каст термитника.

Как видим, очень разная роль у феромонов. В дальнейшем мы познакомимся с ними поближе.

Змеи, крокодилы, рыбы

У позвоночных животных феромоны изучены в меньшей степени, чем у насекомых. Но, во всяком случае, у рыб, хвостатых амфибий и пресмыкающихся половые феромоны (эпагоны) найдены. Открыты также телергоны тревоги у рыб и головастиков жаб. У птиц феромоны неизвестны. У млекопитающих они есть, но исследованы недостаточно.

У змей и крокодилов открыты эпагоны (половые феромоны). Выделяющие железы у змей помещаются в клоаке, у крокодилов это анальные и челюстные железы.

Рыбы, пишет известный этолог Карл Фриш, «если лишить их зрения, могут находить пищу и распознавать особей своего вида исключительно с помощью обоняния». Угорь, возможно, самый тонкий дегустатор запахов в подводном мире. «По своему обонянию он стоит наравне с собакой».

…Река Выг впадает в Белое море. Однажды в этой реке поймали семгу с меткой. Пометили в Норвегии 10 июня 1935 года, а наши рыбаки поймали семгу через семь недель. Семга была самкой и спешила на нерест в верховья Выга, где родилась шесть лет назад.

Кто бы мог подумать, что семга так далеко уходит от устьев родных рек! Ведь до западных берегов Норвегии, где ее в первый раз поймали, она проплыла две с половиной тысячи километров! Такое же расстояние преодолела и на обратном пути, но теперь очень спешила: ведь норвежцы задержали ее, когда метили. Каждый день рыба проплывала по пятьдесят километров!

Это значит, что опаздывающая на нерест семга «думала» только об одном: поскорее бы добраться до реки, к которой звал ее непобедимый инстинкт. По пути попадались сотни вполне пригодных для икрометания рек, но она искала ту, где резвилась мальком. Она плыла все прямо и прямо, без колебаний и суетливых поисков, словно хорошо знала дорогу, иначе бы затратила на свой героический рейд гораздо больше времени. Ведь пятьдесят километров в день немалая скорость для лососей (рекорд — сто километров в сутки!).

Такой же случай произошел на Камчатке. Здесь, когда грузили соленую рыбу, нашли в бочке кету с меткой. Рыбу пометили месяц назад на острове Унга, близ Аляски, а поймали по другую сторону океана через четыре недели с небольшим!

Эти цифры, а их много, доказывают, что лососевые проходные рыбы, покинув реки, далеко уходят в открытое море.

В апреле 1958 года в рыборазводном хозяйстве на реке Элси в штате Орегон (США) пометили несколько тысяч мальков американского лосося. Затем их выпустили в реку. Через пять месяцев одну из рыб поймали у побережья Аляски — за 3200 километров. Ее опять пометили и снова отпустили. Прошло 17 месяцев. И опять эта рыба попалась в сети. Но где! На реке Элси, в рыборазводном хозяйстве, где она родилась почти два года назад.

В другом подобном эксперименте около полумиллиона мальков нерки пометили и выпустили в воды озера Калтус (Британская Колумбия), где они родились из икринок. Пришло время рыбам возвращаться на нерест. Поставили на озере Калтус ловушки и поймали 4995 меченых нерок (еще 11 558 этих рыб попались в сети в окрестностях озера).

Давно уже известно, что семга и ее тихоокеанские родичи (кета, горбуша, кижуч, нерка и другие лососи) приходят из морей метать икру в чистых, быстрых реках или ручьях. Их подросшие дети снова уходят в море на 2–7 лет, у разных видов по-разному. Пройдут годы морской жизни, и взрослые лососи возвращаются в реки, и не в какие попало, а только в те, где родились.

И вот что интересно! Если из нерестилищ забрать икринки и вывести из них мальков, тогда выросшие в море рыбы возвращаются не в реки, в которых была отложена икра, а туда, где они вывелись из икринок. Значит, их путь на родину не запрограммирован генетически, а представляет собой уже известные нам явления, называемые «запечатление», или импринтинг!

Многие интересные опыты показали, что рыбы, обуреваемые ностальгией, плывут на родину не потому, что запомнили обратный путь. Не память, а… запах (!) указывает им правильную дорогу к затерянной в лесистых горах реке или к ручью порой в тысяче миль от моря.

Лососи, тем или иным способом лишенные обоняния, потерянно блуждают в поисках «дома» и не находят его. (Обычно обонятельные ямки рыб просто затыкают ватой. Надежнее другой способ: замазать эти ямки вазелином или бензокаиновой мазью. Вазелин не допускает пахучие вещества к обонятельным ямкам, а бензокаин анестезирует их.)

Интересен такой опыт: поймали добирающихся к местам нереста лососей, которые уже вошли в нужную им протоку. Пометили и выпустили выше по реке. Что же получилось? Они поплыли дальше в верховья? Совсем нет. Потеряв направляющий запах, лососи «решили» вернуться назад, к месту, где они его потеряли. И поплыли не вверх по реке, а вниз: навстречу косякам мигрирующих к нерестилищам рыб.

Какой именно запах указывает дорогу лососям, каков его химический состав, до сих пор совершенно неизвестно. Это не сочетание определенной температуры воды, растворенных в ней солей и углекислоты, как думали раньше. Провели много опытов, и оказалось, что запах не зависит от содержащихся в воде минеральных веществ, и еще: он исчезает, если воду прокипятить.

«Запах реки остается постоянным из года в год независимо от сезонов. На него не влияют ни лесосплав, ни лесоразработки, ни изменение сельскохозяйственного профиля прилегающих районов. Даже сточные воды городов и разнообразных промышленных предприятий не могут изменить его в значительной степени. Поэтому маловероятно, чтобы специфический запах данной реки зависел от почвы или растительности, характерной для ее бассейна. Скорее всего запах этот обусловлен самой рекой, а именно ее растительностью и постоянством популяции немигрирующих рыб» (Р.-Х. Райт).

Еще труднее решить, как в открытом море рыбы находят правильный путь к устьям рек, в которых нерестятся. Запах здесь не поможет: уже за 800 километров от устья он должен практически исчезнуть.

Только солнечная навигация приоткрывает завесу над этой тайной. И действительно, опыты показали, «что по крайней мере некоторые рыбы ориентируются по солнцу и звездам».

Птицы и звери

Еще сравнительно недавно считали, что у птиц неважное обоняние. Теперь мы знаем, что, по крайней мере, некоторые виды птиц представляют исключение из этого правила.

Знаменитый новозеландский киви — одна из тех птиц, у которых хорошее обоняние. Ноздри у киви не в основании клюва, где эволюция определила им место, а на конце его. Сунув длинный и гибкий «нос» в сырую землю, редкостная птица вынюхивает червей и насекомых.

Азиатские грифы, по-видимому, ничего не чуют. Они не могут найти падаль, прикрытую бумагой или простыней. Но грифы американские эту задачу решают без труда. Дело в том, что первые высматривают «пахучую» добычу с высоты, целиком полагаясь на свои зоркие глаза. Вторые же глазам не доверяют, так как живут в джунглях, а там сквозь густые кроны деревьев никакой падали все равно не увидишь.

Индейковые грифы, например, летают низко над землей, вынюхивая, где пахнет падалью. Либо сидят на дереве и ловят ноздрями ветерок с теми же ароматами. На окраинах городов, у рыбачьих деревень, на морских и речных берегах едят индейковые грифы (и похожие на них урубу) всякие отбросы. Собираются к ним стаями. Здесь, от границ Канады до Патагонии, и в джунглях и в человеческих поселениях индейковые грифы выполняют роль санитаров. Их неразборчивая прожорливость оказывает большую помощь в очищении загрязненной среды.

Хорошее обоняние у синиц и уток. Утки находят мясо под снегом, чуют и охотника, если он подходит по ветру. А синица лазоревка узнает некоторые запахи не хуже человека.

Один исследователь приучил даже голубей различать запахи. По-видимому, по мере изучения откроется неплохое обоняние и у других птиц. Просто этим еще мало занимались.

Но, конечно, у зверей обоняние более чуткое, чем у самых «чутьистых» птиц. Например, у собаки обоняние, а попросту говоря, чутье настолько тонкое, что с трудом осознается. На некоторые запахи оно в миллион раз чувствительнее, чем у человека! Собаки чуют, как пахнет поваренная соль или хинин. Если растворить в ведре с водой щепотку соли, собаки и тогда почуют ее запах. Верхним чутьем, по ветру, за пятьдесят метров распознают, где прячется куропатка. Геологи даже обучают собак находить по запаху в горных породах золото и другие ценные металлы и руды.

А на полицейской службе собаки, которых ведет на поводке одетый в штатское гражданин, в людской сутолоке на вокзалах и в аэропортах чуют наркотики, спрятанные в чемоданах и портфелях пассажиров. Чтобы не вызывать подозрения у преступников, обычно выбирают собак мелких, комнатно-декоративных пород. Остановится такая собачка перед несущим наркотики прохожим, полает немного и пойдет дальше. А детективы, наблюдавшие за ней со стороны, подойдут и задержат облаянного ею человека.

А следовая работа розыскной собаки! Представляете сложность ее задачи? У гончих, скажем, все проще: они идут по следу определенного зверя и лишь его запах должны различить среди всех прочих. А розыскная собака в этих «прочих запахах» (а их миллионы миллионов!) должна найти путь следования не существа какого-либо вида, скажем человека вообще, а определенного человека, который, кроме того, и следы свои различными ухищрениями заметает, и идет не просто по лесу и по полю, а по проезжей и исхоженной сотнями ног дороге, часто по нагретому солнцем зловонному (для собаки) асфальту, где и гарь городского транспорта шибает в нос, как таран. Словом, кажется просто невероятным, что и в таких условиях розыскная собака находит и не теряет нужный след.

Возможно, однако, что и другие млекопитающие животные не уступают собаке по силе обоняния. Лоси и кабаны, например, чуют охотника шагов за пятьсот, правда по ветру. Косуля — метров за пятьдесят. Еж — на что уж мал! — запах жука распознает за метр, а врага (скажем, лисицу) — за девять метров.

Млекопитающие хорошо оснащены пахучими железами. Они обычно располагаются на тех местах, которыми звери чаще трутся о кусты и траву. У полевок и водяной крысы — на боках, у зайцев, кроликов и некоторых хищных зверей — на губах. У лисицы — на хвосте (сверху на его основании) и на лапах между пальцами. У волка и собаки тоже между пальцами. У соболя и куницы — на подошвах лап. У выхухоли — снизу на хвосте. У даманов и пекари — на спине. Почему у даманов на спине — неясно. Но что касается пекари, тут нет никакой загадки. Эта дикая американская свинья живет у реки, в камышах. Ходит большей частью по колено в воде. И оставить метки может лишь на тростниках и кустах, через которые продирается, цепляя спиной за ветки. У верблюдов — на шее. У серн и козлов — позади рогов.

У многих оленей, антилоп и у слонов пахучие железы помещаются на голове: спереди от глаз (четырехрогая и некоторые другие антилопы и олени), над глазами (олень-мунджак), между глазом и ухом — слон. У самца кабарги сзади на брюхе (впереди крайней плоти) есть довольно обширный мешок. В нем — мускус.

У летучих мышей пахучие железы располагаются у кого где: на лбу, под нижней челюстью, на шее, на груди, на плечах, снизу на летательной перепонке и т. д.

Мамаши-землеройки водят гуськом за собой «караваны» детей — так называют иногда эти забавные процессии. Каждый малютка бежит вплотную за другим, тычась острой мордочкой в его хвостик. А если отстанет, то находит дорогу и догоняет свое семейство, ориентируясь по запаху, который оставляет на земле его мать.

Пахучие железы есть у массы других зверей. К сожалению, чуткость обоняния млекопитающих изучена недостаточно. Но собака составляет исключение. Поэтому вернемся и поговорим о ней.

С собакой провели много экспериментов по розыску определенных предметов. Например, такой опыт: двадцать палок, очищенных от коры, выдерживали некоторое время в печи, чтобы лишить их всякого запаха. Из печи их доставали прокаленными щипцами. Затем одну из этих палок чисто вымытой рукой брал человек. Собака должна была подать палку, которую подержал человек. Она такую палку находила без труда, если человек держал ее кончиками пальцев минимум две минуты. Если же он держал палку всей рукой, то достаточно было нескольких секунд, чтобы собака правильно решила задачу.

В другом опыте вместо палок заставили собаку выбрать один из многих свежестиранных и выглаженных носовых платков. Причем в опыте участвовали идентичные (однояйцевые) близнецы, одинаковые по всем генетическим категориям. Собаке давали понюхать руку одного из близнецов, а платка касался другой. Его и выбирала собака. Кроме всего прочего, этот опыт доказал, что однояйцевые близнецы пахнут одинаково (для собаки), даже несмотря на то, что надушились разными духами, разно одеты и не были друг с другом в тесном контакте. Но людей, не состоящих в родстве, собака без ошибки различала. Даже членов одной семьи, которые были одинаково «надушены».

«Таким образом, собака различает индивидуальный запах человека независимо от того, какой части тела он принадлежит, и даже в том случае, если на него накладывается (или ему предшествует) какой-то другой. Этот индивидуальный запах, очевидно, предопределен генетически, поскольку только идентичные (однояйцевые) близнецы имеют одинаковую генетическую конституцию и запахи их действительно чрезвычайно похожи. Запах человека не зависит, по-видимому, ни от питания, ни от одежды или домашней обстановки» (Р.-Х. Райт).

Много сложнее, чем выбор предметов, работа собаки по следу, и в этом деле много еще неясного.

Биологи К. Мост и Д. Брюкнер придумали весьма оригинальный способ сбить с толку ищейку. Человек, которого преследовала собака, шел по мягкой земле, так что отпечатки ног хорошо были видны. Потом этого человека «изъяли»: подняли вверх на подвесном канате. След его далее продолжало большое колесо: на его ободе были «прикреплены ботинки с интервалом в один шаг».

Что же сделала собака?

Она преспокойно продолжала идти по следам и когда их стало оставлять колесо!

Сделать вывод, что ищейка идет по следу, доверяя лишь глазам, было бы неправильно. Другие опыты показали: при следовой работе собаки действительно обращают внимание на отпечатки ног или примятость травы — это служит дополнительным ориентиром, однако полагаются главным образом на обоняние. Просто в описанном выше случае с колесом, в котором полный конфуз потерпела ищейка, собака была неопытная, плохо натренированная. Такая действительно идет путем наименьшего сопротивления, полагаясь на зрение, что гораздо проще, чем на обоняние. Она с одинаковым успехом может преследовать и человека, идущего на ходулях. Хотя он не оставляет на земле никакого запаха.

Хорошо обученный пес ведет себя совершенно иначе: руководствуется в поиске почти исключительно чутьем. При этом заметили, что собака не ошибается и тогда, когда преследуемый ею человек часть пути проходит в обуви, а потом идет босиком. Если обернуть ноги толстой бумагой, ищейка сбивается со следа, но потом, когда бумага хоть немного порвется, вновь берет его. В этом опыте собака не теряла след и если ботинки ее хозяина надевал другой человек. Она не могла взять след, когда хозяин шел в новых, в первый раз надетых ботинках или резиновой обуви. Но одного-двух дней было достаточно, чтобы обувь пропиталась индивидуальным запахом.

Что же это за запах? В коже человека много разных желез, но на подошвах ног — только потовые. Но зато их очень много — тысяча на квадратный сантиметр. Все вместе они выделяют 16 кубических сантиметров пота в сутки. Пусть даже тысячная часть проникнет через подошвы ботинок наружу, для собаки столь малой дозы пота будет в миллион раз более чем достаточно, чтобы учуять индивидуальный запах.

Конечно, эта «доза запаха» быстро испаряется. Скорость испарения зависит и от температуры, и от структуры поверхности, по которой ступала нога человека. Однако установлено, что «при благоприятных условиях» отлично тренированная и очень чутьистая собака может идти по следу суточной давности! Обычный же средний показатель — два-четыре часа.

«Хорошая собака-ищейка — это точный прибор, и обращаться с ней надо именно как с точным прибором» (Р.-Х. Райт).

Теперь, после общего знакомства с обонятельными способностями животных, поговорим о специфических функциях разных запахов и их значении в поведении живых существ.

Феромоны

Эпагоны — феромоны любви

О них мы частично уже говорили, когда речь шла о запахах насекомых. Многие из упомянутых выше выделений желез млекопитающих тоже эпагоны: привлекают самок или самцов.

…В мае можно увидеть, как тяжелый и мохнатый шмель летает вокруг деревьев. Сядет на кору, словно что-то ищет там. Пролетит немного и опять исследует дерево. Присмотритесь: шмель кусает его. Через несколько метров опять «приземлится» на какой-нибудь ветке, кусает листочек и летит дальше. Облетев по кругу и покусав много деревьев и кустов, возвращается к месту старта и начинает новый заход. Так с утра и до ночи летает и летает словно заведенный по одному и тому же маршруту, ставя новые и подновляя старые метки.

Поймайте шмеля и подержите в коробочке. Когда выпустите, он полетит не к цветам, чтобы напиться сладкого нектара, а вернется к своим таинственным кругам, от которых мы его час назад оторвали. Иногда голод заставляет шмеля поспешить к цветущим полям клевера и наскоро утолить его несколькими жадными глотками нектара. А затем неодолимая сила снова влечет его к «покусанным» кустам.

Лишь сравнительно недавно наука разгадала секрет таинственных манипуляций шмеля. Оказывается, он оставляет на кустах и деревьях, на травах и цветах свои «любовные письма», приглашающие на свидание. В шмелином роду этим занимаются не самки, а самцы. У основания их челюстей (жвал) есть пахучая железа. Летая в солнечные дни по лесу или лугу, шмель-самец кусает былинки и листочки и оставляет на них свой мужской запах. Самки чуют его, летят к меткам и «ждут у одной из них пылкого поклонника».

У разных шмелей и запахи разные. Кроме того, чтобы избежать недоразумений, «различные виды, — пишет известный этолог Карл Фриш, — в своих сентиментальных прогулках придерживаются различных маршрутов». Одни метят нижние ветки деревьев и их корни, других тянет к листьям у вершины. Третьи предпочитают просторы полей и шелест луговых трав, к которым и приглашают на свидание своих подруг.

Приблизительно так же, но не весной, а осенью самец-олень рассылает «пригласительные билеты» своим возлюбленным. У него не одна, как у шмеля, а по меньшей мере десять пахучих желез: две у внутреннего угла каждого глаза, по одной на копытах, две на «пятках» задних ног (на скакательных суставах), одна под хвостом и одна на брюхе. Он трется этими железами о кусты и деревья и оставляет на них свой запах. Секрет, который эти железы выделяют, быстро твердеет на воздухе, поэтому дождь его не смывает, ветер не сдувает, и помеченные оленем кусты и деревья надолго сохраняют «память» о его посещении.

«Секрет пахучих желез млекопитающих, — говорит Я. Д. Киршенблат, — представляет собой мазеподобную массу, обладающую сильным запахом и иногда окрашенную в определенный цвет».

Субстрат этой массы выделяют сальные, а эпагоны — особые пахучие железы. При этом соотношение того и другого далеко не равно: мазеподобной массы много, а пахучего вещества — лишь 0,5 процента, как, например, у мускуса — эпагона кабарги.

Сколько горячих контрабандистских голов положено ради него на опасных горных тропах! Кабарожья струя! Вместилище его — сорокаграммовый мешочек на брюхе, которым наделен самец кабарги для привлечения самки во время гона и для пометок на границах своих владений. Мешочек наполнен красно-коричневым студенистым веществом — мускусом (самка его чует за два километра!).

Из него китайцы делают тонизирующее лекарство, а парфюмеры, добавляя в духи, сообщают им необыкновенную стойкость. Мечеть, построенная в Иране 600 лет назад на растворе с добавлением мускуса, «благоухает» и сейчас. Вот за эти-то качества фунт мускуса кабарги на международном рынке очень ценится: не дешевле малолитражного автомобиля.

Пахучая основа мускуса — муксон. По химическому составу и по запаху похожи на него пахучие вещества ондатры (экзальтон) и разных видов виверр (цибетон).

«Мускусом пахнут также эпагоны выхохули, пальмовых куниц, мускусного пекари, летучих мышей, обезьяны уистити, мускусной утки и некоторых крокодилов» (Я. Д. Киршенблат).

Одмихнионы — путеводные нити

Одмихнионы — это своего рода дорожные столбы, указывающие дорогу к дому или к найденной добыче. Они же и метки на границах ревира. Об этом их назначении я уже немного рассказал в главе об индивидуальной территории.

Муравьи, скитаясь по запутанным лабиринтам травяных джунглей, находят дорогу домой или к добыче вдали от дома, держась, подобно Тесею, за ариаднину нить, которой наградила их, однако, не царская дочь, а природа. То нить тонких запахов.

Профессор университета в австрийском городе Граце Вильгельм Геч провел много опытов с муравьями. Он пишет: если приколоть булавкой муху к листу бумаги недалеко от муравейника, то вскоре ее найдет первый муравей-разведчик. Покрутившись около мухи, он бежит обратно в гнездо, и вот уже восемь муравьев приходят с ним к добыче. Они пробуют стащить муху с булавки, но, убедившись, что это им не по силам, опять бегут в гнездо. Проходит совсем немного времени, и появляется новый, более многочисленный отряд, и муравьи по частям переносят муху в свой дом.

Муравей, метя трассу, то и дело прижимается брюшком к земле и оставляет на ней свой запах. Каким простым опытом можно доказать, что муравьи действительно метят трассы?

Возьмите лист бумаги и положите его на пути муравья, возвращающегося домой с известием о богатой находке. Когда муравей проползет по листу, пометьте его путь легким штрихом карандаша и поверните бумагу под небольшим углом. Муравьи, вызванные из гнезда, добегут по трассе до края бумаги, упрутся в то место, где раньше трасса проходила с земли на лист, но — тут обрыв! Начнут суетиться у разрыва, искать трассу и, когда найдут ее в стороне, снова побегут по прямой. Вы увидите, что путь муравьев будет совпадать с отмеченной карандашом линией.

Муравьи метят трассы не муравьиной кислотой, которой, изогнувшись, прыскают на укушенное ими место на теле врага, чтобы оно сильнее горело и зудело. У разных видов муравьев одмихнионы производят либо Дюфурова железа (она — на конце брюшка, чуть повыше «пузырька» с ядом), либо железа Павана (она пониже «пузырька» с ядом), либо другие железы.

Трассы, которыми муравьи постоянно пользуются, превращаются в своего рода столбовые дороги. Они расходятся во все стороны от муравейника, и на них даже простым глазом можно иногда увидеть капельки оставленных муравьями меток. Непрерывный поток шестиногих пешеходов бежит по этим хорошо «убеганным» шоссе. Там, где они кончаются и за пределами муравьиной «цивилизации» начинается бездорожье травяных джунглей, муравьи разбегаются в разные стороны. А там, где вымощенную запахами магистраль разрушают стихийные бедствия, например ботинок человека, создаются заторы, как на улицах наших городов в часы «пик». Но вскоре они устраняются, и новые колонны муравьев спешат через мосты, наведенные «саперами» в разрывах.

Часто муравейники располагаются так близко один к другому, что их дороги неоднократно пересекаются, словно спутанные нити. Как найти тут правильный путь, не ошибиться, не заблудиться?

Исследования показали, что дороги муравьев не только разных видов, но и каждого муравейника надушены не одинаковыми одмихнионами, а специфическими для каждого гнезда (такая же картина у термитов и пчел).

Запах меток муравьи распознают, ощупывая и обнюхивая их своими усиками, или антеннами. Антенны не зря так названы: они воспринимают из внешнего мира и сообщают нервным центрам муравья основные сведения об окружающем пространстве. На их кончиках расположены многочисленные рецепторы (приемники) самых важных для муравьев органов чувств — обоняния и осязания. У лесного муравья на каждой антенне можно насчитать, если набраться терпения, более двухсот обонятельных бугорков и около двух тысяч осязательных щетинок. А у слепых от рождения разновидностей муравьев их еще больше.

Антенны очень подвижны, муравей без конца ощупывает и обнюхивает ими все предметы вокруг. Поскольку впечатления о форме и запахе «осязаемо-обоняемого» предмета муравей получает одновременно, ему трудно, наверное, разделить эти два представления, то есть запах и форму, и они сливаются в его ощущениях в одно комплексное топохимическое чувство.

Иначе говоря, муравей, по-видимому, воспринимает мир вещей в таких необычных для нас категориях, как круглый или квадратный запах, запах шершавый или гладкий, мягкий или твердый. Но это пока всего лишь гипотеза…

Запах муравьиных меток быстро улетучивается: у некоторых муравьев, обитающих в наших широтах, уже через 104 секунды! А в жарких песках пустынь или полупустынь, где тоже живут муравьи, их метки, испаряясь, наверное, моментально теряют свой запах? Целесообразны ли здесь ориентиры из капелек жидкости?

Нет, нецелесообразны. И природа нашла очень оригинальный выход из трудного положения, созданного жарким солнцем. Больше того, солнце даже помогает муравьям наносить дорожные знаки. Муравьи бегают, не касаясь концом брюшка земли, а, напротив, приподняв его. Одмихнионы выделяются прямо в воздух. И чем ярче солнце, тем скорее испаряются капельки феромонов! Они создают, так сказать, воздушный коридор запахов, который в безветренную погоду, нередкую в пустынях, сохраняется достаточно долго.

Установлено, что и пчелы, вылетая за взятком к богатым нектаром медоносам, тоже метят особым запахом воздушные трассы. Это дополнительное пояснение к информации, полученной во время «танца». На брюшке рабочей пчелы есть небольшая «сумка», или «кармашек», которая может выворачиваться наружу, распространяя вокруг себя особый запах. В этой сумке располагается пахучая железа, названная железой Насонова, в честь первого ее исследователя.

Пчелы, у которых нет языка танцев (например, мелипоны), указывают собратьям путь к богатым медоносам, кусая на манер шмеля листья и стебли растений. У мелипон пахучие железы помещаются в основании челюстей.

Да и шмели тоже. Весной в пору размножения выделения их челюстных желез служат эпагонами (привлекают самок), летом же, во время воспитания потомства, они уже одмихнионы (указатели пути). Члены каждой семьи, покусывая стебли трав, листья и ветки деревьев, прокладывают обонятельные тропы к медоносам и обратно к дому, вокруг которого все «надушено» специфическими ароматами гнезда.

В лесах Южной и Юго-Восточной Азии живут похожие на белок близкие родичи полуобезьян, или лемуров, — тупайи. У каждой пары своя территория, которая охраняется весьма ревниво. Несколько раз за день самец-тупайя обходит дозором свои владения: подновляет старые метки, ставит новые. На горле у него, как у некоторых насекомоядных, особые пахучие железы. Пышнохвостый хозяин куста прижимает горло то тут, то там к веткам в пределах захваченного ревира (индивидуальной территории). Трется горловой железой о камни и другие предметы. Но и этого мало ему: прохаживаясь или пробегая туда-сюда мелкими, нервными шажками, зверек прыскает на ветки каплями своей мочи (экономно, как волк, чтобы сразу весь запас не истратить). Смазывает лапки той же жидкостью. И, снарядившись таким образом, отправляется в турне по своим владениям, автоматически их маркируя.

Лемуры — тонкий лори и галаго, а из обезьян капуцины метят клетку, если живут в ней, а на воле ветви деревьев лапками, смоченными мочой.

Толстые лори обозначают границы своего ревира или клетку, в которой живут, иначе, чем лори тонкие: рук и ног не марают, а просто, ползая с сука на сук, прыскают мочой, где считают нужным.

Хвост у мадагаскарского лемура катта — главный информационный орган: словно черно-белый полосатый флаг, задранный вверх, он приводит в возбуждение его сотоварищей. Когда катта направляет свой «флаг» в их сторону, те мурлычат, мяукают удовлетворенно. Но обычно началу «собеседования» предшествует ароматизация хвоста. Подогнув его под себя и пропустив под брюхом между всеми четырьмя лапами, катта прижимает конец хвоста к внутренним сторонам правого и левого предплечья. Натирает конец хвоста об имеющиеся тут пахучие железы, отмеченные роговыми шипами. Надушив хвост, поднимает его сначала над головой и, помахивая им, развевает по ветру приобретенную хвостом отдушку. Затем, встав на задние лапки, катта выносит хвост вперед и, пригибая к нему то правую, то левую лапу, опять натирает ими хвост. Потом трется о ветки железами предплечий, подмышек и анальными, которые у катта тоже есть.

Пахучими железами на предплечьях снаряжены и другие лемуры, например гапалолемур и черный лемур.

У сумчатой летяги железами, выделяющими одмихнионы, обладают и самец и самка. Но у самца они на лбу, у самки — на груди. Почему так? В этом есть свой смысл. Самец, прежде чем отправится в обход своих владений, трется лбом о грудь самки. Приобретая таким образом ее запах, ставит метки, несущие сразу две информации, предназначенные себе подобным: первая — «здесь границы моей территории», вторая — «у меня есть жена, третий здесь будет лишним».

У индийской антилопы гарны и у разных других антилоп пахучие железы расположены спереди, перед глазами. Их выходное отверстие антилопа может произвольно сужать и расширять столь сильно, что «человек легко может ввести кончик своего указательного пальца в их проток». Границы территории антилопа отмечает так: найдет сухую ветку или крепкий стебель и слегка втыкает их тонкие концы в расширенные протоки своих орбитальных желез. Со стороны кажется, будто антилопа решила выколоть себе глаза об острый сучок.

У коров, коз, овец и многих других парнокопытных «секрет желез, — пишет профессор Я. Д. Киршенблат, — открывающихся между копытцами, служит не только для смазывания поверхности копыт, но содержит также одмихнионы для оставления пахучих следов во время передвижения животного».

Торибоны — феромоны страха и тревоги

Карл Фриш, исследуя однажды органы слуха пескарей, приучил стайку этих рыбешек собираться в определенном месте у берега. Кормил их тут. Затем решил пометить одного пескаря: поймал его и легонько поцарапал иглой мышцу, после разрушения которой у рыбки темнеет хвост.

Ученый выпустил пескаря в воду, и, как только тот подплыл к стае, произошло нечто неожиданное. Пескари в панике бросились врассыпную и попрятались на дне, зарывшись в песок. Потом снова сбились в стайку и уплыли подальше от этого места. Долго они здесь не появлялись, как их ни подманивали. Не сразу снова привыкли собираться для кормежки.

Этот случай заставил ученых задуматься: мог ли раненый пескарь рассказать собратьям о своем неприятном переживании? Очевидно, не мог. Тогда что же их испугало? Может, раненый кричал от боли? Теперь ведь ни для кого не секрет, что рыбы умеют «кричать».

Поймали еще одного пескаря. Разрезали его на куски и бросили в воду. Пескари опять в панике удрали. Может быть, напугал их вид мертвого тела? Чего в природе не бывает…

Еще одного пескаря разрезали на куски, растерли их в ступке, профильтровали сок и по каплям вылили в воду. Паника была как во время пожара в театре. Все пескари попрятались.

Так было установлено, что кожа пескарей, если ее поранить, выделяет какие-то вещества, почуяв которые, рыбы обращаются в паническое бегство. Биологический смысл этого удивительного приспособления вполне ясен. Если щука поймает рыбешку, она обязательно поцарапает зубами ее кожу. И рыбешка пошлет «прощальный предупредительный сигнал» собратьям. Получив его, они вовремя успеют попрятаться.

Заметили также, что химический сигнал тревоги, поданный скажем, пескарем, пугает и других родственных ему рыб, голавлей, например, или подустов. Чем дальше родство между рыбами, тем хуже они понимают друг друга.

Продолжая исследования, установили: пескари хорошо различают запахи пятнадцати видов рыб. «Нюхом» узнают даже разных рыбешек своей стаи. Понятно, что запах щуки пескари изучили лучше всякого другого. Если затянуть пипеткой немного воды из бака, в котором плавает щука, и капнуть в аквариум с пескарями, это произведет эффект разорвавшейся бомбы. Пескари, сраженные ужасом, опустятся на дно и замрут. Их странная реакция вполне объяснима: ведь щука бросается в погоню за тем, что движется и блестит, но мало обращает внимания на неподвижные предметы.

Карл Фриш взял 0,2 грамма кожи гольяна и поместил на определенное время в сосуд, содержащий 200 миллилитров воды. Затем эту воду, разведенную в пятьдесят, сто, пятьсот и тысячу раз, добавлял в аквариум с гольянами. В первом случае «испугались» 83 процента гольянов, во втором — 74, в третьем — 41 процент. «При разведении в 1000 раз реакция наступила только у немногих особенно чувствительных особей». Мальки гольяна, недавно вышедшие из икры, торибонов не боятся. Лишь когда поживут 46–65 дней, начинают понимать, что означает запах страха.

Ныне установлено: торибоны образуются в особых колбовидных клетках кожи многих рыб, как морских, так и пресноводных.

У лососевых наблюдали и другую интересную поведенческую реакцию, названную «фактором звериной шкуры». Если в узком месте ручья или реки, по которой поднимаются на икрометание лососи, опустить в воду руку, рыбы шарахнутся от нее и устремятся обратно, нарушая строй плотно сомкнутого косяка. Такой же эффект вызывают погруженные в воду лапы какого-нибудь зверя, скажем медведя или кусок шкуры морского льва.

Рыб пугают не колебания воды, вызванные погружением в воду руки или шкуры, и не устрашающий вид самого предмета, а именно его запах. Это доказано таким простым опытом: одну-две минуты полоскали в литре воды руку, затем эту воду сливали в баки с рыбой — реакция страха была четко выражена.

И у амфибий торибоны есть. Например, у головастиков серой жабы. И вырабатывают торибоны тоже клетки кожи. Даже незначительное повреждение кожи у одного из головастиков немедленно вызывает испуг всех его соплеменников: одни падают на дно, другие быстро уплывают подальше от вызвавшего панику запаха. Достаточно лишь слегка сжать пинцетом головастика, как тотчас все окружающие его сотоварищи обращаются в бегство. Головастики жабы, выбравшись из «скорлупы» икринок, сразу же реагируют на запах страха. Воспринимают они его органами обоняния. Если ведущие к ним нервы перерезать, эффект тревоги не наступает.

Муравьи «бьют» тревогу с помощью своей кислоты. Она, помимо главного своего назначения, распространяет запах страха. Сигналя «Все наверх!», муравей обычно в большом возбуждении вертится на месте, раскрыв жвалы и приподняв брюшко. Время от времени он брызгает из него муравьиной кислотой. У некоторых видов муравьев значение сигналов тревоги имеют и выделения других желез: подчелюстной и анальной, железы Дюфура. Сильный запах кислоты поднимает в муравейнике такой же переполох, как крик «Полундра!» на тонущем корабле. Муравьи в позах тревоги бешено мечутся по всем этажам общежития, добавляя к отравленной паникой атмосфере и свои капельки яда, что возбуждает еще большую суматоху.

Часть муравьев устремляется затем на отражение вражеской атаки. Другие, застигнутые тревогой у комнат, где сложены яйца, волокут их в более безопасное убежище. Третьи станут чинить нанесенные врагом разрушения.

И не скоро еще после аврала пробьют в муравейнике отбой.

Определены размеры и стойкость торибона, выпущенного одним из муравьев из рода так называемых «жатвенных». Через 13 секунд после выделения пахучее вещество обретает форму шара и наибольшие свои размеры: 6 сантиметров в радиусе. Через 35 секунд оно уже испаряется настолько, что муравьи на него практически не реагируют.

В небольшом объеме торибона и быстром его исчезновении скрыт определенный биологический смысл. Муравейники часто подвергаются вторжениям насекомых и других животных. Если пришельцы невелики, то для их изгнания и исправления причиненных ими повреждений много муравьев не требуется. Поэтому торибон одного или нескольких муравьев не распространяется на весь муравейник: это постоянно нарушало бы его нормальную жизнедеятельность. Но когда враг крупный и рузрушения велики, в возбуждение приходит большая часть муравейника, потому что при этом сотни муравьев оказываются в зоне вторжения и выброшенные ими в воздух «шарики» феромонов сливаются в значительное по размерам «облако».

У опасных всему живому кочевых муравьев эцитонов запах тревоги выделяют челюстные железы. Почуяв его, муравьи устремляются туда, где он наиболее силен, и «там начинают кромсать на кусочки все живое. При отсутствии врага они раздирают на части друг друга». Таким «безумием» наделяют их торибоны!

Помимо муравьев, торибонами обладают и другие насекомые. Например, пчелы и осы. Медоносная пчела выделяет их вместе с ядом, когда жалит кого-нибудь (осы — тоже). Поэтому и другие пчелы тотчас нападают на ужаленного и стараются поразить его, ужалить близко к укусу первой пчелы. Если легонько сдавить пинцетом пчелу, ползающую, скажем, у летка, она тотчас обнажает жало, трепещет крыльями и бегает быстро «среди других рабочих пчел, что вызывает у них сильное возбуждение».

Торибон пчел более стойкое вещество, чем у муравьев, он исчезает, испаряясь, обычно через десять минут. Матки, трутни и молодые пчелы торибоном не обладают.

Особого рода торибон у наездника. Он не привлекает, а, напротив, устрашает собратьев. Отложив яйца в жертву, наездник тут же метит ее отпугивающим веществом. Это делается для того, чтобы другие наездники не трогали насекомое, зараженное паразитом. Иначе их потомству придется голодать.

Запах тревоги распространяют и многие млекопитающие, например виверры, хори, американские антилопы вилороги. У последних он особенно силен. На крестце у вилорогов под длинной белой шерстью спрятаны большие железы. Когда антилопа испугается, мускулы крестца рефлекторно, то есть помимо ее воли, давят на железы: из них выделяется сильно пахнущее вещество — торибон. Даже человек распознает этот запах за несколько сот метров, а сами вилороги — за полтора километра.

Гонофионы — феромоны, меняющие половые свойства

Термиты — бич тропических стран. В ненасытных желудках этих «белых муравьев» исчезают тонны строительного дерева. Термиты едят древесину, продукт столь же малопитательный, как бумага. Едят и бумагу! Как им удается все это переварить?

Ученые, которые занялись исследованием пищеварения термита, открыли поразительные вещи. Оказалось, что в животе у термитов в особых карманах и ответвлениях кишечника обосновался целый мирок микроорганизмов: тут и инфузории, и жгутиконосцы, и бактерии: более двухсот различных видов простейших животных и растений. Все вместе весят они порой почти половину термита! Микроорганизмы и переваривают клетчатку. Превращают ее в сахара, которые усваивает затем организм насекомого. Некоторые ученые считают, что клетчатку разлагают только бактерии, а инфузории и жгутиконосцы — лишь незваные гости в кишечнике термита. Возможно, они доставляют хозяину белковую пищу: он их во множестве переваривает.

Усваивая с помощью сожителей клетчатку, термиты получают в пищу лишь различные углеводы. А белок (он термитам так же необходим, как и всякому другому животному)? Какими путями получают его термиты?

Чтобы накормить белковой пищей всех и в первую очередь личинок и самку с самцом, родоначальников семьи, термиты разводят грибы. Взрослые термиты, рабочие и солдаты, грибов не едят, однако продукты грибного меню, полупереваренные другими термитами, снабжают их белковой пищей. Ведь все обитатели термитника: и личинки, и рабочие, и солдаты, и самец с самкой — представляют, по сути дела, один общий… кишечник, разделенный лишь в пространстве на отдельные отрезки, заключенные в теле каждого термита. Любой даже ничтожно малый кусочек пищи не переваривается полностью в кишечнике одного какого-нибудь термита. Нет! В виде отрыжки, выпота на брюшке и других выделений пища передается, словно эстафета, от одного термита к другому и заканчивает все стадии переваривания не раньше, чем побывает в животе у многих термитов. Поэтому в термитнике одним обедом насыщаются попеременно все.

Продукты, поставляемые грибами, хотя едят их только личинки и царица с царем, достаются в конечном счете всем термитам. И не только эти продукты, но и те вещества, которые производят самец и самка — гонофионы.

Эти феромоны, словно незримый приказ, заставляют одних термитов надеть после линьки солдатский мундир, других — остаться в рабочей одежде. Они же тормозят половое развитие тех, кто может стать нежелательным соперником еще полных сил родителей.

Только когда семья сильно разрастается и до провинциалов не доходит волшебное вещество повиновения, на окраинах термитника быстро образуются из личинок и нимф так называемые «заменяющие половые особи». Они значительно меньше обычных самцов и самок, с недоразвитыми глазами и короткими зачатками крыльев. Эти особи бросают обычный род своих занятий и принимаются откладывать яйца.

То же самое происходит, если плодовитость самки-царицы снижается или если она гибнет: «Подданные» подчас сами содействуют этой гибели: с алчным азартом подступают к грандиозному брюху самки и, если ничего на нем не находят, вгрызаются в него жвалами, пытаясь ускорить события, и так или иначе их ускоряют. Старая производительница бывает съедена до последнего сегмента. Съедают термиты и лишних «замещающих половых особей», оставляя двух: самца и самку, которые продолжают род термитов.

В нормальном же гнезде, где все термиты получают нужные дозы гонофионов, а самец и самка еще полны сил, «замещающие половые особи» не возникают.

И вот что интересно: гонофионы самца и самки работают во взаимодействии. Гонофион самца не тормозит превращение нимф в «замещающих половых особей». Гонофион самки тормозит лишь немного. Но вместе они полностью прекращают такое превращение.

У некоторых видов и термиты других каст, самки, например, солдаты, тоже выделяют феромоны, препятствующие превращению личинок в термитов этой касты. Колонию термитов рода зоотермопсис в первый год ее жизни охраняет лишь один солдат. Пробовали удалить его из дома, тогда быстро кто-либо «из молодых термитов уже после второй линьки обнаруживает ясные признаки будущего солдата». Изъяли из гнезда и этого «новобранца», тотчас появился другой и так далее без конца. Как только в семье исчезает солдат, его готов заменить один из ее членов.

Близкие к термитам по образу жизни (но не родством!) муравьи наделены такой же функциональной системой торможения развития самок и самцов. Пока рабочие муравьи слизывают выпот с брюшка яйцекладущей самки, новых самок в гнезде не будет. Ее гонофионы подавляют развитие яичников у рабочих муравьев. Но как только яйцекладущая самка погибнет, сейчас же начинают плодоносить некоторые рабочие муравьи. Из отложенных ими яиц развиваются затем вполне нормальные крылатые самцы и самки.

В 1954 году Р. Батлер открыл, что челюстные железы матки пчел выделяют особое «маточное вещество», которое она размазывает по телу, позволяя затем рабочим пчелам слизывать его. Так путем трофоллаксиса (взаимной передачи пищи) этот гонофион за какие-нибудь три часа распространяется среди всего населения гнезда и становится как бы бюллетенем о состоянии здоровья и потребностей матки. Но главная его роль: подавлять развитие яичников у рабочих пчел. Как только матка исчезнет, а с нею и таинственное вещество, у многих рядовых членов семьи сразу же начинают развиваться яичники. Затем эти пчелы откладывают яйца. Но ведь они не оплодотворены! А из неоплодотворенных яиц у пчел выходят только трутни. Поэтому и называют превратившихся в самок пчел трутовками.

То же происходит, когда маточного феромона не хватает на всех членов пчелиной семьи.

«Это вещество обладает очень высокой биологической активностью и стойкостью. Оно не разрушается двукратным автоклавированием при 120 градусах и сохраняется на поверхности тела мертвой матки, находившейся в энтомологической коллекции в течение трех лет» (Я. Д. Киршенблат).

Биологическая активность этого феромона столь высока, что рабочей пчеле достаточно лишь коснуться хоботком тела живой или мертвой матки, как наступает торможение развития яичников.

На каменистых мелководьях Средиземного моря обитает червь бонеллия, похожий, впрочем, не на червя, а на бутылку с очень длинным горлышком. Рост у бонеллии немалый — до 115 сантиметров. Но на «горлышко бутылки» — переднюю часть червя, раздвоенный на конце хоботок, приходится метр и больше.

Удивительным свойством обладает бонеллия! У большинства животных пол развивающегося из яйца животного определяется еще при оплодотворении, у бонеллии, однако, личинки не несут признаков какого-либо определенного пола и могут развиться и в самок и в самцов. Все зависит от случая, от того, сядут они на хоботок взрослой самки или нет. Если прикрепятся к хоботку, то через три дня превратятся в карликовых, почти микроскопических самцов (длиной в миллиметр). Волнообразным движением ресничек, покрывающих их тело, плывут они ко рту самки, протискиваются в него и попадают затем в кишечник. Здесь находили до 85 карликовых самцов. Из кишечника самцы устремляются к яйцеводам самки, где и оплодотворяют ее яйца.

Личинок, не осевших на хоботок бонеллии, ожидает иная участь: они растут и постепенно (через год) превращаются в самок.

Если же прикрепившихся к хоботку личинок через несколько часов снять и поместить в аквариум, в котором самки нет, из них вырастают интерсексы (гермафродиты), передний конец тела которых как у самца, а задний — как у самки.

Химическая природа гонофиона, выделяемого хоботком самки, неизвестна.

У морского многощетинкового червя офриотроха тоже замечены интересные превращения одного пола в другой. В начале своей жизни все черви этого вида — самцы. Подрастут еще и превращаются в самок. Если у такой самки отрезать две задних трети тела, то оставшаяся передняя треть, быстро залечив ранение, снова становится самцом.

И вот еще какой феномен обнаружен у офриотрохов; взрослые самки этих червей выделяют в воду гонофион, а тот заставляет самок превращаться в самцов.

Нечто подобное происходит и у брюхоногих моллюсков (улиток) рода крепидуля. Они тоже в молодости — самцы. В более зрелом возрасте приобретают все внешние и внутренние свойства самок. Гонофион, выделяемый самками, препятствует этому процессу. Даже в том случае, если улитка уже начала превращаться из самца в самку, гонофион останавливает такой метаморфоз, способствует развитию мужских качеств.

У некоторых позвоночных животных, пол которых определяется генетически (при оплодотворении яйца), можно, оказывается, изменить пол инъекцией гормонов противоположного пола во время развития зародыша. Неоднократно удавалось это проделать, вводя женские гормоны развивающемуся в яйце цыпленку генетически мужского пола: выбравшись из скорлупы яйца, он вырастал курицей.

У некоторых грызунов под действием мужских гормонов зародыши женского пола превращаются в самцов.

Гамофионы — феромоны полового созревания

Палоло живет на дне океана, ловит рачков и червей. Он и сам червь, но очень уж необычный.

Осенью палоло роится, покидает морское дно и плывет к поверхности. Но не весь палоло уплывает, а только его задняя половина. Она принаряжается: у самцов желтеет, у самок одевается в красный наряд. По бокам у нее вырастают большие ножки-весла, а над ними прорезываются глазки: у путешественницы нет головы, а смотреть, куда плывешь, все-таки надо.

Загребая веслами-ножками, половина палоло уплывает вверх, к поверхности океана. Первые палоло появляются здесь перед рассветом. Прибывают все новые и новые половинки. Восходит солнце. Волны кишат палоло. Их миллионы! Вода становится желто-бурой. Черви начинены икрой (самки) и молоками (самцы). Они «взрываются» и разбрасывают вокруг икру, словно мелкую дробь. Тут же и самцы исторгают из себя сперматозоиды, но происходит это, как установлено, только под влиянием особых веществ «женских половин» червя.

А с островов спешат к палоло люди: на лодках-катамаранах, под парусами и без парусов, плывут на корягах, на плотах, на бревнах. Везут с собой большие корзины.

Ловят палоло сетями, черпаками, руками. Спешат наловить побольше: через час-два приходит конец роению. Палоло дождем сыплются на дно. Тут набрасываются на них другие охотники — рыбы, кальмары, каракатицы.

А на берегу уже горят костры, и начинается пиршество! Палоло жарят, сушат, квасят, солят. Говорят, что вкусом палоло напоминает нежнейших устриц с приправой из мускатного ореха.

Два вида палоло обитают на противоположных концах Земли. Тихоокеанский живет на коралловых рифах у архипелагов Самоа и Фиджи, а атлантический на рифах Бермудских и Карибских островов.

Первый роится в октябре (малое роение, или по-местному — «мблалоло лиалаи» и в ноябре (большое роение, или «мблалоло леву»). А второй — между 29 июня и 28 июля.

Самостоятельное размножение задней половины тела характерно не только для палоло, но и для других многощетинковых червей. Разница лишь в том, что уплывающая к поверхности океана половина червя перед этим путешествием восстанавливает на одном из своих концов новую голову.

«Женские половинки» червя одонтосиллиуса первыми поднимаются ночью к поверхности и плавают здесь, мерцая огоньками светящихся органов, приманивая люминесцентным светом своих «фонариков» «мужские половинки». Половинки самцов тоже светятся, но как только попадут в ореол иллюминации самки, тотчас гасят свои огни и, понуждаемые женскими гамофионами, выбрасывают сперматозоиды.

У другого многощетинкового червя из рода грубеа, напротив, не самки, а самцы выделяют гамофионы, которые побуждают самок откладывать яйца. Если самцов поблизости не окажется, яйца так и останутся в яичниках: и скоро погибнут.

Самцы многих насекомых (мух, сверчков, кузнечиков, тараканов, жуков и др.) на разных частях своего тела несут железы, секрет которых дает самкам стимул к размножению. А взрослые самцы пустынной саранчи особыми феромонами ускоряют созревание молодых саранчуков.

Рыбка горчак похожа на карася-недоростка. Весной у самки горчака снизу, у основания хвоста, вырастает длинная и тонкая трубка. Это яйцеклад, как у кузнечика, только подлиннее — сантиметров пять. А у самца чешуя расцветает радугой, он нежно льнет к самочке, и вместе ищут они на дне реки подходящую колыбельку для потомства, которое скоро должно появиться на свет. Колыбелька эта — живая анодонта, самая крупная в наших реках ракушка. Самка вставляет между створками раковины свою наполненную икринками трубку и откладывает несколько желтоватых бусинок в жаберную полость моллюска. Там у анодонты всегда чисто и много свежей воды, которую постоянно прокачивает через себя ракушка. Икринки горчака развиваются в полной безопасности.

Так вот яйцеклад, который обеспечивает эту безопасность, появляется у самки горчака только тогда, когда рядом с ней плавает самец, гамофион которого, называемый копулином, способствует росту яйцеклада.

И у других рыб есть подобные феромоны, стимулирующие развитие у самок яичников и вторичных половых признаков.

У млекопитающих гамофионы, воспринимаемые в основном обонянием, тоже играют немалую роль в размножении. Лучше всех изучены в этом отношении мыши.

Выпустим в клетку много самок мышей (несколько десятков), и скоро у них появятся всяческие нарушений половых циклов, долго не будет течки. Подсадим к ним самца, и все сексуальные отклонения кончатся.

И вот еще какой странный феномен заметили. Если впустить в клетку беременной самки (через пять суток после оплодотворения) другого самца, не отца ее потенциального потомства, происходит невероятное! Беременность прекращается, эмбрионы в матке резорбируются, и наступает новая течка. Больше того, и самца-то не обязательно подсаживать — достаточно одного его запаха. Можно впустить беременную самку в клетку, в которой недавно сидел «чужой» самец, и эмбрионы в ее теле погибнут.

Этофионы — феромоны поведения

Большие и малые хищники, насекомые, лесные свиньи, гады, люди — все бегут в панике перед походными колоннами бродячих муравьев (в Южной Америке — эцитонов, в Африке — представителей родов аномма и дорилюс). Человек еще не слышит ни отдаленного гула, ни шелеста миллионов ног бегущих муравьев, ни смрадного запаха их маленьких тел, а твари более чуткие уже разбегаются, разлетаются кто куда.

Сначала, пишет Энн Патнем, которая повстречалась в Африке с бродячими муравьями, заскулила в хижине собака, забеспокоилась обезьяна в клетке. Упал с потолка и удрал большой скорпион. Сороконожка поспешила за ним, мышь юркнула за дверь.

Кто мог, спасался бегством. А кто не мог — того ждала лютая смерть. Однажды муравьи-кочевники «загрызли» в клетке леопарда. Съели как-то и питона, который после сытного обеда оказался недостаточно проворным. Начисто, до костей, объедали собак, забытых на привязи, запертых в хлевах кур, коз, свиней. Одного преступника, оставленного сбежавшими людьми в тюрьме, муравьи закусали до смерти. Впрочем, во всех историях опасность, которой подвергаются люди при встрече с армиями кочевых муравьев, преувеличена.

Описано уже много видов эцитонов, и почти у каждого из них, говорит Генри Бейтс, один из первых исследователей этих насекомых, своя стратегия войны. Одни маршируют колоннами, другие — лишь шеренгами в один ряд, третьи атакуют «тесными фалангами», которые струятся по земле, как «потоки темно-красной жидкости». К одним можно безбоязненно подойти на несколько дюймов. От других лучше держаться подальше, потому что «с невероятной быстротой взбираются они вверх по ногам», впиваются острыми челюстями в кожу и больно кусают. А оторвать вцепившихся муравьев можно, только разодрав их пополам: голова с челюстями останется в ранке, так прочно они держатся! Человеку, говорит Бейтс, ничего другого не остается, как только спасаться бегством.

Но и бегство не всегда помогает. Некоторые походные армии муравьев растягиваются на сотни метров (даже на километр!) и наступают подобно тысячам «бешеных волков, идущих лавиной». Нелегко вырваться из их окружения, особенно в лесной чаще, где бежать быстро нельзя и не видно, с какой стороны подступают муравьи.

Откуда и куда они идут?

Как видно, они просто не представляют себе жизнь без скитаний, это номады по природе своей. Есть пища или нет ее — они все равно уходят. Идут строем: впереди разведчики, на флангах — солдаты-конвоиры, в конце колонны — матка в окружении пышной свиты рабочих муравьев.

Муравьи несут с собой и личинок, прикрывая их от солнца своими телами. Несут и все время облизывают. И вот когда слизывать будет уже нечего, когда личинки перестанут выделять какие-то загадочные вещества, столь привлекательные для муравьев-носильщиков, страсть к бродяжничеству покидает эцитонов. Пора, значит, окукливаться личинкам, а для этого нужен полный покой.

Муравьи находят укромное местечко где-нибудь под большим камнем или в дупле гниющего во мху дерева и свиваются здесь клубом, как пчелы. Этот живой шар — их муравейник, походный дом. Он «пористый», весь в дырах. Дыры ведут к центру гнезда, где матка поспешно освобождается от бремени: за несколько дней отдыха успевает отложить тридцать тысяч яиц.

Не все муравьи «изображают» на привале гнездо: часть их рыщет по округе, добывая пищу для всей общины, в которой может быть и полтора миллиона муравьев. Однажды подсчитали, что фуражиры африканских кочевых муравьев за десять дней стоянки притащили в импровизированное гнездо полтора миллиона всевозможных насекомых.

Между тем личинки окукливаются и превращаются в молодых муравьев. Из отложенных на привале яиц выходят новые личинки и тут же начинают выделять вещества, побуждающие эцитонов отправиться в поход.

Как только это случится, клубок рассыпается, и муравьи, построившись походным порядком, отправляются в путь. (Некоторые виды американских бродячих муравьев кочуют 18–19 суток без перерыва, а затем дней на 19–20 располагаются лагерем, и т. д.)

Какие же таинственные вещества выделяют личинки походных муравьев?

Эти вещества называют этофионами. Они побуждают животных выполнять те или иные действия, управляют их поведением (в этом их сходство с релизерами).

В мире муравьев этофионы очень распространены и играют важную роль в их быту, в координации жизни семьи (значительно большую, чем зрительные и акустические сигналы). Этофионы личинок, например, заставляют муравьев ухаживать за ними. Когда наступают неблагоприятные условия жизни в некоторых камерах муравейника, содержащих личинок (сухо стало и слишком светло), личинки перестают выделять этофионы, и муравьи, весьма этим обеспокоенные, тотчас переносят личинок в более сырые и темные помещения.

По запаху этофионов, специфичных для каждого гнезда, муравьи отличают своих от чужих. «Свой» муравей, вымазанный этофионом чужой семьи, тотчас будет или убит, или изгнан из собственного муравейника.

Мертвые муравьи еще некоторое время пахнут этофионами. Мы уже знаем, что происходит, когда живые муравьи найдут такого мертвеца, и что случится, если живого муравья вымазать «трупными веществами».

Американский этолог Э. Уилсон утверждает, что десятка различных феромонов, работающих сами по себе или во взаимодействии, достаточно для нормальной жизни муравейника.

Ведь некоторые феромоны, как и гены хромосом, помимо основного своего назначения, могут выполнять и иные функции. Например, гонофион пчелиной матки, тормозящий развитие яичников у рабочих пчел, заставляет их также ухаживать за ней и препятствует строительству новых маточников.

Этофионы — достояние не только насекомых. Например, мальки рыбок из рода хемихромис (а возможно, и всех представителей семейства цихлид) выделяют в воду вещества, побуждающие родителей заботиться о потомстве. Самец и самка бесстрашно атакуют всех рыб или водяных насекомых, вторгшихся в пределы индивидуальной территории, в которой плавают мальки. Даже если мальков там нет, но добавлено несколько капель воды, в которой они недавно содержались, агрессивное поведение рыбок-родителей продолжается.

Наконец мальки выросли, им три недели от роду, выделение этофионов прекращается. Родители тотчас бросают детей на произвол судьбы. Но если снова добавить в аквариум немного воды, содержащей этофионы мальков, поведенческая реакция защиты территории у хемихромисов появляется вновь.

«Лакомые» феромоны — лихневмоны

Когда впервые ученые раскопали гнездо кровавого лесного муравья, они, к немалому своему удивлению, обнаружили там очень странных жучков, небольших (5–6 миллиметров длиной), рыжевато-бурых, с короткими блестящими надкрыльями. Высоко задрав брюшко, они проворно бегали среди муравьев, явно подражая им своими манерами. Встретив муравья, жучок ударял его усиками. Как бы ни спешил муравей, он сейчас же останавливался и кормил попрошайку, отрыгивая из зобика пищу.

Жучков назвали ломехузами. Нигде, кроме муравейников, они не живут.

Позднее, когда были изобретены искусственные гнезда, через стеклянные стенки которых можно было следить за всем происходящим в муравьином домике, глазам натуралистов открылись еще более поразительные вещи. Увидели, как то один, то другой муравей подбегал к жучку, тормошил желтые щетинки по бокам его брюшка, затем жадно слизывал капельки какой-то жидкости, стекавшей по этим щетинкам. Нередко муравьи алчущей толпой окружали ломехузу, теснясь и отталкивая друг друга, каждый спешил раньше соседа дотянуться до желанных волосков и поскорее утолить жажду. Говорят, что муравьев так же безудержно тянет к желтым щетинкам ломехуз, как закоренелых пьяниц к бутылке.

Личинок ломехузы муравьи выхаживают вместе со своим расплодом, не делая между ними никакой разницы. И вот какое «святотатство» увидели исследователи: личинки ломехузы высасывают, оказывается, муравьиные яйца, а, подрастая, начинают есть и личинок.

Да и сам жук их ест! А муравьи в это время… Муравьи еще и подкармливают разбойников.

«Их щедрость не знает предела. Они скармливают личинкам жука яйца, откладываемые, муравьиной самкой, и, не ограничиваясь этим, отдают им и корм, отнятый у собственных личинок.

Они похожи на пьяниц, способных ради рюмки водки лишить своих детей молока!» (И. А. Халифман).

Даже о собственных личинках муравьи не заботятся так самозабвенно. Куда там! В минуту крайней опасности, когда сильный враг разрушает гнездо, муравьи спасают раньше личинок ломехузы, а уж потом свои.

Чем же нахальный жук ломехуза так привлекает муравьев?

Желтые щетинки, известные в науке под названием трихом, растут у жука по бокам первых сегментов брюшка. У многих муравьиных гостей обнаружены такие же желтые или красновато-желтые трихомы. Они расположены на самых различных местах тела. У жучка белоглазика, например, живущего в гнездах рыжего лугового муравья, пучки трихом хорошо заметны на внешних краях надкрыльев. У некоторых жуков они растут даже на усиках.

Под трихомами лежат кожные железы и жировые тела, которые вырабатывают какую-то летучую ароматическую жидкость, так называемый экссудат. За ним и охотятся муравьи.

В тропиках и средиземноморских странах обитают жуки пауссиды. Они сродни жужелицам, но отличаются от них формой усиков. Жучки небольшие, самые крупные длиной около сантиметра. Знамениты они своей дружбой с муравьями. Две трети всех пауссид (а их больше двухсот видов) живут в муравейниках. Лишь один южноафриканский муравей дает приют сразу двенадцати видам жуков пауссид.

Жук пауссус таврический обычно сидит у входа в гнездо муравьев феидоле. Хозяева толпой окружают его. Одни облизывают его, другие барабанят по нему усиками, выпрашивая новые порции феромона. Жук имеет весьма флегматичный вид. То один, то другой муравей хватает его за усики и бесцеремонно куда-то тащит, остальные, не отступая ни на шаг, следуют за ним, облизывая на ходу.

Если отшвырнуть жучка от муравейника, муравьи тотчас его находят и стараются общими усилиями затянуть обратно в муравейник. Жук не сопротивляется.

Подобного же рода пьянящие или наркотические вещества вырабатывают и самки муравьев, особенно тех, у которых нет рабочих особей (так уж сложилась их эволюция). Например, самка муравья из рода вилериелла после брачного полета, обломав крылья, заползает в гнездо муравьев мономориев. Те принимают ее весьма охотно. Окружают и облизывают. Самка-гостья быстро становится полновластной владелицей гнезда. Она откладывает яйца, муравьи мономории ухаживают за ними, как за своими, старательно обслуживают и вышедших из яиц личинок, куколок и молодых чужеродных им муравьев.

Затем происходит нечто невиданное и святотатственное! Мономории убивают свою собственную мать и окружают безмерными заботами недавнюю гостью. Без конца облизывают ее: видно, лихневмоны ее ароматнее и «вкуснее», чем у их прародительницы.

И это не единственный случай диверсии под прикрытием лакомых феромонов. Известно еще немало случаев проживания самок одних муравьев в гнезде других.

Более того! Есть и рабочие муравьи определенных видов, вырабатывающие притягательные для муравьев другого вида феромоны и постоянно живущие в холе и покое в приютивших их муравейниках.

У термитов, которые повадками так похожи на муравьев, тоже бывают гости, званые и незваные. И у этих гостей тоже есть экссудативные железы, вырабатывающие лихневмоны. Только они менее заметны, не обозначены снаружи сигнальными рыже-желтыми щетинками. Оно и понятно: ведь термиты в большинстве своем насекомые слепые и живут в подземельях; «вывеску», приглашающую к обеду, они все равно не заметили бы.

Все гости термитников независимо от происхождения (будь то жуки, комары или мухи) отличаются одной очень странной особенностью: брюшко у них непомерно, прямо-таки фантастически раздуто и обычно нелепым образом закинуто на спину. Склериты — хитиновые кольца деформированной брони выглядят на нем как темные пятнышки на белой, до предела растянутой коже.

Каково назначение этой, как называют ее в науке, физогастрии?

Ответов может быть два: либо чтобы более обильно выделять феромоны, либо чтобы увеличить сходство с громоздкой самкой термитов.

Раздувалось их брюшко, конечно, постепенно. Миллионами лет гости приспосабливались к своим хозяевам и в результате естественного отбора приобрели физогастрию, очень сходную с гипертрофированным брюшком самки термитов. Это сходство, очевидно, и побуждает термитов кормить своих гостей той же пищей, что и матку.

Во всяком случае, счастливые обладатели физогастрии располагаются всегда в одних апартаментах с королевой (или в соседних с ней помещениях) и обслуживаются термитами, которые кормят матку.

У термитов среди гостей тоже преобладают жуки. Но есть и гусеницы, и мухи. Впрочем, узнать этих уродливых, бескрылых созданий совершенно невозможно: они напоминают какие-то членистоногие тюфяки, но никак не мух.

А у одного южноафриканского термита живет в гостях даже комар, похожий, однако, скорее на репу, чем на насекомое: на его вздутом, как перезрелый корнеплод, животе маленькая головка и ножки выглядят жалкими, незаметными придатками.

Взаимоотношения термитов с гостями изучены еще недостаточно. Видели, как термиты кормили некоторых жуков изо рта и, в свою очередь, слизывали капли экссудата, которым те возмещали долги. Но более интимные подробности их быта нам неизвестны.

Среди гостей термитов есть и настоящие убийцы! Например, личинки жужелицы ортогониус. Свою жизнь в термитнике они начинают с того, что загрызают и съедают так любимую термитами самку и поселяются в ее покоях. А термиты, одурманенные лихневмоном, не подозревая обмана, кормят разбойницу так же обильно, как прежде кормили свою мать. Но, видно, этой пищи жужелице мало: она хватает и поедает самих термитов!

Оборонные вещества — аминоны

Жук-бомбардир — настоящий артиллерист. Он стреляет едкой жидкостью, которая, словно снаряд из миниатюрной пушки, вылетает из заднего конца его брюшка и мгновенно превращается в небольшой клуб ядовитого «дыма» — точно шрапнель разорвалась! Когда несколько таких красно-синих гренадеров открывают огонь, то вся сцена напоминает поле битвы с птичьего полета. Отстреливаясь от преследующей его жужелицы, жук-бомбардир быстро выпускает друг за другом 10–12 снарядов. Как только смолкнут последние залпы мини-канонады, жука уже нет: он исчез куда-то, спрятался, прикрыв свое отступление разрывами ядовитого газа.

Недавно установлено, что из оборонных веществ бомбардира образуется даже гремучий газ! А после его взрыва получается вода.

Очень многих насекомых природа наделила оборонными веществами — аминонами. Ими обладают жуки, клопы, тараканы, уховертки, сенокосцы, муравьи, гусеницы бабочек-хохлаток и походного шелкопряда, двукрылые (мухи, оводы, слепни), перепончатокрылые (муравьи, осы, пчелы, наездники), прямокрылые (кузнечики, сверчки, медведки) и многие другие.

Железы аминонов помещаются на самых разных местах тела: на голове, груди, брюшке. Некоторые аминоны зловонны, другие очень едки и раздражают кожу и глаза, третьи, наконец, сильные парализующие и даже смертельные яды.

Оборонные средства клопов очень многообразны. Тут и пропенал, пропанал, бутанал, пентенал, гексенал, гептенал, октенал, фуран, метилфуран, метилхинон и пр. и пр. Вся эта химия действует на насекомых так сильно, что вызывает немедленный паралич, а в больших дозах — смерть!

Среди отравляющих средств насекомых обнаружены такие разные по составу вещества, как метакриловая кислота, тиглиновая кислота, муравьиная кислота, метакрезол, парабензохинон, метилхинон, бензойная кислота, альдегид салициловой кислоты, даже йод и синильная кислота! Я перечислил их для большего впечатления от изощренности природы, хотя читать все это, возможно, и скучно.

Жука майку лучше в руки не брать. В крови у нее сильный яд: 30 миллиграммов убивают человека. Если яд майки попадет на кожу, появятся волдыри и ожоги.

У иных насекомых в крови (гемолимфе) содержится более сильный яд. Когда враг приближается, гемолимфа этих насекомых словно пот выступает на поверхности кожи, а порой и брызгает на расстояние до полуметра.

220 миллиграммов яда, растворенного в крови личинок жуков-листоедов диамафидия и блефарида, могут убить двести кроликов. Южноафриканские негры обмазывают этим ядом наконечники стрел.

Ядовитый и самый большой у нас паук — тарантул обороняется так же, как скунс (о нем — позже). Струя белой жидкости (гуанин) бьет из заднего конца брюшка этого паука как из брандспойта!

Один из первых русских исследователей тарантула И. Лепехин писал в 1795 году:

«Тарантулы в степи приготовили нам новое зрелище. Мы, выкапывая их гнезда, приметили, какое оружие тварь сия противу гонящих себя употребляет. Как она видит, что ей все средства пресечены к побегу, становится неподвижна и, надувшись, прыскает из спины белый сок аршина на два, подобно как бы он пущен был из насоса».

Щетинки, от которых паук-птицеед такой лохматый, очень тонкие и ломкие. Стоит к нему притронуться — и ядовитые щетинки, обломавшись, вонзятся в кожу. Начнется воспаление, как от занозы, и сильный зуд. Но пауку и этого мало! Словно понимая, как неприятны его микродротики, чешет лапками спину, и целое облако щетинистых обломков поднимается в воздух. Если вы их вдохнете, то в горле и в легких начнется такой зуд и кашель, что в другой раз и близко к птицееду не подойдете.

Аминоны вырабатывают не только особые железы у насекомых и пауков, но также и многоножек (у них синильная кислота служит химическим средством обороны!), некоторых морских ежей, рыб, амфибий (тритонов, жаб, саламандр).

Тело у мурены, близкого родича морских угрей, длинное, змеевидное. Пасть усажена острыми и длинными зубами. Среди них на нёбе есть и ядовитые.

Рыба-змея, лениво извиваясь, плывет у самого дна. Сует морду под каждый камень, словно обнюхивает его. Кого-то ищет…

Вот, оказывается, в чем дело: унюхала осьминога. Он сидит ни жив ни мертв под искусственной скалой в углу аквариума. Медленно, но неумолимо приближается мурена к своей жертве. Осьминог не выдерживает войны нервов и пускается наутек: ракетой вылетает из убежища, прикрывая свой тыл дымовым облаком.

Мурена бросается в погоню. Прорвалась через черную завесу и за мутной пеленой почти настигла беглеца. Он камнем падает на дно. Свернулся клубком и замер. Мурена совсем рядом, но странное дело: ищет его, а он у нее под носом. Правда, заметить осьминога непросто — он неотличим от камня. Но его выдает, наверное, запах: ведь мурена шла по его «следу».

Да, с обонянием у хищника что-то явно не в порядке. Она тычется носом в окаменевшего осьминога (и тогда он не шевелится — какова выдержка!), еще раз толкает его и плывет дальше.

Что же случилось с кровожадным угрем?

Мак-Гинити, американский биолог, не раз задавал себе этот вопрос. Он провел серию экспериментов над осьминогом и муреной. И вот что установил: чернила осьминога, оказывается, обладают свойством наркотика! Они парализуют обонятельные нервы мурены. После того как мурена побывает в чернильном облаке, она теряет способность распознавать запах притаившегося моллюска, даже когда натыкается на него. Больше часа длится действие осьминожьего наркотика.

Американский скунс, пушистый зверек из породы куниц, в стрельбе химическими снарядами достиг наивысшего мастерства. Он так уверен в себе, что не стреляет без предупреждения. Его угрожающая поза очень забавна. Правда, она вызывает улыбки только у тех, кто не испытал на себе его оружия.

Скунс — миловидный зверек. Но не вздумайте его приласкать. Эволюция наделила скунса оружием столь же необычным, как и эффективным: он, разворачиваясь задом, брызжет желтой маслянистой жидкостью, которая пахнет так отвратительно, как ни одна вещь на земле! Плотная струя летит четыре-пять метров и метко попадает в цель, хотя скунс стреляет, что называется, не глядя, потому что химические железы находятся у него под хвостом. Чтобы дать залп, он вынужден повернуться к мишени задом. Иногда это, как говорят военные, одиночный выстрел, а иногда и автоматная очередь из полудюжины залпов, которые поражают цель за несколько секунд.

Основное вещество в химическом оружии скунса — этилмеркаптан. Человек чувствует его запах, даже если вдохнет 0,000 000 000 002 грамма.

Меркаптановая струя разъедает даже шерсть и кожаную обувь! Если попала в глаза, они тут же слепнут, если в горло и легкие, образуется кровоизлияние. Снова хорошо видеть и обонять несчастная мишень скунсовой атаки сможет лишь дня через два.

Но запах… запах хуже всякой отравы! Это дьявольская смесь: в ней и «ароматы» аммиака, и сероуглерода, и серной кислоты, и, конечно, меркаптана, и грязной псарни. По ветру этот запах можно почувствовать за полмили. А из помещения, в котором «разрядился» скунс, «злой дух» не выветривается месяцами.

Тот, в кого попала хоть капля скунсовой струи, не рискует несколько дней показываться на людях, даже если хорошенько вымоется и переменит платье. Такой это стойкий запах. Ничем его нельзя заглушить.

А собаки (слишком уж «нежное» у них обоняние!), обстрелянные скунсом, падают в обморок! И даже заболевают после этого: наступает отравление, как после газовой атаки, правда временное.

Надежно защищенный от злых недругов, скунс никогда и никуда не спешит. Даже если его преследует стая неопытных гончих, не ускоряет шага. Как только псы приблизятся до черты, дальше которой их подпускать небезопасно, скунс внезапно поворачивается к ним мордой и дает первый предупредительный сигнал: топает ногами. Потом поднимает хвост, но конец его еще полусогнут. Боевой «флаг» полуспущен.

Третий, и последний, сигнал обычно предшествует газовой атаке — хвост трубой поднимается к небу, взъерошивается. Это означает: «Беги скорее, стреляю!» Затем следует быстрый разворот и залп.

Малый, или пятнистый, скунс последний сигнал подает совсем необычно: встает на передние лапы — головой вниз, задними ногами вверх — и наблюдает, приподняв голову, какое впечатление произвел на противника этот акробатический номер.

Боевые вещества — прогаптоны и феромоны паразитов — ксеноблаптоны

Прогаптоны — это всякого рода яды, которыми животные убивают свою добычу. Ядом они и защищаются от врагов. Но ведь для этой цели служат уже известные нам аминоны! Но те только для обороны. У прогаптонов же главное назначение быть охотничьим оружием.

Вооруженных ядом животных много (я имею в виду обладателей феромонов, предназначенных для агрессии). Помимо змей (более 410 ядовитых видов) и пауков, содержащими отраву железами наделены два вида американских ящериц (ядозубы), скорпионы, губоногие многоножки, одиночные осы и наездники, многие кишечнополостные (полипы, медузы, актинии, кораллы), черви немертины, рыбы мурены и даже осьминоги.

Интересно заметить, что прогаптоны некоторых животных действуют очень хитро: сначала привлекают жертву, как лихневмоны, а затем убивают ее. Пример — клоп птилоцерус. Железы его брюшка вырабатывают вещество, которое неотразимо влечет муравьев. Те прибегают к клопу, слизывают секрет его брюшных желез и скоро, точно пьяные, впадают в оцепенение. Воспользовавшись этим, клоп острым хоботком высасывает муравьев.

Феромоны паразитов (ксеноблаптоны) обладают в основном тремя свойствами. Первое — они растворяют, разрушают ткани хозяина в том месте, где внедряются в них или где мигрируют по ним.

Вторая их модификация — антиферменты, которые парализуют действие пищеварительных соков хозяина. Поэтому разного рода глисты и не перевариваются в желудке и кишечнике животного-хозяина. Антиферменты гельминтов (паразитов, поселяющихся в тканях и крови) «блокируют действие ферментов фагоцитов хозяина».

Кровососущие пиявки, клопы, клещи, комары, слепни, вампиры выделяют антиферменты, препятствующие свертыванию крови в ранке, из которой сосут кровь. Больше того, их феромоны так действуют на физиологические процессы жертвы, что нужные кровососущим животным пищевые вещества в большем, чем обычно, количестве притекают к тому месту, где они присосались.

Наконец, с помощью особых веществ, названных тилакогенами, паразиты окружают себя капсулой из разросшихся и соответственно измененных тканей хозяина. Эти разрастания называют галлами (у растений) и тилациями (у животных).

Тилации образуются у животных разных типов и классов, от губок до млекопитающих. Возбудителями тилаций могут быть представители самых разных групп паразитических животных: споровики, сосальщики, ленточные и круглые черви, моллюски, ракообразные, насекомые…

Другие средства общения

Акустические сигналы

О том, как общаются животные с помощью запаха, уже говорилось. Но есть и другие органы чувств, которые решают эту же задачу — слух и зрение.

Людей, которые привыкли изъясняться с помощью голосовых связок, не очень-то удивляет, когда они слышат, как кричат животные. А разнообразие этих криков поистине бесконечно. Тут и свист, и рев, и кваканье, и визг, и стрекотание, и вой…

Подсчитали, что только у собаки около тридцати разных звуков: рычание, визг, поскуливание и лай всевозможных оттенков и тембров. У волка — двадцать выражающих эмоции звуков, у петуха — пятнадцать, у галки — около дюжины, у грача — столько же, а у гуся — двадцать три.

У певчих птиц их тоже немало. У зяблика советские орнитологи насчитали более двадцати криков: пять из них передают информацию об окружающей обстановке, девять предназначены для «семейного» пользования в период гнездования, «семь имеют опознавательное значение и семь относятся к ориентировке в пространстве».

Куда более разнообразный репертуар у южноамериканской птицы кариамы — 170 звуков!

А вот у обезьян лексикон не очень богат. У низших обезьян — 15–20, у высших (шимпанзе, например) — от 22 до 32 звуков.

Даже крокодил, тварь, по общему мнению, очень тупая, может по-своему, по-крокодильи, разговаривать.

В экспериментальной лаборатории Музея естественной истории в Нью-Йорке жили четыре крокодила. Совершенно случайно узнали: если ударить в стальной рельс недалеко от крокодилов, они начинают рычать. Надуваются, подняв вверх головы, и, втягивая живот, исторгают из глотки мощный рев. Он похож на боевой клич, потому что крокодилы сейчас же бросаются друг на друга.

Ну хорошо, а какую роль при этом играют рельсы? Оказывается, некоторые из них звучат в той же октаве, что и рев крокодилов.

Самки крокодилов закапывают яйца в песок или в кучу гнилых листьев, нагребают сверху еще и ил. Маленькие крокодильчики извещают мать о своем появлении на свет негромким хрюканьем: «Юмф, юмф, юмф». Крокодилиха сейчас же разгребает кучу и выпускает малышей на волю. Потом ведет их к воде, а сама все время «квохчет» по дороге: «Юмф, юмф, юмф», чтобы они не потерялись.

Слух в жизни многих необщественных насекомых играет не меньшую роль, чем запах (известно 10 тысяч видов поющих насекомых). Особенно много их среди прямокрылых (кузнечики, саранча, сверчки) и у цикад. Если внимательно прислушаться (с помощью приборов) к однообразному, казалось, стрекотанию этих насекомых, то можно различить в нем такие нюансы, тона и ритмы, что звуки, издаваемые кузнечиками, цикадами и им подобными, можно смело сравнить с пением птиц.

Музыкальный инструмент у всех прямокрылых — две зазубренные, трущиеся друг о друга поверхности их хитиновой «кожи». Кузнечики, например, стрекочут, потирая одним крылом о другое. На левом крыле у них «смычок», на правом — пластиночка, по которой они водят «смычком».

У саранчи «скрипка» устроена иначе. У нее два «смычка» — задние ножки. Бедра у них зазубренные. Саранча трет ножками о крылья, и они звучат.

«Уже давно известно, что самцы прыгающих прямокрылых своим пением привлекают самок. Геген в 1910 году показал, что кузнечик может вызвать свою самку „по телефону“. Если подставить ему, когда он стрекочет, микрофон, который передает вызов через громкоговоритель, установленный в другом помещении, то самка подлетит к громкоговорителю и попытается даже проникнуть в него» (Реми Шовен).

Найдены и другие насекомые, самцы которых привлекают самку своей песней. Выяснен и характер самих песен. Все их можно разделить на пять групп: призывная песня самца, призывная песня самки, песня «обольщения», используемая самцами в непосредственной близости от самки, песня угрозы (тоже привилегия самцов) и звуки беспокойства, свойственные как самцам, так и самкам.

Выяснилось и вот еще что: призывная песня самцов сверчков привлекает не всех самок, а только неоплодотворенных. Оплодотворенные самки на нее не реагируют. Подсчитано число характерных песен у сверчков. У некоторых их целая дюжина. Китайцам такое пение нравится, и они разводят особенно многоголосых сверчков.

Песню угрозы самец сверчка исполняет, когда услышит стрекотание другого самца. Владелец территории идет навстречу чужаку. Если сверчки равных рангов, происходит драка. Если же нет, то сверчок более высокого ранга поет громче и чаще соперника. А последний отвечает серией нерешительных приглушенных стрекотаний или вовсе умолкает. Тогда устрашающая песня победившего сверчка постепенно переходит в песню призыва.

Цикады — самые замечательные музыканты из насекомых. Некоторые из них семнадцать лет в образе личинок проводят в молчании под землей, чтобы, выбравшись в последние недели жизни из заточения, огласить окрестные леса оглушительным стрекотанием. Живущие в тропиках цикады так громогласны, что песни их не уступают пронзительному свистку паровоза. Голоса других звучат визгливо, как циркулярная пила.

Поют только самцы. (Установлено, однако, что у европейских цикадок поют и самки, но так тихо, что без особой аппаратуры услышать их нельзя.) На нижней поверхности первого сегмента брюшка самцов есть пара выпуклых пластинок — цимбал. Когда цикада поет, сильные мышцы быстро притягивают цимбалы к телу насекомого, а затем отпускают и вновь притягивают. Цимбалы вибрируют (шестьсот колебаний в секунду!) и производят звук, сила которого нам уже известна.

В некоторых странах (в Японии, Китае, Индонезии и даже во Франции) цикад, как канареек, держат в клетках и наслаждаются их пением. Древние греки тоже любили цикад, утверждая, «что сами Музы обучили этих насекомых столь дивному искусству». Но римляне терпеть не могли.

В тропиках живут цикады, поющие хором. И у хора свой дирижер, он всегда запевает первым. Через некоторое время присоединяет к нему свой голос и другой самец — «аккомпаниатор». А затем уже запевают все цикады в округе. Если дирижер замолчит, то скоро смолкает и хор. Но, когда умолкнет «аккомпаниатор», хор продолжает петь.

Если тронуть легонько струну, она начнет колебаться и звучать. Чем чаще вибрирует струна, тем выше тон звука. А чем больше размах ее колебаний, тем он громче.

Точно так же и крылья насекомых, вибрируя в полете, жужжат на разные голоса. Если бы мы умели махать руками не менее быстро, чем они крыльями, то «жужжали» бы при ходьбе. Но даже наши самые подвижные мускулы едва ли могут сокращаться более, чем девять-двенадцать раз в секунду. Мышцы же насекомых за то же время сотни раз поднимут и опустят крылья.

У каждого вида насекомых свой тон жужжания: это значит, что крыльями они машут с разной быстротой. С помощью новейших электронных приборов установили: у комаров крылья колеблются 300–600 раз в секунду (у некоторых и 1000 раз!), у осы за то же время делают 250 взмахов, у пчелы — 200–250, а то и 400, у мухи — 190, у шмеля — 130–170, у слепня — 100, у божьей коровки — 75, у майского жука — 45, у стрекозы — 38, у саранчи — 20, а у бабочки — 5–12. Ее жужжания мы не слышим, потому что это уже инфразвук, к которому наше ухо глухо.

Ученые, рассматривая эту таблицу, подумали: а ведь неспроста у каждого насекомого свой код жужжания. Наверное, крылья, помимо своего основного назначения, несут и другую службу, ту, что у нас выполняет язык: информационную.

И это действительно так. Крылья насекомых — аппарат не только летательный, но и телеграфный. И сходство здесь не в одном лишь жужжании.

У комаров сигнал сбора — особое гудение крыльев. Насекомые тучами летят туда, откуда оно слышится. Комариных самцов особенно привлекают звуки с частотой 500–550 колебаний в секунду: в таком же темпе трепещут крылышки их подруг. Даже когда вокруг очень шумно, комары слышат эти сигналы. Ведь у них есть акустические селекторы и усилители: тонкие, длинные волоски на усиках. Они вибрируют в унисон с колебаниями той определенной частоты, с которой комариные самки машут крыльями. Раскачиваясь в такт с ними, волосики-камертоны передают обслуживающим их слуховым нервам информацию о звуках, которые в данный момент интересуют комаров.

Электротехники жалуются, что высоковольтные трансформаторы часто бывают забиты мошкарой. В гибели насекомых виновато романтическое влечение к прекрасному полу: многие трансформаторы гудят, оказывается, в унисон с комариными самками — это и губит введенных в заблуждение комаров-самцов.

Но когда комар, спасаясь от занесенной над ним карающей десницы царя природы, набирает третью скорость, его мотор жужжит совсем в другом тоне, чем на комариных гулянках. И этот звук служит сигналом тревоги для других комаров.

Даже исполненный хором комариный писк не идет ни в какое сравнение с громким треском крыльев стартующей или приземляющейся саранчи. Когда она набирает высоту и летит по прямой, то шумит меньше.

Дарвин писал о патагонской саранче: «Шум от их крыльев был подобен грохоту устремляющихся в бой колесниц». Говорят, что даже из кабины самолета слышно гудение крыльев приземляющейся вместе с ним саранчи.

Человеку этот мощный гул миллиардов трепещущих крыльев говорит о приближающейся восьмой казни египетской, от которой ничто не спасет. Для саранчи же он — сигнал к полету. «Все в воздух!» — вот что значит на языке самых прожорливых насекомых свист ветра, рассекаемого их крыльями.

Глухая саранча, у которой залеплены воском уши на брюшке, не проявляет никакого желания присоединиться к своим сородичам, отправляющимся в дальнюю путь-дорогу. Словно и не видит, что стая улетает. Но саранча не глухая снова и снова взмывает в небо, забывая о еде и об отдыхе, как только услышит переданную через громкоговоритель магнитофонную запись шума крыльев стартующей саранчи…

В 1959 году был изобретен прибор-шпион, который подслушивает разговоры пчел и передает их пасечнику в виде такого, например, предупреждения: «Пчелы поговаривают о бегстве. Отсаживай рой, пока не поздно!»

Пчелы, как и комары, не всегда жужжат одинаково. Когда они летят налегке или деловито собирают нектар, порхая с цветка на цветок, крылья у них работают в одном ритме. Но, возвращаясь в гнездо с тяжелой ношей, прибавляют обороты своему «двигателю», и он «воет» на самых высоких нотах. Поэтому пчелы, охраняющие входы в улей, издали услышав эту сирену, впускают пчел-сборщиц без всякого осмотра: ведь грабитель не вносит в дом добро, которое хотят украсть. Пчел же, прилетающих без груза — они гудят басовитее — внимательно обнюхивают и осматривают: свои ли это?

Потревоженные пчелы жужжат совсем иначе, чем во время мира. И это тоже сигнал тревоги и всеобщей мобилизаций.

И перед роением наполняют улей особенным гулом. Изобретатели электронного шпиона сконструировали его так, что как только загудит готовый к вылету рой, реле прибора срабатывает и в доме пасечника звенит звонок.

Доктор Эш, ученик Карла Фриша, установил, что пчелы, исполняя виляющий танец, жужжанием своих крыльев дополнительно поясняют, где искать медоносы. Эти сигналы напоминают «трескотню велосипедного мотора». Если мотор гудит примерно полсекунды, то до цветов, богатых нектаром, лететь двести метров. И чем громче трескотня, тем выше качество найденной пищи.

Разнотонным шумом крыльев пчелы отдают и приказы другого содержания. Однажды экспериментаторы стали свидетелями забавной сценки. Они заставили кружиться в улье электронную модель пчелы. Рядом с ней маленький динамик воспроизводил записанный на пленку трескучий аккомпанемент танца.

Сначала все шло хорошо: пчелы пытались понять робота. Но вдруг набросились на него и «убили». Вся модель была истыкана пчелиными жалами. Оказывается, особым треском крыльев сборщицы попросили электронную пчелу выдать из зобика пробу нектара, чтобы по его запаху точнее определить, на каких именно цветах искать медовое сырье. Но автомат тупо жужжал одно и то же: «Двести метров, двести метров, двести метров…» Пчелы решили, наверное, что имеют дело с идиотом, и расправились с ним на манер спартанцев. Впредь искусственные пчелы исследователя «были более осмотрительны».

Люди не обращают внимания на изменчивые интонации крылатой речи насекомых. Но сами насекомые, их враги и друзья прислушиваются к ним внимательно. Поэтому и «овцы в волчьих шкурах» — беззащитные мухи, подражающие окраской пчелам и осам, подделывают и свое жужжание, настраивая его на более высокие тона. Тогда только это обманывает врагов, и те не трогают шестиногих мимов, принимая копии за оригиналы.

Самцы некоторых видов плодовой мушки дрозофилы, неизменного подопытного животного генетических лабораторий, ухаживая за самками, тоже поют серенады взмахами крыльев. В полете они колеблются 200 раз в секунду. И столько же колебаний создают свадебную песню самца.

Ухаживают дрозофилы-самцы за самками довольно церемонно. Приманив самку своим «песнопением», самец сначала ласково гладит и постукивает лапками по брюшку самки. Затем ходит вокруг нее, трепеща крыльями, и они говорят о желании соединиться с ней в законном браке. Если самка отвергает по той или иной причине самца, несмотря на галантное ухаживание, она громко жужжит, и самец, смутившись, удаляется.

Первым, кто заметил, что трепыхание крыльев у насекомых служит средством общения друг с другом, был изобретатель пулемета X. Максим. Это был очень пытливый, любознательный человек. В 1878 году X. Максим установил фонари для освещения «Гранд юнион отеля» в Нью-Йорке. Сеть была присоединена к трансформатору, из которого неслись звуки, похожие на жужжание крылатых насекомых. Как-то вечером он увидел, что вокруг трансформатора вилось целое облако комаров. Это удивило Максима. Он внимательно рассмотрел пойманных комаров и был поражен, что все вьющиеся вокруг трансформатора насекомые — самцы. Он узнал их по перистым усам (у самок усики не ветвятся и похожи на палочки с немногими небольшими волосками).

И в последующие дни, как только начинал работать трансформатор, со всех ближайших мест к нему слетались комары. X. Максим решил, что в усиках комаров заключены органы слуха, а к трансформатору они летят потому, что его гудение похоже на жужжание крыльев самки.

X. Максим, чтобы лучше видеть, перенес эксперимент в комнату. Здесь он воспользовался камертоном, настроенным в унисон с жужжанием самки. Когда он ударял по камертону, тот начинал имитировать «голос» самки. Самец, посаженный невдалеке, услышав звучание, сейчас же разворачивался к камертону, поднимал усики, прислушиваясь и определяя, откуда идет звук.

«Научный журнал не принял сообщения об этих экспериментах, посчитав их слишком примитивными, и поэтому X. Максим опубликовал свои данные в виде письма в газету „Таймс“» (Р. Бертон.)

Теперь доказано, что X. Максим был прав: действительно комар слышит усами.

Из всех земноводных жабы и лягушки наиболее крикливы. Голоса их, усиленные мешками-резонаторами, которые вздуваются в углах рта или на горле, слышал каждый. Но слышат ли их сами крикуны? Еще сравнительно недавно среди ученых велись споры: глухие земноводные или нет. Теперь установлено, что не глухие, хотя и слышат хуже, чем звери и даже рыбы.

«При всем том структура звукового сигнала у земноводных гораздо сложнее, чем у поющих насекомых: может изменяться не только частота, но и тембр, зависящий от пропорции обертонов, а также длительность индивидуальных позывных и количество повторений. Наиболее четкие реакции вызываются обычно последним свойством, а не частотой колебаний и не тембром сигнала» (Реми Шовен).

Кваканье лягушек и жаб служит разным целям: здесь и призыв, обращенный к самке, и предостережение сопернику, и, возможно, звуковой «маяк», указывающий самкам направление к пруду, в котором они из года в год размножаются.

Все эти звуки произносятся с закрытым ртом, и все лягушки в округе, услышав этот крик, прыгают в воду.

Как и некоторые насекомые, лягушки поют хором (как он звучит, объяснять не приходится). Некоторые ученые считают, что в этом хоре есть и свой дирижер, как у цикад. Но наблюдения показали, что самая громогласная лягушка или жаба не вожак и запевала. И вообще вожаков у земноводных нет, нет и иерархии.

Зато некоторые из них поют дуэтом (например, квакши, древесные лягушки). Иногда присоединяет к ним свой голос и третий певец, получается довольно слаженное трио, они поют, «сохраняя строгую очередность, и каждый издает свою, отличную от других ноту».

В главе о территории мы уже говорили о пении птиц, исполняемом для охраны своего ревира и привлечения самки.

Криком предупреждают птицы друг друга об опасности. Как только взрослый дрозд подает сигнал тревоги, сейчас же его птенцы (даже однодневные!) замолкают, перестают пищать и затаиваются в гнезде.

Птенцы чайки в такой же ситуации припадают к земле.

Когда чайки сменяют друг друга на гнездах, они заявляют о своем намерении не только приподношением травинок и веточек, но и особым криком. Если партнер и после этого не сходит с гнезда, то сменяющий родитель просто силой сгоняет его с яиц и садится сам. У многих птиц есть звуки, которые означают примерно следующее: «Уступи мне место на гнезде!»

Нам кажется, что крики всех чаек, крачек, гусей, уток и прочих звучат однаково. Но, как видно, это не так.

Крачки, самец и самка, насиживают яйца по очереди. Примерно через час они сменяют друг друга. Над птицей, сидящей в гнезде, кружатся сотни других крачек. Она не обращает на их крики никакого внимания. Но стоит еще издали и даже негромко подать голос ее партнеру, она сейчас поднимает голову и высматривает его. Иногда крачка даже дремлет на яйцах, закрыв глаза, но сразу же пробуждается, как только вдалеке раздастся возглас супруга.

Птицы различают по голосу и своих птенцов. Когда исследователи рисовали сажей на их спинах и головах лишние пятна, так что внешность птенцов сильно менялась, родители, увидев своих загримированных отпрысков, сначала очень удивлялись. Готовые прогнать прочь своих детей, становились в угрожающие позы. Но стоило птенцу слегка пискнуть, как картина менялась: родители успокаивались, уже безо всякого сомнения принимали в лоно семьи перекрашенных птенцов.

Звуковые сигналы, которыми обмениваются родители и дети, у птиц разнообразны. Тут и крики тревоги, о которых мы уже знаем, и сигналы сбора, призыв к корму или просто выражения ласки и удовольствия. Курица квохчет по-особенному, когда приглашает цыплят следовать за собой. Отставший цыпленок писком зовет мать. Она возвращается назад и активно ищет малыша. Но если отставшего цыпленка накрыть прозрачным колпаком, она увидит его, но равнодушно пройдет мимо, так как не слышит писка.

«Призыв к еде» не только своих птенцов, но и взрослых сородичей замечен у некоторых птиц, например у чаек и уток. Если чайка найдет немного еды, она съедает ее молча, а когда еды много, характерным криком сзывает других чаек разделить с ней трапезу.

«И у птиц, и у млекопитающих сигналы тревоги всегда пронзительны, резки и либо длительны, либо многократно повторяются. Крики угрозы не так пронзительны, но тоже резки, как, например, рычание собак (кстати, лишь немногие знают, что воробьи в аналогичных случаях тоже издают весьма странный звук, похожий на рычание). Песни призыва, исполняемые родителями, звучат обычно нежно, на низкой частоте, и повторяются» (Реми Шовен).

Ультразвуковые коммуникации

Как млекопитающие общаются между собой криками, мычанием, ржанием, воем, ворчанием и прочее, с давних пор знакомо человеку. Но есть у зверей и неслышная нам «речь» — ультразвуковая. Открыта она была впервые у летучих мышей.

С физической точки зрения всякий звук — это колебательные движения, распространяющиеся волнообразно в упругой среде.

Чем больше вибраций совершает в секунду колеблющееся тело (или упругая среда), тем выше частота звука. Самый низкий человеческий голос (бас) обладает частотой колебаний около восьмидесяти раз в секунду или, как говорят физики, частота его колебаний достигает восьмидесяти герц. Самый высокий голос (например, сопрано перуанской певицы Имы Сумак) около 1400 герц.

В природе и технике известны звуки еще более высоких частот — в сотни и даже миллионы герц. Человеческое ухо воспринимает звуки с частотой колебаний лишь до двадцати тысяч герц. Более высокочастотные акустические колебания называют ультразвуком, его волнами летучие мыши и «ощупывают» окрестности.

Ультразвуки возникают обычно в гортани летучей мыши. Здесь вроде своеобразных струн натянуты голосовые связки, которые, вибрируя, производят звуки. Ведь гортань по своему устройству напоминает обычный свисток. Выдыхаемый из легких воздух вихрем проносится через нее, возникает «свист» очень высокой частоты: до 150 тысяч герц, человек его не слышит.

Летучая мышь периодически задерживает поток воздуха, затем он с такой силой вырывается наружу, словно выброшен взрывом. Давление проносящегося через гортань воздуха вдвое больше, чем в паровом котле. Неплохое достижение для зверька весом в 5–20 граммов!

В гортани летучей мыши возбуждаются кратковременные высокочастотные звуковые колебания — ультразвуковые импульсы. В секунду следует от 5 до 60, а у некоторых видов до 200 импульсов. Каждый импульс, «взрыв», длится 0,002–0,005 секунды (у подковоносов — 0,05–0,1 секунды).

Краткость звукового сигнала — очень важный физический фактор. Только из-за краткости возможна точная эхолокация, то есть ориентировка с помощью ультразвуков.

От препятствия, которое удалено на семнадцать метров, отраженный звук возвращается к зверьку приблизительно через 0,1 секунды. Если звуковой сигнал продлится дольше, то его эхо, отраженное от предметов, расположенных ближе семнадцати метров, будет восприниматься одновременно с исходным звучанием. А ведь по промежутку времени между концом посылаемого сигнала и первыми звуками вернувшегося эха летучая мышь инстинктивно получает представление о расстоянии до предмета, отразившего ультразвук. Поэтому звуковой импульс так краток.

Эхолокатор летучих мышей — очень точный навигационный «прибор»: он в состоянии запеленговать даже микроскопически малый предмет диаметром всего 0,1 миллиметра! И только когда экспериментаторы уменьшили толщину проволоки, натянутую в помещении, где порхали летучие мыши, до 0,07 миллиметра (толщина человеческого волоса), зверьки стали натыкаться на нее.

Летучие мыши наращивают темп эхолотирующих сигналов примерно за два метра от проволоки. Значит, за два метра они ее и «нащупывают» своими «криками». Но летучая мышь не сразу меняет направление, летит прямо на препятствие и лишь в нескольких сантиметрах от него резким взмахом крыла отклоняется в сторону.

С помощью эхолотов, или сонаров (так был назван изобретенный в конце тридцатых годов подводный эхолокатор; он успешно применялся в последней войне для обнаружения неприятельских подводных лодок), которыми наделила их природа, летучие мыши не только ориентируются в пространстве, но и охотятся за своим хлебом насущным: комарами, мотыльками и прочими ночными насекомыми. Эхолоты же служат у них и средством коммуникации друг с другом. В некоторых опытах зверьков заставляли ловить комаров в большом лабораторном зале. Их фотографировали, взвешивали — словом, все время следили, насколько успешно они охотятся. Одна летучая мышь весом в 7 граммов за час наловила 1 грамм насекомых. Другая малютка, которая весила всего 3,5 грамма, так быстро глотала комаров, что за четверть часа «пополнела» на 10 процентов. Каждый комар весит примерно 0,002 грамма. Значит, за пятнадцать минут охоты было поймано 175 комаров: каждые шесть секунд — комар! Довольно резвый темп.

Дональд Гриффин, исследователь сонаров летучих мышей, говорит, что если бы не эхолот, даже всю ночь летая с открытым ртом, летучая мышь поймала бы «по закону случая» одного-единственного комара.

Сначала думали, что природными сонарами обладают только мелкие насекомоядные летучие мыши вроде наших ночниц и нетопырей, а крупные летающие лисицы, или собаки, пожирающие тонны фруктов в тропических лесах, их будто бы лишены. Возможно, это так, но тогда роузеттус представляет исключение, потому что летающие лисицы этого рода наделены эхолокаторами.

В полете роузеттусы все время щелкают языком. Звук (рожденный не гортанью, а языком!) прорывается наружу в углах рта, которые у роузеттуса всегда приоткрыты. Щелчки несколько напоминают своеобразное цоканье языком, как делают иногда люди, осуждая что-нибудь. Примитивный сонар летучей собаки (или лисицы, или крылана — и так их называют!) работает, однако, достаточно точно: миллиметровую проволоку он засекает с расстояния в несколько метров.

Все без исключения мелкие летучие мыши из подотряда микрохироптера (то есть микрорукокрылые) наделены эхолотами. Но модели этих «приборов» у них разные. Исследователи выделяют в основном три типа природных сонаров: шепчущий, сканирующий и стрекочущий (или частотно-модулирующий).

Шепчущие летучие мыши обитают в тропиках Америки. Многие из них, подобно летучим собакам, питаются фруктами либо сосут кровь (вампиры!). Ловят также и насекомых, но не в воздухе, а на листьях растений. Их эхолотирующие сигналы — очень тихие и короткие щелчки. Каждый звук длится 0,001 секунды и очень слаб. Услышать его могут только очень чувствительные приборы. Иногда, правда, летучие мыши-шептуны «шепчут» так громко, что и человек их слышит. Но обычно сонар их работает на частотах 150 килогерц.

Сканируют подковоносы. Некоторые из них обитают на юге нашей страны: в Крыму, на Кавказе и в Средней Азии. Подковоносами они названы за наросты на морде, вроде кожистой подковы двойным кольцом окружающие ноздри и рот. Наросты не праздничные украшения: это своего рода мегафон, направляющий звуковые сигналы узким пучком в ту сторону, куда смотрит летучая мышь. (Подковоносы посылают ультразвуки в пространство не через рот, а через ноздри.)

Подковоносы пользуются на охоте продолжительными, если сравнивать их с «криками» других летучих мышей, и однотонными звуками. Каждый сигнал длится десятую или двадцатую долю секунды, и частота его звучания не меняется: всегда равна 85–120 килогерцам в зависимости от вида животного.

Но наши обычные летучие мыши и их родичи из Северной Америки эхолотируют пространство модулированными по частотам звуками, как лучшие сонары, созданные человеком. Тон сигнала постоянно меняется, значит, меняется и частота отраженного звука. А это, в свою очередь, означает, что в каждый данный момент высота принимаемого звука не совпадает с тоном отправляемого в это время сигнала. И неспециалистам ясно, что такое устройство значительно облегчает эхолотирование.

Американская малая бурая ночница начинает свое «стрекотанье» звуком с частотой около 90 килогерц, а заканчивает его сигналом в 45 килогерц. За 0,002 секунды, пока длится ее «крик», он пробегает по шкале частот вдвое более длинный диапазон, чем весь спектр воспринимаемых человеческим ухом звуков! В «крике» около пятидесяти звуковых волн, но среди них нет и двух одинаковой длины. Таких частотно-модулированных сигналов следует 10 или 20 каждую секунду. Приближаясь к препятствию или к ускользающему комару, летучая мышь учащает сигналы. Теперь уже она «стрекочет» не 10–20, а 200 раз в секунду.

За миллионы лет эволюции ночные насекомые приобрели немало защитных приспособлений от ультразвука. Многие ночные мотыльки, например, густо покрыты мелкими волосками. Дело в том, что мягкие материалы: пух, вата, шерсть (и женские волосы!) поглощают ультразвук. Значит, мохнатых мотыльков труднее запеленговать, чем не «лохматых».

У некоторых ночных насекомых развились чувствительные к ультразвуку органы слуха, которые помогают им заблаговременно узнать о приближающейся опасности. Попадая в радиус действия эхолота летучей мыши, они начинают метаться из стороны в сторону, пытаясь выбраться из опасной зоны. Ночные бабочки и жуки, запеленгованные летучей мышью, прибегают даже к такому тактическому приему: складывают крылья и падают вниз, замирая в неподвижности на земле.

У этих насекомых органы слуха воспринимают обычно звуки двух разных диапазонов: низкочастотного, на котором они «разговаривают» с сородичами, и высокочастотного, на котором работают сонары летучих мышей.

К промежуточным частотам (между двумя этими диапазонами) они глухи.

Больше того! Стало известно, что некоторые ночные бабочки сами издают ультразвуки. И вот что самое странное: эти ультразвуки… отпугивают летучих мышей!

Настигая такую бабочку, летучая мышь метрах в двух от нее круто меняет направление и удаляется прочь. То же происходит, если в момент приближения летучей мыши к насекомому, не издающему ультразвуки, воспроизвести записанные на магнитофонную ленту «щелчки» тех бабочек, у которых такая способность есть: летучая мышь тоже разворачивается и улетает.

Чем пугают ее ультразвуки насекомых? Неизвестно. Есть предположение, что щелчки мотылька предупреждают летучую мышь о том, что насекомое, их производящее, плохое на вкус или ядовитое и лучше его не трогать.

Кроме летучих мышей, лучше всего изучены сонары дельфинов. Эти умные животные очень «болтливы». Ни минуты не молчат. Большая часть их криков составляет разговорный, так сказать, лексикон. Служит для разного рода коммуникаций друг с другом. Другие же — обслуживают сонары.

Дельфин афалина свистит, щелкает, хрюкает, лает, визжит на разные голоса и в разном диапазоне частот. Но когда он плывет «молча», его сонар постоянно ощупывает окрестности «дождем» быстрых криков или, как говорят еще, клаков. Они длятся не больше нескольких миллисекунд и повторяются обычно 15–20 раз в секунду. А иногда и сотни раз!

Малейший всплеск на поверхности — и дельфин сейчас же учащает крики, «ощупывая» погружающийся предмет. Эхолокатор дельфина настолько чувствителен, что даже маленькая дробинка, осторожно опущенная в воду, не ускользнет от его внимания. Рыба, брошенная в водоем, засекается немедленно. Дельфин пускается в погоню. Не видя в мутной воде добычу, безошибочно преследует ее. Вслед за рыбой точно меняет курс.

Если опустить в небольшой бассейн несколько десятков вертикальных стержней, дельфин быстро плывет между ними, не задевая их. Однако крупноячеистые сети он, по-видимому, не может обнаружить своим сонаром. Мелкоячеистые «нащупывает» легко.

Дело здесь в том, наверное, что крупные ячеи слишком «прозрачны» для звука, а мелкие отражают его почти как сплошная преграда.

Считают, что клаки необходимы дельфину для ближней ориентировки. Общая разведка местности и ощупывание более тяжелых предметов производится свистом. И свист этот частотно модулирован! Но начинается он низкими частотами, а заканчивается высокими (у летучих мышей, как мы уже знаем, наоборот).

Другие представители отряда китообразных — кашалоты, финвалы, блювалы и белухи — тоже «разговаривают» и ориентируются с помощью ультразвуков. Вот только не совсем ясно, как издают они эти звуки. Одни полагают, что дыхалом, то есть ноздрей, и воздухоносными мешками дыхательного канала, другие, что горлом. Хотя настоящих голосовых связок у китов и нет, но их с успехом, как считают, могут заменить странные наросты на внутренних стенках гортани. А может быть, и дыхало и гортань в равной мере обслуживают передающую систему сонара.

В сравнительно недавние времена биофизики с изумлением установили, что природа, по-видимому, не очень скупилась, когда наделяла своих детей сонарами. От летучих мышей к дельфинам, от дельфинов к рыбам, птицам, крысам, мышам, обезьянам и морским свинкам и жукам переходили исследователи со своими приборами, тут и там обнаруживая ультразвуки.

Эхолотами вооружены, очевидно, многие птицы. Издают звуки небольшой частоты (20–80 килогерц) морские свинки, крысы, сумчатые летяги и даже некоторые южноамериканские обезьяны.

Мыши и землеройки в экспериментальных лабораториях, прежде чем пуститься в путь по темным закоулкам лабиринтов, в которых этологи испытывали их память, посылали вперед стремительных разведчиков — ультразвуки. В полной темноте зверьки отлично находят норы в земле. Возможно, и тут помогает сонар: из этих дыр эхо не возвращается.

Зрение

Зрение — первейшее чувство у многих животных, особенно у птиц, рыб, осминогов, каракатиц, кальмаров, обезьян и у человека, потомка последних.

Из всех животных, пожалуй, лучше всего изучен глаз лягушки. Его сетчатка, получив зрительную информацию, тут же ее оценивает и девять десятых всех поступивших сигналов уже в готовом виде в форме «приказа» передает в мозг, прямо в рефлекторный отдел, откуда автоматически следуют импульсы действия (у кошки, например, лишь одна десятая зрительных восприятий направляется непосредственно в рефлекторный центр, прочие — в кору мозга для необходимой обработки). Можно сказать, что мозг лягушки «не раздумывает», получив зрительное предупреждение: хватать, удирать или притаиться. Это за него уже «продумала» сетчатка. И мозг тут же мобилизует в соответствии с ее «приказом» мускулатуру тела.

Но поскольку сетчатка не весь мозг, а только его «частичка», и, бесспорно, менее совершенный «счетно-решающий» механизм, лягушка нередко ошибается. Особенно там, где решение должно быть принято с учетом тонких деталей. Например, определение пригодности в пищу мелких живых и неживых перемещающихся объектов. Тут принимающий немедленные решения лягушкин глаз нередко, толком не разобравшись, побуждает ее хватать и несъедобное: бусинку, которую мы дергаем за ниточку, либо и вовсе движущееся темное пятно.

Но это не беда, ничего страшного не случится: лягушка выплюнет негодное и впредь, возможно, станет разборчивее. Зато такое физиологическое устройство — ответственность в выборе решений, данная сетчатке, — намного ускоряет реакции. А это очень важно, когда животное, добывая пропитание, имеет дело с насекомыми.

Удачную охоту обеспечивают специализированные клетки сетчатки — так называемые ганглиозные. У кошки только два типа таких клеток, а у лягушки четыре. Каждый выполняет свою задачу. Одни регистрируют темные пятна ближайшего окружения: затененные места ландшафта. Словно держат под постоянным наблюдением резервные пункты отступления и укрытия от врага или зноя. Другие, условно именуемые «детекторами контура», замечают лишь резкие границы света и тени. Несут, по-видимому, сторожевую службу. Ведь именно темным пятном с тенью, предшествующей или сопутствующей ему, обычно появляется враг. «Детекторы событий», ганглиозные клетки третьего типа, фиксируют всякое движение вообще: приближается ли, скажем, темное пятно или замерло — и вносят необходимые коррективы в оценку происходящего, после чего следует и соответствующая реакция лягушки. Эти клетки как регистраторы первого предупреждения согласованно сотрудничают с клетками четвертого типа — «детекторами насекомых», которые фиксируют перемещение мелких объектов.

Теперь нам более понятны физиологические причины автоматизма в поведении лягушки. Пусковой механизм реакций на движение у нее свой для каждой из трех размерных групп и все время на взводе, он реализует ответные действия на увиденное совершенно рефлекторно. Бездумно, но зато немедленно.

В арсенале средств оповещения, который вмещает только глаз лягушки, действуют и другие сверхчувствительные оптические структуры, способные молниеносно определить скорость подвижного объекта, даже если он приближается или удаляется прямо по сагитальной линии, то есть в направлении к глазу или от него. С такой точностью, как лягушка, никто из людей это делать не умеет. Правда, мозг самых опытных и способных (особый дар!) шоферов в момент обгона автоматически совершает нечто подобное. А глаз лягушки безошибочно оценивает не только скорость, направление, характер движения (поступательное, беспорядочное, колебательное) всех попавших в поле зрения объектов, но и степень их ускорения.

Не чужды разного рода оптические усовершенствования и рыбьим глазам. В пресных водах Центральной и севера Южной Америки плавает презанятная четырехглазка. Сама, как положено, в воде, а глаза — наполовину над поверхностью. Они разделены на две камеры: верхние (с более плоским хрусталиком) ведут наблюдение за воздухом, нижние смотрят в воду.

Не хуже в этом смысле и глаза глубоководных родичей обычных лососей. Батилихнопс, самый крупный из них (до полуметра), имеет в каждом глазу по два глазных яблока. Одно, большое, видит то, что вверху, а другое смотрит вниз и в стороны. Другие глубоководные «лососи» наделены телескопическими глазами. Они цилиндрами удлинены вверх, поля их зрения сближены и потому бинокулярны.

Даже где-нибудь в девственно чистой воде океана яркость освещения при погружении убывает примерно в десять раз на каждые 50 метров. В 400 метрах от поверхности дневное светило бессильно. В этом вечном мраке некоторые рыбы обходятся без зрения, слепыми рождаются и умирают. Другие, напротив, обзавелись огромными глазами, с очень сильными линзами и небывало чувствительной сетчаткой: в ней на каждом квадратном миллиметре 25 миллионов светочувствительных клеток! Как ни у кого на суше.

«На больших глубинах глаза могут быть полезны лишь для того, чтобы обнаружить свет, излучаемый рыбами и другими животными» (Роберт Бертон).

Интересно, что в мире животных есть конвергентная аналогия с рыбами-четырехглазками.

Есть ли у нас пруд или речная заводь, где летом не вертелись бы вертячки? Маленькие черненькие жучки, они целыми днями скользят в веселом «танце» по поверхности воды, словно по льду.

Вертячки охотятся. Высматривают добычу и над водой и под водой одновременно! Им не приходится оставлять один наблюдательный пункт ради другого: глаза их разделены на подводные и надводные доли. Словно у жуков по четыре глаза: два высматривают все интересное в пруду, а два ведут наблюдение за воздухом.

У самцов поденок тоже, по существу, по два глаза с каждой стороны, один с крупными, другой с мелкими фасетками.

Что такое фасетки? Это удлиненные простые глазки (омматидии), образующие все вместе сложный, или фасеточный, глаз взрослых насекомых.

В каждом омматидии — соединенная нервом с мозгом воспринимающая свет клетка. Поверх нее — удлиненный хрусталик. Оба, светочувствительная клетка и хрусталик, окружены непроницаемым для света чехлом из пигментных клеток. Лишь сверху оставлено отверстие, но там хрусталик прикрыт прозрачной роговицей. Она общая для всех омматидиев, плотно прилегающих друг к другу и соединенных в один фасеточный глаз. В нем может быть всего 300 омматидиев (самка светлячка), 4 тысячи (комнатная муха), 9 тысяч (жук-плавунец), 17 тысяч (бабочки) и 10 тысяч — 28 тысяч у разных стрекоз.

Каждый омматидий передает в мозг только одну точку из всей сложной окружающей картины мира. Из множества отдельных точек, увиденных каждым омматидием, складывается в мозгу насекомого мозаичное «панно» разных предметов ландшафта.

Частные примеры поведения

Беспозвоночные

Первейшая форма психической активности — способность животных к научению, то есть к образованию условных рефлексов. Что касается беспозвоночных, то мы, к сожалению, мало что об этом знаем.

Если идти от изначального корня Древа Жизни к его вершине, то наиболее выраженные реакции на обучение проявляют актинии (родичи медуз и кораллов).

Ученые предлагали в пищу актиниям совершенно несъедобные кусочки фильтровальной бумаги, касаясь ими щупалец. Сначала актинии жадно хватали бумагу и отправляли в рот, однако скоро выбрасывали наружу. Но уже через пять дней твердо знали, что это угощение в пищу не годится, и больше не принимали его. Приобретенный навык сохранялся в их памяти от шести до десяти дней. Затем они вновь поддавались обману, но теперь отрицательное отношение к бумаге наступало гораздо раньше, чем в начале опыта.

Актинии обнаружили еще более сложное поведение. Многим известна, очевидно, дружба рака-отшельника с актинией, которую он таскает на своей раковине в целях самообороны (у актиний на щупальцах стрекающие, как крапива, клетки, которые отпугивают врагов рака-отшельника). Некоторые раки, подхватив клешней, пересаживают актинию, скажем, с камня на свою раковину. Но во многих случаях актинии сами активно взбираются на раковину рака (весь процесс занимает от пятнадцати до тридцати минут).

Но вот что странно: актинии нередко забирались и на пустые раковины, что им совершенно ни к чему. Больше того — усаживались и на осколках раковин улитки, в которых, изгнав хозяина, поселяются раки-отшельники. Очевидно, не сама раковина, не форма ее и не внешний вид побуждает актинию поселиться на ней, а какое-то химическое вещество, свойственное раковине брюхоногих моллюсков.

Планарии (плоские черви), кроме всего прочего, интересны тем, что способны к исключительно сложной регенерации: если отрезать у планарии голову, то вскоре эта голова восстановит все недостающее туловище, а туловище, лишенное головы, приобретет голову с новым мозгом. Точнее, нервные узлы — ганглии, заменяющие мозг.

Действием света и электрического тока вызвали у планарий условные рефлексы на эти раздражители. А потом разрезали червей пополам и половинки поместили в отдельные сосуды. Стали проверять реакции на условные рефлексы, образовавшиеся у планарий до операции. И что же получилось? Воссоздавшие недостающие части тела планарии сохранили выработанные у них дооперационные рефлексы. Даже те черви, которым пришлось отрастить новую голову!

Очевидно, во время опытов по обучению в организме планарий образуется какое-то вещество, которое распространяется по всему телу планарии. Есть гипотеза, что вещество это РНК (рибонуклеиновая кислота), которая ответственна за сохранение памяти.

Дождевой червь почти всю жизнь проводит в земле, выползая по ночам на ее поверхность. Норка червя — узкий длинный канал (жарким летом до 1,5 и более метра), в конце которого небольшое расширение — камера, где червь разворачивается. Удивительно, как такое мягкотелое животное умудряется рыть землю, порой очень сухую и твердую?

У него есть три метода выполнения этой трудной задачи. Если земля рыхлая, податливая, то червь буравит ее, как отбойным молотком. Глоточный мешок у него с твердыми и толстыми стенками, который может быстро выдвигаться вперед. При этом он «раз за разом сильно ударяет изнутри в переднюю часть тела, вбивая ее в землю, как молоток».

Но от этих ударов даже мягкая земля перед головой червя твердеет, утрамбовываясь. Тогда он прибегает к другому способу: отрывает губами кусочки земли и глотает их. Наглотается до предела и ползет к поверхности земли, на которую выбрасывает прошедшую через кишечник почву. Но вот попался на пути в подземелье особенно плотный и сухой грунт — червь увлажняет его каплями слюны. Намокнет кусочек почвы, червь его глотает. Затем снова увлажняет землю перед собой и глотает ее. И так постепенно и, надо сказать, с немалыми усилиями готовит себе жилище.

Днем он прячется в норке головой ко входу, который прикрыт листьями, хвойными иглами и прочим мусором. В сумерки оживает. Выползает на поверхность почти всем телом, лишь задний конец держится за край норки. А большая передняя часть тела «совершает круговые движения, несколько приподнимаясь над землей, и ощупывает все вокруг». Нащупает губами опавший лист дерева — хватает его и тащит в норку. Зачем?

«Дарвин в работе, касающейся жизни дождевых червей и их влияния на свойства почвы, впервые обратил внимание на наличие у червей своего рода умственной деятельности… Несомненно, интерпретация Дарвина является фантастической, ибо доводы, на основании которых он приписал дождевому червю способность к разумным действиям, являются совершенно недостаточными. Тем не менее Дарвин затронул очень интересный вопрос и указал путь к его решению» (Ян Дембовский).

Дарвина поразили следующие наблюдения: черви тянут в норку листья, ухватив их за вершину (не за черешок), поэтому лист оказывает наименьшее сопротивление при затаскивании в норку (ведь вершина листа уже его основания). А вот сосновые иглы всегда тянут за черешок, то есть общее для сдвоенных игл основание. И в этом случае предмет оказывает наименьшее сопротивление. Схваченная за конец одной из двух иголок хвоя застряла бы у входа в жилище червя, так как вторая игла легла бы поперек отверстия норки, и задача затащить ее стала бы неразрешимой.

Ч. Дарвин в своих опытах предоставлял червям вырезанные из бумаги треугольники, и те втягивали их наиболее целесообразным способом: за один из острых углов. Значит, соображают черви!

Однако дальнейшие исследования показали, что не ум тут руководит червем.

Когда из листа липы вырезали новый лист, но с обратным соотношением ширины листа (верхушку его сделали тупой, а основание острым), то черви стали втягивать листья опять-таки за верхушку. На этот раз втягивание было затруднено широкой верхушкой, за которую червь цеплялся губами. Далее связали ниткой острые концы сосновых игл. Получалось так, что, за какой бы конец ни хватал червь, сопротивление втягиванию было одинаковым. Но черви по-прежнему тащили в норки иглы основанием вперед, а связанной верхушкой назад. Опыты эти убеждают, что не форма предмета привлекает червя, а какие-то, видимо, химические вещества, которые содержатся в верхушке листа и в основании спаренных сосновых игл.

Делали и так: у листьев вишни срезали верхушки и черешки. Давали им высохнуть, а затем растирали в порошок в разных ступах: в одной сухие верхушки листа, в другой их черешки. И тот и другой порошок смешивали с желатином. Полученной смесью смазывали тонкие прутики: один конец — желатином с порошком верхушки листьев, а другой — черешков. Форма испытуемых палочек с обоих концов была одинаковой, а следовательно, одинаково и сопротивление при втягивании палочек в норки. Что же получилось? Почти все черви хватали губами те концы палочек, которые были смазаны желатином с веществом, содержавшимся в верхушках листьев.

Один конец соломинок такой же величины, как иглы, смазали экстрактами из оснований игл, а второй из вершинок. Черви отдавали явное предпочтение тем концам соломинок, которые «пахли» как основания игл.

Но есть и другая гипотеза: втягивание листа червем происходит методом «проб и ошибок». Червь не выбирает, руководствуясь тем или иным образом, за какой конец листа схватиться. Он присасывается к любому попавшемуся краю листа. Если тащить его трудно или вообще невозможно, он хватает за другой конец. Если сопротивление опять велико, то берется за другой край листа, и так до тех пор, пока не найдет удобную для втягивания сторону листа.

В большинстве случаев, решили исследователи, два фактора влияют на выбор того или иного конца листа и сосновых игл: запах и сила сопротивления перемещению листа. В разных случаях предпочтение отдается тому или иному фактору. Первоначально червь берет предмет за тот конец, который содержит привлекающие вещества. Но если в этом случае лист оказывает сильное сопротивление движению, червь действует по методу «проб и ошибок»: хватается за любые части предмета и останавливается на той, которая оказывает наименьшее сопротивление.

Теперь вернемся к вопросу, поставленному в начале рассказа о червях: зачем они затягивают в норки листья, иглы и другие предметы?

Дарвин полагал, что червь затыкает норки листьями, чтобы сохранить в них тепло. Но это не вяжется с образом жизни животного. В самом деле, из норок он выползает по ночам, когда гораздо прохладнее, чем днем. А в самое знойное время суток норки прикрыты листьями.

Может быть, от врагов он затыкает днем вход в свой дом?

Тоже едва ли. Напротив: скворцы и другие птицы по кучкам листьев, прикрывающих норки, находят обиталища червей. А самый опасный враг — крот — подбирается к ним не с поверхности земли.

«Скорее следует предполагать, — говорит Ян Дембовский, — что черви собирают в норках запасы пищи. В сырых норках листья и иглы постепенно гниют и становятся подходящей пищей для червей».

Дождевые черви способны к научению. Их помещали в Т-образный лабиринт: в наиболее длинный коридор, образующий основание буквы «Т». Когда они доползали до его конца, им предоставлялся выбор повернуть направо или налево. «Направо» их ожидало затемнение и пища, «налево» — удар электрическим током. После серии таких уроков черви приучались безошибочно направляться в нужную сторону, к пище.

Из морских беспозвоночных животных наиболее одаренные — головоногие моллюски: кальмары, каракатицы, осьминоги. Особенно последние. Проведено немало опытов, подтверждающих это.

В аквариум с осьминогом помещали стеклянный полый цилиндр, открытый сверху. В цилиндре — краб, любимая пища осьминога. Моллюск скоро увидел краба, цилиндр стоял в полутора метрах от него. Последовала атака, но предательское стекло задержало осьминога у самой цели.

Осьминог извивался в тщетных попытках схватить столь желанную и близкую добычу. В ярости вспыхивал то одним, то другим оттенком багрянца. Достаточно было подняться по стеклу всего на тридцать сантиметров, и осьминог свободно проник бы через открытый верх цилиндра в убежище краба. Но осьминог не мог оторвать алчного взора от добычи, потерять ее хоть на секунду из поля зрения и упорно атаковал по наикратчайшему направлению.

Как долго продолжал бы он свои бесплодные попытки, неизвестно. Случилось вот что: одно щупальце ненароком перескочило через верхний край цилиндра и кончик его проник в сосуд с крабом. Моментально осьминог изменил тактику: видно, кончик щупальца почувствовал запах краба, и слепой повел зрячего.

Щупальце, перегибаясь через край цилиндра, тянулось все дальше, неумолимо приближаясь к крабу, а осьминог полз за ним, поднимаясь вверх по стеклу. Наконец, щупальце коснулось краба и тут же отдернулось. Но лишь на мгновение. В следующую секунду осьминог ракетой перескочил через стеклянную стенку и сцепился с крабом.

Теперь уже осьминог твердо знал, как достать краба из-за стекла. Достаточно было одной удачной попытки, чтобы выработался условный рефлекс, который заставлял осьминога действовать согласно программе, запечатленной после результативного опыта в клеточках его мозга.

Но он не шел к крабу наиболее разумным путем: сразу через верх банки, а сначала бросался на краба, как прежде пытаясь схватить через стекло, лишь затем полз кверху за щупальцами, которые, похоже, лучше знали дорогу. Иначе говоря, он в точности повторял, хотя в этом и не было необходимости, свою первую попытку, увенчавшуюся неожиданным успехом.

В опыте с крабом осьминог вел себя более толково, чем каракатица, с которой экспериментировал де Хаан, в такой же ситуации. Он посадил креветку в стеклянный кувшин и предложил каракатице самой решить несложную задачу: извлечь креветку из кувшина без крышки. Тридцать часов подряд (по другим данным, взрослые каракатицы уже через час прекращают свои бесплодные попытки достать креветку из кувшина) каракатица билась о стекло, атакуя в лоб, и не догадалась совершить небольшой обходной маневр: чуть подняться вверх, как это сделал осьминог, и достать добычу из горла кувшина.

Спустя несколько дней после того, как осьминог совершил то, чего никак не могла постичь его десятирукая кузина, усложнили опыт. Цилиндр с крабом накрыли стеклом. Но щупальца, хорошо изучившие дорогу, без особого труда обошли это препятствие. После нескольких неудачных попыток они нащупали микроскопическую щель между плоской крышей и стенкой банки. Приподняли крышку и провели за собой осьминога.

Сделали перерыв в семь дней, а затем вновь повторили опыт. Осьминог по-прежнему находил правильное решение выученной неделю назад задачи. Открывал банку с крабом. Условный рефлекс, не подкрепленный дополнительным уроком, продолжал действовать безотказно. (Каракатица, выученная доставать из-за стекла пищу, уже через восемнадцать часов забыла, как извлечь из кувшина лакомый кусочек, не разбивая стенки лбом.)

Очевидно, способности между членами клана головоногих моллюсков распределены неравномерно. Осьминоги — самые одаренные из них. Причина, на мой взгляд, коренится в… щупальцах. У каракатиц и кальмаров щупальца более специализированные: приспособлены исключительно для плавания (выполняют роль стабилизаторов и рулей) и схватывания добычи.

У осьминогов деятельность их более разнообразна.

Осьминоги «ходят» на щупальцах по дну, переносят в них тяжести, строят гнезда из камней, открывают раковины моллюсков, прикрепляют яйца к камням, а когда осьминог спит, некоторые щупальца несут сторожевую службу. В соответствии с разносторонним назначением распределены и роли между разными щупальцами.

Щупальца второй сверху пары, которые обычно длиннее всех, осьминоги употребляют в качестве атакующего оружия. Нападая на добычу и защищаясь от врага, осьминоги стараются схватить противника именно этими щупальцами. В мирное время «боевые» руки превращаются в ноги: служат ходулями при передвижении по дну.

Для обследования и ощупывания окружающих предметов предназначена самая верхняя пара рук, а караульную вахту во время сна несут два нижних щупальца.

В глубоком сне все щупальца осьминога, кроме двух нижних, прижаты к телу, а сторожевые руки вытянуты в стороны. Время от времени они вытягиваются вверх и медленно кружат над спящим осьминогом, словно антенна радара. Осьминог погружен в глубокий сон. Он ничего не видит и не слышит. Но стоит слегка сотрясти воду или чуть прикоснуться к сторожевым щупальцам (именно к ним, а не к другим!), животное сейчас же вскакивает.

Развитие у животных органов, способных использовать простейшие орудия, приводит к образованию более сложного мозга, к расширению сферы его деятельности, к формированию разнообразных приспособительных рефлексов.

Но вернемся к осьминогам, проходящим испытание на сообразительность.

Экспериментатор Джозеф Синел предложил голодным осьминогам огромных устриц. Несколько часов осьминоги безуспешно пытались открыть их раковины. Через неделю Синел снова положил тех же устриц в аквариум, но умудренные опытом осьминоги и не притронулись к ним. Даже не ощупали, как обычно поступают со всяким новым предметом.

Другой ученый выработал у осьминогов условный рефлекс на свет. Осьминога легонько кололи куском проволоки и одновременно включали лампочку. Осьминог «мрачнел»: расширял черные хроматофоры, кожа становилась темной. Обучение продолжалось шестнадцать дней. На семнадцатый день включили свет, но проволокой осьминога не коснулись. Однако он потемнел, как прежде. Восемьдесят один день мозг осьминога сохранял память об уколе, который должен был последовать за вспышкой света. Не скоро, лишь к концу третьего месяца, исчез условный рефлекс на свет, ни разу не подкрепленный за это время раздражителем — уколом.

Эксперименты над поведением осьминогов и физиологией их мозга провели на морской станции в Неаполе английские ученые Бойкот и Юнг. В результате они пришли к выводу, что осьминоги наиболее одаренные из всех беспозвоночных животных и некоторых позвоночных, например рыб.

Бойкот и Юнг установили также, что осьминоги поддаются дрессировке. Не хуже слонов и собак они отличают разные геометрические фигуры: маленький квадрат от более крупного, прямоугольник, показанный вертикально и горизонтально, белый круг от черного, крест и квадрат, ромб и треугольник. За правильно сделанный выбор животных награждали пищей, за ошибку они получали слабый удар электрическим током.

Исследователи кормили осьминогов крабами, привязанными за нитку. Когда подопытные животные привыкли к такому угощению, в бассейн рядом с крабом опускали металлическую пластинку.

Вот осьминог, ничего не подозревая, появляется из своего убежища. Как всегда, смело атакует краба и вдруг отскакивает. Бледнеет, выбрасывает струю воды в предательского краба и спешит назад, в свое логово.

Через краба с пластинкой экспериментаторы пропустили электрический ток. Его удар испугал осьминога.

Через два часа краб с пластинкой снова в аквариуме. Осьминог не бросается на него, как обычно, из своего логова, словно ракета. Он ведет себя теперь совсем иначе. Осторожно появляется из расщелины. Идет по дну с вытянутыми вперед щупальцами, каждую секунду готовый повернуть обратно. Борются два чувства — желание схватить краба и страх.

Разрешая мучительное противоречие, осьминог то приближается к крабу, то боязливо удаляется в свой угол, чтобы через минуту опять вернуться. Наконец чувство голода побеждает. Осьминог хватает краба. Удар! Осьминог бледнеет и удирает в нору.

Условный рефлекс теперь прочно закреплен в его мозгу. Осьминог берет обычных крабов. Но краб с пластинкой не вызывает у него никакого интереса. Осьминог высовывает голову из своего убежища, чтобы понаблюдать за трюками странных людей. Когда опасный краб приближается к нему, осьминог багровеет и пускает в мнимого врага серию залпов из водяного пистолета, которым наделила его природа, то есть, попросту говоря, из воронки своего реактивного двигателя.

Осьминоги с удаленными кусочками мозга, в которых замыкаются условные рефлексы, действовали так, словно никогда в жизни не получали электрических ударов. Увидев краба с пластинкой, оперированный осьминог торопливо выбирался из своего логовища, хватал краба, получал удар, уплывал прочь и тут же снова возвращался. Память о боли, полученной только что, отсутствовала, условный рефлекс на краба с пластинкой не образовывался. Один осьминог тридцать пять дней, пока длился эксперимент, с неистощимой яростью бросался на краба. Даже в конце дня, который принес ему пятнадцать ударов током, осьминог с готовностью появлялся из убежища, чтобы напасть на краба, который причинял ему только боль.

Человек, оказывается, может загипнотизировать даже спрута. Это доказал голландский исследователь Тан-Кот.

Он испытал несколько методов. Наилучшим оказался такой: держать осьминога на ладони ртом кверху, чтобы щупальца свешивались вниз. Самое трудное — удержать осьминога в этом неудобном для него положении, пока не подействуют чары гипноза. Одновременно следует избегать прикосновений к руке осьминожьих щупалец, а то они тотчас обовьются вокруг пальцев, осьминог возбудится, и усыпить его будет нелегко.

Если удается удержать его достаточно длительное время в указанном выше положении, осьминог легко поддается внушению. Когда он хорошо загипнотизирован, можно делать с ним что угодно, он не просыпается. Можно поднять любое щупальце, а затем бросить его; оно падает безжизненно, как кусок веревки.

Тан-Кот перебрасывал осьминога с руки на руку, тот реагировал на это не больше, чем футбольный мяч. Чтобы разбудить загипнотизированного осьминога, нужно сильно ущипнуть его хирургическим пинцетом или даже применить еще более сильное воздействие.

Тот факт, что осьминог легко поддается гипнозу, говорит о достаточно высокой организации его мозга.

Теперь речь пойдет об осах-охотницах (еще их называют дорожными или одиночными осами). Они не живут по обычаям других ос большими сообществами. Это неисправимые аутсайдеры. В одиночестве ведут борьбу с превратностями судьбы.

Многие осы-охотницы роют норки в земле. Затем летят за добычей. Ловят гусениц, мух, пауков, а иные даже и пчел. Парализуют их уколом жала и несут к норке. Затаскивают в норку. Откладывают на добычу одно или несколько яичек. Добыча их хорошо законсервирована, а потому и не портится, хотя и не шевелится.

Некоторые осы-охотницы после хирургической операции, произведенной над жертвами, закапывают норку и больше к ней не возвращаются. Пищи, которую они в нее натаскали, хватит на пропитание личинок до их превращения в куколок. Другие снова и снова прилетают к норкам и подкармливают личинок свежей добычей.

Первым нужно помнить дорогу к норке недолго. За восемьдесят вылетов на охоту они наполняют «законсервированной» добычей кладовые подземелья. Вторые, пока личинки растут и развиваются, много дней и ночей не должны забывать о месте их нахождения.

Есть и такие охотницы: выкармливают потомство сразу в нескольких норках, вырытых далеко друг от друга. Норки невелики и едва заметны, а некоторые осы, улетая за добычей, прикрывают вход в них камешками и песчинками. И улетают далеко, за десятки и сотни метров. Исключительная память этих удивительных животных представляет собой редчайший феномен.

Пчелиным волком прозвали охотника филантуса. Он роет норки на песчаных пустошах, на обочинах пыльных дорог, в дюнах под соснами. Песок бросает между ног, как собака.

Вот норка готова, волк полетел за добычей. Он знает, где пчелы собирают мед. Туда и летит. Настигает пчелу, укол шпагой, и она, что называется, ни жива и ни мертва. Волк, поддерживая пчелу под брюхом ножками, несет ее к своей норке.

Но тут его ждет некоторая перемена декораций. Пока он рыл норку, мы окружили его кольцом из сосновых шишек, которых много вокруг. А когда он охотился на пчел, эти шишки перенесли немного в сторону и расставили тоже кольцом, но так, что норка оказалась теперь за пределами кольца, а не в нем, как прежде.

Волк без колебаний опускается с пчелой внутрь кольца: ведь он, улетая, запомнил, что норка окружена шишками. Пчелу положил, а сам ищет гнездо. Долго ищет внутри кольца, не выбегая из него. Но поиски напрасны: норка-то в стороне, за шишками, там, где он и не думает искать. Передвинем шишки на новое место, волк полетит за ними и сядет в центре этой «карусели», лишь только мы уберем руки. Передвинем еще — и он опять тут.

Опыт этот вот что доказывает: оса находит норку, запоминая расположение разных предметов вокруг нее. Именно расположение предметов, а не сами предметы. Если, пока она летает за добычей, кольцо шишек заменить кусками подходящего по цвету дерева, а сами шишки сложить невдалеке в кучу, оса полетит не к шишкам, а в кольцо из щепок.

Если же мы, пока оса в полете, построим шишки в виде ковша Большой Медведицы, охотница прилетит в ту часть «созвездия», которую составляет сам ковш, хотя и отдаленно, но похожий на кольцо, а «ручку» оставит без внимания.

Когда оса запоминает ориентиры — с земли, пока роет норку, или с воздуха, улетая за добычей?

Прежде чем улететь, многие осы минуту или две кружатся над гнездом. По-видимому, облетая окрестности, они запоминают их. Ведь мелкие предметы у норки издали не видны, поэтому дорогу обратно будет трудно найти без более крупных и отдаленных указателей.

Их-то оса и изучает во время ориентировочного полета, который длится всего тридцать или сто секунд. Достаточно осе полетать над незнакомой местностью с гнездом 10 минут, и она запомнит ориентиры на несколько часов. Деревья привлекают ее внимание в первую очередь. Оса предпочитает улетать на охоту вдоль какой-нибудь хорошо заметной издали аллеи или естественной гряды кустов, чтобы, следуя вдоль них, когда будет возвращаться, легче найти свой дом.

Опыт доказывает влечение охотников к деревьям как ориентирам первого ранга. Оса привыкла летать за добычей вдоль аллеи из искусственных деревьев, насаженных экспериментаторами около ее норы. Когда аллею перенесли немного влево, оса полетела вдоль нее и не нашла, конечно, за последним деревом норку, где всегда ее находила. Аллею передвинули на старое место, а осу поймали и отнесли туда, откуда она начинала свой поиск по ложному следу. Она полетела было прежним путем, потом быстро свернула вправо, к «зарослям», и в конце аллеи легко нашла свое гнездо.

Пробовали относить ос на разные дистанции от норок, но они возвращались к ним прямой дорогой лишь с небольших расстояний. Чем дальше был старт, тем больше времени требовалось насекомым для выбора правильного направления и тем более кружным путем летели они домой.

Отнесенная на 27 метров, оса возвращается к гнезду без колебаний и кратчайшей, то есть прямой, дорогой. Выпущенная за 35 метров, сначала много петляла, потом, все расширяя беспорядочные круги, попадала в знакомые места и летела уже прямо.

Для некоторых ос, преимущественно аммофил, проблема ориентировки осложняется еще и тем, что, убивая слишком крупную добычу, они не могут поднять ее и волокут по песку. Дорогу запоминают с воздуха, а возвращаются домой по земле! Задача нелегкая даже для человека с его способностями к абстрактным сопоставлениям.

А оса с этой задачей справляется превосходно. Она тащит тяжелую гусеницу так уверенно, что сразу видно: отлично знает маршрут. Иногда, впрочем, у нее возникают сомнения, и маленький живой аэропланчик бросает тяжелую ношу и, трепеща крыльями, лезет на дерево. Бежит по его коре, перепархивает повыше, чтобы взглянуть на местность сверху. Осмотрится и спускается вниз, хватает гусеницу и тащит дальше.

«Торп помещал перед аммофилой, несущей гусеницу, три довольно высокие металлические загородки (шириной от 50 до 120 сантиметров). Он установил, что оса без всяких колебаний обходит препятствия и каждый раз делает это по-разному, наиболее целесообразным способом. Поворачивает оса вправо или влево или перебирается через загородку, она в любом случае продолжает тащить за собой гусеницу» (Реми Шовен).

Великолепная память аммофилы поражает еще и тем, что оса закладывает не одно гнездо, а сразу три. Сначала роет первую норку и откладывает туда яйцо. Потом — вторую и тоже откладывает в ней яйцо. Через день-три обследует первую норку: если там все в порядке (из яйца вылупилась личинка), оса приносит ей на съедение гусениц. Потом проверяет вторую запечатанную ею норку и, найдя в ней личинку, тоже приносит корм. После этого роет третью норку, не забывая каждые два-три дня снабжать пищей личинок в двух первых норках, и безошибочно находит их. Выведется в третьей норке личинка, оса и ее не оставляет голодной. Все это время аммофила помнит, где, в какой норке и на какой стадии развития пребывают ее личинки.

Рыбы

Гидроакустики, приложив ухо к груди океана, слышат трепет его жизни. Для нас это затруднительно: слишком велик тариф на границе «воздух — вода». Здесь при выходе из одной среды в другую поглощается почти вся звуковая энергия (за вычетом процента).

Соловьев среди рыб нет. Слишком уж примитивны их «инструменты». Звук издают, сжимая плавательные пузыри, щелкая костяшками брони, у кого она есть, или жаберными крышками, скрежещут зубами, а то и позвонками о позвонки. Звуки соответствующие: бой, треск, вой, щебет, хрюканье. Оркестр, как видите, собирается вроде крыловского квартета. А каково это рыбам самим слышать?!

А они слышат, хотя, признайтесь, трудно было бы представить рыбу, помахивающую ушами. Но они у нее все-таки есть, внутренние. Позади глаза — хрящевой пузырек с камешками (часто фигурными). Они колеблются от ударов звуковых волн и через нервы передают эти сигналы мозгу.

Эксперименты по исследованию слуха рыбы ведутся давно. Более сорока лет назад ученики академика И. П. Павлова установили, что рыбы слышат звонок телефона, расположенного как над водой, так и в воде.

В 1938 году известный немецкий этолог Карл Фриш опубликовал работу «Чувство слуха у рыб», в которой рассказал о своих опытах с пескарями. Их обучили по сигналу свистка или камертона получать корм. Они слышали их звучание даже за 30 метров. Далее исследовали, насколько тонок слух пескарей по сравнению с человеческим. Рядом с их аквариумом поставили другой, много больших размеров. В него лег человек и окунулся под воду, и в это время прозвучал звуковой сигнал. По реакции на него пескарей установили, что они слышали его «даже немного лучше, чем человек» в другом аквариуме.

Затем испытали, разбираются ли рыбы в музыкальной тональности звуков. Получилось: рыбы различают две ноты с интервалом в одну октаву. Для человека это довольно простая задача. Но вот услышать разницу между нотами с интервалом в один тон может не всякий человек, лишенный музыкального слуха. А пескари могут!

Заметили, что при исполнении на скрипке (в басовом регистре) какой-либо ритмической мелодии пескари словно «пританцовывают», в такт быстро вибрируют грудными плавниками.

Рассказывают про рыбака, который, прежде чем закинуть удочку, играл веселую музыку на принесенной специально для этого скрипке. Рыбы будто пробуждались от сонной дремоты на дне и беспокойно сновали в воде. И даже сытые все равно шли на крючок…

Чему еще можно обучить рыбу?

Скажем, цвета различать. Точнее, рыба сама их различает с рождения, а обучить ее можно идти за кормом по определенному сигналу. Лучше всего рыбы узнают чистые тона: фиолетовый, зеленый и голубой. Но не только. Проверили, как реагируют они на оттенки разных цветов. Их способности в этом отношении оказались такими же, как и у человека.

Хорошо различают рыбы и форму сигнального предмета, опущенного перед дачей корма в аквариум. Заметить разницу между кругом и квадратом или между квадратом и крестом для них простая задача. Больше того, не путают они даже круг с эллипсом. Из многих рыб лучшие способности проявили пескари.

Если при обучении один глаз рыбы будет закрыт, то окуни запомнят все перипетии обучения даже в том случае, когда закроют «обученный» глаз.

Африканских рыб тилапий обучили получать корм, нажимая на определенный рычаг. В этом опыте рыбы решали задачу более сложную, чем, скажем, крысы или обезьяны в такой же ситуации: ведь у рыб нет хорошо манипулирующих конечностей. Выработанный условный рефлекс тилапии сохраняли месяцами.

«Некоторых рыб можно научить обходить преграду, даже стеклянную (которую они не видят)… Рассел показал, что колюшки, случайно обнаружив пищу в бутылке, очень быстро обучаются заплывать в бутыль и выплывать из нее… Как показала кривая обучения, число ошибок уменьшается так быстро, что в этом случае можно, пожалуй, говорить об инсайте» (Реми Шовен).

Бойцовая рыбка бетта блестящая, если поставленная перед ней преграда имеет отверстия, быстро их находит и проплывает через одно из них. Достаточно единственного удачного проникновения через преграду, чтобы рыбка запомнила этот опыт. И в дальнейшем она всегда шла таким же, раз выбранным ею путем, даже если представлялись более легкие возможности преодолеть преграду. Например, подплыть под нее, если преграду приподнимали. Еще выше подняли заграждение, так что найденное рыбкой отверстие находилось теперь над водой, рыбка выпрыгивала из воды, чтобы проникнуть через него.

Рыбки цихлиды в другом опыте особым образом преодолевали преграду, приподнятую на два сантиметра над дном: ложились на бок и буквально проползали под перегородкой.

Золотых рыбок обучают по команде проплывать через небольшой обруч или проделывать в воде мертвые петли — петлю за петлей.

Как видите, и рыбы дрессируются. И в этой программе обучения лучшие способности показали окуни, пескари, карпы и золотые рыбки. Впрочем, выбор у экспериментаторов был невелик: обычно они ограничивались лишь пресноводными рыбами. У многих морских таланты могут быть и выше.

У многих рыб есть своя индивидуальная территория. Есть и иерархия (и малабарские данио, о которых уже шла речь, здесь не одиноки). В аквариумах при наблюдении за поведением солнечных рыбок установили, что самые крупные рыбы бывают у них вожаками, и вся стайка всюду следует за ними, особенно в лабиринте. Проделывали, устремляясь за вожаком, даже его игровые движения, например, выпрыгивали из воды и «совершали другие эволюции вслед за вожаком».

И вообще у рыб многие условные рефлексы возникают довольно легко и быстро. Причем раздражители могут быть самые разные: звуки, предметы, температура воды, ее соленость и цвет, запахи, уровень кислотности воды, механические и электрические агенты. Особенно хорошо идет обучение, когда рыбы держатся стайкой, и еще лучше, если среди них есть хотя бы одна уже обученная рыба: они следуют за ней и повторяют ее движения. Это подражание назвали «рефлексом следования».

Многие этологи склонны считать, что необыкновенный дар подражания у рыб делает их сообщества особого рода копилкой, фондом разнообразной информации. Ведь стоит только одной, уже побывавшей здесь рыбе запомнить, что налево — кормное место, сделать в ту сторону быстрое движение, и оно будет повторено одним соседом, потом другим, третьим… и затем — всеми.

Амфибии и рептилии

Перенесите жабу из пруда, где она родилась, в другой, вполне пригодный, она отправится искать свой родной пруд. И найдет! Если, конечно, ее не очень далеко занесли. Жабы возвращаются и упорно ищут воду даже в тех водоемах, которые высохли или засыпаны, если прежде жили здесь головастиками. Как и почему они так поступают, неизвестно.

Обучением удалось вызвать образование условных рефлексов у многих амфибий. Лягушки и жабы (эти лучше) проходят несложные лабиринты, в конце которых их ждет вознаграждение — пища. К тому же способны и аксолотли (после 500 неудачных попыток!), и квакши, и головастики жаб. Тритоны и саламандры с этой задачей не справляются.

Квакши и лягушки неплохо отличают крест от круга, звезду от треугольника, кривую линию от прямой, четырехугольник от треугольника… Однако только в том случае, если эти фигуры движутся!

«…у рептилий, как и земноводных, становление поведения целиком врожденное. Уже через несколько часов после выхода из яйца молодые черепахи способны, например, выбираться из глубоких ям; они свободно ориентируются при помощи зрения и доходят по суше до берегов океана» (Реми Шовен).

У новорожденных черепашек умение ориентироваться по солнцу доказано. Кроме того, не запах океана и не уклон берега, как думали раньше, а скорее всего освещенность морской поверхности, которая днем и ночью более значительна, чем на суше, указывает им правильный путь к воде. Впрочем, об этом мы уже говорили.

Они появляются на свет древнейшим способом: из яйца, согретого теплом земли. Одни черепахи откладывают сотни яиц, другие — два или пять. Одни — раз в несколько лет, другие — по нескольку раз в год. Одни зарывают их глубоко, другие — не очень. Об одних родители не заботятся, оставляют свой приплод на волю случая, другие, отложив яйца в подземных норах, остаются здесь до выхода из них юных черепашек и даже помогают им выбраться из скорлупы.

По прошествии некоторого времени, а оно для разных видов, разумеется, не одинаково, в тайном захоронении пробуждается жизнь. Черепашки вылезают на белый свет, и тут, на пороге завидного долголетия, их ждет опасность. Ибо мир зверей, птиц, хищных рыб, гадов, по-видимому, не хуже нашего информирован о вкусе черепашьего мяса. Склевывают, заглатывают, не тратя времени на пережевывание. А много ли черепашонку, еще не одетому в прочный панцирь, надо? Муравьи и те опасны. Собираясь в дружные отряды, насекомые нападают на ковыляющего черепашонка и оставляют от него одну «шкурку».

К счастью, черепашки рождаются более юркими, чем их родители. Морские черепашки деловито и торопливо устремляются к воде, но немногим удается просочиться через заслон охотников. Новорожденным морским черепашкам приходится особенно плохо, когда до моря остается несколько метров. Птицы фрегаты, пикируя, хватают на лету и снова пикируют, часто за несколько минут не оставляют в живых ни одного из сотен ковыляющих по песку новорожденных черепах.

А что делают в это время их беспечные родители?

Они все направляются туда, откуда приплыли. Иные за тысячу километров, каждая на свой привычный выпас, где растет трава талассия. Заплывают иногда из тропиков в Баренцево, Балтийское и даже Берингово моря. Туда тысяча, а то и две километров и обратно столько же, и все это только для того, чтобы снести яйца на «своей» песчаной косе, хотя такую же можно найти и на других берегах!

И все-таки они плывут, раз в два-три года, покинув знакомые побережья, где в одиночестве охотились на рыб, моллюсков, крабов, асцидий или кормились морской травой. Плывут за многие сотни километров, по дороге собираясь в стада, которые в Колумбовы времена были так многочисленны, что преграждали путь кораблям. Да и в наши дни корабль, на котором плыл цейлонский зоолог Деранниягала, встретил стаю черепах, растянувшуюся в море на 108 километров! Рептилии плыли примерно на расстоянии 200 метров друг от друга, но все в одном направлении.

Плыли до сей поры вольные странники к песчаным пляжам Антильских, Сейшельских островов, к побережью Южной Африки, Шри Ланки, Индонезии, Австралии и Бразилии, чтобы закопать в прибрежный песок созревшие за годы странствия яйца. И странно, суповые черепахи, обитающие у берегов Бразилии, плывут в пору размножения в обратную сторону: в открытый океан за две тысячи километров в центральную Атлантику, к острову Вознесения. Как они находят затерявшийся в безбрежном океане маленький островок, неясно. Возможно, ориентируются по солнцу, а затем, ближе к цели, по запаху воды. Это такой же поразительный феномен, как и у лососей.

Хорошо ли дрессируются рептилии? Как скоро достигают цели при опытах в лабиринте?

Черепахи и ящерицы с этой задачей справились неплохо. Одна черепаха с 20–25 попыток находила наконец правильный путь в двух сложных лабиринтах с шестью тупиками. Позднее она научилась избирать более короткую дорогу.

Водяные ужи правильно ориентировались в менее сложном «Т-образном». Но после линьки теряли эти навыки.

Черепахи хорошо запоминают цвета и фигуры, даже когда нарисованы пунктиром или повернуты под небольшим углом.

У черепах, довольно тупых на наш взгляд животных, оказывается, есть своя ревностно обороняемая территория. Есть и иерархия (по крайней мере у некоторых из них, например у исполинских черепах Галапагосских островов). Водяные черепахи не плавают где попало, по всему озеру или реке. Нет, они держатся только на своих индивидуальных участках. Если их переселить в другой пруд или озеро, черепахи отправятся искать свой водоем. Даже если он удален на полтора километра. И находят его! Прямо невероятно…

Чувство дома есть и у ящериц. Игуана, унесенная за двести метров от родных мест, через две недели или чуть больше возвращается в свой дом, даже если путь ее лежит по совершенно незнакомой местности. Доказано также, что у ящериц игуан есть иерархия.

Непонятно ведут себя некоторые змеи Северной Америки. Не для зимней или летней спячки, а просто так (хотя почему «так» — неизвестно!) собираются они в определенное время в определенном месте: «многим из них приходится добираться туда издалека». Пометили этих змей, и оказалось, что компанию эту из года в год составляют одни и те же змеи.

В лабораторных условиях многие змеи вели себя как наиболее примитивные из позвоночных животных. Но, наблюдая змей в природе, как рассказывают некоторые зоологи, можно узнать много интересного о поведении этих животных.

Для примера возьмем наших обычных гадюк, жизнь которых сравнительно недавно изучили финские этологи.

Весной, примерно в середине апреля, а если весна ранняя — то и в конце марта, когда еще снег в лесу сошел не всюду, очнувшись от зимней спячки, первыми выползают из-под земли самцы-гадюки. Они сероватые, с темной зигзагообразной полосой по спине. Самки буро-коричневого основного тона, с таким же рисунком на спине. Попадаются и черные гадюки (обычно самки) и красновато-бурые без зигзагообразной полосы.

Итак, самцы вылезли и ползут на солнечные места, на южные склоны холмов, на сухие опушки и поляны. Здесь неделю или две греются на солнце. Затем появляются самки. Самцы ползут по их следу и, ухаживая за ними, ссорятся между собой.

У гадюк примерно такой же дуэльный ритуал (боевой танец), как у гремучих змей. Прежде думали, что это любовные игры самца и самки. Оказалось, нет: борьба самцов. Они поднимают головы, раскачивают их в определенном ритме, сплетают шеи в силовой борьбе, пытаясь прижать противника к земле, перевернуть вверх брюхом. Укусы почти никогда не наносят.

В странах с прохладным климатом гадюки приносят детенышей через год. От солнечных мест, где грелись весной, самки далеко не уползают. Самцы же удаляются (иногда и за километр, но не дальше пяти километров) туда, где живут летом, годами охраняя от других гадюк свои охотничьи угодья (1–4 гектара).

Но как они находят свои угодья? А гадюки им очень привержены. Если там, где гадюка всегда живет летом (но не весной и осенью, когда у этих змей бывают миграции к местам брачных встреч или зимовок, пролегающие нередко по чужим владениям), поймать ее и унести метров за двести, пятьсот и даже за километр и выпустить в таком же лесу, где она вполне бы могла жить, змея все равно приползет «домой». Больше того, даже если на несколько месяцев задержать ее в плену, скажем, в террариуме и выпустить на свободу не очень далеко от того места, где поймали, она дорогу к дому не забудет и поползет туда, где раскинулись ее владения. Вопрос о том, как ориентируются гадюки в лесу, еще не вполне ясен.

Как ни странно об этом слышать, память у гадюк хорошая. Наблюдая за ними в больших террариумах, заметили поразительную преданность самцов и самок друг другу. Год за годом некоторые гадюки сохраняют супружескую верность и в брачный сезон терпят вблизи себя, а летом на своей индивидуальной территории только старых партнеров. «Это персональное узнавание» тем более удивительно, так как в другое время, не в брачный сезон, самец не сразу может определить пол или даже вид встреченной им змеи.

Охотятся гадюки в основном ночью, если температура воздуха не меньше трех градусов. Когда холоднее, прячутся по разным подземным убежищам и замирают в неподвижности. Но и в теплые, как нам кажется, ночи (10–14 градусов) неохотно выползают из-под пней, мышиных нор и прочих пустот в земле. В холодные дни гадюки появляются на поверхности земли только по утрам, ползут греться на солнечные поляны, косогоры, вырубки, просеки. Лежат часами, распластавшись (немного сплющив тело), чтобы солнце освещало большую поверхность.

Беременные самки для лучшего развития зародышей большую часть лета проводят на солнечных местах. Ночью, далеко не уползая, исследуют норы грызунов, пустоты под корнями. Ползут небыстро, нет ни резвого поиска, ни стремительной погони. Обычно наносят укусы только тем полевкам, мышам, лягушкам, ящерицам и мелким птицам, которые, не заметив гадюку, окажутся близко. Редко когда преследуют убегающую неукушенную жертву. Укушенную ящерицу или лягушку змея изо рта не выпускает и тут же глотает.

Мышь, получив смертельную дозу яда, находит иногда силы пробежать некоторое расстояние, прежде чем мучительная агония пригвоздит ее к земле. В погоню за ней гадюка отправляется не сразу (спешить некуда!). Минуту-две лежит, словно обдумывая возможные пути побега обреченного грызуна. Потом ползет не спеша по его следу, опустив голову низко к земле и словно лаская ее легкими прикосновениями своего раздвоенного языка. Найдет жертву — ощупает ее, быстро выбрасывая язык (и обнюхивает тоже), и потом глотает. Если место для трапезы неподходящее, возьмет добычу в рот и переползает туда, где спокойнее или удобнее.

Змеи не прожорливы: чтобы жить, гадюке достаточно съедать в сутки в сто раз меньше, чем она весит сама. Но это в среднем в год. А бывают, конечно, и дни более обильного питания, когда поймает гадюка, скажем, две мыши и, съев их, сразу на 50–75 процентов увеличится в весе. Но в следующие ночи может вообще не выйти на охоту. А затем и выйдет, но, вполне возможно, никого не поймает. Потом линька начнется; меняя шкуру, гадюки ничего не едят. Постятся и весной, когда у них свадьбы. И беременные самки едой почти не интересуются. А там, глядишь, и зима пришла, пора прятаться в разные дыры и щели в земле и спать до весны, иногда на глубине в два и больше метров.

Когда гадюке примерно пять лет, она готова стать матерью. Самцы созревают для размножения на год раньше.

Беременность у гадюк примерно трехмесячная. Рожают в конце июля — сентября. Детенышей — 5–20. Длина их — 10–20 сантиметров. И дня не прожив, умеют они шипеть и ядовиты!

Из других достаточно изученных пресмыкающихся интересно поведение крокодилов.

Эти рептилии, по крайней мере некоторые их виды, миссисипский аллигатор например, расчищают водоемы от ила и чересчур густой растительности. Копают дно лапами, углубляя его, а все наносы выбрасывают на берег. Обычно роет такой пруд аллигатор для себя и для своего выводка. Поселяется в нем и других крокодилов, кроме самок, не пускает. И вся водная и прибрежная округа на полкилометра и больше — тоже его владения.

У нильских крокодилов личная собственность — метров сто береговой линии и территориальных вод вдоль нее. Ночи проводят в воде, по утрам вылезают на сушу и почти весь день греются на солнце. Лишь в полдень, в самый зной, лениво сползут в воду, окунутся, полежат в ней немного и опять «загорают». Если жарко, а в воду лень идти, остужают себя, широко открывая пасть. Часами лежат, разинув рты. Но владельцы территорий этому дневному сибаритству не могут отдаться полностью, как другие более молодые «безземельные» крокодилы. Таких большинство, они лежат, часто компаниями, на не захваченных матерыми собственниками берегах. А собственники беспокоятся, не заплыл ли, не забрел ли какой крокодил мужского пола в их владения. Прервут дремотное ничегонеделание, поплавают, с воды берег лучше обозревать, проверят, нет ли нарушения границ. Успокоившись, возвращаются на перегретый солнцем песок.

Такие нарушения обычны, когда у крокодила гон, то есть брачная пора. Драки тогда бывают жестокие и долгие: почти по часу. На это зрелище собираются обычно крокодилы окрестных мест.

Самки приходят к владельцам территорий, оказывая предпочтение не им самим, а их «имуществу»: наиболее солнечным и удобным для гнезд владениям. Прибытие самок обычно ожидается в предполуденные часы. «Собственники», зная об этом, инстинкт подсказывает, с нетерпением плавают в пределах «своей» акватории. И ревут! Разевают пасть и исторгают громкий протяжный крик, похожий на гул от удара в большой барабан. Мускусные железы, они у крокодила в основании нижней челюсти и под хвостом, распространяют вокруг резкий запах.

Явившуюся на зов невесту крокодил сразу же берет в крутой оборот: настигает, если она, кокетничая, удаляется и, тесня боком, кружится сам и ее заставляет кружиться в воде. Затем обнимает одной лапой, другими…

Яйца крокодилы зарывают в песок, некоторые сгребают в кучу гниющие листья и стебли — получается нечто вроде парника, в него и откладывают яйца. Самки дежурят у гнезд, но их заботы о будущих детях этим не ограничиваются. Аллигаторы и гребнистые крокодилы, подобно сорным курам, в какой-то мере регулируют температуру и влажность в гнезде.

Гнезда гребнистых крокодилов высотой до метра и больше (в диаметре до семи метров). Рядом в грязи самка роет яму для себя. Лежит в ней и, время от времени шлепая хвостом, обрызгивает свой гнездовой холм. Миссисипские аллигаторши сооружают примерно такие же гнезда. Стебли, траву и листья самка приносит в пасти и складывает в кучу. Сверху в ней углубление. В нем — несколько десятков яиц, тщательно переложенных травой и прикрытых слоем растений толщиной в четверть метра. Крокодилиха этот слой не раз переворачивает, уплотняет, разрыхляет, смотря по необходимости, чтобы в гнезде сохранялись нужные влажность и температура.

А вот гнездо нильских крокодилов иное: если песчаный берег достаточно высок, яйца зарывают ближе к воде. Если он пологий и в паводок может быть затоплен, удаляются от воды метров на двадцать и там копают гнездовые ямки. Место выбирают достаточно солнечное, но не на самом солнцепеке. В тенистых местах ямки закладываются неглубокие, в солнечных — до полуметра. Яйца засыпают землей вперемешку с листьями и травой. Бывает, что земля слежится и ссохнется так плотно, что вышедшим из яиц крокодильчикам, если мать не разроет прикрытия, пробиться на волю почти невозможно.

Три-четыре месяца зреют в земле яйца нильских крокодилов. Все это время зубастая мать дежурит неподалеку. В жару уйдет в тень кустов (и оттуда следит) или спустится к воде, остынет и, придя к гнезду, станет над ним. Капли влаги, стекая с ороговевшей кожи, увлажняют землю над яйцекладкой. Крокодилиха почти ничего не ест, потому что отлучиться далеко нельзя. Пернатые, пресмыкающиеся или одетые в шерсть соседи (марабу и другие аисты, гиены, павианы, черепахи, вараны, мангусты) быстро разворуют яйца.

Когда пора выходить из-под земли, крокодильи дети «квакают», за несколько метров слышно. Мать разгребает песок и выпускает их на волю. Они совсем еще маленькие — всего 26–34 сантиметра. Но моторные и беспокойные: квакают, хрюкают, цапают друг друга, норовят забраться (а выбраться толком не умеют) в разные щели и кусты. Карабкаются к матери на морду, на спину…

Хлопотно с ними, но мать довольна. Ведет их к воде, словно утка утят. Повстречаться с этой семейкой очень опасно: мать-крокодил и на берегу атакует всякого зверя и человека. У воды разные выводки часто смешиваются, держатся подальше от взрослых крокодилов, прячутся в гуще трав и кустов и в норах, которые роют в крутых берегах.

Пока они еще малы, многие гибнут в когтях орланов, филинов и других крупных хищных птиц. Аисты марабу, ябиру, седлоклювы, абумаркубы и прочие голенастые обладатели мощных клювов, водяные черепахи, вараны, большеротые сомы, наконец, взрослые крокодилы общими усилиями уничтожают малышей своего племени так успешно, что до полной зрелости и возмужания доживают не более 2–5 процентов.

Птицы

О разных аспектах этологии птиц уже говорилось. Здесь речь пойдет о некоторых странностях их поведения. Оно, бесспорно, наиболее сложно у двух далеко не родственных групп птиц — шалашников, или беседочниц, и сорных кур. Сложность их поведения, если так можно выразиться, в трудовых навыках, в грандиозных в сравнении с птицами постройках, смысл которых станет ясным из дальнейшего повествования.

Шалашники внешне ничем особенно не примечательны. Самцы иссиня-черные, похожи на свою родственницу сибирскую черную ворону, а самки желтовато-зеленые. Впрочем, разные виды шалашников окрашены неодинаково. Те, о которых я сказал, атласные беседочницы. Постройки их — небольшие, выложенные прутиками платформы. На расстоянии приблизительно полуметра в землю плотным частоколом воткнуты длинные палочки. Их верхние концы изогнуты навстречу друг другу, образуя над платформой как бы двускатную крышу. Шалаш ориентирован с севера на юг. Если повернуть его на 90 градусов, то птица снова перестроит его на свой лад.

Перед одним из входов в шалаш на земле раскиданы сотни всевозможных цветных безделушек: раковины, мертвые цикады, цветы, ягоды, грибы, камни, кости, птичьи перья, обрывки змеиных шкур и масса других странных вещей.

Восемнадцать видов шалашников обитает в Австралии, на Новой Гвинее и на ближайших островах. Почти все строят из веток разного рода шалаши, навесы или «башенки», иногда высотой до трех метров, вокруг молодого дерева. Сооружая их, трудятся несколько лет.

Два вида шалашников даже раскрашивают свои беседки краской собственного производства. Птица приносит откуда-то древесный уголь. «Жует» его, добавляя немного мякоти какого-нибудь плода, смешивает эту пасту со слюной — получается черная замазка. Ею беседочник обмазывает все внутренние стенки шалаша. Перед началом штукатурных работ приносит кусочек мягкой коры. Ею, как кистью, размазывает пасту по стенкам шалаша.

Многие шалашники раскрашивают свои постройки мякотью синих плодов. Если есть возможность, не стесняясь, воруют у прачек шарики синьки для белья! И вообще — это-то и странно! — предпочитают украшения синего цвета: осколки стекла, камни, перья, цветы. Птицы «с математической точностью выбирают те из них, которые окрашены в наиболее насыщенные тона». Синего, разумеется, цвета.

Почему именно синего? Многие исследователи задумывались над этим. И вопрос еще не решен. Возможно, полагают некоторые, синий цвет привлекает шалашников потому, что глаза их подруг, самок-беседочниц, ярко-синего цвета!

Когда в Австралии поселились европейцы, в сухих равнинах на юге континента, в кустарниках среди эвкалиптовых лесов на востоке, тут и там попадались им большие кучи листвы, присыпанные землей. Могильные, наверное, курганы — решили по привычке, принесенной с родины. Внушительные были бугры: иные пятиметровой высоты, а в окружности — до пятидесяти метров!

Не сразу уразумели, что эти «холмы» сооружают птицы, которых назвали сорными курами.

Для чего же сооружают? Это (прямо не верится!) — инкубаторы, парники: в глубине их гниют опавшие листья, ветки и прочий растительный мусор. Тепло от гниения согревает яйца сорных кур, которые те зарывают в этот природный инкубатор.

Петухи месяцами бессменно дежурят у мусорных куч. Даже спят тут же на деревьях и кустах. С утра и до вечера следят за температурным режимом в парнике. Если она слишком мала, подсыпают сверху больше земли, а внутрь — гниющих листьев. Когда велика, удаляют лишний утепляющий слой или роют сбоку глубокие отдушины.

Как же измеряют птицы температуру гниющей листвы?

Органы «температурного чувства» у сорных кур, вероятно, на языке и небе. Петухи роют в куче глубокие дыры и суют туда голову. Берут в клюв преющую массу и таким образом удостоверяются, сколь она тепла или холодна (идеальный режим — 33 градуса).

Что будет делать птица, если искусственно подогреть инкубатор? Она поведет себя в соответствии со временем года. Весной, когда еще прохладно и яйца согреваются теплом гниения, петух укрывает гнездо, набрасывая сверху слой земли. Осенью же яйца в основном нагревает солнце, и петух при той же ситуации (искусственном подогреве) не укрывает гнездо землей.

Значит, птица ведет себя вполне логично, правильно учитывая неожиданно возникшие факторы. Но если подогревать гнездо в разгар жаркого лета, петух будет снова и снова насыпать сверху землю, вместо того чтобы, напротив, освободить его от лишнего изолирующего слоя песка.

Сует голову в гнездо — измеряет температуру! Но она не падает, а повышается. Это сбивает петуха с толку, он суетится у гнезда, не зная, что предпринять. Весь его вид говорит о полной растерянности: то сгребает землю, то вновь насыпает ее поверх своего парника. И если перегрев гнезда продолжается долго, петух с видимой досадой бросает свою постройку и закладывает новую.

Интересно отношение птиц к раненым сородичам. Сойки, вороны, крачки, чайки и, видимо, другие птицы, услышав крик боли или увидев бьющуюся на земле раненую птицу своего вида, слетаются к ней, с криками парят над местом несчастья. Когда погибшая птица не шевелится, прибывшие на помощь соплеменники молча кружат над ней и потом улетают, а если пострадавшая потеряла много крови, ее приканчивают. Но это не всегда так. Наблюдали, например, как вороны кормили своих беспомощных сородичей, раненых и слепых. Было и так: слепой пеликан жил в колонии себе подобных, окруженный заботами зрячих пеликанов.

Описаны еще более удивительные случаи взаимопомощи. В зоопарке вороны кормили черного грифа, просовывая через прутья решетки принесенную для них пищу. А вьюрок кормил даже золотую рыбку! Подплывая к поверхности водоема, рыбка широко разевала рот, и вьюрок наполнял его червяками! Думают, что разинутый рот рыбы действовал как релизер: напоминал птице раскрытые рты собственных птенцов, которых вьюрок незадолго перед тем лишился.

Известно тоже, что некоторые птицы берут на себя все заботы о воспитании птенцов из расположенного близко гнезда, которые по той или иной причине лишились родителей. Более того — выкармливают даже птенцов другого вида! Видели, как сиалия, птица, близкая к дроздам, без устали кормила сразу пятнадцать птенцов шести разных видов.

И еще более странно: некоторые птицы так увлекаются кормлением чужих птенцов (нередко другого вида), что забывают о своих собственных, и те гибнут от голода.

Как объяснить все это? Даже название придумали: «аномалия родительского инстинкта». А чем вызвана такая самоубийственная аномалия, все еще загадка.

Серая крыса

«Число специальных работ, посвященных психологии крысы, необычайно велико, и в настоящее время только специалисты могут хорошо ориентироваться в этой области. Вероятно, ни одно другое животное не было объектом столь разнообразных исследований» (Ян Дембовский).

Серая крыса. Она же амбарная, она же шур, карако, она же пасюк. Это, так сказать, различные клички, из них самая распространенная последняя, присвоенная на Украине и принятая в лабораториях. Ею мы и воспользуемся.

Этот пасюк в основном совершает странные и часто необъяснимые деяния. Мамаша-крыса за год приносит до трех пометов, в каждом до пятнадцати детенышей, в среднем семь. Через три-четыре месяца они уже размножаются, так что от одной пары крыс за год может «произрасти» до 15 тысяч потомков.

Беременная крыса сразу же принимается за строительство гнезда. Самец ей помогает в меру своих сил. То соломинку принесет, то пушинку. Если холода близки или уже наступили, работа идет веселее. Интересный опыт проделал один польский ученый. Он удалил у самки щитовидную железу. После этой операции крыса потеряла чувство меры и показала, на что способна: гнезда строила огромнейшие, расходуя в сутки по 150 метров бумаги! У здоровой крысы, когда гнездо готово, строительное рвение пропадает.

Итак, двенадцать народившихся ртов (либо меньше, либо больше) занимают свои места у двенадцати сосков. Первые два-три дня они сосут непрерывно. Желудки сокращаются в постоянном ритме, как бы командуя: ешь! ешь! ешь! Их маленькие рты «непрерывно совершают сосательные движения». Крысята еще ничего не слышат, но уже попискивают.

На четырнадцатый, пятнадцатый день крысятам открывается серый, неприглядный мир, краски его они не видят. Но еще раньше, в самом начале жизненного пути, крысята проявляют кое-какую опытность. Ползти, например, стараются в сторону, где потемнее, а если посадить крысенка на наклонную плоскость, то, взбираясь по ней, он выберет наикратчайшее расстояние. Это наследственные инстинкты, но далее ждут маленькое существо таинственные университеты. Таинственные для нас, потому что крысы не любят делиться секретами.

Однако ученые нашли способы приподнять завесу над крысиной «педагогикой». Лучший из них прост и остроумен: сами решили заняться обучением крыс. Их учили находить дорогу в специально построенных лабиринтах. Но не удавалось создать такого лабиринта, которым бы не сумел овладеть хоть один из подопытных грызунов.

После 200–300 пробежек крысы научились безошибочно ориентироваться в лабиринтах. Задачу усложнили: лишили крысу зрения. Все равно нашла дорогу! Лишили обоняния — нашла! Провели анестезию осязательных нервов лап — нашла ожидаемый гостинец. Выключили несколько органов чувств сразу, и тут не растерялась, нашла, что требовалось. Но самое интересное: уж очень быстро приспосабливалась она к своим физическим недостаткам. Лишат зрения — работает на ощупь лапами и вибриссами (усами). Вибриссы обрежут и лапы анестезируют — идет, касаясь стенок боками. Однако, когда лабиринт развернули на 180 градусов, крыса заблудилась.

Учили лазать по лестницам с полки на полку. Крысы сами поднимали лестницу, соединяющую две нижние полки, ставили ее на второй полке, прислонив верхним концом к третьей, где лежало угощение, и, проявив такие редкие дарования, добирались до пищи!

Однако поначалу крысы не умели справиться с этой задачей. Они в растерянности бегали по второй полке, на которую забрались по лестнице, соединяющей первую полку со второй. Но после длительной серии опытов одна из крыс умудрялась поднять не закрепленную наглухо лестницу с первой полки на вторую и прислонить ее концом к полке третьей (инсайт!). Сразу же научились это делать и другие крысы (подражание!).

Крыс обучали распознавать нарисованные фигуры, и тут они проявили немало сноровки: быстро запоминали рисунок, обещавший награду, узнавали его, даже если он был включен как составная часть в другой узор. Узнавали и когда изменяли его размер.

Конечно, исследовали и органы чувств крысы. Оказалось, что обоняние у нее не тоньше и не лучше, чем у человека, и «вовсе не является для нее самым важным чувством».

И вкусовые ощущения у крысы хуже, чем у нас, хотя она и владеет теми же категориями вкуса: сладко, горько, солоно, кисло.

В отношении слуховых особенностей крысы данные опытов не полны. Доказано, что шорохи крыса воспринимает лучше человека, так же как звуки частотой ниже 8 тысяч герц (то есть 8 тысяч звуковых колебаний в секунду). Что касается более высоких тонов, к ним крыса, насколько это пока установлено, менее восприимчива, чем человек, и верхний диапазон слышных ей звуков не установлен. Напомним, что человеческое ухо воспринимает звуки с частотой колебаний от 16 до 20 тысяч герц. Что сверх того — ультразвук, а ниже — инфразвук.

Острота зрения крысы опять-таки недостаточно испытана. Во всяком случае, исследования ее глаза показали, вопреки ожидаемому, что его строение нетипично для животных, ведущих ночной образ жизни, крыса отлично видит и днем, хотя и очень близорука.

Потребность крысы в движении весьма значительна. Помещенная во вращающийся барабан подопытная крыса «накручивает» за день 8–16 километров, а рекорд — 43! Надо сказать, что она не все время находится в движении. Крыса — так называемое многофазовое животное. Она не спит ночью или днем, как, скажем, птицы или другие однофазовые существа. В течение суток она равномерно раз двадцать то пребывает в покое, то активна.

Может быть, кто-нибудь из читателей видел уникальные кинокадры: пасюк по причальному канату перебирается на судно. На канат надета плоская деревянная муфта, через нее грызуну не перелезть… Он и не пытается. Добравшись до муфты, отцепился и плавает, ожидая, когда канат ослабнет и коснется воды. Тогда крыса повисает на канате по другую сторону муфты, и через минуту она уже пассажир! На что военные моряки любят чистоту, но и им приходится ходить в походы с такими тварями на борту. Казалось бы, порт — отличное местожительство, а вот лезут на корабли, и все тут!

Человек изобрел много способов борьбы с крысами. Но среди них нет ни одного радикального. Причина — потрясающая приспособляемость крыс.

Главный жизненный фактор — питание — для них не проблема. Они всеядны. Все, что ест человек, им тоже пища. Но они могут сожрать простыню, обувь, книгу, кожу, кости, кору деревьев. Конечно, при отсутствии сыра «рокфор», который особенно любят.

Главная опасность, которую несут человечеству крысы, не в том, что они пожирают наше продовольствие. О ней, об этой жуткой опасности, узнали только в начале нашего века: крысы заражают нас чумой! Исследуя далее, установили, что, кроме чумы, крысы переносят еще не менее двадцати опасных заболеваний: тиф, бруцеллез, рожистые воспаления, трихинеллез, сальмонеллез, лептоспироз, лихорадку Ласса — одну из опасных болезней — и многие другие заболевания.

«Болезни, занесенные крысами, надо полагать, унесли за последние десять столетий больше человеческих жизней, чем все войны и революции» (Эрнест Уолкер).

Послесловие

Ну вот… мы прочитали с вами книгу и перевернули ее последнюю страницу… Что же в ней самое главное, самое важное?

Мне как автору хотелось в этой книге на сотнях разных примеров из жизни самых различных животных, то есть на фактическом материале, показать и рассказать вам о постепенном развитии мышления, постепенном усложнении поведения животных, о становлении их психической деятельности, о самых первых зачатках ее проявления и о дальнейшей, разветвленной и множественной ее эволюции, начиная от примитивных организмов беспозвоночных животных до высших приматов.

Пути развития психики каждого животного, или, вернее, каждой группы животных, конечно же, шли по самостоятельным тропам и тропинкам. Но с другой стороны, у всех у них, несомненно, в этом развитии было и общее, что их связывало и объединяло. И это «общее» присуще всем животным, в том числе и высшим млекопитающим — приматам и человеку разумному — Homo sapiens.

Это «общее» в самом широком понимании — воздействие среды, условий существования, всегда изменяющейся, всегда различной окружающей обстановки и, конечно, различное восприятие, различная реакция на это воздействие у разных животных. У каждого по-своему, по-особенному, характерному только для него одного.

Часто возникающие перед животным новые, неожиданные, еще незнакомые ситуации, заставляли его находить правильное решение, лучший выход, приспосабливаться к новым условиям, менять поведенческие реакции. И не только находить, но и запоминать!

И на каком-то очень раннем этапе их существования возникает у животных память. Сперва «память образов», как назвал ее академик И. С. Бериташвили, который всю свою жизнь посвятил изучению психической деятельности животных. Память, связанная со зрительными или звуковыми восприятиями окружающей действительности. Затем память «краткосрочная» и «долгосрочная».

Множество таких примеров приведены в тексте этой книги. Но конечно, одним из самых главных и самых важных факторов развития психической деятельности животных явилась возникшая (вероятно, не сразу) способность к научению и запоминанию полученного опыта. Ведь животные появляются на свет вовсе не обладающими всеми нужными для существования навыками и привычками. Например, наши домашние кошки, как это было доказано на экспериментах французскими учеными. Котята, отнятые от матери в раннем возрасте, не приученные ею ловить мышей, становясь взрослыми, не умеют это делать. Более того, взрослую кошку очень трудно, а иногда просто невозможно научить этому искусству. Время упущено!

Таких примеров этологи знают множество. Поэтому способность к научению молодого поколения и способность к запоминанию полученного опыта, проявляющаяся в самом раннем возрасте, — могучая сила эволюции психики. Кроме того, у всех возрастных групп есть также способность к подражанию, к использованию опыта уже не одного животного, а всей популяции. И конечно, при изучении постепенного совершенствования психической деятельности животных оба эти фактора должны быть в центре внимания этологов.

Следовательно, без самого пристального, самого скрупулезного изучения и глубокого анализа развития мышления и уровня поведения каждого из видов животных на разных этапах их существования, их эволюции мы не сможем понять, не сможем досконально исследовать все пути и то «генеральное направление», каким шел человек в своем постоянном совершенствовании, своем постоянно усложняющемся психическом развитии к становлению разума. И не может быть никаких сомнений в том, что психическая деятельность человека имеет свои истоки, берет свое начало в психической деятельности животных.

Польский зоопсихолог, бывший президент Польской академии наук, почетный член Академии наук СССР, ныне покойный Ян Дембовский, в своей книге «Психология животных» писал: «Психика человека не могла появиться внезапно; она развивалась постепенно, и ее эволюцию можно понять лишь на основе подлинных знаний о психической деятельности животных». И это совершенно справедливо!

Все последние годы у нас в стране и за рубежом идет интенсивное накопление материалов. Учеными разных стран были развернуты широкие этологические исследования, поставлены разнообразные эксперименты для решения этой большой и трудной проблемы, написаны тысячи новых работ, проведены научные конференции по отдельным разделам этологии. Но до окончательного понимания и решения всех стоящих перед этологами вопросов, до раскрытия хотя бы главных аспектов этой тайны мы пока еще не дошли.

Наш соотечественник, ученый, пользовавшийся мировой славой и признанием, выдающийся физиолог академик Иван Петрович Павлов, наблюдая, как шимпанзе решают поставленные перед ними в опыте задачи, говорил: «Вы точно воочию присутствуете при образовании нашего мышления (выделено мной. — И. А.), видите все его подводные камни, все его приемы…»

С легкой руки Павлова в течение последних трех десятилетий многие этологи мира обратили особое внимание на изучение человекообразных обезьян и в первую очередь на шимпанзе, который наиболее близок к далеким предкам человека, хотя и не входит в их число. За последние годы были получены интереснейшие и очень важные данные. Шимпанзе действительно сделался помощником этологов во многих опытах, помогающих в раскрытии тайны становления разума человека. И недаром академик И. С. Бериташвили, изучая три вида памяти у животных — «память образов», «краткосрочную» и «долгосрочную» память — пришел к выводу, что лучше, чем у всех остальных животных, оба последних вида памяти проявляются именно у обезьян, как наиболее высокоорганизованных животных, самых близких к человеку.

Благодаря работе этологов с обезьянами, и прежде всего, конечно, с шимпанзе, в течение самых последних лет были получены новые, очень важные и ценные данные. У нас такие работы проводились, в частности, Л. А. Фирсовым в антропологическом центре Института физиологии имени И. П. Павлова АН СССР. А начало этих работ было положено самим Иваном Петровичем Павловым. Эксперименты на человекообразных обезьянах привели Павлова к важнейшему заключению о невозможности истолковать все их поведение только с точки зрения условных рефлексов. Многие их действия не укладывались в такое толкование. И этот очень важный вывод дал толчок к дальнейшим экспериментам, дальнейшим поискам.

Конечно, все процессы возникновения, формирования и развития психической деятельности животных, появление у них мышления, способности запоминать и в какой-то степени накапливать жизненный опыт, появление способности к образованию условных рефлексов, к научению и подражанию себе подобным — все это происходило значительно сложнее и разнообразнее, чем рассказано в этой книге. Я намеренно не касался здесь всех сложностей, всего многообразия, всех путей эволюции мышления и высшей нервной деятельности. Намеренно упростил и описание известных процессов этого становления, чтобы было легче понять основное. Тем более что пока еще далеко не все нам известно и большая работа, трудные исследования, разнообразные эксперименты и главные выводы еще впереди.

Содержание

Вместо введения… 3

Движение — простейшая форма поведения

Тропизмы… 5

Солнечный компас… 9

Научение и инсайт

Релизеры… 11

Запечатление… 14

Особая форма познания — игры… 18

Подражание… 26

Инсайт… 27

Опыты профессора Л. В. Крушинского…. 36

Иерархия и территориальный императив

Ранги у животных… 38

Позы подчинения и ритуальные бои… 45

Чем отличается территория от ареала… 50

Почему поют птицы?… 59

Пограничные столбы ревиров… 61

Брачные церемонии

Некоторые беспозвоночные… 66

Колюшка и цихлиды… 70

Брачные игры птиц… 73

Млекопитающие… 84

Запахи в мире животных

Насекомые… 87

Змеи, крокодилы, рыбы… 91

Птицы и звери… 95

Феромоны

Эпагоны — феромоны любви… 101

Одмихнионы — путеводные нити… 103

Торибоны — феромоны страха и тревоги… 108

Гонофионы — феромоны, меняющие половые свойства… 113

Гамофионы — феромоны полового созревания… 117

Этофионы — феромоны поведения… 120

«Лакомые» феромоны — лихневмоны… 123

Оборонные вещества — аминоны… 127

Боевые вещества — прогаптоны и феромоны паразитов — ксеноблаптоны… 131

Другие средства общения

Акустические сигналы… 133

Ультразвуковые коммуникации… 143

Зрение… 150

Частные примеры поведения

Беспозвоночные… 154

Рыбы… 168

Амфибии и рептилии… 171

Птицы… 180

Серая крыса… 183

Послесловие… 187

Писатель и ученый, Игорь Иванович Акимушкин широко известен в нашей стране как популяризатор биологии.

Об удивительном мире природы, о чудесах, которые ждут нас за порогом нашего дома, о самых последних открытиях биологии рассказывает он в своих книгах.

Им опубликовано более 60 научно-художественных и детских книг. Многие из них переведены на языки народов нашей страны и за рубежом.

Особо следует отметить шесть книг серии «Мир животных», получивших первую премию на Всесоюзном конкурсе общества «Знание».