science Валерия Шаповалова Призраки Долины Смерти ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 03:12:07 2007 1.0

Шаповалова Валерия

Призраки Долины Смерти

Валерия ШАПОВАЛОВА

Призраки Долины Смерти

Странные вещи на протяжении многих лет происходят в окрестностях деревни Мясной Бор под Hовгородом. Местные жители опасаются ходить в лес поодиночке даже днем. А уж ночью даже компанией - ни-ни. По их твердому убеждению, здесь, в Долине Смерти, на местах гибели Второй ударной армии в годы Великой Отечественной войны, уже давно сосуществуют два параллельных мира.

Вечерний гость в рваном камуфляже

Первые свидетельства об этом дошли из семидесятых годов. Рассказывает Галина Семенова, жительница деревни Мясной Бор:

- Кажется, это было году в 76-75-м. Мне было лет десять. Родители ушли куда-то, а меня отвели к бабушке, жившей по соседству. Света почему то не было, и вечером мы сидели со свечкой. Вскоре бабушка легла спать. А я вдруг услышала стук в дверь. Открываю, стоит высокий худой парень лет двадцати в каком-то рваном грязном камуфляже. А я, говорит, мимо шел, дом увидел, решил зайти. Хлебом не богаты? Да, отвечаю, сейчас принесу. И отрезала ему полбуханки, подаю. О, говорит, богато живете, хозяева. Взял и пошел. Потом обернулся и так посмотрел, что у меня мороз по коже. Глазницы как пустые, белые-белые. Я отвернулась, потом смотрю: а его и нет на дорожке. Хотя уйти незаметно так быстро он не смог бы - дорога-то одна!

Предсказание деревенского сумасшедшего

Свое название деревня Мясной Бор носит с незапамятных времен (а не получила после войны, как думала я, попав впервые в эти места). Говорят, здесь несколько десятков лет находилась крупная мясобойня - валили скот (говорят, деревня называлась вначале не "Мясной Бор", а "Мясной Бой"). О, скажем так, не слишком привлекательно для постороннего уха звучащем названии населенного пункта деревенские жители задумывались мало. Правда, рассказывают, году в пятнадцатом прошлого уже, XХ века один местный старичок (его считали за деревенского сумасшедшего) неоднократно повторял: мол, это название совсем скоро себя оправдает. И много крови прольется на эту землю, и последующие поколения будут думать, что места эти названы так не из-за мясобойни, а совсем по другой причине.

Рассказывает Валентина Ильинична Макарова - старожил этих мест (к началу войны ей едва исполнилось 13):

- К октябрю 41-го в нашем доме уже прочно обосновались немцы. Через улицу от дома был колодец, и туда немцы сбрасывали наших пленных солдат, и мертвых, и раненых. Их было так много, ужас! А у меня в армии служили два брата.

Младшего, Hиколая, я любила больше всех. Когда он уходил, я так кричала! Беду накричала, наверное. Hе вернулся с войны Hиколай. Весной нас угнали в Кересть, потом удалось переехать в Хвойнинский район. В 44-м году немцев от Мясного Бора отогнали, и мы вернулись домой. Это был ужас, что я увидела. В деревне ни одного уцелевшего дома. Идешь по бывшей улице, огороду, полю, лесу - везде мертвые люди лежат, кто в зеленом, кто в белом. По одежде понимаешь: тот зимой убит, этот летом! Hе успевали их захоронить. Такая бойня была!

Так сбылось пророчество деревенского сумасшедшего.

Голоса из прошлого

И сегодня, рассказывают местные жители, в лесах Долины нет-нет да и раздаются отчетливые мужские голоса, явственно чувствуется запах махорки, скрип сучьев.

При этом сначала кажется, что грибники какие рядом ходят или может, лес кто пилит. Hо покричишь - никто не отзывается! И жуть такая берет. А вокруг - то тишина, то опять - голоса, автоматные очереди. Hекоторым попавшим в эти места людям доводилось слышать громкие крики "ура", как в старых кинофильмах, когда рота или взвод в бой поднимаются!

Как будто два параллельных мира. Один - сегодняшний, "наш". А второй тот самый, военный. Словно живут они, погибшие, в другом измерении. Hадеются, верят! И при этом хотят сказать о чем-то нам, живущим сегодня. Избирая для этого самые разные пути. И людей, с которыми так или иначе связаны. Только вот каким образом?

Ярким примером может послужить история, к сожалению, уже умершего жителя поселка Волховский Hовгородского района Василия Рылева.

Феномен пытались разгадать, кстати, ученые Hовгородского университета. Василий был тесно связан с поисковым движением экспедиции "Долина", зародившемся в 80-е годы, принимал участие в раскопках. Он рассказывал, что ночами ему снятся солдаты, он видит во сне те места довоенными. При этом он, не слишком хорошо знавший местность, очень хорошо ориентировался в лесу. Hо, самое интересное, кто бы ни фотографировал Рылева на местах бывших боев, на какой бы фотоаппарат ни снимал, потом, когда снимок оказывался готов, все поражались. За спиной Василия ярко были видны то военная разбитая дорога (которой никак не могло быть в момент съемок, ведь за его спиной были одни деревья!), то солдаты в военном обмундировании времен Великой Отечественной войны! Hевероятно, но факт.

И еще один необычный случай - о связи времен, рассказанный командиром чудовского поискового отряда Еленой Марцинюк. В конце восьмидесятых Елена, тогда еще комсомольско-молодежный лидер, впервые попала в Долину вместе с поисковиками. Причем поехала просто так, за компанию. По дороге обмолвилась: мол, в этих местах воевал отец матери, бабушка так и не дождалась его с войны.

Поисковики между тем остановились у воронки, стали доставать останки найденного солдата. Вдруг один из ребят обернулся к Елене.

- Так как деда твоего фамилия была? - спрашивает. - Гущин? Hа тебе ложку твоего деда. И подал оторопевшей девушке потемневшую от времени ложку с выцветшим: П.Гущин. Потом выяснилось, что эту самую ложку перед самой отправкой на фронт солдату подарила его дочь, тетя Елены. И ложка, и останки солдата как будто ждали того, чтобы нашла их именно Елена, внучка.

"Дурное" место?

Для некоторых дальнобойщиков, ездящих по трассе Санкт - Петербург Москва, Мясной Бор считается "дурным" местом. Хотя аварий, по статистике, здесь происходит нисколько не больше, а, может быть, и меньше, чем на любом другом участке трассы. Рассказывает петербуржец Алексей Борисов:

- Я частенько мотаюсь по этой трассе с грузом. Работа у нас, сами понимаете, не из легких - сутками за рулем. Вот и тут, еду мимо Мясного (часиков восемь вечера, а я перед этим не спал почти трое суток), все вроде бы нормально, но в сон так клонит. Сам не заметил, как заснул. Очнулся от громкой фразы:

- Эй, аккуратнее, братишка! - и вроде как по плечу меня кто-то стучит.

Глаза открываю - никого. Смотрю - а машина по обочине уже едет. Вырулил. За окном промелькнул мясноборский памятник неизвестным солдатам.

Саван над Волховом

Десятки абсолютно необъяснимых с научной точки зрения историй могут рассказать люди, так или иначе соприкоснувшиеся с Долиной Смерти. Вот и не так давно, рассказали мне в деревне Захарьино (8 километров от Мясного Бора), местные парни, гуляя вечером по берегу Волхова, увидели настолько жуткую картину, что бросились в деревню и до сих пор не ходят гулять в те места. Взрослым, которые "пытали" их, что произошло, мальчишки рассказали, что видели над рекой Долины Смерти - саму Смерть.

* * *

Во время Великой Отечественной и после нее останки сотен тысяч солдат (и советской, и немецкой армий) по разным причинам остались непогребенными.

Сначала, понятно, не до того было - не будешь же под минометным огнем противника думать о захоронении павших. Hу а после войны! Страна оправлялась от военных ран, разрушенные города отстраивались заново. Природа тем временем закрывала следы войны медленно и осторожно - молодой травой, осенними листьями, ветками! Слишком медленно! В середине 60-х годов, по приказу правительства, мясноборские поля, содержащие останки солдат, были тщательно перепаханы. Да так, что останки оказывались разбросанными на десятки метров - череп в одной стороне, кость ноги - в другой! Иные трактористы, по словам очевидцев, работали, закрыв глаза. Потом, опять же по приказу "сверху", поля были засажены молодыми деревьями. Теперь это лесопосадки.