sci_psychology sci_medicine_alternative religion_esoterics Михаил Викторович Виноградов Битва экстрасенсов. Как это работает?

Михаил Виноградов — известный психиатр-криминалист, доктор медицинских наук, профессор, создатель «Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях». Несколько лет он был главным экспертом самого популярного телевизионного проекта «Битва экстрасенсов». Профессор Виноградов, опираясь на научные данные, излагает свое видение экстрасенсорики как вполне реально существующего явления. Поэтому он в курсе всех закулисных тайн и интриг этого эпатажного шоу. «То, что все мы видели своими глазами на «Битве», хоть и носит оттенок телевизионного шоу, показывает телезрителям не постановку, а реальные эксперименты с участием реальных экстрасенсов, — убеждает ученый. — Как говорят в народе, ни одной подставы!»

Только в этой книге вы узнаете, за что колдун Алексей Фад проклял ведущих — иллюзионистов братьев Сафроновых. И как за это поплатился. Вы узнаете, каким фантастическим способом экстрасенсам удавалось узнать, кто из известных людей прячется за ширмой. И как им удавалось увидеть события далекого прошлого с плотной повязкой на глазах, только дотронувшись до какой-либо вещи. Вы убедитесь, что с помощью сверхчувственного дара можно, не выходя из комнаты, не только найти пропавшего человека, но и раскрыть преступление.

Перед вами предстанут чудеса ясновидения и предвидения, которые демонстрировали Мехди Эбрагими Вафа, Лилия Хегай, Сулу Искандер, Владимир Муранов, Леонид Коновалов, Михаил Филоненко, Турсуной Закирова, Наталья и Максим Воротниковы, Наталья Носачева, Зулия Раджабова, Ирик Садыков и многие другие уникумы.

ru
Your Name FictionBook Editor Release 2.6.6 07 July 2014 2B87DC66-C949-4BAA-8737-B76ACFB3B995 1.1

1.1

Битва экстрасенсов как это работает? ACT Москва 2014 978-5-17-083609-3

 Михаил Виноградов

Битва экстрасенсов: как это работает?

Введение.

Пришло время серьезно поговорить о сверхъестественном. Экстрасенсорика — мистика? Нет. Это уже давно доказанная наукой реальность. Во всем мире исследования крупнейших ученых доказали, что явления мистического характера — это бесспорно существующие реалии.

Вспомним прошлое. Дактилоскопия — метод идентификации человека по отпечаткам пальцев — более 100(!) лет пробивала себе дорогу в криминалистику. И все это время вызывала лишь насмешки от маститых криминологов. А сегодня дактилоскопия не только неотъемлемая и важнейшая часть доказательной базы. Как показали новейшие научные разработки, в узорах на пальцах и ладонях скрыты и способности человека, определяющие его будущую профессию, и даже его будущее! Так, например, уже давно специалисты по спортивной антропологии поставили на научную основу профессиональное «гадание» по папиллярным узорам — с детства вычисляют будущих олимпийских чемпионов!

Другие известные примеры долго не признаваемых у нас в стране наук — кибернетика и генетика. Они долго были изгоями, их даже называли «продажными девками империализма». А кибернетиков и генетиков прямиком отправляли в лагеря. Сегодня же это самые передовые научные отрасли.

Экстрасенсов и парапсихологов трагическая участь обошла стороной. Повезло им только потому, что вере в чудеса подвержены все люди без исключения, в том числе и сильные мира сего. Так, например, спецслужбы Советского Союза с подачи Сталина изучали эти явления и использовали многих практиков «мистического фронта» в государственных интересах. Не говоря уж о том, что именитые партийные деятели и даже Генсеки прибегали к помощи целителей.

Известно увлечение оккультизмом Адольфа Гитлера.

Несмотря на это, большинство населения нашей страны — кто по инерции, а кто по неведению — продолжают подвергать экстрасенсов и парапсихологов осмеянию. И меня это приводит в недоумение: ведь сегодня крупнейшие научные центры всего мира, ведущие специалисты в области квантовой и лазерной физики уже практически вплотную подошли к пониманию реального существования ТОГО и ЭТОГО миров. И даже научились проникать за тонкую грань, разделяющую эти миры.

Михаил Виноградов.

Об авторе: «Собиратель экстрасенсов»

Михаил Викторович Виноградов — психиатр- криминалист, доктор медицинских наук, профессор психиатрии, создатель и руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях (1999 г.), инициатор организации и руководитель некоммерческого партнерства «Лига экстрасенсов РФ» (2009 г.), эксперт телевизионного проекта канала ТНТ «Битва экстрасенсов» с момента его создания (2007 г.).

Средства массовой информации не случайно называют Михаила Викторовича «Собирателем экстрасенсов», потому что он ищет, изучает и собирает в своем Центре людей с самыми сильными сверхчувственными способностями.

Проблемой особой чувствительности людей Виноградов занимается со студенческой скамьи. Сначала эта тема его интересовала в познавательных целях, а в дальнейшем — уже с позиций ученого-исследователя — в научных и практических целях. Он первый ученый в России, который стал использовать экстрасенсорные способности для помощи людям, попавшим в беду. А вскоре по Постановлению Правительства РФ Виноградов стал руководить специальными исследованиями в области военной психофизиологии.

За время своего существования Центр приобрел большой авторитет и международную известность. За помощью и поддержкой по самым разным вопросам в него обращаются организации и частные лица со всего мира. Гарантом качества оказания помощи, ответственности и добропорядочности Центра является бренд, имя, которое он носит, — имя Михаила Виноградова.

Работать в Центре — это большая ответственность и большая честь. Михаил Викторович лично набирает штат сотрудников, и при отборе оценивает не только профессиональные, но и чисто человеческие качества каждого кандидата. Виноградов убежден: если у профессионала даже самого высокого уровня есть хотя бы мельчайшие бреши в его морально-этических устоях, то он не сможет стать сотрудником Центра.

В Центре Виноградова работают различные специалисты — психологи, врачи-реабилитологи, врачи-неврологи, психиатры. Среди них есть кандидаты и доктора медицинских наук. Но ядро Центра составляют экстрасенсы. Часть из них — это известные в стране победители, финалисты и простые участники телевизионного шоу на ТНТ «Битва экстрасенсов». А часть — это молодые талантливые дарования, чьи имена только приобретают известность благодаря их успешной работе. Экстрасенсов объединяет общая цель — оказание помощи в экстремальных ситуациях. Однако при этом у каждого из них есть свои, индивидуальные способности, свой уникальный дар, своя специализация и оригинальный метод работы. Именно поэтому в Центре существует практика подбора специалиста в зависимости от специфики каждого конкретного случая. Над любыми самыми сложными и многогранными проблемами, с которыми люди обращаются в Центр, работают одновременно несколько экстрасенсов, и обязательно независимо друг от друга. После получения всех результатов под руководством Михаила Виноградова формируется одно окончательное заключение.

В Центре ведется большая научная работа по изучению экстрасенсорики как явления. В настоящее время уже накоплена большая доказательная база, которая с сугубо реалистических научных позиций не только доказывает факт существования особой чувствительности, но и раскрывает ее материальную — физическую, волновую — природу.

Для объективной оценки наличия и силы экстрасенсорных способностей в Центре разработан и внедрен авторский метод, включающий в себя систему тестов и электрофизиологическое исследование — биоэлектрографию с особенными нагрузками. Все экстрасенсы Центра успешно прошли это исследование, результаты которого подкреплены специальными сертификатами. Все желающие, кто предполагает наличие у себя необычных способностей, также могут обратиться за прохождением этого тестирования.

Также в Центре постоянно ведется работа по повышению профессионального уровня сотрудников: регулярно проходят семинары, мастер- классы, на которые приглашаются и все желающие. Специалисты принимают участие в конференциях, симпозиумах и других научных мероприятиях в области экстрасенсорики, цели- тельства, астрологии и психологии в стране и за ее пределами, выступая со своими сообщениями и публикациями.

Деятельность экстрасенсов Центра многогранна и разнообразна. Особое место в ней занимает поиск людей, пропавших без вести. Эта работа осуществляется либо по обращениям правоохранительных органов, либо по обращению граждан, но всегда при непосредственном участии представителей органов правопорядка.

Несмотря на то что Центр является частной структурой и не имеет какой-либо материальной поддержки со стороны государства, вся работа по запросам правоохранительных органов осуществляется безвозмездно — такова политика руководителя Центра и его коллектива.

В Центр ежедневно приходят до 50 писем по электронной и традиционной почте со всех концов земного шара. И ни одно письмо за все годы существования организации не осталось без ответа. Более того, всю громадную работу по обработке почты, ответам на поставленные вопросы, зачастую требующую больших затрат времени и привлечения нескольких специалистов, Центр выполняет также безвозмездно.

Сотрудники Центра Виноградова получают большое количество благодарностей от частных лиц и организаций. Очень значимы благодарственные письма от официальных правоохранительных органов за помощь в раскрытии особо опасных преступлений, от следователей — за предоставление данных, поспособствовавших раскрытию злодеяний, от граждан — за реальную помощь и поддержку в тяжелых ситуациях. Особенно радостно получать благодарности за помощь, когда похищенных, заблудившихся и потерявшихся людей удается найти живыми.

Столь же приятно осознавать, что сотрудники помогают сохранить семьи, верно сориентировать в профессиональной деятельности, наладить отношения с детьми (родителями), восстановить психологическое и физическое здоровье большому количеству людей.

Научные интересы Михаила Виноградова всегда были разносторонними. Он широко известен не только как специалист в области экстрасенсорики, но и как психиатр-криминалист социальной направленности, комментирующий в средствах массовой информации самые острые проблемы современной жизни, самые резонансные события в стране и за ее пределами. А с 2000 года новым важным направлением деятельности Михаила Викторовича стало изучение психологии терроризма, психологии преступников, совершивших особо тяжкие преступления против личности, а также решение вопросов антитеррора. Как общественный деятель профессор Виноградов принимает участие в работе партии «Демократическая правовая Россия».

Посвятив свои юные годы постижению нелегкого журналистского труда, Михаил Викторович никогда не отказывает в интервью на актуальные темы тем изданиям, направленность которых не противоречит его внутренним убеждениям. Кроме того, на постоянной основе он сотрудничает с рядом СМИ. В течение многих лет профессор Виноградов является постоянным автором журнала «Юрист спешит на помощь», приложения к «Российской газете», в каждом ежемесячном номере которого присутствуют его статьи на резонансную политическую тему. Там же он второй год описывает преступления, которые удалось раскрыть экстрасенсам Центра.

Более 10 лет Михаил Викторович является экспертом газеты «Комсомольская правда», выступает на страницах издания, на радио и телевидении «КП», отвечает на интересующие читателей (слушателей, зрителей) темы — от вопросов здоровья, политики, психологии до экстрасенсорики и громких преступлений.

В издании «РБК дейли» Михаил Викторович как колумнист ведет свою постоянную колонку, посвященную актуальным темам, волнующим общество. Одна из последних его публикаций была посвящена анализу ситуации в полиции после реформирования ведомства.

Как психиатр-криминалист Виноградов регулярно привлекается к деятельности Общественной Палаты при президенте РФ, Общественного совета МВД, Общественного совета ФСБ. По вопросам терроризма он сотрудничает с Национальным Антитеррористическим комитетом.

Биография Михаила Виноградова: этапы большого пути

Виноградов — коренной москвич в третьем поколении. Родился в доме деда на Петровке, точнее — в той малой его части, которая была оставлена семье после разделения дома на коммунальные квартиры. Будучи старшеклассником, он начал трудовую деятельность в качестве внештатного сотрудника — корреспондента газеты «Московский комсомолец». Много печатался. За репортаж, посвященный полету первого человека в космос, удостоился благодарности редакции, а за интервью с Раулем Кастро получил такой гонорар, на который сумел купить роскошные ботинки. Уже тогда стремился вносить свой посильный вклад в борьбу с преступностью, участвуя, как корреспондент газеты, в работе городского оперативного отряда по борьбе с бандитизмом. Зачастую эти операции были сопряжены с достаточно высоким риском.

Во время учебы в Первом Московском медицинском институте увлекался хирургией. Но однажды по заданию профессора, руководителя хирургического кружка, попал на кафедру психиатрии с целью овладения техникой гипноза. Так там и остался, «заболев» психиатрией. На кафедре он повстречался с знаменитыми тогда экстрасенсами — Розой Кулешовой и Джуной Давиташвили. В это же время как врач-гипнолог стал проводить эксперименты со сверхчувствительными людьми. Цель опытов была — узнать, как экстрасенсы при отсутствии слухового и зрительного контактов воспринимают гипнотическое воздействие на расстоянии.

Диапазон научных интересов молодого доктора-психиатра был достаточно широк: одновременно с исследованиями по экстрасенсорике, совершенствуя собственное психологическое и интуитивное видение проблемы в целом, он занялся анализом поведения личности в экстремальных ситуациях, который и стал темой его кандидатской диссертации. А докторская диссертация Виноградова, к тому времени руководителя Центра психофизиологических исследований в системе МВД, была посвящена проблемам «психологической деформации сотрудников МВД».

Его успехи как ученого и практика в областях, предъявляющих особые требования к психофизиологической устойчивости, определили сферу его дальнейшей деятельности. Он был привлечен к исследованиям в области военной психологии и психиатрии, в которой впервые внедрил в нашей стране модифицированные им психологические методики и тесты, используемые в военных исследованиях в США. Тогда же им был привезен в страну первый полиграф — детектор лжи, отработана методика исследования, начато его применение. Не забывал он и свою постоянную тему: параллельно вел анализ деятельности экстрасенсов, изучая возможности использования их способностей в военизированных подразделениях.

Виноградов создал и возглавил первую и единственную на тот момент в стране Бригаду по оказанию экстренной помощи в местах массовых катастроф и стихийных бедствий, явившуюся прообразом МЧС. С этого времени он постоянно привлекал к ее работе экстрасенсов. В ликвидации последствий наиболее тяжелых катастроф, таких, как землетрясение в Спитаке (Армения), авария на Чернобыльской АЭС, землетрясение в Иране, Михаил Викторович принимал личное участие, оказывая в очагах поражения медицинскую и психологическую помощь пострадавшим и воинскому контингенту спасателей.

Михаил Викторович с 2000 года начал личную работу по составлению визуального и психологического портрета и разработке алгоритма преступных действий маньяков на основании характера преступления. Наиболее ярким примером является созданный им в студии в прямом эфире во время программы «Независимое расследование» на канале НТВ портрет так называемого «Барнаульского маньяка», в значительной степени содействовавший его скорой поимке.

Виноградов — автор более 150 научных работ, в том числе 5 монографий, опубликованных не только в нашей стране, но и в Венгрии, Польше, Японии, США. А многие другие его работы до сих пор имеют гриф секретности.

Награжден Правительственными наградами, Почетным знаком «Изобретатель СССР». Его биография опубликована в Биографической энциклопедии успешных людей России «WHO IS WHO В РОССИИ».

Предисловие

 Лекции под грифом «совершенно секретно»

Идея создания этой книги возникла давно. Могу даже назвать точную дату — 16 марта 1999 года. Именно в этот день мною был официально зарегистрирован в Москве Центр правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях. Но от возникновения самой идеи до ее реализации прошло почти 13 лет — «знаковое число», чертова дюжина. Идея книги — это даже еще не скелет, только некий стержень. «Скелет» появился потом, а уже на костную основу стало нарастать и «мясо» — невероятно интересный фактический материал. Да и сам Центр видоизменялся, преобразовывался, шлифовал тематику, выбирал основные направления деятельности. К настоящему времени накоплен большой фактический материал, который позволяет доказательно говорить и о пользе практической деятельности самого Центра, и выдвигать некоторые теоретические предпосылки, на мой взгляд, теперь уже безусловной доказательности существования экстрасенсорики не как мистического явления, а как явления научно доказуемого.

Оглядываясь назад, анализируя свой жизненный путь, я невольно прихожу к почти мистической мысли о предначертанности судьбой моего необычного пути в научной и административной деятельности.

По окончании института меня забрали — в прямом смысле этого слова — в аспирантуру по специальности психофизиология при институте Медико-биологических проблем Третьего главного управления Минздрава СССР, курирующего космос и ракетные войска. Отнесся я к такому распределению, мягко говоря, без энтузиазма. Я хотел быть психиатром. Но на кафедре психиатрии в тот год не было мест. Все три вступительных экзамена в аспирантуру — иностранный язык, историю КПСС и физиологию — я сдал (по моей просьбе) в один день и, не дожидаясь результатов, уехал в спортивный лагерь Первого Медицинского института спасателем.

Вернулся в Москву в конце августа и только тогда узнал, что я давно зачислен в аспирантуру. Через полгода экстерном сдал кандидатский минимум и ушел из аспирантуры. С осени начал обучение в ординатуре на кафедре психиатрии института. Тогда заведовал кафедрой крупнейший советский психиатр и замечательный человек — профессор Василий Михайлович Банщиков. А моим непосредственным шефом был в то время еще доцент кафедры Григорий Иванович Исаев. Именно Исаев вызвал у меня интерес к анализу личности, прогнозу поведения в экстремальных условиях и еще ко многим проблемам, уже вовсю изучавшимся на Западе. А Василий Михайлович привлек меня в качестве технического помощника к анализу паранормальных способностей Розы Кулешовой, Джуны Давиташвили и других людей, которых в те времена еще не называли экстрасенсами, а чаще именовали целителями. Вот такое, я бы сказал, комплексное начало моего научного пути и определило мою дальнейшую судьбу.

В середине первого года обучения в ординатуре меня неожиданно пригласили в партком института. В кабинете секретаря за журнальным столиком сидели два очень плотных дяди в серых габардиновых плащах. «Михаил Викторович, — обратился ко мне секретарь, — вот эти люди хотят с тобой побеседовать, а я пока другими делами займусь». Сказал и вышел из кабинета. Плотные дяди очень доброжелательно пригласили меня присесть на стул напротив и положили передо мной два сборника научных статей, открытых на моих публикациях.

— Это вы писали? — спросил один из них.

— Конечно, я, — был мой ответ.

— И вы действительно можете по внешним признакам давать прогноз поведения и определять, кто есть кто из числа ранее незнакомых вам людей? — пристально глядя на меня, спросил второй.

— Начинаю определять, — согласился я. — До совершенства мне еще далеко. Хотя то, что вы оба из «конторы», мне понятно. Вот вы (я повернулся к первому собеседнику) — подполковник. А вы (обратился я ко второму) — майор.

— То, что мы «из конторы», легко догадаться, а вот наши звания вы определили точно, — удивились мои собеседники.

С этого дня я стал консультантом в одном из военных институтов по проблемам военной психофизиологии. Это было одно из направлений специальных комплексных исследований военной науки защитительного и наступательного характера, в которых в то время наша страна, безусловно, опережала основного конкурента — Соединенные Штаты Америки. Достаточно подробно об этих исследованиях в статье «Страшнее пули» писала «Российская газета» в номере от 12 апреля 2012 года.

Параллельно с обучением в ординатуре и работой в клинике у меня началась вторая, скрытая от глаз моих коллег, «тайная жизнь». В клинике я вел больных, собирал материал для кандидатской диссертации. А после работы в клинике в условленном месте меня забирала машина и везла к старинному особняку в одном из переулков в центре Москвы. Там собирались сотрудники одного из военных институтов. Я читал им лекции по проблемам и систематизациям личности, которые были уже тогда хорошо разработаны зарубежными учеными. Знакомил с теориями известных американских психологов, супругов Алана и Барбары Пиз, которые в своих книгах давали удивительные рекомендации, каким образом можно «читать» любого человека как раскрытую книгу. Именно это и интересовало моих слушателей, которые, хоть и не представлялись мне ни по роду деятельности, ни по профессиональной принадлежности, безусловно, были офицерами военной контрразведки. Лекции мои стенографировались и издавались небольшими тиражами под грифом «совершенно секретно».

Через какое-то время меня неожиданно пригласили на собеседование в оборонный отдел ЦК КПСС. Это приглашение инициировал заведующий сектором прогноза военного потенциала США Анатолий Артурович Бобров. «Бобрик», как его ласково называли между собой друзья. Человек высочайшего интеллекта и большой душевной щедрости. В оборонном отделе ЦК КПСС мне предложили по результатам моих работ написать программу специальных исследований в области военной психофизиологии и наметить организационные пути их реализации.

Представленные мной предложения обсуждались на Ученых Советах Академии Медицинских наук в Москве и Новосибирске, в Государственном Комитете по науке и технике «ГКНТ». А пока шло это обсуждение, я был введен в состав специальной закрытой комиссии по проблемам защиты войск и населения в условиях военного времени.

Когда все мои предложения были отредактированы и одобрены правительством, в системе МВД СССР, но под контролем оборонного отдела ЦК КПСС, был создан Центр психофизиологических исследований и Специальная всесоюзная служба, состоящая из 89 региональных лабораторий, подчиненных этому Центру. А я был назначен и начальником Центра, и оперативным руководителем этой Службы. Одновременно с этим назначением совместным Постановлением партии и правительства я был утвержден научным руководителем по разработке проблемы психофизической защиты войск и населения. Вся проблема включала в себя десять направлений, в числе которых было и изучение возможностей паранормальных способностей человека в целях и защиты своих контингентов, и в целях разработки поражающего воздействия различных контингентов возможного противника. Одно из этих направлений стало основой моей докторской диссертации. Естественно, под грифом «секретно».

В те времена изучение паранормальных способностей для меня было занятием скорее второстепенным. На первое место выдвигались другие аспекты этой большой проблемы. А когда срок государственной службы подошел к логическому концу, изучение паранормальных способностей в государственных интересах стало основным направлением моего, теперь уже частного, Центра.

Специалист любого уровня с выходом на пенсию передает эстафету более молодым, а сам остается, в лучшем случае, консультантом или советником по прежде возглавляемым им проблемам. Я остался консультантом. Однако роль консультанта хотя и почетная, но меня с моей активностью, конечно, не устраивала. Мне было необходимо поле самой активной деятельности. А заниматься теми проблемами военной психофизиологии, разработкой которых я руководил ранее, я уже не мог. Допуск к секретным работам пенсионерам не положен. Поэтому я выбрал ту сферу своей прежней деятельности, которая в основном является не закрытой, а общедоступной для изучения. А именно экстрасенсорику. Но поскольку я всю жизнь работал на государство, то мои поиски привели меня к исследованиям такого рода экстрасенсорики, которая отвечала и моим личным, и государственным интересам.

Мое предложение о привлечении возможностей экстрасенсов к поиску без вести пропавших и к раскрытию особо тяжких преступлений одобрили и в правовом управлении Государственной Думы, и в Прокуратуре, и в МВД. Позднее, когда был уже накоплен большой опыт успешной деятельности и был создан Следственный комитет РФ, исследование возможностей использования паранормальных способностей в криминалистике стало проводиться совместно с Главным управлением криминалистики СК РФ.

Не обошлось и без трений. Когда руководитель Главного управления криминалистики Следственного комитета Российской Федерации (ГУК СК РФ ), широко образованный и широко мыслящий человек, ушел в отставку, а его талантливый помощник получил повышение, связующим звеном между ГУК СК РФ и моим Центром стал очень странный господин. Бывший полковник милиции одного из технических институтов МВД, вдруг ставший полковником юстиции. Он, поняв значимость такой работы, всеми силами стал, как говорят в народе, перетягивать одеяло на себя и вносить раскол между Центром и СК РФ. В свою «группировку» он привлек людей, по моим представлениям, не пригодных по морально-этическим качествам для работы в моем Центре. Так, например, он с некоей «ведьмой», как она сама себя величала, по субботам в каком-то гадальном салоне продавал амулеты от порчи и сглаза или помогал ей наводить порчу на неугодных ее заказчикам людей. Других «магов» под фальшивой, как оказалось, вывеской якобы моего Центра он поощрял, к изгнанию гомосексуального беса из молоденьких ребят... кинжалом и песнопениями.

Мошенников вокруг интересного дела всегда вьется много. Так, например, выяснилось, что от моего имени заочно по телефону, конечно, за немалые деньги, никому неизвестные люди готовы были решать сложнейшие проблемы. А в двух крупных городах России даже отыскались центры, в которых я, якобы, был учредителем.

Но сама жизнь все расставляет на свои места. К настоящему времени мой Центр уже имеет и имя, и авторитет не только в России. Специалисты Центра занимаются разработкой новых методов содействия раскрытию особо тяжких преступлений, сотрудничают с правоохранителями всех уровней в России и с полицией многих иностранных государств, оказывают правовую, психологическую и психоэнергетическую поддержку пострадавшим от маньяков, насильников, педофилов. Помогают справиться с различными экстремальными ситуациями.

С этого я и начинаю свой рассказ о работе Центра. Кстати, чтобы избежать новых подлогов, сообщаю адрес моего Центра: Москва, ул. Кузнецкий мост, д. 19 стр. 1 офис 43., метро Кузнецкий мост. Телефон: +7 (495) 987-18-79. Адрес электронной почты: vin9871879@gmail.com

Часть 1

Про природу экстрасенсорики, Которой очень интересовались Сталин, Гитлер, разведчики и сыщики

Генетику и кибернетику тоже когда-то считали ересью

Наконец-то понятие «экстрасенсорика» прочно вошло в нашу жизнь. И как бы к ней ни относились разные слои и группы населения, от простых граждан до важных государственных чиновников, экстрасенсорика существует и вопреки попыткам ее запретить продолжает все больше укреплять свои позиции в обществе.

Джордано Бруно сожгли на костре «святой» инквизиции, а Земля все так же продолжает вертеться. Это пример того, что само явление и отношение людей к этому явлению, увы, далеко не всегда адекватны друг другу. Возьмем пример из сферы поближе. Метод идентификации человека по отпечаткам пальцев пробивал себе дорогу в криминалистику более сотни лет, а теперь без дактилоскопии не обходится ни одно расследование. Более того, речь давно уже идет о всеобщей дактилоскопии. И правильно — ведь не только погибшие бойцы спецподразделений нуждаются в опознании после гибели. Подчас и простые граждане в случае неожиданной смерти, если на ее момент при них не оказалось с собой документов, могут быть опознаны лишь при наличии банка дактилоскопических данных. Не говоря уж о преступниках. Если в подобный банк данных будет введена информация о каждом гражданине, то наверняка это многих остановит от совершения разного рода преступлений, а другим значительно осложнит их совершение, не говоря уже о том, что сразу позволит правоохранителям установить причастных к правонарушению.

Другая наука — генетика — в нашей стране тоже прошла долгий путь до своего полного признания. Пожалуй, даже более трагический, чем дактилоскопия. Если дактилоскопистов подвергали простому осмеянию, то генетиков отправляли в исправительные лагеря. Ибо, по безусловному утверждению огромного числа псевдо — зато партийных ученых, все мы были «детьми партии и правительства». А вовсе — не детьми своих отцов и матерей. И лишь совсем недавно наконец- то и в нашей стране генетика по праву заняла свое место и в медицине, и в биологии, и, конечно же, в криминалистике. Достаточно вспомнить об исследовании ДНК. Да что там говорить, простое СРАВНЕНИЕ группы крови пробивало себе дорогу в криминалистике не один десяток лет.

На протяжении многих десятилетий спецслужбы всего мира использовали детектор лжи для выявления иностранных шпионов внутри своих структур и для идентификации, как теперь их называют, оборотней или предателей из числа своих. И хотя в настоящее время детектор лжи (полиграф) стали широко применять в правоохранительной и судебной практике, пока еще нет законодательной базы для признания результатов обследования на полиграфе в качестве безусловных доказательств. Более того, подозреваемый в преступлении имеет право попросту отказаться от обследования на приборе. Но, так или иначе, метод оценки правдивости показаний человека применяется повсеместно. А учебные заведения готовят специалистов, работающих с полиграфом, для спецслужб и для гражданских организаций.

Или еще пример — гипноз тоже пробивал себе дорогу в лечебную практику более сотни лет, а сейчас применяется специалистами ведущих психиатрических клиник и даже имеет свой специальный научный институт. Гипноз изучается и криминалистами как метод содействия раскрытию тяжких преступлений. А уж криминалитет давно использует приемы гипноза при совершении своих преступных деяний.

Правда, надо отметить, что отдельные экстрасенсы, провидцы и предсказатели, все же получали признание власть имущих. В России — особенно те, что были близки к православной Церкви. Иногда, как Серафим Саровский, они получали признание еще при жизни. Например, известен факт обращения к нему за советом царственных особ. Хотя чаще провидцев признавали уже после ухода в мир иной и даже причисляли к лику святых. И сегодня в православной церкви тоже есть «прозорливые старцы», уже признанные, пока еще живые и «действующие».

Весьма востребованной экстрасенсорика оказалась в 1930-е годы. Причем на самом высоком государственном уровне. Пришедшие почти одновременно к власти два тирана в самых могущественных тогда государствах мира практически одновременно возжелали мирового господства.

Первым, не скрывая своего интереса к проблеме сверхъестественного, в интересах укрепления своей личной власти попытался исследовать и использовать мистические феномены Адольф Гитлер. Его эмиссары разъехались по всему миру и открыто принялись изучать данную тему.

Иосиф Сталин своего интереса к сверхъестественному не афишировал. Но и не скрывал от приближенных к нему соратников. И по его, Сталина, личному распоряжению в те же 1930-е годы в самой тогда могущественной спецслужбе мира была создана секретная лаборатория по изучению «мистических» явлений. Именно по распоряжению Сталина начались специальные исследования этой проблемы в институтах разведки и контрразведки. Но особенно Сталин благоволил к мощному экстрасенсу того времени — Вольфу Мессингу, который с показательными выступлениями объездил весь Союз. И пользовался у «отца народов» безусловной поддержкой.

Доподлинно известно, что спецслужбы многих стран, и КГБ СССР в том числе, занимались и занимаются изучением паранормальных явлений человеческой психики и экстрасенсорных способностей с целью использования их в государственных интересах. Почти одновременно с исследованиями в Третьем Рейхе и в СССР подобные лаборатории были созданы в Японии, США, Англии, позднее — в Израиле. Малая часть этих исследований стала доступна народу, большая часть остается под грифом «совершенно секретно».

Например, лишь недавно секретная разведывательная служба Великобритании МИ-6 (англ. Military Intelligence, MI6) рассекретила ряд отчетов о своих исследованиях экстрасенсов, и даже назвала несколько институтов, работающих в этом направлении на ЦРУ. Отчеты переведены на русский язык, полностью опубликованы в Интернете, и ряд центральных российских газет перепечатал выдержки из этих отчетов.

Лично я с проблемами изучения сверхъестественного столкнулся с самого моего психиатрического «детства». Я был лекционным ассистентом профессора Василия Михайловича Банщикова. На его кафедре проводились обследования Розы Кулешовой, Джуны Давиташ- вилли, а техническую организацию таких обследований Банщиков поручал мне. Потом как молодого гипнолога меня привлекали к участию в ряде интересных экспериментов. А после защиты кандидатской диссертации я, тогда еще гражданский специалист, стал уже постоянным консультантом в одном военном институте. И вскоре возглавил — но уже в погонах — специальные исследования в области военной психологии и психиатрии.

Так что в настоящее время работу по изучению использования экстрасенсорных возможностей в области криминалистики я веду, опираясь на обширные знания и практический опыт. Подчеркиваю, мой интерес лежит в области изучения именно экстрасенсорных способностей человека.

Хочу сразу определить свое отношение к тем явлениям, которые по незнанию, невежеству или по пропагандистским мотивам в народе относят к мистическим, называют ересью, глупостью, подвергают остракизму. Все, что у многих скептиков вызывает негативную реакцию, — и проклятие, и порча, и сглаз, и магия с колдовством, и, конечно, все виды сверхчувствительности — все это имеет вполне материальную основу. Основу физическую, химическую, электромагнитную, энергетическую. Пусть специалисты в области естественных наук простят мне, гуманитарию, столь вольное обращение с технической терминологией. Суть перечисления этих терминов сводится к тому, что вся магия в целом, и экстрасенсорика в частности, имеют вполне материальную основу.

Человек – это особое приемо-передающее устройство

А теперь совершим небольшой экскурс в далекое прошлое. Экстрасенсорика как явление существует столько же, сколько существует и жизнь на Земле. Ведь это понятие означает сверхчувствительность. Животный мир такой особой чувствительностью обладает и сегодня. Кошки и собаки легко находят свой дом, даже если их увезли от него за сотни верст. Крысы бегут с тонущего корабля. Голубиную почту сейчас не используют, но голуби свой экстрасенсорный дар не утратили.

Древний человек, безусловно, тоже обладал некоей в современном понятии сверхчувствительностью, которая обеспечивала ему выживание в тяжелейших первобытных условиях. Но постепенно акцент в использовании различных человеческих способностей стал смещаться в сторону способностей интеллектуальных. Гомо сапиенс становился существом скорее думающим, нежели чувствующим. Интеллект стал более значимым фактором в жизнеобеспечении человечества, нежели сверхчувствительность. Более значимым и более масштабным. Позволяющим не только предугадывать дальнейшее развитие событий, но и обобщать предыдущий опыт и осуществлять прогнозы обобщающего характера.

А по мере развития технического прогресса свои экстрасенсорные способности мы заменили новыми технологиями. Дорогу стало возможным находить благодаря компасу, мысль и слово передаются на любое расстояние не только телеграфом и телефоном, но и Интернетом. Повседневная необходимость в экстрасенсорике отпала, и человечество стало утрачивать свои естественные способности.

Но есть еще небольшое количество людей, кто родился с экстрасенсорным даром или кому он передался по наследству, либо ему этот дар открылся вследствие какой-либо психологической или механической травмы.

А большинство тех людей, у кого высокий интеллект выдавил даже зачатки интуиции, стали теснить и даже преследовать все уменьшающуюся категорию людей со сверхчувствительностью. Хотя бы просто потому, что человеку свойственно добиваться превосходства и власти над другими людьми. А особая чувствительность делает самих ее обладателей более уязвимыми по отношению к людям с холодным расчетом. И конечно, интеллектуальный анализ явлений понятен всем, даже весьма среднему индивидууму', в то время как сверхчувствительность воспринимается как явление непонятное и мистическое. А всех мистиков, как якшающихся с «нечистой силой», по мнению многих, положено предавать анафеме, а то и вовсе сжигать на кострах. Невзирая на наш просвещенный век.

Однако попытки осмыслить некие «мистические» явления с материальных позиций предпринимались и предпринимаются многими учеными. Так, появились научные работы, в которых утверждается: человек — это своеобразное приемо-передающее устройство. В повседневной жизни диапазон принимаемых и передаваемых им сигналов ограничен пятью органами чувств. Этих пяти каналов простому человеку полностью хватает для своего жизнеобеспечения.

А если какой-то из приемо-передающих каналов начинает давать сбои или ослабевать, то человек прибегает к массе технических приспособлений, восстанавливающих угасающие возможности природных способностей. Например, очки корректируют зрение, слуховые аппараты позволяют восстановить способность слышать, специальные приборы исправляют речь, утраченную в результате заболеваний или травм голосового аппарата. И все это воспринимается людьми не как нечто мистическое, а как безусловные достижения науки и техники.

В норме все человеческие возможности — воспринимать звуки, тепло, видеть на определенное расстояние — имеют безусловные ограничения. Но есть приемы и способы наращивать изначально данные человеку природой способности, расширять их диапазон. Такие приемы и специальные тренировки входят, например, в систему подготовки бойцов спецподразделений и агентов секретных служб. Люди, прошедшие специальную подготовку, слышат значительно лучше, чем обычные люди, что позволяет им получать как необходимые разведданные, так и сигналы об опасности. Хорошо натренированные бойцы спецподразделений могут в кромешной тьме уловить тепловое излучение, идущее от крадущегося противника, и даже точно стрелять в его направлении. Пока сказанное мной относится к известным пяти органам чувств.

Но есть люди, которые слышат какие-то голоса, видят некие видения. Общество воспринимает подобное негативно: говорит о слуховых или зрительных галлюцинациях, обмане восприятия, а самих подобных людей называет психически больными. Мой личный опыт работы и в общей клинической психиатрической практике, и в области военной психиатрии позволяет усомниться в некоторых догмах современной психиатрии. Позволю себе утверждать, что так называемые галлюцинации, воспринимаемые человеком, есть не что иное, как реально существующие образы и звуки. Только одни люди их не улавливают. А другие, которых называют «больными», способны увидеть и услышать видения своими тонкими чувствами, потому что их возможности восприятия изменены и расширены.

Представьте себе: сидит человек в комнате. Вокруг благодатная тишина. Он включает радиоприемник. Комната сразу наполняется голосами, музыкой, пением или еще чем-либо звучным. А если человек включает свой даже старый- престарый черно-белый телевизор с огромной линзой — КВН, то начинает видеть людей, пейзажи, сражения — словом, начинает слышать и видеть все, что до момента включения техники беззвучно и невидимо наполняло его комнату. А уж если включить современный цветной многоканальный телевизор, то мы получим как минимум сотню возможностей смотреть и слушать то, что неслышным и невидимым образом наполняло комнатное пространство.

Есть мнение, что в утробе матери плод имеет многомерную информационно-ориентированную структуру. Но природа в момент рождения всю многомерность восприятия сводит всего лишь к пяти каналам. А у экстрасенсов по разным причинам открываются или остаются открытыми с момента рождения каналы сверх обычных пяти.

Какие-то каналы необычных восприятий в разное время жизни открываются и у тех, кого в обществе принято считать психически больными. Но информация, которую получает реально больной, носит хаотический характер. Так бывает и с информацией, получаемой аудио- и видеотехникой. Произошел какой-то механический сбой в настройке — и приемник или телевизор дают наложение разных программ друг на друга, какофонию звуков. Техник исправляет дефект настройки, и все — приемник работает в заданном режиме. Техника не имеет эмоций. А человек, у которого сбивается природная настройка, испытывает либо страхи, либо восторги, подпадая под влияние информационного сбоя. Поведение такого человека и является отражением энергоинформационного сбоя. Но оно не соответствует нормам общества и требует, чтобы пришел «мастер в белом халате», условно говоря, с отверткой в виде галоперидола, амитриптилина и феназепама. Сам человек со своим сбоем справиться не может. И не понимает, что же именно с ним произошло.

А экстрасенс в отличие от психически больного, во-первых, сам перенастраивает свою энергоинформационную программу в нужный диапазон. А во-вторых, понимает, или, точнее, чувствует, как происходит такая перенастройка. И в-третьих, не испытывает страха. Получаемую информацию экстрасенс применяет с пользой для самого себя или заказчика, который обратился с просьбой к экстрасенсу об оказании той или иной услуги.

Но вернемся еще раз к обсуждению современной техники и к возможности передачи мыслей, то есть информации, на расстоянии. Ибо получение такой информации на расстоянии есть одна из характерных особенностей экстрасенсорики.

Телепатию, как называют передачу мыслей на расстоянии, можно сравнить с беспроводными средствами связи. Когда-то изобретение телефона и осуществление передачи голосового сообщения по проводам воспринималось, конечно, как чудо, но чудо техники, а не мистики. Нынче беспроводная связь — в обиходе, и даже дети легко пользуются мобильными телефонами. Общение друг с другом, невзирая на расстояния, стало повседневной нормой и никого уже не удивляет. Удивляет лишь сбой в такого рода беспроводной дистанционной связи.

В совсем недалеком начале 1990-х я в компании с двумя крупными чиновниками и специалистами министерства связи прилетел на Мальту. Встречавший нас гид достал мобильный телефон и отдал кому-то некие распоряжения. Технари из Минсвязи переглянулись и принялись обсуждать проблему мобильных телефонов: Мальта, де, — небольшой остров, и сотовая связь здесь возможна. А в России с ее огромными пространствами сотовой связи не будет никогда.

Я всегда вспоминаю диалог этих чиновников, когда догматики и неосведомленные в проблемах современной волновой физики люди отрицают экстрасенсорику. И это в то время, когда даже для простых людей она стала такой же повседневной обыденностью, как и мобильная связь.

Только настоящие экстрасенсы — это штучный товар. А множество мошенников девальвируют само понятие «экстрасенсорика».

Кроме мобильных телефонов появился и стремительно развивается Интернет — своеобразная рукотворная модель энергоинформационного пространства Земли. Того самого энергоинформационного пространства, о котором писали Эйнштейн и Вернадский. Современные возможности Интернета позволяют опять же простым нажатием кнопки войти в это информационное пространство, и, более того, вызвать любого собеседника на прямой визуальный и речевой контакт. Нужный вам человек вдруг возникает из ниоткуда, сам смотрит на вас с экрана монитора, видит вас на своем экране и легко ведет непринужденный разговор, находясь от вас за многие тысячи верст. Мистика? А если бы об Интернете кому-нибудь рассказали лет тридцать назад, то рассказчика назвали бы если уж не фантастом, то фантазером — безусловно. Так что не надо, прикрывая свою неосведомленность в вопросах экстрасенсорики, свои инертность и косность мышления, говорить о ереси и мистике. Более того, давно пора прислушаться к мнению многих авторитетных ученых и поставить исследование этой проблемы на хорошую научную основу.

Есть связь между мирами — тем и этим

Еще раз напомню, что сам термин «экстрасенсорика» переводится на русский язык легко и просто — «сверхчувствительность». Я сознательно в обсуждении этой проблемы избегаю разного рода эзотерических и мистических терминов. Ибо для большинства людей подобная терминология непонятна, звучит вычурно, раздражает и снижает уровень нормального восприятия. Ну, а эзотерики, владеющие своей терминологией, надеюсь, простят меня за упрощенное изложение проблемы.

Итак, по мнению подавляющего большинства людей, по мнению представителей всех религиозных конфессий, существуют в природе два мира — ЭТОТ и ТОТ или, как его еще называют, — МИР ИНОЙ. «Вы ушли, как говорится, в мир иной. Пустота. Летите, в звезды врезываясь», — писал один коммунистически ориентированный поэт на смерть другого, талантливого и беспартийного.

Если принять теорию Эйнштейна, Вернадского и многих современных физиков о наличии энергоинформационного пространства Земли за основу, то, опираясь на всем со школьных лет известный закон сохранения и превращения энергии, мы должны признать, что между ЭТИМ и ТЕМ МИРОМ никакой грани нет. Вся живая и уже неживая, в нашем мирском понимании, энергетика полностью перемешана. А если и есть некая граница, то она весьма условна, и поэтому для настоящих экстрасенсов доступна для проникновения за ее грань.

Мы сошлись во мнении, что у каждого из нас есть Душа. Душа — основа всякого живого человека. Есть ее земная оболочка — человеческое

Тело. Известны даже попытки взвесить Душу в момент ее отделения от Тела. И есть утверждения о точном весе Души в граммах и миллиграммах. Возможно. Для нас важнее другое.

Помимо Души и Тела в общем — и философском, и в религиозном — восприятии еще обозначается Дух. Помните, «в здоровом теле — здоровый дух»? Но Тело может быть немощным, а Дух в этом немощном теле может проживать очень мощный. У писателя Бориса Лавренева в повести «Сорок первый» приводится такой диалог между раненым пленным белым офицером и командиром красного отряда: «Скажи, почему мои здоровые бойцы валятся с ног от усталости, а ты, раненый, все идешь и идешь?» На что белый офицер отвечает: «У вас тело правит духом, а у меня дух правит телом».

Я не готов вдаваться в сложные философские и религиозные толкования взаимодействия Души, Духа и Тела. Для меня более понятным сравнением является приравнивание в контексте моего повествования Души к сим-карте, Тела — к корпусу и механизму, а Дух сравним, пожалуй, с аккумуляторной батареей.

Сравнение более чем упрощенное, примитивное, но, возможно, именно такое сравнение удовлетворит скептиков, которые не верят в экстрасенсов и в саму экстрасенсорику. Сейчас уже давно есть технические приспособления, приемы и методы установления связи с чужим телефоном и определения места нахождения самого телефона путем «прозванивания» специальной аппаратурой его сим-карты. Наверное, и экстрасенсы могут так «прозванивать» чужую душу, устанавливать ее местонахождение и связь с телом.

Так или иначе, пока Душа находится в Теле, человек живет. И не случайно в простонародье существует угроза: «Я всю душу из тебя вытрясу!» Или когда говорят об умирающем, употребляют выражение «душа из него вон». Однако тело человека еще живет, а если душа покидает тело на очень короткий период времени, а потом либо сама, либо благодаря усилиям реаниматологов, возвращается в свое телесное обиталище, человек оживает.

А если душа свое тело покинула навсегда, то душу — «сим-карту» человека — экстрасенс может «прозванивать». Но как искать тело? Но ведь находят же экстрасенсы тело уже и без души. И даже лишенное души не только сутки назад, а и много лет тому назад. Значит, для экстрасенса есть какие-то позывные не только для души, но и для бренного тела. Кстати, и корпус мобильного телефона тоже можно отыскать и без сим-карты. Сейчас корпуса тоже имеют свои «позывные». Вот и тело, давно лишенное души, откликается на зов экстрасенса.

Что касается Духа. Человек может быть слаб Духом, иметь сильный Дух, ослабеть Духом и восстановить свой Дух. Но Тело, как я уже говорил, может быть немощным, а дух, проживающий в этом теле, — очень мощным.

Возможно, я не прав, но мне кажется, что сравнение энерго — информационного пространства Земли, которое обозначили в своих исследованиях Эйнштейн и Вернадский, с Интернетом, а человека — с мобильным телефоном, поможет перекинуть мостик между людьми, верящими в экстрасенсорику, и теми, кто эту экстрасенсорику отрицает. Надеюсь, что хотя бы на таком примитивном уровне покажу людям ее существование.

Из 11000 людей только 35 оказались настоящими экстрасенсами

Количество преступлений по крайней мере в нашей стране, и, наверное, во всем мире имеет неуклонную тенденцию к росту. И при этом преступления все более и более совершенствуются, так как криминалитет легко находит лазейки, слабые места в законодательстве и использует в своих преступных целях новые самые современные технологии. Тем более что криминалитет избавлен от каких-либо бюрократических препон и имеет для своих преступных действий средств во много раз больше, чем госструктуры.

В этой связи проблем перед правоохранителями тоже становится все больше, а раскрывать преступления становится все труднее. Поэтому давно назрела необходимость изыскать новые нетрадиционные методы содействия раскрытию хотя бы особо тяжких преступлений против личности. К числу таких методов, по моему мнению, можно отнести метод использования экстрасенсорных способностей особо одаренных людей, которых я отношу к категории «экстрасенсов-поисковиков».

Начнем с проблемы пропавших без вести. Ушел по делам, уехал, просто вышел на минуту купить сигарет — и пропал. Исчез «в никуда». Для близких — огромная беда, трагедия. Абсолютная неясность. Полная неопределенность. Что случилось? Жив или нет? Может, нуждается в срочной помощи? Может, лежит где-то в поле, в лесу, в сугробе, умирая от сердечного приступа? А может быть, его тело уже привезли в какой-то морг? Или похоронен как безвестный? Как помочь, спасти? Как просто найти тело и похоронить по-человечески?

Ежегодно в России пропадают до ста тысяч человек, из них шестнадцать тысяч — дети и подростки. Практически целый город исчезает с лица Земли. По структурному составу многочисленная группа пропавших без вести весьма многомерна, я бы даже сказал, мозаична. Большая часть взрослых, пропавших без вести, — это убитые. За формулировкой «пропал без вести» в основном скрывается вся гамма тяжких преступлений против личности. Это и случайные убийства при банальной уличной ссоре, и убийства умышленные, и похищения с последующим убийством, и изнасилования тоже с последующим убийством, и несчастные случаи, настигшие людей без документов. В единичных случаях — бегство от долгов, от семьи, от жены, от детей.

Причины пропавших без вести детей в чем- то схожи с таковыми у взрослых людей, но часто имеют свои особенности. Дети нередко бегут от пьяного кошмара родительской жизни, пускаются в романтические путешествия, похищаются для продажи на усыновление, часто становятся жертвами организованной детской порно-индустрии и похищаются для использования в видеосъемках, либо даже «сдаются в аренду» богатым педофилам.

Могут ли экстрасенсы помочь в поиске без вести пропавших? И если могут, то — как и чем? Или они уже ничем помочь не смогут, только отберут большие деньги, спекулируя на человеческом горе? Вопросов очень много. Но есть и ответы на них.

Начну с анализа рынка экстрасенсорных услуг. Подчеркиваю еще раз — услуг экстрасенсорного характера. Не услуг в области магии, колдовства, приворота, а помощи людей, обладающих сверхчувствительностью, помощи тех, кто может дать ответы на вопросы родственников: жив пропавший человек или нет? Если жив, то где его искать? Если нет, то можно ли найти тело?

Во всех газетах — тысячи объявлений о магии, колдовстве, приворотах. Но о поиске я не встречал ни одного, кроме объявлений на сайте своего Центра о работе экстрасенсов-поисковиков. А несчастные родственники обращаются за помощью по объявлениям «магов», якобы снимающих порчу или сглаз, возвращающих любимых, делающих всякие привороты-отвороты. Все перечисленное — это не моя сфера деятельности. Поэтому ни критиковать, ни поддерживать эти вещи не стану. Просто отмечу, что всякого рода дистанционное энергетическое влияние одного человека на другого действительно существует. И возможно, через некоторое время мы сможем подойти к изучению подобных способностей человека.

Пока же область моих интересов — это экстрасенсорный взгляд на события прошлого и возможный вероятностный прогноз событий будущего. Но вообще-то следует иметь в виду, что настоящие экстрасенсы, особенно владеющие приемами поиска, — это «штучный товар». Из одиннадцати тысяч людей, пришедших на кастинги «Битвы экстрасенсов», вышли в финал, подтвердив свои экстрасенсорные способности, всего тридцать пять человек. А из них готовых к реальному поиску оказалось всего восемь. Остальные участники — это хорошие целители или экстрасенсы, которые лишь могут решать простые житейские задачи. А решить жесткие, конкретные задачи, связанные с криминальными событиями под силу лишь единицам.

Поймать Маньяка помогут железная логика и тонкая интуиция

Активную работу по проблемам поиска без вести пропавших я начал в 1990-е годы, создав Центр правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях, по моей старой служебной принадлежности — в контакте с Главным управлением уголовного розыска МВД РФ и ГУВД Москвы. Это было задолго до выхода на экраны «Битвы экстрасенсов».

В те годы в центральных СМИ публиковалась моя аналитика на тему поиска людей, пропавших без вести. В редакции газеты «Вечерняя Москва» был проведен «круглый стол» с участием сотрудников уголовного розыска МВД и ГУВД Москвы, с привлечением частных сыщиков и журналистов. Но тогда тема разработки дополнительных способов поиска без вести пропавших должного развития так и не получила. Видимо, время еще не пришло.

Я же продолжил развивать эту перспективную и интересную мне тему. Собственно говоря, я лично экстрасенсорных способностей либо не имею, либо они пребывают у меня в зачаточном состоянии, выражаясь в достаточно высокой степени интуиции. Но анализом еще никому не понятной ситуации и прогнозированием ее вероятного развития, определением алгоритма поведения личности в различных обстоятельствах, равно как составлением психологических портретов людей, успешно занимаюсь практически с начала своей профессиональной деятельности.

Я — психиатр-криминалист. Профессионал, который, используя знания в области психологии и психиатрии, может по почерку преступления, по множеству мелких деталей нарисовать портрет, причем не только психологический, но и фактический неизвестного преступника. Описать алгоритм и мотивацию его действий, помочь правоохранительным органам в поимке преступника или в розыске пропавших без вести. Что и было сделано мною, к примеру, однажды прямо в прямом эфире телепередачи «Независимое расследование» в отношении так называемого «барнаульского маньяка». Его быстро поймали, в частности, благодаря данному мною портрету, имевшему реальное внешнее сходство с преступником.

Подобным образом тогда еще молодой психиатр, а сейчас профессор А.П. Бухановский помогал следствию в поимке известного маньяка Андрея Чикатило, с 1978 по 1990 годы совершившего 53 доказанных убийства. А я, уже руководитель Центра специальных исследований МВД, анализировал работу Бухановского.

В 1999 году ко мне обратились две женщины, мужья которых с большой суммой денег под самый Новый год по приглашению какого-то посредника уехали за товаром в другой город. Уехали и пропали. На фирме, где мужья работали, предположили, что с большими деньгами они сбежали от жен «начинать новую жизнь». Московская милиция говорила, что, де, пусть пропавших ищет милиция того города, куда они поехали. Соответственно, милиция того города требовала доказательств факта их прибытия в город. В общем, замкнутый круг.

Предполагая, что люди ограблены и убиты, я сделал подробный психологический анализ преступления. И попросил одного из заместителей министра МВД поручить провести расследование опытным сыщикам. Следователи из Главного управления угрозыска в считанные дни распутали весь клубок преступления. Отыскали посредника, который прятался в деревне у матери, и установили, что тот по заданию бандитов заманивал коммерсантов в город, встречал их на вокзале, провожал до машины с бандитами. Получив у машины свои деньги, какое-то время прятался у матери в деревне. Затем начинал выискивать новых излишне доверчивых коммерсантов. Бандиты, конечно, успевали скрыться. Но где коммерсантов убивали и где прятали их тела, посредник действительно не знал.

Тогда я посоветовал женам, точнее уже вдовам, обратиться за помощью к весьма пожилому, но очень талантливому экстрасенсу, которого я знал еще по работе в МВД. Этот экстрасенс указал на карте место убийства коммерсантов. Оно оказалось глубоким болотом, не замерзающим даже зимой. Поиск с собаками позволил отыскать в кустах на краю болота шапку одного из мужчин и барсетку другого. При этом следует учесть, что сыщики собирали данные для раскрытия преступления буквально по крупицам в течение многих дней. Экстрасенсу же предъявили для работы лишь фотографии мужчин и рассказали, когда и в какой город они уехали. Никаких иных данных, кроме карты города у экстрасенса не было. На работу по поиску старичок потратил около часа, но потом еще двое суток чувствовал себя как «выжатый лимон».

Но вернемся к главному. Экстрасенс в течение часа определил, что мужчин нет в живых. Ничего не зная о ситуации, рассказал о мотивах преступления и указал на карте примерное место совершения преступления. То есть, очевидно — использование возможностей экстрасенсорики может в значительной степени ускорять процесс раскрытия преступлений, сразу направляя следствие в нужное русло. Пособник убийц был полностью изобличен.

Конечно, данные, которые предъявляет экстрасенс, опираются только на его личную возможность «увидеть» проблему своим экстрасенсорным «зрением», или как-то иначе почувствовать произошедшие события. И пересказать увиденное или прочувствованное. Дело сыщиков — опираясь на версию экстрасенса собирать доказательную базу. И, что очень важно, — для экстрасенсов, владеющих приемами оригинального поиска, не существует ни давности во времени, ни дальности расстояния. Как бы давно ни было совершено преступление, и в какой части света бы оно ни совершалось, экстрасенс «видит» или «чувствует» событие, сидя за столом в своем кабинете. Для детального описания еще пока никому не известного события экстрасенсу необходимо (и достаточно!) знать имя пропавшего человека, точную дату и место его рождения, дату и примерное место исчезновения. Удивительно, но факт! И фактических подтверждений возможностей использования экстрасенсорики в криминалистике за время работы Центра набралось предостаточно.

Еще раз вернусь к тому обстоятельству, что все спецслужбы мира изучают возможности применения сверхчувствительных способностей людей в государственных интересах. При этом политические и военные разведки разных стран не только изучают возможности экстрасенсорики, но и давно используют наиболее сильных ее представителей для решения и узковедомственных, и государственных задач. Так, например, английская МИ-6 даже опубликовала часть ранее секретных отчетов о своих опытах применения экстрасенсорики в разведывательных целях. И в нашей стране совсем недавно «Российская газета» приоткрыла завесу секретности над деятельностью воинской части № 10003, как выяснилось, полностью укомплектованной экстрасенсами.

Стали обнародоваться сведения об отдельных фактах обращения следователей милиции (полиции) и прокуратуры к экстрасенсам в, так сказать, частном порядке и об успешной помощи их в раскрытии особо тяжких и резонансных преступлений. Так, например, в крупном сибирском городе пьяный мерзавец на своей машине насмерть сбил ребенка и скрылся с места ДТП. Все произошло столь неожиданно и быстро, что очевидцы не успели заметить ни номера машины, ни ее марку. Помнили лишь, что машина была темного цвета.

Следователи обратились за помощью к местному экстрасенсу. И не зря. Поработав своим «колдовским» способом, этот специалист назвал марку машины, цифры ее номера и указал на карте города место, где преступник спрятал автомобиль. Сыщики поехали в указанное экстрасенсом место. И там обнаружили большой гаражный кооператив, в котором «отстаивалась» битая автомашина с уже заделанными повреждениями и подготовленная к покраске. Кстати, сюжет об этом успешном поиске прошел по всем центральным телеканалам.

Попытку и, как показывает практика, весьма успешную, изучения возможностей использования экстрасенсорики в целях содействия следствию наш Центр предпринял совместно с Главным управлением криминалистики (ГУК) под руководством генерал-лейтенанта юстиции Юрия Ивановича Леканова (ранее — Следственный комитет при Прокуратуре РФ). В настоящее время изучение возможностей использования экстрасенсорики в криминалистике продолжается совместно с правоохранительными органами нашей страны, ближнего и дальнего Зарубежья, практически — всего мира: за сутки Центр получает только по электронной почте до 50 обращений с просьбами о помощи.

Так как же следует относиться к применению экстрасенсорики в целях содействия раскрытию преступлений? Именно — как к содействию.

Если исследование по группам крови, ДНК, дактилоскопия имеют точное статистическое и технологическое подкрепление, то, к примеру, результаты обследования на детекторе лжи носят пока рекомендательный характер. И кстати, достоверность трактовок результатов и заключений по ним в отличие от иных криминалистических методов во многом зависят от квалификации психолога. Тем не менее полиграф уже прочно входит в следственную практику, и результаты исследования учитываются судами.

Что касается заключений экстрасенсов, то они носят рекомендательный характер, являются версией преступления и требуют подтверждения тщательно собранной доказательной базой. Хотя самому экстрасенсу для «видения» сути преступления требуется минимум информации и минимум времени.

Не буду брать грех на душу и утверждать, что только в нашем Центре собраны все уникальные специалисты. Такие люди есть в регионах, как золотые вкрапления в горной породе. И хотя процент настоящих экстрасенсов среди населения невелик, польза от деятельности настоящих специалистов-поисковиков может быть очень значимой. Главное — выявить наиболее талантливых из них, обучить основам поиска, развить заложенные природой способности в нужном направлении, и увлечь этим далеко не простым и требующим громадной ответственности и определенного мужества делом. Ведь нередки случаи, когда выполняется выезд поисковой группы непосредственно на место преступления. Например, когда по просьбе правоохранителей требуется участие экстрасенсов в поиске тела. Есть и многие другие факторы, скажем так, осложняющие работу экстрасенса-поисковика. Но это уже совсем отдельная серьезная тема. Кстати, наши экстрасенсы занимаются поиском по запросам правоохранителей совершенно бесплатно.

А в целом мой опыт «собирателя экстрасенсов», как меня назвали в одном из журналов, вселяет в меня не только веру в развитие данного направления, но и определенный оптимизм в отношении его будущего. Как почти экстрасенс или как их собиратель, ответственно заявляю!

Сквозь толщу времени и расстояний

Еще раз вернусь к тому обстоятельству, что все спецслужбы мира изучают возможности применения экстрасенсорики в государственных, подчеркиваю, государственных интересах. При этом политические и военные разведки разных стран не только изучают возможности экстрасенсорики, но и давно используют наиболее сильных ее представителей для решения и узковедомственных, и государственных задач. Так, например, повторюсь — английская МИ-6 даже опубликовала часть ранее секретных отчетов о своих опытах применения экстрасенсорики в разведывательных целях.

Почти двадцать лет в России действовала на территории Чечни воинская часть 10003, укомплектованная только экстрасенсами. И действовала весьма успешно. Сейчас гриф секретности снят, правда только с номера и назначения этой воинской части. А вся ее деятельность остается пока строго засекреченной.

Еще раз хочу подчеркнуть, что из 11 ООО человек, пришедших на кастинг «Битвы экстрасенсов» и называющих себя экстрасенсами, ловко оперирующих эзотерической терминологией, настоящих уникумов, способных работать в области криминалистики оказалось меньше десятка. Вообще процент настоящих экстрасенсов среди населения невелик. Но польза от них может быть очень большая. Наш опыт это только подтверждает.

Самое главное состоит в том, что экстрасенс, имеющий способности «видеть» события прошлого, не нуждается ни в каких дополнительных сведениях. Экстрасенсу нужно иметь фотографию человека, в отношении которого к нему обращаются, знать его имя, знать точную дату и место его рождения. И если речь идет о безвестном исчезновении, то желательно знать примерное место, где теряются следы пропавшего и время исчезновения. И это все, что нужно настоящему экстрасенсу. И уже на основании этих сведений экстрасенс может сделать запрос в энергоинформационное пространство Земли и получить ответ. Иногда очень даже подробный.

Некоторые люди, из тех, кто обращается за помощью к экстрасенсам, с целью проверки способностей экстрасенса, вообще просто выкладывают перед ним фотографию искомого лица и требуют сообщить им максимально подробные сведения о судьбе данного человека. Специалисты нашего Центра с такими задачами справляются, но потом деликатно говорят клиенту, что он не прав.

Второе важное достоинство экстрасенсорного поиска состоит в том, что время или, точнее говоря, давность события, по поводу которого обращаются к экстрасенсу за помощью, и отдаленность этого события от самого экстрасенса значения не имеют. Экстрасенс способен увидеть давно произошедшее событие сквозь толщу времени и на любом отдалении от места своего пребывания.

Работает экстрасенс в своем офисе, а видит события, происходившие давно и далеко, порой на другом полушарии нашей планеты. Ту информацию, которую сыщики и следователи собирают по крупицам в течение многих дней, экстрасенс может получить за час своего «просмотра» ситуации.

Жив человек или не жив, ушел из жизни по своей воле или в результате болезни, погиб в результате несчастного случая или был убит — экстрасенс может сказать быстро. А если экстрасенс владеет еще астрологическими знаниями, то его ответ становится абсолютным. Ведущие экстрасенсы — поисковики нашего Центра методами астрологического анализа тоже владеют.

Конечно, заключения экстрасенсов и сам метод их работы хотя давно уже имеют материальное обоснование на уровне знаний современной физики, но у большинства людей, далеких от этих знаний, вызывают недоверие, а то и просто объявляются лженаучными. Однако работы Эйнштейна, Вернадского, исследования мозга и его свойств академиком Натальей Бехтеревой прямо противоречат косным взглядам на экстрасенсорику.

Дело не в том, сколько еще лет экстрасенсорика будет становиться наукой математически точной, а дело в том, что уже сейчас на уровне консультативного использования сведений, представленных настоящими, подчеркиваю, настоящими экстрасенсами — поисковиками, следователь может свои основные усилия направить по верному пути. И сосредоточить силы и средства на детальную отработку экстрасенсорной версии.

Мне представляется, что данные, которые сообщает следствию экстрасенс, уже сейчас могут быть приняты как сведения, полученные оперативным путем. Безусловно, эти сведения должны быть тщательно проверены и подкреплены доказательной базой.

Феномен озарения

«Внимание, розыск!» — так называлась одна программа на канале НТВ, в которой я часто принимал участие как психиатр-криминалист. Я комментировал сюжеты, которые касались особо тяжких преступлений. Давал прогноз дальнейшему развитию событий, прогнозировал вероятность раскрытия преступлений, поимки преступников. Конечно, надо мной довлела огромная ответственность, потому что часто в студии присутствовали и сами потерпевшие, и их родственники. Право на ошибку я не имел. Особенно трудно было в присутствии родственников говорить о гибели людей, которых родные с помощью телепрограммы надеялись найти живыми.

Одна программа была посвящена поиску молодого журналиста Смоленской редакции «Московского комсомольца». Талантливый журналист, решительно боровшийся со всеми негативными явлениями своего города, вышел вечером из дома на встречу со своим «осведомителем». Вышел и пропал. Человек, который, якобы, должен был сообщить редактору некие конфиденциальные сведения, в тот день вообще был в Москве и в редакцию не звонил. В студии во время записи программы сидела мать пропавшего журналиста. Она очень надеялась, что кто-нибудь откликнется на ее мольбу и поможет найти сына живым. В самом конце записи ведущий программы обратился ко мне с просьбой прокомментировать ситуацию с исчезновением журналиста.

Не знаю, то ли интуиция, то ли экстрасенсорика нарисовали мне всю картину происшедшего и «указали» где искать тело пропавшего журналиста. Мать пропавшего корреспондента буквально впилась в меня взглядом. С большим трудом, принеся матери соболезнования, я рассказал сначала очевидную для многих версию о том, что журналиста давно хотели убрать, что его заманили в ловушку и убили. Но, самое главное, я, никогда не бывавший в Смоленске, рассказал, где, за сколько поворотов и перекрестков улиц надо искать тело. И именно там и был найден убитый журналист. Как мне удалось это «увидеть», я до сих пор пытаюсь и не могу понять.

В народе в таких случаях говорят, что на человека снизошло озарение. Подобное «озарение» снисходило на меня в процессе работы на программе «Внимание, розыск!» довольно часто. Когда программу закрыли, меня стали приглашать для анализа криминальных и не только криминальных событий другие программы практически всех каналов Российского телевидения. И пока что за мной не числится ни одной ошибки. Конечно, я до сих пор пытаюсь понять, как возникает такое «озарение» у меня и экстрасенсов, с которыми я работаю. Но пока феномен остается нераскрытой тайной.

У  кого появляются экстрасенсорные способности

Существуют некие общие закономерности, общие причины, на основании которых или вследствие которых у человека проявляются экстрасенсорные способности. Некоторые люди этот дар наследуют. Наследование чаще всего осуществляется по женской линии, и способности передаются через поколение. Но нет правил без исключений. В числе участников «Битвы» были и такие, кто унаследовал свои способности не только от бабушек, но и от отца, и от матери, и от обоих родителей сразу. И экстрасенсов мужского пола тоже было предостаточно. Но все же женщин среди экстрасенсов заметно больше. Наследственные экстрасенсорные способности обычно проявляются с раннего детства. Еще совсем маленькими детьми они начинают предугадывать трагические события, видеть среди знакомых нечестных людей, предупреждать родственников о возможных болезнях или катастрофах. Часть из таких детей во взрослой жизни свой дар утрачивает, а часть проносит этот дар через всю жизнь, развивая его и совершенствуя.

Давно известно, что человеческий мозг и человеческий организм в целом свои способности использует максимум на 10—15%. Остальные возможности мозга и вообще всего человеческого организма просто дремлют. Это касается не только сверхчувственных способностей. Многие обладают хорошими музыкальными и голосовыми данными, но никогда не становятся певцами или музыкантами. Многие неплохо рисуют, но профессионалами художниками даже и не мечтают стать. Многие легко переносят жару и холод, дожди и грозы, но далеко не так, как это могут переносить специально подготовленные бойцы спецназа.

Между тем, не только специальное обучение или специальная подготовка способствуют раскрытию человеческих возможностей. Некоторые гипнологи давно уже работают в плане выявления и развития скрытых способностей человека. И после курса сеансов гипноза простые люди вдруг начинают рисовать, петь, говорить на иностранных языках и легко переносить экстремальные условия.

Экстрасенсорные способности иногда проявляются после сильных психоэмоциональных переживаний и потрясений. Равно как многие люди, впав в депрессию под влиянием психических, душевных травм, вдруг начинают рисовать, писать стихи, сочинять музыку.

И наконец, причиной проявления экстрасенсорных способностей являются черепно-мозговые травмы и даже клиническая смерть. Под воздействием травм или после клинической смерти, когда человек вернулся к жизни, как говорят с того света, у людей резко обостряются все чувства. Конечно, не у всех, а, если так можно сказать, только у избранных. Об этом расскажу подробнее.

Успехи реаниматологии поставили перед человечеством две — одну старую и вторую новую — проблемы. Старая проблема — есть ли жизнь после реальной смерти? То есть, существует ли так называемый загробный мир? Подавляющее большинство людей в загробную жизнь верит. Вера в существование ТОГО СВЕТА прямо сопрягается с верой в Бога.

Конечно, среди людей, живущих на Земле, немало и атеистов — безбожников. По их разумению, Бога нет, нет и ТОГО СВЕТА. А люди с верой в Бога и с верой в загробную жизнь накапливают свидетельства тех, кто побывал «за чертой» и вернулся к жизни. Свидетельства, точнее рассказы людей, переживших клиническую смерть и вернувшихся к жизни, во многом совпадают. Хотя, люди эти живут в разных странах, имеют разное социальное происхождение и разный уровень образования и интеллекта.

Возвратившиеся ОТТУДА, конечно, далеко не все, рассказывают о полетах над своим телом и реаниматологами, о полете в светлом тоннеле, необычайно ярком свете, ощущении чьей-то Большой Любви. Но, подавляющее большинство возвратившихся просто уходит во мрак и возвращается из мрака. Люди, вернувшиеся к жизни и испытывающие видения света и ощущения любви, считают, что они вернулись по промыслу Божию. Чем страшно оскорбляют реаниматологов, приложивших огромные усилия к их возвращению.

Врачи-идеалисты накапливают свидетельства в пользу существования ТОГО СВЕТА, врачи- скептики изучают химизм смерти и накапливают данные о том, что при определенных изменениях в химических реакциях не только умирающего, но и вполне живого человека возникают сложные видения, напоминающие полеты возвратившихся на ТОТ СВЕТ. Подчеркиваю, видения возникают и у здоровых, чей организм подвергся определенной химической атаке.

Вторая проблема — это возникновение сложных изменений в психологии, и появление у возвратившихся необычных различных способностей и взглядов на самого себя и на свою прежнюю жизнь, появление совершенно новых, ранее не свойственных им особенностей характера. В этой области пока тоже нет большого научного материала, поскольку специалисты только-только эту проблему начинают изучать. Тем не менее уже сейчас можно говорить о несомненных тенденциях, которые прослеживаются в изменении психологии и способностей возвратившихся. В этом отношении, и я лично имею некоторые наблюдения за людьми, вернувшимися с ТОГО СВЕТА, так как много лет консультировал крупный хирургический институт — и в плане общей хирургии, и в плане операций на сердце, в том числе и его пересадки.

Практически все возвратившиеся сразу, с первого момента возвращения к ним сознания, испытывают некоторую отстраненность от прежней жизни и даже от самых близких людей. Во многом такое чувство схоже с ощущениями полярников, геологов, людей долгое время проживших далеко от дома, от родных и близких. Только возвратившиеся в отличие от всех перечисленных категорий отсутствовали не месяцы или годы, а максимум четыре минуты. И за эти четыре минуты произошло существенное изменение в восприятии прежней жизни и своих родных и близких.

Первой особенностью этих изменений является ощущение именно некоей отчужденности — и свой дом и не свой, и свои родные в чем-то уже не свои. Квартиры, стены, мебель, лица близких — все носит оттенок какой-то из- мененности. Все узнаваемо, но ко всему почему- то надо привыкать заново. Большинство привыкает. Но кто-то — нет. Хотя, так и не привыкнув, продолжают жить прежней жизнью, но с оттенком уже вроде бы и не своей жизни. Все вроде бы и так, и как-то не так. Другие в корне меняют жизнь. Одни просто уходят из старой жизни.

Часто уходят в одиночество. А кто-то вдруг создает новую семью, прямо-таки полностью отрешившись от старой. И от жены (мужа), и от детей. Даже уезжают в другой город, а иногда и в другую страну.

И у всех возвратившихся оттуда меняется взгляд на жизнь. Многие смотрят и на себя, и на свою жизнь как бы со стороны. И живут механически. Смеются, потому что принято в какие- то моменты смеяться, плачут, потому что принято в какие-то моменты плакать. Но внутри себя, оставаясь просто безучастным сторонним созерцателем и горя, и радости. И своих, и чужих. Все общепринятые ценности потеряли для таких людей смысл. Наверное, это о них писал Блок: «...как тяжко мертвецу среди людей живым и страстным притворяться...»

У некоторых, переживших клиническую смерть, открываются новые, ранее не свойственные им способности или усиливаются какие-то ранее второстепенные черты и возможности. Так, скромный бухгалтер в Белоруссии, который ранее немного рисовал для себя, вдруг так «расписывается», что становится модным художником. Или московский инженер, ранее практически не державший в руках фотоаппарата, бросает жену и ребенка, уезжает в Париж и становится модным фотографом. Или молодая женщина из глубинки вдруг начинает свободно общаться на нескольких европейских языках.

Я не говорю уже об экстрасенсах, многие из которых обрели свой дар ясновидения после клинической смерти. Например, на личных сайтах и на сайтах центров, где работают некоторые победители «Битвы экстрасенсов», написано, что финалисты «Битвы» Воротникова, Садыков и Носачева пережили состояние клинической смерти. А Багирова обрела свой экстрасенсорный дар после тяжелейшей психологической травмы.

Что происходит в мозге человека, пережившего клиническую смерть, какие новые каналы эта смерть открывает, какие новые программы вдруг начинают работать в нашем «бортовом компьютере»? Это пока неизвестно. Но факт остается фактом. После клинической смерти многие люди как бы рождаются заново и обретают иное видение жизни, обретают новые способности и действительно начинают жить по-новому.

Конечно, есть и такие экстрасенсы, которые унаследовали свои способности от предков чаще всего через поколение. Наследственный фактор — это отдельный разговор. А вот попытаться понять, как и при каких обстоятельствах у, казалось бы, простых людей открываются экстрасенсорные способности, является темой моих дальнейших исследований.

Битва экстрасенсов. Как это работает?

Человек излучает невидимые волны

Долгое время экстрасенсорика у нас в стране считалась мистическим явлением с привлечением неких потусторонних сил, с использованием так называемой в простонародье «нечистой силы». И особый интерес к этому феномену возник в смутное время, возникшее после распада СССР. Произошел массовый всплеск интереса ко всякого рода гаданьям и колдовству, напусканню порчи и заговорам на удачу, ясновидению и даже к магическому убийству — инвольтованию. (Кукла, изображающая человека, в магии называется «вольт». Вольт — тот самый предмет, над которым маг совершает свои манипуляции. Чаще всего для этих целей используется восковая фигурка, изображающая околдовываемого человека, нередко с добавлением его волос, ногтей, капелек крови или мочи. Магические операции, построенные на оккультной связи предмета с человеком, называются инвольтированием и относятся к черной магии. Инвольтование произошло от лат. involer — «нападать, завладевать». — Ред.). Но в народе по-прежнему бытовало представление об этих явлениях как паранормальных.

Однако современные достижения науки позволили мистический компонент экстрасенсорики начать объяснять с самых современных научных позиций.

Сегодня специалисты делят экстрасенсорику на три части: 1) целительство, или биоэнерготерапия; 2) яснознание, или возможность читать события прошлого; 3) ясновидение, или возможность видеть события будущего.

Наиболее понятным с позиций современных знаний является целительство. Как происходит влияние биоэнерготерапевта на организм больного человека? Специалисты утверждают: каждый человек, являясь своеобразной приемопередающей системой, излучает какие-то волны. Я не знаю, какие именно. Но профессор Башкирского государственного университета Наджиб Валитов посвятил изучению волнового излучения, исходящего от человека, много лет. И пришел к выводу, что от человека исходит излучение. Причем, такое стремительное, что превосходит скорость света. Эти волны уходят куда-то вверх и тотчас возвращаются обратно. Какую информацию они несут, кому именно, и что приносят обратно — пока еще не разгадано. Но его работу высоко оценил сам Папа Римский Иоанн Второй! Он направил Валитову благодарственное письмо, в котором сообщил, что, по его мнению, Валитов таким образом доказал существование Бога, который все видит и знает все, что творится на Земле с каждым человеком каждую минуту.

Раньше излучение, исходящее от человека, называли «животным магнетизмом». Есть даже так называемые люди-магниты, которые благодаря какому-то, присущему только им магнетизму, удерживают на собственном теле просто приложенные к коже тяжелые металлические предметы. Собственно, на основе «животного магнетизма» создаются диагностические и лечебные приборы. Это излучение, исходящее от человека, а точнее — производимое им, назвали биологическим током. Человек научился записывать биотоки сердца (ЭКГ), биотоки мозга (ЭЭГ), улавливать разницу в тепловом излучении от больного и здорового органа, исследовать внутренние органы с помощью ультразвука и магнитного резонанса.

Более того, биологические токи создают вокруг человеческого тела биологическое поле. А современные технологии позволили это биополе уловить, или, по-другому, «увидеть». Это своеобразное энергетическое поле, которое имеет округлую форму возле головы и овальную — вокруг тела. По сути, биополе представляет собой определенный защитный биоэлектрический или биомагнитный «скафандр», защищающий человека от негативных воздействий. Некоторые специалисты его еще называют «аурой».

Биополе изучают и физики, и психофизиологи. Записываемые специальными приборами, биополя (ауры) имеют разное цветовое свечение. Но пока только экстрасенсы по изменениям биополя могут определять некоторые болезни человека. Хотя есть и научные исследования, на основании которых по характеру цветового свечения можно определить даже уровень агрессивности человека.

Что касается разного рода биотоков и излучений, то в этой области наука существенно продвинулась вперед. Человек научился использовать тепловое, электрическое, волновое, радиационное излучение для воздействия на больной орган. И заметьте: такое диагностическое использование человеческого излучения и лечебное воздействие с помощью возврата к человеку разного рода излучений никому не кажется мистическим.

Но давайте опять вернемся к тому, что сам человек производит какое-то излучение. Согласитесь, что ни раз замечали, что в толпе можете почувствовать на расстоянии и чужое тепло, и чужой взгляд. Особенно — ощутить чье-то недоброжелательство. Но если один человек может, например, взглядом в спину вызвать какие-то ощущения, а другой уловить этот взгляд, почувствовать тепло или холод, то такого рода явления, такого рода возможности человека можно использовать и в лечебных, и в разрушительных целях.

Целительство и основано на том, что один человек (целитель) направляет свою личную энергию, свое излучение на помощь другому человеку. И конечно, к этой биоэнергетике присоединяется мощное психотерапевтическое воздействие. А слово, как известно, тоже материально. Равно как и мысль. Потому что в создании мысли и слова принимают участие не мистические, а реальные энергетические, биохимические, электрофизиологические процессы.

И, как всякое лечение, биоэнерготерапия может приносить большую пользу, а может приносить и очень большой вред. Успех лечения зависит от личности и квалификации целителя. Да что греха таить: многие дипломированные, а порой даже остепененные врачи тоже могут навредить своим пациентам.

Вторая часть экстрасенсорики — яснознание, то есть возможность увидеть прошлое, как бы далеко это прошлое не отстояло от нас и во времени и в пространстве, — с позиций современной науки представляется уже достаточно понятным. Ведь яснознание опирается на ряд физических законов. И в первую очередь на закон сохранения и превращения энергии. Ничто не исчезает бесследно, все оставляет вполне ощутимые материальные энергетические следы — фантомы. И экстрасенс улавливает энергетические следы прошлых событий и явлений.

Нет ничего мистического и в ясновидении, то есть умении видеть или предугадывать будущее. Люди издавна по малейшим внешним признакам научились предсказывать погоду, прогнозировать возникновение цунами, землетрясений, ураганов и бурь. С древности простые деревенские знахари, колдуны и шаманы могли анализировать какие-то тончайшие, еле уловимые признаки и предсказывать, какое и когда произойдет погодное явление. Угадывали, какой будет зима, предсказывали засуху или дожди, давали советы, когда и что лучше сеять, и когда убирать урожай. А обычный, непосвященный в тонкости прогнозов человек, ничего не видел и не чувствовал.

В настоящее время возникла целая наука прогнозов. Какие-то волновые потоки и завихрения атмосферы, слабые толчки земной коры, иные признаки, которые могут улавливать современные приборы, позволяют людям точно прогнозировать во что, когда и где сольются эти малые признаки и какой бурей, какой катастрофой они могут обернуться.

Точно так же какие-то, пока нам еще не известные, энергетические волновые потоки и завихрения сливаются в события той или иной человеческой судьбы.

На способность экстрасенсов улавливать эти слияния и завихрения и рассчитывают специалисты спецслужб, изучающие возможности экстрасенсорики с позиций государственных интересов.

Еще в советское время мне довелось обследовать одного экстрасенса, крупного ученого, заведующего сектором в одном из военных институтов. Он с помощью своих способностей определял направление будущих военных разработок США. И ни разу не ошибся! В последующем его прогнозы подтверждались специальными проверками и разведданными.

Изучение экстрасенсорных способностей человека ведется учеными разных стран и разных, особенно силовых, ведомств. Сейчас уже многие крупные ученые, в том числе и крупнейший исследователь нейрофизиологии мозга Наталья Бехтерева, неоднократно говорила о мало изученных пока возможностях головного мозга и высказывала уверенность, что многие тайны его будут раскрыты. А уж большинство населения, судя по очередям к экстрасенсам, не сомневается в существовании экстрасенсорных способностей. Только вот настоящих экстрасенсов мало. Примерно столько же, сколько растроповичей и петровых среди музыкантов.

Первым, кто взялся объяснять феномен экстрасенсорики с самых современных научных позиций, стал телевизионный канал ТНТ. Он первым стал решать очень актуальную и ответственную задачу — показывать обществу, что экстрасенсорика существует, что это не шарлатанство, а вполне реальное явление, к научному обоснованию которого мы подошли почти вплотную. Показывать наглядно и убедительно. И главное — доказательно.

Часть 2

Семь самых часто задаваемых вопросов телезрителями канала ТНТ

1. Какие виды экстрасенсорные способностей проверяет жюри?

а) Целительство

Показывать лечебные успехи целительства в рамках телевизионного шоу — задача трудноразрешимая. Во-первых, само лечение занимает много времени, во-вторых, доказательство лечебного успеха требует проведения сложных анализов. А вот показать диагностические возможности целителей — это каналу ТНТ удалось.

Участникам «Битвы экстрасенсов» показывали людей с различными аномалиями и заболеваниями. Так, в эксперименте участвовали женщина с правым расположением сердца, люди, сменившие свой пол — в прошлом мужчина, ставший после операции женщиной, и женщина, ставшая мужчиной, а также молодой человек, которому сломанную ногу скрепили стальным штифтом. Конечно, не все участники «Битвы» справились с этим труднейшим заданием. Лишь единицы стали победителями, подробно рассказав судьям и экспертам о состоянии здоровья испытуемых.

б) Яснознание

А вот яснознание, то есть возможность увидеть прошлое и рассказать о нем, довольно убедительно доказывается даже в рамках телевизионного шоу.

Для того, чтобы доказательно показать зрителям возможности экстрасенсов в области ясно- знания, перед участниками «Битвы» ставились другие, не менее сложные задачи. Так, никто из них не знал заранее о сути испытания, которое им предстоит пройти. Экстрасенсов, к примеру, привозили в места, где когда-то стояли старинные имения, или где на месте старых кладбищ были построены дома.

Так, в одном из испытаний, соблюдая все правила конспирации, экстрасенсов привезли в подмосковное имение знаменитой Салтычихи — помещицы Дарьи Салтыковой, изощренной садистки и убийцы, которая насмерть замучила 138 своих крепостных. В наше время Салтычиху назвали бы маньяком и приговорили к пожизненному. А тогда она творила свои зверства практически у всех на глазах. Правда, только до тех пор, пока слух о ее изуверствах не дошел до императрицы. Екатерина Великая наказала ее. Жестоко, но справедливо. В 1768 году за свои преступления она была лишена достоинства столбовой дворянки и приговорена к пожизненному заключению в монастырской тюрьме.

В имении этой преступницы экстрасенсам был задан только один вопрос: что они могут рассказать о месте, куда их привезли? Их ответы оценивали не только постоянные эксперты, но и историки, владеющие именно этим материалом.

Конечно, были и такие участники «Битвы», которые не увидели ничего. Но тогда трое участников — Зулия Раджабова, Максим Воротников и Леонид Коновалов — очень нас удивили. Они рассказали и о зверствах, которые творила помещица, и даже наглядно показали, как она била своих крепостных, воспроизводя жестами характерные движения. Правда, в одном наши экстрасенсы ошиблись. Они говорили, что помещица избивала людей плеткой. А Салтычиха забивала своих крепостных поленом. Но ошибка в названии орудия преступления — это уже не такой большой просчет. Все-таки назвать примерное число загубленных душ, жестами воспроизвести характерные ударные движения — для этого, действительно, надо было «увидеть» события далекого прошлого.

Многие экстрасенсы со специальными плотными масками на глазах могли очень точно описать людей, сидевших перед ними на расстоянии в несколько метров. Более того — рассказать о судьбе этих людей. А некоторые даже спели самые популярные песни тех известных певцов, которых пригласили поучаствовать в экспериментах под условным названием «Человек- невидимка».

Участвовали экстрасенсы и в раскрытии преступлений. Проверяли способности экстрасенсов к поиску пропавших предметов, угнанных автомобилей, похищенных людей.

Однажды их посадили в автобус с наглухо зашторенными окнами, чтобы они не могли видеть маршрут, и привезли в Тверь в дом покойного певца Михаила Круга. Напомню, что летом 2002 года на дом Круга в поселке Мамулино (микрорайоне Твери) было совершено нападение. Защищая свою семью, певец получил два тяжелых огнестрельных ранения, от которых, несмотря на усилия вызванных врачей «Скорой помощи», скончался. Финалистам «Битвы» удалось увидеть эту трагедию многолетней давности и подробно рассказать, чей это дом, какие события в нем происходили. А наиболее сильные экстрасенсы даже показали, как в дом проникли убийцы и место, где именно пули настигли Михаила.

Но больше всех поразил экспертов и телезрителей один из победителей «Битвы», Мехди Эбрагими Вафа, которого привезли на могилу погибшей молодой женщины, памятник которой был прочно зашторен. Он не только рассказал о том, кто похоронен и как погибла несчастная, но и с удивлением спросил ее родителей, принято ли в России (экстрасенс был иностранцем) хоронить людей вместе с животными. А никто кроме родных не знал, что разделить останки погибшей в пожаре женщины и ее маленькой собачки не сумели и похоронили их вместе. Так вот экстрасенс услышал, что в могиле, как он сам выразился, «собака разговаривает»! От такого неожиданного заявления у телевизионщиков чуть камеры не выпали из рук.

Некоторые экстрасенсы и раньше, а сейчас особенно, активно сотрудничают с милицией, участвуют в поисках похищенных людей, помогают ловить маньяков и искать без вести пропавших.

В этих случаях я не раз убеждался: расстояний и временных границ для экстрасенсов не существует.

в) Ясновидение

Показать способности экстрасенсов к ясновидению оказалось наиболее трудной задачей телевизионного шоу. Казалось бы, проще простого — записать прогноз экстрасенса на год вперед и проверить. Но телезрителям так долго ждать неинтересно.

Только однажды в одном испытании прогноз будущего, случайно сообщенный экстрасенсом, полностью оправдался уже через короткое время. Участникам «Битвы» было предложено, взяв в руки конверт из очень плотной бумаги, рассказать, чьи фотографии туда вложены. Три снимка принадлежали умершим людям, а два — живым. Многие участники справились с этой задачей. Но самая сильная экстрасенс не только описала внешность, возраст, социальное положение людей, не только сказала, когда и как ушли из жизни все трое. Самое удивительное — она предсказала, что случится в ближайшее время с двумя живыми. Она предупредила, что одного из них ждут тяжкие испытания, и он три раза будет на грани смерти, а у другого возникнут проблемы с сердцем. И действительно, один человек еще во время съемок три раза оказывался на волосок от гибели, а у второго через несколько дней после предсказания случился сердечный приступ.

Подчеркиваю: фотографии были в заклеенных конвертах из очень плотной бумаги. Так что «увидеть» судьбу ушедших из жизни и живых экстрасенс могла только «внутренним взором» или, как еще говорят, «третьим глазом».

Некоторые сюжеты получились даже с эдаким мистическим оттенком. Телезрители просили помочь им разобраться с призраками, появляющимися на одной из дорог Подмосковья, вследствие чего на определенном участке широкой и ровной трассы часто случались странные и неожиданные аварии. А одна семья просила выяснить, чьи призраки поселились в их доме и почему они мешают людям нормально жить.

Были сюжеты, которые носили игровой характер. Цель их была постараться разрядить гнетущее воздействие на зрителей сюжетов трагического характера, да и самим экстрасенсам и участникам съемок дать небольшую эмоциональную передышку.

2. Почему иногда слабий учасник занимает призовое место?

Очень трудная и сложная проблема, за которую взялся телевизионный канал ТНТ, — это решиться вынести экстрасенсорные способности отдельных людей на всеобщее обозрение.

Одно дело, когда экстрасенс в тиши кабинета с глазу на глаз открывает человеку какие-то тайны его жизни, порой сокровенные. И другое дело — демонстрировать свои способности перед камерой, под пристальными взглядами экспертов и всей съемочной группы, открывая чужие тайны практически всему миру. Ошибка в работе может обернуться для самого экстрасенса если не позором, то возможной потерей репутации. А неосторожное слово — причинить боль и страдания тому, кто решился на публичный эксперимент в качестве героя сюжета.

Особая трудность заключалась в самой идее именно «Битвы», то есть некоего соревнования.

Соревновательность всегда создает психологические проблемы и способствует развитию межличностных конфликтов, зависти, подсиживанию. И в «Битвах» без этого не обошлось.

Каждая «Битва» состояла из нескольких серий. Каждая серия состояла из трех испытаний. То есть в каждой серии экстрасенсам предъявлялись к решению три задачи. Экстрасенс, показавший наиболее слабый результат именно в этой серии, решением совета жюри исключался из числа дальнейших участников. И волею судьбы иногда в число исключенных попадал сильный «маг и волшебник». Первая причина неудачи: одно из заданий могло не соответствовать основному профилю его экстрасенсорной деятельности. Вторая: именно в этот день он чувствовал себя уставшим, больным, или чем-то расстроенным. А так как экстрасенсы — люди очень чувствительные и ранимые, то масса причин могла привести к поражению именно в нужный момент. И бывало, что сильный покидал поле битвы, а слабый продвигался к финалу.

Это как в спорте. Поскользнулся случайно сильнейший бегун и сошел с дистанции, а более слабый занял его призовое место.

Для участников каждой «Битвы» все начиналось с кастинга. Отбор вели в несколько этапов. На первый кастинг приходили практически каждый раз около тысячи экстрасенсов. Из их числа отбиралось примерно сто человек, которые при прохождении отборочных собеседований и стандартизованных, достаточно простых заданий подтверждали наличие у себя чудесных способностей.

В каждой такой тысяче претендентов на участие в очередной «Битве» встречались и больные люди, которые свою болезнь принимали за нечто необычное в плане именно экстрасенсорных способностей. Были и мошенники, жаждавшие славы и полагающие, что им удастся обмануть экспертов. Но приходили и те, чьи необыкновенные способности поражали видных экспертов.

Но задачей отборочной комиссии было среди огромной массы людей выявить тех, кто не просто обладал экстрасенсорными способностями, а мог бы доказательно перед телевизионными камерами и убедительно для телезрителей продемонстрировать свой дар. Поэтому в конечном итоге для участия в «Битве» оставалось всего десять человек.

3. Как жури вычисляло мошенников и заблуждающихся?

Первая «Битва» была и самой трудной, и самой интересной. Трудной потому, что ни у кого из членов съемочной группы раньше никогда не было общения с экстрасенсами. А чисто по- житейски все экстрасенсы все-таки вызывали некие мистические страхи. Поэтому все члены съемочной группы работали с большой осторожностью и с некоторыми опасениями. Дескать, мало ли что может случиться с ними самими, мало ли чего можно ожидать? Если не от самих экстрасенсов, то от какой-нибудь «нечистой силы», с которой общаются «маги», если вдруг она действительно существует.

Среди почти тысячи претендентов на участие в «Битве» были и просто внешне обычные люди, и очень характерные типажи. Например, некоторые из явившихся пробовать свои силы отличались и своеобразием поведения, и вычурностью одежды. В основном эти люди скорее всего страдали каким-либо психическим заболеванием. Некоторых больных распознать временами было трудно, потому что они обладали огромным даром убеждения в своей правоте, а уловить их болезненную логику неспециалистам удавалось не сразу. У других кандидатов в участники «Битвы» различные признаки болезни были столь явными, что даже у непросвещенной телевизионной братии сомнений в их психическом заболевании не оставалось.

Много было претендентов, которые свои более чем скромные способности явно переоценивали. Нет, это были не мошенники. Просто в обыденной жизни они могли, например, быстрее других родственников найти какой-либо пропавший предмет, могли предвидеть неприятности или удачи в своем деле, предугадывать те или иные события своей жизни. И свой скромный дар сами они считали бесценным, крайне необычным, и сами причисляли себя к экстрасенсам.

Надо отметить, что некоторые зачатки экстрасенсорных способностей есть или, точнее, сохранились у многих людей. И опять сравню экстрасенсорные способности с музыкальными. Одно дело бренчать на гитаре для друзей, сидя на кухне или в лесу у костра, распевая самодеятельные

песенки под водку и шашлыки. И совсем другое дело — выйти с той же гитарой и с тем же репертуаром на эстраду. Вот тут-то все и становится на свои места.

Но переоценка собственных сил при постоянном восхищении их способностями со стороны родственников и друзей «затмевала глаза». И эти люди искренне считали себя кудесниками от экстрасенсорики. И жаждали всеобщего признания и всемирной славы. Но тестовые испытания сразу позволяли определить, кто есть, кто, и отсеять, так сказать, доморощенных экстрасенсов. Правда, надо отметить, что некоторые из них после специальной подготовки могли бы стать вполне приличными экстрасенсами. Хотя бы настолько, чтобы успешно помогать людям и в области целительства, и в области разрешения бытовых проблем.

Были среди претендентов и откровенные мошенники. Особенно в этом отношении поразила съемочную группу одна семейная пара. Они уверяли, что дар экстрасенсорики дан им один на двоих. И только работая в паре, они могут совершать чудеса. Их «чудесный» дар раскрылся при первом же испытании. Муж работал с плотно закрытыми глазами, активно отвлекая на себя внимание экспертов, а жена подглядывала за реакцией героя и направляла рассуждения мужа в нужное русло. Обмануть экспертов этой семейке не удалось, и в число участников «Битвы» они не попали.

А самой интересной первая «Битва» оказалась по ряду причин. Одна из них состояла в том, что все ее участники показывали, с точки зрения простого неискушенного человека, настоящие чудеса! Коллектив съемочной группы впервые видел поражающие воображение феноменальные способности уникумов. Кроме того, первый состав экстрасенсов оказался самым сильным, и многие участники по своему чудодейственному воздействию были почти равны друг другу. Это были действительно люди, обладающие большим даром.

4. Как проходили отборочные испытания?

Тестовым испытаниям предшествовало изучение заявок, анкетных данных, индивидуальные собеседования. По их результатам выбирали кандидатов, которые, по мнению отборочной комиссии, могли бы стать участниками проекта «Битва экстрасенсов».

Далее применялась система тестирования. В основу ее было положено наличие объекта с сильной энергетикой. Его предлагали для распознавания будущим участникам «Битвы».

Окончательный отбор самых первых участников проводился по самой простой для проверки экстрасенсорных способностей схеме. Каждому кандидату, называвшему себя экстрасенсом, предлагались к решению три теста. Если испытуемый не мог решить ни одной задачи, с ним сразу расставались. При успешном решении двух тестов у претендента появлялся шанс стать участником «Битвы», но если результаты отбора остальных кандидатов тоже были невысоки. Если возможный кандидат в участники «Битвы экстрасенсов» успешно справлялся со всеми тремя заданиями, то ему предлагались еще два испытания — вне конкурсных, которые уже позволяли из просто сильных кандидатов отобрать сильнейших.

Надо отметить, что и просто сильных-то тогда с трудом набралось десять, а уж сильнейших из них оказалось только трое. Двое из них впоследствии вошли в число победителей, а третья не смогла участвовать в «Битве», так как на основной работе ей отказались предоставить отпуск на время телевизионных съемок. И ее место среди финалистов занял другой человек. Занял по праву, так как среди участников первой «Битвы» он действительно был сильнее остальных.

Два начальных теста были похожи. Большой белый лист плотного картона был разделен на четыре квадрата. Таких листов было два. В каждый квадрат каждого листа были вписаны цифры или нанесены разные цвета. Три разных, а одна цифра и один цвет повторялись в четвертом квадрате. Но повторяющиеся символы были скрыты от глаз испытуемых еще более плотным белым картоном.

Почему в тестах использовались цвета и цифры? Согласно мифологии, древней символике, нумерологии, а также — современным психофизиологическим исследованиям, в частности известного психофизиолога Люшера, именно цвета и цифры имеют мощные энергоинформационные характеристики.

Испытуемый должен был «увидеть особым зрением», или, точнее, почувствовать эту энергетику символов, или, что вполне возможно, мог и просто угадать, какая цифра и какой цвет скрыты от его глаз. Принималось и угадывание потому, что логика и аналитические способности у экстрасенсов в массе своей тоже развиты сильнее, чем у обычных людей.

Если кандидат в участники «Битвы» не справлялся ни с одним из этих двух тестов, его отсеивали сразу. Если было хоть одно попадание, то участнику предлагали третий тест. При правильном решении двух первых тестов, кандидат уже почти мог считать себя участником и, безусловно, допускался до третьего теста.

Конечно, вероятность простого угадывания при прохождении двух первых тестов была достаточно высока. Хотя однажды во время съемок произошел удивительный случай. Заболел один из операторов. Новый оператор, войдя в зал, где происходили съемки, поглядел на эти тесты и сказал: «Вы бумагу-то поплотнее бы выбрали, а то и цвет, и цифра просвечивают». И назвал и цвет, и цифру, которые были закрыты плотным листом картона! Ему стали показывать новые варианты цифр, и он безошибочно называл и их. Так что эти тесты были, как оказалось, не столько на угадывание, сколько именно на определение экстрасенсорных способностей, которыми обладал и оператор.

Но, поскольку первые тесты все-таки оставляли сомнения в отношении простого угадывания, то третий тест возможность простого угадывания исключал. И по своей структуре, и по своей сути, и потому что в дополнение к основному заданию содержал небольшие ловушки. Собственно, третий тест был уже именно «экстрасенсорным» в чистом, так сказать, виде. Кандидатам в участники «Битвы экстрасенсов» предъявлялась черно-белая фотография, на которой были изображены пятеро мужчин разного возраста. Возраст угадывался достаточно легко: от 30 до 60 лет. Трое из них были в военной форме, двое в штатском. На столе стояли вазы с фруктами, шампанское и бокалы. По жестикуляции было понятно, что мужчины вели какую- то достаточно приятную, но деловую беседу.

Экстрасенсы должны были определить, кто из сидящих за столом сейчас жив, а кто уже ушел из жизни. Из числа сидящих за столом к моменту испытания ушли из жизни двое. Достаточно еще молодой генерал покончил жизнь самоубийством, выстрелив себе в сердце. Второй, достаточно уже пожилой мужчина умер от рака за три года до испытания экстрасенсов. Сама же фотография была сделана в конце 1970-х годов. Если ответ был неверным, то с кандидатом в участники «Битвы» расставались сразу. Если же было хоть одно попадание, не говоря уже о двух, испытуемому предъявлялись дополнительные вопросы. Он должен был рассказать, как, когда и по какой причине тот или иной человек ушел из жизни. Так что этот тест был уже действительно серьезным испытанием и подтверждал наличие у испытуемого экстрасенсорных способностей.

А ловушка состояла в том, что самый молодой в этой компании был я сам. Только на фотографии я был в военной форме, что наряду с разрывом во времени затрудняло визуальную идентификацию.

Подавляющее большинство кандидатов в участники «Битвы» пытались просто угадывать, кто жив, а кто нет. Вариантов для угадывания было два. Либо показывали на самых пожилых, либо на одного пожилого и другого — молодого.

Меня таким образом «похоронили» человек двадцать. С пожилыми были, естественно, и попадания. Конечно, по логике вещей, хоть один- то из пожилых людей да должен был уже умереть. Фотография явно была сделана достаточно давно, ибо черно-белых глянцевых фото давно уже не делают. Весь мир перешел на цветные. Но дополнительные вопросы — как, когда, от чего умер человек и при каких обстоятельствах — сразу помогали определить, где простое угадывание, а где испытуемые действительно демонстрировали экстрасенсорные способности. Ибо просто угадать причины, время и обстоятельства смерти двух неизвестных испытуемым людей явно не представлялось возможным.

Но настоящие экстрасенсы с этим заданием справились полностью или почти полностью. Правда, узнать или почувствовать в молодом офицере меня смогла только одна из испытуемых. Но десять человек абсолютно точно определили, кто из изображенных на фото жив, а кто нет. Но самое удивительное состояло в том, что эти десять человек полностью или почти полностью ответили на дополнительные вопросы. Все они достаточно точно указали время смерти, рассказали о ее причинах, об огнестрельном ранении в область сердца у человека в генеральской форме, и о тяжелой болезни второго мужчины, сказав, что это скорее всего была онкология.

Никакого простого угадывания не хватит, чтобы ответить на эти вопросы. Здесь надо применить именно свой дар, настроиться на некую информационную волну, установить связь, не знаю какую, но какую-то экстрасенсорную — с «тем светом», где сейчас находятся умершие, или их души, или их энергетические фантомы, или каким-либо иным образом почувствовать причины и время их смерти.

Общение кандидатов между собой, какие- либо подсказки друг другу мы старались всячески исключить. Тех, кто уже прошел испытания, выпускали из зала по левой лестнице, и машина съемочной группы сразу отвозила его к ближайшей станции метро. А новые кандидаты ждали своей очереди в правом крыле здания, и мы их проводили в зал по лестнице с правой стороны.

Первые тестовые испытания, как я уже говорил, произвели сильное впечатление на всю съемочную группу. И даже на меня, хотя я в какой-то мере к таким результатам был готов. Тут повторюсь, что еще в советские годы, я, начинающий психиатр, будучи лекционным ассистентом крупнейшего советского психиатра, профессора Василия Михайловича Банщикова, готовил на кафедре психиатрии Первого медицинского института, которую он возглавлял, испытания одного из известных экстрасенсов того времени — Розы Кулешовой. Она с закрытыми глазами пальцами «читала» простейшие тексты, а цвета угадывала, извините, мягким местом — просто садилась на цветную бумагу, которую ей подкладывали, и точно указывала ее цвет. Да и некоторые иные эксперименты, к которым я, как руководитель ряда военных исследований, был сопричастен позднее, позволяли мне уже не быть скептиком в этих вопросах. Тем более что, руководя экстренной помощью в местах массовых катастроф и стихийных бедствий, я включал в состав спасательного отряда и экстрасенсов тоже. И они помогали отыскивать в завалах живых, точно указывали, где под завалами лежат уже погибшие, мертвые, а где под завалами людей нет.

Но, несмотря на всю мою предварительную информированность и подготовку, то, что я увидел на съемках ТНТ, даже на меня произвело сильное впечатление. Например, во время одних отборочных испытаний внешне обычные мужчины и женщины напрямую общались... с умершими.

Всем прошедшим отборочные испытания в конце тестирования предлагался еще один, как тогда казалось, шуточный тест. Правда, потом при отборе кандидатов в следующие сезоны «Битв», подобный тест стал самым первым отборочным.

Уже окончательно отобранным участникам первой «Битвы» предъявляли большую картонную коробку округлой формы и просили рассказать, что в ней находится. А находилась в коробке маленькая, совсем еще детеныш по возрасту, анаконда. Примерно с метр длиной. Анаконда лежала в коробке, свернувшись в клубок, дремала. И когда ее потом из коробки вынимали и демонстрировали угадавшим или не угадавшим экстрасенсам, то она проявляла полную невозмутимость своего змеиного духа, совершенно не реагируя на людей.

Трое почувствовали какое-то холоднокровное пресмыкающееся, и кто-то из них предположил, что там спрятана лягушка. Остальные достаточно точно описывали форму и цвет клубка, но почувствовать, что это именно змея, не смогли. Справился с заданием лишь один участник.

Итак, экстрасенсы отобраны. Десять человек. Мужчин и женщин примерно равное количество. Был среди них совсем молоденький паренек. Восемнадцати лет от роду. Студент престижного ВУЗа, который унаследовал свой дар от бабушки и пришел попробовать свои силы, еще не практикуя, как экстрасенс. Были зрелые мужи — от сорока до пятидесяти лет. Женщины были и молодые — лет 25—30 — и более зрелого возраста. Просто одеты. И, несмотря на то что почти все они уже имели свою экстрасенсорную практику, более и менее длительный опыт работы, все равно под камерами терялись и волновались.

Но мы-то уже знали, что, несмотря на простой внешний вид, несмотря на их «студенческое» волнение и тревожное ожидание результатов каждого испытания, все они обладают удивительными способностями, отличающими их от обычных людей.

Может быть, и конечный результат им уже известен, и каждый знает, кто и когда покинет сражение, а кто дойдет до финала, до полной победы? А может, волнение и надежда на победу этот конечный результат мешают им увидеть? Не знаю.

Но общее волнение и напряженность ожидания к началу испытаний, к началу сражения достигли настоящего апогея. И первая, покинувшая поле битвы, опытная и давно практикующая экстрасенс, даже впала в глубокую депрессию, потеряла веру в свои способности и на длительный срок прекратила практику. Лично мне пришлось ей помогать уже в качестве психиатра и психоаналитика. К счастью, сегодня она опять поверила в свои силы и вернулась к прежней вполне успешной деятельности.

5. Как менялись Методы тестирования в новых сезонах?

Отборочные испытания во всех последующих «Битвах» велись уже по иной схеме. Повторять первые тесты было и зрелищно неинтересно, да и съемочная группа набралась опыта. И в качестве отборочных тестов взяла повторяющиеся по своей постановочной сути ряд экспериментов первой «Битвы».

Новые отборочные испытания сразу были массовыми. Но в то же время по длительности съемок, по, если так можно выразиться, энергозатратам съемочной группы — достаточно простыми. В то время, как вообще энергозатраты съемочной группы, направленные на поиск сюжетов, места проведения съемок, отбор экстрасенсов, организацию их последующих испытаний, были просто чудовищными. Порой от усталости люди просто засыпали прямо во время съемок. Рабочий энтузиазм был поразительным.

График съемок — крайне напряженный. Как члены съемочной команды его выдерживали — просто уму непостижимо. А уж как выдерживали работу своих близких члены их семей — даже представить невозможно.

Для первого отборочного теста всех претендентов последующих «Битв» собирали в зале какого-нибудь небольшого камерного театра. На сцене за плотной черной ширмой располагался человек, или водружали какой-нибудь предмет. А что именно было скрыто за ширмой, экстрасенсы должны были определить с помощью своих необычных способностей. Время тестирования было ограничено и равнялось двадцати минутам. После чего всех испытуемых выводили в фойе, где несколько членов отборочной комиссии выслушивали ответы и оценивали результаты каждого.

Такая постановка тестирования существенно сокращала время первого тура, поскольку одновременно можно было собрать сразу всех кандидатов и сразу получить хотя бы минимальное представление об их способностях. Если претендующие на звание экстрасенса полностью угадывали, что скрыто за черной ширмой, то уже означало наличие сильных способностей. Если ответы были приблизительные, то такой результат говорил о способностях среднего характера. А ошибка сразу позволяла отсеивать неудачников.

Экстрасенсы располагались в креслах зрительного зала. Им разрешалось подходить почти вплотную к занавесу, применять свои вспомогательные приемы, приносить с собой все «экстрасенсорные инструменты». Испытуемые зажигали свечи, крутили рамки, просили помощи у маятников, приносили вообще трудно поддающиеся описанию предметы колдовства. Просили помощи у духов и иных, только им ведомых помощников.

В одном из таких испытаний за черной ширмой находился очень крупный мужчина, который методично поглощал бутерброды. Из примерно ста кандидатов, допущенных к тестированию после предварительного собеседования, сразу отсеялись человек семьдесят. Пять испытуемых показали хорошие результаты. Они почувствовали, что за ширмой спрятан человек. Трое из них определили, что это мужчина крупной комплекции. А один даже сказал, что, по всей вероятности, мужчина, скрытый за ширмой, что-то жует. Остальные двадцать рассказывали, что за ширмой находится что- то живое, что-то очень крупное, но каких-либо иных подробностей они сказать не могли. Но тем не менее их ответы тоже устроили членов жюри, так как давали надежду на раскрытие способностей в последующих испытаниях.

В одном из испытаний за черным занавесом был спрятан огромный прозрачный террариум, в котором находился живой крокодил. Мы рассчитывали, что почувствовать именно крокодила, настоящие уникумы должны с легкостью. Ведь его энергетика должна быть очень мощной: все- таки существо крайне агрессивное, и по древней мифологии числится помощником Харона — перевозчика в Царство Мертвых. Наиболее близок к истине оказался только один — Ирик Садыков. И то он колебался в ответе между крокодилом и вараном. Сбивала логика, ибо крокодил — очень опасное существо, и допустить мысль, что такого агрессора завезли в театр, было трудно.

В другом испытании за черным занавесом была скрыта огромная стеклянная колба, наполненная саранчой. Конечно, энергетика одной саранчи слишком мала, чтобы ее почувствовать даже сильному экстрасенсу. Хотя позже при поиске пропавшего мальчика сильная экстрасенс Лилия Хегай сумела почувствовать даже энергетику пчел. Правда, множества пчел, которые имели энергию созидательной силы. А множество саранчи — это энергия мощной разрушительной силы. Это энергия беды. Само слово «саранча» еще много веков тому назад стало нарицательным, символом все пожирающих существ. С этим испытанием справились двадцать семь человек.

Задача второго теста была такая: из этого еще очень большого числа претендентов выбрать наиболее достойных для съемок в телепроекте. Во время второго теста испытуемым предлагалось найти человека, спрятанного в каком-либо потайном месте. Обычно мест, где мог быть спрятан человек, было примерно двадцать. Это были и багажники автомобилей, стоящих в огромном ангаре, и мусорные баки, расположенные на задворках какого-то здания, и даже цирковой реквизит фокусников. Кстати, это испытание и проводили известные фокусники — братья Сафроновы. Младший брат прятался в одном из объектов, старший давал экстрасенсу задание. А потом они вместе со средним братом, сидя за монитором, следили за ходом испытания.

Задание, направленное на поиск, для экстрасенсов было понятное, но весьма не из легких. Экстрасенсу давали фотографию разыскиваемого человека и какую-либо его личную вещь. И фото, и личная вещь несли энергетику этого человека, что служило определенной подсказкой. И экстрасенс начинал поиск. Переходя от машины к машине, от ящика к ящику, от одного мусорного бака к другому, он должен был почувствовать энергетику разыскиваемого и определить, где же прячется изображенный на фотографии хозяин вещи.

Время съемок одного сюжета, не только тестового, но и сюжета выполнения одного задания одним экстрасенсом — поиск, последующее интервью, во время которого выяснялось, как и почему он выбрал тот или иной, правильный или неправильный объект — занимали от двадцати пяти часов до полутора суток. Плюс еще предварительная подготовка к съемкам — установка света, камер, налаживание аппаратуры. Они тоже занимали значительное время. После монтажа запись теста занимала около часа. А в показе по телевизору каждый сюжет длился всего пятнадцать минут.

Экстрасенсы-то приходили по одному и через час уже уходили, а съемочная группа работала без перерыва. Усталость возникала неимоверная. Но больше всех в этом испытании по поиску доставалось младшему из братьев Сафроновых. Ему-то бедняге приходилось до полутора суток скрюченным лежать то в багажнике автомобиля, то сидеть в цирковом ящике и даже в мусорном баке.

Третьим в отборочном испытании был тест под названием «Мистер Икс». Большинство слабых экстрасенсов отсеивались при двух первых испытаниях. И к третьему доходило человек пятнадцать. Экстрасенсу закрывали глаза черной непроницаемой маской, потом вводили в комнату, где сидел какой-либо известный человек. Именно известный, публичный, с мощным энергетическим воздействием на зрителей, проверенным годами творческой работы. И экстрасене вслепую должен был рассказать о «Мистере Икс» все, что ему удавалось почувствовать. На это испытание экстрасенсу отводилось десять минут. А в сумме с подготовкой и последующей записью интервью с экстрасенсом на одну пробу опять уходило около часа. Так что испытание всех кандидатов в этой пробе занимало примерно часов пятнадцать.

В конце испытания наступал «момент истины», когда с экстрасенса снимали маску, и он мог видеть, кто именно сидел перед ним и радоваться своей удаче или достойно принимать свое поражение. Равно как и рассказать экспертам, почему он потерпел поражение, что мешало ему в установлении истины, или — как он смог почувствовать, кто находится перед ним.

Одно из испытаний, проводимое перед третьей «Битвой», в эти стандартные рамки не укладывалось. Экстрасенсов решили показать публике, если так можно выразиться, вживую.

На Старом Арбате посреди улицы прямо перед театром им. Евгения Вахтангова установили камеры. И все десять участников «отдали на растерзание» проходившей мимо публике. Вокруг экстрасенсов собралась большая толпа любопытных. Это были совершенно случайные люди, просто гуляющие по Старому Арбату, клерки, спешащие по своим делам, мелкие торговцы соседних лавочек, покупатели арбатского товара.

Кто-то останавливался на короткое время, кто- то просто проходил мимо, а кто-то оставался практически до конца испытания.

Этот эксперимент был задуман как случайное общение со случайными людьми. Он позволял и отъявленным скептикам, и сомневающимся в экстрасенсорике, и людям, верящим в чудеса, самим, по своему усмотрению, проверить необычные способности будущих участников «Битвы». Любой человек мог им задавать любые вопросы, а те в соответствии со своей «квалификационной направленностью» на эти вопросы отвечать.

Здесь надо заметить, что по направленности своих способностей экстрасенсы отличаются друг от друга примерно так же, как, например, врачи. Медик, как и экстрасенс, — понятие собирательное. Все, окончившие мединституты, врачи. Но один врач — специалист в области онкологии, другой — окулист, третий — кардиолог. Так и экстрасенсы — один обладает большими способностями в области целительства, другой — преимущественно поисковик, ищет пропавших без вести, третий — может глубоко заглядывать в прошлое.

Публика вопросы задавала самые разные. Ответы экстрасенсов и некоторые «опыты», которые они пытались проводить по просьбе зрителей, часто были неудачными. Все-таки обстановка была шумной — кишащая прохожими улица, направленные объективы телевизионных камер, масса других внешних отвлекающих факторов — все это мешало экстрасенсам настроится на нужную волну. А ведь работа мага требует кулуарности, доверительности и более длительного времени для настройки и анализа своих тонких ощущений. Но одна из экстрасенсов — Сулу Искандер — публику, собравшуюся на Арбате, сумела-таки удивить, и способности свои доказательно подтвердить. Одна девушка захотела, чтобы Сулу рассказала ей, где сейчас находится ее бойфренд и что он делает. И Сулу ответила, что он сейчас у себя дома, на юго-западе Москвы и работает за компьютером. Девушка возразила, что ее молодой человек должен быть в другом месте. Тогда Сулу попросила немедленно позвонить ему по телефону. Ответ бойфренда поразил девушку. Оказалось, что у него изменились планы, и в момент эксперимента он, оставшись работать дома, готовил какую-то компьютерную программу.

6.  Как одевались участники «Битвы», и какими магическими предметами пользовались?

Все участники первой «Битвы» внешне выглядели как обычные люди. Одеты были по-разному: кто-то очень скромно, кто-то достаточно модно и дорого. Но не было у них никакой вычурности, никаких особых признаков принадлежности к «касте избранных». Встретив их на улице в толпе, даже не заподозришь, что они маги и «волшебники». Свитера, джинсы, юбки и кофты, брючные костюмы у женщин. Хорошие, но стандартного покроя костюмы у мужчин. Лица приятные, приветливые, со спокойным выражением.

В общем, участники первой «Битвы» практически ни по одежде, ни по поведению от обычных людей не отличались. И при проведении экспериментов редко пользовались вспомогательными, «волшебными» устройствами. И то это были только маятник и рамки. Конечно, маятник и рамки известны людям, как некие «указующие приборы», с глубокой древности. С их помощью в земле ищут золото, драгоценные камни, иные полезные ископаемые, водоносные слои земли. И очень часто с успехом. Этими «приборами» до сих пор наряду с современным оборудованием пользуются геологи. Рамки еще называют лозой, а людей, которые используют их — лозаходцами. И никому во все века не приходило в голову такой поиск называть мистическим.

Некоторые экстрасенсы последующих «призывов» пользовались картами. И картами Таро, и обычными игральными, и иными, ранее никогда не виденными нами, очень странными и необычными по форме, размерам и рисункам. Всего экстрасенсы использовали пять-шесть видов карт различного образца.

Многие приносили с собой свечи и иконки. Количество зажигаемых свечей в разных испытаниях было разное и, как рассказывали экстрасенсы, какое количество, какого размера и какого цвета свечи брать с собой каждый раз до начала испытания им подсказывала их интуиция.

Экстрасенсы Фады, отец и сын, позиционировали себя как потомственные колдуны и приходили на испытания с необычной формы посохами и с разными куклами. Они рассказывали, что куклы — это особые духи, а посохи им якобы подарили колдуны Вуду, когда они учились колдовству в дебрях Африки.

Но начиная со второй «Битвы», у экстрасенсов появилась вычурность в одежде. Так, Леонид Коновалов являлся на все съемки практически в костюме американского ковбоя: в стилизованных джинсах, куртке и шляпе с загнутыми полями. А экстрасенс из Питера, врач по образованию, Михаил Филоненко являлся на испытания либо в золотистого цвета халате, либо в черном пиджаке, украшенном на плечах, груди и спине необычным белым орнаментом. Если Филоненко приходил в золотистом халате, то на груди у него на цепях висела огромная тарелка тоже желтого цвета. Еще Филоненко приносил с собой какие-то картонные пластины со странными символами. Эти символы, якобы, подсказывали ему правильный ответ.

Другой участник «Битвы» Самсон, который представлялся и фокусником в прошлом, и даже работником уголовного розыска, являлся на испытания либо в черном длинном одеянии, напоминающем монашескую рясу, либо, наоборот, в абсолютно белых одеждах. Всегда с ним был огромный посох, пальцы украшали огромные перстни. И на многие испытания он приносил с собой маленькую живую змейку. А на одно из испытаний даже принес тарантула. И змейка, и огромный черный паук якобы помогали ему установить истину.

Как это ни покажется странным, но символами и вспомогательными «приборами» Лилии

Хегай — наполовину кореянки, наполовину китаянки — были обычные сигареты. Лилия перед началом каждого испытания нервно закуривала, потом курила одну сигарету за другой, и еще выкладывала из сигарет, помогающие ей постичь истину, странные фигуры. Правда, на несколько первых испытаний Лилия приходила в головном уборе, напоминающим шлем с большим количеством по краю металлических подвесок. Но потом она от него отказалась.

А Турсуной Закирова, представлявшая Среднюю Азию, не расставалась с огромным кинжалом, которым она размахивала во все стороны, со всей силы стучала им и по фотографиям, и по вещам разыскиваемых людей, и даже по спинам героев сюжета. И как могли убедиться члены съемочной группы и телезрители, кинжал действительно оказался ее верным помощником.

Конечно, как я уже говорил, в области владения экстрасенсорными способностями участники «Битвы» существенно отличались друг от друга. Кто-то хорошо видел события трагического характера, кому-то вследствие особой душевной ранимости такие «просмотры» давались с трудом. Другие прекрасно разбирались в родственных и межличностных отношениях. А целители могли легко определить особенности здоровья героев сюжета.

7. Проигравшие, участники проклинали победителей?

Конечно, нет смысла пересказывать подряд в хронологической последовательности все сюжеты. «Битв» было много, сюжеты каждой из них подбирались схожие, чтобы, подводя итоги, можно было с большой степенью достоверности сравнивать силы и способности участников различных «Битв».

Как я уже говорил, первая «Битва» оказалась серьезным испытанием не только для экстрасенсов, но и для всей съемочной группы. Прежде всего поражали сами результаты испытаний. Ответы экстрасенсов, решения, поставленных перед ними задач создавали у нас ощущение, что мы соприкоснулись с явлениями не только необычными, но порой даже сверхъестественными. Я бы сказал — просто фантастическими.

Порой трудно было отдать кому-то предпочтение и при определении победителя каждой серии. А еще труднее, скорее уже в моральном плане, было определить слабейшего участника и объявить ему, что после этой серии ему придется покинуть проект. Эта миссия тяжелым бременем легла на плечи главного ведущего, известного и очень популярного актера Михаила Пореченкова.

Большинство проигравших «Битву» уходили достойно. Признавали свое поражение, благодарили создателей проекта за предоставленную возможность показать свои способности телезрителям, желали успеха оставшимся в проекте товарищам. И только одна участница — Аделина — устроила настоящий скандал. Она истерически кричала, что она сильнее всех, что не уйдет из проекта, грозила всем страшными карами. Тогда, как исключение из правил, ей предоставили еще одну возможность попытаться подтвердить свои экстрасенсорные способности. Надо сказать, что и в предыдущих испытаниях Аделина не блистала успехами. Тогда ее просто еще оставляли в проекте, потому что просили покинуть проект еще более слабых, чем Аделина, экстрасенсов.

Полностью провалив предоставленную ей возможность проявить себя как экстрасенс, Аделина вновь со скандалом была удалена из проекта.

Тогда она сумела каким-то образом пробиться на передачу к Андрею Малахову. Но и здесь потерпела фиаско.

Кто-то, кого жюри было вынужденно отсеять, как я уже говорил, был сильным экстрасенсом, но именно в данной серии не сумел проявить свои способности. Особенно жаль было расставаться с Нонной Чигирян. Очень способная экстрасенс, неоднократно показывавшая хорошие результаты, вдруг на самом решающем предпоследнем испытании во всех трех сериях сорвалась и не решила ни одной из задач. И ее место занял Роман Фад, которого жюри давно уже не очень одобряло в предыдущих испытаниях. Хотя младший Фад тогда был еще очень молодым и незрелым, но перспективным экстрасенсом.

Кстати, тогда оба Фада — и папа, и сын — проявили себя далеко не лучшим образом во время награждения победителей. Постоянный эксперт передачи Сергей Сафронов принес на финальную программу посох. Точно такой же внешне посох, каким пользовались оба Фада во время испытаний, и который они позиционировали, как подарок им от колдунов Вуду. Шутя, Сергей Сафронов предложил младшему Фаду поменяться посохами, добавив при этом, что свой посох он не получал от древних колдунов, а купил в Москве в одном из магазинов, торгующих эзотерическими литературой и принадлежностями. Роман Фад растерялся, не знал, как ему реагировать, попятился к отцу, стоящему сзади него. А старший Фад зло сказал: «Ничего, сынок, мы еще этот посох вобьем ему в могилку». Забегая вперед, скажу, что такие выходки и угрозы практически всегда оборачиваются бедой для самого грозящего. По закону бумеранга...

Каждая «Битва» состояла из серий, либо равных числу выбывающих участников, либо на одну — две серии превосходящих их число. А каждая серия, в свою очередь, состояла из трех сюжетов и завершалась советом жюри, который определял победителя и слабейшего участника серии. К концу каждой «Битвы» определялись три финалиста. А уж места между ними распределяли сами телезрители sms-голосованием. Завершал каждую битву финал, на котором оглашались результаты зрительского голосования и вручались призы.

Открывал каждую серию, вел заседания жюри, оглашал экстрасенсам решения его совета, результаты зрительского голосования и вручал призы, как я уже говорил, популярнейший актер Михаил Пореченков. В качестве главного эксперта и ведущего многих испытаний выступал я, психиатр-криминалист Михаил Виноградов. Кроме меня многие испытания вели известные фокусники братья Сафроновы, старший из которых — Сергей — был еще и постоянным членом совета жюри. Дополнительно, особенно в первой «Битве», в качестве ведущих принимали участие хорошо известные телезрителям Анфиса Чехова и Лера Кудрявцева. Иногда испытания вели сами герои, а я и братья Сафроновы оценивали работу экстрасенсов, наблюдая за ними, сидя в операторской у мониторов.

Восемь самых интересных экспериментов «Битв»

1. Поиск человека в багажнике автомобиля

Садним из первых испытаний в первой «Битве» был поиск человека в багажнике автомобиля. Собственно, это испытание и послужило прообразом последующих поисков в качестве тестовых испытаний. А тогда мы еще только нащупывали пути выявления экстрасенсорных способностей и наглядной убедительной демонстрации их телезрителям.

В огромном ангаре стояло двадцать автомашин разных марок и разных размеров. В багажнике одного из автомобилей прятался младший Сафронов, старший — Сергей — вел испытание, а средний следил за его ходом, сидя в операторской у монитора.

Каждого экстрасенса вводили в ангар по одному и уводили таким же образом, чтобы закончивший испытания не мог иметь никаких контактов с остальными, ожидающими своей очереди. Так вот, каждому экстрасенсу Сергей Сафронов говорил: «В багажнике одной из машин спрятан человек. Ваша задача в течение двадцати минут отыскать его. Вот вам его фотография и личная вещь». В качестве личной вещи Сергей протягивал экстрасенсу поясной ремень. Получив инструкцию, фото и ремень, экстрасенс приступал к поиску.

Задание для многих из участников первой «Битвы» оказалось непосильным. Они медленно ходили по ангару между машинами, пытались прислушиваться, надеясь уловить хоть какой-нибудь звук, идущий из багажников, тщательно осматривали сомнительные, по их мнению, автомобили. Кто-то указывал на самый большой автомобиль, полагая, что взрослому мужчине в маленьком не спрятаться. Кто-то, наоборот, считал, что человека должны спрятать в самом небольшом авто, чтобы сбить экстрасенсов с толку.

Один за другим участники шоу уходили, не сумев отыскать человека. Правда, один экстрасенс указал на черную «Волгу», которая, как оказалось, была машиной самого прятавшегося Сафронова-младшего. И хотя такой результат можно было засчитать как положительный, ибо машина несла энергетику своего хозяина, но все-таки самого хозяина в машине не было.

Разочарование и напряженное ожидание всей съемочной группы достигло предела, когда в ангар вошла Наталья Носачева. Она врач-невролог по образованию, уже зрелая личность и опытный экстрасенс-целитель. Наталья, используя свой целительский дар, снимает у раненых солдат после ампутации конечностей фантомные боли. Но поиском людей Наталья раньше не занималась. И конечно, проходя это испытание, очень волновалась, несмотря на то, что ряд предыдущих испытаний она прошла успешно. Получив инструкцию, взяв в руки фото и ремень, Носачева достала маятник и стала медленно прохаживаться по ангару. Несколько раз она останавливалась у машины, где прятался Сафронов, но, немного подумав, опять принималась за поиск. И когда уже время эксперимента подходило к концу, Наталья вдруг уверенно постучала по багажнику нужной машины. Багажник открыли, и оттуда вылез обескураженный Сафронов-младший, который уже и не надеялся выбраться из заточения. Радость успеха переполнила Наталью, и она, обняв Сафронова, даже расцеловала его.

Но больше всех в этом испытании нас поразила Наталья Воротникова. Она молодая женщина, медсестра, ощутила свой дар после клинической смерти. Воротникова давно уже практикует как экстрасенс, ведя прием в одном из медикопсихологических центров Москвы. Выслушав инструкцию и взяв в руки вещи Сафронова, Воротникова обвела два ряда машин тяжелым спокойным взглядом, потом медленно пошла вдоль первого ряда. Дойдя до искомого автомобиля, остановилась, на секунду задумалась, а потом уверенно показала именно на него. Сергей Сафронов несколько раз переспросил Наталью, уверена ли она в своем выборе? Может быть, она хочет пройтись вдоль машин дальше? Но Воротникова молча повторила рукой свой указующий жест.''Багажник открыли, и Сафронов-младший был вновь освобожден. А Воротникова спокойно, не выказывая никаких чувств, пошла к выходу.

Как им удалось определить машину, в багажнике которой прятался Сафронов-младший, ни Наталья Носачева, ни Наталья Воротникова на общепринятом языке объяснить нам не сумели. Но мы знаем, что собаки находят людей и предметы по запаху. Собачьи способности проверены веками, созданы множество школ служебного собаководства, собаки ищут по следу преступников, террористов, находят взрывчатку, наркотики. Пусть Носачева, Воротникова и другие экстрасенсы, преуспевшие в аналогичном'тесте, не обижаются за такое сравнение. Но ни один экстрасенс, реально нашедший человека, спрятанного в багажнике машины, в цирковом реквизите, и даже в мусорном баке ни о каком-либо запахе нам не говорил. Их ответ был стандартный и простой: «Почувствовал(-а)». Забегая вперед, скажу, что Наталья Воротникова и Наталья Носачева вошли в число финалистов и заняли соответственно первое и второе места.

Третьим победителем первой «Битвы» стал самый молодой его участник Петр Соболев, которого за удивительное внешнее сходство члены съемочной группы и сами коллеги-экстрасенсы прозвали Гарри Поттером.

Было еще несколько заданий по поиску пропавших вещей, угнанных автомобилей, утонувших пловцов. И ведущие экстрасенсы с этими заданиями справлялись с несомненным успехом.

А однажды в качестве шуточного задания экстрасенсов попросили найти в доме одной молодой теледивы якобы потерянный ею телефон. В большой квартире, состоящей из нескольких комнат, пять человек, кто скорее, кто медленнее после долгих раздумий, а кто и практически мгновенно указали место, где лежит спрятанный хозяйкой мобильник.

В другом испытании экстрасенсам предлагали отыскать, «увидеть», где спрятан якобы угнанный автомобиль Леры Кудрявцевой. Задание оказалось многим не под силу. Видимо, потому что надо было не только указать место нахождения машины, не только описать угонщика, но также указать направление, в котором угнали машину. С этим заданием справиться не смог почти никто.

Но вновь в этом испытании всех удивила Наталья Носачева. Она рассказала, что автомобиль находится на севере Москвы, что справа от него находится мост или эстакада, а сзади — река. А за рекой — лес, и что слева — большая стройка.

Для телезрителей каждое угадывание сопровождалось показом места, где действительно находился автомобиль. Все совпадало полностью!

Но больше, чем Носачева, нас удивила другая участница «Битвы» Алена Орлова — красивая цыганка, несколько эпатажная женщина, с копной черных кудрявых волос, потомственная, как она сама себя аттестует, ведьма. Она сказала, что автомобиль угнали двое кавказцев, что одного из них поймают, но сам автомобиль не найдут. Эксперты уже почти решили засчитать этот ответ как неверный, как некую фантазию на традиционную тему угона машин. Но тут вступилась за экстрасенса сама Лера. Оказалось, что сравнительно недавно у нее угнали предыдущую машину точно такой же марки. И действительно, это были кавказцы, и одного угонщика поймали, а автомобиль канул с концами. Так что Алена Орлова не ошиблась, а просто увидела предыдущее постановочному утону, реальное событие, более насыщенное не наигранным горем, а действительно сильным эмоциональным переживанием Леры.

2. Ужасы старого кладбища

Были эксперименты, которые у экстрасенсов с особо тонкой ранимой душой вызывали шок. Так, один из опытов проводился на месте, где когда-то находилась старинная усадьба древнего русского рода, чьи представители составляли плеяду героев Отечества, а сама усадьба являла образец русского зодчества. Много лет назад большевики разрушили и сровняли с землей все старинные постройки усадьбы, а также располагавшиеся рядом кладбище и церковь. И построили на этом месте образец советского общепита — столовую здорового питания.

Экстрасенсов привезли в эту усадьбу в автобусе с плотно зашторенными окнами, чтобы они не могли видеть маршрут и не знали название места. Потом их ввели в помещение и попросили рассказать, что на этом месте было раньше. Кроме постоянных экспертов за экспериментом наблюдали местные жители и историки, которые знали о событиях прошлого.

Несколько человек довольно правильно определили, что раньше здесь стояла церковь, «увидели» надгробья, кто-то даже сумел описать их форму и цвет. Уже привыкшие к «чудесам», эксперты и члены съемочной группы ответам магов уже не удивлялись, а старались «вытянуть» из экстрасенсов максимально больше подробностей, мелких деталей, чтобы в который раз наглядно продемонстрировать телезрителям наличие экстрасенсорики, как безусловно существующего явления. И конечно, определить, кто из экстрасенсов «видит» лучше.

Но, как я уже говорил, экстрасенсы народ сверхчувствительный и ранимый. Так вот, Алена Орлова именно в этом месте испытала мистический ужас. Она сразу сказала, что здесь когда- то находились церковь и кладбище. Но почти в шоковом состоянии потребовала, чтобы ее как можно скорее увели, как она выразилась, с этого сакрального места. А, уходя, раскидывала вокруг себя монеты, и потом еще долго мыла руки.

А Арина Евдокимова — красивая молодая женщина, очень деликатная, с утонченными манерами, очень сильный экстрасенс, «увидевшая» множество деталей бытия прошлого века, — в конце эксперимента упала в обморок. И спустя короткое время, сославшись на повышенное эмоциональное напряжение, даже добровольно покинула проект. Но перед уходом из «Битвы» успела еще несколько раз удивить экспертов своим даром.

Конечно, те люди и ученые, кто был воспитан в духе атеизма и кондового ограниченного марксистско-ленинского учения, экстрасенсорику до сих пор отрицают. Но факты — упрямая вещь. То, что все мы видели своими глазами, хоть и носит оттенок телевизионного шоу, показывает телезрителям не постановку, а реальные эксперименты с участием реальных экстрасенсов. Как говорят в народе, ни одной подставы.

Как показали эксперименты «Битвы», экстрасенсам удается переноситься в далекое прошлое и увидеть события, отделенные от нас не только на десятки лет, а даже на целый век.

З. Жестокая расправа над двумя школьницами

Экстрасенсорные возможности человека удивительны и разнообразны. Конечно, скептики могут говорить о некоей психологизации ряда экспериментов. Могут думать, что наиболее исторически образованные испытуемые, напрягая свою логику и интуицию, в первом и во втором испытании просто сумели догадаться о сути проблемы. Скептики на то и существуют, чтобы своим скептицизмом, своим неверием заставлять настоящих ученых развивать и двигать науку вперед.

Но вернемся к испытаниям «Битв экстрасенсов» на канале ТНТ. Как только начался показ первых испытаний, руководство канала буквально засыпали своими письмами граждане, отчаявшиеся в своем горе и потерявшие всякую надежду на помощь правоохранителей. Поэтому люди просили о помощи участников «Битвы»,

резонно полагая, что они своим непредвзятым взглядом помогут проникнуть в самую суть событий. Люди надеялись на них, и в целом экстрасенсы их надежды оправдали. Вот лишь один из случаев.

В 2005 году в Москве на улице Наметкина произошли трагические события, закончившиеся гибелью двух школьниц. Лучшие подружки Ульяна Князева и Катя Золкина, одиннадцатиклассницы одной московской школы, вечером вышли на улицу прогуляться. Но к полуночи ни та, ни другая до своих квартир не дошли. И родители забили тревогу. А в два часа ночи в милицию поступил звонок, что во дворе соседнего дома найдены тела двух девочек. Одна мертвая лежала на газоне, а вторая — на козырьке подъезда. По неясной тогда причине обе почему-то оказались в доме, стоящем на полпути между домом Кати и Ули. Катя вылетела из окна лестничного проема примерно с высоты девятого этажа и упала на бетонный козырек подъезда. Смерть наступила мгновенно. «Скорая» и милиция приехали быстро. Пока погибшую снимали с козырька, милиция сразу высказала версию о самоубийстве. И вдруг из окна какой-то квартиры тоже с большой высоты вылетела вторая девушка и упала на газон метров на десять левее подъезда. Милиция и эту смерть зафиксировала как случай самоубийства. И не озаботившись странными обстоятельствами, не утруждая себя поиском квартиры, откуда упала вторая девушка, дело закрыли. Матери погибших писали жалобы во все инстанции, не допуская даже мысли о том, что их дочери могли наложить на себя руки. Указывали на непонятные обстоятельства дела: почему девушки выпали в разное время и из разных мест? И требовали найти квартиру, откуда выпали или были выброшены погибшие. Бесполезно. Прокуратура отказала в доследовании и утвердила версию самоубийств.

Тогда мать одной из погибших обратилась на канал ТНТ за помощью к участникам «Битвы». Троих финалистов привезли на улицу Наметкина. К подъезду дома каждого из них подводили по одному. А когда они отрабатывали задание, то сразу же на другой машине увозили к метро. Так тщательно соблюдалась конспирация. Каждому участнику задавали один вопрос: «Что вы можете рассказать о событиях, происшедших здесь такого-то числа?»

Наталья Воротникова, Наталья Носачева и Петр Соболев были единодушны во мнениях. Девушек заманили в подъезд, затащили на верхние этажи. Одну сразу выкинули из окна лестничной площадки. А вторую затащили в квартиру, изнасиловали, а потом уже выкинули в окно. Петр Соболев рассказал фабулу дела без подробностей. Наталье Носачевой во время рассказа о преступлении стало плохо, и она прервала свой рассказ. Но до того как Носачева почувствовала себя плохо, она успела рассказать некоторые детали и описать количество преступников.

Наибольшие подробности этого преступлении сумела «увидеть» и представить Наталья Воротникова. Она рассказала, что преступников было четверо. Описала их внешность, национальность. Сказала, что первая погибшая с одним из бандитов была знакома, поэтому безбоязненно вошла с ними в дом. Вторая погибла «за компанию», по случайному стечению обстоятельств. Первую убили сразу, а вторую затащили в квартиру, изнасиловали, и лишь потом выбросили в окно. Далее Воротникова «увидела», что убийство это не раскроют, потому что раскрывать его, возиться со сбором доказательств, милиция и прокуратура не горят желанием. Но, сказала Воротникова, убийц накажет судьба. Тем более что, по ее мнению, одного из убийц уже нет в живых.

Никто из экстрасенсов не мог знать заранее суть задания, никто не видел адреса дома, к которому их подвезли, не общался заранее ни с матерями погибших, ни с жильцами дома. Но «увидели» все трое одно и то же. Как? Что за следы трагедии остались в том месте? Энергетика, души погибших, фантомы? Что или кто рассказал экстрасенсам всю правду? Ту правду, которую не хотят знать правоохранители? Или неправду? Думайте, читатель, думайте, ищите ответы. А пока давайте поговорим об остальных испытаниях. Может быть, они более наглядно и убедительно сами «расскажут» вам об экстрасенсорике.

4. Опознание трупов в сгоревшем детском саду

ЭТО испытание проводилось в Москве в двухэтажном здании когда-то бывшего детского сада, заброшенного после пожара. В здании стоял тяжелый запах гари. И это был единственный ориентир, единственная подсказка экстрасенсам. Заброшенное здание облюбовали бомжи, всюду валялись кучи мусора, пустые банки, пакеты, в нескольких комнатах на полу лежали старые матрасы.

Съемочной группе было известно, что года два назад с интервалом в два-три месяца в здании были обнаружены два трупа. Но где именно и чьи это были трупы — даже мы, члены жюри, не знали. Местная милиция обещала к началу съемок прислать участкового, который бы ввел нас в курс дела. Но он опаздывал и приехал только к окончанию съемок.

Экстрасенсов забирали от ближайшей станции метро, везли их с завязанными глазами, под руку вводили в здание. Повязка на глазах оставалась до конца испытания. А чтобы исключить общение экстрасенсов между собой после испытания, отвозили каждого окончившего испытание к другой станции метро. Я встречал экстрасенсов внизу, брал за руку, мы поднимались по лестнице на второй этаж, осторожно поддерживая испытуемого под руку, так как весь пол был в дырах, усеян обломками досок и осколками разбитых бутылок. Я вводил испытуемого в центральную комнату и просил его рассказать, что это за здание, что было в нем раньше, почему оно сейчас заброшено, и вообще рассказать дополнительно все, что они смогут почувствовать. Черная маска по-прежнему закрывала глаза экстрасенса.

Большинство с заданием не справились. Конечно, запах гари всех заставлял говорить о пожаре. Но дальше этого многие продвинуться так и не сумели. Кто-то говорил о пожаре в пятиэтажном жилом доме, кто-то предполагал, что горела фабрика.

Лучше всех продемонстрировали свои способности в этом задании Максим Воротников и Зулия Раджабова. Максим долго говорил, что «видит» женщин в белых халатах, маленькие детские кроватки и крохотные тумбочки. Напоминаю, что глаза Максима были плотно закрыты непроницаемой черной маской. Поэтому видеть Максим мог только «внутренним взором». Но он сам все время употреблял слово «вижу». Сначала он предположил, что до пожара здесь размещалась детская больница. Но потом он «увидел» множество детских игрушек, «услышал» детский смех и сказал, что это был детский сад. Далее он сказал, что здание к моменту пожара уже пустовало, поэтому жертв не было. Но почему-то он «увидел» два трупа. Мужской и женский. Сказал, что это были бомжи. И даже смог показать, где были обнаружены тела. Я водил его по лестницам, по зданию, сам еще не зная, где именно нашли умерших бомжей. А Воротников показывал комнаты и рассказывал, в каком положении были обнаружены погибшие.

Зулия проходила это испытание последней, рассказывала все то же самое, что и Воротников. Практически с теми же подробностями. Но меня она поразила уже другим. Если Максима я водил под руку, указывая ему, где перешагивать через доски или дыры в полу, то Зулия мою руку отвела в сторону и всюду проходила сама. Повторяю, с завязанными глазами. Как ей удавалось твердо ходить по полуразрушенному ветхому зданию, не провалиться в ямы, не споткнутся о доски — просто уму не постижимо.

А когда съемки уже закончились, и группа сворачивала технику, приехал участковый. И показал комнаты, где были обнаружены трупы. И подтвердил, что это были бомжи, и что, действительно, были мужчина и женщина. И показал позы, в которых их обнаружил наряд милиции. Его рассказ вплоть до мелочей совпал с тем, что говорили Максим и Зулия.

Вообще, если другим экстрасенсам надо было настраиваться на разрешение задач, что-то долго чувствовать, какие-то увиденные ими картинки складывать в уме и обобщать, то с Зулией все было иначе. Складывалось впечатление, что она будто бы просто заранее все знает. Конечно, мы старались ее проверять. Вдруг, действительно кто-то ее информирует? Но напомню, что в испытании с детским садом даже никто из нас не знал, где именно были обнаружены тела умерших. Да и по зданию Зулия буквально бегала с завязанными глазами. Вот уж действительно по- настоящему экстрасенсорный дар.

5. Мрагтеская гибель Молодого Мотоциклиста

Вообще все экстрасенсы «видят» события прошлого по-разному. Кто-то сразу улавливает суть, но совсем не видит подробностей. Другие «видят» отдельные картинки, но не всегда могут эту мозаику сложить в целостный сюжет.

Яркими сочными картинками «видит», подчеркиваю — именно «видит», трагические события прошлого финалист одной из «Битв» Леонид Коновалов.

Он интересен и как человек, и как талантливый экстрасенс. Товарищи по шоу прозвали его ковбоем. Преподаватель, доцент одного из престижных вузов Москвы, всегда приходил на испытания в джинсах, куртке и шляпе, точно скопированных со старых американских боевиков прошлого столетия. Давно занимается предсказаниями погоды. И дает прогнозы точнее, чем Гидрометцентр. На «Битву» пришел, по его собственным словам, попробовать себя в новом амплуа. Сразу зарекомендовал себя, как способный экстрасенс и вероятный победитель в этой серии «Битвы». Но полностью раскрыл свои способности при анализе одного трагического события.

Героями этого испытания на этот раз были мать и сестра молодого парня, разбившегося насмерть на мотоцикле. При неясных для родственников обстоятельствах. Были лишь некие подозрения, что катастрофу специально подстроили так называемые «третьи лица». И были большие сомнения в официальной версии о виновности самого погибшего. Надо заметить, что очень часто родственники не хотят верить реальным событиям, не хотят верить в любую виновность близкого им человека. Ищут у экстрасенсов ему оправдания. В одних случаях эти сомнения оправданы, в других — нет.

Мать и сестра предъявили экстрасенсам фотографию молодого человека и попросили рассказать все, что экстрасенсы смогут увидеть о его судьбе. Ответы были самые разные: от предположительно свадебного путешествия до похищения его бандитами. Что же увидел Коновалов? Приведу сказанное им с почти стенографической точностью: «Вижу красный мотоцикл. Вижу большой грузовик. Грузовик стоит. Чувствую очень большую скорость. Слышу удар. Вижу разбитую голову. Но раньше вижу загородный дом. Несколько молодых людей и девушек. Веселятся. Пьют вино. Мотоцикл уже потом. Потом вижу странное здание. Одноэтажное. Неопределенного цвета. Ходят люди в белых халатах. Скорее всего больница. Рядом много людей. Чего-то ждут. Больше ничего не вижу. Не могу собрать картинки, не могу понять сути. Скорее всего этот парень разбился на красном мотоцикле. Врезался в грузовик».

Мотоцикл действительно был красного цвета. Действительно, сначала был пикник за городом. Молодежь и сам мотоциклист выпивали. Потом этот молодой человек вспомнил о срочных делах и на мотоцикле на большой скорости помчался на работу в город. На повороте не справился с управлением и влетел в стоявший на обочине грузовик. Удар был настолько сильным, что шансов выжить не оставалось. Странное одноэтажное здание с людьми в белых халатах, которое Коновалов посчитал больницей, на самом деле было моргом. А толпа чего-то ожидавших людей — это были родственники, ожидавшие выноса тела. Так что Леонид Коновалов абсолютно точно «увидел» все трагические события прошлого. Только в этом испытании не сумел сделать окончательные выводы уже не на уровне экстрасенсорики, а на уровне логики. Остановился на обобщении «увиденных картинок» буквально в двух шагах от восстановления всей ситуации. И про аварию рассказал, и даже цвет мотоцикла определил, но вместо морга увидел больницу. И родственников, стоявших рядом с моргом, в лицо «не разглядел». А ведь там были и мать, и сестра, сидевшие во время испытаний напротив него. Но, так или иначе, испытания способностей Коновалова, да и других экстрасенсов показывают, что их помощь в раскрытии преступлений может быть весьма существенной.

6. Пропавший пилот попал в рабство в Африке

Заметить, что логическое собирание «увиденных картинок» в единое целое иногда помогает экстрасенсам в воссоздании прошлого, но часто и мешает. Экстрасенсорное «видение» полнее, чем логика, раскрывает картины прошлого. Так, логическое домысливание увиденных деталей и отдельных событий двух очень сильных экстрасенсов в одном испытании завело их в дебри.

С просьбой о помощи на ТНТ обратилась жена летчика, у которой десять лет назад пропал без вести на юге африканского континента муж. Он и его товарищи работали там по контракту, осуществляя грузоперевозки на самолетах так называемой малой авиации российского производства. Маршруты всегда были разные, но короткие. И в один день, буквально за сутки до окончания контракта, во время очередного полета самолет внезапно исчез с радаров. Поиски пропавшего самолета, попытки установить связь с экипажем никаких результатов не дали. Ни следов катастрофы, ни обломков самолета обнаружено не было. Ничем не смогли помочь в поисках экипажа и самолета и представители авиакомпании, отправлявшие этот самолет по контракту в Африку.

Женщина надеялась на чудо и все десять лет не теряла надежды на возвращение мужа. Она предпринимала отчаянные попытки привлечь к поискам и авиакомпанию, и друзей пилота, и власти. Все было безрезультатно. Экстрасенсы оказались ее последней надеждой.

Испытание проводили и сама женщина, и я. Она отдавала в руки экстрасенсов вещи мужа — рубашку и брюки, а я ставил перед ними задачу рассказать все, что они смогут «увидеть», о судьбе человеке, которому эти вещи принадлежали.

Первым приступил к испытаниям Алексей Фад. По его мнению, хозяина вещей уже нет в живых. Он, по мнению Фада, утонул. Надо заметить, что примерно за неделю до начала этого испытания в Азовском море затонул российский сухогруз. И, видимо, под впечатлением этого события Фад начал фантазировать на эту тему. И даже давность срока исчезновения хозяина вещей приблизил ко времени катастрофы с сухогрузом.

А сильного экстрасенса Мехди увела в сторону другая «увиденная» им картинка. Мехди увидел хозяина вещей в форме. Пропавший пилот действительно носил форму летчика гражданской авиации. А Мехди летную форму принял за милицейскую. И стал фантазировать на криминальную тему, развивая мысль о противостоянии милиционера и бандитов.

Честь экстрасенсорики спасла Сулу Искандер. Пожалуй, самая сильная из всех экстрасенсов прошедших «Битв». Она сказала, что пропавший муж женщины жив, только болен. Определила время его исчезновения — лет десять тому назад. Сказала, что он перевозил какие-то небольшие грузы и даже сам называл себя таксистом. Только возил грузы не на машине, а по воздуху. Далее Сулу сказала, что пропал этот человек далеко от дома.

Мы сразу спросили Сулу, может ли она на карте показать место, где пропал человек, и предложили ей на выбор две карты: России и мира. Сулу взяла карту мира и, немного подумав, показала точку на самой южной оконечности африканского континента. Именно там и работал пропавший пилот. Далее Сулу сказала, что он перевозил какие-то очень маленькие, но очень ценные партии грузов. Что его самолет захватили бандиты и заставили пилотов приземлиться на одном из потайных аэродромов. Сам экипаж сейчас у них находится в рабстве. Обращаются с ними хорошо, заставляют работать, но никогда не отпустят.

То, что рассказала Сулу, по словам жены пропавшего, совпадало с информацией, данной ей правоохранительными органами. Ее муж действительно перевозил партии алмазов с отдаленных приисков в центральную компанию. И как рассказывали женщине в прокуратуре, скорее всего с самой крупной партией его самолет и был захвачен бандитами.

Так что Сулу Искандер не только показала свои личные способности экстрасенса, но и подтвердила положение о том, что для настоящего экстрасенса не существует ни расстояний, ни границ по времени. По-настоящему сильный экстрасенс может «увидеть» события, происходившие в любое время.

7. Последние дни жизни Мурата Насырова

Так, например, и было, когда экстрасенсов попросили рассказать о событиях последнего дня жизни талантливого музыканта Мурата Насырова.

Испытания проводили я и хозяин одного из престижных ресторанов. Хозяин ресторана был другом Мурата Насырова, а сидели мы в небольшом зале для vip-гостей. В том самом зале, где провел свои буквально последние часы жизни певец Мурат Насыров. И именно вместе с хозяином заведения. Я определял экстрасенсам задачу, а хозяин ресторана потом комментировал сказанное ими.

Задание я формулировал следующим образом. «Вот перед вами вещь, — я протягивал экстрасенсам шапку Мурата, — и вот человек, — я указывал на хозяина ресторана, с которым в день своей смерти в этом зале разговаривал владелец этой шапки. — Расскажите нам все, что вы можете «увидеть» о самом человеке и причинах его смерти».

Самые слабые участники «Битвы» начинали фантазировать на тему бандитских разборок. Принимая во внимание, что ресторан был элитным, они ошибочно предполагали, что владелец шапки — банкир или крупный коммерсант. Кто- то из неудачников даже якобы «слышал» выстрелы, а кто-то «видел» удар арматурой по голове. А одна дама рассказала жуткую криминальную историю с похищением и утоплением коммерсанта в болоте. Естественно, рассказы таких фантазеров я прерывал сразу.

Алексей Фад и Мехди почувствовали, что погибший был музыкантом, сказали, что смерть произошла в результате несчастного случая, а Мехди даже почувствовал удар о землю и предположил падение с высоты.

Но вновь наилучшие результаты и в этом испытании показала Сулу Искандер. Свой рассказ о погибшем Сулу начала с того, что владелец шапки был ее земляком. Сулу почувствовала, что они оба родом из одного города. Далее Сулу рассказала, что погибший был из мира искусств. Потом Сулу «услышала» и воспроизвела какие- то мелодии и, услышав свое собственное исполнение, вдруг «озарилась» и назвала имя погибшего — Мурат Насыров.

8. Игровые опити: найди девственницу, «собери» семью, угадай имя «Мистера X»

я уже говорил, трагические, тяжелые сюжеты перемежались игровыми или просто приятными сюжетами. Но, несмотря на привлекательность сюжета или его шуточный вариант, это были задания, по-настоящему выявляющие именно экстрасенсорные способности. Хотя в некоторых из них мог просматриваться элемент «угадайки», большинство заданий все-таки были, действительно, сложными.

К простым «угадайкам» можно отнести серию повторяющихся по сути сюжетов, когда экстрасенсы должны были специально перемешанных между собой детей и мам рассадить друг за другом по признаку родства. Или правильно расположить перемешанных жен и мужей. Или определить из числа десяти сидящих в ряд молодых женщин одну девственницу. Равно как и определить, кто из восьми молодых мужчин имел проблемы с законом и даже сидел в тюрьме.

Для чистоты эксперимента мы приглашали независимых наблюдателей. Подходили к случайным прохожим и просили, если у них есть время и желание поучаствовать в съемках? Кроме того, приглашали журналистов-скептиков. И конечно, сначала и журналистам, и прохожим предлагали поучаствовать в этой игре. Взявшись с энтузиазмом разоблачать телешоу, независимые наблюдатели быстро растрачивали свой негативный пыл. Ни разу, ни в одном из подобных испытаний ни один журналист или просто случайно оказавшийся рядом человек с заданием не справились!

После «контрольной пробы» в дело вступали экстрасенсы. И оказалось, что даже такие простенькие по сути задания многим экстрасенсам оказались не по зубам. Вопреки ожиданиям съемочной группы и независимых наблюдателей, именно вот с такими простыми «угадайками» многие экстрасенсы тоже не справлялись. Хороший результат, когда из всей группы «подопытных» по признаку родства составлялись три- четыре пары, показали только два-три экстрасенса из десяти участников. А со всеми заданиями удавалось справиться только одному. Так что скептики только разводили руками. И соглашались, что хоть «Битва экстрасенсов» носит внешне характер шоу, ни одной подставы в ней нет.

Интересным по сути и показательным по выявлению экстрасенсорных способностей был эксперимент под условным названием «мистер X». Суть опыта состояла в следующем. В центре большого помещения сидел кто-либо из широко известных людей. В одном случае это был художник Никас Сафронов, в другом — популярнейший бард Михаил Шуфутинский, в третьем — любимая и не забытая публикой Ирина Понаровская. Были и другие не менее популярные и почитаемые многими слоями населения представители мира искусства. Я не называю их имен, потому что испытания, по сути, повторялись, а наиболее ярко проявили себя экстрасенсы именно с вышеперечисленными героями.

Помещение для испытаний специально выбирали, как говорится, нейтральное, чтобы энергетика родного для «мистера X» дома не могла подсказывать экстрасенсам, кто его хозяин. В нейтральном же помещении энергетика, которую должен был почувствовать экстрасенс, исходила только от самого «мистера X». Все остальные волны и флюиды, расходящиеся по помещению и наполняющие его, никак не были связаны с ним. Да и просто угадать при подходе к нейтральному помещению, что там будет происходить, экстрасенсы не могли. Суть задания объявлялась экстрасенсу только тогда, когда он уже оказывался перед камерами.

Итак, надев непроницаемую маску на глаза, экстрасенса вводили в комнату, где сидел Никас Сафронов. Вопрос к экстрасенсу был сформулирован просто и четко: «Перед вами находится достаточно известный человек. Вы должны в течение десяти минут определить, кто находится перед вами — мужчина или женщина и рассказать все, что вы «увидите», об этом человеке». Были испытуемые, которые были уверены, что перед ними женщина. Но большинство все-таки точно определили пол. Кто-то из экстрасенсов полагал, что это коммерсант, но трое из участников «Битвы» этой серии оказались на высоте. Они рассказали нам, что перед ними сидит мужчина, который имеет отношение к искусству, и скорее всего он художник. Что невидимый ими человек много путешествует. Достаточно подробно рассказали о его личной жизни. А одна из участниц «Битвы» даже сказала, что раньше «мистер X» был то ли певцом, то ли музыкантом. Далее она сказала, что его имя начинается на букву «Н». И после паузы добавила, что его зовут Николай. Некоторые скептики могли подумать, что победителям этого испытания кто-то заранее выдал секрет, сказав, что перед ними будет Никас Сафронов, и они просто рассказали то, что известно многим из средств массовой информации. Однако те мелкие подробности, которыми эти экстрасенсы сопроводили свой рассказ о «мистере X», никто знать не мог. И все, что было сказано ими, в том числе и про раннее музыкальное творчество, сам Никас подтвердил полностью.

Когда проводили аналогичное испытание, героем которого был Михаил Шуфутинский, тоже лишь трое оказались близки к истине. Шуфутинский во время эксперимента, особенно когда испытуемые ошибались или говорили откровенную чушь, был довольно-таки ироничен, и своего недоверчивого настроя не скрывал. Но когда трое экстрасенсов стали говорить, что перед ними сидит человек, причастный к шоу-бизнесу, и, возможно, даже певец, скепсис Шуфутинского сменился удивлением. Но точнее всех в этом испытании оказался Алексей Фад. Потомственный колдун рассказал, как одет сидящий перед ним мужчина, какого цвета у него рубашка и брюки. А потом даже спел несколько куплетов из наиболее любимой им самим песни Шуфу- тинского. Так что герою при всем его скепсисе только оставалось развести руками и признать наличие экстрасенсорики.

Но даже если и мне встать на позиции скепсиса и предположить, что кто-то заранее «слил» Фаду информацию, то аналогичный эксперимент с Ириной Понаровской сомнения в предварительной информированности экстрасенсов опроверг полностью.

Из десяти участников этой серии «Битвы» приблизились к истине опять же только трое. Правда, некоторые все-таки определили, что «мистер X» — это женщина и что она имеет отношение к искусству. Но трое достаточно точно описали ее причастность не к искусству вообще, а определили ее как известную певицу, уточнив при этом, что сейчас Ирина не выступает. А одна участница «Битвы» рассказала неизвестные подробности, касающиеся матери По- наровской, особенностей ее родов, роли родных в судьбе новорожденной. Об этой стороне жизни певицы никто из съемочной группы не знал, и, соответственно, «слить» информацию не мог. Абсолютную точность всего сказанного подтвердила сама Ирина Понаровская.

Конечно, и самые скромные элементы «увиденного» экстрасенсами, и уж, безусловно, дополнительные подробности, которые «видели» наиболее сильные участники «Битвы», подтверждают наличие экстрасенсорики как реального явления. Просто силы и способности у разных людей неравные. Вот поэтому и ответы их отличаются друг от друга или насыщенностью, или скудностью деталей.

Пересказывать интересные, но все-таки постановочные сюжеты «Битвы экстрасенсов» можно еще очень долго. Но настало время перейти к анализу реальной работы моего Центра.

Часть 3

33 самых громких дела, которые успешно расследовали в Центре Виноградова

Эту часть книги можно было бы назвать «Следствие ведут экстрасенсы». Но это было бы неточно: следствие всегда ведут правоохранители. А экстрасенсы только помогают им вести расследование.

В течение многих лет я как руководитель специальных исследований в области военной психиатрии и психологии имел доступ к информации о научных разработках по использованию экстрасенсорных способностей человека в государственных интересах. И в настоящее время возглавляемый мною Центр правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях ведет исследования по проблеме возможности применения экстрасенсорных способностей человека в содействии раскрытию особо тяжких преступлений против личности. В Центре накоплен значительный материал, позволяющий говорить о безусловных перспективах этого направления работы.

ДЕЛО № 1.

О дерзком насильнике и душителе

Феномен маньяков в криминалистике изучают давно. Но вычислить этих преступников, которые с маниакальным упорством совершают убийства с сексуальной подоплекой, не просто.

Так, например, известно, что они не грабят. Сумочки, колечки, цепочки остаются на месте преступления. В редких случаях маньяк может соблазниться на золото или дорогой мобильный телефон. В еще более редких случаях маньяк не насилует жертву и не всегда совершает половой акт с уже мертвым телом.

Жертвами маньяков чаще всего становятся женщины и дети. Но бывают и исключения.

Так, битцевский маньяк Александр Пичушкин, приговоренный в октябре 2007 года к пожизненному заключению по обвинению в совершении почти пятидесяти убийств, лишал жизни только мужчин. В числе потерпевших случайным образом оказались всего две женщины. А молодая преступница с Севастопольского проспекта Москвы в середине 2000-х убивала только мужчин — пожилых и пьяных. Но и у Пичушкина, и у той маньячки в структуре их убийств присутствовал сексуальный компонент. Дама мстила мужчинам определенного типа и возраста за то, что когда-то подверглась сексуальному насилию со стороны мужичка подобного типа. А Пичушкин осквернял, «метил», если так можно выразиться, убитых особыми метками, которые он старательно вбивал в размозженные головы своих жертв. И, ощущая власть насильника над телом жертвы, получал сексуальное удовольствие.

Лично я соприкоснулся с проблемой сексуальных маньяков в самом начале своего научного пути, когда перед защитой еще кандидатской диссертации два года работал в Институте судебной психиатрии им. В.Б. Сербского. С самого начала анализа преступлений, совершенных «моим» первым маньяком, меня удивила, как я тогда думал, его необыкновенная дерзость и неуловимость.

Итак, первым «моим» маньяком был молодой курсант мореходного училища. Он, кстати, был из интеллигентной семьи профессиональных музыкантов, преподавателей одной из советских консерваторий, да и сам был неплохой гитарист. Ему нравилось женщин насиловать и одновременно душить. Особенно его возбужда

ла агония жертвы. Первую жертву он настиг, изнасиловал и задушил примерно в пять часов вечера в кустах сквера прямо под окнами горкома партии. В пять вечера еще светло, а горком партии — особо охраняемый объект. Вокруг него ходят и милиция, и КГБ. Тело женщины утром обнаружила дворничиха, подметавшая дорожки. Вторую жертву, тоже убитую примерно в пять вечера, так же обнаружил дворник. Тело лежало среди цветов центральной клумбы в сквере около горкома. Как маньяку удавалось, как говорят в народе, «отводить глаза» милиции и КГБ — никто понять не мог.

Поймали этого маньяка после третьего преступления. И во время проведения судебной психиатрической экспертизы он с особым удовольствием рассказывал именно об агонии своих жертв. При этом особо подчеркивал, что в момент преступления даже не думал прятаться, а нападал сразу на понравившуюся ему женщину.

ДЕЛО № 2.

Об «охотнике за головами»

Втоорым «моим» маньяком был молодой инженер, попавшийся сразу после первого убийства. К сожалению, поимка маньяка после первого преступления — очень большая редкость. Многие могут мне возразить, что если нет аналогичных повторов, то, дескать, пойман просто насильник или убийца, а не маньяк. Конечно, ростовский Чикатило, украинский Оноприенко, московский Пичушкин с количеством жертв почти по шестьдесят убитых у каждого — это в понимании всех маньяки с большим опытом и стажем. Но маньяка от других преступников отличает не столько количество преступлений, сколько их характер, почерк преступления, его агрессивно-сексуальная энергетика. И чем раньше поймают одержимого, тем лучше. Только ловить их чрезвычайно трудно. Маньяки обладают прямо-таки звериным чутьем и ловко уходят от правоохранительных органов. Ускользают прямо из рук.

Второго, так сказать, «моего» маньяка, поймали случайно. Два приятеля, которые дружили еще со школы, пошли вечером на танцы. Такого понятия, как дискотека, в те времена не существовало. Ходили развлекаться на танцверанды, танцплощадки, а то и просто на большие поляны, куда какая-нибудь компания приносила с собой магнитофоны. Вот и эти приятели пошли вечером на танцы на лесную поляну, находящуюся на окраине их небольшого города. Пошли, как обычно вдвоем, но до поляны дошел только один. Друзьям рассказал, что у приятеля «прихватило живот», и он решил вернуться домой. Но вскоре выяснилось — дома того не оказалось. На третий день родные заявили в милицию об его исчезновении. Милиция опросила всех кого могла и решила еще раз допросить нашего героя. А он жил один. Родные отдали ему бабушкину однокомнатную квартиру, а старушку забрали к себе.

Пришли милиционеры к этому молодому человеку домой. Он усадил их на кухне и стал подробно рассказывать, где и почему они с другом расстались. Участковый записывал рассказ, а опер почувствовал какой-то странный запах в квартире. Встал, пошел посмотреть, откуда пахнет. Запах шел из комнаты, от постели. Откинул опер одеяло, а там, на постели, лежит обжаренная человеческая голова. Парень как увидел, что его разоблачили, схватил острый нож и полоснул себя по горлу от уха до уха. Но разрез получился не очень глубокий. Успели его спасти.

А потом на экспертизе этот маньяк признался, что на него в детстве произвел огромное впечатление какой-то приключенческий фильм. В нем показывали племя аборигенов, заборы которых были украшены отрезанными головами врагов. И с тех пор он стал ловить себя на том, что с каким-то вожделением приглядывается к головам и шеям своих знакомых, мысленно отрезая им головы. И, наконец, решился детскую мечту воплотить в жизнь, покусившись на жизнь своего лучшего друга. Не смог совладать со своей страстью. К счастью, успел сделать это только один раз. Больше не получилось. Милиция остановила.

Потом у меня на экспертизе были и другие маньяки, и постепенно, я стал чувствовать их энергетику. Но моя основная деятельность не была связана с маньяками. Да и в тех расследованиях, в которых я принимал участие как эксперт, маньяки были пойманы милицией и просто передавались мне на экспертизу.

ДЕЛО № 3.

О барнаульском Маньяке

Портрет первого реального маньяка, которого еще никто не видел и не знал, но на счету которого было уже шесть жертв, я рисовал в прямом смысле этого слова в 2000 году. Точнее составлял фоторобот.

Я лежал в кардиореанимации с инфарктом, когда во всех СМИ появились сообщения о молоденьких абитуриентках Барнаульского университета, которые, войдя в здание приемной комиссии, исчезают оттуда безо всякого следа.

Прочитав сообщения в СМИ и просмотрев сюжеты по ТВ, я вдруг четко представил себе и облик преступника, и технологию совершения преступлений. Срочно позвонил по телефону Марине Гридневой, тогда еще не генералу юстиции, а спецкору «Московского комсомольца». И буквально через день в «МК» появился большой материал с моим описанием облика преступника

и описанием метода совершения преступлений. И конечно, с трагическим сообщением, что исчезновение трех девушек — это только начало криминального пути маньяка. И действительно, очень скоро список жертв стал пополняться. А по мере появления новых сообщений о новых жертвах облик преступника стал вырисовываться для меня все более четко.

В первый же день выхода из клиники я был приглашен на НТВ на программу «Независимое расследование» с Николаем Николаевым. Тогда это был еще прямой эфир. И там я рассказал, что из себя представляет преступник. Сказал, сколько преступнику примерно лет, чем он занимается в жизни, обрисовал его внешность, манеру общения и в прямом смысле нарисовал его предполагаемый портрет. Конечно, художник я не очень большой, и портрет я рисовал маленький. Поэтому в помощь мне пригласили художника-портретиста, который перенес мой рисунок на большой лист. В прямом эфире этот портрет и был показан телезрителям, а печатные СМИ на следующий день этот рисунок растиражировали.

Спустя короткое время маньяк был пойман. И общий облик, нарисованный в студии, и все подробности, которые я сообщил телезрителям и сыщикам из Главного управления уголовного розыска МВД РФ, совпали полностью. Хочу еще раз подчеркнуть, что я не экстрасенс, а психиатр — криминалист. И облик особо жестокого преступника я скорее всего рисую исходя из почерка преступления и облика жертв.

Потом в моей практике были и другие маньяки, и я даже несколько раз со съемочной группой НТВ, только теперь уже с программой «Внимание, розыск!», выезжал на места преступлений.

ДЕЛО № 4.

О проводнике поезда, «любителе детей»

Особого внимания из моей практики заслуживает анализ серии преступлений в отношении несовершеннолетних детей. Обычно маньяки подстерегают своих жертв в одном и том же районе. Далеко на «охоту» маньяки не ходят. Примеры тому — и Чикатило, который убивал детей и женщин в лесополосе по ходу движения электропоезда, и Пичушкин, орудовавший в Битцевском парке. Но вдруг произошла совершенно необычная серия случаев. Одно убийство в Москве, другое абсолютно идентичное на Урале, третье в Сибири и еще несколько в разных регионах. Сыщики решили, что виноваты СМИ, которые каждый раз дают описания преступлений и тем самым провоцируют маньяков из разных регионов на подражание.

Я же высказал предположение, что действует во всех случаях один и тот же человек, который по роду основной деятельности должен бывать в разных регионах России. В конечном итоге выяснилось, что прав был я. Преступника изловили. Им оказался проводник поездов дальнего следования. Работал он не на постоянном маршруте, а подменял заболевших членов разных поездных бригад. Поймали убийцу с поличным во время совершения последнего преступления. И уже сравнивая по почерку места предыдущих преступлений с географией маршрутов поездов, в которых работал преступник, установили их полное совладение.

Еще раз хочу подчеркнуть, что я не экстрасенс. Просто, наверное, у меня, как у психиатра- криминалиста есть какие-то аналитические способности, которые выше средних.

В практике работы нашего Центра имел место успешный, именно экстрасенсорный, анализ одного тяжкого преступления, совершенного начинающим маньяком, который положил начало последующей работе в этом направлении. Провела этот анализ по моему заданию Светлана Проскурякова, в то время сотрудница нашего Центра, сразу, как только СМИ сообщили о зверском убийстве двух девушек в Златоусте и о тяжком ранении третьей. Проскурякова, основываясь только на своем экстрасенсорном умении, дала точное описание преступника и указала место, где он прячется. Энергетика зла была столь мощной, что позволила Проскуряковой, не имея точных установочных данных, дать подробное описание события, описать самого преступника и указать, где примерно его надо искать. Тотчас же все сведения, представленные Светланой Проскуряковой, я сообщил прокурору Челябинской области. Сыщики проделали титаническую работу и через десять дней изловили маньяка. Когда злоумышленник был пойман и изобличен, оказалось, что практически все, что Проскурякова «увидела» своим экстрасенсорным зрением, совпало и с обликом преступника, и с его поведением после убийства, и с местом, где он прятался.

ДЕЛО № 5.

Об ограблении банка

Шел 1995 год. В Москве уже начиналось лето. Жаркое, душное и по-городскому противное, пропитанное испарениями асфальта и бензиновой гарью. Школьников распустили на каникулы, и Николай Иванович с Марией Петровной ждали в гости внучку, чтобы попрощаться с ней перед ее отъездом на дачу ко второй бабушке.

День прошел в приятной суете: покупали конфеты, мороженое, пекли пирожки, которые особенно нравились внучке. В пятницу рабочий день на госслужбе, которой отдавал свои силы и время старший сын, всегда заканчивался ровно в пять. Поэтому сын, невестка и Машенька приехали, как и обещали, минута в минуту к шести часам. А вот дочка Оленька запаздывала.

Оля с государственной работы давно ушла и ни разу об этом не пожалела. Зарабатывала ровно вдвое больше старшего брата, копила на машину и даже начинала мечтать о собственной квартире. Работала уже второй год главным бухгалтером в небольшой, но успешно развивающейся частной производственной фирме. Дел всегда было много. Справки, отчеты, бизнес-планы. Но больше всего времени отнимали поездки в банк и, особенно, в налоговую инспекцию.

В половине седьмого Мария Петровна на всякий случай позвонила на фирму, и кто-то из сотрудников, кто часто засиживался на работе допоздна, ответил, что Ольга Николаевна еще днем уехала в банк. Оленьку решили не ждать, семейство уселось за стол. Конечно, особый восторг у Машеньки вызвали бабушкины пирожки. Их предусмотрительная бабушка напекла впрок — в дорогу и на первые дачные дни.

Около восьми раздался долгожданный звонок в дверь. Машенька помчалась встречать любимую тетю, распахнула дверь и оторопела. На пороге прямо пред ней стоял мужчина в милицейской форме, а за его спиной маячили двое в гражданской одежде. «Бабушка, бабушка, — испуганно закричала Маша, — иди скорее сюда!» Когда на Машин крик прибежало все семейство, мужчина в милицейской форме уже вошел в прихожую, а люди в гражданском стояли на пороге.

Сначала семейство растерялось. Первой опомнилась Мария Петровна. «Что с Оленькой, где она?» — испуганно спросила она.

«Вот именно это мы и хотели узнать от вас!» — строго парировал милиционер. Потом он представился участковым, а людей в штатском представил как сотрудников уголовного розыска. Все предъявили документы и вошли в квартиру.

Сотрудники органов рассказали, что Ольга Николаевна в сопровождении молодого охранника, с которым у нее, кстати, был роман, утром уехала в банк и не вернулась. Директор ждал их возвращения до обеда, потом позвонил в банк и выяснил, что главбух сняла со счета наличными практически все деньги. По тем временам очень крупную сумму. Больше ни Ольгу Николаевну, ни охранника никто не видел.

Сыщики выдвинули две версии. Первая: Ольга Николаевна с молодым любовником сбежали с большими деньгами начинать новую жизнь. Вторая: молодой охранник, воспользовавшись влюбленностью своей подруги, пообещал ей совместную райскую жизнь, а потом после банка куда-то заманил подругу и убил. Сам же с деньгами скрылся.

Конечно, родные причастность Оленьки к краже денег отмели сразу. Не могла их дочь ни при каких обстоятельствах, ни под каким любовным влиянием пойти на преступление, не могла совершить кражу. А вот то, что ее убили, что ее нет в живых, отец и мать сердцем почувствовали сразу. «Скорые» в эту ночь практически не отъезжали от их дома.

Следствие тянулось ни шатко, ни валко. Никаких даже самых слабых намеков на то, что Олю и ее охранника найдут, не появлялось. Фирму директору пришлось продать, а для того, чтобы расплатиться с долгами, он даже заложил свои шесть соток и садовый домик. Новый бизнес начал практически с нуля.

Николай Иванович и Мария Петровна без конца обивали пороги прокуратур и угрозысков. В ответ получали стереотипные отписки о том, что дело приостановлено. Причина: пропавших без вести Ольгу и ее охранника так и не нашли, а также не обнаружили людей, которые были бы причастны к исчезновению их и денег.

Родители Ольги ходили и ко всяким магам, ясновидцам, гадалкам и даже к колдунам. Денег просадили немерено. Ответы получали разные. Кто-то из этой публики сразу давал категорический ответ: Ольги нет в живых. Другие рассказывали, что Ольга и ее молодой друг давно обретаются за границей, живут себе припеваючи и о родителях не вспоминают. Третьи сообщали, что видят Ольгу с другом в каком-то подвале, куда их заманили бандиты, описывали всякие ужасы об их содержании там, чем доводили родителей до предынфарктного состояния. Некоторые даже обещали вернуть Ольгу и ее друга. Только за проведение специальных колдовских обрядов просили столько, что даже, если старики продали бы все свое имущество, и то денег на колдовство не хватило бы.

Прошло пять мучительных лет бестолкового хождения по кабинетам и приемным, пустой беготни по чародеям и колдунам. Старые друзья Оленьки почти перестали не только навещать ее родителей, но и звонили все реже. Только одна сотрудница старой фирмы не теряла связь со стариками. От нее несчастные родители и узнали, что бывший директор их дочери арестован... по подозрению в убийстве главбуха своей новой фирмы.

Николай Иванович и Мария Петровна кинулись к новому следователю. Тот сразу поставил их в известность, что дела об исчезновении Ольги с охранником и убийстве главбуха новой фирмы объединили. По мнению следователя, Ольгу с охранником убил их директор. И деньги надежно спрятал. А теперь решил приумножить капитал. Действовал по той же проверенной схеме. Главбуха послал в банк обналичить все деньги, а потом сам ее встретил на машине. Дальше все шло по старой схеме. Главбух с деньгами исчезла. Директор к вечеру бежит в милицию. Кричит — караул, ограбили! Схема старая, да времена новые. И возможности теперь у милиции другие.

Камеры видеонаблюдения четко зафиксировали, что главбух, выйдя из банка, сразу садится в машину директора. А за рулем — сам директор. Сидит в машине возле банка, а не на переговорах с кем-то, как когда-то врал следователям. Машина приметная, престижная, большая — под стать самому директору, двухметровому детине, косая сажень в плечах. Бывший, между прочим, спецназовец. Отследили маршрут машины и зафиксировали длительную остановку возле определенного дома. В том доме провели обыски. И в подвале под грудой тряпья отыскали тело убитой женщины.

Дали директору за это убийство десять лет. С конфискацией. А чего там конфисковать — шесть соток с хибаркой да «однушка». Даже пятой части тех денег, что пропали, не стоят. А где деньги — следователи так и не узнали. И по старому делу, хоть все и ясно, а привлечь директора не смогли. Нет тела — нет дела. Докажите сначала, а потом обвиняйте.

Но старики теперь точно уверились в том, что дочь их убита, и не просто кем-то убита, а конкретным человеком. По той же схеме, что и вторая бухгалтер. Сердцем старики почувствовали всю страшную правду. Только вот доказательств нет. Стали ждать своего часа. Десять лет пролетели для них как один день.

При освобождении директора опер во время напутственной беседы вновь задал ему вопрос.

Дескать, по старому-то делу чего-нибудь скажешь? И тот сознался. А чего теперь было скрывать? Десять да пять уже пятнадцать. Срок давности давно истек. Убил. Обоих. И охранника, и главбуха. Іде тела? — «А не помню. Іде-то в лесу на загородном шоссе в кусты затащил. А деньги давно истратил. В казино просадил». Вот и весь сказ. А теперь на свободу заторопился.

Только на свободу ему пока рано. Следователь и адвокат стариков какие-то юридические зацепки нашли. И этапом директора отправили в Москву. Директор тоже адвоката нанял. От своих показаний отказался. Директор несколько дней побыл в тюрьме — и на свободу. Но московских сыщиков «заело». Не хочется им убийцу на свободу отпускать.

Кинулись опера к экстрасенсам. Но не к шарлатанам разным, а в специальный Центр, в котором Михаил Викторович Виноградов самых настоящих и сильных экстрасенсов собрал и отрабатывал методы экстрасенсорной помощи правоохранительным органам. Принесли сыщики в Центр фотографию Ольги Николаевны, вещи ее, родителями сохраненные, задачу директору поставили. Но без деталей. Просто вопрос — дескать, пропала без вести, где искать? Вызвал директор сильнейших экстрасенсов. К удивлению сыщиков, ничем не примечательных обычных людей. Ирик Садыков, мужчина лет пятидеся-

ти в скромном костюме и при галстуке, Максим — молодой паренек в свитере и джинсах и Светлана — стройная худощавая женщина в черном платье. Стали они работать с фотографией и вещами. Такое «колдовство» сыщики только в кино да по телевизору видели. А тут наяву смотрят. Чудно как-то. Экстрасенсы руками над фотографией водят, вещи трогают, в руках мнут, чуть ли не нюхают. А потом в один голос выводы делают. Убита, очень давно. Человеком, которого она знала. Закопана. В земле лежит.

Второй вопрос от сыщиков — можно ли тело найти? Принесли экстрасенсы карту Москвы и области. Расстелили на столе. Стали руками водить то над фотографией, то над картой. Долго руками водили. Потом опять в один голос: «Вот в этом месте тело в земле лежит». И кружочек на карте нарисовали. На карте кружочек маленький, а на местности — километра два в диаметре получается. Просят сыщики — нельзя ли на место выехать, чтобы точнее показать, где тело искать надо? Собрались и поехали. Три экстрасенса и сам Виноградов. А в поле их уже ждут сыщики, убийца, наручниками к конвоиру пристегнутый, и помощник прокурора.

Убийца насмешливо так на экстрасенсов смотрит, но напряжение во всем облике чувствуется. Стали экстрасенсы в том месте кругами ходить. Руками то над фотографией, то над землей водат. И круговые движения все меньше и меньше делаются. Потом в одном месте остановились. Экстрасенсы посовещались между собой и говорят: «Здесь тело закопано!»

Виноградов, опытный психиатр-криминалист, на убийцу посмотрел, а тот сам весь белый стал, только уши покраснели и раздулись. «Вот здесь, — говорит Виноградов, — и искать надо!»

Убийцу — в машину, рабочих — в поле. Стали копать в том месте, которое экстрасенсы указали. Но только копать собрались, как какой-то мужчина в яркой спецовке бежит и кричит, что копать здесь запрещено: газопровод здесь проходит. Но сыщики так экстрасенсам поверили, что к самому высокому газовому начальству пробились. Получили разрешение копать. И через два дня на месте, указанном экстрасенсами, под трубой газопровода останки женского тела и нашли.

Оказалось, что пятнадцать лет назад на этом месте копали канаву под газопровод. В эту канаву и закопал убийца тело Ольги Николаевны. А вскоре там газовую трубу проложили и канаву землей засыпали. Сыщики за такое раскрытие новые звездочки и медали получили. Потом с благодарностью в Центр приехали. Светлане подарили огромный букет цветов, мужчинам — отменный коньяк, и всем остальным — большущий торт.

ДЕЛО № 6.

О смертельных долгах сибиряка

В самый разгар летней жары в Центр на имя директора электронной почтой пришло письмо. Писала женщина из далекого сибирского города. Она просила о помощи в поиске людей, пропавших без вести, и сообщала, что три дня назад ее тридцатилетний муж вместе с девятилетним племянником ушли гулять и домой не вернулись. Поиски результатов не принесли.

Виноградов на призыв о помощи откликнулся незамедлительно и попросил женщину, которая в волнении даже забыла сообщить свое имя, прислать на электронный адрес имена пропавших, точные даты рождения и пропажи обоих, места их рождения и фотографии. Желательно в фас.

Получив необходимые сведения, специалисты Центра приступили к работе. Первой начала просмотр ситуации Светлана Проскурякова, экстрасенс с большим опытом работы и хороший астролог. Что обоих пропавших нет в живых, было понятно сразу. Очень уж большим холодом повеяло от фотографий. Да и лица сразу показались мертвыми. Еще Анна Ахматова писала, что «когда человек умирает — изменяются его портреты: по-иному смотрят глаза, иначе улыбаются губы». Так и здесь — с фотографий мужчины и мальчика на экстрасенсов смотрели уже не живые люди. Но где и как их настигла смерть?

Светлана «увидела» воду. И по астрологическим просмотрам получалось, что обоих настигла смерть на воде. Так в сибирский городок и написали. Ответ пришел сразу. Ее родные, писала женщина, действительно ушли купаться на частный хорошо оборудованный пляж небольшого озера. А когда встревоженные их долгим отсутствием родственники уже к вечеру прибежали на пляж, то нашли на берегу только их вещи. Цело было все — даже телефоны и кошелек. На следующий день водолазы, спасатели, полиция обыскали все — и озеро просмотрели насквозь, и ближайшие окрестности. Но никаких следов. Опросили свидетелей — никакой зацепки. Так что в то, что муж и племянник утонули, женщина не поверила. О чем незамедлительно и сообщили в Центр.

Тогда директор подключил к поиску Ирика Садыкова, не уведомляя его о первых предположениях Светланы. Ирик Салихович, тоже очень сильный экстрасенс и тоже хороший астролог, сначала просматривал ситуацию один и пришел к тем же выводам, что и Светлана. Потом они работали вместе.

Утвердившись во мнении, что смерть настигла обоих на воде, они взяли из Интернета распечатку местности и обнаружили, что рядом с частным озером есть еще несколько мелких водоемов. Энергетика пропавших мужчины и мальчика ощущалась совсем не там, где были оставлены их вещи, и где тела искали водолазы и спасатели. Созвучность сигналов, которые шли от фотографий и от озера, показывали совсем другой водоем, который находился километрах в десяти от места поиска тел. По «картинке», которую «увидели» экстрасенсы, мужчину сначала убили, а потом бросили в озеро. А мальчика просто утопили. Об этом Виноградов немедленно сообщил родственникам пропавших.

Родственники побежали в милицию и в МЧС. Там к сообщению из московского Центра Виноградова отнеслись с большим скепсисом. Дескать, как же это можно за тысячи верст увидеть, где надо искать пропавших? Да быть такого не может!

Но в этот раз родственники интуитивно почувствовали правоту московских экстрасенсов. Заплатили милиции и водолазам и на своей машине поехали к тому озеру, которое им по карте указали экстрасенсы. Озерцо небольшое, в лесу, в стороне от дорог. Только возле него на берегу — следы протекторов какой-то машины. Интересно, кого же это сюда занесло и зачем? Интерес возник и у милиции, и у водолазов. Быстро надели костюмы — и в воду. Через час тела мужчина и мальчика уже лежали на берегу. У мужчины была рубленая рана головы, а на теле мальчика следов насилия не было видно.

Сыщики были поражены. Неужели такое действительно возможно? За сотни километров от места преступления рассказать все о гибели совершенно незнакомых людей?! Но факт оставался фактом. И место, где были найдены тела, и характер убийства, которые из Москвы описали экстрасенсы, — все совпало с действительностью.

Следователь попросил у родственников электронный адрес Центра, и уже сам обратился за помощью. Никаких прямых зацепок у сыщиков не было. Возможно, родственники что-то и знали, но своими знаниями делиться со следствием не хотели. Поверив в силу московских специалистов, следователь попросил, с оговоркой, что, если это, конечно, возможно, хотя бы описать убийц. Или мотивы убийства. А родственники тем временем тоже попросили экстрасенсов «посмотреть», кто причастен к убийству. И за что убили взрослого и мальчишку?

Виноградов деликатно объяснил родственникам, что такие сведения Центр может предоставить только правоохранительным органам. Во- первых, экстрасенсы могут ошибаться, поэтому сначала надо проверить их версию. И если эта версия верна, то они ее смогут подтвердить доказательствами. Во-вторых, если экстрасенсы окажутся правы, то родственники могут решиться на самосуд.

А вот на запрос следователя Центр ответил без промедления. Экстрасенсы «просмотрели» ситуацию и пришли к выводу, что убийц было трое. Они позвали мужчину к себе на разговор о старых долгах, не зная, что за ним на пляж увяжется племянник. И когда вслед за мужчиной прибежал и мальчишка, отказываться от своего замысла было поздно. Мужчину заставили сесть в машину. Мальчишка прыгнул в автомобиль сам. Вслед за дядей. Убивать мужчину не хотели. Просто решили побить. Только силу удара не рассчитали. В лесу на озере мужчину, который стал отпираться от долгов, ударили монтировкой по голове. А когда увидели, что он мертв, тело сбросили в воду. А мальчика утопили как случайного, но нежелательного свидетеля.

Версия, высказанная экстрасенсами, стала для следствия основной. На ее отработку и были направлены все милицейские усилия. Все, что сказали из Москвы экстрасенсы, в процессе оперативной проработки подтвердилось полностью. Только вот из трех убийц задержать удалось лишь одного — водителя машины. Он сразу во всем признался. А двое других, когда узнали, что тела мужчины и мальчика найдены, ударились в бега. И пока еще бегают.

ДЕЛО № 7.

О Миллионе рублей и казино

Дело было в одном из сибирских городов. Стояла зима. Снежная, метельная, с сильными даже для Сибири морозами. Но в этот день погода выдалась на удивление ясная.

Немолодой уже директор крупного предприятия и его тридцатилетний сын в своей «Волге» в воскресный день поехали по делам в соседний город. Сто километров туда и сто километров обратно. К вечеру обещали вернуться. В последние полгода директор предпочитал получать деньги с филиала своего предприятия наличными, чтобы банку за услуги не платить, и от налоговой полиции половину дохода скрывать. Суммы получались приличные. Вообще наличка вещь удобная, а уж неучтенная — тем более.

Ездили всегда по воскресеньям. Народ тянется зимой на рыбалку и на охоту, летом за грибами и ягодами. Машин не трассе много, и конечно, никто и не подумает, что в старенькой «Волге» кто-то везет миллион рублей. Отзванивать домой приезд-отъезд было не в привычке директора. Поэтому жена до поры до времени не волновалась. Ждала. Но когда все сроки их возвращения домой прошли, женщина забеспокоилась. Телефоны обоих не отвечали. Директор филиала вообще удивился звонку. Своего начальника тем более с сыном он и не ждал.

Жена кинулась в милицию. Дежурный прозвонил посты ДПС — никаких аварий с участием «Волги» зарегистрировано не было. И поскольку люди пропали вместе с машиной и с большой суммой денег, то, как и положено по инструкции, было возбуждено дело по статье «Убийство». Статья статьей, а искать начали не сразу. Конечно, первым делом взялись за директора филиала. Но у того — железное алиби. Никуда не выезжал, из дома не выходил. С высокой температурой уже несколько дней находился на больничном. А о том, что директор уже полгода наличку от него получает, даже не слышал. Предоставил все платежные документы — все платежи проходили только через банк. Вот незадача!

Но ведь деньги директор с сыном регулярно привозили домой. Жена эти деньги видела, наличные уходили на взятки и еще какие-то расходы. Кто платил, от кого и за что деньги получал — неизвестно. Директор вообще семью в производственные дела не посвящал. Так всем спокойнее. Да и сын тоже молчун. Ни матери, ни жене о делах — ни слова.

Телефоны обоих замолчали навсегда, распечатки звонков ничего лишнего не показывали. А в то злосчастное воскресенье ни отец, нй сын никому не звонили. Такая вот конспирация.

Посуетились милиционеры, прокуратура для формы проверку на предприятии провела. Никаких зацепок. Куда и к кому директор с сыном полгода ездили — непонятно. Досужий народ стал поговаривать, что, наверное, любовциц завели. Вот и скрывали. Только где же они таких любовниц нашли, которые каждый выходной помимо любовных утех еще своим полюбовникам по миллиону отстегивали? Странная история.

И машина тоже как в воду канула. Нигде ни на каких рынках не всплыла. Может, ее, конечно, на запчасти разобрали. Тогда вообще концов не найдешь. В общем, дело глухое. На предприятии нового директора назначили. Его тоже на причастность к исчезновению старого шефа проверяли. И вновь никаких зацепок. Так потихоньку интерес у сыскарей к этому делу угас. Тем более что реальных дел полно.

Жена с невесткой всех местных и областных гадалок обошли. Мнения у тех были разные. Одни убеждали, что их родные живы, но где-то прячутся. Другие уверяли, что директора с сыном похитили, и используют как бесплатную рабочую силу. Третьи как будто точно «видели», что за тот проклятый миллион их убили. Тела в лесу бросили, да и машину где-то в лесу сожгли. Обещали, что, как только снега сойдут, то тела и остатки машины обнаружатся. Но пришла весна, потом и лето наступило — но ни тел, ни машины так и не нашли. И куда директор с сыном ездили, кто им по миллиону в неделю отстегивал — так же оставалось неизвестным.

Уже ближе к осени кто-то из местных ясновидящих рассказал жене и невестке о специальном московском Центре, который и милиции помогает, и от просьб простых граждан не отмахивается. Отыскали в Интернете адрес этого Центра, и отправили на имя директора письмо с просьбой помочь в поисках. Через два дня пришел ответ: «Присылайте фотографии, точные дату и место рождения, и дату исчезновения. Попробуем помочь». Отослали. И вскоре получаем ответ на бланке с печатью, что, мол, специалисты Центра в живых обоих не видят. По мнению специалистов, произошел несчастный случай, в результате которого машина с уже мертвыми людьми оказалась в воде. И подпись — директор М.В. Виноградов.

Родные в недоумении, милиция — тем более. Какая могла быть вода в те лютые сибирские морозы? И трасса от города к городу прямая, без всяких съездов в сторону.

Вновь отправили запрос в Центр. Специалисты Центра карту местности из Интернета скачали и прямо на карте на большом озере недалеко от берега сделали пометку — мол, здесь машина утонула, и тела находятся в ней. А озеро находится в другой области, километров за сорок от основной трассы. Милиционеры над заключением московских экстрасенсов только посмеялись. Дескать, как это можно за тысячи верст машину с людьми в озере увидеть?

Оперы смеются, а у родных вдруг появилась какая-то неясная надежда. Они за деньги попросили сыщиков и специалистов МЧС все-таки съездить к тому самому озеру. Приехав, увидели, что озеро от самого берега почти до середины камышом поросло. Лодка сквозь заросли еле проходит. Как тут машину искать? И вдруг один сыщик недалеко от берега, в тростнике, увидел прогалину. Везде тростник рос густо, а в том месте как будто проплешина образовалась. К ней и направились в лодке. И прямо с лодки на небольшой глубине разглядели сквозь воду разыскиваемую «Волгу».

Тела достали, похоронили по-человечески. Родным на душе спокойнее стало. Не убили, не ограбили, даже портфель с деньгами в машине нашли. Деньги взяли, просушили — лишних денег не бывает. Только все равно мысли мучают: куда ездили, за что деньги получали, почему в озере утонули?

Снова написали письмо в Центр Виноградову с просьбой прояснить эти вопросы. Эксперты ответили, что попробуют, только уже не заочно. Пригласили приехать в Центр и привезти какие- нибудь вещи покойных — хоть рубашку, хоть майку. Только не новые, а те, что они носили.

Приехали в Москву жена с невесткой. И полицейским тоже стало любопытно. Сам начальник угрозыска с родными приехал. Смотрят — обычный офис, находится недалеко от метро. На дверях — скромная табличка. Администраторы за стойкой, длинный коридор, по бокам кабинеты. Секретарь гостей прямо к Михаилу Викторовичу провела. Кабинет скромный, обстановка обычная: шкаф, стол, кресла — никакой колдовской атрибутики.

Виноградов пригласил уже знакомых нам своих лучших специалистов — Светлану Проскурякову и Ирика Садыкова. По виду и сам Виноградов, и экстрасенсы выглядели, как обычные чиновники.

Расстелили на столе карту местности, где нашли погибших, помяли в руках вещи отца и сына, внимательно рассмотрели родственников. Подумали-подумали, а потом на карте небольшой город отметили. Здесь, говорят, у директора с сыном какой-то бизнес был. Отсюда они и деньги получали. Смотрят на указанное место родные и начальник угрозыска, а город находится в другой области и стоит на самом берегу того самого озера, в котором утонула машина с людьми. В объезд до основной трассы — километров пятьдесят, а если через озеро — то десять. Может, погибшие решили дорогу срезать? Озеро-то зимой прочно замерзает. Но одного отец с сыном не предусмотрели: у того края, где машина под лед провалилась, в тростнике бьют теплые ключи. И лед там хрупкий.

Вернулись вдовы и начальник угрозыска в родную Сибирь. И решил он все-таки узнать, что же за бизнес был у директора с сыном в том городе, откуда им деньги шли? Созвонился с коллегами. Те и выяснили, что год назад у них в городе открылось казино. И утонувший директор был в нем соучредителем. Вот так экстрасенсы за тысячу верст тайну раскрыли.

ДЕЛО № 8.

О таинственном исцелении бабушки

Инсульт настиг Марию Егоровну внезапно. Еще не старая женщина, жила в своей однокомнатной квартире одна. Дочь с зятем и внучкой жили неподалеку. Мария Егоровна часто приходила к ним в гости, по выходным даже оставалась ночевать, а по вторникам и четвергам отводила внучку на урок музыки. В общем, вела, как говорится, активный образ жизни.

Инсульт случился в четверг в доме дочери, когда Мария Егоровна привела внучку с урока домой. Вошла в квартиру, сняла пальто, а очнулась уже на диване. Видит — вокруг нее суетятся врачи, дочка глаза платком промокает, внучка плачет, зять с работы примчался. Ее на носилки — и в больницу. В свой дом уже не вернулась. Дочь с зятем к себе забрали. В больнице Марию Егоровну в прямом смысле на ноги поставили. Правда, ходить она начинала со специальными ходунками. Потом с помощью костылей стала передвигаться по дому, а уже через полгода — только с палочкой. Одну ногу подволакивала, одной рукой плохо владела, но себя обслуживала полностью. Летом даже стала из дома выходить, чтобы свежим воздухом подышать, на солнышке погреться, с соседями поболтать. Правда, стала подводить память. То свое имя забудет, то не сразу вспомнит, как дочь зовут, а то и номер квартиры перепутает. Зато жизнь свою прошлую, доинсультную, помнит в мельчайших подробностях. А лучше всего помнит свою молодость. О годах, прожитых до замужества и первых годах жизни с мужем, — самые яркие воспоминания. Этими воспоминаниями и сама живет, и детям по вечерам все, что вспомнит, рассказывает. Но, к большому сокрушению родственников, почти каждый вечер она повторяла по сто раз одно и то же.

Дети терпят, внучка терпит. А что еще остается? Мать теперь у них поселилась навсегда. Зато и своя выгода появилась. Квартиру матери решили сдавать. Сделали небольшой ремонт, вещи к себе перевезли, что-то выкинули, обновили мебель. И развесили объявления. Желающих снять квартиру была тьма-тьмущая. Телефон докрасна раскалился. Были желающие не только снять, но и купить квартиру. И агенты разных фирм по недвижимости свои услуги предлагали. Кое- кто даже адрес зятя с дочерью каким-то образом раздобыл и приезжал со своими предложениями домой. Дочь даже сначала перепугалась. Начиталась в газетах, наслушалась по телевизору разных страхов о черных риэлторах. В итоге сдали квартиру знакомым. Дешево, но зато спокойно. Звонки пошли на убыль. Вроде все успокоились. Но вдруг звонят съемщики. К ним какие-то риэлторы заявились. Спрашивают: как оформлен договор, как платите налоги? Предлагают помощь в оформлении документов за деньги, конечно. И слегка угрожают: а то в налоговую жалобу напишут.

Все семейство переполошилось. В пятницу вечером решили созвать семейный совет, на котором требовалось решить два вопроса: может, действительно с друзьями все официально оформить? Может, тогда эта шушера от них отстанет?

Пятница — день короткий, все с работы пораньше домой приехали. В квартиру вошли, а Марии Егоровны дома нет. И куда девалась — неизвестно. Всех соседей обошли — никто бабушку не видел. Все окрестности обегали — нигде нет старушки. Позвонили в бюро несчастных случаев — нет, такая старушка ни в больницы, ни в морги не поступала. Сами до утра все больницы обзванивали, утром по моргам поехали. Нет нигде Марии Егоровны. Ни живой, ни мертвой.

Может, квартирные мошенники бабушку украли? Где-нибудь сейчас завещание оформят, а потом бабку прихлопнут и квартирой завладеют? Помчались в милицию. Так и так, пропала бабушка, есть подозрение, что кто-нибудь из-за квартиры ее похитил. Сначала завели розыскное дело. Объявления развесили. Участковый соседей опрашивал. Но никто бабушку не видел. Куда девалась — никому неизвестно. Как сквозь землю провалилась. Поскольку в деле квартира обозначена, в милиции статью изменили. Переквалифицировали дело на 105-ю статью «Убийство». Статью изменили, а толку все равно никакого. Нигде Марии Егоровны нет.

Родные отправились по гадалкам и экстрасенсам. Но и у тех нет единого мнения. Кто-то говорит, что жива бабушка, прячут ее бандиты до поры до времени. Сама бабка им не нужна, но квартира их интересует. Другие рассказывают, что Марию Егоровну давно убили, а квартирой интересоваться перестали, потому что родственники шум подняли. Третьи прямо «видели», как старушку поразил новый инсульт. И уж давно ее похоронили, даже были готовы — за дополнительные деньги, конечно, — показать место на кладбище.

Наконец, родные Марии Егоровны добрались до Центра Виноградова. Адрес им подсказал помощник прокурора, которому когда-то сотрудники этого Центра здорово помогли. Дочь с зятем приехали в Центр. Привезли с собой фотографию и кое-какие вещи бабушки. Помощник прокурора приехал с ними вместе. Ему было интересно посмотреть, как экстрасенсы работают.

Директор Центра направил их к Светлане Проскуряковой. В небольшом кабинете стоял письменный стол, на нем — ноутбук. В углу — шкаф с книгами. У стола — несколько стульев для посетителей. Никакой колдовской атрибутики. А сама экстрасенс — длинноволосая блондинка — была одета в простое темное платье.

Выслушав рассказ несчастных людей, внимательно рассмотрела фотографию. Правда, разглядывала ее как-то по-особенному. Словно с самой бабушкой общалась. Потом ввела в ноутбук дату рождения старушки, место ее рождения, дату исчезновения и место, откуда исчезла. Потом несколько минут подумала и вынесла вердикт: «Жива ваша бабушка и здорова». Родные духом воспрянули. «Где ее искать?» — спрашивают.

Светлана карту Москвы и области на стол положила. Одну руку над фотографией держит, другой над картой водит. «Нет, — говорит, — не здесь». Достала карту России. Стала над ней рукой водить. И вдруг рука в одном месте замерла. Тогда она еще раз надо всей картой рукой провела, и снова рука замерла в том же месте. Взяла Светлана карандаш и обвела кружком то место, где старушку надо искать. Это был небольшой городок, расположенный в трехстах километрах от Москвы. «Неужели похитители ее в самую глушь завезли?» — спрашивает дочь. «Нет, — отвечает Светлана, — она сама туда уехала».

Ушли родные в полном недоумении. Домой приехали, между собой обсуждают сказанное. Понять, что означают слова Светланы, не могут. И вдруг дочь осенило: в том городе когда- то жили дальние родственники деда. И связь с ними после смерти деда утратилась.

Адрес отыскали в старых записных книжках, и по адресу нашли номер телефона. Позвонили. Выяснилось: действительно, Мария Егоровна у них гостит. А не сообщали, потому что не знали, куда и кому звонить. Бабушка-то сама приехала. И они ждали, когда ее дочь домой заберет. В общем, бабушкина память сыграла с ней злую шутку. Ведь она только старое помнила, а новое забывала.

Родные привезли бабушку сначала домой, а потом и в Центр — поблагодарить. И помощник прокурора с ними. Интересно ему было: как же всю эту историю смогла раскрутить экстрасенс? Ведь мистика же какая-то получается!

Одно дело, когда в Центр обращаются люди, у которых кого-то убили. В этих случаях сильную энергетику сможет почувствовать даже слабый экстрасенс. Или на худой конец подключить свою интуицию. Или прибегнуть к своему опыту. Но что сыграло роль в такой банальной, простой и спокойной истории?

Ученые Эйнштейн и Вернадский в свое время разработали теорию энергоинформационного пространства Земли. По их теории, всякий человек — и мертвый, и живой — излучает некую энергию. А люди с особой чувствительностью, настроившись на волну того человека, эту энергию воспринимают. От живого исходят одни волны, от мертвого — другие. И любая карта местности тоже созвучна энергии находящихся там людей. Если живой — от карты исходит одна энергия, если мертвый — то другая. На мой взгляд, здесь нет никакой мистики, есть лишь одна физика. Та физика, законы которой до сих пор люди постичь не могут. Лишь только сверхчувствительные люди способны ее уловить.

ДЕЛО № 9.

О карточном шулере

В приграничной с Россией стране внезапно пропал без вести довольно крупный русский коммерсант. Вышел из дома, чтобы переставить машину со стоянки к подъезду, и исчез. Машина на месте, а человека нигде нет.

Родные в тот же вечер немедленно заявили в полицию, а полиция той страны утром следующего дня немедленно обратилась в Центр Михаила Виноградова. Это было уже не первое обращение зарубежных коллег в московский Центр. И поскольку помощь при предыдущих обращениях была со стороны российских экстрасенсов действенной, то в Центр вместе с родственниками первым же рейсом прилетел и полковник полиции, отвечающий за расследование этого случая.

В тот день по поиску без вести пропавших в Центре дежурила Светлана Проскурякова. Как всегда, она была одета в глухое черное, длинное, почти до щиколоток, платье, отчего казалась посетителям хоть и молодой, но очень суровой дамой. Она пригласила всех сесть за стол. Родственники достали фото пропавшего и его вещи. Светлана раскрыла ноутбук, чтобы построить астрологическую карту мужчины. Полковник, попросив разрешения, включил диктофон, чтобы потом не упустить ни малейших деталей в рассказе экстрасенса.

Вот что рассказала экстрасенс: «Реальных зацепок никаких. Конечно, долги у компании, которую возглавлял российский коммерсант, были. И не маленькие, но платежи по долгам шли точно по графику, пени и процентами не обрастали. Поставки продукции тоже осуществлялись в срок. Доля этого коммерсанта в случае его смерти переходила старшему сыну».

На всякий случай проверили: сын, пока еще студент последнего курса, к исчезновению отца не мог быть причастен, потому что учился в Лондоне. Проверка его телефонных разговоров ничего предосудительного не выявила. В Англии общался только с университетскими друзьями, за пределами Англии — лишь с родителями.

Работала Светлана не торопясь, тщательно вслушивалась в свои ощущения. И хотя весь внешний вид экстрасенса сразу настраивал посетителей к неприятным новостям, сама Светлана предпочитала, чтобы всю жестокую правду родственникам сообщал директор. Ей самой всегда было трудно сообщать родным о смерти пропавших без вести.

Так и в этот раз, поработав с фотографией и вещами пропавшего коммерсанта, построив астрологический прогноз его судьбы, Светлана, оставив родственников в своем кабинете, вместе с полковником полиции пришла на доклад к директору.

Михаил Виноградов сначала внимательно рассмотрел фотографию, подробно изучил астрологическую карту на экране Светланиного ноутбука, потом задал частый и почти традиционный в таких случаях вопрос: «Убит?» Светлана согласно кивнула головой. Но у полковника полиции безо всякой астрологии и экстрасенсорики практически не было сомнений в том, что русский коммерсант убит. Просто так похищать человека не имело смысла. Все деньги вложены в производство, доли между учредителями распределены поровну. Чужих в этот бизнес не пустят. Всех учредителей не похитить. А исчезновение одного руководителя производственному процессу не помешает. Создаст лишь небольшие временные трудности. А держать здорового мужика где-то в заложниках хлопотно и рискованно. Да и просить за него выкуп не у кого. Компаньоны ни копейки не заплатят, а крупной суммы наличных в семье нет. Понятное дело, убит коммерсант.

У полковника появились вопросы к Светлане и Виноградову: где искать тело и за что его убили? Ведь, когда найдется тело и станет понятно, за что расправились с бизнесменом, тогда можно будет вычислить убийцу.

Приступили к работе. Помощник Виноградова принес карту страны, где пропал коммерсант. Точнее, карту окрестностей того города, где коммерсант жил до своего исчезновения. А Светлана стала считывать, сравнивать ощущения, идущие от карты и от фотографии. Долго сравнивала. Потом взяла ручку и на карте очертила в степной местности, километрах в сорока от города, кружочек. «Здесь должно находиться тело! — заявила она. — Ниже поверхности земли. Но не в воде, а в каком-то углублении. Похоже, в заброшенном колодце».

Полковник внимательно изучив указанное место, что-то прикинул в уме, взял карту, свернул ее и убрал в портфель. А Светлана вновь взялась колдовать над фотографией и вещами. Потом снова изучила карту гороскопа. Для непосвященного такая работа — сбор информации по гороскопу и ощущениям, которые несут на себе вещи похищенного и его фотография — всегда кажется странным. И после затянувшейся паузы Светлана вынесла вердикт: «Убит за долги». Полковник только удивленно поднял брови. Потом Светлана подумала и добавила: «Убийц он знал

давно. И понимал, что могут убить. Но ничего не мог изменить. Сам, как на веревочке, шел навстречу смерти. Кстати, эти же люди и раньше пытались его убить, но тогда только ранили. Потом простили. А убитый никак не мог совладать с собой, своим каким-то страстным увлечением. За это его и убили».

После этих слов в кабинет директора пригласили жену и дочь. Виноградов кратко пересказал им заключение экстрасенса. Потом внимательно посмотрел на обеих и скорее констатировал, чем спросил: «Но вы-то ведь знаете, что его уже пытались убить еще в России. И даже знаете за что». Женщины низко опустили головы. И после долгой паузы дочь предложила: «Мама, давай все расскажем». Из рассказа женщин выяснилось, что их муж и отец был карточным шулером. Он скупал в киосках карты и ночи напролет просиживал над новыми колодами с маленькой иголочкой. В эти часы родным было строго-настрого запрещено входить к нему в комнату. И первые большие деньги на бизнес появились именно после этих ночных бдений. А потом уже от бизнеса пошли деньги, причем, много больше, чем от карточной игры. Но азартный игрок уже никак не мог остановиться. Все играл и играл. И били его, и убить пытались. Сколько раз слово давал, что бросит играть, но все равно вновь брался за прежнее.

Жена, дочь и полковник полиции улетели в свою страну. А дней через пять полковник позвонил в Центр, сообщил, что нашли тело. Оно, как и сказала экстрасенс, было сброшено в колодец, и именно в том месте, которое на карте указала Светлана. Еще дней через десять полковник снова позвонил в Центр. Сказал, что нашлись подозреваемые. Они были из числа картежников. Только люди эти очень высокого ранга. Просто так на допрос их не вызовешь. А уж если полиция ошибется, то полковнику сразу придется в отставку уходить. Поэтому полковник вновь попросил помощи: может ли кто- нибудь из московских экстрасенсов попытаться вычислить из круга подозреваемых самого убийцу и других людей, причастных к преступлению? «Вообще-то, это возможно, — согласился Виноградов. — Между жертвой и убийцей всегда возникает очень прочная энергетическая связь. И некоторые сильные экстрасенсы такую связь улавливают. Присылайте фотографии подозреваемых, даты и места их рождения. На стыке экстрасенсорики и астрологии мы попытаемся прояснить ситуацию».

Даты рождения полиция прислала сразу, а с фотографиями возникли некоторые трудности. Просто так из личного дела фотографии не возьмешь, и тайно таких людей тоже не сфотографировать. Их охрана сразу фотографа просечет. Вот если бы экстрасенсы московские в ту страну прилетели, тогда можно всех подозреваемых им хоть издали показать. Выездная бригада собралась сразу. Анна Богата и Рафис, опытные поисковики, и раньше на места событий выезжали, но на такое задание отправились впервые. Волновались очень. Как говорится, задание надо выполнить без права на ошибку.

За три дня всех подозреваемых просмотрели, все свои ощущения по несколько раз проверили. Имя исполнителя назвали сразу. И картину, как убивал, следствию нарисовали, и где оружие спрятал, тоже место показали. А вот в имени заказчика возникли сомнения. Очень уж многим людям убитый был омерзителен. Но на двоих все-таки указали.

Исполнитель на первом же допросе раскололся и заказчиков сразу сдал. Поехали за заказчиками. Их действительно оказалось двое. Одного дома взяли. А за вторым пришлось в аэропорт срочно ехать — тот хотел скрыться от правосудия в дальнем зарубежье. Но улететь не успел. Его сняли прямо с трапа самолета.

ДЕЛО № 10.

О беспечном российском туристе

Коленька — так его звали в семье, хотя парню шел уже двадцать третий год — очень любил путешествовать. И в свои молодые годы уже объездил полмира. В этот раз на летние каникулы полетел в Арабские Эмираты. Первые пять дней были одни восторги. Свое восхищение выразил в прямом телефонном разговоре с родственниками только один раз. А остальные свои впечатления выражал из экономии эсэмэсками.

Парень был спортивный. День начинал с утренней пробежки, потом душ и завтрак, затем — утреннее послание родным с изложением плана дня, а вечером — краткий отчет. Но на шестой день утреннего послания родители не получили. Ладно, подумали родные, может, куда-то торопился? Но и вечернего отчета они тоже не получили. Стали звонить сами. Уже без эсэмэсок, а по прямой громкой связи. На том конце прозвучало два гудка, и Коленькин телефон отключился. Позвонили в гостиницу туроператору. Никаких сведений у него о Коленьки не было. Известно только, что он, как обычно, рано утром вышел из гостиницы на пробежку и пропал. В полицию заявили к вечеру. Думали, что парень молодой — может, где-то загулял. Заглянули в номер — там полный порядок. Деньги, документы, кредитные карты — все на месте. Вещи сложены и разложены: Коленька был аккуратистом. А его самого нет. И ничего о нем никому не известно.

От полиции никаких сведений. Собственно, как и наша полиция, арабская полиция не торопилась с поисками. Опросив дорожную полицию, удостоверились, что такой парень в ДТП не попадал. Проверили все несчастные случаи — в больницы и морги тоже не поступал. По криминальным сводкам тоже не за что зацепиться. Так что основной версией в полиции осталась первая: загулял парень. Нашел себе даму и проводит с ней время в любовном угаре. Только вот что странно: парень в шортах, майке и кроссовках, совсем без денег. Кто же такого, даже «руссо туристо» столько дней терпеть будет, поить, кормить?

Отец срочно вылетел в Эмираты. Мать, принимая валидол, осталась в тревожном ожидании. Российский консул отправился в полицию, но там только руками разводят. Ищем, говорят. Только где искать, никак понять не можем. И притоны всякие просмотрели, и проституток опросили — никаких следов Коленьки нет. Как в воду канул. Что делать? Только остается ждать и надеяться. Может, арабская полиция что-нибудь придумает?

Группа, с которой Коленька в Эмираты уезжал, уже домой вернулась. Родители Коленьки с каждым человеком повстречались, всех расспросили. Никто ничем помочь не смог. Впечатление от Коленьки осталось хорошее, да и только. Парень спокойный, любознательный, все экскурсии, что успел, посещал исправно, пил в меру, даже меньше многих. Тесной дружбы ни с кем не заводил, но общался со всеми легко. А вот куда и как пропал, никто из группы понятия не имел.

И похищать его было незачем. Конечно, семья не бедная, но и не настолько богатая, чтобы выкуп заплатить. В общем, странное исчезновение.

Тогда несчастные родители отправились по московским гадалкам. Но те говорили разное. Кто-то Коленьку живым видел, но как будто в рабство попал. Даже рассказывали, что «видели» его в кандалах на плантации. Другие чувствовали, что парень попал в сексуальное рабство. Парень молодой, красивый — вот стареющая дама его и «приватизировала». А что он был в шортах, майке и без денег, так той даме от этого только лучше. Куда он такой — раздетый, разутый — от нее денется? Одна гадалка, называющая себя в рекламе «госпожой», даже «увидела», как похитительница Коленьку по дому в ошейнике водит и плеткой размахивает.

Много денег на гадалок Коленькины родители просадили, а толку никакого. Ведь не станешь всю эту ахинею арабской полиции пересказывать?! Но, наконец, дошли и до Центра Виноградова. Центр тогда только работать начинал. Еще не было ни имени, ни авторитета.

Когда приехали в Центр к вечеру, там из экстрасенсов одна только Анна Богата на приеме осталась. Все остальные специалисты прием закончили. Посмотрела Анна фотографию, вещи Коленькины руками перебрала. Задумалась, и как будто мысленно в другой мир ушла. Долго что-то ТАМ рассматривала. Потом и говорит: «В живых его не вижу. Несчастный случай, смерть на воде». Хоть от слов экстрасенса холодом на родителей повеяло, а только сразу показалось, что экстрасенс правду говорит. Что действительно она ЭТО увидела.

Сразу позвонили в Эмираты консулу, тот связался с местной полицией. Про версию о несчастном случае полиция не спорила, им это было только на руку. А вот насчет смерти на воде — сомневалась. Ни персонал отелей, ни спасатели, ни другие туристы Коленьку на берегу в то утро не видели. Да и камеры отеля зафиксировали, что парень побежал в противоположную сторону от моря.

Родители снова обратились в Центр с вопросами. Принял их сам Виноградов, сообщил, что Анна Богата — сильный поисковик, вряд ли ошиблась. Но на всякий случай собрал консилиум. Позвал Светлану, Ирика Садыкова и, конечно, саму Анну. Мнение у всех совпало — смерть на воде, несчастный случай.

Окончательный и официальный ответ выдали родителям на специальном бланке Центра. Затем это заключение специалистов Центра было отправлено консулу в Эмираты. Тот отослал его в полицию. А арабская полиция это заключение вновь отправила в Москву, но только своему арабскому консулу. Арабский консул не поленился сам лично приехать в Центр. Парня пропавшего искать все равно надо, и на живых экстрасенсов посмотреть было интересно.

Снова Виноградов всю группу собрал. И Анна Богата, и другие специалисты на своем стоят — смерть на воде, несчастный случай. А консул свое гнет: дескать, как же на воде, если Николая на берегу у моря никто не видел? И тут Анну вдруг осенило: «Я, — говорит, — не сказала, что пропал он в море, я утверждаю только, что смерть произошла на воде. Я даже нарисовать могу, где

Николай утонул». Взяла лист бумаги, карандаш и нарисовала какое-то округлое озеро и горы вокруг него.

Консул рисунок взял и уехал к себе в посольство. Через день он позвонил в Центр. Выяснилось, что недалеко от отеля, где Николай жил, находилось несколько озер. И одно из них было похоже на то, что нарисовала Анна. Еще через день — снова звонок от арабского консула. Тот был в шоке. Рассказал, что местная полиция, на берегу указанного озера обнаружила майку, шорты и кроссовки пропавшего парня. Причем, вещи лежали рядом с табличкой, на которой на трех языках было написано предостережение: «Купаться в озере строго запрещено!» А само тело водолазы подняли уже на следующий день. Через месяц от родителей Николая в Центр пришло письмо, в котором они благодарили всех сотрудников за помощь, а особенно — Анну Богату.

ДЕЛО № 11.

О чуть не утонувшем двухлетнем Мальчике

Было уже почти девять часов вечера, когда Михаил Виноградов, убрав документы в сейф, собирался уходить домой. Вдруг зазвонил городской телефон. Дежурный проверял помещение, и Михаил Викторович сам снял трубку.

— Еще на работе? — послышался в трубке голос генерала Клеманова.

— Да, Георгий Иванович, — ответил Виноградов. — А что случилось?

— Сотрудники-то еще на месте? — задал второй вопрос генерал.

— Нет, уже разошлись по домам, — признался Виноградов.

— Жаль, — разочарованно произнес генерал.

— Да в чем дело-то? — повторил вопрос Виноградов.

— Мальчонка двухлетний в области потерялся, — сообщил Георгий Иванович. — И я хотел

ваших специалистов попросить о помощи. Милиция, эмчеэсовцы, добровольцы ищут его с пяти вечера, и пока безрезультатно. Но раз все уже разошлись, придется поиски отложить до утра.

— Зачем же поиски откладывать? — возразил Михаил Викторович. — Мальчика надо срочно искать! Экстрасенсам ведь все равно, откуда смотреть — из офиса или из дома. Видят-то они одинаково.

Через несколько минут Виноградову позвонил руководитель поиска, милицейский полковник. Он с большим сомнением в голосе, но и одновременно с уважением к генералу Клеманову, сообщил все необходимые для работы экстрасенсов сведения. Только вот фотографию потерявшегося ребенка не смог переслать. Конечно, отсутствие фотографии затрудняло работу экстрасенсов и снижало степень вероятности поиска. Но искать-то мальчика все равно надо срочно.

Первый, кому дозвонился директор Центра, был Ирик Садыков. До остальных поисковиков пока было не дозвониться: еще ехали в метро. Минут через двадцать Ирик Салихович доложил директору, что, по его мнению, мальчик находится в воде, возможно, в каком-то небольшом водоеме, но он жив. Почти тотчас вслед за Ириком Салиховичем откликнулся на звонок директора и Рафис Габдрахманов. И тоже, поработав с данными о мальчике, независимо от Садыкова, полностью подтвердил мнение, что мальчик жив и что он находится в воде. Последней на телефонный звонок директора откликнулась Светлана. И ее мнение полностью совпало с мнением коллег.

Виноградов сначала сообщил результаты работы экстрасенсов генералу Клеманову, а потом с его согласия переговорил с руководителем поиска, который находился на месте исчезновения ребенка.

Полковник милиции не скрывал разочарования и раздражения. Дескать, вот и верь этим экстрасенсам, даже если их рекомендует высокое начальство. Ближайший пруд, правда, очень большой, находится километрах в трех от дома мальчика. Дорога к нему ведет через небольшой перелесок. И саму дорогу, и все кусты, и берег пруда эмчеэсовцы, добровольцы и полиция обшарили досконально. Второй пруд, поменьше размером, отделен от поселка шоссе и железной дорогой.

Виноградов попросил экстрасенсов повторить поиск. Ответ всех трех совпал полностью и повторил предыдущий: мальчик в воде, водоем маленький, мальчик жив. Учитывая, что в окрестностях поселка имеются два водоема, Виноградов попросил экстрасенсов определить направление поиска. «Слева от выхода с участка», — ответили те. Этот ответ экстрасенсов поставил полковника милиции в тупик. Ведь слева находился только небольшой — метров пятьдесят длиной — проулок, ведущий к соседней даче. Проулок был полностью отгорожен заборами соседних дач. И никакого водоема там никогда не было и в помине. Буквально через минуту после разговора Виноградова с полковником, в Центр позвонил генерал Клеманов с вопросом: «Не могли ли экстрасенсы, работая без фотографии, чего-нибудь напутать?» Но все трое — Ирик Салихович, Светлана и Рафис — твердо стояли на своем. Мальчик жив, мальчик в воде, находится слева от выхода с участка.

Виноградов снова позвонил генералу Клеманову и предложил:

— А давайте, Георгий Иванович, еще одного экстрасенса к поиску подключим? Он не менее успешен в таких делах, как и мои сотрудники.

— Это кого еще? — удивился генерал.

— Простую собаку, ищейку, — улыбнулся Виноградов.

Генерал удивился: в той глухомани и собак-то таких нет. Профессиональных сотрудников-то еле-еле с десяток собрали. Правда, добровольцев полдеревни прибежало. Если какие следы и были, то вся эта толпа все их затоптала.

— А давайте из московского питомника кинолога с собакой пошлем, — предложил Виноградов. — Сто верст по ночной трассе — это час езды.

Генерал согласился, а полковник милиции воспрянул духом. На такую поддержку от экстрасенсов он и не рассчитывал. Прошло три часа томительного ожидания, пока нашли дежурного кинолога с собакой. А пока до места доехали и отыскали съезд с шоссе в поселок, то уже светать стало.

Тут-то и раздался у Виноградова звонок от генерала.

— Нашли! — кричал в трубку Георгий Иванович. — Нашли там, где ваши ребята указывали!

И буквально через минуту позвонил полковник. Начал с извинений, что усомнился в экстрасенсах. Потом рассказал, что год назад к соседям вели газ. Всю канаву засыпали, а там, где стоит кран подключения к общей трубе, хотели сделать колпак, чтобы в случае каких-либо ремонтных работ в доме, газ можно было легко отключать. Сделать-то колпак хотели, но не сделали. Яма осталась, травой заросла, по весне талой водой заполнилась. За травой-то ее и не было видно. Вот в эту яму мальчишка и провалился. Вода была ему по самое горло. С перепугу мальчонка всю ночь молча простоял. Шелохнуться боялся. Когда мальчишку вытащили из ямы, срочно отправили в больницу. Родители со слезами на глазах благодарили экстрасенсов. А вся деревня пребывала в шоке: как это из Москвы экстрасенсы такой малюсенький водоем увидели? Да еще и мальчонку в нем разглядели? Чудеса!

ДЕЛО № 12.

Об убитой и изнасилованной студентке

Как всегда по окончании занятий в институте, Маша позвонила родителям. Это было железным правилом — сообщать, куда, с кем и зачем Маша поедет, надолго ли задержится и когда ее ждать домой? Время неспокойное, и в семье Маши все — и брат, и родители — всегда о себе все друг другу сообщали. В этот раз Маша сказала, что очень устала и поэтому сразу едет домой. От института до дома час езды с одной пересадкой в метро. Время было летнее, темнело поздно, поэтому сначала дома Машу ждали довольно спокойно. Но прошел час, другой, пошел третий, и родители начали волноваться. Машин телефон, хотя обычно он отзывался даже из метро, упорно отвечал, что сейчас он находится вне зоны. Родители стали обзванивать всех институтских друзей. Все они сообщали, что Маша задержалась в деканате и из института выходила позже всех. Во всяком случае, никто ее после лекций уже не видел.

Родители помчались в милицию. Дежурный, выслушав их сбивчивый рассказ, посоветовал прийти утром следующего дня. Дескать, девушка загуляла, утром вернется. Но и утром Маша не вернулась. Родители снова помчались в милицию. Уже другой дежурный нехотя взял у родителей заявление и пообещал, что примет все меры. И объявления расклеят, и всем нарядам приметы Маши сообщат. Одним словом, будут искать. И еще посоветовал на всякий случай пообщаться со специалистами Центра Виноградова. Дескать, его экстрасенсы иногда помогают в таких поисках. Родители в Центр не поехали. Решили сначала навести о нем справки у знакомых. Одни о нем что-то слышали, но ничего определенного сказать не могли. Другие, кто увлекался мистикой, рекомендовали немедленно обратиться за помощью именно в Центр. Заглянули в Интернет, прочитали отзывы о Центре — почти все положительные. Потом позвонили в полицию — никаких новостей. Тогда решились поехать к Виноградову.

Их встретила экстрасенс Светлана Проскурякова. Родители Маши смотрели на нее с некоторым недоумением. В телепередачах они видели гадалок в странных одеждах, со странным антуражем — стеклянными шарами в руках, с дымящимися благовониями... А тут их встретила обычная ничем не примечательная женщина, со строгим выражением лица, одетая в длинное черное платье. И кабинет скромный. Ничего лишнего. Стол, на столе ноутбук, напротив стулья для посетителей, книжный шкаф. Никакого намека на мистику. Все очень просто и обыденно. Но именно эта простота и обыденность и вызвали доверие к экстрасенсу.

Светлана рассмотрела фотографию, потрогала Машины вещи, ввела в ноутбук дату рождения и дату исчезновения, что-то на экране долго рассматривала, потом начала говорить. Буднично так: «В живых Машу не вижу. Убита, изнасилована, ограблена. Убийцы — молодые парни, до тридцати лет, не славянской внешности. Вывезли Машу за кольцевую дорогу в сторону Иванькова. Тело на земле в лесопосадках». Родителей чуть удар не хватил. Но сдержались. Молча вышли на улицу, отец даже за руль сесть не смог. Сын повез их домой.

Дома их уже ждали институтские друзья. Родители рассказали ребятам о заключении экстрасенса. Но не успели сказать, что трагедия случилась за городом, друзья ее дочери мгновенно помчались к институту для того, чтобы собрать добровольцев для поисков. Помощников собралось множество. Искали в лесопарковой зоне сзади института. И нашли.

Родители Маши собрались с силами, и вновь по электронной почте отправили письмо в Центр. Поблагодарили за помощь, подтвердили, что почти все, что им Светлана рассказывала, совпало. Но просили еще помочь поймать убийц. А в конце приписали, что Светлана ошиблась только с местом убийства. Тело действительно нашли в лесопосадках, но не за городом, а в трехстах метрах позади института.

Виноградов, просматривая утреннюю почту, первым делом решил понять причину ошибки. Пригласил к себе Ирика Салиховича. О том, что Светлана к поиску причастна, Садыкову не сказал. А только дал фотографию пропавшей девушки и все установочные данные. Садыков — человек педантичный, осторожный, работал обстоятельно. Вернулся с заключением слово в слово, как и у Светланы. И даже карту с собой принес. На карте возле села Иванькова нарисовал кружочек: «Где-то здесь тело, в лесопосадках, просто на землю брошено». Виноградов очень удивился. Ведь тело-то уже найдено совсем в другом месте, а Светлана и независимо от нее Ирик Салихович обозначают другое место поиска.

Тогда позвал Виноградов третьего эксперта. Рафис Габдрахманов поработал, подумал, что- то почувствовал и даже письменное заключение директору принес. Картина убийства, описание преступников, и место, где тело нужно искать, — все совпадало с заключениями предыдущих экспертов.

Собрал Виноградов всех трех экстрасенсов вместе. Показывает им письмо от родителей. «Как, — спрашивает, — ваше заключение понимать?» Но и сами экстрасенсы находились в полном недоумении. Сами объяснить не могут, почему они тело Маши «увидели» рядом с Иваньково? Отпустил Виноградов своих сотрудников, сам стал задачу разгадывать. Внимательно рассмотрел карту того места, где около института тело девушки нашли, и карту всех дорог, ведущих к Иваньково. Потом сам поехал на место: вдруг там что-то ему внутреннее чутье подскажет, почему экстрасенсы ошиблись?

Место было обычное. Здание института стоит отдельно от других корпусов. Со всех сторон его окружают кусты, сзади находится небольшая парковая зона. Там-то тело и обнаружили. Направо — жилые дома, налево — метро. Около метро был разбит небольшой рыночек: палатки, магазинчики и стоянка для машин. Вот к этой стоянке Виноградова вдруг, как магнитом, потянуло. Походил вокруг. Все чисто, аккуратно, и даже камеры наблюдения на рынке и на стоянке есть. На стоянке машин много. Прошелся Виноградов между машинами. И неожиданно почувствовал, как от одной тонированной «девятки» как будто холодом потянуло. Тут-то Виноградова осенило! Быстро сел в свою машину и помчался в офис. В офисе схватился за телефон, чтобы пригласить в Центр следователя. Тот сразу приехал. Виноградов хоть и в отставке, а все равно молодежь полковников уважает. Показал Виноградов следователю все три заключения, потом карту взял и показывает: «Та темная «девятка» с тонированными стеклами из Иванькова приезжала и назад в Иваньково вернулась. А после убийства энергетика убитой девушки, ее, так сказать, фантом, вместе с убийцами в Иваньково прикатил. Зацепилась энергетика убитой за мерзавцев. Как отпечатки пальцев, к ним прилипла».

Конечно, такое объяснение следователю показалось странным. Только, как говорится, чем черт не шутит. Стал следователь записи с видеокамер просматривать. И увидел: в день убийства стояла такая машина на стоянке. А потом два парня к этой машине не то чтобы бежали, но уж очень торопились. В машину запрыгнули — и дали по газам.

Стала полиция за стоянкой наблюдать. И в один из дней эта «девятка» снова на стоянке появилась. А парни по палаткам прошлись. Похоже, дань собирали. Потом сели в машину, и, не торопясь, покатили в Иваньково. Сыщики — за ними. Парни к крайнему дому подъехали, в подъезд вошли. Старушки, сидевшие на лавочках, все сыщикам рассказали. Оказалось, что эти парни с девушками там квартиру снимали. Давно уже. С зимы. Вели себя тихо. Иногда выпивали, и тогда злыми становились, стариков задирали. Но в эти моменты девчонки сразу их в дом уводили. Как оформлен наем квартиры, старушки, конечно, не знали доподлинно: кто же в таких поселках официально найм оформлять будет?

Поднялись сыщики на четвертый этаж, позвонили в дверь. На вопрос «кто там?» ответили, что налоговая. Дверь открыла девушка. Сыщики сразу на ней увидели и кулон на золотой цепочке, и колечко, которые принадлежали Маше. Эти оригинальные украшения на заказ делали ко дню ее рождения. Второго такого комплекта не существовало.

Утром следователь позвонил в Центр, чтобы поблагодарить директора за помощь в столь нелегком деле.

Вот вам и ошибки. И работа над ошибками.

ДЕЛО № 13.

О пропавших в лесу матери и ее трехлетием сыне

В основном экстрасенсы работают, не выходя из своего московского офиса. Но поскольку простому народу и многим сыщикам непонятно, как это из Москвы можно увидеть события, над разгадкой которых сыщики порой бьются не один год, то нередко заказчики просят экстрасенса приехать на место, где случилась трагедия.

В крупном российском городе пропала молодая женщина с трехлетним сыном. Ушла гулять с ребенком и исчезла. И мобильный телефон молчит. Муж отправился с заявлением в милицию. Сразу же начались поиски. Но никаких следов, никаких зацепок. Семья простая рабочая. Выкуп просить бесполезно — денег все равно нет. Мстить не за что. А убивать просто так? Вроде таких преступников-отморозков в городе не было. Три месяца прошли в бесплодных поисках. Тогда и решили позвонить в Центр. Попросили экстрасенсов выехать на место, помочь в поиске пропавших.

Надо сказать, что в Центр с такими просьбами обращаются довольно часто. Конечно, по всей России, а то и по всему миру не накатаешься. Жизни не хватит на все подобные просьбы откликаться. Но в отдельных случаях экстрасенсы на места событий выезжают. Чутье что ли экстрасенсорное ими движет? Или просто сострадание? Не знаю. Только в Центре создали специальную выездную группу из очень сильных поисковиков-экстрасенсов.

В этот раз на место исчезновения матери с ребенком выехали Ирик Садыков и Рафис Габдрахманов. Очень сильные специалисты. На месте их встречали, конечно, и отец ребенка, и представители местного следственного комитета. Ирик Салихович и Рафис и с фотографиями работали, и вещи своим особым взором «просматривали». Ирик Салихович составил астрологическую карту. Но «не увидели» в живых ни мать, ни ребенка. По их мнению, они погибли одновременно. Прямо в день исчезновения. Был несчастный случай — никакого криминала.

Конечно, следователи и версию похищения, и версию убийства отрабатывали. Но о несчастном случае уже и не вспоминали. Местное бюро несчастных случаев, больницы, морги — все было проверено в первую очередь. Но если экстрасенсы дают заключение о несчастном случае, то, может быть, сумеют «увидеть», что же именно произошло и где тела искать?

Экстрасенсы вновь принялись за работу. Между собой посовещались. «Утонули, — говорят, — и мать, и ребенок». У родственников и сыщиков такой ответ вызвал полное недоумение. Как это утонули, если в округе никаких речек и водоемов нет? Одни леса кругом. Ближайшая река километров за десять от их дома. С маленьким ребенком туда и не дойти. Принесли экстрасенсам карту местности. Еще час Ирик Салихович и Рафис все свои ощущения сравнивали. Наконец, отыскали на карте резонирующий участок, кружочком его отметили: «Здесь, — говорят, — тела должны быть».

Вызвали машину, поехали. И следователи, и отец ребенка, и, конечно, сами экстрасенсы. На краю леса машину пришлось оставить. Дальше пошли пешком. Вышли на большую поляну. А с краю поляны, у самого края большого болота, корзинка для грибов валяется. Мужчина как ее увидел, сразу закричал: «Наша корзинка, наша!» Над корзинкой в дерево кухонный нож воткнут. А почти уже в болоте детский башмачок лежит. «Наверное, — предполагают следователи, — мальчишка разыгрался, побежал и в болото упал. А мать его спасать кинулась и тоже утонула. Надо спасателей вызывать, в болоте поиск продолжить».

ДЕЛО № 14.

О смерти заслуженной учительницы

А вслед за этим происшествием случилось другое в том же городе. Только следователь и его помощники вернулись с болот, как их вызывает высокое начальство: произошло убийство. Причем резонансное: убита гордость всего города — заслуженная учительница, орденоносец, депутат городского собрания. Может быть, московские гости, пока они еще в городе, своим экстрасенсорным взором «посмотрят» ситуацию? Конечно, «посмотрят». Поехали прямо на квартиру, где произошло убийство. Стали работать и с фотографией убитой, и с вещами. Почти сразу в сознании у Ирика Салиховича и Рафиса нарисовался образ преступника. Мотив-то преступления и без экстрасенсов понятен: деньги исчезли, золотые украшения, еще что-то ценное. Но кто же именно на старушку руку поднял, что за мерзавец такой?

Примерно через час у экстрасенсов был готов ответ. Молодой парень убитую давно знал, в гости к ней иногда заходил. Скорее всего наркоман. Экстрасенсы назвали и примерный возраст, и описали приблизительно, во что тот был одет. И даже на карте города место отметили, где преступник то ли живет, то ли в настоящее время обретается.

Сыщики эту информацию немедленно взяли в разработку. И тоже в короткие сроки установили, что иногда в гости к пожилой учительнице заходил один из ее старых учеников. Действительно, наркоман. Соседи рассказали, что видели парня, похожего на того, что экстрасенсы описали. От самой учительницы знали, что денег у нее просил. Но денег она ему никогда не давала, а если парень голоден был, то кормила, чем, как говорится, Бог послал. Сыщики сразу имя парня установили, адрес пробили. И точно — это было то место, что на карте экстрасенсы указали. От своих родителей парень давно съехал, а там комнату снимал. Когда сыщики к нему приехали, парень уже был под кайфом. От денег и следа не осталось. А ценные вещи и украшения сразу в шкафу отыскались.

Вот так по горячим следам Ирик Салихович и Рафис во время выезда в чужой город сразу два дела помогли сыщикам раскрыть. А от следственного комитета в Центр пришло благодарственное письмо. И, конечно, новый заказ.

ДЕЛО № 15.

О водителе-воре

Кражи тоже доступны экстрасенсорному разоблачению. Так, в Центр обратился директор одной преуспевающей, но не очень большой фирмы. Из офиса пропала сумка с деньгами, только что привезенная из банка. Водитель, он же помощник и друг директора, зашел в туалет, оставив сумку в холле, а когда вышел, то сумки уже на месте не оказалось. Своих сотрудников директор почти не подозревал. Сомнения вызывали некоторые из заказчиков, посещавших офис в тот день. Прямо в офисе и решено было «просматривать» ситуацию.

За работу взялся экстрасенс с псевдонимом Бучеяр. Он не хотел работать под своим настоящим именем. То ли просто почему-то побаивался называть свое имя, то ли по молодости лет ему казалось, что экстрасенс должен иметь необычное и звучное имя. Псевдоним он выбирал себе сам. И оказалось, что выбрал его удачно. Молодой парень, крупный, как говорят в сценических кругах, фактуристый. Хорошо образованный, с внешностью заправского мага. И располагающий к себе. Посетители относились к Бучеяру с доверием и охотно просили именно его помощи в разрешении разных своих проблем.

Работа предстояла объемная и в экстренном режиме. А то хоть вора и изобличат, а деньги уже не найдешь. «Сбросит», как говорят карманники. Предстоял экстрасенсорный «просмотр» всех сотрудников (на всякий случай, как сказал директор) и нескольких посетителей. С сотрудниками работать было легче. На каждого фото и анкета экстрасенсу представлены. Можно посылать запрос в, так сказать, необычный информационный центр. В то самое информационноэнергетическое поле Земли, о котором писали еще Эйнштейн и Вернадский. С посетителями сложнее. Данные на них неполные, да еще и фото только с камер видеонаблюдения. Бучияр всегда работает очень обстоятельно, перепроверяет свои ощущения по несколько раз. Работа заняла много времени. И естественно, даже у молодого и здорового Бучеяра отняла много сил.

Результат поиска директора поставил в тупик. Посетителей Бучеяр отверг сразу. И тоже почти сразу однозначно назвал одного из сотрудников фирмы. Самого доверенного человека — помощника директора и одновременно его водителя. Да еще и сослуживца в прошлом. Ну, сослуживец — понятие относительное. Директор — полковник из конторы, а его теперешний помощник хоть и из конторы, но и там тоже только водителем был. Но все равно казался своим парнем, проверенным и кадровиками, и временем.

То, что вор именно он, Бучеяр утверждал категорически, нисколько не сомневался, что определил точно. А директор, напротив, совсем даже в честности своего водителя не сомневался. Снова срочно просмотрели видеозапись. Вот водитель достает из машины большую сумку и с ней входит в офис. Дальше записи нет. А сам водитель о пропаже заявил не сразу. Правда, оправдывался тем, что в туалете долго пробыл. Так уж случилось.

Как водитель оставил сумку в холле, как он пошел в туалет и как оттуда вышел, камера не зафиксировала. И куда сумка девалась, камера тоже не увидела. Но только точно камера показала, что никто из сотрудников и посетителей с такой сумкой из офиса не выходил. Конечно, когда водитель о пропаже заявил, в офисе поднялся большой переполох. Директор всех своих сотрудников сразу собрал и охрану на уши поставил. Только сумки все равно нет, и как будто и не было. Директор сразу в агентство помчался. Благо Виноградова еще по службе знал. А охрана тем временем весь офис прошерстила. И водитель им помогал активно. Все закоулки просмотрели, все потаенные места проверили.

Когда Бучеяр свое мнение о том, кто деньги украл, еще раз подтвердил, директор еще раз видеозапись просмотрел. Вот водитель домой собрался, правда, раньше времени. Говорил, что от волнения сердце прихватило. Даже какие-то сердечные лекарства принимал. Вот он выходит из офиса с пустыми руками. Безо всяких сумок. Сел в машину и уехал. Только все равно Бучияр на своем стоит — водитель деньги украл. А самих денег в офисе и не было. Решили осмотреть водительский кабинетик. Вошли, шкаф открыли, а там та самая сумка стоит! Но только набитая рубашками и свитерами. Директор даже за голову схватился — похоже, прав Бучеяр?

Теперь второй вопрос: где искать пропажу? Стал Бучеяр сравнивать свои ощущения, идущие от фото вора, с ощущениями, идущими от карты области. В одном месте совпали ощущения — срезонировали. Показали место на карте директору. Он даже привстал со стула. «Там же, — говорит, — находится дача у моего водителя». Позвал себе в помощь старых друзей из конторы. Местную полицию подтянул. Приехали к водителю на дачу. Еще издали увидели, что его машина там стоит. Полицейских в кустах оставили, сами без приглашения вошли в дом.

А в комнате на столе лежит куча денег. Тогда и полицию позвали.

Конечно, на бытовом уровне людям, «посвященным в проблему», раскрытие краж с помощью экстрасенсов странным не покажется. Я же в основном пишу, ориентируясь на скептиков, поэтому привожу только те случаи, которые имеют безусловные доказательства.

ДЕЛО № 16.

О поиске могилы отца-фронтовика

В Центр Виноградова люди обычно приходят с большой бедой, с горем, которое настигло их внезапно. Приходят чаще всего уже от отчаяния, когда никто другой помочь не в силах. Но бывает и другое горе. Тянется оно всю жизнь, а выхода все не видно. И годы жизни уже подходят к концу, пора вроде бы самому собираться «за тонкую грань того мира», а душе все нет покоя. Есть только одно желание: хотя бы в конце жизни увидеть свет в конце тоннеля — и только после этого можно было бы спокойно уйти на покой.

...Когда в далеком 1941-м отец уходил на фронт, сыну еще только-только исполнился год. Да и отец был еще совсем молодым. Отслужил в армии, поступил в институт, а тут война. Всего- то семейной жизни и было совсем ничего: три года. Конечно, Иван Николаевич отца не помнил. Но мать так много о нем рассказывала и с

такой любовью показывала сыну отцовские фотографии, что Иван Николаевич ясно представлял себе, каким человеком был его отец. И даже, как ему самому казалось, встреть он случайно отца на улице, то сразу бы его узнал. Но такая встреча была невозможна.

Мать бережно хранила стопку отцовских писем — солдатских треугольников. Они регулярно приходили с июля 1941-го по самый февраль 1945-го. А в апреле 1945-го пришло извещение, что Николай Иванович пропал без вести. И все. Больше никаких сведений об отце. Жив или нет, ранен или попал в плен — ничего не известно. И никакие военкоматы и министерства обороны на все письма и запросы матери не отвечали. Точнее отвечали, что никакими сведениями о судьбе Николая Ивановича не располагают.

Годы шли. Уже и сам Иван Николаевич завел свою семью, одарил мать двумя внуками, а боль все время бередила его душу. Ну, хоть что- нибудь, хоть самую малость бы узнать о судьбе отца. Куда только ни писал Иван Николаевич, кого только ни просил о помощи. Все безрезультатно. Чиновники разных ведомств, журналисты, поисковики-добровольцы — никто не сумел ему помочь. Друзья и знакомые давно говорили ему: «Брось ты это дело. Никаких следов ты никогда не найдешь. Архивы военные наполовину утеряны, да и те, что сохранились, в военные годы велись кое-как». Из-за таких разговоров Иван Николаевич от отчаяния даже решил прекратить поиски.

Только вдруг в начале 1960-х, в самый разгар «хрущевской оттепели», в одно из майских воскресений уже под вечер в дверь кто-то позвонил. Мать, хоть и совсем уже старенькая, по дому еле ходила, а тут как сердцем почувствовала — бегом к дверям метнулась и, не спросив, дверь распахнула. На пороге старичок стоит. Сухонький, но держится прямо. «Вы, — спрашивает, — Сидорова Мария Федоровна?» И, не дожидаясь ответа, заходит в квартиру. «А что, — продолжает он, — Николай Иванович жив еще или умер?» У Марии Федоровны ноги чуть не подкосились. Хорошо еще, что Иван Николаевич мать подхватить успел, а то бы так и упала на пол.

Когда первая суета улеглась, старичка за стол усадили. И вот что Сергей Михайлович — так старичок представился — рассказал. Оказалось, что служили они с Николаем Ивановичем вместе, в одном взводе всю войну прошли. Без единой, как говорится, царапины. Сдружились, хотя по возрасту Николай Иванович немного старше был, да оба из одного города призывались. Это их и сблизило. А под самый конец войны их взвод немецкая артиллерия прямым огнем накрыла. Ранило обоих и контузило. В себя пришли в американском госпитале. Сергея Михайловича из госпиталя сразу советским властям передали. Его, еще не совсем здорового, в Советский Союз вернули, а потом прямиком отправили в лагеря. На десять лет. Из лагерей вышел уже после смерти Сталина. А когда во время «оттепели» реабилитацию получил, решил семью друга проведать. До реабилитации боялся даже весточку послать. Когда его особисты перед лагерями допрашивали, все допытаться хотели, почему он в Союз вернулся, а дружок его закадычный нет.

Много они, и Николай Иванович, и Сергей Михайлович, пока их американцы лечили, о возвращении на Родину передумали и переговорили. Очень Николай Иванович лагерей боялся. И не столько за себя, сколько боялся семью за собой утянуть. О том, что с освобожденными из плена особисты вытворяют, шепотком, но многие говорили. И еще до ранения Николай Иванович и Сергей Михайлович адресами обменялись на тот случай, если один из них погибнет, то другой семье весточку от него передаст.

Во время допросов особисты много Сергея Михайловича о его друге расспрашивали, и даже уже в лагере опер тоже о нем вопросы задавал. Боялся Сергей Михайлович, очень боялся даже после освобождения к семье друга заходить. Вдруг за ним следят, вдруг чего подумают, вдруг опять в лагерь отправят? Но когда реабилитировали, то осмелел и решил семью друга проведать.

Все, что о друге знал, Сергей Михайлович в тот вечер рассказал. И как воевали, как о возвращении мечтали, думали, домой героями вернутся, да вот контузия и плен все их планы разрушили. Какой же герой, если его из плена вернули, да еще американцы. В общем, Николай Иванович у американцев остался. А что с ним дальше было, Сергей Михайлович не знал.

Семья Николая Ивановича после этого визита духом воспрянула. Хоть какая-то определенность появилась, хоть какая-то ниточка, какой- то след наметился. Снова направили запросы во все концы света: в Америку, Германию, Международный Красный Крест. Но вновь ничего конкретного: не знаем, не помним, не числился. Сведений о таком-то советском солдате не имеем.

От отчаяния пошел Иван Сергеевич к гадалкам, магам, добрел и до экстрасенсов. Экстрасенсы ему и посоветовали в Центр Виноградова обратиться. Говорят, этот Центр поисковикам тоже помогает. Не только маньяков изобличать, а и события очень давних лет сквозь призму времени разглядеть иногда могут. Есть там такие специалисты. Сначала Иван Николаевич письмо в Центр отправил с вопросом: помогут или нет? Ведь из далекого города в Москву на авось ехать не хочется. В ответ получил приглашение на прием с подробным описанием, какие сведения

о пропавшем отце экстрасенсам нужны, и хоть какую-нибудь личную вещь с собой взять. Если, конечно, сохранилась. Конечно, многие отцовские вещи мать сохранила: берегла, как память.

В Центр Иван Николаевич один приехал. Мать совсем слаба стала. Принимала его Светлана Проскурякова. Фотографии рассмотрела, свитер руками потрогала, потом ноутбук раскрыла, в него какие-то данные ввела. Подумала и говорит: «В живых его не вижу, умер давно от болезни, болел долго». «А где, в какой стране умер, где могилу искать?» — допытывается Иван Николаевич. Достала Светлана карту мира и карту Европы. Америка сразу отпала. Никакого резонанса, а Германия попала в резонанс волнам, что от фотографии шли, — сразу «зазвучала». Потом из Интернета скачали подробную карту Германии. Стала Светлана работать с этой картой. Сначала никакого отзвука. Потом почувствовала слабое покалывание в ладонях. Еще через некоторое время — резонансное созвучие между фотографией и каким-то маленьким городком в самой западной части Германии. Вернулся Иван Николаевич домой и сразу стал письма писать в администрацию того немецкого городка, который ему Светлана на карте отметила.

Ответ получил сразу. Да, действительно, такой-то, бывший гражданин Советского Союза, а впоследствии гражданин Германии проживал в этом городке и умер в госпитале для ветеранов войны. И, действительно, похоронен на городском кладбище. Собрались Иван Николаевич с матерью, и поехали на могилу Николая Ивановича. Мать с большим трудом добралась. На могиле ей плохо с сердцем стало. Ее сразу в госпиталь, а потом и похоронили рядом с мужем.

Через год в Центр Виноградова пришло благодарственное письмо от Ивана Николаевича. Уже из Германии. Из того самого маленького городка. Иван Николаевич в Германию жить переехал. Поближе к могилам отца с матерью. И особую благодарность выразил Светлане за помощь в поиске могилы отца.

ДЕЛО № 17.

О выпавшем из окна котенке

Конечно, в Центр за помощью люди приходят с горем. Часто с очень большим. Но таких рыданий и слез не было еще ни разу. Молодая, хорошо одетая женщина, навзрыд рыдала, облокотившись о стойку секретарей. На ее рыдания сбежались все сотрудники Центра. Попытки о чем-либо расспросить посетительницу оказались безуспешными. Наконец, рыдания сменились всхлипываниями и тяжкими вздохами.

Постепенно, немного успокоившись, женщина смогла говорить. Два дня назад у нее пропал котенок. Сначала этой женщине хотели сказать, что специалисты Центра, конечно, ни кошек, ни собак не разыскивают. Другие беды приводят сюда людей. Но горе этой женщины было столь велико, что Рафис Габдрахманов, не только один из лучших поисковиков, но еще и хороший психолог, пригласил рыдающую женщину к себе в кабинет на прием.

Ободренная надеждой на помощь, женщина, представившись Татьяной, стала рассказывать про свое несчастье. Котенка она подобрала на улице, и скоро он составил весь смысл ее жизни. Ей самой уже за сорок. Ни мужа, ни детей нет. Точнее, муж был, а поскольку детей не получилось, то он от нее ушел. Родители давно умерли. А подобранный на улице котенок стал дарить ей тепло и ласку. И сам, как малый ребенок, требовал внимания и заботы. Так неожиданно для нее ее одинокая жизнь наполнилась новым смыслом.

Но вдруг все рухнуло. Каждый раз, уходя из дома, Татьяна тщательно закрывала все окна. А в тот роковой день за Татьяной зашла соседка, заговорила Татьяну своими проблемами, и та забыла проверить, заперты окна или нет. Так вместе с соседкой и отправилась на улицу. А когда вечером вернулась домой, котенка не обнаружила. Обычно котенок сам бежал к ней навстречу, терся о ее ноги, норовил запрыгнуть к ней на руки, а тут вдруг нет его.

Сначала она подумала, что случайно закрыла котенка в платяном шкафу. Кинулась к шкафу, но котенка там нет. Помчалась на кухню, осмотрела ванную комнату, туалет, даже в холодильник заглянула. Нет его. Долго звала его — безрезультатно. А когда увидела открытое окно, то поняла, что котенок убежал на улицу. Но высоко же — третий этаж сталинского дома. Татьяну охватила паника: неужели разбился насмерть? Выскочила на улицу. Уже стало темнеть, но под окнами еще все видно. Нет котенка на асфальте. Стала искать дворников, но разве под вечер их найдешь? И соседи, которые стали с работы возвращаться домой, тоже, конечно, ничем Татьяну утешить не могли. Всю ночь ей мерещились разные ужасы. Особенно представлялись собаки, которые раздирают ее котика на части.

Утром Татьяна позвонила на работу, рассказала о своей пропаже, и на пару дней отпросилась. В первый день опрашивала всех взрослых и детей: не видел ли кто ее котенка, может, подобрали себе, может, видели, куда он убежал? Но никто ничего не видел, а собачники уверяли Татьяну, что своих собак во дворе они с поводков не спускают и собаки, во всяком случае, те, которых выводят соседи, ее котика не видели и на части не разрывали. В общем, Татьяна переполошила весь дом. Ей сочувствовали, давали советы, даже помогали расклеивать объявления о пропавшем коте. С телефоном Татьяна не расставалась ни на минуту. Даже ночью с ним в руке уснула. Но ни одного звонка. На второй день сердобольные сослуживцы посоветовали Татьяне обратиться к экстрасенсам из Центра Виноградова. И Татьяна пришла. Очень боялась, что над ней посмеются и прогонят. Пока ехала, от своих мыслей расстроилась.

Из метро вышла уже вся в слезах. А в приемной Центра с ней случилась истерика.

Все это сбивчиво и перемежая рыданиями, Татьяна и рассказала Рафису. Тот слушал Татьяну очень внимательно, ни разу не перебил. Его внимание успокоило посетительницу, а молчаливое сочувствие вселило надежду. Затем Рафис попросил Татьяну показать ему фотографию котенка и какую-нибудь его игрушку или вещь. Поскольку сослуживцы Татьяны ее уже подготовили к посещению Центра, то несколько фото и кошачье одеяльце у нее были с собой.

Рафис начал работать. Татьяна с замирающим сердцем следила за всеми движениями экстрасенса, за его мимикой. Вот одна рука экстрасенса замерла над фото ее дорогого котеночка, вот другая рука в это время мнет одеяльце, вот по очереди обе руки замерли над фотографией, вот Рафис напрягся, словно к чему-то прислушивался. Наконец, Рафис отложил в сторону фотографии и одеяльце и повернулся к Татьяне.

— Думаю, что ваш котик жив, — обнадежил Рафис женщину. — Сигнал от него идет, но очень слабый. Может, потому что этот объект очень маленький, а может, потому что котенок ваш болен. И находится он где-то поблизости от вас. Должны вы его найти. Ищите.

— А как его искать? — всполошилась женщина. — Ведь я весь двор облазила, все помойки

осмотрела, даже в подвал дома ходила его искать. Может, кто из ваших экстрасенсов мне поможет его искать, съездит со мной?

— Из всей нашей поисковой группы в Центре сегодня только я один, — устало усмехнулся Рафис. — Все остальные разъехались по заданиям.

— Вот вы бы со мной и поехали? — просительно и с надеждой проговорила Татьяна.

— Ну что же, — согласился Рафис, — пойдемте со мной к директору. Если он разрешит, то сразу и поедем.

Виноградов выслушал просьбу Татьяны и, получив согласие Рафиса, выезд на место исчезновения котенка разрешил. Уже во дворе Татьяниного дома Рафис долго ходил, держа в одной руке фотографию котенка, а другой рукой, поднятой вверх, что-то пытался уловить. Наверное, какие-то флюиды, идущие от котенка. Ходил по двору долго, обошел все закоулки, наконец, сказал:

— Котенка во дворе нет, сигнал от него идет откуда-то из-за вашего дома.

Через арку вышли на соседнюю улицу. Там Рафис заметно повеселел:

— Где-то котенок здесь, где-то очень близко.

Еще раз просканировал взглядом всю улицу

и вдруг точно указал на небольшое двухэтажное строение.

— В нем ваш котенок, точно в этом доме, — убежденно произнес он и решительно двинулся к подъезду этого дома.

Татьяна с надеждой поспешила за экстрасенсом. Подошли, и на дверях прочли вывеску: «Ветеринарная лечебница». Вошли, и сразу — к регистратуре.

— Наш котенок у вас? — спросили они вместе, показывая фото животного.

— У нас, у нас, — закивала головой регистраторша. — Только почему вы уверены, что котенок ваш? Нам его со сломанной лапкой и побитой мордочкой вчера пожилая пара принесла. Вот их адрес и телефон. Вы сначала с ними разберитесь, а потом уже будем решать, чей это котенок. Тем более что и лечение они оплатили.

Минут через двадцать после звонка Татьяны та пожилая пара появилась в лечебнице. Они рассказали, что подобрали котенка под домом на асфальте. И так как котенок стонал и мяукал, сразу отнесли его к ветеринарам. После этих слов регистраторша пустила посетителей в соседнее помещение. Там в небольших загонах держали животных. Кто-то из них был в бинтах и повязках, кто-то обмазан зеленкой. Татьяна бросилась к своему котенку. А на следующий день она явилась в Центр с огромным букетом цветов. И была такая счастливая, что администраторы Центра даже не сразу ее узнали.

ДЕЛО № 18.

Об исчезнувшем скрипаче

Казалось, что в этот день даже телефонный звонок прозвучал как-то особенно тревожно. Секретари сразу соединили абонента с директором. Мужской голос в трубке, торопясь, объяснил, что телефон Виноградова ему дали на канале ТНТ и поэтому он, мол, рассчитывает на помощь. Михаил Викторович не стал объяснять абоненту, что любой, кто обращается в Центр, вне зависимости от того, по чьей-то рекомендации он обращается или самостоятельно, всегда может рассчитывать на помощь его сотрудников. Виноградов попросил перейти к сути вопроса.

Мужчина, представившийся Борисом, рассказал, что вот уже два дня, как в их городе пропал молодой музыкант. Камеры видеонаблюдения зафиксировали, как он сел в свою машину, стоявшую на площадке около филармонии, и не торопясь отъехал. Больше машина скрипача в поле зрения городских камер видеонаблюдения не попадала. Телефон музыканта оказался заблокированным. Дома скрипача ждали гражданская жена с годовалым сыном и престарелые родители. Полиция не спешит открывать дело, советует еще немного подождать: вдруг сам объявится. А ждать уже нет сил: близкие измучились от всевозможных догадок. Поэтому на семейном совете решили просить помощи у экстрасенсов и обратились на телеканал ТНТ, а уже администраторы программы «Битва экстрасенсов» переадресовали родственников музыканта в Центр Виноградова.

Михаил Викторович объяснил Борису, что для поиска экстрасенсам необходимо знать имя пропавшего человека, точные дату и место его рождения, дату и место исчезновения, и конечно, обязательно получить его фотографию. Часа через два все необходимые сведения и фото поступили на электронную почту Центра. Еще до анализа ситуации Виноградов посоветовал Борису потребовать, согласно совместной инструкции МВД, Минюста и прокуратуры, немедленно открыть не розыскное дело, а уголовное, предположительно по 105-й статье УК РФ «Убийство». Только тогда полиция начнет хоть какой-то поиск, а не просто будет расклеивать на столбах объявления о пропавшем человеке.

Дело о музыканте Виноградов поручил провести Ирику Садыкову и Рафису, и, как всегда, независимо друг от друга. Часа через два оба экстрасенса одновременно оказались готовы сообщить свое мнение. И их мнения совпали практически полностью.

Правда, на самый главный вопрос — жив парень или мертв? — Рафис и Ирик Салихович затруднялись ответить. Энергетика от фото то шла как от живого, то вдруг резко ослабевала. Такое бывает, кстати, если человек находится в коме. В этом случае очень трудно сообщать результаты родственникам. Ведь может случиться так, что они обнадежат родных, что разыскиваемый ими человек жив, а тот из комы не выйдет и умрет. Сообщать же, что пропавший умер, тоже опасно. А вдруг тот все-таки придет в себя? В таких неясных случаях экстрасенсы предпочитают «просматривать» ситуацию с некоторой растяжкой во времени. Но родственники требуют немедленного ответа. Они не представляют проблем экстрасенсорики, а просто ждут немедленного чуда. А обычная работа экстрасенсов от чудодейственной очень далека. Это большой труд и сложный экстрасенсорный анализ. Иногда можно ответить на вопросы родственников сразу, а иногда необходим повторный «просмотр» ситуации, прежде чем все пазлы сложатся в единую картину.

Зато с абсолютной уверенностью оба экстрасенса сообщили, что к исчезновению музыканта каким-то образом причастна молодая светловолосая женщина. На эту информацию Борис отреагировал сразу. Дескать, это ему и без магов известно. Но Виноградов возразил, что Борису то, может быть, причастность к исчезновению скрипача молодой блондинки и была известна, а московские экстрасенсы о женщине ничего не знали. Ведь Борис сообщил только даты рождения и исчезновения и прислал фото музыканта. Тут некий ранее звучавший в голосе Бориса скепсис в адрес экстрасенсов исчез.

Сотрудники Центра тотчас отправили информацию о причастности к делу конкретной дамы в полицию. И предположили: может, ее муж Бориса похитил? Или она сама, устав от воздыханий скрипача, решила как-то с ним разделаться? Полиция на это сообщение отреагировала вяло. Поэтому родственники и друзья скрипача стали ждать от экстрасенсов ответы на вопросы: жив или нет, или где искать живого музыканта, или не дай Бог, его тело? Тут Борис предложил: может, в поисках может помочь фото автомобиля музыканта, на котором он уехал? И немедленно прислал семейную фотографию, на которой была запечатлена вся семья музыканта на фоне машины.

Практика поиска угнанных машин в Центре была уже отработана. Ведь многие неодушевленные предметы тоже издают некое излучение. Только не все экстрасенсы его улавливают, потому что оно не столь сильное, что исходит от человека. Но от фото автомобиля музыканта сигнал пошел сразу. Сопоставив сигнал, идущий от машины с картой города и его окрестностей, экстрасенсы сообщили Борису, где именно припаркован автомобиль: «Километрях в пяти от съезда с кольцевой дороги по направлению на восток. В лесном массиве, между кольцевой и небольшим населенным пунктом». И место на карте кружочком обвели. И карту Борису отправили. В городе, где жил музыкант, уже наступили сумерки, поэтому поиски машины решено было отложить на следующий день.

А рано утром в Центре к поиску подключилась Ирина Литвина. Молодая, но очень способный экстрасенс. Она сразу подключилась к анализу ситуации. И сначала просто ошеломила и самого Виктора Михайловича, и обоих старших коллег. Ирина сказала, что музыкант жив и сегодня он сам вернется домой. По ее словам, никто его не похищал, он уехал сам от тоски по блондинке. А понять, жив скрипач или нет, мешали и его депрессия, в которой он пребывал из-за любимой, и наркотики, которыми он пытался заглушить свою депрессию.

Мнение Ирины немедленно сообщили Борису. А еще через час Борис позвонил в Центр и сообщил, что скрипач сам приехал домой. Живой, но не очень здоровый. Был бледен, руки тряслись, скорее всего действительно принимал наркотики. Но что с ним произошло, и где он провел эти дни? Об этом музыкант никому не рассказывал. Ссылался на потерю памяти.

Еще через пару дней Борис снова позвонил в Центр. Ему не давала покоя мысль, что за место отметили на карте экстрасенсы? И он решил сам туда съездить и посмотреть. Там, на месте, которое на карте обвели в кружок экстрасенсы, оказался небольшой мотель. В нем-то и провел эти дни музыкант.

ДЕЛО № 19.

Об убийстве падчерицы

Восемнадцатилетняя Оля пропала средь бела дня. Куда она девалась, никто из родных, соседей и одноклассников даже предположить не мог. Мать ушла на работу рано утром, отчим уехал на своей машине по делам и даже подвозил соседку до автобусной остановки. Родной отец, который давно уже был в разводе с Олиной матерью, всегда старался свободное время проводить с дочерью. Но он работал вахтовым методом в соседнем городке и в день исчезновения дочери как раз был на вахте.

Мать Оли, придя с работы и не застав дочери дома, обзвонила всех ее школьных подруг, обошла всех соседей и обегала все окрестности. Ольги нигде не было. Уже поздно вечером мать и отчим обратились в полицию. Весь личный состав местного отделения и десятка два добровольцев приступили к поиску девочки. Искали до глубокой ночи, обошли весь городок, облазили все подвалы и полуразрушенные здания. Поиски прекратили с наступлением темноты, а рано утром снова их возобновили. Приехали кинологи с ищейкой, но собака след не взяла. Предположили, что девочка могла уехать на велосипеде в лес. Раньше она так делала. Стали искать в окрестностях городка. И даже вызывали водолазов, чтобы просмотреть местную речушку. Нет Ольги.

Исчезновение девочки переполошило весь городок. Конечно, люди читали газеты и смотрели телевизор. Передачи и публикации о подобных случаях всегда живо обсуждались жителями, которые все знали друг друга, если уж не по именам, то хотя бы в лицо. Были, конечно, в городе и забулдыги, и пьяницы, но даже среди этой публики полиция никого не могла заподозрить. А чужих в день исчезновения Оли в городе не было. Даже приезжие рыночные торговцы были одни и те же, и давно проверенные временем.

Надежда найти Ольгу живой таяла с каждым днем. Все уже понимали, что девочки нет в живых. А отчаявшиеся родные надеялись найти хотя бы тело, чтобы похоронить девочку по- человечески. К концу десятого дня поисков кто- то из волонтеров вспомнил, что читал в газетах и видел по телевизору передачи о Центре Виноградова, в котором работают экстрасенсы — специалисты по поиску без вести пропавших. Обрати

лись в Центр по электронной почте с просьбой о помощи. Виноградов на письмо откликнулся сразу, но, учитывая особенности дела, попросил немедленно связать его с полицией. Это было необходимо, потому что сообщать волонтерам о своих предположениях эксперты Центра не будут, чтобы, во-первых, случайно не спугнуть насильника и убийцу, а, во-вторых, в случае ошибки экстрасенса не оговорить невиновного человека.

К концу рабочего дня в Центр позвонил начальник местного угрозыска. Подробно расспросил, чем специалисты могут помочь в поиске девочки, удивился, что для экстрасенсорного поиска специалистам не надо приезжать на место и пообещал утром прислать в Центр письмо с просьбой о содействии в поиске и все данные, необходимые для работы экстрасенсов. А на следующее утро в Центр приехал полковник полиции из уголовного розыска МВД России. Он был куратором того региона, где пропала Ольга. Он долго расспрашивал Виноградова о работе экстрасенсов, присутствовал при анализе экстрасенсами одного из дел, направленных в Центр сыщиками, и, проникшись доверием к работе Центра, прямо из кабинета Виноградова позвонил начальнику местной полиции. Буквально через час после этого телефонного разговора начальник полиции того городка прислал по электронной почте все необходимые данные, фотографию девочки и ее родных.

Насильника и убийцу определили сразу. Это был отчим. Экстрасенсы стали готовить заключение, а Виноградов позвонил начальнику полиции. Мнения полицейских и экстрасенсов совпали полностью. Вопрос был только в сборе доказательств. И здесь полиция уже безо всяких сомнений попросила экстрасенсов помочь найти тело девочки. А еще через час начальник полиции позвонил с новой просьбой — принять на личный прием мать девочки, ее отчима и родного отца. Кто-то из волонтеров проболтался в городе о сотрудничестве полиции с экстрасенсами из Москвы. Оказалось, что мать девочки уже обегала всех местных гадалок и те уверяли ее, что девочка жива и даже обещали ее вернуть домой. Естественно, за большие деньги. Надежда на возвращение дочери живой не оставляла мать Оли. Но поскольку стоимость билетов для матери, отчима и отца до Москвы и обратно плюс стоимость самой консультации была во много раз меньше суммы, запрошенной местными гадалками, то мать решила получить помощь в столице.

Приехали. Мать — худощавая, невысокого роста женщина средних лет. Родной отец тоже худощавый и невысокий. А отчим рядом с этой парой казался настоящим громилой с огромным пивным животом. Экстрасенсы Ирик Садыков и Ирина Литвина беседовали с каждым родственником по отдельности. Своих соображений никому не высказывали, а на заключительную беседу привели всех троих к руководителю Центра. Виноградов сообщил родне, что общее мнение специалистов он обработает в течение двух-трех дней и все подробно сообщит матери и полиции. С тем родня пропавшей девочки и отбыла в свой город.

Виноградов срочно позвонил начальнику полиции и сообщил результаты расследования сотрудников своего Центра: убийца — отчим. Он убивал девушку в сарае около дома, где та хранила свой велосипед. Она только собралась покататься, как отчим вошел за ней в сарай, изнасиловал, задушил и закопал тело. Подробное заключение экстрасенсов отправили по электронной почте в полицию.

На вокзале отчима уже ждали полицейские. Надели наручники, посадили в машину и увезли на допрос. Отчим так растерялся, что сразу дал признательные показания. А мать помчалась с жалобой на действия полиции в прокуратуру. Но там ей показали заключение Центра. «Я так и думала», — обреченно произнесла она, прочитав заключение экстрасенсов. И ни слезинки не проронила о родной дочери. Побежала скорее в СИЗО отнести передачу для мужа — ведь он же проголодался!

Когда полицейские с понятыми приехали к сараю, в свете ярких ламп они увидели то, чего не могли рассмотреть ранее в вечернем полумраке. Весь пол был посыпан перцем и табаком. Поэтому собака и не смогла даже войти внутрь. Тело девочки нашли в сарае, оно было тщательно завернуто в целлофан и закопано на небольшую глубину. На похороны девочки собрался почти весь городок. Отец рыдал, а бесчувственную мать соседи даже не подпустили к гробу.

ДЕЛО № 20.

О расчлененном теле проститутки

Фотографии, приложенные к письму из полиции, даже на экстрасенсов-поисковиков, уже многое повидавших, произвели очень тяжелое впечатление. На них было запечатлено только женское туловище без головы, без рук и без ног. Туловище нашли притопленным в камышах на берегу реки. Все остальные части тела пока найти не удалось.

Город, в котором произошло убийство, небольшой, но никто из местных женщин в том городе не пропадал, и о пропаже каких-либо женщин, приехавших в гости, никто не заявлял. Безуспешно отработав все возможные версии, обыскав все свалки и помойки города, части тела сыщики найти не сумели, и уж тем более не смогли установить личность убитой. Конечно, рассуждали эксперты, было бы хорошо найти хотя бы руки убитой, но пока в России нет банка дактилоскопических данных. Правда, если убитая принадлежала к преступному миру, то пальчики могли бы помочь в раскрытии убийства не меньше, а может быть, и больше, чем ее голова.

Уже от отчаяния и без всякой надежды на хоть какой-нибудь положительный результат, сыщики обратились в Москву, в Центр Виноградова. Решение этой трудной задачи Виноградов поручил Амине Алихановой, новой сотруднице Центра, молодой выпускнице военно-медицинского факультета, показавшей на тестировании при приеме на работу очень хорошие способности именно к поиску.

Тщательно просмотрев все, что прислала в Центр полиция, Амина уехала домой. У нее была своя манера работать. Вечером дома Амина погружалась в транс, и, войдя в особое состояние, диктовала мужу все, что смогла «увидеть» в особом полусне. А «увидела» Амина очень много. Во-первых, она отметила на карте места, куда убийца вывез ноги, руки и голову. К самим местам захоронения преступник на машине близко не подъезжал. Машину он оставлял на обочине шоссе, а отсеченные части и само туловище до мест захоронения относил на руках. Руки, ноги и голову убийца разнес по разные стороны шоссе и прикопал в кустах. Поиск с собаками в тех местах, что на карте отметила Амина, позволил найти все отсеченные части тела. Найти-то наш

ли, только это не помогло установить личность убитой. Лицо было изуродовано до неузнаваемости, а пальчики ранее нигде не засвечивались. Но результаты поиска, проведенного Аминой, вселили в полицию некую надежду на то, что это преступление будет раскрыто.

Во время третьего «просмотра» ситуации и третьего вхождения в транс, Амина «увидела» дом, в котором мог жить преступник, и где могло быть совершено убийство. В неопределенной туманной мгле Амина «увидела» четырехэтажку из силикатного кирпича. В ответ на это сообщение полиция откликнулась сразу. И попросила Амину приехать к ним в город и на месте поискать этот дом. Виноградов выезд на место разрешил.

Город, где произошло это страшное преступление, практически весь состоит либо из старых четырехэтажных домов очень давней постройки, либо из панельных восьми- и десятиэтажек. В первый день Амину просто провезли в машине по городу, а она пыталась сориентироваться в своих пока еще не ясных чувствах. Только на второй день у нее стали возникать какие-то резонансные ощущения. Как в детской игре «жарко — холодно». И район поиска нужного дома сузился до одного квартала. На третий день требуемый дом прямо-таки «зазвучал». Амина вернулась в Москву, а сыщики принялись опрашивать жильцов.

Нужный «объект» отыскался сразу. Это был крупный мужик, одинокий, дальнобойщик. С семьей расстался давно, жена и дети жили в этом же городе. А он, чтобы жить отдельно от них, купил себе «однушку». Из каждого рейса возвращался в город с новой дамой легкого поведения и несколько дней между рейсами жил с ней. И в этот раз тоже привез с собой «трассовую» женщину. Вечером, напившись до одури, дальнобойщик не сумел справиться со своими мужскими обязанностями, а его подруга стала называть его импотентом и насмехаться над ним. В гневе он ударил женщину кулаком в висок и убил наповал. Протрезвев, тело расчленил, а части развез по разным местам. При обыске оперативники нашли ножовку со следами крови и следы крови в щелях пола.

ДЕЛО № 21.

О сбежавшем из суда убийце

Сидоров сидел за решеткой на скамье подсудимых, низко опустив голову. Он не прятал лицо от журналистов и публики. Он просто день за днем, что длился судебный процесс, мучительно переживал, как глупо он попался.

Ведь все было рассчитано до мелочей. Он сам ни разу не прошел по той стороне улицы, где находился ювелирный салон. Ни разу не посмотрел в сторону салона, проходя деловой походкой с портфелем в руке по противоположной стороне. Рассчитал по секундам время приезда инкассаторов. Нигде на людях не встречался с подельниками и никогда даже близко не подходил к дому, где они собирались делить выручку. Подельники, в считаные минуты, ограбившие салон, конечно, позарились на золотишко, хотя Сидоров категорически запретил брать украшения. Деньги-то не меченые, а ювелирка — это уже прямые улики.

К приезду соучастников преступления Сидоров сидел в квартире одного из них и терпеливо ждал. Он сам купил выпивку и приготовил закуску. Закуска отменная, а выпивка — с клофе- лином. Украденные деньги сразу пересчитывать и делить не стали. Сначала решили расслабиться, перевести дух. Сумку оставили в прихожей, и прошли на кухню к столу. То, что в сумке, кроме денег, еще было и золото, Сидоров узнал уже только на допросе.

Клофелин сработал сразу. И хотя доза и без того была убойная, Сидоров для верности каждому затянул на шее удавку. Двое остались валяться на полу на кухне, третий выпал в коридорчик перед туалетом. Именно это обстоятельство и подвело Сидорова. Когда он, подхватив сумку с деньгами, открывал дверь, на пороге квартиры стояла бабка. Старая соседка хотела что-то спросить у хозяина квартиры. А увидев выскакивающего из квартиры с тяжелой сумкой незнакомого мужика и разглядев хозяина, лежащего на полу, она подняла визг. Сидоров ударил ее кулаком в лицо, сбил с ног и на секунду замешкался, перепрыгивая через поверженную старуху.

А бабка была сама не промах — бывшая фронтовичка, она изловчилась, и, когда Сидоров перепрыгивал через нее, успела ухватить его за ногу. Сидоров с размаху грохнулся на пол, по инерции пролетел вниз по лестнице и, ударившись лбом о стену, потерял сознание. Очнулся уже в наручниках.

Приговор Сидоров выслушал спокойно. И он сам, и его адвокат понимали, что на какое- либо снисхождение рассчитывать не приходится. Убийство двух и более лиц, искалеченная старуха и третья ходка по счету. А что Сидоров убил таких же бандитов, как и он сам, никому до этого дела нет. Когда Сидорова выводили из зала судебного заседания и вели мимо туалета, он изверг прямо на конвоиров фонтан рвоты, схватился за живот и со стоном осел на пол. Второй фонтан он направил наклонившемуся над ним конвоиру прямо в лицо. Конвоир разматерился, сдернул со своей руки наручники, пинком втолкнул Сидорова в туалетную комнату и стал протирать глаза.

А преступник захлопнул дверь на задвижку и выпрыгнул в окно. Выбить дверь конвоирам не удалось, и, матерясь, облеванные с ног до головы, они кинулись по длинному коридору к выходу. Когда, обогнув здание суда, конвоиры выскочили на улицу, Сидорова и след простыл. Искали два месяца — тщетно.

Тогда сам руководитель одного из оперативных подразделений службы исполнения наказаний, полковник, позвонил в Центр Виноградова. Рассказал, как при конвоировании из суда в СИЗО сумел бежать уже осужденный за убийство некто

Сидоров. Мужчина сорока лет. Все отработки связей беглеца ничего не дали. Как сквозь землю провалился. Попросил помочь найти беглеца. Полковник объяснил, что кто-то из его подчиненных посоветовал Центр Виноградова, где оказывают действенную помощь правоохранителям. Но полковник признался, что только отчаяние и безысходность подтолкнуло его к такому безумному шагу — обратиться к магам и чародеям. Сильно сомневаясь в способностях специалистов Центра, полковник сначала дотошно расспросил Михаила Викторовича о самом Центре. Разговор был напряженный. Поколебать недоверие коллеги Виноградову было сначала довольно сложно. Но когда полковник, наконец, уяснил разницу между магами и экстрасенсами, тон разговора несколько смягчился. А когда полковник узнал, что сам Виноградов долгое время служил в МВД и уволился тоже в звании полковника, тон разговора стал даже доверительным.

Получив из Главного управления по исполнению наказания МВД РФ (ГУИН) необходимые сведения о беглеце, Виноградов поручил просмотреть ситуацию, независимо друг от друга, Садыкову и Литвиной. К вечеру Ирик Салихович и Ирина принесли Виноградову свои заключения. Мнения обоих специалистов практически совпали. Оба отметили на карте России место, где, по их мнению, прятался преступник. Каждый на своем экземпляре карты кружочком обвел один и тот же небольшой городок в Сибири. Михаил Викторович выслушал доводы сотрудников и сразу же отправил заключение в ГУИН. Ответ из Главного управления пришел только через месяц. Полковник ГУИНа благодарил Центр за оказанную помощь. Сначала, писал он, оперативники даже разочаровались, получив такой странный, по их мнению, ответ с указанием, что беглеца надо искать в Сибири. Все связи Сидорова вели на юг и запад России. Потом все-таки решили отработать указанный регион. И действительно, обнаружили Сидорова у очень дальних родственников его первой жены.

Благодарность ГУИНа, конечно, обрадовала сотрудников Центра. Но еще больше порадовала Виктора Михайловича новая просьба самих оперативников посмотреть, не совершил ли Сидоров, пока был в бегах, еще какое-нибудь преступление. Посмотрели. Ответили — нет, больше ничего не совершил.

ДЕЛО № 22.

Об утопленной старушке

Как обычно, Евгения Николаевна проводила дочь в пять часов утра на первую электричку, идущую в Москву. Ее взрослые дочь и сын — обоим за сорок лет — по очереди приезжали к ней за город в гости на выходные. И всегда уезжали первой электричкой, чтобы не опоздать на работу. Евгения Николаевна всегда провожала детей до станции, всегда махала им на прощание рукой. И всегда на станцию ее провожала старенькая собака, как все они шутили, «дворянских кровей». Очень умная, добрая и преданная семье.

В обеденный перерыв дочь Людмила позвонила матери. Телефон как-то странно звякнул два раза и замолк. Наверное, разрядился, подумала Людмила. Дел на работе было много, суета, закрутилась и до конца дня не перезванивала. А вечером телефон матери сообщал металлическим голосом автоответчика, что абонент находится

вне зоны. Брат Сергей тоже не смог дозвониться матери. Позвонили соседям. Те сообщили, что ни Евгении Николаевны, ни собаки в этот день не видели. Матери уже за семьдесят, хоть на здоровье она еще не жаловалась, но все может быть.

Сергей и Людмила срочно выехали к ней домой. По вечерней трассе в понедельник доехали быстро. Дверь была на замке. Замок висел снаружи. Значит, мать так и не вернулась со станции после проводов дочери. Кинулись с заявлением к участковому, который жил в том же поселке. Инспектор посочувствовал, но заявление о пропаже матери не принял. Отправил брата с сестрой в город. В городском отделении полиции заявление у них приняли. И даже сразу позвонили в местную «Скорую помощь» и в больницу. Но везде ответили, что в этот день пожилых женщин не принимали. На этом помощь полиции и закончилась. Посоветовали искать мать самим. Решили, что по дороге от станции ей стало плохо, и поэтому, может быть, где-нибудь в кустах лежит. Может, еще живая. И собака, наверное, рядом с ней.

Всю ночь Людмила и Сергей ходили с фонариками вдоль дороги от станции до дома, обшарили все кусты, кричали, звали мать и собаку. Никакого толка. Никаких следов. Утром к поискам присоединились соседи — и старики, и молодежь. Разделились на две группы. Одни шли по правой стороне дороги, другие — по левой. Безрезультатно.

На другой день брат с сестрой договорились с кинологами. Заплатили, конечно, немного. Собаководы полдня ходили вдоль дороги с ищейкой, все кусты облазили. И вновь ничего. Только на шестые сутки откуда-то прибежала мамина собака. Тощая, ободранная. К Людмиле и Сергею, которых всегда обожала, даже не подошла. А когда положили ей в миску еду, то голодное животное подошло к миске только тогда, когда люди отошли на порядочное расстояние. Быстро все съела и куда-то умчалась.

Но на следующий день собака прибежала снова. Поела, после чего дала себя погладить. Однако при попытке взять ее за ошейник вырвалась и убежала. Но утром вновь вернулась домой. Во дворе стояла машина Сергея с открытыми для проветривания дверцами. Собака сразу заскочила в машину, чего раньше никогда не делала. Животное вытащили из машины с большим трудом. Пока вытаскивали, прикрепили к ошейнику поводок и повели на улицу. Надеялись, что собака покажет дорогу к телу Евгении Николаевны. Но за калиткой собака легла на землю, и никакими силами ее не удалось сдвинуть с места. Еще через несколько дней собака перестала убегать, стала позволять себя трогать, брать за

ошейник, но выходить за калитку категорически отказывалась.

Все эти дни Сергей и Людмила жили, как в тумане. Они уже свыклись с мыслью, что матери нет в живых. При любом сердечном приступе без всякой помощи люди так долго выживать не могут. Что свершилось, то свершилось. Но как найти тело? Конечно, когда прихватило сердце, мать могла сбиться с дороги, уйти куда-то в сторону, потерять сознание вдалеке от привычных мест.

От отчаяния решили обратиться за помощью к экстрасенсам. За «Битвой экстрасенсов», идущей тогда на ТНТ, брат с сестрой следили внимательно. Людмила даже сама иногда пользовалась биорамками. Например, когда искала место для колодца. Тогда вроде рамки указали водяной пласт правильно. Да и потом пользовалась ими для каких-то бытовых поисков. И в этот раз по лесу тоже бродила с рамками. Но одно дело искать воду во дворе, другое — тело матери лесу. Не получалось.

Приехали в Центр Виноградова. Сначала Михаил Викторович принял их сам. Внимательно выслушал рассказ, потом пригласил Ирика Са- дыкова и Ирину Литвину. Работали экстрасенсы сразу вместе. Что Евгении Николаевны давно уже нет в живых, было видно, и понятно. А предположения о случившемся сердечном приступе или иных проблем со здоровьем были отведены сразу. «Смерть была насильственная», — так решили сразу оба экстрасенса. Но кому и зачем понадобилось убивать пожилую женщину? Все свои семьдесят с лишним лет Евгения Николаевна прожила в этом поселке в доме, доставшемся ей еще от родителей. Дружила со всеми соседями. Посторонних в их поселке практически никогда не бывает.

Экстрасенсорный анализ ситуации длился дольше обычного. Наконец, Ирик Салихович и Ирина Владимировна пришли к одному заключению: смерть наступила в результате ДТП. Тело находилось далеко от места гибели, и сброшено в воду. То ли в озеро, то ли рядом с озером в заболоченной местности. Сергей и Людмила подтвердили, что километрах в пяти в сторону от трассы есть и болотца, и небольшие озера. Скачали из Интернета карту местности, и экстрасенсы отметили на ней место, где произошел наезд, и место, где примерно надо искать тело.

Брат с сестрой сразу туда поехали. Место, где, по мнению экстрасенсов, произошел наезд, оказалось очень крутым поворотом дороги. Но, когда к станции ходили пешком, этого изгиба трассы не замечали. А из Москвы к поселку подъезжали с другой стороны. Людмила достала рамки, «поговорила» с ними, «расспросила», и рамки потянули ее в кусты. В кустах валялись осколки фар, обломок бампера, и чуть в стороне — номер автомобиля. Обломки машины валялись в кустах с одной стороны дороги, а номер отлетел от удара в другую сторону. На номерном знаке осталась половина крепежной рамки с отчетливой надписью «опель». Брат и сестра поехали по проселочной дороге к болотам. Но самим искать тело матери в болоте оказалось не под силу.

Снова поехали в Центр к Виноградову. Михаил Викторович составил подробное заключение для полиции, с ним Людмила и Сергей отправились в ОВД. А все остальное уже было делом полицейской техники. Правда, сначала водитель «опеля» отпирался, но потом признал свою вину и сам показал место, где утопил тело Евгении Николаевны.

ДЕЛО № 23.

Об убитой невесте

В одном крупном российском городе пропала невеста. Свадьба уже была назначена, дата явки в ЗАГС на регистрацию определена, белое платье с фатой и кольца куплены. А ночью невеста вышла к киоску около дома за сигаретами и исчезла. Жених побежал в полицию. Волнуется, паникует: невеста, любимая женщина, с которой они уже год жили вместе душа в душу, неожиданно пропала! Может, ее похитили? Может, ее прежний кавалер решил отомстить? А может, его, жениха, прежняя девушка решила убрать разлучницу? Заявление приняли, розыск начали, но зацепок никаких. Поэтому в первый же день работники местного следственного комитета сразу обратились за помощью к экстрасенсам в Центр. По электронной почте прислали фотографию пропавшей девушки и все необходимые данные. Работу по анализу этого исчезновения взяла на себя Светлана Проскурякова. Экстрасенс с большим опытом и стажем сотрудничества с правоохранительными органами.

Полдня ушло на «просмотр» ситуации. Светлана изучала карту города, сравнивала энергетические сигналы, идущие от фотографии, с сигналами, идущими от карты города. И картина исчезновения невесты постепенно стала проясняться. Но с окончательными выводами экстрасенс не торопилась. Еще и еще раз проверила все свои ощущения. Наконец, заключение было готово. Девушка была убита человеком, с которым долгое время состояла в сексуальной связи. Тело вывезено за город в северо-западном направлении, закопано в землю. Находится примерно километрах в сорока от города. И кружочком на карте место отметила, где тело искать. И примерный портрет убийцы тоже нарисовала. Указала возраст. На первый взгляд портрет убийцы оказался уж очень похожим на жениха. Неужели он? Сыщики сразу фотографию жениха и все данные на него экстрасенсу переправили.

Замечу, что свои экстрасенсорные способности Проскурякова подкрепляет изучением астрологических карт, пропавших без вести. Это делает проводимый ею поиск еще более успешным. Так и в этом случае по астрологическим картам и по созвучию неких волн, идущих от обеих фотографий, Светлана убедилась и в том, что девушка убита, и в том, что убийца именно ее жених.

А новобрачный тем временем развил бурную деятельность, помогая сыщикам. Достал каким- то образом адреса и телефоны старых друзей пропавшей, новый адрес своей прежней девушки, ее бывшего кавалера. Даже попросился пожить к отцу своей исчезнувшей невесты. Дескать, очень тоскливо и тревожно ему одному. Да и страшно — вдруг и его тоже «заказали»?

Но опера тоже жениха в убийстве заподозрили. Но нет тела — нет и дела. И мотив не понятен. Сам ведь и свадебное платье, и фату покупал. И кольца тоже. Конечно, своих подозрений сыщики не выказывали, но к жениху стали присматриваться очень внимательно. Установили, что на следующий день после исчезновения девушки жених брал напрокат автомобиль. Только он не знал, что прокатное авто было оборудовано на случай угона специальной системой наблюдения ГЛОНАСС. Проследив по записям маршрут передвижения автомобиля, сыщики установили, что жених ездил именно в то место, которое обозначил экстрасенс, — за сорок километров на северо-запад.

Утром следующего дня к этому месту отправилась оперативно-следственная группа. Целый день провели в поисках. Везде трава ровно растет, ничего подозрительного. Газоанализатор ни на что не реагирует. Уже совсем уезжать собрались, как вдруг самый молодой сотрудник

в одном месте среди травы кучку песка приметил. Присмотрелись, а там как будто дерн снимали и опять на место клали. Стали раскапывать. Земля мягкая, легко раскопкам поддается. И на небольшой глубине целлофановые пакеты обнаружили. А в пакетах — части женского тела. Останки были так плотно упакованы, что никакой запах наружу не просочился.

К жениху на квартиру опера приехали уже почти ночью. Тот сразу все понял. Сам протянул руки для наручников. Признался, что решил избавиться от невесты ради своей прежней подруги, которая была от него беременна.

Потом в газетах писали, что разоблачить убийцу помогли ГЛОНАСС и экстрасенс.

ДЕЛО № 24.

О педофиле, по кличке «Доктор»

Еще раз хочу подчеркнуть, что экстрасенс своим поиском работу сыщиков не подменяет. Он своим поиском только основную версию сыщикам подсказывает. А подкрепление этой версии фактическими доказательствами проводят уже следователи. Дело это трудоемкое и очень сложное. И бывает, что иногда экстрасенсы Центра в контакте со следствием по несколько месяцев по одному делу работают. Так, например, было, когда питерские сыщики ловили педофила по кличке «Доктор»...

На протяжении длительного времени в питерскую полицию стали поступать из различных районов города заявления о том, что некий мужчина, называющий себя доктором, заводит детей в подъезды. Там под предлогом необходимости срочного врачебного осмотра детей раздевает, фотографирует, совершает различные развратные действия и быстро уходит. Почерк один, время и место совершения преступления самые различные. Питерские сыщики сбились с ног. Отработали множество версий, просмотрели сотни подозреваемых: и фельдшеров «скорой помощи», и врачей. Все безрезультатно.

Опытнейший сотрудник уголовного розыска, сам, кстати, с наличием неплохих экстрасенсорных способностей, Дмитрий Кирюхин, решил обратиться за помощью к московским экстрасенсам в наш Центр. За работу взялась Светлана Проскурякова. Но кого и как искать? Решили искать педофила по энергетике жертв. Кирюхин прислал в Центр фотографии жертв, данные на них и места совершения преступлений.

Не один день потратила Проскурякова на первый этап решения этой задачи. Наконец, в Питер пошел первый ответ. Педофил — мужчина лет сорока, плотного телосложения. Большую часть времени проводит в пятиэтажном доме сталинского типа, желтого цвета, расположенного на северо-востоке Санкт-Петербурга. Дом стоит на берегу канала, рядом с домом какой-то учебный центр и медицинское лечебное учреждение.

Новая задача появилась у сыщиков. Пятиэтажных желтых домов сталинского типа в Питере пруд пруди, а каналов тьма-тьмущая. Весь город на воде стоит. Единственная зацепка — район города, соседние медцентр и учебное заведение. Собственно, указание на медицинский центр и убедило Кирюхина, что версию Проскуряковой надо отрабатывать. Отсюда, наверное, и идея педофилу пришла — называть себя доктором.

Времени прошло много, прежде чем Кирюхин такой дом отыскал. Действительно, в том районе, который Проскурякова указывала, есть и медицинский центр, и училище. Половина дома — обычные квартиры, первые два этажа сданы под офисы. И жильцов много, а служащих еще больше. Но женщины не в счет, и мужчины очень молодые и пожилые — тоже. Взяли в разработку только мужчин среднего возраста. Так или иначе, но главный подозреваемый постепенно «нарисовался».

Это был юрисконсульт крупной фирмы, лет сорока. Женат, дочь школьного возраста. По характеру деятельности полдня находится в разъездах по всему городу. Контракты фирмы, соглашения с партнерами, которых у фирмы много, — все на нем, на юрисконсульте. Целыми днями из одного конца города в другой мотается. Не буду касаться деталей. Взяли его с поличным. Много, очень много эпизодов доказали. Суд определил восемь лет колонии общего режима.

Этот случай показал, что можно искать преступника, ориентируясь на его энергетическое отражение от жертвы. Или точнее на отпечатки его энергетики, которую преступник оставляет на энергетике жертвы, подобно отпечаткам своих пальцев.

ДЕЛО № 25.

Об угнанной машине.

Экстрасенсорное содействие раскрытию краж дело интересное, но наш Центр ориентирован в основном на поиск людей, пропавших без вести, и на содействие раскрытию особо тяжких преступлений против личности и, конечно, содействию в поимке маньяков. Тем не менее расскажу о поиске угнанного автомобиля.

В Центр обратилась супружеская пара средних лет с просьбой помочь вернуть им угнанную машину. Муж и жена произвели на нашего сильного экстрасенса Бучеяра самое приятное впечатление, чем-то расположили его к себе, и Бучеяр взялся им помогать. Машина почти новая, среднего класса, но для этой семьи чем-то особенно значимая. Она была застрахована по КАСКО, но им все равно очень хотелось вернуть именно эту машину.

Заказчики принесли с собой фотографии машины, те, где они сами стоят около нее, и второй комплект ключей. Бучеяр принялся за работу. Ему даже удалось «увидеть» угонщиков, и он довольно подробно описал их заказчикам. Те сразу вспомнили, что какое-то время парни, похожие на «увиденных» Бучеяром, несколько дней крутились в их дворе. Потом Бучеяр стал искать на карте Москвы места, «созвучные» излучениям, идущим от ключей. Нашел на перекрестке двух улиц в юго-западном округе. Кружочком обвел на карте это место, и карту отдал своим клиентам. Предупредил, что машина стоит в каком-то большом крытом помещении.

Хотя дело было уже под вечер, муж с женой помчались в тот район. Приехали, а там находится салон продажи подержанных авто. Вошли. Стоит их «ласточка», прямо носом к выходу и уже с транзитными номерами. Узнали и цвет, и характерные царапины сбоку. Хотели сразу к машине подбежать, но испугались. Прошлись по салону, и срочно поехали в полицию. Там мужа с женой выслушали, но поехать сразу в салон отказались. Дескать, надо все оформить по закону. Попросили заявление написать и велели утром приехать, чтобы уже вместе с полицией в салон отправиться.

Приехали гуда с утра пораньше, прямо к открытию салона. А перед входом, на том самом месте, где вчера вечером машина заявителей стояла, стоит машина той же марки, тоже с транзитными номерами, только совсем другого цвета и без царапин. У мужа с женой машина была черного цвета, а сейчас стоит авто ярко- красное. Вот и думай, то ли менеджеры салона по поведению посетителей поняли, что к чему, то ли в милиции у них был свой человек. Но это уже милицейские проблемы. Тем более что сейчас многие чины с криминалом срослись. А что касается экстрасенсорных ощущений Бучеяра, то они правильными оказались. Даже место, где машина стояла, из своего кабинета сумел увидеть.

ДЕЛО № 26.

О сбежавшем к любовнице Муже

Но вернемся к описанию случаев поиска пропавших без вести. Без жестокого убийства, без похищений, но с трагическим финалом. По крайней мере для бывшей семьи.

В Центр пришло письмо из крупного города одной прибалтийской республики. Женщина просила помочь ей разобраться в семейной драме. Муж ее несколько дней тому назад ушел из дома, оставив записку, состоящую всего из одного слова: «Прощайте». Все вещи, деньги, ценности остались дома. В браке прожили десять лет, дочери восемь лет, и жена была на шестом месяце беременности. В течение последних трех четырех месяцев муж был очень подавлен, плохо спал, стонал во сне, давление кровяное скакало. Одним словом, у мужчины была депрессия. И по его поведению, и по записке жена решила, что депрессивный муж куда-то уехал, чтобы расстаться с жизнью. Найти мужа живым жена уже и не надеялась. Вот и обратилась к экстрасенсам.

Муж работал программистом-компьютерщиком в одной крупной фирме. Зарабатывал неплохо. Работал в основном дома. Только два раза в неделю выезжал в офис, чтобы сдать работу и получить новый заказ. И сослуживцы на фирме, и заказчики его работой были довольны. Похищать и убивать было не за что, грабить — нечего. По характеру муж был человеком малообщительным, замкнутым. Депрессии, правда, легкие, случались и раньше. Но тогда муж с ними справлялся, а сейчас, похоже, депрессия сама с ним справилась. Вот жена и хотела понять, что с ним случилось, и если удастся, тело найти и похоронить.

Я почувствовал, что от прощальной записки мужа идет какой-то сильный душевный надрыв. Поэтому я поручил разобраться в этой ситуации сразу трем специалистам. Независимо друг от друга.

Первой ответ подготовила Ирина Литвина. В своем отчете написала, что пропавший давно имел связь с другой женщиной, раза два собирался уйти к ней, но все не решался. Наконец, когда та женщина поменяла работу и переехала в другой город, он после долгих мучительных раздумий просто сбежал из семьи и уехал жить к любовнице. Второе заключение подготовила Наталья Илясова, старшая сестра Ирины Литвиной. Обе они очень опытные экстрасенсы, и всегда сильно сопереживающие своим клиентам. Суть ее заключения была та же: сбежал к другой. Только Илясова дополнила, что роман был давний, и жена знала эту женщину. Не близко, но встречала ее иногда по праздникам у общих знакомых. Самый подробный анализ сделал Бучеяр. Он описал и характер сбежавшего мужа, и характер семейных отношений, и внешность любовницы и даже примерное место нового жительства. При этом в отличие от Натальи и Ирины, Бучеяр в довольно резких тонах охарактеризовал сбежавшего мужа.

Я не стал писать обобщенное заключение, а отправил все три сразу. И сопроводил короткой запиской, в которой сообщал, что, по сути, все три экстрасенса увидели одно и то же, но в силу своих личных особенностей описали ситуацию кто кратко, кто более подробно, а кто и подробно, и с возмущением.

Месяца через полтора пришел ответ. Жена сообщала, что она нашла сбежавшего мужа и его новую подругу в соседнем городе. Сцен не устраивала, только убедилась в правоте экстрасенсорного видения. Назад, конечно, она его не примет. Благодарила всех экстрасенсов, и особенно Бучеяра. Он открыл ей глаза на человека, с которым она прожила много лет. И этим очень ей помог.

ДЕЛО № 27

О сутенере, знакомившемся с девушками на танцах

Рафис Габдрахманов вновь собрался в дорогу. В крупном городе одной из прибалтийских республик с интервалом в два дня с одной и той же дискотеки пропали две молоденькие девушки. Камеры наблюдения зафиксировали, как каждая из них выходила из здания, а дальше все... Ушли и не вернулись. Родные девушек слезно просили экстрасенса приехать к ним в город. Конечно, понимали, что девушек скорее всего нет в живых. И все равно надеялись на чудо. Рафис согласился приехать. Надо заметить, что Рафис прекрасный и, кстати, дипломированный психолог. И даже в самых трагических случаях так умеет поговорить с родственниками, что те находят силы принять беду и жить дальше.

Конечно, Рафис в поиске девушек, как и во всех иных случаях, работал с согласия и совместно с местной полицией. Поработав с фотографиями и вещами девушек, Рафис подтвердил догадки родственников и полиции: убили обеих. Причем убивал один и тот же человек.

Вопросы ему задали все те же: кто, за что и где тела? Врагов у девушек не было, между собой почти не знакомы, иногда только встречались на дискотеке. Обе студентки, но учились в разных институтах. Правда, во внешности обеих было что-то общее. Но и только. На улице ни с кем не знакомились, всегда были очень осторожными. Вопросов много, ответов пока ни одного.

Рафис здание дискотеки обошел со всех сторон. Но никаких новых ощущений не возникло. Вошли внутрь. Народ танцует, веселится. А кто- то группами стоит, разговаривает, кто просто на танцующих смотрит. И только один мужчина Рафиса насторожил своим взглядом на танцующих. Взгляд у него был какой-то ищущий, оценивающий. Стал Рафис по залу прохаживаться и как бы невзначай мимо того мужчины раза два прошел. Когда мимо проходил, ему даже не по себе стало — таким холодом от мужчины повеяло.

Поделился Рафис своими ощущениями с милицией. Стали вместе просматривать записи с видеокамер. Выяснилось, что мужчина много раз в кадры попадал. Стоит у стены подолгу, танцует редко. Стоит всегда один. Ни с кем, даже с девушками, с которыми танцевал, после танца не общается. Из здания выходит всегда задолго до окончания дискотеки.

Изображение с камер на фото пересняли, и стал Рафис работать и с фотографиями девушек, и с фотографией этого мужчины. И точно почувствовал, что правильно попал. Машину свою этот господин всегда ставит недалеко от дискотеки, но в зону действия видеокамер она не попадает. Тогда как другие гости ставят свои авто на стоянке около дискотеки. Машину сфотографировали, а еще, пока ее хозяин был в помещении дискотеки, Рафис своим экстрасенсорным способом с машиной «пообщался». И точно почувствовал не только, что девушек увезли в этом автомобиле, но и куда примерно увезли их тела.

Пока Рафис занимался своим поиском, милиция занималась своим. И быстро установила, что заинтересовавший их господин — сутенер, который поставляет девушек очень богатым клиентам прямо на дом. А потом они с девушками разделывались. Рафис на карте отметил, где примерно убийца оставил тела. Дальнейший поиск был уже делом только милиции. Рафис улетел домой в Москву. А через две недели в Центр пришло письмо, в котором родители девушек благодарили Рафиса и сообщали, что тела найдены и похоронены. А сутенер арестован.

ДЕЛО № 28.

О браконьерах застреливших егеря

 В одном из крупных лесных хозяйств пропал егерь. Здоровенный детина, два метра росту, косая сажень в плечах. Вышел на работу, отправился объезжать свои участки на снегоходе «Буран». И пропал. Жил одиноко, семьи не было. Но были друзья. Они-то и забили тревогу.

Зима снежная, метели — следов никаких. Телефон молчит. Полиция открыла розыскное дело. А какое еше? На криминал никаких указаний. Только заявления друзей, где они сообщали, что просто так егерь пропасть не мог.

Но мог или не мог — это вопрос, конечно, но и не повод для полиции открывать дело по статье «Убийство». Весной, когда снега сойдут, может что-нибудь и прояснится. А пока полиция ждать будет. Друзей такая полицейская позиция не устраивала. Один из них, человек не бедный, тотчас сел в самолет и полетел в Москву в Центр. Как положено, привез с собой и фотографии, и все необходимые данные: дату и место рождения, и дату безвестного исчезновения. Мнения Ирика Садыкова и Светланы Проскуряковой, «смотревших» ситуацию независимо друг от друга, совпали полностью — убит егерь. Тело в воде. Раз тело в воде, значит, в Иртыше. Больше негде ему быть. Значит, вместе с полицией, действительно весны надо дожидаться.

И весной по просьбе друзей московские экстрасенсы отправились на поиск в Сибирь. Полетели искать тело егеря Анна Богата и Рафис Габдрахманов. Поиск начали с посещения его дома, того самого, где егерь прожил не один год. Конечно, то, что егеря убили, подтвердилось сразу. И фотографии его, и вещи несли энергетику смерти. Смерти насильственной, от огнестрельного оружия.

Потом Рафис и Анна стали работать с картой местности. И вскоре на карте отметили место, где, по их мнению, егеря убивали. Убийц было трое. Егерь их знал давно, но смерти от них не ждал. А еще Анна и Рафис почувствовали какое- то отражение созвучных егерю волн от места, которое находилось километрах в сорока ниже по течению Иртыша.

Местная полиция наблюдала за странными действиями московских экстрасенсов с большим скепсисом. Но под давлением друзей егеря сыщики решили поехать к тому месту, которое первым на карте отметили экстрасенсы. Приехали, а там стоит охотничий домик. Никто из друзей, да и из полицейских об этом жилище не знал. Тем более что стоял тот домик в заповедной зоне. Там всякая охота запрещена. Вошли внутрь, а там все стены и пол кровью забрызганы. Тут-то полицейский скепсис и улетучился. А когда ко второму месту приехали, то в излучине Иртыша на мелководье нашли и «Буран», и ружье егеря. Но тела егеря нет. И сколько Рафис и Анна ни старались, даже намека на какой-либо энергетический отклик не получили.

А полиция, пока Рафис и Анна тело пытались искать, свою работу быстро провернула. Задержали троих браконьеров. И выяснилось, что этот егерь очень им мешал. Лютой ненавистью они его ненавидели. Подкараулили егеря, и как только тот в избушку вошел, побежали за ним и начали стрелять. Тело потом в Иртыш спустили.

И хотя в избушке кровь егеря обнаружили, хотя его ружье и «Буран» отыскали, хотя браконьеры в убийстве сознались, и свои сроки получили, а все равно остался у экстрасенсов какой-то осадок незавершенности своей работы. Тело-то не нашли. Не отдал Иртыш тело.

ДЕЛО № 29.

О пропавшей жене

Наверное, дальше этого города находится только море, а за ним — Япония. Город не город, я бы даже по меркам средней России назвал этот город уменьшительно городком. Людей живет немного, хотя в лицо многие друг друга и не знают. Происшествия там, конечно, случаются, и преступлений тоже хватает. Но чтобы вдруг молодая женщина исчезла и не оставила никаких следов — такого еще не было.

Поссорились жена с мужем очень серьезно и чуть не до драки. В гневе выскочила на улицу, которая находилась почти в центре города, и пропала. Домой не вернулась ни ночью, ни утром. Муж — в полицию. Те розыскное дело открыли, прошлись по окрестным домам: может, кто из соседей что видел или слышал? Но нет никаких следов.

Конечно, и муж под подозрение попал. Может, в гневе, в ссоре сам свою благоверную пристукнул? А потом испугался и тело где-нибудь спрятал? Только все равно нет никаких зацепок. К моменту исчезновения этой женщины уже по ТВ и по радио сюжеты о работе поисковиков Центра показывали. Вот и решили местные сыщики просить помощи у специалистов Центра. Ситуацию анализировали Светлана Проскурякова и Рафис Габдрахманов. Они сразу «увидели», что этой молодой женщины уже нет среди живых. Но подозрительно, что по времени ее смерть наступила почти через час после ее исчезновения. А вот где тело искать и как убийцу хотя бы примерно обрисовать — задача сложнее, чем просто определить — жива или нет.

После длительной проработки ситуации определилось примерное место нахождения тела: километрах в двадцати от города в западном направлении. Полиция города заключение экстрасенсов Центра приняла безоговорочно. Родным сообщили. Те не только экстрасенсам поверили, а еще и попросили, если возможно, к ним в их город приехать полиции помочь.

В командировку отправился Рафис Габдрахманов. Двенадцать часов лету, три часа в автомобиле и Рафис — в местном УВД. Встретили с уважением. Все, что Рафис попросил, сразу ему предоставили. И фотографию пропавшей женщины, и ее вещи. Работая на месте исчезновения, Рафис и место нахождения тела более точно определил, и машину, на которой ее увезли, в общих чертах «разглядеть» сумел — внедорожник темного цвета.

Поехали Рафис и сыщики в том направлении, которое еще из Москвы экстрасенсы указывали. Километров пятнадцать проехали, а дальше решили пешком идти, чтобы случайно дальше не проскочить мимо того места, где тело спрятано. Впереди себя собаку-ищейку пустили. Километра три прошли, вдруг видят, какие-то люди навстречу им бегут, кричат что-то и руками машут. Оказалось, что это грибники тело убитой женщины в лесу нашли, на дорогу выбежали и полицейскую машину увидели. Сразу бегом к ней. Тело в кустах у обочины лежало, слегка ветками и травой прикрытое. Когда сыщики к тому месту подошли, увидели на обочине очень четкий след протектора. А потом уже было дело техники преступников отыскать. Оказалось, что это были заезжие «гастролеры», которые, воспользовавшись расстроенными чувствами обиженной женщины, предложили ей повеселиться в ближайшем ресторане. А сами завезли в парк, изнасиловали и убили.

ДЕЛО №  30.

Об утонувшем дайвере

Удивительные результаты показали экстрасенсы при поиске тела утонувшего дайвера.

Группа опытных пловцов совершала погружение недалеко от Минска. И один из них не всплыл. Две недели спасатели МЧС Белоруссии и России не могли найти тело. И тогда они обратились за помощью к экстрасенсам Центра. Находясь в Москве за тысячу верст от места трагедии, имея в руках только фотографию утонувшего пловца и одну его личную вещь, трое экстрасенсов по карте точно указали место, где надо искать тело. А очень сильный экстрасенс Арина Евдокимова еще и «увидела», что дайвер зацепился под водой за что-то железное, что помешало ему всплыть, это и послужило причиной его гибели. Кроме этого, Арина описала семью дайвера — его жену и сына, и даже характер покойного. Эти описания при проверке полностью совпали с действительностью.

А тело самого дайвера действительно нашли под затонувшей еще во время войны баржей. И тогда спасатели извлекли тело парня из воды. Вот вам налицо и мистика, обернувшаяся реальностью.

ДЕЛО № 31.

Неутешное горе. Поиск с выездом

Поиском без вести пропавших Ирина Литвина занимается уже несколько лет. Как правило, она работает, не выходя из московского кабинета, используя данные о времени и месте рождения пропавшего человека, его фотографию и, желательно, какую-либо из его вещей. Также ей нужна карта той местности, где предположительно следует искать безвестно отсутствующего (или, к сожалению, его тело). Ирина отмечает точкой то место, где по ее ощущениям необходимо производить поиск. Его выполняют сотрудники правоохранительных органов, часто совместно с родственниками, отрабатывая версию экстрасенса, однако нередки случаи, когда имеет место обращение к экстрасенсу с просьбой принять участие в розыске на месте, поскольку точка на карте — это часто большое расстояние на местности.

Случай, о котором пойдет речь, касается поиска с выездом по просьбе отца пропавшего мужчины. В начале мая этого года к Ирине Владимировне на прием пришел немолодой человек, убитый горем. Житель одной из бывших союзных республик Средней Азии разыскивал своего сына, находившегося на заработках в Москве, и исчезнувшего более недели назад вместе со своей машиной. 30-летний мужчина трудился таксистом, используя свой транспорт, и имел вместе с земляками постоянное место работы — развозил приезжих с Комсомольской площади, более известной в народе как площадь «Трех вокзалов», причем, проявляя осторожность, работал всегда только в светлое время суток, опасаясь ночных пассажиров. Жилье снимал совместно с земляком. Со слов отца, сын пропал в ночь с 1 на 2 мая, вместе с ним исчезла и новая, купленная за несколько дней до того, машина.

Отец, высокий, седой, измученный горем и неизвестностью, был не в состоянии сдерживать свои эмоции. Плача, он рассказывал о том, что его сын не только никогда не занимался извозом в темное время суток, но даже днем старался не брать пассажиров в другом районе, кроме привычной площади. Так почему же в ту роковую ночь камеры слежения, как сказали отцу в полиции, запечатлели сына на Ярославском шоссе — в машине он был не один? Пожилой человек, путая русские слова с родной речью, утверждал, что сын не поехал бы в ночь из Москвы с чужими людьми, значит, его обманом выманил кто-то свой.

Литвина переключилась на привычную работу и «увидела» двух людей, которые убивают мужчину и вывозят тело в район Мытищ. Она рассказала об этом посетителю и посоветовала обратиться в полицию города Мытищи. Объяснила, что машина через некоторое время будет найдена, как и тело убитого, причем сначала найдут тело. У нее сложилось твердое убеждение, что знакомый погибшего, он же — напарник, с которым они вместе работали и снимали жилье, и с которым были напряженные отношения, хоть и не имел прямого отношения к убийству, явился наводчиком, а причиной убийства стало желание третьих лиц завладеть транспортным средством, купленным сыном за несколько дней до трагедии. Кстати, как выяснилось позже, последний звонок на мобильный пропавшего был от его напарника.

В дальнейшем отец приходил к Ирине неоднократно, он никак не мог смириться с мыслью о смерти сына, очевидно, поэтому его рассказы о контактах с правоохранительными органами касались лишь машины. Так, он рассказал, что машина была найдена и изъята у нового владельца, купившего ее на Мытищинском рынке спустя 2 месяца после исчезновения хозяина, и в ней были обнаружены засохшие капли его крови. Найти продавца не удалось. А отец вновь и вновь просил экстрасенса поехать на поиски его сына — живого или мертвого (с тайной надеждой на первое). Попытки Ирины убедить его в том, что сына давно нет в живых, и ее твердое убеждение в том, что тело уже найдено, не действовали на почти утратившего рассудок человека. Наконец, 15 октября, спустя 5 месяцев после исчезновения, Литвина совместно с отцом и его знакомым (скорее, по ее мнению, родственником) приехали в населенный пункт Волково, не доезжая Мытищ — именно его она указала на карте как место, где был брошен труп. Литвину привозят в Волково, и они упираются в большой рынок. Ирина встала в тупик — где же может находиться труп на столь многолюдном месте? В яме, в колодце? Но нет ощущения, что тело могло находиться ниже уровня земли, он должно быть на земле!

И тут приходит чувство, что ей надо не туда. Ирина просит шофера отвезти ее за пределы рынка, как-то объехать его, попасть на прямо противоположную сторону, т.е. на конкретное место сзади этого громадного рынка, которое неудержимо влечет экстрасенса к себе. Она просто ощущает что ей надо именно туда... Однако объехать рынок невозможно — после многочисленных попыток и попадания в никуда спутники находят узкую дорогу, но вновь оказываются в тупике. Попросту, упираются в вагончики, в которых проживают большое количество ми- фантов (?) Гастарбайтеров (?) Спутники Ирины спрашивают у людей, там обитающих, как попасть на другую сторону рынка. Встретив земляков, те, в свою очередь, задали вопрос им вопрос о том, что у них случилось, кого они ищут? Отец с сопровождающим объяснили, что ищут человека и показали фотографию пропавшего. Собеседники посмотрели, переглянулись, и рассказали, что в мае месяце, именно там, куда Ирина старается попасть, был найден труп убитого мужчины, и он очень похож на того, кого разыскивают. А знают они об этом потому, что фотографиями найденного убитым человека были увешаны все более-менее посещаемые места не только на рынке, но и в городе — он проходил тогда как «неизвестный».

Спутники Ирины долго беседовали на родном языке с земляками, а один из них вызвался показать то место, где было в мае найдено тело.

Вскоре Литвина увидела наружную часть рынка, и что-то повело ее вперед и вперед, она шла и шла по направлению к Яузе, отец шел за ней. Пройдя километров пять, Ирина набрела на заброшенное место, где ее ждала незапланированная находка — труп мужчины, недавний, явно криминальный, с лужей крови из-под головы. Она сначала испытала шок — оказаться один на один с убиенным непросто, ее спутник замешкался, потом взяла себя в руки. Вместе позвали охрану рынка. Те объяснили им, что полицейские здесь часто обнаруживают трупы.

Продолжив путь вдоль Яузы, Литвина увидела церковь, далее — стройку. Теперь она поняла, почему никаким иным путем они не могли попасть на нужное ей место — все вокруг было раскопано, каждый день появлялось что-то новое, шли строительные работы, и за пять месяцев все изменилось кардинально; более того, само место, где был найден труп сына и сделаны фотографии, то самое, к которому Ирина стремилась, потеряло свои первоначальные очертания, превратившись в строительную площадку. Она примерно определила место убийства мужчины и нахождения тела, которое искала.

Дело практически закончено, остальное — за правоохранительными органами. Кроме того, пусть достаточно случайно, обнаружено тело другого человека, которого наверняка ищут его родные.

Литвина предложила поехать в Прокуратуру г. Мытищи, чтобы окончательно расставить все точки — именно там отец мог получить исчерпывающую информацию о найденном в мае теле — ведь у Ирины и друга отца не было сомнений в том, что речь идет о разыскиваемом нами мужчине. К сожалению, из-за технических причин в этот вечер им не удалось ознакомиться с интересующей всех фотографией, и узнать о ходе расследования убийства; Литвина договорилась о том, что отец на следующий день посетит прокуратуру, и очень просила его сообщить ей о результатах. Он обещал, но не позвонил до сих пор.

Недавно Ирина выяснила, что еще в мае за найденным телом приезжала жена убитого вместе с родственником, и тело было увезено в Среднюю Азию, где давно состоялись похороны.... А несчастный отец, будучи не в состоянии принять смерть любимого сына и смириться с ней, продолжает, в состоянии, близком к умопомешательству, разыскивать уже похороненного сына — так ему легче продолжать жить ради призрачной цели. По мнению Литвиной, она уже не раз сталкивалась с подобным неприятием трагического факта и активным нежеланием смириться со смертью близкого человека, вплоть до отрицания результатов генетической экспертизы.

Теперь Литвиной стало понятным и поведение, и некоторое особое отношение к старику его сопровождающего — это был кто-то из родственников, прекрасно понимающий бессмысленность поисков, но вызвавшийся сопровождать несчастного отца с помутившимся рассудком, чтобы уберечь его от неожиданных и опасных для него самого поступков, в надежде, что тот наконец одумается и остановится.

ДЕЛО № 32.

Распиленный забор

В одном из элитных пригородных поселков произошло страшное убийство. Убили няню — молдаванку, которая вот уже почти полгода ухаживала за хозяйскими детьми. Сама няня жила в гостевом флигеле. Рано утром перед отъездом родителей на работу няня приходила в хозяйский дом. Она одевала и умывала ребят, кормила их завтраком, потом играла с ними в саду. Родители почти всегда возвращались домой вместе, когда дети, наигравшись и отобедав, мирно спали в своих кроватках. Иногда родители приезжали порознь. Первой обычно была мать. По пятницам первым появлялся отец. Иногда он вообще не уезжал в город, а работал за компьютером дома.

В выходные дни родители всегда занимались детьми сами, а няню отпускали в город. Как няня там проводила время, хозяева не знали. Знали только, что в городе живет нянин поклонник, который предлагает ей руку и сердце, а няня все его предложения отвергает. Нередко поклонник, приятный молодой молдаванин, даже приезжал за ней перед выходными, познакомился с няниными работодателями и произвел на них хорошее впечатление.

Конечно, съемная комната в городе не чета гостевому флигелю, а работа дворника — не чета работе няни с детьми. Да и зарплаты дворника и няни существенно различались. А на что другое могла няня претендовать в городе? Нянин воздыхатель начал с горя попивать и временами становился раздражительным и агрессивным. В такие дни на выходные няня оставалась у своих хозяев и даже иногда отпускала их в театр, принимая заботу о детях на себя.

Раз в месяц, всегда по пятницам, детей забирала к себе бабушка, мать отца, которая тоже жила за городом, но ее «имение» было значительно скромнее. Правда места там хватало и бабушке, и внукам, и другим родственникам, если те приезжали в гости. Бабушка была довольно обеспеченной особой, имела в собственности небольшое предприятие, доходы от которого во много раз превышали ее пенсию. Ну, а о доходах сына, да и невестки тоже говорить уже и не приходилось. Тем более, что брак у обоих был поздний. Ко времени брака и сын, и невестка уже твердо стояли на ногах. Да и нагуляться оба успели вдоволь. Так что теперь семья, дети и работа полностью заполняли их жизнь.

В одну из пятниц ближе к вечеру в полиции раздался телефонный звонок. Женский голос истерически кричал — «Убийство, убийство, приезжайте скорее». Полиция примчалась быстро. Женщина билась в истерике, муж как оцепенел.

Во флигеле на полу в луже крови лицом вниз лежала молодая женщина. Прошло довольно много времени, прежде чем хозяева усадьбы смогли хоть что-то рассказать полиции. Убитая была няней их детей. Обычно по пятницам за ней приезжал ее поклонник и увозил на выходные в город. А хозяева усадьбы иногда по пятницам отвозили детей к бабушке. Между няней и ее поклонником в последнее время стали часто возникать ссоры. И няня даже не всегда уезжала на выходные.

Хозяева усадьбы, отвезя детей к бабушке и вернувшись к себе, увидели, что двери большого дома и флигеля открыты настежь. С их слов, они сначала осмотрели дом, ничего подозрительного не обнаружили и пошли осматривать флигель. Тут-то и увидели жуткую картину.

Полиция стала проводить осмотр всей усадьбы, а хозяева остались сидеть в доме. Обходя участок, полицейские обнаружила, что в заборе со стороны бокового проезда выпилено несколько досок, которые валялись тут же поверх опилок. В образовавшуюся дыру свободно мог пролезть взрослый человек. Позвали хозяев. И мужчина, и женщина выразили удивление, увидев этот распил. Потом женщина предположила, что выпилил дыру в заборе поклонник их няни, которая, очевидно, не хотела пускать его в дом.

Поклонника в городе не оказалось. Когда и куда он уехал, никто не знал. Его объявили в розыск. А характер ранений показывал, что человек, убивавший няню, был в состоянии крайней ярости. Девять прямых ударов ножом в лицо и несколько ударов в спину.

Флигель опечатали, Хозяева усадьбы и дети остались на какое-то время жить у бабушки. Детям сказали, что няня вышла замуж и уехала, поэтому, пока родители не найдут новую няню, они поживут у бабушки.

Ну, а сыщиков интересовало, куда исчез нянин поклонник. Никто и не сомневался, что убийца именно он. Вот только отыскать этого поклонника оказалось трудной задачей. Полиция решила обратиться за помощью к экстрасенсам. В Центр Михаила Виноградова. Приехали на Кузнецкий мост. Обычный офис. По поиску в тот день дежурила Ирина Владимировна Литвина. Молодая, строго одетая женщина. Ни в одежде, ни в манерах ничего «колдовского».

И кабинет деловой — стол письменный, стулья, два кресла, книжный шкаф. Сыщики даже разочаровались сначала. Ничего из того, что показывают по телевизору, не было и в помине.

Экстрасенс внимательно выслушала сыщиков, хорошенько рассмотрела фотографии убитой. И прижизненные, и мертвой. Долго, как будто к чему-то прислушиваясь, водила в воздухе рукой, словно хотела что-то невидимое уловить. Потом категорически заявила: молдаванин ее не убивал. И уехал он из города за несколько дней до убийства. На вопрос полиции, кто же убийца, Литвина ответила столь же категорически — «женщина». И что-то такое было в ответе Литвиной, что сыщики вдруг почувствовали, что экстрасенс на верном пути. Они попросили Ирину Владимировну съездить с ними на место убийства.

Ехали молча, Ирина Владимировна что-то обдумывала, а потом спросила полицейских: «А вы обратили внимание на то, что распил сделан со стороны участка?»

Сыщики изумились: «А вы-то откуда это знаете?» «Вижу!» — усмехнулась Литвина. «Отсюда, из машины?» «А откуда же еще?».

Когда приехали к усадьбе, большой черный внедорожник хозяев уже стоял во дворе. Сыщики сразу отправились к дыре в заборе. Хозяева усадьбы, мужчина и женщина, остановились чуть поодаль, внимательно наблюдая за сыщиками. Распил забора действительно был сделан изнутри, на что ранее никто не обратил внимание! Значит, он был сделан «для отвода глаз». Увлекшись рассуждениями, сыщики не заметили, как хозяева усадьбы куда — то исчезли. Джип стоит на месте, а хозяев нет. Стали осматривать участок, а сзади дома ворота открыты. Значит, на второй машине уехали.

Ни марки второй машины, ни тем более ее номера сыщики не знали. Пока они звонили по всем полицейским телефонам.

То, что дальше экстрасенс рассказала сыщикам, было чрезвычайно просто. Молодая няня положила глаз на усадьбу и заодно на ее хозяина. Связь между ними возникла практически сразу. Только хозяин жаждал простых развлечений, а няня рассчитывала на брак. После развода, конечно. Вот к этому разводу няня и стала подводить ситуацию.

То при хозяйке игриво на хозяина посмотрит, то, забирая утром детей, его руки коснется. Так, чтобы хозяйка это видела и примечала.

В ту трагическую пятницу хозяин остался работать дома, так что хозяйка повезла детей к бабушке одна. Уже закрывая за хозяйкой ворота, няня попросила разрешения остаться на выходные в усадьбе, рассказав, что ее ухажер опять напился и скандалит.

Хозяйка, конечно, как и рассчитывала няня, все примечала. Детей отвезла к бабушке, а сама быстро домой. А няня, большой мастер интриг и сексуальных игр, в это время «играла» с хозяином. Она все рассчитала правильно. Кроме одного. Она не учла бешеного темперамента своей хозяйки.

Хозяин сначала оцепенел от страха, увидев жену в невменяемом состоянии с ножом в руке. Он даже приготовился к смерти. Но вся ярость женщины обрушилась на соперницу. Когда та уже была мертва, мужчина, получив хорошенько по физиономии, подтянул брюки и покорно отправился выпиливать дыру в заборе для имитации проникновения убийцы на участок.

Следы беглецов полиция отыскала быстро. Только получить их из той страны назад в Россию пока оказалось невозможным.

ДЕЛО № 33.

Цветы для Мамы, или сопровождение поиска

Лето закончилось, и вся семья готовилась к возвращению в город. Пока родители и старшие брат с сестрой упаковывали вещи и укладывали их в машины, младший сын, Игорь, отправился в ближайший лесок собирать для мамы последний в этом сезоне букет. Одет младший был как обычно. Шорты, майка, бейсболка и шлепанцы. Собственно хоть сын был и младший, но и сам он был уже не маленький. Успел окончить институт, но заболел. Поэтому все лето проводил на даче под присмотром родителей, а в остальное время работал программистом на фирме старшего брата. Точнее, работал для фирмы брата. Составлял и корректировал различные программы, не выходя из дома. Тем более что и деньги за работу поступали прямо на банковскую карту.

Наконец, родители и брат с сестрой все вещи загрузили в машины и собрались уезжать. Осталось только позвать Игоря. Лесок, в котором Игорь обычно собирал цветы, был расположен прямо напротив дома. Поэтому родители просто посигналили из машины и стали ждать Игоря. Подождали минут десять, опять посигналили. Когда после пятого сигнала Игорь так и не появился, брат с сестрой отправились в лес на поиски. Обошли все места, где обычно Игорь собирал цветы, покричали, поаукали. Никакого ответа. Все переполошились. Время шло, стали думать, что делать, как искать Игоря. Мама и сестра, большие поклонники «Битвы экстрасенсов», обзвонили всех известных им магов и колдунов. Нужного ответа не получил ни от кого. Решили обратиться в Центр Виноградова. Трубку снял сам Виноградов. Центр уже закончил работу, Виноградов принимал дела от администраторов. Рыдающая мама умоляла срочно помочь им искать Игоря.

В августе темнеет уже довольно рано, но брат уже собрал команду волонтеров с фонарями и готов был идти туда, куда его могли направить сотрудники Центра. Уточнив все данные по Игорю и координаты поселка, Виноградов, посоветовавшись с экстрасенсом Ириком Салиховичем Садыковым, передал его мнение по направлению, в котором ушел Игорь. Волонтеры отправились в указанном направлении. И через короткое время они сообщили Виноградову, что примерно в полутора километрах от дачи на пеньке обнаружили бейсболку Игоря. И сразу последовал вопрос, куда идти дальше? Садыков указал дальнейшее направление поиска. Сначала брат засомневался. Очень уж приходилось все время круто забирать влево. Но когда Виноградов объяснил, что в лесу, если у идущего нет прямых ориентиров, одна нога делает больший шаг, и люди часто блуждают по лесу кругами, брат все понял и повел команду волонтеров по направлению, указанному экстрасенсом. Примерно через час брат увидел висящую на дереве майку Игоря. Это еще больше укрепило его уверенность в правильности направления поиска.

В конце августа ночи уже длинные и холодные. Неужели Игорю стало так жарко, что он по пути за цветами стал раздеваться? Конечно, больной человек окружающую природу и температуру воздуха воспринимает иначе, чем здоровый. Правда и сам брат, и его команда волонтеров тоже уже запарились, догоняя Игоря.

Прошло еще какое — то время и команда волонтеров уперлась в изгородь из нескольких рядов колючей проволоки. Созвонились с Виноградовым, Виноградов с Садыковым, оба посмотрели в интернете, там была обозначена воинская часть. Поразмыслив над новыми обстоятельствами, Садыков указал новое направление поиска. Ни вправо, ни влево, а перпендикулярно ограждению.

Стало светать, волонтеры предложили брату немного передохнуть. Брат и сам уже выбился из сил. Сделали привал. Вдруг звонок от Виноградова: «Вы с Игорем совсем рядом. Игорь где-то в кустах, если громко кричать и звать, он может вас услышать».

Таких криков, которые подняли волонтеры на разные голоса, лес, наверное, никогда не слышал. Игорь отозвался сразу.

Послесловие

Вот вкратце анализ проблем экстрасенсорного видения и подбор безусловных фактов удачного экстрасенсорного поиска. Поиска, подтвержденного документально. Но в дискуссию со скептиками, не верящими в экстрасенсорику, вступать не собираюсь. Пусть сами поразмыслят над теми историями, о которых я рассказал. И попробуют объяснить эти чудеса.