child_prose folklore Джоэль Чендлер Харрис Майкл Горам Эптон Синклер Роберт Макклоски Джек Шефер Литературные сказки и легенды Америки

Настоящим сборником сказок и легенд американских писателей открывается серия книг «Сказки и легенды зарубежных писателей». В сборник входят произведения Джоэля Харриса, его забавные и поучительные «Сказки дядюшки Римуса»; Майкла Горама с его былями и небылицами про пионеров и покорителей Дикого Запада; Эптона Синклера с его повестью-сказкой о гномах; Роберта Мак- клоски с веселыми приключениями Гомера Прайса и Джека Шефера с его легендой об индейце Медвежонке.

ru Михаил Абрамович Гершензон Наталья Шерешевская Ирина Петровна Токмакова Юрий Самуилович Хазанов Майя Михайловна Коренева
Kotmiau FictionBook Editor Release 2.6.6 17 September 2014 DB07C354-B0FC-4B85-8365-B8B22118BEE8 1.0

1.0 — создание файла

Сказки и легенды писателей Америки Пластик-информ Челябинск 1992 5-88294-003-6 Е.А. Медведева

Литературные сказки и легенды Америки

Джоэль Харрис

СКАЗКИ ДЯДЮШКИ РИМУСА

Перевод М. Гершензона

Братец Лис и Братец Кролик

Как-то вечером мама долго искала своего сынишку. Джоэля не было ни в доме, ни во дворе. Она услышала голоса в старой хижине дядюшки Римуса, заглянула в окно и увидела, что мальчик сидит рядом со стариком.

Мальчик прислонил голову к плечу дядюшки Римуса, во все глаза глядя в морщинистое ласковое лицо.

И вот что услышала мама.

— Гонялся, гонялся Братец Лис за Братцем Кроликом, и так и этак ловчился, чтобы его поймать. А Кролик и так и этак ловчился, чтобы Лис его не поймал.

— Ну его совсем, — сказал Лис.

И только вылетели эти слова у него изо рта, глядь, вот он скачет по дороге — гладкий, толстый и жирный Кролик!

— Эй, там, погоди, Братец Кролик! — сказал Лис.

— Некогда мне, Братец Лис.

— Мне с тобой поболтать охота, Братец Кролик.

— Ладно, Братец Лис. Только ты оттуда кричи, где стоишь, не подходи ко мне близко: блох у меня сегодня, блох! — так сказал Кролик.

— Я видал вчера Братца Медведя, — сказал Лис. — Он такую мне трепку задал за то, что мы с тобой все не ладим. «Вы, говорит, соседи, должны жить дружно». Я обещал ему, что потолкую с тобой.

Тут Кролик поскреб лапой за ухом — вроде как от радости, — встал и говорит:

— Отлично, Братец Лис. Приходи ко мне завтра, пообедаем вместе. Ничего такого нет у нас дома, да женушка с ребятками пошарят, уж найдут, чем тебя угостить.

— Я с удовольствием, — сказал Лис.

— Ну, я буду ждать, — сказал Кролик.

Домой пришел Братец Кролик грустный-грустный.

— Что с тобой, муженек? — спрашивает Матушка Крольчиха.

— Завтра в гости обещался прийти Братец Лис, — говорит Кролик. — Нужно держать ухо востро, чтобы он не застал нас врасплох.

На другой день Братец Кролик и Матушка Крольчиха встали ранехонько, до света, и пошли в огород; набрали капусты, моркови и спаржи, состряпали знатный обед.

Вдруг один из крольчат, который играл во дворе, кричит:

— Ой, мама! Ма! Братец Лис идет!

Тогда Кролик живо детишек за уши и усадил их, а сам с Матушкой Крольчихой — у дверей: ждут Братца Лиса.

Ждут они, ждут — не идет Лис.

Вот немного погодя выглянул Братец Кролик за дверь потихоньку. Смотрит — из-за угла торчит самый кончик хвоста Лиса. Тогда закрыл Кролик дверь, сел, лапки положил за уши и запел:

Если миску уронить — Разобьется миска. Если близко лисий хвост — Значит, близко Лиска.

Вот пообедали Братец Кролик, и Матушка Крольчиха, и все ребятки, и никто им не мешал. А потом приходит Братец Еж и говорит:

— Братец Лис просит прощенья: он захворал, никак не мог прийти. Он просит, чтобы Братец Кролик завтра пришел к нему на обед.

Солнышко поднялось совсем высоко; тогда Кролик вскочил и побежал к дому Лиса.

Прибегает, слышит — стонет кто-то. В дверь заглянул и видит: сидит Лис в кресле, весь закутанный в байковое одеяло, а вид у него слабый-слабый.

Глянул Кролик по сторонам — нигде не видно обеда. Миска стоит на столе, а рядом острый ножик.

— Никак, на обед у тебя курочка, Братец Лис? — говорит Кролик.

— Да, Братец Кролик, а какая молодая да свеженькая! — говорит Лис.

Тут Кролик разгладил усы и сказал:

— Ты, никак, сготовил без укропа, Братец Лис? Что-то мне в горло не лезет курятина без укропа.

Выскочил Кролик из дверей и стрельнул в кусты, присел и ждет Лиса.

Долго ждать не пришлось, потому что Лис сразу скинул байковое одеяло — и за ним вдогонку. А Кролик кричит ему:

— Эй, Братец Лис! Вот я тут положил на пенек укроп. Бери скорей, пока не увял!

Так он крикнул и поскакал дальше. И Лис его не поймал.

Смоляное Чучелко

— Что же, Лис никогда-никогда не поймал Кролика? А, дядюшка Римус? — спросил Джоэль на другой вечер.

— Было и так, дружок, — чуть-чуть не поймал. Помнишь, как Братец Кролик надул его с укропом?

Вот вскоре после этого пошел Братец Лис гулять, набрал смолы и слепил из нее человечка — Смоляное Чучелко.

Взял он Чучелко и посадил у большой дороги, а сам спрятался под куст. Только спрятался — глядь — идет по дороге вприскочку Кролик: скок-поскок, скок-поскок.

Старый Лис лежал тихо. А Кролик, как увидел Чучелко, удивился, даже на задние лапки встал. Чучелко сидит и сидит, а Братец Лис — он лежит тихо.

— Доброго утра! — говорит Кролик. — Славная погодка нынче.

Чучелко молчит, а Лис лежит тихо.

— Что ж это ты молчишь? — говорит Кролик.

Старый Лис только глазом мигнул, а Чучелко — оно ничего не сказало.

— Да ты оглох, что ли? — говорит Кролик. — Если оглох, я могу погромче кричать.

Чучелко молчит, а Старый Лис лежит тихо.

— Ты грубиян, я тебя проучу за это! Да, да, проучу! — говорит Кролик.

Лис чуть не подавился со смеху, а Чучелко — оно ничего не сказало.

— Когда тебя спрашивают, надо отвечать, — говорит Кролик. — Сейчас же сними шляпу и поздоровайся, а нет — я с тобой разделаюсь по-свойски!

Чучелко молчит, а Братец Лис — он лежит тихо.

Вот Кролик отскочил назад, размахнулся и как стукнет Чучелко по голове кулаком! Кулак прилип, никак не оторвешь его: смола держит крепко.

А Чучелко все молчит, а Старый Лис лежит тихо.

— Отпусти сейчас же, а то ударю! — говорит Кролик. Ударил Кролик другой рукой, и эта прилипла.

А Чучелко — ни гуту, а Братец Лис — он лежит тихо.

— Отпусти, не то я тебе все кости переломаю! — так сказал Братец Кролик.

Но Чучелко — оно ничего не сказало. Не пускает, и только. Тогда Кролик ударил его ногами, и ноги прилипли. А Братец Лис лежит тихо.

Кролик кричит:

— Если не пустишь, я буду бодаться!

Боднул Чучелко — и голова прилипла. Тогда Лис выскочил из-под куста.

— Как поживаешь, Братец Кролик? — говорит Лис. — Да что ж ты не здороваешься со мною?

Повалился Лис на землю и ну смеяться. Уж он хохотал, хохотал, даже в боку закололо.

— Ну сегодня-то мы пообедаем вместе, Братец Кролик! Нынче я и укроп припас, так что ты у меня не отвертишься, — сказал Лис.

…Тут дядюшка Римус замолчал и стал вынимать из золы картошку.

— Старый Лис съел Братца Кролика? — спросил мальчик дядюшку Римуса.

— А кто их знает, — ответил старик. — Сказка-то кончена. Кто говорит — Братец Медведь пришел, его выручил, а кто говорит — нет. Слышишь, мама зовет тебя. Беги, дружок.

Храбрый Братец Опоссум

— Как-то ночью, — сказал дядюшка Римус, посадив мальчика к себе на колени и задумчиво поглаживая его по волосам, — как-то ночью Братец Опоссум зашел к Братцу Еноту; опростали они большую миску тушеной моркови, выкурили по сигаре, а потом отправились погулять, посмотреть, как поживают соседи. Братец Енот — все трусцой да трусцой, Братец Опоссум — вприскочку да вприпрыжку. Опоссум до отвала наелся фиников, а Енот наглотался вволю лягушек и головастиков.

Гуляли они, гуляли. Вдруг слышат — где-то в лесу сама с собой толкует собака.

— Вдруг она кинется на нас, Братец Опоссум. Что мы будем делать? — спросил Енот.

Опоссум только усмехнулся:

— Ну уж я не дам тебя в обиду, Братец Енот. А ты что будешь делать?

— Кто? Я? — сказал Енот. — Пусть попробует сунется только — все ребра пересчитаю!

А собака увидала их и не стала тратить времени зря. Она и здороваться не стала. Прямо кинулась на них — и все тут.

Братец Опоссум в ту же минуту осклабился, рот до ушей, и кувырнулся на спину, будто мертвый.

А Енот — тот мастер был драться. Подмял под себя собаку и ну трепать. Правду сказать, от собаки не много осталось, а то, что осталось, вырвалось — и наутек, в самую чащу, будто кто пальнул из ружья.

Вот Братец Енот привел свой костюм в порядок, встряхнулся, а Братец Опоссум все лежит как мертвый. Потом осторожно привстал, огляделся да как бросится бежать, только пятки засверкали.

В другой раз, как повстречались Опоссум и Енот, говорит Опоссум:

— Здравствуй, Братец Енот! Как поживаешь?

Но Енот — руки в карманы, здороваться не хочет.

— Ты что ж это нос воротишь, Братец Енот? — спрашивает Опоссум.

— Я с трусами и разговаривать не хочу, — отвечает Енот. — Ступай своей дорогой!

Опоссум разобиделся — страх.

— Кто ж это трус, нельзя ли узнать?

— Да ты, конечно, — говорит Енот. — Очень нужны мне такие приятели, что кидаются на спину и строят из себя мертвых, чуть дело дойдет до драки!

Опоссум, как услышал эти слова, ну смеяться, ну хохотать.

— Неужто ты думаешь, Братец Енот, что я со страху? Не думаешь ли ты, что я испугался несчастного пса? И чего мне было бояться? Я ведь отлично знал, что, если я не слажу с этой собакой, ты-то задашь ей жару. Да я просто лежал и смотрел, как ты треплешь ее, и ждал, когда придет мой черед позабавиться.

Но Енот только нос наморщил:

— Рассказывай сказки, Братец Опоссум. Как дотронулась до тебя собака, ты сразу кувырнулся и прикинулся мертвым.

— Так ведь я говорю тебе, Братец Енот, что это совсем не от страху. Я одной только вещи и боюсь на свете — это щекотки. А когда эта собака ткнулась носом мне в ребра, я рассмеялся, и так разобрал меня смех, что вот не шелохнуть ни рукой, ни ногой! Конечно, ее счастье, что я боюсь щекотки, а то еще минута — и я разорвал бы ее в клочья. Драки я не боюсь никакой, Братец Енот, но щекотка — это дело другое. С кем угодно согласен я драться, только — чур — без щекотки.

— Вот с того самого дня, — продолжал дядюшка Римус, глядя, как завивается в кольца дымок из трубки, — и до сих пор так боится щекотки Братец Опоссум: тронь его только между ребер — кидается на спину и хохочет до упаду, так что не может шевельнуть ни рукой, ни ногой.

Как Братец Кролик перехитрил Братца Лиса

— Дядюшка Римус, — спросил Джоэль вечером, когда старик как будто ничем не был занят, — скажи, когда Лис поймал Кролика Чучелком, он не убил его и не съел?

— Разве ж я не рассказывал тебе об этом, дружок? Ну да, я ведь сонный был, и в голове у меня все спуталось, и мама как раз позвала тебя. О чем же мы тогда толковали? Помню, помню. Ты, никак, и глазки уже трешь? Нет, плакать по Братцу Кролику погоди. Даром, что ли, он был такой шустрый? Ты послушай, что дальше будет.

Приклеился, значит, Братец Кролик к Чучелку, а Старый Лис ну кататься по земле, ну хохотать. А потом говорит:

— Сдается мне, Братец Кролик, на этот раз я тебя поймал. Может, я и ошибаюсь, но кажется мне, что поймал. Ты все тут скакал и потешался надо мной, но теперь конец твоим шуткам. И кто просил тебя лезть не в свое дело? И зачем сдалось тебе это Чучелко? И кто это прилепил тебя к нему? Никто, никто в целом свете! Никто не просил тебя, а просто ты сам взял и влепился в Чучелко! И сам ты во всем виноват, Братец Кролик! Так и надо тебе, так и будешь сидеть, пока я наберу хворосту и не зажгу его, потому что я, конечно, зажарю тебя сегодня, Братец Кролик.

Так сказал Старый Лис.

А Кролик отвечает так смирно, послушно:

— Делай со мной, что хочешь, Братец Лис, только, пожалуйста, не вздумай бросить меня в этот терновый куст. Жарь меня, как хочешь, Братец Лис, только не бросай меня в этот терновый куст.

— Пожалуй, слишком много возни с костром, — говорит Лис. — Пожалуй, я лучше повешу тебя, Братец Кролик.

— Вешай, как хочешь высоко, Братец Лис, — говорит Кролик, — только бы ты не вздумал бросить меня в этот терновый куст.

— Веревки-то у меня нет, — говорит Лис, — так что, пожалуй, я утоплю тебя.

— Топи меня так глубоко, как хочешь, Братец Лис, — говорит Кролик, — только не бросай меня в этот терновый куст.

Но Братец Лис хотел расправиться с Кроликом покрепче.

— Ну, — говорит, — раз ты боишься, как раз и брошу тебя в терновый куст.

— Где тебе! — говорит Братец Кролик. — С Чучелком-то я слишком тяжел, не добросишь.

Схватил Лис Кролика за уши да как тряхнет! Отклеилось, упало Чучелко.

— А вот и доброшу, — говорит Лис.

Как размахнется, как бросит Кролика в середку тернового куста, даже треск пошел. Встал Лис на задние лапы, смотрит, что будет с Кроликом. Вдруг слышит — кличет его кто-то. Глядь — там, на пригорке, Братец Кролик на бревнышке, нога на ногу, сидит-поживает, смолу из шерсти вычесывает щепкой.

Понял тут Лис, что опять остался в дураках. А Братцу Кролику позлить его охота, он и кричит:

— Терновый куст — мой дом родной, Братец Лис! Терновый куст — мой дом родной!

Вскочил и пропал, как сверчок в золе.

Сказка про лошадь Братца Кролика

Раз после ужина мальчик прибежал к старому негру, чтобы послушать еще про Братца Кролика и его приятелей. Дядюшка Римус был очень весел в этот день. Только Джоэль сунул голову в дверь, он услышал песенку:

Где ты, Братец Кролик? Сидишь на крылечке, Куришь сигару, Пускаешь колечки?

И мальчик тотчас вспомнил, как гнался за Кроликом Старый Лис.

— Дядюшка Римус, — спросил Джоэль, — а Кролик совсем удрал, когда отлепился от Чучелка?

— Что ты, дружок! Зачем ему было совсем удирать? Такой человек, как Братец Кролик, да вдруг удирать! Конечно, он посидел дома, пока не выскреб из шерсти смолу; день, другой посидел и опять за свое: скачет то здесь, то там, как ни в чем не бывало.

Все соседи посмеивались над Кроликом;

— Ну-ка, ну-ка, Братец Кролик, расскажи, что случилось у тебя со Смоляным Чучелком?

Уж так-то ему это надоело. Вот зашел он раз навестить свою соседку, Матушку Мидоус с дочками, а девочки ну потешаться над ним, ну хохотать. Братец Кролик сидел спокойно, будто оглох.

— А кто это — Матушка Мидоус? — спросил мальчик.

— Не перебивай, дружок. Ну просто так говорится в сказке: Матушка Мидоус с дочками, а больше я ничего не знаю.

Слушал, слушал Кролик, как они потешались над ним, потом положил ногу на ногу, подмигнул девочкам и говорит:

— Милые вы мои, да ведь Братец Лис у моего папаши тридцать лет был верховой лошадью; может, и больше, но тридцать — это наверное.

Так он сказал, и встал, и откланялся, и пошел прочь медленным, важным шагом.

На другой день заглянул к Матушке Мидоус Братец Лис.

Только стал он вспоминать про Чучелко, Матушка Мидоус и скажи, что говорит тут Кролик.

— Вот как! — сказал Старый Лис. — Ну ладно. Я заставлю Братца Кролика разжевать и выплюнуть эти слова тут же, на этом самом месте.

С тем и ушел. Выбрался на большую дорогу, отряхнул росу с хвоста и пустился прямехонько к дому Кролика. Но Кролик ждал его, и дверь была на запоре. Старый Лис постучался. Никто не отзывается. Опять постучался. Опять никто. Тогда он постучался покрепче: блям! блям!

Тут Кролик откликнулся слабеньким голосом:

— Это ты, Братец Лис? Будь добр, сбегай за доктором. Поел я утром фасоли, уж так мне от нее стало худо! Пожалуйста, Братец Лис, беги быстрей!

— А я за тобой, Братец Кролик, — говорит Лис. — Нынче у Матушки Мидоус праздник будет, я обещая им тебя привести.

— Куда мне! — говорит Кролик. — Я и встать не могу.

— Ну, далеко ли тут идти? — говорит Братец Лис.

— Да я слаб, не дойду.

— Ну, я понесу тебя.

— Как, Братец Лис?

— Ну, на руках, Братец Кролик.

— А если я свалюсь?

— Не свалишься.

— Ну ладно, так и быть, только ты на спине меня повези, Братец Лис.

— Хорошо, Братец Кролик.

— А седла-то нет у меня, Братец Лис.

— Ну, я достану седло, Братец Кролик.

— Как же я буду сидеть в седле без уздечки?

— Ну, я достану уздечку.

— Только тебе еще нужны наглазники, Братец Лис, а то, чего доброго, испугаешься по дороге — я и вылечу из седла.

— Ладно, и наглазники будут, Братец Кролик.

— Ну, тогда хорошо, Братец Лис.

Старый Лис сказал, что довезет Кролика почти до самого дома Матушки Мидоус, а там ему придется слезть и дойти пешком. Кролик согласился, и Лис побежал за седлом и уздечкой.

Конечно, Кролик знал, что Лису верить нельзя, вот он и решил перехитрить его. Только успел Кролик шерсть причесать и усы закрутить, глядь — воротился Лис с седлом и уздечкой, смирный с виду, как пони в цирке. Подбежал к дверям, остановился, лапой землю скребет, грызет уздечку, совсем как лошадь.

Старому Лису в наглазниках не видно, что делается сзади, но вдруг он чувствует — Кролик поднял ногу. — Что ты там делаешь, Братец Кролик?

— Стремя подтягиваю, Братец Лис. Немного погодя Кролик поднял другую ногу.

— Что ты теперь делаешь, Братец Кролик?

— Штаны поправляю, Братец Лис.

А все это время Кролик привязывал шпоры. Как только подъехали они близко к дому Матушки Мидоус, где Кролику надо было слезть, стал Лис останавливаться. Тут Кролик как всадит ему шпоры в бока — и пошел, и пошел!..

Подъехали они к дому. Матушка Мидоус со всеми дочками сидела у порога. Братец Кролик проскакал мимо, прямо к коновязи, и привязал Лиса. А потом входит в дом, пожимает ручки девочкам, сидит, раскуривает свою сигару.

Затянется, пустит колечко дыма, а сам говорит:

— Разве я не рассказывал вам, что Братец Лис еще моего папашу катал? Он потерял немножко резвость, но я натаскаю его снова за месяц-другой.

Тут Братец Кролик усмехнулся, а девочки — хохотать, а Матушка Мидоус знай похваливает лошадку Братца Лиса.

— И это все, дядюшка Римус? — спросил мальчик.

— Все не все, да хватит. А то будет слишком много холста на пару штанов, — ответил поговоркою старый негр.

Как Братец Кролик опять перехитрил Братца Лиса

На другой день мальчик пришел к дядюшке Римусу послушать, чем кончилась история с лошадью Братца Кролика. Но дядюшка Римус был не в духе.

— Плохим мальчикам я не рассказываю никаких сказок, — сказал он.

— Но ведь я не плохой, дядюшка Римус!

— А кто кур гонял сегодня утром? И кто стрелял из рогатки? А кто в обед науськал собаку на моего поросенка? И ко мне на крышу кто бросал камни?

— Я не нарочно, дядюшка Римус, и я больше не буду. Пожалуйста, дядюшка Римус, а я коржиков тебе принесу.

— Коржики — они, конечно, лучше на вкус, чем на слух…

Но, прежде чем старик кончил, Джоэль стрелой умчался прочь, а через минуту вернулся назад с полными карманами коржиков.

— Право, твоя мама подумает, что у крыс по соседству вот как животы раздуло! — усмехнулся дядюшка Римус. — Эти вот я сейчас съем, — продолжал он, раскладывая коржики на две одинаковые кучки, — а вот эти оставлю на воскресенье… Так до чего ж мы дошли? Я и забыл, что у нас делали Братец Лис и Братец Кролик.

— Кролик прискакал на Лисе верхом к Матушке Мидоус и привязал Лиса к коновязи.

— Ага! — сказал дядюшка Римус. — Так вот, привязал он свою лошадь к коновязи, а сам пошел в дом, закурил сигару. Они болтали с Матушкой Мидоус и с девочками и пели, и девочки играли на пианино. Потом Братцу Кролику пришло время уходить. Попрощался он и пошел к коновязи такой важной походкой, вроде как барин. Сел на Лиса и поехал прочь.

Старый Лис ничего не сказал. Он только стиснул зубы и поскакал вперед.

Но Братец Кролик знал, что Лис так и кипит от злости. Ох и струсил же он!

А Лис бежал, бежал, пока не выбрался на лужайку, подальше от дома Матушки Мидоус. Тут он как с цепи сорвался. Уж он бесился: и фыркал, и бранился, и визжал, и прыгал, и кружился… Так и этак старался сбросить Братца Кролика со спины. Но Кролик держался крепко. Выгнет спину Лис, а Кролик его шпорами. Старый Лис и вверх, и вбок, щелк да щелк зубами — чуть свой собственный хвост не отгрыз, Потом вдруг на землю — и ну кататься. Тут Кролик и вылетел из седла. Но, прежде чем Лис вскочил на ноги, Кролик в кусты — и наутек. А Лис за ним, да так шибко — еле-еле успел Кролик нырнуть в дупло.

Дыра была маленькая, Лису никак не пролезть.

Вот лег он, отдышался, стал думать, как же быть теперь с Кроликом.

А пока так лежал Старый Лис, пролетал мимо Братец Сарыч.

Увидал, Лис лежит, как дохлый, — дай, думает, закушу дохлятинкой.

Сел на ветку, похлопал крыльями. Наклонил голову набок и говорит, будто сам себе:

— Помер Братец Лис. А мне так жалко!

— Нет, я жив, — говорит Лис. — Я загнал сюда Братца Кролика. Уж на этот раз он не уйдет, хоть до нового года буду ждать тут.

Потолковали они еще. Сарыч согласился постеречь Кролика, пока Братец Лис сбегает за топором.

Лис убежал, а Сарыч стал, стоит у дупла. Вот, как стало тихо, Кролик подошел к дыре и кричит:

— Братец Лис! А Братец Лис!

Но Лис был уже далеко, и никто не ответил. Тогда Кролик закричал:

— Ах, ты не хочешь отвечать, Братец Лис? И не надо! Все равно я знаю, что ты тут сидишь. А мне и дела нет. Я просто хотел сказать тебе: вот если бы тут был Братец Сарыч!

Тогда Сарыч ответил лисьим голосом:

— А зачем тебе нужен Братец Сарыч?

— Да так, просто тут серая белка в дупле, а жирная, — сколько живу, такой не видал. Был бы тут Братец Сарыч, уж он бы полакомился белочкой.

Сарыч опять лисьим голосом:

— А как бы поймал ее Братец Сарыч?

— А тут, на другой стороне дерева, маленькая дырочка, — говорит Кролик. — Был бы тут Братец Сарыч, стал бы он возле той дырочки, а я бы выгнал оттуда белку.

— Ну гони, гони, — сказал Сарыч, — а я постараюсь, чтоб она не ушла от Братца Сарыча.

Тогда Кролик поднял шум, будто гонит кого-то, и Сарыч побежал в ту сторону ловить белку. А Братец Кролик шмыг из дупла — и во все лопатки домой.

Тут дядюшка Римус взял коржик, откинул назад голову, положил коржик в рот. Потом закрыл глаза и принялся жевать, бормоча под нос песенку.

Как Братец Сарыч перехитрил Братца Лиса

— Если я не ошибаюсь, — начал дядюшка Римус, — Сарыч все стерег дупло, куда спрятался Кролик и откуда он давно уже выскочил. На этом мы кончили, Джоэль?

Братец Сарыч совсем приуныл. Но он обещал Лису, что постережет Кролика.

«Дай-ка, — думает, — подожду Братца Лиса, обману его как-нибудь».

Глядь-поглядь — скачет из лесу Лис с топором на плече.

— Ну, что слышно, Братец Сарыч? Все там Братец Кролик?

— Там, конечно, — отвечает Сарыч. — Притаился — видно, вздремнул.

— Ну, уж я разбужу его, — говорит Лис.

Скинул он тут свой пиджак, поплевал на руки, взял топор. Размахнулся, как ударит по дереву — поу! Всякий раз, как стучит топор, — поу!

Сарыч скок да скок, а сам приговаривает:

— Он там, Братец Лис! Он там, он там!

Брызнет в сторону щепка, подскочит Сарыч, голову набок, кричит:

— Он там, Братец Лис! Я слышу, он там!

Брызнет в сторону щепка, подскочит Сарыч, голову набок, кричит:

— Он там, Братец Лис! Я слышу, он там!

А Лис знай рубит и рубит. Уж совсем мало осталось рубить, опустил Лис топор, чтобы перевести дух, вдруг видит — сидит у него за спиной Сарыч, усмехается.

Смекнул Лис, что тут дело не чисто. А Сарыч знай твердит:

— Он там, Братец Лис! Он там, мне видать его хвостик!

Тут Лис заглянул в дупло и кричит:

— Погляди, Братец Сарыч, что там торчит? Не нога ли это Братца Кролика?

Сарыч сунул голову в дупло. А Лис его — хвать за шею. Уж Сарыч и крыльями хлопал, и бился — все без толку. Лису ловко было держать его, он прижал его к земле, не пускает.

Тут Сарыч взмолился:

— Отпусти меня, Братец Лис! Отпусти, Братец Кролик — он тут, совсем близко! Еще два разочка ударь топором, и он твой!

— А не лжешь ли ты, Братец Сарыч?

— Да нет же, он тут, он тут! Отпусти меня к моей женушке, Братец Лис! Он тут, Братец Лис, он тут!

— Почему-то клочок его шерсти тут, на кусте ежевики, — говорит Братец Лис, — а пришел он с другой стороны!

Тогда Сарыч рассказал все, как было.

— Я такого пройдохи, сколько живу, не видывал, Братец Лис, — сказал Сарыч.

А Лис говорит:

— Все равно ты ответишь мне за него. Братец Сарыч. Я ушел, Братец Кролик был в дупле, а ты остался стеречь его. Прихожу — ты там, а Братца Кролика нет. Придется мне зажарить тебя вместо Кролика, Братец Сарыч.

— Ну, если ты бросишь меня в огонь, я улечу, Братец Лис, — говорит Сарыч.

— А я сперва расшибу тебя оземь, Братец Сарыч.

Так сказал Лис, ухватил Сарыча за хвост, размахнулся… А перья вырвались из хвоста, и Сарыч полетел кверху.

Летит и кричит:

— Спасибо, что дал мне разгон, Братец Лис! Спасибо, что дал мне разгон!

И улетел.

А Лис только зубами защелкал с досады.

— А что сталось с Кроликом, дядюшка Римус?

— Да ты не заботься о Братце Кролике, дружок. Я все тебе про него расскажу.

Как Братец Кролик выдоил Матушку Корову

— Помнишь, как Братец Кролик обманул старого Сарыча и удрал из дупла?

Вот пустился он домой веселехонек, ни дать ни взять — сойка в воробьином гнезде. Скачет, скачет и вдруг так притомился — ноги, и те не слушаются. Беда как захотелось ему испить чего-нибудь. Уж он был почти дома, глядь — Матушка Корова пасется в поле. Он и решил попытать тут счастья.

Кролик отлично знал, что Корова нипочем не даст ему молока: не раз уж она гнала его прочь, даже тогда, когда расхворалась Матушка Крольчиха. Вот Братец Кролик поплясал, поплясал у забора и крикнул:

— Как живешь, Матушка Корова?

— Ничего, Братец Кролик.

— Как здоровье, Матушка Корова?

— Да так: ни худо ни хорошо, Братец Кролик. А ты как живешь?

— Ничего, спасибо. Немножко косточки ломит, как проснешься, — говорит Кролик.

— Как жена, детки? — спрашивает Матушка Корова.

— Да ни худо ни хорошо. А как Братец Бык поживает?

— Так себе, — говорит Матушка Корова.

— Ишь ты, какие финики на этом дереве, Матушка Корова, — говорит Кролик. — Вот бы их отведать!

— Ну, да тебе не достать их, Братец Кролик.

— А ты, будь добра, бодни дерево, стряхни мне штучки две-три, — говорит Кролик.

Ну, Матушка Корова не хотела отказывать Братцу Кролику. Она подошла к финиковому дереву и боднула его рогами — блям!

Но финики были еще зелены, как трава, ни один не упал.

Тогда Корова еще разок боднула дерево — блим! Ни один финик не упал!

Тогда Корова попятилась немножко, подбежала к дереву — блип! Хоть бы один упал!

Корова отошла немного подальше. Отошла, закинула хвост за спину да как разлетится — керблям! — о дерево.

Так разгневалась да так боднула, что один рог глубоко пробил дерево и в нем застрял.

Корова — ни вперед ни назад. А Братцу Кролику того и нужно было.

— Выручай меня, Братец Кролик, — сказала Матушка Корова.

— Мне ведь не добраться до твоих рогов, — сказал Кролик. — Лучше я сбегаю за Братцем Быком.

И с этими словами пустился домой. Немного спустя воротился с женой и со всеми детками, и, сколько их было, каждый тащил по ведру. У большеньких были большие ведра, у меньшеньких — ведра поменьше.

Вот окружили они Матушку Корову — ну доить ее. Выдоили дочиста. И большенькие доили, и меньшенькие доили. А как выдоили, Братец Кролик и говорит:

— Всего доброго, Матушка Корова! Тебе сегодня в поле ночевать. Нельзя же тебе ночевать недоеной! Вот я и подумал: нужно выдоить тебя, чтобы ты не мычала всю ночь.

Так и сказал Братец Кролик. А Матушка Корова все стояла и дергала головой, чтобы вырваться, но рог крепко-накрепко засел в стволе.

Солнышко село, и ночь пришла, а Матушка Корова все стоит. Вот уж стало светать, подался рог.

Вырвалась Матушка Корова, пощипала травки.

«Ну постой, — подумала Корова. — Ты, наверное, прискачешь сюда поглядеть на меня. Уж я с тобой расплачусь!»

Стало солнце всходить; подошла она к дереву и вставила рог обратно в дыру.

Да, видно, когда паслась, ухватила Матушка Корова лишний пучок травы, потому что, только вставила она рог в дыру, глядь — а Братец Кролик сидит на заборе и смотрит на нее.

— С добрым утром, — сказал Кролик. — Как себя чувствуешь, Матушка Корова?

Он спрыгнул с забора и поскакал к ней поближе: липпити-клиппити, липпити-клиппити.

— Плохо, Братец Кролик, совсем некуда, — сказала Матушка Корова. — Всю ночь промаялась. Никак не вытащу рог. Вот ухватил бы ты меня за хвост, я бы вырвалась как-нибудь, Братец Кролик.

Тут Братец Кролик подошел немножко поближе, но не очень-то близко.

— Дальше нельзя мне, — сказал он. — Ты ведь знаешь, я слабоват. Могу надорваться. Ну-ка, Матушка Корова, ты тяни, а я понатужусь!

Тут Корова вырвала рог да как припустит за Кроликом! Понеслись они по дороге; Кролик — ушки назад, а Корова — к земле рога, хвост крючком. Кролик вперед ускакал, да вдруг с разлету — в терновый куст.

Подбежала Корова к кусту, а из-под куста голова торчит — глаза большие, как пуговки.

— Здравствуй, Матушка Корова! Далеко ли бежишь? — спросил Братец Кролик.

— Здравствуй, Братец Большие Глаза! — сказала Матушка Корова. — Не пробегал тут Братец Кролик?

— Вот только-только пробежал, — сказал Кролик. — Да усталый такой, запыхавшийся.

Тут Корова — во всю прыть по дороге, будто псы за ней по пятам.

А Кролик — тот лежал под терновым кустом и катался со смеху, пока у него не закололо в обоих боках.

От Лиса ушел, и от Сарыча ушел, и от Коровы ушел — как же тут было не смеяться?

В гостях у Матушки Мидоус

Джоэль опять приготовился слушать, а дядюшка Римус взял кочергу и сдвинул головешки, чтобы веселей полыхал огонь. А потом начал:

— Ты знаешь, конечно, что Кролик был не в ладах с Коровой с тех пор, как выдоил у нее молоко.

Вот один раз, когда она гналась за ним, да так быстро, что перебежала через собственную тень, Братец Кролик надумал свернуть с дороги и навестить своих добрых друзей — Матушку Мидоус с девочками.

Скок да скок, скок да скок, и вдруг Братец Кролик видит — под кустом лежит Братец Черепаха.

Остановился Кролик и постучался в крышу дома Черепахи. Ну конечно, в крышу, потому что Братец Черепаха всегда таскает с собой свой дом. В дождь и в вёдро, в зной и в стужу, когда б ты ни встретил его и где б ни нашел — всюду с ним его славный домик.

Так вот, Кролик постучался в крышу и спросил, дома ли хозяин. А Братец Черепаха ответил, что дома.

— Как ты поживаешь, Братец Черепаха?

— Как ты поживаешь, Братец Кролик?

Потом Кролик спросил:

— Куда ты ползешь, Братец Черепаха?

А тот отвечает:

— Просто так, гуляю, Братец Кролик.

Тут Кролик сказал, что собрался в гости к Матушке Мидоус, и спросил, не хочет ли Братец Черепаха отправиться вместе с ним.

— Отчего же, можно, — ответил Братец Черепаха, и они пошли вдвоем.

Поболтали дорогой всласть, и вот уж они пришли. Матушка Мидоус с девочками встречают их на пороге и просят входить, и они вошли.

Братец Черепаха такой плоский, что ему неловко было на полу, и на стуле тоже ему было слишком низко. Вот, пока все искали, на что бы его посадить, Братец Кролик взял его и положил на полку, где стояло ведерко. Братец Черепаха разлегся там так важно, будто индюка проглотил.

Ясное дело, зашел у них разговор о Старом Лисе, и Кролик принялся рассказывать, как он оседлал Лиса и какой замечательный из него получился верховой конь. И все хохотали до упаду — Матушка Мидоус с девочками и Братец Черепаха. А Кролик сидел в кресле, покуривая свою сигару. Откашлялся он и говорит:

— Я б и сегодня приехал на нем, только я задал ему третьего дня такую скачку, что он охромел на одну ногу. Боюсь, придется его теперь и вовсе сбыть с рук.

Тогда сказал Братец Черепаха:

— Ну что ж, если ты вздумаешь продавать его, Братец Кролик, продай его кому-нибудь подальше, потому что он уж очень надоел нам в наших краях. Только вчера я встретил Братца Лиса на дороге, и представьте, что он сказал мне! «Эй, — крикнул он, — вот и ты, Грязнуха-Ползуха!»

— Ужас какой! — воскликнула Матушка Мидоус. — Слышите, девочки? Старый Лис обозвал Братца Черепаху «Грязнухой-Ползухой»!

И все прямо ахнули, как это Лис посмел обидеть такого милого человека — Братца Черепаху! А пока они ахали и возмущались, Лис стоял у задней двери и подслушивал.

Много неприятного услышал Братец Лис, и вот вдруг он всунул голову в дверь да как крикнет:

— Добрый вечер, друзья! Как поживаете? — и как прыгнет к Братцу Кролику!

Матушка Мидоус с девочками — те подняли крик и визг, а Братец Черепаха подполз к краю полочки и свалился оттуда — да как плюхнется Лису на макушку! Он вроде как бы оглушил Лиса.

А когда опомнился Лис, все, что он увидел, — это котелок с овощами, перевернутый кверху дном в очаге, и сломанный стул. Братец Кролик исчез, и Братец Черепаха исчез, и Матушки Мидоус с девочками тоже как не бывало. Кролик забрался в трубу — вот почему котелок перевернут был в очаге кверху дном.

Братец Черепаха заполз под кровать и притаился за сундуком, а Матушка Мидоус с девочками выскочили во двор.

Лис осмотрелся по сторонам и пощупал свою макушку, куда угодил ему Братец Черепаха. А Кролика и след простыл. На беду, дым и зола доняли Кролика, и вдруг он как чихнет: апчичхоу!

— Ага! — сказал Лис. — Вот ты где! Ладно, — сказал он, — я выкурю тебя оттуда. Теперь ты мой.

Но Кролик ни словечка в ответ.

— Что же, ты не выйдешь добром? — спросил Лис.

А Кролик — ни слова.

Тогда Лис пошел за дровами. Приходит и слышит — Кролик смеется.

— Что ты там смеешься, Братец Кролик? — спросил Лис.

— Сказал бы, да нельзя, — отвечал Кролик.

— Уж лучше говори, — сказал Лис.

— Да так, кто-то спрятал тут ящик с деньгами, — говорит Кролик.

— Так я тебе и поверю! — говорит Лис.

— Да ты погляди, — сказал Кролик.

И только Лис сунул морду в очаг, Кролик все глаза ему засыпал нюхательным табаком; он всегда носил при себе табакерку. И Лис давай кувыркаться — кувырком, кувырком за порог. А Кролик вылез из трубы и попрощался с хозяйками.

— Как ты спровадил его, Братец Кролик? — спросила Матушка Мидоус.

— Кто, я? — сказал Братец Кролик. — Да я просто сказал ему что, если он тотчас же не уберется домой и не перестанет докучать честным людям, я схвачу его за шиворот и все бока ему обломаю!

А Братец Лис кувыркался и кувыркался, пока не добрался до своего дома.

— А что сталось с Черепахой? — спросил Джоэль.

— Что сталось, что сталось! — воскликнул старик. — Вечно дети хотят все узнать сразу! У тебя глаза уже слипаются. Беги спать, дружок!

Неудача Братца Волка

— Наверное, у мамы твоей гости, — сказал дядюшка Римус, когда Джоэль вбежал к нему с большущим куском слоеного пирога. — А если не гости, так, уж верно, она потеряла ключ от буфета, а ты нашел его,

— Просто, дядюшка Римус, мне мама дала пирога, а я подумал: притащу его тебе.

Старик улыбнулся:

— Спасибо, спасибо, сынок. Этот пирог как раз мне поможет собраться с силами, чтоб рассказать дальше про Братца Кролика и про его друзей.

Тут старик замолчал и принялся за пирог. Он справился с ним очень быстро. Потом стряхнул крошки с бороды и начал:

— Так обозлился Старый Лис на Братца Кролика — просто не знал, что и делать, совсем нос повесил. Вот идет он как-то по дороге и встречает Братца Волка. Ну поздоровались, конечно, — как поживаешь, здоровы ли детки.

Волк и говорит:

— А ведь я придумал, как изловить Братца Кролика.

— Как? — спрашивает Лис.

Волк говорит, что нужно заманить его в дом к Братцу Лису.

— Ну, это дело нелегкое. Как же его заманить ко мне? — спрашивает Лис.

— Обмануть, конечно.

— Кто ж это сможет его обмануть? — спрашивает Лис.

— Я сам и обману, — говорит Волк.

— Как же ты сделаешь это, Братец?

— А вот как, — говорит Волк. — Ты беги домой и ложись в постель, притворись, будто помер. Лежи и помалкивай, пока Братец Кролик не подойдет и не тронет тебя. Вот провалиться, если он не достанется нам на обед!

Лису понравилась эта выдумка. Отправился он домой, а Волк — тот прямой дорогой пустился к дому Кролика.

Приходит, а дома как будто никого нет. Но Волк постучался в дверь: блям! блям!

Никто не откликнулся.

Он опять постучался: блим! блим!

— Кто там? — спросил Кролик.

— Друзья, — отвечает Волк.

— Друзья друзьям рознь, — говорит Кролик. — Ты скажи, как тебя звать.

— Я с худыми вестями, — говорит Волк.

— Вот и всегда так, — говорит Братец Кролик. — Худые вести не ждут на месте.

А сам к двери, в щелку глядит.

— Братец Лис помер нынче утром, — говорит Волк.

— Что же ты не в трауре? — спрашивает Кролик.

— Я как раз иду за этим, — отвечает Волк. — Думаю, дай забегу расскажу Братцу Кролику, какая беда приключилась. Вот сейчас только я от Братца Лиса. Протянул ножки, бедняга.

С этим Волк и ушел.

Кролик сел, поскреб в затылке, а там и решил, что сходит к Братцу Лису, узнает, что слышно.

Сказано — сделано: вскочил и пошел.

Как пришел он к дому Лиса — так все уныло кругом! Подошел поближе — никто не шелохнется.

Заглянул в дом, а Лис лежит на кровати врастяжку, большой и страшный.

Тут Кролик и говорит потихоньку, будто сам с собой разговаривает:

— Бросили все бедняжку Братца Лиса. Я все-таки верю, что выздоровеет Братец Лис, хотя и боюсь, что он помер. И никто не придет проведать Братца Лиса! Братец Волк и тот его бросил. У меня, правда, дел по горло, но я присмотрю за ним. Так, с виду, он помер. А как подумаешь, так, пожалуй, и не помер он вовсе. Потому что, это всякий знает, если придешь к покойничку, чуть он увидит тебя, сейчас же покойничек подымет кверху лапы и крикнет: «Ого-го!»

Но Старый Лис лежал тихо. Тогда Кролик сказал чуть погромче:

— Странное дело! Братец Лис ну совсем мертвый, а ведет себя, как покойнички не ведут. Покойник, если придут взглянуть на него, тотчас подымет кверху лапы и крикнет: «Ого-го!»

Тут, конечно, Лис поднял лапы и крикнул: «Ого-го!» А Братец Кролик — тягу во все лопатки.

Как повстречались Братец Лис и Братец Черепаха

Дядюшка Римус точил свой сапожный нож и рассказывал:

— Как-то шел Братец Лис. Вдруг видит — на самой середине дороги лежит Братец Черепаха. Братец Черепаха тотчас подумал, что надо держать ухо востро, а один глазок — открытым. Но Старый Лис прикинулся ласковым — ну болтать: дескать, он страшно рад встрече, целых сто лет не видал он Братца Черепаху.

— Здравствуй, Братец Черепаха! Что это тебя не видать давно?

— Все брожу где придется, Братец Лис. Все брожу.

— Что-то вид у тебя нездоровый, Братец Черепаха, — говорит Лис.

— Все ползаю да хвораю, — отвечал Черепаха.

— А что с тобой, дружок? Никак, и глазок у тебя красный!

— Ох, где тебе понять, Братец Лис! Попробовал бы ты все ползать да ползать, хворать да хворать.

— Да у тебя оба глаза красные! Ты совсем разболелся, Братец Черепаха!

— Уж куда хуже, Братец Лис.

— Какая же беда приключилась с тобой, Братец Черепаха?

— Да так. Пошел прогуляться вчера, встретился мне один человек и бросил меня в огонь.

— Как же ты выбрался из огня, Братец Черепаха?

— Все сидел и терпел, Братец Лис. Сидел и терпел, а дым разъел мне глаза, и огонь опалил мне спину.

— Никак, хвост у тебя и вовсе сгорел? — сказал Лис.

— Нет, хвост-то вот он, — сказал Братец Черепаха и высунул хвост из-под панциря.

А Лис только того и ждал: схватил Черепаху за хвост и кричит:

— Вот он, вот он, Братец Черепаха! А помнишь, как ты стукнул меня по макушке у Матушки Мидоус? Или забыл? Вы были там вместе с Братцем Кроликом? Ну, теперь ты пропал!

Просил, просил Братец Черепаха отпустить его. Сколько ни упрашивал, все ни к чему.

— Ну, теперь я тебя утоплю, — сказал Братец Лис. А Братец Черепаха взмолился:

— Только не топи меня, Братец Лис! Уж лучше брось меня и огонь — я все-таки немножко привык к огню.

Но Старый Лис и слушать ничего не хотел. Он потащил Братца Черепаху к ручью и сунул его в воду.

А Черепаха кричит:

— Брось этот корешок и хватай меня за хвост! Брось этот корешок и хватай меня за хвост!

Лис в ответ:

— Какой корешок? Я твой хвост держу, а не корешок. Но Братец Черепаха поднял крик:

— Скорей хватай меня, а то я утону! Я тону, тону! Брось этот корешок и хватай меня за хвост!

Ну, тут Лис выпустил его хвост, и Братец Черепаха пошел ко дну — керблонкети-блинк!

Никакими буквами нельзя изобразить, какие звуки вылетели тут из горла у дядюшки Римуса. Это были такие чудные звуки, что мальчик переспросил:

— Как-как пошел он ко дну?

— Керблонкети-блинк!

— И утонул, дядюшка Римус?

— Кто? Старый Братец Черепаха? Да разве ты тонешь, когда мама кладет тебя в кроватку?

— Ну, нет, — задумчиво ответил Джоэль.

— Вот и Братец Черепаха не утонул. Потому что в воде он был дома, дружок. Керблонкети-блинк!

Как Братец Волк попал в беду

Дядюшка Римус приколачивал подметки к своим башмакам, а мальчик никак не хотел оставить в покое его молотки, ножи и шилья, так что старик даже нахмурился, будто сердится. Но скоро они опять помирились, и мальчик забрался на стул, глядя, как дядюшка Римус вгоняет в подметку шпильку за шпилькой.

— Тот, кто всем докучает и сует нос, куда не нужно, всегда попадает впросак. Вот, к примеру, взять Братца Волка. Что бы ему сидеть смирно, никому не докучать? Так нет же, завел он дружбу со Старым Лисом, и привязались они к Кролику. Прямо дохнуть ему не давали, и кончилось дело плохо. В такую переделку попал Братец Волк, беда!

— Неужто, дядюшка Римус? А я думал, что Волк оставил в покое Кролика после того случая — помнишь, как он выдумал, будто Старый Лис издох?

— Ты лучше не перебивай меня, потому что скоро мама позовет тебя спать, а ты закапризничаешь и отведаешь того самого ремня, что я сделал когда-то твоему папе.

Джоэль рассмеялся. А дядюшка Римус, видя, что мальчик словно воды в рот набрал, продолжал:

— Братец Кролик ни днем, ни ночью не знал покоя. Чуть отлучится из дому, глядь — пришел Братец Волк, унес кого-нибудь из крольчат. Построил себе Кролик соломенный домик — его развалили. Построил он себе дом из сосновых вершинок — и тот простоял недолго. Построил дом из коры — и с тем беда. Всякий раз, как разграбят дом, одного крольчонка как не бывало. До того дошел Кролик — совсем разозлился и ну браниться.

Пошел позвал каменщиков — сложили они ему дом из досок, на каменной кладке. Тут стало ему поспокойнее.

Теперь он уж мог отлучиться, провести денек у соседей; вернется, сидит у огня и курит трубку, газету читает, как полагается семейному человеку.

Он вырыл лазейку в подвал, чтобы прятались туда крольчата, если случится шум по соседству.

И хороший запор приладил к двери. Братец Волк только зубами щелкал, поживиться ему было нечем. Крольчата — те были уж очень пугливы. А Кролик так расхрабрился — слышит, как скачет мимо Волк, а у него уж мурашки по спине не бегут.

Вот как-то собрался Братец Кролик проведать Братца Енота, да вдруг слышит страшный шум и топот на дороге. Он и ухо насторожить не успел, как в дверь вбежал Братец Волк. Крольчата мигом в подвал.

А Волк весь в грязи был, совсем запыхался.

— Спаси, спаси меня, Братец Кролик, — сказал Волк. — Сжалься, спаси, Братец Кролик! Собаки за мной по пятам, чуть не разорвали. Слышишь, как они бегут? Спрячь меня куда-нибудь, Братец Кролик, чтобы они не нашли меня!

— Ну что же, — сказал Кролик. — Вон стоит большой ящик, прыгай в него, Братец Волк, и будь как дома.

Прыгнул Волк в ящик, захлопнулась крышка, звякнул крючок о петлю — попался Братец Волк! А Кролик свои очки надевает на нос, придвигает к огню качалку; табакерку открыл, взял добрую понюшку табачку. Долго сидел так Братец Кролик, морщил лоб и все думал, думал.

Тут Волк подал голос из ящика:

— Что, собаки ушли, Братец Кролик?

— Никак, одна все принюхивается тут за углом.

Взял Кролик чайник, налил в него воды и поставил на огонь.

— Что ты делаешь там, Братец Кролик?

— Хочу угостить тебя чаем, Братец Волк.

А сам берет бурав и ну сверлить дырки в крышке ящика.

— Что ты там делаешь, Братец Кролик?

— Сверлю дырочки, чтоб тебе не было душно, Братец Волк.

Сходил Кролик, принес дровец, бросил их в огонь.

— Что ты делаешь там, Братец Кролик?

— Огонь развожу пожарче, чтобы ты не замерз, Братец Волк. Пошел Кролик в подвал, привел всех своих деток.

— Что ты делаешь там, Братец Кролик?

— Да вот рассказываю деткам, какой ты хороший сосед, Братец Волк.

Крольчата и рты зажали лапками, чтобы не смеяться. А Братец Кролик взял чайник и давай лить горячую воду на крышку ящика.

— Что там за шум, Братец Кролик?

— Это ветер свистит в трубе, Братец Волк.

А вода стала внутрь протекать.

— Кто это щиплет меня, Братец Кролик?

— Это блохи кусают тебя, Братец Волк.

— Ох и кусают же они, Братец Кролик!

— Повернись на другой бок, Братец Волк.

— Что-то жжет меня, Братец Кролик!

— Это все блохи, блохи, Братец Волк.

— Совсем заели, Братец Кролик, — сказал Волк.

А вода в дырочки — жур-жур, а вода в дырочки — жур-жур, а с кипятком шутки плохи.

Как взвоет Волк, как подскочит! И крючок отлетел вместе с петлей, и Кролик кубарем с ящика.

Выскочил Волк и ну улепетывать во все лопатки.

С тех пор живет Братец Кролик спокойно, никто ему не докучает.

А Волк, если встретит его, вспомнит, как блохи кусали в ящике, хвост подожмет — и в сторонку.

Братец Лис и лягушки

Когда Джоэль прибежал к старой хижине на другой день и крикнул издали: «Добрый вечер, дядюшка Римус!» — старик ответил ему только:

— Ай-дум-ер-кер-ком-мер-кер!

Мальчик очень удивился:

— Что ты сказал, дядюшка Римус?

— Ай-дум-ер-кер-ком-мер-кер! Ай-дум-ер-кер-ком-мер-кер!

— Что это значит?

— Это черепаший разговор, дружок… Пожил бы ты с мое, мальчик, да повидал бы, сколько я повидал на моем веку, ты бы всякую тварь понимал. Вот тут одна старая крыса живет; как все лягут спать, она, бывает, приходит, сидит там в уголку, и мы с ней толкуем. Уж конечно, что она говорит, этого в букваре не найдешь. Я сейчас вспомнил как раз, что сказал Братец Черепаха Старому Лису, когда Лис отпустил его хвост.

— А что он сказал, дядюшка Римус?

— Вот это и сказал: ай-дум-ер-кер-ком-мер-кер! Нырнул на дно пруда и оттуда — пузырями: ай-дум-ер-кер-ком-мер-кер!

Братец Лис — тот ничего не сказал, а Сестрица Лягушка, что на берегу сидела, услыхала Братца Черепаху и кричит в ответ:

— Джаг-ер-ром-ком-дом! Джаг-ер-ром-ком-дом!

Тут все лягушки, сколько их было на берегу, подняли крик:

— Тут не гру-бо-ко! Тут не гру-бо-ко!

А Сестрица Лягушка громче всех:

— Вра-ки-э-то-вра-ки! Вра-ки-э-то-вра-ки!

Опять пузыри пошли от Братца Черепахи:

— Ай-дум-ер-кер-ком-мер-кер!

Лягушки кричат:

— Пры-гай, пры-гай в пруд! Пры-гай в пруд!

А Сестрица Лягушка громче всех:

— Там-дру-га-я-ри-са! Там-дру-га-я-ри-са!

Глянул Братец Лис в воду — и правда, там, в воде, другой Лис. Потянулся Лис, чтобы пожать ему руку, и кувырком в пруд. Все лягушки кричат:

— Ку-выр-ком! Ку-выр-ком! Ку-выр-ком!

А Братец Черепаха — пузырями:

— Ай-дум-ер-кер-ком-мер-кер!

— Что ж, Лис утонул, а, дядюшка Римус?

— Утонуть-то не утонул, мой мальчик, — ответил старик, — кое-как он выкарабкался из пруда. А еще бы минутка — утащил бы его на дно Братец Черепаха, и был бы Старому Лису конец.

Как Братец Лис охотился, а добыча досталась Братцу Кролику

Старый Лис услыхал, как Кролик проучил Братца Волка, и подумал:

«Как бы мне не попасть в беду. Оставлю-ка лучше его в покое».

Они встречались частенько, и много-много раз Братец Лис мог схватить Кролика. Но всякий раз, как выпадет такой удобный случай, ему на ум приходит Волк, и он оставлял Братца Кролика в покое.

Мало-помалу стали они дружить. Случалось, Лис заходил даже к Кролику в гости; они сидели вместе и раскуривали трубки, будто между ними никогда и не бывало никакой вражды.

Вот как-то пришел Братец Лис и спросил, не пойдет ли Кролик с ним на охоту. А Кролика что-то лень одолела, он и сказал Братцу Лису, что у него есть в запасе рыбка, он как-нибудь обойдется.

Братец Лис сказал, что ему очень жаль, но он все-таки пойдет попытает счастья один. И ушел. Он охотился весь день. Удача ему была на диво: дичи набил полную сумку.

А Кролик, как подошло дело к вечеру, потянулся, размял косточки и сказал себе, что Братцу Лису уже время возвращаться домой.

Он влез на пенек, посмотрел, не видать ли кого. Глядь-поглядь — бредет Братец Лис, распевает во всю глотку песни.

Спрыгнул Кролик с пенька, улегся посреди дороги, прикинулся мертвым. Идет мимо Лис, видит — лежит Кролик. Перевернул его, посмотрел и говорит:

— Какой-то мертвый Кролик валяется. Похоже, что он давно издох. Дохлый, а жирный. Такого жирного и не видал никогда.

Братец Кролик — ни гугу! Старый Лис облизнулся, но пошел прочь — кинул Кролика на дороге.

Чуть скрылся Старый Лис с глаз, Кролик вскочил, побежал лесочком, лег впереди на дороге.

Идет Братец Лис, видит — еще один кролик лежит, дохлый, твердый, как деревяшка. Посмотрел Лис на Кролика и вроде как задумался. Потом отстегнул свою охотничью сумку и говорит:

— Ишь ты, второй! Положу-ка я сумку, сбегаю за тем кроликом. Принесу домой двух. Позавидуют мне все, что я за охотник.

Бросил под куст свою добычу и побежал по дороге за первым кроликом.

Только он скрылся из виду, Братец Кролик вскочил, схватил его сумку — и домой.

На другой день, когда встретил Лиса, кричит ему:

— Чего добыл ты вчера, Братец Лис?

А Братец Лис полизал, полизал свой бок языком и отвечает:

— Чуточку ума раздобыл, Братец Кролик!

Тут Кролик рассмеялся и говорит:

— Знал бы я, что ты за этим ходил, я бы тебе своего дал немножко.

Почему у Братца Опоссума голый хвост

— Однажды Братец Опоссум так проголодался — ну, кажется, все бы отдал за горсть фиников. Он был отчаянный лентяй, Братец Опоссум; но вот в животе у него так заворчало и заныло, что он встал и пошел поискать чего-нибудь съедобного. И кто бы ты думал встретился ему на дороге? Ну конечно, Братец Кролик!

Они были закадычными друзьями, потому что Братец Опоссум никогда не досаждал Кролику, как другие звери.

Сели они рядышком у дороги, стали болтать о том о сем. Братец Опоссум и скажи Кролику, что он прямо подыхает с голоду.

А Кролик подскочил и хлопнул рукой об руку и сказал, что он как раз знает, где можно раздобыть отличных фиников.

— Ну где же? — спросил Опоссум.

А Кролик сказал, что их тьма-тьмущая в саду у Братца Медведя.

— А разве у Медведя был финиковый сад, дядюшка Римус? — спросил мальчик.

— Ну конечно, сынок. Потому что Братец Медведь кормится пчелиным медом. Он и посадил у себя финиковые деревья; к ним прилетали пчелки, а Медведь смотрел, куда они полетят из сада, бежал за ними и находил медовые дупла. Ну, да это не важно. Уж раз я говорю, что у него был сад, значит, был; а у Братца Опоссума так и потекли слюнки, чуть он услышал про финики.

Кролик и кончить не успел, а уже он встал и бегом к саду Братца Медведя. Он вскарабкался на самое высокое финиковое дерево, какое было в саду.

Но Братцу Кролику хотелось позабавиться. Он живехонько припустил к дому Медведя и поднял крик, что кто-то безобразничает в финиках. А Братец Медведь со всех ног в свой сад.

Опоссуму все чудилось, что идет Братец Медведь, но он все говорил себе:

— Еще один финик, и удеру. Еще один финик, и удеру. Вдруг он услышал, что Медведь и вправду идет.

— Еще один финик, и я удеру, — сказал Опоссум, и в ту же минуту Медведь подбежал к дереву да как тряхнет его.

Братец Опоссум свалился с дерева, как самый спелый финик, но у самой земли он собрал ноги вместе и ударился бежать к забору, как хорошая скаковая лошадь.

А следом за ним — Братец Медведь. Медведь нагонял его с каждым шагом, так что только Опоссум успел подбежать к забору — Медведь хвать его за хвост.

Братец Опоссум прошмыгнул сквозь жерди, как дернет хвостом — и протащил свой хвост между зубов Медведя.

Братец Медведь так крепко держал и Братец Опоссум тащил так сильно, что вся шерсть осталась в пасти у Медведя, и он бы, конечно, задохнулся, если бы Кролик не притащил ему воды.

— Вот с этого самого дня у Опоссума голый хвост, — сказал дядюшка Римус, старательно выколачивая пепел из своей трубки. — У Братца Опоссума и всех его деток.

Братец Кролик — рыболов

— Братец Кролик и Братец Лис — они были очень похожи на моих знакомых ребят, — сказал дядюшка Римус, подмигивая мальчугану, который пришел послушать еще одну сказочку. — Вечно они гонялись друг за другом, и всех беспокоили, и всем докучали. Только Кролику жилось поспокойней, потому что Старый Лис побаивался затевать с ним ссоры.

Вот однажды принялись Братец Кролик, и Братец Лис, и Братец Енот, и Братец Медведь расчищать новую делянку под гороховые грядки.

А солнышко стало припекать, и Кролик устал. Но он не бросал работы, потому что боялся прослыть лентяем. Он корчевал пеньки и сгребал хворост, а потом вдруг закричал, что загнал себе в руку колючку; улизнул и пустился искать прохладное местечко — отдохнуть в холодке.

Вот набрел на колодец, а в колодце висела бадейка.

— Никак, тут прохладно, — сказал Братец Кролик. — А верно ведь, тут прохладно. Заберусь-ка сюда и вздремну.

Сказал так — прыг в ведро, И только прыгнул, ведро поехало вниз да вниз.

— А Кролик не испугался, дядюшка Римус?

— Ох, дружок, еще как! Уж, наверное, никто в целом свете не натерпелся такого страха. Откуда он едет, это он знал. А вот куда-то приедет!

Бадейка давно уже на воду села, а Кролик все не ворохнется, думает; что-то будет?

Лежит, будто мертвый, трясется от страха.

А Братец Лис одним глазком следил за Кроликом; как он улизнул с новой делянки, Старый Лис потихоньку за ним. Он смекнул, что Кролик удрал неспроста, и припустил за ним — ползком да ползком.

Увидел Лис, как Кролик подошел к колодцу, и остановился. Увидел, как прыгнул в бадейку. А там глядь — исчез Братец Кролик! Уж, наверное, в целом свете ни один Лис не видал такого дива.

Сидел, сидел он в кустах и так и этак прикидывал — никак не возьмет в толк, что бы это значило. Он и говорит сам себе:

— Вот подохнуть мне на этом самом месте, если Братец Кролик не прячет там свои денежки! Или он там золотую жилу нашел. Я не я буду, если этого не разнюхаю!

Подполз Лис поближе, прислушался — ничего не слышно.

Поближе подполз — опять не слышно.

Подобрался он помаленьку совсем к колодцу, глянул вниз — и не видно, и не слышно.

А Кролик тем временем лежал в бадейке ни жив ни мертв. Он и ухом повести боялся — вдруг бадейка кувырнется, уронит его в воду?

Вдруг слышит, кричит Лис:

— Эй там, Братец Кролик! Ты к кому же это в гости собрался?

— Я? Да я просто рыбку ловлю, Братец Лис! Я просто надумал нам всем на обед изготовить ухи, вот и сижу ловлю рыбку. Окунечки тут хороши, Братец Лис, — отвечал Кролик.

— А много их там, Братец Кролик?

— Пропасть, Братец Лис, прямо пропасть! Ну скажи, вся вода как живая! Ты бы спустился, помог мне таскать их, Братец Лис.

— Как же спуститься мне, Братец Кролик?

— Прыгни в бадейку, Братец Лис. Она тебя спустит сюда, как по лесенке.

Братец Кролик так весело говорил, да так сладко, что Старый Лис, долго не мешкая, прыг в ведро! И поехал вниз, а Кролика потащило наверх, потому что Лис был тяжелее.

Как повстречались они на полдороге, Братец Кролик пропел:

Не вздумай только утопиться, Внизу — студеная водица!

Выскочил Кролик из бадейки и поскакал и сказал хозяевам колодца, что Старый Лис забрался в колодец и мутит там воду. Потом поскакал обратно к колодцу и крикнул вниз Братцу Лису:

Подымут кверху — не зевай, Прыг из ведра — и удирай!

А хозяин колодца взял свое большое, длинное ружье и со всех ног к колодцу. Глянул вниз — ничего не видно. Прислушался — ничего не слышно. Взялся за канат, тащит; тащит, вдруг — прыг! — только хвостом вильнул Братец Лис — и был таков.

— А дальше что были, дядюшка Римус? — спросил мальчик, потому что старый негр задумался.

— Дальше, дружок? Может, полчаса прошло, а может, и того меньше, а Кролик с Лисом уж работали на новой делянке как ни в чем не бывало. Только Братец Кролик нет-нет да и прыснет со смеху, а Братец Лис — тот все бранился, что земля чересчур тверда.

Как Братец Кролик управился с маслом

— Было когда-то время, — говорил дядюшка Римус, взбалтывая остатки кофе в кружке, чтобы собрать весь сахар, — было когда-то время — все звери жили дружно, как добрые соседи.

Вот однажды решили Братец Кролик, и Братец Лис, и Братец Опоссум все добро свое держать вместе в одном чулане. Только у чулана прохудилась крыша, стала протекать. Братец Кролик, и Братец Лис, и Братец Опоссум собрались починять ее. Дела тут было много, они прихватили с собой обед. Все харчи сложили в кучу, а масло, что принес Лис, опустили в колодец, чтобы не размякло. И принялись за работу.

Сколько-то времени прошло — в животе у Кролика заурчало, заныло. На уме у него — маслице Братца Лиса. Как вспомнит о нем, так и потекут слюнки.

«Отщипну-ка я от него чуточку, — подумал Кролик. — Как бы мне только улизнуть отсюда?»

Работают все, работают. А Братец Кролик вдруг поднял голову, уши навострил и кричит:

— Тут я! Тут я! Чего вам надо?

Спрыгнул с крыши и ускакал.

Поскакал прочь Кролик, оглянулся, не бежит ли кто за ним, и во весь дух к колодцу. Достал маслице, полизал и скорее на работу.

— Где ты был, Братец Кролик? — спрашивает Лис.

— Ребятишки позвали меня, — отвечает Братец Кролик. — Беда приключилась: старуха моя заболела.

Работают они, работают. А масло по вкусу пришлось Кролику — еще хочется. Поднял голову, уши навострил, крикнул:

— Слышу! Слышу! Сейчас иду!

На этот раз провозился он с маслицем подольше прежнего. Воротился, а Лис спрашивает его, где это он пропадал.

— К старухе своей бегал. Совсем помирает, бедняжка!

Опять слышит Кролик, будто зовут его. Опять ускакал. Так чисто вылизал ведерко Кролик, что самого себя увидел в донышке.

Вычистил досуха и со всех ног назад.

— Ну как Матушка Крольчиха? — спрашивает Братец Лис.

— Боюсь, что скончалась уже, — отвечает Кролик.

И Братец Лис и Братец Опоссум ну плакать с ним вместе.

Вот подошло время обедать. Достают они свои харчи. А Кролик сидит грустный. Старый Лис и Братец Опоссум и так и этак стараются, чтобы его ободрить и утешить.

— Ты, Братец Опоссум, сбегай к колодцу за маслом, — говорит Братец Лис, — а я здесь похлопочу, на стол накрою.

Братец Опоссум поскакал за маслом, глядь — уж он скачет обратно, уши трясутся, язык наружу. Старый Лис кричит:

— Что случилось, Братец Опоссум?

— Бегите лучше сами, — говорит Опоссум. — Там масла — ни крошки!

— Куда же оно делось? — говорит Лис.

— Похоже, что высохло, — говорит Опоссум.

Тут Кролик говорит тихим голосом, грустным голосом:

— У кого-нибудь во рту растаяло, вот что!

Побежали они с Опоссумом к колодцу — и правда, масла ни крошки. Стали спорить, как могло приключиться такое чудо. А Братец Кролик вдруг говорит, что кто-то наследил тут кругом. Если все лягут спать, он изловит вора, который масло украл.

Вот легли они. Лис и Опоссум — те сразу уснули, а Кролик не спал. Как пришло время вставать, он намазал Братцу Опоссуму морду масляной лапкой, а сам поскакал, с обедом управился чуть не дочиста, воротился и будит Братца Лиса.

— Гляди, — говорит, — у Братца Опоссума рот-то весь в масле! Растолкали они Братца Опоссума, говорят ему: ты, дескать, своровал масло. Опоссум ну отнекиваться. А Братец Лис — ему бы впору судьей быть — говорит:

— Ты! Как же не ты? Кто первый бегал за маслом? Кто первым сказал о пропаже? У кого рот весь в масле?

Видит Опоссум, прижали его к стенке. Он и говорит, что знает, как найти вора: нужно разжечь большой костер, все будут прыгать через этот костер, а кто упадет в огонь — тот, стало быть, жулик и есть.

Кролик и Лис согласились, натаскали хворосту широкую кучу, высокую кучу, а потом подожгли. Разгорелся костер хорошенько. Вышел вперед Братец Кролик. Попятился немножко, примерился да как прыгнет — ну прямо как птица перелетел через огонь. Потом вышел вперед Братец Лис. Отошел чуть подальше, поплевал на руки, разбежался — и прыг! Низехонько пролетел, даже кончик хвоста подпалил.

— Ты видал когда-нибудь лисицу, сынок? — спросил дядюшка Римус.

Джоэль подумал, что, пожалуй, видал, но не признался в этом.

— Так вот, — продолжал старик, — в следующий раз, как увидишь лису, посмотри хорошенько, и ты найдешь у нее на самом кончике хвоста белую метку. Эта метка — памятка от того костра.

— А как Братец Опоссум? — спросил мальчик.

А Старый Опоссум — он разбежался и прыгнул — керблям! — прямо в огонь. Тут и конец был старому Опоссуму.

— А ведь он и не крал масла, дядюшка Римус! — сказал мальчик, который очень недоволен был таким несправедливым концом.

— Это ты прав, дружок! Так часто бывает на свете: один натворит бед, а другой за них отвечает. Помнишь, как ты науськал собаку на поросенка? Не тебе ведь досталось, а собаке!

Как Братец Черепаха победил Братца Кролика

— Кажется, мы вчера толковали о том, что в старые времена, когда звери жили, как добрые соседи, никто не мог тягаться в хитрости с Братцем Кроликом? — сказал дядюшка Римус.

— Да, — ответил Джоэль. — Ты про это и говорил.

— Ну вот, я и запамятовал совсем, что один раз Братец Кролик дал маху, а Братец Черепаха сбил с него спесь.

— Как это было, дядюшка Римус?

— А вот как, сынок.

Скакал один раз Кролик по дороге — скок-поскок! скок-поскок! — и повстречался ему старый Братец Черепаха. То-то они обрадовались! Вот Кролик тут и скажи, что он очень благодарен Братцу Черепахе с того самого дня, как тот прыгнул Лису на макушку.

— Да, — сказал Братец Черепаха, — счастье, что удалось тебе схорониться в очаге. Не то Братец Лис живо догнал бы тебя и поймал.

— Ну, дудки, раньше я б его поймал! Просто мне не хотелось оставить Матушку Мидоус и девочек, — сказал Кролик.

Толковали они, толковали, и зашел у них спор, кто из них быстрей. Братец Кролик говорит, что обгонит Братца Черепаху, а Братец Черепаха — тот об заклад готов биться, что обгонит Кролика. Спорят они так и этак, а потом Братец Черепаха и говорит:

— Ладно. У меня дома за очагом спрятана бумажка в пятьдесят долларов — ставлю их на кон в том, что обгоню тебя.

И Кролик сказал, что у него тоже есть пятьдесят долларов, он готов спорить, что обгонит Братца Черепаху. Пока Черепаха доползет, он и ячмень посеет, и ячмень успеет созреть.

Вот побились они об заклад и выложили денежки, а старого Братца Сарыча выбрали судьей. Отметили они пять миль, в конце каждой мили поставили столб.

Братец Кролик должен был бежать по большой дороге, а Братец Черепаха сказал, что поскачет лесочком. Все объясняли ему, что дорогой легче бежать, но старый Братец Черепаха себе на уме.

Позвали смотреть на забаву Матушку Мидоус с дочками и всех соседей, и все обещали прийти.

Кролик упражнялся каждый день; он прыгал совсем как кузнечик. А старый Братец Черепаха — тот все лежал в болоте. У него была жена и четверо деток, и все они были похожи на него точь-в-точь. Отличить их друг от дружки — подзорное стекло возьмешь — и то ошибешься.

Вот пришел назначенный день, и в этот день старый Братец Черепаха, и его старуха, и четверо деток — все встали до зари и отправились на место.

Старуха осталась у первого столба, детки у других столбов, а сам старый Братец Черепаха — у последнего.

Ну, стал собираться народ. Судья Сарыч пришел, и Матушка Мидоус с девочками, и Братец Кролик прискакал, весь разодетый: на шее ленты, на ушах — ленты. Весь народ пошел на дальний конец дорожки, чтобы смотреть, кто прибежит первым. Вот настало время, судья Сарыч вытаскивает свои часы и кричит:

— Джентльмены! Вы готовы?

Братец Кролик отвечает: «Да!», и старая Сестрица Черепаха кричит: «Да!» из своего лесочка. Кролик как припустит! А старая Черепаха потихоньку, потихоньку — и домой.

Судья Сарыч вскочил и полетел вперед, смотреть, чтобы все шло по правилам. Когда Кролик добежал до первого столба, один сынок Черепахи выполз из лесочка. Кролик кричит:

— Где ты, Братец Черепаха?

— Ползу, ползу, — отвечает сынок.

— Ага! А я впереди! — сказал Братец Кролик и поскакал быстрей прежнего.

Добежал до другого столба — второй сынок выползает из лесочка.

— Где ты, Братец Черепаха? — кричит Кролик.

— Тащусь, тащусь помаленьку!

Как стрельнет Братец Кролик — мигом примчал к следующему столбу. А тут еще сынок. Потом еще столб и еще сынок. Только миля осталась. Кролик уж думал, что победил. Тут старый Братец Черепаха поглядел на дорогу и видит — летит судья Сарыч. Выполз Братец Черепаха из лесочка, перелез через канавку, пробрался сквозь толпу и спрятался за последним столбом.

Подбегает к столбу Кролик. Ему не видать было Братца Черепаху, он и кричит судье:

— Деньги мои, судья Сарыч! Деньги мои!

Тут Матушка Мидоус с дочками и хохотать. Уж они хохотали до упаду, а старый Братец Черепаха вылез из-за столба и говорит:

— Дайте только дух перевести, уважаемые леди и джентльмены. А денежки-то выиграл я!

И правда. Привязал Братец Черепаха кошелек себе на шею и отправился домой, к своей старухе и деткам.

— Так ведь это просто обман был, дядюшка Римус!

— Ну конечно, дружок, просто хитрая шутка. Сперва стали звери шутить друг над дружкой, а от них научились люди, так оно идет и идет. Ты гляди в оба, сыночек, чтобы никто над тобой не подшутил так, пока ты молод. Потом уж будет трудней, когда волосы у тебя станут седые, как у старого негра.

Братец Кролик и Братец Воробушек

Дядюшка Римус сидел насупившись. Раз-другой он даже вздохнул тяжело и закряхтел. Джоэль понял, что чем-то огорчил дядюшку Римуса.

Он никак не мог вспомнить, что он сделал плохого, но все-таки ему было не по себе. Вдруг дядюшка Римус взглянул на него так грустно, уныло и спросил:

— Чего это ты наболтал сегодня маме про своего братишку?

— Что такое? — спросил мальчик, покраснев.

— Я слыхал, что твоя мама собирается наказать его после твоей болтовни.

— Ну, дядюшка Римус, я ведь только сказал ей, что он дергал чеснок у тебя на полоске и бросил в меня камень.

— Послушай, что я тебе скажу, дружок, — пробормотал старик, откладывая в сторону хомут, который он плел. — Послушай, что я скажу: скверное это дело — ябедничать. Вот я уж восьмой десяток на свете живу, а ни разу не видел, чтобы сплетник кончил добром. Помнишь, что сталось с пичужкой, которая сплетничала про Братца Кролика?

Мальчик не помнил, но ему очень хотелось услышать про это. Ему хотелось узнать, какая же это пичужка была ябедой, сплетницей и пустомелей.

— Это был такой вот попрыгунчик-воробушек, — сказал старик. — Воробьи всегда вмешиваются в чужие дела. И сейчас у них такая же привычка. Тут клюнет, там чирикнет и все сплетничает.

Как-то раз, после того как Братец Черепаха перехитрил Братца Кролика, сидел Кролик в лесу и раздумывал, как бы ему отыграться. Очень скверно было у него на душе, злился он очень, Братец Кролик. И бранился и ругался — прямо беда, лучше и не говорить об этом в сказке. Думал он, думал, потом вдруг вскочил да как крикнет:

— Ладно, черт побери, оседлаю опять Братца Лиса! Покажу Матушке Мидоус с дочками, что я хозяин Старому Лису, — как хочу, так и верчу им!

Братец Воробушек с дерева услыхал Кролика и запел: — А я скажу Братцу Лису! А я скажу Братцу Лису! Чик-чи-рик, расскажу, чик-чирик, расскажу!

Братец Кролик смутился немножко и не знал, как быть.

А потом смекнул: кто первым придет, тому и поверит Братец Лис. Поскакал домой — скок-поскок, скок-поскок! — глядь, а вот и Лис, легок на помине.

— Что это значит, Братец Лис? — начал Кролик. — Говорят, ты хочешь сжить меня со свету, деток передушить и дом разрушить?

Лис прямо взбесился от злости:

— Откуда ты взял это? Кто сказал тебе это, Братец Кролик?

Кролик сперва упирался для виду, а потом признался, что Братец Воробей ему это сказал.

— Ну, я, конечно, в сердцах все на свете изругал, как услышал такую шутку, — сказал Братец Кролик. — И тебе досталось тоже, Братец Лис.

— А ты в другой раз не верь пустому слову, — отвечал Лис. — Ну, будь здоров, я пойду, Братец Кролик!

Побежал Братец Лис прочь, глядь — Воробушек спорхнул с куста на дорогу

— Братец Лис, — кричит, — а Братец Лис!

А Лис знай трусит полегоньку, будто не слышит. Воробушек за ним вдогонку:

— Братец Лис! Да постой, Братец Лис! Я что знаю… Послушай!

А Лис все бежит да бежит, будто и слышать не слышит и видеть не видит Братца Воробушка, Потом растянулся у края дороги, будто собрался вздремнуть. Воробушек все кличет его да кличет, а Старый Лис ни звука в ответ. Подскочил к нему Воробушек совсем близко:

— Братец Лис, что я скажу тебе! Повернул голову Лис, говорит:

— Сядь на хвост мне, Братец Воробушек. На одно ухо я глуховат, а другое не слышит. Сядь на хвост.

Сел Воробушек ему на хвост.

— Все не слышу, Братец Воробушек! На одно ухо я глуховат, а другое не слышит. Сядь-ка на спину.

Сел Воробушек ему на спину.

— Прыгни мне на голову, Братец Воробушек. Я на оба уха глух. Прыгнул на голову Воробушек.

— Прыгни мне на зубок, Братец. На одно ухо я глуховат, другое не слышит.

Прыгнул Воробушек Лису на зубок, а Лис…

Тут дядюшка Римус умолк, широко раскрыл рот и закрыл его снова, так что сразу стало понятно, чем кончилось дело.

— Братец Лис проглотил его, дядюшка Римус? — спросил все-таки мальчик.

— На другое утро, — сказал дядюшка Римус, — шел по дороге Братец Медведь и набрел на перышки. И слух прошел по лесу, что Матушка Сова опять кого-то съела на завтрак.

Корова Братца Кролика

— Однажды возвращался Братец Волк с рыбной ловли, — начал дядюшка Римус, задумчиво глядя на огонь в очаге. — Связку рыбы перекинул через плечо и трусил по дороге. Вдруг Матушка Перепелка вспорхнула из кустов и захлопала крыльями у него под носом. Братец Волк подумал, что Матушка Перепелка хочет увести его подальше от своего гнезда. Кинул он свою рыбу наземь — и в кусты, туда, откуда вылетела Перепелка.

А как раз в эту пору случился тут Братец Кролик. Вот она — рыбка, а вот он — Кролик. Уж конечно, не такой человек Братец Кролик, чтобы пройти мимо рыбы, закрывши глазки.

Воротился Волк к тому месту, где оставил связку, а рыбки-то и нет. Сел Волк, поскреб в затылке, подумал-подумал, и пришло ему на ум, что Братец Кролик бродит тут, по соседству.

Пустился Волк со всех ног к дому Братца Кролика.

— А ведь ты говорил, дядюшка Римус, что Волк боялся Кролика с тех пор, как Кролик ошпарил его кипятком? — перебил Джоэль старого негра.

Дядюшка Римус даже лоб наморщил от досады.

— Ай-яй-яй! — заворчал он, покачивая головой. — Всегда эти мальчишки спорят и спорят. Они думают, что все знают лучше нас, стариков.

— Так ведь ты сам говорил, дядюшка Римус!

Но старик не смотрел на мальчика. Он будто и не слышал его. Дядюшка Римус наклонился и стал шарить рукой под стулом, среди обрезков кожи. А сам все продолжал ворчать под нос:

— Прямо беда теперь с детьми. Ты думаешь, что они маленькие, а они вон какие! — Тут он вытащил из-под стула красивый кнутик, сплетенный из ремешков, с красной кисточкой на конце. — Я вот сделал кнутик для одного мальчика, а он уж вон какой вырос, лучше меня все знает!.. Куда ему теперь кнутик!.. Придется отдать этот кнутик кому-нибудь другому.

Тут у Джоэля на глазах блеснули слезы, а губы дрогнули. Дядюшка Римус сразу растаял.

— Ладно, ладно, сынок, — сказал он, ласково похлопывая мальчика по руке. — Не обижайся на старого дядюшку Римуса. О чем это мы толковали? Как у Братца Волка рыба пропала и Волк пустился со всех ног к дому Братца Кролика.

Прибегает, а Кролик и слыхом не слыхал ни про какую рыбу. Волк кричит:

— Не отпирайся, Братец Кролик!

А Кролик и знать ничего не знает. Волк на своем стоит.

— Никто, — говорит, — как ты, Братец Кролик, стащил мою рыбу!

Тут Братец Кролик обиделся.

— Если так, — говорит, — если ты уверен, что это я взял рыбу, бери, убивай любую мою корову!

Братец Волк поймал Братца Кролика на слове, пошел на выгон и зарезал самую лучшую его корову. Братцу Кролику ох как горько было расставаться со своей коровой! Но он придумал одну штуку и шепнул своим деткам:

— Не горюйте, ребятки, мясо-то будет наше!

Он прискакал сломя голову и крикнул Волку, что охотники рыщут вокруг.

— Беги прячься, Братец Волк, — сказал Кролик, — а я побуду пока здесь, постерегу корову.

Только услыхал Волк про охотников — сразу в кусты. А Братец Кролик живехонько ободрал корову и просолил шкуру, а тушу всю раскроил и повесил в своей коптильне. Потом взял коровий хвост и воткнул его концом в землю. Покончил с коровой, кличет Волка:

— Скорей сюда, Братец Волк! Скорей сюда! Твоя корова удирает в землю. Скорей сюда!

Волк прибегает, глядь — Кролик сидит, ухватился за коровий хвост, чтобы хвост не ушел в землю.

Подоспел к нему Волк на помощь, как потянули они вдвоем за хвост — вырвали хвост из земли.

Братец Кролик поглядел на него и говорит:

— Ох, досада какая! Хвост оборвался, а корова ушла!

Но Братец Волк не хотел отступаться от своего добра. Он взял лом, и мотыгу, и лопату и копал, чтоб отрыть эту корову. А старый Кролик сидел у себя на завалинке, покуривал сигару. Каждый раз, как ударит Волк мотыгой, Братец Кролик шепнет своим деткам:

— Роет, роет, роет, а мяса-то нету! Роет, роет, роет, а мяса-то нету!

Потому что мясо давно лежало в коптильне. И долго-долго Братец Кролик и все его детки лакомились жареной говядиной всякий раз, как побегут у них слюнки.

— А теперь, сынок, возьми этот кнутик, — прибавил старик, — и скачи домой. Можешь сказать своей маме, чтобы она постегала тебя им в следующий раз, когда ты заберешься в банку с сахаром.

Сказка про маленьких крольчат

У Братца Кролика были хорошие детки. Они слушались маму и папу с утра и до самой ночи. Старый Кролик скажет им: «Лежи!» — они лежат. Матушка Крольчиха скажет им: «Беги!» — они бегут.

Они никогда не сорили в доме, а под носом у них было всегда сухо.

Тут Джоэль невольно поднял руку и вытер кончик носа рукавом.

— Это были очень хорошие детки, — продолжал старик. — А были бы они непослушными, им бы давно конец пришел — в тот самый день, когда Старый Лис забрался в дом к Братцу Кролику.

— А как это было, дядюшка Римус?

— Никого тогда не было дома, одни только маленькие крольчата. Старый Кролик работал в огороде, а Матушка Крольчиха отлучилась за чем-то по соседству. Маленькие крольчата как раз разыгрались в палочку-выручалочку, как вдруг в дом вошел Братец Лис. Крольчата были такие жирные — у него и слюнки потекли. Но он побоялся тронуть маленьких кроликов без всякой причины.

А крольчата перетрусили насмерть. Они сбились в кучу, сидят, во все глаза глядят на Братца Лиса. А Лис все сидит и думает, к чему бы придраться, чтобы их скушать. Вдруг увидел — стоит в углу большая палка сахарного тростника. Прочистил он горло и говорит так нахально:

— Эй, вы, долгоухие! Отломите мне от этой палки кусок, да побольше.

Крольчата мигом схватили тростник и ну трудиться над ним и потеть. Но толку было мало. Они не могли отломить ни кусочка. А Братец Лис и не взглянет будто. Знай покрикивает:

— Ну, поживей, поживей там! Долго я буду ждать?

А крольчата возились, возились, пыхтели, пыхтели над палкой, пыхтели — никак не могли ее разломать.

Вдруг услыхали они — маленькая птичка поет над крышей дома. А пела эта птичка такую песню:

Дружно зубками грызите, Дружно зубками точите, Проточите, пропилите, И согните, разломите!

Крольчата обрадовались и ну грызть палку. Старый Братец Лис на ноги не успел вскочить — уж они притащили ему большущий кусок сладенького тростника.

Вот сидит Братец Лис, все раздумывает, к чему бы придраться, чтобы можно ему было съесть маленьких кроликов. Вдруг вскочил, снял со стены сито да как крикнет:

— Эй, вы, долгоухие! Сбегайте на ручей, притащите в сите воды!

Крольчата во весь дух — к ручью. Зачерпнут ситом воду, а вода убегает; зачерпнут, а вода убегает.

Сели крольчата, заплакали. А на дереве сидела птичка. Она и запела. Вот какую песенку она пела:

В сито листьев наложите, Глиной дырки залепите, Да скорее, поспешите И тащите воду в сите!

Тут вскочили крольчата, промазали сито глиной, чтобы держало воду, притащили воды Братцу Лису. А Старый Лис озлился, ткнул ногой в большое бревно и сказал:

— Эй, вы, долгоухие! Живо бросьте в огонь это бревно!

Запрыгали крольчата вокруг бревна, пыхтели, пыхтели — никак не подымут. Тут на заборе запела птичка. И вот она спела какую песню:

Поплюйте на лапки и разом толкните. Толкайте, пихайте, сперва покачните, А после катите, катите, катите!

Только успели они подкатить бревно к огню, глядь — прискакал их папка, и птичка улетела прочь.

Братец Лис увидал, что дело не вышло.

— Надо мне, Братец Кролик, идти, — сказал он. — Я на минуточку забежал, проведать, все ли у вас здоровы.

— Да ты не спеши, Братец Лис, — отвечает Кролик. — Оставайся, закусим вместе. Братец Волк давно не заходит ко мне, а вечера нынче долгие. Вот как соскучился!

Но Братец Лис застегнул потуже воротник и побрел домой.

— И ты лучше беги домой, сынок, потому что твоя мама давно уж выглядывает в окошко — дожидается своего сынка.

Братец Кролик и Братец Медведь

— Вздумалось однажды Братцу Лису посадить горох, — начал дядюшка Римус. — Поплевал Старый Лис на руки, взялся за лопату — и готово дело!

А Братец Кролик все сидел и смотрел, как он работает. Один глаз прикрыл и спел своим деткам:

Ай люлю! Ай люлю! Я горошек люблю. Протопчу дорожку К этому горошку.

Ну и, конечно, как стал горох поспевать, придет Лис на свои грядки, а кто-то уже лакомился тут сладеньким.

«Не иначе, как Братец Кролик», — думал Лис.

Но Кролик так ловко путал свои следы, что Старый Лис никак не мог изловить его.

Вот как-то обошел Лис свои грядки кругом и нашел в заборе лазейку. Тут и поставил он ловушку. Пригнул ветку орешника, что рос у забора, привязал к верхушке веревку, на другом конце веревки сделал затяжную петлю и приладил петлю защелкой против самой лазейки.

На другое утро шмыгнул Кролик в свою лазейку, подхватила его петля под мышки, соскочила защелка, орешник распрямился, как рванет его кверху!

Висит Братец Кролик между небом и землей и думает: «Ну, как упаду? Ну, как не упаду?»

Упасть страшно и не упасть тоже страшно.

Стал он придумывать, чего бы это соврать Лису. Вдруг слышит — кто-то бредет по дороге. Это Братец Медведь возвращается из лесу — он ходил искать медовые дупла.

Кролик окликнул его:

— Как поживаешь, Братец Медведь?

Медведь поглядел вокруг — никого нет. Поглядел еще, видит — Братец Кролик болтается на ветке.

— Здравствуй, Братец Кролик! Ты-то как поживаешь?

— Да так, ничего, спасибо, Братец Медведь, — говорит Кролик.

— Чего это ты делаешь там наверху? — спрашивает Медведь.

— Денежки зарабатываю, Братец Медведь.

— Как же ты их зарабатываешь, Братец Кролик?

— Да вот нанялся к Братцу Лису пугалом. Ворон отгоняю от гороховых грядок. А ты б не хотел подработать, Братец Медведь?

— Как не хотеть, Братец Кролик! Семья-то у меня большая, никак не прокормишь.

— А пугало из тебя будет знатное, Братец Медведь! — сказал Кролик.

Он объяснил Медведю, как пригнуть ветку орешника. Вот, не прошло и минутки, Братец Медведь повис над гороховой грядкой вместо Братца Кролика.

А Кролик — со всех ног к дому Старого Лиса. Прибежал и кричит:

— Братец Лис! Скорей, Братец Лис, я покажу тебе, кто у тебя горох таскает!

Старый Лис схватил палку, пустились они вместе к гороховым грядкам. Прибегают, а Братец Медведь все висит.

— Ага! Попался наконец! — сказал Братец Лис.

И, прежде чем Медведь успел рот раскрыть, Братец Кролик поднял крик:

— По зубам его, Братец Лис! По зубам!

Старый Лис размахнулся своей палкой — и блип! блип! блип! Только Медведь раскроет рот, чтобы объяснить, как дело было, Братец Лис — блип! блип! блип!

А Кролик тем временем улизнул и схоронился в болотце, так что только одни глаза были наружу, потому что он знал, что Братец Медведь побежит искать его.

Глядь-поглядь — бежит Медведь по дороге. Добежал до болотца и говорит:

— Как поживаешь, Сестрица Лягушка? Не видала, не пробегал тут Братец Кролик?

— Вот только что пробежал, — отвечает Братец Кролик.

И старый Братец Медведь пустился вперед по дороге, а Братец Кролик выбрался из болотца, и обсушился на солнышке, и пошел домой к своим деткам как ни в чем не бывало.

— А Медведь не поймал Кролика потом, потом?.. — сонным голосом спросил мальчик.

— Спать, скорей спать! — воскликнул дядюшка Римус. — У тебя совсем уже слипаются глазки.

Братец Медведь и Сестрица Лягушка

— Ну ты расскажи мне, дядюшка Римус, — пристал Джоэль, — поймал Медведь потом Братца Кролика?

Все лицо старика прорезали веселые морщинки смеха.

— Глупости ты говоришь, сынок. Не такой человек Братец Кролик. Вот Медведь — тот опять попал в беду.

— Как же это было, дядюшка Римус?

— Братец Медведь бежал, бежал по дороге, видит — нет Братца Кролика.

— Ну постой же, Сестрица Лягушка, — сказал Братец Медведь. — Я тебе покажу, как людей обманывать! Хоть через год, а попомню тебе это!

Но не прошло и года, и месяца, не прошло и недели, возвращался Медведь из лесу, где искал медовых дупел, глядь — на бережку, у болотца, сидит старая Сестрица Лягушка. Бросил Братец Медведь свой топор, подошел к ней потихоньку, протянул лапу да как схватит Сестрицу Лягушку! Вот так. Прижал ее получше и говорит:

— Как поживаешь, Сестрица Лягушка? Как твои детки? У нас с тобой сегодня будет долгий разговор, — не знаю уж, когда увидят они тебя снова.

А Лягушка не знала что и сказать. Она не знала, в чем дело, и ничего не сказала. Сидит и молчит. А Медведь опять свое:

— Неужто забыла, как ты обманула меня насчет Братца Кролика? Потешилась надо мной, Сестрица Лягушка? Теперь я над тобой потешусь.

Тут Лягушка испугалась и говорит:

— Чего я тебе сделала, Братец Медведь? Когда это я обманывала тебя?

Братец Медведь рассмеялся. Ему хотелось потешиться над Лягушкой.

— Нет, конечно нет, Сестрица Лягушка! Ведь не ты же это выставила из воды голову и сказала мне, что Братец Кролик только что пробежал. Ну конечно, не ты. Ты в это время вовсе сидела дома со своими детками. Уж и не знаю, где он, твой дом, зато я знаю, где ты сейчас, Сестрица Лягушка, и еще я знаю, что больше никогда не придется тебе дурачить добрых соседей вот тут, у этой дороги.

Конечно, Лягушка не знала толком, что хочет с ней сделать Братец Медведь. Но она поняла, что как-то ей надо спасать свою жизнь, да спасать поскорей, потому что Братец Медведь уж защелкал зубами.

Вот Лягушка и крикнула:

— Братец Медведь, отпусти меня на этот раз! Я никогда больше не буду! Отпусти меня, Братец Медведь, я за это покажу тебе самое жирное медовое дупло во всем лесу!

А Братец Медведь все щелкает зубами, пена все течет у него изо рта.

Сестрица Лягушка снова кричит:

— Отпусти меня, Братец Медведь! Я никогда-никогда больше не буду! Только раз, только раз отпусти!

Но Старый Медведь сказал, что ей все равно конец пришел, и стал уже думать, как расправиться с Сестрицей Лягушкой. Он знал, что ее не утопишь, а сжечь — у него огня не было.

Думал он, думал…

Вдруг Лягушка перестала кричать и плакать и говорит:

— Если ты хочешь убить меня, Братец Медведь, снеси меня к тому большому камню — на краю пруда, — чтобы я хоть в последний раз могла поглядеть на моих деток. А потом ты возьмешь свой топор и пришибешь меня на этом самом камне.

Этот совет понравился Братцу Медведю, и он согласился: взял Сестрицу Лягушку за задние ноги и вскинул топор на плечо; пошел положил Лягушку на камень. Она прикинулась, будто смотрит на своих деток, а Медведь постоял, постоял и взялся за топор. Поплевал на руки, размахнулся — как стукнет по камню: блям!

Но, пока он подымал топор и опускал его, старая Сестрица Лягушка прыгнула в пруд — керблинк, керблинк! Отплыла подальше и запела.

Вот какую она пела песню: Ингл-го-дженг, ура, ура! Ингл-го-дженг, ура! Вот я и дома. Ура, ура! Ингл-го-дженг, ура!

— Это очень смешная песенка, — сказал мальчик.

— Смешная, конечно, — ответил старик, — потому что мы не понимаем по-лягушечьи. А если б мы понимали, может, она вовсе и не была бы смешная.

Как Братец Кролик лишился хвоста

— Однажды… — начал дядюшка Римус, усаживаясь поудобней, — однажды шел Братец Кролик по дороге, помахивая своим длинным пушистым хвостом…

Тут старик замолчал и глянул искоса на мальчика. Но тот привык уже к тому, что в сказках дядюшки Римуса всегда случались самые необыкновенные вещи, и нисколько не удивился этим словам. Тогда старик начал снова, погромче:

— Однажды шел Братец Кролик по дороге важный-преважный и помахивал своим длинным пушистым хвостом.

— Что ты, дядюшка Римус? — воскликнул мальчик, широко раскрыв глаза. — Где же это видано, чтобы у кроликов были длинные пушистые хвосты?

Старик выпрямился и строго посмотрел на мальчика.

— Если ты хочешь слушать, так слушай, а не перебивай, — серьезно сказал он. — А если не хочешь, я пойду по своим делам, у меня вон сколько работы сегодня!

— Нет, я слушаю, дядюшка Римус!

— Смотри же! Вот, значит, однажды шел Братец Кролик по дороге, помахивая своим длинным пушистым хвостом. И встретился ему на дороге… ну конечно, Братец Лис, да с какой большущей связкой рыбы!

Кролик окликнул его и спросил, где это он раздобыл такую отличную связку. А Лис отвечал, что наловил.

Братец Кролик спросил где, а Лис сказал, что поймал рыбу в речке. И Кролик спросил как, потому что он страх как любил пескариков. Ну, сел Братец Лис на бревнышко и говорит:

— Это совсем нехитрое дело, Братец Кролик. Как зайдет солнышко, ступай на речку, опусти в воду хвост и сиди до зари, вот и вытащишь целую кучу рыбы.

Вот вечером отправился Кролик на рыбную ловлю. Погодка была холодная, прихватил он с собой бутылочку вина. Как пришел на реку, выбрал местечко получше, уселся на корточки, хвост — в воду.

Сидит-посиживает, попивает винцо, чтобы не замерзнуть, глядь и день настает. Потянул хвост Братец Кролик — что-то хрустнуло; потянул в другой раз — где же хвост? Глядит Кролик, а на речке — лед, а во льду — пучок, не то шерсть, не то травка, не то хвост, не то кочка.

Тут старик замолчал.

— Он оторвался у него, хвост, а, дядюшка Римус?

— Оторвался, сынок. И с той поры сам Братец Кролик куцый, и детки у него куцые, и внуки куцые.

— И все потому, что у Братца Кролика хвост примерз ко льду?

— Так я слыхал, сынок. Наверно, они все хотели быть похожими на своего папку.

Как Братец Черепаха всех удивил

— Скажи, дядюшка Римус, — спросил раз мальчик, забравшись на колени к старому негру, правда. Братец Кролик был хитрее всех-всех? Хитрее Братца Волка, и Братца Опоссума, и Старого Лиса?

— Только не хитрее Братца Черепахи, — подмигнул старик, выворачивая карманы — сперва один, потом другой, чтобы набрать табачных крошек для своей трубки. — Потому что самым хитрым из всех был Братец Черепаха!

Старик набил свою трубку и закурил.

— Вот послушай, сынок, — сказал он. — Послушай, как хитер был маленький Братец Черепаха. Вздумалось как-то Матушке Мидоус с девочками варить леденцы. И столько соседей собралось на их приглашение, что патоку пришлось налить в большой котел, а огонь развести во дворе.

Медведь помогал Матушке Мидоус таскать дрова, Лис смотрел за огнем, Волк собак отгонял, Кролик тарелки смазывал маслом, чтобы леденцы к ним не пристали.

А Братец Черепаха тот вскарабкался на кресло и обещал присматривать, чтобы патока не убежала через край.

Сидели они все вместе и друг дружку не обижали, потому что так заведено было у Матушки Мидоус: кто придет, оставляй все раздоры за дверью.

Вот сидят они, болтают, а патока уже пенится понемножку и клокочет. И каждый стал тут хвалиться собой.

Кролик говорит — дескать, он всех быстрей, а Черепаха знай покачивается в кресле да посматривает на патоку.

Лис говорит — он всех хитрее, а Черепаха знай покачивается в кресле.

Волк говорит — он самый свирепый, а Черепаха знай покачивается и покачивается в кресле.

Медведь говорит, что он всех сильнее, а Братец Черепаха все покачивается да покачивается. Потом прищурил глазок и говорит:

— Похоже на то, что я, старая скорлупа, уж и не в счет? Ну нет! Даром, что ли, доказал я Братцу Кролику, что есть бегуны получше его? Вот захочу, докажу Братцу Медведю, что со мной не сладить.

Все ну смеяться и хохотать, потому что с виду Медведь уж очень силен. Вот Матушка Мидоус встает и спрашивает, как хотят они меряться силами.

— Дайте мне крепкую веревку, — сказал Братец Черепаха, — я уйду под воду, а Братец Медведь пусть попробует вытащить меня оттуда.

Все опять — хохотать, а Медведь встает и говорит:

— Веревки-то у нас нет.

— Да, — говорит Братец Черепаха, — и силенки тоже.

А сам покачивается и покачивается в кресле да посматривает, как кипит и клокочет патока.

В конце концов Матушка Мидоус сказала, что, так и быть, одолжит им свою бельевую веревку и, пока леденцы будут стынуть в тарелках, они могут пойти к пруду и поразвлечься.

Братец Черепаха и всего-то был с ладонь, так что очень смешно было слушать, как он хвалится, что перетянет Братца Медведя.

И все отправились к пруду.

Братец Черепаха выбрал местечко по вкусу, взял один конец веревки, а другой протянул Медведю.

— Итак, леди и джентльмены, сказал он, — вы все с Братцем Медведем идите вон в тот лесок, а я остаюсь здесь. Как я крикну, пусть Братец Медведь тянет. Вы все беритесь за тот конец, а с этим я в одиночку управлюсь.

Ну, все ушли, и Братец Черепаха остался у пруда один. Тут он нырнул на дно и привязал веревку крепко-накрепко к большущей коряге. Потом поднялся и крикнул:

— Тащи!

Обмотал Братец Медведь веревку вокруг руки, подмигнул девочкам да как дернет! Только Братец Черепаха не поддался. Взял Медведь веревку двумя руками да как рванет! А тот опять не поддается. Тогда обернулся Медведь и перекинул веревку через плечо и собрался было пойти прочь вместе с Братцем Черепахой, да не тут-то было: Братец Черепаха — ни с места!

Братец Волк не утерпел и стал помогать Братцу Медведю. Но толку в этом было мало. Все они взялись за веревку и ну надсаживаться. А Братец Черепаха кричит:

— Эй, вы, там! Почему так плохо тянете?

Увидел Братец Черепаха, что они бросили тащить, нырнул и отвязал веревку. А пока они подошли к пруду, он уж сидит на бережку как ни в чем не бывало.

— Последний раз, как ты дернул, чуть не одолел меня, — говорит Братец Черепаха. — Ты очень силен, Братец Медведь, но я все-таки посильнее!

Тут Медведь поворачивается к Матушке Мидоус и говорит:

— Что-то у меня слюнки текут! Наверно, леденцы уже остыли.

И все принялись за леденцы, а старый Братец Медведь набил ими полный рот и громко захрупал, чтобы никому не слышно было, как смеется над ним Братец Черепаха.

Старик замолчал.

— Как только веревка не порвалась… — задумчиво сказал мальчик.

— Веревка! — воскликнул дядюшка Римус. — Милый мой, да ты знаешь, какие тогда были веревки? У Матушки Мидоус такая веревка была — хоть быка на ней вешай!

И мальчик охотно поверил дядюшке Римусу. Уже было совсем темно на дворе, когда Джоэль обнял старого негра и сказал ему: «Спокойной ночи».

— Как много сказок ты знаешь, дядюшка Римус! — вздохнул мальчик, которому очень не хотелось расставаться со стариком. — А что ты мне завтра расскажешь?

Дядюшка Римус лукаво улыбнулся:

— Вот уж не знаю, сынок. Может быть, я расскажу тебе, как Братец Кролик напугал своих соседей. Или про то, как Братец Лис поймал Матушку Лошадь. Или про то, как Медвежонок нянчил маленьких крокодилов. Много есть сказок на свете. А теперь беги, дружок, пусть тебе снятся хорошие-хорошие сны.

Майкл Горам

ЧУДО-ГЕРОИ

Былины и небылицы про пионеров и покорителей Дикого Запада

Пересказ Н. Шерешевской

ПОЛЬ БАНЬЯН

Одни говорят, Поль Баньян жил давно-давно, а вот некоторые уверяют, что он и поныне жив. Что ж, по-своему правы и те и другие. Да вы и сами с этим согласитесь, когда услышите, что о нем рассказывают. Начнем же с самого начала, издалека.

Родился Поль лет полтораста назад. Правда, назвать точно день его рождения никто не может. Метрик тогда не писали. Но одно совершенно достоверно: на другой же день после своего рождения Поль потребовал пышек, да порумяней.

В то время родители его по-английски еще не говорили. Они знали, кажется, французский, не то русский, а может, и шведский, точно не скажем. Но только не английский. Так что сами судите, какой способный был Поль, если еще совсем малюткой сразу заговорил на иностранном языке.

Потом Поль попросил игрушку. Лежа в воловьей повозке, служившей ему колыбелью, он заявил, что хочет топор. Однако отец с матерью топора ему не дали. Вполне возможно, они полагали, что он еще слишком мал для таких забав. Поль ждал, ждал, наконец ему это надоело, он выскочил из колыбели и принялся сам искать, пока не нашел остро наточенный топор.

Когда у него пошли зубы, он чесал топорищем десны. С тех пор он с топором так и не расставался. И с возрастом все ловчее работал им.

А рос он быстро, и чем дальше, тем быстрей.

Бессмысленно спорить, какого роста был Поль. Одни говорят, он был выше самого высокого дерева. Другие утверждают, что, когда Поль хотел проехаться по железной дороге, с вагона приходилось снимать крышу, иначе он не умещался. Так или иначе, сами видите, он был не малышка.

Когда Поль в первый раз пошел один в лес, мать собрала ему в дорогу завтрак. Завернула несколько булок, полдюжины луковиц да четверть говяжьей туши в придачу. Но Поль загляделся на резвящихся лосей и, позабыв обо всем на свете, сел нечаянно на сверток с едой. Ну, само собой, говядина сплющилась. А когда настал час обеда, Поль вложил плоскую говядину с луком в булки. Так Поль Баньян волей-неволей изобрел бифштекс с луком.

Еще в отроческие годы — ему было тогда лет тринадцать-четырнадцать — Поль полюбил охоту. Ну и шустрый он был на охоте! Вот послушайте историю, какую рассказывают в лесах Севера о том, как быстро он бегал. Однажды Поль заметил милях в пяти от себя оленя. Он прицелился и выстрелил. А стрелок он был меткий, так что знал наверное, что не промахнулся, и припустил скорей за добычей. Однако не пробежал он и полпути, как чувствует, зачесалось у него вдруг пониже спины. Что ж вы думаете это было? Оказывается, он обогнал свой выстрел, и крупная дробь из его ружья попала не в лося, а в него самого.

С тех пор он после выстрела всегда ждал, прежде чем бежать за убитой добычей.

В лагерь лесорубов Поль пришел, когда был еще совсем мальчишкой. Правда, тогда уже он вымахал ростом выше самого высокого из лесорубов и не хуже их справлялся с работой. А уж в рог трубил, сзывая лесорубов на обед, и вовсе громче всех. До того громко он однажды протрубил, с такой силой подул в большой рог, что сдул человека с луны. И пришлось бедняге дожидаться следующей ночи, когда снова взойдет луна, чтобы вернуться домой.

Голосище у Поля был что твой гром. И он старался говорить только шепотом. Но даже от его шепота посуда на кухне плясала.

В лагере лесорубов Поль свел дружбу с семью лесорубами. Они всегда звали его с собой, когда шли в лес валить деревья. Хотя Поль был еще совсем мальчик, топором он работал не хуже любого из Славной Семерки. Раз-два, раз-два — и сосна толщиною в три фута уже лежала на земле. Стоило Полю крикнуть «Берегись!», когда сосна начинала падать, как по крайней мере еще два или три дерева валились на землю, опрокинутые его громоподобным голосом.

Одна беда была у Поля и его друзей — с топорищами. Поль и Славная Семерка так быстро и бойко работали топорами, что топорища у них разлетались в щепки. Даже если были сделаны из крепкого дуба. И вот Поль вместе с друзьями придумали сплести топорища из гибкой сыромятной кожи, как косу. Теперь Поль и его друзья-лесорубы одним ударом подсекали сразу несколько деревьев. На этом они экономили немало времени, а время для них была штука важная, потому как много работы ждало их впереди.

В те далекие времена почти весь Север страны — от штата Мэн до Калифорнии — был покрыт лесом. Горожанам лес нужен был, чтобы ставить дома. Судостроителям — для высоких мачт быстроходного парусного флота. Фермерам — на амбары и изгороди. А вскоре появились и железные дороги, так что лес понадобился на шпалы. Самые крепкие бревна шли на крепления для угольных шахт.

Но больше всего леса изводилось на зубочистки, ибо любимой едой американцев был бифштекс из жесткого мяса длиннорогой техаски.

Кроме знаменитой Семерки, у Поля было еще три закадычных друга среди богатырей в лагере лесорубов. Одного прозвали Джонни Чернильная Душа. Он был счетоводом. Чтобы вести учет работы, он сделал ручку из ствола большого дерева. Джонни был мастером складывать и вычитать. И даже умножать. Это он придумал таблицу умножения!

Вторым, по счету, другом Поля был Пышка-Худышка. Он был поваром у лесорубов, и лучше всего ему удавались румяные пышки.

При первой же встрече Поль Баньян и Пышка-Худышка вступили в горячий спор. Поль утверждал, что для того нужна хорошая стряпня, чтобы лесорубам веселей работалось. А Пышка-Худышка стоял на своем: мол, нет, для того надо веселей работать, чтобы съесть все, что он настряпает. К согласию они так и не пришли. Зато договорились работать рука об руку.

Когда Пышка-Худышка только-только пришел в лагерь лесорубов, у него начались всякие нелады. Во-первых, с печами. Чтобы напечь пышек для Поля и его Семерки, а также еще для трехсот богатырей-лесорубов и для Малыша Голубого Быка (о нем вы еще услышите), нужны были печи небывалой величины.

Худышка пек пышки, как было принято, на сковородах. Но лагерь лесорубов все рос и рос, и уже не хватало места для новых сковородок. Тогда Худышка попробовал печь пышки, ставя их на бочок. Конечно, место при этом экономилось, но вот беда — лесорубам не нравились пышки, сплюснутые с боков. Пышкам полагается быть круглыми. А потому потребовалась сковорода гигантской величины.

Пышка-Худышка нарисовал, какой должна быть эта сковорода, а Джонни Чернильная Душа помог вычертить ее в полную величину. Когда чертеж был готов, Худышка попросил третьего друга Поля Баньяна, которого звали Олле Большой, — он был кузнецом, — выковать такую сковороду. Чугуна на нее ушло уйма, пришлось доставать руду из трех шахт сразу. Олле Большой прекрасно справился с заказом. Он не только сковороду сделал, но проделал дырочки во всех пышках, какие пеклись в лагере лесорубов. Теперь вы догадываетесь, кто изобрел пончики?

Одно было неудобно: сковорода оказалась так велика, что Пышка-Худышка никак не мог сам без посторонней помощи смазать ее маслом. Он попробовал было приспособить длинное дерево с густой метелкой из веток на конце, но получалось слишком медленно. Тогда он нанял команду из семнадцати мальчишек. Они привязали к подошвам ломти сала и катались по сковороде, как на коньках, натирая ее до блеска. Правда, лесорубам приходилось теперь есть пышки с оглядкой. Прежде чем отправить их в рот, они подносили каждую к свету, чтобы убедиться, не прилип ли к тесту один из юных конькобежцев.

Худышка ставил на стол пышки прямо из печи. Но стол, за которым сидели лесорубы, был длиною в четверть мили, не меньше, и поэтому нелегко было донести пышки горячими. Вот он и придумал: роздал мальчишкам ролики и велел им быстро проезжать по середине стола и бросать каждому лесорубу по горячей пышке. Все бы ничего, да ролики застревали в сладкой кленовой патоке. К тому же мальчишкам ничего не стоило угодить прямо на чью-нибудь вилку или, что еще страшней, под нож лесоруба, который как раз в это время тянулся, например, за маслом. Пышка-Худышка надумал было пускать по столу поезд, но лесорубы запротестовали: видите ли, дым им ел глаза.

В конце концов, Пышка-Худышка решил поучиться у горняков. Он сделал подвесную дорогу с думпкарами — опрокидывающимися вагонетками. В вагонетки он закладывал пышки и давал им ход, вагонетки пролетали со свистом над столом и опрокидывались по очереди над каждой тарелкой.

Что и говорить, Поль Баньян был великим лесорубом, и все-таки ему никогда не удалось бы очистить от леса весь Север страны, с востока на запад — штаты Мичиган, Орегон и прочие, не будь у него верного помощника Голубого Быка по кличке Малыш.

Не советуем вам брать на веру разные толки о том, откуда появился Малыш. Поль никому не рассказывал, как было дело, так что он один только и знает всю правду. Так или иначе, когда после Зимы Голубого Снега пришла весна, Поль и привел в лагерь Малыша. Кто говорит, он родился голубым, а кто утверждает, что он посинел, проведя ночь на дворе, когда шел голубой снег. Однако те и другие сходятся в одном — Малыш и Поль просто созданы были друг для друга.

Ну и большим вырос этот Малыш! В те времена лесорубы привыкли все мерить на длину топорища. Так вот, Ханс Хансен говорил, что он сам измерял у Малыша расстояние между рогами. Оказалось семнадцать топорищ с гаком!

У Поля вошло в привычку до завтрака валить двадцать — тридцать деревьев. И пока он завтракал, Малыш тащил волоком эти деревья на лесопилку.

Хороших прямых дорог тогда на Севере еще не было, только кривые, и поэтому Голубому Быку было удобно таскать деревья с кривыми стволами. Но Полю не по душе была такая расточительность: ведь лучшими стволами даже в те времена считались прямые. А как их было протащить по кривым дорогам? Поль долго думал и, наконец, придумал, да так просто, что сам рассмеялся. И почему ему раньше в голову не пришло? Он впряг Малыша в дорогу, и Малыш выпрямил ее. Вот откуда в Америке взялись прямые дороги.

Но это не все. Поль считал, что можно еще кое-что изобрести. Он думал-думал и, наконец, спустя три дня и пять ночей, изобрел. Послушайте, что же он с другими лесорубами сделал.

Привязал Малыша к квадратной миле земли, покрытой лесом, и Малыш прямым ходом приволок ее на лесопилку. Так что лесорубам оставалось лишь хватать деревья за корни, отряхивать с них землю, обрубать топорами ветки и отправлять готовые стволы туда, где жужжали пилы. Очистив таким образом от леса одну квадратную милю, они возвращали землю на место и брались за следующую милю.

Но однажды в субботу вечером они забыли вернуть квадратную милю на место. За ночь ее прихватил мороз, и, когда настало утро понедельника, ее невозможно было просто так взять и отправить на свое место. Вот каким образом в тех местах выросла знаменитая Квадратная Гора. С той поры люди не перестают дивиться на нее, и на Квадратное Озеро тоже. Оно возникло на том месте, откуда эту квадратную милю вырыли.

Одно время Поля и Пышку-Худышку сильно беспокоила яичная проблема. Выучившись грамоте, Худышка в одной книге прочитал, что всем, кто трудится, надо есть яйца. Он прикинул, что на прием каждому лесорубу надо по чертовой дюжине яиц — по тринадцать штук, стало быть. Что ж, построили курятник и посадили в него несколько петухов и много-много несушек.

Несушки неслись без устали, а вот петушки, по мнению Поля, бездельничали. «Ну какая лесорубам польза от петушков?» — ломал себе голову Поль. Теперь у него вошло в привычку по вечерам проводить свой досуг в курятнике. Лежа на боку и подперев голову рукой, Поль наблюдал и размышлял. Его просто из себя выводило, почему это он должен работать, а петушки нет?

Так тянулось всю весну. И вдруг стали пропадать наседки-не-сушки. Семерка лесорубов уже успела привыкнуть, что к завтраку у них всегда свежие яички. Пришлось им даже переучивать гончую Поля, чтобы сделать из нее ночного сторожа. Немало времени они потратили на дрессировку. Сам Поль им тоже помогал. Сторожевой пес из гончей получился что надо, однако ему так и не удалось поймать вора. Куры продолжали пропадать.

Поль был очень обеспокоен. Настал день, когда петухов стало даже больше, чем кур. Поль пришел просто в отчаяние. Даже работать не мог и прилег дома отдохнуть и подумать. От печи шел приятный жар, и глаза у Поля стали смыкаться. Он и не заметил, как заснул.

Когда Семерка лесорубов вернулась домой, они так и ахнули: на полу копошились маленькие желтые цыплята, а из бороды Поля выглядывали встревоженные наседки! Все было ясно: пока Поль изучал в курятнике петушиную проблему, несушки устроились у него в бороде, чтобы высиживать цыплят.

Счетовод Джонни Чернильная Душа всех их пересчитал и остался очень доволен: все несушки до одной оказались на месте.

Однажды Поль и его Семерка лесорубов совершили небольшое путешествие в Канаду. Одна вещь особенно поразила его у канадских лесорубов. Каждый раз, как к ним в лагерь являлся английский король, они должны были произносить по-английски: «Ваше величество!» А надо вам сказать, что канадские лесорубы были в основном из французов. И у себя во Франции, еще до того как им приехать в Канаду, они славно потрудились, чтобы вообще прикрыть всю «королевскую лавочку», и для этого устроили Великую французскую революцию. К тому же, говоря только по-французски, они никак не могли выучиться произносить чисто по-английски «Ваше величество!». И это их очень сердило. Они взбунтовались и попросили Поля помочь им. Ну, хотя бы советом.

Поль вспомнил, как их славный генерал Джордж Вашингтон взял да и вышвырнул английского короля из своего лагеря, то есть вон с американской земли. А было это, как вы знаете, давным-давно, еще в 1776 году, во время войны за независимость. Америка была еще тогда колонией Англии и сражалась с войсками английского короля за свою свободу. Только после победы она стала независимым государством — Соединенными Штатами Америки. Вот Поль и подумал: а почему бы и канадским лесорубам не вышвырнуть английского короля из их страны? И решил один прекрасный день, когда Поль как раз этим занимался, он потерял равновесие и полетел кувырком в Ниагарский водопад. Это был первый холодный душ Поля Баньяна. Он ему так понравился, что не захотелось вылезать. Но простуду Поль все-таки схватил, и какую простуду! Сильную, как сам Поль Баньян, другому она была бы не по плечу.

Поль понимал, что во всей Канаде не найдется достаточно горчицы, чтобы поставить ему хороший горчичник. И потому он вернулся в Мичиган к своим лесорубам. Повар взял три полных повозки сухой горчицы, смешал ее с водой, и, поставив Полю злой горчичник, отправил его в постель. После этого Поль не скоро встал на ноги, однако он всегда с удовольствием вспоминал про холодный душ под Ниагарским водопадом.

В тот год выдалась особенно морозная зима. Стояла такая стужа, что Пышка-Худышка не успевал снять кофе с раскаленной печи, как он тут же превращался в лед. Несушки вместо яиц неслись снежками. А потом стало еще холодней, так что дым в трубе замерз и забил дымоход. Пришлось Худышке попросить лесорубов выколачивать лед по кусочкам, чтобы прочистить трубу и растопить печь.

Естественно, что обед у Худышки получался все хуже и хуже. Семерка лесорубов да и остальные пожаловались Полю, и ему, хочешь не хочешь, пришлось вмешаться. Он сказал Худышке, что другие о нем думают. Слово за слово, оба так распалились, несмотря на лютый холод за окном, что от их крика задрожали стены дома. Но, честно говоря, что мог Худышка поделать?

В тот день, когда на стол были поданы пышки, подгорелые снизу и замерзшие сверху, терпение у лесорубов лопнуло. Если бы на другой день не потеплело, остановилась бы вся работа. Но мороз чуть помягчал, и Пышка-Худышка устроил лесорубам пир. Все смеялись и шутили, отправляя в рот поджаристые пышки и еще семь видов разных пирогов. Крепкий кофе дымился. Вдруг все перестали есть и в изумлении смолкли, услышав злобную перебранку Поля с Худышкой. Поль кричал:

«Что за еда для лесорубов!»

А Худышка в ответ:

«А где это видано печь пышки на ледяных кирпичах?! Мне и так паяльной лампой пришлось оттаивать огонь в нашей печи!»

И дальше больше. Наконец кто-то смекнул, что случилось. Оказывается, слова, которые Поль и Худышка кричали друг другу в самый холодный день, замерзли в воздухе и только сейчас стали постепенно оттаивать и все их услышали.

А теперь про Олле Большого, который был, как вы знаете, в лагере Поля кузнецом, хотя ростом он казался и поменьше Поля. Его обязанностью было следить, хорошо ли подкован Малыш Голубой Бык. Олле был силачом и одну подкову Малыша спокойно мог унести у себя на плече. А вот чтобы сделать для Малыша новую упряжку, когда старая износилась, не хватило кожи даже в трех штатах. И тогда Олле пригнал из Техаса стадо длиннорогих коров и сделал новую упряжь из техасской кожи. Она была крепкая, как железо, когда высыхала, зато если ее намочить, она растягивалась, как тянучка.

Упряжь пришлась Малышу впору, и он не расставался с ней вплоть до знаменитой Зимы Теплого Снега. В день, когда разразилась снежная буря, Малышу Голубому Быку выпало тащить тридцать семь бревен четырех футов в поперечнике каждое. Пошел теплый мокрый снег, и постепенно упряжь стала растягиваться. Малыш продолжал идти вперед, а бревна оставались на месте. И когда Малыш достиг лесопилки, бревна остались позади в трех с четвертью милях.

Вот тут-то Олле Большой и понял, что за упряжь он сделал. Он распряг Малыша и привязал упряжь к бревнам. А когда подморозило и поднялось солнце, кожаная упряжь начала постепенно подсыхать. Подсыхала и съеживалась, делаясь все короче. С сыромятной кожей всегда так бывает. Съеживалась, съеживалась и вытащила за собой из леса все тридцать семь бревен. С треском, шумом и грохотом бревна покатились прямо к лесопилке, что, собственно, и надо было.

Хлопот у Поля в лагере было по горло. Вскоре после истории с упряжью ему пришлось разрешать комариную проблему. К тому времени комары, питаясь кровью лесорубов, выросли больше некуда, так что им ничего не стоило пробуравить своим хоботком бревенчатую стену лесной хижины и впиться в любого, не потрудившись даже ради вежливости постучаться сначала в дверь, чтобы получить приглашение войти.

Вот какой план придумал тогда Поль. Он прослышал, что на Аляске живут самые злые пчелы, и подумал, а почему бы им не съесть комаров? Он предложил поскорее отправить кого-нибудь за ними на Аляску. Пчел доставили в лагерь лесорубов, однако Поль зря понадеялся на них. Вместо того чтобы пожрать комаров, они в них без памяти влюбились и все переженились. Вскоре по лесу тучей летали полосатые чудовища — помесь комаров с пчелами, у которых жала были теперь уже с обоих концов. А значит, они жужжали и пищали и жалили вдвое больней.

В один прекрасный день, когда Пышка-Худышка мыл на дворе свой большой котел, он увидел, что на лагерь надвигается целая армия этих разбойников. Что было делать? Он нахлобучил на себя котел и спрятался под него. Пчелокомары спикировали прямо на котел, и одна за другой принялись сверлить своими хоботками в чугунных стенках котла дырки.

Но Пышка-Худышка не растерялся: как только хоботок проходил через чугунную стенку, он его — раз! — и загибал с помощью тяжеленной кувалды. И комаропчела оказывалась в плену. Конечно, Худышке пришлось попотеть, прежде чем загнуть все хоботки. Не успел он кончить, как пчелокомары преспокойно взвились в воздух вместе с котлом.

Увидев такое чудо, Поль тоже кое-что придумал. Сбегал на кухню за вторым котлом и предложил Худышке повторить ловкий трюк. Не успела последняя комаропчела пробуравить чугунную стенку котла, а Худышка загнуть последний хоботок, как вся стая вместе с котлом взмыла вверх и тоже исчезла. Теперь Поль был спокоен — все пчелокомары погибнут голодной смертью, так как чугун им вовсе не полезен.

Но рано он радовался: разрешив пчелокомариную проблему, он создал другую. Что же теперь будут есть лесорубы, если Пышка-Худышка лишился чугунных котлов, в которых варил для них гороховый суп?

Три дня и шесть ночей думал Поль над этой проблемой. За эти дни лесорубы так ослабели от голода, что у них не было сил даже поднять топор. Пышки да пышки — разве это еда для лесорубов? Подавай им гороховый суп, и все тут!

Тогда Поля осенила новая идея. Он нагрузил большущую баржу длиною в триста футов сухим горохом. Потом сам вошел в озеро, толкая баржу перед собой. На середине озера вода доходила ему уже до колен. Он вытащил из кармана старую железную подкову Малыша, да не одну, а несколько, побросал их все на баржу, и баржа пошла ко дну. Не прошло и сколько-то времени, как озеро превратилось в прекрасный гороховый суп.

Да, но он был холодный. Тогда Поль развел на берегу вокруг озера костры, и суп в два счета согрелся. Теперь вы видите, откуда взялось название озера — Гороховый Суп?

Однако после истории с гороховым супом у Поля начались неприятности с лесными пожарами. Собственно, пожары — вечная беда лесорубов. В тот день, когда Поль зажег вокруг Горохового Супа костры, огонь перекинулся на деревья, и пришлось Полю тушить пожар, а дело это нешуточное. Но Поль все сразу сообразил: снял с себя башмаки и, зачерпывая ими гороховый суп, живенько потушил огонь.

В другой раз тушить пожар ему помог Малыш Голубой Бык. Поль попросил Малыша выпить до дна целую реку. А потом пощекотал его под ложечкой, и Голубой Бык прыснул со смеху, так что вода забила из него фонтаном и залила огонь.

Однажды Пышка-Худышка поделился с Полем своими сомнениями насчет того, что лесорубы получают маловато витаминов. Вот если бы у них было побольше овощей! На что Поль тут же предложил:

— Засади всю землю, какую мы очистили от леса, овощами, и проблема будет решена!

Фермером Худышка оказался не хуже, чем поваром. Ему удалось вырастить такие огромные тыквы, что лесорубы потихоньку все их растаскали себе под инструмент, вместо рабочих ящиков. И редиска у него росла такая большая и красная, ну словно огонь. Даже страх брал, как бы кухня от нее не заполыхала. А пшеница подымалась так быстро и высоко, что Семерка лесорубов не успевала ее жать.

Теперь у Худышки еды было хоть отбавляй. Пришлось даже пригласить в лагерь еще лесорубов, чтобы было кому с едой расправляться. Новые лесорубы тут же принялись валить лес, и у Худышки стало еще больше земли, на которой он мог выращивать овощи. Вскоре уже весь Канзас был очищен от леса, и Худышка засеял эту землю. Но чем больше Худышка сажал, тем больше людей приходилось нанимать, чтобы было кого кормить.

В конце концов, Поль и другие лесорубы извели весь лес на огромном пространстве, которое ныне называется Великой Равниной — Грейт Валли. К тому же Полю уже наскучило помогать Худышке, как найти равновесие между людьми и овощами. И он попросил счетовода Джонни Чернильная Душа взять на себя эту проблему, а сам решил отдохнуть.

И все-таки больше всего на свете Поль любил работать. Когда с лесом было покончено, он занялся бурением нефтяных скважин в Оклахоме. Да, да, именно Поль Баньян открыл первые нефтяные источники в этом штате! Вот как это случилось.

Фермерам Оклахомы нужна была вода. А Полю ничего не стоило вырыть глубокую яму для колодца. Если же в дело он пускал бур и ударял по нему молотом, то яма получалась еще глубже и воды в ней было еще больше. И вот однажды по совершенной случайности он так глубоко всадил бур, что вместо воды забила нефть. С тех пор в штате Оклахома и стали добывать нефть.

Однако настал день, когда Поль запустил в землю бур глубже, чем на милю, а наверх не забило ничего — ни вода, ни нефть. Поль вознегодовал. Ему тошно было подумать, что зря пропадет такая скважина. Он голову себе сломал, придумывая, как же ее использовать, и наконец придумал. Он вынул ее из земли, распилил на куски и продал фермерам на ямки для столбов, на которых держится изгородь. Что ж, сделка вышла неплохая!

Кое-кто утверждает, что Поль Баньян умер как раз вскоре после этого. Какие доказательства? Они сами лично были на похоронах, а потому и людей на похоронах было видимо-невидимо. Но достоверно известно, что все получилось иначе. Об этом рассказал сам Игл Иглсон, который был на месте, когда похороны Поля Баньяна как раз и не состоялись. И вот почему.

В тот день Поль взял себе выходной, чтобы пойти в штат Аризона и вырыть там Гранд Каньон. По такому случаю он даже надел новые башмаки. Закончив работу, он остался ею не очень доволен. Склоны каньона получились совершенно вертикальные и казались до противности гладкими и голыми. Поль сказал сам себе:

— Обыкновенную канаву выроет всякий!

И решил на другой день вернуться и посмотреть, что еще тут можно сделать. Собравшись домой, Поль уже переступил было через край каньона, но одного он при этом не учел. Каучуковая подошва у его новых башмаков оказалась толще, чем он привык носить, и он споткнулся. Споткнулся и полетел вниз, в глубокий каньон.

Как правило, Поль прочно стоял на ногах, и если падал, то приземлялся опять-таки на ноги. Но тут случилось все иначе. Достигнув дна, он подпрыгнул. А все из-за каучуковой подошвы: она слишком хорошо пружинит. И каждый раз, касаясь дна, он подскакивал все выше и выше.

«Нечего терять время зря! — подумал Поль. — Нельзя же просто прыгать, надо придумать какое-нибудь толковое занятие».

Он вынул из кармана цветные мелки — Поль всегда носил при себе мелки, чтобы отмечать поваленные бревна и вести им учет, когда счетовода Джонни Чернильная Душа не случалось рядом. И так, на скаку, Поль разрисовал все стены Гранд Каньона. Получилось чудо как красиво!

А в это время на его нефтяной участок в Оклахоме наведался Игл Иглсон и очень удивился и обеспокоился, что Поля так долго нет дома. К счастью, он догадался пойти в штат Аризона и там-то и застал скачущего Поля. Он громко окликнул его. Но Поль подпрыгивал так быстро, что крик Иглсона не успевал достигнуть его ушей. Поль взлетал все выше и выше, под самое небо.

Когда Игл Иглсон в последний раз видел Поля, тот летел по направлению к Марсу.

С тех самых пор астрономы тщетно пытаются разрешить одну задачу: куда деваются на Марсе зеленые пятна, которые они привыкли наблюдать в свои телескопы?

Однако любой лесоруб, которому посчастливилось работать рука об руку с Полем, мог бы с легкостью все объяснить им. Это Поль Баньян приступил к вырубке леса на Марсе.

ДЭВИ КРОКЕТ

Лучший способ познакомиться с Дэви Крокетом — это выслушать его рассказ о себе самом.

— Я кто? Я горлопан! — говаривал Дэви.

Этим он хотел сказать, что может переспорить и перекричать любого живущего на фронтире[1], а крикунов и хвастунов там хватало, уж поверьте мне.

— Мой отец может побить любого в Кентукки, — заверял Дэви, — А я во всем обгоню родного отца. Могу бегать быстрее него. Нырять глубже и держаться под водой дольше. А из воды выйду сухим. Ну, кто еще может так на всей Миссисипи? Могу пароход унести на плече. А хотите, обниму льва? Я вынослив, как вол, быстр, как лиса, увертлив, как угорь, могу кричать, как индеец, драться, как дьявол, а надо, так проглочу конгрессмена, если сперва смазать ему голову маслом и прижать уши.

Дэви еще скромничал, когда говорил все это. На самом же деле для него вообще не было ничего невозможного, вы скоро это и сами увидите.

Во времена Дэви, то есть что-то около 1825 года, всем, кто проживал на фронтире — в Кентукки, Теннесси или других штатах — и кому не хотелось сидеть голодными, приходилось охотиться. Охотником Дэви был метким, не было случая, чтобы он дал промах, а потому медвежатины и оленины у него всегда было вдоволь. Не брезговал он и енотом. Вот только свинцовых пуль и пороха ему не хватало, и Дэви научился брать енота без ружья.

Однажды Дэви загнал енота на дерево. Бедняжка глядел оттуда таким несчастным, что Дэви не выдержал и рассмеялся. Енот сидел на ветке и дрожал, а Дэви стоял внизу и улыбался. В конце концов енот был сражен его улыбкой и упал на землю. Так Дэви получил енота без единого выстрела.

После этого случая Дэви уж никогда не оставался без мяса. Если ночь выдавалась лунная, ему только надо было загнать енота на дерево и улыбаться. Он так понаторел в этом, что даже пантера не выдерживала его улыбки и сама слезала с дерева.

Как-то Дэви повстречал в лесу еще одного охотника. Тот как раз прицелился в светлое пятнышко на фоне темных ветвей дерева.

— Стой! — крикнул Дэви, — Не трать зря порох! Сейчас я ему улыбнусь, и енот будет твой.

Дэви прислонился к стволу дерева, чтобы улыбка не повергла наземь его самого, и начал улыбаться. Но сколько он ни улыбался, результата не было никакого.

Второй охотник за живот держался: подумать только, сам великий Дэви Крокет зря похвастался!

Устав, Дэви воскликнул:

— Сроду не встречал такого стойкого и мужественного зверя!

И полез на дерево, чтобы понять, в чем тут секрет. Что ж оказалось? Взобравшись на дерево, он обнаружил, что улыбался сухому сучку, как две капли воды похожему на енота. Однако это его не утешило. Он считал, что ничто не должно устоять перед его улыбкой, даже сухое дерево.

К тому времени, когда слава Дэви Крокета облетела все леса, с ним произошла одна занятная история. В тот день любимый пес Дэви, по кличке Трещотка, загнал на дерево очередного енота, и Дэви уж было приготовился пустить в ход свою неотразимую улыбку, как вдруг енот поднимает правую лапу — мол, разреши слово сказать, Дэви. И спрашивает вежливо:

— Вас зовут Дэви Крокет?

— Попал в самую точку, — отвечает Дэви. — Я Дэви Крокет собственной персоной.

— В таком случае не беспокойтесь, — говорит енот. — Я и так слезу с дерева.

И енот тут же спустился с дерева.

Дэви стоял и с интересом разглядывал смешного зверька, который добровольно посчитал себя убитым. Он был польщен.

— В жизни не слышал лучшей похвалы! — просиял Дэви, гладя енота по спинке, — Пусть меня застрелят на месте, если я трону хоть волос на твоей голове!

— Благодарю вас, — прошептал енот, — С вашего позволения, я теперь пойду. Не подумайте, что я не поверил вашему слову, что вы! Просто — а вдруг вы передумаете?

В то утро, о котором пойдет речь, Дэви Крокет отлично позавтракал горячей колбасой из медвежатины с крокодилятиной. От этой колбасы Дэви почувствовал внутри у себя такой же жар, какой холод стоял в этот день снаружи, и потому решил сделать передышку и на охоту не ходить, а наведаться в гости к своему соседу по имени Дубовая Веточка. Дубовая Веточка жил всего в пятнадцати милях на север от Дэви.

Пока Дэви шел, становилось все холодней и холодней. Наконец, он так замерз, что решил разжечь костер. Да вот беда: он забыл дома кремень и огниво, чтобы высечь огонь. Тогда он хватил кулаком по скале, и посыпались искры. Но в такой холод искры на лету замерзали. И Дэви поступил, как все звери в таких случаях: залез в пустое дупло, чтобы согреться. Но это ему только показалось, что дупло пустое. На самом же деле Дэви ждала там такая горячая встреча с дикой кошкой, что после нее он в два счета долетел до дома Дубовой Веточки и явился туда еще совсем тепленький.

К слову сказать, у Дубовой Веточки была сестра — чудо, а не девушка. Однажды она отправилась в лес, чтобы отнести брату обед, и вдруг заметила, что по пятам за ней идет медведь. Медведь был в нерешительности, с чего ему начать: с обеда или с девушки. Она помогла ему сделать выбор, бросив ему обед. И пока медведь возился с обедом, она обошла медведя со спины и села на него верхом. Потом похлопала его по шее: «Н-но, пошел!»

Медведь очень удивился, потом испугался и побежал. Но девушка крепко держала его за загривок, и медведь, рванувшись, вылез из своей шкуры. Повезло сестренке! Нежданно-негаданно получила медвежью шкуру на шубку. Дэви Крокет клялся, что все это истинная правда, потому что сам видел у сестры своего соседа Дубовой Веточки новую медвежью шубу, когда пришел, наконец, в то утро к ним в гости.

А теперь про другого медведя, которого привела домой из леса дочка Дэви Крокета — Пайнет. Медведь этот до того привязался к ней, что всюду ходил за ней по пятам и стал совсем ручным. Таким ручным, что навсегда поселился в их доме. Больше всего он любил тихо сидеть в уголке или греться у пылающего очага.

Дэви научил медведя курить трубку. Они вместе коротали вечера, сидя у огня и попыхивая трубочкой. Только лишь разговаривать не могли. Дэви так и не сумел выучить медведя ни единому слову. Но зато масло сбивать он его научил быстро.

В те времена сбивать масло была работа нелегкая. Сподручнее было тому, у кого руки толще. А сами понимаете, какие лапищи были у медведя, так что тут нечему и удивляться. Сердце радовалось, глядя на медведя, как он работает. Вы представляете себе маслобойку? Большая бочка, внутри которой ходит такая ручка, ее называют било, или мутовка. Жена Дэви Крокета заливала в эту бочку сливки, и медведь начинал работать билом — вверх-вниз, вверх-вниз, пока из сливок не сбивалось масло и не всплывало наверх. Медведь очень гордился этой своей работой. А Дэви гордился медведем, он утверждал, что никто во всем Теннесси не умеет сбивать масло лучше его медведя. Он мог сбить масло даже из бизоньего молока!

Словом, медведь этот много чему научился у людей, чего только не набрался у них, даже заразился корью. И умер. Жалко, конечно…

Дэви очень любил вводить всякие новшества. Однажды он придумал, как победить на выборах. Выборы что простуда, считал Дэви. У каждого бывает простуда, и каждый принимает участие в выборах.

В тот год от их штата в конгресс выдвигался какой-то прожженный мошенник. Но Дэви решил, что избранником народным должен быть не кто иной, как он, Дэви Крокет. Оставалось только победить на выборах.

Первым делом Дэви оседлал своего любимого крокодила и надел на него уздечку из кожи черной пантеры. И каждый раз, как кандидат от мошенников начинал произносить речь, Дэви давал шпоры крокодилу, пуская его в самую гущу избирателей.

Само собой, от предвыборной речи крокодилу делалось скучно, он клевал носом и начинал зевать. А когда он, зевая, разевал пасть, мошенник видел, сколько там зубов. Их было больше, много больше, чем голосов, которые он мог получить на выборах, это уж точно! Теперь понятно, почему он поспешил покинуть этот штат?

Так Дэви попал в конгресс.

Но больше всего на свете Дэви любил, когда гремит гром.

— Громкий, раскатистый, рокочущий, грохочущий удар грома — что может быть лучше? — говаривал Дэви, — Сердце и душа радуются, когда грохочет гром! Конечно, если это не сердце и душа труса. Хочется кричать и плакать от восторга или обнять всю вселенную!

Однажды сильная гроза застала Дэви в лесу. Завороженный великолепными ударами грома, Дэви так и застыл на месте, словно пригвожденный, и даже разинул рот от восторга. А как раз в это время мимо пролетала шаровая молния, и он ее нечаянно проглотил. Молния была такая горячая, что прожгла все его карманы и вызвала внутренний жар. После этого Дэви целый месяц мог есть сырую пищу: она сама доваривалась у него в животе от этого жара.

А потом настал такой лютый холод, что как-то утром замерз рассвет, и солнце так и не смогло взойти. Дэви вышел, чтобы посмотреть, что случилось. Стараясь согреться, он сделал небольшую пробежку, так миль в двадцать пять, и очутился на вершине горы. Там он наконец понял, в чем дело. Оказывается, замерз двигатель у машины, которая выпускает солнце в небо. И солнце застряло в колесе между двумя глыбами льда. Оно оттуда и сверкало, и сияло — словом, старалось вовсю, только чтобы вырваться на свободу. Но чем больше старалось, тем больше потело, а капельки пота замерзали и не пускали солнце на волю.

Тогда Дэви сбегал скорей домой, вернее, съехал. Бежать ему не пришлось, гора ведь обледенела, так что он сел и поехал. Дома он схватил кусок застывшего медвежьего жира и вернулся на вершину горы. Он засунул медвежий жир между колесами машины, где застряло солнце, солнце подогрело жир, жир закапал, куда надо, и смазал колеса. Дэви осталось только хлопнуть раз-другой по машине, прикрикнув:

— А ну пошла! За работу!

И ровно через пятнадцать секунд машина зафырчала, заскрипела и заработала. Солнце оттаяло и отправилось светить. А Дэви поспешил домой готовить себе завтрак. Он проявил такое проворство, что первым возвестил день, осветив всю округу солнечным лучиком, который нечаянно заглянул к нему в карман, когда Дэви растапливал медвежий жир.

У Дэви было любимое ружье. Все называли его «Смерть Дьяволу». Стрелял Дэви без промаха. Но вот однажды ему очень не повезло на охоте: никто не попался ему по дороге. Однако возвращаться домой с пустыми руками Дэви не захотел и решил провести ночь тут же в горах и попытать счастья на другое утро, авось кого-нибудь да подстрелит. Смерть Дьяволу он прислонил к дереву, а свой охотничий рог с порохом повесил на ветку.

Утром он вскинул Смерть Дьяволу на плечо и хотел снять с ветки свой охотничий рог, но ветка оказалась пуста. Дэви кинулся туда, сюда — нет рога, и все тут. Весь день искал, уже и ночь настала. Над горой показался молодой месяц. И вот так штука — на самом кончике молодого месяца висел его охотничий рог! Должно быть, ночью, пока Дэви спал, молодой месяц, проплывая над его головой, нечаянно подцепил охотничий рог и снял с ветки. Дэви обрадовался — и скорее хвать свой рог. На этот раз ему повезло: он подстрелил трех медведей, двух рысей и одного кролика. Однако с того случая он больше никогда не вешал охотничий рог на сук дерева.

Дэви был очень доволен своим ружьем. На всех состязаниях по стрельбе он всегда выходил победителем. До того самого дня, пока не повстречался с Майком Финком. Но и тогда он уступил ему исключительно по благородству.

Майк Финк был гребцом на реке. Но когда работы у него не было — а это случалось всякий раз, когда ему того хотелось, — Майку приходилось подстреливать свой завтрак и обед в лесу.

Как-то Дэви Крокету случилось переночевать в хижине Майка, и наутро Майк ему доказал, что хвастун он почище самого Дэви.

— Моя жена первая красавица во всем Кентукки! — заявил Майк, — Красивей жены ни у кого нет. И мой конь бегает быстрее всех! И ружье у меня самое меткое, ни у кого такого не сыщешь!

Вот тут Дэви и взорвался:

— Про твою жену, Майк, ничего плохого я сказать не могу. Она красотка что надо. Что касается миссис Крокет, с ней я не сравниваю, она живет в штате Теннесси, а не в Кентукки. Коня своего у меня нет…

Дэви не хотелось так прямо говорить, что насчет ружья — это Майк зря наврал, и все-таки он невольно поднял голос, когда позволил себе выразить свои сомнения. А потом предложил:

— Видишь вон там на верхней перекладине забора сидит кот ярдах[2] в двухстах отсюда? Клянусь, придется ему с сегодняшнего дня отращивать новые усы!

И Дэви одним выстрелом сбрил у кота усы с правой стороны. Да так чисто, словно в руках у него была безопасная бритва, а не ружье. Кот с удивлением стал озираться по сторонам: ему показалось, что кто-то легонько пощекотал его по мордочке. И когда он отвернулся, Дэви вторым выстрелом сбрил ему усы и с левой стороны.

— Так что не хвастай про свое ружье, Майк, — заключил он.

Но Майк ничуть не смутился.

— Видишь свинью и поросят во-он на том выгоне? — спросил Майк у Дэви.

С этими словами он вскинул ружье и кончика хвоста у свиньи как не бывало. А следом за ней Майк пересчитал хвостики и у всех поросят.

— А теперь посмотрим, как ты пристрелишь их обратно! — самодовольно заявил он.

— Это сделать невозможно, сам знаешь, — сказал Дэви, — Однако у одного поросенка хвостик остался чуть подлинней, чем у других. Если бы я подравнивал им хвостики, я бы никогда не позволил себе такой небрежности.

Тут Дэви прицелился… Пли! — и выровнял у поросенка хвостик.

Это распалило Майка окончательно. Он повернулся к дому и прицелился в свою красотку жену, которая как раз собралась идти к источнику за водой. Пуля Майка сняла полгребня у нее с головы, не задев ни волоска. После чего он приказал ей стоять на месте, чтобы Дэви попробовал сбить оставшуюся половину гребня.

Жена Майка уже привыкла к таким шуткам.

Но Дэви отказался.

— Нет, Майк, — сказал он. — У меня будет дрожать рука, если мне придется целиться в женщину с расстояния ближе чем сто миль. Я сдаюсь!

То был единственный случай, когда Дэви Крокет кому-нибудь в чем-нибудь уступил или просчитался. Правда, однажды он просчитался с крокодилом: того почему-то не оказалось под рукой, когда соперник Дэви начал свою предвыборную речь. А раз не было крокодила, который бы зевал и показывал противнику зубы, Дэви проиграл на выборах и не попал в конгресс.

Но все равно самым великим хвастуном и горлопаном во всем Кентукки оставался всегда Дэви Крокет.

МАЙК ФИНК

К тому времени, когда Майк Финк победил Дэви Крокета в состязании по стрельбе, он был уже давно знаменит. Его называли Королем Гребцов, а почему, вы скоро узнаете. Сначала мы вам расскажем про его детство.

Майк родился в маленькой деревушке Питтсбург, что стояла на восточной границе Дикого Запада, на фронтире то есть. Валить деревья он научился раньше, чем у него прорезался второй зуб, не говоря уже о стрельбе из лука. Еще двух слов он не мог сказать, а в белку на лету попадал точнехонько.

Молоко на губах у него не обсохло, а он уже завел ружье и назвал его «Всех Застрелю». Однажды взрослые мужчины надумали устроить состязание по стрельбе, и маленький Майк решил к ним присоединиться. Все стали над Майком подтрунивать: иди-ка, мол, лучше домой к маме. Но Майк упирался, спорил и не хотел уходить.

— Стоит мне вскинуть ружье на плечо, — хвастал он, — и я вас всех обставлю!

Но мужчины в ответ громко гоготали. А состязание это было не какое-нибудь пустяковое. Один фермер пообещал победителям корову. Первый приз — шкура и жир, они ценились выше всего. Второй, третий, четвертый и пятый — мясо. А шестому — свинцовые пули из мишени. Он мог их потом расплавить и отлить новые.

За право стрелять по мишени каждый платил четверть доллара за выстрел.

Майк выложил один доллар с четвертью, стало быть, заплатил за пять выстрелов.

— Корова будет моя! — хвастал он. — И шкура, и жир, и мясо.

Все только усмехались. Настало время расставлять мишени. Они были вырезаны из белой бумаги и наклеены на черные доски, обожженные специально для этого на огне. Дырочка в самом центре белой бумаги, проходящая и сквозь доску, была яблоком мишени. Только очень хороший стрелок мог попасть в белое поле с шестидесяти ярдов, а уж в само яблоко — настоящий чемпион. Чемпионами на этом состязании были все. В яблочко попали многие. И не было ни одного, кто промазал бы по белому полю вокруг яблочка.

Майк стрелял последним, потому что последним платил деньги. Он вскинул на плечо Всех Застрелю, прицелился и выстрелил.

— Мазила! Даже в белое не попал! — заревели все.

— Зря глотки дерете! — огрызнулся Майк. — Я попал в самое яблочко.

И правда, проверили и увидели, что Майк попал в самое яблочко. И не просто в яблочко, а в самую его сердцевину, и корову присудили ему, точнее, шкуру и жир, потому что сочли его выстрел самым метким.

— Случайно подвезло! — ворчали некоторые.

Тогда Майк еще раз поднял Всех Застрелю и снова попал в самое сердце яблочка. На этот раз он получил четверть говяжьей туши.

— С кем поспорить на другую четверть говядины? — бросил вызов Майк, засыпая порох и забивая пулю в дуло Всех Застрелю.

— Прозакладываю мой охотничий рог с порохом, что тебе это не удастся, малыш! — крикнул кто-то.

Что ж, следующим выстрелом Майк заработал еще четверть говядины. К концу состязания Майк выиграл всю корову и охотничий рог с порохом и запасом пуль.

Ведя корову домой, он довольно улыбался.

— Скажите спасибо, что выручил вас! — заявил он остальным, — По крайней мере вам не придется тащить на себе четверть туши. Я всегда стреляю до пяти. Тогда добыча сама идет за мной… И запомните: в другой раз зовите меня мистер Финк.

Вскоре после этого Майка исключили из всех состязаний, потому что никто не мог его победить. Фермеры, жертвовавшие коров в награду победителю, заявили, что пусть Майк Финк забирает шкуру и жир без единого выстрела, тогда хоть мясо останется в награду прочим стрелкам.

Но Майку стало скучно без состязаний в его родном Питтсбурге. И пришлось ему искать чего-нибудь новенького.

Майк давно приметил, что самыми могучими и сильными были гребцы на баржах и плоскодонках, что ходили вверх и вниз по Огайо и Миссисипи между Питтсбургом и Новым Орлеаном. У каждого гребца было что порассказать об опасной жизни на воде и о сражениях с индейцами и с пиратами. Чего-чего, а уж приключений на реке хватало. А только этого и надо было Майку, чтобы не зачахнуть совсем от скуки.

Вот отправился он однажды к хозяину, то есть к капитану плоскодонной баржи — или габары, как ее еще называли, — стоявшей на якоре у причала.

— Хочу наняться к вам на габару! — сказал Майк.

— Я беру только мужчин, — сказал хозяин, — Мужчин, которые умеют стрелять, драться, грести и работать багром. Толкать баржу багром вверх по реке, по такой, как наша Миссисипи, может только полуконь, полукрокодил. А ты еще жеребенок!

Майк ничего на это не возразил. Он только взял со стола капитана оловянную кружку, зачерпнул ею воды в реке и поставил на макушку спящему гребцу, который сидел на палубе, прислонившись к бочке. Потом вскинул Всех Застрелю, прицелился и выстрелил. Оловянная кружка не шелохнулась, но из двух дырочек от пуль Майка на голову спящего полились струйки холодной речной воды и разбудили его.

Он в ярости вскочил.

— Шесть месяцев я не знался с водой! — заорал он. — Ох, и проучу я того, кто окунул меня!

— Еще посмотрим, кто кого проучит! — заорал в ответ Майк. — Со мной никто тягаться не может. Ку-ку! Я кого хочешь перегоню, переборю, одолею в открытой схватке и в состязании по стрельбе. Я первый герой в наших краях. Ку-ку! А ну-ка попробуй, сразу узнаешь, какой я крепкий орешек! Если ударю, как деревом пришибет. Пройдусь разок топором по деревьям — и вот вам в лесу новая солнечная полянка. Меня хлебом не корми, дай мне подраться. Вот уже целых два дня мне не с кем было померяться силой, и мышцы мои одеревенели, как старый сундук. Ку-ка-ре-ку-у! — и Майк замахал руками, ну точно петух на насесте. — Ку-ка-ре-ку-у!

— А ну на берег, там места больше! — не вытерпел старый гребец.

Их встреча состоялась посреди широкой и грязной улицы. Майк сбросил с себя замшевую куртку, а гребец — красную рубаху. Потом каждый схватил друг друга за шею и стал гнуть и крутить.

— Будем драться по-благородному или свободно? — спросил Майк, имея в виду силовые приемы и грубость.

— Ясно, свободно! А то как же иначе! — отозвался гребец.

— Вот это похвально! — обрадовался Майк. — Так я люблю! Значит, будет веселье, — и он откусил у гребца кончик уха.

Потом наступил ему на ногу, сделал выпад правой в живот, вцепился обеими руками в волосы и приложил лицо врага к своему колену.

Гребец в долгу не остался: он работал ногтями, молотил кулаками. Они с Майком держали друг друга мертвой хваткой, швыряли друг друга с одной стороны улицы на другую. И наконец Майк улучил свою минутку. Одной лапищей он обвил шею противника, а другой ухватил за штаны и поднял в воздух. Донес его до реки и бросил в воду.

— Драться ты умеешь, как настоящий мужчина, — похвалил Майка хозяин, — А вот с работой как, справишься?

Майк показал, как он умеет работать веслом и багром, и отправился в свое первое плавание до Нового Орлеана.

Так он стал гребцом на габаре и носил теперь красную рубашку, коричневые брюки, прозванные «ореховыми бриджами», голубую куртку и кожаную шапку с козырьком.

Из всех молодцов, живших на фронтире, гребцы были самыми сильными. А Майк вскоре доказал, что он самый сильный среди гребцов. Он выучил много песен, в которых пелось о реке, и оглушал всех своим зычным голосом. Его хозяину очень повезло: не пришлось тратиться на сирену, чтобы предупреждать другие суда, что габара идет. У Майка это получалось далее лучше, чем у любой сирены.

По ночам, когда габара пришвартовывалась к берегу, Майк любил потанцевать на твердой земле, а часто и днем он принимался плясать на гладкой палубе, пока габара легко шла сама вниз по реке. У него был зоркий глаз на индейцев и речных пиратов, когда судно приближалось к берегу. Майк научился управляться и с парусами.

А на обратном пути из Нового Орлеана, вверх по реке, он постиг еще много наук. Вот когда начиналась настоящая работа — работа для богатырей, работа для полуконя, полукрокодила. Долгих четыре месяца Майк и другие гребцы сражались с могучим течением реки, чтобы доставить габару назад в Питтсбург. Случалось им и садиться на весла. Но чаще они работали длинными баграми, толкая тяжелую габару против течения. А иногда и «кустарничали», то есть хватались за кусты и ветви деревьев, росших вдоль берега, когда габара проплывала близко, и подтягивали ее. Бывало, что приходилось вылезать на берег и тянуть судно на канатах.

Майк в любой работе был среди лучших — и на веслах, и у каната, и с багром. А вечером он любил размяться в дружеской схватке со своими ребятами или же с кем-нибудь из новых приятелей, с кем свел знакомство на берегу. И вот он уже стал первым гребцом, а потом и рулевым. Он мог провести судно через любые заверти и быстрины, обойти подводные гребни и песчаные отмели. И наконец, стал сам хозяином и капитаном плоскодонной баржи-габары и воткнул в шляпу красное перо.

Но одного красного пера Майку показалось мало. Теперь, когда он встречался на реке с какой-нибудь баржей, он вызывал на бой ее хозяина. Конечно, он всегда выходил победителем и в награду забирал себе капитанское красное перышко и втыкал в свою шляпу. Вскоре с этими перьями он вообще стал походить на вождя индейцев. Тогда-то он и получил прозвище Король Гребцов.

Однажды случилось так, что во время очередного рейса вниз по реке у Майка на полдороге кончились все припасы. Баржа его была загружена нюхательным табаком, и команде не оставалось ничего иного, как жевать нюхательный табак. Но вот на берегу Майк заметил стадо жирненьких овец, и тут же ему пришло в голову, что баранина внесет приятное разнообразие в их меню.

Украсть несколько овец было легче легкого. Но Майк терпеть не мог легких дел.

— Что в них интересного? — говорил он.

Поэтому он отдал приказ причалить к берегу, вскрыл бочку с нюхательным табаком и направился прямиком к овцам. Он дал бедным животным понюхать табаку, ткнул этим табаком им прямо в нос, и когда овечки начали чихать, кашлять и с перепугу носиться кругами, Майк послал своего человека за фермером — хозяином этих овец.

Фермер очень удивился, когда увидел, как его овцы чихают, кашляют и трут потемневшие от табака морды о траву.

— Я вынужден огорчить вас, — сказал ему сочувственно Майк, — пять ваших овец заболели. Я наблюдал такую же картину вверх по реке. Очень опасная болезнь, она называется «ящур». А главное, очень заразная. Лучше вам пристрелить их, чтобы спасти все стадо.

Фермер испугался насмерть. Он готов был на все, только бы спасти стадо, однако его одолевали сомнения.

— Нет, ни за что не попасть мне прямиком в больных. А ну как заместо этого я попаду в здоровых? Нет, такое дело не одолеть никому! Разве что одному Майку Финку.

Тут Майк Финк скромно и вставил:

— Майк Финк перед вами, это я!

Уговорились так: фермер дает Майку одну здоровую овцу за то, что он пристрелит пять больных. Потом их бросят в реку.

Все вышло, как уговорились, и, пожелав фермеру и его стаду всего наилучшего, Майк поплыл дальше.

Ну, само собой, когда габара пошла вниз по реке и поравнялась с овцами, Майк их выловил, и в этот вечер его ребята попировали на славу.

Майк вечно искал, чем бы развлечься. Однажды они проплывали мимо другой баржи. Ее капитан лежал на палубе и крепко спал. Майк не преминул дотянуться до него веслом и пощекотать за ухом. Так началась очередная схватка, на какую Майк и напрашивался.

Однако таких шуток становилось слишком много, и в конце концов пришлось Майку столкнуться с законом. В Луисвилле, штат Кентукки, была назначена награда за его поимку. Что и говорить, в тюрьму Майку вовсе не хотелось, но в Луисвилле у него был знакомый полицейский, хороший его приятель, и Майку показалось обидным, если тот не получит награды. Поэтому Майк уговорился с ним, что добровольно позволит отвести себя в суд.

Конечно, сначала он взял слово с полицейского, что тот не посадит его в тюрьму. И еще одно. Нигде Майк не чувствовал себя как дома, только на своем суденышке. Пришлось ему заручиться согласием своего друга, что в суд он поедет только на своей габаре.

День был назначен. Полицейский арестовал Майка, и Майк сел на свою баржу и поехал в суд. А устроил он это вот как: подставил под габару открытую платформу, пристегнул к ней упряжку волов, и волы потащили ее вверх в гору. Когда Майк прибыл в суд, судья тут же завел на него дело, и полицейский получил обещанную награду. А потом он заявил, что свидетелей против Майка он представить не может. И судье пришлось Майка отпустить. Однако в зале суда находилось слишком много зрителей, которые не сумели оценить юмор Майка. И они стали требовать у судьи, чтобы тот все равно отправил его в тюрьму.

Тогда Майк крикнул своей команде:

— За багры, ребята! Отчаливай!

И они выпрыгнули один за другим в окно. А потом поднялись на борт габары, отвязали волов и, упираясь в землю баграми, скатились на колесах вниз прямо в реку. Оттуда Майк помахал Луисвиллю платочком.

С тех пор на всем фронтире никто не мог взять верх над Майком Финком. Но вот в одно воскресное утро он потерпел поражение, и от кого — от простого быка. Габара Майка пришвартовалась к берегу, и он направился вверх по притоку в поисках места, где бы выкупаться. Не успел он сбросить одежду и окунуться, как вдруг, откуда ни возьмись, перед ним вырос здоровенный бык.

На этот раз Майку почему-то не хотелось лезть в драку. И когда бык двинулся на него, Майк отскочил в сторону. Бык попробовал было сунуться за ним в воду, но тут же вернулся на берег злее прежнего. Майк подхватил свою красную рубаху и стал натягивать на себя. Однако напрасно. Пробегая мимо, бык — раз! — и подцепил рубаху рогами. И приготовился к новому нападению. Но тут уж Майк понял, что надо куда-нибудь поскорей спрятаться, чтобы бык его не достал. Он ухватился за бычий хвост и повис на нем.

Так он и болтался туда-сюда, словно выстиранное белье на веревке в ветреную погоду. Бык носился с ним по всему выгону, пока Майк окончательно не выдохся. Заметив свисающий над головой толстый сук дерева, Майк на ходу вцепился в него и был спасен. По крайней мере так он считал поначалу. Но когда он полез выше, он угодил прямо в осиное гнездо. Уфф, хоть и высоко, а пришлось прыгать. И надо же, Майк шлепнулся точно быку на спину!

Бык взвился словно юго-западный циклон и прямым ходом понесся на изгородь. Добежав до нее, он остановился как вкопанный. А Майк, само собой, остановиться не мог и перелетел через. Приземлился он не где-нибудь, а именно в церковном саду, да еще в воскресенье, когда люди выходили после службы из церкви.

Потом Майк клялся и божился, что, не случись это в воскресенье утром, он непременно вернулся бы и задал жару быку. А тогда он почувствовал себя очень неловко, очутившись возле церкви одетый совсем не по-воскресному. И правда, на нем, как вы помните, была одна красная рубаха, и все. Поэтому он задал стрекача к реке, где стояла его габара, пока прихожане не успели разглядеть его хорошенько.

Со всеми этими историями о драках и о работе на реке вы еще подумаете, что Майк забросил свое любимое ружье Всех Застрелю? Ничего подобного. Майк никогда с ним не расставался, даже на борту своего судна. А для практики он простреливал дырочки в оловянных кружках, которые ставил на голову своим гребцам.

И хорошо, что практиковался, потому что однажды он случайно столкнулся с шайкой пиратов, засевших в местечке, называемом Пещера-в-Скалах. Майку было известно, что берега Миссисипи кишмя кишат пиратами, но на реке его застала такая страшная буря, что его габаре волей-неволей пришлось пристать к берегу. Пираты всегда выставляли своих дозорных, чтобы знать заранее, какая баржа с каким грузом идет вниз по реке, и поэтому появление Майка не было для них неожиданностью. Но не таков был Майк, чтобы отступить в трудную минуту. С помощью Всех Застрелю он избавил эти места от пиратов.

А все-таки с тех пор в Пещеру-в-Скалах никто не смел заходить, пока среди лодочников не появился молодой Эб Линкольн, водивший по реке баржу с ценным грузом. Да, да, тот самый Авраам Линкольн, который стал потом президентом да еще отпустил из рабства на волю всех негров.

Долго на Миссисипи и Огайо гремела слава Майка Финка — полуконя, полукрокодила, но времена меняются. Дома на берегу теперь теснились так близко один к другому, что между ними оставалось свободного пространства не больше шести-семи миль. И сама река не казалась уже границей. Цивилизация наступала, и он чувствовал себя от этого неуютно и одиноко.

А потом случилось нечто такое, перед чем устоять уже было и вовсе нельзя. На реке появились баржи, которые шли вверх и вниз по реке с помощью пара — паровой машины. И нужда в полукрокодилах и полуконях отпала. При виде парохода Майк приходил в страшную ярость. А как пароход свистел! Точно хотел сказать: «Прочь с дороги, лодочники!»

Но Майк не сдавался. Однажды на Миссисипи повстречались пароход, шедший вверх по реке, и габара Майка, плывшая вниз. Кому-то одному следовало уступить дорогу, иначе столкновения было не избежать.

Рулевой спрашивает Майка, что делать.

— Я сам поведу баржу! — кричит Майк и становится к штурвалу. — Эй вы там, на пароходе, перед вами первый хвастун и крикун с великой Миссисипи! — орет Майк. — Герой — хвост трубой! Ку-ку-у! Дикий скакун, крокодил косоглазый. Половинка наполовинку! И еще немножко от красной кусаки черепахи. А остальное из сухих сучков и колючек. Эй вы там, разводите пары, не бегите, попробуйте на зубок, какой я крепкий орешек! Ну же, не пытайте мое терпение! У меня чешутся руки. Ку-ка-ре-ку-у!

Рулевой видит, что громадина пароход уже вырос над самой их баржей, и снова спрашивает Майка, что же делать.

— Потопить его! — кричит Майк, бросая свирепые взгляды на пароход.

Наконец, лоцман на пароходе замечает Майка и дает сигнал за сигналом, чтобы предупредить об опасности. А Майк ему отвечает своим громоподобным голосом, чтобы тот убирался, пока цел.

Потом раздается страшный удар и треск ломающегося дерева. Половина людей из команды Майка оказывается в воде, а его габара тут же идет ко дну, потому что груз на ней был слишком тяжел. Когда габара затонула, Майк крикнул своим ребятам, чтоб плыли на берег. Выйдя из воды, он отряхнулся, а потом опустился на землю и с негодованием поглядел на реку. Да, он проиграл. Ему даже не доставило радости наблюдать, с каким трудом поднимался вверх по реке пароход с огромной дырой на боку.

Отсидевшись, Майк встал и сказал:

— Я ухожу с реки! Я всегда говорил, что уйду, если проиграю сражение. Я ухожу дальше на Запад, теперь там граница. Там меньше людей и еще не изобрели всяких паров, дыма и лязгающих машин, которые не дают человеку жить спокойно. Пора уходить!

И, вскинув Всех Застрелю на плечо, Майк ушел на Миссури, где собрались главные скупщики пушнины, ушел прямо к ним. Там Майк и Всех Застрелю тоже быстро прославились, точно как было на Миссисипи и в Питтсбурге в те времена, когда они еще стояли на фронтире. И до сих пор никому не удалось его перегнать, перекричать, пересилить, перепрыгнуть, перехитрить и пере… — если бы только так можно было сказать — перестрелять. Никому из живущих на том и на этом берегу великой реки с ее притоками от Питтсбурга до Нового Орлеана и снова до Сент-Луи и дальше на Запад. Ку-ку!

ПЕКОС БИЛЛ

Каждый и всякий в краю скотоводов скажет вам, кто такой Пекос Билл. Он был самый дикий на Диком Западе. И не кто-нибудь, а именно он изобрел лассо. Он вырос среди койотов и знать не знал, пока ему не стукнуло десять лет, что он не степной волк, а человек.

А случилось все так. У отца его было большое ранчо[3] на Ред-Ривер, то есть на Красной Речке, в восточном Техасе. Жилось ему там прекрасно, пока по соседству в двух днях езды от него не появилось еще одно ранчо. И отцу Пекоса Билла показалось, что жить стало тесновато. А потому он посадил на повозку двадцать семь своих детишек, включая Билла, который только совсем недавно родился, и двинул дальше на Запад.

Дороги в то время были плохие, все в колдобинах и ухабах, и повозку трясло и качало. На одном повороте, как раз у реки Пекос, ее так подбросило, что малютка Билл скатился на землю.

Но прошло целых две недели и одиннадцать дней, когда родители снова пересчитали своих детей. На этот раз их оказалось всего двадцать шесть. Однако сами согласитесь, ехать назад, чтобы искать Билла, было уже поздновато.

К счастью, с Биллом обошлось все благополучно. Он пристал к стае койотов и выучился их языку. А в ответ научил койотов выть. В те далекие времена в Техасе была такая жизнь, что выть умел каждый, так что Биллу ничего не стоило постичь эту науку еще до того, как он упал с повозки.

Билл так и не отставал от койотов, пока ему не исполнилось десять лет. И вот в один прекрасный день, рыская по кустам, он повстречался с ковбоем. Ковбой увидел совсем голого мальчишку и очень удивился.

— А где же твоя ковбойская шляпа? — спросил он Билла. — Ковбой без шляпы не человек!

— А я не человек, — сказал Билл. — Я койот. Видишь, у меня блохи?

— У каждого ковбоя блохи, — ответил ковбой, — Никакой ты не койот, ты человек! Хочешь, докажу? Если бы ты был койотом, у тебя рос бы хвост. А где у тебя хвост?

И Билл понял, что никакой он не койот. И он очень сконфузился, что разгуливает по прерии без ковбойской шляпы. Он ушел от койотов и прибился к ковбоям. Ему достали роскошную ковбойскую шляпу. Потом из трех техасских шкур сшили настоящие ковбойские штаны. Не хватало только коня. Большого коня. Мы забыли вам сказать, что Билл рос очень быстро и, когда садился на обыкновенного коня, каких было полно на каждом ранчо, ноги его волочились по земле.

Ничего, Билл и тут нашелся. Не зря он провел детство среди койотов. Он отправился в горы, чтобы поймать там медведя-гризли, самого большого, какие водились в тех местах. Он решил гонять его до тех пор, пока гризли не выдохнется, и тогда он приведет его на ранчо, как ручного.

Все так и вышло. Билл вскочил на гризли верхом, обхватил ногами его бока, зажав словно в ножницы, обнял крепко за шею и дал шпоры. Медведь так и взвился. Он скакал, и брыкался, и подбрасывал Билла, выгибал спину, вставал на дыбы, пытаясь его свалить, сбросить, растоптать, добить, вымотать. Вверх, вниз, туда и обратно, вприскочку, в галоп, кружился на месте, петляя, и, наконец, сдался.

Пекос Билл сроду не получал такого удовольствия. Вот тогда-то, въезжая на ранчо верхом на укрощенном гризли, он и поделился с ковбоями своим великим открытием: как объезжать дичков, будь то медведи или дикие мустанги.

Ковбои, конечно, оценили его открытие. Но Пекосу Биллу пришлось еще долго повозиться, прежде чем удалось превратить всех дичков в объезженных лошадей.

В конце концов Билл просто выдохся и предоставил диким мустангам самим учить друг друга. Но тогда ему стало вдруг скучно, он почувствовал себя таким брошенным и никому не нужным. Правда, ненадолго. Лошади — это еще не все в жизни ковбоя. В Техасе было полным-полно и другой скотины. И Билл, подумав, решил, что она тоже заслуживает его внимания. Конечно, он был не дурак и прекрасно понимал, что характер и привычки длиннорогих техасских коров изменить нельзя. Они были слишком неспособны к ученью. А вот над внешним видом их он поработал.

Билл придумал тавро — клеймо. Каждую корову Билл метил своим клеймом. В этом деле он оказался просто художник. Какие изящные и дивные картинки он рисовал на боку у каждой длиннорогой техаски!

Когда Билл жил на ранчо и приходило время клеймить скот или охотиться на медведя или на кагуара, для него пригоняли не меньше трех фургонов со съестными припасами. Три повара днем и ночью трудились на него, иначе он бы умер с голоду.

В те времена в Техасе было много скверных людей и отчаянных головорезов. За ними Билл тоже охотился. Стрелок он был меткий. Бил без промаха, так что пришлось ему сделать свое личное кладбище для тех бандитов, по которым он не промахнулся.

Примерно тогда он и придумал свое знаменитое лассо. У всех ковбоев был особый кнут, которым они напоминали лошадям, что не следует забывать те уроки, каким их учили. Однажды Билл ехал верхом на своем медведе, и по дороге им попалась гремучая змея. Она свилась такой замысловатой петлей, что Билл глаз от нее не мог отвести. Тут ему и стукнуло в голову: а нельзя ли будет повторить такую же петлю для дела?

Вскоре после того Билл ставил тавро одному слишком буйному бычку, который никак не хотел вести себя смирно. Еще немного, и не Билл, а бык готов был пропечатать на его боку тавро своими длинными рогами.

— Послушай, — сказал тогда Билл своей приятельнице гремучей змее, — помоги мне поставить на место эту непослушную скотину.

Гремучая змея охотно согласилась. Она свернулась кольцом и ухватила себя зубами в середине спины. Получилась большая мертвая петля. Билл сразу смекнул, что, если он возьмет змею за хвост и набросит петлю на быка, он наконец заставит упрямую скотину стоять смирно. Так он и сделал, и все получилось очень удачно. Только одно огорчило Билла: гремучая змея сама себя погубила, потому что зубы-то у нее были ядовитые.

«А почему бы не заменить змею веревкой?» — подумал Билл.

Вот так он изобрел лассо.

С тех пор все ковбои пользуются лассо. Причем Билл так на-бил себе руку на этом деле, что уже мог одним броском заарканить целое стадо длиннорогих техасок.

И все это время, что он работал в Техасе, Билл ездил верхом на великане-гризли. Он нежно любил его, что верно, то верно, и все-таки он, как и все ковбои, мечтал о коне. Однажды он услыхал о стоящем жеребце, которого видели в штате Нью-Мексико, То был гигантский белый жеребец, как раз ему по росту. Билл тут же решил его разыскать.

Уж будьте уверены, он нашел этого жеребца, и поймал его, и взнуздал, и сел на него верхом. Билл уверял, что конь уже объезжен. Для Билла он был объезжен. Однако если кто другой пытался сесть на него верхом, он тут же оказывался внизу и пахал носом землю. Этот жеребец был такой драчун и брыкун, что ковбои прозвали его «Покровитель Вдов». Вернее бы его назвать — «Делатель Вдов», потому что он губил мужей, делая их жен вдовами, да только так не говорят.

Даже лучший друг Билла — Джек из Техаса — не мог ездить на Покровителе Вдов. В первый же раз, как он попробовал сесть на него верхом, он в два счета оказался выброшенным из седла и приземлился не где-нибудь, а на вершине горы Пайк. Это был первый случай, когда человек попал на вершину горы Пайк. Но как спуститься вниз, Джек из Техаса не знал, и чуть не умер там с голоду, пока Пекосу Биллу не рассказали, что случилось. Он тут же бросил лассо, заарканил Джека и стащил его с горы. Так Джек был спасен и по гроб жизни остался благодарен за это Пекосу Биллу.

К тому времени Пекос Билл стал уже таким знаменитым ковбоем, что всегда был первым и главным на самых больших ранчо в краю скотоводов. Как-то ночью он ехал по бескрайней прерии, как вдруг натолкнулся на большой кораль, где объезжали лошадей. Вокруг собралось много ковбоев.

— Кто у вас главный? — спросил Пекос Билл.

Огромный детина — Билл сроду таких не видывал, в нем было почти два метра с четвертью, — глянул на Билла и сказал:

— Был я. А теперь будешь ты.

Вскоре Пекос Билл свел дружбу не только с ковбоями. Например, с первым стрелком Пли Смитом. На состязании стрелков Пли предлагал сопернику разрядить свой кольт в воздух. И пока пуля его летела, Пли успевал прицелиться, выстрелить и расколоть летящую пулю ровно надвое.

А еще с музыкантом. Губошлеп был великий музыкант. Как он играл на губной гармошке! Когда он подносил гармошку к губам и начинал играть, все койоты в округе громко выли. Пекосу Биллу так нравилось исполнение Губошлепа, что он пригласил еще и певца, чтобы тот пел под аккомпанемент гармошки. Так родились первые ковбойские песни.

Друг Пекоса Билла — Пузан Пикенс был знаменит тем, что, если он становился к вам боком, вы его просто не видели — такой он был худой. Его бы должны были прозвать Невидимка Пикенс, а уж никак не Пузан.

Повара в лагере Пекоса Билла звали Гарри Поджарка. Лучше его никто на свете не пек блинов. На своей большой сковороде он выпекал сразу семнадцать блинов. Мало того, он мог и перевернуть все семнадцать сразу. Он брал сковороду — раз! — встряхивал ее, и все блины подлетали в воздух и разом переворачивались. Вот это был мастер! Правда, иногда он так высоко подбрасывал блины, что, вместо того чтобы шлепнуться на сковороду, они так и оставались в воздухе. Некоторые до сих пор там летают.

Однажды все ковбои собрались посмотреть, как Пекос Билл будет седлать Брыкуна, второго своего жеребца. Брыкун мог брыкаться шесть дней подряд, а Покровитель Вдов еще и воскресенье. Из ковбоев один Пекос Билл умел ездить верхом и на том и на другом. А на чем, спрашивается, он не ездил? На всем, на что можно было сесть верхом! И никто его ни разу не сбросил. Так утверждал сам Пекос Билл. И вот ковбои собрались, чтобы побиться об заклад: нет, не на всем он может ездить верхом, кое-кто его все-таки сбросит. И этот кое-кто — страшный ураган торнадо.

Пекос Билл принял пари и вышел на равнину пооглядеться, не виден ли где черный смерч или грозовая туча. Наконец налетел настоящий ураган. Он крутил и вертел, скакал и резвился, словно необъезженный дикий мустанг.

— Вот на таком скакуне не грех и прокатиться верхом! — заявил Пекос Билл.

Не теряя времени, Билл раскрутил свое лассо, накинул на шею урагану и попридержал его за уши, пока седлал и садился верхом.

— На Пороховую Речку! — закричал Билл. — А ну в галоп! — И он дал шпоры урагану.

Со стоном и воем ураган пролетел через штаты Нью-Мексико, Аризона, Калифорния и обратно. Что только не выделывал он по дороге, но все напрасно, Билл сидел крепко в седле. Наконец Ураган сдался и вылился весь дождем.

Билл, конечно, понимал, что такой ливень даром не пройдет, он снесет все на своем пути. Поэтому он забежал вперед тучи, которая как раз высматривала на земле местечко; куда бы вылиться, и врезался каблуками в землю — он хотел каблуками прорыть для воды глубокие канавы и врезался с такой силой, что раскрошил шпорами твердые валуны. Вот откуда взялась река Рио-Гранде.

Вернувшись на ранчо, Билл нашел своих ребят сидящими на ограде кораля. А с ними вместе еще каких-то людей, каких прежде Пекос Билл в глаза не видел. И одеты они были как-то непривычно и по-чудному. Они чуть смахивали на ковбоев, но Билл не мог не ухмыльнуться, увидя, как они расфуфырились.

Джек из Техаса объяснил Биллу, что они с Востока и называют себя «янки». И сказал, легонько подтолкнув Билла плечом:

— Только посмотри, как они ездят верхом!

Билл глянул, и ухмылка его расплылась во весь рот. Шире и шире… И вот он уже громко смеялся, глядя на расфранченных янки. Как они ездят верхом! Вот умора! Билл держался за живот и смеялся, и хохотал — просто не мог остановиться.

Это и прикончило Пекоса Билла. Говорят, бедняга лопнул от смеха, но мы этому никогда не поверим.

ДЖОННИ ЯБЛОЧНОЕ ЗЕРНЫШКО

В ту раннюю пору, когда только начиналось освоение Дикого Запада, лесорубам, охотникам и прочим людям приходилось туго. Жизнь была грубая, и шутки людей бывали грубоваты. Они хвастались силой и хитростью. А вот Джонни Яблочное Зернышко, про которого мы собираемся вам рассказать, был совсем другим человеком.

Он вообще не был силачом и гигантом или, как говорили про Майка Финка, полукрокодилом, полуконем. Нет, это был тихий, скромный человек, который, однако, совершил великие дела.

Он никого не убивал — ни зверей, ни индейцев, как, к сожалению, делали многие. Совсем напротив, он дружил и с теми и с другими. И все-таки непохож он был на других людей не этим. А страстной любовью к яблокам! Он считал, что все новые земли на Западе надо покрыть яблоневыми садами, чтобы, когда новые поселенцы хлынут на эти земли, они сразу могли бы отведать яблок.

Когда Джонни только начал разводить яблоневые сады, никто не придал этому никакого значения. Никто и не догадывался, какое великое дело он затеял.

Во время сбора фруктов, когда фермеры выжимали яблочный сок и готовили сидр, Джонни был тут как тут. Само собой, яблочных зернышек тогда повсюду валялось множество. И Джонни собирал их все в большой кожаный мешок.

Взвалив мешок на плечо, Джонни шагал через лес на Запад. А когда встречал славную, ровную полянку, сажал яблочные зернышки в землю.

Вскоре все росчисти в лесу и полянки на расстоянии двух дней пути от дома Джонни покрылись молодыми яблоньками. Джонни аккуратно посещал свои яблоневые плантации, нянчился с новыми всходами, пересаживал их, поливал, окучивал — словом, делал все, что надо.

Вскоре Джонни приходилось топать через заросли уже целую неделю, прежде чем он добирался до последнего своего сада. А потом ему пришлось шагать целых две недели, пока он не обнаружил в штате Огайо открытую равнину, которую никто еще не успел ничем засадить.

Так год за годом Джонни спешил с мешком яблочных зернышек за спиной из Пенсильвании в Огайо, а оттуда дальше в Индиану.

— Только б хватило у меня силенок, — говорил Джонни, — и тогда прекрасные душистые сады покроют всю страну!

Случалось, путешествия Джонни сильно затягивались, ему приходилось уходить все дальше и дальше, а мешок за плечами был маловат, чтобы вместить все семена, какие ему требовались.

И однажды, когда ему предстояло насадить особенно большую плантацию, Джонни взял две индейских лодки — каноэ, связал их крепко-накрепко, потом наполнил доверху яблочными зернышками и спустил на воду в реку Огайо. Он погнал свой драгоценный груз через штат Индиана в поисках подходящей земли для яблоневого сада в краю великих лесов.

Еще в самое первое свое яблочное путешествие Джонни сделал несколько важных открытий. Вообще-то он терпеть не мог таскать с собой лишние вещи. К примеру, он считал лишним брать с собой и шляпу и котелок для супа. И решил обойтись без шляпы, а вместо нее, когда надо, прикрывать голову котелком. Потом сделал открытие, что и котелок — излишняя роскошь. К чему котелок, когда он может совсем не готовить, а собирать дикие ягоды и плоды, орехи и прочие дары леса?

Он сроду не убил ни одного зверя, так что котелок, чтобы варить мясо, ему был не нужен.

Котелок-то не нужен, а вот шляпа была все-таки нужна. И особенно козырек, чтобы прикрывать глаза.

И тогда Джонни сделал новое открытие. Он смастерил себе из картона чашку. Но чашку — совсем как спортивную шапочку для бейсбола. Только козырек у нее получился слишком большой и сильно выдавался вперед.

Эти чашки, или шапочки, не стоили Джонни ни гроша, потому что люди дарили ему старые картонные коробки бесплатно, и он в любую минуту мог сделать себе новую, если старая износилась.

И остальная одежда не стоила Джонни ни гроша. Он подбирал мешок из-под сахара и проделывал в нем дырки для головы и для рук. Эти сахарные мешки служили ему и рубашкой, и штанами одновременно. К тому же Джонни всегда ходил босиком, даже в самую ветреную погоду.

Конечно, вы скажете, что было слишком опасно ходить босиком по лесу, в котором водились ядовитые змеи. В те времена, когда первые фермеры — пионеры расчищали для своих посадок от леса новые земли, они чего только не придумывали от змей! Даже привязывали к пяткам пучки соломы. Но Джонни Яблочное Зернышко это не нравилось. Он не обращал никакого внимания на змей, а змеи — на него.

Ну конечно, простыней Джонни тоже не признавал. Если ему случалось переночевать в чьей-нибудь хижине, он ложился прямо на пол. А когда спал в лесу, свертывался клубочком, словно кролик или лиса. И никогда не простужался.

Однажды выдалась особенно холодная ночь, и Джонни решил устроить себе постель в пустом дупле. Он залез в него поглубже и уж было совсем заснул, как вдруг понял, что забрался без приглашения в зимнюю медвежью берлогу. Стараясь не потревожить медведицу с медвежонком, Джонни вылез поскорее наружу.

Не подумайте, что Джонни испугался. Просто с животными он обращался так же деликатно, как с людьми: И особенно с детьми. Детей он очень любил.

Единственное, что Джонни всегда таскал с собой, — кроме мешка с яблочными зернышками, разумеется, — это большой куль с детскими подарками. Он заходил в каждую хижину и, запустив руку поглубже в свой куль, выуживал оттуда разноцветные коленкоровые ленты для девочек и стеклянные шарики для мальчиков.

Джонни не любил, когда на фронтире возникали ссоры между индейцами и пионерами, отнимавшими у индейцев хорошую землю. Джонни не понимал, зачем отнимать у других землю. Он считал, что лучше всюду, где можно, сажать яблоневые сады. Поэтому он никогда не ссорился с индейцами. И они часто приглашали Джонни к себе в гости.

Прошли годы. Вдоль яблоневых садов Джонни протянулись поля фермеров. Девственных лесов больше не осталось. А Джонни все продолжал идти на Запад. Тут и там он говорил всем, как прекрасны яблоневые сады, произносил пламенные речи, и фермеры, когда у них случались деньги, покупали у него яблони. А Джонни нужны были деньги не для чего-нибудь, а для животных. Каждую осень он собирал отбившихся от стада, от стаи, от табуна лошадей, коров и собак, а потом платил фермерам, чтобы они давали этим тварям приют в суровые зимние месяцы.

Если вам придется когда-нибудь путешествовать по штатам Огайо или Индиана, вам, может быть, посчастливится увидеть яблоневые сады, посаженные самим Джонни Яблочное Зернышко.

ФИБОЛД, СЫН ФИБОЛДА

Это Фиболд Фиболдсон первым завел ферму в штате Небраска.

Поначалу он вовсе и не собирался осесть там. Несчастный случай заставил его. Фиболд приехал в Америку из родной Швеции, чтобы обзавестись фермой в Калифорнии. В его крытом фургоне, державшем курс на Запад, кроме него, были еще три его племянника: Бергстром Стромберг, Хьялмар Хьялмарсон и Илдед Джонсон. И еще дедушка Илдеда Джонсона.

А лето в тот год было на редкость жаркое. Такой жары еще никто не помнил. На Великой Равнине — Грейт Валли — пересохли все ручьи, водоемы и реки. Фиболд со своими племянниками и дедушка Илдеда Джонсона просто умирали от жажды, когда вдруг случайно набрели на то, что когда-то звалось рекой, а сейчас от нее осталось лишь одно воспоминание. Тонюсенькая, еле живая струйка посреди широкого ложа топкой грязи.

Дедушка Илдеда Джонсона до того обрадовался, увидев наконец воду, что скорей соскочил с фургона, обогнал волов, тащивших фургон, и нырнул вниз головой в реку. Вернее, в то, что от нее осталось.

Увы, голова его прочно застряла в топкой грязи, а ноги так и остались торчать в воздухе.

Фиболд поспешил вытащить его, но дедушка повредил себе шею, и потому продолжать путешествие они уже не могли. Пришлось Фиболду с племянниками задержаться на месте, пока дедушка Илдеда Джонсона совсем не поправится.

В память столь неприятного случая эту речку так и назвали — Унылая Речка.

Первым делом Фиболд огляделся по сторонам и убедился, что край этот для фермерства начисто непригоден. Со всех сторон поднимались холмы и горы. Но раз уж им пришлось застрять здесь надолго, Фиболд все-таки решил приспособить эту землю под ферму. Правда, единственное, что он мог сделать, — это перевернуть горы вверх ногами. Так он и сделал. И получилось ровное плоское плато.

Поезжайте в Небраску, и сами увидите, какая гладкая и ровная там земля.

Оставалось только вспахать эту землю, чем Фиболд и занялся. Вначале у него никак не получались прямые борозды. Дойдет Фиболд со своим плугом до конца борозды, посмотрит назад, а борозда-то кривая, туда-сюда извивается, словно горное ущелье. Ну, Фиболд ее — раз! — подцепит за кончик и выпрямит. А иначе никак у него не получались прямые борозды.

Пока Фиболд пахал и сеял, его племянники строили дом. По мнению Фиболда, раз уж они застряли в Небраске и должны сидеть здесь, пока дедушка Илдеда не поправится, зачем же им сидеть без крыши над головой? А когда построили дом, решили: зачем же так спешить отсюда, раз дом уже построен?

Э-эх, знал бы Фиболд, что такое Небраска, он бы, наверное, еще подумал, оставаться ли там.

В первый год, что они поселились в Небраске, выпал такой глубокий снег, что добраться до ближайшего города — а находился он милях в ста от них — нечего было и думать. И пришлось бы им сидеть без всяких припасов, если бы Фиболд тут же не изобрел плуг-снеговик. Да такой огромный, что можно было впрячь в него хоть стадо бизонов. Чудо, а не плуг! Он расчистил все снежные заносы и захватил даже немножко земли. Так что весной на этом самом месте обнаружилась глубокая и широкая канава.

Теперь по ней протекает река Платт.

Когда пришло лето, опять настала жара. Но Фиболд уже предвидел это. Правда, он не мог предвидеть небрасский ветер. В один прекрасный день он как начал дуть! И дул, и дул… С такой силой, что выдул всю землю из-под дома. И само собой, дом провалился в эту дыру. Только крыша осталась видна.

Но Фиболд, не теряя времени, тут же поставил на него новый дом, а тот, что был внизу, назвал первым в мире подвалом.

На этот раз Фиболд решил не просто засеять землю разными семенами, но и приукрасить местный пейзаж. Поэтому он всюду насадил рощи хлопковых деревьев. А потом решил и всю землю засадить этими деревьями. Он рассуждал логично: коли маленькие кустики дают хороший урожай хлопка, то большие деревья дадут в сто раз больше.

Все шло прекрасно, пока не подоспело время снимать урожай. Вот тут и оказалось, что сборщикам хлопка взбираться на высокие деревья не так-то просто. Но Фиболд поспешил им на помощь. Он хватал хлопковые деревья за макушки и наклонял их до самой земли. Однако его затея удалась только на первый год, а на следующий сезон хлопковых деревьев у него вовсе не осталось.

Почему? Да потому, что он забыл их распрямить! И они продолжали расти, упершись в землю макушкой. Росли, и росли и вросли все в землю. Вы и до сих пор не увидите в Небраске ни одной хлопковой плантации.

После неудачного опыта с хлопковыми деревьями пришлось Фиболду завести обыкновенную ферму. Он сделался лучшим фермером во всей Небраске. Урожай он снимал такой, что не жалко было поделиться пшеницей и кукурузой с местными кузнечиками.

Но однажды невесть откуда налетела саранча. Полчища саранчи, этих ненасытных родственников невинных полевых кузнечиков. Их было так много, что они темной тучей закрыли солнце, и настала ночь среди бела дня. Они принялись пожирать все подряд. Челюсти у них лязгали и стучали громче каменной лавины, летящей с горы.

Но не такой человек был Фиболд Фиболдсон, чтобы сидеть сложа руки и смотреть, как гибнет его урожай. Он подумал немного и отправился на восток за индюшками, потому что любимым лакомством индюшек были кузнечики, а раз кузнечики, значит, и их ближайшие родственники — саранча. И Фиболд очень надеялся, что индюшки быстро с нею расправятся.

Но не тут-то было. Не индюшки — саранчу, а саранча пожрала индюшек — всех, целиком, с перьями и с косточками. Даже на ужин Фиболду и его племянникам ничего не оставила.

Так пропал весь урожай, весь до зернышка. Мало того, Фиболд боялся, что и на другой год случится то же самое. А ему этого вовсе не хотелось. Однако, поскольку сажать ему в этот год было нечего, он решил податься в рыбаки — поохотиться на акул. У него был свой способ ловить их: он приучил акул приплывать к берегу на свист, так оказалось удобнее.

Когда он высвистал столько, акул, чтобы ему с племянниками и с дедушкой Илдеда Джонсона продержаться неделю, он вдруг кое-что вспомнил. Очень важное.

Он вспомнил, что рыбаки приманивают акул… кем вы думаете? Кузнечиками! Так, может, акулы и спасут его от нашествия саранчи на другой год? Вот только как все это устроить? Ведь саранча сидит на земле, а акулы предпочитают воду. Эх, если бы пересадить акул из воды на землю, тогда бы они в два счета расправились с саранчой!

Да, но тогда, чтобы настичь саранчу, акулам нужны были бы крылья. Были б у акул крылья, и саранче от них никогда б не уйти!

Как раз когда Фиболд обдумывал эту проблему, над ним пролетала стая диких гусей. И он тут же решил поженить гусей с акулами. У него была большущая сеть. Он закинул ее в воздух и поймал сразу сотню гусей. Потом еще и еще раз забрасывал сеть и отправил всех гусей на берег Унылой Речки, где приготовил для них огороженное со всех сторон поле. Оставалось лишь высвистать к берегу столько же акул, сколько было гусей, что он и сделал.

К следующему летнему сезону, когда начала слетаться саранча, его гусиная ферма была уже полна летающих рыб. Фиболд выпустил их на волю и натравил на саранчу. До чего же приятно было ему наблюдать, как вся стая летающих рыб так и накинулась на этих прожорливых попрыгунчиков.

Стая летающих рыб совершила круг-другой над его полем и съела всю саранчу, какая попалась ей по дороге. Но потом, вместо того чтобы приземлиться и спокойно попировать, она вдруг выстроилась острым углом, как обычно выстраиваются при осеннем отлете дикие гуси, взмыла ввысь и скрылась за горизонтом.

Так Фиболд Фиболдсон их больше никогда и не видел. Только много позднее один моряк рассказал Бергстрому Стромбергу, что как раз в ту пору на Тихом океане впервые появились летающие рыбы.

Представляете, каково было Фиболду Фиболдсону видеть, как скрывается в облаках стая его летающих рыб? Однако спасти урожай еще было не поздно. И Фиболд взял себе два дня передышки и отправился в Канаду. Там он отловил три стаи волков и живыми доставил их в Небраску.

Он полагал, что из всех зверей самые бесстрашные волки. Только они решатся напасть на саранчу. Он дал им побегать по фермерским землям возле Унылой Речки, и те свое дело сделали. За несколько лет саранча в Небраске совсем вывелась.

Да, но зато теперь волки остались без еды и стали терять в весе. Они худели и худели, становились все меньше и меньше, пока не превратились в степных собак — койотов. А еще спрашивают, откуда в прериях взялись койоты? Теперь ясно, откуда?

Но вот в один удачный урожайный год койоты снова стали поправляться и сделались скоро почти такими же пузатыми, как саранча. Оказалось, они повадились воровать у Фиболда зерно прямо на корню, да еще перерыли всю его землю, выкапывая себе ямки, в которых устраивали уютные норы. Это было сущее бедствие! Коровы и лошади проваливались в эти ямы и ранили себе ноги. Словом, Фиболд снова оказался на краю разорения, вспомнились грустные времена, когда на его посевы налетела саранча.

Пока Фиболд решал, что же ему предпринять, в те места забрел как-то торговец, который сообщил Фиболду про одно нововведение-изгороди из колючей проволоки.

А надо вам сказать, Фиболд всегда шагал в ногу со временем. Он закупил сотни миль этой колючей проволоки для пробы. Но потом обнаружил, что во всей Небраске не хватит деревьев, чтобы понаделать для колючей изгороди так много столбов. А даже если б и хватило, он представил себе, сколько времени на это потребуется!

Как раз тогда же начался сезон дождей. Дождь лил, лил и залил все норы койотов. А потом вдруг ударил мороз, и вода в этих норах замерзла. Вот Фиболд обрадовался-то! Он тут же смекнул, что наконец ему подвернулся счастливый случай. Он покликал своих племянников, они быстренько выкопали из койотовых нор замерзшую воду и получили столько ровных, гладких столбов, сколько было нужно.

Молодые люди покрыли эти столбы лаком, чтобы они не растаяли, и с первой оттепелью, когда полегче стало копать, вбили их в землю. Столбов хватило на всю проволоку, даже осталось немножко. Вот теперь ферма была оборудована вполне современно.

Но Фиболд не мог оценить до конца, какое прекрасное дело он сделал. Только летом он понял это, когда койоты, обнаружив, что он лишил их дома, покинули Небраску и перебрались в Канзас.

Койотов оказалось так много, что они совершенно затоптали границу между штатами Канзас и Небраска. И Фиболд чувствовал себя очень неловко, он понимал, как важна эта граница, и считал, что она испорчена в какой-то мере по его вине. Поэтому он решил исправить дело.

Только вот как? К счастью, на ферме у Фиболда стояло несколько ульев с пчелами. Он так хорошо за ними ухаживал, что они были толстенькие-толстенькие. И он сумел отобрать из них шестнадцать, а то и все семнадцать и запрячь в плуг. Потом он отнес их вместе с плугом в самую южную точку Небраски и там шепнул пчелам на ушко, что в штате Юта лучший нектар, о каком только могут мечтать пчелы. И пчелы полетели прямехонько на Запад и поволокли за собою плуг. Так они проложили новую прямую границу между штатами Небраска и Канзас.

С тех пор люди и говорят, когда хотят указать путнику самую короткую и прямую дорогу: «Следуйте пчелиной тропой!»

Какое-то время жизнь на ферме Фиболда протекала тихо, спокойно, не считая, конечно, одного-двух ураганов, которые разрушили его амбары с зерном и унесли его дом. Потом уж Фиболд понял, что надо этих буянов заарканивать и вязать покрепче, чтобы всю свою силу они растратили, борясь с веревками. Тогда уж у них не хватит пороху разрушать дома и творить прочие безобразия. Что ж, это помогло, только один ураган не выдохся после такого обращения. У него еще хватило сил ночью снова вернуться и скрутить самого Фиболда. Но это был какой-то бешеный ураган.

А однажды случилась засуха. Неделя за неделей проходили без дождя, и еще неделя за неделей тянулись без дождя. Кукуруза сморщилась и высохла, не успев подняться. Ее нельзя было даже скосить.

И бедные коровы так отощали, что Фиболд боялся, как бы их ветер не унес. Пришлось привязывать им к хвостам груз, чтобы они не улетели.

Было так сухо и жарко, что даже дом Фиболда ссохся и сжался, и он был вынужден прорубить новую дверь, не то никак бы не выбрался из него.

Оставался единственный выход — провести ирригационную систему. Унылая Речка уже давно пересохла, воды там совсем не осталось. Но Фиболд знал, где есть вода. Он вывел из стойла своего любимого быка и отправился с ним к полноводной реке Платт. Подхватил реку за узкий конец и вместе с быком приволок ее к дому. Одному ему ни за что бы не управиться с таким делом. Потом исчертил всю землю на ферме канавками и пустил в них воду Платта. В тот год урожай он снял богаче всех от самых болот Нью-Джерси до долин Сакраменто в Калифорнии.

Той же осенью он вернул Платт на место, потому что один заезжий торговец продал ему кое-что получше. Фиболд купил у него с дюжину ветряных мельниц, чтобы добывать воду из-под земли. Представляете, мельница вертится, насос работает и выкачивает воду!

К мельницам он приставил дедушку Илдеда Джонсона. А происходило все это в год Сильного Ветра. И однажды порыв ветра сдул дедушку с ног и выдул из него последнее дыхание. Фиболд и его племянники очень горевали, что дедушка испустил дух, и устроили ему пышные похороны. Но когда они принесли его на кладбище, налетел новый порыв ураганного ветра, только уже с другой стороны, и снова вдул в дедушку жизнь. Дедушка сразу поднялся и стал искать свои очки.

Вот какой ветер дул в тот год!

Вскоре после этого случая интересного гостя принимал у себя Фиболд Фиболдсон. Как-то утром он выглянул в окно, чтобы окинуть мрачным взглядом горы песка, нанесенные ураганом, и вдруг на горизонте увидел легкие очертания парусов. Он мог поклясться, что это были именно паруса. «Наверное, мне грезится, это мираж», — подумал он и пошел завтракать.

Проглотив последний блин, Фиболд снова глянул в окно и опять увидел вдали паруса. Но теперь они были ближе. Полчаса он стоял и смотрел, как плывут по прерии паруса, наполненные ветром, ну точно как в его родной Швеции, когда возвращаются домой шхуны рыбаков.

И вот паруса уже полощутся у самых Фиболдовых амбаров, а из-под них выныривает человек, бросает возле свинарника тяжелый якорь, травит паруса и кричит:

— Привет, дружище!

Только тут Фиболд разглядел, какую посудину прибило к его берегу. То был обыкновенный фургон, но, вместо лошадей или волов, оснащенный парусами.

— Смит Гонимый Ветром мое имя, — представился незваный гость. — Ну и наглотался я пыли в вашей Небраске! Не знаю, влезет ли в меня еще и завтрак. Но готов попробовать!

Фиболд пригласил незнакомца в дом. Покончив с первыми двумя дюжинами блинов, Смит Гонимый Ветром был уже способен отвечать на вопросы Фиболда Фиболдсона.

— Что ты делаешь с этим своим фургоном-на-парусах? — поинтересовался Фиболд.

— Делаю? — удивился Смит Гонимый Ветром. — Ничего не делаю. Просто переезжаю с места на место. Одно мне лишь портит путешествие — ваша колючая проволока. Да иногда случается морская болезнь, если местность неровная, слишком холмистая.

Смит показал Фиболду гарпун, с каким он охотится на бизонов, не слезая с фургона. И еще большую прочную сеть — ловить кроликов.

В этих увлекательных беседах быстро пролетел день. Они и не заметили, как село солнце и пора было идти спать, а они все еще сидели за завтраком. Фиболд, видно, решил за один день выведать все, чем мог похвастать Гонимый Ветром. И сам старался не отстать от него и кой-чем прихвастнуть.

Младший из племянников, Хьялмар Хьялмарсон, предложил гостю свою постель, а сам пошел спать на сеновал.

— Не стесняйтесь, устраивайтесь поудобнее, — сказал Фиболд и задул свечу.

Не успела свеча погаснуть, он уж и сам нырнул в постель и натянул до ушей одеяло. Не спал лишь дедушка Илдеда Джонсона и тихо разговаривал сам с собой.

Дня через два после того, как Смит Гонимый Ветром отчалил от амбаров Фиболда Фиболдсона, держа курс на Альбукерке, у Фиболда вышла небольшая стычка с соседями.

Надо вам сказать, все чертовски устали от сильного ветра. Ничего подобного никогда не случалось до того, как Фиболд поставил свои ветряные мельницы, и соседи решили, что именно они вызвали этот ветер. Они потребовали, чтобы Фиболд остановил мельницы, и преследовали его по пятам, в самом прямом смысле слова. Но Фиболд каждый раз ускользал от них.

Однажды, добежав до Унылой Речки, Фиболд решил перепрыгнуть ее одним махом. Он не сомневался, что соседям понадобятся для этого по крайней мере три-четыре прыжка, а значит, он опять оставит их позади. Однако на этот раз Фиболд просчитался. Ветер дул против него. И он чуточку не допрыгнул до другого берега. Плюх! — плюхнулся он на песчаное дно высохшей речки.

И тут же увяз в песке. Соседи так и оставили его там бултыхаться одного. Пусть пропадает. Да только не знали они, что годом раньше в этом самом месте пытался перейти вброд Унылую Речку крытый фургон. Провалившись в зыбучие пески, Фиболд упал точнехонько на него. А у всякого фургона, сами знаете, сзади верх откидной. Поэтому Фиболду ничего не стоило откинуть парусиновый верх и влезть внутрь.

Фиболду просто повезло: этот фургон оказался прекрасным тайником, которым он и потом пользовался не один раз, спасаясь от дедушки Илдеда Джонсона, который вечно жаловался, что ему надоело готовить или что ему не дает покою Арабелла.

Так звали любимицу Фиболда, гремучую змею.

Ну и большущая она была, эта Арабелла! И такая нежная и преданная. Бывало, подползет к Фиболду и тычется в ногу, подставляя голову, чтобы он ее погладил. Каждое утро в один и тот же час она будила его, заползая к нему в кровать и хлопая своими погремушками. Фиболд находил, что она и в других отношениях очень полезна: у нее была привычка, когда к Фиболду приезжали гости из восточных штатов, выползать им навстречу. Сами понимаете, после этого гости долго у него не засиживались.

За все время, что Арабелла жила у Фиболда, она никого ни разу не покусала. Но это не значило, что она была вовсе безобидная. У нее была привычка точить зубы о точильный камень. Как-то Фиболд наточил свой нож тут же следом за ней. А в тот день к обеду у них были бобы. Фиболд, как обычно, ел с ножа, и ему попала в рот капелька змеиного яда. Он неважно себя почувствовал и пошел прогуляться по берегу Унылой Речки. В тех местах было видимо-невидимо москитов. Они облепили Фиболда со всех сторон и, как он ни отбивался, попили из него кровь.

Зато, вернувшись домой, Фиболд уже чувствовал себя немножко лучше. А что тут удивляться? Москиты высосали у него весь змеиный яд. Бергстром Стромберг сам рассказывал, как на другое утро весь берег реки был усеян мертвыми москитами. Москиты плохо переносят змеиный яд.

Из домашних животных у Фиболда был еще один любимец — морской конь. Он завел его в год Великого Наводнения. Весь сезон в Южной Америке лили такие дожди, что Мексиканский залив вышел из берегов и погнал вспять полноводную Миссисипи, а та, в свою очередь, — Миссури и реку Платт. Вместе с водами Мексиканского залива туда занесло много океанской рыбы, а также тюленей.

Фиболд поймал одного и оседлал, а потом гонял на нем верхом по реке и набрасывал лассо на акул, тоже попавших в Платт из Мексиканского залива. Дедушка Илдеда Джонсона ничего не имел против, когда Фиболд приносил ему на обед морских акул, но он видеть не мог его мокрого коня, пусть даже то был морской конь — тюлень. Акул дедушка готовил под соусом карри. Это была любимая подливка Фиболда из куркумового корня, чеснока и разных пряностей.

Но больше всех из своих питомцев Фиболд любил кошку с деревянной лапой. В самом начале, когда Фиболд только подобрал эту кошку, он очень боялся, что она не сумеет ловить мышей. Сами посудите, ее деревяшка так стучала по полу, что любая мышь, если только она не была глухая от рождения, могла с легкостью удрать от нее. Но оказалось, кошка по сообразительности ни в чем не уступала своему хозяину. Она придумала, как ей ловить мышей.

Обычно кошки гонятся за мышью, и — цап ее! Но кошка Фиболда так не могла. Значит, надо было придумать что-то другое. Она приметила, что мыши проникают в дом через дыру в стене возле больших дедушкиных часов. Оставалось только притаиться у этой дыры и держать деревянную лапу наготове. Стоило мышке просунуть в дыру голову, и — клац! — все готово. Так что со своей деревянной лапой любимая кошка Фиболда Фиболдсона ловила мышей не хуже, чем иная на всех четырех.

Фиболд очень гордился своей кошкой. И дедушкиными часами тоже. Но из-за этих часов вышла очень большая неприятность. За все годы, что Фиболд прожил в Небраске, он ни разу не передвигал с места эти часы. Как он их поставил, так они и стояли, а маятник так и качался — тики-таки, тики-так. И тень от маятника, само собой, качалась вслед за ним — тики-таки, тики-так. И в конце концов тень от маятника протерла в стене дыру. Стена упала, а за ней упал и сам дом.

Тут Фиболд решил: хватит с него Небраски. И переехал в Калифорнию, куда с самого начала собирался. Судя по слухам, так он оттуда и не уезжал.

БУДЕТ БУРЯ

Еще мальчишкой в те далекие дни, когда не успели даже изобрести пароход, Алфред Буллтоп любил лазить по скалам своего родного штата Мэн, взбираться на самые высокие вершины и смотреть в открытое море. Он хотел непременно первым увидеть на горизонте белые паруса судов, возвращающихся домой из далекой Индии, Китая или из Бостона. А когда он видел черную тучу, он кричал:

— Будет буря!

Потому его так и прозвали: «Будет Буря».

Малыш Будет Буря быстро догадался, что чем выше он поднимется, тем дальше увидит. И еще кое-что он смекнул: если вырасти выше скал, не придется карабкаться по острым камням, чтобы любоваться далеким морем. И он решил вырасти большим-большим.

Когда ему исполнилось десять лет, рост его был шесть футов, а это значит чуть меньше двух метров, или, как принято мерить у моряков, одна морская сажень.

Будет Буря вырос таким большим, что пора ему было приискать себе какую-нибудь работу. Ну, а какую? О какой работе может мечтать человек, который больше всего на свете любит глядеть в открытое море и предвещать бурю? Конечно же, поступить юнгой на корабль.

Так Алфред и сделал, нанявшись к капитану «Красотки Сьюзи» кают-юнгой. Он должен был следить за порядком в капитанской каюте и бегать по его поручениям во время длинного плавания от родного штата Мэн до острова Мадагаскар и обратно.

Будет Буря точно выполнял все, что от него требовалось, и даже кое-что сверх того. Например, заглядывал за горизонт. Тому, кто стоял у штурвала, совершенно не виден был горизонт, за которым обычно прятались коварные айсберги и пираты. Вот Алфред и решил еще немножко подрасти, чтобы видеть все, что делается даже за горизонтом. И он своего добился.

К концу первого плавания Будет Буря научился многому, так что мог уже считаться заправским моряком. Тогда он пошел к капитану большого судна, которое называлось «Морская Звезда», и предложил свои услуги.

Капитан внимательно оглядел Алфреда и сказал:

— Что ж, ты парень рослый и выглядишь заправским моряком. Как твое имя?

— Алфред Буллтоп. Будет Буря.

Так капитан и записал в судовом журнале: «Будет Буря. А. Б.»

Капитан не ошибся, приняв в команду Алфреда. Будет Буря и в самом деле оказался моряком что надо. Высший класс! С тех пор и повелось называть опытных моряков классом АБ. Слышали, наверное?

«Морская Звезда» держала курс на Корк в Ирландии и шла с грузом леса. Для Алфреда эта посудина оказалась чуть маловата, потому что он все продолжал расти. Но с делом своим он справлялся отлично, и она тоже, пока не случилось нечто непредвиденное. Посреди Северного моря «Морская Звезда» вдруг стала — и ни с места. Можно было подумать, что со дна океана вдруг поднялись гигантские рифы и держат ее, не пускают идти дальше. Но в тех широтах не было рифов, и ветер полнил паруса до отказа, а все-таки «Морская Звезда» не двигалась. Что за чудеса?

Никто не боялся, что судно потонет. Оно было из прочного дерева и течи не давало. Да и груз везло подходящий — мачтовый лес. Но капитан и вся команда были в тревоге, потому что кончились галеты и черная патока, а им так хотелось есть.

Тогда Будет Буря решил разузнать, в чем дело. Не страшась китов и акул, обступивших судно со всех сторон, он прыгнул прямо с борта в море и скрылся в волнах. Полчаса под водой шла какая-то возня и борьба, наверх всплывали воздушные пузыри, море бурлило и пенилось.

И вдруг морская пучина разверзлась, и оттуда весь мокрый вынырнул Будет Буря. Он так спешил, что не успел воспользоваться трапом, а прямо взлетел на палубу. И в тот же миг «Морскую Звезду» легко понесло на волнах.

Капитан и вся команда умирали от любопытства: что же задержало их на этом месте? Отдышавшись, Будет Буря рассказал им. Оказалось, к килю корабля присосался огромный осьминог. Четырьмя ногами он держался за корабль, а остальными четырьмя — за морское дно, словно четырехзубый якорь.

— Как же ты отцепил его? — удивился капитан.

— Очень просто, — отвечал Будет Буря. — Первым делом — раз! — я подставил ему фонарь под глаз. Потом — раз! — под другой. Осьминог освободил две ноги, чтобы защищаться, тут я — раз! — и связал их двойным морским.

Он имел в виду двойной морской узел, каким намертво вяжут шкоты.

— Оставшиеся две ноги я связал ему выбленочным узлом — раз и раз! Две ноги, которыми он пришвартовался ко дну, я связал рифовым узлом. Итого шесть ног, считаете? Потом я оторвал от песка его седьмую ногу, скрутил ее, как лиссель-фал, и набросил на восьмую мертвой петлей. Все очень просто, только на последний узел у меня ушло много времени, потому что осьминогу вся эта кутерьма с узлами порядком надоела и он оказывал мне сопротивление. Я и задержался слегка. Зато теперь, будьте уверены, он не станет тревожить нас, во всяком случае, некоторое время, разве что кому-нибудь взбредет на ум одолжить ему свой острый марлинь, чтобы разрезать мои узлы. Сам я уж точно ему не дам!

Никто в этом и не сомневался. Будет Буря никогда не расставался со своим двухфутовым марлинем и всегда держал его за поясом. Без него он никак не мог обойтись, он сам говорил: что-что, а лучшей зубочистки не найдешь!

Больше ничего примечательного в это плавание не произошло, разве что Будет Буря еще немного подрос. Он решил так вырасти, чтобы ловить китов прямо с борта корабля. И когда «Морская Звезда» вернулась в родной порт, Будет Буря списался с корабля и нанялся на китобойное судно «Дэви Джонс». Наконец-то ему предстояла настоящая работа!

Но его ждало разочарование. Когда впередсмотрящий крикнул: «Бьет фонтан!», что означало «Впереди виден кит!» — тут же вся команда бросилась по своим шлюпкам и в погоню за китом. А Будет Буря не уместился в маленькой шлюпке и потому пропустил всю потеху.

Но не для того он рос большим, чтобы проиграть на этом. Когда кит был пойман, он подвел судно вплотную к нему, перегнулся через высокий борт «Дэви Джонса», схватил кита за хвост и одним махом поднял на палубу.

После этого Будет Буря и сделал интересное предложение капитану:

— Разрешите в другой раз, как мы увидим кита, загарпунить его прямо с палубы. И мне так веселей, и команде не придется возиться со шлюпками.

Капитан охотно согласился.

— Бьет фонтан! — снова закричал впередсмотрящий.

Будет Буря изготовился к броску. «Дэви Джонс» был примерно в четверти мили от кита, и тогда он размахнулся и послал гарпун в море. Ну и тряхануло бедное суденышко, когда гарпун вошел в кита!

Все решили, что дело сделано. Но не тут-то было. Кит стал быстро уплывать, и вот почему: оказывается, Будет Буря перестарался и бросил гарпун со слишком большой силой. Вот гарпун и прошил кита насквозь и продолжал тянуть за собой линь, словно иголка нитку.

После этой неудачи Будет Буря уже много осторожней забрасывал гарпун и никогда больше не давал такой промашки. А шлюпку он тоже приспособил — ему наливали в нее похлебку из акульего мяса, приправленную китовым жиром.

В очередное плавание Будет Буря выходил каждый раз на новом судне, потому что ему прежнее было уже тесновато. Но вот настал день, когда он не нашел достаточно большого судна, и пришлось ему остаться на берегу. Это был для него страшный удар. Будет Буря долго горевал и, чтобы утешиться, завел себе ферму.

Но разве это утешение? Ни бурь, ни штормов. Он мог с легкостью тянуть плуг один вместо упряжки из восьми волов. Ну и что? Разве это сравнится с работой на море, когда он один тянул судно против ураганного ветра?

Однажды Будет Буря услышал, что строится новое судно, больше всех, какие были раньше, и называться оно будет «Боевой Конь».

Вскоре судно это было готово. Белее морской пены, оно стояло на рейде недалеко от Бостона, ожидая, когда его оснастят и вооружат парусами. Шить паруса для него пригласили лучших мастеров. А полотнища для них потребовались такие длинные, что протянулись бы от Новой Англии до пустыни Сахары.

Когда «Боевой Конь» оделся парусами, Будет Буря первым взошел на его борт, после капитана, разумеется. И отправился осматривать судно. Начал он с носа — это было ранним утром в понедельник — и закончил свой беглый осмотр после полудня в среду на корме. По дороге он насчитал семнадцать мачт, таких высоких, что кончика их он так и не разглядел, но их можно было складывать — так уж они были устроены, а иначе они мешали бы луне, когда судно проплывало под ней.

На тех местах, где обычно полагается висеть спасательным шлюпкам, были принайтованы парусные шхуны нормальной величины. Это было очень удобно с двух точек зрения, как объяснил капитан. Во-первых, они могли нести спасательную службу, а во-вторых — перевозить груз с «Боевого Коня» на берег и обратно, ибо «Боевой Конь» был так велик, что не. помещался ни в одном порту мира и останавливался на рейде в открытом море.

Но самым удивительным оказалась конюшня.

Да, да, конюшня с лошадьми. И находилась она на полуюте. Будет Буря сроду такого не видывал. Однако, проделав путешествие по кораблю, он догадался, зачем они. Без лошадей матросы бы просто не справились, когда надо было быстро обойти-объехать длинную палубу.

Будет Буря остался очень доволен осмотром «Боевого Коня». Наконец-то нашлось судно как раз по нем.

Настало время выходить в первое плавание. Выбрали якорь величиной с Черную Гору, и 719 матросов взлетели на реи, чтобы поднять паруса.

Спустя неделю, как судно находилось в плавании, Будет Буря стал тревожиться о судьбе команды. К столу являлись лишь 193 матроса, а остальные не успевали за обеденный перерыв спуститься с рей, и Будет Буря боялся, как бы они не умерли там с голоду.

Но капитан успокоил его. Он сказал, что на каждой мачте есть свой камбуз, где готовят обед, ужин и завтрак. Мало того, там есть не только столы, но и койки. Вот это судно! Было чем гордиться, и Будет Буря гордился. Он даже соглашался иногда постоять у штурвала, а когда его вахта кончалась, его сменяло двадцать семь матросов класса АБ.

Словом, Будет Буря был всем доволен, кроме одного: «Боевой Конь» оказался слишком остойчив и ни один самый бешеный ураган не в силах был вызвать милую его сердцу качку, ни бортовую, ни килевую, вот досада!

Но однажды налетел трижды бешеный ураган, он дул в хвост и в гриву и загнал «Боевого Коня» ни больше, ни меньше как прямиком в Северное море, как раз между Англией и Норвегией. Но и там не желал оставить его в покое. Единственный путь вернуться в Атлантику был через Английский канал, или, как его чаще называют, Ла-Манш.

Капитан поставил к штурвалу своего лучшего матроса на судне, и все-таки тревога не отпускала его. Сумеет ли Будет Буря провести огромный белый корабль через узкий пролив между Францией и Англией? Удастся ли им проскользнуть?

Будет Буря заверил капитана, что проскользнут, если все 719 матросов команды примутся намыливать бока «Боевому Коню». Капитан отдал приказ, и матросы взялись за дело. И мыло помогло! «Боевой Конь» с легкостью проскользнул через узкий Ла-Манш, лишь слегка задев отвесные скалы у Дувра. Потому-то берега южной Англии у Дувра остались белыми и поныне.

Когда «Боевой Конь» вышел в открытый океан, тут уж ураган воистину показал свой норов. Он вдруг подул в обратную сторону и погнал «Боевого Коня» через весь Атлантический океан и дальше через Саргассово море, где сроду не гуляли никакие ветры.

Будет Буря очень осторожно провел судно мимо Флориды и Кубы, а ураган все не отставал, он преследовал их буквально по пятам. «Боевой Конь» уже пересек Мексиканский залив, и за горизонтом Будет Буря различил зеленые джунгли Панамы.

Он был озадачен: где же ему теперь развернуть судно, чтобы уйти от назойливого преследователя? И вдруг далеко-далеко за панамскими джунглями он увидел новую полосу воды. Он вмиг принял решение — другого выхода все равно не оставалось: прибавил парусов и на полной скорости полетел вперед. «Боевой Конь» пересек джунгли и вышел в Тихий океан.

Оглянувшись, Будет Буря заметил, что глубокая борозда, которую прочертил киль «Боевого Коня», уже наполнилась водой и по ней плывут корабли, целая цепочка кораблей.

Так «Боевой Конь» проложил Панамский канал.

Вот каков он был, прославленный Будет Буря, ростом в четыре морских сажени. Он водил самое большое на свете судно и проделал самый большой судоходный канал.

Самый соленый из всех моряков на семи морях Земли.

Каждый матрос класса АБ знает и помнит Алфреда Буллтопа Будет Буря и гордится им.

ДЖОН ГЕНРИ

Джон Генри еще под стол пешком ходил, а уже молоток крепко в руках держал. Он вечно болтался под ногами у взрослых, которые работали молотком и гвоздями, и стоило ему найти гвоздь, хоть ржавый, хоть целый, он тут же вколачивал его в стену своей хижины. Можно даже сказать, Джон рос с молотком в руках.

Отец и мать Джона были рабами, как и все прочие негры в Америке. Но когда в 1865 году кончилась гражданская война и президент Эб Линкольн подписал освобождение негров из рабства, Джон Генри оставил плантацию и занялся металлоломом. Он бил и резал старое железо, оставшееся после гражданской войны, чтобы его снова могли пустить в дело. Его железо шло на новые молотки, молоты и стальные буры, а также на рельсы для железной дороги.

Поначалу Джон Генри работал молотом весом в двадцать фунтов[4]. Возмужав, он уже закидывал через левое плечо молот в тридцать фунтов. Потом стал гнуть и ломать старое железо молотом в сорок фунтов. И, наконец, кромсал его молотом-великаном в семьдесят фунтов.

Пройдя всю эту науку, Джон Генри решил заняться делом поинтереснее. Ему захотелось теперь пустить в ход один из новых молотов, сделанных из старого железа, которое он гнул и ломал. Он мечтал заколачивать этим молотом костыли в шпалы, чтобы надежнее держались рельсы, сделанные из железа, которое он крошил.

И Джон Генри пошел работать на железную дорогу. Вскоре он один мог выполнять работу целой бригады железнодорожных рабочих. Пока бригада вбивала костыли в левый рельс, он успевал покончить с правым рельсом. У него было два помощника, чтобы подавать костыли, и еще два, чтобы бегать за едой.

Однажды Джон Генри сказал своему главному, который руководил всей работой, чтобы тот дал передышку бригаде. Мол, он сам справится с обоими рельсами. Джон взял в каждую руку по молоту весом в десять фунтов и пошел между рельсами по шпалам. Слева направо, справа налево взлетали через плечо его молоты, описывая сверкающую дугу. Удар — и костыль вогнан в шпалы. Еще удар, еще один костыль вошел в шпалу.

Весь день бригада глядела, как Джон Генри работает, и любовалась, и радовалась. Вот это мужчина, говорили они один другому. Настоящий мужчина!

Что и говорить, Джон Генри был лучшим железнодорожным рабочим на всем Юге, а если по справедливости, то и во всей стране. Размахивать молотом было его любимым занятием еще с детства. Размахивая, он пел. Молот со свистом разрезал воздух, и в такт ему звенели слова песни. А-аа! — отзывалась шляпка костыля, когда Джон ударял по ней молотом. А-ах! — крякал Джон, опуская с размаху молот.

Нету такого молота — а-а! В наших горах — а-ах! Нету такого молота — а-а! В наших горах — а-ах! Нету такого молота — а-а! Поющего, как мой — о-ой!

Все, кто работал вместе с Джоном, очень гордились им, а потому печаль легла им на сердце, когда они услыхали его новую песню. Начиналась она так:

Бери мой молот — оо!

А кончалась:

Ну, я пошел — оо!

Ему стало известно, что в других местах найдется более трудная и важная работа для его молота.

К тому времени всю страну исчертили железные дороги. Когда их строили, всюду, где можно, старались сократить путь. Так, вместо того чтобы строить дорогу через гору или вокруг горы, ее теперь проводили напрямик сквозь гору по тоннелю. Обычно, чтобы пробить в твердой скале тоннель, устраивали взрыв. Но сначала молотобойцы молотами с помощью стальных буров прорубали в скале шурф — дыру, а потом уже в эту дыру закладывали взрывчатку или динамит.

Самый длинный тоннель прокладывали тогда на железной дороге между Чесапиком и Огайо.

— Вот где стоит поработать! — решил Джон Генри. — Я свободен, и сил у меня хоть отбавляй, — радовался он, когда пробирался горами в Западную Виргинию, где строился этот знаменитый тоннель Биг-Бенд между Чесапикским заливом и штатом Огайо, или, как тогда говорили, — Ч. и О. — Такая работка как раз по мне.

Он шел и пел, и его густой бас наполнял бездонные каньоны, отражаясь от их стен громким эхом:

Мой молот поет, поет. И белая сталь поет, поет. Пробью я дыру, да, ребята, Большую дыру, дыру. Пробью я дыру, Большую дыру, дыру.

Джон Генри не сомневался, что пробьет своим молотом с помощью стального бура в неприступной скале большую дыру.

Когда Джон Генри дошел до Биг-Бенда, главный строитель лишь глянул на великана-негра и на его мускулы и протянул ему молот восьми фунтов.

— Не годится мне восьмифунтовый молот, — сказал Джон Генри. — Если ты хочешь, чтобы я пробурил дыру, дай мне молот побольше и позволь выбрать для него рукоятку, какую я люблю, — сказал Джон.

Тогда главный подал Джону Генри десятифунтовый молот и целую груду рукояток на выбор. Джон Генри выбрал из них самую тонкую и подстрогал ее еще потоньше. Ему нужна была рукоятка крепкая, но гибкая, чтобы гнулась, но не ломалась, когда он будет ударять молотом по стальному буру.

Но достаточно ли она гибка, решил проверить Джон и, насадив молот на рукоятку, поднял его и так держал в вытянутой руке, пока тяжелый молот на гибкой рукоятке не склонился до земли. Вот тогда Джон Генри остался доволен.

— И чтобы шейкер был у меня высший класс! — сказал еще Джон Генри.

Шейкером называли рабочего, который раскачивал и поворачивал в дыре стальной бур. Острый конец бура должен был все время пританцовывать, откалывая кусочек за кусочком твердую породу, а не стоять на месте, иначе его совсем заклинило бы.

Главный окинул всех глазом и выбрал среди белых рабочих великана ростом почти с Джона Генри.

— А ну-ка, Малютка Билл, — сказал ему главный, — ступай с буром в обнимку за Джоном Генри в тоннель. Тебе выпала честь быть его шейкером!

Что ж, Малютка Билл готов был поработать шейкером у такого славного молотобойца. Он рассказал Джону Генри, как собирались вручную пробить этот великий тоннель. В те времена никто еще не знал, что такое буровая машина.

Сразу две бригады принялись за дело с противоположных концов горы. Впереди шли молотобойцы, вонзая в твердую породу острие стального бура. Они пробивали дыру, в которую потом закладывали динамит и взрывали скалу. Получался узкий тоннель — «главный». Потом бурили пол «главного» тоннеля и динамитом расширяли его до нужных размеров, чтобы через тоннель мог пройти поезд.

Железнодорожная компания «Ч. и О.» очень спешила со строительством великого тоннеля Биг-Бенд, потому-то и начали пробивать гору сразу с двух концов. Обе бригады должны были встретиться в середине горы.

Малютка Билл сказал Джону Генри, что прокладка тоннеля — работа тяжелая. От керосиновых баков, освещающих путь, такой чад, что нечем дышать. А пыль! И от взрывов и от крошащейся породы под острием бура.

Но Джон Генри только посмеивался на все это, продолжая ползком пробираться вперед по «главному» и вгрызаясь все глубже в скалу.

Шутки ради Джон Генри придумал даже новые слова для своей песни:

Мой бедный помощник,    мне жаль его. Мой бедный помощник,    мне жаль его. Мой бедный помощник,    мне жаль его. Каждый день, каждый день    уносит одного.

Они прошли уже почти весь «главный» тоннель. Малютка Билл обеими руками держал бур, сверлящий скалу под ударами Джона Генри. И под ритм ударов Джон Генри продолжал петь:

Скалы и горы нависли над нами, Скалы и горы нависли над нами, Каждый день, каждый день Здесь один погребен.

А с другой стороны горы к стене посредине тоннеля приникли бурильщики из встречной бригады и затаив дыхание слушали, как рокочет, разносится густой бас Джона Генри.

Мой друг-молот    поет, как алмаз. Мой друг-молот    рассыпается серебром. Мой друг-молот    блестит словно золото.

Джон Генри был счастлив как никогда.

— У кого самый точный удар по головке бура? У Джона Генри! — гордился и хвастал Малютка Билл. — Кто глубже всех сверлит дыры в скале? Джон Генри! Кто быстрей всех работает молотом? Джон Генри, Джон Генри!

Каждый из тысячи, кто пробивал великий Биг-Бенд, слышал про Джона Генри. Он был знаком почти всем.

Когда бурильщики выползали из узкого «главного» наружу, спасаясь от очередного взрыва, они, все как один, говорили, что Джон Генри бьет своим молотом до того сильно и быстро, что Малютка Билл не всегда успевает трясти и повертывать стальной бур, и тот, перегреваясь, начинает плавиться.

Малютке Биллу дали совет: запасти дюжину бочек льда, чтобы охлаждать бур. Да что там бочки со льдом, ему приходилось запасать и молоты, чтобы менять их по нескольку раз на день, так как в руках Джона Генри они слишком быстро перегревались и тоже делались мягкими, словно воск.

Когда любопытные зрители подходили к тоннелю, они просто пугались. Им казалось, что вся гора сотрясается до основания и буйный ветер в четком ритме врывается в глубь тоннеля. А что, если это надвигается землетрясение? Однако бурильщики объясняли, что всего-навсего это разносятся удары молота в руках Джона Генри по головке стального бура.

Все, кто работал на великом Биг-Бенде, гордились Джоном Генри. Он делал своим молотом все, что может сделать молотом человек.

И главный строитель тоже гордился им. Он тут же позвал к себе Джона Генри, когда на Биг-Бенд заявился однажды инженер и предложил пустить в ход новую машину — паровой бур. Она работала на пару и могла заменить трех молотобойцев и трех бурильщиков сразу.

Услышав о таком чуде, Джон Генри рассмеялся. Громкие раскаты смеха сотрясли воздух, и теперь настала очередь пугаться тем, кто работал в тоннеле. Они решили, что началось землетрясение, и выскочили из тоннеля наружу, чтобы посмотреть, что случилось. А узнав, что говорит инженер про новую буровую машину, посмеялись вместе с Джоном Генри.

Почему? Да потому, что кто-кто, а они хорошо знали, что Джон Генри может справиться с работой не трех, а четырех бурильщиков, вот как!

Тогда инженер рассердился и вызвал Джона Генри на состязание. Выбрали самую крепкую скалу, которую отовсюду было хорошо видно. Малютка Билл принес лучшие стальные буры, некоторые длиною даже больше двадцати футов. Собралось много народу. Пришла и жена Джона Генри — Полли Энн — в нарядном голубом платье.

Джон Генри потребовал двадцатифунтовый молот. Он привязал к его рукоятке бант и запел:

Человек — только человек. Но если мне не одолеть Твой паровой бур, Пусть я умру с молотом    в руке.

Главный поставил Джона Генри по правую сторону горы, а инженера с его паровым буром — по левую. Потом вскинул ружье и выстрелил: Состязание началось.

Двадцатифунтовый молот описывал дугу вверх, за плечо, потом, со свистом разрезая воздух, снова вниз — бум! — по головке стального бура. И снова вверх, сверкая, словно комета, через плечо, за спину и снова вниз. Вверх — вниз, вверх — в низ. Джон Генри работал и пел:

Мой молот звенит, звенит, А сталь поет, поет. Я выбью в скале дыру, дыру. Эгей, ребята, в скале дыру, Я выбью в скале дыру.

Но паровой бур от него не отставал. Рат-а-тат-тат!.. — гремела машина. Пш-ш-ш-ш… — шипел пар, скрывая от глаз и скалу и машину. Никто поначалу даже не мог разобрать из-за пара, кипит работа или стоит, крошится скала или нет. Однако Малютка Билл знал свое дело и, когда нужно, менял короткий бур на более длинный, потому что дыра в скале все углублялась под могучими ударами Джона Генри. А потом все увидели, что инженер тоже меняет наконечники бура, выбирая все длинней и длинней. Его машина уже продолбила в скале дыру глубиною в двенадцать дюймов. Ну, а Джон Генри? Нет, пока он продолбил скалу лишь на десять дюймов. Лишь на десять!

Но он не унывал, дружище Джон Генри. Он бил молотом и пел.

Бил и пел. Он бил молотом все утро без передышки и пел, обрывая песню лишь для того, чтобы кликнуть свою жену Полли Энн. И она тут же выплескивала ведро холодной воды Джону Генри на спину, чтобы ему стало прохладней и веселее работать.

В полдень Джон Генри увидел, что паровой бур просверлил скалу глубиною на десять футов. А сколько сделал сам Джон Генри? Ах, всего девять!

Ну и что ж тут такого? Джон не волновался, он сел спокойно обедать и съел все, что принесла ему Полли Энн. Но он ни слова не говорил и больше не пел. Он задумался.

После обеда состязание продолжалось. Джон Генри стал подгонять свой молот. И шейкер стал работать быстрей. Джон Генри попросил своих друзей-молотобойцев петь его любимую песню — песнь молота.

— Только пойте быстрей! — попросил он, — Как можно быстрей!

И они запели, а Джону Генри оставалось только подхватывать — а-ах!

…такого молота — а-а! В наших горах — а-ах! Нету такого молота — а-а! Поющего, как мой — о-ой!

Медленно, но верно Джон Генри стал постепенно нагонять паровой бур. Когда же спустился вечер и близился конец состязания, Малютка Билл взял самый длинный свой бур. Обе дыры в скале были тогда глубиною по девятнадцати футов. Джон Генри сильно устал. Даже пот перестал лить с него градом, он весь высох, а дыхание из его груди вырывалось со свистом, словно пар из бурильной машины.

Но что там говорить, машина тоже устала. Она стучала, и гремела, и дрожала, и шаталась. Без хлопков и ударов она уже не работала.

Когда Джон Генри из последних сил занес над головой свой молот, молотобойцы, стоявшие с ним рядом, услышали его осипший глухой голос:

Я выбью в скале дыру, дыру. Эгей, ребята, в скале дыру, Я выбью в скале дыру.

И он выбил дыру. Главный дал выстрел из своего ружья, чтобы сказать всем, что состязание окончено. И тогда все увидели, что Джон Генри пробуравил дыру в скале глубиной ровно в двадцать футов. А паровой бур всего в девятнадцать с половиной.

Победил Джон Генри!

Но не успел главный объявить победителя, как усталое тело Джона Генри приникло к земле.

— Человек — только человек, — прошептал он и умер.

Джон Генри. Вот это был Человек!

БОЛЬШОЙ ДЖОН ОСВОБОДИТЕЛЬ

Задолго до того, как негр Джон Генри одолел в состязании паровой бур, по свету гуляла слава еще про одного негра Джона.

Он был рабом на плантациях Юга. Другие негры, тоже рабы, прозвали его Большой Джон Освободитель.

Отчаянный он был малый. Но не это главное. Куда бы Большой Джон ни пришел, что бы ни сделал, с ним неразлучен был смех. Ох и любил он шутить, и сочинять песенки, и рассказывать всякие небылицы. Веселье никогда не оставляло его, потому как чуял он — свобода грядет.

Постойте, вы еще подумаете, что Большой Джон был силачом и гигантом вроде Джона Генри, со стальными мускулами и могучей спиной? Ничего подобного! Если бы вы его увидели, то, наверное, даже сказали бы, что он коротышка. Нет, не за рост, а за ловкие свои проделки получил он прозвище Большой Джон Освободитель.

И все-таки назвать Джона замухрышкой тоже нельзя было. А почему, вы сами увидите. К примеру, вот вам случай, когда у его хозяина стала пропадать с поля кукуруза. К кому за помощью первым делом обратился белый хозяин? К Большому Джону!

Он велел Большому Джону поймать вора, и, когда спустилась ночь, Большой Джон вышел на охоту. Он спрятался на кукурузном поле и стал ждать.

Ждал он долго, но только около полуночи ему будто почудилось что-то. Словно легкий хруст, как хрустит кукурузный початок, когда его обламывают со стебля.

Большой Джон на цыпочках прокрался сквозь густые ряды кукурузы к тому месту, откуда доносился хруст. И там он увидел… нет, вовсе не вора, а большущего медведя, бредущего вперевалочку на задних лапах, держа в охапке десятка три кукурузных початков.

Медведь не любил, когда ему мешали собирать кукурузу, поэтому он кинулся на Большого Джона, и они устроили жаркую потасовку.

Поначалу их шансы как будто были равны. То медведь брал верх над Джоном, то Джон над ним. Джон был верткий, подвижный, но постепенно все-таки начал уставать. Ему надоело бороться, и он вскарабкался медведю на спину и ухватил косолапого за уши.

Хитрец Джон решил дать себе передышку, чтобы потом продолжать борьбу с новыми силами. Но медведь решил иначе. Он стал носиться по кукурузному полю хуже ураганного вихря. Пришлось Большому Джону вцепиться ему в загривок, лишь бы не упасть и не свернуть себе шею. Он быстро выдохся при такой скачке и растянулся у медведя на спине, так, чтобы медведь не мог его ни укусить, ни ударить, ни прижать к груди.

Медведь гонял всю ночь, и бедный Джон готов был уже сдаться, когда на поле вышел его белый хозяин, чтобы посмотреть, что за причина разыгравшейся суматохи.

Хозяин предложил Большому Джону, что он подержит медведя, пока Джон сбегает и позовет кого-нибудь на помощь.

Большому Джону такое предложение очень понравилось. Он поменялся местами с хозяином, а потом, отбежав в сторону, уселся на мягкую травку и прислонился спиной к дереву.

— Эй, чего ты расселся? — крикнул ему хозяин. — Беги!

Но бедный Джон еще не отдышался после ночной тряски. Он посмотрел на хозяина, и вдруг на него напал смех.

— Я спущу… на тебя… медведя, если ты… не побежишь… звать на помощь! — кричал хозяин в перерывах между медвежьими скачками.

— Хотел бы я посмотреть, как у вас это получится! — крикнул Большой Джон, держась за бока.

Но, по правде говоря, эта скачка верхом на медведе была детской забавой! А случались у Большого Джона схватки и с самим дьяволом. Как-то решил он обойти весь белый свет в поисках новых песен о воле. И забрел ненароком в ад. Там он неплохо устроился. Женился на дьявольской дочке, и его выбрали президентом ада.

Старику дьяволу это почему-то не понравилось. А уж когда Большой Джон слегка пригасил его адское пламя, чтобы удобнее было жарить на нем поросенка, он и вовсе из себя вышел. Нет, каково — влезать без приглашения в дьявольские дела! И дьявол решил посчитаться с Большим Джоном.

Но его дочка не дремала, она раскрыла Большому Джону планы своего отца. И вот они взяли, из дьяволовой конюшни двух скакунов и умчались от погони быстрее ветра.

Что и говорить, хитрая лиса был этот Большой Джон.

— В воде не утонет, в огне не сгорит, — говорили про него люди.

А когда дел особых не было, он шутки ради откалывал разные номера. Однажды он решил прикинуться прорицателем. Вечером спрятался в большом доме и подслушал, о чем шла речь у белого хозяина.

— Завтра пора начинать уборку кукурузы, — сказал хозяин.

С этим известием Большой Джон отправился по соседям и всем хвастал, что умеет предсказывать будущее. К примеру, может даже сказать, что им завтра предстоит делать. А не верят, сами убедятся. И сообщил всем:

— Вот увидите, завтра нас заставят собирать кукурузу.

Никто ему не хотел верить. А наутро и в самом деле от белого хозяина пришел приказ собирать кукурузу.

Что ж тут удивляться, что после этого кое-кто поверил, будто Большой Джон и впрямь провидец. Но другие пожимали плечами и говорили:

— Не так уж трудно было догадаться, что нас заставят снимать кукурузу: началась ведь пора уборки.

И тогда Джон понял, что ему надо чем-то подкрепить свою репутацию провидца. День за днем он прятался в большом доме и дожидался полезных сведений.

На другой раз белый хозяин расхвастался почище самого Джона, когда тот бывал в ударе. Ему, видите ли, мало было просто разбогатеть, а захотелось еще и похвалиться этим, чтоб все узнали, какой он богач. И он надумал ни больше, ни меньше как отпустить на волю самого лучшего, самого дорогого своего негра. Пусть все видят, что денег у него куры не клюют.

Джон так и подскочил от радости при этаком известии и тут же бросился вон из большого дома.

Поступил он, надо сказать, очень неосторожно. А что, если бы его увидели?

Вернувшись к себе, он сразу собрал всех друзей и соседей и объявил им:

— Слушайте все! У меня есть для вас удивительнейшее сообщение: я предсказываю, что на ближайшее рождество белый хозяин отпустит на волю Блу Джона.

Все так и покатились со смеху. Нет, вы послушайте, что несет этот провидец! Что-нибудь нелепее вы слыхали? Да наш хозяин скорее даст отсечь себе правую руку, чем отпустит на волю раба!

— Вот погодите до рождества, тогда увидите, — стоял на своем Большой Джон.

И все случилось точно, как он предсказал. Белый хозяин решил удивить своих гостей, собравшихся у него на рождество, и объявил им, что отпускает на свободу самого дорогого из своих негров — Блу Джона.

Сами понимаете, после этого Большой Джон совсем загордился. Ему очень нравилось быть прорицателем. Он так вошел во вкус, что однажды отважился выступить в этой роли перед самим хозяином. А случилось все вот как.

Большой Джон проходил позади хозяйского дома, когда вдруг из окна выплеснули ведро и на земле осталось лежать что-то блестящее. Большой Джон глянул, а это оказался бриллиантовый перстень белой миссис, жены хозяина. Но только он протянул руку, чтобы схватить кольцо, как его — хоп! — проглотил индюк.

Однако Большой Джон решил держать судьбу за хвост. Когда кольца хватились, он тут же поспешил к хозяину и заявил, что может сказать, где искать перстень госпожи.

— Если ты его найдешь, — пообещал хозяин, — я тебе подарю самую жирную свинью!

Но стоило Большому Джону заикнуться, что перстень-де надо искать в животе у индюка, как хозяин решил: что-то тут нечисто. И отказался резать индюка. Ему просто жалко стало.

— Нет, не могу, — заявил он. — А вдруг кольцо не там? Я тогда с ума сойду!

— Известное дело, сойдете, — согласился Большой Джон.

И все-таки индюка зарезали, и на глазах у всех собравшихся вытащили из него бриллиантовый перстень.

Теперь самому хозяину захотелось похвастать перед всеми, что среди его рабов есть провидец. Он даже побился об заклад с одним богатым плантатором, что Большой Джон умеет делать предсказания. Они долго спорили и все выше поднимали ставки, пока хозяин наконец не предложил:

— Ставлю мою плантацию против вашей, что Большой Джон провидец.

Ударили по рукам.

А проверить решили так. Опрокинули огромный чугунный котел и что-то спрятали под него. Большой Джон должен был угадать, что именно. Когда Большой Джон пришел, хозяин сказал ему:

— Ну как, угадаешь? Ох, если не угадаешь, я с ума сойду!

— Известное дело, сойдете, — согласился Большой Джон.

Но на душе у него кошки скребли, он совсем в себе не был уверен.

Он обошел опрокинутый котел вокруг раз, и два, и три. Почесал у себя в затылке, нахмурил брови, даже взмок от волнения.

Нет, ничего не мог он придумать!

— Ну, попалась, хитрая лиса, — пробормотал он, имея, конечно, в виду себя.

Все так и ахнули. Под котлом-то сидела всамделишная лиса!

Стало быть, старый хозяин выиграл пари и сделался вдвое богаче. У него теперь было две плантации и вдвое больше рабов. Вот как! И он сказал Большому Джону, что такое событие надо отметить. Он возьмет старую миссис, свою жену, в путешествие, чтобы показать ей Филадельфию и Нью-Йорк. Они там пробудут неделю, другую, а может статься, и месяц.

А в награду он оставляет Большого Джона вместо себя управляющим на плантации, пока они с женой не вернутся.

Большой Джон проводил белого хозяина с госпожой на станцию и пожелал им счастливого пути. Он, конечно, и знать не знал, что хозяин собирался на следующей станции сойти и вернуться потихоньку назад, чтобы посмотреть, как там Большой Джон будет управляться с делами. Большой Джон поспешил прямо домой и созвал всех негров.

— Устроим сегодня праздник! — предложил он.

Он даже разослал приглашения на соседние плантации. Только для рабов, разумеется.

А сам нарядился в парадный костюм белого хозяина и приготовился к приему гостей.

Все пришли, никто не отказался. Пригласили скрипачей и гитаристов, чтобы гости танцевали под музыку. Выбирал танцы Большой Джон, он был хозяином бала.

В самый разгар вечера Большой Джон вдруг увидел в дверях белых мужчину и женщину. Они были в потрепанной одежде и казались усталыми и голодными. Большой Джон проявил великодушие и отправил их на кухню подкрепиться остатками от праздничного стола — словом, вел себя ну точно как его белый хозяин.

Спустя какое-то время белые гости снова появились в зале. Они успели почиститься и переодеться, и Большой Джон сразу узнал их — это оказались его хозяин и госпожа.

Хозяин как напустится на бедного Джона!

— Тебя убить мало! — кричал он.

— Известное дело, мало, — согласился Большой Джон. — Только выполните, пожалуйста, мою последнюю просьбу. Я бы хотел перед смертью попрощаться с моим лучшим другом.

Белый хозяин не стал противиться, но велел поспешить.

И пока Большой Джон разговаривал со своим другом, он уже успел приготовить веревку, чтобы повесить Большого Джона на суку сикоморы.

— Достань скорей спички, — сказал Большой Джон своему другу, — и лезь вон на ту сикомору. Я буду стоять под деревом и молиться. А как упомяну в своих молитвах молнию, ты — бжик! — зажигай тут же спичку.

И Большой Джон пошел к сикоморе и опустился там на колени, чтобы прочитать свою последнюю молитву.

— О господи милостивый, — сказал он, — если ты собираешься до рассвета спасти меня и поразить насмерть нашего белого хозяина, подай знак, господи, пошли на нас молнию!

И тут же приятель Большого Джона, сидевший в ветвях сикоморы, чиркнул спичкой.

— Хватит молиться, — испугался белый хозяин.

Но Большой Джон его не послушался и продолжал свою молитву.

— О господи милостивый, — сказал он, — если ты собираешься до рассвета спасти меня и поразить насмерть жену нашего белого хозяина, подай знак, господи, пошли на нас молнию!

Бжик! — чиркнула в ветвях сикоморы вторая спичка.

На этот раз белый хозяин смолчал, испугавшись, видно, не на шутку, а Большой Джон продолжал молиться.

— О господи справедливый, если ты собираешься до рассвета освободить всех негров и поразить насмерть всех наших белых хозяев, подай знак, господи, чиркни молнией!

Но приятель Большого Джона, сидевший на сикоморе, не успел в третий раз чиркнуть спичкой. Белый хозяин опередил его и быстрее молнии отпустил на волю всех своих рабов, а сам поскорей унес ноги, чтобы его здесь больше не видели.

Вот как Большой Джон принес неграм свободу. Оттого его и прозвали Большой Джон Освободитель.

СЭМ ПЭТЧ

Когда позволяла погода, мальчишки, работавшие на большой хлопкопрядильной фабрике в городе Потакет штата Род-Айленд, после работы бежали скорей купаться. Было это лет полтораста назад. Трудно с точностью утверждать, продолжают они и теперь этим заниматься или уже бросили. Надо бы съездить в Потакет, проверить.

Во всяком случае, в прежние годы мальчишки именно так поступали.

А как быстрей всего очутиться в воде? Ну, конечно же, прыгнув с моста в воду. Мост был довольно высокий, а река довольно глубокая, если не сказать больше. Лучшего места для прыжка в воду, да особенно после тяжелого рабочего дня, не придумать.

Одного из этих мальчишек звали Сэм, а полностью Сэм Пэтч. Больше ничем он не был знаменит. Разве вот еще чем: он не просто прыгал с моста в воду, а как-то по-особенному, это все замечали. Он влезал на верхнюю перекладину моста и уж оттуда кидался вниз. Ногами вперед, вытянувшись в струнку, носки вместе, руки по швам.

Позднее он, правда, изменил свой стиль.

Когда Сэм готовился к прыжку, вокруг него собирались мальчишки и даже взрослые. Когда же он решил прыгать с фабричной крыши, а это было много выше моста, зрителей стало еще больше. Самая верхняя точка у конька крыши была футах в пятидесяти от воды и даже чуть побольше, представляете?

Но Сэму ничего не стоило прыгнуть с такой высоты. Зато толпа на мосту гудела и шумела от волнения. Да что там на мосту — вдоль всего берега располагались любопытные зрители.

А потом Сэм перешел на другую фабрику, она была много выше первой. Крыша у нее была плоская, хоть бегай по ней в догонялки. На такой крыше очень удобно было разбежаться и лететь в воду ногами вперед, спину прямо, руки по швам.

Но едва коснувшись воды, Сэм подгибал под себя коленки и — раз! — перекувыркивался и уходил под воду, а потом взлетал вверх тормашками.

Постепенно к Сэму пришла слава. В ее лучах грелись даже те, кто был просто знаком с ним. Например, газеты поместили на своих страницах фамилию его школьной учительницы, которая рассказала им, как Сэм начинал.

Частенько случалось, что он перескакивал через класс, сообщила она. Только не в том смысле, что он перескакивал из первого класса сразу в третий. Нет, частенько он просто не заглядывал в школу, так сказать, проскакивал мимо. И всегда перескакивал через трудные слова, когда читал домашнее задание. А на уроке арифметики спешил перескочить к ответу.

Видите, как рано стали проявляться у Сэма таланты к прыжкам.

Да, так после той фабрики Сэм перешел на третью, которая была еще выше. Она находилась в Нью-Джерси и стояла у самого Пассейского водопада. Прыгать в него было одно удовольствие!

У подножия водопада через глубокую расселину инженеры в это время как раз наводили мост. Сначала на высоком берегу реки они собрали каркас моста, а потом обмотали его канатами, чтобы перебросить на другой берег.

В день открытия моста готовился большой праздник.

Сэм Пэтч пообещал, что тоже примет участие в празднике и по такому торжественному случаю прыгнет через водопад. Он так расхвастался, что насторожил полицию. Она очень боялась, что он может разбиться или, чего доброго, убиться насмерть. Но главное, зрителей больше будет волновать его прыжок, чем открытие моста, а это уже никуда не годится.

Однако остановить Сэма было невозможно. Он спрятался в густой роще, раскинувшейся на берегу повыше водопада. Когда мост начали перебрасывать через реку, какая-то деталь оторвалась от него и полетела в воду. Но только один Сэм это заметил, потому что он стоял выше всех, над самым водопадом.

Беда была неминуема. И Сэм выскочил из своего укрытия, закричал, замахал руками и бросился с высоты семидесяти футов в реку. Под водой он перекувырнулся и выскочил на поверхность. Потом подплыл к стальной загогулине или еще там чему, что упало в воду, и вернул необходимую деталь инженерам.

Толпа ликовала. Даже полиция была довольна. Теперь можно было спокойно наводить мост.

Это был торжественный момент в судьбе Сэма Пэтча. В этот день он принял решение сделать прыжки целью своей жизни.

Прямо на глазах у удивленной публики — и на глазах у полиции, которая смотрела и молчала, — Сэм вышел на середину нового моста и прыгнул.

Потом Сэм прыгнул с макушки самой высокой мачты самого большого корабля в Нью-Йоркском порту. Куда бы Сэм ни пришел, он всюду собирал толпу. И чем больше прыгал, тем сильнее привязывался к этому занятию. Со временем он кое-что добавил к своим выступлениям. Теперь, перед тем как разбежаться и прыгать в воду, он произносил небольшую речь.

— Все выше и выше! — говорил он, — В жизни нет ничего невозможного. Сэм Пэтч не подведет!

Но и это было еще не все. Он добавил к своим выступлениям еще медведя. Сэм завел медведя и тоже обучил его прыжкам. Медведь всегда прыгал до него, но только после того, как Сэм произнесет свою речь.

Так они и прыгали в разных точках Соединенных Штатов, где только встречались глубокие реки и водопады, — сначала медведь, потом Сэм. И, постепенно совершенствуясь, Сэм достиг высшей точки на американской земле, о какой он слыхал. Вы уже и сами, наверное, догадались, речь идет о Ниагарском водопаде.

Он торжественно объявил, что собирается со своим медведем прыгать с вершины Ниагарского водопада. По этому случаю наверху выбрали широкую площадку — для разбега перед прыжком. С этой площадки на высоте ста семидесяти футов в водоворот падала отвесная водяная стена. Сэм Пэтч внимательно осмотрел площадку, потом завязал узлом нашейный платок и произнес свою речь.

— Все выше, выше и выше! — закричал он, стараясь перекрыть шум водопада. — В жизни нет ничего невозможного! Сэм Пэтч не подведет!

Тысячи зрителей собрались по берегам реки ниже Ниагарского водопада. Они не слышали речи Сэма Пэтча, но они видели его жесты. Они увидели, как он снял с шеи платок и обвязал его вокруг талии. Все знали, что это сигнал — сейчас он будет прыгать.

Но сначала Сэм пожал лапу медведю, что-то шепнул ему на ухо и слегка подтолкнул вниз с площадки. Медведь прыгнул отлично. И тут же вынырнул, целый и невредимый.

Тогда Сэм поцеловал край американского флага, еще раз произнес:

— В жизни нет ничего невозможного!

Быстро подошел к краю площадки и полетел вниз.

В тот миг, когда он рассек водяную струю, наступила полная тишина. Выплывет или не выплывет? В порядке Сэм или…

И вот гром рукоплесканий перекрыл грохот Ниагарского водопада — это Сэм вынырнул из воды. И новый взрыв аплодисментов, когда Сэм небрежно помахал гребцам на спасательных лодках, круживших под водопадом и готовых поспешить, если что, Сэму на помощь.

Сэм покачался на волнах, как подобает великому пловцу, — а разве он не был великим пловцом? — и поплыл к берегу.

Итак, Сэм Пэтч опять не подвел!

Да, но зато после прыжка в Ниагарский водопад Сэму трудно было придумать что-нибудь посложней. И все-таки одна идея забрезжила у него в голове. Можно было построить специальный помост выше любого водопада, и тогда он, Сэм, так сказать, переплюнет любой водопад.

И вот такой помост возвели — над водопадом Джёниси в штате Нью-Йорк. Выше помоста никто еще не строил, но Сэм со своим медведем с легкостью туда взобрался.

Когда Сэм оказался наверху, зрители, собравшиеся внизу, увидели, что на нем новый модный костюм. Правда, вокруг шеи у него был повязан знакомый платок. А у медведя на голове — красный бант.

Сразу было видно: предстоял ПРЫЖОК.

Сэм балансировал на самом краю помоста. Казалось, он тысячу раз мог свалиться вниз, и зрители каждый раз громко ахали — а-ах! Наконец Сэм подал сигнал и слегка подтолкнул медведя. Прыжок! И вот уже медведь показался на поверхности бурлящей реки. Он выплыл на берег, встряхнулся и сел отдохнуть. Вот это выучка!

И тогда Сэм сдернул с шеи платок и обвязал вокруг талии. Толпа замерла в напряжении. Сэм Пэтч приготовился побить мировой рекорд по прыжкам в воду.

Раз! — и он полетел вниз стрелой. Великолепный прыжок! Все сошлись в этом мнении, пока Сэм еще не успел выплыть.

Но Сэм и не выплыл.

Люди ждали, что вот-вот покажутся из воды его ноги, но напрасно. Поверхность реки оставалась ровной и гладкой. Может быть, Сэм придумал какой-нибудь новый трюк? Или проплыл под водой и вылез где-нибудь ниже по течению, где его никто не ждал? А может, спрятался за корягой?

Предположений было тысячи. Но прошло уже много времени, а Сэма так и не нашли. И все решили, что он утонул.

На этот раз Сэм Пэтч перепрыгнул свои возможности, говорили все.

Но люди ошиблись. Один дряхлый старец, который уехал в Австралию вскоре после того, как Сэм Пэтч совершил свой последний и самый высокий прыжок, рассказал потом, что же случилось на самом деле.

Когда Сэм прыгнул, он не рассчитал и слишком глубоко ушел под воду, так что ему легче было выплыть по другую сторону Земли, чем возвращаться на свой берег. Вынырнул он как раз у берегов Австралии.

Там он научил кенгуру прыгать. Говорят, они не разучились это делать и поныне.

Эптон Синклер

ГНОМОБИЛЬ

Гнеобычные гновости о гномах

Перевод И. Токмаковой

Глава первая, в которой Элизабет встречает Бобо

Девочка бродила по лесу. Пожалуй, в этом лесу Калифорнии росли самые высокие в мире деревья. Во всяком случае, девочка никогда ничего подобного не видела. Она все шла и шла как зачарованная, с трудом веря своим глазам.

Правда, в машине был уже разговор об огромных красных деревьях, о гигантских кондори, но тогда девочка не обратила никакого внимания на эти слова. Машина катилась по шоссе, то и дело сворачивая на крутых поворотах, спускаясь и поднимаясь по горным уклонам. Навстречу машине выплывало яркое весеннее солнце. Но вдруг солнце исчезло, наступили сумерки, послышался торжественный шелест. И вот они уже в лесу, сотворенном из самых больших и удивительных созданий на свете.

Машина остановилась, все вышли из нее, и, по счастливой случайности, девочка осталась одна, наедине с лесом.

Если бы рядом шла мама, было бы совсем неинтересно, потому что она все время говорила бы: «Элизабет, не запачкай туфли» или: «Смотри под ноги, тут могут быть гремучие змеи».

У самого шоссе росло немыслимо большое дерево. В нем было нарочно выпилено дупло, а в дупле расположилось маленькое кафе, где можно посидеть за столиком, выпить пива или газированной воды. Кафе называлось «Верь — не верь», так, во всяком случае, значилось на вывеске. Кроме напитков, там продавались открытки с видом на это кафе, и мамина приятельница, мисс Джелиф, надумала послать своим друзьям такую открытку. Мама помогала ей выбрать самую красивую, шофер заправлял машину, поэтому-то Элизабет и осталась одна и могла теперь без помехи любоваться деревьями и бродить среди огромных стволов.

Деревья-гиганты словно выходили ей навстречу одно за другим, и каждое новое дерево было еще прекраснее предыдущего; они точно околдовывали и манили ее в глубь леса. Некоторые были до того велики, что пятидесяти девочкам пришлось бы взяться за руки, чтобы окружить комель. Кора у деревьев была серовато-коричневая, с глубокими желобками. На вид она была мягкой, казалось, что ее можно сжать пальцами, как губку, но на самом деле она была твердой как железо.

При ходьбе нога глубоко уходила в мягкий ковер — это был ковер из пыли, которая тысячелетиями оседала с этих древних деревьев. Между могучими стволами росли зеленые хрупкие кустики; на их веточках играли отблески солнца, слабые, тусклые, которые едва доходили сюда; само солнце при этом казалось очень далеким и каким-то неживым. Повсюду царили сумерки и раздавался шорох, и было как-то праздничноторжественно и немного грустно.

Эта удивительная красота захватила Элизабет; она медленно продвигалась, мягко ступая, зачарованная и отрешенная от всего остального. Деревья были не похожи одно на другое. Те, что росли дальше, казались больше тех, возле которых она останавливалась. Элизабет выросла в городе и видела деревья только в парках. И вдруг она очутилась в новом для нее неожиданном мире, и все тут было как-то не по правилам.

Может быть, поэтому то, что с ней произошло дальше, не очень поразило ее. Если тут, в лесу, ей встретились самые большие в мире создания, почему бы здесь не оказаться и самым маленьким? Все, что угодно, могло случиться там, где ты столкнулся лицом к лицу с миллионами лет истории и где силы природы раскованы и не сдерживаются ничем.

Элизабет набрела на дерево с большим выжженным дуплом, черным по краям. Дупло было таких размеров, что мамин лимузин вполне мог в него въехать и даже не поцарапался бы ничуть. Она стала вглядываться, но внутри было совершенно темно, и ей сделалось страшно. Так ничего и не увидев, она на цыпочках попыталась обойти дерево кругом. С другой стороны ствола был холм. На холме цвели красивые цветы — азалии, росли папоротник и щавель. А из листьев выглядывало чье-то малюсенькое личико. Оно было величиной с твой кулак (если только у тебя кулаки не очень большие) и могло бы оказаться мордочкой белки, или совы, или, наконец, медвежонка. Но ничего подобного: это было во всех отношениях человеческое лицо, только крошечное. С яркими румяными щечками, с крохотными голубыми глазками, с волосами пшеничного цвета. Над всем этим высился коричневый остроконечный колпачок. Это было явно испуганное личико. Элизабет замерла. Оба глядели друг на друга не отрываясь.

Наконец маленький человек заговорил тонким, высоким голоском.

— Я тебя не боюсь, — сказал он.

И Элизабет поспешила уверить его:

— А тебе и нечего меня бояться.

Человечек долго с серьезным видом изучал девочку и наконец сказал:

— Ты как будто бы хороший человек.

— Мама мной почти всегда довольна, — ответила девочка.

Маленький человечек пригляделся к ней еще попристальнее и задал вопрос:

— Ты никому не делаешь больно?

— Нарочно — никогда, — ответила Элизабет.

— И ты не спиливаешь деревья?

— Нет! Честное слово, я в жизни не спилила ни одного дерева.

— А будешь спиливать, когда вырастешь?

— Да нет же, правда нет. И вообще это не женское дело.

Казалось, человечек остался доволен.

— У тебя красивое платье, — сказал он тут же. — Где достают такие вещи?

— Это платье из магазина на Пятой авеню. В Нью-Йорке, — добавила она.

Человечек покачал головой:

— Я всю жизнь прожил в этом лесу. Я многого не знаю.

— Я уверена, — сказала Элизабет вежливо, — что ты знаешь массу интересного.

— Я бы с удовольствием побеседовал с тобой… — ответил человечек. И добавил с волнением: — Если бы только я был уверен, что мне можно с тобой разговаривать.

— А почему — нельзя?

— Ты первый большой человек, с которым я разговариваю. Мне этого никогда не позволяли.

— Кто же тебе запрещает?

— Глого.

— Кто такой Глого?

— Мой дедушка.

— А почему он не разрешает тебе разговаривать с людьми?

— Он говорит, что все они враги.

— Да нет, что ты!

— Они убивают деревья! Они сводят леса, а это означает смерть.

Элизабет задумалась.

— Кто знает, может, ты прав, — сказала она. — Только, честное слово, я за всю жизнь не повредила ни одного, даже самого маленького деревца, а большому-то что я могу сделать?

— Но ведь ты вырастешь, не так ли? Ты же пока еще не взрослый человек. Сколько тебе лет?

— Двенадцать.

— Неужели тебе только двенадцать? Ты такая большая!

— Наоборот, говорят, что я слишком маленькая для своего возраста. А сколько тебе лет?

— На прошлой неделе исполнилось сто.

— Но ты совсем не кажешься старым!

— Глого больше тысячи лет.

— О, как это чудесно! Он, наверно, такой же древний, как эти деревья.

— Эти деревья выросли еще до того, как родился дедушка моего дедушки. Никто не знает, сколько им лет.

Элизабет снова поглядела на деревья. Так, значит, они и правда ужасно старые! Ее взгляд устремился к небу, скользя по коре гигантской колонны, которая становилась все краснее и краснее по мере того, как удалялась от земли и тянулась вверх, вверх, достигая чуть ли не крыши вселенной. Ветви деревьев, распластываясь и сплетаясь друг с другом, образовали нечто вроде купола. И был этот купол так высоко, что снизу трудно было понять, из какого материала он построен. Там, наверху, мерцали солнечные лучи, вспыхивая то красным, то зеленым, золотые, волшебные, зачарованные. Ее взгляд соскользнул вниз по стволу, к огромному основанию дерева. На том месте, где в него ударила молния, виднелся шрам — сильное утолщение коры, которое укрепило дерево, чтобы оно не погибло от увечья. За деревом был пень, из него поднимались молодые побеги. А дальше лежало упавшее дерево, которое было похоже на колонну, рухнувшую тысячу лет назад.

— Какой удивительный лес! — сказала Элизабет. — Я так рада, что приехала сюда. Скажи мне, пожалуйста, кто ты такой?

— Дедушка говорит, что мы — гномы.

— Я читала про гномов, только я не знала, что они есть на самом деле.

— Я есть на самом деле, — сказал гном.

— Должно быть, гномы очень добрый и воспитанный народ. А много вас тут?

— По-моему, нас тут только двое — Глого и я.

— О боже мой! А куда же девались остальные?

— Я не знаю. Они исчезали один за другим неизвестно куда. Глого говорит, это оттого, что люди вырубили леса.

— Какой ужас! Я никогда не думала об этом.

— Глого очень встревожен. Его многое тревожит, только он не говорит мне, что именно. Я так за него беспокоюсь! Я даже решил, что надо посоветоваться с большим человеком. Ты не могла бы дать мне совет?

— Конечно, только не забудь, что я еще маленькая, — предупредила Элизабет. — Я еще не во всем разбираюсь. Но то, что я сама понимаю, я тебе обязательно объясню.

— Ты можешь себе представить человека, который все время сидит мрачный, молчит и ничего не ест?

— Могу. Так было с моей тетей Женевьевой. К ней приводили столько докторов! Говорили, что это специалисты.

— И что же они определили?

— Они сказали — неврастения. А мама сказала: «Это у нее «мировая скорбь».

— Я даже и не выговорю такое слово, — сказал гном.

— Взрослые всегда так. Выдумывают такие длинные слова, которые только пугают.

— И что же они прописали твоей тете?

— О, всякие разные рецепты, и грязевые ванны, и массаж. Они грели ее электричеством и давали таблетки. Только ничего не помогало. А потом они велели ей переменить обстановку. А мама сказала, что она им просто надоела.

— Ну и помогла ей перемена обстановки?

— Не знаю. Она сейчас в Европе. Посылает открытки.

— Интересно, помогла бы Глого перемена обстановки? Мы тут во всех окрестных лесах уже перебывали.

— Я думаю, за тысячу лет успеешь обойти все леса. Может быть, ему надо питаться как-нибудь по-другому? Кстати, что вы едите?

— Мы едим семена папоротника.

— А что пьете?

— Росу.

— Ой как интересно! Это, наверно, вкусно, только, должно быть, долго собирать семена и росу, а?

— У гномов много свободного времени.

— Возможно, Глого на самом деле перейти на другую пищу? А может быть, ему надо повидать свет?

— А как это сделать? — спросил гном с беспокойством.

Самозваный доктор задумался.

— Вот послушай, что я скажу тебе о моем дяде Родни. Мы едем в гости к нему и к его отцу, моему дедушке. Они живут в большом городе, он называется Сиэтл. Может, ты не знаешь, что такое город? Это такое место, где живет множество людей. Родни старше меня, но ненамного. Он учился в колледже и знает больше, чем я. И он добрый. И никогда не спилил ни одного дерева. Может, Глого захочет с ним познакомиться?

— Не знаю, — сказал гном. — Это будет нелегко устроить.

— Родни — я зову его так, без «дяди», чтобы он не казался сам себе чересчур старым. Он очень забавный. Он рассказывает столько забавных историй, что Глого было бы с ним весело. И к тому же у него есть деньги, а у меня нет.

— Что такое деньги?

— Гм-м, трудно объяснить. Ну, за это можно получать разные там вещи и вообще за все платить. Так принято у нас, у людей. Нужны деньги для того, чтобы показать Глого свет.

Гном задумался:

— А Родни приехал бы сюда познакомиться с Глого?

— Конечно. Он наверняка не знаком ни с одним гномом. Ему будет очень интересно.

— Знаешь что, лучше пока ничего не говорить Глого. А то он еще рассердится, может даже удрать в лес и там спрятаться так, что его не разыщешь. Постарайся привезти сюда Родни, и мы устроим, чтобы Глого встретился с ним случайно.

— Отлично! — воскликнула девочка.

— Как ты думаешь: когда он сможет приехать?

— Завтра мы рассчитываем добраться до Сиэтла. Я поговорю с Родни, и мы приедем через три дня. Если ровно через три дня нас здесь не будет, значит, его нет в городе, или он болен, или что-нибудь с ним случилось. Только ты не беспокойся.

— Ты точно вернешься?

— Конечно. Это все очень интересно. И поучительно. Это даже мама признала бы, если бы она только поверила мне. Но ей пока лучше не говорить. Она считает, что у меня слишком развито воображение. Она скажет, что я тебя выдумала, и только рассердится на меня.

Элизабет вдруг замолчала. Возможно, она подумала, что нехорошо маленькой девочке столько знать о своей маме.

И в этот самый миг лесную тишину нарушил гудок автомобиля.

— Наша машина гудит, — сказала Элизабет.

— Это такой домик, который быстро проносится мимо леса? А почему он едет?

— У него мотор. Родни тебе объяснит лучше меня. У него есть своя машина, на ней мы и приедем. Теперь мне надо идти, а то мама подумает, что я потерялась. Она меня зовет.

Издали были слышны голоса. Элизабет прижала пальцы к губам и подала ответный сигнал.

Человечек заткнул уши.

— Ой, какой жуткий звук!

— Я тебе подам такой же сигнал, когда приеду. А как тебя зовут?

— Бобо.

— Бобо и Глого. Какие хорошие имена. А меня зовут Элизабет.

— Очень длинное имя, — сказал Бобо и попытался его повторить. — Я выучу его к твоему возвращению. Но ты наверное приедешь?

— Приеду! — крикнула Элизабет. Она уже бежала к своим. — До свидания, Бобо!

Маленькое круглое личико скрылось за кустами, а Элизабет поспешила туда, где ее ждали две обеспокоенные дамы.

— Ох! — ужаснулась мама. — Ты испортила туфли. — И добавила: — Ты что, не знаешь, что тут водятся гремучие змеи?

Мисс Джелиф сказала:

— Ты могла бы выпить стакан содовой внутри дерева.

— А я хочу научиться пить росу прямо из цветка.

Мама вздохнула и, садясь в машину, сказала:

— У этого ребенка слишком развито воображение.

Глава вторая, в которой Родни знакомится с Бобо

Старик Синсебау слыл королем леса на всем северо-западе Соединенных Штатов. Он жил в огромном деревянном дворце, построенном в стиле предков. Во дворце были окна-фонари, и выступы, и башенки, чтобы все могли себе уяснить, какую роскошь можно выстроить из лесоматериалов хозяина. В этом дворце он поставил на ноги своих многочисленных детей и отправил их в жизнь. Ему было уже семьдесят лет; все его дочери были замужем, двое из его сыновей успешно продолжали дело, третий был директором фамильного банка, а четвертый заведовал пароходством. Они все были достойны имени Синсебау, все, кроме последнего, младшего сына, которого звали Родни и который не испытывал никакого интереса к лесоматериалам. Родни принадлежал к новому поколению и не позволял себе хоть что-нибудь принимать всерьез. Он всегда и над всеми подсмеивался, не исключая и свою родню. Тот, кто становился объектом его насмешек, слегка терял ощущение своей значительности. Людям такое чаще всего не нравится. Старик Синсебау, который характером был крепче прочих, временами только мрачно улыбался. Не было ничего такого, за что он мог бы придраться к своему младшему сыну. Родни не пил спиртного, имя его не попадало в газеты. Он просто любил читать книги и пробовал писать стихи. Старик думал, что он может позволить себе иметь одного сына, не похожего на остальных, и если Родни так уж хочется стать поэтом, то он сумеет купить парочку газет или журналов, чтобы ему было где печататься.

Родни получал от отца деньги, продолжал бездельничать, читать книги и отпускать шуточки по поводу лесоматериалов. Когда он катал в машине кого-нибудь из своих друзей, он, например, говорил, махнув рукой в сторону холма, на котором не осталось ни единого деревца:

— Наша северо-восточная башенка сделана из леса, который был тут.

Или он говорил:

— А вот это яхта моего братца Арчи.

И его спутник с изумлением пытался отыскать глазами яхту на вершине лысого холма. А если в узкой долине показывался еще не спиленный лес, он говорил:

— Это мои деньги на будущий год.

Вот с этим-то странным дядюшкой и встретилась Элизабет вечером. Она постучала ладошкой в дверь, вежливо спросила, можно ли войти, уселась в слишком для нее большое кресло и спросила:

— Родни, ты когда-нибудь видел деревья кондори? Я их увидела сегодня впервые. Но только я не насмотрелась, потому что мама и мисс Джелиф спешили. Можно, я тебя о чем-то попрошу?

— О чем?

— Я хочу вернуться к большим деревьям. И я тебе открою секрет. По крайней мере, часть секрета. Я что-то увидела в лесу. Что именно — я пока не скажу, потому что ты все равно не поверишь. Ты поверь только, что это что-то совсем необычное, и удивительное, и что ты будешь рад, если поедешь со мной.

— Другими словами, — сказал Родни, улыбаясь, — моя маленькая племянница хочет устроить пикник.

— Но только для нас двоих, ладно? Если кто-нибудь еще поедет, он все испортит.

— А когда бы ты хотела поехать?

— Завтра, если ты успеешь собраться. Мама позволит, только обещай ей не гнать машину.

Родни набрал номер телефона и велел дворецкому приготовить термос с холодным лимонадом для Элизабет, а другой — для него, с горячим кофе, и коробку с бутербродами, и фрукты на двоих, и его машину — к восьми утра — к крыльцу.

Элизабет исполнилась благодарности и напустила на себя еще больше таинственности.

На следующее утро они отправились в дальнее путешествие, которое не заняло много времени, потому что в эти часы на шоссе не было автоинспекторов. У Родни была своя особенная машина, и он умел водить ее особенно хорошо. И еще он был уверен, что дороги, так же как и все остальное в Америке, построены специально для семейства Синсебау.

На следующий день к обеду Элизабет и Родни прибыли как раз к тому месту, где в прошлый раз остановился мамин автомобиль. Они поставили машину, и Элизабет приняла на себя командование. Она взяла плед, Родни — корзинку с едой, и они двинулись от дерева к дереву. Элизабет вспоминала, каким путем она шла в прошлый раз. Они разыскали холмик с папоротником и там остановились. Элизабет, у которой душа замирала, тихонько позвала:

— Бобо… — И потом чуть погромче: — Эй, Бобо! Тут же послышался пронзительный голосок, который пытался выговорить по слогам:

— Э-ли-за-бет.

Родни страшно поразился, и оба стали высматривать, откуда доносились эти звуки. Тоненький голосок залился счастливым смехом. Бобо развеселило, что эти два огромных существа его не видят. Перед ними был старый пень, из которого проросла дюжина молодых деревьев. Устремив свой взгляд на их ветви, Элизабет обнаружила маленькое круглое личико с розовыми щечками и маленьким коричневым островерхим колпачком на макушке.

— Здравствуй, Бобо! — сказала Элизабет и добавила: — Это Родни. Родни, позволь мне представить тебе моего друга Бобо.

— Да, да, — сказал Родни. — Да, да, — добавил он, совсем растерявшись.

— Я о тебе пока не говорила с Родни, Бобо, — объяснила девочка. Я думала, как бы он тебя не испугался. Видишь, он на самом деле хороший, как я и обещала.

Бобо перебрался через молодые побеги, окаймлявшие старый пень, и оглядел своего нового посетителя. Он увидел молодого человека, светловолосого и загорелого, с чуть-чуть вздернутым носом и с лукавым выражением лица, от чего вокруг глаз у него собирались морщинки.

— Поверьте, — сказал молодой человек, — все это страшно интересно. Я так рад с вами познакомиться!

— Я знала, что ты обрадуешься, Родни. Понимаешь, Бобо — гном, и он прожил в этом лесу сто лет.

— Гном? Я о них, конечно, читал, но сейчас мне впервые выпало счастье познакомиться лично. Позвольте спросить, мистер Бобо, принято ли у вас обмениваться рукопожатиями при личном знакомстве?

— Я никогда ни с кем не знакомился раньше, — ответил Бобо.

— Я не знаю, как возник этот обычай, — продолжал Родни-философ. Должно быть, это было многие тысячи лет тому назад. Вероятно, мужчины протягивали друг другу правую руку, чтобы показать, что у них нет с собой оружия и что они явились с мирными намерениями. Разрешите мне показать вам, как это делается?

Родни осторожно взял маленькую ручку своей рукой, чуть поднял ее и опустил. Странное ощущение рождалось от прикосновения к такой малюсенькой руке.

— Бобо ни с кем из людей до меня не разговаривал, — продолжала объяснять Элизабет. — Он живет в лесу только со своим дедушкой. Они не знают, куда девался весь их народ. Гномы просто исчезли, и Глого — это его дедушка — думает, это оттого, что люди вырубают леса.

— Вот и еще один довод против лесозаготовок, — заметил Родни.

— Что это такое? — спросил Бобо.

— Это когда спиливают деревья.

— О, какое отвратительное занятие!

— Правильно. У меня уже давно сложилось такое же мнение. Но я нахожусь в очень щекотливом положении, потому что торговля лесом наше семейное дело. Мой отец — лесопромышленник, и кое-кто из моих братьев тоже.

— Какой ужас! — Казалось, что гном собирается от них удрать.

— Но от Родни ничего не зависит, — сказала Элизабет умоляющим тоном.

— Бобо, уверяю тебя — вы позволите говорить вам «ты»? — я младший в семье, и меня никто не слушается. Мои родственники спиливают деревья, а если бы не они, то другие делали бы то же самое. Они пилили бы и пилили, пока на свете не осталось бы ни единого дерева.

Ужас отразился на личике гнома.

— Значит, мы с Глого обречены! — воскликнул он.

— Нет, нет, — добавил Родни поспешно. — Это я преувеличил. Я имею в виду те деревья, до которых они могут добраться. Слава богу, эти кондори для них недосягаемы: они — государственная собственность, и их никто никогда не спилит. У тебя и у твоего дедушки всегда будет пристанище, и люди смогут навещать вас, если, конечно, вы им это позволите.

— Гномы вовсе не хотят, чтобы их навещали, Родни, — объяснила Элизабет. — Бобо заговорил со мной только потому, что он очень тревожится за Глого.

— А что с Глого?

— Кажется, это случай мировой скорби, — сказала Элизабет тоном опытного врача.

— Какие же симптомы?

— Ох, он потерял аппетит и совсем не хочет есть папоротниковых семян, он все время сидит неподвижно, и глядит печально, и почти не разговаривает.

— Но ведь Глого не с кем разговаривать, кроме Бобо, а ему он, наверно, все давным-давно успел сказать. Сколько Глого лет?

— Больше тысячи…

— Так, может, он просто стареет и устал от жизни? Давай поговорим с Глого.

— Это не так-то легко, — сказал Бобо. — Он боится людей и никогда никому из них не показывался.

— А ты не смог бы объяснить ему, что мы не похожи на других? Мы очень любим деревья и леса и никогда не тронули бы ни одного дерева.

— Я боюсь, он рассердится на меня за то, что я его не послушался. Как бы он не спрятался в лесу насовсем!

— Вот задача-то!

— Я об этом думал все три дня, — продолжал гном. — И я, кажется, придумал. Вы только не пугайтесь.

И тут он сделал нечто странное и удивительное. Он низко наклонил голову, подтянул коленки, сделался чем-то вроде маленького мячика и скатился с пня. У дерева кондори ствол сильно расширяется книзу, и гном скатывался с одного толстого куска коры на другой, пока не выкатился на мшистую землю. Так он и лежал, а Родни и Элизабет глядели на него с беспокойством.

— Ой, ты ушибся! — закричала Элизабет, подбегая к нему.

— Немного, — ответил Бобо, переводя дух. — Довольно-таки, но не очень. — Он сел на траву и объяснил: — Я бы не смог сказать Глого неправду. А теперь я могу сообщить ему, что я свалился с дерева и ушибся, а вы меня подобрали и помогли мне. И Глого не будет за это на меня сердиться, а с вами он будет просто обязан говорить вежливо.

— Какая простая и разумная мысль! — сказал Родни.

— А теперь, будьте добры, понесите меня…

— О, позволь мне! — воскликнула Элизабет.

Родни взял плед и корзинку с едой, а Элизабет подняла маленького человечка на руки осторожно, как грудного ребенка.

— Какой ты легонький, Бобо, и как тебя приятно нести! Ты бы мог стать таким хорошим ручным зверьком!

— Я кусаюсь и царапаюсь, когда мне что-нибудь не нравится, ответил Бобо.

Но в этот раз ему нравилось, и он уютно устроился на руках у Элизабет и вправду как ручной зверек.

Глава третья, в которой происходит знакомство с Глого

Элизабет с Бобо и Родни с корзинкой шли, углубляясь в лес. Бобо указывал им дорогу. Заросли папоротника становились все гуще и гуще, а тишина все тише, пока Бобо не сказал:

— Пришли. — Он шепнул: — Не спускайте меня на землю; помните, что я ушибся. — Он крикнул своим тоненьким пронзительным голоском: Глого! Глого!

Им ответило молчание. Двое больших людей не почувствовали ни единого признака того, что Глого где-то близко. Но, видимо, Бобо знал, что он тут, потому что начал объяснять:

— Глого, я свалился с дерева и ушибся, а эти большие люди пришли мне на помощь. Это очень хорошие и добрые люди; они любят деревья и ухаживают за ними. Поэтому прости, пожалуйста, что я позволил им меня понести.

В ответ снова только молчание, которое на этот раз, видимо, чем-то обеспокоило Бобо.

— Глого, они совсем не похожи на других, они никогда в жизни не спилили ни одного дерева, и они обошлись со мной так ласково! Прости им, что они люди, Глого!

Снова возникла пауза и длилась до тех пор, пока из купы азалий не донесся голос, чуть более густой, чем у Бобо, и строгий, хотя и не громкий.

— Скажи большим людям, чтобы они поставили тебя на землю и ушли.

— Но, Глого, это невежливо.

— Большие люди сами не бывают вежливы. Они наши враги.

— Но, Глого, эти люди очень мудрые. Родни студент, и он так много знает! (Снова пауза.) Глого, ответь, пожалуйста.

— Мне дела нет до всех его знаний.

— Поверь, Глого, у него есть много ценных сведений. Он может тебе подтвердить, что этот лес — государственный заповедник, парк, и что его никогда не вырубят.

— Его самого вырубят, и его государство, и все его парки.

Снова молчание. Бобо испуганным голосом принялся умолять, боясь, что его новые друзья могут обидеться и уйти.

— Ну, поверь же, Глого, большие люди умеют понимать многое, они знают, как им быть. Родни возьмет нас с собой и поможет нам отыскать гномов в других лесах. Они правда хотят нам помочь.

— Гномы жили счастливо и не нуждались в помощи больших людей. Все, что они могут для нас сделать, — это уйти отсюда подальше, и чем скорей, тем лучше.

Бобо поглядел вверх на Элизабет, и она увидела слезы у него в глазах. Родни тоже их увидел и шагнул вперед.

— Дай я скажу. — И, обращаясь к кусту азалий, произнес: — Я знаю, что мы, большие люди, вели себя глупо и жестоко. Но есть и другие люди, и я принадлежу к ним. Мы пытаемся вести себя иначе, но нам очень трудно. Может, мы ничего и не сумеем добиться, я не могу обещать наверное. Но я делаю слабые попытки. Я купил кусок леса и отдал его государству для заповедника. Я могу свозить вас туда и показать вам бронзовую плиту, где все это написано. Так что тебе не мешает быть мне чуть-чуть благодарным, Глого. Несмотря на то, что я родился человеком.

Сердитый голос отозвался из азалий:

— До свидания, я ничем не могу быть тебе полезен.

— Ты ошибаешься. Я студент, и я пытаюсь познать язык деревьев. Ты мог бы помочь мне изучить этот язык.

— А откуда ты знаешь, что я могу говорить с деревьями?

— Я знаю, что такой мудрый гном, как ты, не смог бы прожить в лесу тысячу лет, не научившись разговаривать со всем живым. Я знаю, что деревья — живые. Они как люди.

— Вовсе они не как люди, потому что они добрые! Ты видел хоть одно дерево, которое взялось бы за острый топор? Дерево строит, а не разрушает. Оно трудится без отдыха, днем и ночью. Его труд величествен. Оно добывает соки из земли и перерабатывает их в кору, древесину, ветви и листья.

— Ты прав, Глого, и ни один великий ученый не знает, как оно это делает. Откуда дереву известно, где расположена кора, а где листья? Как оно узнает, где оно поранено, и догадывается посылать соки именно туда?

— Дерево все знает, что ему нужно для жизни, и для его будущего, и для жизни его драгоценных семян.

— Как дерево разговаривает с тобой, Глого? Словами?

— У дерева нет языка, оно не умеет пользоваться словами. Если ты любишь его и живешь с ним всю жизнь, ты начинаешь понимать его без слов и ненавидишь безумцев, которые его убивают.

— Послушай, Глого, ты старый и мудрый. Я по сравнению с тобой только ребенок. Я прожил всего двадцать три года, — что можно успеть узнать за это время? Я тебя умоляю: открой мне лесные секреты, а я расскажу о них людям, и, может, они избавятся от своего безумия.

Строгий голос сказал:

— Ты просишь меня нарушить правила, которые были святы миллионы лет. Этого не хочу не только я. Мне это запрещают миллионы поколений живших на земле гномов.

— Но, Глого, если правило не срабатывает в течение тысячелетий, не пора ли его пересмотреть? Ведь это правило оставило на земле только вас с Бобо, а что же будет с ним, когда он останется один?

— Не говори об этом! — выкрикнул голос из азалий, и показалось, что он сердится.

— Но ведь это так, Глого. Что же случится со всем вашим народом, если твой внук не женится?

Из кустов донесся стон.

— Ты думал об этом, Глого?

— Я уже много лет ни о чем другом не думаю, — донесся в ответ еле слышный шепот.

— И поэтому тебе так плохо?

— Мне хуже всех живущих на земле.

— Но, Глого, — вмешался Бобо, — тебе не надо обо мне тревожиться. Мне совсем не нужна жена.

— Глупенький, — произнес голос. — Всему будущему гномов нужна твоя жена.

Воцарилось долгое молчание. Наконец Родни сказал:

— Хотел бы я вам сообщить, где живут другие гномы. Но вам же известно, что гномы прячутся от людей. Все, что я могу сказать, — я буду вашим другом, и сделаю все, что в моих силах, чтобы разыскать те леса, где есть еще гномы. Я сделаю это, даже если вы не согласитесь обучить меня лесной мудрости.

И в первый раз показалось, что спрятанный в азалиях голос начинает сдаваться.

— Это звучит искренне. Но отвечают ли люди за то, что они говорят?

— Постой, — продолжал доказывать Родни, — если бы мы хотели причинить вам зло, мы могли бы уже это сделать. Ведь Бобо в наших руках. А ты, Глого, прожил на свете уже тысячу лет. Многим ли ты рискуешь, если доверишься нам?

— Да, правильно.

И в тот же миг кусты раздвинулись, и показалась маленькая фигурка, тех же размеров, что и Бобо, в таких же коротких штанишках и островерхой коричневой шапочке. Но лицо этого маленького существа было менее круглым, его покрывали морщинки и украшала седая борода, доходящая почти до пояса.

— Я здесь, — сказал Глого. — Я попытаюсь с вами подружиться.

— Благодарю, сэр, — сказал Родни, торжественно кланяясь.

И старый гном отвесил ему не менее торжественный поклон.

— Меня зовут Родни, а это моя маленькая племянница Элизабет.

Старый гном снова поклонился.

— А теперь, — продолжал Родни, — нам надо поудобнее устроиться и все обсудить.

Он расстелил плед, и Элизабет опустила на него Бобо.

— Ты сильно расшибся? — строго спросил старый гном, и Бобо сказал ему, что все уже прошло, и в доказательство подпрыгнул.

Элизабет и Родни разместились на пледе, и Глого тоже в ответ на их приглашение примостился на уголке, который был ближе всего к кустам. Временами он беспокойно оглядывался: чувствовалось, что при малейшем признаке опасности он готов прыгнуть в кусты и скрыться из виду.

— Позволь мне для начала сообщить, что я студент того заведения, которое называется университетом. Есть ли такие заведения у гномов?

— Мы, гномы, учимся изо дня в день, пока живем. Мы учимся не только у старших гномов, но и у самой природы, нас учат деревья, цветы и травы. Мы изучаем их характеры.

— А разве у них есть характеры?

— Конечно, как и у каждого живого существа.

— И они могут сообщать вам свои мысли?

— Разумеется. Все живое обменивается мыслями, даже если и не сознает этого.

— Какой же характер у этого папоротника, например? — Родни дотронулся до листа, который рос с ним рядом.

— Он по характеру похож на женщину, — сказал Глого. — Он мягкий, скромный, застенчивый. Но еще и сильный при этом. Он никогда не приходит в отчаяние. Вот ты бездумно помял один лист и сделал ему больно. Он молча перенесет свои мучения, а когда ты уйдешь, он будет мужественно продолжать свое дело — создавать красоту. Девочка лучше поймет папоротник, который украшает кружевом весь лес. Он не перестанет трудиться, пока не сделает весь лес красивым и уютным.

— Как хорошо ты говоришь, — заметила Элизабет. — Мне кажется, я сумела бы понять и папоротник, и цветы…

— Наверное, надо быть очень старым и мудрым, чтобы понимать деревья, — заметил Родни.

— У дерева кондори очень сильный характер. Чтобы стать таким, какое оно есть, ему пришлось употребить колоссальные усилия. Миллионы килограммов материала были тщательно отобраны, добыты им из земли, растворены в воде и доставлены на невероятную высоту. Из них дерево строило свой ствол и ветви. И вот оно перед нами: дерево-крепость, умеющее отразить слепые силы огня и ветра. Оно — как песнь самой матери-природы, которая звучит уже миллионы лет, и вот появился один голос, который хочет все испортить.

— Я знаю, что ты имеешь в виду, — сказал Родни. — Один умный старый человек сказал, что красные деревья кондори защищены от всего на свете, кроме дураков.

— Я рад услышать о таком человеке, — сказал Глого. — Мне поэтому легче с тобой говорить.

— Он еще сказал, что государство могло бы защитить их от дураков, и это в какой-то мере уже сделано.

— Боюсь, что слишком поздно для моего народа, — вздохнул Глого и опять впал в ту мрачность, которая предвещала очередной приступ мировой скорби.

— Ну, это мы еще посмотрим, — сказал Родни с ноткой бодрости, желая вывести гнома из мрачного настроения. — Но позвольте мне сказать, что в этот час мы, большие люди, обычно завтракаем. А вы?

— У гномов нет специальных часов для еды. Мы съедаем по зернышку тут и там, когда найдем его.

— А не согласитесь ли вы попробовать что-нибудь из еды, которую мы привезли с собой?

Элизабет стала распаковывать корзинку. Она расстелила бумажную скатерть и положила на нее четыре бумажные салфетки. Потом достала коробку с бутербродами, завернутыми в промасленную бумагу, потом фаршированные яйца, баночку маслин, пакетик с орешками, сельдерей и помидоры, несколько спелых бананов, бутылку молока и два термоса. Такое количество еды на один завтрак наверняка превосходило все, что оба гнома видели за все долгие годы своей жизни. Быстрые и ясные глазки Бобо перебегали с предмета на предмет.

— Сначала надо промочить горло, — сказал Родни, но тут же возникла первая трудность: чашки, которые они привезли с собой, были гномам не по размеру.

— Сейчас достану! — закричал Бобо, которому до смерти хотелось попробовать эту странную человеческую еду.

Забыв о своих ушибах, он помчался в лес и тут же вернулся с двумя сверкающими венчиками лилий. Он выдернул оттуда пестик и тычинки и вытер их внутри, очистив от золотой пыльцы. Потом Элизабет наполнила обе самодельные чашки лимонадом из термоса, наблюдая за лицами гномов, пока они пробовали питье.

— Холодный, как горные снега! — воскликнул Бобо.

Даже мировая скорбь не удержала Глого от радостного удивления.

— У этого напитка тоже есть характер, — заметил он.

— Возможно, — улыбнулся Родни. — Ты же сам меня учил, что у всех и вся есть свой характер. Вот тебе еще один, — добавил он, наливая гномам кофе. — Только берегись, потому что это озорной характер: он может укусить тебя за язык.

Естественно, что дворецкий короля лесоматериалов позаботился о том, чтобы в термос налили по-настоящему хороший кофе и чтобы в нем было достаточное количество сливок и сахара. Бобо громко выражал свой восторг, а Родни объяснил ему, что этому напитку солнце отдает капельку своего характера, а люди его преспокойно отправляют в свои желудки. Он объяснил гномам, что лимоны прибыли из Южной Каролины, а сахар — из Луизианы, кофе — из Бразилии, а масло — из Дании. Гномам все это было не так просто уразуметь, потому что маленькие лесные человечки даже и не догадывались о том, как велика земля, а когда они наконец все поняли про океаны, они не смогли себе представить, как это по ним ходят корабли.

Начинать разговор о кораблях было явной ошибкой. Пришлось объяснять, что на постройку кораблей идет древесина. А такая тема, согласитесь, мало может способствовать излечению от мировой скорби.

Элизабет дала гномам по крошечному кусочку бутерброда, а Родни рассказал им, как выращивают и мелют пшеницу и как масло и сыр получаются из коровьего молока.

Глого выслушивал объяснения со спокойным достоинством, а Бобо был полон любопытства, и веселился, и отщипывал по кусочку то сыр, то хлеб, то масло — все по очереди. Банан пришлось разрезать на маленькие ломтики, чтобы Бобо мог от них откусывать, а потом Родни пришлось рассказать ему о банановых рощах, где растут банановые пальмы, так не похожие на кондори. Эти пальмы тоже очень почтенного возраста и растут на земле уже миллионы лет; они поставляют пищу разным народам, некоторые из этих народов совсем маленького роста, например пигмеи, но все-таки они много выше гномов. Поэтому Бобо вряд ли стоило бы жениться на пигмейке. Ко всему прочему она говорила бы на португальском языке, или на языке индейцев, или еще на каком-нибудь непонятном наречии.

— Кстати, — спросил Родни у Глого, — я все хотел спросить у тебя: откуда вы знаете английский язык?

— Английский? — спросил старый гном. — А что это такое?

— Так называется язык, на котором вы говорите.

— Какая чепуха! — прокомментировал Глого. — Я хотел спросить тебя: где это ты выучил гномский? Вот и понимай как хочешь!

Глава четвертая, в которой гномобиль отправляется в путь

— А теперь, — сказал Родни, — настало время отправиться в путь на поиски.

Они все подробно обсудили и решили, что нет смысла искать в этом лесу и в ближайших тоже: Глого и Бобо обшарили их вдоль и поперек. Надо было добраться до других долин, где растут красные деревья кондори.

Бобо сказал своему дедушке:

— У Родни есть такой домик, ну, знаешь, один из тех, что мы видим на шоссе. Они так быстро пробегают мимо. Родни нам покажет, как он работает.

— Что заставляет его работать? — спросил старый гном.

— Можешь считать, что это солнце трудится для нас. Мы научились покорять солнце и молнию и помещать их в разные механизмы.

— Стыдно поднимать руку на солнце, — сказал Глого.

— Ну, мы не совсем его покорили, — поспешил разъяснить Родни. Просто солнечное тепло превращается в другие виды тепла. Как деревья, которые преобразуют соки земли в древесину, кору и листья, понимаешь?

— Как этот домик называется? — спросил Глого.

— Автомобиль. Это значит предмет, который сам передвигается. Когда в нем будут передвигаться гномы, я думаю, он будет называться гномобиль.

— О, чудесно! — воскликнула Элизабет, хлопая в ладоши. — Так приятно путешествовать в гномобиле!

— Можно ли надеяться, что мы ему понравимся? — осторожно спросил дедушка.

— Я не сомневаюсь. Он будет очень рад, что его теперь станут называть гномобиль. А раз он гномобиль, значит, специально создан для того, чтобы возить гномов. — И неожиданно добавил: — Следовало бы посвятить стихи гномобилю. Подождите, пожалуйста.

Элизабет была хорошо знакома с этой особенностью своего дядюшки. В самый неожиданный момент он объявлял, что сейчас будут стихи. Он просил всех посидеть тихонько минутку-другую, после чего обычно декламировал. Возможно, что среди гномов тоже бывают поэты, потому что Бобо и Глого сидели тихо, как мышки. И Родни начал читать:

Я гновый гномобиль. Гнесусь, а — гсзади пыль. Я гнравлюсь всем вокруг, И я гнадежный друг. Ты гменя не обижай, Правил ты гне гнарушай. А гне то я гнакажу, Гнрав железгный покажу.

Элизабет стихотворение показалось очаровательным, но много позже, когда она увидела его написанным на бумаге, она сказала, что никогда не научится писать такие трудные слова.

Теперь новая задача, которую предстояло разрешить, заключалась в следующем: как добраться до гномобиля, чтобы никто не заметил гномов. Родни объяснил Глого и Бобо, что большие люди чрезвычайно любопытны. Если они увидят такое, с чем они раньше не встречались, они обязательно будут толпиться и глазеть. Хуже того: если известие о гномах просочится в газеты, не останется ни минуты покоя. Толпы людей устремятся в лес, и у Бобо и Глого не будет передышки от так называемых общественных обязанностей.

— Когда пойдем к машине, — сказал Родни, — я вас обоих заверну в плед и понесу на руках. Потом я расстелю его на сиденье, и, если большой человек подойдет к гномобилю, сразу же прячьтесь под плед.

— Прятаться мы привыкли, — сказал старый гном. — Очень часто от этого зависит наша жизнь.

Они собрали посуду в корзинку, которая стала значительно легче. Родни сложил плед в виде конверта. Гномы в нем как раз уместились. Оттуда виднелись только их макушки. У конверта был клапан, который они могли тут же натянуть на голову в случае опасности. Итак, Родни принес к гномобилю новых пассажиров, отпер дверцу и положил их на сиденье. Рядом стояли другие машины и ходили какие-то люди, но никто не обратил внимания на то, что делает Родни. Правда, сразу же возникла новая беда. Глого оглядел машину изнутри, и взгляд его упал на рамку у окна. Он тут же сник, закрыл лицо руками и испустил тихий стон.

— Что случилось? — закричал Бобо.

— Это убитое дерево!

Да, вставала неразрешимая проблема. К чему приведут их попытки вылечить престарелого гнома от мировой скорби, если каждый раз, как он увидит дощечку или планочку, он будет горько оплакивать убитое дерево? Родни попытался объяснить ему, что гномобиль ни в чем не виноват, что бедная машина сама не убивала деревьев. Во всем виноваты жадные лесопромышленники. Все зло заключается в них. Глого сидел, обхватив голову руками, и ни на что не обращал внимания. Элизабет притихла на переднем сиденье рядом с Родни, не зная, как и чем помочь.

Родни завел мотор, вывел машину на дорогу, и она помчалась по шоссе. Для Бобо все это было событием. Он без конца издавал восхищенные возгласы, и даже разбитое сердце Глого немного успокоилось. Что это был за дух, который все ворчал и мурлыкал внизу под ними, и как он заставлял гномобиль двигаться? Гномобиль был очень послушен и вез пассажиров как раз туда, куда ему приказывали, и к тому же на огромной скорости. В самом деле это был удивительный дух!

А снаружи-то что творилось! Лес пролетал мимо, и Бобо с Глого бегали от правого окна к левому. Что случилось с деревьями? Они быстро убегали! Гномы никогда раньше не видели, чтобы деревья так себя вели. Глого держался за ту самую деревянную рамку, на время забыв об убитых деревьях, в изумлении от того, как поступали живые.

Вскоре гномобиль поравнялся с долиной красных деревьев кондори, которую гномы раньше не видели. Машина остановилась. Родни опять завернул своих подопечных в плед и понес их в сторону леса. Когда они дошли до безлюдного места, Родни спустил их на землю, и гномы, как ищейки, бросились разыскивать своих соплеменников. Оказалось, что Глого и Бобо могут мгновенно выяснить, есть ли в лесу подобные им существа. У гномов очень острое обоняние, и они умеют уловить следы дыхания, которое оставляют другие гномы на папоротнике, когда собирают семена. Обычно гномы просматривают очень много зарослей в поисках пищи, потому что семена ведь очень мелкие, их приходится собирать в огромных количествах. Родни сказал, что он раньше читал про тибетских овец, которые должны питаться на бегу, потому что кусты съедобной травы растут далеко друг от друга, и Бобо заметил, что с гномами происходит почти то же самое.

Гномов в лесу не обнаружилось, все вернулись в гномобиль, и «дух солнца» повлек их к новой лесистой долине.

Снова повторились поиски. И так они ездили от леса к лесу и искали весь остаток дня. Они посетили столько лесов, сколько не могло и присниться старейшему из гномов. Они любовались прекрасными пейзажами, видели белок и зайцев, в одном лесу они встретили лисицу, а в другом оленя. Но гномов нигде не было и следа. Было интересно наблюдать, как белки спускались с деревьев по веткам, усаживались на пни и обменивались приветствиями с Глого. Все лесные существа обращались с гномами очень вежливо. Глого объяснил, что звери приходят к гномам, если поранятся, потому что гномы знают, как собирать целебные травы, и умеют готовить из них припарки. Глого понимал беличий язык. Белки его заверили в том, что поблизости нет ни единого гнома.

Когда сумерки стали добавлять свои собственные тени к вечной тени ветвей, путники оказались как раз в том лесу, который Родни купил на свои деньги и подарил государству. Этот лес носил имя Родни Синсебау. Возле шоссе на самой опушке леса была установлена та самая бронзовая плита. Но л тут гномов не было. Путники еще раз расстелили плед и, доедая остатки провизии, вели печальную беседу.

— Ясно уже, — сказал Родни, — что среди береговых кондори, как эти деревья иногда еще называются, больше не осталось гномов. Но, возможно, мы обнаружим их в горах, где растут настоящие секвойи. Ты знаешь, Глого, есть ведь деревья еще в два раза больше, чем те, среди которых ты живешь?

Нет, Глого этого не знал. На него произвело огромное впечатление то, что человек мог сообщить ему подобные сведения.

— А где эти деревья? — спросил он.

И Родни сказал, что они растут в Калифорнии, в центре штата, на высоких Сьеррах.

— Если хочешь, мы можем завтра туда съездить.

Глого сказал, что он ничего другого на свете так не желал бы. Он будет невыразимо благодарен своему новому другу и духу этого удивительного гномобиля.

— Но тут есть трудности своего рода, — заметил молодой человек. Тебе придется ехать по тем местам, где живет много людей, а они там спилили все деревья и построили фермы, где они выращивают овощи для еды. Я боюсь, что это тебя огорчит. И еще: тебе придется увидеть много вещей, изготовленных из мертвых деревьев. Люди настроили себе массу больших деревянных коробок и живут в них. Тебе придется побывать в этих коробках, потому что нам с Элизабет надо где-то ночевать: мы ведь не привыкли спать в лесу под открытым небом. Ты должен все хорошенько взвесить, прежде чем мы отправимся в дорогу.

Бобо был еще слишком молод, чтобы отнестись к этим словам серьезно; он горел желанием поскорее увидеть все, о чем говорил Родни. Что может быть хуже того, как они жили до этого, — без надежды, без будущего. В конце концов Глого ведь знает, что люди убивают деревья, он ведь мог это представить себе в своем воображении, и оттого, что он увидит своими глазами, хуже все равно не будет. Им необходимо отыскать гномов. И если существуют леса больше их леса и деревья выше их деревьев, то вполне возможно, что в этих лесах обитают целые племена гномов.

Итак, старый гном наклонил голову и сказал, что он все стойко перенесет, какое бы страдание ни причинили ему человеческие обычаи. Он только очень хотел бы избежать встреч с людьми и разговоров с ними.

Родни сказал, что он добудет пару плетеных корзин, в которых будет полно дырок для воздуха, и если положить туда диванные подушки, то корзины станут отличными спальнями для гномов. Их можно будет носить в этих корзинах куда угодно, они смогут оттуда смотреть только на то, что сами захотят увидеть. Родни сказал, что магазины еще открыты и если поторопиться, можно успеть купить такие корзинки. Они поспешили к гномобилю, и тот на большой скорости вывез их из леса и домчал до городка.

Это было, как Родни и предсказывал, тяжкое испытание для Глого. В угасающем свете дня он впервые увидел холмы, с которых были спилены все до одного дерева. Они выглядели такими голыми, такими несчастными, что Глого горько вздохнул и, не в силах выдержать более, лег на сиденье и погрузился в меланхолию. Но Бобо, столетний юноша, был очень возбужден от того необычного, что ему довелось увидеть. Эти поразительные большие люди притащили даже звезды с неба и поместили их в свои дома и вдоль дорог!

Когда гномобиль покатился по улицам города, Бобо увидел больше ярких звезд, чем видел до того в небесах, и даже Глого приподнялся на сиденье и стал расспрашивать о характерах этих звезд.

Они остановили гномобиль у тротуара и, спрятав Глого и Бобо под пледом, заперли дверцы машины, чтобы никто не мог напугать гномов. Потом Элизабет и Родни пошли в скобяной магазин и приобрели две красивые корзины с крепкими ручками. В галантерейном магазине они купили две мягкие подушки и носовые платки, которые могли послужить простынями, алюминиевые наперстки вместо чашек и красивую мягкую папиросную бумагу, которую можно было нарезать в виде платочков и салфеток. Элизабет купила даже несколько кукольных платьев, которые, как она сказала, были сшиты словно по мерке и как раз подходили в качестве ночных рубашек.

В аптеке они попросили наполнить их термосы холодными и горячими напитками. Они отнесли все эти сокровища в гномобиль, и, пока Элизабет объясняла все маленьким человечкам, Родни поспешил назад в аптеку, закрылся там в телефонной будке, бросил несколько монеток для междугородного разговора и позвонил маме Элизабет.

— Петуния, — сказал он, — я звоню тебе, чтобы сообщить, что мы чудесно провели время и познакомились с очень образованным пожилым джентльменом. Это один из виднейших ученых штата, профессор Глого, заведующий кафедрой арборальной психологии в Редвудском университете. Он путешествует со своим внуком. Они изучают историю больших деревьев, так что это очень поучительно для нас с Элизабет. Я предложил им поехать посмотреть секвойи, и я надеюсь, что ты отпустишь Элизабет со мной. Я обещаю очень хорошо за ней присматривать.

Так случилось, что мама получила образование в школе для благородных девиц, где ее больше учили тому, как изящно войти в гостиную, чем разным наукам. Она никогда не слыхала о Редвудском университете и не имела понятия о том, что бы это могло значить арборальная психология. Однако не было никакой необходимости признаваться в этом вслух. Поэтому она только сказала:

— Ах, Родни, ты такой лихач!

— Я обещаю тебе: я буду вести машину очень-очень осторожно, Петуния. Мы переночуем в хорошем отеле со стальными перекрытиями, так что он не развалится от землетрясения. И к тому же я послежу за тем, чтобы Элизабет выпивала стакан теплого молока за каждой едой.

— Сколько вы пробудете там, Родни?

— Я не знаю, это зависит от профессора. Я думаю, что нам стоило бы изучить историю самых высоких деревьев в мире. Ты только подумай, Петуния: это самые старые создания на земле. Элизабет очень интересуется всем, что рассказывает профессор.

— Это просто удивительно, как ребенка потрясли эти деревья. Я думаю, она изматывает старого джентльмена своими вопросами. Смотри, чтоб она не промочила ноги, Родни.

— Я буду смотреть.

— А как же пижама и зубная щетка?

— Мы купим все, что нужно, здесь, в городе, откуда я звоню. Я тебе через денек-другой позвоню и расскажу, как у нас дела.

Мама наконец согласилась. Элизабет еще раз сходила в магазин и купила все, что было нужно ей самой и о чем она решительно позабыла, погруженная в заботы о своих двух любимцах. Родни тоже себя обеспечил всем необходимым, и гномобиль взял курс на юг.

Эта удивительная машина могла ездить одинаково хорошо и днем и ночью. Она выстреливала впереди себя солнечный луч, и шоссе перед ней превращалось в яркую ленту сплошного света. Было очень приятно ехать среди гор, сворачивая то в одну, то в другую сторону, и смотреть, как свет играет на деревьях. Бобо не уставал восторгаться гномобилем и попросил Элизабет подержать его на руках на переднем сиденье, чтобы не пропустить удивительное для него зрелище. А Глого, старый разумный гном, заявил, что с него хватит пейзажей на сегодняшний день, и улегся в свою корзинку, в уютную, мягкую постель. Скорее всего, его терзали мысли о безнравственности людей и о горестях маленьких гномов, а может быть, он изучал язык мотора, чтобы наутро с ним поговорить. Во всяком случае, он улегся и замолчал, так что никто не смог узнать, какое действие оказала на его мировую скорбь перемена обстановки в первый день путешествия.

К девяти часам они доехали до следующего города, Родни заявил, что девочкам и гномам в это время пора ложиться спать. Он остановил машину у отеля. Он сказал, что этот отель может выстоять при землетрясении, которого вечно так опасается мама Элизабет.

Гномов поместили в корзинки, туда же положили наперстки и ночные сорочки. Когда коридорный слуга вышел из отеля им навстречу, Родни не разрешил ему нести корзины, только велел отвезти машину в гараж.

Родни вошел в вестибюль отеля. Выглядел он довольно странно: с двумя плетеными корзинами вместо дорожных чемоданов и сопровождаемый девочкой, увешанной бумажными свертками. Он попросил у портье, сидевшего за конторкой, две комнаты с ванной. Портье поглядел на корзинки и сказал:

— Я сожалею, сэр, но мы не разрешаем держать собак в номерах.

— У меня нет собак, — сказал Родни.

— Простите, а что в корзинах?

Возникла трудность, которую гость не предвидел, но ему надо было быстро соображать.

— В корзинках абиссинские королевские гуси, — заявил он.

Элизабет широко открыла глаза и глотнула воздух. Поймав удивленный взгляд портье, Родни быстро добавил, что это очень воспитанные существа, приученные жить в культурных домах, и что они не причинят никакого ущерба отелю.

Элизабет разволновалась: а вдруг этот человек захочет заглянуть в корзины и обнаружит там Глого и Бобо? Какой ужас, если выяснится, что Родни его надул! Может, он позовет полицию или потащит их в тюрьму!

Но портье попросил Родни подождать и вызвал управляющего, чтобы обсудить с ним возникшее затруднение. Он намекнул на то, что хотел бы посмотреть гусей, но Родни сказал, что гуси «конфиденциальны». Дело кончилось тем, что Родни дал расписку, в которой говорилось, что, поскольку ему разрешено взять в номер двух абиссинских королевских гусей, он обязуется возместить конторе ущерб, если таковой будет причинен коврам, мебели и т. п. Управляющему доводилось слышать имя Синсебау, и он удовлетворился этим документом. Родни и Элизабет вошли в лифт, и их проводили в комнаты. Родни все внимательно оглядел, велел коридорному подождать, сел к письменному столу и написал заявление в дирекцию отеля, обращая их внимание на большое пятно на ковре в северо-восточном углу комнаты, а также на пятно на покрывале по правую руку, обращенное в сторону ног. Он вручил бумагу коридорному, потом достал кошелек и сказал, протягивая монету:

— Возьми дощечку.

Мальчик удивился, но быстро сообразил, что ему положили в руку. Он сказал:

— Благодарю вас, сэр, — и поспешил удалиться.

Родни запер двери, плотно прикрыл фрамуги, после чего Элизабет открыла корзинки, и оттуда выскочили гномы, совсем уже не сонные, а полные любопытства.

— Что такое дощечка? — Бобо немедленно призвал Родни к ответу.

— Это английское слово, обозначает шиллинг, — сказал Родни.

— Родни, ну что ты над ним подшучиваешь? — воскликнула Элизабет. Чепуха, не слушай, Бобо! Это просто древесина, кусочек обработанного дерева. Родни всегда так шутит, потому что ведь его доход — от древесины. Он и притворяется, что спутал. Не сердись, на него, Бобо.

Было чересчур много древесины в этих комнатах: и кровати, и шкафы, и столы, и стулья — все деревянное.

Глого предупреждали в самом начале путешествия. Но это плохо помогало. Он страдал, видя столько убитых деревьев. Его одолевали печальные мысли.

Бобо был весь в движении, он все кругом осматривал с интересом. Он пошел вслед за Элизабет в ванную комнату. Элизабет открыла краны и приподняла его, чтобы он видел, как вода набирается в ванную. Он развеселился, стал брыкаться, взвизгивать, звать дедушку, чтобы тот поглядел на горный водопад, который течет в человеческой деревянной коробке.

Оказалось, что гномы очень ловки и гибки: они могли, положив руки на стулья, вскакивать на сиденье; они могли взбираться на постель по ножке кровати. Оба быстро вскарабкались на одну из них, уселись посредине и принялись задавать вопросы.

— Зачем ты сказал, что мы гуси? — спросил Бобо.

— Я надеюсь, ты не против, — ответил Родни. — С известной точки зрения, все мы гуси.

— Гуси — величавая птица, — сказал Глого, — спокойная и с достоинством, пока ее не раздразнишь.

— А что это ты им еще наговорил? — настаивал Бобо.

— Я сказал: абиссинские гуси.

— А что это — абиссинские?

— Это страна с противоположной стороны земного шара. Сейчас она называется Эфиопия. Это ее старое название — Абиссиния. Эта страна быстро цивилизуется.

— Это значит, что они спилят все деревья? — спросил Глого.

— Боюсь, что так.

При этом Глого слез с кровати, пошел и сел в корзинку, оплакивая абиссинские деревья.

Элизабет натолкнулась на новую трудность:

— Родни, ты уверен, что там водятся гуси?

— Господи, я не подумал об этом!

Элизабет расстроилась, а Родни, всегда расположенный шутить, сказал с наигранным ужасом:

— Что же нам делать?

— Как ты думаешь, может быть, об этом сказано в энциклопедии?

— Возможно. Но библиотека уже закрыта.

Они совсем загрустили, но блестящая идея посетила Родни:

— Я пошлю телеграмму в Африку.

— Ой, но это будет стоить дорого!

— Ну, может быть, дюжину связок кровельной дранки.

— Родни, перестань!

Снова пришлось объяснить гномам, что дранкой торгуют лесопромышленники и что Родни опять шутит насчет своих денег.

— Но, — сказал Родни, — если бы не лесопромышленники, у Глого не появилась бы мировая скорбь и мы бы не оказались в этом отеле, насочиняв с три короба. Нет, я должен узнать, есть ли там гуси!

Он подошел к телефону, позвонил на телеграф и попросил направить к нему рассыльного. Потом он сел к столу и стал писать. Элизабет пришлось рассказать Бобо про телеграф. У телеграфа очень живой характер, и поэтому он может облететь вокруг Земли за несколько секунд. Люди проложили ему дорогу даже по дну океана. За деньги, которые заплатит Родни, он доставит наш запрос в ту далекую страну и принесет ответ.

— Он это сделает, пока ты спишь, — прибавил Родни. И объяснил, что в Абиссинии, то есть в Эфиопии, сейчас утро, а ответ прибудет к тому времени, когда утро наступит в Калифорнии.

Он прочел телеграмму: «Консулу США в Аддис-Абебе. Есть ли у вас там гуси? Родни Синсебау».

Рассыльный постучал в дверь. Элизабет спрятала гномов в ванной, прежде чем открыть ему.

Рассыльный никогда не слышал про Аддис-Абебу. Он позвонил на телеграф и подождал, пока найдут по справочнику. Наконец он получил с Родни деньги за телеграмму, включая двадцать слов оплаченного ответа.

— Вдруг они сообщат нам о гусях что-нибудь исключительно важное? сказал Родни. — Оставь себе сдачу, — добавил он. — Это будет всего как одна связка по два сантиметра на четыре — четырнадцать.

Мальчик поглядел на него ошеломленно и быстренько ретировался, а Элизабет пришлось объяснять гномам, как режется и измеряется лесоматериал.

Гномы пошли в ванную и переоделись в кукольные платьица, которые, кстати, были им очень к лицу. Они уютно устроились в корзинках, поставленных близко к открытому окну, потому что им был необходим свежий воздух. Элизабет налила лимонаду в стакан и поставила рядом с корзинами, чтобы гномы могли черпать из него наперстками. Гномы пьют часто и понемножку, потому что у них маленькие желудки. Они сказали, что лимонад очень похож на росу.

Потом все уснули или, по крайней мере, притихли. Возможно, Глого лежал и баюкал свои тысячелетние печали, во всяком случае, об этом никто ничего не слыхал. Легкий ветерок шевелил занавески, а внизу, на улице, электрическая реклама всю ночь мигала то желтым, то красным, то синим цветом. Бобо снилась его невеста; Элизабет видела во сне, что она держит речь в гусином парламенте, а гуси дарят ей за это дюжину связок кровельной дранки.

Когда незаметно и тихо пришла заря, гномы открыли глаза, попили «росы» из наперстков и лежали, переговариваясь шепотом, пока большие люди не прекратили свой ужасный храп.

Родни тут же позвонил на телеграф. Там уже ждала телеграмма, доставленная добрым духом — электричеством. Родни прочел ее: «У нас есть все виды гусей, что и в Калифорнии. А ты что за гусь? Джонс, консул».

— Этого надо было ожидать, — сказал Родни. — Гуси есть повсюду на земле.

Глава пятая, в которой гуси начинают свое путешествие

Родни позвонил и распорядился, чтобы гномобиль подали к центральному входу в отель. «Королевские гуси» были надежно упакованы в корзины. Родни спустился с ними в холл и там дожидался, пока администрация не удостоверится, что мебель и ковры не пострадали. Элизабет стояла рядом, немного смущенная, потому что, когда она раньше приезжала или уезжала из отеля, ее вещи, сложенные в красивые чемоданы, вносили и выносили носильщики, а теперь она стояла, обхватив руками разные бумажные пакеты.

Она надеялась, что на нее никто не обращает внимания, но такого не может быть в Калифорнии, где люди интересуются всем новым и необычным.

Вертлявый молодой человек сидел в холле. Как только он разглядел корзины, он тотчас же подскочил к Родни.

— Мистер Синсебау? — спросил он.

— Хм, да, — сказал Родни, мгновенно распознав опасность, которой он подвергается.

— Насколько я понимаю, у вас пара гусей в корзинах?

— Хм, да, — снова сказал Родни.

— Я репортер из «Вжик-Ньюс», нашей местной газеты. Не могли бы вы мне показать ваших гусей?

— Сожалею, но гуси строго секретны.

— Почему же, осмелюсь вас спросить?

— Они очень редкие и ценные.

— Но ведь им не повредило бы, если бы я на них взглянул?

— Боюсь, что повредило бы. Попытайтесь понять: они из Абиссинии, а не из Голливуда. Они не любят рекламы.

— Что же, на них никто никогда не смотрит?

— Никто, кроме меня и моей племянницы.

— Вы сами за ними ухаживаете?

— Совершенно верно.

— Вы говорите, что это абиссинские королевские гуси. А чем они отличаются от американских?

— Тем, что они абиссинские. Америка и Абиссиния не одно и то же.

— Несомненно. Но в чем их особенность?

— Ну, можно было бы сказать, что они королевские. У нас в стране ведь нет короля, не правда ли?

— В самом деле. Означает ли это, что они особенно умны?

— Конечно. Они сами вылезают из корзин и сами туда забираются и сообщают нам, когда они голодны.

— Как сообщают, мистер Синсебау?

— Они издают звуки. Это все равно что они говорят. Да они и говорят. На гномском языке.

Элизабет захихикала, а репортер посмотрел на нее с упреком, решив, что она смеется над ним. Она сделала серьезное лицо и сказала:

— Это единственная пара таких гусей в США. Во всяком случае, они этого опасаются.

— Подумать только! — сказал репортер. — И они сообщили вам это на гномском языке! Я понимаю, что вы надо мной смеетесь. Лучше бы вы разрешили гусиным величествам поговорить со мной. Они бы все рассказали сами, и мне бы не пришлось тратить столько лишних слов.

Родни мрачно заметил:

— Им очень нравятся калифорнийские пейзажи. Им кажется, что у вас здесь великолепный климат. Запишите это и не тратьте лишних слов.

— Нравится ли им больше в Калифорнии, чем в Абиссинии?

Репортер стал быстро записывать.

— О да! Им непонятно, как это можно хотеть вернуться обратно. Они восхищены нашими дорогами. У них на родине дозволенная скорость не превышает шестидесяти пяти километров.

— Ну вот, кое-что проясняется. Могу ли я спросить, как выглядят королевские гуси?

— Расскажи, Элизабет, — попросил Родни.

И девочке пришлось быстро соображать:

— Я бы сказала, что они несколько меньших размеров, чем наши.

— Какого цвета?

— Снежно-белые. Но у них золотые короны на макушках и розовые щеки. И они носят маленькие коричневые шапочки.

— Замечательно! Поверх корон или напротив?

— Как это — напротив? — не поняла Элизабет.

— Это их национальная одежда, — выручил ее Родни.

— И они были так одеты, когда вы их встретили? Я надеюсь, вы сообщите мне, откуда вы их…

— Нет, нет, это невозможно.

Тут вернулся управляющий после предпринятой им ревизии и сказал, что номера в порядке. Так что Родни мог заплатить по счету и спастись от репортера.

Молодой человек из газеты «Вжик-Ньюс» поспешил следом за ними через холл к автомобилю, умоляя хотя бы намекнуть, почему сын американского магната и его племянница не хотят показать ему гусей.

— Вы были в Абиссинии, мистер Синсебау?

— Был я там, Элизабет? — спросил Родни, отпирая дверцу машины.

— Нет, — решительно ответила девочка.

— Вы сын мистера Синсебау, лесопромышленника с северо-запада?

— Как ты считаешь, Элизабет?

— Да, он один из его сыновей.

— А ваш отец интересуется гусями?

— Мой отец о них ничего не знает. — Это Родни ответил сам.

— Это ваше собственное хобби? Или это деловое предприятие?

— Нет, это делается только в интересах науки. Садись, Элизабет.

— О, вы производите научные эксперименты с гусями? А нельзя ли узнать…

— Я искренне сожалею, но я не могу дольше задерживаться.

— Вы в самом деле не можете мне разрешить только взглянуть, мистер Синсебау?

— Нет, извините.

Родни захлопнул дверцу гномобиля, сел за руль, включил мотор и, в последний раз светски-вежливо улыбнувшись репортеру, выехал на улицу и газанул прочь.

Элизабет дотянулась до корзинок, сняла покрышки, и оттуда выскочил юный гном, весь закипая вопросами:

— Что значит «Вжик-Ньюс»? Что такое газета?

Элизабет беспокоилась, что мама прочтет в газете обо всей этой истории, а Родни заметил, что, когда какая-нибудь подобная чепуха появляется в печати, у человека тут же обнаруживается добрый приятель, который присылает ему газетную вырезку.

Машина неслась по асфальту. На дорожных знаках было написано: «Береговое шоссе, С.Ш.101». Сначала по дороге попадались лесистые холмы, потом затененные деревьями реки, с водой, отливавшей зеленым. Потом стало теплеть, леса исчезли, и начали попадаться фруктовые сады в горных долинах. Гномы раньше никогда не слышали о таких деревьях, которые были приручены человеком и служили ему. Глого глядел на это безрадостно, считая, что такие деревья хорошо не кончат. Его нисколько не удивило, что подобные деревья подвержены болезням, отчего их часто приходится опрыскивать вонючими химикатами.

Они приехали в ту часть страны, которую Джек Лондон прославил под именем Лунной Долины. Родни, который был ходячей энциклопедией, объяснил, что Джек Лондон — это знаменитый американский писатель, он очень любил путешествия и всяких диких зверей. Он был бы счастлив познакомиться с гномами и страстно поддержал бы их против лесопромышленников. Но увы, Джека Лондона уже нет на свете, а прекрасная долина разделена на участки и вместе со всей своей романтикой продается на квадратные метры.

Родни и Элизабет спрятали гномов в корзины и вышли, чтобы купить поесть. Родни хотел достать в магазине папоротниковых семян, но они не значились в ассортименте, и он купил канареечных семян и тмину. Но выяснилось, что все это гномам не пришлось по душе. Они прекрасно усваивали человеческую пищу, и у них даже стали обнаруживаться свои пристрастия. Они не притрагивались к мясу ни в каком виде, потому что мысль об убитых животных удручала их не меньше, чем мысль о спиленных деревьях. Но им нравились спелые маслины.

— И размером они как надо, — говорил Бобо.

Гномам очень хотелось поесть молодых цветочных побегов, и Родни сообразил купить пучок сельдерея, который доставил Бобо и Глого массу удовольствия. Он понравился им и вкусом и размером. Гномы сражались с пучком сельдерея до тех пор, пока им не удавалось оторвать стебелек, и тогда они его грызли часами.

Путешественники нашли перелесок чуть в стороне от шоссе, расстелили плед и расположились поесть вдали от докучливых взглядов. И там профессор Глого, «заведующий кафедрой арборальной психологии в Редвудском университете», прочел им интереснейшую лекцию о деревьях в этом лесу. Он поговорил с ними и нашел их далеко не прекрасными. Он стал рассказывать шепотом, объяснив, что ему не хотелось бы задевать их самолюбия. Это все равно ничему бы не помогло. Он сказал, что это самодовольные и ограниченные деревья, удовлетворенные тем крошечным мирком, за пределы которого им даже неинтересно заглядывать. Они никогда не испытывали возвышенных чувств. Эти деревья довольствовались жизнью в какие-нибудь полсотни лет, а перспектива рухнуть от ветра или пойти на дрова совсем их не волновала. Они дошли до того, что их не раздражали ни топоры, ни пилы. В этом лесу деревья никогда не слышали о гномах, и многие неприрученные лесные существа были им неведомы.

— У них нет души, и им не свойственны характеры, — сказал профессор арборальной психологии.

Элизабет казалось, что это довольно симпатичные деревца. Но она сочла, что нет смысла высказываться по этому поводу, и хранила вежливое молчание, пока взрослые обсуждали научные проблемы. Глого объяснял, почему это такое бедствие для всего живого, даже для больших людей, когда уничтожают леса. Лес задуман природой для того, чтобы удерживать почву и влагу и чтобы растения могли произрастать. Корни деревьев переплетаются, образуя плотный ковер, который прочно и надежно удерживает влагу в почве. А когда срубают дерево, корень его мертвеет и почва размывается, горные склоны обнажаются, и в конце концов уже ничто не в состоянии расти на таком голом месте.

Родни знал это из университетских лекций, и, когда гномы говорили то, что совпадало с его сведениями, он изумлялся и замечал: «Как странно, что вы это тоже знаете».

Глого в свою очередь поражался:

— Но ведь мы много-много лет наблюдали природу, — отвечал он. Думаешь, мы не смогли разглядеть, как вода утаскивает все полезное? Это можно понять, поглядев на любой ручеек, стекающий с любого горного склона, и наблюдая, как вода тащит крошечные комочки земли. Если приподнять древесный корень, то земля тут же станет размываться и вода сделается черной. Поток несет землю до тех пор, пока на его пути не встретится другой корень и не задержит землю. Это происходит всюду, все время, по всему свету; то, что снесено с холма, никогда не возвращается назад, потому что нет такой силы, которая возвращала бы.

— Все это верно и соответствует самым глубоким человеческим знаниям, — сказал Родни. — Но беда заключается в том, что в Соединенных Штатах каждый — сам хозяин своего клочка земли и ему позволено делать там все, что взбредет на ум, нисколько не заботясь о тех, кто живет рядом, или будет жить после него.

Этого Глого не знал и расспрашивал Родни о том, как большие люди обращаются с землей. Чем дальше он слушал, тем более ужасным казалось ему то, что отдельным лицам разрешается владеть землей, куда они могут не допустить других людей.

— Никогда ни один гном не додумывался до такого, — сказал Глого. Лес принадлежал всем нам сообща, и тот, кто вздумал бы калечить его, показался бы остальным просто ненормальным. Что толку во всех ваших знаниях, если вы в этой стране не ведаете, как вам уберечь данные вам природой средства к существованию и обеспечить ими всех?

Родни и сам не всегда был доволен тем, как устроена жизнь в его стране, но ему как-то не хотелось, чтобы гном так резко говорил о людях. Родни пытался как-то оправдать людей. Они ведь так привыкли. У них есть свои представления о жизни, и они не смогли бы их изменить, если бы даже захотели, потому что не знают, как это сделать. Скорее, они просто разозлятся на того, кто захочет менять их привычный уклад. Чем больше Родни старался оправдать людей, тем больше Глого раздражался.

Элизабет подумала, что такой разговор вряд ли служит способом лечить мировую скорбь. Ей захотелось прекратить их споры. Но единственное, что ей пришло в голову, — это предложить Глого маринованную луковицу.

Гномобиль снова двинулся в путь. Они въехали в так называемый район залива, где города сменяли города, улицы и дома были обсажены ручными деревьями, а лесов больше не встречалось. Казалось, что даже сама память о лесах исчезла, и сердце старого гнома вновь исполнилось горечи. Они должны были проехать по длинному мосту. Проезд был платный, и гномам пришлось спрятаться. Иначе возникла бы неразрешимая проблема: сколько потребуется гномов, чтобы составить одного пассажира. Когда миновали мост, гномы выскочили из своих корзинок, громко выражая свое восхищение могуществом больших людей и отвагой гномобиля, который решился проехать по такому высоченному мосту над глубокой рекой.

Они пересекли один большой город, потом проехали по улицам другого, нескончаемо большого. Все более и более странные и необычные картины представали перед глазами пораженных гномов: огромные кварталы домов то из дерева, то из камня, где привычную гномам лесную тишину заменяли гудки, звонки и выкрики торговцев. Убежденный в том, что человеческий прогресс не что иное, как безумие, старый гном улегся в корзинку и смежил свои утомленные глаза.

А Бобо гонял с одной стороны машины на другую и все восклицал от удивления, как и положено ребенку ста лет от роду. Люди замечали его и, глядя вслед промчавшемуся гномобилю, гадали, что это промелькнуло в окне: обезьянка, кукла или, может быть, карлик из цирка?

Город кончился, и гномобиль запетлял между холмов, голых, как коленка. Всех разморило от жары, а Глого кричал, что жара всех мучает потому, что нет деревьев на этих холмах, похожих на распростертое тело, и что эти холмы могут служить укором всем убийцам и врагам леса.

— Тут, по-моему, никогда и не росли деревья, — заметил Родни. По-моему, тут совсем нет воды.

Но Глого поинтересовался, не могут ли люди сами доставлять воду на эти холмы и почему вся человеческая премудрость годится только на то, чтобы разрушать природу, вместо того чтобы ее охранять.

Гномобиль катился по долине Сан-Джоакен со скоростью не менее ста километров в час. Вся долина была покрыта садами и виноградниками или распаханными полями, которые не оставляли гномам ни малейшей надежды. Становилось жарко. Воцарялась та самая печная жара, которая необходима для того, чтобы созревал чернослив. Глого не привык к жаре. Он издавал жалобные стоны, вспоминая тень и прохладу красных лесов.

Элизабет осенила идея. Машина остановилась. Девочка вышла и тут же вернулась с четырьмя маленькими горками, состоящими из прохлады и завернутыми в бумажные салфетки. Старейшему из американцев было предложено познакомиться с великолепным изобретением человека сладкими конусами из мороженого.

— Удивительно! — восхитился Глого, приподнявшись на своей подушке и начиная слизывать мороженое крошечным язычком. — Из чего оно сделано? И откуда в мае в жаркую погоду добыли снег?

Этот «снег» немножко напоминал Глого сладкое молочко тли, но почему он такого приятного розового цвета? И из чего сделана чашечка? И почему что-то стекает по бокам?

— Потому что ты медленно ешь, — сказала Элизабет, а Глого возразил, что не так легко есть мороженое, если ты гном и к тому же не привык, что тебя морозят изнутри.

Бобо подхватывал языком капельки, пока они не успели стечь с вафельного стаканчика, и очень веселился. Каждое новое изобретение человека нравилось ему все больше и больше.

Неутомимый гномобиль достиг города Фресно, и они остановились, чтобы запастись провизией на ужин. Родни купил вечернюю газету, предположив, что там могут появиться сведения о гномах, обитающих в лесах Калифорнии. Но об этом там ничего не было сказано, зато взгляд его обнаружил на первой полосе нечто заставившее его поспешить назад к гномобилю. При этом он странно хихикал. У Родни едва хватило терпения вывести машину за город, чтобы на свободе прочесть своим пассажирам следующее:

ПОТОМОК ЛЕСОПРОМЫШЛЕННИКА ВЕЗЕТ ГУСЕЙ.

ЕДИНСТВЕННАЯ ПАРА АБИССИНСКИХ КОРОЛЕВСКИХ

ГУСЕЙ В АМЕРИКЕ ПУТЕШЕСТВУЕТ В АВТОМОБИЛЕ.

Вертлявый репортер усмотрел шанс всей своей жизни в этом интервью. Он вернулся в редакцию и выдал веселую фантазию на тему «Миллионер и его таинственные гуси в автомобильном турне ради здоровья и науки». Ему не пришлось так уж сильно преувеличивать. К тому, что гуси королевские, он добавил только, что они еще и священные птицы, и вывел их генеалогию непосредственно от той гусиной стаи, которая, по преданию, своим гоготом спасла Древний Рим от врагов. Он приписал Родни сообщение о том, что гуси могут не только попросить еду, если голодны, но и вообще легко вести любую беседу. Еще он написал, будто Родни сказал ему, что абиссинские гуси не только носят коричневые колпачки, но прямо в инкубаторах вылупляются из яйца с колпачками на голове. Словом, все, что можно состряпать при помощи живой репортерской фантазии, нашло свое воплощение в опубликованном интервью. Видимо, это имело большой успех, так как информацию веселого репортера приобрело одно крупное агентство печати, а это означало, что заметка уже появилась во многих газетах и в данный момент веселит сердца миллионов читателей. Родни пришлось объяснить Глого магическое устройство газет, которое позволяло истории, рассказанной утром в Северной Калифорнии, оказаться в газетах к обеду в Центральной Калифорнии, а к завтрашнему обеду — в газетах другого полушария.

После некоторого размышления «потомок лесопромышленника» остановил машину в следующем городе и обратился к помощи духа, называемого «междугородный телефон».

Он стал кидать монетку за монеткой в автомат, услышал длинные низкие гудки, потом сказал:

— Петуния, ты видела вечерние газеты?

— Нет, Родни. Что случилось?

— Там есть про нас с Элизабет.

— О господи! Я надеюсь, ничего страшного?

— Нет. Смешная история. Видишь ли, профессор собрал интересные образцы для своих коллекций. Он возит их в корзинах и не хочет никакой рекламы относительно своей работы, и, когда к нам прицепился репортер, я сказал, что в корзинах гуси.

— Гуси?!

— Я сказал первое, что взбрело на ум, а репортер разрезвился в газете. Ничего особенного, только я подумал, что отец не поймет, в чем дело, так что ты объясни ему. Ладно, Петуния?

— Хорошо. Как Элизабет?

— Она рядом.

Элизабет взяла трубку:

— Мамочка, нам очень весело. И мы проезжаем по красивым местам, и я все узнаю про деревья, про лесохозяйство и консервацию лесов. Ты себе представить не можешь!

На другом конце провода ответили:

— Деточка, мама по тебе так соскучилась! — Потом еще: — Ладно, доченька, продолжай свое путешествие и повеселись хорошенько. Только не ешь чего не следует и не попади в грозу. Ты же знаешь, как я боюсь грозы.

Элизабет хотела сказать: «Но, мама, тебя же с нами не будет». Однако она была мудрой двенадцатилетней девочкой и поэтому обещала:

— Хорошо, мамочка, мы будем очень осторожны. До свидания!

Глава шестая, в которой исследуются высокие горы

Гномобиль мчался на юг по так называемому внутреннему маршруту. Здесь не было никаких лесов, так что пришлось до самых сумерек ехать не останавливаясь. Когда стало смеркаться, они свернули на боковую дорогу и нашли местечко, где можно было расположиться и поужинать без помех. Один только раз по дороге проехала чья-то машина, но гномы еще издали увидели свет ее фар. Они спрятались под пледом и там в темноте грызли сельдерейные листья, пока опасность не миновала.

После ужина гномобиль опять тронулся в путь. Когда настало время спать, он остановился в городе, как и в прошлую ночь. Родни вошел в вестибюль отеля, крепко держа в руках обе корзинки. Следом шла Элизабет. Она несла все их пожитки, упакованные в довольно приличный чемодан, который они купили по дороге. Родни заказал номера, какие им были нужны, написал свою фамилию на регистрационной карточке. Портье повертел карточку, прочел фамилию и весь расплылся в своей самой великолепной улыбке, которую он обычно берег для ведущих государственных деятелей и киноактеров.

— Мистер Родни Синсебау? Я счастлив с вами познакомиться. Это королевские гуси?

— Да, — ответил Родни с неохотой.

— Это необычайно интересно. Я как раз сейчас читал о них в газете.

У славы есть свои недостатки, но есть и преимущества. В газете говорилось, что гуси хорошо воспитаны и никогда не употребляют во зло гостеприимство американских отелей. Так что на этот раз портье не посылал за управляющим, а Родни не подписывал никаких обязательств. Совсем наоборот:

— Мы будем рады предоставить в ваше распоряжение наш лучший номер для молодоженов, мистер Синсебау. И не возьмем за него дополнительной платы. Мы счастливы, что вы удостоили нас чести остановиться в нашем отеле.

Их проводили наверх, в две комнаты с высокими потолками и резными кроватями, на спинках которых были изображены лебеди.

— Сожалею, что это не гуси, — сказал оказавшийся тут же портье.

Он присоединил к коридорному еще и свою особу в качестве почетного эскорта. И тот и другой стояли, не в силах скрыть любопытства, пока Родни не заверил их, что он с племянницей вполне способен сам распаковать корзины, и не сунул коридорному пару «дощечек», чтобы наконец избавиться от зрителей.

Едва Родни и Элизабет успели закрыть фрамуги, задвинуть жалюзи и выпустить гномов из их убежища, как зазвонил телефон, и Родни сказал:

— Нет, нет, я очень сожалею, но объясните, пожалуйста, молодому человеку, что я был целый день за рулем и очень устал: я не могу давать никаких интервью сегодня.

Но этим не кончилось. Телефон снова зазвонил, на этот раз говорил молодой человек сам:

— Позвольте мне объяснить, мистер Синсебау. У нас особое распоряжение из Нью-Йорка — разыскать вас и разузнать, чем все кончится. История с гусями имела потрясающий успех — вся страна хочет услышать о гусях. Я прошу вас показать мне их, мистер Синсебау, или, по крайней мере, рассказать о них поподробнее. Я погиб, если детали этой истории проплывут мимо меня. Или вы мне их сообщите, или мне просто придется все придумывать самому.

— Придумывайте все, что хотите, — сказал Родни с величественным безрассудством богача.

Он попросил отключить в номере телефон и повесил на дверь табличку: «Прошу не беспокоить».

Гномы легли спать возле электрического вентилятора, который должен был заменить им свежий лесной ветерок. А Элизабет в своей комнате у другого вентилятора видела во сне, как гуси улетели к себе в Абиссинию, а следом за ними летели, как живые, экземпляры дополнительных выпусков газет.

Настало утро. Жаркая заря Центральной Калифорнии предвещала не менее жаркий день. Ясно, что в такую жару урожай винограда страшно повысится и спутает все цены на изюм. Родни приоткрыл дверь в коридор и увидел, что заботливая администрация положила утреннюю газету перед дверью каждого номера. Он взял газету и обнаружил там рассказ под крупным заголовком через всю полосу:

КОРОЛЕВСКИЕ ГУСИ В ГОРОДЕ.

ПОТОМОК ЛЕСОПРОМЫШЛЕННИКА РАЗРЕШИЛ

ВЗГЛЯНУТЬ НА СВОЕ СОКРОВИЩЕ

Молодой репортер поймал Родни на слове и написал, что хотел, и столько, сколько хотел. Ему вздумалось рассказать, что он был принят в парном номере для новобрачных и видел королевских гусей в ванне: оказалось, что они даже спят в ванне, спрятав головы под мышки. Рассказ делался особенно красноречивым, когда описывались золотые кисточки на их головах и розовые перышки на щеках. Сообщалось также и то, как очаровательно они машут хвостиками: один раз — значит «ты мне нравишься», два раза — «ты мне не нравишься», а три — обозначает «катись к чертям». Очаровательный и обаятельный потомок магната все еще отказывается сообщить, где он достал эти драгоценные существа. Он собирает гусиные яйца; каждое утро под его кроватью оказывается одно яйцо. Его племянница хранит их в чемодане. Когда яиц будет тринадцать — а это императорское мистическое число в Абиссинии, — гусыня сядет высиживать гусят. А пока гуси знакомятся с Калифорнией и выражают восторг на гномском языке по поводу местного чернослива и изюма. Родни будто бы объяснил, что гусыня произносит слова только под воздействием яркого солнечного света. Так накануне она весь день весело болтала в машине.

Телефон зазвонил. На проводе был репортер, который спрашивал, хорошо ли он все сочинил. Родни сказал, что это лучший образец научного освещения фактов из всего, что он встречал в американской прессе. Репортер поинтересовался, куда они сейчас направляются с гусями, и Родни посоветовал ему это тоже сочинить самому. Потом репортер осведомился, нельзя ли получить фотографию Родни.

— Воспользуйтесь фотографией принца Уэльского, — посоветовал Родни и повесил трубку.

Они заказали завтрак: кофе, поджаренный хлеб и повидло для Родни, апельсиновый сок и пшеничные хлопья для Элизабет. Мама одобрила бы такой завтрак.

Пока гномы разламывали хлеб и макали кусочки хлеба в повидло, снова зазвонил телефон. Это был другой репортер — из другого агентства печати, который сказал, что ему звонили из главной редакции в СанФранциско и просили сообщить подробности.

Родни ответил, что он их с собой не захватил, повесил трубку и попросил администрацию снова отключить телефон. Тогда раздался робкий стук в дверь, и принесли записку от этого второго репортера с просьбой рассказать, что едят королевские гуси. Внизу, где оставалась чистая бумага, Родни написал: «Хлеб с повидлом на завтрак, а на обед и на ужин — сельдерей и мороженое».

Потом Родни и Элизабет сложили вещи и отважились спуститься в вестибюль. Там их ждала огромная толпа народу, включая трех очень активных юношей с тремя огромными черными ящиками. Они неистовствовали и умоляли позволить разочек «щелкнуть» гусей. Родни попросил Элизабет сходить заплатить по счету, а сам крепко держал корзины, боясь, как бы эти не в меру активные юноши не выхватили их из рук. Им очень хотелось, чтобы Родни и Элизабет стали в позу перед объективом, как кинозвезды или прибывшие из Европы известные дипломаты. Родни не собирался позировать, поэтому они просто щелкнули его, когда он пересекал вестибюль. И еще раз на улице, когда они с Элизабет садились в гномобиль. Там собралась такая толпа, можно было подумать, что в город приехал цирк.

Как только гномобиль тронулся, Бобо сделал попытку выбраться из укрытия и расспросить о фотоаппаратах и фотографах. Но его попросили пока подождать. Родни вел машину по главной улице, и Элизабет заметила: «По-моему, ты едешь не туда». Но Родни казалось, что за ними гонятся, и он поэтому повел гномобиль на большой скорости, сворачивая то направо, то налево. Он смотрел в зеркальце, а Элизабет — через заднее стекло. Несомненно, машина с двумя пассажирами следовала именно за ними. Каждый раз, как гномобиль сворачивал за угол, эта машина сворачивала туда же.

Родни все время пересекал главную улицу, потому что там были светофоры. Наконец ему удалось проскочить как раз перед тем, как движение перекрыли, улицу застопорили другие машины, и репортеры застряли. Родни сделал несколько резких поворотов, пока не убедился, что машина, груженная репортерами, потеряла их из виду. Тогда гномов выпустили, и Родни стал им рассказывать о чудесах газетной фотографии, а также о дорожных сигналах.

Гномобиль стал подниматься по предгорьям, окаймлявшим горный национальный парк. Снова появились деревья, настоящие деревья, которые заслуживали внимания старого гнома. Глого встал у окна. В его взгляде опять появился интерес к окружающему. Шоссе прокладывало гладкий путь вверх, вверх, в горы. Глого указывал то на одно, то на другое дерево. Это были герои давно прошедших времен, выстоявшие в течение веков. Он умел мгновенно прочитывать историю их длившейся столетиями борьбы со стихиями и объяснял, что они чувствуют теперь. Такие деревья всегда бывают напряжены и угрюмы. Они ни на минуту не прекращают добывать материал и строить укрепления против будущих бурь. В горах нет ни покоя, ни безопасности. Чуть ниже из гор били ключи чистой, прозрачной воды. Так и должно быть, если не вырубать леса, а оставить все так, как задумано самой природой.

Как много мог рассказать гном о том, что происходит в этих горных ущельях, о красивых лугах, окаймленных лесами! Он понимал, что переживают деревья и о чем беседуют травы с цветами на своем языке. Глого действительно был профессором арборальной психологии.

Гномобиль покатился по первой долине с секвойями. Это были древние чудовища со времен прапрадедушки Глого, около девяти метров в поперечнике, и не там, где ствол раздавался вширь у самой земли, а над этим местом, в комле. Ростом они были ниже красных кондори, но плотнее, коренастее, каждое из них настоящее дерево-гора. Во времена птеродактилей и динозавров такие деревья покрывали весь северо-запад американского материка, а теперь их оставалось всего несколько сотен в государственных парках. Их сок ядовит для насекомых и разных других вредителей. Они не боятся бурь, потому что у них ломкие ветви, и если ветки сдувает ураганом, то на стволе вырастают новые. Единственное, чего они боятся, — это огня. По стволам прочитывалась вся история их борьбы с этим страшным врагом леса. У них кора твердая, как металл, ее не легко сжечь. Но было видно, что когда-то горел у их ног подлесок, и огонь проел дыры в стволе, и сок при этом закипал, и сердцевина гибла. Но могучий ствол все стоял, выжженный внутри, и посылал сок по уцелевшей коре к ветвям, питая их там, наверху, у самых небес. Можно было увидеть дерево-калеку, у которого оставалась одна только кора не больше тридцати сантиметров толщиной, но она достигала вершины и питала одну-единственную ветвь — как бы последний вздох этого дерева.

Шоссе было построено с таким расчетом, чтобы сохранить деревья: оно протискивалось между ними, иногда сбривая некоторые их корни, и из окошка машины можно было рукой потрогать кору. В одном месте дорога шла прямо сквозь выгоревшее дерево, и это было незабываемо для всякого путешественника, который, вернувшись, всем об этом рассказывал. Гномобиль легко прошел сквозь такое дупло. Через него могли пройти и сотни гномов. Но их не могло оказаться в таком лесу, им негде было бы поселиться: гномам нужен кустарник, мелколесье, чтобы было где прятаться от людей, а в этом лесу, чтобы сократить возможность пожара, лес был очищен от подлеска. К тому же молодые побеги секвойи не умеют вырастать из пней и поваленных стволов, как кондори. Каждое деревце должно начинать свою жизнь от семечка, а семечку было не прорасти, потому что уж очень древней была эта земля: густые сплетения корней, мох, опавшая хвоя — все это создало такой плотный ковер, сотканный от начала времен, что слабый росточек, проклюнувшийся из семечка, был не в силах пробиться к свету и погибал.

Прекрасное путешествие, пейзажи один красивее другого, но, увы, никаких гномов! Они проезжали долину за долиной, и по главному шоссе, и по менее наезженным дорогам. Машина останавливалась, Родни относил корзинки в лес, выпускал из них своих крошечных друзей, и они занимались розысками, но все безрезультатно. Родни расспросил одного лесника о тех долинах, где бывает мало туристов. Они провели целый день в поисках, и Глого расстраивался все больше и больше.

Когда в сумерках они сидели в укромном местечке и ужинали, Глого сказал, что не стоит больше искать, потому что, видимо, гномы не живут там, где секвойи. Он утратил всякий интерес к лимонаду и сельдерею, хлебу и сыру, спелым маслинам и маринованному луку и погрузился в бездну мировой скорби, откуда было нелегко его спасти.

— Право же, смешно отчаиваться, Глого, — уговаривал его Родни. Америка — огромная страна, где большие пространства покрыты лесом. Хотя бы эти горы. Они тянутся на сотни миль и покрыты лесами по обоим склонам. Гномы могут обнаружиться в любом из них.

Но это не утешило старейшего из гномов. Все его предки жили среди больших деревьев, а если в другом лесу и найдутся гномы, то, возможно, они окажутся совсем другими, может, они говорят-то на непонятном языке.

— А мы с Бобо научим их, — сказала Элизабет. — Вот будет интересно, да?

Бобо быстренько согласился. Он женился бы на девушке-гномке, даже если бы она говорила на языке сеуаш. Кто-то из его предков однажды слышал, что на таком языке говорит какое-то племя индейцев.

— Если даже мы их найдем, — продолжал Глого, — они все равно уже во власти больших людей, которые покорили всю землю, изменив ее до неузнаваемости. Что бы стали гномы делать в ваших городах? Разве что помогать газетам рассказывать басни!

— Я уверен, что дело для них очень быстро нашлось бы, — бодро отозвался потомок лесопромышленника. — Я бы попросил отца сделать для них заповедник. Вы бы назначили один приемный день в неделю или чтонибудь в этом роде, а в остальное время вас бы не беспокоили.

— Мы не хотим зависеть ни от чьей благотворительности, — холодно заметил Г лого. — Гномы всегда были свободны. А теперь, видишь, мы вынуждены пользоваться вашей добротой и заставлять ваш гномобиль возить нас.

— Боже мой! — воскликнул Родни. — Да не думай ты об этом. Это одно из самых больших удовольствий из тех, что я в жизни испытал.

— Это прекрасное времяпрепровождение! — вставила Элизабет. — Родни все равно только слонялся бы вокруг дома, читал бы книжки и не знал бы, куда себя девать.

— Верно, Глого. Мне было так скучно, что я чуть было тоже не впал в мировую скорбь. — Родни вдруг подумал, что можно попробовать излечить Глого от его печалей, рассказывая ему о своих.

И Родни стал рисовать Глого безрадостную картину жизни потомка лесопромышленника, приговоренного судьбой унаследовать отцовское дело и преследуемого мыслью об этом и днем и ночью.

— Понимаешь ли, друг мой, мне совершенно нечего делать дома. На то, чтобы что-то делать, есть прислуга. И если я что-нибудь вздумаю сделать, то я попросту буду путаться у прислуги под ногами, что, несомненно, вызовет ее недовольство.

— Какое странное положение! — воскликнул старый гном, начиная проявлять интерес.

— Так было с самого раннего детства. Всегда находился кто-то, кто должен был делать домашние дела, а мне это запрещалось.

— Гному трудно в этом разобраться, — заметил тысячелетний Глого. Каждый гном был у нас обязан крепко стоять на ногах и все делать для себя самостоятельно.

— Теперь ты видишь, — продолжал Родни, — если вы с Бобо позволите мне возить вас в гномобиле, я могу считать, что я помогаю науке, и мне это гораздо приятнее, чем играть в гольф или писать стихи, которые все равно никто никогда не прочтет.

— Ты очень добрый, — сказал Глого. — Ни один человек, большой или маленький, не мог бы сделать больше для другого, чем ты для меня в своих попытках заставить меня быть счастливым.

Так, без особых надежд, но не желая обидеть Родни, Глого согласился продолжать путешествие. Он постарается победить свою мрачность, чтобы оказаться приятным компаньоном. Глого и Родни обменялись почти японскими вежливостями, а потом принялись изучать карту, планируя посетить Йосемит, чтобы разузнать, какие гномы живут в тамошних лесах.

Глава седьмая, в которой гуси посещают косметический кабинет

Гномобиль возвратился на шоссе. В ближайшем городе Родни купил свежую газету. На первой полосе было описано их утреннее приключение в отеле и опубликован странный рацион королевских гусей, а также были помещены фотографии: Родни, отвернувшись от объектива; Элизабет, скорчившая гримасу, и портрет принца Уэльского. Был к тому же помещен отчет об утренней гонке и поставлена скорость, с которой Родни вел машину (мама придет в ужас, когда прочтет!), и даже номер машины. Родни сказал:

— Они скоро объявят награду за наши головы.

— Что мы будем делать? — спросила Элизабет, оживленная быстрой ездой и польщенная видом своей фотографии в газете.

Родни ответил, что они будут теперь путешествовать инкогнито. Он объяснил, что когда путешествуют члены королевской семьи и хотят при этом избежать выполнения общественных обязанностей, то они называют себя вымышленными именами. И если так можно было поступать членам королевской семьи, то почему бы этим не воспользоваться и членам семьи лесопромышленника? Родни объявил, что отныне он Иеремия Титертон Дженкинс из Каламазу, штат Мичиган. Элизабет удивилась: откуда это Родни взял такое смешное имя? Родни объяснил, что вымышленное имя должно быть смешным, а то оно еще окажется настоящим именем какогонибудь человека, который подделывает чеки или собирается ограбить банк. Элизабет засмеялась от восторга.

— А кем я буду? А девочки могут ограбить банк?

Родни сказал, что вообще-то грабительницы встречаются на свете, но лучше пусть Элизабет назовется его дочкой или гувернанткой, как она захочет. Наконец, они решили, что ее будут звать Люсита Луиза Дженкинс и что это милое, мелодичное имя, которое вряд ли принадлежит какойнибудь грабительнице. Бобо решил, что он тоже должен путешествовать инкогнито, — одна из виденных ими гигантских секвой была названа «генерал Шерман», — Бобо решил, что он тоже будет называться генерал Шерман, пока не придумает что-нибудь получше. Но они никак не могли уговорить Глого выбрать себе имя какого-либо выдающегося деятеля, например генерала. Ему очень не понравилось, что Бобо взял себе человеческое имя. Глого определенно не хотелось, чтобы его внук проявлял интерес к делам больших людей.

Когда пришло время спать, Родни подвел гномобиль к отелю, но не к парадному входу, а завел его прямо в гараж. Видно, в гараже еще не прочли газету, потому что их встретили там спокойно и не приставали с расспросами. Родни взял корзинки, Элизабет — чемодан. Усталые, они едва доплелись до входа в отель; Родни подошел к портье, взял карточку и написал: мистер Иеремия Титертон Дженкинс — Каламазу, Мичиган; Люсита Луиза Дженкинс, оттуда же, и, как обычно, спросил две комнаты с ванной. Портье поглядел на корзинки и сказал:

— Мы не разрешаем держать в номерах животных, сэр.

— У меня нет никаких животных. В корзинах находятся антропологические образцы.

— Понятно, — сказал портье, но вид у него был такой, что он не очень-то ясно понял, в чем дело. Однако он попросил коридорного проводить их в номера 317 и 319. Родни хранил серьезное и достойное выражение лица и на этот раз не раздавал «дощечек».

Путешественники заперлись и устроились на ночлег. Никто им не звонил и не стучал в дверь.

Утром все было тихо и спокойно, и в холле их не подстерегали ни репортеры, ни фотографы.

— Доброе утро, мистер Дженкинс. Хорошо ли вы отдохнули? — спросил портье.

Родни сказал, что да. Он уплатил по счету и преодолел усилия коридорного взять у него из рук корзины или привести машину из гаража. Они вышли на улицу не сопровождаемые никем, и Родни вздохнул с облегчением.

— Я буду мистером Дженкинсом весь остаток своей жизни, — заявил он.

У Родни возник план, как устроить гномов поудобнее в машине. Заднее сиденье было слишком низко для них: им ничего не было видно в окошко; если машина подскакивала на кочке, то гномы сразу же выстреливались в потолок, а если резко тормозила, то они скатывались на пол.

Родни решил положить на заднее сиденье еще одно и по бокам ввинтить кольца, чтобы можно было к ним привязать веревку, за которую гномы могли бы держаться.

Родни остановил машину перед «Добрыми услугами», рабочий вышел им навстречу, и Родни сказал, что требовалось сделать, разумеется не объясняя для чего. Тот ответил, что у него найдется сиденье, только с другой обивкой, но Родни перебил его: «Неважно, мы наденем чехол». Рабочий сходил за кольцами и стал было их вкручивать, а Родни переставил корзины на переднее сиденье. Возможно, он брался за корзины слишком бережно или еще почему-либо, но он перехватил взгляд рабочего и уловил какой-то блеск в его глазах. Этот блеск давал понять члену королевской фамилии, путешествующему инкогнито, что он опознан.

Рабочий пошел в мастерскую якобы взять какой-то инструмент и, конечно, сообщил остальным о своем открытии. И вот у машины уже стояла секретарша и несколько других сотрудников «Добрых услуг», и все глазели на потомка лесопромышленника и его племянницу и на машину, где на переднем сиденье в корзинках помещались королевские гуси и где заднее сиденье поднимали, чтобы гуси могли любоваться пейзажами. Можно ли представить себе более дурацкую ситуацию?

Естественно, что один прохожий останавливался, любопытствуя, потом другой и третий. Магическое слово поползло по улице: «Это гуси! Королевские гуси!». И люди стали стекаться отовсюду: из магазинов, с противоположной стороны улицы, и вскоре образовалась толпа, точно это был пожар или уличное представление. Родни и Элизабет попались. Им некуда было скрыться с корзинками, а если бы они и попытались, толпа ринулась бы за ними. Им оставалось только внимательно следить за работой и словно не замечать, что на машину глазеют со всех сторон. И вот — настоящее бедствие: юркий молодой человек расталкивал толпу локтями.

— Доброе утро, мистер Синсебау. Я репортер «Вечернего «Пшикрипорт», нашей местной газеты. Мы очень, очень счастливы видеть вас в нашем городе!

— Как вы можете себе представить, я был бы очень, очень счастлив выбраться из вашего города, — отозвался Родни угрюмо.

— У вас в машине переделки? Это, несомненно, для удобства гусей? Молодой человек был так возбужден, точно он только что нашел золото в Калифорнии. — Можно ли узнать, что вы переделываете в машине? Это чтобы гусям было видно в окошко? Разве у них недостаточно длинные шеи?

— У гусей шеи не такие длинные, как у тех, кто пытается их увидеть.

— Прошу вас, мистер Синсебау, извините, что я вам надоедаю. Репортерам нельзя без этого обойтись. Во-первых, нам дают задания, а во-вторых, нам ведь тоже надо жить.

— Как однажды сказал один знаменитый человек: «Сэр, я не вижу необходимости», — мрачно прокомментировал Родни.

Но репортера ничем нельзя было остановить:

— Вы натягиваете веревки? Это чтобы гуси не ушиблись? Они уже ушибались?

— Они были в порядке, когда я видел их в последний раз.

— Они в корзинках? Можно, я посмотрю, чтобы я мог написать в газете, что я их видел?

— Вы же все равно напишете, что видели их, так что не все ли равно?

— Мне кажется, вы не любите репортеров, мистер Синсебау? Я обратил внимание на то, что один вопрос пока не нашел освещения в газетах: это имена королевских гусей. Ведь у них есть имена?

— О да!

— Как же их зовут?

— Гуся зовут Иеремия Титертон Дженкинс, а гусыню — Люсита Луиза Дженкинс.

Элизабет хихикнула и прикусила губу. Репортер строчил как сумасшедший. Он повторил имена и спросил:

— Это, конечно, не абиссинские имена?

— О нет, это имена в переводе.

— Как же зовут гусей на их языке?

— Гуся зовут генерал Шерман.

— Вы шутите?! А гусыню?

Обсуждение было прервано, потому что сквозь толпу к ним пробирался человек с фотоаппаратом.

— Расступитесь, — обратился он к толпе. — Я хочу сфотографировать.

— О нет, пожалуйста, не расступайтесь! — взмолился Родни.

Фотограф прокладывал себе дорогу в толпе, криками и мольбами расчищая себе место и держа свой аппарат наготове.

Родни в отчаянии ухватился за толстого мужчину, который стоял рядом с ним, и поставил его впереди себя.

— Станьте на мое место, — попросил Родни.

— Мне он не нужен! — завопил фотограф. — Мне нужны вы!

— А мне нужен он, — отрезал Родни и шепнул толстяку: — Загородите меня, я дам вам пять долларов.

Толстяк переживал тяжелые времена, поэтому он остался стоять как вкопанный. Элизабет испугалась было всей этой толпы и шума, но увидела, что Родни трясется от смеха, и сама рассмеялась.

Дополнительное сиденье было укреплено, и Родни решил, что пока этого достаточно. Орудуя толстяком, как щитом, он попросил рабочего оставить в машине кольца и веревки, заплатил ему по уговору, дал толстяку пять долларов и велел Элизабет прыгнуть в машину. Он вручил ей корзины, дал сигнал и выехал из толпы. Мотор гномобиля заработал, и он пополз по улице с хвостом из полдюжины машин. Ушло довольно много времени и усилий, чтобы растрясти этот хвост и добраться до спокойного места, где можно было выпустить гномов на волю.

— В чем дело? Что случилось?

У Бобо была целая куча вопросов. Какой ужас — просидеть все это время в темноте! Элизабет рассказала ему о толстяке и сердитом фотографе. Бобо начинал осознавать всю общественную значимость своих друзей. Возможно, он и сам был не прочь вылезти из корзинки и сфотографироваться, и чтобы эта фотография появилась наряду с их фотографиями во всех газетах мира.

Другое дело Глого. Тысячелетний гном хранил молчание, похожее на протест. Весь этот шум и гам, который ему пришлось услышать, укрепил его во мнении, что человеческий мир сошел с ума. Но он понял также, что большие люди могущественны и управляют судьбой гномов. Пока что как средство от мировой скорби это путешествие терпело крах.

Родни начинал об этом догадываться.

— Мне думается, что история с абиссинскими гусями изжила себя. Нам надо от них избавиться, — сказал он.

— Но как? — спросила Элизабет.

— Мы могли бы зарезать их и съесть.

— Родни!

— Ну, подарить их кому-нибудь или продать с благотворительной целью.

— Но у нас их нет, Родни!

— Надо их достать. Люди все равно не оставят нас в покое.

— Поехали в Абиссинию, — пискнул Бобо.

Но Родни сказал, что им надо просто достать абиссинских гусей в Калифорнии. И пусть репортеры перестанут гоняться за гномами и устраивают гусиные гонки.

Родни остановился у ближайшего магазина и купил две корзины с крышками. Потом он купил коробочку школьной акварели, коричневый лоскут и иголки с нитками.

— Ну, теперь мы готовы к гусиным гонкам.

Он попросил Элизабет быстро сшить две коричневые шапочки, такие же, как у гномов, только с завязочками, чтобы они не спадали с гусиных голов. Трудно было достать гусей в долине Сан-Джоакен, потому что там не было ни рек, ни озер и воду качали насосами. Родни свернул на дорогу, которая вела к морю. Это была красивая дорога, и вскоре показались леса. На склонах горы были фермы, и — о радость! — на одной из них за домом сверкнул пруд, а на воде — о удача! — снежно-белые гуси!

Родни остановил гномобиль подальше от дома, чтобы не рисковать, что его опознают. Прихватив новые корзины, он вошел в дом и, вступив в переговоры с фермером, выяснил, что молодую веселую парочку гусей можно купить за четыре доллара. Родни тут же передал фермеру деньги, а тот, не мешкая, насыпал зерен, приглашая гусей на пир. Фермер нацелился на гуся, а Родни на гусыню, и они разом, как по команде, накинулись на птиц. Элизабет и Бобо много дали бы за то, чтобы поглядеть на это сражение своими глазами!

Нельзя было представить наперед, какой силой обладают крыло, лапа и шея молодого калифорнийского гуся! Трудно вообразить, какое понадобилось количество рывков и толчков, чтобы наконец запихать гусей в корзинки и закрыть крышки. Битва еще не завершилась победой, а лицо Родни уже было красным, его хорошо сшитый костюм испачкался, а на руке образовалась царапина, нанесенная то ли клювом, то ли когтем — он сам не знал чем.

Но вот он торжественно принес свою добычу в гномобиль. Тот был теперь полностью нагружен: и чемоданы, и гуси, и гномы! Как только они нашли укромное местечко, Родни велел Элизабет размочить акварель, два маленьких кювета с оранжевой и розовой краской. Каждый школьник знает, что приходится слегка поработать над ними, прежде чем они начнут красить. Элизабет трудилась, а Бобо задавал вопросы по поводу красок, из какого цветка сделана каждая краска и можно ли их есть. Наконец краски размокли, и Родни, усевшись верхом на одну из корзин, приподнял крышку, чтобы гусь мог просунуть только голову и шею.

Молодой здоровый гусь ведет себя спокойно, пока он находится в темноте, но он совершенно меняет свое поведение, когда у него появляется надежда освободиться. Родни пришлось крепко схватить гуся за шею.

— Гусик, — сказала Элизабет, — ты не понимаешь разве, что это косметический кабинет! Поговори с ним, Бобо, и объясни!

Но Бобо, к сожалению, не знал, что значит косметический кабинет, и не имел понятия, как это звучит по-гусиному. Он был немного знаком с языком диких гусей, но эти существа с птичьего двора были ему чужими.

Элизабет взяла кисточку и старательно и любовно, как это сделал бы прирожденный художник, нанесла розовый мазок на обе щеки каждого гуся.

— Все леди мажутся, — сказал Родни. — Почему бы некоторым гусям не заняться тем же?

Элизабет добавила еще по золотому ободку на гусиных макушках, как бы кайму к шапочкам. Шапочки пришлись гусям впору. Элизабет не хотела их снимать, но Родни велел пока снять, потому что гуси могли стащить их с головы и съесть или сделать еще что-нибудь в этом роде. Шапки надо было сохранить для особо торжественных случаев.

Головы и шеи гусей запихали обратно в корзины, и Родни сказал:

— Хорошо бы написать стихи от имени наших гусей.

— Конечно! — воскликнули Элизабет и Бобо одновременно.

Они притихли и со священным трепетом глядели на Родни, пока он думал. Наконец Родни прочел:

Мы абиссинские гуси, Мы в королевском вкусе, У каждого есть по короне, Неважно, что мы не на троне. Мы роскошно одеты. Нас воспевают поэты. Нам стоит вильнуть хвостиком Репортеры примчатся в гости к нам.

Потом они позавтракали, и Родни достал авторучку и почтовые принадлежности. Он составил несколько телеграмм, которые тут же зачитал гномам, гусям и девочке:

«Управляющему отелем «Империал», Сан-Франциско. Забронируйте номер для пресс-конференции с абиссинскими королевскими гусями в пять часов сегодня. Родни Синсебау». Это была телеграмма номер один. Следующая направлялась в крупные города, во все газеты и агентства печати. «Абиссинские королевские гуси приглашают вас на прием в их номер в отель «Империал» сегодня в пять часов». И еще одну — секретарю общества «Зеленый крест», которое занимается охраной лесов.

— Глого будет доволен, — сказал Родни. — Он простит какую хочешь чепуху, если это поможет спасти места обитания гномов.

Глого поднялся в своей корзинке во весь рост и вежливо поблагодарил. Родни зачитал телеграмму:

«Я дарю королевских гусей обществу «Зеленый крест» для продажи на открытом аукционе тчк средства от продажи поступят в пользу развития вашего дела тчк пошлите представителя на пресс-конференцию отель «Империал» сегодня пять часов».

И еще одна телеграмма была адресована аукционеру в Сан-Франциско, сведения о котором Родни вычитал в газете. Он также приглашался на пресс-конференцию. Родни был уверен, что он приедет, потому что аукционеры любят рекламу.

— Слава в делах человеческих обозначает деньги, а деньги нужны большинству людей в Америке, — объяснил он.

От этих слов Глого слег в корзинку с сильным приступом мировой скорби.

Глава восьмая, в которой гусей продают

Все снова погрузились в гномобиль, и он на большой скорости помчался к берегу моря. В городе, который первым встретился на пути, Родни наконец отправил свои телеграммы. Телеграф, у которого очень живой характер, мгновенно доставит их в большие города, и все приглашенные лица явятся в срок. В следующем городе Родни купил газеты дневного выпуска. Там было описано их утреннее приключение: как они записались в отеле под фамилией Дженкинс, и как они переоборудовали автомобиль для удобства гусей, и как эксцентричный потомок лесопромышленника нанял толстяка, чтобы загородиться им от фотообъектива. После того как Родни все это прочел, он еще больше уверился в том, что на «пресс-конференцию» прибудет много народу.

Родни рассчитал время так, чтобы попасть к отелю «Империал» за несколько минут до начала. Он принес извинения гномам за то, что они будут лишены интересного зрелища, и попросил прощения у Элизабет, что ей придется без него посидеть в машине и постеречь корзинки с гномами. Он постарается быстренько отделаться и вернуться назад как можно скорее. И тогда они будут свободны от преследующей их толпы и городского шума и смогут вернуться в леса.

Он завел машину в гараж и договорился, что она постоит там час-другой. Коридорные отеля выбежали ему навстречу. Теперь-то он позволил им нести корзинки — пусть несут, а он будет следовать за ними с достойным видом. Он хотел оплатить забронированный номер, но администрация отеля была рада предоставить его Родни бесплатно, давая понять, что в любом подобном случае он может на них рассчитывать.

Родни поднимался по лестнице, сопровождаемый двумя коридорными с корзинками. В большой комнате было человек двадцать: репортеры, фотографы, секретарь «Зеленого креста», аукционер — все в ожидании потомка лесопромышленника, который был для них в данный момент центром Вселенной.

Родни был воплощенный дух вежливости. Никакой ветрености, никакой игры в прятки при помощи толстяков. Он начал свою большую речь, которую репортеры судорожно заносили в свои блокноты.

— Джентльмены! Некоторое время я был занят научным экспериментом, который считал очень важным. Для меня было очень существенно обеспечить себе возможность спокойно работать, но, к сожалению, сведения об эксперименте просочились в печать. Это произошло потому, что администрация одного отеля настаивала, чтобы ей сообщили, что находится в моих корзинах. Когда я вынужден был дать ответ, администрация отеля сочла возможным передать сведения журналистам. С тех пор меня преследуют толпы, и я лишен возможности работать. Естественно, что моей семье такая реклама неприятна. Вы знаете, что сегодня произошло с моей племянницей и со мной. Я должен каким-то образом положить конец происходящему.

Репортеры потупили взоры. Эти творцы рекламы знали, что большинство людей только притворяется, что не любит рекламы. Но есть и такие, настолько богатые, что не любят ее на самом деле. И это всегда производит на них большое впечатление.

— Некоторое время, — продолжал Родни, — я интересовался работой «Зеленого креста» — общества, которое занимается охраной лесов и земли. Я понимаю, что эти гуси, вероятно, стоят немалых денег, судя по проявляемому публикой интересу. Я решил презентовать их «Зеленому кресту», чтобы это общество могло воспользоваться для своей дальнейшей работы деньгами, которые поступят от продажи гусей на аукционе. Я пригласил сюда секретаря общества, и я надеюсь, что он примет мой подарок.

Секретарь представился собравшимся, и журналисты, никогда не слыхавшие о «Зеленом кресте», задавали ему вопросы и записывали ответы. Он сказал, что дар мистера Синсебау — большая поддержка для общества и что он его принимает с горячей благодарностью. Потом наступила очередь аукционера. Родни сказал, что он пригласил этого джентльмена из-за его профессиональной осведомленности, и выразил надежду, что он позаботится о продаже гусей. Аукционер тоже сказал, что он в высшей степени интересуется работой «Зеленого креста» и не возьмет платы за свои услуги.

— Я надеюсь, что газетные объявления не обойдутся нам дорого, сказал он, и репортеры заулыбались. Родни продолжал речь:

— Теперь осталось посмотреть гусей и сфотографировать их. Вы, журналисты, возможно, поражались тому, что я окружил тайной этих гусей. Но они полудикие, очень легко путаются и не приучены к чужим. Контакты с посторонними выбивают их из колеи и мешают их приручению. Конечно, теперь я прекращаю работу с ними, они собственность «Зеленого креста», и это общество отныне несет за них ответственность. Смотрите на них, фотографируйте, но не ждите от меня, что я продемонстрирую то, чему их обучил. Может быть, кто-нибудь из вас сумеет убедить их выступать на публике. Мне это ни разу не удавалось, и я никогда не претендовал на это. Все. Я выпущу их из корзин в соседней комнате. Они всегда в первый момент сопротивляются. Я постараюсь успокоить птиц, но я не гарантирую их хорошее поведение.

Родни говорил это так внушительно, что можно было подумать, что в номере отеля «Империал» он собирается выпустить из клетки королевских бенгальских тигров. Он попросил коридорных вынести корзины в смежную комнату. И, после того как они удалились, приоткрыл корзинку, пристроил шапочки и выпустил гусей наружу.

Родни не представлял себе, будут ли гуси стаскивать шапочки с головы, или кинутся на него, или заберутся под кровать, или еще что. У него в кармане завалялось несколько зернышек; он рассыпал их на полу, надеясь, что гуси не окажутся уж слишком «гусями», и его надежды оправдались, потому что птицы тут же занялись зернами в том углу, где они были рассыпаны.

Родни быстро подбежал к двери, открыл ее и сказал:

— Прошу вас, джентльмены!

Все ввалились в комнату и увидели действительно пару гусей, и действительно щеки у них были розовые, и действительно на головах у них были золотые колечки, и действительно над ними возвышались островерхие шапочки. Вот они были тут, те самые гуси; вид у них был испуганный и довольно дикий.

Это было не особенно интересное зрелище. Но какое уж было; во всяком случае, весь мир ждал вестей о нем, и фотографы тут же занялись делом, и вот они уже щелкали фотоаппаратами: Родни рядом с гусями и с секретарем «Зеленого креста». Первые фотографии королевских гусей, сделанные в Америке!

Конечно, репортеры приготовились задавать вопросы, но Родни их предупредил:

— Джентльмены, я рассказал вам все. Я не клоун, и я не собираюсь заставлять этих перепуганных птиц разыгрывать спектакль здесь в отеле. Все, что я мог сделать для вас, я сделал. Следующее представление — на аукционе.

— Когда он состоится?

— Это зависит от новых владельцев гусей. Я бы предложил подождать дня три-четыре, чтобы все заинтересованные лица могли быть оповещены. Не так ли? — обратился он к аукционеру.

И тот сказал:

— Да.

— Еще один вопрос, мистер Синсебау. Я так понимаю, что у вас есть гусиные яйца.

— Да, у нас тринадцать яиц.

— Что вы намереваетесь с ними делать?

Бедный Родни! Его мозг лихорадочно работал, но недостаточно быстро для данного опасного мгновения.

— Мы поместим их в инкубатор.

Он осознал свою ошибку в тот момент, когда репортер задал следующий вопрос:

— Так у вас будут королевские гусята?

— Да, я полагаю, что так.

— За какой срок они выводятся?

— Около трех недель.

— Где вы тогда будете?

— Этого я не знаю.

— Вы будете возить инкубатор с собой?

— О нет, нет, нет! — закричал Родни в панике. — Я договорился с солидной гусиной фермой, там позаботятся о яйцах.

— Вы известите нас о дальнейшем?

— Да, конечно. Мы созовем конференцию. Тем временем эти джентльмены, — он указал на секретаря и аукционера, — подготовят все к продаже.

С этими словами Родни поклонился и, пятясь, вышел из комнаты. Он ретировался через запасный выход, отошел от отеля, убедился, что за ним не следят, и ринулся в гараж, где его терпеливо дожидалась Элизабет.

— Выпусти меня! Выпусти меня! — верещал Бобо.

А Глого приказывал:

— Сиди спокойно, малыш!

Бобр был чрезвычайно взбудоражен «пресс-конференцией». Он едва дождался, пока гномобиль выбрался из гаража и Элизабет смогла открыть крышку корзины.

— Репортеры пришли?.. Что делали гуси?.. А краска не облезла?

— Я думаю, теперь нас на три недели оставят в покое, — сказал Родни. — Никого не интересуют яйца, пока из них не вылупятся гусята.

Но несмотря на это, по некоторому размышлению, Родни предложил и дальше путешествовать инкогнито, только надо выбрать новые имена. Элизабет очень обрадовалась — это было похоже на игру. Родни сказал, что он теперь будет мистер Тимофеюс Т. Петигрю из города Ошкот, штат Висконсин. Элизабет долго думала и решила наконец, что она будет называться Памела Петигрю.

Бобо, которому как-то объяснили, что слово «секвойя» индейского происхождения, решил, что его имя будет Индеец. Глого не интересовали все эти глупости, но Элизабет и Бобо решили, что они назовут его генерал Грант, потому что так называется одно дерево в Государственном парке. Они стали придумывать себе профессии. Родни решил, что они будут коллекционерами разных видов папоротника. Они могли и правда собрать небольшую коллекцию. Зеленые листья будут высовываться из корзин, и тогда не получится почти никакого обмана. Элизабет тут же вошла в роль. Она захотела узнать, сколько видов папоротника есть на свете, и попросила Глого рассказать ей о своих беседах с этими древними растениями.

Путешественники выбрались из шумного города и миновали длинный мост над заливом. Вскоре гномобиль оказался опять на внутреннем шоссе. Было жарко даже после того, как солнце село. Они ехали дотемна и, поставив машину, направились к отелю. Из их корзин торчали листья папоротника. Родни и Элизабет зарегистрировались как Тимофеюс Т. Петигрю из Ошкота, штат Висконсин, и Памела Петигрю, оттуда же. Они сообщили портье, что они ботаники и в корзинах у них сплошной папоротник. Поскольку папоротник был виден всем, их сразу провели в комнаты. Они заперлись, включили вентиляторы и легли спать. Репортеры и фотографы не преследовали их даже во сне.

Наутро вышли газеты с отчетами о пресс-конференции с речью Родни, полной достоинства и исполненной значения, с его портретом и с портретом королевских гусей. Один смышленый театральный деятель предложил свой театр под аукцион. Было объявлено, что в следующую пятницу состоится аукцион и королевские гуси станут собственностью того, кто предложит за них высшую цену, а выручка пойдет на нужды «Зеленого креста».

— А теперь в Йосемит! — сказал Родни.

Они опять поднялись в горы. Шоссе поворачивало то туда, то сюда и проходило по местам, где природа щедрой рукой сама насадила деревья. Они видели прославленные на весь мир пейзажи: глубокие горные ущелья и водопады, горные вершины, перспективой уходящие вдаль озера, реки, леса, большие и маленькие. Они несколько раз останавливались, весь день искали гномов, переночевали в горном кемпинге и опять ехали и искали еще и еще. Путешественники встречали медведей и оленей, очень много туристов, но они не видели гномов — их не было и следа. Глого огорчался все больше и больше, и, как он ни старался, он был очень тяжелым компаньоном.

Странное положение: Глого оплакивал будущее своего внука, и внук, добрый и любящий, тоже пытался его оплакивать в угоду дедушке, но не мог — Бобо, такой верный некогда племени гномов, все больше попадал под обаяние людей. Он пытался скрыть это от деда. Но ему нравились спелые маслины и мороженое, ему нравилось смотреть в окошко на едущие мимо машины, даже с риском, что его обнаружат. Ему было интересно, что пишут в газетах.

Когда в воскресенье утром он познакомился с результатами аукциона и узнал, что единственную в Америке пару королевских гусей купили за 2240 долларов, его много больше заинтересовал разговор о деньгах и о том, что можно приобрести на эту сумму, чем поиски невесты.

Вечером, когда все сидели на краю поляны за ужином, Глого сказал:

— Тут бесполезно искать. В Йосемите нет гномов.

— Но есть и другие заповедники и парки, — возразил ему Родни.

И опять возник один из тех споров, когда каждый старался быть более предупредительным, чем его собеседник. Глого говорил, что надо вернуться назад в красные леса и перестать злоупотреблять добротой друзей. А Родни возражал ему, утверждая, что это самое интересное приключение в его жизни. И что же станется с королевскими гусиными яйцами? Он до тех пор шутил с тысячелетним гномом, пока не заставил его рассмеяться. Наконец было решено покинуть Йосемит, отправиться на восток и посетить Зайон и парки Брайс-Каньона.

Друзья вернулись в отель, Родни набрал «междугородный», Элизабет рассказала маме, как она довольна поездкой, что она ни разу не промочила ноги, грозы бывали совсем малюсенькие, а землетрясений не встречалось вовсе.

На следующее утро путешественники покинули эту «раскаленную печку» — Калифорнию. Но в штате Невада было полно своих «печек». Тамошние горы представляют собой просто тоскливые, голые скалы, причудливой формы и странной окраски. Они были то розовые, то серые, то розоватосерые, то коричневые, то бурые.

Вдоль шоссе тянулась полоса бесплодной земли, на которой ничего не росло, кроме шалфея и диких бобов, и те уже побурели и высохли. Гномы никогда не видели такой страны. Даже никогда и не слыхали о ней. Глого старался не глядеть в окно, не в силах быть свидетелем тех страданий, которые испытывали здешние, измученные жаждой растения. Ему не надо было выходить из машины и говорить с ними: он и так обо всем догадывался по их грустному виду, а для автомобилей воды по дороге было сколько угодно, и масла, и бензина.

И у людей было все, что им необходимо: бутерброды, пирожки, содовая вода, мороженое. Глого, наверное, очень бы скорбел, но последнее из названных человеческих открытий очаровывало его в этом пекле штата Невада и смягчало его страдания.

Шоссе дальше не было асфальтировано, а только засыпано гравием. Это означало, что дальше они катились в клубах пыли. Но пыль клубилась сзади: хорошо дрессированный гномобиль отшвыривал ее в морды другим своим собратьям. В этой части страны движение было невелико, и большинство пыли доставалось шалфею и диким бобам.

На дороге попадались выбоины, и гномам приходилось держаться за веревку. Бобо нравилось, что его подбрасывает, и Родни назвал его «молодым гномом на свободной трапеции».

Бобо и Элизабет изобретали разные игры, чтобы побороть скуку этих дальних дорог. Они заключали пари по поводу номеров идущих мимо машин. Им нечего было выигрывать, но они тем не менее очень держались за свои выигрыши. Родни покупал дорожные карты на заправочных станциях, и Бобо неутомимо их изучал вместе с ним. Он не умел читать, но заставлял Элизабет учить его. Он уже мог разбираться в линиях, обозначающих дороги, и просил Элизабет прочитывать ему названия городов и обозначения расстояний между ними. Он учился распознавать марки автомобилей и сорта бензина. Короче, он становился молодым современным американцем даже в мельчайших оттенках поведения, в своих представлениях и в языке. Если бы они и встретили гномов, он теперь бы презирал их как «отсталый элемент».

Путешественники считали, что они больше не услышат о королевских гусях. Но ничего подобного!

В газетах появилось сообщение о том, что гусей купил какой-то эстрадный актер, который торопился заработать на них, показывая их публике за деньги. Он нарядил смуглую девушку «абиссинской пастушкой», и она выводит гусей на сцену запряженными в разноцветные ленты и при этом сама танцует и поет смешные куплеты. Все это имеет огромный успех у публики.

Элизабет удивилась, как этому артисту удалось выдрессировать гусей в такой короткий срок. Родни высказал предположение, что, может быть, у него за сценой где-то спрятан провод и он руководит бедными птицами, ударяя их током.

Во всяком случае, было отрадно, что зеваки глазели теперь не на гномобиль и его пассажиров.

Глава девятая, в которой гномобиль направляется на Восток

Друзья приехали в Юту, соседний штат, где было множество гор и где силы природы производили какие-то странные опыты: переворачивали горы вверх ногами, или ставили их набок, разрубали их на строительный камень, а потом ссыпали все это в кучу самым невообразимым образом, или раскалывали горы пополам, или прорубали в них арки. Вы могли там встретить такие подобия построек, которые обязательно приняли бы за Китайскую стену, и такие, которые показались бы вам древнеиндийскими храмами, и те, что непременно напомнили бы вам египетского сфинкса, а потом вам бы показалось, что целый квартал нью-йоркских небоскребов вот-вот рухнет и превратится в руины. Вы бы увидели стадо слонов, тесно прижавшихся друг к другу, потом целый автомобильный эскорт, переходящий затем в горизонт, и вскоре — висячие сады царя Навуходоносора. Вы попали бы в такие места, где вам показалось бы, что туда в свое время явился великан с острым мечом, и снес все горные вершины, и сделал их не острыми, а плоскими и гладкими, и вам показалось бы, что там зелено и уютно и хорошо бы устроить пикник, только уж очень далеко добираться. А проехав немного дальше, вы решили бы, что туда приходил другой великан, с красками, такими, какие были у Элизабет и стоили десять центов. Он обмакнул свою кисточку в яркорозовую краску и положил мазки на горные щеки, а вершины выкрасил светло-желтым — в точности как королевских гусей. Потом он нанес на горные склоны красные и зеленые пятна — для оживления пейзажа, а некоторые самые высокие вершины выкрасил белилами, и они сверкали белизной. Может, это был снег, а может, белый мрамор, неизвестно. А еще подальше великаны попробовали, как будет выглядеть иная комбинация красок, и наложили белые и зеленые мазки на низкие холмы, а красные и серые — на стоящие за ними высокие горы, а иногда это были коричневые холмы, и сзади — зеленые горы. Время от времени огромные утесы выскакивали навстречу гномобилю, стараясь преградить ему дорогу, и дороге приходилось то срезать кусок горы, то проскакивать прямо через нее.

Глого и Бобо очень волновались, потому что не привыкли врезаться головой прямо в гору со скоростью восемьдесят километров в час. Но дорога всегда кидалась вперед первой и все устраивала сама. Это повторялось неизменно, случалось ли то днем или ночью — все равно.

Гномобиль добрался до Брайс-Каньона, а потом до Зайон-Парка. Путешественники погрузились в тамошние леса и добросовестно все обыскали — как всегда, напрасно.

И опять Глого впал в тоску, а Родни попытался применить свое обычное лекарство от мировой скорби:

— Но ты не видел еще Колорадо, Глого!

И он пропел такой гимн колорадским горам и лесам, точно он был самой колорадской торговой палатой или рекламным агентом железнодорожной линии Денвер — Рио-Гранде. Родни и правда остановил гномобиль у какого-то железнодорожного вокзала, зашел туда и купил в киоске брошюрку, откуда он почерпнул, что «Колорадо» значит «красный» и что одна ступенька местного капитолия находится как раз на высоте полутора километров от уровня моря. Бобо, как истинный турист, был заворожен этими сведениями, а Глого, поняв это, сдержал свою скорбь и сказал только:

— Да, да. Хорошо. Продолжай.

Друзья ехали все на восток и вдруг неожиданно добрались до Колорадо. В национальном парке Скалистых гор они снова произвели разведку. Родни сказал, что среди этих скал полно окаменевшей коры и листьев тех деревьев, которые росли и цвели сорок миллионов лет назад. Может быть, они обнаружат там также и кости древних гномов. Но это предположение нисколько не ободрило Глого. Он ответил, что вовсе не ищет окаменевших гномов, ему нужна только одна живая маленькая ледигном, чтобы женить на ней своего внука.

Ну, что можно было сделать? Они проехали через все горные районы Запада, но удача ни разу им не улыбнулась. Если они вернутся назад, это будет означать полное поражение перед черными силами мировой скорби. Глого забрался в корзинку, улегся на подушку, и даже мороженое не могло его соблазнить.

Родни и Элизабет сговорились друг с другом заранее и на расширенном заседании с гномами принялись расхваливать чудеса штатов Миннесота и Висконсин: никаких гор, красивые озера, девственные леса на севере этих штатов, где могли обнаружиться огромные племена гномов. Дорога была длинной, ехать предстояло по жаре, но Родни обещал покрыть весь путь за пару дней, а Глого может пока полежать в корзине и побеседовать с мотором.

Глого сказал:

— Я слушал его долго. Мне кажется, что он не вполне счастлив. Это может оказаться началом мировой скорби.

— Боже мой, я не знал, что она заразительна!

Но в ближайшем городе Родни пригласил механика, и выяснилось, что человек, который заправлял машину маслом, не завернул гайку трансмиссии и масло чуть все не вытекло. Родни сказал, что Глого будет теперь не генерал Гранд, а Лорд-Первый-Начальник-Определитель-Беды, и еще он сказал, что гном на заднем сиденье машины скоро станет принадлежностью стандартного оборудования автомобилей в Америке.

Друзья отправились дальше.

«Миннесота или крах» было их девизом.

— Звезда гномперии гномператор Глого направляется на Восток, шутил Родни.

Он все дурачился, задавал Глого то шутливые, то, серьезные вопросы, заставляя его все время говорить, чтобы отвлечь его от грустных размышлений. Ночами в отеле Родни записывал то, что слышал от Глого. Он собирался написать книгу о гномах.

Родни позвонил маме и сказал, что они собираются на Восток. Конечно, мама пришла в ужас. Зачем было везти Элизабет на Запад, чтобы теперь ехать прямо в противоположную сторону! На это Родни ответил: «Для того и повез на Запад, чтобы появилась возможность поехать на Восток. Иначе как же можно попасть на Восток, если перед этим не поедешь на Запад!» Элизабет сказала, что она первый раз в жизни учится с удовольствием, но мама относилась с сомнением ко всякому учению с удовольствием. Мама сама проводила время неплохо, и поэтому она сказала Элизабет: «Хорошо, поезжай» — и не велела говорить «законно», потому что это ужасно и потому что так говорят гангстеры в кино. Но Элизабет сказала, что они ни разу не пошли в кино на гангстерский фильм, потому что им было гораздо интереснее беседовать с профессором Глого. Мама решила, что культура ее дочери в самом деле повышается.

Наутро путешественники двинулись дальше в путь, окрыленные надеждой на успех в Миннесоте. Родни воспользовался случаем и прочитал стихи, посвященные Бобо. Родни часто писал стихи, но редко их печатал. Он говорил, что они слишком понятные, а теперь никто не держит за поэзию стихи, если их каждый может понять. Элизабет никак не могла в этом разобраться, и он пояснил: поэтам так хотелось быть непохожими на тот мир, в котором они живут, что они сделались непохожими даже на самих себя и совсем перестали понимать самих себя и друг друга. Во всяком случае, вот стихи о Бобо:

Я знаю лес. Он как дивный храм. Там солнце, и птичий хорал по утрам, И купол синий, как чаша вверх дном. Живет в том лесу одинокий гном. Стала жизнь его печальной с тех пор, Как в лесу объявился жестокий топор. Валит наземь лес в дикой злобе темной, Одинокий гном стал теперь бездомный. Жизнь еще длинна — лет, наверно, с тыщу, И нужна б жена, только где он сыщет! Больше гномов нет. Нет у гнома дома. Помоги, поэт, молодому гному! Громкий голос твой пусть людей разбудит. Там, где мхи и тишь, поищите, люди, Гному одному Верную жену!

Элизабет захлопала в ладоши и сказала, что не бывает стихов лучше этих. Родни объяснил, что эти стихи, кроме того, имеют практический смысл. Он растолковал Глого, что обыкновенный человек не разгадает их секрета по этим стихам, а только подумает, что это чепуха, и все, а настоящие любители леса поймут и, возможно, будут тоже искать гномов. А может, кто-нибудь уже нашел гномов и прячет их, как Элизабет и Родни.

Глого сказал, что стихи можно напечатать, хотя лично он не ждет от них ничего хорошего, потому что не верит, что среди людей обнаружится много любителей леса. Иначе зачем бы они срубали деревья и превращали их в деревянные коробки для жилья? В крайнем случае, если им так уж полюбились эти коробки, почему бы тут же не посадить новое дерево на место срубленного?

Потом Родни и Глого имели продолжительную беседу на тему о так называемой консервации. Родни сказал, что есть на свете такие страны, которые заботятся о своих лесах. Там не разрешается спиливать дерево, пока оно не достигнет определенных размеров, и требуется сразу же посадить новое на его место. Лесная промышленность не должна основываться просто на слепой жадности, иначе она и сама себя изживет и попутно разрушит очень многое на свете. Родни высказал надежду, что в Америке тоже произойдут изменения, но Глого считал, что слишком поздно, что на горах и холмах плодородную почву уже размыло и ее нельзя туда вернуть, как нельзя вернуть к жизни исчезнувших гномов. Глого забрался в корзинку. На этот раз у него был особенно острый приступ мировой скорби.

Они выбрались из горной цепи. На лугах пасся скот, а дорога спускалась постепенно, так что от этого спуска уши не ломило и не закладывало. Они выехали к реке с песчаным руслом, и дорога пошла вдоль берега. Глого пригляделся к цвету воды в реке.

— Посмотрите! — воскликнул он. — Река желтая-желтая!

Ему казалось ужасным, что реке разрешается иметь такой цвет и никто даже не обращает на ее цвет никакого внимания! Это значит, что весь мир идет к гибели. Ведь эта грязь, или муть, или называй как хочешь — это ведь тот материал, из которого возникает жизнь, и вот этот ценный материал уносится рекой в океан, где он больше никогда и никому не понадобится.

Дальше дорога пролегла через распаханные поля, на которых зеленели молодые побеги пшеницы. Родни объяснял, как выращивают пшеницу и что из нее делают. Глого сказал, что землю можно пахать только тогда, когда она лежит плоско, а склоны никто не имеет права засевать, потому что на них должны расти деревья, чтобы удержать почву. Родни удивился, как это Глого сумел разработать свою теорию «консервации» совершенно самостоятельно, но старый гном сказал, что все гномы про это давно знают и что только американцы, ослепленные жадностью к деньгам, могут не принимать это в расчет.

Им попадались навстречу различные дорожные знаки, и Родни объяснил, что это шоссе имени Линкольна, и рассказал о Линкольне, о том, как он боролся за освобождение негров-рабов. Это все равно что ходить в школу, когда слушаешь того, кто прочел так много книг. Ни Глого, ни Бобо ничего не слышали о людях с черной кожей. Они увидели одного из окошка и уставились на него, а он уставился на них, думая, что его заколдовали ведьмы.

Разное встречалось им на пути, и гномы хотели, чтобы им все было объяснено. Целый караван легковых машин перегоняли в Калифорнию на продажу. Некоторые машины были погружены на большие платформы, иногда сразу по три штуки. Старая телега тащилась по дороге. На нее был навален бедняцкий скарб, и дети, и куры, а иногда и коза в наскоро сколоченном из досок и поставленном на телегу передвижном загончике. Молодая леди загорала на ходу, свесив ноги из окошка машины. Старый фермер ехал в город по своим делам. Он неподвижно сидел за рулем, а старая фермерша, сидя на заднем сиденье, чтоб не терять времени даром, стригла ему волосы. Все эти забавные сценки служили им темой для веселых бесед. Но встречалось и такое, о чем трудно было говорить с гномами. Например, они видели седых стариков, едва тащившихся вдоль дороги с тяжелой поклажей. Родни было стыдно признаваться гномам, что в жизни людей не все хорошо устроено, что есть миллионы безработных, не ждущих ничего и бредущих в никуда.

На дорогах стали попадаться юноши и девушки, которые голосовали, поднимая большой палец. И Родни придумал объяснение, что это такой обычай приветствовать путников и желать им всего хорошего. Бобо очень нравился этот обычай, и он сам бы так приветствовал встречных, если бы ему не было велено сидеть тихо. Ехали по штату Небраска. Распаханных и засеянных полей попадалось все больше и больше. Озимые всходы быстро росли и зеленели.

— Это пшеничный пояс, — сказал Родни.

Стали встречаться фермы: маленький дом, большой амбар, силосная яма и несколько деревьев.

Когда друзья, запасшись провизией, сели ужинать под деревом у обочины и успели уже почти насытиться, Элизабет заметила огромную черную тучу, которая заволокла весь горизонт. Но это не была грозовая туча, не было молнии и не громыхало; она не меняла формы и быстро опускалась к земле.

Родни вскоре спросил на заправочной, что это такое, и заправщик сказал:

— Да одна из них, этих пылюг. Сюда идет.

Элизабет слышала раньше о пыльных бурях. Это ужасное бедствие, которое в последнее время стало преследовать Америку. Пыль заполняет воздушное пространство, делается темно как ночью, машины останавливаются на шоссе, а люди теряют дорогу в пыльном буране. Дома наполняются пылью. Некоторые люди даже умирают от «пыльной пневмонии», которую вызывает забившая легкие пыль.

— Ну вот! — воскликнул Глого. — Что еще надо большим людям, чтобы понять, какое это зло — разрушать леса!

Родни сказал, что на этот раз леса ни при чем. Дело в том, что луга, где росла великолепная трава, не сберегли для пастбищ, а распахали под пшеницу, хотя в стране ее и так выращивается больше, чем люди могут съесть или, точнее, чем люди могут купить.

— Вот опять, — сказал Глого, — деньги, деньги, все эти деньги, которые окончательно сведут с ума американцев. — Он совсем потерял надежду, улегся в корзину, и ему было все равно, умрет он от мировой скорби или от болезни, которая называется еще длиннее — «пыльная пневмония».

Родни сказал, что он не собирается умирать и не желает, чтобы его застигла «пылюга». Гномобиль мог мчаться быстрее всякого ветра, кроме ураганного, конечно. Родни хорошо заправил гномобиль, и они промчались по штату Небраска со скоростью два километра в минуту. Ведь гномобиль может мчаться как ветер, если он, конечно, не ураганный. Черная туча оставалась на горизонте, но не приближалась, и в воздухе больше не пахло пылью.

Постепенно наступил вечер, все вокруг стало таинственным, ничего не было видно, кроме дороги впереди, на которую гномобиль выстреливал свой свет. Родни поставил ветровое стекло наклонно, и в гномобиле задул бриз — их собственный, который они сами для себя устроили. Гномы устали и забрались в корзинки. Элизабет тоже устала, взяла подушку и уснула на заднем сиденье. Но Родни продолжал сидеть за рулем и думал о чем-то своем. Он хорошо водил машину и не уставал. Поэтому он выиграл состязание с «пылюгой».

Когда Элизабет открыла глаза, машина была уже в гараже. Родни сказал, что он справлялся по телефону — пыльная туча была далеко и не могла их настигнуть.

Глава десятая, в которой появляются гусята

На следующий день путешественники достигли штата Айова и немного оживились, даже Глого, хотя он, возможно, только прикидывался ради хороших манер. Это была «хлебница» Америки, как сказал Родни, а также «блюдо с хлебом и салом». На многих фермах паслись огромные черные свиньи. Родни сказал, что каждый житель штата Айова должен вырастить пятьдесят тысяч свиней, только тогда ему разрешат переехать в Калифорнию. Бобо хотел знать, куда деваются выращенные свиньи, и Родни сказал, что другие люди их съедают. Бобо спросил, а что фермеры получают за них, и Родни сказал:

— Налоги.

Все, что относилось к деньгам, Глого считал только глупостью всех больших людей, взятых вместе.

Они повернули к северу, сделалось прохладно, и гномам стало легче дышать.

Бобо бегал от окошка к окошку, любуясь новыми видами. Ему никогда не надоедало смотреть в окошко. С каждым днем мир казался ему больше и больше, а люди — все удивительнее. Бедный старый Глого как-то совсем выпадал из игры. Он залезал в корзинку и молча мучился, а Элизабет и Бобо все время болтали и шутили. Они придумали считать коров: кто больше насчитает — Элизабет слева или Бобо справа. Когда по пути попадалось большое стадо, гномобиль сбавлял скорость, потому что они не хотели пропустить ни одной коровы.

Почти во все время путешествия было солнечно, даже чуть больше, чем нужно. Но вдруг небо затянуло тучами, начался дождь. Гномобиль по мокрому асфальту двигался медленнее, чем обычно, дождь стекал по стеклам, доставляя Бобо бесконечное удовольствие. Великолепно — быть рядом с дождем и не мокнуть. Это была нерешенная проблема для гномов в лесу: уж коли мокро, то и ты промокнешь и будешь мокрым, пока не высохнешь. Даже Глого должен был признать, что приятнее самому быть сухим во время дождя.

А маленькая волшебная пластиночка, которая называется «дворник» и все время вытирает стекло перед глазами у Родни! А как «дворник» узнает, что начался дождь? Он чувствует сырость или Родни сообщает ему? Дождь стекал по стеклу сплошной непрозрачной стеной, но «дворник» не приходил в отчаяние, только работал все быстрее и быстрее, сбрасывая воду то с левой, то с правой стороны ветрового стекла. А дождь все лил и лил, и вот уже дорога покрылась водой, и Родни пришлось вести гномобиль еще медленнее. Поля, тянувшиеся вдоль шоссе, покрылись озерами желтой неподвижной воды.

Впереди стояло много машин, запрудив дорогу, возле машин двигались какие-то фигурки. Оказалось, что река смыла мост, а вода все прибывает и прибывает. Людей с ферм пришлось вывозить в лодках. Родни вынужден был развернуться и выбраться назад, на асфальт. Глого все накручивал и накручивал себя против людей и чуть не плакал оттого, что люди развели пыльные бури, жару и наводнения и спасаются только электрическими вентиляторами, мороженым и ветром, которые сами себе добывают, опуская ветровое стекло.

Они вернулись на несколько миль назад и поехали другой дорогой. Там мост над беснующейся водой был еще цел, но ему угрожал красный развороченный амбар, часть которого навалилась на перила, а другая наплывала на него по воде. Родни было стыдно перед старым гномом за такие картины. Он должен был признать, что люди часто плохо справляются со своими делами. Он был счастлив, когда они наконец выбрались из долины и достигли северного района этого штата, который не был окончательно загублен жадностью лесопромышленников. Там росли настоящие леса. После дождя воцарилась божественная прохлада, и каждый даже крошечный листочек папоротника сверкал и ронял бриллианты, и мягкий пар вставал из зеленой бархатной лесной земли.

Тут опять можно было ожидать встречи с гномами. Все вышли из машины и возобновили поиски. Деревья здесь не были велики, как в Калифорнии, но, в общем, это были хорошие ребята. Здесь жили лесные сумерки и великолепно пахло, и ветер пел над головами, и рос зеленый папоротник и цветы — словом, тут было все, что так дорого сердцу гнома. Бобо и Глого рыскали как ищейки и обнюхивали все, но не находили следов своих соплеменников.

Дальше друзья направились к Голубиной Реке и ближайшие дни прочесывали тамошние девственные, не тронутые человеком леса, но все впустую.

— Пожалуй, я ошибся, — взвалил Родни всю вину на себя. — Я упустил из виду, что зима тут слишком сурова.

И Родни попросил дать ему возможность исправиться, предложив посетить Арканзас. Ему очень хотелось, чтобы попытка вылечить мировую скорбь не провалилась бы окончательно.

Глого дошел до такого состояния, что перестал спорить. «Ладно, как хотят его большие друзья, так пусть и поступают, ему в любом месте плохо.

А Бобо, как раз наоборот, считал, что любая часть Америки интересна, особенно неизведанная.

Они взяли курс на юг и вскоре достигли реки Миссисипи. Это название никак не давалось гномам, к тому же Глого угнетала ее мутная вода. Она потеряла свою прозрачность от земли, уносимой рекой туда, где земля уже больше не сможет служить ни людям, ни гномам. По берегам реки были расположены города.

И вот однажды утром в городе Миссури случилось нечто, что опрокинуло все их планы.

Выполняя данное маме Элизабет обещание, Родни вел машину очень осторожно. Но не в его силах было остановить пьяного, который рванулся на красный свет и врезался в гномобиль со всего маху. У гномобиля погнулась задняя ось и помялось крыло. Гномы были в корзинках; они ударились о края, перепугались, но не ушиблись. Гномобиль тоже получил не очень серьезные повреждения.

— Его надо показать врачу, и он тут же оправится, — сказал Родни.

Настоящая опасность возникла в следующую минуту, когда постовой полицейский, протиснувшись сквозь толпу, велел «дыхнуть» тому, кто наскочил на Родни, а потом стал грозить ему тюрьмой за вождение автомобиля в пьяном виде. Он вынужден был записать номер гномобиля и спросить у Родни его адрес и фамилию. Вдруг он что-то вспомнил и уставился на молодого человека.

— Синсебау? Синсебау? Где-то я слышал эту фамилию.

— Это не очень распространенная фамилия, — сказал Родни с виноватым чувством фальсификатора чеков или грабителя банков.

— Но мне кажется, что я что-то читал в газетах о Родни Синсебау. А, знаю, королевские гуси! Это не у вас были королевские гуси?

Родни признал это, потому что не был знаком с законами штата Миссури и понятия не имел, сколько полагается тюрьмы тому, кто надует полицейского.

— Да, — сказал постовой. — Я рад познакомиться с вами, сэр. Это было интересно. Но жаль гусей.

— То, что они пошли на сцену?

— Нет, то, что они погибли.

— Неужели?

— Вы не читали в газетах?

— Нет, я пропустил сообщение.

— В театре случился пожар, и они сгорели.

— О боже! Какой ужас! А я столько времени потратил на их обучение!

— Но вроде у вас есть гусиные яйца?

— Да.

— Все разыскивают вас и хотят знать, что стало с яйцами.

— Да ну! — воскликнул Родни, чувствуя себя фальсификатором чеков и банковским грабителем, которому вот-вот наденут наручники.

— Где же яйца, мистер Синсебау?

— В надежном месте.

— Уже пора вылупляться гусятам?

— Да, как будто бы.

— И у вас будут королевские гусята?

— Я надеюсь.

— Эти птицы, должно быть, стоят хорошую денежку. Берегите их.

Собравшаяся толпа прислушивалась к беседе, начиная понимать, что случилось нечто более важное, чем столкновение двух автомобилей. Средний американец читает о мировых событиях в газетах, но он может провести всю жизнь, не встретив ни одной живой знаменитости, но если уж встретит, им овладевает непреодолимое желание познакомиться. Каждый человек в толпе сознавал, что, если он пожмет руку Родни, ему будет что рассказать тем, кого он встретит в течение многих последующих недель. «Да, я знаком с ним, и он мне сказал…»

Бедный потомок лесопромышленника, робкий, очень разборчивый во вкусах, стоял пойманный, потому что гномобиль был искалечен и его надо было оттащить с дороги. Пришлось стоять и стеречь его. Наконец приехал тягач и отвез гномобиль в «больницу». После этого Родни и его племянница вынуждены были снять номер в отеле и переждать там, пока «хирург» не произведет операцию.

Конечно, Родни записал вымышленные имена: «Тимофеюс Т. Петигрю» и «Памела Петигрю», но на этот раз у него не было большой надежды, что «инкогнито» сработает. Он знал, что полицейский все расскажет в участке, а репортеры всегда держат связь с полицией. Репортеру будет легко выспросить, куда отвезли гномобиль. Если он к тому же узнает, что у его пассажиров были две большие корзины, он легко отыщет отель, где Родни и Элизабет попытались найти убежище. Родни уже знал, что отели всегда на стороне репортеров. Поэтому он нисколько не удивился, когда зазвонил телефон и вежливый голос спросил:

— Это мистер Синсебау?

— Вы ошибаетесь, — сказал Родни.

— Тогда это мистер Петигрю?

— Да, это мистер Петигрю.

— Так, мистер Петибау, простите, мистер Синсегрю, я репортер «Вечернего Фью-уик», нашей местной газеты. Я хотел бы спросить у вас насчет королевских гусят.

— Я сожалею, — сказал Родни, — но мне слишком жарко.

— Слишком жарко, мистер Петибау?

— Да, фьюжасно жарко.

— Ах да, я понимаю, ха-ха-ха! Но право же, мистер Синсегусь, вы не можете себе представить, как весь мир беспокоится о королевских гусятах! Все газеты в стране разыскивают вас. Скажите мне, пожалуйста, вылупились гусята?

— Гусятам тоже фьюжасно жарко.

— Они у вас в этих корзинках, мистер Синсегрю?

— У меня папоротник в корзинках.

— Но, пожалуйста, мистер Петибау, скажите: у вас там гусята сидят на папоротнике?

— Я сожалею, но мне некогда с вами разговаривать. Сочините сами.

— Но, право же, мистер Синсебау…

— Вы сделаете это лучше, чем я, у вас практика.

— Вы это серьезно?

— Какая вам разница?

Родни повесил трубку, а Элизабет с Бобо от хохота фьюкали, пытаясь себе представить, что репортер сочинит о них. Бобо очень нравились названия газет: сначала «Пшик-ньюс», потом «Вжик-рипорт», потом «Фьюуик».

Было обеденное время. Родни сказал, что история появится в газетах через несколько часов, а потом надо будет срочно выбираться из города. Он направился навестить гномобиль в «больницу», чтобы узнать, как прошла «хирургическая» операция, и вернулся мрачный. Повреждения оказались более опасными, чем он ожидал, пришлось послать в соседний город за новой задней осью. Гномобиль будет в порядке только к вечеру.

— Если у нас случится столкновение с фотографами, я уже присмотрел толстяка в вестибюле, — заметил Родни.

Он принес с собой немного еды — не могли же они идти с гномами в ресторан! Все пообедали. Не успели они кончить обед, как зазвонил телефон, корреспондент агентства печати хотел узнать имена тринадцати абиссинских гусят. Родни сказал:

— Хорошо. У вас есть ручка? — И начал диктовать: — Альфа, Бета, Гамма, Дельта, Эпсилон, Зета, Эта, Тета — я забыл следующую букву, но вы возьмите в библиотеке греческую грамматику, — Каппа, Лямбда, Ми, Ню, Омикрон… Это буквы греческого алфавита, его первые буквы и составляют наше слово «алфавит».

— Но получилось уже четырнадцать, мистер Синсебау.

— Ну, тогда, значит, нет никакого Омикрона. Репортер хотел узнать, прорезались ли у гуся зубки, но Родни заявил, что один репортер уже работает над этой проблемой, а если ее будут разрабатывать двое, они могут не прийти к взаимному соглашению.

Родни бросил трубку, попросил на станции отключить телефон и повесил на дверь табличку: «Прошу не беспокоить».

Через пару часов Родни спустился за газетами. Там он нашел одну из тех фантастических историй, которые развлекали всю страну. Репортер рассказывал об эксцентричном молодом миллионере, который вмонтировал инкубатор в заднее сиденье своего дорогого автомобиля и высидел тринадцать королевских гусят во время путешествия по Соединенным Штатам. Гусята сидят в корзинках, выстланных папоротником, сорванным высоко в горах. У этих крошечных существ такие же розовые щечки и золотые короны, какие были у их покойных, горько оплакиваемых родителей. Они уже умеют махать хвостиками и отвечать на вопросы. Вскоре знаменитый хирург прооперирует им языки так, чтобы они могли научиться разговаривать. Потомок магната оценивает их по две тысячи долларов за пару. Он говорит, что передаст их «Зеленому кресту», когда они пройдут курс обучения.

После того как Элизабет и Бобо вдоволь посмеялись, надо было переходить к решению серьезной проблемы: как удрать от репортеров. У них был номер машины штата Вашингтон. Здесь их опознает любой, и у них не будет ни минуты покоя ни в одном отеле. Элизабет предложила поехать в деревню, купить тринадцать гусят, раскрасить их и снова устроить аукцион.

Глого сказал, что он не может причинять столько беспокойства своим друзьям и вводить их в новые расходы. Он просился обратно в красные леса. Но Родни сказал, что глупости, что он никогда в жизни так не веселился, а газеты он просто разыгрывает. Бобо и Элизабет шумно с ним согласились, тысячелетний старик удалился в свою корзинку.

Глава одиннадцатая, где гнегодяи гнастигают гномов

Был самый разгар обсуждения планов относительно поездки к горам Озарк, когда в дверь постучали. Бобо прыгнул в свою корзинку. Элизабет накрыла обе корзинки, а Родни подошел к двери, но не отпер ее.

— Кто там? — спросил он.

— Мне нужно видеть мистера Петигрю, — сказал мужской голос.

— Разве вы не заметили на двери табличку «Прошу не беспокоить»?

— Но у меня срочное дело, мистер Петигрю.

— Что вам надо?

— Позвольте, пожалуйста, с вами поговорить.

— О чем вы собираетесь со мной говорить?

— Я хочу купить абиссинских королевских гусят.

— Они не продаются.

— Я заплачу вам хорошую цену, мистер Петигрю.

— Я в этом не заинтересован.

— Я тут же выпишу вам чек или вручу вам всю сумму наличными.

— У меня нет гусят для продажи.

— Я прибавлю цену, мистер Петигрю.

— Я вам уже сказал, что ваши предложения меня не интересуют.

— С вами говорит хозяин крупнейшего в стране цирка; нехорошо прогонять меня, даже не выслушав.

— Я уже объяснил вам: я в этом не заинтересован. Уходите, пожалуйста, и перестаньте стучать в мою дверь.

Воцарилась тишина. Через некоторое время Родни на цыпочках вышел в соседнюю комнату, осторожно приоткрыл дверь и заглянул в коридор, чтобы убедиться, что в коридоре никто не подслушивает. Возобновилось обсуждение того, как им отделаться от репортеров и прочих преследователей. Родни сказал, что ему надо пойти достать денег, без которых в мире людей трудно избежать неприятностей. Он попросил Элизабет постеречь гномов и ни в коем случае не открывать ни одной двери и поспешил вниз.

Элизабет и Бобо никогда не скучали, когда оставались вдвоем. Бобо задавал столько вопросов, что Элизабет сама узнавала массу полезного, пока находила нужный ответ. Теперь ему хотелось узнать все насчет циркачей: какие люди этим занимаются, и что они показывают, и где; зарабатывают ли они этим деньги и много ли? Элизабет было нелегко отвечать на такие вопросы.

Родни вернулся с деньгами. Они все вместе поужинали и немножко поиграли. Потом Родни пошел посмотреть, как продвигается ремонт гномобиля. Уходя, он снова предупредил Элизабет, чтобы она никому не открывала и не оставляла гномов одних.

Прошло несколько минут после его ухода. Элизабет и Бобо играли в карты, когда зазвонил телефон. Элизабет подняла трубку и вдруг издала крик ужаса и побледнела. В трубке незнакомый мужской голос произнес:

— Твоего дядю Родни только что сбила машина. Быстро спускайся.

— Где? Где? — закричала Элизабет.

— На главной улице. На углу. Двумя кварталами восточнее отеля. Беги быстрее!

Элизабет выронила трубку. Она чуть не потеряла сознание от горя.

— О Бобо, Глого! Родни сбила машина! Может быть, он уже умер!

— Можно, мы с тобой? — крикнул Бобо.

Но Элизабет сказала:

— Нет, нет, вам нельзя выходить на улицу. Подождите здесь, я вернусь.

Даже не надев шляпу, она ринулась вон из комнаты, хлопнув дверью.

У нее не было сил дождаться лифта. Она промчалась вниз по лестнице и через холл выскочила на улицу.

— Где главная улица? — спросила она первого попавшегося прохожего.

Элизабет неслась по улице, всхлипывая, задыхаясь от слез, вне себя от ужаса. Она пробежала два квартала, потом остановилась и огляделась. Она думала, что увидит толпу, но толпы не было видно и не было заметно никаких следов происшествия ни на одном из четырех углов. Она поглядела направо, налево и, ничего не понимая, бросилась к газетному киоску.

— Где мой дядя? — закричала она, обращаясь к киоскеру. — Его сбило машиной!

— Где? — спросил тот.

— Здесь на углу — так мне сказали.

— Тут никого не сбивали. Я уже давно здесь.

— Но мне сказали, что на главной улице, на углу, двумя кварталами восточнее отеля «Путешественник».

— Место как раз это. Только тут никого не сбивали. Кто тебе сказал?

— Кто-то позвонил. Это где-то тут, о боже мой! — Вдруг Элизабет закричала: — Родни! Родни! — и побежала изо всех сил.

Ее дядя шагал по улице и выглядел вполне здоровым. Он обернулся на ее крик:

— О Родни, Родни, тебе больно?

— Больно?! — Он был озадачен.

— Мне сказали, что тебя сбила машина!

— Меня? Кто тебе сказал? — В голосе Родни послышались тревожные нотки.

— Кто-то позвонил.

— Кто?

— Я не знаю, какой-то мужчина.

— И ты оставила гномов одних?!

— Что же мне было делать, Родни? Они велели мне бежать к тебе.

— Идем! — закричал Родни, и он помчался со всех ног, даже не дожидаясь Элизабет.

Элизабет бежала следом, но Родни намного ее обогнал и оказался уже в номере, когда она туда добежала.

По его лицу она сразу же поняла, что случилось что-то ужасное, и у нее замерло сердце.

— Их нет! — сказал Родни.

— О! — Элизабет стала звать гномов: — Бобо! Глого!

— Бесполезно, — сказал Родни. — Я уже обыскал весь номер. Их здесь нет.

— Родни, куда же они девались?

— Их украли. Разве ты не понимаешь, что все было подстроено, чтобы выманить тебя из комнаты.

Элизабет закрыла лицо руками и зарыдала. Родни притворил дверь, а Элизабет бросилась на постель. Она задыхалась от слез. Сердце ее разрывалось от отчаяния.

— Бобо! Глого!

Она все звала их и звала, не веря, что ее маленьких друзей нет в комнате. Но Родни сказал, что их точно нет. Корзинки на месте, а гномов украли.

Девочка села на кровати. Слезы текли у нее из глаз.

— Родни, мы должны их найти! Давай сообщим в полицию!

— Нет, этого делать нельзя.

— Почему?

— Неужели ты сама не понимаешь? Разве мы можем сказать в полиции, что у нас было два гнома в машине?

— А почему бы нет?

— Они подумают, что это дурацкий розыгрыш. Никто в наше время не верит в гномов.

— Ты думаешь… думаешь, мы их совсем потеряли?

— Нет, не думаю. Я считаю, что мы сможем их найти, но без полиции. У того, кто их стащил, наверняка есть машина, и она сейчас подъезжает к другому городу.

— Но, Родни, они умрут! Как это ужасно! Как жестоко!

— Нет, милая, о них позаботятся, ты не беспокойся.

— Откуда ты знаешь?

— Они слишком дорого стоят.

— Зачем они этим людям?

— Показывать за деньги. Гусята стоили тысячу долларов, гномов оценят в миллион. Поэтому-то они и станут их беречь.

— Но, Родни, как они будут жить без нас?

Элизабет снова заплакала, но Родни сказал, что слезы не помогут, а лучше сохранять хладнокровие и придумать, как выручить их маленьких друзей.

— Ясно, что произошло. Этот тип из цирка хотел купить гусят. Когда у него ничего не получилось, он решил их украсть сам или нанял когонибудь с этой целью. Несомненно, вор принес с собой чемодан или ящик. И у него была отмычка. И конечно, когда он увидел гномов, он понял сразу, что они стоят еще дороже гусят.

— О Родни, как, наверно, им, бедняжечкам, страшно!

— Не думаю. Глого очень спокойный и усталый. Он ни на что не обращает внимания. А Бобо уже немножко научился ориентироваться. Этот вор скоро даст гномам понять, что он не причинит им зла.

Элизабет опять принялась плакать и корить себя за глупость. Но Родни сказал, что это была хитрая ловушка и даже более опытный человек обязательно бы в нее попался.

Элизабет казалось, что они поступают неправильно по отношению к своим маленьким друзьям: чего они добиваются тем, что сидят в гостинице сложа руки? Но Родни сказал, что, если они будут бить тревогу, преступники, вероятно, услышат об этом и постараются скорее увезти гномов, может быть, даже за границу. А если они некоторое время будут вести себя осмотрительно, то воры могут решить, что маленькие существа не особенно им и нужны. И подумают, что дело может обойтись без скандала.

Родни говорил со своей маленькой племянницей и советовался с ней, точно она была совсем взрослым человеком. Он поступал так, чтобы немного ее успокоить и отвлечь. В действительности ему тоже было очень грустно и пусто без Бобо и Глого. И номер в гостинице казался уже не таким, и гномобиль будет не таким без маленьких человечков. Но он ради Элизабет все время болтал и даже шутил. Он утверждал, что давно знал о ворах-негодяях, но вот гнегодяев, которые угоняют гномов, встречает впервые.

Чтобы отыскать гномов, вероятно, было бы разумно нанять частного детектива, то есть сыщика. Скорее всего цирковой предприниматель стащил гномов. Надо бы узнать, где он останавливался в городе. Необходимо было выяснить его фамилию и спросить, назвал ли он себя в их отеле и не подкупил ли он прислугу. На все эти вопросы сумел бы найти ответ частный детектив. Вряд ли этот человек будет долго прятать гномов. Ведь они ему нужны исключительно как средство заработать деньги, а заработать он может только показывая их. Таким образом, сообщение о представлениях рано или поздно попадет в газеты. Если он объявит их гномами, то это произведет сенсацию, и все газеты только об этом и будут кричать. Возможно, он выдаст их за карликов. Но никто на свете не видал еще таких маленьких карликов. Так что без газетной шумихи он все равно не обойдется.

Элизабет согласилась с Родни, что все это логично, и Родни позвонил в контору частного сыска города Сан-Луи и попросил начальника, чтобы он прислал ему двух детективов. Ему обещали, что пара сыщиков прибудет к нему через пару часов.

— Тем временем нам надо избавиться от гусят. Вестибюль полон людей, которые ищут случая с нами увидеться, а мы ищем случая с ними не увидеться.

Он поднял трубку и позвонил редактору газеты «Фью-уик» и сказал, что он был бы рад видеть репортера у себя в номере. Когда тот явился, Родни снова произнес одну из своих полных достоинства маленьких речей. Он сказал, что не любит толпы и шума. И гусята, эти хрупкие существа, тоже не любят: они не привыкли к рекламе и легко пугаются. Поэтому Родни отвез их на ферму к друзьям, где они будут расти на свежем воздухе и где они получат столь необходимый гусятам рацион. Когда они подрастут, Родни пройдет с ними курс наук и передаст их «Зеленому кресту». Вот и вся история, и Родни просит прессу признать право гусей на свою собственную, частную жизнь.

Конечно, репортера интересовало, где находится эта ферма, но Родни сказал, что сообщить адрес печати значило бы разрушить первоначальный план.

Обо всем остальном он предоставил репортеру догадываться самому. Он хотел только подчеркнуть, что гусят в данный момент в его комнате нет. Родни еще раньше вынул из корзин подушки, но папоротник пока оставался в корзинах, и Родни продемонстрировал его репортеру. Он даже предложил ему обыскать комнаты и самому убедиться воочию, что гусята отсутствуют. В заключение Родни выразил надежду на то, что пресса о нем забудет. Репортер ушел.

Два джентльмена, крепко скроенных и серьезного вида, вскоре предстали перед Родни. Они протянули ему удостоверения сотрудников частного сыска на имя Смита и Гагинса. Оба вытаращили глаза, когда узнали, что абиссинские королевские гуси и гусята, не сходившие с первой полосы каждого газетного выпуска, только выдумка, чтобы скрыть за ней двух карликов, которые путешествовали в машине Родни Синсебау. Им было сообщено, что речь идет о двух живых существах, которые выглядят совсем как люди и даже говорят на английском языке, но рост их не превышает тридцати сантиметров, несмотря на то, что оба они вполне взрослые.

Услышав все это, оба детектива никак не могли понять, то ли им предстоит серьезная работа, то ли это еще одна шутка молодого богача, у которого денег больше, чем мозгов.

Родни сказал:

— Я не могу открыть вам, где мы нашли Бобо и Глого. Но они существуют, они у нас украдены, и я хочу их разыскать. Сверх того, что я заплачу конторе, я обещаю вам по сто долларов каждому, если вы действительно поможете мне найти их.

Это звучало по-деловому. Родни сообщил им то, что, по его мнению, могло пока что послужить ключом к разгадке. Детективы похвалили его за то, что он мудро не поднимал шума, и обещали тут же начать работать и все время держать его в курсе.

Посещение местной газеты обогатило детективов сведениями, что в город приехал известный зрелищный предприниматель, мистер Моррис Какстон. Он был владельцем значительного числа небольших кинотеатров и других зрелищных заведений в Чикаго. О нем была помещена статья в газете с портретом, так что это облегчало задачу. Случилось так, что он останавливался в том же отеле «Путешественник».

Придя в отель, один из детективов представился цирковым артистом и сказал, что он разыскивает мистера Какстона. При этом он выяснил, что мистер Какстон выбыл часа два назад. С ним вместе в отеле проживал некто мистер Чарльз Виллоуби, но он тоже выехал. Детектив попросил описать ему их наружность, а другой наведался в гараж и выяснил, что мистер Какстон уехал в машине один. Но сыщик рассудил, что известный и богатый человек вряд ли станет рисковать своей репутацией и не будет сам воровать гусят. Он расспросил торговцев дешевыми автомобилями и узнал, что человек, похожий по описанию на Виллоуби, купил маленькую машину, назвавшись Альфредом Постом, и уехал сегодня вечером.

Детективы вернулись доложить обо всем Родни и Элизабет. Они сказали, что, несомненно, Виллоуби украл карликов по наущению Какстона, который надеялся нажиться, демонстрируя за деньги, как он полагал, абиссинских королевских гусят. Теперь вопрос заключался в том, что Родни хочет, чтобы они предприняли. Родни быстро ответил, что он хочет одного: чтобы гномы, то есть карлики, были ему возвращены.

Смит и Гагинс заметили его оговорку, переглянулись, но ничего не сказали, а только спросили, желает ли Родни упрятать воров в тюрьму. Нет, он только хочет вернуть обратно своих маленьких друзей. Детективы заметили, что это облегчает задачу, потому что воры будут меньше сопротивляться. Смит пошел побеседовать с горничной. Он изложил ей историю бедной Элизабет. Он сказал, что девочка выросла вместе с двумя маленькими карликами, которых она очень любит, а теперь их украли, и ребенок в страшном горе. Если горничная поможет им, он обещал никому ничего не рассказывать и передать ей от имени девочки десять долларов. Горничная призналась Смиту, что мистер Виллоуби сказал ей, что он будто бы секретный агент полиции, а Родни — переодетый опасный фальшивомонетчик и в корзинках у него фальшивые деньги. В доказательство он дал ей пять долларов нефальшивых денег, а она дала ему ключ от номера Родни Синсебау.

Все разъяснилось.

— Едем в Чикаго, — сказал Родни, и детективы согласились с тем, что это верный ход… Родни сказал Элизабет:

— Мы гнастигнем гнегодяев, угнавших гномов!

Глава двенадцатая, где гнегодяи гнастигнуты

К утру гномобиль был в порядке, и поисковая экспедиция двинулась в путь. Взяли с собой обе корзинки. Они были такие пустые! И как пусто было в гномобиле! Элизабет не с кем было считать коров. Некому было задавать бесконечные вопросы по поводу всего нового и необычного, попадавшегося на их пути.

Где будет «один из владельцев крупнейшего цирка» держать двух пленных гномов? Кому он поручит за ними ухаживать? Неужели он будет их бить и запугивать или он будет добр к ним и попытается завоевать их расположение? И где он будет их показывать? Все это надо было выяснить. Родни купил журнал «Варьете», орган торговцев развлечениями, и они с Элизабет как следует повеселились, пытаясь расшифровать, что значили странные объявления, написанные странным языком, с помощью которого эти люди ухитрялись сообщать сведения друг другу. Место для объявлений на страницах этого журнала стоило дорого, поэтому все давалось в сокращении. Кинофильмы обозначались словом «фикс». Поэтому если появлялось объявление, которое гласило, что «Фикс не пике, а микс пикс», его надо было читать так: «В маленьких городах больше не посещают ковбойские фильмы, но интересуются фильмами о бродягах».

Элизабет занялась изучением этого нового жаргона, потому что надеялась, что известия о гномах могут попасть в этот журнал. Если бы она не владела этим жаргоном, она бы просто ничего не смогла понять!

Они приехали в Чикаго вечером. В номере отеля они снова посовещались со Смитом и Гагинсом, выслушали, какие идеи осеняют этих достойных джентльменов, и поделились собственными соображениями.

Всем было ясно одно: владелец цирка, который только что совершил гнегодяйскую кражу гномов, будет ждать преследования и будет осторожен со всеми, с кем ему в ближайшее время придется иметь дело. Так что открытые действия будут более чем безрезультатны. Было решено просить чикагское отделение конторы частного сыска подослать сотрудницу, чтобы та познакомилась с секретаршей Какстона. Было условлено также, что Смит сведет знакомство с некоторыми актерами и прочими сотрудниками Какстона, а Гагинс разузнает, какие есть ярмарки и другие скопления публики, где было бы выгодно показывать карликов.

Родни и Элизабет зарегистрировались инкогнито, но шутки уже кончились, и имена они себе выбрали вполне солидные и сказали, что они из Нью-Йорка.

Родни был уверен, что похитители гномов наблюдали за ними еще с Миссури и хорошо запомнили их в лицо. Поэтому они с Элизабет старались никому не попадаться на глаза и занимались изучением зрелищного дела по газетам и журналам, обзванивая различные предприятия по телефону.

Вечером Смит пришел с полным отчетом о какстоновском предприятии. У Какстона, помимо прочего, была труппа монстров, то есть уродцев, куда входили очень толстые леди, бородатая леди, два карлика и пятиногий ягненок. Эту труппу он обычно привозил туда, где ожидалось большое скопление публики.

— Я убежден, что ваши Бобо и Глого появятся в ближайшее время в составе этой труппы, — сказал Смит.

Женщина-детектив шла следом за какстоновской секретаршей и завела с ней знакомство в кафе, во время завтрака. Поскольку секретарша не знала, что ее хозяин совершил преступление, у нее не было причины скрытничать. Детективы мало-помалу ввинчивались в дела циркового предпринимателя, как червяки в яблоко. Они дознались, что у мистера Какстона есть в запасе новый аттракцион, о котором он никому не говорит, даже своей секретарше. Выяснилось, что этот аттракцион готовит к показу Чарли Виллоуби, помощник Какстона, и что первый показ состоится в его загородном доме.

Гагинс, который тоже разузнал об аттракционе, старался под видом циркового дельца заключить на него контракт якобы для показа на ярмарке в Кентукки.

Смит выдумал, что он учился с Чарли Виллоуби в школе; говоря о нем, называл его «старый добрый Чарли» и предложил секретарше Какстона проехаться с ним к «старику» за город в воскресенье.

Они добрались до его фермы, но им сказали, что мистер Виллоуби был здесь и уехал, а куда — неизвестно. Смита это очень разочаровало, а секретарша сказала, что она в ближайшие дни узнает, куда он девался. Наверняка он телеграфирует, или позвонит, или, в крайнем случае, пришлет письмо.

Родни и Элизабет, получая каждый день эти отчеты, решили, что детективы не зря едят свой хлеб. Но через два дня они решили, что зря, и что все их труды стоят не дороже трехцентовой утренней газеты, потому что, просматривая эту газету за кофе, Родни неожиданно воскликнул:

— Это же Бобо!

Элизабет затаила дыхание и не дышала, пока Родни читал коротенькую заметочку о том, что в Джонстауне, штат Пенсильвания, на ярмарке, открывшейся накануне, был продемонстрирован карлик, который объявил себя самым маленьким человеческим существом на свете. Рост его был меньше тридцати сантиметров, но он был пропорционально сложен и мог вести разумную беседу с кем угодно. Он является приемным сыном известной карлицы Флосси Френч, которая держала его в тайне, потому что не хотела, чтобы он выступал публично до своего совершеннолетия. Толпы народа, которые привлекло это зрелище, чуть не снесли сцену.

— Это в самом деле Бобо? — засомневалась Элизабет.

— А кто же еще!

— А где Глого?

— Они, вероятно, решили, что для них безопаснее показывать гномов по одному. Они даже объявили, что у Бобо есть мать, чтобы все выглядело более естественно. И выдали его за мальчика, надеясь, вероятно, что так им легче будет придать всему видимость законности.

— О Родни, но они не получат на него законного права?

— Я надеюсь, что нет. Правда, я не знаю, что они собираются делать. Наверно, они на что-то все-таки рассчитывают. Им ведь ясно, что мы рано или поздно найдем гномов.

Родни позвонил детективам и рассказал им о сообщении в газете. Он просил их поехать с ними в Джонстаун. Родни могли понадобиться свидетели или телохранители — как знать?

Оба детектива очень хотели увидеть карликов своими глазами. Родни сказал, что он все равно выплатит им обещанную сотню долларов, несмотря на то, что сам первый наткнулся на объявление в газете. Это немало ободрило детективов.

Глава тринадцатая, в которой Бобо набивает зрительный зал

Две машины отправились в путь и через два дня прибыли в переполненный людьми город в горах Пенсильвании. Город расположился в узкой долине, там, где сливаются две реки, а горы изрыты угольными шахтами и покрыты черной копотью от металлургических заводов. Ярмарка была устроена на большом лугу, на значительном расстоянии от самого города.

Когда они добрались туда, там уже нетрудно было найти Бобо. Вход на территорию ярмарки стоил пятьдесят центов, и десять центов дополнительно, чтобы посмотреть на самого маленького человека в истории человечества.

На ярмарке специальная улица, которая называлась Средняя, была отведена под зрелищные балаганы. На парусиновом шатре был изображен «самый маленький человек», а рядом с ним — для сравнения — мальчик с пальчик и другие известные маленькие существа.

Балаган имел широкий вход, возле которого стояли билетеры, и несколько запасных выходов.

Чтобы попасть внутрь, надо было встать в очередь, которая растянулась чуть ли не на всю улицу. Зрителей не просто впускали — их набивали в балаган, чтобы поместилось побольше народу.

Зазывалы кричали:

— Не отчаивайтесь, леди и джентльмены! Очередь движется быстро, мы то и дело впускаем зрителей! Не уходите, посмотрите изумительное зрелище! Во всю историю человечества никому не доводилось такое видеть!

Кассиры сами шли вдоль очереди и продавали билеты. Так что целые толпы без задержки впихивались в зрительный зал.

Родни и Элизабет со своими телохранителями пристроились к очереди и купили билеты. Попав в балаган, они увидели очень высокие подмостки, а на них большой стол, покрытый бархатной скатертью. Перед сценой была протянута веревка, чтобы сдерживать толпу. В зале не было никаких стульев. Люди ожидали стоя.

Внезапно занавес в глубине сцены раздвинулся, и вышел мужчина, обряженный в пурпурно-золотую ливрею. В руках у него был поднос, а на подносе стоял самый маленький представитель человечества. В зале возник шепот изумленного недоверия. Потом разразились бешеные аплодисменты и послышались восторженные возгласы. Маленький человек ступил с подноса на стол и, улыбаясь, раскланялся.

Это был несомненно Бобо. Бобо, одетый в коричневую курточку и короткие штанишки. Бобо, вполне довольный жизнью. Бобо, который чувствовал себя на сцене свободно, как настоящий артист.

— Леди и джентльмены! — начал он говорить своим пронзительным голоском. — Я счастлив, что я здесь, перед вами, и вижу ваши доброжелательные и дружественные лица. — Мощный микрофон, имеющий дополнительный усилитель звука, наполнил зал его многократно усиленным голосом. — Вы, наверно, удивлены, что видите такого маленького человека, но, уверяю вас, что я умею мыслить и чувствовать, как если бы я был большим человеком. Конечно, быть таким маленьким нелегко. Я никогда не мог играть на улице, как другие дети. Но это неважно. Я рад, что могу встретиться с вами и рассказать вам о себе…

И так далее. Он не так уж много говорил, но много раскланивался, улыбался и даже спел короткие куплеты — все для того, чтобы уверить толпу в том, что он настоящий. Когда он кончил говорить, раздались аплодисменты, и ливрейный лакей, который все время стоял сзади, приблизил к нему поднос. Бобо ступил на него и уехал за кулисы. Тогда зазывалы закричали:

— Сюда, на выход! Леди и джентльмены, пожалуйста, поторопитесь. Другие тоже хотят посмотреть. Посоветуйте всем вашим друзьям прийти и посмотреть на это чудо природы — самого маленького человека в истории человечества.

Родни, Элизабет и их телохранители вышли из балагана вместе со всеми, нашли укромное местечко и решили посовещаться.

— Видимо, Бобо не запугали, а уговорили, — сказал Родни. — Мне кажется, ему нравится все это.

— Я уверена, что он не захочет расстаться с нами! — воскликнула Элизабет.

— А почему? Что мы можем ему предложить, кроме как отвезти его обратно в красные леса? Но знаешь, мне последнее время казалось, что ему этого не так уж хочется. Если мы просто возьмем гномов к себе, репортеры и зеваки не дадут нам житья, — ты видела, что они творят. Мы не должны мешать Бобо самому решить, как устроить свою жизнь.

Они разработали такой план: они еще раз купят билеты и войдут в балаган. Многие именно так и поступали. Они постараются встать поближе к сцене. Когда выступление Бобо будет подходить к концу, Элизабет поднырнет под веревку и подбежит к Бобо со словами приветствия.

— Они не придерутся к девочке, — сказал Родни. — А если что, так мы будем рядом.

— А что мне сказать ему, Родни?

— Что хочешь. Просто заговори с ним. Спроси, как он поживает и не надо ли ему помочь. Скажи, что ему не следует бояться, а если с ним плохо обращаются, то пусть он знает, что мы здесь и готовы его защитить.

Какая трудная роль для девочки, получившей изысканное воспитание, приученной вести себя скромно и не привлекать к себе внимания! Что, если бедная мама прочтет об этом в газетах? Но Элизабет решила думать лучше о Бобо, потому что он, а не мама был в это время в опасности. Она стала сбоку, возле самой веревки, и попросила Гагинса заслонить ее, чтобы Бобо пока что ни о чем не догадался. В тот момент, когда Бобо уже заканчивал свое выступление, она скользнула под веревку и взобралась на подмостки.

— Бобо! — позвала она.

— Элизабет! — восхищенно отозвался Бобо.

И она схватила его на руки. Это было воспринято, как великолепное «приложение» к программе. Зрители сначала не поняли, то ли этот номер нарочно подстроен, то ли девочка действительно знакома с карликом. Пурпурно-золотой лакей стоял возле стола, совершенно сбитый с толку. Тут двое мужчин выскочили из-за занавеса, одновременно с ними Родни и оба детектива тоже сделали шаг к сцене и проскользнули под веревками, не сводя глаз с Элизабет и Бобо.

А эти двое болтали друг с другом, счастливые оттого, что встретились.

— О Бобо, как мы за тебя боялись!

— Я тоже поначалу испугался. Но скоро я успокоился. Эти люди не сделали мне ничего дурного.

— Они тебя не обижали?

— Нет, нет! Это просто балаганщики. Они хотят заработать побольше денег, только и всего.

— И ты… ты доволен?

— Я ждал от вас известий. Вы получили мое письмо?

— Какое письмо?

— Я написал Родни на его домашний адрес, в Сиэтл. Я думал, вы вернулись домой.

— Нет, мы искали вас. О, Бобо, как мы соскучились!

— Ну теперь все хорошо. Мы встретились. А где Родни?

— Да вот он!

Родни ничего не оставалось, как влезть на сцену. Было сразу заметно, что произошло с Бобо. Бобо понял, в чем его сила. Сейчас он самая популярная цирковая знаменитость. Его хозяевам надо, чтобы он все время пребывал в хорошем настроении духа, а то придется объявить: «Сегодня представлений больше не будет. Благодарим за внимание».

У мужчин не так, как у девочек. Они не обнимаются и не целуются при встрече. У них свои способы выражать радость. Родни протянул Бобо руку, потом одним пальцем похлопал его по плечу и сказал:

— Привет! Как дела, артист? А Бобо ответил:

— Сам видишь. Касса делает сбор тысячу долларов ежедневно. Пятьдесят процентов мои.

— Ты шутишь! — воскликнул Родни, потрясенный.

— Я не шучу. Я их заставил. Они хотели меня обдурить. Я получаю свою долю, а если нет — укладываюсь в корзинку, как Глого.

— А где Глого?

— Он в гостинице. Ты ведь его знаешь. Ему не нравится цирк. Я так рад, что вы с Элизабет здесь, потому что только вы можете помочь ему. Глого очень плохо, вчера у него было обморочное состояние.

— Бедный старый Глого, — вздохнула Элизабет.

— Мы сделали для него все возможное, но ничего не помогает. Он говорит, что слишком долго жил… Один из балаганщиков решился перебить их:

— Я не могу освободить помещение, никто не выходит.

И тут Бобо, совсем не прежний Бобо, а очень деловой и энергичный, сказал:

— Вы правы. Мы пройдем за кулисы. Мои друзья идут со мной.

За сценой было небольшое помещение, где стояли несколько летних парусиновых стульев и стол для Бобо, который служил ему артистической уборной. На нем стояли игрушечный стул и корзинка с мягкой подушкой. Все было устроено удобно и уютно. Самый маленький человек из живущих на земле попросил своих друзей располагаться и чувствовать себя как дома.

Мистер Смит и мистер Гагинс, с одной стороны, и мистер Чарльз Виллоуби — с другой, были представлены друг другу.

— Старик! — воскликнул Родни, обращаясь к Виллоуби. — Ты помнишь, как вы со Смитом вместе ходили в школу?

— Ну да? — сказал Чарли, изумленно глядя на детектива. — Простите, я что-то вас не помню. Когда это было?

— А теперь он дружит с секретаршей Какстона, — напирал Родни, исполненный озорства.

— Надо же!

— Они искали тебя в воскресенье, ездили даже к тебе за город, так соскучились! Где ты был?

— Жалко, что они меня не застали, — сказал Виллоуби, заметно пугаясь.

— А это мистер Гагинс. Он хочет заключить с Какстоном контракт на выступление Бобо в Кентукки.

— Да, да, — пробормотал Виллоуби. — Это очень любопытно.

— Ты видишь, наши интересы совпадают!

— Вроде так, — сказал Виллоуби, на этот раз перепугавшись насмерть.

Вошел служитель и сказал, что пора начинать следующее представление. Лакей подал поднос для Бобо. Родни вмешался:

— Хочешь, Элизабет отнесет тебя на сцену, Бобо?

— Чудесно, — сказал Бобо. — Ты согласна, Элизабет?

— С удовольствием!

Таким образом, самый маленький человек из живущих на земле на этот раз был представлен толпе зрителей маленькой девочкой, а трое взрослых мужчин следили из-за кулис, чтобы никто даже попытки не сделал украсть это драгоценное крошечное существо. Пока Элизабет и Бобо были на сцене, где шло представление, Родни отозвал «старого доброго Чарли» в сторонку и устроил ему «мужской разговор начистоту». Родни, правда, начал разговор так:

— Нас интересует прежде всего благополучие Бобо. И если вся эта цирковая чепуха ему нравится, то пусть.

Это очень ободрило проходимца Виллоуби. Он не знал, какое гнегодяям полагается гнаказание по закону за угон гномов, но опасался, что очень суровое.

Он поторопился заверить Родни в том, что было сделано все возможное, чтобы Бобо был доволен и счастлив, и если мистер Синсебау и его племянница помогут им в этом, то они с мистером Какстоном будут очень признательны. Мистер Синсебау не должен и мысли допускать, что с маленькими человечками кто-нибудь обращался грубо или жестоко, потому что, сказал «старый добрый Чарли», это невозможно в цирковом бизнесе. Люди, или звери, или кто там еще — они не могут хорошо работать, если не чувствуют себя счастливыми.

— Я должен быть уверен, что никто не ущемляет Бобо в его законных правах, — сказал Родни.

Но Чарли снова поторопился его успокоить.

— Уж об этом-то нет нужды волноваться, мистер Синсебау. Я не знаю, где он этому научился, но должен сказать, что маленький бизнесмен сам продиктовал нам жесткие условия. Хозяин рвал на себе волосы, но ничего не смог с ним поделать, Бобо сказал: «Никаких спектаклей и никаких вам денег, если вы не будете вести со мной честную игру. А то скажу все публике со сцены и попрошу вызвать полицию!» Мы ничего не могли с ним поделать.

— Прекрасно, прекрасно! — сказал Родни. — Я рад, что он оказался таким просвещенным. Где его контракт?

— Да какой там контракт! Он ничего не хотел подписывать. Сказал, что будет выступать каждый день, пока с ним хорошо обращаются и отдают ему половину выручки. Где он успел набраться сведений о зрелищном деле, не представляю себе!

— Он задавал мне вопросы обо всем на свете, и я кое-что ему рассказывал, — сказал Родни. — Только я не думал, что он так все усвоит.

— Усвоил, усвоил, уж вы мне поверьте! Он скоро сам станет себе хозяином и сумеет заработать большие деньги, и добьется в жизни чего пожелает.

Бобо опять ненадолго появился за кулисами и извинился перед Родни за то, что у него так мало времени для разговоров.

— Я должен выступать, — сказал он. — У нас перерыв с шести до семи — тогда мы смогли бы как следует поболтать. Может быть, вы пока навестите Глого и попытаетесь немного его подбодрить?

Родни намекнул ему, что можно удрать от Какстона, но Бобо только засмеялся:

— Видишь ли, Родни, я зарабатываю много денег. Людям интересно на меня смотреть. Почему бы не заставить их платить за это? Мне только надо научиться читать получше и сообразить, как распоряжаться своими деньгами. Я ждал тебя: мне надо о многом спросить твоего совета. Я буду жить в мире людей. Я теперь уже не дикое лесное существо. Кончилась игра в прятки в кустах и деревьях!

Глава четырнадцатая, в которой произносится слово «прощай»

Родни и Элизабет направились в гостиницу, где сестра Чарли, мисс Виллоуби, ухаживала за Глого. Не так уж много надо было тысячелетнему гному. Он просто лежал в своей корзинке, а мисс Виллоуби сидела рядом и читала журналы о кинофильмах и кинозвездах. Бедный Глого! Болезнь победила его окончательно: он больше не сопротивлялся, предоставляя печали полную свободу действий.

Он вздрогнул, когда Элизабет позвала его, открыл глаза и попытался сесть. О конечно, Глого был рад видеть ее и Родни; он был уверен, что они придут, только опасался, как бы это не произошло слишком поздно. Глого снова прилег: слабость одолевала его.

— Глого, — сказала Элизабет с упреком в голосе, — я боюсь, что ты плохо питаешься.

— У меня особенно-то нет аппетита, — сказал старый гном.

— Но ты должен постараться хорошо есть, чтобы поправиться, Глого!

— Зачем мне поправляться? Что мне делать? Зарабатывать деньги?

— Мы разыщем других гномов, — отважился заметить Родни.

Глого слабо улыбнулся:

— Вы оба очень добрые. Но вы же знаете, что на это нет никаких надежд. Гномы исчезли навсегда.

— Но нельзя, чтобы ты просто лежал и никак не лечился! воскликнула девочка.

— Вы старались меня обмануть. Я и сам хотел себя обмануть, но теперь мне надо взглянуть правде в глаза. Я слишком долго жил. — Он повторил последние слова, голос его постепенно замирал. — Слишком долго. Слишком долго…

— Может быть, ты хочешь, чтобы мы отвезли тебя обратно в твой лес, Глого?

— Нет, — возразил он. — Я теперь ничего не хочу.

Воцарилось долгое молчание, но Элизабет решила возобновить беседу:

— Мы виделись с Бобо.

— Бобо нашел то, что ему нравится, — прошептал дедушка.

— Но, Глого, — попытался успокоить его Родни, — Бобо ничего другого не оставалось делать.

— Я знаю. Я не обвиняю его ни в чем. Мне тяжело. Но скоро уже я не буду видеть ничего. Вы были ко мне очень добры. Я вас обоих благодарю. Всем сердцем. Но больше вы ничего не сможете для меня сделать. Я устал говорить. Попрощаемся.

Это была не просто просьба. В последнем слове звучала требовательная нотка. Им осталось только покориться. Слезы бежали у Элизабет по щекам. Она предчувствовала, что ей больше никогда не придется говорить со старыми гномом.

— Прощай, Глого, — проговорила она, дотрагиваясь до высохшей, слабой руки тысячелетнего гнома.

— Прощай, Элизабет. Прощай, Родни, — отозвался слабый голосок.

Они на цыпочках вышли из комнаты, возвращаясь обратно в мир людей, которые прожили на свете не слишком долго или так, по крайней мере, сами про себя думали.

От шести до семи в балагане был перерыв. Бобо не собирался доработаться до полусмерти — так он объяснил Элизабет и Родни. Он потребовал, чтобы ему и его друзьям принесли ужин. Его приказаний слушались, потому что теперь он был богачом. Он держался уверенно, скопировав свою манеру поведения с потомка миллионера. Последнего и забавляло и поражало то, как много этот малыш сумел усвоить из его рассказов о мире людей.

Представление возобновилось после перерыва. Родни и Элизабет задержались за кулисами, дружелюбно болтая со «старым добрым Чарли». Они пришли к молчаливому соглашению считать «гнегодяйский угон гномов» досадным недоразумением.

Чарли намекнул, что ему очень хотелось бы знать, где и при каких обстоятельствах Родни и его племянница встретились с Бобо и Глого. Но Родни сказал, что Бобо сам о себе сообщит то, что найдет нужным.

Во время этого непринужденного разговора пришло известие от мисс Виллоуби, что старый гном Глого тихо угас в своей постели.

Родни и Элизабет были к этому готовы. Они поняли, что тысячелетний гном отослал их от себя, чтобы спокойно умереть.

Элизабет сидела молча, со слезами на глазах, пока Родни и Виллоуби обсуждали, как им хоронить старого гнома. Во-первых, они решили ничего не сообщать Бобо до десяти вечера, то есть до конца представления. Виллоуби быстро смекнул, что широкое оповещение о похоронах привлекло бы к ярмарке лишних двести — триста тысяч посетителей. Но Родни, так сказать, топнул ногой. Он не позволит устроить приманку для публики из праха бедного старого Глого, который при жизни ненавидел зрелищный бизнес и все связанные с ним махинации дельцов.

«Старый добрый Чарли» наконец с этим согласился. Они договорились похоронить Глого без лишнего шума. Чарли беспокоился, как быть с разрешением на похороны, но Родни сказал, что законы Соединенных Штатов не признают гномов и поэтому самое разумное отвезти Глого в лес и похоронить прямо в его корзинке под большим красивым деревом. Ведь Глого так любил деревья!

Бобо, которому в десять часов вечера сообщили эту грустную весть, согласился с ними. Родни и Элизабет были настоящими друзьями его дедушки, сказал он, и они, несомненно, поступят так, как дедушка сам бы того пожелал.

И вот, когда наступила полночь, корзинку тихо вынесли из отеля, и похоронная процессия — три автомобиля — направилась за город. Одну машину вел Родни, другую — Гагинс, а третью — Чарли Виллоуби. Они остановились в живописном месте, Б горах. Деревья скрывали луну, и свет ее казался призрачным. Было тихо и торжественно. Воздух был напоен лесными ароматами, которые при жизни так любил старый гном.

Никто не знал, как принято служить панихиду по гному, и Бобо тоже не мог ничего посоветовать. Поэтому Родни ограничился тем, что произнес маленькую речь. Он сказал, что Глого всю свою жизнь был связан с лесом и вот теперь лес навсегда примет его в свое лоно.

Похороны завершились. Лопата была положена назад, в машину. Уже собирались завести моторы, как вдруг Элизабет заволновалась:

— Где же Бобо?

Бобо исчез.

Включили все фары. Элизабет зажгла карманный фонарик и двинулась по лесу, шаря лучом в темноте и громко окликая Бобо. Но Бобо нигде не было видно. Элизабет начала было впадать в панику, как вдруг из-за купы низеньких кустиков ее позвал знакомый голосок:

— Элизабет, тише!

Она замерла на месте и зашептала в ответ.

— Что произошло, Бобо?

— Отойди в сторонку и незаметно углубись в лес. Мне надо тебе чтото сказать.

Элизабет послушалась и, пройдя несколько шагов, увидела Бобо. Он подошел к ней совсем близко и прошептал:

— Здесь есть гномы.

— О Бобо! Не может быть!

— Я чувствую запах. Всюду. Тут их полно!

— Но где же они? — чуть не закричала Элизабет, приходя в невероятное возбуждение. Известно, что с девочками это часто случается и не приносит им никакого вреда.

— Они не покажутся, пока вы, большие люди, находитесь здесь, в лесу.

— Что же надо сделать?

— Вы все возвращайтесь в город, а меня оставьте здесь одного. Мне надо оглядеться и поискать гномов.

— Ты не боишься ночи?

— Ночь — это время гномов, мне нечего бояться. Вы сможете вернуться сюда рано утром?

— Конечно, раз ты об этом просишь, Бобо.

— Скажи остальным, что я хочу побыть один на дедушкиной могиле. Расскажи Родни о моем открытии, но только без свидетелей. Остальные даже и догадываться ни о чем не должны. Иначе они нападут на гномов и постараются их всех изловить для своего балагана.

— Уж это конечно, — согласилась с ним Элизабет.

До чего же смышлен Бобо, как быстро он научился разбираться в людях!

— И пусть утром с вами никто не приезжает, — прибавил Бобо. Только ты и Родни. Если явятся другие, я вообще не покажусь.

— Ладно, — сказала Элизабет. — Будь осторожен, Бобо. Я надеюсь, что это хорошие гномы.

— Гномы не бывают плохими, — заметил Бобо. — А люди бывают. Иногда.

Элизабет поспешила вернуться туда, где ее спутники продолжали поиски. Она созвала всех и сказала:

— Я только что говорила с Бобо. Он хочет провести ночь на могиле Глого.

— Это что еще за фокусы?! — взвыл совершенно ошеломленный Чарли.

— Не знаю, — ответила Элизабет. — Я передаю вам то, что мне сказал Бобо. Он взял с меня обещание, что мы вернемся за ним утром, только он не велел никому приезжать, кроме меня и Родни, а то он вообще больше не покажется.

Хорошенькие новости для «доброго старого Чарли»! Он пришел в раж, но что тут можно было поделать?

— Я уверяю вас, мистер Виллоуби, — сказал ему Родни, — все это для меня совершеннейшая неожиданность. Это какая-то причуда самого Бобо. Вы же его знаете: он любит делать, что ему вздумается.

— Но ведь у нас зрелищное предприятие. Люди будут штурмовать наши ворота.

— Ну, если Бобо будет некоторое время в отсутствии, это, право же, не причинит вам ущерба. Вы можете объявить, что его угнали гнегодяи. Подумайте, какой это будет потрясающей сенсацией. Ведь могли же его украсть? Вы ведь знаете, такие происшествия уже случались.

Камешек был в его огород, и «старый добрый Чарли» понял это.

— Что вы задумали? — спросил он у Родни.

— Я вас еще раз заверяю в том, что я не имею ни малейшего представления о намерениях Бобо. Я думаю, что и моя племянница ничего не знает. Да, Элизабет?

— Понятия не имею, — сказала Элизабет серьезно. — Он мне просто шепнул, что нам надо уехать и чтобы утром вернулись мы с Родни, и больше никто, а то он вовсе не выйдет.

— Значит, так тому и быть, — заключил Родни. — Бобо волен поступать, как он захочет. И мы, несомненно, его в этом поддержим.

— А что же мне остается делать, мистер Синсебау? — спросил Чарли.

— Я думаю, вам остается подождать до завтра. Уверяю вас, нет никакой возможности обнаружить Бобо в лесу. Гномы привыкли прятаться в течение тысяч, а может, и миллионов лет. Он поступит так, как сам захочет. Вам придется с этим примириться.

Добавить было нечего. Правда, все сказанное пришлось повторить несколько раз, пока Чарли наконец уразумел, что в лесу ему торчать бесполезно. Он и его приятели сели в свою машину, потом Смит и Гагинс сели в свою. Родни и Элизабет направились к гномобилю.

Чарли подозревал своих спутников в коварстве и все время оглядывался, опасаясь, как бы они не отыскали Бобо и не увезли его тайком. Как только дядя и племянница остались одни, Элизабет сообщила потрясающую новость о том, что Бобо напал на след других гномов. Родни даже не сразу понял, о чем она говорит. А когда до него дошло, он страшно обрадовался. Ведь найти гномов и было целью их путешествия!

Глава пятнадцатая, в которой Бобо встречает Принцессину

Элизабет была так возбуждена, что почти не спала ночь. Поэтому, когда портье позвонил в номер около пяти часов утра, она выскочила из постели как пружинка. Если бы не торжественное обещание, которое она дала маме, она даже не почистила бы зубы.

Элизабет и Родни не стали тратить времени на завтрак, а сразу же ринулись в гараж. Задолго до того, как солнце выбралось из-за гор Пенсильвании и осветило долины, их машина уже мчалась к лесу, расположенному неподалеку от Джонстауна. Родни и Элизабет углубились в чащу, стараясь отыскать то место, где вчера остался Бобо. Они позвали его, и он не замедлил откликнуться. Он прятался в зелени дикого лавра, который на удивление разрастается в этих покрытых лесами горах.

— Я встретил тут других гномов, — объявил он вместо приветствия.

— О Бобо, правда ли это?

— Их тут тысячи!

— Чудесно, Бобо! — обрадовалась Элизабет. — И они все хорошие?

— Лучшие на свете. И у них удивительнейшая цивилизация!

— Да что ты! Это не дикие гномы?

— Они живут почти в таком же прекрасном городе, как Джонстаун.

Надо заметить, что Родни и Элизабет считали Джонстаун насквозь прокопченным, грязным городишком, неудобно расползшимся по горам, но они промолчали, не желая обижать Бобо.

— Поразительно, Бобо, поразительно! — восклицала Элизабет. — И ты видел этот город?

— Они мне его весь показали.

— Бобо, а можно, и мы посмотрим?

— Мне очень жаль, Элизабет, но, понимаешь, эти гномы никогда не показываются большим людям. Таков их древнейший закон. Боюсь, что мне никогда не удастся убедить их доверить людям свои тайны. Они даже не хотели меня отпускать, опасаясь предательства.

— Какой ужас, Бобо, я бы умерла, если бы ты не вернулся!

— Но мне удалось в конце концов убедить мистера Морго — это их крупнейший капиталист и владелец сталеплавильного завода.

— Господи помилуй! — закричал Родни. — Откуда же у них сталь?

— Они живут в этих горах, где полно железной руды и каменного угля. Почему бы им не выплавлять сталь?

— Да, но это ведь сложный процесс, — изумился Родни. — Во всяком случае, то, что ты говоришь, чрезвычайно интересно, и мне хотелось бы услышать подробнее!

— Садитесь, и я вам все расскажу.

В этот ранний час трава не успела высохнуть от росы, но заботливый Родни захватил с собой плед и еще корзинку Бобо, в которую был упакован термос. Элизабет и Родни разместились на пледе, а Бобо сказал, что он лучше посидит в лавровых кустах — на случай, если «старый добрый Чарли» вдруг захочет помешать беседе.

И вот их маленький друг развернул перед ними поразительную картину своих ночных приключений.

Он пошел вслед за обнаруженным в лесу запахом и дошел до расселины в горах, которая служила входом здешним гномам. Бобо подвигался вперед по внутреннему ходу, который приводил к целой системе пещер. В этих пещерах и был расположен город Гномтаун с его угольными шахтами, фабриками и большим металлургическим заводом. Конечно, появление Бобо вызвало переполох. Сразу же был приглашен шеф полиции, который отвел его под эскортом к лорд-мэру, а тот, в свою очередь, известил о пришельце мистера Морго, главного банкира и капиталиста. Бобо провел большую часть ночи в беседе с этим джентльменом и еще с одним, у которого была длинная белая борода и который был главой гномической церкви, епископом пенсильванской епархии.

— Они вежливо с тобой обошлись? — спросила Элизабет с тревогой.

— О конечно, — успокоил ее Бобо. — Они были изумлены и обрадованы, когда узнали, что я родом из Калифорнии.

— Они знают о Калифорнии? — удивился Родни.

— Кто не знает Калифорнии! Я так понял, что их предки происходят из калифорнийских красных лесов. Они переселились оттуда много миллионов лет назад. У них сохранились летописи и картины с изображением гигантских красных кондори.

— О Бобо, как интересно! — перебила его Элизабет. — Ужасно, что мы ничего этого никогда не увидим!

— Не думаю, чтобы вам так уж там понравилось. Понимаешь, своды у пещер местами такие низкие, что только гномам впору в них поместиться. А ты просто испортила бы платье или вовсе застряла бы где-нибудь, и тебя пришлось бы откапывать. И к тому же у них в данное время довольно уныло. Сейчас кризис, безработных много и куча разных других неприятностей.

— Правда? В Гномтауне так же, как и в Соединенных Штатах, не решена проблема промышленного цикла? — изумился Родни.

— Уверяю вас, что они совершенно современны абсолютно во всем, заметил Бобо мрачно — Но у них, кроме того, есть некоторые открытия, до которых даже люди пока что не додумались. Им, например, не приходится бегать по лесу и искать семена папоротника. Они производят то, что они называют синтетической пищей. Вам знакомо это слово?

— Как же, — сказал Родни. — Наши ученые без конца об этом говорят.

— Ну вот. А они вырабатывают продукты питания из угольной смолы. И, честное слово, получается очень вкусно! И заметьте, все население пребывает в отличном здоровье.

— Кроме тех, кто лишился работы, надо полагать? — задал вопрос Родни.

— Ну, естественно, — ответил Бобо. — Но этих они не принимают в расчет.

Все немного помолчали. Потом Элизабет спросила, есть ли в Гномтауне женщины-гномы. Бобо сказал — конечно. Это оказалось для него самым поразительным открытием.

— Видишь, Элизабет, — сказал он, — я ведь никогда не знал ни одного гнома, кроме Глого. Моя мать умерла, когда я был ребенком, а все остальные гномы исчезли раньше, чем я дорос до того, чтобы осознать их исчезновение. Когда Глого, и ты, и Родни говорили мне о невесте, для меня в этом слове почти что не было смысла…

— Так, значит, ты ее встретил?

— Я встретил прелестнейшее существо. Она очень похожа на тебя, Элизабет. Ей только семьдесят лет, у нее золотистые волосы и голубые глаза. Одета она в голубое платье из лучлона. Во всяком случае, так у них называется волокно, которое они делают тоже из угольной смолы.

— Кто она, Бобо?

— Она единственная дочь мистера Морго. Она живет в прелестном дворце и разъезжает в очаровательном спортивном автомобильчике.

— И она ласково к тебе отнеслась?

— Видишь ли, Элизабет, может быть, не стоило бы говорить.

— Отчего же, — перебил его Родни, — мы старые друзья, и нам хочется знать все, что касается твоего благополучия.

— Дело-то вот в чем. Поскольку я прибыл из Калифорнии и видел почти все Соединенные Штаты, а к тому же выступал в цирке и обо мне писали в газетах, — я показался им героем, романтической фигурой. Поэтому, наверно, и Принцессина Морго…

— Ее так зовут, Бобо?

— Правда, очень подходящее имя для дочери крупнейшего магната? Короче говоря, случилось так, что мистер Морго просил меня поскорее вернуться и жениться на его дочери.

— Так скоропалительно?

— Я сказал ему то же самое. Но он, помимо всего еще, вероятно, боится, как бы я не предал гномов большим людям, которые их всех переловили бы и разослали бы по циркам. С другой стороны, они не могли не отпустить меня, потому что боялись, как бы вы не предприняли капитальные розыски. Потом, когда мне все-таки решили поверить, мистер Морго отозвал меня в сторону и сказал, что он сделает меня своим сыном и оставит мне в наследство все свои богатства. А кроме того, он научит меня выплавлять сталь, и, может быть, мы вместе разрешим это… как это называется, Родни?

— Проблема промышленного цикла.

— И ты принял его предложение? — спросила Элизабет.

— Конечно, как же я еще мог поступить?

— Мы-то искали тебе лесную невесту, чтобы ты всегда жил на свежем воздухе. Ты же вырос в лесу!

— Что же делать, — сказал Бобо, — так сложились обстоятельства, надо к ним приспосабливаться.

— Мы когда-нибудь увидим твою Принцессину, Бобо?

— Это будет нелегко устроить, — ответил Бобо невесело. — Видите ли, мистер Морго и его дочь — гномы с большим общественным весом Поэтому, как это случается и среди людей в Америке, они должны опасаться похищения. Но, когда они получше меня узнают, не исключено, что они станут больше доверять и моим друзьям.

— А где мы встретимся? — спросил Родни.

— Я уже думал об этом. Если бы вы согласились приехать в Джонстаун через год…

— О конечно, Бобо! — воскликнули Родни и Элизабет одновременно.

— Тогда на этом самом месте в этот же час ровно через год. Я постараюсь убедить жену и тестя прийти вместе со мной.

— Идет, — сказал Родни. — Договорились. — Немного помолчав, он добавил: — Ты, наверно, спешишь вернуться к своей невесте?

— Я очень тронут, что ты об этом подумал, — сказал Бобо. — Дело в том, что они безумно боятся, как бы я не передумал и не нарушил свое обещание.

— Прощай, старина, — сказал Родни.

Мужчины держали себя в руках и не обнаруживали своих чувств. У Элизабет закапали слезы, но она тут же объяснила всем, что это от радости за Бобо. Она наклонилась к земле, и гном выбежал из своего лаврового укрытия и обнял ее. Ему, конечно, не удалось обвить ее шею руками. Но он справился с этим как мог, и поцеловал девочку в лоб, и пожал по очереди несколько ее пальцев. Так они простились в горах Пенсильвании, недалеко от реки Конемо. Последнее, что увидели Элизабет и Родни, был маленький шелковый платочек, который трепетал на фоне яркой зелени лаврового куста.

Родни повел машину назад, в город, где он расплатился со Смитом и Гагинсом и сообщил «старому доброму Чарли» душераздирающую новость о том, что самый маленький из человеческих существ на земле больше никогда не вернется на подмостки. Конечно, Виллоуби решил, что Элизабет и Родни попросту украли его сокровище. Но он ничего не мог с этим поделать, ему даже нечем было им пригрозить.

Родни позвонил маме и сказал, что они возвращаются домой. Они покинули Джонстаун, взяв курс на север, чтобы было не так жарко в дороге. Они опять поехали через штат Миннесота. Когда Элизабет замечала коров с той стороны, где обычно сидел Бобо, у нее начинало щемить сердце. Корзинка Бобо и все его вещи лежали на заднем сиденье. Элизабет решила все это сохранить на память о путешествии в гномобиле, который назывался теперь уже не гномобиль, а просто автомобиль.

Такая перемена произошла решительно во всем: утратили свое очарование горы, леса и озера, и заправочные станции, и завтраки на свежем воздухе, и попутчики, которые просили их подвезти. Словом, все-все дорожные прелести потеряли свой смысл, раз на заднем сиденье больше не было маленьких созданий, и никто не бегал от окошка к окошку, и никто не задавал бесчисленных вопросов.

Ничто не изменилось в их настроении, когда они достигли своего родного штата Вашингтон. В этом краю шел дождь и нескончаемые леса тянулись вдоль цепи озер. Потом шоссе пролегло по такому месту, где горы вставали хребет за хребтом, заросшие такими густыми лесами, что издали казалось, будто горы кто-то покрыл зеленым бархатом.

Родни и Элизабет вышли из машины полюбоваться видом.

Элизабет воскликнула:

— О как бы здесь понравилось Глого!.. — Потом ее слова зазвучали торжественно, как клятва: — Когда я вырасту, я буду помогать тем, кто спасает леса, и постараюсь, чтобы в них опять поселились милые маленькие гномы.

Роберт Макклоски

Приключения Гомера Прайса

Перевод Ю. Хазанова

ГОВОРИТ ГЕРОЙ КНИГИ...

Привет!

Меня зовут Гомер Прайс.

Я живу в небольшом городке Сентерберге, штат Огайо.

И почему-то всегда у нас происходят разные удивительные вещи...

А я почему-то всегда бываю в них замешан.

Вот, например, один раз мы, то есть мой ручной скунс по кличке Аромат и я, помогли изловить грабителей...

А в другой раз я чинил пончиковый автомат дядюшки Одиссея, потом включил...

И такое началось!

Сумасшедшая машина ни за что не хотела остановиться!..

А еще как-то человек по имени Супер-Дупер...

Да что я, всю книжку рассказать собрался?!

Загляните-ка в нее и сами все узнаете.

Итак, до встречи на страницах книги.

ГОМЕР

Глава 1. «ЗУДЕСНЫЙ ЧАПАХ»

В двух милях от городка Сентерберга, штат Огайо, на развилке дорог № 56 и 56-а, живет мальчишка по имени Гомер. Отец Гомера — владелец небольшого кемпинга для автотуристов, помощницей у него мать Гомера. Целыми днями жарит она цыплят, отваривает сосиски и прибирает туристские домики, пока отец заправляет машины бензином или моет их.

Гомер тоже редко остается без дела: он протирает ветровые стекла, а иногда подметает комнаты или помогает матери накормить проезжающих.

Когда Гомер не в школе, не помогает по хозяйству и не играет во что-нибудь с друзьями, тогда он занимается своим любимым делом: собирает радиоприемник. В одном из углов комнаты у него целая мастерская, и немало вечеров корпит он там над своими схемами.

Перед сном он обычно спускается в кухню выпить стакан молока с печеньем, потому что ничто так не возбуждает аппетита как сборка радиоприемников. И всегда в это время у ног Гомера появляется кот по имени Тебби и тоже тянется к молоку.

Однажды вечером, как всегда, Гомер скатился по перилам лестницы на кухню, открыл дверцу холодильника, взял бутылку и налил молока — в блюдце для Тебби и в стакан для себя. Потом поставил бутылку обратно и окинул взглядом внутренность холодильника: нет ли там чего интересного и на других полках? В это время послышались легкие шаги, что-то мягкое задело Гомера по ногам, и он наклонился, чтобы погладить Тебби... Но это оказался не Тебби!..

Молоко лакал совсем не кот, а самый настоящий скунс!

Гомер чуть-чуть перепугался от неожиданности, но не сделал ни одного резкого движения, потому что вспомнил про то, что читал в книжках. Ведь скунсы, или, как их еще называют, вонючки, когда разозлятся, издают такой запах, что не обрадуешься! От этого запаха не то что человек, любой зверь сбежит!.. Но если скунса не трогать, он ведет себя вполне дружелюбно.

Пока неожиданный пришелец с аппетитом допивал чужое молоко, Гомеру пришла в голову интересная мысль — приручить его. Потому что в тех же книжках Гомер читал, что скунса очень легко приручить. Если, конечно, с ним хорошо обращаться.

Гомер даже имя уже придумал для своего нового питомца — «Аромат».

Приняв это решение, он налил еще молока скунсу, а заодно и себе.

Аромат вылакал и второе блюдце, облизал мордочку и спокойно двинулся к выходу.

Гомер осторожно пошел следом и обнаружил, что живет Аромат у них под домом, прямо под окном его комнаты.

Несколько дней Гомер обдумывал, как же все-таки приручить Аромата. Он совсем не был уверен, что мама очень обрадуется, когда узнает, что у них в доме завелся скунс. Поэтому в конце концов он решил, что раз уж Аромат давно живет у них под домом и никто об этом не знает, пусть оно так и продолжается.

Каждый вечер, когда никто не видел, он относил Аромату блюдечко с молоком, и не прошло и нескольких недель, как скунс привязался к Гомеру словно щенок. И тогда Гомеру захотелось, чтобы Аромат совсем переселился к нему. Разве плохо, если зверек будет рядом, когда он возится со своим приемником?..

Гомер взял старую корзинку, привязал к ее ручке веревку и получился лифт. Потом он опустил корзинку из окна и начал постепенно приучать Аромата по свистку забираться в корзину.

И наступила минута, когда Гомер потянул за веревку, корзина поднялась вверх, а с нею и Аромат, который таким образом очутился в комнате у Гомера. Находясь в гостях. Аромат большую часть времени спал в маленьком чемодане из-под инструмента. Гомер же усиленно трудился у стола над своим радиоприемником.

В один из вечеров Гомер сказал:

— Ну вот. Еще один проводок припаять — и все. Приемник готов. Поставлю новые лампы — и можно пробовать...

Аромат приоткрыл один глаз, но больше ничем не проявил своего интереса, даже когда приемник действительно заработал — и совсем неплохо — и когда голос диктора произнес:

«...Еще сообщаем, что Н. В. Блотт из Сентерберга стал обладателем главного приза — две тысячи долларов — в конкурсе на лучшую рекламу «Крем для бритья фирмы Дреггз».

— Ой, я знаю этого Блотта! — сказал Гомер. — Он живет недалеко от дядюшки Одиссея.

Аромат оставался безучастным даже в тот момент, когда диктор объявил, что на следующей неделе будет транслироваться специальная программа прямо из Сентерберга — вручение победителю двух тысяч долларов и двенадцати бутылок с кремом для бритья за лучшую рекламу этого самого крема. Награду вручит лично мистер Дреггз...

— Слышишь, Аромат? — сказал Гомер. — Передача из нашего Сентерберга. Надо обязательно поехать и посмотреть!..

День радиопередачи наступил, и Гомер отправился в город на велосипеде. Он был на центральной площади чуть ли не раньше всех и сумел выбрать удобное место неподалеку от звукооператора, откуда уж непременно будет все видно и слышно.

Сначала мистер Дреггз произнес речь о том, что мистер Н.В.Блотт своей прекрасной рекламой сделал значительный вклад в будущее американского бритья. Затем он зачитал эту рекламу:

Друзья, от крема для бритья В восторге все — ты, он и я!

Его наносишь тонким слоем — И чувствуешь себя героем!

И потом мистер Дреггз вручил победителю чемоданчик, как две капли воды похожий на тот, что был дома у Гомера, только в этом лежали две тысячи долларов и двенадцать бутылок крема для бритья — того самого, от которого «чувствуешь себя героем».

Н. В. Блотт проговорил несколько ответных слов перед микрофоном, и передача закончилась. И тут вперед вышли четверо мужчин. Они сказали:

— Руки вверх!

А один из них добавил:

— Если позволите... — и выхватил из рук Н. В. Блотта чемоданчик с деньгами и кремом.

Все были поражены. Мистер Дреггз был поражен, Н. В. Блотт был поражен, диктор был поражен, звукооператор тоже. И все были страшно напуганы. А грабители скрылись раньше, чем кто-нибудь что-либо сообразил...

Они вскочили в машину, помчались по дороге № 56-а и уже исчезли из глаз, когда местный шериф воскликнул:

— Подождите, сейчас я объявлю тревогу, и мы отправимся в погоню! Я не допущу, чтобы в нашем городе безнаказанно действовали вадиороры... то есть я хотел сказать — радиоворы!..

Шериф сообщил в полицию, и вскоре несколько вооруженных человек мчались на его машине по дороге № 56-а.  

Гомер еще был в городе, когда преследователи вернулись, и слышал, как шериф сказал:

— Их и след простыл! Мы обыскали обе дороги. Нигде ничего!..

В тот же вечер за ужином Гомер рассказал родителям о том, что произошло сегодня в городе. Потом он помог матери убрать посуду и отправился к себе в комнату, куда через некоторое время поднял в лифте-корзинке своего Аромата.

Наступил час последних известий. Гомер включил радио и услыхал, что «недавнее ограбление поставило полицию в тупик. След грабителей потерян. Мистер Н. В. Блотт предлагает половину выигранных денег и шесть бутылок с кремом тому, кто поможет вернуть утерянную награду».

— Аромат, слышишь? — сказал Гомер. — Если мы поймаем этих грабителей, у нас будет столько денег, что можно сделать хоть сто радиоприемников, а может, даже и телевизор.

Но все-таки он решил, вместо того чтобы понапрасну мечтать о поимке воров, просто пойти и лечь спать: ведь завтра суббота, он собирался чуть свет отправиться на рыбалку.

Он проснулся на рассвете, натянул штаны, поел наскоро овсяной каши, разыскал удочку и вышел на улицу. Здесь он тихонько свистнул, хотя это было излишним:

Аромат уже поджидал его в корзинке возле своей норы. Гомер привязал корзинку к багажнику велосипеда, и они двинулись по дороге № 56-а.

Не доезжая моста через ручей, Гомер свернул в лес. Тут он спешился, оставил велосипед и пошел вдоль берега ручья, а за ним, подняв хвост трубой, брел Аромат.

Все утро просидел Гомер над ручьем с удочкой в руках, но, увы, напрасно: рыба в этот день просто не желала клевать. Он перепробовал все лучшие, известные только самым заядлым рыбакам места — и все равно ничего!..

В обратный путь они с Ароматом отправились не извилистым берегом, а прямиком через лес, по старой, давно не езженной дороге. Не прошли они и полмили, как услышали какие-то голоса, и Гомер мог бы с уверенностью сказать, что запахло жареной грудинкой. Это показалось ему странным, потому что никто раньше не заезжал сюда и не делал остановки на этом холме. И Гомер решил разузнать, что там за люди.

Когда они с Ароматом подкрались и выглянули из-за большого валуна, то увидали четырех мужчин.

«Грабители!» — сразу мелькнуло в голове у Гомера. И действительно это были они.

На земле рядом с ними лежал раскрытый чемодан и в нем две тысячи долларов и двенадцать бутылок с кремом для бритья. Грабители только что проснулись и собирались побриться и закусить — над костром жарилась грудинка, а щеки у них были в мыльной пене.

Гомер так разволновался, увидев совсем рядом с собой настоящих грабителей, что совершенно позабыл об Аромате. А тем временем Аромат смело вылез из-за укрытия и двинулся прямо к раскрытому чемодану с деньгами!.. Ведь этот предмет был так похож на тот, в комнате у Гомера.

Аромат забрался в чемодан, свернулся клубочком на денежных пачках и моментально уснул. Грабители же, ровно ничего не заметили, потому что были заняты бритьем, и давалось им это отнюдь не легко: у них было всего лишь одно зеркало, а бриться они желали все одновременно.

— Скорей бы попробовать этот знаменитый крем, который наносишь тонким слоем — и чувствуешь себя героем, — сказал один из них.

Второй грабитель (он стоял скособочившись, потому что так удобнее было бриться, а еще оттого, что у него разыгрался радикулит после ночи в лесу) с трудом выпрямился, повернулся... и тут заметил Аромата.

— Эй, глядите! — сказал он. — Улегся на наших деньгах, как на своих. Какой наглец!

Все обернулись, увидели Аромата и очень удивились.

— Это, друзья мои, не наглец, — сказал третий грабитель, — это млекопитающее семейства куниц, отряда хищных, то есть «мефитис мефитис», в просторечии скунс, а попросту вонючка.

Гомер, который все это слышал, сразу догадался, что третий грабитель человек с образованием; должно быть, даже окончил колледж по курсу зоологии.

— А мне наплевать, — сказал менее образованный грабитель, — мефитис это или вонючка... Пусть он не валяется на наших деньгах! Не то я приготовлю из него жаркое!

И, схватив пистолет, он прицелился в Аромата.

— Я бы не делал этого на твоем месте, — сказал грабитель с высшим образованием.

— Выстрелы могут привлечь полицию, и потом, млекопитающих семейства куниц не принято убивать таким способом.

После этих слов грабители попробовали, насадив кусок грудинки на палку, выманить Аромата из чемоданчика. Но Аромат только фыркнул несколько раз, зевнул и продолжал спать.

Тогда четвертый грабитель поднял камень и сказал:

— Думаю, это его немного испугает...

Камень просвистел в воздухе и с треском влетел в чемодан. Тррах!.. Он не попал в Аромата, но зато добрая половина бутылок с кремом фирмы Дреггз разлетелась на кусочки и воздух наполнился его резким запахом... Но этот запах был ничто в сравнении с другим запахом — с тем, который испустил разозленный Аромат и от которого хотелось закрыть глаза и не дышать.

Грабители с криком разбежались кто куда, ничего почти не замечая вокруг, а Гомер, спрятавшись за стволом дуба, подозвал Аромата, и они помчались через лес к тому месту, где оставили велосипед, и весь обратный путь проделали с рекордной скоростью.

Дома была только мать. Отец уехал в дальний город за покупками и собирался вернуться лишь поздно вечером. Гомер уже хотел было рассказать матери обо всем, что сегодня видел, как вдруг она сказала:

— Что это? Кажется, запах скунса? Ты не чувствуешь? Надо сказать отцу, когда он вернется. От этих животных нужно сразу же избавляться, иначе никто не захочет останавливаться в нашем кемпинге. Кому приятно нюхать этот запах?

И тогда Гомер очень испугался за Аромата и решил ничего вообще не говорить. Ведь грабителей и так поймают. Для чего же полиция существует? Во всех книжках всегда так...

Остаток дня Гомер помогал матери отваривать сосиски для приезжих, а также выполнял обязанности заправщика на бензоколонке. В перерывах между делами он еще успевал почитать журнал для юных радиотехников и заглянуть в новый каталог марок.

Около восьми вечера, когда уже стемнело, в ворота кемпинга въехала машина, и из нее вышли четверо путешественников.

— Хотим заночевать у вас, — сказали они. — Нам нужна большая комната.

— Пожалуйста, — ответил Гомер. — Пойдемте за мной. И он проводил их к туристскому домику.

— Думаю, вам здесь будет хорошо, — сказал он, — Пожалуйста, четыре доллара задатка.

— Вот тебе пять, парень, — сказал один из путешественников. — Сдачи не надо.

Гомер поблагодарил, сунул деньги в карман и выбежал из комнаты, потому что со стороны бензоколонки слышались настойчивые сигналы — кто-то очень спешил заправиться...

Гомер уже собрался положить пятидолларовую бумажку в кассовый ящик, как вдруг ему почудился знакомый запах. Запах был смешанный... Пахло наполовину кремом — тем, который «наносишь тонким слоем», наполовину Ароматом... Откуда идет этот запах? Гомер понюхал свой рукав, пальцы, понюхал деньги. Конечно! Пахли зеленые доллары в его руке!..

Все стало ясно: эти четверо — грабители! Как он сразу не догадался?!

Теперь уже Гомер знал, что делать: он позвонит в город шерифу и все расскажет.

Гомеру было хорошо известно, где застать шерифа в это время — конечно, в сентербергской парикмахерской: там он каждый субботний вечер играет в шашки и толкует с друзьями о политике.

Но Гомер не хотел тревожить мать; поэтому подождал, пока она вышла из дома отнести кому-то из постояльцев второе одеяло, и только тогда схватил телефонную трубку.

— Алло, — сказал Гомер, когда шерифа наконец подозвали к телефону. Эти грабители остановились на ночь в нашем кемпинге... Все четыре, да... Слышите?

Приезжайте и заберите их!

— Разрази меня гром! — сказал шериф. — А деньги и эти... кутылки с бремом... то есть я хотел сказать — бутылки с кремом, тоже там?

— Да, да, — ответил Гомер. — Все с ними.

— И оружие, наверно? Много? — спросил шериф.

— Ой, точно не знаю, — сказал Гомер, — Не кладите трубку — я сбегаю посмотрю...

Он выскользнул из дверей, подкрался к домику, который отвели четырем грабителям, и осторожно заглянул в окошко. Грабители собирались ко сну, они раздевались, и повсюду были разбросаны их брюки и рубашки, а также пистолеты и даже один автомат. Оружие валялось на столе, на стульях, на тумбочке, под кроватью. Целый оружейный склад!

Гомер помчался обратно к телефону и сказал в трубку:

— Там, наверно, штук десять, если не двадцать!

— Хм, двадцать, говоришь? — переспросил шериф. — Очень хорошо... Слушай, сынок, я начал тут стричься, понимаешь? Я уж достригусь, а ты последи за ними... Пускай они заснут, а через часок я пожалую со своими ребятами, и мы их захватим тепленькими... Прямо в постельке... Там и наденем наручники. Без лишнего шума.

Понял?

— Хорошо, шериф. До встречи, — ответил Гомер.

Потом, когда пришла мать, Гомер сказал ей, что пойдет к себе в комнату — у него там важное дело, а сам снова подкрался к окошку, за которым были грабители, и снова заглянул в него. Он увидел, что воры уже легли в свои постели, но пребывали в очень плохом настроении и все время переругивались. По доносившимся к нему словам Гомер понял причину их недовольства: они никак не могли поделить между собой деньги и оставшиеся шесть бутылок с кремом, а главное, боялись уснуть — вдруг кто-нибудь из них уедет среди ночи с заветным чемоданчиком.

В конце концов они решили улечься вчетвером на одну кровать — так вернее: уж если кто-то вздумает сбежать, то обязательно проснутся остальные...

Улечься всем вместе было делом нелегким, но кое-как им это наконец удалось, и они даже накрылись одним одеялом, положив его поперек. А чемодан с деньгами и кремом лежал у них в ногах посреди постели.

Они потушили свет, и долгое время было совсем тихо, но вот один из грабителей сказал:

— Вы знаете, а не очень-то удобно тут спать.

— Но все-таки лучше, чем в лесу, — сказал второй, — где комары и всякая мошкара.

— И некоторые другие животные, — добавил третий, — которые к тому же пахнут не слишком приятно.

— Да, нужно честно признать, что наше теперешнее состояние можно определить словами: и в тесноте, и в обиде.

Это сказал, конечно, грабитель с высшим образованием.

— Точно сказано, — произнес первый. — По-моему, нам давно пора срываться в Мексику. Чего ждать, не понимаю? Все равно спать нельзя в таких условиях...

Давайте рванем к границе.

— Не люблю ездить в машине по ночам, — сказал второй. — Это действует мне на нервы.

— И мне тоже, — сказал третий. — Кругом темень, тени... Кажется, что везде прячутся полицейские...

И грабители надолго заспорили о том, ехать им все-таки в сторону мексиканской границы сейчас или дожидаться рассвета. Пока они спорили, Гомер упорно думал. Он понимал, что необходимо что-то предпринять, и побыстрей, иначе грабителей может след простыть, прежде чем шериф дострижет волосы и прибудет сюда... И Гомер, кажется, кое-что придумал.

Стараясь не производить шума, он покинул свой наблюдательный пост и помчался к дому; но не к дверям, а к той стене, под которой находилась норка Аромата. Гомер тихонько посвистел, и Аромат, как всегда, вылез и забрался в свою корзинку.

Гомер осторожно вернулся с корзинкой в руках на свой наблюдательный пост, поставил корзинку у окна и прислушался. Грабители лежали в темноте и продолжали спорить насчет того, уезжать им сейчас из кемпинга или не уезжать. И никак не могли прийти к соглашению. Аромат тоже лежал в темноте в своей корзине, и хотя он давно уже успокоился, но запах еще не совсем прошел.

Четверо на одной постели были так увлечены спором, что не заметили и не услышали, как Гомер протянул руку через низкое окошко и водрузил корзину с Ароматом на табуретку возле окна... Конечно, Аромат сейчас же вылез из корзины и перелез в чемоданчик, стоявший на постели в ногах у грабителей.

— Перестань щекотаться! — проворчал самый долговязый из грабителей, чьи ноги далеко вылезли из-под одеяла. Не мог же он знать, что это пушистый хвост Аромата прошелся по его ногам.

— Никто тебя не щекочет! — сказал ему сосед по кровати. — Эй, слушайте!

По-моему, опять пахнет этим проклятым животным...

— Да, теперь и я начинаю чувствовать, — сказал третий. А четвертый потянулся к выключателю и проговорил:

— Ну вот, вопрос решен! Сейчас оденемся — и вперед, в Мексику. Не оставаться же здесь, чтобы всю ночь нюхать эту вонь!

Он зажег свет, и в тот же момент Гомер закричал:

— Будет еще хуже, если вы пошевелитесь! Он сейчас так запахнет — не обрадуетесь!

Лучше не двигайтесь!

Грабители, даже не поглядев как следует, накрылись с головой одеялом и замерли. 

— Через пять минут придет шериф! — смело сказал Гомер.

Но прошло пять минут и еще пять, а шерифа все не было. Грабители беспокойно зашевелились, а это не понравилось Аромату, и он начал перебирать лапами и волноваться.

Гомер тоже забеспокоился: что скажет его мать, если Аромат возьмет да испортит один из лучших туристских домиков?! И он быстро сообразил, что нужно сделать.

Он влез в окно и начал складывать в корзину все оружие грабителей. А затем подобрал всю их одежду и выбросил за окошко. После этого он выбрал самый большой пистолет, направил его на грабителей и сказал:

— Ну, можете вылезать из-под одеяла!.. Только руки вверх! Грабители откинули одеяло и стали осторожно вылезать из кровати — так, чтобы не потревожить Аромата. И сразу же поднимали руки вверх.

— Мы не хотели этого делать, мальчик... Совсем не хотели, — пробормотал один. — Честное слово!

— Мы вернем все деньги, — сказал второй.

— Во всем виновато общество, в котором мы живем, — сказал образованный грабитель, — Оно и должно отвечать.

— Извините, — сказал Гомер, — но я должен отвести вас к шерифу. — Он указал пистолетом на чемодан с призовыми деньгами и с кремом и приказал одному из грабителей захватить его с собой. — Ну, вперед! — скомандовал он.

— Как? Прямо в пижамах?! — вскричал один.

— И босиком? — ужаснулся другой.

— Но это неприлично! — завопил самый образованный. — Что скажут люди?!

— Аромат волнуется, не кричите, — напомнил Гомер.

Грабители прекратили споры и покорно поплелись, в пижамах и босые, по усыпанной гравием дорожке к выходу из кемпинга. Они шли молча, но не могли сдержать стонов и криков, потому что какие же грабители умеют ходить босиком?! Нет, они бы теперь никуда не убежали, даже если за ними и не следовали бы Гомер с пистолетом и Аромат с хвостом трубой.

Так они и шли: сначала первый грабитель с поднятыми руками, за ним второй грабитель с поднятыми руками, за ним третий грабитель с поднятыми руками, и только у четвертого была поднята одна правая рука, а левая опущена — в ней он нес чемодан с деньгами и кремом. Аромат, конечно, ковылял рядом со своим любимым чемоданчиком, а сзади всех шагал Гомер, и у него были заняты обе руки: в правой он держал пистолет, а в левой корзину с оружием... Целый оружейный склад! 

Они вышли на дорогу № 56-а и вскоре ступили на главную улицу Сентерберга... Вот и парикмахерская, где в кресле все еще сидит и никак не дострижется шериф, а вокруг его друзья — беседуют и играют в шашки.

Когда шериф увидел, кто подходит к парикмахерской, он прервал на полуслове свои рассуждения о политике и закричал:

— Разрази меня гром, если это не ваши норы... то есть я хотел сказать наши воры! Конечно, это они!

И шериф вскочил с кресла, хотя одна половина головы у него была острижена, а другая нет, и в одну минуту надел наручники на грабителей. И так же, с недостриженной головой, он препроводил их в тюрьму...  

Ну вот, почти все и рассказано. А на следующий день в газетах можно было увидеть такие заголовки: «Мальчик и его ручной скунс выследили грабителей по запаху!», «Похитители крема обезврежены!». В последних известиях по радио тоже много говорили об этом.

Родители Гомера сказали ему, что теперь он может держать своего скунса, потому что их дело из-за него не пострадает, а наоборот — люди со всех сторон будут нарочно приезжать на развилку дорог № 56 и 56-а, чтобы взглянуть на Аромата, а заодно уж и заправиться бензином, и поесть сосисок или даже целый обед.

Вскоре после этого, когда Гомер отправился в Сентерберг подстричься, он встретил там шерифа, и тот сказал ему:

— Вот люди говорят, что, мол, от скунса плохой запах... А я утверждаю и всегда буду утверждать: это зудесный чапах... то есть я хотел сказать чудесный запах!

Глава 2. СУПЕР-ДУПЕР

Как-то в субботу Гомер Прайс и его друг Фредди слушали по радио футбольный матч.

А еще с ними был младший брат Фредди — Льюис.

Когда игра кончилась, Гомер сказал:

— Что-то я здорово проголодался. Пошли на кухню, поедим чего-нибудь.

Они спустились вниз, и Гомер налил три стакана молока, а его мать поставила на стол печенье.

— Не очень-то наедайтесь, — сказала она. — Скоро обед.

— Не будем, мэм, — заверил Фредди и спросил у Гомера, где сегодняшняя газета.

— Кажется, на холодильнике, — ответил Гомер. — Сейчас посмотрю.

— Ура! — сказал Фредди, получив газету и заглянув сразу на последнюю страницу. — Сейчас поглядим, что случилось дальше с Супером-Дупером...

И ребята стали смотреть картинки и читать подписи под ними, чтобы узнать, как же Супер-Дупер выберется на этот раз из большого железного ящика с динамитом, куда его запрятал Негодяй; а потом этот же Негодяй умудрился выбросить ящик с дирижабля прямо в открытый океан.

На первой картинке Супер-Дупер говорит: «Ха-ха! Негодяй думает избавиться от меня, но он просчитался! Ха-ха!» Потом, на следующей картинке, динамит взрывается и разносит ящик вдребезги. Но Супер-Дупер остается невредимым, потому что он Супер-Дупер и ничего ему не страшно!

— Глядите, глядите, какие у него мускулы, — сказал Фредди. — Вот это да! Нам бы такие!..

И они перешли к новой картинке. Здесь Супер-Дупер выскакивает из океанской пучины и со свистом — вззз! — врезается в воздух, потом хватает дирижабль за хвост и переламывает пополам. Тррах!.. Ну, и на последней картинке Негодяй пытается удрать на самолете и — тра-та-та-та-та! поливает Супера-Дупера из пулемета, но все пули отскакивают от супер-дуперовской груди. Вот он какой! Знай наших!.. А внизу написано: «Продолжение в понедельник».

— Ух! — сказал Фредди. — Вот дает! Все может.

— Да, — сказал Гомер. — Но ведь это только в газете. И всегда одно и то же.

Всегда он во всех попадает и всех побеждает, а Негодяй всегда бомбит его и стреляет из пушки или из автомата или пускает в него электрический луч... А в конце он всегда спасает девушку и ловит Негодяя...

— Ну и что? — сказал Фредди. — Все равно это правда, раз в кино показывают...

Думаешь, он понарошку подымает автомобили или в космосе летает?

— А, — сказал Гомер, — это ерунда. Я читал, что в кино все можно сделать, если захочешь. Только для этого нужны веревки и особые зеркала. Понимаешь? И снимай сколько влезет.

Тут маленький Льюис попросил снова почитать ему, что написано под картинками, и Фредди с удовольствием выполнил его просьбу.

Вскоре зазвонил телефон — это Фредди и маленького Льюиса мама позвала домой. Они с трудом оторвались от печенья и от картинок и ушли.

В следующий раз, когда Фредди пришел к Гомеру, он притащил с собой целый ворох газет с Супером-Дупером.

— Посмотри, Гомер, — сказал Фредди, — ты такого и не виден.

— Ой! — воскликнул Гомер. — Сколько их у тебя!

— Почитай сначала вот это, — сказал Фредди. — Здесь самое интересное!

Гомер послушался друга и начал читать, а Фредди все время заглядывал ему через плечо.

В начале рассказа Супер-Дупер выглядел как обыкновенный человек, но стоило перевернуть страницу, и сразу появлялся Негодяй, а Супер-Дупер стыдливо скрывался за дерево и через секунду выходил оттуда уже в красных трусах, в синей кепке и со всеми своими мускулами.

— Почему он всегда одевается в одно и то же? — спросил Гомер.

— Потому что он не стиляга какой-нибудь, — ответил Фредди, и Гомер стал читать дальше.

После переодевания Супер-Дупер немедленно принимался крушить и ломать, а также спасать. Он поднимал автомобили и разбивал их о скалы, а один раз перенес целый поезд через реку, потому что Негодяй взорвал мост.

Ну, а затем Супер-Дупер спасает красивую девушку и ловит Негодяя, который оказывается знаменитым преступником.

— Ох, Фредди, — сказал Гомер, — ведь тут опять все то же.

— Совсем нет, — ответил Фредди. — Там Супер-Дупер уничтожил дирижабль, а здесь океанский лайнер. И еще он там... Но Гомер перебил его:

— Зато он всегда спасает красивую девушку и ловит Негодяя.

— Ну и что ж, — сказал Фредди, — так и должно быть.

— Ладно, хватит. — сказал Гомер. — Пошли покидаем подковы.

— О'кей, — согласился Фредди.

И они отправились играть. Фредди выиграл два кона из трех и потом сказал, что ему пора домой, и ушел.

После ужина, когда Гомер сидел за уроками, зазвонил телефон. Гомер поднял трубку.

— Алло, это ты? — услышал Гомер. — А это я. Слушай! Видел в сегодняшней газете объявление? Нет? В субботу будет картина про Супера-Дупера! В городском кинотеатре!..

И, прежде чем Гомер ответил, Фредди заорал в трубку:

— Знаешь что?! Туда приедет сам Супер-Дупер! «Куда-куда»! В кинотеатр!

И еще Фредди добавил, что в город пришла для его отца какая-то посылка, она на вокзале, так что все равно туда ехать надо, и отец дает ему в субботу лошадь и повозку и разрешает заодно пойти в кино, а он, Гомер, хочет с ним поехать?..

Тут Фредди перевел дух, и Гомер сказал:

— Ясное дело, хочу!

— Ладно, я заеду за тобой. Спокойной ночи. В субботу Фредди и его брат Льюис заехали за Гомером на повозке, в которую была впряжена престарелая лошадь по имени Люси. Гомер еще только сел завтракать.

— Едем пораньше, — сказал Фредди, — а то Люси будет тащиться не меньше часа.

— Я в одну секунду, — с набитым ртом сказал Гомер. Вскоре он вскочил в повозку, Фредди сказал: «Н-но, Люси!» — и они тронулись.

В городе ребята прежде всего заехали на вокзал и получили посылку, которую с трудом смогли поднять.

— Ух ты! — сказал Гомер. — Ну и тяжесть.

— Спорим, — сказал Фредди, — что Супер-Дупер подымет ее одним мизинчиком.

— Может, и подымет, — согласился Гомер: он сейчас думал о другом, Заедем к дядюшке Одиссею? У него такие пончики вкусные. Возьмем с собой в кино и на обратную дорогу.

И Фредди, и маленький Льюис согласились, что это здорово придумано. Они завернули к дядюшке Одиссею, набили карманы пончиками и пошли через городскую площадь к кинотеатру.

Там у входа стоял уже супер-дуперовский супер-автомобиль — длинный и красный, лакированный и, никелированный, с буквами «Суп-Дуп» на боку. Ребята долго восхищались автомобилем, а потом взяли билеты и прошли в кинотеатр.

И они увидели посреди фойе самого Супера-Дупера, в сапогах и в красных трусах и в свитере с эмблемой «С.-Д.» на груди.

Супер-Дупер поздоровался за руку с Фредди и с Ромером и даже с маленьким Льюисом и сразу дал Фредди автограф, когда тот попросил.

— Мистер Супер, — сказал Фредди, — если не трудно, полезайте, пожалуйста, перед кино немножко или сломайте несколько подков...

— Боюсь, ребята, сегодня у меня на это нет времени, — ответил с улыбкой Супер-Дупер.

И ребятам ничего не оставалось, как пройти на места, вытащить из карманов пончики и ждать начала сеанса. Вскоре потух свет, и картина началась. Называлась она «Супер-Дупер и электролуч». Потому что у Негодяя была такая машина, которая своим лучом взрывала что угодно: хочешь небоскреб, а хочешь — самолет. Негодяй направил луч и на Супера-Дупера, но не тут-то было!..

В этом месте кинокартины маленький Льюис так разволновался, что подавился пончиком, и Гомеру пришлось вести его в буфет и поить водой, потому что Фредди ни за что не хотел пропустить хотя бы один кадр. К тому времени, когда Гомер вернулся в зал, Супер-Дупер уже благополучно разнес весь негодяйский штаб, а негодяйскую лучевую машину поднял и разбил о скалу. А потом он, конечно, поймал самого Негодяя и спас красивую девушку. Но, перед тем как в зале зажегся свет.

Негодяй сумел все-таки улизнуть. И тогда на экране появились слова: «Следующий выпуск в ближайшую субботу».

— Что ж, он не мог его как следует поймать? — спросил маленький Льюис, когда они уже ехали домой.

— А кого бы он тогда ловил в следующую субботу? — сказал Гомер.

У входа ребята опять полюбовались супер-дуперовским автомобилем и вскоре уже ехали домой в своей повозке.

Почти стемнело, когда старая Люси дотащила их наконец до крутого поворота, откуда до заправочной станции и кемпинга было рукой подать. В это время сзади послышался сигнал, Фредди сильно дернул вожжи вправо, и мимо них со свистом промчался длинный и красный, лакированный и никелированный автомобиль с буквами «Суп-Дуп» на боку.

— Ух! — сказал Фредди. — Это сам Супер-Дупер поехал!

— Интересно, знает он, что там сейчас поворот? — задумчиво сказал Гомер.

И не успел он договорить, как впереди за поворотом они услышали резкий скрип тормозов и громкий треск.

— Пошла, Люси!.. — закричал Фредди. — Посмотрим, что там случилось.

Хорошо еще, не было встречных машин, — сказал Гомер.

— А что, если... — дрожащим голосом произнес Фредди, — что, если это...

электрический луч, а?.. Стой, Люси, стоять!

— Чепуха, — сказал Гомер своим самым смелым тоном. — Я пойду посмотрю...

Маленький Льюис начал было хныкать, и они его с трудом успокоили. А потом все трое вылезли из повозки и поползли вдоль канавы. Они ползли, ползли, даже больно животам стало, и вдруг увидели машину Супера-Дупера. Она стояла в канаве, почти на боку.

— Ух! — прошептал Фредди. — Сейчас Супер-Дупер как поднимет ее одной левой!

Глядите!

Вспыхнул свет, и маленький Льюис почти закричал:

— Ой, электрический луч!

— Это фары, — сказал Гомер. — Тише, подползем ближе... Они снова поползли на животах... И вот уже они видят Супера-Дупера. Он сидит рядом с машиной, обхватив голову руками.

— Может, он стукнулся? — сказал Гомер.

— Глупости! Он не может стукнуться, — прошептал Фредди. — Ведь он Супер-Дупер.

— Тогда что же он не поднимает свою машину?

— Тише! — прошептал Фредди. — Наверно, просто не хочет. Он ведь не любит хвалиться...

Они лежали в кустах и ждали и вовсю глядели на Супера-Дупера.

Вот он вздохнул еще раз, еще... потом поднялся и обошел вокруг машины.

— Ну, теперь смотрите! — громким шепотом сказал Фредди. — Ну? Что? А?..

Но Супер-Дупер опять не поднял свой автомобиль и не поставил его на дорогу.

Вместо этого он долго и уныло осматривал вмятину на крыле, а потом... Потом произошло невероятное!

Этот колоссальный-альный, гигантский-антский Супер-Дупер, тот самый, кто бросал вызов атомным силам и переламывал линкоры, как зубочистки, об чью грудь разбивались, пушечные ядра, кто был крепче всякой стали, этот самый Супер-Дупер вздрогнул и сказал: «Ой!» Да, ошибки быть не могло, потому что он повторил снова и еще громче: «Ой!!» Подумать только! Могучий Супер-Дупер зацепился за колючую проволоку на ограде!

— Нечего так вздыхать, — пробурчал Фредди, — не маленький!

— Что там? — спросил Льюис. — Негодяй все-таки попал в него своим лучом, да?

— Пошли, Фредди, — сказал Гомер, — надо помочь ему отцепиться.

Ребята освободили Супера-Дупера от колючей проволоки, и он опять вздохнул и сказал: — Вот спасибо вам. Не знаете, есть тут поблизости гараж? Наверно, придется ремонтную машину вызывать.

— У моего отца гараж, — сказал Гомер. — Там, на перекрестке.

— А у нас есть лошадь, — сказал Фредди. — Она поможет вытащить вашу машину из канавы.

— Ну что ж, это здорово, — обрадовался Супер-Дупер. Они впрягли старую Люси в машину, и она стала тянуть, а все подталкивали сзади и с боков. Рраз!.. Еще рраз... И вот автомобиль уже на дороге.

Маленький Льюис сел вместе с Супером-Дупером в машину, а Гомер и Фредди — верхом на лошадь, и старая Люси потащила их всех на заправочную станцию, хозяином которой был отец Гомера.

— Что с вами случилось, мистер Дупер? — спросил маленький Льюис. Негодяй достал вас своим лучом, да?

— Нет, не достал, — ответил Супер-Дупер и засмеялся. — Просто как раз на повороте я вдруг увидел перед машиной маленького скунса. Не хотел его давить, резко свернул — и вот... попал в канаву.

Они уже приехали на заправочную станцию. Пока занимались супер-дуперовским автомобилем, самого Супера-Дупера как следует смазали йодом — там, где его поцарапала проволока. И при этом он морщился, и ежился, и даже вскрикивал, как всякий обыкновенный человек, когда его мажут йодом. Потом он съел бутерброд, еще раз поблагодарил ребят за помощь и уехал. Но перед отъездом подарил им большую пачку книжек про Супера-Дупера. А Гомер и Фредди снова уселись на лошадь и поехали за брошенной на дороге повозкой.

— Теперь у нас полный выпуск Супера-Дупера, — сказал Гомер.

— Ага, — ответил Фредди и замолчал. Потом он сказал:

— Слушай, Гомер, будь другом — не говори ребятам ничего про Супера-Дупера и про канаву... и про колючую проволоку, и про йод... Ладно? Особенно Арти Бушу. Если он не узнает, тогда я, может, выменяю у него ракетку за все эти книжки. Она только немного треснута...

— Ладно, — сказал Гомер. — Тем более что его брат тоже недавно обманул меня:

всучил испорченный велосипедный звонок в обмен на почти новую трубу!

Глава 3. ПОНЧИКОВЫЙ АВТОМАТ

Это случилось уже в ноябре, в одну из пятниц, под вечер... Гомер услышал, как его мать разговаривала по телефону с тетей Агнессой, женой дядюшки Одиссея — того самого, у которого небольшое кафе в центре города Сентерберга.

— Значит, я приеду через полчаса, — сказала мать Гомера в телефонную трубку. — И мы вместе пойдем на собрание...

Дело в том, что в этот день в Женском клубе должно было состояться обсуждение плана его дальнейшей деятельности, а также занятия кружков шитья и вязания...

Когда мама положила трубку, Гомер спросил:

— Можно поехать с тобой? Я посижу у дядюшки Одиссея, пока вы с тетей Агнессой будете обсуждать ваши планы.

Разрешение было получено, и после того как Гомер пригладил свои вихры, а мама проверила, не забыты ли учебники по шитью и вязанию, а также иголки и спицы нужных размеров, после всего этого они сели в машину и отправились в город.

Кафе дядюшки Одиссея стояло на городской площади, как раз напротив здания суда.

Сам дядюшка Одиссей был человеком с передовыми научными взглядами и пуще всего на свете любил технические новинки. Поэтому его кафе ломилось от автоматических приборов. Был тут автомат для поджаривания гренков, автомат для варки кофе, автомат для мойки посуды, автомат для изготовления пончиков — словом, все здесь было по последнему слову техники.

И каждое нововведение дядюшки Одиссея тетя Агнесса встречала всплеском рук и тяжкими вздохами. Иногда она так сердилась на него за все это, что не разговаривала с ним по нескольку дней. Потому что тетя Агнесса считала, что лучше бы дядюшка Одиссей поменьше торчал в парикмахерской и болтал там со своими дружками, и тогда не потребовалось бы тратить столько денег на все эти автоматы и полуавтоматы, будь они неладны, которые только помогают бездельникам еще больше бездельничать...

Вскоре уже их машина въехала в Сентерберг, и мать Гомера остановила ее возле кафе дядюшки Одиссея, откуда сразу появилась тетя Агнесса и воскликнула:

— Боже мой! Как мальчик подрос! Это она говорила каждый раз, когда видела Гомера. После этого тетя Агнесса села в машину и уехала с матерью Гомера на собрание. Гомер же вошел в кафе и крикнул:

— Привет, дядюшка Одиссей!

— А, племянник! Как раз вовремя, — сказал дядюшка Одиссей. — А я вот, понимаешь, вожусь битый час с этим пончиковым автоматом... Смазываю, разбираю, чищу...

Шикарная штука, скажу тебе! Без нее человечество как без рук!

— Ага, — согласился Гомер.

Он взял тряпку и начал протирать металлическую обшивку, а дядюшка Одиссей продолжал копаться во внутренностях Машины.

— Ох! — сказал он наконец. — Послушай, Гомер, у тебя, я знаю, хорошая техническая сметка... Видишь вот эти две штуки? Куда их надо прикручивать, ума не приложу. Вроде они лишние, что ли? Посмотри, пожалуйста... А я сбегаю на минуточку в парикмахерскую: очень нужно с шерифом перекинуться парой слов... Ты уж без меня наладь машину. И если кто придет, налей кофе. Ведь ты все тут знаешь. Народу сейчас будет мало, а до того, как закончится вторая серия в кинотеатре, я уже вернусь. Идет?

И уже от самых дверей дядюшка Одиссей добавил:

— Да, Гомер, когда наладишь, тебе не очень трудно будет замесить тесто для пончиков? А потом залей тесто в машину. Вон туда, ты знаешь... После нажмешь эту кнопку — и пошел... Чтобы к концу сеанса у нас был небольшой запас пончиков.

Ладно?

— Хорошо, — сказал Гомер. — Я все сделаю, не беспокойтесь. Минут через пять после ухода дядюшки Одиссея в кафе вошел незнакомый человек и сказал:

— Привет, парень.

Гомер в это время как раз определил уже место для последней детали, которая оказалась совсем нелишней, и начал прикручивать ее. Он повернул голову к посетителю и ответил:

— Добрый вечер, сэр. Что вы хотите?

— Я бы выпил чашечку кофе и съел несколько пончиков, — сказал вновь пришедший.

— К сожалению, мистер, пончики будут не раньше чем через полчаса. Надо еще замесить тесто и пустить машину. Могу пока предложить сладких булочек. Они тоже вкусные, честное слово.

— Ладно, парень, спешить мне некуда, — сказал посетитель. — Налей-ка чашку кофе, а пончиков я могу и подождать. Свежие пончики стоят того, чтобы их дожидаться.

Что, верно я говорю?

— Ага, — сказал Гомер и налил кофе из кофейного сверхавтомата.

— А неплохое тут местечко, — продолжал посетитель.

— Да, ничего, — согласился Гомер. — Автоматы что надо! Последнее слово техники.

— Наверно, неплохо идут дела у хозяина? — спросил незнакомец. — Я тоже деловой человек. Разъезжаю и рекламирую. Рекламирую и разъезжаю. Меня называют мистер Сандвич... А вообще-то я Габби.

— Очень приятно, мистер Габби, — сказал Гомер и тоже назвал свое имя. Рад с вами познакомиться. Это, наверно, страшно интересно — повсюду ездить и рекламировать свои сандвичи.

— Совсем нет, — сказал мистер Габби. — Я не рекламирую и не делаю никаких сандвичей. Наоборот — из меня делают... Вешают спереди какую-нибудь рекламу, сзади еще одну... А посередке — я. Понятно? Как сандвич.

— Ага, — сказал Гомер. Он уже к этому времени разыскал муку и дрожжи. Но все равно интересно. Ведь сколько вы ходите, ездите...

— Порядочно, — сказал мистер Габби. — И на своих двоих, и на поезде. Правда, больше на товарном. Понятно?

— Да, — ответил Гомер. — Только это очень опасно, верно?

— А что сейчас не опасно? На чем ни поедешь, все равно только и жди аварии.

Возьми, к примеру, самолет... Понятно?

В это время у дверей кафе остановился шикарный сверкающий черный автомобиль, огромный, как железнодорожная платформа, и из него выскочил шофер. Он открыл заднюю дверца и оттуда вышла женщина. Они с шофером зашли в кафе, кенщина улыбнулась Гомеру и сказала:

— Мы бы хотели слегка перекусить. У вас ведь найдется кофе и пончики? Это просто прелесть! На что Гомер ответил:

— С удовольствием, мэм, но, к сожалению, я только-только собирался замесить тесто, а потом еще надо включить вот эту машину... Так что кофе, пожалуйста, хоть сейчас, а пончики...

— Какой милый и умный мальчик! — воскликнула женщина. — Просто прелесть! Он даже знает, как делать пончики.

— Ну, я не очень-то знаю, — сказал смущенно Гомер. — Я их раньше никогда не делал. Но у дядюшки Одиссея записан рецепт...

— Ах, милый мой мальчик! — закричала женщина. — Умоляю, разреши помочь тебе. Уже тысячу лет я не делала пончиков. Я ведь знаю такой изумительный рецепт. Просто прелесть! Пальчики оближешь! Позволь мне замесить тесто по собственному рецепту!

— Но, мэм, — сказал Гомер, — я не знаю...

— Вы все заговорите по-другому, как только попробуете мои пончики. Только дай же мне какой-нибудь передник!

И она сняла свое шикарное меховое пальто, сняла часы, браслеты, сдернула кольца и закатала рукава платья.

— Чарлз, — сказала она шоферу, — передайте-ка мне дрожки... Вот так. А вы, молодой человек, разыщите-ка мускатный орех.

С этой минуты и Чарлзу и Гомеру некогда было скучать: они беспрерывно приносили, подавали, разбивали яйца, а женщина смешивала, взбивала, посыпала... И только мистер Сандвич, он же мистер Габби, спокойно сидел на своем стуле, попивал кофе и с интересом взирал на все происходящее.

— Ну вот! — сказала женщина, когда все, что нужно, было наконец смешано, взбито и посыпано. — Тесто готово. Теперь вы скоро попробуете мои пончики!

— Ой, что-то очень много теста получилось! — сказал Гомер. — Тут, наверно, раз в десять больше, чем у дядюшки Одиссея, когда он сам делает.

Гомер влез на стул и с помощью шофера стал заправлять пончиковый автомат — переливать в него тесто из огромной миски. Потом он спрыгнул на пол и нажал на боку у автомата кнопку со словом «Пуск». И машина заработала. В ее нутре начали штамповаться колечки из теста и одно за другим падать на противень с горячим маслом. Там они подрумянивались с одной стороны, потом автоматически переворачивались на другую, и готовая продукция выталкивалась в желоб и аккуратно скатывалась по нему в пончикоприемник.

— Какая милая машина, — сказала женщина, когда первый пончик выскочил из желоба и ударился о дно ящика. — Просто прелесть!

Она достала первый пончик и угостила Гомера, приговаривая:

— Ну, молодой человек, для вас самый первый... Разве он не вкусный? Разве он не прелесть?

— Да, мэм, очень вкусно, — отвечал Гомер. После чего женщина угостила шофера и мистера Габби и каждого по нескольку раз спрашивала:

— Разве не вкусно, а? Скажите! По-моему, просто прелесть!

И все соглашались с ней, потому что и правда пончики были на славу.

— Старинный семейный рецепт, — с гордостью сказала женщина.

Гомер налил взрослым по чашке кофе, себе — молока, и все присели у прилавка и с удовольствием съели еще по нескольку пончиков.

Но вскоре женщина поднялась и сказала:

— Я очень, очень рада, что вам понравились мои пончики, но теперь мы должны ехать... Забирай свой передник, мальчик, и уложи мне в пакет две дюжины пончиков. Я возьму их в дорогу. Чарлз, не забудьте уплатить за них.

Она опустила закатанные рукава платья, надела все свои кольца и браслеты, а шофер накинул на нее шикарное меховое пальто.

— Спокойной ночи, молодой человек — сказала на прощанье женщина. — Я давно не получала такого удовольствия. Было так приятно. Просто прелесть!

И она вышла из кафе и хлопнула дверцей своего шикарного автомобиля.

— Неплохие пончики, — сказал Габби, когда машина тронулась. — Что правда, то правда.

— Еще бы, — сказал Гомер. — Угощайтесь.

Они стояли и смотрели, как пончиковый автомат продолжал равномерно выбрасывать пончики. Десять... двадцать... тридцать: пятьдесят...

— Пожалуй, довольно, — сказал Гомер. — Если не хватит тем, кто придет после конца сеанса, сделаем еще. А пока надо выключить.

И он нажал кнопку со словом «Стоп». Раздался щелчок, но больше ничего не произошло. Машина не остановилась. В ее нутре продолжали штамповаться колечки из теста и падать одно за другим на противень с горячим маслом. Там они продолжали подрумяниваться с одной стороны, автоматически переворачиваться на другую, и готовая продукция продолжала выталкиваться в желоб и аккуратно скатываться по нему в пончикоприемник.

— Интересно, — сказал Гомер, — что такое? Я ведь нажал правильно.

Он снова надавил на кнопку «Стоп», и снова ничего не произошло: автомат продолжал свое дело — автоматически выбрасывал пончики.

— Может, я не туда прикрутил что-нибудь? — сказал Гомер, — И получилось наоборот?

— Попробуй нажать на «Пуск», — предложил Габби. — Наверно, тогда она остановится.

Гомер последовал его совету, но и это не помогло: автомат по-прежнему автоматически выталкивал пончики и делал это с завидной равномерностью часового механизма.

— Ничего, продадим и эти, — сказал Гомер. — Но все-таки лучше я позвоню дядюшке Одиссею.

Гомер попросил парикмахерскую и, пока ждал ответа, насчитал еще ровно тридцать семь пончиков, скатившихся по желобу в ящик.

Наконец на другом конце провода подняли трубку, и Гомер услышал голос:

— Алло! Марикпахерская... то есть я хотел сказать — парикмахерская...

— Здравствуйте, шериф, — сказал Гомер, — Это Гомер Прайс. Я хочу поговорить с дядюшкой Одиссеем. Можно?

— А он как раз играет в карты. Сейчас его ход. Ему что-нибудь передать?

— Ага, — сказал Гомер. — Я нажал в автомате кнопку «Стоп», а он продолжает делать колечки из теста, и они падают одно за другим на противень с горячим маслом, и продолжают подрумяниваться с одной стороны, и после переворачиваться на другую, а потом их выталкивает в желоб, и они скатываются по нему в ящик. И никак ее не остановишь!

— О'кей, — сказал шериф. — Не тради клубку... то есть не клади трубку, я сейчас ему все скажу...

Гомер посмотрел через плечо и сосчитал еще ровно двадцать два новых пончика, скатившихся по желобу, пока не услышал снова голос шерифа, который говорил:

— Алло, ты слушаешь? Он сказал, что сейчас придет. Только закончит этот кон.

— Хорошо, — сказал Гомер. — Спасибо, шериф. До свидания. Уже весь подоконник был заставлен пончиками, и теперь Гомер и Габби носились по кафе и раскладывали новую продукцию по тарелкам и подносам, а когда и там не хватило места, начали загружать прилавок.

— Да, что-то очень много, — сказал Гомер. — Никогда такого не было.

— Еще бы, — ответил Габби. — Я насчитал семьсот семьдесят семь пончиков и бросил. А это было уже минут пять назад.

Снаружи, перед витриной кафе, начали собираться люди, и кто-то сказал, что пончиков тут, наверно, в пять раз больше, чем населения в городе Сентерберге, и что интересно, как собирается этот хитрец Одиссей все их продать и кому.

Правда, время от времени кто-нибудь входил в кафе и покупал два-три пончика, чтобы съесть их тут же, и штук десять — двадцать, чтобы взять домой, но пока он это делал, машина выдавала еще раз в тридцать больше.

К тому моменту, когда дядюшка Одиссей и шериф, с трудом протолкавшись через толпу, вошли наконец в кафе, это было уже не кафе, а склад пончиков! Пончиковое царство! Они лежали повсюду: на подоконнике, на тарелках и подносах, на полках, на прилавке... И не в один ряд, а в десять, пятнадцать, двадцать рядов и этажей!

А новые пончики все продолжали скатываться по желобу в ящик с завидной равномерностью часового механизма.

— Ой, дядюшка Одиссей! — закричал Гомер. — Ой, шериф! У нас тут не все в порядке!

— Я это вижу, чтоб меня поколотили! — сказал дядюшка Одиссей.

— Это может на самом деле случиться, — сказал шериф, — когда твоя Агнесса вернется домой... Впрочем, очень неплохие пончики, а? Только вот что ты с ними будешь делать?

Дядюшка Одиссей застонал.

— О боже! — проговорил он. — Что скажет Агнесса? Мы ведь их ни в жизнь не продадим!..

И тут мистер Габби, который с прихода дядюшки Одиссея не сказал еще ни слова, перестал укладывать пончики и произнес:

— Знаете, что вам нужно? Вам нужна хорошая реклама. Человек, умеющий делать рекламу. Поняли меня? У вас есть пончики, а значит, вам необходим рынок сбыта.

Так? Чтобы спрос сравнялся с предложением. В этом все дело.

— Правильно! — закричал Гомер, хотя половины не понял. — Мистер Габби прав.

Нужен этот... рынок сбыта. Знаете, кто такой мистер Габби? Он мистер Сандвич, рекламный человек! Он может ходить по всему городу и созывать покупателей.

Только надо повесить на него два плаката — спереди и сзади... Чтобы все видели.

— Считайте, что вы уже на работе, мистер Габби, — сказал дядюшка Одиссей.

И тут же они быстро написали на картоне два объявления о продаже пончиков и засунули между ними мистера Габби, после чего тот сразу сделался мистером Сандвичем. А еще одно объявление было вывешено в витрине кафе. Огромные буквы гласили:

РАСПРОДАЖА ПОНЧИКОВ!

А тем временем нутро автомата продолжало выделывать колечки из теста, и они падали одно за другим на противень с горячим маслом; там они подрумянивались с одной стороны, потом переворачивались на другую, и готовые хрустящие пончики с завидной равномерностью часового механизма продолжали скатываться по желобу в ящик пончикоприемника.

— Вся моя надежда на этого мистера Сандвича, — сказал дядюшка Одиссей, горестно покачивая головой. — Иначе бедная Агнесса упадет в обморок... или не знаю что будет.

Шериф отправился на улицу поддерживать порядок — такая там собралась уже толпа, и все толкались, чтобы лучше увидеть, как новые и новые пончики выскакивают из автомата и как их укладывают штабелями на столах и стульях, на прилавке и подоконнике.

Шум стоял страшный, потому что каждый из собравшихся высказывал свое предположение насчет количества пончиков и все называли разные цифры. А иногда кто-нибудь покупал один-два пончика.

Но вот вернулся мистер Габби и сказал:

— Плохо дело, хозяин. От моего хождения по городу и возле кинотеатра толку мало.

Сеанс уже давно кончился, а на улицах пусто. Все жители, наверно, собрались здесь, около кафе, и глазеют на ваши пончики.

— Боже! — воскликнул дядюшка Одиссей. — Помогите мне избавиться от этого кошмара, пока не вернулась Агнесса! А шериф, который только что вошел с улицы, сказал:

— Пожалуй, придется конять налонну... то есть я хотел сказать — нанять колонну... Колонну грузовиков, чтобы вывезти все отсюда.

И тут шум и толкотня на улице еще усилились, послышался автомобильный сигнал, и Гомер первым увидел, как сквозь толпу к дверям пробивается уже знакомая ему богатая леди и ее шофер Чарлз.

— О боже мой! — сказала леди, не обращая никакого внимания на горы пончиков. — У меня пропал бриллиантовый браслет, и я точно помню, что оставила его здесь, вот на прилавке.

И она указала на место, над которым возвышалось двадцать четыре этажа пончиков.

— Да, мэм, — сказал Гомер. — Я тоже помню, что вы его положили здесь, когда помогали мне замешивать тесто.

И они стали сдвигать все пончики, чтобы поскорее найти этот драгоценный браслет.

Но его нигде не было!

А пончики продолжали скатываться по желобу с равномерностью часового механизма.

Браслета же никакого не было, хоть они обыскали все вокруг.  

Шериф уже смотрел с подозрением на бедного Габби, но Гомер сказал:

— Не смотрите на него так, шериф. Он ничего не брал. Мистер Габби — мой друг.

И потом богатая леди сказала:

— Знаете что? Я предлагаю вознаграждение тому, кто найдет браслет. Сто долларов.

Его надо найти! Обязательно нужно!

— Не волнуйтесь, леди, — сказал шериф. — Я байду ваш нраслет... То есть я хотел сказать — найду ваш браслет.

— Господи! — простонал дядюшка Одиссей. — Мало мне этих пончиков, так вдобавок ко всему еще браслет бриллиантовый потерялся.

Мистер Габби попытался утешить его. Он сказал:

— Да вы не волнуйтесь, часа через два кончится тесто, и машина сама остановится.

Он вовремя увернулся, потому что разъяренный дядюшка Одиссей мог бы, наверное, убить его.

А потом, пока богатая леди воздевала руки к небу и говорила, что браслет должен найтись, обязательно должен; пока дядюшка Одиссей, стеная, представлял, что же будет, когда узнает Агнесса; пока шериф продолжал с подозрением взирать на мистера Габби, — словом, пока каждый занимался своим делом, Гомер тоже занялся своим: присел на стул и начал соображать.

И прежде чем еще двадцать пончиков скатились по желобу, он закричал не своим голосом:

— Слушайте! Я знаю, где браслет! Знаю!.. Он ведь лежал прямо тут на прилавке, ну... и его замесили в тесто. А потом... потом машина запихнула его прямо в пончик!

— Что? — сказала богатая леди сквозь слезы. — Наверное ты прав, мальчик... Да, может быть...

— О, будь я неладен, Гомер прав! — произнес шериф. А дядюшка Одиссей простонал:

— Что же делать? Выходит, нужно разломить все пончики, чтобы найти браслет?!

Сколько же это будет кусков?! Сколько крошек?! И что скажет Агнесса?..

— Нет, — сказал Гомер. — Мы ничего не будем разламывать. У меня есть вот какой план...

И они вместе с Габби взяли еще картон, взяли тушь и написали новые объявления.

Целых три. Одно они вывесили в витрине кафе, а из двух других с мистером Габби посередине получился новый сандвич, и этот сандвич вышел на улицу и стал ходить среди толпы.

Вот какие это были объявления:

СВЕЖИЕ ПОНЧИКИ!

Пара — 5 центов

Первый и последний раз в сезоне!

100 долларов награды тому,

кто найдет браслет внутри пончика.

Примечание: браслет необходимо вернуть.

И тогда... Тогда их начали покупать. Да что там покупать! Их брали нарасхват, эти пончики! И каждый старался купить как можно больше!..

Но это еще не все. Каждый покупатель просил также чашечку кофе, чтобы размочить пончик. А кто не покупал кофе, брали молоко или содовую воду.

Гомер, и дядюшка Одиссей, и шериф, и шофер Чарлз, и даже сама богатая леди прямо с ног сбились, продавая все это. А очередь ничуть не убывала.

Когда почти все пончики были проданы и осталось всего каких-нибудь двести — триста штук, раздался вдруг страшный крик:

— У меня! Вот он!..

Это кричал мальчишка-негр по имени Руперт Блек. Он купил всего один пончик, и вот пожалуйста вам! В руках у Руперта сверкал бриллиантовый браслет!  

Ну что ж, Руперт ушел домой со ста долларами, остальные жители Сентерберга — с раздутыми от пончиков карманами и животами; богатая леди уехала со своим шофером и драгоценным браслетом, а Гомер дождался матери и тети Агнессы и тоже стал собираться в путь.

Уже стоя у дверей, он услышал, как мистер Габби сказал:

— Удивительный случай! Сколько лет работаю в торговле, а такого еще не встречал!

— Да, да, конечно, — с подозрением озираясь, проговорила тетя Агнесса, а дядюшка Одиссей быстро-быстро забормотал:

— Понимаешь, колечки из теста падают одно за другим на противень с горячим маслом, потом подрумяниваются с одной стороны, переворачиваются на другую...

Понимаешь? И готовые пончики выскакивают из желоба и прямо в ящик. Как часы.

Тик-так, тик-так... Тик — пончик, так — еще один... Понимаешь? Один за другим, один за другим...

Глава 4. ВОЛШЕБНЫЙ КЛУБОК

Той же осенью, во второй половине дня, Гомер снова был у своего дядюшки Одиссея.

Насвистывая себе под нос, Гомер плавно двигался по тротуару перед входом в кафе и сгребал в кучу опавшие сухие листья. При этом он никак не мог решить, что ему попросить у дядюшки Одиссея за свою работу — несколько монеток на кино или несколько пончиков на ужин.

Уже довольно внушительная, но аккуратная куча листьев возвышалась на обочине тротуара, и Гомеру оставалось только взять спички и поджечь ее, когда из-за угла выскочила машина шерифа и остановилась возле Гомера.

— Здрасьте, шериф! — закричал Гомер. — У вас есть спички?

— Конечно, — сказал шериф, вылезая из машины. — Ух какую шикарную лучу кистьев ты собрал... то есть я хотел сказать — кучу листьев. Мне очень нравится, когда они горят, и запах такой приятный... Всегда напоминает что-то...

Он чиркнул спичкой о кожаное сиденье своего автомобиля, бросил ее на кучу, и листья сразу начали дымиться.

— Да, — сказал Гомер, тоже впадая в лирическое настроение. — А мне горящие листья напоминают про футбол. Наверно, оттого, что мы всегда их сжигаем на нашем футбольном поле.

— А мне про ярмарку, — сказал шериф. — Кстати, она открывается через полторы недели. Я собираюсь опять выставить цыплят. Помнишь, прошлой осенью они взяли приз, мои белые леггорны... Ну ладно, я тороплюсь!

Шериф стряхнул пепел с рукава своего выходного костюма и снова сел в машину. Но проехал он всего до конца квартала, там опять вылез, поправил галстук и твердыми шагами взошел по ступенькам дома, где жила мисс Тервиллигер.

Любой в Сентерберге скажет вам, что мисс Тервиллигер — одна из наиболее уважаемых и известных жительниц этого городка. Она дает уроки вязания на дому, и нет, пожалуй, ни одной женщины в Сентерберге, которая за последние годы не овладела бы этим полезным ремеслом по методу самой мисс Тервиллигер. Все в городе уже давно привыкли к тому, что по воскресеньям, в праздники, а также на разных собраниях и митингах мисс Тервиллигер бывала всегда в одном и том же сине-желто-малиновом платье, которое она сама связала много лет назад, когда еще впервые вывесила объявление об уроках вязания. И если мисс Тервиллигер в этом платье из-за каких-нибудь причин отсутствовала в эти дни, то все в городе чувствовали себя неуютно, словно им чего-то не хватало.

Вы можете, чего доброго, подумать, что такое старое платье было уже очень поношенным и выглядело немодным? У кого-нибудь другого возможно, только не у мисс Тервиллигер! Сразу после церкви или после собрания в Женском клубе она переодевалась в простое бумажное платье, а свое знаменитое вешала на плечики и в шкаф — до следующего торжественного случая. А что касается моды, то н здесь мисс Тервиллигер всегда была на высоте. Если носили короткие платья, она распускала добрый кусок, но пряжу, конечно, сохраняла. А когда, через год или два, вновь побеждали длинные — мисс Тервиллигер тут же надвязывала до нужной длины.

Из всего сказанного выше уже можно было прийти к заключению, что мисс Тервиллигер являлась женщиной незаурядной; но если добавить ко всему этому, что слава о ее жареных цыплятах шагнула далеко за пределы Сентерберга, то сделается ясным как день, что такого человека должны были не только уважать, но и обожать.

И больше всех к этому были причастны шериф и дядя Гомера, но не Одиссей, разумеется, а другой — по имени Телемах.

Насколько помнил Гомер, шериф наносил визит мисс Тервиллигер по средам, а дядюшка Телемах по воскресеньям, и каждый из них получал право отведать в этот день прославленного жареного цыпленка «по-тервиллигеровски». 

Ни для кого в городе не было секретом, что оба они — и шериф, и дядюшка Телемах — мечтают жениться на мисс Тервиллигер. И оба ей нравились. Но выбора она до сих пор никак не могла сделать...

Гомер вспомнил, что сегодня среда и, значит, у него есть еще одно дело. Поэтому он принялся ворошить горящую кучу листьев, чтоб она горела побыстрей, и когда огонь наконец потух, Гомер собрал остатки золы и помчался потом к дому дядюшки Телемаха.

Дядюшка Телемах жил совсем один в маленьком доме у железной дороги. Мать Гомера любила часто повторять, что это стыд и срам, что дядя Телик должен влачить одинокое существование, в то время как он мог бы составить счастье для многих женщин, в том числе и для той, фамилия которой тоже начинается на «Т». А тетя Агнесса обычно отвечала:

— Так-то оно так, но я просто не представляю, как она будет мириться с некоторыми его привычками!

Под «некоторыми привычками» тетя Агнесса имела в виду любимое занятие дядюшки Телемаха, его хобби. А хобби это заключалось в том, что дядюшка Телемах уже многие годы собирал веревки. И насобирал их немалое количество. По средам, во второй половине дня, он посвящал свой досуг тому, что связывал все собранные за последнюю неделю веревки и затем накручивал их на свой клубок — огромный веревочный шар, который находился в гараже. И вот тут-то дядюшке Телемаху и нужна бывала помощь Гомера. Потому что последнее время у него все чаще стали приступы ревматизма. А веревочный клубок был уже таким огромным, что намотать на него новые экземпляры было делом совсем не простым: приходилось немало прыгать и нагибаться. 

Дядюшка Телемах встретил племянника еще у дверей и сразу закричал:

— Здравствуй, дорогой! Сегодня у нас уйма работы.

— Что ж, хорошо, дядя Телик, — ответил Гомер. — Я вот тоже принес тебе немного веревок из дома.

И они отправились в гараж, и дядюшка Телемах, в который уже раз, с гордостью произнес:

— Ты видишь сейчас самый большой клубок веревок в мире! — И он добавил: — Еще полдюйма — и будет шесть футов в поперечнике.

— Не знаю, дядя Телик, — сказал Гомер. — Мне Фредди говорил... Он пришел из тюрьмы, помогал там шерифу накручивать его веревки. Ну и вот... Шериф сказал, что в его клубке тоже около шести футов.

— Ха! — ответил дядюшка Телемах. — У меня есть точные сведения, что шериф совсем не натягивает веревку, когда мотает на клубок. А я играю честно, моя веревка натянута, как струна. — И он похлопал свой шар по серому боку. — Если этот клубочек распустить, он получится вдвое длиннее, чем у твоего шерифа. Не веришь?

— Наверно, вы правы, — сказал Гомер.

И он сразу приступил к делу: начал накручивать веревки на клубок, а дядюшка Телемах перед этим связывал их двойными узлами.

— Натягивай, натягивай как следует, — говорил дядюшка Телемах. — Пусть никто не говорит, что мы жульничаем... Мы мотаем честно. Нам с тобой не к лицу эти шерифские штучки...

Они уже почти закончили свою работу, как вдруг в гараж постучали. И когда дядюшка Телемах открыл дверь, то появились сначала судья Шенк, а за ним и сам шериф.

— Добрый день, Телемах, — сказал судья.

— Здорово, Телли, — сказал шериф, высовываясь из-за плеча судьи, чтобы получше разглядеть веревочный клубок.

— Здравствуйте, — ответил дядюшка Телемах и, хмуро посмотрев на шерифа, добавил:

— Вот уж не ожидал, что ТЫ пожалуешь ко МНЕ именно в СРЕДУ вечером. Ведь...

— Понимаешь, Телемах, — перебил судья, — я как раз заехал в магазин за женой и вдруг встречаю шерифа. Ну, и разговорились мы насчет нынешней ярмарки. Ты, наверно, знаешь, что в этом году нам придется значительно сократить расходы. Мы не сможем уже позволить себе устраивать, например, рысистые испытания, как в прошлые времена. И вот что мы с шерифом, который является, подобно мне, членом ярмарочного комитета и, подобно тебе, одним из выдающихся коллекционеров веревок, вот что мы с шерифом предлагаем... Мы предлагаем, чтобы вы оба приняли участие в состязании на ипподроме — в состязании, которое соберет не меньше публики, а развлечет ее даже больше, чем рысистые испытания или скачки...

— Попросту говоря, — вмешался шериф, — я вызываю тебя, Телли, на состязание по клубкам. Мы размотаем наши клубки прямо на беговой дорожке, и пускай все увидят, что мой куда больше твоего!

Дядюшка Телемах молчал, а судья продолжал:

— Такова ситуация, таково настоятельное требование дня, и ты, я глубоко уверен, не откажешься при данных обстоятельствах от этого вызова. Ты прежде всего патриот нашего города, Телемах. А кроме того, победителю будет вручен приз.

— Клянусь Зевсом, я принимаю вызов! — гордо выпрямившись, вскричал дядюшка Телемах. — И мы посмотрим, шериф, кто победит! Ведь некоторые клубки, хоть и большие, да веревки в них натянуты не больно туго. Не так, как в этом!

Дядюшка Телемах с такой силой хлопнул по серому боку своего клубка, что потерял равновесие и чуть не свалился.

— Прекрасно, джентльмены, — сказал судья. — Итак...

— Минуточку, — прервал его дядюшка Телемах. — Я принимаю вызов, это верно, но при одном условии.

Гомер затаил дыхание, потому что знал своего дядюшку как отчаянного спорщика и сейчас предвкушал удовольствие от того, что тот скажет.

— Если я выиграю, — продолжал дядюшка Телемах, — то шериф должен обещать, что прекратит свои визиты к мисс Тервиллигер и будет проводить среды где угодно, только не у нее за столом. Это облегчит ей возможность выйти за меня замуж.

— Идет, — ответил шериф. — Но в таком случае и я ставлю дополнительное условие.

Если победа моя, то и ты должен будешь проводить все воскресенья в любом месте, кроме дома мисс Тервиллигер. И тогда, несомненно, она выйдет замуж за меня!

— По рукам! — воскликнул дядюшка Телемах. — Гомер, разбей!

И они пожали друг другу руки впервые за многие годы (и то, конечно, лишь для того, чтобы закрепить пари).

— Прекрасно, джентльмены, — сказал судья. — Я сам буду судьей в этом матче, и мы сегодня же создадим судейскую коллегию и выработаем основные правила... Желаю всяческих благ, Телемах.

— Пока, Телли, — сказал шериф. — Жалко, у меня больше нет времени, а то бы посидел еще.

Дядюшка Телемах с треском захлопнул дверь за гостями и вернулся к своему клубку.

— Посмотрим, чья возьмет, — сказал он и завязал следующий узел с такой силой, что порвал веревку.

— Вот здорово, дядя Телик! — воскликнул Гомер. — Шикарный будет матч! Я уверен, вы возьмете первый приз.

— Дело не в призе, а в принципе, — сказал дядюшка Телемах. — И нужно, чтобы для мисс Тервиллигер легче было сделать выбор. Да... — вздохнул дядюшка Телемах, и взгляд его сделался мечтательным, — если б ты только знал, как эта женщина жарит цыплят!..

После этих слов он принялся снова завязывать узлы, напомнив Гомеру, чтобы тот потуже натягивал веревку на клубок.

Через день в вечернем выпуске «Сентербергского сигнала» Гомер прочитал большую статью о местной ярмарке, а также специальное объявление о матче на звание чемпиона мира по собиранию веревок. Тут же были опубликованы правила и условия состязания. Вот некоторые из них:

а) Каждому из соревнующихся предоставляется право иметь ассистента во время маневрирования с его клубком веревок.

б) Клубок веревок должен разматываться на беговой дорожке городского ипподрома в направлении, противоположном ходу часовой стрелки.

в) Место старта — напротив судейской будки, возле главного входа.

г) Клубок веревок, обернувшийся наибольшее число раз по беговой дорожке, считается занявшим первое место, а его владельцу присваивается звание чемпиона мира по собиранию веревок.

д) Клубки веревок будут разматываться в течение всей ярмарочной недели. Начало в два часа дня.

Гомер прочитал все пункты и обратил внимание на то, что ни в одном из них не упоминается о дополнительном джентльменском соглашении между шерифом и дядюшкой Телемахом. Впрочем, все равно весь Сентерберг уже говорил о том, что выигрыш матча почти наверняка означал выигрыш руки и сердца мисс Тервиллигер. И откуда только люди так быстро узнают все подробности?

Гомер подумал, что надо навестить дядюшку Телемаха и выяснить, согласен ли он со всеми условиями матча. И еще Гомеру хотелось бы знать, как отнесется такая умная женщина, как мисс Тервиллигер, которая вдобавок умеет так здорово жарить цыплят, — как она отнесется к этому дополнительному соглашению.

Дядюшку Телемаха Гомер застал у стола, перед листом бумаги, погруженного в одно из четырех действий арифметики. Он умножал диаметр своего веревочного клубка на число «пи», которое равно 3,14159, и результат этого умножения показывал, какой длины окружность клубка, если ее растянуть по прямой, то есть по беговой дорожке ипподрома. Потом дядюшка Телемах помножил еще что-то на что-то и в конце концов спросил у Гомера, сколько футов в миле.

— Пять тысяч двести восемьдесят, — ответил Гомер. Дядюшка Телемах тем временем помножил еще кое-что на кое-что, затем повернулся к Гомеру и сказал:

— Я вычислил, что веревок в этом клубке хватит на то, чтобы несколько сот раз пройти по кругу ипподрома. Клянусь! По моим расчетам здесь двадцать пять миль веревки! Посмотрим, как шериф со мной справится!..

— Ой, дядя Телик! — закричал Гомер, — Смотрите, кто сюда идет! Опять судья и шериф... Ой, а с ними... посмотрите... мисс Тервиллигер!

Дядюшка Телемах распахнул дверь, прежде чем в нее постучали, и первым, отдуваясь, вошел судья, а за ним остальные гости.

— Привет тебе, Телемах, — сказал судья. — Мы прибыли поставить тебя в известность, что еще один претендент вступает в борьбу за титул чемпиона мира по собиранию веревок.

При этих словах мисс Тервиллигер покраснела и смутилась, а дядюшка Телемах отшатнулся на другой конец комнаты, поднял брови чуть не до самой лысины и поглядел на шерифа. И в глазах его можно было прочитать вопрос: «Неужели она узнала о нашем тайном соглашении?!»

На что шериф пожал плечами и дернул правым усом, что также означало полное недоумение.

Во всяком случае, если мисс Тервиллигер что-то и знала или слышала, то вида не показывала. Наоборот, она весело улыбнулась и сказала, обращаясь к шерифу и к дядюшке Телемаху:

— Разве не замечательно, что у нас оказалось так много общего?.. Да, я тоже последние пятнадцать лет собирала веревки. Вернее, не веревки, а пряжу... Все, что оставалось после моих занятий с учениками. И у меня получился неплохой клубок всех цветов и оттенков.

— Превосходно! — сказал судья, потирая руки. — Просто превосходно, мисс Тервиллигер.

— Но послушай, судья... — с тревогой произнес дядюшка Телемах, а шериф продолжил:

— Послушай, судья, разве не тришком слудно... то есть я хотел сказать не слишком трудно для женщины участвовать в таких соревнованиях?

И он незаметно ткнул судью в бок и яростно подмигнул ему. Но судья не понял или не захотел понять намека.

— Превосходно, — продолжал он, — ибо свидетельствует о том, что простая американская женщина начинает занимать достойное место в сфере деловой и общественной жизни своей нации... И шериф, и Телемах, и я глубоко ценим ваш общественный темперамент, дорогая мисс Тервиллигер, и я уверен, что ваше непосредственное участие принесет нынешней ярмарке непревзойденный успех.

— Ну, это вы, право, слишком, — с улыбкой сказала мисс Тервиллигер. Пойдемте, судья, мне пора возвращаться домой. Всего хорошего, шериф. До свиданья, Телемах.

С вами мы увидимся в воскресенье, как всегда.

После их ухода шериф и дядюшка Телемах долго еще спорили. Каждый обвинял другого в том, что по его вине мисс Тервиллигер узнала об их тайном соглашении. Но в конце концов они успокоились и пришли к выводу, что сама мисс Тервиллигер ни о чем не догадывается, а просто судья своими речами склонил ее тоже принять участие в состязании.

— Дядя Телик, — спросил Гомер, — а разве может быть на свете еще один такой же огромный клубок, как у вас или у шерифа?

— Ах, сынок, — со вздохом сказал шериф, — ты не знаешь этой женщины! Она очень умна, поверь мне, очень умна. А дядюшка Телемах уныло добавил:

— И мы можем опять оказаться в прежнем положении. Ведь что будет, если выиграет она? Снова нам придется ожидать ее решения. И, возможно, целую вечность...

В течение нескольких дней, оставшихся до открытия ярмарки, весь город, да что там город — весь округ только и говорил что о необычном состязании. Люди не только говорили об этом, но старались и помочь. У каждого из претендентов были болельщики, которые сейчас лихорадочно собирали веревки или нитки для своих любимцев. Кроме того, болельщицы мисс Тервиллигер сообщили, что она позволила себе потратить часть пряжи на то, чтобы связать совсем новое платье!

Когда мать Гомера услышала об этом, она тут же позвонила тете Агнессе и сказала:

— Нужно что-то сделать и для Телика. Ты же знаешь, он не может отличить пиджака от куртки!

И на следующий день они потащили его в магазин и выбрали ему очень милый клетчатый костюмчик, который так шел к его лицу и лысине.

Ну, а как только это стало известно шерифу, он сказал:

— Что ж, если они хотят устроить мыставку вод... то есть я хотел сказать — выставку мод, то за мной дело не станет!

И он отправил заявку в лучшее ателье Чикаго и заказал там самый модный двубортный костюм.

И вот наступил последний день перед торжественным открытием ярмарки, и Гомер с шерифом направились к дому мисс Тервиллигер, чтобы присутствовать при том, как ее клубок будут грузить на машину и отправлять к месту состязаний.

Клубок был так велик, что не пролезал в дверь, и пришлось вызывать городского плотника, чтобы он разобрал стену, — только тогда клубок скатили по доскам со второго этажа прямо в кузов грузовика.  

И пока грузчики с криками «Раз, два — взяли!» делали свое дело, шериф говорил:

— Н-да, это самый здоровенный клубок из всех, какие я видел. И какой аккуратный!

Сразу чувствуется ренская жука... то есть я хотел сказать — женская рука!

Тут подошел дядюшка Телемах и сказал:

— Да, чудесный клубочек! Отливает всеми цветами радуги. Очень красиво... Только ручаюсь, что нитки совсем не натянуты. Конечно, он такой мягкий, что его проткнешь кулаком.

— Зато какой здоровенный! — печально сказал шериф. — И пряжа так хорошо растягивается.

Минула беспокойная ночь, засияло новое утро — и ярмарка открылась. К двум часам дня трибуны ипподрома были переполнены. Народ толпился у изгороди, в проходах и даже на самом кругу.

Ровно в два часа участники состязаний вместе со своими ассистентами начали раскручивать клубки. Это захватывающее зрелище не помешало публике (особенно женской ее части) одобрительно оценить новое розовое платье мисс Тервиллигер и новые костюмы двух других претендентов.

После первых трех кругов и соревнующиеся, и их помощники страшно вымотались, им было жарко и хотелось пить. Поэтому, чтобы не прерывать состязание, судья принял такое решение: разматывать клубки станут по-очереди служащие ярмарки, а сам он вместе с главными участниками сядет в машину шерифа и будет следовать за клубками.

К концу первого дня соревнования клубок мисс Тервиллигер равнялся в поперечнике 5 футам 9 дюймам; клубок шерифа — 5 футам 3/4 дюйма, и клубок дядюшки Телемаха — 5 футам 8 дюймам. И шериф, и дядюшка Телемах были заметно обеспокоены.

После второго дня борьбы счет был такой:

Шериф и мисс Тервиллигер — 5 футов.

Дядюшка Телемах — 4 фута 11 15/16 дюйма.

Шериф и дядюшка Телемах несколько повеселели. Время шло, напряжение в борьбе нарастало, и за день до закрытия ярмарки турнирная таблица выглядела следующим образом:

Дядюшка Телемах — 16 1/2 дюйма.

Шериф — 16 1/2 дюйма.

Мисс Тервиллигер — 12 5/8 дюйма.

А клубок каждого из участников чемпионата сделал вокруг ипподрома ровно девяносто девять кругов.

Дядюшка Телемах и шериф сейчас были уже совершенно уверены в победе каждый, разумеется, в своей — и в том, что недалека та минута, когда один из них будет объявлен чемпионом мира по собиранию веревок (и счастливым претендентом на руку и сердце мисс Тервиллигер).

И вот он наконец, заключительный день соревнований, день закрытия ярмарки. С самого утра толпы людей из города и со всей округи осаждали ипподром, где снова, как и вначале, сами претенденты будут разматывать свои клубки.

Шериф и дядюшка Телемах вышли на поле в новых, тщательно выутюженных костюмах.

Но мисс Тервиллигер, к удивлению многих, не надела своего нового розового платья. Все женщины сразу заметили, что на ней было ее видавшее виды сине-желто-малиновое платье — то самое, что она связала много лет назад и берегла все эти годы. Только сейчас оно было внизу отделано розовой каймой.

...Два часа пополудни. Пробил гонг, и мисс Тервиллигер первая начала разматывать свой клубок, а вернее, то, что осталось от него, потому что весь он уместился в изящной корзинке, которая была у нее в правой руке. В левой же она держала не менее изящный зонтик, раскрыв его над головой для защиты от довольно горячего осеннего солнца.

Почти все знали о том печальном факте, что клубок мисс Тервиллигер на 1/г дюйма меньше, чем у шерифа или у дядюшки Телемаха. И тем более все не могли не восхищаться силой духа и выдержкой мисс Тервиллигер, потому что было ясно, что она не может уже претендовать даже на второе место.

Дядюшка Телемах и шериф, совершенно уверенные в победе (каждый, естественно, в своей), начали раскручивать клубки медленно и с достоинством и время от времени бросали друг на друга зоркие ястребиные взгляды, следя, чтобы противник не слишком приближался к забору и тем самым не уменьшал диаметра круга, а также чтобы все узлы на его веревках были целы. Мужчины не прошли еще и четверти круга, когда мисс Тервиллигер достигла уже половинной отметки и вот-вот должна была остановиться.

Гомер с жалостью следил за худощавой фигурой с корзинкой в правой руке и зонтиком в левой, в потускневшем, видавшем виды платье сине-желто-малинового цвета с розовой каймой внизу.

Дядюшка Телемах и шериф тоже миновали половинную отметку, но у них еще был порох в пороховницах — иначе говоря, в их клубках еще оставалось немало веревок, и они их натягивали как только могли...

Мисс Тервиллигер продолжала идти, и нитка за ней продолжала разматываться, словно она держала в руках не простую корзинку с жалкими остатками ниток, а волшебную — с неиссякаемым запасом пряжи.

Три четверти круга... «Ну, все!» — вздохнул Гомер. Нет, мисс Тервиллигер по-прежнему шла размеренным шагом в своем платье сине-желто-малинового цвета с розовой каймой внизу, и в правой руке у нее была корзинка, а в левой, как вы уже помните, зонтик.

Последние футы дистанции. Шериф и дядюшка Телемах ускорили шаг и обогнали мисс Тервиллигер... И вот они остановились рядом, не дойдя полдюжины футов до судейской будки, напротив главного входа. Остановились на одной линии.

Ипподром замер...

— Я выиграл!!! — закричал вдруг во все горло дядюшка Телемах, и все зрители, как один, вздрогнули. — Смотрите! Судья! У шерифа конец веревки приклеен к грецкому ореху, а у меня нет! Значит, мой клубок длиннее!.. Я выиграл! Слышите?!

Послышались ликующие крики:

— Ура, Телемах! Да здравствует Телик! Пламенный привет чемпиону мира по собиранию веревок! Ура!.. Мо-ло-дец!..

Когда шум постепенно затих, все услыхали негромкий тонкий голос:

— А ведь выиграла я!

И тут каждый из присутствующих увидел, что мисс Тервиллигер стоит прямо возле судейской будки напротив главного входа; стоит в своем новом розовом платье с сине-желто-малиновой отделкой вокруг шеи... И в правой руке у нее корзинка, а в левой, как вы уже прекрасно помните, зонтик!..

Судья выскочил из будки, подбежал к мисс Тервиллигер, выхватил из ее рук желтый конец нитки, поднял высоко в воздух и провозгласил:

— Я объявляю победителя в этом матче первым чемпионом мира по собиранию веревок!..

И долго не умолкали приветственные возгласы в честь мисс Тервиллигер.  

Дядюшка Телемах (серебряная медаль) и шериф (бронзовая медаль), как им ни было обидно, нашли в себе силы сразу подойти и поздравить мисс Тервиллигер с победой.

Они были огорчены не столько поражением, сколько тем, что вновь остается все та же неопределенность в их взаимоотношениях с мисс Тервиллигер и друг с другом...

Надо сказать, что не было, наверно, на всем ипподроме ни одной женщины, которая с удовлетворением бы не заметила, с какой ловкостью и находчивостью мисс Тервиллигер выхватила знамя победы из рук противников. И женщины не удивились этому. Потому что, во-первых, они всегда знали, как умна мисс Тервиллигер, а во-вторых... во-вторых, чего не придумает женщина, если не хочет лишиться ни одного из своих поклонников!

Конечно, и некоторые из мужчин — наиболее наблюдательные, такие, как, скажем, Гомер — поняли, что придумала мисс Тервиллигер для того, чтобы добиться победы.

Но они почти ни словом не обмолвились об этом, а если их языки и развязались, то лишь после того, как мисс Тервиллигер согласилась выйти замуж за дядюшку Телемаха. Это случилось через неделю после закрытия ярмарки. Свадьбу закатили на славу, и самым почетным гостем был шериф.

Дядюшка Телемах и его жена давно уже уехали посмотреть на Ниагарский водопад, а гости все еще пили пунш в их доме и ели свадебный пирог и пончики, не говоря уже про знаменитых жареных цыплят.

— ...Да, — сказал шериф Гомеру на пятый день празднования. — Свавная была сладьба... то есть я хотел сказать — славная свадьба. Ничего не скажешь.

Он обсосал грудную косточку очередного цыпленка, взял двумя пальцами дужку — некоторые называют ее «бери да помни», — повертел в руках и вздохнул. Но он недолго оставался печальным, через минуту взор его прояснился, и шериф сказал:

— А ты знаешь, они пригласили меня обедать у них каждый четверг.

И еще через минуту он добавил:

— Я думаю, это будет очень порошая хара... то есть я хотел сказать хорошая пара. Они вместе пойдут по жизни, собирая веревки.

— Да уж, — сказал Гомер, — теперь их никто на свете не обгонит.

— Ты прав, парень. Никому не намотать столько веревок, сколько у них у двоих...

А я, пожалуй, начну теперь собирать бумажные мешки или эти... как их... каночные брышки... то есть хотел сказать — баночные крышки!

Глава 5. СЕНТЕРБЕРГСКИЙ МЫШЕЛОВ

После закрытия ярмарки жизнь в городе Сентерберге вошла в обычную колею. Гомер и его друзья снова сосредоточили главные силы на арифметике и баскетболе, а взрослые занялись своими делами и старались их вести так, чтобы во всем была тишь да благодать. До выборов в городское управление оставался месяц с лишним, и сторонники демократической и республиканской партий еще не начали спорить о том, как лучше управлять городом. Члены Женского клуба тоже пока ни с чем не боролись, дядюшка Одиссей не приобретал новых автоматов для своего кафе...

Словом, ничего нового не происходило и не о чем было людям посудачить, поразмыслить, посплетничать... Не о чем, кроме погоды, кинофильмов и последних фасонов дамских шляп, а этого хотя и не так уж мало, но все же недостаточно.

Дядюшка Одиссей, шериф и все остальные, кто любил собираться в парикмахерской, давно уже ломали голову, о чем бы еще потолковать и как бы убить время до выборов.

Правда, иногда, особенно по утрам, их беседа становилась довольно оживленной.

Так случилось и в тот описываемый нами день, когда шериф, весь сияющий, вошел в парикмахерскую и заявил:

— А я надел сегодня берстяное шелье... то есть я хотел сказать шерстяное белье. С утра было страшно холодно.

— Да ну? — удивился дядюшка Одиссей. — Разве? Надо сказать Агнессе, чтобы достала и мое.

— Что касается меня, — сказал парикмахер, — я не надену теплого белья ни за какие деньги! От него все тело зудит...

И они заспорили на целый час, если не больше. Потом их разговор, естественно, перескочил на шерстяные носки, ботинки, галоши, а отсюда и рукой подать до грязи, которая на дорогах, в коровниках, в курятниках... Потом наступило длительное молчание. Городские часы показывали всего половину одиннадцатого, а беседа уже иссякла. Говорить было абсолютно не о чем. Оставалось лишь глазеть через витрину парикмахерской на улицу.

— Вон доктор Пелли пошел, — проговорил парикмахер. — Кто-то заболел, наверно...

Интересно, кто?

— Может, обморок у жены судьи, — предположил шериф.

— В семье Колби ожидают ребенка, — сказал дядюшка Одиссей. — Я спрошу сегодня у Агнессы. Она все разузнает.

— Далей Дунер идет, — сказал шериф. — Он уже три года как без работы.

За окном прошли несколько ребят.

— В школе, должно быть, большая перемена, — сказал дядюшка Одиссей.

И немедленно вслед за этими словами в парикмахерскую вошел Гомер, поздоровался и сказал:

— Дядюшка Одиссей, меня послала тетя Агнесса. Она велела вам сейчас же идти домой и помочь ей подавать дежурный завтрак.

Дядюшка Одиссей вздохнул, поправил свой белый колпак и уже приподнялся было с парикмахерского кресла, как вдруг шериф приложил ладонь к уху и сказал:

— Слышите?.. Что это?

Дядюшка Одиссей перестал вздыхать и прислушался. То же сделал и парикмахер.

Шум (он больше походил на треск) сделался громче, и вот из-за угла выполз и задребезжал по городской площади странного вида автомобиль. Наблюдатели из окна парикмахерской глазели, разинув рты, на то, как он сделал один круг по площади, потом второй и после третьего весь затрясся и остановился наконец перед самыми дверями кафе дядюшки Одиссея.

Автомобиль был таким древним, что его хоть в музее показывай. Вместо кузова на нем стояло какое-то страшное оборудование, видневшееся из-под старого, замызганного брезента. Но не это заставило Гомера, и шерифа, и дядюшку Одиссея, не говоря уже о парикмахере, широко разинуть рты и долго не закрывать Нет!

Больше всего их поразил вид самого водителя.

— Ух ты, какая бородища! — воскликнул Гомер.

— А волосы! — сказал парикмахер. — Ручаюсь, здесь стрижки доллара на два, не меньше!

— Кто-нибудь видит, какое у него лицо? — спросил шериф.

— Никто, — ответил дядюшка Одиссей, не сводя глаз с удивительного незнакомца.

А тот вытащил свою бороду из рулевой баранки, вылез из кабины и скрылся в дверях кафе дядюшки Одиссея. Владелец кафе тут же ринулся к выходу, на пути крикнув:

— Пока! Увидимся позже.

— Подожди, я с тобой, — сказал шериф. — Мне что-то есть захотелось.

Гомер, конечно, побежал вслед за ними, а парикмахер закричал вдогонку:

— Поскорее возвращайтесь и расскажите, в чем дело!

— Если я доставлю к тебе этого клиента, — не оборачиваясь, сказал шериф, — с тебя причитается!

Незнакомец скромно сидел на самом дальнем конце прилавка и выглядел до крайности смущенным и застенчивым. Тетя Агнесса, глядя на него с нескрываемым подозрением, подала на голубой тарелке дежурный завтрак. Чтоб не показаться вконец невежливыми, дядюшка Одиссей и Гомер не пялили на него глаза, а зашли за прилавок и сделали вид, что чем-то очень заняты. Шериф притворился, что внимательно изучает меню, которое давно уже знал назубок. Все они лишь изредка бросали мимолетные взгляды на странного посетителя. 

Но в конце концов любопытство дядюшки Одиссея взяло верх над всеми правилами приличия. Он приблизился к незнакомцу и безразличным голосом спросил:

— Ну как? Нравятся вам наши завтраки? Может, желаете еще что-нибудь?

Эти слова повергли незнакомца в еще большее смущение. Даже волосы и борода не могли скрыть, как он покраснел.

— Спасибо, сэр, — ответил он, — Все в порядке. Завтрак очень хороший.

Он кивнул головой, подтверждая свои слова, и борода его угодила в тарелку с кашей, от чего он смутился так, что дальше некуда.

Дядюшка Одиссей помолчал, ожидая, что незнакомец продолжит разговор, но этого не случилось. Тогда дядюшка Одиссей взял дело в свои руки.

— Прекрасная погода сегодня, — сказал он.

— Да, прекрасная, — подтвердил незнакомец и уронил вилку.

После чего смутился окончательно — просто готов был сквозь землю провалиться от смущения.

Дядюшка Одиссей подал ему чистую вилку и поскорее ретировался за прилавок, пока тот не уронил тарелку или, чего доброго, не упал со стула.

Закончив завтрак, незнакомец полез в карман своего потрепанного, залатанного пальто и вытащил оттуда потертый кожаный бумажник. Он долго искал в нем деньги, расплатился, кивнул на прощание и вышел из кафе.

Все напряженно глядели ему вслед, пока тетя Агнесса не кинула на прилавок монету, полученную от бородатого незнакомца.

— Деньги не фальшивые, — сказала она. — Только, похоже, пролежали сто лет в земле.

— Таких стеснительных я в жизни еще не видел, — сказал дядюшка Одиссей.

— Да, — подтвердил шериф. — Муглив, как пышка... то есть я хотел сказать — пуглив, как мышка.

— А бородища-то! — сказал Гомер. Тетя Агнесса посмотрела на часы.

— А ну-ка, Гомер, — сказала она, — отправляйся в школу. Перемена кончается.

Спустя какой-нибудь час после полудня у любого человека в городе, включая стариков и детей, было уже о чем потолковать, поразмыслить, посудачить...

Кто этот незнакомец? Откуда он? Куда направляется? Какой длины у него борода? А волосы? Как его зовут? Чем он вообще занимается? И что спрятано в кузове его автомобиля под большим брезентом?..

Вопросов было много, и ни на один из них никто не знал ответа. Ровным счетом никто.

Знали только, что незнакомец оставил свою машину на городской стоянке и уже довольно долго бродит по городу. Очевидцы сообщали, что время от времени он останавливается и насвистывает какую-то странную, никому не известную мелодию.

Он по-прежнему очень застенчив, и если кто-нибудь из взрослых приближается к нему, чтобы заговорить, незнакомец немедленно переходит на другую сторону улицы или заворачивает за угол. Однако детей не избегает. Он улыбается им и испытывает в их обществе явное удовольствие.

Со всех концов города люди звонили шерифу в парикмахерскую, спрашивали про незнакомца и сами сообщали все новые и новые сведения о нем.

Шерифу становилось уже явно не по себе от всего этого. Он не чувствовал за собой права допрашивать незнакомца, а если бы и допросил, то понимал, что все равно ничего бы не добился. Ведь застенчивость просто душила этого человека и не давала ему выговорить ни слова...

Когда Гомер, уже после школы, шел домой мимо парикмахерской, его позвал шериф.

— Послушай, — сказал он, — мне нужна твоя помощь. Этот незнакомец с его бородой здорово меня беспокоит. Понимаешь, никак не могу выяснить, кто он и что здесь делает. Возможно, он вполне приличный человек, только чудак. Вроде этих... как их... индивидуалистов. Но, с другой стороны, вполне вероятно, что он беглый каторжник или еще похуже...

Гомер кивнул, и шериф продолжил:

— Так вот о чем я тебя прошу: войди к нему в доверие. Говорят, с ребятами он не боится разговаривать. Попробуй узнать у него, что к чему. Только не откладывай в долгий ящик... А за мной тогда считай двойную порцию сливочного с клубникой.

— Договорились, шериф, — сказал Гомер. — Я начинаю действовать сразу.

В шесть часов вечера Гомер докладывал шерифу:

— Он совсем неплохой дяденька. Мы прошли с ним по всей ночной улице, и он мне кое-что рассказал. Нет, не про то, кто такой и что делает... Но зато он говорил, что очень долго не видел людей. А еще спрашивал, где бы ему остановиться, и я посоветовал прибрежную гостиницу. Он туда сейчас и пошел, когда мы расстались...

Ну ладно, шериф, мне надо бежать домой, ужинать, а то мама ругаться будет. А завтра я опять чего-нибудь выясню... Не забудьте про мороженое с клубникой!

— Не забуду, — пообещал шериф. — А ты тоже не оставляй это дело на полдороге.

Надо уж все разузнать.

После ухода Гомера шериф повернулся к парикмахеру и сказал:

— Недалеко уехали! Пока все, что мы знаем о нем, это что он тих и скромен и сто лет не видел людей. Все эти данные одинаково подходят и к беглому каторжнику, и к сумасшедшему, и к этим: как их называют... которые теряют память. Если б еще у него не было таких длинных волос, я бы тогда вмиг определил, кто он и что... Да, да. Не веришь? Разок бы взглянул на его уши и все бы знал!

— Вполне может быть, — согласился парикмахер, — Лично я привык определять людей по волосам... И вот когда я глядел на этого... с бородой, мне показалось, что где-то я видел такое на картинках... или читал. Ты меня понимаешь, шериф?

— Да, кажется... немного, — отвечал шериф. — Но хорошо бы посмотреть на его уши... А, вон Одиссей! Интересно знать, что он думает.

Дядюшка Одиссей помедлил с минуту и сказал потом:

— Что касается меня, я сужу о людях по их животу и по аппетиту. Живота мне видно не было под его старым пальто, а насчет аппетита... Пожалуй, я о нем где-то читал... об этом человеке... Но вот где — убейте, не помню! Наверно, в какой-нибудь книжке.

— Н-да, наверно, — промычал шериф.

И в это время в парикмахерскую зашел Тони, местный сапожник, — он хотел подстричься. После того как Тони уселся в кресло и парикмахер накинул на него простыню, шериф спросил, что он, Тони, думает об этом загадочном незнакомце.

— Что я скажу, шериф? — ответил Тони. — Я привык судить о людях по ногам да по ботинкам. Таких сапог, как у этого волосатого, я не видал уже лет двадцать пять.

Похоже на то, что эти самоходы свалились сюда прямо со страниц какой-нибудь старой пыльной книжонки.

— Вот-вот! — воскликнул шериф. — Кажется, что-то начинает проясняться. Одну минуту!..

Он кинулся к телефону и позвонил мистеру Гиршу, владельцу магазина одежды.

— Слушай, Сэм, — сказал он. — Один вопрос. Как ты смотришь на этого, с блинной дородой... то есть я хотел сказать — с длинной бородой. Да... Так... Понятно...

Одежда как из старинной легенды... Угу... Спасибо, Сэм, спокойной ночи. И тут же он попросил соединить его с гаражом.

— Привет, Люк, — сказал он, — это шериф говорит. Какое у тебя мнение насчет длинной бороды?.. Что? Машина как из сказки? Так, так... Можешь все сказать о человеке, лишь взглянув на его машину? Не знаю... Не знаю... Но тебе верю на слово... Будь здоров, Люк. Спасибо.

У шерифа был очень довольный вид, когда он положил телефонную трубку и принялся мерять шагами комнату и бормотать:

— Начинает проясняться... Начинает проясняться... проясняться наконец...

И затем он удивил всех присутствующих, заявив, что немедленно отправляется в библиотеку.

Он пробыл там недолго, и, когда вернулся, усы его топорщились и содрогались от возбуждения.

— Все ясно! — закричал он еще с порога, — Псе вонятно... то есть я хотел сказать — все понятно! Библиотекарша сразу сказала мне, из какой он книжки... Знаете, кто это? Рип ван Винкль! Да, да, вроде того, про которого написал Ирвинг[5]. Мы это проходили когда-то в школе. Помните?.. Он пошел с ружьем в горы, а потом его сморил сон, и он заснул лет на двадцать, если не больше... Вспомнили?

— Да, конечно! Это он! Или очень похож на него! — крикнул парикмахер, а дядюшка Одиссей и сапожник поддержали его.

Когда немного утихло волнение, дядюшка Одиссей спросил:

— Интересно, а что же все-таки у этого Рип ван Винкля номер два спрятано под брезентом?

— Ладно, хватит на сегодня, — сказал шериф. — Мы и так немало потрудились. Утро вечера мудренее... Давай-ка сразимся в шашки!..

Ранним солнечным утром следующего дня бородатый незнакомец, похожий на Рип ван Винкля, опять разгуливал по улицам Сентерберга.

К десяти часам никто не называл его иначе, как «старина Рип», и все дивились прозорливости их шерифа и его умению решать самые головоломные задачи.

Шериф уже заглянул под брезент Рип ван Винклевой машины, но все равно не понял, что за штука там скрывается. Дядюшка Одиссей тоже не отстал от него и тоже ничего не понял.

— Тут сам черт ногу сломит, — сказал дядюшка Одиссей. — Но ничего, шериф. Есть человек, который сумеет это выяснить. И зовут его Гомер Прайс!..

В тот же день после полудня, когда в школе кончились занятия, дядюшка Одиссей и шериф увидели из окна парикмахерской, как по главной улице прогуливаются... кто бы вы думали? Старина Рип и, конечно, Гомер. 

— Похоже, что он рассказывает Гомеру обо всем, — сказал шериф.

— А, что я вам говорил?! — воскликнул дядюшка Одиссей с гордостью.

И потом они стали свидетелями того, как Рип ван Винкль № 2 повел Гомера через площадь прямо к городской стоянке автомобилей. Там он приподнял брезент со своей машины и стал что-то объяснять, указывая пальцем под брезент, а Гомер глядел, слушал и кивал головой. Потом Гомер и незнакомец пожали друг другу руки и разошлись — один побрел к себе в гостиницу, а другой... другой помчался в парикмахерскую. 

— Что он сказал?! — крикнули все хором, как только Гомер появился в дверях.

— Как его зовут?..

— Что он здесь делает?..

— Да, теперь я знаю про него все, — скромно заявил Гомер. — Это похоже на историю из книжки.

— Что я вам говорил?! — закричал шериф. — Он заснул в горах? Верно, сынок?

— Ну, не совсем так, шериф, — ответила Гомер. — Но он действительно жил в горах последние тридцать лет.

— А что он здесь делает? — спросил парикмахер.

— Лучше я начну сначала, — сказал Гомер.

— Да, это морошая хысль! — подтвердил шериф и даже не поправился, как обычно, — так он спешил послушать, что расскажет Гомер, — Я даже запишу кое-что.

Пригодится в будущем.

Гомер же рассказал вот что:

— Бородатого незнакомца зовут Мерфи. Майкл Мерфи. Лет тридцать назад он выстроил в горах небольшую хижину и время от времени уезжал туда отдыхать от городских дел. А потом ему так понравилось там, что он решил жить в этой хижине все время.

Он уложил свои вещи в машину и отправился в горы.

— Захотел стать отшельником? — спросил шериф.

— Не знаю, как это назвать, — сказал Гомер, — но вчера он в первый раз за тридцать лет покинул горы и в первый раз увидел людей. Вот почему он так стесняется.

— Значит, все-таки потянуло, так сказать, к цивилизации? — спросил дядюшка Одиссей.

— Об этом потом, — ответил Гомер, — а сейчас я расскажу про то, что было двадцать девять лет назад.

— Нельзя ли перескочить хоть через несколько лет, сынок? — предложил шериф.

— Нет, — твердо сказал Гомер и продолжал: — Двадцать девять лет назад мистер Мерфи прочитал в каком-то журнале, что человек, который изобретет лучшую в мире мышеловку, этот человек прославит себя в веках, и все будут ему благодарны. И вот мистер Мерфи начал изобретать мышеловки...

Наступило молчание, которое прервал голос шерифа:

— Мышеловки, сынок? Повтори, я не ослышался?

— Мышеловки, — сказал Гомер. — Он делал сначала хорошие, потом совсем хорошие, потом самые лучшие. И когда в такую мышеловку попадала мышь, то возврата ей уже не было...

Шериф так заслушался, что забыл даже делать свои записи, а Гомер продолжал:

— Но никто не покупал у него мышеловок... И это было даже неплохо, потому что ровно двадцать восемь лет назад мистер Мерфи понял, что ему жалко мышей! И тогда он решил придумать что-то другое... Он думал, думал и наконец додумался до того, что нужны такие мышеловки, которые не делают больно.

Следующие пятнадцать лет, — рассказывал Гомер, — мистер Мерфи истратил на то, чтобы выяснить, каким способом предпочитают мыши попадать в мышеловку, и пришел к выводу, что лучше всего — даже охотнее, чем за куском сыра, — мыши идут в мышеловку под музыку. И тогда мистер Мерфи понял, что остаток жизни он обязан посвятить изобретению МУЗЫКАЛЬНОЙ мышеловки...

— Которая не делает больно? — спросил парикмахер.

— Которая не делает больно, — ответил Гомер и продолжал: — Было очень трудно, и работал он долго... Сначала он сделал музыкальный инструмент из тростниковых стеблей — вроде маленького органа или большой шарманки, а потом уже стал сочинять мелодию — такую, чтобы мышь, как услышит, сейчас же бежала на нее, как собака на зов. Затем он записал свою мелодию на особый валик, как для шарманки, вставил этот валик в орган, и получилась музыкальная мышеловка...

— Которая не делает больно? — спросил парикмахер.

— Которая не делает больно, — ответил Гомер и снова стал рассказывать: — Мыши очень охотно шли в эту мышеловку. Но была одна беда — мышеловка оказалась чересчур большая. И к тому же кто-то все время должен был стоять рядом и раздувать мехи органа.

— Да, конечно, это непрактично, — сказал дядюшка Одиссей, почесывая подбородок.

— Но если приделать небольшой электромотор...

— Мистер Мерфи решил и эту задачу, — сказал Гомер. — Знаете как? Он взял свой автомобиль и поставил на него мышеловку — чтоб она работала от мотора. Он решил так: раз не получилась комнатная мышеловка, пусть она будет уличная, а сам он станет ездить по городам и предлагать свои услуги. И первый город, куда он приехал, — наш... Только бедный мистер Мерфи отвык от людей и очень стесняется.

Он уже два дня хочет поговорить с нашим мэром и никак не решится...

— Что он предлагает? — спросил шериф.

— Как — что? Разве непонятно? Избавить весь город от мышей при помощи своей музыкальной мышеловки...

— Которая не делает больно? — спросил парикмахер.

— Которая не делает больно, — сказал Гомер. — Он приманит всех мышей музыкой, они влезут в мышеловку, и он вывезет их подальше от города, куда-нибудь в лес, и там отпустит.

Шериф задумчиво посасывал свой карандаш, дядюшка Одиссей продолжал скрести подбородок, парикмахер запустил пальцы в волосы. И все молчали.

Гомер первый нарушил молчание. Он произнес:

— Я вижу, вы очень удивлены и не знаете, что ответить. По-моему, вот что. Ведь у нас в городе есть машина для поливки улиц. Так? И есть машина для уборки улиц.

Верно? А теперь будет машина для уборки мышей! Чем плохо? Так и надо сказать нашему мэру — пускай договорится с мистером Мерфи...

Дядюшка Одиссей, не отнимая руки от подбородка, проговорил: — Этот Рип ван Мерфи — настоящий гений! Такое придумать, а? — Я знал, что вы будете за него! — обрадовался Гомер. — Я так и говорил мистеру Мерфи. Я сказал, что мэр города ваш друг и вы обязательно уговорите мэра нанять музыкальную мышеловку.

— Надо же такое сообразить, — задумчиво произнес шериф. — Мушыкальная мызеловка...

— Которая не делает больно, — добавил парикмахер.

И все, не сговариваясь, отправились в городскую ратушу к мэру.

Не прошло и получаса, как мэр согласился нанять мистера Мерфи с его музыкальной мышеловкой, для того чтобы навсегда избавить от мышей магазины, дома и склады города Сентерберга. Гомер сразу же помчался в прибрежную гостиницу и вскоре вернулся оттуда вместе с бородатым изобретателем, которого он и познакомил со всеми.

Чтобы помочь мистеру Мерфи преодолеть застенчивость, мэр города выдвинул ящик своего стола и достал оттуда пакет с леденцами.

— Угощайтесь, — сказал он мистеру Мерфи, и тот взял конфету и почувствовал себя легче: он уже мог отвечать на вопросы, не слишком смущаясь и краснея.

— Чем вы можете доказать, — спросил мэр, — что эта ваша будка на колесах действительно делает то, о чем вы говорите?

Мистер Мерфи ничего не ответил, он только сложил губы трубочкой и просвистел несколько тактов: «Тю, тю-тю-тю, тю-тю». И сразу же две мышки выпрыгнули из письменного стола мэра!

— Это еще ерунда, — сказал Гомер. — А как они будут выскакивать, когда на улице заиграет сама машина! Мистер Мерфи говорил мне, что берется увести всех мышей из города, и всего за тридцать долларов...

— По рукам! — воскликнул мэр и с удивлением добавил: — А куда же делись мои конфеты?!

Но он взглянул на Гомера, и его удивление тут же рассеялось.

Затем мэр закрепил сделку с мистером Мерфи рукопожатием и назначил субботу днем избавления города от мышей, или, как он выразился, «днем демышизации города».

В городе все уже знали, что застенчивого незнакомца зовут Майкл Мерфи, а совсем не Рип ван Винкль, но по старой памяти и из уважения к шерифу многие продолжали называть его «старина Рип». Знали также и о его музыкальной мышеловке (которая не делает больно) и что на субботу, по соглашению с мэром, назначена демышизация города.

Особенно радовались этому редчайшему событию дети. Они ни на шаг не отходили от мистера Мерфи, пока он снимал брезент с машины и проверял, в порядке ли музыкальная мышеловка. Гомер, его друг Фредди и много других ребят сговорились следовать за мышеловкой по всему городу, чтобы своими глазами видеть, как будут мыши вылезать из всех щелей и нор, и взбираться по спиральным дорожкам к домику с двумя входами, над одним из которых написано: «Добро пожаловать!», а над другим: «Входи, дружище!»

— Слушай, Гомер, — предложил Фредди, — давай пойдем с мышеловкой за город и не отстанем, пока она не откроется и не выпустит мышей. Интересно посмотреть, как все они сразу выскочат и побегут!

К большому удивлению друга, Гомер ответил так:

— Нет, Фредди, я думаю, не стоит нам выходить из города вместе с мышеловкой...

И потом он объяснил почему:

— Знаешь, Фредди, я недавно читал в одной книжке, что музыка может иногда делать всякие чудеса. И с мышами, и с людьми, и с кем хочешь. Не веришь? Музыка может усыпить, например, леопарда или заставить змею плясать. Ну, и еще разные вещи. И с людьми тоже. А уж если мы пойдем за мышеловкой, то надо что-то придумать.

И весь остаток этого дня Гомер и Фредди думали. И решили они вот что. Во-первых, в субботу всем собраться на школьном дворе, чтобы идти вместе, и, во-вторых, установить условные сигналы: большой палец вверх, если все в порядке; большой палец вниз, если что-нибудь не так.

Утро в субботу было по-осеннему свежим, ярким и бодрящим. Лучшей погоды для генеральной демышизации города Сентерберга и придумать было трудно.

Ровно в восемь утра из дверей прибрежной гостиницы вышел мистер Майкл Мерфи и направился к автомобильной стоянке. Закинув бороду за плечо, он принялся крутить заводную рукоятку мотора. Наконец машина завелась, и, пока мотор прогревался, мистер Мерфи начал стаскивать брезент с машины. И вот из-под заботливо накинутого покрывала показалась музыкальная мышеловка со своими дорожками, перилами и домиками. Причем и дорожки, и перила, и отверстия в домике были так отполированы и отшлифованы — чтобы ни одна мышка, не дай бог, не повредила себе лапку или носик...

Мотор нагрелся, мистер Мерфи сел за баранку, включил скорость — и музыкальная мышеловка выехала на городскую площадь!

Приветственные крики стали еще громче, когда мистер Мерфи включил какой-то рычаг и тростниковый орган заиграл.

И прежде чем смолкли приветствия, все увидели, как появилась первая мышь!..

По улицам Сентерберга ехала музыкальная мышеловка мистера Мерфи, ехала и наигрывала самую любимую мышиную мелодию, и на ее звуки отовсюду сбегались мыши! 

Разжиревшие, избалованные пончиками — из кафе дядюшки Одиссея. Худые, едва передвигающие лапы — из церквей. Мыши обычные — из домов, со складов, из магазинов, из городской ратуши...

Мыши устремлялись по гладким спиральным дорожкам, окаймленным перилами, прямо к домику с двумя входами и исчезали в нем.

Музыкальная мышеловка с грохотом и музыкой двигалась по городу, а за ней шагала толпа ребят, и все они, к удивлению взрослых, держали большой палец вверх. 

После того как мышеловка объехала все до одной улицы, мистер Мерфи остановил ее перед городской ратушей, откуда вышел сам мэр, чтобы вручить хозяину мышеловки ровно тридцать хрустящих новеньких долларов.

Но не успел мэр города пересчитать деньги, прежде чем отдать их в руки мистера Мерфи, как из толпы вышел шериф и сказал:

— Простите, мистер Мерфи, что я потревожил вас, поверьте, мне это чертовски неприятно, но ваши водительские права просрочены, а транспортный налог не уплачен за тридцать лет... Если вы хотите и дальше ездить на машей вышеловке... то есть я хотел сказать — на вашей мышеловке, нужно уплатить налог ровно тридцать долларов.

Мистер Мерфи смутился и покраснел так, что даже борода стала розовой, а шериф продолжал:

— Извините, но, как говорится, закон есть закон, и я ничего не могу поделать...

Бедный мистер Мерфи! Бедный, бедный застенчивый мистер Мерфи! Он отдал шерифу заработанные тридцать долларов, получил новые водительские права и какую-то квитанцию, сошел со ступенек городской ратуши, взобрался на сиденье автомобиля и медленно поехал прочь из города. Он позабыл выключить орган, и тот продолжал наигрывать свою тростниковую музыку. А ребята все шли и шли за музыкальной мышеловкой: ведь им ужасно хотелось поглядеть, как из нее будут выпускать мышей.

— Честное слово, я не хотел этого, — сказал шериф мэру, когда процессия детей во главе с мистером Мерфи уже скрылась из глаз за поворотом дороги М56а. — Но закон есть закон. И потом, в другом месте его могли бы просто взять под арест!

Трудно сказать, чем бы закончилась демышизация для города Сентерберга, если бы к зданию ратуши не прибежала вдруг испуганная и бледная библиотекарша и не крикнула:

— Шериф! Шериф! Скорей! Мы с вами выбрали не ту книгу!..

— Что?! — в один голос спросили шериф с мэром и дядюшка Одиссей.

— Да, — с трудом, ловя воздух, продолжала библиотекарша. — Мы думали, «Рип ван Винкль», а надо «Крысолов из Гамельна»! Совсем разные вещи!..

— Будь я проклят! — заорал шериф. — Я вспомнил! Мы проходили в школе этого вашего «Крысолова»! Бежим! Едем! Он уведет всех наших детей! Ему это не привыкать!..

И они вчетвером — дядюшка Одиссей, шериф, мэр города и библиотекарша вскочили в машину шерифа и помчались вдогонку за мышеловом-крысоловом.

Они настигли всю процессию уже далеко за городом, где начинались лесистые холмы.

— Стойте! Ребята! — закричал мэр. — Поворачивайте обратно!

— Каждый получит по два пончика! — крикнул дядюшка Одиссей.

Но все было напрасно. Дети словно не слышали их. Они продолжали идти за музыкальной мышеловкой.

— Боже! — воскликнула библиотекарша. — Музыка их околдовала!

— Шериф, что же делать? — простонал мэр города, — Не можем же мы лишиться сразу всех детей... Да еще перед самым началом предвыборной кампании! Придется дать этой бороде еще тридцать долларов...

— Правильное решение, — сказал дядюшка Одиссей. — У меня с собой как раз эта сумма... Только с отдачей, мэр.

Шериф подъехал вплотную к машине мистера Мерфи, и дядюшка Одиссей кинул пачку денег к нему на колени.

— Только умоляю, отпустите их! — крикнула библиотекарша.

— Да, пожалуйста, Мерфи, будьте благоразумны! — прокричал мэр.

Мистер Мерфи был так смущен всем этим и так взволнован, едва не угодил в кювет.

И тут шериф набрал побольше воздуха и заорал так, что чуть не лопнул.

— Отпусти их!!! — орал шериф. — Понятно? Отпусти их, тебе говорят! Не то хуже будет!

И мистер Мерфи сделал то, что ему было сказано. Дрожащими руками он нажал какой-то рычаг, отвалилась какая-то крышка, и из мышеловки беспрерывным потоком стали вываливаться мыши: одна, другая, третья... сто двадцать пятая... Все до одной!

Да, ради такого зрелища стоило выйти далеко за город! Тростниковый орган на мышеловке умолк, и слышен был только писк мышей и радостные крики ребят.

Вот последняя мышь выбралась из мышеловки, и вся серая армия замерла, к чему-то принюхиваясь. А затем все мыши ринулись в одном направлении — в направлении города Сентерберга. Они бежали, постепенно вытягиваясь в линию, а когда прибежали в город, каждая мышь юркнула в свою любимую норку.

Мистер Мерфи так и не остановил машину. Наоборот, он нажал на газ, и машина помчалась изо всех своих лошадиных сил, а мэр города, шериф, библиотекарша, дядюшка Одиссей и ребята — все молча смотрели, как музыкальная мышеловка становилась все меньше и меньше и наконец совсем растаяла вдали.

И тогда взрослые вспомнили о детях и повернулись к ним. И они увидели странную картину: мальчишки и девчонки улыбались и подмигивали друг другу, и все они держали большие пальцы вверх. Но, как и прежде, ребята не обращали никакого внимания на призывы взрослых.

— Боже! — застонала библиотекарша. — Музыка свела их с ума!

— Совсем нет! — раздался голос. Это был голос Гомера. — Совсем нет, не волнуйтесь. Сейчас все будет в порядке. Глядите!

— Гомер поднес обе руки к ушам — раз! вслед за ним то же делали все остальные ребята. Потом Гомер развел руки в стороны — два! — словно делал утреннюю зарядку, а все остальные последовали его примеру. И в руках у ребят забелели куски ваты!.. 

На обратном пути Гомер все объяснил ошеломленным взрослым.

Вот его рассказ.

— ...Это я придумал — заткнуть уши. Потому что немного испугался. Не за себя, а за других. Ведь музыка, я читал, может делать всякие чудеса. Особенно с детьми... Усыпить, например, или заставить плясать. Ну, и мы договорились: как выйдем из города, я делаю большой палец вниз — и все затыкают себе уши. А зачем слушать? Ведь нам главное глядеть было, как мыши разбегутся. Только, если по правде, все это насчет ушей придумал не я, а человек по имени Одиссей[6]. Не вы, дядюшка Одиссей, а другой... который был древний грек. О нем еще Гомер писал... Не я, а другой... который тоже жил в Древней Греции... Помните, как...

Но тут дядюшка Одиссей прервал Гомера и попросил шерифа, чтобы тот остановил машину.

— Подождем ребят, — сказал он. — Я ведь обещал всех угостить пончиками. А мэр города сказал со вздохом: — Скоро выборы, и я не знаю, как буду оправдываться перед нашими налогоплательщиками... Шестьдесят долларов из городского бюджета выброшены на ветер! Как мы теперь сведем концы с концами?

Глава 6. СОРОК ФУНТОВ СЪЕДОБНЫХ ГРИБОВ

— Я не пойду сегодня на рыбалку, — сказал Гомер своему другу Фредди. Нужно опять помочь дядюшке Одиссею. Он там совсем запарился в своем кафе. А клев сегодня должен быть что надо!

Фредди великодушно предложил:

— Может, твоему дядюшке нужен еще помощник? Я могу тоже не ходить на реку. Это не обязательно.

— Он-то с удовольствием примет тебя, — сказал Гомер, — Чем больше людей ему помогает, тем для него лучше и веселей. Так он сам говорит. Но вот тетя Агнесса... Она всегда кричит, что у семи нянек дитя без глазу и что ей до смерти надоело видеть позади прилавка так много народу. Лучше, когда их много перед прилавком, говорит она.

— Ладно, Гомер, — сказал Фредди со вздохом. — Увидимся завтра. Принеси мне парочку пончиков...

Когда Гомер вошел в кафе, дядюшка Одиссей, как обычно, возился с одним из своих автоматов. На сей раз это был аппарат для поджаривания гренков.

— Что ты скажешь! — пожаловался дядюшка Одиссей племяннику. — Совсем разладилась эта штуковина. Ставлю стрелку влево, на «легкое поджаривание» — получается сухарь. Ставлю вправо, на «сильное поджаривание» — остается хлеб хлебом.

Дядя с племянником еще битый час вертели бедный прибор и наконец кое-как починили.

— А как теперь работает пончиковый автомат? — спросил Гомер.

— Прекрасно, — ответил дядюшка Одиссей, — С тех пор как богатая леди передала мне свой семейный рецепт, торговля пончиками пошла в два раза лучше. Да, ты помнишь ведь эту леди? Которая оставила на прилавке свой браслет, а он попал в тесто и потом внутрь пончика и его чуть не съел Руперт Блек? Знаешь, она теперь живет у нас в Сентерберге. Ее зовут Наоми Эндерс. Она прапрапрапраправнучка старика Эзекиеля Эндерса, самого первого жителя нашего города... И наследница всего состояния Эндерсов, а значит, владелица, во-первых, мельницы, а во-вторых, заводов, которые выпускают витамины на все буквы алфавита.

У нее самый большой дом в Сентерберге. Он стоит на окраине. Мисс Эндерс моя постоянная покупательница. Каждый день приезжает за пончиками.

— Да, — сказал Гомер, — я уже слышал, что она переехала в Сентерберг. Об этом судья рассказывал. Он еще называл ее вдохновительницей общественной жизни города и, кажется, ценным добавлением к чему-то... Или как-то вроде этого...

— Что я точно знаю, — сказал дядюшка Одиссей, — так это, что у нее отличный рецепт теста для пончиков и что она любит неплохо поесть и знает толк в пище...

А, вот и ее машина! Быстро положи в пакет пончики!..

Шикарный черный автомобиль остановился у дверей кафе, и из него вышла сама мисс Эндерс, прапрапрапраправнучка старика Эндерса, первого жителя Сентерберга.

— Добрый день, — сказала мисс Эндерс, входя в кафе. — Это ты, мальчик? Не видела тебя с тех пор, как пропал и нашелся мой браслет.

— Здрасьте,мисс Эндерс, — ответил Гомер, — Как вам нравится жить в Сентерберге?

— Превосходный городок! — воскликнула мисс Эндерс. — Просто прелесть! Милые, простые люди. Они меня прямо на руках носят! Особенно члены городского управления. Я все больше и больше подумываю, чем бы всех отблагодарить? Судья недавно говорил мне, что в городе очень плохо с жильем, трудно найти квартиру. Я бы могла дать деньги на постройку небольшого квартала домов... ну, хотя бы таких, как мой дом. Это было бы, наверно, красиво, и я бы сдавала каждый дом нескольким семьям. Конечно, тем, кто этого заслуживает. Самым достойным. Как вы думаете?

— Н-да, — сказал дядюшка Одиссей, почесывая подбородок, что было у него всегда признаком усиленной работы мысли. — Вообще-то это неплохо, мисс Эндерс.

Гомер, пересчитывая пончики и укладывая их в пакеты, тоже пришел к выводу, что это неплохо: можно будет вдоволь побегать по балкам и перекрытиям, когда начнут строить.

Дядюшка Одиссей уже оторвал пальцы от своего подбородка и сказал такие слова:

— Все это хорошо. Но кто вам мешает строить по последнему слову техники? Пусть они будут не такие красивые, но зато — более современные, чем ваш.

— Конечно, — сказала мисс Эндерс. — Почему бы нет? Дядюшка Одиссей снова молча тер свой подбородок, и мисс Эндерс добавила:

— Конечно. И современная кухня. Почему нет? Дядюшка Одиссей все еще думал. Затем он откашлялся и произнес:

— Мы живем в эпоху технического прогресса, мисс Эндерс. Возьмите хотя бы вопрос изготовления пончиков. Что мы видели раньше? Работу вручную, на которую тратилось много сил и времени, и все такое прочее... А что мы видим теперь?

Прекрасную машину, которая — раз-раз!.. — дядюшка Одиссей щелкнул пальцами, — и выдает десятки и сотни пончиков... Раз, раз!..

— Да! — воскликнула мисс Эндерс. — Просто прелесть! А дядюшка Одиссей снова откашлялся и продолжал:

— Теперь возьмите вопрос строительства домов. Что мы видели раньше? Доски и гвозди, гвозди и доски... В руке пила, в руке молоток и все такое прочее... А что мы видим теперь? Блоки и панели, панели и блоки! Дома выпекаются, как пончики. Раз, раз, раз, — дядюшка Одиссей снова щелкнул пальцами — и готов целый квартал... Да, леди и джентльмены! Так теперь делают автомобили, так делают пароходы, холодильники, пончики, гренки... и так, и только так, нужно делать дома в нашем городе! Да, леди и джентльмены! Я все сказал.

Пораженный и немного даже напуганный своим собственным красноречием, он долго не мог прийти в себя и продолжал размахивать руками и что-то бормотать себе под нос.

Мисс Эндерс тоже казалась захваченной ораторским пылом дядюшки Одиссея, а о Гомере и говорить нечего.

— Прелесть... Просто прелесть! — повторяла мисс Эндерс. Гомер от возбуждения стал в пятый раз пересчитывать пончики, приготовленные для мисс Эндерс, и все не мог понять, сколько же их на самом деле.

Постепенно бормотание взволнованного дядюшки Одиссея вновь перешло в связную речь, и он произнес следующие слова:

— Ясно, что испечь пончики намного проще, чем построить дом. Но и здесь и там нужен хороший рецепт. Поточная линия, подъемные краны, готовые блоки... Немного изобретательности и таланта — вот ваш рецепт, и вы будете печь свои дома, как блины... то есть как пончики! Раз-раз!

— Прелесть, — сказала мисс Эндерс. — Просто прелесть.

Конечно, Гомер, подобно многим другим, неоднократно бывал свидетелем того, как в предприимчивом уме дядюшки Одиссея возникали различные передовые идеи. Чаще всего эти идеи появлялись во время пребывания их автора в небезызвестной городской парикмахерской, и не сосчитать, сколько шашечных партий и карточных конов прерывалось на самом интересном месте и оставалось вовсе без окончания из-за этих самых идей и споров вокруг них.

Правда, никогда еще дальше споров дело не шло, никогда еще ни одна из многочисленных идей дядюшки Одиссея не выходила далеко за пределы парикмахерской или кафе.

Но то, что происходило в кафе сейчас, не было похоже на все прочие случаи.

Начать с того, что здесь никто с дядюшкой Одиссеем не спорил — ни Гомер, ни мисс Эндерс. А второе, и самое главное — что если во всех прочих случаях дело упиралось в деньги, которых не было, то на этот раз деньги были. И находились они в кармане у мисс Эндерс. Ну, и в-третьих, что было тоже немаловажно, означенная мисс Эндерс не возражала, после горячей и убедительной речи дядюшки Одиссея, против того, чтобы вынуть эти деньги из кармана и потратить на постройку домов самого современного типа и с помощью самых современных способов.

Прежде чем подошла к концу эта неделя, мисс Эндерс и выбранные ею в помощники судья и дядюшка Одиссей провели уже несколько заседаний, на которых составили план работы, а также написали письма в город Детройт и заказали там все, что нужно для современного скоростного строительства. Они заказали бульдозеры и грузовики, подъемные краны и экскаваторы, и еще формы, чтобы отливать в них целые блоки и получать готовые стены, полы, потолки и крыши. Они также наняли архитекторов и проектировщиков, землемеров и прорабов, шоферов и рабочих.

Мисс Эндерс и сама не заметила, как это произошло, но получилось так, что вместо нескольких домов, которые она собиралась выстроить вокруг своего собственного на принадлежащей ей земле, там был возведен целый квартал, целое предместье — ровно сто домов! Правда, пока еще они были только на бумаге, в проекте, но ее помощники всячески доказывали мисс Эндерс, что именно такое количество домов, куда поселятся, конечно, самые достойные жители города, сможет принести необходимый доход, а следовательно, и выгоду. Дядюшка Одиссей сказал, прибегая, в который раз, к своему излюбленному сравнению:

— Разве стоит, — сказал дядюшка Одиссей, — замешивать тесто, а потом включать машину из-за двух или там трех пончиков? Ясно, что нет! А из-за ста пончиков?

Ясно, что такая игра стоит свеч!

Наконец все планы, проекты и расчеты были сделаны, и работа закипела.

Расчищалась строительная площадка — спиливались деревья, корчевались пни, выравнивалась земля и прокладывались новые улицы, по бокам которых будут стоять новые дома. Под них уже копались котлованы, где один за другим укладывались фундаменты. И в это же время в специальных формах отливались готовые стены, крыши, полы и потолки.

Гомер однажды приехал на строительную площадку вместе с дядюшкой Одиссеем и мисс Эндерс посмотреть, как идут дела. Дела шли неплохо.

— ...Семьдесят два, семьдесят три, семьдесят четыре... — считал дядюшка Одиссей котлованы с фундаментами. — Бьюсь об заклад, мой мальчик — сказал он Гомеру, — что ты присутствуешь при начале новой эпохи в жизни нашего города!.. Восемьдесят один, восемьдесят два... Нет, вы только поглядите! К концу недели можно будет заселять...

— ...самыми достойными жителями, — напомнила мисс Эндерс.

А вокруг них сновали машины с прицепами, груженные готовыми стенами и крышами, полами и потолками, оконными рамами и лестничными пролетами, дверными ручками и унитазами, умывальниками, электролампочками и кранами для горячей и холодной воды. И больше того: у каждой готовой стены стоял готовый стол, а под каждым готовым окном была готовая кровать!

— Прелесть! — сказала мисс Эндерс. — Просто прелесть!..

И печать и радио Сентерберга уделяли, конечно, главное внимание этому строительству.

«Мы присутствуем при рождении чуда, — писала газета «Сентербергский сигнал» в своей передовой статье. — Разве мог старик Эндерс, когда сто пятьдесят лет назад основал этот город, разве мог он предполагать, что придут такие времена?! Наша газета доводит до сведения своих читателей, что окончание строительства нового квартала совпадет с празднованием сто пятидесятой годовщины со дня основания города Сентерберга. В составе комиссии по проведению торжеств судья Шенк и мисс Эндерс. Во время празднования состоится спектакль, в котором могут принять участие все желающие...»

К концу недели грузовики привезли в каждую квартиру, в дополнение к готовому столу и готовой кровати, еще множество готовых вещей: готовые стулья, диваны, кастрюли, занавески, зеркала и даже картины. Кроме того, перед каждым домом был посажен 1 (один) розовый куст, 2 (два) карликовых кедра и 3 (три) крупнолистых клена, а также посеяна трава. А позади каждого дома стояли готовые помойные ведра и неподалеку от них готовые кормушки для птиц и готовые столбы с веревками на блоках для развешивания белья. И еще на каждой крыше были готовые флюгера, и все они поворачивались куда ветер подует...

Но и этим еще не ограничивался ассортимент готовой продукции. В каждой квартире были уже приготовлены простыни, полотенца и наволочки, и на каждой каминной полке лежал последний номер журнала «Для семьи».

Да, теперь дома были по-настоящему готовы к приему новоселов. И новоселы не замедлили появиться, и это были, конечно, самые достойные жители города.

Заселение отняло очень немного времени, потому что все было крайне просто — вам надо было сделать всего лишь две вещи: подписать денежное обязательство и повесить свою шляпу на готовую вешалку возле двери.

Все эти дни дядюшка Одиссей был страшно занят: следил, чтобы все было в порядке и на месте. Не меньше работы было у судьи с мисс Эндерс. Ведь они являлись членами комиссии по проведению торжеств в связи со стопятидесятилетием города Сентерберга.

Помимо всего прочего, дядюшка Одиссей взял на себя ответственность и за освещение улиц нового квартала, а также за то, чтоб они были оснащены указательными табличками. Поэтому первый вопрос, который он задал Гомеру, когда встретил его на улице, был:

— А не видел ты, случайно, Далей Дунера? Мне он позарез нужен. Хочу срочно заказать ему таблички с названиями новых улиц... Ты не слыхал, наверно, — добавил дядюшка Одиссей с гордостью, — что одну из улиц решено назвать в мою честь — «Одиссеевская»?!

Гомер сказал, что видел только что Далей Дунера — он входил в табачную лавку на площади, и дядя с племянником поспешили туда, чтобы не упустить этого «самого невыносимого из горожан», как любил называть его судья Шенк. А городские ребята звали его попросту Дунер-Плюнер — за то, что он умел здорово плеваться и метко попадать в цель.

— Эй, Далей! — закричал ему дядюшка Одиссей. — Хочу обсудить с тобой деловой вопрос. Нужны таблички для новых улиц. Понимаешь? Много табличек! Ты спросишь, какие? Ну, во-первых, «Одиссеевская», потом «Эндерс-род», «Эндерс-авеню», «Бульвар Эндерса»... Ну, и так далее. Сделаешь?

— Отчего ж не сделать? — сказал Далей. — Сделать можно. Это мне раз плюнуть.

И он плюнул два раза.

— Только нужно побыстрее, — сказал дядюшка Одиссей. — Послезавтра начинаются юбилейные торжества. Ты получишь немало денег — по доллару за табличку. Всего семьдесят табличек. А прибивать их будешь к фонарным столбам.

— Так, — сказал Далей Дунер. — Значит, только семьдесят долларов. Не думаю, что мой профсоюз согласится с такой оплатой.

— Ну-ну, Далей, там еще наберется штук тридцать других вывесок и объявлений. Так что, на круг, сто долларов. Идет?

— Идет, — ответил Далей. — Но я забыл сказать, что не смогу прибивать таблички прямо к столбам.

— Почему еще? — спросил дядюшка Одиссей.

— Мой профсоюз Расклейщиков объявлений и Прибивальщиков табличек не позволяет мне этого. В его уставе сказано, что «любая табличка, сделанная членом профсоюза, должна быть прибита к столбику, сделанному тем же членом профсоюза».

И круглая цена за все вместе — за табличку, яму и столбик — определена в пять долларов...

— Но если нам не надо другого столбика?! — завопил дядюшка Одиссей. Если нас вполне устраивает тот, на котором фонарь?

— Ничего не могу поделать, — сказал Далей Дунер. — Так говорит наш устав. Можете жаловаться.

— Да, я напишу вашему председателю! — гневно сказал дядюшка Одиссей. Я объясню ему, что глупо...

— Дело в том, Одиссей, — прервал его Далей Дунер, — дело в том, что я и есть председатель профсоюза Расклейщиков объявлений и Прибивалыциков табличек. А еще я его казначей и единственный его член. Сам плачу членские взносы, сам их собираю и сам устанавливаю правила. В моем профсоюзе не бывает никаких разногласий...

— Ладно, — сказал дядюшка Одиссей. — Кончим этот разговор. Но ведь ты же не против прогресса родного города? Три доллара за штуку, и все.

— Пять, — сказал Далей.

— Как хочешь, — вздохнул дядюшка Одиссей. — Тогда, я боюсь, мы попросим кого-нибудь другого.

— Это ваше право, — сказал Далей. — А мое право бастовать. Я проведу сидячую забастовку и испорчу вам все праздники.

— О боги! — закричал дядюшка Одиссей. — Что же ты от меня хочешь? Я ведь ничего не решаю. Но знай, что ты стоишь на пути прогресса! Ты...

Окончания их разговора Гомер не слышал: ему надо было торопиться на генеральную репетицию праздничного представления, где они с Фредди исполняли роли индейцев.

Их должны были выкрасить с ног до головы в кофейный цвет, украсить перьями, а единственной их одеждой будут полотенца вокруг пояса.

Гомер был обязан прийти особенно точно, потому что все представление начиналось именно с него — с того, как он добывает огонь при помощи трения. Большая часть пьесы касалась исторических событий, рассказывающих о старике Эзекиеле Эндерсе и о том, как привелось ему основать город Сентерберг. Органист местной церкви написал для сопровождения пьесы слова и музыку длиннейшей кантаты и разучил ее вместе со своим хором.

Репетиция прошла с блеском. Хористы были в голосе, а исполнители ролей старика Эндерса и других первых поселенцев тоже не ударили лицом в грязь. Нечего и говорить, что Гомер, Фредди и прочие ребята также были на высоте.

Торжественный миг открытия юбилейных празднеств неуклонно приближался.

В последние дни Гомеру не удавалось повидать дядюшку Одиссея, но он знал, что у того немало хлопот и неприятностей. Взять хотя бы, что таблички до сих пор не установлены!

А так как все дома, дворы, улицы и квартиры выглядели совершенно одинаково, можно представить себе, каких трудов стоило достойным обитателям нового квартала находить свои собственные дома и квартиры.

Да, все сто домов были похожи друг на друга, как сто пончиков из автомата дядюшки Одиссея!

Правда, достойные обитатели сравнительно быстро научились вести счет от дома мисс Эндерс, который стоял в центре квартала, и потому возле этого дома обычно собирались толпы самых достойных, которые потом молча, сосредоточенно считая про себя шаги и повороты, расходились в поисках собственных домов.

Тетка Фредди тоже попала в число достойных, и когда ее племянник со своим другом Гомером как-то отправились к ней в гости, они должны были отсчитать пять домов от задней стены дома мисс Эндерс, потом еще шесть домов влево и два вправо.

— Получше, чем любая игра, — сказал Гомер. Мисс Эндерс очень гордилась своим кварталом. Она решила назвать его «Холмы Эндерсов»; хотя вся местность была ровная, как стол.

— Прелесть, — говорила она. — Просто прелесть!

Единственное, что омрачало ее радость, это вид ее собственного дома. В самом деле, старый дом Эндерсов никак не вписывался в новый пейзаж. Дядюшка Одиссей сказал, что он похож на пирожок среди пончиков, а судья сравнил его даже с больным пальцем среди здоровых. И последнее сравнение решило участь дома. Мисс Эндерс согласилась разобрать его и постанить там новый дом современного типа.

Только делать это надо было сверхускоренными темпами, чтобы к моменту начала торжеств новый дом уже стоял на своем месте. В тот же день дядюшка Одиссей уломал наконец Далей Дунера согласиться на установление табличек по четыре доллара за штуку плюс небольшая премия за скорость и за то, что Далей придется пропустить торжественный вечер и представление — вместо этого он должен будет работать, чтобы к тому времени, когда люди разойдутся по домам после спектакля, таблички уже указывали им правильный путь...

К восьми часам вечера в день празднования городская площадь была битком набита людьми. Все пришли, чтобы отметить сто пятьдесят лет со дня основания города, никто не остался дома.

Ровно в четверть девятого на специально сооруженной сцене появился Гомер и начал добывать огонь путем трения. Как только ему это удалось, Гомер и другие «индейцы» покинули сцену, и на их место пришли новые участники пантомимы, рассказывающее историю первых поселенцев этих мест, историю создания Сентерберга. Пантомиму сопровождали конферанс, который читал судья, и церковный хор, монотонно гудевший в глубине сцены.

— «Эзекиель Эндерс, — бубнил судья, — ступил на американскую землю с двумя шиллингами в кармане, двумя рубашками, одна из которых была на нем, и с драгоценным рецептом чудодейственного Совмещенного Эликсира (микстура от кашля плюс живая вода). Этот рецепт передавался в семействе Эндерсов от поколения к поколению...

Вскоре, — продолжал судья, — Эзекиель Эндерс нашел себе жену, а затем стал отцом ребенка. Этот ребеиок еще не знал, — судья поднес листок с текстом поближе к глазам, — не знал, что ему предстоит стать прапрапрапрапрадедом нашей глубокоуважаемой мисс Наоми Эндерс». (Бурные аплодисменты.)

И снова звучит голос судьи:

— «Услыхав, что на западе много плодороднейших земель Эзекиель Эндерс немедленно приобретает крытый фургон и лошадей, берет свою любимую жену, своего любимого сына и свой драгоценный рецепт чудодейственного Совмещенного Эликсира (микстура от кашля плюс живая вода) и отправляется вместе с еще несколькими смелыми землепроходцами на запад, в страну плодородных почв...

Несчастья следуют по пятам за Эзекиелем и его храбрыми попутчиками. Кончаются запасы продовольствия... Игра проиграна, и однажды они остаются без всякой еды и без всякой надежды на спасение — одни среди дикой природы...»

Судья сделал паузу, участники пантомимы застыли на сцене, а зрители на площади.

— «...И вот, — продолжая судья, — в тот момент, когда они готовились лишь к одному — к смерти, в тот момент — а было это ровно сто пятьдесят лет назад, — в тот момент Эзекиель вдруг обнаружил у себя под ногами множество съедобных грибов! Сорок фунтов (как они потом подсчитали) съедобных грибов...»

Здесь церковный хор перешел от монотонного гудения к могучему реву, среди которого отчетливей всего различались такие слова припева:

Сорок фунтов съедобных грибов Сберегли нашу жизнь от гробов, Помогли основать этот город, Стал таким хорошим который! Сорок фунтов съедобных грибов...

— «...Эзекиель, — читал дальше судья, — принял это как дар неба, и в ту же минуту он и его спутники решили основать на этом месте город. Две тысячи акров земли приобрел Эзекиель у индейцев в обмен на один кувшин своего чудодейственного Совмещенного Эликсира (микстура от кашля плюс живая вода). Свой новый город они назвали — Город Съедобных Грибов, или Съедобногрибтаун. Они стали возделывать землю, строить дома, и вскоре город и они сами начали процветать...

Мир и благоденствие воцарились на их земле. Но однажды этот покой был нарушен — когда индейцы, злоупотребившие Совмещенным Эликсиром, решили напасть на них, чтобы завладеть его рецептом.

Эзекиель и здесь не потерял присутствия духа. Он спрятал все запасы, а также рецепт под полом своей хижины и смело защищался. Индейцы вскоре отошли, и снова мир и благоденствие воцарились в Съедобногрибтауне, снова Эзекиель снабжал индейцев своим чудодейственным Совмещенным Эликсиром в обмен на дичь и другие продукты...

Хор грянул:

Пришли совет да любовь В город Съедобных Грибов!

И снова судья стал читать:

— «...А теперь мы пропускаем семьдесят лет и переходим к тому времени, когда внук Эзекиеля Эндерса основал здесь, на базе Совмещенного Эликсира, свою Компанию по производству витаминов, а потом и мельницу. Город рос и расцветал, он становился центром целого района, и вскоре, по просьбе жителей, его переименовали в Сентерберг». (Бурные аплодисменты.)

Вторая половина представления проходила в менее реалистическом плане и больше напоминала сказку. Бывшая мисс Тервиллигер, а ныне жена дядюшки Телемаха, была одета Духом Воды, мисс Эндерс была Духом Совмещенного Эликсира, жены окрестных фермеров — Духами Сельского Хозяйства.

В качестве эпилога судья рассказал историю возникновения нового квартала, построенного на равнине, но получившего название «Холмы Эндерсов», а тетя Агнесса, одетая Духом Прогресса и Современного Строительства, иллюстрировала его слова пантомимой.

Торжества закончились всенародным факельным шествием к Холмам Эндерсов.

Но увы! Снова мир и благополучие бывшего Съедобногрибтауна, а ныне Сентерберга (или, может быть, Эндерсхолмсити?), оказались под угрозой!

Во-первых, никаких указательных табличек не было и в помине! А во-вторых, не было и старого дома Эндерсов!

Он исчез, и на его месте стоял новый современный дом. Сто первый по счету.

Только где оно было, это место, и какой из этих ста и еще одного дома принадлежит лично мисс Эндерс, один бог ведал!

Перед участниками торжественного шествия высился сто один дом — все совершенно одинаковые, от флюгера на крыше и до дверного порога, все похожие друг на друга словно сто один пончик! И неоткуда было самым достойным жителям Сентерберга вести счет, чтобы найти свой собственный дом и свою собственную квартиру.

А поэтому началась суматоха — достойные жители метались как сумасшедшие в поисках своих домашних очагов. Они кричали и вопили.

Постепенно их крики и вопли слились в один могучий рев:

— Где Далей Дунер?! Где Даалси Дуунер?! Где Дааааалси Ду-ууууууунер?!

Дядюшка Одиссей, который, как вы помните, взвалил на свои плечи ответственность за установку указательных табличек, бедный дядюшка Одиссей не знал, что и делать. Вдобавок еще все планы и чертежи были отданы Далей Дунеру, чтобы тот установил таблички и указатели в нужных местах. Правда, у мисс Эндерс были копии всех планов и чертежей, но ведь они хранились в том самом доме, который она тоже не могла разыскать.

А разъяренная толпа кричала все громче и громче:

— Где Далей Дунер?! Где Даалси Дуунер?! Где Дааааалси Ду-уууууууууунер?!

Судья начал уже беспокоиться за репутацию города.

— У нас во всем округе, — сказал он, — не было еще ни одного случая линчевания...

Так кто же в конце концов разыскал Далей Дунера, как вы думаете? Конечно, Гомер и его друг Фредди. Они обнаружили его за углом, который был похож как две капли воды на остальные четыреста с лишним углов этого квартала. Вы спросите, что же делал там Далей Дунер? Он спал. Преспокойно спал, прямо на земле, возле неглубокой ямы для столбика, которую он, видимо, только еще начал рыть. Рядом с ним валялись кирка и лопата, а также многочисленные таблички с названиями улиц.

Люди окружили спящего Далей плотным кольцом. Они тормошили и толкали его, пытаясь разбудить, и кричали при этом:

— Где чертежи?

— Где планы?

— Как найти Одиссеевскую?

— Где Эндерс-стрит?

— Как пройти на бульвар Эндерса?

— А как отыскать Эндерс-род?

Вскоре стало ясно, что расталкивать и расспрашивать Далей Дунера одинаково бесполезно. Потому что он не просто заснул, он заснул после чего-то. Правда, раза два, под воздействием особенно сильного толчка, он приоткрывал глаза, пожимал плечами и икал. Но большего от него добиться не удалось. Ни плана, ни чертежей в его карманах не было.

И вдруг раздалось сразу два мальчишеских голоса:

— Глядите, что мы нашли!

Это были голоса Гомера и Фредди, все еще одетых (а вернее, раздетых) индейцами.

Нашли же они небольшой деревянный бочонок — тут же, неподалеку от угла. Они сунули в него нос, а потом палец, понюхали, попробовали и...

— Я знаю! — закричал Фредди. — Это микстура от кашля!

— Плюс живая вода! — добавил Гомер.

— Совмещенный Эликсир! — крикнул дядюшка Одиссей. — Ура! Далей Дунер откопал бочонок с Совмещенным Эликсиром! Значит, именно на этом месте стоял старый дом Эндерсов, а вот этот новый стоит вместо него! Это и есть сто первый дом!..

Ого, как обрадовались самые достойные жители Сентерберга! Теперь им было откуда считать, теперь они могли спокойно заняться поисками своих домов и квартир, что они и сделали...

Доктор Пелли определил состояние Далей Дунера как «сильное опьянение, вызванное повышенной дозой Совмещенного Эликсира (микстура от кашля плюс живая вода), выдержанного более сотни лет в деревянном бочонке под землей и приобретшего крепость самого крепкого в мире коньяка».

Лишь к вечеру следующего дня Далей Дунер был в состоянии продолжить свою работу по установлению табличек.

Но и после того как он закончил всю работу, жителям не стало легче они все равно продолжали блуждать в поисках своих домов и квартир, так как привыкли уже к своему самому надежному ориентиру, к старому дому Эндерсов, и были без, него как без глаз.

Прошло немного времени, и, уступая требованиям самых достойных, мисс Эндерс велела разобрать свой новый дом и вновь поставить на его место старый. «Так оно будет надежней, — говорили самые достойные. — Мы не хотим подвергать себя риску заблудиться...»

И долго еще после всех этих событий жители города Сентерберга распевали полюбившийся им припев, добавляя к нему все новые и новые слова:

Сорок фунтов Съедобных грибов Сберегли нашу жизнь от гробов, Помогли основать этот город, Стал таким хорошим который!.. Сорок фунтов опят и маслят, Распрекрасных на вкус и на взгляд! Сорок фунтов съедобных грибов, Приносящих нам в сердце любовь!.. Завтра, нынче и даже вчера Мы готовы кричать вам «ура»!

Глава 7. ЧЕРТОВА ДЮЖИНА

Часы на сентербергской ратуше только-только пробили восемь утра, когда Гомер въезжал уже на городскую площадь. Он прислонил свой велосипед к стене возле двери парикмахерской, сунул пальцы в щель между этой стеной и вывеской и достал оттуда ключ. Потом открыл дверь, вошел, поднял шторы, схватил щетку и принялся мести пол.

К половине девятого Гомер благополучно завершил все работы по открыванию различных вещей, как-то: дверей, окон, занавесок, а также шкафчиков и ящиков с инструментом и приборами для стрижки и бритья, и теперь, усевшись с ногами в кресло, он раскрыл последнее иллюстрированный журнал. Один из целой кипы журналов, что лежали здесь и в прошлую, и в позапрошлую, и в позапозапозапрошлую субботу — в общем, задолго до того, как Гомер начал подрабатывать у парикмахера Биггза. В сотый раз просмотрев картинки, Гомер уставился в окно в ожидании девяти часов, когда должен был появиться хозяин парикмахерской.

Вот прошел через площадь шериф, как всегда без десяти девять, и тут же скрылся в закусочной дядюшки Одиссея.

За пять минут до девяти прибыл мэр города и поднялся по ступенькам ратуши в свой кабинет.

Городские часы пробили девять, Гомер зевнул, потянулся и для разнообразия стал разглядывать городскую площадь не через окно, а в зеркале. Но это ему тоже надоело, и он перегнулся так, что вся площадь перевернулась в зеркале вверх тормашками. Стало уже значительно интересней. Гомер даже засмеялся, когда увидел, как из опрокинутой закусочной дядюшки Одиссея вышел вверх ногами парикмахер Биггз и в том же малоудобном положении проследовал по перевернутой городской площади.

Гомер сорвался с кресла, взглянул на часы и подумал: «Как всегда, парикмахер опоздает ровно на семь минут, а потом, как всегда, быстро войдет, как всегда, потрет руки и, как всегда, скажет: «А, я вижу, мы уже открыты и готовы к приему клиентов!» И еще Гомер подумал, что давно уже в их городе все так тихо и спокойно и не происходит совсем ничего интересного.

— Доброе утро, Гомер, — сказал, входя, парикмахер. — А, я вижу, мы уже открыты и готовы к приему клиентов! — добавил он, потирая руки.

— Доброе утро, мистер Биггз, — ответил Гомер, с тоской и скукой наблюдая за тем, как парикмахер медленно, как всегда, снимает пальто и шляпу, а потом, как всегда, вешает их на третий крючок слева от двери и, как всегда, говорит: «Ну вот, здесь и повесимся!»

«Сейчас он напялит свой защитный козырек от света, — подумал Гомер, наденет белую куртку без двух пуговиц, вынет бритву из белой коробки с надписью «Стерильно!» и начнет эту бритву править, сначала на оселке, а потом на ремне...»

Все это парикмахер и проделал, словно подчиняясь мысленному приказу Гомера, а когда дело дошло до правки бритвы, дверь отворилась, и Гомер, не глядя, мог с уверенностью сказать, что вошедший был не кто иной, как шериф.

— Здравствуйте, шериф, — сказал Гомер, не поворачивая головы к дверям.

— Привет всем, — сказал шериф и уселся в кресло перед зеркалом.

Парикмахер уже заканчивал брить шерифа, а Гомер успел уже начистить до блеска оба шерифова ботинка, когда дверь пропустила еще одного посетителя, и Гомер мог, не видя, поспорить на что угодно и с кем угодно, что вновь пришедший был не кто иной, как его дядюшка Одиссей, и что первые его слова будут:

«Что нового?»

— Что нового? — спросил дядюшка Одиссей.

Гомер молча покачал головой, парикмахер сказал «ничегошеньки», а шериф зевнул и произнес:

— Дела, как на парусном корабле во время штиля. — Свежих журналов нет? — с надеждой спросил дядюшка Одиссей, окидывая взглядом давно знакомую кипу.

Не дождавшись, как всегда, на свой вопрос ответа, дядюшка Одиссей, как всегда, зевнул, посмотрел в окно и...

— Эй, поглядите-ка! — закричал он во всю мочь. И все подскочили к окну, чтобы получше увидеть, как Далей Дунер, этот самый невыносимый, по выражению судьи, из горожан, мчится через всю площадь вместе с юристом Гроббсом, даже забывая сплевывать на ходу и чиркать спичками о постамент городского памятника.

— Что-то наверняка случилось! — догадался парикмахер.

— Куда они могут так бежать? — подумал вслух дядюшка Одиссей.

— Похоже на то, что они боропятся в танк, — сказал шериф, — то есть я хотел сказать — торопятся в банк.

— Банк открывается только в полдесятого, — сказал Гомер. Но все тут же увидели и услышали, как Далей Дунер забарабанил в дверь банка и закричал:

— Откройте! Открывайте скорей!

И все стали свидетелями того, как за две минуты до положенного времени двери банка отворились и Далей Дунер вместе с юристом Гроббсом ворвался внутрь.

— Первый раз за всю мою жизнь вижу, чтобы банк открылся раньше времени! — воскликнул дядюшка Одиссей.

— Далей чем-то подозрительно взволнован, — сказал шериф. — Обычно ему некуда спешить так рано.

— Послушай, Гомер, — сказал парикмахер, открывая кассовый ящик, — тут мне нужно, я совсем забыл, разменять пару долларов. И помельче... Сбегай-ка в банк, если не трудно.

— Хорошо, мистер Биггз, — ответил Гомер и помчался через площадь.

Некоторое время оставшиеся в парикмахерской молча стояли у окна, потом дядюшка Одиссей сказал; — Слышите? Далей Дунер что-то кричит...

— Кажется, я разбираю слова «сто тысяч», — прошептал парикмахер.

— Да нет, — возразил дядюшка Одиссей, — он просто кричит «все к черту!».

— Вот Гомер идет, — сказал шериф. — Сейчас узнаем, из-за чего там весь сыр-бор... Ну, что же случилось, сынок? — обратился он к вошедшему Гомеру.

— Он выиграл сто тысяч? — спросил парикмахер, протягивая руку за своими двумя долларами мелочью.

— Кого он посылает к черту? — спросил дядюшка Одиссей.

— Чего же он хочет? — спросил шериф. И вот что ответил им Гомер:

— Далей хочет получить сто тысяч и, может быть, получит их. Его дядюшка Дерпи Дунер умер в Африке от лихорадки и оставил ему наследство. Все, что у него было.

— Ну и что тут сходить с ума? — сказал дядюшка Одиссей. — Ведь это же хорошо.

— Да, теперь он будет богатым человеком, — сказал парикмахер.

— И перестанет быть самым невыносимым из горожан, — добавил шериф. — Да нет, — сказал Гомер, — никаких денег он не получил. По крайней мере, пока. А получил только немного земли и на ней старую заброшенную оранжерею, где его дядя когда-то делал свои опыты. Что-то там сажал или выращивал. До того, как уехал в Африку.

— Я полагаю, этот дядя заработал немало деньжат, — сказал парикмахер.

— Ясное дело, — согласился шериф. — Наверняка какой-нибудь уменитый значений...

то есть я хотел сказать — знаменитый ученый, который ездит по всему свету...

— Не знаю, — сказал Гомер. — Только Далей и юрист Гроббс не могли найти никаких денег, хоть перерыли все бумаги и документы. О деньгах нигде ни слова не сказано. Только про участок и про теплицу. Да, а еще они нашли в конверте ключ от сейфа. В нем, наверно, все деньги и лежат! Только Далей очень разозлился:

столько бумажек его заставили подписать, а все без толку.

Сейчас они пошли открывать железный ящик... номер сто тринадцать...

Дядюшка Одиссей прислушался и произнес:

— По-моему, там уже все утихло. Пойду-ка разменяю немного денег. Совсем нет мелочи для сдачи.

— Ох, черт, — сказал шериф, — все время забываю. Позарез нужна новая книга для учета задержанных.

Парикмахеру тоже показалось, что мелочи у него все-таки маловато, и все направились в банк.

Когда они вошли туда, заведующий банком как раз отпирал тяжелую железную дверь в комнату, где хранились деньги и другие ценности.

— Входите, мистер Дунер, — сказал заведующий. — Вот он, ящик вашего родственника, видите? Номер сто тринадцать.

— Ну, посмотрим, как сказал слепой, — проворчал Далей, вставляя ключ в замочную скважину сейфа.

Шериф, парикмахер, дядюшка Одиссей и Гомер — все толпились в большом зале за решетчатым барьером и, отталкивая друг друга, пытались увидеть, что происходит сейчас за тяжелой железной дверью.

Далей вставил ключ, повернул раз, другой и выдвинул железный ящик. Теперь надо было откинуть крышку, что Далей и сделал, испытывая некоторое волнение. Он открыл крышку, заглянул в ящик... и громко закричал.

— Какого лешего! — закричал он. — Зачем со мной так шутить?!

И Далей Дунер выхватил что-то из ящика, сжал в кулаке и бросился вон из комнаты, где хранились деньги и другие ценности, едва не сбив с ног заведующего банком и юриста Гроббса.

— Тише, тише, мистер Дунер, успокойтесь! — сказал заведующий, хватая Далей за плечо. — Не выбрасывайте то, что у вас в руке! Так не полагается делать. Надо все зарегистрировать!

— Плевал я на вашу регистрацию! — крикнул Далей. — Никому не позволю надо мной смеяться!.. Даже родному дяде, а не то что четвероюродному!

— Успокойся, Далей, — сказал юрист Гроббс. — Будь разумным, и давай посмотрим, что там у тебя.

— Чего тут смотреть?!-~ проворчал Далей Дунер. — И так видно. И он поднял на свет большую стеклянную пробирку, которая была у него в руке.

— Что там? — закричал из-за барьерной решетки дядюшка Одиссей.

— А, так, одни слезы, — ответил Далей, встряхивая пробирку.

— Слезы? Чьи? — спросил шериф.

— Мои! — заорал Далей. — А чьи же еще! Думал, хоть новые брюки куплю, а тут...

— Что тут? — крикнул парикмахер через головы шерифа и дядюшки Одиссея.

— Какие-то дурацкие семена! — закончил свою фразу Далей.

— Действительно, не совсем обычное место для семян, — сказал заведующий банком.

— Может, они какие-нибудь особенные? — предположил Гомер.

— Конечно, Далей, — сказал юрист. — Вполне вероятно, что это чрезвычайно ценные семена, которые стоят целого состояния... Да посмотри, на пробирке какая-то наклейка... Видишь? «Опыт № 13».

Мысль о том, что он стал владельцем пробирки с необычайно ценными семенами, видимо, произвела на Далей некоторое впечатление. Он заметно успокоился, хотя и не выказал никакой радости, а только покачал головой и сказал печально и тихо:

— Люди ежедневно получают в наследство деньги. А вот мне везет: вместо денег я получаю пробирку с опытом.

— А что вы с ними сделаете, мистер Далей? — спросил Гомер. — С этими семенами.

— Посмотрим, сказал слепой, — ответил Далей. — Во всяком случае, попробую, конечно, посадить их в землю. Чего ж им без дела валяться!

Он сунул в карман пробирку с «Опытом № 13» и пошел к двери.

— Постой, Далей, — сказал юрист Гроббс. — Я бы посоветовал оставить пробирку здесь. Во избежание всяких недоразумений. А когда подготовишь почву, возьмешь отсюда сколько нужно семян.

— Конечно, мистер Дунер, — сказал заведующий банком. — Ведь, может, им цены нет.

Далей немного подумал и потом согласился с ними. Пробирку с «Опытом № 13» вновь заперли в железный ящик № 113, и счастливый наследник отправился туда, где находилась старая заброшенная оранжерея, чтобы вступить во владение ею и начать готовить почву под посев.

— Н-да, — сказал дядюшка Одиссей, когда снова они шли в парикмахерскую. — Я-то думал, там уйма денег, в этом сейфе.

— Ничего не известное — сказал парикмахер. — Может, в зернах целое состояние.

— Но лучше все-таки, когда оно в ценных бумагах, — сказал шериф. Тогда как-то сразу знаешь, что к чему.

И с этим все согласились, а войдя в парикмахерскую, начали вспоминать, чем в свое время был знаменит четвероюродный дядюшка Далей Дунера.

Парикмахер припомнил его гигантские тыквы и клубничное дерево, шериф рассказал про погромные омидоры, то есть огромные помидоры, а дядюшка Одиссей — про медовый лук или луковый мед — как хотите. Выглядит словно обыкновенный лук, а на вкус — мед, да и только...

— Нет, Дерпи Дунер был передовым человеком, — заключил дядюшка Одиссей. — Может, даже гением. А что?..

— Интересно, — сказал парикмахер, — какие растения будут из этих семян?

— Они похожи на семена травы, — сказал Гомер.

— Что-нибудь очень редкое, — предположил дядюшка Одиссей. — Что растет только в Африке... или, может, в Азии.

— Нет, — сказал Гомер, — это ведь опыт номер тринадцать. Значит, он и сам не знал, что из этого вырастет.

— Газеты обещают мягкую весну, — сказал шериф.

— Самое время через месяц сеять, — произнес парикмахер.

— Как долго еще ждать, пока что-нибудь узнаем, — вздохнул дядюшка Одиссей.

— Но ведь у него теперь оранжерея! — напомнил Гомер. — Он может сажать хоть сегодня!

И так оно и случилось. Далей Дунер в то же утро занял у нескольких соседей денег в счет будущих доходов, накупил удобрений, привез их в оранжерею на двух грузовиках у. приступил к работе.

Солнце стояло еще высоко, когда он примчался в банк за семенами, отсчитал двенадцать штук, положил их в конверт, взял еще одно, тринадцатое, на всякий случай, запер снова пробирку с «Опытом № 13» в железный ящик и побежал обратно в свою оранжерею.

Часов в пять вечера того же дня Гомер остановился возле оранжереи Далей Дунера и за ее рамами с выбитыми во многих местах стеклами увидел самого владельца. Далей в это время как раз поливал тринадцатую лунку, в которой уже лежало тринадцатое семечко.

— Добрый вечер, мистер Дунер, — сказал Гомер. — Как дела?

— Неплохо, — ответил тот. — Поработал на славу. Давно уж не приходилось мне так работать. Все руки стер лопатой, и спину ломит — спасу нет.

— Вам наверняка нужен помощник, — сказал Гомер. — Если хотите, мы с Фредди станем помогать. В будущем месяце у нас каникулы. Мы можем разрыхлять землю, разбрызгивать удобрения и вообще ухаживать са растениями. Если они вырастут...

— По рукам, — сказал Далей Дунер. — Считай, что ты нанят. И Фредди тоже. Не беспокойся, они вырастут, — добавил он доверительно. — Я столько удобрений напихал...

— А что из них вырастет, как вы думаете? — спросил Гомер.

— Знать не знаю, — ответил Далей. — Посмотрим, сказал слепой...

В понедельник, когда Гомер и Фредди встретились в школе, Гомер сказал:

— Эй, Фредди! Слышал о Дунере-Плюнере и его семенах?

— Еще бы! — отвечал Фредди. — Об этом уже все говорят. Даже священник во вчерашней проповеди молился за Далей. Он сказал: «Что посеешь, то и пожнешь»...

или что-то в этом роде.

— Далей уже посадил тринадцать зерен, — сообщил Гомер.

— Тринадцать? — переспросил Фредди. — Я слышал, что на банке с семенами тоже было число тринадцать.

— Да, — подтвердил Гомер. — Опыт номер тринадцать.

— Ой, — сказал Фредди. — Моя бабушка говорит, что ничего хорошего из этого не выйдет. Кругом чертова дюжина.

— Это все одни суеверия, — сказал Гомер. — Ты-то ведь не суеверный, правда, Фредди?.. Знаешь, я обещал Далей, что мы поможем ему, когда занятия кончатся.

Будем поливать, полоть и все, что надо.

— Вот хорошо, — сказал. Фредди. — Вдруг вырастет клубничное дерево, а?

— Кто знает, — сказал Гомер. — Во всяком случае, мы-то увидим раньше всех.

— Ага, — сказал Фредди. — Давай завтра же туда сходим. Каждый день после школы ребята наведывались в оранжерею узнать, как дела. Но ничего нового всю неделю не было, если не считать, что в рамы вставили стекла, а у Далей, помимо спины, заболела шея.

Семена не всходили, и хозяин теплицы становился с каждым днем все беспокойнее и все чаще жаловался на ломоту в пояснице и на мозоли. А в пятницу у него заболели и глаза — так пристально всматривался он все эти дни в землю в надежде увидеть первые всходы.

В субботу утром Гомер не явился к открытию парикмахерской. Он ворвался с опозданием, и его крик сразу же огласил всю комнату.

— Они уже! — кричал Гомер.

— Кто уже? — спросил шериф. — И где уже?

— Семена! У Далей в оранжерее... Они взошли! Все тринадцать.

— Пошли посмотрим! — крикнул дядюшка Одиссей, кидая обратно на стол позапозапрошломесячный журнал.

И все они — шериф, дядюшка Одиссей, парикмахер и Гомер — помчались в машине шерифа к оранжерее.

— Вот, смотрите! — с гордостью крикнул им Далей Дунер с порога теплицы и показал на тринадцать крохотных нежных росточков.

— Выглядят очень хорошо, — заметил парикмахер.

— Мне кажется, я почти вижу, как они растут, — сказал дядюшка Одиссей.

— Да, если пристально смотреть, можно увидеть, — согласился Далей. Еще бы!

Столько витаминов и удобрений я в них вбил... Гвозди бы начали расти.

И он опять занялся подкормкой своих питомцев — щедрой рукой рассыпал вокруг каждого из них питательные удобрения; а потом принялся полоть, поливать, разрыхлять. И делал это не без удовольствия.

Но все равно прошли недели, прежде чем тринадцать ростков поднялись до высоты Гомерова уха. Самый высокий из них даже достиг Гомеровой макушки как раз в тот день, когда начались каникулы и Гомер с Фредди пришли, как и обещали, чтобы помогать Далей Дунеру.

Ребята продолжали подкормку, таскали мешки с удобрением, поливали и слушали жалобы Далей Дунера на его поясницу.

— Смотри, Гомер, — говорил Фредди — эти растения, как нарочно, не дают никаких цветов, никаких плодов или ягод, а только стволы да листья. Чтоб трудней было разобрать, что же это такое на самом деле!

— Но зато как много листьев и стеблей, — говорил Гомер. — Может, это вообще какой-нибудь кустарник или даже деревья?

— Теперь они растут еще быстрее, — удивлялся Фредди. — Наверно, потому, что стало теплей... Смотри, Гомер, вон то, справа от тебя, выросло сегодня на целый фут! Если не больше...

Гомер подошел к растению помериться с ним ростом и увидал, что оно уже намного выше его макушки.

А через день все тринадцать растений касались своими верхушками стеклянной крыши оранжереи.

— Придется разбивать стекла наверху, — сказал Далей Дунер. — Здесь им уже места не хватает.

— Ой, похоже, это действительно деревья! — закричал Гомер. — А никакие не овощи!

Правда?

— Во всяком случае, они растут, — сказал Далей счастливым голосом. — И хватит гадать. Берите-ка лучше молотки, лезьте на крышу и бейте стекла. Только осторожней — не поцарапайте ни себя, ни растения.

И Далей Дунер отправился на другой конец города, чтобы привезти оттуда еще грузовик с удобрением, а Гомер и Фредди взобрались на крышу оранжереи и в охотку начали колотить молотками по стеклам, помогая растениям распрямиться и выбраться на волю. Стекло раскалывалось с веселым треском, и осколки, словно брызги водяного фонтана, летели на землю.

— Ух, здорово! — кричал Гомер после каждого удара молотком, — Ух, красота!

— Здорово-то, здорово, — сказал Фредди, — а сколько осколков подбирать придется!

— Пожалуй, спина заболит, как у Далей, — сказал Гомер, останавливаясь, чтобы передохнуть. — -Гляди! Гляди на них!..

Это он крикнул о растениях, которые просто на глазах, расталкивая друг друга ветвями, протискивались сквозь отверстия в крыше. Казалось, что распрямляющиеся ветви радостно вздыхают и приговаривают: «Ой, хорошо! Ой, чудесно! Вот спасибо, вот умники ребята...»

Гомер как будто бы слышал эти вздохи и поэтому вслух отвечал растениям.

— Пожалуйста, — говорил он. — Проходите. Высовывайтесь на здоровье.

К тому времени, когда Далей вернулся на грузовике, набитом удобрениями, верхушки всех тринадцати растений уже покачивались под теплым летним ветром, подставляя свои огромные невиданной формы листья полуденным лучам солнца.

Далей тут же схватил лопату и начал разбрасывать удобрения. А ребята слезли с крыши и стали подбирать осколки.

Любые вести, как вы знаете, распространялись по городу Сентербергу с космической скоростью. Так же быстро жители узнали и о загадочных растениях Далей Дунера и начали приходить к нему, чтобы своими глазами взглянуть на чудо. Народу было так много, что кто-то посоветовал Далей брать плату за вход, п оранжерею. Сначала он с негодованием отверг это предложение, но чтобы как-то умерить наплыв публики, согласился.

Однако вскоре никому уже не надо было брать входного билета, чтобы убедиться в необыкновенности далси-дунерских саженцев, поскольку та их часть, что подымалась над крышей, к концу недели стала раза в три больше той, что находилась в самой оранжерее.

— Да, — говорил дядюшка Одиссей, — это уже прямо роща или даже лес.

Кто-то пустил слух, что в оранжерее, у подножия диковинных растений, появились гигантские дыни — футов десяти в поперечнике. Но это, увы, оказалось «уткой» — на растениях не было ничего, никаких плодов, даже самых маленьких. Никаких ростков, почек, бутонов или цветов.

— Что-то не слишком они красивы, — говорил шериф про далси-дунеровские деревья.

— Посмотрим, сказал слепой, — отвечал на это Далей, — Во всяком случае, они уже куда больше, чем любое растение в нашем городе.

А шериф покачивал головой и принимался наводить порядок на улице перед оранжереей, где скапливалось столько людей и машин, что получались пробки — не хуже, чем в большом городе в часы «пик».

— Чего-то они мне вроде напоминают, — сказал как-то Гомер. — Листья у них на что-то похожи... На очень знакомое... Только вот на что?

— Может, это картошка, — предположил Фредди. — Надо посмотреть под землей. Вдруг у нее такая ботва?

— Если Фредди говорит правду, — сказал шериф, — то простой лопатой такой картофель не выкопаешь. Придется нанять экскаватор, ведь каждая картофелина будет телечиной с выкву... то есть я хотел сказать — величиной с тыкву!

— Вот увидите! — крикнул им Далей Дунер. — Вот увидите, они будут самыми большими... самыми лучшими в мире!

И он ринулся к себе в оранжерею, чтобы еще добавить удобрений под корни своих питомцев.

Прошли новые две недели, но ничего примечательного не случилось. Если не считать того, что непонятные деревья еще прибавили в росте, выпуская новые и новые ветки, а листья их становились все крупнее и крупнее. Однако по-прежнему не было и в помине цветов или плодов.

Деревья Далей Дунера стали основной достопримечательностью и главной отличительной чертой сентербергского пейзажа. Они господствовали над всей местностью, давно оставив позади, а точнее, ниже себя сентербергскую ратушу и даже трубы заводов Эндерса, выпускающих витамины на все буквы алфавита.

— Не думаю, что на них вообще вырастет что-нибудь, кроме листьев. Да, теперь я просто уверен в этом. — Так сказал парикмахер Биггз, сидя в кафе у дядюшки Одиссея за чашкой кофе. — Вся сила ушла у них в листья. Очень уж Далей их перекормил.

— Лично я давно бы их подрезал, — сказал шериф. — На де-сте Малси... то есть на месте Далей.

— Да, — сказал дядюшка Одиссей, — для него это большое разочарование. Так усердно он ведь давно уже не работал... Наверно, с тех пор, как ставил уличные знаки в новом квартале.

— Эти бы я подрезал, — продолжал шериф свою мысль и одной рукой показал, как-бы он это сделал, а другой стряхнул с усов крошки от пончика. — Эти бы я подрезал, говорю, а на будущий год... зато... может быть...

Дверь в кафе открылась, и появился Гомер. Он вошел спокойно, не торопясь, даже лениво, и тихо сел у прилавка.

— Привет, племянник, — сказал дядюшка Одиссей. — Угощайся пончиками. Бери прямо из машины.

— Нет, спасибо, — сказал Гомер, задумчиво глядя на пончиковый автомат, сбрасывающий свою продукцию по желобу в пончикоприемник.

— Ты что, заболел? — спросил дядюшка Одиссей.

— Нет, — отвечал Гомер. — Я чувствую себя нормально. Он еще посидел с задумчивым видом и вдруг сказал:

— А я знаю, что выросло у Далей Дунера!

— Знаешь?! — завопил шериф.

И все они бросились к витрине кафе, приложили руку козырьком ко лбу и стали вглядываться туда, где за площадью, за Городской ратушей, над всеми домами и деревьями возвышались невиданные растения Далей Дунера.

— Даже отсюда немного видно, — сказал Гомер. — Их уже там, наверно, много тысяч... этих бутонов. Они появились сразу, прямо с утра.

— На что-то определенно похожи, — сказал парикмахер, — так и вертится в голове название!

— Я долго думал, — продолжал Гомер. — и наконец понял. Все дело в размере. Если б они были поменьше, все бы сразу догадались, что это такое... Не верите? Вот поглядите на них, а потом закройте глаза и представьте хоть на секунду, что они нормального размера... Ну попробуйте!

Все послушались Гомера и сделали, как он сказал. Первым начал смеяться, не открывая глаз, дядюшка Одиссей, за ним шериф, затем парикмахер, а потом они открыли глаза, но смеяться не перестали. К ним присоединилось еще несколько посетителей, и скоро все кафе просто сотрясалось от хохота.

— Бедный Далей, — выговорил в конце концов парикмахер, хлопая себя по бокам.

— Он не переживет этого, — сквозь смех прокудахтал дя дюшка Одиссей.

— Да, теперь мальчишки его просто задразнят! — хохотал шериф.

— Подумать только, — изнывая от смеха, заговорил парикмахер. — Так много труда и так много шума, а все из-за каких-то сорняков!

— Сорняков, правильно,--сказал Гомер. Он один из всех даже не улыбнулся. — Но каких сорняков? Как их называют? Знаете?

Все поглядели друг на друга, наморщили лбы, и внезапно ужас исказил их лица, а смех застрял в горле.

— Боже! — воскликнул дядюшка Одиссей. — Ну конечно! Парикмахер громко сглотнул и сказал:

— Я уезжаю из города. Парикмахерская закрыта.

— Я тоже, — сказал один из посетителей.

— И я, — сказал другой. — Сегодня же меня здесь не будет.

— Ну и дела! — воскликнул шериф. — Кто бы мог подумать, что это не что иное, как самая жедная врелтуха... То есть я хотел сказать — вредная желтуха!

— Да, правильно,--сказал Гомер. — А точнее, она называется «полыннолистая амброзия»... Мы ее в школе только что проходили. Я все про нее знаю... -Ее пыльца вызывает сенную лихорадку..

— Слезы! — воскликнул дядюшка Одиссей и поежился.

— Кашель! — сказал парикмахер и содрогнулся.

— Насморк! — прибавил шериф и громко высморкался.

Один из посетителей чихнул, а другой сказал что-то про повышенную температуру и озноб.

Когда все затихли, Гомер добавил:

— — Через несколько дней должно начаться цветение, и тогда пыльца полетит по всему городу!

— По всей стране! — крикнул дядюшка Одиссей и предложил немедленно отправиться в городскую ратушу и поговорить с мэром.

Предложение было принято сразу, и, позабыв о кофе и пончиках, все выскочили на улицу. По дороге к ним присоединились зубной врач со своими пацментями, а также ювелир, водопроводчик, наборщик из типографии и аптекарь.

— Боюсь, — говорил парикмахер, останавливаясь возле своего дома, — что с Далей Дунером не так-то легко будет договориться... Что касается меня, то, покя суд да дело, я укладываю чемоданы — и только меня и видели... От одной лишь мысли об этой амброзии у меня начинает щекотать в носу, и я готов рас... чих... чих...

чих... аться...

— Очень многие люди подвержены заболеванию сенной ли-радкой, — сказал аптекарь.

— Надо не забыть сегодня же заказать побольше бумажных носовых платков.

— Когда все эти огромные бутоны раскроются и начнут сыпать свою пыльцу, — сказал зубной врач, — наш город будет напоминать Помпею под слоем пепла. Или мусорную корзинку.

Дядюшка Одиссей и шериф прошли в кабинет мэра, остальные остались ждать.

И почти тотчас же мэр выскочил на улицу, прислонил руку созырьком ко лбу и уставился туда, где гордо высились тринадцать сорняков Далей Дунера. Мэр действовал по методу Гомера:

Он закрывал и открывал глаза, надолго задумывался, а потом, видимо поняв суть дела, побледнел и судорожно полез в карман.

Никто из присутствующих не удивился тому, что мэр достал юсовой платок, ибо все в городе знали, что их глава был очень подвержен сенной лихорадке и неоднократно страдал от нее с самого детства.

Мэр высморкался, чихнул, поглядел вокруг, и на какое-то мгновение могло показаться, что он хочет прямо сейчас убежать из города куда глаза глядят. Но мгновение прошло, мэр поднял голову, распрямил плечи и решительно зашагал в ту сторону, где стеной возвышались дунеровские сорняки. А вслед за мэром шла толпа горожан. Далей Дунер выбежал им навстречу из своей оранжереи.

— Они начали созревать! — кричал он. — Видите? На них тысяча тысяч бутонов!..

Здравствуйте, мэр. Я как раз хотел идти к вам. Думал попросить прислать ко мне пожарную машину с лестницей. Знаете зачем? Спилить несколько веток прямо с почками для выставки. Это будет интересно, верно? Моя лестница не достает даже до нижних ветвей.

Мэр был так огорошен напором Далей Дунера, что на время потерял дар речи, а Далей истолковал это по-своему: подумал, что мэр колеблется, давать или не давать лестницу. Поэтому Далси снова закричал:

— Я и вам подарю несколько веток, мэр, ей-богу! Пусть стоят у вас в кабинете в большой вазе. Это будет красиво, верно? Особенно когда они начнут цвести!

И, тут мэр обрел наконец дар речи, высморкался, чихнул, и проговорил:

— Э-э... Далей... я... я...

Больше он ничего сказать не мог.

Далей тоже замолчал, огляделся, увидел серьезные, испуганные лица своих сограждан и, почуяв неладное, спросил: — В чем дело? Опять я что-нибудь не то сказал или сделал? Что случилось? Да не смотрите вы так строго, шериф. Я ничего плохого не задумал. Ей-богу! Наоборот, хочу, чтобы наш город наконец хоть чем-нибудь прославился... А мои растения — поглядите! — разве не сделают они любой город знаменитым?! Неужели вам жалко дать мне какую-то пожарную машину с лестницей?..

— Далей, — снова заговорил мэр, — я.,, э-э... мы... э-э... — Он взял себя в руки, выпрямился и четко произнес: — В качестве мэра Сентерберга я уполномочен поставить вас в известность, что выращенные вами растения являются не чем иным, как сорняком, носящим название желтухи или... это... как ее... — мэр пощелкал пальцами, — амброзии полыннолистой.

Далей с трудом сглотнул и молча, скривив шею, уставился на -свои гигантские растения. В наступившей тягостной тишине неуместным до неприличия казался веселый щебет птиц, а в легком шелесте громадных листьев неожиданно появилось что-то зловещее.

— Желтуха, говорите? — произнес наконец Далей охрипшим сразу голосом. Полыннолистая, говорите?

Он умолк, не сводя глаз с огромных растений, а потом вдруг закричал, да так, что все вздрогнули:

— Точно! — кричал он. — Как я, дурак, раньше не разглядел?! Это она самая и есть, будь я неладен!..

Но потом Далей немного успокоился, даже слегка улыбнулся и сказал:

— А все-таки пусть это и сорняки, но зато самые большие в мире. Скажете, нет?!

Ну так как же, мэр, — добавил Далей после некоторого молчания, — дадите вы мне пожарную лестницу?

— Послушай, Далей, — сказал мэр. — Все это хорошо, но дело в том, что от этих растений бывает... — Он содрогнулся, — бывает сенная лихорадка!

Далей оглядел обеспокоенные лица сограждан, потом тряхнул головой и весело ответил:

— Чепуха! Не беспокойтесь за меня. Я здоров как бык. Меня не берет никакая лихорадка!

Но мэр официальным тоном пйюизнес такие слова:

— В интересах здоровья и процветания всех жителей вверенного мне города, от их имени и по их поручению я предлагаю вам, как сознательному гражданину, немедленно вырубить все ваши сорняки!

— Вырубить?! — закричал Далей, — Уничтожить эти удивительные, эти прекрасные сорнячки?! Сровнять их с землей?! Никогда! Слышите? Никогда и ни за что!

И тут Далей повернулся на каблуках и скрылся в оранжерее, что есть силы хлопнув дверью.

— Поговорили! — кисло ухмыльнулся шериф.

А мэр города молчал и с нескрываемым ужасом глядел на «етви амброзии полыннолистой с тысячами гигантских бутонов, невинно раскачивавшихся на ветру.

— Смотрите! — сказал дядюшка Одиссей. — Бьюсь об заклад, не пройдет и нескольких часов, как все эти штуки раскроются, их пыльца... брр!.. Страшно подумать!

— Да, — произнес мэр, — нельзя терять ни минуты. Дорог каждый миг. Мы сегодня же соберем чрезвычайное заседание городского управления и решим, какие меры принять. Начало в пять часов. Приглашаются все желающие. А до тех пор я буду аходиться за своим служебным столом — и добро пожаловать ко мне с любыми мнениями и предложениями по данному вопросу... Никогда еще нашему городу не грозила такая серьезная опасность, — добавил он уже менее официальным тоном.

— Гомер, — сказал Фредди, когда они шли назад в город. — А бабушка-то была права: ящик номер сто тринадцать, опыт номер тринадцать, растений тоже тринадцать... Кругом чертова дюжина.

— Чепуха, — ответил Гомер. — Это все одни суеверия. Мы-то ведь не суеверны, правда? Пойдем лучше за дядюшкой Одиссеем, поглядим, что будет дальше.

А дальше было вот что. Дядюшка Одиссей, шериф, зубной врач и наборщик из типографии вместе с подоспевшими мальчишками еле-еле уговорили парикмахера Биггза не укладывать свой чемодан, не запирать парикмахерскую, не класть ключ от двери в щель между стеной и вывеской — словом, не покидать их всех в тяжелую минуту и не уезжать из города.

Послушавшись голоса своих сограждан, парикмахер поставил на место чемодан и пригласил всех войти и сесть.

Начавшаяся беседа вертелась, конечно, вокруг одного.

— Если от обыкновенной желтухи, или как ее там... амброзии, бывает обыкновенная сенная лихорадка, — резонно заметил наборщик, — то представляете, какая лихорадка начнется от этой великанской?!

— Мы просто вычихнем весь наш город из штата Огайо, — предположил шериф.

— Теплица Далей Дунера находится на западе от города, — сказал зубной врач. — А, как вы знаете, чаще всего у нас дует западный ветер.

— Одиссей, — простонал парикмахер, — ты человек думающий. Скажи, что нам делать.

Дядюшка Одиссей немедленно оправдал данное ему определение: он глубоко задумался. В задумчивости он несколько раз прошелся по комнате, потом остановился и заговорил:

— Мы, конечно, можем, — сказал он, — установить по всему городу машины для очистки воздуха, но это обойдется в копеечку, и никто не даст нам таких денег.

Да и времени в обрез... Еще, пожалуй, можно вызвать авиацию и устроить искусственный дождь, чтоб он прибил всю пыльцу...

— Ну, а еще что? — мрачно спросил парикмахер. Наступившее молчание нарушил наборщик.

— Может, Далей все-таки передумает? — сказал он.

— Кто-нибудь другой, только не Далей, — ответил шериф. — Что, я его не знаю? Тем более в данном случае закон на его стороне. У нас никто не имеет права покушаться на частную собственность — будь то кошелек или эта самая амброзия.

Так что выход один — отправиться по домам и запастись как можно большим количеством сумажных балфеток и плосовых натков... то есть я хотел сказать — пламажных сатков... то есть... тьфу... босо-вых налфеток... то есть... ну, в общем, ясно...

Всем было все ясно, и никто не знал как быть. На вокзале возле кассы уже стояла длиннющая очередь за билетами, а в витринах многих магазинов и на дверях учреждений запестрели такие объявления:

УЕХАЛ ИЗ ГОРОДА ОТКРОЕТСЯ ПОЗЖЕ

НА РЕМОНТЕ ДО ПЕРВЫХ МОРОЗОВ

Большинство жителей готовилось к отъезду, но никто все-таки не уехал до начала чрезвычайного совещания городского управления, то есть раньше пяти часов пополудни.

Солнце склонялось все ниже к горизонту, тени становились длиннее, и самыми длинными были тени от тринадцати гигантов, тринадцати полыннолистых амброзии Далей Дунера. Тени эти пересекали весь город и достигали центральной площади, где уже собрались унылые и озабоченные жители Сентерберга. Тени эти падали и на фасад городского кинотеатра, и на кафе дядюшки Одиссея, и на витрину парикмахерской, даже на остроконечную крышу церкви.

С одного конца площади послышались крики:

— Срубить их ко всем чертям!.. Сжечь их!.. Опрыскать каким-нибудь ядом!.. И самого Далей тоже!..

Но шериф был тут как тут.

— Тихо, ребята! — закричал он. — Уважайте закон! Никто в нашей стране не имеет права покушаться на частную собственность. А поэтому давайте заходите в ратушу, и попробуем решить все вместе, как нам быть и что делать.

И во главе унылых, озабоченных и даже частично озлобленных жителей Сентерберга шериф проследовал в зал ратуши, где уже и так плюнуть было некуда — столько в него набилось народа.

Здесь были все, буквально все. И Далей Дунер тоже пришел. Он появился в последнюю минуту перед открытием совещания, и все головы сразу повернулись в его сторону, в конец зала, где он стал рядом с другими, которые тоже не могли найти себе места в переполненном помещении.

Видя, что сограждане все свое внимание обратили на его скромную персону. Далей не стал попусту тратить время, а откашлялся и произнес:

— Я вот тут подумал... Можно, по-моему, решить все по-хорошему... Чтоб и волки были сыты, и овцы целы... Настороженный гул голосов был ему ответом.

— Да, — продолжал Далей, — разве я не знаю, что нашему городу ни к чему собирать урожай с моих деревьев...

Эти его слова встретили радостное одобрение. Кто-то крикнул:

— Правильно, Далей! Молодец!

— Ни к чему такой урожай, — повторил Далей. — Разве я не Знаю?

Он остановился, набрал побольше воздуха и продолжал:

— И вот я о чем подумал... Когда наше правительство считает, что в стране слишком много хлопка, что оно тогда делает? Оно платит фермерам, чтобы те перепахали свои поля вместе с хлопчатником. Верно? А когда нашему правительству кажется, что у нас чересчур много картофеля, что оно тогда делает? Платит за то, чтобы этот картофель сбросить в море. Так или нет? Далей обвел глазами притихших сограждан и закончил свою мысль: — Ну, вот я и подумал: если город Сентерберг считает, что у него слишком много сорняков... если ему так кажется...

если он хочет от них избавиться... что ж, пусть тогда он платит... Кому? Мне. — И, перекрывая поднявшийся ропот. Далей прокри-чал: — Я тут подсчитал... вот...

все свои затраты, долги, время и труд... Получается одна тысяча триста тринадцать долларов и тринадцать центов.

Шум сделался еще сильнее. Аптекарь вскочил со своего места и обратился к мэру:

— Господин мэр, — сказал он, — я считаю эту сумму несоразмерно большой за урожай каких-то там сорняков.

— Не «каких-то там», ваша честь, — скромно заметил Далей, тоже обращаясь к мэру, — а самых больших в мире.

— Я полагаю, — сказал юрист Гроббс, — что означенную денежную сумму должно уплатить правительство, а никак не наш город.

Но тут агент по продаже земельных участков вскочил с места и крикнул.

— Не согласен! Вношу предложение, чтобы наш город сам уплатил требуемую сумму.

Потому что, пока мы станем заполнять все необходимые документы, отправлять их в Вашингтон и дожидаться ответа, будет уже поздно.

— Поддерживаю второе предложение, — сказал парикмахер. Публика зашумела. Мэр постучал ладонью по столу, призывая к тишине, и, когда она в конце концов установилась, сказал:

— Поступило предложение, чтобы город уплатил Далей Ду-неру одну тысячу триста тринадцать долларов и тринадцать центов в виде компенсации за его расходы и труд по выращиванию сорняков, а также за то, чтобы вышеуказанные сорняки были уничтожены. Ввиду отсутствия времени, так как в любую минуту созревшие бутоны могут лопнуть... — Мэр закрыл глаза и содрогнулся, но взял себя в руки, снова открыл глаза и продолжал: — Ввиду всего этого голосование будет открытым, а не тайным. Итак, все, кто «за», скажите «да».

— Да! — загремело в зале.

— Кто против? — спросил мэр. — Воздержался? Воздержавшихся тоже не было.

— Большинство решает, — сказал Далей. — Как приятно, когда можно решать серьезные проблемы свободным голосованием.

С этими словами он стал проталкиваться через весь зал к столу, где сидел мэр, чтобы вручить тому документ следующего содержания:

70 мешков удобрений по 4 доллара за 1 мешок — 280 долларов

2 помощника по 13 долларов за каждого — .......26 долларов

Спирт для втирания в спину — ...................7 долларов 13 центов

За труд и за обманутые надежды — ............1000 долларов

Итого .......................................1313 долларов 13 центов

Мэр города громко зачитал эту справку, поднял ее высоко над головой и потом сказал:

— Итак, решением городского управления при согласии всех граждан выдается подателю сего, Дунеру Далей, требуемая сумма в размере одной тысячи трехсот тринадцати долларов тринадцати центов!

— Ой, Гомер! — прошептал Фредди. — Ой, Гомер! Снова эти числа, слышишь? Кругом тринадцать! Чертова дюжина!

— Тихо, Фредди, — ответил Гомер. — Лучше смотри: вон городской казначей вместе с заведующим банком пошли за деньгами. Наконец-то наш Дунер-Плюнер хоть немного разбогатеет...

Вскоре городской казначей вернулся из банка и в присутствии многочисленных зрителей вручил Далей Дунеру ровно одну тысячу триста тринадцать долларов и тринадцать центов, перед этим тщательно пересчитав все доллары и все центы.

Далей засунул деньги поглубже в карман своих залатанных штанов, а мэр города в это же время провозгласил, что считает собрание закрытым и одновременно объявляет о начале операции по вырубке и сожжению гигантских сорняков, или амброзии по-лыннолистой, — операцию, в которой примет участие городская пожарная команда, а также все желающие. Мэр города просил обратить особое внимание на то, чтобы все без исключения ветви, листья и главным образом бутоны были сожжены и даже мало того — закопаны в землю.

Все присутствующие громом аплодисментов и радостными возгласами приветствовали заключительные слова мэра. На лица горожан легла печать успокоения: людям уже не грозила больше эпидемия сенной лихорадки, никто из них не должен был опасаться, что примется вдруг безостановочно чихать, кашлять или содрогаться от озноба. Их город уже никогда не будет «вычихнут» из состава штата Огайо, а их лавки и учреждения вновь откроются с завтрашнего утра ко всеобщему удовольствию.

Опять мэр поднял руку, чтобы успокоить публику.

— Пока мы не разошлись, — сказал он, — может, кто-нибудь хочет что-либо сказать?

— Да, — ответил городской казначей, — я хочу. Я хочу сказать, что в результате всей этой заварухи у нас в городской кассе .почти не осталось финансов. Нужно срочно подумать, как воспол-нить недостачу, как увеличить городской бюджет. 1 — Чего тут думать? — сказал Далей. — Увеличивайте налоги, и все тут... Нам разве привыкать?

— В самом деле, — обрадовался мэр. — Немножко на продажу мороженого, немножко на билеты в кино...

— Ой! — вскрикнули в один голос Гомер и Фредди.

— Немножко на это, немножко на то, — продолжал мэр, — глядишь...

— Если вы это правда сделаете, — с угрозой сказал Далей, — то имейте в виду, что и я в долгу не останусь. Не забывайте, что и у меня есть вклад в банке. Только не деньги, а семена... И на будущий год я посею их... да не тринадцать штук, как сейчас, а в сто раз больше!

— Гомер, — прошептал Фредди, — сколько будет? Тысяча триста тринадцать целых и тринадцать сотых умножить на сто.

И в наступившей тишине этот шепот был слышен на весь зал.

— Похоже на то, что наши беды никогда не кончатся, — печально сказал парикмахер.

И тут Далей Дунера осенила мысль, за которую бедняге пришлось вскоре жестоко поплатиться.

— Если на что-то и можно повысить налог, — сказал Далси, — так это, пожалуй, на пончики... Ну, скажем, из расчета двадцать пять центов на дюжину.

— Нет! — закричал дядюшка Одиссей, — Это дело не пройдет! Не воображай, что любители пончиков будут расплачиваться за твои сорняки! Не на таких напал!

— Не надо злиться, Одиссей, — сказал Далей, — жизнь толь ко что показала нам, что все можно решить самым правильным путем: при помощи голосования.

— Верно! — крикнул дядюшка Одиссей. — Вношу предложение!.. Господин мэр, предлагаю с этой минуты ввести налог на семена амброзии из расчета двадцать пять центов за дюжину!

— Поддерживаю! — закричал издатель газеты, заглушая своим голосом бурные возражения Далси, — Давайте проголосуем!

Сразу же предложение поставили на голосование, и за него было подано значительное большинство голосов. Против же оказалось совсем немного, вернее, совсем мало, а точнее, всего один голос — Далей Дунера.

— Господин мэр, — сказал заведующий банком, — я вношу еще предложение:

произвести сбор налога немедленно! На месте. Звонкой монетой.

— Поддерживаю! — закричал зубной врач.

Снова проголосовали, и снова было собрано подавляющее большинство голосов: все, кроме одного, который громче всех прокричал: «Нет, я против!»

— Мистер Дунер, — сказал мэр, — вы же сами не так давно восхищались системой прямого голосования, не так ли? Чем же вы сейчас недовольны? Будьте сознательным гражданином.

— Вы издеваетесь над меньшинством, — сказал Далей, когда немного успокоился. — Я-то, дурак, думал, что могут быть и волки сыты, и овцы целы...

Но мэр не стал задерживать внимание на этой поговорке, а сразу же назначил Полномочную комиссию по подсчету семян и по сбору налога. В нее вошли заведующий банком, поскольку он лучше всех в городе умел перемножать большие числа, а также ювелир и дядюшка Одиссей.

На этом собрание наконец закончилось, и повеселевшие жители с песнями пошли смотреть, как будет приводиться в исполнение приговор над гигантскими сорняками.

В сторону оранжереи Далей Дунера уже промчалась со звоном пожарная машина, оттуда уже доносились стук топоров и жужжание пил, треск падающих деревьев и крики: «Осторожно! Расступись!..» Потом раздавался хулкий и сильный удар о землю — это падал очередной подрубленный гигант.

Вокруг оранжереи ярко горели костры: на них сжигались последние остатки амброзии полыннолистой, или, в просторечии, желтухи.

Уже стемнело, и поэтому зрелище было особенно красочным — пламя костров, искры, летящие в небо, зажженные фары пожарной машины и ее красные бока, в которых отражались мерцающие блики пламени. И повсюду люди, веселые и шумные...

Гомер и Фредди прибежали почти к концу этой расправы Над далси-дунеровским наследством.

— Смотри! — крикнул Фредди. — Вон падает последнее дерево. Тринадцатое!

— Опять ты со своими числами, Фредди, — сказал Гомер. — Мы-то ведь не суеверные, правда?.. Пойдем лучше в банк, посмотрим, как там пересчитывают семена.

Интересно, сколько придется уплатить бедному Далей?..

Ребята подошли к дверям банка, дернули за ручку, но двери не отворились, и сквозь решетчатые окна никого видно не было — никакой Полномочной комиссии, занятой подсчетом семян. Ребята заглянули в парикмахерскую. Там играли в карты шериф, мэр, юрист Гроббс и сам парикмахер. Но среди игроков не было ни одного члена Полномочной комиссии. Из парикмахерской ребята побежали в кафе дядюшки Одиссея и здесь наконец застали комиссию в полном ее составе. Дядюшка Одиссей сидел, сгорбившись, над прилавком и, глядя через увеличительное стекло, отсчитывал крошечные семена гигантской амброзии. И каждый раз, когда он отодвигал в сторону очередную дюжину, ювелир ставил на бумаге очередную палочку, а заведующий банком, который лучше всех в городе умел перемножать сюльшие числа, немедленно производил необходимые вычисления и объявлял: столько-то дюжин семян, налог на каждую двадцать пять центов, итого — общий налог достиг такой-то суммы.

Далей Дунер сидел тут же, надвинув шляпу на лоб, и внимательно следил за работой Полномочной комиссии. Все четверо были так заняты своим делом, что не заметили прихода ребят.

— Пять тысяч двести пятьдесят, — сказал ювелир, ставя на бумаге очередную палочку, обозначающую количество дюжин.

— Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать... — безостановочно продолжал считать дядюшка Одиссей.

— Пять тысяч двести пятьдесят одна, — сказал ювелир и снова поставил палочку. — Пять тысяч двести пятьдесят две...

— Минуточку! — воскликнул заведующий банком. — Пять тысяч двести пятьдесят две умножить на двадцать пять, это будет... это будет... одна тысяча триста тринадцать долларов и ноль центов!

— А сколько еще зерен остается! — сказал дядюшка Одиссей. — Куда больше, чем сосчитано!

— Да, — произнес ювелир. — Похоже на то, что касса города Сентерберга неплохо пополнится за счет этого налога.

— Шиш с маслом! — закричал Далей Дунер. — Только не с моей помощью! Даже если б я очень хотел, все равно у меня больше ничего не остается после того, как я отдам вам проклятые ваши деньги! Вот они. Берите!

Он сунул руку в карман, вытащил пачку денег и шлепнул ее об стол.

— Нате! Здесь ровно тысяча триста тринадцать долларов. А тринадцать центов я возьму себе... на жизнь. И с этими словами он выбежал из кафе, хлопнув дверью.

— Постой! — закричал ему дядюшка Одиссей. — А что нам делать с твоими семенами?

— Можете подавиться ими! — раздалось в ответ с улицы.

Глава 8. «ИЕЩЕБОЛЕЕ»

Лучи послеполуденного солнца добрались до витрины кафе дядюшки Одиссея и через нее проникли в небольшой зал, где сразу засверкали на металлической облицовке знаменитого пончикового автомата.

Солнечные зайчики скакнули прямо в глаза самого хозяина, который удобно пристроился у себя за прилавком и вел неторопливую беседу с шерифом и судьей.

Дядюшка Одиссей поморгал глазами, прогнал солнечных зайчиков и подумал:

«Надо бы встать, выйти да опустить навес над витриной». Но он не двинулся с места и подумал еще:

«А лучше всего приладить бы моторчик: нажал кнопку под прилавком, и пожалуйста, не надо никуда ходить и дергать за верёвку».

Потом он смачно зевнул и.. немного подвинулся на стуле, чтобы окончательно отогнать солнечных зайчиков.

— Нажал кнопку, и все, — повторил он вслух свою мысль и сделал это так громко и неожиданно, что перепугал и судью и шерифа.

— Что нажать? — спросил Гомер. Он вытирал-в- это время прилавок.

— А? Чего? — встрепенулся дядюшка Одиссей. — Послушай, Гомер, будь хорошим мальчиком, опусти, пожалуйста, тент.

— Хорошо, дядюшка Одиссей, — ответил Гомер, смахнул кусочки хлеба с прилавка в передник, вышел за дверь и вытряхнул их на мостовую.

Он поглядел, как на хлеб набросились голуби с городской ратуши, а потом шагнул на тротуар и опустил тент над витриной и входом в кафе.

— Спасибо, Гомер, — сказал дядюшка Одиссей, когда пле-:нник снова появился у прилавка.

— На полице урядок? — строго спросил его шериф. — То есть я хочу сказать — на улице порядок? Никто не нарушает закона?

— Сюда направляется Дунер-Плюнер, — сказал Гомер.

— Ох, — вздохнул судья, — опять этот самый невыносимый из горожан!

И все они уставились в окошко на самого невыносимого из горожан и увидели, что тот — в который уже раз! — остановился у городского монумента. Шериф гневно задышал и ощетинился, когда Далей — в который уже раз! — чиркнул спичкой о постамент, тщательно раскурил трубку, сплюнул и после этого швырнул горящую спичку в сторону самой фигуры на постаменте. Затем он направился к кафе, но по пути не поленился сделать небольшой крюк, чтобы наподдать ногой куски хлеба и распугать голубей.

— Бам! — грохнула дверь, пропустив через себя Далей Дуне-ра. Но ни шериф, ни судья, ни дядюшка Одиссей — никто не вздрогнул.

Они уже хорошо знали, как Далей Дунер умеет хлопать дверьми.

— Ну, как живешь-можешь, Дадси? — спросил шериф, подозрительно оглядывая его с ног до головы, словно ожидая в любую минуту любого подвоха.

— Все подозреваете меня в чем-то, да, шериф? — спросил Далей. — Вы самый подозрительный тип в штате Огайо!.

Возможно, последняя фраза и не совсем точно выражала то, что он хотел сказать, но, как бы то ни было, слово не воробей: вылетит — не поймаешь.

— В свете нескольких неприятных инцидентов, имевших в своей основе действия некоего Далей Дунера, — заявил судья в обычной своей торжественной манере, — я нахожу, что подозрения нашего шерифа имеют веские основания и что...

— Добрый день, друзья! — раздался незнакомый голос. И все повернулись к дверям и увидели, как через них протискивается какой-то совершенно посторонний человек. В одной руке у него был чемоданчик, в другой складной стул и трость.

— Добрый день, друзья мои! — повторил незнакомец. — Вы, несомненно, самые счастливые люди на свете, а всего через минуту — да, всего через шестьдесят секунд, отснятых у .вашего драгоценного времени, — я сделаю вас еще более счастливыми и еще более благодарными за то, что я прибыл к/вам сюда со своим необыкновенным и сенсационным предложением!

После этих не совсем понятных слов незнакомец представился профессором В. О. Здухом.

— Профессор В. О. Здух,--твердил и твердил он, не переводя дыхания и успевая почти одновременно сделать множество дел: закрыть за собой дверь, сдвинуть на лоб шляпу, расставить складной стул, положить на него чемоданчик, прислонить трость, снять перчатки — и все это время ни на минуту не переставая доброжелательно улыбаться. -- Вот здесь у меня, продолжал он и похлопал по крышке своего чемодана, — здесь у меня одно из чудес света! Да, друзья мои — а ведь вы действительно мои друзья, не так лир — через мгновение я продемонстрирую кое-что перед вашими изумленными взорами и сделаю вам предложение, приняв которое, вы сможете изменить всю свою жизнь!.. Если, конечно, вы из тех людей, кто хочет и может изменить всю свою жизнь! — добавил он, делая ударение на «хочг г»\ и на «может'» и колотя перчатками по крьиике чемодана.-- А я совершенно уверен., — снова заговорил он,--что вы именно из тех людей: людей разумных и умных, отважных и важных, умелых и смелых, огромных и скромных...

— Да что он такое несет? — сказал Далей Дунер, но остановить профессора В. О.

Здуха оказалось не так то просто.

— ...которые, — продолжал он, — не упустят случая сделаться обладателями удивительного вещества, феноменального продукта, необыкновенной субстанции и невиданной квинтэссенции...

— Да мы вовсе...--начал Далей.

— ...которое,--как ни в чем не бывало продолжал профессор, — я считаю за честь предложить вам...

Он перевел наконец дух и последовавшую затем драматическую паузу использовал для того, чтобы отстегнуть защелки чемодана и откинуть его крышку.

— ...предложить вам продукт, — повторил профессор, — кожи называется «иещеболее»!

Тут все присутствующие увидели, что чемодан профессора забит какими-то банками.

— Что... -начал шериф, но профессор перебил его.

— Вот именно «что»! — воскликнул он. — Именно «что», до-че мои друзья. Я читаю этот вопрос на ваших приветливых ли"Что же такое, господин профессор, — написано на ваших ли-:, — это знаменитое «иещеболее», и как именно это феноме-ьное и сакраментальное «иещеболее» может пригодиться но для меня?..» Итак, минуточку терпения! Всего шестьдесят унд терпения -- и я покажу и докажу вам, что это вещество де-1ет чудеса!

Он в это же время вынул из чемодана одну из банок и без клешней паузы продолжал:

— Для демонстрации своего опыта я позволю себе использо-ать вот эти прелестные пончики... Молодой человек, — обратился он к Гомеру — будьте любезны, подвиньте сюда педнос, а вы, джентльмены, — он поклонился, — не откажите в любезности взять по два пончика.

Гомер пододвинул поднос, все взяли по одному пончику в каждую руку, а профессор тем временем провозгласил:

— Теперь, друзья мои, мы готовы. Начнем... Эй, сынок, ты забыл про меня — куда ты убираешь пончики?!

И профессор молниеносно нанизал две штуки на конец своей трости, а оттуда они перешли к нему в руку.

Дядюшка Одиссей и шериф поглядели друг на друга и собирались уже спросить, в чем же заключается сам опыт, но тут профессор громко воскликнул:

— Итак! — и постучал тростью, прося безраздельного внимания. — Итак, продолжаем демонстрацию опыта. Через одну минуту — нет, даже просто через шестьдесят секунд... Но сначала я познакомлю вас поближе с моим волшебным продуктом. — Он повертел в пальцах одну из банок, показал на пробку и объяснил, что ее нужно слегка повернуть вправо или влево — и тогда открывается крошечное отверстие, через которое можно немедленно получить означенный выше продукт^ Судья, шериф, дядюшка Одиссей, Гомер и Далей — с пончиками в руках — все сдвинулись плотнее, наклонились в сторону профессора, не спуская глаз с его пальцев, которые поглаживали крышку банки.

— Пока я продолжаю демонстрацию, — сказал профессор Гомеру, — будьте так любезны, молодой человек, налейте всем по чашечке вашего ароматнейшего кофе.

— Хм, — сказал дядюшка Одиссей, — одна чашка кофе стоит...

— Все берут в рот пончик из правой руки! — громко скомандовал профессор. — Вкусно, не правда ли?.. Действительно вкусно, — заключил он, сжевав добрую половину своего пончика. — Но, — добавил он, понизив голос, — но глядите внимательней... Я отворачиваю пробку и...

Профессор перевернул банку и раза два встряхнул ее над целым пончиком. Потом снова поддел его на конец своей трости и поднес к носу каждого.

— А? Ну, что скажете? — воскликнул он. — Необыкновенно, . не правда ли? Да, да, друзья мои, я вижу, все почти догадались: все дело в том, что знаменитое вещество под названием «и еще-более» совершенно невидимо... Но и этоуо мало! Оно к тому же и не пахнет! Убедитесь сами. — И он снова обвел тростью с пончиком на конце возле носа у каждого. — Да, вы не можете его понюхать и вы не можете его увидеть!

И в полном восторге оттого, что это именно так, а не иначе, он потряс правой рукой, в которой была банка со знаменитым веществом, и левой рукой, сжимавшей палку с пончиком на конце. — Давайте же нам всем кофе, молодой человек! — крикнул он затем и быстро продолжал:

— Итак, что мы установили? Вещество, «иещеболее» абсолютно невидимо невооруженным глазом, его запах неразличим цля человеческого носа, оно кажется бесшумным... Сахару, сахару... и сливок не забудьте, молодой человек!..

Бесшумным, говорю я, для обыкновенного человеческого уха, его нельзя обонять известными вам способами, нельзя обнаружить прикосновением, го есть осязать...

Вы хотите, конечно, спросить, а зачем же нам вещество, которое нельзя увидеть, услышать, почувствовать, понюхать, наконец? Но смотрите, смотрите как следует!

Вот я побрызгал совсем немного этого вещества в свою чашку с кофе... совсем немного, и моментально, да, друзья мои, мо-мен-тально, мой ароматный напиток делается иещеболее ароматным! Понимаете? Еще более! То же самое произойдет и с вашим изумительным кофе, и с вашими прелестными пончиками. Они станут иещеболее изумительными, иещеболее прелестными.

С этими словами профессор В. О. Здух передал банку с удивительным содержимым сначала Далей, а от него она попала к судье, потом к шерифу, потом к дядюшке Одиссею и, наконец, к Гомеру. И каждый из них встряхивал ее над своей чашкой с кофе и над своим вторым пончиком, потому что первый они давно уже съели вслед за профессором.

И затем все стали пробовать пончик и кофе на вкус и на запах, переглядываться, пробовать снова, кивать важно головами, а профессор тем временем заговорил опять:

— Да, друзья мои, теперь вы убедились, что и кофе, и пончики стали иещеболее вкусными! Не правда ли?

И все согласно кивали и с особым наслаждением пили кофе и ели пончики. Все, кроме Гомера. Несколько раз он попробовал свой кофе и делал при этом такие ужасающие гримасы, что смотреть было страшно. В конце концов он сказал:

— А что, если я вообще не люблю кофе? Зачем...

— Зачем?! — закричал профессор. — Вы спрашиваете «зачем», молодой человек? Но вы лучше спросите: «Куда?» И я отвечу вам:

«Всюду!» Добавлять «иещеболее» можно и даже нужно всюду! Оно заставит розу пахнуть еще лучше, кудри — сделаться еще кудрявее, чудесную музыку стать еще чудесней! Вы, конечно, достаточно умны, друзья мои, чтобы понять неограниченные возможности этого вещества. И вот оно здесь, перед вами, в удобной упаковке...

Оно перед вами — оптом и в розницу... Купите одну лишь банку, и вы будете обеспечены до конца своих дней! Не бойтесь, что оно протухнет, прокиснет или потеряет свои свойства. Нет! Оно всегда и везде останется таким же, всегда и везде сохранит свою силу... И это чудо вы можете приобрести за пустяковую цену — всего за пятьдесят центов, за пять даймов, за полдоллара! Полдоллара — и вечно действующее вещество «и еще более» можете считать своим! Не теряйте этой возможности, люди! Не теряйте, чтобы потом не пожалеть!..

Шериф первым «не потерял этой возможности» и вынул из кармана пятьдесят центов.

За ним стали обладателями драгоценных банок судья и дядюшка Одиссей. Даже Далей одолжил у судьи полдоллара и купил одну банку.

Профессор уже собирался захлопнуть крышку чемодана, когда Гомер спросил:

— А если я не люблю кофе и натрясу в него эту штуку, значит, кофе будет еще более противным?

— Еще противней, чем ты, несносный мальчишка, — буркнул профессор. — На вот тебе...

Он быстро всучил Гомеру банку без всяких денег. «В виде премии», сказал он, еще быстрей захлопнул чемодан, повесил трость на руку, натянул перчатки, поправил шляпу — и исчез за дверью.

— Ну, я пошел, — первым нарушил молчание Далей. — Попробую дома эту штуку.

— Я поже тошел, — сказал шериф, — то есть я хотел сказать — тоже пошел.

— До свидания. Одиссей, сегодня неплокой денек, — сказал судья. Он всегда бывал вежлив не в зале суда.

— Да, да, — рассеянно ответил дядюшка Одиссей, который в это время выбирал для себя два пончика.

Оставшись вдвоем с Гомером, дядюшка Одиссей положил свои пончики на два разных блюдца и один из пончиков основательно побрызгал веществом «иещеболее». Затем он откусил от одного, от другого, снова от первого, опять от второго. Потом дотер подбородок, почесал затылок, подозвал Гомера, и они стали пробовать вдвоем.

— Нет, будь я проклят! — сказал наконец дядюшка Одиссей.

— А знаете, — вспомнил Гомер, — сегодня никто не платил ни за кофе, ни за пончики.

— Будь я проклят, — повторил дядюшка Одиссей, — и еще более!..

На следующий день, когда дядюшка Одиссей, как обычно, подремывал за своим прилавком, отворилась дверь и вошел судья.

— Послушай, судья, — сказал ему дядюшка Одиссей, еле ворочая языком. Ты что-нибудь замечаешь во мне?

Судья внимательно оглядел дядюшку Одиссея и потом казал:

— Я замечаю повышенную сонливость.

— Вот-вот, — сказал дядюшка Одиссей и зевнул, — то же говорит и моя Агнесса.

Кричит, я всегда был ленивым, а теперь стал и еще более... Только это неверно, судья. Просто я не выспался. Дело в том, что я насыпал этого «иещеболее» себе на матрас, чтобы он стал еще более мягким...

— Ну, и помогло? — спросил судья.

— Помочь-то помогло, да несколько капель попало, как видно, на ту самую пружину, которая скрипела громче всех... Ну, и она стала — представляешь себе? — и еще более скрипучей! Глаз не мог сомкнуть всю ночь... Привет, шериф!

Да, это сам шериф поспешно, словно боялся, что без него что-то произойдет, входил в кафе.

— Джентльмены, — сказал судья торжественно, — я хочу сделать заявление. Боюсь, что и во мне происходят какие-то серьезные изменения — внутренние, а также внешние. Я такой же, как всегда, но только и еще более...

А шериф печально добавил:

— Почу хризнаться, воследнее премя я и еще более сутаю плова и састо чам не догу могадаться, что я сакое тказал.

— Да, тут что-то не так, — мрачно заметил дядюшка Одиссей. — Спросим-ка у Далей.

Он тоже был с нами.

На счастье. Далей как раз в это самое время шел по городской площади, прямо по газону. Он споткнулся о столбик с вывеской «По газонам не ходить!», чертыхнулся, сплюнул, выдернул столбик из земли и швырнул его прямо в монумент. Потом зацепил ногой мусорную урну и уж только после этого направился в сторону кафе. Далей Дунер после истории с гигантскими сорняками и в самом деле стал очень нервным.

— Он такой же, как всегда, и даже еще более, — сказал дядюшка Одиссей. — Наверно, весь день поливал себя этим веществом. Может, даже пил его.

А судья и шериф закивали головами. Бам! — грохнула дверь, пропустив через себя Далей Дунера. Гомер и его друг Фредди были тут же и с любопытством смотрели на еще более сонного дядюшку Одиссея, еще более важного судью, еще более подозрительного шерифа и на еще более невыносимого из горожан по имени Далей Дунер и по прозвищу Дунер-Плюнер.

— А как себя чувствуешь ты, Гомер? — спросил дядюшка Одиссей.

— Очень хорошо, — ответил Гомер. — А вот у вас ужасно сонливый вид. Может, сенная лихорадка?

— Что ты сделал со своей банкой этого «иещеболее»? — спросил дядюшка Одиссей, с трудом отгоняя сон.

— А, с этим... — сказал Гомер. — Мы с Фредди побрызгали как следует радиоприемник, чтобы слышимость была лучше. Вроде немного помогло, но зато стало больше помех и избирательность хуже. Тогда мы взяли отвертку и вскрыли эту банку с «иещеболее».

— Ну? — спросили все.

— Ну, и вот, — сказал Гомер.

— Она была пустая, — сказал Фредди и пожал плечами.

— Вещество невидимое, — напомнил судья.

— Она пустая была! — повторил Фредди с вызовом.

— Пустее пустого, — сказал Гомер. — И еще более!

— Выходит, нас окунули, то есть обманули! — закричал шериф. — Я все время так думал!

— Наше богатейшее воображение, — сказал судья, — увело нас немного в сторону.

— Профессор здорово облапошил нас, — произнес дядюшка Одиссей несколько более оживленно.

— Вот, судья, — сказал Далей, вручая ему свою банку с «иещеболее», теперь мы в расчете, и я больше не должен вам пятьдесят центов.

— Угощайтесь пончиками, ребята, — ласково предложил дядюшка Одиссей Гомеру и Фредди.

Чаще всего он делал это, прежде чем попросить о чем-нибудь.

— Вот что, ребята, — сказал он потом, — главное, смотвите, чтоб не узнал папаша Геркулес. А то нам всем житья не будет.

Гомер немного поколебался, но не очень долго, и как только он и Фредди запаслись пончиками в достаточном количестве, Гомер тихо сказал:

— Он уже знает.

— Что?! — вскричали шериф и дядюшка Одиссей. — Ага. Когда мы приделали обратно крышку, я подумал, лучше отдать банку дедушке Геркулесу. Он ведь любит такие цтуки, вы знаете.

— Ну, и что сказал этот карый стозел... то есть старый козел? — спросил шериф.

— Он сказал... — ответил Гомер, — что, когда он был молодой, эта штука продавалась навалом и куда дешевле. И никому в голову не приходило собирать ее в банки и закрывать крышкой...

— Так-так, продолжай, молодой человек, — сказал судья.

— Еще он говорил, — продолжал Гомер, — что никогда жизни не пробовал это самое «иещеболее» и что он хочет осмотреть, не сделалось ли оно слабее, чем раньше...

Ну, и продал ему свою банку за доллар...

— Да, ты мой племянник! — воскликнул дядюшка Одиссей. — И еще более!

— Нас всех обманули! — повторил шериф. — Жаль, я не упрятал его за решетку!

— У нас нет такого закона, — сказал судья. — У нас свобода торговли.

— Привет всем! — услыхали они, и в дверях кафе появился сам папаша Геркулес.

— Как поживаете? — спросил его судья.

— Лучше всех, — ответил папаша Герк.

— Куда вы ее девали? — спросил Далей.

Папаша Герк удивленно посмотрел на него, а потом сказал:

— А, ты, наверно, про эту банку с «иещеболее». Я долго думал... Ведь такой старый человек, как я, не может израсходовать эту вещь как попало. Он должен истратить ее на самое, самое, пресамое главное... И вот, после долгих раздумий, я понял, что же мне делать... И я вышел в сад и нашел там свободный кусочек нашей доброй, старой земли. И я стал трясти эту банку над землей, пока у меня рука не заболела. А потом я снял крышку и налил в банку воды, и эта вода была, конечно, и еще более мокрая, и еще более влажная, чем всякая другая...

— Ну, и что же? — спросил дядюшка Одиссей.

— После этого, — сказал папаша Герк, — я полил этой и еще более мокрой водой кусочек нашей доброй, старой земли, и земля промокла почти насквозь, до Китая...

А потом я с трудом выпрямился и поглядел вокруг. И я увидел, как все кругом прекрасно — как зеленеет трава, и цветут деревья, и поют птицы. И мне стало так радостно... так хорошо... И еще более! И я подумал:

В каком хорошем мире мы живем! Только сделать бы нам его еще лучше... и еще более. Привет всем. И папаша Геркулес вышел из кафе.

Глава 9. «РЕЖЬТЕ БИЛЕТЫ»

Дядюшка Одиссей стоял почти у самого выхода из своего кафе, небрежно облокотившись на блестящий корпус новенькой автоматической музыкальной машины.

Пока он так стоял, глядя через витрину кафе на потонувшую в сумерках центральную площадь города Сентерберга, лицо его потеряло вдруг свой обычный розовый оттенок и сделалось багровым, как свекла. Но и этот цвет продержался недолго, его сменил бледно-лиловый, который, в свою очередь, уступил вскоре место зеленому и сочному, как первая весенняя трава.

Нет, не подумайте, что дядюшка Одиссей почувствовал тошноту или что-нибудь в этом роде. Вовсе нет! Просто уже несколько дней, с тех пор как в кафе привезли и установили новейший музыкальный автомат, уже несколько дней дядюшка Одиссей почти не отходил от этого автомата... А в автомате все делается автоматически:

ставится и начинает вращаться пластинка, опускается на нее игла, а полукруглое стеклянное окошко, за которым все это происходит, автоматически освещается разного цвета лампочками, свет от которых и падает на лицо дядюшки Одиссея, как, впрочем, и на все другие лица, находящиеся не дальше футов десяти от музыкальной машины...

Итак, дядюшка Одиссей не ощущал никакой тошноты, но зато чувствовал некоторое нетерпение, потому что ему давно уже хотелось отлучиться в парикмахерскую, но Гомера все не было и не было. А ведь обещал прийти пораньше.

И только когда лицо дядюшки Одиссея в семнадцатый раз приобрело бледно-лиловый оттенок, только в этот момент, и ни на секунду раньше, отворилась дверь, и в кафе ворвались Гомер и Фредди.

— Здравствуйте, — сказал Гомер, — Мы немного опоздали, извините. Были в библиотеке, набрали уйму книг. Она ведь закрывается на целых две недели.

— Библиотекарша уходит в отпуск, — объяснил Фредди. — Поэтому мы и взяли побольше. А пока выбирали...

— Я слышал, она уезжает в Еллоустонский парк. — перебил его дядюшка Одиссей, который знал в городе все и про всех. — Вместе с одной вашей учительницей, с той, что работает в шестых классах.

— Да, — сказал Гомер, — и они обещали прислать нам оттуда красивые открытки.

— Это очень хорошо с их стороны, — одобрил дядюшка Одиссей и, не теряя времени, добавил: — Вот что, ребята. Мне нужно ненадолго сходить в парикмахерскую. Так что вы тут орудуйте сами. Можете поесть пончиков... Только смотрите, чтобы все было в ажуре.

— Не беспокойтесь, дядюшка Одиссее — заверил Гомер. — В первый раз, что ли?

И он без видимого нетерпения стал наблюдать за тем, как, прежде чем уйти, дядюшка Одиссей прошел по всему фронту своего автоматического войска: по нескольку раз включил и выключил каждую машину, начиная с пончикового автомата и кончая кофеваркой, похлопал их по блестящим бокам, что-то отвернул, подвернул. И все его действия были разноцветными: похлопывание — розовым, отвертывание — синим, завертывание — багровым.

У дядюшки Одиссея появилась эта немного раздражающая привычка все проверять, с тех самых пор как его пончиковый автомат сошел с ума и никак не хотел остановиться.

С трудом оторвав зеленую руку от зеленого бока кофеварки, дядюшка Одиссей подошел к музыкальной машине, которая недолго думая сделала его лимонно-желтым, и погладил ее особенно нежно. (Нежность дядюшки Одиссея была на этот раз оранжевого цвета.) Затем дядюшка Одиссей нажал кнопку № 5 (пластинка под названием «Симфония буги-вуги») и опустил в машину монетку (синего цвета).

Раздался щелчок, и после этого медленно и важно пластинка № 5 выскользнула из кучи других пластинок, легла на диск и завертелась вместе с ним.

— Ух ты, — сказал Фредди. — Как живая!

Дядюшка Одиссей фиолетово улыбнулся, и все трое стали слушать «Симфонию буги-вуги» в исполнении знаменитого оркестра.

— Здорово! Просто гипнотизирует, — сказал Гомер, глядя словно завороженный на черный вращающийся диск и на игру красок.

— А музыка как запоминается! — воскликнул Фредди. — сто раз лучше, чем при одном цвете.

Дядюшка Одиссей с гордостью кивал головой, кивал почти все время, пока играла музыка, и особенно когда она закончилась и автоматические пальцы медленно и важно подхватили пластинку № 5 и убрали на принадлежащее ей место среди других пластинок.

— Ну ладно, — сказал дядюшка Одиссей. — Работает прекрасно и останавливается тоже хорошо! Вот вам несколько монет, ребята, можете послушать музыку, когда я уйду. Только осторожней!

Гомер и Фредди сказали «спасибо» и, после того как дядюшка Одиссей направился в сторону парикмахерской, сразу пододвинули стулья поближе к музыкальной машине, уселись и некоторое время молча наблюдали за медленной сменой красок внутри автомата.

— Ух, — сказал Фредди, первым нарушив молчание, — ну и страшный ты в синем цвете!

— Сам не лучше, — ответил Гомер. — Посмотрел бы на свою зеленую рожу!.. Ладно, Фредди, хватит любоваться, давай бери пончик, и будем делить библиотечные книжки.

Ребята прикончили по паре пончиков и стали разбирать книги, в жарких спорах решая, какие интересней, что читать сначала, а что потом, и какие именно каждый из них заберет к себе домой.

Как вдруг дверь в кафе открылась, и сквозь нее проник незнакомый мужчина.

Ребятам показалось, что вошел он как-то крадучись, но это, наверно, им только показалось.

— Добрый вечер, — тихо сказал незнакомец, потрясав плоским бумажным свертком, который он держал в руке и постепенно меняя свою окраску (вместе со свертком) — с темно-фиолетовой на лимонно-желтую. — У меня тут с собой одна пластинка, — продолжал незнакомец, отчаянными усилиями распутывая веревку и разрывая на свертке бумагу. — Так вот, хочу ее проиграть на вашей музыкальной машине. Это будет, увидите, лучшая пластинка сезона. Включишь — и будешь ты на волосок от...

Незнакомец внезапно оборвал фразу и, видно, очень разволновался. Некоторое время он стоял молча, меняя окраску вместе со своим свертком и постепенно приходя в себя и успокаиваясь.

Гомер и Фредди тоже меняли окраску и тоже молчали, ожидая, чтобы незнакомец договорил. И он договорил, когда пришел в себя настолько, что почти без дрожи в голосе мог произнести:

— Сами услышите, тогда поймете.

Одновременно он развернул наконец свой сверток, достал пластинку и ребята просто обомлели! — кинул эту пластинку под потолок. Но и после этого он вовсе не стал даже пытаться ее поймать, а наоборот — сунул руки в карманы пальто и спокойно стоял, глядя, как она вот-вот упадет и разобьется.

Она действительно упала с громким стуком прямо посреди кафе. Гомер и Фредди вскрикнули, а незнакомец горько рассмеялся.

— Небьющаяся, — сказал он с печальным видом. Он поднял пластинку с пола и согнул ее пополам. — И неломающаяся, — добавил он. — Да, — заговорил он опять, — крепкая до безобразия! Небьющаяся до отвращения! Неломающаяся до... до... не знаю до чего!

Он опять страшно разволновался, а когда немного успокоился, подошел к музыкальной машине и открыл верхнее полукруглое стеклянное окошко над панелью с кнопками.

— Я поставлю ее, — сказал он, — между «Симфонией буги-вуги» № 5 и «Полькой буги-вуги» № 6. Ладно?

И он быстро втиснул свою пластинку в общую кучу.

— Вот, — сказал он, вздыхая с огромным облегчением и меняя в это же самое время цвет лица с желтого на синий. — Вот, значит, таким образом...

Ребята тоже почувствовали себя легче. Уж очень странно повел себя незнакомец с самого начала, а вот сейчас, кажется, успокоился наконец, перестал дергаться и переживать неизвестно из-за чего. Гомер вспомнил о своих обязанностях, прошел за прилавок и оттуда спросил:

— Хотите чего-нибудь поесть, сэр? Сандвич? Чашечку кофе? Или, может, вкусный свежий понч...

— Нет! Нет! Нет! — отчаянным голосом завопил незнакомец, прежде чем Гомер успел произнести «ик». — Нет! Нет! Ни за что! — Он извивался всем телом, кашлял и грозил пальцем. — Я никогда, ни при каких обстоятельствах не ем их, — объяснил он, когда немного успокоился. А затем облокотился на прилавок и таинственно прошептал: — Ведь в них, вы это прекрасно понимаете, очень много дырок! Просто полным-полно дырок!

Гомер с минуту подумал, оценивая это заявление, потом по-кал плечами и сказал:

— Ну, может, томатный сок? Он у нас очень...

— Молчи! — трагическим шепотом произнес незнакомец. И громко икнул. Умоляю, ни слова больше! — Он снова икнул. — Я не пью томатный сок! Никогда!

Он замолчал и снова икнул. Гомер быстро наполнил стакан водой и протянул незнакомцу со словами:

— Задержите дыхание, когда будете пить, и сосчитайте до десяти. Я всегда так делаю.

— А еще лучше, — вмешался Фредди, — сказать про себя, например, так: «Икота, икота, перейди на мистера Скотта, со Скотта на кого-то, с кого-то на того-то...»

Или спеть...

— Не нужно! — закричал незнакомец. — Ради бога, не нужно!

— А вообще я не понимаю, — продолжал Фредди, — почему, когда Гомер сказал вам про пончики и про...

— Ни слова больше! — зашипел незнакомец и чуть не выронил из рук стакан. — Умоляю, ни слова! Иначе... Я ведь уже говорил вам, что никогда не ем пончиков...

Он с укором посмотрел на Фредди, потом повернулся к Гомеру и сказал:

— Спасибо. Спасибо за угощение... За воду то есть... Икота у меня почти прошла... А теперь я, пожалуй, пойду. Всего хорошего!

Он ринулся к двери так, словно убегал от чего-то страшного, что вот-вот должно было произойти...

— Одну минуту, мистер! — крикнул ему Гомер. — Вы ведь хотели послушать пластинку... И потом, как она называется?

— Ах да, — сказал незнакомец, останавливаясь в дверях. — Как называется?

Называется она «Пон... сим... пон»... Впрочем, у нее нет названия... И вообще скажу вам, ребята, по правде: не ставьте вы ее! Не надо! Прошу вас... и даже умоляю! Пусть никогда, — голос незнакомца зазвучал торжественно, — пусть никогда не опустится иголка на ее небьющуюся и неломающуюся поверхность, и пускай ни один звук не исторгнет ваща чудесная, ваша прекрасная машина из этой... «Пон...

сим...».

Он внезапно замолчал, а ребята закивали головами и с трудом перевели дыхание.

Они были взволнованы и напуганы поведением незнакомца и особенно последними его словами.

Так же внезапно, как замолчал, незнакомец расхохотался, но при этом лицо его оставалось совершенно серьезным.

— Ха, ха, ха, — произнес незнакомец, и все эти «ха» музыкальная машина немедленно окрасила в зловещий фиолетовый цвет.

— Ха, ха, ха... — И, перейдя на свистящий шепот, добавил: — Но она исторгнет! Вы совершите это своими руками! — Приобретая на прощание кроваво-красный оттенок, он закончил так: — А теперь прощайте, мои милые, чреватые бедами Пандоры' в штанах!

Под эти слова дверь за ним бесшумно закрылась, озарившись зеленым цветом, и ошеломленные мальчишки остались одни.

Долгое время никто из них не произносил ни слова. Потом наконец Фредди повертел пальцем около висками произнес:

— А он все-таки, наверно, того, этот мужчина^А? Как ты думаешь? И потом, что он хотел сказать, когда обозвал нас «чреватыми Пандорами[7] в штанах»?! Наверно, это животное какое-нибудь? Почему же этот псих решил назвать нас животными , штанах?

— Чепуха, — сказал Гомер. — Ты думаешь от слова «панда»? то, правда, енот. Живет в Гималаях. А здесь никакая не «панда», «Пандора»... По-моему, это просто девчачье имя.

— Значит, этот тип обозвал нас девчонками! — закричал Фредди, сжимая кулаки. — Да еще сказал, что мы в штанах и чреватые бедами! А что такое «чреватые бедами»?

То же, что «угреватые»?

— Думаю, что нет, — неуверенно сказал Гомер. — И он вовсе не назвал нас девчонками. Во всяком случае, не совсем девчонками. Пандора, мне кажется, это что-то такое знаменитое... Древнее... Вроде какого-нибудь Навуходоносора или Пенелопы...[8] Где-то я чего-то читал про нее, но вот не помню где и что... Я знаю одно, — голос Гомера сделался увереннее, пока мы не выясним, что за женщина эта Пандора и что она сделала, загадки нам не разгадать! Поэтому начнем с Пандоры, а там доберемся и до этого «чреватого» с его «бедами». Согласен?

Тогда давай разыграем, кому бежать в библиотеку и разыскивать это слово в каком-нибудь словаре.

И Гомер взял одну из монеток, оставленных дядюшкой Одиссеем, и двумя пальцами подбросил ее над прилавком.

— Орел! — сказал он, накрывая монетку рукой.

— Ладно, теперь я, — сказал Фредди. — Тоже орел. Потом они отняли ладони от прилавка и увидели, что обе монеты лежат решкой кверху.

— Еще раз, — сказал Гомер. — Решка! И снова монетки одна за другой блеснули над прилавком. На этот раз Гомер угадал, а Фредди нет.

— Тебе идти, — сказал Гомер.

— Ладно, — ответил с неохотой Фредди. — Пойду, конечно, если надо. Только я все-таки уверен, что этот тип сбежал из сумасшедшего дома... Ладно, пойду, — повторил он. — «Чреватый» я посмотрю в словаре, а вот где я найду «Пандору»? — Наверно, в энциклопедии, — посоветовал Гомер. — Или спросишь у библиотекарши.

Должна же она знать.

— Тьфу! — с отвращением сказал Фредди. — Сколько хлопот из-за этой дурацкой женщины! И он пошел к дверям, со злостью бормоча про себя:

— Милые чреватые бедами Пандоры... Чреватые бедами... Пандоры... Тьфу, язык сломаешь! Пусть он подавится своей Пандорой! Тоже свалился нам на голову! Псих несчастный...

Гомер уселся за прилавком, и выражение лица у него было удивленно-выжидательное.

С таким выражением он и досидел до возвращения Фредди.

— Ну что?! — закричал он, когда Фредди, едва волоча ноги, ввалился в кафе. — Нашел? Говори скорей!

— Да, нашел, — расслабленным голосом сказал Фредди и уселся на стул с видом человека, только что принесшего жертву ради своих ближних. Конечно, нашел, а как же иначе? Действительно, она была не девчонка, а взрослая, из Древней Греции, и у нее был такой ящик, который она ни за что не должна была открывать, хоть ты тут не знаю что!.. А она все-таки взяла да открыла — и оттуда посыпались разные беды и несчастья... Только они, наверно, сейчас уже не существуют, — утешил Фредди, — потому что все это случилось страшно давно.

— А «чреватый»? — спросил Гомер.

— Ну, это самое легкое. Это значит «наполненный чем-то и готовый что-то произвести». Так сказано в словаре. Я точно запомнил... Так что видишь, Гомер, сначала он сказал нам «не надо», потом сказал, что мы все равно сделаем, потом — что мы не должны, а потом этот тип обозвал нас «чреватыми» и значит, мы вроде готовы что-то произвести... Разве не ясно, что он просто сумасшедший... Давай бросать монету — кто первый поставит пластинку!

Гомер ответил не сразу.

— А может, — сказал он потом, — может, лучше не надо? Подождем, пока дядюшка Одиссей вернется?

— Испугался? Так и скажи. А я вот ни капли не боюсь, — сказал Фредди. Да и что может быть от пластинки? Самое худшее, это если она будет хрипеть или завывать каким-нибудь козлетоном! Ну, а тогда мы закроем уши ладонями или просто остановим. Чего тут страшного?

Страшного, в самом деле, как будто ничего не было, поэтому Гомер не нашел что ответить Фредди, а тот продолжал:

— Взрослые всегда так, ты сам знаешь не хуже меня! Говорят: «Не смей смотреть по телевизору про убийства», а сами постоянно включают только про них. Или запрещают читать комиксы, а сами продают их на любом углу, как горячие пирожки... Наша учительница только и знает говорить, что «ни один порядочный человек не должен жевать резинку». А ее муж в своем кондитерском магазине продает, наверно, не меньше ста штук в день этой самой жевательной резинки...

Поэтому я не знаю, чего мы должны бояться.

— Я и не боюсь! — крикнул Гомер, глубоко оскорбленный повторными предположениями о его трусости. — Откуда ты взял?!

С этими словами он сунул руку в карман, достал монету и проследовал прямо к музыкальной машине. Затем решительным движением нажал кнопку на панели под полукруглым стеклянным окошком, ту самую кнопку, которая без номера, и уже менее решительным движением опустил в прорезь монету.

Раздался громкий щелчок, и после этого медленно и важно пластинка без номера выскользнула из кучи других пластинок, легла на диск и завертелась вместе с ним.

Гомер и Фредди напряженно ждали, какие же звуки раздадутся из недр музыкальной машины. Будет ли это что-нибудь таинственное и сверхъестественное, непонятное для нормального уха, или просто какая-то какофония, от которой зажимай уши и беги вон, или, наконец, один только грохот... Ребята стояли выжидательно, как на старте, готовые в любую минуту молниеносно прикрыть руками уши или, если надо, выскочить из кафе на улицу.

Машина издала первые звуки, и то, что мальчики услышали, заставило их вздохнуть с облегчением и улыбнуться. А услышали они всего-навсего веселую легкую мелодию в танцевальном ритме.

— Вот пожалуйста, и ничего особенного, — сказал Гомер, подошел еще ближе к музыкальному автомату и остался стоять там, автоматически меняя цвет лица и покачивая в такт музыке головою.

— А что я говорил? — сказал Фредди и начал притопывать ногой под музыку. — Ух ты, какая хорошая мелодия, правда?

Он еще сильнее стал притопывать ногой, а также кивать головой, и через минуту нога Гомера тоже не удержалась на месте,так что вскоре оба они уже дергались, как в танце, и даже что-то мурлыкали про себя.

Но вот музыкальное вступление окончилось и послышались слова песни вот такие:

Ем я только пончики, Симпо-симпомпончики! Пончики, пончики Целые вагончики! Чики-пон, чики-пон, Нет для пончиков препон! Тесто ем сперва я, Дырку — на закуску, Красота какая, Очень это вкусно! Пончики, пончики Целые вагончики! Чики-пон, чики-пон, Нет для пончиков препон! Чтоб они не кончились, Чтоб они не пончились, Собирайте дырки В чистые пробирки! Пончики, пончики Целые вагончики! Чики-пон, чики-пон, Нет для пончиков препон! Откусив один кусок И глотнув томатный сок, Будешь ты на волосок От счасть-я! Откусив другой кусок, Распусти-ка поясок И ложись ты на часок В пос-тель-ку!..

Здесь голос немного передохнул, дал поиграть музыке, а потом продолжал:

Пончики, пончики Целые вагончики! Чики-пон, чики-пон, Нет для пончиков препон! Чтоб они не кончились, Чтоб они не пончились, Собирайте дырки В чистые пробирки! Мы облепим дырки тестом, Будет дыркам в тесте тесно, Будет тыркам в десте десно, Будет просто расчудесно! Пончики, пончики Целые вагончики!

Голос умолк, послышались заключительные аккорды, и пластинка остановилась.

И сразу Фредди закричал:

— Это, наверно, лучшая пластинка, какую я только слышал! И слова что надо! Давай еще заведем!

Он схватил с прилавка монету, опустил в щелку автомата, и снова они с Гомером стали слушать песню, кивая, притопывая и отбивая ритм пальцами по воздуху и по прилавку. И прежде чем игла дошла до половины пластинки, Гомер и Фредди уже во все горло распевали вместе с музыкальной машиной:

Пончики, пончики Целые вагончики! Чики-пон, чики-пон, Нет для пончиков препон! Чтоб они не кончились, Чтоб они не пончились, Собирайте дырки В чистые пробирки!..

— Эта пластинка просто симпо-симпомпончик! — сказал Гомер.

— Да, — сказал Фредди, — откуси один кусок и глотни томатный сок. Вот здорово будет!

— Лучше знаешь что? — сказал Гомер. — Откуси другой кусок, распусти-ка поясок и...

— Ой, Гомер! — Перебил его Фредди. — Тебе не кажется, что мы как-то странно говорим?.. Пончики, пончики — целые вагончики!..

— Чики-пон, чики-пон, — подхватил Гомер, — нет для пончиков препон!

— Это все верно, — согласился Фредди, — но все-таки как-то не так... А в общем, чтоб они не кончились, чтоб они не пончились...

— Собирайте дырки в чистые пробирки, — завершил его мысль Гомер и тут же с удивлением сказал: — Что это получается, а? Как мы разговариваем?

— А что такого? — ответил Фредди. — Тесто ем сперва я, «дырку — на закуску...

— Красота какая, — сказал Гомер, — очень это вкусно!

— Пончики, пончики, — запел Фредди, — целые вагончики! И в ответ ему Гомер тоже запел в полный голос:

— Чики-пон, чики-пон, нет для пончиков препон! После этого они уже подхватили дуэтом:

Мы облепим дырки тестом, Будет дыркам в тесте тесно, Будет тыркам в десте десно, Будет просто расчудесно! Пончики, пончики Целые вагончики! ...

Ребята закончили песню и замолкли, удивленно тараща друг на друга глаза.

Фредди первым прервал молчание.

— Здорово! — Хотел сказать он, но получилось так, что это слово он не сказал, а спел: — 3до-ро-во!

— Да, — пропел Гомер, — будем мы на волосок от счасть-я! Они пропели все это и с испугом взглянули один на другого.

— Слушай, Гомер, — печально запел Фредди, — что же это... нет для пончиков препон... делается?

— Ох, Фредди, — с не меньшей печалью спел в ответ Гомер, — Я и сам ничего... откусив один кусок... не понимаю... Распусти-ка поясов — повысил он вдруг голос до фортиссимо, — и ложись ты на часок в пос-тель-ку!

— Да, действительно, — чуть слышным пиано пропел Фред-ди, — Будет дыркам в тесте тесно, будет тыркам в десте десно...

— Будет просто расчудесно, — закончили они, снизив голоса до грустного пианиссимо.

А тем временем парикмахер выложил свою карту на стол, за которым, кроме него, сидели дядюшка Одиссей, почтарь Прет и мэр города, и подошел к зазвонившему телефону. Он, наверно, целую минуту с удивленным видом держал трубку возле уха и потом крикнул через плечо:

— А ну, ребята, потише! Ничего не могу понять... Линия, что ли, испортилась?..

Ох, это ты, Гомер, — сказал он наконец. — Никак не мог разобрать... Наверно, радио подсоединилось... Да, он здесь. Сейчас позову.

Парикмахер поманил пальцем дядюшку Одиссея и сказал ему:

— Твой племянник звонит. Говорит про какие-то там вагончики и чтобы ты собирал что-то в чистые пробирки и шел скорей домой... А в общем, поговори сам.

— Алло, Гомер, — сказал в трубку дядюшка Одиссей. — Да, да, слушаю... Что?

Чего?.. Что ты там поешь?! Говори по-человечески! Как не можешь? Что значит не можешь?! — Он помолчал, слушая Гомера. — Постой! — крикнул он потом встревоженным тоном. — Скажи, а машина остановилась или продолжает играть? Что?

Давно остановилась? Ну и слава богу. — Дядюшка Одиссей успокоенно улыбнулся. — Тогда нечего волноваться... Тогда распусти-ка поясок и ложись ты на часок в пос-тель-ку!.. Послушай, Гомер! — опять закричал Одиссей. Что это за песню ты все время поешь? Какой номер пластинки? Что? Спой ее, пожалуйста, еще раз, с самого начала!

И все, кто смотрел сейчас на дядюшку Одиссея, увидели, как он прижал телефонную трубку поплотнее к уху и стал внимательно слушать, раскачиваясь и выбивая такт сначала одной ногой, а потом обеими и еще свободной рукой.

А вскоре, к удивлению присутствующих, дядюшка Одиссей запел:

Ем я только пончики, Симпо-симпомпончики! Пончики, пончики Целые вагончики! Чики-пон, чики-пон, Нет для пончиков препон! Чтоб они не кончились, Чтоб они не пончились, Собирайте дырки В чистые пробирки! Мы облепим дырки тестом, Будет дыркам в тесте тесно, Будет тыркам в десте десно, Будет просто расчудесно! Пончики, пончики Целые вагончики!

Дядюшка Одиссей взял верхнюю ноту, сделал паузу, а затем на тот же мотив поблагодарил Гомера.

— Ой, Гомер, прощай, спасибо! Это просто расчудесно, — пропел он, положил трубку и повернулся к своим друзьям. — Лучше дел в мире нет, как с друзьями спеть квартет! — заверил он их на мотив «чики-пон, чики-пон».

И друзья дядюшки Одиссея вполне одобрили его инициативу. После трех всего репетиций, из которых одна была генеральной, они уже вовсю распевали песню о пончиках — и не как-нибудь, а в склад и в лад, и представляли собой вполне спевшийся, почти профессиональный квартет. К тому же они повторяли эту песню очень много раз и с каждым разом пели все лучше и лучше.

Ко времени, когда дядюшка Одиссей и почтарь Прет начали смутно осознавать, что они уже не в состоянии перестать петь первым и вторым тенором, и когда то же самое стали понимать парикмахер и мэр, певшие соответственно басом и баритоном, к тому самому времени они уже поставили рекорд беспрерывного пения для мужских квартетов в закрытых помещениях. Но мало того, что они поставили рекорд, они продолжали, уже совершенно не по своей воле, увеличивать и увеличивать свое рекордное время и, наконец, увеличили его настолько, что уже сами не выдержали и выскочили из парикмахерской на улицу, ни на минуту не прерывая стройного, гармонического и даже полифонического пения.

Когда дядюшка Одиссей ворвался со своими «симпо-симпом-пончиками» и «целыми вагончиками» в двери кафе, ему пришлось сразу же взять на полтона выше и перейти из мажора в минор. Это ему удалось со второго раза, и тогда его голос зазвучал в унисон с голосами Гомера, Фредди и человек двадцати клиентов, уже набившихся в кафе после окончания сеанса в кино и распевающих ту же песню. Этих людей сразу, как только они вошли выпить по чашечке кофе, поразила и привлекла приятная мелодия с не менее приятными словами, которую непрерывно напевали Гомер и Фредди.

А затем уже по одному, по два, по три посетителя и посетительницы стали присоединяться к поющим, и к приходу дядюшки Одиссея приятная мелодия с не менее приятными словами захватила всех.

Сопрано из церковного хора залезла на самую вершину до-бемоль и заставляла дрожать и звенеть всю посуду на полках кафе, когда произносила слово «вагончики-и-и». И ей неплохо помогал смешанный хор мужских и женских голосов с хористами всех возрастов, а также всевозможных оттенков кожи — благодаря беспрерывно сменяющемуся световому оформлению за стеклянным окошечком музыкальной машины.

Никогда прежде не было еще такого ни в городе Сентерберге и, пожалуй, ни в каком другом городе: чтобы эдакую веселую, радостную и легкую мелодию люди пели с такими удрученными, озадаченными и просто несчастными лицами!

Гомер пел и пел вместе со всеми, и вместе со всеми он изо всех сил старался позабыть и веселую мелодию, и забавные слова, только все было напрасно. Пробовал он запеть другие песни, например: «У Мэри Смит овца была» или «Джек и Рой идут горой, несут с водой ведерко», — но все равно и Мэри Смит и Джек со своим другом Роем очень быстро забывали про овцу и прет ведерко и начинали есть только «пончики, симпо-симпомпончики», да еще «целые вагончики» этих «симпомпончиков»...

Гомер со страхом, но и с надеждой смотрел на лица наиболее испытанных и закаленных певцов их города: на сопрано из церковного хора, на священника, на зубного врача и, наконец, на своего дядюшку Одиссея — все они пели уже много лет и легко могли переходить из одной тональности в другую и даже из мажора в минор... Так неужели они не в состоянии остановиться, когда хотят, когда песня, уже в который раз, приходит к концу?!

Нет, видно, не могут, а то бы уже давно это сделали. Они даже не могут петь потише, не то чтобы совсем остановиться!

Страшная мысль мелькнула в мозгу у Гомера: «Что, если мы никогда не остановимся?!»

И тут Гомер вспомнил, что нечто подобное уже случалось с ним как-то, около года назад. Он тогда прочитал в библиотечной книге один стишок и потом долго не мог от него отвязаться — все повторял и повторял против воли и желания. К счастью, в той же книжке был рецепт, как излечиться от этой болезни...

Но вот какой рецепт и что за книга, Гомер не мог сейчас вспомнить хоть убейте!

В перерывах между строчками песни он стал пытаться припомнить хотя бы автора, или, наоборот, название, или что-нибудь о рецепте... Ничего! Все вылетело из головы, как нарочно! Иногда ему казалось, что он уже близок к тому, чтобы вспомнить, что вот-вот он вспомнит... Но, увы, вновь его захватывала неудержимая мелодия, и он беспомощно плыл по ее течению.

«Если не найдется книжка, — думал Гомер, — без нее нам будет крышка! Тесто ем сперва я, дырку — на закуску... Ну и голова я, чтоб мне было пусто!..»

Он выждал момент, когда сопрано закончило свой самый высокий и громкий пассаж, и затем вскочил на прилавок и пропел оттуда, перекрывая могучие звуки хора:

— Ноги в руки, и пошли все скорей за мной в библи... отеку! — добавил он уже без мотива и потом продолжил: — Помню, книжка есть одна, нам помочь должна она!

Обладательница сопрано тут же подхватила на самой высокой ноте:

— Все ступайте за Гомером, он послужит нам примером!.. Собирайте дырки в чистые пробирки!..

И с этими словами танцующая и поющая толпа выкатилась из дверей кафе и понеслась по площади. И песня огласила весь город Сентерберг и даже, наверно, его окрестности:

Ем я только пончики, Симпо-симпомпончики! Пончики, пончики Целые вагончики! Чики-пон, чики-пон, Нет для пончиков препон! Тесто ем сперва я, Дырку — на закуску, Красота какая, Очень это вкусно! Чтоб они не кончились, Чтоб они не пончились, Собирайте дырки В чистые пробирки! Мы облепим дырки тестом, Будет дыркам в тесте тесно, Будет тыркам в десне десно, Будет просто расчудесно! Пончики, пончики Целые вагончики!

Время было позднее, и библиотекарша собиралась уже домой, тем более что ей надо было уложить вещи: ночным поездом она уезжала в отпуск. И сейчас она стояла у стола и наскоро пересчитывала тридцать два цента, которые набрались со штрафов за сданные не вовремя книги. Она окинула прощальным взглядом помещение библиотеки — полки с книгами, столы, стулья, лестницу на второй этаж, — прикидывая в то же время в уме, всё ли в порядке, не забыла ли она чего-нибудь сделать, перед тем как запереть дверь и на две недели сказать «до свидания» всем этим разноцветным корешкам и переплетам. Внимательно посмотрела она на полку с журналами и напомнила сама себе, что, как только вернется, нужно продлить подписку на «Музыкальный ежемесячник». Потом захлопнула огромный словарь, которым пользовался Фредди и который он оставил открытым на букве «П», — захлопнула, чтобы пыль не осела за две недели на слова, начинающиеся с этой буквы, включая и слово «Пандора».

Наконец ее требовательный взор отметил, что все в абсолютном порядке.

— Ну вот, — произнесла она радостно вслух, — вот и я отправляюсь на отдых. Этого момента я давно ждала!

И в этот момент Гомер протанцевал по вестибюлю, раскрыл дверь в книжный зал и — трррах! — споткнулся о столбик с объявлением «Соблюдайте тишину», опрокинул его и упал сам.

Сопрано в это же время успешно взяло свое самое верхнее до-бемоль и вместе с этим звуком свалилось на упавшего Гймера. За сопрано последовал смешанный квартет, за ним — трио, а потом уже всё перемешалось в этой куча мала: несколько квинтетов, секстетов и септетов, ведущие и неведущие солисты, первые и вторые голоса, и Фредди, который не обладал еще таким вокальным мастерством, чтобы без труда и к тому же совершенно правильно исполнять мелодию в лежачем положении, да еще когда чьи-то ноги колотят тебя по спине.

Прежде чем весь этот клубок людей и обрывков музыкальных фраз окончательно смог распутаться, мэр города успел в бурном темпе поддать дядюшку Одиссея коленом пониже спины (разумеется, не нарочно), и в его стиле невольно действовали также судья Шенк и несколько членов городского управления, которые нанесли подобные же удары начальнику тюрьмы и зубному врачу. И все это, конечно, не переставая петь.

Почтарь Прет тем временем с песней на устах пробивал себе дорогу через барахтающихся людей во главе немалой своей семьи, состоящей из жены, дочерей, зятьев, восьми внуков и пожилой троюродной жениной сестры, которая вовсю использовала свою трость как оружие и как дирижерскую палочку. Гомер одним из первых поднялся на ноги и с песней протанцевал к испуганной до полусмерти библиотекарше.

— Ем я только пончики, симпо-симпомпончики, — сообщил ,ей Гомер и продолжал на тот же мотив:

— За свое вторжение Опросим извинения...

И хор повторил его слова.

А затем все они исполнили песню от начала до конца, и спели ее, надо сказать, лучше, чем когда-либо до этого. Наверно, потому, что хотели загладить свою вину перед библиотекаршей. Их исполнение лишний раз подтвердило тот факт, что в любом деле необычайно важна тренировка.

Библиотекарша была потрясена до глубины души и самой песней, и мастерством исполнения, но, прослушав это музыкальное произведение два или три раза, стала все-таки беспокоиться, успеет ли собрать вещи и не опоздает ли к поезду, поэтому с ми-лой улыбкой она поблагодарила всех за удовольствие и попыталась успокоить их и вежливо выпроводить за дверь.

Но не тут-то было! Во-первых, никто ее не слушал и не слышал, а во-вторых, она сама почувствовала вдруг непреоборимое желание присоединиться к хору своих сограждан.

— Что могу для вас я сделать? — пробормотала библиотекарша, предпринимая героические усилия, чтобы не пропеть эти слова.

— Книжка есть у вас одна, — просолировал ей в ответ Гомер, — нам помочь должна она!

— Как название?! — рявкнула библиотекарша, от страха теряя контроль над собой. — Вспомни номер в каталоге, имя автора припомни!

— Я читал ее зимою, — пропел Гомер, — книжка с желтою каймою, и была тогда она, кажется, потрепана!

— К сожалению, друзья, чики-пон, чики-пон, — ответила библиотекарша, так найти ее нельзя, чики-пон, чики-пон! — И уже по-настоящему запела: Ем я только пончики... целые вагончики!

Но Гомер настойчиво пел свое:

— Помню я, была она здорово потрепана!

— А в каком же переплете? — вдруг пришло на помощь меццо-сопрано троюродной сестры супруги почтаря Прета. — Ты скажи об этом тете!

— Переплет у книжки черные — ответил Гомера — или даже, может, синий, и еще была она здорово потрепана!

И тут грянул хор:

— Все скорей ищите черный или синий переплет, все скорей ищите черный или синий переплет!.. Чики-пон, чики-пон, нет для пончиков препон!

А Гомер добавил приятным дискантом:

— И еще была она здорово потрепана!

После этого все без исключения, и бедная опаздывающая на поезд библиотекарша тоже, стали танцевать вдоль книжных полок, выискивая и вытаскивая каждую книжку, которой привелось родиться в черном или в синем переплете. И делалось все это, конечно, под ту же песню:

Ем я только пончики, , Симпо-симпомпончики! Пончики, пончики — Целые вагончики!

Чики-пон, чики-пон, Нет для пончиков препон!

Так они пели и, танцуя, двигались туда и сюда мимо много-. численных книжных шкафов. И, не переставая танцевать и петь, они находили и снимали с полок все книги в синих и в черных переплетах, и сносили их на середину комнаты, где у большого стола пел и пританцовывал Гомер. Большинство из этих книг, которые были не такие уж синие, или не такие уж черные, или не очень тонкие, а то и слишком толстые, не очень потрепанные или чересчур потрепанные, — большинство из этих книг складывалось возле стола, и бесформенная груда их все росла и росла, вызывая слезы на глазах библиотекарши и привнося в контральто, которым она пела, тоскливые, рыдающие звуки.

Но зато любую книгу, похожую на ту, которую он искал, Гомер быстро перелистывал от начала до конца, мусоля палец, и только тогда откладывал в общую кучу.

— Чтоб они не кончились, чтоб они не пончились!.. — гремел хор, и книги постепенно исчезали с полок, увеличивая и без того огромную гору на полу, на вершине которой, как орел, сидел Гомер и просматривал все новые и новые книги.

Было очень трудно делать несколько дел сразу: петь, танцевать, снимать книги с полок и доставлять их Гомеру, поэтому временами голоса начинали звучать устало.

Но стоило кому-нибудь увидеть на переплете или приклеенную к полке букву «О», или цифру «100», или там «800», как снова гремело могучее:

— Собирайте дырки в чистые пробирки!.. Пончики, пончики — целые вагончики!..

И чем громче они пели, тем быстрее танцевали вдоль полок; а чем быстрее танцевали, тем больше книг они собирали и относили Гомеру на просмотр. И в конце концов он сидел уже так высоко на горе из потрепанных черно-синих книг, что просто было страшно за него, как бы он не упал оттуда и не разбился вдребезги.

Книги, попадавшие к Гомеру, были всякие: по искусству и биографии великих людей; по философии и по географии, по геологии и по зоологии, по анатомии и даже по экономике, не говоря уже о художественной литературе. Но ту самую книгу, которую он читал примерно год назад и где был напечатан рецепт, как избавиться от страшной обрушившейся на них болезни, ту бесценную книгу он пока еще не обнаружил. Он почти готов был плакать от отчаяния, но, во-первых, этому мешало пение, а во-вторых, в нем все еще теплилась надежда, что вот эта... вот следующая книжка окажется той самой, единственной...

И у всех, глядевших на неутомимого Гомера, прибавлялось сил и мужества.

Фредди пел и танцевал уже не на первом этаже, а на втором, на балконе, уставленном книжными полками. Он сбрасывал оттуда синие и черные потрепанные книги прямо на Гомера, а тот ловко ловил их со словами: «Будет дыркам в тесте тесно, будет тыркам в десте десно, будет просто расчудесно!», и на этот раз самый придирчивый хормейстер не уловил бы у него ни малейшего сбива в ритме или в мелодии.

Внезапно Фредди заметил что-то странное: две книги, пущенные его умелой рукой, пролетели мимо Гомера, а тот не обратил на них никакого внимания... В чем дело?

Что он, заснул, что ли? Нет, наоборот, Гомер во все глаза глядел на одну книжку рассказов в синем потрепанном переплете.

И прежде чем вы смогли бы пропеть «чики-пон, чики-пон», Гомер понял уже, что нашел именно то, что нужно. А через несколько секунд это поняли все остальные и столпились у подножия книжной горы, не переставая петь и раскачиваться в танце.

— Луч надежды к нам проник из одной из синих книг! — пропело измученным голосом главное сопрано.

— Тише, тише, тише, тише, — подхватил хор, — пусть сидит на книжной крыше, головой пускай качает, нас быстрее выручает!

Гомер и в самом деле качал головой и вздрагивал в такт песне — словом, делал то же самое, что и другие. Но вот он уставился в книжку, заулыбался...

И вдруг случилось чудо!

В то время как другие качали головой, Гомер стал вздрагивать; когда же другие вздрагивали, Гомер качал головой... Это была огромная победа Гомер вышел из общего ритма и перешел на свой собственный... И потом с вершины книжной горы, перебивая песню о пончиках, Гомер продекламировал такие слова:

Кондуктор, отправляясь в путь, Не режь билеты как-нибудь! Стриги как можно осторожней, Чтоб видел пассажир дорожный:

Синий стоит восемь центов, Желтый стоит девять центов, Красный стоит только три... Осторожно режь, смотри! Режьте, братцы, режьте, Режьте осторожно, Режьте, чтобы видел Пассажир дорожный!' Прежде чем Гомер во второй раз прокричал: «Режьте, братцы, режьте, режьте осторожно...», его сограждане-певцы в первый раз за весь вечер сбились с ритма своей песенки о пончиках. А затем один за другим они принялись выкрикивать вместе с Гомером «Режьте, братцы, режьте, режьте осторожно...», пока наконец, все до единого — да, все до единого! — не начали отбивать ногами совсем другой ритм и радостно и согласованно вопить:

«Кондуктор, отправляясь в путь, не режь билеты как-нибудь!», и так далее.

Эти слова повторял сейчас каждый, кроме Гомера. А он сидел в изнеможении на вершине книжного Эвереста и улыбался.

Все остальные между тем продолжали вопить свое: «Синий стоит восемь центов, желтый стоит девять центов, красный стоит только три... Осторожно режь, смотри!»

— и притопывали ногами так сильно, что люстра качалась, как от бурного ветра.

Качались также немногие оставшиеся на полках книги — те, которым посчастливилось быть красного, или желтого, или зеленого цвета; раскачивались, словно пьяные, столбики с просьбой соблюдать тишину; раскачивались, наконец, сами декламаторы.

Но только не Гомер. Он спокойно сидел на книжном пике и спокойно улыбался.

Потому что он выздоровел! Да, совсем... Стал таким, как прежде.

Окончательно отдышавшись и отдохнув, Гомер, незамеченный, спустился вниз по книжному склону.

А внизу все бушевало по-прежнему, только вместо песни у всех на устах были стихи: «Режьте, братцы, режьте, режьте осторожно!..» И все так были заняты этим кондуктором и его билетами, что совсем не обращали внимания на Гомера и на то, что он собирается делать. А тем временем Гомер, умело избегая столкновений со своими согражданами и лишь один раз случайно получив по спине удар дирижерской тростью от троюродной сестры супруги почтаря Прета, не без труда пробрался к дверям на улицу.

Ему было нужно сейчас одно, только одно, для полного излечения всех тех, кто прежде пел, а теперь декламировал. Ему нужно было как можно скорее найти кого-нибудь, кто еще не слышал «кондуктор, отправляясь в путь, не режь билеты как-нибудь!» И Гомер выскочил за дверь, чтобы поймать такого человека и немедленно привести его сюда.

Вы понимаете, конечно, что шансов на то, что Гомер встретит на улице именно того, кого он встретил, у него было не более, чем сто два к одному, ибо всего только сто два жителя Сен-терберга находились сейчас за пределами городской библиотеки. Но, как бы то ни было, этот один шанс тотчас же и подвернулся Гомеру в образе... кого бы вы думали? Да учительницы шестых классов! И направлялась она прямо в библиотеку, обеспокоенная длительным отсутствием своей будущей попутчицы библиотекарши.

— Что там случилось с Нэнси? — закричала учительница. — Нам уже пора быть на вокзале!

— Вы должны помочь ей, мисс, — сказал Гомер. — И всем остальным тоже. Скорее, если хотите успеть на поезд!

Они помчались в библиотеку, ворвались в дверь, и Гомер сразу же указал пальцем на учительницу шестых классов — хотя вообще это и невежливо — и закричал так громко, как никогда раньше не кричал:

— Скажите ей!!! Скажите ей все, что знаете! И они сказали ей:

Кондуктор, отправляясь в путь, Не режь билеты как-нибудь!

Они сказали ей сначала всего две строчки, но потом великодушно продолжили и выложили действительно все, что знали:

...Стриги как можно осторожней, Чтоб видел пассажир дорожный: Синий стоит восемь центов, Желтый стоит девять центов, Красный стоит только три... Осторожно режь, смотри! Режьте, братцы, режьте, Режьте осторожно, Режьте, чтобы видел Пассажир дорожный![9]

А их слушательница, как, наверно, все учителя шестых классов, оказалась весьма способной и быстро усваивающей. И не успели они вторично сообщить ей все эти факты, как она уже запомнила все с начала до конца: и про кондуктора, отправляющегося в путь, и про его билеты, которые не рекомендуется стричь как бог на душу положит, а только так, чтобы пассажир непременно видел, как это делается...

И тогда все замолчали и остановились. Все, кроме учительницы шестых классов, которая начала во весь голос декламировать, а также притопывать каблуками. А бывшие солисты, хористы и чтецы-декламаторы уселись кто куда, чтобы отдышаться, снять обувь и дать отдохнуть усталым и гудящим ногам.

Фредди благодаря своему юному возрасту пришел в себя раньше других и сразу же пробрался к Гомеру.

— Ну, и что дальше? — сказал он, кивая на кричащую и притопывающую учительницу шестых классов. — Что будем с ней делать? Или так оставим?

— Она скоро вылечится, — сказал с уверенностью Гомер. — Сразу, как только расскажет эти стихи кому-нибудь еще, кто их не знает... Так же, как это сделал я, когда прочел их всем вам, а потом вы, когда передали ей...

— Значит, их надо передавать, как эстафетную палоч-спросил Фредди. — И если передашь, то уже выздоровел?

— Да, выходит так, — подтвердил Гомер. — Точно, как сказало в книжке.

Фредди с минуту подумал, а потом спросил:

— Слушай, а этот, кому она расскажет, должен будет еще жму-нибудь рассказать, верно? А тот еще... и еще... Когда же это Кончится?

— Наверно, никогда, Фредди, — со вздохом сказал Гомер. — Кто-нибудь обязательно должен декламировать.

Фредди печально покачал головой и снова повернулся в сторону несчастной учительницы шестых классов, которая только что с новой силой принялась читать стихи с самого начала. Послушав их некоторое время, Фредди сказал:

— Вот плохо, если стишок так и не уйдет из нашего города. Будет всю жизнь ходить, как по кругу!

— Выходит, по-твоему, лучше, — спросил Гомер, — чтобы все жители Сентерберга без конца пели песенку про пончики? Так, что ли? И потом, продолжал Гомер, — не забывай, что учительница сейчас собирается в отпуск, верно? Значит, мы должны...

мы должны... Я придумал! Надо сделать так, чтобы, перед тем как сесть в поезд, она никому — ни одной душе! — не рассказала этих стихов. Ни на улице, ни на вокзале — нигде! А когда уж поезд тронется — пусть!.. Тогда наш город будет избавлен от этой болезни!

Мальчики тут же пошли по всему библиотечному залу, подымая усталых людей, помогая им надевать обувь и объясняя, что сейчас нужно делать.

Мэр города оказался, как всегда, на высоте и сразу же приступил к своим обязанностям. Еще не зашнуровав до конца ботинки, он уже назначил Полномочный комитет в составе двух членов городского управления и начальника городской тюрьмы, чтобы сопровождать учительницу шестых классов до поезда и при этом оградить ее от любых контактов с жителями города.

Вскоре все высыпали из библиотеки на улицу. Библиотекарша погасила люстру, которая все еще слегка покачивалась под потолком, и заперла дверь, так и оставив неубранным поле брани.

Машина, вызванная членами Полномочного комитета для доставки учительницы на поезд, уже поджидала у подъезда. Библиотекарша помогла усадить в автомобиль свою декламирующую подругу, втиснулась сама, и они умчались...

— Ой, дядюшка Одиссей! — воскликнул вдруг Гомер. — А ведь за кафе никто не присматривает уже больше часа!

— И правда, — ответил дядюшка Одиссей и с беспокойством поглядел вокруг. — Ты лучше сразу же беги туда. Ладно, Гомер? А я что-то не вижу здесь парикмахера и мэра. Нужно срочно сказать им пару слов... Зайду-ка я на минуточку в парикмахерскую... Ты идешь со мной, Прет? — спросил он у начальника почты.

Миссис Прет нахмурилась, а за ней и все многочисленное семейство почтаря, включая троюродную сестру его жены, и бедному Прету ничего не оставалось, как подчиниться воле большинства и отправиться домой во главе своего семейства.

Дядюшка Одиссей довольно бодро зашагал в парикмахерскую, а главное сопрано и все остальные, с трудом переставляя усталые ноги, разошлись постепенно по домам.

— Здорово нам повезло, Гомер, — сказал Фредди, — что эту книжку никто не взял почитать. А то-бы мы до сих пор еще пели про пончики!

Они с Гомером сидели уже за одним из столиков кафе, перед своими библиотечными книгами, в тех же позах, что и за несколько часов до этого. Сидели, как будто ничего не произошло, как будто не едет сейчас бедная учительница шестых классов в вагоне поезда и не передает, возможно в эту самую минуту, кому-то постороннему все свои сведения о кондукторе, о стоимости билетов и о том, как надлежит с этими билетами обращаться.

Гомер задумчиво кивнул в ответ яа слова Фредди и ничего не сказал. Видимо, вспоминал недавние события.

— А как называется та книжка, которая нас вылечила? — спросил Фредди.

— Это рассказы Марка Твена, — ответил Гомер. — Знаешь, того самого, который написал «Тома Сойера», «Жизнь на Миссисипи» и еще много чего.

— Да, — сказал Фредди. — Такие книжки всегда нужны. С ними нигде не пропадешь.

Чуть что случилось — открыл, прочитал, и, смотришь, опять все в порядке...

Слушай, Гомер, а как эти самые стихи?.. Ты помнишь? Я совсем забыл!

— Я тоже, Фредди, — сказал Гомер. — Это ведь особые стихи: их знаешь, только пока не расскажешь другому. А рассказал — и все: сразу забываешь. Жалко, я не сообразил переписать их из книжки. Теперь жди, пока вернется библиотекарша...

Здравствуйте, шериф! — крикнул Гомер, потому что тот появился в дверях собственной персоной. — Где же вы были весь вечер?

Гомер вспомнил, что не видал сегодня шерифа ни поющим, ни танцующим, ни декламирующим.

— Ездил в главный город штата, — сказал шериф. — Вызывали на совещание...

Голоден, как зверь! Как насчет чашки кофе и хорошего кусочка яблочного пирога?

— Сейчас, шериф, — сказал Гомер, — Фредди, намели свеже-то кофе, а я займусь пирогом.

Мальчики зашли за прилавок и занялись хозяйственными де-лами. И вдруг оба они услышали — щелк! — и от этого звука их 'волосы встали дыбом. Когда же мальчики повернулись, то увидели, что шериф стоит с открытым кошельком возле музыкальной машины, и лицо у него очень довольное, улыбающееся и фиолетового цвета.

— Какую вы поставили?! — заорал Гомер не своим голосом, выскакивая из-за прилавка.

— Эт-та... эт-та... она ссамая... — заикаясь и бледнея, сказал Фредди, вглядываясь в крепкую до безобразия и небьющуюся до отвращения пластинку, которую автоматические пальцы уже вытащили из общей кучи.

Но через секунду и Фредди и Гомер вздохнули с облегчением и окрасились вместе с шерифом в мягкий розовый цвет, а автоматические пальцы быстро и бесшумно перевернули опасную пластинку другой стороной и опустили на диск.

— Ух ты, — сказал Фредди, — чуть-чуть опять не... Вот я перепугался.

Из музыкальной машины полилась веселая, приятная мелодия.

— Какая масивая крузыка, — сказал шериф, с удовольствием покачивая головою в такт.

И тут послышались слова песни:

Жил-был ге, жил-был гу, Жил-был гиппопотам, Он сказал: — Не могу Оставаться я там, Где повсюду враги, Где охотников шаги, Где засилье гитар, Где поет млад и стар, Где не трогают гиену, Где не любят гигиену... Не будет там моей ноги Вот какие пироги! Я не хочу своей погибели!

— Ничего, панятная зесенка, — сказал шериф. — То есть я хотел сказать занятная песенка.

— Гомер, — прошептал в волнении Фредди, — надо немедленно достать эту книгу...

Ну, которую написал твой Марк Твен. Может, через окно, а?.. Знаешь что? Ты беги...ги...ги в библиотеку, а я посмотрю, чтобы пироги...ги...ги...

— Перестань! — яростно крикнул Гомер, — Разгикался тоже! Давай лучше вот что...

Он быстро налил воды в два стакана, и они медленными глотками, каждый раз считая до десяти, выпили всю воду.

— Ффу, — сказал Фредди и малиново улыбнулся. — Сразу легче стало... Слушай, а может, мы все это выдумали? Ничего с нами и не было? А, Гомер?

— Конечно, Фредди, — согласился Гомер. — Нам вообще приснилась вся эта штука.

И потом, после того как из музыкальной машины раздался заключительный аккорд, Гомер повернулся к шерифу и сказал:

— Пожалуйста, вот ваши гиппопироги... ги... ги... И он оранжево подмигнул Фредди.

Джек Шефер

КАНЬОН

Перевод М. Кореневой

Отыщите на карте край плоскогорий и высоких пиков, протянувшихся у северной границы Соединенных Штатов. Двигайтесь па запад, вдоль Северной Дакоты и Монтаны. Двигайтесь в сторону «ковша» Айдахо, к ровной сверху линии его «ручки», круто сверните на юго-восток близ главной гряды Скалистых гор, потом к Вайомингу. От гряды Абсарока берите на восток. Около восточной границы Южной Дакоты поверните к северу по новой дуге, а после вновь напрямик через Северную Дакоту до канадской границы. Район, который вы очертили, — это сердце горного пограничного края, с огромными пространствами Монтаны, напоминающей по очертанию быка, с ручкой «ковша» Айдахо и верхней частью Вайоминга; охватив обе Дакоты, он простирается на восток за широкую Миссури, где постепенно переходит в не столь высокие равнины, полого спускаясь до Миннесоты.

Эти названия значатся теперь на наших картах. Но тогда этих названий не существовало. Край не был даже нанесен на первые карты, а позднее многие годы по неведению обозначался как часть Великой Американской пустыни. Сиу, которые впоследствии завладели большей его частью и сделали своей последней твердыней, еще обитали к востоку от Миссури, передвигаясь на своих двоих. Их миграция на запад только начиналась, лишь первые разрозненные отряды проникли за реку, столкнулись с обитавшими там племенами, открыли для себя свободу, даруемую лошадью. Но кроу уже были там, и пауни, и команчи, и арапахо. И шайенны. Последние двигались все дальше на запад от своих поселений на правом берегу Миссури, следуя за бизонами в глубь пастбищ раскинувшегося на плоскогорьях края. А далеко на востоке, недосягаемые, словно затерянные на каком-то ином континенте, двенадцать колоний, которым предстояло превратиться в тринадцать, будоражили Атлантическое побережье насаждением цивилизации, и мысль об их независимости лишь смутно брезжила в некоторых умах.

Отыщите теперь на полпути между Миссури и полумесяцем Биг-Хорна, на линии, разделившей Вайоминг и Дакоту, почти округлую тень Черных Холмов. Они покоятся на карте между бурным южным рукавом реки Шайен и красивым длинным коридором северного рукава. Потоки, питающие эти реки, берут начало далеко в этих холмах, что и не холмы вовсе, а горы: их каменные с острыми уступами скалы поистине степенны и могучи. Если подняться правым из этих притоков, в конце концов очутишься подле отвесного твердокаменного обрыва футов в сто. Влево от него, на плоскогорье, всхолмленное пастбище постепенно поднимается, покуда не сравняется высотой с верхом отвесного обрыва. Тут вы попадаете на плато, которое тянется дальше на милю или больше. Теперь вам надо двигаться осторожно. Среди высоких трав и редких низких кустов земля внезапно разверзается огромной расселиной в скале, служащей основанием плато, отвесно низвергаясь футов на восемьдесят к почти ровному ложу и вновь поднимаясь на другой стороне до уровня плато, так что на малом расстоянии глаз не заметит обрыва. Перед вами былой каньон Медвежонка.

Много столетий тому назад, когда земная кора корчилась в потугах, выжимая кверху горы Запада, в результате какого-то сдвига слоев образовался этот каньон. По форме он напоминает вытянутый, затупленный по концам треугольник. Довольно узкий в своем верхнем углу, где с высящихся над плато склонов падает поток, образуя в углублении, выдолбленном на дне лощины, небольшое озерцо, каньон постепенно расширяется, достигая футов пятисот в нижнем конце, где поток исчезает в расщелине. Отвесные, почти вертикальные стены каньона отутюжены природой. Лишь кое-где на узких уступах приютились пучки скудной травы и одинокие кустики, силящиеся удержаться корнями. Только глупец предпримет попытку одолеть в одиночку — вверх или вниз — эти склоны. Но в одном месте, где несколько уступов высятся друг над другом на расстоянии пятнадцати-двадцати футов, между ними в камне видны углубления, схожие по форме, размещенные равномерно. Они, несомненно, несут отпечаток мысли и руки человека.

Тогда в камне не было никаких углублений. Был опоясанный крутыми скалами затупленный треугольник каньона, утаенный средь плато в сердце Черных Холмов. Бизоны, найдя каньон и обнюхав его край, фыркали, обнаружив обрыв, и повертывали прочь. В незапамятные времена какое-то вспугнутое неосторожное животное, спасаясь в темноте от опасности, прыгнуло с обрыва навстречу мгновенной смерти от сокрушительного удара оземь или же медленной смерти от перелома костей. А как-то безлунной ночью в дали несчитанных лет, когда странная, охватившая все небо зарница вспыхнула во тьме, по чистому полю понеслось целое стадо; самые первые полетели с обрыва, а те, что мчались за ними, попытались повернуть, но сзади напирали, и поток живой плоти переливался через край, громоздясь кровавым месивом, на которое рухнули последние. При первом свете дня в каньоне рядом с грудой мертвых животных было семь живых бизонов; четверо из них еле волочили свой разбитый остов и постепенно угасли. Осталось трое, две коровы и бычок; и этого достало. Здесь были хорошие травы и ручей. Были деревья, дававшие летом тень, когда солнце стояло высоко. Были отвесные скалы, защищавшие от жестоких буранов. Впоследствии брачные бои быков и беспощадность зимы истребили слабейших, сохраняя поголовье почти неизменным, — небольшое стадо, никогда не более пятнадцати голов и редко меньше восьми животных.

Тогда на поднимающейся ввысь скале не было выбитых человеком углублений. Только каньон, да бизоны в нем, да хорошие травы, да деревья, да бегущий ручей. К западу отсюда, перенося свои лагеря с места на место, двигались вслед за свободно бродившими по равнине бизонами команчи и пауни. К северу и к востоку следом за другими стадами шли шайенны, проникая в глубь холмов, чтобы, заслышав предупреждения ветров в молодом строевом лесу, нарубить свежих кольев для своих жилищ. Не спрашивайте, в каком точно году это было, в какие годы. Лишь с появлением в том или ином краю белых людей происходят ужасные перемены, для которых нужны точные даты. Тогда белые все еще пребывали далеко на востоке, едва начав преодолевать барьер Аппалачей. Их существование было для западных племен почти что легендой, которую старики на разные лады рассказывали ребятишкам, легко смешивая с рассказами о бродячих мексиканских торговцах, забиравшихся на север чуть не до самого Биг-Хорна. Былой каньон Медвежонка, еще не получивший имени, покамест еще и не найденный, мирно жил в череде времен года, в глубине Черных Холмов, в краю плоскогорий и пиков, где высятся в середине континента:

Таковы место и время действия.

Жилища в деревне шайеннов поставлены широким кругом, десятью группами по числу кланов, с более широким разрывом с востока — там вход в деревню. Внутри круга стоят два вигвама, отмеченные двойными крестами, один — священный вигвам заговоренных стрел, другой — бизоньей шапки. В одном из жилищ на западной стороне женщины приготовили пищу, заботливо разожгли очаг и удалились — тут будет раскурена ритуальная трубка. В жилище входят мужчины. Войдя, каждый делает шаг вправо и останавливается, пока хозяин со своего ложа не поприветствует его и не покажет, где сесть: если на особо почетное место, то слева, если же на просто почетное — справа. Каждый идет к своему месту, стараясь не оказаться между очагом и хозяином, самые же учтивые — вообще не пройти между очагом и кем-нибудь, а только позади тех, кто уже сидит и теперь наклонится, чтобы пропустить входящего.

Все едят. Даже те, что плотно поели в своем жилище. Нельзя оскорбить хозяина, который им друг. Закончив еду, он вытирает руки. Ждет, пока все не вытрут руки. Достает свою ритуальную трубку и набивает ее домодельным табаком, в который добавлено немного толченой коры красной вербы. Держит перед собой трубку чубуком вверх и говорит:

— Друзья мои. Наши враги стали лагерем в шести днях пути от нас. Лик зимы был жесток. Сейчас идет месяц луны, под которой бизон начинает нагуливать тело. У наших врагов много хлопот. Они не ожидают нас. Мое желание — повести против них боевой отряд и угнать лошадей. Пойдете ли вы со мной?

Он уже водил боевые отряды. Ему не нужно испрашивать совета многоопытного старца и нести дары священным стрелам или, того пуще, целый день провисеть на шесте ради жертвы, которую должен принести молодой человек, пожелавший впервые возглавить боевой отряд. Он мог вот так собрать своих друзей, без заблаговременных упреждений и приготовлений по всем правилам, просто когда у него появилась к этому охота. Походы, которые он возглавлял, были успешны, и потому он не сомневался, что многие пойдут с ним. Он указывает чубуком вверх, на небо, и вниз, на землю, и в четыре главные стороны вокруг себя, на восток, на север, на запад, на юг, моля духов, что обитают в тех пределах, даровать ему успех и честь. Зажигает трубку, закуривает, передает ее человеку, сидящему по левую руку. Тот берет трубку, держит головкой вниз, медлит; быть может, взвешивает в уме решение, а быть может, ему нравится вызывать чувство неопределенности. Сидит он на самом почетном месте, и то, что он сделает, повлияет на остальных. Он поднимает трубку. Он курит ее. Он пойдет.

Трубка переходит от одного к другому. Каждый поступает согласно обычаю племени и особенностям, принятым в его клане. Каждый курит ее. Каждый пойдет. Это будет хороший поход. Наконец, трубка переходит к человеку, сидящему справа, на втором месте от входа. Он похож и непохож на остальных. Уши рассечены, но в них нет никаких украшений, волосы не схвачены сосновой смолой и не заплетены в косы, а просто распущены. Одежда его проста, на нем одеянья из шкуры бизона. Он присутствует здесь, потому что он мужчина и это его дом, не присутствовать значило бы оскорбить жилище. Он молод, но не первой молодостью, полной желаний. Здесь есть люди и помоложе, но те уже ходили в походы и добыли удачу, а он нет. Он всегда передавал трубку дальше, так и не затянувшись. Хозяин жилища опечален тем, но не выдаст ни словом, ни иным проявлением чувств, что у него на сердце. Другие все понимают и держатся так же. Размышляют, что сделает этот человек, похожий и все-таки непохожий на них, с трубкой, которую он держит в руке. Он сидит неподвижно, глядя в землю. С тех пор как объявилась трубка, он еще не поднимал глаз. Не поднимает он их и сейчас. Слышно его дыхание. Он держит трубку согласно обычаю. Он передает ее дальше, так и не курив:

Таков наш герой.

I

Его звали Медвежонок. То не имя, данное ему по всем правилам — братом отца или дедом, вместе с лошадью в подарок. Так его называли отец — сухтай и мать — цисциста, когда он был маленький. Он был толстеньким младенцем, с короткими ручками и ножками, более короткими, чем обычно, ведь шайенны из родственных племен сухтаев и цисциста, которые соединились в одно племя, люди высокие и хорошо сложенные. Толстунчиком прозвали его родители, кругляшом, а когда он начал ползать и пытался встать на свои короткие ножки, то превратился в их Медвежонка. Когда ему исполнилось шесть лет — в этом возрасте полагается дать имя, — отец и близкие родственники отца умерли, мать — тоже, как и ее ближайшая родня. Их унесла болезнь, которая пробралась в летний лагерь добрых охотников и их семей, оставивших деревню, чтобы следовать за бизонами, и, когда болезнь ушла, остался только один старик, две женщины и четверо детей, которым выпало вернуться в деревню.

Ни один шайенн не голодает, когда у другого шайенна есть запас мяса. Ни один шайенн не остается без крова, покуда у другого шайенна есть кров. Медвежонка приютили в жилище Сильной Левой Руки. Тут была пища и был кров, и приемные родители дали ему одежду и во всем обращались с ним, как с собственными детьми. Но Медвежонок всегда сознавал разницу. Когда ему исполнилось двенадцать лет, Сильная Левая Рука подарил ему лошадь, пятнистого пони с крепкими ногами; такой подарок Сильная Левая Рука сделал два года назад своему старшему сыну и так поступит через год, когда придет черед его младшего. Но все равно Медвежонок сознавал, что разница есть. Он был сиротой в жилище, которое не было жилищем его отца и его матери. Ему полагалось передавать новости, резать табак и пасти в лугах лошадей Сильной Левой Руки. Правда, сыновья Сильной Левой Руки делали то же в равной мере, потому что отец их был человек справедливый, и жена его была такая же во всем, что касалось женской работы. Но сыновья делали свою работу по праву членов семьи. От Медвежонка того же ждали взамен пищи, которую он ел, и крова, и одежды, которую он носил. И он помнил время, когда было не так.

Он помнил смех отца и тихий голос матери и тепло, бывшее не просто теплом очага. Он помнил, как отец, хороший охотник и хороший воин, подбрасывал его вверх тормашками в высокой траве и говорил, что надо развивать в руках силу, равную силе гризли, чтобы восполнить нехватку длины в ногах. Он помнил, как мать пела ему тихие песни, хоть он уже миновал возраст, когда засыпают под песню, и шила много мокасин и бахромчатых кожаных чулочков своему единственному ребенку, зная, что у нее не будет другого. Он помнил ее слова, что он не таков, как прочие мальчики, ибо уши ему проткнул Стоящий Всю Ночь. Это она рассказывала всегда одинаково, всегда одними и теми же словами,

Состоялось это в Священной Хижине, во время священного собрания в пору летнего солнцестояния, в огромном лагере на равнине, куда стекались из всех деревень, отделенных многими днями пути. Вечером третьего из четырех дней танцев и церемоний, по завершении танцев этого дня и совершения обряда очищения трубки, матери, взяв на руки своих малышей, несли их на главную площадь собрания, а отцы просили старика глашатая воззвать к тем или иным людям с просьбой проткнуть уши ребенку. И тогда мать Медвежонка взяла мужа за локоть и шепнула, чтобы он попросил Стоящего Всю Ночь. То была смелая мысль.

Стоящий Всю Ночь не был по рождению шайенном. Он принадлежал к арикара, женился на девушке из манданов и сперва поселился в ее деревне, неподалеку от деревни шайеннов. Он был еще молод, когда покинул ту деревню и ушел жить к шайеннам, поскольку ему понравились эти люди и их обычаи. Они приняли его в свое племя. Теперь он был стар. Даже в самых дальних деревнях все знали его храбрость, мудрость и достоинства, которыми он отличался все годы. Он ведал больше про шайеннов и их таинства, нежели старцы, рожденные в племени и прожившие в нем всю жизнь. Его уважали, как редко кого уважали. Не такой это человек, чтобы просить его проткнуть уши толстому круглому коротконогому младенцу из отдаленной деревни подле гор. Отец Медвежонка услыхал за своей спиной шепот, рассмеялся, словно шутке. Взглянул на жену, на их Толстунчика у нее на руках и больше не смеялся. Он взял сына и стал искать старика глашатая.

Голос глашатая Стоящий Всю Ночь услышал в вигваме, где отдыхал после церемоний. Он прошествовал в центральный круг, освещенный огнем костра. Глубокий старик, и вся храбрость, и мудрость, и достоинство его годов при нем. Он взглянул на Медвежонка, которого держал на руках смешливый отец-охотник, теперь не смеявшийся. Мог бы отвернуться, и ни один не остановил бы его. Ведь он — Стоящий Всю Ночь. Он взглянул и увидел нечто такое, чего не увидели другие, и голос прозвучал сильно, несмотря на бремя годов: «У этого малыша луна в глазах». Он стоял прямо и рассказывал в честь малыша об удаче, как подобает собирающемуся протыкать уши. Никто не .слышал, чтобы он когда-нибудь раньше рассказывал об этой, такой непохожей на иные, удаче, ни разу за долгие годы, что прожил в племени. «Давным-давно, живя в жилище моего отца, я захотел стать воином прежде, чем достигну совершеннолетия. Я тайком выбрался из жилища отца, чтобы последовать за отрядом. Я его не нашел. Я заблудился. Три дня бродил без пищи. Ослабел и напугался. Меня нашел мужчина кроу, накормил и сказал, куда мне идти. Через три весны я шел с боевым отрядом. Ночью мы вошли в деревню кроу, чтобы захватить лошадей. Какой-то мужчина проснулся, выбежал из своего жилища и схватил меня. Я ударил дубинкой, и он упал. У него из носа струилась кровь, и он умер. Блеснула луна, и я узнал человека, который накормил меня».

Стоящий Всю Ночь вытащил нож, нож с железным лезвием, приобретенный у бледнокожего торговца на востоке от большой реки . много-много лет назад. Согласно обычаю прорезал уши Медвежонка с наружной стороны. Каждый раз, когда вонзался нож, Медвежонок издавал слабый звук, по не сопротивлялся и не плакал:

Все это жило в памяти Медвежонка. Не давало забыть о разнице. А недостаточная длина ног ранила душу; хоть рана наконец затянулась, шрам остался. Медвежонок не мог бегать вровень с самым медленным из мальчишек Они не хотели принимать его в игру, в которой нужно было бегать. Когда играли в охоту на бизонов и он был всадником на палочке-лошадке, то не мог догнать мальчиков, которые были бизонами. Когда держал шест с приколотым листом колючей груши, чьи шипы изображали рога бизона, происходило то же самое. Он изо всех сил метался из стороны в сторону и бросался, стараясь подцепить охотников шипами, а если одна из игрушечных стрел попадала в намазанное землей пятно на листе, изображавшее сердце бизона, падал и катался, взрывая пыль и затихая, как умирает подстреленный бизон. Но охотнику мало чести подстрелить такого бизона: слишком быстро его догонишь, его выпадов слишком легко избежать. А когда играли в угон лошадей, от него вовсе не было проку. Он выходил из подобных игр, усаживался, скрестив ноги, на возвышении и смотрел, как играют другие дети, а когда те исчезали из виду, все так же сидел и смотрел на широкий мир, мысли шли и шли.

Когда у него наконец появился пятнистый пони, стало лучше. Медвежонок скакал на нем верхом, как всякий шайен. Верхом на пони он был не ниже любого другого мужчины. В пылу охоты он обрел смех, игравший на губах, и храбрость подъезжать близко и пользоваться копьем. Он не наносил ударов в почки, как некоторые мужчины, которые, изувечив животное, на безопасном расстоянии поджидали его смерти. Он бил в грудь, прямо в сердце, а если бизон пытался увернуться и напасть, крепко держал копье и нажимал до тех пор, пока собственная сила и сила пони и противоборствующая им сила бизона не вонзали острие, поражая насмерть. Но когда Медвежонок сходил на землю, чтобы освежевать и разделать тушу, чтобы нести в лагерь, то вновь вспоминал про свои короткие ноги и ту разницу, которую они порождали. Из-за этого-то ему казалось, что не подобает украшать свои уши кольцами или бисерными подвесками, убирать волосы, как принято, или сидеть в кругу гостей в одеянье из шкуры бизона, украшенной прекрасной отделкой, а нужно держаться просто и незаметно.

Он вырос добрым охотником. Как подобает мужчине, помогал снабжать жилище, дабы не переводились мясо и свежие шкуры, из которых женщины шьют одежду и спальные покрывала. При нем у Сильной Левой Руки оставалось больше времени для тропы войны и для собственных сыновей. Когда сыновья достигли совершеннолетия, они курили трубку, когда их просили в их жилище или в других жилищах, и стали хорошими воинами, не знали устали в пути и угнали много лошадей, больше, чем потеряли, и когда возвращались с удачей, не было случая, чтобы они не подарили Медвежонку одну из лучших лошадей, чтобы в праздники он мог согласно обычаю делать подарки. Уважали его за храбрость во время охоты и за тихое достоинство у семейного очага. Сильная Левая Рука гордился чувствами, которые связывали его сыновей и приемного сына. Но ни он, ни его сыновья не могли даже понять, почему этот приемный сын и брат не желает курить трубку войны. Да и сам Медвежонок не понимал этого. Он радовался, что его названые братья показывают себя хорошими воинами и добывают себе богатство и честь в глазах деревни. Тем не менее когда ему передавали трубку и он заглядывал в свое сердце, решая, как поступить, неизменно не находил в себе никакого желания добывать честь таким путем. Была лишь память о разнице, непостижимой его уму:

В трех милях от деревни остановился в ложбине возвращавшийся из удачного похода отряд, готовясь поразить односельчан возвращением с победой. Убивши бизона, сняли часть шкуры, подвесили на вбитых в землю колышках так, что посередине она провисала, образуя подобие котла. Спустили в котел кровь. Нарвали пучков плевел, туго скрутили их, подожгли концы, а пепел высыпали в кровь, размешали, и смесь потемнела. Расстелили на земле свои одеяния. Один из стариков взял остроконечную палку, погрузил в котел и начал наносить узоры на одеяния. Работая, он разъяснял молодым, почему делает то или другое. Он нарисовал на одеждах параллельные линии, а между ними — следы медведя и следы волка и разное другое, имевшее свое значение. Высыхая, краска чернела и прочно ложилась на кожу.

Окончив разрисовку, сожгли маленькие кустики и темным пеплом разрисовали себе лица. Молодые мужчины провели на лбу и щеках полосы, а мужчины постарше покрыли пеплом все лицо. Все оделись так, как во время набега на врагов. Сели на боевых пони, а остальных вели за собой на веревках из сыромятной кожи. Поднявшись на последний пригорок перед деревней, издали боевой клич и ринулись к расположенным по кругу жилищам.

То был волнующий миг, который любой воин не скоро забудет. Вся деревня — мужчины, женщины, дети, собаки с криком и лаем — высыпала навстречу, приветствуя героев. Поскольку приближались стремительно, не задержавшись на вершине пригорка помахать развернутыми одеялами, все знали, что не потеряно ни одного человека. Поскольку вели много коней, стало ясно, что добыто немало богатств и чести. Люди вскидывали руки, обнимая воинов и помогая им спешиться. Вокруг расхаживали певцы и пели о них песни. В подтверждение своей гордости и радости их родные подносили подарки тем, кому не повезло, так как в отряде не было ни одного представителя из этой семьи.

Вскоре занялись приготовлениями к пиру. Между жилищами сновали детишки, передававшие слова приглашения. Из отверстий для дыма летели в вечерний сумрак искры от наново возжженных очагов. В сгущающейся тьме языки огня, видневшиеся сквозь входные проемы, очертили круг, по которому расположилась деревня. Бой барабанов наполнил воздух дробным грохотом; большие гремели там, где исполнялись ритуальные танцы, те, что поменьше, сопровождали азартные игры, время от времени их прошивало стремительное стаккато, всякий раз отмечавшее момент высшего накала в большом жилище, где члены отряда рассказывали, соревнуясь, о своих успехах.

Шумное веселье затянулось надолго; совсем стемнело. Наконец погасли костры. Люди разошлись по своим жилищам, улеглись. Замолкли барабаны и трещотки, и единственная музыка, которая теперь раздавалась, — одинокая песня любви какого-то юноши, наигрывавшего на флейте у жилища любимой. Но и флейта затихла. Замерли вздрагивавшие на привязи лошади, и собаки свернулись в пыли, каждая на своем излюбленном месте. Последними искрами вспыхнули угли и погасли; деревню, неотъемлемую часть бескрайней равнины, волнами катившейся к холмам и высоченным горам, объяли сон и тишина.

Медвежонку не спалось. Он лежал на постели из ивовых прутьев, на подстилке, сплетенной из тростника, у самого входа, оставшегося открытым. Лившийся в жилище млечный свет поздней луны манил. Медвежонок тихонько встал, пошел через деревню на открытую равнину. Сел, скрестив ноги, среди высоких трав и слушал шелестевшие в них ночные ветерки. Смотрел на луну. Долго сидел он. Вдалеке завыл койот, откликнулся другой, и еще один, и понесся тягучий, скорбный, тоскливый вой. Потом наступила тишина. Не беззвучная тишь, ибо в шелесте трав он различал голоса Майюнов, духов, которые обитают в земле.

— Что тревожит этого, — говорили они, — почему не может он быть как другие мужчины? Он сражается с могучим бизоном, не бежит от его острых рогов, но с врагами своего народа сражаться не желает. — Клок облака, проплывая, скрыл луну, но Медвежонок по-прежнему не отрываясь смотрел на нее и слушал, о чем говорят Майюны:

— Его разум отяжелел от дум. От дум, что идут вразрез с добрым обычаем. Он должен облегчить душу жертвой, так велит старец.

Долго размышлял об этом Медвежонок и понял, что ему делать. Он поднялся и вернулся домой. Взял только необходимое: трубку, кисет с табаком и мешочек с пеммиканом[10]. Водрузил на пятнистого пони набитые травой подушки, которые служили ему седлом, и поехал на восток, навстречу подымающемуся солнцу.

Весь день ехал Медвежонок, а потом — всю ночь. Он останавливался лишь затем, чтобы попить, немного отдохнуть и дать отдых лошади. К середине следующего дня он достиг деревни, которую искал. Узнал жилище по выведенным на нем узорам. Перед входом девушка варила на костре похлебку в небольшом горшке. Он прошел мимо нее, войдя, отступил вправо и стал ждать. С ложа на него смотрели, ярко блестя на изборожденном морщинами, беззубом лице, глаза старика, возлежавшего на груде бизоньих шкур, глаза старца, глаза великого, Стоящего Всю Ночь, самого старого из всех живущих шайеннов, такого старого, что и не сосчитать лет, способного теперь принимать лишь жидкую пищу и двигаться лишь с помощью двух здоровяков правнуков.

Старик показал на место у себя в ногах. Медвежонок подошел, старательно обходя очаг. Сел, достал трубку, набил ее, протянул руку к горящему полену, закурил. Когда трубка раскурилась, он протянул ее старцу чубуком вверх. Старец протянул руку, взял трубку. Закурил.

Не один раз наполнял Стоящий Всю Ночь легкие ароматным дымом, медленно выдыхая его. Выкурив трубку, он вернул ее Медвежонку. Старческий голос, выходивший из тщедушной груди, раздавался словно эхо:

— Мой друг, чего хочешь ты от меня? И Медвежонок поспешил произнести слова, которые твердил про себя по дороге:

— В мыслях моих — просить тебя пойти со мной на гору.

В тот миг, как раздались эти слова, Медвежонок устыдился. Молодой человек, который желает принести жертву, должен просить кого-то старшего и опытного дать ему наставления, отвести в надлежащее место, явиться за ним в конце назначенного срока и спуститься вместе с горы. А он, приемыш из какой-то дальней деревушки, который ни разу не знал удачи и даже не имел имени, данного по всем правилам, обратил слово к великому, к Стоящему Всю Ночь, который уже больше не может ходить, не может пройти никакого расстояния от своего жилища, даже опираясь на сильные плечи правнуков.

Велик был стыд в груди Медвежонка, уронившего голову и опустившего взор. Но голос Стоящего Всю Ночь заставил его вновь поднять голову.

— Мой друг, посмотри на меня.

Он посмотрел на Стоящего Всю Ночь, а старик посмотрел на него и что-то увидел в его лице, чего не видели другие.

— Мой друг, ты тот малыш, у которого была луна в глазах. Что тревожит тебя?

И Медвежонок заговорил, ведь перед ним тот, кто рассек ему уши, и старческий голос исполнен доброты. Медвежонок заговорил о разнице, которую неизменно чувствовал, о мыслях, что наливались в нем тяжестью:

— И есть у человека кобыла, а у кобылы — жеребенок. Четыре времени года должен ждать человек рождения жеребенка, и потом еще дважды, а то и трижды по четыре, пока тот не подрастет, чтоб стать хорошим конем. И все же на нем человек поедет на войну, хотя коня могут убить, пустив стрелу или вонзив копье. Или так случится, что человек добудет лошадь врага. А этот враг должен был прежде ждать четыре времени года, пока у его кобылы родится жеребенок, и дважды, а то и трижды по четыре, пока не вырастет и не станет пригоден к делу. А теряет его в один миг. — И еще сказал Медвежонок: — Когда курят трубку войны и вступают на тропу войны, может порой показаться, что они как играющие дети. Но эта игра может принести раны, траур по погибшим что в одну деревню, что в другую. Охота тоже может принести раны и траур по погибшим. Но охота — другое дело.

Так сказал Медвежонок. Когда у него вышли слова, он замолчал, и стало слышно дыхание тишины. Стоящий Всю Ночь долго оставался недвижим.

— Мой друг, — промолвил он, — один человек не может изменить племя. И это хорошо. Иначе бы все и вся без конца менялось то на один лад, то на другой, причиняя много горя и мучений всем людям. Так оно и следует, чтобы человек поступал по обычаям племени. Также следует, чтобы ни один не совершал поступка, зная в сердце своем, что было бы дурно поступить так. Это трудно. Нужна уверенность, что сердце говорит правду. — Стоящий Всю Ночь откинулся на груду бизоньих шкур, закрыл глаза. Когда они закрылись, казалось, свет жизни покинул его. Но вот глаза его открылись. В них светилась новая сила. — Мой друг, мой странный малыш, к кому взывает луна. Ты должен исполнить то, что в твоих мыслях. Ты должен пойти в горы и голодать там. Я пойду с тобой. Эти старые кости и клочья плоти, что все еще есть на них, останутся здесь и будут питаться похлебкой, которую готовит для меня моя правнучка. И все же я буду с тобой. Ты должен поступать, как я скажу, и когда завоет волк и ни один не подхватит, прислушайся — я буду с тобой:

При свете луны на открытую равнину выходит человек. Идя короткими шагами, он из того малого мира, что знаком и привычен ему, попадает в бескрайнюю ширь. Перед ним, раскинувшись во все стороны, открывается огромное пространство. Здесь нет дорог и конечных остановок. Только земля, бесконечная и живая, простирается за пределы воображения, к вечно отступающему горизонту.

Он садится в густой траве, скрестив ноги. Куда ни глянь, его окружает край света. Всего на несколько футов ниже, однако теперь он бесконечно ближе к сердцу земли. Он — часть великой тишины, которая живет и дышит вокруг, и в тишине ему слышен шепот ветра среди травинок. Здесь — древнее чудо начал человека.

Впереди был отлогий подъем. Медвежонок шел, медленно шел. Пятнистый пони остался в двух днях пути на восток, у родимой деревни, вместе с лошадьми его приемной семьи. Человек, который собирается принести жертву, должен смиренно идти пешком.

Он ушел далеко в горы. Другие юноши приносили жертву неподалеку от деревни. Но слова старца обязывали — он подчинялся. Боялся, но подчинялся. Такой вот край, с глубокими лощинами меж высоких холмов и громоздящимися горными кручами впереди, мог охватить своим далеко проникающим взором Химмавихийо, Мудрый Верховный, когда взирал на сотворенную им землю и людей. В таком вот краю, где среди прекрасных лугов вдруг встают скалы причудливых очертаний, живут злые Майюны, которые любят напускать болезни и смущать душу темной тревогой. Он боялся, но шел вперед и не оглядывался.

Он дошел до того места, где сливались два потока, и не знал, вдоль какого идти. Вспомнил слова старика и, сорвав длинную травинку, стал держать ее перед собой. Повеял ветерок — травинка склонилась влево. Медвежонок пошел вдоль левого потока, держась по обычаю правого берега.

Он дошел до плоского уступа, высившегося недалеко от потока, с правой стороны. Место хорошее. На востоке холмы расступаются, видно все до самого горизонта, где каждое утро будет всходить солнце. На краю уступа он сложил трубку, кисет с табаком, палочки для разжигания костра, мешочек с пеммиканом, которого он теперь не должен касаться четыре дня и четыре ночи. Принес несколько охапок травы и, расстелив на камне, устроил себе ложе. Вынул нож, нож с железным лезвием, добытый у бледнокожего торговца за большой рекой в далекие дни, нож, который рассек ему в младенчестве уши, и храбрый смех его отца и нежный голос матери еще свежи в ушах, которым предстояло тогда быть рассеченными; нож с ним теперь в знак того, что старик — рядом. Медвежонок положил нож на плоский камень, острием на восток, в ту сторону, где расступаются холмы, лег на расстеленные травы, лицом туда, куда указывал нож. Лежал и лежал, и бежали часы.

Солнце опустилось за гигантскую яйцевидную громаду горы. Над холмами пополз сумрак. Медвежонок поднялся, развел костерок. Поставив одну из палочек так, чтобы концом упиралась в выемку, сделанную в плоской деревяшке, крутил ее между ладонями до тех пор, покуда у края выемки, в толченом бизоньем кизяке, не засверкали искры, а раздув огонь, подсовывал в него веточки, пока не разгорится. Он набил трубку и закурил. Это разрешалось три раза в день: когда солнце встает, когда солнце стоит прямо над головой и когда оно опускается на западе за горизонт. Но есть нельзя. И нельзя пить из потока.

Он лежал на расстеленных травах. Костерок догорел и потух. Пала тьма. Страшно. Время от времени в расщелинах далеких утесов стонали ночные ветры, и Майюны гор переговаривались меж собой, но он не понимал тех голосов. Дрожал от ночного холода и от страха. Завыл волк, и другой отозвался ему, и еще один, и их вой волнами прокатился по лощинам. И волк завыл глуше, и не было ему ответа. Медвежонок прислушался, и с ночными ветрами до него донесся — он это слышал и не слышал и все-таки слышал — старческий голос, словно эхо, звучавший из тщедушной груди: «Мой друг, все хорошо. Я здесь!»

Ночью он не видел снов. Спал, просыпался и снова крепко засыпал, утомленный долгой дорогой, которую проделал пешком. На следующий день — второй — он лежал на травах, и солнце лило свое тепло, и голод грыз нутро, словно суслик. И бежали часы.

В эту ночь — вторую — явились сны. Он падал в черноту, в ушах свистело. Вскрикнув, он проснулся, дрожа от ночного холода, однако от страха, вызванного падением, прошибал пот. Всколыхнулся ветерок, пробежал по его лицу и смахнул капли пота. Словно рука, старческая, морщинистая, успокаивающая. Он заснул, и снова явились сны. Он стоит в незнакомом месте; куда ни посмотри, вокруг крутые скалы. Он двинулся вперед, прошел сквозь скалу и зашагал по ровной земле, и перед ним было прекрасное жилище из умело сшитых шкур, и он знал, что это его жилище, а у входа стояла женщина и, кивая головой, подзывала его. Он пошел к ней, и она исчезла вместе с жилищем. Подступила глубокая печаль, он повалился на землю и стал бить по ней руками, и проснулся, содрогаясь в ночном тумане. Он лежал ничком, не на подстилке из трав, а на твердом ровном камне, и руки болели от ударов. Он встал и подул на руки, чтобы облегчить боль. Снова улегся на подстилку из трав, головой на восток, где расступаются холмы. Наконец голова освободилась от всех мыслей. Словно дым, вышли из своих жилищ в далеких утесах Майюны и обступили его. И превратились в бизонов, и на их рогах блестел свет звезд, и глаза их сверкали.

— Это тот человек, — спросил один, — что не желает быть как другие?

И второй промолвил:

— Он уверен, что смиренно принимает свое обличье, но в таком смирении много гордыни.

И еще один сказал:

— Не напустить ли нам на него болезнь, от которой он зачахнет?

И еще один произнес:

— Пусть проживет все назначенные ему дни. Это может оказаться тяжелее, чем зачахнуть.

Утром — это был третий день — солнце с трудом пробилось сквозь упорно державшийся туман. Одежда Медвежонка отсырела. Табак из кисета не раскуривался. На земле рядом с уступом он увидел много раздвоенных бизоньих следов — это было странно, потому что Майюны невесомы и не оставляют на земле отпечатков. Он лежал на подстилке из трав, солнце победило туман и высушило его одежду, и мучительный голод сводил его нутро. Когда солнце стояло прямо над головой, табак из кисета все еще не раскуривался, но голод утих, замер внутри, и Медвежонок ощущал странную легкость и головокружение, словно взобрался на огромную высоту. Тело пребывало тут, на уступе, но дух свободно блуждал, являлись мысли о снах, ибо известно: что человек увидит во сне, когда, голодая, совершает жертву, это должно непременно исполниться.

Солнце клонилось к яйцевидной горе, воздух пропитали незримые предвестья. В сумерках тишина придавила холмы. Дух возвратился в тело. Медвежонок встал и развел костерок, и было это нелегко, ведь с трудом удавалось удержать в теле дух, руководивший движениями. Табак высох и хорошо курился, но дым драл иссохшее горло, и голова кружилась. Он отложил трубку, скорчился над огнем, и тишина распалась; с разных сторон примчались ветры, смешались и взревели в вышине. Заметались молнии, огненные шары заплясали вдали. Он ниже склонился над огнем и ждал дождя, но дождь не пролился. Только молнии метались окрест, да ревел ветер. Рядом глухо завыл волк, и другие ему не ответили. Медвежонок прислушался и распознал голос кричавшего ему. «Ступай следом. Ступай следом», — твердил он. Медвежонок поднялся и стоял покачиваясь. Заметались молнии, и показался волк: стелясь по земле, тот мчал в темноту, и огненный шар сидел на хвосте. Не размышляя, Медвежонок собрал вещи, покорно пошел туда, куда вел его волк.

Путь был тяжел. Мышцы ослабели, и Медвежонок часто падал, но продолжал ковылять на своих коротких ногах. Огненный шар неизменно указывал путь, вел его вдоль потока вверх по течению, вел все дальше и уперся в каменную кручу, неровными уступами уходившую ввысь. Медвежонок не знал, куда свернуть, но тут огненный шар показался на той стороне потока. Прошлепав по мелкой бурлящей воде, человек последовал за волком. Теперь земля, покрытая пучками низкой травы, стала ровнее, двигаться стало легче. Ветры немного улеглись, молнии прекратились. Голова невесомо держалась на плечах, зато ноги совсем отяжелели. Он вышел на широкое плато и остановился.

Ветра стихли до шелеста, стояла кромешная тьма. Вдали он заметил в траве какое-то мерцание и заковылял туда, однако оно померкло, и он пытался отыскать то мерцание, и вынесенная вперед левая нога ощутила под собой только воздух. Медвежонок упал. Повинуясь инстинкту, тело извернулось, пальцы уцепились за что-то. Разум кружил наводящими дурноту кругами. Медвежонок дрыгал ногами, стараясь перекинуть их через край обрыва и вскарабкаться назад. Но слабость, вызванная голоданием, одолевала. Он болтался в глубокой тьме. И тело его обмякло. Пальцы заскользили, сначала медленно, потом быстрее, он сорвался, пятнадцатью футами ниже ударился левым бедром о какой-то выступ, от удара потерял сознание, тело отбросило вбок, он безмолвно летел и врезался в густую крону сосны. Тяжестью падающего тела сломало верхние ветки и пробило нижние, но движение замедлилось, и толстый ковер опавшей хвои приглушил шум последнего столкновения.

II

Ветры, шепчущие в травах, — это голоса духов, что живут в земле и обращены к душе, которой ведомо о существовании таких духов. Дух друга может преодолеть многие мили и незримо пребудет с человеком, который верит в друга и в силу дружбы. Порывы ветров, полыхание молний, зверь, привидевшийся во тьме во время вспышки зарницы, — все это знаки человеку, который готов их читать и слился с силами природы:

Они-то и привели Медвежонка к его каньону.

И вот он здесь. Груда раздробленных костей и плоти на толстом ковре опавшей хвои, под сосной на дне каньона, за дальними холмами, что и не холмы вовсе, а горы, у южного края пограничного плоскогорья. Искра человеческой жизни в обнесенном скалами, узком, диком, ничейном месте.

Шел дождь. Холодные капли собирались на ветках сосны и скатывались вниз; они вернули сознание в растерзанное тело. Медвежонок пошевелился, и боль, накатив волной, пронзила тело, он вновь потерял сознание. Дождь перестал. Над плато разлилась заря, проникла и в каньон. Встало солнце. Понемногу, еле-еле сознание возвращалось. Он лежит, распластавшись на спине. Одежда изодрана. На теле во многих местах запеклась кровь. Правая нога, придавленная его собственным телом, неуклюже подогнута — сломана у щиколотки. Дышать трудно, с каждым вдохом боль в груди подступает, потом отступает и подступает вновь.

Долго, не отрываясь, смотрел он на ветки сосны. А когда зашевелился, солнце стояло почти над головой. Ужасная боль прорезала все его тело, но жить — значит двигаться, и он начал двигаться. Чуть приподнялся и огляделся. Не помня, что произошло. Не помня, что он — Медвежонок, приемный сын Сильной Левой Руки, и пришел в горы для жертвы — голодать. Теперь он простейшее существо, ищет лишь малости, чтобы выжить. Глаза обнаружили мешочек с пеммиканом, оброненный, когда сам он сорвался с обрыва. Совсем неподалеку. Медвежонок подполз к нему, так вот, лежа, попытался поесть, но во рту пересохло, ничего не проглотить.

Он сел и вновь осмотрелся. С такой высоты видно дальше. В двухстах футах он увидел родник. Снова перекатился на живот, зажав в зубах верхний край мешочка, стал подтягиваться на руках, помогая левой ногой. Извиваясь как червяк, приполз к роднику. Свесил голову и с жадностью набросился на воду, но все равно не мог глотать. Тогда набрал в рот воды, приподнял голову, и топкая струйка просочилась в горло, иссохшие мышцы увлажнились, и воду удалось проглотить, делая в раз по небольшому глотку. Он нагнул голову и стал пить, но вода потекла внутрь чересчур сильно, его вырвало, и он отпрянул от потока. Опустил руку в мешочек с пеммиканом, вновь попытался поесть. Челюсти саднили, он жевал с трудом. Но провяленное мясо, нарубленное мелкими кусочками, не надо и жевать. Он набил рот и, судорожно глотнув, пропихнул мясо. Потянулся было, чтобы достать еще, и в этот миг вновь тьма — беспамятство:

В желудке вода, немного пищи. Пришла в действие химия жизни:

Дневной свет померк в каньоне. Все объял сгустившийся мрак. Из-за холмов бесшумно встала луна и посеребрила плато, поднялась выше — и бледный свет скользнул вниз по дальней стене каньона, медленно пополз по его ложу. Нежное мерцание коснулось распростертой у потока безжизненной фигуры и, перебравшись через нее, заскользило дальше. Беспамятство сменилось сном, сон — пробуждением. Глаза устремили взгляд вверх, на проплывавшую луну.

Теперь он знает, кто он. Медвежонок, приемный сын Сильной Левой Руки. Он лежит на земле, в изголовье нежно журчит ручей. Взаправду сорвался. Много ушибов. Правая нога сломана.

Он не знает, где он. Но луна все та же, что вызвала его на равнину за деревней слушать разговор Майюнов.

Мышцы одеревенели. Двигаться — значит накликать боль. Но он снова был мужчиной и мог сжать зубы и бороться с этой болью. Он попил из ручья. Поел пеммикана, что оставался в мешочке, но немного — мешочек невелик и уже почти пуст. Ползком добрался до ручья и, опираясь о большой камень, поднялся на левой ноге. Опять огляделся. Повсюду, со всех сторон, он наконец увидел вздымавшиеся вверх каменистые кручи, одни — рядом, другие — подальше, одни — в лунном серебре, другие погружены в тень, но все каменисты, все отвесны. И странно было ему и не странно. Луна плыла в вышине, и ее нежный свет скользил дальше по дну каньона, звал, указывал путь, тускло блестя на полоске железа у кромки темного островка под сосной с изломанными ветвями. Медвежонок, подтягиваясь, пополз туда, протянул руку и взял нож — и было это хорошо. Обрыскал взглядом землю вокруг и нашел одну из палочек для получения огня — острозаточенную, из твердого сального дерева. А вторую найти не смог. Стал собирать сучки и ветки, сгребал, толкая их перед собой в кучу. Он ползал, извиваясь, и куча хвороста росла. От работы боль в мышцах немного утихла, перешла в ломоту, которую можно бы снести, но боль в правой ноге терзала со всевозрастающей силой. Он боролся с этой болью и собирал сучья. Боролся, и был побежден, и, едва дыша, перекатился на спину, дернулся и замер:

Солнце вышло над краем холмов, лучи заскользили вниз по стене каньона. Медвежонок встал на колени у кучи сучьев. Вся его тяжесть приходилась на левое колено, правое же едва касалось земли, лишь помогая держать равновесие. Он стал быстро вертеть меж ладонями палочку из сального дерева, уперев ее острием в выемке на плоском оструганном куске из более мягкого тополя, и крошечная струйка дыма поднялась рядом с выемкой, над бурым сухим порошком из сосновых игл. Стал вертеть быстрее, и струйка дыма сделалась побольше. Он бросил остроконечную палочку, наклонился над порошком и тихонько подул. Порошок закраснел, и он, осторожно положив сверху несколько тоненьких сучков, снова подул, прикрывая руками искорки. Так он раздул костерок и подбросил сучьев покрупнее. Костер весело горел, только успевай подбрасывать в него сучья из кучи хвороста.

Столб дыма поднялся прямо вверх, всплыл над каньоном. Когда над плато пробегали дневные ветерки, он клонился в сторону, вновь выпрямляясь, как стихнет ветер. Стройным плюмажем поднимался в небо этот сигнал.

Медвежонок лежал и ждал. Не шевелился; боль в правой ноге притупилась и не пронзала его при каждом ударе сердца. Костер прогорел, и он опять подкинул в него сучьев. Хвороста он не жалел.

Все утро, до полудня, лежал он и ждал. Никто не пришел. Медвежонок попил из ручья и поел пеммикана, дважды наполнив рот. Неподалеку от ручья обнаружил ростки лакрицы, срезал их и съел. В небо поднимался стройный столб дыма. Он ждал весь день, до самого вечера. Дым стал уже не так заметен, потом растворился во тьме. Он лежал неподвижно и ждал, и никто не пришел:

Никто и не мог прийти.

В его родной деревне никто не знал, что он ушел голодать в высокие горы. Губы его печатью сомкнуло безмолвие, чтобы избежать дурных предзнаменований. И поступил он не так, как другие юноши. Совершая жертву, те уходили на гребень холмистой равнины, чтобы быть не дальше чем за полдня пути и всегда видеть дым костров своей деревни. Никто не знал, что Медвежонок ушел много дальше, в высокие горы, а там — далеко вглубь, туда, где Майюны могущественнее и сны проникновенней. И никакой опытный старец не сопровождал его, чтобы выбрать надлежащее место и потом вернуться за ним в конце назначенного срока. С ним пошел лишь дух старца, великого, дух Стоящего Всю Ночь, чьи древние кости и все еще державшиеся на них остатки плоти находились там, далеко на востоке, где о его последней немочи, сопровождаемой кашлем, печаловала правнучка.

Никто и не мог прийти. Ни один охотничий отряд из любого племени не ходил по следу бизонов даже по отрогам холмов, а лишь на открытой равнине, где гнались за самыми большими стадами, совершавшими переходы в конце весны. Только осенью возвратятся в горы их отряды: нарубить шестов для вигвамов и набрать кремней для наконечников стрел, да и то не пойдут далеко вглубь.

Луна шла на убыль, навстречу своей смерти и возрождению. В ее нежном мерцании Медвежонок занялся распухшей правой ногой. Он сжал скрюченные мышцы, и боль резанула так, что он понял — нужно хорошо подготовиться, а уж потом предпринимать задуманное. В куче оставшегося хвороста отобрал, а затем остругал пять коротких веток, каждая толщиной в палец. Срезал остаток кожаного чулка на правой ноге, из этих лохмотьев накроил тонких полосок. Положил в рот кусочек кожи, крепко сжал зубами. Обхватил правую ногу, одной рукой — ниже перелома, другой — выше. Перелом чистый, но края кости. сместились. Он тянул в разные стороны и впивался зубами в кусочек кожи, что лежал у него во рту. И услышал, как края кости заскрежетали, цепляясь друг за друга, и сошлись; от боли в голове взвыл бессловесный рой звуков, нога от колена до щиколотки стала прямая. Поспешая управиться дотемна, он быстро привязал к ноге кожаными полосками пять палочек, туго затянул узлы. В голове волнами прокатывалась боль, каждая волна выше предыдущей, и одна поднялась неодолимо, он упал и замер:

Все утро присматривал Медвежонок, приемный сын Сильной Левой Руки, за новым своим костром. Надеялся, но уж не ждал. Опираясь на толстую палку, то стоял, то прыгал на левой ноге. Когда находил что-то нужное, опускался на землю и доставал нож. Нарезал много лакрицы, нарыл клубней, похожих на белый картофель, — клубни еще совсем молодые, мелкие и страшно твердые, но они питательны; обнаружил несколько кустов крыжовника, в мелких зеленых ягодках. Всю свою добычу сложил у ручья, рядом с остатками пеммикана.

Больше он ничего не мог делать: нога все распухала и давила на палочки и кожаные ремешки, боль нестерпимо отдавалась в мозгу. Разорванные краями кости ткани воспалились и распирали кожу, надувая ее дурной жидкостью. Он забыл про костер, тот прогорел и потух. Он повалился наземь. Стал кататься по земле, цепляясь за пучки травы. И затих, уставясь в небо. Сознание то оставляло его, то возвращалось, и часы проносились над ним:

Густые тени овладели каньоном. Вечерние ветерки забродили на плато, тихо вздыхая в вышине. Медвежонок лежал неподвижно, боль в ноге стучала в лад ударам сердца, и жар горел в крови. Где-то в горах завыл волк, глухо, скорбно, протяжно, безответно. Не было слышно ни звука. Снова завыл волк, вой его стоном разнесся на кромке ветров и затих вдали. Больше ничего не слышно, только тихие вздохи ветров в пустынном небе.

Тьма залила каньон. Медвежонок лежал неподвижно. От боли мозг с тупым остервенением бился о кости черепа. Гвоздило, словно дубинкой. Все глубже и глубже погружался он во тьму.

Над плато заходили ночные ветерки; не спускаясь по обрыву, рассылали в трещины пронырливые сквознячки, которые гулко пересмеивались между собой. И Майюны утесов каньона выплыли, как туман, оттуда, где хоронились, и стали искать его, и обратились в кроликов, и отыскали его. Скакали и хохотали, насмехаясь над ним, заливаясь странным, бередящим смехом, что ужаснее любого другого звука. Длинные уши торчком. Смех звенит в ночи:

— Поглядите-ка, он борется с воспалением, которое внутри, ему страшно. — Их уши вытянулись, словно столбы восходящего дыма, смех звенит. — Воспаление не только в ноге, страхом воспалена его душа.

Боль мерно надвигалась, Майюны смеялись, и в самой глубине его существа, где таилась жизнь, нарастал гнев, который накатил и заполнил его целиком. Оглушительный крик прорвался наружу:

— У меня во рту — смех моего храброго отца. Я плюю его вам в лицо!

Майюны запрыгали, растворились в тумане, а он сидел и сжимал нож, тот нож, что рассек ему уши и не был чужим для его плоти, тот нож, что знал руку Стоящего Всю Ночь; Медвежонок размахнулся и вонзил лезвие в распухшую ногу. Невыносимая боль промчалась по телу, словно вопль, он быстро повернул нож, расширяя надрез, вытащил нож, и дурная жидкость, густая и зловонная, ударила фонтаном. Он на руках дополз до ручья. Растянулся на берегу, опустил правую ногу в поток, и прохладная, быстрая вода сомкнулась над ней:

Вода, наследие зимних снегов на вершинах, сбегала с высоких холмов маленькими ручейками. Крошечные струйки соединялись и стекали вниз, встречая за время долгого спуска много других. Вода, прозрачная и холодная, без конца освежалась чистым воздухом, играя и бурля у порогов, бурно вскипая вокруг камней. Она бежала вниз и выходила на равнину. Здесь вода замедляла бег, текла лениво меж влажных своих берегов, сооружая, перестраивая и постоянно перекраивая крошечные песчаные отмели с волнистым, точно покрытым рябью, дном, и спокойно переливалась через край обрыва, собираясь внизу в небольшое озерцо. Вытекая из озерца, она бежала по ложу каньона, мягко извиваясь, и исчезала в расщелине, в нижнем, более широком конце. Свежая, прозрачная, холодная вода омывала правую ногу Медвежонка и бежала дальше, унося с собой недомогание плоти.

Три дня пробыл Медвежонок на том месте у ручья. Он очень ослаб. Пил прозрачную воду. Ел пищу из заготовленной им маленькой кучки. Много спал. Он часто погружал правую ногу в холодную свежесть ручья и увидел, что она начала заживать. Обследовав все пространство каньона, со всех сторон, он увидел, что повсюду поднимались отвесные утесы.

Рано утром, в первый же из этих дней, он увидел бизонов; лохматые, горбатые фигуры посреди невысокого кустарника и куп деревьев, в нижнем, более широком конце каньона, где росли самые лучшие травы. Сосчитал. Один старый бык и один молодой, пять коров, четыре теленка — всего одиннадцать. Когда Он их увидел, сердце его запрыгало, исполнившись надежды. Как только он наберется сил, он пойдет по их следу, и они покажут, как выбраться из каньона. Но к вечеру третьего дня им овладело беспокойство. Бизоны всегда оставались тут, все в том же числе, все те же бизоны. Они бродили в нижнем конце каньона. Забредали порой и вверх по течению, неподалеку от того места, где расположился Медвежонок, и, когда он кричал и махал руками, фыркали и удалялись. Но они всегда оставались тут.

Утром четвертого дня он снял повязку с правой ноги, переставил палочки и снова перевязал. Взял остальные тонкие кожаные ремешки, сплел из них тоненькую веревочку. На одном конце сделал небольшую петлю и надел на щиколотку правой ноги, на другом — большую петлю, ее набросил на грудь, справа под мышку и на левое плечо. Когда он, опираясь на толстую папку, встал во весь рост, веревка поддерживала ногу, не давая коснуться земли. Он крепко сжимал палку обеими руками, выбрасывал ее вперед и, навалившись на нее всей тяжестью, прыгал на левой ноге. На берегу оставались странные следы: след мокасина, потом маленькая круглая ямка в мягкой земле, вновь след мокасина и опять маленькая круглая ямка. Теперь он не тащился низко над землей. Ступал прямо, как и подобает мужчине.

Он пошел напрямик до ближнего каменистого обрыва и пошел вдоль него в обход по каньону. Это заняло целый день. Он двигался медленно и часто отдыхал; сосал корни, которые захватил с собой. Бизоны смотрели на него долгим взглядом. Наблюдали за ним, и вновь щипали траву, и держались на расстоянии. Они не боялись, не приходили в ярость — просто проявляли осторожность в отношении новой, незнакомой им жизни.

Он вышел к расщелине, где исчезал ручей. Расщелина была мала, и поток заполнял ее почти целиком. Ступая по воде, человек мог протиснуться в нее всего на несколько футов — дальше камень стиснет его.

Он вышел к озерцу и водопаду в верхнем конце каньона. Вода падала отвесно с высокого уступа скалы. В воздухе стояло облачко брызг, в котором плавали радуги. Очень красиво. Но камень — и рядом с водопадом, и за ним — был гладок и вздымался отвесно, как и другие стены каньона.

Он совершил полный круг. Нигде не нашел он тропы, ведущей наверх, на высокогорное плато. Нигде не было места, где мужчина — даже мужчина на двух крепких ногах — мог вскарабкаться на край высокого обрыва. Выхода не было.

Медвежонок сидел на стесанном сверху валуне у озерца и водопада. С этого возвышения ему открывался весь каньон. Правая нога чесалась, и то, что она чесалась, было хорошо. Значит, нога быстро заживала. На нем была лишь набедренная повязка, торс обхватывал пояс мужества, на котором крепилась набедренная повязка. Летнее солнце согревало тело. У него была пища. Крыжовник отошел, а ростки лакрицы были больше непригодны в пищу, потому что уже распустились листья. Но белые клубни стали крупнее, мягче и вкуснее прежнего. И была уйма чертополоха, чьи остроконечные стебли, когда снимешь с них покрытую шипами кожицу, сладки и нежны. Всего этого было вдосталь. И он ловил в ручье рыбу, как ее ловят мальчишки: натыкав полукрутом вниз по течению палок в придонный ил от одного берега до другого так близко, чтоб между ними не могла пройти ни одна рыба, гонишь рыбу вниз к полукругу и быстро выхватываешь ее рукой, покуда не уйдет она, ускользнув от тебя вверх по течению. Был даже чай, приготовленный из листьев оленьей мяты, который он кипятил в мешочке, где прежде держал пеммикан. Всего хватало, а однажды он даже поймал в силки кролика, и все же настоящая сила не возвращалась в мышцы.

Сила не желала возвращаться, потому что у него не было настоящей мужской пищи. Сильного мяса. Ему не хватало силы, накопленной могучим животным, которая внутри него обратилась бы в его собственную. А тут рядом, запертое с ним в одном каньоне, разгуливало такое мясо — щипало траву, с любопытством наблюдало за ним и было недосягаемо.

Он смотрел, как разгуливает это мясо, старый бык, молодой бык, пять коров и четыре подрастающих теленка. Видел могучие ноги, которые могут обогнать любого человека, как бы ни были длинны его ноги. Видел мощь, которая, разъярившись, может поднять человека словно былинку и растоптать на земле, превратив в красное месиво. Видел острые рога, которые могут пронзить человека наподобие пики и, поддев, отбросить, уже безжизненного, на двадцать футов.

Он собрал всю кожу, какая оставалась от кожаных чулок с широкими отворотами по бокам, колыхавшимися при ходьбе, и от изодранной в клочья рубахи, доходившей до середины бедра, со свободно болтавшимся большим вторым покровом на спине. Разрезал всю кожу на тонкие полоски. Если эти полоски связать и сплести, получится хорошая веревка, вся в узлах, но крепкая.

Целый день провозился он с веревкой. Последние полоски приберег для другой цели. Ими он прикрутил черенок ножа к толстой палке, с которой ходил, туго-натуго затянул ремешки, а чтобы не скользили, скрепил их многочисленными узлами. К тому времени, как сгустились сумерки, у него была готова сплетенная в три толщины веревка около сорока футов длиной и копье с наконечником. Оно было выше его самого и заканчивалось железным острием.

Утром он пошел вниз по течению. Он прыгал, опираясь на копье, и веревка была обмотана у него вокруг тела. Дойдя до середины каньона, он остановился. Он узнал место. Много дней наблюдал он за бизонами, сидя на валуне, и постиг их привычки. Они спали в нижнем конце каньона у каменистого обрыва. В утренние часы паслись, медленно передвигаясь вверх по открытому ложу каньона. Около полудня сходились у потока на водопой и заходили в воду, где, окруженное кустами, лежало озерцо, достаточно глубокое, чтобы они могли доболтаться и освежиться в воде. Через кусты вела протоптанная ими тропинка. Другая вновь выходила на луг выше по течению. Покончив со своими делами на озерце, они отправлялись по этой второй тропинке. Там, где она выбегала на открытое место, густые кусты образовали свод, напоминая выход из туннеля. Рядом стояло большое дерево.

Здесь и остановился Медвежонок. На одном конце веревки он сделал крошечную петлю и пропустил через нее другой конец. Получилась затяжная петля. Он старательно приладил петлю под сводом кустов так, чтобы она обрамляла вход. Старательно пристроил веревку так, чтобы листва скрывала ее сверху и с боков, и Присыпал пылью там, где она по земле пересекала тропинку. Старательно отвел через кусты свободный конец и обвязал вокруг дерева у самого основания. Старательно улегся за деревом, чуть сбоку, чтобы видеть, что происходит. Со стороны тропинки его скрывали кусты. Ему был виден выход из тоннеля и на несколько футов вглубь, но этого достаточно. Он лежал неподвижно, а рядом с ним — копье с острым железным наконечником.

Он набрался терпения. Он ждал. Миновало утро, и солнце уже стояло высоко над головой. Он услышал, как бизоны прошествовали к воде. Услышал, как ступили на ту тропинку, сначала один, потом другой, потом остальные. Услышал, как плескались в воде. Он ждал -и услышал, как они выбрались на вторую тропинку. Вперед пойдет старый бык, затем — молодой, затем — четыре коровы с телятами. Из-за плотно подступавших кустов они будут идти цепочкой, пройдут прямо через петлю. Последней, подтягиваясь за остальными, будет идти корова, у которой нет теленка. Он дождется ее.

Они остановились. Вся цепочка, один за другим, замерла в неподвижности. Ему было не видно их сквозь кусты и не слышно ни звука. Он ждал. Он не слышал, но ощущал движение. Вот в просвете под сводом кустов показалась голова и грудь старого быка. Он увидел массивную голову с широким носом, длинную плеть волос, свисавших с подбородка наподобие бороды и переходивших сзади в темную гриву, маленькие глазки, острые рога, короткую толстую шею, которую едва ли можно вообще назвать шеей, и основание могучих сгорбленных лопаток. Бык стоял неподвижно, обозревая открывшийся перед ним луг. Он чувствовал запах человека там, где раньше не было запаха человека, и беспокоился. Это не означало опасности, присутствия врага, от которого надо бежать или с которым надо бороться, — еще не означало, но он был осторожен и не желал идти вперед. Бык отступил на шаг. Еще один — и он выйдет из петли. Однажды свернув с дороги, он уже никогда не поведет по ней свое крошечное стадо.

Медвежонок не смел ждать дольше. Быстро высунул из-за дерева руку, схватил веревку и потянул ее вверх и назад, петля вымахнула из кустов, взвилась с земли и свободным кольцом легла на массивную голову позади рогов и прошла под подбородком. Старый бык рванул, сокрушая кусты, повернул кругом и бросился назад; веревка натянулась и, скользя, стиснула короткую шею; Медвежонок схватил копье и откатился по земле подальше от дерева, не обращая внимания на раздиравшие тело кусты. Он слышал, как с грохотом промчались сквозь заросли остальные бизоны, громко прошлепали по воде и понеслись напролом в дальний конец каньона. Он перестал кататься по земле, быстро поднялся и встал на левую ногу, опираясь на палку, которая была его копьем.

Старый бык втоптал кусты за деревом в землю. Он рвался, и веревка все туже сжимала его толстую шею. Он скакал и бросался из стороны в сторону, и с каждым прыжком, с каждым броском веревка глубже врезалась под жесткие волосы гривы и туже затягивалась, сдавливая ему горло. Он глубоко взрыл копытами землю, и его рев был ужасен. Веревка напряглась, как натянутая тетива лука; петля глубоко вгрызлась ему в шею. Рев прекратился, из глотки бизона вырывались хриплые, булькающие звуки. Налитые кровью маленькие глазки с красными веками потускнели. Бык повалился на колени и, как бы споткнувшись, рухнул вперед, наземь. Тяжесть переместилась вперед, петля расслабилась, громадные ребра приподнялись, и дыхание со свистом ворвалось в ноздри. Качаясь, бык встал на ноги и стоял, поводя головой, хриплое дыхание вырывалось из его легких. Глаза прояснились, бык попятился, встав на дыбы, и стал сопротивляться — опять скакал и бросался из стороны в сторону, и петля опять глубоко врезалась в шею.

Медвежонок наблюдал. Его охватил страх. Не тот, что иногда нападает на охотника, заставляя его повернуть от преследуемого им зверя. Он испугался, что веревка не выдержит этой нескончаемой схватки. Опираясь на копье, он прыжками обошел вокруг быка, пока не очутился сзади. Подождал, покуда бык вновь не встал, мотая головой, дыхание со свистом пробивалось через слегка ослабленную петлю. Быстрыми прыжками Медвежонок двинулся вперед, чуть забирая вбок. Когда он приблизился, всей тяжестью налегая на левую ногу, и его еще несло вперед, он, передвинув руки по древку, занес нацеленное вперед копье, крепко сжал и вонзил бизону в бок прямо за огромной лопаткой, тяжело навалившись на копье всем своим весом. Бык попятился одним могучим сокрушительным движением, веревка лопнула, и Медвежонка, который вцепился в копье, подбросило в воздух, он не удержал копья, упал и покатился по земле. Мысль о твердых копытах и острых рогах горела в его мозгу.

Копыта не топтали его. Рога не пронзали тела. Приподнявшись, он сел и огляделся. Старый бизон лежал на земле, кровавая пена пузырями стекала из его ноздрей. Медвежонок вонзил копье так, как и подобает хорошему охотнику, — глубоко и твердо. Когда веревка внезапно оборвалась, бык попятился, встав на дыбы, повалился назад и на бок, копье концом уперлось в землю, и бык собственной тяжестью глубже вогнал разящее острие.

Костер горел весело и ярко. Высоко во тьму бросал он свет пляшущими счастливыми языками. Туша бизона черным пятном горбатилась на земле. Медвежонок сидел между тушей и костром и глядел на вздымавшееся пламя. Он был очень сыт. Правая нога побаливала от напряжения, но короткие палочки, привязанные к ней, выдержали; он был очень сыт. Живот раздулся, наполненный сильной мужской пищей. С наслаждением отведал Медвежонок самых лучших лакомств: языка и носа бизона. А теперь сидел, освещенный костром, голова его качалась в полудреме, и костер, с удовольствием пожирая старое сухое дерево, радостно посылал свой свет ввысь.

Над плато заходили ночные ветерки. Они разослали по трещинам вдоль края обрыва пронырливые сквознячки, которые гулко пересмеивались между собой. И Майюны утесов каньона выплыли как туман. Они ни во что не обратились, а плыли над костром и смеялись. Они заполнили собой весь воздух, что был вверху, и смеялись, но они не смеялись над ним. Их смех был тих и приятен на слух.

— Вот он, — говорили они, — тот, что убил могучего бизона. На одной ноге костяной и на одной деревянной боролся он. Хитростью своего ума и храбростью своего сердца сразил он предводителя стада. — Они взлетели выше и умчались вниз по каньону, и назад донеслось эхо их смеха, слабое, замирающее. — Маленький брат. Живи хорошо. Живи долго:

III

Туша взрослого бизона — мясо, кости, шкура, внутренности — тянет почти на две тысячи фунтов. Сейчас, когда она лежит на земле и сила и способность к движению покинули ее, она кажется не такой массивной. Все чувства оцепенели. Сложнейшая работа живого организма прекратилась. Поспешая за известием о смерти, в каком-то из некогда живых органов уже начался еле уловимый распад. Человек может пнуть ее, разрубить ее, взобраться на нее, может делать с ней все, что захочет, но она не сможет дать ему отпор. Только груда мертвечины лежит на земле, из которой когда-то вышло все, что на ней есть.

Нет. Это жизнь и образ жизни.

Это пища. Если человек умеет обработать и приготовить ее, в пищу годится любая часть, кроме костей и копыт, и даже они, если в тяжелую зиму, полную лишений, раздробить и сварить их, дадут жир, который поможет продержаться. Очень вкусна кровь, если варить ее, пока она не превратится в густое желе. Тонким ароматом веет от подсушенных жареных легких. Хороша печень, особенно если сбрызнуть ее желчью. Из тонких кишок, набитых рубленым мясом, получается чудесная колбаса, которую можно варить или жарить. Проваренная как следует, с применением надлежащей зелени шкура нежна и вкусна. Великолепны мясо и жир в свежем виде. Разрезанное полосками, копченое или провяленное мясо может долго храниться.

Все животное целиком — пища.

Ото и одежда. Из чисто обработанной шкуры, выдубленной смесью из мозгов, печени, костного мозга и сизой юкки, которую легко найти, получается прекрасная кожа, прочная, не знающая сносу. Ее можно оставить толстой — для теплых покрывал и мокасин, которые носятся долго, можно, поскоблив, сделать тонкой и гибкой — для набедренных повязок и обмоток для ног и охотничьих рубах; чтобы зимой было теплее, можно оставить мех и вывернуть его внутрь.

Это и жилище. Из дубленой шкуры, натянутой на шесты, получается жилье, пригодное для любой погоды. Она не пропускает воды. Не пропускает ветра. И дождь, и ветер, и солнце отскакивают от нее. Летом, когда край шкуры, которой занавешен вход, откинут и воздух свободно попадает в жилище, поднимается вверх и выходит через отверстие для дыма в самом верху, в вигваме прохладно. Зимой, когда кусок шкуры у входа опущен и пылает костер, идущие по окружности наклонные стены сохраняют тепло.

Это сразу много вещей. Из волоса гривы и головы можно сплести очень прочную веревку. Из огромных сухожилий, протянувшихся по обе стороны спинного хребта, если их высушить и разделить на несколько прядей, получаются отличные нитки для шитья. Из мочевого пузыря и сердечной сумки можно сделать мехи для воды. Из крепкой подкладки, выстилающей брюхо, — чаши, горшки и котлы. Из разных по форме костей — изготовить ножи, орудия для выкапывания корней и клубней, скребки и шила для протыкания дыр во время шитья. Из рогов, которые можно распарить до того, что они станут мягкими и будут гнуться, получишь, придав им необходимую форму и затем высушив, ложки и черпаки. Оставив крошечное отверстие для воздуха в выдолбленном роге, можно переносить с места на место огонь и с помощью тлеющей гнилушки сохранять его в течение многих часов и даже дней. Из склеенных вместе и стянутых затем сухожилиями ровных кусков рога получается крепкий лук. Большое сухожилие, что проходит под лопаткой, — это тетива, которую не под силу разорвать даже самой сильной руке. В самой лопатке имеется естественное отверстие — с ее помощью можно размягчать свежевыдубленные кожи. Протащишь шкуру бессчетное число раз сквозь это отверстие — туда и обратно, — край отверстия обломает жесткость шкуры, и она станет мягкой и гладкой. Из звонкой, сыромятной кожи можно изготовить барабаны, лучше всего брать для этого шкуру с шеи, где она толще всего, можно насыпать в кожаные мешочки камней — получатся погремушки, а из костей, содержащих мозг, — флейты.

Туша означает все эти вещи и много чего еще. В ней — основа образа жизни человека, племени, народа.

Вот чем владел Медвежонок.

Он сидит с тушей старого бизона в своем каньоне на пограничной возвышенности. Нога его подживает. Пищи вдоволь. Есть из чего сшить себе одежду, построить жилище, сделать орудия, изготовить оружие. В запасе у него много долгих часов, чтобы работать, и размышлять, и мечтать, пока над холмами плывут дни и ночи лета:

Над каньоном стояло извечное солнце, отгоняя предвестия осени. Оно согревало прямые темные волосы Медвежонка, который сидел на земле, скрестив ноги, и мастерил себе лук из кусков рога. Он скрепил их теплым, похожим на желе клеем, сваренным из мелко наструганной кожи; клей остынет, возьмется и затвердеет. Он оплел лук плетями сухожилий, долго вымачивавшихся и еще влажных; сухожилия высохнут и затянутся еще туже. Этот лук будет лучше можжевелового, что лежит рядом с ним. Он кончил и положил новый лук на землю сохнуть.

Медвежонок встал и потянулся. Правая нога зажила. Вокруг кости, там, где был перелом, образовался небольшой бугорок, который прощупывался пальцами через мякоть тканей. Но нога хорошо выдерживала тяжесть; мышцы, долго стянутые шиной из палочек, вновь набирали силу. На нем была новая рубаха, новые чулки, новые мокасины, двойной толщины на подошвах. Он еще не нуждался в одежде для защиты от непогоды, но она была совсем новая, и он гордился ею.

Он опять осмотрел свой каньон. Хорошее место. На кустах поспели ягоды: поздняя малина, кое-где смородина и уйма ирги — хватит и сейчас вдоволь поесть и порядком насушить про запас. Через несколько недель созреет дикий виноград, подоспеют и два дерева дикой сливы. Ниже по каньону паслись бизоны, молодой бык, пять коров, три теленка. Четвертого он изловил. Его шкура, более мягкая и тонкая, чем у старого быка, пошла на новую рубаху и чулки. Он сосчитал оставшихся. Девять. Его бизоны. Хорошее место. Отчего же не знает он покоя под теплым, клонящимся к вечеру солнцем?

Он пошел в верхний конец каньона, туда, где слева от водопада среди торчавших из земли камней росли кусты малины. Щадя правую ногу, он чуть прихрамывал. Передвигался медленно, срывая самые большие, самые отборные, самые спелые ягоды. Обогнув кусты малины, он увидел барсука. Тот лежал, вытянув на низком плоском камне свое коротконогое широкое тело, — спал на солнышке.

Это было очень странно. В каньоне не было барсука, не было даже его следов. Кролики — да, полевые мыши, немного каменных сусликов. Но барсука не было. Может, он свалился с высокого обрыва и выжил, потому что барсук — самый стойкий из всех зверей, и, даже если его много раз ударить большой дубинкой, он все будет жив и все будет сопротивляться тому, кто его бьет. А может, барсук очутился здесь каким-то своим колдовством, ибо у барсука — большая власть, сильны его чары. Медвежонок стоял неподвижно, лишь единственно из уважения склонил голову. Случалось, барсуки дружили с шайенами. Они мудры и много знают. Известно, что иногда они разговаривают с людьми и говорят им, что делать и как жить. Медвежонок не обидит спящего.

Он сел на землю, скрестив ноги. Прошло время, и барсук открыл глаза и увидел его, но не вскочил в испуге, а смотрел на него своими черными блестящими глазками.

— О барсук, — сказал Медвежонок, — скажи мне.

Барсук спрыгнул с камня и был таков.

Он сидел неподвижно и долго размышлял об этом. Он поступил неправильно. Человек не должен говорить с барсуком. Барсук и без того знает, что у него на уме. Он должен был ждать, пока барсук не заговорит с ним. И на вид барсук очень худ. На вид он очень устал. Может, ему не понравится в каньоне и он уйдет, как пришел. Он питается мясом, его пища — обычные суслики да луговые собачки и прочее мелкое зверье, которых он мог добыть в их норах, куда быстрее их разгребая землю сильными передними лапами с огромными когтями. В каньоне не водилось ни обычных сусликов, ни луговых собачек. Полевые мыши — нежирно для такого вот барсука, и здесь много расщелин, куда они могут попрятаться.

Он поднялся и отправился назад, в свой лагерь на берегу потока, в том месте, где поток вытекал из озерца под водопадом. Он отправился в кладовку, устроенную справа от его жилища в большой трещине, которая уходила вглубь почти на шесть футов. Раскидал камни, скрывавшие вход. Достал из мешка, сделанного из тяжелой сыромятной кожи, кусок вяленого мяса и вновь отправился к малиннику, пробираясь среди торчащих из земли камней. Положил кусок мяса на низкий плоский камень.

Утром кусок исчез. Ежедневно в течение трех дней клал он на камень кусок мяса и ждал, долго ждал. Каждое утро на следующий день кусок исчезал. Но барсука он не видел. Ничего странного. Барсука нечасто увидишь, даже когда их много в этом месте. Они держатся сторожко. Они могут спрятаться там, где другим зверям кажется, что и спрятаться-то негде. Могут зарыться в землю, чтоб их не было видно, так быстро, что исчезнут прежде, чем успеешь заметить.

На четвертый день он положил кусок мяса на камень и стал ждать. Сидел, скрестив ноги, в двадцати футах от камня и наблюдал. Проходило время. Над камнем показалась темно-коричневая голова барсука с длинной белой полоской посередине до самого носа. Барсук увидел его. Но один миг смотрел он на Медвежонка. Потом зашевелился, и все его широкое серо-коричневое с проседью тело показалось на камне. Он съел мясо. Пока ел, он наблюдал за Медвежонком, а когда кончил есть, растянулся на камне и все наблюдал. Он лежал совсем неподвижно.

Солнце грело Медвежонка и барсука, которые наблюдали друг за другом. В голове у Медвежонка роилось много мыслей и много вопросов, но он молчал. Он сидел неподвижно, и верчение в его голове замедлилось. Солнце припекало, и голова его, охваченная дремотой, свесилась на грудь. Барсук глянул на него, и его глаза ярко блеснули. Он заговорил.

— Большой брат, — произнес он, — отчего ты думаешь, что каньон — клетка? — Глаза барсука помутнели и закрылись, через некоторое время они открылись и блестели очень ярко. — Все люди живут в клетках, — сказал он. — Со всех сторон их окружают каменные стены обычаев, они ищут одобрения своих соседей. Их связывает необходимость добывать пищу для своей семьи. — Глаза барсука помутнели, потом голова поднялась, и глаза опять ярко заблестели. Он встал на свои короткие кривые ножки и повернулся, собираясь уйти. — Способ есть, — произнес он. — Если навалить камни на камни, они поднимаются вверх. Если ударить камнем о камень, откалываются мелкие кусочки.

Медвежонок шел вдоль ближнего отвесного обрыва, глядя вверх. Он увидел место, которого не замечал раньше. Место, где уступы скал поднимались один над другим на расстоянии пятнадцати-двадцати футов. Их было четыре, и каждый достаточно широк, чтобы человек мог твердо встать там. На земле у подножия обрыва валялось множество камней. Некоторые — просто огромные. Другие поменьше, так что человек мог поднять и перенести их. Он принялся сваливать их друг на друга в большую кучу, упиравшуюся в отвесный склон скалы и поднимавшуюся на высоту первого уступа в двадцати футах над землей:

Солнце освещало каньон. Оно светило ярко, но не могло сдержать подступов осени. Воздух был свеж. Камень под рукой Медвежонка обжигал холодом. Он тесно прижался к каменному обрыву над первым уступом. Ноги твердо стояли в углублении, выбитом в скале. Тело тесно прижато к камню. Левая рука уцепилась за край другого углубления чуть пониже плеча. В правой зажат кусок твердого кремня, который он нашел в нижнем конце каньона, неподалеку от расщелины, где морозы и оттепели бесконечно сменявших друг друга времен года откололи куски от жилы, рассекавшей другую породу. На уступе под ним приготовлена груда обломков кремня. Вытянув руку вверх, он ударил зажатым в ней обломком по камню. Ударил еще раз, еще — крошечные осколки заплясали вокруг.

Правая рука устала. Он плотнее прижался к обрыву и переменил руки. Теперь правая рука цеплялась за выемку пониже плеча. Левая сжимала кремень и била им по камню над головой.

Резкая судорога предупреждением пробежала сзади по его ногам, первый признак того, что скоро они онемеют. Он бросил кремень на груду камней на уступе. Спустился вниз и спокойно уселся на уступе, свесив ноги и прижимаясь спиной к отвесному склону. Он отдохнул. Сила доброго мяса была в нем. Он встал и снова взобрался наверх, к своим углублениям. Снова ударил по камню обрыва кремень.

Три дня бушевал буран. Три дня падал снег — то густо валил крупными хлопьями, то носился в воздухе легким пухом. Ветры зимы свистели над плато, проносясь над открытым пространством каньона. Они мчались над ним, не опускаясь на дно, но гнали снег через край дальней стены каньона, сметая в двадцатифутовый сугроб у подножия обрыва. Больше снега не осталось, небо прояснилось, сквозь бегущие облака проглянуло солнце и улыбнулось сияющей красоте одетого в белое каньона.

Медвежонок сидел в своем шалаше, построенном так, как, по словам стариков, строит шалаши его племя, когда живет в поселках у большой реки. Шалаш был маленький, но построен он был точно так же: шесты близко вогнаны в землю и сходятся вверху. Они перевиты пучками высокой травы, заполнявшей промежутки между ними, а сверху все обложено нарезанным дерном. Через верхнее отверстие, в самом центре, выходит дым от костра, в который он бросал кизяк и поленья, весь день пылает огонь, чуть теплится ночью. Тесный вход, через который он забирается в шалаш и выбирается наружу, завешен куском шкуры — его можно прочно закрепить, если подует ветер. Конечно, шалаш не то, что вигвам с аккуратными покатыми стенами из бизоньих шкур. Но в нем тепло. Это его жилище.

В такую погоду он не мог выбивать углубления на отвесной скале, которые теперь уже шли над третьим уступом. Это не беспокоило его. Дел всегда много. Когда бушует над землей буран, приятно поработать в шалаше.

Он заканчивал пару лыж. Смастерил их из ивы, согнул, чтобы придать нужную форму, связал и перевязал крест-накрест шнурами из сыромятной кожи, приделал ремни, которыми они крепились на ноге. Он заметил, что свет, проникавший через отверстие для дыма, прояснился. В шалаш больше не залетали снежинки, которые, попадая в тепло, улетучивались, превратившись в пар. Он развязал тесемки, закреплявшие маленькую дверцу, наклонился, выглянул и увидел красоту белого снега.

Он выбрался наружу. Подтянул отвороты доходивших до щиколотки новых зимних мокасин и плотно завязал их. Туго затянул ремни лыж вокруг мыска ноги и щиколотки. Он двигался по снегу широким, размашистым шагом, размахивая руками, чтобы кровь согрелась и бежала быстрее. Хорошо было вновь побыть на свежем воздухе, не просто пройти за водой к потоку или за пищей в кладовку, а на воздухе — мчать свободно по своему каньону куда угодно.

Выбрались и некоторые из его соседей. На припорошенный снегом камень опустилась птица и разгуливала по нему. Каждый отпечаток крошечной лапки точен и ясен. По разным приметам было видно, что неподалеку вылез кролик из норы, куда он забился во время бурана, и пустился в новый белый мир. Глупый кролик. Снег еще рыхлый, не слежался. Природные лыжи кролика были недостаточно широки. Собственные лыжи Медвежонка проседали на шесть-восемь дюймов. Кролик же вязнул даже в неглубоком снегу. Над следами лап отчетливо виднелся след от брюшка. Снег стал поглубже, следы исчезли. Кролик зарылся в белизну, чтобы в уютной ямочке, обогреваясь теплом своего тела, дождаться, покуда снег не уляжется неплотнее, образовав тонкий наст.

Глупый кролик. Очень глупый. Мягок мех кролика, из него много чего можно наделать. Из него выйдут отличные рукавицы. Метнувшись вперед, он нырнул в снег, и руки нащупали мягкое пушистое тело. С трудом поднялся он на ноги на своих неуклюжих лыжах. Он держал кролика за уши левой рукой, ребром правой ударил по шее у основания черепа — тот обмяк и безжизненно повис.

— О кролик, — сказал он. — Я печалюсь о тебе, но мне нужен твой мех. — Он вытряхнул снег из своих волос и на своих новых лыжах помчался к торчавшим из земли камням — они указывали место, где летом был малинник.

Он отыскал под снегом плоский камень. Смахнул белый покров — кусок мяса, положенный четыре дня назад, по-прежнему лежал на камне. Ничего странного. Зимой барсук большей частью спит где-нибудь в укромном месте, глубоко в земле; выходит, только когда случается подряд несколько довольно теплых дней. Выходить в такую погоду он не станет.

— О барсук, — сказал он, — здесь есть пища. Она ждет.

Он двигался вдоль ближайшей стены каньона, мимо того места, где ухабистый спуск из сваленных грудой камней наклонно поднимался к первому уступу. Но Медвежонок не смотрел вверх. Он смотрел в нижний конец каньона. Там выбирались из затишного угла, где они укрылись и понурив голову пережидали пору самого сильного бурана, бизоны. Они разрывали снег, добираясь до пучков схваченных морозцем трав, жевали тонкие ветки осин, что росли по берегам потока в нижнем конце каньона. Он сосчитал их: молодой бык, три подрастающих бычка, четыре коровы. Всего восемь. Он забил пятую корову, когда, предупреждая о холодах, подули первые ветры зимы. Ее шкура стала покрывалом, под которым он спал. В кладовке хранилось ее мясо, частью вяленое, частью копченое. В кладовке было много мяса. Еще оставалось немного мяса старого быка да мясо теленка. Может, не стоило забивать корову. Но ему была нужна ее шкура.

Хорошее это место для бизонов. Летом у них тут прекрасная пища. Зимой тоже хватает. Всегда рядом вода. Вода была проточная и никогда не замерзала совсем. Были густые заросли шиповника, в которых они могли летом спасаться от мошкары. Были высокие, нависшие над затишным углом каменные кручи, которые защищали их от зимних метелей. Хорошее для них место.

Уже поползли тени сумерек. Он вернулся в шалаш и освежевал зайца. Хорошо поесть свежего мясца, пусть в нем нет силы, зато это ароматное, доброе мясо. Он съел все за один присест. Живот округлился над поясом мужества. Приятное ощущение. Он лежал, завернувшись в покрывало из шкуры пятой коровы, наблюдая, как дым от тлеющего костра спиралью поднимался и вылетал наружу сквозь отверстие вверху. Для него каньон тоже хорошее место.

Над высоким плато свистели ветры зимней ночи. Они не опускались низко, не тревожили покоя каньона. И Майюны каменных круч мчались, подхваченные ветрами, и смеялись сами с собой. Проносясь в вышине, они глянули вниз:

— Маленький брат! Тепло ли тебе? Сыт ли ты?

В диких местах все, кто наделен жизнью, должны бороться за эту жизнь. Закон этот неизменен и вечен.

Густые тени скользили в ночи по плато у дальнего конца каньона. Небольшое стадо канадских оленей спустилось вниз с высоких горных кряжей, олень с рогами в семь ветвей и шесть ланей, обитатели горных лесов и высокогорных полян. На бегу они высоко вскидывали головы и казались выше бизонов, но они были не так массивны, легче по весу, тоньше в ногах. Сейчас они искали на плато открытых пространств, где ветры сдули снег, оставив между наметенными сугробами почти обнаженные участки. Олени нечасто добывали здесь пищу, тем более в ночное время, когда тьма скрывает опасность. Обычно они паслись рано утром или совсем под вечер. Но буран бушевал слишком долго. Они проголодались.

Еще одна черная тень скользила в ночи, крадучись, стелилась по земле, прячась за сугробами, громадная кошка, кугуар — лев горных хребтов. То был старый самец, почти восемь футов от приплюснутого носа до кончика черного хвоста, двести фунтов сокрушительного голода. Кугуар крался совсем рядом с оленями с наветренной стороны, в тусклом свете одиноких звезд на снегу, безмолвный и бестелесный, словно тень. Одна из ланей приближалась. Кугуар, как бы перелившись вперед, прыгнул, целясь в шею, чтобы ошеломить, навалиться всем весом на голову и с огромной силой вонзить челюсти в хребет под затылком.

Снег был рыхлый. Ноги скользили. Кугуар промахнулся на несколько дюймов и опустился на лопатку лани. Когти вонзились под шкуру, и он повис, стараясь теперь дотянуться острыми клыками до бьющейся на нижней стороне шеи большой вены. Лань в ужасе метнулась вперед. Огромными прыжками перемахивала она через сугробы. Увидела черноту открытого пространства впереди и шарахнулась в сторону; кугуара рвануло, он барахтался, бесполезно цепляя лапами, и его швырнуло в снег, на край высокого отвесного обрыва. Когти впились в дерн. под снегом, но слой почвы был тонок, и когти прорвали его. Кугуар полетел в черноту, прорезая ее все глубже и глубже, и упал в громадный сугроб двадцати футов высотой:

Медвежонка разбудил рев. Он заспался, набив живот добрым, свежим кроличьим мясом. Солнце уже час как стояло в небе, когда он проснулся, содрогаясь от ужасающего хриплого рева, который доносился из дальнего конца каньона. Медвежонок привстал и прислушался — ни звука. Потом услышал, как совсем рядом движутся бизоны, тяжело дыша и увязая в снегу. Подобрался к выходу, приподнял завешивавшую его шкуру и вылез наружу. Бизоны бежали вдоль подножия ближайшей стены каньона. Они прыгали, пробиваясь сквозь глубокий снег, и мчались дальше. Пробежав меж торчавших из земли камней, где летом был малинник, уперлись в обрыв в верхнем конце каньона и тут остановились. Стали, тесно сгрудившись, и, не отрывая глаз, смотрели туда, откуда пришли; их мышцы ходили ходуном и дергались от страха. Это было очень странно.

Он надел лыжи и понесся к бизонам. Они боялись его. Боялись с тех самых пор, как он убил старого быка, и всегда убегали от него. Но сейчас они не убегали. Только пятились назад, покуда не уперлись задом в отвесный откос, и, не отрывая глаз, смотрели на него и мимо него, вниз по каньону, и мышцы их дергались от ужаса.

Он остановился, сосчитал. Семь. Одного не хватает. Одного из подрастающих телят не было с ними.

Впереди стоял молодой бык. Он рыл снег передними ногами, опустил голову и фыркал ноздрями. Бык мог броситься на него. Медвежонок повернул и быстро помчался на лыжах вниз по каньону. Он недалеко ушел, когда обнаружил следы.

Следы были почти круглые, больше четырех дюймов в ширину. На каждом отпечаталась подушечка и четыре пальца, и еще на снегу ясно виднелись отпечатки втянутых когтей.

Это невозможно. Кугуар, что скользит тенью, которую не под силу догнать ни одному охотнику, что в ночной тьме забивает лошадей, нет, невозможно, этот кровопийца оказался в его каньоне. Вчера, когда Медвежонок поймал зайца, его не было. Его не было ни в один из дней, уходивших далеко назад. И все же следы совершенно четкие и их много. Какой-то злой дух обратился в кугуара и явился, чтобы отнять у него бизонов. Собственные мышцы Медвежонка задергались от неизвестного страха.

Он поспешил назад, в свой шалаш. Перекинув перевязь через правое плечо, повесил на левый бок колчан из бизоньей кожи. Взял пять стрел, натер кремневые наконечники листом белого шалфея из маленькой кучки в углу шалаша, чтобы очистить их и отвести все дурные приметы, что могли пристать к ним. Вложил стрелы в колчан, взял лук из бизоньего рога, натянул тетиву, сделанную из большого сухожилия под лопаткой старого бизона. Вынул из ножен, прикрепленных к кожаному чулку на правом бедре, нож, потер его другим листом белого шалфея и вновь вложил в ножны. Теперь он опечалился, что не сделал себе крепкого томагавка или могучего каменного топора. Широким размашистым шагом отправился он на лыжах вниз по каньону.

Теперь снег слежался, и Медвежонок мог двигаться быстро, но не стал. Он пробирался медленно, пристально вглядываясь в расстилавшееся вокруг и впереди пространство. Очутившись вблизи следов, вынул из колчана стрелу, уставил в лук и пошел по следу. Следы петляли взад и вперед, неизменно уводя все дальше вниз по каньону. Он увидел, где кугуар почуял бизонов, и, припав животом к земле, пополз, оставляя след, будто громадная змея. Увидел, что след, петляя, уходил в чащу кустов, дальше ничего не было видно. Он остановился. Постоял, стараясь припомнить, что говорили о повадках кугуаров старые охотники. Убив добычу, он не станет есть на открытом месте, а оттащит свою добычу под навес утесов или под дерево с низко растущими ветками. Поблизости нет таких утесов. Но впереди, в правой стороне, на расстоянии дальнего полета стрелы, стоит раскидистая сосна. А в сорока футах от нее — хороший заслон зарослей кустов.

Продвигался он очень медленно. Он старался, чтобы лыжи не стукнули друг о друга, старался, чтобы снег не скрипел, легко класть каждую лыжу, прежде чем налечь на нее всей своей тяжестью. Взяв вправо, он сделал круг и много долгих мгновений спустя зашел сзади зарослей, служивших защитой кугуару. Теперь он двигался еще медленнее. С бесконечной осторожностью раздвигал он кусты и прокладывал себе между ними путь. Наконец ему стало видно, что там, за кустами. Там был кугуар.

Он сидел под раскидистой сосной и, припав к земле, ел тушу подраставшего теленка, которому больше не суждено подрасти. Сидел спиной, чуть наискосок. Медвежонок видел, как колышется из стороны в сторону черный кончик хвоста. Видел, когда кугуар поднимал голову, чтобы соки свежего мяса стекали ему в горло, белые изнутри уши. Все, кроме кончика хвоста и ушей, было густо-коричневого цвета с красноватым отливом. Большой кугуар, очень большой.

Осторожно он оттянул стрелу назад, так, что кремневый наконечник едва не касался лука. Он целился в грудь, где стрела, пройдя под ребрами, попадет в сердце. Разжал руку, сжимавшую стрелу, и она вылетела из лука, тихо напевая песню смерти, но в полете стрела отклонилась и попала не в грудь, где она могла достичь сердца, а в бок, прошла сквозь большую мышцу и ударилась о кость.

Громадная кошка, извиваясь, подскочила в воздух п в воздухе заметила его, барахтаясь, приземлилась и умчалась гигантскими прыжками, разбрасывая снег, и вторая стрела, которую он уставил в лук до того, как первая поразила зверя, полетела следом, взмыла высоко и увязла в сугробе.

Он сильно опечалился. Значит, плохие у него стрелы. Не совсем ровные. Они не летят как надо. Никудышный он мастер по стрелам. Хороших мастеров было мало, и они изготовляли стрелы для всего поселка, и все приносили им подарки. Однако это его единственные стрелы. Одну из них унес кугуар, другую придется искать в глубоком снегу.

Все остальное утро и после полудня он шел по следам кугуара. Какое-то время их сопровождали пятна крови, потом эти пятна пропали. Кугуар двигался как тень, ускользая прежде, чем он успевал приблизиться или хотя бы догадаться, что зверь недалеко. Он обнаружил место, где кугуар попытался вытащить из бока стрелу и перегрыз ее, — на земле валялись мелкие щепки. Почти целый день шел он по следу и лишь три раза видел кугуара. Один раз он настолько приблизился, что пустил еще одну стрелу — она отлетела далеко в сторону. Ему было страшно. В нем нарастал тот страх, от которого рано утром дергались его мышцы. Может, его стрелы все-таки добрые стрелы. А не летят они потому, что злой дух, сидящий в кугуаре, слишком силен для них. Этот-то дух и отвращает их в сторону. Потом он догадался. Кугуар не просто бежит, чтобы уйти от него, скрыться и потом опять пуститься бежать, когда он, распутав все более густую вязь следов, подойдет ближе. Он не видел кугуара, когда тот выскальзывал из одного укрытия и скрывался в другом, но чувствовал, что зверь наблюдает за ним. Кугуар знал, что из каньона нет выхода, и следил за человеком, повторяя его движение, зверь не заходил в верхний, узкий конец каньона. Там запах человека был чересчур силен, потому что там находился его лагерь. Кугуар кружил в широком нижнем конце и, наблюдая за ним, постиг, что человек не может двигаться с той же быстротой, что и он, и что у его стрел слабые чары. Медвежонок вспомнил, что старые охотники говорили, будто кугуар никогда не нападает на взрослого человека, если только не попадет в такое место, откуда не может спастись. Но от этого было мало проку. Не все, что говорили старые охотники, непременно было сущей правдой.

Он бросил идти по следу. Все равно нельзя подойти близко к кугуару, пока тот наблюдает за ним. Скоро начнет темнеть. Он будет драться иначе: не позволит кугуару есть то мясо, которое тот себе добыл. Он отправился назад, туда, где лежала туша теленка, и попытался тащить ее. Туша скользила по снегу, но была слишком тяжела. Он разделил ее надвое, разрезав прямо под ребрами и разъединив позвонки. За два раза он перетащил все в кладовку. Когда он возвратился во второй раз, на снегу виднелись новые следы. Он не видел кугуара, но знал, что зверь следит за ним, и потащил мясо как можно быстрее. Затолкав оба куска в устроенную в трещине скалы кладовку, снова завалил вход камнями. Поискал в снегу еще камней, таких больших, какие он только мог сдвинуть с места. Навалил много-много и плотно подогнал один к другому.

Бизоны все еще держались в верхнем конце каньона у торчавшего из земли камня неподалеку от обрыва. Там еды мало, но они не осмеливались спуститься в нижний конец. Медвежонок носился взад и вперед от одной стены каньона до другой между ними и нижним его концом, прокладывая тропинку сначала на лыжах, потом — без них, в одних мокасинах: Может, его запах удержит кугуара:

Эта ночь тянулась долго. Он спал в своем шалаше лишь урывками, то погружаясь в дремоту, то внезапно просыпаясь с залитым холодным потом лицом. Каждый раз, просыпаясь, он подкладывал в костер дров. Бывали долгие промежутки, когда не раздавалось ни единого звука. Не шелохнулся ни один ветерок. Даже Майюны глубоко запрятались в свои каменные дома. Потом тишину прорезал ужасный звук. Пять раз вскрикивал в ночи кугуар; то был ужасный звук; подвывая, эхом катился он по всему каньону, напоминая то корчащуюся в муках женщину, то злого духа, терзающего беспомощных людей. Каждый раз Медвежонок прислушивался, и его мышцы дергались, и страх его возрастал:

Утром солнце поднялось высоко, прежде чем он выбрался из шалаша. Дважды пытался он выйти, но все откладывал и вышел лишь на третий раз. Теперь он ни на миг не выпускал из рук своего лука.

Бизоны были все там, среди торчавших из земли камней. Они понемногу выходили из-за них, но недалеко. В верхней части каньона не встречалось четырехпалых следов. Он почувствовал себя гораздо лучше. Видно, его чары тоже были велики.

Медвежонок пустился вниз по каньону, двигаясь медленно, поглядывая по сторонам. Он увидел, что старые следы пересекало множество новых. Увидел, что кугуар слизал все звездочки крови и в том месте, где лежала туша теленка. Увидел, где кугуар убил кролика, — от него только и осталось, что несколько клочков меха. Зверь очень проголодался. Маленький горный кролик — немного, чтобы насытить такого громадного кугуара. А аппетит зверя, одержимого злым духом, всегда очень велик.

Внезапно он понял, что зверь наблюдает за ним.

Он обернулся. Да, так и есть, кугуар находился немного дальше, чем на расстоянии полета стрелы, и следил за ним горящими на солнце глазами. Зверь был недоволен, что у него отняли мясо. Он был недоволен, что запах человека не подпускал его к бизонам. Он не убегал от Медвежонка — знал, что человек не может его догнать. Только когда Медвежонок закричал и пошел на зверя, тот двинулся с места, скользнул, словно тень, и исчез так быстро, что Медвежонок даже не был уверен, в какую сторону. Кугуар скрылся из виду, но Медвежонок знал, что зверь наблюдает за ним, и поспешил назад, в верхний конец каньона.

Весь день он оставался там, на открытом воздухе. Долгое время простоял он на большом камне, глядя в нижний конец каньона. Иногда он видел кугуара. Тот бегал в беспокойстве, обходя в поисках пищи все пространство. Он отощал и был очень голоден. Казалось, зверю безразлично, видит его человек или нет.

Бизоны знали, что зверь здесь. Они тоже искали пищу и рыли снег, отыскивая скудную траву. Часто посматривали в нижний конец каньона, храпели и вздрагивали. Но они не храпели и не вздрагивали при приближении Медвежонка. Как будто знали, что были в большей безопасности, когда он находился между ними и кугуаром.

Все, что было живого в каньоне, знало о присутствии зверя. Ни один кролик не вылез из своей норы, ни один каменный суслик, даже ни одна полевая мышь под снегом. Только бизоны и Медвежонок в верхнем конце каньона да кугуар, который рыщет в нижнем конце, подбираясь пробежками от стены до стены, все ближе и ближе. Сгустились тени сумерек. Медвежонок оставался на большом камне и, держа наготове лук, наблюдал за снежной белизной. Наступила тьма, с нею натянуло облаков; снег смутно и серо расстилался вокруг. Ему почудилось, хотя он и не был уверен, что кугуар наблюдает за ним. Потом это почудилось ему снова. Зверь был близко. Медвежонок не мог сказать где, с какой стороны, сзади или спереди. Страх был слишком велик. Он поспешил к шалашу, туго-натуго затянул закрывавшую вход бизонью шкуру и развел жаркий костер.

Он сидел скрючившись; между ним и входом пылал костер. Пламя горело низко, не вскидываясь вверх языками. Медленно, словно нехотя, не желая вылетать наружу, в темноту, поднимался дым. Не раздавалось ни единого звука, кроме слабого шипения костра, и все же мышцы у него дергались, и сознание становилось все яснее. Внезапно звуки обрушились каскадом. Бизоны фыркали и храпели — они бежали. Продирались по глубокому снегу вдоль стены каньона вниз. Звуки смолкли, и вновь наступила тишина, однако ощущение не поколебалось: кугуар остался здесь. Он не последовал за бизонами, он был около шалаша, совсем близко.

Медвежонок прислушался. Он слушал, и капли холодного пота катились с его подбородка. Он услышал царапанье когтей по камню. Зверь пытался разрыть камни у входа в кладовку. Медвежонок крикнул. Он помешал палкой в костре так, что вверх полетели искры. Затопал по земле ногами, завопил, издавая истошные, нечленораздельные звуки. Выхватив из костра полено, просунул через отверстие вверху горящий конец, подпрыгнул над костром, высунув наружу руку, и запустил горящее полено, оно с шипеньем упало в снег.

Медвежонок скрючился в шалаше, сжимая лук с вложенной стрелой и прислушался. Ни звука. Ощущение непосредственной опасности отпало. Он подбросил еще дров в огонь и сел, скрючившись над ним; понемногу мышцы перестали дергаться. Каньон походил на огромную чашу, полную темного безмолвия. Медвежонок сидел, скрючившись над огнем, и густые тени роились у него в голове.

Потом поднялся рев. Густой и раскатистый. Рев разрастался, затихал и разрастался вновь. Прекращался, и начинался снова, и снова прекращался, и снова-таки начинался. Наступала тишина, потом раздавался рев, а один раз громадная кошка даже завизжала высоким, забиравшим все выше визгом, в котором звенела устрашающая ярость и устрашающий гнев. Проходили часы, медленные и тягучие, а он, скрючившись, сидел у костра, и темные тени вихрем кружили у него в голове:

Настало утро. Туманы ползли над холмами. Припекло их солнце, прогнало прочь и засияло над плато. Но в каньоне по-прежнему висел туман.

Медвежонок очнулся от полусна, навеянного сковавшей его усталостью. В костре догорали последние угольки. Проникавший через отверстие вверху свет известил его, что настал день. Он потянулся, разминая затекшие мышцы, но внезапно выпрямился и вскочил на ноги. Снова поднялся рев. Хриплый, тягучий, доносился он из дальнего конца в нижней части каньона. Рев прекратился; Медвежонок стоял, содрогаясь от страха.

Он двинулся с места. Это было очень трудно, но он сдвинулся. Отвязав кусок шкуры, закрывавшей вход, выбрался наружу и надел лыжи. На правой ноге покоился в своих ножнах нож. На левом — колчан с тремя стрелами, в руках — лук со вставленной в него четвертой стрелой. Медвежонок посмотрел в нижний конец каньона, но из-за клочьев тумана разглядел лишь там и сям отдельные его участки. Осторожно ступал он по своей тропе, добрался до торчавших из земли камней. Там были следы, четырехпалые следы большого кугуара. Они вели к плоскому камню, что принадлежал барсуку. Кусок мяса исчез. Обогнув камень, следы вдоль подножия отвесной кручи уходили в нижний конец каньона, куда умчались бизоны. Идя по следу. Медвежонок пустился вдоль отвесной кручи.

Он двигался медленно. Чем дальше — тем медленнее. Страх напал на него, охватил и крепко держал. Дыхание сделалось прерывистым. Было такое ощущение, будто ребра прогнулись внутрь и он вот-вот задохнется. Наконец он остановился: не мог дальше идти.

Он стоял неподвижно, не в силах двинуться ни вперед, ни назад. Пока он стоял, солнце припекало, заходили легкие ветерки, развеяли туманы, и он увидел. Впереди, в нижнем конце каньона, в затишном углу он увидел бизонов. Они забились в самый угол, тесно сгрудились и не отрываясь смотрели остановившимся взглядом. В пятидесяти футах от них, низко распластавшись на снегу, лежал кугуар. Он смотрел на них, и черный кончик хвоста большого зверя мягко раскачивался из стороны в сторону. А между бизонами и огромной кошкой стоял молодой бык. Он тяжело дышал и, низко нагнув голову, выставил рога. Там, где Медвежонок проложил широкую дорогу между бизонами и кугуаром от одной стенки угла до другой, снег был плотно утоптан. На утоптанной дороге виднелась кровь. Кровь струилась и с крупной головы молодого быка, разодранной когтями сверху вниз. Но то была не только его кровь. На одном из рогов подсыхало темно-красное пятно.

Медвежонок видел. Он видел, как кугуар повернул голову и принялся зализывать разодранный бок. Видел, как зверь встал и тенью скользнул вправо, и молодой бык развернулся ему навстречу. Видел, как зверь, увернувшись, скользнул влево, и молодой бык снова развернулся. Видел, как кугуар взметнулся в прыжке, и молодой бык подпрыгнул, вытянув ноги и выставив голову, тот увильнул, ринулся вперед, стараясь обойти быка сбоку и разогнать остальных бизонов, и молодой бык с отчаянной быстротой бросился наперерез.

Медвежонок все стоял. Но он будто стал выше, и страх, объявший его, треснул, точно старая, гнилая веревка. Воздух его каньона хлынул в легкие, пока ему не почудилось, что ребра вот-вот выгнутся наружу. Мощным криком прогремел его голос:

— О бизон! Сражайся изо всех сил! Я иду к тебе!

Лыжи на его коротких ногах описывали над снегом мощные дуги. Он быстро летел вперед, и стрела в луке, оттянутая назад, чуть не касалась тетивы кремневым наконечником. Но гигантская кошка услышала его, подскочила, с рычаньем повернулась кругом и гигантскими скачками умчалась прочь.

Он остановился на том месте, где прежде, низко распластавшись на земле, лежал кугуар. Взглянул на молодого быка и увидел глубокие раны, из которых струилась кровь. И все же молодой бык бил ногами в землю на протоптанной им дороге и фыркал в его сторону.

— Подойди, — казалось, говорил он. — Я сражусь и с тобой.

Медвежонок взглянул на него, и сердце у него в груди сделалось большое-пребольшое.

— О бизон, — сказал он. — Ты посрамил меня.

Медвежонок повернул и умчался прочь, идя по новым следам. Быстро летел он по снегу. Могучей силой налились его мышцы. Он увидел на снегу пятна крови, струившейся из бока кугуара, и порадовался. Прыжки были теперь не так велики, как прежде. Кугуар ослабел. Глубоко в боку у него засел каменный наконечник стрелы. На груди у него зияла длинная рваная рана.

Медвежонок видел уходящие вперед скалы. Они вели к кряжистой сосне. От сосны не вело никаких следов. От ран зверь сделался глупым. Он взобрался на дерево. Там стрелы настигнут его.

Осторожно приблизился Медвежонок к сосне. Ветки были очень густы. Он стоял уже почти под самой сосной, прежде чем увидел зверя. Тот лежал, растянувшись на суку, футах в двадцати над землей. Он зарычал и зашипел на него. Медвежонок оттянул стрелу в луке и спустил — послышался тихий свист. В тот миг, как он выстрелил, кугуар прыгнул с ветки. Он хотел прыгнуть далеко, перепрыгнуть через человека и убежать, но сук под его тяжестью спружинил, а мышцы занемели от ран. Ничего не вышло. С треском полетел зверь меж концами ветвей прямо на него. Медвежонок видел его приближение. Видел разверстую пасть и длинные выпущенные когти. Отбросив лук и вытянув левую руку, он ухватил кугуара за шею под челюстью и вытащил нож правой рукой, нож с железным лезвием, что острее и тверже любого камня. Спасаясь от длинных острых когтей кугуара, всей тяжестью навалившегося на него, он упал навзничь и глубоко вонзил нож ему под лопатку. Левой рукой отведя брызжущую слюной пасть, повернул и еще глубже вонзил нож, изо всех сил стараясь перевернуться и вырваться из впивавшихся в него когтей. Потом отпустил рукоятку ножа, обеими руками уперся в тело кугуара, отбросил его и освободился. Шатаясь, он поднялся на ноги, зверь корчился на земле, когтил снег и покрытую им траву. Движения его замедлялись и слабели. Глаза затянулись пленкой. Зверь дернулся и застыл.

Медвежонок стоял, покачиваясь из стороны в сторону и судорожно глотая воздух. Одежда была вся изодрана. Кровь струилась у него по груди и ногам. Он наклонился и, набрав по целой пригоршне снега, растер им раны. Драло сильно, но кровь пошла медленнее. Хорошо, что драло. Это хороший знак.

Он вытащил нож из тела кугуара и вытер его. Отвязал от лука тетиву и, стянув ею передние лапы зверя, потащил его по каньону, оставил неподалеку от входа в шалаш, где собирался разделать тушу. Вошел в шалаш, достал из запасов кусок вяленого мяса, отправился к выступающим из земли камням, где летом был малинник, и положил мясо на плоский камень.

— О барсук, — сказал он, обращаясь к камням, — знай, тот, что взял твое мясо, мертв.

Он посмотрел в нижний конец каньона. Там были его бизоны. Они вышли из затишного угла. Разрывая копытами снег, они добывали сухие пучки добрых трав, что росли по всей нижней части каньона. Раны молодого быка заживут скоро. Он будет жить и произведет много телят. Добрые будут телята, храбрые сердцем и сильные мускулами, которые достанутся им в наследство от отца. Доброе будет мясо. Их сила станет его силой.

Солнце ярко блестело на снегу и на ближнем каменистом обрыве. Оно победило туманы. Скоро исчезнут четырехпалые следы. Солнце растопит их, и новый снег запорошит места, где они проходили, а весной вырастут зеленые травы, словно следов вовсе тут не бывало. И он сказал окружавшим его камням:

— О барсук. Это добрая клетка:

Свежая зелень оживших трав была ярка и прозрачна. Свежая зелень молодой листвы на деревьях, долго сохранявших наготу, светлела и сверкала на фоне старой темной зелени сосен. Солнце поднималось выше над горизонтом и дольше светило над каньоном. Оно искрилось в летучих брызгах водопада и бегущих волнах родника. Оно дружелюбно обдало теплом Медвежонка, когда он, выбравшись из шалаша, скинул кожаные чулки и набедренную повязку, оставив лишь пояс мужества. Он разбежался и бросился в озерцо побултыхаться и помыться-с чего начинает утро каждый мужчина-шайенн, когда рядом есть вода.

Вода была холодна; она все еще обжигала тело, потому что питали ее продолжавшие таять снега высоко на холмах, которые и не холмы вовсе, а горы. Из-за этого он шумно барахтался и фыркал, коротко отдуваясь. Из-за этого быстро вылез из воды, забегал и запрыгал, чтобы кровь быстрее заходила по жилам, разнося тепло.

Он оделся и поел. Потом отнес кусок мяса на плоский камень среди торчавших из земли камней. Тот кусок, что он оставил вчера, исчез. Уже много дней барсук не спал в часы, когда светило солнце.

Теперь он направился в нижний конец каньона. Каждое утро совершал он этот обход. Миновал отлого поднимавшийся спуск из наваленных камней, который вел к первому уступу и выдолбленным над ним углублениям, поднимавшимся теперь уже над третьим уступом, но не посмотрел вверх. В такую погоду можно вырубать новые углубления, но он даже не поглядел вверх. Дел всегда много. В том, чтобы долбить углубления, нет никакой спешки. Нет необходимости.

Он увидел бизонов, щипавших снова тронувшиеся в рост добрые травы. Он сосчитал их. Вот молодой бык, которого теперь нужно называть старым, потому что среди них он самый старший самец. Затянувшиеся шрамы на его крупной голове — это знаки, которые подтверждали его право быть предводителем стада. Два подрастающих теленка, которые были уже не телята, а годовички, бычок и — потоньше его — телочка. Три старые коровы, рядом с которыми бежали три маленьких теленка; они уже настолько подросли, что сейчас почти что могли прочно держаться на ногах и бодаться друг с другом. Но оставалась еще одна, четвертая, корова, которая, хоть и была очень толстая и большая, не произвела на свет теленка. Она держалась в сторонке, неподалеку от отвесной стены, и что-то обнюхивала на земле.

Он подошел поближе, но не настолько, чтобы спугнуть ее. На земле лежало что-то; их было два, и корова облизывала их, сначала одного, потом другого. Два теленка. Они были поменьше других, когда те только народились, но крепкого сложения — уже пытались встать па свои подкашивающиеся ножки. Скоро они нагонят других в росте. Телята-двойняшки почти всегда выходили здоровые и быстро росли. Добрая мать, самая лучшая мать. Она ждала дольше других, и не зря. Придется ей есть много доброй травы, чтобы хватало молока двум этим резвым телятам:

Трава и листья были свежи и зелены, солнце грело, лили теплые дожди, пища была хороша и разнообразна, дни проносились, и у него всегда было так много дела, и так много часов, когда он на припеке наблюдал в своем каньоне бесконечную изменчивость жизни. Но еще больше было часов, когда он ласковыми ночами, лежа у шалаша, ждал, пока луна не взойдет над стеной каньона и ее нежное сияние не брызнет ему в глаза: И тогда он начал видеть сны.

Он был взбудоражен, и на то не было причины. Он был беспокоен и не знал почему. Он был раздражителен, и внезапно ярость обуревала его, когда не от чего было приходить в ярость. Он мало ел — не было аппетита, и он похудел. Стал есть больше, насильно заставляя себя есть, но и от пищи было мало проку. Он не прибавлял от нее сильной плоти, как прибавляли ее от трав бизоны. Был конец весны, время, когда полнеешь с доброго житья, а он не полнел. Он мало спал, а когда спал, то видел сны.

Сны были неопределенны, и, просыпаясь, он не мог их припомнить. Иногда он просыпался в еще большем изнеможении, чем заснул, и тихо лежал, охваченный странной усталостью. Иногда он просыпался в тревоге и напряжении и, вскочив, расхаживал вокруг тяжелыми быстрыми шагами, гневаясь на все. Он старался припомнить свои сны и не мог. Они ускользали от него, он почти уж припоминал, и тогда они улетучивались. Л потом он ясно видел один сон, и этот сон остался. Это был тот же сон, что он видел во время голодания. Он шел по хорошему месту, теперь-то он знал, что это был его каньон, и перед ним стоял прекрасный вигвам из аккуратно сшитых бизоньих шкур, и он знал, что это его вигвам, и у входа стояла женщина. Та самая женщина, он ясно видел ее, она была молода и все-таки женственна, не красавица, но в ее лице была теплая мудрость и понимание, и она звала его. Он пошел к ней, и она исчезла, и каким-то образом он тоже исчез, и он проснулся, дрожа, словно от сильного жара:

Он сидел на земле, скрестив ноги; наблюдал за плоским камнем и лежавшим на нем куском мяса. Над камнем показались темно-коричневая голова барсука с длинной белой полоской. Барсук увидел его. В маленьких черных глазках, в глубине которых вспыхнули крошечные искры, что-то мелькнуло — узнал. Барсук зашевелился, и вот на камне очутилось все его широкое серо-коричневое тело. Барсук съел мясо — он отощал и выглядел усталым, словно проделал долгий путь и у него было мало еды. И все-таки он съел не все мясо. Он лежал на камне и смотрел на Медвежонка.

Медвежонок сидел совсем неподвижно, солнце грело их обоих, и наконец голова его в дремоте упала на грудь. Барсук смотрел на него, и глазки его ярко блеснули. Он заговорил, и голос его звучал тихо и скорбно.

— Здесь много всего, — произнес барсук. — Но чего-то недостает. Нет тела, которое своим теплом согревало бы твое тело по ночам в шалаше.

Лучи предвечернего солнца застигли Медвежонка высоко на ближнем каменистом обрыве над третьим уступом. Его ноги твердо стояли в выдолбленном им углублении. Левая рука цеплялась за край другого пониже плеча. Правая рука сжимала кусок кремня и била по камню над его головой. Удары были сильны, и крошечные осколки плясали вокруг.

IV

Жизнь шайенна на пограничной возвышенности обретает смысл благодаря обычаям и обрядам повседневного существования. В этом он и его племя не отличаются ни от какого другого народа, что живет в каком угодно месте, в какое угодно время. Отличаются лишь сами обычаи и обряды.

Обычаи и обряды шайеннов изменяются, но изменяются медленно. Точнее сказать, что они растут и развиваются, все прочнее обрастая традициями, что изменение — это процесс постепенного приспособления старого к воздействию нового. Они медленно изменяются и сейчас, так медленно, что в племени не знают, что они изменяются. Сокрушительное воздействие белого человека, его жестокие, всеразрушающие действия еще впереди.

Всего строже обычаи и обряды соблюдаются при совершении брака, во всем, что относится к бракосочетанию. На этом зиждется в конечном счете благополучие племени. Вот что сохраняет общественную жизнь, свободную, но тем не менее общественную, здоровых единородных людей, надлежащим образом приобщенных к обычаям и обрядам, которые составляют смысл их жизни:

Женщины в племени ценны не меньше, чем мужчины. В сущности, в деревне и в лагере правят они — так же как мужчины правят на охоте и на войне. Впрочем,, женщины часто удерживают охотников и воинов от чрезмерной поспешности и чрезмерных стараний, и мужчины прислушиваются к таким советам. У женщины есть имущество, и, выйдя замуж, она сохраняет его. Женщина, умеющая создать уют, так же ценится, как мужчина, слывущий хорошим охотником. Ни одну девушку не отдают замуж без ее согласия. Родители, или брат, или дядя, которому она «принадлежит» в том смысле, что на его ответственности — выдать ее замуж, могут убеждать, ссылаясь на веские доводы, но принудить ее нельзя. Как человек она пользуется уважением всех мужчин в любое время и в любом месте, доколь сама уважает себя. Она не рабочая скотина, не подневольный слуга, не раб. Она шайенка.

Туго придется молодому человеку, вознамерившемуся жениться на шайенке, если не может он принести много подарков ее отцу, чтобы тот раздал их членам своей семьи и ближайшей родне. Подарки говорят, что вот мужчина, который способен позаботиться о ней, и что он глубоко уважает ее, и что он из хорошей семьи, которая помогла ему собрать подарки. Если его подарки будут приняты, то и подарки, которые он получит в ответ, не уступят его дарам или даже превзойдут их. Но если нет подарков, тогда должен он носить славное имя или числить за собой много подвигов, иначе она и не взглянет на него благосклонно. В трудном положении окажется жених, если нет у него ни славного имени, ни подвигов: он, может, и хороший человек, и она станет посматривать на него глазами нежными и полными сожаления. Но она шайеннка. Девочкой ее обучали, притом куда старательнее, чем любого мальчика, ибо она будет в племени матерью и помнит об этой своей ответственности:

Все верные шайены, которых чтут в племени, считают такой порядок правильным и нормальным. Благодаря ему получаются хорошие браки, добрые браки, которые выдерживают испытания, и, немало найдется стариков, для кого любимая соратница во всех делах — та старая женщина, которая приняла его, когда была молодой и полной жизни, и держала в чистоте жилище, и рожала детей, и оба вместе сеяли то доброе, что было за долгие уплывшие вдаль годы. Исключения бывают, случаются браки, заключенные без строгого соблюдения обычаев, иногда заключенные в нарушение их. Но среди подобных нечасто встречаются добрые браки:

Такие обстоятельства противустали Медвежонку. Вот он едет. Закончил долбить углубления и выбрался на открытую равнину. Он — Медвежонок, некогда приемный сын Сильной Левой Руки, а теперь чужак, странник, который ни за что не станет рассказывать ни о своем голодании, ни о том, что из того вышло за четыре долгих времени года, ни о шрамах на груди и ногах, который не желает поселиться ни в какой деревне, а переезжает из одной в другую на пятнистом пони, в одеянии из шкуры кугуара, с копьем, наконечником которому служит нож с железным лезвием. Проявит он большую храбрость во время охоты, добывая мясо для человека, у которого на время остановится, и бредет все дальше и дальше, в поисках неосязаемости вроде женщины, привидевшейся во сне:

В жилище стояла тишина. Вся семья спала. Но Медвежонок лежал на ложе, застланном мягким покрывалом для гостей, которое достали и расстелили для него, и не спал. Ее нет в этой деревне. Наверное, ее нет ни в какой деревне. Прошло почти целиком еще четыре времени года, а он все ищет. Заходил он в Священный Вигвам западных поселений — ее не было там. Заходил в Священный Вигвам южных поселений, поблизости от реки, что зовется Ниобрара, — и там ее не было. Оставались только восточные. Он должен проехать их все. Но порой семьи переселяются из деревни в деревню. Вдруг она сейчас в той деревне, где он уже был? Можно ли быть уверенным, что она вообще существует в какой-то деревне?

Мягкий свет луны на исходе весны струился через вход в жилище и звал. Он тихонько поднялся, пошел деревней на открытую равнину, сел там, скрестив ноги, и ночные шорохи обступили его. И в траве послышался шепот здешних Майюнов. Все Майюны, где бы они ни обитали, состоят в родстве и разговаривают между собой в глубине земли, делятся друг с другом тем, что знают. Эти Майюны знали его и заговорили с ним.

— Маленький брат, — сказали они, — нашел ли ты ее?

Он опустил голову, так что подбородок коснулся груди, и был очень грустен.

Ветерки сильнее зашуршали в траве, и Майюны заговорили, упрекая его:

— Неужели ты забыл про старца?

Он поднял голову и посмотрел на луну.

— Старец умер, — сказал он. — Старец ушел по тропе, где все следы ведут в одну сторону, он обитает теперь с духами друзей своей молодости в лагере среди далеких звезд. — Вновь Медвежонок грустно поник головой. Но ветры зашуршали еще сильнее, и Майюны заговорили — они сердились:

— Разве подвел тебя старец, когда твой отец назвал его имя, чтобы рассечь тебе уши? Подвел он тебя, когда до последнего дыхания боролся, чтобы продлить свою жизнь ради тебя, и выслал дух свой в ночь, и заставил во тьме пересечь равнину и войти в горы, когда ты устрашился и готов был бежать, не окончив голодания? — Майюны, сердито шурша травами, помчались прочь.

Долго размышлял он, потом вернулся, тихо взял свое копье с острием из ножа с железным лезвием, вновь проскользнул через деревню и вышел туда, где в лунном свете паслись лошади. Он сел на пятнистого пони и поехал на восток.

Всю ночь ехал он и почти весь следующий день, пока достиг деревни. Но вигвам, на котором были изображены разные знаки, исчез. Он оказался в двух милях; сложенный так, как положено складывать в пути, он покоится рядом с любимым оружием и любимыми трубками на погребальном помосте в рощице, где завернутые в бизонью шкуру спят последним сном кости старца, великого, Стоящего Всю Ночь.

Медвежонок знал, что так будет, и все же, когда увидел, что это так, тяжело у него стало на сердце.

Он поехал в деревню, и у первого жилища вышел вперед мужчина, который был немолод, и левая рука у него была сухая, но глаза и лицо исполнены силы. Мужчина поднял вверх правую руку. Он заговорил как шайен с шайеном, прямо и учтиво:

— Мой друг, меня зовут Белый Волк.

— Мой друг, меня зовут Медвежонок.

— Добро пожаловать, Медвежонок. Чем я могу помочь тебе?

— Я задумал на некоторое время остановиться в этой деревне.

— Я рад. Ты разделишь мой кров.

— Я очень рад. Я буду охотиться для тебя. Я добуду тебе много мяса.

— В мясе нет нужды. Ты окажешь честь моему жилищу.

Они сели рядом на землю, скрестив ноги, курили трубку и передавали ее друг другу, как велит обычай. Между ними было то уважение, что испытывает мужчина к мужчине. Белый Волк попыхивал доброй трубкой. Он вынул ее изо рта.

— Мой друг, весть о твоих странствиях дошла даже сюда. Отчего ты ездишь из деревни в деревню?

Медвежонок взял трубку, попыхивал ею в молчанье. Он искал слов, которые, ничего не объясняя, были бы ответом; не мог он ни с кем говорить о том, что у него на сердце.

К ручью, что тек поблизости, шли за водой женщины из этой деревни, собираясь готовить к вечеру ужин. Они несли миски, смеялись и разговаривали между собой. И среди них была одна, молодая, но женственная, хоть не красавица, но в лице ее читались ум и понимание. Сердце Медвежонка подскочило, дыхание участилось.

— Мой друг, кто это?

Глаза Белого Волка засияли. На свой вопрос он получил еще один вопрос, который все же был ответом. Он взял трубку и затянулся дымом. Выпустил дым через нос.

— Ее зовут Пятнистая Черепаха.

— Она замужем?

— Она живет в семье Желтой Луны.

Сердце Медвежонка упало. Голова опустилась так, что подбородок коснулся груди. Но глаза Белого Волка блеснули сильнее прежнего.

— Мой друг. Желтая Луна — ей брат. В жилище Белого Волка стало много мяса. Даже когда его левая рука была здорова и не замерзла еще во время великой метели, не было у него столько мяса. Мяса хватало, чтобы раздать тем, кто, возвращаясь с охоты, всегда делился мясом, зная, что Белый Волк больше не может сам охотиться. Мяса хватало и для того, чтобы пригласить друзей на празднество. Он гордился, что под его кровом остановился Медвежонок, не такой, как все, странный, но сильный охотник, который трех бизонов убил в этот день, трех за один раз, и не стрелой, а копьем, и те, кто охотился там, говорили, что на его губах был смех, когда, подавшись вперед на пятнистом пони, вонзал он копье прямо в средостение жизни бизона.

Старый деревенский глашатай огласил имена. Друзья Белого Волка собрались на празднество. Но когда пошли громкие разговоры и приступили к еде, Медвежонка не было в вигваме. Он стоял в сумерках у жилища Желтой Луны. Он ждал, как положено молодому человеку, пока не выйдет за дровами или за водой девушка, за которой он собирается ухаживать; тогда он дернет за край ее одежды, чтобы привлечь внимание и узнать, станет ли девушка разговаривать с ним. Ему, сильному охотнику, было страшно. Застенчивый, странный, не такой, как все, он боялся.

Из жилища вышла женщина. Это была жена Желтой Луны. Она в сумерках заметила Медвежонка, может быть, улыбнулась про себя, вспоминая, как ее дожидались когда-то в сумерках молодые люди. Словно не замечая его, пошла по тропинке к ручью, потом возвратилась в жилище. Он ждал, и ему было еще страшнее. Вышла другая, помоложе, по летам почти что девочка и все же очень женственная. Пятнистая Черепаха. Она не смотрела в его сторону. Но, направляясь к ручью, прошла очень близко. Он протянул руку и дернул за край одежды.

Она остановилась, обернулась к нему. Он заговорил с трудом.

— Пятнистая Черепаха, — сказал он. — О Пятнистая Черепаха.

Она улыбнулась ему:

— Да, меня зовут Пятнистая Черепаха.

— Меня зовут Медвежонок.

— Я слышала. Я видела. — В сгущающихся сумерках она пристальнее посмотрела на него, и глаза расширились от изумленья. — Ты тот малыш, у кого луна в глазах. — Пораженный ее словами, он не мог говорить, и она заметила это по его лицу и опять улыбнулась ему. — Я видела тебя. Ты видел меня и не видел меня. Твои глаза были открыты только для старца. Я слышала, что говорил ты и что говорил он. Я та правнучка, что готовила ему похлебку. — Но удивление все не покидало его. Ее лицо опечалилось, и она заговорила опять. — Через семь дней после того, как ты уехал, он умер. Ночью начал метаться и кричать в большой тревоге, что подвел тебя. Он упал на спину, и в нем не осталось жизни.

Медвежонку больше не было страшно. Он мужчина и может говорить.

— О Пятнистая Черепаха, он не подвел меня. Ни в чем не подвел меня. — И тут слова хлынули потоком: — Я видел тебя. Я не знал, но я видел тебя. Через мои глаза ты проникла в мое сердце. Ты жила у меня в душе. Ты звала меня ночью во сне:

Теперь испугалась она. Молодые люди, в сумерках поджидавшие девушек, не говорили так, даже спустя много вечеров после первой встречи. Соблюдая обычай, они говорили лишь как друзья, о вещах, не касавшихся их лично, — о том, что случилось в деревне или на охоте, чтобы чувства, не называемые словами, росли постепенно, на протяжении многих недель или, возможно, многих месяцев. Она хотела уйти, но Медвежонок вцепился в ее одежду и не отпускал. Он все еще был под сильным впечатлением чуда, которое совершил старец даже после смерти, и слова рвались безудержно:

— Я не мальчик, чтобы стоять вечер за вечером в ожиданье, не давая исхода словам, что скопились в моем сердце. Четыре времени года искал я тебя по всему племени, и место, которое принадлежит мне, ожидает нас.

Она выдернула одежду из его руки и пошла в жилище. У входа остановилась и обернулась. В ее лице, наполовину освещенном светом очага, не было гнева. Оно было нежным, женственным и немножко испуганным.

Медвежонок стоял во мгле, и ему было стыдно. Лишь поздно ночью он тихонько скользнул на свое ложе в жилище Белого Волка:

Обычаи. Есть обычаи, которые соединяют навсегда и повсеместно. Есть обычаи трапезы, сна и одежды, охоты и тропы войны, обычаи, как говорить мужчине с мужчиной и мужчине с женщиной, обычаи заключения брака и соединения двух в одно ради начала новой семьи. Это хорошие обычаи. Благодаря им повседневное существование обретает основу, а жизнь — смысл. Но иногда они кажутся бессмысленными человеку странному, не такому, как все. Кто он, чтобы решать, которые из них хороши, которые — глупы? Кто он, чтобы думать, что их надо отбросить ради утоления его желаний?

— Мой друг, не пойдешь ли ты в жилище Желтой Луны и не поговоришь ли за меня согласно обычаю? Не скажешь ли ты, что я хочу взять в жены его сестру?

— Какие подарки ты пошлешь со мной? Желтая Лупа — сильный охотник. Сестра дорога его сердцу. Много молодых людей поджидало ее вечерними сумерками, но она не посмотрела на них благосклонно.

— У меня нет подарков.

— Разве у тебя нет семьи, нет родных, чтобы они вместе собрали тебе подарки? На запад отсюда есть маленькая деревня, и в этой деревне есть человек по имени Сильная Левая Рука. Он отдаст много лошадей, и много доброго оружия, и много чудесных одеяний ради своего приемного сына, так же как ради собственных сыновей, ибо он человек справедливый. У него два сына, оба храбрые воины. Они пойдут тропою войны и будут неутомимы в пути ради того, чтоб добыть лошадей для своего названого брата, который рос вместе с ними и делил с ними тепло очага. Но Сильная Левая Рука — не родной отец. Его сыновья — не родные братья. Отчего же должен человек брать у других то, что не сможет вернуть, когда придет нужда?..

— Все равно нет у меня подарков.

— Но должны быть подарки. Я дам тебе, что смогу. Я поговорю с родственниками.

— Ты не отец мне. Мой отец умер. Я взял бы лишь у родного отца.

— Но должны быть подарки, вещи, которые служили бы знаком.

— У меня есть пятнистый пони. У меня есть копье, и его острие смерти — нож с железным лезвием, который знал руку старца, ее прадеда, Стоящего Всю Ночь.

— Лучше вовсе не ходить, нежели ходить с одним пони и с одним копьем, пусть даже с таким.

— Мой друг, я прошу об этом, как один мужчина просит другого, с кем делит кров.

— Много ли удач на твоем счету?

— Когда у меня не было лошади, а кость правой ноги была сломана, то, пользуясь копьем как палкой для ходьбы, я убил старого быка, предводителя стада.

— Это хорошо.

— Катаясь по земле, я держал нож в руке, и огромные когти терзали мое тело, и я убил кугуара, того, что пьет кровь в горах.

— Это очень хорошо. А есть ли на твоем счету удачи, добытые над врагами твоего племени?

— На моем счету нет таких удач.

Безусловно, это странный человек, у которого есть цель, но нет средств для достижения этой цели. Он не ищет чести, как должны искать чести все мужчины. Надо, чтобы он остался здесь и скопил богатство. Женщины моей семьи сошьют для него одеяние из шкур бизонов, которых он убьет. Надо, чтобы он пошел тропою войны и привел лошадей. На все это есть время. К чему спешить?.. И все же: Он сильный охотник. В нашем жилище больше мяса, чем когда-либо прежде. Мы свободно раздаем его. И в этом страннике есть какое-то притягательное спокойствие. Когда он курит и передает трубку, с ней передается и глубокое уважение мужчины к мужчине. Девушка посмотрела на него с благосклонностью. Вся деревня знает — вся деревня всегда знает все — он четыре раза дергал за край ее одежды и четыре раза она ненадолго останавливалась, чтобы поговорить с ним. Может, не такой, как все, и судьбу имеет не такую, как все:

— Мой друг, я пойду и буду говорить за тебя.

Белый Волк вел пятнистого пони, а в сухой левой руке держал копье. Он привязал пони перед жилищем Желтой Луны, воткнул копье острием в землю и ушел.

Жена Желтой Луны, стоя у входа, кликнула, и дети сбежались к ней. Она сказала что-то, и они бросились врассыпную в другие жилища, а некоторые бежали за деревню искать мужчин, которых не было дома. Она развела чуть в сторонке костер и принялась готовить пищу.

В жилище собрались родственники Желтой Луны и его жены. Они ели, и беседовали, и думали, и опять беседовали. Всю остальную часть дня они так и ели, и думали, и беседовали вместе. Наконец заговорил Желтая Луна, другие молча слушали.

Он окончил. Отец его жены поднялся и вышел. Отвязал пони. Выдернул копье из земли. Погнал пони перед собой к жилищу Белого Волка. Положил копье на землю и пошел прочь. Он принес известие: свадьбы не будет.

Отец жены Желтой Луны остановился и снова повернул. Он шел по деревне как человек, который наслаждается вечерним воздухом. Свернул к жилищу Белого Волка как человек, который только что вспомнил, что тут живет его приятель. Вошел и сделал шаг вправо. Сейчас он не посланец, а гость, зашел потолковать, обменяться деревенскими новостями.

Белый Волк сидел на своем ложе. Медвежонок сидел на своем ложе справа, упираясь подбородком в грудь. Тесть Желтой Луны не смотрел на Медвежонка, сидя на том месте, которое указал ему слева от себя Белый Волк, который набил трубку, зажег, попыхал и передал ему. Гость закурил, потом сказал:

— Человек, которого зовут Желтая Луна и который приходится мужем моей дочери и братом той, что зовется Пятнистой Черепахой, много говорил сегодня в своем жилище. С того времени, как две весны тому назад умер его отец, он один отвечает за сестру. Даже и до того было его делом выдать ее замуж, таково согласное обычаю поручение отца — в награду, когда он впервые добился удачи. Он видел на охоте того, кто зовется Медвежонком, и склоняет голову в честь такой охоты. Но он не опозорит свою сестру, выдав замуж без подарков, которые надлежит выложить перед близкими ей по крови и по свойству, чтоб они могли выбрать. — Гость курил и продолжал: — И еще. Мужчина, который не добыл себе удачу, сражаясь с врагами своего народа, еще не настоящий мужчина. Он все еще мальчик, и годы ничего не меняют. Так гласит старая пословица нашего племени. Это добрая пословица. Тот, кто друг человеку, что зовется Медвежонком, должен сказать ему, чтоб он пошел тропой войны, и добыл много удач, и угнал много лошадей, и стал мужчиной:

Неужели то, что добудешь удачу над врагами твоего народа, даже если они далеко и не угрожают племени, превратит тебя в мужчину? Неужели угон лошадей обернет мальчика в воина, способного содержать собственное жилище и женщину? Неужели необходимо пойти против того, что живет в сердце, ради того, чтобы обрести нечто другое, что также живет в нем?

Он грустно сидит, скрестив ноги, в траве, и луна светят ему в глаза. Разум борется сам с собой и бьется о кости лба. Легкие ветерки шелестят в траве, и здешние Майюны шепчутся в них. Он их не слышит. Они загудели громче и заставили его слушать.

— Маленький брат, твои глаза были устремлены на мать Пятнистой Черепахи, когда она отправилась за дровами. И все же ты по-настоящему не видел ее:

— Мой друг, отчего мать Пятнистой Черепахи коротко стрижет волосы и ходит на улице босая и ноги ее всегда покрыты свежими ранами? Прошло дважды по четыре времени года с тех пор, как отец Пятнистой Черепахи попал на тропу, где все следы ведут в одну сторону, а она все носит траур?

— Она носит траур потому, что дух ее мужа не попал на эту тропу, а бродит, заблудившись в далекой стране, где его держат кости, оставленные без погребения.

— Его захватили враги?

— Нет. Тогда бы он умер в почете, и Химмавихийо показал бы ему дорогу. Враги ранили его, но захватили злые духи. Он шел с боевым отрядом в край кроу набрать много лошадей. Отряд обнаружили, началась схватка, и врагов было чересчур много. Пришлось бежать только на своих лошадях. Враги преградили им путь в наши края, отряд свернул к северу, и враги преследовали их. Заехали в одно поганое место, где земля поднимается высоко и круто, принимает странные очертания, которые пугают разум, — там обитают духи, что злом превосходят всех. Осталось спешиться и вести лошадей. У него в бедре застряла стрела, и он не мог крепко ступать. Демоны этого места пометили его: заставили споткнуться, схватили, перетащили через край утеса и сбросили на камни. Остальные звали его, но он не откликался. Только демоны завывали в ответ, и враги были близко. Отряд проскользнул мимо врагов, обойдя их, и спасся бегством. Теперь кости этого человека лежат там непогребенные. Там не было никого, чтобы хотя бы положить тело головой на восток, сложить руки, прикрыть покрывалом, чтоб его дух мог обрести покой и выйти на правильный путь.

— И никто не ходил, чтоб добыть его кости?

— Никто не ходил.

— Желтая Луна — превосходный охотник. Неужели Желтая Луна не ходил?

— Ни один человек не пойдет. Это никому не под силу. Путь проходит по земле, где много врагов. Костя лежат там, где их цепко охраняют злые духи. — Мой друг, как узнать это место?

Медвежонок взял с собой копье, мешочек с пеммиканом и пустой мешок, сделанный из старой шкуры для обтяжки вигвама. Он шел пешком. Лошадь весит много, и копыта оставляют четкие следы, которые не скрыть иначе как на твердом камне или на дне потока; пеший человек может выбрать любой путь, и его следы скоро поглотит упругий дерн. Три дня он находится в земле кроу, пересекая ее, а они того не знают. Он держался низин между наплывающими одна за другой грядами гор, а когда приходилось пересекать гряды, шел медленно, часто пробирался, извиваясь на животе, словно змея. Завидев бизонов, непременно избегал их, потому что поблизости могли оказаться охотничьи отряды. Дважды сделал крюк, стороной обходя становища. На четвертый день он увидел то место, где, говорили, обитают духи, что злом превосходят всех, — впереди внезапно поднялись на равнине крутые холмы чудовищных очертаний, иссеченные непогодой. И на четвертый же день его увидел отряд охотников кроу.

Их было девять, верхом на быстрых пони. Они рассыпались по равнине в поисках бизонов. Самый ближний увидел Медвежонка на фоне неба, когда он, остановившись на верху последней, самой высокой гряды и впервые взирая на дурное место, открывшееся перед ним, забыл об осторожности и стоял во весь рост. Этот первый повернул и помчался сообщить остальным. Медвежонок услышал топот копыт, который донес к нему ветер, пригнулся, чтобы не выделяться на фоне неба, и побежал. Он бежал прямо в страшное место, где невозможно следовать на лошадях, а одинокий человек может, прячась и изворачиваясь среди торчащих утесов, найти не одну пещеру или щель, чтоб укрыться.

Ему предстояло немало пройти, чуть не милю, но кроу были очень осторожны и не спешили за ним. Они не знали, что он один. Не знали, не разведчик ли он, высланный каким-то отважным боевым отрядом. Они медленно приближались, готовые — по обстановке — к нападению и к бегству, и внимательно осматривали все вокруг. А он уходил вперед, и они не могли его видеть. Ему попалась узкая глубокая лощина, которая, извиваясь, забирала вправо; он спрыгнул в нее и, пригибаясь, быстро побежал. Они осмотрели землю, нашли его следы, так как, убегая, он не мог выбрать себе путь. Тут и там среди трав попадались еле заметные отпечатки мокасин. Кроу поискали еще и не обнаружили других следов. Они вглядывались в даль, во все стороны. Видимо, не было там боевого отряда. А только следы, оставленные одним человеком. Они ринулись по его еле заметным следам.

Кроу вновь потеряли время, достигнув лощины. Второпях проскочили вперед — лошади с ходу перемахивали через нее.

Они остановились и вновь принялись осматривать землю. Один спешился, прыгнул в лощину и увидел на дне следы на песке. С криком помчались они вдоль ее извилистого края. Но к тому времени Медвежонок снова был далеко впереди. Он уже выбрался из лощины и ползком через травы пробирался к поганому месту, которое теперь находилось от него всего лишь в четверти мили. Он слышал их крики, разносимые ветром. Он полз как змея и лежал, распластавшись в траве, и они, двигаясь по лощине, проскочили мимо, скрылись из виду, а он вскочил и побежал изо всей мочи, подпрыгивая и с трудом переводя подолгу задерживаемое дыхание, и то, что ноги коротки, наполняло его печалью.

Перед ним вздымались скалы, позади он слышал крики, Кроу повернули назад, увидели его и знали теперь наверняка, что это враг и что он один. Они ударили пятками по бокам пони, пригнулись к их шеям и припустили за ним. Он еле успел добраться до скал и стал карабкаться, подпрыгивая и извиваясь, пробирался лабиринтами и больше не мог прыгать — остановился, припав спиной к отесанному непогодой каменному столбу и выставил наготове копье. Не донеслось ни звука со стороны врагов, которые бы карабкались вслед за ним. Только глухое, ни на миг не прерываемое стенание ветра, что проносился над равниной и без конца вгрызался в утесы.

Он крадучись пробрался к вершине выветрившегося утеса и посмотрел вниз, назад, в ту сторону, откуда пришел. Увидел их — на равнине, у подножия. Они кружили на своих пони, посматривали вверх на кручи и переговаривались, стараясь держаться подальше. Они не желали спешиваться и уехали прочь.

Долго наблюдал он с этой высокой точки — они не показались. Исчезли. Перед ним простиралось безбрежное пустое пространство, за спиной вздымались причудливые громады того места, что должно быть очень поганым, раз те, в чьих землях они поднялись, боятся сюда войти.

Солнце клонилось к закату. Нужно спешить, а то настигнет ночь и те безымянные, что обитают здесь во мраке. Он, должно быть, недалеко от того места, которое ищет, потому что отряд, с которым двигался отец. Пятнистой Черепахи, приходил с этой стороны и не углублялся в горы. Слева Медвежонок заметил две высоченные каменные колонны, широкие у основания и сужавшиеся кверху, остроконечные и чуть изогнутые наподобие рогов гигантского бизона. За ними открылась каменная округлость, горбатившаяся словно спина этого гигантского бизона. Все так, как ему сказали. Меж рогов и горба — то место, где демоны схватили раненого воина, перетащили на край утеса и сбросили вниз на камни.

Идти в свете косых лучей клонившегося долу солнца, пробивавшихся через каменные громады и их тени, не составляло труда. Дорога мимо рогов шла по камням и колдобинам, а за ними с одной стороны скоро брала круто вниз, где открывалась отвесная пропасть. Легко споткнуться здесь, и в темноте не будет надежды спастись от демонов, удержаться на ногах.

Он сполз по крутому спуску на край пропасти, заглянул в нее. Она неглубока, не более тридцати футов, склоны испещрены множеством мелких уступов: много тут мест, где удобно поставить ногу. По сравнению с его каньоном, сущая чепуха. Пропасть не замкнута, как его каньон, виден проход, соединяющий ее с другой, еще большей пропастью. Он обследовал взглядом всю окрестность. Нигде ни признаков рваной одежды, ни белизны обмытых дождями костей. Положил на вершину утеса копье и мешочек с пеммиканом, спустился ниже, легко переходя с уступа на уступ. Быстро принялся за свои поиски на дне пропасти, переходя от расщелины к расщелине, среди кустов. Ничего. Он спешил, двигаясь среди сгущавшихся теней; там, на равнине, настали сумерки, но тут, в этом

поганом месте, настала ночь, стремительно окутавшая все единым покровом.

В первый миг он испугался. Страх погнал его вверх. Страх остановил его на полпути, где оказался выступ, достаточно широкий, чтобы человек мог сидеть или даже лежать, не опасаясь свалиться. Самое надежное место. Здесь тебя трудно достать кому бы то ни было — что сверху, что снизу. И здешние демоны, выходя глотнуть ночного воздуха, могут не заметить его, примостившегося у самого склона. Он сидел, скрестив ноги, и спина его покоилась, упираясь в камень, и он боролся со страхом:

Ветер, что дул над равниной, беспрерывно стенал и становился сильнее, высылал сквозняки по расщелинам утесов, и те глухо посмеивались меж собой. И духи этого места вышли, как туман, из своих горных жилищ и плавали в воздухе, поглощая его прохладную тьму, и, уцепившись за ветер, мчали вместе с ним. Это не были демоны. Это были Майюны, и их голоса напоминали голоса Майюнов каменистых круч его каньона.

— Маленький брат, — сказали они, — нашел ли ты кости воина, которые ищешь? — Они удалились за ветром и, кружа в таинственном танце, примчали назад. — Маленький брат, погоди, покуда луна не поговорит с тобой.

Взошла золотистая луна, но свет ее был серебрист. Она осветила противоположный край пропасти. Мягкое сияние скользило вниз по камню и нежно коснулось зиявшей впадины у подножия. Эта впадина не видна с вершины из-за нависшего выступа, не видна снизу из-за густых кустов. Она стала видна с середины спуска, когда в пропасть скользнули лунные лучи. Укромное место, куда волк мог затащить мертвого воина, чтобы с наслаждением отведать его плоти. Ночной свет нежно струился на бледную белизну костей:

В темноте, наступившей после захода луны, Медвежонок выбрался из отрогов круто вздымающихся скал на открытую равнину. Он нес копье, мешочек с пеммиканом и мешок, сделанный из старой шкуры для обтяжки вигвама. Мешочек с пеммиканом был почти пуст, зато мешок из старой шкуры был тяжел — в нем находились останки воина-шайенна, пролежавшие без погребения в землях кроу. Медвежонок двигался осторожно, потому что как раз тут за ним погнался отряд охотников, а кроу — хитрые, не знающие жалости враги. Он прошел немного, опять прислушался. Ни звука. Нашел небольшой камень, величиной с кулак, бросил как можно дальше и услышал, как тот приземлился, глухо ударившись о дерн. Ухнула степная сова неподалеку от того места, где упал камень, и другая ответила ей с другой стороны, потом еще одна вдалеке и еще одна. В тот же миг он повернулся и побежал. Он снова бежал к круто вздымавшимся скалам, позади слышался топот множества бегущих за ним в погоню. Он добежал до утесов и, подпрыгивая, изо всей мочи карабкался вверх и слышал топот совсем близко. Сейчас, оказавшись рядом, ему не дадут ускользнуть. Мешок был тяжел, и Медвежонок застонал, проклиная свои короткие ноги. Его настигали. В отчаянии он прыгнул, споткнулся, упал, мешок выскользнул из рук, копье прогрохотало вниз; он покатился, но сумел уцепиться и быстро заполз в провал.

Он слышал, как они искали, шарили в расселинах копьями и приближались к нему. Он вспомнил: шайенн не умирает как суслик, съежившийся от ужаса в норе. Шайенн умирает в сражении, повернувшись лицом к врагу, с которым он бьется.

И еще вспомнил, что наказывал ему отец. Пусть ноги коротки, как у барсука, и не годятся для быстрого бега, но он много недель карабкался по отвесным скалам, и руки налились силой гризли.

Кроу подошли почти вплотную. Он выскочил им навстречу. В его руках была сила большого медведя, на губах — смех его храброго отца.

— О Майюны этих скал, — воскликнул он, — поборемся! — Он отмахнулся от копья первого из врагов, словно то была в руках ребенка игрушечная палочка для добывания огня. Он схватил первого из врагов, оторвал от земли и с силой швырнул в остальных, и те бросились врассыпную, а он подскочил и ударил одного справа и одного слева и отскочил назад, дожидаясь их приближения.

Но они не приближались.

В темноте они пребывали в замешательстве и в испуге. Переговаривались между собой: «Этот, — говорили они, — что смеется, когда он один в окружении многих». Они отступили. «Этот, — говорили они, — что призывает духов сражаться вместе с ним». Они отступили еще дальше. «Это демон, — говорили они, — что принял облик врага, чтоб заманить нас в поганое место, навстречу смерти». Они повернулись, и бежали, и остановились лишь у своих лошадей, привязанных к колышкам в лощине. Сели и быстро умчались прочь, и пока они ехали, повесть, которую они расскажут об этих событиях, разрасталась у них в голове.

Медвежонок пришел в деревню с запада; солнце позади него устраивалось поближе к горизонту. Он был утомлен, и мешок из старой шкуры был очень тяжел. Медвежонок не стал обходить деревню, чтоб появиться через вход на востоке. Он прямо ступил на простор центрального круга. Не глядя по сторонам, прошел он мимо жилища Желтой Луны, не повернул головы, чтоб увидеть Пятнистую Черепаху, которая, стоя у входа, пристально смотрела на него. Прошел мимо священных вигвамов зачарованных стрел и бизоньей шапки. Он направлялся прямо к жилищу Белого Волка.

Там его встретила тишина. Он повесил копье на кожаном ремне на один из шестов. Положил мешок. Жена Белого Волка взяла кухонную утварь и вышла. Белый Волк видел, как Медвежонок приближался, — трубка была готова. Они сели бок о бок. Передавали трубку друг другу.

— Мой друг, не поговоришь ли ты за меня еще раз? Мои подарки — в этом мешке.

Донеслись громкие причитания — мать Желтой Луны и Пятнистой Черепахи оплакивала останки мужа, и пришли другие женщины и причитали вместе с ней, совершая приготовления к похоронам. Разложили кости как нужно на прекрасном покрывале из бизоньих шкур. Поверх расстелили прекраснейшие из одежд. Сложили покрывало, так что получился длинный сверток, и перевязали веревками. Вынесли сверток из жилища и укрепили на волокуше из жердей, в которую была впряжена прекрасная лошадь.

В вечерних сумерках тронулось шествие из деревни, отправились все, кто мог идти. Мать Желтой Луны и Пятнистой Черепахи вела лошадь с волокушей. Следом шел Желтая Луна и нес любимое оружие отца. Рядом с ним Пятнистая Черепаха несла трубки, которые отец любил больше всего, и кисет душистого табака, смешанного с толченой корой красной ивы. Позади шли жители деревни, и среди них, уже повторяя про себя слова, старик, которого позвали, чтобы петь погребальную песнь. То будет одна из старинных погребальных песен, дошедшая от предков, и он особо помянет человека, которого хоронят. А позади всех, держась, как и подобает гостю, чуть в отдалении, шагал Медвежонок. Он шел торжественно, прямо перед собой держа копье, как и подобает воину, когда он идет на похороны другого храброго воина.

Почти весь день жена Белого Волка и ее замужняя дочь и члены ее содружества швей трудились в жилище, трудились упорно, потому что времени было в обрез. Одна ночь прошла с тех пор, как подарки, странные подарки странного человека, но такие, что дали деревне основания для прекрасной повести, были отнесены в жилище Желтой Луны. Ответ должен быть дан до истечения другой ночи — таков обычай. Каков будет ответ, сомнений не вызывало. Подарки приняты.

Белый Волк и Медвежонок сидели, скрестив ноги, перед жилищем, где жили под одним кровом, и передавали друг другу трубку. Деревня была охвачена великим волнением, люди бродили из стороны в сторону, водя лошадей из конца в конец, стоял шум и смех, но оба не обращали на это никакого внимания.

Волнение нарастало, крики становились громче, а потом пришла тишина. Через круг в центре деревни двигалось шествие от жилища Желтой Луны, где он сам сидел в одиночестве на своем ложе, и, оттого что отец теперь шел тропою, где все следы ведут в одну сторону, грудь его преисполнилась покоем, а голова — гордостью за то, что сделал он для своей сестры, дорогой его сердцу. Шествие возглавлял тесть Желтой Луны. Он шагал, высоко подняв голову, ибо ему предстояло сказать прекрасные слова. За ним следовала Пятнистая Черепаха. На ней были новые одежды из мягкой оленьей кожи, с бусинами из ярких камешков, собранных у реки, что зовется Ниобрэра, и с окрашенными в разные цвета иглами дикобраза. Она ехала на прекрасной лошади, которую, как и положено, вела женщина, не приходившаяся ей родней. Другие женщины несли охапки превосходных одежд из шкуры бизона и надежное оружие. А за ними — еще женщины, которые вели на плетеных уздечках из прочной сыромятной кожи много прекрасных лошадей, целых пятнадцать, вороных, и светло-гнедых, и темно-гнедых, и в белых яблоках. А за ними — другие жители деревни, которые рассыпались веером, когда шествие остановилось перед Белым Волком и Медвежонком, и среди людей, рассыпавшихся веером, мать Пятнистой Черепахи, чьи ноги больше не были босы. Под кожаными чулками их не покрывали раны. Она не протискивалась вперед. Она закрыла подолом лицо, кроме глаз. Нельзя, чтобы новый зять до срока смотрел прямо в лицо матери жены или говорил с ней, пока они не обменяются после свадьбы особыми подарками. Так требует обычаи.

Тесть Желтой Луны выступил вперед. Он не обращался к Медвежонку — только к Белому Волку.

— Вот что говорит Желтая Луна: даже если бы он послал всех лошадей, что бродят по широкой равнине до края земли, даже если б он послал столько оружия и столько одежды, что они заполнили бы священный вигвам, он не смог бы сравниться с дарами, которые получил. Но он делает то, что в его силах. Когда завтра взойдет солнце, для человека по имени Медвежонок и для женщины, что ему жена, будет поставлено жилище из новых бизоньих шкур. В нем будет все необходимое. Женщина, что будет вручена ему, здесь. С ней — все эти одежды, и оружие, и лошади. Так сказал Желтая Луна.

Жена Белого Волка и ее замужняя дочь расстелили на земле покрывало, сняли Пятнистую Черепаху с лошади и посадили посередине покрывала. Вперед протиснулись молодые люди деревни. Они боролись за честь нести покрывало. Они подняли покрывало с сидевшей на нем Пятнистой Черепахой, внесли в жилище, бережно опустили на пол и вышли. Жена Белого Волка и ее замужняя дочь вернулись в жилище, взяли за руки Пятнистую Черепаху, подняли ее на ноги и отвели в дальний конец жилища. Она не шевельнулась, пока они забирали одежду, что была на ней. Они надели на нее новую одежду, которую для того сшили. Расплели ей волосы, расчесали и вновь заплели. Надели на нее новые украшения, кольца — на пальцы, в уши — унизанные бусинами круглые серьги.

Вблизи прыгала, смеялась, шутила молодежь. Люди постарше наблюдали, что же станет делать Медвежонок с подарками, разложенными перед ним. Он встал, вытянувшись во весь рост, насколько позволяли короткие, словно у барсука, ноги. Посмотрел на подарки и преисполнился большой гордости. Посмотрел на Белого Волка и заговорил:

— Мой друг, в этом ты был для меня что отец. Твоя жена — что мать. Твоя дочь — что сестра. Эти подарки — твои. — Люди зашумели: правильно поступил Медвежонок, ибо Белый Волк для него что отец; поступил и великодушно, ибо Белый Волк не был ему родным отцом. Белый Волк, вызвав из жилища свою жену и дочь, и из толпы вызвав мужа дочери, и родителей мужа дочери, и старика, что приходился ему двоюродным братом, велел им выбирать, и они разделили подарки согласно обычаю. И Пятнистая Черепаха слышала это, и ее сердце наполнилось счастьем оттого, что ее муж не только смел, но и щедр:

Угощение было готово. Пятнистая Черепаха все еще сидела в дальнем конце жилища, рядом с ней — Медвежонок. Жена Белого Волка поставила перед ними миски с угощением. Она нарезала пищу для Пятнистой Черепахи небольшими кусочками, чтобы Пятнистой Черепахе не надо было прилагать никаких усилий. В эту ночь она не должна утруждаться.

Много приготовлено угощений. Так нужно. Пришли гости, молодые люди деревни. Сначала — один, потом — другой, потом — еще один, стало тесно. Они ели угощение. Смеялись, шутили и говорили громкими голосами, показывая Медвежонку, что они его друзья и рады, что он получил ту женщину, которую хотел. Некоторые из них могли даже остаться на всю ночь и спать тут. Но Белый Волк — опытный человек. Когда угощение было съедено и разговоры поутихли, он встал.

— Мои друзья, — сказал он. — Меня печалит, что мое жилище невелико. Я не могу предложить вам ложа. — Лицо его было печально, но глаза сияли и искрились, и молодые люди поняли. Они могут остаться и спать на земле и присутствовать утром за угощением, которое будет первым, что приготовит Пятнистая Черепаха в качестве жены, и все это будет согласно обычаю. Но они поняли. Они тоже встали. Они еще больше смеялись и подталкивали друг друга локтями, искоса поглядывая на Медвежонка и Пятнистую Черепаху. Смеясь и толкаясь, они вышли. Это были хорошие молодые люди. Хорошие друзья.

Белый Волк обратился тогда к жене.

— Жена моя, — сказал он, — давно уже мы не бродили в ночи, вспоминая то время, когда мы были молоды и моя левая рука была, как у других. — Он пошел к выходу и обернулся.

Слова прихлынули к губам Медвежонка:

— О Белый Волк, теперь я должен охотиться для Желтой Луны и для жилища, которое станет моим. Но четверть каждого бизона, которого я убью, — твоя. И заговорил Белый Волк:

— В мясе нет нужды. Ты оказал честь моему жилищу. — Он вышел в ночь, и жена его последовала за ним, у выхода остановилась и отвязала кусок шкуры, занавешивающий вход, та опустилась.

Медвежонок и Пятнистая Черепаха остались одни. Они не могли смотреть друг на друга. Он встал и небольшой палкой помешал в огне. Он стеснялся, и снова боялся, и не знал, что сказать. Медвежонок лег на ложе, застланное новым покрывалом. Повернув голову, он увидел ее в глубине. Она стояла и укладывала свою одежду. Она тоже стеснялась, и боялась, и не могла говорить. В свете костра она казалось ему прекрасной, сердце сильно забилось у него в груди. Он посмотрел — на ней был защитный пояс, такой надевают по ночам все незамужние женщины, когда они отправляются из дому. Такой пояс носят все достойные женщины, когда их мужья уходят из родной деревни, — он означает, что ни один мужчина, достойный быть членом племени, не станет приближаться к ним, как не положено. Тоненькая витая веревка охватывает талию и завязывается спереди узлом, оба конца опускаются вниз и, обкрутившись вокруг бедер, завязываются вокруг колена. Новобрачная может носить такой пояс даже со своим мужем на протяжении десяти дней после свадьбы, и ее муж, если он хороший муж, все это время будет почитать обычай. Такой пояс был на Пятнистой Черепахе. Ее руки замерли на узле. Она посмотрела на Медвежонка, и мысли ясно отразились на ее лице. Она была вправе решать теперь, что делать, и все же не хотела воспользоваться своим правом. Она стеснялась, и боялась, и все же предоставила решение ему. Она казалась ему очень красивой, и Медвежонок собрал силы, чтобы заговорить.

— О Пятнистая Черепаха. Этого нового я боюсь так же, как и ты. Довольно того, что ты ляжешь рядом со мной, и мы привыкнем быть ночью рядом.

Она подошла к ложу и легла рядом с ним, и Медвежонок натянул новое покрывало. Он обнял ее и лежал неподвижно. Понемногу напряжение покинуло ее тело, она успокоилась и притихла рядом с ним. Их голоса звучали тихо, когда они переговаривались в темноте, в том новом ощущении, которое давало пребывание вместе.

Шла третья ночь в их собственном жилище, четвертая ночь после свадьбы. Медвежонок хорошо поохотился и послал много мяса теще и жене Белого Волка. Теперь он лежал на ложе и смотрел на жену. Она приготовила много тушеного мяса с диким картофелем и репой. Желтая Луна отужинал с ними и сказал, что еда удалась. Теперь Пятнистая Черепаха готовилась ко сну. Она держала защитный пояс в руке. Тот выскользнул из ее пальцев и упал на пол. Она подошла 'к ложу и стала рядом.

— Таково мое желание, — сказала она.

Он охотился. Такой охоты не видывали в деревне. Он смеялся и кричал. Никогда мужчина не смеялся веселее и не кричал громче, оттого что жизнь плескалась в его жилах. Он боролся с другими мужчинами, твердо стоя на коротких ногах и напрягая все силы в руках, и ни один мужчина не мог его одолеть. Когда в деревне устраивали скачки, он ехал на своем пятнистом пони. Никогда мужчина не ездил так бесшабашно, не заботясь, проиграет он или победит, лишь бы ветер хлестал в лицо и жена смотрела на него. Он охотился, и смеялся, и играл, и любил, и жизнь была прекрасна.

Но жизнь состоит не из одной лишь охоты, смеха, игры и любви:

Старый глашатай выкликал имена. Имя Медвежонка прозвучало среди них. В назначенное время вошел он в жилище Желтой Луны. На нем была прекрасная рубаха, которую сшила мать Желтой Луны, приходившаяся ему тещей, и которую он принял по обряду очищения дымом душистых трав. Но на губах его не было смеха. Он сел на указанное место. Первое слева от Желтой Луны. Самое почетное. Ему поднесли угощенье, и он ел как все. Он закончил, кончили и они. И вытерли руки.

Желтая Луна достает ритуальную трубку. Он набивает ее табаком, хорошо смешанным с толченой корой красной ивы. Сверху присыпает табак толченым кизяком — таков обычай его клана.

— Друзья, мой отец умер в земле кроу. Военный отряд, который он повел туда, не добыл лошадей. Я задумал теперь повести военный отряд против кроу и взять много лошадей. Я спрашиваю, пойдете ли вы со мной.

Желтая Луна указывает чубуком трубки вверх, на небо, где живет Химмавихийо, и вниз на землю, где обитают Майюны, и в четыре главные стороны. Он зажигает и раскуривает трубку. Передает трубку Медвежонку, сидящему слева, па самом почетном месте.

Медвежонок держит трубку согласно обычаю. Он сидит неподвижно, уставясь в землю. Он не поднимал глаз с тех пор, как принесли трубку. Не поднимает он их и теперь. Великая скорбь наполняет его. В дыхании, исходящем из его груди, послышался чуть ли не вздох. Он передает трубку дальше, не затянувшись:

:Он странный, не такой, как все, и мне не нравится эта странность, эта разница. Он мне зять, и я скорблю о том, что я сделал для своей сестры. В нем причина, что у меня мало лошадей, что в жилище моем нет теперь многих вещей, которые водились здесь раньше. И все же это поправимо. Он сильный охотник. Добрый воин. Он может пробраться в землю врагов незримо, как тень. Может, когда необходимо, бороться, как большой гризли. Он мог закурить трубку, и другие, увидев это, закурили бы тоже. И все же он передал трубку, не затянувшись. Он лишь наполовину мужчина. Больше я не войду в его жилище. Чему верить? Он утверждает, что прошел через землю кроу, и вошел в поганое место, что кости — это кости отца Желтой Луны. Он сказал так Белому Волку, и Белый Волк рассказывал нам это не один раз. Это добрая повесть, которая приносит честь нашей деревне. Когда Медвежонок рассказывал это Белому Волку, он потирал трубку руками. Он указывал на вигвам зачарованных стрел и говорил: «О стрелы, вы слышите меня, я совершил это». Человек, который так поступает, не может лгать. И все же: И все же он передает трубку войны, не затянувшись. Больше мы не станем слушать его повесть:

— О барсук моего каньона, я не забыл тебя: О Майюны стен той клетки, что была доброй клеткой, вы зовете меня из холмов через широкую равнину: О молодой бык, что стал теперь старым быком, ты щиплешь добрые травы у нашего потока, мир царит в том месте, что принадлежит нам и куда не найдет дороги ни один человек:

— Но Желтая Луна — мне брат. Он тебе шурин. Между вами было уважение, какое испытывает мужчина к мужчине, и ты сгубил его.

— О жена моя, ты слышала. Ты сидела у жилища старца и готовила похлебку, ты слышала, что он говорил. Неправильно, чтобы человек поступал так, как, он в сердце своем знает, было бы дурно.

— Я слышала, но не понимаю. Почему твое сердце должно велеть тебе идти против обычаев твоего, народа? Идти с боевым отрядом нелегко. Но таким путем добывает мужчина честь себе и своей семье.

— Это не мой путь. Мое сердце говорит это, но у меня нет слов, чтобы сказать почему. Один человек не может изменить племя или даже деревню. Я уйду из этой деревни. Я уйду.

— И куда ты пойдешь? Везде будут деревни. И всегда одинаковые. Глупость напала на тебя. Тебе в глаза слишком долго светила луна, и твой ум:

— Остановись, жена, я печалюсь, как печалишься ты. Но я уйду в место, которое принадлежит мне, куда привел меня дух старца, что был тебе прадедом, когда и голодал. Там много еды — хватит навсегда. Там течет чудесный поток, который не мельчает в теплое время. Там есть укрытие от зимних метелей. Такое место, куда никогда не придут враги, чтоб причинить человеку зло и отнять у него то, что не принадлежит им. Это хорошее место. Мое место, и я уйду туда. Но жизнь моя лишится света, если ты не пойдешь со мной.

— Зазвучит ли от этого вновь смех на губах моего мужа?

— На моих губах зазвучит смех.

— Заблестят ли от этого вновь его глаза, засияют ли они мне и всему, что его окружает?

— Они заблестят и засияют.

— И будет он от этого всегда с нетерпеньем тянуть ко мне ночью руки, полные сокрушительной силы?

— Будет.

— Я пойду.

V

Край плоскогорий у пограничья выдержал все. Выдержал натиск перемен медленно ползущих геологических эпох и беспорядочных, поверхностных перемен эпохи человека, зафиксированной в календаре. Покоится вдали, не потревоженный изнутри, край плоскогорий и высоких гор, что питает далеко бегущие реки, которые, соединяя свои воды, образуют широкую Миссури. Там проходит тропа, по которой шел Медвежонок на запад, вдоль реки Шайенн, а там на север и опять на запад вдоль северного рукава, известного под названием Белль-Фурш. Вдоль одного из притоков тропа заворачивает на юг и уходит вверх, в Черные Холмы, которые вовсе не черные, да и не холмы, а могучие горы, и ведет к каменному обрыву, за которым лежит его каньон.

Тогда каньон был хорошим местом. Это и сейчас хорошее место. Он лежит в стороне от дорог, прорезающих горы, и городов, оседлавших низины или повисших на склонах холмов. Каньон мало изменился. Он покоится в тиши под тем же небом, и четыре времени года проходят над ним той же бесконечной чередой.

Сиу и их союзники из других племен не вошли в каньон, когда отступали в эти холмы от теснившего их белого человека. Каньон оказался бы ловушкой, где их настиг бы прицельный огонь любого врага, какой бы ни появился.

Не потревожили его и нахлынувшие затем в горы рудокопы. Тут не видно нанесенных ими ужасных шрамов: ни разрытой земли, ни взорванных скал. Ни внизу, ни вверху, где поток легкодоступен, не обнаружилось следов золота, и рудокопы прошли мимо.

Сейчас там нет бизонов. Последних давно истребили охотники, добывавшие шкуры. Белые охотники, которые изничтожили на равнинах стада в мириады голов ради одних только шкур, оставив туши гнить на месте. Они последовали за остатками стад в горы и расстреляли бизонов, что были в каньоне, стоя на выступе скалы, просто из развлечения, и даже шкур не взяли, поскольку те не стоили того, чтобы ради них спускаться по обрыву, да еще на веревках и с помощью многих людей.

Вытянутый, затупленный по углам треугольник каньона выдержал. Его четкие очертания хорошо видны с выступа скалы, куда поднимаются или откуда спускаются не замеченные охотниками углубления на отвесной стене. Это доброе место. Сквозь ореол переливающегося всеми цветами радуги тумана поток низвергается в озерцо и течет, холодный и прозрачный, к расщелине в дальнем конце каньона. Укрытые высокими утесами деревья собрались вместе, образовав рощицы. Вдоль потока пышно разрослась бузина, попадается и осина. Среди торчащих из земли камней помахивают длинными колючими ветками кусты ягод. Доброе место для человека, чьи запросы просты, для человека, который похож на своих сотоварищей и все же непохож, который хочет жить отдельно от них, потому что иначе видит цель того краткого таинства, что принадлежит ему… Сюда прибыли Медвежонок и Пятнистая Черепаха.

Они пришли, они стоят на выступе скалы, откуда углубления ведут вниз. Идя за пятнистым пони, который много дней на всем долгом пути тянул волокушу с их пожитками, они обрели свободу гор и равнин. Они сворачивают вещи в узел, в шкуру от жилища, обвязав веревкой, собираясь спускать их с уступа на уступ. Другой веревкой он обвязывает жену вокруг пояса, чтобы она могла тоже спуститься таким путем, и держит другой конец силой рук, обеспечивая ее безопасность…

Он помогал ей ставить жилище. Она женщина и не станет ничем заниматься, покуда не возведено и не готово для ночлега ее жилище. Он срубил новые колья, длинные и крепкие, потому что у них будет большое жилище. Прочно укрепили их, придав форму конуса, который был не совсем конусом. С западной стороны, напротив входа, шесты всегда ставятся с меньшим наклоном, прямее, чем другие, чтобы могли выдерживать напор остальных и устоять против ветров, которые на равнине всегда сильнее с этой стороны. Натянули и прочно закрепили шкуры. Но она не допустила его к внутреннему убранству жилища. Право женщины — разложить по своему усмотрению вещи, в той мере, как позволяет обычай племени. Она даже не позволила ему развести костер. Право женщины — развести очаг, на котором будет готовиться пища, который будет обогревать жилище.

Он наблюдал за тем, как она носилась, закрепляя более мягкую внутреннюю обивку, выбегала и возвращалась обратно или, поджав губы, размышляла, куда поместить то, повесить это. Она не красавица, но ее лицо согрето мудростью и пониманием, и она очень женственна и ему кажется прекрасной. Он наблюдал за ней, и его легкие наполнились чистым воздухом каньона. Он повернулся и пошел по берегу потока. Там, где поток замедлял бег, образуя неглубокие затончики, в прозрачной воде по-прежнему сновали рыбки. Если не жадничать, в потоке у него всегда будет водиться рыба.

В кустах, окружавших озерцо, где купались бизоны, виднелось много следов. А подальше, вниз по течению, где растут самые лучшие травы, паслись и сами бизоны. Он сосчитал их. Старый бык, что был прежде молодым быком; молодой бык, прежний годовичок; две старые коровы да одна молодая — прежняя годовалая телка; пять телят, что тогда были маленькие, а теперь годовички; четыре новых теленка, маленьких и резвых, донимали матерей, требуя молока. Всего тринадцать. Все, какие оставались в каньоне, когда он ушел отсюда, кроме двух старых коров. Те были очень уж стары. Видно, зима оказалась для них чересчур тяжелой и длинной. И все же вокруг скакали на негнущихся ножках, резвясь и бодаясь, четыре теленка. Одного принесла молодая корова; первый не очень крупный, но дальше пойдет лучше. Другого — одна из старых. А у второй старой коровы было два. У той же самой. Очень хорошая корова.

Бык, что был раньше молодым быком, еще больше подрос. Теперь он вырос совсем. Его горб мощен. Грива покрывает шею и спину, передние ноги стали длинные и толстые. Шрамы на морде почти совсем заросли шерстью. Добрый вожак доброго стада. Подрос и молодой бык, прежний годовичок. Быстро подрастает на добрых травах. Когда-нибудь, когда он почует, что достаточно подрос, чтобы вызвать на бой старшего быка, они будут драться и он будет побежден, но, подрастая, снова и снова будет вызывать на бой, и настанет день, когда он выйдет непобежденным. Наверное, до того, как наступит этот день, придется забить старого на мясо. Тогда ему никогда не придется изведать вкус поражения — ни от возраста, ни от молодого быка. И мясо лучше, если бык не очень стар. Мужчина может прекрасно жить здесь с женою все четыре времени года, убив за это время четыре бизона, ну, может, пять, и в каньоне всегда будут бизоны.

Медвежонок возвращался вдоль подножия ближайшей стены каньона. Зашел в ягодник, среди торчавших из земли камней отыскал плоский камень и сел напротив, скрестив ноги.

— О барсук, — сказал он, — я вернулся домой. — Он ждал, но ничего не было слышно. Он ждал, и вдруг неизвестно откуда возникла темно-коричневая голова с длинной белой полосой. Барсук взобрался на камень. Ужасно худой, изможденный. И смотрит сердито. Стар стал, а жизнь для старого барсука, запертого в каньоне, где нет жирных, сытных сусликов и луговых собачек, которых ему легко поймать, трудна. Надо долго ловить полевых мышей, которых трудно поймать барсуку: может, когда-нибудь за долгое время попадется кролик, сдуру укрывшийся в норе, а как-нибудь уж за. очень долгое время — каменный суслик, спустившийся вниз по крутым склонам. Приходится есть даже жуков и других насекомых, грызть корни и кору деревьев. Барсук смотрел сердито — на камне не было мяса. Он перевалил через край свое широкое плоское тело и исчез. Но Медвежонок был счастлив. Барсук по-прежнему жил в его каньоне.

— О барсук, — сказал он, — будет мясо. Каждый день будет. Ты бросишь на меня сердиться и снова заговоришь со мной.

Он встал. Увидел поднимавшийся над кустами недалеко от потока дым. Там его жена, его жилище. Она готовит пищу, которую добыл он. Вокруг вздымаются высокие кручи, отрезавшие его от остального мира, служащие ему щитом, защитой. Великого покоя исполнился он. Чистый воздух наполнил ему грудь так, что она чуть не разорвалась.

Он поспешил к тому месту, где по сваленным камням пролег неровный спуск, связующее звено между дном каньона и лестницей из выдолбленных углублений. В этом месте, воспользовавшись ими, человек мог залезть наверх или спуститься вниз. Медвежонок начал сверху, двигался вниз, разворачивая и раскидывая камни во все стороны. Они подпрыгивали и скатывались, одни туда, другие сюда: наклонный спуск пополз и ушел у него из-под ног. Позади высилась гладкая каменная стена, со дна каньона не вело к следующему уступу ни одно углубление.

Медвежонок услышал, как его позвала жена. Она, если еда готова, не станет ждать, подобно большинству женщин, покуда муж придет, когда ему заблагорассудится. Сготовив, она звала, и он приходил. Он видел дым костра, на котором она собиралась готовить, и знал, что скоро будет еда. Но ждал, пока она позовет. Он любил слушать ее зов. И любил идти на ее зов. Когда они поедят, он возьмет ее за руку, поведет по каньону и покажет клетку, которая была доброй клеткой.

— Это тут ты убил старого быка? Вокруг этого дерева ты обвязал веревку, ту, что сделал из чулок и рубахи? Не рассказывай теперь больше про это. Мне неприятно представлять, как ты скачешь на одной ноге, а кость правой ноги перебита…

Это тут молодой бык, что стал теперь старым быком, бился с кугуаром, всю ночь, а потом еще долго утром? Храбрый бык. Шрамы на его голове — знаки чести. И он принадлежит нам. Только не говори, что он посрамил тебя. Тебе было страшно, но ты вышел с луком и ножом и не опоздал…

Это шалаш, где ты спал один? Только такой и могут поставить мужчины, темный и тесный, и солнце сюда не попадает, и внутри никаких удобных вещей.

— Это шалаш, где я спал; но я не был один. Ты приходила ко мне во сне.

— Это глупые речи. Я не приходила. Я была далеко, в своей деревне… Но это добрые речи, мне приятно их слушать. И шалаш добрый, потому что даже в темноте я вижу, как твои глаза снова блестят и сияют мне.

Тихая тьма повисла над каньоном. В жилище тускло мерцал очаг. Медвежонок лежал на ложе и смотрел на жену. В третий раз закончила она расставлять вещи. Посмотрела на него и отвернулась, и улыбка была у нее на губах. Она подошла и легла на ложе. Он обнял ее, сначала нежно, потом с неистовой страстью; обоим было хорошо. Они лежали неподвижно. В горах поднялись ночные ветры и задули над высоким плато. Они разослали сквознячки по расщелинам вдоль края обрыва, и те лихо и глухо пересмеивались меж собой. И Майюны скал выплыли, как туман, прицепились к ветрам и со смехом понеслись в вышине; он слышал их, и лежал неподвижно, и смеялся вместе с ними таким же тихим, глубоким, гортанным смехом.

— О моя Пятнистая Черепаха. Послушай. Говорят Майюны.

— Я слышу только ветер. Но хорошо, что смех вновь вернулся на губы моего мужа.

— Послушай. Они говорят со мной.

— Я слышу что-то похожее на голоса, но я не понимаю их. Что они говорят?

— Они говорят: «Маленький брат, ты снова дома. Ты привел к нам маленькую сестру. Это хорошо».

И Майюны помчались с ветрами вниз по каньону, они плясали в вышине и примчались назад, тихо посмеиваясь меж собой.

— Я опять слышу их голоса, но все равно не разбираю. Что они теперь говорят?

— Они говорят: «Маленький брат, та женщина, что стала тебе женой, лучше всякой женщины, которая привидится во сне. Она хороша, как свет, что встает над краем земли при первом сиянии утра. Она согревает, как летнее солнце, когда оно стоит прямо над головой. Она услаждает, как добрый сон, что приходит в ночи после многотрудного дня охоты».

— Это глупые речи. Майюны не станут так говорить… Но это добрые речи. Расскажи мне еще, что они говорят.

Настала осень. Он собрал дикие сливы, она очистила их от косточек и насушила на зиму. Он наносил уйму ягод аронии и ирги, она истолкла их на выдолбленном камне и, налепив тонких лепешек, насушила на то время, когда придут холода. Он набрал бизоньей ягоды, которой было не так много, и дикого винограда, которого было мало, и они тоже пошли в заготовки. Эти и другие запасы пополнили кладовку, где уже было вдосталь мяса, которое он добыл в своем стаде, мясо старой коровы, но не той, что принесла двойняшек, и небольшого бычка, одного из годовичков. Она обрабатывала шкуры. Это женское дело, и, раз уж она здесь, она не позволяла ему это делать, а Медвежонок обходил свой каньон, посиживая на солнышке, скрестив ноги, и барсук разговаривал с ним. В этот день он сидел в тишине, и она оставила работу и пришла к нему. Если она шла медленно, барсук оставался, но не говорил, пока она была там. В этот день она пришла медленно, и на ее губах играла легкая таинственная улыбка.

— О Медвежонок, мой муж с сильными руками, ты должен забить для нас одного из телят, одного из самых молодых весенних телят.

— Почему должен я сделать это? У нас достаточно мяса. Пройдет время — теленок подрастет, станет сильнее и больше.

— Теперь это не важно. Я должна сшить маленькое покрывало из нежной молодой кожи. Я уверилась наконец. Когда растают зимние снега и на деревьях начнут распускаться почки, у нас будет ребенок. — Она стояла прямо и гордо, потому что внутри у нее совершалось то, что способна совершить только женщина и что ставило ее в домашнем кругу жилища вровень с мужчиной.

Он вскочил на ноги, и барсук, встряхнувшись всем своим широким плоским телом, убежал, поблескивая коричневым с проседью мехом. Он вскочил на плоский камень. Он кричал и смеялся:

— Это будет мальчик! У него будут длинные сильные ноги, и он сможет быстро бегать! Это будет сын, я стану отцом, и нас соединит прекрасное чувство! — Он стоял на плоском камне и смотрел на нее. — А может, это будет девочка. И походка ее будет легка и грациозна, как у молодого оленя. А когда она вырастет, она будет тепла и женственна, как мать…

Зима выдалась мягкая. Снег ложился, понемногу сходил, оголяя землю, и ложился опять. Ни разу он не был настолько глубок или покрыт такой твердой коркой, что бизоны не могли добыть себе пищу. Бураны проносились над ними, пронизывая холмы, но не спускались в каньон. В укрытом снаружи снегом жилище, где постоянно теплился очаг, было тепло. Когда земля освобождалась от снега, Медвежонок собирал кизяк, когда выпадал снег, собирал хворост. Это женское дело, но он не позволял ей этим заниматься, а когда ей был тяжело, потому что это был ее первенец, выполнял и другую женскую работу. Готовил пищу, тушеное мясо и похлебку из сытного мяса и других припасов, что были у них в кладовке. Мыл посуду после еды. Но когда он собирался убирать все на место или подметать пол, она со смехом брала лыжи и, выгнав его, делала это сама. А порой, когда она ночью не могла спать, он, привстав рядом с ней и опираясь на локоть, нежно проводил другой рукой по ее лбу и рассказывал, что в вышине говорят Майюны. И она гордилась всем, и трудными временами, и легкими, ибо это было частью того, что совершала она.

Однако, когда зима состарилась, и снег сошел с земли и больше не выпал, и первые, чуть заметные ростки зелени пробились вдоль зарослей кустов, она сделалась очень молчалива. В это время она должна бы подолгу беседовать со старыми женщинами в деревне, но не было старых женщин, с которыми можно потолковать. В это время она должна бы просить молодых женщин, по своему выбору, приготовиться и помочь ей при появлении ребенка, но не было молодых женщин, которых можно об этом просить. Она сделалась очень молчалива и, бывало, подолгу не желала говорить, а заговорив, раздражалась, и голос ее срывался. Иногда она замыкала от него свое лицо, словно его не было здесь. Он видел все это и встревожился. Делал еще больше женской работы, и это было нехорошо, потому что напоминало ей, что рядом нет ни матери, ни свекрови, ни двоюродной сестры, которые помогли бы в это время в домашней работе, и она раздражалась и резко разговаривала с ним.

Он соорудил колыбельку, выстелив дно под подстилкой мохом, а она посмотрела на нее, отвернулась и ничего не сказала. Колыбель должна быть сделана женщиной, имевшей детей, родственницей будущего отца, если ж таковой нет, родственницей матери.

Он все сделал и все приготовил: ушат, чтобы обмыть ребенка, а рядом с ним — нож, чтобы перерезать пуповину, крошечное мягкое покрывало, чтобы завернуть ребенка, и мешочек с порошком степного дождевика, чтобы предохранить от раздражения нежную кожу на внутренней стороне маленьких ножек. Она видела, как он ставил и без конца переставлял вещи, и лицо ее прояснилось, она улыбнулась ему и объяснила, как найти нужную кору и приготовить лекарство, которое облегчит роды. Но когда он это сделал, лицо ее снова замкнулось — она вспомнила, что лекарство, приготовленное мужчиной, не обладает такой силой, как лекарство, приготовленное женщиной, рожавшей детей.

И все же, когда пришел срок, он испугался, а она произносила ободряющие слова. Пот стекал по его лицу, словно потуги начались у него, а она говорила ему, что делать, и его так поразили первые крики новорожденного, что он только неловко суетился, пытаясь завернуть его в мягкое покрывало, и она велела положить младенца рядом с ней, чтобы завернуть его, — это был мальчик, хорошо сложенный, с ножками, которые вырастут длинные и сильные и будут быстро бегать…

Весна стояла недобрая. Холодная и сырая. Пошел дождь и не прекращался много дней. Поток вздулся, земля промокла насквозь. Только прорыв вокруг жилища канаву и отведя воду, смог Медвежонок добиться, чтобы вода не просачивалась под шкуры внутрь. Когда не было дождя, ночью с гор скатывался туман, заполняя каньон, и поутру подолгу боролся с солнцем. Дым очага не выходил из жилища, как должно, в отверстие вверху. Лишь развесив покрывала у огня на веревках, удавалось Пятнистой Черепахе избавиться от сырости. А потом их худышка, их малыш-пушистик, их Лисенок подхватил кашель, от которого нет избавления.

Пятнистая Черепаха давала крошке по каплям чай из оленьей мяты, которая, говорят, полезна для легких, терзаемых долгим кашлем. Не помогло. Быстро обрыскала она весь каньон, нашла наконец кустик красной целебной травы, растерла листья и несколько часов кипятила порошок в воде, приготовляя негустой сироп, который, говорят, помогает размягчить и прогнать застарелый кашель. По каплям давала она ему сироп — и не помогло. Она не знала, что делать дальше, и Медвежонок не знал. Она держала малыша в тепле и нянчила во время кормления, но он ел очень плохо, а через некоторое время и вовсе перестал. Он очень ослаб и совсем расхворался.

Она ни на миг не оставляла малыша, баюкала его, держа на руках, приникнув к нему лицом, но ничто не могло остановить кашель. Звук был тихий, несильный, и все же он наполнял жилище великим страхом. Он бил в уши Медвежонка — тот делал все, что мог, подкладывая дрова в огонь, раздувая очаг, заставляя его жарче пылать и обогревать жилище. Он сварил суп, крепкий и вкусный. и отнес ей, но она и не притронулась. Попробовал сам — суп был хороший, но во рту у него стояла горечь, и он тоже не мог есть. Кашель раздавался теперь совсем слабо, но все равно бил ему в уши, и Медвежонок вышел из вигвама. Была ночь. Облака затянули щербатую четвертушку луны, было очень темно. Он вперился в черноту, потом принялся ходить. Он шагал взад и вперед перед жилищем, и черные мысли кружили в его мозгу. Если б он мог увидеть эту болезнь, он мог бы бороться с ней. Пусть бы она когтила кашлем его тело сильнее, чем рвали когти громадного кугуара, только б ему очутиться рядом с болезнью и вонзить нож туда, где средоточие ее жизни. Но как человеку бороться с тем, чего он не видит? Взад и вперед шагал он, и черные мысли кружили у него в мозгу.

Медвежонок остановился. Вокруг не раздавалось ни звука. Вошел. В тусклом свете догоравшего очага увидел, что она сидит, как и сидела. Она не баюкала на руках крошечный сверток. Кашля не было слышно; не было слышно, как крошечное горло пытается дышать. Не было вообще ни звука.

Он попытался говорить и не мог. У него не было слов. Он подошел к ней, сел рядом, она встала и вместе с неподвижным свертком перешла на другую сторону жилища, села там. Он не пошел за ней. Он сидел неподвижно. Он чувствовал пустоту внутри — нет ни слов, ни, казалось, чувств. Голова его поникла, как у нее, и они сидели совсем неподвижно, и костер догорел, лишь вспыхивали угольки, но и они догорели, и в жилище стало так же темно, как в ночи…

При первых проблесках рассвета он поднял голову. Шея одеревенела, но он не замечал этого, потому что разум его тоже одеревенел от странных мыслей, причинявших боль. У. другой стороны, как и прежде, сидела она; но она тоже подняла голову и смотрела на него. Лицо ее было замкнуто для него. Бессмысленная маска, за которой скрылась Пятнистая Черепаха. Она отвернулась. Встала на колени, положила крошечный сверток на землю перед собой и начала готовить его к погребению. Она держалась так, словно Медвежонка не было рядом. Он подошел к ней, желая помочь, но она отвернулась, и ему ничего не осталось, кроме как стоять и глядеть на нее.

Закончив, она выпрямилась, держа в руках приготовленный крошечный сверток, и по-прежнему так, словно она была здесь одна, словно его не существовало. Он встал перед ней:

— Я отец.

Лицо ее замкнулось, но она посмотрела на него и через миг протянула руки и положила ему на руки крошечный сверток. Медвежонок подождал, пока она собрала вещи, предназначавшиеся для малыша, и, ступая впереди, вышел. Он встал перед жилищем, она стояла за спиной; он посмотрел вокруг. Он обвел взглядом весь каньон и выбрал место. На дальней стене каньона, примерно на уровне человеческого роста, виднелся небольшой уступ, за которым открывалось углубление, образующее неглубокую пещеру. Хорошее место и подходящего размера. Медвежонок пошел туда, и она шла за ним. Он опустил крошечный сверток на уступ, в пещерку. Старательно повернул его на восток, к восходящему солнцу. Взял у нее вещи, которые были вещами малыша, и разложил их вокруг свертка. Острая печаль охватила его. Не было тут пятнистого пони, чтобы зарезать его у могилы, чтобы дух маленького верхом на духе пони мог быстро ехать по тропе, где все следы ведут в одну сторону. Не было тут старца их племени, который спел бы песнь смерти, доставшуюся им от предков, чтобы подбодрить в пути дух маленького. Лишь скорбящий отец, который не мог говорить, а позади него, но не вместе с ним, скорбящая мать, которая не хотела говорить.

Он сидел на земле перед жилищем, скрестив ноги, и курил трубку, но она не принесла покоя. Печаль его была велика, но не находилось для нее слов. Пятнистая Черепаха была в вигваме, лицо ее замкнулось перед ним, и он не мог оставаться там, где она. Он слышал, как она движется. Она вышла и прошла мимо так, словно его не существовало. Она что-то искала; нашла — это был топор из заостренного камня, насаженного на крепкое деревянное топорище, лежавший там, где он оставил его, когда рубил сучья для очага. Держа топор в руке, она вновь прошла мимо него в жилище. И новая печаль охватила его — Медвежонок знал, что она собирается делать, и не мог ее остановить. Можно забрать топор, но тогда она нашла бы иной способ, выждав, пока его не будет поблизости. Он не должен ее останавливать, она поступает согласно обычаю.

Медвежонок ждал. Он услышал глухой удар — топор опустился, рубанул и ударил о камень. Медвежонок все ждал. Она не хочет, чтоб он был рядом. Но больше он не мог ждать. Он вошел и стал у входа. Она остановила кровь и теперь завязывала обрубок среднего пальца на левой руке, отсеченный у первой фаланги. Скорбь и множество печалей поднялись в нем, но лицо ее оставалось маской, непроницаемой для него, и он не смел подойти к ней. Мужчина не может отрубить себе палец, чтоб выразить свою скорбь. Мужчине нужны сильные руки — для охоты, для сражений. Он разорвал рубаху. Правая рука извлекла из ножен на бедре нож. Медвежонок резанул им по груди — сначала раз, потом еще, распарывая кожу и погружая его глубже. Яркая кровь ручейками побежала вниз.

Она увидела кровь, сбегавшую яркими ручейками. Лицо ее открылось для него.

И он смог говорить. Не о скорби своей говорил он. О ней говорила за него струившаяся кровь. Он говорил о горечи, скопившейся в его мыслях.

— Если б здесь были другие женщины, они бы знали, что делать. О горечи и печали.

— Если б здесь был человек, искусный в волшбе, он знал бы, что делать…

И Медвежонок, странный, не такой, как все, вышел в свой каньон. Он шел вдоль потока и видел рыбу в неглубоких затонах. Видел бизонов, щиплющих добрые травы. Видел, как кружат вокруг него высокие, неприступные, скалистые стены его каньона.

— Слишком долго жил мой разум в ночном свете луны. Пусть же пребудет он в дневном свете солнца.

…Человек попадает в каньон, называет его своим, завладевает им хитростью своего ума и храбростью сердца. На одной ноге костяной, на другой — деревянной убивает он могучего бизона; у него есть все, что нужно: еда, и одежда, и кров. Он сохраняет власть над каньоном, убив злодея, который испортил бы каньон, убив горного кровопийцу. Каньон принадлежит ему, он добился этого. Но он совершил это не в одиночку… В его руке нож, изготовленный далеко отсюда другим человеком, нож, который вручил ему старец, великий. Его мозг полон знаний — как добыть огонь, как изготовить оружие и одежду, как найти пищу и соорудить укрытие — знаний, которые передали ему те, кто учил его в детстве, кто показывал, как что делается, когда он жил среди них. Сам по себе он ничто. Только храбрость — его собственное достояние. Вместе с ним — даже здесь, в каньоне, — все они, и Медвежонок не сможет никогда отделиться от этих людей, ибо то, что они дали ему, прикипело; без них он не мог бы назвать каньон своим…

…Он приводит женщину в свой каньон. Это хорошо. Это довершает все, что есть хорошего для него в этом месте. Она тоскует по разговорам с другими женщинами, по деревенской болтовне, по танцам молодых, по советам и историям старших, по участию родных, что дороги ее сердцу. Ради него она согласна мириться с отсутствием всего этого. Она не станет говорить о своей тоске и постарается, чтобы он не догадался. Но тоска есть… У нее рождается ребенок. Она одна, помочь ей может только неуклюжий мужчина. На ребенка нападает болезнь. И некому позаботиться о нем так, как позаботились бы старые женщины или мужчина, искусный в волшебстве. Малыш умирает. Быть может, так повелел Химмавихийо, Мудрый Верховный, и ничто не спасло бы ребенка. Но откуда взяться уверенности?.. Может родиться другой ребенок. Он будет здоров, и выживет, и будет расти. Пусть это мальчик. Кто добудет для него удачу и рассечет ему уши? У него крепкие длинные ноги, он умеет быстро бегать. Где мальчишки, с которыми он будет играть? Где старики, что поведают ему о племени, об истории, о старых временах и расскажут о том, что нужно делать? Он подрастет, в его душе поселится тревога. Где старец, где великий, что сможет наставить его в испытании голоданием? Он подрастет, и в нем зародится желание мужчины. Где девушка, что благосклонно поглядит на него, когда он станет поджидать ее в вечерних сумерках и дернет за край одежды?.. Или пусть это девочка. Где бабушка или старуха, которая заменит бабушку, кто научит ее тем вещам, какие положено знать девочке? Где другие девочки, с которыми она будет играть, и вести бесконечные девчоночьи разговоры, и упражняться в том, как выкраивать мокасины, низать бусы, шить одеяла из лоскутов? Где молодые люди, на которых она благосклонно посмотрит, ради кого она будет тихо сидеть, ничего не возражая, пока отец будет размышлять о присланных юношей подарках и о благе дочери, дорогой его сердцу?..

…Что хотел сказать старец своими словами? Человек должен быть уверен, что сердце говорит ему правду… Один человек не может изменить племя. Но он может жить со своим племенем, не позволяя чересчур изменять себя…

И Медвежонок, странный, не такой, как все, сын смешливого отца и матери с нежным голосом, толстунчик с короткими ножками, чьи уши рассек Стоящий Всю Ночь, пошел напрямик через каньон к тому месту, где беспорядочно валялись разбросанные во все стороны камни, прежде сложенные так, что получался наклонно поднимавшийся спуск, Где каменный обрыв уходил вверх, до первого уступа, гладкой стеной без единого углубления. Медвежонок наклонился и поднял камень. Он принялся громоздить камни один на другой.

Пятнистая Черепаха, правнучка Стоящего Всю Ночь, сестра Желтой Луны, жена Медвежонка, стояла у входа и смотрела на него. Она подошла к нему.

— Почему ты это делаешь?

— Мы возвращаемся к своему народу.

Счастье, вызванное словами, поднялось и просияло в ее глазах; он увидел и уверился, что сердце сказало ему правду. И все же печаль, что гнездилась у него внутри, была велика. Она нарастала, пока, казалось, не разорвет ему грудь. Он отвернулся и пошел к высоким ягодным кустам, где можно укрыться, рядом с торчащими из земли камнями, а Пятнистая Черепаха осталась и наблюдала за ним.

Барсука не оказалось у плоского камня. Уже несколько дней, как на камень не клали мяса. Он пустился своими потайными тропами добывать себе пищу. Теперь это неважно. Медвежонок заговорил, обращаясь к камням:

— О барсук, прощай. Кровь бежит по моей груди от новой печали, но она видна только мне.

Пятнистая Черепаха уже приближалась к нему по кустам.

— О муж мой. Случилось плохое. Но я молода. Я сильна. У меня будет другой ребенок. И еще один. Я не допущу их смерти. — Она была страшно изнурена, лицо вытянулось от боли, причиненной смертью малыша, и той, что она испытала, отрубив палец. Но для него эта женщина была прекрасна. — О муж мой. Я не из тех глупых женщин, которым надо, чтоб вокруг них квохтали. Мне достаточно, что ты со мной. Я не стану уводить тебя из твоего места.

Его голос звучал хрипло, царапая горло. То был голос мужчины, главы жилища, говорившего то, что он задумал и что он не собирался менять:

— Не ты уводишь меня из этого места. Я ухожу сам и увожу свою жену, как и подобает мужчине, туда, где наше место.

Он оставил ее. Он вернулся к камням у ближнего каменистого обрыва и принялся громоздить камни один на другой, сооружая наклонно поднимавшийся спуск, ведущий к уступу и углублениям над ним. Она вышла из кустов и стояла неподвижно, наблюдая. Ее лицо было согрето мудростью и пониманием. Она идет помогать ему.


Примечания

1

Фронтир — в точном переводе «граница». В Америке так называлась еще неосвоенная полоса земли на запад от восточных штатов. По мере освоения и заселения этой земли «граница», то есть фронтир, отодвигался все дальше на запад.

2

Ярд — мера длины, равная 0,91 м

3

Ранчо — скотоводческая ферма

4

Фунт — мера веса, равная примерно 400 г.

5

Вашингтон Ирвинг (1783—1839) — классик американской литературы. Рип ван Винкль — герой его знаменитой одноименной новеллы.

6

Одиссей — герой эпической поэмы «Одиссея», автором которой тают легендарного древнегреческого поэта Гомера.

7

Пандора — героиня древнегреческой мифологии; женщина, посланная верховным богом Зевсом на Землю с сосудом, в котором были людские бедствия.  Несмотря на запрет, она открыла этот сосуд, и бедствия расплескались по Земле.

8

Навуходоносор — царь Древнего Вавилона. Пенелопа — жена Одиссея, легендарного героя древнегреческого эпоса.

9

Перевод Н. Дарузес

10

Плоская вяленая лепешка из толченого мяса с салом