sci_history nonf_military military_weapon Владимир Яковлевич Крестьянинов Морская минная война у Порт-Артура

В книге на основании архивных материалов рассказывается о минной войне на море у Порт-Артура в 1904 г, о минно-заградительных и противоминных действиях русской эскадры и японского флота. Смертельно опасный и незаметный труд моряков-минеров не был по достоинству оценен ни современниками, ни историками. Тем не менее влияние минной войны на ход всей войны был огромен. Для широкого круга читателей, интересующихся военной историей.

ru
Fiction Book Designer, FictionBook Editor Release 2.6.6, Fiction Book Investigator 21.10.2014 FBD-083FCE-200D-4341-B796-82E4-769E-E1CBEE 1.0 Морская минная война у Порт-Артура Санкт-Петербург 2006

Владимир Яковлевич Крестьянинов

Морская минная война у Порт-Артура

Боевые корабли мира

Обложка:

на 1-й стр. Постановка мин с транспорта "Енисей" перед его гибелью 29 января 1904 г. (с рисунка того времени);

на 2-й стр. На Порт-Артурском рейде. 1902-1903 гг.,

на 3-й стр. Рейд Порт-Артура в 1905 г.

На 4-й стр. Погрузка мин на один из русских миноносцев. Порт-Артур, 1904 г.

Тех. редактор Ю.В. Родионов

Лит. редактор НС. Медведева

Корректор С.С. Пономарева

Санкт-Петербург 2006 г.

Корабли и сражения

ISBN 5-902236-36-3

Минные и противоминные действия русского флота при обороне Порт-Артура в 1904 г.

В книге на основании архивных материалов рассказывается о минной войне на море у Порт-Артура в 1904 г, о минно-заградительных и противоминных действиях русской эскадры и японского флота.

Смертельно опасный и незаметный труд моряков-минеров не был по достоинству оценен ни современниками, ни историками. Тем не менее влияние минной войны на ход всей войны был огромен.

Для широкого круга читателей, интересующихся военной историей.

Посвящается выпускникам 1976 г. 3-го факультета высшего военно-морского училища имени М.В. Фрунзе

Введение

История развития минного и противоминного оружия и способов его боевого применения в русско-японской войне 1904 – 1905 гг. недостаточно освещена в исторической литературе. В 1906 году вышла брошюра "Траление в Порт-Артуре".2* В настоящее время она является библиографической редкостью. Её автор М.В. Иванов во время обороны Порт-Артура командовал "тралящим караваном", вместе с тем, в его работе имеется ряд неточностей и не освещен целый рад вопросов организации и хода противоминных действий. В работе исторической комиссии Морского генерального штаба по описанию войны 3*приводится богатый фактический материал, однако, без анализа и обобщений.

В последующие годы исследователи русско-японской войны на море вопросам минной войны, особенно противоминным действиям, уделяли недостаточное внимание. В иерархии боевых средств флота мины и тралы стояли позади артиллерии, торпедного, затем ракетного оружия. Результаты применения минного и противоминного оружия оцениваются количеством погибших и подорвавшихся кораблей и вытраленных мин. Стратегические, оперативные последствия применения минного оружия, влияние минной опасности на ход и исход войны остаются неосознанными. Специалисты по боевому применению минного оружия используют термин "косвенные потери". К ним относят удлинение коммуникаций, снижение скорости кораблей и транспортов из-за необходимости следования за тралами и т. д. Косвенные потери очень трудно подсчитать и оценить. Поэтому у минного и противоминного оружия есть особенность – в мирное время о нем как-то забывают, в конце войны очень уважают, помнят после войны в первые годы боевого траления, затем снова наступает полузабвение.

Само понятие "минная война" в советское время не жаловали. Вот как определял ее авторитетный официальный "Военно-морской словарь" в 1990 г.: "Минная война на море – применяемое в иностранных флотах понятие, относящееся к совокупности боевых действий военно-морских сил. связанных с применением минного оружия (постановка мин и борьба с минной опасностью). Главным содержанием Минной войны на море являются миннозаградительные действия и противоминная оборона".4*

В войну 1904 – 1905 гг. русскому флоту впервые пришлось столкнуться с "минной войной" в больших масштабах, ни один флот мира не имел в то время ни эффективных средств борьбы с минами, пи отработанной организации и опыта их применения при условии противодействия противника. Русским морякам в осажденной крепости, при господстве на море флота противника пришлось решать множество сложных задач.

Создание и совершенствование сил противоминной обороны, развитие оружия и способов его боевого применения, поиски и находки, ошибки и просчеты, ход минной войны интересны, несмотря на прошедшие десятилетия, не только историкам, по и специалистам оружия и боевого применения. Работа написана на основании документов РГА ВМФ. официальной русской и японской историй войны, материалов научной библиотеки Военно-морской академии.

В данной работе приводятся или частично цитируются документы, воспоминания участников. В связи с этим следует пояснить некоторые термины и понятия, значение которых за сто лет претерпело некоторые изменения.

В XIX веке под термином "корабль" понимали линейный корабль, а словом "судно" называли и крейсера, фрегаты, миноносцы и т. д. В настоящее время слово "корабль" обозначает только боевые, т.е. имеющие вооружение, самоходные плавучие средства. Под словом "судно" сейчас понимают невооруженные пассажирские, грузовые, промысловые, исследовательские плавучие средства.

В русских документах и материалах того времени для обозначения японских миноносцев водоизмещением 300 и более тонн использовался термин "истребитель" или "истребитель миноносцев".

В парусном флоте под словом "брандер" понимали небольшое судно, наполненное порохом и горючими материалами. Брандеры пускались по течению или под парусами подходили к неприятельским кораблям, затем поджигались. Взрывы и пожары брандеров уничтожали деревянные корабли парусной эпохи. Во время обороны Порт-Артура брандерами или пароходами-брандерами называли японские грузовые суда, заполненные камнями, горючими веществами и имевшие приспособления для быстрого затопления. Японцы пытались затопить их в узком проходе с внешнего на внутренний рейд Порт-Артура п тем самым закупорить русскую эскадру в гавани.

В официальной русской классификации отсутствовал класс кораблей "минный заградитель". Поэтому и русские, и японские корабли, специально построенные пли приспособленные для минных постановок, называли "минными транспортами". 5*

В те времена моряки использовали слово "караван" для обозначения группы судов. В Порт-Артуре землечерпательные суда и грунтоотвозные шаланды (самоходные баржи), осуществлявшие работы по углублению выходного фарватера и бассейнов внутреннего рейда, называли "землечерпательным караваном". После того, как шаланды стали использовать для траления мин, появилось название "тралящий караван". Иногда тральные группы пли отряды именовали "партией траления".

В цитируемых материалах использовались следующие меры длины и веса: 1 фут = 0.305 м; 1 сажень = 1,83 м (морская шестифутовая); 1 миля = I852 м; 1 кабельтов = 185,2 м; 1 пуд = 16,38 кг; 1 фунт = 0.41 кг.

1. Развитие сил и средств минной войны к началу XX века

Минное оружие. Прообразом морских и речных мин являлись брандеры: небольшие суда, наполненные порохом или горючими веществами. Брандеры пли пускались по ветру или течению на флот противника, или в бою пытались подойти вплотную к вражеским кораблям, после чего подрывался пороховой заряд, или поджигались горючие материалы. Устройства с взрывчатыми или горючими веществами пускались по течению рек против кораблей, мостов. В 1769 г. русские направили по течению Днестра плавающую мину для разрушения турецкого моста близ Хотина. Для воспламенения подобных мин применялись фитили или курок кремниевого ружья. 6*

Во время войны за независимость североамериканских колоний Англии изобретатель Бушнелль пытался прикреплять мины к днищу корабля. В 1777 г. он пустил по течению реки Делавар мины против английских кораблей, стоявших на рейде Филадельфии. Течение пронесло взрывные устройства мимо противника, стоявшего ближе к берегу. Наряду с плывущей по течению миной появляется идея неподвижной, невидимой на поверхности мины. Над автономными минами параллельно работали изобретатели нескольких стран. В XIX веке подводные мины называли "адскими машинами".

Много времени посвятил проектированию мни известный изобретатель Роберт Фультон. В августе 1801 г. во Франции с помощью подводного взрывного устройства им была потоплена небольшая шхуна. Впоследствии он разработал несколько проектов якорных мин и продемонстрировал их в Англии. 15 октября 1805 г. в присутствии большого числа зрителей и высших чинов Адмиралтейства был взорван подводной миной бриг "Доротея". Адмиралтейство предложило изобретателю большую сумму, чтобы он никому не передавал и не открывал секрета, так как лорды справедливо полагали, что это оружие может принести больше пользы противникам, чем сильнейшему в мире флоту Великобритании. Тем не менее, в 1811 г. англичане использовали мины для блокады американских портов. Сам Фультон, уехавший в Америку, предложил несколько своих изобретений североамериканскому флоту. Среди новинок была якорная мина, имевшая 100-фунтовый заряд пороха в медном корпусе и ударный взрыватель.

В 1807 г. русский полковник Фитцум предложил проект якорной мины и произвел в Кронштадте подрыв с помощью длинного шланга, начиненного порохом. Первые опыты применения электрического тока для воспламенения зарядов взрывчатого вещества под водой начаты в России русским ученым П.Л. Шиллингом в 1812 г.. Через десять лет он произвел подрыв фугаса с помощью гальванической батареи. 21 марта 1834 г. начальник инженеров гвардейского корпуса генерал-майор К.А. Шильдер продемонстрировал императору Николаю I на Обводном канале подрыв сооружения на льду с помощью управляемой электричеством подводной мины. Этот способ применялся в России для уничтожения ледяных заторов на реках, для очищения от льда кронштадтских гаваней.

В 1840 г. академик Б.С. Якоби предложил автономную мину, имевшую два типа взрывателей: ртутный и шариковый, которые замыкали электрическую цепь мины при ударе и наклоне корпуса.

Во время прусско-датской войны 1848-1851 гг. минное заграждение было выставлено для защиты Кильской бухты. Сведений о наличии минной опасности оказалось достаточно, и более сильный датский флот не предпринял никаких действий против Киля.

Во время Крымской войны в русские военное и морское ведомства поступило большое количество различных предложений проектов якорных и донных мин. В кампаниях 1854 и 1855 гг. мины выставлялись для обороны Кронштадта. Ревеля, Свеаборга, Динамюнде, Керчи. Подводными фугасами (донные мины) были заграждены устья Дуная, Днепровского и Бугского лиманов. Минные заграждения Свеаборга насчитывали 44 гальванических и 950 пиротехнических (ударных) мни. Всего за 1854-1855 гг. под Кронштадтом выставили 1865 мин – 474 конструкции Якоби и 1391 – Нобеля. В таких масштабах минное оружие применялось впервые.

В районе Порккала-Удд испытывались мины русских изобретателей Давыдова и Вонлярского – "винтовзрывы". Вражеский корабль наматывал на свой винт сеть или трос, которые были прикреплены к мине. 7*

На Черном море русскими выставлены три минных заграждения из 100 мин. На Дунае применялись плавающие мины, изобретенные офицерами Боресковым и Вальцовым. В конце войны принята на вооружение донная мина Давыдова.

28 мая 1855 г. английский пароходофрегат "Merlin", на борту которого находились французский командующий адмирал Пено и командиры союзных кораблей, направился на рекогносцировку северных подступов к острову Котлип. Его сопровождали паровой корвет "D'Assas" и пароходы "Driver" и "Firefly". В 2,5 милях от берега "Merlin" дважды подорвался на минах. Корпус получил сильнейшее сотрясение и потек, но пробоина была незначительной и была успешно заделана. Причиной сравнительно легких повреждении явился слабый заряд мин. Нобель добился соглашения с Инженерным департаментом Военного ведомства об изготовлении мин его конструкции с зарядом всего пять фунтов пороха. По договору с изобретателем все подорвавшиеся и потопленные суда противника переходили в собственность Нобеля со всеми "принадлежностями, вооружением и имуществом". 8*

Другие русские мины в начале войны имели также недостаточный заряд в 10-15 фунтов пороха, но затем вес порохового заряда был доведен до 35 фунтов, а на Дунае закладывались мины с полуторапудовыми и большими по весу зарядами. На реке Буг у Николаева поручик Боресков установил на фарватере фугас (донную гальваническую мину) в 52 пуда, установив его впереди минного заграждения.

Минные заграждения у Кронштадта явились одной из главных причин, заставивших огромный флот союзников отказаться от атаки русской морской крепости, прикрывавшей столицу империи. Таким образом, мины уже в середине XIX века стали играть важную роль в войне на море и влиять на стратегическую обстановку на театре военных действий.

Австрийцы применяли мины в войне с Францией в 1859 г. В значительно более широких масштабах минное оружие применялось во время Гражданской войны в Североамериканских штатах. От мин различных типов и конструкций повреждено 39 кораблей северных штатов. 9*

Немцы выставили оборонительные минные заграждения против французского флота в войну 1870-187] гг. Адмирал Тирпиц вспоминал об этом впоследствии: "Наши минные заграждения беспокоили нас больше, нежели врага; во время волнения мины отрывались и носились по рейду. Много месяцев подряд я еженощно нес вахту на носу "Кенига Вильгельма", высматривая наши собственные мины, что при плохой видимости, обычной для поздней осени, могло принести столько же пользы, сколько свешивавшееся с бушприта бревно, предназначенное .. 10* для траления мин".

В 1876 г. немецкий инженер Герц изобрел якорную мину, снаряженную пироксилином. Значительное количество его мин приобрело русское правительство. Сфероконический железный корпус вмещал заряд пироксилина в 56 кг. Глубина места постановки достигала 40 м. На верхней полусфере размещалось пять свинцовых колпаков, внутри которых находились стеклянные ампулы с кислотой. При ударе корпуса корабля о мину свинцовый колпак сминался, раздавливал ампулу, и кислота выливалась в угольно-цинковую электрическую батарею, становясь электролитом. Ток поступал на электродетонатор, и происходил взрыв. Схема работала очень надежно.

Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. турецкий флот на Черном морс и на Дунае значительно превосходил небольшие военно-морские силы русских. Для обороны портов, побережья и обеспечения переправ русской армии было выставлено значительное по тем временам количество мин: у Одессы – 610; у Севастополя – 275; у Очакова – 310; на Дунае – 415. 11* В результате была обеспечена переправа армии через Дунай, действия сильной флотилии противника были парализованы. 28 сентября на мине подорвалась и затонула турецкая канонерская лодка "Сунна".

На Черном море оборонительные заграждения начали ставиться до начала войны в конце 1876 г. Всего у Севастополя, Одессы, Балаклавы и Очакова выставлено 1218 мин, в том числе 1175 якорных гальванических, 35 мин Герца и 10 донных гальванических фугасов. 12*

Во время японо-китайской войны 1894-1895 гг. в большинстве китайских портах имелись запасы английских и германских мин заграждения. После взятия Порт-Артура японцы выловили около 60 мни и захватили пол- 13 сотни в арсенале. 13*

К началу XX века минное оружие уже стало достаточно мощным средством морской войны. Одной из важнейших особенностей мин являлось то, что их мог применить слабый противник против сильнейшего флота и добиться значительных результатов.

К 1904 г. на вооружении русского флота находились гальваноударные мины образцов 1877, 1888, 1893 и 1898 гг., снаряженные пироксилином. Вес заряда доходил до 56 кг. Старые образцы имели сфероконическую форму В 1889 г. на Дунае провели пробную постановку шаровых мин. В 1891 г. в русском флоте приняли шаровую форму корпуса. В 1898 г. на вооружение принята новая мина, имевшая шаровой корпус диаметром 0,78 м. Заряд состоял из 56 кг пироксилина. На верхней полусфере имелось пять свинцовых колпаков с ампулами с жидкостью Грине. При ударе о корпус корабля свинцовый колпак сминался. Для безопасного обращения с окончательно приготовленной миной служил соляной или сахарный предохранитель. При попадании в воду соль или сахар растворялись, цепь запала соединялась, и мина приходила в боевое состояние. Мину можно было ставить на глубинах до 100 м. Вес с якорем достигал 450 кг.

Эта мина была основным образцом, применявшимся русским флотом в русско-японской войне.

Для обороны морских крепостей военное ведомство имело гальванические мины, управляемые по проводам с берега.

В отечественной литературе сведения о минном оружии японского флота очень скупы. Известно, что мины имели ударный взрыватель Матиссена, имевший очень простую конструкцию. При ударе или наклонении корпуса мины металлический шарик, находившийся на гибкой игле, касался расположенных вокруг пластин и замыкал цепь запала, происходил взрыв.

Схема устройства японской якорной мины

Якорная мина образца 1898 г.

1 – гальваноударные колпаки; 2 – железный корпус: 3 – зарядная камера; 4 – сахарный разъединитель цепи запала; 5 – рым для минрепа; 6 – запальное устройство

Схема устройства русской якорной мины образца 1898 г.

Постановщики мин.

Во время Крымской войны русские минные заграждения выставлялись с плотов, шлюпок, катеров и небольших паровых судов. В кампанию 1855 г. постановки мин у Кронштадта обеспечивал речной пароход "Рюрик".

В конце 1860-х годов в России появились специальные плавучие средства для минных постановок в целях обороны Кронштадта и Керчи. Сначала они назывались минными киллекторами, затем минными судами.

Это были баржи или небольшие пароходы. В специально оборудованных трюмах размещалось до 30 мин. Они поднимались и сбрасывались в воду с помощью кранов. В 18761878 гг. оборонительные заграждения на Черном море ставились со специально оборудованных пароходов "Инкерман", "Прут", "Сулин", "Батюшка" и других.

Идея активных минных постановок у берегов противника появилась с появлением достаточно надежных автономных мин. Во время русско-турецкой войны 18771878 гг. пароходы "Веста" и "Владимир" оборудованы для постановки мин. "Веста" имела на корме две поворотные минбалки, а "Владимир" – два выступавших за корму желоба. В ноябре 1877 г. К.П. Пилкин предложил выставить мины у входов в неприятельские порты. В связи с угрозой английского флота предполагалась постановка минного заграждения в проливе Босфор.

После войны вместо минбалок на кораблях стали устанавливать специальные кормовые стрелы. Впоследствии на вооружение кораблей флота приняли минные плотики черноморского образца. Они находились на кораблях 1-2-го рангов в разобранном виде. При необходимости собирались на палубе, спускались на воду. С помощью стрел па них грузились мины. Затем плотик буксировался корабельным паровым катером к месту постановки. Стрелы, минбалки, минные плотики позволяли осуществлять постановку мин на стопе или на скорости не более 3 уз.

Постановка мин осуществлялась по измеренной глубине. То есть сначала лотом измеряли глубину, затем отмеряли необходимое количество минрепа, закрепляли его, сматывали в бухту и приступали к постановке. В 1882 г. командир миноносца "Сухум" лейтенант Н.Н. Азаров предложил способ автоматической постановки, названный впоследствии штерто-грузовым. На якоре размещалась минрепная вьюшка со стопором – "щеколдой". К щеколде прикреплялся штерт с грузом. Мина с якорем сбрасывалась в воду. Корпус мины, имевший положительную плавучесть оставался на поверхности, а якорь с минрепной вьюшкой погружался. По мере погружения якоря минреп свободно разматывался до тех пор, пока груз не касался грунта. При этом натяжение штерта резко ослабевало, и щеколда стопорила вьюшку. После этого мина погружалась на углубление, равное длине штерта. Этот способ принят на вооружение и используется в минном оружии до настоящего времени.

Появление штерто-грузового способа значительно упростило постановку мин и позволило увеличить скорость корабля-постановщика. Это дало возможность создать новый класс кораблей – минный заградитель. В 18S9 г. военное ведомство подняло вопрос о постройке для Черного моря двух минных транспортов. В 1892 г. в состав Черноморского флота вошли построенные в Швеции минные транспорты "Буг" и "Дунай". Проектное водоизмещение составляло 1360 т, скорость 14 узлов. Каждый корабль имел на борту по 425 мин. В кампанию 1892 г. па транспортах испытывались различные способы постановки мин. Предпочтение отдали автоматической подаче по системе лейтенанта В. А. Степанова. 14*

В соответствии с кораблестроительной программой 1895 г. на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге были построены два минных заградителя "Амур" и "Енисей". В связи с отсутствием класса заградителей в русском флоте в то время официально они именовались "минными транспортами", но в текущей переписке и в обиходе назвались "минными заградителями", "заграждателями", "заградителями". В отличие от своих предшественников они предназначались не только для оборонительных, но и активных минных постановок у берегов противника. Водоизмещение по спецификации составляло 2560 т. В трех погребах размещалось 450 мин. Подъем па палубу осуществлялся 12 электрическими лебедками. Поднятые из погребов мины и якоря подвешивались к рельсам, проложенным под верхней палубой. Передвижение к посту постановки в корме по проекту должно было осуществляться при помощи механической системы конструкции В.А. Степанова, приводимой в действие паровыми брашпилями. Для постановки мин в корме имелись два люка-лацпорта.

Общая протяженность рельсовых путей составляла 218 м. В проекте предусматривалось 14 переводных рельсовых стрелок. Порядок подачи мин регулировался светофорами. Однако в связи с тем, что в ходе эксплуатации черноморских минных транспортов "Буг" и "Дунай" выяснилась недостаточная надежность сложной системы Степанова, по предложению начальника Балтийского завода проект был переработан. Вместо механического привода конструкции Степанова приняли более простую и падежную ручную подачу. Теперь подвешенные к рельсам мины и якоря перекатывали от погребов к лацпортам матросы вручную. В связи с этим пришлось увеличить штатную численность команды, перепланировать внутренние жилые помещения. На испытаниях "Енисей" в 1901 г. развил максимальную скорость 18,1, а "Амур" – 17,9 узла. То есть оба транспорта имели скорость, равную новейшим броненосцам, и могли ходить в составе эскадры, совершить значительные морские переходы и выставить в кратчайшее время у берегов противника заграждения из 900 мин. (Проектная дальность плавания составляла 3000 миль). Подобных кораблей не имел пи один флот мира.

15 августа 1901 г. транспорты вышли из Кронштадта на Дальний Восток, но далее следовали самостоятельно. На "Амуре" находилось 452, а на "Енисее" 424 мины. На Средиземном море корабли в течение месяца занимались боевой подготовкой, в том числе выполняли практические минные постановки. Оба транспорта прибыли в Порт-Артур в марте 1902 г., успешно завершив переход в 15000 миль. Состояние корпуса и механизмов было прекрасное. В связи с недостатком кораблей на Дальнем Востоке командование эскадры предполагало использовать их после израсходования запаса мин для крейсерской службы и как стационеры.

Средства борьбы с минами.

Гальванические мины, применявшиеся в XIX веке, требовали достаточно трудоемкого и сложного метода постановки. В то же время такое заграждение было легче снимать, так как располагалось оно вблизи берега, место известно очень точно, и каждую мину легко обнаружить по электрическим проводам. Значительно сложнее иметь дело с плавающими и автономными якорными минами.

Широкое применение мин в Гражданской войне 1861-1865 гг. вызвало большие потери в кораблях, и это заставило энергично искать средства борьбы с минной опасностью. С начала войны южане применяли дрейфующие мины. Чтобы уничтожить федеральную эскадру адмирала Ли, они пустили по течению реки Джеймс 80 дрейфующих мин; все они были выловлены северянами сетями и кошками. 15*

В 1863 г. известному изобретателю капитану Эриксону предложили изготовить приспособление для предохранения кораблей при входе в реки и для устранения искусственных препятствий. По проекту Эриксона в носовой части монитора "Patapsko" прикрепили плот, являвшийся продолжением форштевня. На конце располагался заряд в 700 фунтов пороха, погруженный на несколько метров под водой. Воздушная камера перед зарядом обеспечивала направленный взрыв вперед по курсу корабля. С таким приспособлением монитор мог двигаться скоростью до 3,5 узлов.

Другую конструкцию предложил адмирал Дюпон. Перед носом корабля с помощью стрел растягивалась сеть с кошками. Для уничтожения донных мин южан на реках и на рейдах северяне использовали шлюпки, буксировавшие кошки. 16* За шлюпками следовали канонерские лодки, буксировавшие по дну по два дрека, 17* и только после этого по протраленному месту проходили броненосные корабли. С помощью кошек и дреков предполагалось оборвать электрические провода и обнаружить само наличие минного заграждения.

После окончания Гражданской войны в США опыт противоминных действий внимательно изучали в английском флоте и даже создали специальный комитет для разработки средств борьбы с минами. Этот комитет в 1870 г. провел в Чатаме опыты взрывания больших зарядов пироксилина для определения радиуса разрушения корпусов мни. Опыты показали, что заряд в 196 кг пироксилина, взорванный на глубине от 12 до 15 м, разрушает все мины на 37 м, а заряд в 250 кг – на 43 м. Для очистки прохода в одну милю и шириной в 65 м потребовалось бы 7 т взрывчатого вещества (при 250кг зарядах). Не считая проводников, буйков, донная контрмина с зарядом в 250 кг весила 925 кг. Таким образом, этот способ был очень дорогим. Для уничтожения заграждения из гальванических мни, не защищенного береговыми батареями, англичане не нашли ничего лучшего американского опыта: буксировки кошек и дреков для обнаружения и подъема электрических кабелей. Для специальных минных шлюпок предназначался дрек весом 3,5 кг, для паровых катеров и баркасов – около 8 кг. Для подрыва обнаруженного минного кабеля предусматривалось использовать дрек с подрывным патроном с зарядом одного килограмма сухого пироксилина. Взрыв должен производиться дистанционно электрическим способом.

Для обнаружения минного заграждения из якорных мин разработан парный трал для шлюпок. Тралящая часть состояла из 25,4 мм пенькового троса длиной в 37 м, к концам и к средней части которого были прикреплены грузы в 3,2 кг на оттяжках к поплавкам. К каждому концу тралчасти крепился буксир 18 м. Впоследствии вместо крайних грузов стали крепить тральные патроны с зарядом по 9 кг пироксилина. При затраливании мины на шлюпках должны были перепускать тралящую часть до тех пор, пока минреп не нажимал на упорную скобу патрона и не вызывал взрыв. Опытным путем было установлено, что взрыв заряда на трале в 3 м ниже мины не только перебивал минреп, но и разрушал мину. Все эти приспособления были испытаны в 1878 г. на маневрах флота в Портсмуте и приняты па вооружение.

Схема постановки мин с помощью коромысла Н.Н. Азарова.

Постановка мин с японского миноносца

Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. применялись индивидуальные противоминные устройства. Турецкий адмирал Гобарт-паша, командовавший турецкой эскадрой, собираясь форсировать вход в Поти. приказал на конец бушприта навесить большую сеть из 12.7 мм троса с 0,3 м ячейками. Сеть должна была защищать носовую часть корабля. Нижняя кромка сети растягивалась толстым металлическим прутом, который удерживался па известном расстоянии от форштевня прочными деревянными выстрелами: внутренние концы выстрелов упирались в крамболы. Приспособление могло подниматься под бушприт, концы же выстрелов отделялись от крамбола и поднимались на фор-марс. На одной русской канонерской лодке также было оборудовано противоминное устройство. На б акс поперек палубы лежал брус, концы которого выдавались за борт. В двойные стропки, надетые на эти концы, вставлялся небольшой шест, служивший рычагом. На концы рычага также надевались стропки: в нижнюю продевался конец большого шеста длиной в 12 м, а верхняя поддерживалась оттяжкой. Концы этих шестов соединялись цепью. Когда оттяжка от верхней стропки рычага вытягивалась, конец шеста приподнимался, если же оттяжка ослаблялась, то и конец шеста опускался. Погруженная в воду на 3 м при расстоянии от форштевня 6 м цепь должна была задевать и взрывать мины. При помощи этого приспособления канонерская лодка произвела минную разведку на фарватере Дуная от Рени до Силистрии.

В 1881 г. разработкой проектов тралов в русском флоте занимался командир миноносца "Сирена" лейтенант М.Н. Беклемишев .18* Он пытался совместить следующие требования: высокую прочность тралящей части, возможно большую ширину захвата с легкостью всей системы п способностью не задевать за неровности грунта и камни "обыкновенной формы". В результате теоретических разработок и практических опытов было предложено два варианта придонного парного трала: тяжелый для миноносцев и буксиров, и облегченный для паровых и гребных катеров.

Тяжелый трал состоял из 80 мм пенькового троса длиной 183 м. облегченный – из 57 мм троса длиной 137 м. На тралящих частях надевались чугунные цилиндрические грузы весом 1.5 кг с просверленными по оси отверстиями. При буксировке по грунту грузы вращались вокруг тралящей части, в результате трал меньше застревал при касании о камни. Для увеличения протраленной полосы концевые грузы делались тронного веса. При затраливаиии мины она буксировалась на мелкое место. Буксирующие тралы Беклемишева использовались в боевой подготовке, но оказались ненадежными из-за низкой прочности пенькового троса, обрывавшегося при частых зацепах за грунт.

В 1882 г. разработан и испытай сетевой трал для очистки фарватеров от плавающих мни. Он состоял из сети шириной в 3,75 м, длиной 18 м. К нижней шкаторипе прикреплялся проволочный трос, а к верхней – ряд пробковых буйков. Вследствие малой скорости буксировки (одни узел) от применения этого трала отказались. 19*

В том же году буксирующие парные тралы были усовершенствованы добавлением самозапирающихся гаков (захватов), расположенных в 8 м один от другого. В случае попадания мины в трал захват запирался и надежно удерживал минреп.

В 1882 г. на Черноморском флоте производились опыты подрыва мин пироксилиновыми ракетами. Ракеты имели запал с гремучей ртутью и ударник, действовавший под влиянием гидростатического давления при погружении ракеты в воду. Упругость пружины ударника рассчитывалась сообразно глубине, на которой требовался взрыв. Испытывались ракеты с зарядом в 8 и 18 кг и с дальностью полета 730 и 1280 м. Для пуска ракет использовался специальный станок – наклонный желоб на бакс корабля или катера. Интересно, что к этой идее вернулись в советском флоте спустя почти сто лет.

Схема механической системы постановки мин В.А. Степанова.

Флагманский минный офицер штаба командующего флотом в Тихом океане к. 2 р. К.Ф. Шульц 2-й

В 1883 г. поручик Емельянов предложил для уничтожения мин специальные ножницы. Они крепились на шесте от обыкновенной шестовой мины. Конец шеста опускался на глубину 5 м. Между лезвиями ножниц укреплялся замыкатель, соединенный с батареей и электрическим звонком. Попадая в ножницы, минреп "звонил". Катер отрабатывал задний ход. а команда стягивала ножницы талями. Верхняя часть минрепа зажималась после обрезания ножницами, и мину можно было буксировать. В дальнейшем ножницы были приспособлены для буксировки по грунту для обрезания проводников мин. Еще один противоминные ножницы предложил генерал Заботкин (аналогичные испытывались в английском флоте). На носу корабля оборудовалось противоминное устройство. Перед носом па углублении между стрел растягивался трос (брас). При встрече с миной она скользила по брасу и попадала в ножницы, обрезавшие минреп. Как и все подобные приспособления, оно было громоздко, ограничивало скорость корабля. Ширина и глубина захвата была мала для эффективного траления. Даже удачно "подрезанная" мина оказывалась в опасной близости от корабля.

В русском флоте средства борьбы с минами испытывались на маневрах 1887-1891 гг. Тралы постоянно задевали за грунт, обрывались, механические противоминные устройства ломались. В связи с этим многие флотские специалисты пришли к выводу, что наиболее надежным средством борьбы с минами являются контрмины. В связи с этим опыты с ними проводились в русском флоте с перерывами с 1887 по 1904 гг.

В 1895 – 1898 гг. Морской Технический комитет проводил конкурс на лучший проект уничтожения минных заграждений. К конкурсантам предъявлялись следующие требования:

1. Отыскать минное заграждение в море.

2. Уничтожить заграждение или очистить проход для эскадры. 3. Обеспечить безопасное прохождение корабля через минное заграждение. 20*

Лейтенант Данильченко с канонерской лодки "Терец" в рапорте от 12 февраля 1896 г. предложил "прибор для перерезания минрепов мин заграждения". Он представлял собой комбинацию резака с тральным патроном, которую называли "пиротехнически-механическими ножницами Данильченко". 21*

Мичман барон А.О. Буксгевден предложил два способа. По первому подводная носовая часть корабля защищалась от мин цепью с автоматическими захватами, подвешенную на шестах сетевого противоторпедного заграждения. По второму способу та же цепь, подвешенная на телескопических шестах длиной 35 фут, буксировалась катерами и шлюпками.

Другими конкурсантами предлагались захваты с электрическими звонками на динамометрах для подачи сигнала о затраливании мин, механические ножницы, контрмины, рейковые сети. Для миноносцев предлагалось даже сделать подводные иллюминаторы и прожекторы, с помощью которых наблюдатели должны были обнаруживать мины, а затем с помощью специальных ножниц перерезать минрепы.

После рассмотрения 11-ти проектов МТК принял решение 1-ой премии не присуждать, второй премии был удостоен проект мичмана А.О. Буксгевдена. Он получил 200 рублей премии, но Управляющий Морским министерством "признал ненужным испытывать на деле предложенный Буксгсвденом трал". 22* Третью премию получил капитан 2 ранга Р. Н. Вирен.

В 1898 г. на вооружение русского флота приняты три буксирующих трала: легкий, тяжелый и для миноносцев. Легкий предназначался для мелких шлюпок и имел тралящую часть из 19-мм стального троса длиной 73 м. К нему присоединялись четыре легких груза, ввязанных па расстоянии от 9 до 18 м один от другого.

Тяжелый трал для больших гребных шлюпок имел тралчасть из 63,5 мм троса длиной 183 м с двумя грузами по 4,5 кг на расстоянии 55 м от середины трала; между этими грузами через каждые 7,5 м ввязаны груза в 1,4 кг.

Трал лейтенанта К.Ф. Шульца по чертежу № 7642, утвержденному минным отделом МТК 17 сентября 1900 г.

Трал для миноносцев состоял из двух смычек стального троса длиной 137 м каждая, между ними находилась вертлюжная скоба. Расстояние между кораблями при тралении составляло 90-110 м, скорость 4-5 уз. При увеличении скорости буксировки трал проскакивал через мины.

Одновременно лейтенант К. Ф. Шульц 23* предложил трал, буксируемый двумя паровыми катерами. Трал испытали в том же 1898 году. Тралящая часть трала Шульца длиной 91,5 м состояла из стального троса диаметром 12,7 и 19 мм. Шесть свинцовых грузов (крайние по 64 кг, четыре средних – по 32 кг). Поплавками служили 5- и 10-ведерные анкерки, к которым присоединялись оттяжки глубины 14 м из стального 12.7-мм троса. На одном конце оттяжек, размеченных через 1 м. были заделаны храпцы, и в зависимости от заданного углубления трала могли ввязываться на любую глубину. Два буксира длиной по 37 м изготовлялись из того же стального троса с заделанными храпцами на коренном конце. Трал собирался на одном корабле и буксировался к месту заграждения одним из паровых катеров; буксир для второго парового катера укладывался в бухту на последнем 10-ведерном анкерке. В 1901 г. на трале Шульца 10- и 5- ведерные анкерки заменили на 5- и 3- ведерные. Эти тралы имелись к началу войны в Порт-Артуре и Владивостоке, где из-за рельефа дна тралы М. Н. Беклемишева были неприменимы.

В 1898 г. минному отряду дано задание на разработку постановки контрмин с плотов. В результате был разработан и принят на вооружение способ постановки контрмин. В конце 1903 г. лейтенант Шульц получил положительные результаты при испытании предложенного им запального приспособления. Оно действовало от давления, развиваемого взрывом соседней контрмины. Так был разрешен вопрос об одновременном взрывании контрмин без проводников. Последующие опыты показали, что контрмины с зарядом в 216 кг влажного пироксилина разрушали корпуса мин на 60 м. Ряд контрмин, сброшенных с промежутком 38 м, взрывался почти одновременно после того, как посредством бикфордова шпура взрывалась последняя сброшенная мина. Сто контрмин могли надежно очистить проход шириной 0.5 кабельтова и длиной в две мили. Контрминами и специальными устройствами для постановки с баркасов снабжена 2-я эскадра флота Тихого океана.

К началу русско-японской войны контрмины находились на вооружении многих флотов мира. Практический опыт не оправдал возлагавшихся на контрмины надежд. Масштабы и интенсивность применения минного оружия превзошли возможности взрывных средств того времени.

11 февраля 1904 г вице-адмирал С.О. Макаров направил в Морской Технический комитет письмо с предложением оборудовать корабли особыми отводами в носовой части, которые взрывали бы мины, попавшиеся на пути корабля на безопасном расстоянии. Приспособление должно было состоять из пяти шестов, установленных наклонно под водой в носовой части корабля и соединенных стальными леерами. Длина шестов предполагалась до 10-12 м. 4 марта 1904 это предложение рассмотрели па заседании Комитета. Члены МТК высказали следующие замечания: не известен тип взрывателя японских мин, конструкция не гарантирует от "подныривания" мины под леер и тогда взрыв произойдет не в носовой части, а в более уязвимом и опасном для корабля месте; отсутствуют расчеты прочности конструкции, поэтому не определить скорость, с которой может двигаться корабль. МТК принял решение поручить корабельным инженерам Балтийского завода и Петербургского порта Оффенбергу и Египтеосу сделать примерный расчет размеров и веса устройства и определить предельную скорость корабля, при которой возможно его применение. Управляющий Морским Министерством адмирал Ф.К. Авелан на протоколе заседания Комитета наложил резолюцию: "для применения, насколько возможно, к вновь строящимся судам". 24* Недостатками этого и подобных устройств являлись: сложность установки и уборки, ограничение скорости и маневренности корабля, низкая надежность. Эти устройства послужили прообразом фортралов и параванов-охранителей.

Заметность мин на небольшом углублении в прозрачной воде натолкнула на мысль использовать для их обнаружения воздушные шары и буксируемые воздушные змеи с наблюдателями. Опыты по обнаружению мин с воздушного шара проводились до войны на Черноморском флоте.

Прогресс развития минного оружия в XIX веке привел к тому, что на вооружении военно-морских флотов находились уже довольно совершенные образцы якорных мин, и в то же время практически отсутствовали падежные средства борьбы с ними. Изобретатели многих стран работали над решением этой проблемы, выдвигалось большое количество проектов, многие из которых остались только на бумаге, другие не выдержали проверку практикой. Несмотря на опыт успешного применения мин в Крымской 1854-1856. Гражданской войне в Северной Америке, русско-турецкой 1877-1878 гг. и ряде других войн, недооценка минной опасности большинством высших военно-морских начальников сдерживала развитие противоминных средств.

Во второй половине ХК – начале XX века развитие средств борьбы с минами проходило по нескольким направлениям. Проектировались и отрабатывались: буксируемые мягкие тралы; жесткие буксируемые, толкаемые и самоходные тралы; корабельные индивидуальные противоминные устройства; взрывные средства; средства поиска и обнаружения.

В мирное время и в русском, и в иностранных флотах отсутствовали организация борьбы с минной опасностью и специальные плавучие средства. Считалось, что применение имеемых тралов и контрмин с катеров, шлюпок, минных плотиков и миноносцев достаточно для "вылавливания" мин.

Наместник на Дальнем Востоке адмирал Е. И. Алексеев на борту крейсера "Аскольд" наблюдает за маневрами эскадры. 1903 г.

2. Действия минных транспортов "Енисей” и "Амур" в начале войны.

Японский план войны ставил первой задачей завоевать господство на море путем внезапного нападения на порт-артурскую эскадру и уничтожение её в ночной атаке торпедами миноносцев. Затем, устранив угрозу со стороны русского флота, японцы намеревались высадить войска в Корее и Южной Манчжурии и захватить Порт- Артур, Манчжурию, Уссурийский и Приамурский края. В связи с этим применение минного оружия у Квантунского полуострова японским морским командованием не предусматривалось. Русские предполагали наличие оборонительных минных заграждений у военно-морских баз. крепостных районов и портов Японии.

В апреле 1903 г. контр-адмиралом В.К. Витгефтом 25* было составлено "Мобилизационное распоряжение по морским силам" (план № 3). В соответствии с ним для обороны входа в Порт-Артур должны быть выставлены десять гальванических донных мин. управляемым с берега по проводам. Кроме того, для усиления обороны прохода на внутренний рейд предусматривалось выставить дополнительное заграждение из двух рядов старых сфероконических мин. Эти мины предполагалось ставить с минных плотиков, которые в случае мобилизации должен был приготовить личный состав канонерских юлок "Отважный" и "Гремящий". Постановка дополнительного заграждения должна производиться по особому приказанию начальника порта контр-адмирала Н.Р. Греве, становившегося начальником минной обороны Порт-Артура. "Минные транспорты "Енисей" и "Амур" по особому приказанию командующего морскими силами идут ставить минные банки вдоль прибрежья и бухтам, указанным особым расписанием".

С началом военных действий порт и город Дальний оказались бы совершенно не защищенными от возможных действий японского флота вплоть до высадки десанта. Там не было ни крепости, ни сил флота, ни достаточного количества сухопутных войск. В случае десанта в Дальний японцы могли не только перерезать сухопутное сообщение с Порт- Артуром, но и получали прекрасную базу для развертывания своей армии для действий в южной Манчжурии и против русского флота. 25*

12 июня 1903 г. штабом эскадры разработан план, по которому Талиенванский залив перекрывался минным заграждением. Причем предполагалось использовать старые мины, не трогая магазинов, находившихся на борту "Енисея" и "Амура". Очевидно, последние предусматривалось использовать для активных минных постановок. В связи с тем, что на эскадре (без минных транспортов) мин дтя заграждения Талиенвапа не хватало, требовалось около 400 мин привезти из Владивостока. Сделано это не было, так как 27 июня в штабе наместника был составлен и принят другой план: заграждение Талиенванского залива должно выполняться минными транспортами с помощью имевшихся на борту мин. Впоследствии этот план и был реализован.

Кроме заграждения Талиенванского залива, предполагалось поставить 170 мин на внешнем рейде Порт- Артура, оставив свободным проходы по створу знаков Перепелиной горы и у знака Лютин-рок; 10 мни в бухте Голубиной; 125 мин у Лунвантана; 40 у Хеси и 20 у Инчепдзы. Детальные планы этих минных заграждений разработал командир минного транспорта "Амур" капитан 2 ранга В. Л. Барщ. 27*

В ночь на 27 января 1904 г. вероломно, без объявления войны японские миноносцы атаковали стоявшую па внешнем рейде Порт-Артура русскую эскадру. Эскадренные броненосцы "Ретвизан", "Цесаревич", крейсер "Паллада" получили торпедные попадания и надолго вышли из строя. Японский флот, имея шесть броненосцев и шесть броненосных крейсеров против оставшихся в строю пяти русских броненосцев и одного броненосного крейсера, блокировал Порт-артурскую эскадру, чем обеспечил высадку в Корее японских войск.

Утром 27 января наместник вице-адмирал Е.И. Алексеев 28* приказал командиру минного транспорта "Енисей" следовать в Талиенванский залив и поставить поперек входа две линии мин. Одну от материка до острова Норд-Саншантау, другую от Зюйд-Саншантау до острова Паньтау, оставив средний проход в порт Дальний свободным. После окончания постановки командиру предписывалось следовать в Дальний, где предупредить портовые власти о минном заграждении и организовать лоцманскую проводку нейтральных судов. Сам "Енисей" должен был оставаться в Дальнем, "приняв все меры предосторожности".

Постановка мин с транспорта "Енисей" перед его гибелью 29 января 1904 г. (С рисунка того времени)

Минный транспорт "Енисей" во время ночной атаки миноносцев находился на бочке на внутреннем рейде. Еще до получения приказа наместника командир капитан 2 ранга В.А. Степанов отдал команду начать приготовление мин без вставления запалов. 29* Из погребов были подняты первые сто мин, подвешены к рельсам, и половина была приготовлена к постановке. Команда начала обедать, мины, подвешенные к рельсам, охранялись дневальными. В это время к Порт-Артуру подошли главные силы японского флота и открыли огонь по городу и порту. В случае попадания снаряда и детонации находившихся на палубе ста мин от взрыва бы пострадали соседние корабли. Так как времени на спуск мин обратно в трюм не было. Степанов приказал вынуть запальные стаканы. 29* На всякий случай приспустили шлюпки, хотя в случае взрыва это было бесполезно. Встретив отпор береговых батарей крепости и кораблей русской эскадры, японцы прекратили обстрел и скрылись за горизонтом.

Капитан 2 ранга В.А. Степанов получил приказ п план минного заграждения и стал готовиться к походу. Около 17 часов "Енисей" снялся с бочки и вышел в море. На корабле снова начали приготовление мни. Но тут в штабе эскадры спохватились, что транспорт следует одни без охранения. Командир получил телеграмму вернуться. Приготовление мин опять приостановили. По возвращении на рейд Степанов получил приказание следовать по назначению в сопровождении крейсера "Боярин". В очередной раз продолжили приготовление мин. Эта работа осложнялась тем, что часть команды находилась в соответствии с расписанием по боевой тревоге.

Крейсер "Боярин" довел минный транспорт до Талиенвана и ушел обратно в Порт-Артур. Заградитель с полным запасом мни оставлен без какой-нибудь охраны и средств обеспечения в опасном районе.

Командир минного транспорта "Енисей" капитан 2 ранга В.А. Степанов.

В ночь на 28 января "Енисей" выставил заграждение в северном проходе из 100 мин из расчета 40 мин на милю. Скорость постановки составляла 5 узлов, временной минный интервал – 18 секунд.

Ночью подойти к острову Норд-Саншантау было опасно, поэтому у берега остался проход шириной в 5 кабельтов, который предстояло заградить позже. Ночью "Енисей" стоял на якоре у острова Хенд.

Утром 28 января на "Енисее" начали приготовление следующих 108 мин. По готовности транспорт снялся с якоря и продолжил постановку. После окончания снаряженных мин из трюмов подняли следующую партию в 112 мин и начали их окончательное приготовление. К 19 часов работа была закончена. Поперек Талиенванского залива выставлено 320 мин на протяжении 7 миль. В связи с неблагоприятной погодой и плохой видимостью береговых ориентиров точность постановки была невысокой. Минный интервал составлялял 45,7 м. 30*

На борту "Енисея" оставалось еще 82 мины, и капитан 2 ранга Степанов решил прикрыть ими пропуск в 5 кабельтов в северной линии и увеличить плотность южной. Утром 29-го января по приказанию наместника "Енисей" вывел из порта Дальний бывшие там иностранные торговые суда. После их прохода между островами Саншантау демонстративно были поставлены две мины с песком.

П осле ухода судов "Енисей" выставил дополнительную линию в 40 мин в южном проходе и перешел к северному. Постановка прошла успешно, но были обнаружены две плавающие мины. Командир решил уничтожить их, несмотря на предупреждения минного и штурманского офицеров об опасности. Расстреляв обе мины, капитан 2 ранга Степанов собирался идти к якорному месту, но вдруг произошел сильный взрыв. "Енисей" подорвался на своей же мине. Взрыв произошел с правого борта под мостиком в районе погреба, где хранился пироксилин для подрывных партий. (Около 6 пудов). Транспорт получил огромную пробоину и стал быстро тонуть. Командир приказал команде спасаться. Шлюпки были спущены и успели отойти от борта. Сам капитан 2 ранга Степанов отказался спасаться и разделил судьбу корабля. Через 15 минут транспорт погрузился носом, корма высоко поднялась. Погибли командир, три офицера и 91 человек команды.

Выстрелы, произведенные по минам "Енисеем", и последовавший взрыв были услышаны в Дальнем. Через некоторое время стали видны силуэты пароходов, шедших из Порт-Артура. Поэтому начальник гарнизона генерал-майор А.В. Фок 31* телеграфировал в Порт-Артур о появлении японских миноносцев. Получив это известие, наместник приказал направить в Талиенван крейсер "Боярин" и миноносцы "Властный", "Внушительный'", "Сторожевой". "Расторопный". Приказание на крейсер передал устно младший флаг-офицер. Когда "Боярин" уже был готов к съемке, командира капитана 2 ранга В. Ф. Сарычева вызвал на канонерскую лодку "Бобр" младший флагман контр-адмирал М.П. Молас 32*, передавший приказание начальника эскадры следовать в Талиенван совместно с минным транспортом "Амур". Но капитан 2 ранга доложил адмиралу, что по приказанию, переданному только что с сигнальной станции Золотой Горы, он должен немедленно идти по назначению, а "Боярин" уже начал сниматься. Тогда Молас приказал Сарычеву по прибытии в Талиенван ждать прихода транспорта "Амур" снаружи бухты, а затем поступить в распоряжение контр-адмирала М. Ф. Лощинского. 33* Тут же в спешке командиру крейсера был показан примерный план минного заграждения в Талиенванском заливе. Исполнительный план штабом эскадры получен еще не был. Таким образом, "Боярин" отправился к Талиенванскому заливу, не имея точного плана минных заграждений.

В 14.40 29 января крейсер вышел из Порт-Артура и на переходе морем никаких миноносцев противника не обнаружил. Тогда он направился к острову Зюйд-Саншантау с целью осмотреть этот район. В 16.08 в 1.5-2 милях южнее этого острова произошел подрыв на мине с левого борта в районе кочегарок. При взрыве погибло 9 кочегаров, корабль получил крен 15" на левый борт и погрузился до иллюминаторов. В официальной истории написано, что подрыв произошел "на сдрейфовавшей мине заграждения". 34* Возможно также, что это была и сорванная с минрепа плавающая мина. Командир полагал, что корабль находится на минном поле и может свежим ветром и течением быть нанесен на соседнюю мину. В таком случае гибель большинства личного состава была бы неизбежна.

Считая положение корабля безнадежным, капитан 2 ранга В. Ф. Сарычев отменил отданное распоряжение о заводке пластыря и приказал спустить шлюпки. К борту крейсера были подозваны миноносцы. Два из четырех миноносцев, на одном из которых был и сам командир крейсера, с большею частью команды и офицеров пошли в Порт-Артур. Другие же два миноносца временно задержались у крейсера. На одном из них была остальная часть команды и офицеров, среди которых возникло опасение, что оставленный крейсер может быть захвачен неприятелем. Поэтому было принято решение взорвать его с того миноносца, который был свободен от команды. Таковым оказался "Сторожевой" под командой капитана 2 ранга А.П. Киткина. Миноносец отошел на три кабельтова и сделал выстрел из кормового торпедного аппарата, но произошла осечка. Вследствие сильной качки торпеда выдвинулась вперед, прибор Обри включился, так что из этого аппарата вторичного выстрела сделать было нельзя. Тогда командир, описав циркуляцию, выстрелил из носового аппарата также с трех кабельтов. Торпеда вышла из аппарата и пошла прямо по направлению к цели, но уже с половины расстояния пузырьки прекратились, и никакого взрыва не последовало". 35*

Бросив крейсер, миноносцы ушли в Порт-Артур. На следующее утро 30 января на поиски "Боярина" начальником эскадры были направлены миноносцы "Выносливый", "Грозовой" и пароход Общества ВосточноКитайской железной дороги "Сибиряк" под общим командованием капитана 1 ранга Н.А. Матусевича. При подходе к Талиенвану стали попадаться плавающие мины, которые расстреливались миноносцами.

Крейсер обнаружили стоящим правым бортом на мели у берега. Начали готовиться к спасательным работам, но мешала свежая погода. Ночью "Боярин", вероятно, сорвало с мели, и, подорвавшись снова, он наконец затонул в 40 саженях от юго-западного мыса острова Зюйд-Саншантау. 12 февраля Временный военно-морской суд рассмотрел дело командира погибшего крейсера и признал его виновным в преждевременном оставлении корабля. 36*

На берегу Талиенванского залива были обнаружены две мины с номерами, принадлежавшими транспорту "Енисей" и в море несколько всплывших мин. Вскоре па берег выброшено еще 10 мин, взорвавшихся при ударе о камни. Причинами являлась недостаточная прочность минрепов и малый вес якорей. При свежей погоде мины дрейфовало и обрывало минрепы. Градоначальник города Дальнего сообщил об этом в Порт-Артур, и поход транспорта "Амур" для продолжения постановок задержали до улучшения погоды. Для наблюдения за поставленными заграждениями были выставлены два наблюдательных поста.

30 января наместник назначил контр-адмирала М.Ф. Лощинского вместо контр-адмирала М. П. Моласа в помощь по морской части коменданту крепости с заведываннсм прибрежной обороной и судами, не входящими в состав эскадры. Транспорт "Амур" был отчислен от эскадры в число судов прибрежной обороны. Лощинскому поручили закончить заграждение Талиенванского залива.

3 февраля с рассветом отряд под командой контр-адмирала Лощинского в составе минного транспорта "Амур", канонерской лодки "Гиляк", минного крейсера "Гайдамак" и миноносцев "Бесстрашный". "Внимательный" и "Решительный" вышел из гавани в Дальний. В тот же день "Амур" успешно поставил 121 мину в бухтах Керр и Дип, а 5-го февраля 99 мин в Талиенванском заливе.

5 февраля Лощинский доложил об окончании работ по заграждению подходов к Дальнему. 7 февраля с помощью минного плотика с "Амура" выставили 20 мин в глубине Талиенванской бухты, а сам транспорт выставил 55 мин у Саншантау. После этого отряд контр-адмирала Лощинского возвратился в Порт-Артур.

П ока "Амур" ставил мины, в Порт-Артуре под председательством наместника вице-адмирала Е.А. Алексеева состоялось совещание флагманов по вопросам плана действий эскадры и заграждения минами бухт Квантунского полуострова. В связи с тем, что с береговых наблюдательных постов по ночам были видны в море подозрительные огни, предлагалось выставить мины в бухтах Голубиной, Десяти Кораблей, Сикау и Луиза. Однако наместник признал возможным поставить заграждение только в первых двух из них и только если останутся свободные мины. Сухопутные начальники ходатайствовали о возможно большем количестве минных заграждений, по наместник полагал, что ближайшие к Артуру бухты будут нужны как якорные стоянки кораблей эскадры и торговых судов. В это время поступили сообщения о постановке мни японцами в Голубиной бухте. Там предполагалось провести разведывательное траление со шлюпок. По настоянию коменданта крепости было решено заминировать оставшимися минами бухту Десяти Кораблей, чтобы воспрепятствовать высадке вражеского десанта в тылу Кинджоусской позиции.

С этой целью 10 февраля в 8 часов утра контр-адмирал М.Ф. Лощинский вышел туда па минном транспорте "Амур" в сопровождении минного крейсера "Гайдамак", миноносцев "Сердитый" и "Смелый". К 14 часам он вернулся в Порт-Артур, поставив в бухте 20 мин. Впоследствии во время северного шторма одну из мим с оборванным минрепом прибило к берегу, и она взорвалась. На этом закончились русские минные постановки мин начального периода войны. В Талпенванском заливе и ближайших бухтах поставлено 717 мин. После окончания постановок у Дальнего штаб наместника разослал циркуляр консулам нейтральных государств, в правления пароходств с предупреждением, что все маяки и огни у берегов Квантунского полуострова погашены, а в прибрежных водах и бухтах поставлены минные заграждения. Нейтральным коммерческим судам при подходе днем к Порт- Артуру или входе в бухту Талиенван рекомендовалось ожидать в указанных местах проводки особыми офицерами или лоцманами, а именно: у Тигрового полуострова для Порт-Артура и у восточного берега острова Зюйд- Саншантау для Талиенвана. Ночью же ни один пароход не имел права подходить, так как мог быть потоплен.

Командир крейсера "Боярин" капитан 2 ранга В.Ф. Сарычев.

Командир минного транспорта "Амур" капитан 2 ранга Ф.Н. Иванов.

П остановка мин в Талиенванском заливе дорого обошлась русскому флоту: на своих минах потеряны минный транспорт "Енисей" и крейсер 2 ранга "Боярин". В то же время следует отметить огромное значение этой операции для хода войны. Как уже отмечалось выше. Талиенванский залив и порты Талиенван и Дальний не были должным образом защищены от высадки японского десанта. Сил и средств для обороны этого важнейшего района у русского командования не было.

Известие о массовых постановках русских мин и гибели кораблей в какой-то степени удержало японское верховное командование от операций в этом районе в начале войны. Именно в этот период сухопутная оборона Порт-Артура не была готова к осаде, гарнизон и войска в южной Манчжурии малочисленны. Японский десант вблизи Дальнего в начале войны имел бы катастрофические последствия для Порт-Артура, русской эскадры. Вместо этого японские войска сравнительно медленно продвигались через Корею. Только в апреле, после поражения русских войск на реке Ялу и переправы через нее японской 1-й армии, противник высаживает войска на побережье Квантунского полуострова.

2-я японская армия начинает высадку в бухте Ентоа, в 23 милях к северо-востоку от Талиенванского залива. Для того, чтобы сократить сухопутные коммуникации, японцы намереваются перевести высадку ближе к объекту атаки в бухту Керр. Но там стояли мины, выставленные минным транспортом "Амур". Командующий Соединенным флотом адмирал Того приказал начальнику 3-й эскадры адмиралу Катаока протралить бухту.

29 апреля 12-й отряд японских миноносцев начал траление в бухте Керр. Миноносец № 48 коснулся мины и затонул через 7 минут после взрыва.

При этом погибло шесть и ранено 10 человек.

1 мая авизо "Мияко" стоял па якоре у мыса Робинсон, охраняя суда, занимавшиеся тралением. Плавсредства авизо также участвовали в противоминных действиях. Траление в этом районе японцы посчитали законченным, и паровой катер "Мияко" подошел к борту. Во время его подъема корабль коснулся пропущенной русской мины, произошел взрыв в районе машинного отделения с левого борта. "Мияко" затонул через 23 минуты. При взрыве погибло 2 матроса. Оказалось, что гальваноударные взрыватели русских мин опасны не только на ходу, но даже при стоянке на якоре.

После гибели миноносца № 48 и "Мияко" тральные работы в бухте Керр были прекращены, от идеи высадки здесь отказались. Части и тылы 2- п армии продолжали высадку в Ентоа.

Впоследствии, после прорыва русской оборонительной позиции у Кинджоу, к 15 мая японцы заняли все побережье Талиснвапского залива. Порты Дальний и Талиенван были очень удобны для доставки войск и средств обеспечения для действий как против Порт-Артура, так и против русской Манчжурской армии. "Однако, ввиду того, что в заливе было поставлено много мин и им нельзя было пользоваться для плавания судов, адмирал Того приказал начальнику 3-Й эскадры адмиралу Катаока принять на себя руководство по очистке от мни этого залива и приведению в порядок средств для высадки войск"."

Тральными работами руководил старший офицер крейсера "Акасп" капитан-лейтенант Иоспдзима. За две педели фарватеры были протралены и обвехованы. 13 июня в Талиенванский залив прибыли первые четыре транспорта, и с этого дня высадка войск 3-й армии была перенесена из бухты Ентоа в Талиспвап и Дальний. Однако опасение русских мин было настолько велико, что 12 нюня по окончании траления залива на два покрытия Того поручил заведующему портовыми сооружениями контр-адмиралу Миура произвести траление в третий раз. Через несколько дней началось траление на четвертое покрытие. Окончательно траление Талиспвапа закончилось 4 июля, и на следующий день адмирал Того приказал совершить транспорту "Сибата-мару" пробное плавание.

В третьей декаде июня в районе Пинг-ту-тау производил траление 7-й боевой отряд в составе канонерских лодок "Каймой", "Хайеп". вспомогательных канонерских лодок "Увадзима-мару", "Ехима-мару". Прикрывал работы крейсер "Чпода".

22 июня канонерская лодка (корабль береговой обороны) "Каймой" обеспечивала противоминные действия в бухте Тунгкау. Туман прервал тральные работы, и "Каймой" направился в базу. В двух милях от южной оконечности острова Норд Саншантау произошел подрыв на мине. Корабельный паровой катер и шлюпки, участвовавшие в тралении, были оставлены у места работ. Командир приказал строить плот и спустить единственную оставшуюся шлюпку, но корабль быстро погружался. Тогда командир Таяхаси собрал на верхней палубе команду и, прокричав три раза "банзай", приказал спасаться на подручных средствах и плыть к острову. Успели сделать три холостых выстрела, чтобы привлечь внимание других кораблей отряда. Через четыре минуты "Каймой" затонул. Погибло 22 человека. Причиной гибели этого корабля была мина, поставленная "Енисеем" или "Амуром".

Минный транспорт типа "Енисей" в Порт-Apтypе

3. Начало минной войны у Порт-Артура

В связи с тем. что главная задача – полное устранение угрозы со стороны русского флота – не была достигнута, японцы предприняли несколько попыток закупорить выход с внутреннего рейда Порт-Артура, затопив в узком проходе груженные камнями и горючими материалами пароходы-брандеры. Неудачи первых попыток заставили японское командование наряду с продолжением закупорочных операций начать подготовку активных минных постановок.

Русская эскадра, ожидая ввода в строй поврежденных кораблей, вела пассивную оборону. Выставлялись оборонительные минные заграждения, укреплялась оборона крепости. 5 февраля с берегового поста в Голубиной бухте доложили о том. что японский крейсер производил постановку мин. В бухту пешком отправили минного офицера с двумя матросами, которые мин не обнаружили. Через два дня наместник царя на Дальнем Востоке адмирал Алексеев обратил внимание командующего эскадрой адмирала О.В. Старка на то, что, по иностранным сведениям, в Японии хорошо организована минная оборона и входы на важнейшие рейды минированы.

Эти сведения, а также потерн на своих минах (минный транспорт "Енисей" и крейсер "Боярин"), обнаружение плавающих, сорванных с якорей мин не насторожили должным образом командование эскадры. Энергичных мер по организации сил и средств для борьбы с минной опасностью принято не было. Предполагалось лишь, что для траления могут быть использованы минные крейсера "Всадник" и "Гайдамак", паровые катера с броненосцев, крейсеров и шлюпки.

Назначенный вскоре после начала войны командующим флотом в Тихом океане вице-адмирал С.О. Макаров размышлял о минной войне еще по пути следования на Дальний Восток. 8 февраля Макаров из Златоуста направил письмо Управляющему Морским министерством Ф.К. Авелану, в котором писал, что "неприятель сделал нападение, не объявив войны, а затем, если верить дошедшим до нас известиям, он поставил мины во всем Печилийском заливе.

Ставить мины в тех местах, где не прекращено коммерческое движение, по моему мнению, не позволительно. Во всяком случае постановке мин должно было предшествовать объявление, опубликованное должным образом. Если можно, не предупредив, поставить мины в Печилийском заливе, по которому нейтральные корабли идут в нейтральный порт, то тем более допустимо минировать подходы к портам неприятеля.

Этот вопрос должен быть разъяснен, и мне кажется, что нам следует или запротестовать минирование Печилийского залива так, чтобы японцы объявили, что залив этот не минирован, или же, не заявляя никому ничего, забросать минами подступы к Иокогаме, Нагасаки, Симоносеки и пр. Разумеется, было бы симпатичнее отказаться от постановки мин не на театре военных действий, но японцы, усвоившие себе все безнравственные принципы англичан, ни на чем не остановятся и вследствие этого получат такие крупные преимущества, которые помогут им получить перевес. Что бы они ни сделали, они встретят поддержку англичан, которые играют им на руку. Международные переговоры могут ни к чему не привести, и я склонен думать, что самое практичное будет действительно поставить несколько мин у входа в один из главных портов, объявив при этом, что разные порты минированы". В примечании командующий флотом добавил: "Что касается минирования портов на театре военных действий, т.е. тех портов, куда идет или может идти неприятельский десант или его боевые запасы, то в этом отношении надо иметь вполне развязанные руки и обеспечить себе полную возможность прибегать к этой мере, делая лишь предварительно соответственные объявления". 38*

Из Морского министерства Макарову сообщили, что известия о постановке японцами мин в Печилийском заливе не подтвердились. Начальник Главного морского штаба контр-адмирал З.П. Рожественский на письме наложил резолюцию, что порты Японии "не могут быть признаваемы ничем иным, как театром военных действий. Адмирал имеет полное право забросать минами входы в них и объявить это публикацией". 39*

11 февраля Макаров направил в Петербург письмо с предложением противоминного устройства. Оно было рассмотрено в Морском техническом комитете по минному делу 4 марта. Приведем выдержки из журнала заседания:

"Из журнала Морского технического комитета по минному делу № 8 от 4 марта 1904 г. 40*

Слушали письмо вице-адмирала Макарова от 11 февраля № 23 с предложением снабдить суда особыми отводами в носовой части, которые взрывали бы мины, если бы таковые попались на пути судна, в безопасном для судна расстоянии. По наброску, сделанному на письме, приспособление должно состоять из 5 шестов, из коих один направлен по носу корабля наклонно прямо вперед и по два с каждого борта в носовой части под углом к диаметральной плоскости. Шесты должны быть связаны несколькими стальными лесрами, образуя таким образом род кринолина. Нижний леер должен поддеть мину, а следующие ее взорвать. Длина шестов должна быть такова, чтоб нижний леер шел несколько ниже киля корабля.

В том же письме вице-адмирала Макаров признает необходимым иметь сетевое заграждение на броненосце "Император Александр III" и на всех остальных идущих в Тихий океан судах, и притом не только вдоль бортов, но также с носа и кормы.

По первому предложению было высказано общее мнение, что предлагаемый отвод в носовой только части судна, хотя и может действительно взорвать встретившуюся мину на безопасном от судна расстоянии, по возможно представить и такой случай, когда мина не будет взорвана, а лишь прокатится по леерам отвода п. пройдя его, выпрямится на своем минрепе и взорвется уже не под носовою частью судна, а под его серединою, тем более, что неизвестно, каких видов замыкатели употребляются в японских минах. Чтобы избежать такого случая следовало продолжить отводы до кормы.

Устройство такого рода приспособлений было в свое время предметом конкурса, и в Комитете имеются проекты, из коих ни один не оказался практически осуществимым. Для устройства отводов по предложению вице-адмирала Макарова па шестах, идущих под водою, необходимо иметь шесты довольно длинные: носовой не меньше 40 фут, а остальные около 35 фут.

Необходимо дать весьма большую прочность всему устройству, рассчитывая его даже для умеренных скоростей; надо также иметь возможность убирать его без чрезвычайных затруднений, и чтоб в убранном виде оно не мешало действию носовых минных аппаратов и артиллерии, а также якорям и канатам. Для заключения о практической возможности осуществления необходимо сделать хотя бы приблизительные подсчеты: определить размеры и вес частей, предельную скорость.

ПОЛОЖИЛИ:

… Поручить корабельным инженерам Балтийского завода и Петербургского порта старшему судостроителю Оффенбергу и младшему судостроителю Египтеосу сделать примерный расчет размеров и веса частей такого устройства и необходимых креплений и определить хотя бы приблизительную предельную скорость корабля, при которой возможно им пользоваться, не выходя в размерах частей за пределы, при которых уборка и постановка отводов явилась бы слишком затруднительной.

По сетям: сделать кормовое (устройство), носового не делать, бортовое продолжить в нос и в корму.

На журнале наложена резолюция Управляющего Морским министерством:

Его Высочество генерал-адмирал изволил приказать на судах, идущих ныне в Тихий океан, никаких дополнительных работ не производить, а вопрос о круговом сетевом заграждении и об отводах в носовой части для взрывания мин на пути судна, рассмотреть в Комитете для применения, на сколько возможно, к вновь строящимся судам".

24 февраля вице-адмирал С.О. Макаров прибыл в Порт-Артур. С его приездом активизировались действия эскадры, поднялся моральный дух личного состава. Макаров ранее много лично занимался минным оружием. На должность флагманского минного офицера он пригласил капитана 2 ранга К.Ф. Шульца, создателя трала своего имени.

26 и 27 февраля начато траление внешнего рейда. В нем участвовали катера и шлюпки с кораблей эскадры. По прибытии на Дальний Восток Макаров продолжал разрабатывать планы активных действий, не упуская из вида минное оружие.

27 февраля русская эскадра первый раз после начала войны вышла в море. Крейсер "Диана" обнаружил плавающую шаровую мину, по которой открыл огонь. Но расстрелять мину не удалось, так как сигналом Макарова крейсеру было приказано вернуться к эскадре. Неизвестно, была ли эта мина японской или сорванной с якоря русской, поставленной "Амуром" или "Енисеем". Во всяком случае, командующий уже на третий день по приезде в Порт-Артур должен был убедиться в наличии минной опасности.

Для недопущения бомбардировки крепости и порта с моря вице-адмирал Макаров решил выставить минное заграждение на месте, откуда японские броненосцы вели стрельбу 26 февраля. 41* Общее руководство операцией было поручено контр-адмиралу М.Ф. Лощинскому, который поднял свой флаг на крейсере "Баян". 28 февраля минный транспорт "Амур" вышел на рейд и направился к Ляотешану. Его прикрывали крейсер "Баян" и миноносцы "Внимательный", "Сердитый", "Смелый", "Стройный" и "Страшный". В 2-3 милях к юго-западу от Ляотешанского маяка "Амуром" "была набросана минная банка из 20 мин". 42* Во время постановки "Баян" находился мористее, чтобы заблаговременно обнаружить приближение противника и прикрыть "Амур" при возвращении. Площадь заграждения и плотность мин были небольшими. Количество поставленных мин было явно недостаточно для создания серьезной угрозы японским кораблям, обстреливающим Порт-Артур с этого направления. Тем не менее, впоследствии на одной из этих мин подорвался и затонул японский миноносец "Акацуки".

Из записок офицера эскадренного броненосца "Пересвет" лейтенанта М.М. Римского-Корсакова: 27 февраля. "Кажется, "Баян" дал знать, что заметил на рейде мину. Были к адмиралу потребованы мичманы и было приказано осмотреть на шлюпках кругом, а, если можно, протралить. "Гайдамак" и "Всадник" тралили по створным знакам входа в гавань. Сам командующий ездил на катере…". 43* К мине подошел на катере минный офицер крейсера "Баян" лейтенант Н.Л. Подгурский, а вскоре и сам командующий. Однако обнаруженный предмет оказался патроном фосфористого кальция, которые сбрасывали японские миноносцы для вызывания и отвлечения огня русских кораблей и береговых батарей.

В японской официальной истории ничего не говорится о минных постановках у Порт-Артура в этот период. Хотя силами и средствами для этого противник уже располагал. Так 4 марта для прикрытия высадки войск в устье реки Тайдон был направлен пароход "Дайнан-мару" с "партией минного заграждения". 44*

29 февраля Макарову доложили, что с поста у деревни Буландзя солдаты видели подводную лодку. Туда были посланы 3 миноносца и 6 катеров, но они ничего не обнаружили. Макаров опросил солдат и пришел к выводу, что их показания правдоподобны. В этот же день Макаров телеграфировал Алексееву: № 125. "Мной приняты некоторые меры, вследствие которых все подступы к Квантунскому полуострову минированы, а посему судам не следует без проводников подходить к этим берегам ближе пяти миль… Прошу об этом поставить в известность все иностранные государства". 45*

Из телеграммы С. О. Макарова Алексееву 4 марта № 169: "Прошу объявить представителям иностранных держав, что с 18 марта старого стиля я предполагаю приступить к заграждению минами входа в корейские порты Гензан, Чемульпо и Цинампо, также полезно предупредить, что у реки Ялу уже поставлены мины и что я буду считать себя вправе минировать подход к Ляохэ против г. Инкоу. как только японский флот начнет там враждебные действия". 46*

Японские миноносцы ставят мины у Порт-Артура С рисунка Кирхера. 1904 г.

По свидетельству командира канонерской лодки "Бобр" М.В. Бубнова, в ночь с 8 на 9 марта Макаров прибыл на катере на борт "Бобра" после того, как был открыт огонь по появившимся на внешнем рейде японским миноносцам. Бубнов доложил адмиралу, что миноносцы останавливались на рейде, возможно, для постановки мин. Днём командующий приказал протралить рейд по створу входных маяков. В тралении участвовали минные крейсера, катера и шлюпки. Мин не обнаружили.

Утром 14 марта при выходе эскадры на рейде обнаружили японскую плавающую мину. Личный состав минного крейсера "Гайдамак" на шлюпках вытралил мину и прибуксировал ее в район Дачных мест. Там с помощью легкового извозчика мину вытащили на берег. После разоружения мины лейтенантом В.Д. Тырковым она была осмотрена адмиралом Макаровым и минными офицерами кораблей эскадры. По свидетельству М.В. Бубнова, ее демонстрировали минным офицерам эскадры на броненосце "Петропавловск" и затем отправили в Петербург. Макаров отправил в Петербург телеграмму № 281 с донесением о происшедшем ночью и днем 14 марта. В ней говорилось: "На рейде утром оказалась плавающая мина с адскою машиною, благополучно вынута. Рейд протрален". 47*

После этого ответственность за траление на рейде была возложена на командира минного транспорта "Амур" капитана 2 ранга Ф. Иванова. В его распоряжение выделялись шлюпки с кораблей эскадры. Схему произведенных за каждый день тральных работ Иванов должен был предъявлять начальнику штаба эскадры. Кроме регулярного протраливания фарватера по створу, предусматривалось, что при каждом выходе эскадры впереди должны идти с тралом "Всадник" и "Гайдамак". Этого было, безусловно, недостаточно, катера и шлюпки не могли справиться с задачей траления 6-мильного створа. Ширина полосы, протраленной одним парным тралом, была мала для прохода эскадры.

В середине марта в Порт-Артур прибыла минная крепостная рота военного ведомства. В конце месяца ею была начата постановка крепостного заграждения на рейде у входа в гавань. В 2,5 кабельтовых от бона в проходе выставлены три линии мин в юго-восточной и две в южной части. Гальванические мины сухопутного ведомства соединялись электрическими проводами с береговой станцией управления. При проходе своих кораблей, во время штормов ток отключался, и минное заграждение становилось безопасным. Для прохода своих кораблей оставался проход, который преграждался боном с сетями. 48*

Постановку крепостного минного заграждения обеспечивала команда плавучих средств Военного ведомства в крепости Порт-Артур под руководством штабс-капитана Сенько-Поповского. В нее входило 60 нижних чинов из полков гарнизона, располагавшихся в импанях (зданиях китайской постройки) на полуострове Тигровый Хвост под Маячной Горой. В ее распоряжении находились шесть паровых шлюпок, шесть десантных ботов, вмещавших по 100 человек или 10 лошадей или орудие с передком; семь железных гребных 12-весельных катеров на 48 человек каждый. 48* 7 мая две шлюпки в Голубиной бухте помогали минному офицеру броненосца "Севастополь" Басову ставить мины по его способу.

Моряки критически относились к крепостному минному заграждению: "Сухопутное минное заграждение еще раз доказало в Артуре свою непригодность, не сделав ничего полезного для защиты рейда и потребовав затраты громадной энергии у минеров в Артуре на постановку мин и починку заграждения". 50* Крепостное минное заграждение не являлось надежной преградой для пароходов-брандеров, стремившихся закупорить выход из гавани. При подрыве пароход продолжал двигаться по направлению к проходу и мог достигнуть цели и затонуть на самом узком месте фарватера.

После попыток японцев закупорить проход пароходами-брандерами требовались значительные усилия на восстановление минного заграждения. Миноносцы и паровые катера противника ставили свои мины прямо на крепостном заграждении и даже проходили через линии русских мин. В результате на японской мине погиб гребной катер крепостной минной роты во время работ по исправлению своего заграждения. 51*

4. Катастрофа эскадренного броненосца "Петропавловск"

После неудачи второй попытки заграждения выхода из Порт-Артура адмирал Того послал запрос о подготовке новых пароходов-брандеров. До их прибытия командование японского флота решило провести операцию по заграждению выхода постановкой мин ночью. Зная о том, что вице-адмирал Макаров при появлении кораблей японского флота в видимости Порт-Артура наверняка выйдет в морс, японцы решили заманить русских на минное заграждение. Операция была назначена на 26 марта, но ко времени выхода задул свежий южный ветер. Несколько дней стояла штормовая погода, и только после полудня 30 марта японский флот снялся с якоря и направился к Порт-Артуру. Придя в точку в 25 милях к зюйд- осту от острова Раунд, броненосцы и крейсера застопорили машины и легли в дрейф. 52*

На кораблях, предназначенных для постановки, началось предварительное приготовление мин. В 17.40 4-й, 5-й отряды истребителей, 14-й отряд миноносцев и минный заградитель "Кориу-мару" в охранении 2-го отряда истребителей направились к Порт-Артуру. Густые облака заволакивали небо, и море было подернуто туманом. Для постановки мни погода была самая подходящая.

На флагманском броненосце "Мпкаса" адмирал Того приказал поднять сигнал "заранее поздравляю с успехом"; на всех кораблях команды стояли во фронте, провожая уходящих. С "Кориу-мару" последовал ответный сигнал "в виду благоприятной погоды ручаюсь за успех", и отряд кораблей-заградителей направился на запад.

2-й отряд истребителей, прикрывавший постановщиков мин. сначала следовал впереди, затем при приближении к цели пропустил вперед 5-й отряд истребителей и 14-й отряд миноносцев и затем пошел рядом с заградителем "Кориу-мару".

Отряд заградителей подошел к рейду Порт-Артура около 23.40 (по японскому времени), по ввиду дождя и полного мрака японцы не могли точно определить место. Ориентировке помогали шесть-семь русских прожекторов, освещавших подступы к внешнему рейду с береговых батарей и дежурных кораблей. Японцы несколько раз попадали в освещаемое пространство, но обнаружены не были. Различив очертания берегов справа и слева от прохода и уточнив свое место, японские корабли произвели постановку мин в соответствии с планом. Выполнив задачу, отряд вернулся на стоянку в северо-западной Корее.

Замысел японцев удался полностью. Как они и предполагали, при появлении японских кораблей и бое миноносца "Страшный" 31 марта. С.О. Макаров вышел в море.

События развивались следующим образом. Макаров еще 26 марта получил агентурные сведения о том, что в портах Кореи японцы сосредоточили значительное количество транспортов для десантной операции на Квантунском полуострове. Местом сбора транспортов с десантом должны быть острова Эллиот. Вечером 30 марта в поход вышли восемь русских миноносцев для ночной атаки противника. В ожидании известий С.О. Макаров прибыл на дежуривший в проходе крейсер "Диана" и ночь провел там. Когда ему несколько раз докладывали об обнаружении в свете прожекторов силуэтов кораблей, командующий категорически запретил открывать огонь, боясь обстрелять свои миноносцы. Командиры миноносцев 2-го отряда не имели опыта совместного ночного плавания и плохо знали район. Большинство их только недавно были назначены на свои корабли.

Гибель броненосца "Петропавловск". Фотографии сделаны поручиком В. Ручьевым с Золотой Горы. 31 марта 1904 г.

Матросы эскадренного броненосца "Севастополь" наблюдают за спасением команды "Петропавловска".

Фотография Б. Каменского.

Катера и шлюпки спасают моряков с "Петропавловска"

Ночью миноносцы этого отряда отстали и следовали самостоятельно. Японских кораблей и транспортов в районе островов Эллиот 1-й отряд не обнаружил и повернул к Порт-Артуру. Миноносец "Страшный", следуя самостоятельно, встретил отряд японских миноносцев и, приняв их за своих, пристроился в кильватер. На рассвете противники опознали друг друга, в неравном бою "Страшный" погиб. На помощь вышел крейсер "Баян" и на месте гибели миноносца под огнем японских крейсеров спас пять матросов. Командующий флотом направил в море остальные крейсера и в 7 часов утра вышел на "Петропавловске". За флагманским кораблем вышел броненосец "Полтава", остальные задержались из-за сильного ветра. Не дожидаясь остальных, Макаров пошел в море с двумя броненосцами.

Однако спустя некоторое время на горизонте показались главные силы японского флота. Русские повернули к Порт-Артуру и вернулись на внешний рейд. Здесь вступили в строй вышедшие броненосцы "Пересвет" и "Победа". С.О. Макаров повернул на ост п. следуя в двух милях от берега, намеревался в случае приближения превосходящих сил противника принять бой под прикрытием береговых батарей. Строй русских кораблей был следующим: в кильватерной колонне "Петропавловск", "Полтава", "Аскольд", "Баян", "Пересвет", "Победа", "Диана", "Новик". Слева на траверзе флагманского корабля шли минные крейсера "Гайдамак" и "Всадник". Ни при выходе крейсеров и броненосцев, ни при начале маневрирования два последних приказаний на постановку тралов не получали – то ли из-за волны на рейде, то ли о минной опасности забыли. На мостике флагманского корабля были заняты наблюдением за противником и выходом на рейд пятого русского броненосца "Севастополь".

В 09.39 произошел взрыв. Мичман И.И. Ренгартен наблюдал гибель броненосца "Петропавловск" с мостика шедшей следом "Полтавы" и описал ее в своем дневнике так: "Этой ужасной картины я никогда в жизни не забуду. Под правой скулой "Петропавловска" взорвалась мина, он сразу накренился и стал уходить носом в воду, над местом взрыва выкинуло громадное пламя и целую кучу дыма. После этого взрыва было слышно еще несколько, то взрывались котлы и зарядные отделения мин.

Палуба мгновенно была объята пламенем. Трубы и мачты сразу куда-то исчезли, корма выскочила из воды, винт левой машины заработал в воздухе, люди падали кучами, многие падали в винт, и их размалывало на наших глазах.

"Петропавловск" погружался быстро – через 2 минуты после взрыва его уже совершенно не было видно". 53*

О том. что происходило на броненосце, рассказал флаг-офицер штаба командующего флотом В.П. Шмидт: "Подойдя к журналу, я стал записывать: "В 9 ч 43 мин – сигнал:…" – успел я лишь набросать, и вдруг послышался глухой сильный удар. У нас троих (капитана 2-го ранга Кроуна, сигнальщика и у меня) сорвало фуражки, и в одно мгновение стол, диван, шкаф с книгами и картами – все обратилось в груду обломков, циферблат с механизмом был вырван из футляра часов.

С трудом удалось высвободиться, и мы бросились к правому выходу из рубки на мостик. "Петропавловск" сильно кренился на правую сторону и настолько быстро погружался, что, стоя на твердом мостике, казалось, не имеешь опоры и летишь с головокружительной быстротой куда-то в бездну. Это чувство было очень неприятно.

Говорить, конечно, нельзя было из-за рева пламени, воды, постоянных взрывов и всеобщего разрушения. Выскочив на правую сторону мостика, мы увидели впереди себя море пламени: удушливый едкий дым почти заставлял задохнуться. Здесь я заметил фигуру адмирала, стоявшего спиной ко мне. Как думают те, кто хорошо знал адмирала, он прошел вперед, сбросив с себя пальто, чтобы узнать, что случилось, и вот можно предположить, что он был оглушен или убит одним из сыпавшихся обломков.

Только несколько секунд пробыли мы здесь и, опять с трудом перебравшись через деревянную рубку, еще каким-то чудом не разрушенную, мы с большими усилиями добрались до левого крыла мостика, так как крен на правую был уже очень велик.

Тут я увидел флагманского штурмана подполковника Коробицина, флаг-офицера мичмана Яковлева, еще нескольких офицеров, которых не помню, и много сигнальщиков, прыгавших с мостика вниз на крышу левой носовой 6-д. башни, и паровой катер, а оттуда в воду. Мимо меня, мне показалось, прошел великий князь Кирилл Владимирович. Мичман Яковлев старался хотя немного удержать команду.

Положение кораблей в момент подрыва и гибели эскадренного броненосца "Петропавловск" 9 ч. 50 мин. 31 марта 1904 г.

Я взглянул наверх: надо мной стоял столб желточерного дыма, который у меня прямо врезался в память. Рядом со мной обломком, которые сыпались вокруг, ударило по голове капитана 2 ранга Кроуна, он упал и больше не поднимался.

Посмотрел я на корму: шканцы, казавшиеся высоко над мостиком, усеяны людьми, которые без всякою удержа сплошною живою рекою бросались за борт, попадая в работавшие до последнего взрыва впиты и между обломками.

При виде такой картины сердце сжалось от ужаса.

Несмотря на общее стихийное стремление броситься в воду, у меня явилось твердое ясное сознание, что этим я погублю себя: слишком много выступающих частей – орудий, мостиков и т.д., которыми меня может накрыть.

В это время мостик уже был под водой, которая доходила мне до груди. Значит, успел я только выскочить из рубки, пробраться на крыло мостика, посмотреть вверх и назад, как очутился уже под водой…

На мне была меховая тужурка, мех еще не успел пропитаться водой, и она меня вынесла на поверхность.

Выплыл. Нашел рядом деревянную дверь от моей рубки; подплыл к ней. Попробовал, выдержит ли она – выдержала. Лег на нее и, помню, стал отхаркиваться кровью и стонать. Немало воды я наглотался.

Посмотрел вокруг: от "Петропавловска" никаких следов; несколько обломков – вот и все. Много плавающих людей, раненых, коченеющих (в воде было 5°). Услыша общий непрерывный стон этих людей, я сам замолчал". 54*

Сразу после взрыва все корабли застопорили машины и стали спускать шлюпки. Ближе всех к месту катастрофы (в полутора кабельтовых) находился минный крейсер "Гайдамак". С него спустили шлюпки и стали поднимать плававших в воде прямо на борт. Через четыре минуты подошли шлюпки с броненосца "Полтава", затем и с других кораблей, подошли миноносцы. Спасательным работам мешало сильное волнение. Паровой катер с "Полтавы" захлестнуло волной, и он затонул. Не все спасшиеся при катастрофе выдержали пребывание в холодной воде. Многие умерли в воде или спустя некоторое время после спасения. Среди последних был капитан 2 ранга Васильев, мичманы Акимов и Бурачек. врач Волкович. "Гайдамак" и его шлюпки спасли четырех офицеров и 47 человек команды. Среди них был великий князь Кирилл Владимирович. Всего же удалось спасти 7 офицеров и 73 нижних чина.

На "Гайдамак" подняли из воды пальто адмирала Макарова, сверток карт, образ Святого Николая Чудотворца. Спасенных доставили в порт и передали на госпитальное судно "Монголия". Всего погибло 650 человек, среди них вице-адмирал С.О. Макаров, начальник штаба эскадры контр-адмирал М.П. Молас, флагманский минер К.Ф. Шульц.

После подрыва "Петропавловска" эскадра оставалась в дрейфе до 9.55. Затем младший флагман контрадмирал Ухтомский приказал поднять сигнал построиться в кильватерную колонну за "Пересветом". "Полтава" и "Гайдамак" еще некоторое время оставались на месте гибели "Петропавловска", остальные построились в кильватер и легли на курс зюйд-вест 55". Японские корабли наблюдали все это издали, не приближаясь из-за опасения мин и не входя в зону действия русских крепостных орудий.

В 10 часов 10 минут эскадренный броненосец "Победа" в полутора милях от маяка на Тигровом полуострове подорвался на мине. Взрыв произошел с правого борта в районе носовых угольных ям между 54 и 58 шпангоутами. Центр пробоины оказался на 16 футов ниже ватерлинии. Вода затопила две угольные ямы и два бортовых коридора. Броненосец принял около 550 т воды и получил крен 6о на правый борт. После взрыва главные машины были остановлены и шлюпки подготовлены к спуску. Однако переборки держали, и распространения воды по другим помещениям не было. Броненосец дал ход и направился на внутренний рейд, куда благополучно зашел с помощью портовых буксиров.

После подрыва "Победы" с нее открыли беспорядочный огонь по воде, полагая, что причиной гибели "Петропавловска" и подрыва второго броненосца явились японские подводные лодки. Остальные корабли русской эскадры также открыли огонь по всем плававшим в воде предметам. Контр-адмирал Ухтомский приказал эскадре следовать в гавань, что и было исполнено без происшествий. Японский флот держался па горизонте до 15 часов и величаво удалился.

Эскадренный броненосец "Победа"

В случае успеха ночной атаки миноносцев в районе островов Эллиот, Макаров намеревался утром 31 марта выйти с эскадрой в море. Тем не менее, ни протраливания створа, ни проводки за тралами выполнено не было. Из-за нахождения в морс русских миноносцев обнаруженные японские корабли обстреляны не были. Гибель флагманского корабля и командующего флотом произвела удручающее впечатление на личный состав эскадры.

7 апреля береговые батареи открыли огонь по всплывшей на месте гибели броненосца подводной лодке. Н аместник со штабом прибыл на Золотую гору и оттуда наблюдал за происходившим. По его приказанию стрельбу прекратили и к лодке были посланы сторожевые катера. "Подводная лодка" оказалась баркасом с "Петропавловска".

В этот и в следующий день па внешнем рейде проводили траление миноносцы, с задачей "протралить весь рейд, чтобы вполне обеспечить возможный выход флота или миноносцев из гавани от мин, могущих быть поставленных японцами". Координирование осуществлялось по выставленным накануне вехам. Начатые противоминные действия велись импровизированно. Большинство личного состава считало, что "Петропавловск" потоплен подводными лодками. 55*

10 апреля в Порт-Артуре была получена телеграмма начальника Главного морского штаба контр-адмирала З.П. Рожествснского, в которой сообщалось, что, по официальным данным, у японцев нет подводных лодок, а в ночь на 31 марта на рейде Порт-Артура были минный транспорт "Кориу-мару", восемь эскадренных и четыре малых миноносца, которые поставили мины. В телеграмме спрашивалось, не обнаружены ли на месте гибели "Петропавловска" японские мины. Только после этого было начато траление непосредственно на месте потопления флагманского корабля. 56*

14 апреля катера с броненосца "Цесаревич" под руководством старшего минного офицера корабля лейтенанта Щетинина протралили место гибели броненосца "Петропавловск" и обнаружили минную банку. В середине трала всплыла мина. При попытке её буксировать в воде произошли последовательно два взрыва, уничтоживших и всплывшую мину. При выборке трала всплыла ещё одна мина, которую расстреляли в присутствии прибывшего контр-адмирала В. К. Витгефта.

П осле этого корабельные минные офицеры были собраны на совещание, на котором высказали свои мнения о причинах взрыва флагманского корабля. Они предполагали, что "взорвавшаяся под носовой частью броненосца мина передала, посредством детонации, взрыв на запас мин заграждения, погреб которых помещался поблизости, причем мины хранились со вставленными запальными стаканами, а так как стеллажи, на которых расположены были мины, устроены по бортам; то мины непосредственно соприкасались с бортом; или удар взрыва мог подействовать на ударник вложенной в аппарат (подводный) самодвижущейся мины, взрыв которой по железу корпуса мог передаться уже на мины заграждения. Прилегавшие погреба 12 дм снарядов с сухим пироксилином могли также принять детонацию и передать взрыв на соседние погреба. Сотрясение же и удары взрывов могли в свою очередь передаться на соседние кочегарные отделения и вызвать взрыв котлов". 57*

Из воспоминаний председателя комиссии для производства расследования причин гибели эскадренного броненосца "Петропавловск" капитана 1 ранга Э.Н. Щенсновича: "Расследование установило, что "Петропавловск" погиб от почти одновременного взрыва нескольких мин, поставленных ночью с 30 на 31 марта неприятелем на рейде Порт-Артура… Взрыв мины пришелся с правой стороны под отделением минного аппарата. Пироксилин в минах заграждения, лежавших в погребе около подводных минных аппаратов, детонировал, патронные погреба загорелись, и огонь стал распространяться по всему кораблю с поразительной силой.

Офицеры, бывшие в кают- компании, услышав взрыв, бросились наверх и в выходе кают-компании уже увидели желтые огненные языки горевшего пороха в таком количестве, какое не мог дать порох, бывший вне погребов. Затем последовало несколько повторных взрывов". 58*

Положение кораблей в момент подрыва эскадренного броненосца "Победа". 10 ч.00 мин 31 марта 1904 г.

Комиссия пришла к выводу, что "не может быть подозрения на появление подводных лодок около Артура, хотя у многих первое впечатление после взрыва было таково, что "Петропавловск" погиб от подводной лодки, и даже многие наши корабли, следовавшие за "Петропавловском", открыли огонь по воде, по плававшим гильзам от патронов, выброшенных за борт, принимая воду и гильзы за подводные лодки . 59* Напомним, что командование предполагало свезти на берег с больших кораблей весь запас мин. Наместник с этим не согласился и разрешил снять лишь половину запаса, что и было выполнено. Только после катастрофы 31 марта все мины с броненосцев и крейсеров сданы в порт. На "Петропавловске" в момент гибели было 30 мин. 60*

В книге Головачева и Ливрона приведена цитата из английской газеты "Тайме" от 19 апреля 1904 г.: "Пароход "Кориу-мару", который положил мины под Порт- Артуром в ночь на 31 марта, это новый минный транспорт в 2700 т. Капитан Ода, который распоряжался погружением мин, недавно был награжден орденом за новое изобретение, значительно усиливающее действие этого рода оружия". 61*

Схема движения эскадр у Порт-Артура 31 марта 1904 г. (по японским данным).

5. Противоминные действия в феврале-мае 1904 г.

После гибели командующего флотом и флагманского броненосца на эскадре были приняты радикальные меры по борьбе с минной опасностью. 16 апреля главнокомандующим на Дальнем Востоке наместником царя адмиралом Е.И. Алексеевым издан приказ № 21, согласно которому на командующего подвижной и минной обороной Порт-Артура контр-адмирала М.Ф. Лощинского возлагались обязанности общего руководства работами траления. Сначала ставилась задача протралить выходной створ до траверза маяка Ляотешан и место гибели "Петропавловска". Непосредственное же руководство осуществлял командир минного заградителя "Амур" капитан 2 ранга Ф.Н. Иванов 6-й. 62* В его распоряжение, кроме средств своего корабля, поступали минные крейсера "Всадник" и "Гайдамак" и паровые катера с броненосца "Цесаревич". Иванову ставилась задача периодически очищать фарватер от мин. Выходы эскадры должны производиться за тралами, буксируемыми минными крейсерами. Последние должны были идти по протраленному паровыми катерами от мелкопоставленных мин пространству.

Из приказа Наместника № 21 от 16 апреля 1904 г.:

"По окончании предварительного траления выходного створа до траверза маяка Ляотешань и открытии минной банки у места гибели броненосца "Петропавловск" возлагаю общее руководство работами траления, как наиглавнейшее дело, на Начальника обороны рейда и входа в Порт-Артур.

Непосредственное производство работ и наблюдение за ними возлагаю на командира минного транспорта "Амур" капитана 2 ранга Иванова, для чего в его распоряжение назначаю минные крейсера "Всадник" и "Гайдамак" и минные катера броненосца "Цесаревич", которые освобождаются от несения сторожевой службы.

Капитану 2 ранга Иванову предлагаю организовать работы так, чтоб в случае выхода судов впереди их могли идти минные крейсера с тралами, следуя по протраленными уже минными катерами курсу. Для облегчения движения катеров с тралами по определенным галсам предлагается при тралении рейда руководствоваться береговыми створными знаками". 63* Уже при первых выходах для траления пришлось столкнуться с противодействием противника. 22 апреля вышедшие для траления минные крейсера и катера через час вернулись в гавань ввиду появления японских кораблей.

23 апреля в связи с высадкой японцев у Быдзыво в Порт-Артуре состоялось совещание флагманов. Обсуждался вопрос о посылке в атаку на десантные транспорты миноносцев при поддержке крейсеров и броненосца "Пересвет". От атаки отказались, так как "путь крейсерам по рейду еще не был достаточно очищен тралами". 64*

На следующем совещании флагманов 24 апреля было принято решение: "Командиру минного транспорта "Амур" протралить проход до 4,5 миль по створу минными катерами. А миноносцам быть наготове защитить тралящие шлюпки, если неприятель нападет на них". 65* Только к 28 апреля выход протралили на 6 миль, поэтому появилась возможность выхода кораблей.

Начал противоминные действия и японский флот. 29 апреля в Порт-Артуре получили сообщение из Дальнего, что неприятельские миноносцы "выловили все мины в бухте Керр и высадили десант в 60 человек с крейсера "Касаги". 66* Японцы ограждали протраленные проходы разноцветными вехами (белыми с красным и белыми с синим). 67* По свидетельству лейтенанта A.M. Басова, японцы применяли особую систему для "вылавливания" мин. "На носу было приспособление, напоминающее грабли, шедшие на некоторой глубине под водою, затем мина подхватывалась на сетку и отбуксировывалась". 68*

Результаты траления в апреле показали, что сил выделено совершенно недостаточно. В начале мая возобновились выходы в море минного транспорта "Амур" и крейсеров, снова показавшие все недостатки траления. 4 мая контр-адмирал В.К. Витгефт приказал М.Ф. Лощинскому: "Организовать партию траления и протралить проход крейсерам южнее створа мерной мили на два кабельтова и севернее на один, к берегу не менее четырех; все тралы Шульца снабдить кошками; испытать трал подполковника Мсллера; приспособить для траления пароходы Новик и Инкоу . 69*

В связи с отсутствием карты рейда с нанесенными на ней брандерами, минными заграждениями, вехами и бочками, поставленными для разных целей, контр-адмирал Витгефт приказал составить ее и нанести на ней новые тральные створы. Кроме того, было приказано оградить препятствия, замаскировать вход между линиями крепостных мин, убрать лишние вехи, бочки и знаки. Для координирования траления паровыми катерами на берегу выставлены дополнительные створные знаки по направлениям тральных галсов. В связи с тем, что японцы продолжали по ночам минные постановки, в том числе и на протраленных днем участках, принятых мер было явно недостаточно.

5 мая контр-адмирал В.К. Витгефт установил приказом денежную премию в 25 рублей за каждую уничтоженную мину. На следующий день командир "Гайдамака" подал рапорт, в котором предлагал увеличить премию для команд минных крейсеров, так как их экипаж значительно больше, чем у паровых катеров. Витгефт на рапорте наложил резолюцию: "Тралят не ради денег, а награда лишь как знак поощрения от начальства, почему нет причины увеличивать". 70* В связи с подходом японских войск к Квантунскому полуострову русское командование ожидало в скором времени атаки оборонительной позиции у Кинджоу. Контр-адмирал Витгефт отказался послать броненосцы и крейсера для содействия обороне флангов, "так как проход в море не протрален и ежедневно вылавливаем по несколько мин". 71*

Потери в корабельном составе японского флота в начале мая побудили противника активизировать минные постановки на внешнем рейде Порт-Артура, чтобы парализовать русскую эскадру в преддверии наступления японских войск на Кинджоу. В первом часу ночи 7 мая с канонерской лодки "Гиляк" в свете прожектора обнаружили силуэт корабля. По нему открыли огонь вслед за "Гиляком" береговые батареи и канонерские лодки "Отважный" и "Гремящий". Через несколько минут над неизвестным кораблем наблюдался столб пара, затем он исчез в темноте. Спустя некоторое время в направлении скалы Лютин-Рок были видны два минных взрыва с большими столбами воды. По русским данным, в эту ночь происходила минная постановка с корабля-заградителя, похожего на пароход или канонерскую лодку. Заградитель шел от бухты Тахэ, прикрывавшие его миноносцы шли мористее и, отвлекая внимание от постановщика мин, вели огонь из орудий по прожекторам. Несколько снарядов попало в город, и было ранено четыре нижних чина. По донесениям с батарей, заградитель был потоплен, а один миноносец поврежден. По японским данным, в эту ночь проводилась "рекогносцировка", и в канонерские лодки попало несколько снарядов, по повреждения были незначительны.

Утром на месте предполагаемого потопления или повреждения японского корабля было обнаружено 2 всплывших мины, еще две взорвались сами собой и две вытралены. 10 мая на этом месте взорвана контрмина. Причем взорвалась только одна японская мина.

8 мая предполагался выход минного транспорта "Амур" для постановки заграждения в бухте Меланхэ. Для траления впереди по курсу заградителя на рейд вышли миноносцы "Боевой", "Внимательный". "Бесшумный" и "Бесстрашный". В двух-трех саженях от кормы миноносца "Бесшумный" взорвалась мина. В результате корабль получил пробоины в корме и в средней части корпуса. Вода затопила одно котельное и одно машинное отделения, одна машина вышла из строя. Командир лейтенант Д.Н. Максимов под одной машиной благополучно привел поврежденный миноносец в гавань, где на пробоины завели пластыри. 11 мая "Бесшумный" ввели в док. Один кронштейн гребного вала оказался оторванным, а сам вал погнут. Контр-адмирал Витгефт приказал выдать годовой оклад жалованья команде миноносца, а командиру объявил благодарность в приказе.

После подрыва "Бесшумного" миноносцы 2-го отряда стали тралить. Вскоре мина взорвалась вблизи шедшего с тралом миноносца "Скорый", а затем произошел взрыв мины, затраленной миноносцем "Расторопный". При этом корпус подбросило вверх и после этого потекли заклепки. Миноносцы прекратили траление и вернулись в гавань. Всего в этот день уничтожено восемь мин. Выход минного транспорта "Амур" отменили.

8 мая в состав партии траления включены два дежурных миноносца, пароходы "Инкоу" и "Новик", катера и шлюпки с крейсеров. Командиры крейсеров обязывались оказывать контр-адмиралу Лощинскому полное содействие. На время выхода в морс заградителя "Амур" работами по тралению должен был руководить командир броненосного крейсера "Баян" капитан I ранга Р.Н. Вирен. Имело место мнение, что лучше тралить будет тот, кто сам больше заинтересован в этой работе. В начале мая командование эскадры планировало только выходы крейсеров, поэтому с 13 мая заведование тралением передавалось командующему отрядом крейсеров капитану I ранга Н.К. Рейценштейну. Еще 9 мая он подал на имя командующего эскадрой докладную записку, в которой анализировал работы по тралению в течение апреля. Он отмечал, что "работа кипела", но безопасность выхода кораблей из Порт-Артура не обеспечена вследствие недостаточной точности определения места. Протраленное пространство не обозначалось, охрана рейда не могла воспрепятствовать японцам ставить ночью мины на протраленных днем участках. Рейценштейн предлагал отказаться от траления всего рейда, а нарезать и тралить несколько фарватеров, которые обвеховать. Ежедневно каждый фарватер должен протраливаться на два покрытия.

Осложняли траление и гидрологические условия внешнего рейда. Приливо-отливные течения затрудняли удержание места в тральном ордере. Кроме того, в зависимости от направления и силы ветра уровень воды колебался на 0,6-0,9 м.

10 мая у командующего эскадрой состоялось совещание флагманов, командиров кораблей, где обсуждались вопросы совершенствования организации траления и предложения Н.К. Рейценштейна, которые были в основном одобрены. Рейценштейн отвечал за участок рейда мористее крепостного минного заграждения, а контр-адмирал М.Ф. Лощинский за охрану прохода на внутренний рейд и траление до крепостного минного заграждения. Траление на его участке производилось катерами и шлюпками с канонерских лодок и портовыми средствами.

В тот же день Лощинский подписал документ: "Порядок траления внешнего Порт-Артурского рейда". 72* Согласно ему надзор за работами по тралению рейда поручался командиру транспорта "Амур" капитану 2 ранга Ф.Н. Иванову и командиру крейсера "Баян" капитану 1 ранга Р.Н. Вирену. В помощь первому назначался капитан 2 ранга A.M. Лазарев ("Всадник"), второму – капитан 2 ранга В.В. Колюбакин ("Гайдамак"). Вирен должен "наблюдать" за тралением во время выходов транспорта "Амур" в море. Для траления рейда назначались четыре паровых катера с отряда крейсеров, два паровых катера с броненосца "Цесаревич", два портовых баркаса. Кроме того, отряд крейсеров должен высылать три шлюпки для обеспечения своих катеров и портовых баркасов. С отряда крейсеров назначались офицеры на пару своих катеров и по одному на каждый портовый катер – всего четыре. На катера "Цесаревича" назначались офицеры с этого броненосца.

В 6 ч утра все катера и шлюпки собирались у борта "Амура", получали инструктаж и выходили на рейд на траление. На обед делался перерыв, и катера уходили к своим кораблям. Минные крейсера выполняли роль штабных кораблей отряда траления рейда и выходили по очереди через день в 6.30 и на обед оставались на рейде. Траление проводилось до захода солнца. В 20 ч руководители работ (командиры "Амура" или "Баяна") прибывали на канонерскую лодку "Отважный", где докладывали контр-адмиралу Лощинскому о ходе траления и получали задание на следующий день. Тралы, буи, грузы для обеспечения паровых катеров находились на борту "Амура" и на специальном складе, устроенном у эллинга Невского завода на полуострове Тигровый Хвост.

В мае японцы объявили о блокаде Порт-Артура и усилили постановку мин. За промежуток времени с 22 апреля по 7 мая вытралено всего 3 мины, а с 7 мая по I июня – 57.

Заведующий прибрежной обороной контр-адмирал М. Ф. Лощинский

Начальник походного штаба главнокомандующего, временно исполнявший должность командующего эскадрой с 22 апреля по. 28 июля 1904 г. контр-адмирал В.К. Витгефт

17 мая в состав партии траления вошли снова пароходы "Новик" и "Инкоу" – попытка оборудовать их жесткими фортралами не увенчалась успехом, и они возобновили траление тралом Шульца. В ночь на 17с японцы в очередной раз ставили мины, но 18-го траление успешно продвигалось, и был протрален фарватер вдоль берега к Ляотешану. Интересное явление наблюдалось во время грозы и шторма в ночь на 19-е мая. От атмосферного электричества взорвались береговые фугасы и 38 зарытых в землю морских мин. С Золотой Горы были замечены также взрывы мин в море.

22 мая были готовы для траления четыре портовые грунтоотвозные шаланды.

До войны они входили в "землечерпательный караван" порта, и портартурцы стали называть тралящие суда "тралящим караваном". Командовал шаландами лейтенант М.В. Иванов (14-й). 73* В первый же выход в 2-х милях от входного маяка шаланда № 15 подорвалась на мине и затонула. На следующий день её заменила шаланда № 16, а 3 июня число шаланд достигло шести.

23 мая состоялось совещание флагманов, обсуждавшее возможности выхода эскадры в море. Контр-адмирал В.К. Витгефт написал генералу A.M. Стесселю. что выход флота будет происходить при такой обстановке, как "войсковая часть, принужденная идти в атаку на развернутого противника, стоящего на хорошей позиции по дорожке длиною в 12 верст, шириною на 4 человека, по бокам которой наложены фугасы". 74*

24 мая в Порт-Артуре была получена телеграмма главнокомандующего, отправленная 14-го. Среди прочего в ней говорилось: "Принять все меры к уничтожению мин под Порт-Артуром. Для чего не употреблять миноносцы, а пользоваться портовыми судами и джонками. В случае возможности поставить мины в бухте Керр". 75*

На следующий день, 25 мая, вытралено десять мин и три взорвались по неизвестным причинам. Вечером 31 мая в 5 милях к югу от маяка Ляотешан наблюдалось судно. По японским данным, в эту ночь у Порт-Артура ставили мины миноноски, перевезенные из Японии на броненосцах. Примерно в это же время минный транспорт "Тайхоку-Мару" ставил мины. Одна из них взорвалась, причем погибло 20 и ранено 9 человек.

Траление проводилось каждый день, исключая неблагоприятную погоду. Руководили тральными работами, сменяясь по очереди через три дня, командиры крейсеров. Такая организация вредила и делу траления, и боеготовности кораблей, так как, кроме командира, отрывались от корабельной службы штурман, минный офицер и часть команды. Сложной была и система подчинённости.

Лейтенант М.В. Иванов, заведовавший шаландами, каждые 3 дня подчинялся новому командиру партии траления, тот в свою очередь то командующему минной обороной, то командующему отрядом крейсеров.

Работы проводились на фарватере по входному створу на расстоянии 12 миль до глубины 60 м, т.к. японские мины имели такой длины минрепа. Для введения противника в заблуждение тралились и два ложных фарватера. За время осады направления протраливаемых фарватеров несколько раз изменялись. Координирование траления производилось с помощью секстанов по двум горизонтальным углам. Специально выставлялись береговые и плавучие тральные створы. Протраленные фарватеры и места якорных стоянок на рейде обвеховывались, для чего выделялся портовый пароход с буйками. Проводилось как предварительное обвехование, так и непосредственное, за тралом. В последнем случае вехостав включался в ордер.

В начале использовался строй клипа парами. Японцы ставили мины с разными углублениями, в том числе специально против тралящих кораблей. Поэтому, после подрыва двух шаланд на минах, от этого строя отказались. Впереди шаланд с тралами стали идти паровые катера с легкими тралами, однако обеспечить безопасность шаланд от мелкопоставленпых мин не удалось. Из-за малой мощности катера с тралами не могли удерживать свое место в ордере, их сносило даже при небольшом ветре. В связи с этим было ограничено время траления: только в период 3 часа до и после полной воды.

Начальник отряда крейсеров, заведовавший тралением, капитан I ранга Н.К. Рейценштейн

Взрыв и гибель 22 мая 1904 г. грунтоотвозной шаланды № 15

(С рисунка М. В. Иванова)

Заведующий тралящим караваном лейтенант М.В. Иванов

Лейтенант М.В. Иванов описывал действия при затраливании мин так: "Обыкновенно делали так: когда обнаруживалось, что взорвавшеюся миною трал поврежден, то пара шаланд немедленно выходила из строя тралящего каравана, становилась на якорь и выбирала остатки трала, потом ставила новый трал и присоединялась к строю. Если убеждались, что на остатках трала есть еще мины, что случалось довольно часто, то остатки трала шаланда передавала на сопровождавшие караван портовые катера, которые тащили эти тралы к берегу всегда в определенные места. Одно в бухте Белый Волк, другое в бухте Тахэ напротив Крестовой батареи. У этих мест мины, которые прибуксировывались сюда катерами, расстреливались специальными командами.

Если почему-то паровые катера были заняты, то шаланды сами тащили затраленные мины к вышеупомянутым местам и там отдавали тралы, а иногда и своими командами тут же и расстреливали мины.

Практика показала, что если погода была благоприятная, то в день тралящий караван делал до 8 галсов. Проход же от Золотой Горы до места гибели "Петропавловска" тралился ежедневно два раза: при выходе и возвращении. Разные сомнительные места в проходе тралили еще и эскадренные минные и паровые катера, но только небольшими тралами и без кошек. Во время траления иногда наблюдалось, что когда в тралах рвалась мина, то в тот же момент недалеко от трала взрывалась и другая. Оказалось, что японцы иногда ставили мины попарно, соединяя их тросом между собой. Некоторые японские мины оказались огромных размеров, так одна вытраленная и вытащенная на берег мина при разоружении дала 18 пудов пироксилина. Раз попалась целая система мин, состоявшая из одной огромной и пяти маленьких . 76*

Чувствительность взрывателей японских мин зависела от регулировки пружины. Как правило, мины взрывались не только при ударе, но и при небольшом наклоне корпуса. Большинство их взрывалось при затраливании.

Если углубление мины было на несколько метров меньше углубления тралящей части, то при взрыве трал оставался целым. Часто же взрывы происходили вблизи тралящей части, и тогда трал оказывался разорванным на две части. Если мина не взрывалась при затраливании, ее буксировали. Имели место случаи, когда мину в трале буксировали длительное время, а взрыв происходил только при вытаскивании трала на берег в полосе прибоя при ударах о грунт. Момент затраливания определяли по притапливанию буйков (анкерков).

Н есколько раз затраленные мины обнаруживали при выборке трала. Тогда тралчасть травили футов на 20 и давали ход. Если и при этом мина не взрывалась, то конец трала с миной передавали на паровые катера, которые буксировали мину в бухту Белый Волк. Там на мелководье мину расстреливали из винтовок и мелкокалиберных пушек Гочкиса с паровых катеров и с берега. При этом старались обязательно добиться уничтожения. Иногда при волнении моря это требовало большого расхода боеприпасов. Однажды на уничтожение одной мины потребовалось сделать 41 выстрел из 37-мм пушки Гочкиса. в другом случае три паровых катера произвели 65 выстрелов. С 1 по 10 нюня вытралено 45 мин, так что общее число уничтоженных мин превысило 100, а в промежуток времени между 10 июня и 28 июля еще 101.

Официальная русская история войны на море так описывала противоминные действия: "Скучная, однообразная и опасная работа траления, кроме случаев свежей погоды и туманов, когда она приостанавливалась, была очень утомительна для личного состава и требовала очень большого напряжения внимания и зрения.

Ввиду этого люди снабжались комендорскими очками, так как глаза очень напрягались от смотрения на ярко освещенную солнцем поверхность воды. Были случаи куриной слепоты у нижних чинов. К тому же и рабочий день был велик. Катера выходили в 6 ч утра и возвращались к заходу солнца, т.е. к 7 ч 15 мин в мае и к 7 ч 30 мин в июне. Однообразие работы способствовало отчасти равнодушию нижних чинов. Чтобы оживить внимание при работе по высматриванию мины и заинтересовать в успешности работы адмирал Витгефт отдал приказ, по которому за каждую вытраленную мину выдавалось на катер 25 рублей. Офицерам предполагалось за такую тяжелую и сопряженную с большой опасностью работу давать награды орденами, но это так и осталось предположением, потому что в Порт-Артуре ни одно представление не было уважено, хотя заведующий тралением капитан 1 ранга Рейценштейн, описывая все трудности и опасности этой работы, просил о награждении капитанов 1 ранга Вирена, Сарнавского и Грамматчикова, лейтенанта М. Иванова 14-го и полковника Престина, а командиры судов в свою очередь представляли офицеров. Капитан 1 ранга Рейценштейн просил также о награждении капитанов и команды пароходов, шаланд и катеров". 77*

Для полноты картины приведем выдержки из воспоминаний лейтенанта Н.Л. Подгурского: "На Порт-Артурском рейде прямо не было живого места от мин, и только миноносцы да паровые катера относительно свободно ходили по ним".

"Постоянная опасность взрывов при тралении делала эту тяжелую работу страшно утомительной. От постоянного напряжения с утра до вечера, нервы у тралящих расшатывались даже больше, чем на позициях или .. 78 на судах . 78*

Строй тралящего каравана (С рисунка М. В. Иванова)

"Отношение к личному составу тралящих судов в Артуре, где в пользу его устраивались подписки и складчины не только во флоте, но и среди горожан, показывает степень доверия к нему, соответственную серьезности возложенного на него труда". 79*

В мастерских Невского завода на полуострове Тигровый хвост производился ремонт поврежденных тралов, расход которых был значительным. Так, только 31 августа было выловлено шесть брошенных и разорванных тралов. 80*

Для вытаскивания тралов на берег была организована специальная команда под руководством лейтенанта Баранова в составе 30-40 человек. При большом количестве тралов число личного состава, привлекаемого для этой работы, увеличивали. Так, 17 июня трал с миной вытащили на берег 120 человек. 81* Во время штурмов крепости вытаскивание тралов прерывалось, и личный состав отправлялся в резерв сухопутного фронта обороны. Вытащенную мину оставляли у самой воды и из-за пригорка расстреливали из винтовок. Пули, легко пробивая корпус, попадали во взрывчатое вещество, которое от трения воспламенялось. "Из пулевых отверстий появлялся черный дым, все усиливавшийся по мере горения мелинита, пока достаточное количество его не принимало необходимой для взрыва температуры". 82* Одна мина при попадании 37-мм снаряда загорелась и лишь спустя некоторое время взорвалась.

Эта же команда участвовала в разоружении мни. которое практиковалось в связи с недостатком взрывчатых веществ. Самая опасная работа производилась минными офицерами, а нижние чины отсылались на безопасное расстояние. После того, как офицер вынимал запальное устройство и мина становилась безопасной, ее передавали для дальнейшей разборки минным унтер- офицерам.

В разоружении мин участвовали минные офицеры лейтенанты П.П. Киткин. Н.Л. Подгурский, К.П. Гертнер. 83* Так, 30 мая лейтенант Киткин разоружил на берегу две мины. На следующий день он же вместе с Подгурским – еще одну. 5 июля минный офицер "Паллады" лейтенант Гертпер разоружил сорванную с якоря русскую мину, на следующий день Киткин – еще одну. 84* 20 июля у берега под 9-й батареей обнаружили две мины с углублением 1 фут.

24 июля на берег вытащили мину, в которой вместо взрывчатого вещества были камни. 85*

Направление движения, повороты осуществлялись вслед за "лидером", по которому удерживали место в строю все шаланды и катера ордера. При начале работы подавался один свисток. Один короткий свисток означал поворот вправо, два коротких – влево, три коротких – стоп. При обрыве трала у одной из пар шаланд весь ордер продолжал движение. Только пара, оборвавшая трал, выходила из строя, ставила запасной и вступала затем в строй. Затраливание мины определялось по притапливанию анкерков и усилению натяжения. Шаланда, обнаружившая затраливание мины, подавала ряд тревожных свистков. Если взрыва мины при затраливании не происходило, то ордер продолжал движение до конца галса. После этого пара, затралившая мину, выходила из строя и следовала на мелкое место и передавала трал партии уничтожения мин.

Заведующий работами по тралению составлял накануне план работ. По окончании на карту заносились протраленное пространство и места взорванных или затраленных мин. Обычно при самой напряженной работе в день удавалось протралить полосу в 12-15 миль шириной 100 сажен. Шаланды производили постановку трала на стопе. Одна шаланда стояла на якоре, вторая проходила близко у кормы. С первой подавали бросательный конец с привязанным проводником и тралящей частью. В каждой паре один из катеров назначался старшим и второй удерживал по нему равнение. При взрыве мин столб воды поднимался иногда па высоту до 20 м. Часто при взрыве одной взрывались соседние мины. Были случаи, когда мины взрывались от волны проходящего корабля.

Пара шаланд, у которой рвался или перебивался взрывом трал, выходила из строя, остальные же продолжали траление до конца галса. Если мина буксировалась в трале, то выход из строя допускался только с окончанием галса. Замена трала требовала 30 м при условии наличия запасного на борту. На последнем галсе шаланды подходили к берегу и перед выборкой трала увеличивали ход, чтобы подорвать мины, которые, возможно, зацепились за тралчасть. Если взрыва не было, одна шаланда отдавала свой буксирный конец, а другая, придя па якорное место, начинала выборку трала лебедкой. Наличие кошек на тралящей части затрудняло работу, приходилось направлять трос ломом, чтобы кошки не зацеплялись в тральном клюзе.

После выхода эскадры 10 июня тралящий караван получил задачу протралить место для стоянки броненосцев на внешнем рейде размером 50 х 3 каб. Траление проводилось в строю уступа парами. При этом ширина тральной полосы составляла 2 каб. Однако тогда при расчетах не учитывали мертвой зоны парных тралов, то есть был возможен пропуск мин. В некоторых случаях применялись строи обратного клипа парами и кильватера.

Силы и средства траления

В Порт-Артуре для траления использовались минные крейсера, миноносцы, паровые катера, шлюпки, грунтоотвозные шаланды, портовые пароходы.

Минные крейсера: "Всадник" и "Гайдамак" вступили в строй в 1894 г., имели водоизмещение 400 т, размерения 57,2 х 7,0 х 3.4 м. скорость 21 узел, вооружение 6 47-мм; 3 37-мм орудий, 2 торпедных аппарата, экипаж 64 человека. Одна машина и один винт ограничивали возможности этих кораблей как тральщиков. Поэтому со временем их использование в качестве тральщиков стало ограничиваться, их стали заменять двухвинтовыми миноносцами.

Миноносцы: в тралении в основном участвовали миноносцы 2-го отряда, построенные на Невском заводе в Петербурге, перевезённые по частям на Д. Восток и собранные в Порт-Артуре. Водоизмещение 240 т, длина 57,9, ширина 5,6, осадка 3,5 метров. Скорость 26,5 уз. Вооружение 1 75-мм и 3 47-мм пушки, 2 торпедных аппарата. Имели 2 винта, но их недостатком являлось то, что машины и котлы проектировались для больших скоростей, и длительная работа на малых оборотах отрицательно сказывалась па техническом состоянии механизмов. Командиры миноносцев неоднократно поднимали этот вопрос перед командованием эскадры. М. Бубнов в своих "Воспоминаниях" так описал привлечение миноносцев к тралению: "Это стало сильно портить миноносцы, так как ходить надо при тралении малым ходом, а этот ход они долго держать не могут, вследствие того, что перегорает набивка холодильника. Несмотря на все мои протесты, миноносцы продолжали тралить рейд, отчего они часто выходили из строя: тралило обычно не более четырех миноносцев – остальные неисправны, в дежурстве, в доке". 86* Большей частью миноносцы использовались для проводки кораблей за тралами. Миноносцы 1-го отряда в 312350 т водоизмещения командование берегло для действий в открытом морс и. как правило, к тралению не привлекало. Отдельные миноносцы этого отряда тралили несколько раз.

Минные и паровые катера: находились на эскадренных броненосцах и крейсерах 1 ранга эскадры. Водоизмещение до 10,2 т, скорость 8-12 узлов, осадка 1,3 м, 1 винт. Минные катера имели один торпедный аппарат, па некоторых катерах стояло малокалиберное орудие (37-47-мм). применявшееся для расстрела плавающих мин. Недостатками являлись малая мореходность и недостаточное тяговое усилие: не могли работать с тяжелым тралом.

Грунтоотводные шаланды. В связи с тем, что единственный проход в порт был доступен для броненосцев только во время прилива, до начала войны велись дноуглубительные работы. Их выполнял так называемый "землечерпательный караван", в который входили землечерпалки и грунтоотвозные шаланды. С началом осады работы прекратились, а шаланды стали тралить. Из всех судов именно шаланды наибольшим образом отвечали требованиям траления. Они буксировали тяжелые тралы, были экономичны и обладали довольно высокой живучестью: некоторые оставались на плаву после подрыва на минах.

Шаланды без груза имели дифферент на корму. Осадка кормой достигала 13 фут (3.97 м). Для удифферентования в носовые отсеки принимали груз камней. В результате достигалась осадка носом 8 фут (2,4 м), кормой – 10-11 (около 3 м). С 14 мая по 27 июля тралили землечерпалки №№ 12, 14, 16, 23, 24, 25, IV. 87*

В тралении также участвовали портовые пароходы "Новик", "Инкоу", "Талиенван" № 1 и № 2. "Работник". Фортралом пытались оборудовать, кроме пароходов, ещё и крейсер 2 ранга "Забияка", чтобы использовать его как прерыватель минных заграждений. Устройство на нём получилось громоздкое и недостаточно прочное, практического значения оно не имело.

Средства траления. Рельеф дна у Порт-Артура совершенно исключал возможность применения придонных тралов. В связи с этим основным противоминным средством являлся трал Шульца. По своей конструкции применявшиеся в Порт-Артуре тралы отличались от первоначальных образцов. Кроме того, по мере получения опыта боевого применения вносились необходимые изменения. На тралящей части из стального троса длиной 183 м располагались 11 чугунных грузов. Отливка их была налажена в порту. Восемь грузов весили по 32 кг, а два концевых и средний – по 64 кг. В Порт-Артуре чугунные шаровидные грузы изготавливались с тремя проушинами, двумя сбоку и одной сверху. Трос тралящей части пропускался в боковые проушины грузов на расстоянии 18,3 м друг от друга. В проушинах стальной трос принайтовлен стальной проволокой, а в промежутках между грузами привязывались четырехлапые кошки. При этом от середины трала концы кошек обращены в сторону движения. К верхним проушинам ввязывались оттяжки глубины из пенькового троса. Вначале оттяжки глубины ставились по 9,1м, по практически установили, что фактическое углубление трала составляло лишь 4,5м. В связи с этим оттяжку увеличили до 15,3 м, что дало углубление трала в 11 м. К другим концам привязывались деревянные или металлические анкерки, обеспечивавшие плавучесть трала. В концевые грузы ввязывались пеньковые буксиры 102 мм длиной около 137 м. Скорость хода с тралом не превышала 5 узлов. Ширина тральной полосы считалась равной 183-220 м.

После подрыва на мине крейсера "Баян" на протраленном фарватере 14 июля предположили, что мина была оставлена при выборке трала. Так как при выборке трала один из тралящих кораблей отдавал свой буксир, а второй выбирал, то в этот момент минреп затра12, ленной мины, удерживавшийся лапами кошки, мог соскочить. Мина, таким образом, могла остаться на месте выборки трала. После этого кошки на тралчастях стали располагать через одну в противоположные стороны, и случаев пропуска мин больше не наблюдалось. Кроме тяжелого трала, буксировавшегося шаландами, применялся миноносцами и паровыми катерами облегченный трал. Длина тралящей части уменьшена до 91,5 м, а вес грузов до 16-24 кг.

Старший минный офицер крейсера "Баян" лейтенант Н.Л. Подгурский

Старший минный офицер крейсера "Аскольд" лейтенант П.Л. Киткин

Проекты тральных резаков, разработанные в Порт- Артуре в 1904 г.

Трал Шульца буксировал затраленные мины, если они не взрывались сразу. Для надежного перерезания минрепов предлагались различные резаки, резаки-захваты и тральные патроны. Приведем описание резака, сделанное лейтенантом Басовым (черт на стр. 32): "Обыкновенная четырехугольная кошка, выделанная из стали. Она состояла из трубки ab с перьями g, трубки cd тоже с перьями. Труба cd меньшего диаметра и ходит в трубе ab по щели fl. В трубе ab имеется сильная пружина, которая все время держит обе трубы разведенными. Лишь только минреп, идя по ножу с, попадет в щель между ножами, как это тотчас почувствуется на катерах, достаточно потом сильно рвануть оба конца трала, как трос (минреп) будет перерезай. К сожалению, этот прибор дальше постройки не пошел, так как в Артуре не было соответствующей стали (а из бронзы, хотя и сделали, но он тотчас же и лопнул).

Изготовление и ремонт тралов непрерывно производилось на пристани Тигрового полуострова личным составом минного заградителя "Амур". Начиная с 6 августа, в связи с большим расходом тралов, дополнительно выделялся личный состав по пять человек с кораблей I ранга и по три с канонерских лодок. В конце осады для изготовления и ремонта тралов стали использовать минрепы разоруженных японских мин.

В Порт-Артуре предлагалось большое количество новых тралов и способов уничтожения мин.

9 апреля 1904 г. минный офицер эскадренного броненосца "Ретвизан" лейтенант Б.М. Страховский подал рапорт командиру, в котором писал: "Было бы очень полезно иметь в порту один или даже несколько электромагнитных тралов системы М.К. Шульца для отыскания затонувших судов, мин и вообще металлических предметов". 89*

Командиром миноносца "Сердитый" капитаном 2 ранга Е.В. Клюпфелем 90* была предложена 10 апреля и затем изготовлена следующая конструкция: три джонки водоизмещением приблизительно по 100 т соединили поперечными брусьями (получился тримаран). С кормы каждой джонки спускались концы по 11 м. к которым крепился брус с металлическими прутьями. Вся система буксировалась портовым баркасом. Во втором выходе этот трал зацепился за потопленный японский брандер и был брошен. Капитан 2 ранга Клюпфель 16 апреля предложил пароход-трал с противоминным устройством в носу. 91*

Личным составом броненосца "Севастополь" изготовлено противоминное устройство, аналогичное предлагавшемуся ранее Макаровым. После пробного выхода от него отказались. Это устройство описал минный офицер эскадренного броненосца "Севастополь" лейтенант A.M. Басов: "Так как опыта в этом направлении не было произведено, то пришлось его (противоминное устройство) снять. При проектировании этого приспособления задавались ходом этого броненосца не меньше 4-5 узлов, и расстоянием мины от корпуса корабля 10-12 футов. Вся система представляет жесткий, металлический треугольник из углового железа, скрепленный крестовинами. Треугольник мог ходить в башмаках, подниматься и опускаться. Угловое железо было согнуто под углом в 45°. Ширина полки 4 дюйма. Вышина треугольника 38 футов. На баке надежно укреплен железный бушприт 18 фут, длиною выходящий на 9-10 фут за форштевень (на нем впоследствии была подвешена сеть для защиты носа от мин Уайтхеда). Кроме того, был прикреплен добавочный щит в 26 фут на 14 шпангоуте. Конец треугольника, опущенный в воду на 26 фут, должен был соединен леером с концом шеста 14 шпангоута, опущенного в воду на 14-15 фут, на леере насажены кошки. При таком устройстве ни в одной точке леера мина не подходит к борту ближе как на 10 фут". 92*

Лейтенант Б. М. Страховский предложил индивидуальное корабельное противоминное устройство буксировать перед броненосцем. Предложенный им "плавучий трал" состоял из трех китайских "шампунек", скрепленных в тримаран, как и у проекта Клюпфеля. Все люки должны быть заделаны деревом и зашиты парусиной. С носовой части тримарана опускался трал с ножницами, а с кормовой – сеть. Тралы-тримараны должны буксироваться пароходами "Зея", "Инкоу", "Богатырь" или грунтоотвознымм шаландами. Длина буксира должна составлять до 100 саженей. Тримаран соединялся с носом защищаемого броненосца 10-саженными буксирами. Буксирный пароход при тралении должен был приспускать якорь, чтобы своевременно обнаружить мины, связанные между собой. По мнению Страховского, с такими тралами броненосцы должны постоянно ходить на глубинах моря до 60 сажен. В случае боя предполагалось буксирным пароходам травить буксиры до 2 кабельтов и уходить по ветер.

Минный крейсер "Всадник"

Минный катер одного из броненосцев (продольный разрез и вид сверху)

Посадка грунтоотвозной шаланды и место укладки каменного балласта

Другой минный офицер, лейтенант Н.Л. Подгурский о противоминных устройствах вспоминал так: "Что ни пытались делать, все оказывалось или слишком хрупко и ломалось при ходе судна, или же было слишком сложно, массивно и лишало судно возможности маневрировать при ходе более двух-трех узлов. На крейсере "Забияка" сделали такой предохранительный трал, состоявшим из двух толстых передних шестов, соединенных между собой третьим. Ширина приспособления около 1,5 ширины судна; оно опускалось на глубину 30 футов. Все это требовало массу возможных подпор, распор, креплений, концов и т. д. Хлопот была масса, а результатов никаких – все ломалось. "Забияку", как старый и негодный для боевых целей крейсер, предполагалось пускать с этим приспособлением впереди выходящего из гавани судна". 93*

8 июня лейтенант М.А. Кедров подал служебную записку, в которой писал: "Вопрос траления сделался настолько существенным и важным вопросом для нашей эскадры, что я думаю, долг всякого офицера подумать обязательно над этим вопросом и стараться принести известную долю пользы". 94* Кедров обращает внимание на то. что минная опасность вынуждает эскадру идти за тралами самым малым ходом. Для того чтобы увеличить скорость при выходе эскадры в морс, автор записки предложил пустить впереди броненосцев скоростью 10-12 узлов миноносцы с тралом его конструкции.

Каждый миноносец должен иметь на 100 саженных буксирах два паровых катера, рули у которых положены для поворота во внешнюю сторону. Крепиться буксиры катеров должны не за нос, а за крамболы. Паровые катера должны выполнять роль "отводителей", разводить тралы на сто сажен. Два миноносца должны идти впереди броненосцев в строю пеленга, чтобы второй прикрывался тралом впереди идущего. Главная задача – обнаружить наличие минного заграждения. При этом броненосцы должны встать на якорь, а миноносцы поставить тралы и протралить дальнейший путь.

Как и в предвоенные годы, в первый период обороны большие надежды возлагались на контрмины. Их изготовление началось до получения практических результатов от опытов применения в местных условиях. Еще 11 мая командир "Амура" обратился в порт с просьбой изготовить пять контрмин "для очистки рейда от неприятельских мин". 95* Считалось, что от взрыва контрмины с зарядом пироксилина в 10 пудов сдетонируют все мины противника в радиусе 110 футов. Для контрмин решили использовать большие железные бочки из-под масла, имевшиеся в порту в большом количестве. Однако запасы пироксилина были ограничены. Поэтому для снаряжения контрмин решили использовать черный порох, которого хранилось на складах около 700 пудов.

Снарядили несколько мин по пять пудов и произвели несколько подрывов. При взрыве одной, двух и трех контрмин (в 5, 10 и 15 пудов) в расстоянии от 15 до 30 м от них обнаружили на глубине 2-4 сажень неповрежденные японские мины. В связи с этим начавшиеся работы по массовому производству контрмин прекратили. Сказалась также ограниченность запаса взрывчатых веществ в осажденной крепости.

Трал Шульца Порт-Артурского образца

Проект "плавучего трала" лейтенанта Б. М. Страховского. 1904 г.

Для обнаружения мин предполагалось использовать воздушные шары. Но имущество воздухоплавательного парка в начале войны на захваченном русском пароходе попало к японцам. Заведующий парком лейтенант Лавров пытался изготовить воздушный шар из подручных средств, но погиб при отражении одного из штурмов. 27 мая сделана попытка запустить наблюдателя на воздушном змее, буксировавшемся минным крейсером "Всадник". Запуск был неудачным, и от продолжения опытов отказались.

3 марта 1904 г. из Ковенской губернии О.Л. Ванькович отправил С.О. Макарову письмо с описанием "сети- миноловки". 16 марта житель города Николаева И. Бородин оправил письмо Макарову, в котором предложил устройство из брусьев и рельса с прикрепленными минами заграждения. По замыслу автора, две подводные лодки должны под водой буксировать эту конструкцию к неприятельским броненосцам.'"'

Проект мины- ракеты, "движущейся с быстротою полета снаряда и могущей быть пущенной с любой дистанции" направил наместнику С.Н. Ковалевский. Автор писал, что "обладание секретом (по крайней мере на время настоящей кампании) мины, обладающей подобными свойствами, позволило бы России диктовать свои условия не только Японии, но и всем морским державам . 97*

Мина-ракета должна была двигаться с помощью турбины, приводимой в действие пороховыми газами. Заряды- патроны подавались устройством револьверного типа и воспламенялись с помощью курка. В камере сгорания, по расчетам изобретателя, должно постоянно поддерживаться давление в 3-6 атмосфер.

Еще один интересный проект, опередивший свое время, представил 17 апреля 1904 г. па имя начальника штаба командующего флота в Тихом океане житель Порт- Артура П.С. Балахонов. По его идее, быстроходный катер с турбинным двигателем и зарядом взрывчатого вещества должен быть пущен с берега в направлении японских кораблей и направляться на цель по радио с береговой станции управления. "Для улучшения восприятия депеш о курсе приемник беспроволочного телеграфа может быть помещен на привязанном к судну маленьком воздушном шаре". Контр-адмирал Витгефт наложил на проекте резолюцию: "Г. Флагм. минеру на отзыв" и пометил синим карандашом: "Мало осуществимо?".

К проектам противоминных средств и способов борьбы с минами, предложенным лейтенантами Б.М. Страховским, А.И. Бестужевым-Рюминым, М.А. Кедровым и другими, контр-адмирал Витгефт отнесся скептически, полагая их "более пригодными в теории, чем на практике". 98*

Проекты тральных резаков, разработанные в Порт-Артуре в 1904 г.

Проект "ударного" трала Порт-Артур. 28 мая 1904 г

6. Черные дни японского флота.

Боевые действия минного транспорта "Амур".

Катастрофа 31 марта имела огромное значение для хода войны на суше и на морс. Гибель флагманского броненосца с инициативным агрессивным командующим деморализовала личный состав русской эскадры и, наоборот, воодушевила противника. Японское верховное командование решилось на высадку своих войск на Квантунскпй полуостров. Это решение создавало реальную угрозу для Порт-Артура, русской эскадры и Манчжурской армии. 22 апреля японская 2-я армия начала высадку у Бидзыво. Получив базу высадки войск на Квантуне, японцы значительно увеличивши темп наращивания своих сил в южной Манчжурии. Теперь войсковые транспорты следовали из метрополии непосредственно к месту соприкосновения сухопутных армий. Превосходство на море стало подавляющим: японский флот пополнился закончившими курс боевой подготовки броненосными крейсерами "Н иссин" и "Касуга", в Порт-Артуре же в строю находились только два броненосца: "Пересвет" и "Полтава" – (Эскадренные броненосцы "Цесаревич" и "Ретвизан" стояли с подведенными кессонами на торпедные пробоины, у "Севастополя" с помощью небольшого кессона сняли поврежденные лопасти винта, к "Победе" подвели кессон для заделки минной пробоины. Главные силы японского флота состояли из шести броненосцев 1-го боевого отряда и восьми броненосных крейсеров. Из них пять под командованием адмирала Камимуры были направлены в Корейский пролив для противодействия Владивостокскому отряду крейсеров. С главными силами для прикрытия высадки войск и блокады Порт-Артура остались броненосные крейсера "Асама", "Якумо" и "Ниссин". И вот в этот момент русское минное оружие наносит победоносному японскому флоту внезапный удар.

В связи с началом высадки японских войск на Квантунский полуостров наместник адмирал Алексеев по распоряжению императора Николая II утром 22 апреля выехал из Порт-Артура в Мукден к Манчжурской армии. В командование эскадрой вступил начальник походного штаба главнокомандующего контр-адмирал В.К. Витгефт. Он стал именоваться "временно исполняющим обязанность должность старшего флагмана командующего эскадрой Тихого океана". То есть он, с одной стороны, становился старшим морским начальником в Порт-Артуре, который в ближайшее время мог быть полностью отрезан от сообщения с армией и главнокомандующим, с другой – не был наделен полномочиями командующего не только флотом, но и эскадрой. Такое положение дел оставляло известную самостоятельность как командиру порта, так и начальнику минной обороны. Кроме того, гарнизон крепости, береговые батареи, крепостная минная рота подчинялись начальнику Квантунского укрепленного района, то есть армейскому начальству.

Через четыре часа после отъезда главнокомандующего контр-адмирал Витгефт собирает совещание флагманов и командиров кораблей 1-2-го рангов. В дальнейшем, до своей гибели, этот адмирал практикует коллегиальное руководство с обсуждением всех важнейших вопросов на совещаниях. Первый вопрос, рассмотренный 22 апреля, касался оборонительного минного заграждения перед входом на внутренний рейд, чтобы не допустить закупорки прохода брандерами. Большинство высказалось за нецелесообразность такого заграждения, и вопрос был снят. Вторым пунктом протокола совещания было: "При первой возможности поставить минное заграждение с транспорта "Амур". Время, место постановки, количество мин не указывалось. Начиная с 26 апреля "Амур" был готов к выходу на постановку. Однако ночью выходить было опасно из-за японских миноносцев, а днем вблизи Порт-Артура находились крупные корабли противника. Кроме того, ночная постановка не гарантировала точности постановки мин. Шанс скрытно поставить мины на пути движения японских блокирующих сил был при наличии туманной погоды в течение не менее 3 часов.

Для прикрытия высадки войск главные силы японского флота начали тесную блокаду Порт-Артура. Для этого несколько отрядов, сменяя друг друга, крейсировали все дневное время ввиду крепости. Береговые наблюдательные посты Золотой Горы, Ляотешаня и другие вели наблюдения за движением блокирующих сил противника. Однако первое время это велось без системы и единого руководства. Как отмечала русская официальная история войны на море: "Между тем адмирал Витгефт, только что вступивший в командованием эскадрой при чрезвычайных обстоятельствах и занятый многочисленными совещаниями, не успел еще освоиться и ориентироваться в обстановке настолько, чтобы дать надлежащие директивы наблюдательным постам". 101*

Противоминное охранение по способу, предложенному 8 июня 1904 г. лейтенантом МЛ. Кедровым

Проект подрыва корабля с помощью подводных лодок и мин, присланный 3 марта 1904 г. вице-адмиралу С.О. Макарову жителем г. Николаева И. Бородиным

Проект мины-ракеты, представленный С.Н. Ковалевским наместнику на Дальнем Востоке адмиралу Е. Алексееву

Офицеры эскадры обратили внимание на то, что японские блокирующие силы ежедневно следуют по одному и тому же маршруту. Командир "Амура" капитан 2 ранга Ф.Н. Иванов ходатайствовал об особом распоряжении наблюдательным постам, и оно было отдано Витгефтом. В нем говорилось: "Транспорту "Амур" предстоит в возможно скором времени выйти в море и на расстоянии 10 миль от входного маяка по створу входных огней на S поставить 50 мин заграждения, а потому предлагается дежурным офицерам сигнальной станции (Золотой Горы) следить внимательно за движением неприятеля, собирая сведения с окрестных постов, и, когда дежурный офицер, сообразуясь с местом нахождения неприятеля и движением его, найдет, что транспорт "Амур" может выполнить вышеупомянутое поручение, сообщить на лодку "Отважный" для доклада адмиралу Лощинскому и на транспорт "Амур". 102*

В результате с помощью пеленгов, взятых одновременно с разных постов, был определен более точно путь движения японских блокирующих сил. Однако адмирал Витгефт считал возможной постановку мин не далее 5-6 миль от берега полуострова Ляотешань, не считая вправе нарушать международное морское право. Но и это место все равно было вне пределов 3-х мильной полосы своих территориальных вод. Витгефт предоставил выбор времени выхода начальнику подвижной и минной обороны контр-адмиралу Лощинскому.

Утром 1 мая блокаду Порт-Артура осуществлял отряд контр-адмирала Дева в составе броненосца "Фудзи", броненосных крейсеров "Якумо" и "Касуга", крейсеров "Читосе" и "Иосино". В этот день на сигнальной станции Золотой Горы дежурил лейтенант Гадд. Он собрал данные с других постов и пришел к выводу, что по условиям видимости и местонахождению японских кораблей постановка мин возможна. В 13.30 он доложил об этом в штаб минной обороны на "Отважный" и на "Амур". Контр-адмирал Лощинский, несмотря на предоставленные ему в данном вопросе полномочия, не рискнул взять на себя ответственность и отдать приказ на выход в море. Он доложил в штаб эскадры о благоприятном моменте. В ответ по телефону с флагманского броненосца "Севастополь" передали: "Начальник эскадры приказал относительно высылки "Амура" руководствоваться местонахождением неприятельских судов". 103* Вместо того, чтобы заняться организацией выхода кораблей в море, Лошинскнй вызывает командира "Амура" и вместе с ним направляется на очередное совещание. По прибытии он опять докладывает Витгефту и просит разрешение на выход "Амура".

Последний ответил: "Минная оборона – ваше дело, и если вы находите полезным и удобным, то высылайте" . 104* Только в 14.25 на флагманском броненосце "Севастополь" поднимается сигнал: ""Амур" идти по назначению. Идти осторожно".

Список офицеров, участвовавших в тралении с 14 мая по 27 июля 1904 г. (Помещен в официальной истории "ввиду тех усиленных трудов и опасностей, которые были понесены при тралении". 99 )

Заведующий тралением капитан 1 ранга Н.К. Рейценштейн

Помощник капитан 2 ранга Пекарский

Крейсера 1 ранга "Аскольд"

Капитан 1 ранга Грамматчиков

Лейтенант Киткин

Лейтенант Екимов

Мичман Альтфатер

Мичман Рклицкий

Мичман Геркен

Крейсера 1 ранга "Баян"

Капитан 1 ранга Р.Н. Вирен

Лейтенант Подгурский

Мичман Шевелев

Мичман Лонткевич

Мичман Бошняк

Мичман Романов

Мичман Соймонов

Прапорщик Алмазов

Крейсера 1 ранга"Паллада"

Капитан 1 ранга Сарнавский

Лейтенант Вердеревский

Лейтенант Давыдов

Лейтенант Алексеев

Лейтенант Гертнер

Мичман барон Майдель

Крейсера 1 ранга "Диана"

Капитан 2 ранга князь Ливен

Капитан 2 ранга Семенов

Лейтенант Палецкий

Лейтенант Мяснов

Мичман граф Кейзерлинг

Мичман Кондратьев

Эскадренного броненосца "Цесаревич"

Капитан 1 ранга Иванов

Лейтенант Драгичевич-Никшич

Лейтенант Щетинин

Лейтенант Зельгейм

Мичман Леотьев

Мичман Гадд

Мичман Бабицын

Мичман барон Фитингоф

Эскадренного броненосца "Ретвизан"

Капитан 1 ранга Щенснович

Лейтенант Павлинов

Лейтенант Развозов

Мичман Гурячков

Мичман Шефнер

Мичман Свиньин

Мичман Столица

Мичман Саблин

Эскадренного броненосца "Победа"

Капитан 1 ранга Зацаренный

Лейтенант Магнус

Лейтенант Тимирев

Мичман Власьев

Мичман Арбенев

Прапорщик Добржанский

Эскадренного броненосца "Пересвет"

Капитан 1 ранга Бойсман

Лейтенант Остелецкий

Штабс-капитан Лизоблюдов

Мичман Андросов

Мичман Рыжей

Мичман Денисов

Мичман Греве

Эскадренного броненосца "Полтава"

Капитан 1 ранга Успенский

Мичман Леонтьев

Мичман Ренгартен

Мичман Де-Ливрон

Канонерской лодки"Гиляк"

Лейтенант Прокопович

Мичман Бескровный

Канонерской лодки "Бобр"

Капитан 2 ранга Шельтинга

Лейтенант Норжман

Мичман Пилсудский

Мичман Поливанов

Канонерской лодки "Отважный"

Мичман Рейнгард

Канонерской лодки "Гремящий"

Лейтенант Баранов

Мичман Литвинов

Заведующий тралящим караваном лейтенант М.В. Иванов 14-й

Данный пример показывает нерешительность и безволие командования эскадрой. С таким руководством одержать победу над энергичным противником невозможно. Однако именно 1 мая задержка выхода "Амура" сыграла положительную роль. Японские корабли стали удаляться от предполагаемого места постановки. С получением сигнала "Амур" вышел на внешний рейд, где его уже ожидали шесть миноносцев. По приказанию капитана 2 ранга Иванова построились в ордер. Впереди шла с тралом первая пара: миноносцы "Скорый" и "Сердитый", за ними в расстоянии 2 миль – "Смелый" и "Стройный". За их тралом следовал сам "Амур". За минным заградителем в строю кильватера следовали без тралов миноносцы прикрытия "Внимательный" и "Выносливый". Первая пара имела ход 5-6 узлов, второй же командир "Амура" приказал дать ход 10 узлов. В результате трал у этой пары сразу лопнул.

Таблица числа вытраленных и взорвавшихся мин (по дням) в период с 14 мая по 27 июля 1904 г.
Май Июнь Июль
Дни Число мин Дни Число мин Дни Число мин
1   1 1 1 6
2   2 8 2 -
3   3 10 3 1
4   4 Траления не было 4 1
5   5 4 5 -
6   6 2 6 Траления не было
7   7 - 7 Траления не было
СО   8 - 8 Траления не было
9   9 - 9 -
10   10 9 10 -
11   11 - 11 Траления не было
12   12 7 12 Траления не было
13   13 7 13 1
14 1 14 3 14 5
15 3 15 - 15 1
16 - 16 Траления не было 16 Траления не было
17 1 17 - 17 Траления не было
18 1 18 7 18 Траления не было
19 Траления не было 19 5 19 5
20 Траления не было 20 3 20 2
21 - 21 8 21 5
22 6 22 - 22 5
23 3 23 - 23 3
24 - 24 6 24 -
25 13 25 1 25 -
26 - 26 Траления не было 26 4
27 Траления не было 27 Траления не было 27 1
28 Траления не было 28 2    
29 Траления не было 29 11    
30 10 30 1    
31 2        
  44   95   40

Данные, приведенные в этой таблице, расходятся не только с количеством мин, указанном в других источниках, но даже с описанием официальной истории этого же тома.

Когда "Амур", ушедший 10-узловым ходом, догнал первую пару, капитан 2 ранга Иванов также приказал увеличить ход. Произошел обрыв второго трала. Оставшись без тралов, минный заградитель увеличил скорость до 17 узлов. Горизонт был закрыт мглой, и кораблей противника видно не было. В отличие от адмиралов, командир "Амура" проявил полное бесстрашие. Пренебрегая минной опасностью и встречей с броненосцем, двумя броненосными крейсерами и двумя крейсерами противника, капитан 2 ранга игнорировал и своих робких начальников. На полном ходу "Амур" пролетел место постановки заграждения, назначенное Витгефтом. Иванов решил воспользоваться благоприятной возможностью и поставить мины там, где по наблюдениям и расчетам, проходил маршрут блокирующих сил, то есть в расстоянии 10,5-11 миль от Золотой Горы. Придя в точку в 10 милях от Золотой Горы. Иванов приказал поднять сигнал: "Повернуть всем вдруг влево на 8 румбов". Пройдя 2 мили этим курсом, Иванов повернул на 8 румбов вправо, "Амур" уменьшил ход до 6 узлов и после того, как миноносцы вышли вперед, начал постановку мин.

Минеры транспорта сработали безукоризненно. Все 50 мин встали удачно в линию 12.5 кабельтов с углублением 11 футов ниже уровня малой воды (с расчетом на взрыв ближе к килю).

В это время из-за мглы и тумана "Амур" и миноносцы не были видны с Золотой Горы. На высоте 218 Ляотешаня матросы под руководством лейтенанта В.Н. Черкасова осуществляли установку орудий. С высоты был виден "Амур", затем полоса тумана, за которой находился японский отряд контр-адмирала Дева. Черкасов вспоминал: "Я видел опасность, в которой находился "Амур", но никак решительно не мог дать знать об этом ему".

Окончив постановку мин, транспорт с миноносцами повернул на запад. В этот момент над полосой тумана в восточном направлении обнаружили дымы японских кораблей. Отойдя от минного заграждения на 2 мили, Иванов лег на входной створ к Порт-Артуру и дал полный ход. Четыре миноносца шли впереди и два сзади. Придя на внешний рейд, Иванов отпустил корабли охранения и вслед за ними в 17.25 вошел в гавань. На флагманском броненосце был поднят сигнал: "Адмирал изъявляет свое особенное удовольствие". Однако, когда командир "Амура" доложил Витгефту, что заграждение выставлено мористее, "удовольствия" адмирал не выказал. В принципе за неисполнение приказа следовало отдать под суд, но на это Вильгельм Карлович не решился, а последующие события показали, насколько Иванов был прав. Решительность командира обеспечила выполнение боевой задачи, но пренебрежение минной опасностью могло привести к гибели корабля. Две пары тралов, разнесенные на две мили, при навигационных средствах того времени и сильных течениях рейда не могли обеспечить безопасность проводки даже одного корабля.

На следующий день, 2 мая, блокаду у Порт-Артура поддерживал отряд под командованием адмирала Насиба в составе броненосцев "Хатсусе", "Сикисима", "Яшима", крейсера "Касаги" и авизо "Тацута". Отряд вышел в морс с рейда Эллиот, где располагалась маневренная база японского флота, и утром подошел к Ляотешану. Поблизости находились крейсера "Акаси", "Сума", "Чиода". "Акицусима", "Такасаго", канонерские лодки "Удзи", "Осима", "Акаги" и миноносцы. Некоторые из них благополучно прошли по месту, где накануне "Амур" поставил мины.

В 10.50 броненосец "Хатсусе" подорвался на мине. Взрыв произошел в корме, и в результате сразу же затопило румпельное отделение. Адмирал Насиба приказал кораблям своего отряда изменить курс, но через несколько минут подорвался на мине броненосец "Яшима". 105* Броненосец получил пробоину с правого борта; не прошло и несколько мгновений, как последовал второй взрыв. Адмирал немедленно послал на помощь к "Яшима" крейсер "Такасаго", а к "Хатсусе" – "Касаги".

"Касаги" следовал к "Хатсусе", чтобы взять его на буксир, но в 12 часов 33 минуты этот броненосец подорвался на другой мине. Над кораблем поднялся столб желтого дыма, упали грот-мачта и дымовая труба. Очевидно, как и при взрыве "Петропавловска", сдетонировали погреба. В течение одной – двух минут броненосец "Хатсусе" затонул. При этом погибли 36 офицеров и кондукторов, 445 нижних чинов и 12 вольнонаемных служащих.

На броненосце "Яшима" команда боролась за живучесть корабля, но остановить распространение воды по внутренним помещениям не удавалось. Надежда на спасение броненосца таяла с увеличением уровня воды в отсеках. В связи с этим часть команды была свезена на крейсер "Такасаго". В 12.25 командир корабля капитан 1 ранга Сакамото Ичи направил тонущий броненосец к рифу Энкаунтер Рок. Крен все увеличился и к 17.35 достиг 16,5 градусов. Стало ясно, что корабль обречен, поэтому в 17.41 был отдан якорь в 5 милях па ост-норд-ост от Энкаунтер Рок. Портрет императора торжественно перевезли на крейсер "Сума". Команда была построена па шканцах. Под звуки национального гимна и троекратное "банзай" спустили флаг, после этого экипаж организованно оставил броненосец, который спустя некоторое время затонул.

Гибель одного японского броненосца и подрыв второго были настолько неожиданными для русского командования, что развить и закрепить его атакой остальных кораблей оно не сумело. Запоздалый выход миноносцев, не поддержанный броненосцами и крейсерами, результата не дал. Японцы длительное время искусно скрывали гибель второго броненосца – "Яшима", воспользовавшись тем, что он затонул вне видимости с русских кораблей и береговых постов. За весь период металлического кораблестроения, ни до, ни после русско-японской войны русским не удалось в открытом море потопить ни одного линейного корабля противника. Гибель двух из шести (одной трети) броненосцев японского флота была замечательным успехом. Теперь после ввода в строй поврежденных русских броненосцев соотношение у Порт-Артура становилось 6 : 4. Казалось, что еще не все потеряно, и ход войны на море, а значит, и на суше может быть переломлен. Личный состав эскадры в Порт-Артуре воспрянул духом. Тем более, что в начале мая японцы понесли и другие потери.

4 мая японский миноносец "Акацуки" находился в 8 милях на зюйд-вест-тен-зюйд от Ляотешаия. В 22 часа 22 минуты корабль коснулся мины и после взрыва затонул. Другие миноносцы подошли к месту гибели и спасли 36 человек команды. Погибли командир С. Наодзиро. 6 офицеров и кондукторов. 16 матросов. Вероятно, "Акацуки" погиб на минах, поставленных минным транспортом "Амур". Кроме того, японцы понесли потери и в результате аварий. Ночью с 1 на 2-е мая в тумане броненосный крейсер "Касуга" протаранил крейсер "Иосино", после чего последний затонул.

Постановка минного заграждения "Амуром" 1 мая 1904 г. и подрыв японских броненосцев на следующий день.

В связи с тем, что успех "дела 1 мая" оказался неожиданным и впечатляющим, контр-адмирал Витгефт оставил без последствий нарушение приказа командиром транспорта о месте постановки мин. Гибель "Хатсусе" показала правоту капитана 2 ранга Иванова, а не командующего эскадрой, а победителей не судят. Витгефт обратился к Главнокомандующему с просьбой наградить командира "'Амура" золотой саблей "За храбрость", наградить семерых офицеров и выделить для нижних чинов 20 знаков отличия военного ордена. Спустя некоторое время командующий эскадрой представил капитана 2 ранга Ф.Н. Иванова к ордену Св. Георгия 4 ст., а всех офицеров, кроме судового врача, к очередным наградам. Наместник не только утвердил все представления командующего эскадрой, но некоторым офицерам назначил награды более высокие, чем испрашивались. Зато нижним чипам вместо 20-ти выделили всего 12 георгиевских крестов. Алексеев также ходатайствовал перед государем императором о производстве контр-адмирала Витгефта в вице-адмиралы. Но производство было временно отложено "до производства старших по службе контр-адмиралов, занимавших видные должности, хотя и не находившихся на театре войны". 107*

В этот же день (2 мая) с русского наблюдательного поста Дагушан заметили в 6 милях торчавшие из воды две мачты затонувшего японского корабля. Вблизи находились несколько японских миноносцев и шлюпки. Как только нашла полоса тумана, начальник наблюдательного поста прапорщик запаса Дейчман с матросами Клецовым и Мельниковым на китайской шлюпке (шампуньке, как их называли в Порт-Артуре) направился к затонувшему кораблю. Над водой торчали две трубы, мачты, причем на грот-мачте находился боевой марс с антенной беспроволочного телеграфа и пулеметом. Матрос Клецов предложил отвинтить этот пулемет. Смельчаки вернулись к берегу, но из-за течения попали на территорию, занятую противником. Спрятавшись от японских патрулей, спустя некоторое время Дейчман с матросами вернулся в тумане к кораблю. Вблизи затонувшего крейсера стояли четыре вехи, обозначавшие протраленный проход. Русские срезали все вехи и одну из них привезли и предъявили начальству. В момент срезания вех с японских миноносцев был открыт огонь, и несколько пуль просвистело рядом. Затем Дейчман с матросами пристал к берегу и по горам вышел к русским позициям. По докладу прапорщика, затонувший корабль являлся броненосным крейсером типа "Асама", хотя на самом деле это был всего лишь авизо "Мияко", подорвавшийся на мине 1 мая.

Успех 2 мая побудил контр-адмирала В.К. Витгефта продолжать постановки. 3 мая Витгефт решил послать "Амур" для постановки заграждения близ бухты Меланхэ под прикрытием "Новика" и миноносцев и при поддержке других крейсеров. Но на транспорте не было приготовлено достаточное количество мин, а начальник отряда и командиры крейсеров категорически высказались "о небезопасности выхода ввиду недостаточности протраливания рейда", а также ввиду появления на горизонте четырех больших японских судов и 11 миноносцев. Адмирал ограничился высылкой на рейд для практики личного состава крейсера "Новик" и дежурных миноносцев.

4 мая Витгефт собрал совещание флагманов, командиров крейсеров, минного транспорта "Амур" и начальников отрядов миноносцев. Приняли решение поставить 50 мин с "Амура" посередине бухты Меланхэ. Крейсерам ставилась задача прикрывать постановку с моря. Для этой операции фарватер был протрален по створу на восемь миль.

5 мая в 13.35 вышел в море "Амур" для постановки мин в бухте Меланхэ. Перед ним шли четыре миноносца попарно с двумя тралами, в кильватер держался крейсер "Новик". Сначала минный транспорт шел скоростью шесть узлов, затем увеличил ход до восьми – десяти узлов. Даже на такой скорости тралы шли хорошо. Не доходя двух миль до бухты Сикао, на горизонте были замечены японские корабли. Тралы были выбраны, минная постановка отменена.

Повторный выход состоялся 6 мая. Миноносцы "Стройный", "Смелый", "Внимательный" и "Властный" вышли на рейд и поставили тралы. Через некоторое время в трале взорвалась одна мина, а затем другая вблизи от хода кораблей. В связи с обнаружением мин выход "Амура" и крейсеров отменили.

Следующий выход на постановку мин в бухту Меланхэ планировался на 8 мая. Миноносцы "Боевой", "Внимательный", "Бесшумный", "Бесстрашный" вышли на рейд, чтобы протралить фарватер для "Амура" и "Новика". В двух-трех саженях у кормы "Бесшумного" взорвалась мина, причем миноносец получил пробоины в корме и в середине корпуса. Вслед за этим взорвалась мина около миноносца "Скорый", шедшего с тралом ближе к берегу. Вследствие взрыва одной из затраленных мин "Расторопный" подбросило, но потекли лишь заклепки. После этого выход отменили, и миноносцы вошли в гавань. Всего в этот день при тралении рейда взорвано восемь мин.

Таким образом, уже в мае наличие минной угрозы стало существенно влиять на оперативную обстановку и ограничивать возможности русской эскадры. Причем это произошло в тот период, когда японские войска подошли к Ляодунскому полуострову, блокировали Порт-Артур и развернули наступление на Кинджоусскую позицию. Уже 4 мая в бухте Кинджоу тралили японские катера и шлюпки с крейсеров "Акасн" и "Чпода". После траления канонерские лодки "Акачи" и "Удзи" обстреляли железнодорожную линию и мосты.

Броненосец "Хатсусе"

Броненосец "Яшима"

Ночью 14 мая русские войска оставили город Дальний и отступили к Порт-Артуру. В этот день командование эскадры решило для предотвращения обстрела с моря флангов обороны крепости произвести минную постановку в бухте Тахэ. В море вышел "Амур" в сопровождении крейсера "Новик". Впереди с тралами шли минные крейсера "Всадник" и "Гайдамак". Сгущался туман. Капитан 2 ранга Иванов, опасаясь дальнейшего ухудшения видимости, чтобы успеть определить точное место перед постановкой по береговым ориентирам, приказал выбрать тралы и дать полный ход. Постановка 49 мни прошла успешно, но одна мина, падая за борт, перевернулась вверх треногой и зацепила ею минреп. При этом, вероятно, повредило колпак взрывателя и через 1-2 минуты за кормой "Амура" произошел взрыв. Поставленное минное заграждение прикрыло от обстрелов с моря правый фланг оборонявших крепость русских войск.

22 мая "Амур" вышел в морс на очередную постановку 50 мин у Голубиной бухты. Контр-адмирал В.К. Витгефт считал эту постановку последней для "Амура", так как кончался запас мин на транспорте. Большие минные заграждения ставить было уже нечем, а из-за малых постановок рисковать столь ценным кораблем не стоило. На этом выходе впереди минного транспорта шли с тралами миноносцы "Боевой", "Властный", "Бесстрашный". "Решительный", "Смелый", "Скорый", прикрытие осуществлял крейсер "Новик". Отряд намеревался следовать вдоль берега. Тотчас по выходе в трале первой пары миноносцев взорвалась мина и трал вышел из строя. Еще несколько мин, поставленных с малым углублением, обнаружили с других миноносцев. Спустя некоторое время взорвалась мина в трале второй пары миноносцев. Вокруг этого места на поверхности наблюдалось 14 буйков.

В связи с большой минной опасностью и выходом из строя тралов, "Амур" повернул к Порт-Артуру. На обратном пути взрывом очередной мины выведен из строя последний трал у третьей пары миноносцев. "Амур" и "Новик" вернулись в гавань, следуя за легким шлюпочным тралом.

2 июня командующий эскадрой приказал командиру "Амура" самому протралить фарватер для обеспечения выхода на постановку мин. На следующий день "Амур" с прикрывавшем его «Новиком» вышел по протраленному фарватеру за двумя парами миноносцев с тралами ("Бурный", "Выносливый", "Бесстрашный", "Грозовой"). На заградителе имелось 50 приготовленных для постановки мин. Вскоре оба трала были уничтожены взрывами мин.

Сначала две взорвались в трале первой пары, затем одна у второй пары. При этом сдетонировали еще две мины. Их взрыв произошел в расстоянии 3-5 саженей от тарана минного транспорта. Нос "Амура" приподняло вверх, брызги воды долетели до мостика, но течи не было.

На второй парс миноносцев завели легкий катерный трал, и отряд продолжил движение. У мыса Ляотешан корабли попали в район сильного течения и удерживаться за тралом стало невозможно, в связи с чем капитан 2 ранга Иванов приказал убрать трал и идти в двух кабельтовых от берега, рассчитывая, что там не может быть мин. В Голубиной бухте на 16-ти узлах минный заградитель получил подводную пробоину от удара о камень. В результате было затоплено пять отделений междудонного пространства и три угольные ямы.

Возвращение кораблей в базу обеспечивали паровые катера с легким тралом. После этого "Амур" в строй не вводился и был взорван в доке перед сдачей крепости.

Приказ Наместника Его Императорского Величества на Дальнем Востоке г. Мукден, 18 июля 1904 г. № 502

"На основании Высочайше предоставленной мне власти по званию Главнокомандующего флотом, награждаю за храбрость и мужество при постановке минного заграждения 1 мая на пути маневрирования японского флота:

Минного транспорта "Амур": Старшего офицера, капитана 2 ранга Евгения Одинцова – орденом св.Владимира 4-й степени с мечами и бантом; минного офицера лейтенанта Павла Волкова – орденом св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом; временного минного офицера, лейтенанта Сергея Мяснова- орденом св.Анны 3-й степени с мечами и бантом;вахтенного начальника, лейтенанта Николая Мясникова – орденом св. Анны 4-й степени с надписью "за храбрость"; штурманского офицера, лейтенанта Бориса Давыдова – орденом св. Анны 4-й степени с мечами и бантом; и.д. ревизора, мичмана Павла Будзко – орденом св. Анны 4-й степени с надписью "за храбрость"; вахтенного начальника мичмана барона Фитингофа – орденом св. Анны 4-й степени с надписью "за храбрость".

Судовых механиков: помощника старшего инженер-механика Владимира Сметанина – орденом св. Анны 3-й степени с мечами и бантом; младшего инженер-механика Алексея Фрейлихмана – орденом св. Станислава 3 степени с мечами и бантом"

Наместник генерал-адъютант Алексеев

7. Противоминное охранение кораблей, отрядов и эскадры при выходах из Порт-Артура.

Постоянное подновление японцами минных заграждений на внешнем рейде Порт-Артура вызывало необходимость кроме систематических противоминных действий на выходных фарватерах осуществлять контрольный поиск мин перед выходом эскадры отрядов и одиночных кораблей, а также выполнять проводку за тралами. После 31 марта и до окончания обороны ни один корабль I ранга не выходил за пределы рейда без противоминного охранения. При этом приходилось решать много проблем, ошибки исправлять на ходу. С приближением фронта осады обстановка ухудшалась, трудности нарастали. Первая попытка проводки за тралами выполнена 1 мая. Затем, как это уже было описано выше, в мае "Амур" с кораблями охранения несколько раз выходил на минные постановки.

Гибель нескольких японских кораблей на минах заставила противника предпринять усиленное заграждение минами рейда, чтобы парализовать действия нашего флота, особенно ввиду предполагавшегося захвата Кинджоу. И в значительной степени это удалось.В телеграмме 13 мая из Порт-Артура Витгефт докладывал: "К сожалению, пока не будет очищен вполне безопасный проход от набросанных японцами мин, немыслимо предпринять что-либо большими судами". 108*

26 мая лейтенант Б.М. Страховский подал по команде обстоятельную записку по вопросам противоминного охранения кораблей эскадры на переходе морем. Он отмечал, что длина минрепов японских мни достигает 60 саженей и район моря, где могут находиться мины, весьма обширен. Страховский предлагал использовать для противоминных действий все имевшиеся в то время плавсредства. Это семь паровых груптоотвозных шаланд (№№ 4, 12, 14, 22, 23, 34, 25); 9 портовых баркасов (№№ 3 и 4, "Квантун", "Ординарец", "Дальний", "Талиенван" №№ 1 и 2. "Работник" и "Сибиряк"); пять пароходов ('"Инкоу", "Богатырь". "Зея", "Бурея", "Новик") – всего 21 единица. Кроме того, в ремонте находилась паровая шаланда № 12бис и паровые баркасы № 2 и 6. Достраивались баркасы "Владимир" № 1 и 2.

Страховский полагал, что иметь противоминное охранение только впереди головного корабля недостаточно. Действительно, при небольшой ширине протраленной полосы и значительной длине колонны охраняемых кораблей при малой точности навигационных средств существовала опасность подрыва концевых кораблей. При построении эскадры в кильватер при необходимости выхода из строя корабля в случае поломки приходилось рисковать на непротраленном пространстве. Лейтенант предлагал для предварительного протраливания фарватера разделить все имевшиеся плавучие средства на два отряда и работать в две смены.

Для противоминного охранения при выходе эскадры лейтенант предложил впереди каждой пары эскадренных броненосцев иметь один парный трал. Грунтоотвозные шаланды первой пары от мелкопоставленных мин должны прикрываться тралами паровых катеров. Крейсерский отряд, по его замыслу, для обеспечения большей свободы маневра должен следовать самостоятельно за тралами миноносцев, причем каждый крейсер, кроме концевого, должен прикрываться своим парным тралом. Контрадмиралу Витгсфту идея поместить тралящие суда между броненосцами не понравилась, и он отправил проект на отзыв капитану 1 ранга Рсйценштейну. Начальник отряда крейсеров отметил, что при предлагаемом построении линия кильватера эскадры растянется настолько, что последний броненосец будет отстоять от первого трала на пять миль. Представить такой строй в теории можно, но осуществить на практике невозможно, так как нет возможности обучить личный состав. В результате, после рассмотрения записки Страховского командование и штаб эскадры пришли к мнению, что при выходе эскадры в морс противоминное охранение должно следовать впереди флагманского корабля. Такой строй был разработан и был применен при выходах 10 июня и 28 июля.

2 июня траление продолжалось с успехом, взорвано четыре мины. 3 июня в третьем часу дня с Ляотешана были замечены в 14 милях два японских миноносца, около которых произошел взрыв. После этого один миноносец, вероятно, затонул. Всего в этот день затралено 17 мни.

5 июня по просьбе сухопутного командования для обстрела японских позиций вышли в морс крейсер "Новик", канонерские лодки "Гремящий" и "Отважный", восемь миноносцев. Контр-адмирал Лощинский находил этот выход опасным в виду нахождения мин и присутствия на горизонте неприятельских судов. Витгефт все-таки приказал идти под берегом, имея впереди миноносцы с тралами. В первой паре тралили "Скорый" и "Сторожевой", во второй – "Расторопный" и "Сердитый". Канонерская лодка "Бобр" охраняла тралящий караван на рейде.

Первый и второй тралящие отряды, предложенные лейтенантом Б.М. Страховским.

В 9.45 в трале 1-й пары почти одновременно взорвались две мины. Вторая пара получила приказание держать ближе к берегу и продолжать тралить, а первая – убрать обрывки трала и принять новый с канонерской лодки "Отважный". В ожидании их готовности канонерские лодки и "Новик" в 10 часов встали на якорь. В 10.15 взорвалась мина в трале второй пары в двух кабельтов от места взрыва первых двух. "Сторожевой" пришлось послать за тралами в Порт-Артур. Миноносец вернулся в 11.30, а затем пришел портовый баркас с тралами. В 13 часов корабли снялись с якорей и направились по назначению, но через 20 минут в результате зацепа за грунт лопнул трал у второй пары. Канонерские лодки обстреляли берег, занятый японскими войсками без корректировки и отряд повернул назад. От бухты Taxэ до Порт-Артура возвращались за тралами.

5 июня выход крейсера "Новик", канонерских лодок "Гремящий" и "Отважный" обеспечивали две пары миноносцев с тралами.

Японцы, располагая сведениями об окончании ремонта русских броненосцев, ожидали выхода эскадры. Кроме усиления интенсивности минных постановок, они начали противодействие тралению, атакуя тралящие корабли миноносцами. В связи с этим для охраны тральщиков русское командование уже в конце мая стало выделять канонерские лодки и миноносцы. В готовности оказать помощь находился дежурный крейсер. 24 и 25 мая траление прикрывала канонерская лодка "Гремящий". 9 июня она и 4 миноносца отразили атаку 2 истребителей и 6 малых неприятельских миноносцев на тралящий караван. Одни японский миноносец получил повреждения.

Когда повреждения эскадренных броненосцев "Цесаревич", "Ретвизан" и "Победа" были исправлены, русская эскадра получила приказание прорываться во Владивосток. Траление выходного фарватера проводилось ежедневно. В штабе эскадры разрабатывалась организация выхода и ордер. Командование торопило контрадмирала Витгефта с выходом. Ему телеграфируют: "Дабы обезопасить выход эскадры, должны ей предшествовать пароходы". Адмирал 6 июня ответил главнокомандующему: "Враг не страшен. Задерживал выход без крайности, сомневаясь в безопасности от мин. В районе 10 миль мины ежедневно взрываются па всех направлениях: у Ляотешана перед "Амуром" пять, на новом выходном створе восемь, вчера в Тахэ перед лодками четыре, от взрыва на трале часто взрываются другие вблизи. Все судовые портовые катера, землесосы ежедневно тралят. Уничтожено более 50 тралов, один катер, один землесос взорваны; убиты два матроса. Вылавливаем скоро сотую мину". 109*

В ночь на 9 июня на рейде батареями крепости были обстреляны японские корабли, ставившие мины. Так как на следующий день планировался выход эскадры, командующий приказал протралить тщательно все места якорных стоянок на рейде и фарватер, после чего выставить корпуса учебных мин в качестве буев. Контр-адмирал М.Ф. Лощинский писал впоследствии, что "каждый корабль должен был сам поставить свою вешку на рейде и своими же средствами это место протралить". 110* Миноносцы второго отряда произведи тренировку постановки тралов и маневрирования в строю для проводки эскадры за тралами. В 18 часов вечера 2 больших и 6 малых японских миноносца приблизились к тралящему каравану, но были отогнаны огнем канонерской лодки "Гремящий" и 4-мя нашими миноносцами.

Чтобы не допустить постановки мин на протраленном фарватере в ночь на 10 июня в морс вышли два минных крейсера и семь миноносцев 1-го отрада. Но выполнить поставленную задачу: не допустить неприятельские заградители на рейд – они не смогли. Ночью произошел бой. Часть японских миноносцев отвлекла внимание 1-го отряда, связав их боем, в то время как другие прорвались на рейд и произвели постановку мин. Береговые батареи, оповещенные о нахождении в морс наших кораблей, огня не открывали. По плану выхода, с рассветом 10 июня из гавани должны выйти броненосцы и крейсера и встать на якоря на своих местах. Затем выходил тралящий караван, ставил тралы, и эскадра, построившись в походный ордер, должна начать движение по фарватеру. Выбрать другой вариант действий считалось невозможным, т.к. броненосцы могли выходить только в полную воду, приходившуюся в тот день на утренние часы. Тралящий караван выйти раньше броненосцев не мог по причине темного времени, как не мог и оставаться на ночь на рейде из- за опасности японских миноносцев.

В 4 час утра начался выход эскадры. Первым вышел пароход "Новик" для постановки учебных мин по кромке протраленного фарватера. На его мостике находился руководивший обвехованием командир канонерской лодки "Бобр" капитан 2 ранга В. В. Шельтинг. "Новик" шел по створу SO-NW 34°, выставляя вместо буев корпуса учебных мин с колпаками. Охранения для судна- вехостава предусмотрено не было и, отойдя по створу 6 миль, пароход встретил японские миноносцы. Сначала "Новик" застопорил ход, а после того, как японцы подошли на 30 кабельтовых, повернул назад.

Тем временем броненосцы и крейсера эскадры выходили на рейд и становились на якоря. Тралящий караван выходил после боевых кораблей, и ему требовалось время на постановку тралов и занятие места впереди эскадры. Вышедшие на рейд броненосцы и крейсера обнаружили на своих якорных местах плавающие мины. Получив доклад об обнаружении мин. Витгефт отдал приказание "послать катера и шлюпки с тралами вылавливать мины кругом своего судна". Траление дало неожиданные для командования русской эскадры результаты. На левой стороне от выхода на рейд за заграждением инженерного ведомства и внутри него нашли до 10 мин, в том числе вблизи "Цесаревича" банку из 4 мин, которые взорвались одновременно. Одна мина взорвалась в трале в 60 саженях за кормой крейсера "Диана".

Противоминное охранение главных сил эскадры по предложению лейтенанта Страховского. РГА ВМФ Ф.695. On. 1. Д.9. Л.35.

В 12.40 на флагмане поднят сигнал об окончании траления корабельными катерами и шлюпками. Но еще требовалось время на выборку тралов, подход к своим кораблям и подъем на палубу. В 13.20 на кораблях отслужили молебен и зачитали приказ. В 13.40 вышедшему на рейд 1-му отряду миноносцев и минным крейсерам приказано было охранять тралящий караван. И только в 14.00 начата съемка главных сил эскадры, а в 14.45 снялся последний – крейсер "Паллада".

Броненосцы и крейсера начали выход в 4 ч утра и к 8.00 уже были на внешнем рейде кроме задержавшейся "П аллады" (вышла в 10.50). Таким образом, выход эскадры с рейда задержался из-за минной опасности до 14 часов. За это время командующий японским флотом адмирал Того был оповещен о выходе русской эскадры и начал сосредоточение всех своих сил. Мины на рейде сделали невозможным внезапный выход.

Впереди эскадры шли с тяжелыми тралами шесть шаланд (№ 14, 12В, 4, 25, 24, 23) под командой лейтенанта М.В. Иванова 14-го, за ними с тралами пароходы "Новик" и "Инкоу" под командой капитана 2 ранга В.В. Шельтинга и миноносцы 2-го отряда (1-я пара "Сторожевой" и "Расторопный". 2-я пара "Скорый" и "Сердитый"). Минные крейсера "Всадник" и "Гайдамак" следовали с обеих сторон тралящего каравана. Семь миноносцев 1-го отряда также охраняли тральщики и вступили в бой с японскими миноносцами, приблизившимися на 30 каб. По нашим кораблям открыл огонь крейсер "Мацсусима". Тогда крейсер "Новик" вышел из строя и обогнав тралящий караван, поддержал огнем наши миноносцы. Огонь открыл и шедший головным в кильватерной колонне эскадры крейсер "Диана"'. Японские миноносцы отошли. В 16.40. когда эскадра прошла восемь миль, тралящий караван был отпущен вместе со 2-м отрядом миноносцев. Встретив превосходящие силы японского флота, контр-адмирал Витгефт не решился вступить в бой и повернул назад. К 22 ч русская эскадра, отразив атаки миноносцев, вернулась на внешний рейд. Отлив и невозможность в тех условиях организовать ночную проводку за тралами вызвали необходимость постановки кораблей на якоря.

В 21.35 броненосец "Севастополь" опасно сблизился с впереди идущим "Пересветом", вышел из строя влево и подорвался на мине. Выход эскадры за тралами при условии противодействия противника был первым в истории военно-морского искусства. Без предварительных противоминных действий и проводки за тралами выход эскадры становился невозможным.

В 4.30 утра 11 июня контр-адмирал М.Ф. Лощинский получил приказание с флагманского броненосца выслать на рейд минные катера с тралами. Но только в 5.25 на "Цесаревиче" получен ответ, что два минных катера неисправны, два в бухте Тахэ и у Б. Волка в ночном дежурстве с миноносцами, а два принимают тралы у "Амура". Пришлось эскадре входить на внутренний рейд без тралов.

Неудачный выход эскадры 10 июня вызвал досаду русского верховного командования. Но главнокомандующий находился далеко от осажденного Порт-Артура и эскадры и мог только давать приказы и указания. В полученном В. К. Витгефтом 20 нюня предписании в отношении мин говорилось следующее: "7. Все внимание и всю энергию направлять на вылавливание мин на рейде и стремиться всеми силами и средствами сохранить выход безопасным для плавания . 111*

Витгефт и без этих ценных указаний понимал важность борьбы с минной опасностью. На совещании 14 июня он сказал, что, несмотря на ежедневное траление в продолжение более месяца, в день выхода все корабли подвергались явной опасности подрыва на вновь поставленных минах, "от постановки которых защитить себя пет физической возможности, и если пострадал всего один "Севастополь", а не взорвались при выходе и постановке на якорь "Цесаревич". "Пересвст", "Аскольд" и другие корабли, то это только по милости Божия". "Только бухта Тахэ и Голубиная пока под нашим контролем, туда проход ежедневно и протраливают, но, конечно, будут протраливать и выход в море на случай. Всех мин, взорванных, расстрелянных и взорвавшихся, уже 140. Для защиты же берегов против обстреливания уже ставятся минные банки, и много уже поставлено". 112*Участники совещания согласились, "что очистить рейд и держать его чистым для выхода больших судов в любой момент – немыслимо и неисполнимо при имеемых средствах и количестве миноносцев у неприятеля". 113*

Противоминное охранение эскадры 10 июня 1904 г. Расположение кораблей по данным М. В. Иванова

22 июня Витгефт отправил на джонке через Чифу телеграмму главнокомандующему № 52. в которой писал: "Благоприятного момента, как указал опыт, выходу нет. хотя ежедневно тралит весь караван. Выход без потерн судов – случай помощи Божией. Тралили проход, рейд два месяца. Защищать его от почти еженощного нового заграждения, безусловно, бессилен. Даже в проходах вдоль берега под батареями вылавливаю десятки мин". 114*

На совещании командиров и флагманов 4 июля контр-адмирал Витгефт поставил вопрос о возможности обеспечения безопасного выхода эскадры. После обсуждения в протоколе записали: "всякий уход сопряжен с риском потерять суда на минах… Тралящим судам в свежую погоду невозможно будет работать впереди эскадры".

П осле этого Витгефт отправил наместнику телеграмму № 68, в которой писал:

"1. Ждать в продолжение 4 ч на течении выхода 10 судов в протраленном 200-саженном проходе, не став на якорь, нельзя; 2. При свежей погоде или тумане выход среди затопленных брандеров и траление невозможны;… 4. В двухсотсаженном проходе с тралами впереди только кильватерный строй возможен… Большие пароходы бесполезны, сидят меньше броненосцев, и течение относит суда согласно опыта более кабельтова в сторону. Свободное действие эскадры парализуется минным заграждением, загроможденностью и узкостью прохода, необходимостью выхода в одну большую воду всем судам и подавляющим числом миноносцев неприятеля". 115* В телеграмме № 72 Витгефт снова писал о минной опасности: "Если в Крымскую кампанию был перевес неприятеля, то заграждение минами рейда дает ему это и теперь . 116* Тем временем положение крепости и эскадры продолжало ухудшаться.

В период с 10 по 23 июня японские войска атаковали русские позиции на подступах к Порт-Артуру. Для оказания помощи в море выходили корабли эскадры. Каждый выход проводился за тралами миноносцев.

"Караван" М. Иванова тралил фарватеры и рейд, а при выходе особо ценных кораблей также участвовал в проводке. Японские корабли продолжали ночные минные постановки, миноносцы обеспечивали тесную блокаду, а днем атаковывали тралящие суда. 13го, 14, 20, 21, 22, июня, 1 и 27 июля на обстрел японских позиций выходили за тралами крейсер "Новик", канонерские лодки "Бобр", "Гиляк", "Отважный", "Гремящий" и миноносцы.

12 июня в 6.15 с Ляотешана наблюдали взрыв на мине и гибель миноносца. В японских источниках об этом ничего нет. 13 июня выходили в морс за тралящим караваном крейсер "Новик", канонерские лодки "Отважный", "Гремящий", "Бобр" и 14 миноносцев. В ночь на 14-е июня на рейде появились японские корабли, вероятно, с целью поставить мины. По ним открыли огонь дежурные корабли и береговые батареи. Днем в море за тралами двух пар миноносцев в морс вышли крейсер "Новик" и канонерские лодки. На месте, откуда ранее производились обстрелы японских позиций у мыса Лунвантан, обнаружены мины. Проводка производилась за тралами и обратно.

17 июня около 16 ч восемь японских миноносцев обстреляли тралящий караван с большой дистанции. Тралящие суда были поддержаны канонерской лодкой "Бобр", минным крейсером "Всадник" и шестью миноносцами. Открыли огонь и береговые батареи. 20-21 июня выходили в море крейсер "Новик", канонерские лодки и до 13 миноносцев. 20 июня при прохождении миноносца "Бурный" взорвались две японские мины, но сам корабль не пострадал.

Противоминное охранение отряда кораблей в бухте Тахэ 14 июля 1904 г.

Подрыв 14 июля 1904 г. на мине грунтоотвозной шаланды № 14.

22 июня состоялся очередной выход русских крейсеров, канонерских лодок и миноносцев. В этот день на мине подорвался японский корабль "Каймой".

23 июня в 14 часов вышли на рейд для охраны тралящего каравана минный крейсер "Всадник", миноносцы "Бесстрашный". "Грозовой", "Бойкий", "Бдительный" и канонерская лодка "Гремящий", а в 15.15 тралящий караван начал тралить. В 17.25 батарея № 22 открыла огонь по приблизившимся к каравану двум японским миноносцам, а в 17.28 открыли огонь "Гремящий" и русские миноносцы. В ночь на 24 июня японские миноносцы приблизились к рейду, а в это время другой отряд ставил мины у бухты Тахэ. Постановка была обнаружена дежурившими там миноносцами "Бойкий", "Бдительный", "Грозовой".

План внешнего рейда Порт-Артура с показанием мест уничтожения японских мин в период с 1 июня по 27 июля 1904 г.

Около полуночи на миноносце "Бойкий" были услышаны звуки, похожие на отдачу цепного якорного каната. Через три-четыре минуты в темноте удалось разглядеть два миноносца, уходящих из бухты на зюйд-ост. Командир лейтенант И. И. Подъяпольский предположил, что японцы поставили мины, и снялся с якоря, что бы подойти к "Бдительному" и "Грозовому" и предупредить их. Один из японских миноносцев скрылся в темноте на фоне берега. По второму "Бойкий" открыл огонь из 47-мм орудия. После шестого выстрела второй японский миноносец также перестал быть виден. На рассвете на месте, где наблюдались ночью японские миноносцы, обнаружили две шаровые мины, не вставшие на заданное углубление. По ним открыли огонь из пулемета, винтовок и 47-мм пушек. Обе мины взорвались. Обнаруженную третью мину, стоявшую на большем углублении, расстрелять не удалось. Русские миноносцы направились в Порт-Артур, чтобы доложить о минах и по пути обнаружили еще несколько мин. В японской официальной истории об этом эпизоде не упоминается. 117* Днем стоял туман, и вследствие ограниченной видимости тралящий караван работал на фарватере вдоль берега по направлению к Ляотешану.

25 июня, кроме канонерских лодок и миноносцев, для защиты тралящего каравана на рейд вышел крейсер "Диана". Три японских миноносца все же обстреляли тралящие суда: снаряд попал в угольную яму шаланды № 23, а две других были засыпаны осколками, но раненых не было. Японцы отогнаны огнем канонерских лодок "Гремящий" и "Отважный".

26 июня в проводке за тралами броненосца "Полтава" и крейсеров "Баян", "Паллада". "Диана", "Новик" и канонерских лодок участвовало шесть миноносцев и все шаланды. 28 июня по японским миноносцам, приблизившимся к тральщикам, открыл огонь крейсер «Диана». 5 июля при защите тралящего каравана миноносцы "Боевой", "Бдительный", "Бесстрашный" вступили в бой с японскими миноносцами. На помощь вышли крейсер "Новик", канонерские лодки "Гремящий" и три миноносца.

В ночь на 27 июня четыре японских парохода, приспособленных для постановки мни, подошли к внешнему рейду Порт-Артура. Охранение заградителей осуществляли 2-й, 5-й отряды истребителей и 10-й, 20-й отряды миноносцев. Во время постановки мин японские корабли были обнаружены и обстреляны русскими береговыми батареями. Один из пароходов получил попадание снаряда в левый борт у ватерлинии. 118*

13 июля шесть миноносцев провели за тралами в бухту Тахэ крейсер "Новик" и три канонерские лодки, а шесть шаланд и два паровых катера "каравана" – крейсера "Баян", "Аскольд", "Паллада". "Новик" обстрелял японские пароходы и паровые катера, тралившие впереди своих крейсеров. На носу одного из них было видно приспособление для траления мин. Его огнем повреждены пароходы "Иосидагава мару" и "Увадзима мару". Миноносцы протралили место, с которого должны были стрелять канонерские лодки.

На палубе парохода "Богатырь"

14 июля в бухту Тахэ для обстрела японских позиции выходили броненосец "Ретвизан", четыре крейсера, канонерские лодки. Огонь русских кораблей обеспечивал устойчивость правого фланга фронта обороны крепости. Впереди с тралами следовали миноносцы 2-го отряда. Тралящий караван состоял из двух пар шаланд, прикрываемых от мелкопоставленных мин тремя парами легких тралов минных и паровых катеров. У одной шаланды трал запутался о якорный канат, поэтому третья пара в ордер не успела.

В морс у острова Кэп наблюдался японский пароход с фортралом. По пути до бухты Тахэ было затралено две мины. Затем по пути к Лунвантану несколько мни попали в тралы минных катеров. Мощности машин не хватало для продолжения буксировки, и один трал пришлось передать портовому пароходу "Талиенван". Когда последний дал ход, одна мина всплыла и тут же взорвалась, выведя трал из строя. При возвращении русских кораблей в гавань подорвалась на мине шаланда № 14 и с большим трудом была отбуксирована в гавань. Броненосный крейсер «Баян» подорвался на мине в проходе между крепостными минными заграждениями.

По окончании траления шаланда № 14 встала на якорь и начала выборку трала. Вероятно, ее якорь зацепил минреп или якорь японской мины. При выборке якоря мина была подтянута к борту и взорвалась. Взрыв уничтожил только носовое отделение, переборка, разделяющая жилое командное помещение от грунтовых ящиков выдержала, хотя и потекла. Нос шаланды погрузился в воду. К поврежденному судну подошли на помощь портовые баркасы и шлюпки, завели буксиры. Под руководством прибывшего заведующего тралящим караваном лейтенанта М.В. Иванова шаланду отбуксировали на мель, затем привели в порт и впоследствии вытащили на берег.

На рейде при проходе буйков восточного минного заграждения сухопутного ведомства подорвался крейсер "Баян", но благополучно зашел в гавань. Подрыв на мине надолго вывел из строя единственный броненосный крейсер в Порт-Артуре и лишил его возможности участвовать в выходе эскадры в море 28 июля. После этого контр-адмирал Витгефт в ответ на просьбу Стесселя оказать содействие сухопутным войскам ответил: "ввиду того, что "Баян" сегодня взорвался на мине, и … необходимо ранее протралить весь рейд, который вновь даже до бонов забросан минами. Их сегодня выловили 4, и, кроме того, один землесос взорвался на мине там же". 119* В течение июня – начала июля тралящий караван протраливал на рейде якорное место для эскадры размером 50 х 3 каб., применяя строй уступа парами.

К 17 июля японские войска после упорных боев заняли передовые русские позиции, началось тесное обложение крепости.

В ночь на 17 июля три японских миноносца подошли на 50-100 сажен к батарее № 8 на Тигровом полуострове. Днем, пользуясь туманом, японские миноносцы пытались подойти к рейду, вероятно, с целью постановки мин. По ним открыли огонь береговые батареи и заставили удалиться.

25 июля состоялась первая бомбардировка города и порта с суши. В ночь на 26 июля в морс виден горящий пароход, вблизи которого раздавались взрывы. 120*

Днем 26 июля на обстрел японских позиций выходили крейсер «Новик» и 3 канонерские лодки за тралами миноносцев 2-го отряда. Во время проводки почти одновременно в трале первой пары миноносцев взорвались 2 мины и у второй одна. Вокруг обнаружено 6 плавающих мин. Крейсер "Новик" и канонерские лодки были вынуждены встать на якоря, чтобы дать возможность протралить фарватер. 27 июля за время перехода тех же кораблей до неприятельских позиций затралено 3 мины.

28 июля Порт-Артурская эскадра вышла для прорыва во Владивосток. При подготовке был учтен опыт выхода 10 июня. Флагманский штурман лейтенант Н.Н. Азарьев предлагал выходить в вечернюю полную воду, считая, что в этом случае будет шанс прорыва без боя. Контр-адмирал Витгефт назначил выход на время утреннего прилива, т. к. в темноте невозможно точно идти за тралами.

"С громадными усилиями, путем безостановочной работы с восхода до захода солнца, тралящий караван протралил рейд и проход для эскадры". 121* На рассвете 28 июля тралящий караван вышел первым вместе с крейсером "Новик". Затем в течение 3,5 часа вышла на рейд вся эскадра. В 8.45 корабли начали движение. Впереди шли с тралами 6 миноносцев, 4 шаланды и пароходы "Новик" и "Инкоу", за ними вехостав – пароход "Богатырь", выставлявший по кромке протраленной полосы пустые корпуса мин на якорях. Скорость с тралами составляла 4-5 узлов. Госпитальный пароход "Монголия", задержавшийся с выходом, догнал эскадру, следуя вне протраленной полосы. По приказанию адмирала крейсер "Новик" вышел из строя и занял место впереди тральщиков, показывая им дорогу. Это решение было вызвано тем, что "Новик", единственный из кораблей эскадры определил девиацию компасов. Обгоняя эскадру, командир "Новика" капитан 2 ранга М. Шульц определил, что вследствие сильного течения концевые корабли кильватерной колонны идут вне протраленной полосы, о чём он сообщил сигналом. Эскадра прошла за тралами 10 миль, после чего тральщики вернулись в Порт-Артур.

Миноносец 2-го отряда направляется ко входу на внутренний рейд Порт-Артура

8. Постановки мин пароходом "Богатырь", с миноносцев, баркасов, джонок и плотиков.

Кроме специально спроектированного и построенного транспорта "Амур", к постановкам во время осады Порт-Артура привлекались пароход "Богатырь", миноносцы, паровые катера, баркасы, китайские джонки и минные плотики. После выхода из строя минного транспорта "Амур" было принято решение оборудовать для постановок мин пароход военного ведомства "Богатырь". При выходах в морс на нем поднимался военноморской флаг, заведующим пароходом назначили минного офицера "Амура" лейтенанта П.А. Волкова. Приготовление мин и постановку обеспечивали переведенные с транспорта два минных квартирмейстера и восемь специалистов-минеров.

Сначала для постановки мин с парохода использовали три временные стрелы. Затем под руководством лейтенантов П.А. Волкова и Н.Н. Шрейбера произведено переоборудование. На корме срезали часть фальшборта, установили стойки и к ним прикрепили минные рельсы с "Амура". Пароход обшили старыми койками, выкрашенными в боевой цвет, так что наличие на борту мин не было заметно.

Миноподъемность составляла 30 мин. Главным недостатком парохода являлась малая скорость – 10 узлов. 122*

7 июня "Богатырь" вышел на дневную постановку между бухтой Десяти Кораблей и Инчензы. Так как минные рельсы еще не были установлены, постановку выполняли с буксируемого за кормой плотика. Из-за сильной зыби плотик раскачивало, мины ударялись о подзор, и несколько свинцовых колпаков было смято. Тем не менее, все 30 мины встали нормально, "что нужно отнести к прекрасной проверке их минными офицерами лейтенантами Щ етининым и Басовым". 123* Обеспечивали постановку миноносцы "Сильный" и "Стройный". Около 12 ч дня "Богатырь" благополучно окончил постановку и затем вернулся в гавань. Затем пароход встал на переоборудование и до 22 июня в морс не выходил. В этот день внимание японцев было отвлечено появлением в бухте Тахэ отрядом кораблей, обстрелявшим позиции противника. "Богатырь" вышел в 9.30 утра с лейтенантами С.Н. Тимиревым и П.А. Волковым в бухту Луизы с охранением из миноносцев "Разящий" и "Решительный". Несмотря на светлое время суток, были успешно поставлены 20 мни для прикрытия от обстрелов с моря левого фланга русских войск. Около 16 часов отряд вернулся в Порт-Артур.

Корабли эскадры в это время часто выходили в море для обстрела японских позиций на правом фланге. Чтобы обезопасить их от атак с моря, принято решение о постановке мин в бухте Тахэ. 25, 26, 28 нюня, 1, 15, 17 июля "Богатырь" выходил вслед за канонерскими лодками и миноносцами, выжидая момент, чтобы скрытно выставить мины. Однако из-за постоянного присутствия противника и хорошей видимости, сделать это так и не удалось. Только 19 июля удалось поставить минное заграждение на правом фланге обороны. На этот раз "Богатырь" и миноносцы вышли в море в 19 ч. Пароход выставил 20 мин. а миноносцы впереди заграждения зигзагом – еще четыре мины.

После этого "Богатырь" стали использовать как минный склад и базу приготовления мин. Миноносцы подходили и швартовались к "Богатырю", или он к ним. Подача, совершаемая при помощи стрел, шла скоро и удобно. Недостаток мин на "Богатыре" пополнялся с берегового склада. На борту парохода всегда находился некоторый запас мин в полной готовности к подаче.

Миноносец "Сердитый" готовится к ночной минной постановке. Август 1904 г. (вверху) Погрузка мин на миноносец. На втором плане стоит канонерская лодка "Гиляк"

Постановки мин с миноносцев.

Японцы активно применяли миноносцы для постановки мин чуть ли не у самого входа в гавань. Русские, имея прекрасный заградитель, первое время обходились им, затем начиная с июня начали готовить и миноносцы к постановкам. Первое устройство оборудовали на миноносце "Бдительный", который 2 июля испытал его в море. 8 июля сам Витгефт вышел на "Бесстрашном" на опытную постановку. Удачно прошло испытание на миноносце "Бойкий" 10 июля. Однако испытанные приспособления на указанных миноносцах позволяли ставить только по две мины. Как уже упоминалось. 19 июля по две мины выставили миноносцы "Бойкий" и "Бурный" у Лунвантана совместно с пароходом "Богатырь". Однако командование эскадры берегло миноносцы 1-го отряда. Поэтому начались работы по оборудованию миноносцев 2-го отряда.

Всего из десяти миноносцев постройки Невского завода в минных постановках участвовало четыре. Это объясняется тем, что "большинство командиров миноносцев не сочувствовали им". Миноносец "Скорый" под командой лейтенанта П.М. Плена выполнил четыре; "Решительный" под командой лейтенанта М.С. Рощаковского – три; "Сердитый" – две (одну под командой А.В. Колчака 1-го и одну под командой Дмитриева 1-го); "Стройный" под командой лейтенанта В. Кузьмина-Караваева – одну. Все постановки одиночными миноносцами производились ночью. Время, когда светила луна, миноносцы стояли под берегом и с заходом ее выходили в море.

"Решительный”. Первым из миноносцев 2-го отряда оборудован для постановки десяти мин "Решительный". "Особенно постарались в этом деле лейтенанты Шрейбер и Волков. Для своих опытов они взяли миноносец "Решительный", как имевший равную по высоте в корме палубу с более широкими обводами. По бортам были устроены деревянные полозья, положенные на поперечные брусья, за кормой полозья были согнуты под определенным углом. На них лежали мины с якорями, каждая на отдельных салазках. При опытах были случаи, когда салазки ударяли мину и мяли колпаки, хотя и были снабжены чугунными грузами. Для устранения этого пришлось поставить якорь и мину на одной тележке. Из-за разницы уровня воды приходилось заранее рассчитывать время постановки, чтобы на такую глубину установить штерт груза. Рельсы и салазки из елового дерева смазывались салом, и тогда мину и якорь не представлялось затруднительным двигать". 125*

Первая удачная постановка большого числа мин выполнена "Решительным" 22 июля. В 19.30 миноносец вышел из гавани, имея на палубе 10 сфероконических мин. Каждая мина и якорь находились на деревянных салазках. При постановке салазки по полозьям протаскивались в корму и сбрасывались за борт. На борту находилось восемь минеров с транспорта "Амур"' во главе с лейтенантом П.А. Волковым. Перед выходом в море командиру сообщили с сигнальной станции Золотой горы, что на юге и юго-востоке видны два больших японских корабля и 13 миноносцев. "Решительный" в связи с этим пошел ходом в 5 узлов, чтобы дождаться темноты.

В 9 милях от Порт-Артура, идя ходом в 12 узлов, обнаружили четыре миноносца, шедших мористее параллельным курсом с гакобортнымн огнями. Русский миноносец они не видели. Пройдя 11 миль и находясь почти у места постановки, в расстоянии 3-4 кабельтова обнаружили еще два миноносца без огней. "Решительный" с минами на борту не мог стрелять из кормовой пушки и торпедного аппарата.

Неравный бой с превосходящими силами противника и с минами на борту не оставлял никаких шансов. Тем не менее, лейтенант М.С. Рощаковский. убедившись, что его пока не обнаружил противник, начал постановку на 6-узловом ходу. Удача благоприятствовала смельчакам, мины были поставлены успешно, и незамеченный противником миноносец ушел в бухту Тахэ, где под берегом дождался восхода луны и при ее свете вернулся в Порт-Артур. Командир миноносца ходатайствовал о награждении своего экипажа, минеров с "Амура" и лейтенанта Волкова, проверявшего мины и изобретателя данного способа постановки.

На следующую ночь миноносец поставил 10 мни к югу от Ляотешана. На третью ночь, па 24-е июля "Решительный" имел на борту шаровые мины и поставил их к западу от Голубиной бухты у острова Айрон. Одна из мин после постановки взорвалась. Командир и экипаж получили опыт ночных минных постановок, а "Решительный" был в то время единственным миноносцем, оборудованным для постановок 10 мин. Тем не менее, командование эскадры из 2-го отряда миноносцев выбрало именно лейтенанта Рощаковского для выполнения особого задания. Он должен был прорваться в китайский порт Чифу и передать телеграммы, извещавшие о выходе эскадры из Порт-Артура 28 июля, после чего интернироваться. Задачу он свою выполнил успешно, но затем "Решительный" был захвачен японцами, которые грубо нарушили нейтралитет Китая.

Строй миноносцев при постановке мин 28 сентября 1904 г.

"Скорый”. Вторым после М.С. Рощаковского энтузиастом был лейтенант П.М. Плен. Под его командой "Скорый" в августе и начале сентября сделал четыре выхода, имея па борту по 14-16 мин. Первая и вторая постановки выполнены у острова Кэп. третья – в Секау, четвертая в начале сентября у острова Айрон.

В ночь с 5 на 6 августа "Скорый" был послан для постановки мин около острова Кэп – в месте постоянного движения неприятельских миноносцев, канонерских лодок и тралящих пароходов. Миноносец вышел из бухты Белый Волк в полночь и направился к месту назначения; и около 2 ч ночи начал ставить мины. Через 45 мин. поставив 14 мни между островом Кэп и бухтой Лунвантан, незамеченный, по-видимому, неприятелем. "Скорый" пошел обратно и около 3 ч ночи стал на якорь в бухте Белый Волк, а на рассвете перешел в гавань.

8 августа около 20 ч "Скорый" вышел из гавани в бухту Белый Волк, где остался до полуночи. Затем миноносец отправился к острову Кэп. Попытка поставить мины не удалась вследствие ясной звездной ночи. Около 2 ч "Скорый" встретил японские миноносцы, но благополучно разошелся с ними и вернулся в гавань около 4 ч утра.

20 августа миноносец "Скорый" вышел из гавани около 20 ч и успешно поставил 16 мин между островом Кэп и бухтой Лунвантан в расстоянии двух миль от берега. Вернулся в Порт-Артур около 2 ч ночи. 21 августа истребитель 4-го отряда "Хаядори" взорвался на мине, при взрыве корпус разломился пополам, погибло 20 человек. В связи с этим адмирал Того приказал блокирующим силам изменить позиции и принять меры против мин. Вероятнее всего, "Хаядори" подорвался на минах, поставленных "Скорым" накануне, так как ранее поставленные мины японцами регулярно вытраливались.

Ночью 3 сентября миноносец "Скорый" поставил 16 мни у острова Айрон. По японским данным, там 3 сентября подорвалась на мине и погибла канонерская лодка "Хайен". Взрыв произошел в средней части с правого борта, и вода сразу хлынула в машинное отделение. Через 4-5 мин корабль затонул. Шлюпки, которые спускались, затонули при опрокидывании канонерской лодки. Погибли 198 человек.

"Сердитый”. Вечером 26 августа миноносец "Сердитый" под командой лейтенанта А.В. Колчака поставил 16 мни в 20,5 милях от Золотой горы. При постановке замечен взрыв какого-то предмета, похожего на бревно с ящиком наверху. Сначала показался огонь с красной вспышкой, а потом почувствовалось содрогание корпуса миноносца. Взрыв был слабый и никакого вреда не причинил. Около 8 часов утра 28 августа в 10 милях от прохода наблюдался подрыв и гибель японского миноносца. По сторонам места взрыва были поставлены 2 джонки под красными флагами и тралили пароходы. Японские данные этот случай не подтверждают.

В ночь с 27 на 28 сентября миноносец "Сердитый" под командованием лейтенанта С.Н. Дмитриева поставил 16 мин между северным мысом Малой Голубиной бухты и южным мысом бухты Луиза. Ход во время постановки был 7 узлов, время – 12 минут. В результате задержки из-за поломки салазок одной из мин произошел разрыв в линии.

"Стройный”. В ночь с 3 на 4 октября миноносец "Стройный" под командой лейтенанта В. Кузьмина-Караваева 1-го поставил 18 мин у мыса Коллинсон (к северу от Голубиной бухты) на месте, где наблюдалось прохождение японских блокирующих сил. На борту находился минный офицер "Амура" лейтенант Павел Волков и 10 минеров. Во время этой постановки скорость сбрасывания мин удвоилась и достигла 18 мин за 8 минут. Однако из-за неточного расчета времени прилива мины встали глубже, чем планировалось. Контр-адмирал М. Ф. Лощинский утверждал, что на минном заграждении, поставленном миноносцем "Стройный", 5 ноября взорвался японский пароход. 126*

Минные постановки русского флота в водах Квантунского полуострова в 1904 г.

1. Миноносец "Скорый". Сентябрь. 2. Миноносец "Стройный" З октября. 3. Минные катера 3 октября. 4. Миноносец "Сердитый" 27 сентября. 5. Миноносец "Решительный" 24 июля. 6. Миноносцы "Бесстрашный" и "Бурный" 23 июля. 7. Миноносцы "Сторожевой" и "Разящий" 23 июля. 8. Миноносец "Бойкий" 19 июля. 9. Миноносец "Бурный" 19 июля. 10. Отряд миноносцев 28 сентября. 11. Миноносец "Решительный" 22 июля. 12. Миноносец "Скорый" 20 августа. 13. Миноносец "Скорый" 6 августа. 14. Пароход "Богатырь" и минный плотик 7 июня. 15. Минный транспорт "Амур" 10 февраля. 16. Пароход "Богатырь" 22 июня. 17. Минные плотики 2 июня. 18. Пароход "Богатырь" 7 июня. 19. Портовые баркасы 8 апреля. 20. Минный транспорт "Амур" 28 февраля. 21. Минный транспорт "Амур" 28 февраля. 22. Минный транспорт "Амур" 1 мая. 23. Пароход "Богатырь" 19 июля. 24. Минный транспорт "Амур" 14 мая. 25. Джонка 8 мая. 26. Минный транспорт "Амур" 5 февраля. 27. Минный плотик "Амура" 7 февраля. 28. Минный транспорт "Енисей". 29. 28 января. 30. Минные транспорты "Енисей" 28 января и "Амур" 7 февраля. 31. Минный транспорт "Енисей" 28 января. 32. Минный транспорт "Енисей 27 января. 33. Минный транспорт "Амур" 3 февраля.

Во время одиночных постановок русские миноносцы имели скорость на переходе морем не более 14-16 узлов. Иначе из труб выбрасывало огненные факелы, которые демаскировали корабли. Постановку осуществляли обычно на 6 узлах. Минный интервал выдерживали 300 футов. Углубление мин в малую воду составляло 5-6 футов.

В связи с отсутствием необходимого взаимодействия между флотом и береговыми батареями, подчинявшимися армейскому командованию, офицеры перед выходом в море на ночную постановку сами обходили батареи и предупреждали о времени и направлении движения. Таким способом добивались того, что в направлениях движения миноносцев не светили береговые прожектора и не открывался огонь.

Групповые постановки мин миноносцами.

Начальник минной обороны намеревался произвести постановку на путях, блокирующих японских кораблей, чтобы повторить успех 2 мая. Запаса мин на одиночном миноносце было мало, и началась подготовка совместной постановки отрядом миноносцев.

Первая групповая постановка была осуществлена 23 июля у Ляотешана. По плану пять миноносцев ("Бесшумный", "Бойкий", "Бурный", "Сторожевой", "Разящий") должны были выставить по две мины. Второй отряд из восьми миноносцев должен был прикрывать первую группу во время постановки. Миноносцы прикрытия, в свою очередь, разделились на две группы. Одна должна была направиться в сторону бухты Тахэ и отвлечь внимание противника, вторая – осуществлять непосредственное прикрытие миноносцев-заградителей со стороны моря. Первым вышли на внешний рейд заградители и направились в заданный район к югу от Ляотешана. У миноносца "Бойкий" стал греться упорный подшипник, и он замедлил ход в 5 милях от Порт- Артура, в минной постановке он не участвовал. Остальные продолжали следовать по назначению.

В официальной истории сказано, что миноносцы прикрытия вступили в бой с миноносцами противника, чем отвлекли его внимание и обеспечили скрытную постановку средь бела дня восьми мин. Лейтенант A.M. Басов описывал это несколько иначе. Из миноносцев прикрытия "часть пошла по направлению к Тахэ, часть по створу в море. Но второй отряд при выходе значительно задержался, чем дал возможность японским миноносцам напасть на наши, уже начавшие ставить мины. Им пришлось продолжать работу под огнем неприятеля. О правильности постановки не могло быть и речи, и наши, побросав кое-как мины, поспешили уйти в Артур". 127*

Второй раз групповая постановка мин с миноносцев была предпринята 28 сентября у Лунвантана с целью прикрытия от обстрелов с моря позиций на правом фланге. Как и первая групповая постановка, она выполнена днем. В составе отряда прикрытия были два миноносца первого отряда – "Бдительный" и "Властный" и два второго отряда – "Сильный" и "Расторопный". Миноносцы-постановщики "Сторожевой" и "Статный" имели по три мины на борту, "Сердитый" – две, а "Стройный" десять "фальшивых" – учебных мин для демонстративной постановки (с 9 миноносцев были поставлены 21 мина, из которых 10 было учебных, без пироксилина).

Крейсер "Акицусима" и 13 миноносцев противодействовали постановке, но не смогли ей помешать. Артиллерийский бой на дальних дистанциях "никому не причинил вреда". Вероятно, японцы полагали, что русские вышли в море для обстрела сухопутных позиций. Благоприятствовала постановке и туманная дождливая погода, и мины благополучно поставлены напротив бухты Лунвантан в 6,5 миль от Крестовой горы. (По воспоминаниям Басова: "Подошли японские миноносцы, поддерживаемые крейсерами, и вместо Лунвантана нашим пришлось бросить мины в Тахэ".)

Обе операции показали трудность постановки мин днем и недостаточную тактическую подготовку таких действий. Во время обороны Порт-Артура мины ставились как одиночными русскими миноносцами, так и группами с соответствующим охранением. Первоначально миноносцы принимали по две мины, затем после специального дооборудования – от 10 ("Решительный") до 18 ("Стройный"). С июля по октябрь 1904 г. русские миноносцы сделали 12 выходов, поставили свыше 159 мин в виде небольших минных банок.

Кроме непосредственного участия в постановках мин и их обеспечении, русские миноносцы пытались мешать противоминным действиям противника. 15 июля "Бесстрашный", "Бойкий" и "Властный" направились атаковать японский пароход, траливший мины у острова Кэп, но вернулись из-за приближения четырех японских миноносцев.

Старший минный офицер крейсера "Паллада" лейтенант П. И. Пелль.

Минные плотики и джонки.

После гибели броненосца "Петропавловск" выходы крупных кораблей русское командование считало рискованными. Но чтобы предотвратить возможность повторения бомбардировки японским флотом города и крепости из-за Ляотешана требовалось поставить мины в "мертвых углах" – зонах, не простреливаемых крепостной береговой артиллерией. Специально собранное совещание минных офицеров эскадры решило использовать для постановки мин портовые паровые баркасы. На четырех баркасах установили стрелы и разместили по 20 мин.

8 апреля баркасы под охраной миноносцев "Боевой" и "Внимательный" вышли в море. На головном баркасе № 1 находились лейтенант П.Н. Пелль и мичман Б.В. Давыдов. 128* Об этой трагической постановке так рассказывает русская официальная история: "Шли с большою осторожностью, стараясь избежать мин. своих и неприятельских; пройдя за предел нашего минного заграждения, поставленного минной ротой, повернули ближе к берегу, предполагая, что японские мины, как рассчитанные на большие суда, поставлены на больших глубинах, то есть мористее, обогнули риф Кай Янгшау и, приблизившись к Ляотешану, разошлись по местам.

Поставили первую мину и тотчас же дали знать на маяк условным сигналом (красный флажок на шесте) Вследствие сильной толчеи от встречного течения и зыби с моря, у одной из мин во время постановки погнулся свинцовый колпак. Лейтенант Пелль сказал, что мина уже действует, но взрыв задерживается сахаром (вставленным о соляной контакт), и поэтому решил скорее поставить эту мину, рассчитывая на изоляцию сахаром), считавшуюся продолжительностью около 20 минут, а самим отойти тотчас же подальше. Так и сделали, но мина взорвалась через 5 или 6 минут в расстоянии около 200-225 саженей от баркаса, причем взрыв отразился на баркасе слабым сотрясением. Девятая из поставленных мин всплыла на поверхность, и, чтобы обезопасить ее и привести к баркасу, мичман Давыдов предложил пойти к ней на парусинке (шлюпке). После некоторого колебания лейтенант Пелль согласился. Охотниками с мичманом Б. Давыдовым вызвались идти минеры Блохин, Свирский и подручный Уткин. С трудом исполнив это опасное дело и взяв мину на буксир, мичман Давыдов уже возвращался на парусинке к баркасу, как вдруг раздался сильный взрыв, на корме баркаса показался столб золотисто-коричневого дыма, над которым во все стороны летели какие-то черные куски на большую высоту; когда дым рассеялся, баркас повернулся вертикально и пошел ко дну, кормой вниз. Мичман Давыдов, бросив мину, поспешил на парусинке к месту катастрофы.

Портовый баркас "Квантуй" подходил туда же. Удалось спасти на парусинке 6 человек и на "Квантуне" двух… Вокруг плавали трупы и несколько мин с вырванными колпаками. По словам двух спасшихся (минера Юдохина и подручного Войскобойникова, последний был почти без чувств извлечен из воды), выяснились следующие обстоятельства: с одной из мин повторился описанный выше случай, а именно – свинцовый колпак при качке баркаса согнулся о стрелу (спускали на коромысле Азарова); батарейка в мине действовала, но как и в первом случае, рассчитывали на изоляцию сахара, который перед постановкой был лично осмотрен лейтенантом Пелль и мичманом Давыдовым, но едва соляной разъединитель достиг воды – последовал взрыв. После этого печального случая остальные баркасы вернулись в Порт-Артур".129* После гибели лейтенанта Пелля постановки мин с баркасов прекратили.

Для прикрытия левого фланга русских войск, защищающих позицию у Кинджоу, был разработан план постановки мин с китайских джонок. Это рискованное предприятие поручили лейтенантам В. Тыркову 2-му и Н. Тыркову 3-му с 19-ю матросами-добровольцами. По железной дороге они доставили мины и необходимые материалы на станцию Инчендзы. Оттуда на нанятых у китайцев подводах с опасным грузом добрались до берега, наняли джонку, поставили на ней мачту из телеграфного столба и установили стрелу с минного плотика. 8 мая выставлено заграждение из 15 мин, и отряд без потерь вернулся в Порт-Артур.

Это заграждение, выставленное импровизированно на подручных средствах, при большом энтузиазме и смекалке небольшого отряда, так и не повлияло на ход борьбы за позицию при Кинджоу. Для поддержки войск своего правого фланга при атаке Кинджоусской позиции японцы направили отряд канонерских лодок. Чтобы обезопасить их от подрыва на минах, предусматривалось предварительное траление фарватера. Однако в связи с началом атаки японских войск канонерки не стали ожидать окончания траления и вошли в бухту, игнорируя минную опасность. Огонь канонерских лодок обеспечил прорыв здесь русской обороны, чем решил исход сражения. Русские отступили к Порт-Артуру, а японцы заняли порт Дальний и получили прекрасную возможность снабжать с моря свои войска.

После неудачных выходов минного транспорта "Амур" 5 и 6-го мая, когда из-за присутствия противника выполнить минные постановки не удалось, командование русской эскадры приняло решение использовать минные плотики, буксировавшиеся миноносцами. Опыт показал, что этот способ годится только для очень тихой погоды. Чрезвычайно трудно было при этом преодолевать противодействие противника в дневное время.

Так, утром 7 мая команда минеров под руководством лейтенанта А.А. Сухомлина начала постановку мин с плотика в бухте Санатория. Работа шла успешно, но в 14 часов на горизонте появились четыре японских крейсера и открыли огонь. Успев поставить десять мин, русские благополучно ретировались. В тот же день другая команда под руководством лейтенантов Басова и Щетинина при содействии паровых катеров Военного ведомства под начальством подпоручика Никольского успешно поставила 20 мин в Голубиной бухте. Постановка производилась с китайской джонки, буксировавшейся ошвартованными у бортов двумя паровыми катерами. Мины ставились по измеренной глубине с контрольными буйками на очень сильном течении.

По приказанию контр-адмирала В.К. Витгефта для постановки банки у Лунвантана был подготовлен минный плотик с "Амура". Утром 26 мая японские блокирующие корабли удалились за линию горизонта. Миноносец "Сторожевой" вывел на буксире на рейд плотик с командой минеров под руководством лейтенанта Волкова. Впереди для "освещения горизонта" шел миноносец "Расторопный". Посередине пути между Порт-Артуром и бухтой Лунвантан были обнаружены японские корабли. Полоса тумана скрыла противника, и небольшой отряд продолжил путь. В бухте Лунвантан береговой наблюдательный пост передал семафором, что за островом Кэп находятся 12 миноносцев противника. В это время подошел миноносец "Сердитый", которым командовал лейтенант А.В. Колчак. "Расторопный" и "Сердитый" направились в направлении противника. При их приближении шесть японских небольших номерных миноносцев ушли полным ходом. Воспользовавшись этим, с минного плотика выставили девять мин с различными углублениями для малых, средних и больших кораблей.

13 июля на этом заграждении подорвался японский крейсер "Чиода". При взрыве погибло семь и ранено 27 человек. Крейсер получил крен и дифферент на нос, но смог своим ходом дойти до Дальнего.

Учебная постановка мин с паровых баркасов. Порт-Артур. 1903 г.

Противоминное охранение эскадренного броненосца "Севастополь" на переходе в бухту Тахэ 10 августа 1904 г.

С утра 2 июня под прикрытием полос тумана два минных плотика под командованием лейтенанта С.Н. Тимирева на буксире миноносцев "Боевой" и "Бесстрашный" вышли в Голубиную бухту и поставили минное заграждение. Минные заграждения в зоне досягаемости крепостных орудии защищались ими. Так, 22 июля японцы начали тралить пароходами заграждение у Лунвантана, но батарея № 22 отогнала их двумя выстрелами. 20 августа истребитель "Хаядори" в двух милях от Пинг-ту-тау взорвался на мине, причем корпус разломился пополам. Погибло 20 человек. 28 сентября подорвался на мине истребитель "Харусаме". Взрывом была разрушена кормовая часть и ранено 8 человек. Поврежденный истребитель был па буксире "Мурасаме" отведен в базу.

13 июля во время штурма Порт-Артура отряд канонерских лодок направлен для содействия правому флангу. В бухте Инчензы тралили паровые катера с "Сайен", "Хайен", "Кагава-мару", миноносцы № 50 и 52. Свежая погода затрудняла траление, и канлодки так и не смогли подойти на расстояние действительной стрельбы к русским позициям. Но наступление 3-й армии развивалось успешно, и японские канонерские лодки ушли в Дальний.

В августе для обеспечения штурма отряд канонерских лодок послан к правому флангу, и проводилось траление в бухтах Луиза и Голубиная. Русские береговые батареи противодействовали тралению, в котором участвовали вспомогательные канонерские лодки "Ехиме-мару". "Матагава-мару" и паровые катера с броненосных крейсеров "Ниссин" и "Касуга". 9 августа у "Ехиме-мару" взорвалась мина. Поврежден руль и винт, ранено три матроса. Ликвидировать минную опасность в этом районе японцам не удалось, и после подрыва "Ехиме-мару" японские корабли блокировали Голубиную бухту, не приближаясь к опасному району.

5 сентября в 19.45 канонерская лодка "Хайен" подорвалась на мине в 1,5 милях западнее острова Айрон. Взрыв произошел с правого борта. Вся жилая палуба заполнена паром, электричество погасло, и в темноте ничего не было видно. Через четыре минуты после взрыва корабль резко накренился на правый борт и затем опрокинулся. Погиб командир капитан 2 ранга Асаба и 197 человек личного состава.

Последняя минная постановка выполнена русскими 23 октября. Ее осуществили минные катера броненосцев "Пересвет" и "Победа", которые под командой мичманов Поливанова и Б.П. Дудорова выставили с плотиков 12 мин в бухте Луиза. 13 октября японский броненосец "Асахи" подорвался на плавающей мине. По японским данным, повреждения с левого борта под ватерлинией было незначительно, и временная заделка пробоины произведена в маневренной базе. В связи с большим количеством плавающих мин и заграждениями русских, японские блокирующие корабли перестали подходить к Золотой горе ближе 20 миль. Японцы в этот период вели траление между островом Кэп и материком.

Японский флот в конце осады крепости продолжал нести потери от русских мин. В ночь с 19 на 20 октября подорвался на мине миноносец "Оборо". Его удалось отбуксировать в базу. Пропал без вести один машинист. 10 ноября миноносец № 66 подорвался на мине юго-восточнее Ляотешаня. Взрывом разрушило кормовую часть, ранен командир и погибло два матроса. Миноносец "Сирануи" взял на буксир поврежденный корабль и благополучно привел его в маневренную базу японского флота. Во время боев за гору Высокая японцы сделали попытку поддержать штурм огнем морской артиллерии. 17 ноября канонерская лодка "Сайен" вошла в Голубиную бухту для обстрела Высокой горы. В расстоянии одной мили от берега произошел подрыв на мине, через три минуты канонерская лодка затонула. Погибли командир капитан 2 ранга Тадзима и 38 человек, удалось спастись ста девяноста шести.

Когда командующий 3-й армией генерал Ноги узнал о гибели "Сайен", он 18 ноября послал телеграмму командующему Соединенным флотом адмиралу Того: "Я глубоко благодарен за ту помощь армии, которую оказывал отряд Соединенного флота, но армия не может более требовать помощи от судов, раз они сами подвергаются опасности, что же касается прекращения подвоза контрабанды, то хотя с самого начала было желательно совершенно прекратить доступ ее, но можно было бы довольствоваться только такими мерами, при которых драгоценные военные суда держались бы в безопасном районе".

В этот же день адмирал Того отозвал отряд канонерских лодок из бухты Луиза.

27 ноября в 11 милях к югу от Энкаунтер-рок крейсер "Акаси" подорвался на мине и получил большую пробоину в носовой части. Корабль погрузился носом и сильно накренился на правый борт. Спасательные работы затрудняло волнение и обледенение палубы. Тем не менее, распространение воды удалось остановить и выровнять крен. Подошедшие крейсера "Ицукусима" и "Хасидате" оказали помощь и привели поврежденный корабль в Дальний. Через день произошла трагедия с другим японским крейсером, несшим блокадную службу у Порт-Артура. В ночь с 29 на 30 ноября крейсер "Такасаго" подорвался на мине. Взрыв произошел в носовой части с левого борта. Командир капитан 1 ранга Исибаси Хадзиме приказал пробить водяную тревогу и передать просьбу о помощи другим кораблям, в первую очередь, находившемуся поблизости крейсеру "Отова". Для обозначения своего места на "Такасаго" включили прожектора. Крейсер начал крениться на левый борт, и уже через несколько минут креп достиг 12° . Попытки спрямить корабль не удались, и когда крен достиг 30о , машины были остановлены, а машинная команда вызвана на верхнюю палубу. "Прокричав три раза "банзай", с военными песнями экипаж ожидал 131* потопления крейсера".

Через 1 час 10 минут после подрыва "Такасаго" опрокинулся на левый борт и еще через 23 минуты затонул. Кроме 25 человек, бывших на шлюпке, весь экипаж оказался в ледяной воде. В эту ночь дул сильный северо-восточный ветер со снегом, на расстоянии одного фута ничего нельзя было разглядеть. Во мраке сквозь снег, слепивший глаза, был виден только прожектор подошедшего на помощь крейсера "Отова". Получив по радио известие о подрыве "Такасаго", "Отова" поспешил на помощь и, подойдя к месту трагедии, спустил шлюпки. Удалось спасти 163 человека, из которых шесть впоследствии умерли от переохлаждения. 275 человек погибли в волнах.

Морское минное оружие применялось русскими и на сухопутном фронте. Еще в мае по просьбе генерал-майора Р.И. Кондратенко послано на Кинчжоускую позицию 25 старых сфероконических мин для фугасов и три минера. Старые сфероконические мины зарывались в землю на сухопутных позициях в качестве фугасов.

К концу августа позиции осаждавших японских войск приблизились к городу. 4 сентября японцы подошли к Кумирненскому и Водопроводному редутам на 60 шагов. Осадные работы велись в мертвых зонах, не простреливаемых русской крепостной артиллерией. После того, как несколько вылазок осажденных не смогли помешать осадным работам, было реализовано предложение лейтенанта Н.Л. Подгурского. Корпус шаровой морской миной был наполнен шестью пудами пироксилина и четырьмя пудами железного лома. Тренога и колпаки взрывателей были срезаны, к запальному устройству подсоединен бикфордов шнур. Вечером 4 сентября эта "адская машина" была спущена с гласиса Кумирненского редута на японский окоп лично Подгурским и минером Буториным. Раздался страшный взрыв. Впоследствии по проекту Подгурского стали изготавливаться более легкие минные шары. Они имели общий вес 4 пуда при заряде пироксилина в 2 пуда. Их с успехом применяли в ходе обороны.

Эскадренный броненосец "Севастополь" выходит на внешний рейд. 10 августа 1904 г.

9. Противоминные действия с 29 июля до конца обороны.

П осле боя 28 июля с японским флотом часть русских кораблей прорвалась в нейтральные порты, остальные вернулись в Порт-Артур. С этого дня силы эскадры использовались в интересах сухопутной обороны. Часть орудий, снарядов с кораблей передана на сухопутный фронт. Личный состав участвовал в боях на суше до конца обороны.

Огромное влияние на характер жизни и службы на кораблях оказывали бомбардировки японской осадной артиллерией. Во время обстрелов с 9 до 12 и с 14 до 17 часов приходилось прекращать все работы внутри кораблей и около них и отправлять на берег всю команду, кроме необходимого числа вахтенных.

Отдельные корабли и отряды выходили в море для поддержки войск артиллерийским огнем. Японцы вели блокадные действия, и минная война у Порт-Артура не ослабевала. Организация траления оставалась в основном прежней. Каждый корабль I ранга обслуживал траление внешнего рейда по очереди в течение 3 дней своими офицерами, матросами, паровыми катерами и шлюпками. Командир корабля в эти дни руководил непосредственно работами, в его распоряжение поступал и тралящий караван М.В. Иванова. Так как Н.К. Рейценштейн на крейсере "Аскольд" прорвался в Ш анхай, общее руководство тралением было поручено командиру броненосца "Ретвизан'" капитану 1 ранга Э.Н. Щенсновичу. Некоторое время его замещал капитан 1 ранга В.М. Зацаренный. Траление производилось ежедневно, исключая штормовую погоду. Район траления: выходной фарватер, начиная от затопленного парохода "Хайлар" между группами крепостных минных заграждений до линии, соединяющей бухту Белый Волк с Крестовой горой, затем участок рейда. Траление прохода и рейда внутри инженерного заграждения, как и раньше, находилось в заведовании контр-адмирала М.Ф. Лощинского и проводилось средствами канонерских лодок.

Однако производительность противоминных действий уменьшилась. Паровые катера с броненосцев и крейсеров, побывавших в бою 28 июля, были "настолько избиты, что пользоваться ими было невозможно".132* В строю остались только четыре корабельных паровых катера, оставленных в порту перед выходом эскадры.

Несмотря на интенсивное протраливание выходного фарватера, обеспечить безопасность выхода кораблей эскадры в морс не удавалось. Японцы продолжали ставить мины по ночам на протраленных днем участках. Кроме того, под воздействием течения, ветра и волнения, японские мины дрейфовало на фарватер, и они появлялись там, где их никак не могли ожидать. Траление могло производиться при условии совершенно тихой погоды и при отсутствии течения: совокупность же этих условий осенью около входа в Порт-Артур представляла явление очень редкое. Уже с начала августа начали подрываться на внешнем рейде корабли и суда с небольшой осадкой.

Маневрирование эскадренного броненосца "Севастополь" в бухте Тахэ 10 августа 1904 г.

Вечером 5 августа в трех милях от прохода на рейд подорвалась канонерская лодка "Гремящий", вышедшая для встречи пришедшего французского торгового судна "Georges". Взрыв мины произошел под левым крамболом канонерской лодки, и она стала погружаться носом. Сразу же были спущены шлюпки, и в них села часть команды. Остальные вместе с командиром и некоторыми офицерами собрались на кормовом мостике. "Гремящий" затонул на глубине 22 сажен через 26 минут после взрыва. Через 10 минут после потопления канонерской лодки к этому месту подошли портовые баркасы и катера и подобрали плававших в воде. Погибло 8 кочегаров, бывших в котельном отделении во время взрыва и не успевших оттуда выйти. Временно командующий эскадрой контр-адмирал П.П. Ухтомский в своем донесении об этом главнокомандующему отметил, что канонерская лодка выходила по протраленному фарватеру.133*

10 августа для обстрела японских позиций вышел эскадренный броненосец "Севастополь". Корабль не был полностью боеготов из-за того, что более половины экипажа находилась на сухопутном фронте. (На борту было около 300 человек вместо положенных 620). В связи с этим перед выходом в район, где противник ставил мины почти каждую ночь, были предприняты специальные меры. К орудиям заблаговременно подали необходимое для стрельбы по берегу количество снарядов, после чего все погреба с боезапасом были тщательно задраены, к дверям и люкам поставлены дополнительные упоры.

На рейде броненосец должен был ожидать тралящий караван с поставленными тралами, однако шаланды М.В. Иванова затралили мины при контрольном тралении и занимались очисткой тралов. Тогда командир броненосца капитан 1 ранга Н.О. Эссен принял решение следовать в бухту Тахэ за тралами четырех миноносцев. Еще два миноносца следовали за "Севастополем" и производили обвехование протраленной полосы. Оставшийся без пары миноносец Н.О. Эссен направил к тралящему каравану с приказанием протралить путь для возвращения броненосца на рейд. Маршрут был выбран с расчетом пройти между берегом и северной границей предполагаемого японского минного заграждения, которое по сведениям наблюдательной станции Золотой Горы, было поставлено накануне ночью.

Перед тем как броненосец начал поворачивать на обратный курс, оба трала впереди идущих миноносцев лопнули, и недалеко от борта броненосца всплыла мина, которая и была расстреляна первым выстрелом из 47мм пушки с "Севастополя". Броненосец остался без тралов и стал поворачивать на обратный курс, чтобы идти по фарватеру, обозначенному буйками, навстречу тралящему каравану. Выполнение этой задачи было затруднено тем, что буйки сильным течением оказались, по-видимому, снесенными. Совершая циркуляцию на обратный курс, "Севастополь" вышел из протраленной полосы и в 11.45 коснулся скулой мины. Удар пришелся против носовой 12-дм башни. Столб от последовавшего взрыва был выше клотика фор-стеньги, броненосец быстро накренился на левый борт и получил значительный дифферент на нос.

По свидетельству командира, паники не было, у личного состава был опыт борьбы за живучесть корабля при подрыве 10 июня. В западной части рейда "Севастополь" встал на якорь, ожидая буксиров для ввода в гавань. В это время в трале взорвалась еще одна мина, и нужно было заводить новые тралы. Броненосец был введен в гавань и ошвартовался на бочках в Западном бассейне. Это был последний выход русского броненосца из Порт-Артура для обстрела сухопутных позиций. Он был сделан "вследствие усиленных просьб сухопутных начальников помочь крепости с моря; он доказал опасность и бесцельность подобных предприятий". 134*

Плотность минных заграждений возрастала. Японцы продолжали ставить мины специально против мелкосидящих кораблей. 11 августа миноносцы, охранявшие тралящий караван, понесли потерн. В этот день охрану тралящего каравана обеспечивали миноносцы "Разящий", "Выносливый", "Расторопный". Около 18 часов на "Разящем" обнаружили несколько плавающих мин, и этот миноносец несколько удалился к югу от остальных. Две из пяти обнаруженных мин были уничтожены артиллерийским огнем, но из-за приближения темного времени суток командир прекратил расстрел мин и повернул назад к Порт-Артуру. Внезапно произошел взрыв мины под серединой переднего котельного отделения, часть офицеров и команды были выброшены за борт. Корпус погрузился почти по палубу, но оставался на плаву в полупогруженном состоянии. На помощь поврежденному кораблю полным ходом поспешили "Расторопный" и "Выносливый". С первого спустили вельбот для спасения плававших в воде. Затем "Расторопный" пришвартовался к "Разящему" борт-о-борт, принял команду и стал буксировать в порт.

В это время под носом "Выносливого" раздался взрыв мины, и миноносец стал быстро погружаться носом в воду. Корма с работающими винтами высоко поднялась, затем скрылась под водой. На "Выносливом" погибли командир лейтенант П.А. Рихтер и 11 человек. "Расторопному" удалось благополучно довести до гавани "Разящего". Русские офицеры предполагали, что "Выносливый" подорвался на минах, связанных между собой тросом. Часть команды с подорвавшихся миноносцев спасла шаланда № 23. Через несколько дней – 20 августа она сама подорвалась на мине и затонула. В этот же день батарея Ляотешапьского маяка несколько раз открывала огонь по японским миноносцам, тралившим мины против мыса Ляотешань.

Гибель паровой шаланды № 23 описал Модест Иванов; "Весь тралящий караван, имея впереди пару паровых шаланд №№ 23 и 24, шел тралить в бухту Тахэ и, подходя к Крестовой батарее, матрос на шаланде № 23 увидел с бака под водой мииу от поверхности около 2 фут, причем мина была прямо на курсе. Он громко закричал "Мина!", но предпринять каких-нибудь мер уже не было никакой возможности, настолько мина была близко к шаланде, ибо она взорвалась почти одновременно с возгласом бакового матроса. Мина взорвалась под носовою частью шаланды и при взрыве вырвала часть переборки, тогда сразу масса воды хлынула на машинную переборку, та не выдержала и шаланда немедленно пошла ко дну".

Живучесть грунтоотвозных шаланд зависела от прочности и расположения водонепроницаемых переборок. Шаланда № 23, имевшая всего две водонепроницаемые переборки, после взрыва в носовой части сразу же затонула. При таком же взрыве шаланда № 14 осталась на плаву и была отбуксирована в порт. 24 августа контрадмирал М.Ф. Лощинский был назначен заведующим морской и минной обороной порта и с этого дня и до конца осады заведовал тралением. Работы продолжались в ещё более сложных условиях из-за бомбардировок японской осадной артиллерии. Японцы не прекращали постановок мин, стараясь добиться полной блокады выхода на внешний рейд.

План внешнего рейда Порт-Артура с показанием мест уничтоженных японских мин с августа по декабрь 1904 г.

В 3-м часу ночи 29 августа с канонерской лодки "Отважный", дежурившей в проходе, обнаружили в расстоянии 17 кабельтов японский минный катер. Его обстреляли береговые батареи и добились двух попаданий. Катер остановился, и его стало дрейфовать в сторону открытого моря. Тогда сигнальной ракетой остановили огонь, и с "Отважного" были направлены два минных катера под командой артиллерийского офицера лейтенанта Небольсина. Приблизившись к поврежденному катеру, Небольсин увидел, что рядом еще два японских корабля, которые пытаются завести буксир и снимают людей. Русские катера выпустили две торпеды и пустили метательную мину, но промахнулись. Глубина хода торпед была установлена на один метр, и поэтому они прошли под килем японских паровых катеров. Русские катера подошли к борту поврежденного и брошенного катера и захватили его. Катер был взят на буксир и приведен в гавань. На нем была установлена на носу 47-мм пушка, а на корме оставались стеллажи от мин (двух или трех). Как потом выяснилось, японский паровой катер принадлежал флагманскому броненосцу "Микаса" и вместе с другими использовался для постановки мин вблизи прохода.

Миноносец "Бдительный" буксирует пришвартованный к правому борту миноносец "Сердитый" 29 октября 1904 г. Фотография сделана за одну минуту до подрыва на мине.

3 сентября затралено 9 мин, из них 6 взорвалось в тралах, а три отбуксировали к Белому Волку, где уничтожили. 18 сентября Барановым разряжено 3 мины, вытащено 2 трала. Японцы наращивали интенсивность обстрелов внутреннего рейда, где стояли корабли русской эскадры. 25 сентября на внешний рейд, спасаясь от бомбардировки гавани 11-дм осадными гаубицами, вышел эскадренный броненосец "Рствизан". Во время бомбардировки 3 октября выходил на рейд крейсер "Баян".

16 октября во время обстрела бухты Тахэ получили серьёзные повреждения три из четырех оставшихся шаланд. Исправить повреждения при непрекращающихся бомбардировках было невозможно. Неповрежденной осталась лишь шаланда № 12. Поэтому траление продолжали только паровые катера. Район траления пришлось ограничить одним фарватером.

В конце октября миноносцы во время бомбардировок в дневное время отстаивались в бухте Белый Волк. 29 октября миноносец "Бдительный" по окончании бомбардировки около 4 часов дня с миноносцем "Сердитый" на буксире (последний был без паров) возвращался в гавань. Идя фарватером между берегом и минами заграждения инженерного ведомства (где обыкновенно ходили миноносцы), не доходя Маячной горы, коснулся мины, которая взорвалась. Взрывом были разрушены два кормовых отделения миноносца. Благодаря тому, что выдержала переборка между унтер-офицерским и кормовым командным помещениями, миноносец не затонул. Подошедшими миноносцами "Статный" и "Смелый" поврежденный "Бдительный" и "Сердитый" отведены в гавань.

31 октября около 9 часов утра миноносцы "Стройный" и "Сильный" стояли на якорях на внешнем рейде на обычном месте стоянки миноносцев – в бассейне, образованном берегом под батареей № 9, наружными бонами и минами инженерного ведомства. Вследствие перемены ветра и течения миноносцы начали разворачиваться, и при этом "Стройный" коснулся мины. Взрыв произошел под машинным отделением. Командир миноносца лейтенант Кузьмин-Караваев 1-й, находившийся перед взрывом в своей каюте, услышал удары о борт. Желая узнать в чем дело, он стал подниматься по трапу наверх, но произошел взрыв. Миноносец затонул через 10-15 минут. Офицеры и часть команды "Стройного" были приняты на "Сильный", который начал сниматься с якоря, чтобы доставить спасенных в гавань. Но и этот миноносец подорвался на мине. К счастью, "Сильный" удалось отбуксировать в гавань.

Официальная история так объяснила причину подрыва: "Присутствие неприятельских мин в этом районе, огороженном с моря, казалось бы, непроницаемым забором нашего сухопутного заграждения, объяснялось тем, что многие японские мины, разбросанные в разных местах по рейду, от ветра и течения перемещались и запутывались в пашем сухопутном заграждении; за последние же дни перед катастрофой с миноносцами дул свежий SO, сопровождаемый сильной зыбью, вследствие чего часть мин. перебравшись через наше заграждение, и оказалось между ними и берегом, в пространстве, которое считалось нами вполне гарантированном от мин". 135*

9 ноября на собрании командиров миноносцев в протокол записали: "Японцы ставят мины теперь специально против миноносцев". 136*

20-22 ноября усиленные работы по тралению проводились под руководством капитана 1 ранга Н.О. Эссена – он готовил фарватер дал перевода своего последнего неповрежденного броненосца в бухту Белый Волк. С 25 ноября вследствие выхода из строя почти всех крупных кораблей эскадры дежурство по тралению прекратилось. Руководство тралением перешло полностью под начало заведовавшего морской п минной обороной крепости. Контр-адмирал М.Ф. Лощннскпй приказал тралить с расчетом поддерживать важные пути для нужд крепости и миноносцев.

26 ноября "Севастополь" перешел в бухту Белый Волк. С целью уничтожить последний крупный корабль русской эскадры и не допустить его прорыв в море японцы поставили мины на его возможном пути и в течение нескольких ночей предприняли массированные атаки миноносцев. Ночью 1 декабря японский миноносец № 53, пытавшийся приблизиться к "Севастополю" со стороны берега, подорвался на мине и затонул. Погиб весь его экипаж из 18 человек. 137* Возможно, что подорвался он на японской мине. После повреждения торпедой эскадренного броненосца "Севастополь" регулярное траление закончилось. Японцы к этому времени прекратили постановку мин, так как все крупные корабли эскадры вышли из строя или были потоплены огнем японской осадной артиллерии. 3 и 4 декабря паровые катера протралили входной фарватер для проводки прорвавшего блокаду парохода "Кинг Артур" и 6 декабря вывели его за тралами. В этот день вытралили последние две мины. На этом противоминные действия русской эскадры у Порт-Артура закончились.

2 декабря адмирал Того приказал адмиралу Ямада прекратить постановку мин. а 10 декабря был распущен особый отряд траления. Личный состав возвратился на свои корабли и в части. После сдачи крепости очистка от мин рейда продолжалась силами учрежденного военного порта. 138*

Заключение

В войне 1904-1905 гг. у Порт-Артура обе стороны вели активную минную войну. Русский флот ставил минные заграждения вблизи своих берегов па протяжении от бухты Дипп до бухты Луиза. В первую очередь, решалась задача прикрыть минами Талиенванский залив, чтобы затруднить противнику атаку порта Дальний, использование порта для высадки и снабжения войск. Эту задачу русские решили успешно. Ценой потери минного транспорта "Енисей" и крейсера 2 ранга "Боярин" они добились того, что противник отказался от каких-либо действий в этом районе до подхода 1-й армии из Кореи, а высадку 2-й армии производил дальше от Порт-Артура и Дальнего. Даже после занятия берегов Талиенванского залива и Дальнего японскими войсками требовались серьезные затраты времени, сил и средств на ликвидацию минной опасности в этом районе. В первый месяц войны в Талиенванском заливе и ближайших бухтах выставлено 717 мин, или 62% всех мин, поставленных русским флотом у Порт-Артура.

Последующие русские минные постановки выполнялись с целью обороны побережья от обстрелов с моря позиций оборонявших крепость войск, недопущения десантов: нанесения потерь японскому флоту, несущему блокаду. Наибольшую часть мин поставили минные заградители специальной постройки "Енисей" и "Амур" (836 из 1158). Наличие в составе флота оригинального отечественного проекта кораблей для активных минных постановок, безусловно, является достижением русского кораблестроения.

В ходе минной войны русские морские офицеры проявили бесстрашие, героизм, изобретательность, инициативу. Японский флот на русских минах понес тяжелые потери: два из шести броненосцев ("Хатсусе" и "Яшима"), один из четырех лучших крейсеров ("Такасаго"). 4 канонерских лодки, 2 истребителя и 2 миноносца. Повреждены броненосец ("Асахи"), 2 крейсера, 3 миноносца и 2 вспомогательных судна. Ни артиллерийским огнем, ни торпедами русские моряки в этой войне не добились ничего подобного. Русские минные заграждения обеспечили устойчивость морского фронта обороны крепости Порт-Артур, прикрыли фланги войск, значительно затруднили противнику морскую блокаду.

Способ постановки мин, применявшийся в русском (как впрочем, и в других флотах того времени) был сложен. Якорь-тележка, значительно облегчившая минные постановки, была принята на вооружение вскоре после окончания войны. Средства навигации того времени не могли обеспечить высокую точность постановки, особенно в ночных условиях. Запаса мин было явно недостаточно. Возможности доставить мины из Владивостока и из центральной России до войны и до перерыва сообщений с Порт-Артуром не были использованы. В результате минный транспорт "Амур", израсходовав свой магазин мин, был, по сути дела, поставлен на прикол.

Диаметр минрепа русских мин был слишком мал. много мин сорвало с якорей. Сильные течения дрейфовали мины, держащая сила якорей была недостаточна. Русские взрыватели отличались высокой надежностью, но заряд взрывчатого вещества не обеспечивал надежного поражения подводной части крупных кораблей. В результате броненосец "Асахи", крейсера "Чиода" и "Акаси" получили сравнительно легкие повреждения.

Русские мины инженерного ведомства были дистанционно управляемы с берега, но их постановка чрезвычайно сложна. Возможный район постановки ограничивался малыми глубинами и небольшим расстоянием от берега.

Крейсер "Чиода"

Авизо "Мияко"

Канонерская лодка "Сайен"

Канонерская лодка "Хейен"

Эскадренный миноносец "Хаядори"

Эскадренный миноносец "Акацуки"

Японский флот активно использовал минное оружие с целью заблокировать русские корабли в Порт-Артуре и выставил в 1904 г. около 1300 мин. В связи с тем, что минные заграждения располагались на небольшой площади от Лунвантана до Ляотешана (около 40 кв. миль), плотность была очень высока – 32,5 мины на квадратную милю. Но, так как основные постановки производились на выходных створах и якорных стоянках, то на этих местах плотность была значительно выше. В основном заграждения ставились ночью небольшими линиями. 28 июля японские миноносцы разбрасывали плавающие мины впереди по курсу русской эскадры.

К началу военных действий русский флот не был подготовлен к ведению противоминных действий в больших масштабах. Минная угроза недооценивалась. Только катастрофа "Петропавловска" и подрыв "Победы" заставили заняться тралением всерьез. Противоминные действия русским флотом велись в исключительно трудных условиях: сложный в навигационном отношении район, противодействие противника, условия осажденной крепости, недостаток материальных средств, несовершенства противоминных средств, отсутствие опыта и прецедента в истории войны на море. Русские моряки справились с труднейшей задачей, постоянно совершенствуя оружие и тактические приёмы, показывая образцы мужества и героизма.

Количество мин, уничтоженных в ходе противоминных действий, в разных источниках расходится в очень широких пределах: 293 в работе Денисова и 1000 в воспоминаниях контр-адмирала М.Ф. Лощинского. М.В. Иванов называет цифру 450 мин, причем имеет в виду только мины, уничтоженные тралящим караваном за время своего командования, не учитывая мин, вытраленных миноносцами, катерами. По данным контр-адмирала М.Ф. Лощинского, с начала войны и до 28 июля уничтожено до 800 мин, а после возвращения эскадры и до окончания обороны – еще более 200. 139*

Траление производилось 198 раз. В основном, тралились только выходные фарватеры и места якорных стоянок на рейде. Дважды эскадра вышла в море за тралами без потерь, 32 раза корабли и отряды выходили за тралами для содействия сухопутным войскам. Таким образом, благодаря проводимым противоминным действиям, японскому флоту не удалось полностью заблокировать минами русскую эскадру. Всё же русский флот понес на японских минах большие потери:

– погибли: эскадренный броненосец "Петропавловск", канонерская лодка "Гремящий", миноносцы "Выносливый" и "Стройный";

– повреждены: эскадренные броненосцы "Победа" и "Севастополь" (дважды), крейсер "Баян" и 3 миноносца.

Кроме причинения прямых потерь, японские активные минные заграждения сыграли важную оперативную роль. Потенциал русской эскадры в Порт-Артуре был существенно ограничен: она лишилась возможности внезапного выхода, прорыва, атаки отрядов и частей японского флота, не могла более эффективно воздействовать на позиции осаждающих войск и коммуникации противника. В гибели 1-й эскадры флота Тихого океана японское минное оружие сыграло далеко не последнюю роль. Без минной блокады вероятность прорыва русских во Владивосток значительно возрастала. Японские минные заграждения затрудняли обстрелы позиций осаждавших крепость войск. Без мин содействие приморским флангам оборонявшихся войск русскими кораблями могло быть более действенным.

Если задаться вопросом, кто из противников добился большего успеха в минной войне? Прежде всего следует отметить разницу условий, в которых находились противоборствующие стороны. В начале русские действовали вблизи своей военно-морской базы, японцы – на большом удалении от своих портов и арсеналов. Затем Порт-Артур был блокирован и силы и средства русских минеров ограничились тем, что находилось в осажденном порту и крепости. Японцы же к этому времени развернули маневренную базу у островов Эллиот, освоили порт Дальний, то есть значительно превосходили по ресурсам силы и средства порт-артурцев. Начиная с июля вся территория порта простреливалась осадной артиллерией, так что готовить мины и ремонтировать тралы приходилось под обстрелом. Ограниченный запас мин не позволил усилить заградительную деятельность, а недостаток плавучих средств порта не дал интенсифицировать траление. В связи с этим следует признать, что условия работы русских минеров были более сложными, и это надо иметь в виду при сравнении результатов боевого применения минного и противоминного оружия.

Минные постановки русского флота у Порт-Артура в 1904 г.
Дата Район Постановщик Число мин Примечание 
27-29. 01. в северном и южном проходе у о- вов Саншантау "Енисей" 402 Минный транспорт подорвался на своей мине и затонул
3.02 в бухтах Керр и Дип "Амур" 121  
5.02 Талиенванский залив "Амур" 99 Завершение заграждения, поставленного "Енисеем"
7.02 у Саншантау "Амур" 55 Завершение заграждения, поставленного "Енисеем"
7.02 Талиенванский залив плот с "Амура" 20  
10.02 Бухта Десяти кораблей "Амур" 20 Обеспечивали "Гайдамак". "Сердитый", "Смелый"
28.02 в 2-3 милях к юго-западу от Ляотешанского маяка "Амур" 20 Руководил постановкой контр-адмирал Лощинский. Обеспечивали крейсер "Баян", миноносцы "Внимательный", "Сердитый", "Смелый", "Стройный", "Страшный"
8.04 у Ляотешаня 4 баркаса 9 Баркас № 1 погиб
1.05 10,5 - 11 миль от Золотой Горы "Амур" 50 2.05 подорвались и затонули японские броне­носцы "Хатсусе" и "Яшима"
7.05 Бухта Санатория Минный плотик 10 Противодействовали 4 крейсера
7.05 Голубиная бухта джонки 20 Буксировали 2 паровых катера Военного ведомства
8.5 Бухта Кинджоу Джонка 15 Для прикрытия левого фланга
14.5 Бухта Тахэ. 6 миль к югу "Амур" 49 Охранение "Новик", "Всадник", "Гайдамак". Одна мина взорвалась при постановке.
26.05 у Лунвантана Минный плотик с "Амура" 9 Буксировал "Сторожевой". 13.07 подорвался КР "Чиода"
2.6 Голубиная бухта 2 минных плоти­ка 18 Плотики буксировали миноносцы "Боевой" и "Бесстрашный"
7.6 Бухта Десяти кораблей Минный плотик 30 Буксировал "Богатырь"
22.6 Бухта Луиза. между берегом и о. Риф "Богатырь" 20 Дневная постановка пол охраной 2 миноносцев
19.7 у Лунвантана "Богатырь" 20 Для прикрытия правого фланга русских войск
    "Бойкий" 4  
    "Бурный"    
22.7 Бухта Тахэ. 11 миль от Порт- Артура "Решительный" 10 Первая удачная постановка большого числа мин с миноносца
23.7 у Ляотешаня "Бесшумный", "Бурный", "Сторожевой", "Разящий" 8 5-й постановщик - "Бойкий" из-за неисправно­сти машины свои две мины не поставил. Прикрывало 8 миноносцев. 
23.07 к югу от Ляотешаня "Решительный" 10 Вблизи района постановки находились четыре японских миноносца
24.07 к западу от Голубиной бухты у о. Айрон "Решительный" 10 Одна мина взорвалась при постановке.
6.08 Между о. Кэп и б. Лунвантан "Скорый" 14  
20.8 Лунвантан, 2 мили от берега "Скорый" 16 Погиб МЦ "Хаядори"
26.8 Лунвантан, 20 миль от Золотой горы "Сердитый" 16 Командир лейтенант А. В. Колчак
3.09 у о. Айрон "Скорый" 16 Погибла КЛ "Хайен"
27.9 между бухтами Малая Голубиная и Луиза "Сердитый" 16 Из-за задержки одной мины разрыв в линии
28.9 Лунвантан " Сторожевой", " Статный", "Сердитый", "Стройный", "Расторопный" 21* Противодействовали кр "Акицусима" и 10 миноносцев 
3.10 у м. Коллинсон "Стройный" 18 Мины встали глубже заданного углубления
23.10 Бухта Луиза Минные плотики 12 Буксировались минными катерами с броненос­цев "Пересвет" и "Победа"
  Всего   1 158  
Количество выставленных русскими мин различными типами кораблей и судов
Наименования кораблей и судов Число выходив Поставлено мин Примечания
Минный транспорт "Енисей" 1 402  
Минный транспорт "Амур" 7 434 В т.ч. 20 с плотика
Миноносцы 12 159  
Пароход "Богатырь" 3 70 В т.ч. 30 с плотика
Минные плотики б 49 + 50 с "Амура” и "Богатыря" 
Катера и баркасы 1 9 Не считая постановок с крепостью
Джонки 2 35  
Всего 42 1158*  

* Количество постановок и выставленных мин подсчитано по архивным данным и превышает цифры, приведенные в работе Денисова.

Японские корабли, погибшие на русских минах
№ п/п Класс и название. Водоизме­щение, т Дата Район, постановщик мин Погибло / ранено
1 Броненосец "Хатсусе" 14850 2.05 В 10 милях к юго-востоку от Порт-Артура. Ш= 38 37 N; Д= 121 20 О. "Амур" 483
2 Броненосец "Яшима" 12320 2.05 Возле Энкаунтер-рок. Ш= 38 34 N: Д= 121 40 О. "Амур"  
3 Крейсер "Такасаго" 4160 29/30.11 В 37 милях южнее Порт-Артура. Ш= 38 10 N: Д=121 15 О. "Сердитый" 274
4 Авизо "Мияко" 1772 1.05 У мыса Робинсон. Ш= 39 2 N: Д=121 22,5 О. 3/19
5 корабль БО "Каймон" 1358 22.6 Южный Саншаптау. Ш= 38 50 N; Д= 121 50 О. 226
КЛ "Хайен" 2150 3.9 К западу от о-ва Айрон. Ш= 38 57 N; Д= 120 56 О. Вероятно, "Скорый" 198
7 КЛ "Сайен" 2440 17.11 Голубиная бухта. Ш= 38 51 N; Д= 121 05 О. 38
8 КЛ "Отогава-мару" 498 26.07 Бухта Лунвантан. Вероятно, миноносцы  
9 Истребитель "Акацуки" 363 4.05 В 8 милях от Ляотешаня, Ш= 38 38 N: Д= 121 05 О. "Амур", 28.02 23
10 Истребитель "Хаядори" 375 21.8 В 2 милях от Лунвантана, Ш= 38 47 N; Д= 121 30 О. "Скорый" 20
11 Миноносец № 48 89 29.04 Бухта Керр. 111= 39 1 N: Д= 12 1 55 О. Амур" 6/10
12 Миноносец № 53 54 1.12 К востоку от Ляотешаня. Ш= 38 44 N; Д= 12 1 13 О. 18

Всего погибло 12 кораблей общим тоннажем 40229 т. Не включены брандеры, подорвавшиеся на минах Военного ведомства при попытках закупорить проход на внутренний рейд Порт-Артура. Потери личного состава 1084 человека

Японские корабли, поврежденные на минах
№ п/п Класс и название. Водоизме­щение, т Дата Район, постановщик мин Погибло /ранено 
1 Броненосец "Асахи" 15200 13.10 Южнее Порт-Артура. Плавающая мина  
2 Крейсер "Чиода" 2400 13.07 У Лунвантана. Минный плотик 26.5 7/27
3 Крейсер "Акасп" 2756 27.11 В 11 милях южнее Энкаунтер-рок. Возможно плавающая мина  
4 Истребитель "Оборо" 410 20.10 Юго-западнее Ляотешана 1
5 Истребитель "Харусаме" 375 28.09 К югу от Сяобиндао, отбуксирован в базу истребителем "Мурасаме". /8 
6 Миноносец № 66 102 10.11 Юго-восточнее Ляотешана. Разрушена корма 2/1
7 Вспомогательная КЛ "Ехиме-мару"   9.08 Голубиная бухта /3
8 Минный транспорт "Тайхоку-мару"   31 мая Взорвалась мина при постановке 20/8

Всего повреждено кораблей водоизмещением около 23 000 т, погибло 30 и ранено 47 человек.

По официальным японским данным, броненосец "Асахи" и крейсер "Акаси" получили незначительные повреждения, по другим - ремонтировались до апреля 1905 г.

Русские корабли, погибшие на минах
№ /п п Класс и название. Водоизме­щение, т Дата Район, постановщик мим Погибло /ранено 
1 Броненосец "Петропавловск" 10960 31.03 Внешний рейд у скалы Лютин-рок. "Кориу-мару" 650 
2 Крейсер "Боярин" 3200 29.01 У Талиенванского залива. МТР "Енисей" 9
3 Минный транспорт "Енисей" 2600   У Талиенванского залива. МТР "Енисей" 95
4 КЛ "Гремящий" 1492 5.08 3 мили от прохода. 8
5 М-ц "Выносливый" 312 11.08 Внешний рейд 12/12
6 М-ц "Стройный" 250 31.10 На рейде под батареей №9. Стоял на якоре 2/3*
7 Шаланда № 15 280 21.05 2 мили от входного маяка  
8 Шаланда № 23 290 21.8 Напротив Крестовой горы  
9 Баркас № 1 100 8.04 У Ляотешаня. Погиб от взрыва своей мины 18
10 Портовый баркас 100   Внешний рейд  
11 Гребной катер крепостной минной роты 5   На крепостном заграждении на японской мине  
12 Пароход "Нонни"   8.04.04 У о. Саншантао  

* Еще 2 погибло и одни ранен на миноносце "Сильный". Всего погибло около 800 человек, потеряно кораблей и судов водоизмещением около 19000 т.

Русские корабли, получившие повреждения на минах
№ п/п Класс и название. Водоизме­щение, т Дата Район, постановщик мин Погибло /ранено 
1 Броненосец "Победа" 12674 31.3 Внешний рейд. "Кориу-мару"  
2 Броненосец "Севастополь" 10960 10.6 Внешний рейд. Миноносцы   
3 Броненосец "Севастополь" 10960 10.08 Бухта Тахэ   
4 Крейсер "Баян" 7800 14.07 Внешний рейд  
5 Миноносец "Бесшумный" 350 8.05 Внешний рейд   
6 Миноносец "Бдительный" 350 29.10 На рейде напротив Маячной горы   
7 Миноносец "Разящий" 250 11.08 На рейде охранял тралящий караван 3/10 
8 Миноносец "Сильный" 250 31.10 На рейде под батареей № 9 2/1 
9 Шаланда № 14 290 14.07 На рейде  

Всего повреждено кораблей водоизмещением около 40000 т.

Потери сторон на минах у Порт-Артура приведены в таблицах. В количественном отношении они почти равны. Одиннадцать русских кораблей и судов затонуло и девять повреждено. Японский флот потерял двенадцать единиц погибшими, восемь было повреждено. Однако по водоизмещению русские потеряли в два раза меньше боевых кораблей, чем японцы, зато имели в два раза больше поврежденных. Одна из главных причин этого в том, что русские корабли подрывались на внешнем рейде и в короткое время отбуксировывались в порт. Если бы русский броненосец получил на рейде такие же повреждения, как "Яшима", то был бы спасен. Этим же можно объяснить и большее количество погибших в японском флоте – почти на 300 человек.

Как уже отмечалось, японский флот на минах потерял два из шести броненосцев 1-го класса или 33%. Напомним, что только минным оружием русские нанесли противнику потери в кораблях 1 ранга и пе только в этой войне XX века.

Русские потеряли только один эскадренный броненосец – "Петропавловск", но, как справедливо отмечали еще современники, гибель инициативного деятельного командующего имела далеко идущие последствия. Арифметическое соотношение потерь броненосцев 2:1 формально и не отражает сути дела. Удачная для японцев постановка мин "Кориу-мару" обезглавила русскую эскадру, кроме "Петропавловска" вывела из строя броненосец "Победа". В результате перед высадкой японских войск русские имели только два способных выйти в морс броненосца ("Пересвет", "Полтава"), то есть адмирал Того практически решил задачу нейтрализации Порт-Артурской эскадры в самый ответственный момент. Последующие два подрыва броненосца "Севастополь" и один крейсера "Баян" также неблагоприятно сказывались на соотношении сил.

Гибель двух японских броненосцев сократила количественное превосходство противника, но не сказалась на изменении обстановки у Порт-Артура. Японский флот продолжал блокаду, русская эскадра оставалась в гавани.

На основании опыта противоминных действий у Порт-Артура в русском флоте были сделаны следующие выводы:

– необходимо продолжать работы по совершенствованию трального оружия, созданию новых образцов и типов:

– нужно иметь на всех флотах постоянные соединения противоминных кораблей и в мирное время отрабатывать организацию и способы борьбы с минами;

– ни один из существовавших и принимавших участие в противоминных действиях типов кораблей не отвечает в полной мерс требованиям траления, в связи с чем необходимо строительство специальных противоминных кораблей-тральщиков. Эти выводы были практически реализованы к началу первой мировой войны, причем во многих отношениях русский флот опережал уровень развития противоминных сил и средств крупнейших иностранных флотов.

Морская минная война у Порт-Артура в 1904 г. убедительно показала мощь и возможности этого вида оружия. С обеих сторон на минах погибли корабли общим водоизмещением свыше 60 ОЭЭ т. Опыт минных постановок и противоминных действий учли пе только воюющие стороны, но и другие морские державы. Развитие минного и противоминного оружия ускорилось, появились тральщики специальной постройки, новые типы минных заградителей. Кораблестроители стали больше внимания уделять конструктивной защите подводной части кораблей от взрывов мин и торпед.

В то же время, стереотипы прежних лет продолжали оставаться как в общественном сознании, так и у моряков и кораблестроителей. Минное, а тем более противоминное оружие продолжало считаться второстепенным по сравнению с артиллерией и торпедами.

Примечания

1 Известия минного офицерского класса. Вып. 1, СП6, 1879. С. 8.

2 Иванов М. Траление в Порт-Артуре. СПб. 1906.

3 Русско-японская война. Работа исторической комиссии по описанию действий флота в войну 1904-1905 гг. Кн. 1, 2, 3, 4. СПб. 1912. Далее в сносках: Русско-японская война.

4 Военно-морской словарь. М.: Воениздат. 1990. С. 229.

5 В классификации 1892 г. был только класс транспортов, а название "минный" было неофициальным. Только 10 октября 1907 г. в повой классификации появился класс заградителей.

6 Шломин В. С. Минное оружие-русское изобретение. Русское военно-морское искусство, М.: 1951.С.227.

7 Там же, с.229.

8 Надводский В. Первый опыт боевого использования минного оружия. //Военно-исторический журнал. 1961, № 11, С.117. По другим данным: Боевая летопись русского флота. М., 1948, С.241; у Кронштадта подорвались кроме пароходофрегата "Merlin" еще и пароходы "Firefly", "Vulture". "Bulldog".

9 Морской атлас. Т.З. Часть 1. Описания к каргам. М. 1959. С.552.

10 А. фон Тирпиц. Воспоминания. М.: 1957, С.52-53.

11 Воробьев В. П. Минное оружие в боевых действиях на море. /Военная мысль. 197б,№ 10. С.37. Поданным Ю. Л. Коршунова и Ю. П. Дьяконова, на Дунае в 51 заграждении выставлено 436 мин: 296 гальванических и 140 конструкции Герца. Мины российского флота. Гангут. СПб. 1995. С. 12.

12 Ю.Л. Коршунов. Ю.П. Дьяконов. Мины российского флота. Гангут, СПб. 1995. С. 12.

13 Сообщение капитана 1 ранга Витгефта в Минном офицерском классе 17фсвраля 1895 г. о действии минами в Японо-китайской войне. С.81.

14 Степанов Владимир Алексеевич. (30.7.1858-29.1.1904). На службе с 1880 г. Окончил Морской корпус. Морскую академию. Артиллерийский и Минный классы. С 1890 по 1895 флагманский минный офицер в учебном артиллерийском отряде, затем – морской агент в Турции, старший офицер эскадренного броненосца "Петропавловск". В 1901 – флагманский минный офицер штаба начальника эскадры Тихого океана, командир минного транспорта "Енисей". Капитан 2 ранга.

15 Васильев И. М. Историческое развитие средств борьбы с минами. /Морской сборник. 1941, №2. С. 52.

16 Кошка – небольшой 3 – 4-х лапый якорь, применялся для отыскания затонувших предметов.

17 Дрек-небольшой шлюпочный якорь адмиралтейского типа.

18 Беклемишев Михаил Николаевич (1858-1936). В службе с 1876. Окончил Минный офицерский класс, в 1890 – Морскую академию. В 1900-1903 гг. член Комиссии по строительству подводных лодок. Командир подводной лодки "Дельфин”. С 1904 – заведующий подводным плаванием МТК. С 1912 генерал-майор в отставке, консультант Балтийского завода.

19 Васильев. Указ. соч. с.56.

20 РГА ВМФ. Ф. 421. Оп.4. Д.412. Л.26.

21 Там же, л.4.

22 РГА ВМФ. Ф.421. Оп.4. Д.512. Л. 100.

23 Шульц Константин Федорович (1864-1904). В 1896-1901 флагманский минный офицер штаба 1-й флотской дивизии: в 18981899 – старший офицер ледокола "Ермак". 1901-1904 – капитан 2 ранга, командир КЛ "Мина", в 1904 – флагманский минный офицер Штаба Командующего флотом в Тихом океане.

24 Журнал МТК по минному делу. № 8 от 4 марта 1904 г.

25 Витгефт Вильгельм Карлович. (1847-28.7.1904). Контрадмирал (1899). В службе с 1865: 1868 – гардемарин; 1870 – мичман; 1873 – лейтенант; 1884 – капитан-лейтенант; 1885 – капитан 2 ранга: 1894 – капитан 1 ранга. Командовал: 1885-КЛ "Гроза"; 18921893 МКР "Воевода"; 1894 "Наездник"; 1895 – Заведующий миноносцами и их командами; 1895-98 к-р КР "Дмитрии Донской"; 1898-1899 БР "Ослябя"; с 1899 начальник морского отдела Главного начальника и командующего войск Квантунской области и морских сил на Дальнем Востоке.

26 Русско-японская война. Кн. 1. С.79.

27 Русско-японская война. Кн. 1. С.92. Барт Витольд Людвигович (1859-), в службе с 1875 г., в 1894-1895 гг. командир миноносца "Ревель", в 1895 – старший офицер минного крейсера "Всадник", в 1896-1897 – КЛ "Отважный", затем эскадренного броненосца "Пересвст". В 1897-1900 – командир миноносца "Взрыв". В 1900-1903 гг. – командир минного транспорта "Амур", принимал его на заводе и привел на Дальний Восток. В 1904 – 1905 гг. заведовал миноносцами и их командами 17-го флотского экипажа. После войны командовал крейсерами "Память Азова" и "Аврора".

28 Алексеев Евгений Иванович (1843-1916). В 1895-1897 гг. -начальник эскадры Тихого океана, с 1899 главный начальник и командующий войсками Квантунской области и Морскими силами Тихого океана. С 1903 – наместник на Дальнем Востоке. После начала войны главнокомандующий.

29 Заряд мины состоит из взрывчатого вещества относительно безопасного в обращении, допускающего перегрузку, транспортировку; он может выдерживать толчки, удары. Для обеспечения взрыва в мину вставляется запальный стакан и патрон с более высокочувствительным к внешним воздействием взрывчатым веществом. При срабатывании взрывателя происходит воспламенение запального патрона, инициирующего взрыв запального стакана, от которого детонирует основной заряд мины. Запальные стаканы и патроны, как очень опасные в обращении, в повседневных условиях хранятся в специальной укупорке в безопасном расстоянии от мин. Приготовление мин разделяется на предварительное и окончательное.

30 Денисов Б. Минная война у Порт-Артура в 1904 г. // Морской сборник. 1935. № 6. С. 88.

31 Фок Александр Викторович. (1874-7). В 1904 генерал-майор, начальник 4-й Восточно-Сибирской стрелковой бригады, комендант Кинджоусской позиции, начальник сухопутной обороны Порт-Артура.

32 Молас Михаил Павлович (1852-1904). Начальник штаба командующего флотом в Тихом океане. Погиб на эскадренном броненосце "Петропавловск".

33 Лощинский Михаил Федорович (1849-). Контр-адмирал. Младший флагман 1-й эскадры флота Тихого океана. Заведовал судами прибрежной обороны в Порт-Артуре. Вице-адмирал В.К. Витгефт неоднократно отмечал нераспорядительность Лощинского, в том числе в организации тральных работ на рейде. РГА ВМФ Ф.763. Оп. 1. Д.203, л5об. 8об.

34 Русско-японская война. Кн. 1. С.343.

35 Там же. С.344.

36 Впоследствии Сарычев командовал морской береговой батареей в Порт-Артуре, имел боевые награды. К началу Первой мировой войны в чине генерал-майора возглавлял Либавский полуэкипаж.

37 Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи. (1904-19053 8 гг.) Т. 1. СПб.. 1909. С. 170.

38 Русско-японская война. Кн. 1. С.571 -572.

39 Русско-японская война. Кн. 1. С.573.

40 Известия по минному делу. Выпуск 41. СПб. 1904. С. XVI-XIX

41 При проектировании и строительстве батарей морского фронта обороны крепости Порт-Артур были оставлены "мертвые зоны" или сектора, непростреливаемые русскими крепостными орудиями. Отчасти причиной явилась экономия средств. Японцы использовали это обстоятельство, и 26 февраля их броненосцы безнаказанно обстреливали внутренний рейд и город.

42 Русско-японская война. Кн. 1. С.485.

43 С.О. Макаров. Документы. Т.2. М., 1960. C.644.

44 Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи. (1904-1905 гг.) СПб. 1910, Т.2, С.1 1.

45 Русско-японская война. Кн. 1, С.591.

46 С.О. Макаров. Документы. Т.2. М., 1960. С. 608.

47 С.О. Макаров. Документы. Т.2. М., 1960. С. 620.

48 Русско-японская война. Кн. 1, С.51 3.

49 РГА ВМФ. Ф.763. Он. 1. Д. 225. Л. I.

50 Щенснович Э.Н. Плавание эскадренного броненосца "Ретвизан" 1902-1904. СПб. 1999. С.32.

51 РГА ВМФ. Ф.763. On. I. Д. 100. Л .38.

52 Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи. (1904-1905 гг.) Т. 1, СПб., 1909. С. 128-130

53 С. О. Макаров. Документы. Т.2. М., 1960. С.653.

54 Шмидт В. П. Гибель эскадренного броненосца "Петропавловск". //Морской сборник 1911 №9. С. 24-26

55 Русско-японская война. Кн. 1, С. 574.

56 Русско-японская война. Кн. 1, С.575.

57 Русско-японская война. Кн. 1, С.577.

58 С. О. Макаров. Документы. Т.2. М., 1960. С.655

59 С. О. Макаров. Документы. Т.2. М., I960. С.656.

60 Денисов Б. Минная война у Порт-Артура в 1904 г. // Морской сборник. 1935. №6. С.89.

61 Головачев В.. Ливрон А. Хроника военно-морских действий на Дальнем Востоке. СПб. 1906. C.91. Таким образом, на основании официального расследования и данных противника установлено, что причиной гибели эскадренного броненосца "Петропавловск" явился подрыв на мине заграждения. Подводные лодки, японские диверсанты, Терминатор, марсиане к этой катастрофе отношения не имеют.

62 Иванов 2-й Федор Николаевич. Родился 8.9.1860, капитан 1 ранга (6.12.1906). В 1914 произведен в генерал-майоры. В службе с 1878, мичман 1882.Командир миноносца № 120 (18991900). ст.оф. крейсера 2 ранга "Новик" (1900-1904). к-р минного крейсера "Гайдамак" (1904), минного транспорта "Амур" (с 18.3 по 24.8.1904). крейсера 1 ранга "Баян" (1904). крейсера I ранга "Очаков" (1906-1907), крейсера "Баян" (1907-1909). Командующий под брейд-вымпелом отряда заградителей Балтийского моря (1909-1910).

63 РГА ВМФ Ф.695. On. 1. Д.9. Л.7.

64 Русско-японская война. Кн. 2. С. 14.

65 Русско-японская война. Кн. 2. С. 19.

66 Русско-японская война. Кн. 2. С. 24.

67 Р усско-японская война. Кн. 2. С.47.

68 Басов. Постановка мин в Артуре. /Известия по минному дел. 42 выпуск. СПб, 1906. С..34.

69 Русско-японская война. Кн.2.С.330.

70 РГА ВМФ Ф.695. Оп.1, Д.9. Л. 15.

71 Русско-японская война. Кн. 2. С.59.

72 РГА ВМФ. Ф.695. Оп. 1. Д. 9. Л .26.

73 Иванов Модест Васильевич (1875-1942). В службе с 1887. Мичман 1894, лейтенант 1899. Окончил в 1900 Морскую академию. С 1901 вахтенный начальник, затем штурманский офицер эскадренного броненосца "Наварин", с 1903 – директор маяков и лоций Желтого моря. В 1904 штурманский офицер канонерской лодки "Отважный", начальник партии траления, участвовал и боях на сухопутном фронте, ранен. Награжден золотым оружием с надписью "За храбрость". После Октябрьского переворота перешел на сторону советской власти, назначен Управляющим Морским министерством. 22.11.1917 произведен 1-м Всероссийским съездом военных моряков в контр-адмиралы. С 1924 в советском торговом флоте.

74 Русско-японская война. Кн. 2. С. 105.

75 Русско-японская война. Кн. 2. С. 109.

76 Известия по минному делу, издаваемые при Морском техническом комитете. 44 выпуск. СПб. 1909. С. 135-136

77 Русско-японская война. Кн. 2. С.335

78 Подгурский. Из воспоминаний об осаде Порт-Артура. / /Военный сборник. 1906. № 8. С. 125. 141. 78 Подгурский Николай Люцианович, родился 13.8.1877. Капитан 2 ранга 1911. В службе с 1894, мичман 1897. В загр. плав.: МКЛ "Грозящий" (1898-1899). м- це № 120 и ЭБР "Император Александр II" (1899-1900), на кр1р "Баян" (1903-1904). Обер-офицер ГМШ (1906), пом. ст.оф. кр1р "Богатырь" (1906-1907), к-р: ПЛ "Дракон" (1908-1909), миноносца "Ретивый" (1909-1910), ст. оф. крейсера "Россия" (1911).

79 Квашнин-Самарин. Отчет заведующего партией траления, образованной во время войны при Владивостокском порте за 1904-1905 гг. С. 147.

80 РГА ВМФ. Ф.763. Оп. 1. Д.535. Л.4.

81 РГА ВМФ. Ф.763. Оп. 1. Д. 100. Л. 14.

82 Подгурский. Из воспоминаний об осаде Порт-Артура. / /Военный сборник. 1906. № 8. С. 138.

83 Киткин Петр Павлович (1876-1954). Контр-адмирал русского и советского флота. В службе с 1893. Мичман 1896. Младший минный офицер КР "Аскольд" (1903). 1908 МЦ "Прозорливый". 1908-1909 Флагманский минный офицер штаба командующего 2 мин дивизии. 1908-1910 старший офицер КЛ "Хивинец". 1912-1914 командир КЛ "Грозящий". Капитан 1 ранга (1914) "за отличие в делах против неприятеля".

84 РГА ВМФ. Ф.763. Оп. 1. Д. 100. Л .7. Гертггер Константин Павлович (1878-). В службе с 1895, мичман 1898. В загр. плав.: на крейсере "Герцог Эдинбургский" (1899-1901), миноносце "Бойкий" и на судах эскадры Тихого океана (1902-1904). В 1904 – лейтенант, минный офицер крейсера "Паллада".

85 РГА ВМФ. Ф.763. Оп. 1, Д. 100. Л.34.

86 Бубнов М. Порт-Артур. Воспоминания о деятельности Первой Тихоокеанской эскадры м морских команд на берегу во время осады Порт-Артура в 1904 г. СПб. 1907. С.91.

87 РГА ВМФ Ф. 763. On. 1. Л.100.

88 Басов. Постановки мин в Порт-Артуре. /Известия по минному делу. Выпуск 42. СПб. 1906. С.34.

89 РГА ВМФ Ф. 695. On. 1. Д.9. Л.З.

90 Клюпфель Евгений Владиславович (1860-1934). капитан 1 ранга (1908). В службе с 1878: мичман (1882), ст. офицер КЛ "Кореец" (1900). "Манчжур" (1900-1901), крейсера 1 ранга "Адмирал Корнилов" (1901-1904). Командир: миноносца "Сердитый" (1904), транспорта "Дунай" (1906-1907), линейного корабля "Евстафий" (1909-1911).

91 РГА ВМФ Ф. 695. Оп. 1. Д.9. Л. 5.

92 Басов. Постановка мни в Артуре.//Известня по минному делу. Вып.42. СПб. 1906. С. 35.

93 Подгурский. Из воспоминаний об осаде Порт-Артура. //Военный сборник. 1906. №8. С. 143.

94 РГА ВМФ Ф.695. Оп. 1. Д 9 . Л.53.

95 РГА ВМФ Ф.695. Оп. 1. Д.9. Л .23.

96 РГА ВМФ Ф.695. Оп. 1. Д.3. Л. 15.

97 РГА ВМФ Ф.695. Оп. 1. Д.3. Л .22.

98 Русско-японская война. Кн. 2. С. 334.

99 Русско-японская война. Ки. 2. С.337-338.

100 Русско-японская война. Кп. 2. С.339.

101 Русско-японская война. Кн. 2. С. 26

102 Там же, С.27

103 Там же, С.28.

104 Русско-японская война. Кн. 2. С.29

105 Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи. (1904-1905 гг.) ТЛ, СПб., 1909. Мейдзи. С. 163.

106 Описание военных действий па море в 37-38гг Мейдзи. (1904-1905 гг.)Т. 1, СПб., 1909. С. 166.

107 Русско-японская война. Кп. 2. С.42.

108 Русско-японская война. Ки. 2. С. 41.

109 Русско-японская война. Кн. 2. С. 111-112

110 РГА ВМФ. Ф.763. On. 1. Д.212. Л .39.

111 Русско-японская война. Кн. 2. С. 183.

112 Русско-японская война. Кн. 2. С.209-210.

113 Русско-японская война. Кн. 2. С.211.

114 Русско-японская война. Кн. 2. С.211.

115 Русско-японская война. Кн. 2. С.216.

116 Русско-японская война. Кн. 2. С.222.

117 Русско-японская война. Кн. 2. С.246.

118 Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи (1904-1905 гг.) Т. I. СПб., 1909. С. 196-197.

119 Русско-японская война. Кн. 2. С.295.

120 Русско-японская война. Кн. 2.С.313.

121 Русско-японская война. Кн. С. 29.

122 РГА ВМФ. Ф. 763. On. 1. Д.221. Л .4.

123 Русско-японская война. Кг г. 2. С. 149.

124 РГА ВМФ. Ф.763. Оп. 1. Д.221. Л.6.

125 РГА ВМФ. Ф.763. Оп. 1. Д.221. Л. 4-5.

126 РГА ВМФ. Ф. 763. Оп. 1. Д.212. С.30.

127 РГА ВМФ. Ф.763. Оп. 1. Д.221. Л.9.

128 Давыдов Борис Владимирович (1883-). В службе с 1899. Мичман 1901. Взагр.плав на транспорте "Амур" (1901-1904). Командир транспорта "Таймыр" (1910). Помощник начальника Гидрографической Экспедиции Северного Ледовитого Океана (1911). 129 Русско-японская война. Кн. 1. С.572-573.

130 Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи. (1904-1905 гг.) Т.2. 1910. C.8I.

131 Описание военных действий на море в 37-38гт Мейдзи. (1904-1905 п.) Т. 1, СПб., 1909. С.266.

132 РГА ВМФ. Ф. 763. Он. 1. Д.212. С.24.

133 Русско-японская война. Кн. 4. С.29.

134 Русско-японская война. Кн. 4. С.37.

135 Русско-японская война. Кн. 4. С. 195.

136 РГА ВМФ. Ф.695. On. 1. Д.8. Л .72.

137 Описание военных действий на море в 37-38ГТ Мейдзи. (1904-1905 ГГ.)Т. 1. СПб., 1909, С.280.

138 Описание военных действий на море и 37-38гт Мейдзи. (1904-1905 гг.)Т. I. СПб.. 1909, С. 267.270.

139 РГА ВМФ. Ф. 763. Оп.1. Д.212. С. 12.

Материалы РГА ВМФ

Басов А. М. Обзор постановки мин заграждения в Порт- Артуре. РГА ВМФ. Ф. 763. On. 1. Д. 221.

Воспоминания лейтенанта А. В. Развозова о работе минеров флота в период осады Порт-Артура. РГА ВМФ. Ф. 763. Он. 1. Д. 222.

Действия миноносцев эскадры Порт-Артура. Рекогносцировки, дежурство, траление, постановки мин. сторожевая служба, снабжение, починка, ремонт и прочее. 19.9.-4.12.1904 г. РГА ВМФ Ф.695.0п.1. Д.8.

Дело младшего флагмана и заведующего прибрежной и MI и той обороной Порт-Артура контр-адмирала Лощинского с 27 января по 20декабря 1904 г. РГА ВМФ. Ф. 695. Оп. 1. Д.7.

Журнал траления внешнего рейда Порт-Артура 26 августа по 7 декабря 1904 г. РГА ВМФ. Ф. 763. Оп. 1. Д. 535.

Журнал траления начальника отряда крейсеров. 14 мая – 27 июля 1904г. РГА ВМФ. Ф. 763. Оп. 1. Д. 100.

Заметки Никольского (бывшего Заведующего плавучими средствами Военного ведомства в крепости Порт-Артур) о действиях команды плавучих средств во время обороны. 1907 г. РГА ВМФ. Ф. 763. Оп. 1. Д. 225.

Записка лейтенанта Смирнова об использовании торпедного и минного оружия и тралении во время русско-японской войны. РГА ВМФ. Ф. 763. On. 1. Д. 210.

Конкурс на проект уничтожения минного заграждения. 22.1.1896-3.11.1898.

РГА ВМФ. Ф.421, Оп.4, Д.512.

Морская минная оборона Порт-Артура и минные заграждения во время войны. (Проекты). Из документов капитана 2 ранга Шрейбсра. РГА ВМФ. Ф. 695. On. 1. Д.З.

Очерк заведующего прибрежной обороной Порт-Артура контр-адмирала Лощинского о военно-морских операциях у берегов Квантуна в 1904 г. Машинопись. 1907-1915 гг. РГА ВМФ. Ф.763. Оп.1. Д.212.

Очерк контр-адмирала М.Ф. Лощинского о военно-морских операциях у берегов Квантуна и описание капитана 1 ранга Алексеева, лейтенантов Ковалевского С.В. и Хмелева об организации охраны входа на внутренний рейд Порт-Артура, о действиях миноносцах в 1904 г. РГА ВМФ. Ф. 763. Оп. 1. Д. 213.

Траление рейда Порт-Артура. Карты и планы вытраленных японских мин. 9.4.-15.9.1904 г. РГА ВМФ. Ф. 695. Оп. 1. Д.9.

Литература

Александров. Исторический очерк подводных оборонительных мин. // Инженерный журнал. 1887. № 8.

Басов. Постановка мин в Артуре. /Известия по минному делу. 42 выпуск, СПб, 1906.

Боевая летопись русского флота. М.. 1948.

Бубнов М. Порт-Артур. Воспоминания о деятельности Первой Тихоокеанской эскадры и морских команд на берегу, во время осады Порт-Артура в 1904г. СПб.. 1907.

Булгаков Ф. Порт-Артур. Японская осада и русская оборона его с моря и с суши. Т. 1-2. СПб.. 1905-1906.

Быков П. Д. Русско-японская война 1904- 1905г. Действия на морс. М., 1942.

Васильев И.М. Историческое развитие средств борьбы с минами. «Морской сборник»., 1941, №2.

Воробьев В.П. Минное оружие в боевых действиях на морс. //Военная мысль. 1976. № 10.

Головачев В., Ливрон А. Хроника военно-морских действий на Дальнем Востоке. СПб. 1906.

Грибовскпй В.Ю. Катастрофа 31 марта 1904 г. //Гангут. Вып. 4. 1992.

Грибовский В.Ю. Флагманские специалисты штаба С.О. Макарова. // Цитадель 1998. Вып. 3(8).

Денисов Б. Минная война у Порт-Артура в 1904 г. //Морской сборник. 1935. № 6.

Дискант Ю.В. Порт-Артур. 1904/ пер. с польск. М.: ООО "Издательство ACT", 2002. л

Журнал МТК по минному делу. /№ 8 от 4 марта 1904г.

Золотарев В.А., Козлов И.А. Русско-японская война 1904-1905 гг. Борьба на море. М. 1990.

Иванов М. Траление в Порт-Артуре. 1906.

Йолтуховский В.М. Контактные тралы отечественного флота. СПб.. "Гангут". 2000. Иллюстрированная летопись русско-японской войны. СПб. 1904-1905 гг.

История 1-й Тихоокеанской эскадры (1860-1904 гг.). Материалы к библиографии. Л. 1956.

История русско-японской войны 1904-1905 гг. М.: Наука. 1977.

Колпаков A.M.. Крестьянинов В.Я., Шубочкин Е.Ф. Опыт боевого применения буксируемых контактных тралов в Порт-Артуре. //Гангут. 1994. Вып. 7.

Колчигин Б.К. .Разин Е.А. Оборона Порт-Артура в русско-японскую войну 1904-1905гг. М.. 1939.

Коршунов Ю. Л., Дьяконов Ю.П. Мины российского флота. Гангут. СПб. 1995.

Крестьянинов В.Я. Минные транспорты "Амур" и "Енисей".//Судостроение. 1988. №3.

Лебедев. Перечень военных действий флота у Порт-Артура в 1904 г. СПб. 1910.

Лупач B.C. Тральное оружие – русское изобретение. Сб: «Русское военно-морское искусство». М., 1951. Морской атлас. Т.3. Часть 1. Описания к картам. М., 1959.

Одинцов Е. Разбор со стратегической точки зрения роли русской эскадры в Порт-Артуре во время минувшей войны и выходов эскадры в море. СПб. 1908.

Ольдерогге Г.Б. Модест Иванов. М.. 1969.

Описание военных действий на море в 37-38гг. Мейдзи. (1904-1905 гг.) Т. 1. СПб., 1909, Т.2. 1910.

Оружие российского флота (1696-1996). СПб.: Судостроение. 1996.

Подгурский Н. Из воспоминаний об осаде Порт-Артура. //Военный сборник. 1906. №4, 5, 8.

Разбор боя 28 июля 1904 года и исследование причин неудачи действий 1-й Тихоокеанской эскадры. //Морской сборник 1917. № 3.

Развитие минного оружия в русском флоте. Документы. М.. 1951.

Русско-японская война 1904-1905гг. Действия флота. Документы. Т. 1-9. СПб., 1907-1914. Русско-японская война 1904-1905 гг. Работа исторической комиссии но описанию действий флота в войну 1904-1905 гг. Кн. 1,2,3,4. СПб, 1912.

Силаев И. Черный день японского флота. //Морской сборник. 1939. № 6 . С.77-84.

Симоненко В. Об одной минной постановке в период обороны Порт-Артура. //Военно-исторический журнал. 1984. № 8.

Скворцов А.В. Крейсер 2 ранга "Боярин".//Г ангут. СПб. 2002.

Сорокин А. И. Оборона Порт-Артура. Русско-японская война 1904-1905гг. М., 1954.

Шломин B.C. Минное оружие – русское изобретение. Русское военно-морское искусство. М.: 1951.

Шмидт В.П. Гибель эскадренного броненосца "Петропавловск". //Морской сборник. 1911. №9.

Щенснович Э.Н. Плавание эскадренного броненосца "Ретвизан" 1902-1904. СПб. 1999.

Эссен Н.О. Краткий очерк деятельности флота в Порт-Артуре; служба эскадренного броненосца "Севастополь". СПб. 1906.

Яровой Г.П. Борьба с минным оружием на море. Военная мысль./ 1979, №6.

Вид на внутренний рейд Порт-Артура с Перепелиной горы.

Минный транспорт "Енисей" в Восточном бассейне Порт-Артура.

На втором плане крейсера "Варяг" и "Забияка", слева носовая часть минного крейсера. На кораблях поставлены тенты от солнца, на леерах сушится белье.

До начала войны осталось несколько месяцев.

Минный транспорт "Енисей".

Минный транспорт "Амур".

На внутреннем рейде Порт-Артура.

Минный транспорт готовится к выходу в море. За ним крейсер "Аскольд"

Крейсер 2 ранга "Боярин".

Водолазный осмотр винтов миноносца. На втором плане минный транспорт "Амур"

крейсера "Аскольд" и "Баян".

В Западном бассейне Порт-Артура. Слева направо: эскадренный броненосец "Ретвизан", минный транспорт "Амур", транспорт "Ангара".

В белой окраске перед войной эскадренный броненосец "Победа".

Подводка кессона к минной пробоине с правого борта эскадренного броненосца "Победа".

Японские корабли, погибшие на русских минах у Порт-Артура: сверху вниз броненосцы "Хатсусе" и "Яшима", крейсер "Такасаго".

Порт-Артурский "Землечерпательный караван: землечерпалка и грунтоотвозные шаланды в Западном бассейне. Фотография из собрания И. А. Залесского.

В Восточном бассейне Порт-Артура. На переднем плане три портовых буксира у борта грунтоотвозной шаланды, на втором плане – миноносцы. Фотография из собрания И. Л. Бунича.

Паровой катер с эскадренного броненосца.

Миноносцы в Восточном бассейне.

Миноносец "Бесшумный" в доке. Май 1904 г.

Кормовая часть миноносца "Бесшумный" после подрыва на мине. Фотография М. Шульца. 7 мая 1904 г.

Эскадренный броненосец "Петропавловск".

Крейсер "Баян". Подрыв на мине 14 июля лишил возможности единственный броненосный крейсер эскадры участвовать в попытке прорыва во Владивосток.

Эскадра выходит в море. На переднем плане миноносец 2-го отряда. В центре эскадренный броненосец "Победа" и крейсер типа "Диана".

Миноносец 2-го отряда на рейде.

Миноносец "Сторожевой" направляется ко входу в гавань. На втором плане приткнувшийся к берегу под Золотой Горой японский пароход-брандер. Миноносец участвовал в постановке мин у Ляотешаня 23.7. 1904 г.

Миноносец "Бурный" участвовал в постановке мин 23 июля 1904 г. у Ляотешаня.

Миноносец типа "Бдительный" на внешнем рейде Порт-Артура.

Миноносец "Решительный", участник минных постановок.

Офицеры и команда миноносца "Решительный" 10 апреля 1904 г.

Миноносцы в Восточном бассейне Порт-Артура у борта разоруженного крейсера II ранга "Забияка".

Отряд миноносцев готовится к минной постановке 29 сентября 1904 г.

В ожидании темноты миноносцы с погруженными минами стоят у борта потопленного японского парохода-брандера.

Погрузка мин на миноносец "Решительный" перед выходом на постановку 24 июля 1904 г.

Паровые катера и миноносцы на рейде.

Миноносец "Скорый" принимал активное участие в постановках мин.

Миноносец "Статный" участвовал в поста новке мин у Лунвантана 28 сен тября 1904 г.

Учебная постановка мин с паровых баркасов. 1903 г.

Внизу: Гибель броненосца "Хатсусе" (с рисунка того времени)

Вид с вершины Тигрового хвоста на Золотую гору и Электрический утес. На внешнем рейде у прохода во время отлива видны затонувшие японские пароходы-брандеры. Среди них канонерские лодки, миноносцы 2-го отряда, портовые суда.

Миноносец "Бдительный" у борта канонерской лодки "Отваж ный".

Канонерская лодка "Гремящий" на рейде.

Вид с берега Тигрового полуострова на часть внешнего рейда у прохода. На заднем плане Золотая гора, на рейде канонерская лодка "Гиляк", пароход "Силач". 17 октября 1904 г.

Миноносец 1-го отряда "Бесстрашный" на рейде.

Эскадренный броненосец "Севастополь", миноносцы, пароходы в Голубиной бухте. Конец ноября 1904 г.

Разрушенная взрывом японской мины корма миноносца "Бдительный" 29 октября 1904 г.

Минный транспорт "Амур", затопленный в доке перед падением Порт-Артура.

Фотография сделана японцами 4 февраля 1905 г.

"Никакие средства, никакие затраты на развитие минного дела не могут считаться чрезмерными.

По моему мнению, в будущих наших войнах минам суждено играть громадную роль".

С.О. Макаров