sci_tech periodic Техника и вооружение 2014 07

Научно-популярный журнал

ru
, Fiction Book Investigator, Fiction Book Designer, FictionBook Editor Release 2.6.6 09.11.2014 FBD-E3963A-B3D2-FA4C-5FBD-5B30-6D95-E3C789 1.0 Техника и вооружение 2014 07 2014

Техника и вооружение 2014 07

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера • сегодня • завтра

Июль 2014 г.

Научно-популярный журнал

На 1-й стр. обложки фото С. Суворова.

55 лет радиолокации России

В середине 1959 г. в г. Балахна Горьковской области был основан завод, которому предстояло стать крупнейшим отечественным производителем радиолокационной техники. В разное время он был известен как«почтовый ящик №4», «Балахнинский электромеханический завод» и, наконец, как «Правдинский радиозавод». Есть определенная символика в том, что производитель основных радиолокационных систем боевого режима, охранявших и охраняющих российское небо, основан на родине защитника русской земли Кузьмы Минина.

Немного истории

4 июля 1943 г. на основании постановления Государственного Комитета обороны №ГОКО 3686сс был создан Совет по радиолокации. Это дало большой толчок развитию отечественной радиолокации, однако отсутствие фундаментальных и прикладных исследований, технологий, отечественной элементной базы и специалистов вынудило сначала пойти по пути копирования как американских и английских РЛС, которые поставлялись по ленд-лизу, так и трофейных немецких.

К примеру, на основе канадско-американской РЛС AN/CPS-6 созданы станции П-20 и П-30, на основе английской Bady Maggi – РЛС П-ЗА, П-8 и П-10. В сравнительно короткий срок разработали и поставили на серийное производство полностью отечественные РЛС П-12, П-14 метрового диапазона длин волн, П-35, П-40, П-50, П-90, ПРВ-9, ПРВ-10 сантиметрового диапазона и П-15, П-19, П-95 дециметрового диапазона. Но по ряду причин эта армада радиолокаторов не смогла воспрепятствовать полетам авиации потенциального противника над территорией СССР: в 1950-1960-е гг американские самолеты появлялись даже над такими городами, как Москва, Ленинград, Свердловск. Использование радиолокаторов советского производства в военных конфликтах тех лет на территориях других государств также показало их недостаточную эффективность.

Трехкоординатная РЛС боевого режима 22Ж6ММ.

Первый комплекс завода

В 1959 г. правительство приняло решение о строительстве на окраине г. Балахны, в поселке Правдинск Горьковской области крупнейшего по тем временам радиозавода (точнее, радиолокационного завода). Предприятие создавалось, по сути, под конкретное изделие: требовалось развернуть широкомасштабное производство нового трехкоординатного радиолокационного комплекса (РЛК) боевого режима П-80 («Алтай»).

К этому моменту самой сложной продукцией завода являлись малогабаритные комбикормовые заводы, металлические сита для бумажной промышленности, дверные замки и петли для мебельных шкафов.

На предприятии трудились железнодорожники, шофера, бумажники, торфяники, доярки, скотники, лесники и работники других специальностей, не имеющие никакого отношения к радиолокации. С такой производственной базы и с таким набором специалистов требовалось перейти к производству сложнейшей по тем временам радиотехнической продукции, причем в сжатые сроки. На предприятие были направлены выпускники соответствующих институтов из Горького, Тулы, Рязани, Таганрога, Одессы, Новосибирска, Ленинграда, Балахнинских торфяного и бумажного техникумов. Для выпуска узлов, агрегатов, отдельных блоков и даже целых прицепов задействовали большое количество предприятий СССР. В результате первый комплекс -Алтай» был сдан в установленные сроки.

Комплексы -Алтай» предназначались для обеспечения надежного целеуказания истребителям-перехватчикам, а также зенитным ракетным комплексам (ЗРК) С-125 и С-200, производство которых намечалось на соседних предприятиях Горьковской области. По замыслу, сочетание РЛК П-80 («Алтай»), самолетов-перехватчиков и ЗРК должно было стать основой противовоздушной обороны СССР.

Несмотря на большое количество конструктивных недостатков, РЛК П-80 («Алтай»), обладая высоким потенциалом и внушительным составом, стал основным средством разведки в системе ПВО страны и, надо отметить, весьма напугал потенциального противника. Во всяком случае, с началом эксплуатации комплексов «Алтай» бесконтрольные полеты авиации других государств над территорией СССР прекратились.

Комплекс 5Н87

Уже на третьем году работы завода его молодому конструкторскому коллективу поручили провести модернизацию РЛК П-80 («Алтай»). Поставленная задача в итоге была успешно решена, и в 1964 г. завод приступил к изготовлению модернизированного РЛК 1РЛ118М2, в котором удалось устранить большую часть конструктивных недостатков предшественника. От «Алтая» прежними остались только принцип работы, параболы антенн, остальное было так или иначе доработано.

В 1966 г. на вооружение приняли комплекс 1РЛ118МЗ, нашедший применение в ЗРВ в составе системы С-200 и смешанных группировках, а в ВВС – в системе «Воздух» и ее модификациях. В состав РЛК в виде отдельного прицепа ввели заново разработанный командный пункт, в котором размещались: четыре рабочих места штурманов наведения с трехмерными индикаторами и аппаратурой передачи информации, два рабочих места операторов-дальнометристов, большой планшет тактической обстановки с планшетистами, узел связи, рабочее место командира с цифровым индикатором кругового обзора «Стрела», различной аппаратурой связи и аппаратурой видео- и аудиозаписи. В этом комплексе были реализованы режимы обнаружения низколетящих и высоколетящих целей, режим обнаружения постановщиков помех, а также значительно увеличены высота и дальность обнаружения целей. По всем техническим и эксплуатационным показателям РЛК 1 Р/1118МЗ стал лучшим в СССР.

Учитывая все возрастающие угрозы воздушного нападения потенциального противника, 22 февраля 1967 г., в соответствии с постановлением Совета Министров СССР ЦК КПСС №161-764, началась разработка нового РЛК. Его главными преимуществами по сравнению с уже стоявшими на вооружении комплексами должны были стать повышенная помехозащищенность от активных и пассивных помех, увеличенные дальность и верхняя зона обнаружения и улучшенные эксплуатационные характеристики.

В 1971 г. первый РЛК, получивший индекс 5Н87, подготовили к испытаниям. Не ожидая их окончания, комплекс поставили на серийное производство, и уже в 1972 г завод изготовил 23 комплекта 5Н87. На вооружение новый РЛК приняли постановлением Совета министров СССР от 5 декабря 1973 г. и соответствующим приказом министра обороны СССР от 28 января 1974 г.

Длительное время радиолокационный комплекс являлся основным средством боевого режима работы Войск ПВО страны и отличным "Сдерживающим фактором» для средств воздушного нападения потенциальных противников. Однако опыт военных конфликтов показал, что все радиолокационные средства, созданные в Советском Союзе к тому моменту, не способны полноценно противостоять американским средствам воздушного нападения. Основной потенциальный противник в случае военных действий мог полностью нейтрализовать работу РЛК 5Н87 уже в начале боевой операции. Заложенные в техническом задании требования к уровню помех и их разновидности, защите от противорадиолокационных ракет и управляемых бомб, от крылатых и тактических ракет оказались значительно ниже, чем возможности средств воздушного нападения. Примененные для защиты от пассивных помех в 5Н87 солевые линии задержки не позволяли обеспечить временную синхронизацию других станций, а это означало, что на позиции радиолокаторы будут мешать друг другу. В то же время требования защиты от противорадиолокационных снарядов, управляемых авиабомб, крылатых и тактических ракет к РЛК 5Н87 даже не предъявлялись. Избыточность оборудования комплекса была мало обоснована. После перемещения элементов 5Н87 требовалось много времени на его развертывание и приведение в рабочее состояние.

И все-таки РЛК 5Н87 стал поставляться в войска еще до окончания испытаний и выхода приказа министра обороны СССР о принятии на вооружение, что было редким случаем. На тот момент в нашей стране ничего лучшего или даже близкого по характеристикам просто не было. Для устранения конструктивных недостатков комплекса в соответствии с Планом опытно-конструкторских и научно-исследовательских работ по вооружению и военной технике на 1976 г., утвержденным министром радиопромышленности 17 декабря 1975 г. и заместителем министра обороны СССР 31 декабря 1975 г., было принято решение создать отдельные устройства, а 5Н87 доработать в войсках путем введения этих новых элементов. Были заданы следующие опытно-конструкторские работы:

– ОКР «Отвод», или изделие 5У66, с целью защитить 5Н87 от противорадиолокационных снарядов и управляемых авиабомб;

– ОКР 71Н6 должна была решить вопросы синхронизации с сопрягаемыми системами путем внедрения цифровой системы селекции движущихся целей, исключения из состава 5Н87 ненадежных солевых линий задержек с термостатом, а также возможности работы комплекса от внешнего запуска и выдачи радиолокационной информации на автоматизированные системы управления;

ОКР 19И6 предусматривала встраивание в серийный РЛК 5Н87 аппаратуры поляризационной селекции сигналов с целью повышения его боевых возможностей по защите от активных помех;

– ОКР «Радуга» подразумевала разработку прибора М-типа для оконечного каскада передатчика 5Н87 и замену ненадежных и неудобных в эксплуатации амплитронов. Это позволило повысить надежность и отказаться от дополнительных операций при включении излучения;

– ОКР «Ода-1М» включала модернизацию приемного модуля М43201;

– замена наземного радиолокационного запросчика «Квант» системы опознавания «Кремний-2М» на наземный радиолокационный запросчик 73Е6 системы государственного опознавания «Пароль».

Кроме того, радиовысотомер ПРВ-13 в составе комплекса решили заменить на более помехозащищенный ПРВ-17. Выполнить все это планировалось путем доработок 5Н87 по бюллетеням в войсках и в короткий срок. Перечисленные работы завершили в 1983 г.

Трехкоординатная РЛС боевого режима 22Ж6М.

Комплекс 64Ж6

Доработанному РЛК 5Н87 приказом министра обороны СССР от 19 февраля 1981 г. присвоили индекс «64Ж6». Он был запущен в серийное производство на заводе в Правдинске вместо 5Н87.

В состав РЛК 64Ж6 вошли: два дальномера, технический пост, индикаторная аппаратура, модуляторная аппаратура, прицеп с запасным имуществом и измерительной аппаратурой, четыре радиовысотомера ПРВ-13М2 или четыре ПРВ-17 (поставлялись в войска по отдельной разнарядке), два наземных радиозапросчика 73Е6 (поставлялись в войска по отдельной разнарядке), четыре кондиционера, радиотрансляционная линия РЛ-30-1М (1РЛ51М2), система электропитания 5С85, автокран 8Т210 и комплект укладок съемного при транспортировке имущества.

РЛК 64Ж6 должен был стать основой средств радиолокационной разведки боевого режима в войсках РТВ и ЗРВ ПВО страны.

РЛС 22Ж6М

Арабо-израильские конфликты, где одна из сторон применяла системы ПВО производства СССР, вскрыли ряд их недостатков. Советское правительство вынуждено было выделять большие финансовые средства на модернизацию вооружения и на радиолокационные системы, в частности. Уже на этапе разработки РЛК 64Ж6 выявили, что он также (как и 5Н87) не отвечает требованиям защиты от высокоточного оружия и от помех, экономически высокозатратен как в производстве, так и в эксплуатации по сравнению с иностранными аналогами.

Так, советским специалистам в области радиолокации был продемонстрирован американский радиолокационный комплекс ПВО AN/TPS-43. При его сравнении по аналогичным параметрам с отечественным 64Ж6 бросалось в глаза, что американский комплекс состоял всего из двух транспортных единиц и имел более высокие технические характеристики. К тому же, он обладал таким важным качеством, как защита от высокоточного оружия, которая отсутствовала у всех советских РЛС. Поэтому постановлением Совета Министров СССР №126-48 от 4 февраля 1975 г. Всесоюзному НИИ Радиотехники (г. Москва) была задана ОКР под шифром «Десна» и индексом «22Ж6». Практически требовалось создать РЛС, принципиально отличающуюся от ранее разработанных в СССР.

В комплексах 1РЛ118, 1РЛ118М2, 1РЛ118МЗ, 5Н87 и 64Ж6 задача радиолокационной разведки выполнялась за счет экстенсивного, силового решения. Вместо одной трехкоординатной РЛС (как, например, у американцев) использовался огромный радиолокационный комплекс с шестью приемопередающими кабинами РЛС, двумя кабинами запросчиков и набором кабин обслуживания: в комплектации 64Ж6, например, насчитывалось 52 транспортные единицы. Общее энергопотребление – до 600 киловатт, что требовало громадного расхода горючего. Но имелся и положительный фактор по сравнению с американской РЛС – избыточность позволяла сохранять работоспособность при отказах довольно капризной техники, т.е. своего рода резервирование.

Трехкоординатная РЛС 22Ж6 («Десна») должна была заменить комплексы 5Н87 и 64Ж6 с возможностью развертывания на уже имеющихся подготовленных позициях и действовать в том же частотном диапазоне. Первоначально она проектировалась в составе двух приемо-передающих кабин, но в ходе разработки заказчик не согласился с рядом решений, предложенных ВНИИРТ, и решил сменить головного исполнителя. Им стало Правдинское конструкторское бюро (ПКБ).

В итоге был принят более экономный, модернизированный вариант РЛС 22Ж6М с одной приемо-передающей кабиной. При разработке удалось достичь значительного упрощения по сравнению с комплексами 5Н87 и 64Ж6 – всего 12 транспортных единиц (аппаратные прицепы и автомобили, в кузовах которых укладывались кабели, волноводы, антенны и прочее) у 22Ж6М вместо 52 у 64Ж6. Общая длина кабельного хозяйства сократилась со 108 км до 8, а потребляемая мощность уменьшилась с 600 кВт до 260. Однако принятое размещение передающей и приемной антенн не позволяло обнаруживать низколетящие цели, поэтому 22Ж6М стал считаться комплексом средних и больших высот.

Приведем основные характеристики РЛС 22Ж6М: диапазон частот – дециметровый; темп обзора – 6 об/мин; дальность обнаружения цели типа истребитель на высоте 10000 м – 300 км; верхняя граница обнаружения цели типа истребитель – 40 км. Среднеквадратичная ошибка измерения координат целей, летящих на высоте 10 км, не превышала: по дальности – 300 м, по азимуту – 15 мин, по высоте на дальности 100 км – 500 м.

В 22Ж6М имелись автоматизированная система диагностирования, контроля и поиска неисправностей и автоматизированная система съема данных. Допускалась возможность использования РЛС в составе автоматизированных систем управления ПВО страны, а также эксплуатация во всех климатических зонах, на высоте до 1000 м над уровнем моря, при скорости ветра до 20 м/с (в нерабочем состоянии – до 50 м/с).

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 6 апреля 1987 г. №415-94 РЛС 22Ж6М принята на вооружение Советской армии, а приказом министра радиопромышленности СССР от 16 апреля 1987 г – запущена в серийное производство.

По результатам эксплуатации 22Ж6М, как и у любого нового изделия, обнаружился ряд недостатков. Соответственно, была поставлена задача по их устранению и по созданию новой РЛС. Но именно в это время началась так называемая «перестройка».

Антенна двухкоординатной РЛС дежурного режима «Оборона».

Период выживания

В доперестроечный период предприятие было буквально перегружено госзаказами. Разумеется, годы «перестройки», развал Советского Союза не могли пройти бесследно и для Правдинского завода. Рухнула кооперация всей промышленности, в том числе и изготовителей радиолокационных комплексов. Резко сократился объем выпускаемой заводом продукции. Соответственно, существенно уменьшилась численность занятых работников.

Правдинский радиозавод, как и многие предприятия СССР, оказался в трудном положении. Пришлось начать выпуск не свойственной ему продукции: автомобилей высокой проходимости, в том числе и для спасения космонавтов при приземлении (см. «ТиВ» №7/2011 г.), башен и контейнеров для загоризонтных РЛС, автономных радиозапросчиков. Предприятие осуществляло ремонт старых РЛС и участвовало в разработке и изготовлении РЛС других разработчиков, в том числе РЛС для космических войск типа «Воронеж». Чтобы как-то решить вопрос выплаты зарплаты сотрудникам, погашения долгов по налогам и энергетике, пришлось взяться даже за создание реквизита для кинофильма Н.С. Михалкова «Сибирский цирюльник» (был разработан и изготовлен комбайн «Цирюльник» для спиливания деревьев.)

Кабина управления и рабочие места операторов трехкоординатной РЛС 22Ж6ММ.

РЛС 59Н6

Однако именно в это время Нижегородскому научно-исследовательскому институту радиотехники (ННИИРТ, главный конструктор – М.А. Лейких), в соперничестве с ВНИИРТом и в тесном сотрудничестве с Нижегородским машиностроительным заводом, удалось выполнить весьма непростую работу по созданию принципиально новой РЛС 59Н6 «Противник-Г». Рождению этой станции предшествовал цикл обширных НИР, целью которых являлся поиск путей и принципов построения РЛС повышенной скрытности и помехоустойчивости. В 1991 г. развернулась ОКР по трехкоординатной РЛС боевого режима, предназначенной для замены в РТВ ПВО станции 5Н69, созданной за полтора десятилетия до того и уже выработавшей свой ресурс. В 1996 г. изготовление опытного образца РЛС в основном завершили и начали его заводские испытания в ННИИРТ. По таким характеристикам, как помехозащищенность, точность измерения координат, производительность, характеристики распознавания, времени развертывания и приведения в боевую готовность, РЛС «Противник-Г» превосходила существующие отечественные станции такого класса и не уступала лучшим зарубежным аналогам.

РЛС «Противник-Г» относилась к классу современных мобильных трехкоординатных РЛС боевого режима с расширенной зоной обнаружения аэродинамических и баллистических целей с потолком по высоте до 200 км, углу места – до 45' и предельными дальностями до 400 км, с повышенной точностью измерения координат, разрешающей способностью и высокой помехозащищенностью от активных, пассивных и комбинированных помех с гибкой адаптацией к воздушной и помеховой обстановке. Совокупность высоких ТТХ, эксплуатационных параметров, наличие эффективной системы жизнеобеспечения при высокой степени автоматизации работы позволяют рассматривать эту РЛС в качестве межвидовой, а также как средство двойного назначения, применяемое в интересах ПВО и Служб управления воздушным движением.

Одним из важнейших преимуществ РЛС «Противник-Г» стал ее высокий модернизационный потенциал. В процессе разработки в ее структуру были заложены такие принципы построения, которые позволили с относительно невысокими затратами провести конструктивные изменения с целью улучшения отдельных параметров. К таким принципам можно отнести реализацию антенной системы как фазированной антенной решетки с цифровой обработкой информации, адаптацию аппаратуры к помеховой обстановке и техническому состоянию, исполнение систем РЛС в виде отдельных функционально законченных модулей. Это позволило в достаточно короткие сроки выполнить работы по ее модернизированному варианту – РЛС «Противник-ГЕ», с внедрением новых алгоритмов обработки радиолокационных сигналов и использованием современной вычислительной техники, улучшающих основные характеристики. Документация на эту РЛС была передана Правдинскому радиозаводу, где в кооперации с ОАО «ФНПЦ «ННИИРТ» началось ее серийное производство.

Получение высоких характеристик в РЛС кругового обзора во многом связано с правильным выбором способа обзора пространства в угломестной плоскости. В РЛС «Противник-ГЕ» используется так называемый одновременный (параллельный) обзор пространства с заданным распределением в вертикальной плоскости излучаемой энергии. По углу места в каждом зондирующем импульсе формируется широкая диаграмма направленности (ДН) на передачу и веер узких лучей на прием. Такой способ обеспечивает требуемую зону обнаружения и достаточно высокие точности измерения азимута и угла места цели при наличии помех различного рода – активных шумовых, пассивных (дипольных отражателей), комбинированных и возникающих из-за отражений от «местных» предметов и гидрометеообразований («ангелов») и др. – без использования специальных режимов работы станции.

Реализованный в РЛС способ обзора пространства обеспечивает максимальный КПД энергетического потенциала при выделении полезных сигналов на фоне мешающих отражений, а измерение радиальной скорости цели позволяет уже при первом обнаружении определить направление ее движения. В дальнейшем с учетом измеренной скорости цели в автоматическом режиме производится завязка трассы и автоматическое сопровождение.

К другим отличительным особенностям РЛС «Противник-ГЕ», повышающим боевую эффективность, можно отнести:

- сверхнизкий уровень боковых лепестков и фона ДН антенны, обеспечивающий наряду с высокой помехозащищенностью лучшие условия для электромагнитной совместимости;

– адаптацию структуры обработки сигналов к помеховой обстановке и техническому состоянию станции;

– высокую точность измерения угла места и высоты, в частности, на малых углах места;

– высокоэффективную цифровую селекцию движущихся целей (СДЦ) с элементами структурной адаптации, осуществляемую во всей зоне видимости и обеспечивающую устойчивую проводку воздушных целей в интенсивных гидрометеообразованиях;

– адаптивное подавление боковых лепестков ДН антенны;

– автоматическое формирование карты местных предметов и пассивных помех;

– высокую степень автоматизации боевой работы и технического обслуживания;

– наличие встроенной аппаратуры автоматизированной системы контроля и поиска неисправностей аппаратуры, полного документирования информации по контролируемой радиолокационной обстановке и технического состояния локатора, поддержки оператора в конфликтных ситуациях, имитации и тренажа, локальной телефонной сети;

- возможность автоматической топопривязки и ориентирования относительно севера с использованием спутниковых систем ГЛОНАСС и GPS.

Трехкоординатная твердотельная РЛС для малых кораблей и трехкоординатная твердотельная РЛС для больших кораблей в герметичном укрытии.

Трехкоординатная РЛС «Противник-ГЕ».

РЛС «Противник-ГЕ» состоит из антенно-аппаратного и аппаратного комплексов, системы автономного электроснабжения (дизельных электростанций) и выносного устройства с четырьмя рабочими местами операторов. Электроснабжение станции многовариантно. При автономном электропитании используются входящие в состав РЛС дизельные электростанции; возможна работа от промышленной электросети, либо в комбинированном варианте.

В РЛС имеется цифровая антенная решетка, содержащая независимые приемные устройства. Вся дальнейшая обработка принимаемых сигналов с их выходов производится цифровыми методами с использованием аппаратных и программируемых средств вычислительной техники РЛС. Это исключает необходимость настроек и регулировок аппаратуры при штатной эксплуатации и техническом обслуживании РЛС. Передающее устройство сконструировано на базе импульсного клистрона пакетированной конструкции с высоким КПД. Аппаратура передатчика охвачена системой фазовой автоподстройки, обеспечивающей необходимую амплитудно-фазовую стабильность зондирующего сигнала.

Антенная система РЛС состоит из антенн каналов локации, компенсации и определения государственной принадлежности (ОГП), объединенных единым пространственным каркасом. Антенна компенсации пространственно совмещена с антенной канала ОГП. Из транспортного положения в рабочее антенная система разворачивается примерно за 4 мин с помощью гидравлических механизмов при высокой точности установки заданного угла наклона полотна антенны. РЛС может развертываться на площадке размерами до 25x25м без специальной подготовки позиции.

Средства адаптации РЛС к внешней помеховой обстановке включают в себя устройства картографирования и измерения доплеровских сдвигов частоты, селекции движущихся целей и защиты от активных шумовых помех с использованием каналов автокомпенсации и стабилизации уровня ложных тревог, селекции «ангелов», анализа помеховой обстановки и выбора режима перестройки несущей частоты. Адаптация к техническому состоянию самой РЛС дает возможность эффективно использовать аппаратурный резерв. Алгоритмы адаптации к внешней помеховой обстановке с формированием карты помех, анализом активных шумовых помех и выбором режима перестройки несущей частоты обеспечивают высокую степень помехозащищенности.

Эффективная эксплуатация РЛС не требует высокой квалификации оператора благодаря сокращенному числу режимов работы, высокой степени автоматизации аппаратуры и небольшому количеству органов управления. Часть режимов адаптации к помеховой обстановке включается автоматически. Встроенная автоматизированная система контроля и документирования (BACK) локализует неисправности аппаратуры РЛС с точностью до системы, шкафа, блока, субблока, ячейки. Система контроля и документирования обеспечивает оперативную информационную поддержку действий оператора, а также документирование и последующее воспроизведение на экране РМО эпизодов боевой работы.

Аппаратура сопряжения дает возможность совместной работы с большинством эксплуатируемых и перспективных комплектов средств автоматизации по трассовой, аналоговой и цифровой информации.

Надгоризонтная РЛС большой дальности «Воронеж».

Основные технические характеристики РЛС «Противник-ГЕ»

Диапазон, см 23 (дециметровый)

Пределы работы:

– по дальности, км 10-400

– по высоте, км  200

– по азимуту  360°

– по углу места  до 45°

– по скорости, км/ч  60-8000

Зона обнаружения цели с ЭПР=1,5 мг без помех при высоте полета от 12 до 80 км – 340 км, верхняя граница зоны обнаружения по высоте, не менее, км 80

Точность (среднеквадратическая ошибка) измерения координат при отсутствии помех (в условиях воздействия помех ошибки возрастают не более чем в 2 раза):

– по дальности, м  100

– по азимуту, мин  12

– по углу места, мин 10

Разрешающая способность:

– по дальности, м  450

– по азимуту 2,5°

– максимальная производительность на выходе аппаратуры вторичной обработки радиолокационной информации в автоматическом режиме  150 трасс

– время развертывания боевым расчетом, мин 30

Еще о продукции завода

Модернизированная трехкоординатная радиолокационная станция 5Н87М (5Н87М1) была создана для замены 5Н87 (64Ж6). Модернизация 5Н87 направлена на сокращение состава, перевод аппаратуры на современную элементную базу, улучшение тактико-технических и эксплуатационных характеристик, продление ресурса и повышение надежности работы аппаратуры.

РЛК 22Ж6ММ – модернизированная трехкоординатная радиолокационная станция больших и средних высот. На предприятии производится изготовление монтажных комплектов новой аппаратуры, их встраивание и поставка функционально законченных изделий.

На предприятии также проводится модернизация подвижного радиовысотомера ПРВ-13 всех модификаций. В эти изделия внедряется вновь разработанная аппаратура на современной элементной базе, что позволяет улучшить тактико-технические и эксплуатационные характеристики радиовысотомеров, продлить их ресурс на 8-10 лет.

Кроме того, на Правдинском радиозаводе серийно изготавливается как функционально законченное изделие РЛС 67Н6Е (совместная разработка ОАО «ВНИИРТ» и ОАО «ПКБ»), представляющая собой мобильную трехкоординатную радиолокационную станцию с фазированной антенной решеткой.

РЛС 59Н6М (разработка ОАО «ФНПЦ «ННИИРТ») – подвижная трехкоординатная станция средних и больших высот с фазированной антенной решеткой. Она предназначена для обнаружения, определения координат и сопровождения самолетов стратегической и тактической авиации, авиационных ракет, а также малоразмерных малоскоростных летательных аппаратов. Изготавливается в Правдинске как функционально законченное изделие.

РЛС 1РЛ123 (разработка ОАО «ВНИИРТ») – радиолокационная станция-командный пункт. Служит для обнаружения, определения трех пространственных координат воздушных целей. Предприятие осуществляет серийное изготовление и поставку изделия в целом.

РЛС 12Ж6 (разработка ОАО «НПК «НИИДАР») – двухкоординатная загоризонтная радиолокационная станция с дальностью обнаружения целей более 3000 км. ПРЗ осуществляет серийное изготовление и поставку антенно-фидерных передающих устройств, антенно-фидерных приемных устройств, аппаратных контейнеров с приемной и передающей аппаратурой.

РЛС 5П27, 5П27М (разработка ОАО «ВНИИРТ») – корабельные радиолокационные станции обнаружения и целеуказания. Заводом осуществляется серийное изготовление и поставка опорно-поворотных устройств и антенно-поворотных устройств.

РЛС 1РС1-1Е – мобильная твердотельная трехкоординатная радиолокационная станция обнаружения и целеуказания с фазированной антенной решеткой. Она изготавливается на предприятии серийно; поставляются токосъемник и металлоконструкции фазированной антенной решетки.

На Правдинском радиозаводе налажен также выпуск перевозимых трансформаторных подстанций и дизельных электростанций. В течение длительного времени осуществляется изготовление, ремонт и поставка ОАО «НИТЕЛ» антенных устройств АНП-1 и АНП-2 для радиолокационной станции 5Н84А. По кооперированным поставкам для Муромского завода радиоизмерительных приборов предприятие изготавливает несущие рамы, приводы вращения, токосъемные вращающиеся переходы для РЛС 64Л6М. Для нового поколения РЛС системы предупреждения о ракетном нападении типа «Воронеж» изготовлены несущая конструкция антенной системы и контейнер для размещения аппаратуры.

На Правдинском радиозаводе производится выпуск малыми сериями гражданских радиорелейных станций «Радиус-ДС», «Радиус-15М», «Стрела-0,45», антенных систем диаметром от 0,6 до 1,2 м, стержневых заземлителей для передвижных электроустановок, быстродействующих предохранителей ППТА для мощных электроустановок с рабочим током до 600 ампер и напряжением до 1200 вольт, осветительные комплексы ОК-1 для нужд МЧС.

Трехкоординатная твердотельная РЛС боевого режима «Гамма-ДЕ».

Трехкоординатная мобильная РЛС «Гамма-С».

О текущем состоянии

Несмотря на финансовые и производственные трудности, преодоление которых требует решений на государственном уровне, сегодня Правдинский радиозавод имеет долгосрочные заказы от Министерства обороны РФ и выполняет работы по экспортным контрактам на поставку РЛС «Противник-ГЕ». Сегодня производственный комплекс предприятия позволяет осуществлять весь цикл изготовления, ремонта и модернизации изделий.

В последние годы большое внимание уделяется техническому перевооружению завода. Идет ремонт корпусов, обновляются коммуникации, восстанавливаются законсервированные в прошлые годы производственные площади, создаются новые участки, цеха. Активно идет набор квалифицированных кадров, а также учеников рабочих профессий, которые обучаются на предприятии. Руководство Правдинского радиозавода надеется на преодоление «кадрового голода» – одного из порождений разрушительных «реформ».

По итогам работы в 2013 г. коллективу предприятия, как одному из успешных, вручен Почетный штандарт губернатора Нижегородской области. ¦

День военного автомобилиста в Бронницах

На трассе автомобиль специального назначения АСН 233115 "Тигр-М" СпН

Урал-43206 дорог не выбирает

Фото С. Суворова.

1. Высокая опорная проходимость всегда была отличительной чертой автомобилей "Урал".

2. любители "ретро" могли увидеть одну из первых отечественных "летучек" – машину технического обслуживания.

3. Знаменитый "Захар" – "Урал-ЗиС".

4. Защищенный автомобиль "Федерал-М", выполненный на шасси "Урал-4320".

5. Новый штурмовой автомобиль, созданный конструкторами предприятия "Спецтехника".

1. "Тигры-М" для "вежливых людей", оснащенные боевыми модулями разработки компании "Оружейные мастерские".

2. Новая совместная разработка конструкторов АМЗ, ВИЦ и "Буревестник"- модернизация БТР-82А. На машину установлен новый дистанционно управляемый боевой модуль.

3. Грязь и бездорожье для "Тигра-М" – привычная "среда обитания".

4. Прекрасно выступили на демонстрационных заездах автомобили "Волат" производства минского МЗКТ.

5. В последнее время производители все больше внимания уделяют сопровождению жизненного цикла машин. Автозавод "Урал" продемонстрировал, как это надо делать.

Виктор Сергеев

"Урал-ВВ" От локального бронирования к полноценному защищенному автомобилю

В настоящее время завершаются предварительные испытания опытного образца защищенного автомобиля с однообъемным корпусом «Урал-ВВ». Он разработан в инициативном порядке в соответствии с техническим заданием, утвержденным Главнокомандующим внутренними войсками МВД России. В ближайшее время«Урал-ВВ»выйдет на государственные испытания.

Специфика выполнения служебно-боевых задач подразделениями внутренних войск МВД в последние годы предполагает частые переброски личного состава, военных и других грузов в условиях угрозы нападения на колонны незаконных бандформирований, передвижения по участкам дорог, на которых могут быть установлены минно-взрывные заграждения или отдельные взрывные устройства. В этих случаях использование многоцелевых армейских автомобилей сопряжено с высоким риском для жизни военнослужащих и потери перевозимого груза, что порой равнозначно невыполнению боевой задачи. Применение для решения таких задач боевых машин пехоты или бронетранспортеров, особенно в условиях мирного времени, имеет ряд ограничений, связанных с обеспечением сопровождения этих машин при движении по дорогам общего пользования, возможным раздражением местного населения и т.д., что снижает оперативность действий частей и подразделений.

Автомобиль Урал-4320 с локальным бронированием кабины.

Как показал опыт военных конфликтов и контртеррористических операций, решение указанных выше задач наиболее эффективно осуществляется с использованием защищенных армейских многоцелевых автомобилей. Они имеют высокую мобильность и могут передвигаться с необходимым уровнем защиты как по дорогам общего пользования, так и по пересеченной местности. При этом высокая проходимость имеет важное значение, поскольку выбор маршрутов движения колонн, не привязанных к дорогам общего пользования, снижает риск попадания машин в засады или подрыва на взрывном устройстве, которые обычно устраиваются на таких дорогах.

Военная автомобильная техника с маркой «Урал» уже на протяжении многих десятилетий занимает лидирующие позиции по проходимости и надежности в армиях многих государств. Поэтому создание защищенного автомобиля на базе отработанного шасси стало обоснованным и оправданным решением. На протяжении последнего десятилетия был выполнен ряд научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, позволивших обеспечить существенное повышение уровня защищенности образцов военной автомобильной техники от поражения огнем основных видов стрелкового оружия и при подрывах на минах и фугасах.

Шаг за шагом вырабатывались оптимальные методы защиты жизненно важных систем автомобиля и перевозимых в нем личного состава и груза. На начальном этапе, с целью сокращения сроков дооборудования машин броневой защитой, была разработана конструкция навесного бронирования автомобилей Урал-4320. Бронеэкраны крепились болтовым соединением на наружных поверхностях кабины. Такая схема бронирования менее трудоемка, однако недостаточная несущая способность конструкции кабины приводила к провисанию дверей, а иногда и к их отрыву. Сложная форма наружных поверхностей кабины не позволяла обеспечить высокий уровень защиты экипажей, который не превышал 3-го класса по ГОСТ Р 50963-96 или 1 уровня по стандарту STANAG 4569.

Более эффективной стала схема, при которой бронеэкраны устанавливались внутри кабины. В соответствии с ней производилась разборка кабины, дорабатывались каркас, петли дверей, проемы окон, крепление кабины и т.д. Конструкция кабины значительно усилилась, но при этом сохранился внешний облик серийного автомобиля, что зачастую сбивало с толку и лишало противника, атакующего такие машины из засад, фактора внезапности. Встроенная локальная броневая защита обеспечивала 5-й класс защиты в соответствии с требованиями ГОСТ Р 50963-96 (2-й уровень по STANAG 4569). Параллельно с изучением схем и методов защиты кабины автомобилей велись работы по созданию специальных бронированных кабин, корпусов и функциональных модулей.

Испытания на воздействие пуль основных видов стрелкового оружия и осколков снарядов, а также опыт боевого использования автомобилей с локальной броневой защитой, позволили определить уровень их защиты и выявить слабые места конструкции. Пробития материала основного бронирования (стальной брони и бронестекол) выявлено не было, но основными проблемами локального бронирования являлись трудности обеспечения защиты по периметру проемов окон, дверей и люков, в местах стыков бронеэкранов, а также в местах прокладки трубопроводов и электропроводки.

Автомобиль "Урал-4320" со скрытым бронированием.

Автомобиль Урал-4320Б с бронекабиной.

Бронированные автомобили «Урал» семейства «Медведь».

Следующим этапом стало создание цельносварных бронированных кабин. В ходе отработки данного направления были предложены бронированные кабины для автомобилей Урал-432009-31 и Урал-532303. Они выполнены по 5 классу защиты в соответствии с требованиями ГОСТ Р 50963-96 (2-й уровень по STANAG 4569). Они выдержали испытания при обстреле из винтовки СВД бронебойными пулями Б-32 с дистанции 300 м и при обстреле из автомата АКМ пулями ПС с ТУС (термоупрочненным сердечником) калибра 7,62 мм с дистанции 5 м. Защиту стыков дверей, верхнего люка, отверстия для воздуховода кондиционера обеспечили за счет установки барбетов (защитных планок стыков).

При использовании цельносварных бронированных кабин снаряженная масса автомобиля увеличивается меньше, чем при внедрении схемы локального бронирования кабины, так как в последнем случае несущей системой является сама серийная кабина, в конструкцию которой дополнительно вводятся элементы усиления и устанавливаются защитные бронеэкраны. Бронированная кабина, как цельносварная стальная оболочка, является одновременно и несущей, и защитной конструкцией, поэтому для достижения одинакового уровня защиты, с точки зрения показателей массы, предпочтительнее применение цельносварной бронированной кабины.

Существенными недостатками локального бронирования являются также невозможность забронировать всю площадь кабины, наличие большого количества слабых мест в стыках элементов защиты, большая трудоемкость и сложность работы по дооборудованию серийной кабины. При этом необходимо учитывать, что основным ограничением повышения уровня защиты автомобилей с различными вариантами бронирования является недопустимое увеличение нагрузки на переднюю ось, оказывающее существенное влияние на обеспечение проходимости. На машинах бескапотной компоновки такое увеличение массы становится критическим еще и с точки зрения эксплуатационной надежности, управляемости и тормозных свойств.

Основываясь на опыте, полученном при разработке различных схем бронирования автомобилей, результатах испытаний и боевого использования, конструкторы Автозавода «Урал» совместно со специалистами НИИ Стали в период 2007-2010 гг. по заказу МО РФ провели работы по созданию унифицированного семейства бронированных автомобилей многоцелевого назначения на базе армейских многоцелевых автомобилей «Урал» с обеспечением уровня защиты по 6а классу по ГОСТ Р 50963-96 (3 уровень по STANAG 4569). Данная ОКР получила условное наименование «Медведь».

В рамках этой работы были созданы опытные образцы бронированных автомобилей многоцелевого назначения:

– Урал-43206-0010 с колесной формулой 4x4 с бронированной кабиной;

– Урал-4320-0010-31 с колесной формулой 6x6 с бронированной кабиной и бронированным функциональным модулем на грузовой платформе;

– Урал-532341-1010 с колесной формулой 8x8 с бронированной кабиной и бронированным функциональным модулем на раме.

На автомобилях семейства «Медведь» использовалась каркасно-панельная конструкция бронированных кабин. Основные защитные панели были изготовлены из листов броневой стали с возможностью замены броневой стали керамической композитной броней, установленной на подложке из алюминиевого сплава. Остекление кабины выполнялось из пулестойкого стекла, обеспечивающего защиту по 6а классу ГОСТ Р 50963-96 (3 уровень по STANAG 4569). В ходе испытаний на противопульную стойкость впервые удалось добиться полного отсутствия пробитий по контуру дверей и стыкам панелей. Испытания на противоминную стойкость показали удовлетворительную защищенность экипажа при подрыве заряда под колесом массой до 1 кг в тротиловом эквиваленте. Дальнейший комплекс испытаний автомобилей «Медведь» на противоминную стойкость продемонстрировал потенциальную возможность повышения стойкости их конструкции к фугасному воздействию подрыва заряда массой 6-8 кг в тротиловом эквиваленте.

Первый опытный образец защищенного автомобиля "Урал-ВВ"

Общий вид бронированного автомобиля «Урал-ВВ».

В 2013 г. в соответствии с техническим заданием Главного командования внутренних войск МВД России на базе армейского автомобиля Урал-4320-70 был создан бронированный автомобиль с однообъемным корпусом, получивший обозначение «Урал-ВВ». Машина разрабатывалась под руководством главного конструктора ОАО «Автозавод «УРАЛ» О.Р. Якупова и главного конструктора по специальным проектам В.В. Дмитриева.

Бронированный автомобиль «Урал-ВВ» используется в качестве транспортного средства подразделениями внутренних войск МВД России для перевозки личного состава или грузов, защиты экипажа и груза от огнестрельного оружия и поражающих факторов взрывных устройств. Машина изготовлена на базе шасси серийного автомобиля Урал-4320-70, что позволяет повысить унификацию и снизить себестоимость используемых в частях и соединениях запасных частей и эксплуатационных материалов, упростить и сократить время на подготовку водителей.

Одной из главных особенностей нового защищенного автомобиля «Урал-ВВ» является то, что в его конструкции не применяются импортные комплектующие. В условиях, когда некоторые страны пытаются путем введения экономических санкций заставить мировое сообщество придерживаться политических взглядов, соответствующих их мировоззрению, отказ от использования импортных комплектующих может сыграть решающую роль в обеспечении поставок машин заказчикам в установленные сроки.

Еще одним преимуществом бронеавтомобиля «Урал-ВВ» является возможность его эксплуатации на дорогах общего пользования без каких-либо ограничений. От базового Урал-4320-70 бронированный автомобиль «Урал-ВВ» унаследовал его непревзойденную проходимость по бездорожью. Высокая подвижность обеспечена мощным дизельным 6-цилиндровым V-образным двигателем ЯМЗ-6565 или рядным ЯМЗ-536. Каждый из них способен развить максимальную мощность 270 л.с.

Принудительная блокировка межосевого и межколесных дифференциалов обеспечивает машине высокую проходимость. «Урал-ВВ» уверенно передвигается как по снегу глубиной до 1 м, так и по песчано-пустынной местности, преодолевает водные преграды в брод или затопленные участки местности глубиной до 1,9 м, горные перевалы высотой 3000 м, крутые подъемы, спуски и косогоры. Это позволяет ему обходить опасные участки дорог, на которых возможны засады или установка минно-взрывных заграждений. Если столкновения с противником избежать не удастся, то бронированный корпус способен защитить экипаж, перевозимый личный состав или груз от огня из основных видов стрелкового оружия, а также от подрыва на различных взрывных устройствах. Фронтальная проекция машины и все остекление создают защиту по 6а классу по ГОСТ Р 50963-96 (3-й уровень по STANAG 4569), т.е. удержат попадания бронебойных пуль Б-32, выпущенных из винтовки СВД с любого, даже самого незначительного расстояния. Остальные проекции корпуса и крыша обеспечивают защиту по 5 классу по ГОСТ Р 50963-96 (2-й уровень по STANAG 4569), т.е. выдержат попадания 7,62-мм пуль с термоупрочненным бронебойным сердечником, выпущенных из автомата АКМ с любого расстояния.

Салон автомобиля «Урал-ВВ» оборудован антитравматическими сиденьями.

Для удобства выхода десанта в корме имеется распашная дверь с откидным трапом.

Оборудование кабины бронеавтомобиля «Урал-ВВ».

«Урал-ВВ» на выставке «Комплексная безопасность 2014» в Москве.

При разработке однообъемного бронированного корпуса отрабатывалось несколько вариантов его конструкции. В конечном итоге, после многочисленных испытаний и исходя из опыта выполнения предыдущих ОКР, выбор был сделан в пользу цельносварной конструкции бронекорпуса, при которой эксплуатационные нагрузки воспринимает не только каркас, но и сами бронелисты. При этом масса корпуса не превышает допустимые нормы.

Конструкция корпуса отвечает требованиям, предъявляемым к эргономическому размещению экипажа, обеспечению защиты, выдерживанию транспортного габарита и распределению веса по осям машины. Корпус выполнен по модульной схеме, позволяющей сделать процесс производства, сборки и обслуживания более технологичным. Передний модуль представляет собой отделение управления (кабину) и стыкуется с модулем размещения личного состава по специальному усиленному фланцу. Снаружи стык закрывается защитными накладками.

Изнутри бронированный корпус покрыт антиосколочной защитой (АОЗ), представляющей собой пакеты специальных материалов на основе отечественных арамидных тканей. Надо отметить, что отечественные защитные материалы имеют меньшую массу и лучшие защитные свойства в стандартном защитном пакете по сравнению с импортными. Помимо этого, АОЗ играет роль термо- и шумоизоляции, а также придает более эстетический вид интерьеру машины.

Высокая противоминная стойкость обеспечена специальной формой днища бронекорпуса, высоким его расположением над уровнем земли и установкой специальных антитравматических кресел с ремнями безопасности.

«Урал-ВВ” способен перевозить 17 полностью экипированных бойцов, включая водителя, или до 3 т груза. Для посадки и высадки экипажа и десанта в бронированном корпусе оборудованы четыре двери: две по бортам кабины для водителя и старшего машины, еще одна дверь с правого борта модуля размещения личного состава и кормовая распашная дверь со съемной центральной балкой. Под кормовой дверью имеется трап, откидывающийся при помощи пневмосистемы или вручную.

Для ведения огня из индивидуального оружия экипажа и десанта во всех бронестеклах сделаны закрывающиеся амбразуры: одна в лобовом стекле справа со стороны старшего машины, пять по правому борту, четыре по левому борту и две в окнах распашной двери в корме. В крыше имеются шесть люков, закрывающихся бронированными крышками. Люки могут использоваться для ведения огня из индивидуального оружия или как запасные выходы. По желанию заказчика на крыше корпуса может монтироваться дистанционно управляемый боевой модуль с вооружением или оборудоваться вращающийся погон с открывающимся широким люком. На погоне допускается установка крупнокалиберного пулемета или автоматического гранатомета.

Образец защищенного автомобиля «Урал-ВВ» из опытной партии.

проходимость у «Урала-ВВ» осталась традиционно высокой для автомобилей «Урал»

Основные технические характеристики бронированного автомобиля «Урал-ВВ»
Характеристика Показатель
Колесная формула 6x6
Полная масса, кг 18500
Масса буксируемого прицепа, кг 11500
Максимальная скорость, км/ч 90
Тип и марка двигателя Турбодизель ЯМЗ-6565 или ЯМЭ-536
Мощность двигателя, кВт (л.с.) 198(270)
Трансмиссия Механическая 5-ступенчатая КПП. 2-ступенчатая раздаточная коробка, при­нудительная блокировка межосевого и межколесных дифференциалов
Количество посадочных мест (включая водителя) 17
Запас хода по контрольному расходу топлива, км 1100
Дорожный просвет, мм 400
Преодолеваемый подьем. % 60
Габаритные размеры (ДхШхВ), мм 8500x2550x3100

«Урал-ВВ» имеет высокие эксплуатационные характеристики. Он рассчитан на эксплуатацию в районах с умеренным климатом при безгаражном хранении, при температурах окружающего воздуха от -45'С до +45'С (предельные эксплуатационные температуры – от -50 до +50'С), относительной влажности до 98% при температуре окружающего воздуха +25‘С, запыленности воздуха не более 1,5 г/м² , скорости ветра до 20 м/с, в районах, на абсолютных высотах над уровнем моря до 2500 м с возможностью преодоления отдельных перевалов высотой до 3000 м. С целью снижения утомляемости экипажа и создания комфортных условий личному составу при работе в жарких климатических условиях машина оборудована системой кондиционирования воздуха в салоне.

По мнению экспертов, бронированный автомобиль «Урал-ВВ» в перспективе станет основой для целого семейства высокоунифицированных тактических защищенных автомобилей с различными колесными формулами во всех силовых структурах. Большой полезный забронированный объем машины обеспечивает монтаж различного оборудования, аппаратуры, средств связи и систем вооружения. ¦

Р. Г. Данилов

Электроход

7 июля 2014 г. исполняется 60 лет со дня основания Специального конструкторского бюро на Заводе им. И. А. Лихачева. За эти годы в СКВ (ОГК СТ) ЗИЛ было создано более 80 оригинальных образцов специальной автомобильной и вездеходной техники, в том числе первые в мире вездеход и автомобиль с гидрообъемной трансмиссией («ТиВ» № 10,12/2011г.), первые в стране автомобили с электромеханической трансмиссией с моторколесами. Об одной из этих машин и пойдет речь в статье.

Начало истории

15 июля 1963 г. вышло постановление Совета Министров СССР №801-274 о создании автомобиля с электрической трансмиссией. Работая по военной тематике, СКБ ЗИЛ накопило опыт проектирования машин с электрической трансмиссией (вертолетная пусковая установка 9П116) и тесно сотрудничало с Московским агрегатным заводом им. Ф.Э. Дзержинского – производителем электрических авиационных агрегатов.

Перед СКБ ЗИЛ поставили задачу собрать и испытать автомобиль с электрической трансмиссией, получивший обозначение ЗИЛ-135Э и неофициальное название «Электроход». Завод им. Ф.Э. Дзержинского должен был разработать схему электрической трансмиссии и изготовить электрические агрегаты для него.

12 августа 1963 г. главный конструктор Виталий Андреевич Грачев провел совещание, посвященное разработке тактико-технических требований к новой машине. Ведущим конструктором изделия назначили А.И. Филиппова, ведущим испытателем – И.И. Сальникова, кураторство проекта возложили на заместителя главного конструктора по испытаниям В.Б. Лаврентьева. 15 сентября тактико-технические требования были отправлены на завод им. Ф.Э. Дзержинского и в ЦАВТУ. От завода им. Ф.Э. Дзержинского (главный конструктор – А.Ф. Федосеев) ведущим конструктором по электрической трансмиссии автомобиля ЗИЛ-135Э стал В.Д. Жарков.

В работе над этим проектом участвовали от СКБ ЗИЛ конструкторы В.А. Грачев, А.И. Филиппов, С.Ф. Румянцев, В.В. Шестопалов, Е.И. Прочко, А.А. Горбачев, испытатели В.Б. Лаврентьев, И.И. Сальников, И.М. Артемов, В.Я. Воронин, М.С. Лапин, В.И. Замотаев, Г.С. Заблудовский; водители-испытатели Э.А. Лежнев, А.И. Пятых, М. Нехороший, механики П. Рыженков, П. Галкин, военпреды А.Г Мунтян и А.Д. Безгин.

21 марта 1964 г. был заключен договор №169 между ЦАВТУ МО и Заводом им. И.А. Лихачева на проектирование автомобиля ЗИЛ-135Э, а в июне на ЗИЛ пришло письмо Министерства обороны с согласием на финансирование всех работ в полном объеме.

Вертолетная пусковая установка 9П116 с электрической трансмиссией, 1962 г.

Макетный образец электрохода ЗИЛ-157Э, 1964 г.

Схему электротрансмиссии сначала решили опробовать на макетном образце машины, собранном на базе серийного ЗИЛ-157. 25 июня началась сборка электрохода, получившего неофициальное название ЗИЛ-157Э. Для этого с базового автомобиля демонтировали карданные валы, раздаточную коробку, балансирную подвеску и задние ведущие мосты, вместо которых на раме жестко закрепили четыре мотор-колеса от установки 9П116 с продольным размещением тяговых двигателей ДТ-22. В закрытом кузове-фургоне находился двигатель ЗИЛ-375 с генератором ГЭТ-120. Между кузовом и кабиной (на месте запасного колеса) помещался топливный бак и аккумуляторные батареи. 20 июля ЗИЛ-157Э отправили на испытания в Чулково.

По результатам испытаний 24 ноября 1964 г. состоялось совместное совещание специалистов СКБ ЗИЛ и Московского агрегатного завода им. Ф.Э. Дзержинского по вопросам совершенствования будущей машины и устранения выявленных дефектов. 28 января 1965 г. И.И. Сальников и А.И. Филиппов докладывали главным конструкторам В.А. Грачеву и А.Ф. Федосееву о результатах зимних испытаний макетного образца электрохода.

Вентилятор и воздухопровод, выполненный из стеклопластика.

Разрез мотор-колеса ЗИЛ-135Э и его кинематическая схема.

Жесткая подвеска управляемых колес ЗИЛ-135Э.

Торсионная подвеска управляемых колес, внедренная на ЗИЛ- 135Э летом 1966 г.

Краткое описание конструкции ЗИЛ-135Э

За основу новой машины взяли шасси автомобиля ЗИЛ-135К, которое перекомпоновали с целью размещения приборов и агрегатов электрической трансмиссии. Два двигателя, спаренные с генераторами ГЭТ-120, находились под кабиной в моторном отсеке (там же, где стояли двигатели на ЗИЛ-135К). Управляемые и неуправляемые мотор-колеса жестко крепились к раме. Для нагружения автомобиля в процессе испытаний его оснастили бортовой платформой с тентом. НаЗИЛ-135Э, как и на ЗИЛ-135К, установили электрогидравлические домкраты, что выдавало его военное предназначение: на ЗИЛ-135К они служили для фиксации машины при запуске крылатой ракеты.

Для сохранения живучести автомобиля при выходе из строя одного или нескольких элементов трансмиссии на нем смонтировали две автономные дизель-генераторные установки. Каждая из них состояла из карбюраторного двигателя ЗИЛ-375, силового трехобмоточного генератора постоянного тока ГЭТ-120 и генератора-возбудителя ГС-12ДТП. Такая силовая установка обеспечивала питание четырех тяговых электродвигателей постоянного тока смешанного возбуждения ДТ-22, соединенных по параллельной схеме и расположенных по одному борту автомобиля. То есть, каждый из генераторов запитывал электродвигатели, передающие крутящий момент колесам своего борта.

Электродвигатели располагались в мотор-колесах. Опыт показал, что продольное размещение электродвигателей в мотор-колесе приводит к необходимости установки ступицы колеса на подшипники с внутренним диаметром не менее 340 мм и применения сальников большого диаметра. Кроме того, такая компоновка затрудняла подвод воздуха через редуктор мотор-колеса и создавала сложности при проектировании герметизированной системы охлаждения электродвигателей управляемых мотор-колес. По этой причине были разработаны мотор-колеса с поперечным расположением электродвигателя. Компоновку мотор- колеса выполнил В.В. Шестопалов.

Колесо состояло из пневматической шины, стеклопластикового диска, электродвигателя ДТ-22 и редуктора. Редуктор мотор-колеса – двухскоростной, с планетарным механизмом, цилиндрической вальной передачей и конической передачей. Корпус редуктора изготовили из алюминиевого сплава АЛ-4. В корпус была запрессована и прикреплена болтами стальная ось колеса. Ступица колеса через шлицевое соединение была связана с ведомой конической шестерней, которая устанавливалась на оси колеса на двух конических и одном роликовом подшипниках.

Двухрядный планетарный механизм, расположенный на входе в редуктор и управляемый с помощью двух тормозных лент с металлокерамическими накладками, обеспечивал включение передач и стояночного тормоза. Для уменьшения осевых габаритов планетарные ряды конструктивно вписали один в другой.

Габариты разработанного мотор-колеса не позволяли использовать серийные автомобильные шины требуемой размерности и грузоподъемности. Первоначально на ЗИЛ-135Э установили тракторные шины 15.00-30 мод. Я-175А, а колеса выполнили из стеклопластика. В дальнейшем были разработаны специальные шины 1550x450-840 мод. В-170, для которых изготовили новые стеклопластиковые диски размером 330-540.

Особое внимание уделялось системе охлаждения электроагрегатов, в которую входили вентиляторы, воздухопроводы и гибкие шланги. На машине испытали вентиляторы двух видов – центробежные вентиляторы Ц9-55 и кориолисовый вентилятор-пылеотделитель КП-2-320.

Пневмогидравлическая система управления ленточными тормозами обеспечивала включение первой или второй передачи редукторов мотор-колес, а также служила для экстренной остановки автомобиля (при одновременном включении обеих передач). С целью повышения надежности действия тормозов приняли потележечную схему управления ленточными тормозами редукторов мотор-колес.

Движение ЗИЛ-135Э (вверху) и ЗИЛ-135ЛН по снежной целине.

Движение на спуске 20°.

Движение по болоту.

Первые испытания

Сборка планетарных редукторов электрохода на механическом участке СКБ ЗИЛ началась 6 октября 1965 г. 23 октября на раму установили все мотор-колеса и начали монтаж крыльев. 29 октября ЗИЛ-135Э совершил первый пробег по территории завода.

18 ноября в СКБ ЗИЛ состоялся технический совет с участием представителей ЦАВТУ и агрегатного завода им. Ф.Э. Дзержинского, на котором демонстрировался новый автомобиль, а также обсуждались вопросы создания и применения электрической трансмиссии с мотор- колесами.

23 ноября ЗИЛ-135Э отправили в Бронницы на полигон НИИ-21 для проведения обкаточных испытаний. 27 ноября, преодолев 212 км, он вернулся в Москву.

Зимние испытания в декабре ЗИЛ-135Э проходил вместе с автомобилем ЗИЛ-135ЛН, оснащенным гидромеханической трансмиссией. Способность машин преодолевать снежную целину определялась на ровном горизонтальном участке поля с примерно равной глубиной крупнозернистого снега 400-450 мм. Оба автомобиля испытывались на шинах 15.00-30 при внутреннем давлении 1 атм. «Электроход» развил скорость 17,6 км/ч, а ЗИЛ-135ЛН – 16 км/ч. Несколько большая скорость ЗИЛ-135Э была достигнута благодаря электрической трансмиссии, позволяющей полнее использовать мощность установленных двигателей внутреннего сгорания (ДВС).

Автомобили уверенно преодолели подъем в 10-12' с глубиной снежного покрова 400-500 мм и снежную целину глубиной 800 мм. При движении «Электрохода» по глубокому снегу на пересеченной местности были отмечены несколько случаев срабатывания плавких предохранителей в силовой цепи тяговых электродвигателей при резком перераспределении нагрузки между мотор-колесами.

Летом 1966 г. ЗИЛ-135Э доработали. Управляемые передние и задние колеса получили независимую торсионную подвеску. Машину оснастили широкопрофильными шинами 1550x450-840, позволившими поднять ее грузоподъемность до 11,5 т. Полная масса ЗИЛ-135Э достигла 24 т.

В сентябре-октябре 1966 г. ЗИЛ-135Э проходил испытания на проверку температурных режимов электроагрегатов в различных условиях. При движении по асфальтированному шоссе и проселочной дороге максимальная температура на щетках электромашин не превысила: генератора ГЭТ-120 – +100'С, электромоторов ДТ-22 – +90°С. Система охлаждения обеспечивала нормальную работу электромашин с максимальными нагрузками. Нагрузки по току для генераторов и электромоторов при работе в длительном режиме на всех видах дорог и местности (в том числе на болоте) находились ниже длительно допустимой силы тока 250 А.

На затяжном подъеме в 9-10° со средней скоростью 11,2 км/ч максимальная средняя сила тока электродвигателя мотор-колес не превысила 236 А. При движении машины на коротком подъеме в 26° со скоростью 24 км/ч установившийся ток двигателя ДТ-22 находился в допустимых пределах (400 А).

Летом 1967 г. ЗИЛ-135Э полной массой 24 т проходил нагрузочные испытания на булыжном и щебеночном участках комплексно-испытательной трассы НИИ-21, а также на болотистой и песчаной местности в районе д. Чулково. Для сравнения в испытаниях также принимал участие ЗИЛ-135ЛН.

Максимальную скорость 80 км/ч автомобиль ЗИЛ-135Э развил с нагрузкой 2,5 т на колесо на шинах 1550x450-840. С нагрузкой 3 т на колесо скорость составила 65 км/ч, на шинах 15.00-30 с нагрузкой 2,5 т на колесо – 69 км/ч. ЗИЛ-135ЛН с нагрузкой 2,5 т на колесо на шинах 15.00-30 достиг скорости 67,3 км/ч, на шинах 16.00-20 – 64 км/ч. Минимально устойчивая скорость движения на шинах 15.00-30 у ЗИЛ-135Э равнялась 0,4 км/ч, у ЗИЛ-135ЛН – 0,9 км/ч.

На тяжелых участках разбитой грунтовой трассы с глубиной грязи до твердого основания 500 мм оба автомобиля не теряли подвижности и свободно преодолели подъем 28°, причем с одинаковой скоростью – 2,88 км/ч. При движении ЗИЛ-135Э на спуске с уклоном 20' была получена устойчивая скорость спуска 10 км/ч с использованием только электродинамического торможения.

Преодоление брода проходило в водоеме с переменным твердым дном. «Электроход» без предварительной подготовки преодолел брод глубиной 800 мм.

При движении автомобиля по болотистому торфяному грунту с глубиной до плотного основания 600 мм была зафиксирована равномерная скорость 6-8 км/ч.

ЗИЛ-135Э преодолевал 1,5-2-м кюветы под прямым углом и углом 45°. Существенного увеличения скорости вращения вывесившихся колес не обнаружили. Перегрузочная способность электродвигателей мотор- колес при включенной 1 -й передаче планетарного ряда редукторов мотор-колес была достаточной для уверенного преодоления этого препятствия.

Преодоление подъема 28°.

Преодоление кювета под углом 45°

В экстремальных условиях

Испытания в пустынной местности ЗИЛ-135Э и ЗИЛ-135ЛН состоялись в 1968 г. в районе г. Термеза при температуре окружающего воздуха +35 – +45°С. Автомобили испытывались на закрепленных песках, в барханах и в холмистой местности с наносными песками.

Движение по дорогам в зоне закрепленных песков мало чем отличалось от условий движения по грунтовым дорогам, за исключением более напряженного теплового режима работы карбюраторных двигателей и агрегатов электротрансмиссии. Температура воды в системе охлаждения двигателей ЗИЛ-375 составляла 100-110'С. Средняя скорость автомобилей по грунтовым дорогам в зоне закрепленных песков равнялась 38 км/ч.

Испытания на сыпучем песке проводились по танковой трассе, проходившей через барханы «Пески каттакум». ЗИЛ-135Э двигался на 1-й передаче в редукторах мотор- колес. На ЗИЛ-135ЛН эпизодически включался демультипликатор. Средняя скорость обеих машин составила 5 км/ч, которая ограничивалась частыми вывешиваниями и кратковременными остановками на гребнях барханов.

Снижение оборотов двигателей при остановках способствовало образованию паровых пробок. Из-за этого ЗИЛ-135ЛН без применения дополнительного подкачивающего электрического топливного насоса ехать не мог, а на ЗИЛ- 135Э при непрерывном движении подкачивающим насосом практически не пользовались. Это объяснялось «непрозрачностью» электротрансмиссии, т.е. независимо от сопротивления движению автомобиля и уменьшения подаваемого в ДВС топлива вследствие образования пробок двигатель-генераторная установка автоматически стремилась сохранить обороты двигателей на уровне, определяемом настройкой регулятора. Включение подкачивающего насоса на ЗИЛ-135Э требовалось только после остановок. Образование пробок наиболее интенсивно происходило при сильно разогретом неработающем двигателе.

Испытания в пустынной местности показали, что одним из необходимых условий нормальной эксплуатации автомобилей является установка подкачивающего топливного насоса. Причем забор топлива должен был производиться со дна бензобака, без каких-либо колен бензопровода между бензобаком и дополнительным подкачивающим насосом.

Сравнительные испытания автомобилей осуществлялись также на наносном песке по кольцевой трассе периметром 1 км, расположенной на склоне холма с уклоном 5-7° Средняя скорость движения определялась по времени прохождения восьми кругов. Оба автомобиля показали среднюю скорость 19,4 км/ч.

При преодолении песчаных подъемов различной крутизны несколько лучшую проходимость показал ЗИЛ-135ЛН. Предельный подъем для ЗИЛ-135Э составил 18°, а для ЗИЛ-135ЛН – 20° Это являлось следствием большей склонности к пробуксовке стеклопластиковых колес ЗИЛ-135Э, чем металлических колес ЗИЛ-135ЛН.

При движении по пыльным дорогам попутно определялось влияние предварительной очистки вентилятором-пылеотделителем воздуха, поступающего в воздушные фильтры ДВС. В правый двигатель ЗИЛ-135Э подавался уже очищенный воздух из системы охлаждения электрических машин. В левый двигатель воздух поступал по воздухопроводу кабины. Забор воздуха в этом случае осуществлялся на высоте 3 м от дороги. Анализ проб масла из воздушных фильтров показал, что предварительная очистка воздуха снижает интенсивность загрязнения масла в фильтре в 2 раза, т.е. замена масла могла осуществляться реже.

Эти испытания продемонстрировали преимущество электротрансмиссии по сравнению с гидромеханической трансмиссией по объему технического обслуживания. На пыльных дорогах на ЗИЛ-135ЛН через каждые 500 км пробега требовалось смазывать карданы, но даже при этом две их крестовины вышли из строя. Мотор-колеса и агрегаты электротрансмиссии технического обслуживания не требовали и функционировали весь период нормально. Общий пробег автомобилей в пустынной местности составил 1300 км.

В сентябре 1968 г. прошли испытания в предгорьях Памира в районе г. Душанбе (высота 740 м над уровнем моря), на Анзобском (3379 м) и Чермизанском (1510 м) перевалах.

В начале движения к Анзобскому перевалу разницы в средних скоростях ЗИЛ-135Э и ЗИЛ-135ЛН не наблюдалось. Но начиная с высоты 1400-1500 м над уровнем моря ЗИЛ-135ЛН стал заметно отставать. Масло в гидромеханических коробках передач при движении на 3-й передаче быстро перегревалось, и водитель был вынужден останавливать автомобиль.

В горах на различных высотах производились замеры мощности двигателей ЗИЛ-375. Они выполнялись при подсоединении двигатель-генераторной установки к блоку тормозных сопротивлений. По значениям силы тока и напряжения генератора определялась полезная мощность двигателя ЗИЛ-375. Выяснилось, что на высоте 1900 м над уровнем моря его мощность снижалась на 20%. При работе гидромеханической передачи в этих условиях динамический фактор, соответствующий переходу с 3-й на 2-ю передачу, снижался также на 20%. Если на равнинной местности момент перехода составлял 0,078 и 0,06, то на высоте 1900 м эти значения снижались до 0,06 и 0,048. Кроме того, уклон дороги при движении к Анзобскому перевалу колебался в пределах 2-4%. Все эти факторы привели к неудовлетворительной работе гидромеханической коробки передач.

При заезде на Анзобский перевал средняя скорость ЗИЛ-135Э равнялась 16,5 км/ч. Средний подъем перевального участка достигал 6,7%, максимальный – 9,7%, протяженность перевального участка – 19,5 км. Средняя скорость спуска составляла 18,36 км/ч. Значительную трудность представляли разъезды с встречными машинами. Ширина проезжей части дороги иногда доходила до 3 м. При спуске на переходах с одного серпантина на другой радиус перехода в отдельных местах доходил до 13-14 м. Замедление, которое обеспечивала система электродинамического торможения, в этом случае было недостаточным, и поэтому водителю приходилось пользоваться механическими тормозами.

Средний расход топлива при подъеме на перевал составил 375 л/100 км, при спуске – 25 л/100 км.

Испытания на Чермизанском перевале позволили проверить действие электродинамических тормозов в наиболее напряженном режиме, так как на широкой асфальтированной дороге можно было развивать большую скорость спуска (до 60 км/ч). При этом была выявлена необходимость установки тормозных сопротивлений на шасси в таком месте, где имелась возможность обдува их встречным потоком воздуха.

На длительных уклонах система электродинамического торможения приводила силовой генератор ГЭТ-120 в двигательный режим. В этом случае двигатель внутреннего сгорания работал в компрессионном режиме (при частоте вращения коленчатого вала 1700 об/мин). Таким образом, энергия торможения переходила не только в тепло на тормозных сопротивлениях, но и совершала полезную работу: питание системы коммутации и цепей возбуждения электрических машин, зарядку аккумуляторов и вращение вентиляторов-пылеотделителей системы охлаждения электрических машин.

Средние скорости подъема (30-32 км/ч) и спуска (33-34 км/ч) автомобилей на Чермизанском перевале были приблизительно равны.

Средний уклон Чермизанского перевала был 4,5%, максимальный – 8,5%. Более высокие динамические показатели при одновременных заездах ближе к верхней точке перевала (1500 м) имел ЗИЛ-135Э. Экономичность автомобиля с электротрансмиссией при движении на перевале оказалась выше на 15%. На 16-км участке подъема ЗИЛ-135Э израсходовал 39,72 л бензина, а ЗИЛ-135ЛН – 45,77 л. В конце 9-км спуска с перевала на ЗИЛ-135ЛН наблюдался перебой в работе гидравлического привода дисковых тормозов из-за образования паровых пробок в тормозной жидкости. В зоне рабочих цилиндров температура металла достигала +140°С.

Движение по закрепленным пескам.

ЗИЛ-135Э на вершине Анзобского перевала.

Противоречивый финал

Анализ выявленных дефектов электротрансмиссии отчетливо показал, что большинство из них возникло в начальный период испытаний и доводки конструкции. Наиболее серьезным и повторяющимся дефектом стал выход из строя тяговых электродвигателей ДТ-22 из-за большого интервала между ступенями регулирования независимого возбуждения тягового электродвигателя. Ступенчатое изменение силы тока в цепи независимого возбуждения, а также возможность разрыва силовой цепи контакторами под высоким напряжением приводили к перекрытию по коллектору и разрушению щеточного узла.

Для того чтобы исключить эти нежелательные процессы в схеме электрической трансмиссии, ввели плавное регулирование независимого возбуждения электродвигателей. После этого выход из строя электродвигателей прекратился. Для предотвращения аварийного разноса электродвигателей в схему управления внедрили автоматическую блокировку, делавшую невозможной работу электротрансмиссии при неисправности пневмогидравлической системы управления ленточными тормозами. После доработок ЗИЛ-135Э прошел около 8000 км (при общем пробеге 17000 км), и выхода из строя электродвигателей по указанной выше причине не было. Большую часть других поломок устранили после стендовых испытаний или в ходе пробегов.

В целом в период испытаний при решении принципиальных вопросов работоспособности электротрансмиссии выяснилось, что все элементы электропривода (как электрические, так и механические) могут быть доведены до высокой степени надежности.

Была проведена большая работа по определению себестоимости производства автомобиля ЗИЛ-135Э. Ориентировочная оптово-отпускная цена электрической трансмиссии, рассчитанная по трудозатратам, принятым при изготовлении электрических агрегатов на заводе «Динамо» и механических агрегатов трансмиссии на автозаводе им. И.А. Лихачева при серии выпуска 300 шт./г., составляла в ценах 1969 г. 22111 руб., при серии 3000 шт./г. – 17410 руб. Для сравнения: стоимость гидромеханической трансмиссии автомобиля ЗИЛ-135К, аналогичного ЗИЛ-135Э по размерам и грузоподъемности, при серии 300 шт./г. составляла 22906 руб., при серии 3000 шт./г. – 8950 руб. Таким образом, стоимость электрической трансмиссии при серии 300 шт./г. была ниже стоимости гидромеханической трансмиссии, но оказалась значительно выше стоимости изготовления механической трансмиссии.

Оптово-отпускная цена шасси ЗИЛ-135ЛМ с механической трансмиссией при серии выпуска 300 шт./г. и общей стоимости шасси 41800 руб. в ценах 1969 г. после установки на него электрической трансмиссии составила 55545 руб. Это обстоятельство, видимо, и стало основной причиной отказа от серийного производства ЗИЛ-135Э.

Тем не менее, для автомобилей большей грузоподъемности наличие электрической трансмиссии оказалось более чем целесообразным. Уже в 1968 г. на Белорусском автомобильном заводе выпустили опытный образец и начали серийное производство автомобилей-самосвалов БелАЗ-549 грузоподъемностью 75-80 т с электрической трансмиссией с мотор-колесами.

А ЗИЛ-135Э, пройдя полный объем заводских испытаний, стал ходовой лабораторией для исследования и отработки различных элементов и приборов электротрансмиссии.

До конца 1980-х гг. лаборатория ЗИЛ-135Э находилась на испытательно-доводочной базе Чулково и поддерживалась в ходовом состоянии. В этот период на шасси ЗИЛ-135Э вместо бортовой платформы установили просторный алюминиевый кузов-лабораторию. Перед продажей базы Чулково в 2003 г. «Электроход» вместе с другими хранящимися на базе автомобилями СКБ ЗИЛ передали в Музей автомобилей и экипажей в Кузьминках. В 2007 г. эти машины оказались в Государственном военно-техническом музее под Черноголовкой (село Ивановское), где «Электроход» стал украшением экспозиции автомобилей и вездеходов, созданных под руководством В.А. Грачева.

ЗИЛ-135Э в Государственном военно-техническом музее под Черноголовкой.

Вместо послесловия

С 1 июня 2014 г. в соответствии с новым штатным расписанием ОГК СТ (бывшее СКБ) ЗИЛ прекратил свое существование. До самого последнего времени специалисты ОГК СТ разрабатывали и выпускали оригинальные специальные и вездеходные автомобили. В 2013 г. были изготовлены два специальных автомобиля ЗИЛ-390615 «Охотник» и восстановлен с элементами модернизации автомобиль-амфибия ЗИЛ-49065 «Синяя птица».

Несмотря на громкие заявления о возрождении и развитии сложных технических производств, в Москве продолжают сокращать творческие коллективы, имеющие опыт и производственные возможности для изготовления уникальной техники.

Технические параметры ЗИЛ-135Э «Электроход»
  Жесткая подвеска Торсионная подвеска управляемых колес 
Колесная формула 8x8
Число мест в кабине 4
База автомобиля, мм 3000+1600+3000
Колея колес, мм 2400
Длина шасси, мм 11450
Ширина шасси, мм 2900
Высота шасси, мм 3160
Радиус поворота по внешнему переднему колесу, м 11,5
Преодолеваемый подъем 30° 30° 22°
Угол свеса передний 27°
Угол свеса задний 43°
Сухая масса автомобиля, кг 11434 11963 12563
Грузоподъемность шасси, кг 8600 8100 11500
Полная масса автомобиля, кг 20000 20000 24000
Двигатель ЗИЛ-375Я (2 шт.)
Тип двигателя Бензиновый, карбюраторный
Номинальная мощность, л.с./кВт 2x180/2x132
Частота вращения при номинальной мощности, мин-1 3200
Максимальный крутящий момент, кгсм/Н-м 47,5/466
Частота вращения при макс. крутящем моменте, мин-1 1800
Число и расположение цилиндров 8, V-образное 90°
Диаметр цилиндра, мм 108
Ход поршня, мм 95
Рабочий объем, л 7,0
Степень сжатия 6,5
Трансмиссия Электрическая
Генератор ГЭТ-120 (2 шт.), 10-полюсный, посто­янного тока, трехобмоточный
Номинальная мощность, кВт 120
Сила тока, А 2200
Максимальная частота вращения, мин’1 3600
Максимальное напряжение, В 230
Электродвигатель ДТ-22 (8 шт.), постоянного тока в за­щищенном исполнении с принуди­тельной вентиляцией
Номинальная мощность, кВт 22
Максимальная частота вращения, мин*’ 7000
Напряжение, В 20-230
Возбудитель ГС-12ДТП (2 шт.) мощностью 12 кВт, напряжением 30 В, с приводом от редуктора привода генератора
Колесный редуктор Общие передаточные числа: 1-61,15; II-24,69
Планетарный механизм 2-ступенчатый, двухрядный, пере­даточные числа: I - 8,0; II - 3,23
Цилиндрическая пара Передаточное число 1,245
Коническая пара Передаточное число 6,14
Шины 15.00-30 15.00-30 1550x450-840
Эксплуатационные данные
Объем топливного бака, л 560
Объем смазочной системы двигателя, л 2x10,5
Объем системы охлаждения, л 2x31
Контрольный расход топлива на 100 км,л 86
Максимальная скорость, км/ч 80 80 69
Литература

1. Исследование динамического нагружения элементов электротрансмиссии ЭТ-2 изд. ЗИЛ- 135Э при ходовых испытаниях. – М.: ОСЭ, 1967. -23с.

2. Исследование, доводка и испытание электрической трансмиссии постоянного тока с мотор-колесами для шасси высокой проходимости 8x8 общей массой 20 т. 4.2. – М.: СКБ ЗИЛ, 1969. -206 с.

2. Исследование, доводка и испытание электрической трансмиссии постоянного тока с мотор-колесами для шасси высокой проходимости 8x8 общей массой 20 т. Ч.З. – М.. СКБ ЗИЛ, 1969. -321 с.

Парад Победы В Калининграде 9 мая 2014 г.

1. Пусковые установки ракетного комплекса 9К79-1 "Точка-У".

2. Транспортно заряжающая установка ракетного комплекса 9К79-1 "Точка-У".

3. Пусковая установка противокорабельного комплекса "Редут".

1. Пусковые установки и командный пункт с РЛС подсвета и наведения комплекса С-300ПС.

2. Батальонные 82мм минометы 2Б12 с расчетами на автомобилях КАМАЗ-43501 ВДВ.

3. Танк Т-72Б и САУ 2С1 на трейлерах.

1. Буксируемая пушка 2А36 "Гиацинт-Б" и тягач БАЗ-6306.

2. Боевые машины 9П148 ПТРК "Конкурс".

3. БТР-82АМ с комплексом "Пелена".

1. Боевая машина БМ-21 РСЗО "Град".

2. Боевой робототехнический комплекс "Платформа-М" на машине сопровождения КАМАЗ-4350.

3. Общий вид боевого робототехнического комплекса "Платформа-М"

Вверху: поручик Калашников, начальник 23-го корпусного авиаотряда. В 1916 г. он разбился на мотоцикле Indian.

А. Кириндас,

И. Ксенофонтов

Мотоциклы в военной форме

Мотоцикл традиционно определяется как моторизованное колесное транспортное средство передвижения с верховой посадкой водителя. Мотоциклы могут различаться по числу колес: одноколесные – моноциклы, двухколесные – собственно мотоциклы, трехколесные – трициклы, четырехколесные – квадроциклы.

Разбег

Вопрос о приоритете в постройке и испытании первого двухколесного моторного экипажа является дискуссионным. Обычно в числе пионеров упоминается американец С. Роупер, который в 1860 г. сделал такой аппарат с паросиловой установкой. Общепринято, что первый мотоцикл в традиционном понимании, т.е. двухколесный, с продольным расположением колес, имеющий именно двигатель внутреннего сгорания, построил немецкий изобретатель Готлиб Даймлер в 1885 г. Его концепция не изменилась до нашего времени: есть рама с установленным на ней двигателем внутреннего сгорания; водитель сидит сверху и управляет передним колесом с помощью незамкнутого руля; ведущим колесом является заднее.

Любопытно, что Даймлер не ставил задачей изобрести новый вид транспорта, он построил и запатентовал свой аппарат с целью доводки двигателя внутреннего сгорания для автомобилей. Деревянная рама, примитивный мотор, ременный привод колеса, жесткие колеса без резины, ацетиленовая фара – вот «портрет» первых мотоциклов. Они вплоть до 1920-х гг. по большинству узлов и деталей (рама, руль, колеса, тормоза, сиденье) были однотипными с велосипедами, лишь немного усилены.

Новый вид транспорта, как самый доступный из-за начальной низкой цены, простоты конструкции, дешевизны эксплуатации и высокой проходимости сразу встретил множество поклонников, найдя применение в народном хозяйстве. Естественно, военные за рубежом не обошли стороной новинку. При этом мотоцикл рассматривался не только как резерв с возможностью реквизиции в особый период, но и как специальное армейское средство. На армейскую модель можно было установить вооружение и дополнительное оборудование. Впрочем, до начала Первой мировой войны эти работы, по сути, не продвигались дальше экспериментов. А в России отношение к «железному коню» официальных лиц было и вовсе сдержанно негативным.

Мотор-велосипед «Россия».

Рекламное объявление завода «Дукc».

Пионером в деле серийного производства мотоциклов в нашей стране считается фабрика Александра Лейтнера, располагавшаяся в Риге. В 1903-1905 гг. «А. Лейтнер и К0 » отметилась выпуском «мотор-велосипедов» марки «Россия», а также трициклов. В 1909 г. эстафету производства мотоциклов принял московский завод «Дукc». В качестве прототипа послужили швейцарские машины фирмы Moto- Reve, а их отечественная версия известна под названием «Мото-Рев-Дукс». Выпуск мотоциклов на заводе «Дукc» был следующим: 1910 г. – 72 экземпляра; 1911 г. – 99; 1912 г. – 133; 1913 г. – 134; 1914 г. – 134; 1915г.- 136 и 1916г.- 13. Всего в течение 1909-1916 гг. на заводе фирмы «Дукc» изготовили 587 мотоциклов.

Однако необходимо учесть, что финансовый год в документах предприятия не совпадал с календарным, в этой связи вопрос о количестве мотоциклов, построенных заводом «Дукc», является дискуссионным. По предположению В.И. Дубовского, всего с 1909 по 1915 гг. было выпущено «порядка 500» мотоциклов. Впрочем, уточнения в единицы или даже десятки построенных мотоциклов не изменят общую картину. Кроме того, силовые установки и электрооборудование для первых отечественных мотоциклов приобретались за рубежом, т.е. русскими их можно было назвать лишь с оговорками.

Помимо «А. Лейтнер и К0 » и «Дукc», попытки постройки мотоциклов делались и другими предприятиями или отдельными энтузиастами, но это были единичные образцы. Отсталая промышленность царской России не могла удовлетворить потребности в двухколесных моторных экипажах, которая покрывалась в основном за счет импорта. В нашу страну поставлялись мотоциклы самых разных иностранных фирм Европы и Америки. К концу 1910 г. в России было зарегистрировано 1155 мотоциклов (преимущественно импортных).

В числе первых опытов применения мотоциклов русскими военными можно отметить продлившиеся всего 10 дней военные маневры 1911 г. Для накопления опыта эксплуатации мотоциклов и автомобилей было решено организовать добровольные моторизованные дружины. В них через газеты завербовали прапорщиков в отставке и вольноопределяющихся со своими автомобилями и мотоциклами. В соответствии со специально выпущенным законом каждому члену добровольных автомобильной и мотоциклетной дружин ежедневно выплачивали надлежащее денежное довольствие. Маневры прошли успешно. Мотоциклы оказались особенно полезными при выполнении заданий разведки и связи.

Кроме маневров, накоплению необходимого опыта должно было способствовать проведение пробегов. В период с 29 мая по 1 июня 1914 г. ГВТУ организовало испытательный мотопробег по маршруту Москва – Санкт-Петербург и обратно протяженностью 1300 верст. Следующий пробег протяженностью 2603 версты со стартом и финишем в столице должен был пройти через Вильно, Варшаву и Ригу.

Начало Первой мировой войны русская армия встретила, имея в своем составе порядка ста мотоциклов, учтенных ГВТУ по статье инженерных средств. Разумеется, этого количества было недостаточно, и на основании закона о военно-автомобильной повинности к 12 сентября 1914 г. у населения реквизировали 983 мотоцикла.

Предполагалось, что мотоциклы поступят на оснащение четырех вновь организуемых мотоциклетных рот, или отделений, однако фактически было сформировано лишь две, убывшие на фронт в августе и сентябре соответственно. В ноябре 1914 г. утвердили положение о формировании еще 16 мотоциклетных отделений, получивших номера с 5 по 20. Согласно табелю, каждое отделение должно было насчитывать 41 мотоцикл, один легковой и два грузовых автомобиля. К апрелю 1915 г. эти воинские части отправили на фронт, и с мая Главное управление Генерального штаба приняло решение о формировании следующих рот, или отделений-с 21-го по 45-е.

Удовлетворить потребность военных за счет отечественной промышленности не представлялось возможным, поэтому в основном мотоциклы были импортными. Всего в 1913-1917 гг. для военных нужд приобрели 16133 мотоцикла почти 60 марок. К началу 1917 г. сформировали и направили в действующую армию 2 мотоциклетные роты, 55 мотоциклетных отделений и 2 мотоциклетных команды. Помимо отдельных мотоциклетных частей, мотоциклы поступали на снабжение и других частей и подразделений. Так, они имелись в крепостях, в составе вновь формируемой Тяжелой артиллерии особого назначения (ТАОН), в структуре Всероссийского Земского Союза, у авиационных отрядов и др.

В центре – военный летчик Коробьин на французском мотоцикле Clement (фото из семейного архива Секретевых). Два других мотоцикла – Rudge Multi британской фирмы Rudge-Whitworth Cycles.

В.А. Кочин на мотоцикле Indian возле здания школы военных мотоциклистов.

В огне Гражданской войны

К 1917 г. системный политический и экономический кризис привел к падению монархии в ходе февральской революции, а недееспособность Временного правительства – к октябрьским событиям 1917 г., в результате которых к власти в столице пришли большевики или красные, а Гражданская война перешла в активную фазу. В хаосе той войны, когда происходили столкновения между различными политическими, этническими, социальными группами и государственными образованиями на территории бывшей империи, основной консолидирующей силой стали красные, которым и удалось остановить дробление государства, сохранив значительную часть территорий, создать новую боеспособную армию, а в перспективе вернуть стране положение мирового лидера. Официальной датой рождения Красной Армии считается 23 февраля 1918 г., когда был дан отпор германским войскам, наступавшим на Петроград. Однако фактически формирование красных частей и расформирование старой армии началось ранее.

18 января 1918 г. был издан приказ народного комиссара по военным делам, согласно которому все авто и моточасти расформировывались, а служебный персонал и команда могли быть уволены в распоряжение воинских начальников. В развитие приказа автотехника поступала в автотранспортные отделы, подчиненные Всероссийскому автоцентру. Таким образом, мотоциклетные роты как самостоятельные подразделения фактически следовало упразднить, а оставшиеся мотоциклы должны были поступить на укомплектование других частей.

В годы Гражданской войны «железные кони» имелись во вновь формируемых или создаваемых на базе частей старой армии автоброневых, и авиационных отрядах, в артиллерии и др. Так, например, мотоциклы имела в своем составе 1-я воздушная эскадрилья Московского летательного отряда, которая была сформирована 23 декабря 1917 г. на основании распоряжения командующего войсками Московского военного округа. Уже 25 декабря эскадрилья отправилась из Москвы на «Революционный фронт против атамана Каледина». По прибытии в Харьков, по приказанию Главковерха Антонова, эскадрилья была направлена в г. Славянск, где находилась до мая 1918г., когда была отправлена на пополнение в Воронеж. Помимо аэропланов «Фарман» и «Ньюпор», на снабжении части имелись и мотоциклы, в частности, «Клино» (Clyno).

В качестве служебных транспортных средств мотоциклы использовались в составе частей ТАОН. Так, сформированная в мае 1919 г. в Москве и отправленная в Гатчину для участия в отражении наступления Юденича на Петроград 2-я батарея 3-го отдельного тяжелого артиллерийского дивизиона батарей литера «Слово» получила два«мотоциклета». При этом отмечалось, что «мотоциклет Енфильд»как совершенно не годный к работе, был отправлен обратно в Москву. Строго говоря, мотоциклы Enfield выпускались только до 1902 г., когда их сменили Royal Enfield (кстати, производитель существует до сих пор… в Индии), но в большинстве документов их не различали. Названия мотоциклов в русской транскрипции порой изменялись до неузнаваемости. И если с мотоциклами «Самбим» (Sunbeam), АИС (AJS), «Харли-Давидсон» (Harley-Davidson), «Зенит» (Zenith), «Ровер» (Rover), «Рояль Руби» (Royal Ruby), все относительно ясно, то распознать, что за марка «Гель» непросто даже специалисту. Нелишне отметить, что имевшиеся в войсках мотоциклы подразделялись на простые без коляски (или «ординарные») и с коляской («с сейткаром»).

В годы Гражданской войны промышленность практически бездействовала, и пополнение мотоциклетного парка Красной Армии осуществлялось за счет трофеев, сборки ранее поступивших машин и ремонта. В частности, ремонт мотоциклов производили на московском заводе АМО. Разумеется, указанными эпизодами применение мотоциклов на фронтах Гражданской войны не исчерпывается.

1 -я воздушная эскадрилья Московского летательного отряда базировалась в г. Славянске до мая 1918 г., когда была выведена для пополнения в Воронеж.

Наличие мотоциклов в частях ТАОН к 1 февраля 1920 г.
Наименование части Мотоцикл на ходу, шт. Мотоцикл не на ходу, шт.
Штаб ТАОН С сейткаром «Самбим», 1 Ординарный «Энфильд», 1
2-й отдельный тяжелый артиллерийский дивизион «С» С сейткаром «Клино», 1 с сейткаром «Рояль-Руби», 1 С сейткаром «Самбим», 1 ординарный, «Клино», 1 «Рояль-Руби», 1 «Рояль-Энфильд», 1
3-й отдельный тяжелый артиллерийский дивизион «С» Ординарный «Энфильд», 2 «Самбим», 1  
4-й отдельный тяжелый артиллерийский дивизион «С» С сейткаром «Энфильд», 1 «Рояль-Руби», 1  
1-й тяжелый артиллерийский дивизион -М» Ординарный «Рояль Руби», 1 ординарный «Самбим», 2 ординарный «Валь», 1  
1 -й отдельный тяжелый артиллерийский дивизион «Е» Ординарный «Самбим», 7  
1 -й отдельный тяжелый артиллерийский дивизион «Д» Ординарный «Самбим», 4 ординарный «Ровер», 1 ординарный «Харли- Давидсон», 1 Ординарный «Ровер», 1
1 -й отдельный тяжелый артиллерийский дивизион «С» Ординарный «Энфильд», 1  
1 -й отдельный тяжелый артиллерийский дивизион «В»   Ординарный «Энфильд», 1
1 -й отдельный тяжелый артиллерийский дивизион «Г» Ординарный «Зенит», 1  
2-й отдельный тяжелый артиллерийский дивизион «Е» Ординарный «АИС», 2 Ординарный «Энфильд», 2 ординарный «Гель». 1 с сейткаром, «Самбим», 1
Артсклад   С сейткаром «Кпино», 1 с сейткаром «Харли-Давидсон», 1 с сейткаром «Самбим», 1 ординарный «Самбим», 1 ординарный «Ровер», 1
Рогожский склад Мотоцикл с сейткаром  
Автотракторная школа   С сейткаром «Энфильд»
Мирные годы

Для организации учета имеющихся в стране транспортных средств 26 февраля 1919 г. Совет труда и обороны (СТО) принял Постановление «О переписи автомобилей, тракторов и мотоциклов». К 1 января 1920 г. в РСФСР было учтено (не считая находившихся в непосредственном ведении военных) 4486 мотоциклов, из которых 3291 находился в эксплуатации. Внедрению мотоциклов в народное хозяйство страны в первые годы советской власти существенно способствовала деятельность общественных организаций. При этом, как и в имперский период, мотоциклетный парк частных лиц и организационные структуры общественных организаций рассматривали в качестве мобилизационного резерва.

В числе первых формально независимых общественных организаций, координировавших внедрение мотоциклов в народное хозяйство, можно указать профсоюз транспортных рабочих ВПСТР. На прошедшем с 31 декабря 1917 г. по 5 января 1918 г. Всероссийском съезде шоферских союзов и автомобильных частей фронта и тыла был образован Всероссийский союз шоферов и автотехников и избран Центральный совет. На съезде была выдвинута идея об объединении всех транспортных рабочих в единый профессиональный союз, что и было сделано в период с 12 по 18 сентября 1919 г. на Всероссийском съезде транспортных рабочих, когда образовали ВПСТР. Под эгидой ВПСТР в 1922 г. в Москве и Петрограде открыли автомотоклубы. Московский автомотоклуб стал издавать журнал «Вестник Мосавтоклуба», переименованный позднее в «Автомобильный вестник», а в 1923 г. – в журнал «Мотор».

Мосавтоклуб ВПСТР при неофициальном участии военных и чекистов провел мотоциклетные, автомобильный и аэросанный пробеги, а также устроил конкурс по разработке приспособлений к мотоциклам для повышения их проходимости. Помимо летнего пробега 1923 г., 3 февраля 1924 г. Мосавтоклуб ВПСТР организовал зимний мотопробег Москва – Богородск – Москва. В состязании приняли участие 12 человек, но поднявшаяся метель не дала им возможности окончить дистанцию. Всю дистанцию в один день, затратив 7 ч 14 мин, прошел только тов. Давид на мотоцикле «Индиан». Кроме того, в феврале-марте того же года были проведены три испытания приспособлений повышения проходимости к мотоциклам. По итогам испытаний второе место получило приспособление из двух лыж к мотоциклу завода «Дукc», третье место сменный гусеничный ход к мотоциклу конструкции Куприянова, а первое место осталось вакантным. В 1925 г. организовали Первый Всесоюзный автомотопробег, в ходе которого мотоциклистам предстояло проехать 1456 км по маршруту Москва – Харьков – Москва.

Проект Л.Н. Осипова.

Проект А.М. Иерусалимского.

Гусеничный ход конструкции Куприянова к мотоциклу «Харли-Давидсон».

Боковые лыжи «Дукc» к мотоциклу «Нортон».

Мото-митральеза «Фиат».

Как и до революции, потребность в мотоциклах удовлетворялась за счет импорта. Если интересы народнохозяйственных заказчиков удовлетворял «Автопромторг» (именно на новинке, закупленной через эту организацию, в 1924 г. выступал в мотопробеге тов. Давид), то военные выразили заинтересованность в специальной системе поставок. В первые годы советской власти были налажены успешные контакты с производителями в Италии и Франции. Для нужд военных приобрели (правда, в единичных экземплярах) новейшие полноприводные автомобили «Павези» и полугусеничные вездеходы «Кегресс», по терминологии того времени – «тракторы». Но с приходом к власти Муссолини отношения с итальянцами осложнились. Впрочем, интересы капитала превыше всего, и 8 апреля 1924 г. советскому представителю во Франции фирма «Чиче», представлявшая интересы итальянской стороны, предложила приобрести новейший легкий танк «Фиат» марки 3000, бронеавтомобили №601 и 604 той же фирмы, а также «Мото-митральезу Фиат». Фирма отмечала:«Условия платежа по обоюдному соглашению. Настоящее предложение считается действительным в течение 60-ти дней от сего числа и находится в зависимости от разрешения Итальянского Правительства на вывоз машин из Италии, хлопоты для получения которого завод всецело берет на себя».

Согласно сопроводительной записке, «Мото-митральеза Фиат» представляла собой мотоцикл «Della Ferrera» модели «23» специальной модификации для армии и полиции с боковой коляской и установкой пулемета с круговым обстрелом и возможностью ведения огня по воздушным целям. Мотоцикл оснащался мотором объемом 1000 см³ мощностью 8-10 л.с. Фирма заявила, что снаряженный вес мото-митральезы составляет 310 кг. Величина пробега была охарактеризована в 200 км, а максимальная скорость – 80 км/ч. Предложения фирмы «Чиче» вызвали одобрение советской стороны, и сделка состоялась.

Однако нельзя не отметить, что подобные контакты через третьи страны и фирмы-посредники не могли удовлетворить потребностей военных и чекистов в технике и годились только для ознакомительных поставок.

Стране настоятельно требовалось освободиться от разорительного импорта.

Мото-митральеза «Фиат».

В том же 1924 г. был построен первый мотоцикл из отечественных частей – «Союз». Его изготовили на бывшем «Дуксе», переименованном к тому времени в завод №1 (позднее – «Авиахим»), но серийное производство организовать не удалось. Сказывалась низкая производственная культура даже на ведущем оборонном предприятии страны. Не имелось опыта, ведь большинство комплектующих (кроме рам) дореволюционных мотоциклов являлось импортным, и коллективу завода №1 всему приходилось учиться. Не было станков и оборудования, а самое главное – ощущался кадровый голод. Отдельные энтузиасты, как и до революции, занимались изобретательством и кустарной постройкой мотоциклов. В этой связи отметим «мотоцикл со штампованной рамой кустаря Э.Г. Мауэра». Но единичные попытки не могли изменить общей неблагоприятной картины. К концу 1920-х гг. своих мотоциклов не было, а общий парк импорта составлял всего около 6000 шт., это на почти 150-миллионную страну!

«Союз» – первый мотоцикл, собранный в 1924 г. из отечественных частей. Изготовлен на авиазаводе №1.

С 16 по 30 сентября 1928 г. был устроен пробег Омск – Новосибирск.

В стране не имелось не только своих мотоциклов, но и автомобилей, моторов, т.е. ничего. Все это с колоссальным напряжением сил, а также с неизбежными ошибками, требовалось наладить, организовать, активно используя зарубежный опыт. Вот как писал в журнале «За рулем» №20/1929 г. авторитетный инженер и мотоциклист Александр Иерусалимский: «… Нам необходимо решительно отложить до поры до времени все попытки собственного изобретательства и конструирования, и стать на тот же путь, которым пошло автостроение, т.е. копировать одну из испытанных заграничных машин».

В 1927 г. было создано общество «Автодор», в котором организовали специальную мотоциклетную секцию. На средства от организации лотерей и издательской деятельности и из других источников «Автодор» финансировал работы по моторизации Красной Армии и войск ОГПУ.

Э.Г. Мауэр собрал несколько самодельных мотоциклов. Показана модель «ЭМ III».

Согласно докладу помощника начальника Главного управления пограничной охраны и войск ОГПУ от 2 августа 1931 г., «Автодор» передал чекистам 128 мотоциклов, а также аэросани, катера, автомобили и другую технику. Как и ВПСТР, «Автодор» устраивал пробеги и соревнования, а также координировал деятельность изобретателей. Помимо «Автодора», организационно-массовую работу вели «Осоавиахим», «Динамо» и некоторые другие общегосударственные и региональные общества.

П. Можаров на испытании мотоцикла БМВ.

Мотоцикл Л-300.

Первый построенный в Ижевске мотоцикл ИЖ-1 сохранился до наших дней.

Мотоцикл ИЖ-3.

Женский мотоциклетный пробег.

Патриарх отечественного мотоциклостроения П. Можаров.

Первые массовые

Энтузиазм советских спортсменов-мотолюбителей зашкаливал, хотя с техникой было негладко. В 1928 г. мотоциклетная секция «Автодора» организовала первый Всесоюзный испытательный мотопробег. В нем приняли участие 15 зарубежных мотоциклов известных фирм. В автоклубах энтузиасты готовили новые аппараты из частей старых зарубежных машин. На Ижевских оружейных заводах под руководством Петра Можарова – талантливого конструктора (к тому же он побывал на германских заводах), штучно строили первые советские мотоциклы. В 1929 г. состоялся пробег, уже первый Всесоюзный испытательный пробег советских мотоциклов, в котором участвовали пять ижевских экспериментальных машин (ИЖ-1 – ИЖ-5) и восемь зарубежных.

Хотя советская техника не подвела, комиссия ВСНХ сочла нецелесообразным продолжать работы в Ижевске. Специалистов вместе с Можаровым откомандировали в Ленинград для разворачивания мотопроизводства на базе Треста массового производства (ТРЕМАСС).

Получилось, что первые мотоциклы в СССР построили в Ижевске, а колыбелью серийных машин решением «сверху» стал Ленинград.

Там в рекордно короткие сроки на площадях, входивших в трест заводов

Нарком Серго Орджоникидзе с участницами мотопробега.

Мотоцикл Л-8.

Мотоцикл ИЖ-12.

Мотоциклизация СССР шла медленно: до 1934 г. изготовили малыми партиями лишь 663 мотоцикла, постоянно внося в их конструкцию изменения. Затем «Красный Октябрь» полностью перевел производство Л-300 к себе, внедрив несколько десятков улучшений, предложенных Можаровым. Связаны они были с российскими реалиями. Так, герметизировали магнето, увеличили зазоры в крыльях, усилили крепления большинства узлов. Хотя «Красный Октябрь» постоянно вкладывался в мотопроизводство, запускал новые цеха и закупал оборудование, выпуск возрастал медленно. В 1934 г. рассчитывали изготовить 10000 мотоциклов, но выпустили только тысячу. Всего же до снятия с производства в 1939 г. собрали 18985 мотоциклов Л-300, считавшихся до войны массовой моделью и продававшихся в магазинах. Но большая часть этих машин шла в войска.

Параллельно подготавливался выпуск мотоциклов в Ижевске. В начале 1930-х гг. на базе оружейной фабрики Берзина началось строительство мотозавода, рассчитанного на годовой выпуск 120000 единиц. В 1932 г. Центральный совет общества «Автодор» взял шефство над строительством завода в Ижевске и дал добро на присвоение заводу своего имени. 1 июля 1933 г. предприятие вошло в систему Наркомата тяжелой промышленности СССР, получив статус завода всесоюзного значения, а через месяц в городском саду им. Горького прошло массовое гуляние, посвященное выпуску пяти опытных мотоциклов. Это были четыре НАТИ-750 и один ИЖ-7 – двойник Л-300, изготовленный по документации, полученной из Ленинграда.

С 24 июля по 4 августа 1936 г. на мотоциклах ИЖ-7 прошел первый в СССР женский мотопробег по маршруту Ижевск – Казань – Горький – Владимир – Москва. В нем приняли участие жены инженерно-технических работников и работницы-стахановки Ижевского мотоциклетного завода. В Москве участниц мотопробега принял нарком тяжелой промышленности СССР Серго Орджоникидзе. Командир пробега А.А. Чекмарева доложила наркому об успешной работе завода:«Завод не только перевыполняет программу, но и дает стране машины хорошего качества. Доказательством служит наш пробег. Мы проделали весь путь без единой аварии». Участница мотопробега М.Н. Брезгина вспоминала, что Орджоникидзе дал высокую оценку мотоциклам ИЖ-7, упорству и энтузиазму девушек-комсомолок. Считается, что это и послужило окончательному решению продолжать выпуск мотоциклов в Ижевске.

В начале 1938 г. освоили незначительно модернизированную модель ИЖ-8, а в 1940 г. началось производство ИЖ-9 с увеличенной до 9 л.с. мощностью. Тогда же из Ленинграда была получена документация на мотоцикл Л-8, оснащенный четырехтактным верхнеклапанным двигателем рабочим объемом 348 см³ и максимальной мощностью 13,5 л.с. Серийное производство нового мотоцикла, получившего обозначение ИЖ-12, должно было начаться летом 1941 г.

Ижевский мотозавод перед войной стал крупнейшим в СССР: производство довели до 5000 штук в год. Всего за предвоенные годы было «Промет» и «Красный Октябрь», стали осваивать «Советский «Де-Ка-Ве» (такое название придумал журнал «За рулем» №21/1930 г.). Дело в том, что за прототип был выбран германский DKW модели Luxus-ЗОО. Он имел характерные черты аппаратов конца 1920-х гг.: дефлекторную продувку, 18-мм свечу зажигания, «сухое» сцепление и коробку передач в отдельном блоке только с ручным переключением, разборную штампованную раму, параллелограммную вилку, жесткую заднюю подвеску, клинчерные шины 3,25-26", слабое электрооборудование (так, роль сигнала выполнял рожок внушительных размеров, закрепленный на руле; заднего фонаря не было).

Каждый из заводов ТРЕМАССа уже имел свою историю и специализацию. Осваивая мотопроизводство, «Промет» изготавливал штампованные рамы и параллелограммные вилки, а «Красный Октябрь» – двигатель и коробку передач (это были отдельные узлы). За границей приобретали комплектующие (магнето, карбюратор, шины и др.) – своих еще не выпускали. Так усилиями двух ленинградских заводов в 1930 г. собрали 25 мотоциклов «ТРЕМАСС-300» (он же «Промет-300»), которые стали первыми серийными машинами в СССР. Двухтактный мотор объемом 300 см³ развивал 6 л.с. и разгонял весивший 125 кг аппарат до 80 км/ч. произведено 17 тыс. мотоциклов разных моделей. Однако этого не хватало для такой большой страны. Общий парк мотоциклов СССР к 1940 г. составлял порядка 60000 мотоциклов – столько было выпущено с 1932 г. Сточки зрения армейского использования Л-300, Л-8 (оба – Ленинград), ИЖ-7-8-9 (Ижевск) и ТИЗ-АМ-600 (Таганрог) по своей мощности, проходимости и эксплуатационным показателям не удовлетворяли требованиям мотоциклетных частей.

Но даже и такой скромный мотопарк руководство страны пыталось использовать для укрепления обороноспособности. Прежде всего, подчеркивалась важная роль мотоциклостроения в развитии массовых видов мотспорта, а также в военно-патриотической работе. В газетах и журнале «За рулем» с середины 1930-х гг. стали появляться статьи об авто-мотоспорте и авто-мотосекциях. В 1938-1940 гг. почти в каждом номере журнала описывалось: военное применение мотоцикла, военные игры мотоциклистов, военизированный мотоспорт, подготовка бойцов, мотоциклы в боевой обстановке. С фотографий смотрели женщины в противогазах и мужчины с винтовками, стрелявшие на ходу. Характерен слоган «Сегодня – спортсмен, завтра – боец» («За рулем» №1/1939 г.). История показала, что такая работа не была напрасной… ¦

Мотоцикл ПМЗ-А-750.

Мотоциклы ТИЗ-АМ-600.

Основные данные первых отечественных мотоциклов
Модель Год выпуска Тип двигателя Объем двигателя,см³ Мощность двигателя, л.с. Масса, кг Максимальная скорость, км/ч Построено, шт. 
«Россия» 1903 Одноцилиндровый, четырехтактный 198 1,5 40 40 Нет данных 
«Мото-Рев Дукс» 1908 Двухцилиндровый, V-образный, четырехтактный 300 1,5 45 60 Более 500
«Союз» 1 1924 Одноцилиндровый, четырехтактный 502 Нет данных 127 70
ИЖ-1 1929 Двухцилиндровый, V-образный 1200 24,0 300 65 1
Л-300 2 1934 Одноцилиндровый, двухтактный 293 6,0 125 75 18985
ИЖ-7 3 1933 Одноцилиндровый, двухтактный 293 6,5 119 85 5581
ПМЗ-А-750 4 1935 Двухцилиндровый, V-образный 746 15,0 206 (с коляской 321) 90 (без коляски) 4636
ИЖ-8 1938 Одноцилиндровый, двухтактный 293 8,0 125 80 9893
Л-8 1940 Верхнеклапанный, четырехтактный 347 14,0 158 105 1617
ИЖ-9 1940 Одноцилиндровый, двухтактный 293 9,5 137 90 6225
ТИЗ-АМ-600 5 1936 Одноцилиндровый, четырехтактный 596 16,5 151 (с коляской 266) 95 (без коляски) 3006 

1 Первый мотоцикл, полностью изготовленный из отечественных частей.

2 С 1931 по 1934 г. выпускался под маркой «Тремасс-З00» и «Промет-300» – первый серийный мотоцикл СССР.

3 Первый серийный ижевский мотоцикл.

4 Мотоцикл Подольского механического завода.

5 Мотоцикл Таганрогского инструментального завода №65 им. т. Сталина.

Использованы материалы ГАРФ. РГАЭ, РГВА. Eesti Filmarchiv, архива журнала «За Рулем», архивов О. Курихина.

Помощь в работе над статьей оказали М. Павлов, Г. Петров, М. Соколов, М. Хайрулин и А. Хлопотов.

Литература

Борисов Ф. Мотоспорт. – М.: Физкультура и спорт, 1939.

Дубовский В.И. Автомобили и мотоциклы России 1896-1917. – М.: Транспорт, 1994.

Иерусалимский А. Мотоциклетное дело. – Пг: Гос. изд-во, 1922.

Иерусалимский А.М. Что должен знать мотоциклист. Пг, 1916.

Иерусалимский А.М. Современные мотоциклы/Систематическое руководство. 5-е изд. – М. -Л.: Государственное издательство, 1931.

Крживицкий А. Механические средства передвижения по снегу. М.: Государственное военное издательство, 1926.

Курихин О. В. История отечественных мотоциклов. 1899-1945 гг. – М.: Наука, 2007.

Курихин О. В. Петр Владимирович Можаров – конструктор отечественных мотоциклов. – М.: Наука, 2004.

Можаров П. В. Советский мотоцикл Л-300. Л. -М.: Машгиз, 1932.

Советские мотоциклы Л-300. Л.-М.: Госмашметиздат, 1932.

Советские мотоциклы. – М.: Автодор РСФСР. 1929.

Справочная книга автодоровца. Под общ.ред. В. Дмитриева и Н. Беляева. – М.; Акционерное изд. общ-во -Огонек-, 1929.

Владимир Щербаков

"Авианосная революция" ВМС США

«Призрачный скат»

Концерн «Боинг» не остался в стороне от работ по флотской программе UCAS-D (точнее, ее общевидовой предшественнице – J-UCAS). На тендер по новой программе, как заявлено, предлагается вариант «беспилотника», созданный на базе уже облетанного БЛА «Фантом Рэй» («Призрачный скат»). Последний же, в свою очередь, создавался с использованием задела по БЛА-демонстратору Х-45С, история которого как раз и уходит корнями в закрытую в 2006 г. программу «Единая беспилотная боевая авиационная система» (J-UCAS). Руководитель программы БЛА «Фантом Рэй» в компании «Боинг» – Крейг Браун.

«Фантом Рэй» – это многоцелевой БЛА, предназначенный для решения широкого круга задач, но основными из них являются:

– разведка и наблюдение за полем боя или заданным участком территории (акватории);

– выявление объектов системы ПВО/ПРО противника и, по возможности, их подавление;

– радиоэлектронное противодействие различным боевым средствам противника;

– дозаправка топливом в полете других летательных аппаратов;

– нанесение ударов с использованием ряда образцов высокоточного оружия по вражеским наземным или надводным целям.

В перспективе не исключается возможность обеспечения БЛА средствами борьбы с другими летательными аппаратами. При этом следует отметить, что сам разработчик классифицирует данный «беспилотник» исключительно как «Unmanned Combat Air Vehicle» (UCAV), т.е. «боевой беспилотный летательный аппарат».

БЛА «Фантом Рэй» имеет следующие летно-технические характеристики: длина наибольшая – 10,9 м, размах крыла – 15,2 м, максимальная взлетная масса – 16556 кг, масса полезной нагрузки – 2000 кг, силовая установка – один двухконтурный турбореактивный двигатель F404-GE-102D компании «Дженерал Электрик», крейсерская скорость – около 988 км/ч, дальность полета – 2200-2400 км, практический потолок – 12200 м. Боевая и полезная нагрузка может располагаться в двух внутренних отсеках вооружения, в которых можно разместить до двух УАБ типа JDAM калибром 900 кг или набор разведывательного или иного специального оборудования, включая РЛС с синтезированной апертурой луча или комбинированную оптико-электронную/тепловизионную систему.

Проектирование многоцелевого БЛА «Фантом Рэй» было начато компанией «Боинг» в инициативном порядке в июне 2008 г. на основе опыта, полученного в ходе работы над боевым беспилотным летательным аппаратом типа Х-45С. Непосредственно ответственным за проект является отделение «Боинг Фантом Уоркс», а общее руководство всеми программами создания образцов беспилотной авиационной техники осуществляет подразделение «Боинг Дифенс, Спейс энд Секьюрити». Кстати, в годы холодной войны отделение «Боинг Фантом Уоркс» занималось созданием «самолетов-невидимок». Благодаря этому в конструкции рассматриваемого БЛА получили широкое применение различные технологии обеспечения малозаметности – так называемые «стелс- технологии».

БЛА-демонстратор «Фантом Рэй» компании «Боинг».

Идея приступить к созданию на базе Х-45С нового «беспилотника» возникла в середине 2007 г., когда стало ясно, что с программой БЛА Х-45С, мягко говоря, «не выгорело». Примерно до мая 2009 г. сам факт существования программы БЛА «Фантом Рей» держался в строжайшей тайне. Лишь весной 2009 г. руководство «Боинга» официально объявило о наличии такого проекта и также сообщило о своих планах «по новому завоеванию рынка тяжелых беспилотных летательных аппаратов».

Проектирование БЛА «Фантом Рэй» осуществлялось на собственные средства компании «Боинг», без наличия какого-либо заказчика. В качестве прототипа использовался, как уже указывалось, беспилотный летательный аппарат Х-45С, который разрабатывался компанией еще в рамках первой «итерации» амбициозной программы ВМС США по созданию для своих авианосных сил беспилотной авиационной системы, способной решать как разведывательные, так и ударные задачи. БЛА имеет следующие летно-технические характеристики: масса взлетная максимальная – 15875 кг, масса пустого БЛА – 7485 кг, масса полезной нагрузки – 2041 кг, масса внутреннего топлива – 6350 кг, длина фюзеляжа наибольшая – 11,89 м, размах крыла – 14,94 м, крейсерская скорость – около 1040 км/ч, боевой радиус без барражирования в зоне боевого применения/ при барражировании в зоне боевого применения – 2400 км/1850 км, практический потолок – 12200 м, силовая установка – один турбореактивный двухконтурный двигатель F404 GE-102 D компании «Дженерал Электрик», вооружение во внутреннем бомбоотсеке – до восьми 113 кг авиабомб типа SDB (Small Diameter Bomb), либо дополнительные топливные баки или различное специальное оборудование.

«Беспилотный летательный аппарат«Фантом Рэй» является производным совершенно новой политики, которую мы реализуем в отношении подразделения «Боинг Дифенс, Спейс энд Секьюрити», – заявил в мае 2010 г. во время первой публичной демонстрации данного БЛА президент отделения «Боинг Фантом Уоркс» Деррил Дэвис. – Впервые в нашей истории мы осуществили проектирование, постройку прототипа и намерены выполнить программу летных испытаний на собственные средства корпорации».

Здесь уместно напомнить, что в 2006 г. военные прекратили финансирование постройки заказанных ранее трех Х-45С в рамках программы -Единой беспилотной боевой авиационной системы» (J-UCAS), а в 2007 г., т.е. всего за неделю до начала летных испытаний Х-45С, командование ВМС США решило отдать приоритет боевому БЛА корабельного базирования на базе проекта, представленного концерном «Боинг». От корабельного Х-45С было решено отказаться. Один из американских экспертов подметил, что в этой связи создается стойкое ощущение того, что «Боинг» просто пытается продать американским военным ту же «конфетку», но теперь уже в новой обертке.

БЛА-демонстратор «Фантом Рэй» компании «Боинг».

Облет БЛА-демонстратора «Фантом Рэй» на борту самолета Boeing 747, который ранее использовался преимущественно для перевозки «Спейс Шаттлов».

Первый публичный показ демонстратора технологий «Фантом Рэй» состоялся, как уже отмечалось, 10 мая 2010 г. Информация о проекте была представлена летом 2010 г. на международной выставке Фарнборо (Великобритания), а 18 ноября на территории международного аэропорта имени Ламберта в Сент-Луисе состоялись первые пробежки «Призрачного ската». Бортовая система управления «беспилотника» самостоятельно связалась с наземным командным пунктом, получила все необходимые данные и команды, после чего «Фантом Рэй» самостоятельно «побегал» на малой скорости по взлетно-посадочной полосе.

«Успешное завершение данного этапа испытаний подтверждает уникальную степень автономности, которой обладает система управления «Фантом Рея», и позволяет нам двигаться дальше», – заявил в этой связи вице-президент подразделения «Перспективные боевые летательные аппараты» корпорации «Боинг» Дейв Куперсмит.

Первый полет «Фантом Рэй» совершил 13 декабря 2010 г. Правда, не самостоятельно, а на борту самолета Boeing 747, принадлежащего НАСА и именуемого -NASA Shuttle Carrier Aircraft», что можно перевести как «Самолет НАСА для перевозки КА «Спейс Шаттл»» (данный самолет привлекается к различным проектам компании «Боинг» в рамках соответствующего соглашения, подписанного с НАСА). Полет выполнялся из международного аэропорта «Ламберт – Сент-Луис» и длился 50 мин. Основной целью данного испытания были необходимость подтверждения расчетных данных трудившегося над «скатом» инженерно-конструкторского коллектива, что и было успешно сделано, а также проверка работоспособности всех систем в преддверии перевозки БЛА на военно-воздушную базу ВВС США Эдвардс (штат Калифорния) для проведения программы летных испытаний.

Следующий полет (также на борту Boeing 747, принадлежащего НАСА) «Фантом Рей» совершил 16 декабря 2010 г. из Сент-Луиса (там расположено одно из отделений подразделения «Дифенс, Спейс энд Секьюрити» корпорации «Боинг») на калифорнийскую военно-воздушную базу ВВС США Эдвардс, где находится известный Летно-исследовательский центр имени Хью Л. Драйдена. В тот же день «беспилотник» был доставлен к месту назначения.

Перевозка самолетом была выбрана исходя из весьма значительных габаритов «беспилотника». На его доставку автомобильным транспортом ушло бы не менее трех месяцев: сначала разобрать БЛА, перевезти, затем собрать и выполнить проверочные испытания. В данном центре должен был проводиться важный этап программы: скоростные пробежки, а далее – полноценные летные испытания с самостоятельными полетами «Призрачного ската». Первый самостоятельный полет БЛА выполнил 27 апреля 2011 г. с аэродрома авиабазы Эдвардс, хотя первоначально специалисты «Боинга» планировали «поставить его на крыло» в центре имени Драйдена еще в декабре 2010 г.

«Фантом Рей» должен был в течение шести месяцев выполнить 10 полетов, в ходе которых наряду с традиционными проверками также на практике была подтверждена способность «беспилотника» эффективно решать различные по характеру задачи.

«Беспилотный летательный аппарат «Фантом Рэй» предоставляет нашим потенциальным заказчикам великолепную возможность отработать самые современные технологии различного назначения, включая те, что предназначены для решения задач разведывательного характера, ведения наблюдения в оперативной зоне, подавления средств ПВО и ПРО противника, решения задач по радиоэлектронному противодействию и осуществления в автономном режиме дозаправки топливом в полете – его возможности практически безграничны», – подчеркивал в свое время президент и старший исполнительный директор подразделения «Боинг Дифенс, Спейс энд Секьюрити» Денис Муленбург.

Представляет интерес спектр задач, которые предполагалось отработать в ходе второго этапа испытаний БЛА «Фантом Рэй». Сюда входили:

– ведение разведки и наблюдения (в том числе в условиях сложной помеховой обстановки);

обнаружение объектов противовоздушной или противоракетной обороны противника и их подавление (РЛС ЗРК – с помощью помех, а пусковых установок ЗРК – с помощью управляемого авиационного вооружения);

– ведение радиоэлектронной борьбы;

– решение ударных задач;

– автономная дозаправка топливом в воздухе.

В последнем случае, правда, было не совсем понятно – то ли «беспилотник» будет дозаправляться в воздухе сам, то ли он будет выполнять передачу топлива на другие летательные аппараты. Впрочем, подробную информацию о результатах данного этапа испытаний «Призрачного ската» так и не обнародовали. Вероятно, их решили засекретить в том числе и ввиду того, что в программе UCLASS компания-разработчик принимает участие с «беспилотником», создаваемым на базе именно БЛА «Фантом Рэй». Поэтому в высшей мере затруднительно полноценно судить о том, насколько «Фантом Рэй» или его последователь способны решать весь этот отнюдь не маленький круг весьма сложных задач.

Остается добавить, что, несмотря на все маркетинговые и лоббистские усилия руководства корпорации «Боинг», найти реального заказчика на БЛА типа «Фантом Рэй» не удалось. Представители «Боинга» объявляли, что надеются принять участие с БЛА «Фантом Рей» в тендере на проектирование и постройку перспективного беспилотного летательного аппарата МО-Х, анонсированном командованием ВВС США на 2012-й финансовый год. Однако и здесь, как и с проектом Х-45С, вновь «не срослось».

Во время работы международного аэрокосмического салона в Фарнборо в августе 2010 г. директор по работам в области беспилотных авиационных систем подразделения «Боинг Милитари Эркрафт» Вик Швеберг сообщил, что «Фантом Рей» рассматривается руководством «Боинга» в качестве вероятного участника тендера, объявленного командованием ВМС США по программе разведывательно-ударной беспилотной авиационной системы авианосного базирования UCLASS, однако, как видим, в данной программе принимает участие не собственно БЛА «Фантом Рэй», а некий новый беспилотный авиационный комплекс, в состав которого войдет «беспилотник» на базе «Призрачного ската».

Специалисты АВМА «Абрахам Линкольн» проводят гонку двигателя F404-GE-402, которым оснащаются палубные самолеты семейства F/A-18 «Хорнет». Модификация данного двигателя, F404-GE-102D, устанавливается на БЛА «Фантом Рэй».

БЛА «Фантом Рэй» создавался с широким использованием задела по «беспилотнику» Х-45С. На фото – макет Х-45С, представленный на авиашоу на военно-воздушной базе Неллис в 2004 г.

«Морской призрак»

Компания «Локхид Мартин», как уже указывалось, предлагает в качестве претендента на перспективный разведывательно-ударный БЛА корабельного базирования проект «беспилотника», который создается на базе имеющихся наработок по программе разведывательного малозаметного БЛА типа RQ-170 «Сентинел» и истребителя корабельного базирования F-35C. Более или менее стоящая внимания информация о перспективном аппарате компании «Локхид Мартин» появилась на ее сайте совсем недавно и позволяет составить достаточно приблизительное представление о БЛА «Морской призрак».

Первая публичная презентация перспективного БЛА, создающегося в рамках тендера по программе UCLASS, состоялась в начале апреля 2013 г. во время ежегодной выставки/ конференции морских, авиационных и космических систем Военно-морской лиги США, проводимой регулярно в Вашингтоне. Причем в репортажах о данном событии корреспонденты упоминали, что презентовалась «система, ранее известная как «Морской призрак». Означает ли это, что новому проекту, предлагаемому по программе UCLASS, руководство «Локхид Мартин» присвоило какое-либо иное название, -неизвестно.

В ходе данной презентации представители компании-разработчика объявили, что новый БЛА будет создаваться специалистами подразделения «Сканк Уоркс» по схеме «летающее крыло», с максимально возможным использованием различных решений по обеспечению малозаметности в различных диапазонах(технология «стелс», сокращение радиообмена и пр.) и многочисленных наработок («по железу и программному обеспечению»), полученных при реализации других программ, включая F-35C (от последней программы возьмут, в частности, технологию «стелс»-покрытия). При этом подчеркивалось, что перспективная беспилотная авиационная система сможет «в любых оперативных сценариях и в любых условиях окружающей обстановки»успешно решать широкий круг задач – от борьбы с терроризмом до выполнения с борта авианосца вылетов на штурмовку различных целей.

Кроме того, по заявлению представителей -Локхид Мартин», БЛА будет иметь открытую архитектуру борта, что позволит без проблем модернизировать БРЭО «беспилотника». «Командование ВМС США ясно дало понять, что нуждается в наличии возможности размещать со временем на борту UCLASS любые новые сенсоры и системы, – подчеркивает директор программы UCLASS в компании «Локхид Мартин» Боб Ружковский. – И открытая архитектура позволит осуществить это».

Разрабатываемая для нового БЛА автономная система управления позволит одному оператору осуществлять контроль за несколькими аппаратами, причем контроль – общий; оператор будет вмешиваться в работу системы управления только в исключительных случаях. При этом управление собственно БЛА и его целевой нагрузкой осуществляется с одного многофункционального пульта и одним оператором. Компания-разработчик продемонстрировала возможности данной системы представителям Командования авиационных систем ВМС США во время специального мероприятия в начале лета 2013 г.

«Данная демонстрация является важным шагом на пути создания по требованиям ВМС единой системы управления. – подчеркивает исполнительный вице-президент подразделения «Перспективные ударные и разведывательные системы» отделения «Локхид Мартин Аэронотикс» Роб Вайс. – Совмещенные возможности C2/ISR будут важны для решения ВМС задачи по интеграции в свою систему разведки БАС, начиная с программы UCLASS».

Согласно обнародованной информации, в данной системе с архитектурой открытого типа используется программное обеспечение для контроля за БЛА «Баллиста» компании «ДримХаммер». Во время упомянутого показа была продемонстрирована его совместимость с протоколами, применяемыми в ВМС США, и возможность использования существующих так называемых «облачных» технологий в целях обеспечения контроля за работой целевой нагрузки БЛА и объединения всей поступающей информации «в единую и полную картинку обстановки», что также позволяет оператору своевременно переназначать задания одному или нескольким БЛА.

Постройку полноразмерного макета своего БЛА компания «Локхид Мартин», по словам Боба Ружковскго, завершила в апреле 2013 г.

Иранцы выставили захваченный американский «беспилотник» (как утверждается, RQ-170) в Тегеране 11 февраля 2012 г во время празднования 33-й годовщины Исламской революции.

Одни из немногих попавших в Интернет фотографий сверхсекретного разведывательного БЛА RQ-170 «Сентинел», прозванного «Кандагарский зверь».

«Морской мститель»

Наиболее противоречивым и спорным является факт участия в тендере по программе UCLASS американской компании «Дженерал Атомикс Аэронотикал Системе», поскольку ее вариант БЛА – «Си Эвенджер», анонсированный компанией 3 мая 2010 г., – радикально отличается от вариантов, предлагаемых другими участниками и созданных исключительно по схеме «летающее крыло». В июле 2013 г. в интервью журналу «Флайт» контр-адмирал Уинтер подчеркивал, что поскольку одним из требований к перспективному палубному БЛА является обеспечение максимально возможной малозаметности, то разработчику просто не остается ничего иного, как использовать в «беспилотнике» схему «летающее крыло».

БЛА «Си Эвенджер» построен по классической схеме – со стреловидным крылом и V-образным двухкилевым хвостовым оперением и является доработанным для базирования на авианосцах вариантом реактивного БЛА типа «Эвенджер», тогда как последний, в свою очередь, стал дальнейшим развитием БЛА семейства «Предейтор» и даже имеет корпоративное обозначение «Предейтор» С. Правда, заявляется о наличии у «Си Эвенджера» важного преимущества над конкурентами – он получит современную РЛС с синтезированной апертурой, что существенно повысит его возможности по обнаружению надводных и наземных целей и их сопровождению.

Поскольку подробных данных о морском БЛА «Си Эвенджер» пока не обнародовано, рассмотрим летно-технические характеристики собственно БЛА «Эвенджер», первый прототип которого был облетан 4 апреля 2009 г. (причем на прототипе уже имелся посадочный гак, что как раз необходимо для посадки на корабельный аэрофинишер).

Первый прототип БЛА типа «Эвенджер» имеет стреловидное (угол стреловидности по передней кромке 17") крыло размахом 20,12 м, длину – 12,49 м. Силовая установка – один двухконтурный турбореактивный двигатель Pratt amp; Whitney PW545B тягой 18,32 кН, максимальная скорость полета – около 740 км/ч, продолжительность полета – не менее 18-20 ч (при установке в бомбоотсеке дополнительного бака – на 2 ч больше), максимальная полезная нагрузка – 2722 кг.

Боевая нагрузка на БЛА «Эвенджер» размещается во внутреннем отсеке вооружения и на шести узлах внешней подвески: ПТУР «Хеллфайр», УАБ GBU-12/-16 «Пэйвуэй II» и GBU-48/49 «Энхэнсед Пэйвуэй II», GBU-31 JDAM, GBU-32/-38 JDAM, и GBU-39 SDB. Боевой расчет – два оператора пункта управления.

В состав БРЭО «беспилотника», имеющего тройное резервирование, входят многорежимная РЛС с синтезированной апертурой луча «Линке», комплекс радио- и радиотехнической разведки, различная оптико-электронная аппаратура, а также тепловизионная система переднего обзора, разработанная для истребителя F-35 (на «Си Эвенджере» она выполняется убирающейся). «Эвенджер» создан с широким использованием технологий малозаметности: применено радиопоглощающее покрытие, снижен уровень «выхлопа» двигателя и пр. Система управления БЛА – с двойным резервированием.

Пока командование ВМС США тянуло с выдачей запросов на предоставление информации и предложений, специалисты компании «Дженерал Атомикс Аэронотикал Системе» успели построить второй прототип «Эвенджера», который был успешно облетан 12 января 2012 г. с аэродрома предприятия компании в Палмдейл (штат Калифорния). От первого прототипа он отличается удлиненным на 1,22 м фюзеляжем – это позволило увеличить массу топлива и полезной нагрузки. В пресс-релизе компании от 7 февраля 2012 г. утверждалось, что в процессе постройки находятся еще два БЛА, первый из которых намечается поднять в воздух до конца лета 2012 г., а другой – к началу 2013 г. Однако информации о третьем и четвертом «мстителях» пока найти не удалось.

Второй прототип имеет стреловидное крыло размахом 20,12 м (на морском варианте выполнено складывающимся), длина БЛА – около 13,7 м, силовая установка – один двухконтурный ТРД Pratt amp; Whitney PW545B тягой 18,32 кН, максимальная скорость полета – 740 км/ч, крейсерская скорость полета – 650 км/ч, практический потолок – 15240 м, продолжительность полета – не менее 18 ч (при установке в бомбоотсеке дополнительного бака – на два часа больше), максимальная взлетная масса – 8255 кг, масса топлива – 3583 кг, максимальная полезная нагрузка – 2948 кг (в том числе 1588 кг – внутри фюзеляжа).

«Морской призрак» компании «Локхид Мартин»

«Морской призрак» компании «Локхид Мартин» также разрабатывается по схеме «летающее крыло».

Президент компании «Дженерал Атомикс Аэронотикал Системе» Фрэнк У. Пейс, говоря о БЛА типа «Си Эвенджер», подчеркивает, что он «отвечает всем требованиям ВМС США к перспективной беспилотной авиационной системе авианосного базирования и может обеспечить флот возможностями осуществлять разведку и высокоточное поражение целей на очень большой дальности». По утверждению разработчика, благодаря особенностям своей конструкции, включая складывающееся крыло и убираемую платформу с оптико-электронной системой, данный «беспилотник» может без ограничений базироваться на американские атомные авианосцы типов «Нимиц» и «Джеральд Форд». Соответствующие испытания с задействованием модели БЛА были проведены разработчиком в феврале 2011 г. в аэродинамической трубе Центра авиационных и космических технологий Сан-Диего. В течение трех дней было наработано 90 ч испытаний, в ходе которых оценивалось поведение «беспилотника» на малых скоростях полета при выполнении взлета и посадки с (на) палубу авианосца, а также на других режимах.

14 августа 2013 г. компания GA-ASI получила от ВМС США контракт стоимостью 15 млн. долл. на разработку своего «морского мстителя» и постройку прототипа, который наряду с прототипами трех других разработчиков примет участие в сравнительных испытаниях. А в апреле 2014 г. компания-разработчик впервые продемонстрировала изображения своего «Си Эвенджера» на выставке морских, авиационных и космических систем, организованной Военно-морской лигой США. Этот вариант уже учитывает изменения концепции, которые коснулись программы UCLASS – отход от полностью ударного БЛА к преимущественно разведывательной машине, «работающей» в неблагоприятных условиях. Судя по изображениям, на БЛА имеются четыре внешних узла подвески и небольшой отсек вооружений, смонтированное на крыле крепление для подвески топливозаправочного агрегата при использовании БЛА в роли воздушного танкера- заправщика. Но самое главное – «беспилотник» имеет увеличенный планер и более крупный, а значит и более мощный, двигатель. По словам разработчиков, преимуществом БЛА «Си Эвенджер» является его конструкция, позволяющая добиться снижения его заметности в широком диапазоне, а не в низкочастотном диапазоне работы РЛС противника, как того добились создатели других претендентов – «беспилотников», спроектированных в классе «летающее крыло».

БЛА «Эвенджер» / «Предейтор» С.

Смена приоритетов

Срок исполнения работ по контрактам от 14 августа 2013 г. – девять месяцев, после чего заказчик изучит представленные эскизные проекты компаний-участников тендера и выдаст им запрос на предоставление информации «второго этапа» (так называемый «этап разработки технологий»), согласно которому предстоит уже подготовить демонстрационный образец. Данный запрос, как указывалось выше, был выдан компаниям 17 апреля 2014 г. Окончательный вариант запроса на предложения, по результатам рассмотрения которых будет принято решение о дальнейших этапах реализации программы, планируется выдать летом 2014 г Проект БЛА должны утвердить в первом квартале 2015 г., после чего основной фазе программы UCLASS будет дан официальный старт и в 2016 г., как ожидается, выбранный победителем подрядчик начнет постройку первого БЛА. Первый полет опытного БЛА планируется осуществить на рубеже 2016- 2017 финансовых годов, а программа летных испытаний на борту авианосца начнется в конце 2019 финансового года.

Одновременно будет осуществляться и разработка отдельных систем управления и базирования новых БЛА на американских авианосцах. Согласно обнародованным данным, в период 2014-2020 финансовых годов командование ВМС США намерено выделить на программу UCLASS сумму в 3,7 млрд. долл.: в 2014 финансовом году – 146,7 млн. долл., а в 2015-м – уже 522,5 млн. долл.

Однако сроки реализации программы UCLASS вполне могут сдвинуться вправо, поскольку не так давно ряд представителей военно-политического руководства США выступили за достаточно радикальное изменение основного предназначения разрабатываемой в рамках программы беспилотной авиационной системы. Если ранее она предназначалась преимущественно для ведения разведывательно-ударных операций против хорошо защищенных объектов, то теперь приоритетной целью для нее предлагают считать борьбу с террористами.

В частности, активным сторонником данной идеи являются заместитель председателя КНШ ВС США адмирал Джеймс Александер «Сэнди» Уиннефельд, командовавший в свой время АВМА «Энтерпрайз» и сегодня возглавляющий Совет по надзору за взаимодействием видов ВС США, а также ряд других высокопоставленных руководителей Пентагона и конгрессменов. В марте 2013 г. адмирал Уиннефельд уже давал указание руководству Министерства ВМС пересмотреть требования к перспективному БЛА корабельного базирования, уделив больше внимания обеспечению высоких разведывательных возможностей и более высокой продолжительности полета, снизив одновременно в четыре раза его боевую нагрузку (до 454 кг) и, соответственно, ударные возможности.

Впрочем, представители ВМС США активно выступают против применения перспективного БЛА авианосного базирования в качестве только «терминатора террористов», справедливо указывая на то, что использовать авианосец стоимостью более 10 млрд. долл. в качестве передовой базы для контртеррористических подразделений – совершенно неприемлемо. Более того, ряд экспертов высказали предположение, что в таком случае компании-претенденты просто могут отказаться от участия в подобной программе – слишком дорого им обойдется «переделка» своих проектов БЛА под новые требования.

Неясным пока остается и то, в каких количествах ВМС США собираются закупать перспективные БЛА корабельного базирования и присоединиться ли к программе Корпус морской пехоты США. Пока заявлено, что на первом этапе к программе UCLASS подключат четыре авианосца, а пятый «добавят» позже – после того, как адмиралы смогут оценить реальные возможности новой авиационной системы. Кроме того, контр-адмирал Уинтер особо подчеркивает – заказчик подходит к программе в части, касающейся объемов закупок серийных систем, не с точки зрения закупки некоего «круглого числа» корабельных БЛА, а с точки зрения необходимости обеспечения запрашиваемого количества полетов для решения главной задачи, под которой командование ВМС подразумевает ведение эффективной разведки и наблюдения.

С другой стороны, министр ВМС Рэй Мэйбас отмечает – его ведомство намерено приобрести «достаточное количество» БЛА, но на первом месте у министерства все же стоит обеспечение приемлемого уровня расходов по программе. И хотя, по словам министра Мэйбаса, твердого лимита по объему бюджета на программу UCLASS пока не установлено, вопрос всемерной экономии бюджетных средств, расходуемых по статье разработки и закупок различных систем вооружения, постоянно стоит на повестке дня в Пентагоне. Именно это является, как утверждают американские эксперты, и одной из главных причин изменения основного предназначения перспективного БЛА корабельного базирования.

Так может выглядеть "Си Эвенджер", предназначенный для базирования на американских авианосцах.

Новая концепция

Пока адмиралы, политики, промышленники и эксперты пытались увязать воедино свои точки зрения на будущее программы UCLASS и на то, какие же задачи должны стать для боевого БЛА авианосного базирования приоритетными, командование авиации Военно-морских сил и Корпуса морской пехоты США утвердили Концепцию развития военно-морской авиации на 2014-2025 гг.

В этом документе излагаются не только общие взгляды на основные направления развития американской военно-морской авиации, но также в сжатой, но достаточно полной форме изложены вопросы развития отдельных структурных элементов авиации американских ВМС и КМП и основных видов вооружений, военной и специальной техники. В том числе и беспилотной авиационной, которая становится все более важным составляющим звеном в программах развития авиации Военно-морских сил и Корпуса морской пехоты. В части концепции, которая касается будущего программы создания разведывательно-ударной беспилотной авиационной системы авианосного базирования UCLASS, указывается следующее: «Разведывательно-ударная беспилотная авиационная система авианосного базирования позволит обеспечить операции корабельных авиакрыльев постоянными разведывательными и ударными возможностями.

В начале следующего десятилетия ожидается уже поступление на вооружение одной оперативно готовой системы данного типа.

В интересах решения задач по выполнению высокоточного удара и ведению постоянной разведки и наблюдения система позволит максимально полноценно использовать имеющиеся на сегодня технологии по запуску и управлению полетом летательных аппаратов (авианосного базирования. – Прим. авт.), передачи данных (с использованием имеющихся систем Министерства обороны выдачи задания, обработки данных и их использования и распространения). Данная система будет включать беспилотный летательный аппарат, сегмент управления и контроля, а также корабельный сегмент. Она также будет интегрирована в контролируемое средствами управления авианосца воздушное пространство (зону действий или операций. – Прим. авт.) и полностью отвечать всем стандартным процедурам (требованиям), принятым на флоте в отношении применения беспилотных систем. Официальный план финансирования работ по этапу разработки технологий утвержден помощником министра обороны по закупкам, технологиям и логистике».

При этом следует особо отметить, что в Концепции присутствует отдельный раздел по программе создания БЛА типа Х-47В – единственному проекту БЛА из всех тех, что претендуют на победу в тендере по программе UCLASS. В определенной мере это можно рассматривать и как дань тому огромному успеху, который достигли разработчики данного «беспилотника», и как «бонус» БЛА типа Х-47В в нелегком противостоянии с другими конкурентами. Ведь известно, что среди представителей американских ВМС имеется много сторонников выбора именно БЛА типа Х-47В в интересах перспективного развития авианосной авиации флота.

«Работа системы автоматического управления полетом Х-47В, проверенная во время недавних испытаний в море, продемонстрировала себя чрезвычайно эффективно, – указывается в рассматриваемой Концепции. – Оснащенный тремя навигационными компьютерами, которые постоянно обменивались получаемыми данными, корректируя себя и проверяя работоспособность всех систем, летательный аппарат сумел самостоятельно выявить потенциальную проблему в одной из них в тот момент, когда он выполнял заход на посадку, после чего в соответствии с предопределенным протоколом в автономном режиме прекратил выполнение данной операции и отвернул. Это один из примеров того, как Военно-морские силы лидируют в области передовых разработок автоматизированных алгоритмов для беспилотных (безэкипажных) систем.

Х-47В управляется автономно (автономная система управления полетом, без необходимости вмешательства со стороны человека), с использованием запрограммированных процедур и алгоритмов логики автономных систем, которые указывают системе, что надо делать, в противоположность управлению при помощи джойстика. В этом случае удается избежать задержки или ошибки по времени при осуществлении операций в тяжелых условиях переполненной палубы авианосца. Это также позволяет с высокой точностью решать задачу по выходу на промежуточные точки маршрута, что необходимо при обследовании огромного водного пространства океана.

Применение высокоточной спутниковой навигационной системы; навигационная система, позволяющая определять относительное перемещение (летательного аппарата); компенсация движения по полетной палубе и комплексная система обмена данными дают возможность осуществлять точную посадку летательного аппарата на запланированные точки. При этом технологии и средства определения местоположения, имеющиеся у летательного аппарата, обеспечивают ему возможность обмениваться данными с другими системами вооружения, такими, как палубный истребитель-штурмовик F/A-18 «Хорнет», позволяя беспилотным летательным аппаратам безопасно работать вместе с его пилотируемыми коллегами. Полученные при реализации программы демонстратора Х-47В наработки будут учтены в ходе осуществления программы создания разведывательно-ударной беспилотной авиационной системы авианосного базирования UCLASS, которую Военно-морские силы планируют полностью принять на вооружение к 2020 г.».

В документе также указывается, что перспективная разведывательно-ударная беспилотная авиационная система авианосного базирования UCLASS (при наличии способности выполнять два боевых задания на удаление 600 морских миль от авианосца, без выполнения дозаправки топливом в полете, либо же один полет также без выполнения дозаправки топливом в воздухе, но на дальность 1200 миль от авианосца) позволит существенно увеличить зону досягаемости авианосных ударных групп. «Летательный аппарат будет способен осуществлять поиск целей и выдачу по ним данных целеуказания для самолетов пилотируемой авиации или же самостоятельно осуществлять ограниченные удары в подконтрольном противнику воздушном пространстве, не подвергая риску жизни летчиков, да еще и на дальности, превышающей таковую для летательных аппаратов пилотируемой авиации, – подчеркивают авторы Концепции. – Предполагается, что беспилотный летательный аппарат системы UCLASS будет иметь небольшую радиолокационную заметность и сможет нести полезную нагрузку массой 3000 фунтов (около 1360 кг. – Прим. авт.), включая 1000 фунтов (453 кг) средств поражения класса «воздух-поверхность», что позволит повысить возможности авианосной авиации по борьбе с надводными кораблями и судами противника».

Командующий ВМС и комендант КМП США отмечали в одном из недавних концептуальных документов:«Способность наших Военно-морских сил находиться там, где это необходимо и когда это необходимо, будет обеспечена за счет поддержания значительного передового военного присутствия и соответствующего уровня готовности. Там, где нашим дипломатическим интересам или нашим гражданам создается угроза, такие Военно-морские силы обеспечат возможность вмешательства. Наши ВМС и КМП продолжат предоставление различных возможностей на выбор как для командиров на поле боя, так и для принимающих решения политиков. Благодаря созданию за счет наличия надежной боевой мощи сдерживающего (устрашающего) эффекта, такие Военно-морские силы будут обязательны для сохранения мира, строительства партнерских отношений, оказания гуманитарной помощи и предотвращения войны».

В этой связи авторы упомянутой выше Концепции указывают, что «военно-морская авиация является ведущим компонентом таких интегрированных и имеющих возможность к широкому взаимодействию в мирное и военное время».

"В любой день мы находимся на самом острие, во главе ударных сил для воздействия на развивающийся кризис, готовые к немедленному выполнению любой поставленной нам задачи. Военно-морская авиация никогда еще не имела такого важного значения и не была еще никогда настолько высоко востребована, – подчеркивается во «Вступительном слове руководителей военно-морской авиации» к Концепции. – При этом подразделения военно- морской авиации будут прибывать в назначенную точку с такими средствами и при наличии такого боевого потенциала, которые позволят достичь превосходства в бою. А чтобы гарантировать это, мы должны иметь технологическое преимущество и применять эволюционный подход к совершенствованию различных платформ и целевой нагрузки. Поэтому в рамках «стратегии борьбы на дальнем рубеже» ВМС и КМП отказываются от старых летательных аппаратов, которые сослужили нам хорошую службу, и модернизируют почти все классы и типы летательных аппаратов. Согласно нашей новой Концепции, авианосная ударная группа в 2025 г. будет выходить на боевую службу, имея только пять типов летательных аппаратов с пятью типами силовых установок, что существенно снизит стоимость жизненного цикла (эксплуатации). Кроме того, наш авианосец следующего поколения типа «Форд» создается с использованием перспективных технологий, которые позволят также существенно снизить стоимость эксплуатации, позволяя корабельному авиакрылу выполнять на 25% больше вылетов, чем на авианосцах типа «Нимиц», при одновременном снижении расходов на 4 млрд. долл. на корабль».

Некоторые итоги

По мнению военно-политического руководства США, военно-морская авиация в настоящее время по-прежнему остается преимущественным средством ведения вооруженного противоборства. Вот почему Пентагон и Белый дом уделяют пристальное внимание поддержанию высокой боеготовности и обеспечению такого боевого потенциала, который позволит достичь безусловного превосходства над любым противником. И расширение боевых возможностей авианосных авиакрыльев авиации ВМС США за счет включения в их состав перспективной разведывательно-ударной боевой беспилотной авиационной системы авианосного базирования UCLASS является одним из приоритетных направлений строительства военно-морской авиации Соединенных Штатов.

Использованы фото компаний «Боинг», «Локхид Мартин», «Дженерал Атомикс Аэронотикал Системз» и ВМС США.

Памяти историка и патриота

01.11.1960-25.05.2014

25 мая 2014 г на 54-м году жизни скончался выдающийся русский историк вооружения и военной техники Михаил Николаевич Свирин.

В 1984 г. М.Н. Свирин окончил Московский институт электронного машиностроения по специальности «конструирование и производство радиоаппаратуры», работал на инженерных должностях в «оборонке». Военная история и история вооружения и военной техники были для него поначалу увлечением. С начала 1990-х гг. это увлечение перерастает для него не просто в профессию, а в призвание. В скором времени он становится одним из наиболее авторитетных историков отечественной бронетанковой техники, публикует ряд работ также по истории стрелкового оружия и артиллерии. Трудолюбивый исследователь, горячий энтузиаст, Свирин поднимает и вводит в оборот многочисленные архивные документы, публикует уникальные фотографии, ведет активную просветительскую работу.

Всем, кто серьезно интересуется военной историей и историей военной техники, хорошо знакомы такие работы М.Н. Свирина, как «История советского танка» (в трех книгах), «Танковая мощь СССР», «История советской САУ 1919-1945», «Артиллерийское вооружение советских танков 1940-1945», монографии об отдельных образцах советской и германской бронетанковой техники, статьи в периодических изданиях. Но дело не столько в объеме опубликованных им работ, сколько в их качестве. По признанию многих, Свирин задал высокий уровень публикаций по истории военной техники, став, без преувеличения, эпохой в отечественной литературе по истории ВВТ. Посчастливилось работать с Михаилом Николаевичем и редакции журнала «Техника и вооружение». Книги и статьи М.Н. Свирина неизменно вызывали широкий интерес как любителей военной истории, так и военных специалистов и профессиональных историков.

Немаловажен вклад Михаила Николаевича в отечественную историографию военной техники и как редактора и издателя. Несмотря на финансовые трудности, ему удалось запустить в жизнь ряд изданий и серий. Достаточно вспомнить монографии по истории бронетанковой техники, флота и стрелкового оружия, выпущенные уже в 1993 г. издательством «Аскольдъ», директором и главным редактором которого он был. Активно участвовал Свирин в выпуске известной серии «Армада» – не только как автор (собственно, серия начиналась в 1995 г. с монографии «Первые советские танки» А.А. Бескурникова и М.Н. Свирина), но и в качестве редактора и организатора. В 2000-2002 гг Свирин издавал журнал «Полигон», в котором публиковались и уже известные к тому времени авторы, и начинающие исследователи.

Многие авторы и исследователи сохранили благодарность Михаилу Николаевичу (хотя большинство называли его просто «Миша» или «дядя Миша») за его поддержку, бескорыстную готовность поделиться собранными материалами, накопленным знанием – дабы поддержать работы по интересующей теме.

С развитием социальных сетей в конце 1990-х гг. Свирин становится активным участником форумов. Вместе с тем, многие помнят его беседы и импровизированные лекции на собраниях любителей военной истории и стендового моделизма, на выездных встречах форумчан. Михаил Николаевич был еще и отличным рассказчиком. Тщательный разбор сложных проблем истории вооружений и военной техники, разговор о специальных технических аспектах он сочетал с ясной и образной манерой изложения. При этом его неизменно отличали уважительное и доброжелательное отношение к собеседникам и оппонентам – независимо от уровня их компетентности или степени «дружественности» – умение спокойно и убедительно обосновать свою позицию.

Поработал М.Н. Свирин и на телевидении, в том числе – в качестве сценариста и консультанта военно-исторических программ и циклов. Незадолго до смерти им был закончен сценарий фантастического фильма. Впрочем, о Свирине как оригинальном писателе-фантасте узнали лишь недавно – с выходом романа «Река времен» (под псевдонимом Михаил Дьяконов), во многом отразившего его личные размышления о жизни и человеческих взаимоотношениях.

М.Н. Свирин с членами Православного военно-патриточеского клуба «Вохна».

Михаилу Николаевичу были свойственны глубокая гражданская позиция, искреннее беспокойство за все происходящее в стране, выражавшееся не в речах, а в практической деятельности. Не так широко известно, например, его участие в качестве гражданского специалиста в миссиях на Кавказе по разминированию местности – тем более что и сам он о командировках в «горячие точки» упоминал редко даже в разговоре с близкими знакомыми, как и о медалях, которыми был награжден за свои труды.

Педагогический дар Михаила Николаевича ярко проявился в работе с подростками в Православном военно-патриотическом клубе «Вохна» в Павловском Посаде при храме Воскресения Христова. С момента организации клуба в 2009 г Свирин стал, фактически, его душой и движущей силой. Он помогал в обеспечении клуба снаряжением и экипировкой (например, страйкбольным оружием для тактико-стрелковой подготовки), несмотря на проблемы со здоровьем, выезжал с ребятами на соревнования военно-патриотических клубов, вывозил на поисковые работы, обучал основам обращения со взрывоопасными предметами, много рассказывал о военной истории России.

Редакция журнала «Техника и вооружение» глубоко скорбит о безвременной кончине Михаила Николаевича Свирина, выражает искреннее соболезнование его родным и всем, кто близко знал этого талантливого историка и писателя и просто замечательного человека и друга.

Вверху: танк Т-10 с ГМТ («Объект 266») движется по лесной трассе. Государственные испытания, 1955 г.

М.В. Павлов, кандидат технических наук, старший научный сотрудник

И.В. Павлов, ведущий конструктор

Отечественные бронированные машины 1945 – 1965 гг.

Государственные испытания танка «Объект 266», проведенные на НИИБТ полигоне с 1 июня по 11 октября 1955 г., позволили более точно определить ТТХ Т-10 с ГМТ и оценить не только надежность трансмиссии в целом, но и ее системы охлаждения в пределах гарантийного срока службы (2000 км). Кроме того, проверили стабильность регулировок механизмов и приводов управления, удобство обслуживания и ремонта агрегатов и механизмов силами экипажа и средствами ЗИП, а также условия работы механика-водителя.

До начала государственных испытаний танк Т-10 (№5006А313) с ГМТ (образец N94) прошел 178 км заводских и сдаточных испытаний в районе Ленинграда. При этом двигатель машины отработал 24 ч (из них под нагрузкой – 9 ч). Для сравнительной оценки различных типов трансмиссии на эти испытания также был выделен серийный танк Т-10 (№5312А501) с ПКП. До этого он имел пробег 977 км (без учета 151 км военпредовского пробега), двигатель машины отработал 145 ч (из них под нагрузкой – 94 ч).

Перед началом испытаний двигатели обеих машин привели к одинаковой мощности, а сами танки – к одинаковой массе (масса танка с ГМТ составляла 49107 кг, с ПКП – 49070 кг).

За время испытаний на НИИБТ полигоне танк Т-10 с ГМТ («Объект 266») прошел 2000 км, при этом его двигатель отработал 152 ч 30 мин (из них под нагрузкой – 124 ч). Т-10 с ПКП преодолел 1069 км; его двигатель отработал 65 ч (из них под нагрузкой – 56 ч).

Полученные результаты позволили провести сравнительный анализ ГМТ по основным показателям (средней и максимальной скорости движения танка, расходу топлива и запасу хода, приемистости, преодолению препятствий и поворотливости, утомляемости механика-водителя), оценить конструкцию опытного образца и качество его производственного исполнения.

Гидромеханическая трансмиссия «Объект 266» образец №4 (вид сзади), 1955 г.

Установка ГМТ «Объект 266» в танке Т-10. Государственные испытания, 1955 г.

Ходовые и специальные испытания Т-10 с ГМТ в достаточно напряженных режимах показали, что средняя скорость движения машины за период испытаний составляла 18,4 км/ч, при этом величина среднего расхода топлива достигала 128 л/ч.

Основные эксплуатационно-технические показатели обеих машин оказались практически одинаковыми и находились в пределах норм по ТТХ для серийного танка Т-10. Исключение составили расходы топлива и время на пуск двигателя при отрицательных температурах окружающего воздуха (ниже -30 – -35'С), которые у танка с ГМТ оказались выше, чем у Т-10 с ПКП. Так, средний расход топлива на 100 км пути был выше для танка с ГМТ:

– по сухим грунтовым дорогам – на 9,2-21,2%;

– по грязным грунтовым дорогам – на 5,0-14,0%;

– по сухому разбитому щебенчатому шоссе – на 10,8-25,0%.

Соответственно, запас хода танка с ГМТ оказался ниже, чем у Т-10 с ПКП:

– по сухим грунтовым дорогам – на 8,5-17,5%;

– по грязным грунтовым дорогам – на 6,0-12,0%;

– по сухому разбитому щебенчатому шоссе – на 12,5-16,0%.

К другим существенным недостаткам ГМТ, выявленным в ходе испытаний, относились:

– повышенный расчетный скоростной режим работы двигателя танка, находившийся на верхних пределах эксплуатационных частот вращения коленчатого вала;

– повышенный расход мощности двигателя, связанный с меньшим КПД трансмиссии, и несколько повышенная тепловая напряженность работы двигателя, исчисляемая по температуре воды и масла на выходе из двигателя;

– неэффективность торможения двигателем, исключавшая использование этого способа при преодолении танком длинных спусков значительной крутизны.

Тем не менее, при равных условиях движения ГМТ по сравнению с серийной ПКП обеспечивала машине следующие преимущества:

– более легкую управляемость и меньшую утомляемость механика- водителя как за счет упрощенной системы органов управления (отсутствие педали трансмиссии) с одновременным уменьшением прилагаемых на них усилий, так и меньшего количества переключений передач;

– лучшую маневренность при движении с поворотами, превышавшими фактический минимальный радиус поворота (10-15 м) на режиме ПМП;

– большую плавность хода при движении по дорогам как с переменным профилем и сопротивлением движению, так и с ухабами;

– лучшее преодоление подьемов, отсутствие заглохания двигателя при любых перегрузках (вплоть до упора в стену);

более интенсивный разгон до эксплуатационных скоростей (не выше 38 км/ч – по результату, зафиксированному на бетонном шоссе);

– меньшие затраты времени на эксплуатационные регулировки приводов управления трансмиссии и отсутствие регулировки фрикционных элементов.

Однако надежность ГМТ в танке Т-10 при испытаниях на гарантийный срок 2000 км оказалась недостаточной. После 512 км пробега вышло из строя одно уплотнительное кольцо на линии подвода масла к бустеру правого ПМП, что потребовало ремонта с выемкой трансмиссии из танка и ее разборки.

За время испытаний дважды (после 847 и после 1601 км пробега) наблюдались течи масла из радиатора редукторной части трансмиссии в результате разрушения трубок. Ремонт радиаторов пайкой оказался неэффективным вследствие больших действующих давлений масла, и их пришлось заменить.

На 512 км было обнаружено смятие алюминиевых мест посадки перепускных шариковых клапанов в крышке маслофильтра ГМТ. После ремонта маслофильтр работал надежно до конца испытаний.

Двигатель В12-5 на танке с ГМТ и его система охлаждения, отличавшаяся от серийной, также работали ненадежно. Через 251 км пробега вышли из строя эжекторы системы охлаждения из-за разрушения тепловых экранов глушителей. После 847 км пробега (75 ч работы двигателя в танке) наблюдался увеличенный расход масла – до 9-12 л/ч. На 1958 км пробега (146,5 ч работы двигателя) разрушились шестерни привода нагнетателя двигателя, который до окончания испытаний был заменен. По окончании испытаний обнаружили проникновение воды в картер двигателя (из-за появления поперечной трещины в верхней части рубашки правой головки блока по перемычке между клапанами).

Движение Т-10 с ГМТ("Объект 266") по лесной трассе. Государственные испытания, 1955г.

При разборке двигателя и дефектовке основных деталей выявили износ поршневых колец, выходящий за пределы допусков на ремонт, что указывало на невозможность дальнейшей эксплуатации двигателя и необходимость проведения капитального ремонта.

Повышенный износ основных деталей двигателя В12-5 в Т-10 с ГМТ объяснялся его возросшими нагрузочным и скоростным режимами работы при одновременном воздействии высокой запыленности воздуха (на протяжении 1020 км из 2000 км за время испытаний). Поскольку испытаниям был подвергнут только один двигатель (имевший, кроме того, неисправность в системе охлаждения), вопрос надежности его работы в танках с ГМТ предлагалось изучить в ходе проведения дополнительных исследований.

Аналогичный осмотр ГМТ с микрометражом основных деталей, проведенный после окончания испытаний, показал незначительный износ большинства деталей, не выходивший за пределы допусков на изготовление. Металлокерамические диски находились в хорошем состоянии и имели износ в пределах от 0,01 до 0,98 мм по своей толщине. После ремонта уплотнения на подводе масла к бустеру левого ПМП трансмиссия могла быть допущена к дальнейшей эксплуатации.

Результаты испытаний танка Т-10 с ГМТ («Объект 266») позволили сделать вывод о перспективности применения такого типа трансмиссии при дальнейшем совершенствовании тяжелых танков.

В заключении отмечалось:

«1. ГМТ конструкции ВНИИ-100 («Объект 266») соответствует кратким ТТТ, установленным постановлением Совета Министров СССР №2486-983 от 10 июня 1950 г.

2. ГМТ («Объект 266») испытания в танке Т-10на 2000 км не выдержала по причине недостаточной надежности.

При наличии ряда преимуществ по сравнению с серийной ПКП танка Т-10, существенно улучшающих эксплуатацию танка, ГМТ имеет также недостатки, основными из которых является повышенный на 5-25% километровый расход топлива при движении танка.

3. На основании результатов проведенных испытаний ГМТ в танке Т-10 изготовление партии указанных трансмиссий для проведения их войсковых испытаний не может быть рекомендовано.

4. С целью отработки принципиальных вопросов, связанных с применением ГМТ в тяжелых танках, комиссия считает целесообразным проведение конструктивной и технологической доработки ГМТ («Объект 266») в соответствии с выводами и предложениями комиссии с последующей проверкой эффективности доработки на необходимом количестве образцов ходовыми испытаниями в различных условиях эксплуатации».

В ходе дальнейшего совершенствования ГМТ предлагалось:

– сместить характеристику совместной работы двигателя с гидропередачей в зону меньших частот вращения коленчатого вала с целью использования более экономичных режимов работы В12-5 и снижения его скоростного режима;

– продолжить исследования по изысканию масла с малой вязкостью и более низкой температурой застывания для облегчения пуска двигателя при низких температурах с последующей проверкой его ходовыми испытаниями на гарантийный срок службы;

повысить работоспособность уплотнительных колец на линиях подвода масла к бустерам фрикционов ПМП;

– проработать вопрос введения в конструкцию ГМТ изменений для обеспечения возможности надежного пуска двигателя танка с ГМТ с буксира;

– более подробно проверить эффективность торможения танка только двигателем и с помощью горного тормоза на длительных спусках различной крутизны и по результатам испытаний внести изменения в инструкцию по эксплуатации танка.

Как показали дальнейшие исследования, выполненные во ВНИИ-100 в 1956 г., за счет смещения характеристики совместной работы В12-5 и гидропередачи (ГТК с суммирующим и планетарным рядом) в зону более экономичных частот вращения коленчатого вала двигателя километровые расходы топлива могли быть снижены на 6-10% без ухудшения динамики танка. А при нормальной эксплуатации такая корректировка позволяла снизить увеличение среднего расхода топлива у танка с ГМТ до 5-10% по сравнению с танком, имевшим механическую трансмиссию.

Танк Т-10 с ГМТ («Объект 266») преодолевает крен 30°.

Танк Т-10 с ГМТ («Объект 266») преодолевает подъем 29°.

В феврале-декабре 1957 г. во ВНИИ-100 состоялись стендовые и ходовые испытания нового образца ГМТ («Обьект 266»), представлявшего собой модификацию образца №4, проходившего ранее государственные испытания. Проведенные доработки касались изменения передаточного отношения цилиндрической пары (с целью изменения характеристики совместной работы двигателя В12-5 и гидропередачи для повышения топливной экономичности) и передаточных отношений конической пары и первого планетарного ряда (с целью сохранения расчетной максимальной скорости движения танка). Кроме того, провели замену комплексного трансформатора ГТК-I на ГТК-II с целью повышения КПД трансмиссии. Новый ГТК-II конструкции ВНИИ-100 отличался от ГТК-I измененным профилем лопаток турбинного колеса, вследствие чего имел более высокий КПД. Для улучшения работоспособности кольцевых уплотнений на линии подвода масла к бустерам ПМП установили новые усиленные уплотнительные кольца меньшего диаметра, а для улучшения фильтрации масла в трансмиссии вместо щелевого фильтра ввели гидроциклон. Эффективность торможения танка двигателем повысили за счет установки автолога1* между насосом и турбиной ГТК.

Стендовые испытания ГМТ подтвердили, что изменение передаточного отношения цилиндрической пары на входе в ГТК обеспечило более рациональное совмещение характеристик двигателя В12-5 и гидромеханической передачи. За счет этого расширился скоростной диапазон работы двигателя по внешней характеристике (предельные частоты вращения коленчатого вала двигателя при его работе по внешней характеристике уменьшились с 1800 до 1530 мин-1 при сохранении того же КПД трансмиссии). Соответственно, расширился скоростной диапазон работы двигателя и на частичных характеристиках. С учетом специфики характеристики топливной экономичности двигателя В12-5 это должно было привести к существенному улучшению топливо-экономической характеристики танка с ГМТ.

Установка ГТК-II в ГМТ повысила КПД трансмиссии в среднем на 2-3% на всем рабочем диапазоне изменения передаточных отношений (не ниже 0,8).

Полевые сравнительные испытания танка с доработанной ГМТ («Объект 266») и серийного Т-10 прошли с 10 октября по 15 декабря 1957 г. в районе испытательной базы ВНИИ-100. Масса каждого танка составляла 47 т. Испытания проводились в различных дорожных условиях на максимально возможных скоростях движения и колонным маршем. При этом фиксировались часовые и километровые расходы топлива, средние скорости движения, средние частоты вращения коленчатых валов двигателей и количество переключений передач за пробег. Сравнительная экономичность машин исследовалась в диапазоне скоростей от 16 до 35 км/ч. За время испытаний танк Т-10 с ГМТ прошел 750 км.

Сравнительный анализ результатов испытаний и данных, полученных ранее при испытании образца ГМТ №3 и на государственных испытаниях образца ГМТ №4, показал, что изменение характеристик совместной работы двигателя и гидромеханической передачи дало существенное снижение разницы километровых расходов топлива. При этом расход топлива в диапазоне скоростей от 16 до 35 км/ч колебался в пределах от 3% экономии топлива до 12% перерасхода топлива, причем в большинстве пробегов перерасход топлива составлял 3-5%. Следовательно, внесенные улучшения позволили в среднем на 50% уменьшить разницу в километровых расходах топлива.

Таким образом, ходовые испытания ГМТ в танке Т-10 с измененной характеристикой совместной работы двигателя и трансмиссии подтвердили эффективность проведенных институтом мероприятий по уменьшению разницы в километровых расходах топлива танков с ГМТ и механической трансмиссиями, показав перерасход в 5-8%. Данное превышение являлось неизбежным при применении любой достаточно совершенной ГМТ и характеризовало цену, за которую достигалось улучшение технических и эксплуатационных показателей танков.

В соответствии с действующим порядком внедрения образцов военной техники в серийное производство институт посчитал необходимым изготовить для войсковых испытаний партию модернизированных танков Т-10, оборудованных ГМТ («Объект 266»).

По предложению военной приемки ГБТУ, в партии опытных образцов ГМТ для войсковых испытаний надлежало обеспечить надежную работу маслорадиаторов, возможность пуска двигателя буксировкой танка и сократить время подготовки к пуску двигателя при низких температурах. Кроме того, предлагалось продолжить ходовые испытания Т-10 с образцом ГМТ №4 до 2500-3000 км с обязательным внедрением усовершенствований в техническую документацию на войсковую партию. Институту также рекомендовалось продолжить работы по повышению эффективности торможения танка двигателем при движении на повышенных скоростях по неровным дорогам.

Необходимо отметить, что во ВНИИ-100 провели также проектирование малогабаритной ГМТ для перспективного тяжелого танка и ее системы охлаждения по новой схеме с высокими техническими и эксплуатационными показателями и малыми габаритами по оси машины. Были подготовлены эскизно-технические проекты опытных узлов трансмиссии в двух вариантах, выполнен расчет ГТК и выявлена возможность повышения его КПД. Работы велись совместно с ЛПИ им. М.И. Калинина, а также с ВИАМ, с которым отработали конструкцию металлокерамических дисков трения с изготовлением опытных комплектов. Изготовили стенды для исследования масел и бустеров управления трансмиссией, выпустили рабочие чертежи отдельных узлов и провели предварительную компоновку системы охлаждения трансмиссии2*.

Танки Т-10 с ГМТ «Объект 266» (слева) и с серийной ПКП во время сравнительных испытаний для оценки влияния ГМТ на динамику танка. НИИБТ полигон, 1960 г.

Испытания ГМТ «Объект 266» (образец №3) на стенде для снятия внешних характеристик. НИИБТ полигон, 1957 г.

Помимо этого, в 1957 г. по требованию НТК ГБТУ были проведены ходовые испытания ГМТ («Объект 266»), крайне необходимые для решения ряда конструктивных задач при проектировании нового тяжелого танка «Объект 279». В последующем для оценки влияния ГМТ на динамику танка в сентябре 1960 г. на НИИБТ полигоне прошли сранительные испытания танков Т-10 с ГМТ («Объект 266») и с серийной ПКП.

Еще одним направлением совершенствования трансмиссии танка Т-10 стала разработка автоматической трансмиссии (АТ) с гидротрансформатором и двумя механическими ступенями, с применением автологов (см. «ТиВ» №2/2010 г.).

В 1955 г. сотрудники ВА БТВ им. Сталина по предложению А.И. Благонравова спроектировали автоматическую ГМТ с оригинальной схемой коробки, обладающей повышенным коэффициентом приспособляемости, меньшей массой и габаритами. Характерной особенностью данной схемы являлось наличие прогрессивного диапазона изменения момента, достаточного для обеспечения движения танка в нормальных дорожных условиях, которое осуществлялось автоматически внутри механизма в зависимости от сопротивления движению машины.

В соответствии с планом ОКР в IV квартале 1955 г. ОКБТ Л КЗ обязывалось изготовить экспериментальный образец трансмиссии по чертежам ВА БТВ им. Сталина и технический проект его установки в танке Т-10 (приказ министра транспортного машиностроения №42 от 28 февраля 1955 г. и договор с НТК ГБТУ №Н2-59 от 9 апреля 1955 г.).

В первой половине 1955 г. изготовили детали трансмиссии АТ, на 30-90% выполнили сборку ее опытного образца, а также выдали на производство техническую документацию стенда для трансмиссии. К октябрю 1955 г. завершили сборку экспериментального образца ГМТ и осуществили его пробную обкатку на стенде.

На 1956 г. совместно с ВА БТВ им. Сталина планировалась отработка конструкции трансмиссии по результатам заводских испытаний экспериментального образца (I квартал 1956 г.). Работы велись в направлении совершенствования процесса автоматического переключения передач в зависимости от сопротивления движению, повышения коэффициента приспособляемости и уменьшения массы и габаритов трансмиссии. В дальнейшем ОКБТ должно было представить эскизно-технический проект АТ для танков Т-10 и ИС-3 (IV квартал 1956 .), а во II квартале 1957 г. – рабочий проект и рабочие чертежи трансмиссии для танка Т-10. ВIV квартале 1957 г. следовало изготовить два опытных образца трансмиссии для заводских испытаний с последующей отработкой документации по их результатам (II квартал 1958 г.).

В соответствии с приказом министра транспортного машиностроения №13 от 8 февраля 1956 г. после проведения стендовых испытаний ОКБТ продолжило подбор материалов для выполнения технического проекта ГМТ на базе экспериментального образца. Одновременно во ВНИИ-100 провели расчетно-теоретические исследования схемы трансмиссии АТ.

Проведенные в сентябре-декабре 1956 г. ходовые испытания экспериментального образца трансмиссии АТ, установленного в танке ИС-3, показали, что предложенная схема обеспечивала автоматическое переключение передач в трансмиссии, однако имела недостаточно высокий КПД. Кроме того, в процессе испытаний трансмиссии пришлось изменить схему ее системы смазки и управления, конструкцию уплотнений грузового вала и гидротрансформатора, а также устранить большое количество производственных дефектов.

В связи с тем, что кинематическая схема АТ не обеспечивала приемлемых эксплуатационно-технических показателей в танке и по основным показателям (по КПД и тяговой характеристике) уступала существующим ГМТ, дальнейшие работы по ней были признаны нецелесообразными.

Вторым направлением повышения подвижности тяжелых танков являлось дальнейшее совершенствование конструкции механических трансмиссий (МТ) и введение гидравлических приводов управления ПКП. Работы по созданию непланетарных МТ развернулись на ЧКЗ и ЛКЗ еще в 1951 г. Так, на основании решения Совета Министров СССР №3440-1544 от 12 сентября 1951 г. и приказа Министерства транспортного машиностроения №640 от 15 сентября 1951 г. в СКБ-2 ЧКЗ выполнили проект МТ для танка Т-10, получившей заводское обозначение «Объект 709». В 1952 г. изготовили опытный образец трансмиссии и начали ее обкаточные стендовые испытания. Одновременно были выданы чертежи для изготовления второго образца.

Механическая трансмиссия «Объект 709» танка Т-10, 1953 г.

Установка механической трансмиссии «Объект 709» в танке Т-10, 1954 г.

В состав МТ «Объект 709» входили главный фрикцион, простая шестиступенчатая коробка передач, механизм поворота, приводы управления, система смазки и сервоуправления. В механизме поворота использовались два планетарных ряда, включенных по схеме механизма поворота «ЗК». Такая кинематическая схема МТ по сравнению со схемой серийной ПКП танка Т-10 являлась более простой и компактной. МТ также была скомпонована в одном картере с механизмом поворота, но в отличие от серийной трансмиссии изменение передач не зависело от работы механизма поворота. Кроме того, опытная трансмиссия имела меньшее число фрикционных элементов – пять (вместе с остановочными тормозами) вместо семи. Отсутствие в схеме коробки передач мультипликатора упрощало привод управления и облегчало переключение передач.

Благодаря своей конструкции и компоновке МТ могла устанавливаться также в танках ИС-3 и ИС-4 при условии конструктивного изменения передней и задней опор коробки передач.

Согласно техническому заданию и указанию главного конструктора, после обкаточных стендовых испытаний с 22 по 28 октября 1952 г. провели предварительные стендовые испытания первого опытного образца МТ «Объект 709» с целью определения характеристики работы системы смазки и сервоуправления трансмиссии (снятие характеристик производилось в зависимости от температуры масла начиная с +15 до +120'С). На стенде МТ приводилась в движение от электромотора мощностью 48 кВт с постоянной частотой вращения якоря 1470 мин '.

В 1952-1953 гг. первый образец МТ (№1) прошел и заводские ходовые испытания в танке «Объект 730» в объеме 3224 км. Испытания непосредственно в машине провели в периоде 14 ноября 1952 г. по сентябрь 1953 г. при температуре окружающего воздуха от -30 до +33'С в районе г. Челябинска по маршруту завод – полигон – с. Миасское и обратно по твердой ухабистой дороге при снежном покрове глубиной до 60 см. За время испытаний двигатель танка отработал 151 ч 36 мин, из них 137 ч 11 мин под нагрузкой и 14 ч 25 мин – вхолостую. Эти испытания дали возможность проверить работоспособность МТ в реальных условиях эксплуатации танка и выявить существенные недостатки, часть из которых устранили при проведении доводочных работ.

Основные дефекты в работе МТ заключались в ненадежности масляного насоса, течи масла из-под отводок бортовых фрикционов грузового вала, замасливании дисков бортовых фрикционов и сильной вибрации полуосей грузового вала. Их устранили после введения усиленной конструкции масляного насоса, улучшенной схемы смазки, ужесточения требований к уплотнениям и изменения конструкции грузового вала.

После реализации всех улучшений масляный насос на ходовых испытаниях последующие 2955 км отработал без нареканий. Течь масла из полости бортовых фрикционов и отводок значительно уменьшилась, но окончательно устранена не была. Наблюдалось незначительное распыление масла против отверстий в наружных барабанах и из полости бортовых фрикционов.

В процессе испытаний опытная МТ обеспечила танку высокие средние скорости: по ухабистой снежной дороге с толщиной снежного покрова до 20 см – 25 км/ч, по заснеженной дороге с толщиной снежного покрова до 40 см – 18-22 км/ч, по сухой накатанной грунтовой дороге – 27,3 км/ч (в безостановочном 102-км пробеге 24 августа 1953 г. – 30,6 км/ч). Максимальная скорость движения машины по накатной грунтовой дороге на шестой передаче достигала 41 км/ч.

Наряду с хорошей управляемостью (благодаря использованию в трансмиссии танка механизма поворота типа «ЗК» в сочетании с шестеренчатой коробкой передач) условия переключения передач признали только удовлетворительными и предложили сосредоточить усилия на их совершенствовании для сокращения времени переключения.

Значительно меньшая трудоемкость сборки опытной МТ «Объект 709» по сравнению с серийной ПКП танка Т-10 была обусловлена общим количеством наименований деталей. Так, опытная трансмиссия (без сервирования переключения передач) имела 658 наименований деталей с общим количеством 1693 деталей, а серийная трансмиссия Т-10 – 1113 наименований деталей с общим количеством 3206 деталей. Масса МТ составляла всего 1800 кг (с чугунным картером), а ПКП танка Т-10 (с силуминовым картером и без учета бортовых редукторов) – 2320 кг.

Тем не менее, система смазки МТ требовала доработки для обеспечения постоянства давления масла на крутых кренах и подъемах, а также совершенствования контроля уровня масла в картере. Необходимо также было гарантировать прочность и износоустойчивость втулки механизма поворота «ЗК». Но в целом представленная конструкция опытной трансмиссии после доводки могла обеспечить надежную работу в пределах гарантийного километража (2000 км).

По предложению комиссии, до представления МТ «Объект 709» на полигонные испытания следовало доработать ее конструкцию с реализацией всех отмеченных конструктивных мероприятий и повторно провести контрольные заводские испытания в объеме 2000 км пробега.

Танк Т-10 с механической трансмиссией «Объект 709» преодолевает подъем 20°.

До конца 1953 г. на ЧКЗ изготовили второй доработанный опытный образец трансмиссии, установили его в танке Т-10 и провели заводские испытания в объеме 3000 км. Затем собрали третий образец МТ «Объект 709», предназначавшийся для полигонных испытаний.

Полигонные испытания третьего образца опытной трансмиссии в танке Т-10 состоялись в течение июня-июля 1954 г. и прошли в два этапа (ходовые и стендовые) с проведением отдельных специальных ходовых испытаний в условиях низких температур. Помимо Т-10 с МТ «Объект 709», в испытаниях были задействованы танки Т-10 и ИС-3 с серийными трансмиссиями.

Танк Т-10 («Объект 730» №5006А311), в котором была смонтирована опытная МТ «Объект 709»3*, до этого момента уже прошел 6000 км. Он имел прежние корпус, башню, вооружение, средства связи и часть электрооборудования; остальные узлы и агрегаты заменили новыми. Монтаж опытной трансмиссии на месте серийной произвели в МТО на трех опорах без каких-либо существенных переделок других агрегатов.

Как уже отмечалось, вследствие компактности опытной МТ (она имела меньший на 21% объем) после ее установки в МТО танка Т-10 оказалось довольно много свободного места, которое в дальнейшем могло использоваться для размещения топливных баков, а также облегчало доступ к агрегатам при обслуживании.

Сравнительные испытания трех машин показали, что маневренность танков Т-10 с опытной и серийной трансмиссиями являлась практически одинаковой. Некоторое увеличение средних скоростей движения Т-10 с МТ «Объект 709» объяснялось лучшими тяговыми качествами двигателя этой машины.

При определении средних скоростей движения танков двигатели работали, судя по расходу топлива, на режиме, близком к режиму максимальной мощности. При этом переключение передач на серийном танке Т-10 осуществлялось чаще. Более легкое переключение передач на серийной машине и большее их число давало возможность механику-водителю правильно и быстро выбирать передачу, соответствующую условиям движения.

Средние скорости движения танка ИС-3 в этих же условиях оказались значительно ниже, что объяснялось меньшим значением удельной мощности его двигателя (8,38 кВт/т (11,4 л.с./т) вместо 10,59 кВт/т (14,4 л.с./т) у танка Т-10), а также тяжелыми условиями переключения передач. Установка в ИС-3 новой трансмиссии могла существенно улучшить его маневренность за счет лучших условий переключения передач и поворотливости.

Результаты сравнительных испытаний на поворотливость показали, что угловые скорости поворота на низших передачах у танка с МТ «Объект 709» были значительно ниже, чем у серийных Т-10 и ИС-3, вследствие большого падения скорости их центра тяжести при повороте. При движении на более высоких передачах разница в угловых скоростях сглаживалась. Танки, имевшие механизм поворота «ЗК», продемонстрировали возможность поворота с минимальным радиусом, равным ширине колеи, на более высокой передаче.

При движении по извилистой дороге с углами поворота 30-90° большое снижение скорости поворота танка с опытной трансмиссией на низших передачах почти не сказывалось на средней скорости движения (по сравнению с серийными Т-10 и ИС-3), так как в этом случае поворот осуществлялся за время входа, когда падение скорости центра тяжести было незначительным.

Проверка МТ «Объект 709» после стрельбы показала, что она не получила смещения и работала надежно.

Для определения надежности опытной трансмиссии на подъемах, спусках и кренах провели специальные испытания с выездом на крутой берег р. Москвы, поверхностный покров которого имел дерн на песчаной основе, легко срываемый гусеницами. В этих условиях танк с МТ двигался на подъемах до 38° и кренах до 30' Подъемы до 38° машина свободно преодолевала на первой передаче (при 38° наступала пробуксовка гусениц), на второй передаче она уверенно брала подъемы до 19-20°. При движении задним ходом танк мог преодолевать подъемы только до 30° Спуски до 38° совершались на первой и второй передачах при торможении двигателем (при этом частота вращения коленчатого вала двигателя не превышала 2000 мин-1). Несколько спусков (на 30°) выполнили с помощью остановочных тормозов, при этом скорость движения поддерживалась в необходимых пределах. Движение танка на кренах совершалось уверенно, развороты при отсутствии сползания производились надежно. Торможение остановочными тормозами осуществлялось как на подъемах, так и на спусках. Однако усилия на рычагах для полной остановки танка были очень большими.

По предложению комиссии, с целью уменьшения усилий на рычагах при торможении, а также обеспечения комплексного торможения (двигателем и тормозами) следовало несколько увеличить тормоза и ввести в привод педаль горного тормоза.

Результаты испытаний показали, что опытная МТ («Объект 709») с простой коробкой передач по сравнению с серийной ПКП имела преимущества по простоте конструктивного исполнения (была легче по массе на 507 кг и занимала на 21% меньший объем). Тяговые качества танка при установке опытной МТ вместо серийной практически не изменились, за исключением передачи заднего хода, на которой удельная сила тяги уменьшилась с 0,875 до 0,595 и являлась недостаточной.

Несмотря на применение в коробке передач обычных зубчатых муфт с синхронизаторами, усилие и время на переключение передач значительно снизились по сравнению с танками ИС-3 и Т-54 благодаря установке параллельно механическому приводу гидравлического сервопривода. Усилия на рычагах управления до включения остановочного тормоза в серийной и опытной трансмиссиях были одинаковыми и составляли 23-25 кгс. Средние скорости движения танка в различных дорожных условиях (в том числе и по извилистой дороге) у танка Т-10 с опытной и серийной трансмиссиями были практически одинаковыми.

Надежность опытной трансмиссии в пределах 2000 км пробега оказалась недостаточной. Имели место следующие поломки и неисправности: уменьшение свободного хода механизма выключения главного фрикциона до нуля в конце первой половины испытаний (что потребовало выемки трансмиссии и ремонта главного фрикциона), поломка пальцев синхронизаторов и вызванные ею поломки других узлов в конце испытаний и т.д. Однако все дефекты могли быть устранены без существенного изменения трансмиссии и отдельных ее узлов.

Эффективность действия и межрегулировочные сроки остановочных тормозов являлись недостаточными. Тормоза предлагалось сделать шире и ввести педаль горного тормоза для обеспечения возможности одновременного торможения двигателем и тормозами при эксплуатации машин в горных условиях;

Опытная МТ («Объект 709») без существенных переделок других агрегатов и узлов (кроме опор и вентиляторов) могла быть установлена помимо танка ИС-3 и в ИСУ-152. Для монтажа трансмиссии в машинах требовалось внести конструктивные изменения в бортовые передачи с целью увеличения расстояния между соединительными фланцами бортовых редукторов не менее чем на 50 мм. При этом маневренность машин существенно улучшалась вследствие значительного облегчения переключения передач и поворота.

Движение танка Т-10 с механической трансмиссией «Объект 709» при крене направо. Полигонные испытания, 1954 г.

В своем заключении комиссия отметила:

«1. Опытная МТ ("Объект 709») обеспечивает вполне удовлетворительное управление танком Т-10 и достаточно высокую его маневренность.

2. По простоте конструкции и дешевизне производства опытная МТ имеет существенные преимущества перед серийной в части уменьшения объема на 21%, снижения массы на 507 кг и числа деталей в 2 раза.

3. Надежность опытного образца трансмиссии, прошедшего испытания на НИИБТ полигоне на 2000 км, недостаточна.

4. Целесообразно доработать трансмиссию, изготовить несколько образцов, после испытания которых, можно сделать окончательный вывод о целесообразности принятия трансмиссии на серийное производство. В ходе доработки трансмиссии необходимо предусмотреть возможность ее установки в танк ИС-3 и ИСУ-152».

В соответствии с указаниями ГБТУ и Министерства транспортного машиностроения в октябре и ноябре 1954 г., а также с заключением о полигонных испытаниях третьего образца МТ («Объект 709») в танке Т-10, на ЧКЗ провели ее доработку. Основные конструктивные изменения внесли в четвертый образец трансмиссии, который был представлен на заводские испытания. Данный образец, собранный на 90% из деталей, бывших в эксплуатации и отработавших в ходовых испытаниях 2636 км, установили в танке «Объект 730» (№5002А103). Внесенные изменения, в основном, касались усиления конструкции сервомеханизма главного фрикциона, самого главного фрикциона, коробки передач, а также повышения надежности работы механизма поворота и его фрикционов. До начала испытаний МТ прошла обкаточный пробег в объеме 178 км.

Заводские испытания четвертого образца МТ в пределах гарантийного километража (2000 км) провели с 31 марта по 8 июня 1955 г. в районе Челябинска. Кроме доработанной МТ («Объект 709»), в танке прошли проверку бортовые редукторы, заправленные смазкой Циатим-207, и опытная конструкция педали газа.

Пробеги осуществлялись форсированными маршами по 150-200 км при температуре окружающего воздуха от -5 до +31°С, на максимально возможных скоростях по проселочной, грунтовой, ухабистой дороге, местами грязной, с весенними водами. За период испытаний танк прошел 2921 км, из них: по грунтовой, накатанной, ухабистой дороге – 2193 км, по грунтовой грязной, ухабистой дороге – 547 км, по целине – 25 км, по заболоченному лугу – 156 км. Двигатель отработал 119 ч 45 мин, из них под нагрузкой – 115 ч 45 мин, вхолостую -4 ч.

Средняя скорость движения по проселочным дорогам составила 27,4 км/ч, по мокрому заболоченному лугу – 11,9 км/ч, при буксировке – 12,7 км/ч. Расход топлива при движении по проселочной дороге достигал 111,2 л/ч, по заболоченному лугу – 121,8 л/ч.

Результаты заводских ходовых испытаний продемонстрировали легкость и удобство управления танком, надежность основных деталей и узлов доработанной МТ «Объект 709» в объеме 5735 км пробега, а реализованные конструктивные мероприятия показали их эффективность в пределах гарантийного километража и выше.

Конструктивные изменения, внесенные в узлы главного фрикциона (увеличение числа нажимных пружин, введение фибровых теплоизоляционных прокладок, регулирующего устройства механизма выключения и увеличение хода нажимного диска), обеспечили его надежную работу в пределах 2494 км. Благодаря изменениям в деталях и узлах механизм поворота надежно отработал 2921 км пробега. Зафиксированные два случая разрушения наружного барабана левого фрикциона механизма поворота не являлись конструктивными дефектами. Разрушение барабанов произошло по чисто производственным причинам (подрезка переходных мест, не предусмотренная чертежом).

Надежную работу за весь период испытаний продемонстрировали синхронизаторы переключения передач с цементированными пальцами, пружины фиксаторов из стали ОВС, корпус без бронзовой армировки. Несколько улучшило включение третьей четвертой и пятой передач изменение фигурного окна корпуса синхронизатора на третьей передаче и введение увеличенного хода нажимного диска главного фрикциона.

Положительные результаты в работе трансмиссии дало и введение периодической (с ежедневной до 10-12 ч работы МТ) смазки механизма выключения фрикционов механизма поворота.

Комиссия рекомендовала ввести в конструкцию пятого опытного образца МТ дополнительные улучшения с последующим предъявлением его на межведомственные испытания.

На заводских и межведомственных испытаниях МТ «Объект 709» в танке Т-10, проведенных в конце 1955 г., были выявлены случаи интенсивного износа дисков трения главного фрикциона с обшивкой феродо, вызванные замедленным сбросом педали главного фрикциона, что зависело от действий механика-водителя.

В связи с этим на ЧКЗ предложили конструктивные мероприятия по ликвидации пробуксовки главного фрикциона и в период июня-октября 1957 г. провели специальные испытания с целью оценки эффективности их влияния на надежную работу главного фрикциона в тяжелых дорожных условиях.

Трансмиссию «Объект 709», прошедшую ранее при межведомственных испытаниях 2137 км, установили в танке «Объект 730» (№5006А311). Основные изменения коснулись главного фрикциона (увеличили количество пар трения с 8 до 10; изменили привод управления, обеспечивавший чисто гидравлическое включение без следящего устройства; для выключения главного фрикциона при неработающем двигателе ввели механический привод-дублер), фрикционов механизма поворота (ввели фиксацию нажимных пружин и уменьшили количество дисков с 25 до 23 шт. с одновременным увеличением их толщин в пакете с 4 до 4,7 мм) и способов удаления продуктов износа дисков трения и пыли из впадин зубьев наружного барабана.

Ходовые испытания состоялись в районе Челябинска. Танк прошел 1005 км, из них по сухой проселочной ухабистой дороге – 704 км, по грязной ухабистой тяжелой дороге – 223 км, по заболоченной местности – 15 км, при буксировке объектов массой 25 и 16 т по грязной ухабистой тяжелой дороге – 63 км. При этом средние скорости танка с МТ в различных дорожных условиях составляли: по сухой проселочной дороге – 26-30,8 км/ч, по грязной ухабистой дороге – 18,7-21,4 км/ч, при буксировке по грязной ухабистой дороге -8,9-10,4 км/ч. Средний расход топлива на 1 ч работы двигателя за период испытаний достигал 107 л, при движении по сухой проселочной дороге – 98-105 л, по грязной дороге – 104-121 л.

Введение гидропривода главного фрикциона, а также увеличение количества поверхностей трения и использование фрикционного материала 7-КФ-31 на ведомых дисках с установленными в опорном диске главного фрикциона одинарными пружинами (устранили возможность затяжного буксования и повышенного износа) улучшило работу главного фрикциона. По завершении испытаний все детали главного фрикциона находились в удовлетворительном состоянии, а сам он мог эксплуатироваться дальше.

Схема гидравлической части гидропривода ПКП танка Т-10.

Использование прорезей в наружном барабане главного фрикциона положительно сказалось на удалении продуктов износа дисков и пыли из внутренней полости барабана, а фиксация силовых пружин бортовых фрикционов позволила исключить дополнительные усилия на рычагах механизма поворота, возникавшие от действия пружин.

Увеличение толщины ведущих дисков улучшило работу фрикционов механизма поворота в части надежного входа танка в поворот. Введение обратного клапана в масляной системе бустера устранило подключение главного фрикциона в момент включения передач.

В целом, внесенные изменения позволили обеспечить надежную, бесперебойную работу главного фрикциона МТ («Объект 709») и улучшили динамическую характеристику машины при трогании с места. Все эти новшества были рекомендованы для внесения в изготовляемые опытные образцы трансмиссии.

Полигонные испытания доработанного образца МТ «Объект 709» в танке Т-10Б (№5702А539) прошли на НИИБТ полигоне в период с 21 августа по 9 декабря 1959 г.4* Целью данных испытаний являлась оценка надежности работы и стабильности регулировок трансмиссии в пределах гарантийного срока службы танка (2000 км) и выработка предложений по ее дальнейшему совершенствованию.

До прибытия на полигон Т-10Б имел общий пробег 492 км и наработку двигателя 10,74 ч. Перед началом испытаний он был полностью укомплектован боекомплектом (макетами выстрелов) и возимым ЗИП. Общая масса заправленного танка (без экипажа, пулеметов и МДШ) составляла 48600 кг. После первых 500 км пробега обнаружили обрыв анкерной шпильки коробки передач и разрушение валика задней кулисы. После их замены и установки новых бортовых редукторов (с передаточным отношением 10,4 вместо 12,94) было принято решение вновь начать ходовые испытания на 2000 км. Таким образом, за все время полигонных испытаний Т-10Б с МТ «Объект 709» преодолел 2500 км.

Выяснилось, что опытная трансмиссия («Объект 709») после внесения конструктивных изменений работала более надежно, чем при испытаниях в 1954-1955 гг. и в 1957 г. Дефекты трансмиссии больше не проявлялись, улучшились ее эксплуатационные качества.

Основные узлы и детали МТ, включая гидросервопривод, обеспечивавший удобное и легкое управление, действовали надежно. Усилия на рычагах управления, педали главного фрикциона и рычаге кулисы не выходили за пределы 25-30 кгс (исключение составляло усилие на педали главного фрикциона при работе на механическом приводе в условиях низких температур окружающего воздуха).

Средние скорости движения танка с МТ составляли: по пыльной грунтовой дороге – 20,4 км/ч, по грязной грунтовой дороге – 14,6 км/ч, по обледенелой грунтовой дороге – 19,8 км/ч. Расходы топлива достигали 103-141, 93-142 и 66-96 л/ч соответственно.

Привод управления обеспечивал возможность трогания танка с места на подъеме до 15° Однако отсутствие педали горного тормоза значительно затрудняло трогание и неблагоприятно сказывалось на маневренности машины в горных условиях.

Испытания МТ в условиях низких температур окружающего воздуха (до -30°С) продемонстрировали, что имевшаяся система обогрева трансмиссии обеспечивала возможность начала движения сразу же после пуска двигателя. Однако при этом выявились и недостатки трансмиссии. Так, задержка включения главного фрикциона при трогании с места приводила к излишней пробуксовке и износу дисков. Большие усилия на педали главного фрикциона при работе на механическом приводе (до 70 кгс) и недостаточно эффективный прогрев всех элементов гидропривода (внешних трубопроводов) вызывали задержку перехода на работу гидропривода.

Кроме того, на испытаниях обнаружили дефекты производственного характера, которые могли быть устранены без изменения конструкции. В конце испытаний и в ходе последующей разборки трансмиссии выявили еще ряд дефектов, определивший невозможность ее дальнейшей эксплуатации без замены вышедших из строя деталей.

Тем не менее, комиссия рекомендовала МТ в качестве мобилизационного резерва для замены серийной трансмиссии на танке Т-10 и его модификациях, а также ее использование на специальных машинах (стартовых агрегатах), создававшихся на базе агрегатов танков ИС-3 и артсамоходов ИСУ-152К. ЧТЗ также предлагалось провести необходимые мероприятия по устранению выявленных недостатков, после чего изготовить опытную партию МТ для проведения широкой опытной проверки в войсковых условиях.

Необходимо отметить, что из-за снятия с производства танков Т-10, Т-10А и Т-1 ОБ дальнейшие работы по МТ «Объект 709» были продолжены применительно к танку Т-10М («Объект 272»), на котором данную трансмиссию стали устанавливать с 1962 г.

Работы по гидравлическому приводу управления трансмиссией танка «Объект 730» (Т-10) развернулись в конце 1951 г. Обсуждение его проекта состоялось на техсовете ОКБТ Л КЗ уже в январе 1952 г.

Механизм гидравлического управления предназначался для переключения передач восьмискоростной ПКП и управления механизмом поворота танка Т-10 с теми же функциями, что и у механического привода. Он был создан с целью замены используемых в прежнем механизме гаек автоматической регулировки. Основным недостатком имевшегося механизма управления ПКП, включавшего в себя механический привод и сервопривод, являлось отсутствие четкости в работе гаек автоматического регулирования, а также выход из строя фрикционных элементов. Кроме того, привод был сложным и трудоемким в производстве, а колебания усилий для фрикционных элементов доходили до 30%. Как следствие этого, работа фрикционных элементов осуществлялась с различными удельными давлениями.

Новая конструкция представляла собой единый блок гидропривода, закрытый со всех сторон, который должен был обеспечить нормальную работу тормозных лент при износе их до 3,5 мм на сторону и фрикционных дисков до 0,15 мм. Свойство автоматического регулирования заменялось увеличенными запасами ходов приводов, включавших фрикционные элементы ПКП.

Компоновка гидропривода позволила уменьшить габариты ПКП по высоте. При условии надежной работы масляного насоса, действие нового механизма управления не вызывало никаких опасений.

Установка ПКП с гидроприводом управления в танке Т-10. НИИБТ полигон, 1955 г.

Однако для установки механизма требовалась переделка верхней части картера ПКП.

По итогам заседания, отмечалась необходимость дальнейшего совершенствования механизма управления в соответствии с высказанными замечаниями и рекомендовалось при выполнении рабочих чертежей (для сокращения времени изготовления) найти возможность размещения опытного привода без изготовления новой половины картера ПКП.

22 мая 1952 г. состоялось обсуждение рабочего проекта нового, полностью гидрофицированного привода управления ПКП. Предложенные в нем конструктивные решения позволяли исключить недостатки серийного привода ПКП и обеспечить полную стабильность усилий, плавность и синхронность включения бортовых фрикционных элементов, не требовали никаких изменений начинки ПКП, за исключением необходимости изменения верхней половины картера.

Было принято решение об изготовлении опытного образца механизма и проведении его экспериментальной доводки и испытаний.

В 1953 г. в ОКБТ Л КЗ выпустили рабочие чертежи гидропривода для управления восьмиступенчатой ПКП танка Т-10, по которым изготовили экспериментальный образец, прошедший предварительные стендовые испытания. В III квартале 1954 г. завод приступил к изготовлению деталей для заводского образца гидропривода ПКП, сборку которого завершили в первом полугодии 1955 г.

В соответствии с планом ОКР, утвержденным Министерством транспортного машиностроения и договором с ГБТУ, первый заводской образец гидропривода прошел стендовые, а затем и ходовые заводские испытания в танке Т-10 (№5310А321) в объеме 810 км. Для проведения испытаний использовали серийную ПКП, уже бывшую в эксплуатации. При монтаже нового привода, включавшего механическую часть (не отличавшуюся от серийной) и гидравлический механизм, частичной переработке подверглись некоторые детали коробки передач, а также вновь были изготовлены ее картер и масляный насос. С целью обеспечения работы гидропривода в условиях низких температур окружающего воздуха использовалась система подогрева двигателя. Масса трансмиссии в сборе с гидроприводом составляла 2380 кг (серийной – 2328 кг). После заводских испытаний произвели доводку и отладку гидропривода. В конце марта 1955 г. машину отправили на НИИБТ полигон, где в период с апреля по сентябрь она была подвергнута испытаниям в объеме 2100 км (из них 349 км – по снежной укатанной ухабистой дороге, 650 км – по грязной неоттаявшей дороге, 179 км – по влажной укатанной грунтовой дороге с ухабами, 615 км – по сухой ухабистой пыльной дороге, 106 км – по твердой улучшенной грунтовой дороге с булыжными участками, 40 км – по твердой грунтовой дороге с булыжными участками и 71 км – прочие пробеги, включая буксировку).

Результаты испытаний показали, что по основным техническим и боевым качествам танк Т-10, оборудованный ПКП с гидроприводом, не уступал машине с серийной трансмиссией. Гидропривод обеспечивал уверенное прямолинейное движение и хорошую маневренность танка. Он был проще по устройству и изготовлению, а также менее подвержен регулировкам и обеспечивал более легкую подготовку машины к движению в условиях низких температур окружающего воздуха. Однако он не был лишен и отдельных недостатков, к основным из которых относились:

– нестабильность давления масла при изменении частоты вращения коленчатого вала и температуры двигателя (при технически исправном приводе давление масла изменялось в пределах рабочих режимов работы двигателя от 9,81 до 15,69 Па (от 10 до 16 кгс/см² );

– отсутствие в приводе педали ножного тормоза делало невозможным комплексное торможение на спусках двигателем и остановочными тормозами;

– для управления танком во время буксировки при температуре окружающего воздуха ниже -25‘С требовалось отсоединять тяги, идущие к золотникам поворота;

– недостаточная надежность работы привода.

Кроме того, наличие отдельных дефектов (заедание золотников маслораспределителя, селектора и слива, поршня бустера, разрушение подшипников масляного насоса и др.) приводило к систематическим остановкам танка, выходу из строя фрикционных элементов трансмиссии и, как следствие, к значительным затратам времени на ремонт.

Тем не менее, по заключению комиссии, проводившей испытания, представленный гидропривод ПКП танка Т-10 являлся перспективным и обеспечивал ряд преимуществ по сравнению с серийным. Однако для установки в серийные танки требовалось произвести его доработку.

В ходе дальнейшей работы в 1956 г. в ОКБТ Л КЗ планировалось обеспечить безрегулировочную эксплуатацию и удобство управления, снизить массу и трудоемкость изготовления гидропропривода, а также провести отработку ЧТД по результатам полигонных испытаний для серийного производства во II квартале 1956 г.

В конце 1956 г. на Л КЗ собрали второй опытный образец гидропривода управления ПКП. в который частично внесли конструктивные изменения по замечаниям НИИБТ полигона. Его предполагали установить в одном из опытных образцов танка «Объект 272».

Необходимо отметить, что к 1958 г. при эксплуатации танков Т-10 и Т-10А начались массовые выходы из строя ПКП из-за разрушения зубьев шестерни промежуточного вала и разрушения крепления шестерни грузового вала. Танки длительное время находились в небоеспособном состоянии, так как восстановление ПКП допускалось только на заводе- изготовителе.

По решению ГКСМОТ и ГБТУ, в целях своевременного восстановления танков ЧТЗ обязывался до 15 августа 1958 г. создать оборотный фонд ПКП в БВО, КВО и в ГСВГ (по 5 шт. в каждом округе). Кроме того, от завода требовалось восстановить за свой счет ПКП, вышедшие из строя, и одновременно с этим установить в них усиленные промежуточные валы (в счет плана поставки запасных частей для ГБТУ). Ремонт ПКП завод должен был выполнить в течение месяца с момента их получения. Восстановление ПКП, отработавших гарантийный срок, производилось заводом за счет ГБТУ по отдельному договору5*.

Работы по совершенствованию двигателей танка Т-10 и его модификаций велись в направлении повышения мощности, увеличения гарантийного срока, внедрения автоматизации регулировки подачи топлива и уменьшения габаритов.

В 1954 г. на ЧКЗ разработали, изготовили и подвергли стендовым заводским испытаниям на гарантийный срок 300 ч опытный двигатель В12-6 (образец №3). По их результатам, в начале 1955 г., для проведения межведомственных испытаний собрали дизель В12-6 (образец №4).

В соответствии с распоряжением начальника ГБТУ, в районе Челябинска испытательной группой НИИБТ полигона при участии представителей ЧКЗ и военной приемки ГБТУ в июле-декабре 1956 г. были проведены ходовые испытания на гарантийный срок службы 300 ч дизеля В12-6, установленного в танке Т-10 (№5507А008)6*.

Двигатель В12-6, изготовленный с сохранением основных размерностей серийного танкового дизеля В12-5, имел следующие конструктивные отличия:

– максимальная мощность увеличена до 551,5 кВт (750 л.с.);

– уменьшена длина двигателя на 175 мм за счет укорочения коленчатого вала, путем введения зубчатого венца вместо шлицевого и изменения конструкции нагнетателя;

– использована автоматическая муфта изменения угла начала подачи топлива по частоте вращения коленчатого вала двигателя;

– введен обогрев верхней и нижней половины картера.

При монтаже дизеля В-12-6 в МТО танка Т-10 на существующий постамент по координатам двигателя В12-5 заменили муфту соединения его с ПКП и незначительно изменили трубопроводы систем двигателя (в случае использования уменьшения длины В12-6 при установке его в Т-10 требовалась перекомпоновка МТО).

Гидравлическая подвеска для тяжелого танка. ВНИИ-100, 1955 г.

Упругий элемент (рессора) гидравлической подвески.

Установка узла гидравлической подвески на САУ «Обьект 241». ВНИИ-100, 1957 г.

За время испытаний двигатель отработал 300 ч, из них в танке – 285 ч, на стенде – 15 ч, а танк прошел 6131 км.

Результаты испытаний подтвердили работоспособность дизеля В12-6 в течение гарантийного срока 300 ч. Двигатель с уменьшенной на 175 мм длиной был более надежен, экономичен и допускал дальнейшее форсирование. Он обеспечил танку некоторое улучшение динамических показателей (средние скорости движения по сухим грунтовым дорогам составляли 26-35 км/ч, по грязным дорогам – 14-22 км/ч, по заснеженным – 14-20 км/ч; максимальная скорость по сухой грунтовой дороге достигала 42,8 км/ч (вместо 42,2 км/ч – у серийного танка), время разгона с места до скорости 31 км/ч составляло 21,67 с вместо 23,45 с у серийного.

Поскольку обнаруженные поломки в агрегатах трансмиссии не являлись следствием увеличения мощности двигателя, то, ввиду возможности установки более совершенного и надежного дизеля В12-6 в Т-10 без существенных изменений, комиссия рекомендовала его для серийного производства взамен В12-5.

Усиленный промежуточный вал и эвольвентное соединение ведущего вала с наружным барабаном переднего фрикциона ПКП в течение 6131 км пробега работали надежно и остались пригодными к дальнейшей эксплуатации и также были рекомендованы для серийного производства.

Для обеспечения эксплуатации танков Т-10 в войсковых условиях комиссия предложила повысить надежность отводок фрикционов мультипликаторов, водила планетарного ряда промежуточного вала, бортовых редукторов и дисков тормозных барабанов остановочных тормозов.

В 1959 г. в период с 21 августа по 9 декабря на НИИБТ полигоне в танке Т-1 ОБ (№5702А539) прошел испытания дизель В12-6Б мощностью 551,5 кВт (750 л.с.), в котором использовались опытные гильзы цилиндров (в четных цилиндрах, в нечетных – серийные), изготовленные из стали 50Г.

В 1952 г. во ВНИИ-100, в рамках исследований по совершенствованию подвески тяжелых танков, был создан, изготовлен и испытан опытный телескопический амортизатор для Т-10 (эта работа планировалась еще в 1951 г., но не была выполнена). Однако действие данного амортизатора являлось неудовлетворительным по эффективности гашения колебаний корпуса. В лабораторных и ходовых условиях для тяжелых и средних танков были определены требуемые параметры и даны рекомендации по совершенствованию опытного образца гидравлического амортизатора телескопического типа, который прошел испытания на стенде и в ходовых условиях на объекте. Исследования были продолжены в 1953-1954 гг., при этом осуществили выбор наиболее рациональных типов жидкостей для упругого гидравлического элемента, провели экспериментальную проверку различных конструкций уплотнений подвижного типа, а также установили оптимальные соотношения цилиндров высокого давления и др.

В 1955 г. велись исследования по выбору принципиальной схемы гидравлической подвески и определению ее приемлемых параметров. Большое значение придавалось экспериментальному изучению подвески в стендовых условиях и оценке ее принципиальной пригодности для эксплуатации в танке, а также выявлению преимуществ по сравнению с торсионной подвеской. Итогом многолетней работы стало изготовление опытного образца гидравлической подвески и его испытания в 1957 г. на САУ «Объект 241». Помимо специалистов ВНИИ-100 (руководитель темы к.т.н. В.М. Зубков), активное участие в этих исследованиях приняли сотрудники лаборатории Физики сверхвысоких давлений АН СССР под руководством д. ф.-м.н. профессора Л.Ф. Верещагина.

В результате было установлено:

– конструкция подвески хорошо компоновалась в ходовую часть тяжелого танка снаружи корпуса (не изменяя ее принципиально), освобождая за счет упразднения торсионных валов значительный объем внутри корпуса машины;

– работоспособность подвески и ее отдельных элементов при циклическом приложении нагрузки являлась вполне приемлемой и отвечала требованиям, предъявлявшимся к танковой подвеске и ее элементам;

– при одинаковом запасе величины удельной потенциальной энергии деформации (35 см) серийной торсионной и гидравлической подвесок, последняя имела меньший модуль упругости до статического хода (247 кг/см против 590 кг/см), что обеспечивало лучшую плавность хода и большие хода катка (80/180 мм против 55/165 мм7*);

– наличие внутреннего трения в подвеске (возникавшего главным образом за счет сил трения в уплотнении подвижного штока) создавало благоприятные условия для гашения колебаний корпуса танка. Это обстоятельство позволяло избежать установки амортизаторов при наличии гидравлической подвески;

– невысокая температурная напряженность гидравлической подвески при наиболее интенсивном циклическом режиме нагрузки на подвеску не влияло на ее работоспособность;

– некоторое изменение температуры подвески при ее работе вызывало незначительные изменения характеристики подвески, положительно влиявшие на боевые качества танка, в частности, на величину клиренса и параметры плавности хода;

– высокие компоновочные качества, надежность и оптимальная характеристика позволяли сделать вывод о целесообразности ее установки в ходовую часть тяжелого танка.

Ходовая часть САУ «Объект 241» с гидравлической подвеской. ВНИИ-100, 1957 г.

Танк Т-10 с топливными баками увеличенной емкости преодолевает воронку глубиной 2,5 м и диаметром 10 м. Район г. Чугуева, 1955 г.

В дальнейшем результаты этой работы по гидравлической подвеске использовались при создании опытного танка «Объект 277».

В 1955 г., в соответствии с планом ОКР, утвержденным Министерством транспортного машиностроения, были проведены стендовые испытания опытной подвески на базе подвески танка Т-10 с вводом промежуточного упругого элемента в виде тонкостенной трубы и с увеличением упругого хода до 240 мм (вместо 210 мм у танка Т-10). Характеристика подвески, установленной на стенде, соответствовала расчетной, но с учетом сложности изготовления данной конструкции она была снята с дальнейшей доработки.

Кроме того, была выпущена конструкторская документция на пучковый торсион с реализацией предварительного изгиба и заневоливания для повышения технической характеристики и последующее изготовление пяти опытных узлов, а также создан опытный каток с внутренней амортизацией и применением легких материалов. На стендовые и ходовые испытания представили пять таких катков.

Для повышения проходимости танка по грунтам со слабой несущей поверхностью были разработаны съемные уширители для гусениц (подробнее см. «ТиВ» №4/2010 г.).

С целью увеличения запаса хода Т-10 в ОКБТ ЛКЗ, СКБ-2 ЧКЗ и на НИИБТ полигоне велись работы по использованию в нем как внутренних топливных баков увеличенной емкости, так и по применению наружных дополнительных топливных бочек. В течение II квартала 1954 г. в ОКБТ ЛКЗ выполнили технический проект установки в танке Т-10 топливных баков увеличенной емкости. Изготовили два комплекта топливных баков, которые смонтировали в двух танках для проведения полигонных испытаний. Размещение дополнительных баков потребовало корректировки топливной системы, систем охлаждения, смазки и ППО, а также электропроводки. Работа была полностью выполнена и принята заказчиком 9 августа 1954 г.

В период с 25 апреля по 21 мая 1955 г. в районе Чугуева при 14-й гв. тяжелой танковой дивизии прошли гарантийные испытания танка Т-10 (№5502А07) выпуска ЧКЗ. В отличие от серийных машин, на нем установили внутренние топливные баки увеличенной емкости (660 л вместо 460 л), а также генератор Г-74 мощностью 3 кВт (вместо Г-731 мощностью 1,5 кВт), реле-регулятор РРТ-31 (вместо РРТ-30) и аккумуляторы 6СТЭН-140М.

За время испытаний танк прошел 2000 км, причем 35% пробегов было выполнено в ночное время. Двигатель отработал 116,02 ч, из них 104,63 ч – под нагрузкой.

За счет использования топливных боков повышенной емкости запас хода машины увеличился со 160 до 200 км. Несмотря на выход из строя роликовых подшипников направляющих колес, гарантийные испытания были засчитаны. На основании полученных результатов комиссия рекомендовала для серийного производства увеличенные топливные баки и генератор Г-74, обеспечивавший положительный энергобаланс системы электрооборудования.

Установку и крепление дополнительных емкостей для топлива на Т-10 (по указанию начальника ГБТУ от 30 июня 1958 г.) НИИБТ полигон выполнил в ноябре того же года, использовав 200-литровые стандартные железные бочки. Для крепления двух бочек в кормовой части корпуса служили четыре кронштейна. Общая масса дополнительного оборудования для крепления составляла 28,4 кг.

Пробеговые испытания с установленными бочками со средними скоростями 16,4-17 км/ч показали надежность их крепления и возможность обеспечения преодоления танком препятствий без ограничения средних скоростей движения. За счет использования дополнительных емкостей запас возимого топлива на Т-10 вырос с 930 до 1330 л, что позволило увеличить запас его хода по шоссе до 345 км. Заправка топлива из дополнительных бочек в топливную систему машины производилась с помощью штатных заправочных средств обычным способом.

Проверка герметичности корпуса Т-10 с топливными баками увеличенной емкости. Район г. Чугуева, 1955 г.

Танк Т-10 с топливными баками увеличенной емкости преодолевает подъем 25-27°.

Танк Т-10 с дополнительными бочками с топливом. НИИБТ полигон, 1958 г.

Крепление дополнительных топливных бочек на кормовой части корпуса танка Т-10. НИИБТ полигон, 1958 г.

В связи с креплением дополнительных бочек максимальный угол склонения пушки на корму танка в секторе 27* поворота башни изменился с -3 до -2' Кроме того, для осуществления технического обслуживания №2 (через каждые 500 км движения танка), при котором следовало открыть кормовой люк, дополнительные топливные бочки требовалось снять. Экипаж из четырех человек затрачивал на эту операцию 18-20 мин, а на их обратный монтаж уходило 15 мин. Тем не менее, установка дополнительных топливных бочек была рекомендована для практического использования.

Продолжение следует

VII Международный салон «Комплексная безопасность 2014»

Москва, ВВЦ, 20-23 мая.

Фото В. Изъюрова.

Снегоболотоход 1994-СДЧ.

Автомобиль ГАЗ-3308 "Тайга-VIP" (4х4).

Кузов-фургон специального назначения К6350-11У.100.

Снегоболотоход СТМ-1993 "Енисей".

Бронированный автомобиль "Урал-ВВ".

Вездеход-амфибия Mudd-0x.

Бронеавтомобиль "Скорпион-2МБ".

Многофункциональный роботизированный комплекс.

Снегоход TAYGA PATRUL 551 SWT "Силовые структуры".

Скоростной десантный катер БК-16.

Скоростной десантно-штурмовой катер БК-10.

Фото В. Белогруда


1

268 Автолог – муфта свободного хода, используемая в передаточных механизмах при переходе с низшей передачи на высшую.

2

269 В ходе дальнейших работ в 1956 г. совместно с ЧКЗ был разработан технический проект ГМТ для второго этапа проектирования танка «Объект 770- (с поперечным расположением двигателя).

3

270 Кроме этого, в соответствии с указаниями начальника ГБТУ на данной машине производились испытания гирополукомпаса ГПК-48 с целью определения надежности в работе и возможности вождения танка Т-10 по заданному курсу.

4

271 Вместе с опытной трансмиссией "Объект 709" на машине установили более мощный дизель В12-6Б(551,5кВт(750л.с.)).

5

272 Вопрос о проведении в 1958 г. принудительной замены шестерен и усилении крепления во всех ранее выпущенных танках Т-10 и Т-10А предполагалось решить по результатам испытаний на НИИБТ полигоне танко в Т- 10М, в которых устанавливались усиленные ПКП.

6

273 Одновременно с двигателем В12-6 испытывалась ПКП с усиленным промежуточным валом, эвольвентным соединением ведущего вала с наружным барабаном переднего фрикциона.

7

274 В числителе статический ход, в знаменателе – динамический ход катка.