geo_guides adv_geo Евгения Борисовна Георгиевская Прага

Прага издавна принадлежит к числу красивейших городов Европы. С незапамятных времен ее называли стобашенной, златой Прагой, и эти эпитеты верно определяют неповторимое своеобразие и красоту архитектурного силуэта города. В старых районах Праги до сих пор преобладают архитектурные памятники готики и барокко. Любуясь городом сверху (со смотровой вышки на Петршинском холме или с башни собора св. Вита в кремле), до самой линии горизонта можно видеть вертикали готических башен и барочные купола. В черте Старого Города такую башню или купол сегодня еще можно встретить через каждые сто-двести метров. Некоторые из них, как, например, стройные башни соборов Пражского кремля на Градчанах, служат прекрасным ориентиром при знакомстве с городом. Очарование Праги, красота ее живописного облика определяются не только ее архитектурой. Прага расположена на холмах различной высоты (разность уровней в черте города иногда достигает двухсот метров), и это порождает множество неожиданных и замечательных видов на город.

ru
Fiction Book Designer, FictionBook Editor Release 2.6.6 03.11.2014 FBD-0B16E1-BD0C-E44F-1D92-21F5-0192-DD84A7 1.0 Прага Искусство 1967

Евгения Борисовна Георгиевская

Прага

Города и музеи мира

М., «Искусство» 1967 г. стр. 192 + 2 вкл. 72 И

Редактор И. А. Куратова

Художник Н. И. Васильев

Художественный редактор Э. Э. Ринчино

Технические редакторы М. П. Ушкова и Т. Б. Любина

Корректор 3. Д. Гинзбург

На супере:

Вид на Пражский кремль.

Крипта собора св. Йиржи.

Первое знакомство с Прагой

1. Прага сегодня. 2. Экскурс в историю города. 3. Основные этапы застройки Праги

Прага издавна принадлежит к числу красивейших городов Европы. С незапамятных времен ее называли стобашенной, златой Прагой, и эти эпитеты верно определяют неповторимое своеобразие и красоту архитектурного силуэта города. В старых районах Праги до сих пор преобладают архитектурные памятники готики и барокко. Любуясь городом сверху (со смотровой вышки на Петршинском холме или с башни собора св. Вита в кремле), до самой линии горизонта можно видеть вертикали готических башен и барочные купола. В черте Старого Города такую башню или купол сегодня еще можно встретить через каждые сто-двести метров. Некоторые из них, как, например, стройные башни соборов Пражского кремля на Градчанах, служат прекрасным ориентиром при знакомстве с городом.

Очарование Праги, красота ее живописного облика определяются не только ее архитектурой. Прага расположена на холмах различной высоты (разность уровней в черте города иногда достигает двухсот метров), и это порождает множество неожиданных и замечательных видов на город.

Река Влтава, текущая с юга на север, делит город на две части, являясь как бы его естественной осью. В пределах города на реке раскинулось семь зеленых живописных островов. К числу красивейших среди них принадлежит маленький остров Кампа, отделенный от берега узким рукавом Влтавы – Чертовкой. К речке вплотную подступают дома, и, может быть, поэтому район Чертовки называют еще пражской Венецией. Через полноводную Влтаву в городе перекинуто двенадцать мостов, из которых самым старым, самым известным и красивым является мост короля Карла, или просто Карлов мост.

Одной из особенностей Праги, от которой во многом зависит очарование чехословацкой столицы, является огромное количество зелени. Общая площадь пражских садов и парков огромна – она превышает шестьсот гектаров-и постоянно возрастает. Сады и парки украшают город в течение всего года. Особенно красива Прага весной, когда она одета в пышный, благоухающий бело-розовый наряд (цветут каштаны, сирень, яблони, вишни). Летом Прага утопает в зелени, яркими красками загораются цветочные клумбы. На смену сочной пестрой палитре лета приходит единая золотистая красочная гамма осени. Очень живописна Прага и зимой, когда деревья стоят оголенные. Причудливый графический рисунок их ветвей то сливается с узором садовых решеток, то, наоборот, подчеркивает геометрическую логику построек. Зелени в Праге так много, что это отразилось в названиях пражских улиц и районов: улица Под каштанами, районы Королевские сады, Сады под градом (то есть под кремлем).

Своеобразной чертой Праги является изобилие в городе скульптуры, ее постоянно встречаешь на площадях, улицах, зданиях, в садах и парках. Традиции чешской скульптуры своими корнями уходят в далекое прошлое (достаточно вспомнить чешскую готическую и барочную скульптуру), но важно, что эти традиции живут и бережно развиваются и в современной Чехословакии, Невозможно представить без скульптурного убранства Карлов мост, Национальный театр, пражские площади, сады и парки. Бережное отношение к старине, стремление сохранить древние памятники и районы города, его исторически сложившийся план – все это стало правилом для архитекторов, работавших в Праге.

Пражская архитектура почти не знает крайних проявлений того или иного стиля. Строги и совершеннь романские постройки Праги; изяществом и оригинальностью форм отличаются творения пражской готики; пышным великолепием – постройки барокко.

Вид на Старый Город

Не одно поколение художников, писателей и поэтов находило в Праге источник вдохновения, воспевало ее в своих произведениях. Начиная с 1493 года (этим годом датируется первое известное нам изображение Праги в гравюре) Прагу непрерывно изображают сначала граверы, а потом и живописцы. Ее и сейчас постоянно пишут и рисуют современные чешские и иноземные художники – от Яна Славичка до О. Верейского. Много страниц посвящено Праге в литературе. О Праге вдохновенно писали летописцы-авторы исторических хроник, народ сложил о ней десятки поэтических легенд, и по сей день живущих в памяти пражан. Праге посвятили многие страницы А. Ирасек, М. Майерова, В. Незвал.

Прага гостеприимна. Почти каждый, кто приезжает сюда, быстро начинает чувствовать себя как дома. В то же время город невольно заставляет подчиниться своему размеренному трудовому ритму. Город просыпается очень рано – от шести до семи часов утра – и сравнительно рано заканчивает свой день: к девяти часам вечера затихают и пустеют пражские улицы.

План Старой части города Праги

Трудовой характер жизни Праги и вообще новой Чехословакии нашел отражение и в современном приветствии «честь труду», что соответствует русскому «здравствуйте». Особенно часто это приветствие употребляют пражане.

Как город и архитектурное целое Прага вобрала в себя все типичные и лучшие черты чешской архитектуры, поэтому знакомство с Прагой -это знакомство и с чешской архитектурой вообще.

С историей Праги в настоящее время нас знакомят литературные и археологические источники, причем археологические находки позволяют датировать возникновение города Праги IX веком. Древнейшее же литературное упоминание о Праге восходит к X веку – это описание города, сделанное послом кордовского халифа Аль-Гакама II Ибрагимом ибн Якубом, побывавшим в Праге в 965-966 годах. «Город Прага, – писал он,- построен из камня и известняка и является самым большим рынком славянских земель. Из Кракова привозят сюда товары русские и славяне, из земель венгерских-магометане, евреи и венгры также привозят сюда товары и ходовые деньги, а вывозят оттуда невольников, олово и различные кожи».

Остров Кампа с речкой Чертовкой

Старая чешская легенда рассказывает об основании Праги устами чешской княгини-пророчицы Либуши: «Вижу город великий. До звезд вознесется слава его. Есть в лесу место, в тридцати гонах отсюда (гон – старинная мера длины. – Е. Г.), в излучине Влтавы. С севера ограждает его поток Брусница, что бежит в глубоком ущелье, на юге – скалистая гора, что возле Страгова леса. Там, в лесу, найдете вы человека – он обтесывает порог дома. И назовете вы город, что на том месте построите, Прагой. (По-чешски «prah» значит «порог»; порог дома, порог на реке. – Е. Г.) И, как князья и владыки, склоняют головы, переступая порог дома, так будут они кланяться городу моему. Воздадут ему все честь и хвалу, и будет слава его велика во всем мире» 1* . Трудно сказать, все ли достоверно в легенде, но несомненно одно: в излучине Влтавы вырос город Прага.

По поводу происхождения названия города существует несколько мнений. Одни историки (Ф. Пельцель, Й. Юнгман) считали, что это связано с расположением города у порогов на речке Брусница, протекавшей некогда по дну Оленьего рва. Другие (В. Томек) связывали слово «Прага» с чешским глаголом praziti (выжигать, вырубать лес, расчищать место для поселения). В наши дни наиболее убедительной считается точка зрения Гута и Профоуса, которые связывают происхождение слова «Прага» с основанием Пражского града (кремля) «na vyprahlem kopci» (то есть «на выжженном холме») 2* .

Вскоре после возникновения (уже в X-XII вв.) Прага играла роль важного центра в Европе, находящегося на пересечении торговых путей. Что представлял собой город в тот период?

К концу IX столетия на противоположных берегах Влтавы существовали две крепости – резиденции правителей Чехии Вышеград и Градчаны, причем очень скоро Градчаны начинают занимать господствующее положение. Вокруг путей, соединяющих эти две княжеские резиденции между собой, а также и каждую из них с торговым районом Праги, обосновавшимся на месте современной Староместской площади, возникают поселения. К середине XIII столетия складывается район Старого Города (его сначала называли Большим Городом) с его укреплениями.

Пражский кремль

В 1257 году по решению чешского короля Пржемысла II недалеко от Градчан закладывается новый городской район- Меньший Город, или Малая Страна. Этот район застраивается к концу XIII столетия, а его центром становится Малостранская площадь, откуда расходились улицы на мост и в Старый Город на другом берегу Влтавы.

К середине XIII столетия уже достаточно ясно оформилось основное историческое ядро города – Пражский кремль на Градчанах, прилегающая к нему Малая Страна на левом берегу, Старый Город и Вышеград на правом берегу. Прага насчитывала тогда около пятидесяти костелов, несколько больших монастырей, мост через Влтаву (что было тогда редкостью), немало каменных жилых домов. Много старых романских построек сохранилось в Праге вплоть до наших дней, поэтому город особенно привлекателен для исследователей старины.

В XIV столетии, когда в период правления Карла IV Прага переживала пору своего расцвета, когда она стала не только столицей Чехии, но и крупнейшим культурным и торговым центром Европы, строительные работы в городе достигли небывалого размаха. Карл IV предпринял грандиозную перестройку Пражского кремля, постройку нового каменного моста через Влтаву, заложил Новый Город (Нове Место), явившийся великолепным образцом средневекового градостроительства. Новый Город был спланирован на холмах вокруг трех площадей. Обширная территория района зрительно объединялась в единое целое с помощью вертикалей башен костелов, монастырей и ратуш. Новый Город и сегодня продолжает жить в полную силу, доказывая жизнеспособность старой, но разумной регулярной планировки.

Панорама пражских мостов

Готическое строительство в Праге завершается к концу XV века при правителях Ягеллонской династии, в эпоху после гуситских войн.

В начале XVI столетия на чешский престол вступает король Фердинанд из династии Габсбургов. По приглашению Фердинанда в Прагу в это время приезжает много итальянских архитекторов, строителей, художников. Вместе с ними в Прагу проникают архитектурные принципы итальянского Возрождения. Все объективные условия благоприятствовали внедрению нового архитектурного стиля. Король относился к нему весьма благосклонно: город нуждался в восстановлении после большого пожара 1541 года, причинившего огромный ущерб Праге.

Но ничто не могло изменить облик сложившегося готического города. Ренессанс дал Праге прекрасные отдельные сооружения, как, например, королевский летний дворец (Бельведер, или Летоградек); несколько изменил фасады отдельных романских и готических зданий (пример тому – фасад базилики св. Йиржи), но не повлиял существенно на характер города в целом.

Барокко же, как и готика, оставило заметный след в облике Праги. Характер барочного строительства в Праге был связан с победой феодально-католической реакции. В результате поражения в битве с немцами у Белой Горы (1620) Чехия почти на триста лет попадает под иго немецких феодалов.

Начиная с этого момента и вплоть до конца XVIII столетия в пражской архитектуре господствует два типа сооружений -¦ храмы и дворцы чешской и иноземной знати. В пражских постройках XVII века, когда барочный стиль только начинал формироваться в Праге, господствуют черты помпезности, парадности. Авторами этих построек были, как правило, незначительные приезжие мастера, стремившиеся восполнить отсутствие собственного строительного почерка излишеством различных элементов формы и украшений, органично не слаженных между собой.

Совершенно по-другому складывается судьба застройки Праги в первой половине XVIII века – пору блестящего расцвета искусства чешского барокко. В этот период выступает почти одновременно замечательная плеяда архитекторов (М. Канька, отец и сын Динценгоферы), скульпторов (Ф. М. Брокофф, Ф. М. Браун), живописцев (П. Брандль, В. В. Рейнер). Для большинства из них Прага была не только родным городом, но и настоящей художественной и в особенности архитектурной школой. Барокко обретает в это время в Праге собственную национальную почву, своеобразные черты, становится органичным в общем архитектурном ансамбле города.

В эпоху барокко подверглись решительным перестройкам и переделкам многие романские и в особенности готические пражские памятники, и от этого еще более заметными стали следы барокко в городе. К концу XVIII века барочный стиль постепенно приходит к упадку; в нем усиливаются тенденции к внешней декоративности, главное внимание архитекторы уделяют в это время декорации фасадов и интерьеров зданий, не внося никаких принципиальных новшеств в план и конструкцию сооружений.

В XIX столетии Прага постепенно приобретает черты капиталистического города; рост промышленных предприятий и населения города приводит к быстрой застройке окраин и предместий, причем нередко строительство ведется без особого внимания к художественному, эстетическому качеству сооружений.

Но неверно было бы только таким образом оценивать застройку и развитие Праги в прошлом веке. Минувшему столетию Прага обязана началом регулярного благоустройства и озеленения города. Тогда была построена набережная Сметаны, до сих пор являющаяся красивейшей частью города; пышные сады и парки – Королевская обора, Хотковы сады, Цибулка – в прошлом веке впервые были открыты для публики.

Пражская архитектура прошлого века развивалась двумя путями. Сторонники одного из них (так называемого неоренессансного) сохраняли приверженность к формам ордерной, классической архитектуры. Сторонники второго направления опирались на принципы готической архитектуры; их деятельность сводилась преимущественно к реставрации и обновлению старых готических памятников 3* . Почти до конца прошлого столетия работавшие в Праге архитекторы жили иллюзией возрождения ее замечательных градостроительных традиций эпохи готики и барокко, словно не решаясь внести в архитектуру города более современные веяния. Так, готическая и барочная архитектура сохранила в Праге свое господствующее положение.

Карлов мост

Стремительный рост города наблюдается в первой половине нашего века; уже в 1920 году к Праге официально было присоединено 37 окружавших ее поселков. Известный чешский архитектор Ян Котера в начале XX столетия приложил немало усилий для того, чтобы планомерно направить застройку Праги, избавить ее от губительных последствий частнокапиталистического предпринимательства.

Качественно новый этап в жизни Праги начался после 1945 года, после рождения новой Чехословакии. Архитекторы и строители Праги отныне должны были не только осуществлять большие планы по застройке столицы социалистического государства, но и позаботиться о сохранении замечательного архитектурного наследия Праги. В городе 1674 памятника архитектуры охраняются государством, и среди них в настоящее время почти нет таких, которым угрожает гибель.

Восстановлен замечательный архитектурный комплекс Эмаусского монастыря; в бывшем Страговском монастыре открыт Музей чешской письменности. Открылись для пражан дворцы и парки Градчан, новой зоной отдыха стали живописные острова Влтавы, вдвое больше (по сравнению с 1945 г.) стало зелени в Праге. Появились новые жилые массивы – в Страшницах, Вршовицах, Высочанах, Бржевнове, Малешицах. Но до сих пор каждый из старых районов Праги сохранил свой неповторимый исторически обусловленный характер. Это и определило план данного очерка.

Градчаны

1. История создания и особенности Пражского кремля. 2. Первый и второй дворы града. 3. Памятники третьего двора. Базилика св. Георгия. Черная башня. Башня Далиборка. Золотая улочка. Собор св. Вита. Королевский дворец. Владиславский зал. Галерея Рудольфа II. История старой дворцовой художественной коллекции. Испанский зал. Дом чехословацких детей в Пражском граде. 4. За пределами града. Летний королевский дворец. 5. Сады вокруг града. 6. Градчанская площадь. 7. Национальная галерея Праги (Штернбергский дворец). Искусство чешской готики. Западноевропейское искусство XIV-XX веков. 8. Лоретанская площадь и монастырский комплекс Лореты. 9. Кварталы «Новый свет» и «Погорелец». 10. Музей чешской литературы в Страговском монастыре

Градчаны – это район города, включающий Пражский кремль (или град) и прилегающие к нему кварталы.

В старину Градчаны были районом аристократии, чешского дворянства и знати, исключение составляла лишь часть территории Градчан, известная под названием «Новый свет», там селилась беднота.

Около 1320 года, при короле Яне Люксембургском, район Градчан получил права ленного городка, а в середине XVIII столетия Градчаны стали именоваться Королевским городом, пока в 1784 году не были объединены вместе с другими городскими районами в один город – Прагу.

Сегодня Градчаны принадлежат к самым интересным архитектурным комплексам Праги. Не случайно в этот район устремляются тысячи приезжающих в Прагу гостей и туристов, да и сами пражане любят побродить среди живописных холмов и памятников Градчан, отдохнуть в садах, окружающих кремль зеленым кольцом, полюбоваться незабываемой панорамой города, открывающейся с Градчанской площади.

Когда и как возник Пражский кремль? Кто были его основатели? Каковы особенности этого древнего сооружения? Современная историческая и археологическая науки довольно ясно отвечают на эти вопросы. В последней четверти IX столетия в Чехии начинают постепенно объединяться жившие до того времени разрозненно славянские племена. Во главе первого чешского государства становится княжеский род Пржемысловичей, а наиболее сильное племя, находившееся под властью этого рода,- племя чехов-дало имя своего предводителя Чеха всей стране. Уже тогда на территории сегодняшней Праги был расположен крупный торговый и экономический центр племени чехов, хотя резиденция Пржемысловичей находилась немного севернее Праги, на левом берегу Влтавы, в Левом Градце.

В разгар сражений за объединение племен князь Борживой закладывает основы новой крепости-резиденции – Пражского града («hrad» в переводе с чешского значитзамок, кремль,-Е. Г.), широко раскинувшегося в направлении с запада на восток, на высоком холме между Влтавой и Оленьим рвом. Сын князя Борживоя Спитигнев уже окончательно поселяется в Пражском граде. Пражский кремль значительно отличался с самого начала от обычного типа феодальных замков-крепостей. Он охватывал большую территорию, причем в отличие от западноевропейских феодальных замков здесь не было скученности построек. Не было в Пражском граде и донжона – сторожевой башни-крепости, последнего укрепленного оплота на случай осады. Да и вся система укреплений Пражского града была значительно более простой, чем в феодальных замках.

Гораздо больше сходства можно обнаружить между Пражским кремлем и древними славянскими городищами и кремлями. Пражский кремль, имеющий форму языка, располагается как бы на треугольном пространстве, как это часто бывало и в городах Древней Руси 4* , где эта форма возникала обычно естественным путем: укрепленная часть города располагалась при слиянии двух рек, служивших дополнительной защитой.

Как одну из особенностей Пражского кремля историки архитектуры отмечают наличие в нем с самого начала трех входных ворот, через которые и до сих пор можно попасть в кремль. Это также сближает Градчаны с Московским Кремлем. В отличие от других западноевропейских столиц Пражский кремль с X века, с момента основания пражского епископата, и вплоть до конца XV столетия был единым центром высшей светской и религиозной власти в Чехии. Княжеский (позднее – королевский) двор и епископат (позднее – архиепископат) сосуществовали в стенах одной крепости.

1. Первый двор 2. Второй двор 3. Третий двор 4. Храм св. Вита 5. Обелиск 6. Скульптура св. Йиржи 7. Канцелярия президента республики 8. Владиславский зал 9. Старый Сейм 10. Лестница для всадников 11. Восточные ворота 12. Черная башня 13. Буркграфство 14. Далиборка 15. Бывший монастырь св. Йиржи 16. Галерея 17. Испанский зал

То же самое можно наблюдать в других славянских государствах: в Московском Кремле, в Краковском кремле – Вавеле. Наконец, родство Пражского кремля с древними славянскими городищами подтверждается и археологическими находками. Приблизительно на месте современного третьего двора града археологи открыли несколько языческих славянских погребений, относящихся к эпохе, предшествовавшей возникновению града. В настоящее время часть этих захоронений – например, гроб воина с мечом, секирой и деревянным ведром – экспонирована в Старом дворце кремля.

Итак, Пражский кремль, возникший во второй половине IX века, имел много общего со старыми славянскими городищами. В то же время известно, что в 875 году князь Борживой и его жена Людмила приняли христианство, так как оно более соответствовало новому политическому строю молодого феодального государства. Вскоре после принятия христианства князь Борживой закладывает на территории Пражского града костел Девы Марии 5* . Немного позднее, около 920 года, князь Вратислав заложил в кремле костел св. Йиржи (или св. Георгия), а в 926-930 гг. князь Вацлав, причисленный впоследствии к чешским святым, построил на территории кремля ротонду св. Вита. Существует мнение, что такое посвящение ротонды в Пражском граде было определенной данью Германской империи (культ св. Вита был там очень популярен), у правителей которой чешские князья в начале X века искали поддержки в борьбе с набегами венгерских кочевых племен. Ротонда св. Вита отличалась от костелов Девы Марии и св. Йиржи не только своим круглым планом, но и тем, что была тогда единственной среди них каменной постройкой. В первой половине XI века кремль был обнесен каменной стеной и валами; в XII веке, при Собеславе I, укрепления кремля были усовершенствованы – тогда соорудили новую крепостную стену с башнями-воротами, из которых восточная так называемая Черная башня сохранилась до нашего времени.

Кремль укреплялся и перестраивался и во второй половине XIII века, при Пржемысле Отакаре II. Сильным разрушениям кремль подвергся в 1303 году во время пожара, вскоре после которого он был отстроен почти заново при Карле IV, в середине и второй половине XIV века.

Следующий этап строительства Градчан связан с концом XV века, когда во главе чешского королевства стоял Владислав Ягеллонский.

Кремль достраивался вплоть до второй половины XIX века и в общей сложности перестраивался около двадцати раз за период своего десятивекового существования, сохранив в своем облике следы каждого из столетий.

Вход в кремль со стороны Градчанской площади

Войти в кремль можно с запада, со стороны Градчанской площади. Большие ворота ведут в парадный первый двор. (Кремль состоит из трех самостоятельных и в то же время соединенных между собой дворов.) В прошлом дворы кремля отделялись один от другого рвами и крепостными валами, засыпанными в XVI столетии. Первый парадный двор, замкнутый с трех сторон зданиями, отделен от Градчанской площади красивой оградой. Верхнюю часть ограды украшают скульптуры и декоративные вазы, которые, как и большинство построек первого двора, возникли в XVIII веке.

Скульптурные группы, изображающие борьбу гигантов, теперь заменены копиями с оригиналов известного чешского скульптора XVIII века И. Платцера-старшего. На столбах ограды – им же исполненные вазы с фигурами путти. И. Платцер-старший исполнил и большинство скульптурных украшений (гербы, военные трофеи) для зданий первого двора града, построенных в XVIII столетии итальянским архитектором Николо Пакасси. Единственное исключение среди памятников XVIII столетия на первом дворе составляют так называемые Матвеевские ворота, построенные еще при императоре Матвее в 1614 году и включенные впоследствии в здания Н. Пакасси.

Постройки первого двора не представляют особенной ценности. Несколько однообразно и суховато решенный, вытянутый по горизонтали, фасад объединенных в одно целое зданий не дает возможности составить истинное представление об архитектуре пражского барокко. С ней нужно знакомиться за пределами кремля.

Третий двор Пражского кремля с собором св. Вита

В наше время в зданиях, окружающих первый двор града, размещаются различные учреждения, в том числе канцелярия президента ЧССР. Над корпусами, расположенными справа от входных ворот, можно видеть на флагштоке флаг президента с девизом: «Правда победит». В центральный дворцовый корпус первого двора встроены так называемые Матвеевские ворота, через которые можно пройти во второй двор града, расположенный параллельно первому. Окончательный вид второго двора определили постройки и перестройки XVIII века, хотя здесь сохранилось и несколько сооружений более раннего периода. В северной части кремля, над так называемым Оленьим рвом, некогда служившим местом королевской охоты и одновременно укреплением, сохранились здания XVI века, и в них-старые ворота, второй выход из кремля. Справа при входе на второй двор расположена часовня св. Креста, построенная в 1753 году архитектором Ансельмо Лураго, но перестроенная в XIX столетии. В центре второго двора – барочный фонтан конца XVII века, каких много на пражских площадях, в садах и парках. Второй двор града напоминает типичную пражскую площадь послебарочной эпохи. Барочные здания в черте кремля сосредоточены в первых двух его дворах, хотя в целом барокко почти ничего не добавило к облику Пражского кремля: с момента утверждения на чешском престоле короля Матиаша (1611) королевская резиденция переносится в Вену, а вместе с этим замирает бурная строительная деятельность в Пражском кремле. Но, может быть, именно этому обстоятельству Пражский кремль обязан удивительной сохранностью своих древних памятников.

За вторым двором града находится третий двор, безусловно, наиболее интересный своими историко-художественными памятниками. На третьем дворе кремля находятся лучшие в Праге здания романской и готической архитектуры-базилика св. Йиржи, собор св. Вита.

Под третьим двором кремля в результате проведенных в 1920-1929 годах археологических раскопок были обнаружены еще более древние исторические памятники: языческие погребения, остатки фундамента старой ротонды св. Вита (X век). Сейчас на месте археологических раскопок организован музей.

Наибольший интерес представляют остатки фундамента ротонды св. Вита. Ротонда с четырьмя апсидами была сравнительно невелика (ее диаметр равен 13 м) и находилась на месте современной капеллы св. Вацлава Святовитского собора. Маленькая по размерам, скромная и простая по форме, ротонда не предназначалась, по-видимому, для пышных, многолюдных богослужений. Скорее всего, она была личной молельней князя и его семьи, а может быть, играла и роль баптистерия.

Ротонды особенно часто встречаются именно в славянских землях (Польша, Югославия). Появление там этого типа построек совпадает по времени с принятием христианства в этих землях.

Ротонда св. Креста

В Чехию христианство проникло в IX веке из Византии, и как раз с IX века ротонда заняла прочное место в чешской архитектуре. В Праге, за пределами кремля, хорошо сохранились три ротонды – св. Мартина (середина XI в.), св. Креста (XI-XII вв.), св. Лонгина (XII в.).

Ротонды не были единственным типом древних культовых сооружений в Чехии.6* Уже в X столетии они существовали рядом с базиликами, (Оба типа построек представлены в черте Пражского града.) Базилика св. Йиржи (XII в.) в Пражском граде по праву принадлежит к лучшим романским памятникам Чехии. Как и большинство построек романского стиля, она сделана из камня. Базилика была заложена около 920 года, но в начале XII века сильно пострадала от пожара. При ее восстановлении в 1143- 1151 годах были возведены своды боковых нефов, закончена постройка капелл и башен. После пожара в 1541 году храм получил в том же столетии новый ренессансный фасад, который сохранился до наших дней, хотя и подвергся в конце XIX века небольшой реставрации.

В противоположность наружному фасаду, измененному позднейшими перестройками, внутренние помещения храма, особенно главный неф с плоским балочным перекрытием, сохранили свой первоначальный вид почти в неприкосновенности. Стены опираются внизу на массивные четырехгранные столбы, чередующиеся с колоннами. В верхней части стены главного нефа членятся проемами эмпор, над которыми высоко расположены окна. Трижды повторенный мотив арочного завершения (в арках нижнего яруса, в эмпорах и окнах) придает стилистическое единство решению интерьера, а почти полное отсутствие скульптурного декора сообщает нефу строгий, может быть несколько суровый вид.

Фасад базилики св. Йиржи в Пражском кремле

Несмотря на сдержанность архитектурных средств в решении интерьера, он не создает впечатления грузности, тяжеловесности, часто присущих романским постройкам. Архитектурное решение главного нефа позволяет судить о развитом вкусе и мастерстве строителей храма. Отточены и плотно прилегают друг к другу квадры камня. Их грани образуют изящную сетку, а различные оттенки каменных глыб создают тонкую игру цвета на поверхности стены. Кажется, что какой-то чуткий художник слегка прошелся кистью по стенам главного нефа базилики, избавив их от скучной монотонности. Совершенство этой романской постройки дает возможность с успехом использовать базилику св. Йиржи в жизни современной Праги. Каждую весну, когда в Праге по установившейся традиции проходит международный фестиваль «Пражская музыкальная весна», в базилике св. Йиржи проходят концерты. По-особому чисто и торжественно звучит музыка в старых романских стенах.

Базилика св. Йиржи в Пражском кремле. Интерьер

Барельеф из базилики св. Йиржи в Пражском кремле

В базилике св. Йиржи, в правом боковом нефе, сохранился барельеф первой половины XIII века, ранее находившийся в алтаре храма. На нем изображены Млада и Берта, аббатиссы монастыря бенедиктинок, а по бокам от них – князь Пржемысл Отакар I и его сестра аббатисса Анежка. Барельеф является редким в Чехии памятником романской скульптуры.

В алтарной части, завершающей главный неф, на сводах хора сохранились остатки фресковой росписи второй половины XII века.

От храма св. Йиржи по Георгиевской (Йиржиковской) улице путь лежит к третьим, восточным воротам Пражского кремля, увенчанным Черной башней (XII в.). Название башни указывает на то, что первоначально она, как и большинство построек кремля, была возведена в дереве, так как только темневшие со временем деревянные постройки носили, в отличие от каменных, название «черные».

Рядом с нею находится башня, построенная уже в XV веке архитектором Бенедиктом Рейтом (до пожара 1781 г. башня была значительно выше). Она получила название «Далиборки», по имени легендарного рыцаря Далибора из Козоед, первого узника башни. Как рассказывает легенда, Далибор хорошо играл на скрипке, и пражане собирались у подножья башни, чтобы послушать его игру. После казни Далибора в 1498 году башня получила его имя. Уже давно отошло в прошлое время, связанное с легендарным музыкантом, но музыкальные традиции Праги не померкли: в летнее время в садах, окружающих кремль, поблизости от Далиборки, постоянно устраиваются концерты.

Недалеко от башен Черной и Далиборки расположена Золотая, или Злата, улочка, возникшая в самом конце XVI века.

В 1597 году император Рудольф II специальным декретом разрешил дворцовым стрельцам построить в северной крепостной стене кремля небольшие дома, где позже кроме стрельцов поселились также сторожа собора св. Вита, ювелиры и алхимики, почему улочка и получила название Золотой. В особенности охотно селились здесь ювелиры, так как в кремле, под защитой короля, они были за пределами досягаемости своего городского цеха и, следовательно, вне конкуренции.

Небольшие одноэтажные (реже двухэтажные) домики Золотой улочки либо встроены в крепостную стену, либо вплотную примыкают к ней, так что крепостная стена является одной из стен дома. Боковые стены домов соприкасаются, и границы домиков ясно различимы только со стороны улицы, куда выходят их разноцветные фасады с небольшими окошками.

Сейчас интерьеры старых домиков на Золотой улочке дополнены восковыми фигурами в соответствующих костюмах, помогающими воспроизвести атмосферу прошлого.

Черная башня и Далиборка

Золотая улочка на Градчанах

Самой замечательной постройкой в кремле является собор св. Вита. Он принадлежит не только к замечательным памятникам Праги, но и вообще к выдающимся произведениям европейской готики. Он является одновременно и чешской национально-исторической святыней – здесь похоронены чешские короли, здесь хранятся коронационные ценности старого чешского государства.

Исследователи чешской архитектуры считают, что готика появляется в Праге около 1230 года 7* и что этот стиль был завезен в Чехию монахами цистерцианского ордена. Вряд ли возможно объяснить зарождение нового стиля лишь таким образом. Переход к нему начался в середине XIII века в разных частях Чехии. Период до конца XIII столетия можно рассматривать как ранний этап готического строительства. Сложение готического стиля относится к первой половине XIV столетия, а его расцвет к концу века. После завершения религиозных войн наступает последний этап готического строительства (поздняя готика).

План ротонды св. Вита. Реконструкция

Собор св. Вита сконцентрировал в себе лучшие черты чешской готики периода расцвета.

В современном внешнем облике собора ясно различимы две части – старая, восточная (алтарная часть с капеллами, башня и колокольня южного фасада), и новая, западная часть собора (трансепт, три нефа и западный фасад с двумя башнями).

Восточная часть собора была построена в XIV-XV веках, западная часть достраивалась во второй половине XIX и начале XX века.

В X веке на месте современной готической громады стояла небольшая ротонда св. Вита, фундамент которой частично сохранился до наших дней. В XI веке на месте ротонды построили трехнефную базилику. Но самое грандиозное строительство развернулось на месте старой базилики в XIV веке.

В XIV веке пражское епископство было преобразовано в архиепископство, и король Ян Люксембургский решил возвести на Градчанах большой храм. Собор с самого начала был задуман как монументальный памятник во славу Чешского королевства.

Для строительства собора из Франции был приглашен архитектор Матвей из Арраса, и в 1344 году в присутствии чешского короля Яна Люксембургского, его сыновей, один из которых был будущий король Карл IV, а также нового архиепископата был торжественно заложен первый камень собора.

О деятельности Матвея Аррасского известно немногое. Надпись под его скульптурным портретом в трифории собора св. Вита сообщает, что он был родом из Арраса, из Франции. Из истории известно также, что архитектор до приезда в Прагу работал в Авиньоне, но что именно он там строил, сейчас точно установить невозможно. Можно с достаточной уверенностью утверждать, что при планировке собора св. Вита он руководствовался архитектурными образцами Южной Франции (это чувствуется в планировке хора с обходом и венцом капелл). Матвей из Арраса успел возвести основы (нижние части стен) хора с завершающими его пятью капеллами, две капеллы на южной стороне собора и одну на северной.

В 1352 году архитектор умирает, не закончив постройки. Королем Чехии в это время был сын Яна Люксембургского Карл IV (на чешском троне находился с 1346 по 1378 г.). Король Карл IV для продолжения постройки приглашает двадцатитрехлетнего Петера Парлержа из Гмюнда. О Петере Парлерже сведений сохранилось значительно больше. Он родился в 1330 году вероятнее всего в Гмюнде, так как приблизительно в те годы его отец Йиндржих Парлерж работал там над возведением собора св. Креста. Установлено, что род гмюндских Парлержей происходит из Колина (Кёльна) на Рейне, и это обстоятельство помогло правильно прочесть надпись под портретным бюстом П. Парлержа в трифории св. Вита, которая гласит: «Петр, отец которого был Йиндржих Арлер из Polonia (историки считают сейчас, что в написании этого слова, которое можно перевести как «Польша», допущена ошибка и что следует читать его как «Colonia», что значит Колин, или Кёльн. Е. Г.), строитель в швабском Гмюнде, был второй мастер постройки, которого император Карл IV привез и сделал строителем храма тогда, когда ему было двадцать три года, и начал он руководить постройкой в году 1356». Действительно, известно, что летом 1353 года Карл IV был в Ульме, и вполне вероятно, что он заезжал в соседний Гмюнд, где мог познакомиться с Йиндржихом и Петером Парлержами. Вполне возможно, что в том же 1353 году Петер Парлерж приехал в Прагу.

До сих пор не обнаружено никаких следов архитектурной практики Петера Парлержа, предшествовавшей работе по созданию пражского собора, и трудно сказать, почему король поручил строительство столь молодому зодчему. Установлено лишь, что Петера Парлержа рекомендовал Карлу IV отец архитектора, Йиндржих Парлерж.

План собора св. Вита

Парлерж завершает восточную часть собора, нижний портал трансепта и южную башню над ним, существенно изменив первоначальный замысел Матвея Аррасского. Он отказывается от принципа строгой симметрии и делает капеллы хора разнообразными, облегчает наружные опоры, делая собор более изящным и стройным. Но самые разительные перемены произошли в интерьере храма. Парлерж превращает стену второго яруса в сплошное кружево оконных переплетов. Остаются лишь небольшие межоконные простенки, чередующиеся с сильно удлиненными окнами, стрельчатые завершения которых продолжают мотивы стрельчатых арок первого яруса. Красивая сквозная галерея трифория сглаживает контраст более тяжелого нижнего яруса с изящным верхним. Но одно из самых замечательных новшеств П. Парлержа – это замена тяжелых крестовых сводов сетчатыми сводами. Нервюры сетчатого свода пересекаются не в центре свода, а на некотором расстоянии от него, а в центре при этом образуется фигура ромбической формы. Расчлененный такой сеткой свод становится более упругим, легким и нарядным. Изобретенные Парлержем сетчатые своды широко используются после него в практике готического строительства и за пределами Праги.

Все в интерьере собора направлено на то, чтобы создать ощущение устремленности ввысь. Это выражено и в удлиненной форме окон и в стройных пучках колонн, тянущихся вверх, словно стебли цветов. Разветвляясь у пяты свода, они переходят в тонкие ребра нервюр. Льющийся через цветные стекла витражей свет порождает в интерьере ощущение солнечного дня.

Одной из самых замечательных особенностей интерьера храма является трифорий, на галерее которого расположен двадцать один скульптурный портрет работы Парлержа и его мастерской. Здесь размещены бюсты основателей собора – всех тех, кто участвовал в его строительстве. Здесь находятся портреты короля Карла IV и членов его семьи, архиепископов, каноников, «директоров» строительства и архитекторов собора – Матвея из Арраса и Петера Парлержа. И хотя в последовательности размещения портретов сказалась еще в какой-то степени средневековая сословная иерархия (на наиболее почетном месте – над завершением центральной части хора – находятся портреты короля Карла IV и членов его семьи; в западных частях трифория, наиболее удаленных от алтаря, – портреты строителей храма), в целом это единственный случай в готической архитектуре, когда галерея бюстов строителей и современников строительства собора помещена в главной части хора, над алтарем. Этот факт лишний раз свидетельствует о передовом, демократическом характере общественной мысли в Чехии того времени.

Портреты в галерее трифория, как правило, высечены прямо на месте из квадров песчаника, укрепленных в кладке. В этом сказывается еще старая средневековая традиция, согласно которой основное назначение скульптуры было дополнять, украшать архитектуру. Круглая скульптура в Чехии, как известно, вообще начинает развиваться лишь со второй трети XIV столетия.

Таким образом, в столь тесной, буквально понятой связи скульптуры с архитектурой нет ничего удивительного. Достойно удивления другое – вместо обычных декоративных (растительных или орнаментальных) мотивов П. Парлерж и его мастерская создают замечательную галерею портретов своих современников. В каждом из них подчеркнута какая-нибудь одна черта, одна наиболее важная особенность характера, и это сообщает острую выразительность и индивидуальную неповторимость портретам трифория. Добродушен и мудр король Карл IV; лукава и чувственна Анна Свидницкая, третья жена короля; умен, сдержан и целеустремлен архитектор Петер Парлерж. Портреты Анны Свидницкой, Петера Парлержа, каноника Микулаша Голубца принадлежат к лучшим скульптурам в галерее трифория. Ярко выраженным стремлением к индивидуальным характеристикам портретные бюсты трифория пражского собора св. Вита приближаются к великолепной итальянской портретной пластике XV столетия, в частности к искусству Л. Гиберти и Донателло (портреты в трифории были исполнены в 1374-1385 гг.). Близка к художникам Возрождения и сама личность П. Парлержа, человека всесторонне одаренного и образованного, чей талант раскрылся в различных сферах художественного творчества. Скульптуры, созданные в мастерской под руководством П. Парлержа, оказали значительное воздействие на дальнейшее развитие пластики в Чехии, положили начало реалистической традиции, до сих пор живущей в чешском искусстве.

Портрет П. Парлержа в галерее Трифория собора св. Вита

На южной стороне хора собора находится капелла св. Вацлава – еще одно произведение Петера Парлержа. Это настоящая сокровищница чешского готического искусства. Капелла св. Вацлава стоит на том месте, где когда-то находилась вацлавская капелла старой ротонды св. Вита (там был похоронен князь Вацлав, отсюда и современное название капеллы), Портал в глубине капеллы ведет в камеру, где хранятся коронационные ценности Чехии – корона князя Вацлава, его шлем и т. п. Рассматривая капеллу св. Вацлава, невольно обращаешь внимание на нижнюю часть ее стен, облицованных полудрагоценными камнями. Такой способ отделки стен заставляет вспомнить убранство знаменитой Сен-Шапель в Париже, и скорее всего он происходит именно оттуда. Король Карл IV провел свою юность во Франции, и это обстоятельство сыграло значительную роль в формировании его художественных вкусов, определило профранцузские симпатии короля. У себя в Чехии он постарался воссоздать в отдельных архитектурных памятниках, в характере дворцового окружения черты прекрасной культуры страны его юности. Известно, что к 1367 году была в основном закончена внутренняя отделка замка Карлштейн, где в часовне св. Екатерины стены были выложены полудрагоценными камнями.

Капелла св. Вацлава в пражском соборе была закончена в 70-е годы XIV века, а нижний пояс ее стен был выложен полудрагоценными камнями в 1372-1373 годах, то есть вскоре после окончания работ в замке Карлштейн. Крупные агаты, сердолики, яшмы, аметисты создают удивительную по красоте гамму цветов, придают особенную торжественность и нарядность интерьеру капеллы. В капелле стоит статуя св. Вацлава работы П. Парлержа.

В соборе св. Вита (капелла св. Марии Магдалины) находятся надгробия строителей храма Матвея из Арраса и Петера Парлержа (ум. 1399).

Южный портал собора св. Вита

После смерти П. Парлержа строительство сооора приостановилось, а начавшиеся вскоре гуситские войны (1419) помешали завершению строительных работ. В начале XV столетия строительство собора возобновилось под руководством Б. Рейта, который заложил северную башню собора и пилоны среднего нефа. В 60-е годы XVI века архитектор Б. Вольмут строит хоры, сохранившиеся до нашего времени в северной части трансепта.

Лишь много столетий спустя, уже в начале XX века, в соответствии с возведенной при жизни П. Парлержа восточной частью собора, была построена новая, западная его часть. Достраивали собор св. Вита в начале XX столетия архитекторы Й. Краннер, Й. Моккер, К. Гильберт. Многие современные чешские художники – Ф. Кисела, К. Сволинский, М. Швабинский принимали участие в создании мозаик и витражей для новой части собора.

Снаружи, над южным порталом собора, расположена первая из известных нам чешских мозаик, посвященная теме «Страшный суд» и исполненная в 1371-1372 годах.

Чрезвычайно выразительны химеры – водостоки собора, напоминающие живых существ. В солнечный день их силуэты особенно отчетливо выступают на фоне собора, в дождливую погоду они гневно выплевывают вниз потоки воды.

Замечательна наружная опорная система восточной части собора. Парлерж сочетает в ней ясное, логически обусловленное решение с удивительным богатством декоративных форм. Многочисленные краббы, крестоцветы, резные листья, искусно вытесанные из камня, делают похожей эту часть собора на каменное кружево. Нарядное резное окно на южном фасаде – также одно из совершеннейших творений чешской готики.

В грандиозном соборе св. Вита, воздвигнутом на Градчанах, воплотились лучшие черты пражской архитектуры XIV столетия. В целом XIV век был временем расцвета чешской культуры: созданные в этот период культурные ценности вошли в золотой национальный фонд Чехии, на них часто опиралась впоследствии чешская художественная школа. Собор св. Вита-это не только выдающееся произведение чешского готического искусства, но и своеобразный центр средневековой культуры.

В библиотеке капитула, находившейся в соборе, до сих пор хранятся редкие древние рукописи, богато украшенные миниатюрами. В их числе – Евангелие второй половины XI века.

Химеры собора св. Вита

В глубокую древность уходят музыкальные традиции, связанные с собором св. Вита. От XV столетия сохранилось свидетельство, что органист Прокоп играл на новом органе в готической святыне св. Вита 8* . И в наши дни в соборе св. Вита можно послушать не только органную, но и симфоническую музыку во время фестиваля «Пражская весна».

Высоко взметнулся шпиль башни-колокольни собора св. Вита, остававшийся долгое время самой высокой точкой Праги. Стоит преодолеть нелегкий подъем на галерею башни, чтобы полюбоваться живописно раскинувшимся городом у подножья холма, на котором стоит Пражский кремль.

Королевский дворец в Пражском кремле

Опорная система собора св. Вита

Недалеко от собора св. Вита, на третьем дворе града, привлекает внимание небольшая скульптура, изображающая св. Георгия в битве с драконом. Она была отлита из бронзы мастерами Юрием и Мартином Клюжскими (то есть выходцами из Клюжа или Клаузенберга) в 1373 году, в XVI веке конь и дракон были перелиты заново, а статую установили на барочном фонтане. В 1928 году во время проводившихся в кремле реставрационных работ статуя была поставлена на новый постамент.

Возвращаясь к памятникам романской эпохи на территории Пражского кремля, нужно упомянуть уцелевшие помещения королевского дворца, возникшего при Собеславе в XII столетии. Старая часть дворца сейчас находится ниже уровня земли, над ней расположены покои, возведенные при Карле IV в XIV веке, и, наконец, еще выше помещается знаменитый Владиславский зал конца XV века.

Дворец Собеслава был построен в 1135 году и располагался вдоль крепостных стен кремля. В верхнем этаже помещались жилые комнаты и парадный зал (эта часть дворца при Карле IV в XIV в. была переделана в готическом стиле). Современный верхний этаж здания был перестроен в 1486-1502 годах при Владиславе Ягеллонском архитектором Бенедиктом Рейтом в стиле поздней готики с элементами Ренессанса. По имени короля, при котором зал строили, он получил название Владиславского.

Старая романская часть княжеского дворца в Пражском кремле

Позднеготический изящный рисунок свода этого зала – так называемая лепестковая готика (ребра нервюр образуют в центре свода рисунок в виде лепестков цветка, отсюда и название стиля) – соседствует с большими ренессансными двойными нарядными окнами. Расположенные почти на уровне пола окна равномерно освещают зал, придавая ему праздничный характер.

Владиславский зал был самым большим светским интерьером в средневековой Праге и с самого начала служил не только тронным залом, но и местом торжественных празднеств и рыцарских турниров. Рыцари въезжали сюда с Георгиевской площади в полном облачении и на конях по специальной лестнице для всадников, возникшей около 1500 года (архитектор Б. Рейт).

На рубеже XVI и XVII веков при короле Рудольфе II, считавшем себя покровителем искусств, в зале даже устраивались оживленные торги: пражские лавочники продавали здесь различные художественные предметы.

До 1836 года во Владиславском зале происходили торжественные собрания дворян по случаю избрания короля, объявлялись важнейшие королевские распоряжения. Сейчас зал служит местом избрания и присяги президента ЧССР.

Из Владиславского зала, через вход в северной стене, оформленный красивым ренессансным порталом, можно пройти в помещение Старого сейма. Сначала это были дворцовые покои короля Карла IV. Позднее Бенедикт Рейт перестроил их в зал заседаний сейма (ок. 1500). После пожара 1541 года переделка зала была продолжена архитектором Бонифацием Вольмутом, который построил там ренессансную кафедру (она предназначалась для высшего земского писаря).

В настоящее время в Старом сейме президент ЧССР подписывает присягу. В здании старого королевского дворца расположена и канцелярия, получившая название «Земские доски», так как в ней хранились Земские доски (или писцовые книги), в которых фиксировались все постановления сейма.

В более поздних, северных, помещениях королевского дворца наиболее интересными являются галерея Рудольфа II и так называемый Испанский зал. Галерея Рудольфа II была построена в 1589-1596 годах архитекторами Валенти и Джованни Гарджоли, а лепные украшения исполнены в XVII веке Вредеманом де Фрис. В 1865-1868 годах зал был переделан по проекту венских архитекторов Г. Ферстеля и Ф. Киршнера.

Во времена Рудольфа II здесь помещалась его богатейшая коллекция памятников искусства. После Тридцатилетней войны собрание Рудольфа стало отчасти добычей шведов, а позднее значительная часть коллекции Рудольфа вошла в Дрезденскую галерею. Из королевской галереи в Праге поступили в Дрезденское собрание произведения мастеров А. дель Сарто («Обручение св. Екатерины»), Валантена («Шулера»), Я. Тинторетто («Христос и грешница»), Д. Фети («Давид с головой Голиафа», «Юный Товий с ангелом», «Притча о потерянной драхме»).

Владиславский зал

Лестница для всадников, ведущая во Владиславский зал

История художественной коллекции Габсбургов, некогда находившейся в этом зале, неожиданно нашла свое продолжение в наши дни.

В 1961-1963 годах в помещениях Пражского кремля были обнаружены остатки старой дворцовой картинной галереи. Доктор Я. Нейманн открыл среди найденных картин произведения Веронезе, Тинторетто, Фети, Рубенса. Большинство из этих произведений считалось утраченным. Таким образом, и в наши дни Пражский кремль остается местом интереснейших находок и открытий.

Вслед за галереей расположен знаменитый Испанский зал, построенный одновременно с галереей по проекту тех же архитекторов и славящийся своими кратными пропорциями – его высота 12 м, ширина 24 м, длина 48 м. Первоначально потолок зала, состоящий из двух рядов сводов, покоился на мраморных колоннах, проходивших по середине зала. В начале XVII века зал был украшен фресками живописцев Вредемана и Адриана де Фрис. В XVIII столетии зал был перестроен архитектором К. И. Динценгофером, который уничтожил колонны и своды, заменив последние плоским лепным потолком. Современный вид зал получил в XIX веке, в настоящее время он так же, как и галерея, служит местом торжественных собраний.

Пражский кремль – это не только музей исторического прошлого. Постройки кремля с успехом служат современным пражанам. Пример тому – история бывшего дворца коменданта Пражского града (здание называют замковое буркграфство).

Летом 1960 года Идеологический совет по обновлению Пражского кремля принял решение о создании в кремле Дома чехословацких детей, под который решено было приспособить бывшее здание буркграфства. Перестройка и реставрация здания XVI века была проведена по проекту Йозефа Главаты под руководством представителя Государственного института реконструкции исторических городов и объектов К. Фирбаса. В оформлении здания приняли участие многие современные чехословацкие художники и скульпторы: бронзовая скульптура «Радостная юность» во дворе исполнена М. Зетом, керамические жардиньеры на террасе и лестницах выполнены Я, Шебестою. Автор лестницы входа – Йозеф Главаты, керамический фриз в вестибюле здания – произведение Йозефа Малейовского и Антонина Стрнадела.

Здание замкового буркграфства, перестроенное для Дома чехословацких детей, является удачным примером использования в современной жизни старых архитектурных памятников. Дом чехословацких детей, предназначенный главным образом для юных гостей Праги, был открыт 5 октября 1963 года.

Общий вид здания замкового буркграфства

Интерьер замкового буркграфства – ныне Дома чехословацких детей – в новом оформлении

Чтобы продолжить знакомство с прилегающими к кремлю художественными памятниками, лучше всего возвратиться на второй двор кремля и оттуда выйти через северные, третьи ворота Градчан на Пороховой мост, перекинутый в XVI столетии через глубокий естественный овраг – Олений ров. В 1769 году мост был превращен в дамбу, разделившую Олений ров на две части.

Весь комплекс кремлевских построек окружен садами и парками. Направо от Порохового моста, за Оленьим рвом, простирается королевский парк, основанный еще в 1534 году императором Фердинандом I на месте старых виноградников. В XVIII столетии парк был оформлен как регулярный, в XIX веке его переделали в английский парк, напоминающий естественный, и в таком виде он сохранился до наших дней.

На одном из самых красивых участков этого парка стоит летний королевский дворец (его называют иногда Бельведером). Дворец был возведен в 1538-1563 годах, авторами постройки были архитекторы Паоло делла Стелла, Джованни Спацио, Хуан дель Памбио, Ганс Тироль и Бонифаций Вольмут.

После реставрации в 1953-1955 годах архитекторами П. Янаком и Б. Гацаром во дворце разместилась галерея Пражского кремля. В ней экспонированы преимущественно памятники чешской живописи XIX века.

Среди окружающих кремль построек летний дворец короля выделяется своей необычной кровлей, напоминающей киль перевернутого корабля. Здание окружено прекрасной по своим пропорциям галереей, с которой открывается живописный вид на кремль и город. В саду перед дворцом находится бронзовый «поющий фонтан» работы мастера XVI столетия Ф. Терция. Название фонтана возникло вследствие необычайно красивого звучания падающих капель воды.

Летний дворец принадлежит к числу наиболее интересных (хотя и немногочисленных в Праге) памятников ренессансной архитектуры. Многие чешские историки архитектуры утверждают даже, что пражский Бельведер является самым красивым ренессансным сооружением к северу от Альп.

Не уступают по красоте королевскому парку и сады под градом. Среди этой группы садов выделяется своей живописной планировкой Малый Фюрстенбергский сад, расположенный каскадами террас на крутом склоне холма. Его центром является лестница с боковыми ответвлениями и балюстрадами, утопающими в зелени.

Разнообразие садовых павильонов, террас-жардиньеров, скульптур в садах под кремлем делает необычайно живописным этот поэтический уголок Праги. В эту же группу садов входят Коловратский и Ледебургский сады, все они возникли в XVIII столетии на месте виноградников и небольших садов. Сады под градом – это замечательное место отдыха пражан, место встреч влюбленных, место праздничных концертов «Пражской музыкальной весны».

Бельведер

Другая большая группа садов расположена на склонах Петршинского холма, к югу от Градчан. Особенно живописны здесь Семинарский и Вртбовский сады.

Продолжим наше знакомство с Градчанами и пройдем на Градчанскую площадь. Она была основана около 1320 года по обеим сторонам древней дороги, которая вела от Погорельца к Градчанам. Градчанская площадь, почти со всех сторон окруженная нарядными дворцами, чрезвычайно характерна для аристократических кварталов, расположенных вокруг кремля. Нет на ней ни ратуши, ни собора, ни торговых рядов, как на площадях других пражских районов.

Замкнутая фасадами дворцов, площадь является словно парадным двором великолепного архитектурного комплекса XVI – XVIII веков. К числу наиболее ранних построек на площади относится Шварценбергский дворец (1545-1563; архитектор А. Влах), который, как и летний дворец короля, построен в ренессансном стиле.

В бывших дворцах знати, расположенных вокруг Градчанской площади, как правило, сейчас находятся музеи.

Военно-исторический музей, экспозиции которого сейчас развернуты в Шварценбергском дворце, был основан в 1919 году. Его экспонаты знакомят с историей военного дела в Европе, начиная с гуситской эпохи до периода первой мировой войны.

Самым большим в Чехии музеем искусства является Национальная галерея в Праге, знакомство с которой начинается с Градчанской площади. Часть коллекций Национальной галереи находится в Штернбергском дворце. Дворец этот, правда, не выходит на площадь, но пройти к нему можно лишь с Градчанской площади, спустившись немного вниз по улице слева от Архиепископского дворца.

Существуют разные мнения о создателях дворца. Чаще других со Штернбергским дворцом связывают четыре имени – французского архитектора Ж.-Б. Матея (1630-1695), работавшего с 1675 года в Праге; Д. Мартинелли (1650-1718), приехавшего из Вены; Дж. Сантини (1667-1723) и Дж. Аллипранди (ум. в 1720 г.), уроженца Вероны.

Время перестройки Штернбергского дворца приходится на 1695-1720 годы, когда в чешской архитектуре все заметнее проявляются черты барокко. Фасады зданий утрачивают классический, строгий характер, более обильным становится пластическое убранство. Усложняются и планы построек. В зданиях появляются круглые и овальные помещения.

Многие из названных черт, характеризующих новый стиль, нетрудно проследить и в Штернбергском дворце. Прямоугольные в плане помещения чередуются с круглыми или овальными; на сочетании прямоугольных и закругленных элементов построено и членение фасадов (паркового и выходящего во двор). Фасады щедро украшены лепниной, особенно со стороны внутреннего двора. Окна третьего этажа завершаются не только фронтонами и арочками, но еще и овальными скульптурными медальонами с рельефными портретами римских императоров и сценами из античной мифологии. В парковом фасаде Штернбергского дворца резко выделяется сильно выступающий круглый башнеобразный ризалит, контрастирующий с фасадом, вытянутым по горизонтали. И все же, несмотря на присутствие всех этих черт, здание еще трудно причислить к зрелому барокко. Штернбергский дворец характеризует лишь первоначальный этап развития этого стиля. В настоящее время дворец является одним из зданий Национальной галереи в Праге.

Национальная галерея принадлежит к числу крупнейших европейских художественных музеев. В галерее насчитывается более тринадцати тысяч живописных произведений, свыше шести тысяч скульптур, сорока тысяч рисунков и около трехсот тысяч произведений графики.

В ней собраны сейчас замечательные памятники как старого чешского, так и современного чехословацкого искусства, а также многочисленные произведения западноевропейских и русских мастеров, от П. Брейгеля и А, Дюрера до Ф. Гойи, О. Домье и И. Репина.

В основу галереи легли коллекции Общества патриотических друзей искусства, основанного в Праге в 1796 году.

Если вспомнить даты рождения крупнейших музеев Европы – Лувра (1792), Прадо (1819), Национальной галереи в Лондоне (1824), – нетрудно установить, что Пражская национальная галерея возникла вскоре после создания Лувра, задолго до основания других европейских музеев. Коллекционирование произведений чехословацкого искусства в этот период было тесно связано с патриотически направленной деятельностью чешских просветителей (так называемых будителей), с утверждением национального самосознания, что было характерной чертой эпохи так называемого чешского Возрождения (первая треть прошлого столетия). Национальная галерея превратилась в крупнейший государственный музей, стала народным достоянием.

В XX столетии собрания галереи достигли таких размеров, что после 1945 года она занимала уже три больших здания – Штернбергский дворец на Градчанах, дворец Кинских в Старом Городе (там находится сейчас графический отдел галереи) и верхний этаж зданий городской библиотеки (Старый Город), где размещается отдел современного чехословацкого искусства.

Несколько позднее открылись и другие разделы Национальной галереи-собрание чешской живописи XIX века в Вальдштейнском дворце (Малая Страна), раздел чешской скульптуры в замке Збраслав.

Сейчас в Штернбергском дворце экспонированы памятники старого чешского и западноевропейского искусства. В залах дворца выставлены также русские, итальянские и греческие иконы XVI-XVII веков, представлены памятники чешской готической живописи и скульптуры. Этот раздел является одной из самых замечательных частей собрания Национальной галереи в Праге. Ни в одном музее мира искусство чешской готики не представлено так полно, как в Национальной галерее в Праге. Памятники чешского готического искусства по праву принадлежат к наиболее замечательным художественным творениям своей эпохи.

Мастер Вышебродского алтаря. Рождение Христа

Мастер Теодорих. Св. Иероним

Мастер Тржебоньского алтаря. Воскресение Христа

Особенный расцвет в XIV столетии наряду с архитектурой в Чехии переживала живопись. Три замечательных живописца – анонимный мастер Вышебродского алтаря, знаменитый Теодорих и автор Тржебоньского алтарного цикла – определили развитие чешской живописи в XIV веке.

Мастер Вышебродского алтаря является автором девяти находящихся в Национальной галерее картин на тему «Жизнь и страсти Христа». Большинство из них происходит из бывшего монастыря цистерцианского ордена в Высшем Броде (Южная Чехия), а отсюда – и наименование анонимного автора картин. В творчестве этого мастера обнаружилось стремление связать старую, бытовавшую в Чехии французскую традицию с новыми итальянскими веяниями. Подчеркнутая линеарность рисунка, красочная пестрота картин Вышебродского алтаря указывают на связь со старой живописной традицией. С другой стороны, пластическая выразительность фигур, членение пространства с помощью архитектурных элементов восходят к приемам Джотто.

Картины Вышебродского цикла поражают удивительной наблюдательностью и выразительностью в деталях. Цветы, деревья, птицы, изображаемые мастером в каждой из религиозных сцен, придают им реальный, жизненный характер.

Мастер Теодорих. Св. Клара

Важное место в чешском готическом искусстве принадлежит мастеру Теодориху. Уже сам по себе тот факт, что нам известно имя славного живописца, является редким исключением для средневекового искусства. Еще большей редкостью можно считать дошедшие до нас сведения о жизни и деятельности Теодориха. Вероятнее всего, он был уроженцем Праги; возглавлял там братство живописцев (основано в 1348 г.). В 1359 году Теодорих упоминается в городской книге Градчан как владелец дома в этом районе Праги. Основная деятельность Теодориха связана с украшением часовни св. Креста в королевском замке Карлштейн, где и поныне хранится самое большое собрание картин живописца (см. главу «Карлштейн»). В Национальной галерее Праги находятся пять произведений мастера, пять изображений святых, также предназначавшихся для Карлштейна. Как правило, Теодорих изображает полуфигуры святых, евангелистов или ангелов, на довольно больших досках (размеры их около 114,5 X X 86,5 см). Сам принцип – полуфигура в обрамлении золотого фона или оклада – несколько напоминает рисунок для буквицы в рукописи. Связь с искусством украшения средневековой книги очевидна и в удивительном декоративном чутье Теодориха. Чистые, звучные цвета красный, синий, белый в сочетании с золотым фоном придают необычайную праздничность и нарядность картинам Теодориха. Таков святой Иероним в ярко-красном одеянии на золотом фоне. Образы святых у Теодориха наделены человеческими чертами, поражают конкретностью воплощения. В лице св. Иеронима глубокая житейская мудрость сочетается с некоторой долей лукавства, св. Елизавета – воплощение доброты, сострадания, женственности. Мастер отказывается от чисто готического канона пропорций человеческой фигуры. Они не столь изящны и вытянуты, но необычайно крепки и более полнокровны, им словно тесно в рамках картин. Идеал Теодориха близок к народному представлению о прекрасном. Теодорих стремится выявить объемность, материальность фигур. Он широко пользуется светотенью. Лица, руки и складки одежд фигур в его картинах моделированы с удивительной для XIV столетия тонкостью и совершенством. И хотя аналогичные тенденции можно встретить в это время и в итальянской живописи и в искусстве стран северной Европы, творчество Теодориха занимает исключительное место в европейской живописи XIV в.

Дальнейшее развитие творческих принципов Теодориха продолжил мастер Тржебоньского алтаря (работал ок. 1380-1390 гг.).

Мастер Тржебоньского алтаря. Воскресение Христа, Деталь

Анонимный мастер Тржебоньского монастыря представлен в Национальной галерее тремя картинами на тему «Страсти Христа», происходящими из костела св. Ильи при августинианском монастыре в городе Тржебони. Картины являются частью главного алтаря упомянутой церкви. Образы Тржебоньского алтаря отличаются глубиной психологической и индивидуальной характеристики, красочной гармонией. Из находящихся в галерее произведений этого мастера два – «Воскресение Христа» и «Христос на горе Оливетской» – исполнены им собственноручно, остальные- с участием помощника. Мастер Тржебоньского монастыря вобрал достижения своих предшественников-создателя Вышебродского алтарного цикла и Теодориха – и поднял на новую ступень чешскую готическую живопись. Завоевания живописцев конца XIV-XV веков породили и особое наименование чешской готической живописи этого времени – ее называют искусством «прекрасного стиля» (это понятие распространяется также и на скульптуру названного периода в Чехии).

Все лучшие черты чешской живописи конца XV – начала XVI века синтезировал в своем творчестве мастер Литомержицкого алтаря (назван по своему выдающемуся произведению – алтарю, хранящемуся в Литомержицах), работавший в 1500- 1530 годах в Центральной Чехии. Б Национальной галерее хранятся принадлежащие кисти этого мастера створки из алтаря Тынского храма в Праге с фигурами святых и частично сохранившийся так называемый Страговский алтарь. Монументальное величие в фигурах и пейзаже является отличительной чертой искусства мастера Литомержицкого алтаря.

Большой интерес представляет и чешская готическая пластика, экспонированная в этом же отделе Национальной галереи. Самый ранний памятник – сидящая мадонна (датируется до 1320 г.) – еще не может считаться полностью произведением чешской скульптуры: заметные воздействия французской готической пластики позволили некоторым историкам искусства предположить французское происхождение этой мадонны.

Ф, Гойя. Портрет дона Мигеля де Лардисабала

К числу наиболее важных памятников готической скульптуры, выставленных в Пражской галерее, относится так называемая Михельская мадонна (ок. 1340; в прошлом веке она находилась в приходском костеле района Прага – Михле). Об авторе этой скульптуры не сохранилось никаких сведений. Известно только, что во второй четверти XIV века он возглавлял мастерскую (вероятнее всего, в городе Брно). В его творчестве (пример тому – Михельская мадонна с младенцем) намечается тенденция к преодолению канонов средневекового искусства. Традиционным образам сообщается жизненная достоверность и естественность.

Среди выставленных в Штернбергском дворце памятников итальянской школы заслуживает особого внимания «Мадонна с покрывалом» Себастьяно дель Пьомбо (1485-1547); «Портрет Элеоноры Толедской» работы А. Бронзино (1503-1572). Одним из лучших памятников итальянской живописи XVI века в пражском музее является фрагмент картины «Вознесение Марии», принадлежащей кисти П. Веронезе (1528-1588). По своим живописным достоинствам он не уступает лучшим произведениям мастера. Благодаря блестяще проведенной реставрации фрагмент был спасен от разрушения. Фрагмент изображает группу, состоящую из девяти апостолов. Показанные в сложных ракурсах фигуры могучих старцев исполнены большой внутренней силы и энергии. Фрагментарность холста не мешает почувствовать удивительную красочную гармонию картины.

Коллекцию итальянской живописи в галерее достойно завершает венецианская школа XVIII века: Дж. Б. Тьеполо (1696-1770), Ф. Гварди (1712-1793) и А. Канале (Каналетто; 1697-1768).

Испанскую школу живописи в пражской галерее представляют (среди других живописцев) два замечательных художника – Эль Греко (1541-1614) и Ф. Гойя (1746-1828).

С характером живописи Эль Греко нас знакомит его картина с погрудным изображением Христа (1590). Вытянутые, удлиненные пропорции его фигуры, мерцающая, словно светящаяся изнутри, живопись, беспокойно извивающиеся мазки создают типичный для Эль Греко почти бесплотный, но экспрессивный образ.

А. Дюрер, Праздник четок

О Гойе-живописце можно составить довольно полное впечатление по «Портрету дона Мигеля де Лардисабала» (долгое время портрет ошибочно считался изображением маршала дона Франсиско Еспосимина). В портрете, задуманном, судя по всему, как официальный портрет (на это указывают поза и костюм модели), нет и тени парадности. Лицо Мигеля де Лардисабала отражает внутреннюю тревогу и настороженность. В полном соответствии с состоянием модели находится колористическая гамма портрета, построенная на беспокойных нюансах черного и лиловатого. Портрет работы Ф.Гойи (он собственноручно подписан мастером) принадлежит к лучшим памятникам пражского собрания.

Невелика коллекция немецкой и австрийской живописи в пражской галерее, но почти каждое экспонированное произведение отличается высоким художественным качеством. Среди памятников немецкого искусства необходимо назвать прежде всего «Праздник розового венка» («Праздник четок») А. Дюрера (1471-1528). Картина эта была написана по заказу немецких купцов для алтаря в венецианской церкви св. Варфоломея (церковь эта служила усыпальницей немецких купцов). Об этой картине Дюрер писал: «Она хороша и красива по краскам… Я заставил умолкнуть всех живописцев, говоривших, что в гравюре я хорош, но в живописи не умею обращаться с красками. Теперь все говорят, что они не видели более красивых красок» 9* .

Рембрандт, Портрет ученого

В стоящей справа под деревом мужской фигуре с листом бумаги в руках изображен сам художник. Картина была закончена в 1506 году, а с 1600 года эта картина находилась в Праге, в собрании короля Рудольфа II.

Среди произведений нидерландской живописи привлекает внимание трехчастный алтарь Гертгена Тот Синт Янса (ок. 1460 – ок. 1495), а также большая картина П. Брейгеля-старшего (ок. 1525-1569) «Сенокос». Мнения специалистов об этой картине расходятся. Одни считают ее работой самого мастера, другие – произведением ученика П. Брейгеля. Некоторые рассматривают картину как аллегорию месяца июня, другие – как аллегорию июля 10* . Известно, что в 1565 году П. Брейгель создал цикл картин «Пейзажи времен года». Неизвестно, сколько картин было в этом цикле, до нашего времени их уцелело пять (включая пражскую картину). «Сенокос» существенно отличается от остальных картин из этой серии,-у нее другие размеры, она не подписана и не датирована художником, и, как утверждают некоторые исследователи творчества П, Брейгеля, она менее выразительна живописно. Но каковы бы ни были суждения о «Сенокосе» П. Брейгеля, картина безусловно заслуживает внимания среди памятников старого искусства в пражской галерее.

В разделе фламандского искусства XVII века представлены работы почти всех ведущих мастеров того времени П. П. Рубенса, А. Ван-Дейка, Я. Иорданса.

Интересна и голландская школа в Национальной галерее Праги. Достаточно упомянуть здесь два первоклассных произведения – «Портрет Яскера Схаде ван Веструма» Ф. Хальса (1580-1666) и «Портрет ученого» Рембрандта ван Рейна (1606- 1669). Первый портрет поражает тонкой психологической характеристикой и виртуозной свободой кисти, блеском живописного мастерства; второй, рембрандтовский, портрет покоряет серьезным подходом к модели, глубокой человечностью, благородством красочной гармонии.

Хорошо представлено в пражской галерее чешское искусство XVII-XVIII веков. Выдающимся чешским живописцем XVII столетия был Карел Шкрета (1610-1674). Его картины на религиозные темы и портреты носят реалистический характер. К числу известнейших работ К. Шкреты принадлежит хранящийся в галерее Праги «Портрет Дионисио Мизерони с семьей».

Традиции портретного искусства были продолжены в XVIII столетии в Чехии Яном Купецким (1667-1740) и Петром Брандлем (1668-1735), с их произведениями можно хорошо познакомиться в экспозиции Национальной галереи.

Во второй половине XVII и в XVIII столетии в Чехии получила большое развитие декоративная живопись, предназначенная для украшения интерьеров строившихся тогда в большом количестве дворцов, замков, особняков. В качестве живописца-декоратора особенно прославился в Чехии В, В. Рейнер (1689-1743), работы которого также представлены в коллекции пражской галереи.

Обширный отдел расположенных во дворце коллекций составляет собрание французского искусства XIX-XX веков. Ряд благоприятных причин способствовал тому, что с начала нашего века коллекция Национальной галереи в Праге постоянно пополнялась произведениями французского искусства XIX-XX веков. Поездки чешских художников и искусствоведов в Париж, выставки французского искусства в Праге, настойчивость и последовательность некоторых чешских коллекционеров (В. Крамарж) в приобретении произведений французских художников привели к созданию по существу нового самостоятельного раздела музея- французского искусства XIX-XX веков. Особенностью пражской коллекции французских памятников названного периода является не только наличие в ней редких произведений (картины Домье), но и большое количество скульптуры.

О. Домье. Семья на баррикаде. 1848

Среди работ французских художников первой половины XIX века заслуживает внимания коллекция из семи картин Эжена Делакруа (1798-1863). Среди них – «Кровопролитие на Хиосе», этюд к его знаменитому полотну «Хиосская резня». Этюд подписан и датирован тем же 1824 годом, что и сама картина. Как и большинство пражских картин Э. Делакруа, этюд был куплен в Национальную галерею в 1923 году с выставки французского искусства XIX и XX веков, состоявшейся тогда в Праге.

Выдающийся французский график, живописец и скульптор Оноре Домье (1808-1879) представлен в Праге двумя живописными произведениями и одним скульптурным. Одна из его картин в пражском собрании, «Семья на баррикаде. 1848», датируется 1860 годом и принадлежит к числу лучших творений живописца. Эта картина является окончательным вариантом темы, которую Домье разрабатывал ранее в двух меньших по размеру произведениях. В центре картины – четыре фигуры: пожилого мужчины, мальчика, девушки и старой женщины; это члены одной семьи, пришедшие на баррикаду. Их лица выделены резким светом. Напряженные цветовые контрасты, золотистожелтый, красный, синий, зеленый, а также особая манера живописи извилистыми неровными мазками поверх красочного слоя – все это насыщает картину большим драматическим пафосом. Иной Домье в скульптуре. В небольшом бронзовом портрете Ж.-П.-Г. Вьене Домье предстает перед нами как блестящий карикатурист.

Исключительное место в разделе французского искусства занимает большое собрание пейзажей Э. Будена (1824-1898). Пятнадцать работ мастера позволяют проследить его эволюцию с конца 60-х до середины 90-х годов прошлого века.

Из художников-импрессионистов в пражском собрании представлены К. Моне (1840-1926), К. Писсарро (1830-1903), О. Ренуар (1841-1919). Основоположник и глава импрессионизма К. Моне представлен пейзажем «Дамы среди цветов». Среди трех полотен К. Писсарро привлекает «Сад в Валь Эрме», относящийся к 1880 году и характеризующий художника не только как пейзажиста, но и как мастера жанровых сцен. О. Ренуар представлен полотном «Влюбленные», поэтично изображающим влюбленных в зелени сада, пронизанного солнечным светом.

П. Гоген. Здравствуйте, мсье Гоген

Три основных живописца постимпрессионистского этапа французской живописи – П. Сезанн (1839-1906), В. Ван-Гйг (1853- 1890) и П. Гоген (1848-1903)-также представлены в Национальной галерее. Натюрморт П. Сезанна «Фрукты» (известен также под названием «Яблоки»)-наиболее ранняя картина художника в галерее. Пейзаж Сезанна «Дом в Эксе» написан около 1885 года и является одной из многих картин Сезанна на ту же тему. Портрет поэта и друга Сезанна Ж. Гаске, написанный художником около 1900 года, знакомит с портретным искусством Сезанна последних лет творчества.

Творчество Ван-Гога в Национальной галерее представлено поздним пейзажем «Зеленая рожь», написанным в Сен-Реми в ] 889-1890 годы, когда художник находился там на излечении.

Из четырех картин П. Гогена одна-«Здравствуйте, мсье Гоген»-принадлежит сравнительно раннему периоду творчества художника (1889). Остальные три написаны во время работы П. Гогена на Маркизских островах и знакомят с последними годами творчества известного художника.

Собрание французского искусства конца XIX-XX века – гордость пражской галереи. Даже простой перечень имен мастеров, чьи картинь! находятся в собрании этого музея, позволяет сделать вывод о полноте и разнообразии коллекции французского искусства. В пражском собрании можно видеть работы Ж. Сёра (1859-1891), П. Синьяка (1863-1936), А. Тулуз-Лотрека (1864-1901), П. Боннара (1867-1947), О. Фриеза (1879-1949), А. Руссо (1844-1910). Среди французских живописцев XX столе' тия представлены Р. Дюфи (1877-1953), Ж. Брак (1882 1963), А. Дерен (1880-1954), наконец, два крупнейших живописца Франции нашего времени -А. Матисс (1869-1954) и П. Пикассо (р. 1881).

А. Бурдель. Стрелок из лука

Среди четырнадцати картин П. Пикассо выделяется его «Автопортрет» 1907 года, последний живописный автопортрет художника. Как и многие другие произведения французских мастеров нашего века в пражском музее, «Автопортрет» П. Пикассо ранее находился в коллекции известного чешского историка искусств В. Крамаржа. Д. А. Канвейлер писал о Крамарже: «Он был среди нас почти с момента зарождения кубизма, был всюду, где появлялись новые произведения Пикассо». Этой привязанности В. Крамаржа и обязана Национальная галерея в Праге первоклассной коллекцией картин П, Пикассо, а также Брака и Дерена.

В 1960 году Крамарж подарил свою коллекцию Национальной галерее в Праге, и этот дар значительно обогатил пражское собрание памятниками современного французского искусства.

В Штернбергском дворце экспонируются и произведения французских мастеров скульптуры: Ж.-А. Гудона (1741-1828), Ф. Рюда (1784-1856), А.-Л. Бари (1796-1875), Ж.-Б. Карпо (1827- 1875), Ш. Деспио (1874-1946), А. Майоля (1861-1944). Некоторые из хранящихся в галерее памятников по праву принадлежат к выдающимся творениям французской пластики. Таков прекрасный портрет Энгра (1908) работы Э.-А. Бурделя. Исполненный за несколько часов, портрет вошел в число выдающихся произведений французской пластики, заслужил высокую похвалу великого О. Родена.

Каждый посетитель Национальной галереи в Праге надолго сохранит в памяти находящиеся там произведения французской скульптуры не только потому, что большинство из них – первоклассные творения выдающихся представителей французской пластики, но и потому, что они удачно, с большим вкусом экспонированы.

В саду, примыкающем к Штернбергскому дворцу, выставлены работы О. Родена, А. Бурделя, Ж. Бернара. Здесь, в окружении природы, естественным кажется философское раздумье роденовского Иоанна Крестителя; с тихим садом как нельзя лучше гармонирует «Девушка с кувшином»; Бернара; а разве возможно в закрытом, ограниченном помещении полностью ощутить всю энергию и силу «Стрелка из лука» («Геракл») Бурделя?

О. Роден. Иоанн Креститель

Нет на Градчанах такого уголка, который не был бы чем-то привлекателен: или неожиданно интересной точкой зрения на город, или чарующей красотой своих садов, или архитектурными сокровищами. Почти каждая площадь здесь настоящий музей, каждое второе здание представляют художественную ценность.

Нельзя покинуть район Градчан, не заглянув на Лоретанскую площадь, возникшую в самом начале XVIII века и принадлежащую к числу живописнейших уголков Праги. С правой стороны площадь замкнута так называемой Лоретой, слева ее ограничивает Чернинский дворец.

Чернинский дворец представляет собой грандиозную по размеру постройку. Его длинный выходящий на площадь фасад ритмично членится тридцатью массивными полуколоннами, объединяющими по вертикали два основных этажа дворца над высоким рустованным цоколем. Дворец господствует не только над Лоретанской площадью, но и над прилегающими к ней кварталами. В центральной части паркового фасада находятся две открытые симметрично расположенные лоджии. Считается, что решение дворца в целом было разработано Л. Бернини, а затем уже (1718-1720) над планом постройки работал Ф. Каратти. В этом здании ясно сказались принципы итальянского, берниниевского барочного стиля.

Интересным памятником Лоретанской площади является Лорета – известное в прошлом место паломничества и монастырский комплекс. Лорета возникла в течение XVII века и первой половины XVIII века и была задумана как копия капеллы «Санта каза» («Священный дом» в итальянском городе Лорете).

Фасад пражской Лореты был перестроен в 1720-1722 годах архитекторами Криштофом и Килианом Игнацием Динценгоферами. В пластически расчлененном фасаде выделена центральная часть, увенчанная башней с луковичным завершением, фонариком и шпилем. Акцентированы и угловые части фасада, завершающиеся щитами. Фасад богато украшен скульптурой. Лорета является типичным образцом архитектуры барокко.

Лорета.

Кроме общих интернациональных черт, присущих архитектуре барокко в XVII-XVIII веках, у пражского барокко есть свои особенности. На фасадах, крышах и наружных лестницах барочных зданий в Праге можно видеть большое количество скульптуры – это одна из особенностей пражского барокко. Архитекторы барокко в Праге придавали большое значение и цветовому оформлению зданий – светло-желтые или серые фасады зданий хорошо сочетались с красными черепичными крышами и зеленоватыми куполами.

Наконец, используя уже сложившуюся в городе традицию, архитекторы XVII-XVIII веков всегда учитывали взаимодействие построек с садово-парковыми ансамблями.

Лоретанскую площадь с Градчанской соединяет Лоретанская улица, некоторые дома которой (как, например, дом 107/1) сохранили барочные фасады, украшенные росписью.

Почти все кварталы Градчан чрезвычайно живописны, достаточно заглянуть в квартал «Новый свет», где когда-то селилась по преимуществу пражская беднота. Этот район не похож ни на Градчанскую, ни на Лоретанскую площади – аристократические центры Градчан.

Квартал является градчанским предместьем, возникшим немного позднее Градчан; в 1420 году он был сильно разрушен пожаром, во второй половине XV века его отстроили заново. Квартал перестраивался и после пожара 1541 года, получив ренессансное оформление, но позднее, в эпоху барокко, значительно видоизменился. «Новый свет» застроен небольшими домами, не похожими на пышные дворцы, и сейчас привлекателен более всего своим старым живописным обликом.

Другая группа кварталов градчанского предместья известна под названием «Погоржелец».

Предместье возникло около 1375 года. В 1420 году, во время гуситских войн, кварталы предместья почти полностью сгорели. В XV веке предместье отстроили заново, но в 1541 году, а затем и в 1742 оно сгорело снова. Частые пожары в предместье отразились и в его названии «Погоржелец», что в переводе с чешского означает погорелец.

Комплекс построек Страговского монастыря принадлежит к числу интереснейших памятников Градчан. К монастырю ведет улица Увоз (в прошлом она называлась Глубокой дорогой), являющаяся продолжением улицы Неруды. Основанный в XII веке монастырь неоднократно перестраивался впоследствии, а в 1950- 1953 годах на основе археологических исследований монастырский комплекс был реконструирован и приспособлен для Музея чешской письменности и литературы. В настоящее время от XII столетия сохранилось лишь старое базиликальное членение костела Девы Марии. В древности Страговский монастырь был крупным в Чехии центром образования, а монастырская библиотека принадлежала к самым большим в Чехии. Сейчас наибольший интерес в монастырском комплексе представляют зал теологии (конец XVII в.) и зал философии (конец XVIII в,). Роспись потолка в философском зале выполнена в 1794 году А. Ф. Маульперчем, известным венским живописцем.

В 1953 году по решению правительства Чехословацкой Республики в бывшем Страговском монастыре открылся Музей чешской письменности и литературы. В основу коллекций этого музея была положена богатейшая старая монастырская библиотека. В экспозиции музея подчеркнута роль выдающихся представителей чешской культуры – Яна Гуса, Яна Амоса Коменского, Божены Немцовой, Яна Неруды, Юлиуса Фучика.

Малая Страна

I. История района. 2. Малостранская площадь. Собор св. Микулаша. 3. Остров Кампа. 4. Тыршов дом. 5. Малостранские сады. 6. Вальдштейнский дворец. 7. Манеж Вальдштейнского дворца – часть Национальной галереи в Праге. Чешское искусство XIX века. 8. Дворцы и сады на Вальдштейнской улице. 9. Новая дворцовая лестница. 10. Улица Неруды. Домовые знаки и порталы некоторых построек. II. Итальянская (Влашская) улица. 12. Петршинский холм. 13. Площадь советских танкистов

Расположенная к югу от Градчан, Малая Страна (или Сторона) спускается по склону холмов к самой Влтаве. Как и Градчаны, Малая Страна являлась в прошлом районом пражской аристократии, придворной знати, селившейся здесь поблизости от королевского дворца.

Первоначально, с момента основания района (1257), он именовался «Нове Место под Пражским градом», но уже с 1348 года, когда Карл IV заложил Новый Город (Место) на противоположном берегу Влтавы, район Малой Страны (в отличие от более обширного района – Нового Города) стали называть Меньшим Городом пражским, а с начала XV столетия – Малой Страной. К концу XIII века район уже вполне оформился, то есть был почти полностью застроен. Но наиболее яркими в облике этого района оказались барочные постройки XVII-XVIII веков. В центральной части Малой Страны сохранилась старая планировка, о чем свидетельствуют многочисленные, по-средневековому узкие улочки района, стекающиеся, словно ручейки, к Малостранской площади – центру этого пражского района.

Если Градчаны славятся более всего памятниками готической архитектуры, то Малая Страна является в наше время сокровищницей искусства барокко. Даже многие более ранние постройки Малой Страны претерпели в XVII-XVIII веках значительные изменения. В 1617-1622 годах была перестроена Малостранская ратуша, стоящая на восточной стороне площади; в XVII, а потом и в XVIII столетии переделывался дом XVI века мельника Яна Петржилка (дом 272/1) и т. д. Есть на Малостранской площади и заслуживающая внимания постройка конца XIX века -дом «У черного орла» (архитектор Я. Рикса). Фасад этого дома украшают росписи, выполненные в технике сграффито замечательным чешским художником М. Алешем (1852-1913). М, Алеш на протяжении всей своей жизни мечтал об осуществлении монументальной росписи на темы, связанные с национальной историей. Этим мечтам не суждено было осуществиться. Сграффито на некоторых пражских зданиях и картоны для росписей в Национальном театре в Праге – единственные образцы монументального искусства М. Алеша.

С Малостранской площади хорошо видна самая выразительная постройка Малой Страны-собор св. Микулаша, замечательный памятник пражской барочной архитектуры. Зеленый купол собора св. Микулаша, словно сказочный островок, вырастает над морем красных черепичных крыш, сообщая необычайно живописный вид этому району города.

Строительство собора прошло два этапа, каждый из которых связан с именами одного из членов славной семьи пражских строителей Динценгоферов. Старший – Криштоф Динценгофер – родился в 1655 году в Баварии, умер в 1722 году в Праге. Участвовал в строительстве капеллы Рождества Марии в Лорете, возможно, принимал участие в постройке собора св. Петра и Павла на Здеразе и дворца Лобковицких в Праге. Его же считают автором проекта собора св. Микулаша на Малой Стране.

Килиан Игнац Динценгофер, сын Криштофа, родился в Праге в 1689 году. Первоначально учился в Вене, у кого именно – не установлено; предполагают, что учителем его был Лукаш Гильдебрандт. Еще до 1730 года К. И. Динценгофер совершил путешествие в Италию и Францию, и в его постройках после 1734 года заметно влияние французских архитекторов Ф. Мансара и Ж. Ардуэна Мансара. Из архитекторов, строивших в Праге, на него оказал влияние Джованни Сантини. К. И. Динценгофер строил не только в Праге, но и в других чешских городах – Кутной Горе, Старой Болеславе и др. Около сорока построек на территории Чехословакии связаны с его именем. Из светских построек архитектора самыми значительными являются Дворец Кинских на Староместской площади (проект К. И. Динценгофера, реализация постройки Ансельмо Лураго); реконструкция Испанского зала в Пражском кремле. К лучшим пражским произведениям культовой архитектуры Динценгофера-младшего принадлежат главный фасад Лореты, костел св. Микулаша на Староместской площади, а также алтарная часть, купол и башни собора св. Микулаша на Малой Стране.

Собор св. Микулаша на Малой Стране

План собора св. Микулаша на Малой Стране

В XVII-XVIII веках культовое строительство в Праге велось при участии иезуитского ордена. Насаждение им новых форм в церковной архитектуре диктовалось не только стремлением сообщить постройкам пышный, театрализованный характер, который соответствовал бы духу католицизма, но и желанием изменить, зачеркнуть готический характер города, с которым так тесно был связан период гуситских войн. Для иезуитского ордена был построен и храм св. Микулаша на Малой Стране.

Храм был возведен на месте готического костела XIII века в 1704-1711 годах по проекту Криштофа Динценгофера. Собор представляет большое однонефное сооружение. По бокам к нефу примыкают капеллы. Сильно акцентированная алтарная часть перекрыта мощным куполом (длина 20 м, высота вместе с фонарем 79 м). В барабане купола – восемь больших окон, хорошо освещающих интерьер хора и нефа. Интерьер храма поражает необычайно пышным убранством – столбы и нарядные карнизы облицованы искусственным мрамором. Перед ними установлены деревянные раскрашенные и позолоченные скульптуры. Под куполом – скульптуры отцов церкви, исполненные Игнацем Платцером, в главном алтаре – медная фигура св. Микулаша, исполненная тем же мастером. Стены храма почти сплошь украшены фресками работы Я. Л. Кракера, Ф. Кс. Палка, Й. Гагера, Й. Крамолина и Й. Редельмайера. Фресковые росписи храма дают полное представление о характере барочной фресковой монументальной живописи. Изображенные на фоне облаков фигуры даны в стремительных движениях, их жесты полны экспрессии, патетики. Резкие светотеневые контрасты усиливают впечатление беспокойной динамики росписи, которая как бы расширяет реальные границы подкупольного пространства.

Купол собора св. Микулаша на Малой Стране

К 1710 году был закончен основной фасад храма. Богато расчлененный, изобилующий скульптурным декором, построенный на контрасте углубленных и выступающих частей, он выполнен в традициях иллюзорного римского барокко. Ни один из фасадов храма не позволяет судить о характере интерьера храма, о системе его планировки. Он скорее маскирует внутреннее членение, конструкцию сооружения. Такой прием характерен для барочной архитектуры вообще и для творчества Динценгоферов в частности.

В 1737-1752 годах архитектор Килиан Игнац Динценгофер достраивает алтарную часть храма, перекрытую куполом, а немного позднее, в 1755 году, зодчий Ансельмо Лураго, зять Динценгофера, возводит стройную колокольню храма. До 1879 года аттик храма украшали скульптуры Игнаца Платцера (впоследствии они были сняты).

Как и многие пражские памятники культовой архитектуры, храм св. Микулаша тесно связан с музыкальными традициями Праги. Уже в XIV веке среди священников старого собора св. Микулаша, стоявшего на месте современного, упоминается органист Микулаш. Музыка и впоследствии занимала важное место в жизни собора. В 1791 году здесь служили заупокойную мессу по Моцарту. Был исполнен реквием чешского композитора Франтишка Рёслера.

Поблизости от Карлова моста расположен живописный остров Кампа – часть Малой Страны. Под этим названием остров известен с 1770, наиболее ранние упоминания о нем восходят к 1169 году; в XIV столетии Кампа назывался просто Островом.

Остров Кампа отделен от Малой Страны маленьким рукавом Влтавы Чертовкой. Сначала остров был сплошь покрыт садами, дома здесь стали строить лишь со второй половины XVI века. Наиболее ранними и интересными сооружениями в южной части острова Кампа являлись так называемые Сововы мельницы, известные уже в XIV веке (сейчас на их месте стоит дом XIX в.).

Как уже говорилось ранее, Малая Страна в целом интересна прежде всего памятниками искусства XVII-XVIII веков, но есть здесь и несколько уцелевших памятников готического периода, среди них – костел св. Яна. Самой древней сохранившейся частью костела является неф, восходящий к середине XIII века. Костел неоднократно перестраивался в XVI-XVIII веках; в 1797 году его приспособили под прачечную, и с этого момента он стал называться костелом св. Яна «на прадле» (по-чешски «pradlo» значит белье).

Интерьер храма св. Микулаша на Малой Стране

Одной из интереснейших светских построек Малой Страны является Тыршов (дом 450/50) на Уездской улице. Когда-то это был ренессансный дворец (построен архитектором Олдржихом Авосталисом ок. 1580 г.). В середине XVII века владелец дворца Вацлав Михна объединил отдельные постройки в единый комплекс, известный с того времени под названием Михновского дворца. История этой замечательной усадьбы проливает свет на характер всей Малой Страны и в особенности района Уездской улицы. Улица Уезд и примыкающие к ней части вплоть до начала XIX века сохраняли загородный характер. Это отчасти объяснимо: Уезд лежал в стороне от основных коммуникаций Малой Страны. Именно поэтому с давних пор большое распространение здесь получили постройки загородного типа, сочетавшие в себе черты летней дворцовой резиденции с крепостью. Эти черты видны в Тыршовом доме – главный фасад дворца с открытыми лоджиями выходит в прилегающий сад. С уличной же стороны дворец обнесен глухой высокой крепостной стеной. Многие чешские историки архитектуры (А. А. Бирнбаумова) считают, что в основе таких сооружений лежат старинные итальянские домики в виноградниках, игравшие в древности роль винного погребка и служившие местом для ночлега. В XV столетии существовало много домов такого типа в районе Уезда. Вероятно, и рассматриваемая резиденция возникла на месте такого средневекового дома. Выходящая в сад стена старой части дворца является интереснейшим примером североитальянской позднеренессансной строительной традиции. Архитектором этого фасада был, вероятно, Франческо Каратти; предполагают, что в строительстве участвовали также Пьетро Коломбо, Захариаш Кампиони и Доменико Галли (последнему принадлежат лепные украшения на фасаде ризалита и в интерьере дворца).

Окончательное лицо дворец приобрел уже в период барокко, тогда был построен ризалит – выступающая часть фасада с сильно углубленными окнами второго этажа, создающими столь характерную для барокко богатую игру светотеневых контрастов. В том же стиле решено и убранство интерьера. В 1767 году дворец использовали под арсенал.

Тыршов дом на Малой Стране

В старой части дворца во время реконструкции в 1922 году были открыты многочисленные фрагменты росписей XVI века, выполненные в технике сграффито.

В огражденном дворе находится скульптура чешского историка искусства Мирослава Тырша работы Шалоуна, отсюда и происходит современное название дома.

Наряду с Бельведером Тыршов дом примыкает к той группе построек, которые были весьма распространены в Праге с эпохи Возрождения вплоть до начала XIX столетия. В настоящее время в Тыршовом доме разместились Институт физического воспитания и спорта, Государственный музей чехословацкой физкультуры и спорта, а также картинная галерея имени Й. Карасека (эта коллекция картин преимущественно славянских мастеров принадлежала писателю Й. Карасеку).

Малая Страна в прошлом была районом богатых виноградников. Их место сейчас заняли пышные сады. Так, напротив Тыршова дома, через дом 412 по Кармелитской улице, можно войти в сад «На Небозиску», на месте которого находился старый виноградник, известный уже в начале XV столетия. (Улица получила свое название от монастыря кармелитского ордена.)

Одним из самых красивых пражских садов справедливо считается Вртбовский сад (примыкает к дворцу того же названия, дом 373/25 по Кармелитской улице). Сад возник около 1720 года, почти через сто лет после дворца, и, вероятно, является детищем архитектора Ф. Каньки. Он расположен красивыми террасами и замечателен не только живописной планировкой, но и скульптурным убранством работы М. Брауна.

Малая Страна особенно славилась в XVII-XVIII веках дворцами знати, которая охотно селилась поблизости от Градчан и в стороне от торговой части города. Небольшие площади Малой Страны – Мальтезская, Велкопржеворская – окружены дворцовыми постройками.

Среди светских построек барокко в Праге в основном получили развитие дворцы двух типов – городского (Чернинский дворец) с фасадом, выходящим на площадь или улицу; и загородного, усадебного типа, с внутренними парадным двором (курдонером) и примыкающим к зданию дворца живописным садом.

В районе Малой Страны особенно часто встречаются дворцы- усадьбы. Примером такой постройки был рассмотренный дом Тырша, к тому же типу принадлежит и дворец Вальдштейна, одна из лучших построек раннего пражского барокко.

Сад Вальдштейнского дворца с Саллой Терреной

Через Велкопржеворскую площадь по Лазеньской, а затем по Йозефовской и Томашской улицам можно выйти к Вальдштейнской площади, откуда начинается Вальдштейнская улица, сплошь застроенная дворцами. Среди памятников, представляющих интерес с той или иной точки зрения, на этих улицах можно назвать костел «Под ржетезем» («Под цепью»), вестибюль которого является великолепным образцом парлержевской готики; гостиницу на Лазеньской улице (дом 286/6), в которой жил Суворов во время пребывания в Праге; костел св. Томаша (Фомы) на Томашской улице, который перестраивал в барочном стиле К. И. Динценгофер.

Среди дворцов Вальдштейнский дворец по своим художественным достоинствам занимает первое место. (Вход в сад Вальдштейнского дворца открыт с Летенской улицы через портал дома 10*.) Дворец является первой монументальной светской постройкой пражского барокко, он возник в 1624-1630 годах по проекту архитекторов О. Спеццы и М. Себрегонди. Двухэтажный дворцовый ансамбль стоит на невысоком цокольном этаже. Три симметрично расположенных портала создают ритмичное членение вытянутого по одной линии фасада. В этом чувствуются еще отголоски ренессансной архитектуры. В то же время пластически проработанные, четко выступающие обрамления слуховых окон на крыше являются типичным элементом архитектуры северного барокко. На уровне второго этажа расположен главный зал дворца, на потолке которого – роспись Баччиа Бианки (ок. 1630), изображающая бывшего владельца дворца Альбрехта из Вальдштейна в виде бога Марса на триумфальной колеснице. Одной из красивейших частей дворцового комплекса является выходящая в сад трехарочная лоджия («Салла Террена»), законченная в 1627 году по проекту Джованни Пьеронни. К центральной арке лоджии, покоящейся на спаренных тосканских колоннах, из сада ведет лестница. Вход в лоджию в парке оформлен симметрично стоящими скульптурами и столь же симметрично посаженными растениями. (Во время войны со шведами – в 1648 году – часть скульптур вывезена в Швецию и заменена новыми отливками.) Интерьер лоджии украшен росписями Баччиа Бианки на тему Троянской войны. В 1853 году росписи Бианки были переписаны живописцем Фриедлом, а затем обновлены в 1954 году. С 1938 года, когда в Вальдштейнском дворце состоялась выставка пражского барокко, в «Салле Террене» постоянно устраиваются концерты и театральные представления. Вальдштейнский дворец может дать представление о том, какой размах приобретало иногда дворцовое строительство в эпоху барокко в Праге: дворец возник на месте двадцати шести домов, кирпичного завода и трех садов.

В конце сада, спроектированного по итальянскому образцу, расположен пруд, за ним видно здание Вальдштейнского манежа, отреставрированное и отчасти перестроенное в 1955 году архитекторами М. Винциком и Я. Пецанковой для Национальной галереи.

Сейчас в этом здании находится экспозиция искусства XIX века. Здесь можно ознакомиться с развитием чешской живописи в прошлом веке, с ее выдающимися мастерами, увидеть их лучшие произведения.

В конце XVIII – начале XIX столетий в Чехии начинается процесс формирования национальной художественной школы. Большую роль в этом процессе сыграли идеи чешских просветителей, поборников национально-политической независимости, идеи так называемого чешского Возрождения. Экспозиция чешского искусства прошлого века в манеже Вальдштейнского дворца позволяет проследить развитие чешской живописи с начала XIX века до конца столетия.

Сад Вальдштейнского дворца с Саллой Терреной

Большой раздел экспозиции отводится пейзажам Антонина Манеса (1784-1843), то тяготеющим еще к классицистической традиции («Горный пейзаж»), то предвещающим своим эмоциональным строем искусство романтиков («Крживоклат»), но в большинстве своем воспевающих природу родной земли. Здесь, в манеже Вальдштейнского дворца, можно познакомиться и с портретами Антонина Махека (1775-1844), современника А. Манеса и основоположника чешской портретной живописи в прошлом веке («Портрет скульптора Й. Малинского», «Портрет Й. Юнгмана» и др.).

Большое число красочных полотен и этюдов знакомит нас с творчеством замечательного чешского живописца Й. Навратила (1798-1865). Начав свой путь с профессии маляра, Й. Навратип первый в чешской живописи преодолел старую академическую традицию. Его жанровые сценки из пражской жизни, красочные пейзажи и сочные натюрморты подкупают непосредственностью чувств, богатством красок.

Й. Манес. Ржипский край

М. Алеш. Встреча Матвея Корвина с Й. Подебрадским

В чешском искусстве прошлого столетия особая роль принадлежала Й. Манесу (1820-1871), главе чешского искусства прошлого века, основоположнику национальной реалистической школы. К числу наиболее его известных произведений принадлежат «Лабский край», «Ржипский край», «Швея» и др.

Выдающийся чешский художник середины столетия К. Пуркинье (1834-1868) представлен в экспозиции многочисленными произведениями. Среди них особого внимания заслуживает «Портрет кузнеца Еха» (или «Кузнец-политик», 1860), в котором создан убедительный образ рабочего. Интересны и другие портреты художника («Портрет детей художника», «Портрет Эмилии Бубеничковой», «Автопортрет»). Пуркинье много работал и в области натюрморта («Натюрморт с луком и куропатками», «Фазаны»).

Из живописцев конца XIX века кроме пейзажистов Ю. Маржака (1832-1899) и А. Хиттусси (1847-1891) в экспозиции можно видеть большое количество работ крупнейшего художника-демократа М. Алеша (1852-1913). Алеш вошел в историю чешской живописи прежде всего как автор произведений на темы чешской истории («Гуситский лагерь», «На могиле воина-гусита», «'Встреча Матвея Корвина с Й. Подебрадским»). Много сил он отдает монументальной живописи. Он участвовал в оформлении интерьера Национального театра в Праге. Последние годы жизни много работал в графике.

Частично в манеже Вальдштейнского дворца экспонирована и чешская пластика прошлого века (хотя в основном она показана в специальном филиале Национальной галереи – в Збраславе). При осмотре экспозиции в манеже следует обратить внимание на работы скульпторов Й. Малинского (1752-1827), Вацлава Левого (1820-1870) и Йозефа Вацлава Мыслбека (1848- 1922). Среди произведений Мыслбека заслуживают особого внимания эскизы к аллегорической фигуре «Музыка», созданной скульптором для пражского Национального театра. Экспозиция в манеже Вальдштейнского дворца является живой страницей чешского искусства прошлого столетия.

Вальдштейнская улица, огибающая северную часть Вальдштейнского дворца, интересна и другими дворцовыми постройками: здесь находятся Фюрстенбергский дворец (дом 153/8, ныне – польское посольство), построенный неизвестным архитектором в 1743-1747 годах; Коловратский дворец (ок. 1780 г.; архитектор И. Паллиарди); Ледебургский дворец (конец XVIII в.). К каждому из дворцов примыкает сад. Соединяясь друг с другом, сады образуют великолепный зеленый пояс у основания Пражского кремля.

Улица Неруды

С Вальдштейнской площади можно попасть на Снемовни улицу. Свое название улица получила от расположенного на ней здания бывшего сейма (дом 176/2), занимающего почти всю восточную часть улицы. По соседней Туновской улице путь проходит к Новой дворцовой лестнице. Лестница была построена в 1674 году для удобства соединения Градчан с Малой Страной. В северной стене лестницы, огибающей Райский сад, есть несколько ниш, в них скульптор Ф. М. Брокофф предполагал установить в 1722 году скульптурные группы, которые явились бы продолжением пластического убранства Карлова моста. Однако эта идея так и осталась неосуществленной.

Ниже, почти параллельно Новой дворцовой лестнице, расположена улица Неруды, или просто Нерудова улица. Облик улицы сейчас в основном определяют дома позднебарочного периода, хотя некоторые из них сохранили ренессансные фасады. Нижняя часть улицы ранее именовалась Страговской (по названию стоявших здесь до 1711 г. Страговских ворот); верхняя часть называлась «На длаждени» («На мостовой»). Имя Неруды улица получила в честь известного чешского писателя, который жил здесь в доме «У двух солнц» (дом 223/47) с 1834 по 1891 год. Жизнь этого пражского района, в котором, как писал Я. Неруда, «есть что-то тихое, солидное, стародавнее, дремотное», легла в основу известных нерудовских «Малостранских повестей». Да и сама архитектура, если всмотреться в нее попристальнее, многое расскажет о прошлом Малой Страны. На улице Неруды немало домов, сохранивших старые домовые знаки. (Известно, что в прошлом вместо нумерации для обозначения домов использовались домовые знаки.) На доме 210/12 изображены три скрипки – дом принадлежал трем семьям скрипичных мастеров. На доме 212/6 мы видим домовый знак – золотую чашу; в XVII веке в доме жил ювелир В. Шуман. Характер оформления дворцовых порталов также часто был связан с их владельцами. Достаточно для примера посмотреть на портал дворца Туна (дом 214/20 по улице Неруды). На месте пилястров портала мы видим скульптурное изображение двух орлиц: орлица была знаком рода графа Норберта Либштейнского Коловрата, для которого строился дворец. Скульптурное убранство этого портала было исполнено в мастерской М. Брауна, вероятнее всего, по проекту архитектора Дж. Сантини.

Знакомясь с Малой Страной, мы постоянно встречаемся с именами итальянских архитекторов и художников, работавших в Праге. Целая улица Малой Страны получила название Влашской (то есть Итальянской) в честь колонии живших здесь итальянских художников. Здесь жил и Олдржих Авосталис, архитектор, который упорядочил застройку этой части Малой Страны во второй половине XVI столетия. Часть домов на Итальянской улице О. Авосталис построил для себя (например, его собственностью был дом 365/1). Итальянские архитекторы оставили заметный след в архитектуре Малой Страны. Многие постройки и за пределами Влашской улицы созданы итальянскими строителями.

На улице Тржище (раньше здесь находилась торговая площадь) среди многочисленных зданий XVII-XVIII веков привлекает внимание Шенборнский дворец (дом 265/15), строившийся в 1743-1756 годах, а около 1815 года подвергшийся перестройке под руководством Дж. Сантини.

По Влашской улице, минуя Лобковицкий и Страговский сады, можно подойти к холму Петршин, расположенному на границе Градчан и Малой Страны. Петршин был официально при Карле IV приписан к району Малой Страны. Первый пражский летописец Козьма (конец XI – начало XII в.) объясняет название холма от слова «петра» – скала. На склоне, обращенном к югу, с XII до XVIII века находились виноградники, а на склоне, обращенном к Страговскому монастырю, были каменоломни, в которых добывали камень для большей части пражских построек романской и готической эпох. Гребень Петршинского холма от Страговского монастыря к Уездской улице разделен после 1360 года каменной стеной, возведенной Карлом IV для укрепления Малой Страны. На вершине холма в 1891 году была поставлена смотровая вышка высотой в 60 м (вольная копия Эйфелевой башни), с которой открывается живописный вид на город. У подножья Петршинского холма, на границе двух пражских районов – Малой Страны и Смихова, находится площадь Советских танкистов. В центре площади на высоком постаменте, окруженном цветами, стоит советский танк – танк 23-й Гвардейской танковой дивизии, первым ворвавшийся в Прагу 9 мая 1945 года.

Памятники, связанные с исторической победой над фашизмом, заняли важное место в городском ансамбле. Без них невозможно представить себе сегодняшнюю Прагу. Каждый год, во время торжественного открытия месячника чехословацко-советской дружбы, с этой площади начинается традиционная эстафета дружбы.

Старый Город (Старе Место)

1. История района. 2. Староместская площадь. Ратуша с часами. Храм Марии перед тыном. Дом «У минуты». Храм св. Микулаша. Дворец Кинских. 3. Памятники романской архитектуры в черте Старого Города. Дом на улице Ржетезева. Ротонда св. Креста. Костел св. Мартина «В стене». Костел св. Гавла. 4. Монастырь Блаженной Анежки. 5. Памятники старого гетто. 6. Пражский университет. 7. Вифлеемская часовня. 8. Театр Й. К. Тыла. 9. Кржижовницкая площадь. 10. Карлов мост. 11. Рудольфинум. 12. Пороховая башня. 13. Отдел современного чехословацкого искусства Национальной галереи

По Старому Городу нужно походить пешком. И не только потому, что многие его средневековые улочки недоступны современному транспорту, но и потому, что трудно сравнить с чем- либо удовольствие сделать первые шаги по чистой, свежевымытой ранним утром древней мостовой.

Отличительной чертой Праги является ярко выраженный индивидуальный характер каждой части старого исторического ядра города. Свободно и живописно расположенные дворцовые постройки и аристократические особняки Градчан и Малой Страны контрастируют с архитектурой Старого Города. Сформировавшийся к середине XIII века, Старый Город, в отличие от Градчан и Малой Страны, с самого начала был торговым центром Праги. Через Староместскую (Старогородскую) площадь – центр этой части Праги – проходили торговые пути. В этом районе Праги обосновались первые иноземные торговцы. На небольшом пространстве вокруг Староместской площади постепенно возник лабиринт маленьких узких улочек, сплошь застроенных небольшими, плотно примыкавшими друг к другу домами. Центральную площадь Старой Праги – Староместскую – по своему значению в жизни Чехии можно сравнить с Красной площадью в Москве. С момента основания города Староместская площадь была центром Праги и постоянно играла большую роль в ее жизни. Ни одно важное политическое событие в жизни столицы Чехии, в истории чешского народа не прошло мимо этой площади.

В 1437 году на площади был казнен последний гуситский гетман Ян Рогач из Дубе; в 1905 году на площади прошли бурные революционные демонстрации; в наши дни на Староместской площади происходят большие митинги пражан.

Размеры и форма площади определились еще в XIII столетии, в период правления одного из первых чешских князей – Вацлава I, который заложил Старый Город. (В конце XIX в. с восточной и северной стороны площади часть старых домов была снесена, и благодаря этому был открыт проезд на Парижскую улицу.) Каждая из построек этой площади – целая страница в чешской истории. На одной лишь Староместской площади Праги можно ознакомиться с архитектурными памятниками романской и готической эпох, с ренессансными и барочными постройками.

Позади Тынского храма расположен так называемый Унгельт, или Тын, огороженный двор с двумя воротами, известный еще с X столетия как место, где иноземные купцы складывали свои товары. Почти без изменений сохранился план двора; этот уголок Старого Города переносит нас на много столетий назад. Сейчас вокруг Тына выросли более поздние здания, и войти в него можно лишь с Тынской улицы через подъезд дома 640/2.

Одно из первых мест среди зданий, окружающих площадь, принадлежит Староместской ратуше. Башня ратуши была построена в 1364 году, а в XV веке (ок. 1490) мастером Ганушем на ней были установлены замечательные часы-орлой. Разрушенные во время пожара в 1945 году, они были тщательно восстановлены пражанами. Каждый час на них кричит петух, открывается небольшое окошечко, за которым проходят один за другим двенадцать апостолов; приходит в движение находящаяся снаружи фигура смерти, угрожая косой купцу с денежным мешком и кокетливой красавице с зеркалом. Сами часы состоят из двух частей: наверху – астрономические часы, ниже – часы, показывающие месяц года. Каждый месяц обозначен здесь символически живописным изображением трудовой сцены, соответствующей данному месяцу. Эти картины выполнены чешским художником Й. Манесом согласно старой традиции средневековой живописи. Картины были выполнены в 1865 году, но сейчас на их месте находятся копии Й. Лишки, а оригиналы Й. Манеса хранятся в Национальной галерее Праги.

Ратуша Старого Города с орлоем

Легенда, связанная с историей орлоя, рассказывает, что тщеславные члены городского совета Праги приказали тайно ослепить мастера Гануша, творца замечательного орлоя, чтобы нигде и никогда он не мог создать ничего подобного. . .

Ратуша сильно пострадала во время второй мировой войны, но была тщательно отреставрирована в сохранившейся части и сейчас снова является предметом гордости пражан.

На Староместской площади находится большой храм Марии перед Тыном (или просто Тынский храм), расположенный напротив ратуши. После собора св. Вита на Градчанах Тынский храм принадлежит к известнейшим церковным постройкам Праги. Заложенный в третьей четверти XIV века (на месте старого трехнефного готического собора второй половины XIII века), в период гуситского движения храм стал главным храмом гуситов. В возведении Тынского храма принимал участие и П. Парлерж со своей мастерской. От XIV столетия до нашего времени сохранился северный боковой портал храма, богато украшенный скульптурой. В тимпане – сцены на темы страданий Христа. Портал украшают нарядные консоли – подставки для скульптур. Окончательно достраивался храм уже в XV веке, тогда и было закончено перекрытие этой трехнефной базилики.

После пожара в 1679 году своды главного нефа храма были возведены заново. Войти в храм можно со стороны площади через аркаду дома 604/14. В интерьере храма большой интерес представляют ранние барочные алтари, отличающиеся богатой резьбой. Несколько религиозных алтарных картин в храме исполнено выдающимся чешским художником XVII века Карелом Шкретой.

Дом «У Минуты»

Интересно отметить необычную для пражской архитектурной школы форму башенок-ростков Тынского храма, которая в Праге нигде больше в таком варианте не встречается.

В память о гуситской эпохе, с которой тесно связана история Староместской площади, на ней установлен памятник Яну Гусу, исполненный чешским скульптором Л. Шалоуном (1870-1946). Памятник был открыт 6 июля 1915 года, в день 500-летней годовщины со дня сожжения Яна Гуса в Констанце.

Прямо перед Тынским храмом стоит здание старой приходской школы конца XIV века (дом 604/14). Оно было расширено в середине XVI столетия, когда фасад здания получил щитообразное завершение, характерное для ренессансных построек Венеции. В первом этаже Тынской школы сохранилась старая готическая аркада. (Такую аркаду можно видеть почти в каждом доме на Староместской площади.)

С архитектурой XVI столетия знакомит еще одна постройка – примыкающий к Староместской ратуше дом под названием «У минуты» (дом 3/2). На стенах этого ренессансного здания (конец XVI в.) сохранились росписи, выполненные в технике сграффито, относящиеся к началу XVII столетия.

Две постройки на Староместской площади являются произведениями выдающегося архитектора чешского барокко – К. И. Динценгофера. Одна из них – храм св. Микулаша (1732- 1735), расположенный на углу Староместской площади и Парижской улицы. Центром храма является большой мощный восьмигранный купол, перекрывающий значительную часть внутреннего пространства и опирающийся на восемь пилонов, расположенных попарно по углам. Этот мощный купол вместе с башней ратуши и башнями Тынского храма доминирует над главной площадью Старого Города, как бы символизируя содружество в архитектурном ансамбле Праги двух эпох – готики и барокко. В интерьере храма – огромное количество лепнины, скульптурных и живописных произведений, которые создают типичный для барокко сложный характер оформления внутреннего пространства.

Вторая работа К. И. Динценгофера на Староместской площади- большой дворец Кинских, построенный в 1755-1765 гг.11* В настоящее время во дворце размещается коллекция графики Национальной галереи. Собрание насчитывает более ста тысяч графических листов. Особенно большое место в нем принадлежит чешской графике. Здесь хранятся графические работы Вацлава Голлара (1607-1677), Й. Манеса, М. Алеша, М. Швабинского. Хорошо представлены в этой коллекции и западноевропейские школы.

Двойной неф дома 222/1 на улице Ржетезева

Дворец Кинских характеризует позднее творчество К. И. Динценгофера. Его постройки этого времени отличаются более строгим архитектурным решением (в данном случае это чувствуется в прямых линиях фасада, в прямоугольных окнах, в четком членении этажей, в более плоскостном решении лепных украшений на фасаде). Единственно в чем ярко сказывается связь с предшествующими работами К. И. Динценгофера периода расцвета барокко в Праге – в высоком аттике со скульптурами И. Платцера-старшего и в пластически подчеркнутых обрамлениях слуховых окон высокой кровли.

В архитектурном ансамбле Староместской площади, как в миниатюре, отражаются особенности Старого Города в целом. Тесное сплетение памятников романской, готической и барочной архитектуры, соседство старых, известных еще в романскую эпоху улиц (как, например, Целетная улица), с новыми, возникшими в XIX или начале XX века (Парижская улица), составляет особенность этого района Праги. За барочными или современными фасадами домов скрываются старые фундаменты, стены, целые помещения. В результате археологических и реставрационных работ последних тридцати лет в Старом Городе было обнаружено и расчищено более тридцати каменных жилых домов XII-XIII столетий. Характер этих построек сводится к квадратному или прямоугольному помещению (что обусловливалось перекрытием их крестовыми сводами). Иногда для перекрытия использовали несколько крестовых сводов, тогда их соединения опирались на столбы или колонны в центре помещения. Дома эти, как правило, были двухэтажные; в нижнем этаже находились торговые помещения или мастерские; верхний этаж служил жильем. Примером романского жилого дома может служить дом 222/1 на улице Ржетезева в Старом Городе. Он состоял из трех просторных помещений – центральное было больше боковых и разделялось посредине двумя колоннами с простыми кубическими капителями. На эти колонны опирались крестовые своды, перекрывавшие это помещение. Тот же принцип перекрытий применялся и в боковых помещениях.

План дома на улице Ржетезева

Среди культовых построек романской эпохи в черте Старого Города особенно замечательны три – ротонда св. Креста, костел св. Мартина в стене и костел св. Гавла. Ротонда св. Креста, построенная на рубеже XI-XII веков, является одной из трех уцелевших в Праге романских ротонд. В интерьере ротонды сохранились фрагменты росписи XIV века на тему «Коронация Марии».

К числу старейших памятников романской пражской архитектуры принадлежит и костел св. Мартина в стене. Его основание восходит к первой половине XII века. Костел св. Мартина в стене является однонефной постройкой с короткой апсидой с восточной стороны. Позднее, после расширения Старого Города и сооружения укреплений вокруг его кварталов, костел св. Мартина оказался почти рядом с крепостными стенами, отсюда возникло и его название – «В стене» («ве зди»).

Костел св. Гавла расположен в восточной части Старого Города, он был заложен еще в 1232 году Вацлавом I и тогда уже принадлежал к важнейшим городским храмам. Перестраивался при Карле IV (в XIV столетии) в стиле поздней готики, а затем в XVII и в начале XVIII века архитекторами Дж. Сантини и П. И. Байером. В XV веке в этом соборе проповедовали Конрад Вальдгаузер, Ян Гус, Штепан из Палеча.

В некоторых памятниках архитектуры XIII века, расположенных в Старом Городе, можно проследить как элементы романской архитектуры, так и готической. Любопытна в этом плане церковь монастыря Блаженной Анежки (Агнессы) в Старом Городе, которую считают первой ласточкой готики не только в Праге, но и в Чехии вообще. Монастырь был основан около 1234 года Вацлавом I. Его сестра Анежка стала первой аббатисой этого монастыря и после смерти была похоронена здесь в 1282 году, в ее честь и был назван монастырь. Монастырская церковь представляет собой трехнефную базилику; этот тип построек был особенно распространен во второй половине XIII века. Рассматривая план монастырской церкви, можно убедиться, что он отличается от распространенного на западе типа плана в форме латинского креста. Укороченный, едва выступающий трансепт, а также отсутствие венца капелл сильно видоизменили обычный вид латинского креста. Основную конструктивную роль в здании, как и в романскую эпоху, по-прежнему играет стена, но она уже расчленена большими трехчастными окнами, завершающимися изящной стрельчатой аркой. Все три нефа церкви перекрыты простыми крестовыми сводами, что является уже характерной особенностью раннего этапа чешской готики 12* .

К интереснейшим районам Старой Праги принадлежит бывшее пражское гетто (этот район Праги известен также под названием «Йозефов»), Район существовал под названием гетто с XVI столетия, так как возник на месте, где некогда селились еврейские торговцы, о которых есть упоминания уже с IX столетия. Последующие перестройки квартала привели к тому, что в настоящее время из числа старых памятников гетто уцелели только ратуша, семь синагог и старое кладбище. Самым замечательным памятником бывшего пражского гетто является Староновая синагога, построенная около 1270 года, древнейшая синагога в Средней Европе. Староновая синагога является двухнефной зальной постройкой (оба нефа имеют равную высоту). Двухнефная зальная церковь является переходным типом от простейшей однонефной постройки к более сложной трехнефной. Тип двухнефной церкви получил значительное распространение преимущественно в южной Чехии и Словакии, в небольших приходах и монастырях, которым не всегда под силу оказывалось возведение сложных и требовавших больших затрат трехнефных храмов.

Монастырь Блаженной Анежки. Интерьер монастырской церкви.

Недалеко от Староновой синагоги, на Майзеловой улице (дом 250/18), находится Еврейская ратуша, построенная в конце XVI века архитектором Й. Родером и перестроенная в XVIII столетии Й. Шлезингером, который является также автором сохранившейся башни с часами.

На кладбище Старого гетто (а это тоже достопримечательность квартала) среди многочисленных надгробных памятников заслуживает внимания надгробие раввина Егуды Лева бен Безалела (ум. в 1609 г.), которого считают создателем легендарного великана Голема. Как гласит легенда, раввин оживил глиняного великана, вложив ему в уста «шем» – записочку с магическим текстом. Однажды, когда раввин забыл вовремя вынуть «шем» из уст Голема, великан начал разрушать все, что попадало ему под руки. Тогда раввин вынул магический «шем» у Голема и никогда больше не оживлял глиняного великана. Его отнесли на чердак синагоги, где он в конце концов превратился в прах.

Староновая синагога

Старый Город с давних времен был центром культуры и образования. Недалеко от пражского гетто, в конце Железной улицы, расположено центральное здание Пражского университета, основанного еще в 1348 году при Карле IV. Здание так и называется до сих пор – Каролинум. Карлов университет в Праге в свое время принадлежал к крупнейшим университетам в Европе. Согласно королевской булле университет предназначался для того, чтобы «верные жители королевства, которые непрестанно жаждут плодов наук, не должны были бы на чужбине просить подаяние, но чтобы находили в королевстве стол к приему гостей готовый». Внешний вид здания в основном принадлежит началу XVIII века, когда оно перестраивалось архитектором Ф. Канькой. От XIV столетия сохранился фонарь (эркер) капеллы, являющийся выдающимся произведением готического искусства эпохи Карла IV. В момент основания, в 1348 году, университет не имел собственного здания. Только в 1366 году Карл IV заложил здание общежития, которое находилось ранее в доме 61/V у костела св. Микулаша. Уже очень скоро выяснилось, что этого недостаточно для университета, и поэтому сын Карла – Вацлав IV – передал университету дом Ротлева, значительно расширив и перестроив его, куда университет и переехал в 1386 году. Дом представлял собой двух- или трехэтажную готическую постройку с высокой башней на северо-восточной стороне, он и стал основой университетского комплекса – Каролинума. В 1718 году здание было перестроено в барочном стиле, а в 1882 году архитектор Й. Моккер обновил здание и восстановил эркерную капеллу. Карлов университет с момента его основания стал крупным центром гуманизма, поборником передовых идей. В 1409 году, когда магистры – представители реакционного крыла- покинули стены университета, университет стал центром гуситского движения. Осенью 1409 года ректором Пражского университета был избран Ян Гус, а немного позднее, в 1521 году, верный революционным традициям прошлого, Каролинум предоставил убежище Томасу Мюнцеру, бежавшему из Германии от преследований реакции. В память о связи университета с гуситским движением во дворе Каролинума установлен памятник Яну Гусу, автором которого является современный чехословацкий скульптор К. Лидицкий.

Старый Город и его памятники тесно связаны с гуситской эпохой. Неподалеку от Угольного рынка находится небольшая Вифлеемская площадь, на которой стоит знаменитая Вифлеемская часовня, построенная в конце XIV столетия. С 1402 года в ней звучали страстные проповеди Яна Гуса. Вифлеемская часовня была варварски разрушена фашистскими оккупантами во время второй мировой войны, но в 1950-1952 годах по инициативе Зд. Неедлы была отстроена заново на месте разрушенной старой капеллы. С Вифлеемской площади вглубь Старого Города ведет улица, носящая имя Яна Гуса.

Эркер на фасаде Каролинума

Характер Старого Города, с одной стороны, являвшегося средоточием торговли и ремесла, с другой стороны – важным очагом культуры, отразился в названиях его улиц и площадей. Маленькая площадь, на которой в старину помещалась кузница и продавались древесные угли, получила название Угольный рынок; на Железной улице торговали скобяными товарами; на Кожной жили ремесленники, занимавшиеся изготовлением кожаных изделий; улица Мелантриха названа в честь известного печатника и издателя XVI века Йиржи Мелантриха из Авентина (он жил на этой улице).

Старый Город и в XVIII-XIX веках не утратил своего значения как центра культуры. В конце XVIII столетия на Рытиржской (Рыцарской) улице было построено здание театра, известного сейчас как театр Й. К. Тыла. В 1787 году в этом театре состоялось первое представление оперы Моцарта «Дон-Жуан», а в 1834 году- премьера пьесы Й. К. Тыла «Фидловачка». В том же году композитор Ф. Шкроуп написал оперу «Фидловачка», в эпилоге которой прозвучала песня «Где Родина моя», ставшая национальным гимном.

Карлова улица

Храмы у Клементинума

С двух сторон территория Старого Города ограничена Влтавой. Несколько мостов, перекинутых через реку, связывают Старый Город с левобережными районами Праги. От центра Старого Города по Карловой улице можно выйти к Влтаве. Карлова улица (до 1848 г. она именовалась Иезуитской) была важнейшей магистралью, связывавшей Старый Город с Карловым мостом, а через него – с Градчанами и Малой Страной. По Карловой улице во время коронации чешских королей проходила коронационная процессия на Градчаны.

У Карлова моста, самого замечательного из пражских мостов, расположена небольшая Кржижовницкая площадь. В 1848 году она была местом революционных боев. Интересна она и как собрание памятников искусства XVII-XIX веков, с одной стороны площадь ограничена фасадом костела св. Сальватора, строившегося на протяжении XVII и первой половины XVIII века. За костелом св. Сальватора находится комплекс построек, в прошлом принадлежавших Ордену иезуитов. Среди них выделяется здание Клементинума, бывшего общежития иезуитов. В настоящее время здесь размещается крупнейшая из пражских библиотек (более двух миллионов томов). Самой старой частью здания является двухэтажное крыло, выходящее на Кржижовницкую улицу и относящееся к середине XVII столетия. (Оно было построено, вероятно, по проекту Доменико Орси.) С другой стороны Кржижовницкая площадь замкнута храмом св. Франциска, построенным в 1679-1689 годах по плану французского архитектора Ж.-Б. Матея. Современное убранство площади относится к 1846- 1848 годам и исполнено братьями Клейн. В центре площади – памятник императору Карлу IV, отлитый из железа в 1848 году по модели дрезденского скульптора А. Генеля в Нюрнберге. Памятник был поставлен на средства Карлова университета в память 500-летия со дня его основания. Фигуры у подножия памятника являются аллегориями факультетов Карлова университета.

Зал университетской библиотеки в Клементинуме

Над всей площадью господствует вертикаль Староместской башни Карлова моста. Карлов мост, принадлежащий одновременно и Старому Городу и Малой Стране, находится в числе самых знаменитых памятников Праги. В XII столетии на месте нынешнего моста стоял деревянный, снесенный наводнением в 1159 году. Наводнения часто наносили большой ущерб пражанам. Вот как описывает одно из наводнений 1118 года пражский летописец Козьма Пражский: «В сентябре месяце было такое наводнение, которого, как полагаю, не было на земле со времени потопа. Ибо наша река 1* внезапно и стремительно вышла из своего русла. Ах, сколько деревень, сколько домов в подградье, сколько хижин и церквей увлекла она своим течением!»13* На месте снесенного в 1159 году моста вскоре (до 1167 г.) по инициативе королевы Юдифи возводится каменный мост, получивший ее имя. После постройки этого каменного моста Прага становится третьим в Европе городом (после Регенсбурга и Вюрцбурга), обладающим такой редкостью. Но в 1342 году город снова лишился своей достопримечательности: мост опять был снесен весенним наводнением. Летописец XV века Франтишек Пражский писал об этом так: «Словно корона королевства всего упала, когда мост тот знаменитый рухнул». Временные деревянные настилы, положенные на уцелевшие быки, позволили мосту некоторое время функционировать, но вот в 1357 году король Карл IV заложил новый каменный мост, строительство которого поручил Петеру Парлержу. Со строительством моста связан целый ряд легенд, в том числе легенда, пересказанная чешским писателем прошлого столетия А. Ирасеком. Для снабжения строительства связующими веществами король приказал всем жителям близлежащих поселков доставить к месту стройки в Прагу определенное количество куриных яиц. Одно селение вошло в историю тем, что прислало несколько возов яиц, но. . . сваренных вкрутую. Мост был закончен в начале XV столетия. Он опирается на семнадцать могучих опорных быков, соединенных арочными пролетами; длина моста- 520 м, ширина – около 10 м. До 1870 года мост называли Пражским, или Каменным, имя же Карла утвердилось за ним с конца прошлого века.

Карлов мост

По обеим сторонам моста возвышаются башни – одна со стороны Старого Города, две – со стороны Малой Страны. Малостранские башни (XV в.) соединены между собой стеной с воротами, которые возникли в XV веке на месте старых романских сооружений. Низкая южная малостранская башня является остатком первоначального укрепления второй половины XII века старого моста Юдифи. (Современный вид и кровлю башня получила при реставрации в 1591 г.)

Вторая высокая мостовая башня возникла в 1464 году на месте старой романской башни. Ее прототипом, без сомнения, была парлержская Староместская башня на другом конце моста. Староместская мостовая башня с ее стройными пропорциями и богатым скульптурным убранством принадлежит к числу красивейших средневековых башен в Европе. Она была построена в последней четверти XIV и в начале XV века по проекту Петера Парлержа, им же исполнена и скульптура для башни. Правда, скульптурное убранство башни, в особенности фасада башни со стороны моста, пострадало во время войны со шведами в XVII веке, но и по тому, что сохранилось, можно составить представление об исключительной художественной ценности этого пражского памятника. Староместская башня имеет три яруса, границы которых обозначены узким, но четко выступающим карнизом. В особенности красив фасад башни, обращенный к Старому Городу. В нижнем ярусе находятся проездные ворота, имеющие форму стрельчатой арки. Следующий ярус над воротами украшен трехлепестковой декоративной арочкой, вписанной в треугольный фронтончик. На фоне центрального пролета арочки помещены три фигуры: в центре – стоящая фигура св. Вита; по бокам от нее – сидящие фигуры строителей башни: короля Карла IV и его сына Вацлава IV.

Малостранские башни Карлова моста

Старогородская башня – Карлова моста Общий вид

В третьем, последнем ярусе башни, в двух центральных нишах – скульптуры святых Войтеха и Зикмунда, считающихся, как и св. Вит, патронами чешской земли. Скульптурное убранство башни принадлежит к выдающимся произведениям европейской пластики этого времени. Реставрация башни проводилась в 1874-1878 годах Йоз. Моккером, тогда именно башня приобрела современное покрытие. Со Староместской башней Карлова моста связан трагический эпизод из чешской истории. После казни Габсбургами чешских патриотов на Староместской площади в 1631 году головы казненных в течение десяти лет были выставлены на зубцах Староместской башни.

Карлов мост принадлежит к замечательным памятникам искусства. Особенностью Карлова моста является его богатое скульптурное убранство. По обеим сторонам моста на парапетах расположены тридцать скульптур и скульптурных групп, поставленных в основном в 1683-1714 годах. Самой ранней из них является фигура св. Яна Непомуцкого, отлитая в бронзе по эскизам венского скульптора Матиаша Раухмюллера и по модели Яна Брокоффа. Основными авторами скульптур Карлова моста были Я. Брокофф (1652-1718), его сын Ф. М. Брокофф (1688-1731) и М. Б. Браун (1684-1738), причем два последних являются выдающимися представителями чешской барочной скульптуры. В чешской скульптуре конца XVII – начала XVIII века М. Б. Браун и Ф. М. Брокофф сыграли такую же роль, как К. И. Динценгофер в архитектуре чешского барокко.

Скульптурное убранство Старогородской башни

М. Б. Браун прибыл в Прагу после пребывания в Италии. В своем творчестве он придерживался традиций Бернини, что видно и в исполненной им для Карлова моста группе св. Лудгарды перед распятием. Ф. М. Брокофф, наоборот, самым тесным образом связан с традицией отечественной народной резьбы и скульптуры. Его отец, Ян Брокофф, выходец из Словакии, был первым учителем скульптора и оказал решающее влияние на формирование молодого мастера. Эта связь с традициями народного искусства ясно видна в одной из групп Ф. М. Брокоффа для Карлова моста – в группе с изображением св. Франтишка Ксаверского. Сейчас эта группа на мосту заменена копией 1913 года Ч. Восмика, а оригинал хранится в Лапидариуме Национального музея. Сила реалистической выразительности особенно выступает во второстепенных персонажах группы-фигуре носильщика-негра и в фигуре статиста, несущего атрибуты св. Франтишка Ксаверского (биографы Ф. М. Брокоффа считают фигуру статиста автопортретом скульптора). Индивидуальность лиц, естественность жестов, четкое выявление объемов, великолепное владение передачей сложных ракурсов фигур в движении – вот что характеризует искусство Ф. М. Брокоффа. Его современники оценили эти стороны его таланта. Интересен такой эпизод. Когда Ф. М. Брокофф представил первоначальную модель группы св. Франтишка Ксаверского, она была раскритикована (в основном за слишком большие размеры). Среди критиков был и чешский живописец П. Брандль, предложивший свой проект группы и рекомендовавший пригласить для его осуществления М. Б. Брауна 14* . Предложения П. Брандля были отвергнуты, и создание группы для моста было поручено Ф. М. Брокоффу.

Вправо по набережной, за Карловым мостом, находится мост И. Манеса (построен в 1911-1914 гг. архитектором М. Петром). Перед мостом на набережной стоит памятник художнику Й. Манесу работы скульптора Б. Кафки. Набережная у моста Й. Манеса носит имя второго замечательного чешского живописца прошлого века – М. Алеша. Напротив входа на мост расположена площадь Красноармейцев, названная в честь освободителей Праги. Площадь Красноармейцев замкнута с одной стороны зданием Дома художников (в прошлом это здание называлось Рудольфинум). Здание это, построенное в 1876-1884 годах по проекту архитекторов Й. Зитека и Й. Шульца, является интересным памятником архитектуры конца прошлого века и наряду со зданием Национального театра в Праге принадлежит к лучшим сооружениям того времени. Здание Рудольфинума предназначалось для размещения в нем галереи Общества патриотических друзей искусства (эта коллекция вошла в Национальную галерею в Праге), Художественно-промышленного музея (он помещается сейчас в самостоятельном здании поблизости от Дома художников) и консерватории. В настоящее время здание Дома художников используется для организации концертов.

Следующий мост после моста Й. Манеса в направлении по течению Влтавы назван именем писателя Сватоплука Чеха (мост был построен в 1906 г. архитектором Яном Каулой).

Мост Я. Швермы

Последний мост, примыкающий к Старому Городу, – мост Яна Швермы, один из красивейших пражских новых мостов. Он был построен по проекту архитектора В. Гофмана и инженера О. Ширца в 1951 году. На противоположной стороне Влтавы продолжением моста является тоннель, проходящий под Летенской возвышенностью. В сторону Старого Города мост Швермы выходит на улицу Революции (Револючни тршида), в конце которой находится Пороховая башня с воротами. Она расположена на том месте, где некогда, в XV веке, проходили крепостные стены, окружавшие Старый Город (Пороховой башня стала называться с XVII века, когда здесь располагался пороховой склад).

История постройки Пороховой башни до последнего времени таила в себе много неизвестного. Выяснению некоторых вопросов способствовали работы по реставрации Пороховой башни, проводившиеся в 1961-1963 годах. Существует мнение15* , что первым строителем башни был некий мастер Вацлав, о котором история не сохранила почти никаких сведений. Башню начали строить в 1475 году (на это указывает надпись, сохранившаяся на самой постройке). Из чешской летописи того времени мы узнаем, что в 1476 году для выполнения скульптурных работ по украшению башни был приглашен Матиаш (Матей) Рейсек из Простейова, ректор Тынской школы. Дело кончилось тем, как сообщает далее летописец, что мастера Вацлава отстранили, «а этот бакалавр Матей сам делал ту башню». Но башня так и не была завершена в XV веке, ее достраивали по частям в последующие столетия, а свой современный вид башня получила во время реставрации ее Й. Моккером в XIX веке. Долгое время считалось, что Пороховая башня была частью укреплений, окружавших Старый Город. И. Шперлинг 15* высказывает и убедительно обосновывает другую точку зрения – Пороховая башня строилась прежде всего как первое связующее звено между Старым и Новым пражскими городами.

Пороховая башня со стороны Гибернской улицы

Правомерность этой точки зрения подтверждает и одна приводимая автором статьи интересная находка – в 1905 году при канализационных работах под башней, на глубине двух метров от современной мостовой, была обнаружена полуарка старого моста через ров. Без сомнения, именно через ворота Пороховой башни (они именовались первоначально Новыми воротами) пролегала одна из основных связующих магистралей между двумя соседними пражскими районами. В большой степени ворота Пороховой башни и сегодня служат той же цели.

М. Рейсек исполнил для убранства башни большое количество скульптур и рельефов. Здесь и человеческие фигуры, и изображения фантастических птиц и животных, растительные и декоративные мотивы. Большой выразительностью отличаются изображения людей. Некоторые из них своей нарочитой грубоватостью, условностью пропорций (горельеф «Утро») напоминают древних языческих идолов. Другие поражают ярко индивидуальным обликом (горельеф на консоли под фигурой Владислава Ягеллонского). Богатая фантазия и в то же время удивительное чувство жизни, простонародный характер этих скульптур роднят произведения М. Рейсека с народным творчеством. Пластическое убранство Пороховой башни, столь непохожее на пластику парлержской школы, расширяет наше представление о чешской готической скульптуре, знакомит с самостоятельным ее ответвлением.

Слева от Карлова моста видна группа зданий, известных под названием «Мельницы Старого Города». Они существовали здесь в начале XIV века. К ним примыкает позднеготическая башня водокачки, в здании которой ныне помещается музей Б. Сметаны.

Скульптурное убранство Пороховой башни Консоль с двумя фигурами

В Старом Городе сосредоточено несколько важнейших музеев Праги. Здесь находится филиал Национальной галереи, посвященный современному чехословацкому искусству, а также Художественно-промышленный музей. Коллекция современного чехословацкого искусства размещается в верхнем этаже здания Городской народной библиотеки, выходящей на площадь В. Вацка. Экспозиция современного искусства открывается работами замечательного чешского пейзажиста конца прошлого и начала нашего столетия – Антонина Славичка (1870-1910). Поэтичный и правдивый облик чешских деревень, живописные уголки старой Праги и ее новые промышленные районы встают с полотен А. Славичка. В экспозиции этого раздела пейзажная живопись не случайно занимает такое значительное место,-это соответствует ее значению в чешском искусстве. В этом жанре успешно работали многие современники А. Славичка: К. Голан (1893-1953), А. Гудечек (1872-1941), М. Иранек (1875-1911), Э. Филла (1882- 1953), Я. Прейслер (1872-1918) и другие. Полотна Р. Кремлички (1886-1932), Б. Кубишты (1884-1918), В. Шпалы (1885-1946) также знакомят с чешским искусством первой половины столетия, свидетельствуя о стремлениях художников тех лет найти новые живописные средства, свою манеру. В экспозиции можно ознакомиться с творчеством таких заслуженных чешских художников старшего поколения, как Л, Куба (1863-1956), Й. Лада (1887-1957), В. Рабас (1885-1954), В. Рада (род. 1895), В. Седлачек (род. 1892), М. Швабинский (род, 1873). Здесь же выставлены работы художника и писателя-антифашиста Й. Чапека (1887- 1945). Собрание современного чехословацкого искусства дает представление и о сегодняшних его творцах. Это Ф. Ироудек (род. 1914), К. Соучек (род. 1915), В. Сыхра (род. 1903), Й. Брож (род. 1904), Б. Дворский ( род. 1902). Творчество молодых представляет Б. Копецкий (род. 1928). Словацкое искусство охарактеризовано работами М. Бенки (род. 1888) и Л. Фуллы (род. 1902). Экспозиция дополнена отдельными скульптурными произведениями Ф. Штурсы, Й. Маржатки, О. Шпаниела, К. Дворжака, В. Винглера, В. Маковского и других. Основное собрание современной чешской пластики, как уже говорилось, экспонировано в замке Збраслав.

Недалеко от площади Красноармейцев расположен интереснейший и богатейший из пражских музеев – Художественнопромышленный музей. Он существует с 1885 года, но, несмотря на свой сравнительно небольшой возраст, музей располагает значительными коллекциями. Здесь можно познакомиться с историей художественного ремесла начиная с античной эпохи вплоть до наших дней. В музее собрана крупнейшая в мире коллекция стекла.

Старый Город живет и сегодня. Вместе со стройными готическими шпилями и башнями устремляются вверх к солнцу стебли комнатных растений и цветов, заботливо выращенных в мансардах старых домов под самыми крышами; туда же, вверх, тянутся по утрам тонкие струйки дыма; ежечасно звучащий голос часов на башне староместской ратуши перекликается с трамвайными звонками. Но по-средневековому узкие и прохладные, вымощенные улочки Старого Города, его небольшие уютные площади и в особенности гордо возвышающиеся башни по-прежнему хранят атмосферу далекого прошлого.

Новый Город (Нове Место) и Вышеград

1. Возникновение и план Нового Города. 2. Древнейшие постройки на территории района. 3. Монастырь «На Слованах». 4. Костел св. Карла (Карлов). 5. Ратуша Нового Города. 6. Постройки К. И. Динценгофера в Новом Городе – костел св. Яна на Скалке и вилла «Америка». 7. «Дом Фауста». 8. Вацлавская площадь. Национальный музей. 9. Национальный театр. 10. Славянский остров. 11. Музей В. И. Ленина. 12. Вышеград

В 1348 году на месте поселка, выросшего в непосредственной близости от Старого Города, Карл IV заложил новый район Праги, который в отличие от вполне сложившегося уже Старого Города получил название «Новый Город». «Постановили мы, писал король в своей грамоте от 8 марта 1348 года, -чтобы этот город, который мы собираемся возвести, Новым Городом пражским назывался…». 16* Многие из существовавших на месте Нового Города древних построек переделывались в XIV веке и включались в ансамбль Нового Города. Карл IV приложил немало усилий, чтобы построить Новый Город в короткий срок и по единому плану. Все это было предусмотрено и оговорено в королевской грамоте. «Кроме того, желаем и приказываем, чтобы те, кто получит землю для постройки, начали строиться не позднее, чем через месяц, а закончили бы строительство за восемнадцать месяцев, настолько, чтобы в этих выстроенных домах уже хорошо могли бы жить, в противном случае они будут наказаны. Приказываем далее, чтобы никто не строил, нарушая границы улиц и рынков, высоко или низко; кто этого не будет придерживаться, у того постройка будет разрушена, а владелец еще и штрафу будет подвергнут».

Новый Город стал городом чешских ремесленников и мастеровых.

Принцип регулярной планировки Нового Города, его более прямые и широкие улицы делают его мало похожим на средневековый город. Особенно разительным оказался контраст с соседним Старым Городом.

При возведении Нового Города учитывалась его связь со Старым Городом. Новый район становился как бы непосредственным продолжением Старого Города, хотя и был отделен от него рвом и крепостной стеной. В этом нетрудно убедиться, ознакомившись с расположением основных площадей Нового Города – Вацлавской и Карловой, Если провести и продолжить их продольные оси, то они пересекутся в районе Староместской площади Старого Города. Скорее всего, именно так пролегали торговые дороги, скрещивавшиеся в центре древней Праги.

Новый Город (по сравнению со Старым) не так насыщен архитектурными памятниками романской эпохи, готическое же строительство XIV столетия представлено в нем достаточно полно. Из старых памятников, существовавших на территории Нового Города до 1348 года, то есть до того момента, когда началась планомерная застройка района, наиболее интересными являются романская ротонда св. Лонгина (XII в.) и готический костел св. Войтеха (до 1318 г.).

Монастырь «На Слованах», Костел с северо-востока

Обе эти постройки подверглись значительным переделкам в эпоху барокко, что вообще чрезвычайно характерно для многих пражских романских и готических памятников. В настоящее время, наоборот, в Праге при реконструкции многих старых помещений стараются воспроизвести их древний облик. Именно это обстоятельство придает особую прелесть небольшим уютным пражским пивным барам и ресторанам, расположенным часто в интерьерах старых готических домов. Примером может служить пивная «У Флеку», расположенная на Кршеменцовой улице в доме 651/11 и оформленная в средневековом стиле.

Естественно, что в основном Новый Город славится своими готическими памятниками, возникшими одновременно со строительством этой части Праги. Самым значительным сооружением того времени был частично сохранившийся до наших дней монастырь «На Слованах», называемый также Эмаусским монастырем (выходит на площадь Ф. Палацкого). Монастырь был заложен в 1347 году при Карле IV для монахов-бенедиктинцев славянских земель, поэтому и получил свое название «На Слованах». Постройка монастыря была закончена в 1372 году. До гуситской эпохи монастырь являлся центром культуры. Монастырский костел Девы Марии и славянских патронов – это простая трехнефная постройка без трансепта; все три нефа костела одинаковы. К 1685 году к храму пристроили две башни; в конце прошлого века его перестроили еще раз. Монастырский храм возводился почти одновременно с собором св. Вита, но отличается от него более скромным архитектурным решением. Достаточно сказать, что в период, когда в Чехии уже были хорошо разработаны системы различных готических сводов, в храме использованы лишь простые крестовые своды. Существует мнение, что такой упрощенный вариант готики больше соответствовал демократическому духу Нового Города 17* .

Об авторе проекта монастырского комплекса до последнего времени высказывались по-разному. Наименее состоятельным представляется предположение, что автором постройки был Матвей из Арраса. Более обоснованным доводом кажется утверждение, что строителем монастыря был архитектор, хорошо знавший южнонемецкие постройки 18* .

Во время гуситских войн монастырь почти не пострадал, его спасению способствовал не только его славянский характер (служба в монастыре также велась на старославянском языке), но и тот факт, что монастырь поддержал религиозные требования гуситов. С окончанием гуситских войн (1434) монастырь утратил свой славянский характер.

Замечательный архитектурный комплекс сильно пострадал в 1945 году во время бомбардировки Праги. После окончания войны монастырские постройки были тщательно восстановлены.

Бегство в Египет Роспись в амбите монастыря «На Слованах»

Наиболее ценным художественным памятником монастыря «На Слованах» является сохранившаяся в амбите настенная живопись – около восьмидесяти сцен, иллюстрирующих Ветхий и Новый завет. Правда, при изучении этой росписи в наше время исследователи столкнулись с рядом трудностей – первоначальная роспись оказалась закрытой позднейшими слоями записей. Из восьмидесяти старых фресок сохранилось в первоначальном виде лишь несколько сцен из жизни Христа в верхнем поясе западного и северного крыльев амбита. К числу хорошо сохранившихся сцен росписи относится «Бегство в Египет». Исследуя иконографию и композиционные приемы фресковых росписей амбита Эмаусского монастыря, чешские историки искусства19* пришли к выводу, что автор росписей руководствовался книжными образцами (возможно, французского происхождения). Интересно, что стилистически эта роспись эмаусского амбита очень близка к фрескам, украшающим капеллу св. Екатерины и костел Девы Марии в Карлштейне, а также тесно связана с чешской миниатюрой. Скорее всего, росписи эмаусского амбита возникли до 1360 года и являются произведениями мастерской, которая незадолго перед этим и, вероятно, под руководством Н. Вурсмера закончила росписи в королевском дворце в Карлштейне, а после 1357 года работала над росписью в часовнях замка. Таким образом, эмаусские росписи знакомят нас с начальным этапом живописи эпохи Карла IV.

Необычайно богатой была библиотека старого славянского монастыря. В ней хранилось, в частности, известное, возникшее в монастыре в 1395 году глаголическое «Реймское», или «Сазавскоэмаусское евангелие», купленное в 1574 году реймским епископом Карлом. Оно стало частью регалий французских королей и служило им до 1782 года для принесения присяги. (В настоящее время Евангелие хранится в библиотеке города Реймса.) Этот документ лишний раз доказывает высокий художественный уровень оформления книги в Чехии XIV столетия, а также свидетельствует о значительной популярности славянского монастыря за пределами Чехии.

Реконструкция площади Ф. Палацкого с сохранением старой доминанты – монастыря «На Слованах» – была осуществлена в 1924 1929 годах архитектором Б. Гюбшманом и может служить примером удачного решения градостроительных задач в древней части города.

Среди построек времени Карла IV в Новом Городе интересен костел св. Карла (Карлов), основанный в 1350 году. Считают, что прототипом для костела послужила восьмиугольная в плане погребальная часовня Карла Великого в Аахене. Свод нефа костела был закончен в 1575 году. С этим костелом связана легенда, гласящая, что архитектор, отважно перекрывший пространство нефа нервюрным звездчатым сводом, чтобы справиться со строительством, заключил союз с дьяволом. К сожалению, в 1785 году костел был разрушен, до нас дошла лишь часть стены, которую относят к 1377 году.

В числе светских построек готической эпохи в черте Нового Города важное место занимает ратуша Нового Города на Карловой площади. При основании Нового Города площадь должна была стать центральной частью нового района. В XIV веке на площади была поставлена Новоместская, или Новогородская, ратуша, прототипом которой послужила ратуша соседнего Старого Города. В XV веке, при короле Йржи Подебрадском (1458 1471), Новоместская ратуша была украшена ореолом и, таким образом, еще более стала походить на ратушу Старого Города.

С Новоместской ратушей связан ряд эпизодов из истории гуситского движения. В частности, в 1419 году восставшее в защиту учения Яна Гуса пражское население выбросило из окон ратуши членов городского совета – католиков, выступавших против гуситов. Именно этот эпизод послужил сигналом к началу гуситской революции.

Новый Город сохранил и несколько памятников барочной архитектуры. С именем знаменитого пражского архитектора первой половины XVIII века К. И, Динценгофера связан костел Яна на Скалке (1730-1739). Этот небольшой храм, поставленный на скале (отсюда и его название), обладает многими характерными для творчества К. И. Динценгофера чертами. У него сложный по конфигурации план, вогнутые снаружи стены и т. п.

Интересный пример барочного синтеза искусств представляет другая постройка К. И. Динценгофера ¦-так называемая вилла «Америка» (построена в 1712-1720 гг.). Она известна также под названием Михновского дворца (по имени владельца Михны), с середины XIX века дворец называли «Америка». В небольшом саду вокруг дворца – скульптуры и вазы, исполненные в мастерской Ант. Брауна около 1730 года. (В настоящее время в здании расположен музей А, Дворжака.)

В память о славном пражском архитекторе одна из улиц Нового Города, поблизости от виллы «Америка», носит имя Динценгофера.

На территории Нового Города заслуживает внимания также и так называемый «Дом Фауста», расположенный в устье Вышеградской улицы (дом 502/40). Это ренессансная постройка второй половины XVI века, которой в XVIII веке придали барочные черты. Дом Фауста интересен тем, что его владельцами, как правило, были люди, занимавшиеся естественными науками и алхимией. В конце XVI столетия в доме жил английский алхимик Эдуард Келли; около 1740 года дом принадлежал чеху Ф. А. Младоте, занимавшемуся химическими опытами. «Домом Фауста» особняк стал называться в XIX веке. Легенда, связанная с этим домом, рассказывает, что, приехав в Прагу, студент Ян Штястны (то есть «счастливый», по-латыни «faustus) при осмотре заброшенного дома нашел в его библиотеке монету талер, с тех пор он находил талер ежедневно, а чтобы увеличить свое состояние, он стал заниматься алхимией до тех пор, пока дьявол не расправился с ним за хвастовство.

На территории Нового Города немало выдающихся сооружений прошлого века. В середине XIX столетия, приблизительно к 60-м годам, в чешской архитектуре сложились два направления. Программой одного из них было создание определенного национального стиля, выражавшего идеи, связанные с подъемом всей национальной культуры в Чехии в прошлом веке, с так называемым Возрождением. Это направление чешские историки архитектуры обычно называют неоренессансом. Аналогичный этому процесс в литературе и живописи начался значительно раньше, в первые десятилетия прошлого века, когда делала свои первые шаги Академия изобразительных искусств (основана в 1800 г, в Праге). Крупнейшими представителями неоренессанса в чешской архитектуре были И. В. Ульман (1822-1897); А. В. Барвитиус (1829-1901), Й. Зитек (1832-1909) и Й. Шульц (1840-1917). Им и принадлежат лучшие памятники пражской архитектуры прошлого столетия.

Вацлавская площадь

Тогда же возникло и второе, менее значительное течение в чешской архитектуре, с ориентацией на средневековое, готическое зодчество. В связи с этим оно и получило название «неоготика». Его крупнейшим представителем был Й. Моккер (1835-1899), много работавший над реставрацией и переделкой старых готических памятников на территории Чехословакии. Его наиболее значительной работой можно считать достройку новой части собора св. Вита в Пражском кремле.

Лучшими произведениями архитектуры чешского неоренессанса в Праге являются два здания – Национального театра и Национального музея, причем последнее находится в самом центре Нового Города, на Вацлавской площади. Сама площадь возникла еще в 1348 году, при основании Нового Города. Она соединила Старый и Новый Город. Площадь представляет собой как бы расширенную часть улицы длиной в 750 и шириной в 60 метров. В старину на этой площади устраивалась распродажа лошадей, поэтому площадь вплоть до 1848 года называлась Конным рынком. В 1848 году площадь переименовали в Вацлавскую площадь. В настоящее время на Вацлавской площади происходят торжественные митинги, она является оживленным торговым и деловым центром Праги, здесь расположены крупные отели города, кафе и магазины, В 1913 году на возвышенной части площади, перед зданием Национального музея, был установлен памятник св, Вацлаву. Скульптура для него была исполнена крупнейшим чешским скульптором Й. В. Мыслбеком, архитектурное оформление памятника принадлежит архитектору A. Дриаку.

За памятником св. Вацлаву площадь замыкается большим зданием Национального музея. Национальный музей в Праге принадлежит к числу наиболее значительных пражских музеев. Он был основан в 1818 году. Но здание, в котором музей размещается в настоящее время, было построено в 1885-1890 годах (по проекту архитектора Й. Шульца). Музей был задуман одновременно и как сокровищница национальной культуры и как Пантеон (купол Пантеона господствует над зданием). Наружная парадная лестница главного входа украшена аллегорическими скульптурами Антонина Вагнера, олицетворяющими Чехию, ее реки, а также Крконошские горы.

Для оформления здания Национального музея были привлечены различные чешские скульпторы (Б, Шнирх, А. Попп, Й. Маудер), а также живописцы (Ю. Маржак, Ф. Женишек, В. Брожик, B. Гинайс).

Коллекции Национального музея в Праге состоят из исторических, археологических, минералогических, зоологических памятников; многие его отделения (музыкальной культуры, ботаническое, этнографическое) размещены в других зданиях Праги.

Со стороны, противоположной Национальному музею, почти перпендикулярно Вацлавской площади, проходит улица «На Пршикопе» («На Рву»; на этом месте пролегал ров, разделявший Старый и Новый Город), переходящая в улицу 28 октября, а затем в «Народни тршиду» («Национальный проспект»). Как раз по этим улицам проходит граница между Старым и Новым Городом. Национальный проспект возник после 1781 года в результате ликвидации крепостного рва, окружавшего старую часть города. В 1788 году улица была озеленена двумя рядами лип, поэтому ее стали называть тогда «В новых аллеях». (В середине XIX века липы выкорчевали, чтобы упростить передвижение транспорта по улице.)

Недалеко от Вацлавской площади, в части, где расширяется Национальный проспект, расположена сравнительно тихая, небольшая площадь Й. Юнгмана, названная в честь известного чешского писателя и деятеля начала XIX века эпохи национального Возрождения. В центре площади находится памятник Й. Юнгману (автор его – Антонин Барвитиус).

В конце Национального проспекта, на набережной Влтавы, расположен Национальный театр – крупнейший пражский театр, наиболее значительное в Праге сооружение среди архитектурных памятников прошлого столетия. Идея постройки Национального театра возникла в середине прошлого века, в период подъема национально-освободительного движения. Средства на постройку театра были собраны по подписке с населения, сбор средств проводился под лозунгом «Narod sobe», то есть «Нация – себе». Постройка Национального театра стала делом целого поколения художников, событием огромной важности в культурной жизни страны. Здание театра было построено в 1868- 1881 годах по проекту архитектора Йозефа Зитека. В 1881 году, едва будучи законченным, театр сгорел и был отстроен снова архитектором Йозефом Шульцем. В оформлении театра принимали участие многие чешские художники, получившие наименование поколения Национального театра.

В пятиаркадной лоджии, выходящей на Национальный проспект, сохранилась роспись Йозефа Тулки (1846-1882) – аллегорическое изображение пяти песен. На аттике лоджии видны аллегорические скульптуры Аполлона и муз работы Б. Шнирха (1845-1901). На боковом фасаде театра, выходящем на Готвальдовскую набережную, установлены аллегорические скульптуры, олицетворяющие оперу и драму работы Й. В. Мыслбека. На аттике того же фасада – скульптуры Ант. Вагнера (это аллегория оперы, драмы, музыкальной драмы, комедии, поэзии и истории). В вестибюле театра установлены бронзовые бюсты представителей чешской культуры, которым принадлежала большая роль в развитии чешского драматического и оперного искусства. Бюсты исполнены чешскими скульпторами Я. Штурсой, Б. Кафкой, Л. Кофранеком, О. Шпаниелем и другими известными мастерами чешской пластики. Роспись потолка зрительного зала театра осуществлена Ф. Женишком (1849-1916). Занавес театра расписан В. Гинайсом; люнеты фойе украшены росписями М. Алеша (четырнадцать сцен на тему «Родина»; 1878); четыре настенные композиции в фойе исполнены М. Алешем и Ф. Женишком. На потолке фойе – роспись Ф. Женишка. В фойе находится бронзовая скульптура Й. В. Мыслбека «Музыка» (1912), принадлежащая к числу лучших произведений выдающегося чешского скульптора. В росписи ложи президента республики принимали участие Ю. Маржак (пейзажи исторических мест чешской земли), В. Гинайс (аллегория «Мир» в вестибюле ложи и картины из цикла «Четыре времени года»).

Национальный театр

Поблизости от Национального театра, почти напротив него, на Влтаве, расположен один из ее островов – Славянский остров, известный с 1832 года также под именем Жофин (в честь матери императора Франциска Йозефа I – Жофии), Остров возник в результате наносов в XVIII веке. После наводнения в 1784 году остров укрепили и озеленили. Славянским остров стал называться после 1848 года, когда здесь состоялось открытие Славянского съезда. С самого начала своего существования Славянский остров был тесно связан с культурной жизнью Праги. Здесь происходили различные съезды; здесь давали концерты Ф. Лист, Г. Берлиоз, Р. Вагнер. В 1886 году архитектор Йиндржих Фиалка перестроил и расширил существовавшее на острове с начала XIX века здание, в котором впоследствии с 1946 года Умелецка Беседа – Объединение чехословацких художников – устраивала большие художественные выставки. Славянский остров несколько изменил свой первоначальный облик в 1931 году, когда на нем архитектором Шрамеком были разбиты сады и парки. Напротив входа в выставочное здание в 1955 году был поставлен бронзовый памятник Божене Немцовой работы Карла Покорного.

На набережной, почти напротив Славянского острова, стоит здание выставочного зала общества «Манес», построенное по проекту архитектора Отакара Новотного в 1930 году вместе с рестораном и террасой над Влтавой, откуда открывается красивый вид на Градчаны. Зал «Манес» – один из лучших выставочных залов Праги, в нем постоянно работают художественные выставки.

Рядом с этим выставочным залом возвышается Водонапорная башня (или Шитковская водонапорная башня), основанная еще в 1495 году и перестраивавшаяся в 1595 и в 1648 годах. Луковичное завершение башни относится к концу XVIII века. Названа башня по имени мельника Яна Шитки (ум. 1451), на месте мельницы которого и стоит выставочный зал.

Многие из памятников Нового Города связаны с событиями недавнего прошлого, с событиями нашего века. С начала XX столетия Прага стала значительным центром международного рабочего движения. В 1912 году именно в Праге проводила свою работу VI (Пражская) конференция РСДРП. Она работала в здании бывшего дворца Кинских на Гибернской улице (дом 1033/7), а с 1953 года в этом здании находится Музей В. И. Ленина. Дворец XVII века был отреставрирован и несколько переделан в 1951-1952 годах для Музея архитекторами Я. Фейглом и Й. Халабалой. На фасаде – пять бронзовых рельефов со сценами из жизни В. И. Ленина, исполненные современными скульпторами С. Гайеровой, Ир. Седлецкой-Кодымовой, Л. Кодымовым и В. Здрубецким. Бюст В. И. Ленина на фасаде здания- произведение скульптора Я. Лауды.

Недалеко от Вацлавской площади, в конце улицы Политических заключенных, расположено здание бывшего дворца банкира Печека (Печков дворец), снискавшее печальную известность в годы второй мировой войны: в этом здании в 1939-1945 годах, во время фашистской оккупации, размещалось гестапо, в застенках которого погибли тысячи чешских патриотов. Первая страница фучиковского «Репортажа с петлей на шее» рассказывает о дворце Печека времен фашистской оккупации. Бывшая камера во дворце, где содержался Юлиус Фучик, теперь носит его имя.

В Новом Городе, памятники архитектуры которого так тесно связаны с исторической судьбой Праги, как-то особенно ясно ощущаются революционные традиции Праги, начиная с гуситских войн и кончая событиями нашего столетия. В этом одна из особенностей пражского Нового Города, и, может быть, поэтому улица-граница между ним и Старым Городом названа именем Революции. Улица Революции ведет к набережной Влтавы, откуда хорошо виден Вышеград, расположенный на высокой скале над рекой к югу от Нового Города.

Вышеград

Вышеград с давних пор принадлежит к самым славным районам древней Праги. Известно, что в старину Вышеград служил резиденцией первой чешской легендарной княгини Либуши и князей из рода Пршемысловичей. Первые исторические свидетельства о Вышеграде восходят ко второй половине X века, когда здесь уже чеканилась своя монета и когда князь Болеслав II построил здесь каменную дворцовую ротонду св. Яна (Иоанна Евангелиста). Скорее всего, Вышеград был основан в IX веке как опорный пункт против Градчан (так как члены рода Пршемысловичей постоянно враждовали между собой).

В XI столетии при князе Братиславе II Вышеград был перестроен в каменную крепость, а на территории крепости заложили большой княжеский дворец, костел св. Петра и Павла, базилику св. Вавржинца и кладбищенскую ротонду св. Мартина. В XII веке при Собеславе Вышеград пережил период своего наивысшего расцвета, известно, что в это время Собеслав держал здесь большую военную дружину в три тысячи человек. При короле Карле IV в XIV столетии Вышеград стал королевским замком, а старый княжеский дворец и костел св. Петра и Павла были перестроены в готическом стиле. В начале XV века Вышеград был почти полностью разрушен во время гуситских войн. В XVII веке он служил воинской цитаделью, ставшей частью нового военного укрепления Праги. Из старых памятников на Вышеграде сохранилась ротонда св. Мартина и отчасти базилика св. Вавржинца. Собор св. Петра и Павла своим современным обликом обязан целиком XIX веку, когда (1885-1887) он был перестроен в псевдоготическом стиле архитектором Йозефом Моккером. Башни собора были отстроены еще позднее, в 1902- 1903 годах, по проекту архитектора Фр. Микша. От старой постройки второй половины XIV века сохранились лишь боковые нефы и прилегающие к ним капеллы.

Интересным является и Вышеградское кладбище. Кладбище возникло в 70-е годы XIX века (на основе старого кладбища XVII в.). Автором архитектурного оформления кладбища был архитектор Антонин Вихл (он – автор окружающих кладбище аркад и Славина). Славин – это общая могила выдающихся деятелей чешской нации. Здесь покоятся поэты и писатели (Йозеф В. Сладек, Ярослав Врхлицкий), скульпторы (Йозеф В. Мыслбек, Ян Штурса, Богумил Кафка, Ладислав Шалоун), живописцы (Войтех Гинайс, Вацлав Шпала), архитектор Йозеф Гочар, пианист Я. Гержман и многие другие. За пределами Славина, на Вышеградском кладбище, похоронены К. Пуркинье, Б. Немцова, К. Чапек.

Новые районы Праги

На правом берегу Влтавы 1. Из истории районов Краловске Винограды и Жижков. 2. Замок Троя. 3. Район Карлин. Здание Дома инвалидов. 4. Костел св. Вацлава (архитектор Й. Гочар) – образец конструктивизма в чешской архитектуре. 5. Национальный памятник на Витковской горе. 6. Ольшанское кладбище Левобережные районы Праги 1. Смихов. 2. Вилла Бертрамка. 3. Бржевновский монастырь. 4. Охотничий замок «Звезда». 5. Новые жилые кварталы на Бржевнове. 6. Парк Стромовка. 7. Парк культуры и отдыха им. Ю. Фучика. 8. Район Баба. 9. Строительство в Праге после 1945 года

Пять рассмотренных в предыдущих главах районов Праги составляют ее старую часть, формировавшуюся на протяжении столетий с момента основания города. Другие части города, возникшие вокруг его старого центра, называют обычно новыми районами, хотя иногда их возраст тоже исчисляется несколькими столетиями. Правда, многие из них стали частью города сравнительно недавно (в конце XIX или начале XX века), и это в какой-то степени оправдывает наименование. В их числе – Подоли, Нусле, Вршовице, Краловске Винограды, Жижков, Карлин, Высочаны, Либень, Смихов, Коширже, Бржевнов, Стршешовице, Дейвице, Бубенеч, Голешовице, Бубны. Не все эти районы одинаковы по своей художественной ценности. Но они дорисовывают облик сегодняшней, а отчасти и старой Праги, поэтому вряд ли было бы справедливо обойти их молчанием.

В конце XVII – начале XVIII века пять пражских районов – Градчаны, Малая Страна, Старый Город, Новый Город и Вышеград- были обнесены крепостной стеной с бастионами. Но даже возведение новых городских стен не могло ограничить быстрого роста города. Постепенно укрепления сносятся, а на освободившейся территории возводятся новые постройки. Уже к концу прошлого века большая часть укреплений была снесена, а в 1875 году Прагу объявили открытым городом. Развитие промышленности в начале XIX столетия, отмена крепостного права в Чехии вызвали приток населения в Прагу. На правом берегу Влтавы выросли такие районы, как Краловске Винограды, Жижков, Карлин. На левом берегу – Смихов, Бржевнов, Бубенеч, Летна, Голешовице. Большая часть из этих районов окончательно оформилась в прошлом веке. Крупнейшими из них были четыре – Винограды, Жижков, Карлин и Смихов. Правда, официально они именовались тогда пражскими предместьями. История заселения этих территорий уходит в глубь веков. Так, уже в X-XIII веках упоминаются такие поселки на правом берегу, как Нусле (XI в.), Вршовице (XI в.), Подоли (XIII в.). Уже тогда существовали поселения и на левом берегу Влтавы, что подтверждается не только литературными свидетельствами, но и самими памятниками – достаточно упомянуть здесь старейший из пражских монастырей Бржевновский, заложенный в 993 году.

На правом берегу Влтавы. Знакомство с правым берегом лучше всего начать с территории районов Краловске Винограды и Жижков. «Краловске Винограды» можно перевести как «Королевские виноградники», и это название многое объясняет в истории района. В 1358 году чешский король Карл IV издал приказ о том, что все хозяева земель на холмах вокруг Праги обязаны использовать эти земли для выращивания виноградных лоз, причем король предписывал начать необходимые для этого подготовительные работы не позднее, чем через четырнадцать дней с момента оглашения приказа. Те же землевладельцы, которые не хотели или не могли последовать королевскому указу, практически лишались своей земли, она передавалась на двенадцать лет безвозмездно тем, кто обязался выращивать на ней виноград. На это время (на двенадцать лет) виноделы освобождались от налога в пользу короля. Вскоре вокруг Праги, и в особенности на территории современных районов Жижкова и Виноград, возникли пышные виноградники. Район Краловске Винограды в 1875 году был разделен на две части – Винограды I (современный Жижков) и Винограды II (современный район Винограды).

Район Жижков возник в XIX столетии в результате застройки пространства под горой Жижков (или Витков) между нижним Новым Городом с западной стороны и Ольшанским кладбищем с восточной стороны. (В XIV в. виноградники, покрывавшие южный склон Жижковской горы, принадлежали Витку из Горы, отсюда и иное название горы – Витков,).

После разделения района Краловске Винограды на две части территория под Витковской горой стала именоваться Жижковым (с 1877 г.) в память о полководце Яне Жижке, одержавшем на этом месте в 1420 году победу над крестоносцами.

Виноградники настолько разрослись на правом берегу Влтавы, что место вокруг древнего поселка Вршовиц стали называть Долиной виноградников, и почти вплоть до конца прошлого века этот уголок сохранял свой сельский характер. Среди древних памятников на правом берегу Влтавы заслуживает упоминания романская базилика св. Вацлава на Просеке (XI! в.) одна из немногих пражских построек того периода; там уцелели фрагменты романской настенной живописи. Одним из интересных памятников правобережной части Праги является и замок Троя, летний дворец графа В, В. Штернберга, построенный в 1679-1685 годах по проекту французского архитектора Ж.-Б. Матея. Снаружи замок выглядит сравнительно скромно: плоский фасад двухэтажного здания расчленен небольшими окнами; между ними проходят слабо выступающие пилястры, объединяющие оба этажа дворца. Скромный экстерьер раннебарочной постройки дополнен скульптурным убранством: со стороны парка во дворец ведет монументальная лестница, украшенная скульптурами на тему битвы богов с гигантами. Авторами пластического убранства этой лестницы (1686-1703) являются братья Ян Йиржи и Павел Герман. Террасы замка украшены многочисленными вазами и скульптурами из обожженной глины; интерьеры здания расписаны А. Годыном (1688-1697 гг.) и Дж. Марчетти. Вокруг замка – обширный парк, спланированный в духе французских парков.

Замок Троя

К северу от Жижкова расположено еще одно предместье Праги-Карлин, также включенное сейчас в состав городских районов. Карлин отстроен в первой четверти прошлого века. В регулярной просторной планировке этого района, в сравнительно широких, пересекающихся чаще всего под прямым углом улицах, в прямоугольных больших карлинских площадях (Личково намести, намести Кирилла и Мефодия) нетрудно увидеть родство с градостроительными принципами классицизма.

На территории района сохранилось несколько архитектурных памятников и более ранней эпохи. В первую очередь необходимо упомянуть Дом инвалидов (Инвалидовна) – здание Килиана Игнаца Динценгофера, воздвигнутое в 1731-1737 годах для инвалидов войны на средства фонда ветеранов войны. Архитектор предложил создать большой ансамбль, квадратный в плане, разделенный на три равные части. В центре средней части (она тоже слагалась из трех равных частей) он предполагал построить большой храм с мощным куполом, который должен был стать вертикальным композиционным центром всего комплекса. Каждая из боковых частей планировалась из трех дворов, окруженных со всех сторон двухэтажными жилыми зданиями с высоким цоколем. Нетрудно увидеть в этом проекте сходство с Домом инвалидов в Париже (1693-1706, архитекторы Л. Брюан и Ж. Ардуэн-Мансар). Это сходство заметно в строгой симметрии, квадратных и прямоугольных конфигурациях планов, в подчинении всего комплекса церкви, перекрытой мощным куполом. Проект был осуществлен лишь частично. Были построены лишь четыре корпуса, окружающие один внутренний двор. Судя по проекту пражского Дома инвалидов, несущему следы воздействия французской архитектуры классицизма XVII века, еще трудно угадать в К. И. Динценгофере будущего выдающегося творца пражского барокко, талант которого блистательно раскрылся при достройке собора св. Микулаша на Малой Стране. В настоящее время в здании Инвалидовны размещена часть Национального технического музея.

Национальный памятник Освобождения на Витковской горе

На правом берегу Влтавы расположен и один из интересных памятников чешской архитектуры XX века – костел св. Вацлава на площади Сватоплука Чеха. Он был построен в 1929-1930 годах архитектором Йозефом Гочаром, одним из основоположников современной чешской архитектуры. Костел этот является примером конструктивизма в церковной архитектуре. В целом же конструктивизм не получил в Праге широкого развития, не принял здесь крайних форм. К числу его лучших построек в Праге может быть отнесен Национальный памятник Освобождения, расположенный на вершине Витковской горы. Здание Национального памятника было построено в 1929-1932 годах архитектором Я. Зазворкой и решено им в строго геометрических объемах. В 1950 году перед зданием была поставлена конная статуя Яна Жижки (работы скульптора Б. Кафки). В интерьере здания ныне находится мавзолей К. Готвальда, а в одном из залов Национального памятника символически похоронен Ю. Фучик, там же – надгробия выдающихся деятелей КП Чехословакии Я. Швермы, С. К. Неймана и других. В здании Национального памятника в 1955 году был открыт зал Советской Армии в память исторической битвы советских войск за освобождение Праги в 1945 году. В оформлении этого зала принимали участие крупнейшие современные чехословацкие художники. На узких межоконных простенках художник В. Сыхра в технике мозаики изобразил восемь фигур, каждая из которых символизирует определенный род советских войск, участвовавших в освобождении Праги. Каждая из фигур помещена на нейтральном фоне и решена в обобщенном, монументальном плане, но без ложной патетики. Нижняя часть простенка занята текстом, который не только играет декоративную роль (белый шрифт на синем фоне), но и очень удачно дополняет смысловую характеристику образа. Написанный в стихотворной форме замечательным чешским поэтом В. Незвалом текст является прекрасной эпитафией павшим советским воинам. Задумчива фигура артиллериста с биноклем, перед взором которого как будто проходит недавняя битва; сопровождающая его строфа как нельзя более связана с характером воина: «Когда непрестанно земля сотрясалась, когда во мрак погружался свет, я думал у лафета пушки о любви, мире и полевом цветке». В том же лирическом плане решена и фигура танкиста, держащего в руках сирень. Известно, что советские танкисты первыми вступили в Прагу в мае 1945 года, когда цвела сирень. Именно поэтому фигура советского танкиста с сиренью становится символом победы. Образу танкиста соответствует поэтическая эпитафия В. Незвала:

«Будь, брат, как сребропенная река Земли, в которой победил и пал. Если ты жил и умер ради человека, То стоило и жить и умирать».

В полном соответствии с эпическим характером памятника и спокойные, мерцающие краски мозаик. Потолок зала тоже украшен мозаикой: по синему фону свободно разбросаны пятиконечные звезды, они словно плывут в голубом пространстве, излучая мерцающий свет. В центре потолка мозаичный герб Чехословацкой Республики. Хорошо гармонирует с характером оформления зала и белый мраморный саркофаг работы К. Покорного, стоящий в центре.

С 1956 года в зале Советской Армии хранится горсть земли, привезенной с Мамаева кургана.

Зал Советской Армии в Национальном памятнике на Витковской горе – один из наиболее удачных образцов синтеза искусств на территории Чехословацкой Социалистической Республики.

Между Жижковым и Виноградами, почти на границе двух районов, расположено Ольшанское кладбище, самое большое из пражских кладбищ. Оно было заложено еще в 1680 году на месте старого поселка Ольшаны. В 1945 году на этом кладбище были похоронены советские воины, павшие в боях за освобождение Праги. Более четырехсот могил советских солдат на Ольшанах, над каждой могилой – скромный обелиск из серого гранита с пятиконечной звездой, перед ним – несколько кустов роз. Это кладбище было оформлено по проекту архитектора Бенеша и скульптора Я. Бруги. Последнему принадлежит установленная на кладбище бронзовая скульптура советского солдата.

Левобережные районы Праги. Среди левобережных районов Праги наиболее обширным является Смихов, расположенный к югу от Петршинского холма. Первое упоминание о Смихове мы встречаем лишь в XV столетии, однако вряд ли возможно считать эту дату временем возникновения поселка. Отдельные поселки и деревни существовали здесь с XIII столетия. Скорее всего, название Смихов возникло вследствие объединения в эпоху после гуситской революции в одну общину нескольких различных поселков.20* В прошлом веке Смихов стал одним из промышленных районов Праги. На территории этого района выросло несколько ситцевых фабрик. В середине XIX века район становится центром рабочего движения.

Кроме Смихова на левом берегу расположены такие районы, как Бржевнов, Дейвице, Бубенеч, Голешовице, Бубны.

Среди достопримечательностей Смихова нужно назвать прежде всего виллу Бертрамку, связанную с пребыванием в Праге Моцарта. Первые сведения об этой вилле относятся к концу XVI столетия. В 1784 году виллу приобрела Йозефина Душкова, жена пианиста и композитора Франтишка Душка. Супруги Душковы пригласили в Прагу Моцарта, который приехал туда в конце лета 1787 года. После кратковременной остановки в доме «У трех львят» на Угольном рынке (Старый Город) Моцарт переехал жить на виллу Душковых Бертрамку, где работал над окончанием своей оперы «Дон-Жуан». Небольшая комната с двумя окнами служила композитору рабочим кабинетом. Здесь, на Бертрамке, Моцарт останавливался и во время последующего приезда в Прагу в 1791 году. Вилла окружена большим парком, в котором устраивались концерты, и эта музыкальная традиция Бертрамки сохранилась до нашего времени. Вилла, в которой сейчас открыт музей Моцарта, является излюбленным для пражан местом концертов, в особенности во время «Пражской музыкальной весны». Почти каждый из приезжавших в Прагу музыкантов наносил визит на виллу Бертрамку. В числе других здесь побывал в 1888 году П. И. Чайковский. В память о Моцарте в парке, примыкающем к вилле, установлен бюст композитора, исполненный чешским скульптором прошлого века Т. Сейданом. Произведения же Моцарта почти обязательно входят в программу каждого фестиваля музыки «Пражская весна».

В северной части Смихова начинается большой зеленый массив, переходящий постепенно в сады Петршина. Первым из садов со стороны Смихова является сад Кинских, окружающий виллу Кинских, построенную около 1830 года. (В настоящее время в этом особняке расположен Этнографический отдел Национального музея.)

К северо-западу от Смихова простирается Бржевнов, один из старейших районов Праги. Дата основания Бржевновского монастыря-993 год – стоит у истоков рождения Праги. Почти ничего не сохранилось от этой древней постройки. На ее месте в настоящее время стоит новый комплекс монастыря, сооруженного в XVIII столетии. Монастырский костел св. Маркеты (1708- 1715) считается произведением Кр. Динценгофера, а входные монастырские ворота, исполненные около 1740 года, возводил его сын К. И. Динценгофер.

Среди памятников Бржевнова необходимо назвать и павильон «Звезда», одну из лучших наряду с пражским Бельведером ренессансных построек Праги. Павильон был построен как охотничий замок в 1555-1556 годах; среди авторов постройки были и архитекторы пражского Бельведера Б. Вольмут и Хуан дель Памбио. План здания имеет форму шестиконечной звезды. Снаружи замок выглядит скромно: простые гладкие стены членятся небольшими прямоугольными окнами. Интерьер замка, наоборот, поражает роскошью оформления – нарядный кассетированный купол увенчивает центральную часть замка; боковые помещения также перекрыты кассетированными цилиндрическими сводами. В настоящее время в павильоне открыт музей чешского писателя Алоиза Ирасека.

В наши дни Бржевнов является районом большого жилищного строительства. Он начал застраиваться еще в 30-е годы. Строительный план этого района, предусматривающий сравнительно небольшие (шести-семиэтажные) здания, был предложен в 1934 году архитектором Л. Махонем. К реализации плана приступили в 1936 году. Строительство жилых домов в Бржевнове продолжается и в настоящее время.

Кварталы под названием Бубенеч, к северо-востоку от Бржевнова, отличаются тем, что они вплоть до нашего времени во многом сохранили черты сельских загородных районов, хотя на их территории находится немало промышленных сооружений. О старом сельском характере этих районов свидетельствует не только характер зданий, построенных по типу загородных домов, но и обилие земли. Большим зеленым массивом этого района является Королевский заповедник (Краловска обора, или Стромовка), который в прошлом действительно был собственностью чешских королей. В конце XVIII столетия заповедник превратился в парк английского типа, а с 1804 года, когда его открыли для общественности, он стал популярным у пражан местом отдыха, развлечений, прогулок. В том месте, где находится павильон с панорамой «Битва у Липан» известного чешского живописца прошлого века Л. Марольда (1865-1898), Королевский заповедник граничит с Парком культуры и отдыха имени Ю. Фучика, открытым в 1953 году на бывшей выставочной территории. Сейчас в одном из павильонов парка разместился так называемый Лапидариум Национального музея собрание оригинальной каменной чешской пластики и архитектурных фрагментов XI-XIX веков.

Достопримечательностью парка является построенный здесь павильон. Над оформлением примыкающей к нему территории работали многие современные чехословацкие художники. Красивое легкое здание с большими стеклянными окнами, с золотистой мозаичной панелью-стеной используется для устройства различных выставок.

Экспериментальное строительство в районе Прага-Инвалидовна

На западной окраине района Бубенеч-Дейвице находится район Баба, застроенный виллами по плану архитектора П. Янака в 1928 году. Расположенные в шахматном порядке, виллы уступами живописно спускаются по склону холма.

Но как бы ни были интересны и оригинальны проекты застройки некоторых частей Праги в 20-30-е годы, они не решали насущных проблем градостроительства. Необходимо было разработать генеральный план строительства и реконструкции Праги. Впервые к этой работе по-настоящему приступили лишь после 1945 года, ставшего важным поворотным моментом не только в истории Чехословакии, но и в судьбе Праги. Схема генерального плана застройки Праги и ее реконструкции была утверждена правительством в 1958 году, а доработка плана в общих чертах продолжалась почти до конца 1962 года.

Одна из трудностей застройки и реконструкции Праги заключается в необходимости сохранения старой, исторически сложившейся части города. Чтобы сохранить главенствующую роль старых районов, генеральный план Праги предусматривал расширение города главным образом за счет компактной застройки имеющегося в городе свободного пространства: на юге это район Панкрац, на востоке – Малешице-Страшнице, на западе – Петршин. Застройка этих районов, начавшаяся в массовом масштабе с середины 50-х годов, ознаменовала новый этап градостроительства в Праге. Для каждого из районов найдены индивидуальные решения. Так, например, холмистая территория Петршина застраивается зданиями смешанной этажности, что хорошо сочетается с характером этого района. Удачна и планировка Малешиц – широкие, прямые улицы, большая масса зелени сообщают этому району нарядный, живописный облик. Проект застройки Малешиц был отмечен Союзом архитекторов ЧССР как один из лучших на смотре архитектурных проектов.

Во многих районах Праги ведется сейчас экспериментальное строительство (район Прага-Инвалидовна); чешские архитекторы настойчиво ищут новых решений, пробуют новые строительные материалы. В новых районах, где интенсивно ведется жилищное строительство, строятся по преимуществу отдельные квартиры со всеми удобствами. Интерьеры зданий оформляются с большим вкусом и выдумкой.

В окрестностях Праги

1. Збраслав. 2. Замок Карлштейн

Богаты художественными памятниками и окрестности чехословацкой столицы. Укрепленные замки, монастыри и усадьбы некогда окружали ее плотным кольцом. Многие из них хорошо сохранились вплоть до наших дней и являются постоянным местом паломничества туристов.

Подробное знакомство с лучшими памятниками вокруг Праги не входит в задачи настоящего очерка, и все же нельзя не упомянуть двух замечательных мест, связанных с Прагой самым тесным образом и, по существу, являющихся составной частью ее художественных сокровищ, – Збраслава и Карлштейна. В бывшем монастырском комплексе Збраслава ныне размещается Музей чешской скульптуры XIX-XX веков, являющийся филиалом Национальной галереи Праги. Замок Карлштейн – это настоящая жемчужина чешской готической архитектуры и живовописи.

История Збраслава начинается в XIII столетии. В 1268 году король Пржемысл Отакар II построил здесь охотничий замок, а немного позднее, в 1297 году, король Вацлав на другой день после коронации на чешский престол вместе со своей дружиной и многочисленными гостями, приехавшими на коронацию, отправился в Збраслав, где присутствовал при закладке нового храма. Храм положил начало монастырскому комплексу, который достраивался уже в XIV столетии. Летописец того времени, автор так называемой «Збраславской хроники», начатой после 1305 года, приписывает Вацлаву II такие слова о Збраславе: «…это прелестное место, орошаемое двумя соединяющимися реками, обсаженное деревьями, богатое пастбищами, виноградниками, полями…»21* . Свой живописный облик Збраслав сохранил до сих пор, поэтому поездка туда является приятной прогулкой. Монастырь сильно пострадал в эпоху гуситских войн, его воcстанавливали в XVI столетии, а в XVIII веке он подвергся почти полной перестройке (в 1716-1739 гг. монастырь перестраивался сначала Сантини, затем Ф. М. Канькой). Внутренние монастырские помещения тогда же были пышно украшены росписями живописцев В. В. Рейнера и Ф. К. Палко, а также богатой лепниной итальянского мастера Т. Золдати. Несмотря на более поздние реставрации, фрески Рейнера в отдельных группах (особенно в росписи потолка) хорошо сохранили декоративный красочный строй, характерный не только для В. В. Рейнера, но и вообще для чешской барочной живописи того периода. Стены соседних с залом помещений в середине XVIII столетия были расписаны художником Ф. Кс. Палко, изобразившим там ряд эпизодов, связанных с посещением Збраслава Марией Терезией в 1743 году. В конце XVIII столетия монастырь подвергся сильным разрушениям и переделкам, так как в нем тогда разместили сахарную фабрику. В начале XX столетия монастырский комплекс реставрировался, а после 1945 года здесь находится собрание пластики XIX-XX веков (экспозиция скульптуры в монастыре была открыта 15 ноября 1945 г.).

В. Винглер. Журавль

История создания отдела чешской скульптуры XIX-XX веков, представленного сейчас в Збраславе, берет начало в 1902 году, когда в Праге была основана Современная галерея (Модерни галерея). В задачи галереи входило формирование коллекции искусства XIX и XX веков, причем это распространялось не только на живопись, но и на скульптуру. В 20-е годы нашего столетия чехословацкое государство стало обладателем многочисленных произведений Й. В. Мыслбека, Б. Шнирха, Я. Штурсы, которые спустя несколько лет были выставлены в пражском замке Троя на выставке «Собрание современной чешской скульптуры». После второй мировой войны эта коллекция стала собственностью Национальной галереи в Праге и была экспонирована в Збраславском замке. Основой коллекции бесспорно являются произведения Й. В. Мыслбека и Я, Штурсы, основоположников чешской современной пластики. Экспозиция скульптуры в Збрасславе сделана в лучших традициях экспозиционного искусства в Чехословакии. Большой парк вокруг бывших монастырских зданий также используется для экспозиции скульптуры.

Й. В. Мыслбек (1848-1922) после обучения у Т. Сейдана, проработав некоторое время помощником у известного чешского скульптора В. Левого (1820-1870), с 1868 по 1871 год учился в Пражской академии, а с 1885 года становится преподавателем искусства пластики, воспитателем целого поколения чешских скульпторов. Аллегория «Драмы» (1871) в виде лежащей полуобнаженной женской фигуры с маской в правой руке была создана Мыслбеком для здания Национального театра в Праге и принесла мастеру первый успех. К числу лучших творений Й. В. Мыслбека принадлежит и его фигура «Музыка» (1892- 1912), изображенная склонившейся к лире и прислушивающейся к звукам музыки. Одухотворенный и поэтический женский образ как нельзя лучше олицетворяет аллегорию музыки. Двадцать восемь набросков были выполнены скульптором для одной небольшой фигуры «Музыки», которая так же, как и аллегория «Драмы», была создана Мыслбеком для Национального театра в Праге. Мыслбек много работал в области портрета; в галерее можно видеть также «Автопортрет», «Портрет Б. Сметаны» и другие его работы. Вершиной творчества мастера справедливо считается памятник св. Вацлаву, над которым скульптор работал в течение двадцати шести лет (с 1887 г.). Образ полулегендарного чешского князя Вацлава сочетает в себе поэзию и романтический ореол старых чешских сказаний с мужеством реального воина. Монумент св. Вацлаву, украсивший Вацлавскую площадь в Праге, принадлежит к выдающимся художественным произведениям чешского искусства. Творчество Й. В. Мыслбека стало частью пражских богатств, его многочисленные памятники, скульптуры, скульптурные группы живут на пражских мостах, площадях, в садах и парках. Именно поэтому такое большое место заняли его произведения в экспозиции Збраславского замка.

Й. Мыслбек. Музыка

Наиболее значительными последователями традиции Й. В. Мыслбека были Й. Маржатка, Б. Кафка, О. Шпаниел и Я. Штурса. Й. Маржатка (1874-1937) после обучения у Мыслбека учился у О. Родена в Париже, а в 1904 году возвратился в Прагу. Во многих его работах тех лет чувствуется влияние Родена (например, в портрете Антонина Дворжака для Национального театра в Праге). Но Маржатка не только портретист. Он воспел красоту обнаженного женского тела, его чувственное обаяние, естественную грацию.

Б. Кафка (1873-1942), ученик Ст. Сухарды и Й. В. Мыслбека, уже в ранних портретах выступает вполне зрелым мастером (портреты А. Фрича и М. Алеша). Особенно удался скульптору портрет М. Алеша, подкупающий глубиной характеристики, тонко передающий облик обаятельного человека и художника. После поездки в Париж (1904-1908) Кафка создал несколько жанровых скульптурных композиций («Мостильщики», бронза, 1905), работал много и как скульптор-анималист. Б. Кафка является автором конного монумента Я. Жижки на Витковской горе в Праге перед зданием Национального памятника Освобождения. В этом монументе скульптору замечательно удался образ народного героя-по л ководца.

О. Шпаниел (род. в 1881 г.) также принадлежит к плеяде учеников Мыслбека, только Шпаниел прежде всего медальер.

К. Покорный Божена Немцова Эскиз к памятнику

Реалистические традиции искусства Й. В. Мыслбека нашли продолжение в работах его учеников, прежде всего в творчестве замечательного чешского скульптора, работавшего в первой четверти нашего века, Яна Штурсы (1880-1925). В ранних его произведениях, которые можно видеть в Збраславе («Перед купаньем», 1906), звучат отголоски меланхолических настроений символизма, распространенного тогда в чешском искусстве. Но Штурса скоро освобождается от влияний символизма. В «Еве» (1908-1909) и в серии женских фигур, известных под названием «Туалет» (1908- 1910), подкупает жизненная правда. Это острое чувство жизни помогло Я. Штурсе и в дальнейшем успешно развивать традиции реализма. Выразительны штурсовские группы «Человечность» и «Труд» для моста Главки в Праге. В своей знаменитой скульптуре «Раненый» (1917-1921) Штурса воплотил протест против войны, против бессмысленной гибели человека. Интересна также созданная им фигура гения «Победы» (1921-1922), предназначавшаяся сначала для памятника чешскому писателю Сватоплуку Чеху, а позднее севшая самостоятельной скульптурой. В последние годы жизни Я. Штурса много работал над портретами, среди них особенно удались скульптору портреты Эдуарда Войана, актера Национального театра в Праге, писательницы Божены Немцовой.

Среди чешских скульпторов XX столетия в экспозиции Збраславского замка можно видеть работы О. Гутфрейнда и К. Дворжака, К. Котрбы и Б. Бенды, Я. Лауды, В. Маковского и Й. Вагнера. Многие из них внесли значительный вклад в искусство новой, социалистической Чехословакии. После 1945 года чехословацкая скульптура обогатилась рядом новых интересных произведений.

Ее развитие с точки зрения своей тематики пошло в двух направлениях: с одной стороны, прославление выдающихся представителей чешского народа: деятелей культуры и искусства, национальных героев, полководцев и т. п.; с другой стороны – увековечение исторической победы над фашизмом, развитие темы дружбы с Советским Союзом.

Обе темы наиболее ярко воплотились в творчестве К. Покорного. Он встал во главе многочисленных представителей чешской послевоенной пластики. Карел Покорный – выдающийся мастер скульптуры, автор лучших скульптурных монументов в Чехословакии первых послевоенных лет, непосредственный продолжатель славной традиции Мыслбека. В историю чешской послевоенной пластики он вошел замечательным памятником «Братство» для города Ческа Тшебова. Памятник этот, изображающий встречу чешского партизана и советского солдата, стал символом нерушимой дружбы двух народов. Почти в те же годы Покорный начал работать над памятником Божене Немцовой для Праги (сейчас памятник установлен на Славянском острове в Праге). В Збраславе можно видеть один из лучших эскизов к этому памятнику- эскиз 1946 года. Кутаясь в шаль, держа в левой руке книгу, Б. Немцова как бы противостоит сильному ветру. В этом эскизе, может быть, даже лучше, чем в самом памятнике, Покорному удалось передать глубоко человечный и в то же время романтически взволнованный образ типичной представительницы чешской литературы первой половины прошлого века.

Новые темы и образы появились и у других чешских скульпторов. Й. Малейовский (род. в 1914 г.) создал в 1949 году скульптуру «Над погибшим другом»; В. Маковский (род. в 1900 г.) выразил свои чувства в фигуре «Победы» (1947); Я. Лауда (1898- 1959) одним из первых в чешском искусстве создал образ В. И. Ленина (1945).

Среди романских и готических замков, сохранившихся в центральной Европе, лишь немногие могут соперничать с Карлштейном по красоте местоположения, строительному совершенству, по числу сохранившихся в нем художественных сокровищ. Издали видны его башни, напоминающие зубцы королевской короны, венчающей лесистые холмы на подступах к Праге. В 1346 году на чешский престол вступил король Карл IV, а два года спустя, в 1348 году, следуя воле короля, чешский архиепископ Арношт из Пардубиц торжественно положил первый камень нового замка Карлштейн, который должен был стать не только резиденцией короля, но и хранилищем регалий, сокровищницей Чешского королевства. Закладка Карлштейна, свершившаяся почти одновременно с основанием Нового Города и университета в Праге, заняла важное место в ряду культурных свершений XIV столетия. Возведение замка было завершено по тем временам чрезвычайно быстро – замок построили в течение семи лет. Известно, что уже в 1355 году король Карл IV жил в Карлштейне22* , а в 1357 году, стремясь подчеркнуть значение нового замка, учредил Карлштейнский капитул. Работы по внутренней отделке замка продолжались до 1367 года, когда король в своей грамоте от 28 апреля поблагодарил художника Теодориха за живописные работы в карлштейнской часовне св. Креста 23* . Карлштейн сохранял свое значение не только до конца жизни короля Карла IV, но и при его сыне, Вацлаве IV. В 1422 году, во время гуситских войн, когда замок Карлштейн осаждался гуситами, он подвергся сильным разрушениям. В XVI веке архитектор О. Авосталис провел реставрацию замка, придав ему ренессансный характер. Но уже никогда Карлштейн не достигал былого блеска. В 1619 году из Карлштейна были вывезены ценности чешской короны, в 1625 году замок был отдан во владение чешским королевам, а в 1626 году Карлштейн был заложен частному лицу. В прошлом веке (1888-1897) замок Карлштейн подвергся реставрации (архитекторы Б. Шмидт, Й. Моккер), а с 1919 года стал государственной собственностью.

Современная экспозиция в замке была сделана уже в 1955 году, и с этого времени почти ни один из приезжающих в Прагу гостей не минует замка Карлштейн, сокровищницы искусства чешской готики. Место для постройки Карлштейна было выбрано как нельзя более удачно – замок расположен на пяти уступах высокой скалы с отвесно спускающимися стенами. Со всех сторон замок окружен горными вершинами, и только на юго-западе пролегает узкая долина, идущая от реки Бероунки к замку. Карлштейн повышается уступами с запада на восток и делится на две части: нижнюю (буркграфство) и верхнюю (королевский дворец, костел Богоматери и большая башня). Древняя дорога времен Карла IV вела в Карлштейн с севера, со стороны Кнежи (Поповой) горы, теперь же вход в Карлштейн и подъезд к замку – со стороны Буднян. Внизу, как бы являясь подножием замка, расположена его северо-западная часть с башней Воршилкой. Воршилка находится левее входных ворот (XV в.) и в древности соединялась с дорогой в замок цепным мостом, перекинутым через крепостной ров. Через второй двор замка (двор буркграфства), отделявшийся от первого рвом, через специальные входные ворота лежит путь на третий двор замка, где были сосредоточены его основные постройки: королевский дворец, собор Богоматери и самая высокая точка замка – башня с часовней св. Креста. В этой массивной четырехгранной башне помещалась и сокровищница чешской короны. Значение этой башни как сокровищницы было подчеркнуто не только ее расположением, но и неприступным характером ее стен (толщина стен башни достигает четырех метров). Эта башня была последним, самым укрепленным убежищем в Карлштейне. Первоначально она была изолирована от всех других построек замка, и, как утверждают исследователи Карлштейна, во времена Карла IV в башню можно было попасть лишь по деревянному мосту, который связывал сакристию при костеле Богоматери с крепостной сторожевой вышкой перед винтовой лестницей на южной стороне башни. Только в XVI столетии во время ренессансной перестройки замка вход в башню сделали прямо с нижнего вала. Башня состоит из пяти этажей; в помещениях первого этажа, которые первоначально были жилыми помещениями, а в XVII веке использовались в качестве тюрьмы, сейчас выставлены различные архитектурные фрагменты древнего замка. Стены лестницы, ведущей в верхние помещения башни, были расписаны сценами из жизни св. Вацлава и св. Людмилы; на сводах потолка находятся изображения ангелов. (Оригинальная живопись была уничтожена при реставрации в прошлом веке и воспроизводится в копиях.)

Карлштейн. Капелла св. Креста

Капелла св. Креста размещается в третьем этаже башни. В древности вход в капеллу св. Креста находился за четырьмя дверьми с девятнадцатью замками и даже в XVI веке разрешение на посещение капеллы выдавалось только государственным сеймом. . ,24* . Может быть, именно благодаря исключительной охране капелла св. Креста дошла до нас почти в своем первоначальном виде. Кованая позолоченная решетка XIV века отделяет алтарную часть капеллы, ранее доступную лишь архиепископу и епископам. Над гладким цоколем, опоясывающим часовню снизу, проходит широкий пояс стены, выложенный отполированными полудрагоценными камнями, а над ними стены сплошь украшены написанными на дереве изображениями святых, исполненными чешским живописцем Теодорихом. Это – стражи, хранители часовни св. Креста. Кажется, что они и сегодня пристально следят за каждым шагом вступившего в часовню. Сто тридцать два образа исполнил Теодорих для капеллы св. Креста в Карлштейне. (В капелле св. Креста сейчас находятся сто двадцать семь картин Теодориха, пять хранятся в Национальной галерее в Праге). Художнику принадлежат также и настенные росписи капеллы («Посещение Христом Марфы и Марии», «Воскресение Христа», «Благовещение», «Посещение Марии», «Поклонение волхвов», а также сцены из Апокалипсиса). Эти росписи расположены в верхних частях капеллы над оконными проемами. Свод капеллы был усыпан позолоченными стеклянными и хрустальными осколками, которые как бы имитировали усыпанное звездами небо. Интересен также в капелле трехстворчатый алтарь над алтарной нишей, исполненный итальянским живописцем XIV века Томазо ди Модена. Центральная часть этого алтаря изображает Марию с младенцем, боковые створки – святых Вацлава и Палмация.

Между большой башней с часовней св. Креста и королевским дворцом расположен собор Богоматери, занимающий важное место среди построек замка. В средневековье в собор можно было попасть прямо из королевского дворца, соединявшегося с собором деревянным мостом. Другой вход в собор находился с западной стороны. Он был соединен с разводным мостом, перекинутым через ров. (При реставрации замка мост обновляли.) В XVI столетии между дворцом и собором построили крытые галереи-переходы, но они до нашего времени не дошли. Современные переходы построены позднее. Тогда же, в эпоху Возрождения, стены собора были украшены сграффитовыми росписями, уничтоженными при позднейших реставрациях. Внешний вид собора сильно изменился в результате перестройки Й. Моккером в конце прошлого столетия. Й. Моккер изменил покрытие собора, опоясал его в верхней части деревянным коридором.

Первоначально в самых нижних помещениях собора были склады, в XVI веке в них была тюрьма. Второй этаж делится на три помещения: в южной комнате раньше была мельница (на случай осады замка), в двух северных комнатах находился склад оружия. Позже эти две комнаты были перестроены в жилые помещения для членов рыцарского ордена, охранявших королевскую корону в соседней сокровищнице – в Большой башне Карлштейнского замка.

Лестница в восточной стене ведет на следующий этаж, где расположен костел Вознесения Девы Марии. Его прямоугольное пространство с плоским перекрытием отличается скромными размерами. Интерьер собора богато украшен настенной живописью. На восточной, западной и частично южной стенах — сцены из Апокалипсиса. Драматическому циклу на темы Апокалипсиса, исполненному неизвестным чешским художником, противостоят светские по характеру, спокойно уравновешенные росписи на южной стене костела. Большая часть из них посвящена сценам из жизни короля Карла IV. По поводу этих замечательных росписей мнения историков расходятся. Одни считают, что это работы неизвестного мастера с определенным влиянием сиенской школы, другие склонны приписать роспись Николаю Вурмсеру из Страсбурга, работавшему тогда в замке 25* . Кто бы ни был автором этих росписей, они занимают важное место в чешской готической живописи, так как дают пример исключительно смелого, реалистического изображения почти современных художнику сцен из жизни Карла IV. В особенности выразительна сцена, изображающая короля с крестом и реликвиями. Король Карл IV написан в профиль, но от этого ничуть не проиграла острота его психологической характеристики, не стало менее точным портретное сходство. Это первые в чешском искусстве реалистические портреты, перекликающиеся со скульптурными портретами в трифории пражского собора св. Вита.

В юго-западной части собора находится полихромный портал, ведущий в часовню св. Екатерины, личную молельню короля Карла IV. Как утверждают историки, когда король находился в часовне, никто не смел его беспокоить, а в случае крайней необходимости ему можно было передать важные документы через специальное отверстие у самого пола в стене часовни. . . Маленькое сводчатое помещение часовни св. Екатерины, несмотря на небольшие размеры, порождало праздничное, торжественное настроение благодаря тому, что все стены часовни были сплошь выложены отшлифованными, сияющими самоцветами, В алтарной росписи часовни по сторонам от Мадонны с младенцем изображены коленопреклоненные фигуры Карла IV и его жены. Великолепным произведением средневекового искусства являются и железные двери капеллы.

Более всего пострадал от позднейших перестроек королевский дворец. Большая часть первоначальных готических элементов дворца была уничтожена при его ренессансной перестройке. Сильно изменили внешний вид дворца и неоднократные переделки в прошлом столетии, в особенности реставрация Й. Моккером, который разрушил и построил заново всю западную часть дворцового здания, а также соорудил новый вход во дворец. В самой нижней части дворца располагались погреба, выше конюшни и сараи; над ними – помещения для императорского двора. В третьем этаже находились личные покои короля. В центре этого этажа находился большой зал, стены которого до XVI столетия были украшены изображениями предков короля по линии люксембургской династии. Зал, называемый ныне люксембургским, сейчас служит для экспозиции слепков с наиболее прославленных портретов люксембургской династии в галерее трифория собора св. Вита. За этим залом находился кабинет Карла IV; в настоящее время это единственная из всех дворцовых комнат, где сохранилась старая облицовка стен цветными деревянными панелями и великолепный кассетированный потолок. Непосредственно к кабинету примыкала спальня короля, соединявшаяся винтовой лестницей с расположенными в следующем этаже покоями королевы. Покои императора соединялись деревянной галереей с церковью Богоматери, находившейся неподалеку от королевского дворца.

Ниже королевского дворца, в юго-западной части замка, находится двор буркграфа (коменданта) замка с хозяйственными постройками, из которых интересна башня с колодцем, снабжавшим замок водой из протекавшего поблизости ручья.

Заключение

Не многие города мира сумели так хорошо сохранить свой старый исторический центр, как Прага. В этом Прага в большой степени обязана пражанам. В конце XIX – начале XX века, когда возникла опасность гибели многих старых районов и памятников, пражане, а также все, кому была дорога национальная культура, энергично выступили в защиту древней Праги. Скульптор Й. В. Мыслбек, писатель А. Ирасек, художник М. Алеш и многие другие публично выступили против принятия одностороннего закона об оздоровлении старых частей города, по которому предполагалось снести значительную часть старых памятников. В начале XX века был основан даже специальный клуб любителей пражской старины – «За старую Прагу», большой заслугой которого явилась постоянная охрана, наблюдение за состоянием старых архитектурных ценностей Праги.

После 1945 года вопрос охраны старых памятников архитектуры стал делом государственной важности. В апреле 1958 года был издан специальный закон об охране памятников. Ни одна из эпох прошлого в развитии Праги не знала таких грандиозных масштабов строительства, какие характеризуют современную эпоху. Но как бы ни строилась и ни расширялась Прага, чешский народ сегодня, как никогда прежде, бережно хранит старое архитектурное богатство города, Прагу историческую, стобашенную. Судьба целого народа запечатлелась в ее архитектуре. В XII веке Прага уже была крупным торговым центром Европы. В XIV веке, когда в Праге был основан университет, она стала и крупнейшим в Европе центром культуры. Ее стали называть матерью городов. В XV столетии Прага – важный очаг гуситского революционного движения. В 1848 году на улицах Праги выросли революционные баррикады во время июньского восстания. В 1912 году в Праге работала историческая VI конференция РСДРП. В 1918 году в Праге была провозглашена независимая буржуазная республика. В тяжелые для Чехословакии 1939-1945 годы, в период немецкой оккупации, Прага стала центром подпольной борьбы против оккупантов. Это была Прага Ю. Фучика. В мае 1945 года Прага восстала, и советские войска, придя на помощь восставшим, освободили чехословацкую столицу.

Кремль со стороны Малой Страны

Прага умеет хранить память о выдающихся представителях национальной культуры, о полюбившихся ей героях. Ее улицы названы именами легендарной княгини Либуши, короля Карла, Я. Гуса, Динценгофера, Я. Неруды, А. Славичка, братьев Чапков, а также Я. Свердлова, Э. Тельмана, Л. Шевцовой и С. Тюленина. Есть в Праге улицы Русская, Севастопольская, Смоленская. Пражские мосты названы именами Й. Манеса, А. Ирасека, Я. Швермы. Крупнейший в Праге парк культуры и отдыха носит имя Ю. Фучика. Пражские площади названы в честь советских танкистов, Октябрьской революции, просто в честь Героев. На многих пражских зданиях – памятные доски в честь широко известных и почти безвестных, связанных с Прагой лучших представителей человечества. В этом глубоко осмысленном бережном отношении пражан к исторической и архитектурной традиции города заключается не только один из секретов обаяния Праги, но и условие ее долголетия. Городам, которые окружены такой любовью, суждена долгая жизнь.

Примечания

1 Цит. по кн.: Алоис Ирасек, Старинные чешские сказания, М.-Л., 1952, стр. 46.

2 См.: Dejiny Prahy, Praha, 1964, s. 53.

3 Одним из главных представителей позднеготического направления в архитектуре был Й. Моккер (1835-1899). Под его руководством в Праге были отреставрированы в конце прошлого столетия такие памятники, как собор св. Вита, Пороховая башня, башни Карлова моста и ряд других готических памятников пражской архитектуры.

4 Московский Кремль тоже имеет в плане треугольную форму. Близок к форме треугольника и план древнего Владимира.

5 Костел этот не сохранился до нашего времени, но в 1950 году были обнаружены его остатки в нижних слоях каменной кладки небольшого романского костела под западным крылом града. Под костелом было обнаружено захоронение с двумя скелетами – мужским и женским; считается, что это останки князя Спитигнева и его жены, (см.: Вацлав Форманек и др., Пражский град, Прага, 1965, стр. 13.)

6 J. Н. Саrеk, Romanska Praha, Praha, 1947, s. 318.

7 E. Pосhe, Prahou krok za krokem, Praha, 1958, s. 9.J fj

8 «Toulky hudebni Prahou», Praha, 1949, s. 66. *

9 А. Дюрер, Дневники. Письма, Трактаты, т. 1, Л.-М., 1957, стр. 63.

10 Чешские искусствоведы считают, что картина является аллегорией месяца июня (L. К е s n е г, Narodni galerie v Praze, Praha, 1961, S. 37). Один из крупнейших исследователей творчества П. Брейгеля Ст.-Робер Женай считает «Сенокос» аллегорией июля, (Robert Genaille, Bruegel l’ancien, Paris, p. 92). P. Климов высказал убедительное предположение, что картина может быть работой ученика П. Брейгеля (см. ж. «Искусство», 1954, № 6, стр. 64).

11 Строил дворец архитектор А. Лураго по планам К. И. Динценгофера.

12 См.: И.Маца, Архитектура Чехословакии, М., 1959, стр. 68,

13 Козьма Пражский, Чешская хроника, М., 1962, стр. 223,

14 О. I. Вiaziсеk, Ferdinand Maximilian Brokof, Praha, 1957, s. 10.

15 Ivan Sperling, Reiskova sochafska vyzdoba PraSne Brany.-,,Umcni“, 1965, № 4, s. 403-418.

16 Приводимые в главе отрывки из грамоты Карла IV цит. по кн.: Jiri S t г е i t, Divy stare Prahy, Praha, 1958, s. 81-82.

17 И.Маца, Архитектура Чехословакии, М., 1959, стр. 111.

18 На участие Матвея из Арраса в строительстве указывают У. Тиме и Ф. Беккер (см.: U. Thieme, F. Весker, Allgemeines Lexikon der Bildenden Kiinstler, Leipzig, 1930, XXIV, s. 242). На сходство комплекса с южнонемецкими постройками особенно обращает внимание Я. Крофта и Э. Похе (см.: Е. Росhе, J. Кrоfta, Na Slovanech, Praha, 1956, s. 33).

19 Э. Похе и Я. Крофта указывают на прямое сходство композиции некоторых фресок с французскими миниатюрами; в качестве примера приводится сравнение фрески «Брак в Кане» (13 поле амбита) и той же сцены в «Молитвеннике Роберта де Лиля» (ок. 1308) (см.: Е. Росhе, J. Кrofta, Na Slovanech, Praha, 1956, s. 132).

20 ,,Smichati“ в переводе с чешского означает «смешать». Так объясняет происхождение названия района «Смихов» Т. Ч. Зелинка (см.: Т. С. Zеlinka, Prazska predmesti, Praha, 1955, s. 21).

21 Цит. по кн.: V. Novotny, KlaSter Zbraslavsky, Praha, 1948, s. 3.

22 Dr. Dobroslav Libal, Karlstein, Praha, 1948, s. 4.

23 Tам же, стр. 4.

24 Tам же, стр. 25.

25 На сходство с сиенской школой указал Д. Либал (см.: Dr. Dobroslav Libal, Karlstein, Praha, 1948, s. 22). Д. Менцлова приписывает эту роспись Н. Вурмсеру (см.: D. Mencolva, Karlstein, Praha, 1957, s. 8).

Библиография

Я. Гофмейстерова и др., Прага, путеводитель, Прага, 1958.

И.Маца, Архитектура Чехословакии. Исторический очерк, М., 1959.

Cyril Merhout, Palace a zahrady pod Prazskym Hradem, Praha, 1954.

J. Сarek, Romanska Praha, 1947.

Dejiny Prahy, Praha, 1964.

L. Kesner, Narodni galerie v Praze, Praha, 1961.

A. Кublсek, Prazske palace, Praha, 1946.

A. Matejcek, Narodni divadlo a jeho vytvarnici. 1883-1953, Praha, 1954.

E. Poche, Prazske portaly, Praha, 1944.

E. Poche, Prahou krok za krokem, Praha, 1958.

V. Prochazka, Sbirka ceskeho socharstvi ve zbraslavskem zamku, Praha, 1962.

J. ProkeS, Dejiny Prahy, Praha, 1948.

T. G. Zelinka, Prazska predmesti, Praha, 1955.

Список иллюстраций

7 Вид на Старый Город.

8 План старой части города Праги.

10 Остров Кампа с речкой Чертовкой.

13 Пражский кремль.

14 Панорама пражских мостов.

17 Карлов мост. XIV в.

21 План Пражского кремля.

23 Вход в кремль со стороны Градчанской площади.

24 Третий двор Пражского кремля с собором св. Вита.

27 Ротонда св. Креста. XII в.

28 Фасад базилики св. Йиржи в Пражском кремле, XVI в.

30 Базилика св. Йиржи в Пражском кремле. Интерьер. XII в.

31 Барельеф из базилики св. Йиржи в Пражском кремле. Ок. 1225 г.

32 Черная башня и Далиборка.

33 Золотая улочка на Градчанах.

34 План ротонды св. Вита. Реконструкция.

37 План собора св. Вита.

39 Собор св. Вита. Интерьер.

40 Портрет П. Парлержа в галерее Трифория собора св. Вита, XIV в.

43 Южный портал собора св. Вита.

44 Химеры собора св. Вита.

46 Королевский дворец в Пражском кремле.

47 Опорная система собора св. Вита.

48 Старая романская часть княжеского дворца в Пражском кремле. XII в,

51 Владиславский зал. XV-XVI вв.

52 Лестница для всадников, ведущая во Владиславский зал. XVI в.

54 Общий вид здания замкового буркграфства.

55 Интерьер замкового буркграфства – ныне Дома чехословацких детей ¦- в новом оформлении.

57 Бельведер. XVI в.

61 Мастер Вышебродского алтаря. Рождение Христа. Середина XIV в. Темпера. Холст на дереве. 99 X 92,5. Прага. Национальная галерея.

62 Мастер Теодорих. Св. Иероним. Ок. 1357-1367. Темпера. Дерево. 113,5 X 104,5. Прага. Национальная галерея.

63 Мастер Тржебоньского алтаря. Воскресение Христа. Конец XIV в. Темпера. Дерево. 132 X 92. Прага. Национальная галерея.

64 Мастер Теодорих. Св. Клара. Ок. 1357-1367. Темпера. Дерево. 114X84,5. Замок Карлштейн.

65 Мастер Тржебоньского алтаря. Воскресение Христа. Деталь. 67 Ф. Гойя. Портрет дона Мигеля де Лардисабала. Холст. Масло. 92 X 74. Прага. Национальная галерея.

69 А. Дюрер. Праздник четок. Темпера. Дерево. 161,5 X 192. Прага. Национальная галерея.

70 Рембрандт. Портрет ученого. 1634. Холст. Масло. 141 Х135. Прага. Национальная галерея.

72 О. Домье. Семья на баррикаде. 1848. (1860). Холст. Масло. 92 X 74. Прага. Национальная галерея.

73 П. Гоген. Здравствуйте, мсье Гоген. 1889. Холст. Масло. 92,5 X 74. Прага. Национальная галерея.

75 А. Бурдель. Стрелок из лука (Геракл). 1909. Бронза. Высота 250. Прага. Национальная галерея.

76 О. Роден. Иоанн Креститель. 1878. Бронза. Высота 199. Прага. Национальная галерея.

79 Лорета. XVII в.

84 Собор, св. Микулаша на Малой Стране. XVIII в.

85 План собора св. Микулаша на Малой Стране.

86 Купол собора св. Микулаша на Малой Стране.

89 Интерьер храма св. Микулаша на Малой Стране.

90 Тыршов дом на Малой Стране.

92 Сад Вальдштейнского дворца с Саллой Терреной. XVII в.

95 Сад Вальдштейнского дворца с Саллой Терреной.

96 И. Манес. Ржипский край. 1863. Холст. Масло. 41 X 64,5. Прага. Национальная галерея.

97 М. Алеш. Встреча Матвея Корвина с И. Подебрадским. 1878. Холст. Масло. 159 Х225,5, Прага. Национальная галерея.

99 Улица Неруды.

104 Ратуша Старого Города с орлоем. XIV-XVI вв.

106 Дом «У Минуты». XVI-XVII вв.

109 Двойной неф дома 222/1 на улице Ржетезева.

110 План дома на улице Ржетезева.

113 Монастырь Блаженной Анежки. Интерьер монастырской церкви.

114 Староновая синагога.

116 Эркер на фасаде Каролинума. XIV в.

118 Карлова улица.

119 Храмы у Клементинума.

120 Зал университетской библиотеки в Клементинуме.

123 Карлов мост.

124 Малостранские башни Карлова моста.

125 Старогородская башня Карлова моста. Общий вид. XIV- XV вв.

126 Скульптурное убранство Старогородской башни.

129 Мост Я. Швермы.

130 Пороховая башня со стороны Гибернской улицы.

132 Скульптурное убранство Пороховой башни. Консоль с двумя фигурами.

136 Монастырь «На Слованах». Костел с северо-востока.

139 Бегство в Египет. Роспись в амбите монастыря «На Слованах».

143 Вацлавская площадь.

146 Национальный театр.

149 Вышеград.

154 Замок Троя. XViI в.

157 Национальный памятник Освобождения на Витковской горе.

163 Экспериментальное строительство в районе Прага-Инвалидовна.

167 В. Винглер. Журавль. 1951. Бронза. Высота 117. Прага. Национальная галерея.

169 Й. В. Мыслбек. Музыка. 1907-1912. Бронза.

170 К. Покорный. Вожена Немцова. Эскиз к памятнику. 1946. Бронза. Высота 73. Прага. Национальная галерея.

173 Карлштейн. Общий вид.

177 Карлштейн. Капелла св. Креста.

182 Кремль со стороны Малой Страны.

На форзаце: Испанский зал в Пражском кремле.


1

Влтава