sci_popular periodic Техника и вооружение 2014 10

Научно-популярный журнал

ru
, Fiction Book Investigator, Fiction Book Designer, FictionBook Editor Release 2.6.6 10.01.2015 FBD-6A1506-2E6D-F640-319F-1E77-4AA6-15C599 1.0 Техника и вооружение 2014 10 2014

Техника и вооружение 2014 10

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера • сегодня • завтра

Октябрь 2014 г.

На 1-й стр.обложки фото Д. Пичугина.

Дмитрий Пичугин

Учение системы МТО Восточного военного округа

В период со 2 по 5 сентября 2014 г. на Дальнем Востоке под руководством заместителя министра обороны РФ генерала армии Дмитрия Булгакова проходило масштабное специальное учение системы материально-технического обеспечения Восточного военного округа. В учениях было задействовано около 20 соединений, воинских частей и организаций, входящих в систему МТО Восточного военного округа, а также федеральные органы исполнительной власти – Минтранс, Росрезерв, ОАО «РЖД» и «Автодор». В ходе состоявшихся маневров были отработаны десятки учебно-боевых задач по материально-техническому обеспечению действий войск Восточного округа и входящего в его состав Тихоокеанского флота на суше, в воздухе и на море.

2 сентября в рамках учения системы МТО была организована работа на базе комплексного хранения ракет и боеприпасов 1063-го центра Материально технического обеспечения штаба Восточного военного округа в районе п. Тальцы (около г. Улан-Удэ).

С привлечением гражданских специалистов на складе был развернут лабораторный пункт по приведению боеприпасов в окончательно снаряженный вид и последующей загрузки в автомобильный транспорт. Проводилась загрузка зенитных управляемых ракет и боеприпасов (с применением автомобильного крана и автопогрузчика) в железнодорожный подвижной состав, в том числе в специальный вагон 9Т610 и полувагон.

Осуществлялась массовая погрузка боеприпасов в автомобильный транспорт с использованием крана-манипулятора, обычным способом (с применением рольганга) и с помощью механизированного цепного транспортера 2И-55.

Кроме того, проводилась отработка вопросов тушения пожара с привлечением штатной пожарной команды с применением бронированной пожарной машины, пожарной команды МЧС, пожарного поезда ОАО «РЖД» и вертолета Ми-8 с ВСУ-5 из состава 3-го Командования ВВС и ПВО.

Танки Т-72Б 5-й отдельной гвардейской танковой Тацинской Краснознаменной ордена Суворова бригады

Фото Д. Пичугина.

В тот же вечер учение продолжилось на территории 5-й отдельной гвардейской танковой Тацинской Краснознаменной ордена Суворова бригады 36-й общевойсковой армии (район ст. Дивизионная, около г. Улан-Удэ).

Состоялась практическая отработка вопросов технического и тылового обеспечения в парке (работа ремонтно-эвакуационных и эвакуационных групп, замыкания колонн для обеспечения выдвижения батальонной тактической группы, или БТГр), при выполнении работ первой очереди, при выходе техники из парка, а также при осуществлении работ второй очереди в районе формирования ротных колонн.

Далее на железнодорожной станции Дивизионная прошла погрузка 30 единиц вооружения и военной техники БТГр 5-й отбр на железнодорожный подвижной состав. Здесь же состоялось ознакомление с разрабатываемыми (перспективными) видами универсальных многооборотных креплений.

О последующих этапах учения системы МТО Восточного военного округа мы расскажем в следующем номере.

Редакция журнала выражает благодарность за помощь в подготовке материала начальнику пресс-службы Восточного военного округа полковнику А.Ю.Гордееву.

Погрузка танков; Т-72Б 5-й отбр на железнодорожной станции Дивизионная. 2 сентя6ря 2014 гг .

Фото Д. Пичугина.

Н.С. Дорохов

Динамическая зашита «Нож» – мифы и реальность,

В последнее время в средствах массовой информации (например, на сайте ГК «Укрспецэкспорт») рекламируется динамическая защита "Нож» и «Дуплет» украинской разработки.

ОАО "НИИ стали» более 50 лет работает над проблемой динамической защиты, имеет достаточный опыт в этом направлении и предлагает вниманию читателя экспертную оценку данного комплекса.

Танк Т-64БМ «Булат». ДЗ «Нож» не спасает его от поражения кумулятивными гранатами.

По рекламным материалам дочернего предприятия ГК «Укрспецэкспорт» фирмы «Укринмаш», модули динамической защиты (ДЗ) «Нож» представляют собой параллелепипеды размером 250x125x36 мм и 250x125x26 мм массой 2,8 кг и 2,1 кг соответственно, внутри которых установлены профилированные кумулятивные элементы, общее количество которых достигает 7 шт. На рисунке 1 представлены модули «Нож» ХСЧКВ-34, ХСЧКВ-34А и ХСЧКВ-19А 2007 и 2008 гг., которые изготовлены на основе гексогена (RDX) с маркировкой завода-изготовителя ГПБЦКТ «Микротех», хотя в некоторых рекламных материалах встречаются модули производства 107-го завода (ДЗРХИ, г. Донецк).

Принцип работы кумулятивного «ножа» основан на формировании узконаправленного потока металла, полученного путем обжатия (схлопывания) профилированной кумулятивной облицовки при подрыве заряда взрывчатого вещества (ВВ), находящегося под этой облицовкой. Образованный при импульсном деформировании облицовки узконаправленный поток металла движется в телесном угле примерно 5-10‘ и способен в статических условиях разрушать (перерубать) металлические преграды с толщиной, равной 0,5 калибра от размера выемки кумулятивной облицовки.

Эффект плоской направленной кумуляции глубоко изучен и описан в технической литературе по исследованию быстропротекающих процессов, происходящих при взрыве (например, Орленко Л.П. и др. Физика взрыва. – М.: Физматлит, 2002). С использованием данного эффекта созданы и широко используются удлиненные кумулятивные заряды и шнуры для разборки мостов, металлоконструкций, утилизации военной и гражданской техники, а также объектов в зоне стихийных бедствий при разборке завалов службами МЧС.

В период 1970-1985 гг. НИИ стали проводил серию совместных с Институтом гидродинамики СО АН СССР поисково-фундаментальных работ, направленных на реализацию эффекта плоской кумуляции и создание специальных защитных устройств динамической защиты бронированных объектов военной техники. Так, например, в 1984 г. НИИ стали разработал боеприпас динамической защиты объектов бронетанковой техники (авторское свидетельство №199058 от 08.02.1984 г.), в котором заряд ВВ выполнен гофрированным и облицован металлом. Угол сгиба гофры составляет от 15“ до 150”, что позволяет при углах сгиба 15”-100' получать при схлопывании металла облицовки плоские кумулятивные «ножи», а при углах сгиба 100-150' получать поражающие элементы типа «ударных ядер».

Рис. 1. Модули динамической защиты «Нож».

Рис. 2. Конструктивный вариант исполнения гофрированного кумулятивного модуля, формирующего семь кумулятивных плоских ножей.

Рис. 3. Характер разрушения модели сердечника БПС при поперечном воздействии одиночного плоского кумулятивного ножа в статических условиях.

Такой направленный поток плоского кумулятивного «ножа» имеет по своей длине градиент скорости, что способствует увеличению времени активного воздействия на поражающее средство и воздействию одновременно несколькими кумулятивными потоками на сердечник бронебойного подкалиберного снаряда (БПС).

Испытания такого устройства проводились как в лабораторных условиях, так и в натурных условиях на полигоне обстрелом реальными снарядами.

Полученные результаты показали, что эффективность данного устройства не намного превосходила серийную встроенную динамическую защиту (ВДЗ) «Контакт-5». На рисунке 2 приведена фотография разработанного НИИ стали кумулятивного «ножа». Такой гофрированный кумулятивный «нож» динамической защиты помещался в плоскую коробку и внешне ничем не отличался от обычной ДЗ.

На рисунке 3 приведена фотография модельного БПС при воздействии одиночного плоского кумулятивного «ножа» в статических условиях.

Рис. 4. Характер разрушения кумулятивной струи лабораторного заряда при действии динамической защиты, реализующей принцип двухстороннего разлета пластин в противоположные стороны.

Рис. 5. Характер разрушения натурного БПС БМ9 при действии тяжелой ВДЗ.

В статике происходит разрушение (перерезание) сердечника БПС на части. В динамических условиях при движении сердечника БПС со скоростью V=1300-1600 м/с происходит снижение воздействия кумулятивного «ножа» по причине размазывания направленного кумулятивного потока по длине активной части БПС, что снижает эффект разрушающего действия кумулятивного «ножа».

При воздействии кумулятивного «ножа» на кумулятивную струю противотанкового боеприпаса происходит ее разрушение: фрагментация на части, искривление, частичное разрушение и снос с траектории движения, что также приводит к снижению бронепробивного действия кумулятивной струи.

По сравнению с действием метаемой взрывом под углом плоской пластины особого выигрыша в разрушении кумулятивной струи в варианте «Нож» не наблюдается.

На рисунке 4 приведена рентгенограмма разрушения кумулятивной струи при действии метаемой взрывом пластины.

Следует отметить, что данное техническое решение (авторское свидетельство №199058) известно на Украине, так как в свое время НИИ стали вел совместные работы с ХКБМ им. А.А. Морозова по созданию перспективного танка, и ряд испытаний по НИОКР проводились на полигоне Павлоградского механического завода.

Рис. 6. Геометрические характеристики модуля ДЗ «НОЖ».

Рис. 7. Геометрические характеристики одиночного профилированного кумулятивного заряда, входящего в модуль ДЗ «Нож».

Рис. 8. Кумулятивный «нож» от одиночного профилированного кумулятивного заряда. Время – 14 мкс.

Известны работы в этом направлении и за рубежом. Так, например, имеется международный патент Германии DE 10119596А1 от 21.04.2001 г. по реактивной броне направленного действия, в которой реализуется эффект плоского кумулятивного «ножа», но конструктивно выполненного несколько в ином варианте.

Исследования по созданию перспективных схем ДЗ, которые были проведены в НИИ стали в последнее время в рамках НИОКР, показали, что наиболее эффективным и технологически выгодным является создание тяжелой встроенной динамической защиты (ВДЗ). В тяжелой ВДЗ БПС разрушается на много частей в разных направлениях, благодаря совместному действию разлетающихся в противоположные стороны пластин (рисунок 5). Действие таких тяжелых пластин является весьма эффективным и от тандемных кумулятивных боеприпасов типа PARS-3.

Данное техническое решение в настоящее время реализовано в целях модернизации ранее выпущенных танков в ОКР «Реликт». Оно обеспечило снижение уровня бронепробития от современных оперенных БПС, тандемных ПТУР и противотанковых гранат средств ближнего боя.

Аналогичного подхода к созданию динамической защиты придерживаются и в Германии, о чем были публикации М. Хельда на XIX Международном симпозиуме по баллистике.

Методом численного моделирования проанализируем работу динамической защиты «Нож», которая официально рекламируется ГК «Укрспецэкспорт».

При моделировании рассматриваемых устройств ДЗ использовался программный комплекс ANSYS, который достаточно корректно позволяет смоделировать процессы, происходящие при взрыве зарядов ВВ.

Рис. 9. Схема для расчетов. 1 – БПС; 2 – лицевой экран; 3 – одиночный профилированный КЗ.

Рис. 10. Характер взаимодействия БПС с ДЗ «Нож».

На рисунке 6 представлены геометрические характеристики модуля ДЗ «Нож».

На рисунке 7 показан одиночный профилированный кумулятивный заряд и его характеристики. На расстоянии 17 мм от торца заряда струя имеет вид, показанный на рисунке 8.

Скорость головной части струи V=3300 м/с, а средний диаметр составляет 1,8 мм, при времени 14 мкс. Решалась задача моделирования воздействия защиты «Нож» на ударник, представляющий собой активную часть зарубежного БПС 829АЗ (исходные данные приведены на рисунке 9).

Первый вариант инициирования модулей ДЗ, когда «нож» срабатывает мгновенно, сразу же при ударе БПС по лицевому экрану. На рисунке 10 показана стадия внедрения головной части БПС в лицевой экран, и формирование под экраном кумулятивных «ножей» и их взаимное влияние друг на друга (на рисунке 11 показан процесс начала формирования кумулятивных «ножей»). Если рассматривать эту задачу в статических условиях, то действие кумулятивных «ножей» будет более эффективным.

На рисунке 12 кумулятивные «ножи» режут броневой экран. На 53-й мкс завершается процесс пробития лицевого экрана (рисунок 13), т.е. экран разрушается на отдельные фрагменты и в дальнейшем оказывает воздействие на сердечник БПС не сплошной пластиной, метаемой взрывом от сдетонированных зарядов ВВ, а отдельными узкими частями разрушенного лицевого экрана в виде стержней.

Что касается действия стержней, метаемых взрывом на БПС, то такие схемы проработаны и испытаны в 1990-2000 гг. НИИ Стали.

Схема бокового метания стержней по эффективности защиты в условиях ее применения непосредственно в контакте при ударе БПС по защищаемой броне существенно уступает (по сравнению с метаемой взрывом пластиной) при контактном воздействии.

Преимущество есть только при воздействии стержней на сердечник БПС на некотором расстоянии от защищаемой брони, например, 1-2 м. Тогда сердечник БПС успевает разрушиться на части и отклониться от начальной траектории на большие углы атаки.

Из приведенных результатов видно, что при первом варианте инициирования модулей ДЗ «Нож» вся бронепробивающая способность идет на то, чтобы только разрушить лицевой экран на части. Модули практически полностью на нем срабатываются и не оказывают разрушающего действия на сердечник БПС.

Рис. 11. Начало формирования кумулятивных «ножей».

Рис. 12. Кумулятивные «ножи» режут броневой экран.

Рис. 13. Броневой экран разрезан кумулятивными «ножами».

Второй вариант: инициирование «Ножа» происходит сразу после пробития БПС лицевого экрана.

С точки зрения эффективности воздействия на БПС – это самый лучший вариант, т.е. воздействие кумулятивным «ножом» непосредственно на головную часть проникающего сердечника в зазоре между лицевым экраном и защищаемой броней.

На рисунках 14 и 15 показан процесс взаимодействия кумулятивного «ножа» с головной частью БПС по второму варианту инициирования без учета лицевого экрана.

Главное состоит в том, что кумулятивная струя ДЗ «Нож» размазывается по боковой поверхности сердечника БПС и теряет свое поражающее бронепробивное действие по сравнению с эффективностью действия в статических условиях.

Повреждения, наносимые плоским кумулятивным «ножом» в динамических условиях, недостаточны для того, чтобы снаряд разрушился.

Для сравнения на рисунке 16 показан процесс взаимодействия аналогичного сердечника БПС с ДЗ «Реликт». Время – 190 мкс и 600 мкс. Характерными признаками воздействия на сердечник БПС метаемых взрывом тяжелых пластин в противоположные стороны (навстречу и вдогон) являются углы атаки, срабатывание сердечника на тыльной пластине, подворот и разрушение сердечника внутри каверны. И, как результат, резкое (до 40-50%) снижение уровня бронепробития.

Рис. 14. Кумулятивный «нож» подходит к головной части БПС.

Рис. 15. Воздействие кумулятивного «ножа» на движущийся БПС.

Рис. 16. Характер взаимодействия БПС с ДЗ «Реликт». Время – 190 мкс (слева) и 600 мкс (справа).

Учитывая, что в ДЗ «Нож» одновременно срабатывают все семь одиночных кумулятивных зарядов, а это 500 г взрывчатого вещества в одном модуле, а в кассете устанавливаются несколько модулей, то суммарная масса подрываемого ВВ составляет от 1,5 до 2,5 кг. При такой массе подрываемого ВВ лицевая крышка метается со скоростью 275 м/с. Она оказывает воздействие на сердечник БПС: подворачивает его на угол атаки, при котором нарушается внедрение головной части БПС в лицевой слой основной брони. Особенно сильно на это реагируют старые конструкции БПС (составные) типа БМ-22 «Заколка», БМ-42 «Манго». А по цельнокорпусным БПС из обедненного урана или из сплава ВНЖ эффективность такого одностороннего метания пластины навстречу значительно уступает двухстороннему метанию пластин навстречу и вдогон.

В ДЗ «Реликт» реализуется именно вариант наиболее эффективного воздействия на сердечник БПС, т.е. метание тяжелых пластин взрывом заряда ВВ в обе стороны: одну навстречу, другую – вдогон. Поэтому у украинской ДЗ «Нож» есть некоторые преимущества по сравнению с ДЗ «Контакт-5» только за счет того, что в ДЗ «Нож» подрывается одновременно от 1,5 до 2,5 кг ВВ по сравнению с 0,5 кг в российской ДЗ «Контакт-5». При этом надо учитывать, что ДЗ «Нож» лежит на основной броне (а что будет внутри танка?). В ДЗ «Реликт» подрывается одновременно до двух кг ВВ, но на расстоянии от брони, и нет прямого фугасного действия на броню за счет экранирования тыльной пластиной, удар которой по броне через демпфер несомненно слабее прямого фугасного воздействия взрыва на броню.

Обобщая все сказанное, отметим несомненное преимущество тяжелой ДЗ «Реликт», реализующей принцип двухстороннего воздействия метаемых взрывом броневых пластин навстречу и вдогон, по сравнению с украинской ДЗ «Нож» и ее модернизированным вариантом «Дуплет».

Танк Т-64БМ «Булат» с ДЗ «Нож», уничтоженный в ходе боев на Юго-Востоке Украины.

Сравнительные характеристики ДЗ «Нож», «Контакт-5» и «Реликт»
Название, страна-изготовитель, фирма ДЗ «Нож», Украина, «Микротек» ДЗ «Контакт-5», Россия, ОАО «НИИ стали» ДЗ «Реликт», Россия, ОАО «НИИ стали»
1 2 3 4
Название Встроенная Встроенная Встроенная
Тип защиты Противоснарядная, Противоснарядная, Противоснарядная, противокумулятивная, включая тандемные боеприпасы
  противокумулятивная противокумулятивная  
Принцип действия Последовательное действие удлиненных кумулятивных зарядов (УКЗ) Одностороннее действие пластин навстречу боеприпасу Двухстороннее действие пластин навстречу и вдогон
Снижение уровня бронепробития:
- от бронебойных подкалиберных снарядов 25% 20% 40%
- от моноблочных ПТУР 60% 60% 70%
- от тандемных ПТУР - - 50%
-от тандемных РПГ - - 95%
- от кумулятивных снарядов 40% 40% 70%
Скорость полета лицевой пластины, м/с 275 200 370
Скорость полета тыльной пластины, м/с - - 370
Масса подрываемого ВВ, кг 2,0 0,5 1,92
Основные повреждения, наносимые БПС Угол атаки - 10°, подворот БПС внутри каверны на 12° Угол атаки - 8°, подворот БПС внутри каверны на 10° Угол атаки - 15°, подворот БПС внутри каверны на 20°, разрушение сердечника внутри каверны
Основные повреждения, наносимые кумулятивной струе Деструкция кумулятивной струи Деструкция кумулятивной струи Деструкция кумулятивной струи
Система инициирования ДЗ От автономного пьезодатчика, Vmin не определена Контактно при ударе боеприпаса Контактно при ударе боеприпаса
Преимущества и недостатки ДЗ Подрываются все УКЗ (21 шт.), а по БПС и КС работают только 1 -2 УКЗ. Нарушается струеобразование УКЗ за счет взаимного влияния друг на друга. Большие ослабленные зоны до 30%. Большая трудоемкость изготовления. Сложность ремонта и эксплуатации. Низкая живучесть защиты при воздейст­вии ОФС калибра 125 мм. Ослабленные зоны до 20%. Ослабленные зоны до 5%.
    ЭДЗ 4С22 дешевле УКЗ. Простота ремонта и эксплуатации Обеспечивается живучесть защиты от воздействия ОФС калибра 125 мм. ЭДЗ 4С23 дешевле УКЗ. Простота ремонта и эксплуатации. Модульная конструкция ДЗ. Обеспечивается живучесть защиты от воздействия ОФС калибра 125 мм.
  - Принят на вооружение в 1987 г. Принят на вооружение в 2006 г.
  Ведутся переговоры о поставках в Тайланд Поставлялся в 17 стран мира. Защищен международными патентами Поставлялся в 3 зарубежные страны. Защищен международными патентами
  Нет сведений Проходил стрельбовые испытания за рубежом Проходил стрельбовые испытания в России
  Нет сведений Неоднократно экспонировался на международных выставках по вооружению сухопутных войск Неоднократно экспонировался на международных выставках по вооружению сухопутных войск

Иллюстрации предоставлены ОАО«НИИ стали».

Владимир Щербаков

Ослепить и подавить

Корабельные средства РЭБ российского флота

Окончание. Начало см.«ТиВ»№9/2014 г.

Поступление на вооружение комплекса выстреливаемых помех ПК-2 явилось важным шагом на пути создания высокоэффективной комплексной системы радиоэлектронной борьбы надводных кораблей отечественного ВМФ. Однако постоянное совершенствование средств обнаружения и воздушного нападения противника, а также появление новых технологий и технических наработок побудили отечественных конструкторов к дальнейшему совершенствованию средств РЭБ данного класса. В результате были созданы такие комплексы выстреливаемых помех, как ПК-16, ПК-10 и КТ-308.

Комплекс ПК-16

Комплекс выстреливаемых помех ПК-16 (РУПП-82) предназначен для защиты надводных кораблей от ракет с радиолокационными и оптико-электронными системами наведения (самонаведения) путем постановки дезинформирующих и отвлекающих ложных целей на среднем рубеже. Он создавался в соответствии с Постановлением СМ СССР за №832-372 от 21 июля 1959 г. Разработка комплекса первоначально выполнялась специалистами Особого конструкторского бюро №43 (ОКБ-43). Эскизно-технический проект нового комплекса РЭБ, имевшего на тот момент обозначение КЛ-101 (обозначение давалось по шифру пусковой установки), утвердили в сентябре 1960 г. Впрочем, после того как было принято решение о ликвидации ОКБ-43, данную тему 11 января 1961 г. передали для доработки и проведения испытаний с последующей постановкой комплекса на вооружение в Центральное конструкторское бюро №34 (ЦКБ-34).

В октябре 1961 г. завод №7 завершил изготовление опытного образца изделия (одна ПУ правого исполнения и пульт управления), а в ноябре того же года состоялись заводские испытания. После устранения ряда выявленных недостатков комплекс был представлен на государственные полигонные испытания, которые прошли в январе-феврале 1962 г. Однако в ходе испытаний вновь обнаружились некоторые конструктивные недостатки комплекса, который в очередной раз отправили на доработку. Новые полигонные испытания проводились с мая 1963 г. по январь 1964 г.

Пусковые установки комплекса ПК-16 на большом ракетном катере «Р-2» проекта 12411 «Молния», 2003 г.

Впрочем, по ряду причин данную разработку передали в Центральное конструкторское бюро №7 (ЦКБ-7): решение было утверждено приказом Государственного комитета по оборонной технике (ГКОТ) СССР от 20 ноября 1963 г., а к новой теме в ЦКБ-7 приступили в январе 1964 г. После доработки комплекса в период с 22 по 24 декабря 1965 г. были проведены его корабельные испытания на морском тральщике Т-827 проекта 254К.

По результатам испытаний, в ходе которых впервые велась стрельба и результаты которых признали неудовлетворительными, комплекс вновь отправили на доработку. Затем он с 20 мая по 20 июня 1966 г. прошел государственные корабельные испытания – на этот раз на морском тральщике Т-135 проекта 254 (установку на нем смонтировали в апреле 1966 г.). При этом стрельба выполнялась с использованием как снарядов с радиолокационными ложными целями, так и снарядов с тепловыми ложными целями. Затем последовали новые доработки комплекса и испытания, которые проводились с использованием снарядов ТСП-60 в снаряжении с ДОС-15.

Снаряд ТСП-60 оснащался дистанционной взрывательной трубкой ТМР-30 и снаряжался дипольными отражателями ДОС-15 (длина 15 мм), ДОС-50, ДОС-10-13-16, ДОС-15-16- 17-19 или ДОС-19-22-26, причем, по расчетам специалистов, эффект создания образа корабля достигался при применении 2-4 таких снарядов. Следует отметить, что во время испытаний также использовался опытный снаряд 1108М с тепловыми ложными целями, который снаряжался «веществом «47».

В ходе испытаний было зафиксировано превышение ложной целью сигнала тральщика проекта 254 в 20-25 раз (диапазон длин волн 2-3 мкм) и в 22 раза (3-5 мкм), а в отношении малого противолодочного корабля проекта 201Т превышение ложной целью сигнала защищаемого корабля составляло и того больше – 35-40 раз (2-3 мкм) и 38 раз (3-5 мкм). При этом время эффективного действия снаряда составляло 60-63 с, тогда как по требованиям тактико-технического задания следовало обеспечить время действия 50-80 с. На основе данных результатов был сделан вывод «о достаточной эффективности имитации всех этих кораблей с помощью одного 82-мм снаряда чертежа 1108М».

Стрельба на испытаниях осуществлялась в дрейфе и на ходу корабля в условиях волнения моря около 2 балов и скорости ветра на высоте постановки дипольных облаков около 15 м/с. Радиолокационные наблюдения и измерения производились при помощи мобильной РЛС разведки огневых позиций по выстрелу АРСОМ-2 «Искра» (АРСОМ – Артиллерийская радиолокационная станция обнаружения минометов; на шасси тягача АТ-Л; образца 1954 г.; длина волны – 3,2 см), расположенной на берегу на высоте 25 м над уровнем моря. По результатам этих корабельных испытаний КЛ-101 рекомендовали к принятию на вооружение в ВМФ СССР. В 1971 г. комплекс под обозначением ПК-16 был принят на вооружение ВМФ СССР (по некоторым данным, первоначально комплекс планировали принять под обозначением ПРК-168).

Комплекс ПК-16 предназначен для постановки радиолокационных и оптико-электронных отвлекающих ложных целей для противодействия управляемому оружию противника, имеющему радиолокационные и оптико-электронные системы наведения (самонаведения). Он обеспечивает защиту кораблей малого водоизмещения на средних и дальних рубежах, гарантируя при помощи ложных целей дезинформацию систем наведения противокорабельного оружия и отвлечения атакующих ракет от корабля-носителя.

В состав комплекса ПК-16 входят две 82-мм пакетные пусковые установки ПК-16, пульт управления и выпрямительное устройство.

Пусковая установка комплекса ПК-16. Хорошо видны гнезда направляющих для реактивных снарядов. Большой ракетный катер «Р-2» проекта 12411 «Молния», 2003 г.

Пусковая установка ПК-16 – контейнерного типа, имеет 16 направляющих-стволов, которые расположены в одном блоке-контейнере прямоугольной формы, оснащенном передней крышкой с электрическим дистанционным и ручным приводами открывания. Она имеет консольное крепление на цапфе и вертикальной стенке (при креплении на борту корабля). Наведение блока ПУ по углу возвышения (места) выполняется при помощи ручного привода, наведение – на фиксированные углы в пределах от 0° до +60“ с шагом 10°. Горизонтальное наведение при креплении на надстройке корабля отсутствует (пусковая установка неподвижно крепится на надстройках корабля – побортно), а при установке ПУ на палубе корабля она может наводиться фиксированно на углы наведения в пределах от -10“ до +60°.

Наведение установок правого и левого бортов и управление стрельбой осуществляется дистанционно при помощи вынесенного в рубку пульта. Он обеспечивает:

– автоматическую стрельбу при любой заданной последовательности схода снарядов со скорострельностью 2 выстр./с;

– автоматическую стрельбу одиночными снарядами и очередями по 2-3 снаряда через устанавливаемые интервалы времени в пределах от 20 до 100 с;

– полуавтоматическую стрельбу одиночными снарядами при любой заданной последовательности схода.

Причем с пульта обеспечивается управление как одиночной ПУ, так и обеими пусковыми установками одновременно. Заряжание пусковой установки – ручное. Приведение заряженной установки в боевую готовность производится без выхода личного состава на верхнюю палубу (необходимо установить на пульте заданный режим стрельбы и открыть дистанционным способом переднюю крышку). Боевое обслуживание заряженной установки производится одним номером боевого расчета комплекса.

Стрельба комплексом ПК-16 может выполняться в ручном режиме – одиночными выстрелами, либо же в автоматическом режиме — одиночными выстрелами с интервалом от 20 до 100 с дискретно через 10 с или очередями по 2-3 снаряда в очереди с темпом 1 -2 выстр./с с интервалом между выстрелами от 20 до 100 с.

Реактивные снаряды ТСП-60У и ТСТМ-60У комплекса выстреливаемых помех ПК-16.

В комплексе ПК-16 применяется несколько типов снарядов, разработанных на базе 82-мм турбореактивного осколочно-фугасного снаряда ТРОФС-82 и оснащаемых дистанционной механической взрывательной трубкой ТМР-44. Конструктивно снаряды включают ракетный двигатель от штатного ТРОФС-82 и головную часть, выполняемую в двух вариантах с различным снаряжением: головная часть, содержащая контейнер с металлизированными дипольными отражателями, – для постановки ложных радиолокационных целей, и головная часть, содержащая систему факел-парашют со специальным составом, создающим ложные тепловые цели.

Снаряд АЗ-ТСП-60У предназначен для постановки отвлекающей ложной радиолокационной цели для отвлечения или дезинформации атакующих ракет противника. Он имеет длину 653 мм, массу 8,3 кг и дальность постановки порядка 500-1800 м. В снаряде применяется снаряжение массой 1,7 кг, включающее дипольные отражатели, которые могут в течение 5-10 мин (зависит от метеоусловий) действовать в диапазоне длин волн от 2 до 12 см.

Снаряд АЗ-ТСТ-60У предназначен для постановки отвлекающей низкотемпературной ложной тепловой цели, чтобы отвлекать или дезинформировать атакующие ракет противника. Он имеет длину 653 мм, массу 8,5 кг и дальность постановки порядка 500-1700 м. В снаряде применяется снаряжение массой 0,62 кг, включающее инфракрасные элементы (факел-парашют), которые могут в течение 50-80 с действовать в диапазоне длин волн 2-5 мкм.

ТТХ комплекса ПК-16

Калибр,мм…….. 82

Длина установки, мм 1160

Длина направленных труб (стволов) ПУ, мм 10ОО

Длина снаряда, мм 670 (ТСП-60)

Радиус обметания пакета ПУ, мм 80

Масса ПУ без выносного оборудования, кг 400

Масса ПУ с выносным оборудованием, кг 490

Масса снаряда, кг 8,76-8,92 (ТСП-60, в зависимости от снаряжения)

Масса снаряжения, кг 0,91-1,07 (ТСП-60, в зависимости от типа снаряжения)

Масса трубки ТМР-30, кг 0,48

Масса вышибного заряда, кг 0,016

Дальность стрельбы при постановке ложных радиолокационных целей, м 500-3500

Дальность стрельбы при постановке ложных тепловых целей, м 2000-3500 м (по другим данным – 200-1800),

Высота постановки ложных целей, м 100-1600

Скорострельность комплекса в составе двух установок, выстр./с 2

Тяга двигателя снаряда, кг 806

Скорость снаряда максимальная, м/с 226

Скорость вращения снаряда, об./с 371

Боевой расчет, чел 1

Пусковые установки комплексов выстреливаемых поме ПК-2 (на переднем плане) и ПК-10 (на заднем плане две установки), расположенные на корме эсминца «Беспокойный» проекта 956.

Снаряд АЗ-ТСТМ-60У служит для постановки комбинированных оптико-электронных помех.

Снаряд АЗ-ТСП-60УМ предназначен для постановки радиолокационных помех и является модернизированным вариантом снаряда радиолокационных помех АЗ-ТСП-60У, отличающимся от предшественника более высокими ТТХ.

Все снаряды могут применяться в диапазоне температур от -40"С до +50"С.

Отличительные особенности комплекса – простота и надежность конструкции, отсутствие необходимости сложных сопряжений с общекорабельными системами, малое время реакции в боевой обстановке, а также унификация по направляющим трубам (ПУ) и отдельным составным частям применяемых снарядов с аналогичными средствами РЭБ, стоящими на вооружении в ВВС России.

Комплекс РЭБ типа ПК-16 принят на вооружение следующих надводных кораблей: СКР семейства 1135/1135М, БПК проекта 61/61М, МРКВП проекта 1239 (две установки в кормовой части каждого из двух кораблей), малые противолодочные корабли семейства 1124, малые противолодочные и сторожевые корабли, а также ракетные катера проекта 1241 различных модификаций, ракетные катера проекта 206МР и многие другие. Комплекс также активно поставлялся на экспорт.

Комплекс ПК-10 «Смелый»

Корабельный комплекс выстреливаемых помех ближнего рубежа ПК-10 (обозначение экспортного варианта – ПК-10Э) создан специалистами московского Конструкторского бюро машиностроения (сегодня ОАО «Конструкторское бюро машиностроения») и принят на вооружение ВМФ СССР в 1984 г. Разработчик и производитель снарядов – новосибирский Институт прикладной физики (сегодня ОАО «Институт прикладной физики»).

Комплекс предназначен для повышения эффективности противовоздушной и противоракетной обороны корабля на конечном участке самонаведения различных средств воздушного нападения противника, т.е. на ближнем рубеже обороны корабля-носителя – путем постановки радиоэлектронных и оптико-электронных уводящих ложных целей. При этом на кораблях среднего и большого водоизмещения ПК-10 должен обязательно применяться совместно с аналогичными комплексами, но обеспечивающими радиоэлектронное противодействие на среднем и дальнем рубежах обороны и действующими в режимах дезинформации вражеских носителей ПКР и отвлечения ракет при поиске ими цели. Разработка комплекса была вызвана необходимостью обеспечения защиты надводных кораблей от новейших средств противокорабельного управляемого ракетного оружия, появившихся к тому времени за рубежом.

В процессе боевой работы ПК-10 обеспечивает постановку в непосредственной близости от корабля-носителя ложной цели (целей), обладающей физическими полями, превосходящими физические поля защищаемого корабля, на которые в итоге и реагирует система наведения средства поражения противника (ракета, управляемая авиабомба и пр.). В итоге происходит срыв сопровождения системой наведения средства поражения, примененного противником против корабля- носителя комплекса ПК-10, или же ее перенацеливание на ложную цель с последующим уходом «в молоко».

Комплекс ПК-10 может быть размещен на кораблях всех классов (от катеров до авианосцев) и позволяет использовать его для защиты от управляемого оружия с радиолокационными, оптико-электронными (самонаведение) и комбинированными системами наведения в любых климатических условиях, включая тропические районы. Данный комплекс может работать в автономном режиме, когда используется только его собственная аппаратура, и в автоматическом режиме, когда управление его боевым применением осуществляется посредством автоматической системы обнаружения радиоизлучений АСОР, разработчиком и производителем которой является ФГУП «Таганрогский НИИ связи».

В базовой комплектации комплекс включает следующие элементы (системы):

– пусковые установки КТ-216 с 10 трубами для запуска снарядов с помехами (экспортный вариант – КТ-216-Э) – в зависимости от класса корабля – две, четыре, восемь, двенадцать или шестнадцать ПУ;

– снаряды радиолокационных и/или оптических помех нескольких типов (АЗ-СР-50, А3-С0-50, АЗ-СОМ-50, АЗ-СК-50 и АЗ-СМЗ-50);

– пульт дистанционного управления с Прибором 75 (по одному на комплекс);

– выносной пульт управления (для комплексов с количеством пусковых установок более четырех);

– выпрямительный агрегат – типа ВКС при питании 3 – 50 Гц / 380 В или типа ВАКС с фильтром при питании 3 – 400 Гц / 220 В;

– прибор сопряжения с автоматической системой управления типа АСОР (при ее наличии на корабле; один прибор сопряжения предусмотрен на каждые четыре ПУ);

– соединительный ящик СЯ1 (один на каждые четыре ПУ, при условии наличия на корабле системы типа АСОР);

– комплект ЗИП (одиночный) корабельный;

– комплект эксплуатационной документации.

ТТХ комплекса ПК-10

Калибр, мм….. 120

Длина пусковой установки

без снарядов, мм 655

Ширина ПУ без снарядов, мм 962

Высота ПУ без снарядов, м 540

Масса ПУ без поворотного механизма, кг 205

Масса ПУ с поворотным механизмом, кг 336

Длина снаряда, мм 1220

Масса снаряда, кг, не более 25

Реактивные снаряды комплекса радиоэлектронной борьбы ПК-10: СК-50, СР-50 и С0-50.

В зависимости от главных размерений и водоизмещения корабля-носителя комплекс ПК-10 может применяться в одном из нескольких вариантов комплектации:

– для кораблей малого водоизмещения – пульт дистанционного управления и две или четыре ПУ;

– для кораблей среднего и большого водоизмещения – восемь, 12 или 16 пусковых установок с соответствующим по требованиям количеством пультов дистанционного управления.

При этом каждая из указанных комплектаций может иметь несколько вариантов исполнения, которые предусматривают, в частности, оснащение всех или отдельных ПУ приводом поворота в удобную для заряжания зону (сторону). Комплекс также может комплектоваться различными вариантами вторичных источников электропитания.

Предусматривается два режима стрельбы: автоматический – сериями и ручной – одиночными выстрелами (снарядами). При этом под одной серией снарядов в данном случае принято понимать один или несколько залпов из всех назначенных на стрельбу ПУ, причем в каждом залпе из каждой ПУ выпускается по одному снаряду.

Прибор дистанционной стрельбы (с Прибором 75) предназначается для:

– обеспечения световой сигнализации по цепям источников питания;

– сигнализации о наличии снарядов в гнездах пусковой установки;

– выполнения вручную установки исходных данных для стрельбы: номер пусковой установки, назначенной для выполнения стрельбы, количество серий (пусков) снарядов (от одной до десяти, интервал между залпами в серии – 0,3 с), количество снарядов серии из каждой назначенной для стрельбы пусковой установки – количество залпов в серии (от одной до десяти), интервал между сериями (1-2 с, далее – от 2 до 20 с с дискретностью 2 с);

– выдачи команд на пуск снарядов и на отмену пуска; выполнения самоконтроля правильности функционирования в режиме «ПРОВЕРКА ПДУ» при разряженных пусковых установках;

– пуска любого снаряда из любой ПУ;

– автоматического переключения с основного электропитания на резервное (аварийное).

Время ввода исходных данных для стрельбы не превышает 60 с, время непрерывной работы пульта дистанционного управления – не менее 12 ч.

В свою очередь, выносной пульт управления предназначен для управления стрельбой комплекса ПК-10 из ходовой рубки корабля-носителя. Данный пульт обеспечивает переключение управления стрельбой на себя лично или на прибор дистанционной стрельбы; ведение диалога оператора выносного пульта управления с оператором пульта дистанционного управления, а также выдачу команды «Пуск СО», либо «Пуск СР», либо «Отмена пуска».

Выпрямительный агрегат, как можно понять, обеспечивает комплекс ПК-10 электрическим питанием 27 В постоянного тока.

Пусковая установка комплекса ПК-10 – десятиствольная, крепится неподвижно на палубе либо вверх стволами, либо с направлением стволов под острым углом к линии горизонта. Она обеспечивает:

– стрельбу снарядами помех в любое время суток и года;

– любой порядок ручного заряжания и перезаряжания снарядов (при этом каждая ПУ заряжается одним типом снарядов – СО или СР);

– удержание снарядов в гнездах установки при любых эксплуатационных нагрузках;

– выдачу в пульт дистанционного управления и автоматизированную систему управления комплекса сигнала о наличии готовых к стрельбе снарядов в пусковой установке.

Пусковые установки комплекса ПК-10, во врезке – прибор дистанционной стрельбы комплекса ПК-10.

Время готовности пусковой установки при незаряженном ее состоянии не превышает 20 мин, а при заряженной ПУ (с учетом подачи питания и установки исходных данных для стрельбы) оно составляет не более 1 мин. При этом время от подачи команды «Пуск» до выстрела первого снаряда (при условии нахождения пусковой установки в заряженном состоянии, наличии питания и установленных уже исходных данных для стрельбы) не превышает 0,5 с. На перезаряжание одной пусковой установки требуется не более 20 мин. Наиболее распространенным вариантом на боевых надводных кораблях советского и российского флота стал комплекс в составе четырех пусковых установок.

В комплексе ПК-10 применяются радиолокационные и оптико-электронные снаряды, которые внешне похожи, но различаются своим снаряжением, массой и маркировкой. Применяются серийные снаряды следующих типов.

Снаряд АЗ-СР-50 предназначен для постановки уводящих ложных радиолокационных целей (облако дипольных отражателей перенацеливает на себя радиолокационные ГСН атакующих ракет), имеет длину 1225 мм и массу 25 кг. Масса снаряжения – 10 кг (по другим данным -11 кг). Постановка ложных целей данным снарядом возможна на дальности 20-50 м, тип снаряжения – дипольные отражатели.

Снаряд АЗ-СО-50 служит для постановки широкодиапазонных оптических маскирующих завес и уводящих ложных целей, обеспечивающих перенацеливание на себя ГСН атакующего оружия на стадии автосопровождения. Снаряд имеет длину 1225 мм и массу 20 кг (по другим данным – 25 кг), а его снаряжение массой 6 кг (7,3 кг) относится к пиротехническому типу. Снаряд может применяться для постановки помех на дистанции порядка 20-50 м, помеха выставляется в виде аэрозольного облака в непосредственной близости от защищаемого корабля.

Снаряд АЗ-СОМ-50 представляет собой модификацию снаряда АЗ-СО-50 и предназначен для постановки оптических маскирующих завес и уводящих ложных целей. Он имеет длину 1225 мм и массу 22 кг (21,8 кг), а его снаряжение массой 6 кг (7,3 кг) также относится к пиротехническому типу (ИК, лазерное). Дальность постановки – от 20 до 70 м.

Снаряд АЗ-СК-50 предназначен для постановки комбинированных помех. Калибр – 120 мм, длина снаряда – 1225 мм, масса снаряда – 25 кг, масса снаряжения – 6,9 кг (9,1 кг), тип снаряжения – ИК-ловушки и дипольные отражатели, дальность постановки – от 20 до 50 м.

Снаряд АЗ-СМЗ-50 служит для постановки маскирующей завесы. Калибр и длина – как у других снарядов, масса снаряда – 19,4 кг, масса снаряжения – 4,4 кг, дальность постановки -от 20 до 50 м.

Все снаряды могут безопасно и эффективно применяться в диапазоне температур от -40°Сдо+50°С.

В составе комплекса ПК-10 имеются так называемые «Приборы 155», представляющие собой средства обеспечения ручного контроля целостности цепей стрельбы. Причем габаритные размеры данных приборов позволяют проносить их через люк диаметром 594 мм (не менее).

Повседневное обслуживание комплекса ПК-10 обеспечивается двумя военнослужащими: механиком и электриком. При этом расчет личного состава, выполняющего перезаряжание пусковых установок комплекса в ходе его боевой работы, осуществляется исходя из условия обслуживания одним человеком только одной пусковой установки (не считая подносчиков снарядов, доставляющих из погреба боезапаса к месту нахождения пусковой установки комплекса ПК-10).

Комплекс РЭБ типа ПК-10 включен в состав вооружения таких надводных кораблей, как малые ракетные корабли проекта 1234, малые ракетные корабли на воздушной подушке проекта 1239 (четыре ПУ в кормовой части каждого из кораблей), малые артиллерийские корабли проекта 21630 «Буян» и ряд других. Кроме того, был разработан и вариант данного комплекса, имеющий наземный тип базирования. Он получил обозначение КТ-216-Н-Э.

Пусковая установка типа ПУ-1716 специализированного комплекса выстреливаемых помех КТ-308.

120-мм комплекс дезинформации и отвлечения КДО-14Э

В свое время специалисты ГУН «КБ машиностроения» в инициативном порядке осуществляли разработку комплекса выстреливаемых помех среднего и дальнего рубежей обороны, который получил обозначение КДО-14Э («Э» означало «экспортный»). По состоянию на конец 1999 г., комплекс прошел полигонные испытания, но на вооружение он так и не поступил. Автор посчитал целесообразным привести здесь описание данного комплекса.

Комплекс предназначен для постановки радиолокационных, оптических и комбинированных дезинформирующих и отвлекающих ложных целей по задаваемым фигурам. Состоит из приборов управления стрельбой, двух или четырех четырнадцатиствольных пусковых установок с автоматическим или ручным заряжанием и реактивных снарядов радиолокационных СР-49 (индекс ГРАУ – АЗ-СР-49) и оптических СО-49 (АЗ-СО-49) помех (72 снаряда в заряжающем устройстве каждой ПУ).

Комплекс обеспечивает:

– работоспособность в любых климатических условиях;

– время от момента подачи питания до готовности к боевому применению – не более 1,5 мин;

– время от выдачи целеуказания до момента выстреливания последнего снаряда фигуры из четырех Л Ц – не более 20 с;

– дальность постановки ЛЦ – от 200 до 4000 м;

– косвенную стабилизацию ПУ со скоростью поворота стволов в положение стрельбы по ГН – не менее 60', по ВН – не менее 35";

– время автоматического заряжания ПУ четырнадцатью снарядами – не более 24 с.

При боевом использовании комплекса в автоматическом режиме (без учета подпитки магазинов ПУ снарядами из мест дополнительного хранения) его обслуживает 1 человек.

Масса комплекса из двух ПУ с автоматическим заряжанием (без снарядов) составляет не более 22 т.

Приборы управления стрельбой предназначены для автоматического приема пеленга, дальности и скорости подавляемого объекта, приема текущих значений скорости своего корабля, ввода параметров ветра и состояния поверхности моря, дистанционного наведения двух или четырех ПУ с учетом качки корабля в нужные точки стрельбы, определяемые в зависимости от направления на подавляемый объект, скорости своего корабля, параметров ветра и принятой тактики постановки ЛЦ.

Электропитание от корабельной сети 3 – 50 Гц 380 В, потребляемая мощность для комплекса из двух ПУ – не более 7 кВт.

Основные характеристики снарядов: калибр – 120 мм, длина – 1800 мм, масса – 30 кг, время образования ЛЦ – 5 с, время действия ЛЦ – не менее 50 с.

В комплексе КДО-14Э реализован бесконтактный ввод данных во взрыватели снарядов непосредственно перед стрельбой и бесконтактный запуск реактивного двигателя снарядов по команде «ПУСК». Применены новые технические решения, повышающие кучность стрельбы при постановке одной ложной цели несколькими снарядами. Конструкция заряжающего устройства позволяет заряжать 14 снарядов за 24 с. Это сделало приемлемым показатель «стоимость – эффективность» комплекса, что немаловажно для принятия решения о его использовании.

Комплекс КТ-308

Развитием линейки отечественных корабельных комплексов выстреливаемых помех стал КТ-308, разработанный в кооперации компаниями ОАО «КБ машиностроения» (головной разработчик и изготовитель КТ-308), ОАО «Ратеп» (разработчик и изготовитель модуля управления) и ОАО «Институт прикладной физики» (г. Новосибирск, разработчик и изготовитель снарядов).

КТ-308 предназначен для защиты кораблей любого класса (водоизмещения) на всех рубежах обороны корабля-носителя (дальнем, среднем и ближнем) от различных видов управляемого ракетного оружия с ГСН радиолокационного, оптико-электронного (лазерные, телевизионные и инфракрасные системы наведения) и комбинированного типа.

По данным компании-разработчика комплекса КТ-308, он способен решать следующие задачи:

– на дальнем рубеже обороны корабля-носителя, где обычно на носителе высокоточных средств воздушного нападения (СВН) до их пуска происходит целераспределение, – обеспечивает дезинформацию средств наблюдения, обнаружения и целеуказания противника путем постановки комбинированных – радиолокационных и оптико-электронных – ложных целей, что призвано осложнить оператору носителя высокоточных средств поражения выбор цели (целей);

– на среднем рубеже обороны корабля- носителя, соответствующем маршевому этапу полета высокоточного средства воздушного нападения (режим подхода к цели и ее предварительного поиска), – выполняет отвлечение атакующего СВН (ракеты) от защищаемого корабля на ложные направления посредством постановки в определенной конфигурации нескольких ложных отвлекающих комбинированных целей, что осложняет работу ГСН высокоточного СВН во время поиска цели и выбора направления ее атаки;

– на ближнем рубеже обороны корабля-носителя, где происходит переход высокоточного СВН (ракеты) в режим автосопровождения, – производит постановку ложных уводящих комбинированных целей и маскирующих завес в непосредственной близости от корабля. За время подлета ракеты корабль и ложная цель расходятся, а ГСН ракеты отслеживает общий энергетический центр системы «корабль – ложная цель», который находится уже за кормой корабля, и тем самым уводит ракету от атакуемого корабля-носителя комплекса КТ-308.

В состав комплекса входят:

– 122-мм реактивные пусковые установки ПУ-СК или ПУ-СКМЗ в палубном исполнении с двумя 6-ствольными пусковыми блоками СК или СК и М3 или 12-ствольная установка, выполненная в навесном исполнении (в зависимости от класса корабля в состав комплекса входит от двух до четырех таких ПУ);

– 82-мм 10-ствольные пусковые установки минометного типа ПУ-1716, заимствованные от комплекса ПК-10 (в зависимости от класса корабля в состав комплекса входит до 10 таких ПУ);

– боекомплект снарядов-постановщиков, в состав которых входят: для пусковых установок ПУ-СК и ПУ-СКМЗ – реактивные снаряды комбинированных (оптико-электронных и радиолокационных) помех АЗ-СКП-51 и поглощающих маскирующих завес АЗ-ПМЗ-51, а для пусковых установок ПУ-1716 – снаряды оптических помех АЗ-СО-50 или АЗ-СОМ-50, снаряды радиолокационных помех АЗ-СР-50 и снаряды радиолокационных маскирующих завес АЗ-СМЗ-50;

– пульт управления (размещается в главном командном посту корабля-носителя);

– прибор – вычислитель параметров стрельбы;

– приборы, обеспечивающие индукционные ввод данных во взрыватели и пуск снарядов;

– прибор включения и распределения электропитания и другие.

Следует особо отметить, что в зависимости от значения физических полей корабля, на котором устанавливается комплекс, он может поставляться заказчику в различных модификациях.

Аппаратура управления стрельбой комплекса включает пульт управления, прибор- вычислитель параметров стрельбы, а также приборы, обеспечивающие индукционные ввод данных во взрыватели и пуск снарядов. Управление стрельбой ведется как в централизованном режиме от автоматизированной системы управления средствами РЭБ корабля-носителя, так и в автономном – по данным собственных приборов комплекса.

Система управления стрельбой комплекса КТ-308 способна осуществлять прием пеленга, дальности и скорости подавляемого объекта, текущих значений курса и скорости защищаемого корабля-носителя, а также текущих параметров гидрометеоусловий в районе применения оружия. После получения указанных данных и их последующей обработки система управления стрельбой выполняет точный расчет времени (момента) постановки и координат ложных целей, пуск необходимого вида и количества снарядов в заданный момент в заданном направлении и расчет противоракетного маневра корабля.

Снаряды-постановщики ложных целей различного назначения оснащаются боевой частью кассетного типа. Кассеты располагаются в корпусе снаряда последовательно друг за другом и имеют различное снаряжение. По данным разработчика, дальность срабатывания первой кассеты снарядов, выстреливаемых из пусковой установки типа ПУ-1716, составляет 30 м, а скорострельность при этом достигает 200 выстр./мин. Дальность же срабатывания первой кассеты снарядов, выстреливаемых из 122-мм пусковой установки реактивного типа, колеблется от 30 до 1000 м, а скорострельность достигает 400 выстр./мин. Причем данные во взрыватели по дальности стрельбы для ПУ реактивного типа вводятся непосредственно перед выполнением стрельбы, в режиме реального времени и по индукционным связям. Время заряжания пусковых установок комплекса не превышает 15 мин; время готовности комплекса из боевого положения №1 – не более 10 с, а из походного положения – не более 1,5 мин.

Пусковая установка типа ПУ-СК специализированного комплекса выстреливаемых помех КТ-308

Отличительной особенностью комплекса КТ-308 является то, что, несмотря на его высокую технологичность и огромный боевой потенциал, который он имеет, вся нормальная работа комплекса обеспечивается всего одним оператором.

Испытания комплекса КТ-308 были успешно проведены в 2009 г., а в 2011 г. он впервые был представлен широкому кругу специалистов на санкт-петербургском Международном военно-морском салоне. В обозримом будущем комплекс, вероятно, появится на новых российских боевых кораблях и катерах. Вполне возможно также, принимая во внимание наличие на комплекс паспорта рекламно-экспортного облика, что КТ-308 будет поставляться и нашим партнерам по ВТС.

Высокая эффективность разработанных для отечественного флота корабельных комплексов радиоэлектронной борьбы была по достоинству оценена командованием и экипажами кораблей и нашла практическое подтверждение в ходе многочисленных военно-морских учений, проводившихся ВМФ Советского Союза и России, а также в ходе их применения по предназначению в боевых условиях кораблями тех флотов мира, куда такие комплексы поставлялись нашей промышленностью в рамках международного военно-технического сотрудничества.

Использованы фото Д, Пичугина, И. Бедретдинова, А. Блинова и В, Щербакова.

Литература

1. Широкорад А. Б. Оружие отечественного флота. – М.: Харвест; М.: ACT, 2001.

2. Naval Systems. Export Catalogue. – Rosoboronexport, 2003.

3. Оружие и технологии России. Энциклопедия XXI в. Т. III. Вооружение Военно-Морского Флота. – М.: Оружие и технологии, 2001, с. 446-455.

4. Оружие России. Каталог. Т. VII. Высокоточное оружие и боеприпасы. – М.: Военный парад, 1997, с. 312-320.

5. Оружие и технологии России. Энциклопедия XXI в. Т. XIII. Системы управления, связи и радиоэлектронной борьбы. – М.: Оружие и технологии, 2006, с. 539-548.

6. Вооружение и военно-морская техника России. – М.: Военный парад, 2003, с. 129-137.

7. Красин В. Радиоэлектронная борьба – оружие XXI в. //Военный парад. – 1997, июль-август.

8. Маслов А., Шеффер В. Корабельные комплексы постановки ложных целей//Военный парад. – 1999, ноябрь -декабрь, с. 32-34.

9. Петрушенко В.Г., Будаев В.Г. Эффективность «ложных целей»// Национальная оборона.

10. Специализированный отечественный комплекс помех КТ-308. Сайт -Военное обозрение»( http://topwar.ru )

11. Щит и меч морских рубежей России. ОАО «КБ машиностроения» – 55 лет// Национальная оборона. – 2012, №7.

12. Рекламные материалы компаний-производителей.

Михаил Никольский

Малогабаритные управляемые ракеты класса «воздух-поверхность»

Противотанковые ракеты

В 1970-е гг. консорциумом «Еуромиссайл» был разработан ПТРК «Хот» (НОТ, или Haiit subsonique Optiquement teleguide tire d'un Tube). Он выпускался в вариантах, предназначенных для вооружения сухопутной боевой техники и вертолетов. Комплексом этого типа было оснащено более 700 вертолетов вооруженных сил нескольких стран.

Ракета комплекса состоит из двухступенчатого РДТТ (стартового и маршевого), боевой части, автономного отсека с элементами системы наведения и стабилизаторов. Кумулятивная боевая часть массой 6 кг размещена в носовой части ракеты. В хвостовой части размещены стартовый и маршевый двигатели. Стартовый двигатель, по оси которого проходит газопроводная труба маршевого двигателя, имеет четыре боковых наклонно расположенных сопла, способен развивать скорость ПТУР на траектории до 260 м/с менее чем за 1 с после старта. Тяга маршевого двигателя 500 кгс. В отсеке управления, занимающем среднюю часть ракеты, находятся источник электропитания, аппаратура системы управления, газоструйное управляющее устройство. Катушка с проводом, по которым передаются команды управления, смонтирована на трубе маршевого двигателя. Пуск ракеты осуществляется из цилиндрического транспортно-пускового контейнера.

Оператор должен все время полета ракеты удерживать перекрестие оптического прицела на цели. Отклонение ПТУР от линии прицеливание фиксируется ИК системой слежения, ориентированной на трассер ракеты. Команды управления вырабатываются автоматически в зависимости от совместного положения цели, перекрестия прицела и трассера ракеты.

Комплекс «Хот» несколько раз модернизировался. В 1985 г. появился вариант -Хот 2» с кумулятивной БЧ увеличенного со 136 до 150 мм калибра; масса БЧ – 4,1 кг.

Самый совершенный вариант комплекса «Хот 3» (с новой помехоустойчивой аппаратурой сопровождения и тандемной боевой частью массой 6,5 кг) выпускается с 1998 г. Основные характеристики ПТУР «Хот 3»: масса в ТПК – 32,6 кг; длина без ТПК – 1,3 м; диаметр – 0,15 м; дальность стрельбы-4 км.

Боевой вертолет «Газель», оснащенный ПТРК «Хот».

ПТУР «Хот».

Носителями ПТРК «Хот 3» являются вертолеты Во.105, SA.341F «Газель», «Тигр», «Руивалк».

В конце 1980-х гг. на международной основе началась разработка вертолетного ПТРК 3-го поколения TRIGAT-LR, предназначенного для замены ПТРК «Хот» (НОТ) и «Toy» (TOW). В программе принимали участие фирмы Германии, Франции и Великобритании, но в 2001 г. Франция и Великобритания вышли из программы. НИОКР, завершенные Германией, привели подписанием в 2006 г. контракта на серийное производство ракет. Производство данного ПТРК ведет концерн PARSys, образованный на паритетной основе фирмами «Diehl BGT Defence» и «LFK/MBDA Deutschland».

ПТРК TRIGAT-LR предназначен для вооружения боевых вертолетов «Тигр» UHT/YFC/HAD вооруженных сил Германии, Франции и Испании соответственно. В Германии комплекс получил наименование PARS-3 (Panzerabwehr rakensystem 3), во Франции – AC-3G (Antichar de Зе generation).

В состав комплекса, помимо ракет ATGW- 3LR и пусковых установок, входит надвтулочная оптоэлектронная прицельная система OSIRIS, включающая ИК и ТВ каналы, лазерный дальномер-целеуказатель.

Ракета ATGW-3LR выполнена по нормальной аэродинамической схеме и оснащена тепловизионной ГСН, установленной в носовой части. За ней размещена тандемная боевая часть. Далее к хвосту расположены аппаратура управления и двигатель с управляемым вектором тяги. Масса ракеты составляет 49 кг, длина – 1,5 м, диаметр корпуса – 0,15 м. Дальность стрельбы достигает 7 км.

Боевой вертолет «Тигр» с ПУ комплекса PARS-3.

Ракета ATGW-3LR с тепловизионной ГСН комплекса TRIGAT-LR.

Пуск ПТУР «Спайк» с боевого вертолета АН-1 «Кобра».

Управляемая ракета семейства «Спайк».

Подвеска ракет «Спайк» на боевых вертолетах UH-60 «Блэк Хок» и АН-1 «Кобра» ВВС Израиля.

При стрельбе оператор накладывает прицельную марку на цель; сопровождение ракеты и коррекция ее траектории автоматически осуществляется системой OSIRIS. В системе управления ракетой реализован принцип «пустил и забыл». Ракеты TRIGAT-LR запускаются из счетверенных пусковых установок. Вертолет «Тигр» способен нести две такие установки (восемь ракет).

В 1987 г. израильская фирма «Рафаэль» в инициативном порядке приступила к разработке семейства ПТРК «Спайк» (Spike). В 1997 г. эта программа получила поддержку на государственном уровне, с 2000 г. ПТУР данного семейства применяются армией и ВВС Израиля в боевых действиях, а с 2001 г. используются многонациональными силами в Афганистане. Производство комплексов осуществляет фирма «Рафаэль» в сотрудничестве с германской фирмой «Диль» (входит в концерн «Рейнметалл»), что облегчает продажу комплексов в Европе. Маркетингом в Европе занимается фирма «EuroSpike GmbH».

Изначально «Спайк» проектировался в варианте для сухопутных войск как аналог американского комплекса FGM-148 «Джевелин». Для вооружения легкой колесной техники и вертолетов была создана модификация комплекса «Спайк-ER» (Extended Range – увеличенной дальности; известен также как NT-Dandy, или NT-D) с большим диаметром и возросшей массой ракеты (масса – 34 кг, дальность стрельбы – 8 км).

ПТРК «Спайк» оснащены боевые вертолеты «Тигр» вооруженных сил Испании, АН-1 «Кобра» ВВС Израиля, UH-60 «Блэк Хок» в десантно-штурмовом варианте (в том числе UH-60M «БэттлХок») вооруженных сил Израиля и США. Проводились испытания по использованию этих ракет с французского БПЛА SAGEM «Спервью». Комплекс «Спайк» может быть установлен практически на любом современном вертолете – от MD-500 «Дефендер» до Ми-24, при этом дополнительной доработки вертолета не требуется.

ВМС Южной Кореи выбрали ПТУР «Спайк» в варианте NLOS для вооружения вертолетов палубного базирования АгустаУэстленд AW159 «Уилдкэт» (развитие вертолета «Линке»), начало поставок которых намечено на 2015 г. Ракета массой 70 кг с дальностью стрельбы 25 км может быть оснащена боевыми частями разного типа: бронебойной, осколочной, осколочно-фугасной. Оптоэлектронная ГСН позволяет использовать УР для поражения целей в любых метеоусловиях днем и ночью. Сообщалось об установке с 2012 г. на ракете Spike-NLOS, помимо оптоэлектронной ГСН, лазерной ГСН.

В рекламных проспектах отмечается реализация в ПТРК «Спайк» концепции «пустил и забыл», что, скорее всего, не соответствует истине, так как УР оснащена волоконно-оптическим кабелем, по которому передается изображение от ГСН на борт носителя для коррекции траектории полета ракеты оператором бортовой системы вооружения. В 2015 г. намечено развернуть серийное производство вариантов всех ракет семейства «Спайк», у которых волоконно-оптический кабель заменен радиоканалом.

ПТУР «Спайк» оснащена боевой частью тандемного типа, способной, согласно опубликованным данным, преодолевать динамическую защиту всех современных основных боевых танков. В состав ПТРК входит оптический прицел с 10-кратным увеличением. Основной ГСН является инфракрасная, однако предусмотрена возможность установки двухрежимной оптоэлектронной/ИК ГСН. Штатно ракеты размещаются на вертолете в двух четырехзарядных трубчатых пусковых установках, которые крепятся на стандартных узлах подвески по бортам фюзеляжа. В пусковых установках для связи системы управления ракеты с СУВ носителя использован интерфейс 1553. Аэродинамические поверхности модификации NLOS, в отличие от всех других ракет семейства, выполнены неподвижными; на других модификациях поверхности крыльев и оперения выдвигаются из корпуса УР после пуска.

Семейство управляемых ракет LAHAT (LAser Homing Attack Missile) разработано в середине 1990-х гг. отделением «МВТ Division» израильской фирмы «Israel Aerospace Industries (IAI). В качестве носителей данных ракет используются различные платформы – колесная техника, танки, вертолеты, катера, БПЛА.

Пуск ракеты осуществляется со специальных пусковых установок или через орудийный ствол (танковые орудия и безоткатные орудия калибра 105 и 120 мм). Специализированная пусковая установка рассчитана на подвеску четырех УР LAHAT.

Информация о варианте для сухопутных войск впервые была представлена в 1998 г. В 2004 г. на выставке «Азиэн Аэроспейс» в Сингапуре впервые демонстрировался авиационный вариант УР LAHAT – SkyBow. В 2005 г. прошли успешные пуски УР LAHAT SkyBow с вертолетов Ми-8/17 и MD-500/530, а в 2010 г. – с боевого вертолета АН-1 «Кобра». На авиасалоне в Париже летом 2005 г. демонстрировался индийский вертолет «Дхрав» с подвешенными четырехзарядными пусковыми установками для УР LAHAT. На выставке «Евросатори-2010» был показан вооруженный УР LAHAT вертолет SA.342 «Газель».

Южная Корея выбрала ПТУР «Спайк» в варианте NLOS для использования на вертолете AW159 «Уилдкэт».

ПТУР «Спайк» в варианте NLOS.

Общий вид управляемой ракеты LAHAT и вертолетное пусковое устройство на четыре ПТУР.

Масса ракеты LAHAT – 12,5 кг, длина – 0,975 м, диаметр – 1,045 м. Дальность стрельбы составляет 8 км, расчетное КВО – 0,7 м.

ПТУР семейства LAHAT оснащены лазерной полуактивной ГСН. Сообщается, что тандемная боевая часть ракеты обеспечивает пробитие всех типов брони, включая динамическую защиту.

Боевой вертолет способен нести четыре, восемь или 16 УР LAHAT. Для использования комплекса данного типа на вертолет необходимо установить прицел непосредственного визирования Line Of Sight (LOS) и выносной прицел Non-Line of Sight (NLOS).

Семейство ПТУР «Наг» (Nag, в переводе с санскрита – «змея») разработано Управлением исследований и разработок в области обороны (Defence Research and Development Organization) Индии. Это третье поколение индийских ПТУР, выполненных согласно концепции «пустил и забыл». Изначально предполагалась разработка трех вариантов ракет, отличающихся способами наведения на цель: по проводам, с радилокационной ГСН миллиметрового диапазона и с ИК ГСН. В процессе НИОКР от наведения по проводам отказались, а радиолокационная и ИК ГСН выполнены взаимозаменяемыми.

Испытания базового варианта ПТУР «Наг» для сухопутных войск начались в 2008 г. Ведется разработка варианта ракеты для вооружения вертолетов «Дхрув» и LCH. Данный вариант известен как HELENA (HELIcopter NAag). В состав комплекса вертолетного вооружения, помимо собственно ракеты, входят пусковые установки трубчатого типа и смонтированная в носовой части вертолета гиростабилизированная турель с ИК прицелом и лазерным дальномером-целеуказателем. Дальность стрельбы ПТУР HELENA увеличена до 8 км (дальность стрельбы ПТУР «Наг» – 4-5 км). Испытания вертолетного варианта начались в 2011 г.

Ракета «Наг» массой 42 кг полностью изготовлена из стеклопластика. Боевая часть тандемного типа весит 8 кг. Дальность стрельбы – 8 км, КВО – 0,9 м (вероятность попадания -0,77).

В 1990-е гг. в Китае приступили к разработке аналога американской УР AGM-114 «Хеллфайр». Согласно опубликованной информации, за НИОКР по перспективной ракете отвечал завод №218 фирмы CNIGC в Пекине. Из-за технических сложностей в 2004 г. проект оказался на грани закрытия, но в 2005 г. работы по программе активизировались, что западные аналитики связывают с резким увеличением финансирования. Малосерйиное производство УР J-10 Hong Jian («Красная стрела») началось в 2009 г. Ракеты пока предназначены исключительно для вооружения боевых вертолетов WZ-10.

Известны следующие модификации ракеты J-10:

– HJ-10A с радиолокационной ГСН Yo Huo миллиметрового диапазона; разработка завершена в 2006 г., но технические проблемы полностью не удавалось преодолеть минимум до 2009 г. HJ-10A может комплектоваться боевыми частями двух типов: тандемной бронебойной или проникающей, оптимизированной для поражения цели сверху. Боевые части взаимозаменяемы.

– HJ-10B с тепловой ГСН; комплектуется такими же БЧ, как и УР HJ-10A.

– HJ-10C с полуактивной лазерной ГСН; оснащается такими же БЧ, как и УР HJ-10A.

– HJ-10D с телевизионной ГСН; комплектуется такими же БЧ, как и УР HJ-10A.

– AKD-10 – упрощенный вариант с осколочно-фугасной БЧ, на 80% унифицирован с УР HJ-10A/B/C/D.

– AR-1 – вариант с ТВ ГСН для БПЛАСН-3.

ПТУР «Наг»

В конце 1960-х гг. в США был принят на вооружение комплекс «Тоу», который и сегодня остается одним из самых распространенных в мире ПТРК. К 2000 г. выпустили более 600000 ракет «Тоу» всех модификаций. Комплекс производится в нескольких модификациях, предназначенных для размещения на различных платформах. Авиационными носителями ПТРК «TOW» являются только боевые вертолеты семейства Белл AH-1S «Кобра». Необходимо отметить, что вертолет AH-1S разрабатывался как специализированный носитель данного ПТРК и одно время именовался «Кобра TOW».

НИОКР по ПТРК XBGM-71 велись фирмой «Хьюз Эйркрафт» в 1963-1968 гг. На вооружение он был принят под наименованием BGM-71 TOW – Tube-launched, Opticallytracked, Wire command data link, guided missile (запускаемая из цилиндрической пусковой установки управляемая по проводам ракета с оптическим наведением). Серийно выпускался фирмой «Рейтеон Системз».

Подвеска ПТУР типа J-10 на боевой вертолет WZ-10.

Семейство управляемых ракет «Тоу».

Пуск ПТРК «TOW» с вертолета AH-1W «Супер Кобра»

ПТРК «TOW» неоднократно модернизировался, однако долгое время основное внимание при совершенствовании ракеты уделялось повышению бронепробиваемости, т.е. дорабатывалась прежде всего боевая часть. Ракета BGM-71 TOW оснащалась обычной кумулятивной бронебойной боевой частью. BGM-71C ITOW (Improved TOW) снабдили выдвижной носовой штангой; такая ракета способна пробить стальную броню толщиной до 800 мм. На BGM-71D TOW-2 доработали двигатель и систему управления. BGM-71E TOW-2A получила тандемную кумулятивную БЧ, способную пробивать композиционную и реактивную броню (масса дополнительного заряда – около 0,3 кг, масса основного заряда – 5,9 кг).

Ракета BGM-71F TOW-2B (стартовая масса – 22,6 кг, длина – 1219 мм, диаметр корпуса – 149 мм) предназначена для поражения бронетанковой техники сверху и отличается новой тандемной боевой части, действие которой направлено под углом к продольной оси ракеты; БЧ оснащена взрывателем, срабатывающим при пролете ракеты над целью. Дальность полета вертолетной модификации BGM-71FTOW-2B Aero, разработанной в 2001 – 2002 гг., увеличена с 3,75 до 4,5 км за счет использования нового аэродинамического обтекателя носовой части и увеличения длины проводов на катушках.

Для наведения ракеты используется телескопический оптический прицел (на вертолетах АН-1 «Кобра» прицел установлен в передней кабине). Оператор должен удерживать ракету в поле зрения в течение всего полета до цели. Коррекция траектории ракеты выполняется посредством команд, передаваемых по двум проводам, разматываемым с установленных в хвостовой части ракеты катушек. Оператор отслеживает ракету в полете по сигналам ИК и ксенонового маяков. В 2000 г. начались работы по созданию беспроводной модификации ПТУР TOW с ИК ГСН (TOW FF, Fire-and-Forget – «пустил и забыл»), но в 2002 г. они были прекращены. Тем не менее, к 2006 г. разработали беспроводной вариант ракеты BGM-71F TOW-2B Aero – TOW 2В RF с радиокомандным наведением миллиметрового диапазона. Ракеты TOW 2В RF выпускаются серийно.

Комплекс AGM-114 «Хеллфайр» (Hellfire, или Heliborn, Laser, Fire and Forget – Вертолетный, Лазерный, «пустил и забыл») был принят на вооружение в 1980-е гг. Изначально он предназначался для борьбы с бронетанковой техникой, но в последние годы рассматривается как универсальный, пригодный для уничтожения широкой гаммы наземных и надводных целей. До начала 2014 г. изготовлено порядка 36000 ракет «Хеллфайр» всех модификаций; стоимость одной ракеты в зависимости от модификации в ценах 2012 г. составляла от 68000 до 98000 долл.

ПТРК «Хеллфайр» создавался как основное вооружение для боевых, разведывательно-ударных и десантно-штурмовых вертолетов вооруженных сил КМП США. Его носителями являются вертолеты AH-1W/Z «Супер Кобра»/«Вайпер», АН-64 «Апач» всех модификаций, UH/MH/HH/SH-60 «Хок», OH-58D/F «Кайова Уорриер» и MD-530. В 2003 г. комплекс «Хеллфайр» сертифицировали для применения с европейского боевого вертолета «Тигр». Этими ракетами вооружаются БПЛА нескольких типов, а также самолеты.

Комплекс неоднократно модернизировался. Первый вариант ракеты, AGM-114A, использовался только для испытаний. В серийное производство были запущены модификации AGM-114B для ВМС и КМП, AGM-114C для армии США. Модификация AGM-114B оснащена дополнительным электронным устройством боевого взвода. На ракете AGM-114C установлены двигатель меньшей дымности и улучшенная полуактивная лазерная ГСН. На AGM-114F Interim Hellfire использована тандемная боевая часть.

Пуск ПТУР «Хеллфайр» II с вертолета AH-1Z

В AGM-114K Hellfire II реализованы следующие доработки: установлена новая ГСН с повышенной разрешающей способностью, с возможностью наведения и по лазерному лучу, и посредством радиокоманд; установлен программируемый автопилот; увеличена броенепробиваемость кумулятивной тандемной БЧ. ГСН ракеты AGM-114K способна «перезахватывать» цель в неблагоприятных атмосферных условиях или в случае постановки помех. На боевой части модификации AGM-114K-A установлена «рубашка», образующая при подрыве основной БЧ облако осколков.

Масса AGM-114К – 45,5 кг, масса БЧ – 9 кг, длина – 1,63 м, дальность стрельбы – 8 км.

Ракета ПТРК «Хеллфайр» II.

Ракета AGM-114L Longbow Hellfire с точки зрения системы управления является совершенно новым типом. Она оснащена полуактивной радиолокационной ГСН миллиметрового диапазона, исходное целеуказание выдается бортовой РЛС «Лонгбоу» вертолета AH-64D «Апач Лонгбоу».

AGM-114M и AGM-114N отличаются, прежде всего, боевыми частями. «Флотская» AGM-114M является единственной в семействе, оснащенной чисто осколочной боевой частью. Ракета предназначена для поражения легких строений, легкобронированной и не бронированной техники, катеров. На AGM-114N установлена термобарическая боевая часть, оптимизированная для использования в урбанизированной местности, уничтожения живой силы и материальных ценностей в укрытиях и пещерах.

Модификация AGM-114P разработана специально для БПЛА, запуск этих ракет возможен со средних высот.

Вертолетное пусковое устройство на четыре УР «Хеллфайр» II.

Подвеска ПТУР «Хеллфайр» II на вертолете AH-64D «Апач Лонгбоу».

Новейшей модификацией семейства «Хеллфайр» является приятая на вооружение в 2012 г. ракета AGM-114R с полуактивной лазерной ГСН. Запуск УР может осуществляться в более широком диапазоне высот и скоростей полета носителя под любым ракурсом к цели. Новая боевая часть обеспечивает поражения широкой гаммы целей – от незащищенных точечных до бронетанковой техники.

Управляемая ракета AGM-114 выполнена по модульной схеме. В носовой части размещена ГСН. Все модификации, за исключением AGM-114L, оснащены лазерной полуактивной ГСН; на УР AGM-114L установлена радиолокационная ГСН миллиметрового диапазона. Лазерная ГСН осуществляет слежение за кодированным лазерным излучением, отраженным от подсвечиваемой цели. За ГСН расположена боевая часть. В средней части ракеты находится отсек системы управления полетом. Все модификации ракеты, кроме самой первой AGM- 114А, оснащены автопилотом на основе трехстепенного свободного гироскопа. В хвостовой части ракеты установлен твердополивный ракетный двигатель, разгоняющей ракеты с ускорением 10д до максимальной скорости 1760 км/ч.

Применение УР «Хеллфайр» с лазерной ГСН возможно в автономном режиме с подсветкой цели лазером носителя или с подсветкой цели от внешнего целеуказателя. В обоих случаях подсветка цели необходима вплоть до поражения цели ракетой. Захват цели ГСН ракеты по отраженному от цели лучу лазера возможен как до пуска УР, так и в полете. В AGM-114L реализован принцип «пустил и забыл»: подсветка цели РЛС носителя после пуска ракеты не требуется.

Для замены УР «Хеллафйр», «Майверик» и авиационного варианта ПТУР «TOW» в США с 2007 г. ведутся работы по единой управляемой ракете класса «воздух-поверхность» JAGM (Joint Air-to-Ground Missile). Данной ракетой предполагается вооружать вертолеты AH-64D, AH-1Z, OH-58D, MH-60R, самолеты F/A-18E/F и БПЛА MQ-1C. Принятие на вооружение этих УР планируется на 2016 г. Главными подрядчиками НИОКР являются фирмы «Рейтеон» и «Боинг». В 2012 г. ВМС и КМП США отказались от участия в программе УР JAGM, и работы были продолжены только в интересах армии США, но в 2014 г. ВМС вернулись к программе в расчете на вооружение ракетами JAGM вертолетов AH-1Z.

Боевой вертолет «Тигр» с ПТУР «Хеллфайр» II.

Ракета JAGM предназначена для поражения практически всех типов стационарных и движущихся целей днем и ночью в любых погодных условиях. Масса УР – 49 кг. длина – 1,75 м, диаметр корпуса – 0,18 м, дальность стрельбы в вертолетном варианте – 16 км. На ракете планируется установить многодиапазонную (ИК, полуактивную лазерную, радиолокационную миллиметрового диапазона) ГСН и универсальную боевую часть, пригодную для уничтожения как бронированных, так и незащищенных площадных целей. Первые испытательные пуски УР JAGM были выполнены в 2010 г. Испытания ГСН УР JAGM, установленной на УР «Хеллфайр», начались в феврале 2014 г.

ПТУР AGM-114R «Хеллфайр» II.

Размещение УР UMTAS на вертолетном ПУ.

Общий вид единой ракеты JAGM.

В 2005 г. к разработке ПТУР большой дальности приступила турецкая фирма «Рокетсан». Ракета получила обозначение UMTAS (Uzun Menzili Tanksavar Sistemi – противотанковая система большой дальности). Она предназначена для вооружения боевого вертолета ТА1/АгустаУэстленд Т-129 АТАК. Начало серийного производства ПТУР UMTAS с лазерной ГСН (L-UMTAS или L-TAM-LR) намечено на конец 2014 г., варианта с ИК ГСН – на 2015 г.

В январе 2014 г. в СМИ появились сообщения о намерении Азербайджана закупить партию ПТУР UMTAS. Помимо вертолетов, эти ракеты можно использовать с других носителей, включая БПЛА, катера и сухопутную технику. Ведутся работы по противокорабельному варианту Mizrak-U, предназначенному для вооружения вертолетов «Си Хок» ВМС Турции; первые пуски данных УР с вертолета «Си Хок» запланированы на 2015 г.

UMTAS может быть оснащена лазерной полуактивной или ИК ГСН, боевая часть тандемного типа. Диаметр ракеты – 160 мм, длина – 1800 мм, масса – 37,5 кг. Дальность стрельбы составляет 8 км. УР размещаются в двухзарядной пусковой установке, которую возможно подвешивать на стандартные пилоны для УР «Хеллфайр».

О. В. Растренин

Приказано выжить! Часть 1

К вопросу о боевой живучести самолетов и эффективности авиационного стрелково-пушечного вооружения Показатель живучести

9 мая 1945 г. завершилась Великая Отечественная война Советского Союза против фашистской Германии, а 2 сентября 1945 г. после капитуляции Японии – и Вторая мировая война. Пришло время подводить итоги, подсчитывать потери, делать выводы и готовить предложения по совершенствованию средств ведения войны.

Так, уже 13 марта 1946 г. инженер-майор В.Г. Фридман направил Маленкову в ЦК ВКП(б) докладную записку «Об очередных задачах авиационного бронирования».

В годы войны Фридман, будучи ведущим инженером 5-го отдела Управления заказов самолетов и моторов ГУЗ ВВС, много занимался вопросами бронирования боевых самолетов. В том числе принимал активное участие в разработке рациональной схемы бронирования штурмовиков с выездом на фронт для изучения характера поражений самолетов огнем зенитной артиллерии и истребительной авиации противника.

В своем обращении Фридман указывал: «За период Второй мировой войны неизмеримо выросли роль и значение брони в авиации. Прогрессивное увеличение количества огневых точек и их калибров на самолетах всех типов потребовало броневой защиты экипажей и жизненно-важных агрегатов, во избежание катастрофического возрастания потерь летного состава и резкого снижения боевой живучести самолетов.

Применение броневой защиты неизбежно оказывает влияние на тактику военно-воздушных сил. Тактические возможности отдельных типов самолетов прямо предопределяются степенью защищенности броней.

Высота полета, приемы атаки, дистанция стрельбы и маневры от огня зенитной обороны и самолетов противника находятся в прямой зависимости от степени уязвимости экипажа и жизненно-важных агрегатов. Наиболее типичным, в этом отношении, являются штурмовики конструкции т. Ильюшина, которые, прежде всего, благодаря бронированию, оказались наиболее эффективными истребителями живой силы и техники противника.

Совершенно очевидно, что защищенность броней современных отечественных и иностранных самолетов далеко недостаточна. Истребители, например, вовсе не имеют бронезащиты ВМГ, радиаторов, бензо- и маслобаков.

Поэтому рациональное бронирование самолетов – выбор оптимальных марок стали, типов и толщин брони и разумная конструктивная ее компоновка – имеют для авиации особо важное значение, неизмеримо большее, чем для кораблей военно-морского флота, танков и бронемашин, где соображения веса играют относительно меньшую роль».

Самолет Ил-2 лейтенанта Прядько из состава 233-й шад был подбит прямым попаданием зенитного снаряда в фюзеляж между 11 и 12 шпангоутами. При посадке фюзеляж в поврежденном месте переломился, и самолет закончил пробег без хвостовой части. Экипаж не пострадал.

Вместе с тем, Фридман делал акцент на том обстоятельстве, что «проектирование бронезащиты для самолетов ВВС КА не имеет достаточной научно-технической базы. Главные конструкторы не располагают тактически обоснованными рекомендациями в отношении рационального и технологически выполнимого применения брони в авиации, сведения о поражаемости брони, которыми они пользуются, подчас, случайны, недостаточно проверены и бедны».

Действительно, вес брони основного ударного самолета ВВС Красной Армии – штурмовика Ил-2, к концу войны достигал 957 кг, что составляет почти 15,6% от его полетного веса, но распределение толщины бронелистов, как выяснилось уже в ходе войны, было выполнено крайне нерационально. В результате наиболее уязвимые огнем противника броневые детали имели недостаточную толщину, тогда как отдельные зоны бронекорпуса либо вовсе не поражались, либо весьма редко и при таких углах и дистанциях, которые позволяли значительно уменьшить толщину брони. Кроме того, воздушный стрелок до конца войны практически был «по пояс голым» – он не имел бронирования с боков и снизу, а со стороны задней полусферы защищался всего лишь 6-мм броневой стенкой. Следствием этого стали значительные боевые потери воздушных стрелков, особенно от огня истребителей противника. Любой снаряд, попадавший в район кабины, приводил к гибели или ранению стрелка.

Только в 1945 г. удалось осуществить перераспределение веса (толщины) брони Ил-2 по схеме с удлиненным бронекорпусом, предложенной 5-м отделом УЗСиМ ГУЗ ВВС КА. Это позволило в 2 раза усилить броню винтомоторной группы и радиаторов, а также надежно защитить стрелка. При этом полетный вес самолета остался на прежнем уровне и его летные данные не только не ухудшились, но даже несколько улучшились: упростилась техника пилотирования, так как центровка самолета стала более передней. Однако из-за бюрократических проволочек ни один Ил-2 с удлиненным бронекорпусом на фронт к окончанию войны так и не попал.

Улучшенная схема бронирования была реализована на штурмовике Ил-10 АМ-42, принятом на вооружение в июне 1944 г. Преимущества новой схемы были продемонстрированы в ходе его боевого применения на фронте. Но и она, как показали воздушные бои с истребителями противника, не обеспечивала защиту от снарядов калибра 20 мм.

Основная причина заключалась в использовании высокоуглеродистых броневых сталей АБ-2 и АБ-3, которые имели высокую хрупкость.

Собственно, когда эти стали разрабатывались, то перед специалистами ВИАМ ставилась задача обеспечить защиту главным образом от пуль нормального и в меньшей степени от пуль крупного калибра.

В этой связи внимание руководства страны обращалось на отсутствие на вооружении ВВС марки стали, надежно защищающей от снарядов и пуль крупного калибра:«Несмотря на то, что еще в 1944 г. неудовлетворительная живучесть этой стали (имеется в виду АБ-2. – Прим. авт.) была совершенно очевидной, до сего времени противоснарядная марка стали не принята на вооружение».

Самолет Ил-2 Героя Советского Союза майора М.З. Бондаренко из 198-го шап на месте вынужденной посадке 8 июня 1943 г. после боевого вылета для удара по аэродрому противника Сеща. В этом вылете майор Бондаренко был атакован истребителями противника в общей сложности 11 раз. В результате атак противника у Ил-2 был поврежден мотор, выбит весь внутренний набор киля и перебиты тросы управления рулем поворота. Руль поворота держался на одном нижнем шарнире крепления и не менял своего вертикального положения только за счет набегавшего воздушного потока. Кроме того, между торцом левого внутреннего элерона и плоскостью прошел снаряд и заклинил элерон развороченным дюралем. Бондаренко удалось дотянуть до аэродрома Красный Гай и произвести вынужденную посадку с убранными шасси.

Ил-2, поврежденный огнем зенитной артиллерии, после посадки на свой аэродром. Подобные повреждения встречались особенно часто.

Ил-2 из состава 154-го гшап 307-й шад 3-го шак, на котором летал капитан Юрий Сергеевич Афанасьев. Осень 1944 г.

«В области прозрачной брони также приходится констатировать недопустимые консерватизм и застой», – отмечал Фридман.

В течение более трех лет войны бронекозырьки и заголовники из пулестойкой прозрачной брони имели таблетированные экраны из сталинита, совершенно не удовлетворяющие тактико-техническим требованиям. Такие дефекты, как затруднявшая видимость сетка из швов между таблетками, «течи» и «зеркала» в центре деталей, а также оптические искажения были устранены лишь в 1945 г. с переходом на экраны из сплошного отожженного стекла.

Причем, по мнению Фридмана, «их своевременное внедрение не было возможно, благодаря непроверенному и тактически не обоснованному представлению о лучшей локальности поражений и более высокой пулестойкости брони с таблетированными экранами». Это объяснялось, прежде всего, тем, что не проводились организованное изучение боевых качеств брони и необходимая научно- исследовательская работа. В качестве примера приводились результаты опытных работ и государственных испытаний прозрачной брони с органической подушкой толщиной всего 15 мм (вместо 25-30 мм, как у серийной прозрачной брони) и увеличенной на 15 мм толщиной силикатного экрана. Новые образцы прозрачной брони имели значительно более высокие термоводостойкость, тепловодостойкость и пулестойкость.

В документе говорилось: «Столь простое решение вопроса оказалось возможным только в 1944 г., когда 5-м отделом УЗСиМ ГУЗ ВВС КА испытания на пулестойкость были впервые проведены организованно, в большом масштабе и технически грамотно. Одна лишь проверка скоростей пуль по хронографу и внесение баллистических поправок позволили выявить, что на пулестойкость прозрачной брони наибольшее влияние оказывает толщина силикатного экрана, незначительное увеличение которой позволяет применить тонкую оргподушку. Этот факт также свидетельствует об отсутствии систематической работы по изучению и улучшению тактико-технических свойств прозрачной брони».

Таким образом, констатировалось, что «в деле проектирования бронезащиты налицо самотек и кустарщина, отсутствие организованной и планомерной научно-исследовательской работы – совершенно очевидное отставание научно-технической мысли от современных требований».

В качестве основных причин такого положения указывались следующие: недооценка вопросов рационального бронирования главными конструкторами самолетов, отсутствие в системе НКАП единого ОКБ для разработки рекомендаций по бронированию самолетов, отсутствие планомерной исследовательской работы по изучению опыта войны в отношении поражаемости брони и степени защищенности агрегатов и летного состава.

Считалось, что решение отмеченного комплекса вопросов необходимо начать немедленно. Предлагалось создать специальное КБ по авиационной броне или лабораторию с производственной базой на броневом заводе. По предложению Фридмана, такой научно-исследовательский центр будет «планировать, проводить и координировать всю научно-испытательную работу по авиаброне, изучение опыта Отечественной войны и иностранных данных».

Авиационный 12,7-мм пулемет УБС.

Авиационная 20-мм пушка ШВАК.

Авиационная 23-мм пушка ВЯ-23.

Авиационная 37-мм пушка НС-37.

Некоторые авиационные боеприпасы (слева направо): патрон к пулемету ШКАС калибра 7,62 мм; патрон к пулемету УБС калибра 12,7 мм; патрон к пушке ШВАК калибра 20 мм; патрон к пушке ВЯ-23 калибра 23 мм; патрон к пушке НС-37 калибра 37 мм и патрон к пушке НС-45 калибра 45 мм.

Конечным результатом его деятельности являлась бы разработка рекомендаций для самолетных ОКБ в части уязвимости агрегатов и экипажа, марок стали, типа, толщины, площади и углов установки броневых деталей, в том числе пересмотр бронезащиты существующих самолетов всех типов с точки зрения распределения толщины брони и рациональности ее конструкций и типа. Кроме этого, научный броневой центр должен был заниматься разработкой и внедрением в серийное производство новых марок броневой стали и прозрачной брони, надежно защищающих от пуль крупного калибра и снарядов.

Очевидным и естественным условием для успешного решения поставленных задач являлось преодоление недооценки значения рационального бронирования для повышения тактических свойств и боевой живучести самолетов.

Спустя полтора месяца, 25 апреля, письмо аналогичного содержания направил Маленкову известный специалист в области создания самолетных систем защиты от пожара, руководитель спецбюро завода №156 инженер В.Я. Шатерников, лауреат Сталинской премии.

В своем обращении Шатерников указывал: «Живучесть самолетов, наряду с проблемами скорости, высотности и дальности, была и остается одной из важнейших проблем авиации. Боевая живучесть, зачастую решающая исход воздушной операции, в свою очередь в огромной степени зависит от совершенства средств защиты экипажа и наиболее уязвимых частей самолета (бензобака, радиаторов, агрегатов бензосистемы и т.д.). Достаточно сказать, что у нас за период войны из-за несовершенства средств защиты безвозвратные боевые потери материальной части от огня противника составляли: истребители – 63-68%, бомбардировщики – 70-73%, штурмовики – 84-86%, от общего числа потерь. Приведенные данные свидетельствуют о том, что боевая живучесть наших самолетов была недостаточна».

Для того чтобы ликвидировать это отставание и сделать отечественные самолеты более живучими, предлагалось создать специальную научно-исследовательскую организацию для изыскания, изучения и разработки средств защиты путем комплексного решения проблемы живучести.

Известно, что по указанию Маленкова письма Фридмана и Шатерникова были направлены Н.А. Вознесенскому, Н.А. Булганину, М.В. Хруничеву, К.А. Вершинину и А.С. Яковлеву.

Как следует из переписки, первым откликнулся Главнокомандующий ВВС МВС генерал-полковник авиации К.А. Вершинин. Уже 15 апреля за его подписью ушло письмо заместителю председателя Совета Министров СССР Н.А. Вознесенскому, в котором главком подтверждал, что состоящие на вооружении ВВС броневые стали марок АБ-2 и АБ-3 не удовлетворяют современным требованиям защиты от огня крупнокалиберных пулеметов и пушек.

В частности, он указывал: «Опыт Отечественной войны и неоднократные испытания, проведенные ВИАМ и авиаброневыми заводами, показали, что при обстреле пулями калибра 12,7 мм и 20-мм снарядами бронестали АБ-2 и АБ-3 обнаруживают недопустимую хрупкость – расколы, проломы и сквозные трещины. Это свидетельствует о непригодности сталей АБ-2 и АБ-3 для бронезащиты самолетов Ил-10 и Ту-2. Бронекорпус штурмовика Ил-10 составляет почти шестую часть его полетного веса и определяет почти его тактическое использование. Поэтому, ненадежность брони для штурмовика Ил-10 наиболее отрицательно сказывается на боевой эффективности и живучести самолета. Военно-воздушные силы еще в 1944 г. поставили перед авиапромышленностью вопрос о разработке новой марки стали для авиаброни. До сего времени она не предъявлена на госиспытания. и ВВС вынуждены принимать самолеты с бронезащитой из стали марки АБ-2 по техническим условиям 1944 г.».

На этом Ил-2 летал лучший экипаж 617-го шап (167-й гшап с 5 февраля 1944 г.) – мл. лейтенант В.П. Алексухин и воздушный стрелок А.Д. Гатаюнов. Харьковское направление, август 1943 г.

Авиационная 45-мм пушка НС-45.

Авиационная 20-мм пушка Б-20.

Вершинин просил дать указание Министерству авиационной промышленности и Министерству черной металлургии в кратчайшие сроки разработать и предъявить на государственные испытания авиационную броню, обладающую надежными защитными свойствами от огня пулеметов калибра 12,7 мм и 20-мм пушек. Но по вопросу создания специального научно-исследовательского центра и опытно-конструкторского бюро боевой живучести самолетов главком промолчал.

Министерство авиационной промышленности официально отреагировало лишь месяцем спустя и то после напоминания 3 мая «тов. Семина», который в аппарате Вознесенского отвечал за контроль исполнения поручений. Письмо за подписью министра авиапромышленности Хруничева о создании отдельной организации в системе МАП по изучению и разработке проблемы боевой живучести самолетов (бронирования и противопожарной защиты) было направлено Вознесенскому лишь 20 мая.

По сути вопроса Хруничев докладывал, что «создание какой-либо обособленной организации по разработке вопросов живучести самолетов нецелесообразно, так как, работая в отрыве от самолетного конструкторского бюро, такая организация не будет в состоянии учесть все вопросы компоновки самолета».

В качестве обоснования своей позиции он приводил целый ряд аргументов. Исследования по изысканию металлической и прозрачной брони, а также работы по протежированию бензобаков, проводятся в специализированных лабораториях ВИАМ, а по созданию системы нейтральных газов – в лаборатории ЛИИ МАП. Кроме этого, во вновь организуемом научном институте авиационного вооружения уже намечалось создание отдела по авиационной броне с задачей проведения полигонных испытаний. По мнению Хруничева, только сильные специализированные институты, каждый в своей области, могли вести такие исследования. Например, если рассматривать вопрос разработки новых броневых материалов, то только ВИАМ с его мощными лабораториями способен решить такую проблему. Очевидно, любая другая вновь созданная организация будет слабее в этой области, чем ВИАМ. В то же время комплексную увязку всех вопросов общей компоновки самолета (центровку, вес, подходы к оборудованию, обзор и т.д.) и полученных специализированными организациями результатов по рациональному применению средств пассивной и активной защиты самолета и его экипажа может обеспечить лишь самолетное конструкторское бюро.

После уточнения и согласования позиций по ключевым вопросам с Министерством черной металлургии (И.Ф. Тевосяном), Министерством вооруженных сил (К.А. Вершининым) и Министерством авиационной промышленности (М.В. Хруничевым) заместитель председателя Госплана СССР (он же начальник управления оборонной промышленности Госплана) П.И. Кирпичников 14 июня 1946 г. представил Н.А. Воскресенскому на утверждение проект постановления Совета Министров СССР «О мероприятиях по обеспечению боевой живучести самолетов ВВС».

24 июля Н.А. Воскресенский доложил члену Политбюро ЦК ВКП(б) и заместителю председателя Совета Министров СССР Л.П. Берии о сути предлагаемых решений и официально внес проект постановления на рассмотрение бюро Совета Министров СССР.

В частности, Вознесенский отметил, что предусматриваются мероприятия по исследованию средств защиты самолетов, испытанию новых марок авиаброни ВК-1, ВК-2, ВК-3 и АК-5 и дается поручение ВВС разработать тактико-технические требования к современным средствам защиты. Проведение указанных работ необходимо для повышения боевой живучести отечественных самолетов, так как имеющиеся броневые стали марок АБ-2 и АБ-3 по своим качествам не обеспечивают защиту от 20-мм снарядов, а само бронирование самолетов не отвечает современным требованиям ВВС и необходимо обновление средств защиты самолета, экипажа, бензобаков и моторных установок.

31 июля, после всестороннего обсуждения на очередном заседании бюро Совета Министров СССР, проект получил официальный статус постановления и №1948-747. Согласно этому постановлению, в целях обеспечения боевой живучести самолетов Главнокомандующий ВВС генерал-полковник Вершинин обязывался в месячный срок разработать и предъявить в министерства авиационной промышленности и черной металлургии тактико-технические требования к авиаброне на 1946-1947 гг.

Кроме того, требовалось создать «в ГК НИИ ВВС Управление по изучению, на основе опыта Отечественной войны, живучести самолетов от огня стрелково-пушечного вооружения, испытанию опытных образцов защиты и разработке тактико-технических требований к защите существующих и вновь проектируемых самолетов».

Министр авиационной промышленности М.В. Хруничев совместно с министром черной металлургии И.Ф. Тевосяном должны были провести заводские испытания новых марок противоснарядной брони типа ВК-1, ВК-2, ВК-3 и АК-5 и на основе полученных результатов в двухмесячный срок предъявить на государственные испытания марку стали с наиболее высокими показателями. Уже к 1 декабря 1946 г. следовало разработать и предъявить на государственные испытания марку стали новой авиаброни, обеспечивающую защиту от огня пулеметов калибра 12,7 мм и пушек калибра 20 мм, в соответствии с тактико-техническими требованиями ВВС на 1946-1947 гг.

Одновременно М.В. Хруничеву предлагалось создать в системе министерства авиапромышленности специальную лабораторию по изучению боевой живучести самолетов. Основными задачами лаборатории являлись разработка защиты экипажа, горючего, боеприпасов, средств связи и радиолокационного оборудования существующих и вновь проектируемых самолетов на основе анализа и широкого использования опыта войны, с выдачей соответствующих рекомендаций самолетным опытным конструкторским бюро.

Сразу же после выхода постановления Совета Министров СССР промышленность и ВВС развернули научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по многим направлениям.

Учитывая, что проблема повышения живучести самолета является комплексной и научные работы, относящиеся непосредственно к ней, велись в ряде специализированных институтов, на ЛИИ МАП возлагалась координация работ всех привлеченных организаций министерства. Кроме этого, ЛИИ должен был проводить летные испытания самолетов, систем пожаротушения и катапультирования, а также разрабатывать рекомендации главным конструкторам по повышению боевой живучести проектируемых самолетов на основе данных по испытаниям серийных и опытных самолетов.

Американская авиационная 37-мм пушка М-4.

Английская авиационная 40-мм пушка «Виккерс-S».

На ВИАМ возлагались задачи разработки металлической и прозрачной брони, высокоэффективного протектора бензобаков, невоспламеняющихся материалов, а на НИИ-2 МАП – проведение отстрела брони и изучение действия боеприпасов по броне и самолету. Научный институт самолетного оборудования МАП взялся за решение всех вопросов создания самолетного противопожарного оборудования. Центральный аэрогидродинамический институт отрабатывал и готовил рекомендации по вопросам общей прочности конструкций самолетов.

Военные в лице ГК НИИ ВВС, ВВА имени Н.Е. Жуковского, Ленинградской ВВА и ряда других организаций взялись за проведение практических исследований живучести самолетов и эффективности боеприпасов, отработку систем нейтрального газа и пожаротушения, разработку тактико-технических требований к современным системам боевой живучести самолетов и обобщенных показателей оценки их эффективности.

Предпринятые шаги позволили уже к 1949 г. получить заметные результаты. В частности, прошли государственные испытания и были приняты на вооружение броневые стали типа ВК-2, ВК-2/5, ВК-2/5Ц (цементованная) для защиты от пуль калибра 12,7 мм и снарядов калибра 20 мм, а также специальные немагнитные броневые стали типа АБА-1 АБНМ-1 (аустенитная). Появилось несколько типов прозрачной брони: тяжелого типа для защиты от снарядов калибра 37 мм, облегченного типа для защиты от бронебойных пуль 12,7 мм и снарядов 20 мм, малоосколочного типа для установки внутри кабины самолета и с электротермическим антиобледенителем.

В производство были внедрены невоспламеняющиеся ткани с невымываемой огнеупорной пропиткой типа АМЮО-ОПЗ, перкаль А-85 и АМВЗМ, теплоизоляционные стеганные материалы АТИМХ и АТИМВ, негорючие ткани из стеклянного волокна – АСПМ и ЛАС.

На боевых самолетах получили широкое применение мягкие протектированные баки нового образца (совместная разработка ВИАМ МАП и Минхимпрома СССР). Был разработан специальный стеклотекстолит, обеспечивающий значительное повышение живучести баков самолетов. Были отработаны и нашли практическое применение улучшенные системы заполнения нейтральными газами и противопожарное оборудование, изыскано огнегасящее средство, в 3,5 раза эффективнее углекислоты, и велись работы по поиску еще более эффективного средства.

Завершили работу и выдали рекомендации по типовой схеме противопожарной защиты реактивного истребителя. Провели исследования влияния нагруженности крыла самолета на эффективность действия по ним снарядов различного типа, а также движение снаряда внутри бака с жидкостью. Не остались в стороне и работы по анализу живучести топливных систем стоящих на вооружении боевых самолетов (Ту-2, Ил-10, Ла-7, Ту-4, Ил-28, МиГ-9, МиГ-15, Ла-15).

Вершиной всех исследований в области повышения степени совершенства системы обеспечения боевой живучести, как уже указывалось, стала разработка обобщенного показателя оценки боевой живучести самолетов. В этом качестве предложили использовать среднее число попаданий в самолет снарядов данного типа, необходимое для его поражения (или вывода из строя). Чем больше значение этого показателя, тем выше уровень живучести самолета и наоборот.

Действительно, широко используемое на практике в качестве показателя боевой живучести того или иного самолета количество самолетовылетов, приходящихся на одну боевую потерю, лишь косвенно характеризует живучесть самолета. Дело в том, что один и тот же тип самолета может иметь совершенно неодинаковые значения количества самолетовылетов на одну боевую потерю в различных условиях противодействия противника.

Например, сбитие самолета в воздушном бою представляет собой последовательность следующих событий:

1. Самолет обнаружен истребителем противника, т.е. попал в зону видимости летчика- истребителя.

2. Истребитель путем маневрирования вышел в атаку на самолет, т.е. занял удобную позицию для открытия огня.

3. Летчик истребителя после открытия огня обеспечил попадание по самолету некоторым количеством снарядов.

4. Попавшие в самолет снаряды нанесли ему такие повреждения, после которых он не может продолжать полет.

Первое событие характеризуется вероятностями встречи двух самолетов в воздухе и обнаружения одного из них летчиком другого. Это событие зависит от конкретной тактической обстановки в воздухе на данном участке фронта и выполняемой боевой задачи (количественное соотношение противостоящих авиационных группировок и поставленные перед ними боевые задачи), сложившихся метеоусловий, особенностей конструкции самолета (обзор из кабины летчика, качество остекления фонаря кабины) и физиологических возможностей летчика (дальность обнаружения воздушной цели летчиком с нормальным зрением в солнечную ясную погоду составляет 1-1,5 км).

Второе событие определяется вероятностью занятия самолетом противника удобной для открытия огня позиции, что зависит от летных данных противоборствующих самолетов и качества подготовки летчиков: путем активного маневрирования один летчик пытается выйти в атаку, а другой, наоборот, ее сорвать. Известно, что прицельная стрельба практически невозможна при перегрузках более 3-х единиц и угловой скорости визирования цели свыше 15 град/сек.

Немецкая авиационная 20-мм пушка MG 151.

Немецкая авиационная ЗО-мм пушка МК 108.

а – действительный закон распределния попаданий; б – закон равновероятного распределения попаданий.

Характеристики боеприпасов к стрелково-пушечному вооружению
Наименование боеприпасов Калибр, мм Оружие Вес патрона, кг Начальная скорость снаряда, м/с Вес снаряда, кг Коэффициент веса, кг/дм³ Вес ВВ, г Тип ВВ Коэффициент наполнения, % Взрыватель 
Патрон с пулей Б-32 12,7 УБ 0,130 825 0,049 24,2 - - - -
Патрон с пулей МДЗ-З 12,7 УБ 0,123 875 0,039 19,3 1,9 ТЭН - -
Патрон с ОЗТ снарядом 20 Г-20 0,278 870 0,132 16,5 9,48 А-1Х-2 7,3 К-6
Патрон с ОЗТ снарядом 23 НС-23 0,340 690 0,201 15,8 11,2 А-1Х-2 5,6 К-20
Патрон с БЗ снарядом 23 НС-23 0,340 690 0,201 15,8 - - - -
Патрон с ОЗТ снарядом 37 НС-37 1,588 880 0,732 14,5 37,0 А-1Х-2 5,1 МГ-8
Патрон с БЗТ снарядом 37 НС-37 1,610 860 0,758 15,1 - - - -
Патрон с ОЗТ снарядом 45 НС-45 1,930 781 1,065 11,7 53,0 А-1Х-2 5,0 МГ-8
Патрон с ФЗТ снарядом 57 Н-57 3,044 610 2,050 11,0 360 А-1Х-2 18,1 В-256-В
Патрон с фугасным снарядом 20 MG151/20 0,175 780 0,087 10,8 17,0 ТЭН 19,6 ZZ1505
Патрон с ФЗ снарядом 20 «Испано» 0,258 860 0,128 16,0 7,0 Тетрил 9,4 253/1
Патрон с ОТ снарядом 37 М-4 0,870 610 0,604 11,9 45,0 Тетрил 8,0 М-56

Третье событие характеризуется вероятностью попадания в воздушную цель т снарядами при очереди в п снарядов. Эта вероятность определяется в теории воздушной стрельбы и зависит от свойств оружия (темп стрельбы, начальная скорость, баллистические свойства снаряда, величина рассеивания), возможностей прицелов (технические погрешности) и качества подготовки летного состава (умение использовать технические возможности прицела, выбрать правильное упреждение и выдерживать линию визирования на цели при стрельбе очередью).

Четвертое событие характеризуется вероятностью поражения цели при определенном количестве попаданий. Значение этой вероятности в основном зависит от уязвимости цели и от поражающей способности снаряда.

Считая, что обнаружение самолета и выход в атаку уже произошли, т.е. их вероятности равны единице, в качестве критерия оценки эффективности стрельбы по самолету можно принять вероятность его поражения. Под этим следует понимать непосредственное разрушение самолета или повреждение элементов его конструкции, агрегатов и систем при попадании снарядов и пуль авиационных пушек и пулеметов, приводящие к невозможности продолжения полета. Таким образом, вероятность поражения характеризует, с одной стороны, эффективность боеприпаса, а с другой стороны – боевую живучесть (или уязвимость) самолета.

Аналогичные рассуждения можно провести и для определения поражения самолета огнем зенитной артиллерии противника.

В итоге, вероятность поражения самолета в боевом вылете определяется вероятностью поражения самолета огнем истребительной авиации и зенитной артиллерии противника.

Соответственно, и боевую живучесть самолета можно характеризовать вероятностью его поражения при попадании в него авиационного и зенитного снарядов, их осколков и пуль.

Если учесть, что конкретный тип самолета создается для выполнения вполне определенного спектра боевых задач, то его живучесть можно трактовать и как способность продолжать выполнение поставленной задачи при наличии повреждений от огня противника. Например, для истребителя это будет невозможность ведения воздушного боя (атаки цели), для бомбардировщика – невозможность продолжить полет на заданную дальность и выполнить прицельное бомбометание и т.д. В этом случае под вероятностью поражения самолета понимают невозможность выполнения характерного для самолета этого типа боевого задания после получения конкретных повреждений от огня противника.

Очевидно, что степень повреждения, определяющая поражение самолета (или вывод его из строя), будет неодинакова для машин различного назначения. При этом поскольку вероятность поражения самолета зависит от поражающих свойств боеприпасов (осколки, взрывная волна, зажигательное действие) и фактора стойкости (или уязвимости) самолета, то боевая живучесть есть свойство самолета, которое проявляется лишь во время боя и при наличии повреждений от огня противника.

Другими словами, это означает, что оценка вероятности поражения самолета (вывода из строя) должна проводиться только в сочетании «средство поражения – самолет» и, кроме того, можно не учитывать вероятность попадания в самолет снарядов и пуль при обстреле противником. Последнее утверждение обуславливается тем, что вероятность попадания снаряда или пули в самолет зависит только от условий стрельбы (дальность, ракурс, скорости самолетов, снаряда, пули и т.д.), размеров цели и точности стрельбы, определяемой в основном уровнем развития прицелов и подготовки летного состава. Тогда как вероятность поражения самолета при условии попадания в него снарядов в основном определяется его стойкостью (или уязвимостью) к воздействию данного типа снаряда. Эту вероятность принято называть «условным законом поражения самолета». Для использования на практике этого критерия необходимо знать среднее число попаданий снарядов данного типа, необходимых для вывода самолета из строя. То есть, среднее число попаданий является важнейшей характеристикой, как живучести самолета, так и эффективности действия самого боеприпаса. Чем меньше значение необходимого числа попаданий, тем лучше подходит данный снаряд для стрельбы по конкретному самолету. И наоборот, чем больше значение необходимого числа попаданий, тем более пригоден самолет для боевого применения в смысле его стойкости к огневому воздействию противника.

Ил-10 заместителя командира 15-го гшап 277-й шад 1 -й ВА дважды Героя Советского Союза майора В.А. Алексеенко, лето 1945 г.

Характер разрушения мишеней при стрельбе бронебойными боеприпасами (поданным НИИ ВВС КА, 1946 г.)
Калибр, мм Мишень (угол встречи снаряда с броней 0°) Характер разрушения
7,62 10-мм гомогенная броня, сзади в 40 см плоскость самолета с дюралевой обшивкой Броня пробита, в обшивке плоскости - рваное отверстие площадью около 6 см²
12,7 10-мм гомогенная броня, сзади в 40 см плоскость самолета с дюралевой обшивкой Броня проломана, в обшивке плоскости - рваное отверстие площадью около 50 см²
20 8-мм цементованная броня, сзади в 40 см плоскость самолета с дюралевой обшивкой Броня проломана в обшивке плоскости - рваное отверстие площадью около 100 см²
20 8-мм цементованная броня, сзади в 20 см протестированный бензобак Броня проломана, в передней стенке бака - отверстие площадью около 28 см², в задней стенке бака -12 мелких отверстий
Распределение сбитых самолетов противника по условиям стрельбы (по данным Управления воздушно-стрелковой службы ВВС КА за 1945 г.)
По числу атак (%)
Род авиации ВВС / число атак с 1 -й атаки со 2-й атаки с 3-й атаки свыше 3-х атак
Истребители 53 36 7 4
Штурмовики 34 38 23 5
Бомбардировщики 27 48 20 5
Среднее 38 40,7 16,7 4,6
По дальности стрельбы (%)
Род авиации ВВС / дальность < 100 м 100-200м 200-300 м 300-400 м > 400 м
Истребители 50 39 10 1 -
Штурмовики 35 42 15 8 -
Бомбардировщики 43 41 12 4 -
Среднее 42,7 40,7 12,3 4,3 -
По направлению атаки (%)
Род авиации ВВС / ракурс 0/4 1/4 2/4 3/4 4/4
Истребители 37 43 18 2 -
Штурмовики 18 53 27 2 -
Бомбардировщики 27 43 16 10 4
Среднее 27,33 46,33 20,33 4,63 1,33

Число необходимых попаданий снарядами (или пулями) различного типа для конкретного самолета определяется только опытным путем. Поскольку каждый снаряд (пуля), попавший в самолет, может либо поразить его (вывести из строя), либо нет, то допускаются случаи, когда попадание одного снаряда не приводит к поражению самолета, но попадания нескольких снарядов (пуль) в сумме приведут к тому, что он будет выведен из строя.

Например, в правую плоскость попало четыре снаряда из очереди противника. Каждый снаряд, взятый в отдельности, не наносит самолету повреждения, которые привели бы к его поражению. Совместные действия трех снарядов также еще не приводят к выводу его из строя. Однако примерно такое же повреждение от четвертого снаряда, складываясь с повреждениями от первого, второго и третьего снарядов, может привести к выводу самолета из строя. В результате их воздействия аэродинамические характеристики самолета могут измениться настолько, что он не сможет продолжить выполнение боевого задания.

Накопление ущерба всегда имеет место при попадании нескольких снарядов, но в большинстве случаев этот факт предельного накопления случается столь редко, что им можно пренебречь и считать, что цель состоит из агрегатов резко различной уязвимости (для снарядов данного типа) – весьма уязвимых и слабо уязвимых. Тогда одно попадание снаряда в уязвимый жизненно важный для самолета агрегат (или систему) приводит к выводу его из строя, а любое практически возможное число попаданий снарядов в малоуязвимые агрегаты или агрегаты, не являющиеся жизненно важными, не может привести к поражению самолета.

Распределение сбитых самолетов противника по условиям стрельбы (по данным Управления воздушно-стрелковой службы ВВС КА за 1945 г.)
По ракурсу сбития (%)
Период 0-1/8 1/8-3/8 3/8-5/8 5/8—7/8 7/8—8/8 Всего
Январь 4,14 5,34 2,15 0,32 0 11,94
Февраль 6,27 8,97 2,62 0,19 0 18,05
Март 7,96 9,06 4,44 0,86 0 22,31
Апрель 18,38 19,49 8,74 1,09 0 47,70
Итого за год 36,75 42,85 17,95 2,45 0,00 100,00
По продолжительности стрельбы (%)
Период 0-0,6 с 0,6-1,4 с 1,4-2,6 с Всего
Январь 2,68 5,07 4,19 11,94
Февраль 3,89 6,38 7,77 18,05
Март 3,65 8,67 10,00 22,31
Апрель 9,66 17,05 20,98 47,70
Итого за год 19,88 37,18 42,94 100,00
По дальности сбития (%)
Период < 100 м 100-200м 200-300 м Всего
Январь 6,48 4,90 0,94 12,32
Февраль 12,11 5,41 0,73 18,25
Март 13,20 7,41 1,74 22,35
Апрель 30,23 15,03 1,82 47,08
Итого за год 62,02 32,76 5,22 100,00

Ремонт повреждений истребителя Р-39 «Аэрокобра».

Ремонт поврежденного самолета «Бостон-3» в ПАРМ.

То есть, можно считать, что самолет фактически выводится в результате всего лишь одного удачного попадания снаряда данного типа в жизненно важный агрегат самолета, а не совместным действием нескольких снарядов. При данном допущении имеет место так называемый «показательный закон поражения цели при отсутствии накопления ущерба».

Закон распределения вероятности попадания в самолет из-за большого разброса точек попадания, превышающего его размеры, можно считать равновероятным. Тогда вероятность поражения самолета (вывода из строя) при условии попадания в него снаряда определяется как отношение уязвимой площади проекции на плоскость стрельбы, при попадании в которую самолет поражается, к полной площади проекции самолета на плоскость стрельбы (то есть на плоскость, перпендикулярную направлению стрельбы). Обратная величина будет определять среднее число попаданий, необходимое для вывода самолета из строя, при условии равновероятного закона распределения попаданий на проекции самолета.

Иными словами, также как по значению среднего необходимого числа попаданий, по величине относительной уязвимой площади самолета можно судить о поражающих свойствах боеприпаса и об уровне боевой живучести самолета.

Отметим, что понятие условного закона поражения цели ввел в оборот академик А.Н. Колмогоров. Он же выразил вероятность поражения цели по известной формуле полной вероятности.

Очевидно, меры, обеспечивающие боевую живучесть самолета, так же как и его аэродинамика, прочность и т.д., должны закладываться в самолет и его конструкцию еще на стадии проектирования, поскольку после выполнения проекта кардинально изменить боевую живучесть самолета почти невозможно.

Вверху: шесть тягачей АТ-45 опытной партии во дворе завода №75 на фоне разрушенных цехов ХПЗ. Лето 1944 г.

М. В. Павлов, И. В. Павлов

Наследники «Ворошиловца» Часть 1

Перед началом Великой Отечественной войны артиллерийские подразделения Красной Армии располагали мощными и вполне удачными тягачами «Коминтерн» и «Ворошиловец». Однако, несмотря на предпринятые усилия по развертыванию массового выпуска, их количество в войсках было явно недостаточным. Начало боевых действий летом 1941 г. привело практически к полному прекращению серийного выпуска таких машин. В условиях череды поражений первых месяцев войны казалось, что развитие тяжелых артиллерийских тягачей, столь востребованных армией, прервано надолго…

Незаменимый «Ворошиловец»

В 1935 г., учитывая положительный опыт работ по «Коминтерну», ГАУ и ГАБТУ выдали задание Харьковскому паровозостроительному заводу (ХПЗ) имени Коминтерна на создание нового тяжелого гусеничного тягача с лебедкой, способного транспортировать прицеп массой до 20 т со скоростью до 30 км/ч. Необходимость в такой машине была более чем очевидна в связи с поступлением на вооружение Красной Армии артиллерийских систем большой и особо большой мощности. По замыслу, этот тягач мог успешно использоваться и для эвакуации аварийных танков боевой массой до 28 т.

Проектирование тягача, получившего название «Ворошиловец», осуществлялось в тракторном отделе «200» ХПЗ (со второй половины 1936 г. – завод №183) под руководством Н.Г. Зубарева (с 1932 г. он возглавлял работы по доводке «Коминтерна», сменив Б.Н. Воронкова). Первоначально машина оснащалась быстроходным танковым дизелем БД-2 мощностью 400 л.с., а в 1938 г. на ней установили дефорсированный вариант нового танкового дизельного двигателя В-2В (375 л.с.).

В конце 1939 г., после проведения интенсивных испытаний, начался серийный выпуск «ворошиловцев». Несмотря на ряд недостатков, они были хорошо приняты в войсках, заслужив репутацию мощных и надежных машин, способных уверенно буксировать мощные артсистемы различных калибров (от 210-мм до 305-мм) на любой местности. Вполне оправдались надежды на успешное использование этих тягачей в качестве эвакуационных машин для буксировки неисправных танков (на испытаниях «Ворошиловец» буксировал все типы танков, вплоть до Т-35). В процессе серийного выпуска «Ворошиловец» постоянно совершенствовался. Но по общему признанию, создание этого тягача стало очередным крупным успехом харьковских конструкторов.

К сожалению, снабжать войска требуемым по штату количеством «ворошиловцев» не удавалось по целому ряду причин. Положение серьезно осложнилось с началом войны, когда с августа 1941 г. прекратились поставки дизелей В-2, идущих прежде всего на выпуск танков Т-34, До момента прекращения производства (до эвакуации завода №183 в Нижний Тагил в октябре 1941 г.) харьковчане смогли поставить в войска 1123 «ворошиловца». О высоких эксплуатационных качествах этих машин говорит тот факт, что не менее 330 из них пережили войну и даже служили в послевоенные годы, уступив эстафету только тяжелому тягачу АТ-Т, разработанному также в Харькове.

Тягач «Ворошиловец».

Из Харькова в Нижний Тагил и обратно

Необходимость наличия в армии тяжелых гусеничных тягачей, способных буксировать системы корпусной артиллерии и артиллерии РВГК, не вызывала сомнений. Более того, с 1942 г. артиллеристы прекратили получать от промышленности запасные части к «ворошиловцам», что серьезно затрудняло их эксплуатацию. Однако было очевидно, что воссоздавать производство этих тягачей нецелесообразно, учитывая полную потерю имевшейся оснастки, а также наличие достаточно сложной оригинальной ходовой части машины. Поэтому уже с весны 1942 г. на заводе №183 в Нижнем Тагиле под руководством Н.Г. Зубарева развернулось эскизное проектирование нового тяжелого тягача для нужд ГАУ и эвакуации аварийных танков. При этом было решено максимально использовать удачные конструктивные находки, реализованные в «Ворошиловце», а в ходовой части использовать хорошо освоенные в производстве узлы и агрегаты среднего танка Т-34. Первоначально проект тягача получил заводской индекс А-45, а затем -более привычный АТ-451.

Надо сказать, что еще в 1940 г. конструкторы тракторного отдела «200» завода №183, возглавляемые Н.Г. Зубаревым, провели проектирование и выполнили технический проект тяжелого транспортного тягача АТ-42 (заводское обозначение А-42) на базе среднего танка Т-34 (трансмиссия и ходовая часть).

Артиллерийские тягачи «Ворошиловец» и «Коминтерн» (на заднем плане и слева) являлись неизменными участниками парадов на Красной площади в предвоенные годы.

Транспортный тягач АТ-42. Технический проект 1940 г. (первоначальный вид).

Тяжелый транспортный тягач АТ-42. Технический проект 1940 г., на котором Маршал Советского Союза Г.И. Кулик лично указал свои рекомендации по бронированию машины.

Первоначально он не имел броневой защиты и вооружения. В последующем тягач получил бронированную рубку в передней и средней части корпуса, в которой размещались отделение управления и моторное отделение. Она сваривалась из броневых листов толщиной 15 и 50 мм. В кормовой части корпуса находилось трансмиссионное отделение, а перед ним – отделение тяговой лебедки.

АТ-42 был вооружен 7,62-мм пулеметом ДТ, устанавливавшимся в шаровой опоре справа в лобовом листе рубки.

В моторном отделении вдоль продольной оси корпуса устанавливался дизель типа В-2 мощностью 500 л.с. В отличие от базовой машины, трансмиссия АТ-42 имела привод отбора мощности на тяговую лебедку. Ходовая часть машины осталась практически без изменений. В кормовой части тягача располагалось буксирное приспособление. Тяговое усилие на крюке достигало 15 тс.

Над крышей трансмиссионного отделения располагалась грузовая платформа грузоподъемностью 3 т, на которой устанавливались сиденья для перевозки личного состава и брезентовый тент.

Максимальная скорость АТ-42 – 33 км/ч.

Технический проект АТ-42 утвердили в августе 1940 г., а в ноябре построили два опытных образца. В декабре 1940 г. при проведении заводских испытаний были выявлены дефекты в коробке передач, гусеничном движителе, в приводе лебедки и др. Машину отправили на доработку. С началом войны все работы по АТ-42 были завершены, но проектные изыскания в области тракторостроения не прекращались.

Требования к новому тягачу, призванному заменить «Ворошиловец», были следующие: боевая масса машины – не более 20 т; усилие на крюке (на 1-й передаче) – до 25 тс (не менее 15 тс); скорость движения по шоссе – не менее 30 км/ч, скорость движения при нагрузке 10-15 т – не менее 10 км/ч. В кузове должны были перевозиться не менее 16 человек (расчет тяжелой гаубицы) или 5-6 т груза. Следовало предусмотреть возможность установки лебедки так называемого «немецкого типа» с тяговым усилием не менее 5 тс. Забегая вперед, можно отметить, что именно этот пункт требований выполнить не удалось.

Продольный и поперечные разрезы, а также вид в плане транспортного тягача АТ-42. Технический проект 1940 г.

Общий вид тягача АТ-45. Технический проект завода №183.

Как уже отмечалось, при создании новой машины для артиллерии РВГК было принято вполне логичное в условиях войны решение – использовать силовую установку, трансмиссию и элементы ходовой части хорошо освоенного в производстве танка Т-34, что могло значительно сократить время разработки, а также упростить эксплуатацию тягачей в строевых частях. В компоновке тягача, выполненной на заводе №183 конструкторами бывшего отдела «200» под руководством Н.Г. Зубарева, явно прослеживалось влияние довоенных разработок ХПЗ. В этом нет ничего удивительного, так как конструктивно-силовая схема, реализованная в том же «Ворошиловце», себя вполне оправдала. Даже первоначальный внешний облик АТ-45, сформировавшийся еще весной 1942 г., по сути, повторял довоенный тягач.

Однако основная проблема заключалась в выборе завода, на котором можно было организовать постройку опытных образцов столь нужной артиллеристам машины и в последующем приступить к ее серийному производству. Катастрофическое положение дел с наличием тягачей в частях РККА (в частности, тяжелых машин) нашло отражение в докладе начальника АТУ ГАБТУ КА генерал-майора технических войск Тягунова от 13 июня 1942 г. для секретариата СНК СССР. В этом документе он указывал:

«За время войны состав тракторного парка Красной Армии значительно сократился.

Условия осеннего, зимнего и весеннего бездорожья вызвали необходимость усиленной эксплуатации тракторов, как основного средства, для транспортировки грузов на фронте.

Все это привело к тому, что наряду с сокращением количественного состава тракторного парка, наличный его состав по техническому состоянию в значительной степени стал изношенным.

Общий вид тягача АТ-45. Технический проект завода №183, 1943 г.

Один из АТ-45 опытной серии, построенной на заводе №75 в 1944 г. На облицовке радиатора нанесено наименование завода-изготовителя.

Трактор «Ворошиловец», служащий целям эвакуации тяжелых и средних танков с поля боя и как средство механической тяги артиллерии большой мощности, не производится с августа месяца 1941 года.

За это время ни одного трактора «Ворошиловец\» Красная Армия не получила.

Вопрос об изготовлении опытных образцов и подготовки производства трактора АТ-45 (взамен «Ворошиловец») на базе танка Т-34 еще не разрешен.

Технический проект этого трактора, разработанный заводом №183, утвержден ГАБТУ и ГАУ Красной Армии 4 июня 1942 года».

Там же отмечалось, что из-за «полного прекращения выпуска тракторов «Ворошиловец» и ЧТЗ создалось чрезвычайно тяжелое положение в артиллерийских и танковых частях … Танковые части совершенно не обеспечиваются мощными тракторами «Ворошиловец», в результате чего тяжелые и средние танки даже из-за небольших неисправностей или повреждений своевременно не эвакуируются с поля боя и попадают к противнику 2».

По глубокому убеждению Тягунова, следовало «немедленно приступить к изготовлению опытных образцов тягача АТ-45 на базе танка Т-34 и подготовке производства к серийному выпуску его на заводе №174(Омск)».

Но по очевидным причинам приоритетным на заводах промышленности оставался выпуск танков (особенно средних Т-34). Организовать полноценную работу по развертыванию производства тягачей АТ-45 удалось только через год, в Харькове после его окончательного освобождения 23 августа 1943 г. Практически сразу же началось интенсивное восстановление мощностей довоенных предприятий города, при этом особое внимание уделялось территории, на которой до войны размещались завод №183 и моторный завод №75. Надо сказать, что в феврале-марте 1943 г., до контрнаступления немецких войск, здесь осуществлялся ремонт танков и танковых дизелей для обслуживания прифронтовой полосы. Теперь на этих площадях было решено создать новый завод НКТП. Распоряжением СНК СССР от 13 октября 1943 г. за №19676рс и приказом №610 НКТП ремонтному заводу, организованному на базе заводов №183 и №75, был присвоен номер «75» с возвращением ему ордена Ленина.

Параллельно с восстановлением заводских цехов практически из руин в Харьков с завода №183 начали возвращаться бывшие инженерно-технические работники довоенных предприятий, в том числе занятые до войны в постройке «ворошиловцев». Это позволило сформировать на новом заводе полноценное конструкторское бюро.

Осенью 1943 г. начальник ГАУ Красной Армии генерал-полковник артиллерии Яковлев в письме на имя Л.П. Берии, члена ГКО, излагал основные положения, связанные с организацией выпуска тягачей в Харькове. Он просил обязать Наркомтанкопром изготовить уже к 1 января 1944 г. опытную партию арттягачей АТ-45 (5-10 машин) и провести масштабную подготовку производства к их серийному выпуску в I квартале 1944 г. на заводе №75. Однако эти планы пришлось скорректировать с учетом текущего положения дел на восстанавливаемом заводе. 6 февраля 1944 г. ГОКО постановлением №5122 обязал завод выпустить опытную партию из шести АТ-45 с условием представления первой машины не позднее мая того же года. То есть срок был установлен предельно жесткий.

Конструкторы завода под руководством Н.Г. Зубарева блестяще справились с поставленной задачей, завершив в рекордно короткий срок доработку технического проекта АТ-45, и выдали чертежи и техдокументацию в производство. То, что в мирных довоенных условиях заняло бы месяцы, было выполнено в течение нескольких недель или даже дней. Правда, трудились порой не выходя с территории завода по несколько суток. В марте приступили к изготовлению опытной партии из шести единиц. По сравнению с первоначальными проработками конструктивные особенности и внешний вид тягача изменились незначительно. Но машину не удалось оснастить лебедкой (в условиях тотального дефицита военного времени), а «классические» деревянные борта платформы уступили место металлическим.

Тягач АТ-45 опытной серии. Справа – с установленным тентом.

Один из АТ-45 опытной серии с установленным тентом, 1944 г.

В I квартале 1944 г. началась подготовка производства для изготовления опытной партии АТ-45. Учитывал слабое техническое оснащение завода №75 и сжатые сроки для выпуска тягачей, Наркомат обязал другие предприятия изготовить для первых тягачей сложные узлы и детали (коробка скоростей, бортовые передачи, задние мосты корпуса, узлы и детали торсионных подвесок, карданные валы и др.), так как для их выпуска требовалось специальное оборудование. За заводом №75 оставили только металлические конструкции и несложные детали, которые можно было изготовить на простом универсальном оборудовании.

Однако время шло, а заводы-поставщики своих обязательств не выполнили. В результате сроки, установленные правительством, оказались под угрозой срыва. Тогда руководство завода №75, после консультаций с технологами и инструментальщиками, приняло непростое решение – обеспечить изготовление всех необходимых сложных узлов на имеющемся универсальном оборудовании, обеспечив сдачу готовых машин в июне 1944 г., не надеясь на помощь смежников. Ряд сложнейших и трудоемких операций предстояло выполнить с использованием станочного парка, совершенно не приспособленного для этих целей (ни по типажу, ни по габаритам), с применением инструмента, не соответствующего характеру операций. Многие вопросы приходилось решать примитивными и даже кустарными способами.

Информация о том, каких усилий стоило коллективу завода выполнить поставленную задачу, приведена в рапорте наркому В.Л. Малышеву, подписанном директором завода Н.В. Барыковым и главным инженером П.М. Кривичем 28 июня 1944 г.

«Опыт старых кадровиков завода и рабочая смекалка, сочетаясь с творческой помощью конструкторов и технологов, обеспечили решение таких сложных проблем (для восстанавливаемого завода), как изготовление сложного фасонного литья, тяжелых поковок, при отсутствии достаточного и мощного кузнечного оборудования, сложных протяжек, спиральных фрез, долбяков и другого инструмента. Решение задачи усложнялось при этом тем, что завод не имел комплексного станочного оборудования и материалов».

Металлурги и кузнецы обеспечили изготовление полной номенклатуры литья и заготовок. Поковки, требовавшие для своего изготовления мощных молотов, до 6 тонн, были изготовлены на восстановленном заводом 2-тонном молоте.

Котельщики и сварщики, имея в своем распоряжении только сверлильный станок, пользуясь примитивными приспособлениями (шаблоны, оправки, зубило, молоток), обеспечили изготовление сложных и фигурных заготовок рамы арттргача. Стенд для сборки и сварки рамы, запроектированный и изготовленный при непосредственном участии сварщиков, конструкторов и технологов, обеспечил высокое качество изготовленных корпусов.

Инструментальщики, при весьма ограниченных возможностях (отсутствие токарно- затыловочных и друг, специальных станков, отсутствие спец. термических печей и оборудования к ним), обеспечили механические и сборочные цеха инструментом и приспособлениями: протяжки, фрезы, долбяки, кондуктора, штампы и др.

Механические цеха с исключительно активной помощью службы главного механика завода и отдела главного технолога завода, путем модернизации и оснастки специальными приспособлениями ограниченного, по номенклатуре, парка станков завода – обеспечили обработку всего комплекса деталей машины.

Для протяжки таких деталей, как кронштейн торсионов, ось балансира и др., необходим мощный протяжной станок. Так как протяжной станок на заводе (и в Харькове, в то время) отсутствовал, был восстановлен, модернизирован и приспособлен д/протягивания деталей волочильный станок.

Так решены были вопросы и по целому ряду других деталей и узлов».

В целом ряде случаев возникшие вопросы решались оригинально и даже остроумно.

Значительные трудности возникли при изготовлении массивных торсионных валов подвески АТ-45 (десять штук на машину), имевших большую длину (1906 мм), с треугольными шлицами на концах и требовавших наличия точных радиусов переходов от одного диаметра к другому. Изготовить заготовки для торсионов на заводе №75 не представлялось возможным, но выход нашли в использовании торсионных валов от ремонтных танков КВ после уменьшения их диаметра и укорачивания по длине, приспособив для этих операций (с невероятными усилиями и смекалкой) имеющиеся станки.

Для протяжки отверстий в кронштейне торсиона и оси балансира требовался мощный протяжной станок, которого не было ни на заводе №75, ни на других заводах г. Харькова. Поэтому решили восстановить и модернизировать имевшийся неисправный и неукомплектованный волочильный станок для холодной калибровки металла. В итоге удалось успешно обработать детали для первых машин.

Возникла проблема и с роликовыми подшипниками (с витыми роликами), предусмотренными в механизме бортовой передачи тягача. Они были изготовлены Куйбышевским ГПХ и присланы на завод №75 в количестве десяти шт., т.е. только на пять машин. Шестой АТ-45 оказался неукомплектованным. Пришлось в спешном порядке разрабатывать конструкцию подшипника-заменителя, в котором витые ролики заменили на сплошные.

26 мая 1944 г. был собран и вышел в обкатку первый гусеничный артиллерийский тягач АТ-45 опытной партии. Он одновременно стал первой машиной на восстановленном заводе и первой в Харькове, освобожденном от немецких захватчиков. Ордена Ленина завод №75 вновь стал полноценным машиностроительным заводом.

В мае-июне 1944 г. выпустили остальные пять машин. Таким образом, постановление ГОКО было успешно выполнено в установленный срок.

Тягач АТ-45 опытной серии без тента. Хорошо видна укладка лопат на заднем откидном борту кузова.

В таких условиях шло изготовление первых АТ-45 на заводе №75. Укладка оси опорного катка под запрессовку в нагретый балансир (слева). Обрубка деталей рамы по контуру при отсутствии на заводе пневматики и огнерезов производилась вручную (справа) .

Тяжелый тягач «военного времени»

Быстроходный гусеничный артиллерийский тягач АТ-45 большой мощности был разработан с широким использованием узлов и механизмов ходовой части и трансмиссии танка Т-34 (унификация достигала 60%), что в значительной мере облегчало организацию его серийного производства, а также эксплуатацию и ремонт как в частях Красной Армии, так и в промышленности.

По аналогии с ранее выпускавшимися заводом N9183 тягачами («Коминтерн», «Ворошиловец»), общая компоновка тягача АТ-45 была выполнена с передним расположением двигателя. Масса пустого АТ-45 оказалась на 2 т больше, чем у «Ворошиловца» (16500 кг), а в рабочем состоянии достигала 19 т (против 15500 кг у предшественника). С полной загрузкой в кузове масса АТ-45 равнялась 25 т.

Все агрегаты АТ-45 монтировались на сварной коробчатой раме (типа «башмак»), В ее передних углах были вварены кронштейны ленивцев и коробки натяжных механизмов. Сверху в передней части находился секционный радиатор. Масляный радиатор состоял из трех секций (три левые секции по ходу тягача), смонтированных в общей раме водяного радиатора. Непосредственно за радиатором стояли два вентилятора с клиновым ременным приводом от шкива на коленчатом валу двигателя.

В передней части рамы размещался двигатель В2-45 с главным фрикционом, заимствованным от танка Т-34. По обеим сторонам от двигателя в межрамном пространстве были установлены передний топливный (емкость 320 л) и масляный (разделенный перегородкой на два отсека: рабочий емкостью 60 л и запасной, емкостью 190 л) баки. Позади них находились воздухоочистители типа «Мультициклон» (также от Т-34). Рядом с правым воздухоочистителем располагались четыре аккумулятора. Непосредственно за главным фрикционом размещался промежуточный вал, на картере которого монтировался электростартер.

В средней части рамы размещались два задних топливных бака общей емкостью 1100 л, между которыми проходил карданный вал, соединяющий промежуточный вал с коробкой передач.

В задней части рамы располагалась коробка передач с бортовыми фрикционами и тормозами (их конструкция была полностью взаимозаменяема с соответствующими агрегатами танка Т-34, за исключением подвески тормозных лент). В кормовой части рамы размещались бортовые передачи со съемными крышками картеров и прицепное устройство.

Рама тягача с вваренным задним мостом и кронштейнами торсионных валов в процессе монтажа элементов и узлов. Внизу – после установки двигателя и коробки передач.

Подготовленная к сборке рама с установленным прицепным устройством.

Ходовая часть тягача АТ-45 перед монтажом гусеницы. Ведущее колесо и опорные катки заимствованы от танка Т-34.

Выкатка первого тягача АТ-45 опытной партии. Май„1944 г.

Дизель В2-45 мощностью 350 л.с. (257,4 кВт) при 1400 об/мин (у «Ворошиловца» – 375 л.с. (275,7 кВт) при 1500 об/мин), по сути, являлся дефорсированным вариантом танкового 2В-34 и отличался от него, прежде всего, наличием всережимного регулятора, протарированного на заниженное число оборотов, и измененной соединительной втулкой привода к вентилятору. Пуск двигателя осуществлялся электростартером, как и на «Ворошиловце». Имелась пневмосистема, обеспечивающая зарядку баллонов для пуска двигателя. Максимальная скорость АТ-45 по шоссе составляла 35,2 км/ч – немногим меньше, чем у довоенной машины (36,2 км/ч). Среднее давление на грунт у АТ-45 с грузом в кузове было 0,7 кгс/см² , а у «Ворошиловца» – 0,578 кгс/см² .

Общая емкость топливной системы АТ-45 составляла 1420 л, что значительно превышало аналогичный показатель «Ворошиловца», два топливных бака которого вмещали всего 550 л. В результате, у нового тягача оказался выше и часовой запас хода топливу в 3 раза – 30 ч против 10 ч.

Жидкостная система охлаждения двигателя (с принудительной циркуляцией через радиатор двигателя) обеспечивала эксплуатацию тягача в условиях широкого диапазона температур окружающего воздуха. Заправочная емкость- 100л.

Удельная мощность – 18,4 л.с./т (у «Ворошиловца»-24,0 л.с./т).

Крутящий момент двигателя передавался на гусеницы по следующей кинематической схеме: «двигатель – главный фрикцион – промежуточный вал – карданный вал – коробка перемены передач – бортовые фрикционы – бортовые передачи – ведущие колеса – гусеницы».

Ведомый барабан главного фрикциона соединялся с промежуточным валом при помощи зубчатой муфты танка Т-34. Промежуточный вал служил для уменьшения длины карданного вала и разгрузки главного фрикциона от радиальных усилий. Карданный вал соединялся с промежуточным валом и первичным валом коробки передач при помощи зубовых муфт.

Установка коробки передач с бортовыми фрикционами в раме тягача была выполнена по аналогии с Т-34. Ведущая шестерня бортовой передачи вместе с опорными подшипниками заимствовалась также от танка. Ведомая шестерня на АТ-45 имела 62 зуба вместо 57 зубьев на шестерне бортовой передачи Т-34. Подшипники ведомого вала бортовой передачи были усилены по сравнению с подшипниками танка. Ведущие колеса заимствовались от «тридцатьчетверки».

Подвеска тягача, в отличие от танка Т-34, была торсионная (с поперечным расположением торсионных валов), что позволило, помимо более плавного хода, использовать внутрирамное пространство для размещения топливных баков большой емкости.

Сдвоенные опорные катки (пять на каждый борт) заимствовались от Т-34 без каких-либо изменений. Ленивец (также от Т-34) был смонтирован на кривошипе. Натяжение гусениц и фиксирование кривошипа ленивца осуществлялось при помощи винта.

Каждая гусеница состояла из 36 гребневых траков (от Т-34) и 36 специальных безгребневых траков, взаимозаменяемых с безгребневыми траками танка. Безгребневые траки имели пазы и отверстия для крепления добавочных почвозацепов оригинальной конструкции, обеспечивавших сцепление гусеницы с грунтом при движении АТ-45 по плохим дорогам. В ЗИП тягача входили 24 почвозацепа.

Прицепное устройство – с пружинным амортизатором (две буферные вагонные пружины). Для вытаскивания застрявших или аварийных машин использовался полиспаст (количество параллельно работающих ветвей – до трех). Длина развернутого троса полиспаста достигала 90 м, при этом тяговое усилие на тросе составляло 9 тс. Тяговое усилие на блоке полиспаста – 25 тс.

Артиллерийский тягач «Ворошиловец».

Артиллерийский тягач АТ-45 опытной партии.

АТ-45 опытной серии буксирует самоходную установку СУ-152 в ходе заводских испытаний. Лето 1944 г.

Кабина тягача АТ-45 автомобильного типа обеспечивала круговой обзор. Она располагалась над задней частью двигателя и крепилась через амортизаторы к специальным кронштейнам, приваренным к раме. За основу взяли стандартную кабину от ЗИС-5 и расширили ее за счет центральной вставки, чтобы разместить четырех человек экипажа, включая водителя (такое же решение будет использовано и позднее, уже после войны, при постройке первых опытных тягачей АТ-Т на заводе №75).

Непосредственно за кабиной располагалась грузовая платформа (кузов) грузоподъемностью 6 т (у предшественника – 3 т) с откидными металлическими бортами, усиленными ребрами жесткости. На штатных сиденьях платформы размещалось 18 чел., а максимально – до 30-35 чел. (у «Ворошиловца» – 11 чел, а максимально – 25). Имелся съемный тент, который монтировался на легком металлическом каркасе.

Применение пружинных сервирующих устройств в системе управления АТ-45 обеспечило достаточно легкое управление машиной. Усилие на рычагах управления составляло около 8 кгс и плавно увеличивалось до 30 кгс при полном торможении. Усилие на педали главного фрикциона – около 15 кгс.

Пробеговые и специальные испытания тягачей АТ-45 опытной партии (машины №15001-№15006) с буксировкой артиллерийских систем, танков и самоходных установок (Т-34, КВ-1с, СУ-85, СУ-152) подтвердили их высокие технические и эксплуатационные качества.

Использованы фото из архива авторов и А. Хлопотова.

Михаил Усов

Достопримечательности военной истории Франции

Линия Мажино

Линия Мажино (названа так в честь военного министра Франции Андре Мажино) протянулась вдоль французско-немецкой границы и части французско-бельгийской границы. Эта 400-км линия французская обороны возводилась с 1929 г. на протяжении шести лет, совершенствовалась до 1940 г. и стала самой мощной и хорошо оборудованной оборонительной системой в мире. По замыслу французских военных, она должна была сыграть роль непреодолимого барьера от германского вторжения во Францию.

Укрепленные районы линии Мажино включали предполье, основную оборонительную полосу и тыловую зону. Основная оборонительная полоса была оборудована долговременными огневыми точками, артиллерийскими батареями, полностью укрытыми под землей, сетью подземных укрепленных сооружений и заграждений. Сооружения «крепостей» соединялись узкоколейной подземной железной дорогой. И сейчас масштабы проведенных работ поражают воображение. Было построено: 39 долговременных оборонительных укреплений, 70 бункеров, 500 артиллерийских и пехотных боевых блоков, 500 казематов, а также многочисленные блиндажи и наблюдательные пункты.

Перевозимая бронебашня Modele 1935/37 с 7,5-мм пулеметом. Крепость Фу-а-Шо

Узкоколейная (60 см) крепостная железная дорога в крепости Фу-а-Шо

Амбразуры боевого каземата со спаренной 7,5-мм пулеметной установкой и 47-мм капонирной противотанковой пушкой. Крепость Фу-а-Шо.

Общая численность войск на линии Мажино достигала 300 тыс. чел. В подземных многоуровневых фортах были оборудованы жилые помещения для личного состава, электростанции, мощные фильтровентиляционные установки, узкоколейные железные дороги, телефонные станции, госпитали, комнаты отдыха и т.д. В верхних наземных этажах располагались орудийные казематы, представлявшие собой вкопанные в землю бетонные «коробки» с толщиной стен и потолка 3,5-4 м. Сверху выступала бронебашня. Многокилометровые подземные тоннели фортов были оборудованы согласно последнему слову техники, а замаскированные в лесу входы и выходы из фортов заметить было практически невозможно.

Перед первой линией обороны были вырыты противотанковые рвы и выставлены труднопреодолимые противотанковые и противопехотные заграждения. Далее располагалась сеть опорных точек – бетонных площадок для пехоты, артиллерии, прожекторов и т.д. За основной оборонительной полосой размещались позиции дальнобойных крупнокалиберных орудий на железнодорожных транспортерах. Глубина обороны линии Мажино составляла 90-100 км.

Французские военные считали линию Мажино неприступной. Однако в 1940 г. немцы стремительно обошли ее с севера через Арденнские горы. После капитуляции Франции гарнизоны линии Мажино сдались. Это произошло в результате многочисленных стратегических просчетов руководства Французской республики, так и не сумевшего воспользоваться теми преимуществами, которые создавались существованием этой мощной оборонной линии. После Второй мировой войны часть сооружений линии Мажино передали под склады военного имущества, а также под многочисленные военные музеи.

Подземная галерея с узкоколейной железной дорогой в крепости Фу-а-Шо.

В музейной экспозиции Фу-а-Шо выставлена и послевоенная боевая техника. На фото американский легкий танк М41 «Уолкер.Бульдог».

Памятник защитникам крепости Хакенберг. Ручной пулемет Mle 24/29 «Шательро» (в руках у бойца) входил в штатное вооружение казематов крепости.

Крепость Хакенберг. Вход в каземат прикрывался пушечно-пулеметными амбразурами. Обратите внимание на антенну над входом.

Скрывающаяся двухорудийная башня в опущенном состоянии была малозаметна и почти неуязвима.

Крепость Фу-а-Шо

На севере Эльзаса, в 15 км севернее Агно, в 1930-1935 гг. была построена крепость Фу- а-Шо (Four a Chaux; дословно – «печь для обжига известняка»). Крепость и окружающая область получили такое название в честь находившегося неподалеку завода по производству извести, который работал до 1939 г., а во время Второй мировой войны крепость носила кодовое обозначение А4. После поражения Франции в 1940 г. гарнизон оставался в крепости до 1 июля, когда от высшего командования поступил приказ сдаться.

Надземный ход сообщения – защитный ров с проволочной спиралью в качестве противопехотного препятствия. примкнутая огневая позиция перекрыта сверху рельсами. Крепость Фу-а-Шо.

Боевой блок крепости Хакенберг с пулеметами и пушечно-пулеметными амбразурами, броневым куполом типа GFM.

Американская 76-мм истребительно-противотанковая установка М10 "Волверин" в экспозиции крепости Хакенберг.

Вагонетки узкоколейки. Крепость Хакенберг.

Крепость Фу-а-Шо входила в состав оборонительных сооружений линии Мажино и относилась к укрепленному сектору, находящемуся на территории департамента Вогезы. Она являлась артиллерийской, или “большой» крепостью («ансамблем»). Здесь следует отметить, что хотя все крепости линии Мажино имели типовые черты и там устанавливалось одно и то же оборудование и вооружение, двух одинаковых сооружений не было. Они различались занимаемой площадью, планировкой, устройством отдельных блоков и, самое главное, количеством и типом установки вооружения, размещавшегося в боевых блоках.

В крепости Хакенберг демонстрируются останки радиотанка «Рено» TSF (использовался в качестве окопанного наблюдательного купола; показан с «чужой» ходовой частью, прислоненной к корпусу) и бетонный наблюдательный купол.

Слева – интерьер башни в крепости Хакенберг; справа – Установка 135-мм крепостной гаубицы Modele 1932. Видны казенная часть ствола с затвором, выстрел, противовес установки, груз для автоматического закрывания амбразуры щитом, лоток для отражения стреляных гильз.

Бронекупола смешанного вооружения типа GFM установлены возле скрывающейся двухорудийной башни Modele 1932 для 135-мм гаубиц. Крепость Хакенберг.

Это сооружение занимает 26 га и состоит из шести боевых блоков: башни с двумя 135-мм гаубицами; башни с двумя 75-мм пушками; башни с двумя 81-мм минометами; наблюдательного пункта (наблюдательного бронеколпака и двух бронеколпаков с установками спаренных 7,5-мм пулеметов); башни со спаренной пулеметной установкой и пехотного каземата с 47-мм противотанковой пушкой и двумя спаренными пулеметными установками. Протяженность подземных галерей на территории крепости, пролегающих на глубине 25-30 м, составляет 4,5 км. Во время войны ее гарнизон насчитывал 525 нижних чинов и около 30 офицеров.

Восстановленная крепость Фу-а-Шо была открыта для посещения в 1983 г. Сейчас здесь находится музей Второй мировой войны.

Крепость Хакенберг

Крепость («ансамбль») Хакенберг – одно из самых мощных оборонительных сооружений линии Мажино в северо-восточной Франции и особо прочное сооружение Лотарингского (Мецского) укрепрайона. Она находится около населенного пункта Векринг, на вершине холма Хакенберг. Строительство крепости осуществлялось в 1929-1933 гг., а ввод в эксплуатацию состоялся в 1935 г.

Оборонительное сооружение включало 17 блоков различного назначения, в которых располагалось 18 орудий различного калибра, склад, вмещавший до 400 т различных боеприпасов, казармы, кухни, госпиталя и т.д. Все блоки соединялись подземными туннелями. Общая протяженность подземных туннелей превышала 10 км, а по главному туннелю была проложена железнодорожная линия. Перед крепостью возвели бетонированный противотанковый ров. На вершине холма Хакенберг имелись наблюдательные пункты, оснащенные перископами; боевые сооружения располагались в основном на обратных скатах высот. Гарнизон крепости насчитывал 43 офицера и 1040 солдат.

Стремительное немецкое наступление через Бельгию 10 мая 1940 г. не позволило французам продемонстрировать всю мощь крепости. В занятой немцами крепости в годы войны размещался подземный завод организации Тодта, на котором трудились советские военнопленные. После войны крепость Хакенберг была спасена от ликвидации, отремонтирована и до 1968 г. использовалась для нужд французской армии. С 1975 г. она открыта для посещений туристов. Здесь представлена большая коллекция оружия и вооружения двух мировых войн.

Вход в каземат крепости Симсерхоф с узкоколейной железной дорогой.

Бронебашня с 7,5-мм пулеметом прикрывает подходы к каземату.;;'^

Стволы скорострельных капонирных орудий в экспозиции крепости Симсехорф.

Интерьер боевого каземата с пушечно- пулеметной амбразурой. 47-мм капонирная противотанковая пушка М1е 1934 могла откатываться назад по подвесному рельсу, на ее место ставилась откидная спаренная установка 7,5-мм пулеметов Mle 1931. Крепость Симсерхоф.

Крепость Симсерхоф

Крепость Симсерхоф расположена на северо-востоке Франции, в департаменте Мозель, почти на границе с Германией. Это было типичное большое артиллерийское оборонительное сооружение линии Мажино, которое получило свое название от ближней фермы. Строительство велось в 1929-1936 гг. и окончательно было завершено в марте 1939 г.

Крепость включала восемь боевых артиллерийских и пехотных блоков, которые располагались в двух подземных крыльях (западном и восточном), между которыми находились командный пост и два артиллерийских блока, а также более десяти казематов и защищенных пехотных позиций. На территории крепости имелись поднимающиеся и вращающиеся бронированные башенки с амбразурами под артиллерийское и стрелковое оружие. Глубина подземных сооружений достигала 30 м.

После начала Второй мировой войны, уже 30 июня 1940 г., гарнизон крепости капитулировал. Немцы использовали сооружения в качестве хранилища торпед. С конца ноября 1944 г. развернулись ожесточенные бои за освобождение крепости, но это удалось сделать только 15 марта 1945 г. После войны крепость Симсерхоф находилась в собственности министерства обороны Франции. В ней продолжались восстановительные работы, но с 1960-х гг. несколько сооружений (боевые блоки, подземные коммуникации и т.д.) открыты для посетителей.

Фото М. В. Усова.

Это статья – один из последних материалов, подготовленных Михаилом Михайловичем Усовым.

М.М. Усов родился в 1935 г. Более 35 лет он посвятил Вооруженным Силам СССР. В 1957 г. окончил инженерный факультет Военной академии бронетанковых войск им. И.В. Сталина. С 1959 по 1962 г. служил инженером-конструктором на Центральном экспериментальном заводе №1 ГБТУ. Затем трудился в Центральном аппарате Минобороны СССР, много лет проработал в системе ГТУ ГКЭС, занимаясь вопросами военно-технического сотрудничества с рядом зарубежных стран. Закончил службу в звании полковника.

С 2004 г. Михаил Михайлович активно сотрудничал с журналом «Техника и вооружение» – не только как автор статей и консультант, но и как член редколлегии. Благодаря его усилиям подготовлен и опубликован целый ряд интересных и высокопрофессиональных материалов.

20 августа 2014 г. М.М. Усов ушел из жизни. Редакция глубоко скорбит о смерти достойного и преданного своему делу человека, выражает искреннее соболезнование его родным и близким.

Александр Кириндас

15cm schweres Feldhaubitze M1893

В XVIII-XIX вв. гаубицы определялась как артиллерийские орудия, занимавшие промежуточное место между пушкой и мортирой. Как и пушки, гаубицы могли вести настильный огонь, а при необходимости – и навесной, подобно мортирам. Благодаря своей универсальности они рассматривались как одно из эффективных средств полевой артиллерии, т.е. для поддержки войск на поле боя.

В 1892-1896 гг. фирма «Кгирр» отметилась изготовлением гаубицы калибром 12 см. Это орудие имело ряд кажущихся сегодня архаическими черт, в том числе отсутствие противооткатных устройств и средств горизонтальной наводки. Наводка по горизонтали осуществлялась поворотом всего орудия силами расчета. В то же время, опыт работы над гаубицей калибром 12 см позволил приступить к созданию аналогичного орудия большего калибра.

Опыты, проведенные в 1899-1890 гг., показали, что для уничтожения полевых укреплений требуются снаряды массой около 40 кг, что закономерно поставило вопрос о создании орудия калибром около 15 см. Освоение фирмой “Кгирр» высокопрочных стальных сплавов (словосочетание «крупповская сталь» даже стало нарицательным) никеля позволило изготовить артиллерийские стволы относительно небольшой массы, что, в свою очередь, сделало принципиально возможным создание полевой гаубицы. В 1891 г. военные сформулировали требования, по которым и была изготовлена новая гаубица. Разработчиком ствола была фирма «Кгирр», а лафет создавался «Spandau».

После проведения испытаний гаубица была принята на вооружение под наименованием «15cm schweres Feldhaubitze М1893», или SFH 93 – тяжелая полевая гаубица образца 1893 г. Хотя тяжелой она была относительно. Масса в 22 центнера позволяла использовать для буксировки гаубицы с передком шестерку лошадей. Всего изготовили около 600 гаубиц SFH 93. Помимо Германии, 18 SFH 93 имелись на вооружении армии Японии и использовались в ходе Русско-Японской войны. Кроме того, в 1913 г. 36 таких гаубиц приобрела Турция.

Основные характеристики

Калибр, мм… 149,7

Длина ствола, мм 1616

Длина ствола, калибров 10,8

Масса орудия, кг 2189

Угол наводки по вертикали 0…+65’

Угол наводки по горизонтали 0'

Начальная скорость, м/с 280

Дальность стрельбы, км 6,05

Масса снаряда, кг 41

К началу Первой мировой войны SFH 93 считались устаревшими и в германской армии применялись в учебных и резервных частях. Как существенный недостаток SFH 93 отмечалась довольно низкая скорострельность – не более 2-3 выстр./мин. После каждого выстрела орудие требовалось накатывать назад и вновь наводить на цель силами расчета.

Благодаря высокой прочности и надежности многие гаубицы SFH 93 благополучно пережили Первую мировую войну и сохранились до наших дней. Они имеются в экспозициях музеев Бельгии, Австралии, США и других стран.

Фото из архива автора.

М. В. Павлов, кандидат технических наук, старший научный сотрудник

И. В. Павлов, ведущий конструктор

Отечественные бронированные машины 1945-1965 гг.

Одновременно с совершенствованием конструкции Т-10 («Объект 730») в первой половине 1950-х гг. в СССР развернулись работы по созданию нового поколения тяжелых танков. Так, на основании указания Главтанка и Министерства транспортного машиностроения (письмо №441 от 30 июня 1952 г.) в 1952 г. СКБ-2 ЧКЗ провело эскизное проектирование тяжелого танка типа «Объект 730». Первоначально работы велись под руководством главного конструктора завода М.Ф. Балжи, затем – исполняющего обязанности главного конструктора И.С. Кавьярова, которого в феврале 1953 г. сменил новый главный конструктор ЧКЗ П.П. Исаков.

Продольный и поперечный разрезы танка «Объект 752». Эскизный проект 1953 г.

Установка смотровых приборов в танке «Объект 752».

Вариант качающейся башни танка «Объект 752».

В ноябре-декабре 1952 г. в министерство были представлены эскизные проработки ТТТ к перспективному тяжелому танку в виде схематических компоновок машины, расчетов узлов и пояснительной записки. А уже в июне 1953 г. в Министерство транспортного и тяжелого машиностроения направили варианты проектов тяжелых танков массой 46-50 т, которые в процессе эскизного проектирования получили заводские обозначения «Объект 752» и «Объект 777». В этих проектах реализовали установку более мощного основного оружия, применили новые конструкции корпуса, башни и ходовой части, а также отдельных узлов и агрегатов (малогабаритной планетарной трансмиссии, редуктора, командирской башенки, МПБ, пульта управления механизмов наводки пушки).

В одном из вариантов эскизного проекта танка «Объект 752» наиболее интересными решениями являлись: наличие качающейся башни с установкой 122-мм нарезной танковой пушкой М62-Т2 с различными схемами механизации заряжания, конструкция литого корпуса с вварным днищем, использование гидромеханической трансмиссии и гидравлической подвески.

К особенностям проекта танка «Объект 777» относились: установка дистанционного управляемого зенитного 14,5-мм пулемета КПВ (в одном из вариантов), применение стабилизированного командирского прибора ТКНС, конструкция литого корпуса с вварным днищем и литой башни, проработка МТО с двумя вариантами системы охлаждения двигателя (жидкостной и воздушной) и системой подогрева, система гидросервоуправления и смазки ПКП с пультом управления.

В ходовой части предусматривалось использование гидравлической или индивидуальной торсионной подвески, а также опорных катков с внутренней амортизацией.

В КБ завода по двигателестроению под руководством И.Я. Трашутина для танка проектировался дизель В-7 мощностью 625-661,8 кВт (850-900 л.с.).

В июне 1953 г. эти проекты направили в Министерство транспортного и тяжелого машиностроения. Однако по указанию Технического управления министерства (письмо №18/00484 от 31 июля 1953 г.) в СКБ-2 ЧКЗ выполнили новую компоновку танка «Объект 777» и изготовили его макет в масштабе 1:10. Для этой машины спроектировали опытный центробежный воздухоочиститель и изготовили несколько вариантов гидравлической и один вариант гидропневматической подвески. Особое внимание уделялось обеспечению защиты танка от новых видов оружия. Все подготовленные материалы во второй половине декабря 1953 г. направили в министерство. Несмотря на то, что отработка компоновки машины, а также конструкции ее отдельных узлов и агрегатов продолжилась в 1954 г., проект танка «Объект 777» так и не был реализован.

Схема броневого корпуса танка «Объект 752» и его основные сечения.

МТО танка «Объект 752».

Аналогичная работа в соответствии с указаниями министерства (письма №40/00561 от 18 мая 1953 г. и №18/00484 от 31 июля 1953 г.), а также по просьбе командования БТ и MB Советской Армии велась и в ОКБТ ЛКЗ. Здесь формирование ТТТ к новому тяжелому танку осуществлялось под индексом «Объект 276» со сроком завершения к началу 1954 г. Уже в феврале, а затем повторно в марте 1954 г. в министерстве состоялось рассмотрение эскизных проработок, представленных ЛКЗ. Во втором полугодии 1954 г. в министерство были направлены окончательные ТТТ и деревянный макет машины в масштабе 1:10. В III квартале 1954 г. в ОКБТ выполнили технические расчеты данных ТТТ.

Создание новых тяжелых танков было обусловлено тем, что за рубежом в начале 1950-х гг. активно приступили к созданию новых образцов бронетанковой техники, на что выделялись значительные финансовые средства. По данным на 1952 г., только в США сборкой различных образцов бронетанковой техники занимались 16 заводов. В 1954 г. ведущие американские фирмы приступили к проектированию не только новых средних Т54 и Т66, но и тяжелых танков Т43 и Т77, в конструкции которых особое внимание уделялось повышению мощности вооружения и эффективности стрельбы из пушки. При этом по мощности основного оружия опытный тяжелый танк Т43 вплотную приблизился к отечественному Т-10. Кроме того, американские специалисты опережали отечественных конструкторов в оснащении танков прицелами-дальномерами и системой стабилизации пушки.

Для обеспечения качественного превосходства отечественного танкостроения над зарубежным требовалось ускорить решение ряда проблемных вопросов, к которым, в частности, относились:

– отработка средств, обеспечивавших лучшую защиту танков против ядерного оружия;

Схема механизма заряжания пушки танка «Объект 752».

Общий вид танка «Объект 777». Эскизный проект 1953 г.

– создание новых, более совершенных и малогабаритных двигателей, агрегатов и механизмов для перспективных танков;

– увеличение меткости и скорострельности танковых пушек;

– создание стабилизаторов танкового вооружения;

– возможность ведения массовых боевых действий ночью;

– повышение срока службы ходовой части танков;

– создание новых марок брони повышенной снарядостойкости;

– применение бронетанковой техники в морских условиях и решение вопроса подводного вождения танков, а также ряда других проблем.

Особое внимание руководство страны также уделяло расширению КБ танковых заводов и созданию при них хорошо оснащенных опытных баз, способных самостоятельно изготавливать опытные образцы бронетанковой техники.

В июле 1954 г. Министерство транспортного и тяжелого машиностроения представило в Совет Министров СССР соображения об основных работах по развитию и совершенствованию бронетанковой техники, намечавшихся в ближайшие годы. В первом пункте этого документа говорилось о создании нового тяжелого танка. По мнению руководства Первого Главного управления министерства, следовало (при сохранении боевой массы в рамках 50 т) значительно повысить боевые и эксплуатационные качества этой машины по сравнению с серийным Т-10.

В качестве основного оружия предусматривалось использование новой 122-мм пушки М62-Т2, стабилизированной в двух плоскостях, с начальной скоростью снаряда 950 м/с. С пушкой устанавливались два спаренных пулемета калибра 14,5 и 7,62 мм, а на башне – зенитный пулемет калибра 14,5 мм.

Для обеспечения меткости огня сходу со скорострельностью пушки не менее 5 выстр./мин и возможности ведения эффективных боевых действий как в дневное, так и в ночное время, предполагалось внедрить сложный электрорадиотехнический и механический комплекс аппаратуры, механизмов и приборов.

Продольный разрез и вид в плане танка «Объект 777».

Продольный разрез и вид в плане танка «Объект 777» (II вариант).

По ходовым качествам перспективный тяжелый танк должен был приблизиться к перспективному среднему танку, что достигалось лишь при внедрении новых, ранее не применявшихся конструктивных решений. Предполагалось, что он сможет развивать среднюю скорость движения 30 км/ч и преодолевать водные (речные) преграды по дну.

Наряду с усилением броневой защиты на 20% по сравнению с танком Т-10 предусматривалась защита экипажа и внутреннего оборудования от действия ударной волны атомной бомбы среднего калибра на расстоянии 500 м от эпицентра взрыва.

В качестве силовой установки нового танка допускалось использование ГТД, что обуславливалось его малыми габаритами и массой при большей мощности 3.

Схема броневого корпуса танка «Объект 777» и его основные сечения.

Сравнение наружных габаритов МТО танков «Объект 730», «Объект 777» и «Объект 752».

Башня в сборе танка «Объект 777».

Для обеспечения высокой маневренности и плавности хода при больших скоростях движения танков на местности предусматривалось разработать на принципиально иных основах новые типы малогабаритных трансмиссий, легких в управлении и пригодных для работы как с ГТД, так и с турбопоршневым двигателем, а также агрегаты и узлы ходовой части и подвесок, обладавших большим запасом потенциальной энергии и прогрессивной характеристикой.

При проектировании новых агрегатов подразумевалось проведение большого объема научно-исследовательских, опытно-конструкторских и испытательных работ. Задача усложнялась тем, что от этих агрегатов требовалась надежная работа в пределах вновь установленного гарантийного срока службы, в несколько раз превышавшего действовавшие в то время нормативы.

Основными задачами в области броневой защиты танков являлись:

– отработка способов отливки броневых корпусов танков и САУ с оптимальным, дифференцированным распределением толщин брони;

– создание новых марок броневых сталей с повышением не менее чем на 15-20% снарядостойкости, обладающих высокими защитными свойствами от проникающей радиации;

– доработка и внедрение кокильной отливки броневых башен и деталей броневых корпусов;

– разработка новой противопульной брони, не склонной к трещинообразованию;

– обеспечение защиты экипажа и механизмов танка от действия ядерного оружия;

– разрешение проблемы защиты танков от поражения кумулятивными средствами.

Командирская башенка с прибором ТКНС танка «Объект 777».

Пульт управления движением танка «Объект 777».

Таблица 65 Основные боевые и технические характеристики танков «Объект 752» и «Объект 777»
Характеристики «Объект 752» «Объект 777»
Боевая масса, т 45,33 49,80(49,0***)
Экипаж,чел. 4 4
Габариты, мм:    
ширина (по гусеницам) 3400 3400
высота(без зенитного пулемета) 2300 2100
длина (с пушкой вперед) 9745 9800
длина (с пушкой назад) 8925 9800
клиренс 510 425
Вооружение, калибр, мм; марка, начальная скорость БрС, м/с:    
пушка 122; М62-Т2; 950 122; М62-Т2,950
спаренный пулемет - 7,62, СГ-43
зенитный пулемет 14,5; КПВТ** 14,5; КПВ
Высота линии огня, мм 1805 1605
Боекомплект:    
выстрелов, (БрС/ОФС) шт. 15/25 15/25
патронов к спаренному пулемету, шт - 3000
Броневая защита:    
При обстреле по нормали 122-мм БрС,, мм/град./Vmin.:    
верхняя лобовая часть корпуса 215/45/900 132/70/900(140/60***)
нижняя лобовая часть корпуса 200/30/770 175/40/740(200/30***)
верхняя бортовая часть корпуса 125/50/630 115/62/745(92/60***)
нижняя бортовая часть корпуса 60/60/428 105/0/335
кормовая часть корпуса 45/58/360 45/60/370
лобовая часть башни 260/ 15/900 195/52/900
бортовая часть башни 150/34/630 215/33/820
кормовая часть башни 115/20 / 440 90/40/450
При обстреле под курсовым углом 30° 122-мм БрС,, мм/град./Vmin:    
верхняя лобовая часть корпуса 215/53/970 132/73/930
нижняя лобовая часть корпуса 200/41,5/830 175/49/820
верхняя бортовая часть корпуса 125/72/900 95/80/970
нижняя бортовая часть корпуса 60/75,5/640 105/60/660
лобовая часть башни 260/15/900 195/52/960
бортовая часть башни 150/65/920 215/65/975
Тип корпуса Литой Литой
Тип башни Литая Литая
Двигатель, тип, 12/V/Д/Ж 12/V/A/B
марка В12-6 (В-7***)
Мощность двигателя, кВт (л.с.) 588,2(800) 625(850)
Удельная мощность, кВт/т (л .с./т) 12,9(17,5) 12,5(17)
Подогреватель двигателя, тип Газотурбинный Газотурбинный
Максимальная скорость по шоссе, км/ч 50 50 (54,7***)
Средняя скорость по грунту (предполагаемая), км/ч 30 30
Емкость топливных баков (забронированных), л 200 + 500* 650
Общая емкость топливных баков, л 1000 1000
Запас хода по шоссе (с учетом дополнительных баков), км 250 250
Трансмиссия, тип Гидромеханическая Планетарная, семискоростная
    (механическая, шестискоростная***)
Система управления машиной, тип Гидравлическая Гидравлическая
Подвеска, тип Гидравлическая Гидравлическая
    (индивидуальная торсионная***)
Динамический ход катка, мм 160 160
Диаметр катка, мм 720 750
Количество катков на борт, шт. 6 7
Амортизаторы, тип Гидравлические Гидравлические
Ширина гусеницы, мм 700 700
Среднее давление на грунт, кПа (кгс/см²) 73,5(0,75) 73,5(0,75)
Преодолеваемые препятствия:    
подъем, град 35 35
спуск,град. 35 35
крен, град. 30 30
брод (с ОПВТ), м 4 4
Радиостанция, марка РТУ («Ясень») РТУ («Ясень»)
Переговорное устройство, марка ТПУ-5 («Бисер») ТПУ-5 («Бисер»)
Гарантийный срок службы, км 2000 2000

* Емкость топливных баков под днищем корпуса машины.

** Универсальная зенитная установка.

***Проект 1954 г.

Успешное решение этих задач напрямую зависело от проведения весьма трудоемких и металлоемких опытных работ в недостаточно исследованных или совершенно неизученных областях. Кроме того, предполагалось развернуть совместную работу ОКБТ ЛКЗ и ВНИИ-100 над проектом нового экспериментального тяжелого танка, предпоженного Л.С. Трояновым. Эта машина оснащалась четырехгусеничным движителем вместо двухгусеничного и, соответственно, обладала повышенной проходимостью.

Проведение полномасштабных исследований по данному танку позволяло получить ответ на вопрос о целесообразности применения новой ходовой части в перспективном танкостроении, а также об использовании таких боевых машин в качестве специальных для действий в некоторых специфических районах страны (Крайний Север, пустыни и т. п.).

Общая идея новой компоновочной схемы тяжелого танка высокой проходимости была изложена Л.С. Трояновым еще в 1947-1948 гг. в эскизном проекте танка «Объект 726». В этом проекте вся допускаемая условиями железнодорожного транспортирования габаритная ширина машины использовалась для размещения низкого четырехгусеничного движителя.

В проекте отмечалось: «Использование всей ширины габарита для передачи нормальных нагрузок на грунт и наличие четырех одинаковых ведущих гусеничных обводов позволили разместить нужное количество опорных катков (с малой нагрузкой на каток) и снизить не только чисто нормативный показатель, среднее удельное давление на грунт, но и действительное удельное давление, деформирующее колею и обуславливающее глубину погружения гусениц. Почти все днище при этом перекрывалось снизу гусеницами, что оказывает влияние на проходимость по топким, вязким и разжиженным грунтам, глубоким снеговым покровам, надолбам и другим препятствиям, предотвращая возможность зависания машины на днище и потери сцепления гусениц с грунтом.

Турбоагрегат для варианта системы воздушного охлаждения двигателя танка «Объект 777».

Вариант индивидуальной торсионной подвески танка «Объект 777».

Деревянный макет танка «Объект 777» в масштабе 1:10.

Общий вид танка «Объект 726». Эскизный проект 1947 г.

Малые нагрузки на каток и их большое количество, повышая проходимость и снижая силы сопротивления движению на слабых грунтах, одновременно способствуют повышению плавности хода при движении на высоких скоростях.

Наличие четырех гусениц повышают живучесть танков. При боевых поражениях одной из независимых гусениц, двух средних или средней и крайней неодноименного борта, машина может продолжать движение и сохранить управляемость. Продольные балки, проходящие по осям симметрии правой и левой пар гусениц, дают возможность смонтировать на них низкую ходовую часть, что не достигается при обычной установке подвесок на корпусе.

Балки сообщают жесткость днищу и служат емкостью для размещения всего запаса топлива, полностью изъятого из корпуса для ликвидации пожаров.

Корпус размещается сверху, над низкой ходовой частью, занимая снова всю допускаемую ширину габарита, а не ее часть, благодаря чему можно осуществить широкое по всей его высоте боевое отделение, которое в существующих тяжелых танках находится между гусеницами, занимая только оставшуюся часть, обычно не превышающую половины общей ширины. Появляется возможность размещения увеличенного запаса боекомплекта в доступных для заряжающего местах и осуществления автоматизации процесса заряжания для повышения скорострельности.

При большой ширине корпуса нужный объем получается при значительно меньшей его высоте, что дает выигрыш в бронировании и уменьшает общую высоту машины.

Бронирование башни также улучшается, так как башня может быть без хвостовой ниши, обычно используемой для размещения боекомплекта, ввиду малой емкости корпуса.

Наличие хвостовой ниши весьма существенно увеличивает силуэт наиболее поражаемой верхней части машины. Емкость широкого корпуса позволяет весь запас боекомплекта поместить в менее поражаемом и более защищенном месте, ликвидировав хвостовую нишу башни».

Управляемый по проводам макет танка «Объект 726». 1948 г.

Общий вид, продольный, поперечный разрезы и вид в плане экспериментальной четырехгусеничной машины.

Необходимо отметить, что еще в 1948 г. выполнили действующий макет танка с четырехгусеничным движителем в масштабе 1:10, управляемый по проводам. Кроме поворотов и преодоления ряда препятствий (рвов, надолбов, подъемов и др.), макет демонстрировал возможность самоокапывания на легких грунтах путем сообщения двум средним гусеницам направления движения противоположного движению крайних гусениц.

Для проверки проходимости и поворотливости к концу 1952 г. в результате совместной работы ВНИИ-100 и ОКБТ ЛКЗ изготовили экспериментальную четырехгусеничную машину, оснащенную необходимыми измерительными приборами. При этом предусматривалось подведение реальной базы для создания тяжелого танка высокой проходимости и других специальных гусеничных машин на его базе (артиллерийских тягачей, самоходных артиллерийских установок, транспортеров большой грузоподъемности, инженерных машин), предназначенных для применения в труднопроходимых местностях, например, на болотах, снегу и др.

Экспериментальная машина имела массу 48 т. Ее экипаж состоял из четырех человек. Среднее давление на грунт не превышало 47 кПа (0,48 кгс/см² ), а максимальная скорость составляла 40 км/ч. В машине устанавливались двигатель В-11-НЦ мощностью 478 кВт (650 л.с.) с центробежным нагнетателем и планетарная коробка передач с механизмом поворота типа «ЗК», заимствованная у танка Т-10. В ходовой части применялась индивидуальная пучковая торсионная подвеска. Количество одинаковых по размеру прутков в каждом из 24 узлов подвески составляло 19 (один пруток – центральный и 18 – периферийные). Опорные катки и гусеницы заимствовали у тяжелого танка ИС-3. Машина преодолевала ров шириной 3 м и подъем свыше 40°. Все шесть топливных баков общей емкостью 950 л вынесли из корпуса и разместили под днищем машины в пустотелых стойках, соединявших корпус и гусеничный движитель.

В 1953 г. прошли сравнительные испытания экспериментальной четырехгусеничной машины и серийных танков (Т-54 и Т-10), показавших ее явное преимущество в подвижности. Новая ходовая часть позволила создать тяжелый танк повышенной проходимости с одновременным ростом основных показателей, обуславливавших его боевые качества. Эскизные проработки такой машины, выполненные в соответствии с проектом ТТТ на перспективный тяжелый танк, а также изготовленные макеты ее различных вариантов были представлены в Министерство транспортного и тяжелого машиностроения в марте, июне и ноябре 1953 г.

Экспериментальная четырехгусеничная машина. 1953 г.

Общие виды артиллерийского тягача высокой проходимости на базе АТ-Т и плавающего БТР высокой проходимости на базе бронетранспортера «Объект 750». Эскизные проекты 1953 г.

В целях обеспечения высокой проходимости машин других типов по заданию заместителя министра Ю.Е. Максарева ВНИИ-100 выполнил проекты тяжелого артиллерийского тягача высокой проходимости и легкого плавающего бронетранспортера со специальной четырехгусеничной ходовой частью. Эти проекты со всеми необходимыми поясняющими материалами также были направлены в Министерство транспортного и тяжелого машиностроения.

В начале 1954 г. ВНИИ-100 приступил к разработке эскизного проекта тяжелого танка по совершенно новой компоновочной схеме с использованием четырехгусеничной ходовой части, обеспечивавшей резкое повышение проходимости и значительное увеличение размеров боевого отделения. Однако из-за отсутствия согласованных и утвержденных ТТТ к конструкции такой боевой машины эти работы приобрели отвлеченный характер. До конца 1954 г. в институте завершили только обоснование закладываемых в конструкцию танка параметров и продолжили испытания четырехгусеничной экспериментальной машины для изучения проходимости, поворотливости и сопротивлению движения такой ходовой части в различных условиях. При этом производилась догрузка машины до 88 т.

Дальнейшие работы по новым тяжелым танкам продолжились в ОКБТ ЛКЗ, СКБ-2 ЧКЗ и во ВНИИ-100 на основании постановления Совета Министров СССР №1498-837 от 12 августа 1955 г. (приказ министра транспортного машиностроения №134 от 29 августа 1955 г.). В соответствии с этими документами ОКБТ ЛКЗ разрабатывало танки «Объект 277» с дизелем и «Объект 278» с ГТД в пределах боевой массы 52-55 т, а также (совместно с ВНИИ-100) танк специального назначения «Объект 279» массой 60 т. СКБ-2 ЧКЗ поручалось создание танка «Объект 770» массой до 55 т и дизеля А-100 для него. Для танка «Объект 277» дизель М-850 изготавливал Ленинградский завод N9800, дизель ДГ-1000 для танка «Объект 279» – Свердловский турбомоторный завод и ГТД («Объект 26») для танка «Объект 278» – СКБТ ЛКЗ (проектировался согласно постановлению Совета Министров СССР №1037-603 от 20 мая 1955 г.). Мощность для всех двигателей проектируемых тяжелых машин была задана 735,3 кВт (1000 л.с.).

Разворот четырехгусеничной машины на снегу глубиной 700 мм. Сравнительные испытания 1953 г.

Движение четырехгусеничной машины по проложенному следу.

Четырехгусеничная машина (глубина колеи – 140-150 мм) рядом с застрявшим танком Т-10.

Движение четырехгусеничной машины, догруженной до 88 т, по болоту.

Поворот четырехгусеничной машины, догруженной до 88 т, на влажном дернистом грунте.

Танки «Объект 277», «Объект 278» и «Объект 770» разрабатывались по единым ТТТ и поэтому имели практически одни и те же боевые и технические характеристики, но отличались компоновкой и конструкцией агрегатов, узлов и обслуживающих их систем. «Объект 278» представлял собой вариант танка «Объект 277», в МТО которого размещался ГТД. «Объект 279» по сравнению с остальными машинами обладал более высокой проходимостью за счет наличия четырехгусеничного движителя и усиленной броневой защитой от обычных средств поражения и ОМП.

Все вышеуказанные тяжелые танки имели классическую схему компоновки, экипаж из четырех человек, были вооружены 130-мм нарезной пушкой и оснащены (кроме танка «Объект 278») различными дизелями, мощность которых была равна или несколько превышала 735,3 кВт (1000 л.с.). На танках устанавливались схожие прицелы-дальномеры, стабилизаторы основного оружия, унифицированные приборы ночного видения, системы ПАЗ, ППО, ТДА и средства связи. Зенитная пулеметная установка на башнях не предусматривалась, так как в период создания перспективных танков на вооружении армий вероятного противника уже находились реактивные самолеты, а противотанковые вертолеты еще не появились. Боевая масса танков находилась в пределах 55-60 т и ее увеличение было связано с необходимостью обеспечения защиты от ударной волны ядерного взрыва, а также от появившихся за рубежом мощных управляемых противотанковых ракет (снарядов). Вопросы конструкции приборов системы управления огнем (при одинаковой комплектности), броневой защиты, силовой установки, трансмиссии и приводов управления, а также ходовой части решались на каждой из машин по-своему.

Продолжение следует


1

1* В ряде публикаций утверждается, что рабочее обозначение тягача первоначально было АТ-Т(Артиллерийский тягач, тяжелый), как и у послевоенной машины.

2

2* У немцев трофейные «,ворошиловцы» получили обозначение Stalin-607(r).

3

279 Создание первого танкового ГТД в Советском Союзе являлось весьма сложной и трудоемкой задачей, требовавшей большого объема предварительных экспериментальных работ. Для этих целей на ЛКЗ впоследствии было создано конструкторское бюро соответствующего профиля (СКБТ).