science Марина Сычева Генрих Искржицкий Город XXI века ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 03:12:00 2007 1.0

Сычева Марина & Искржицкий Генрих

Город XXI века

НЕВЕДОМОЕ: БОРЬБА И ПОИСК

МАРИНА СЫЧЕВА, ГЕНРИХ ИСКРЖИЦКИЙ

Город XXI века

Знаменитый "Наутилус" XIX века француза Жюля Верна сегодня воплотился в атомных подводных лодках. Гиперболоид инженера Гарина, придуманный в 20-е годы нашего столетия А. Толстым, в наши дни материализуется в лучах лазера. Созданные воображением американца А. Азимова в конце 30-х годов роботы помощники человека, уже через четыре десятилетия стали неотъемлемой частью современной науки и техники.

Человек мечтает и своей мечтою предсказывает себе будущее.

Помните Манилова из "Мертвых душ"? "Иногда, глядя с крыльца на двор и на пруд, говорил он о том, как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или через пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян. ...Впрочем, все эти прожекты так и оканчивались только одними словами".

Мечты, конечно, бывают разные...

Среди футурологических прогнозов особое место занимает Архитектурная Мечта. Н. В. Гоголь, стараясь заглянуть в будущеe архитектуры, писал: "...Неужели все то, что встречается в природе, должно быть непременно только колонна, или арка? Сколько других еще образов налш вовсе не тронуто! Сколькo прямая линия может ломаться и изменять направление, сколько кривая выгибаться, сколько новых можно ввести украшений, которых еще ни один архитектор не вносил в свой кодекс! В нашем веке есть такие приобретения и такие новые совершенно ему принадлежащие стихии, из которых бездну можно заимствовать никогда прежде не воздвигаемых зданий. ...Но если целые этажи повиснут, если перекинутся смелые арки, если целые массы вместо тяжелых колонн очутятся на сквозных чугунных подпорках...- какую легкость, какую эстетическую воздушность приобретут тогда дома наши!" Вот она, мечта художника!

По-своему видит город будущего Н. Г. Чернышевский в романе "Что делать?".

"...Здание, громадное, громадное здание, по нескольку в самых больших столицах... Оно стоит среди нив и лугов, садов и рощ... Но это здание, что ж это, какой оно архитектуры?.. Чугун и стекло, чугун и стекло - только. Нет, не только: это лишь оболочка здания, это его наружные стены; а там, внутри, уже настоящий дом, громаднейший дом: он покрыт этим чугунно-хрустальным зданием как футляром; оно образует вокруг него широкие галереи по всем этажам... Его каменные стены будто ряд пилястров, составляющих раму для окон, которые выходят на галерею. Но какие это полы и потолки? Из чего эти двери и рамы окон? Что это такое? серебро? платина? да и мебель почти вся такая же,- мебель из дерева тут лишь каприз, она только для разнообразия... рано или поздно алюминий заменит собою дерево, может быть, и камень... И повсюду южные деревья и цветы; весь дом - громадный зимний сад". Писатель, не будучи специалистом-архитектором, сумел верно изобразить архитектурную среду будущего.

В 1516 году воображение Т. Мора создало фантастическую страну на острове "Утопия", где все население живет в 54 городах, совершенно одинаковых по благоустройству и удобствам. Столетие спустя появилось сочинение Т. Кампанеллы "Город Солнца".

Автор описал неприступную крепость, охраняющую счастливую жизнь своего населения. В XIX веке Р. Оуэн не только выступил с сочинением об устройстве идеального общества людей, но и пытался осуществить свои идеи на практике. Покинув Англию, он организовал в Северной Америке в 1825 году коммунистическую колонию с поэтическим названием "Новая Гармония". Не вдаваясь детально в архитектурное решение образцового сельского поселения общины, Р. Оуэн отмечал: "Архитектура должна быть сообразна с климатом, а проекты должны составляться самыми опытными современными мастерами. Последним нужно дать директиву не допускать ничего низкокачественного ни во внутренней отделке зданий, ни в конструкциях..." В 1913 году была выпущена серия открыток под общим названием "Москва будущего". Воображение и фантазия художника нарисовали систему пересекающихся металлических эстакад в разных уровнях, сплошной поток самодвижущихся экипажей, в небе множество самых разных летательных аппаратов... Обилие техники и конструкций буквально подавило "старушку Москву".

Красную площадь на одной из открыток можно узнать лишь по силуэтам Никольской башни Кремля и здания Исторического музея. За Кремлевской стеной видна громада высотного здания, от которого через всю площадь тянется эстакада с вагончиками подвешенного к ней поезда. В середине площади одиноко стоит памятник Минину и Пожарскому. Знатные граждане России поднялись на пьедестал словно для того, чтобы спастись от вакханалии городского транспорта. На Лубянской площади (ныне площадь Дзержинского) конный отряд бравых казаков, гордо шествующий среди автомобильного движения, показывает неспособность художника окончательно расстаться с привычными ему картинами городской жизни... Вся эта масса техники, буквально заполонившая город в виде, например, самодвижущихся саней с пропеллером, может вызвать сегодня только улыбку. В одном, пожалуй, художник оказался прав: Москва стала многоэтажным городом, залитым ночью электрическим светом...

Попытки конкретно нарисовать "архитектуру будущего" обычно не имеют успеха.

Представление об архитектуре будущего - город будущего! - во все времена были своего рода протестом против пороков современных городов. Груз прошлого обременяет и города нынешние. В города все явственнее вторгается техника.

В 1868 году инженер Барлоу создал для вокзала в Лондоне перекрытие перронов пролетом 67 метров, побив, таким образом, "мировой рекорд", установленный... в 125 году до нашей эры!

"Поверженный рекордсмен" - купол римского Пантеона диаметром 43 метра. Человечеству понадобилось семнадцать столетий, чтобы увеличить пролет менее, чем вдвое. Толщина сечения упомянутого купола Пантеона у основания- 1,8 метра. Современное купольное покрытие такого же диаметра, выполненное из армированного цемента (металлическая сетка, покрытая с обеих сторон бетоном), имеет толщину сечения всего 5-6 сантиметров. Разница, как видим, внушительная.

В 1900 году города с миллионным населением можно было пересчитать по пальцам одной руки. В настоящее время на земле таких гигантов - более ста; они возникли в основном за последнее двадцатилетие. Все отчетливее вырисовываются контуры гигантских городских агломераций - скоплений населенных мест со слившимися границами, получивших название мегаполисы.

Мегаполис на Восточном побережье США между Вашингтоном и Бостоном имеет длину 850 километров, ширину 100 километров, население 35 миллионов человек. Скопление огромных масс людей в городах выдвигает проблему организации территории.

Урбанизация увеличивает подвижность населения. Горожанин в свободное время "рвется" к природе, ему нужен транспорт, а чтобы выехать за пределы города и добраться до "настоящего" леса, требуется час, а то и два...

Порожденный цивилизацией автомобиль уносит тысячи человеческих жизней, еще больше калечит. В Западной Европе ежегодно гибнет около 50 тысяч человек и свыше 1,7 миллиона получают увечья.

"Зеленый друг" - городские деревья - оказывают посильную помощь человеку, но ценой своей жизни, продолжительность которой в городских условиях сокращается в 5-6 раз. Город - источник многих "урбанистических" заболеваний (нервные перегрузки, шум, поток информации). Проблема водоснабжения - спутник практически всех городов-гигантов. Города загрязняют воздух, влияют на климат, изменяют радиационный фон, температуру, атмосферное давление, ветер, влажность, физическую структуру воздуха; города "наполняются" электромагнитными полями с различной частотой и напряженностью; электростатическими полями, вредными для здоровья стройматериалами...

И все-таки город - это центр цивилизации. В нем продолжают рождаться все достижения человеческого разума: наука, техника, искусство и культура. Само градостроительное наследие - большая художественная ценность.

Каким же ему быть в будущем?

В 1896 году в книге Т. Фрича "Город будущего" классовые взгляды автора воплотились в его проекте: "благородные виллы" - в центре около общественных зданий, жилища рабочих - в предместьях. Но земля, воздух, вода, сады нужны всем...

Яркой звездой сверкнул на архитектурном небосклоне талантливый итальянский зодчий А. Сайт Элиа. Жертва первой мировой войны, он прожил всего 26 лет. А. Сайт Элиа - мечтательный певец романтики архитектуры будущего. Ему не удалось ничего осуществить из своих замыслов. Мировую славу архитектору принесли талантливые рисунки различных зданий, грандиозный проект фантастического "Нового города" - города будущего, а также творческий "Манифест футуристической архитектуры" (1914 г.).

"Нам надлежит изобрести и воссоздать футуристический город, похожий на просторную шумную стройку, каждый участок которой гибок, подвижен, динамичен, и построить футуристический дом, напоминающий гигантскую машину... Фасады нужно обвить змеями лифтов из стали и стекла. Такой дом... лишенный росписей и скульптурных украшений, единственная красота которого заключена в свойственных ему линиях и объемах, ...дом высокий и просторный... должен быть воздвигнут на краю галдящей пропасти, именуемой улицей. А улица не будет больше расстилаться на уровне подъездов зданий. Она углубится на несколько этажей в землю, где разместятся линии метрополитена, будут проложены необходимые стальные переходы и быстроходные эскалаторы. ...Проблему футуристской архитектуры следует решать путем гениальных находок и во всеоружии научно-технического опыта..." И он многое угадал!

Улица с интенсивным движением в 3-4 уровня, плотно застроенная многоэтажными зданиями, насыщенная зеленью - вот та в общих чертах новизна, которую начали рекомендовать крупнейшие архитекторы своего времени Э. Энар (1910 г.), О. Перре (1922 г.) и Лё Корбюзье (1922, 1933 гг.).

"Экономить территорию! Овладеть пространством!" - таков лозунг архитекторов-теоретиков 60-х годов. ...Над кварталами "старого доброго" Парижа простирается металлическая структурная конструкция. Свободные места в ней отведены для застройки в виде отдельных ячеек, вставляемых в конструкцию по мере необходимости. В трубах каркаса заключены все городские инженерные коммуникации.

Как развитие пространственного города И. Фридман в 1963 году предлагает проект города-моста через пролив Ла-Манш, а также через реку Темзу в центральной части Лондона. В эти же годы (1960-е) возникает идея П. Меймона. Центральная цилиндрическая бетонная опора диаметром 20 метров связана огромной паутиной стальных цепей, несущих городскую структуру (жилища, магазины, общественные здания, улицы, площади). Город в 45 этажей состоит из ряда конических элементов - колец высотой 125 метров. Конусы связаны между собой висячей мостовой конструкцией - транспортной связью.

"В противоположность жилищам, обращенным наружу, мы предлагаем их обратное расположение",- провозгласил швейцарец В. Йонас и предложил проект нескольких соединенных гигантских воронок. Воронкообразный кратер высотой 100 метров имеет гладкую наружную поверхность. Верхняя часть воронки диаметром 200 метров - прогулочная площадка для 2000 жителей, которые живут внутри "кратера". Жилища ступенями спускаются ко дну воронки, где находится общественная озелененная площадь. В нижнем этаже воронки автор поместил учреждения, не нуждающиеся в солнечном свете,- магазины, кинотеатры, склады и т. п.

Французы К. Паран, П. Вирильо, М. Липси и М. Карада предлагают город-скульптуру на 2000 жилищ в форме вогнутоусеченного конуса, поставленного на маленькое основание. На уровне земли - террасы для движения транспорта и пешеходов.

Здесь же искусственные платформы для общественных зданий (торговых, транспортных, спортивных и т. п.). Все жилища хорошо освещаются солнцем. Авторы формируют пейзаж архитектурными средствами, то есть создают искусственный рельеф с помощью застройки без механического вмешательства.

Советские архитекторы И. Гунст и К. Пчельников разрабатывают несколько этапов вертикального развития городских структур-треугольников и воронкообразных пространственных систем, поднятых на высоту около 600 метров. Эти системы опираются на мощные цилиндры, по которым осуществляются вертикальные связи в городской структуре.

Но эти проекты городов на Земле.

Уже в далекие 20-е годы советские архитекторы обратились к теме летающих городов. И. Юзефович задумал разместить жилые и общественные элементы новых городов на своеобразных гондолах разного размера.

Такие жилые и общественные образования, находящиеся на управляемых воздушных шарах (дирижаблях), по мысли автора, свободно перемещаются в пространстве, причаливают в любом месте, в частности, к старому городу на поверхности земли.

Архитектор Г. Крутиков в 1927-1928 годах предложил сразу три варианта идеи "Парящего города". В одном случае это город - параболическая структура со способными летать жилыми ячейками (кабинами). В другом - это город-"трудкоммуна", пространственно расчлененная система отдельных гроздей жилищ, объединенных кольцом помещений общественного назначения.

Третий тип летающего города ("концентрированная трудкоммуна") девятиуровневый цилиндр с жильем и общественными помещениями, собранными в шар, подвешенный к цилиндру.

В эпоху освоения космоса советский архитектор В. Локтев уже видит город на орбите. Площадки, закрепленные на огромной раме, несут целые микрорайоны, перемещая их вверх, вниз, в стороны... "В далеком будущем гравитация будет преодолена. Это приведет к созданию новой антигравитационной архитектуры, соответствующей городам, которые будут построены на искусственных спутниках Земли".

Не осталась без внимания и Луна. Город на ней (архитектор П. Меймон) похож на раскрытый веер, сооруженный из трубчатых мачт и предварительно напряженных тросов. Внутренний объем города, покрытый пластмассовой и металлизированной тканью, имеет искусственный климат.

А почему бы не разместить город на астероиде? "Астеромо" архитектора П. Солери - это искусственная планета с семьюдесятью тысячами жителей. Форма города - цилиндрическая с двойными стенами для поддержания давления при вращении вокруг главной оси. Люди живут во внутренней оболочке цилиндра, которая покрыта растительностью и сельхозкультурами. В пространстве между двумя стенами - все вспомогательные службы города и аппаратура для поддержания жизненных процессов населения.

"Очень важно, что наша прекрасная Земля представляет собой, в лучшем случае, только место краткого отдыха на пути междy соленым океаном, где мы родились, и звездным океаном, куда мь направили свои дерзания". писал фантаст А. Кларк.

Известность получил проект, выполненный в 1960 году под руководством архитектора К. Танге. Идея проекта - использовать в качестве "стройплощадки" поверхность сравнительно неглубокого Токийского залива. Проект основывается на трех принципах: 1) линейная система планировки города; 2) единство систем: планировочной и транспортной, с архитектурным образом; 3) создание новой пространственной структуры, воплотившей открытость и естественную подвижность современного общества. Водный Токио рассчитан на 5 миллионов жителей, он займет площадь около одного квадратного километра и будет состоять из двадцати трех секций. Здания высотой до трехсот метров, а также транспортная сеть развернутся на столбах-опорах.

Транспортная ось -- основа композиции будет на высоте 50 метрон и предназначается для подвесной скоростной трассы и для движения автомобилей на трех уровнях с разными скоростями.

Архитектор К. Кикутаке предложил проект морского плаваю щего города для малых заливов, окружающих Японию. На плавающих круглых площадках диаметром 800 метров встанут общественные центры и здания. Жилища вставлены в кондиционируемые бетонные цилиндры, погруженные в воду до глубины 30 метров. Из окон своих квартир люди будут наблюдать за процессами подводного мира.

Мысль и фантазия архитекторов устремляется в глубь океана, стремится в его толщу и на дно. Французы Жак и Эдит Ружери помещают свой город на морском дне, они назвали его Таласополис-1. По их мнению, климат и динамика морского бассейна позволяют разместить город на дне океана в районе Индонезии.

В нем поселятся коренные жители страны. Пять кварталов подводного города предназначены для различной традиционной деятельности населения (рыбная ловля, сбор водорослей, раковин и т. п.). В каждом квартале разместится по три "жилых группы", а жилая группа - это местная деревня с тремя тысячами жителей.

Итого в городе будет 45 тысяч жителей! Кварталы группируются вокруг центра и связаны с ним переходами. Эти же авторы предложили плавающую городскую систему Таласополис-П. Это огромная круглая структура, которая может быть использована для хозяйственных и научных работ, в том числе и на дне моря.

А вот еще проект! "Агросеан-Сити" напоминает гигантский ареометр прибор для измерения плотности жидкости, вертикально плавающий стержень. Высота стержня 276 метров, из которых 53 метра возвышаются над поверхностью воды, а 223 метра уходят под воду. Над поверхностью воды стержень завершается огромной цилиндрической главой, покрытой остекленным куполом.

Здесь может обитать тысяча жителей на 31 уровне, из которых семь надводные, а двадцать четыре - находятся под водой.

Водная стихия требует для освоения огромных материальных затрат и научно-технической подготовки.

В 1984 году Международное совещание крупнейших специалистов по городской экологии собралось в Суздале. Случайно ли выбран этот старинный русский город с его тихой размеренной жизнью, с ласкающими взор мягкими зелеными холмами окрестного ополья, со спокойными силуэтами архитектурных сооружений?

Суздаль - город особый, единственный в своем роде. Однако, думается, не экзотическими надуманными творениями должны выглядеть наши города, если человечество сумеет преодолеть отрицательные тенденции урбанизации, вызванные промышленной революцией. Это должны быть поселения, более близкие естественной природе. Не парадоксально ли, что сегодня, думая о будущем, мы обращаем ностальгический взгляд к прошлому?..

Сегодня к возможностям научно-технического прогресса общество относится более трезво и настороженно. В наши дни на смену образу города-механизма, города-сооружения приходит образ города-процесса. Он представляется нам как сложная система естественного и искусственного происхождения.

Очевидно, что любой город так или иначе воплощение трех времен. В нем сохраняются следы прошлого, живет современная повседневность и зарождаются побеги будущего.

Что же мы возьмем в город будущего? Всю цепь перетекающих пространств, составляющих единую сложную многоликую среду.

Одно из главных звеньев этой цепи - двор и улица. Двор, уходящий в века городской истории и культуры, бережно хранит привязанности людей друг к другу, коллективизм и чувство долга, любовь к самому месту проживания. Двор - место общения людей, место отдыха и занятий спортом. Здесь проходит первая и непосредственная встреча человека с природой. Двор - школа социального опыта, первая ступень перехода от понятия "я" к понятию "мы", от собственной семьи к человеческой общности.

Двор как пространственная обособленность, как модуль застройки, как мера человеческого масштаба, понятен и близок человеку.

Без прошлого нет будущего. Уже сегодня градостроители начинают заниматься проблемой регенерации городской среды, то есть сохранением, восстановлением, обновлением и использованием того, что было построено в прошлом. Так рядом с новыми зданиями останется жить и часть старой городской застройки с ее домами (не только памятниками архитектуры), улицами, дворами, деревьями - ветеранами...

Живые цветы на бесшумных улицах - символ чистого воздуха и тишины еще одна черта экополиса. Специальные фильтры и очистные системы, устройства для переработки отходов и вторичного сырья, безотходные производства с замкнутым циклом и другие, неизвестные нам сегодня изобретения сделают чистыми воздух и землю. Реки перестанут быть сточными канавами, озера превратятся в места отдыха и рыбалки...

Архитектура, по словам Корбюзье, распространяет свои "волны" в окружающем природном ландшафте подобно звучащему колоколу. Современный город почти полностью утратил свою связь с природой... В помещениях трепещет листва деревьев, расстилаются ковры из цветов, журчат фонтаны, в декоративных бассейнах плавают красивые рыбки, слышен птичий хор... И так повсюду: в детских садах, гостиницах, универмагах, кафе и ресторанах, театральных фойе, на промышленных предприятиях.

"Экологический парк". Что это такое? Может быть, он похож на Измайловский парк или Сокольнический в Москве или на Летний сад в Ленинграде? Нет! Он возникает на месте старых участков города, которые невозможно или нецелесообразно реабилитировать. Гулянья, общение по интересам, занятия спортом, отдых на природе и в помещениях, катки, бассейны, теннисные корты, кинотеатры, .рестораны - вот в общих чертах возможное содержание "экологического парка". Располагаясь по берегам рек, озер или искусственных водоемов, используя зеленые массивы и рельеф, "экологический парк" делает город привлекательным и неповторимым. Вместе с зелеными окаймлениями пешеходных улиц и бестранспортных зон "экологический парк" соединится ландшафтно-планировочной системой, которая живописным зеленым узором ложится на геометрическую сетку улиц города...

Наши мечты о городе 2000 года и еще более отдаленной перспективы? При прогнозировании будущего градостроительства нельзя отрываться от законов развития общества и от его материально-технических возможностей; на их основе и должен быть построен прогноз.