sci_history child_education sci_popular Александр Иванович Яковлев Отечественная война 1812 года

Отечественная война 1812 года постоянно живет в памяти народа. В книге доктора исторических наук А. И. Яковлева ярко и со множеством интересных деталей описаны все этапы войны, от зарождения этой идеи у Наполеона I и вторжения многонациональных войск на территорию России до их изгнания и вступления русской армии в Париж. Рассказывается о важнейших сражениях войны и о ее героях, генералах, офицерах и солдатах.

Книга предназначается для школьников среднего возраста и для семейного чтения.

ru ru
Izekbis ABBYY FineReader 12, FictionBook Editor Release 2.6.6, Book Designer 5.0, Fiction Book Investigator 21.09.2015 Скан: Посейдон-М ABBYY FineReader 12 BD-A3E422-3571-2749-169A-BBD1-37FB-305FF1 1

OCR, fb2 V 1.0 — Izekbis.

Отечественная война 1812 года Православный Паломник-М Москва 2004 5-87468-247-3 Оформление Елена Калинина Редактор Александра Сыщикова Корректор Елена Рудницкая Верстка Дмитрий Зимин

Александр Яковлев

Отечественная война 1812 года

По благословению архиепископа Тернопольского и Кременецкого СЕРГИЯ

Что предшествовало Ответственной войне

Наполеон диктует своему секретарю. Художник Ш. Штейнбен. 1840-е гг.

Франция и революция

Франция и Россия находятся почти на противоположных концах Европы. Что же заставило французскую армию отправиться в поход в далёкую страну и 12 июня [все даты даются по старому стилю] 1812 года перейти границу Российской империи? Для ответа на этот вопрос надо начать рассказ издалека.

В начале XIX века Европа переживала эпоху революций. Революция — это свержение существующей власти и насильственное изменение строя государства. Самой значимой и самой кровавой из них была Великая французская революция 1789 года, в ходе которой во Франции была уничтожена власть королей из династии Бурбонов и вместо монархии создана республика. Под лозунгом «Свобода, равенство, братство» развернулась борьба низов общества против первого сословия — дворянства.

Революция стала началом борьбы не только против монархии, но и против христианства. В стране стал господствовать враждебный христианским идеям атеистический дух Просвещения, основывающийся на идеях Вольтера и Руссо. Уже в феврале 1790 года были закрыты все монастыри; в ноябре 1791 года был принят декрет «о церковной оппозиции», согласно которому священники, отказывающиеся принести присягу революционной власти, лишаются всех гражданских прав.

Вид Парижа из сада Сен-Клу

В результате до 40 тысяч священников покинули страну; в сентябре 1792 года отменена монархия и упразднен Григорианский календарь, начато новое летоисчисление — не от Рождества Христова, а от «первого года революции», позднее вместо семидневной недели вводится «декада» (десятидневка) для разрушения церковного года; в ноябре 1793 года казнён король Людовик XVI, католическая Церковь во Франции перестаёт существовать, множество католических и протестантских священников отрекаются от сана; были закрыты все церкви, и мессы (католические литургии) совершались на дому, тайно и со смертельной опасностью как для священника, так и для мирян; большинство церквей продаются государством частным лицам вместе со всей утварью и ценностями; в мае 1794 года культ Разума сменяется культом «верховного существа»; тысячи священников высылаются в заморскую Кайенну с её убийственным климатом, а многие попросту убиты; в феврале 1795 года — окончательное отделение католической Церкви от государства; в 1797 году объявлена война государству папы Римского.

Карнавал во время Первой империи

Деятельность революционеров означала больше чем простую смену формы государственного управления — то была дерзкая и самонадеянная попытка перечеркнуть христианскую историю и предать забвению само Христианство. Французская революция отвергла Бога, а единовластным судьёй и правителем на земле сделала человека. Однако нараставшее сопротивление народных масс вынудило к изменению отношения к вере. Наполеон воспользовался этими настроениями и после прихода к власти восстановил позиции католической Церкви в стране и даже стал покровительствовать папе Римскому, который короновал его. Ему были даны полномочия «императора католического мира», право разрешать все спорные церковные вопросы на уровне всего католического мира. Тем не менее это не меняло сути дела: власть Наполеона была порождением революции. Как это произошло?

Республиканское правление означает избрание высшей власти народом, но во Франции в 1799 году власть захватил энергичный и талантливый генерал Наполеон Бонапарт. Он в 1804 году объявил себя императором, восстановил монархию и вместо свергнутой династии Бурбонов вознамерился утвердить у власти новую династию из членов своей семьи.

В Европе со страхом и опасением смотрели на события во Франции. Наполеон уничтожал старые порядки и вводил новые. Был принят новый свод государственных законов — Кодекс Наполеона. Стала быстрее развиваться промышленность и торговля. Большое внимание он уделял науке и образованию. При Бонапарте в армии на офицерские должности назначались не только дворяне, но и простые люди. Он продвигал способных и талантливых: например, бывшего трактирного слугу Иоахима Мюрата сделал сначала генералом, а потом маршалом Франции.

Но границы Франции скоро стали тесны Наполеону, который был нечеловечески горд и честолюбив. Он решил стать повелителем мира.

Этот человек обладал способностями гениального полководца. Он в нескольких сражениях разбил армии большинства мелких стран Европы и покорил их. Он говорил, что делает всё это для Франции, но ведь именно он, Наполеон Бонапарт, был единственным полновластным повелителем Франции. Нет, не для своей страны покорял он чужие земли, а для себя.

Не всё шло гладко у нового властелина. На юге Европы не хотела покориться его власти Испания, в которой после разгрома испанской армии простые крестьяне развернули партизанскую борьбу против захватчиков. На западе Европы оставалась неприступной Англия, в то время самая богатая страна мира, владевшая многими колониями на Востоке, имевшая развитую промышленность и самый большой флот. Наполеон разгромил бы её армию, но Англия была расположена на большом острове, который отделял от Франции широкий пролив Ла-Манш. На севере Европы раскинулась огромная Россия, без покорения которой Наполеон не мог бы диктовать свою волю всему миру.

Французские таможенники проверяют сундук заморского купца, выискивая английские товары

Французский император действовал решительно. В Испанию он послал свои войска для подавления сопротивления народа его власти. Против Англии он объявил торговую блокаду, то есть запретил всем без исключения странам Европы торговать с островным государством. Это должно было неизбежно привести к экономическому краху, и тогда бы Англия сдалась на милость властелина Европы.

Революционная Франция и Россия

Россия вызывала недовольство Наполеона. Русский император Александр I опасался военной мощи Франции, но поначалу стремился воспротивиться «революционеру на троне». Россия пыталась вместе с Австрией и германскими государствами (в то время единой Германии не было) остановить Наполеона в границах Франции, но первый полководец Европы в каждом сражении разбивал своих противников. Самое сокрушительное поражение он нанёс им при Аустерлице в 1805 году. России пришлось заключить в германском городе Тильзите в 1807 году мирное соглашение.

Соглашение было очень невыгодно для нашей страны, потому что запрещало русским купцам вывозить в Англию зерно и привозить оттуда необходимые машины. Тем не менее русское правительство выполняло условия соглашения в надежде, что это остановит Наполеона. Не тут-то было!

Встреча Александра I и Наполеона на Немане

Россия оставалась единственной страной в Европе, не до конца покорившейся Наполеону, а русская армия — единственной военной силой, способной противостоять ему. С этим не мог смириться французский император.

В 1810 году Наполеон начинает подготовку к походу на Россию. Через своих послов и в письмах он уверяет императора Александра в своей верности «узам дружбы», заключённым в Тильзите, а на деле создает Великую армию.

Тильзитский мирный договор. Фрагмент

За полтора года всё было подготовлено. И тогда французский император придрался к тому, что некоторые русские суда перевозят английские товары, а английские суда заходят в порт Архангельск, и отдал приказ о начале похода на Россию. Мир затаил дыхание.

Почему Наполеон побеждал?

Главная причина общего страха перед Наполеоном состояла в том, что у него была очень сильная армия, которую считали непобедимой. Объясняется это не только тем, что у французов были лучшие ружья, сабли и пушки. Французских солдат хорошо обучали, они не были тупыми исполнителями приказов, а понимали, за что идет война, как надо действовать в большом сражении, при маневре или отступлении. Наполеон сам следил за тем, чтобы солдат хорошо кормили, хорошо лечили. За всё это солдаты любили его. Они верили, что Франции покорится весь мир, и тогда с большой добычей из завоёванных стран они вернутся домой.

Форма армии Наполеона. Маршал империи. Знаменщик линейной пехоты. Рядовой гвардейского конно-егерского полка Наполеон в окружении своих маршалов и генералов

Внутри самой армии создавались отборные подразделения гвардии, в которых Наполеон почти всех солдат знал по имени. Это была как бы его личная армия, самая надёжная его охрана.

Кроме того, на все должности в армии Наполеон назначал только способных и талантливых людей. Его капралы, офицеры, генералы и маршалы умели воевать. Все они были смелые люди, и пример в этом им подавал тот же Наполеон, который не страшился в бою идти под выстрелы.

Наконец, но не в последнюю очередь, надо иметь в виду военный гений Наполеона. Это особый талант — увидеть в расположенных к бою позициях вражеской армии уязвимое место и нанести удар туда или собрать все силы своей армии и разбить ядро вражеских войск. В нескольких десятках сражений Наполеон не потерпел ни одного поражения. Он всегда побеждал.

В чём была сила власти Наполеона?

Ведя свои войны и покоряя одну за другой европейские страны, французский император был уверен за свой тыл. Почему во Франции принимали власть Наполеона, который вроде бы изменил идеалам Великой революции?

Главным принципом Наполеона был принцип силы. Он создал могущественное министерство полиции, во главе которого поставил Жозефа Фуше, известного своей борьбой с католической Церковью в годы революции. Фуше создал разветвленную систему внешней разведки и внутреннего шпионажа, он имел сотни доносчиков во всех слоях французского общества. Открытых противников наполеоновской власти выслеживали и казнили на гильотине (отрубали им голову) или расстреливали. Несогласные с такой властью не могли высказываться открыто в стране, они уезжали в Англию или в Россию.

Форма армии Наполеона. Пехотинец Великого герцогства Баденского. Тамбур-мажор линейной пехоты. Рядовой легкой пехоты французской армии Бюст Наполеона Бонапарта

Наполеон был жесток. Да, он берёг своих солдат — ведь они завоёвывали для него мир, он мог быть великодушным — и прощал некоторых своих противников, чтобы его восхваляли в парижских салонах, он любил свою страну, своих родных, но больше всего этого он любил себя. Десятки тысяч пленных солдат из разбитых им армий расстреляли по его приказу, сотни явных или мнимых заговорщиков казнили по его прихоти, для устрашения.

Орден Почётного легиона

И в то же самое время Франция во время правления Наполеона бурно развивалась по капиталистическому пути. Росла промышленность, процветала торговля. Помимо внутренних причин этому сильно помогало то обстоятельство, что из всех завоёванных европейских стран сюда свозилось всё ценное — от зерна, тканей, слитков золота и серебра до картин великих художников. Страна богатела и хотела стать ещё богаче, стать первой державой мира. И пока Наполеон побеждал, он был нужен ей.

Какие цели ставил перед собой Наполеон?

В самом деле, завоевание мира — а что это означало в начале XIX века? План французского императора в 1812 году состоял в следующем: во-первых, задавить в Испании партизанское движение. Во-вторых, покорить Россию, а для этого разбить её армию, отделить от неё Финляндию, Польшу, Литву, Украину, Молдавию, Кавказ, превратив великую империю в послушное вассальное государство. В-третьих, нанести удар по Англии с тыла. Ла-Манш оставался непреодолимой преградой для французской армии, но если захватить Индию — богатейшую английскую колонию, гордым англичанам придётся покориться. Поход на Индию возможен был через Россию — вот почему покорение этой страны было особенно важно. По его планам, то должна была стать последняя европейская война, далее предстояли войны азиатские.

Знал ли об этом русский император?

Император Александр I (1801 год)

Конечно, знал. Вся политика Наполеона настолько очевидно говорила о его агрессивных замыслах, что только наивный человек мог поверить в «миролюбие» завоевателя Европы.

Наполеон через флигель-адъютанта русского императора просил передать: «Если мы в союзе — мир будет принадлежать нам. Земля подобна этому яблоку, которое я держу в руках. Мы можем разрезать его на две части, и каждый из нас получит половину». На это Александр I ответил: «Сначала он удовольствуется одною половиной яблока, а там придёт охота взять и другую». У него был свой разведчик в Париже, полковник А. И. Чернышёв, который добывал важные сведения о военных планах Наполеона. Наконец, самый влиятельный наполеоновский министр Шарль Талейран за большие деньги передавал Александру I важнейшую информацию.

Ш.-М. Талейран(1754–1838)

Кроме того, ещё в 1807 году генерал М. Б. Барклай-де-Толли изложил царю свои идеи по поводу неизбежной войны с Наполеоном: Наполеон выигрывает все лобовые сражения, поэтому необходимо использовать территориальное преимущество России, растянуть его армию на многие вёрсты, распылить боевую энергию противника, а измотав его, дать генеральное сражение, которое решит исход войны. В 1810 году Барклай-де-Толли был назначен военным министром. Он разработал программу перевооружения русской армии и укрепления западных границ империи по рекам Западной Двине, Березине и Днепру. К сожалению, программу полностью не выполнили из-за тяжёлого финансового положения государства, а строительство военных укреплений было только начато.

Зная всё это, русский император пытался избежать войны с Францией или отодвинуть её, чтобы лучше подготовить русскую армию. В начале 1812 года Александр I принял специального посланника Наполеона графа Луи Нарбонна, которому сказал: «Я не обнажу шпаги первым. Я не строю себе иллюзий и слишком высоко ставлю военные таланты Наполеона, чтобы не учитывать всего того риска, которому может нас подвергнуть жребий войны. Но я не сделаю ничего несовместимого с честью той нации, которой я правлю. Русский народ не из тех, которые отступают перед опасностью. Если на моих границах соберутся все штыки Европы, то они не заставят меня заговорить другим языком. Повторяю, что я не обнажу шпаги первым, но последним вложу её в ножны».

М. Б. Барклай-де-Толли (1761–1818). Художник Д. Доу. 1829 г.

«Ах, этот упрямец…» — только и сказал Наполеон в ответ на доклад своего посланника.

Форма армии Наполеона. Капрал линейной пехоты. Пехотинцы Вюртемберга. Рядовой лёгкой пехоты Вюртемберга

Нашествие 1812 года

Подвиг солдат генерала Раевского под Салтановкой. Художник Н. Самокиш. 1912 г.

Как это начиналось?

В начале июня 1812 года французская армия подвела основные силы к границам России у реки Неман. 10 июня к войскам прибыл Наполеон. Он лично произвёл разведку местности, ночью при лунном свете объезжая берег реки.

Уже под утро, когда император возвращался в главную квартиру, из-под куста под ноги его лошади выпрыгнул заяц. Лошадь отскочила вбок, и Наполеон, который плохо ездил верхом, упал. Он быстро встал, потому что даже не ушибся. Но на его свиту этот случай произвёл гнетущее впечатление. «Мы сделали бы гораздо лучше, если бы не переходили через Неман. Это падение — дурное предзнаменование», — сказал князь Невшательский. Но Наполеон сделал вид, что не слышит этих слов. Во всё горло он распевал революционный гимн «Марсельезу»: «Враги французов, трепещите!»

Переправа через Неман у Пилоны. 30 июня 1812 года

К тому времени рассвело. Стали видны плоский берег Немана, деревья и кусты. Посланные на другой берег разведчики сообщили, что войск поблизости нет, лишь несколько казаков наблюдают за выдвижением французских полков. Это удивило Наполеона, который ожидал встречи с русской армией и стремился в первом же сражении разбить её. Но менять свои планы он не привык.

Утром 12 (по европейскому исчислению 24) июня по ротам Великой армии был зачитан приказ Наполеона: «Солдаты, вторая польская война начата… Рок влечёт за собою Россию: её судьбы должны совершиться. Она нас ставит перед выбором: бесчестье или война. Выбор не может вызвать сомнений. Итак, пойдём вперёд, внесём войну на её территорию. Вторая польская война будет славной для французского оружия, как и первая. Но мир, который мы заключим, будет обеспечен и положит конец гибельному влиянию, которое Россия уже 50 лет оказывает на дела Европы».

Форма армии Наполеона. Штаб-офицер 5-го кирасирскою полка. Кирасир З-го кирасирскою полка. Рядовой 1-го легкоконною полка

Наполеон снял с правой руки перчатку и взмахнул ею. По этому сигналу 300 поляков 13-го полка первыми переправились на ту сторону реки, за ними французские гренадеры двинулись к трем понтонам (плавучим мостам), уже наведённым саперами через реку. За пехотой пошла гвардия, кавалерия, потом артиллерия, последними двинулись обозы. В одном из обозов везли две статуи Наполеона, которые он намеревался поставить в Москве и Петербурге.

«Меньше чем через два месяца, — сказал французский император, — Россия запросит мира».

Какой была французская армия?

Л.-Н. Даву (1770–1823)

Она была разделена на несколько корпусов, которыми командовали маршалы: Жан Ланн, сын конюха, талантливейший полководец, доблестный воин, добрый и честный человек, не боявшийся упрекать Наполеона в деспотизме; Луи Даву, одарённый стратег, умелый администратор, строгий до жестокости; Иоахим Мюрат, который не был ни стратегом, ни политиком, но стал одним из лучших кавалерийских военачальников Европы, голубоглазый атлет и красавец, всегда разодетый в яркие наряды из шёлка и бархата, а ещё — Л. Бертье, М. Ней, Н. Сульт и другие.

М. Ней (1769–1815)

Помимо французских полков в состав Великой армии входили воинские формирования из итальянцев, поляков, швейцарцев, португальцев, немцев, австрийцев и других покоренных народов Европы. Имелись отдельные корпуса из Пруссии, Польши и Австрии. Общая численность Великой армии составляла около 600 тысяч человек, в том числе: 492 тысячи пехоты, 96 тысяч кавалерии, 20 тысяч сапёров, артиллеристов и других. Границу перешли войска численностью около 440 тысяч человек, остальные Наполеон оставил в резерве.

Форма армии Наполеона. Польский улан. Гренадер итальянской пешей гвардии. Рядовой португальской пехоты Кирасир гвардейского полка Саксонии

Главные силы французской армии были разделены на три группы: левую (218 тысяч человек), которой командовал сам Наполеон, центральную (82 тысячи человек) под командованием пасынка Наполеона, вице-короля Италии Евгения Богарне и правую (78 тысячи человек), которой командовал брат Наполеона Жером Бонапарт, носивший титул Вестфальского короля.

И.-И. Мюрат (1771–1815) Л.-А. Бертье (1753–1815)

Какой была русская армия?

К этому времени Россия сумела увеличить силы своей армии. В мае 1812 года была закончена война с Турцией и заключён мир, а в марте подписан секретный договор со Швецией. Всё это позволяло быть спокойными за южные и северо-западные границы, хотя там и оставались русские полки. На западных границах России стояли три армии, насчитывающие всего лишь около 240 тысяч человек. 1-й армией (127 тысяч человек) командовал генерал М. Б. Барклай-де-Толли, 2-й армией (46 тысяч человек) — генерал П. И. Багратион, 3-й армией (44 тысячи человек) — генерал А. П. Тормасов. Ригу прикрывал отдельный корпус (18,5 тысячи человек) генерала П. К. Эссена, а петербургское направление — корпус (20 тысяч человек) генерала П. X. Витгенштейна, выделенный из состава 1-й армии. На южных границах стояла Дунайская армия под командованием адмирала П. В. Чичагова.

М. И. Платов(1751–1818). Художник Д. Доу. 1820-е гг. П. X. Витгенштейн (1769–1843). Художник Д. Доу. 1823 г.

Русская армия уступала врагу в численности, отчасти — в планировании и организации развёртывания войск. Однако в численности и качестве артиллерийских орудий, в подготовке конных соединений, в боевой подготовке мы не уступали. Наконец, русский солдат, конечно же, не уступал французскому по своему боевому духу, он готов был драться до последнего вздоха за свою Отчизну, за свою землю и веру.

Русские полководцы были очень разными. Военным министром в то время состоял Михаил Богданович Барклай-де-Толли, обедневший потомок шотландских дворян, давным-давно переселившихся в Россию. Он достиг высших военных чинов благодаря своим дарованиям, трудолюбию и доверию, которое питал Александр I к этому мужественному и благородному генералу. Глубокий стратег, он вдумчиво анализировал положение дел и принимал решение, которое потом твёрдо проводил в жизнь.

П. И. Багратион (1765–1812). Неизв. художник. 1830-е гг. А. П. Тормасов (1752–1819). Художник К. Рейхель. 1813 г. А. И. Кутайсов (1784–1812). Художник Д. Доу. 1820-е гг. Д. С. Дохтуров (1756–1816). Неизв. художник. 1810-е гг. П. П. Коновницын(1764–1822). Художник Л. Сент-Обен. 1813 г.

В отличие от хладнокровного и сдержанного Барклая-де-Толли другой командующий князь Пётр Иванович Багратион был характера горячего. Потомок грузинских царей, он получил боевой опыт с великим Суворовым, который считал его своим любимым учеником. Пылкий и в беседе и в бою, мастер атаки и маневра, Багратион слыл кумиром солдат.

А. П. Ермолов (1777–1861). Художник Д. Доу. 1823 г.

Под началом Барклая-де-Толли и Багратиона служили генералы П. П. Коновницын, М. И. Платов, Д. С. Дохтуров, А. П. Ермолов и другие генералы. Один из этой блестящей плеяды, Александр Иванович Кутайсов, выдающийся артиллерист и разносторонне талантливый человек, знал шесть языков, писал стихи, хорошо рисовал.

План русского командования состоял в том, чтобы отступать от границы до специального подготовленного и укреплённого лагеря в Дриссе, в котором 1-я русская армия должна была остановить противника, а 2-я русская армия нанести ему фланговый удар.

Как встретили русские французское нашествие?

Император Александр I находился на балу в предместье Вильно (Вильнюса), устроенном в его честь русскими офицерами, когда ему сообщили о вторжении французов. Звуки прекрасной музыки звучали в зале, освещённом свечами. По гладкому паркету скользили фигуры танцоров — дам в светлых платьях и их кавалеров, большую часть которых составляли военные в разноцветных мундирах своих полков, а также представители польской и литовской знати в чёрных фраках.

Форма русской армии. Рядовой лейб-гвардии Семёновского полка. Штаб-офицер лейб-гвардии Конного полка. Обер-офицер и бомбардир гвардейской пешей артиллерии

По знаку царя дирижёр оборвал музыку. К застывшим танцорам царь обратился с такими словами: «Неприятель вошёл с великими силами в пределы России. Он идёт разорять любезное наше Отечество. Да обратится погибель, в которую он манит низринуть нас, на главу его». По всем городам и деревням стали известны слова царя: «Воины, вы защищаете Веру, Отечество, Свободу! На начинающего — Бог! Клянусь, что не положу оружия, пока последний неприятельский солдат не покинет пределы Отечества!»

Конечно, русский император не собирался со шпагой в руке сражаться с завоевателями. Его долгом и обязанностью было управление вверенной ему Российской империей, которую надо было спасать. Утром 14 июня Александр I отбыл к штабу 1-й армии, находившемуся в 100 км от Немана. К Наполеону он послал генерала А. Д. Балашова с предложением мирно разрешить конфликт.

Барклай-де-Толли, согласно имевшемуся плану, повёл армию к Дрисскому лагерю, а генералу Багратиону послал приказ: отступать к Минску для соединения с 1-й армией.

Маршал Даву бросил все свои войска, чтобы нанести возле Вильно сокрушительный удар русской армии. Но удар пришёлся по пустому месту: русские войска сумели уйти от превосходящей их французской армии. 16 июня Наполеон прибыл в опустевшее Вильно.

Генерал Балашов напрасно передал послание Александра I — Наполеон не хотел слышать о мире. «Каким бы прекрасным могло быть его царствование, — рассуждал воинственный император, обращаясь к посланнику царя, — если бы он не порвал со мной! Но, в конце концов, я не сержусь на него за эту войну. Ещё одна война — это ещё один мой триумф!»

А. Д. Балашов у Наполеона. Художник А. Николаев. 1973 г.

Русскую кампанию планировалось завершить в течение месяца. «Надо покончить этот поход одним громовым ударом!» — приказывал Наполеон.

В кругу своих маршалов Наполеон говорил прямо: «Александр насмехается надо мной. Не думает ли он, что я вступил в Вильно, чтобы вести переговоры о торговых соглашениях? Я пришёл, чтобы раз и навсегда покончить с колоссом северных варваров. Шпага вынута из ножен.

Марш дивизии Пино. 16 июля 1812 года

Александр испуган и хочет помириться, но мир я подпишу в Москве. Надо отбросить их в их льды, чтобы в течение 25 лет они не вмешивались в дела цивилизованной Европы. Цивилизация отвергает этих обитателей Севера. Европа должна устраиваться без них».

Он желал войны, он уже видел, как его войска стремительным и победоносным маршем входят в Москву и Петербург… «Он казался опьянённым», — вспоминал французский министр Арман де Коленкур.

Страшись, о рать иноплеменных! России двинулись сыны; Восстал и стар и млад: летят на дерзновенных, Сердца их мщеньем возжены. — Вострепещи, тиран! уж близок час паденья! Ты в каждом ратнике узришь богатыря, Их цель иль победить, иль пасть в пылу сраженья За Русь, за святость алтаря.

А. С. Пушкин. Воспоминания в Царском Селе.

Форма армии Наполеона. Офицер линейной пехоты. Рядовой линейной пехоты. Барабанщик линейной пехоты

Почему русские войска отступали?

Барклай-де-Толли знал о военной тактике Наполеона: собрав все силы французской армии в один кулак, ударить по вражеской армии и разгромить её в генеральном сражении, потом добивать оставшиеся войска, вступить в столицу и потребовать от властей полной капитуляции. Так действовал французский император ранее. И ему покорно приносили ключи от Берлина, Вены и других европейских городов.

Вот почему главной задачей русский военный министр посчитал соединение основных военных сил России, чтобы их не разбили по отдельности. Барклай-де-Толли убедил царя оставить Дрисский лагерь, укрепления в котором были слабы, и пошёл к Витебску.

Русские войска отходили в глубь страны, нанося удары по противнику и сдерживая его продвижение. Честь первой победы в этой войне выпала на долю генерала Тормасова под Кобрином, где он 15 июля захватил врасплох и заставил сложить оружие бригаду саксонского корпуса Ренье. Потери убитыми у русских составили 259 человек, у французов — 1 500 и взято в плен 2 500 при четырёх знамёнах и восьми орудиях. На выручку Ренье пошёл австрийский корпус Шварценберга. 18 июля на 18 тысяч русских солдат обрушились 40 тысяч австрийцев и саксонцев. Тормасов держался весь день и отступил к Луцку, не оставив врагу никаких трофеев. Можно вспомнить и упорство защитников крепости Бобруйск, в которой десятитысячный гарнизон, блокированный французами, пять месяцев держал оборону в тылу великой армии, что сковывало значительные её силы и затрудняло коммуникации.

Русские в 1812 году. Художник К. Пржецлавский. 1855 г.

Противник был силен. Войска маршала Даву захватили Минск и закрыли русским путь на север. Тогда Багратион взял направление на Бобруйск. Его положение оказалось особенно сложным, потому что Наполеон решил отрезать 2-ю армию от основных сил и уничтожить. Но брат Наполеона Жером Бонапарт, командовавший тремя корпусами, опоздал на четыре дня, и армия Багратиона смогла вырваться из кольца окружения.

Гусарский разъезд. Художник А. Сафонов. 1912 г.

Александр I не обладал полководческими талантами. Он чувствовал, что его присутствие стесняет генералов. В ночь с 6 на 7 июля царь (по совету близких к нему адмирала А. С. Шишкова и генерала А. А. Аракчеева) оставил армию и отправился в Москву.

Русские генералы стремились сохранить силы своих армий, поэтому избегали сражений. Войска Наполеона настигали 1-ю армию у Полоцка и Витебска, но Барклай-де-Толли искусным маневрированием уводил свои дивизии из-под удара. Опыт и мастерство Багратиона позволили ему вырваться из новой ловушки, устроенной маршалом Даву под Могилёвом, переправиться через Днепр и идти на Смоленск.

Мы долго молча отступали, Досадно было, боя ждали, Ворчали старики: «Что ж мы? на зимние квартиры? Не смеют, что ли, командиры Чужие изорвать мундиры О русские штыки?»

М. Ю. Лермонтов. Бородино.

Преследование русскими конногвардейцами французских конных егерей под Полоцком. Художник Ф. Чирка. 1890 г.

Надежды Наполеона вклиниться между армиями Барклая-де-Толли и Багратиона, навязать им крупные сражения и разгромить поодиночке терпели неудачу. Удары Наполеона приходились по пустому месту.

Отступать без боя было обидно, но таков был приказ. Тянулись по пыльным дорогам среди золотых полей длинные колонны всадников, русских кавалеристов — гусаров, кавалергардов, кирасиров, драгун и казаков. Шли полки армейской пехоты. Катили обозы с лазаретами, пекарнями и боеприпасами.

22 июля обе русские армии соединились у Смоленска.

Почему у Смоленска не было дано генеральное сражение?

Каждый генерал использует те силы и те возможности, которыми он располагает. Даже соединившиеся 1-я и 2-я русские армии вместе оставались слабее Великой армии.

С 4 по 6 августа корпуса генералов Раевского и Дохтурова защищали Смоленск, прикрывая отход основных сил русской армии. Непрерывно била артиллерия французов, и город горел. Когда под стены Смоленска прибыл Наполеон, мечтавший повторить успех Аустерлица, Барклай-де-Толли вновь увёл русские полки от его удара.

Д. П. Неверовский (1771–1813)

Наполеон знал о своём превосходстве и стремился к генеральному сражению с русской армией. Он решил обойти Смоленск и зайти русским войскам в тыл. Император двинул корпус маршала Нея и конницу Мюрата, но этому помешали войска 27-й дивизии Д. П. Неверовского. Возле села Красное произошёл жестокий бой. Семь тысяч русских солдат при 7 орудиях с невиданным французами упорством отбивали атаки неприятеля — 23 тысяч человек, в том числе 15 тысяч кавалеристов, при 60 орудиях. После боя от дивизии осталась лишь шестая часть, которая прорвала вражеское кольцо и в Смоленске соединилась с главными силами. «Неверовский отступил как лев», — признавали французы.

У Барклая-де-Толли был свой дальновидный расчет.

Он знал, что наполеоновская армия слабеет по мере продвижения по России.

Французам приходилось оставлять гарнизоны во всех крупных населённых пунктах, появилось много больных и раненых, были убитые, и всё это уменьшало численность армии. Обозы не поспевали за движением войск, а местное население не желало кормить оккупантов и давать сена их лошадям. Многие жители оставляли дома, а то и сжигали их и уходили с отступавшей русской армией.

Сражение под Красным Крестьянин увозит у французов пушку

Поэтому уже в первые две недели в Великой армии солдаты голодали, раненым в госпиталях не хватало перевязочных материалов. Стала слабеть дисциплина, появились толпы грабителей-мародёров, всё больше солдат дезертировали. Белоруссия и Литва кишели толпами дезертиров, занимавшихся мародёрством. Значительная часть лошадей (более 10 тысяч, особенно в обозах и в артиллерии) пала от бескормицы, приходилось смешивать конные части. В середине июня при переходе через Неман в главных силах числилось 301 тысяча человек, спустя месяц — 185 тысяч, а после Смоленска — 135 тысяч. Великая армия быстро таяла без сражения.

«Мы были подобны кораблю без компаса, затерявшемуся среди безбрежного океана, и не знали, что происходит вокруг нас», — вспоминал позднее Арман де Коленкур.

Захваченные русские мужики не хотели говорить французам, по какой дороге отступали русские полки, или указывали ложное направление. Недостаток информации также осложнял и замедлял продвижение французских войск. На военном совете в Смоленске Мюрат советовал Наполеону не идти дальше, но тот лишь направил царю письмо с предложением заключить мир. Александр I не ответил.

В те дни по всей Европе распространялись написанные Наполеоном бюллетени Великой армии, в которых он извещал о своих успехах. Победа французов в этой войне ни у кого не вызывала сомнений. Один из выдающихся государственных умов министр иностранных дел Австрии Меттерних констатировал: «Я не рассчитываю ни на какую твёрдость со стороны императора Александра».

Однако в армии и в русском обществе зрело недовольство отступлением, которое виделось позорным. В дворянских гостиных повторяли фразы из письма генерала Багратиона к Аракчееву: «Министр самым мастерским образом ведёт в столицу [Москву] за собою гостя. Ежели уже так пошло, надо драться, пока Россия может и пока люди на ногах, ибо война теперь не обыкновенная, а национальная, и надо поддержать честь свою и всю славу… Вся армия плачет совершенно и ругает его насмерть…»

Тем временем война принимала затяжной характер, а этого больше всего боялся Наполеон.

Как встретила войну Россия?

В те дни во всех русских церквах священники с амвона читали обращение Святейшего Синода: «С того времени, как ослеплённый мечтою вольности народ Французский ниспровергнул престол единодержавия и алтари Христианские, мстящая рука Господня видимым образом отяготела сперва над ним, а потом, через него и вместе с им над теми народами, которые наиболее отступлению его последовали… Богом спасаемая Церковь и Держава Российская доселе была по большей части сострадающею зрительницею чужих бедствий. Ныне сия година искушений касается нас, Россияне! Властолюбивый, ненасытимый, не хранящий клятв, не уважающий алтарей враг, дыша столь же ядовитою лестию, сколько лютою злобою, покушается на нашу свободу, угрожает домам нашим и на благолепие храмов Божиих ещё издалеча простирает хищную руку. Сего ради взываем к вам, чада Церкви и Отечества!.. Оправдайте желания и чаяния взывающего к нам, верноподданным своим, Богом помазанного Монарха Александра».

Александр I прибыл в первопрестольную поздно вечером 11 июля и остановился в Кремле. Можно предположить, что он с опаской ожидал своей встречи с патриотически настроенными москвичами. Но к утру следующего дня тысячи жителей заполнили Кремль. Царь вышел на Красное крыльцо в 9 утра и был встречен громкими приветственными криками народа и звоном Ивана Великого и всех московских колоколов. Сойдя с крыльца, он с трудом смог пройти сквозь густую толпу к Успенскому собору, в котором после литургии отслужили молебен о даровании победы русской армии. «Господи Боже сил! — произносил архиепископ Августин (Виноградов) молитву. — Се враг, смущаяй землю Твою, и хотяй положити вселенную всю пуста, возста на ны. Возстани в помощь нашу; да постыдятся и посрамятся мыслящая нам злая… и Ангел Твой сильный да будет оскорбляй и погоняй их!»

Митрополит Платон (Левшин)

От находящегося в Троице-Сергиевой Лавре старца-митрополита Московского Платона (Левшина) Александру Павловичу передали икону преподобного Сергия Радонежского древнего письма с предвещением митрополита: «Кроткая вера, сия праща российского Давида, сразит внезапно главу кровожаждущей главы Наполеона». Александр от умиления вышел из собора в слезах. При появлении царя на крыльце собора из толпы закричали: «Веди нас, отец наш! Умрём или победим!» Это произвело очень сильное впечатление на государя. «Этого дня я никогда не забуду», — несколько раз повторил он.

Александр I встретился с московским дворянством и купечеством. Дворяне обязались выставить 80 тысяч ратников ополчения. Самые богатые московские помещики П. А. Демидов, граф П. С. Салтыков и двадцатилетний граф Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов организовали на свои деньги по полку и содержали их до конца войны. Всего же московские дворяне пожертвовали за время войны около трёх миллионов рублей, а купцы — более десяти миллионов.

Манифест о создании ополчения от 6 июля 1812 года

Так же были настроены и мужики.

Известно из документов, что крестьяне Тамбовской губернии плясали от радости, когда их забирали в рекруты, — зная, что впереди война, а может быть, и смерть.

Подобный патриотический подъём нарастал по всей России. На помощь русской армии вставал весь народ.

Форма русского ополчения. Обер-офицер и пеший казак Владимирскою ополчения. Егерь, пеший и конный казаки Тверского ополчения. Пешие и конный казаки Рязанского ополчения Благословение ополченца 1812 года

Какой была Россия в то время?

В ту эпоху между верхами и низами русского народа лежала глубокая пропасть, созданная сто лет назад Петром I. Именно Пётр провел насильственную вестернизацию в России, бросил старую Москву и построил новую столицу поближе к западным границам. Он внедрял западные обычаи, манеры, моды, ценности, культуру и даже язык. Возникла пропасть между верхами и низами народа. С тех пор дворянство стало больше объясняться по-французски, а иные и вовсе не знали хорошо русского языка. Эти «русские французы» презирали свою страну, в которой «имели несчастье родиться». А русские мужики и бабы продолжали носить русскую одежду, говорить по-русски, петь русские песни, ходить в церковь, хранить верность традициям и обычаям предков. Сохранение такого положения стало возможным в силу неравных прав дворянства и крестьянства.

Главной особенностью России в то время было крепостное право, согласно которому около 20 миллионов человек крестьянского населения были фактической и формальной собственностью нескольких десятков тысяч помещиков из дворян, владевших не только землёй, «поместьем», но и кто десятком, кто тысячами «крепостных душ».

Крепостные не обладали правом личной свободы, были обязаны работать на своего хозяина, но при этом все они имели собственное хозяйство — избу, лошадь, корову, овец. Самые сметливые из них, накопив денег, выкупались на волю и становились купцами, промышленниками, хозяевами трактиров и постоялых дворов. Не раз на протяжении веков вспыхивали крестьянские бунты «за волю», но власть подавляла их.

Ополченцы готовят укрепления для русских войск. Художник П. Пинкисевич. 1950-е гг.

У Александра I в начале его правления была мысль, что надо бы освободить мужиков, но он не решился, боялся гнева дворян-помещиков. Он знал, что «революционный император» уничтожил в Европе последние остатки крепостного права, и теперь опасался, что Наполеон попробует поднять в России мужиков против дворян. Наполеон же счел русских мужиков «тупыми скотами» и не предпринял попытки отменить крепостное право на захваченных им территориях.

А как повели себя мужики?

В начале июля в свою деревню в Тульской губернии спешно приехал помещик Дмитрий Алексеевич Яньков. После службы в церкви он созвал всех к своему дому и вышел на крыльцо. «Друзья мои, нам грозит опасность! — сказал Яньков. — Французы идут на Россию! Мы должны послужить царю и Отечеству, защитить православную веру. Московское дворянство положило дать в ополчение от десяти одного. Я неволить никого не хочу, а кто желает доброю волею, пусть станут особо».

От толпы отделились желающие идти в ратники, что-то много.

«Нужно тридцать два человека! — сказал Яньков. — Я на себя не беру посылать другого под пулю, а вы помолитесь и бросьте жребий».

Так и поступили мужики. Никому не было обидно — ни тому, кто шел на войну, ни тому, кто оставался.

Форма русского ополчения. Воин и обер-офицер купеческих и мещанских сотен Московского ополчения. Конный казак Московского ополчения. Пеший казак и егерь Московского ополчения

Генеральное сражение

Атака лейб-гвардии Литовского полка. Художник Н. Самокиш. 1912 г.

Как Кутузов стал главнокомандующим?

После того как две русские армии соединились, встал вопрос о главнокомандующем. Багратион был искусен в бою, любим солдатами, но слишком горяч. Барклай-де-Толли считался опытнее и мудрее, но его критиковали в армии и в народе за отступление, ему не доверяли из-за нерусской фамилии.

Одному Богу известно, что переживал Барклай-де-Толли, когда при объезде полков его приветствия оставались без ответа. В терпении и молчании переносил оскорбления этот великий полководец, жертвуя своим самолюбием и своей репутацией ради спасения армии, а значит, России.

М. И. Кутузов (1745–1813) Прибытие М. И. Кутузова в Царёво-Займище. Художник С. Герасимов. 1953 г.

Александр Павлович не вступился за своего министра, хотя продолжал его высоко ценить и, конечно же, помнил о плане 1807 года. Царю хотелось отвести от себя всеобщее недовольство неудачным ходом войны.

О, вождь несчастливый! Суров был жребий твой: Всё в жертву ты принёс земле тебе чужой. Непроницаемый для взгляда черни дикой, В молчанье шёл один ты с мыслию великой, И, в имени твоём звук чуждый невзлюбя, Своими криками преследуя тебя, Народ, таинственно спасаемый тобою, Ругался над твоей священной сединою.

А. С. Пушкин. Полководец.

Дворянские общества Петербурга и Москвы предложили поставить во главе русской армии Кутузова. Царь недолюбливал этого генерала, но был вынужден подчиниться общему гласу.

М. Б. Барклай-де-Толли (1761–1818)

8 августа Кутузова назначили главнокомандующим.

Старый генерал поставил условие: оставление армии братом царя, наследником-цесаревичем Константином Павловичем. «Ведь я не смогу ни наказать его, если он плохо себя поведёт, ни наградить, если он хорошо себя проявит», — объяснил царю Кутузов.

Спустя три дня генерал отстоял молебен в Казанском соборе Петербурга и выехал к армии.

Казалось бы, что может изменить приход в армию одного человека? Это не батарея новых орудий и не кавалерийский полк, и всё же приход Кутузова усилил русскую армию. Все верили в его мудрость и твердость. Солдаты ликовали. Сразу родилась поговорка: «Приехал Кутузов бить французов».

Генерал Михаил Илларионович Кутузов был одним из самых старых и самых опытных полководцев русской армии, богатым помещиком и родовитым дворянином. Его боевой опыт составлял полвека, а генералом он стал раньше, чем Наполеон лейтенантом. Кутузов бывал во многих сражениях и не раз смотрел смерти в лицо, дважды был тяжело ранен, в 28 лет лишился правого глаза, выбитого турецкой пулей. Кутузов воевал вместе с Суворовым, который считал его своим первым сподвижником. Кроме того, Кутузов показал себя не только опытным и мудрым военачальником, но и блистательным дипломатом. В начале 1812 года он победоносно закончил войну с Турцией и заключил в Бухаресте выгодный для России мирный договор.

16 августа Кутузов прибыл в ставку русской армии. Он одобрил приказ Барклая-де-Толли об отступлении, но твёрдо решил дать Наполеону генеральное сражение. Сражение было ненужным со стратегической точки зрения, однако не дать его он не мог по соображениям моральным и политическим. В отличие от Наполеона он знал, что такое сражение не решит исхода войны, но этого желала армия, этого ждали в народе. Надо было нанести по противнику сильный удар.

Общий вид поля боя под Москвой со стороны села Бородино. 6 сентября 1812 года. Художник А. Адам. 1830-с гг.

Почему Кутузов выбрал Бородинское поле?

Великая армия шла на Москву. Наполеон так рассуждал о целях наступления: «Если я захвачу Киев — я поражу русских в ноги, если возьму Петербург — поражу их в голову, но если войду в Москву — я ударю их в сердце!»

В то время Москва была второй столицей, но оставалась духовным центром России. Покорить её значило покорить страну — так думал французский император. Кроме того, из Москвы было выгоднее, чем из Петербурга, идти в поход на Индию. Вот почему французская армия шла по новой Смоленской дороге на Москву.

Сражение нельзя давать просто в чистом поле. Опытный полководец выбирает, если может, такую местность, где бы расположение его войск было самое выгодное, а возможности для наступления противника самые трудные.

Когда Кутузов осмотрел обширное поле возле села Бородино, то приказал занимать армии позиции и строить укрепления. Он нашел место для сражения.

Бородинское поле расположено вблизи города Можайск в 120 км от Москвы. На относительно узком фронте эта позиция перекрывала сразу две дороги на Москву — старую Смоленскую и новую Смоленскую, соединявшиеся у Можайска. С правого фланга позиции русских прикрывала речка Колоча, впадающая в Москву-реку. К концу лета речка уже обмелела, но её берега были круты и обрывисты. Холмистая местность Бородинского поля с ручьями и оврагами давала возможность создать на высотах опорные пункты, установить артиллерийские батареи и скрыть от противника часть своих войск. Поле местами заросло кустарником и мелколесьем, а с юга и востока было окаймлено сплошными ольховыми и берёзовыми лесами.

Кутузов приказал дополнительно укрепить позицию. На правом фланге насыпали несколько валов и устроили там артиллерийские позиции. На центральной возвышенности поля по приказу генерала Раевского также разместили артиллерийскую батарею из 18 орудий, насыпав вокруг земляной бруствер высотой в два метра. На левом фланге, на открытой равнине, у деревни Семеновской солдаты соорудили флеши — угловые земляные укрепления для артиллерийских батарей, а перед позициями возле деревни Шевардино — редут, прямоугольное сооружение, играющее роль самостоятельного опорного пункта при обороне.

Местность вынуждала французов на узком участке атаковать русские войска в лоб, преодолевая крутые берега Колочи, а в центре и на левом фланге наступать под огнём русских орудий.

Как были построены русские войска?

Более многочисленную и сильную 1-ю армию Кутузов поставил на правом фланге, 2-ю армию — на левом фланге. Штаб находился в центре расположения частей 1-й армии. Во второй эшелон главнокомандующий поставил резервы — пехотные и кавалерийские части.

К этому времени численность русской и французской армий почти сравнялась: у французов насчитывалось около 135 тысяч человек и 587 орудий, у нас — около 132 тысяч человек и 624 орудия. Но надо знать, что вся французская армия состояла из кадровых солдат, имевших боевой опыт и хорошо вооружённых, а в русской армии 28 тысяч человек составляли ополченцы, вчерашние крестьяне, не умевшие воевать да и вооружённые самодельными пиками и саблями. Казаки, численностью 11 тысяч человек, также были иррегулярным войском, не проходившим военного обучения.

План сражения при Бородине 26 августа 1812 года. Выполнен русским офицером Е. Траскиным. 1812 год Обращение М. И. Кутузова к войскам накануне Бородинского сражения. Художник Ю. Атланов. 1982 г.

В народное ополчение шли не только мужики, но и дворяне. Известный поэт Василий Андреевич Жуковский, обучавший жену царя русскому языку (императрица Елизавета Алексеевна была по происхождению немецкая принцесса), никогда не служил в армии, но счёл своим долгом принять личное участие в защите Родины. Шестнадцатилетние мальчики бежали из дома, чтобы защитить Отечество. У Кутузова в то время бессменным ординарцем стал юный поручик Александр Александров (под этим именем скрывалась дворянская дочь Надежда Дурова). Младшие братья царя, шестнадцатилетний великий князь Николай (будущий император Николай I) и четырнадцатилетний великий князь Михаил очень просились в армию, но Александр I сказал, что они ещё малы сражаться с Наполеоном.

Смоленская икона Божией Матери. XVII век. Смоленск

Многие студенты Московского университета стали ополченцами, а медицинский факультет просто закрыли, потому что все студенты-медики ушли в армию. В ополчение шли студенты, семинаристы, мещане, ремесленники. Из них составили 12 полков общей численностью в 30 тысяч человек, хотя Кутузов ожидал около 100 тысяч.

Накануне сражения Кутузов осмотрел свои войска. Всегда скромно одетый, в этот раз он был в полной парадной форме со всеми орденами. Его речь к солдатам, офицерам и генералам была проста: «Братцы! Вам придётся защищать землю родную, послужить верой и правдой до последней капли крови! Надеюсь на вас!»

Русские воины готовились стоять насмерть. 23 августа на позициях отслужили молебен и обнесли по расположениям войск драгоценный образ — Смоленскую икону Божией Матери. Солдаты надевали чистые рубахи, исповедовались и причащались.

Генерал Кутайсов отдал такой приказ по артиллерии 1-й армии: «Подтвердите во всех ротах, чтобы они с позиций не снимались, пока неприятель не сядет верхом на пушки… Артиллерия должна жертвовать собой. Пусть возьмут вас с орудиями, но последний картечный выстрел выпустите в упор…»

Из уст в уста передавали, что во время объезда Кутузовым русских войск над его головою плавно пролетел орёл, и солдаты оглушительным «ура!» приветствовали это счастливое предзнаменование.

Забил заряд я в пушку туго И думал: угощу я друга! Постой-ка, брат мусью! Что тут хитрить, пожалуй к бою; Уж мы пойдем ломить стеною, Уж постоим мы головою За родину свою!.. Прилёг вздремнуть я у лафета, И слышно было до рассвета, Как ликовал француз. Но тих был наш бивак открытый: Кто кивер чистил весь избитый, Кто штык точил, ворча сердито, Кусая длинный ус…

М. Ю. Лермонтов. Бородино.

Форма русской армии. Штаб-офицер и унтер-офицер пешей артиллерии. Обер-офицер и бомбардир гвардейской пешей артиллерии. Бомбардир и фейерверкер армейской пешей артиллерии

Как готовились французские войска?

Когда Наполеону доложили, что русская армия больше не отступает, а готовится к бою, он очень обрадовался. Он давно жаждал генерального сражения и не думал о возможности неудачи.

Наполеон в палатке ночью. Художник К. Штейбен. 1846 г.

План Наполеона был таков: смять левое, менее сильное крыло русских, перебросить войска в центр и ударить со всей мощью, прорвать центр, загнать русских в «мешок» при слиянии рек Москвы и Солочи и там разгромить окончательно. Открывался путь на Москву. Оттуда Бонапарт намеревался продиктовать русскому царю свои условия мира. Французский император, таким образом, рассчитывал на полный разгром противника.

Ставка Наполеона находилась в деревне Валуево. Император был совершенно уверен в победе.

Накануне сражения по всем французским полкам и эскадронам огласили приказ Наполеона: «Воины! Вот сражение, которого вы так желали. Победа в руках ваших. Она доставит нам изобилие, хорошие зимние квартиры и скорое возвращение в отечество. Позднее потомство вспомнит с гордостью о подвигах ваших в этот день и скажет о вас: и он был в великой битве под стенами Москвы!»

Форма армии Наполеона. Хирург 1-го класса. Сержант-вольтижёр линейной пехоты. Офицер пешей артиллерии. Артиллерист корпуса генерала Понятовского

Шевардино

Генеральной битве предшествовал 24 августа бой за Шевардинский редут, защищавший левый фланг русской армии. Расположенные внутри 8 тысяч человек пехоты, 4 тысячи человек кавалерии и 36 орудий в течение всего дня героически отражали атаки превосходящих сил противника: 30 тысяч пехоты, 10 тысяч кавалерии и 186 орудий.

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий Французы двинулись, как тучи, И все на наш редут. Уланы с пестрыми значками, Драгуны с конскими хвостами, Все промелькнули перед нами, Все побывали тут. Вам не видать таких сражений!.. Носились знамена, как тени, В дыму огонь блестел, Звучал булат, картечь визжала, Рука бойцов колоть устала, И ядрам пролетать мешала Гора кровавых тел…

М. Ю. Лермонтов. Бородино.

Мюрат отбросил часть русской кавалерии, а генерал Компан после артиллерийской подготовки с пятью пехотными полками пошёл на штурм и после упорного штыкового боя взял редут. Французы с удивлением рассказывали, что русские артиллеристы не бежали, хотя имели эту возможность. Они упорно сражались и были переколоты на месте.

Атака Шевардинского редута. Художник Н. Самокиш. 1910 г.

Наполеон добился своего, но какой ценой!

Шевардинский редут и окружавшая его местность представляли собой картину, ужаснее которой трудно вообразить: подступы, рвы и внутренняя часть укрепления скрылись под горой убитых и умирающих. Земли не было видно, тела в шесть — восемь рядов громоздились одно на другом. Пушки замолчали, и в оглушительной тишине слышны были хрипы и стоны умирающих русских и французов.

Шевардинский бой был важен и для Кутузова. Он дал возможность завершить работы по укреплению артиллерийских батарей, а кроме того, показал, что главные силы Наполеона нацелены на центр и левый фланг русской армии.

Расположение русских и французских войск к началу Бородинского сражения 16 августа (7 сентября) 1812 года

Наполеон вечером уточнял план действий со своими маршалами и генералами. Он часто поглядывал в сторону русских войск, страшась: не ушёл ли Кутузов? Но русская армия оставалась на месте. Наполеон, простуженный, почти не ложился, несмотря на сильное утомление и волнение.

Главное сражение

Солнце взошло рано, но Наполеон, одетый в простой серый сюртук и в треуголке, уже был на ногах. «Вот оно, солнце Аустерлица!» — патетически воскликнул он, гордый собою.

Сражение началось в пять часов тридцать минут утра 26 августа атакой войск Евгения Богарне на село Бородино. Тут же на место отправился генерал Барклай-де-Толли, глубоко страдавший оттого, что его отстранили с поста военного министра, считают чуть ли не изменником. Он не искал смерти, но и не страшился её. Под ним пали три лошади, но его самого пули не трогали. Атаку отбили.

Е.-Н. Богарне (1781–1824)

Польские уланы под командованием маршала Понятовского ударили в обход левого фланга. Атака также оказалась безрезультатной, но сковала часть сил резервного корпуса генерала Гучкова.

Спустя полчаса начались атаки главных сил Наполеона на Семёновские флеши. Наполеон сосредоточил большую часть своей артиллерии против флешей, и 100 орудий открыли ураганный огонь. Маршалы, пережившие этот день, до конца своей жизни с восторгом говорили о поразительном бесстрашии русских солдат у Семёновских флешей. Французы не уступали им. Именно тут раздался предсмертный крик Багратиона навстречу французским гренадёрам, под градом картечи бежавшим в атаку со штыками наперевес, не отстреливаясь: «Браво! Браво!» Спустя несколько минут осколком снаряда он был смертельно ранен, и это стало ощутимым уроном для армии. Последними словами Багратиона были: «Скажите генералу Барклаю, что участь армии и её спасение зависят от него. Да хранит его Бог».

Смертельное ранение генерала Багратиона на Бородинском поле. Художник А. Вепхвадзе. 1948 г.

В первую атаку пошли солдаты корпуса маршала Нея, но русская артиллерия остановила их. Вскоре пошла вторая волна наступления. Штыком и пулей русские отбили атаку, но третьей волны не сдержали и отступили за Семёновский овраг.

В эти минуты появился генерал Дохтуров. Со шпагой в руке генерал остановил бегущих солдат: «За нами Москва! Умирать всем, ни шагу назад!» И бой продолжался.

Атака корпуса Евгения Богарне на русские позиции у села Бородино

На центральном участке корпус Евгения Богарне в девять тридцать утра пошел в атаку на батарею, устроенную генералом Раевским, был отбит и повторил атаку в одиннадцать часов. По кургану ударили залпы французской артиллерии, били 300 орудий, а следом плотными колоннами двинулась пехота. Впереди шёл французский генерал Бонами, размахивая шпагой.

Гранаты лопались в воздухе и на земле, ядра гудели со всех сторон, ломали в щепы и вдребезги всё, что встречали в своем полёте. Из-за орудийного гула не было слышно свиста пуль, только вдруг замирал один-другой солдат и падал ничком на землю.

Ружейный залп чуть задержал наступавших.

«Патронов!» — раздавались отовсюду крики. Патронов не было.

Наполеон на Бородинских высотах. Художник В. Верещагин. 1897 г. Форма армии Наполеона. Форма армии Наполеона Рядовой 7-го гусарского полка. Гренадер Мекленбург-Шверина. Рядовой 1-го конно-егерского полка

Наполеон бросил в атаку на эту крайне важную для него высоту 35 тысяч солдат.

Французы уже взошли на курган. Наши пушкари дрались банниками, тесаками, руками — чем попало. Трупы французских солдат завалили ров, и по ним другие ворвались на батарею. В рукопашной схватке были истреблены почти все защитники батареи.

Изведал враг в тот день немало, Что значит русский бой удалый, Наш рукопашный бой!.. Земля тряслась — как наши груди; Смешались в кучу кони, люди, И залпы тысячи орудий Слились в протяжный вой…

М. Ю. Лермонтов. Бородино.

Генерал Раевский отдал приказ вернуть батарею, господствовавшую над всем Бородинским полем. Штыковой атакой, которую возглавил генерал Ермолов, высота и 18 орудий были возвращены. Контратака русских солдат оказалась столь стремительна, что французы бежали. В плен взяли французского генерала Бонами. Но и наши потери были велики. Гибли не только солдаты, в этом бою погиб генерал Кутайсов, ему исполнилось 27 лет. Всего же корпус генерала Раевского потерял столько, что перестал существовать. Далее Курганную высоту, или «батарею Раевского», обороняли другие части, но к 16 часам они отступили.

Наполеону постоянно доносили из разных пунктов, что потери русских гораздо больше, чем французов, что русские не сдаются, а гибнут до последнего. У него просили подкрепления, просили дать гвардию, но он ответил, что не может рисковать своей гвардией в тысячах километров от Франции. Угрюмый и молчаливый, он перестал отвечать на вопросы.

М. И. Кутузов на командном пункте в день Бородинского сражения. Художник А. Шепелюк. 1951 г.

К концу сражения, к 18 часам, французские войска заняли основные русские позиции. Попытки французской кавалерии развить успех были отбиты кавалеристами генерала Платова. По отступавшим медленно и в полном порядке русским войскам начали палить около 300 выдвинутых французами орудий. Наполеон смотрел в подзорную трубу и с удивлением видел, что русские солдаты падали, а бегства не было. Он отдал приказ усилить огонь: «Им ещё хочется, дайте им ещё!»

Русская армия перегруппировалась и заняла позиции по старой Смоленской дороге. С наступлением темноты Наполеон приказал отвести войска на исходные позиции, оставив ранее взятые русские укрепления.

Вот смерклось. Были все готовы Заутра бой затеять новый И до конца стоять… Вот затрещали барабаны — И отступили басурманы. Тогда считать мы стали раны, Товарищей считать.

М. Ю. Лермонтов. Бородино.

Кто же победил в Бородинском сражении?

И во Франции и в России Бородинское сражение доныне празднуют как свою победу. Обе стороны имеют на то основания.

Это было самое кровопролитное сражение того времени. Французская армия потеряла около 58 тысяч человек (по французским данным, всего 28 тысяч человек), в том числе 47 генералов, русская армия — 44 тысяч человек (по французским данным, 47 тысяч человек), в том числе 23 генерала.

Войска Наполеона смогли решить поставленные им задачи, но главной цели своей не добились. Бородино не стало «вторым Аустерлицем». Русская армия не была ни разгромлена, ни обращена в бегство. В Бородинском сражении она показала образцы стойкости и тактического искусства. Русские полки отодвинулись со своих позиций, но стояли в конце сражения столь же несокрушимо, как и в начале. А вот моральный дух наполеоновской армии оказался надломленным, исчезла вера в военный гений Наполеона.

В атаку идет сводногренадёрская дивизия. … Художник Ф. Рубо. 1912 г.

В донесении к царю Кутузов не упоминает слова «победа», он пишет, что «неприятель нигде не выиграл ни на шаг земли с превосходящими своими силами». Но и в Петербурге и в Москве Бородинское сражение восприняли как русскую победу. Жители вышли на улицы, обнимались и целовались. Александр I присвоил Кутузову воинское звание фельдмаршала и пожаловал 100 тысяч рублей, а всем солдатам, участвовавшим в Бородинском сражении, распорядился выдать по 5 рублей.

Спустя несколько лет, в изгнании Наполеон вспоминал: «Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвою. Французы в нём показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми».

Тучковы

В сражении при Бородине участвовали братья Тучковы — Николай и Александр из славной плеяды русских военачальников той эпохи. А всего их было пять братьев. Все они продолжали потомственное дело своих дворянских предков — служили Отечеству, четверо были генералами.

Сорокасемилетний Николай к 1812 году успел повоевать в шведской и французской кампаниях, командовал дивизией. Был известен он добросовестным исполнением своего долга, бескорыстием, прямодушием, обладал немалыми дарованиями военачальника. Нашествие он встретил в должности командира 3-го пехотного корпуса, в одну из дивизий которого поступил его младший брат Александр.

Н. А. Тучков (1765–1812). Художник Д. Доу. 1820-е гг. А. А. Тучков (1778–1812). Неизв. художник. 1-я четв. XIX в.

Александр Тучков родился в 1778 году; как и его старшие братья, был зачислен в армию, служил в артиллерии; во время поездки во Францию посещал академии и университеты, ибо стремился к знаниям. В 22 года он стал полковником, но это «не надмило его», честолюбие его было направлено на «общее благо», а не на личное преуспеяние. В 28 лет он женился на Маргарите Нарышкиной, вскоре родился сын Николай. И вот блестящий генерал, перед которым открывалась головокружительная карьера, вдруг просится у императора Александра в отставку. Желал он поселиться вместе с семьёй в любимом поместье в Тульской губернии, заниматься хозяйством и воспитывать сына. Государь отклонил прошение, и войну 1812 года Александр Тучков встретил в должности командира бригады.

П. А. Тучков (1775–1858). Художник Д. Доу. 1820-е гг. Подвиг генерала А. А. Тучкова на Бородинском поле. Художник В. Беркут. 1981 г.

Сергей также делал карьеру военную: в 24 года участвует в войне с Польшей, в 1802 году назначен гражданским губернатором Грузии, в 1808–1812 годах участвует в войне с Турцией, будучи уже в чине генерал-лейтенанта.

Павел родился в 1775 году. За участие в шведской кампании в 1808–1809 годах был награждён орденом св. Анны 1-й степени. В войне 1812 года командовал соединением в составе армии Барклая-де-Толли и, прикрывая отход Первой армии за Днепр, был тяжело ранен и взят в плен.

Самый старший из братьев Алексей, предводитель дворянства Звенигородского уезда Московской губернии, летом 1812 года участвовал в подготовке Московского ополчения.

Под Бородином генерал Николай Алексеевич Тучков расположил свой корпус около деревни Утица, прикрывая старую Смоленскую дорогу. Напор французов был велик. По приказанию Багратиона Тучков выделил из своего корпуса дивизию Коновницына, хотя имел право не выполнить приказа (его прямым начальником был Барклай-де-Толли). Это ослабило корпус, а противник усилил напор. Во время отражения атаки на высоту возле деревни Утица генерал Тучков находился впереди полка. Высоту отстояли, но командир корпуса был убит.

Игумения Мария (Тучкова)

На помощь Багратиону Николай послал дивизию, в которой служил его брат Александр. Её бросили на отнятие Семёновских флешей у французов. На русские войска обрушился град картечи. Один за другим падали на землю окровавленные солдаты и офицеры. Русские дрогнули и остановились. Генерал Тучков поднял брошенное знамя и устремился на врага. За ним побежали другие. В этой атаке картечь поразила тридцатичетырёхлетнего генерала.

Узнав о гибели мужа, Маргарита Тучкова слегла. Но во второй половине октября отправилась на Бородинское поле и там, среди тысяч трупов, которые уже начали сжигать, искала тело мужа. Над полем стоял смрадный дым, и бродили среди груд тел женщина в чёрном и монах из Лужицкого монастыря. Она не нашла мужа. А вскоре потеряла и единственного сына.

По благословению митрополита Московского Филарета (Дроздова) вдова принимает монашество с именем Мария и становится настоятельницей основанного ею на поле битвы Спасо-Бородинского монастыря.

Да, были люди в наше время, Не то, что нынешнее племя: Богатыри — не вы! Плохая им досталась доля: Немногие вернулись с поля…

М. Ю. Лермонтов. Бородино.

Почему Кутузов оставил Москву?

В армии и в народе ожидали, что после Бородинской битвы Кутузов даст второе сражение, чтобы защитить древнюю русскую столицу. Но Кутузову в ночь на 27 августа доложили, что русская армия потеряла более трети своего состава. Что же останется от неё после нового сражения? Новые части и вооружение не поступают, не хватает в войсках продовольствия.

1 сентября в подмосковной деревне Фили был созван Военный совет. За новое сражение высказалось большинство генералов — Д. С. Дохтуров, А. П. Ермолов, П. П. Коновницын, Л. Л. Беннигсен, П. С. Кайсаров, Ф. П. Уваров. За оставление Москвы без боя — Н. Н. Раевский, А. И. Остерман-Толстой, К. Ф. Толь и М. Б. Барклай-де-Толли, сказавший: «Главная цель заключается не в защите Москвы, а всего Отечества. Позиция невыгодна, и армия подвергнется несомненной опасности быть разбитой». Кутузов знал, каким будет его решение, но трудно было говорить об оставлении без боя Москвы… а это было единственно верное решение.

Участники военного совета в Филях: М. И. Кутузов, П. П. Коновницын, Н. Н. Раевский, А. И. Остерман-Толстой, М. Б. Барклай-де-Толли, Ф. П. Уваров, Д. С. Дохтуров, А. П. Ермолов, К. Ф, Толь, Л. Л. Беннигсен, П. С. Кайсаров

М, И. Кутузов П. П. Коновницын Н. Н. Раевский А. И. Остерман-Толстой М. Б. Барклай-де-Толли Ф. П. Уваров Д. С. Дохтуров А. П. Ермолов К. Ф. Толь Л. Л. Беннигсен П. С. Кайсаров Военный совет в Филях. Художник А. Кившенко. 1880 г.

«С потерею Москвы не потеряна ещё Россия, — сказал фельдмаршал. — Первою обязанностью своею поставляю сберечь армию. Доколе будет существовать армия — до тех пор сохраним надежду благополучно завершить войну. Знаю, ответственность падёт на меня, но жертвую собою для спасения Отечества. Приказываю отступить».

Русские полки, растянувшиеся обозы с ранеными, уцелевшая артиллерия в ночь на 2 сентября двинулись через огромный город на восток. Генералу Милорадовичу удалось добиться обещания Мюрата дать русским войскам спокойно пройти через город.

Между тем жители первопрестольной оставались в полном неведении. Уже после Бородина в «Московских ведомостях» появилось объявление о представлении 30 августа в Большом театре спектакля «Наталья, боярская дочь», драмы в четырёх действиях, «после спектакля на оном же театре дан будет маскерад». Московский главнокомандующий граф Ф. В. Ростопчин в расклеенных по городу афишках уверял, что бояться нечего, что «француза до Москвы не допустят».

Однако город постепенно пустел. Лавки перестали торговать. Поутру 1 сентября улицы оказались заполнены каретами, колясками, дрожками и доверху гружёнными телегами, ехавшими в восточном направлении. Дворяне, мещане, купцы, ремесленники — уходили все. Москвичи, подобно жителям Вильно, Витебска, Смоленска, не хотели жить «под Наполеоном».

Александр I получил 7 сентября донесение Кутузова об оставлении Москвы без боя и был так поражён, что поседел в одну ночь. Впервые в жизни он взял в руки Евангелие, пытаясь из Священного Писания понять, за что Бог так карает его и его империю. В письме к шведскому принцу Бернадоту (ставшему из союзников противником Наполеона) Александр Павлович писал: «Случилось то, чего я боялся. Кутузов не сумел воспользоваться прекрасною победою 26 августа. Неприятель, потерпевший страшные потери, в шесть часов после обеда прекратил огонь и отступил за несколько вёрст, оставляя нам поле битвы. У Кутузова не достало смелости напасть на него в свою очередь».

Русская армия и жители оставляют Москву в 1812 году. … Худ-ки А. Соколов, А. Семенов. 1958 г.

А из Москвы на десятках телег уже вывезли сокровища Оружейной палаты и документы Государственного архива. Настоятели многих московских церквей и монастырей также собрали главные ценности и увезли в Нижний Новгород и Вологду.

Находившегося в Троице-Сергиевой Лавре митрополита Платона решили на всякий случай перевезти из Вифании в Махрищенский монастырь, хотя он уверял, что неприятель до Лавры не дойдёт. По его благословению вокруг Сергиева Посада 1 сентября совершили крестный ход при стечении множества народа.

В тот день дворянские кареты и мужицкие телеги всё тянулись и тянулись из Москвы. Опустели дворянские особняки, оставленные с богатой обстановкой, коллекциями картин и большими библиотеками. Купцы вывозили свои товары, кто что мог, ведь подвод не хватало. Бедные мещане, ремесленники, городская беднота бросали жалкие свои пожитки и с узелком уходили от врага. Из 280 тысяч осталось едва 6 тысяч человек. Огромный город опустел.

Форма русской армии. Обер-офицер сапёрного полка. Унтер-офицер егерских полков. Обер-офицер и унтер-офицер гренадёрских полков

Трудная победа

Пожар Москвы в сентябре 1812 года. Вид направо от кремля. Художник И. Жибеле. 1816 г.

Как вели себя французы в Москве?

Первыми в Москву вошли вечером 2 сентября передовые части корпуса Мюрата, который красовался перед своими всадниками в расшитом золотом мундире из фиолетового бархата, белых штанах, жёлтых сапогах и в шляпе с огромным белым плюмажем.

2 сентября в два часа дня штаб императора достиг великого города, превосходившего тогда своими размерами Париж. Раздались крики: «Москва! Ура! Да здравствует Наполеон, да здравствует император!» В едином порыве французы запели «Марсельезу».

Наполеон долго любовался панорамой огромного города с Воробьевых гор. Под лучами осеннего солнца среди зелени садов сверкали купола сотен церквей. «Так вот, наконец, этот знаменитый город! — воскликнул он. — Теперь война окончена!»

Переправившись через реку на белой арабской лошади, он остановился на Поклонной горе в ожидании «делегации бояр», которые должны были поднести ему ключи от города, как ранее — от Брюсселя, Берлина, Вены и других городов Европы. Бежавший король Пруссии даже прислал письмо, спрашивая, всё ли удобно ему в королевском дворце. Император принимал поздравления от своих офицеров. Ему передали письмо от австрийского министра иностранных дел Меттерниха, который писал: «России больше нет!..»

Наполеон и его армия на Поклонной горе перед Москвой в ожидании депутации бояр с ключами от города. Художник В. Верещагин. 1891–1892 гг.

Однако бояре всё не шли. За ними отправили Мюрата с кавалеристами, но напрасно. «Эти канальи попряталась, но мы их найдем! — раздражённо воскликнул Наполеон. — Они приползут к нам на коленях!» Понял ли он, что старая русская столица не сдалась ему? Это стало ясно ему уже на следующий день.

Завоеватель отправился в Кремль и расположился в Большом дворце. Погода стояла настолько хорошая, что немногочисленные москвичи удивлялись. Наполеон ездил верхом и с удовольствием повторял: «В Москве осень лучше и даже теплее, чем в Фонтенбло [пригород Парижа]». Он продолжал руководить своей империей и всей Европой, получая сотни депеш и рассылая десятки писем и указов по самым разным вопросам.

Его солдаты разбрелись по городу — голодные, многие оборванные и босые. Дорвавшись до Москвы, они пустились промышлять себе, кому что нужно. Мародёры бродили по городу и отнимали у оставшихся жителей кур, уводили лошадей и коров, заходили в опустевшие дома и брали, что хотели.

Московские власти и купечество не успели вывезти всё. Остались арсеналы с оружием, склады съестных припасов, горы сахара, муки, тысячи литров водки и вина, склады с суконными, полотняными, меховыми изделиями. Женщины убегали так поспешно, что оставляли бриллианты на туалетном столике. Во многих домах мерно тикали стенные часы. Всё стало добычей захватчиков.

Военный интендант Анри Бейль (позднее ставший известным писателем Стендалем) писал 4 октября из Москвы: «Я пошёл с Луи посмотреть на пожар. Мы увидели, как некий Совуа, конный артиллерист, пьяный, бьёт саблей плашмя гвардейского офицера и ругает его ни за что ни про что. Один из его товарищей по грабежу углубился в пылающую улицу, где он, вероятно, изжарился… Маленький г-н Ж. пришёл, чтобы маленько пограбить вместе с нами, начал предлагать нам в подарок всё, что мы брали и без него. Мой слуга был совершенно пьян, он свалил в коляску скатерти, вино, скрипку, которую взял для себя, и ещё всякую всячину».

Мародёры

Кто-то сказал им, что большой крест на кремлёвской колокольне Ивана Великого сделан из чистого золота. Выломали крест и сбросили на землю, уже потом при отступлении казаки нашли его во французском обозе. В кремлёвском Успенском соборе сняли огромное серебряное паникадило, и на его место подвесили весы для взвешивания похищенного в церквах.

Французы надругались над православными святынями: они заходили в церкви, обдирали золотые и серебряные оклады с икон, всего награбили 320 пудов серебра и около 20 пудов золота (все это потом у них отбили казаки). Было разграблено и разгромлено 127 церквей. Церковные престолы они превратили в обеденные столы, священные одежды использовались в качестве попон для лошадей. Маршал Даву спал в алтаре Пудового монастыря, а в Архангельском соборе дохлая лошадь валялась в алтаре. Кощунство европейских варваров поражало: они кололи иконы на дрова, святые мощи святителя Алексия и святителя Филиппа выбросили на пол, многие церкви превратили в конюшни, они всячески ругались над всем священным, забывая, что Господь поругаем не бывает…

Московский пожар

Пожар начался уже 3 сентября в центре города. Слуга разбудил Наполеона. Тот подошел к окну и обомлел: Кремль был окружён огненным морем, Москва горела!

Огонь свирепствовал на Красной площади, на Арбате, в Замоскворечье. В ночь на 4 сентября поднялся сильнейший ветер, продолжавшийся более суток, он превратил локальные пожары во всеобщую огненную бурю.

Адъютанты сумели вывести своего императора из Кремля, но оставаться в городе становилось опасно. Наполеон укрылся в загородном Петровском дворце, но и оттуда было видно огненное зарево, стоявшее над городом. Зарево московского пожара наблюдали в радиусе 100 км от Москвы. К 6 сентября ветер утих, пошёл дождь, постепенно прекративший пожары.

«Что за люди! Какие варвары! — воскликнул Наполеон. — Чтобы причинить мне временное зло, они разрушают созидание веков!»

Позднее было много споров, подожгли ли Москву по приказу её губернатора графа Ростопчина, или это произошло случайно, а может, причиной стали ненависть москвичей к захватчикам или, напротив, презрение французов к чужой столице. Вероятнее, что все эти причины основательны.

Москва в основном была деревянным городом. Оставленная без присмотра, в сухую и ветреную погоду она оказалась добычей могучей огненной стихии, и спасти её оказалось невозможно. Сгорели сплошь районы Арбата и Замоскворечья, огромные здания Гостиного двора и Университета, более 200 церквей и многое-многое другое. Ущерб, нанесённый пожаром, оценивался в ценах того времени в 300 миллионов рублей.

7 сентября Наполеон писал Александру I: «Прекрасный, великолепный город Москва более не существует. Ростопчин его сжёг. Четыреста поджигателей были застигнуты на месте преступления; они все заявили, что поджигали дома по приказу губернатора и начальника полиции». В тот же день он писал жене, императрице Марии-Луизе: «Я не имел представления об этом городе. В нём было 500 дворцов, столь же прекрасных, как Елисейский, обставленных французской мебелью с невероятной роскошью, много царских дворцов, казарм, великолепных больниц. Всё исчезло, уже четыре дня огонь пожирает город. Так как все небольшие дома горожан из дерева, они вспыхивают как спички. Это губернатор и русские, взбешённые тем, что они побеждены, предали огню этот прекрасный город. Эти мерзавцы были даже настолько предусмотрительны, что увезли или испортили пожарные насосы».

Пожар Москвы в сентябре 1812 года

Представляется, что для пожара существовало несколько причин. Это и отсутствие присмотра за деревянными зданиями, и бесчинства французских мародёров, и главная — приказ русских властей. Кутузов при оставлении Москвы указал сжечь все склады и магазины с припасами и оружием, а также вывезти все «огнегасительные снаряды». Утром 2 сентября Ростопчин приказал полицейскому приставу П. Вороненко «стараться истреблять всё огнём», и пристав с вверенными ему людьми исполнял этот приказ «в разных местах по мере возможности до 10 часов вечера». Впоследствии открылось, что немалой частью поджигали свои дома сами хозяева. Москвичи рассуждали: «Пропадай всё моё имущество, сгори мой дом, да не оставайся окаянным собакам, будь ничьё, чего я взять не могу, только не попадайся в руки этих проклятых французов».

По данным русских историков, из 9 тысяч строений в огне погибло более 6 тысяч, в том числе ценнейшие памятники истории и культуры.

Напрасно ждал Наполеон, Последним счастьем упоенный, Москвы коленопреклоненной С ключами старого Кремля: Нет, не пошла Москва моя К нему с повинной головою, Не праздник, не приёмный дар, Она готовила пожар Нетерпеливому герою.

А. С. Пушкин. Евгений Онегин.

Захватив Москву, Наполеон видел себя хозяином положения и отправил к Александру I послание с предложением о мире. Пожар сразу всё изменил. То, что он сулил своим солдатам — «изобилие и хорошие зимние квартиры», — превратилось в пепел. Он думал, что вхождение в Москву станет высшей точкой его величия, а это стало началом его конца.

Наполеон в Москве. 1812 год

Из безлюдной и догорающей Москвы он писал в Париж министру иностранных дел Маре: «Мы преследуем противника, который отступает к пределам Волги. Мы нашли огромные богатства в Москве — городе исключительной красоты. В течение двухсот лет Россия не оправится от понесённых ею потерь». Он распорядился оповестить весь мир об одержанной победе, но себя обмануть не мог. Позже, на острове Св. Елены, у Наполеона вырвалось признание: «Я должен был бы умереть сразу же после вступления в Москву…» Видимо, тогда он понял окончательно, что не он управляет ходом этой войны, что он не в состоянии направлять её течение, которое оказалось сильнее его воли, талантов и гордыни.

Почему Наполеон не сумел заключить мир?

Уже 5 сентября Наполеон вызвал к себе оставшегося в Москве генерала И. В. Тутолмина, начальника Московского воспитательного дома, где проживали сотни сирот, и попросил: «Напишите императору Александру, которого я уважаю по-прежнему, что я хочу мира». Письмо было отправлено с одним чиновником, но ответа не последовало.

Наполеон вызвал к себе московского дворянина Ивана Алексеевича Яковлева (отца А. И. Герцена) и дал ему то же поручение, снабдив пропуском через французские посты. Яковлев добрался до Петербурга, письмо передал в Зимний дворец, но ответа Наполеон не получил.

Тогда Наполеон посылает в лагерь Кутузова маркиза Лористона, бывшего послом в России перед войной, с третьим предложением о мире. Кутузов сообщил царю о намерении императора, но Александр I ответил ему, что отказывается от мирных переговоров, и сделал выговор фельдмаршалу за встречу с Лористоном.

Между тем в ближайшем окружении на царя оказывалось сильнейшее давление в пользу немедленного заключения мира на любых условиях. К этому его подталкивал брат, великий князь Константин Павлович, и мать, вдовствующая императрица Мария Федоровна, доверенные сановники — А. А. Аракчеев, Н. П. Румянцев, А. Д. Балашов. Брат Константин умолял заключить мир, дабы избежать гражданской войны и гибели династии. Царский двор охватила паника. Укрепляли в царе намерение бороться до победы его жена, императрица Елизавета Алексеевна, и его сестра, великая княгиня Екатерина Павловна.

Наполеон поручает маршалу Лористону добиться у Кутузова мира во что бы то ни стало. Художник В. Верещагин. 1899 — 1900 гг.

В письме к сестре царь писал: «Я далёк от того, чтобы упасть духом под гнётом сыплющихся на меня ударов. Напротив, более чем когда-либо я полон решимости упорствовать в борьбе, и к этой цели направлены все мои заботы». Принцу Бернадоту он писал: «Однажды вынужденный начать эту войну, я твёрдо решил продолжать её годы, хотя бы мне пришлось драться на берегах Волги».

Армия решительно выступала за продолжение войны. Когда один из адъютантов царя в начале сентября выразил опасение, не пойдёт ли он на заключение сейчас мира с Наполеоном, Александр I воскликнул: «Я отращу себе бороду вот до сих пор и буду есть картофель с последним из моих крестьян в глубине Сибири скорее, чем подпишу стыд моего Отечества».

Тем больнее оказались для него упрёки великой княгини Екатерины Павловны: «Москва взята. Это необъяснимо, — писала сестра императора 3 сентября. — Не забывайте Вашего решения: никакого мира, и тогда у Вас ещё остаётся надежда восстановить Вашу честь». В письме, написанном три дня спустя, тон более резкий: «Взятие Москвы вызвало крайнее раздражение умов; недовольство достигло самой высокой степени, и Вашу особу далеко не щадят… Вас громко обвиняют в несчастий Вашей империи, в разорении — всеобщем и частных лиц, наконец, в потере чести страны и Вашей собственной чести».

В ответном письме Александр Павлович оправдывался и объяснял обстоятельства, оказавшиеся сильнее их воли, и свои действия: «Принеся в жертву пользе моё самолюбие, покинув армию, ибо утверждали, что там я приношу вред, что я освободил генералов от всякой ответственности, что я не внушаю никакого доверия войскам, что неудачи, вменяемые в вину мне, более неприятны, чем те, что вменяются в вину моим генералам, посудите сами, мой добрый друг, как больно после этого было мне слышать, что моя честь оказалась задета, когда я лишь сделал то, чего от меня хотели… Я далёк от того, чтобы впадать в отчаяние, несмотря на всю пропитывающую меня горечь, я твёрдо решил более чем когда-либо быть настойчивым в борьбе, и все мои помыслы стремятся к той цели».

Артиллерийская готовальня времен Отечественной войны 1812 г.

Следует особо отметить, что Наполеон в ходе своей борьбы против России не только открыто действовал на поле боя. В обозах Великой армии были завезены специально отпечатанные в Париже фальшивые русские ассигнации. В Москве он отдал приказ найти бумаги по делу Пугачёва, возможно рассчитывая поднять мужицкий бунт, а может быть — татар и башкир против русских. С близкими людьми он обсуждал планы разделения России на удельные княжества, планируя в Москве посадить на престол кого-нибудь из Долгоруких. В этих тайных планах немалое место занимало желание внести раскол в царскую семью, дабы сместить упрямого Александра, В Петербурге был отдан под суд некто Шебалкин, распространявший слух, будто Наполеон — сын Екатерины II и идёт отнять у Александра свою законную корону, после чего освободит крестьян.

Александр Павлович знал, что тайные наполеоновские агенты прилагают все усилия для раздувания в стране недовольства против правительства и его лично, что операция по перевороту приурочивается к падению одной из столиц. Поговаривали и о возведении на трон его сестры под именем Екатерины III.

Вот почему своё письмо к ней Александр I закончил откровенно и многозначительно: «Будете ли Вы удивлены, если я Вам скажу, что я был уведомлён, что операцию начнут именно с Вас и что будут приложены все усилия, чтобы представить меня в самом непривлекательном свете в Ваших глазах?..» Великая княгиня поспешила уверить августейшего брата, что он не должен иметь никакого беспокойства на её счёт: «Вы можете проверить моё поведение и все мои отношения; они ничего не докажут, что шло бы мне в ущерб». Вот какой остроты достиг кризис внутри царской семьи после оставления Москвы по вопросам войны и мира.

Барабан, пистолеты и кивер русской армии времен Отечественной войны 1812 г.

Наполеон, уверенный, что Александр Павлович ответит согласием на его послания, терпеливо ждал ответа в Москве. Он повторял: «Московский мир положит конец моим военным экспедициям. Европа станет единым народом. Каждый человек, путешествуя повсюду, будет всегда находиться на своей родине. Покинуть Москву, не подписав предварительных условий мира, равнозначно политическому поражению».

Лагерь в Тарутине. Худ-ки А. Соколов, А. Семенов. 1958 г.

Если бы царь согласился на мир с Наполеоном, занявшим Москву, то поход 1812 года стал бы для французского завоевателя триумфом. Наполеон это хорошо понимал, поэтому так долго — 36 дней — оставался в Москве. Он надеялся на ответ из Зимнего дворца.

В чём состоял план Кутузова?

Русский главнокомандующий только для виду отдал приказ двигаться по Рязанской дороге. Сразу по выходе из Москвы армия скрытно повернула на Калужскую дорогу и 21 сентября расположилась лагерем у села Тарутино в 80 км от Москвы.

Наполеон был обманут донесениями своих разведчиков, которые уверяли его, что русские уходят через Коломну на Рязань, а туда послали всего несколько эскадронов.

Знаменитый тарутинский марш-маневр позволил Кутузову добиться нескольких целей: прикрыть города Тула и Калуга, откуда поступали к русской армии вооружение, продовольствие и откуда открывался путь в богатые южные губернии, и поставить под угрозу главную дорогу французской армии Москва-Смоленск. Тарутинский лагерь стал базой подготовки русского контрнаступления. Сюда шли боевые части с других концов России и отряды ополченцев. Уже через две недели у Кутузова было 240 тысяч солдат и ополченцев, а у Наполеона осталось 116 тысяч человек.

Кутузов был уверен, что французы сами уйдут из холодной и голодной Москвы, и не хотел тратить солдатских жизней для достижения этой цели. А вот когда ослабевшая французская армия двинется обратно, тогда можно будет нанести по ней удар… как и было предусмотрено стратегическим планом Барклая-де-Толли.

Кто такие партизаны?

Само слово «партизан» — французское. Так называли испанских борцов против наполеоновского владычества. В августе, еще до Бородинского сражения, подполковник Денис Давыдов направил своему начальнику князю Багратиону рапорт с предложением: дать в его распоряжение тысячу казаков для партизанских действий в тылу французской армии. Багратион предложение одобрил. Правда, вместо тысячи Давыдову дали чуть более ста гусар и казаков, но лиха беда начало!

Небольшой отряд двинулся в тыл врага. Давыдов надеялся на помощь крестьян, но поначалу её не получил. В деревнях не различали французской и русской военной формы. Завидя офицера в гусарском мундире, мужики либо бросались на него с вилами, либо бежали в лес. Тогда он сменил форму на мужицкий армяк, убрал орден св. Анны и надел на шею образок с иконой Николая Чудотворца, отпустил бороду. Теперь установилось взаимопонимание. Крестьяне помогали партизанам продовольствием и сообщали им все новости о передвижениях французских частей, они стали проводниками партизан.

В первых же боях отряд добился успехов: разгромил несколько отрядов французов, отбил обозы с боеприпасами. Командование направило на укрепление отряда конников-башкир. Теперь Давыдов мог решиться на крупные операции.

В середине сентября отряд совершил нападение на транспорт у Вязьмы. «Успех превзошел все мои ожидания», — сообщал он русскому командованию. В плен были взяты 276 французских солдат и офицеров, захвачено 20 провиантских и 12 артиллерийских повозок.

Д. В. Давыдов (1784–1839). Художник А. Орловский. 1814 г.

Французский губернатор Вязьмы отдал приказ истребить партизан. Был послан двухтысячный отряд. Давыдова было приказано доставить живым или мёртвым. Но отряд Давыдова был неуловим для противника. Нанеся удар, он тут же рассыпался на мелкие группы, которые собирались в условленном месте.

Так же действовали отряды И. С. Дорохова, А. С. Фигнера, А. Н. Сеславина, крестьянские отряды Герасима Курина, Ермолая Четвертакова и других командиров. Партизаны сжигали склады врага, добывали важную информацию о передвижениях французских частей, перехватывали курьеров, освобождали русских пленных, уничтожали мелкие гарнизоны.

Крестьянское оружие (ошарашник, окочурник, пыряло, чехвост и т. д.) Нападение партизан отряда генерала И. С. Дорохова на французский обоз в районе Перхушкова. Художник А. Сафонов. Нач. XX в.

Наполеона вынудили направить крупные части для охраны дорог. Через маркиза Лористона он передал Кутузову своё недовольство, что «война ведётся не по правилам». «Крестьяне войну сию почитают равно как бы нашествие татар, — ответил Кутузов, — и я не в состоянии переменить их воспитание».

Захват французского обоза в Можайском уезде в 1812 году. Художник И. Горохов. 1974 г.

В марте 1813 года граф Ф. В. Ростопчин напечатал в петербургской газете «Северная пчела» несколько сообщений о деятельности партизанских отрядов против наполеоновской армии в Московской губернии: «По Богородскому уезду. Сельца Ганусова крестьянин Павел Прохоров, усмотря ехавших навстречу к нему 5 человек французов, пустился к ним верхом в казачьем платье и, не имев при себе огнестрельного оружия, с одною токмо пикою взял их в плен и доставил к казакам для отсылки по команде. В сёлах Велине, Кривцах и Софьине крестьяне, вооружась против французов, прибывших в довольном числе для грабежа святых церквей и для обольщения живущих в сих местах, не только не допустили их до того, но, преодолев, истребили. При сём случае от выстрелов со стороны неприятеля в селе Софьине сожжены 62 двора со всем строением и имуществом…

По Звенигородскому уезду. Когда сей уезд почти весь уже занят был неприятелем, городские и окрестные жители, соединяясь, положили единодушно защищать город Воскресенск. Они вооружились чем только могли, учредили стражу и условились между собою, чтоб по колокольному от ней звону немедленно туда собираться верхами и пешком… Часто сражались они под самим городом и далеко от онаго, иногда одни, иногда с казаками, множество убивали, брали в полон и доставляли в казацкие команды, так что по одному Звенигородскому уезду и одними обывателями истреблено неприятелей более 2 тысяч человек. Таким образом спасены от нашествия и разорения город Воскресенск, некоторые селения и монастырь, Новым Иерусалимом именуемый…»

Были ли среди русских предатели?

14 сентября Денису Давыдову крестьяне рассказали, что Ефим Никифоров и Сергей Мартынов из деревни Городище наводили французских мародёров на богатых поселян, приняли участие в убийстве помещика Вешнева, разграбили церковь. Давыдов послал казаков захватить предателей, но Никифоров бежал, схватили одного Мартынова. «Эта добыча была для меня важнее двухсот французов! — вспоминал позднее партизанский командир. — Я немедленно рапортовал о том начальнику ополчения и приготовил примерное наказание».

21 сентября пришло повеление расстрелять преступника. Мартынова исповедали, надели на него белую рубашку и привели к той самой церкви, которую он грабил. Из всех ближних деревень собрался народ, в молчании смотревший на казнь.

Форма русского ополчения. Обер-офицер, урядник и казак пеших подков Тульскою ополчения. Урядник пеших дружин Санкт-Петербургского ополчения Н. А. Дурова (1783–1866)

А в Москве в день вступления в неё Наполеона одна московская барыня Загряжская с несколькими подругами встретила французского императора на Волхонке и поднесла ему на бархатной подушке ключи. Ключи-то были от её амбара, но она сказала, что это ключи от Кремля. Наполеону было обидно увидеть вместо «московских бояр» нескольких жеманных барынь, но, как воспитанный человек, он поблагодарил и распорядился подарить ей село Кузьминки с загородным домом князя С. М. Голицына. Уже после освобождения Москвы Загряжская и в ус не дула — продолжала себе жить-поживать в Кузьминках. Возвратился Голицын и послал осмотреть своё поместье. Слугам отвечают: «Здесь живет новая помещица Загряжская». Голицын удивился и приказал гнать в шею самозваную хозяйку. Загряжская важно ответила посланным: «Знать не знаю Голицына. Кузьминки мои — мне их сам император Наполеон подарил». Сергей Михайлович Голицын послал за полицией — только так и смогли вывести расходившуюся барыню из поместья.

Кавалерист-девица

Первая женщина в русской армии — Надежда Дурова — поступила в её ряды под именем Александра Александрова ещё до войны 1812 года. В то время военное дело считалось исключительно мужским поприщем, даже женщины-санитарки появились в армии спустя полвека.

Надежда Дурова родилась в семье гусарского ротмистра, рано осталась сиротой и воспитывалась отцовским денщиком-гусаром. Смелая и решительная, ловкая и отважная, она отлично ездила верхом, умела стрелять и владела саблей. Рассказы отца и своего воспитателя-денщика о славных победах русского оружия во времена Суворова воспламенили её воображение. Она любила танцевать и петь, с удовольствием наряжалась в красивые платья, играла в куклы, но скучно было ей.

Скучно было играть на клавесине, читать французские романы и мечтать о замужестве. Тем не менее в 1801 году в восемнадцать лет её выдали замуж за мелкопоместного дворянина, но она вскоре вернулась к родителям. Армия виделась ей единственным призванием. Но как быть, она — женщина! И тогда в двадцать три года Надежда переодевается в мужскую одежду, под именем Александра Соколова поступает рядовым в Конно-польский уланский полк и участвует в нескольких походах. В декабре 1807 года после прошения отца о розыске дочери и возвращении её домой Дурову вызвали в Петербург для свидания с императором. Она получила разрешение на продолжение военной службы и за храбрость была произведена Александром I в офицеры. Под именем Александра Александрова её зачислили в Мариупольский гусарский полк. В войну 1812 года служила в Литовском уланском полку. Участвовала в Бородинском сражении и была там контужена в ногу.

В то время её произвели в поручики с исполнением обязанности ординарца у фельдмаршала Кутузова. Служба была с раннего утра до позднего вечера. Генералы Ермолов и Коновницын ценили «поручика Александрова» и старались давать ему важные поручения.

Дурова отвозила приказы, узнавала о передвижениях русских частей, о путях и переправах, о передовых позициях противника. «Носясь весь день по полям от одного полка к другому, я измучилась, — вспоминала она позднее, — устала и совсем не была рада славе исправного ординарца».

В начале октября Кутузов заметил, что она хромает, и спросил отчего. «Контузия». — «Контузия от ядра! — воскликнул фельдмаршал. — И вы не лечитесь! Сейчас же идите к доктору!» Доктор настаивал на длительном лечении, но Дурова не хотела оставлять армию. «Поезжай домой! — сказал Кутузов. — Мы, может быть, долго ещё будем стоять здесь».

Титульный лист «Записок» Н. А. Дуровой

Со слезами на глазах кавалерист-девица поехала на лечение.

Почему Наполеон оставил Москву?

Говоря со своим самым исправным ординарцем, старый фельдмаршал хитрил: он со дня на день ждал движения французских войск, но пожалел юного «поручика Александрова».

7 октября французский император повелел своим войскам оставить Москву. Ответа на предложение мира от царя нет, и ждать его было напрасно. Значит, война продолжается. Сидеть в сгоревшей столице в ожидании зимы, не обладая запасами продовольствия и сена, оказывалось опасным.

Хотя ежедневно устраивались парады войск, а вечерами — костюмированные балы, спектакли привезённых из Парижа актёров «Комеди Франсез» и концерты итальянских теноров, моральный дух солдат и офицеров был низок. Спиртного было вдоволь, но хлеба и мяса не хватало. Продолжались грабежи. У всех ворот в Кремль стояли на часах гвардейские гренадёры, одетые в женские шубы, перетянутые на поясе кашемировыми шалями.

На военном совете обсуждалось направление будущего движения: юг или север? Маршалы посоветовали не идти на Петербург, где много болот, плохие дороги и рано наступает зима. Выгоднее виделось южное направление — на Калугу, на Тулу, за которыми открывались богатые и тёплые южные губернии России. Пока же следовало отступать на Смоленск, но не по старой, разорённой дотла, а по новой Калужской дороге. Наполеон утвердил это решение.

Изгнание из Москвы остатков наполеоновской армии отрядом лёгкой кавалерии под командованием генерала Иловайского 10 октября 1812 года

Бесконечная вереница разнообразнейших экипажей и повозок с провиантом и награбленным в московских домах имуществом следовала за армией. Дисциплина настолько ослабла, что решительный маршал Даву перестал расстреливать тех, кто подкладывал в армейские повозки ценные вещи, хотя лошадей не хватало даже для артиллерии. Наполеон понимал опасность такого обоза для боевых действий его армии, но это была уже иная армия, и он не решился отдать приказ о сожжении всего захваченного его солдатами.

Перед оставлением Москвы французский император распорядился взорвать Кремль, стереть его с лица земли. Зачем? Известна фраза Наполеона: «Я никогда не делаю бесполезных вещей». То была месть непокорившейся русской столице. Сами же французы потом называли этот приказ «самым варварским» из всех приказов Наполеона, но исполнили его.

Большое количество взрывчатки положили под всеми зданиями в Кремле, под его дворцами, соборами и башнями кремлёвской стены. Когда последние французские солдаты оставили центр города, сапёры подожгли фитили и бросились вон из Кремля.

Но там оставались русские патриоты. Рискуя жизнью, они, оставшиеся безымянными, тушили фитили. Пошедший вдруг дождик помог им.

Однако взрывы прогремели. Обрушилась церковь св. Иоанна Лествичника, пристроенная к колокольне Ивана Великого, и по самой колокольне пробежала трещина. Со звонницы упал многопудовый колокол Реут и треснул. Рухнуло здание Арсенала, Водовзводная башня и две меньшие башни в кремлёвской стене, идущие от Тайницких ворот. Сгорели Кремлёвский дворец и Грановитая палата. Никольские ворота также пострадали от взрыва, но вот чудо так чудо: уцелела та часть ворот, на которой был образ Святителя Николая, и даже стекло на иконе осталось невредимо.

Впрочем, с чудесами сталкивались и французы. Отряд польских улан послали в Сергиев Посад, чтобы захватить сокровища Троице-Сергиевой Лавры. Но вдруг на землю пал такой густой туман, что не стало видно дороги. Уланы попробовали отправиться грабить на следующий день, но вновь туман закрыл им путь.

Преподобный Савва, Звенигородский чудотворец. Икона. XIX век Видение преп. Саввы Сторожевского Евгению Богарне

А в подмосковном Саввино-Сторожевском монастыре, где стояли войска пасынка Наполеона, вице-короля Италии Евгения Богарне, ему как-то ночью явился во сне седобородый старец в чёрном монашеском одеянии, сказавший:

— «Не вели войску своему расхищать монастырь и особенно уносить что-либо из церкви. Если ты исполнишь мою просьбу, то Бог тебя помилует, и ты возвратишься в своё отечество целым и невредимым». Можно представить себе ужас атеиста, когда утром в церкви он узнал в иконе над ракой преподобного Саввы привидевшегося ему монаха. Евгений Богарне приказал запереть все церкви и ключи отдать ему, а солдат предупредил, что если кто-нибудь возьмет что в монастыре — будет тут же расстрелян. В монастыре всё осталось в неприкосновенности. Но и вице-король Италии смог благополучно покинуть Россию и прожил еще долго.

Поредевшая Великая армия двинулась на Калугу. «Горе тем, кто станет на моем пути!» — заявил Наполеон. Он рассчитывал скрытно обойти Кутузова или отбросить его, если тот преградит ему путь. Но не удалось ни то ни другое.

Славный город Малоярославец

Один из армейских партизан Александр Никитович Сеславин 10 октября при проведении рекогносцировки обнаружил движение противника по новой Калужской дороге. Он влез на дерево. Над дорогой стоял плотный гул, обычно сопровождавший движение больших масс войск. Вся дорога, насколько можно было видеть, была плотно заполнена неприятельскими колоннами. Стало ясно, что французская армия покинула Москву и пытается пройти на юг. Удалось захватить нескольких пленных, которых доставили к Кутузову. Услышав известие, фельдмаршал заплакал: «Боже, Создатель мой! Наконец Ты внял молитве нашей, и с этой минуты Россия спасена!»

Мало кто знал, что за день до этого, 9 октября, семидесятипятилетний митрополит Платон в своей Вифанской обители вдруг привстал в кресле и воскликнул: «Вышел, вышел!» — «Кто вышел?» — удивился келейник. «Наполеон покинул Москву!» — слабым голосом произнёс старец. Он скончался через месяц, и москвичи уверяли, что Господь продлил его дни для того, чтобы был на земле праведник, молящийся во всеобщем бедствии.

А. Н. Сеславин (1780–1858) Важное открытие партизана Сеславина

Малоярославец, как явствует из самого его имени, небольшой городок в 120 км от Москвы. Для Наполеона его захват имел большое значение как важного пункта для продвижения в юго-западном направлении. Он уже не желал генерального сражения: «Этот Кутузов не получит от меня новой битвы!» — раздражённо сказал Наполеон адъютанту 12 октября. Бонапарт был раздосадован тем, что на рассвете 6 октября русские части атаковали авангард Мюрата при Тарутине и опрокинули его. Мюрат смог избежать полного разгрома лишь из-за неточностей в передаче приказов русских генералов и возникших между ними разногласий. Сражений следовало избегать для сохранения последних сил. Французский император полагал, что Кутузов ожидает его на старой Калужской дороге, в то время как Великая армия 10 октября перешла на новую дорогу. Ей оставался всего один дневной переход до Калуги, но А. Н. Сеславин вовремя предупредил русское командование о направлении движения врага. По получении этого известия Кутузов прекратил преследование корпуса Мюрата и двинул свои войска наперерез французам, к Малоярославцу.

Атаман М. И. Платов

Когда корпус Дохтурова и казачьи полки Платова 12 октября подошли к городу, оказалось, что он взят войсками Евгения Богарне.

Дохтуров по собственному почину распорядился перекрыть дорогу на Калугу и начал борьбу за освобождение Малоярославца.

С каждой стороны сражалось по 24 тысячи человек. Восемь раз город переходил из рук в руки. Трудно назвать иное сражение, шедшее с таким ожесточением. И французы и русские понимали, что именно сейчас решается судьба не столько этого города, сколько всей войны. Прибывший в разгар боев Наполеон был поражён тем, что русские вновь разгадали его маневр и навязали ему ненужное сражение. Он бросил в огонь битвы несколько дивизий из корпуса Даву и самые надёжные части своей старой гвардии. Результат был тот же, что и при Бородине: полностью разрушенный городок был захвачен французами, но прорваться к Калуге они не смогли.

Бой за Малоярославец 12 октября 1812 года. Художник Н. Самокиш. Нач. XX в.

Ранним утром 13 октября Наполеон выехал на осмотр позиций и едва не попал в плен. По воспоминаниям Коленкура, «ещё только еле начинало рассветать, как мы столкнулись носом к носу с казаками, главный отряд которых напал впереди нас на артиллерийский парк и захватил несколько орудий. Было ещё так темно, что мы поняли, в чём дело, лишь по выкрикам казаков и очутились вперемежку с некоторыми из них… Возле императора были только князь Невшательский и я. Мы все трое держали в руках обнажённые шпаги». Лишь подоспевшие дежурные эскадроны опрокинули казаков, и гвардия вновь отбила свои орудия. Если бы казаки, считал Коленкур, действовали более решительно, «то они захватили бы нас», «император был бы убит или взят в плен». Известие об этом случае произвело неприятное впечатление на остатки Великой армии, наглядно показав, чего она теперь стоит.

13 октября Наполеон отказался от продолжения сражения и отдал приказ об отступлении от Малоярославца на запад по старой Калужской дороге. Так у этого маленького русского города остановилось двадцатилетнее завоевание Наполеоном мира.

Французы отступали или бежали?

Скажем сразу, что отступление бывшей Великой армии, начавшееся 13 октября, оказалось для неё сплошным бедствием. Дорога представляла собой выжженную пустыню: сгоревшие и брошенные жителями деревни, разграбленные ранее французами города. Мёртвая тишина царила там, даже кошки не сыскать. Поживиться было нечем.

И всё же это пока была армия. Кутузов вел свои войска параллельно, заслоняя от французов центральные губернии, нападая на отдельные части врага. Известно, что смертельно раненный зверь вдвойне опаснее.

22 октября произошло сражение у Вязьмы. Милорадович и Платов, думая отрезать французский авангард, натолкнулись на главные силы и после упорного боя опрокинули их. Вязьма была взята штурмом, захвачено более тысячи пленных, обозы и 87 орудий. В тот же день Сеславин и Давыдов при Ляхове взяли в плен бригаду Ожеро.

У дороги. Недалеко от Пневы 8 ноября Освобождение Вязьмы

27 октября маршал Бертье направил Наполеону рапорт: «Долгом поставляю донести Вашему величеству о состоянии корпусов, осмотренных мною на марше. Они почти в совершенном разброде. Малая часть солдат остается при знаменах. Прочие идут сами по себе разными направлениями, стараясь сыскать пропитание и избавиться от службы. В последние дни многие солдаты побросали ружья и патроны…»

Когда французские части добралась до Смоленска, это была уже не Великая армия, а толпа одичавших людей. Смоленск обманул их ожидания: продовольственные склады были опустошены прошедшими ранее через город корпусами. Того, что осталось в городе, хватило лишь на старую и молодую гвардию. Император прежде всего заботился о гвардии, в ней он видел единственную надёжную силу. Она потому сохраняла боеспособность, но начали таять и её ряды.

Разгром маршала Даву при Красном. Художник Д. Скотти. 1814 г.

В тот год зима наступила рано. И русский мороз помог Кутузову.

1 ноября остатки французской армии вышли из Смоленска. Их осталось всего 50 тысяч человек. А за ними брели безоружные толпы людей, около 30 тысяч человек, одетых в шубы, замотанных в женские шали, на ногах у них были вместо щегольских сапог обмотки из ковров, взятых в дворянских домах.

Зрелище, которое представляла собой дорога, было ужасным, вспоминал Коленкур: «Многочисленные трупы наших эвакуированных раненых лежали на дороге; большинство из них погибли от холода или голода или же были покинуты теми, кому была поручена их перевозка»; изнурённые и не подкованные шипами лошади «падали на каждом шагу. Они оставались лежать, распростёршись на земле, и невозможно было заставить их вновь попробовать подняться»; почти все шли пешком, и император «два-три раза в день выходил из экипажа и, по общему примеру, в течение некоторого времени шёл пешком», опираясь на плечо адъютанта.

Сожжение знамен Великой армии по приказу Наполеона после боёв под Красным. Художник А. Коссак. 1912 г.

Кроме войск Кутузова, наперерез французской армии с севера двигался корпус генерала П. X. Витгенштейна, ранее прикрывавший направление на Петербург. С юга шла Дунайская армия адмирала П. В. Чичагова. Положение отступающих становилось всё опаснее.

В трёхдневных боях 3–6 ноября под Красным был почти уничтожен корпус маршала Нея, убито и ранено около 5 тысяч французов, взяты 90 тысяч пленных, огромный обоз и 116 орудий. За это сражение фельдмаршал Кутузов получил титул князя Смоленского, а атаман Платов — графское достоинство.

Бедственное положение французской армии во время отступления из Москвы

Начались снегопады. Дорога представляла собой сплошной лёд, с трудом держались на ногах даже пешие, приходилось каждую минуту сбрасывать с дороги экипажи и фуры с награбленным имуществом, чтобы освободить путь. Всё перепуталось, никто не заботился о наведении порядка. Они торопились вперёд, подальше от ужасной России. Голод принял невероятные размеры. Французы ели внутренности дохлых лошадей. Соли не хватало, и её заменяли порохом. Они исхудали и обросли бородами, их глаза воспалились от дыма костров. После ночёвки в снегу каждое утро оставались недвижимыми десятки тел.

Это было отступление, очень похожее на бегство.

Преследование казаками отступающих французов. Художник А. Дезарио. 1827 г. Форма русской армии. Рядовой и унтер-офицер лейб-гвардии Казачьего полка

Позже, добравшись до Парижа, Наполеон создал легенду о том, что главным их противником был «генерал Мороз». Однако тогда же эта легенда была опровергнута очевидцами, участниками событий. Например, Анри Бейль (Стендаль) писал: «Было бы ошибкой думать, что зима в 1812 году наступила рано; напротив, в Москве стояла прекраснейшая погода. Когда мы выступали оттуда 6 (19) октября, было всего три градуса мороза, и солнце ярко светило». Известно, что когда Наполеон решил ехать в Париж, то 5 декабря из города Сморгони он выехал на колесах, и лишь двое суток спустя снега оказалось так много, что пришлось пересесть в сани.

Потерял ли Наполеон свой талант полководца?

Нет, конечно. Это показал переход французских войск через реку Березину.

Наполеон сам осмотрел берега реки и приказал проверить броды. Из-за морозов река обмелела, и вода доходила до брюха лошади, так что кавалеристы могли переправиться сами. Для перехода пехоты, артиллерии и обозов император приказал строить мосты в районе Борисова.

Для того чтобы скрыть от Кутузова истинное место переправы, мосты наводились в нескольких местах, и русские войска поддались на обман. Адмирал Чичагов решил, что неприятеля надо ожидать южнее, и направил туда свои войска.

Арман де Коленкур вспоминал, что Наполеон провёл весь день на месте постройки мостов. Он подбадривал сапёров, которые работали с большим воодушевлением, часто влезали в ледяную воду. Наполеон обследовал противоположный берег, намечая пути отхода, а также распорядился о размещении артиллерийских батарей для обстрела русского авангарда.

14 ноября началась организованная переправа, но вскоре последовали стычки. Смятённая толпа страстно желала немедленно переправиться на другой берег. Командиров перестали слушаться. Пехотинцы размахивали прикладами ружей, всадники размахивали саблями. Все хотели прорваться, опередить друг друга.

Багажные повозки, пушки, кареты, фургоны безнадёжно теснили друг друга и загромождали дорогу. Ломались оси и колеса, тогда повозки сбрасывали в воду. Отовсюду раздавались вопли и проклятия на всех языках Европы.

А в это время подоспевшая русская артиллерия начала обстрел переправы. План Кутузова состоял в том, чтобы окружить французов и уничтожить, не дать им переправиться через Березину. Но задержка его войск, которые также страдали от голода и холода, неточное исполнение приказов адмиралом Чичаговым и генералом Витгенштейном сорвали этот план: к 16 ноября переправа закончилась.

Переправа через Березину

Однако Великая армия перестала существовать. Арман де Коленкур свидетельствовал: «После переправы корпуса снова начали таять. На наших глазах возникали новые банды отставших. 1-й корпус существовал только в лице знаменосцев, нескольких офицеров и унтер-офицеров…»

23 ноября в Сморгони Наполеон передал командование армией маршалу Мюрату и умчался в Париж. Во Франции вспыхнуло недовольство, возник заговор, и Бонапарт должен был там бороться за свою власть. Наполеон не сомневался, что сумеет набрать новые войска и сохранить свое владычество над Францией и Европой.

Бюллетень Великой армии от 3 декабря 1812 года произвёл во Франции и в Европе потрясающее впечатление: в нём не были названы цифры потерь, но было признано истинное положение дел — разгром ранее непобедимой армии. Особенно странной казалась последняя фраза бюллетеня: «Здоровье Его величества никогда не было лучшим».

У Березины 16 (29) ноября 1812 года

Без эскорта, без охраны, в сопровождении графа Коленкура за 13 суток Наполеон промчался через всю Европу, перебирая в памяти события русского похода и обдумывая планы на будущее.

Лишившись своего предводителя, французская армия терпела новые поражения. 28 ноября русские войска заняли Вильно, где Кутузов приказал остановиться на отдых.

А остатки французской армии численностью около 23 тысяч человек 14 декабря перешли Неман, вывезя 9 орудий из 1400.

Французы покинули пределы России после жесточайшего поражения.

Военный гений Наполеона был велик, но не всесилен.

Русские в Париже, или Конец Наполеона

21 декабря Кутузов в приказе по армии поздравил войска и призвал их «довершить поражение неприятеля на собственных полях его». Отечественная война, которую русская армия и русский народ вели против захватчиков, завершилась, но для обеспечения прочного мира Александр I вознамерился увенчать эту победу окончательным разгромом Наполеона. «Наполеон или я, но вместе мы царствовать не можем!» — заявил царь.

В январе 1813 года начинаются заграничные походы русской армии. Теперь уже Пруссия, Швеция и Австрия становятся нам союзниками, а Англия направляет на континент свои войска. Войска новых союзников были многочисленнее, но Наполеон располагал ещё значительными силами.

Осада Парижа

Союзные армии понесли поражения при Лютцене, Баутцене, Дрездене, но в сражениях под Кульмом и под Лейпцигом поражения потерпел Наполеон. Всем было очевидно, что без России этого бы не случилось, что, останься русская армия в пределах родных границ, в Европе продолжалось бы господство Наполеона; Австрия оставалась бы его союзницей, а Германия была разделена на полунезависимые, полувассальные княжества и герцогства, Голландия, Бельгия не имели бы национальной самостоятельности. Недаром впоследствии немцы говорили: «Союзу с Россией мы обязаны нашей настоящей независимости».

К тому времени Кутузова уже не было в живых, старый фельдмаршал князь Смоленский скончался в апреле 1813 года в Бунцлау. 13 июня 1813 года при отпевании усопшего в Казанском соборе Петербурга вдохновенное слово о полководце произнёс архимандрит Филарет (Дроздов), закончив так: «Россияне! Вы все единодушно желаете, чтобы дух, данный Смоленскому, не преставал ходить в полках наших и почивал на вождях наших. Нет лучшей сего похвалы для отшедшего; нет лучшего наставления для оставшихся сынов Отечества».

Вступление союзных войск в Париж

Командование вновь принял Барклай-де-Толли, и именно ему довелось принимать капитуляцию французской столицы.

18 марта русские войска триумфально вступили в Париж. Во главе полков на белом коне (подаренном Наполеоном) ехал император Александр I. Его сопровождали прусский король и генералы союзных армий. Толпы французов, уставших от войны, приветствовали русского царя как освободителя. В беседе с депутатами Парижа царь заверил их, что союзные армии будут вести себя безупречно по отношению к жителям, любое проявление насилия будет жестоко караться. «Я не воюю с Францией, я друг вашей страны», — подчеркнул Александр I.

В Париже росс! — где факел мщенья? Поникни, Галлия, главой! Но что я вижу? Росс с улыбкой примиренья Грядет с оливою златой. Ещё военный гром грохочет в отдаленье, Москва в унынии, как степь в полнощной мгле, А он — несёт врагу не гибель, но спасенье И благотворный мир земле.

А. С. Пушкин. Воспоминания в Царском Селе.

Парижские аристократы и простолюдины были поражены добротой русских солдат и казаков, которые разбили палатки на Елисейских полях, в центре Парижа. Добродушные казаки позволяли парижским ребятишкам влезать себе на плечи. Царский двор и генералитет посещали балы, которые давала в их честь французская знать.

Впоследствии Александр Павлович рассказывал князю А. Н. Голицыну: «Наше вхождение в Париж было великолепное. Всё спешило обнимать мои колена, всё стремилось прикасаться ко мне, народ бросался целовать мои руки, ноги. Хватались даже за стремена, оглашали воздух радостными криками, поздравлениями. Но душа моя ощущала другую радость. Она, так сказать, таяла в беспредельной преданности Господу, сотворившему чудо Своего милосердия… Словом, мне хотелось говеть и приобщиться Святых Тайн, но в Париже не было русской церкви. Милующий Промысел, когда начнёт благодетельствовать, тогда бывает безмерен в своей изобретательности; и вот, к крайнему моему изумлению, вдруг приходят ко мне с донесением, что столь желанная мною русская церковь явилась в Париже: последний наш посол, выезжая из столицы Франции, передал свою посольскую церковь на сохранение в дом американского посланника…» 25 марта (7 апреля), в день Благовещения Пресвятой Богородицы, государь после всенощной исповедовался, «прося у всех прощения с великим и трогательным смирением», по свидетельству очевидца. 26 марта он причащался с большим благоговением.

Рядовой лейб-гвардии Семёновского полка И. Галченко

29 марта (И апреля), в первый день Святой Пасхи, в 12 часов дня на площади Конкорд, на которой кончил жизнь несчастный Людовик XVI, состоялось молебствие за последние победы союзных войск и за взятие Парижа. Сам Александр Павлович так описывал это событие в беседе с князем А. Н. Голицыным: «Ещё скажу о новой и отрадной для меня минуте в продолжении всей жизни моей: я живо тогда ощущал апофеоз русской славы между иноплеменниками, я даже их самих увлёк и заставил разделить с нами национальное торжество наше… На том месте, где пал кроткий и добрый король, по моему приказанию сделан был амвон, созваны были все русские священники, которых только найти было можно; и вот при бесчисленных толпах парижан всех состояний и возрастов раздалось громкое и стройное русское пение. Всё замолкло, всё внимало!.. Русский царь по ритуалу православному всенародно молился вместе со своим народом и тем как бы очищал окровавленное место поражённой царственной жертвы. Духовное наше торжество в полноте достигло своей цели, оно невольно втолкнуло благоговение и в самые сердца французские. Не могу не сказать тебе, Голицын, хотя это и несовместимо в теперешнем рассказе, что даже забавно было видеть, как французские маршалы, как многочисленная фаланга генералов французских теснилась возле русского креста и друг друга толкала, чтобы иметь возможность скорее к нему приложиться».

Медаль «В память Отечественной войны 1812 года»

25 марта 1814 года Наполеон подписал отречение от престола и был сослан на небольшой средиземноморский остров Эльба. Он мучился бессильными сожалениями: ведь, захватив Москву, он сам привёл русских в Париж! До того, 12 апреля, он пытался отравиться, но цианистый калий, который он носил при себе со времени Малоярославца, видимо, разложился. Во главе Франции встал король Людовик XVIII из династии Бурбонов. Наполеон ещё попытался вернуть себе власть, бежал с Эльбы, но верные ему войска летом 1815 года потерпели поражение при Ватерлоо от союзных армий.

Так завершилась Отечественная война.

В память её учредили медаль, на которой нет изображения русского царя, а есть слова: «Не нам, не нам, но Имени Твоему». Воздвигли два замечательных памятника: военную галерею в Зимнем дворце в Петербурге и храм Христа Спасителя в Москве.

У русского царя в чертогах есть палата: Она не золотом, не бархатом богата; Не в ней алмаз венца хранится за стеклом; Но сверху донизу, во всю длину, кругом Её разрисовал художник быстроокой… Ни плясок, ни охот — а всё плащи да шпаги, Да лица, полные воинственной отваги. Толпою тесною художник поместил Сюда начальников народных наших сил, Покрытых славою чудесного похода И вечной памятью двенадцатого года…

А. С. Пушкин. Полководец.

Храм Христа Спасителя. Фото. 1890-е годы

25 декабря 1812 года, в праздник Рождества Христова, в Вильне Александр Павлович подписал манифест, в котором говорилось: «В сохранение вечной памяти того беспримерного усердия, верности и любви к Отечеству, какими в сии трудные времена превознёс себя народ российский, и в ознаменование благодарности нашей к Промыслу Божию, спасшему Россию от грозившей ей гибели, вознамерились Мы в первопрестольном граде Нашем Москве создать церковь во имя Спасителя Христа».

Однако этому решению предшествовало немало споров. Первоначально возникли предложения воздвигнуть традиционный памятник в честь военной победы — колонну, обелиск или пирамиду из отобранных у неприятеля пушек. Эту идею разделял граф Ф. В. Ростопчин, подсказавший царю в письме от 20 декабря 1812 года, что памятник следует соорудить непременно в Москве, и начавший уже собирать пушки для сооружения пирамиды, которых, по его расчётам, требовалось не менее восьмисот.

Но 17 декабря адмирал А. С. Шишков получил письмо от генерала Павла Андреевича Кикина, который впервые выдвинул предложение о сооружении в Москве храма-памятника Христу Спасителю. «Война сия, — писал П. А. Кикин, — долженствующая решить судьбу России, потрясти основания гражданских и политических связей ея и даже самой веры, не есть обыкновенная; почему и памятник должен быть таковой же. Провидение Божие с помощью веры и народного усердия спасло нас; Ему благодарность.

Император Александр I (1823 год)

Боже упаси нас соделаться несмысленными обезьянами обезьян древних, забыв, что мы не идолопоклонники.

Обелиски, пирамиды и тому подобное льстят надменности и гордости человеческой, но нимало не удовлетворяют благородному, благодарности преисполненному сердцу христианина. И так сердце моё и ум согласно требуют воздвигнуть храм Спасителю в Москве под именем Спасского собора, который один может во всех отношениях удовлетворить ожидания каждого…»

Эта идея произвела глубочайшее впечатление на Александра I.

12 октября 1817 года на Воробьёвых горах был заложен первый храм по проекту А. Л. Витберга, но проект оказался неудачным. В 1838 году, в царствование Николая I, младшего брата победителя Наполеона, уже вблизи Кремля заложили новый храм, который и стал памятником чудесной победы в 1812 году.

Именной указатель

Русская армия

Багговут Карл Фёдорович (1761 — 1812) — генерал-лейтенант, в 1812 г. командовал 2-м пехотным корпусом 1-й Западной армии. В Бородинском сражении после ранения Тучкова 1-го командовал войсками в районе Утицкого кургана. Убит ядром при Тарутине.

Багратион Петр Иванович (1765 — 1812) — выдающийся русский полководец, в 1812 г. — генерал от инфантерии, главнокомандующий 2-й Западной армией. Смертельно ранен в Бородинском сражении, где в течение шести часов удерживал Семёновские (Багратионовы) флеши.

Барклай-де-Толли Михаил Богданович (1761 — 1818) — выдающийся русский полководец, в 1812 г. — генерал-фельдмаршал, главнокомандующий 1-й Западной армией. В Бородинском сражении командовал правым флангом.

Беннингсен Леонтий Леонтьевич (1745 — 1826) — генерал от кавалерии, в 1807 г. главнокомандующий русской армией, в августе — ноябре 1812 г. начальник Главного штаба русской армии. Отстранен от должности за интриги против М. И. Кутузова.

Витгенштейн Пётр Христианович (1769–1843) — генерал от кавалерии, в 1812 г. командовал 1-м пехотным корпусом в армии Барклая-де-Толли, после смерти М. И. Кутузова некоторое время командовал всеми армиями.

Воронцов Михаил Семёнович (1782–1856) — генерал-лейтенант, ранен в Бородинском сражении. В 1813 г. отличился в сражении при Лейпциге. Начальник 2-й сводной гренадёрской дивизии в составе 2-й Западной армии.

Голицын Дмитрий Владимирович (1771–1844) — генерал от кавалерии, в 1812 г. командовал кирасирским корпусом, отличившимся при Бородине и Красном. С 1820 г. — московский генерал-губернатор.

Головин Евгений Александрович (1782–1858) — генерал-майор, в 1812 г. командовал Фанагорийским гренадёрским полком армии Багратиона.

Горчаков Андрей Иванович (1779–1855) — генерал-лейтенант, в Бородинском сражении возглавлял оборону Шевардинского редута, где был тяжело ранен.

Депрерадович Николай Иванович (1766/7-1843) — генерал-лейтенант, в 1812 г. командовал 1-й кирасирской дивизией в армии Барклая-де-Толли.

Дибич Иван Иванович (1785–1831) — генерал-лейтенант, в 1812 г. — обер-квартирмейстер корпуса Витгенштейна, в 1813 г. — генерал-квартирмейстер русской армии.

Дорохов Иван Семёнович (1762–1815) — генерал-лейтенант, в 1812 г. командовал арьергардом армии Багратиона. В Бородинском сражении возглавил атаку 2-й кавалерийской бригады у деревни Семёновской, задержавшую противника; за отличие в этом бою произведён в генерал-лейтенанты.

Дохтуров Дмитрий Сергеевич (1756 — 1816) — генерал от инфантерии, в 1812 г. командовал 6-м пехотным корпусом. Отличился в сражении при Смоленске. При Бородине командовал войсками на центральном участке русской позиции. После ранения Багратиона — командующий левым флангом русской армии.

Ермолов Алексей Петрович (1777 — 1861) — генерал-лейтенант, в 1812 г. — начальник штаба армии Барклая-де-Толли. В Бородинском сражении возглавил контратаку у батареи Раевского, во время которой был ранен.

Закревский Арсений Андреевич (1783–1865) — генерал-адъютант, в 1812 г. состоял при М. И. Кутузове, дежурный генерал Главного штаба, в 1813 — 1814 гг. состоял при Александре I.

Кайсаров Паисий Сергеевич (1783–1844) — в начале 1812 г. полковник, командовал отдельным отрядом. За отличие в Бородинском сражении произведен в генерал-майоры. При преследовании французской армии командовал авангардом в корпусе М. И. Платова.

Кикин Пётр Андреевич (1775 — 1843) — в 1812 г. — генерал-майор, дежурный генерал в армии Барклая-де-Толли.

Коновницын Пётр Петрович (1764–1822) — генерал от инфантерии, с 19 августа 1812 г. — начальник общего арьергарда 1-й и 2-й Западных армий. После ранения Багратиона временно командовал 2-й армией.

Кульнев Яков Петрович (1763 — 1812) — генерал-лейтенант, в 1812 г. возглавлял авангард корпуса Витгенштейна. Геройски погиб в сражении под Клястицами.

Кутайсов Александр Иванович (1784 — 1812) — генерал-майор, в 1812 г. командовал сначала артиллерией армии Барклая-де-Толли, а при Бородине — всей русской артиллерией. Убит в Бородинском сражении при отражении атаки на батарею Раевского.

Кутузов Михаил Илларионович (1745 — 1813) — великий русский полководец, генерал-фельдмаршал, в начале Отечественной войны 1812 г, избран начальником Петербургского, а затем и Московского ополчений. С августа 1812 г. — главнокомандующий русской армией, разгромившей войска Наполеона.

Милорадович Михаил Андреевич (1771 — 1825) — генерал от инфантерии, участник суворовских походов, в Бородинском сражении командовал войсками правого фланга. 28 августа 1812 г. был назначен главнокомандующим 2-й Западной армией и начальником арьергарда армии.

Неверовский Дмитрий Петрович (1771 — 1813) — генерал-лейтенант, в 1812 г. командовал 27-й дивизией, сформированной им в Москве из новобратцев. В Бородинском сражении большая часть дивизии погибла, сам он был тяжело ранен на Семёновских флешах.

Ожаровский Адам Петрович (1776–1855) — генерал-лейтенант, в 1812 г. командовал отдельным «летучим» отрядом при преследовании неприятеля.

Остерман-Толстой Александр Иванович (1770–1857) — генерал-лейтенант, в 1812 г. командовал 4-м пехотным корпусом, отличился в Бородинском сражении и в 1813 г. при Кульме.

Паскевич Иван Фёдорович (1782 — 1856) — генерал-лейтенант, впоследствии — генерал-фельдмаршал (1829), в качестве бригадного командира принимал участие в сражениях под Смоленском, Бородином, Вязьмой. В Бородинском сражении командовал 26-й пехотной дивизией, непосредственно оборонявшей батарею Раевского.

Платов Матвей Иванович (1751–1818) — генерал от кавалерии, атаман Войска Донского. В 1812 г. командовал казачьим корпусом. Отличился в Бородинском сражении, совершив удачный рейд совместно с кавалеристами Ф. П. Уварова и В. В. Орлова-Денисова в тыл французской армии.

Раевский Николай Николаевич (1771 — 1829) — генерал-лейтенант, в 1812 г. командовал 7-м пехотным корпусом армии Багратиона. Прославился мужественной защитой Смоленска и в Бородинском сражении защитой центральной батареи, вошедшей в историю как «батарея Раевского».

Сеславин Александр Никитич (1780–1858) — в 1812 г. — капитан, впоследствии — генерал-лейтенант, адъютант Барклая-де-Толли, с сентября 1812 г. командовал кавалерийским отрядом в районе Боровска и Москвы. Первым обнаружил отход неприятеля из Москвы.

Строганов Павел Александрович (1774–1817) — генерал-лейтенант, в 1812 г. командовал сводной гренадёрской дивизией в корпусе Тучкова. Отличился в Бородинском сражении.

Толь Карл Фёдорович (1777–1842) — генерал-лейтенант, в 1812 г. — генерал-квартирмейстер армии Барклая-де-Толли, а затем — соединённых русских армий.

Тормасов Александр Петрович (1752 — 1819) — генерал от кавалерии, в начале Отечественной войны 1812 г. командовал 3-й Западной (резервной) армией. Успешными действиями на киевском направлении она отвлекла на себя значительные силы противника.

Тучков Николай Алексеевич (1765 — 1812) — генерал-лейтенант, в 1812 г. командовал 3-м пехотным корпусом, участник сражений под Островно, Смоленском. Смертельно ранен в Бородинском сражении.

Тучков Павел Алексеевич (1775 — 1858) — генерал-майор, в 1812 г. командовал арьергардными частями 2-го пехотного корпуса армии Барклая-де-Толли. При Волутиной горе удерживал очень важную позицию. Во время последней контратаки был тяжело ранен и взят в плен.

Тучков Александр Алексеевич (1778–1812) — генерал-майор, в 1812 г. командовал бригадой, участвовал в боях под Витебском, Смоленском. Убит в Бородинском сражении, когда со знаменем Ревельского полка в руках вёл бригаду в контратаку у Багратионовых флешей.

Уваров Фёдор Петрович (1773 — 1824) — генерал от кавалерии, в 1812 г. командовал 1-м кавалерийским корпусом армии Барклая-де-Толли, затем всей кавалерией соединённых армий.

Фигнер Александр Самойлович (1787 — 1813) — в начале Отечественной войны 1812 г. — штабс-капитан, позже — полковник. Прославился успешными партизанскими действиями в тылу французской армии. Погиб на берегу Эльбы во время боя с Неем.

Чичагов Павел Васильевич (1767–1849) — адмирал. В качестве главнокомандующего молдавской армией заключил мир в 1812 г. В 1813 г. на Березине не успел захватить в плен Наполеона.

Французская армия

Богарне Евгений-Наполеон (1781 — 1824) — пасынок Наполеона, вице-король Италии. В 1812 г. командовал 4-м пехотным корпусом наполеоновской армии, отличился в Бородинском сражении. При отступлении французской армии шёл в её авангарде.

Даву (Давуст) Луи-Никола (1770–1823) — маршал Франции, князь Экмюльский, в 1812 г. командовал 1-м пехотным корпусом, ранен в Бородинском сражении. При отступлении от Москвы командовал арьергардом французской армии.

Жюно (1771–1813) — герцог д’Абрантес, маршал Франции, сподвижник Наполеона. В 1812 г. командовал 8-м корпусом, но после неудачи в сражении при Волутиной горе был отставлен Наполеоном.

Ланн Жан (1769–1809) — маршал Франции, герцог Монтебелло. В наполеоновских войнах командовал войсками при Аустерлице и Йене, в Испании.

Мюрат Иоахим (1767–1815) — маршал Франции, король Неаполитанский. В 1812 г. командовал кавалерией наполеоновской армии, потерпел поражение при Тарутине. После отъезда Наполеона из армии в Париж возглавил отступающую армию.

Ней Мишель (1769–1815) — маршал Франции, участник всех наполеоновских войн. В 1812 г. командовал 3-м пехотным корпусом. В Бородинском сражении командовал центром французской армии.

Ожеро Жан-Пьер (1772–1836) — французский генерал, в 1812 г. — начальник корпуса.

Себастиани Орас (1775 — 1851) — маршал Франции, в 1812 г. командовал корпусом.