sci_transport sci_tech FW 200 CONDOR

Третий номер за 2006 г. периодического научно-популярного издания «История самолета» для членов военно-исторических клубов рассказывает об уникальном в своем роде немецком самолете Focke-Wulf FW-200 Condor.

ru
Fachmann FictionBook Editor Release 2.6.6 07 October 2015 8BBC7D9A-0257-4A64-A48C-E8501F7A7B59 1.0

1.0 — создание файла Fachmann

FW 200 CONDOR/«История самолета» №3 «История самолета» №3, 2006 г. Периодическое научно-популярное издание для членов военно-исторических клубов. Редактор-составитель Иванов С. В. При участии ООО «АРС». Лицензия ЛВ №43 от 29.08.96 © Иванов С. В., 2006 г. Издание не содержит пропаганды и рекламы. Отпечатано в типографии «Нота» г. Белорецк, ул. Советская, 14 Тираж: 300 экз.

FW 200 CONDOR

Focke-Wulf FW-200 V2, WNr.2404, D-AETA «Westfalen». Берлин-Темпельгоф, лето 1939 года.

Focke-Wulf FW-200Ka-1 (S4), WNr.2993. OY-DEM «Jutlandia». Копенгаген, весна 1940 года.

Focke-Wulf FW-200C-1, F8+AH из I./KG 40. Бордо-Мериньяк, лето 1940 года.

Focke-Wulf FW-200C-3, F8+BW из состава 12./KG 40, на котором летал Кавалер Рыцарского Креста, капитан Эдмунд Дасер, командир группы IV./KG 40. Ландсберг, лето 1941 года.

Focke-Wulf FW-200C-4, F8+CS из состава 8./KG 40. Бордо-Мериньяк, осень 1942 года.

Focke-Wulf FW-200C-4/U3, WNr.0175, F8+AS из состава 8./KG 40, который после бомбежки Касабланки 31 декабря 1942 года совершил вынужденную посадку на аэродроме Сан-Пабло, Севилья, Испания.

Focke-Wulf FW-200C-4/U1, WNr.0137, CE+IB из состава Fliegerstaffel des Führers, который был персональным самолетом Адольфа Гитлера, Украина, зима 1942–1943 годов.

Focke-Wulf FW-200C-8, WNr.0240, TO+XD из состава 7./KG 40, на котором летал капитан Георг Шаберт, Коньяк, декабрь 1943 года.

Focke-Wulf FW-200C-4/U1, WNr.0176, GC+AE из состава Fliegerstaffel des Führers, использовавшийся Рейхсфюрером СС, Генрихом Гиммлером, Германия, 1942–1945 годы.

Focke-Wulf FW-200C-8/U10, FO+FR из состава 7./KG 40. Готенхафен-Хейтрунг, май 1944 года.

«ИСТОРИЯ САМОЛЕТА» 3

FW 200 Condor

FW-200C-3/U2, WNr.0043, SG+KS (позднее F8+AB). Этот самолет погиб 18 июля 1941 года над Атлантикой, его пилотом был командир I./KG 40, капитан Фриц Флигель.

Над юго-западной Францией всходило солнце. К стоящим на краю взлетной полосы аэродрома Бордо-Мериньяк мощным четырехмоторным самолетам Focke-Wulf FW-200C-3 подходили их экипажи. Летчики были одеты в цельные комбинезоны, так называемые Kanalanzug. Все так же имели желтые спасательные жилеты, надувавшиеся сжатым воздухом. Шлемофоны, парашюты и индивидуальные надувные спасательные лодки несли под мышками. Штурманы были дополнительно нагружены своими кожаными планшетами, в которых лежали карты и навигационные таблицы. Карманы и специальные зажимы, которыми изобиловали Kanalanzuge, были заполнены остальными необходимыми вещами — здесь были сигнальные патроны для ракетниц, перочинный нож, фонарик и т. д. Все это снаряжение весило несколько десятков килограмм.

Обер-лейтенант Бухгольц приблизился к стоящему сбоку главному механику своего самолета, спросив: «Ну что там новенького, Зак?»

— Все в порядке. Двигатели работают как часы.

Экипаж исчез в обширных внутренностях фюзеляжа. Минутой позже заработали двигатели. Бухгольц по очереди увеличивал обороты каждого из них, внимательно следя за показаниями приборов. Oberwerkmeister Зак был прав: все работало безупречно.

9 февраля 1941 года, в 6 часов 00 минут, пять самолетов FW-200 из состава 2./KG 40, которой командовал капитан Фриц Флигель, поднялись в воздух и взяли курс на юго-запад. Во главе летела машина, которую пилотировал сам капитан Флигель, а за штурвалами остальных самолетов сидели: обер-лейтенант Адам, обер-лейтенант Бухгольц, обер-лейтенант Йопе и обер-лейтенант Шлофсер. Все машины имели на борту по четыре 250-кг бомбы. Целью налета должен был стать британский конвой, обнаруженный накануне вечером лейтенантом цур зее Николасом Клаусеном — командиром подводной лодки «U-37». Эго был конвой HG 53, идущий из Гибралтара в Ливерпуль. Так как покинув Гибралтар, конвой направился прямо к Англии, не выполняя обхода побережья Португалии (эго дало бы возможность удерживать суда вне пределов действия немецкой авиации), адмирал Денниц решил атаковать его одновременно из-под воды и с воздуха.

Кондоры постепенно набирали высоту, далеко за ними пропадала на горизонте уже почти не различимая полоса побережья. Внизу открылась гладкая поверхность Бискайского залива. Нигде не было видно никаких судов.

Вскоре Кондоры подошли к своей цели; «U-37», которой уже удалось потопить два судна, все время поддерживала контакт с конвоем, передавая по радио его местоположение. Спустя несколько минут Бухгольц буквально подскочил в своем кресле, громкий выкрик радиста: «Конвой!», чуть не порвал ему барабанные перепонки. Фокке-Вульфы обнаружили конвой около полудня, когда находились на расстоянии около 650 км к юго-западу от Лиссабона. Аккуратным движением штурвала обер-лейтенант Бухгольц положил машину на правое крыло, чтобы лучше видеть, то что творится внизу. Снял бинокль с петли и внимательно рассмотрел колонну плывущих на север судов. В эту минуту он услышал в наушниках спокойный голос командира, который распределял цели для каждого экипажа. Самолеты не были оснащены соответствующими прицелами, которые бы обеспечивали атаку с горизонтального полета, поэтому сброс бомб производился при помощи примитивного устройства, которое только приблизительно показывало когда следует сбрасывать бомбу на цель. Чтобы эффективно бомбить судно, следовало снизиться и атаковать его точно со стороны борта.

Рулящий на старт самолет FW-200C-3 из состава I./KG 40, аэродром Бордо-Мериньяк.

Самолет FW-200C-3 во время полета над Атлантикой.

— Боевой курс! — раздался в наушниках приказ капитана Флигеля. Идущий на цель самолет совершил поворот налево, остальные машины повторили этот маневр. Расстояние между Кондорами и судами начало уменьшаться. Около немецких бомбардировщиков появились первые грязные облачка разрывов снарядов зенитных орудий.

Пилотирующий первую машину капитан Флигель притер свой самолет к воде, снизив высоту полета до 50 м, а затем выполнил легкий вираж, чтобы нос машины оказался перпендикулярно к высокому борту транспорта. Когда до цели оставалось около 400 м, он сбросил первую из своих четырех 250-кг бомб. Тем временем бортмеханик, обслуживающий пушку, размещенную в передней части подфюзеляжной ванны, открыл огонь по надстройкам корабля и его грузу, закрепленному на палубе, чтобы вынудить укрыться расчеты, обслуживающие пушки и зенитные пулеметы. Минутой позже FW-200, ревя моторами, пронесся над кончиками мачт атакованного судна.

Атлантический конвой под бомбами Кондоров.

Самолет FW-200C-3, код «F8+DK», который пилотировал обер-лейтенант Адам, направился в сторону двух кораблей — транспорта «Deptford» и эскортного корабля «Vantellis», которые плыли на небольшом расстоянии друг от друга. Однако экипаж неожиданно увидел яркие вспышки с правой стороны от кабины. В то же мгновение правое крыло задралось вверх. Обер-лейтенант Адам повернул голову и увидел несколько дыр в обшивке правого крыла, из которых узкими струйками выливалось топливо, которое оставляло за самолетом тянущийся полупрозрачный шлейф тумана. Слава Богу, что топливо не воспламенилось, однако пилот прервал атаку и направил поврежденный самолет в сторону побережья Португалии.

Остальным экипажам повезло больше. Капитан Флигель и обер-лейтенант Шлофсер поразили по два корабля, обер-лейтенант Йопе — один. Только обер-лейтенант Бухгольц, несмотря на то, что являлся одним из лучших пилотов KG 40, не добился ни одного попадания. Сброшенные им бомбы взорвались у правого борта атакованного им транспорта. Во время этой операции выше перечисленные экипажи KG 40 потопили пять судов общим водоизмещением 9201 тонн. Их жертвами стали четыре английских судна («Jura», «Dagmar», «Varna» и «Britannic»), а также одно норвежское («Tejo»). Воспользовавшись замешательством, вызванным воздушной атакой, подводная лодка «U-37» потопила еще один транспорт. Эта операция стала самым крупным успехом, которого добивались подводные лодки совместно с самолетами FW-200 Condor, названными премьер-министром Великобритании Черчиллем «The scourge of Atlantic» («Бич Атлантики»).

Разработка конструкции

После окончания первой мировой войны два демобилизованных пилота Генрих Фокке и Георг Вульф, воспользовавшись финансовой помощью, которую им предоставил доктор Людвиг Роселиус, 1 января 1924 года открыли в Бремене фирму Focke-Wulf Flugzeugbau A.G. Фирма с капиталом в размере 200 тыс. рейхсмарок должна была заниматься строительством самолетов собственной конструкции в ангаре, принадлежавшем Deutsche Aero Lloyd. Ее директором был назначен доктор Вернер Науман, техническим директором Генрих Фокке, а пилотом Георг Вульф.

Профессор Курт Танк с моделью самолета Focke-Wulf FW-200Ka-1, снимок середины 70-х годов.

Первым самолетом, серийно изготавливавшимся компанией Фокке-Вульф, стал пассажирский самолет A 16, который был построен в количестве 23 экземпляров. 29 сентября 1927 года, во время испытаний самолета одной из более поздних конструкций, в результате летного происшествия погиб Георг Вульф.

С этого времени фирмой единолично управлял Генрих Фокке. Под его руководством фирма довольно динамично развивалась, и к концу 20 годов насчитывала уже около 150 сотрудников. В 1931 году фирма приобрела предприятия разоряющейся фирмы Albatros Flugzeugwerke G.m.b.H. в Берлине. В это же самое время в конструкторское бюро был принят новый молодой инженер. Им был родившийся в 1898 году в Западной Пруссии, в городке Накель ан дер Нетце, Курт Танк, который перед этим работал в фирме BFW, принадлежавшей Вили Мессершмитту. Первым проектом Танка, разработанным в фирме Фокке-Вульф, стал одномоторный самолет-истребитель FW-56 Stosser, а следующим — двухмоторный многоцелевой самолет FW-58 Weihe.

В 1933 году Генрих Фокке покинул фирму и основал собственное предприятие по производству винтокрылов. Его должность технического директора занял Курт Танк, но фирма по-прежнему сохраняла свое двойное название.

В те годы немецкая авиакомпания Lufthansa, оснащенная превосходными для своего времени самолетами типа Junkers Ju-52/3m, входила в число лидирующих мировых авиакомпаний. Однако из Соединенных Штатов поступила тревожная информация о том, что вскоре в этой стране будет начато серийное производство новых гражданских самолетов, гораздо более быстрых, чем Ju-52/3m (максимальная скорость полета Ju-52/3m составляла только 290 км/час). Наибольшую угрозу представлял самолет Douglas DC-2; им с 1934 года начали комплектоваться авиационные линии, обслуживаемые компанией TWA. Этот самолет с 14 пассажирами на борту развивал скорость 343 км/час. Вскоре самолетами DC-2, а также его наследником DC-3, начали «вооружаться» и европейские авиакомпании, в результате чего в аэропортах Старого Света эти самолеты начали появляться так же часто, как и Ju-52/3m.

С 1933 года развитие гражданских самолетов в Германии было практически остановлено. Абсолютный приоритет в своем развитии получили военные машины, а работы, касающиеся гражданских самолетов, были продолжены лишь над теми проектами, которые в дальнейшем могли быть приспособлены к выполнению роли бомбардировщиков. Здесь можно упомянуть такие проекты, как: Dornier Do-17, Heinkel Не-111, а также Junkers Ju-86, которые имели для гражданских машин превосходные летные характеристики, но не обеспечивали соответствующего комфорта пассажирам. По этой причине их использование в гражданской авиации было очень ограниченным. С октября 1933 года компания Lufthansa заинтересовалась также четырехмоторным Junkers Ju-89 V3, однако его развитие имело те же ограничения, и его гражданский вариант мог быть разработан только как адаптация бомбардировочной версии.

Первый прототип FW-200 V1, WNr.2000, во время наземных испытаний в конце июля 1937 года.

FW-200 V1 был оснащен звездообразными двигателями Pratt & Whitney «Hornet» S1EG.

FW-200 V1 в полете. Он несет гражданские обозначения — D-AERE.

Самолет FW-200 V1 с гражданским регистрационным кодом D-ACON, переоборудованный для рекордного перелета Берлин — Нью-Йорк, пролетает над побережьем Америки, 11 августа 1938 года.

В результате жесткой позиции Министерства авиации, а также практически полной загрузки производственных мощностей заводов, специализирующихся на постройке самолетов цельнометаллической конструкции, все старания компании Lufthansa, связанные с попытками заказа нового пассажирского самолета, разбивались в прах. Примером этого может служить визит технического руководителя компании Lufthansa доктора Рудольфа Штисселя и инженера Виктора Поргера на предприятия компании Dornier летом 1935 года. Представители авиационной компании-перевозчика попробовали убедить конструкторов фирмы Dornier начать параллельные работы над четырехмоторным цельнометаллическим пассажирским самолетом, основанном на конструкции Do-19. Однако специалисты фирмы Dornier не выказали какой-либо заинтересованности в этом предложении, заказы Министерства авиации на постройку самолетов для Luftwaffe были гораздо более актуальными.

Тем временем из США подоспели очередные неутешительные новости. Пять крупнейших американских авиакомпаний, объединившись, заказали фирме Douglas постройку четырехмоторного гражданского самолета, который должен был получить обозначение DC-4. Самое позднее через два года, то есть в 1938 году, этот самолет должен был поступить в эксплуатацию в различных авиакомпаниях, в том числе и европейских.

На рубеже 1935 и 1936 годов, принимая во внимание обострение конкуренции на международном авиационном рынке услуг и связанную с этим угрозу потери престижа и вообще присутствия на данном рынке немецкой компании Lufthansa, Министерство авиации Германии наконец решилось оказать поддержку программе разработки типового гражданского пассажирского самолета. Для ускорения этого процесса в компании Lufthansa, а затем в испытательном центре E-Stelle Rechlin были проведены всесторонние исследования закупленного ранее самолета Douglas DC-2 «Taunus» (D-ABEQ). В феврале 1936 года отдел новых проектов Министерства авиации окончил разработку требований для нового пассажирского самолета и передал их представителям авиационной промышленности.

Поврежденный FW-200 V1 после вынужденной посадки вблизи мыса Росарио, 6 декабря 1938 года.

FW-200 V1 заходит на посадку в аэропорту Floyd Bennett Field в Нью-Йорке.

Фирма Junkers предложила самолет, обозначенный как Ju-90 V1, который по существу представлял собой переработанный прототип военного самолета Ju-89 V3. Даже серийный номер машины (WNr.4913) остался тем же самым. Практически единственным изменением должен был стать доработанный фюзеляж.

Так как предприятия Focke-Wulf в Бремене имели свободные производственные мощности, а инженер Курт Танк еще с тех времен, когда он работал на фирме Rohrbach в Берлине, имел большой опыт в вопросе постройки многомоторных самолетов цельнометаллической конструкции, то Министерство авиации проявило заинтересованность в размещении возможного заказа на новый гражданский самолет именно на предприятиях Focke-Wulf.

В документах компании Focke-Wulf можно обнаружить заметки, позволяющие прийти к выводу, что информацию о планирующемся Министерством авиации конкурсе на проектирование нового пассажирского самолета там получили еще до 19 января 1936 года, так как с этого момента там началась подготовка проекта и были присвоены серийные номера двум будущим прототипам (WNr.2000 и 2484).

В соответствие с требованиями Министерства авиации, согласованными с компанией Lufthansa, новый проект должен был стать скоростным самолетом, рассчитанным на перевозку 25 пассажиров и четырех членов экипажа, в том числе одного стюарда. В качестве силовой установки предлагались звездообразные двигатели BMW-132G максимальной мощностью 690 л.с., которые должны были обеспечить машине максимальную скорость 300 км/час и дальность 1200 км.

Представители Lufthansa не были слишком уж удовлетворены тем, что уже на этапе предварительного анализа проекта наибольшую заинтересованность в нем проявила небольшая и не имеющая опыта постройки самолетов цельнометаллической конструкции фирма Focke-Wulf, которую к тому же поддерживало Министерство авиации. Опасения частично были развеяны в ходе контактов Курта Танка с техническим директором компании Lufthansa доктором Штисселем и главным директором авиалинии — Карлом-Августом Фрейхером фон Габленц.

9 июля 1936 года фирма Focke-Wulf передала Министерству авиации предложение № 760, в котором содержалась основная информация о предложенном проекте. 13 июля 1936 года Министерство выдало предварительную оценку и дало разрешение на дальнейшее развитие проекта, а также постройку двух прототипов, получивших обозначение Focke-Wulf FW-200. В то же время оно подвергло ревизии предварительное техническое описание, высланное компанией Focke-Wulf, и задало новое. В этот момент руководство компании проявило исключительную тактичность, тем самым гарантировав себе заключение контракта. В окончательном варианте полное техническое описание самолета поступило только 9 июля 1938 года. Таким образом, изготовленные и облетанные тем временем прототипы FW-200 V1 и V2 на 100 % соответствовали составленному предложению и приведенному там техническому описанию.

Тем временем 1 августа 1936 года между фирмой Focke-Wulf и компанией Lufthansa было подписано соглашение, касающееся основных параметров проекта. Одним из его самых существенных пунктов было указание даты облета первого прототипа, которое должно было состояться в августе 1937 года. Этот же срок упоминал и Курт Танк в своем письме, адресованном Эрнсту Удету, от 8 декабря 1936 года. 1 октября 1936 года в «Программе развития авиации», разработанной Министерством, появляется первое упоминание о FW-200 и указание срока облета первого прототипа — ноябрь 1937 года, а второго — февраль 1938 года. Заботясь об обеспечении соответствующей рекламы новому самолету, Курт Танк позаботился и о резервировании для него в Министерстве авиации соответствующего названия — Condor, которое должно было подаваться после обозначения типа.

FW-200 V2, WNr.2484, D-AETA, «Westfalen» компании Lufthansa, аэродром Рейн-Ман во Франкфурте-на-Майне.

Пассажиры спешат к самолету FW-200 V2 перед стартом из аэропорта Франкфурта.

FW-200 V3, WNr.3099. «Immelmann III», D-2600 служил личным самолетом Гитлера.

FW-200A-0, S1 (WNr.2893. D-ADHR «Saarland») на аэродроме Буда-Ост в Будапеште.

Чтобы выполнить полученное задание, Курт Танк вместе с группой конструкторов, которой руководил Вильгельм Бансемир, приступил к работе. В письме, адресованном одному из приятелей, Танк писал: «С Кондором у нас так много работы, что день должен был бы насчитывать свои 24 часа и еще одну ночь, только тогда можно все успеть. Но так как это физически не возможно, следует отделить самые важные дела от менее важных, как обычно в нашей жизни, когда мы намереваемся достигнуть успеха. Земля обетованная еще не открылась передо мной, вот истина, которую я еще никогда не осознавал так ясно и выразительно, как теперь. А успех? Кто стремится, тот его достигнет!»

20 января 1937 года комиссия Министерства авиации, проверяющая предприятия фирмы Focke-Wulf докладывала: «Работы, связанные с разработкой самолета тип FW-200, продвигаются успешно, большая часть чертежей находится в цехах, где по ним уже изготавливаются отдельные элементы конструкции. Большая часть сырья для производства также уже находится на складах фирмы».

Получившая строительный подряд фирма, перестраивающая помещения завода в Бремене, чтобы они были в состоянии вместить под своей крышей такой большой самолет, сорвала сроки из-за исключительно ранней и морозной зимы. Это стало одной из причин срыва назначенного на 1 августа 1937 года срока облета первого прототипа. Так как двигатели BMW-132G не были поставлены в срок, то на первый прототип были установлены американские двигатели фирмы Pratt & Whitley «Hornet» S1EG максимальной мощностью по 760 л.с. Планер FW-200 V1 был окончен в середине июля 1937 года, а первые наземные пробы были проведены 19 июля того же года. В письме Курту Танку, написанном 10 августа 1937 года, доктор Штиссель выражал надежду, что «вскоре он сможет прислать поздравления по поводу первого удачного полета». 6 сентября 1937 года FW-200 V1, в кабине которого занял место Курт Танк и Flugbaumeister Ганс Зандер, стартовал в свой первый полет (практически все публикации, посвященные истории FW-200, приводят ошибочную дату облета первого прототипа — 27 июля 1937 года. Эту информацию вероятно первым в начале 60-х годов привел Уильям Грин, и с этого времени она, не подвергаясь критике, повторялась во всем мире). Машина не несла каких-либо обозначений. Полет прошел без осложнений, все механизмы и оборудование работали без замечаний. В результате летных испытаний было решено изменить форму крыла, внешняя часть которого получила выразительный скос назад. Введенные изменения незначительно уменьшили размах (с 32,97 м до 32,84 м), а также несущую поверхность (с 120,00 м2 до 118,00 м2). Самолет получил регистрационный код D-AERE и собственное имя — «Brandenburg».

27 октября 1937 года был проведен технический облет второго прототипа, серийный номер WNr.2484, и уже 27 ноября 1937 года оба самолета были продемонстрированы публике на аэродроме Берлин-Темпельгоф. Второй прототип получил регистрационный код D-AETA и собственное имя «Westfalen». Эта машина была оснащена двигателями BMW-132G максимальной мощностью по 690 л.с. До конца 1937 года FW-200 V1 выполнил около 90 испытательных полетов, a FW-200 V2 — около 60.

Рапорт технического отдела фирмы Lufthansa, касающийся первого этапа испытаний, содержит следующие замечания: «Испытания FW-200 V1 и V2 не подтвердили ожидаемого прогресса. Первоначально проявились трудности поддержания нормальной температуры цилиндров двигателей, что привело к необходимости изменения формы капотов двигателей. Кроме того, проявился целый ряд замечаний относительно летных характеристик, из которых как наиболее важную следует отметить недостаточную устойчивость относительно поперечной оси при большой загрузке. Проведенные изменения вертикального оперения еще не принести ожидаемого эффекта, в результате необходимо продолжение работ. Намериваемся передать самолет для проведения испытаний в DLH (Deutsche Lufthansa), даже если наши ожидания относительно повышения устойчивости еще не будут выполнены упомянутым способом».

FW-200A-0, S3 (WNr.2895, D-AMHC «Nordmark»), преданный компании Lufthansa, 29 августа 1938 года.

Несмотря на эти замечания, общая оценка возможностей самолета была очень высока. Однако руководство компании Lufthansa прекрасно отдавало себе отчет, что введение в строй летом 1938 года обоих первых прототипов не приведет к особым изменениям на рынке воздушных сообщений Европы. Поэтому уже 5 апреля 1937 года, то есть еще до окончания постройки первого прототипа, DLH предложила фирме Focke-Wulf подготовить материалы, необходимые для постройки трех очередных экземпляров FW-200, которые должны были появиться в небе Европы одновременно с обоими прототипами летом 1938 года, правда, с единственной существенной оговоркой, что в случае несоответствия обоих прототипов установленным характеристикам Lufthansa не будет обязана их покупать. Для этих самолетов были зарезервированы следующие серийные номера: WNr.2893–2895.

Гражданские самолеты и экспортные варианты

Первой серийной машиной стал FW-200A-0, S1, WNr.2893, D-ADHR «Saarland». Летом 1938 года эта машина приняла участие в дальнем перелете из Берлина в Каир и обратно с намерением побить установленный на этой трассе рекорд скорости. В экипаж самолета в этом рекордном перелете входили: Курт Танк (пилот), Ганс Зандер (второй пилот), Хейдфефель (радиооператор), а также Болин и Ненстерманн (бортмеханики). Кроме экипажа на борту находилось также 15 пассажиров. Самолет стартовал с аэродрома Берлин-Темпельгоф 27 июня 1938 года в 00 часов 17 мин, и после промежуточной посадки в Салониках машина в 10 часов 38 мин приземлилась на аэродроме Каир-Хелиополис. Трасса длиной 3155 км была пройдена за 10 часов и 21 минуту, что означало среднюю скорость 304,831 км/час и, таким образом, новый рекорд трассы.

5 марта 1938 года два самолета в экспортном варианте Ka-1 заказала датская авиакомпания DDL (Det Danske Luftfartselskab). Это были машины с серийными номерами WNr.2894 (FW-200Ka-1, S2, OY-DAM «Dania», был перегнан заказчику лично Куртом Танком 14 июля 1938 года) и 2993 (FW-200Ka-1, S4, OY-DEM «Jutlandia», переданный в ноябре 1938 года).

«Jutlandia» был последним самолетом, который 31 августа 1939 года совершил плановый полет по трассе номер 27, связывающей Копенгаген через Гамбург с Лондоном. Авиасообщение между Копенгагеном и Лондоном возобновилось только 13 ноября 1939 года. На этой трассе с промежуточной посадкой в Амстердаме летали оба датских Кондора. Они, как машины нейтрального государства, несли в тот период специальную окраску, которая уже издалека должна была бросаться в глаза. Самолеты почти полностью были окрашены в оранжевый цвет с крупными черными надписями «Danmark».

На первом плане FW-200Ka-1, S4, OY-DEM «Jutlandia», за ним FW-200A-0, S1 (WNr.2893, D-ADHR «Saarland») на аэродроме в Копенгагене.

FW-200Ka-1, S2, OY-DAM «Dania» датской авиакомпании Det Danske Luftfartselskab.

В момент немецкой атаки на Данию, 9 апреля 1940 года, самолет OY-DAM «Dania», который пилотировал капитан Харольд Хансен, находился на аэродроме Шорехам, где был конфискован англичанами. 15 мая 1940 года машина получила регистрационный код G-AGAY и название «Wolf», а затем была передана английской авиакомпании BOAC (British Overseas Air Company). Однако авиакомпания не поставила самолет на обслуживание регулярных авиалиний, и он стоял на аэродроме Витчуч до 9 января 1941 года, когда капитан Хансен перелетел на нем в Вайт Валхам. Там самолет получил серийный номер RAF DX177 и должен был использоваться для обучения персонала пилотированию четырехмоторных самолетов. В очередной пробный полет машина стартовала только 12 июля 1941 года, пилотировал ее капитан Хансен, а также англичанин Кеннет Дей. Во время посадки самолет получил серьезные повреждения, которые нельзя было исправить, учитывая отсутствие запасных частей. В результате 18 января 1942 года машина пошла на слом.

Второй датский Condor, OY-DEM «Jutlandia», с 16 августа 1940 года продолжил рейсовые полеты, обслуживая трассы авиакомпании DDL. 26 января 1945 года он совершил последний полет по трассе Берлин — Копенгаген — Мальмо, где и был вынужден остаться из-за аварии двигателя. По всей вероятности, авария была все лишь уловкой со стороны датчан, так как уже в день капитуляции Германии, 9 мая 1945 года, самолет совершил пробный полег в Стокгольм, а уже на следующий день возвратился оттуда в Копенгаген. С 24 мая 1945 года машина снова начала рейсовые полеты. 4 сентября 1946 года, во время посадки на аэродроме Норхольт, сломалась стойка хвостового колеса, что привело к таким серьезным повреждениям фюзеляжа, что самолет уже больше не ремонтировали. 31 января 1947 года его исключили из реестра датских летательных аппаратов и сдали на слом.

Летом 1938 года на заводах Focke-Wulf продолжались интенсивные работы над переделкой первого прототипа FW-200 V1, который готовили для перелета через Атлантику. Самолет оснастили двигателями BMW-132L мощностью 750 л.с. Внутренность фюзеляжа доработали, разместив здесь дополнительные топливные баки. Объем авиационного бензина, размещенного на борту машины, увеличился до 10000 л, что повысило стартовую массу до 18000 кг. Переделанный самолет получил новый регистрационный код D-ACON.

FW-200A-0, S5 (WNr.2994, D-ARHW «Friesland»), переданный компании Lufthansa 13 января 1939 года.

FW-200A-0, S6 (WNr.2995, D-ASBK «Holstein») как PP-CBJ «Arumani» на службе в Syndicato Condor Ltda.

В экипаж машины, выполнившей рекордный, перелет входили: шеф-пилот компании Lufthansa, Flugkapitän-инженер Альфред Хенке, который выполнял обязанности первого пилота, капитан Рудольф Фрейхер фон Морау (второй пилот), радиооператор Кобер, бортмеханик Дитерберг. Самолет FW-200 V1 стартовал 10 августа 1938 года в 20 часов 05 минут с аэродрома Берлин-Штаакен, чтобы после 24 часов 36 минут полета, 11 августа 1938 года в 20 часа 41 мин приземлиться на аэродроме Флойд Беннет в Нью-Йорке. Несмотря на неблагоприятные атмосферные условия и очень сильный встречный ветер, порывы которого достигали скорости 80 км/час, машина, которая без посадки преодолела 6371,3 км, развила среднюю скорость 255,499 км/час. Обратный перелет состоялся 13 августа 1938 года. Самолет D-ACON стартовал с аэродрома Флойд Беннет, Нью-Йорк, и на следующий день 14 августа 1938 года в 14 часов 06 минут приземлился в аэропорту Берлин-Темпельгоф. Благодаря попутному ветру машина преодолела эту дистанцию всего за 19 часов и 55 минут, что обеспечило среднюю скорость 320,919 км/час.

Трансатлантический перелет стал громкой сенсацией, которая вызвала во всем мире огромный интерес к совершившему его самолету. Кроме государств Южной Америки и Голландии большую заинтересованность в закупке FW-200 выразили и японцы. Фирма Focke-Wulf решила выполнить этот заказ и организовала еще один сенсационный перелет, на этот раз из Берлина в Токио. Экипаж FW-200 V1 был увеличен на два человека, это были Георг Кох (механик завода Focke-Wulf) и Гейнц Юнге (директор предприятия Focke-Wulf в Берлине). Самолет стартовал 28 ноября 1938 года в 15 часов 55 минут с аэродрома Берлин-Темпельгоф. Трасса пролегала над Балканами и Ближним Востоком. После преодоления расстояния в 4097 км была предпринята промежуточная посадка с пополнением запасов топлива на аэродроме Басра; вторая промежуточная посадка состоялась в Карачи (после преодоления следующих 2074 км), а третья — в Ханое (через следующие 4035 км). После преодоления последнего отрезка пути в 3638 км самолет 30 ноября 1938 года в 14 часов 30 минут совершил посадку на аэродроме Токио-Тачикава. Машина в общей сложности преодолела 13844 км за 46 часов и 18 минут, из которых 4 часа и 18 минут приходилось на три промежуточные посадки и пополнение запасов топлива. Средняя скорость перелета составила 330 км/час.

На обратном пути из Токио, который пролегал по другой трассе и не планировался как рекордный перелет, 6 декабря 1938 года самолету FW-200 V1 пришлось совершить посадку поблизости от Манилы, Филиппины, из-за нехватки топлива. Правда, оказалось, что топлива на борту было еще достаточно, а виновником этого происшествия оказался экипаж. Flugkapitän Хенке и механик Дитерберг забыли переключить кран, обеспечивающий перелив топлива из фюзеляжных баков в основные баки, размещенные в крыльях, из которых непосредственно и запитывались двигатели самолета. Экипаж не получил травм и 7 января 1939 года благополучно возвратился в Берлин. Самолет, имевший только незначительные повреждения, оставался на мелководье, на расстоянии около 200 метров от мыса Росарио. К сожалению, самолет спасти не удалось, но часть наиболее ценных узлов была демонтирована и погружена на судно «Kulmerland», принадлежавшее пароходной линии Hapag, которое 1 февраля 1939 года доставило их в Германию. Во время вытягивания фюзеляжа самолета из воды неудачно закрепленные тросы существенно повредили переднюю часть машины. В результате ее ремонт оказался нецелесообразным.

FW-200A-0, S7 (WNr.2996, D-AXFO «Pommern»), после прибытия в Рио-де-Жанейро, 29 июня 1939 года. Позднее он эксплуатировался Syndicato Condor Ltda.

Внутренность пассажирского салона самолета FW-200A-0.

Focke-Wulf FW-200 V2 (D-AETA «Westfalen») начал регулярные полеты на линиях компании Lufthansa в июне 1938 года. 23 июля 1938 года Lufthansa получила машину FW-200A-0, SI (WNr.2893, D-ADHR «Saarland»), а 29 августа 1938 года FW-200A-0, S3 (WNr.2895, D-AMHC «Nordmark»). Следующими самолетами FW-200A-0 стали машины, предназначенные для Lufthansa: S5 (WNr.2994, D-ARHW «Friesland»), переданный 13 января 1939 года; S6 (WNr.2995, D-ASBK «Holstein»), переданный 13 февраля 1939 года; S7 (WNr.2996, D-AXFO «Pommern»), переданный 26 апреля 1939 года, и S10 (WNr.3324, D-ABOD «Kurmark»), переданный 15 августа 1939 года. Самолет FW-200A-0, S9 (WNr.3099, D-ARVU «Ostmark»), упоминающийся в литературе, так же как FW-200 V3, предназначался для RLM. Этот самолет с измененным составам оборудования позднее служил как машина для личных полетов фюрера. К новому оборудованию относилось, кроме прочего, кресло, снабженное парашютом, предназначавшееся для Адольфа Гитлера. В случае угрозы, после складывания и подъема вверх складного стола, находящегося перед креслом, открывался люк в полу, обеспечивающий покидание самолета вместе с креслом. В спинке кресла находился парашют, оснащенный вытяжным фалом для его автоматического открытия. После прохождения испытаний в испытательном подразделении в Рехлине самолет был передан 19 ноября 1939 года в Fliegerstaffel des Führers (авиационная эскадра Фюрера). С этого времени самолет носил обозначение D-2600 «Immelmann III». Другим FW-200A-0, который находился в Fliegerstaffel des Führers, был самолет S8 (WNr.3098, D-ACVH «Grenzmark»).

Вид на переднюю часть пассажирского салона.

Два самолета компании Lufthansa летом 1939 года были переданы ее совместной фирме — бразильской авиационной компании Syndicato Condor Ltda. Первый из них, D-AXFO «Pommern», стартовал 27 июня 1939 года в 20 часов 30 минут с аэродрома Берлин-Темпельгоф по направлению на Севилью, где произвел первую дозаправку. Вторая промежуточная посадка имела место уже в Западной Африке, на аэродроме Базур в Сьерра-Леоне, третья — в Наталь, Бразилия, уже после пересечения Атлантического океана. 29 июня 1939 года в 15 часов 25 минут самолет приземлился в аэропорту «Santos Dumont» в Рио-де-Жанейро. Машина преодолела в общей сложности 11105 км за 40 часов и 54 минуты (время, проведенное в воздухе, — 34 часа 48 минут). Средняя скорость перелета составляла 271,5 км/час, а после исключения времени на дозаправки — 319,1 км/час. 21 июля 1939 года машина получила бразильскую регистрацию PP-CB1 и название «Abaitara».

Второй самолет, предназначенный для Бразилии, D-ASBK «Holstein», прибыл в Рио-де-Жанейро 29 июля 1939 года, а 14 августа 1939 года получил обозначение PP-CBJ «Arumani». Обе машины обслуживали в основном пассажирские линии Рио-де-Жанейро — Буэнос-Айрес, а также Рио-де-Жанейро — Порто Аллегре и заслужили большое уважение как среди экипажей, так и пассажиров. Во время Второй мировой войны самолеты получили американские двигатели Pratt & Whitney Hornet. 19 августа 1941 года авиалинии Syndicato Condor Ltda сменили свое название на Cruzeiro do Sul, а немецкий персонал был интернирован и заменен бразильцами. 12 марта 1950 года Condor PP-CBJ «Arumani» был протаранен на аэродроме «Santos Dumont» самолетом Douglas DC-3 PP-PCK, принадлежащим компании Panair do Brasil. Полученные повреждения оказались настолько серьезными, что 2 мая 1950 года самолет пришлось исключить из реестра бразильской авиации и сдать на слом. Проблемы с поддержанием технической готовности привели к тому, что 30 августа 1950 года такая же судьба постигла и машину PP-CB1 «Abaitara».

FW-200B-1, WNr.0001, сначала летал с гражданским обозначением D-ASHH «Hessen», а затем с обозначением F8+BU в составе 10./KG 40.

Весной 1939 года было подписано соглашение с японско-маньчжурской компанией воздушных перевозок Dai Nippon Kabushiki Kaisha на поставку ей пяти самолетов FW-200, которые должны были получить серийные номера WNr.0011, 0012, 0017, 0018 и 0019. Финские авиалинии Aero O/Y заказали два самолета (WNr.0009/V5, OH-CLA «Karjala» и WNr.0010, OH-CLB «Petsamo»), а Голландия заинтересовалась закупкой аж десяти машин.

FW-200C-1, WNr.0002, BS+AG во время испытаний зимой 1939/1940 годов.

FW-200C-1, WNr.0005, BS+AJ, который разбился 21 марта 1940 года в исследовательском центре Тарневиц.

Эти самолеты должны были поставляться в новом варианте FW-200B. Новый вариант получил усиленный фюзеляж и основные стойки шасси со сдвоенными колесами. Если FW-200B-1 оснащался двигателями BMW-132D с максимальной мощностью 800 л.с., то FW-200B-2 должен был получить двигатели BMW-132Н максимальной мощностью 830 л.с. с трехлопастными воздушными винтами Junkers-Hamilton диаметром 3,30 м. Очередной версией должен был стать FW-200D-1 и D-2. Эти самолеты конструктивно соответствовали модификации В-1 и В-2, единственными отличиями был увеличенный запас топлива, а также двигатели Pratt & Whitney Hornet S1EG максимальной мощностью 760 л.с., оснащенные четырехлопастными воздушными винтами Hamilton Standard на модификации D-1.

Гражданские Кондоры на войне

22 августа 1939 года правительственный FW-200 D-ACVH «Grenzmark» доставил министра иностранный дел III Рейха Йохима фон Риббентропа в Москву, где был подписан пакт о ненападении между Германией и СССР.

Эту же самую машину использовал Адольф Гитлер во время одной из своих поездок на фронт в Польше, в сентябре 1939 года. С ноября 1939 года этот самолет получил новое военное обозначение АС+VH, которое позднее было заменено на NK+NM. Данная машина разбилась 23 декабря 1941 года во время вынужденной осадки на аэродроме Орел, на территории СССР, перевозя «Рождественские подарки фюрера» (Weihnachtsspende des Führers) для солдат Восточного фронта. Во время последнего полета его пилотом был Flugkapitän Людвиг Гайм.

Самолет Гитлера D-2600 получил новое обозначение 26+00, первый полет с фюрером на борту состоялся 10 ноября 1939 года. Машина была уничтожена на земле в июле 1944 года в ходе налета союзнической авиации.

26 августа 1939 года в рамках проведенной мобилизации компании Lufthansa пришлось радикально сократить пассажирские полеты и передать большинство самолетов, оборудования и экипажей в распоряжение образованного Kampfgeschwader z.b.V.172, которым командовал Maj.d.R. Карл-Август Фрейхер фон Габленц (на гражданке — член административного совета DLH).

FW-200C-1, принадлежащий к I./KG 40 во время осмотра двигателя, лето 1940 года.

Передняя часть фюзеляжа самолета FW-200C-1, видна стрелковая точка D, оснащенная пушкой MG FF калибра 20 мм.

Еще 31 августа 1939 года самолет S1, D-ADHR «Saarland» (пилот: Flugkapitän Пуль Витте), отправился в рейсовый полет из Гамбурга через Копенгаген и Гетеборг в Осло. На следующий день незадолго перед полуднем, в 11 часов 51 минуту, он по расписанию приземлился на аэродроме Каструп в Копенгагене. Так как в связи с началом военных действий против Польши был объявлен полный запрет на полеты гражданских самолетов над территорией Германии, дальнейший полет в Гамбург не представлялся возможным. После полудня Витте получил приказ перелететь на аэродром Бромма в Стокгольме, где и совершил посадку в 18 часов 58 минут после почти двухчасового перелета. Возвращение в Германию стало возможным только 2 сентября 1939 года, когда в 17 часов 35 минут D-ADHR благополучно приземлился на аэродроме Берлин-Темпельгоф. В тот же самый день самолет вместе с пилотом Паулем Витте, который имел звание Hptm.d.R. был передан в «Lufthansa-Geschwader».

Пулемет MG 15 калибра 7,92 мм, установленный в турели Austauschlafette. Боекомплект этого пулемета составлял 1125 патронов.

Сборка самолетов FW-200C-2 на заводе фирмы Focke-Wulf.

Пушка MG FF калибра 20 мм, установленная в турели Ikaria в передней нижней стрелковой точке самолета FW-200C-1. Запас снарядов к пушке составлял 300 штук.

Стрелковая точка С, оснащенная пулеметом MG 15 калибра 7,92 мм с боезапасом 1125 патронов, размещалась в задней части подфюзеляжной гондолы самолета FW-200C-2.

Все четырехмоторные самолеты компании Lufthansa, переданные Luftwaffe, были сведены в Sonderstaffel (специальную эскадру), получившую номер 10./KG z.b.V.172, а позднее 4./KG z.b.V.172, ею командовал Hptm.d.R Отто Бауэр, который ранее пилотировал самолет Junkers G38. Во время кампании в Польше эскадра выполнила несколько десятков полетов для снабжения быстро продвигающихся подразделений Вермахта. После окончания боев в Польше, с 20 сентября 1939 года, компанией Lufthansa было частично восстановлено пассажирское сообщение. По мере усиления напряженности в германо-британских отношениях летом 1939 года появилась необходимость в постройке дальнего самолета, который был бы в состоянии разведывать и фотографировать базу британского Home Fleet в Скапафлоу. Министерство авиации III Рейха в августе 1939 года решило передать самолет FW-200 V2, D-AETA «Westfalen» в исследовательский центр Рехлин, где на него должны были установить камеры для аэрофотосъемки. Ответственным за такую модернизацию был Flieger-Hauptstabsingenieur (главный авиаинженер штаба) Фриц Клемм. Обучением экипажа руководил DHL-Flugkapitän Франц Крауз. Самолет после переделки должен был поступить в Fliegerstaffel z.b.V., которым командовал подполковник Теодор Ровель. Это подразделение действовало под кодовым наименованием «Hansa-Luftbild Erprobung». Позднее название было изменено на Versuchsstelle für Höhenflüge (сокращенно V.f.H., то есть исследовательский отдел высотных полетов).

29 августа 1939 года в Рехлин попал и второй самолет из компании Lufthansa — S3, D-AMHC «Nordmark», — который также за максимально короткий срок должен был быть оборудован фотоаппаратами. Одновременно на предприятиях фирмы Focke-Wulf началось переоборудование почти готового прототипа модификации B — FW-200 V4, WNr.0001, в разведывательный самолет. Машина получила новое обозначение FW-200 V10, две фотокамеры RB 50/30, а также оборонительное вооружение, которое размещалось в специальной установке на гребне фюзеляжа (B-Stand с пулеметом MG 15 калибра 7,92 мм), в ванне под фюзеляжем (два пулемета MG 15 калибра 7,92 мм), а также в окнах по обеим сторонам фюзеляжа (два пулемета MG 15 калибра 7,92 мм).

23 ноября 1939 года FW-200 V10 разбился на аэродроме Жевер во время старта в свой первый разведывательный полет на Скапафлоу. Причиной этой катастрофы была остановка двух двигателей правого борта. Экипаж, командиром которого был Flugkapitän Мартин Кениг, вышел из этой ситуации без ущерба для себя.

Наружный вид стрелковой точки C.

Почти четырьмя месяцами ранее, 1 августа 1939 года, командование Luftwaffe организовало 10-й авиационный корпус. Его командиром был назначен генерал-лейтенант Курт Гейслер. Главным заданием вновь образованного корпуса должно было стать ведение войны над морем против Англии при помощи самолетов берегового базирования. Одним из офицеров, выполняющим специальные задания в корпусе, был капитан Эдгар Петерсен, который ранее командовал I./KG 51.

5 сентября 1939 года капитан Петерсен посетил предприятия компании Focke-Wulf в Бремене, где убедился, что находящийся в постройке фюзеляж FW-200B в короткое время может быть переоборудован и вооружен, чтобы стать «каперским самолетом» (Kaperflugzeuge), предназначенным для ведения войны над морем. В беседе с инженерами фирмы Focke-Wulf выяснилось, что переделка может быть проведена в течение восьми недель после получения решения о ее начале.

FW-200C-2 из I./KG 40 во время заправки, на носу самолета нанесено его собственное имя — «Vega».

Капитан Петерсен немедленно обратился к командованию 2-го Воздушного флота, которому подчинялся 10-й Воздушный корпус, и представил свой план. Все строящиеся в Бремене самолеты FW-200B (со второго экземпляра) должны были быть переоборудованы в военный вариант и переданы 10.Fliegerkorps. Их основной задачей стало бы проведение разведывательных полетов и атак с воздуха конвоев судов, идущих к западу от Ирландии, а также уничтожение идущих самостоятельно танкеров. 10 сентября 1939 года Luftflotte 2 представил план шефу генерального штаба Luftwaffe, а двумя днями позднее представители фирмы Focke-Wulf согласовали с главным оружейником (General Luftzeugmeister) Luftwaffe технические характеристики проекта. 18 сентября 1939 года Gen.d.Fl. Ганс Ешонек принял решение о применении в будущем FW-200 в качестве «вспомогательного бомбардировщика для ведения войны с судоходством на море». К согласованному Министерством авиации еще 1 сентября 1939 года плану поставок № 15 была добавлена серия из 20 самолетов FW-200 в варианте C, которые должны были быть поставлены Luftwaffe в период с ноября 1939 года до августа 1940 года.

Весной 1940 года немцы подготовили операцию Weserübung, которая имела целью захват Дании и Норвегии. 8 марта 1940 года FW-200C-1 (WNr.0003, BS+AH), принадлежавший Versuchsstelle für Höhenflüge, произвел подробную аэрофотосъемку района Нарвика. Самолет во время этого опасного задания пилотировали Корнелиус Ноел и Зигфрид Кнемейер.

FW-200C-1, WNr.0010, принадлежащий к 2./KGr.z.h.V.108, который разбился 4 декабря 1940 года во время посадки в Гардермоен, Норвегия.

FW-200C-2, WNr.0023, F8+EH из I./KG 40 в ходе патрульного полета над Атлантикой.

Самым главным заданием воздушно-транспортных подразделений во время десанта в Норвегию должна была быть высадка войск на предварительно занятых аэродромах, а затем и их снабжение. Четырехмоторные самолеты FW-200 были собраны в 4./KG z.b.V.107, которой командовал Oblt.d.R. Альфред Хенке, в 1938 году пилот самолета FW-200 V1, совершавшего рекордные перелеты в Нью-Йорк и Токио.

В состав эскадры вошли машины: S1, D-ADHR «Saarland», которая получила военное обозначение GF+GF; S5, D-ARHW «Friesland» (СВ+TY) и S10, D-ABOD «Kurmark» (СВ+FB), а также временно переданные из I./KG 40: V2 (F8+GH) и S3 (F8+НН). В первый день операции, 9 апреля 1940 года, самолеты перевозили солдат 324-го пехотного полка из Немюнстер в Осло, а на следующий день транспортировали их амуницию с аэродрома Гамбург-Фюльсбиттель.

13 апреля 1940 года обер-лейтенант Конрад Велор вылетел из Осло-Форнеб на борту самолета F8+НН в первый полет с припасами для горных стрелков, окруженных в Нарвике. Над городом были выброшены с парашютами контейнеры с вооружением, боеприпасами, лекарствами. Контейнеры выбрасывались с борта FW-200 через люки в полу, вырезанные для установки фотокамер. Так как экипажам других самолетов пришлось бы выкидывать контейнеры через боковые двери, было принято решение об оснащении всех самолетов эскадры подобными люками, которые должны были прорезать в мастерских фирмы Lufthansa на аэродроме Штаакен в Берлине.

17 апреля 1940 года командование экипажем самолета F8+НН принял Oblt.d.R. Ганс-Вернер фон Энгель. С 25 апреля 1940 года этот самолет был окончательно передан в 4./KG z.b.V.107 и получил код TK+BS.

Уже 11 апреля 1940 года главный вооруженец Luftwaffe принял решение о конфискации обоих самолетов FW-200KB-1 строящихся для Финляндии. Самолеты должны были быть переделаны под стандарт FW-200C, но уже 13 апреля 1940 года ввиду необходимости доставки припасов окруженным в Нарвике горным стрелкам это решение было отменено и было приказано передать самолеты Luftwaffe, как невооруженные транспортные машины с дальностью 2300 км. В мае 1940 года выдано дополнение, чтобы оба самолета дополнительно были оборудованы крюками для буксировки планеров.

14 июня 1940 года первая из этих машин (WNr.0009) была передана в 4./KG z.b.V.107. Вскоре это подразделение получило и второй самолет (WNr.0010, бортовой код VB+UA), переданный из KG z.b.V.172. Оба самолета несли обозначение типа — Focke-Wulf FW-200D-1.

На заднем плане самолет FW-200C-3, WNr.0060, DE+00, который позже входил в состав I./KG 40 с обозначением F8+DH и был сбит 19 мая 1941 года над северной Атлантикой в ходе атаки на транспорт «Umgeni».

Самолет FW-200C-3 в ходе компенсации навигационных приборов.

После капитуляции Франции 11 сентября 1940 года компания Lufthansa получила в свое распоряжение очередной самолет FW-200D-2a, WNr.0019, D-AWSK «Rheinland», который должен был использоваться для взаимодействия с комиссией по перемирию. Основной задачей этой машины должна была быть транспортировка пассажиров, а также специальных грузов из Дакара в Касабланку, а также возвращение на родину большого количества германских граждан, интернированных французами в Северной Африке, а также находящихся на Канарских островах. В рамках этой акции самолеты компании Lufthansa преодолели 130185 км и перевезли 561 пассажиров, 26389 кг грузов и 980 кг почты.

Осенью 1940 года компания Lufthansa дополнительно стала обладательницей двух очередных Кондоров, которые должны были заменить две машины, переданные ранее Бразилии. Это был FW-200D-2b, WNr.0020, D-ACWG «Holstein», переданный 8 октября 1940 года, а также FW-200D-2c, WNr.0021, D-AMHL «Pommern», преданный в том же месяце.

Стрелковая башенка с пулеметами MG 15 калибра 7.92 мм, установленными на лафете Drehkranz D-30.

Стрелковая точка А на самолете FW-200C-3.

Задняя стрелковая точка B-Stand, оснащенная пулеметом MG 131 калибра 13 мм с боезапасом 1000 патронов.

Дополнительное оборонительное вооружение составляли пулеметы MG 15 калибра 7,92 мм, установленные по обеим сторонам фюзеляжа на лафете Focke-Wulf-Fensterlafette.

В ноябре 1940 года оба FW-200D-1 были переданы Luftwaffe. Машина WNr.0009 стала учебным самолетом в I./KG 40 на аэродроме в Бордо, где и была уничтожена во время налета бомбардировщиков RAF 23 ноября 1940 года. Машина WNr.0010 была передана в 2./KG z.b.V.108 в Норвегию и была разбита 14 декабря 1940 года во время посадки в Гардермоен.

Несмотря на продолжающиеся военные действия, руководство компании Lufthansa планировало ввести в строй новую версию Кондора, обозначенную FW-200L-1. Прототипом этой версии должен был стать самолет FW-200 V14, оснащенный двигателями BMW Bramo 323R-2 Fafnir максимальной мощностью 1000 л.с. Вместо основных стоек шасси, оснащенных двумя колесами, на этой модификации стойки должны были иметь но одному колесу. Однако этот проект так и не был реализован.

Учитывая недостатки оснащения KG 40, которая обеспечивала действия подводных лодок в Атлантике, в феврале 1941 года все еще имеющиеся в распоряжении компании Lufthansa самолеты FW-200 были переданы в это подразделение. Перед официальной передачей в мастерских на аэродроме Берлин-Штаакен в их фюзеляжах были установлены дополнительны топливные баки, а самолеты WNr.2994 и 0020 получили еще по две фотокамеры Rb 20/30 и Rb 50/30.

27 марта 1941 года самолет WNr.0020 (F8+GL), переданный в 3./KG 40, который пилотировал командир эскадры капитан Бернард Йопе, провел эффектный разведывательный полет с целью определения ледовой обстановки на «Датском пути». Машина стартовала из Ставангера, пролетела вблизи Исландии, достигла побережья Гренландии, где произвела несколько демонстрационных налетов на поселок Скоребусунд, вызвав большую панику среди его жителей. После приблизительно 17 часов полета и преодоления 5000 км самолет приземлился в Дронхейме. Несколькими неделями позднее — 13 апреля 1941 года — эта машина была уничтожена в ходе налета бомбардировщиков RAF на аэродром Бордо-Мериньяк.

Остальные самолеты компании Lufthansa с апреля 1941 года были переданы в KG 40 и служили в эскадрильи учебного полка (Erganzungsstaffel des KG 40), базировавшейся в Линебурге. Сначала они летали там со своими первоначальными обозначениями, и только в июне 1941 года они были изменены на военные обозначения: F8+BU (WNr.0019), F8+CU (WNr.2893), F8+DU (WNr.2895) и F8+EU (WNr.2994).

15 июня 1941 года в результате пожара двух двигателей правого крыла на аэродроме Ольборг-Вест был потерян самолет F8+CU (WNr.2893). После образования IV./KG 40 самолеты, использовавшиеся для обучения, были перебазированы с аэродрома Линебург в Лехфельд, где они вошли в состав 10.Staffel.

4 мая 1942 года самолет WNr.0019 был передан в III./KG z.b.V.1, базировавшейся в Лесе, Северная Италия. Откуда он выполнял транспортные полеты в Бенгази. Во время одного из таких ночных полетов из-за бури и недостатка топлива ему пришлось приводниться вблизи Греческого острова Сакинтос. Пилот, обер-фельдфебель Вальтер Рипольд, и два других члена экипажа погибли.

Запасные магазины для пулемета MG 15 в кабине самолета FW-200C-3.

Передняя стрелковая точка D-Stand, оснащенная Austauschlafette с одиночным пулеметом MG 15.

D-Stand, вид с правой стороны, в нижней части фото видно ограждение бомбового прицела.

Передняя стрелковая точка D-Stand, вид спереди.

18 января 1943 года самолет FW-200A-0, S3 (WNr.2895), на аэродроме Шатеадун был протаранен истребителем Bf-109. Так как его конструкция была разрушена более чем на 50 %, самолет подлежал списанию. 16 июля 1943 года использующийся до этого на предприятиях фирмы Focke-Wulf в качестве транспортного и испытательного самолет FW-200D-2c (WNr.0021, NA+WN) был снова передан компании Lufthansa, где получил старое обозначение D-AMHL «Pommern» и с 8 ноября 1943 года до 1 апреля 1944 года обслуживал трассу № 7 Берлин — Копенгаген — Осло, а затем был переведен на трассу № 22, ведущую в Испанию. 27 сентября 1944 года самолет стартовал с аэродрома Штутгарт. В его экипаж входили: Flugkapitän Гельмут Лиман, Oberflugmaschinist Генрих Папенхаген и Oberflugzeugfunker Лео Амфлетт. На борту машины, вылетевшей в Барселону, находилось еще пять пассажиров. Полет должен был проходить вдоль швейцарской границы на высоте 1500 метров. В 20 часов 30 минут вблизи Доле-Дижон во Франции самолет был атакован ночным истребителем Bristol Beaufighter, который пилотировал капитан Гарольд Ф. Ауспургер из американского 415th Night Fighter Squadron. Точная очередь из бортовых пулеметов поразила правое крыло Кондора. Немецкий самолет разбился вблизи маленького местечка Сант-Николас. Тогдашний бургомистр города через годы вспоминал: «27 сентября 1944 года около 21 часа 20 минут услышали отголоски выстрелов из пулеметов, а также рев двигателей, затем увидели пылающий самолет, который разбился на расстоянии около 100 метров от северной окраины города. На следующий день обнаружили обломки немецкого самолета, почти полностью ушедшие в болотистую землю. Американские солдаты, стоявшие в Дижоне, собрали обломки и после этого уехали. Только на следующий день поблизости было обнаружено тело, которое силой удара было выброшено из самолета. Эти останки вместе с другими (одного или нескольких человек) похоронили на местном кладбище».

11 июля 1944 года компании Lufthansa был возвращен самолет FW-200A-0, S5 (WNr.2994, D-ARHW «Friesland»). В период с 31 июля до 13 октября 1944 года обслуживал трассу в Испанию, а 30 ноября 1944 года был переведен на трассу № 8 Берлин — Стокгольм.

В свой последний полет машина стартовала 29 ноября 1944 года в 09 часов 10 минут с аэродрома Берлин-Темпельгоф. В состав ее экипажа входили: Flugkapitän Пауль Гутшмидт, Flugkapitän Эрнст-Хейнц Бритенбах, Oberfunkermaschinist Франц Браунер и Flugzeugfunker Вольфганг Ленц. Кроме экипажа на борту находилось также шесть пассажиров. В 10 часов 05 минут самолет, летевший на высоте 350 метров, завершил радиосвязь с центром управления полетов на аэродроме Штеттин и связался с Мальмо, доложив, что уже через 20 минут пересечет побережье Швеции. В 10 часов 19 минут экипаж попросил указать курс на радиомаяк Малино. С этого момента контакт прервался. Одновременно в 10 часов 25 минут наблюдатель на морском маяке Фалстербо увидел, как горящий самолет падает на расстоянии 9 километров от Мааклаппен в море. Вероятнее всего самолет был обстрелян и сбит зенитным огнем с патрульного немецкого корабля.

Так как это был уже последний Condor, имеющийся в распоряжении компании Lufthansa, то с ноября 1944 года началась переделка для потребностей гражданских авиалиний трех FW-200C, переданных из Luftwaffe. 12 января 1945 года два из трех самолетов получили гражданские обозначения D-ASHG и D-ASHH. Самолет D-ASHG использовался с 16 января 1945 года на трассе № 9 Берлин — Мюнхен — Милан, а также на трассе № 17 Берлин — Прага — Вена. Самолет был уничтожен 24 марта 1945 года во время налета на аэродром Мюнхен-Рейм.

Focke-Wulf FW-200C-3, D-ASHH «Hessen» (WNr.0037), выполнил в ночь с 11 на 12 апреля 1945 года полет из Берлина через Мюнхен в Барселону. Самолет возвратился на аэродром Берлин-Темпельгоф только 20 апреля 1945 года, чтобы уже на следующий день в 20 часов 25 минут стартовать в Мюнхен-Рейм. В экипаж Кондора входили: Flugkapitän Август Кюнстле, Oberflugmaschinist Фриц Хубриг и Flugzeugfunker Херберт Ешнер. На борту находилось как минимум 17 пассажиров, среди них руководящий состав компании Lufthansa, эвакуировавшийся в южную часть Германии, а также четыре испанских дипломата, которых нужно было вывезти в более безопасное место, чем окруженный советскими войсками Берлин. В 21 час 40 минут самолет установил радиоконтакт с контрольной башней аэропорта Мюнхен-Рейм, пролетел над аэродромом и приготовился к посадке после выполнения широкого разворота, подходя к полосе с юга-востока. Последнее радиосообщение гласило: «Посадка через 10 минут». Но сесть в Мюнхене ему так и не довелось. Как позднее оказалось, в 21 час 45 минут самолет разбился в лесу под Пизенкофен, в округе Мюльдорф, и сгорел.

D-Stand, вид с левой стороны.

D-Stand, вид изнутри фюзеляжа с закрытыми жалюзи, прикрывающими бомбовый прицел.

С 11 апреля 1945 года на службе в компании Lufthansa появился еще один Condor, это был FW-200C-4 (WNr.0111, D-ASVX «Thüringen»). До 20 апреля 1945 года самолет трижды преодолел трассу № 7 Берлин — Копенгаген — Осло и обратно. 21 апреля 1945 года 16 часов 00 минут машина стартовала с аэродрома Берлин-Темпельгоф и, как и было запланировано, приземлилась в Осло; так как запланированный по расписанию на 24 апреля 1945 года обратный рейс состояться не мог из-за того, что персонал компании Lufthansa уже покинул аэродром Берлин-Темпельгоф, машина на следующий день направилась из Копенгагена в Варнемюнде. В тот же день самолет через Копенгаген возвратился в Осло, чтобы 27 апреля 1945 года перелететь в Копенгаген, а днем позже снова в Варнемюнде. Пополудни Condor покинул Варнемюнде и через Копенгаген полетел в Осло. 2 мая 1945 года самолет находился на аэродроме Фленсбург-Виеш, куда после падения Берлина было перенесено движение компании Lufthansa. В 15 часов 30 минут самолет поднялся в воздух и после промежуточных посадок в Копенгагене и Ольборге в 20 часов 20 минут совершил посадку в Осло-Форнеб. После замены рулей высоты, самолет 4 мая 1945 года в 15 часов 00 минут направился в Копенгаген, а оттуда далее в Ольборг. 5 мая 1945 года Condor выполнил свой последний полет, вернувшись в Фленсбург. Приведенный выше пример демонстрирует, с какой удивительной регулярностью, несмотря на полное господство в воздухе союзнической авиации и недостаток топлива, велись в последние недели войны пассажирские перевозки компанией Lufthansa. В этом месте следует еще добавить, что на юге Германии до конца войны летал другой Condor этой компании — FW-200C-3, бортовой код D-AARB «Rheinland», который на момент капитуляции находился на аэродроме Покинг в Баварии.

D-Stand с отодвинутыми жалюзи, прикрывающими бомбовый прицел Lotfe 7D.

Бомбовый прицел Lotfe 7D.

Condor на службе в Luftwaffe

Первым прототипом военного варианта Кондора, получившего позднее название FW-200C, стал самолет FW-200B-1, WNr.0002, который после переделки обозначили как прототип V11. Машина получила подфюзеляжную ванну, в которой разместили две стрелковые точки (по одной сзади — C-Stand и спереди — D-Stand), а также бомбоотсек, в котором помещалось четыре бомбы SC 250 массой по 250 кг. На гребне фюзеляжа поместили две стрелковые точки, одну сразу же за кабиной пилота A-Stand, и вторую в задней части — B-Stand. Дополнительно существовала возможность монтажа в боковых окошках, в задней части фюзеляжа, по одному пулемету MG 15 калибра 7,92 мм (с правой стороны E-Stand, а с левой F-Stand), которые обслуживал радиооператор. Под гондолами внешних двигателей можно было подвешивать по одной бомбе SC 250, а на двух держателях ETC 250, размещенных в месте сочленения крыльев с фюзеляжем, еще по одной. Самолет оснащался четырьмя двигателями BMW-132 максимальной мощностью по 830 л.с. Экипаж насчитывал пять человек. Радиооборудование состояло из FuG10, Peil GV и FuB1.1. Первым серийным вариантом стал FW-200C-1, построенный в количестве 10 экземпляров. Шесть самолетов FW-200C-1 использовалось для испытаний с авиационными торпедами LF 5F. Они проводились на полигоне Grossenbrode, однако не дали удовлетворительных результатов.

Очередным вариантом стал FW-200C-2, построенный в количестве восьми самолетов (WNr. от 0014 до 0018 и от 0022 до 0024). На них вместо бомбодержателей ETC устанавливались трехпозиционные бомбодержатели PVC. Это позволило увеличить бомбовую нагрузку до 2900 кг. Также несколько изменилась форма капотов двигателя. В передней части подфюзеляжной ванны, на месте пулемета MG 15 калибра 7,92 мм, было установлено орудие MG FF калибра 20 мм, размещенное на лафете типа Ikaria.

Военная версия FW-200C первоначально получила название Kurier, поэтому сформированная 10 октября 1939 года I./KG 40, которой командовал капитан Петерсон, для маскировки своего действительного предназначения получила название — Kurier-Staffel. Первыми самолетами FW-200, которые поступили на ее вооружение в качестве учебных машин, были FW-200 V2 и S3, которые в декабре 1939 года имели фюзеляжный код F8+GH и F8+НН.

Бомбодержатель типа ETC 500/IXd.

10 апреля 1940 года I./KG 40 была перебазирована на захваченные аэродромы в Дании. Ранним утром 15 апреля 1940 года одиночный FW-200 из I./KG 40 выполнил разведывательный полет в район Нарвика, где обнаружил шестнадцать судов снабжения, пять военных транспортов и один крейсер, еще один крейсер с несколькими эсминцами был обнаружен вблизи Вестфиорд. Тремя днями спустя группа Кондоров атаковала находящиеся фиорде к северу от Тросмо авианосец HMS «Furious», одна из бомб упала вплотную к его борту, повредив винт. 21 апреля 1940 года I./KG 40 потерял один самолет. Из полета на разведку в район Нарвика не вернулся самолет, который пилотировал обер-лейтенант Бекхаус.

25 мая 1940 года в 09 часов 00 минут возвращающийся с патрулирования британский истребитель Gloster Gladiator, № 5705, который пилотировал F/О Грант-Эд, обнаружил над морем на расстоянии 16 км к северу от Харстад четырехмоторный самолет, который опознал как Ju-90. В действительности это был FW-200 из I./KG 40, который выполнял разведывательный полет в районе острова Дуроу. Английский пилот, учитывая малый остаток топлива, не мог позволить себе погоню за противником и с большого расстояния выпустил две короткие очереди из бортовых пулеметов. К своему удивлению, он увидел, что обстрелянный самолет потерял высоту и приводнился. Немецкий пилот, обер-лейтенант Шопке, вместе с двумя членами экипажа попал в плен. Остальным трем членам экипажа удалось достичь берега, а затем пересечь линию фронта и присоединится к подразделению горных стрелков генерала Дитля.

В течение следующих двух недель I./KG 40 потерял еще два самолета FW-200: 29 мая 1940 года в районе Тросмо (пилот: обер-лейтенант Тиль) и 3 июня 1940 года под Вадсо (пилот: обер-лейтенант Декер).

9 июня 1940 года FW-200 из I./KG 40, который пилотировал обер-лейтенант Генрих Шлоссер, атаковал десантный корабль «Vandyk», находящийся на расстоянии 50 км к северу от острова Андоа. Точно сброшенные бомбы привели к возникновению пожара, семь человек экипажа погибли, 111 человек попало в плен.

Под конец июня 1940 года I./KG 40 была перебазирована из Норвегии в Маркс, под Ольденбургом, откуда должна была выполнять полеты с целью постановки мин вдоль побережья Англии (испытания по вооружению Кондоров морскими минами начались еще в начале 1940 года). В то время использовалось два типа мин: LMB массой 630 кг и LMA массой 1000 кг. В период между 15 и 27 июля 1940 года FW-200 выполнили как минимум 12 ночных боевых вылетов, сбрасывая в каждом из них по четыре мины. Во время этих опасных заданий (при подвеске мин скорость самолета падала на 35 %) было потеряно два самолета, что склонило командира подразделения майора Петерсена к телефонному звонку начальнику штаба Luftwaffe генерал-полковнику Ешонеку: «Эти дорогостоящие операции по минированию должны быть прекращены. В противном случае мы потеряем все самолеты вместе с экипажами».

Два фото: подготовка бомбы SC 250 к подвеске под бомбодержатель ETC 500/IXd под крылом самолета FW-200C-3 из I./KG 40.

Внутренняя передняя часть фюзеляжа самолета FW 200C-3.

Ешонек среагировал спустя несколько дней, издав приказ о перебазировании подразделения в Бордо, Франция, откуда его самолеты должны были выполнять разведывательные полеты в окрестностях Англии, а затем совершать посадку в Ольборге, Дания. После одного дня пребывания в Дании и технического осмотра самолеты должны были перелетать обратно в Бордо. В ходе одного такого задания Кондоры преодолевали расстояние от 3500 до 4000 км. Иногда также выполнялись патрульные полеты в районе Азорских островов и к востоку от Португалии.

Эффективность разведки повышало тесное взаимодействие с Kriegsmarine. Доклады с самолетов поступали через штаб IV авиакорпуса в штаб Западной группы военно-морского флота; все данные Kriegsmarine относительно разведки соответствующих районов Атлантики также должны были проходить по тому же пути, но в обратном направлении. Все это отнимало много очень ценного времени. Не имелось и концепции взаимодействия с подводными лодками. Когда 8 октября 1940 года в 11 часов 00 минут один из Кондоров обнаружил конвой, идущий в северо-западу от Ирландии, то сообщение об этом достигло Группы Запад военно-морского флота только через шесть с половиной часов, после чего оно было передано в штаб командования подводными лодками.

Приборная доска и места пилотов самолета FW-200C-3.

Рукоятки управления тягой двигателей самолета FW-200C-3.

Место штурмана.

Кроме разведывательно-патрульных заданий самолеты Focke-Wulf FW-200 должны были также атаковать обнаруженные одиночные транспорты противника. Так как летом и осенью 1940 года большинство транспортных кораблей союзников еще не имели какого-либо эффективного зенитного вооружения, даже такие крупные и неповоротливые, а также исключительно уязвимые к обстрелу самолеты, как FW-200, могли добиться быстрой победы. В течение трех месяцев, с 15 августа по 15 ноября 1940 года, Кондоры атаковали 43 судна, потопив девять из них (общее водоизмещение 44066 брутто тонн), и повредили двенадцать других, общим водоизмещением 154165 брутто тонн. Первой жертвой FW-200 стал британский пароход «W. Goathland» водоизмещением 3821 брутто тонн, который был потоплен 25 августа 1940 года. Следующая победа была достигнута 26 октября 1940 года. Обер-лейтенант Берхард Йопе во время своего первого боевого вылета на расстоянии примерно 100 км к западу от Ирландии обнаружил один из крупнейших английских пассажирских лайнеров, использующихся во время войны для транспортировки войск. Это был SS «Empress of Britain» водоизмещением 42348 брутто тонн, обслуживающий грузовую линию Canadian Pacific. Две удачно сброшенные бомбы вызвали пожар па борту судна. Однако массированным зенитным огнем был поврежден и один из двигателей Кондора. Пылающий лайнер был добит утром 28 октября 1940 года двумя торпедами, выпущенными с подводной лодки «U-32», которой командовал обер-лейтенант цур зее Ганс Ениш. «Empress of Britain» был крупнейшим кораблем, потопленный немцами во время Второй мировой войны.

Тем временем другой Condor впервые атаковал транспорты, входящие в состав одного из конвоев, и потопил один из них. Это был конвой OB 234, а потопленное судно — «Alfred Jones» водоизмещением 5013 брутто тонн. Как вспоминал обер-лейтенант Берхард Йопе: «Конвои в то время, даже такие крупные, часто шли без какого-либо эскорта. Очень немного транспортов имело на тот момент зенитное вооружение. Кондоры действительно не могли брать слишком большой груз бомб, но могли сбросить их с очень малой высоты, что позволяло нам добиваться многочисленных побед».

Тактика, используемая в тот период Кондорами, была следующей. Самолет подлетал со стороны кормы на высоте от 250 до 400 метров, постепенно снижаясь под углом 10°. В момент, когда он на скорости от 320 до 350 км/ч пролетал над судном на высоте верхушек его мачт, сбрасывались бомбы. Во время налета на цель и непосредственно после сброса бомбы бортовые стрелки самолета, занимавшие места в подфюзеляжной ванне, старались нейтрализовать расчеты зенитных средств на борту атакованного корабля. Очень эффективной для этой цели была пушка MG FF калибра 20 мм, установленная в нижней передней стрелковой точке. Во время одной атаки сбрасывалась одна, иногда две бомбы. Даже одна бомба, попавшая в соответствующее место, могла привести к затоплению корабля.

Интенсивные действия I./KG 40 приносили не только громкие успехи, но также и потери. 20 августа 1940 года зенитное орудие, размещенное на палубе одного из британских кораблей, сбило Condor из I./KG 40, который заканчивал метеорологическую разведку над Ирландским морем. Поврежденный самолет разбился вблизи Клоге, на территории Ирландии, а его экипаж вместе со специалистом из метеорологической государственной службы III Рейха доктором Е. Кригером был интернирован. 31 августа 1940 года во время посадки из-за поломки тормозов разбился самолет FW-200C-2, WNr.0014. 21 сентября 1940 года FW-200C-2, WNr.0023, бортовой код F8+ЕН, получил повреждения (оцениваемые как 30 %) во время посадки на аэродром Бреста. Очередной болезненной потерей стала утрата FW-200C-2, WNr.0022, бортовой код F8+AK, который был сбит своей же зенитной артиллерией вблизи Бреста 8 октября 1940 года. Во время боевого вылета к западу от Ирландии 22 октября 1940 года был потерян FW-200C-2, WNr.0024, бортовой код F8+DK, а 23 ноября 1940 года, во время британского налета, был уничтожен один из первых доставленных в KG 40 новых самолетов FW-200C-3, WNr.0027.

Место радиооператора.

Вид изнутри фюзеляжа на заднее верхнее место стрелка — B-Stand.

Прототипом модификации C-3 был самолет WNr.0025, обозначавшийся как FW-200 V13. Машина была оснащена новыми девятицилиндровыми звездообразными двигателями BMW-323R-2 «Fafnir» мощностью 1000 л.с. на уровне моря и 1200 л.с. на высоте 3200 м. Использование двигателей большей мощности, а также повторяющиеся жалобы персонала Luftwaffe, касающиеся слишком низкой прочности конструкции самолета, привело к усилению задней части фюзеляжа. Проведенная модификация, однако, оказалась недостаточной. С целью обеспечения лучшей защиты членов экипажа были установлены бронеплиты толщиной 8 мм вокруг кресла первого пилота. Подобное же ограждение получили и бортовые стрелки на местах В, С и D.

Максимальный груз бомб составил 2100 кг, в подфюзеляжной ванне размещалось только 12 бомб по 50 кг или две бомбы по 250 кг, на держателях под внешними гондолами можно было подвесить по одной бомбе 500 кг, а на двух держателях под крыльями — по одной бомбе в 250 кг. Бомбовое вооружение во время разведывательных полетов с полным запасом топлива обычно ограничивалось четырьмя бомбами по 250 кг.

Фрагмент конструкции бортов кабины.

Дополнительные топливные баки, размещенные в подфюзеляжной гондоле.

Значительно усовершенствованно было и радиооборудование, которое теперь включало бортовую радиостанцию FuG X, дополнительную коротковолновую радиостанцию DLH-Lorenz-Kurzwellenstation, радиоприемник Peil GV, аппаратуру для посадки без видимости земли FuB1.1, а также оборудование опознавания «свой-чужой» FuG 25.

Было модифицировано и оборонительно вооружение. Каплевидное ограждение А-Stand за кабиной пилота было заменено вращающейся башенкой FW-19, вооруженной подвижным пулеметом MG 15 калибра 7,92 мм с боезапасом в 1125 патронов. После введения всех этих изменений общая масса самолета возросла до 20834 кг.

Распределительная коробка электропроводки.

Самолеты FW-200C-3 производились в нескольких вариантах: C-3/U1 — машина, WNr.0052, бортовой код DE+OG, испытывалась с торпедным вооружением; C-3/U2 — вариант разведывательного самолета повышенной дальности, оснащенный дополнительными топливными баками в подфюзеляжной ванне и под крыльями, максимальный запас топлива составлял теперь 10350 л, что позволило добиться максимальной дальности 6400 км, который был построен в шести экземплярах (WNr.0043, SG+KS/F8+AB; WNr.0047, SG+KW; WNr.0048, SG+KX; WNr.0049, SG+KY/F8+GK; WNr.0050, SG+KZ/F8+AR; WNr.0051, DE+OF/F8+FH и WNr.0055, DE+OJ/F8+HK); C-3/U3 — WNr.0064, KF+QD/F8+HH, самолет, оснащенный радиолокационным оборудованием Atlas-Echolot; C-3/U4 — самолет, оснащенный пулеметами MG 131 калибра 13 мм в B-Stand в задней части гребня фюзеляжа с запасом в 1000 патронов, дополнительно был бронирован топливный бак в подфюзеляжной ванне, а также установлены замки для подвески торпед, построен 21 экземпляр; C-3/U5 — WNr.0095, КЕ+IT/F8+DH, с башенкой Drehlingslafette HD 151, оснащенной пушкой MG 151/15 калибра 15 мм с запасом снарядов в 1000 штук на месте А-Stand; C-3/U6 — с башенкой DL 131, оснащенной пулеметом MG 131 калибра 13 мм на месте А-Stand; C-3/U7 — WNr.0226, DP+ON, и WNr.0227, DP+OO, в первом из этих самолетов было смонтирована аппаратура FuG 203 Kehl III, служащая для наведения управляемых бомб Henschel Hs 293; C-3/U8 — пробный экземпляр для испытаний башенки DL 131, а также C-3/U9 — WNr.0099, КЕ+IX, вооруженный правительственный самолет.

Основные стойки шасси, а также дополнительный топливный бак, подвешенный под гондолой внешнего двигателя.

Подвеска дополнительного топливного бака, вид сзади.

Детали подвески запасного топливного бака.

Дополнительный топливный бак, подвешенный под гондолой внешнего двигателя.

Британская авиация пыталась любыми способами блокировать разведывательные полеты, проводимые Кондорами. Так как в мае 1940 года англичанам удалось взломать радиокод Luftwaffe, то это позволило им с небольшой задержкой читать радиопереговоры между самолетами и их базовыми аэродромами. В результате в северную Ирландию было перебазировано три дивизиона истребителей дальнего действия тина Blenheim. 13 ноября 1940 года на совместном заседании британского Адмиралтейства и Министерства авиации было решено, что на аэродром Алдергрове в Северной Ирландии будет перебазирован очередной дивизион Бленхеймов, принято также решение как можно быстрее оборудовать транспортные суда зенитным вооружением, а также о бомбардировке базы KG 40 в Бордо-Мериньяк. Одиночные суда должны были пересекать опасные районы Ирландского моря исключительно ночью. До этого времени Кондоры успешно избегали встреч с истребителями, оперируя за пределами действия английских радаров и храня радиомолчание. 30 ноября 1940 года пара Бленхеймов из 236-го дивизиона RAF настигла Condor, но до того как удалось сблизиться с немцем на дистанцию открытия огня из бортового оружия, Кондору удалось скрыться в облаках. Обратились даже к методам, опробованным в ходе борьбы с подводными лодками во время Первой мировой войны. Грузовое судно «Crispin» переоборудовали в корабль-приманку. Его вооружили десятью зенитными пушками и послали на патрулирование наиболее опасных районов. «Crispin» должен был изображать одинокий корабль, который отстал от какого-то из конвоев, и провоцировать немецкие самолеты на атаку, чтобы затем встретить ее массированным зенитным огнем. Однако еще до того как ему удалось выпустить хотя бы один снаряд в сторону неприятельского самолета, 3 февраля 1941 года он был торпедирован немецкой подводной лодкой «U-107».

В ночь с 22 на 23 ноября 1940 года 32 бомбардировщика RAF атаковали базу Бордо-Мериньяк, где базировались самолеты Focke-Wulf FW-200. Налеты повторились 8 декабря 1940 года (48 машин), 27 декабря 1941 года (34 машин) и 4 февраля 1941 года, однако безуспешно.

Основная стойка шасси FW-200C-3. Колеса основной стойки шасси имели диаметр 1100 мм и ширину 375 мм.

Фрагмент топливной системы.

На начало 1941 года англичане планировали провести на аэродром Бордо-Мериньяк рейд своих коммандос. Для этого предполагалось использовать датский Condor, который находился в их руках. В день, когда из прослушиваемых радиопереговоров оказалось бы, что один из высланных на патрулирование Кондоров сбит, на аэродром KG 40, после наступления сумерек, должен был приземлится английский FW-200 с 24 боевиками на борту, заданием которых было уничтожение максимального количества находящихся здесь Кондоров. Однако этот план так и не был осуществлен.

В качестве дополнительной защиты от Кондоров 9 декабря 1940 года в район Исландии был выслан корабль HMS «Pegasus», старая база гидросамолетов, оснащенная катапультой с тремя морскими истребителями типа Fairey Fulmar на борту. 11 января 1941 года одиночный FW-200 атаковал конвой HG 49 и затопил пароход «Beachy» (1600 брутто тонн). Несмотря на тот факт, что с находящегося неподалеку HMS «Pegasus» стартовал истребитель Fulmar, немецкий Condor поле окончания успешного налета исчез в облаках.

В период с 15 ноября по 31 декабря 1940 года Кондоры потопили еще шесть судов общим тоннажем 30477 брутто тонн, один военный тральщик, а также повредили шесть судов общим водоизмещением 25708 брутто тонн. В сумме в 1940 году экипажи I./KG 40 потопили 15 судов водоизмещением 74543 брутто тонн и повредили еще 18 общим водоизмещением 179873 брутто тонн. Оценивая успехи, достигнутые Кондорами, следует помнить, что дивизион располагал практически всего двумя боеготовыми самолетами. Собственные потери над Атлантикой ограничились двумя самолетами, сбитыми 20 августа и 22 октября 1940 года.

Гондола основной стойки шасси после вынужденной посадки «на брюхо»; видны пучки травы и куски дерна. Створки, закрывающие нишу шасси, открыты.

6 января 1940 года командование военно-морского флота добилось долгожданного успеха, убедив Адольфа Гитлера в необходимости подчинения I./KG 40 командующему действиями подводного флота — адмиралу Карлу Деницу.

16 января 1941 года, около 13 часов 00 минут, обер-лейтенант Йопе добился очередного успеха. Обнаружив и атаковав конвой OB 274, он потопил два судна: греческий пароход «Meandros» (4581 брутто тонн) и голландский танкер «Onoba» (6256 брутто тонн). В общем в январе 1941 года самолеты I./KG 40 потопили 15 судов общим водоизмещением 63175 брутто тонн и повредили три судна водоизмещением 11593 брутто тонн. Собственные потери ограничились двумя самолетами: 10 января 1941 года в 13 часов 50 минут на расстоянии около 200 миль к северо-западу от Ирландии огнем зенитного пулемета с океанского буксира «Seaman» был сбит FW-200C-3, WNr.0035, бортовой код F8+AB. Погибло три члена экипажа, а три остальных, в том числе и командир экипажа обер-лейтенант Бурмейстер, попали в плен. 29 января 1941 года из патрульного полета не вернулся лейтенант Альфред Винтер вместе со всем своим экипажем.

Три члена экипажа самолета FW-200C-3, WNr.0035, были первыми летчиками KG 40, которые попали в плен к британцам. Благодаря умелому применению методик прослушивания англичанам удалось выудить у них очень полезную информацию. К тому же в обломках сбитого самолета удалось найти и некоторые документы (например, летные книжки экипажа); в результате RAF получил бесценные данные, касающиеся действий этого подразделения неприятеля. Оказалось, что FW-200 уже не летают на базы в Норвегии вокруг Британских островов, а наилучшим средством от атакующего корабль Кондора является спаренная автоматическая пушка калибра 20 мм, размещенная на кормовой платформе.

Тем временем командующий Luftwaffe никак не мог согласиться с приказом Гитлера, отдающим KG 40 под командование Kriegsmarine. 7 февраля 1941 года Герман Геринг потребовал от Деница «возвращения своего подразделения», аргументируя это тем, что все, что летает должно подчиняться исключительно его приказам, а самолеты Luftwaffe не должны выполнять разведывательные полеты к западу от 25 градуса восточной долготы, так как это исключает принятие на борт бомбового вооружения, а его самолеты сконструированы именно как бомбардировщики и только для таких целей и могут использоваться.

Четырьмя днями позднее Геринг добился своей цели. По приказу Гитлера I./KG 40 было переподчинено 3-му Воздушному флоту, в рамках которого было образовано Fliegerführer Atlantik (авиационной командования Атлантики) со штабом в Лорие. Его командующим был назначен морской офицер подполковник Мартин Харлинхаузен.

22 февраля 1941 года впервые удалось стянуть целых пять подводных лодок для атаки конвоя OB 288, обнаруженного Кондором. Подводные лодки потопили девять судов общим водоизмещением 42282 брутто тонн. Всего в феврале 1941 года экипажи I./KG 40 потопили 22 судна общим водоизмещением 84515 брутто тонн и повредили 14 судов (70747 брутто тонн). Собственные потери, так же как в январе 1941 года, ограничились двумя самолетами. Первым из них был FW-200C-3, WNr.0042, пилот которого, обер-лейтенант Пауль Гоммерт, погиб вместе со всем своим экипажем. Два дня спустя после этой потери, во время посадке на аэродроме Бордо-Мериньяк погиб экипаж обер-лейтенанта Гейнца Крамера вместе с самолетом FW-200C-3, WNr.0029.

Монтаж двигателя Bramo 323 R-2 на самолете FW-200C-3 на заводе фирмы Focke-Wulf.

Двигатели Bramo 323 R-2 Fafnir на самолете FW-200C-3.

Вид передней части самолета FW-200C-3 с двигателями Bramo 323 R-2.

Капоты двигателей Bramo 323 R-2, оснащенных трехлопастными воздушными винтами VDM 9-11257А/В диаметром 3500 мм.

Осмотр двигателя самолета FW-200C-3, принадлежащего I./KG 40, на аэродроме Бордо-Мериньяк.

Соединение переключателей механизма установки шага винта.

Детали выхлопных патрубков двигателя Bramo 323 R-2.

Учитывая все усиливающиеся оборонительное вооружение союзнических транспортов, а также значительно меньшее число судов, идущих поодиночке, а не в составе конвоев, успехи, достигнутые Кондорами в периоде 1 марта по 31 мая 1941 года не были так значительны, как в январе и феврале 1941 года. Общее количество судов, потопленных в течение этих трех месяцев, составляло всего лишь 16 штук, а их суммарное водоизмещение — 90371 брутто тонн. Лавинообразно возросли и потери I./KG 40. Если в марте 1941 года при выполнении 55 боевых вылетов был потерян только один самолет (18 марта FW-200C-3, WNr.0041, пилот обер-лейтенант Ганс Винклер, разбился под Брестом), то в апреле при 74 боевых вылетах было потеряно четыре машины (WNr.0039, F8+AH, обер-лейтенант Рихтер 16 апреля к северу от побережья Шотландии; WNr.0051, F8+FH, обер-лейтенант Калюс, 17 апреля, также к северу от берегов Шотландии; WNr.0053, F8+GL, обер-лейтенант Эрнст Миллер, 18 апреля к западу от Ирландии и WNr.0054, F8+НН, обер-лейтенант Роланд Шеле, 29 апреля в районе острова Овечьего); кроме того, два Кондора были уничтожены в ходе налета бомбардировщиков RAF на Бордо-Мериньяк (WNr.0004 и WNr.0033). В мае 1941 года был потерян один самолет. 19 мая 1941 года кавалер Рыцарского креста обер-лейтенант Ганс Бухгольц атаковал транспорт «Umgeni» и был сбит зенитной артиллерией судна. Его самолет, FW-200C-3, WNr.0060, F8+DH, упал в море на расстоянии 400 км от залива Донегал. Спаслись три члена экипажа. В июне 1941 года I./KG 40 снова потеряла два самолета.

Выхлопной коллектор двигателя и маслорадиатор, размещенный под двигателем Bramo 323 R-2.

Один из выхлопных коллекторов двигателя Bramo 323 R-2.

Во время атаки пяти FW-200 на конвой HS 65, находящийся на расстоянии 350 км к востоку от Португалии, было потоплено (или повреждено) семь транспортов. Противовоздушная оборона конвоя была уже довольно сильной и добилась успеха. Попадания получили три Кондора. Первому из них, FW-200C-3/U1 (WNr.0052, DE+OG), который пилотировал обер-ефрейтор Мейфнер, удалось долететь до Испании, где он совершил посадку на аэродроме Навио. Несколькими неделями позднее в результате дипломатических усилий самолет вместе с экипажем вернулся во Францию. Второй самолет, FW-200C-3 (WNr.0061, F8+KL), преодолел путь до Португалии, однако разбился при попытке совершить вынужденную посадку. Обер-лейтенант Эрих Вистерманн вместе пятью членами экипажа погиб в пылающих обломках. Третья машина, FW-200C-3 (WNr.0065, KF+QE), которую пилотировал обер-ефрейтор Игнац Видманн, получила только легкие повреждения и возвратилась в Бордо-Мериньяк. 30 июня 1941 года над Атлантикой был потерян FW-200C-3/U3 (WNr.064, F8+HH), оснащенный экспериментальным радиолокационным оборудованием Echolot фирмы Atlas. Погиб пилот обер-фельдфебель Герберт Орбах, а также остальные члены экипажа.

С июля 1941 года в связи с усилением противовоздушной обороны судов союзников центр тяжести действий Кондоров был перенесен на выполнение разведывательных полетов. Благодаря увеличившимся поставкам новых самолетов I./KG 40 была в состоянии одновременно высылать в небо над Атлантикой до восьми самолетов FW-200. Принимая во внимание площадь, которая охватывалась при этом разведывательными полетами, это было очень неплохо. Особенно по сравнению с двумя самолетами в день, высылаемыми над Атлантикой в первой половине 1941 года, можно сказать, что это был гигантский шаг вперед. Большое значение имел и перенос центра тяжести на действия против конвоев, идущих по трассе Гибралтар — Англия. Атмосферные условия в этом регионе Атлантики были несравненно лучше, чем над водами, омывающими Ирландию, возможные будущие цели Кондоров также находились значительно ближе к новой базе I./KG 40 в Бордо-Мериньяк. Дополнительным преимуществом, значительно увеличивающим шансы на обнаружение конвоя, было тесное взаимодействие с военной разведкой — Абвером, агенты которого сообщали о дате выхода из порта очередного конвоя.

FW-200C-3/U4. WNr.0072, F8+CH из I./KG 40 на стоянке, аэродром Бордо-Мериньяк. Деревянная стенка служила защитой от ветра и осколков, а кроме того, помогала маскировать самолеты.

Перед боевым вылетом на аэродроме I./KG 40. Бордо-Мериньяк, июль 1941 года.

Несмотря на тот факт, что экипажи Кондоров все же брали в разведывательные вылеты небольшое количество бомб, атаки на суда производились чрезвычайно редко. Во второй половине 1941 года пилоты группы потопили всего пять судов общим водоизмещением 11985 брутто тонн. Эти атаки привели и к очередным потерям. 17 июля 1941 года во время налета на транспорт был сбит самолет FW-200C-3 (WNr.0063, KF+QC), обер-фельдфебель Ганс Йордан вместе со всем экипажем погиб. На следующий день такая же судьба постигла командира I./KG 40 во время атаки конвоя OB 346. Его самолет, FW-200C-3/U2 (WNr.0043, F8+AB), упал в море со всем экипажем, капитан Фриц Флигель и остальные члены его экипажа погибли. 23 июля 1941 года патрульный самолет Lockheed Hudson Mk. III из 223 дивизиона Coastal Command сбил FW-200C-3 (0069, F8+BB). Пилот самолета, обер-фельдфебель Генрих Блехерт, и остальные члены экипажа попали в плен, погиб только метеоролог А. Доллингер. На следующий день из боевого вылета в район Ирландии не возвратился очередной Condor, FW-200C-3 (WNr.0026, F8+СН); его пилот капитан Конрад Верлах вместе со всем экипажем считаются пропавшими без вести.

Еще 30 декабря 1940 года, когда успехи Кондоров в бомбовых атаках на союзнические суда достигли своего максимума, британское адмиралтейство решило оснастить некоторые грузовые суда катапультами, размещенными на носу. Они могли обеспечивать старт одномоторных истребителей. Количество переделанных судов, а также тип самолета, который должен был размещаться на борту, определялись в результате испытаний. Эти суда получили наименование CAM-Ships (Catapult-Aircraft-Merchant-Ships) и оснащались двумя истребителями типа Hurricane. Один из истребителей находился в готовности к старту на катапульте, а другой, резервный, стоял на палубе. После старта и отражения атаки или сбития Кондора пилот истребителя имел две возможности: или попробовать долететь до ближайшей земли и там совершить посадку, или сесть на воду вблизи своего судна и ждать, пока его поднимут на борт. В последнем случае самолет оказывался потерянным. Пилотов таких истребителей должны были набирать среди добровольцев из рядов RAF. Так как масса катапульты была довольно значительной, ее можно было установить только лишь на крупных судах водоизмещением как минимум 9000 брутто тонн и со скоростью хода не менее 10–12 узлов. В соответствии с первоначальным планом катапульты должны были получить до 200 судов, позднее эти планы были сокращены до 50 единиц, а затем до 35. Первыми, однако, получили катапульты вспомогательные суда Royal Navy («Ariguani», «Maplin», «Patia» и «Springbank»). Пилоты не были добровольцами, их попросту откомандировали из состава 804-го дивизиона Fleet Air Arm.

Горизонтальное оперение и хвостовое колесо диаметром 560 мм и шириной 200 мм самолета FW-200C-3.

Список побед па стабилизаторе самолета Focke-Wulf FW-200C-3, пилот — кавалер Рыцарского Креста капитан Эдмонд Дасер, весна 1941 года.

Одной из наиболее частых причин аварий при посадке была поломка основной стойки шасси, на снимке FW-200C-3.

HMS «Patia» затонул уже во время своего первого рейса. Остальные три судна начали службу в мае 1941 года. Первым грузовым судном, оснащенным катапультой, стал «Michael Е.», который 28 мая 1941 года отплыл из Белфаста с единственным Харрикейном на борту. Пять дней спустя он был потоплен немецкой подводной лодкой «U-108». Другой CAM-Ship — «Empire Rainbow» — имел более счастливую судьбу. Отплыв 8 июля 1941 года в Галифакс, он беспрепятственно добрался до цели. Первая операция палубного истребителя с CAM-Ship была проведена 11 мая 1941 года. Самолет стартовал с катапульты, однако вылет не принес успеха, аналогично завершились и два следующих старта, проведенные в июне 1941 года. Обнаруженные Кондоры не принимали бой, прячась в облаках. Первый успех был отмечен только 3 августа 1941 года, когда с катапульты HMS «Maplin», прикрывающего конвой OG 70/SL 81, стартовал лейтенант Эверетт из 804-го дивизиона FAA с заданием перехватить Condor, который появился поблизости. Британскому пилоту удалось сблизится с противником на дистанцию 2 км, когда экипаж Кондора заметил его. Через девять минут после взлета Hurricane начал атаку немецкого самолета со стороны хвоста. Оборонительный огонь из стрелковой точки Кондора B-Stand был не точный, поэтому англичанин повторил атаку, на этот раз сбоку. Огонь бортового стрелка A-Stand также оказался не точным. Атакованный Focke-Wulf выполнил широкий вираж и через минуту возвратился на прежний курс. Эверетт атаковал в третий раз. И на этот раз оборонительный огонь Кондора оказался не точным, но очень удачными были выстрелы англичанина, который отметил, что бортовые стрелки прекратили огонь, а от правого борта вражеского самолета отлетели крупные листы обшивки. Еще более сблизившись с уже безоружным противником он расстрелял остаток патронов. Несколькими десятками секунд позднее Condor упал в море. Английский пилот приводнился вблизи своего корабля и был выловлен из воды спущенной с его борта шлюпкой. Сбитым им самолетом оказался FW-200C-3 (WNr.0066, DE+OO), его пилот унтер-офицер Хасек и остальные члены экипажа погибли.

До 10 октября 1941 года были оборудованы все 35 заказанных CAM-Ships. Четыре из них к концу года были потоплены немецкими подводными лодками, остальные охраняли конвои на Гибралтарской трассе.

Здесь и слева: FW-200C-3/U5, WNr.0095, F8+DH (KE+IT), с башенкой HD 151/1, вооруженной пушкой MG 151 калибра 20 мм, на A-Stand.

Стрелковая точка A-Stand самолета FW-200C-4, оборудованная башенкой HD 151.

В середине августа 1941 года из состава KG 40 было выделено специальное подразделение, получившее название «Suez-Kommando». В его состав вошло шесть Кондоров I./KG 40, а также десять He.111 из III./KG 40. Вооружение дополняли два транспортных самолета типа FW-200: А-0, S5 (F8+EU) и D-2a (F8+BU). Основным заданием подразделения должны были стать атаки на союзнические суда в районе Суэцкого канала и Красного моря. Первая такая атака имела место 3 сентября 1941 года, когда лейтенант Майер (FW-200C-3, F8+GH) атаковал в Красном море судно «City of Aucland». Двумя днями позже во время налета на Порт Сауд был потерян самолет FW-200C-3/U4 (0074, F8+GH), который пилотировал обер-лейтенант Хорст Нейманн.

В это время на Гибралтарской трассе для Кондоров появилась новая очень грозная опасность. Британцы решили развить концепцию CAM-Ships и ввели в строй первый эскортный авианосец HMS «Auda-city», переделанный из захваченного немецкого судна «Hannover». 21 сентября 1941 года два палубных истребителя Grumman «Martlet» стартовавшие с палубы HMS «Auda-city» сбили Focke-Wulf FW-200C-3 (WNr.0078, F8+EL), лейтенант Георг де ла Франки его экипаж погибли.

Рулящий на старт самолет FW-200C-4. Нижняя передняя стрелковая точка вооружена пушкой MG 151 калибра 20 мм.

Стрелковая точка D-Stand самолета FW-200 C-4, вооруженная пушкой MG 151 калибра 20 мм.

Плохая погода в октябре 1941 года радикально ограничила активность Кондоров. 2 ноября 1941 года FW-200C-3/U2 (WNr.0044, SG+KT) из-за аварии должен был совершить вынужденную посадку на аэродроме Рошфор. Самолет был полностью уничтожен, но весь экипаж вышел из этой катастрофы без ущерба для себя. 8 ноября 1941 года во время атаки на хорошо охраняемый конвой был сбит FW-200C-3/U4 (WNr.0083, F8+ZL), обер-лейтенант Карл Кригер вместе со всем экипажем погиб. В ноябре 1941 года самолеты Condor из I./KG 40 выполнили в общей сложности 62 боевых вылета, пять раз входя в контакт с конвоями, один из которых удалось непрерывно отслеживать в течение двух дней. В декабре 1941 года количество боевых вылетов упало до 23, но один из конвоев — HG 76 — удалось отслеживать в течение пяти дней. Эти действия привели к потере двух самолетов: FW-200C-3/U4 (WNr.0086, F8+IH) был сбит у побережья Португалии, обер-лейтенант Ганс Хассе вместе с экипажем погиб, та же самая судьба постигла 21 декабря 1941 года и FW-200C-3/U4 (WNr.0073, F8+FH, пилот обер-лейтенант Герберт Шрейер). Кроме того, в этом же месяце два экипажа погибли в летных происшествиях на аэродроме Коньяк: 5 декабря 1941 года погиб фельдфебель Людвиг Когель вместе с экипажем (FW-200C-3, WNr.0085, KW+IJ), а 12 декабря 1941 года та же судьба постигла обер-лейтенанта Франца Вюллерса с экипажем (FW-200C-3/U2, WNr.0055, F8+НК).

Новый, 1942-й, год начался для I./KG 40 с потери самолета FW-200C-3/U4 (WNr.0088, КЕ+IM), который 2 января 1942 года вблизи мыса Финестерре пал жертвой британского истребителя Bristol Beaufighter. 31 января 1942 года огнем зенитных орудий корвета HMS «Genistra» был сбит FW-200C-3/U4 (WNr.0093, F8+МН, пилот обер-фельдфебель Вернер Бонефельд), тело пилота выбросило на берег 6 марта 1942 года, следы остального экипажа так и не были найдены.

Пушка MG 151, размещенная на стрелковой точке A-Stand в самолете FW-200C-4.

С февраля 1942 года началось производство очередной серийной модификации Кондора — FW-200C-4. Эта модификация была выпущена в количестве 93 штук (WNr.0096–0098, 0100–0132, 0134–0190, 0192–0200). Это был разведчик, приспособленный также и для выполнения бомбовых атак. Конструкция планера опиралась на вариант C-3. Усиленное вооружение монтировалось на передней верхней точке A-Stand в башенке HD 151, оснащенной пушкой MG 151 калибра 15 мм с запасом патронов 1000 штук. Расширено было также и радиооборудование, которое включало теперь аппараты: FuG X, Peil G V, FuB1.1, FuG 27, FuG 25 и FuNG 181. В самолетах устанавливался бомбовый прицел типа Lotfe 7H, обеспечивающий прицельный сброс бомб с высоты 3000 метров. Стартовая масса составила 22680 кг.

Специальными вариантами этой модификации являлись самолеты:

— FW-200C-4/U1, WNr.0137, СЕ+IВ, использовался только как личный самолет Адольфа Гитлера. Он имел более короткий нос и бронированный люк под креслом фюрера, после его открывания в полу образовывался проем площадью 1 м2, обеспечивающий прыжок с парашютом.

— FW-200C-4/U1, WNr.9176, GC+SE, не имел бронированного люка.

— FW-200C-4/U2, WNr.0138, СЕ+IC (позднее F8+IT), а также FW-200C-4/U2, WNr.0181, GC+SJ, являлись 14-местными правительственными самолетами.

Вариант FW-200C-4/U3 был снабжен радиолокационным оборудованием «Rostock»; это машины WNr.0130, 0172, 0174, 0175, 0177, 0178 и 0180. Два самолета FW-200C-4/U4, WNr.0152, СЕ+IO и WNr.0153, СЕ+IR построили как курьерские машины дальнего действия.

В феврале 1942 года над Атлантикой погибли два экипажа, 13 февраля фельдфебель Хитце (FW-200C-4, WNr.0102, F8+FL), а 21 февраля лейтенант Гейнц Швиккендорф с экипажем (FW-200C-3/U4, WNr.0079, F8+ВК).

В марте 1942 года I./KG 40 был перебазирован в Норвегию на аэродром Дронхейм-Вайнез, это было связано с перенесением центра тяжести действия подводных лодок из восточной части Атлантики в прибрежные воды Соединенных Штатов Америки. В Норвегии I./KG 40 действовал в составе Luftflotte 5 против атлантических конвоев, идущих в Мурманск. Так как предполагалось, что эти конвои формируются в Исландии, Кондоры начали систематические разведывательные полеты над островом. Первый FW-200 был замечен над Рейкьявиком 30 марта 1942 года. Очередные полеты были отмечены 28 апреля и 14 мая, их количество существенно возросло в июне и в июле 1942 года.

Англичане очень быстро обнаружили, что Кондоры теперь базируются на аэродроме Дронхейм-Вайнез и послали туда авианосец HMS «Victorius», самолеты которого атаковали аэродром. Однако их атака не была очень успешной, легкие повреждения получили только два FW-200 (WNr.0065 и 0111). 1 мая 1942 года британский тральщик HMS «Imperialist» сбил на расстоянии около 100 км к северу от мыса Ст. — Винсент FW-200C-1 (WNr.0012, F8+AD). 9 мая 1942 года из разведывательного полета над Исландией не вернулся обер-лейтенант Тид вместе со своим экипажем (FW-200C-3/U4, WNr.0087, F8+FR). 25 мая 1942 года FW-200 из состава I./KG 40 обнаружил конвой PQ-16. В течение нескольких следующих дней он подвергался налетам бомбардировочных подразделений Luftflotte 5. 25 мая на аэродроме Вайнез во время старта на патрулирование разбился FW-200C-3/U4 (WNr.0080, KE+IE), погиб его пилот обер-фельдфебель Фридрих-Вильгельм Ломан и еще один член экипажа. 27 мая 1942 года во время воздушных схваток над конвоем PQ-16 был сбит FW-200, который пилотировал обер-фельдфебель Фриц Финдесен.

1 июля 1942 года один из самолетов FW-200, принадлежащий 3./KG 40, обнаружил в Северном море конвой PQ-17. Это дало возможность уничтожить его в ходе совместной операции Luftwaffe и Kriegsmarine, которая осуществлялась на протяжении нескольких следующих дней. В ходе этих боев был потерян FW-200C-4 (WNr.0101, F8+ЕН, пилот обер-лейтенант Альберт Грамке).

Башенка HD 151 на самолете FW-200C-4.

Самолет FW-200C-4 с обозначенным положением стрелковых точек.

7 августа 1942 года из разведывательного полета в район острова Ян Майен не возвратился обер-фельдфебель Альфонс Кленшниффер (FW-200C-4, WNr.0104, F8+AB). Неделей позже, 14 августа 1942 года, к западу от Ирландии был уничтожен самолет FW-200C-4 (WNr.0125, F8+BB, пилот обер-фельдфебель Фриц Кун погиб вместе со всем экипажем). И, наконец, 29 августа 1942 года сразу же после старта разбился самолет FW-200C-3/U4 (WNr.0090, КЕ+IO), погиб пилот обер-лейтенант Тео Йохимсен и все остальные члены экипажа. Кроме боевых потерь постоянно множились аварии во время старта или посадки. Наиболее распространенной их причиной были поломки шасси или переламывание фюзеляжа в его задней части, возникающие из-за слишком слабой его конструкции и слишком больших напряжений, связанных с перегрузкой машин громадным количеством принимаемого на борт топлива.

В сентябре 1942 года самолеты I./KG 40 принимали участие в битвах с конвоями PQ-18 и QP-14. С неизменной интенсивностью Кондоры летали над Исландией, в сентябре 1942 года — десять раз. Единственной потерей I./KG 40 в том месяце была машина FW-200C-4 (WNr.0122, F8+AS), которую пилотировал обер-фельдфебель Бар; она была потерянна 17 сентября.

В октябре 1942 года интенсивность разведывательных полетов над Исландией возросла до семнадцати. Однако в тот период здесь не было ни одного конвоя. Союзники перенесли упор в своих действиях на Средиземное море, проводя последние приготовления к операции «Torch». 24 октября 1942 года два американских истребителя Bell P-39 Airacobra из 33. Pursuit Squadron сбили над Исландией FW-200C-3/U3 (WNr.0131, F8+KL), четырьмя днями позднее в этом же районе был сбит и FW-200C-4 (WNr.0109, F8+KL, погиб обер-лейтенант Рудольф Фельд вместе со всем своим экипажем).

Боевые потери нес и III./KG 40, базировавшийся во Франции. 31 октября 1942 года Sea Hurricane Mk. I, стартовавший с корабля САМ-Ship «Empire Heath», шедшего в составе конвоя HG 91, сбил над Атлантикой, на расстоянии около 300 миль от побережья Португалии и 550 миль от Гибралтара, самолет FW-200C-3/U4 (WNr.0070, F8+DS), погиб обер-лейтенант Арно Грольс вместе с экипажем.

К концу октября 1942 года 9./KG 40 была перебазирована на Крит, получив задачу по транспортировке топлива для немецких войск, ведущих бои под Эль-Аламейном. Через несколько недель подразделение возвратилось в Лесе, Северная Италия, где и оставалось до конца февраля 1943 года.

Также в конце октября 1942 года самолет FW-200C-4, WNr.0156, СЕ+IU, был передан в исследовательский отдел Luftwaffe Пенемюнде-Вест. Здесь на нем проводились эксперименты с управляемыми бомбами Fieseler Fi-103 (V1). В начале декабря 1942 года был выполнен первый сброс бомбы Fi-103 с борта FW-200. Тесты продолжались до апреля 1943 года. Испытаниями руководил Вили Фидлер и Макс Майер.

В ноябре 1942 года машины, принадлежащие I./KG 40, продолжали разведывательные полеты над Исландией и Северным Ледовитым океаном. В ходе этих действий подразделение потеряло два самолета: 5 ноября 1942 года FW-200C-4, WNr.0124, F8+FK, пилот фельдфебель Пипер, а 18 ноября 1942 года FW-200C-4, WNr.0143, F8+KS, пилот обер-фельдфебель Зибель.

Боковой пулемет MG 15 калибра 7,92 мм в окне фюзеляжа самолета FW-200C-4.

Правительственный самолет FW-200 C-4/U1 имел стрелковую точку типа Drehkranz D-30 с пулеметом MG 15 калибра 7,92 мм, так же и на месте B-Stand.

В декабре 1942 года I./KG 40 продолжала разведывательные полеты над Северным Ледовитым океаном. 27 декабря 1942 года под Ставангером разбился FW-200C-4 (WNr.0140, F8+AK), погиб обер-лейтенант Гаккель и четыре члена экипажа, тяжело раненый фельдфебель Фриц Альберт был спасен. 31 декабря 1942 года над Северным Ледовитым океаном был сбит самолет FW-200C-3/U4 (WNr.0081, F8+CK), погиб обер-лейтенант Вебер вместе со всем своим экипажем.

Днем ранее, 30 декабря 1942 года, пилоты III./KG 40 провели исключительно эффектную операцию. Одиннадцать FW-200 стартовало для бомбового удара по Касабланке. До цели долетело восемь машин, которые сбросили 7950 кг бомб. Один самолет был поврежден огнем зенитной артиллерии. Это был FW-200C-4/U3, WNr.0175, F8+AS, которому на обратном пути пришлось совершить вынужденную посадку в Севильи, Испания.

Тем временем 19 ноября 1942 года началось советское наступление под Сталинградом. Прикрывающие фланги 6-й немецкой армии румынские дивизии в панике оставили свои позиции, что позволило советским войскам замкнуть кольцо окружения. Единственным источником снабжения для отрезанных дивизий остался воздушный путь. В декабре 1942 года стало ясно, что предпринимаемые до этих пор попытки доставки припасов в необходимом количестве не удаются. Единственным выходом виделось наращивание сил доставки, с этой целью на аэродром Сталино было перебазировано 18 FW-200 из I./KG 40, которые должны были помочь имеющимся транспортным подразделениям, оснащенным самолетами Ju-52/3m. FW-200 были сведены там в Kampfgruppe z.b.V.200, которой командовал майор Ганс-Юрген Виллерс. 9 января 1943 года семь FW-200, которыми командовал обер-лейтенант Шюльте-Фогельхейм, приземлились на территории котла (на аэродроме Питомник), привезя 36 тонн припасов. На обратном пути Кондоры взяли на борт 156 раненых. На следующий день обер-лейтенант Шюльте-Фогельхейм должен был вернуться из-за аварии двигателя, а два Кондора были уничтожены. Один, FW-200C-2, WNr.0018, был уничтожен прямо на аэродроме Питомник в результате артиллерийского обстрела, весь его экипаж погиб. На обратном пути советские истребители сбили и FW-200C-4, WNr.0151, F8+HW, весь его экипаж также погиб. 16 января 1943 года во время артиллерийского обстрела аэродрома Питомник получил повреждения FW-200C-3, WNr.0046, SG+KV, весь его экипаж погиб. После того как советские войска заняли аэродромы, с которых стартовали Кондоры, KG z.b.V.200 была перебазирована на аэродром Запорожье. Во время одного из налетов советских бомбардировщиков там был уничтожен FW-200 V13. В дни капитуляции 6-й Армии, во время попытки сброса контейнеров с припасами, был сбит FW-200C-3, WNr.0034, F8+GW, весь экипаж погиб. В общем во время боев в районе Сталинграда Luftwaffe потеряло девять самолетов FW-200, в большинстве это были старые и долго эксплуатировавшиеся машины, которые уже не использовались для действий над Атлантикой.

С начала 1943 года появилась очередная модификация FW-200C-5. Всего было построено 22 самолета этой модификации (WNr.0201–0215, 0217–0219, 0221–0223 и 0225). Эго был вариант дальнего разведчика, с усиленным оборонительным вооружением и несколько измененным оборудованием. Первый самолет этой модификации был потерян уже 23 января 1943 года над Северным Ледовитым океаном, это был FW-200C-5, WNr.0204, F8+СС, его пилот обер-лейтенант Эрнст Ребенсбург погиб вместе со всем экипажем.

В это же время самолеты FW-200, находящиеся в KG 40, начали постепенно заменяться поступающими на вооружение дальними бомбардировщиками Heinkel Не 177. 22 февраля 1943 года FW-200 из III./KG 40 к югу от Азорских островов обнаружил конвой UC 1 и навел на него подводную лодку, которая затопила три и повредила два судна. В марте 1943 года Кондоры предприняли шесть атак на союзнические суда, три из них было повреждено, а одно, «City of Christchurch», водоизмещением 6009 брутто тонн из состава конвоя KMS 11 было потоплено. Однако собственные потери были также очень значительны. 12 марта 1943 года не вернулся из боевого вылета FW-200C-4, WNr.0186, F8+ER, пилот лейтенант Эрнст Работ. В это же время произошло несколько очередных аварий во время взлетов и посадок. Наиболее тяжелым выдалось 16 марта 1943 года. Во время старта с аэродрома Вернес разбился самолет FW-200C-4, WNr.0116, NT+BP из I./KG 40 весь его экипаж погиб. Тремя днями позже из боевого вылета не возвратился FW-200C-4, WNr.0128, F8+IK, пилот обер-лейтенант Эрих Шельбах и весь экипаж погибли. 24 марта 1943 года над Атлантикой погиб FW-200C-5 (WNr.0192, F8+ER), самолет пилотировал обер-фельдфебель Вернер Бок. 27 марта самолет FW-200C-4 (WNr.0168, СН+CI) был сбит к западу от Руана немецкой зенитной артиллерией, погиб лейтенант Фриц Маршалл и весь экипаж.

В апреле 1943 года был потерян только один Condor. FW-200C-4 (WNr.0121, NT+BU) из IV./KG 40 разбился во время старта с Катеад, пилот обер-лейтенант Дитрих Мелин и его экипаж погибли.

FW-200C-4/U2, WNr.0181. GC+SJ, который использовал командующий Kriegsmarine гроссадмирал Карл Дениц.

В мае 1943 года Кондоры выполнили восемь бомбардировочных налетов на союзнические суда, потопив два из них: «Alpera» (1777 брутто тонн) и «Llancarvon» (4910 брутто тонн). В первый раз с начала месяца KG 40 не потеряла ни одного FW-200. В следующем месяце FW-200 атаковали восемь судов, два из них были повреждены и два потоплены: «Shetland» (1846 брутто тонн) и «Volturno» (3424 брутто тонн). На этот раз потери были серьезными. Сначала 8 июня 1943 года во время вынужденной посадки с горящими двигателями на аэродроме Тюлос-Кастене разбился FW-200C-3/U1 (WNr.0052, DE+OG, пилот обер-лейтенант Георг Ульрих) из III./KG 40. Следующие два Кондора пали жертвой истребителей дальнего действия DH Mosquito из 151-го дивизиона RAF, они были сбиты над Бискайским заливом. 13 июня 1943 года такая же судьба постигла FW-200C-4 (WNr.0147, F8+CR, пилот обер-фельдфебель Рудольф Кенсек), а 24 июня 1943 года FW-200C-4 (WNr.0145, F8+DR, обер-фельдфебель Георг Абель).

Самого выдающегося успеха с февраля 1941 года Кондоры добились в июле 1943 года, когда их экипажи потопили пять судов фрахтовым тоннажем 53949 брутто тонн, и повредили четыре судна общим водоизмещением 29531 брутто тонн. Особенно удачной была акция, проведенная тремя FW-200 11 июля 1943 года, когда были потоплены суда «Duchess of York» (2021 брутто тонн) и «California» (16792 брутто тонн). И на этот раз за успех пришлось заплатить дорогой ценой. 9 июля 1943 года британские истребители Mosquito сбили над Бискайским заливом FW-200C-4/U3 (WNr.0178, GC+SG, пилот фельдфебель Николас Гюнтер). Два дня спустя в Дронхейме разбился FW-200C-5 (WNr.0217, TA+MS), погиб весь экипаж. 15 июля 1943 года FW-200C-4 (WNr.0171, СН+CL), возвращаясь из боевого вылета, из-за нехватки топлива был вынужден совершить аварийную посадку на воду в устье Жиронды, его экипаж был спасен. До конца месяца Luftwaffe потеряло еще три Кондора: 28 июля 1943 года FW-200C-4/U3 (WNr.0177, F8+FK) разбился в Бордо-Мериньяк; 29 июля 1943 года FW-200C-4 (WNr.0132, F8+CK) был сбит над Атлантикой истребителем Hurricane и 31 июля 1943 года FW-200C-5 (WNr.0202, F8+AR) пропал над Атлантикой.

В августе 1943 года Кондорам удалось провести всего лишь три атаки на союзнические суда, повредив две единицы общим тоннажем 13879 брутто тонн. Собственные потери были, напротив, исключительно тяжелыми. Четыре Кондора были уничтожены неприятелем (WNr.0200, 0211, 0214 и 0215), один был вынужден приводниться (WNr.0221), а следующий (WNr.0166) совершил вынужденную посадку в Сантьяго де Компостелла, Испания.

В сентябре 1943 года Кондоры провели восемь налетов на союзнические суда, повреждения получили один военный корабль (HMS «Winchelsea») и один транспорт из состава конвоя XK 11, «Fort Barbine» (7135 брутто тонн) был атакован. KG 40 потеряла в этом месяце два самолета: FW-200C-5 (WNr.0201, F8+DT, пилот обер-лейтенант Грель) был сбит зенитной артиллерией британских кораблей над Северным Ледовитым океаном 2 сентября, а 22 сентября не возвратился из боевого вылета над Атлантикой FW-200C-4, WNr.0161.

1 октября 1943 года Кондоры провели последний бомбардировочный удар по конвоям. Принимая во внимание чрезвычайно плохие атмосферные условия, конвой MKS 25 обнаружили и подвергли бомбовому удару только три из восемнадцати привлеченных к этой акции Кондоров. Все бомбы прошли мимо цели, не нанеся какого-либо ущерба. Один из Кондоров разбился во время аварийной посадки в Бордо-Мериньяк, это был FW-200C-4 (WNr.0159, F8+BR). Две недели спустя во время взлета из Вернес разбился FW-200C-3/U4 (WNr.0089, F8+JH), пилот обер-лейтенант Кломп и весь экипаж погиб. До конца октября 1943 года в аналогичных катастрофах погибло еще два самолета (FW-200C-5, WNr.0206, ТА+МН и FW-200C-3, WNr.0036, F8+FV).

В ноябре 1943 года FW-200 выполняли уже только единичные патрульные полеты над северной Атлантикой. Причиной снижения активности были, с одной стороны, очень плохие погодные условия, но в основном усилившаяся противовоздушная оборона конвоев и почти постоянное присутствие эскортных авианосцев или истребителей дальнего действия. 14 ноября 1943 года из боевого вылета не возвратился FW-200C-4 (WNr.0105, F8+KL), 20 ноября 1943 года тяжелый истребитель Beaufighter из 307 дивизиона RAF сбил в районе к западу от мыса Отрегаль самолет FW-200C-5 (WNr.0222, F8+AR), погиб пилот капитан Хорст Лукстед вместе с остальным экипажем. А 26 ноября под Штутгартом разбился FW-200C-4 (WNr.0233, TK+СО) из III./KG 40, его пилот обер-лейтенант Лейшнер погиб вместе с экипажем.

В это время на предприятиях в Бремене работали над дальнейшим развитием Кондора. Учитывая отказ от выполнения этими самолетами бомбовых ударов по союзническим судам, конструкторы сосредоточили свое внимание на разведывательных вариантах. Прототипом модификации C-6 стал самолет WNr.0230, DP+QR, серийные машины получали номера от WNr.0235 до 0247. Однако в точности неизвестно, все ли эти самолеты были окончены и переданы Luftwaffe.

Самолеты FW-200C-4 на заводском аэродроме в Бремене перед передачей их в KG 40, на первом плане самолет WNr.0096, KE+IU (позднее F8+ER), в глубине — WNr.0098, KE+IW.

FW-200C-6 располагал усиленным стрелковым вооружением: A-Stand было оснащено башенкой HD 151/1 с пушкой MG 151, B-Stand — башенкой DL 15/131 с пулеметами MG 131, C-Stand и D-Stand одиночными пулеметами MG 131, эти же пулеметы размещались в окнах по обеим сторонам фюзеляжа. Самолеты получали также бортовой радар FuG 200 «Höhentwiel». Имелась также возможность подвешивать управляемую бомбу Hs-293.

До постройки еще более продвинутой модификации C-6, для которой было зарезервировано обозначение FW-200F, дело уже не дошло. Этот самолет благодаря новому размещению топливных баков должен был иметь максимальную дальность 6600 км. Максимальная стартовая масса должна была возрасти до 25300 кг, а экипаж — до семи человек.

Также исключительно на чертежных досках проектировщиков осталась и модификация FW-200C-7. Последним выпущенным вариантом Кондора стал FW-200C-8, который практически не отличался от C-6. Три самолета, обозначенные FW-200C-8/U10 (WNr.0259 до 0261), были приспособлены для несения управляемых бомб Hs-293.

В подготовленном 3 декабря 1943 года рапорте Fliegerführer Atlantik, направленном в генеральный штаб Luftwaffe, содержались данные, подводящие черту под использованием Кондоров: «Ввиду недостаточного вооружения FW-200 не может быть использован в районах, которые могут контролировать истребители, базирующиеся на суше. Столкновения между FW-200 и такими истребителями в условиях малой облачности, как правило, приводят к уничтожению FW-200. Нельзя предложить дальнейшее развитие FW-200, так как он уже достиг границ своих возможностей и должен быть заменен самолетом Не 177».

Немногочисленные остающиеся на службе FW-200 понесли в декабре 1943 года тяжелые потери. 1 декабря из разведывательного полета не возвратился FW-200C-5 (WNr.0207, F8+LS, пилот обер-лейтенант Кнаузе), 11 декабря под Лиможем разбился принадлежащий III./KG 40 FW-200C-3 (WNr.0059, DE+ON, пилот обер-фельдфебель Метманн), а 13 декабря из боевого вылета не вернулся FW-200C-6 (WNr.0237, F8+MR, пилот обер-лейтенант Шаррет), эта машина совершила вынужденную посадку в Ирландии, и ее экипаж был интернирован. 28 декабря 1943 года британская летающая лодка Short Sunderland вышла победителем из поединка с FW-200C-4 (WNr.0189, GC+SQ, пилот капитан Дитте), который вместе со всем экипажем погиб в водах Атлантики. Последним Кондором, потерянным в 1943 году, был FW-200C-5 (WNr.0248, F8+1R, пилот капитан Георг Шиберт), он был сбит 29 декабря 1943 года.

В связи с планирующимся в начале 1944 года наступлением подводного флота Германии Кондоры интенсивно патрулировали районы, лежащие на стыке Северного Ледовитого океана и Северной Атлантики. В ходе этих действий 17 января 1944 года был сбит FW-200C-5 (WNr.0204, F8+CL, пилот обер-лейтенант Эрнст Ребенсбург). В марте 1944 года центр тяжести действий Кондоров был перенесен в район Лофотов. 31 марта 1944 года дошло до настоящего погрома, когда 3./KG 40 потеряли три самолета вместе с экипажами: FW-200C-3 (WNr.0062, F8+BL, пилот обер-лейтенант Вальтер Кломп), FW-200C-6 (WNr.0220, F8+GL, пилот обер-лейтенант Альфред Вейер) и FW-200C-8 (WNr.0224, F8+OL, пилот унтер-офицер Альфред Гобель).

После высадки союзников в Норвегии, 6 июня 1944 года, последние Кондоры, принадлежащие KG 40, покинули базу во Франции. В начале июля 1944 года самолет Focke-Wulf FW-200C-3, F8+RL, вместе с летающей лодкой BV-222 V2, Х4+ВН, провели необычную и очень сложную акцию. С 8 сентября 1943 года в Арктике, на Земле Александра, находилась немецкая метеорологическая станция, которая регулярно передавала прогнозы погоды. Командиром станции был обер-лейтенант Вальтер Дресс, а ее личный состав насчитывал десять человек. В начале июля 1944 года весь состав метеорологической станции, за исключением метеоролога Хоффмана, который не ел мяса, отравился мясом полярного медведя. Состояние больных ухудшалось с каждой минутой, возникла острая необходимость в доставке на остров врача вместе с запасом лекарств. Так как не было возможности своевременной расчистки территории под импровизированную посадочную площадку выделенному для проведения этой операции Кондору, рассматривался даже вариант сброс врача, медикаментов, а также сопутствующего спасательного оборудования на парашютах.

В экипаж Кондора, который 7 июля 1944 года в 16 часов 30 минут стартовал с аэродрома Банак, направляясь в сторону Земли Александра, входили: обер-лейтенант Карл-Хейнц Штанке, обер-фельдфебель Адам Амбласмайер, фельдфебель Рейнхольф Векслер, лейтенант Вернер Бенштед, унтер-офицер Хейнц Киркхофф и унтер-офицер Макс Рейслер, а также врач военно-морского флота др. Вендт. Первые 700 км маршрута пилот руководствовался указаниями радиомаяка с аэродрома Банак, а затем указаниями штурмана Векслера. После прибытия в район базы экипаж самолета обнаружил обозначенную осветительными шашками посадочную площадку. Однако, снизившись, пилот обер-лейтенант Штанке убедился, что посадочная площадка слишком загромождена льдом, а ее длина всего 650 метров. Поэтому было решено поискать лучшее место для посадки. Обнаружено оно было на расстоянии около пяти километров от базы. Это была покрытая снегом площадка длиной несколько сотен метров. Несмотря на предостережения, переданные пилоту по радио метеорологом Хоффманом, о том, что выбранная им площадка подмокла, Штанке решил сажать самолет. Чтобы определить направление ветра, экипаж Кондора сбросил сначала дымовую шашку, и после этого в 22 часа.30 минут самолет коснулся земли. Во время пробега острый осколок скалы разрезал покрышку правого внешнего колеса. После приблизительно 400 метров пробега машина зарылась в размокшую грязь. Хвост самолета задрался вверх, чтобы затем неожиданно провалиться вниз, это окончилось поломкой хвостового колеса. Несколько следующих часов проходила выгрузка припасов и оборудования, а также его транспортировка на отстоящую на пять километров метеорологическую базу.

FW-200C-8, WNr.0256, TO+XL, с радиолокационной аппаратурой FuG 200 Höhentwiel.

На аэродром Банак была отправлена радиограмма, информирующая о сложившейся ситуации, вместе с просьбой о доставке запасного колеса основной стойки шасси, заднего колеса вместе со стойкой, воздушной подушки для поднятия хвоста и баллона со сжатым воздухом, необходимого для ее наполнения. Кроме этого были необходимы носилки для транспортировки больных, так как персонал базы необходимо было эвакуировать.

Необходимое оборудование загрузили в летающую лодку BV-222, которая стартовала из Биллефьорд 8 июля 1944 года в 18 часов 52 минуты. Ее вел опытный пилот, бывший капитан компании Lufthansa, обер-лейтенант Вальтер Моринг. Примерно в 2 часа ночи 9 июля 1944 года летающая лодка достигла базы и сбросила груз на точку, обозначенную ракетами и дымовыми шашками.

Приземлились на нужном месте, однако, только носилки. Колесо основной стойки шасси упало в заполненный водой ров и его пришлось вытаскивать из воды на берег, а баллон со сжатым воздухом и хвостовое колесо вообще найти не удалось. После ревизии найденного оборудования экипажу удалось наполнить подушку при помощи ручных насосов и приподнять самолет.

Затем больные были переправлены к самолету, и обер-лейтенант Штанке смог рискнуть взлететь. Основной проблемой был заполненный водой ров, пересекающий взлетную площадку на расстоянии примерно 400 метров от ее края. Штанке после набора соответствующей скорости на первых 400 метрах разбега был вынужден подорвать самолет в вверх, чтобы перескочить ров и после падения на землю дальше набирать скорость, чтобы еще через несколько сотен метров разбега окончательно подняться в воздух. Архитрудный маневр удался, и 11 июля 1944 года в 02 часа 00 минут самолет приземлился на аэродроме Банак. Обер-лейтенант Штанке за свою отвагу был награжден Рыцарским Крестом.

Вскоре единственным подразделением, вооруженным Кондорами, оставалась 8./KG 40, которая вскоре была переименована в Transport-Flieger-Staffel Condor (авиационная транспортная эскадра Кондор) и перебазирована в Норвегию. Некоторые FW-200 служили еще в I./KG 200, а также во вновь образованном Transportstaffel 200.

Последний полет Кондора, принадлежащего Luftwaffe, имел место 8 мая 1945 года, когда FW-200C-4, F8+MS, приземлился на аэродроме Гетеборг в Швеции.

ТТХ

Однако конец войны не означал конец карьеры Focke-Wulf FW-200, принадлежащих ранее германским Luftwaffe. 31 декабря 1943 года и 1 января 1944 года на территории Испании, на аэродроме Таблада под Севильей, приземлилось два Кондора: FW-200C-4/U3 (WNr.0175, F8+AS), а также FW-200C-4 (WNr.0118, F8+HS). Оба самолета были реквизированы испанским правительством и переданы авиационным линиям «Иберия». Машины получили обозначения Т.4–1 и Т.4–2. Самолет Т.4–1 не удалась довести до летного состояния, и он служил как «источник» запасных частей для второй машины — Т.4–2. Позднее эта машина была передана в авиационную школу в Матакан. Ее преследовали постоянные аварии тормозной системы, одна из них окончилась тяжелыми повреждениями планера на аэродроме Баррайас в 1948 году.

Весной 1945 года Красная Армия захватила несколько самолетов FW-200, оставленных на аэродромах в восточной и центральной Германии. Как минимум один из них использовала «Полярная авиация» для разведывательных полетов на дальнем севере, целью которых было наблюдение за ледовым покровом и разведка ледовой обстановки на морских путях. Пилотом этой машины, получившей обозначение СССР N-400, был Михаил Титлов, который эксплуатировал ее очень интенсивно, находясь в воздухе до 20 часов в день! Во время последнего полета из Катанги в Москву, 13 декабря 1946 года, Condor был вынужден совершить аварийную посадку вблизи Бардаратской губы. Экипаж и 21 пассажир были спасены советским самолетом Douglas C-47, который сел на ближайшем ледовом поле.

Бомбодержатель ENC 500/IXb.

Подвеска 500 кг бомбы.

Подвеска 50 кг бомбы.

После окончания войны три Кондора, находившиеся на территории Шлезвига, попали в руки британцев. Первым из них был FW-200C-4/U1 (WNr.0176, GC+AE, AIR MIN 94). 3 июля 1945 года его перегнали в Фарнборо, где он подвергся тщательному изучению. Затем машину использовали для регулярного авиационного сообщения между Фарнборо и Шлезвигом, и в промежутках демонстрировали на выставке захваченного вооружения Luftwaffe. Свой последний полет этот самолет выполнил 18 января 1946 года. Вскоре после этого он пошел на слом.

Другим самолетом, который находился в Англии, был FW-200C-4 (WNr.0110, NT+BJ, AIR MIN 96), доставленный в Фарнборо 15 сентября 1945 года. Этот самолет также выполнил несколько десятков перелетов между Шлезвигом и Фарнборо, и в феврале 1946 года был передан датским авиалиниям Det Danske Luftfartselskab, где послужил «донором» запасных частей.

Третьей машиной, доставшейся союзникам, был FW-200C-4/U4 (WNr.181, GC+SJ, AIR MIN 97). Этот самолет разделил судьбу машины WNr.0110 и после выполнения нескольких перелетов между Шлезвигом и Англией попал в Данию, где служил складом запасных частей.

В воспоминаниях Эрика Бровна, который после войны выполнял в Фарнборо испытательные полеты на захваченных англичанами самолетах Luftwaffe, имеется также и обзорный фрагмент, посвященный FW-200C-4/U1: «После входа в кабину пилотов я обратил внимание на ее оборудование, которое произвело на меня впечатление наиболее гражданского из всех четырехмоторных самолетов, которые я до этого момента видел. Оно было классическим, со всеми рычагами и рукоятками управления двигателями, размещенными на центральной панели, а также с двумя комплектами приборов, по одному для первого и второго пилотов. Обзор вбок был несколько ограничен широкими рамами остекления. Процесс запуска двигателя был довольно сложным. Необходимо было установить главный топливный кран в позицию «СТАРТ», переключатель подачи топлива установить на фюзеляжные баки, включить четыре топливных насоса, передвинуть ручной регулятор всасывания и перевести рычаг зажигания, чтобы запустить магнето, подающее напряжение на свечи. Девятицилиндровые звездообразные двигатели BMW-323R-2 Fafnir этого конкретного Кондора после начала работы издавали пульсирующий звук, который не удается описать. После запуска двигателей главный кран подачи топлива следовало переставить в позицию «ОСТАЛЬНЫЕ» (ПОЛЕТ) и при оборотах 2300 об/мин произвести контроль бортовых приборов. Затем, после выруливания на стартовую позицию и перед разбегом требовалось выполнить следующие действия: главный кран подачи топлива переставить в позицию «СТАРТ», на одну треть открыть жалюзи радиаторов, переставить шаг винта так, чтобы указатель его положения находился на 12 часах, выпустить закрылки в позицию «СТАРТ», поперечную компенсацию установить на одну отметку от среднего положения для компенсации тенденции опадания на правое крыло и для этой же цели переставить на четыре отметки весовую компенсацию стабилизатора, продольную компенсацию оставить в нейтральном положении, помня о необходимости парирования «падения на нос», а указатель оборотов двигателя в положение «MOTOREN GESAMT» (все двигатели).

Подвеска авиационных мин.

Старт Кондора, с точки зрения пилота, был наитруднейшей частью всего полета, так как самолет имел тенденцию к сильному уводу и «падению» влево. Техника, отработанная немецкими пилотами, состояла в открытии подачи топлива до половины вплоть до того момента, когда после преодоления первых 300 метров разбега самолет начинал самостоятельно подыматься. В этот момент пилот быстро открывал заслонки карбюраторов, действуя каждой из них отдельно, чтобы выровнять тягу, до того момента, когда после преодоления 700 метров дистанции разбега двигатели начинали работать на полную мощность при 2500 об/мин и давлении 1,5 атмосферы. Для отрыва от земли необходимо было подождать до того момента, когда Condor наберет скорость 165 км/час. В случае его поднятия в воздух на более низкой скорости он быстро падал на правое крыло. При использовании этой техники стартовый путь полностью загруженного самолета составлял 900 метров.

После отрыва от полосы при помощи гидравлической системы втягивались стойки шасси, это занимало долгие 24 секунды, в это время скорость самолета не могла превышать 200 км/час. Перед дальнейшим подъемом, на скорости 250 км/час, 2250 об/мин и давлении 1,25 атмосферы, пилот убирал закрылки и устанавливал компенсацию стабилизатора в нейтральное положение. Эту скорость требовалось поддерживать до набора высоты 4000 метров, а затем она снижалась до 240 км/час, причем компрессоры устанавливались на самую высокую степень сжатия на высоте 2600 метров. Данный конкретный Condor мог набрать потолок 8535 метров, однако лучше всего он управлялся на высоте около 4570 метров. Его максимальная скорость, которую мне удалось развить в Фарнборо, составляла 402 км/час на высоте 3960 метров, что было на 40 км/час больше, чем у стандартного самолета FW-200C-3. Оказалось, что наиболее экономичной является скорость 275 км/час на высоте 1525 метров, при которой самолет, имея в баках запас топлива в 8000 литров, мог летать 14 часов до безопасного остатка топлива, что примерно отвечало дальности 3860 км. Время полета стандартной морской версии FW-200 могло быть продлено до 18 часов, в том случае когда самолет стартовал в перегруженном варианте с дополнительным топливом в подфюзеляжной ванне, поэтому не стоило удивляться, что Кондоры, действуя с базы Бордо-Мериньяк, были в состоянии охватывать такой большой район океана, по которому проходили пути военных конвоев.

Во время полета Condor был очень стабилен по всем трем осям, однако при каждом изменении скорости следовало заново компенсировать планер… Condor в любом случае хотел отклониться влево, а не вправо, за счет момента вращения двигателей, но его нельзя было считать идеальным самолетом для выполнения резких и быстрых уклонений. Его максимально допустимой скоростью на высотах меньше, чем 1525 метров было 450 км/час. Другими словами, это был самолет того типа, который, будучи атакован истребителем, не имел другой возможности, чем лететь и далее по прямой и использовать свое мощное вооружение для обороны от нападающего.

На случай неблагоприятных внешних атмосферных условий самолет было оборудован: резиновой противообледенительной обшивкой на крыльях и стабилизаторах, противообледенительной системой лопастей воздушных винтов, автопилотом и мощным обогревом. Я неоднократно пилотировал Condor в тяжелых метеоусловиях и отметил, что это оборудование было незаменимо. Но это не был тот самолет, на котором можно было свободно летать без видимости земли.

Максимально допустимая посадочная масса самолета составляла 19000 кг. Стойки шасси выпускались при скорости менее 200 км/час, что занимало 10 секунд (до их блокирования). Закрылки выпускались при скорости 185 км/час. Если же пилот пытался выпустить закрылки при большей скорости, это полностью сделать не удавалось, до того момента пока скорость не падала до 175 км/час. Скорость приземления составляла 165 км/час и могла на конечной фазе планирования быть снижена даже до 130 км/час, когда доходило дело до посадки на три точки.

Касаясь значения самолетов Condor для Германии как боевой машины, очевидно, что их взаимодействие с подводными лодками в 1940-41 гг. едва не поставило Великобританию на колени. Однако, как боевой самолет, Condor имел многочисленные недостатки, которых и можно было ожидать от изначально гражданского самолета. Эти факты отчетливо проявились после воны, когда союзники всесторонне протестировали самолет. Недостаточное бронирование, а также тот факт, что вся топливная проводка проходила через нижнюю часть самолета, приводило к его чрезвычайной уязвимости от различных повреждений, эту очевидную слабость компенсировало то, что Condor был вооружен до зубов и был в состоянии себя защитить».

Окраска и обозначения

Первые самолеты FW-200 Condor, которые находились на службе в компании Lufthansa, были окрашены полностью в серебристый цвет RLM 01 Silber, только гондолы двигателей, передняя часть фюзеляжа и полоса на высоте окон салона были черными (RLM 22 Schwarz). Регистрационные знаки были черного цвета и размещались по обеим сторонам крыльев и фюзеляжа. На вертикальном оперении находились: государственный флаг, широкая красная полоса с белым кругом и черная свастика. По двум сторонам черного носа самолета белой краской был нарисован фирменный знак DLH, а также надпись Lufthansa. За ним, уже на серебряном фоне, находилось индивидуальное название самолета, нарисованное черной краской и повторяющееся в средней части фюзеляжа. FW-200 V1 во время полета в Нью-Йорк имел также на носовой части фюзеляжа фирменный знак фирмы — FW — и надпись Focke-Wulf, а под кабиной пилота, где обычно размещалось индивидуальное название самолета, надпись Condor.

Самолеты, принадлежащие Syndicato Condor Ltda, имели окраску, идентичную машинам компании Lufthansa. На носу фюзеляжа вместо обозначений Lufthansa был нанесен знак бразильской авиационной компании, а также надпись Condor. Собственной название самолета рисовалось прямо под кабиной пилота.

Самолеты DDL (Det Danske Luftfartselskab) были окрашены подобно машинам компании Lufthansa. Основное различие заключалось в серебряных капотах двигателей, кроме того, передняя часть кабины и полоса были не черными, а по всей вероятности красными (или, как утверждают другие источники, голубыми). После начала войны датские самолеты получили новую окраску, так называемую «нейтральную» — весь планер окрашивался в ярко-оранжевый цвет. Трофейный самолет WNr.2894, OY-DAM «Dania», 15 мая 1940 года получил британский регистрационный код G-AGAY (черные в белой обводке) и типичную маскировочную окраску, используемую RAF в тот период времени, состоящую в окраске нижних поверхностей цветом Sky Тур S, а верхних поверхностей камуфляжными пятнами цветов Dark Green и Dark Earth.

Личный самолет Адольфа Гитлера FW-200 V3 первоначально был окрашен полностью в серебристый цвет, на вертикальном стабилизаторе с обеих сторон размещался государственный флаг Третьего Рейха. Регистрационный код D-2600 был нанесен черной краской по обеим сторонам фюзеляжа и крыльев (на виде сверху: D-2 на левом крыле и 600 на правом). Вскоре окраска была изменена, был добавлен черный нос и полоса на фюзеляже, заканчивающаяся на уровне рамы последнего окна. С обеих сторон фюзеляжа была нарисован балочный крест. Обозначения на фюзеляже теперь выглядели следующим образом: WL+2600. На вертикальном стабилизаторе государственный флаг был заменен свастикой с белой обводкой. Третий вариант окраски FW-200 V3 отличался видом черной полосы на фюзеляже, которая заканчивалась за последним окном треугольным выступом. Под кабиной появилась черная надпись «Immelmann III», а обозначения на фюзеляже приобрели вид: 26+00. Изменились также очертания балочного креста — вместо раннего креста с узкими рамками применялся стандартный, введенный в 1939 году. В период войны FW-200 V3 летал в стандартной военной камуфляжной окраске Luftwaffe. Нижние поверхности были окрашены в цвет RLM 65 Hellblau, а верхние и боковые поверхности получили остро изломанные камуфляжные пятна цветов RLM 70 Schwarzgrün и RLM 71 Dunkelgrün. Так же были окрашены и транспортные самолеты, переданные из компании Lufthansa.

Машины, эксплуатирующиеся в KG 40, получили морскую окраску, которая отличалась использованием иных оттенков зеленых красок на верхних и боковых поверхностях планера. В этом варианте использовался цвета RLM 72 Grün и RLM 73 Grün. Некоторые самолеты, использовавшиеся для ночных операций по постановке мин у побережья Великобритании, были окрашены снизу черным цветом RLM 22 Schwarz. По крайней мере один самолет, действующий зимой 1943 года под Сталинградом, был на верхних и боковых поверхностях окрашен белой краской. Несколько десятков машин, летавших над Северным Ледовитым океаном в 1944 году, дополнительно получили на верхних и боковых поверхностях планера дополнительный камуфляж, так называемый Wellenmuster, состоящий из нерегулярных зигзагов, нанесенных краской RLM 76 Lichtblau на зеленом фоне.

Знаки государственной принадлежности — черные балочные кресты с белой обводкой — рисовались с обеих сторон крыльев и фюзеляжа. На вертикальном стабилизаторе размещалась черная свастика в белой обводке.

Некоторые самолеты, оперировавшие на Восточном фронте, получили желтые знаки быстрого опознавания, типичные для самолетов Luftwaffe в России. Это была узкая желтая полоса на фюзеляже и желтые законцовки крыльев снизу.

На боках фюзеляжа, а также, во многих случаях, на нижней части крыльев рисовался буквенный код. Часть самолетов имела заводские коды, так называемые Stammkennzeichen, состоящие из четырех букв, рисовавшихся черным цветом в соответствии со следующим образцом: KF+QB. Под крыльями буквы кода размещались следующим образом: K+F и Q+В. После доставки машины в боевое подразделение эти буквы заменялись четырехзначным кодом подразделения (три буквы и одна цифра), однако очень часто оставляли Stammkennzeichen, пренебрегая нанесением кода.

Два первых знака кода подразделения обозначали полк или отдельную эскадру, F8 — KG 40, или А6 — Aufkl.Gr.120. Третья буква рисовалась непосредственно за фюзеляжным крестом и представляла собой индивидуальное обозначение самолета в составе эскадры, она рисовалась цветом, приписанным данной эскадре, либо черным цветом с обводкой цвета эскадры, а черная буква обозначала эскадру или штаб дивизиона (буквы от А до F). Эти обозначения чаще всего повторялись под крыльями. В передней части фюзеляжа рисовались эмблемы подразделения. Здесь за кабиной размещалась обычно эмблема KG 40 — земной шар (черно-белого или черного и голубого цветов), — обведенная желтым кольцом (напоминание о рекордах Кондоров, установленных перед войной). Ранняя версия эмблемы включала контуры Евразии и Африки, после вступления в войну Соединенных Штатов Америки на земном шаре появились контуры и двух Америк. Самолеты, принадлежащие к Blindflugschule 36, несли эмблемы, нарисованные под передним козырьком кабины пилотов.

На передней части носа фюзеляжа иногда наносилось собственное название самолета, обычно белым цветом. Это были в основном названия планет (Venus, Jupiter, Mars) или звезд (Sirius, Polaris).

На вертикальном стабилизаторе размещали символы, обозначающие победы экипажа самолета. Белые балки — за каждый совершенный боевой вылет, а силуэты судов вместе с датой — как обозначение затопленных неприятельских судов.

Внутри фюзеляжа и ниш шасси самолеты FW-200 окрашивались стандартным цветом Luftwaffe — RLM 02 Grau. Лопасти винтов окрашивались краской RLM 70 Schwarzgrün, та же самая краска чаще всего использовалась и для окраски коков воздушных винтов. Диски колес окрашивались цветом RLM 66 Schwarzgrau.