science Л Уотсон Ошибка Ромео ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 01:53:41 2007 1.0

Уотсон Л

Ошибка Ромео

Л.Уотсон

ОШИБКА РОМЕО

Л. Уотсон - английский биолог и писатель. В по следние годы занимается исследованиями сверх естественных явлений, много путешествует. Участвовал в антропологических экспедициях в Иордании, Ниге рии, Индонезии и Бразилии; в археологических рас копках в Израиле, Турции, Перу; изучал морскую био логию в Индийском океане, ботанику в пустынях Мек сики; проводил медицинские исследования на Филип пинах. Он - автор книг "Всеядная обезьяна", "Сверх природа", "Жирой мир зверей", "Ошибка Ромео". "Дары неизведанного", "Поток жизни:

Кормилица Джульетта померла! Она скончала

Леди Капулетти Джульетты нет! Джульетта умерла!

Капулетти

Пустите! Быть не может! Ни кровин Окоченела. Холодна, как лед. О господи, она давно без жизни! Все кончено! Как на поле мороз, Смерть пеленой лежит на этом теле!

Поверив их словам, Ромео расстался с жизнью... но он ошибся. А мы порой не ошибаемся?

Однажды десятилетним мальчишкой я убежал в поросшее лесом ущелье, неподалеку от нашего дома. Там, на краю крутого обрыва, можно было слушать великолепное эхо, доносившееся с отвесной гранитной стены по ту сторону потока. Я долго готовился к путешествию и наконец, набравшись смелости, пустился в путь, и вот я здесь, совсем один, высоко над деревьями выкрикиваю что есть сил самое грубое и самое запретное из всех известных мне слов. Сейчас, четверть века спустя, я не могу даже вспомнить это слово, но никогда не забуду, что я тогда испытал. Когда я писал эту книгу о смерти, я чувствовал то же самое.

Хотя мы стали более свободны, смерть по-прежнему - за претная тема. Сталкиваясь с нею, мы постоянно испытываем не ловкость из-за неопределенности отношений между жизнью и смертью. С одной стороны, мы пытаемся "упокоить" мертвых, умиротворить и умилостивить их, страшась навлечь на себя их гнев; с другой стороны, мы пытаемся симулировать жизнь, раскра шивая их лица в тщетной попытке сохранить последнюю искру жизни.

Мы проявляем непоследовательность на каждом шагу. Мы говорим, что наука и медицина дают нам власть над смертью, на самом же деле убеждены, что ничто на свете не в силах изменить

день нашего свидания в Самарре *. Чувство справедливости и не отвратимости смерти присутствует в рассказе о прорицателе Кал ханте, умершем от смеха при мысли, что пережил предсказанный. им час своей смерти. Успехи техники лишь усложняют проблему жизни и смерти.

Я как биолог смущен. Возможно, я старомоден, однако мне кажется, что тот, кто изучает жизнь, обязан знать, где она начина ется и где кончается. Вот почему я написал эту книгу. Она начи нается с первооснов и далее следует в направлении, которое под сказывает мне здравый смысл, желание поделиться тем, что я знаю. Я понимаю, что на всех уровнях мое изложение не лишено логических или биологических погрешностей, однако я со спо койной совестью оставляю их в тексте просто потому, что эти аргу менты, надеюсь, послужат стимулом к дальнейшему обсуждению вопроса.

Ровно два года назад я собрал множество не вписывающихся в общую биологическую схему фрагментов и соорудил из них нечто вроде лоскутного одеяла, сделав шаг в сторону объективной ес тественной истории сверхъестественного. Я не хотел искусствен но ограничивать тему моих размышлений, но теперь, оглядываясь назад, понимаю, в каком направлении двигалась моя мысль. Если "Сверхприрода" была книгой о жизни, то парная книга посвящена смерти и последующей жизни. Я начинаю с того, что представляет ся мне главной дилеммой: с нашей неспособности провести разли чие между жизнью и смертью - и обнаруживаю, что с решением этой дилеммы сразу же открывается ряд других проблематичных областей, каждая из которых ранее исключалась из рассмот рения.

Это не книга ответов. И даже не книга вопросов, а попытка за ложить нечто вроде научного основания, которое поможет нам правильно сформулировать вопросы. Когда я беседую с друзьями, сведущими в оккультных науках, или же с теми, кому нет двад цати пяти, о перевоплощении или астральных телах, они лишь ут вердительно кивают головой. Когда же я настойчиво пытаюсь выяснить, почему они так уверены в существовании этих явлений, они просто-напросто отвечают, что такова действительность. Я подозреваю, что они правы, и завидую их способности принимать многое на веру, но я устроен иначе. У меня за плечами тяжкий груз десятилетних научных занятий, и я не могу не пытаться примирить научное исследование с мистическим откровением. Я начинаю понимать, что научный метод имеет границы и что некоторые вещи невозможно наблюдать, не внося в них значительных изменений в процессе наблюдений. Наблюдать - значит менять слегка,

а описывать и понимать - значит менять существенным образом, Современная атомная физика утверждает, что если что-либо не возможно измерить, то ставить вопрос о его существовании не име ет смысла. Я могу с этим согласиться и в случае необходимости го тов отказаться от традиционного научного подхода. Я понимаю, что ход моего исследования почти всегда приводит меня прямо туда, где с самого начала находились мои мистически настроенные друзья, однако, в отличие от них, я точно знаю, где нахожусь, ибо могу, оглянувшись на пройденный путь, увидеть, откуда я пришел.

Итак, для тех, кому нелегко быть на короткой ноге с иной ре альностью, я предлагаю эту несовершенную схему путей, которые берут начало в заблуждении, а кончаются на острие новой пугаю щей границы. Надеюсь, что вы, как и я, поймете, что смерть может стать продолжением линии жизни.

ГЕЛО

Ошибка, допущенная Ромео, не исключение и совершается не только обезумевшими от горя пылкими любовниками. Ее допус кали даже известные анатомы. В середине XVI в., когда Андреас Везалий в расцвете своей славы вскрывал тело испанского дво рянина, "труп" неожиданно вернулся к жизни. Потерпевший дон полностью оправился от причиненных ему повреждений, зато Ве залий был предан суду инквизиции и за свою ошибку приговорен к смерти. Как утверждают, вскоре сам Великий Инквизитор очу тился на столе другого анатома. На этот раз ошибка обнаружи лась слишком поздно.

Другим повезло больше. Преподобный Шварц, один из первых миссионеров, подвизавшихся на Востоке, очнулся от мнимой смер ти в Дели при звуках любимого гимна. Пришедшие отдать ему по следние почести прихожане узнали об ошибке, когда голос из гроба присоединился к хору. Никифорос Гликас, списком гречес кой православной церкви на Лесбосе, тоже до смерти перепугал своих прихожан. Пролежав два дня в гробу в епископском обла чении в церкви Метимнии, он вдруг уселся на митрополичий трон, взглянул на вереницу людей, пришедших попрощаться с телом, и повелел узнать, зачем они здесь собрались.

Подобные сообщения содержатся в диалогах Платона, "Срав нительных жизнеописаниях" Плутарха и "Естественной истории" Плиния Старшего, однако было бы неверно считать эту ошибку де лом прошлого. В 1964 г. посмертное вскрытие в нью-йоркском мор ге было прервано, когда после первого разреза пациент вскочил со стола и схватил хирурга за горло. Врач заплатил за эту ошибку жизнью: он умер от шока.

Слово "аутопсия" * буквально означает "увиденное собствен ными глазами", но безошибочно определить некоторые виды смерти настолько сложно, что во многих странах поспешные похороны запрещены законом. Итальянский поэт Франческо

Петрарка двадцать часов пролежал в Ферраре как мертвый и п( истечении установленного законом времени, то есть еще через че тыре часа, был бы похоронен, если б внезапное похолодание не подняло его с постели. Он пожаловался на сквозняк, распек слуг и прожил еще тридцать лет, написав за это время некоторые из лучших сонетов. В Мюнхене находится огромное готическое зда ние, где в прошлом длинными рядами лежали те, кого внезапн( настигла смерть. Они были обвязаны веревками, которые соединя лись с колоколами в комнате смотрителя. Сон его, вероятно, пре рывался достаточно часто, раз был смысл иметь подобное обору дование.

Конечно, тело нельзя долго оставлять без погребения, поэтом" во избежание ошибки были предложены различные критерии оп ределения смерти. В основе одного из древнейших способов подносить к разным частям тела зажженную свечу-лежи1 обоснованное предположение, что с прекращением кровообраще ния кожа не покроется волдырями. Он оправдал себя в случае ( Луиджи Виттори, карабинером на службе у папы Пия IX. Луидж} был признан в римской больнице умершим от астмы, когда другой более осторожный врач поднес зажженную свечу к его лицу. Луид жи в результате пришел в себя и продолжал служить в Ватикане однако до конца своих дней носил на лице память о смерти, шрам от ожога третьей степени.

Доктор Икар Марсель предложил более современную форму проверки. Он применяет раствор флюоресцина, вызывающий вре менное позеленение роговой оболочки глаза у живых, но не ока зывающий подобного действия после смерти. В Соединенных Штатах врач в сомнительных случаях применяет атропин, обычно вызывающий расширение зрачков. В Англии коронеры* начали пользоваться портативным кардиографом, регистрирующим даже слабую электрическую активность сердца. Когда новый прибор был впервые использован в Шеффилдском морге 26 февраля 1970 г., он обнаружил признаки жизни у двадцатитрехлетней де вушки, у которой констатировали смерть, наступившую от чрез мерной дозы наркотиков.

Некоторые способы определения смерти достаточно эффектив ны, однако- дело в том, что отрицательный результат в любом случае ничего не значит. Вдобавок ежегодно в одной Англии шестьсот тысяч умерших не подвергаются никакой проверке. Не исключено, что даже в таких странах, как Англия, где требуется официальное свидетельство о смерти, немало людей хоронят рань ше срока. По некоторым оценкам, в Англии и Уэльсе эта цифра, вероятно, достигает двух тысяч семисот человек в год, но следует

этметить, что эти подсчеты относятся к концу прошлого века, ког да проблема преждевременного захоронения стояла особенно остро.

Английский писатель Уилки Коллинз каждую ночь оставлял около кровати записку с перечнем предосторожностей, которые следует предпринять до того, как вынести заключение о его смерти. Полковник медицинской службы армии США предложил, чтобы у всех погребенных без бальзамирования имелся под рукой пузырек с хлороформом. Гофмейстер русского царя Александра III граф Карнице-Карницкий изобрел более гуманное средство: трубу, ве дущую из гроба в ящик на поверхности, его нельзя было открыть снаружи, но он мгновенно распахивался при первых же признаках жизни погребенного изнутри, открывая доступ воздуху, выкиды вая шест с флажком, ударяя в колокол и подавая световой сигнал. По замыслу графа эти устройства должны были приобретаться кладбищами, где их сдавали бы в аренду на две недели.

Одной из причин подобной озабоченности стала, по-видимому, деятельность профессиональных похитителей трупов, известных в Англии под именем "гробокопателей". Они извлекали и продавали свежие трупы Обществу цирюльников и хирургов, которое офи циально получало всего четыре трупа в год, но щедро платило за дополнительный материал, не задавая лишних вопросов. Торговля получила огласку в 1824 г., когда Джон Макинтайр, который в со ответствии с действующими правилами был признан умершим и похоронен на местном кладбище, очнулся на секционном столе Лондонской медицинской школы, едва нож лаборанта вонзился ему в грудь. После проведения расследования для охраны стали выделять сторожей, а на самих кладбищах обнаружили еще не сколько случаев преждевременных захоронений.

В 1856 г. была раскопана могила, из которой доносился стук, однако на получение разрешения от священника и полиции ушло столько времени, что к моменту отрытия гроба лежавший в нем человек действительно умер. То, что его похоронили живым, под тверждалось ранами, которые он нанес себе, кусая плечи и руки. В 1873 г. после сообщения о шуме, доносившемся из могилы, бы ла эксгумирована недавно похороненная молодая беременная жен щина. Прибывшие власти обнаружили следы жестокой борьбы за жизнь, которая закончилась рождением ребенка, задохнувшегося в гробу вместе с матерью.

Во времена войны и чумы, когда тысячи тел поспешно преда вали земле, многих хоронили живыми. Когда медицина была в за чаточном состоянии, либо ее не было совсем, ошибки, несомненно, случались еще чаще. Сегодня, когда факт смерти устанавливают врачи, а тело готовят к погребению профессионалы, ошибка представляется невозможной. И все же II декабря 1963

тридцатипятилетняя Элзи Уоринг, упавшая без чувств у себя дома, была доставлена в госпиталь, где трое врачей констати ровали ее смерть. Через десять часов она очнулась в гробу по дороге в морг.

Ошибку Ромео совершают и будут повторять, так как нет ясно го представления о том, что такое жизнь и что такое смерть, и это мешает нам четко отделить одно от другого.

Глава 1 ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ

Впервые открыв глаза, ребенок не видит ничего. В матке темно, ведь даже тот слабый свет, который сумел проникнуть сквозь рас тянутую кожу живота, вскоре рассеивается в околоплодной жидкости. В последние четыре месяца внутриутробного развития сморщенное личико ребенка тщетно вглядывается в этот текучий сумрак без света и почти без звука. Ребенок может зато ощупать свой мир руками. Пальчики уже полностью сформировались, каж дый с крохотным прекрасным ноготком, и они сгибаются и шеве лятся, хватают друг друга и стенки матки. Первое, что ребенок обнаруживает,- это мягкие, длинные и шелковистые волосы на его собственных ручках и ножках. Пальцы блаженствуют в этой поросли, сплетая и дергая ее, тренируя ту цепкость, которая удер живала когда-то ребенка на груди прачеловеческой матери, когда она, объятая ужасом, мчалась по верхушкам деревьев. Позже, к концу беременности, волосы исчезают, а на их месте возникает короткий, мягкий, золотистый пушок, с которым появляется на свет каждое человеческое дитя.

Время, проведенное в утробе, занято не только ростом. Смерть ждет нас и там. Эмбриональные клетки делятся, растут и группи руются в осмысленные сочетания, часть из которых временна, пе реходна. Это как бы органические фантомы, мерцающие в долгой памяти эволюции на пути к правильной структуре. Жабры, хвосты и мех уже не нужны, поэтому их ожидает распад. Некоторые наши органы начинают умирать задолго до того, как мы сами рождаем ся. Клетки и ткани сменяют друг друга в постоянном динамичном процессе, где жизнь и смерть настолько связаны друг с другом, что почти неразличимы. Смерть выступает как важнейшая часть даже самой юной жизни, и в то же время о ней молчат так упорно, что вы не встретите этого слова даже в терминологическом указателе учебника по общей биологии.

На вопрос о том, что такое смерть, большинство биологов от ветят: смерть - это "отсутствие жизни". Попросите дать опреде ление жизни - и вы получите почти столько же ответов, сколько

существует биологов. Причем жизнь редко описывается через не гативные определения, применяемые по отношению к смерти. И это, вообще говоря, странно, поскольку смерть является состояни ем равновесия космоса, естественным состоянием, к которому стре мится любая жизнь, если ее предоставить самой себе. Греческое и немецкое слова,-означающие "жизнь", выражают это ее свойство точнее, чем английское, поскольку они включают в себя смысл "сохранения", "продолжения". Жизнь удачно описывается ими как "добавочное" качество, и с логической точки зрения именно она заслуживает негативного определения - "отсутствие смерти".

Мы благоволим к жизни. В эволюционном смысле эта предрас положенность прекрасна и полезна, она способствует выживанию, но мешает нам понять внутреннюю связь между жизнью и смертью. В результате смерть плохо поддается объективному рассмотре нию. Один психолог заметил, что все его усилия понять феномен смерти сводятся зачастую к разглядыванию "ума, бродящего во тьме".

По-видимому, лучший способ научно овладеть феноменом смер ти - вернуть биологию, все еще твердящую, что она изучает живое, к анализу его простейших проявлений. Пусть взглянет на едва брезжущую жизнь, еще трудно отличимую от неживой ма терии.

Специалисты по молекулярной биологии располагают сейчас все более изощренными средствами молекулярного зрения, и с каждым увеличением разрешающей силы приборов становится все очевиднее, что между живой и мертвой материей нет принципиаль но непреодолимого разрыва. По мере того как мы все полнее выявляем структуру и поведение молекул, становится яснее, что живые организмы лучше описывать как неживую материю, достиг шую особой, специфической организации. В последнее время по явились научные исследования, посвященные специфике этой осо бой организации, и они показывают, что дело сводится в основ ном к мере. Природа заполняет все мыслимые ступени организации в промежутке между тем, что мы уверенно считаем "мертвым", и тем, что определяется как "живое", и совершенно невозможно разграничить этот спектр так, чтобы по одну сторону было живое, а по другую - мертвое, и мы могли бы сказать: "жизнь начина ется здесь".

Материал, из которого строится жизнь, носит органический характер. Он состоит из углеродных соединений. Из сотни с не большим элементов, известных в настоящее время, углерод уника лен тем, что он может вступать в соединения с самим собой, обра зуя очень большие конгломераты, состоящие из сотен тысяч ато мов и называемые макромолекулами. Самые распространенные из них - белки, составляющие около половины всего сухого веса

любого живого организма. В человеческом теле находится боль ше сотни тысяч разных типов белка, и человек не является в этом отношении исключением. Любая жизнь - это белок. И короли, и капуста, как бы ни были различны эти организмы, имеют почти тождественные сочетания белков, контролирующих скорость хими ческих реакций и обеспечивающих надзор за всеми процессами роста; и все эти белки образуются под бдительным оком одной маленькой группы взаимосвязанных макромолекул, которые несут в себе план организации, передавая его от поколения к поколению. На фундаментальном уровне все живые существа тождественны независимо от различий во внешнем виде и поведении. Они одина ково рождаются и зависят от одних и тех же химических процессов обеспечивающих самостоятельное существованию и воспроиз водство.

Всякая жизнь имеет границу. Для успешного осуществлени) даже простейшей жизнедеятельности требуется множество гигант ских молекул, и все они должны уместиться в одной и той же обо дочке. Поэтому необходим некий минимум пространства. Расчеть показали, что нижний предел физического размера любого неза висимого живого организма составляет в диаметре около пяти ты сяч единиц ангстрем. Это означает, что двадцать тысяч таких структур могут поместиться бок о бок поперек ногтя человечес кого пальца. Такое ограничение предполагает, что мы можем начать определять смерть как все то, что меньше пяти тысяч ангстрем, но выясняется, что в нижних пределах континуума "жизнь-смерть" есть целый ряд существ, размеры которых ко леблются от половины до одной пятидесятой этого критического размера, и все они обладают целым рядом характеристик жизни. Эти возмутительные нарушители порядка - вирусы, и именно они являются ключом к реалистической оценке смерти.

Вирусы воспроизводятся, но для этого им необходимо воспол нить химический дефицит за счет проникновения в клетку более правильно устроенного организма. Они овладевают биологически ми поточными линиями и переводят их с производства нормальной субстанции клетки-хозяйки на воспроизведение новых вирусов. Существует мнение, что такая зависимость от другой жизни лиша ет вирусы права считаться подлинно живыми организмами, но ведь мало какие живые существа, за исключением зеленых растений, не питаются другими формами жизни. На этом основании вирусы не могут быть вычеркнуты из числа живых.

Способность воспроизводства, какими бы обстоятельствами она ни сопровождалась, делает вирусы' более жизнеспособными, нежели красные кровяные тельца в нашей крови. Капля крови от булавочного укола кишит клетками, число которых доходит до пяти миллионов. Они содержат гемоглобин и переносят кислород

от легких ко всем другим органам тела, но в ходе своего развития теряют ядра и совершенно неспособны воспроизводиться. Это не означает, что они мертвы. Мулы и бесплодные мужчины тоже не обречены на смерть из-за того, что они неспособны воспроизво дить себя. Очевидно, что существуют степени "мертвости", и крас ные кровяные тельца считаются скорее живыми, чем мертвыми, вследствие их сложной внутренней интеграции. Они достигли той "особой специфической организации", которая совершенно необ ходима для жизни.

В 1935 г. Уэнделл Стэнли из Рокфеллеровского института в Нью-Йорке обнаружил, что можно выделить сок зараженных рас тений табака и получить табачный мозаичный вирус в кристалли ческой форме. Длинные и узкие кристаллы этого вируса совершен но неотличимы от кристаллов чисто химических соединений. Их можно растереть в порошок и держать в стеклянной колбе как лю бое другое инертное органическое вещество, например сахарную пудру. И те и другие кристаллы можно вырастить вновь. Если ввес ти порошок вируса в развивающееся растение табака, он тут же растворится, нападет на клетки листьев и начнет производить но вые вирусы. Сахар требует другого обращения. Нужно сделать концентрированный раствор и поддерживать определенную тем пературу. Затем в раствор необходимо погрузить кристаллы са хара или выдерживать его достаточно долго, чтобы молекулы сами соединились в структуры правильной формы. Эта структура затем увеличивается в размере, делится определенным образом, пока не образуются два тождественных кристалла. В обоих слу чаях имеет место воспроизводство, но в организации этих про цессов есть существенное различие.

Большинство органических веществ с трудом образуют кри сталлы, так как необходимо, чтобы они находились в чистом и очень концентрированном растворе. Кристалл обычно формиру ется только из тождественных молекул (отсюда потребность в чис тоте), притягивающих друг друга и располагающихся таким об разом, чтобы образовать правильный и повторяющийся рисунок. Именно так образовывались вирус и кристаллы сахара. Растер тый и разрушенный сахар может вернуться в кристаллическое состояние только в том случае, если его растворить, а затем разо греть, пока не получится критическая концентрация. После завер шения этого процесса мы получим первоначальное количество сахара. Когда же порошок вируса растворяется в клетке-хозяйке, он вызывает биохимическую реакцию, которая не только выделя ет тепло, но и дает в результате колоссальную прибавку массы вирусов.

Сахар вовлекается в термостатически закрытую химическую реакцию. Вирус вызывает открытый термодинамический процесс,

связанный с обменом веществ живого организма и окружающей среды. В этом состоит коренное различие между живыми организ мами и неживой органической материей. Все они подчиняются фундаментальным физико-химическим законам, но способы, ка кими эти законы на них воздействуют, весьма различны. Живая материя организована так, что для своего воссоздания нуждает ся в энергии из окружающей среды. Неживая материя попросту разрушается.

Если вам кажется, что кристалл - предмет, далекий от био логии и нашей темы жизни и смерти, взгляните на тыльную сто рону вашей руки. Все поверхностные клетки кожи представляют собой полупрозрачные кристаллы, скрепленные тонким слоем жи ра. Это жесткие клетки, наполненные кератином, почти по всем параметрам мертвые. Очень скоро они будут сброшены и исчезнут вместе с еще пятьюстами миллионами клеток, которые мы ежеднев но теряем, но пока что они покрывают поверхность всего тела как гибкий панцирь, специально предназначенный для защиты 'на ходящихся под ним нежных тканей. Подлинно живые клетки не могут перенести соприкосновения с воздухом, защитные же кри сталлические клетки, вытесненные на поверхность заменяющими их новыми клетками, не гибнут. Они совершают самоубийство. Задолго до того, как эти клетки достигают поверхности и сопри косновения с воздухом, они начинают производить фиброзный кератин, пока вся клетка не наполнится роговым веществом. Тех нически эти клетки мертвы. Они, безусловно, не могут воспроиз водиться и столь же несомненно состоят из высокоорганизован ной материи, выполняющей задание конкретного органа на данный момент времени.

Мертвы ли клетки кожи? Если мертвы, то наше тело букваль но укрыто смертью. Ни одной живой клетки не видать, в поле зрения одна лишь смерть, и все же нас числят среди живых. Да вайте же разрешать сомнения в пользу жизни, ведь ясно, что существуют различные стадии "мертвости". Опора на сочетание признаков жизни и смерти даст, по-видимому, наиболее реалис тическую классификацию живой материи. Есть одно очень важ ное следствие странного поведения вирусов, следствие, не остав ляющее и тени сомнения, старые определения, основанные на по лярности понятий "жизнь" и "смерть", совершенно не годятся

Жизнь зависит от смерти. Мы обязаны жизнью не только клет кам, воздвигающим барьер между нами и внешним миром, но i огромным армиям других клеток, постоянно кладущих свою жизн1 во внутренних битвах за полный расцвет организма.

На каждую тысячу красных кровяных телец приходится одне чуть более крупная и прозрачная клетка с ядром. Эта клетка име ет способность к амебному движению и стремится проскочить

^ другими клетками своего типа вдоль стенок сосудов, вместо тог^ чтобы нестись посередине в протоплазменном потоке, влекущем красные тельца к месту их назначения. Белые тельца используют кровоток только как средство передвижения и просачиваются сквозь стенки капилляров в ту точку окружающей ткани, где в них может оказаться нужда. Белые тельца готовы к немедленному действию. Они быстро собираются к месту заражения или к ране, кидаются на проникшие внутрь бактерии и берут их в полное ок ружение и плен. Одна-единственная клетка может схватить и переварить не менее двадцати бактерий, но ущерб при этом нано сится обеим сторонам. Тельца часто погибают от токсинов, и гной, появляющийся на месте схватки, есть не что иное, как скопление мертвых белых кровяных телец. Очевидно, что нашему телу не обходимы эти всеядные бойцы, справляющиеся не только с по стоянной угрозой вторжения бактерий, но и поглощающие час тички разложения, нападающие на все, чуждое системе. Если в организме мало белых кровяных телец - это катастрофа, но ца рящая в нем демократия подвергается серьезному испытанию и в том случае, если размеры армии слишком велики. Перепроизвод ство белых кровяных телец приводит к лейкемии.

В нормальных условиях организм поддерживает равновесие. Тело избегает вредного демографического взрыва, воспроизводя новые клетки по Мере отмирания старых. Ему не приходится ждать, поскольку гибель старых клеток в значительной степени предопределена. Каждый день кто-то из нас умирает, чтобы ос тальные могли жить. Очевидно, что неизбежно приходящая смерть не может быть случайностью, произвольным результатом конку ренции, обеспечивающей выживание самых приспособленных. Смерть имеет определенную задачу. Она включена в программу жизни, и выживание организма возможно лишь в том случае, если происходит планомерное отмирание некоторых его частей.

Недавний эксперимент с птенцами, проведенный двумя амери канскими эмбриологами, убедительно подтвердил этот факт. Эмб риологи показали, что крылья птиц могут стать функциональ ными, только если особые мезодермные клетки развивающегося крыла зародыша отмирают в установленные сроки и позволяют другим клеткам развиться в летательные мышцы. Смерть этих клеток является неотъемлемой частью роста всех летающих птиц. Сходный процесс запланированного убийства включен в программу развития лягушки. Головастики живут в воде, где они питаются водными растениями и передвигаются посредством волнообразных движений длинного мускулистого хвоста. По мере развития они меняют способ питания, включая в свой рацион личинок и червей, и постепенно придвигаются, все ближе и ближе к берегу, где могут рассчитывать на более разнообразную пищу

из насекомых. У головастиков отрастают конечности, и примерно в возрасте четырнадцати недель молодые лягушата выбираются на твердую землю, хвост им теперь только мешает. На этой стадии развития хвост постепенно исчезает - он поглощается изнутри специальными подвижными клетками, которые ведут себя точно так же, как белые кровяные тельца, нападающие на бактерии, с той только особенностью, что здесь мы наблюдаем акт канниба лизма. Жизнь движется, уничтожая самое себя.

Мы привели примеры того, как жизнь поддерживается с по мощью смерти в пределах единичного организма. Однако нам го раздо ближе и понятнее то, как смерть помогает сохранить необ ходимое равновесие в целой популяции, не позволяя ей слишком разрастись и стать неуправляемой. Не будь смерти, мир завоевали бы организмы, размножающиеся быстрее остальных. Одна малень кая невидимая бактерия может самостоятельно произвести за несколько часов огромное потомство, равное весу человека, а каж дый грамм почвы содержит 100 миллионов таких потенциальных патриархов. Менее чем за два дня вся поверхность Земли была бы покрыта зловонными дюнами бактерий всех цветов радуги. Бес препятственно размножаясь, простейшие дадут нам такую же картину за сорок дней; комнатной мухе потребуется четыре года, крысе - восемь лет, растения клевера смогут покрыть всю Землю за одиннадцать лет; но прежде, чем нас вытеснят слоны, пройдет не меньше века.

К счастью, рост популяции многих видов является самоограни чивающимся. В классическом случае ботанической преемствен ности растение-пионер, расцветающее на почве с низким содер жанием азота, продвигается затем на открытую площадку. Здесь оно пышно разрастается и в результате добавляет азот в почву. Таким образом, процветание становится причиной разрушения самого условия успешного развития. Для ограничения тех видов, которые лишены такого самоконтроля, существуют хищники, взимающие с них свою дань.

Жизнь питается жизнью, и в итоге мы получаем цикл, в кото ром атомы, образующие данную конкретную часть живой мате рии, бесконечно переходят из одной живой формы в другую. Зе леные растения производят жизнь из почвы, воды и энергии солнца. Они умеют извлекать свое сырье прямо из неживой мате рии, но затем растение съедается гусеницей, которую подхваты вает пролетающий воробей, попадающий, в свой черед, в когти ястреба, а тот умирает позже от обморожения и становится пищей жуков, роющихся в отбросах... и так далее. Попав в сеть живой материи, атомы захватываются чем-то вроде органической инер ции, проносящей их через бесконечные жизненные циклы, длящие ся веками. Может даже показаться, что жизнь способна внести

мистическое начало в неживую материю одним своим соприкос новением с ней, и, попав однажды в живую клетку, материя пре терпевает превращения, ведущие к возможности ее повторного вхождения в живую ткань. Позже мы увидим, что эти превраще ния постепенно учатся измерять.

Биофизик Джозеф Гоффман называет этот непрерывный про цесс "атомным водоворотом жизни" и напоминает, что за редким исключением вся наша пища была недавно частью другого живого существа, что рост растений зависит от наличия прежде жившей материи, даже если она, как, например, зола, была впоследствии сожжена. Ясно, что изменение, вносимое жизнью в материю, не имеет чисто химической природы.

И снова мы сталкиваемся с понятием степеней смерти. Остан ки живых организмов еще хранят следы жизни и Должны, вероят но, рассматриваться как ее часть. Каждая отдельная частичка живой материи, находящаяся ныне на поверхности земли, была со творена жизнью, и, вероятно, многие ее фрагменты несут на себе ее следы. По всем традиционным определениям, перегной мертв, но он тем не менее существенно отличается от камней. Гоффман пред полагает, что "живые существа знают гораздо больше, чем могут поведать", и что дерево раскидывает семена "в надежде", что им встретится не только голый камень. Учитывая известную нам связь между отдельными растениями и другой живой природой, трудно не согласиться, что сеть жизни заброшена так широко, что включает даже недавно "умершее".

На границе органической и неорганической материи находят ся весьма живучие бактерии. В отличие от аномальных вирусов эти организмы действительно образуют мост между живой и не живой субстанциями. Бактерии, безусловно, являются живыми, и, хотя они лучше чувствуют себя в теплой влажной среде, их можно встретить в самых разнообразных средах обитания. Многие из них могут существовать без кислорода, некоторые могут жить в воде почти при температуре кипения, и большинство выживает при температуре гораздо ниже нуля. Несколько разновидностей обладают способностью к фотосинтезу и, подобно растениям, получают энергию непосредственно от солнечного света, осталь ным же требуется органическая пища. Чтобы ее раздобыть, бак терии способствуют процессу разложения, при котором сложные органические компоненты разрушаются или превращаются в мине ралы, уступая тем самым место более простым Неорганическим химическим веществам. Бактерия поглощает то, что ей необхо димо, оставляя все прочее на долю природы. Многие из продук тов жизнедеятельности бактерий не возникают сами по себе, и, если бы не работа, бактерий, они бы навечно остались в формах, недоступных другим живым существам, и всякая жизнь на Земле вскоре прекратилась.

Сами бактерии, как мы видим, практически бессмертны. Вы растая до самого благоприятного размера, что занимает только двадцать минут, они просто делятся, и две новые бактерии пи таются и растут и вновь делятся. В идеальных условиях защи щенности от вирусов и белых кровяных телец ни одна из бакте рий никогда не умрет. Они не знают смерти от старости и не ста новятся трупами, кроме случаев их насильственного разрушения. Так, смерть становится бессмысленным понятием для большинства простейших сгустков живой материи, предназначенных к жизни внутри единичной клетки. Один короткий шаг - и эволюция как бы перешла от совершенно мертвой неорганической материи к вечной самовоспроизводящейся жизни. Сложные и гибкие взаимо отношения между жизнью и смертью оказываются изощренным новшеством, привнесенным в природу по каким-то особым при чинам.

Большинство простых организмов, состоящих из единичной клетки, воспроизводятся по методу бактерий, используя двой ное деление, когда родительская клетка делится на две дочерние. в каждой из которых содержится примерно половина первоиачаль ного материала. Если в клетке есть ядро, то оно делится первым так что каждая дочерняя клетка получает равную долю наслед ственного вещества организма. Если в клетке есть непарные струк туры, например единственный пищевод у инфузории-туфельк) (Pararnecium), то одна дочерняя клетка получает структуру це ликом, а другая вынуждена вырастить свою собственную, руко водствуясь инструкцией, содержащейся в ее доле ядра. Про стейшие паразиты, такие как Plasmodiunn, живущие в жидкой среде тела хозяина, защищены от опасностей внешней среды и просто купаются в пище, которую они всасывают через стенки клетки. В таких идеальных условиях воспроизводство происхо дит очень быстро. Отвергая двойное деление как слишком мед ленное, эти организмы используют множественное деление, когдг ядро быстро расщепляется на множество частей, каждая из ко торых оказывается окруженной крошечным кусочком протоплаз мы и становится отдельной клеткой. Потрясение, испытываемою организмом, когда в его кровотоке происходит неожиданное мно жественное деление и одновременное возникновение биллионом крошечных паразитов, вызывает симптомы малярии. Этот способ деления обеспечивает как Pararnecium, так и Plasmodium бес смертную непрерывность, свойственную бактериям.

Поднявшись выше по лестнице эволюции, можно встретить и другие бессмертные существа. Одно маленькое беспозвоночное вида Coelenterata носит имя мифического чудовища гидры вслед ствие своей способности отращивать новую голову или отпочко вывать совершенно самостоятельных индивидов прямо от боковых

поверхностей своего тела. Если плоского червя Planaria разре зать на кусочки, то из него получатся два, а то и несколько, совер шенно законченных особей, хотя любой другой вид, безусловно, погибает от такой операции. Конечность, отделенная от морской звезды, вскоре отращивает четыре недостающих органа и прини мается жить самостоятельно. Любой организм, для которого быст рое воспроизведение является необходимостью или преимущест вом, сочтет такую способность очень полезной, но есть здесь и своя ловушка. Каждая дочерняя клетка и каждое новое отпочко вание порождает потомство, ничем не отличающееся от родителей. Это прекрасно, но лишь до тех пор, пока условия остаются не изменными. В нашей динамичной системе выигрывают лишь те организмы, которые могут меняться вместе с изменениями окру жающей среды.

Жизнь нашла решение этой задачи, введя половые различия. Пока большая часть бактерий занималась делением, некоторые особи начали эксперимент по прямому обмену наследственным материалом между индивидами. В 1947 г. Джошуа Ледерберг из Колумбийского университета показал, что обитательница толстой кишки бацилла Escherichia, миллионы которой имеются в теле каждого человека, иногда встречается в двух формах, имеющих элементарные мужские и женские признаки. Время от времени вытянутая клетка мужского штамма приближается к округлой пухлой клетке женского типа, проталкивает короткий отросток через стенку женской клетки и вводит в нее генетический материал. Этот процесс переноса занимает около двух часов, значит, спа ривание бактерий длится в шесть раз дольше, чем неполовое вос производство. Похоже, что это приятный способ продления жизни.

Такой перенос ценен тем, что клетки, произведенные на свет женской бактерией, соединяют мужские и женские характерис тики. Впервые за эволюцию потомство имеет двух родителей и отличается от каждого из них. Преимущества этого способа раз вития для нужд приспособления к окружающей среде весьма ощу тимы, и половое размножение начинает играть все возрастающую роль в жизни организмов. В череде поколений оно поначалу сосу ществует с неполовой техникой деления и почкования, но со временем преимущества полового воспроизводства помогли ему одержать верх над всеми 'другими способами. В результате раз вились организмы, наделенные всеми половыми различиями. Это означало, что они могли быть либо мужскими, либо женскими осо бями и размножались только в том случае, если вкладывали час тички своих тел в союз, дающий жизнь новым индивидам. Впер вые организмы превратились в подлинно отдельные существа с конечным жизненным циклом. Они рождались, росли, достигали зрелости и размножались, а затем (в отличие от бактеоий. которые

просто делились и начинали все сначала) старились и умирали. Смерть - вот цена, которую мы уплатили за половые различия.

Взамен утраченного бессмертия организм обрел индивидуаль ность. Не просто временные фазы в бесконечном процессе, а от дельные существа со своими собственными особыми чертами. "Процесс воспроизводства был нарушен" - и это, пожалуй, все, что можно сказать о бактериях, зато аналогичное событие в мире насекомых описывается иначе: "кузнечик погиб". С появлением индивидов стал возможен переход от обобщения типа "смерть наступила" к точному указанию, кто конкретно умер. Но тут же вырисовывается новая проблема. Мы уже пришли к выводу, что организм остается живым, несмотря на то что некоторые из состав ляющих его клеток погибли. Мы даже предположили, что мертвые клетки могут считаться живыми на том основании, что они про должают играть определенную роль в выживании организма как целого. Индивиды, входящие в очень тесно связанное сообщество, могут оказаться в таком же положении.

Зоолог Клейборн Джоунз указывает, что выделить индивиду альную особь нисколько не легче, чем дать определение вида. Так, например, есть предположение, что рабочая пчела является вов се не организмом, а чем-то, что придумано человеком. А вот улей и есть единый организм. А если это так, то что происходит, когда погибает рабочая пчела: она ли умирает, или улей попросту те ряет один из своих компонентов? Существуют веские основания считать улей и муравейник целостными организмами. Одиночные рабочие пчелы или муравьи стерильны и так же неспособны раз множаться, как красные кровяные тельца. В самом деле, они осу ществляют ту же миссию доставки, и их шансы на самостоятель ное выживание столь малы, что не превышают возможностей изо лированной клетки крови. Так кто же может претендовать на индивидуальность - пчела или улей? Если улей является единым организмом, то зависит ли его выживание от количества живых ра бочих компонентов? Сколько нужно изъять пчел, чтобы счесть улей мертвым? Вероятно, на все эти вопросы можно дать один и тот же ответ, а именно: жизнь и смерть существуют бок о бок, и осмыс ленное определение любого из этих понятий неизбежно включает в себя оба полюса.

Возможность существования общественных организмов и груп повых индивидуальностей ставит еще один вопрос. Предположим, какая-то внешняя разрушительная сила разбила улей, не повредив ни одной пчелы, а просто разметав их по окрестностям. Улей исчез, но погиб ли организм? А если не погиб, то как назвать си туацию, когда разогнанные пчелы вливаются в новый улей, ста новясь его составными частями? Если убит и растерзан своими сородичами волк, мы говорим, что он умер. Так ли это? Дилемма

разрастается. Где помещается жизнь, пока ее части перестраи ваются? Это не просто философский вопрос. Развитие хирургиче ской пересадки органов ставит эту проблему в ряд важнейших моральных и юридических задач.

Морские губки состоят из массы клеток, организованных в сообщество, функционирующее как одно целое и представляющее собой, по мнению большинства зоологов, единый организм. Но если вы разрежете губку и протрете кусочки через шелковую ткань так, чтобы все клетки отделились друг от друга, эта неорга низованная кашица в скором времени вновь соединится, превра тившись в полноценную губку. Очень удачный эксперимент такого рода производился над красно-ржавой губкой Microciona prolifera и желто-зеленой губкой Cliona selata. Образчики обеих губок были мелко растерты и растворы тщательно перемешаны. Через двадцать четыре часа красные и желтые клетки реорганизовались и вновь соединились в форму первоначальных губок. К началу эксперимента имелись два разных живых организма. Встает во прос: что в них оставалось живым, а что погибло в смешанном растворе? Все клетки остались живы, но на какой стадии мы имеем право приписывать каждому из этих организмов индивидуальную .жизнь? И как объяснить тот странный факт, что несколько крас ных клеток благополучно встроились в желтую губку?

Можно оспорить право губок считаться отдельными организма ми на том основании, что это скорее колонии, но вот Теодор Хаушка проделал необычный опыт с несомненным организмом - мышью. Он взял зародыши мыши на тринадцатый день внутриутробного развития и размолол их так мелко, что они смогли пройти сквозь тонкую иглу шприца. Раствор с зародышами он ввел в полости девственных женских особей той же породы. Через пять недель у всех этих животных обнаружились в брюшной полости координи рованные массы костей и тканей. Они достигали размера недель ных зародышей. Очевидно, отдельные клетки оказались способны объединиться и развиваться в направлении образования закончен ных животных, только каких? Вероятно, мышей, но какого вида? Того же, какой сформировался бы в матке мыши-донора? А если нет, то что произошло с эмбрионами? Умерли?

Поведение индивидуальных клеток - ведущая нить всего клуб ка вопросов. В подходящих условиях многие типы клеток продол жают свободно размножаться вне тела. Технология выращивания тканей требует определенной температуры и сложного питатель ного раствора, содержащего до сотни различных ингредиентов. Большинство специалистов знают особые хитроумные приемы, помогающие началу процесса роста культуры. Клетки кост ного мозга или клетки слизистой кишечника свободно размножа ются в самом теле, и поэтому весьма велика вероятность их поста

и вне организма. Зародышевые клетки - тоже подходящие кан дидаты, поскольку они начинают быстро расти еще до начала опы та и переносят, видимо, часть инерции роста в новую ситуацию.

За последние годы удалось вырастить ткани из клеток уток, кроликов, коров, овец, лошадей, мышей, крыс, морских свинок, обезьян и людей. Зародышевые клетки часто группируются в со ответствующие данному биологическому виду структуры: напри мер, мышцы или кости имеют нормальный размер и форму. Из изо лированных клеток растений можно получить новый самостоятель ный организм. Культура ткани, выращенной из одной-единствен ной клетки ростка табака, развилась в лабораторных условиях во взрослое растение, с корнями, листьями и цветами. В каждой клетке любого живого организма скрывается потенциальная воз можность роста. В каждом ядре содержатся все необходимые инструкции для воспроизводства полностью функциональной ком бинации клеток, повторяющей форму особей данного вида. Хотя целое животное пока еще не удалось вырастить, теоретически препятствий к созданию новых индивидов, полностью тождествен ных первоначальному донору, не существует.

На практике есть одна неувязка. Она известна как предел Хейфлика. Л. Хейфлик, специалист по выращиванию тканей из Вистаровского института в Филадельфии, обнаружил, что куль тура зародышевой клетки человека способна размножаться толь ко на протяжении пятидесяти поколений. Даже в самых лучших условиях культура не может перешагнуть этот предел, и даже в самом теле клетка не способна размножаться дольше. Если мы вернемся к начальному моменту оплодотворения яйца, то сможем, пожалуй, добавить еще несколько поколений, а общая цифра в семьдесят поколений обеспечивает замену всех клеток тела 20 мил лионов раз. Разумеется, этого более чем достаточно для любой человеческой жизни. Но мы не располагаем сейчас свидетельст вами, что ограничение Хейфлика относится к клеткам, находящим ся на своем законном месте. Однако нам ясно, что изолированно выращиваемые клетки утрачивают со временем свою жизне способность. Позже мы увидим, что уже выделен фактор, который исчезает при искусственном выращивании. Усовершенствование методов проведения опытов может привести, я полагаю, к сохра нению или замене недостающего фактора и преодолению предела Хейфлика.

В области исследования тканей меня больше всего поражает открытие, связанное с поведением изолированной культуры, когда она приближается к названному пределу. Клетки, которые в начале их роста легко распознать как явно человеческие, утрачи вают постепенно определенную принадлежность. Клетки, побужда емые к многократному размножению, не ведущему к производст

ву специфического для данного вида органа или структуры, как бы "забывают", что в них заложено. Предел Хейфлика разли чен для каждого отдельного вида, но, приближаясь к точке рас пада, клетки любого организма претерпевают одно и то же пре вращение - они, похоже, "теряют память". Длительный процесс культивирования придает всем клеткам, независимо от их проис хождения, один и тот же вид. Очень различные по строению час тички слюнных желез фруктовой мухи, яичников овцы, внутрен него уха мыши или лепестков цветка неизбежно превращаются в однородную массу, в аморфные чешуйчатые клетки, лишенные специфической формы и знаков своего происхождения или назна чения. Они становятся своего рода произрастающими идиотами.

Эти анонимные изолированные клетки продолжают нести ка кие-то отпечатки генетического кода, они еще питаются и растут, их цитоплазма бьется и кипит, в нужный момент они делятся, но при этом остаются самовоспроизводящимися автоматами без опре деленной задачи. Они растеряли свою сущность и назначение и полностью утратили способность реализации потенциала, закоди рованного в их хромосомах. Код не затрагивается этим процес сом. Он сохраняет все инструкции, необходимые для жизни, но клетки разучиваются читать.

Невежественные клетки возвращаются, по-видимому, в состо яние, роднящее их с самыми первыми из когда-либо существовав ших живых организмов. Они снова становятся чем-то вроде об щих знаменателей низшего порядка, строительными блоками об щего назначения, способными двигаться в любом направлении. Но в истощенной культуре они никуда не направляются, а просто умирают. Существует один-единственный способ их спасти дать им новые инструкции. Если изгнанные из тела человеческие клетки подкармливать смесью, содержащей лошадиную серу, они начинают походить на клетки лошади и идут в этом направлении с обновленной энергией. Если же в одной из клеток происходит му тация, ситуацией овладевает новая линия, обладающая собствен ной энергией, и культура начинает расти уже за пределом Хейфли ка. Именно это и происходит с раковой клеткой. Претерпев мута цию, она получает команды, отличные от инструкций родитель ских клеток, и с этого момента выходит из-под их влияния. Ткань принимает иной вид, имеющий свои ограничения, а они, в свою очередь, могут подвергаться дальнейшим изменениям и мутациям.

Еще один способ оживления ослабевшей культуры - возвра тить ее в тело первоначального донора. Если клетки уже мутиро вали, они могут подчас породить злокачественные или раковые опухоли, но если генетический материал не претерпел никаких изменений, они начинают функционировать с прежней силой, вновь стремясь к определенной цели в полном соответствии со

своим местонахождением в организме. Глазные клетки зародыша лягушки можно отделить от глазницы и поместить в какую-либо часть желудка лягушки, и там они будут производить слизистую желудка, а не внутренний глаз. В организме существует сис тема координации, предусматривающая выполнение клетками то го, что требуется в данной области тела, хотя каждая клетка по тенциально способна выполнять любые другие задачи. Без такой координации группа клеток, пущенная в рост в каком-либо органе тела, породила бы нечто совершенно неподходящее. В какой по стоянной тревоге мы бы жили, если незначительный порез или ссадина на локте могли спровоцировать неорганизованную ре генерацию и появление на этом месте, скажем, младенца. Пример не так нелеп, как кажется, ведь существуют виды, например реч ная гидра, у которых именно так все и происходит. Бессмертные существа сохраняют ту свободу, которая позволяет каждой клетке воспроизводить целое, смертные же подчиняются общему проек гу, который распространяется и на отдельные органы.

Координационные центры, выполняющие генетические коман ды, не ограничиваются мозгом или эндокринными железами; они никогда не принадлежали какому-то одному органу, присутст вуя везде. Пример с табачной клеткой, которая выросла в целое правильно скоординированное растение, показывает, что управля ющая сила должна присутствовать в отдельно взятой клетке. Воз можно, этим свойством обладают все единичные клетки и в один прекрасный день мы создадим технологию, позволяющую вырас тить любое растение или животное из любой, даже самой малень кой его частички. Пока что из изолированных клеток животных можно производить только ткани ограниченного размера, но мы сделали одно существенное открытие, имеющее далеко идущие последствия. Тот факт, что изолированные клетки со временем теряют свои биологические характеристики, утрачивают связь с жизнью, впервые позволяет нам глубоко проникнуть в природу жизни и смерти.

Мы увидели, что эти два состояния почти неразличимы, что они сосуществуют в различных сочетаниях на скользящей шкале, лишенной строго-фиксированных точек. Мы охарактеризовали жизнь как состояние организации и обнаружили, что явно мертвые клетки часто обладают теми же свойствами, что и живые. Мы отказались считать простое воспроизводство необходимым крите рием и наметили некоторые трудности, неизбежно сопровожда ющие попытку строгого отделения жизни от смерти. Мы пред положили, что можно обнаружить жизнь в том или ином прояв лении даже в материи, которая обычно считается мертвой. Теперь же, зная, что клетки, надолго предоставленные самим себе, пре вращаются из целенаправленных живых сущностей в дезоргани

зованных идиотов, мы получаем ядро теории, которая, по нашему убеждению, объясняет все имеющиеся факты.

Ошибка Ромео - путаница жизни и смерти - совершается столь часто потому, что между этими состояниями нет четкого различия. Они выступают как проявления одного и того же биоло гического процесса и различаются только по степени. Существует, однако, третье состояние, которое качественно отличается как от жизни, так и от смерти. Это состояние анонимности, близкое к со стоянию клеток культуры вблизи предела Хейфлика. Такие клетки нельзя считать живыми в обычном смысле, поскольку в них отсут ствуют специфические черты вида, к которому они прежде принад лежали; но они все же не мертвы, поскольку продолжают свою жизнеподобную деятельность. Они отличаются от живых клеток крови и мертвых клеток на поверхности кожи отсутствием харак терной для данного вида организации. Такое отсутствие динамиче ской модели и является преобладающей чертой третьего состояния, которое не квалифицируется ни как жизнь, ни как смерть, однако является вполне реальным, распознаваемым и законным и посему нуждается в именовании. Я предлагаю дать ему предварительное название "гота".

Корень "гот", если не считать его использования в качестве имени собственного для обозначения древнего тевтонского племе ни, ничего не означает в большинстве распространенных языков.

Итак, есть три состояния материи: жизнь, смерть и гота, но с точки зрения биологии мы реально имеем дело лишь с двумя. Мате рия находится либо в состоянии жизни, либо в состоянии готы. Все дело в присутствии или отсутствии модели координации, или орга низующего начала. Пока материя удерживает хотя бы слабые от звуки органического водоворота, жизнь продолжается. Когда водоворот окончательно стихает - с течением времени или в ре зультате изоляции,- жизнь переходит в готу. Если подвергнется разрушению сама материя, как это бывает в эпицентре термоядер ного взрыва, жизнь, в нашем понимании, прекратится, но гота наступит лишь после разрушения организационной сферы.

Некоторые разновидности готы подобны состоянию полного би ологического упадка, получившего название "абсолютной смерти". Мне нравится этот термин, и я думаю, что его можно с успехом применить по отношению к телу, подвергшемуся, например, кре мации. Но в это понятие не входят те "зомбиподобные" состояния клеток, которые определяются как гота. Стадия, которую мы обыч но называем смертью, точнее определяется как "клиническая смерть", и это понятие тоже полезно, если помнить, что оно обла дает особой растяжимостью, позволяющей видеть в нем скорее ослабление жизненной силы, чем собственно биологическое со стояние.

Неживая материя типа волоса или когтя, играющая в организ ме предписанную ей роль, расценивается как живая. В некоторых ситуациях позволительно даже включить в эту категорию часть магнитов и кристаллов. Такая мертвая материя, как ископаемые кости или бумажная пряжа, не обнаруживающие никакого поряд ка или ритма жизни, является готой. Организм может быть рас щеплен вплоть до клеточных составляющих и все-таки сохранить жизнь, но когда изолированные единицы теряют свои характер ные черты, организованность жизни уступает место дезорганиза ции готы. Состояния жизни и готы в какой-то мере пересекаются, и оба принадлежат континууму, простирающемуся от сложности интеллекта до относительной простоты самостоятельной молекулы. Смерть всего лишь стрелка, скользящая по воле наших верований или уровня технологии вдоль шкалы этого континуума. Смерть состояние сознания, как давно уже догадывались многие фило софы.

Я полностью отдаю себе отчет, что понятие готы носит весьма предположительный характер и во многом является лишь экстра поляцией опытных данных, но, как биолог, я не могу не замечать непреодолимой противоречивости всех существующих объясне ний жизни и смерти. Я не питаю склонности к тому, чтобы пускать в обращение новые слова и понятия ради собственного удовольст вия, но когда существует громадный разрыв между общепринятой теорией и наблюдаемыми фактами, введение какого-то нового концепта оказывается необходимым и оправданным.

В своем стремлении вновь увидеть затронутую проблему в перс пективе эволюции, я искал подтверждений и указаний, обращаясь подчас к неожиданным источникам. Я подбирал оборванные нити и разрозренные детали в самых разных местах и не хочу теперь оп равдывать их происхождение, так как в последующих главах на мерен показать, что все они могут быть сплетены воедино в связную и научную картину, проливающую свет на загадку смерти.

Глава II

СМЕРТЬ КАК ЗАБОЛЕВАНИЕ

Тело взрослого человека содержит около шестидесяти милл) онов миллионов клеток и каждые сутки теряет их столько, что т. ' можно наполнить глубокую тарелку.

Вглядитесь поближе в мельчайшие чешуйки, постоянно падаю щие с кожи, и вы увидите тщательно выделанные кристаллические многоугольники, поверхность которых состоит из прозрачных кера тиновых пирамид. Взгляните на один из шестидесяти ежедневно выпадающих волос, и вы увидите более тысячи клеток, которые,

подобно кровельной дранке, расположились вокруг центрального волокнистого стержня. Соскребите тончайшую стружку с ногтя, и вы потеряете еще десять тысяч клеток, лежащих плотными слоями твердого рогового вещества. Каждое прикосновение к поверхнос ти тела, каждое дуновение ветра берет свою дань, и внутри условия столь же суровы. Ежедневно вся внутренняя поверхность рта смы вается в желудок и переваривается, а семьдесят тысяч миллионов клеток срываются со стен кишечника при прохождении пищи. Ос тавшаяся часть ежедневной порции гибнет от любви, голода, гнева, страха, изнашивающих тело.

Цепочка из потерянных за день клеток могла бы протянуться от одного берега Атлантики до другого, однако в среднем у взрос лого человека клеток не прибавляется и не убавляется, ибо тело образует столько же клеток, сколько теряет. Ребенок рождается только с двумя миллионами миллионов клеток, и когда он достига ет веса взрослого человека, число их увеличивается приблизи тельно в тридцать раз. По достижении зрелости начинается по стоянный отток клеток. После полового созревания клетки мозга никогда не возобновляются, а после тридцати мы в среднем еже годно теряем один процент наших нервных клеток. Количество по терянных клеток с возрастом постепенно растет, пока жизненное равновесие резко не нарушается и разного рода расстройства и нарушения организации не становятся более очевидными.

Наконец наступает момент, когда мы говорим, что данный ор ганизм погиб, но можем ли мы точно определить этот момент? Су ществуют ли критерии, в соответствии с которыми мы можем дока зать, что случилось нечто необыкновенное? Можем ли мы быть уверенными?

Отдел статистики жизни при ООН определяет смерть как "окончательное прекращение всех жизненных функций". Большин ство авторитетных специалистов согласны с этим исчерпывающим определением, однако существуют серьезные противоречия относи тельно того, что следует понимать под жизненными функциями и их прекращением, или клинической смертью.

В книге "Что делать, если кто-то умирает" рекомендуется преж де всего проверить дыхание, поднеся к губам зеркальце, и посмот реть, не запотеет ли оно, однако уже в древних медицинских трак татах этот тест считался ненадежным. Тот, кто знаком с хатха йогой, знает, что владеющий техникой "хечари мудра" может по местить кончик языка в носовое отверстие со стороны заднего неба и часами сидеть с закрытым ртом, явно не имея никакой возможно сти сделать вдох или выдох. Проведенные в Индии опыты показа ли, что йог, заключенный в воздухонепроницаемый металлический ящик, способен свести потребление кислорода и выделение двуоки си углерода к минимальному уровню и выжить в летальных для

любого нормального человека условиях. Другие исследования, в которых участвовали японские монахи дзэн и американцы, зани мавшиеся трансцендентальной медитацией, показывают, что в са мом начале медитации у всех них отмечается двадцатипроцентнос снижение потребления кислорода. Вероятно, при соответствующей тренировке эти показатели можно увеличить. Во многих учебниках по реанимации упоминается известный полковник Таунсеид, кото рый намеренно так долго не дышал перед комиссией лондонских врачей, что они, засвидетельствовав его смерть, разошлись по до мам. На следующий день он проделал то же самое.

Второй традиционный признак клинической смерти - останов ка пульса. Здесь снова картину осложняют те, кто научиЛся созна тельно контролировать обычно бессознательные процессы. Фран цузский кардиолог, отправившийся в Индию с переносным элект рокардиографом, обнаружил там несколько человек, способных по команде останавливать сердце. С помощью инструментальной тренировочной техники можно обучить крыс контролировать час тоту сердечных сокращений. В одной серии опытов семи крысам удалось не реагировать на мощные сигналы, которые организм посылает в случае опасности; они не давали биться своему сердцу, пока не погибали. В госпитале Нью-Дели я сам наблюдал опытного факира, который в соответствии с показаниями электрокардиогра фа остановил свое сердце на целых двенадцать минут. В этом слу чае воздействие на блуждающий нерв, передающий сигналы из ствола мозга к сердцу, по-видимому, производится с помощью техники, которую йоги называют "валсалва", когда давление в гру ди постоянно увеличивается с помощью глубокого вдоха и резкого наклона вперед.

То, что современная медицина не смогла решить проблему ди агноза смерти, доказывают и хирургические операции при низких температурах, когда сердце не функционирует в продолжении всей операции. Любой хирург XIX в" наблюдая подобное зрелище, без колебаний констатировал бы смерть.

Слишком низкая температура тела также считается верным признаком клинической смерти, однако ученые так и не решили, что же считать "нормальным" уровнем. В Англии это 98,4 F, тогда как в США - 98,6 . Европейцы согласны с американцами, однако у них эта величина выглядит как 37 С. Когда мы просыпаемся, наша температура ниже средней "нормальной", когда же ложимся спать - выше. У детей температура значительно выше сред ней, у стариков - ниже, у женщин во время овуляции - выше на целый градус. После нагрузок спортсмены могут одновременно иметь ректальную температуру 41 С, а на охлажденной потом коже - 34 С. В холодной ванне температура тела может по низиться до 32 С. Отмечены случаи спасения замерших в своих

холодных жилищах стариков с температурой 24 С. Согласно ут верждениям экспертов по судебной-медицине, после клинической смерти температура тела ежечасно падает почти на градус, по этому время, прошедшее с момента убийства, например, вычисля ют по этой формуле. Она хорошо работает, если с момента смерти прошло не более двенадцати часов, затем в ход идут другие про центные расчеты.

Проблема температуры как признака клинической смерти осло жняется тем, что мгновенная смерть от удара молнией или внутрен него повреждения может в течение нескольких часов не повлечь за собой значительного изменения температуры, в то время как при ступы астмы ведут к быстрому, почти такому же, как при смерти, понижению температуры у живых людей.

Другой аномалией является то, что вслед за смертью от холеры, столбняка и оспы температура сразу же повышается, и все тела, разлагаясь, выделяют столько тепла, что вскоре так или иначе до стигают нормальной температуры. Под действием лекарств может наступить состояние, похожее на временную смерть, когда, как уве рял Джульетту отец Лоренцо, давая ей зелье, наступает глубокий сон, при котором "ни теплота, ни вздох не обличат, что ты жива...".

Спасенный из лавины шведский мальчик полностью восстано вился после температуры 17 С, которая, согласно формуле поли ции, свидетельствует о том, что он был мертв около двадцати пяти часов.

Многие животные, погружаясь в спячку, оживают даже после более низких температур (6 С - у ежа). Теперь же научились и людей погружать в искусственную спячку. В хирургии низких температур практикуется часовая остановка циркуляции крови путем снижения температуры тела до 15 С, а в Японии была про ведена операция на мозге при той же температуре, что и у погру женного в спячку ежа,- 6 С. В 1967 г. Джеймс Бедфорд из Ка лифорнии заморозил свое тело при температуре жидкого азота, с тех пор, по крайней мере, еще десять человек последовали его при меру и сейчас пребывают в состоянии глубокой заморозки под на блюдением общества, чей лозунг "Скажи смерти нет!". Их тела, находящиеся в холодных коконах между жизнью и смертью, явля ются серьезной проблемой как для биологов, так и юристов.

Некоторые эксперты в области судебной медицины обращают внимание на изменение глаз после клинической смерти. Добрый доктор, закрывающий открытые глаза трупу, стал кинематографи ческим штампом. Однако глаза и веки точно так же "ведут себя" и при глубоком сне, апоплексии, асфиксии, опьянении, отравлении и некоторых повреждениях мозга. Другие классические способы, например проверка реакции зрачка на свет, также не дают окон чательного ответа, ибо мышцы зрачка, подобно многим другим

мышцам тела, в течение нескольких часов после констатации кли нической смерти сохраняют активность и способны сокращаться. Судебные медики утверждают, что с наступлением смерти зрачки расширяются, а затем в течение двадцати часов постепенно сужа ются. Некоторого доверия заслуживает изменение цвета глаз, со гласно утверждениям экспертов, после смерти все глаза становят ся зеленовато-коричневыми. Возможно, так оно и есть, потому что пигмент радужки, меланин, у всех один и тот же; в карих глазах он просто ближе к поверхности, а в голубых глазах скрыт покрываю щей его тканью. Также верно, что роговая оболочка глаза стано вится сухой и замутненной и что через десять-двенадцать часов после клинической смерти глазное яблоко становится впалым и дряблым.

При остановке кровообращения красные кровяные тельца осе дают под действием силы тяжести, оставляя прозрачную сыворот ку, поэтому у светлокожих людей появляется особая бледность. Вся кровь также имеет тенденцию спускаться в капилляры, распо ложенные в нижней части тела, образуя темные пятна, на которые обращают особое внимание детективы, ибо они показывают, пере носилось тело или оставалось на месте. Однако эти пятна нельзя считать надежными признаками смерти, ибо единственный способ отличить их от прижизненных синяков, имеющих больше крови в окружающей ткани,- сделать надрез. Тот факт, что через несколь ко часов после клинической смерти кровь начинает свертываться, навел на мысль о возможности установить смерть с помощью ана пиза крови. Однако при жизни кровь не свертывается благодаря химическому веществу, которое вырабатывается в клетках стенок сосудов, а эти клетки продолжают слабо функционировать и после смерти, поэтому, даже начав свертываться, кровь через несколько дней опять может стать совершенно жидкой.

Другой известный симптом - трупное окоченение. Оно вызы вается напряжением мышечных волокон, когда одна из крупных энергонесущих молекул в клетках меняет форму. Процесс начи нается в кишечнике и распространяется на сердце, диафрагму и лицевые мыщцы. Обычно через час коченеют веки, через три-четы ре часа - челюсть и через двенадцать часов - все длинные мыш ^Цы тела. Тридцать шесть часов спустя мышцы снова расслабляют ся, но эта схема может меняться в результате действия различных факторов. Трупное окоченение может наступить позже из-за высо кой концентрации адреналина в крови в результате стресса или испуга, испытанного в момент смерти, а может вообще не насту пить, если силой согнуть окоченевшую конечность. Окоченение мо жет появиться раньше обычного после тяжелого истощения и даже сразу же, в виде трупного спазма в случаях внезапной смерти. Эти редкие случаи иногда путают с тяжелым приступом столбняка.

Последние успехи медицины расширили границы клинической смерти, включив в нее состояния, ранее считавшиеся необратимы ми. Лаборатория экспериментальной физиологии оживления в Москве теперь описывает клиническую смерть как "состояние, при котором отсутствуют все внешние признаки жизни (сознание, реф лексы, дыхание и сердечная деятельность), однако организм в це лом еще не погиб; метаболические процессы в его тканях еще име ют место, и при определенных условиях возможно восстановить все его функции". В обычных условиях организм в таком состоянии, пожалуй, не вернулся бы к жизни, но при терапевтическом вме шательстве оживление возможно до тех пор, пока не наступают необратимые изменения коры головного мозга. После этого еще восстановима деятельность отдельных органов, например сердца и легких, однако организм в целом не способен вернуться к само стоятельной жизни. Экспериментальные работы в этой области по казывают, что при нормальной температуре мозг может бездей ствовать не более пяти-шести минут, после этого он не способен к восстановлению всех своих функций. Итак, теперь смерть устанав ливают с помощью электроэнцефалограммы по истечении шести минутного периода у наименее устойчивой из тканей организма. По-видимому, это самый точный из имеющихся метод констатации смерти, однако русские исследователи предупреждают, что макси мальный шестиминутный период бездействия мозга нельзя уста новить с полной уверенностью. Они утверждают, что "с практиче ской точки зрения невозможно точно определить конец состояния клинической смерти каждого отдельного организма и следует ру ководствоваться средними данными".

Очевидно, что ни один симптом сам по себе не может служить верным признаком клинической смерти. Большинство специалис тов, понимая это, утверждали, что единственным надежным приз наком является разложение. Бактерии и грибки, начиная размно жаться в кишечнике, вызывают изменение цвета передней брюш ной стенки: сначала появляются серые пятна, которые затем ста новятся зелеными и испускают зловоние. Но даже они не могут быть неоспоримым доказательством, ибо при некоторых кожных болезнях на коже появляются пятна, в точности похожие на при знаки посмертного разложения.

В книге "Посмертный внешний вид" указываются три возмож ные причины смерти: асфиксия, или остановка дыхания (в резуль тате удушья, паралича и т. д.), остановка, или нарушение крово обращения (в результате шока, кровотечения, сердечных заболе ваний и т. д.), и кома, или паралич (в результате повреждения мозга, действия ядов, наркотиков и т. д.). Ни в одном из этих слу чаев нет никаких характерных внешних признаков, позволяющих точно установить диагноз.

Последние успехи медицины и техники, очевидно, не изменили дела к лучшему. В 1890 г. один озабоченный доктор написал статью, посвященную проблеме определения реальной и мнимой смерти, перечислив четыреста восемнадцать признаков. Сегодня этот список можно было бы продолжить, однако единства мнений по этому вопросу по-прежнему нет. Новейшие технические сред ства, помогая продлить жизнь, все больше стирают различия меж ду жизнью и смертью, и, несмотря на сложное оборудование, мы все еще делаем ошибки. 3 ноября 1967 г. тяжело раненный аме риканский солдат был доставлен в лучший военный госпиталь в Южном Вьетнаме, попытки вернуть его к жизни через сорок пять минут были оставлены. Согласно показаниям электрокардиограм мы, электроэнцефалограммы и мнению докторов, он был мертв, однако четыре часа спустя он очнулся в морге и до сих пор живет и получает военную пенсию. В комментарии, сделанном еще в 1821 г., утверждается: "Если мы сумеем понять, что служит при знаком жизни, с которой, конечно, знакомы все, однако едва ли кто-либо может сказать, что ясно понимает, в чем она состоит, мы тотчас же получим определение смерти. Она представляет со бой прекращение феномена, с которым мы все хорошо знакомы, феномена жизни".

В настоящее время общепризнано, что существуют различные стадии смерти и что клиническая смерть (прекращение жизнен ных функций) предшествует абсолютной смерти (сопровождаю щейся разрушением клеток, выполняющих эти функции). Волосы и ногти по-прежнему растут, печень вырабатывает глюкозу, а клетки, извлеченные из тела трое суток спустя после клинической смерти, успешно культивируются.

Новое состояние готы начинается лишь после того, как клет ки пережили значительное химическое разрушение или физичес кую изоляцию, оторвавшую их от источника организации. В пер вую очередь абсолютная клеточная смерть всегда поражает са мые специализированные органы, например мозг и глаз. Хирурги, занимающиеся трансплантацией, знают это и применяют все более сложное оборудование, чтобы сохранить эти органы живыми и пригодными для пересадки другим пациентам. Разумеется, это оборудование пускается в ход лишь тогда, когда совершенно ясно, что смерть донора в любом случае неотвратима, однако бла годаря развитию технических средств и реанимационного обору дования сейчас удается спасти все больше таких пациентов, ко торые неминуемо погибли бы без медицинского вмешательства.

Клиническая смерть оказывается переменным и чисто теорети ческим понятием, а мы все ближе подходим к той точке, когда мы сможем искусственно заменять все жизненные функции, даже функцию мозга, отодвигая смерть на неопределенный срок. Тогда

как относиться к предложенному ООН определению смерти как "окончательного прекращения всех жизненных функций"? Ведь окончательное прекращение наступит не раньше, чем будет вы ключена аппаратура. Тогда, возможно, смерть будут определять как "то, что зависит от решения врача".

Становится ясно: смерть не окончательный факт, а скорее функция отношения "врач-пациент". Или вообще любого отно шения. Создается впечатление, что наше мнение о жизни и смер ти зависит не столько от реальных фактов, сколько от того, как кто-то воспринимает кого-то. Возможно, нам не следует говорить: "Бедняга Джад умер", если мы знаем об этом только со слов Фреда. На самом деле мы можем утверждать только то, что смерть произошла между Фредом и Джадом. Когда для констатации смерти вызывают семейного врача, тогда круг вовлеченных в это дело людей расширяется до минимальных легальных пределов, и Джад может быть похоронен, однако вся ответственность лежит на докторе. Об этом говорится в тексте британского свидетельст ва о смерти, где врач устанавливает причину смерти "с полным знанием и уверенностью". Вся проблема решается скорее на осно вании бытующих мнений, чем абсолютных фактов. Врач должен вынести решение по очень сложному вопросу.

Жизнь и смерть неразделимы, однако если они отличаются от состояния, названного нами готой, и если это различие можно установить с помощью приборов, тогда проблема будет частично решена. Сегодня во всем мире насчитываются сотни неизлечимых больных, месяцами и даже годами находящихся в тяжелейшем состоянии физического и умственного истощения; они кажутся живыми только потому, что жизнь в них поддерживается разного рода аппаратами и лекарствами. Я думаю, что организмы в этих условиях погружаются в полную анонимность, перестав сущест вовать как личности или даже как живые единицы. Мы все это чувствуем. Посмотрите, как ведут себя те, кто обслуживает этих безнадежных больных: несмотря на всю свою доброту и лучшие намерения, они начинают обращаться с ними как с машинами, требующими ухода. Эта аналогия справедлива, ибо я думаю (хотя этого никто не измерял), что у этих людей, находящихся в состоя нии готы, организаторы жизни либо качественно другие, либо настолько ослаблены, что их количеством можно пренебречь.

Еще в 1836 г. в учебнике медицинской юриспруденции говори лось: "Индивиды, внезапно получившие повреждения от ран, бо лезней или даже отсечения головы, в действительности не мертвы, а просто находятся в состоянии, несовместимом с продолжением жизни". Это элегантное и важное различие. Смерть не является "несовместимой с продолжением жизни". Наша возможность вер нуть различные виды смерти к жизни ограничена только уровнем

нашей техники. Тем не менее есть состояния, когда возвращение к жизни невозможно, именно они и характерны для готы.

Один из способов решения проблемы смерти -. видеть в ней просто болезнь. Во многих отношениях это временное состояние, от которого, как и от болезни, можно вылечить. Подобно тому как существуют неизлечимые пока болезни, есть некоторые стадии сме рти, с которыми мы пока не можем справиться. Те выражения, в которых мы говорим о болезнях, оказываются здесь вполне умест ными. Мы можем говорить о "приступах смерти" и проводить различие между тем, кто "легко мертв" и "очень тяжело мертв".

Такой подход к смерти помогает решить философскую пробле му, поставленную двумя психологами в их исчерпывающем и увле кательном исследовании наших реакций на смерть. Они задава ли вопрос: "Сколько времени длится смерть?", сопровождая его логическим контрвопросом: "Сколько времени существо должно быть живым, чтобы его таковым признали?" Ответ на второй во прос, очевидно, состоит в том, что существо должно быть живым не меньше времени, чем потребуется на необходимое наблюдение. Его последующая гибель никак не опровергнет начального наблю дения, установившего, что оно живо. Однако та же логика непри менима к смерти. Если путем наблюдения было установлено, что существо мертво, но впоследствии оно оказалось живым, мы предполагаем, что прежнее наблюдение было ошибкой, что кто-то допустил ошибку.

Корни проблемы лежат в нашем культурном, лингвистическом, социальном, научном, медицинском и психологическом убеждении, что смерть - это нечто неизменное. Однако если рассматривать смерть как болезнь, считать ее излечимой, тогда проблема сама собой отпадает. Ответ на вопрос: "Сколько времени длится смерть?" - будет таким же, как и ответ на вопрос: "Сколько времени длится рак?" До тех пор, пока организм либо не изле чится, либо не погибнет. До тех пор, пока мертвый организм либо не оживет, либо не превратится в готу.

Сравнение смерти с раком вполне правомерно. Эксперимент, проведенный с культурой тканевых клеток мыши, наводит на мысль о сходстве этих двух состояний. Единичная клетка, взятая у мыши, выращивалась в культуре, пока от нее не были получены две от дельные линии клеток. После длительной серии размножений од на ,из линий погибла, достигнув предела Хейфлика, а другая продолжала жить. Когда клетки выжившей линии были переса жены мышам того же штамма, что и первый донор, они вызвали образование злокачественной опухали, убившей своих рецепиен тов. Клетки стали раковыми. Обычно рак вызывается клетками, которые настолько изменились в результате мутации, что нару шают видовую организацию, бурно разрастаясь с неимоверной

скоростью. Таким образом, рак является иной организацией, при которой не происходит нормального роста клеток, и этим он очень похож на заболевание, которое мы называем смертью. Рак это не какая-то одна болезнь, как, например, ветрянка, его нельзя лечить одним и тем же способом, и, очевидно, он не возникает у всех одинаково. У рака, как и смерти, нет одной причины. Средст ва от рака будут найдены, однако они не уничтожат рак. Средст ва от смерти уже находят, но люди по-прежнему будут умирать и их будут от этого лечить. И смерть, и рак - состояния жизни.

От всех других заболеваний и расстройств смерть отличается тем, что она неизбежна. С того момента эволюции, когда бакте рии научились размножаться, каждая особь была приговорена к смерти. Вероятно, только человеку выпала горькая участь знать об этом приговоре и бояться его; бояться, что мы живем и, следовательно, должны умереть. У животных, по-видимому, нет самосознания, но и они, разумеется, знают о состоянии смерти.

Эжен Марэ, загадочный и блестящий натуралист, который в одиночку успешно исследует души муравьев и обезьян, рассказы вает о ручной самке южноафриканского бабуина, у которой при шлось забрать детеныша для лечения. Мать почти непрерывно кричала три дня, пока Марэ пытался спасти детеныша, который все-таки погиб. Когда мертвого малыша вернули безутешной матери, она "приблизилась к телу, издавая звуки, обозначающие на языке этих обезьян ласку, и дважды коснулась его рукой. Затем она приблизила лицо к спине мертвого ребенка, дотраги ваясь до его кожи губами. Вдруг она встала, несколько раз вскрик нула и, отойдя в угол, спокойно уселась на солнце, не проявляя никакого видимого интереса к телу". Инцидент был исчерпан.

Джильберт Манли, наблюдая колонию шимпанзе в лондонском зоопарке, заметил, что самка, прижимая раненого детеныша к груди, таскает его с собой повсюду, не позволяя служителям за брать его. Когда малыш умер, мать просто положила его на землю и больше к нему не прикасалась.

Смерть детеныша для животных не менее очевидна, чем для людей, но, вероятно, она их не пугает. В обоих случаях ответом на замеченное изменение является утрата интереса к объекту. В рабо те о поведении собак Смит говорит: "Я часто наблюдал, как соба ка пробегает мимо мертвого тела другой собаки, с которой она незадолго до этого играла, совершенно ее не узнавая и даже не пытаясь обнюхать труп". Он добавляет: "Прежде, когда свиней забивали на виду у их сородичей, те, дожидаясь своей очереди, могли вбежать и слизывать кровь, льющуюся из перерезанных глоток".

У приматов и домашних животных отсутствие интереса, види мо, является соответствующей биологической реакцией на смерть

одного из членов группы. Оставшиеся в живых ничем не могут по мочь и им незачем предпринимать какие-либо охранительные действия. Наблюдения над миром диких животных показывают, что внезапная смерть от далекого выстрела или бесшумного лу ка сама по себе не производит или почти не производит никакого впечатления на тех, кто уцелел. Если же смерть сопровождается видом, звуком или запахом хищника, послужившего причиной смерти, тогда реакция будет иной, однако полет оставшейся в жи вых куропатки или бег газели - реакция на присутствие убийцы, а не убитого.

В целом животные, по-видимому, понимают, что что-то из менилось, однако они не лучше нас определяют критический мо мент. Известно много сообщений о самках, не расстающихся с де тенышами, пока те не начнут разлагаться. Рассказывают о слонах и буйволах, которые остаются с убитыми членами стада, тщетно пытаясь поставить их на ноги. Общественные животные могут разными способами, некоторые из которых, возможно, инстинктив ны, помогать молодым или пострадавшим членам своей группы. Конрад Лоренц описывает, как дикие гуси стоят с распростертыми крыльями над умирающим собратом, угрожающе шипя. Он добав ляет: "Такое же поведение я наблюдал, когда египетский гусь убил серого гусенка, ударив его по голове крылом. Гусенок, шата ясь, добрался до родителей и упал, погибнув от кровоизлияния в мозг. Хотя родители не могли видеть смертельного удара, они отреагировали вышеописанным способом". При этих обстоятель ствах защитное поведение было уместным, оно помогало выжить гусенку, который вполне мог отделаться временным сотрясением мозга; но наступает момент, когда сородичи больше ничего не мо гут сделать для своего товарища. Умение распознавать этот мо мент, возможно, приобретается обучением.

Джордж Шаллер в своей работе о горных гориллах Кисоро рассказывает о молодом животном, отказавшемся покинуть труп своего взрослого товарища. "Детеныш оказался перед жестоким выбором: убежать от людей в лес и одному искать свою стаю задача, для которой он не был подготовлен,- или же цепляться за последнее, что связывало его с прошлой счастливой жизнью в стае, мертвого вожака, впервые не сумевшего защитить его. Малыш был пойман людьми и окончил свои дни в лондонском зоопарке".

Сравните этот случай с рассказом Роберта Кастенбаума о полуторагодовалом ребенке, впервые столкнувшемся со смертью в образе мертвой птицы. Мальчик понял, что это птица... "но он выглядел неуверенным и озадаченным. К тому же он не пытался дотронуться до птицы. Это была странная предосторожность для ребенка, обычно пытающегося потрогать или схватить все, что ему

попадется. Затем Дейвид нагнулся н медленно приблизился к пти це. Выражение его лица изменилось. Первоначальное возбужде ние, вызванное открытием, сменилось замешательством, а затем неподдельным горем>.

Мы видим, что при первом столкновении со смертью детеныши как гориллы, так и человека не понимают, что это такое. Через несколько недель Дейвид снова увидел мертвую птицу, однако теперь его реакция была совершенно иной. "Он поднял птицу и... побежал с ней к дереву, держа се над головой. Он повторил это действие несколько раз... сопровождая его движениями, ко торые можно было интерпретировать как птичий полет. Когда попытки оживить птицу, посадив ее на дерево, не увенчались успехом, Дейвид убедился в их бесполезности. Поняв это, он успокоился и больше не проявлял к птице ни малейшего инте реса".

По-видимому, у различных видов животных нет никакого пред расположения к определенной модели поведения при виде смерти. Первое столкновение со смертью редко вызывает какую-нибудь реакцию со стороны молодой неопытной особи. Поведение при последующих столкновениях со смертью в значительной мере опре деляется первым и дальнейшим опытом. Дети до некоторой степе ни подготовлены к первому контакту со смертью, так как они очень рано привыкают иметь дело с исчезающими и возникающими вновь явлениями. Смена дня и ночи, сна и бодрствования, игра в прятки - все это вводит контрастные понятия бытия и небытия. Ада Морер утверждает, что слова "peek-a-boo", произносимые в детской игре в прятки, произошли от древнеанглийской фразы, означающей "живой или мертвый". Постепенно ребенок понимает, что хотя одни вещи уходят и возвращаются, а другие исчезают навсегда.

По-видимому, развт-ие представлений ребенка о смерти прохо дит через несколько четко определенных этапов. Дети до пятилет него возраста сначала вообще не понимают, что такое смерть. OHI считают все живым. Ребенок может принести домой несколько ка мешков, чтобы им не было скучно, или обходить стороной ого родное пугало, чтобы его не видеть. В этом возрасте дети воспри нимают все вещи в неразрывном единстве и не пытаются провес ти различие между живым и неживым. Возможно, потому, что } них еще нет для этого критериев, ибо они еще не научились рас членять мир, однако очень хочется сравнить примитивный анимизм с новым "космическим сознанием". Убеждаясь, с какой необыкно венной ясностью дети видят сложнейшие вещи, я не могу отделать ся от мысли, что в этой, широко распространенной вере в универ сальность жизни есть много истины. Если дети из Венгрии, Китая Швеции, Швейцарии и Соединенных Штатов имеют одни и те ж(

понятия о жизни и смерти, разумно ли просто отмахиваться от них как от детских выдумок?

Впоследствии, когда ребенок учится или его учат нашей интер претации действительности, ранний анимизм слегка меняется. Де тей вынуждают признать существование смерти, но в возрасте от пяти до семи лет они идут на компромисс и начинают думать и говорить о смерти как о временном состоянии. Пятилетний ребенок говорит о своей собачке, что "ее не слишком сильно убило", тогда как другой, шестилетний, объясняет, что, когда кто-то умрет, "он еще что-то чувствует, а уж когда он умрет совсем, он уже не чувствует ничего". По мнению Марии Нейги, дети считают жизнь и смерть взаимозаменяемыми потому, что сама идея смерти пре вышает их понимание. Но так ли это? Многие сообщества взрос лых не верят в неумолимость смерти. На Соломоновых островах умерший обозначается словом mate, но похороны носят празднич ный характер, потому что mate - одно из состояний, как, напри мер, зрелость, длящееся годами и просто ведущее к другому уров ню жизни.

Под жестким давлением взрослых дети от семи до девяти лет отказываются от своих детских представлений о гармонии жизни и, как и взрослые, ищут утешения в персонификации смерти в об разе скелета или привидения. В этом же возрасте ребенок пыта ется определить размеры смерти, имитируя смерть в таких играх, как казаки-разбойники. Вероятно, имитация смерти в играх является наиболее эффективным способом приспособить взрослую идею смерти к жизни. Поэтому к девяти годам большинство детей воспринимают смерть как "окончательное прекращение всех жизненных функций". По словам философа и писателя Карлоса Кастанеды, ребенок овладевает описанием мира и находит свое место в нем, "когда его восприятие способно давать происходяще му соответствующую интерпретацию, которая, совпадая с приня тым описанием, подтверждает его правомерность".

До настоящего времени не проводилось серьезных исследова ний смерти или восприятия смерти у животных, но существуют отдельные рассказы и разрозненные экспериментальные наблю дения, вместе составляющие удивительную картину. При знаком стве с подобными фактами идея всеобщей неразрывности все ме нее кажется детской.

Розалия Абрью, первая начавшая выращивать шимпанзе в не воле, приводит случай, связанный со смертью одной из самок шим панзе в ее питомнике. Как только обезьянка, находившаяся внутри помещения, умерла, ее приятель-шимпанзе, гулявший в парке, начал кричать. "Он продолжал кричать, озираясь, как будто он что-то увидел". Затем, когда погиб другой шимпанзе, повторилось то же самое. "Он кричал, кричал и кричал. И он все

время глядел по сторонам, словно видел то, чего не видели мы. Его крик не походил ни на что слышанное мною раньше. У меня му рашки побежали по коже".

Обычно животные почти не обращают внимания на смерть, однако в некоторых ситуациях способность реагировать на гибель другого животного может оказаться полезной для выживания. Обычно хищники прекращают терзать свою жертву, как только она затихнет, но вряд ли они реагируют на саму смерть. Врожден ные механизмы убийства устроены у них таким образом, что реагируют на ключевые раздражители, идущие от живой, движу щейся жертвы. Когда же эти сигналы перестают поступать, после довательность действий охоты и убийства приходит к естественно му завершению. После того, как львица убьет зебру и стая львов насытится, другие животные приходят доедать остатки. Гиен и шакалов, конечно, привлекают звуки и запахи, но ястребы, вероят но, пользуются другим ключом и с удивительной точностью пикиру ют даже на спрятанную тушу. Мы знаем об их остром зрении, уси ленном решетчатой структурой сетчатки, что позволяет замечать малейшие движения на огромном расстоянии. Как только один из ястребов поразит цель, откуда ни возьмись появляются другие ястребы и, спускаясь по спирали, спешат разделить его трапезу, но иногда одного этого объяснения недостаточно. Я видел, как, прилетев в темноте, ястребы, подобно нетерпеливым могильщи кам, усаживались рядом с застреленной антилопой, когда вокруг не было никаких животных, сбегающихся на падаль, и некому было привлечь их внимание.

Я не утверждаю, что ястребы способны определять смерть на расстоянии, но верю, что в некоторых ситуациях от умирающего организма исходят сигналы, которые особенно сильны при внезап ном жестоком нападении. Возможно, этот сигнал первоначально был предупреждением, предназначавшимся лишь для представи телей своего вида, но в ходе эволюции он превратился в SOS для всех видов. В зависимости от обстоятельств и того, кем этот сиг нал воспринимался, он мог одновременно означать: "Спасите, я нуждаюсь в помощи", "Осторожно, здесь убийца", "Успокойтесь, эн ест кого-то другого" или "Сюда, обед готов". Все эти сообще ния ценны и экономичны в том смысле, что строятся на одном сигнале, который подается одним попавшим в беду организмом. Я думаю, существование подобной системы подтверждается многими фактами.

История о том, как Клев Бакстер открыл, что растения способ ны реагировать на сигналы других видов, стала почти фольклором, тем не менее стоит подробно рассказать о его первом экспери менте. В 1966 г. Бакстер заметил, что растения, присоединенные к прибору, измеряющему электрическое сопротивление, реагиру

ют на некоторые ситуации, причем эту реакцию можно измерить Для объективной проверки наблюдений он соорудил автомат, бро сающий мелких рачков по одному в кипящую воду, и присоединил находившееся в другой комнате растение через обычные электроды к самописцу. Он обнаружил, что в момент падения рачка в воду в растении происходили значительные электрические изменения когда же машина бросала мертвого рачка, записывающее устрой ство не отмечало подобных сигналов.

Результаты этих исследований были опубликованы в 1968 г. t, вызвали такой интерес, что Бакстеру пришлось вести двойную жизнь. Днем в своей конторе рядом с Таймс-Сквер в Нью-Йорк( он, как и прежде, учил полицейских пользоваться сложным элект ронным оборудованием, зато ночью детекторы лжи и электроэн цефалографы подсоединялись к организмам, которых никак нельзя было заподозрить в преступлении.

Бакстер обнаружил, что растения реагируют не только на смерть рачка, но и на все виды жизни. Они давали бешеную реак цию, когда в комнате разбивали яйцо. Отсюда следует не только то, что растение способно понимать, что такое жизнь, и воспринимать наносимый ей ущерб, но и то, что яйцо также активно участвует в этом процессе, передавая определенное сообщение. Тот факт, что неоплодотворенное куриное яйцо состоит из одной клетки, свиде тельствует, что сигнал и ответ могут происходить на клеточном уровне. Поэтому Бакстер начал Экспериментировать с более про стым биологическим материалом. Он подключил яйцо к электро энцефалографу, уравновесив его в электрической цепи, затем в 6 часов 44 минуты II апреля 1972 г. в кипящую воду было брошено второе яйцо в двадцати пяти футах от первого. Ровно через пять секунд прямая линия на записывающем устройстве резко подня лась, едва не выбросив перо за пределы бумаги. В нужный момент яйцо отреагировало на то, что произошло с ему подобным.

Это сочувствие, по-видимому, ярче всего проявляют образцы живого вещества, взятые из одного источника. 3 декабря 1972 г. Бакстер вживил серебряные электроды в живой человеческий сперматозоид. В 8.52 сидящий в сорока футах от него донор раз бил ампулу с амилнитритом и вдохнул едкое содержимое. Двумя секундами позже, когда химическое вещество повредило чувстви тельные клетки слизистой оболочки носа донора, изолированный сперматозоид дал ответную реакцию. Контрольные опыты показа ли отсутствие у него реакции на других людей. Я сам проводил по добные эксперименты с образцами крови и с клетками нёбного эпителия. Если разделить полученные образцы на две части и воздействовать на одну из них концентрированной азотной кисло той, другая часто дает реакцию, которую можно зарегистриро вать с помощью чувствительного электрооборудования.

Фикусы, морских рачков, ястребов, яйца и сперму объединя ет одно: все они состоят из клеток, поэтому нетрудно догадаться, что подобные реакции происходят на клеточном уровне. Если, как я предполагаю, один и тот же сигнал понятен на всех уровнях жиз ни, тогда он должен производиться и восприниматься на уровне низшего общего знаменателя. Я полагаю, что сначала этот сигнал был сравнительно простым способом связи между отдельными клетками одного и того же организма, возможно, еще до развития настоящей нервной системы. У растений нет координирующей нервной сети, и тем не менее некоторые из них способны органи зовать такую гармоничную работу своих клеток, что тысячи из них мгновенно отвечают достаточно быстрым движением, чтобы поймать муху. Механизм этой реакции еще не ясен, но Бакстер, возможно, нашел разгадку.

Следующий шаг для таких клеток, как пыльца или сперма, заключался в том, чтобы распространить эту чувствительность за пределы организма, производя новые особи, способные к независи мому существованию, но тем неменее поддерживающие жизнен ные контакты с себе подобными. Поэтому группы близких видов выработали общие сигналы, вероятно, в качестве защиты от об щего хищника. Затем хищнику понадобилось настроиться на ту же волну, чтобы обнаружить эти сигналы и предвосхитить их дейст вие на поведение своей жертвы. Наконец, и хищника и жертву эти сигналы могли предупредить об опасной для них обоих ка тастрофе. Этот сценарий развития у всех живых существ того, что Бакстер называет "первичным сознанием", носит чисто теоретичес кий характер, однако эволюция нередко движется в подобном на правлении. Природа почти всегда старается удовлетворить давно назревшую потребность.

Если у всех живых существ действительно существует единая система коммуникаций, то правомерно сделать вывод, что наибо лее ярко она проявляется в критические моменты. У людей спон танные телепатические контакты чаще всего происходят, когда один из них находится в опасности или умирает. Сигнал о смерти, возможно, "самый громкий" в этом универсальном языке и, следо вательно, первым привлекает наше внимание. Факты свидетель ствуют о том, что он представляет собой нечто большее, чем прос то включение и выключение системы тревоги.

Проводя опыты с рачками, Бакстер заметил, что растения по степенно перестают реагировать на животных. Ему показалось, что растения, "поняв", что участь рачков им не грозит, привыкли к сигналам и перестали к ним прислушиваться. С точки зрения биологии это разумно. Другие опыты Бакстера показали, что рас гения склонны положительно или отрицательно относиться к дру гим организмам в зависимости от поведения последних.

В моих исследованиях ялично столкнулся с ситуацией, которая показывает, что у растений действительно имеется способность не только реагировать на находящуюся вблизи от них жизнь, но и запоминать условия, связанные с такой реакцией. В ряде случа ев, в различных лабораториях и с разным оборудованием, я ра зыгрывал ботаническую версию старой салонной игры под на званием "убийца". Выбираются любые шесть человек, которым сообщают правила игры. Они тянут жребий, и тот, кто получает меченую карту, становится "преступником", однако хранит это в тайне. Два любых растения, принадлежащих к одному и тому же виду, помещаются в комнате, и каждому из шести позволено провести с ними наедине десять минут. За этот срок тот, кто иг рает роль "преступника", любым способом наносит вред одному из растений. В конце часового эксперимента грязное дело сделано, и одно из растений лежит смертельно раненное, возможно, выкину гое из горшка и растоптанное- Но существует Свидетель. Оставше еся в живых растение присоединено к электроэнцефалографу или к пишущему устройству, и каждый из шести человек ненадолго входит в комнату и встает окодо Свидетеля. На пятерых из них растение не обращает никакого внимания, если только их не было в комнате во время нападения, но, оказавшись рядом с виновным, растение почти всегда дает особую реакцию, которую регистриру ет записывающее устройство.

Весьма возможно, что прибор или прибор вместе с растением реагируют на электрический сигнал "преступника", знающего о своей вине. Возможно, что я, присутствуя на этих опытах, так или иначе воздействовал на прибор, но однажды мы получили резуль тат, подтверждающий, что дело не в этом. Во время одного из опытов во Флориде цикламен обвинил сразу двух из шести подо зреваемых. Я вызвал их, чтобы задать несколько вопросов, и узнал, что один был действительно виновен, а другой часом рань ше стриг газон перед собственным домом. Он пришел, не чувствуя за собой никакой вины, но растению стало ясно, что у него "руки в крови".

Результаты этого эксперимента не всегда стабильны, но лично я считаю, что он удается достаточно часто, чтобы поверить, что растения не только реагируют на сигналы другого живого сущест ва, но и способны различать индивидуальные организмы и в те чение достаточно долгого времени связывать сигнал с определен ным индивидом. Пока реакция растений недостаточно надежна и не может учитываться в суде, но не исключено, что с появлением более тонкого оборудования растения, взятые с места преступ ления, будут охраняться как Свидетели.

Первые научные попытки обнаружить универсальный язык жизни были предприняты в начале века в Индии во вдохновенном

труде Джагадиса Чандры Босе. Широкая известность открытий Бакстера в последние пять лет дала новый толчок этим исследо ваниям; теперь повсюду ученые развлекаются, глядя, что полу чится, если разговаривать с растениями, обожать их, ласкать или просто глядеть на них с восхищением. Как утверждают члены коммуны Финдхорн, они непосредственно общаются со своими растениями - и там действительно выращивают очень большие и очень вкусные овощи. В Институте психологических наук в Мос кве была сделана попытка установить подобное взаимодействие на более количественной экспериментальной основе.

Для этого опыта была выбрана женщина по имени Таня, кото рую под гипнозом легко было ввергнуть во множество эксперимен тальных, но тем не менее реальных эмоциональных состояний: страх, радость, гнев, горе. Ее поместили в восьми сантиметрах от цветущей герани, подсоединенной к электроэнцефалографу. Во время опытов, когда Таня дрожала от холода, сжималась от стра ха, смеялась от радости и плакала от горя, растение демонстри ровало широкий диапазон электрических ответов. Между сеан сами гипноза Тане не удалось вызвать у растения никакой реак ции. Растение тоже было присоединено к прибору, но никаких отклонений от обычного уровня не наблюдалось.

Результаты одного из опытов представляют особый интерес для тех, кто, подобно Бакстеру, начал работать с детекторами лжи. Под гипнозом Таню попросили запомнить любое число от одного до десяти и никому его не открывать. Затем новый экспе риментатор начал медленно считать, и при каждом следующем числе она решительно отвечала "нет!", но цветок обнаружил ложь, отреагировав при числе пять, которое и было задумано.

Дальнейшие опыты Бакстера помогают нам составить некото рое представление о сложности универсального языка и сфере его действия. Открыв наличие связи между двумя яйцами, Бакстер попытался исключить возможность воздействия собственных эмо ций, автоматизировав эксперимент. Он построил вертящийся стол, на котором располагалось восемнадцать яиц. Когда стол медленно вращался, то через определенные промежутки времени яйца одно за другим падали через люк в кипящую воду. Он обнаружил, что присоединенное к электроэнцефалографу яйцо, принимающее сиг налы, давало внятный ответ только в момент падения первого яйца, падение других семнадцати яиц не вызывало никакой ответной реакции до тех пор, пока интервал между падениями не был уве личен до пятнадцати и более минут. Повторив этот эксперимент, я обнаружил, что связь блокируется, по-видимому, потому, что неладное происходит с яйцами, находящимися на вращающемся столе: после падения первого яйца они перестают подавать сигна лы. В этой связи на ум приходит только одно объяснение: когда

первое яйцо попадает в кипяток и испускает сигнал тревоги, ос тальные семнадцать яиц в ожидании своей очереди "падают в обморок" и приходят в себя только через пятнадцать минут.

Когда я пишу эти строки, я вижу, как от одной этой мысли у ученых всего мира волосы дыбом встают от ужаса. Я знаю, что мои слова звучат абсурдно и фантастично, и понимаю, как опасно делать подобные, далеко идущие предположения на основании не столь уж многочисленных фактов, однако чем глубже погружаешь ся в эту область, тем труднее становится удержаться на ногах. Каждое новое исследование приоткрывает ящик Пандоры чуть шире, выпуская на волю клубок маленьких демонов, каждый из которых враждебен научной традиции и требует радикального подхода. Чтобы не утонуть в идее "падающих в обморок яиц", я в отчаянии хватался за все соломинки и наткнулся (что проис ходит со мной все чаще) на один антропологический факт.

Как и многие индейцы Северной Америки, племя кри традици онно поклоняется тотему в виде шеста. Эти шесты выполняют очень важную функцию в жизни общины, и изготовление нового тотема всегда сопровождается сложной церемонией. Прежде чем срубить и обработать ствол, старейшины племени вместе отправля ются в лес искать дерево подходящего вида и размера. Затем они встают полукругом перед деревом и говорят: "Смотри, дерево, нам очень жаль, но ты знаешь, мы не можем жить без тотема, а ста рый уже износился. Нам нужен новый столб и... это ты". Затем старейшины бегут не оглядываясь в лес и срубают первое попав шееся им дерево такого же вида и размера. Насколько мне из вестно, никто никогда не спрашивал индейцев этого племени, по чему они так делают, но, вспоминая опыт с яйцами, я начинаю понимать. Возможно, деревья в этой части леса теряют сознание, когда первому дереву грозит опасность. Возможно, когда старей шины срубают второе дерево, оно еще не оправилось от страха?

Конечно, слишком мало известно и слишком мало серьезных исследований было проведено, чтобы делать определенные выводы. Однако в мыслях и действиях тех, кто живет в тесной связи с при родой, я продолжаю находить понятия, которые кажутся мне пра вильными, и представления, которые вписываются в общую карти ну. И все же интуиция не может заменить эксперимент - с его точностью, строгостью и воспроизводимостью. Или может?

Так или иначе, но пока мы находимся в следующей ситуации: оказывается, смерть невозможно установить. Ни один из тради ционных признаков не может считаться абсолютно достоверным, и история полна примеров, когда доверие к нескольким или ко всем этим признакам неизбежно вело к ошибке, обрекавшей живых на судьбу страшнее смерти. Переход от жизни к смерти почти неуло вим, и, так как жизнь все время раздвигает свои границы, стано

вится ясно, что смерть имеет различные стадии и большинство из них (а может быть, даже все) обратимы. Смерть начинает ка заться чем-то неокончательным и все более напоминать временный недуг. У детей не отмечено врожденной реакции на состояние смерти, напротив, они склонны вести себя так, как будто смерти не существует вообще. Где бы они ни жили, они упорно наделяют все предметы жизнью и способностью взаимодействовать, и, как показывают последние исследования, возможно, дети правы.

Я верю в это. И все больше убеждаюсь, что с точки зрения био логии бессмысленно даже пытаться на любом уровне проводить различие между жизнью и смертью.

Глава III

УМИРАНИЕ КАК ЧАСТЬ ЦИКЛА СМЕРТИ

Существуют сведения о том, что один зяблик прожил в неволе двадцать шесть лет. В конце концов маленькая птичка умерла от старости, в природе, однако, нет такого явления, как старые зяблики. Птички и мелкие млекопитающие не стареют просто по тому, что не живут долго. При почти пятидесятипроцентной годо вой смертности в популяции никто не может рассчитывать на жизнь, длиннее нескольких лет. Все умирают молодыми.

Человеческая ситуация отличается тем, что многие доживают до старости. Даже три тысячи лет назад, когда средняя продол жительность жизни не превышала тридцати лет, некоторые до живали до семидесяти. Современная медицина, хотя и увеличила продолжительность жизни настолько, что в ряде стран она при близилась к библейскому пределу, оказалась неспособной сдви нуть сам этот предел. Мы изменили кривую выживания так, что практически любой из нас имеет шанс, минуя детство и зрелость, дожить до семидесяти, однако даже в Великобритании лишь один человек из десяти тысяч доживает до девяноста лет. Подобно дру гим видам, наш вид имеет свою фиксированную продолжитель ность жизни.

Биология рассматривает жизнь не как линейную, а как цикли ческую структуру, как серию изменений или как жизненный цикл. Для каждой определенной точки этого цикла имеется определен ная вероятность смерти индивида, причем по мере продвижения по кругу степень такой вероятности возрастает. В семьдесят лет у человека почти в три раза больше шансов умереть в следующем го ду, чем в тридцать, и почти в пять раз больше, чем в десять. Это и есть так называемое старение. Наше социальное планирование, так же как и сумма страховки, во многом зависит от осознания вероятности подобного исхода. Таким образом, процесс умирания

не 'ограничивается старостью, а начинается вместе с началом жизненного цикла, действуя на всем его протяжении и проходя через ряд узнаваемых и поддающихся описанию стадий.

Жизненный цикл традиционно определяется как "прогрессив ная серия изменений организма, начинающихся с момента опло дотворения яйцеклетки и кончающихся моментом его смерти" Теперь, когда представление о смерти как о фиксированной точк( подвергнуто сомнению и признано, что смерть присутствует HI протяжении всей жизни, необходимо сформулировать новое оп ределение. Оно должно учитывать изменения состояния организ ма и признавать возможность выхода жизненного цикла за пре делы той двусмысленной ситуации, которую мы называем клини ческой смертью. Вероятно, мы могли бы определить этот цикл как "серию изменений в способе организации материи, начинающих ся с момента оплодотворения яйцеклетки и кончающихся состо янием готы". Развитие организма происходит по определенной связанной с циклом схеме, однако человек достигает конечной точ ки лишь тогда, когда понимает, что равновесие, основанное на пре обладании порядка, сместилось в сторону беспорядка. Именно в этот момент мы осознаем, что умираем. Лучше других способны проникнуть в сущность подобного состояния те, кто был на волос от смерти. В 1982 г. швейцарский геолог сорвался со скалы в Альпах, и этот случай побудил его собрать сведения еще о трид цати людях, уцелевших, как и он сам, после падения в горах. Обнаружив, что все они демонстрировали сходные реакции на казавшуюся им неизбежной смерть, Альберт Хейм разделил пред шествующие смерти мгновения на три различные фазы умирания,

Прежде всего человек пытается предотвратить опасность, со противляясь неизбежному. Частично это физический рефлекс вроде отдергивания руки от горячей плиты, однако, одновременно. по-видимому, происходит психологическая борьба со странным стремлением покориться опасности. Далее мы увидим, что это стремление не деструктивно, а имеет большое значение для выжи вания. Следующая стадия начинается, как только падающий осоз нает бесплодность борьбы и смиряется с неизбежностью смерти. При этом у него возникает состояние отрешенности, в котором человеком овладевают странные, не относящиеся к делу мысли. Один скалолаз говорил, что испытывал "мелкую досаду и даже некоторый умозрительный интерес к происходящему". Студент, выброшенный на большой скорости из автомобиля, рассказывал, что, летя кувырком по дороге, он беспокоился, что порвет пальто, а также переживал за школьную футбольную команду, которая в этот момент, по сообщению радио, проигрывала последний матч. Описан также случай, когда падавший с крутого обрыва ребенок боялся одного: потерять новый перочинный ножик.

Вскоре бессвязные мысли кристаллизуются в классический образ прожитой жизни. В 1972 г. в Аризоне девятнадцатилетний парашютист упал почти с километровой высоты, сломав при этом лишь нос. Он рассказал, что в начале падения стал пронзитель но кричать, затем "понял, что погиб и что жизнь кончилась. Вся прошлая жизнь пронеслась перед моими глазами. Я увидел лицо матери, дома, в которых мне приходилось жить, военную акаде мию, в которой учился, лица друзей, абсолютно все". Хейм расска зал, что "видел себя семилетним мальчиком, идущим в школу, за тем четвероклассником, стоящим в классе рядом с любимым учи телем Вейцем. Я вновь проигрывал свою жизнь, как будто был на сцене, одновременно смотря на нее с галерки". Тридцатиче тырехлетняя медсестра, едва не умершая от комы, вызванной аллергической реакцией на пенициллин, вспоминала особую кра сочность своих видений: увидев когда-то принадлежавшую ей куклу, она была поражена яркостью ее голубых стеклянных глаз.

Один психиатр объясняет зрительный уход в прошлое как "эмоциональную защиту от мыслей о смерти" и выдвигает пред положение, что умирающий человек, лишенный будущего, кон центрирует остаток жизненной энергии на попытках вернуть то, что в прошлом представляло для него особую ценность. Другой определяет эти видения как "экранизированную память" и пола гает, что, анализируя всплывающие в этот момент воспоминания, можно доказать их связь с негативным жизненным опытом чело века. Наиболее полное собрание реакции людей, вернувшихся к жизни, включает в себя описание примерно трехсот случаев и лишь в двенадцати процентах из них выявляет ретроспективные переживания; бесспорно, однако, что такие переживания всегда возникают при внезапной угрозе смерти, например когда человек падает с высоты или тонет. Когда же опасность для жизни надви гается медленно, например в случаях постепенного развития болезни или длительного пребывания в герметично захлопнув шемся холодильнике, картины из прошлой жизни не появляются.

Потом, когда воспоминания исчезают, наступает необычное мистическое состояние. Не следует забывать, что речь идет о по следовательности реакций, длящейся буквально считанные секун ды. Одна медсестра рассказывала, что, впав под воздействием наркотиков в состояние экстаза, она "идиллически созерцала Тадж-Махал". Упавший в горах альпинист вспоминает: "Мое тело билось о камни, ломалось, превращалось в бесформенную массу, однако мое сознание не реагировало на эти физические по вреждения и совершенно не интересовалось ими". Проведенное Хеймом обзорное исследование несчастных случаев в Альпах завершается фразой о том, что смерть в результате падения очень приятна и те, "кто погиб в горах, в последний миг своей

жизни созерцали свое прошлое, испытывая состояние преображе ния. Отринув телесные страдания, они пребывали во власти благо родных и мудрых мыслей, небесной музыки и чувства покоя i умиротворения. Они летели сквозь светлые, голубые, величест венные небеса; затем мир внезапно останавливался".

Это трансцендентальное состояние столь могущественно и приятно, что испытавшие его не хотят с ним расставаться. Вспо миная свое спасение, тонувшая в детстве женщина говорила: "Я видела, как меня пытались вернуть к жизни, но прикладывала все усилия, чтобы не возвращаться. Тогда я была всего лишь безза ботным семилетним ребенком, однако я больше никогда не испы тала того ощущения полнейшего счастья, которое пережила в тот момент". Известно, что уцелевшие самоубийцы, испытавшие это состояние, после выздоровления вновь пробуют покончить с собой - как правило, с большим успехом.

Отмеченное сходство между трансцендентальным состоянием переживаемым на пороге смерти, и трансцендентальным состоя нием, переживаемым под действием наркотиков, показывает слож ное сплетение умирания с жизнью. Через стадии сопротивления созерцания прошлого и транса человек проходит в течение не скольких мгновений, предваряющих внезапную смерть, однако между этими стадиями и гораздо более продолжительными фа зами, сопровождающими умирание человека от болезни или ста рости, можно выявить прямую аналогию.

Элизабет Каблер-Росс опросила около двухсот умирающих больных и выявила пять стадий изменения отношения человека к собственной смерти. Первая реакция на смертельное заболевание обычно такова: "Нет, только не я, это неправда". Такое первона чальное отрицание смерти очень похоже на первые отчаянные по пытки альпиниста остановить свое падение. Как только больной осознает реальность происходящего, его отрицание сменяется гне вом или фрустрацией. "Почему я, ведь мне еще так много нужно сделать?" Иногда вместо этой стадии следует стадия попыток совершить сделку с собой и с другими и выиграть дополнительное время на жизнь. Когда же смысл заболевания полностью осозна ется, наступает период страха или депрессии. Эта стадия не имеет аналогов среди переживаний, связанных с внезапной смертью, и, видимо, возникает лишь в тех ситуациях, когда у столкнувшего ся со смертью человека есть время для осмысления происходящего. Страху смерти и умирания посвящено множество исследований, в большинстве из них было выдвинуто предположение, что каждо му человеку присущ страх смерти, однако, просматривая литера туру по проблемам психологической реакции человека на смерть, я был поражен одним фактом. Оказывается, страх смерти возни кает только у взрослых людей и только у тех, кто имеет время

для размышлений на эту тему. Не существует фактов, подтвержда ющих врожденность страха смерти либо его развитие в качестве обязательной составляющей поведения, связанного с умиранием. Наоборот, в тех культурах, где к смерти относятся спокойно, рас сматривая ее как часть процесса жизни, страха смерти нет. В жиз ни животных ничто не говорит о том, что смерть является одним из стимулов, вызывающих реакцию инстинктивного избегания или дистресса. Когда молодые шимпанзе достигают определенного воз раста, они безо всякого указания извне или какой-либо специаль ной тренировки начинают избегать контакта со змееподобными объектами. У них есть врожденное свойство страшиться стиму лов, способных ассоциироваться с опасностью, однако я не знаю ни одного животного с врожденным страхом самой смерти.

Конечные стадии цикла, предваряющие наступление клини ческой смерти, одинаковы как при мгновенной, так и при медлен ной смерти. Если умирающие больные имеют достаточно времени для того, чтобы справиться со своими страхами и примириться с неизбежностью смерти, или получают соответствующую помощь от окружающих, то они нередко начинают испытывать состояние по коя и умиротворенности.

Таким образом, процесс умирания, по-видимому, является самостоятельной фазой развития человека с собственной последо вательностью событий, определенными поддающимися описанию переживаниями и способами поведения. Доказательством того, что эти фазы присутствуют не только у людей, умирающих в ре зультате несчастных случаев или заболеваний, является искус ственное вызывание тех же стадий умирания у физически абсо лютно здоровых людей. Исследование восемнадцати убийц, ожи дающих смертной казни в тюрьме Синг-Синг, показало, что от рицание смерти (при помощи которого сводились на нет многие проблемы) сменялось гневом или страхом и, наконец (у тех, кто имел достаточно времени), спокойной медитативной отре шенностью.

Возможно, кому-то это покажется натяжкой, однако мы счи таем, что в ходе истории наше отношение к смерти повторяло последовательность стадий умирания. В нашей истории было вре мя отрицания смерти, время, когда люди отказывались верить в то, что смерть представляет собой естественное состояние, предпочи тая возлагать ответственность за нее на какие-либо одушевлен ные или неодушевленные силы. Это отчетливо проявляется в по гребальных обрядах цивилизаций. Затем наступает период при нятия смерти как реального, завершающего жизнь события, ха рактерного для иудейско-эллинских цивилизаций. Далее следует стадия отрицания смерти, попытки преодолеть ее реальность. Апостол Павел выразил это христианское отношение отважным

возгласом: "О смерть, где твое жало^" И наконец, как и при па дении с высоты, сегодня наша цивилизация настолько приблизи лась к краю пропасти, что трансценденция является ее един ственной защитой от гибели.

Новейшие исследования в области биохимии мозга, проводив шиеся в процессе умирания, также свидетельствуют о существова нии четырех поддающихся четкому определению стадий. Профес сор Неговский из Академии медицинских наук СССР называет их шоком, предагональным состоянием, агонией и клинической смертью. Данная классификация основана главным образом на экспериментах, в ходе которых проводилось наблюдение за соба ками, умирающими от кровопотери вследствие повреждения бедренной артерии. Первая стадия начинается через две-три минуты после того, как из организма вытекла примерно поло вина крови и артериальное давление существенно упало. Это означает, что поступающей в мозг крови недостаточно для обеспе чения его нормальной потребности в кислороде и сахаре, на это мозг отвечает .включением компенсаторных механизмов: сужением сосудов и освобождением запасов крови из кровяных депо. Эти экстренные меры ненадолго срабатывают, и содержание сахара в крови, поступающей в мозг, увеличивается.

Наше тело накапливает энергию в виде гликогена, хранящегося в печени и гладких мышцах, до тех пор, пока он вновь не понадо бится. В аварийных ситуациях адреналин повышает артериаль ное давление и обеспечивает быстрое превращение гликогена в сахар, его поступление в кровь и немедленное использование. В считанные секунды мозг получает массу питательных веществ и начинает работать в повышенном режиме. Эта биохимическая стадия прямо соответствует ментальной отрешенности и возвра щения к прошлому у падающего альпиниста, которая следует за первой стадией сопротивления.

Вторая стадия, которую русские называют предагональной, характеризуется резкими химическими изменениями в мозге. Активность мозговой коры достигает наивысшей точки, и потреб ление сахара превышает его поступление. Активность мозга реа лизуется преимущественно в виде высокочастотных колебаний по типу быстрого бета-ритма, время от времени перемежающихся единичными всплесками пролонгированного альфа-ритма. Извест но, что точно такое же состояние мозга развивается в процессе ме дитации и сопровождается ощущением счастья и трансценденции, о которых рассказывали стоявшие на краю гибели люди.

Третьей стадии, называемой русскими агонией, падающий с высоты человек достигает после удара о землю. Дыхание останав ливается, глазной рефлекс исчезает, активность мозга снижает ся почти до нуля. У собак агония начинается, когда органическая

кислота полностью разрушает накопившиеся в мозгу продукты глюкозы, отравляя его. Полное выключение мозга русские рас сматривают как клиническую смерть, но даже на этой последней стадии при условии восстановления нормального кровоснабжения мозга возможно возвращение организма к жизни. Если же не про исходит своевременной компенсации возникшего в мозгу дисба ланса (выяснилось, что для человека этот период не должен пре вышать шести минут), наступает четвертая необратимая в совре менных условиях стадия, означающая смерть организма.

Эти исследования выявили еще один важный момент. Как вы яснилось, продолжительное умирание, например при заболеваниях легких, приводит к сильному истощению энергетических ресурсов организма уже на ранних стадиях, поэтому мозг способен восста новиться лишь при условии очень короткого периода клинической смерти. Если же смерть наступает мгновенно либо в результате несчастного случая, энергетический потенциал организма оста ется высоким, обеспечивая его способность к выживанию после продолжительного полного отключения мозга. Способность к вос становлению после такой остановки полностью зависит от пред шествующего состояния метаболических процессов в организме. В эксперименте с собаками обнаружилось, что вероятность выжи вания животных, находившихся перед смертью в состоянии силь ного возбуждения, была крайне мала; если же в начальной стадии умирания они были спокойны или спали, то вероятность их выжи вания существенно возрастала. Таким образом, состояния отре шенности и транса, в которых человек расслабляется и созерца ет Тадж-Махал или вспоминает прошедшую жизнь, имеют боль шое значение для его выживания. В этом состоянии падающий с высоты человек имеет значительно больше шансов уцелеть после серьезной травмы или даже клинической смерти по сравнению с теми, кто все время кричит и сопротивляется.

Таким образом, фиксированная последовательность изменений, происходящих в ходе умирания, целесообразна, хотя и может быть нарушена практически на любой из стадий. Кроме того, она может стать короче под влиянием боли и страха. Бывает даже, что достаточно сильный страх на начальной стадии умирания не посредственно приводит к заключительной стадии клинической смерти. Мы недаром говорим "испугался до смерти" или "умер от страха". Такое действительно случается.

Австралийские колдуны носят с собой заточенные бедренные кости гигантской ящерицы с привязанным к ним пучком человечес ких волос. Если при произнесении колдуном смертельного закли нания одна из этих костей укажет на какого-либо человека, то жертва вскоре заболеет и умрет, и ей не помогут ни опыт, ни воз можности современной медицины. Африканские знахари исполь

зуют в тех же целях кисти от свиных или телячьих ножек, евро пейские колдуны изготовляют деревянных кукол или восковые фи гурки, карибские жрецы-шаманы приносят в жертву белых пету хов, а в Греции достаточно одного сглаза. Какие бы средства ни применялись, их действие на видевшие амулет или просто знавшие о его использовании жертвы подтверждены документально.

Проведено несколько клинических исследований людей, умира ющих среди полного здоровья от колдовства. Ни в одном из слу чаев врачам не удалось выделить микроорганизмы или обнаружить повреждения, вызвавшие резкое ухудшение физического состо яния этих пациентов,- им оставалось лишь регистрировать симп томы. Под влиянием колдовства дыхание жертвы учащалось, а сердце начинало биться все быстрей, пока не наступало его пол ное сокращение, ведущее к остановке. Показатели, полученные в процессе умирания, продемонстрировали быстрое сгущение крови в результате выхода жидкой части крови из кровеносного русла в мышечную ткань. Как будто жертву резали невидимым ножом настолько наблюдаемые симптомы напоминали сильный шок, вы званный хирургическим вмешательством.

В других случаях, констатируя смерть от колдовства, врачи применяли такие формулировки, как "внезапная гемодинамичес кая перестройка" или "пароксизмальная вентрикулярная тахикар дия", которые, по существу, являются синонимами диагноза "оста новка сердца". Другие считали причиной смерти "гиперрефлекс, направленный на поддержание определенного уровня кислорода в крови", либо "каталепсию, развившуюся вследствие кислород ного голодания". Диагноз не имеет принципиального значения. Во всех случаях главной причиной смерти было поражение мозга, вызванное кислородной недостаточностью вследствие не поступления в него крови. Это, однако, ничего не говорит о причи нах выявленных функциональных нарушений. Без сомнения, даже такие сильные телесные изменения могут иметь психосоматичес кую природу. Стивен Блэк сообщает о больном из Лагоса с раком кожи, диагностированным при помощи биопсии, которого вылечила мазь, изготовленная местным лекарем-колдуном. Анализ этой мази, сделанный в Лондоне, выявил в ее составе лишь мыло и древесную золу. Однако термин "психосоматика" слишком час то используется для объяснения природы заболевания в тех слу чаях, когда врач не способен выявить его истинную причину. В конечном счете никакое состояние не может быть расценено как чисто психосоматическое, если не доказано, что для снятия его симптомов достаточно одной психотерапии; в тяжелых же слу чаях, связанных с действием колдовства, времени на такую терапию не остается. Можно, конечно, пренебречь обсуждением этих явлений, отнеся их "к сфере сознания", как будто такой

формулировки достаточно для понимания происходящего, однако подобная отговорка лишь уведет нас в сторону от объяснения поразительной способности мозга убивать несущее его тело.

Жертва колдовства обычно не сомневается в том, что должна умереть, и умирает. Однако нельзя исключить и воздействия внеш них факторов. В Чехословакии была проведена серия опытов с двумя практикующими телепатами, находящимися за много кило метров друг от друга. Принимающему сигналы телепату не сооб щалось время их передачи, однако именно тогда, когда посылаю щего сигналы просили вообразить себя заживо погребенным, у принимающего возникал тяжелый приступ астмы. Когда телепат, посылающий сигналы, представлял, что у него одышка, одышка возникала и у его друга, никогда прежде не имевшего такого рода нарушений. По-видимому, некоторые люди способны на расстоя нии влиять на физиологические процессы у других людей. В 1959 г. Степан Фигар из Праги обнаружил, что человек с помощью умственного усилия может вызвать изменение кровяного давле ния у другого человека, спокойно лежащего на некотором рассто янии от него. Дуглас Дин из инженерного колледжа в Ньюарке недавно открыл, что упорные мысли о близком друге вызывают у того, где бы он ни находился, изменения артериального давле ния и объема циркулирующей крови. Используя эту реакцию как средство коммуникации. Дин ухитрялся посылать при помощи азбуки Морзе простые сигналы из Нью-Джерси во Флориду не знающему об опытах и спокойно лежащему рядом с плетизмо графом человеку.

Неважно, что вызывает остановку сердца - собственный мозг человека или недоброжелательные мысли и действия других людей. Человек умирает от шока. Подобная мгновенная смерть нередко наблюдается у пойманных диких животных и у зверей, находящихся в неволе. Кролики и мыши умирают от грубого обра щения, землеройка может погибнуть даже от громкого шума. Шум от ремонта или просто близость незнакомых животных в со седних клетках становятся причиной смерти многих чувствитель ных животных в зоопарке. Дикие птицы нередко умирают, когда их берут в руки. Некоторые люди умирали от страха во время подкож ного укола, а иногда просто при виде чужой крови. Серия злове щих экспериментов, проведенных в медицинской школе Джона Хопкинса в Балтиморе, показала, что все эти смерти имеют одну и ту же причину.

Курт Рихтер создал аппарат, с помощью которого изучал влия ние стресса на крыс. Он заставлял их плавать в банке с узким горлышком, из которой они не могли выбраться. И не давал им отдыхать, направляя мощные струи воды. Рихтер держал крыс там до тех пор, пока они не умирали. Обычно белые ручные кры<

могли существовать в этом аппарате несколько дней, тогда как только что пойманные дикие коричневые крысы умирали за не сколько минут. Обследование умерших животных показало, что коричневые крысы умирали от шока, вызванного гиперстимуля цией вагуса, идущего через мозг к сердцу. Аналогичные симпто мы возликали у белых крыс, которых травмировали перед на чалом водной пытки, отрезая им усы. Нетронутые же крысы обыч но умирали по другим причинам. Находясь в банке, из которой они не могли выбраться ни путем сопротивления, ни бегством более двух дней, они просто сдавались и умирали от безнадежности.

Если крыс вынимали из воды за мгновение до смерти, они быстро приходили в себя и, поняв, что ситуация не была безна дежной, по возвращении в банку плавали гораздо дольше. Одна такая крыса просуществовала восемьдесят один час и, возмож но, продолжала бы плавать, если бы не умерла от голода. Похо же, что под воздействием колдовского приговора люди поступают точно так же. Они умирают от безнадежности, однако человек, перенесший это испытание, больше никогда не становится жерт вой колдовства. Он получает прививку против такой смерти.

Иногда находящиеся на лечении больные убеждены, что ско ро умрут. Когда это происходит, считается, что они разрешили себе умереть, сдавшись перед лицом смерти примерно так же, как беспомощно смиряются жертвы колдовства, однако существует и другая возможность. Один психиатр, изучавший таких больных, как правило, находил у них сердечную и почечную недостаточ ность. Он предположил, что хронические заболевания этих органов вызывают резкие нарушения физиологического равновесия, ко торые быстро начинают ощущаться самими больными. Логично предположить, что человек первым узнает об изменениях соб ственного состояния. Чем сильнее выражено такое изменение, тем лучше оно осознается человеком, который в этом случае сначала, образно говоря, как бы беременеет смертью, затем же в срок раз решается ею от бремени.

Известно множество рассказов о животных, которые, вероят но, обладают такой интуицией и уползают куда-нибудь, чтобы там умереть. Хотя история о кладбище слонов - чистейший вымысел, стадии умирания столь четко следуют друг за другом, что можно рассматривать их как этапы классического инстинктивного по ведения, приводящего к конечному акту готы. На основании то го, что обучиться подобному поведению невозможно, поскольку каждый человек умирает только один раз, некоторые ученые (прежде всего Фрейд) пришли к идее "инстинкта смерти". У чело века, несомненно, существуют сильно выраженные самодеструк тивные тенденции, однако не доказано, что источником этих де структивных сил является инстинкт. Я считаю, что безудержный

бросок навстречу смерти, совершаемый человеком в определен ных обстоятельствах, свидетельствует об инстинктивной природе связанного со смертью поведения. Мы знакомимся со смертью, еще не успев родиться, и всю свою жизнь живем рядом с ней. Удивительно не то, что в определенных ситуациях мы осознаем ее неизбежность, а то, что она не становится активной частью на шего самосознания и нашего отношения к окружающему миру. Смерть не является для нас всем или ничем. Различные стороны нашей повседневной жизни предоставляют нам обширные воз можности для знакомства с ней.

Возможно, что мы впервые знакомимся со смертью в момент рождения. Мало кому из людей доводится еще раз пережить та кое опасное и страшное путешествие, какое он проделал, выходя из десятисантиметровых родовых путей. Мы никогда, наверное, в точности не узнаем, что происходит в это время в сознании ре бенка, но, вероятно, его ощущения напоминают разные стадии умирания. Когда начинаются роды и матка совершает первые ужасающие попытки вытолкнуть ребенка из теплого и безопас ного убежища, он, может быть, сопротивляется. Недавно в Шот ландии была предпринята попытка вызвать схватки у женщины с запоздалыми родами, проколов амниотическую оболочку. Изъяв при помощи катетера пинту внутриутробной жидкости, врачи со брались вокруг роженицы в ожидании начала родов и вдруг услы шали, как трижды прокричал находившийся внутри ребенок. Через девятнадцать часов родился абсолютно нормальный мальчик.

На смену изначальному сопротивлению и отрицанию рождения должно в конце концов прийти смирение ребенка перед неослабе вающим давлением матки. Ребенок может существенно облегчить роды, лишь расслабившись, впав в состояние отрешенности. В этот момент мы, вероятно, на самом деле осознаем, что с нами про исходит, даже через много лет можем припомнить подробности. В состоянии гипнотической регрессии, когда человек шаг за шагом возвращается к началу своей жизни, многие вспоминали различ ные детали своего рождения: выход наружу головой или ногами, наложение щипцов, обвитие шеи пуповиной. Эти "воспоминания" можно объяснять по-разному, однако известны случаи, когда под гипнозом пациенты сообщали неизвестные их матерям факты, ко торые затем подтверждались объективными медицинскими доку ментами.

Общим для рождения и смерти является факт отделения. В момент своего рождения ребенок впервые отрывается от матери, по мере того как он растет, эта разобщенность увеличивается, стано вясь все более длительной. Это, по-видимому, позволяет ребенку овладевать столь противоположными состояниями, как объединен

ность и изоляция, бытие и небытие. Ада Морер говорит: "К трех месячному возрасту здоровый ребенок благодаря достаточно раз витому чувству собственной безопасности может начать экспери ментировать с этими противоположными состояниями. Играя в прятки, он, находясь в безопасности, получает возможность по очередно испытывать страх и восторг, самоутверждаться, теряя и обретая себя". В известной степени он выбирает между жизнью и смертью.

Позже ребенок начинает все более активно играть в игры, связанные с чередованием ощущений жизни и смерти, в которых он постигает реальность смерти в самых различных условиях, играя роли убийцы, умирающего и мертвого. Многие совершенно справедливо считают игру одной из наиболее серьезных форм поведения. Играя, можно спокойно относиться к тому, что обычно страшит человека, и даже получать от этого удовольствие. Мно гие животные благодаря игре формируют навыки, необходимые для дальнейшей жизни. Некоторые даже играют в собственную смерть.

Американский опоссум Didelphis virginiana получил свое на звание благодаря защитному поведению. "Притворщик" лежит на боку с открытыми глазами, вытянутыми лапами, вцепившись ког тями в землю, как будто он впал в состояние коллапса. При этом животное бодрствует, а температура тела, кислородный обмен и состав крови у него остаются неизменными. Его электроэнцефа лограмма идентична записям мозговой активности здорового жи вотного, находящегося в состоянии возбуждения. Группа ис следователей из Лос-Анджелеса при помощи вживленных в мозг опоссумов электродов детально изучила их физиологические ре акции в состоянии имитации смерти, которое вызывалось встря хиванием при помощи искусственной собачьей пасти и звуками записанного на магнитофон лая и рычания. Полученные элек троэнцефалограммы свидетельствуют о том, что животные чутко реагируют на происходящее и в действительности лишь "притво ряются" мертвыми. Охотники, живущие по другую сторону Ат лантики, сообщают, что, "прикинувшись мертвой, лиса нередко осторожно приоткрывает глаза, поднимает голову, оглядывается и стремглав убегает, если видит, что ее преследователи отошли на безопасное расстояние".

Очень часто животные принимают позы, свидетельствующие о том, что они не умерли, а лишь притворились мертвыми. Это об наружил Чарлз Дарвин, собрав коллекцию якобы мертвых насе комых семнадцати различных видов и сравнив их имитирующие смерть позы с позами насекомых тех же видов, умерших естест венной смертью либо медленно усыпленных камфарой. Он вы явил, что "во всех случаях они различались, а в некоторых случаях

позы притворившихся мертвыми и реально умерших насеко мых были даже противоположными". Отсюда следует предположе ние, что насекомые данных видов не столько имитируют смерть, которая, как правило, выглядит совсем иначе, сколько действуют в соответствии с некоторыми собственными представлениями о том, как должна выглядеть их смерть. Совершенно очевидно, что такая реакция рассчитана на публику, а возникновение в процес се эволюции имитирующих смерть поз было вызвано существова нием хищников, которые, подобно театральным критикам, появ лялись, выискивали и съедали всех плохих актеров.

Ракообразные, пауки и насекомые, умеющие притворяться мертвыми, всегда делают это в нужный момент, однако в отличие от опоссума теряют контроль над своими мышцами и впадают в совершенно неподвижное состояние, известное как катато ническая неподвижность. Аналогичные состояния возникали и описывались у птиц, морских свинок, собак, кошек, овец, шимпанзе и людей. Проще всего вызвать это состояние у человека, сначала попросив его нагнуться вперед на девяносто градусов и задержать дыхание, а затем резко опрокинуть его на спину. Мышцы человека при этом резко сокращаются, и человек почти на целую минуту застывает, теряя подвижность. Этот феномен нередко можно на блюдать на футбольном поле, когда внезапно сбитый с ног иг рок кажется серьезно травмированным, потом он столь же внезап но приходит в себя, полностью восстанавливая подвижность. Известно о кататонических состояниях у солдат, участвовавших в рукопашном бою, где умышленная или рефлекторная имитация смерти, несомненно, способствовала выживанию.

Многие биологи сомневаются в действенности беспомощного лежания перед врагом, однако сам по себе факт имитирующего смерть поведения подразумевает его целесообразность. Очевидно, что данное поведение выгодно лишь в определенных условиях, вдобавок существует, по-видимому, лимитирующий фактор, по давляющий автоматическую реакцию животного в ответ на не адекватный стимул либо не позволяющий ей проявляться слиш ком часто. В данном случае высокий пороговый уровень является гарантией того, что животное будет впадать в неподвижное сос тояние лишь в крайнем случае, в безвыходной ситуации. Изучая ящериц Anolis carolinensis и Phrynosoma cornutum, Хадсон Хогланд обнаружил у них высокоэффективный встроенный регуля тор поведения. Когда животное начинает притворяться мертвым слишком часто, эта реакция становится реальностью и оно действительно умирает.

Одно из немногих свидетельств тому, что чувствует человек, не по своей воле притворившийся мёртвым, подтверждает пред положение о целесообразности данного защитного поведения.

Однажды на исследователя Дэвида Ливингстона напал лев, кото рый, опрокинув его на спину, вцепился зубами ему в плечо. Он ощу тил "нечто вроде сонливости, в которой не чувствовал ни боли, ни ужаса", и так как он лежал неподвижно, то лев на мгновение от пустил его, что позволило Ливингстону прийти в себя и убежать. Отрешенное состояние, в котором пребывал Ливингстон, напоми нает отстраненность падающих вниз альпинистов и вновь пока зывает, что при определенных чрезвычайных обстоятельствах тело минует некоторые стадии умирания. Оно свидетельствует и о том, что подобное поведение действительно способствует выжи ванию и не только сопровождает умирание, но и продлевает жизнь.

Другой распространенной реакцией человека на стресс явля ется потеря сознания. Эмоциональный стресс вызывает гиперсти муляцию вагуса, что, в свою очередь, приводит к замедлению сердцебиения, а также к расслаблению сосудов брюшной полости, вызывая в момент прилива крови к кишкам "ощущение слабос ти". Происходит резкое снижение давления в сосудах мозга, вы теряете сознание, однако, когда вы падаете, голова оказывается на одном уровне с желудком, благодаря чему кровоснабжение мозга восстанавливается. Таким образом, обморок можно назвать рефлекторной реакцией со встроенными ограничителями, посколь ку он создает условия, необходимые для восстановления нормаль ного состояния. Когда-то обмороки были в большом ходу среди женщин определенного сословия как способ реагирования на про блемные ситуации, связанные с общением, а также как способ их разрешения. Без сомнения, некоторые из женщин поняли, что могут достичь желаемого, лишь притворившись упавшими в обмо рок, однако большинство из них в самом деле теряли сознание. Не которые делали это настолько убедительно, что их принимали за мертвых. Такое поведение - яркий пример социально обуслов ленной физиологической реакции, ставшей реальностью для тех, кто оказался способным поставить телесные функции под конт роль сознания. Сейчас обмороки уже не так популярны и по этому случаются гораздо реже, однако эволюционные возможнос ти данной ситуации очевидны. Если бы социальное подкрепление обмороков продолжалось достаточно долго, они могли бы стать естественной и неизменной частью нашего инстинктивного пове денческого репертуара. Хотя в определенных обстоятельствах люди и сейчас еще порой теряют сознание, имитация смерти, как обнаружил Ливингстон, более ценна для выживания, по скольку позволяет, сохраняя сознание, использовать в своих ин тересах изменение обстоятельств.

По-видимому, имитирующие смерть позы насекомых являют ся рефлекторными реакциями наподобие обморока и ставят их в

полную зависимость от хищника. Притворившись мертвыми, опос сум и лиса прибегают к более совершенному приему самозащиты со всеми преимуществами его гибкости, однако на основе наблю даемых фактов можно предположить, что неподвижность созна ния вызывается рефлексом, не менее жестким и автоматическим, чем тот, что заставляет перевернуться на спину притворившуюся мертвой мокрицу. В случае нападения врага эффективность ре акции зависит от ее быстроты, а наиболее быстрое действие обес печивается рефлексом, который напрямую, минуя головной мозг, соединяет друг с другом обычные пути нейронного управления. Рефлекс и вызванное им поведение являются, вероятнее всего, врожденными, а не благоприобретенными, поскольку отмечают ся как полностью сформированные структуры примерно в четы рехмесячном возрасте даже у опоссумов, воспитывавшихся от дельно. Это поведение все же находится под частичным контро лем сознания: как только опасность миновала, опоссум приходит в себя и продолжает свой путь.

Существуют два похожих на обморок состояния коллапса, о которых сейчас забыли. Одно из них - катаплексия, при которой человек безвольно опускается на землю, лежит с закрытыми гла зами, не в силах двигаться и говорить, однако не теряет сознания и полностью контролирует происходящее. Это человеческий ана лог состояния, легко возникающего у животных, например у птиц или кроликов, если их внезапно остановить. Оно описано в старых медицинских книгах как "вызванное сильным переживани ем и длящееся до тех пор, пока человек не овладеет собственными чувствами", и кажется явлением из прошлого, поскольку не упо минается ни в одном из современных медицинских словарей. Не исключено, что теперь мы просто заживо хороним людей, впавших в состояние катаплексии. Необходимо отметить, что данная про блема впервые обсуждалась в статье "О признаках, отличающих реальную смерть от мнимой", опубликованной в трансильван ском медицинском журнале. Автор обратился к этой проблеме под влиянием распространившихся в обществе страхов перед вампирами. Он и другие исследователи высказали предположение, что поврежденные могилы, сломанные гробы, порванные саваны и искалеченные окровавленные трупы свидетельствуют не столько о вампирстве, сколько о последних отчаянных попытках погребен ных в состоянии катаплексии выбраться из своей преждевремен ной могилы.

Вторым редко встречающимся сейчас состоянием является каталепсия, описываемая как "внезапная потеря чувствительности и способности к совершению произвольных действий, связанная с восковой ригидностью членов". В настоящее время это состояние можно наблюдать у больных с кататонической формой шизофре

нии, а также вызвать практически у любого человека при помощи гипноза. Одной из любимых шуток "безумного монаха" Распу тина было устройство аллей из застывших в причудливых позах живых фигур, чтобы развлечь слабонервных придворных в старом Санкт-Петербурге. То же сейчас проделывают на эстраде бе зответственные гипнотизеры. Спонтанные воскоподобные состоя ния возникают также вследствие длительного воздействия ритмич ных стимулов. В течение многих лет считалось, что причиной вызываемой знахарями и шаманами каталепсии является столб няк, ригидность мышц, возникающая вследствие чрезмерно глубо кого дыхания и приводящая к снижению уровня кислотности в крови. Недавно Стивен Блэк, изучавший деятельность знахарей из племени йоруба в Нигерии, обнаружил, что они вызывают каталеп тическое состояние с помощью ритмичного барабанного боя и монотонного пения. Тело загипнотизированных таким образом лю дей во время священного обряда может принимать и сохранять практически любую позу.

Представляется вероятным, что у млекопитающих такая пластичность является условным рефлексом, сформировавшимся еще до появления на свет, когда развивающийся плод должен, не сопротивляясь, принимать любую форму, соответствующую очертаниям материнской матки. В этот период ритмическая сти муляция обеспечивается равномерным биением материнского сердца. Проще всего успокоить новорожденного, прижав его к груди, чтобы он услышал знакомый ритм. Поп-группы открыли, что ритмы, соответствующие по частоте биению пульса, произво дят на человека наиболее сильное воздействие, даже через пят надцать лет после его рождения: недаром из концертных залов выносят на носилках девочек, впавших в каталепсию.

Как правило, частота пульса составляет около 70 ударов в минуту, однако и более быстрые ритмы способны оказывать на человека чрезвычайно сильное влияние. В 1966 г. Грей Уолтер об наружил, что короткие световые вспышки, направляемые в глаз через регулярные промежутки времени, способны удивительным образом влиять на активность мозга, а световые колебания с час тотой, в шесть-десять раз превышающей частоту пульса, вызы вают внезапные припадки, напоминающие эпилептические. В на стоящее время такая реакция используется в клинической диаг ностике как средство, помогающее выявить лиц, склонных к эпи лепсии, однако такие же припадки можно спровоцировать и у большинства совершенно здоровых людей. При возникновении замкнутой цепи возбуждения, когда световое мерцание начинает поддерживаться сигналами самого мозга, синхронизированные вспышки способны вызвать внезапный эпилептический припадок и потерю сознания более чем у половины населения земного шара.

Эпилепсия - симптом, а не заболевание. С самого начала она была окружена суевериями и считалась следствием одержимости. Ее приписывали св. Павлу, Юлию Цезарю, Наполеону и Досто евскому (по-видимому, справедливо), но истина в том, что у лю бого из нас может возникнуть эпилептический припадок. Это всего лишь период дезорганизации мозговой активности вследст вие травмы головы, электрического шока, воздействия лекарств, асфиксии или высокой температуры. Эти припадки, включающие мышечные спазмы и конвульсии и ведущие к потере сознания, не просто напоминают эпилепсию; они и есть эпилепсия. Единст венное отличие настоящего больного эпилепсией от всех остальных состоит в том, что у него подобные нарушения возникают чаще. Иногда причиной приступа становится тромб или опухоль, но, как правило, приступы возвратной эпилепсии возникают спонтанно. Их можно подавить при помощи седативных препаратов, ввергающих больного в состояние сонливости, но возникает подозрение, что единственная функция лечения при этом заключается в снижении общего уровня активности мозга. Не доказано, что grand mal, то есть наиболее сильные припадки, генетически обусловлены, поэ тому не исключено, что они, как и стадия отрешенности, при умирании являются психосоматическими реакциями на опреде ленные угрожающие обстоятельства. Это предположение позволя ет вывести эпилепсию из разряда мозговых поражений и нервных заболеваний и превратить ее в поведенческий стереотип, реали зуемый любым здоровым мозгом и, возможно, при определенных условиях способствующий выживанию человека. Между феноме нами эпилепсии и умирания есть значительное сходство; я также считаю, что они имеют много общего с самым известным из на поминающих смерть состояний - трансом.

Обычно состояние транса возникает вследствие диссоциации мозговых процессов из-за перевозбуждения какой-либо централь ной мозговой зоны, приведшего к ответному торможению нервных процессов в других зонах. Умеющие ходить по огню люди с по мощью этого приема не допускают до мозга поток нервных им пульсов от ступней, поэтому они не ощущают боли, даже обжи гаясь. Вероятно, религиозная истерия христианских мучеников давала им те же преимущества, позволяя испытывать блаженст во даже тогда, когда их пожирали львы.

Уильям Сарджент, изучая проявления транса у жителей раз ных стран, обнаружил, что он возникает под влиянием ритми ческой стимуляции в сочетании с гипервентиляцией легких. В Зам бии знахари изгоняют дьявола, надевая на голову пациента одеяло и сажая его рядом с дымящейся жаровней, что вызывает у него гипервентиляцию легких из-за необходимости часто и по верхностно дышать. В Эфиопии деревенские священники изгоня

ют нечистую силу, брызгая святой водой в лицо одержимому до тех пор, пока он не начинает задыхаться и глубоко дышать. Про цедура "вызывания святого духа" на Тринидаде состоит из хло панья руками и глубокого ритмичного дыхания. Ритуальные цере монии на Ямайке основаны на "тромпинге", ритме, создающемся с помощью топания ногами и особых дыхательных звуков. Воины кочевых племен самбуру и туркана в Кении, танцуя под продол жительный барабанный бой, вводят себя в состояние безумия и коллапса. Если записи всех этих ритмов проиграть перед евро пейскими слушателями, они также могут войти в состояние транса. Было обнаружено сходство этих звуковых структур с древним ям бом, который считался в Древней Греции нестолько сильным сред ством, что разрешалось пользоваться им лишь в присутствии жре цов. После эпидемий чумы в средневековой Европе распространи лись танцы, доводящие человека до исступления. Вместе с дру гими сильнодействующими средствами, например самобичевани ем, они в конце концов вводили нервную систему в состояние транса или коллапса.

Во всех этих 'системах состояние транса вызывалось, чтобы, усилив внушаемость, добиться веры и послушания, при этом, од нако, всегда возникает и побочный эффект: разрядка нервного напряжения, способная иногда привести к развитию патологии. Состояние транса приводит к поразительному исцелению боль ных с выраженной депрессией, параноидной шизофренией и стары ми травмами, вызывая состояние возбуждения, приводящее к истощению, коллапсу и к долговременному изменению или вос становлению мозговых функций. Бушмены из Калахари называют коллапс "маленькой смертью" и не проводят различий между кол лапсом, вызванным ритмичными танцами, и коллапсом при эпилеп сии. Вполне вероятно, что оба состояния сопоставимы друг с Дру гом, а эпилептические припадки являются отчаянной попыткой самого мозга вырваться из потенциально губительных условий. Легкость, с которой люди, освоившие трансцендентальную медита цию, могут вызвать в своем организме значительные физиологи ческие изменения, свидетельствует о способности мозга проду цировать собственную внутреннюю активность, необходимую для возникновения транса и припадков. Если это так, то эпилепсия, возможно, является не симптомом заболевания, а способом его лечения.

Существует испытанный психоаналитический прием, называе мый отреагированием, когда терапевт пытается освободить по давленное пациентом переживание, заставляя его вновь, пережить происшедшее с ним событие. Сарджент вылечил от невроза мно гих побывавших на второй мировой войне солдат, внушив им в состоянии транса или под воздействием лекарств, что они возвра

тились в ситуацию, вызывавшую у них в прошлом состояние ужа са и стресса. Нередко это приводило к сильному нервному возбуж дению, неистовому всплеску эмоций и заканчивалось коллапсом. Когда больной приходил в себя, его нездоровая озабоченность исчезала. Позднее аналогичные результаты были получены при помощи электрошоковой терапии, в ходе которой больной полу чал сильный удар электрическим током, вызывающий эпилепти ческий припадок.

Грегори Бэйтсон сформулировал понятие "двойное связыва ние" для описания хорошо известной ситуации, когда человек ни в чем не может добиться успеха. В соответствии с этим понятием терапевт намеренно вызывает у больного неприятные ощуще ния, используя "терапевтическое двойное связывание". Данный прием учитывает хорошо известное стремление человека лишний раз удостовериться в неприятностях, ища повторной возможности их ощутить. Так, человек вновь и вновь трогает языком язвочку на десне, которая от этого становится все более болезненной.

Я думаю, в нашем теле есть нервный узел с обратной связью, который реагирует на определенные виды дискомфорта активиза цией вызывающего дискомфорт поведения и сохраняет такую ре акцию до порогового уровня, когда происходит уже коренная перестройка всех процессов. Возможно, этот механизм и есть то, что Фрейд назвал инстинктом смерти, и если он существует, то эпилепсия может рассматриваться как проявление этой обратной связи в действии. Вероятно, тело постоянно наблюдает за собой и при определенных условиях, которые оно расценивает как по тенциально опасные, лечит себя при помощи электрошока, вы зывая припадок, изменяющий эти условия и сохраняющий жизнь. В соответствии с гомеопатическим принципом лечить подобное подобным организм откупается кратковременной "малой смертью" от необратимой большой.

Присоединение электродов к животу находящейся на послед них месяцах беременности женщины позволяет регистрировать мозговую активность плода. Как правило, при этом наблюдаются медленные дельта-волны частотой менее трех циклов в секунду, однако время от времени этот регулярный ритм перемежается более сильными пикообразными разрядами, которые отмечаются у взрослых во время эпилептического припадка. К концу периода созревания плода такие всплески учащаются, а к моменту рожде ния ребенка, прокладывающего свой путь во внешний мир, они становятся практически непрерывными. Мы все родились как бы в эпилепсии, и то, что мы выжили, скорее всего служит своеобраз ным позитивным подкреплением, необходимым для последующего воспроизведения .данной реакции в аналогичных кризисных усло виях. Первые припадки у ребенка в утробе матери могут быть

вызваны нехваткой кислорода, возникающей из-за того, что ребен ку там становится тесно. Обычно на последнем месяце беремен ности матери, когда потребность ребенка в кислороде не удовлет воряется, он начинает дергаться и потягиваться. Это ведет к уве личению концентрации щелочи в крови, что, вероятно, и вызыва ет мозговые конвульсии как у неродившегося ребенка, так и у взрослого, введенного в состояние транса или больного эпи лепсией. Припадок у ребенка в момент появления на свет может, как и у взрослых, завершиться краткой потерей сознания, кото рая, вероятно, наступает именно тогда, когда необходимо рассла биться. Сразу же после этого ребенок начинает самостоятельно дышать, а у взрослого минует кризис, припадок прекращается и восстанавливается нормальная мозговая деятельность. Нередко человек спокойно засыпает.

В некоторых западноафриканских языках не существует слов, обозначающих сон. Глагол, означающий "спать", пишется как "наполовину мертвый". Мы говорим "смертельно устал" или "уснул мертвым сном", а многие психоаналитические концепции рассматривают сон и смерть как синонимы бессознательного. Существует ли между ними связь? Люди нередко умирают во сне, однако является ли сон частью процесса умирания? Я сомнева юсь в этом.

Одно время считалось, что в мозгу есть специальный центр, ответственный за бодрствование. Последние исследования показы вают, что сон наступает, когда на активирующую ретикулярную систему оказывается одно из двух типов воздействия. В первом случае в другой части мозгового ствола вырабатываются хими ческие вещества, подавляющие его активность так же, как тормоза останавливают автомобиль. Такое активное воздействие вызывает поверхностный ортодоксальный сон. Во втором случае вырабаты вается иное химическое вещество, действие которого сравнимо с остановкой автомобиля путем прекращения подачи топлива. Результатом такого пассивного воздействия становится глубокий парадоксальный сон, или сон со сновидениями. Если система, ответственная за поддержание бодрствующего состояния, разру шается из-за ранения или хирургического вмешательства, тело впадает в необратимую кому. Сначала мозговая активность уменьшается до уровня, соответствующего состоянию поверх ностного сна или преходящей комы, вызванной эпилептическим припадком, однако вскоре все мозговые волны сходят на нет и человек уже больше никогда не просыпается, превращаясь в "беспомощный, бесчувственный, парализованный сгусток прото плазмы". Иными словами, он становится готом.

Не обнаружено, что мозговая активность изменяется с воз растом. Электроэнцефалограммы восьмидесятилетних людей

выглядят примерно так же, как энцефалограммы сорокалетних. По-видимому, здоровый мозг способен пережить многие органы тела, а убивает его, как правило, разрушение одного из этих орга нов, лишающее мозг кислорода. Умирающий мозг спокоен. По мере того как кровь поставляет ему все меньше и меньше кисло рода, возникают медленные волны, амплитуда которых сначала увеличивается, а затем постепенно затухает вплоть до момента, когда самописцы электроэнцефалографа начинают рисовать длин ные прямые линии. Такое отсутствие реакций происходит при необратимой коме и совершенно не похоже на ритмичную, слож ную мозговую активность в процессе сна того или иного типа.

Сон и эпилепсия связаны с умиранием в том смысле, что считаются символами смерти. Фрейд предположил, что эпилепти ческие припадки у Достоевского были суррогатом смерти и вызы вались чувством вины, развившимся из-за того, что он желал смерти отца. Возможно, что человек бессознательно притворяет ся мертвым, пытаясь избежать настоящей смерти. Именно так поступает опоссум и другие животные, реагирующие на стрессо вые ситуации отключением от действительности и сном. В своем рассказе о людях, уцелевших после взрыва атомной бомбы в Хиро симе, Роберт Лифтон описывает распространенный феномен психического оцепенения и предполагает, что, стремясь сохранить остатки разума, оставшиеся в живых подвергают себя "обрати мой символической смерти, для того чтобы избежать настоящей физической или психической смерти". Все, кто уцелел после кон центрационных лагерей, средневековых эпидемий и природных бедствий, вели себя так, как будто их оглушили или ошеломили. Эта нечувствительность, или анестезия, настолько характерна для синдрома, возникающего у переживших бедствие людей, что скорее всего имеет важное значение для выживания. Закрываясь от сил, посягнувших на его окружение, организму порой удается сохранить себя, однако при этом он должен хотя бы частично осо знавать происходящее. Узники нацистских лагерей научились не замечать происходящих вокруг ужасных убийств и не реагиро вать на них, но при этом выработали удивительную способность чутко реагировать на средовые сигналы, позволяющие подгото виться к очередным ударам судьбы. Сочетание жизни и смерти, наличие скрытой чувствительности у кажущихся мертвыми людей являются основным свойством поведения, включающего способ ность притворяться мертвым и состояния, имитирующего смерть. Это ' биологическое условие и существенная часть механизма выживания.

Итак, мы напоминаем смертельно раненную певицу, которая, прежде чем навсегда исчезнуть со сцены, успевает искусно исполнить свою партию и даже несколько раз повторить ее "на

бис". Умирание не является быстрым процессом, непосредственно предваряющим клиническую смерть. Оно может быть очень корот ким в случае внезапной смерти, но даже тогда у человека могут возникнуть сложные ретроспективные переживания как одно из звеньев в цепи последовательных стадий умирания. Факты свиде тельствуют, что умирание - исключительно сложная поведенче ская система, которую никак нельзя свести к подготовке к смерти. Оно присутствует на протяжении всей жизни организма, и его составляющие могут даже служить продлению жизни. Теперь мы имеем право определить живые организмы как "умирающие для того чтобы жить".

Ключ к пониманию природы смешения жизни и смерти лежит в области естественной истории.

Живое возникло из неживого, и до сих пор его выживание за висит от гибели его отдельных частей. Жизнь и смерть неразли чимы, однако существует и третье, отличное от них состояние гота, а также четкая последовательность приводящих к нему собы тий. Они могут возникнуть в любой момент жизни.

То, что мы называем смертью, является всего лишь измене нием состояния, нередко временным и излечимым. У смерти нет клинической, логической или биологической реальности, она суще ствует как искусственное понятие, имеющее смысл лишь в рамках межличностных отношений.

Когда Ромео, увидев в гробу бледную, лишенную признаков жизни Джульетту, решил, что она умерла, она действительно была мертва. То, что позднее она пришла в себя и стала больше походить на живую, чем на мертвую, не аннулирует факта смерти. Когда Джульетта обнаружила безжизненного Ромео, лежащего с ядом в руке, он также был мертв, и его смерть останется в силе даже в том случае, если откуда ни возьмись возникнет растороп ный врач, который вовремя сделает ему промывание желудка. Ошибка Ромео коренится в человеческом сознании.

РАЗУМ

Показатели смертности у живых равны ста процентам. Каж дого из нас когда-нибудь сочтут клинически мертвым, и в каждом обществе есть правила обращения с людьми, находящимися в этом состоянии.

Ашанти из Западной Африки хоронят своих мертвецов на от веденных для этого участках, закапывая их в землю; они кладут их на левый бок, с руками, помещенными под головой. Аборигены тиви из Северной Австралии хоронят умерших, кладя их на землю и засыпая большим холмом, который утрамбовывают во время погребального танца. Бавенда из Южной Африки запирают умер ших в их домах и покидают, однако в других местах для мертвых часто строят специальные дома. На Филиппинах их складывают из специальных кирпичей. Ливанские марониты строят дома для мертвых из камня, а на Мадагаскаре употребляют шерсть и кости. Ангольские овимбунду относят мертвецов в пещеры, а горные племена в Индии просто кладут их на выступы скал. Санти-сиу зашивают трупы в шкуру оленя или буйвола и вешают на вершины деревьев. В Ассаме, где деревья встречаются редко, строят особые помосты, в Тибете, где деревьев нет вообще, устраи вают "воздушные похороны". Тело рубят на части, мясо отде ляют от костей, кости измельчают, и все это в смеси с ячменем скармливают птицам, слетающимся на звук рога. В Монголии птицы тоже заменяют кочевнику гроб, и, если стервятники быстро уничтожают тело, оставленное в "уединенном, чистом и достой ном месте", это считается хорошим знаком. В некоторых местах предпочитают съедать своих мертвецов, думая, что покоиться в желудке друга лучше, чем в холодной земле. В Новом Южном Уэльсе аборигены поджаривают умерших на медленном огне, пока мясо как следует не прокоптится. На острове Бали мертвых сжи гают в специальных башнях, сопровождая процедуру сложной и шумной церемонией. В других частях света тело сжигают в огромных цилиндрах в доме усопшего или в специальных кремато риях. На берегах Ганга высятся каменные платформы, на кото рых индусы, омыв безжизненные тела в реке и умастив их маслом,

разводи г погребальные костры. Бывает, что вместо огня исполь зуют воду, как в Восточном Тибете, где тело вместе с грузом бро сают в реку, или же в древней Скандинавии, где знатных мертве цов пускали в легкой лодке вниз по реке. Иногда останки делят на части, как, например, на Самосире в Тихом океане, где тело по мещают в подземный склеп, а череп - в урну на поверхности. Охотники за черепами - асматы держат дома черепа как друзей, так и врагов в качестве украшений.

Каждый из этих способов погребения сопровождается особым ритуалом. В своей всемирно известной книге о похоронных цере мониях Хабенштейн пишет: "Нет ни одной группы, какой бы при митивной или цивилизованной она ни была, доторая бросила бы тела усопших на произвол судьбы, не совершив над ними никакого обряда". Эта практика необычайно живуча и представляет собой один из самых устойчивых аспектов человеческой культуры. Не редко она открывает нам самые доступные "ископаемые" ушедших времен и прежних мест обитания. Фрезер обнаружил, что абори гены Нового Южного Уэльса хоронят умерших либо в прямом положении на боку, либо скорченными, либо поставленными вер тикально, либо помещают их в пустое дерево, которое ставят на помост и покрывают бревнами, либо жарят и едят. Только на основе этих признаков он смог установить происхождение каж дой семьи в чрезвычайно пестрой по населению области и выяс нить, откуда они пришли. В своем блестящем исследовании Перри установил происхождение различных народностей Индонезии и разобрался в той путанице, которая сегодня присутствует на тринадцати тысячах островов, используя в качестве главного признака способ захоронения. Он обнаружил четкую связь между погребальной позой и местоположением земли предков; например, если жители острова Саву хоронили умерших в сидячем положе нии и лицом на запад, тогда прародина этого народа обязательно находилась в том же направлении.

Несмотря на многочисленность различных способов захороне ния, их всех объединяет одно: в любой погребальной практике присутствует предположение, что смерть не конец, а переход к дру гому состоянию. В своем исследовании малайской погребальной системы Роберт Херц показывает, что смерть воспринимается не как мгновенное окончательное событие, а как одна из фаз посте пенного развития. Малайцы и другие народы считают смерть процессом, начинающимся с первых дней жизни, и эти взгляды находят отражение в действиях их общин. Момент, который мы называем смертью, для них не более чем промежуточное состоя ние, знак, что телом следует должным образом распорядиться. Малайцы устраивают временные похороны. Кота из Южной Ин дии кремируют почти все тело, оставляя часть черепа. Настоящие

похороны устраивай озже, убедившись, что душа окончательно решила переселитьс,.. 3 промежутке между этими церемониями умерший считается присутствующим. В общине кота он сохраняет свою социальную роль до похорон. Если его жена беременеет после его клинической смерти, но до похорон, то умерший счи тается отцом ребенка, который наследует его имя, клан и имущест во. Их общество учитывает отсутствующее у нас различие между смертью и готой.

В нашем обществе принято считать, что смерть - это мгно венное событие. Похороны откладываются на два-три дня только для того, чтобы друзья и родственники умершего успели собрать ся и сделать необходимые приготовления. Другие культуры не случайно не разделяют наших взглядов на смерть и не определяют ее с такой точностью. Порой мы сами не слишком уверены в своей правоте. То, как в Советском Союзе переносили тело Сталина в зависимости от колебаний официального мнения, прекрасно де монстрирует двойственность нашего отношения к смерти даже в материалистическом обществе. Природа большинства погребаль ных обрядов свидетельствует о том, что их участники считают умерших еще живыми и стремятся принять некоторые меры пред осторожности, чтобы полностью исключить их появление. Погре бальный обряд выполняет две функции: во-первых, оставить. мертвых живыми, во-вторых, держать их в стороне. Индуистские церемонии кремации призваны главным образом побудить дух умершего отправиться в подобающее ему место. Чтобы умершие не покидали своих могил, египтяне предусмотрительно снабжали их всем необходимым. У индийского племени хопи родственник умершего остается один после похорон у лесной могилы и симво лически закрывает путь назад в деревню, рисуя на дороге углем поперечные линии. В другом племени в разгар похорон на месте кремации разбивают горшок, и все присутствующие бегут не огля дываясь назад, в деревню. Живые идут одним путем, мертвые другим. Вероятно, такой ритуал помогает, потому что этому пле мени никогда не докучают привидения.

Свойственное нашему обществу противопоставление жизни и смерти возникло, очевидно-, в средние века. В XIV в. на Европу обрушились страшные бедствия - мор, войны, чума,- которые не знали другие земли и эпохи. Бубонная чума гуляла по Европе, неся с собой кошмарные страдания, беспамятство и смерть для четверти населения Земли; голод покрыл дороги мертвыми телами. узники пожирали друг друга; кочевники и крестоносцы опусто шали общины, и без того ослабленные эпидемиями, пожарами и землетрясениями, об остальных заботилась инквизиция. В те чение века тема смерти заслонила собой все, сконцентрировав на себе все мысли. Ужасы смерти породили мрачную озабочен

ность этим предметом. Стремясь подавить страх, философы, художники, писатели, поэты и простые смертные драматизировали и персонифицировали смерть, пока совершенно не свыклись с ее зловещей фигурой. Смерть стала расхожей темой картин, скульп тур, карикатур, фольклора и уже не внушала прежнего ужаса. Если бы в обществе существовал запрет на тему смерти, психоло гическая нагрузка индивида была бы невыносимой, теперь же, оглядевшись вокруг, он мог увидеть отражение собственных стра хов. Неотвратимый 'приговор ждал каждого.

Со временем накал страстей уменьшился, но и сегодня насле дие той эпохи живо. Мы все еще рассматриваем смерть как совер шенно обособленное, независимое явление, которого нужно боять ся и избегать во что бы то ни стало. В нашем обществе страх смерти почти не связан с личным опытом. Большинство из нас никогда не видели мертвого тела. Мы отделили себя от смерти, возложив ответственность за все, что с ней связано, на дипломи рованных специалистов. Мы не хотим иметь со смертью ничего общего. Когда кто-либо умирает в неподходящий момент и в не подходящем месте, мы испытываем недовольство и даже раздра жение. Как ни одно общество в мире, мы попытались вычеркнуть смерть из нашей жизни, но нам удалось лишь создать мировоз зрение, полное заблуждений и смутных сомнений.

Достаточно вспомнить хотя бы о том, как в наших средствах массовой информации подаются сообщения о смерти от несчаст ных случаев. Главное внимание уделяется эффектным деталям авиационных катастроф, пожаров и статистике дорожных проис шествий после выходных дней. Отсюда вытекает, что смерть это то, что происходит "не здесь", что поджидает нас в другом месте, а не то, что мы несем в себе. Нас приучили верить, что на долю несчастных случаев падает значительная часть смертности, однако на самом деле даже в самых развитых странах смерть от несчастных случаев составляет менее пяти процентов. Повы .шенный интерес к случайной смерти, по-видимому, восполняет недостаток внимания к смерти естественной. Мы намеренно сосре доточиваемся на случайной смерти, происходящей где-то там, в другом месте, и отворачиваемся от неотвратимости готы здесь, внутри каждого из нас. В частности, в Соединенных Штатах смерть стали рассматривать почти как нарушение конституцион ных прав личности на неприкосновенность и стремление к счастью.

В этом общественном климате отношение многих "примитив ных" народов к смерти как к переходному процессу воспринима ется с недоумением. Ко всякому, кто верит, что в клинически мертвом теле так или иначе присутствует жизнь, относятся с подо зрением, как к религиозному фанатику или наивному ребенку, который наслушался рассказов восточного гуру.

Итак, во второй части книги я рассмотрю вопрос о выживании после смерти, сначала обсудив его биологические возможности, а затем внимательно ознакомившись с фактами, подтверждаю щими этот феномен.

Глава IV ЛИЧНОСТЬ И ТЕЛО

Данные психологии, биологии и антропологии наводят нас на мысль, что жизнь и смерть сосуществуют, поддерживая посто янно меняющиеся динамичные отношения, разрушающиеся только в том случае, если материя теряет все следы упорядоченности, обеспечивающей их взаимодействие. Это состояние я назвал готой. Состояние, определяемое как клиническая смерть, это всего лишь стрелка указателя, скользящая по шкале жизни, упорно приближаясь к тому полюсу, который обозначает готу. Я думаю, что с развитием техники клиническая смерть в конечном итоге отодвинется к самому краю шкалы и совпадет с готой и тогда многие из ныне существующих противоречий будут автоматиче ски разрешены.

А пока что давайте рассмотрим ту часть шкалы, которая все еще разделяет клиническую смерть и готу, и предварительно условимся для удобства дальнейшего рассуждения, что жизнь в каком-то смысле продолжается и на этом участке. Мы имеем в виду жизнь после клинической смерти.

Никто не оспаривает тот факт, что органическая деятельность тела не заканчивается в момент подписания доктором свидетель ства о смерти. Все споры касаются только значения этой деятель ности для индивида, которому принадлежало тело, то есть для некой сущности, которую мы обычно называем личностью. Лич ность можно определить как то, что дает возможность предска зать поведение индивида в конкретной ситуации. Это функция стимулов, порожденных данной ситуацией. Информация, по ступающая из любой среды, воспринимается органами чувств и передается в мозг, так что весь спор сводится к вопросу, может ли отдельная личность существовать без такой обратной связи.

Млекопитающие, ведущие ночной образ жизни, как, например, кошки или грызуны, извлекают значительную часть информации об окружающей среде из ощущений, полученных с помощью длинных усиков, каждый из которых присоединяется к специализи рованной группе мышц и нервных окончаний. Если усики отре зать, животное теряет способность ориентироваться и может даже умереть. Курт Рихтер из Балтиморского исследовательского

центра обнаружил, что крысы с подрезанными усами часто вели себя очень странно. Одна крыса "непрерывно тыкалась носом в углы клетки и в чашку с пищей, ввинчиваясь в обследуемые предметы как штопор. Когда мы через четыре часа ушли из лабо ратории, она все еще этим занималась. На следующее утро мы нашли ее мертвой, и даже самое тщательное вскрытие не помогло обнаружить ни причины, ни механизма смерти". Крыса, по-види мому, умерла от шока, лишившись одного из наиболее важных органов чувств и частично потеряв чувствительность.

Изучение человека в условиях частичной потери чувствитель ности показывает, что нормальное функционирование мозга свя зано с постоянным возбуждением коры головного мозга сигнала ми, поступающими из его ствола. А работа последнего зависит, в свою очередь, от постоянного напора информации, поступающей из органов чувств. Создается впечатление, что глаза, нос и уши помимо своей основной задачи обеспечения информацией о внеш них образах, звуках и запахах накапливают еще и стимулы, пред назначенные для поддержания уровня возбуждения головного мозга. Не так уж важно, что именно они сообщают, пока они продолжают посылать сигналы. Если поток сигналов слишком однообразен или вовсе иссякает, кора головного мозга обнару живает признаки дезорганизации, и мозг начинает работать аномально. Нарушается восприятие, и меняется сама личность. Меняется длина волн, испускаемых мозгом, искажается мышле ние, появляются галлюцинации. Проводя долгие часы за рулем, водители грузовиков начинают видеть призраки, например, гигант ских красных пауков на ветровом стекле. Пилоты переживают мистические видения полета ангелов. В одиночных камерах у за ключенных развивается острая паранойя. Чем меньше стимулиру ются органы чувств, тем острее симптомы, и говорят даже, что полное пресечение внешней информации приводит к остановке деятельности мозга. Для человеческого выживания необходима меняющаяся среда. Кристофер Верни, долго сидевший в одиночке, заканчивает рассказ о ней словами: "Разнообразие - это не до полнительная острота жизни, это сама ее суть".

Процесс умирания, в ходе которого растущий беспорядок в организме препятствует получению чувственных стимулов, это процесс постоянного сокращения чувственного восприятия. Мы знаем, что отсутствие хотя бы одного органа чувств вредно воз действует на организм. Встает вопрос: как далеко может зайти такое сокращение внешней информации, прежде чем само поня тие личности и индивидуальности потеряет смысл? Рассмотрение этой проблемы предполагает прежде всего выяснение той роли, какую играют в определении личности как внешние, так и внут ренние физические факторы.

Психологи, работающие с животными в неволе, всегда сталки ваются с разнообразием особей, составляющих любую популяцию. Различия -в поведении животных приписывались генетической изменчивости, экспериментальным ошибкам, температуре в ла боратории и фазам луны. Все эти факторы могут влиять и дейст вительно влияют на реакцию животного в предложенной ситуа ции, но самым важным источником разнообразия окажется, ве роятно, неодинаковость прошлого опыта. Сеймур Левин из госу дарственного Университета штата Огайо предпринял попытку вы явить роль травм и боли, испытанных в младенчестве, создав для трех групп крыс различные условия. Первую группу каждый день в одно и то же время вынимали из гнезда и помещали в клет ку, где они получали электрический шок. Вторая группа также помещалась в клетку, но уже без шока, крыс третьей группы из гнезда не вынимали и вообще не трогали. Исследователь ожидал, что опыт боли повлияет на поведение крыс, подвергавшихся шоку, и искал у взрослых особей следы эмоциональных наруше ний. К своему удивлению, он обнаружил, что "странно вели себя" как раз воспитанники третьей группы, которых никогда не трогали. Поведение крыс, подвергшихся шоковому воздействию, никак не отличалось от поведения крыс из второй группы, которых сажали в клетку, но не причиняли боли. С некоторым испугом Левин сообщает, что те крысы, которых не трогали, повзрослев, стали совершенно неуправляемыми. "Эти крысы,- говорит он,- были самыми возбудимыми и злобными из всех, когда-либо попадавших в нашу лабораторию; им ничего не стоило гоняться за нами по комнате, визжать и хватать нас за штанины и обувь".

Такое поведение не покажется "странным" ни одному биологу. Приятно узнать, что по крайней мере одна группа лабораторных крыс похожа на настоящих крыс, а не на заводные игрушки в ла биринте. Однако этот опыт очень ясно показывает, что факторы среды играют очень большую роль в поведении, определяя многое, и уж во всяком случае индивидуальное раскрытие унаследован ных возможностей.

Этот эксперимент почти полностью дублируется долговремен ным исследованием человеческого поведения, проведенным в Мас сачусетсе. В 1935 г. была обследована большая группа семилетних мальчиков из бедных, часто неблагополучных городских семей. Детей обследовали физически, проверили психологически и рас спросили. Священники, учителя, родители и соседи сообщили дополнительную информацию, неоднократно обследовались до машние условия жизни мальчиков. Спустя двадцать лет Джоан и Вильям Маккорды проследили судьбу 253 из них и выяснили их нынешнее положение в свете раннего детского опыта. Многие, теперь уже взрослые мужчины, были осуждены хотя бы однажды

за преступления, связанные с жестокостью, воровством, пьянс1 вом, изнасилованием. Сравнение нынешней ситуации с отчетом двадцатилетней давности показало, что образ жизни в семье играл существенную роль в дальнейшей судьбе ребенка, способ ствуя или препятствуя проявлению антиобщественных и преступ ных склонностей. Тридцать два процента мальчиков из группы. где семья поддерживала жесткую дисциплину зачастую с по мощью физических наказаний, впоследствии были судимы за преступления. Из группы мальчиков, родители которых полагались скорее на словесное неодобрение и дисциплину, основанную на "привязанности", преступниками стали тридцать три процента. Третья группа состояла из детей, полностью отторгнутых роди телями и не знавших вообще никакой дисциплины. Она дала впоследствии шестьдесят девять процентов взрослых мужчин, вставших на путь преступления. Точно так же как и в опыте с крысами, не наблюдалось никакого различия, между группами, с которыми велась какая-то работа, независимо от ее направлен ности; зато дети, которых не замечали и которыми не интересо вались, резко отличались впоследствии от всех остальных.

Маккорды хотели проверить старую поговорку "яблоко от яб лони недалеко падает" и обнаружили, что дети преступников, выросшие в строгой дисциплине, скорее следовали провозглашае мым ценностям, чем действительному поведению отца. Возвраща ясь к определению личности как "к тому, что дает возможности предсказать поведение индивида в конкретной ситуации", мы имеем, видимо, право заключить, что ранний социальный опыт глубоко затрагивает способы проявления личности. Личность, хотя бы частично, формируется под влиянием внешних физиче ских факторов.

Она зависит и от химических факторов. Эжен Марэ описывает поведение колонии термитов, которых он наблюдал в момент тре воги за матку. Кусочек глины отлепился от крыши ячейки матки и упал на нее. "Матка реагировала на шок только ритмическими движениями головы, вытягивая и втягивая ее. Рабочие муравьи внутри муравейника немедленно прекратили работу и стали бес цельно бродить небольшими группами... Даже в дальних углах муравейника прекратилась всякая работа. Повсюду собирались большие муравьи-воины и работяги, все страшно возбужденные. Проявилось стремление собираться в группы. Не оставалось ни каких сомнений, что испытанное маткой потрясение за несколько минут достигло самых дальних закоулков муравьиного жилища". Повреждение обычного канала коммуникации изменило поведе ние членов колонии. Известно, что этот канал имеет химическую природу, когда связь и чувство принадлежности к группе под держиваются социальным гормоном, который выделяется маткой

и доносится до каждого члена колонии изо рта в рот. Если рабочие муравьи забредают в чужую колонию, на них нападают и убивают, но если первой погибает матка, ее муравьи прекращают работу и движутся к соседнему муравейнику, где их охотно принимают. Без химического подкрепления, исходящего от матки, они теряют индивидуальность, и становятся анонимными подданными, гото выми присягнуть новой матке и принять новый химический контроль.

Точно так же поддерживается организованность улья. Матка выделяет вещество, которое распределяется демократически, чтобы каждая пчела сосредоточилась на определенной цепочке инстинктивных влечений, ведущих к достижению нужных резуль татов. Это маточное вещество действует объединяюще, в точности как транквилизаторы, ослабляющие симптомы умственных рас стройств и тревогу, тем самым позволяя пациенту направить свои действия к конструктивной цели. Сотни лет экстракт корня сенеги (растения Rauwolfia serpentina) использовался в Индии для лече ния целого ряда заболеваний, включая эпилепсию и тревожность. В 1953 г. это вещество появилось на Западе в виде лекарства резерпина, действующего как успокаивающее средство, препятст вующее гипоталамусу вырабатывать чрезмерное количество воз буждающих веществ. Теперь мы знаем, что химическая структура вещества, производимого маткой, сходна с веществом, контроли рующим деятельность гипоталамуса. В организме колонии му равьев или пчел именно матка занимает место мозга, и одна из ее задач - выполнять функции гипоталамуса. Она как бы является отдельной особью, хотя и не может существовать самостоятельно. Удаление ее из колонии равносильно хирургической операции, когда разрезают кожу, чтобы добраться до внутренних органов. Групповая принадлежность является прямым аналогом положе ния, существующего в нормальном человеческом теле, где гипо таламус контролирует эмоции без внешней помощи. Между внутренними и внешними факторами, управляющими поведением, почти нет функционального различия. Нам пока достаточно иметь в виду, что поведение как выражение индивидуальности и личностного начала находится в большой зависимости от со циальных, физических и химических условий, в которые попадает тело.

Гиппократ учил первых греческих студентов-медиков, что тем перамент зависит от соотносительного содержания в теле четырех основных жидкостей. Преобладание черной желчи означало ме ланхолию, желтая желчь давала холерика, избыток слизи превра щал человека во флегматика, а крови - в сангвиника. В 1925 г. немецкий психолог Кречмер подновил эту концепцию, разделив людей на хрупких астеников, мускулистых атлетов, пухлых пик

ников и непоследовательных представителей рода человеческого, относящихся к категории диспластиков. Так же как Гиппократ, он уверял, что не только темперамент, но и умственные расстройства следуют соматическому типу, и относил шизофреников по большей части к астеническому типу, а маниакально-депрессивных па циентов чаще встречал среди пикников. Пятнадцать лет спустя Уильям Шелдон подкрепил эту теорию эмбриологически, отменив диспластиков и выводя три основных соматических типа из трех главных слоев зародыша. Округленный силуэт он назвал эндо морфным, атлетический - мезоморфным, а худощавый - экто морфным. Как Шелдон, так и Кречмер приравнивали форму тела к особому типу личности. Полнотелые люди считались экстра вертами, склонными наслаждаться полнокровной архитектурой стиля рококо, романтической литературой и красочными школами живописи. Худощавые интраверты больше ценили строгую клас сическую архитектуру, балет, формализм в литературе и абстрак ционизм в живописи.

Есть что-то привлекательное в установлении таких соответ ствий. Всем нам знакомы жизнерадостные, толстые, романти чески настроенные итальянцы и суровые, угловатые, неприступ ные шведы. Все дело в том, что мы не знаем, в какой мере эти особенности личности связаны с формой тела, а в какой - с куль турными и расовыми стереотипами. Образ поведения человека часто строится в зависимости от ожидания окружающих его людей. Греки считаются страстными любовниками, и они из всех сил стараются поддержать эти представления. Если бы шекспиров ский Юлий Цезарь не был предубежден против Кассия за его "тощий и голодный вид", возможно, ему в спину воткнулось бы одним ножом меньше.

Хотя "конституционная психология" Шелдона разрабатыва лась на основе широких исследований, проводимых в США, где существует множество разных, часто смешанных расовых и физи ческих типов, в той или иной мере оторванных от собственных культур, на основных принципах психологии личности это обстоя тельство никак не отразилось. Критика этой теории в основном сводилась к указанию на то, что мы не располагаем данными, по зволяющими определить, каков характер влияния формы тела на поведение - чисто физический или опосредованно-социальный. Некоторые вообще не верят, что есть какая-то причинно-следствен ная связь между данными феноменами, но за последние тридцать лет эта область мало развивалась, и у нас нет ничего, кроме туман ной и дразнящей теории.

Сексуальные стереотипы так же распространены, как куль турные и расовые. У нас есть достаточные основания считать некоторые личностные различия между мужчинами и женщинами

простым продуктом ролей, навязанных обществом, в котором они живут, хотя есть и чисто биологические основы психологических различий, связанных с полом. Мужчины и женщины различаются каждой клеткой тела. Только у мужчин есть маленькие Y хромо сомы, ответственные за развитие по мужскому типу. Если они отсутствуют, развитие идет по женской модели. Но при этом важно помнить, что гены не контролируют поведение, они руко водят химическими процессами, которые в конечном итоге при водят к появлению индивидов, различно устроенных и поэтому разно реагирующих на одни .н те же ситуации.

Женщины слышат лучше, чем мужчины: их умение распозна вать и локализовать звуки превосходит возможности мужчины во всех возрастных категориях. Мужчины в свою очередь лучше видят. Эти половые различия не являются благоприобретенными, они присутствуют с самого начала. Психолог, старавшийся на учить младенцев четырнадцати недель от роду смотреть на пред мет, обнаружил, что ему удавалось выполнить свое намерение, когда он использовал в качестве подкрепления звуки для девочек и свет для мальчиков. В дальнейшем эти различия сказываются в том, что девочки начинают говорить раньше мальчиков. Они отчетливее произносят звуки, усваивают письмо' и орфографию быстрее и легче, их словарь обширнее, чем у мальчиков того же возраста. Мальчики же лучше ориентируются в пространстве. Их визуальные способности проявляются в такой деятельности, как метание в цель, расположение объектов по определенной схеме и точное чувство направления. Эволюционное значение та ких различий очевидно. Продолжительная несамостоятельность человеческого младенца означает, что женщина оказывается при вязанной к ребенку на несколько лет, и она в значительной мере рассчитывает на умение общаться. Мужчина, вообще более силь ный и проворный, сохранял свободу передвижения, поэтому ему предназначалась роль охотника, а хорошее зрение и способность ориентироваться на местности являются безусловными преиму ществами на этом поприще.

В ходе человеческой эволюции биологические и культурные факторы совместными усилиями установили существенное разли чие полов. Маленькая хромосома начала цепочку реакций, на концах которой возникли две совершенно различные структуры личности. Этолог Корин Хат представляет эти различия следую щим образом: ^Мужчина физически сильнее, но менее гибок, более независим, агрессивен, склонен к риску, честолюбив, ему свойствен дух соревновательности в большей мере, чем женщине, он обладает лучшими пространственными, числовыми и механи ческими способностями, склонен строить мир в терминах объек тов, идей и теорий. Женщина с самого начала обладает теми

сенсорными способностями, которые облегчают межличностное общение. Она быстрее созревает физически и психологически, она изысканно и умело пользуется языком, она воспитаннее, дружелюбнее и последовательнее мужчины, она склонна строить мир в терминах личностных, нравственных и эстетических цен ностей".

Юнцы макак-резусов чаще, чем их ровесницы, угрожают друг другу, затевают грубые подвижные игры. Самки предпочитают сидеть спокойно, ухаживая друг за другом и отворачиваясь в напряженной позе, когда к ним пытаются приблизиться. Хэрри Харлоу из Висконсинского университета обнаружил, что младенцы обезьян демонстрируют типичные черты мужской и женской форм поведения, даже если их воспитывать в изоляции от соро дичей с проволочным чучелом вместо матери. Исследователь при ходит к такому выводу: "Очень трудно поверить, что эти различия носят культурный характер, и невозможно представить, каким образом наши неодушевленные поддельные матери могли бы передавать культурные навыки своим детенышам".

Теперь ясно, что существуют биологические детерминанты, действующие на всех стадиях развития и определяющие разли чия в способностях и личностных характеристиках мужских и женских особей. Споры о том, какая модель хуже или лучше, какой пол развитее, не имеют отношения к проблеме, и их решение полностью зависит от того, что сравнивается и кем. Анализируя проблему мужского и женского полов, мы с уверенностью можем сказать лишь одно: они различны.

Не приходится сомневаться, что личностные и психологиче ские различия имеют биологическую основу. Они частично опре деляются конкретными генетическими факторами, а частично теми факторами окружающей среды, которые воздействуют на развитие индивида. Процесс развития личности включает отбор определенных факторов окружающей среды и характерное для данного пола толкование. Личность развивается подобно кристал лу, чья уникальная структура постепенно формируется из содер жащего его раствора. Из такого сложного раствора, как морская вода, образуется'много кристаллов, но их состав ограничивается теми типами молекул, которые встречаются в этой среде. Любое изменение окружения непосредственно отразится на материи, ко торая из него рождается. Даже полностью развитая личность может резко измениться под воздействием чисто физических функциональных расстройств или химического препарата, влияю щего на физиологические процессы, связанные с сохранением личности. Исследования возрастных изменений личности показы вают, что хотя некоторые из них, скажем чрезмерная недоверчи вость или осторожность, являются прямым следствием физической

слабости, но есть и более тонкие изменения, например уход в себя или снижение эмоциональности, дающие основания предполагать, что физиологическое старение сопровождается параллельным процессом психологических изменений.

Все приведенные рассуждения наводят на мысль, что личность коренится в теле, и поэтому трудно поверить, что какая-либо черта уникального характера индивида сможет пережить уничто жение тела, от которого она зависит; но мы пока рассмотрели не все свидетельства.

Дин Маттьюз предложил рабочее определение жизни после смерти, имеющее определенный биологический смысл. Его гипо теза такова: "Центр сознания, существовавший до смерти, не прекращает своей деятельности и после нее, сохраняя непрерыв ность опыта сознания и после смерти, аналогично тому, как это происходит сразу после сна". Это очень ценная идея, поскольку она поднимает проблему непрерывности и напоминает нам, что перерывы сознания случаются с каждым при жизни.

Мы уже рассматривали сон и смерть и то, что их объединяет, но важно помнить, что сведение к минимуму сенсорных стимулов, воздействующих на тело извне, ведет к засыпанию, а резкое уменьшение стимулов, поступающих изнутри тела, вызывает сон без сновидений. После клинической смерти внешние стимулы сводятся к минимуму. Об этом свидетельствует отсутствие элект рических сигналов, поступающих от органов чувств в мозг и несу щих информацию о, внешних стимулах. Внутренние стимулы тоже постепенно ослабляются и вскоре прекращаются совсем, так что складывается впечатление, что сознание во время смерти еще пассивнее, чем во время сна. Насколько мы знаем, центр сознания располагается в коре головного мозга. Натаниель Клей ман из Чикагского университета удалял хирургическим путем кору головного мозга собак и обнаружил, что, поправившись после операции, собаки большую часть времени спят без сновидений, но периодически просыпаются, чтобы есть, пить и испражняться, а затем снова засыпают. Сознание и бодрствование не синонимы. Можно бессознательно бодрствовать, и, как показывает анализ сновидений, сознание, безусловно, способно работать во время сна.

Размышляя о внетелесной личности, я, как биолог, убедился, что не способен представить, как такая отвлеченная сущность может испытывать какое-либо переживание. Без органов чувств она должна воспринимать мир как видение, лишенная конеч ностей, эта сущность способна воздействовать на среду только с помощью психокинеза, отсутствие структур, подающих звуко вые, зрительные или обонятельные сигналы, оставляет на ее долю лишь телепатическое общение. С биологической точки зрения эти явления возможны, но они столь резко отличаются от наших

обычных способов взаимодействия со средой, итак велико отли чие любого переживания после клинической смерти от тех чувств, которые мы испытываем во время жизни, что у нас вряд ли есть основания считать такой опыт продолжением повседневных ощу щений. Если личность продолжает существовать после смерти, то ее характер будет, вероятно, совсем другим, чем у живого су щества, он переменится до неузнаваемости. Тот опыт, который мы переживаем во сне,- единственное биологическое сравнение, возможное в настоящий момент.

Во сне бывают ощущения цвета, звука, текстуры, температуры, запаха, вкуса, боли и другие переживания, доступные нашим органам чувств в состоянии бодрствования. В снах мы бегаем и прыгаем, ласкаем и убиваем, пользуясь органами тела, которые кажутся нам в это время столь же реальными, как и днем. Мы встречаем знакомых и посторонних людей и ведем заинтересо ванные и зачастую очень умные разговоры, и все это только в вооб ражении. Возникает впечатление, что каждый человек распола гает всеми необходимыми механизмами для создания подробно разработанных, связных и непрерывных образов без помощи всех тех внешних стимулов, которые образуют основу нормального бодрствующего восприятия. В ситуации сна действуют наши обычные повседневные личности. Хотя на самом деле, если ве рить интерпретации сновидений у Фрейда, мы испытываем нечто большее, впуская в сознание подсознательные личностные особен ности, в дневное время глубоко упрятанные. Таким образом, во время сна поток сознания располагает всем необходимым для того, чтобы личность могла продолжать испытывать внут ренне связные переживания без одновременного подкрепления внешней стимуляцией. Этот механизм сам по себе мог бы служить хорошим объяснением полноты жизни и сохранения человеческой личности после клинической смерти, если бы нашлись доказатель ства его независимости от физиологии тела.

В одном из самых древних толкований сновидений предлага лось считать, что они являются продуктом сигналов, которые внутренние органы продолжают посылать в мозг даже во время сна. Фрейд однажды наелся перед сном соленых анчоусов и сооб щил, что ему снилось, как он все время пьет воду. Лабораторные эксперименты показывают, что жужжание или брызги воды в лицо спящего человека часто совпадают с рассказами испытуемых о снящихся самолетах или водопаде, но нет никаких данных, что большинство сновидений возникает таким физиологическим спо собом. Всякий сон сопровождается невероятным внутренним напряжением. В 1952 г. был проведен опыт, связавший быстрое движение глаз с началом сновидения, и это было первым на дежным указанием на переход от обычного сна к сновидению

но этим физические изменения, разумеется, не ограничиваются. Пульс и дыхание становятся неровными, давление крови превы- шает нормальный уровень, характерный для состояния бодрство вания, увеличивается потребление кислорода, резко поднимается уровень гормонов адреналина и кортизона в крови, температура мозга достигает предельной величины. Горячий мозг является показателем быстрого обращения энергии и встречается в состоя нии бодрствования только в периоды ярости или кризиса. По данным измерений, в момент начала сновидения единичная клетка мозга переходит от медленной регулярной разрядки, свойственной состоянию бодрствования или обычного сна, к взрывам неконт ролируемой активности. Те физические изменения во время сно видения, которые можно измерить, являются результатом самого процесса сновидения, что явствует из полученных данных.

Пять-шесть раз за ночь каждый из нас проходит через это телесное возбуждение. По-видимому, мы в нем нуждаемся, по скольку лишение сновидений приводит к неоправданному воз буждению и неврозам в состоянии бодрствования. Вильям Де мент и его сотрудники из Станфордского университета несколько лет работали с кошками и обнаружили, что более чем двадцати дневное лишение сновидений приводило кошек в беспокойное и напряженное состояние и, кроме того, наблюдались признаки увеличенной реакции. По чистой случайности одна из.этих возбу димых кошек получила слабый электрический шок из-за неисправ ности записывающего устройства, к которому она была подклю чена. В обычном случае такой стимул не произвел бы никакого заметного действия, эту же кошку он довел до конвульсий. Мозг, лишенный возможности видеть сны, становится крайне возбуди мым, и, если ему вновь позволить спать без внешних вмешательств, он, чтобы восполнить недостачу, впадает в длительный период непрерывных сновидений. После того как закончились конвуль сии, станфордская кошка заснула, но мониторы показали, что она видела сновидения не чаще, чем другие, не участвовавшие в эксперименте кошки. Электрический шок, закончившийся кон вульсиями, дал, по-видимому, ту разрядку, какую тело обычно получает во время сновидения.

Это поразительное открытие побудило Демента исследовать картину сна людей до и после электрошоковой терапии. И каждый раз после лечения наблюдалось меньше сновидений, чем до него. Нам кажется, что ураган в мозгу пациента, вызываемый электри ческим разрядом, можно прямо сопоставить с бурей, разражаю щейся во время сновидения. Сон получает значение одной из форм терапии, освобождения из-под психологического контроля и раз рядки нервного напряжения, накапливающегося каждый день. Очень силен соблазн сравнить этот тип разрядки с конвульсиями эпилептика.

по с

После припадка большинство эпилептиков засыпает. Мн". ..е эпилептики переносят припадки во время сна, но очень редко на стадии быстрого движения глаз. Частота волн на энцефало грамме во время эпилептического припадка напоминает мозг в состоянии активного сновидения, и вспышка света, которая вызывает искусственный припадок, тождественна по частоте волнам, появляющимся в самом начале сновидения. Начинает казаться, что эпилептики по какой-то неизвестной причине лишены сновидений. Состояние сновидения, как и эпилепсия, неизбежно вызывает резкие изменения химии мозга, но до сих пор никто не смог отчетливо указать источник как того, так и другого явле ния. В приступах "великого безумия" и в горячке сумасшедши: видений сна системы тела разгоняются вплоть до пределов вынос ливости организма. Должна существовать очень серьезная пр" чина подвергать себя такому риску пять раз в сутки.

Мы начинаем видеть сны в очень раннем возрасте. Уже в раке матки длинные медленные волны релаксации прерываются напряженными быстрыми волнами сновидения. Новорожденный младенец в основном спит и почти все время находится в состоя нии парадоксального сна. Прежде чем появится ортодоксальный сон, нервная система должна достигнуть определенной степени зрелости. Новорожденный котенок проводит половину времени в состоянии бодрствования, ползая с закрытыми глазами и требуя еды, а половину суток спит, видя сны. Он переходит из одного состояния в другое непосредственно, без промежуточного периода ортодоксального сна, который бывает у всех взрослых особей. К концу первого месяца сутки поровну распределяются между бодрствованием, сном и сновидением, затем длительность бодрст вования и ортодоксального сна увеличивается. Взрослая кошка, как и человек, двадцать процентов времени, отпущенного на жизнь, спит и видит сны.

У меня нет никаких сомнений, что быстрое движение глаз животного во время сна означает сновидение. Владельцы домаш них животных всегда считали, что кошки и собаки, сопящие, скулящие, виляющие хвостом или поднимающие уши во сне, видят сновидения. Но как доказать это? Невозможно же спросить жи вотное, видит оно сны или нет, однако Чарльз Воган из Питтсбург ского университета именно так и поступил. Как большинство самых ярких открытий, это наблюдение было случайным и произо шло во время экспериментальной проверки реакции макак-резу сов на ограничение чувственного восприятия. Обезьян сажали в кресло в модифицированной телефонной будке и наказывали электрическим разрядом всякий раз, когда им не удавалось достаточно быстро нажать рычаг при виде возникающего перед ними на экране образа. Им показывали разные слайды, и ма"-"

очень успешно нажимали на. рычаг, успевая оезошиоочни исполь зовать его до трех тысяч раз в час. Затем Воган включил стан дартный звук падающей воды, вставил подопытным темные кон тактные линзы и полностью отгородил кабину от всякой внешней стимуляции. Он думал, что в ситуации полной монотонности обезьяны, как и люди, будут видеть галлюцинации и в результате выработанного рефлекса нажимать на рычаг. К сожалению, обезьяны реагировали на монотонность в точности, как люди, они заснули. Вот тут-то исследователи и были вознаграждены открытием. Обезьяны, как только их глаза стремительно задвига лись во сне, стали нажимать на рычаг. Их сновидения длились по нескольку минут, они видели образы, глубоко дышали, разду вали ноздри, корчили рожи и издавали различные звуки, нажимая все время на рычаг. Этот же эксперимент проводится сейчас с крысами, кошками и собаками, и в настоящее время проектиру ются системы со многими рычагами, предназначенными для раз личных объектов, так что животные скоро расскажут нам о своих снах.

Парадоксальные сны видят только теплокровные позвоночные. Рыбы и рептилии, конечно, тоже спят, но только обычным легким сном. На эволюционной шкале модели сновидения появляются впервые у птиц. До сих пор широко обследовались только голуби и цыплята, и у обоих видов были отмечены короткие вспышки парадоксального сна, длящиеся не дольше пятнадцати секунд. Сновидение отнимает меньше одного процента их жизненного времени, но, возникая, следует привычной модели, характерной для млекопитающих. Все обследования млекопитающих показали, что каждое из них проводит хотя бы часть времени, отведенного на сон, в состоянии сновидения. В этом состоянии мышцы тела менее напряжены, чем при обычном сне, и неудивительно, что хищники могут позволить себе видеть сны чаще и свободнее, чем их жертвы. Сновидение тесно связано с работой мозга, поэтому более длительные периоды сновидения у таких животных видов, как кошки, еноты, обезьяны и люди, по сравнению с овцами и кро ликами нельзя считать чистым совпадением. Ведь первые обла дают более высоким уровнем сознания и умственной деятельности. Сновидения, вероятно, существенно связаны с развитием и инте грацией сознания.

Одна из теорий, объясняющих сновидение, полагает, что мозг с пользой усваивает события прожитого дня, вновь про смотрев некоторые из них, сравнив их с предыдущим опытом и лишь затем сложив в хранилище памяти. Эта теория хорошо объясняет сновидение как долг по отношению к скопившейся в коре головного мозга разрозненной информации. Нам известны два типа памяти: краткосрочная (с ее помощью мы запоминаем

номера телефонов, пока вертим диск автомата) и долговремен ная (позволяющая нам запоминать номера навсегда). Мы дога дываемся, что перенос значимых отрезков недавнего опыта и: областей временного хранения в место хранения долгосрочной информации, где бы оно ни находилось, осуществляется гиппо кампусом, выступом в форме рогов оленя в нижней части мозга Эта структура функционирует все время, но особенно интенсив но - у молодых млекопитающих и во время сновидения.

Несколько лет назад был проведен прекрасный маленький эксперимент с хомяками, показавший, что для закрепления памяти необходимо время. Каждый день хомяков запускали в сложный лабиринт, а после этого они получали электрический разряд. Если электрошок производился через четыре часа после запуска, он не влиял на обучение. Если шок происходил через час, он ухудшал обучение, а через минуту после лабиринта - полностью разрушал долговременное запоминание. Хомяки, получавшие шок сразу же после выполнения задания, должны были начинать прохождение лабиринта каждый день с нуля. Механизм краткосрочной памяти имеет, по-видимому, электрическую природу, которая настолько разрушается другим электрическим стимулом, что не может перей ти в долговременную форму. Долгую же память ничем нельзя разрушить. Алкоголики часто не помнят, что они делали два часа тому назад, но зато всегда готовы попотчевать компанию подроб ными воспоминаниями детских лет. То же самое происходит, когда хомяки получают возможность сначала запомнить лабиринт, а уж потом подвергаются воздействию, останавливающему вся кую электрическую активность мозга. Придя в себя, они помнят все повороты и изгибы лабиринта. Заморозка в хирургических целях также не нарушает памяти человека, но, если поврежден гиппокампус, новая долговременная память уже не может сформи роваться.

Больных эпилепсией иногда лечат путем хирургического уда ления всей височной доли. После операции, разрушающей гиппо кампус, показатель умственных способностей пациентов остается неизменным, сохраняется память о прошлом, профессии и родст венниках, но новая информация удерживается только на короткое время. Эти люди могут совершенно забыть только что прочитанную и понятую статью, смерть родственника рождает скорбь, но через час все уже забыто, и, если спросить такого человека об умершем родственнике, он ответит, что в прошлый раз тот был вполне здоров. Правда, без гиппокампуса нет припадков, но нет также новых воспоминаний или снов. Зде^ь мы снова находим подтверждение связи между мозговыми бурями эпилепсии и сно видениями, и на этот раз связи функциональной. Теперь нам нужно понять только одно - где хранится память.

Теории памяти распадаются на два полярных представления, подобно философской проблеме определения слова "река". "Что называется рекой - вода, текущая по руслу, или русло, прорытое водой?" Тот факт, что деятельность мозга может быть приоста новлена без ущерба для памяти, дает основания считать, что река остается ре^ой, даже если высохнет, и, следовательно, те, кто защищает теорию русла, ближе к истине. Если мы упражняем мышцы, то их волокна становятся темнее, а деятельность мозга не приводит к подобному изменению нервных или мозговых клеток. Эксперименты с плоскими червями и крысами показали, что новые навыки приводят к изменению в структуре и распределении ядерных кислот в нервных клетках. Инъекции измененных моле кул необученным животным служили, по словам эксперимента торов, способом передачи знания, однако чистота этих опытов до сих пор вызывает сомнения у многих исследователей. Пред ставляется маловероятным, чтобы долговременная память храни лась с помощью химических изменений такого типа. Любая тео рия, опирающаяся только на статические изменения в отдельной нервной клетке, не может объяснить, почему такая жестко локали зованная память не нарушается при обширных повреждениях черепа.

Подвергая электрическому стимулированию мозг, обнаженный во время хирургической операции под местным наркозом, мы наблюдаем различные специфические реакции, но большинство из них носит характер непосредственного ответа, не связанного с прошлым опытом или памятью.

Можно разрушить обширные области мозга, не причинив ущер ба ни одному конкретному восприятию. Существуют записи, фиксирующие серьезные повреждения мозга вследствие травм, опухолей, нарушения кровообращения, ранения и старости. Па циенты могут терять способность суждения или обучения, утра чивать физическую чувствительность, возможны глубокие психи ческие изменения, но память о прошлом опыте остается сохран ной. Операция на белом веществе головного мозга, означающая отсечение лобных долей, приносит облегчение пациентам, страда ющим маниями или галлюцинациями, но при этом никак не затра гивает их памяти. Передняя цингулэктомия (удаление части коры головного мозга) облегчает страдания невротиков, не меняя при этом их воспоминаний. Нет никаких оснований считать, что воспо минания хранятся в каком-то специальном отсеке мозга или в ка ком-нибудь другом органе тела.

Итак, мы знаем, что личность произрастает на биологической почве, но зависит от индивидуального опыта. Мы знаем, что этот опыт хранится в форме памяти и может вызываться во время сно видения, содействуя полному и независимому самовыражению

личности. Мы знаем, что все млекопитающие способны к таком) самовыражению, но ни у одного из них не можем найти никаки? физических следов хранилища памяти. Таким образом, современ ная биологическая наука не может обоснованно оспаривать пред положение, что личность как индивидуальный набор воспомина ний может сохраниться и после клинической смерти.

Даже такое скромное предположение ведет к допущению своего рода дуализма. Идея жизни после смерти обретает смысл только тогда, когда каждый организм, способный жить после смерти, воспринимается как единство по крайней мере двух отдель ных, но тесно связанных составляющих. Одна компонента обычное, повседневное тело, другая же состоит из частей совер шенно иного порядка, не подлежащих обычному наблюдению. Эта мысль отнюдь не нова. В IV в. до н.э. Платон утверждал, что любая материя имеет соответствие в мире идей. Через две тысячи лет Рене Декарт, анализируя сновидения, пришел к выводу, что "все это могло бы происходить, даже если бы у меня вовсе не было тела". Но он тем не менее чувствовал, что между телом и снови дением есть какая-то связь, и предполагал, что душа размещается в шишковидном теле, крошечной выпуклости мозга, развившейся в процессе эволюции из третьего глаза.

Предпосылка о второй системе, тесно связанной с обычным телом, действительно дает нам ответы на все вопросы, пока не име ющие решения. Организатор, направляющий жизнь и смерть и отделяющий их от готы, должен где-то находиться. Информа ция, приобретаемая физическим телом или соматической системой, может храниться как составная часть организатора, составляя основу памяти и ее использования. Если такой попутчик дейст вительно существует, то необходимо, я думаю, приписать ему физическую реальность и какое-то место в пространстве, отличаю щее его от космических химер. Попутчик может решить биологи ческие проблемы только в том случае, если он так тесно связан с нормальной соматической системой, что любые изменения одного из них будут более или менее непосредственно отражаться на дру гом. Он не обязан детально следовать форме и модели организа ции тела, достаточно поддерживать с ним ту же связь, какая су ществует между электромагнитным полем и расположенным в его центре индуктором.

Сложность переживаний во время сновидений свидетельст вует, что вторая система способна -создать личность, снабженную полным набором опыта, привычек и умений по типу, характерному для данного индивида, однако на настоящий момент у нас нет оснований предполагать, что эта задача осуществима без помощи тела. Воспользовавшись еще одной аналогией из области электри чества, скажем, что музыка, передаваемая по радио, существует

как тип модуляций воздуха, но ее нельзя услышать без приемника, настроенного на волну соответствующей длины. Если передатчик разрушен, передаваемая музыка продолжает еще некоторое время нестись в пространстве, пока постепенно не рассеется и не исчезнет окончательно. Изучая проблему жизни после физиологического саботажа в форме клинической смерти, мы думаем прежде всего о продолжительности периода дезинтеграции. Если существует вторая система и если она может жить без первой, то уж, во всяком случае, не бесконечно.

Я использовал опыт сновидений как пример, доказывающий, что личность может испытать некоторую независимость от тела. Состояние тела во время сновидения так необычно и так расходит ся со всяким другим, нормальным опытом, что в каком-то смысле ассоциируется со второй системой. Младенец почти все время видит сны, недоношенный ребенок отдает им еще больше времени, отсюда можно заключить, что сновидение является основной дея тельностью ребенка в утробе матери. Поток сновидческой актив ности на самых важных этапах развития мозга может оказаться тем механизмом, который наводит первые мосты между двумя системами. Возможно, вторая система так и создается. На более поздних этапах жизни сны могут быть выражением потребности поддерживать связь между системами. То обстоятельство, что лишение возможности видеть сны вызывает распад и потерю па мяти и даже может провоцировать эпилептические судороги, является показателем силы этой потребности.

Пока что все наши предположения носят чисто спекулятивный характер. Мы твердо установили лишь следующее: есть полное основание предполагать, что альтернатива или дополнение к нашей соматической системе может иметь эволюционную ценность; био логическая наука не располагает данными, опровергающими воз можность существования второй системы.

Глава V ПРОСВЕТЛЕНИЕ КАК БИОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

Вы можете пересечь звуковой барьер, не трогаясь с места. Это происходит в три этапа: быстро втягиваете воздух, затем, задержав дыхание, перегораживаете поднятым языком рот, уве личивая давление в легких до тех пор, пока воздух не вырвется неожиданно наружу двумя рывками, сначала преодолев барьер в носоглотке, а потом через рот, поверх опустившегося языка. Каждая стадия сопровождается характерным звуком, а вместе все эти "а...а...а", "п..п..п.." и "чхи" составляют один чих. На ста дии "П...П...П..." воздух и капельки влаги вырываются через нос

со сверхзвуковой скоростью, доходящей до четырехсот метро) в секунду. Любая попытка задержать это стремительное извер жение может повредить носовые мембраны и вызвать кровоте чение, однако мы подвергаемся этой опасности каждый день из чистейшей вежливости.

Чихание - дело непростое. Наш обычай прикрывать рот при чихании рукой или платком имеет явно гигиенический смысл: мы ограничиваем распространение гриппа, кори и обычной просту ды, но почему тогда каждый наш чих автоматически сопровожда ется хором ритуальных пожеланий? Этот условный рефлекс мог зародиться во времена частых эпидемий чумы, когда чихание слу жило первым признаком близкой кончины, и все же привычка произносить заклинание после каждого маленького личного взры ва имеет еще более древнее происхождение. У большинства наро дов мира существует верование, что чихание либо обнажает душу, либо связано с утратой части душевной субстанции.

Такая тревога может родиться, как и многие другие предрас судки, в результате случайного сопоставления двух совершенно несвязанных обстоятельств. Бихевиорист Б. Ф-. Скиннер однажды написал ученый трактат о суевериях у голубей. В этой работе он описывал следующий эксперимент: посаженных в клетку го лубей кормили через фиксированные промежутки времени. Выра ботку конкретного поведения птиц в момент появления корма экспериментаторы предоставили случаю. Одна птица поворачи вала головку против часовой стрелки, а другая клевала какую-то точку на стене. Эти реакции подкреплялись появлением еды и в дальнейшем происходили чаще, чем другие случайные дей ствия. В результате они и подкреплялись чаще. Возникла с каж дым разом укрепляющаяся связь между этими двумя обстоятель ствами, что и привело к развитию ритуального танца в одном случае и столь же формального постукивания-в другом, при чем оба голубя вели себя так, как будто между их поведением и поступлением корма существовала прямая причинная зависи мость.

Случайные связи событий иногда действительно влекут за со бой необычные верования, как, например, у ребенка, который во время прогулки дотрагивался в определенной последователь ности до деревьев в парке, потому что однажды он нашел после этого серебряную монетку, но предрассудки этого рода недолго вечны. Без дальнейшего подкрепления реакция наступает реже и постепенно затухает. Связь чихания с душой принадлежит к другой категории суеверий. Чихание можно сравнить с поведе нием голубя, но что тогда соответствует появлению пищи? Убежде ние, что вместе с чиханием происходит что-то еще, недостаточно сильное подкрепление и не может объяснить долгую жизнь этого

суеверия. Должно существовать еще какое-то обстоятельство, какое-то реальное событие.

Чихание может быть симптомом инфекции, аллергии, следст вием раздражения мембран носа холодным воздухом или пылью, но есть одна ситуация, когда оно вызывается косвенными причи нами. Очень многие бурно чихают на яркий свет. На свету глаза увлажняются, слезы текут в носовую полость и могут вызвать чи хание, но реакция на свет наступает так быстро, что вышеприве денное объяснение представляется неудовлетворительным. Для африканского племери азанде случайное единичное чихание озна чает, что кто-то о вас хорошо отозвался, а смысл повторного кто-то вас обругал. Теперь, когда Дуглас Дин показал, что в теле человека, о котором думают другие люди даже на большом рас стоянии, происходят измеримые физиологические изменения, пред положения, что при этом горят уши, уже не кажутся такими не лепыми. Может, и неправда, что "правое ухо горит, когда о вас думает мать, а левое - когда вспоминает возлюбленный", но у нас есть все основания полагать, что некоторые мыслительные процессы непосредственно сопровождаются физическими измене ниями. Может быть, люди азанде правильно думают, что мощная злая мысль заставляет чихать чаще, чем добрая и приятная.

Тонкая связь между чиханием, светом и эмоциями указывает тем не менее, что это явление находится под контролем той един ственной области мозга, которая имеет дело и с тем и с другим. Это шишковидная железа.

Декарт был отнюдь не первым мыслителем, указавшим на этот орган как на вместилище души. Когда три с половиной тысячи лет тому назад появилась ведическая литература, в ней имелось указание на положение высшего источника телесной силы в точке между бровями. Древние индусы основывались на факте, который был открыт западными анатомами только в 1886 г. В тот год появи лись независимо друг от друга две монографии на немецком и английском языках, доказывающие, что шишковидная железа является на самом деле третьим глазом и развилась из чувстви тельного к свету места на лбу, которое до сих пор встречаете? у таких рептилий, как знаменитая туатара в Новой Зеландии Это похожее на ящерицу животное обладает шишковидным орга ном, представляющим собой маленькую полость, наружная обо лочка которой стала хрусталиком, а внутренняя - сетчаткой соединенной нервными окончаниями с мозгом через щель в черепе Полость прикрыта тонким и прозрачным слоем кожи. У таких видов, как туатара, у многих рыб, птиц и мелких млекопитающих шишковидная железа располагается на макушке, но у высших приматов и человека мозг прикрыт корой и шишковидное тело теперь полускрыто в сердцевине черепной коробки. Если бы мы

сохранили слой прозрачной кожи, он оказался бы чуть повыше точки между глазами, как раз там, где в индусских изображениях находится Глаз Света.

Еще пятнадцать лет тому назад мы считали, что шишковидная железа - это бесполезный рудиментарный придаток, доставший ся нам в наследство от рептилий. А в 1959 г. Арон Лернер из Йедь ского университета обнаружил, что шишковидное'тело производит гормон, который он назвал мелатонином, и мы разом изменили свое представление: речь идет уже не о вырождении органа, а о возрождении железы. Сразу же вырос интерес к этому органу, и год спустя стало ясно, что мелатонин производится из серото нина, очень странного вещества, появляющегося в самых неожи данных местах. Его можно найти в финиках, бананах и сливах, но чаще всего в плодах тех сортов диких смоковниц, что разраста ются в огромные раскидистые деревья с воздушными корнями и тянут свои ветви вверх, образуя прекрасные тенистые колоннады. В Африке смоковницы для многих священны и их очень редко срубают. В Индии они известны как"бо", и считается, что как раз под таким деревом сидел (и ел инжир) принц Сиддхартха Гаута ма, когда он вдруг понял причины человеческого страдания. После этого просветления его и стали называть Буддой.

Молекула серотонина поразительно похожа на вещество, ко торое впервые было получено из ржаного зерна, зараженного паразитическим грибком спорыньи, а теперь синтезируется и на зывается ЛСД (lysergic acid diethylarnide). Несмотря на то что с этим знаменитым веществом производилось много опытов, мы до сих пор не совсем понимаем, какое действие оно оказывает на мозг. Согласно наиболее правдоподобной гипотезе, ЛСД антагонист серотонина и меняет его концентрацию в определен ных клетках мозга, вызывая резкие изменения восприятия и по нимания. Действие ЛСД часто непредсказуемо, и, как говорил Олдос Хаксли, мы можем попасть и в рай и в ад-все зависит от обстоятельств. У этого наркотика почти нет побочных дейст вий, он лишь провоцирует мозговой взрыв, а направление удара определяется другими факторами. Он, без сомнения, вызывает видения, столь же реальные и разнообразные, как и те, что выпа дают на долю любого великото мистика. Хаксли сказал, что теперь "нет смысла долго поститься и усмирять свою плоть бичеванием; при нынешнем состоянии науки всякий взыскующий мистик может обратиться за помощью к специалистам". Возможно, любое просветление связано с деятельностью серотонина и шишковидной железы, осталось только найти комбинацию факторов, обеспечи вающих правильную стимуляцию этой системы. "Просветление" очень любопытное слово, ведь свет играет, как нам кажется, огро" ную роль в явлении трансценденции. Зрительные галлюцинации

наиболее характерный аспект состояния, вызываемого ЛСД, к тому же, как выяснилось, клетки сетчатки глаза способны функ ционировать совершенно самостоятельно. Без всякого стимулиро вания светом они посылают в мозг сигналы, содержащие целую галактику волн разной длины и частоты, хотя в это время и в этом месте их вовсе нет. Мозг "видит" посылаемые цвета и свет точно гак же, как видит образы во время сновидений, питаясь инфор мацией. Особое переживание, возникающее как результат глубо кой веры, длительного поста или любого другого пути к просвет лению, несет то же самое содержание.

Такое состояние называется визионерским, поскольку главную роль в нем играет зрение. Для любого мистического опыта ха рактерно ощущение неожиданного, слепящего, сверкающего све та, неземное свечение. Так было с пророком Иезекиилем и с Пав лом по дороге в Дамаск, оно же лежало в основе экстатического состояния по Кундалини Йоге, где свет описывался как "сияние десяти миллионов солнц".

Йоги считают, что жизнью управляет змеевидная спираль энергии, которая путешествует по телу вдоль линии, обозначен ной жизненными центрами, или чакрами. Большинство центров связано с каким-нибудь органом, а один из самых мощных при надлежит мозгу и расположен, как говорят йоги, в точке между бровями. По-видимому, это шишковидная железа с ее эволюцион ным происхождением из глаза, и теперь мы получаем биологи ческую основу постоянного светового сопровождения состояний трансценденции. Йоги говорят: "Медитация - это чудное сияние". Современные биохимические исследования мозга и его гормонов свидетельствуют о том, что светочувствительная шишковидная железа производит еще и вещество, глубоко затрагивающее сферу интеллекта. Она порождает экстаз. Шишковидное тело прини мает, видимо, непосредственное участие в визионерстве, шизофре нической полифонии, в галлюцинаторных переживаниях нарко манов. Все эти состояния объединяет чувство отстраненности, сознание сдвигается в точку за пределами личного опыта, где кончается разделение на себя и другое, и мир становится сплош ным. "Экстаз" происходит от греческого слова, которое буквально означает "стоять снаружи", и похоже, что именно шишковидная железа могла бы стать точкой отторжения, если согласиться, что отделение личности, разума, души или второй системы от тела биологически возможно, а в свете того, что нам уже известно, все труднее с этим спорить.

Мы начали наш полет фантазии с чихания и, добавив всего лишь одно звено к цепочке, сможем вернуться в исходную точку. Жизненная энергия, которая координирует молекулы живого организма, сцепляя их в упорядоченное и функциональное целое,

называется в индуистской литературе праной. Индусы не считают ее продуктом жизнедеятельности или просто неорганическим природным элементом, вроде кислорода, и все же, по их пред ставлениям, она как-то соединяется с телом через дыхание и прием пищи. Говорят, что лучший способ быстро пополнить прану заняться пранаямой, которая учит произвольному контролю ды хания: вдох, задержка, выдох в особом режиме. Ритм дыхания жизни 1:4:2, а разрушительный эффект чихания ближе, по моим замерам, к ритму 18:1:2.

Эта подкупающая идея об универсальной жизненно-дыха тельной субстанции подводит теоретический фундамент под наше предположение, что жизнь управляется биологическим органи затором, но она основана на мистической традиции и не поддает ся научному анализу. Однако одно недавнее чисто техническое достижение серьезно свидетельствует в пользу существования подобия праны. Деннис Милнер из Бирмингемского универси тета изобрел аппарат, делающий фотографические снимки в тем ноте. Он заряжается пленкой, чувствительной не к световым волнам, а к электрическим разрядам. Единичный импульс постоян ного тока проходит через фотографируемый объект, находящийся в темноте между двумя стеклянными пластинами. Совершенствуя свой аппарат, Милнер проверял его действие и обнаружил, что снимки получаются даже тогда, когда в темной камере нет ника кого объекта. При экспозиции на время он сумел получить фото графии пульсирующих шаров энергии в изящном Обрамлении сверкающих нитей, напоминающем узор пляшущих светлячков, хотя на самом деле перед объективом был только чистый сухой воздух.

Полученные снимки вызвали у специалистов подозрение, что речь идет просто о широко известном эффекте "северного сияния при коронном разряде". Это значит, что электрический ток, прохо дя через воздух, ионизирует его и получаются узоры описанного типа. По уверениям Милнера, все меры предосторожности были приняты, но, желая доказать, что процессы ионизации не имеют никакого отношения к снимкам, он приспособил свой аппарат для работы в вакууме. В безвоздушной камере на пластинах появлялись все те же характерные узоры.

Если фотографии Милнера увеличить, они становятся еще ин тереснее. Рисунки распадаются на два основных вида: одни пред ставляют собой ореолы силовых линий, сходящихся к малень кому сверкающему ядру, которое соединено с близлежащими ядрами равномерно расходящимися щупальцами. Образуется почти математически правильная модель, напоминающая скелет ные волокна на вершине мозгового коралла. Второй рисунок ос нован на сферах и скоплениях сфер, расположенных по кругу,

как пиле, плотни усаженние цветами с круглыми головками. Эти простые основные модели могут соединяться и усложняться, давая почти все формы, известные природе, и Милнер, быть мо жет, сумел впервые зафиксировать силовое поле, определяющее на фундаментальном уровне все существующие формы и функции.

Мистики всегда утверждали, что в природе есть непрерывно действующие невидимые силы, порождающие все разнообразие наблюдаемых явлений. Входя в тело в виде праны, они поддержи вают его деятельность. Считается, что эта энергия в своем те лесном движении направляется вдоль силовых линий, отмеченных узловыми точками чакр.

Особо чувствительные люди видят чакры как яркие колеса света, быстро вращающиеся против часовой стрелки. Маленькие, всего сантиметр в диаметре, у новорожденного ребенка, они могут вырасти до размера пятнадцатисантиметровых дисков у просветленного взрослого. В любом возрасте, как принято думать, сверкающие вихри расположены прямо на поверхности тела, и их точное местоположение на редкость постоянно, даже когда о нем сообщают несведущие наблюдатели. Я расспрашивал де вочку на далеком индонезийском острове, которая, по слухам, об ладала необычайной силой. Живя в общине, где никто ничего не знает о классических теориях йоги, ребенок объяснил свое особое видение и точно указал традиционные точки чакры, назы вая их "огнями". Самая нижняя точка лежит в основании позво ночника, другие - около пупка, а самая верхняя расположена между бровями.

Мы уже предположили связь между верхней чакрой и шишко видной железой, теперь же стоит отметить, что положение дру гих центров также соответствует местонахождению важных произ водителей гормонов. Яичники и яички расположены у основания позвоночника и пупка, надпочечники - выше почек, вилочковая железа - над сердцем, а щитовидная - на горле. Все эти железы контролируют и регулируют соматические процессы, но при этом мы не знаей никаких систем циркуляции, нервных окончаний или лимфатических сосудов, которые могли прямо соединить эти пункты. Поэтому западная медицина склонна отказывать точкам чакры в какой-либо физической реальности. В восточной же ме дицине существует система лечения, полностью укладывающаяся в модель праны. Акупунктура предполагает существование в теле человека двенадцати главных каналов, или меридианов, через которые течет энергия. За пять тысяч лет иглоукалыватели кро потливо нанесли на карту положение этих силовых линий и в бук вальном смысле накололи более семисот точек на коже в тех мес тах, где каналы близко подходят к поверхности тела и их можно использовать. Вряд ли меридианы следуют какой-нибудь известной

физиологической модели, но тем не менее они вполне реальны. Иошио Нагахама из японского университета Чайба исследовал пациента, который после удара молнии обрел необычайную чув ствительность. Это был крестьянин, горец, не получивший образо вания, абсолютно невежественный в вопросах иглоукалывания. Когда его укололи в одну из основных точек меридиана, он смог проследить пальцем линию на своем теле, где он чувствовал "отзвук" укола. Все указанные им линии в точности соответство вали традиционным меридианам.

В XIX в. немецкий врач, ничего не знавший об иглоукалы вании, обнаружил систему кожных точек, связанных, как он думал, с гомеопатическим лечением. При последующем сравнении эти точки совпали с картой иглоукалывателей. Корейский ученый Ким Бонг Хан не так давно изобрел аппарат, способный измерять мельчайшие изменения сопротивления на поверхности тела. И в этот раз острые градиенты совпали с точками акупунктуры. В Ленинградском институте электроники был усовершенствован "тобископ" - аппарат, регистрирующий плазмоподобные вспыш ки на коже и способный устанавливать место акупунктурных точек с точностью до одной десятой миллиметра. Эти достижения свидетельствуют о реальности классических меридианов, и теперь любой человек может найти эти ускользающие точки без непре менного долгого и изнурительного обучения технике иглоукалы вания.

Хироши Мотояма из Токийского института религиозной пси хологии закончил серию опытов с участием ста практикующих йогов. Он обнаружил, что все они могут порождать необычные неустойчивые ритмы, не имеющие ничего общего с привычным пульсом. Ритмы фиксировались прибором, измеряющим давление крови. Мотояма давал йогам задание стимулировать различные традиционные чакры и наносил движение новых ритмов на план с помощью специального устройства. Он убедился, что все эти центры лежат по линии меридианов. Число чакр иногда доходило до четырех, и все линии, соединяющие главные точки йоги, в точ ности соответствовали тому, что сообщают иглоукалыватели, подтверждают приборы.

Нам кажется, что жизненная сила, представленная в йоге как прана и в акупунктуре - как ки, одно и то же. В западной медицине есть пограничные области, такие, как гомеопатия, на туропатия, остеопатия, где врачи давно придерживаются анало гичных взглядов, связывая здоровье с равновесием тела, когда жизненная сила обусловливает самоизлечение. Лишь очень ортодоксальные аллопаты, основной состав практикующих вра чей, которые верят в лечение болезней лекарственными препара тами, противодействующими ее развитию, до сих пор не понимают,

что тело может излечиться само, если ему правильно помочь. За нимаясь только рабочими частями организма, они походят на радиотехников, которые ни разу в жизни не включали приемника. Как музыка, так и жизнь нуждаются в стимулах: жизненная сила обеспечивается пищей и воздухом, а передача музыкальной информации осуществляется посредством радиоволн нужной длины. Прана - это наш эквивалент радиоволн, с помощью которых расчлененная музыка, идущая из отдаленного источника, воссоздается в миллионах других мест. Жизненная сила по данной теории столь же нематериальна, как эфир, но очень важна для упорядочения материи, без которой не может функционировать живой организм. На это уже нельзя закрывать глаза.

Трудно отрицать, что каждый из нас несет в себе скрытую вторую систему, doppelganger, которая дополняет хорошо знако мую соматическую. Доказательства ее существования пополняют ся непрерывно, но нужно еще убедиться, что этот эфирный двой ник, этот электрический дух может пережить дезорганизацию телесной материи и продолжать свое существование после клини ческой смерти.

Люди с ампутированной конечностью иногда чувствуют боль в отрезанной руке или ноге - им кажется, что она на месте. Такое как бы совершенно естественное ощущение получило название иррадиирующей боли. Оно знакомо всем: ударьте локоть и заболит мизинец, которого вы и не касались. Объяснение су ществует: боль рождается не в локте и не в мизинце. Боль - это осознание мозгом сигнала, который передается нервами по опре деленным каналам. В данном случае путь от локтя к мозгу проле гает вдоль локтевого нерва, начиная с мизинца, и через внутрен нюю сторону предплечья в спинной мозг. Голова знает только, что импульс родился где-то на этом маршруте, и по привычке всегда интерпретирует его как удар по мизинцу. Она будет думать то же самое и про отрезанный палец.

Не все фантомные боли так легко объяснить. В некоторых слу чаях боль можно снять прямым внушением под гипнозом. Если человеку со здоровой рукой гипнотизер внушит, что его кисть на ходится под анестезией, а затем проверит чувствительность с по мощью булавки, то граница мертвой и живой зон будет доста точно резкой.

Советские исследователи сделали фотографии, используя ап парат, порождающий поля высокой частоты между двумя электро дами. Если в камеру положить лист с дерева, снимок покажет его полные очертания с россыпью светящихся трчек, подобных крупному плану Млечного Пути. В живом листе эти узоры все время меняются, а когда он вянет, рисунок постепенно бледнеет, пока не исчезнет совсем. Виктор Адаменко обнаружил, что от свещ

жего листа непосредственно перед снимком можно отщипнуть кусочек, а на фотографии сохранится лист целиком со всеми его ребрышками и сосудами, граница же отсутствующей части обозна чится меньшей яркостью свечения, напоминая ботаническое при видение. Советские исследователи считают, что воображаемый кусочек листа виден на фотографии благодаря постоянному энергетическому полю, которое они назвали биоплазмой,- очень удачным научным псевдонимом праны.

Я обязан добавить, что только один исследователь (X. Г. Ан драде из Бразилии) сумел повторить этот опыт с зеленым приви дением. Сам Адаменко под давлением насмешек коллег склонен теперь выдавать этот эксперимент за аберрацию, скажем, двой ную экспозицию, но у меня создалось впечатление, что он сам в аберрацию не верит. Я предвижу усовершенствование аппарата в ближайшие годы, что даст возможность регулярно воспроизво дить опыт с листом и перенести его на многие другие живые формы. Это открытие так хорошо укладывается в длинный ряд незави симых данных, что мы не вправе просто отбросить его.

Экстрасенсы и сенситивы часто утверждают, что настолько ясно видят ампутированную конечность, что могут описать ее в подробностях. Если это так и если русские исследователи не оши баются, тогда, по-видимому, жизненная сила, так тесно связанная с живым организмом, способна хотя бы временно выживать в своей первоначальной форме, несмотря на утрату некоторых частей.

Конечной целью нашего исследования является выяснение возможности полного разделения соматической и второй систем во времени, однако исследование возможности их разделения в пространстве может помочь решению главной проблемы. Если две системы способны существовать независимо друг от друга в одно и то же время, тогда вероятность их самостоятельного су ществования во времени значительно увеличивается.

Институт психофизиологических исследований в Оксфорде некоторое время собирал сообщения о том, что они. называли про зрачным и допрозрачным сном. Прозрачным называется такой сон, во время которого человек понимает, что спит. При допрозрач ном сне человек не уверен, спит он или бодрствует, и может так и не прийти к правильному решению. Вот одно из хранящихся в институте сообщений: "Я обнаружил, что нахожусь с N (другом рассказчика) в комнате на другом конце коридора. Я рассказал ему о прозрачных снах, которые я только что видел, и вдруг сказал: "Конечно, это тоже сон".- "Может быть. Как знать?" - отве тил N с беспомощной улыбкой. "Конечно, это сон,- сказал я и подошел к окну.- Сейчас я полечу".- "Глупо получится, если это не сон",- сказал N, который по-прежнему был спокоен и, каза лось, подшучивал надо мной".

Конечно, можно увидеть во сне что угодно, в том числе и про буждение ото сна. Многим снится, что они просыпаются, лежат в постели, встают, начинают одеваться - и вдруг обнаруживают, что все это сон, что они еще спят. Даже осознание того, что первое пробуждение им приснилось, не служит гарантией истинности второго пробуждения. Бертран Рассел сообщил, что однажды, просыпаясь от наркоза, он испытал "около сотни" ложных про буждений. Отличить сон от бодрствования непросто, по крайней мере во сне. Те, кому снятся прозрачные сны, не могут довериться своим ощущениям, так как прикосновение, вкус и запах во сне бывают абсолютно реальными. Все, что можно испытать наяву, можно испытать и во сне. В сновидениях события могут осмыс ленно следовать друг за другом с учетом предшествующего опыта. Во сне можно увидеть, как ты просыпаешься, встаешь, выходишь из дому и делаешь одно за другим обычные ежедневные дела, пока вдруг не возникает сомнение в реальности происходящего. В этот момент человек может вспомнить аналогичные затрудне ния, возникавшие у других людей, и сравнивать их со своими и все же не быть уверенным в собственном состоянии.

Вы даже можете читать во сне книгу и думать, что все это про исходит наяву. Вы спите или уже проснулись? Или же все, что сегодня с вами произошло,- часть сложного сна? На какое-то время подобные вопросы могут вызвать приступ сомнения, но вско ре вы отбрасываете сомнения, потому что уверены, что проснулись. Эта уверенность, которую мы чувствуем на биологическом уровне, настолько несомненна, что не имеет ничего общего с разумом. В одном из сообщений, собранных оксфордским институтом, это чувство очень хорошо передано: "Я думал, как мне узнать, что я действительно проснулся. Меня это часто озадачивало. но все же я уверен, что, когда ты на самом деле проснулся, ты чувствуешь нечто иное. Я не могу четко выразить это различие Однако мне кажется, что во сне одно из чувств отсутствует, воз можно, чувство ответственности". Итак, если вы сомневаетесь проснулись ли вы на самом деле, то будьте уверены, что вы ещ( спите.

Эта уверенность превращает допрозрачные сны в прозрачные, принося с собой уверенность в обратном. Вероятно, сновидения отличаются друг от друга, как и от состояния бодрствования, чем то особенным и трудно уловимым. Несмотря на схожесть чувст венного опыта и умственных процессов в состояниях сна и бодр ствования, мы можем утверждать, что эти состояния совершенно различны и что личность может с одинаковой легкостью выра жать себя в любом из них, но не в обоих одновременно. Когда вы бодрствуете, вы можете вспоминать, как замечательно вылететь из приснившегося вам окна и вольно парить над черепичными

крышами раскинувшейся внизу деревушки. Когда вы видите прозрачный сон, вы можете помнить, как неприятно водить паль цем по лезвию бритвы, и, возможно, даже попытаетесь сравнить два ощущения. Развитие личности, вероятно, зависит от обоих ви дов опыта. Когда мы бодрствуем, мы находимся во власти сил, формирующих наше тело и заключенный в нем разум, во сне же, как и в игре, у нас появляется возможность действовать вне этих сил, оказываясь в самых различных обстоятельствах, чтобы затем связать их с другим нашим опытом и построить всеобъемлющее и плодотворное отношение к жизни.

Тот факт, что у младенцев на сновидения падает восемьдесят процентов времени, уходящего на сон, а у стариков - меньше пятнадцати, подтверждает гипотезу о том, что сновидения играют важную роль в интеграции опыта. По-видимому, все содержание снов является производным от ощущений, полученных во время бодрствования. Хелен Келлер, лишившись зрения, слуха и обоня ния в результате скарлатины, перенесенной вскоре после рожде ния, часто видит сны. Сначала это был чисто физический примитив ный опыт, например, на нее наваливалось что-то тяжелое. Затем, когда она попала к опытному воспитателю, который подробно описывал ей мир, она начала видеть, сны в новом измерении, но все они прочно опирались на единственное чувство, которому она могла доверять. "Однажды во сне я держала в руках жемчужину. У меня нет зрительной памяти о жемчужине. Та, которую я видела во сне, была, вероятно, плодом моего воображения. Это был глад кий, прекрасно сформированный кристалл... роса и пламя, бар хатная зелень мха и приглушенная белизна лилий".

Сновидения слепых от рождения не содержат зрительных обра зов и не сопровождаются быстрым движением глаз, характерным для сновидений зрячих. Один слепой и глухой пациент никогда не слышал о сновидениях, но вспомнил, что однажды проснулся в глубокой печали, вновь пережив потрясение, испытанное им, когда, засунув руку в клетку с жившей у него птицей, он обнару жил ее мертвое тельце.

Связь ощущений, испытанных в состоянии бодрствования, с переживаниями во сне была подтверждена во время наблюдений за сном глухонемого, который обычно общался на языке знаков. Когда ему снилось, что он обычным путем говорит с другими людь ми. электромиограф, присоединенный к телу спящего, отметил сильные двигательные токи, однако не в гортани, а в пальцах.

Зависимость сновидений от информации, полученной в со стоянии бодрствования, огромна, но не абсолютна. В 1965 г. про веденные австралийскими учеными исследования показали, что люди, которые спали под действием сильных снотворных, могли научиться различать два звука разной высоты, один из которых

сопровождался электрическим шоком. Когда те же два звука вос производились уже бодрствующим пациентом, энцефалограф по казывал, что их мозг отвечал на шоковый, а не на нейтральный звук. Эта обусловленность давно рекламируется теми, кто продает аппараты для обучения во сне. По данным большинства исследова ний, обучение сводится в основном к тем периодам, когда учащий ся дремлет или находится на грани сна, но, очевидно, на разных стадиях сна восприимчивость меняется.

Засыпая, мы проходим через четыре распознаваемые стадии ортодоксального сна, по мере которых мы засыпаем все крепче. Затем, когда начинается быстрое движение глаз и мы входим в фазу парадоксального сна, внезапно происходят количественные изменения. Мышечный тонус быстро падает, и тело расслабляется, спинальные рефлексы пропадают, и даже храп прекращается. По мере увеличения мозговой активности восприимчивость понижа ется. По-видимому, наиболее полный уход от физической реаль ности происходит тогда, когда начинается прозрачный сон. Того, кто видит прозрачный сон, почти невозможно разбудить, и ни один отчет не содержит упоминания о прозрачном сне, включающем в себя внешние стимулы, как это нередко происходит с непрозрач ными снами. Когда вы знаете, что спите, вы, вероятно, достигаете самого полного ухода от связанных с телом ограничений.

Есть много сообщений о том, что во сне можно получить ин формацию, которую нельзя получить другим путем. В Нью-Йорке в Маймонидской лаборатории сна Монтегю Ульман и Станли Крипнер сделали попытку объективно проанализировать эту воз можность. Они присоединили испытуемых к обычному электро энцефалографу и после каждого быстрого движения глаз будили их и спрашивали, какой сон они видели. Пока они этим зани мались, третий человек, находящийся в комнате, на другом конце здания, напряженно думал о картине, выбранной наугад из целого собрания картин. Наутро испытуемым показывали все картины и спрашивали, какая из них больше всего напоми нает то, что он видел во сне. Было выявлено множество уди вительных корреляций. Однажды для проведения опыта была выбрана картина Ороско, изображающая группу мексиканских революционеров, движущихся на темном фоне клубящихся обла ков и гор. Один из участников опыта видел во сне "Нью-Мехико", "тяжелые облака и горы" и "колоссальную кинопродукцию". Даже когда связь между сном и картиной была менее очевидна, группа независимых экспертов почти всегда легко находила нужную кар тину на основании сообщений об увиденных снах.

Этот успех объясняется скорее телепатией, чем пространст венным перемещением спящего, однако последние исследования той же лаборатории представляют пооблему в новом свете.

В 1969 г. к группе испытуемых присоединился молодой англий ский физик Мальком Бессент, который увидел во сне "чашу с фрук тами", когда по плану стоял натюрморт Коковского "Фрукты и цветы", и "мелкие бассейны" и "изготовление коллажа", когда по плану шел коллаж под названием "Людской суд". Но особенно удивительными эти попадания в цель делает то, что в третьей ком нате ночью не было никого, кто думал бы о картинах, а в некото рых случаях картину отбирали только на следующее утро. По видимому, Бессент не только мог путешествовать в пространстве, покидая свое спящее тело, но и осуществлять отделение во вре мени. Было бы интересно узнать, видел ли он прозрачные сны, потому что разделение разума и тела можно намеренно контроли ровать, когда ты понимаешь, что спишь. Один из участников опы та, работавший с оксфордским институтом психофизических ис следований, сообщает, что в прозрачном сне можно переместиться куда угодно, просто закрыв глаза и "мысленно сосредоточив шись".

Известен старый, но хорошо документированный случай, кото рый иллюстрирует все заключенные в данной ситуации возмож ности. 3 октября 1863 г. из Ливерпуля вышло паровое судно "Го род Лимерик", на борту которого находился владелец мануфак туры из Коннектикута С. Р. Уилмот, направляющийся домой к жене и семье в Соединенные Штаты. Ночью ГЗ октября Уилмоту приснилось, что его жена вошла в каюту в ночной рубашке, оста новилась в нерешительности в дверях, увидев, что там находится еще один пассажир, затем приблизилась, поцеловала его и исчез ла. На следующее утро его сосед, по отзывам "сдержанный и очень набожный человек", без всякой видимой причины вдруг перестал с ним разговаривать. После настойчивых попыток выяснить, в чем дело, Уильям Таит заявил: "Как вы можете позволять себе, чтобы женщина являлась к вам в таком виде". Выяснилось, что, лежа без сна, он наяву видел в точности ту же сцену, что Уилмот во сие. Когда 23 октября судно пришло в Нью-Йорк, жена У ил мота сразу же спросила, не видел ли он ее десять дней назад. Зная о штор мах в Атлантике и услышав сообщение о гибели другого судна, она отправилась спать в большой тревоге за жизнь 'мужа. Ночью она почувствовала, что пересекает бурное море, находит низкий черный корабль, проходит сквозь него, видит на соседней койке глядящего прямо на нее незнакомого человека и на минуту задер живается в дверях, но все же входит, целует мужа и покидает каюту. После расспросов она сумела точно описать особенности каюты.

Этот случай внимательно разбирался сотрудниками Американ ского общества психических исследований, и у нас нет оснований сомневаться в правдивости участников событий, но тем не менее

вынести о нем суждение век спустя не представляется возмож ным. Сегодня эта история интересует нас с точки зрения заклю ченных в ней возможностей. Если все произошло именно так, как описано, тогда Уилмот и его жена имели во сне общий опыт, при этом сохранив собственную индивидуальность, во сне они видели и чувствовали то же, что чувствовали бы и наяву, в обычной жиз ни. Но самое удивительное, что бодрствующий Таит также прини мал участие в этом событии, имея собственную точку зрения. Из того факта, что он, вероятно, видел - и впоследствии мог опи сать - жену У ил мота, следует, что энергетическое тело, которое мы постулировали ранее, скорее всего сохраняет свою узнава емую форму, даже после отделения от своего физического двои

ника.

Тут мы оказываемся в самом сердце мрачного мира призра ков, где у науки почти нет шансов выбраться из тумана неоп ределенности. Я сожалею об этом. На основании того, что мне известно, я верю, что внетелесный опыт является объективной реальностью и может стать предметом анализа, однако поиски необходимой информации осложняются случайной природой этих

фактов.

Я также могу внести свою лепту в эту неопределенность. Когда я охотился в Кении, машину нашей группы занесло на пыльной, заросшей кустами дороге, и она опрокинулась. Она переверну лась .дважды или трижды, пока не остановилась на самом краю глубокого оврага, на дне которого было высохшее русло. Я обна ружил, что нахожусь снаружи маленького автобуса и вижу го лову и плечи молодого парня из нашей партии, которого наполо вину выбросило через брезентовую крышу на последнем обороте, и он обязательно был бы расплющен, наклонись автобус еще не много, что, казалось, было неизбежно. Затем без всякой паузы я очнулся на переднем сиденье автобуса, стряхнул красную пыль с глаз, вылез в окно и бросился помогать мальчишке освободиться, прежде чем автобус окончательно рухнет на бок. Я живе помню все подробности, "увиденные" мной, пока я был без сознания, и у меня не возникает ни малейшего сомнения, что я смотрел на эту сцену, находясь на расстоянии от своего тела, но даже лич ный опыт такого рода не поддается ясному научному объяс нению.

Проблема ждет своего решения, и мне кажется, что сделат:, это можно, лишь сведя всю ситуацию к первичным биологическим составляющим. Это упрощает задачу, однако, как вы увидите, все эти усилия пока напоминают решение головоломки, когда ты со ставляешь из кусочков неизвестную картину и при этом одна поло вина фрагментов отсутствует, а другая либо вызывает сомнени< либо все время меняет свои очертания

Глава VI РАЗЪЕДИНЕНИЕ ТЕЛА И РАЗУМА

Возьмите оплодотворенное яйцо саламандры. Пусть оно разви вается до тех пор, пока не станет похожим на крохотное земно водное, затем разрежьте желеобразную оболочку, извлеките эм брион и поместите в соляной раствор. Через пять минут сложный единый организм станет горсткой отдельных клеток.

Щелочная среда разрушает связь между клетками различной формы, превращая их в одинаковые крохотные шарики, лишенные будущего. Если некоторые из этих погибших клеток вернуть в нормальную кислотную среду, они собьются в комок, вцепившись друг в друга с такой силой, что получится шар. Пробыв некоторое время в состоянии неупорядоченной связи, клетки частично вос станавливают прежние качества и производят перегруппировку, стремясь к клеткам, ранее принадлежавшим к их виду ткани. Ус пех этой перегруппировки и последующее развитие прямо зависят от количества клеток, взятых из прежней горстки. Если их слиш ком мало или некоторые виды клеток вообще отсутствуют, у куль туры происходит разрушение образца, она постепенно теряет свой изначальный характер, погружаясь в полную анонимность. Но если все части эмбриона адекватно представлены, клеткам уда ется вернуть прежнюю форму и, выполняя коллективный замысел, стать саламандрой.

Теоретически каждая отдельная клетка располагает всей не обходимой генетической информацией, чтобы превратиться в жиз неспособное взрослое существо. Из единичной клетки удалось вырастить растения моркови и табака, однако у более сложных животных для осуществления этого проекта, по-видимому, тре буются дополнительные факторы, связанные с присутствием опре деленного количества одинаковых клеток. Целое не сводится к сумме частей, и дополнительное требование общности, возможно, и является неуловимой третьей системой.

По мнению покойного Гарольда Барра из Йельского универ ситета, роль невидимого организатора выполняет электродина мическое поле. Объясняя принцип его действия, он проводил ана логию с магнитом: "Если железные опилки разбросать на поверх ности, под которой находится магнит, они расположатся по ри сунку "силовых линий" магнита. А если старые опилки стряхнуть и насыпать новые, они повторят тот же рисунок, что и старые". Вполне вероятно, что нечто подобное происходит в теле саламанд ры или человека. Компоненты даже самого сложного организма постоянно удаляются и заменяются новыми, взятыми из окружа ющей среды. Гипотезе о контролирующем поле еще предстоит

долгий путь, прежде чем будет разрешена одна из старейших био логических проблем: каким образом новые клетки могут выполнять те же функции и располагаться в соответствии с теми же образ цами, что и старые. Жизненное поле могло бы также объяснить, почему нам никак не удается четко отделить жизнь от смерти. Ве роятно, пока существует подобное поле, то, каким бы слабым оно ни было, клиническая смерть обратима; жизнь уступает место готе только тогда, когда жизненное поле исчезает окончательно.

По словам Барра, "традиционные современные представления о том. что структуру и организацию организма определяют хими ческие элементы, не могут объяснить сохранение определенного структурного постоянства в условиях непрерывного метаболизма и химических изменений".

Его озабоченность отсутствием адекватного объяснения ста бильности и непрерывности жизни привела к созданию теории электродинамического поля. Впервые оно было описано в 1935 г. как поле, "которое частично определяется его атомными физико химическими компонентами, а частично определяет поведение и ориентацию этих компонентов".

В течение почти сорока лет Барр до последних дней не видел оснований менять это определение, и, я думаю, он был бы приятно удивлен, прочтя недавно вышедшую работу о поведении энзимов, сближающую его теорию с современными представлениями.

Энзимы, являясь катализаторами, играют чрезвычайно важ ную роль в теории Барра (организатора, который отвечает за рас положение образцов живой материи, сам при этом не меняясь). Одна молекула энзима в секунду может взаимодействовать с пя тьюдесятью тысячами молекул субстрата, внося в них измене ния и выходя из этого биологического водоворота невредимой, чтобы начать все сначала. К тому же молекулы энзимов имеют особую, сложную форму, не соответствующую форме большин ства других молекул. Одна из проблем, с которыми сталкива лись ученые, пытающиеся разобраться в сложной роли энзимов, сводилась к тому, как такие жесткие структуры приспосаблива ются к изменениям окружающей среды. Этот вопрос, несомненно, тревожил Барра, однако теперь его решение найдено. Дэниел Кош ланд показал, что структура молекулы энзима вовсе не является жесткой, а способна принимать форму других химических веществ, подобно резиновой перчатке, плотно охватывающей любую руку.

Это значительно упрощает процесс, потому что по форме мо лекула белка гораздо сложнее молекулы энзима. Ее очертания напоминают огромную паутину, накинутую на густую поросль мелких веточек и покрытую каплями росы, однако и здесь дей ствует тот же принцип, а всем процессом управляет электрическое взаимодействие. Поля двух реакторов накладываются друг на

друга, а их противоположные зар-яды стремятся к взаимно притя гивающим частям обеих структур; затем замок энзима приводится в соответствие с ключом субстрата, принимая соответствующую форму путем распределения притягивающихся зарядов. Здесь на критическом уровне организации жизни обнаружено контроли рующее поле, достаточно жесткое, чтобы сохраняться в прежнем виде, и достаточно гибкое, чтобы соответствовать постоянным изменениям живой системы. Барр справедливо назвал его электро динамическим.

Разработав достаточно чувствительный прибор для измерения электрического потенциала даже у мельчайших организмов, Барр сразу же приступил к программе исследований, чтобы выяснить, универсальны ли эти поля и обладают ли они какими-либо отличи тельными свойствами. За сорок лет исследований Барр и его сот рудники бесспорно установили, что человек, а также любое другое исследованное ими животное или растение обладают электричес ким полем, которое можно измерить даже на некотором расстоя нии от тела и которое отражает, а возможно, и контролирует про исходящие в организме изменения.

Одним из первых объектов опыта была саламандра. Любая взрослая особь этих земноводных обладает расположенным вдоль тела электрическим полем с положительным и отрицательным полюсами. Эта полярность, которую можно измерить в воде на небольшом расстоянии от тела, присутствует у молодой саламанд ры и даже у эмбриона. В сущности, это неудивительно. Можно ожидать, что организм с двусторонней симметрией будет обладать полем того же вида, с различающимися головой и хвостом. Барр продолжал следить за развитием электрического поля у эмбриона и, к своему удивлению, обнаружил его присутствие даже в неопло дотворенном яйце. Это на самом деле было неожиданностью. По лярность присутствовала даже у простых желеобразных икринок, только что отложенных саламандрой. Барр пометил точку, где было заметное падение напряжения, голубой краской и обнару жил, что после оплодотворения в растущем яйце голова саламанд ры была всегда против этой точки. Иными словами, клетки эмбри она располагались в соответствии с той формой электрического поля, которая присутствовала еще до его зарождения.

Неоплодотворенное яйцо является единичной клеткой, которая еще не приобрела никаких собственных качеств и отличается от обычной тканевой клетки лишь тем, что обладает половиной обыч ного числа хромосом. Как и все клетки, оно состоит главным обра зом из протеина, включая сюда и энзимы. Мы знаем, что энзим это электрический аппарат, генерирующий поле, поэтому можно предполагать, что поле яйца создают либо сами энзимы, либо их действие на другой белок клетки. Но как бы ни возникало поле,

ясно, что, если оно является организатором, контролирующим порядок развития на протяжении всей жизни организма, тогда оно полностью создано женщиной. Мы наследуем половину гене тического материала от каждого из родителей, однако приказ выполнить запечатанные инструкции может исходить только от наших матерей.

Вероятно, происходит следующее: пока эмбрион делится и рас тет, каждая из новых клеток находит свою часть образца поля и воспроизводит ее, так что, действуя сообща, клетки образуют точ ный увеличенный вариант оригинала. Тогда понятно, почему изо лированные клетки не способны самостоятельно развиваться, пока не завершится формирование плода; однако у нас остается нерешенной проблема растения табака, полученного из единствен ной клетки. Возможно, к этому способны все организмы с вегета тивным бесполым размножением, так как у них любая клетка имеет собственное полное поле, как у первых простейших одно клеточных. Все это останется одними домыслами, пока не будет сконструирован достаточно чувствительный прибор, способный отличать частичное жизненное поле от полного.

Воздействие жизненных полей на интерпретацию, содержа щихся в хромосомах данных, не идет в одном направлении. Другие опыты Барра показывают, что хромосомы могут использовать жизненные поля для передачи или изменения замысла организа ции протоплазмы. Он исследовал несколько чистых и гибридных линий кукурузы, производя измерения только у отдельных зерен, и обнаружил значительные изменения потенциала. Один гибрид отличался от родительского растения единственным геном, но этого оказалось достаточно, чтобы образец напряжения поля значительно изменился. С помощью своего оборудования Барр мог отличить одну линию кукурузы от другой задолго до того, как эти изменения можно было увидеть.

Впоследствии Барр и его коллеги стали исследовать изменения жизненного поля, вызванные изменениями в организме, генери рующем эти поля. Они научились использовать поле как основной симптом, по которому можно определять состояние здоровья, пред сказывать болезнь, следить за заживлением раны, точно устанав ливать момент овуляции, ставить диагноз психической травмы ' и даже измерять глубину гипноза. Как это ни парадоксально, но они не пытались использовать поле как средство определения мо мента прекращения жизни, В эксперименте над колонией морских полипов Obelia geniculata Барр заметил, что в течение первой трети их жизни градиенты электрического напряжения устойчиво возрастали; в течение второй трети они выравнивались, оставаясь постоянно довольно высокими; а в последней трети наблюдался их спад. Отсюда следует, что с полным исчезновением поля жизнь

организма прекращается, но, к сожалению, в момент клинической смерти человека или животных измерений поля не производилось. Тем не менее то, что нам известно о жизненном поле и более прос тых физических полях, проливает некоторый свет на возможность отделения поля от его источника, по меньшей мере пока послед ний еще жив.

Земля обладает магнитным полем. Это поле меняется под дей ствием Луны, Солнца и других космических факторов. Английский физик-экспериментатор Майкл Фарадей открыл, что изменения магнитного поля сопровождаются возникновением электрического паля, а его шотландский коллега Джеймс Максвелл доказал, что справедливо и обратное и что в результате взаимодействия двух полей возникают электромагнитные волны, распространяющиеся на значительное расстояние. Теперь, когда Барр доказал, что жи вые организмы обладают электрическим полем, которое, в свою очередь, меняется под воздействием внешних и внутренних факто ров, есть все основания предполагать, что мы также способны воздействовать на поле на расстоянии. В Саскачеванском уни верситете был разработан чувствительный детектор, который на расстоянии двенадцати футов мог измерить изменение силы поля, сопровождающее смену эмоций у человека, генерирующего это поле. От живых организмов исходят не только электромагнитные волны, но, по-видимому, все эманации подчиняются одним и тем же основным законам и не содержат ничего такого, что исключало бы возможность пространственного разделения тела и его поля.

Большую часть информации мы получаем через электромаг нитные световые волны и высокочастотные волны радио и теле видения, однако не все сообщения так пассивны. В мутных водах африканских рек длинная и тонкая рыба мормирид получает ин формацию об окружающей среде, выпуская в пространство сим метричное электрическое поле. Если что-либо попадет в это поле, вызвав его искажение, то рыба почувствует изменение электри ческих потенциалов у себя на коже. Органы чувств мормирида, имеющего крошечные глазки и висячий слоновий хоботок, незри мо распространяются на некоторое расстояние от тела. Отсюда с неизбежностью следует вывод: каждый раз, когда эта забавная рыбка пользуется этой системой, она имеет внетелесный опыт. И, может быть, не только она.

Врач военно-воздушных сил Великобритании потерпел аварию при взлете с маленького сельского аэродрома. Он был выброшен из кабины, упал на спину и лежал без всяких признаков жизни. Из ложбины, в которой он оказался после аварии, здания аэро дрома не видны, но тем не менее доктор ясно видел все этапы спасательной операции. Он вспоминает, что глядел на аварию с вы соты около двухсот футов и видел свое тело, лежащее поблизости

Глядя, как бригадир и уцелевший пилот бежали к его телу, он не доумевал, зачем им это нуж^о, желая, чтобы его оставили в покое Он видел, как из ангара выехала машина "скорой помощи" и сраз; же заглохла. Он видел, как водитель вылез, завел машину ручкой вскочил в кабину, проехал немного и притормозил, чтобы захва тить на заднее сиденье санитара. Он наблюдал, как "скорая" оста новилась возле госпиталя, где санитар что-то забрал, а затем дви нулась к месту катастрофы. Тогда еще не пришедший в сознание доктор почувствовал, что удаляется от аэродрома, пролетает над Корнуоллом и с огромной скоростью несется над Атлантикой. Внезапно путешествие окончилось, и он, очнувшись, увидел, как санитар дает ему раствор нюхательной соли. Позднейшее рас следование обстоятельств аварии показало полное соответствие всех деталей рассказа действительным событиям.

Конечно, это не единственный случай. Уильям Вордсворд, Эми ли Бронте, Джордж Элиот, Джордж Мередит, лорд Теннисон, Арнолд Беннет, Д. Г. Лоренс, Бернард Бернсон, Артур Кестлер и Эрнест Хемингуэй - все они описали подобные случаи, в основ ном из собственной биографии. В проведенном Селией Грин ис следовании отмечается, что тридцать четыре процента учащихся последних курсов Оксфорда испытывали ощущение, что смотрят на свое тело со стороны. Из многих тысяч сообщений о внетелес ном опыте я выбрал случай с летающим доктором только потому, что он содержит множество подробностей, которые легко прове рить и которые сам рассказчик не мог увидеть никаким обычным способом или чужими глазами. Полет на сотни миль над Корнуол лом - нечто совсем иное, чем осторожная разведка на два фута в мутной воде, однако механизм этих явлений, в сущности, должен быть одним и тем же. Почти наверняка мы используем наше жиз ненное поле, чтобы "почувствовать" что-либо в нашем непосред ственном окружении; значительная часть наших оценок характера и намерений других людей основана, вероятно, на информации, полученной этим способом. По-видимому, проекция на большие расстояния происходит в тех обстоятельствах, когда мы способны на отделение нашего жизненного поля от тела. Обычно спонтанный внетелесный опыт имеет место во время несчастных случаев или болезни, под действием наркотиков или обезболивающих, во сне или в полусне. Несколько случаев сознательной или волевой про екции имели место под гипнозом или предварительно требовали выполнения расслабляющих упражнений, вроде тех, что применя ются при медитации или в йоге.

Анализ многочисленных случаев внетелесного опыта показы вает, что, несмотря на различное происхождение, они имеют много общего. Авторы большинства сообщений способны точно указать, где расположена новая выгодная позиция: обычно над

телом, а если действие происходит в помещении, то в верхнем углу. Почти все неожиданно обнаруживают, что находятся вне тела, не ощущая никакого перехода между двумя состояниями; однако этот процесс, по-видимому, следовал за падением мышечного то нуса, вроде того, что происходит во время сна. Многие бестелесные субъекты видели собственное тело и, если это был их первый опыт, лишь потом понимали, что произошло. Обычная реакция на нахож дение вне тела довольно любопытна: большинство сообщают о приятных ощущениях и нежелании вернуться в тело. Несколько человек, обнаружив, что находятся вне тела, ухитрялись отпра виться навестить друзей или раздобыть какую-либо информацию, как это случается в прозрачном сне, когда спящий понимает, что видит сон и способен влиять на ход событий.

Мне нетрудно поверить, что мы способны воспринимать окру жающую среду иным путем, чем тот, который связан с традицион ными пятью органами чувств, однако меня удивляет, что наш вне телесный взгляд на мир ничем не отличается от обычного. Воз можно, наш мозг способен расшифровывать всю поступающую информацию, переводя ее в знакомые нам формы, подобно радару, который, преобразуя электрические сигналы в изображение на экране, позволяет нам "видеть" в тумане. Значительная часть увиденного нами с помощью глаз так или иначе создается вообра жением, ибо оптические качества человеческого глаза крайне низки. Образ, проецируемый на сетчатку, теряет четкость по ее краям и расплывается в радужные пятна, но все эти дефекты кор ректируются мозгом. В Инсбрукском университете бедняги сту денты неделями носили очки с призматическими линзами, из-за которых они не только очутились в резиновом мире без единой прямой линии, но и постоянно сталкивались с эффектом качающе гося стула, так как линзы при каждом движении глаз или пово роте головы расширяли зрительный образ. Поначалу это крайне утомляет, но через несколько дней мозг, привыкнув к новым сиг налам, вновь создает мысленный образ с прямыми устойчивыми линиями.

Гремучие змеи и горные гадюки при помощи впадин, которые наподобие скрытых фар расположены между ноздрями и глазами. способны находить жертву в полной темноте. Каждая из этих впа дин состоит из ста пятидесяти тысяч клеток, улавливающих тепло вое излучение, в данном случае излучение тела мыши; размеры форма и другие черты облика мыши воссоздаются 'с такой точ ностью, что змея никогда не промахивается и никогда не путае' мышь с мангустом. Змея, которая знает, как выглядит ее жертва и иногда охотится только с помощью зрения, может во время ноч ной охоты вызывать в воображении зрительный образ жертвь с помощью альтернативной теплочувствительной систем ы.

И все же в сообщениях о внетелесном опыте часто упомина ется одна деталь, не имеющая эквивалента в нашем обычном ви зуальном мире. Ее описывают как "эластичную струну", "серебря ный шнур", "световую спираль", "тонкую светящуюся ленту", "дымчатую нить". Интересно, что эту струну описывают, в сущ ности. одними и теми же словами врачи, водопроводчики, музы канты, фермеры и рыбаки, где бы они ни находились - во Фло риде или Латвии, тем более что многие из них никогда не слышали об астральных путешествиях. Южноафриканский психиатр со общает о внетелесном опыте жителей Басуто, до этого никогда не слыхавших о серебряной нити, которую они видели. Вряд ли культурные артефакты как-нибудь влияют на подобные сообще ния. В некоторых рассказах говорится, что серебряная нить, по добно пуповине, соединяет лоб соматической системы с шеей и плечами бесплотного существа. Как утверждает мистическая тра диция, веревку ни в коем случае нельзя повреждать, иначе две системы навсегда разъединятся и тело погибнет. Любопытно, что светящаяся нить выходит из области шишковидной железы и, как бы нематериальна она ни была, она наводит на мысль о связи между двумя системами даже таких не склонных к мистике ученых, как я. Вероятно, именно с нее следует начать определение вне телесного существа в физических терминах.

Насколько я знаю, одна из первых лабораторных попыток от делить призрак от живого тела была предпринята в начале века французским первооткрывателем Эктором Дюрвилем. Он разыс кал человека, утверждавшего, что может по желанию переноситьсвое астральное тело куда угодно, и убедил его принять участие в физическом подтверждении этого факта. Объекту исследования удалось затуманить фотопластинки, постучать по столу, стоявше му на другом конце комнаты, и вызвать более яркое свечение экра нов, покрытых сульфатом кальция. В основе этих феноменов, напо минающих проделки домовых, может лежать психогенез, от этого они нисколько не проигрывают, но сами по себе не могут служить доказательством разъединения личности и тела. Тем не менее они являются еще одним свидетельством в пользу того, что все психо кинетические феномены всегда происходят вне тела, как утверж дают те, кто обладает редчайшим даром воздействовать на мате рию одним усилием разума. Трудно сказать, какой' из этих фено менов более вероятен.

И тот и другой требуют дальнейшего исследования. Сегодня мы знаем нескольких людей, практикующих психогенез, которые могут и хотят применить свои таланты, я знаю по меньшей мере двух экстрасенсов, утверждающих, что могут по желанию поки дать свое тело, а знаменитый Ури Геллер проделывает это по не скольку раз в день. Было бы интересно узнать, зарегистрируют

314

ли инфракрасные и ультрафиолетовые лучи, флюоресцирующие вещества или высоковольтные разряды какую-либо активность вокруг их тел в ходе этого эксперимента. Возможно, их способ ности не вписываются в рамки обычной электромагнитной теории, однако предложенное Барром простое объяснение недавно откры того жизненного поля с помощью совершенно обычных электри ческих свойств подсказывает мысль о том, что мы, вероятно, про глядываем другие простые решения.

Те, кто способен намеренно покидать свое тело, дают очень точные указания, как это делать. Они советуют воздержаться от любых попыток, пока температура воздуха не будет достаточно высокой, не меньше 20 С, а воздух - сухим и чистым. Лучше всего для этого подходят горные вершины, но лишь в хорошую погоду. Серьезной помехой считается гроза, а один из экстрасенсов сове тует "встать на якорь", опустив руку в сосуд с водой. Все эти сове ты имеют смысл, если мы имеем дело с электрическим или электро магнитным феноменом.

Особое внимание уделяется подготовке тела к астральному путешествию. Одни советуют ограничить количество пищи, дру гие - поститься, но все единодушно утверждают, что диета с вы соким содержанием белка вредна и в день попытки следует есть только сырые овощи и фрукты. Известно, что овощная диета сни жает общую кислотность организма, а это снижение компенсиру ется увеличением давления двуокиси углерода в легких и умень шением количества кислорода в мозгу. Аналогичные явления про исходят в горах, таким образом, пребывание на высоте усиливает действие специальной диеты.

Аналогичный эффект оказывают дыхательные упражнения. Почти все экстрасенсы советуют задерживать дыхание на вдохе. Эммануэль Сведенборг вносит в эти упражнения оттенок инцеста, замечая, что "задержка дыхания равносильна совокуплению с душой". Она, наверняка, равнозначна асфиксии и опять-таки при водит к уменьшению кислорода в мозгу. Создается впечатление, что в основе всех приготовлений лежит неосознанное желание спровоцировать кризис, пытаясь отпугнуть душу от тела или по меньшей мере ослабить связь между двумя системами.

Все авторы единодушно советуют не скрещивать рук или ног. Подобная точка зрения настолько распространена, что заслужи вает особого рассмотрения. Она присутствует везде, где есть меди умы, и, вероятно, через них проникает в общий обиход: нередко суеверные люди скрещивают пальцы, чтобы снискать благосклон ность судьбы или получить право на нарушение клятвы или до говора. Очевидно, дело этим не ограничивается. Когда в середине палеолита человек почему-то решил рыть могилы, он с самого начала стал класть тела умерших в определенном положении.

У многих из них руки были скрещены задолго до того, как ату прак тику приняло христианство. Ритуальное скрещивание рук и HOI везде имеет охранительный характер и прежде всего связано со стремлением нечто удержать или вернуть. На языке жестов жела ние сохранить себя перед лицом грозящей опасности всегда выра жается позой, при которой руки охватывают туловище, а ноги скре щены в коленях. Чтобы получить энергию, необходимую для пере дачи молитвы, руки плотно сжимают. Погруженный в себя "Мыс литель" Родена, опирающийся подбородком на руку, которая, в свою очередь, покоится на колене, являет собой совершенную и продуктивную окружность. Во всех случаях образуется замкнутая кривая. Вероятно, это важно. Попытайтесь как-нибудь обдумать сложную проблему, расставив ноги и растопырив руки.

Стремление образовать замкнутую цепь объясняется физи ческими причинами. При прямом контакте электроны уходят с заряженного тела в почву, стремясь восстановить равновесие и уничтожить разницу потенциалов. Однако нестабильное раз личие можно сохранить, замкнув цепь и пустив ток по кругу. Все живые организмы являются неустойчивыми заряженными телами. Барр обнаружил, что может измерить силу поля у таких организ мов, только образовав собственный круг, то есть присоединив чувствительные электроды к двум разным точкам тела и соединив их через аппарат и тело в электрическую цепь. Жизнь постоянно вырабатывает собственные заряды и неизбежно теряет их в ре зультате естественной утечки, однако она, вероятно, способна со хранять высокую разницу потенциалов, образуя при необходи мости замкнутую цепь, и, наоборот, способна сохранять необычно низкий потенциал, намеренно разрывая эту цепь. По-видимому, отделить вторую систему от первой можно только в условиях ос лабленного электрического потенциала. В эту гипотезу хорошо вписывается рекомендация использовать сосуд с водой в качестве заземления.

Что касается психической подготовки, то она напоминает тех нику, помогающую достичь состояния трансцендентальной меди тации. Полезно вообразить, как ты взбираешься вверх по лест нице, поднимаешься в виде пара, просачиваешься через песочные часы, выворачиваешься наизнанку или как тебя уносит вихрь. Самые ясные инструкции в этой области даны Робертом Монро, преуспевающим американским бизнесменом, который около пят надцати лет назад начал регулярно испытывать внетелесный опыт, а сегодня может в любое время по желанию покидать свое тело. Монро предлагает начать с мысленного стремления к объекту, до которого вы не можете дотянуться обычным способом. "Когда вы мысленно дотронетесь до предмета, и ничего не почувствуете, про тяните руку немного дальше. Продолжайте тянуть ее, пока она

не встретит материальный предмет... Затем исследуйте физические свойства этого предмета с помощью осязания. Почувствуйте тре щинки, шероховатости или другие необычные качества, которые вы со временем научитесь распознавать". Говорят, что, повторяя эти короткие набеги и постепенно расширяя их область, можно в конце концов полностью отделить вторую систему от неподвиж ного тела.

Чарлз Тарт из Калифорнийского университета провел психо логическое обследование Роберта Монро. Это один из немногих экспериментов с людьми, которые утверждают, что могут при же лании покидать свое тело. Снятая у Монро в этом состоянии энце фалограмма показывает, что он не спит, но и не бодрствует, а его мозг вырабатывает медленные альфа-волны, тогда как тело на ходится в состоянии полупаралича. При чтении этого отчета мне вспомнились проведенные в России исследования, показавшие, что синхронизированная выработка альфа-волн обеими сторо нами является необходимой предпосылкой к телепатическому кон такту. Отделением от тела можно объяснить многие явления теле патии. Впоследствии Тарт работал с молодой женщиной, демон стрирующей несколько иное состояние мозговых волн. Она не способна покидать свое тело так же легко, как Монро, однако ей уже удалось правильно прочесть пятизначное число, помещенное в другой комнате вне поля ее зрения. Сложности, возникающие при классификации этого факта,-считать ли это телепатией, ясновидением или внетелесным опытом - свидетельствуют о бли зости этих явлений.

Советы по отделению от своего тела настолько ясны, что не возможно им не последовать. В свое время я пробовал выполнить все указания и мне удалось достичь приятного состояния созер цания, которое сопровождалось полным расслаблением, но пол ного отделения от тела я не испытал. Но это ни о чем не говорит. Я готов признать, что мне не хватило необходимого умения и тер пения. Возможно, в следующий раз мне повезет больше. Я не от чаиваюсь. Идея астрального путешествия очень привлекательна не просто тем, что это свободное, ничем не ограниченное переме щение в пространстве, оно помогает найти ключ ко многим загад кам психики. Гипотеза, объясняющая такие разные явления, как телепатия, ясновидение, психогенез и явление призраков, способна привлечь любого ученого. Вера во внетелесный опыт сводится к следующему. В каждом из нас присутствуют две сущности: со матическая система и еще одна. Обычно вторая система связана с телом, но в некоторых обстоятельствах она способна отделяться от него, и мы одновременно можем находиться в двух разных местах. Принятие этой гипотезы позволяет логически объяс нить широкий круг других психических феноменов. Те, кто умеет

покидать собственное тело, не сомневаются в реальности Дру гого, астрального тела и утверждают, что каждый может лично убедиться в его существовании. Мой собственный стихийный опыт говорит в пользу этого предположения, однако мне (ц насколько мне известно, всем остальным) не удалось убедительно дока зать реальность второй системы в контролируемых условиях. На настойщий момент можно сказать только то, что у биологов нет никаких оснований отрицать существование альтернатив ного тела. Напротив, многое в естествознании подтверждает эту гипотезу. Жизненлое поле не отвечает всем требованиям тра диционного астрального тела, которое, по определению, неза висимо от соматической системы. Но тем не менее жизненное поле является как бы мостом в эту таинственную нематериаль ную область.

Вера в то, что вторая система сохраняется после смерти и даже после разложения тела,- наиболее слабое место учения об аст ральном теле. У нас имеются данные опытов, которые несколько лет назад совершенно независимо друг от друга были проведены тремя врачами в Англии и Голландии. Доктор Р. А. Уоттерс пы тался сфотографировать астральные тела мышей, цыплят и лягу шек в момент смерти. Он построил специальные вакуумные каме ры и, заполнив их маслом и парами воды, сумел получить фото графии облакоподобных масс, парящих над телами всех живот ных; однако все эти изображения могли быть результатом обыч ных физических явлений. В Гааге доктор Зальберг Ван Зельст взвешивая умирающих пациентов, обнаружил у них в момент кли нической смерти мгновенную потерю веса ровно в 69,5 грамма Аналогичные опыты проводились в Англии доктором Дунканом Макдугаллом, который выразил потерю веса британским экви валентом 2^/7 унции. С учетом расхождений в определении точного момента клинической смерти поразительное совпадение резуль татов может вызвать сомнение. Необходимо повторить эти опыты в условиях строгого контроля; обнаружение связи между потерей веса и каким-либо фактом, который можно точно установить например исчезновением мозговых волн, могло бы стать убеди тельным открытием.

. Рассказы о том, как над постелью умирающего поднимается напоминающее призрак облако, ни у кого не вызовут удивления, однако эти сообщения удивительно сходятся во многих деталях. Туман всегда поднимается над головой умершего, часто - по спирали, затем же, приняв форму тела, он повисает горизонтально в двух футах от соматической системы и, наконец, рассеивается. Профессиональные ясновидцы также упоминают о "спиралях энергии", покидающей тело умершего. В одном из сообщений ут верждается, что эти спирали наблюдались в течение трех дней

после клинической смерти. В Ленинградской лаборатории физио логических исследований для обнаружения жизненного поля Бар ра использовался прибор, аналогичный тем, что применялись для обнаружения магнитных полей в пространстве. Прибор мог уста навливать присутствие поля на расстоянии четырех метров от живого тела и продолжал регистрировать излучение, идущее от тела, после клинической смерти, при отсутствии мозговой и сер дечной деятельности. В одном из случаев излучение после клини ческой смерти оказалось сильнее, чем у любого из живых тел, не считая женщины, проводящей сеанс психокинеза.

С точки зрения биологии клинически мертвое тело еще живо. В противном случае оно бы не разлагалось. В нем продолжается обмен веществ, выделяется тепло и в результате биохимических процессов, естественно, сохраняется заметное поле, хотя его ха рактер может измениться. Может ли это поле существовать и после распада породившей его материи? Возможно.

Барр пришел к выводу, что открытое им поле одновременно и определяет организм и само определяется им. Подобное взаимо действие соответствует законам квантовой механики. Когда про исхождение волн и полей объясняли воздействием на материю, то было невозможно объяснить существование волновой модели, способной достаточно долго сохраняться после исчезновения по родившей его материи. Теперь, когда мы знаем, что сама материя может иметь волновую форму, проблемы более не существует. Я обладаю начальными познаниями в теории материи. Однако, как мне кажется, физики не имеют теоретических возражений против существования материальных волн в пустом пространстве. У нас нет абсолютно никаких доказательств в пользу того, что энергия тела или личности продолжает существовать в отсутствие своей половины именно в этой форме, но важно отметить, что i этому нет и никаких препятствий.

Неуловимую вторую систему можно уподобить "маточной суб станции" пчелы. Когда она циркулирует в улье, сложное сооб щество занято общим делом, но через несколько минут после е< исчезновения стройный целостный организм превращается в бес смысленного идиота. Он распадается как организм, хотя субстан цию, обеспечивающую его единство, можно унести в бутылке i сохранять в целости и сохранности. Со временем и она погибнет подобно тому как разрушается со временем энергетическое тело Это только моя догадка, но с точки зрения биологии разумне( предположить, что вторая система так же ограничена во времени как и первая. Она ненадолго остается рядом с соматической систе мой как после клинической, так и после абсолютной смерти, но постепенно исчезает, и тогда материя теряет жизнь и превраща ется в готу. Возможно, вторая система сохраняется без изменений

и некоторое время после готы, однако я предполагаю, что посте пенно она ослабевает, теряя свою организацию. Я не вижу ни пси хологических, ни биологических причин бесконечного выживания альтернативной системы. Я не использую данную мысль как аргу мент против бессмертия; возможно, существуют и другие системы, в которых жизнь продолжается и после гибели рассмотренных нами систем. Однако я думаю, что вторая, или эфирная, субстан ция, или астральное тело, или энергетический двойник, или флюид ный дубликат, как это ни назови, должен пройти путь всякой плоти.

Хотя в основе личности лежат определяющие ее биологичес кие процессы, создается впечатление, что она обладает некоторой независимостью. Она проявляется главным образом в снах, кото рые выполняют функцию канала по организации памяти в той области, которая, возможно, находится вне тела, хотя ее точное местонахождение еще предстоит выяснить.

Природа трансцендентального опыта и успеха иглоукалывания подтверждает мистическую традицию дуализма тела. Мы не рас полагаем бесспорным доказательством существования еще одной системы, кроме известной нам соматической, однако открытие жизненного поля свидетельствует о том, что мы не исчерпали все возможности.

Многочисленные сообщения о внетелесном опыте наводят на мысль о возможности разделений тела в пространстве. С точки зрения биологии подобная возможность не исключена, многие факты находят простое и логическое объяснение в существовании независимой второй системы.

Мы знаем, что разделение тела и сознания - вполне обычное явление, у нас нет достаточных оснований накладывать на этот процесс пространственные или временные ограничения. Условия, сознательно контролируемые, помогающие достичь состояния отрешенности, весьма напоминают те, которые спонтанно возни кают при анестезии, потере сознания в результате несчастного случая и умирании. Если разделение тела и сознания может проис ходить в живом организме, а мы находим этому достаточно подт верждений, тогда нет оснований отрицать, что оно может проис ходить и в организме, находящимся в том состоянии, которое сле дует за клинической смертью.

Итак, у индивида имеется биологическая возможность в не которой форме и хотя бы непродолжительный срок существовать и после смерти.

Часть тр^ ДУША

Ви вгором (оме "Автобишрафии" Артур Кестлер рассказывает, как он сидел во франкистской тюрьме в Испании, ожидая смертной казни. -В одиночке он наяву почувствовал, что "мое Я перестало существовать". Далее он говорит, что "человеку, который читал "Смысл смысла", испытал влияние логического позитивизма, стремился к точности формулировок и ненавидел туманные раз глагольствования, крайне неловко писать такую фразу". Подобно всем остальным, кто имел визионерский опыт, он понимает, что выразить случившееся словами, не принизив его, невозможно. Розалинд Хейвуд высказывает мысль, что все попытки "сообщить неизъяснимое" обречены на провал, ибо наши обычные чувства не могут справиться с совершенно новыми видами информации. Когда в проливах Огненной Земли появился дарвиновский "Бигль", аборигены не обратили на него никакого, внимания, по тому что не могли вообразить себе такой огромный корабль.

Антрополог Эдмунд Карпентер уверен, что мы живем в совер шенно иной, чем до изобретения письменности, чувственной среде просто потому, что умеем читать. Он говорит, что, "перейдя от речи к письму, человек предпочел глаз уху, при этом его интерес переместился с духовного на пространственное, с благоговения на рассмотрение". Теперь все внутренние состояния стали описы ваться как внешнее восприятие.

Мы подчинили всеоружие наших чувств одному - зрению. Теперь мы полагаемся только на него, поэтому любая истина дол жна соответствовать зримому опыту. "Я из Миссури,- сказал Гарри Трумэн,- посмотрите на меня". Мы говорим: "воочию убе диться" и "я не поверил бы, если б не видел собственными гла зами", но мы не замечаем, что предпочтение одного вида чувст венного опыта может означать: "я не увидел бы, если б не пове рил".

Глаз - необычный орган. Он изолирует отдельные предметы, извлекая их из общей ситуации. Детям, родившимся без рук или ног, очень трудно научиться видеть в объеме. Мы открываем объ

^91 II Заказ 3470

ем и перспективу, трогая предметы и испытывая их на опыте, а за тем присоединяем эти ощущения к зрению. В компьютерах нашего мозга предметы запрограммированы таким образом, что они вос принимаются нами только на основании нашего прежнего опыта с ними. Пигмей из дебрей Итури, привыкший видеть лишь вблизи, впервые очутившись на равнине, бывает поражен, заметив вдали крошечную антилопу. Во мраке тропического леса слух играет более важную роль, чем зрение, и опыт пигмея приспособлен к иному восприятию жизни. Он воспринимает действительность не так, как мы. Для взгляда характерно естественное стремление за держиваться на предмете, засекая его местоположение. Ухо же воспринимает информацию одновременно во всех направлениях, поэтому тем, кто слышит лучше нас, легче погрузиться в окружаю щий нас мир.

Только из-за того, что мы много читаем, то есть используем одно чувство, да и то крайне ограниченно, мы разрушаем гармо ничное созвучие наших чувств. Мы запрограммировали себя таким образом, что совершенно не способны реагировать на то, что пост роено на другой основе. Столкнувшись с совершенно новой, не привычной формой жизни, астронавт может не распознать ее Компьютер нашего мозга, решающий все проблемы восприятия, запрограммирован не только условиями эволюции, но и нашим личным опытом. Вполне может оказаться, что старая программа непригодна и неадекватна для решения новых проблем, поставлен ных совершенно иным чувственным опытом.

При диктатуре глаза вся информация переводится в визуаль ный код. От внутреннего опыта требуется соответствие внешнему восприятию. В случае их несовпадения мы считаем первый гал люцинацией. Все, что нельзя ясно увидеть, не принимается всерьез. Наука настаивает, чтобы мы видели, что происходит, требует "наблюдений", визуального опыта, закодированного в вербальных отчетах. Но что делать с ощущениями, не поддающимися четкому визуальному описанию, ускользающими от вербальной классифи кации?

Представьте себе ребенка, проснувшегося на рассвете и побе жавшего выслеживать в тумане кроликов. Он вдыхает сырой запах грибов, ест сочные, прохладные ягоды, встречает двух лучших друзей и с криком бежит вниз по холму, чтобы нырнуть в холодную с утра реку, сохнет на солнце, лежа на шершавом стволе старого упавшего дерева и слушая далекий звук колокола. Он возвраща ется домой, и мать спрашивает, где он был. "Гулял". А что он де лал? "Ничего". Когда от него требуют более вразумительного ответа, он может сказать "плавал", но это объяснение устроит только родителей. Ребенок еще не может словами передать свой чувственный опыт.

Пытаясь определить необычное, мы сталкиваемся с теми же трудностями. Мы называем его визионерским, упорно сводя его к зрению, хотя оно, вероятно, никак не связано с этим опытом.

Нам нужен новый подход, новые установки и совершенно новый словарь, которого у нас нет.

Это меня тревожит. Я занимался наукой достаточно долго и представляю себе ее границы, но я все еще верю в ценность ее метода. Я полагаю, что совершенно ненаучный подход к таким проблемам, как проблема жизни'и смерти, способен открыть мно гое, но я уверен, что любое осуществимое решение, затрагивающее множество людей нашего общества, так или иначе должно опи раться на установленную научную традицию. Такая строгая наука, как физика, пробилась через барьер весов и мер к волшебному миру черных дыр и антиматерии. Я верю, что биология движется в том же направлении.

Эту третью и последнюю часть книги я начну с рассказа о новых открытиях и кончу описанием явления, которое, как мне кажется, проливает свет на некоторые скрытые стороны жизни и смерти, хотя у меня от всего этого до сих пор голова идет кругом.

Глава VII ПРОДОЛЖЕНИЕ ЖИЗНИ ВНЕ ТЕЛА

Утром 21 сентября 1774 г. Альфонсо де Лигуори готовился отслужить мессу в тюрьме Ареццо, когда его сразил глубокий сон. Двумя часами позже он пришел в себя и сообщил, что только что вернулся из Рима, где присутствовал при смерти папы Клемента XIV. Сначала решили, что это ему приснилось, затем, когда через четыре дня пришли известия о смерти папы, объяснили со впадением. Впоследствии выяснилось, что все, кто стоял у постели умирающего папы, не только видели Альфонсо, но и беседовали с ним, так как он руководил молитвой на исход души.

В 1921 г. Джеймс Чаффин из Северной Каролины умер, оставив все свое состояние одному из четырех сыновей, который сам умер год спустя, не оставив завещания. В 1925 г. ко второму сыну явил ся покойный отец, одетый в черное пальто. Он сказал: "Ты най дешь завещание в кармане этого пальто". Когда пальто осмотрели, в кармане нашли пришитую к подкладке записку, в которой пред лагалось прочесть двадцать седьмую главу Книги Бытия в фа мильной Библии. На соответствующей странице было вложено второе завещание, согласно которому имущество делилось поров ну между четырьмя сыновьями.

Первая история рассказывает о человеке, который был пере несен на значительное расстояние, где его видели другие люди.

Вторая повествует о человеке, которого видели и слышали также на расстоянии от собственного тела, в данном случае через четыре года после смерти. Сами по себе сообщения о встречах с покойни ками не являются доказательством загробной жизни, но если дви жущиеся и говорящие призраки живых людей можно связать с сознательным перемещением вне тела, то появление умерших можно объяснить теми же причинами. Иными словами, за каждым призраком, возможно, скрыто направляющее его сознание. Этс и есть загробная жизнь, но, вероятно, подобные вещи недоказуемы

Свидетельств в пользу загробной жизни не так уж много. Даже предположив, что по биологическим причинам продолжение жизни вне тела возможно только для подверженных сну организ мов (что в действительности означает одних млекопитающих) мы вынуждены включить сюда фантастическое число потенциаль ных претендентов на выживание, всех тех, кто жил на протяжен^ 150 миллионов лет. Не вызывает сомнения, что огромное боль шинство умерших мышей и людей не рассказывают историй и исче зают без следа.

Относительное отсутствие информации в данном случае можнс объяснить четырьмя основными философскими причинами. Либс эти организмы никогда не имели никакой второй системы; либс они, прекратив существование, исчезли; либо они находятся где либо еще; либо они перевоплотились в новые живые организмы Все эти разумные предположения легли в основу главных мировых религий. Но существует, по меньшей мере, еще одна возможность: бестелесные мертвецы во множестве находятся вокруг нас в той форме, которую мы неспособны распознать.

Заметить неизвестное, то, чему нет имени, нелегко. Есть люди, утверждающие, что видят умерших, мы называем их медиумами и смотрим на них с недоверием, но, возможно, они говорят правду. Любой чувственный опыт отчасти является мастерством, а любое мастерство требует усовершенствования. Уилфред Тезингер в одной из своих великолепных книг о пустыне рассказывает о седо бородом бедуине, который, спешившись со своего верблюда, взгля нул на неясные следы на песке, размял несколько сухих комков между пальцами и сказал: "Это авамиры. Их шестеро. Они напали на джунубов на южном побережье и отобрали у них трех верблю дов. Они пришли сюда из Сахмы и брали воду в Магшине. Они прошли здесь десять дней назад".

Искусные охотники способны замечать то, чего никогда не уви дят другие. Но дело тут не в особых органах чувств, а в программе их внутреннего компьютера. Возможности человеческого восприя тия гораздо шире, чем может показаться. Бывают люди, наделен ные особыми талантами, способные слышать звуки в сверхзвуко вом диапазоне или видеть не видимые другим световые волны;

не исключено, что все мы могли бы развить в себе подобную чув ствительность. Например, конусообразные клетки нашей сетчатки, колбочки, не воспринимают инфракрасных световых волн, но, может быть, на это способны другие клетки - палочки, располо женные глубже, по бокам сетчатки. В рассказах о феях и эльфах дается совет не глядеть на них в упор, иначе они в страхе исчезнут.

По-видимому, вокруг нас есть такие вещи, которые можно на учиться видеть боковым зрением.

Оккультные науки с древности употребляют понятие "аура", облака энергии, окружающего все тела. Ее описывают как разно цветное излучение, в общих чертах повторяющее очертания тела и находящееся от него на расстоянии от одного сантиметра до метра. Известно, что аура Будды заполнила собой целый город. Есть люди, способные без всяких усилий видеть это цветное облако. Другие могут этому научиться, глядя через экран, покрытый ка менноугольной смолой, но большинству из нас требуются более сложные приспособления.

В конце XIX в. югославский гений Никола Тесла изобрел коль цо, которое дало возможность не только получать переменный ток, но и извлекать искры из всех частей человеческого организма. В 1909 г. подобное средство было использовано французским фи зиологом, который установил существование электрической ауры и получил изображение своей руки, светившейся в темноте, словно она была покрыта металлическими опилками. В 1939 г. два чехо словацких ученых опубликовали первые "электрофотографии" листьев, окруженных светящейся короной неизвестного электро магнитного излучения. Тогда же русский электротехник и его жена, Семен и Валентина Кирлиан, самостоятельно пришли к ана логичному открытию. Они сконструировали прибор, состоящий из нескольких расположенных друг над другом конденсаторов и создающий электрическое поле высокой частоты. В подзаголовке их первой работы подробно описывалось использование этого прибора: метод превращения неэлектрических свойств фотогра фируемого предмета в электрические... с помощью перемещения зарядов от предмета к фотографической пластинке.

За тридцать лет Кирлианы сфотографировали целую галактику излучений, исходящих от листьев, плодов, целых растений, мелких животных и всех частей человеческого тела. Эти светящиеся иеро глифы похожи на стрелы, бобы, вспышки света, полосы, короны или сгустки небесно-голубые, сиреневые или желтые, яркие или тусклые, светящиеся постоянно, мигающие или периодически вспыхивающие, неподвижные или перемещающиеся. На недавно заснятых кинопленках из России ясно видно, что эти излучения постоянно меняются в зависимости от изменения физического и психического состояния испытуемого и что каждое изменение

свечения подробно описывается теми сенситивами, которые спо собны видеть их собственными глазами.

Наблюдаемые явления во многих отношениях напоминаю' поведение плазмы на Солнце, поэтому советские ученые назвал] ауру биологической плазмой тела, или биоплазмой. Плазма газ, в котором все атомы лишились внешних электронов. Обычно это происходит при очень высоких температурах во время термо ядерной реакции, но есть сообщения о том, что электроны могут испускаться живым организмом при обычной температуре.

Тельма Мосс и Кен Джонсон из Калифорнийского универси тета построили другой высоковольтный и высокочастотный прибор, с помощью которого они получили фотографии, похожие на фото графии русских ученых. Они предпочитают называть свой метод "фотографией излучаемого поля" и подчеркивают, что изменения частоты, напряжения и выдержки всегда вызывают значительные изменения полученных результатов. Но даже когда параметры фотографирования постоянны, полученные снимки регистрируют видимые изменения, которые можно приписать только фотогра фируемому объекту. Сняв более пятисот человек, они пришли к выводу, что каждый из них обладает основным излучением, кото рое свойственно только ему и незначительно меняется в зависи мости от времени и изменения внутреннего состояния. Некоторые виды пищи и напитков вызывают быстрое изменение основного образца. На двух фотографиях (вторая снята минутой позже первой) кончик пальца сначала выглядит как темное пятно, окру женное по периметру тонким свечением, напоминая моментальный снимок полного затмения Солнца. Затем, после принятия дозы алкоголя, субъект начинает "светиться", и на второй фотографии видно широкое белое сияние вокруг подушечки пальца, на которой заметны каждая линия и каждый изгиб рисунка на коже. По мне нию Мосс, это эффект настоящего излучения, не связанный ни с увеличением температуры тела, ни с сужением или расширением кровеносных сосудов.

Опыты Мосс и Джонсона показали, что марихуана почти всег да вызывает увеличение яркости короны, которое отмечалось так же после физической нагрузки. Фотографии людей в состоянии расслабления показали, что во время дыхательных упражнений по системе йоги или трансцендентальной медитации яркость све чения меняется. Значительные изменения короны были отмечены после иглоукалывания, хотя на беспорядочные уколы иглой не было абсолютно никакой реакции. Использование оптического оборудования, с помощью которого испытуемый мог видеть свою корону, показало, что наличие обратной связи дает ему возмож ность сознательна контролировать собственное излучение. Влия ние эмоций на качество излучения случайно подтвердилось тогда,

когда у всех мужчин - участников эксперимента ..^она оказа лась гораздо ярче обычного на снимках, сделанных привлекатель ной женщиной-фотографом.

Пожалуй, самым интересным открытием в этой серии опытов является тот факт, что энергия, которую улавливали фотографии, при определенных условиях может передаваться от одного субъ екта к другому. Корона субъекта, находящегося в состоянии гип ноза, становилась ярче, тогда как корона гипнотизера тускнела. Так впервые было продемонстрировано, что гипноз - это не только внутренние изменения в организме гипнотизируемого, но и ощутимый вклад гипнотизера в установленную между ними связь.

Дуглас Дин из Инженерного колледжа в Нью-Арке сконстру ировал фотографический аппарат с огромным медным листом, позволяющим получать пульсирующие волны напряжением в со рок тысяч вольт. Затем он сделал два чрезвычайно интересных снимка. Когда Этель Делоуч дотронулась концом пальца до мед ного листа, из-под него брызнуло излучение в виде тонких сирене вых нитей длиной в один сантиметр, которое по форме не отлича лось от фотографий, сделанных другими учеными. Однако госпожа Делоуч не простой человек, а известный целитель, поэтому, прежде чем сделать вторую фотографию, ее попросили положить свобод ную руку на руку ее друга и попытаться вылечить видневшийся под кожей жировик. Она мысленно настроилась на лечение и ровно через две с половиной минуты был сделан второй моментальный снимок ее пальца, который она так и не отрывала от медного листа. Это поразительная фотография. На ней видна та же самая поду шечка пальца, окруженная тончайшими сиреневыми лучами, кото рые теперь выпрямились и стали вдвое длиннее, а на самом конце пальца появилась яркая оранжевая корона пламени, напоминаю щего пламя реактивного двигателя. Это достаточно убедительное свидетельство передачи энергии от целителя к пациенту; для пол ноты картины Дин сообщает, что на следующий день жировик бесследно исчез.

Когда работа Кирлианов впервые была замечена западными исследователями, она произвела фурор. Однако, несмотря на об щее воодушевление, многие отнеслись к ней скептически из-за секретности, окружающей конструкцию самого аппарата. В пос ледние годы Мосс, Дину и другим ученым удалось совершенно независимо получить аналогичные результаты, однако скептики по-прежнему отказываются признать, что последние непосред ственно связаны с изменением энергии в живой системе, а не со случайными колебаниями несовершенной экспериментальной тех ники. Третье объяснение, возможно, устроит обе стороны. Не ис ключено, что изображение "сауры Кирлиана" получено благодаря

простым явлениям коронарного разряда, однако на эти явления прямо повлияли изменения электростатического потенциала, эмис сии электронов, а также химических и диэлектрических свойств кожи. Независимо от исхода спора в настоящее время нет осно ваний сомневаться, что живое тело вырабатывает энергию.

Вопрос о виде этой энергии остается открытым. Известно, что тело производит тепловую энергию, что нетрудно доказать с по мощью термографической техники, раскрасив тело жидкими крис таллами, однако эта энергия не является источником ауры. Каж дый раз, когда нервная клетка при прохождении импульса в мозт или из мозга разряжается, возникает разница потенциалов, но этот механизм хорошо изучен и, очевидно, также отпадает. Все вышеупомянутые источники энергии наряду с энергией, которая вырабатывается в мышцах, кровеносных сосудах и мозге, дают особый для каждого биологического вида отпечаток. Однако су ществует еще один пока не установленный источник, сообщающий короне особые, уникальные для каждого индивида, принадле жащего к данному виду, характеристики.

Уильям Тиллер из Стэнфордского университета уверен, что факты, которыми мы располагаем, свидетельствуют о том, что помимо соматической системы существует, по меньшей мере, еще одна. Он называет это сочетание "человеческим ансамблем" и полагает, что наиболее адекватная интерпретация этого комплекса содержится в созданной йогами философии семи начал. На Западе эта философская система представлена теософией, движением, у истоков которого стояла необыкновенная Елена Блаватская, чье эзотерическое знание ведической, буддийской и брахманской литературы было популяризировано Ани Безан.

На первом уровне находится знакомая нам соматическая сис тема, действующая в эйнштейновском пространстве-времени, ко торое нам достаточно известно. Если мы захотим поместить новые открытия на соответствующее им место, то сюда впишется жиз ненное поле Барра со всеми его электрическими эффектами. Вто рой, эфирный уровень, на котором находится не отделимый от тела "эфирный двойник", имеет отношение к здоровью, а также погло щению и распределению праны. На этом уровне, вероятно, распо ложены чакры, и если на этом же уровне действует иглоукалыва ние, то именно здесь находится новое биоплазменное, или энер гетическое, тело. Этот уровень служит, мостом между первым, фи зическим, и третьим, астральным, уровнем. Традиционно считает ся, что эфирный двойник распадается и исчезает незадолго до гибе ли тела, что соответствует моему предложению постулировать про межуточное биологическое состояние между смертью и тем, что я называю готой. В этой модели жизни "организатор" и "вторая система", о которых мы говорили ранее, имеют отношение как

к первому, так и ко второму уровню, ибо они состоят частично из жизненного поля, а частично - из биоплазмы. Абсолютная смерть означает конец первого уровня и разрушение жизненного поля, но некоторые модели и, может быть, что-то от памяти и личности сохраняются в виде биоплазмы в эфирном двойнике, пока и они через некоторое время не исчезнут.

На третьем уровне находится "астральное тело", которое, как полагают, является лишь средством передвижения для разума (который занимает три следующих уровня) и духа (который рас положен на седьмом). Здесь мы не будем рассматривать уровни с четвертого по седьмой, ибо наша наука, едва начав знакомиться со вторым и третьим, не скоро получит доступ к более высоким уровням. Астральная область на третьем уровне также почти не достижима, однако ее исследование представляет огромный инте рес, ибо именно здесь жизнь может сохраниться, если она про должается некоторое время после смерти и готы. Имеющиеся сви детельства об отделении разума от тела и о том, что было названо астральными путешествиями, дают нам веские основания пред полагать, что эта область реально существует и, вероятно, может быть изучена. Второй уровень вполне поддается исследованию, и я не вижу серьезных препятствий к тому, чтобы в ближайшее время сформулировать физические законы, точно описывающие происходящее на эфирном уровне. Возможно, там обнаружатся новые виды энергии, но я подозреваю, что они будут подчиняться тем же законам, что действуют на первом уровне.

Тиллер предполагает, что материя на втором, или эфирном, уровне обладает характеристиками голограммы. Это вид фото графии, изобретенный Габором в 1947 г.; она представляет собой кусочек пленки, но не имеет ничего общего с обычным негативом. На вид это непонятный узор из темных и светлых пятен, но если смотреть на него в особых оптических условиях, при которых он был снят, узор превращается в трехмерное изображение. Вы мо жете повернуть голограмму так, что, даже если тетушка Мейбл стоит прямо перед Парфеноном, вы сумеете заглянуть ей за спину, чтобы полюбоваться архитектурой. При желании вы даже можете увидеть ее затылок, а также разделить это удовольствие со всей семьей, не делая никаких копий с изображения. Просто разрежьте голограмму на мелкие кусочки, потому что любой ее фрагмент пригоден для реконструкции всего изображения, подобно любой живой клетке, несущей необходимую информацию об организме в целом.

Эта идея волнует меня все больше. Здесь мы имеем дело с уста новленным физическим принципом, который, возможно, лежит в основе не только явлений психокинеза и телепатии, но и всего остального космического или мистического опыта, связанного

с чувством "нераздельности" мира. Эта слитность, или единство, присутствует во всех визионерских состояниях, независимо от того. чем они вызваны: наркотиками, изоляцией, специальными упраж нениями, шоком, красотой или сексом. Во всяком предельном опыте "я" исчезает, становясь частью "целого". Если в каждом из нас есть хотя бы один крохотный фрагмент космической голо граммы, расположенной на любом из семи возможных уровней, то для подобного чувства имеются все основания. Вдобавок, от этой идеи не отмахнешься, как от пустой полунаучной фантазии, по скольку мы уже располагаем некоторыми свидетельствами того, что подобная голограмма действительно существует и может про никать из эфирного уровня в наш соматический.

Помните "привидение" листа? После того, как часть листа была обрезана и уничтожена, на ее месте оставался слабый контур, повторяющий первоначальные очертания. Когда у человека ампу тируют конечность, он очень часто продолжает ощущать ее при сутствие. Образ остается нетронутым, ибо структура целого вопло щена в каждой частице тела. Конечно, эти свидетельства едва уловимы и не могут считаться позитивным доказательством, одна ко, на мой взгляд, они ясно указывают, что это направление исследование скорее всего приведет нас к прорыву в другие мисти ческие уровни.

Опыты Тиллера позволяют сделать еще одну догадку о втором уровне: возможно, он действует на магнитной, а не на электри ческой основе. Экстрасенсы утверждают, что аура состоит из двух слоев, и тонкий, плотный слой, расположенный ближе к телу, мож но исказить с помощью магнита. Деннис Милнер из Бирмингем ского университета сфотографировал короны, искаженные поме щенной рядом намагниченной стрелкой компаса. Нейропсихиатр Шафика Карагулла, в течение пятнадцати лет работавшая с па циентами, обладавшими особой чувствительностью, сообщает, что одна из них могла безошибочно определять Южный и Северный полюсы немаркированных магнитов просто по цвету окружаю щего их поля, которое она видела. Полюс, стремящийся к северу, всегда окутан голубоватой дымкой, тогда как противоположный полюс - красноватой. Когда Карагулла взяла один конец магни та в руку, пациентка сказала, что красное облачко потянулось к руке, отталкивая поля руки. Как оказалось, это был южный по люс магнита. Когда же она прикоснулась к северному полюсу, его голубое облачко притянуло энергию руки, гармонично с ней сливаясь. Берта Харрис, специализирующаяся на чтении ауры, говорит, что ей легче работать, повернувшись лицом к югу; когда же она находится в Южном полушарии- к. северу.

Проведенные измерения свидетельствуют о том. что магнитные поля у живых существ неодинаковы. В Ленинградском институте

метрологии установили, что магнитное поле местной жительницы Нелли лишь в десять раз слабее поля самой Земли. Эти порази тельные результаты, возможно, как-то связаны с тем, что Нелли блестяще владеет телекинезом. В строго контролируемых лабо раторных условиях она неоднократно доказывала свою способ ность передвигать предметы на расстоянии, очевидно, с помощью сознательного волевого воздействия на собственное поле. В самом убедительном опыте ей удалось разделить белок и желток у яйца, помещенного в двух метрах 'от того места, где она находилась привязанной к тяжелому монитору. Согласно показаниям при боров, ее пульс, мозговой ритм и окружающее ее поле электро статической и магнитной энергии колебались в это время с одина ковой частотой четыре цикла в секунду.

Едва ли эта синхронность случайна. Следует отметить, что вспышки гнева также сопровождаются аналогичными измене ниями. Я уже высказывал предположение, что все явления, кото рые приписывают домовым, возможно, бессознательно вызваны кем-то по соседству, кто пребывает в состоянии фрустрации по причине сдерживаемой агрессии. Известно, что та^ие предметы, как, например, мебель, падая, чаще всего оказываются около людей с тяжелыми эмоциональными проблемами. Эти люди испы тали бы огромное облегчение, выместив на вещах свое дурное на строение, однако они, как правило, находятся в том возрасте, когда они уже считаются с общественным мнением, а оно не одо бряет подобных выходок. Не позволяя себе лягнуть стул, они пре доставляют эту возможность своим силовым полям.

Если эта теория имеет под собой некоторое основание, тогда Нелли является "сознательным домовым". Не исключено, что она обдуманно накапливает гнев, чтобы он действовал на расстоянии, однако этим способом пользуются не все. Я неоднократно работал с талантливым экстрасенсом Ури Геллером, и он всегда произво дил на меня впечатление очень уравновешенного, спокойного человека. Однажды при прямой телетрансляции из Лондона Гел лер слегка дотронулся до вилки, принесенной ему прямо из столо вой Би-би-си, положил ее на стол в двух футах от себя, а затем я и миллионы телезрителей увидели, как он на расстоянии сгибает вилку, пока ее зубцы не встали под прямым углом к черенку. Через несколько минут он почти пополам согнул минутную стрелку часов, несмотря на то что она находилась под стеклом, а часы v меня на руке. В этот момент на студию стали звонить десятки зрителей со всей Англии, чьи столовые приборы, кольца, метал лические браслеты и часы также были согнуты Геллером. Можно предположить, что его способности имеют электромагнитный ха рактер, так как подобные вещи обычно случаются в прямых пере дачах и очень редко -- в программах, идущих в записи.

Бессознательные "проделки домовых" обычно ограничены не большой площадью. Единственное серьезное количественное ис следование этих явлений было проведено с молодым служащим судоходной компании в Майами. Испытания проводились в прос торном помещении склада, где наблюдались и измерялись дви жения девятнадцати предметов. Предметы двигались определен ным образом: те, что находились ближе к юноше, перемещались на небольшое расстояние по часовой стрелке, стремясь вовне; те, что находились дальше, передвигались на большее расстояние, стремясь внутрь против часовой стрелки. То, что предметы за спи ной у молодого служащего начинали перемещаться влево, наводит на мысль о том, что эти перемещения подчиняются, возможно. имеющемуся физическому силовому полю.

Трудно себе представить, как часто необъяснимые явления следуют определенному образцу, и интересно, что эти образцы нередко оказываются связанными с магнитными полями. Изве стно, что магнитное поле Земли местами искажается, и эти откло нения и возмущения затрудняют навигацию. Районы, где подоб ные явления особенно выражены, получили печальную извест ность. Это Багамские острова, графство Сассекс в Англии и окре стности города Прескотты в Аризоне. Время от времени в одном из этих мест творится всякая чертовщина: домовые разбрасывают вещи, появляются призраки и НЛО, загадочно исчезают люди и машины, мерцают таинственные огни и даже наблюдаются вспышки массового помешательства или истерии. По всей Земле находятся тысячи подобных, но более слабых мест, они прекрасно известны, и все, как правило, связаны со множеством историй о демонах, чудовищах и катастрофах. В оккультных науках эти мес та называются "вратами в эфирную оболочку Земли, через которые существа из других реальностей проникают в нашу жизнь". Для верящих в НЛО они являются "окнами в небесах, через которые корабли прилетают из других пространственно-временных конти нуумов". Для озадаченных биологов, вроде меня, они предлагают сомнительную возможность доступа к непостижимым явлениям.

Исследуя эти аномальные области, геологи, физики и психи атры нередко обнаруживают, что здесь уже побывали археологи. Стоунхедж, Дельфы и Баальбек лежат как раз посредине этих "окон". А также Лурд и Вифлеем. В средние века приказом Вати кана священникам предписывалось возводить новые церкви на месте старых, ибо уходящая корнями в глубь веков традиция свя щенных мест связана в основном с аномальными явлениями, про исшедшими здесь, возможно, тысячи лет назад. Тщательное изу чение местных традиций показывает их связь не только с простран ством, но и со временем. В "Белл Телефон Лабораторис" однажды провели компьютерное исследование некоторых необычных явле

ний, собранных Чарльзом Фортом, и обнаружили, что лягушки имеют обыкновение падать с неба по средам с циклом в шесть девять лет. Сопоставив подобные циклы с космическими события ми, ученые установили, что они имеют прямое отношение к взаимо действию солнечных и лунных факторов, вызывающих особо зна чительные колебания магнитного поля Земли и создающих допол нительную нагрузку в районах необычных явлений.

В декабре 1945 г. пять торпедоносцев ТВМ-З Авенджер военно морского флота США вышли из Флориды и бесследно исчезли где-то около Багамских островов. На их поиски была отправлена летающая лодка "Мартин Маринер", которая как в воду канула. За последние семьдесят лет в этом печально известном районе исчезло более тысячи людей и ста судов и самолетов. В последние годы было сделано несколько попыток засечь эту дыру в небе и соотнести ее с другими местами, пользующимися дурной славой. Самые сложные расчеты были проведены пилотом Новозеландской национальной авиакомпании Брюсом Кейти. Он утверждает, что эти точки располагаются на линиях, составляющих сеть прямо угольников площадью сорок пять квадратных морских миль. Его математические расчеты учитывают гармоничное соотношение силы тяготения, массы Земли и скорости света. Своей натяну тостью они, правда, напоминают усилия нумеролога, тщетно пы тающегося любой ценой подтвердить свои предсказания. Но тем не менее предложенные им схемы действительно совпадают с местонахождением даже таких явлений, как вулканическая дея тельность и землетрясения. Внимательно ознакомившись с его доказательствами, я до сих пор не могу понять, какая связь суще ствует между гравитацией и Шарлем де Голлем, однако с помощью своей системы Кейти удалось публично предсказать день и час взрыва французской ядерной бомбы близ острова Муророа 25 сен тября 1968 г.

По словам Кейти, главное преимущество его сетки - осмыс ление на первый взгляд не связанных фактов наблюдения НЛО. Теперь этот вопрос волнует не только закоренелых уфологов; сог ласно опросу общественного мнения, проведенному в ноябре 1973 г. службой Гэллапа, большинство американцев (51 процент) верят в существование так называемых летающих тарелок. Один надцать процентов американцев, то есть около двадцати пяти миллионов человек, утверждают, что видели НЛО. Болотный газ, огни автомобилей, Венера и пятна перед глазами уже не могут слу жить удовлетворительным объяснением столь распространенного явления. Возможно, некое здравое зерно содержится в становя щейся популярной теории, согласно которой люди либо пересели лись на Землю с другой планеты, либо были принесены сюда выс шей расой, либо произошли от союза этой расы с земными сущест

вами. Древние карты, найденные в подвалах библиотек, металли ческие блоки в глиняных стенах, великолепные стеклянные линзы в старых каменоломнях - все это является новым свидетельством в пользу той массы фактов, которые теперь становятся серьезной альтернативой жалкой горстке ископаемых, на которых строится эволюционная теория происхождения человека.

Я не уверен, что существует простой ответ на все эти вопросы. Ни одна из теорий, упоминающая лишь гору Арарат, или Атлан тиду, или столкновение с Венерой, не может объяснить все имею щиеся факты. Я нахожусь под впечатлением исторических и архео логических свидетельств древней высокоразвитой цивилизации, быть может, современницы неандертальцев, но, как биолог, я не могу не верить в нашу эволюционную связь с окружающими нас животными. Вот почему меня так привлекла теория Кейти. Она объяснила все происходящее действием механизма, основанного только на естественных ритмах Земли. Признав, что на поверх ности нашей планеты встречаются области с постоянными маг нитными аномалиями, мы без труда согласимся с тем, что в этих местах чаще происходят мутации, или рождаются новые идеи, или бывают коллективные галлюцинации, или происходят странные вещи, или легче меняется физическое состояние, или впервые по являются и исчезают пришельцы.

Я также считаю, что в объяснениях многих тайн мы слишком часто прибегаем к внеземному разуму. Конечно, мы имеем на это право, однако не раньше, чем исчерпаем все внутренние возмож ности.

Огромные деньги, потраченные на исследование только одного озера Лох-Несс, доказывают, что всем нравятся добрые чудовища. Местное туристическое бюро пришло бы в восторг, если б уда лось раз и навсегда доказать, что озеро является местом отправки и прибытия многогорбых пришельцев с Ориона, но, вероятно, су ществует более простое объяснение. В 1960 г. я впервые приехал на озеро и беседовал с людьми, которые что-то видели, и с самого начала мне бросились в глаза их честность и их беспомощность. Загадочные явления, несомненно, происходят на озере очень часто, но столь же несомненно, что они странным, почти преднамеренным образом не поддаются никакой фиксации.

Возьмем такой пример. 26 августа 1968 г. Ф. У. Холидей из Лох-Несского исследовательского бюро наблюдал за поверхно стью озера, дежуря у кинокамеры, установленной в Эйбрайакане на южном берегу озера. В этой точке ширина озера составляет примерно милю, а на северном берегу в Тор-Пойнт и Куорри-Бра на расстоянии четырех миль друг от друга находились еще две кинокамеры, то есть каждая часть восточной половины озера про глядывалась. Холидей вел наблюдение почти семьсот часов и знал,

что чудовищу уже давно пора бы появиться, так как в среднем оно показывается раз в пятьсот часов. Он рассказывает: "Я очень внимательно следил за озером с рассвета до завтрака. Сразу же после 9.30 миссис Пикетт (туристка, остановившаяся поблизости) уселась на солнце и стала мыть посуду. После нескольких часов утомительного наблюдения перспектива беседы была слишком заманчивой, чтобы от нее отказаться. Иначе я не могу объяснить, почему я отправился за пятьдесят ярдов через луг, бросив камеру и бинокль, чтобы поговорить с миссис Пикетт". Вскоре после на чала беседы на противоположной стороне озера, вспенивая воду, проплыл огромный черный многОгорбый предмет. "Я несколько секунд смотрел на это зрелище, лишившись дара речи,- продол жает Холидей.- Оно казалось нереальным, и, помню, я подумал, что у меня галлюцинация". Но это не было галлюцинацией, по тому что чудовище видели семья миссис Пикетт и другие туристы, однако ни у кого из них не оказалось ни кино-, ни фотоаппарата, когда же Холидей бросился назад, предмет исчез.

Подобные огорчения случаются на озере Лох-Несс довольно часто, тем не менее следует обратить внимание на то, что чудовище не только появилось именно тогда, когда Холидей впервые за не сколько недель отошел от камеры, но и выбрало на целом озере единственное крохотное место, полностью скрытое скалами и де ревьями от двух других бдительных наблюдателей с кинокамерами на северном берегу. Оно появилось на восточной оконечности этой тоненькой, скрытой от наблюдателей полоски, исчезнув как раз перед тем, как попасть в их поле зрения на ее западном конце. Это дразнящее и явно учитывающее все обстоятельства поведение монстров знакомо многим и часто наблюдается при встречах с НЛО.

И чудовища, и летающие тарелки время от времени удавалось сфотографировать на расстоянии, и те и другие Достаточно реаль ны, чтобы их обнаружили гидролокаторы или радары, однако никто из них не оставляет убедительных материальных свиде тельств, на основании которых можно со всей очевидностью дока зать их существование. Чудовища в нужный момент умело усколь зают, а летающие блюдца просто исчезают, когда наблюдатели подходят слишком близко. Карл Юнг связывал сообщения об НЛО с психическими явлениями, предположив, что первые и. вторые как-то соединены в наших мыслях, возможно, через коллективное сознание. Он говорил, что "психические аспекты играют такую большую роль. что их нельзя сбрасывать со счетов". Французский астроном Жак Балле, сравнивая рассказы об НЛО с раннеевро пейскими представлениями о сверхъестественном, отмечал, что многие сообщения о посадке летающих тарелок содержат все классические элементы религиозных видений и веры в духов.

Он делает вывод, что "механизмы, породившие эти различные верования, идентичны".

Сходство традиционных эльфов с "карликами", которых, со гласно некоторым сообщениям, видели в НЛО, использовалось для подтверждения гипотезы о том, что летающие тарелки при землялись тысячи лет назад, однако ход рассуждений может быть и другим. Явное сходство, возможно, свидетельствует о том, что и тогда НЛО были не более реальны, чем теперь.

Убедительность этих как физических, так и психических ар гументов значительно ослабляется с открытием психогенеза, то есть возможности производить физические действия на расстоя нии исключительно психическими средствами. Есть люди, кото рым психогенез удается почти всегда, однако, как показывают исследования, многие во всех других отношениях обычные люди способны к нему в особых условиях. По-видимому, одно из таких условий связано с магнитными аномалиями, расположенными в определенных районах Земли. Возможно, феи, гномы, эльфы, ле щие, драконы, чудовища, вампиры, оборотни, привидения, домо вые и летающие тарелки существуют. Возможно, правы и скептики, заявляющие, что все это - плод нашего ума, потому что эти явле ния существуют или возникают на втором, или эфирном, уровне.

Странное поведение всех призраков наводит на мысль о том, что они подчиняются иным физическим законам и принадлежат реальности с несколько иными пространственно-временными отно шениями. Тот факт, что очевидцы этих явлений обычно получают информацию, подтверждающую их собственные верования или страхи, свидетельствует о том, что эти видения не являются со вершенно независимыми от человеческого сознания. Исходя из этих двух предположений, можно сделать вывод, объясняющий многие тайны. На первый взгляд локализация всех этих необъяс нимых явлений в таинственной области нашего сознания не пред ставляется очень продуктивной, но тем не менее я верю, что наши новые знания о биоплазме и ее голографических свойствах откроют перед нами новые возможности для исследования сознания.

Быть может, наступит день, когда все эти ускользающие яв ления будут объективно взвешены, измерены и классифицированы так, что их возьмется беспристрастно рассмотреть даже самый придирчивый ученый. Возможно, в некоторых случаях наблюде ния будут проводиться на значительном расстоянии от исследуе мого тела с помощью электронного оборудования, однако стано вится ясно, что большинство этих явлений должно порождаться непосредственно живым организмом. Вполне вероятно, что чудови ще, которое видел Холидей, возникло или, по меньшей мере, проя вилось в его подсознании. Я начинаю верить в нашу способность так или иначе порождать подобные явления и делать их достаточно

ощутимыми, чтобы их можно было снять на пленку или увидеть на радаре. Если я прав, то объективных измерений придется долго дожидаться, потому что сила, способная производить противопо ложные явления того же порядка, наверняка заставит нас за ней погоняться, прежде чем мы сможем загнать ее в угол и приру чить.

По-видимому, этой же силой порождаются слуховые явле ния *...

Чем больше я гляжу на всевозможные проявления иных сил, видны ли они, или слышны, или воспринимаются как-нибудь ина че, тем больше я убеждаюсь, что все это происходит не в пустоте. Я уверен, что без присутствия живого организма призраки не мо гут являться. Без него они даже не могли бы существовать. Дру гими словами, без живых нет мертвых.

Глава VIII ЖИЗНЬ В ДРУГОМ ТЕЛЕ. ОДЕРЖИМОСТЬ

Все дело в том, что привидений слишком мало. Если бы наша жизнь действительно продолжалась после смерти, то можно было бы ожидать, что привидений будет гораздо больше. Но, может быть, мы просто не способны видеть их в обычных условиях. Пока еще никто не изобрел "некроскопа", через который можно наблю дать и изучать умерших, и нам ничего не известно о необходимых для этого длине волны или уровне энергии. Но если следы умерших и впрямь как-то связаны с теми, кто жив, тогда в изготовлении подобного инструмента нет нужды, потому что у нас их миллионы. Возможно, проще всего обнаружить бестелесных мертвецов через тела живых.

В этой связи интересно вспомнить о том, что собака дог, при сутствовавшая при первых экспериментах Раудива в Англии, по видимому, могла слышать записанные на пленку голоса задолго до того, как кто-нибудь из людей убеждался в их существовании. Согласно сообщению владельца дога Питера Бандера, тот "вдруг начинал лаять на "незваного гостя", ощетинивался и издавал звуки, которыми он обычно встречал появление чужого в доме. Человек воспринимает звуки в диапазоне от шестнадцати до двадцати тысяч колебаний в секунду, но порог восприятия высо ких частот у собак значительно выше, и им не трудно услышать записанные на пленку голоса, обычно звучащие близко к нашему верхнему пределу.

Возможно, благодаря иному уровню восприятия животным лег че обнаружить привидения. Недавно моя приятельница рассказала мне, что во сне она видела, как выходит из спальни, проходит через все комнаты, в одной из которых сидит ее муж и читает, а затем возвращается в постель. Когда она проснулась, три ее кошки сидели на полу у кровати, глядя на нее с беспокойством, а муж сказал, что они только что обошли весь дом, повторив приснив шийся ей путь, как будто шли за ней по пятам. Эта обостренная чувствительность представителей других видов была положена в основу опыта, целью которого было найти экспериментальный подход к проблеме продолжения жизни после смерти.

Роберт Моррис из университета Дюка начал свои исследова ния в охотничьем домике, в котором, по слухам, обитали приви дения, используя в своей работе такие живые детекторы, как со баку, кошку, крысу и гремучую змею. Каждое из животных поме щалось вместе со своим хозяином в комнату, в которой произошло убийство. Едва войдя в комнату, собака вдруг зарычала на хозяи на и выскочила за дверь. "Никакие уговоры не могли заставить собаку вернуться в комнату". Кошку хозяин внес на руках; как только они приблизились к месту, откуда убежала собака, она вскочила ему на плечи, выпустив когти, затем, спрыгнув на пол, она направилась к пустому стулу. "В течение нескольких минут она свирепо шипела, глядя на пустой стул в углу комнаты, пока ее не унесли". Крыса не проявила никакой реакции, а гремучая змея "сразу же встала в боевую позу, угрожая тому же стулу". Никто из животных не совершал подобных действий в другой ком нате того же дома.

Тот факт, что ведьмы используют кошек в качестве "домаш них духов", антенн или усилителей собственных органов чувств, возможно, объясняется остротой их восприятия. Мы используем гончих как медиумов при интерпретации следов запаха, недоступ ных нашему восприятию. О мире запахов мы не знаем почти ни чего, но кое-что может укрыться и от нашего главного чувства зрения,' которое также действует в ограниченной области. Наша неспособность видеть короткие волны цветового спектра объясня ется желтоватой окраской хрусталика нашего глаза, не пропускаю щего ультрафиолетовые лучи. Для наших глаз зеленая ночная ба бочка Actias luna совершенно сливается с зеленой поверхностью листа, на котором сидит, однако для насекомых, видящих ультра фиолетовые волны, она кажется яркой цветной точкой на серо ватом фоне. Для нас самки и самцы ночной бабочки не отличимы друг от друга, для насекомых же самка выглядит ярче, а самец темнее. Возможно, люди, которых мы называем медиумами, знаю щие о невидимых или неслышимых для нас вещах,- это просто те, кому от природы или в результате обучения свойственна осо бая острота восприятия.

Я уверен, что нам мешают стать экстрасенсами не органы чувств, а компьютер нашего мозга, который интерпретирует по ступающую из этих систем информацию. Эжен Марэ, работая по обыкновению в одиночку, впервые провел исследование области, которая ныне известна как гипнотическая гиперестезия. Он обна ружил, что, находясь под гипнозом, молодая девушка могла рас познавать присутствие хинина в растворе с концентрацией одна полумиллионная процента, тогда как в обычном состоянии ей ну жен был раствор в четыре раза крепче. После того как двенадцать человек, по очереди подержав небольшой предмет в руках, поме щали его в сосуд, она, обнюхав предмет и руки людей, могла вернуть каждый предмет тому, кто первым до него дотронулся. Марэ обнаружил, что под гипнозом девушка способна слышать звук, напоминающий шипение змеи, на расстоянии двухсот метров, тогда как в обычных условиях оно не превышало тридцати метров. Даже особо чувствительный к присутствию змеи бабуин способен уловить шипение змеи на расстоянии не более шестидесяти метров. По-видимому, на бессознательном уровне мы получаем больше информации, чем нам требуется, и она пропускается через фильтры нашего ментального компьютера, запрограммированного на более узкий диапазон сигналов. Используя биотехнику обратной связи, можно научить человека осознавать обычно бессознательные про цессы, например контролировать изменение кровяного давления. Теперь, когда мы убедились в возможности мысленного воздейст вия на человека даже на расстоянии, обучение восприятию теле патической информации представляется вполне реальным. Я убеж ден, что все сенситивы окажутся восприимчивыми к подобному обучению и в недалеком времени в научных лабораториях появят ся талантливые ученые-медиумы.

А пока многое можно узнать от тех, кто является "сенситивом" от природы. Немало людей устно или письменно передавали ин формацию, которую нельзя получить с помощью обычных органов чувств. Большинство этих так называемых ментальных медиумов действуют в состоянии некоторой диссоциации. Они сознательно вызывают состояние транса различной глубины. Порой он прини мает форму отрешенности, не более глубокой, чем тогда, когда мы предаемся мечтам,- любопытно, что многие из нас в подобном состоянии испытывали внезапное озарение. Наверняка творческие решения, которые принимаются в это время, приходят с постоянно действующего подсознательного уровня. Информация, которую сообщают медиумы, часто бывает отрывочной и бессвязной, на поминая сны, а это наводит на мысль, что ее источник хотя бы частично лежит в подсознании.

Руководитель психиатрического отделения в лондонском гос питале св. Варфоломея однажды, находясь в состоянии транса,

написал странный текст. Он был написан вверх ногами по-не мецки, и в нем утверждалось, что это послание от мало извест ного доктору человека, который давно умер. После сеанса он отыскал имя этого человека в энциклопедии и обнаружил, что написал почти дословную копию содержащейся там статьи. Как известно, подсознание почти ничего не забывает, и одного случайного взгляда на страницу достаточно для того, чтобы текст навечно запечатлелся в памяти. Профессор Станли Холл с помощью известного и уважаемого медиума получил ряд сооб щений от девочки по имени Бесси Билз, которая была его це ликом вымышленной мертвой племянницей, изобретенной в целях эксперимента. Не вызывает сомнений, что часто инфор мация, полученная в состоянии диссоциации, имеет источником или сознание гипнотизера, или сознание гипнотизируемого, но этого недостаточно, чтобы исключить из рассмотрения все подоб ные явления.

Фрейд был уверен, что в основе личности лежат две противопо ложные силы - сознательное "Я" и подсознательное "Оно" и что неврозы возникают в результате конфликта между ними. Его система психоанализа в действительности была обучением биоло гической обратной связи, так как он пытался примирить противо положные интересы, открывая подсознание сознанию, нередко через скрытые в сновидениях символы. Рональд Лейнг, сделав шаг вперед, предполагает, что эти две силы можно разделить и изолировать. Он указывает, что большинство людей временами чувствуют диссоциацию в результате стресса или шока, испытывая некоторую отделенность от своего тела. Он полагает, что некоторые имеют к этому большую склонность и "идут по жизни не погло щенные собственным телом, а скорее чувствуют себя такими, ка кими были всегда, несколько отстраненными от тела". Согласно этой точке зрения, всем нам знаком феномен пребывания вне тела, но тем не менее те, кто отождествляет себя исключительно со своей бестелесной частью, считаются больными шизофренией.

Стен Гуч уверен, что "Я" и "Оно" имеют физическую реаль ность и существуют как независимые, наделенные самосознанием сущности в разных частях нервной системы. В головном мозгу расположены все сенсорные области, которые мы связываем с обычным бодрствующим сознанием, но многие из них дублируются в среднем мозгу и мозжечке. У более примитивных позвоночных основные зрительные и слуховые центры были расположены в задних областях мозга и только позднее переместились в перед ний мозг, "как будто природа начала превращать мозжечок в глав ный центр нервной системы, но передумала и вместо этого усовер шенствовала сам головной мозг". Вполне возможно, что в более старом мозжечке расположено "Оно", или подсознание.

Помимо снов существуют другие пути, которыми подсознание проникает в сознание. Это проникновение бывает вовсе не та ким приятным, как при озарении или неожиданных догадках. То, что в средние века называлось "вызывать дьявола" или в черной магии - "общаться с духами", возможно, является тех никой намеренного введения подсознания в сознание, утрата же разумом контроля над этим процессом описывалась как одер жимость.

Во все времена против магии, колдовских обрядов, наркоти ков и состояний транса принимались суровые меры предосторож ности из-за опасности, которую якобы представляет собой обще ние с тем, что может вертеть столы и выходить из-под контроля присутствующих. Эта опасность признается даже юридически в понятии "облегчение вины", требующем снисхождения к людям, действующим под влиянием более могущественных сил.

Барьер между двумя частями мозга, по-видимому, прочен и необходим. Когда он преодолевается трансцендентным опытом ре лигиозного обращения, то обращенный может установить связь с духом бога, однако посещение дьявола не менее вероятно. Хими ческие мосты, ведущие через барьер, могут окончиться приятным и неприятным путешествием. Нередко медиумы общаются с духами. которые на первый взгляд имеют только добрые намерения, однако они постоянно следят за тем, чтобы злой дух не мог в них вселиться. Нельзя отрицать, что наша личность естественно и неизбежно раз делена как нашей анатомией, так и нашим опытом. Не исключе но, что медиумы - это люди, у которых барьеры между двумя частями их сознания легче преодолеть. Опытный медиум умеет сознательно контролировать эти пропускные ворота, однако есть много людей, которые, не имея власти над входом и выходом, на поминают шизофреников.

Мы, высшие приматы, вероятно, в силу эволюционной слу чайности обладаем бодрствующим сознанием, и наш взгляд на мир определяют хорошо развитые мозговые полушария. Тех же, чье восприятие мира не так твердо опирается на эту область мозга, мы для удобства называем сумасшедшими. Дельфины и птицы имеют относительно развитые области мозжечка, и, если их чувства так же хорошо организованы в этом заднем мозге, как и в головном, у них должно быть совершенно иное восприятие реальности, пожалуй, не слишком отличное от того, которым наслаждаются мистики, по-иному соединяющее обе части своего мозга. Не в этом ли смысл исследований, которые Джон Лилли проводит с дельфинами, а Карлос Кастанеда - с соколом-аль биносом?

Помимо двух противоборствующих сил, "Я" и "Оно", Фрейд также предполагает существование третьей сущности, "сверх-Я".

341

Если "Оно", или подсознание, может, поднявшись, выходить у одержимого из-под контроля сознания, тогда на это время "Я" перемещается в другую область нервной системы. Определяя место этого явления, Гуч предполагает, что взаимодействие между дву мя старыми системами возникло относительно недавно и третья система должна находиться в той области мозга, которая в ходе эволюции развилась последней, то есть в лобных долях.

Используя это понятие третьего уровня, мы можем предпо .ложить, что одержимость означает господство над неподвижным сознанием, а трансценденция - движение сознания к высшему уровню в результате сотрудничества двух в прошлом враждебных сил. Все мистические традиции и большинство новых идей о раз витии разума отсылают к более высоким состояниям сознания, а техника достижения этого состояния всегда сводится к следую щему. Во-первых, это умение отыскать отверстие в барьере между уровнями сознания и подсознания и открывать эту дверь по своему желанию. Второй, более трудный шаг состоит в том, чтобы при мирить противоположные интересы и способности двух систем и выковать их согласие, позволяющее установить между ними неко торое сотрудничество.

Эта модель, конечно, сильно упрощена. Огромное разнообразие типов личности (а также легионы демонов в анналах оккультных наук) наводит на мысль о том, что между сознанием и подсозна нием есть, вероятно, много тоннелей. Если в одном и том же чело веке существуют две явно независимые модели личности, тогда раскол неизбежен. Бывают множественные личности. "Три лица Евы" и шестнадцать сторон "Сибиллы" - хорошо документиро ванные истории болезни, рассказывающие о подобных возмож ностях. В этих отчетах нет ничего возбуждающего подозрение в действиях какой-либо внешней силы, вызывающей одержимость. Руч удачно сравнивает подобные случаи с комнатой, имеющей несколько видов освещения: люстру, настольную лампу и скры тый стенной свет. Можно осветить комнату любым из этих источ ников, и каждый "придаст ей иной характер и будет соответство вать определенным случаям. Мы знаем по опыту, что освещение может скрывать или создавать тени или же подчеркивать одни предметы обстановки за счет других. Тем не менее это всегда одна и та же комната".

Я думаю, многое из того, что происходит с медиумами в состоя нии одержимости, является результатом вторжений их собствен ного подсознания в сознание. Мы знаем, что телепатия также действует на этом уровне, поэтому нет ничего удивительного, что одержимые могут получать информацию из внешних источников, но иногда она так насыщенна и подробна, что телепатическое объяснение представляется несколько натянутым.

Мэри Рофф умерла 5 июля 1865 г. в возрасте восемнадцати лет. По всем отзывам это была странная девочка, подверженная эпи лептическим припадкам и головным болям, которые она облегчала кровопусканием. Говорят, она обладала слепым зрением: читала книги с завязанными глазами и письма, не вынутые из конвертов. 16 апреля 1864 г., за четырнадцать месяцев до того, как Мэри скон чалась в судорогах, в том же городе родилась другая девочка. Все первые тринадцать лет своей жизни Люранси Веннум ничем не отличалась от сверстников, но когда она достигла зрелости, с ней начали происходить странные вещи. Сначала она погрузилась в каталептическое состояние, продолжавшееся пять лет, затем она время от времени стала впадать в трансы, во время которых ви дела "ангелов" и "духов". Ее сочли безумной и передали под наблюдение психиатра. Он обнаружил, что она была одержима двумя разными личностями: старой, злобной колдуньей и юно шей-самоубийцей. Под гипнозом удалось восстановить собствен ную личность Люранси, объяснившую, что есть только один спо соб избавиться от двух злых духов: позволить вселиться ангелу, стремящемуся ей помочь. На вопрос, знает ли она, кто это, она от ветила: "Ее зовут Мэри Рофф".

Люранси словно превратилась в Мэри, и ей разрешили жить с семьей Рофф. Она была совершенно счастлива, знала всех и вся, что знала Мэри, узнавала друзей и знакомых, называя их по име нам, вспоминала тысячи подробностей из жизни Мэри: значитель ные, вроде поездки в Техас, и мелкие, вроде пришивания ворот ничка. Она находила вещи, спрятанные Мэри, о которых семья Рофф ничего не знала. Эта одержимость продолжалась три месяца и десять дней, внезапно Люранси очнулась и вернулась в свою семью, которую снова узнала.

Известно много случаев чередования личностей, но здесь лич ность, заместившая личность Люранси, согласно всем проведен ным проверкам, полностью была личностью Мэри Рофф, со всеми ее воспоминаниями восемнадцатилетней девушки, умершей, когда Люранси был всего год. Семьи Рофф и Веннум не были знакомы, и Люранси не могла обычным путем узнать такое множество мел ких подробностей о жизни Мэри. Вновь обретя собственную лич ность, она ничего не помнила о прошедших ста днях и более никогда не сталкивалась с подобными проблемами.

Само существование фрагментарного или полного замещения .1ИЧНОСТИ для психологии не является проблемой, однако вероят ность вторжения извне можно оценить, лишь обратившись к био югическим прецедентам. Одной из наиболее привлекательных тем " учной фантастики для биолога является тема, так талантливо разработанная Теодором Стардженом. Он рассказывает историю о нескладном молодом человеке огромной силы, но небольшого ума,

который, привлекая других людей, создает основу для составного организма. К своему "телу" он добавляет "голову" девушки, об ладающей сенситивными и телепатическими способностями, "ру ки" близнецов, владеющих психокинезом, "разум" монгольского ребенка со способностями компьютера и "энергию" юного пре ступника-психопата. Все это сборище разномастных частей об ладает огромной, неуправляемой силой, которая вот-вот разрушит и себя и все вокруг, но этого не происходит, так как организм об ретает цельность, присоединив "душу" молодого поэта.

Возможно, таким путем и должна пойти эволюция человека. Изменения окружающей среды сегодня происходят так быстро, что времени для обычных неторопливых модификаций физической эволюции уже не остается.

Илайес Канетти считает толпу самостоятельным организмом. Он проводит различие между группами людей, случайно оказав шихся одновременно в некотором месте, и настоящей толпой, ко торая образуется вокруг центральной точки, названной кристал лом толпы. Формирование и рост толпы - универсальное и таинст венное явление. Она может возникнуть везде. Сначала она состоит из отдельных индивидов, но вдруг переходит к согласованным действиям, когда движение одних частей организма словно само передается всем остальным, напоминая волны нервного разряда у медузы. Люди, из которых состоит толпа, часто не знают, что, собственно, произошло, и, если их спросить об этом, не смогут от ветить, но тем не менее они спешат к их общей невидимой цели. В таком состоянии толпа представляет собой неопределенную сущность, всасывающую людей. В начальной фазе ее ведет один инстинкт, жажда роста. Она стремится захватить каждого встречного, не зная границ, но даже в этот организационный период она не теряет восприимчивости. По словам Канетти, "в толпе постоянно живет предчувствие грозящего ей распада. С помощью быстрого роста она всеми силами стремится избежать его; она поглощает всех и именно потому неминуемо должна рас пасться".

Организм толпы существует до тех пор, пока не достигнет цели., Цель может быть краткосрочной, как, например, убийство или раз рушение здания, и долгосрочной, как, например, мечта о земле обетованной, где соберутся все дети Израиля. Виды толпы можно классифицировать в соответствии с ее целями, но все они имеют общие свойства. Внутри толпы отдельные люди теряют свои лич ные качества, свои имена, экономический и социальный статус, превращаясь в равные части нового существа. Это настолько мо гучее чувство, что все призывы к справедливости и все теории ра венства, возможно, основаны на том ощущении братства, кото рое знакомо каждому, побывавшему в толпе. В ее непривычной

плотности рушатся все представления о личном пространстве, и в новой общности исчезает страх прикосновения и контакта. В тан цующей толпе люди слиты в единое многоголовое, многорукое и многоногое существо. Некоторым видам толпы, порожденных войной или религией, можно предписать определенные действия или ритуалы. Но это касается только организмов, существующих гораздо дольше обычного и потому ослабленных, однако самой мо гучей толпой является спонтанная толпа, сплотившаяся для не медленного удовлетворения своих целей. Достигнув их, она в мо мент разрядки, означающей конец ее существованию, нередко разражается криком. Голос толпы можно услышать, когда палач поднимает вверх отрубленную голову жертвы. Этот особый крик, зов организма, свидетельствует о единстве толпы красноречивее любого действия. Это живая демонстрация того, что общество ка чественно отличается от простой суммы его частей.

Сила, соединяющая отдельных людей в толпу, столь же таинст венна, как сила, соединяющая отдельные клетки в функциональ ное целое. Возможно, эта же сила питает нашего эфирного дврй ника и действует на уровне подсознания, обусловливая внутреннее организующее влияние иглоукалывания и внешние проявления психокинеза и всего того, что связывают с призраками.

Лучшим биологическим примером того, как индивиды обра зуют совершенно новый организм, являются лишайники. Эти рас тения покрывают цветной корой или облиственными купами стволы деревьев и выступы скал в суровых климатических зонах высоко горья и тундры. Они имеют самые разнообразные формы, и их можно классифицировать в зависимости от цвета и конфигурации. Но дело в том, что каждый лишайник в отдельности состоит из двух самостоятельных видов, принадлежащих к разным ботани ческим классам: зеленой или голубовато-зеленой водоросли и гриба аскомицета, по отдельности довольно слабых, но вместе об разующих симбиоз, способный осваивать территории, где немногие способны выжить. Водоросль может существовать самостоя тельно, а грибок - только там, где его споры найдут способного к фотосинтезу партнера-водоросль. Мне кажется, личности, все ляющиеся в одержимого, своим поведением напоминают грибко вый компонент лишайника, и, если умершие вообще способны продолжать существование, они должны иметь те же паразити ческие отношения с живыми. Таким образом, мы установили следующие факты: Каждый живой организм создает вокруг себя жизненное ноле. Этот электрический феномен существует на обычном физи ческом уровне тела и может быть измерен стандартным лабо раторным оборудованием. Он исчезает в момент клинической смерти.

Каждое тело имеет биоплазменного двойника, который сущест вует на менее физическом уровне, принимает приблизительно те же формы, что и тело, и имеет некоторое отношение к контролю и организации жизненных функций. Его нелегко измерить, но его существование вытекает из практики иглоукалывания и может об наруживаться с помощью специальной техники, состоящей из высокочастотной аппаратуры. Он не исчезает в момент клини ческой смерти.

Все последующие утверждения носят спекулятивный характер, однако я думаю, что мы с полным основанием можем предполо жить следующее:

Явления тех, кто жив, вызываются обособленным биоплазмен ным, или эфирным, телом, которое сенситивы могут видеть постоян но, а остальные - в особых условиях.

Явления тех, кто мертв, можно толковать в том же ключе в те чение незначительного периода после клинической смерти, но и само биоплазменное тело со временем подвергается разрушению. Поэтому, если эти явления продолжаются еще долго после смерти, остается предположить, что биоплазма каким-то образом вновь обрела энергию, скорее всего а результате контакта с другим жи вым телом.

Мы уже видели, что происходит с живой клеткой, взятой из привычного окружения в теле. Если за ней соответствующим обра зом ухаживать, она продолжает расти и делиться, но в какой-то момент достигает предела Хейфлика, полностью теряет свою ин дивидуальность и затем погибает. Эту деградацию можно пре дотвратить двумя путями. Во-первых, вернув клетку в ее родное тело. В идеале следует восстановить ее связь с собственной тканью, но создается впечатление, что утраченная клетка способна восста новить свою идентичность и силу, даже лишившись химического контакта с себе подобными. По-видимому, ей только нужно "на помнить, кем она была", передав соответствующий вид энергии. Все специалисты по выращиванию изолированной ткани знают, что легче всего культивировать клетки собственного тела, последние имеют тенденцию лучше размножаться, если им уделять личное внимание. Это одно из вечных лабораторных суеверий, которое, возможно, основано на фактах, как и бытующее среди садовников понятие "зеленые пальцы".

Второй путь - дать изолированной клетке второй срок жизни: произвести генетическое изменение. Если клетки в тканевой куль туре продолжают жить после предела Хейфлика, то можно быть почти уверенным, что они мутировали и стали канцерогенными. Конечно, мутация может пооизойти и с клетка'ми тела, являю щимися частью организма, однако обычно мутации подвергаются только половые клетки, явяяющиеся единственными живыми

единицами, тщательно изолированными от тела. Клетки челове ческой спермы даже при оптимальных условиях могут прожить в матке не более двух суток, но клетка, оплодотворившая яйцо и претерпевшая тем самым генетическое изменение, может положить начало культуре, которая может существовать сто лет. Оба вида половых клеток, сперматозоид и яйцо, имеют половину от обычного числа хромосом, и можно было бы предположить, что это ограни чивает их способность к выживанию; тогда почему оплодотворен ное яйцо способно жить и делиться достаточно долго, чтобы про извести совершенно нового индивида, когда любая другая изо лированная клетка тела не может перейти предела Хейфлика? Обе клетки обычно имеют по сорок шесть хромосом и доступ ко всем источникам питания, но создается впечатление, что яйцо приобрело определенное репродуктивное преимущество, просто смешав свои гены с генами другой клетки. Это превосходство ос танется у него на всю жизнь, оно известно в биологии под именем генерозиса, или гибридной силы, увеличения размеров или плодо витости в результате скрещивания двух генетически различных линий. Это огромнейшее преимущество, вероятно, сыграло зна чительную роль в эволюции полового размножения, однако его невозможно объяснить только смешением разного генетического материала. Должно существовать более глубокое объяснение, однако природа этой удивительной добавки, придающей опло дотворенному яйцу неограниченный потенциал, все еще остается тайной.

Мистики не находят в этом явлении ничего загадочного. Они просто считают, что душа, лишившись тела, поселяется в яйце и перевоплощается. Учение о перевоплощении весьма заманчиво, так как предусматривает готовые решения для многих философ ских проблем и биологических аномалий, но, как ученый, я не могу с ним согласиться просто потому, что мне оно напоминает уловку. Мне нужно найти подтверждение не только для моей интуиции, но и для разума. Мистикам кажется пустой затеей искать доказа тельства тому, что представляется очевидным, но я считаю, чт'о само исследование, даже не увенчавшееся успехом, приносит по нимание, которое не приобрести никаким-другим путем.

Психиатр Ян Стивенсон из Виргинского университета один из немногих ученых, исследующих перевоплощение научными средст вами. Первой его работой в этой области стало блестящее эссе "Доказательство продолжения жизни на материале воспомина ний о прошлых воплощениях", представленное на конкурс, посвя щенный памяти психолога-первооткрывателя Уильяма Джеймса. В нем он обрушился на все предшествующие представления о пере воплощении, используя новый экспериментальный подход. Он зая вил: "Полученные от медиумов сообщения ставят проблему до

казательства того, что некто явно мертвый еще живет. При оценке воспоминаний о прошлых воплощениях проблема состоит в том, чтобы решить, умирал ли когда-нибудь некто явно живой. Это может оказаться более легкой задачей".

Стивенсон приступил к решению этой задачи и провел очень тщательный анализ почти тысячи случаев предполагаемого вопло щения, а из них отобрал двадцать, заслуживающих, по его мнению, дальнейшего рассмотрения. Он лично присутствовал при семи случаях в Индии, трех на Цейлоне, двух в Бразилии, семи на Аляске и одном в Ливане. Наиболее интересным мне представляется случай с ливанским мальчиком, тем более что Стивенсон сам его обнаружил и смог сопровождать ребенка в деревню, в которой он, вероятно, провел предшествующую жизнь.

Лишь только научившись говорить, Имад Элавар, казалось, знал вещи, которым его никто никогда не учил. Он упоминал имена друзей, неизвестных его родителям, а те считали это фантазиями, пока однажды ребенок не бросился с объятьями к незнакомцу на улице их деревни Корнайел. Тот удивленно спросил: "Ты знаешь меня?" Имад ответил: "Да, ты был моим соседом". Тот человек жил в пятнадцати милях за горами, в деревне Крибу. С того дня родители Имада начали относиться к сыну серьезно, и, когда Сти венсон приехал в Корнайел, чтобы заодно исследовать другой случай, они пришли к выводу, что Имад некогда был Махмудом Бухамзи, женатым на Джамиле, однажды он попал под грузовик, ему отдавило обе ноги, и вскоре он умер в больнице. Стивенсон записал все, о чем сообщили ему родители Имада, и попытался по возможности отделить эти сведения от того, что действительно говорил мальчик. Затем он и пятилетний ребенок вместе отпра вились в Крибу.

Между двумя деревнями почти не было связи, и, только прибыв в Крибу, Стивенсон узнал, что Махмуд Бухамзи действительно здесь жил, но что он жив-здоров. Но тем не менее он выяснил, что некий Сайд Бухамзи действительно умер так, как описывал маль чик, и что его ближайшим другом был его родственник Ибрагим Бухамзи, тяжело переживавший смерть друга и сам позднее умерший от туберкулеза. Ибрагим никогда не был женат, но у него была любовница по имени Джамиле, и именно он был соседом того человека, которого Имад узнал в Корнайеле. Стивенсон ос мотрел дом, в котором жил Ибрагим, и обнаружил шестнадцать вещей, подтверждавших рассказы мальчика. Например, малень кую желтую машину, два сарая, служивших гаражами, и необыч ную масляную лампу.

Из заметок, сделанных Стивенсоном, следовало, что Имад в действительности не говорил, что попал под грузовик, а просто

живо вспоминал аварию. Он горячо говорил о Джамиле, даже от давал ей преимущество перед матерью, но никогда не утверждал, что был на ней женат. Ошибочные выводы родителей Имада под тверждали их честность и почти исключали возможность наме ренного обмана или того, что они невольно служили Имаду источ никами информации о Крибу. На основании этих фактов можно сделать предположение, что воспоминания Имада имеют отноше ние к событиям жизни Ибрагима и не объясняются случайностью, обманом или обычной памятью.

Стивенсон замечает: "В качестве серьезных вариантов объясне ния мы оставили либо экстрасенсорное восприятие плюс персо нация (так как информация, полученная сверхчувственным пу тем, принимала личную драматическую форму), либо одержимость (духом, предположительно Ибрагима), либо перевоплощение".

Проводимое Стивенсоном различие между одержимостью ду хом умершего и перевоплощением представляется мне несущест венным. Перевоплощение фактически является постоянной одер жимостью, и, если возможны множественность личности и одержи мость несколькими духами, тогда я не вижу логического основа ния, исключающего воплощение в одно и то же тело одновременно нескольких душ. Тогда остается две возможности: либо телепатия Имада, либо перевоплощение Ибрагима. Согласно результатам контролируемых экспериментов, которые проводились с людьми, способными поддерживать друг с другом связь на расстоянии, телепатия действует на подсознательном уровне. Одним из лучших способов установить контакт с этой областью и получить оттуда информацию является гипноз. Денис Килей рассказывает о гипно зе девочки-подростка в ходе курса психотерапии, который пона добился из-за ее сложных отношений с родителями. "Просто для того, чтобы как-то начать сеанс, я спросил, как называется ее лю бимая мелодия. Она ответила, что не знает ни одной. Это удиви ло меня, так как ее мать жаловалась, что дочь тратит слишком много денег на пластинки. Я спросил ее, сколько ей лет. "Пять", ответила она и расплакалась". Девочка спонтанно вернулась в тот момент своего детства, когда произошло событие, ставшее при чиной ее теперешних разногласий с родителями. Это не совсем обычный случай, но во время гипноза врач нередко осторожно по буждает пациента вернуться в прошлое.

Многие при этом ясно вспоминают ранние события своей жиз ни, как бы переживая их вновь. По-видимому, время, в которое способен вернуться пациент, биологически не ограничено. Многие припоминают ощущения и чувства до самого момента рождения, а некоторые - даже внутриутробный опыт. Порой эти проявления выглядят не очень убедительно, однако, если предложить субъ ектам, находящимся в состоянии регрессии, стандартные тесты

на проверку умственных способностей, они отвечают в точном соответствии с тем возрастом, в котором находятся под гипно зом, а это очень трудно симулировать.

Какой бы ни была природа этого явления, с помощью этой техники, несомненно, можно восстановить подавленную память и даже обнаружить неожиданные таланты. Московский психиатр Владимир Р.айков с ее помощью пробуждал у студентов твор ческие способности в изобразительном искусстве и музыке. Зна менитый второй концерт для фортепьяно Рахманинов написал после подобного сеанса и посвятил гипнотизеру. С Райковым со трудничает физик Виктор Адаменко, который изобрел инстру мент для измерения интенсивности биоплазменной энергии тела через стратегическую комбинацию точек акупунктуры. Они обна ружили, что показания прибора, полученные во время обычного гипноза, отличаются от показаний при регрессии. В период регрес сии происходят заметные физиологические изменения, весьма на поминающие те, что происходят при получении субъектом теле патической информации. Представляется, что и регрессия, и теле патия осуществляются в биоплазменном теле.

В некоторых случаях гипнотизеры ухитряются вернуть па циентов во время, предшествующее моменту зачатия, в мир воспо минаний, относящихся, по-видимому, к прежней жизни. В настоя щее время Килей использует эту технику как стандартную форму психотерапии, когда в памяти пациента нельзя обнаружить ни одного эпизода его жизни, способного вызвать стресс или фобию. Один из этих случаев мне представляется особенно интересным, так как пациент, лечившийся от алкоголизма, был умным и скеп тически относящимся к перевоплощению человеком (между этими двумя чертами нет обязательной связи). Находясь под гипнозом, он стал погружаться в прошлое и вдруг у него возник спазм, во время которого он, раскинув руки, казалось, пытался освободиться от оков, задыхаясь и хрипя: "Они вырезают мне язы.к!" Вернуть его в нормальное состояние оказалось нелегко, но как только спазм прошел, он закричал, чтобы ему дали воды, еще воды, и, только окончательно вернувшись в настоящее, он смог утолить жажду. Килей считает, что пристрастие этого пациента к выпивке уходит корнями в прошлую жизнь, быть может, в гражданскую войну в Испании, где его пытали и бросили умирать от боли и жажды. Диагноз был сообщен пациенту, и, хотя он по-прежнему не верит в перевоплощение, он избавился от непреодолимой тяги к выпивке и стал трезвенником.

Стивенсон говорит о гипнотической регрессии как методе иссле дования перевоплощения: "Люди, вызванные с помощью гипноти ческой регрессии к "прежней жизни", совмещают в себе свою настоящую личность, свои ожидания по поводу того, что хочет гип

нотизер, фантазии о том, какой должна быть их предшествующая жизнь, с элементами, полученными, вероятно, паранормальным путем". Я не сомневаюсь, что сознание с помощью скрытых в под сознании талантов может убедительно разыграть что угодно, но я подозреваю, что по меньшей мере некоторые из паранормаль ных элементов получены с помощью телепатии; однако при этом остаются факты, говорящие в пользу одержимости. Субъекты почти всех исследований перевоплощения помимо черт харак тера и воспоминаний других, уже умерших людей обладали и своими собственными. Мне кажется, что дилемма Стивенсона в случае с юным Имадом Элаваром - телепатия или перевопло щение-правильнее всего решается с помощью ответа: и то и другое.

Как считает современная психология, источники мудрости скрыты в глубинах человеческой души. Юнг был уверен, что "пере воплощение - одно из первоначальных утверждений человечест ва, с которым следует считаться", и что *в основе этих утвержде ний должны лежать психические факты". В одном из диалогов Платона Сократ замечает, что обучение состоит не в том, чтобы поместить нечто в другого человека, а чтобы извлечь уже имею щееся. Он хотел извлечь не те пустяки, имена и даты, которые мы выуживаем во время гипноза, а "следы знания, сохраненного ду шой в ее вечных странствиях". Идея перевоплощения присутст вует в индуизме, джайнизме, верованиях сикхов, буддизме, дао сизме, конфуцианстве, зороастризме, культах Митры, манихействе, анимизме, иудаизме, христианстве, мусульманстве, масонстве и теософии. Только в западной философии она пробивается в тру дах Юма, Канта и Шопенгауэра как палингенез, метемпсихоз и трансмиграция. Ни одно другое понятие не постучало такого широ кого культурного признания. Можно возразить, что именно поэто му лишенное смысла понятие сохранилось так долго, однако все эти взгляды имеют настолько разное происхождение и принадле жат таким разным культурам, что я не могу поверить в его биоло гическую необоснованность. Проблема в том, чтобы найти доказа тельства.

Если бы нам удалось доказать, что живой человек обладает тем же сознанием, что и человек, чье тело уже умерло, то это было бы лучшим подтверждением перевоплощения. Философ Курт Дюкасс указывает, что тело старика может быть совершенно не похожим на его же тело в молодости и что отождествить их можно, только показав, что молодое тело стало старым. Аналогичный подход применим и к сознанию: "существующее в настоящее время сознание является "тем же самым сознанием", что и предшествую щее, если и только если рассматриваемое нами предшествующее сознание впоследствии стало теперешним сознанием". Доказать

это положение можно, лишь продемонстрировав, что теперешнее сознание содержит те же воспоминания о субъективном опыте, что и прежнее сознание. Многие якобы перевоплотившиеся созна ния, исследуемые Стивенсоном, содержат подобную информацию, но так как она относится к субъективному опыту, который в силу своей природы не мог быть зафиксирован в прошлом, их невозмож но подтвердить. Таким образом, лучшее возможное доказательство перевоплощения оказывается невозможным, тогда мы переходим к следующему лучшему.

Я готов признать такое доказательство посмертного существо вания, которое исключило бы возможность телепатии или под сознательной памяти. Если можно убедительно доказать, что жи вущий в настоящее время человек обладает информацией или уме нием, которые относятся к прошлому и которыми не обладает никто из его современников, тогда следует заключить, что они получены от пережившего то время существа. Конечно, подобный факт мог бы служить доказательством перевоплощения или одержимости, но сейчас это различие несущественно.

В 1927 г. Фредерик Вуд, психиатр из Блэкпула, заинтересовал ся местной девочкой, которая начала употреблять слова на иност ранном языке. Девочка, которую звали Розмари, утверждала, что получает сообщения от женщины, жившей в Египте в эпоху фа раона Аменхотепа III (ок. 1405 - 1367 гг. до н. э.). Дух назвался Телика-Вентиу, вавилонской женой фараона, и сообщил, что мо жет говорить с Розмари на древнем языке, потому что сама Роз мари раньше была молодой сирийской рабыней, храмовой танцов щицей, которую царица взяла себе в прислужницы, затем они обе утонули в Ниле, спасаясь бегством от гнева жрецов. Мелодра матические истории такого рода нередко встречаются в литера туре о перевоплощении и сами по себе заслуживают внимания. Если перевоплощение и в самом деле случается, то трудно по нять, почему большинство перевоплотившихся должны быть древними египтянами или могущественными индейскими вож дями, однако в данном случае это не имеет никакого значения, потому что Розмари действительно говорила на древнеегипет ском языке.

Вуд фонетически записал пять тысяч фраз и коротких пред ложений и затем послал их для перевода египтологу Говарду Хал му. Кроме изображения звука "и" иероглифы обозначают только согласные звуки. Ни один живой человек не знает, как говорили древние египтяне, потому что гласные нужно угадывать, сравни вая их с отдаленно родственными коптскими формами и произно шением. Некоторые египтологи пришли к единому мнению отно сительно числа и расположения букв в иероглифическом алфа вите, но все допускают, что отсутствующие гласные могут менять

значение слов. Когда из слов Розмари были удалены гласные звуки, Халм без труда разобрал оставшееся. Он говорит: "Это трудно объяснить... я имею в виду чисто технические и наибо лее убедительные признаки: язык, характерный для того периода, архаизмы, грамматическую правильность, особые народные сло вечки, обычные элизии и фигуры речи... все это очевидно". Он был убежден.

Были проведены консультации с другими известными специа листами по египетской грамматике и синтаксису, все они пришли к заключению, что сообщения составлены на мертвом языке иерог лифов и содержат неизвестные им дополнения, поскольку они знакомы лишь с его письменной формой. Был поднят вопрос о том, не могла ли Розмари выучить иероглифы и изобрести собствен ные гласные, но скорость, с которой Розмари давала явно осмыс ленные ответы на неожиданные вопросы, заставила отказаться от этого предположения. Ни один из живущих ныне людей не может говорить по-древнеегипетски, и даже специалисты не могут свободно читать на этом языке, потому что им приходится с тру дом расшифровывать каждое слово методом проб и ошибок. И тем не менее Розмари сумела всего лишь за полтора часа произнести на этом языке шестьдесят шесть правильных фраз в ответ на двенадцать вопросов, на подготовку которых Халм затратил двадцать часов.

Вопрос о реальности сирийской рабыни и вавилонской прин цессы остается открытым. В папирусах времен Аменхотепа III о них нет никаких уюминаний, у нас же нет иной возможности до казать, что "некто, несомненно, живой однажды умер". Но, в сущ ности, это не имеет значения, ибо в данном случае мы, вероятно, имеем дело с фактом продолжения существования, независимо от того, какой механизм здесь присутствовал. Он удовлетворяет моему требованию, чтобы тот, кто живет сейчас, продемонстри ровал какое-либо древнее умение, неизвестное никому из его совре менников.

Английская писательница Джоан Грант - автор нескольких ярких исторических романов - способна сознательно погру жаться в транс, который называет своей "далекой памятью", счи тая, что в этом состоянии она воскрешает в памяти события своих прежних воплощений. Ее видения содержат так много подроб ностей, что составили содержание нескольких многосюжетных книг, в которых действуют такие разные персонажи, как римская матрона, покончившая с собой в мраморном саркофаге, средне вековая девушка, сожженная на костре, как ведьма, и менестрель, игравший в XVI в. на лютне в Италии. Диктуя очередной эпизод из своей прошлой жизни, Джоан Грант не могла удержаться от рвоты, объясняя ее ужасным смрадом, исходящим от женщины,

больной оспой. Ее лечащий врач, хорошо знакомый с этим заболе ванием, утверждал, что она ошиблась, так как при оспе не бывает дурного запаха, но через некоторое время он прислал ей статью о редкой разновидности оспы, появившейся на Среднем Востоке и отличавшейся "специфическим зловонием, которое невозможно спутать ни с чем другим".

Грант верит, что "тело каждого человека состоит из физическо го и сверхфизического компонентов; когда энергетический обмен между этими двумя компонентами прекращается, физическое тело погибает. Но сверхфизическое тело не умирает". Здесь она очень близка к понятию биоплазмы, но, по ее мнению, сверхфизическое тело не может умереть, ибо оно состоит из материи, не подвержен ной тому процессу, который мы называем "смертью", процессу, в ходе которого физические частицы, соединенные энергетическим полем, распадаются из-за того, что энергетическое поле теряет активность". Выживание представляется ей пребыванием во власти так называемого "интеграла", который представляет собой общую сумму всей мудрости, накопленной в целой серии воплоще ний: он решает, какое именно из множества прежних сверхфизи ческих тел должно занять только что оплодотворенное яйцо. Пол, способности и некоторые из иррациональных симпатий и антипа тий непосредственно обусловлены действием этого организую щего сверхфизического тела на генетическое сырье, содержа щееся в яйце.

Это привлекательное, достаточно исчерпывающее и далеко идущее построение, основанное на большом личном опыте, не учи тывает всех известных фактов. Оно предполагает, что каждый жи вой индивид является продуктом по меньшей мере одной предшест вующей жизни, однако имеющиеся в нашем распоряжении факты говорят о том, что перевоплощение встречается крайне редко. Муж Джоан Грант, психиатр, применяющий гипнотическую рег рессию к прежнему воплощению в своей практике, считает, что "среди тех, кому, вероятно, имело бы смысл вернуться к прежней личности, лишь незначительная часть была способна вспомнить хотя бы один эпизод". Сверхфизическое тело, о котором говорит Джоан Грант, во многих отношениях прямо соответствует приро де и поведению недавно открытого биоплазменного тела. Как известно, биоплазма, по-видимому, способна переживать гибель и распад соматической системы, однако и сама разрушается со временем, поэтому можно предположить, что, отрицая распад сверхфизического тела, Джоан Грант ошибается. С точки зрения физики и биологии более вероятно, что организующее поле, не сущее характерные признаки личной памяти и опыта, быть может, не единственной жизни, в конечном счете зависит от энергии, которую легче всего получить от живого тела.

Грант утверждает, что "привидение - это отделившийся фраг мент личности, обладающий лишь ограниченным и постепенно уменьшающимся количеством энергии, поэтому современное зда ние для него привлекательней средневекового подземелья". Это весьма любопытное замечание, и если мы вспомним о том, что мно гие призраки кажутся довольно примитивными и в основном пов торяют одни и те же действия, то мы придем к вполне обоснован ному допущению, что к бестелесной личности почти ничего нельзя прибавить или убавить. Возможно, бесплотные биоплазменные поля способны слегка касаться живых тел, оставляя у последних мимолетное чувство присутствия призрака, при этом биоплазмен ные поля получают дополнительное количество энергии, позво ляющее им еще немного продержаться. Создается впечатление, что они обречены на подобное существование, иначе они по пытались бы вселиться в достаточно неустойчивое тело или перевоплотиться в достаточно восприимчивое оплодотворенное яйцо. Или окончательно лишились бы энергии под воздействием святой воды или любой другой ритуальной формы изгнания духов.

В этой связи разумно было бы предположить, что продлеваю щий им жизнь заряд энергии должен исходить от живого тела того же биологического вида. однако отчаявшееся биоплазменное су щество может ухитриться получить некоторое подкрепление от других подходящих теплокровных млекопитающих. В эту концеп цию вписываются традиционные представления о вампирах (жаж дущие биоплазмы, когда-то принадлежавшие безнравственным людям) и оборотнях (биоплазмы, вынужденные из-за отсутствия человека воспользоваться животным). Очевидно, не только наш вид способен создавать энергетические поля, дополнительную энер гию можно получить, соединив внетелесные человеческие системы с другими не принадлежавшими человеку биоплазмами. Это могло бы пролить свет на происхождение ужасных бесформенных при зраков с отдельными человеческими чертами, которые время от времена появляются не только в готических романах. Все эти не сколько натянутые предположения не выходят за рамки гипотезы, согласно которой бесплотные биоплазменные поля мыкаются после клинической смерти и либо, истощившись, исчезают, либо нахо дят какой-нибудь способ более длительного выживания. Из многих рассказов и немногих контролируемых экспериментов мы знаем, что некоторые особо чувствительные люди, держа в руке предмет. способны точно и живо описать его прежних владельцев. Эта способность, названная психометрией, представляется вполне реальной. У биоплазменного феномена это свойство может спо собствовать выживанию. Если заряды электрической энергии можно надолго запечатлеть на воске граммофонного диска, если

магнитные импульсы можно уловить, чтобы затем передать по проволоке, тогда сохранение образцов биоплазменной энергии в драгоценных камнях или металлах, с которыми она была в контакте, не покажется невероятным. А если это так, то пред положение, согласно которому биоплазменная энергия, создан ная живым организмом, вскоре после его клинической смерти может найти подходящий, достаточно восприимчивый субстрат и перевоплотиться, не будет слишком дерзким по отношению к природе.

Я полагаю, что двойственная природа живых тел, разъеди нение их составных частей, выживание одной части без другой и новое сочетание этих частей после разделения во времени или пространстве - все это вполне возможно с биологической точки зрения.

Глава IX ЧУДЕСА И ДРУГИЕ ФАКТЫ

Мы так привыкли к чудесам, что нам нелегко будет узнать но вого мессию. Реанимационная техника ежедневно воскрешает лю дей из мертвых. Один больной, "умиравший" в сердечном отде лении нью-йоркского госпиталя более девятнадцати раз, сегодня ведет обычную активную жизнь, однако же никто не считает это чудом. Конечно, он носит электронный писмейкер, и это вещест венное доказательство огромной роли техники является тем ко лышком, на который мы вещаем свою веру. Однако есть люди, которые творят чудеса без помощи техники.

Во время моей последней поездки в Индию я видел человека, умеющего творить почти все чудеса Христа. Сатья Саи Баба не похож на мессию. Высокий и стройный, с копной курчавых волос, он медленно шествует в длинном красном шелковом одеянии сквозь толпу собравшихся около его ашрама в Бангалоре, щедро раздавая здоровье и богатство. Он превращает камни в сладости, цветы - в драгоценности, воздух - в священный пепел, которым заполняют огромные цилиндры, и лечит прикосновением или на расстоянии. Я не имел возможности непосредственно изучать его деятельность, однако работавший с Саи Бабой Ховард Мерфит уверен, что это не фокусы и не обман.

Чем бы ни были его действия, нам интересна реакция его по читателей, которые видят почти то же самое, что видели толпы людей на горе в Палестине две тысячи лет назад. Сотни тысяч лю дей, видевших Саи Бабу, верят, что он - земное воплощение бо жества. В Индии, где перевоплощение - привычная вещь, такая вера возникает легко, а вот какой бы была реакция Запада?

Я уверен, что, если бы Саи Баба совершил хорошо разреклами рованное турне по столицам Европы или если бы полнометраж ный фильм о его талантах был показан в самое удобное время по американскому телевидению, он вызвал бы не меньший интерес, чем бракосочетание членов королевской семьи. Мгновенное исце ление слепоты или паралича, драматическое возвращение от смерти к жизни и здоровью еженедельно происходит в Лурде, Фатиме, Мэдисон-Гарденсе и Альберт-Холле, однако о них даже вскользь не упоминается в прессе.

Британская и Американская медицинские ассоциации то и дело самоуверенно провозглашают: "Мы не располагаем свидетельст вами того, что некоторые виды заболеваний, перед которыми бес сильна современная медицина, были излечены одним целительст вом". Профессионалы упорно игнорируют тот факт, что боль шинство пациентов обращаются к нетрадиционным методам лече ния только тогда, когда официальная медицина не смогла им помочь, и настаивают на том, что диагноз вылеченного заболева ния был поставлен неверно или ошибочно приписан органической причине, хотя в действительности объясняется историей. Однако под давлением массы фактов ни один врач не осмелится отрицать, что не имеющие медицинского образования целители могут лечить и излечивают тяжелейшие болезни.

В конце XIX в. французский ученый-фармаколог был поражен, когда пациент, страдающий явно неизлечимым заболеванием, последовав его совету, стал принимать новое патентованное ле карство и полностью исцелился. Он изумился еще больше, когда, исследовав состав лекарства, обнаружил, что это безвредное средство, действие которого основывалось на "его невольно крас норечивых рекомендациях препарата и вере пациента в него и его слова". Эмиль Куэ пришел к заключению, что оказанное им на пациента воздействие, возможно, чем-то напоминает гипноти ческое внушение, однако в конечном счете пациент сам отвечает за свое лечение. Он решил, что, вероятно, все лекарства сами по себе бесполезны, ив 1910 г. основал в Нанси клинику, где обучал тому, что он назвал "самовнушением". Именно он придумал из вестное изречение "с каждым днем мне становится лучше и луч ше", многие годы его система пользовалась огромной популяр ностью, но постепенно с ней случилось то же самое, что и с другим увлечением того времени - френологией.

Сегодня мы больше знаем о той важной роли, которую играют соматические эффекты. Общеизвестно, что человек сам может сде лать себя больным или здоровым. Многие симптомы порождаются сознанием, областью, в которой не слишком хорошо разбираются большинство врачей, недаром так часто встречается феномен смены синдромов. Майкл Бейлинт приводит ужасный пример

с человеком, который последовательно лечился у тридцати четырех специалистов, но так и остался больным, "хотя, например, хирург, оперировавший ему анальную трещину, ортопед, исправлявший его поврежденный позвоночник, или невропатолог, лечивший его от тика, закрыли истории его болезни и, возможно, даже сочли ле чение удачным".

Альберте Мариначчи из Калифорнийского университета взялся лечить нескольких больных, страдавших параличом, у которых не было известно, по какой причине они заболели. Он обращался не посредственно к подсознанию больных, используя для восстанов ления мышечных функций технику биологической обратной связи. Некоторые из этих больных уже покинули свои постели и начали ходить. В Лос-Анджелесском центре ветеранов Морис Стерман с помощью той же техники обучал больных с тяжелой формой эпилепсии распознавать симптомы, предвещающие начало при падка, и, контролируя их, препятствовать их развитию. Стивен Блэк приходит к следующему выводу: "Из всех болезней, достав шихся на долю человечества, по меньшей мере половина всегда была психологической". Поэтому создается впечатление, что це лители просто включают или выключают человеческие возмож ности. Но мы, пожалуй, слишком много приписываем сознанию больного, хотя поступает все больше свитедельств того, что цели тели обладают особой силой, способной воздействовать на других людей.

Бернард Град из Макгиллского университета в Монреале, проведя ряд остроумных опытов, открыл совершенно новую об ласть. Сначала он обрабатывал ячменные зерна солью, потом на гревал их в духовке, повреждая семена и значительно ухудшая их всхожесть. Затем ячмень помещали в банки с водой, В одних банках была обычная вода из-под крана, в других - та же вода, но предварительно помещенная в запечатанную бутылку и полчаса находившаяся в руках известного целителя. Эксперимент прово дился вслепую, так что целитель никогда не видел всходов, а лабо рант, ухаживавший за растениями, не знал, какая бутылка полу чена от целителя, а какая - прямо из-под крана. Двумя неделями позже, когда сложный план был раскрыт, оказалось, что зерна ячменя, получавшие обработанную воду, показали большую всхо жесть, были выше и крупнее, чем те, которые росли в менее приви легированных банках.

Разгадка этого явления заключена в крайней неустойчивости молекул воды, их внутренняя связь в десять раз слабее, чем у большинства других химических соединений. Возможно, это хруп кая связь нарушается в руках целителя. Опытный химик спосо бен отличить друг от друга два образца простой воды только на основе изменений их атомных связей. Бесспорно, наука вызывает

восхищение, однако она несколько меркнет в свете того, что в каждом ячменном зерне действует не менее сложная лабора тория.

Живые организмы состоят в основном из воды, и все биохими ческие процессы протекают в водной среде, поэтому целители мо гут воздействовать на организм только с помощью контроля над этим основным элементом. Хуста Смит из нью-йоркского колледжа Розари Холл добавила еще одно звено к цепи причин, показав, что целители так же легко воздействуют и на органические моле кулы. Для первого опыта она выбрала энзим трипсин, который вырабатывается поджелудочной железой и участвует в перевари вании белков в двенадцатиперстной кишке. Очищенный трипсин был помещен в запечатанные колбы на срок проведения экспе римента, то есть на одиннадцать дней. Канадский целитель Оскар Эстебани ежедневно держал в руках одну из колб в течение семи десяти пяти минут, а затем трипсин передавался другому ученому. который проверял его эффективность, скармливая ему белок. Опы ты показали, что целитель "оказал на энзим сильное стимулирую щее воздействие", потому что трипсин, побывавший в руках це лителя, поглощал белок гораздо быстрее, чем трипсин, хранив-шийся в контрольных колбах, которые либо никто не трогал, либо держали в руках люди, не обладавшие даром исцеления.

Хуста Смит решила не останавливаться на достигнутом и до казать не только возможность внешнего воздействия на биохи мические реакции, но и благотворность подобного воздействия на организм. В следующих опытах она исследовала "ум" и про ницательность рук целителя, отдав на их попечение энзим нико тинеамид-аденин-динуклеотид (НАД). Этот энзим - один из пары энзимов, которые устраняют водород из углеродов, подготавливая их к воздействию других энзимов. В чистом растворе, при от сутствии химических помех, этот процесс происходит очень быстро, однако в живом организме над этим процессом жизненно необхо дим строгий контроль. После того как помещенный в колбы НАД подвергался воздействию целителя, его влияние на углеводы соот ветствующим образом контролировалось. Действие энзима на углеводы не ускорялось, а в необходимой степени замедлялось. В противном случае целитель мог бы вызвать неудержимый рак, пытаясь просто залечить небольшую ранку.

Полностью не удовлетворившись и этими результатами, Хуста Смит провела конечную серию опытов. На этот раз она выбрала комбинированный энзим амилаза-амилоза, участвующий в рас щеплении гликогена, хранящегося в печени и мышцах и при необ ходимости поступающего в кровь в виде глюкозы. Если эти энзимы действуют слишком активно, концентрация сахара в крови повы шается и человек заболевает диабетом, если реакции протекают

слишком вяло, уровень сахара в крови падает и пациент чувст вует себя тоже плохо. Поэтому для здорового человека опти мальным должно быть отсутствие изменений в реактивности этих энзимов после воздействия целителя. Так и произошло. Смит делает вывод, что "человеческое мышление может генерировать целебную силу. И эта сила на удивление избирательна в своем воздействии на специфические процессы, происходящие в орга низме".

Следующий важный шаг, подтверждающий возможность по добного биохимического воздействия на животных, был сделан Градом. Он подготовил триста мышей, выщипнув у них со спины одинаковый крохотный кусочек кожи. В обычных условиях можно было бы ожидать, что время, необходимое на заживление ранки, будет колебаться в некоторых пределах в зависимости от здоровья, возраста, пола, общественного положения и индивидуальных осо бенностей. Град обнаружил, что все мыши, которых по пятнадцать минут ежедневно держал в руках целитель, выздоровели быстрее, чем мыши, которых на тех же условиях держали в руках дру гие экспериментаторы. Вероятно, руки целителей заключают в себе или испускают из себя нечто, отличающее их от остальных людей.

Тельма Мосс из Калифорнийского университета с помощью своего высокочастотного аппарата пыталась локализовать спо собности израильского целителя Иегуды Иска. Она говорит, что на полученных ею изображениях руки каждого человека окружены светящейся аурой, но "корона целителя качественно иная", и в момент лечения с ней происходят существенные изменения. В одном из опытов она сравнивала воздействие, оказываемое на комнатное растение целителем и человеком, утверждавшим, что не имеет способностей к садоводству. "Зеленые пальцы" целителя оставляли на листе сияющие отпечатки, тогда как "коричневые пальцы" другого участника опыта, коснувшись листа, оставляли мертвые области с полностью затемненной биоплазмой.

У нас есть все причины предполагать, что этой измеримой физической способностью обладают все успешно практикующие целители. Харри Эдуардз из Великобритании, Фра Пио из Италии, Ольга Роберте и Катрин Кульман из Соединенных Штатов ут верждают, что способны излечивать силой молитвы. Возможно, они являются только проводниками целительной силы, но пред ставляется очевидным, что секрет их успеха, хотя бы частично, заключен в их собственных руках.

Источник здоровья и исцеления лежит в биоплазм^, и если биоплазма каждого человека уникальна, то следует ожидать, что ее характеристики могут учитываться при диагнозе различных

заболеваний. Вероятно, так оно и есть. Британский медиум Берта Харрис - одна из тех, кто может видеть ауру невооруженным гла зом. Недавно ей удалось заметить, что одно из купленных ею в магазине яиц имеет двойную ауру. "Когда же я разбила его на сковороду, в нем оказалось два желтка, и я увидела, что яйцо было оплодотворенным. Без двух желтков у яйца не было бы двух аур, а у неоплодотворенного яйца ее не было бы вовсе". Точно так же она определяет ранние сроки беременности и видит эмбрионы близ нецов задолго до того, как их можно обнаружить с помощью обыч ных медицинских средств.

Многие сенситивы утверждают, что могут читать ауру, однако их способность редко становилась предметом объективных иссле дований. Нейропсихиатр Шафика Карагулла, осуществляющая программу изучения этого феномена в Калифорнии, уже добилась впечатляющих результатов, работая с женщиной по имени Диана. Она способна видеть "жизненное, или энергетическое, поле, ок ружающее плотное физическое тело, проникая в него, подобно сети из лучей света". Описание Дианы напоминает двоящееся те левизионное изображение, когда каждое тело на расстоянии од ного-двух дюймов от поверхности окружено расплывчатым конту ром. Она способна также видеть сквозь тело, определяя форму и строение большинства главных органов. Ее описания отражают взгляд непрофессионала, однако они точны и легко переводятся на язык медицины.

Для первого опыта Карагулла отобрала пациентов с под твержденными медицинскими диагнозами, а затем попросила Диану подробно описать, что она видит. "Она описала присутст вующее на данный момент физическое состояние, которое во всех случаях оказалось совершенно точным". Вдобавок Диана описала, как выглядит энергетическое тело, в котором она увидела спиральные вихри. По ее словам, они состоят из семи-восьми лучей света, которые точно соответствуют традиционным чакрам йоги. Она говорит, что, если один из этих лучей оказывается иска женным или вообще отсутствует, она ищет какое-то патологи ческое нарушение в этой область. Тогда Карагулла решила, что сначала нужно создать карту энергетического тела у здоровых лю дей, чтобы иметь основу для сравнения в случае болезни, однако, пытаясь найти абсолютно здоровых людей, она столкнулась с большими трудностями. Осмотрев одного человека, отобранного благодаря отменному здоровью, Диана заметила у него много численные нарушения во всем теле. Она посоветовала ему пройти полное медицинское обследование, которое не обнаружило у него никаких отклонений, однако полтора года спустя у него развилось тяжелое заболевание нервной системы, известное как болезнь Паркинсона.

Карагулла разработала процедуру, исключающую возмож ность телепатического получения информации о пациентах. Они вдвоем с Дианой должны были отправиться в амбулаторное отделение крупного нью-йоркского госпиталя и выбрать па циентов наугад, заранее условившись обследовать того, кто сидит на седьмом стуле от двери, или того, кто сидит рядом с п.устым креслом. Затем Диана начинала осматривать пациен та, начав с головы и спускаясь к ногам, диктуя на магнитофон все, что видит. Затем ее диагноз проверялся по истории бо лезни.

Когда Диана сообщала, что кости выглядят "рыхлыми" или что гортань серая и безжизненная, оказывалось, что пациент стра дает болезнью Педжета (заболевание скелета, которое обычно об наруживается с помощью рентгена) и гипофункцией щитовидной железы. Когда она говорила об "искаженном и волокнистом" ри сунке солнечного сплетения и "темном" гипофизе, то официаль ный диагноз был синдром Кушинга (нарушение функции над почечников, часто связанное с патологией гипофиза). Когда го ворила, что энергетическое поле вокруг головы "толще" с одной стороны, оказывалось, что пациент был эпилептиком с лоботомией. Когда Диана описывала препятствие в толстой кишке, то этот диагноз позднее подтверждался с помощью рентгена, и три дня спустя пациентку оперировали по поводу непроходимости толстой кишки.

Все эти диагнозы нельзя объяснить случайностью, в тех же случаях, когда диагноза не знали ни пациент, ни врач, телепатия не могла иметь места. Диана и другие подобные ей люди могут "видеть" то, что большинство из нас могут наблюдать только с по мощью специального оборудования, и в каждом случае структура связана с энергетическим телом, которое философия йоги описы вает как местопребывание праны, а высокочастотная аппаратура выявляет как биоплазму. К тому же создается впечатление, что эта структура не просто отражает физическое состояние тела, но изменения на энергетическом уровне даже предшествуют физи ческим изменениям.

В области медицинской диагностики самую быструю оценку состояния больного давал необразованный бразильский шахтер Хозе де Фрейтас, известный под именем Ариго. Он умер в 1971 г., но за последние пятнадцать лет жизни вылечил более двух мил лионов больных. В неказистом домишке рядом с гостиницей в маленьком горном городке Конгоньяс-ду-Кампу он ежедневно при нимал более тысячи больных, их очередь медленно двигалась перед сидящим за столом Ариго, который, бросив взгляд на боль ного, что-то быстро писал на клочках бумаги. Клочки были под робными рецептами на португальском или немецком языках,

лекарства же, приготовленные в аптеках по этим рецептам, оказы вались крайне эффективными.

В 1968 г. нью-йоркский невропатолог Андрия Пуариш сов местно с группой из шести врачей и восьми ученых других спе циальностей проводили исследование способностей Ариго. У них на глазах мимо Ариго прошла тысяча человек, и он, не дотронувшись до них и в среднем потратив на каждого пациента менее одной минуты, не колеблясь установил тысячу небанальных диагнозов, сопровождая каждый диагноз рекомендацией соответствующего лечения. Пуариш говорит: "Выяснилось, что мы способны под твердить 550 диагнозов, так как в этих случаях могли достаточно точно сами определить заболевание. В остальных четырехстах пятидесяти случаях мы не могли быть уверенными в нашем диаг нозе, потому что у нас не было необходимого оборудования. Там, где мы были уверены в диагнозе, мы не обнаружили у Ариго ни одной ошибки".

К тому же Пуариш заметил, что Ариго необыкновенно точно выписывал рецепты, хотя тратил на каждый не больше несколь ких секунд и никогда не смотрел на то, что писал. Многие ре цепты включали до пятнадцати различных лекарственных веществ с точными официальными названиями, в необходимых количествах и пропорциях. Приблизительно пяти процентам пациентов Ариго ставил диагноз, но не выписывал ничего и говорил: "Простите, я не в силах вам помочь". Группа Пуариша подтвердила, что все эти больные были безнадежны.

На вопрос, как это ему удается, Ариго просто ответил, что правым ухом слышит голос. Он считал своего невидимого ассис тента немецким врачом, неким доктором Фрицем, умершим в 1918 г. в Эстонии. А тот в свою очередь советовался с духом япон ского хирурга и французского врача. Несмотря на биографиче ские подробности, сообщенные Ариго, следы этих людей не удалось обнаружить.

Ариго обратился исключительно к диагностике только в послед ние годы, выйдя из тюрьмы, где он дважды сидел за то, что зани мался медициной без лицензии. До заключения он делал тысячи сложных операций кухонным ножом и ножницами в совершенно нестерильных условиях, окруженный толпами детей. Его работу сравнивали с "хирургией в центре лондонского вокзала в часы пик". Пуариш рассказывает об операции на толстой кишке, сви детелем которой он был. "Ариго попросил больного спустить брю ки. Потом он взял нож, вытер его об рубашку, сделал большой разрез, развел брюшные мышцы, вытащил кишки и спокойно отстриг от них кусок, как будто отрезал сосиски. Затем он взял оба конца кишки, засунул их обратно и соединил края перед ней брюшной стенки... Он никогда не пользовался нитками.

И в заключение Ариго сильно хлопнул больного по животу и сказал: "Ну, все".

Подобные операции несколько раз снимались независимыми группами на кинопленку, а анализы образцов крови подтверждали ее принадлежность оперируемым, поэтому предположение о галлю цинациях и гипнозе свидетелей операции отпадает. Никто не может загипнотизировать камеру. Подытоживая свое исследование дея тельности Ариго, Пуариш сказал: "Он делает это. Я не могу ска зать вам - как. За неделю он один излечивает не меньше больных, чем огромная клиника, и, я думаю, не хуже. Сейчас мы готовим наш материал в надежде, что какой-нибудь медицинский журнал опубликует наш отчет". Это было в 1968 г., а отчет еще ждет профессиональной публикации. Тем временем Ариго умер.

К счастью, остались другие. Я видел их. Остров Лусон самый большой и густонаселенный из Филиппинских островов, из вестный своими плодородными долинами, где растут рис, табак и сахарный тростник. Однако сегодня он славится не этим. В ста километрах севернее Манилы и в пятнадцати градусах от эква тора находится маленький сельскохозяйственный район, в котором созрел новый невиданный урожай целителей. Как ни странно, меж ду этим аванпостом и штатом Минас-Жерайс в Бразилии, где жил Ариго, есть связь. И здесь и там живут последователи Об щества спиритов, основанного в 1857 г. французским мистиком Леоном Денизаром Ипполитом Ривали, более известным под именем Аллан Кардек.

Кардек был уверен, что спасение невозможно без благотвори тельности. Он учил, что самый щедрый дар милосердия здоровье, но передать его можно лишь в сотрудничестве с духами, обитающими в невидимом мире, где организуется и контроли руется здоровье. В Бразилии насчитывается четыре миллиона спиритистов и существует несколько крупных больниц, где лечат главным образом нервные заболевания, а в относительно неболь шой общине на Филиппинах лечат любые органические забо левания.

Большинство целителей с острова Лусон принадлежат к Хрис тианскому спиритическому союзу Филиппин, свободно координи рованной группе небольших сельских церквей, где в личном кон такте друг с другом у многих открывается талант целителя. Обу чение сводится к молитве, смирению и знакомству с теми частями христианской Библии, где говорится об исцелениях, в частности, особое значение придается Псалму 120. Мало кто из целителей где-либо учился, и никто из них незнаком с медициной, они плохо представляют себе, что они делают и как; но все тридцать или бо лее ныне практикующих целителей делают хирургические операции голыми руками.

На Филиппинах я видел сотни операций, сделанных шестнад цатью разными целителями. Техника операций у каждого имеет свои особенности, но все операции типичны. Вот одна из моих за писей того времени:

"Пациентка - женщина средних лет, с босыми ногами, в ста рой цветастой юбке и белой хлопковой кофточке. Мне сказали, что у нее сильные боли в животе. Она ложится на деревянный стол, который я только что внимательно осмотрел. Ни на нем, ни под ним ничего не спрятано. Ассистент целителя приподнимает ей кофту и затыкает за лифчик. Я гляжу во все глаза. Ничего подозрительного. Ее юбка расстегнута и раздвинута, а сверху по ложено полотенце, чтобы не запачкать одежды. Мне позволяют осмотреть полотенце, и я не обнаруживаю в нем ничего компро метирующего, разве только оно не слишком чистое. Женщина ле жит спокойно, с руками, закинутыми за голову, пожалуй, испу ганная, но полностью доверяющая целителю. Он входит. Одет он в хлопчатобумажные брюки и светлую рубашку с короткими рука вами. Он обезоруживающе улыбается и медленно, как мане кенщица, поворачивается, чтобы показать, что в руках у него ни чего нет. Он легко кладет обе руки на живот женщины, закрывает глаза и некоторое время просто стоит в этой позе. Затем, стоя справа от нее, он поднимает левую руку, кладет ей на лоб, по прежнему держа правую на ее пупке. Он что-то говорит на мест ном наречии илогано. Мне говорят, что это молитва. Теперь все очень спокойны. Целитель приступает к операции. Он берет кусок ваты из пачки, которую я дал ему сам, окунает его в розовый таз, который я пять минут назад наполнил водой из-под крана, и до вольно сильно трет им по животу три или четыре раза. Затем он начинает делать движения, напоминающие замешивание теста, нажимая концами всех десяти пальцев на кожу живота, так что вода, попавшая сюда с ваты, сбегает по бокам на стол. Целитель захватывает плоть двумя руками, легко ее приподнимает, а затем опускает, с каждым разом нажимая все сильнее. Сейчас он ра ботает справа от ее пупка, и вдруг в этом месте появляется что-то красное. Возможно, кровь. Сначала она водянистая, так как сме шана с влагой на коже, но затем темнеет и начинает булькать у него под пальцами. Я не вижу раны. Медленно он расставляет руки на десять сантиметров, и я могу видеть, как выглядит соеди нительная ткань: тонкая, почти прозрачная, эластичная, красная, покрытая кровью. Теперь я вижу гораздо больше красной жид кости, она начинает течь на полотенце. Я стою слева от женщины, в метре от нее, и, наклонившись, могу чуть сократить это расстоя ние. Целитель еще некоторое время месит ее живот, теперь пальцы его левой руки проникают в ее плоть до второго сустава, и они покрыты красным. Он раздвигает руки и кивком приглашает меня

ближе рассмотреть ткань. Вместо ваты теперь находится то, что выглядит как плоть. Я протягиваю свободную левую руку и дотра гиваюсь до нее. Она мягкая и теплая, а кровь, свертываясь, обра зовала на ее поверхности сгустки, похожие на печенку. Я беру пальцами и снимаю один из сгустков, который оказывается лип ким. Я нюхаю его. Я уверен, что это кровь. Теперь я могу глубже заглянуть в рану. Целитель нажимает на живот, и масса крови собирается в двух углублениях у него под руками. По мере того как его пальцы скребут, будто копая нору в мокром песке, я время от времени вижу внизу белую брыжейку. Я могу различить сеть капилляров, идущих к тому, что выглядит как часть тонкого кишечника. Мое лицо совсем рядом с поверхностью живота. Це литель нажимает все сильнее. Теперь он направляет правую руку чуть вбок, и между первым и вторым пальцами начинает показы ваться большой красный комок. Я вижу, как он растет. Я не верю своим глазам. За несколько секунд он увеличился до размеров тен нисного мяча, однако не имеет его правильной формы и все еще прикреплен к чему-то внизу. Помощник целителя подходит справа и хватает шар щипцами. Он мягкий, эластичный, и на нем совер шенно нет крови. Он тянет за него и чуть приподнимает над по верхностью. Целитель что-то ему говорит. Кто-то протягивает пару больших ножниц, и ассистент начинает резать у основания шара. Кажется, что теперь он держится только на полоске ткани, но рука у него дрожит. Наконец ему удается его освободить и вытащить. Я протягиваю руку, и он бросает мне его в открытую ладонь, как бламанже. Он теплый, и, когда я сдавливаю его, вы текает совсем немного крови. Внутри чувствуется что-то твердое. Я бросаю его в розовый таз и продолжаю смотреть. Целитель по-прежнему держит левую руку внутри живота, слегка пошаты ваясь, тихо причмокивая и глядя в потолок. Но вдруг он перестает качаться, сжимает руки так, как если бы лепил что-то из глины. Трет руки одна об другую, размазывая кровь по запястьям, и мед ленно выпрямляет ладони. Теперь они обе на поверхности, и во круг нет крови. Мне больше не видно подкожной ткани. Вдруг он останавливается, поднимает разом обе руки, в которых ничего нет, и идет мыться. Справа ассистент берет тампон сухой ваты и вы тирает женщине живот от крови. Раны нет. Затем он окончательно вытирает ее полотенцем, и я дотрагиваюсь до ее кожи. Она горя чая, но на ней не видно никаких следов, ни единой царапинки. Кто-то заговаривает с женщиной, и она открывает глаза, опускает кофту, застегивает юбку, медленно слезает со стола и уходит, опи раясь на руку старика.

Потом я еще раз осмотрел шар. Он был похож на опухоль и показался мне меньше, чем в первый раз, хотя его не вынимали из стоявшего рядом со мной таза. Я разрезал его пополам ножом

и обнаружил, что внутри он состоял из множества волокон, вросших в ткань. Американка, наблюдавшая вместе со мной операцию, показала мне три фотографии, которые она сняла "Поляроидом" в тот момент, когда опухоль выделяли и выре зали.

Делая свои заметки, я все время пытался понять, что пред ставляет собой операция. Весь процесс занимает около пяти ми нут, и его реальность не вызывает сомнений. Внешних эффектов музыки, барабанов, воскурений - почти нет, ничего такого, что отвлекало бы внимание от происходящего. Операции действи тельно происходят, и мне не попадалось целителей, пытающихся так или иначе смошенничать. Том Валентине, журналист из Чи каго, подобно мне, провел самостоятельное исследование и при шел к следующему выводу: "Я убежден, что операция, которую я видел в этом доме этим утром, не была ловкостью рук. Мы не были под гипнозом, к тому же я невнушаем... Психическая хи рургия возможна, это не надувательство, не гипнотическое вну шение, не мистификация, не чудо, и она практикуется не только на Филиппинах". Он прав, но только на Лусоне ее можно наблю дать ежедневно сто раз за день.

В марте 1973 г. Джордж Мик поехал на Филиппины с группой из девяти ученых. В нее входили врачи, психиатры и физики из Швейцарии, Англии, Германии, Японии и Соединенных Штатов. Они привезли с собой для лечения пятьдесят своих пациентов с установленными историями болезни. Они наблюдали за работой десяти целителей и проводили с ними некоторые простые опыты. Закончив исследование, Мик пришел к выводу, что "фактическое наличие и ежедневная практика нескольких видов психоэнергети ческих феноменов, осуществляемая несколькими местными цели телями, не подлежит сомнению. Была отмечена материализация и дематериализация человеческой крови, ткани и органов наряду с не принадлежащими человеку предметами". Все члены группы подписали свидетельство, в котором утверждалось, что во время операций они не заметили никакого обмана, обезболивающие средства не применялись, стерильность не соблюдалась и не было отмечено случаев инфекции или послеоперационного шока.

Один из участников группы сам подвергся операции. До нальд Уэстербек, биохимик из Сан-Франциско, потерял зрение в результате опухоли мозга, которую в Соединенных Штатах при знали неоперабельной. После двух сеансов у Тони Агпаоа из Ба гио зрение восстановилось. Когда Уэстербек вернулся в Соединен ные Штаты, врачи не обнаружили у него никаких следов опухоли. Ольга Фарит из Лос-Анджелеса страдала параличом вслед ствие заболевания, включающего дегенерацию костного мозга в черепе и плечах, диагноз был установлен при помощи биопсии

в Маунтсинайском госпитале и в больнице Сидерс оф Лебанон в 1965 г. Агпаоа удалил у нее "огромную массу хрящей и крови"; по возвращении Ольги в ЛосАнджелес в госпитале св. Винсента ей сделали рентген и биопсию. Ее хирург сказал: "Не знаю, что сказать, но, кроме шрама, ничего не осталось. Как будто кто-то вошел и все вычистил".

Особых успехов лусонские целители добиваются в удалении больной ткани, сгустков крови и гноя. Я видел, как они удаляют аппендикс, опухоль груди, кисты, камни из мочевого пузыря, ва рикозные вены, геморрой, а также успешно лечат некоторые виды рака. Во всех этих случаях имеет место полное исцеление. Сигрун Сойтеманн, врач-гомеопат из Карлсруэ, не раз совершала путе шествие на Филиппины, привозя с собой около тысячи пациентов из Европы; их истории болезни свидетельствуют о значительном улучшении здоровья. Конечно, можно спорить о том, что было при чиной выздоровления: физическое воздействие целителей или пси хосоматическая реакция пациентов. Последнее слово о медицин ских возможностях целителей еще не сказано, необходимо про вести широкое долговременное исследование с участием профес сионалов и с предварительным и последующим обследованием больных. Пока же рассмотрим один из самых впечатляющих ас пектов филиппинского целительства, по крайней мере для меня.

На протяжении всей своей жизни каждый целитель много кратно демонстрирует возможность материализации и дематериа лизации живой ткани. Наблюдая за операциями, я никогда не мог с полной уверенностью сказать, открывалась ли брюшная по лость, но у меня не возникало абсолютно никаких сомнений в реальности крови и ткани, появляющихся на поверхности. Я брал у моей приятельницы, которой удаляли небольшую кисту с руки, об разцы крови до, во время и после операции и сам наблюдал за проведением анализа в манильской лаборатории. Это была кровь одного и того же человека. Хироши Мотояма исследовал кровь оперированной японки в медицинской школе Токийского универ ситета, анализ полностью совпал с анализом крови, взятой у той же пациентки в госпитале Чибы. Но кровавое месиво, в котором так эффектно копаются целители, не всегда имеет отношение к внут ренностям пациента. Швейцарский психиатр Ганс Негели, брав ший образцы крови во время операций, обнаружил, что они не принадлежат ни одному из прооперированных пациентов. Два или три образца были идентичными, а третий оказался даже не че ловеческой кровью, а скорее всего кровью овцы, хотя ближайшая от Филиппин овца находится, вероятно, в Австралии. Сойтеманн, наблюдавшая более шести тысяч операций, считает, что тело от крывают только изредка, да и то самые умелые целители, в част ности Тони Агпаоа. Она также думает, что ткань, материализую

щаяся на поверхности тела, в девяносто девяти процентах всех операций не принадлежит человеку.

Это не связано с обманом. Я достаточно близко наблюдал опе рации, чтобы уверенно заявить, что здесь дело не в ловкости рук и ткань, которую можно наблюдать в ходе операции, не готовится заранее и не прячется. Я присутствовал при серьезных операциях, сделанных экспромтом в номере манильской гостиницы. История человечества знает немало рассказов о медиумах, способных ма териализовывать предметы или порождать эктоплазму, однако недолговечность этих явлений служила серьезным препятствием для исследования. Здесь же, на Филиппинах, материализация и последующая дематериализация происходят по сто раз на день, когда угодно и совершенно открыто.

Я провел несколько дней с Жозефиной Сисон из Баронгобонга, где живут пангасинаны, и видел более двух тысяч операций, восемьдесят пять процентов которых были связаны с материали зацией. Я всегда находился не более чем в футе от нее, и в ходе опе рации ее руки никогда не оказывались вне поля моего зрения; прикасаясь к пациенту, она всегда могла вызвать появление крови под пальцами. Иногда помимо красной жидкости возникали ку сочки живой ткани, а иногда совершенно посторонние предметы. Я видел, как она вытаскивала из тела пациентов ржавый гвоздь, два целых ореха, несколько больших пластиковых пакетов, кассету из-под пленки, ветку колючего кустарника с тремя свежими листоч ками и осколок стекла. Либо я был обманут, либо находился под гипнозом (что исключено, поскольку некоторые из операций были засняты на кинопленку), либо Сисон способна осуществлять уп равляемую материализацию.

Некоторые из целителей так же легко оказывают психокинсти ческое воздействие. Я видел, как Хуан Бланс из Пасига на расстоя нии и без ножа делал настоящие надрезы на теле пациентов. Он просто показывает пальцем - и сразу же на коже появляется разрез длиной около двух сантиметров и глубиной в несколько миллиметров. Негели замечает: "С расстояния около двадцати сантиметров он нацеливает свой указательный палец правой руки или нередко палец того, кто стоит рядом с ним, на то место, где он хочет сделать надрез. Он появляется почти мгновенно. Это аккуратный разрез, с несколькими каплями крови, без кровотече ния. Видна подкожная ткань, и пациент чувствует надрез". Над рез появляется даже в том случае, когда между Блансом и пациен том помещается лист пластмассы. После операции остается тон кий шрам. Несколько раз я мог контролировать эти операции, при водя собственных пациентов и убедившись, что Бланс накануне не дотрагивался до них. В этом случае не может быть и речи о спря танном лезвии.

Хосе Меркадо, пангасинан из Багага, использует ту же способ ность для так называемых "духовных инъекций". Он ставит па циентов вдоль стены своей клиники и, обходя их, нацеливает на них палец и делает то же движение, что и дети, "стреляя" из не видимого ружья. Каждый из пациентов чувствует булавочный укол в той части тела, на которую указал целитель, а у многих из ранки сочится кровь. Однажды я встал в этот ряд, спрятав под одежду кусок полиэтилена, но, несмотря на то, что рукав моей ру башки оставался совершенно целым, на предплечье, где я почувст вовал "укол", и на полиэтилене была маленькая аккуратная дырка. Как известно, подобным образом на теле у истериков могут воз никать стигматы. В Мадрасе я видел, как у человека, загипноти зированного факиром, из рук сочилась кровь, а Стивен Блэк лечил пациента, у которого при одном воспоминании об инъекции, сде ланной двадцать лет назад, появлялся след от укола и ранка опу хала. Однако инъекции Меркадо были, очевидно, иного происхож дения, так как пластик не страдает истерией.

Свое научное исследование Мик заключает следующими сло вами: "В настоящее время нет какой-нибудь одной научной теории или комбинации теорий, способных адекватно объяснить этот фе номен". Это так, и все же я думаю, что разгадка близка. Она ле жит в замечании женщины, способной видеть человеческую ауру. Наблюдая Агпаоа за работой, она сказала, что видит яркие лучи света, исходящие от его рук: голубые - от одной и желтые от другой. Вряд ли группа сельских целителей способна тайно манипулировать сложными лазерными устройствами, спрятанны ми у них в телах, поэтому проще предположить, что феномен пси хической хирургии в конечном счете имеет отношение к био плазме.

Обследуя Агпаоа в своей токийской лаборатории, Мотояма об наружил, что во время сеансов целительства в его организме происходят значительные физиологические изменения. Его энце фалограмма выявила преобладание альфа-волн, кожно-гальвани ческая реакция увеличилась, а птетизмография (кровяное давле ние) показывала колебание кровенаполнения сосудов, свидетель ствующее об активации парасимпатической нервной системы. Эта система непосредственно связана с теми областями, которые из вестны в йоге как чакры, энергетические центры, имеющие прямое отношение к меридианам акупунктуры. Напрашивается вывод, что Агпаоа и, может быть, другие целители способны приходить в такое состояние, которое открывает им доступ к подсознательным процессам, и в этом состоянии - управлять энергией, которая. возможно, является биоплазмой.

Целители не понимают, что делают, и я не могу утверждать, что мы поступаем мудрее, описывая этот необыкновенный про

цесс на языке почти неизвестных нам фактов, однако я верю, что здесь мы имеем дело с крохотным фрагментом иной реальности. Ученого, вроде меня, увиденное на Филиппинах потрясает. Пер вая реакция - возвести все защитные барьеры и сказать: "Нет! Это невозможно. Этого не может быть и, следовательно, этого нет". Но это есть, и каждый может в этом убедиться. Для этого не тре буется специальное оборудование или особая вера, только билет в Манилу. Психическая хирургия - первый доступный ненаркотиче ский способ "остановить мир". По словам Карлоса Кастанеды, это способ "разрушить свойственную всем нам догматическую уверенность в непогрешимости нашего восприятия или в реаль ности нашего мира".

Реальность - только описание, и, если существуют другие реальности, должны существовать и другие описания. Увидев це лителей за работой, Джордж Мик испытал то же чувство и по пытался найти научное объяснение вставшей перед ним дилеммы. "Человек XX века настолько ориентирован на физику и мате риализм, что совершенно не способен думать о себе как о собст венно эфирном, астральном, ментальном, каузальном или духов ном теле. Даже образованные пациенты совершенно не способны представить себе самих себя и всю живую материю как сложную взаимосвязанную систему сияющих и пульсирующих энергети ческих полей". Я бы добавил, что для образованного человека проблема стоит особенно остро, так как он гораздо дольше под вергался воздействию особой интерпретации реальности, которую мы на Западе научились считать несомненным фактом.

Наиболее драматичный и очевидный аспект лусонского цели тельства - появление живой ткани. Этот феномен действительно производит огромное впечатление. Я присутствовал на нескольких лечебных спиритических сеансах в Лондоне, которые включали только молитву и наложение рук, и должен признать, что первые несколько минут я скучал, хотя сам процесс лечения здесь, не сомненно, столь же реален, как и в любой клинике на Филиппи нах. Возможно, они отличаются только внешним оформлением и тем, что в Лондоне при участии больного лечат психосомати ческие заболевания, а на Лусоне целители добиваются особого успеха, вызывая у пациентов потрясение волнующим зрелищем "плоти и крови", которого все ждут. И тем не менее у нас есть сви детельства того, что от целителя к его пациентам или его расте ниям идет нечто конкретное и измеримое.

Мы не располагаем всеми необходимыми фактами, чтобы точно оценить происходящее, но, кажется, все уже склоняются в сторону предположения, что живое содержит в себе не только то, что видит поверхностный взгляд. Зримые свидетельства высокочастот ной аппаратуры: действенность иглоукалывания: описание ауры

сенситивами и подтверждение этого описания в восточной фило софии; диагностические способности людей, не имеющих медицин ского образования и не пользующихся электронной техникой; широкое распространение и точность внетелесного опыта; реаль ность телепатии и ее связь с энергией, описанной как биоплазма; психокинез в контролируемых условиях и, наконец, многократная макроскопическая материализация живой ткани - все это наво дит на мысль, что помимо известного нам уровня, который мы под робно описали как физическую или соматическую систему, тело действует по меньшей мере еще на одном уровне.

Мистики уже давно были в этом уверены и на основании чисто субъективного опыта разработали модели семи различных уровней и семи состояний сознания. Они не менее точны и осмысленны, и продолжать это внутреннее самопознание жизненно важно, однако я уверен, что материалистические исследования столь же необходимы. Наш язык и наше мышление погружены в грамматику технологии, и, если мы хотим плодотворно общаться с множест вом людей, нам нужно использовать этот язык. Говорят, наука замкнута в пределах локальных законов и не в состоянии постичь конечные космические проблемы, однако, мне кажется, эти огра ничения относятся скорее к процедуре и позиции, чем к самому методу. Все направления исследования, намеченные в главах этой книги, исходят из того, что я считаю научными поисками; одни из них кажутся более фантастичными, чем другие, но все они сформулированы на современном языке. Когда мы обсуждаем та кие важные для всех предметы, как жизнь или смерть, необхо димы прямота и четкость.

Для ученого, как и для мистика, жизнь не является неделимой. Она состоит из динамических процессов зарождения, роста, раз рушения и смерти материи, подчиняющихся известным законам термодинамики, действующим в привычном пространстве-времени. Но в жизни происходят и другие процессы, необязательно под чиняющиеся этим законам.

Известные нам факты, из которых психическая хирургия лишь наиболее доступный и впечатляющий, свидетельствуют о том, что другие уровни не только связаны с физической материей, но и относительно независимы от нее. Целитель воздействует исключительно на вторую систему и добивается исцеления с по мощью собственной субстанции того же уровня; возможно, он до бивается активного, но бессознательного участия пациента в изле чении с помощью сопутствующих физических эффектов. Тот факт, что целитель подсознательно ставит точный диагноз, виртуозно проводит операцию, применяя тонкие отвлекающие маневры, подсказывает мысль о том, что им, в свою очередь, кто-то руко водит.

К моему интеллектуальному удовлетворению, я могу понять всю противоречивость отношений между жизнью и смертью, став шую причиной путаницы в наших взглядах. Я могу проследить развитие наших представлений о смерти в свете нашего растущего понимания механизма жизни. Для меня не составляет труда при выкнуть к иным с^стояниям сознания, в которые можно перейти с помощью новых химических средств или старой техники. Я не вижу проблемы в том, что личность способна отделиться от своей телесной основы вплоть до потери с ней всякой связи. Я даже могу вписать одержимость, призраков и домовых в структуру современ ной науки о жизни, обогащенной открытиями последних лет.

Но я не могу определить, что управляет психической хирур гией. Я не могу объяснить осмысленное, прямое и умное руко водство, не предположив, что за всякой жизнью стоит некий спо соб организации, или замысел, который выходит за рамки естест венного отбора, случая, причинности в деле полного выживания личности в целом.

Я склонен заключить, что в пустоте есть форма. Если вам угодно, зовите ее Богом,

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Я понимаю, что тема этой книги не исчерпана. Я ставлю здесь точку, потому что дошел в своих рассуждениях до конца. Я верю, что существенные пробелы в нашем понимании сложных отноше ний между жизнью и смертью вскоре будут заполнены и мы на учимся избегать ошибки Ромео. Однако в следующем шаге я не так уверен.

Телом я должен вернуться к более продолжительному и близ кому изучению лусонских целителей. Уму предстоит более трудное путешествие, которое началось на Филиппинах, ведь именно там я столкнулся с довольно тревожным явлением, с истинной прегра дой. Не с недостатком понимания, идущим от незнания, а с абсо лютным запретом на некоторые виды информации.

Когда пациента с металлическим бедром привозят на Филип пины с единственной целью исследовать операционную процедуру и целитель работает до тех пор, пока все присутствующие не видят очертания протеза и камеры готовы заснять фильм, который убе дительно докажет, что тело действительно было открыто,- свет гаснет. Когда врач-исследователь один, без оборудования идет к целителю, он видит сотни психокинетических эффектов, однако, когда он возвращается с электронной аппаратурой, способной установить вид и количество энергии,- ничего не происходит. Когда целителю удается вынуть камень из мочевого пузыря и эк земпляр бережно увозят назад в Европу, чтобы сравнить с рент геновским снимком,- он исчезает из запечатанной банки.

Это не отдельные неудачи, от которых можно отмахнуться. Они взяты из длинного ряда случаев, к которому невольно причастен каждый, кто когда-либо пытался исследовать филиппинский фе номен. Об операциях можно снимать фильмы, но нельзя сделать ни одной картины, которая окончательно и однозначно доказала бы их реальность. Можно проводить эксперименты, но прежде чем они достигнут необходимого для академической науки уров ня, что-то всегда случается.

С научной точки зрения эта ситуация абсурдна, однако она ха рактерна не только для Филиппин. Сравнивая свои записи с замет ками тех, кто работал в других частях света, я узнал о домовых, которые включаются в игру всякий раз, когда исследователь уста навливает аппаратуру, о бесценных магнитофонных записях, кото рые сгорают накануне воспроизведения, о важных свидетельствах, исчезающих без следа. Можно считать все это совпадением или же промахами экспериментаторов, пока не познакомишься с этими людьми. Никто из них не страдает некомпетентностью и не явля ется параноиком, никто не заинтересован в путанице, все они хо тели бы получить простой и прямой ответ на свой вопрос. Но неза висимо от нашего желания о некоторых вещах, возможно, ничего нельзя узнать. По крайней мере, при нашем современном подходе.

Поэтому мы попытались найти новые и менее прямые подходы, но, вероятно, есть линия, которую мы в данное время не можем пе реступить. Впоследствии эта черта, быть может, отодвинется, и неожиданно каждый получит доступ к решению проблемы, ранее казавшейся безнадежной. В науке это часто бывает, но создается впечатление, что в этой конкретной области препятствия кто-то ставит нарочно. То ли чтобы окончательно нас отвадить, то ли что бы мы не получали новую информацию слишком быстро и слишком далеко. Возможно, на этих границах мы сражаемся с собствен ным упрямым подсознанием или же - как кто-то предположил за нами в нашем планетарном детском саду строго приглядывает космическая няня.

Я не знаю ответа, но я начинаю понимать, что строитель этого барьера не всегда милостив. Я по-прежнему буду искать новый путь к необходимому для нас пониманию, но должен признаться, что именно здесь, на краю внезапно разверзшейся пропасти, я ис пытываю некоторый страх.