sci_philosophy Константин Эдуардович Циолковский Что делать на Земле? ru Lykas FictionBook Editor Release 2.6 27 January 2016 59E15BAD-47BE-4FBB-A8EC-0331E578DE0F 1.0

1.0 — создание файла Lykas

1928

Константин Эдуардович Циолковский

Что делать на Земле?

СОДЕРЖАНИЕ. Что всего важнее. Суеверия, пессимизм или ограниченный материализм. Картина космоса. Совершенство космической жизни. Основания этики. Что делать на земле. Общественное устройство.

ЧТО ВСЕГО ВАЖНЕЕ

Эти идеи, хотя и не так полно, были уже высказаны мною в Монизме и других статьях. Я снова считаю не лишним повторять их, хотя в другой форме. Таким образом, читатель видит предмет как бы с разных точек зрения и потому лучше понимает его. Надо говорить о том, ЧТО ВСЕГО ВАЖНЕЕ. Всего важнее вопросы: 1) будет ли жить человек после смерти и, 2) если будет, то какова эта жизнь. Почему же это важно? Атомы, из которых состоит человек, живут в его образе не долгое время (ну хоть 100 лет), в другом же виде, в другой комбинации — бесконечность. Конечно, нет ничего важнее, как узнать о судьбе этой бесконечности. И жизнь должна приноравливаться к ней. Некоторые мыслители пришли к такому ответу: БУДЕТ ЖИТЬ, НО КАЧЕСТВО БУДУЩЕЙ ЖИЗНИ ЗАВИСИТ ОТ ТОГО, КАК ОН ПРОВЕЛ СВОЮ НАСТОЯЩУЮ ЖИЗНЬ. Доказать ни того, ни другого они не могли. Однако сумели внушить свою веру другим людям. И сейчас человечество склонно верить этим положениям. Процент веры различен: от 0 до 100. Такая вера, разумеется, весьма желательна, так как она дает бодрость сознательному существу и остерегает его от ошибок. Какой же источник поддерживает эту веру? Вера в бесконечность жизни (и в ПОСТЕПЕННОЕ ее изменение) у людей, незнакомых с науками, поддерживается известными всем фактами. Напр., человек внезапно умирает. Все органы его целы. Отчего же он перестает ходить, говорить, работать и т. д. Для решения этого вопроса у простого человека возникает гипотеза о душе. Есть такая штучка внутри человека, которая живит тело. Уходит она и тело становится мертвым, приходит — и тело оживает. Отсюда выводы: 1) душа сохраняет свои свойства после смерти, 2) животные также имеют душу. Вот еще основание для веры в духов. Больные, а иногда и здоровые видят наяву своих умерших родственников и знакомых и самым искренним образом разговаривают с ними в присутствии посторонних лиц. Это так называемые галлюцинации. Они бывают: зрительные, слуховые и осязательные, а иногда — все вместе. Из этого делают вывод: духи существуют, но для одних видимы, а для других — нет. Сны, обмороки, летаргическое состояние также побуждают средних людей верить в душу, как хозяйку тела. Обморок объясняется временным уходом души из тела. Сон с видениями живых и особенно умерших считается блужданием души без тела и доказательством существования душ живых и умерших людей. Верят в это не только простые люди, но и образованные, даже очень ученые и гениальные. Объясняется это их незнакомством с естественными науками, особенно с устройством тела и мозга животных. А иногда бывает от чрезмерного легковерия, недостатка критических свойств. Это особенные люди, которые дают себя легко обмануть. Однако и средний человек, если поразмыслит, то может усомниться в существовании души. Действительно, смерть есть ВСЕГДА результат порчи животного механизма. Иногда это очевидно, иногда же только вскрытие и тщательное исследование тела специалистами может открыть причину смерти. Мы часто не понимаем причину остановки маленьких часов и порчи сложных машин. Как же мы можем понять причину смерти, если животное в миллионы раз сложнее самых хитрых машин! Тут иногда недостаточно и микроскопа! Умственная деятельность, страсти, движения лица и членов — все результат строения тела и мозга. Так вам скажут все физиологи и медики, кроме самых упрямых, или испорченных ложным воспитанием. Отсюда видно, что свойства души и тела исчезают со смертью, так как зависят от тела и мозга, которые со смертью расстраиваются. Крепкие сны и обмороки объясняются приостановкой деятельности некоторой части нервной системы, от той, или другой причины. Галлюцинации всех родов — самостоятельной работой нервных центров, которые обыкновенно возбуждаются только внешними впечатлениями. Галлюцинация есть усиленное болезненное возбуждение мозговой деятельности, доходящее до самообмана. Мы можем себе вообразить что угодно, но мы в то же время сознаем, что это игра воображения. Если эта игра от болезни или яда усиливается, а сознание и внешние восприятия ослабевают, то перевес становится на сторону воображения, и мы начинаем смешивать внутреннюю игру мозга с внешними впечатлениями. Тогда-то мы видим духов. Во сне прекращается сознание действительности, умолкает все внешнее и мы игру воображения отдохнувшего (перед просыпанием) мозга принимаем за реальность. Смешные выводы из простодушной веры людей приводят нас также к отрицанию. Напр., вселенная должна быть переполнена душами коров, лошадей, собак, мух, клопов и других существ. После смерти собаки она увидится с душами других собак и т. п.

Выходит, как будто, что со смертью животного все для него прекращается. (Жизнь не повторяется, живут один раз и т. д.). Наука и даже простой здравый смысл отрицает вечность жизни какого бы то ни было существа. Значит, и говорить о возмездии, о зависимости между настоящей жизнью и будущей не имеет, как будто, никакого смысла.

Второе верование (о качестве посмертной жизни) отпадает само собой.

Но интересно знать, откуда родилась идея о возмездии. Когда человек делает в этой жизни злое, напр., убивает, то родственники убитого мстят ему, а если можно, то и убивают. Если человек крадет, то его иногда наказывает общество, а иногда и частные лица, как наши крестьяне конокрадов. За всякую обиду человек склонен не только отплатить тем же, но даже гораздо большим бедствием. Взял лыко, отдай ремешок. Вера в жестокое возмездие родилась на земле. И, конечно, это есть результат самозащиты: личной или родовой. Но в то же время люди видели, что не все преступники получали должное. Многие безнаказанно творят дурное и умирают спокойно. Также и не все добрые и пострадавшие за правду получили награду. Жаркое желание истины заставляет людей восстановление справедливости переносить на посмертную жизнь. Вера в существование душ была. Так что гипотеза не представляла нелепости. Но кто же восстановляет справедливость, кто судит и назначает посмертные наказания и награды? Много было на земле великих и чистых людей, хороших судей. Их души м.б. и занимаются посмертным судом. Отсюда один шаг до представления о высшем существе. Оно не успело расправиться с людьми на земле, расправится в мире духов. Ему же приписывают и создание вселенной и разные идеальные свойства.

Вот к чему приводит разум среднего человека, не проникнутого знанием физиологии.

Вера средних людей, можно даже сказать, выдающихся, гениальных, пришла к утешительным и полезным выводам, которые долго служили кормилом для человечества и принесли ему очень много хорошего.

Еще раннее, когда человек, по своим средствам, был ближе к животным и маленьким детям, понятия о смерти совсем не было: оно заглушалось жизненным шумом, текущим моментом, слабою памятью и отсутствием воображения. Каждый примитивный человек, каждое дитя и животное не имели понятия ни о своем начале, ни о конце. Был только страх и радость, текущая минута, впечатления, но не было и мысли о конце или начале. Была полная иллюзия бессмертия, хотя ни одно существо о нем и не думало. Было только очень слабое представление о возмездии. Итак, животное и человек, в таком состоянии, были как бы бессмертны и беспечны. Первые попытки мысли, как мы видели, привели к тому же: т. е. к верованию в бессмертную душу, правый суд и высшее существо.

Развитие естественных наук побудило натуралистов отнестись критически к этой вере и отринуть ее, как детское заблуждение, как продукт незнания физиологии животных.

Человечество впадает в ПЕССИМИЗМ. Тягчайшее уныние распространяется среди ученых и прикоснувшихся к чаше естественных наук. Люди лишаются веры в бессмертие, в суд и высшее существо. Можно делать все, лишь бы не узнали и не наказали люди. Только невежество масс и долгая культура веры сдерживала животные страсти людей. Сильные оставили веру для народа, а сами затевали военные убийства и грабежи, эксплуатацию низших классов. По крайней мере они могли теперь не бояться посмертного воздействия.

БОЛЕЕ ГЛУБОКОЕ ПРОНИКНОВЕНИЕ В ТАИНСТВА КОСМОСА ВОЗВРАЩАЕТ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ВЕЧНОСТИ, СУДЕ И ВЫСШИХ СУЩЕСТВАХ, НО В ПРЕОБРАЗОВАННОМ ВИДЕ. Рождается утешение, безмерно превосходящее старую веру.

Я развил новые идеи в моем МОНИЗМЕ и повторю их, тут, кое-где сокращая, а кое-где дополняя. НЕОБХОДИМО ДАТЬ ПРЕЖДЕ КАРТИНУ ВСЕЛЕННОЙ (КОСМОСА).

Наше Солнце блуждает с тысячами своих планет. Одна из них есть Земля, на которой мы живем. Миллиарды таких солнечных систем составляют группу, которая называется Млечным путем (туманная полоса неба, как пояс на шаре). Миллионы млечных путей составляет эфирный остров. Предполагаем гипотетически, что миллионы эфирных островов образуют космическую единицу 4-го порядка и так до бесконечности. Значит, имеем бесчисленное множество планет, освещенных таким же бесчисленным множеством солнц. Одни солнца тухнут, другие взамен их возникают. Периодичность и воскресение царствуют во вселенной, благодаря чему общий вид ее остается неизменным. Она безгранична по времени, пространству и энергии.

Из чего же состоит вселенная? Только из атомов и их сочетаний. Так Земля есть сочетание атомов. Также Солнце, человек, растение, воздух, вода, эфир. Если есть существа выше человека, с непонятными для нас свойствами, то и они только сочетание (комбинация) атомов.

Атом есть невидимо малая частица вещества, или частица вселенной. Атомы разнообразны по своей массе и свойствам. Ученые насчитывают их 92, но надо думать, что их гораздо больше. До последнего времени атомы считались бессмертными и неизменными. Но теперь доказано, что они подвержены изменению, переходят один в другой и составлены из частей. Пока свели материю к 3-ь элементам: протоны, электроны и эфир. Но можно допустить, что начало атомов одно. Оно вечно, неизменно и разнообразно только в своих комбинациях.

Свойство частиц материи (или вселенной): их непрерывное колебательное движение под влиянием сил, выходящих из них самих. Чем мельче частицы, тем движение быстрее. Оно доходит до миллиона верст (километров) в 3 секунды и, возможно, более. Еще свойство: чем мельче частица, тем продолжительность ее существования больше. Молекулы живут недолго. Атомы — тысячи, миллионы и биллионы лет, а их части еще больше. Начало материи бессмертно. Впрочем, все бессмертно, смерть же состоит только в распаде частей. Они опять собираются и образуют (приблизительно) прежнее сочетание. Воскресение господствует в мире атомов, как и в их комбинациях (животные и проч.). Более сложные и крупные сочетания атомов дают то, что мы называем жизнью, чувством, сознанием, разумом. И эти комбинации расстраиваются, снова возникают и опять разрушаются, чтобы возникнуть. И так беспредельно, т. е. всегда было и будет.

Повторяю, начало атомов одно и то же. Поэтому, если некоторые из них представляют жизнь, то и другие должны иметь те же свойства. Нет атомов, неспособных к жизни. В мире животных (в совокупности атомов) мы видим постепенность: сложная жизнь непрерывно умаляется, по мере упрощения ряда животных. Человек имеет ее в высшей степени, собака меньше, ящерица, рыба, насекомое — еще меньше, инфузории, бактерии, растительные клетки уже граничат с небытием. Одним словом, все во вселенной живо, только степень этой живости неодинакова. В обыденном смысле, каждый атом в зачатке (потенциально) жив, т. е. он в комбинации может дать не только проявления человеческой жизни, но и высшей, так как в космосе, без сомнения, есть существа сложнее и совершеннее человеческих. В математическом же смысле каждый атом, ВО ВСЯКОЙ комбинации ВСЕГДА жив.

Только условно атомы в неорганической материи мы называем мертвыми, а в животных и растениях живыми. Только условно жизнь в неорганическом веществе мы называем небытием (смертью), а в живом — жизнью. В точном смысле — смерти совсем нет.

Нас мало интересует несознательная жизнь в неорганической материи, растениях и низших животных, так как эта жизнь протекает, как крепкий сон, обморок или небытие. Понятия о времени в этом случае нет. Время тут не существует, триллионы лет протекают, как одна секунда. Это состояние небытия не идет в счет, его как будто совсем нет. Мы можем считаться только с сознательным бытием, или пребыванием атома в совершенном существе, человеке или высших животных. Вследствие непрерывного и быстрого перемещения начала материи, каждый атом рано или поздно должен вступить в высшее сознательное существо, или в высшее животное. Огромные промежутки небытия для него не существуют. Выходит, что нет атома, который бы не пользовался периодически жизнью. Периоды жизни субъективно сливаются в одну бесконечную и безначальную жизнь, ибо огромные промежутки небытия протекают моментально и потому незаметны.

Хорошо! Жизнь, кажущаяся непрерывной, есть. Но что это за жизнь! То существование в виде человека, то в виде лошади, собаки, лягушки. Зачем мне такая жизнь!

Докажем, что жизнь эта совсем не такая, а выше человеческой, что жизнь эта совершенная.

Вычисленное (буквально, а не в смысле большого числа) множество планет освещаются разными солнцами. Некоторые из них (положим, один процент, который тоже составит бесконечность) удобны для возникновения жизни. Но не на всех и этих планетах жизнь зарождается одновременно и совершенствуется одинаково. На благоприятствуемых планетах (положим на одной из биллиона их, что тоже составит бесконечное число) жизнь зародилась раньше, чем на других, достигла высшей степени технического и умственного могущества и стала расселяться другим планетам, когда на одних жизнь еще не проявилась, а на других породила только бактерий или моллюсков.

Законы размножения дают числа поражающие по своей величине даже в совершенно ничтожные промежутки времени. Поэтому население совершенных существ БЫСТРО заполняет все пустынные планеты. Низшая жизнь без страданий уничтожается. Так огородник уничтожает сорные травы и садит на грядках полезные овощи.

Размножение, при благоприятных условиях, совершается быстро. Напротив, процесс самозаражения не только страшно медлен, но и страшно мучителен. Взглянув на Землю, мы ясно это видим. Даже человечество еще продолжает истреблять самого себя, не говоря уже, про болезни, смерть, голод, холод, грязь, нужду и всякие муки. Про животных же и говорить нечего: их взаимная грызня чересчур откровенна. Когда еще достигнем совершенства и избавимся от всех бедствий! То ли дело, если бы прямо населили Землю совершенными существами космоса.

Все это понимали высшие существа биллионной доли планет и потому не дожидались миллиарды лет (от самозарождения) хороших плодов, а прямо сами, путем быстрого и безболезненного размножения, заселяли все пустыни космоса.

Они думали: если допустить на всех планетах самозарождение, то вселенная сначала наполнится несовершенными существами и их воплями от их страданий и жалкой, бедственной мало сознательной жизни. Веленная обратится в ад. Потом, конечно, они достигнут совершенства и избавятся от страданий, но чего же это будет стоить! Разве нельзя избежать предварительных мук!

Некоторый, совершенно незаметный, процент их неизбежен, но зачем же подвергать им весь космос! Расселяясь же из триллионной доли планет, мы муки вселенной уменьшаем в триллионы раз и делаем их совершенно незаметными в общей картине вселенной. Мир мы погружаем в совершенство, разум, сознание и довольство.

Теперь уже атом не может попасть в несовершенное животное, ибо они составляют незаметный процент. Вероятность жить несовершенной мучительной жизнью — одна триллионная. Можно это и совсем не считать.

Итак, есть только безначальная, бесконечная, субъективно непрерывная, совершенная и счастливая жизнь.

А Земля!? Не есть ли она противоречие всему сказанному? Нет! Она одна из триллионой доли планет, обреченных на почетные муки самозарождения (автогонии) для достижения совершенства и пополнения вселенной высшей жизнью. Если бы ей суждено быть истребленной, то это совершилось бы ранее, когда она была заполнена совсем несознательной низшей жизнью. Теперь мы много страдали. Эти страдания не могут пропасть бесплодно. Этого не может допустить разум высших существ, царствующих во вселенной. Одно странно, каким образом на долю Земли выпала редкая миссия быть одной из биллионной доли планет, обреченных на мучительную автогонию. Явление маловероятное, но несомненное. В противном случае мы должны допустить и для большинства остальных планет такую же судьбу. Но это невозможно: одна (или несколько) из планет должна превзойти другие и опередить их по времени и силе. Она достигнет сознания, разума, технического могущества, размножается и рассеивается по всем мировым пустыням. Она, в силу своего высшего развития, не может допустить на других планетах бесплодных мук самозарождения, кроме ничтожного числа планет, необходимых для обновления падающей кое-где жизни. Если Земля, находящаяся в младенческом возрасте, мечтает о завоевании солнечных систем, то как же не осуществит этих мечтаний лучшая планета из многих биллионов их! Высший разум не может не господствовать во вселенной.

Одна из важнейших основ нашей жизни: научная уверенность в безначальной, бесконечной совершенной и счастливой посмертной жизни. Как будто все ничтожно на Земле в сравнении с этим. Не сделаем ли мы отсюда вывод: надо умереть, даже убить себя, чтобы скорее достигнуть счастья. Надо даже убивать других, истребить на Земле все живое…

Если мы так рассуждаем, то и все планеты могут рассуждать также. Что же тогда выйдет? Выйдет смерть; за смертью самозарождение, бессознательная мучительная жизнь животных, потом сознание и новое самоуничтожение в силу неверной логики. И так это будет повторяться без конца. Вселенная погрузится в ад. Вы может быть скажете, что одна Земля ничего не значит в бесконечном мире. Она пропадет, другие планеты выручат. Но можем ли мы быть уверенными в этом? Напротив, если мы так не поступим, а будем добиваться совершенства, то у нас явится надежда, что и другие планеты тоже будут искать совершенства. Положим, что я буду делать дурное, ссылаясь на то, что один я ничего не значу, что другие люди загладят сделанное мною зло. Разумно ли это? Ведь и все так могут рассуждать. Спокойствие души требует от меня полезной работы. Так и Земля не должна рассчитывать на хорошие качества других планет, а сама стремиться к полной зрелости.

У нас есть разум. Он нам говорит, что нам будет только тогда хорошо, когда во вселенной будут одни совершенные существа. В таком случае атом или его часть, попав в одно из этих существ, примет сознательную и счастливую жизнь. Напротив, если в космосе будут одни низшие существа, вроде животных, то атом может принять ощущения жизни только низшего качества. Он испытает страдания, свойственные жизни несознательных животных и диких людей.

Триллионная доля несовершенства неизбежна, но она же незаметна, ее как будто нет. При этом будет очень мало вероятия для страданий материи. Если не будет страданий в космосе, то никто не будет мучиться в беспредельной своей жизни. Личный интерес каждого состоит в том, чтобы во вселенной не было никаких страданий.

Пока мы можем уничтожать страдания и не допускать их только на Земле. Что же мы должны для этого делать? Прежде всего, все существа должны быть сознательными, т. е. должны понять, что жизнь надо направлять к уничтожению страданий и к совершенству. Для этого не должно быть животных и несовершенных людей, неспособных этого понять. Убивать их, разрушая тело или уничтожая его голодом, унижением нельзя, так как это погружает мир во зло. Значит надо заботиться о них, как о себе. Нужно только не давать им размножаться. Тогда, с течением времени, они незаметно и быстро исчезнут с Земли. Не будет ли это также мучением? Нет, потому что несовершенные будут иметь жен и лишь не будут иметь детей. Молодых сильных мужчин операция оскопления (очень легкая) уродует, женщины же последствия такой операции переносят легко. Они же избавляются от мук рождения, а мужья их от чувства сострадания к женам. Многие из последних даже мечтают не иметь детей. Бездетность браков будет как бы особой и незаслуженной милостью. У кого сильна потребность к материнству или отцовству, тот может удовлетворить их, взяв на воспитание сирот или ребят из многодетных семей. Можно заняться и педагогической деятельностью. Также поступают и с высшими животными. Низших, малочувствующих и вредных уничтожают без всяких церемоний.

Оставляя несовершенным свободу размножать, мы делаем зло, так как наполняем мир несчастными, которые будут проклинать родителей за свои муки.

Размножение и возможно быстрое есть вещь крайне важная. Только тогда человек будет господином Земли и хорошо устроится, когда население увеличится раз в 1000.

Усовершенствование и размножение: вот главное, на что мы должны обратить внимание. С одной стороны бездетность ослабляет прирост, с другой — поощрение к размножению лучших усиливает его. Надо, чтобы второе преобладало.

Мы должны оставить все внушенные нам правила морали и закона, если они вредят высшим целям. Все нам можно, но не все полезно. Вот основной закон новой морали. (Говорили это самое давно, да забыли.)

Сначала просто поощряются всячески обыкновенные браки любви. Для этого на содержание детей родителям выдается достаточная сумма или продукты. Многодетные матери всячески должны награждаться. Далее должно произвести опыты улучшения людской породы так. Отборные мужчины-производители, по согласию с женихами и их невестами, должны последних оплодотворить, т. е. зачатие должно производиться не женихами, а особыми производителями. Когда женщина забеременела, она может жить с женихом до рождения ребенка и нового зачатия (производителем), после чего муж опять вступает в союз с той же женой. Один хороший производитель таким образом, может в течение своей жизни оплодотворить тысячи жен. Таким способом плохие мужья будут иметь прелестных детей. Неужели они могут быть этим недовольны? Я проповедую "право первой ночи", но не с деспотической точки зрения, а с целью улучшения рода и притом без всякого насилия. Кто не хочет исполнять предложенного — и не нужно. Высшая степень сознания должна управлять поступками людей. Насилий не должно быть и следов. При этом условии все женщины будут драгоценны, даже плохенькие. Так получим первое поколение уже много высшее. Второе будет еще выше. (Так как качество матерей повысится от хороших производителей.), и т. д. пока все люди не обратятся в плодовитых красавцев, здоровых и умниц. Конечно, еще будет выше потомство, если и мужчины и женщины будут избранные. Но размножение так может замедлиться, а нам нужно как можно скорее заселить Землю. Возможно, разумеется, оплодотворение производить теми же оплодотворителями, но искусственно. Так избежим неловкое чувство ревности, зависти, или ложного унижения мужей. Это и экономнее в отношении расходования драгоценного материала, т. е. можно будет производить большее число оплодотворений.

Но на этом не остановятся цели искусственного подбора. Не только все хорошие качества человечества будут улучшаться, а плохие исчезать или умаляться, но должна удлиниться и жизнь и ослабиться способность к страданию.

Я старался указать путь, ведущий к совершенству вселенной, уничтожению страданий (в нескончаемой жизни) и достижению возможного счастья. Напирал я на главное: 1) заполнение Земли через обильное размножение, 2) искусственный подбор и 3) милосердие. Но это невозможно без ясного сознания. Как пробудить его во всем человечестве? Не заблуждаюсь ли я? Указываю ли на самое лучшее? Конечно, не я самый сведущий и самый умный на Земле. Его надо отыскать. Отыскать и других, ему подобных помощников. Они вернее вам укажут путь к счастью. Я скажу, как это сделать, а отысканный высший меня поправит. (Имею в виду объединенное человечество.)

Что страданий не должно быть — ясно для всех. Отсюда вытекают основные законы: 1) Никого не убивать. Род убийц прекращать, а самих их лишить возможности делать зло, не мстя им, а только ограничив их свободу, насколько это нужно для их безвредности. 2) Нельзя насиловать, т. е. делать с человеком что-нибудь против его желания, если сам он не насилует. Роды насильников также сокращать, а их самих лишить возможности делать насилие, ограничив их свободу, но не наказывая их (т. е. не мстя). 3) Полезные для человечества убийцы и насильники не лишаются рода, но ограничиваются в свободе, чтобы устранить истекающее из них зло. 4) Каждому человеку следует выделить приходящийся ему участок земли, равноценный для всех. Это необходимо для свободы и материальной независимости каждого. 5) Ненасильник может жить на ней, как ему нравится, не входя даже в состав каких-либо обществ. 6) Он совершенно свободен входить в состав обществ и выходить из них по желанию. 7) Необходимо соблюдение законов общества, в противном случае принявшие его или допустившие в общество могут исключить из него.

Трудно все это исполнить при теперешнем устройстве человечества. Милосердие стоит дорого. Страх наказания все же сдерживает многих. Отсутствие его увеличит число преступлений и борьба с ними не легка для слабого человечества. Не сразу войдет в жизнь принцип всепрощения. Надо указать, как всего этого достигнуть. Всеобщая нищета, непрерывный изнурительный труд, употребление ядов (опиум, спирт, кофе, чай) мало оставляют времени и сил для размышления и приобретения сознания. Прежде всего, надо их устранить. Возможно ли это? Возможно, когда распоряжаться Землей будут высшие избранные, по возможности, самые умные из всего человечества.

Сейчас на каждого человека приходится не менее 3 гектаров (десятин) или 30.000 кв. м земли в теплом райском климате, где нет зимы и вечное лето. Правда, эту землю сейчас победила буйная негодная растительность, сырость, вредные для человека животные, насекомые и убийственные бактерии. Земля эта сейчас почти необитаема и для жителей холодных и умеренных стран мало доступна и смертельна. Но кто мешает человечеству ее очистить от всех зол. Не сразу, не всю эту землю. Ведь человеку в тропическом климате для пропитания довольно 100–300 кв. метров почвы, засаженной бананами, корнеплодами или другими подходящими растениями. Культурной армии из миллионов людей такая работа вполне по силам. Один ничего не сделает. Окружающее его сильнее. Но миллионы, двигаясь полосою в тысячи верст, на расстоянии 1 м друг от друга, могут продвигаться в день на сотни метров, уничтожая все вредное и заселяя пространство культурными растениями: хлебами, фруктовыми деревьями, хлопчатником, сахарным тростником, корнеплодами и т. д. Эта область будет иметь уже сравнительно малую пограничную линию и ее легко уже защитить от вторжения неподходящего для человека элемента. Она может быть даже ограничена морями, реками, пустынями, которые совсем не опасны для культуры. Обработка 100–300 кв. метров уже культивированной земли для 1-го человека не поглотит его силы, не задавит. У него останется время для размышления и приобретения истинных и необходимых познаний. К тому же придет на помощь с севера промышленность с ее орудиями.

Спокойствие должно распространиться по всему человечеству. Каждый человек должен знать, что никакое насилие ему не угрожает, насильника же только ограничивают в свободе, чтобы помешать ему делать насилие, но не мстят ему и не наказывают его. При избытке времени, сил и продуктов — начала всепрощения осуществимы.

Земля есть общее достояние. Как же человек может быть голоден, если ему дают земли в 300 раз больше, чем нужно. Только тот, кто не хочет потрудиться несколько минут в день, не будет иметь пищи. Дети должны находиться на иждивении всего человечества, а не родителей. (Настолько, насколько применяется ограничение в деторождении.)

Армии труда не должны собираться насильственно. Насилия вообще не должно быть: ни со стороны общества, ни со стороны отдельных лиц. Если не считать насильников, которые одни подвергаются насилию и то с целью ограждения общества.

Как же мы выберем лучших? Все человечество мы делим на участки, каждый из которых имеет население, примерно в 100-1000 человек. Одни участки больше, другие меньше (по населению поселка). Очень много народу в участке не должно быть, потому что тогда люди не будут знать хорошо друг друга и правильные выборы невозможны. Очень мало людей — то же не годится, потому что не из кого будет выбирать и общественное устройство окажется чересчур сложным и дорогим.

В теплом климате, в деревнях, люди чаще сходятся и лучше друг друга знают. Там население участка может быть больше. Также в общежитиях. В городах, особенно, северных и больших люди меньше знают друг друга и потому тут участки должны быть меньше.

Города в современном их состоянии мало годны для выборов. Но с жизнью надо временно мириться. Что делать! И города делим на участки. Потом они изменят свой вид и будут удобны для взаимного изучения их жителей.

Итак, каждый участок выбирает несколько человек, которых он считает самыми умными, знающими и добросовестными. Часть избранных остается для управления участком, а другая отправится недалеко в особый центральный участок 2-го разряда, где такие же избранные. Этот второй участок может быть несколько больше участка примитивного, так как люди тут наблюдательнее и общение у них теснее. Понятно, что общество второго порядка будет очень много, хотя и меньше, чем число обществ 1-го порядка. Избранные из каждого участка 1-го порядка, положим, 6 человек, делятся пополам: 3 управляют участком, а 33 составляют высшее общество. Через некоторое время управляющие уходят в высшее общество, а бывшие в последнем занимаются управлением. Так обе части избранных непрерывно чередуются пока их не заменят другими избранными.

Может случиться у общества мало избранных, даже ни одного достойного. У других, напротив, их будет избыток. Тогда избыточные (кандидаты) отправляются туда, где их недостает. Повторяю — никаких насилий: избранные могут отказываться от своего назначения. Люди также могут не участвовать и в выборах. Если мы будем что делать, то только потому, что это нам полезно и мы это понимаем. Если мы, напр., учреждаем общество и повинуемся одному, то потому, что в единении сила и потому, что избранного мы считаем умнее себя. Все же в каждом обществе свои законы, которые должны исполняться. Неисполняющий перемещается в низшее общество. Цель периодического соединения выборных в одно общество состоит в том, чтобы дать им возможность взаимного изучения и возвышения среди подобных себе. Это и школа и познание друг друга. Только при этом условии возможны дальнейшие разумные выборы и отбор лучших. Если бы первые избранные были навсегда разрознены и виделись не надолго, то как бы они узнали друг друга и отобрали из своей среды достойнейших! Конечно, это устройство, переезд и учреждение поселков второго разряда потребует материальных жертв, но они не велики: живет ли выборный среди выборщиков или в особом обществе, все равно ему нужно помещение и хозяйство.

Как же живет 2-е общество. Там люди умнее, поэтому и живут они лучше. Они также выбирают группу лучших, делят ее пополам, одну часть оставляют для своего управления, а другую отсылают в общество 3-го порядка. Число обществ 3-го порядка еще меньше. Избранные также чередуются в управлении и общественной жизни, как и избранные в 1-м обществе. Недостаток числа избранных также возмещается выборными из других обществ. Понятно, что живут и эти еще лучше, еще теснее, дружнее, достигают большого во всех областях знания, техники и благосостояния. Даже в общество первого разряда вступают добровольно. Кто не хочет, живет отдельно, по своему желанию, на приходящемся ему участке земли. Дети живут при родителях, но могут вступать по желанию в члены первого общества (без выборных прав). Насилия недопустимы, конечно, и в среде отрубников. Члены из первого общества могут исключаться только за насилия и нарушение первых общественных законов. За насилие ограничивается свобода, за нарушение закона исключаются из общества на отдельную землю. Тут законы легче выполнять, они проще (не насилуй, и больше ничего).

Во втором и во всех высших обществах — то же самое, но судит и исключает не свое общество, а следующее низшее, где избирали виновного. Это очень важно. А то, ведь, может случиться так, что какое-либо высшее общество начнет исключать своих членов САМО и поставит себя в полную независимость от избравших. Это может совершенно развратить общество любого порядка.

В конце концов, каждый избранный находится В ПОСРЕДСТВЕННОЙ ЗАВИСИМОСТИ от низших обществ. Последние могут исключить прямо только членов 2-го общества. Но раз от них зависит состав членов 2-го разряда, то и 3-й разряд определяется в сущности первым. Также и 4-й и все остальные. Прямые выборы невозможны, так как не дадут лучшего из людей. Не могу же я выбирать из миллионов. Я не могу их всех узнать, даже никогда их не видал. Выбирать же по слухам и газетам очень рискованно. Многостепенность выборов необходима, чтобы отметить хоть мало-мальски порядочных людей. Если бы я, заурядный гражданин, даже мог знать ВСЕХ людей земли и то бы выбрал не лучшего, потому что оценка гения мне недоступна по моей ограниченности. Как я могу оценить Ньютона, Гаусса, Лейбница или Маркса! Толпа, вследствие своего непонимания, уничтожала великое, принимая его за преступное. Даже высшие общественные слои обыденных государств не могли верно ценить лучших людей и преследовали их, а иногда убивали. Толпа может отличить только немного лучших, чем она сама. Ей нужен управитель. Конечно, она не выберет дурака или злодея на свою голову. Поневоле придется выбирать лучше самого себя. Но, ведь, не может же она указать на гения. Она не даст ему истинной цены, но все же заметит и изберет, хотя и оценит в пятачок. Второе общество способнее и знающее. Есть шансы, что оно отметит еще более высоких людей. И таким образом, если мы не доберемся сразу до самых лучших, то все же получим возможно хороших и знающих. Они не могут развратиться, так как сами зависят во всякое время от низших обществ и потому, при падении, могут быть извергнутыми. Выбор или невыбор не составят никакого горя человеку или его семейству. Ибо во всяком обществе он член и имеет работу и средства пропитания. Страдает немного самолюбие. Но никто не мешает забалатированному опять добиться прежнего положения. Если же не в силах соблюдать даже простые законы 1-го общества, то уходит на отруба и живет независимо.

Все указанное относится к одному полу, напр., к миру мужчин, достигших сознания. Каждое общество состоит, приблизительно, из одинакового числа мужчин и женщин. Между зрелыми заключены, по взаимному согласию, браки. Оба пола, насколько желательно, имеют общение, не говоря уже про обычное общение мужа и жены. Но выборы мужчин совершаются особо, мужчинами же. Также и выборы женщин. Этого требует беспристрастие, иначе будут выбирать за половую привлекательность. Мужская часть управляется мужчинами, а женская выборными ими же женщинами. Но ведь оба пола имеют общение. Возможны столкновения. Как же судить их? Тут суд может состоять из равного числа мужчин и женщин. Обвинение возможно только при большинстве обвиняющих. Если же обвинение спорно, то суд переносится в высшее общество. Законы мужские постановляются избранными мужчинами. Законы, относящиеся к женщинам, утверждаются советом избранных женщин. Законы, определяющие отношения полов, — равным числом избранных мужчин и женщин. Чтобы новый закон был принят, нужно большинство принявших, напр., 70, 80, 100 % всех голосующих. Избранные обществами 3-го порядка составляют общества 4-го порядка, которые половину времени живут среди избранных, а половину в высших обществах, как описано. В конце концов получится одно верховное общество со своим советом, который управляет этим обществом. Заурядные же члены верховного общества 20 в чем, то управляют следующими высшими обществами, заменяют другими выборными членами. Чем же отличаются общества разных разрядов? Вот эти отличия.

1. Индивидуализм (совершенство личное, своенравие) тем выше, чем разряд ниже. Односторонние гении возможны среди преступников, отрубников и членов низших обществ.

2. Общественные качества тем выше, чем выше разряд общества. Также с высотою разряда возрастает и общая ценность человека. Цена существа измеряется произведением его здоровья на ум, на истинное познание (или понимание вселенной) и на согласованность этого познания с делами. Ум может быть обширен во всех областях, кроме высшей (мой "Монизм"). Ум может быть даже во всех областях высок, но низкие животные страсти сильнее, и его оттесняют. Это ум индивидуальный. Место таких людей среди отрубников и колоний с ограниченной свободой. Понятнее можно высказаться так: цена человека выражается произведением здоровья, обширности ума (или количества его) и верности его (Монизм). Еще так: здоровья всего существа, количества познаний, качества их и согласованности мыслей и слоев с делами. Еще и так: крепости, знания, уменья и милосердия. Ибо вера в необходимость милосердия есть результат истинного знания. Если здоровье плохо и не дает работать или жизнь угасает тотчас после расцвета сил, то что толку в таком существе: произведение четырех величин будет нуль, несмотря на обилие трех других. Если ум чересчур слаб (как у овцы), то и в таком человеке мало толку, несмотря на его милосердие и хорошее здоровье: произведение опять обращается в нуль. Если, наконец, познание громадное, но одностороннее и подавляется животными страстями, то и такой человек для общества тем опаснее, чем больше у него специальных познаний. Несколько странный вывод. Но вспомним, что мы делаем часто не то, что нам повелевает разум и совесть. Низкие страсти сильнее. Такое существо может быть полезно только при ограничении его свободы. Так вот можно сказать, что цена человека растет по мере приближения его к высшим обществам. Хорошие индивидуальные качества в них совмещаются с превосходными социальными свойствами. Но нельзя сказать, что индивидуализм преобладает в самой высшей ячейке.

3. Число членов общества растет с повышением его разряда. Это будет понятно из дальнейшего.

4. Возрастает сложность его устройства. Напр., фабричная промышленность растет от кустарного состояния до очень сложных фабрик с огромным числом работников. Но везде используются силы природы. В низших обществах, главным образом, силы ветра, в средних — ручьев, реченек и рек, в высших к этому еще прибавляются водопады. Везде используют солнечную энергию и минеральное топливо. В первых обществах очень примитивные суды, школы и больницы. Учение недолго и не обширно, но более способные поступают в школу высшую, находящуюся в обществе 2-го разряда. Так школы постепенно усложняются с высотою разряда. Но ученики через это еще не становятся членами высших обществ. Также маленькие и частые болезни большинства лечатся в первом обществе, более трудные и редкие — в больнице второго общества, и т. д. Простые продукты и легкий ремонт одежд, орудий и машин производятся в низшем обществе. Но редкие продукты и трудный ремонт ему не по силам и они получаются в высших обществах. Иногда суд бывает спорным. В таком случае он переносится выше. Значит, сложность суда возрастает с разрядом общества. Также более тяжкие и редкие преступления судятся в высших обществах. Вообще, чем ужаснее и реже преступление, тем разряд суда и общества, где он находится, выше.

5. Возрастает общение или коммунистические начала. Чувство собственности ограничивается все более и более. На высоте все почти делается общим. В первом обществе играет большую роль золото (как средство обмена), во втором — менее, а в высшем его совсем нет. (Оно употребляется только как материал для вещей всякого рода.)

6. Возрастает сложность орудий, машин и путей сообщения. Также продуктивность труда, благосостояние, строгость законов.

7. Процент преступности ослабляется.

8. В низшем обществе обычное отношение к животным. Во втором обществе пользуются только молоком коров и силою рабочих животных, но не убивают их ради выгоды, или за негодностью. Понятно, что число животных, при таких условиях, по необходимости будет сокращаться. В третьем обществе используют только кур, гусей, уток, индюшек, рыб, вообще менее страдающих низших существ. В четвертой ячейке животных еще меньше, в последней их совсем нет. Все это, конечно, только примерно. В обществах тропического климата в особенности легко обходятся без животных.

9. В низших обществах страх наказания еще сохраняется, в высших только изолировка и лишение потомства.

10. Размножение искусственно усиливается в высших обществах, для чего прибегают ко всевозможным научным способам. Напротив, в низших обществах оно намеренно ослабляется, а также и естественно — в виду худших материальных условий. Но вследствие пустынности Земли, этот закон в начале действует очень слабо. Только с переполнением Земли он выполняется все строже и строже.

11. Все общества свободы, но в границах закона. Каждый отдельный член — тем более. Он может опуститься вниз, в любое низшее общество, даже в отрубники, если не желает подчиняться общественным установлениям. Только подниматься можно лишь по выбору.

12. Брачные права, т. е. основа брака, также тем более суживаются, чем выше ячейка. Всего свободнее брак в низших обществах. Там самый обширный и выбор. В высших обществах брак ограничивается несколькими высшими разрядами. Напр., член 6-го общества может вступить в брак лишь с женщинами того же или 5-го разряда. Выбор очень ограничен. Но если член не хочет подчиниться этому закону, то может вступить в низшее общество, которое дает ему право желаемого брака. Цель этого закона — улучшение родов. Я не решаюсь тут говорить о других вполне разумных и прекрасных средствах быстрого улучшения рода в виду неподготовленности читателя.

13. Совет усложняется с высотою ячейки. И число членов его возрастает.

14. Чем выше общество, тем законы, создаваемые им важнее и играют более значительную роль. Они и сложнее.

Низшие общества создают частные, местные, незначительные законы, не противоречащие, однако основному: насилие только насильнику. Но и всякий закон не должны нарушать. Принцип свободы для ненарушающих его, т. е. для ненасильников. Рождение без разрешения общества относится к насилию, так как неудачно рождающиеся несчастные дети говорят родителям: "Зачем вы нас произвели на муку!"

Дополнительные общественные законы, собственно, есть насилие над самим собою, добровольное насилие каждого члена над собою, ради взаимных выгод. Но оно не обязательно, так как выход из каждого общества на отруба совершенно свободен. Насилие над собою не принято называть насилием. Говоря о насилии, мы подразумеваем насилие над другими.

УСТРОЙСТВО МИРА ЖЕНЩИН. УСТРОЙСТВО МИРА МУЖЧИН

КАК ЖЕ УСТРАИВАЮТСЯ ВСЕ ЭТИ ОБЩЕСТВА? Несколько выборных, поочередно, правят обществом (ячейкой). Обязанности правителя: распределение работ, утверждение и запись браков, ведение статистики, суд, исполнение своих или советских постановлений посредством выборной стражи. Она всегда должна быть наготове и по сигналу являться для исполнения судебного постановления. Суд совершается собранием всех выборных (и кандидатов). Нарушение общественных законов карается временным исключением из высшего общества в низшие или на отруба. Насилие карается ограничением свободы настолько, чтобы лишить насильника возможности продолжать свои преступления. Это ограничение не имеет характера мести, а есть только ограждение общества. Для насильников существуют особые колонии под надзором правоспособных. Для убийц одни колонии — из убийц, для драчунов другие — из драчунов, для лгунов — третьи и т. д. Производство и употребление всякого рода военных орудий воспрещается. Даже стража их не имеет, если нет их у преступника. Распри между членами общества прекращаются небольшой дружиной этого же общества. Ссоры и драки между обществами первого разряда подавляются ближайшим обществом второго разряда. Для этого оно вызывает роту, состоящую из части — стражи окружающих обществ 1-го разряда. Также ликвидируется борьба между волостями, уездами, губерниями, округами и государствами. Есть соответствующие дружины, вызываемые по надобности: батальоны — из волостей, полки — из уездов, дивизии — из губерний, корпуса — из округов, армии — из всего человечества для подавления междоусобиц между округами. Вооружение запрещено, но страсти могут разгореться и люди прибегнут к оружию. Но его нет. Оно несовершенно и не обильно. Когда-то его приготовят и усовершенствуют! В результате меньше жертв. При замирении, все заготовленные на скорую руку орудия истребления уничтожаются. Поселок со своими выборными мы называем деревней или селом. Ряд соседних сел, выборные которых составляют одно общество второго порядка, назовем волостью. Несколько обществ второго порядка, выборные которых образуют ячейку 3-го порядка, составляет уезд, а самая ячейка есть уездный поселок. Так из уездов образуются губернии и губернские ячейки, из губерний — округа с их окружными поселками, из округов все земное население с единой высшей ячейкой и ее выборным высшим советом. Столица мира, если так назовем высшую ячейку, по населению, не будет чрезмерно отличаться от низших ячеек. Старые города и столицы будут рассасываться, покидаться и гнить. Огромные же скопления народа и новые большие города особого и разнообразного устройства будут вызваны к жизни сложными фабричными производствами, требующими особых сооружений и большего числа рабочих. Иных городов не будет. Население в них будет переменное. Работают отбывающие трудовую повинность, свойственную обществам, но не обязательную. Не хочешь — можешь уйти на отруба. Устройство общественное в этих скоплениях такое же, как в других местах. Основа его: свобода, выборное начало и многостепенность выборов. При настоящей численности земного населения достаточно обществ или ячеек 6-ти разных сортов. Столько же и окажется земель семи размеров: сельский поселок с его землей, волость из сел с ее центральным поселком, или обществом второго разряда, уезд с его волостями и ячейкой третьего разряда, губерния с уездами и губернским поселком в центре, округ с губерниями и главным окружным поселком, и, наконец, вся земля с округами и одним высшим поселком. Напр., губерния состоит из ячеек первого, второго, третьего и одной ячейки четвертого порядка. Число деревенских поселков и их земель громадно, волостей меньше, уездов еще меньше и т. д. Деревня находится в ведении своих выборных. Порядки волости наблюдаются советом волостных выборных, живущих в волостном поселке, надзор за уездом — в ведении уездных выборных, живущих в уездном городке и т. д. Весь земной шар находится в ведении выборных высшей ячейки, которая сама составляется из выборных от округов. Председатели будут: сельские, волостные, уездные, губернские, окружные и высшие над всей Землей. Войска (по возможности, без оружия) также шести сортов: деревенская стража, волостная и т. д. Все созываются только по надобности, когда начинается борьба между отдельными лицами, группами или обществами и когда эту борьбу нельзя остановить словом, или талантливою речью. Основные законы таковы: 1) Отсутствие всякого насилия и принуждения для лиц не делающих насилия. 2) Право насилия над насильниками, но не с целью мести или наказания, а с целью ограждения обществ от зла. Средством для этого может служить только изолировка и лишение потомства. 3) Право каждого на участок земли одной и той же ценности для всех людей. Участки разбиваются по желанию. Если же на какой участок много желающих, то он тогда уменьшается до тех пор, пока число желающих не будет обычно. 4) Общества 1-го разряда создают сами для себя особые дополнительные законы, выгодные и необходимые для них, но ограничивающие их свободу, пока они ХОТЯТ состоять членами этого общества. 5) Но эти законы не одинаковы для всех обществ 1-го разряда. 6) Также создаются более сложные законы общества 2-го разряда для самих себя. Они также могут быть не сходны. 7) Без дополнительных законов живут отрубники. 8) Законы для колоний насильников составляются правоспособными. 9) Также законы, определяющие отношение людей к животным (пока последние существуют). 9) Особого рода законы для разного рода несчастных, калек, слепых, глухих и т. д. Они сами их составляют. 10) Но ни один закон для правоспособных не должен нарушать основные законы. Ограничение же свободы в обществах добровольное. Каждый может опускаться до отрубников, где он пользуется полной свободой.

КАКИЕ ЖЕ ВЫГОДЫ ИМЕЕТ ЭТО ОБЩЕСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО?

Меня никто не может тронуть, заставить что-нибудь делать, говорить неправду, совершать зло. Я обеспечен клочком земли в теплом, жарком или суровом климате, по моему желанию. Если мне этого мало, а вступаю в общество 1-го разряда и несколько ограничиваю сам свою свободу. Зато все преимущества общества дают мне лучшую жизнь: хорошие орудия, лучшее питание, удобное жилище, медицинскую помощь, скорый суд, безопасность от насильников, лучший выбор жены, больше свободного времени, больше знания, больше впечатлений и т. д. Если мне и этого мало, я лезу из кожи, стараясь хорошими общественными и индивидуальными качествами заслужить благодарность общества. Оно избирает меня в члены совета и я половину времени провожу в обществе 2-го порядка, где еще более стесняется свобода, но все выгоды, указанные для 1-го общества, еще усиливаются. Итак, я иду вперед, насколько хватит сил, терпения и уменья. Всякий человек, если он того стоит, может попасть в верховное общество и даже сделаться его президентом. Устал, не выдержал, спустят вниз. Но опять это не беда — можно отдохнуть. Высший председатель служит примером и учителем своей ячейки и всей Земли. Областной президент — тоже для своей области и т. д. Ни один талант не может скрыться. Его выдвигают сначала в низшей ячейке, исходя из должной оценки, потом дальше и он может дойти даже до верхнего общества и там оценен. Но талант еще не дает права на управление и место в высших обществах. Он только используется и награждается. Мудрость обществ и их знания с течением времени непрерывно растут и выборы все вернее и вернее. Благосостояние непрерывно увеличивается вследствие распространения знания, применения орудий, возрастания населения и господства над сушей, водой и воздухом. Также благодаря брачным законам, улучшается качество людей. Свойства высшей ячейки, по истечении лет, становятся свойствами низших. В особенности, когда земля наполнится людьми до благоразумного предела. Тогда будут быстро расти добрые качества людей без увеличения числа особей. Высота низших ячеек превзойдет СТАРИННУЮ высоту ячеек высших. Но одновременно, конечно, равенства быть не может. На то и существуют выборы. Не может ли развратиться высшее общество и дать, напр., монархию, или что-нибудь подобное* Законы этого не допустят. Только люди должны их помнить и не уступать своих выборных прав. Положим, что члены высшего общества проявляют деспотизм и уклонение от законов. Но ведь они половину времени проводят в округах, занимаясь их управлением. Деспотизм этот они проявят и в округах (собственно в окружных поселках). Там их, при первых выборах, забаллотируют (прокатят на вороных) и изберут для своего управления достойных. Они, спустя период управления, и попадут в высшее общество. Также и ни в одном обществе не может остаться негодный член, так как он, по очереди, попадает временами к своим избирателям, которые, испытав его негодность на своей шее, при перевыборах, проваливают его, и он попадает в рядовые. Отсюда он может еще невольно спуститься, если того заслуживает. Действительно, закон принуждает его проводить половину времени в управлении низшим обществом, которое его избрало давно. Тут его деспотические свойства не понравятся, его не выберут, и он сделается рядовым низшего общества. Так его негодность или развращенность может его довести до последнего общества, а оттуда на отруба. В случае же проявления им насилия, он судится и попадает в колонии преступников. Итак, при строгом соблюдении основных прав выбора, достойного подымут вверх, а испортившегося столкнут вниз. Только люди должны помнить и исполнять следующие законы. 1) ИЗБРАННЫЙ МОЖЕТ БЫТЬ ИЗГНАН ИЗ ОБЩЕСТВА ТОЛЬКО СВОИМИ ИЗБИРАТЕЛЯМИ ИЗ НИЗШЕГО ОБЩЕСТВА. 2) ИЗБРАННЫЙ ДОЛЖЕН ПРОВОДИТЬ ПОЛОВИНУ ВРЕМЕНИ СРЕДИ СВОИХ ИЗБИРАТЕЛЕЙ В КАЧЕСТВЕ ОДНОГО ИЗ УПРАВИТЕЛЕЙ, ИЛИ ЧЛЕНА СОВЕТА. 3) ДРУГУЮ ЖЕ ПОЛОВИНУ ДОЛЖЕН ПРОВОДИТЬ В СООБЩЕСТВЕ СЕБЕ ПОДОБНЫХ ТОВАРИЩЕЙ, ИНАЧЕ НЕ БУДЕТ УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ И ДАЛЬНЕЙШЕГО ОТБОРА. Без просвещения каждого человека, без твердого сознания каждым важности законов, нельзя и устраивать общество, как показано. Перечислим еще преимущества предлагаемого общественного устройства. 1) Каждое избрание вполне сознательно — из людей нам хорошо известных. 2) Общество каждого разряда не может развратиться, так как исключение его членов зависит не от него, а от избравших низших обществ, которые сами терпят от дурно избранного. 3) В результате каждый избранный до самого верха зависит от народа: вернее, находится в посредственной зависимости от него. 4) Каждый человек любого общества может попасть и вверх и вниз на любую высоту сообразно своим достоинствам и поступкам. 5) Улучшается порода людей, так как браки заключаются между членами приблизительно равных обществ, причем в деторождении высшие имеют преимущества. 6) Устройство это имеет способность самоулучшения и невольного приближения к совершенству. Именно, свойства высших обществ понемногу распространяются на низшие. Последние достигают не только высших нравственных и умственных качеств, но великолепного материального положения. Трудно понять наивыгоднейшее устройство общества. Я делаю попытки объяснить его с 1916 г. ("Горе и Гений"). Их много. Нужно издать все рукописи и прочитать изданное. Тогда придет понимание. Кроме того, я непрерывно делаю вычисления. Теперь они более совершенны и их также нужно обнародовать вместе с таблицами.

1928