science Феликс Зигель Разум и звезды ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 03:11:17 2007 1.0

Зигель Феликс

Разум и звезды

НАУКА НА ГРАНИ ФАНТАСТИКИ

ФЕЛИКС ЗИГЕЛЬ

Разум и звезды

В 1981 году произошли три знаменательных события. В издательстве "Наука" был опубликован сборник "Проблема поиска внеземных цивилизаций". Традиционные сентябрьские чтения К. Э. Циолковского в Калуге ознаменовались проведением второго специального совещания по проблеме внеземных цивилизаций (ВЦ). И, наконец, в декабре того же года в Таллине состоялся Всесоюзный симпозиум "Поиск разумной жизни во вселенной", в котором принял участие и ряд иностранных специалистов.

Естественно, что происшедшее заставило несколько поновому оценить роль и место разума в космосе. Своими раздумьями по этому поводу автор и решил поделиться с читателями.

От ощущения к сознанию

Один известный французский антрополог назвал человека "эволюцией, осознавшей себя". И в самом деле, с той высоты, на которую возвела человека биологическая эволюция, его разум способен правильно осознать свое место не только на Земле, но и во вселенной.

Прежде всего мы, люди, не случайное порождение природных сил. К разуму изначала тяготела вся земная природа.

Более того - в самой сущности материи заложено свойство отражения объективного мира, легко различимое на всех ступенях эволюционной лестницы. Сначала еле заметное и скорее лишь подозреваемое, отражение с ростом организации становится явным и достигает зримого совершенства в человеке.

Сознание в истории Земли появилось небеспричинно, не из "ничего", а значит, и не неожиданно. Оно увенчало, как итог, всю предшествующую эволюцию мира, как органическую, так и неорганическую. Великий акт появления человека не случайность, а неизбежный в земных условиях результат непрерывного совершенствования живого вещества. Все шло к тому, что и случилось, - к появлению мысли.

"...В ясно выраженной форме, - писал В. И. Ленин, - ощущение связано только с высшими формами материи (органическая материя), и "в фундаменте самого здания материи" можно лишь предполагать существование способности, сходной с ощущением".

И еще: "...Логично предположить, что вся материя обладает свойством, по существу родственным с ощущением, свойством отражения" [Л е н и н В. И. Поли. собр. соч., т. 18, с. 39-40, 91. ].

Действительно, все предметы и явления окружающего нас мира находятся во взаимосвязи и взаимодействии. Но "отражение" в философском смысле этого термина и есть проявление этой взаимосвязи, изменение одного тела, вызванное другим. Иначе говоря, отражение - это "след" взаимодействия или взаимосвязи предметов и явлений.

След на проселочной дороге от протектора автомашины - это простейший пример механического "отражения". Отклонение стрелки компаса под действием магнита - "отражение" воздействия магнитных полей. Наконец, обычное отражение предмета в зеркале - это также пример философского "отражения", поясняющий, кстати сказать, и происхождение этого термина.

Высшие формы отражения связаны с жизнью. Как известно, всем живым существам присуща раздражимость - элементарная форма отражения. Она выражается в той или иной реакции живых существ на внешние раздражители (свет, колебания, температуры и т. п.).

Организм, воспринимая внешние раздражения, делает окружающий мир своим достоянием, тем самым внешнее для него становится "внутренним". Реагируя же на внешнюю среду, организм "внутренне" снова переходит во внешнее.

Раздражимость свойственна даже микроорганизмам. Так, например, пурпурные бактерии, освещенные пучком света, скапливаются в световом кружке, который для них играет роль световой ловушки. Легко вызвать раздражимость инфузорий, воздействуя на них некоторыми химическими веществами. Общеизвестны и реакции растений на внешние раздражители: вспомните, например, движение подсолнухов вслед за солнцем.

На более высоком уровне организации раздражимость живых существ переходит в чувствительность - способность отражать отдельные свойства вещей в форме ощущений.

С зарождением нервной системы живые организмы приобретают способность восприятия, то есть отражения, целостного образа ситуации. Появляются элементы психики как функции нервной системы, с помощью которой отражение внешнего мира становится целостным и достаточно полным.

Эволюция органического мира выражается, в частности, в совершенствовании форм отражения объективного мира. С момента появления ясно выраженной нервной системы (например, у позвоночных) рост и усложнение психики животных могут быть прослежены на прогрессивной эволюции нервной системы.

В 1851 году американский биолог Д. Дана (1813-1895 гг.) назвал подмеченную им прогрессивную эволюцию мозга у позвоночных "цефализацией", но сам воздержался от каких-либо объяснений этого факта. На "принцип Дана" не обратили внимания ни Ч. Дарвин, ни его ближайшие последователи. Между тем факт цефализации имеет немалое значение. В нем выражается предыстория сознания, его эволюционные, биологические предпосылки.

"Обобщение Дана, - писал В. И. Вернадский, - заключается в следующем: в эволюционном процессе мы имеем в ходе геологического времени направленность. Нет ни одного случая, чтобы появился перерыв и чтобы существовало время, когда добытые этим процессом сложность и сила центральной нервной системы были потеряны и появлялся геологический период, геологическая система с меньшим, чем в предыдущем периоде, совершенством центральной нервной системы"[ Вернадский В. П. Химическое строение биосферы Земли и ее окружения. М., "Наука", 1965, с. 193. ]. Но следует оговорить, что этот принцип оправдывается лишь на переломных этапах развития живого, а непрерывно прослеживается лишь на той ветви приматов, которая дала человека. Так, среди человекоподобных обезьян наиболее развитыми были крупные австралопитеки, но они все вымерли, а менее развитые гориллы и шимпанзе существуют до сих пор.

При всей сложности психики высших животных в ней отсутствуют понятия характерная черта сознания. Нет и самосознания, самооценки, присущей человеческому разуму. Зато сильно развито бессознательное - инстинкты. Когда же и как из бессознательного родилось сознание, когда на Земле впервые засветилась мысль?

О происхождении человека написано множество книг, и здесь нет нужды останавливаться на этой интереснейшей теме.

Подчеркнем, однако, два важных обстоятельства.

В постепенном становлении человека наблюдается прогрессивное развитие центральной нервной системы, ее постепенное усложнение - верный признак совершенствования психики.

Второе не менее важное обстоятельство - ускорение эволюционного процесса. От появления первых млекопитающих до ответвления от них гоминид прошли сотни миллионов лет.

Спустя еще примерно 10 миллионов лет появились австралопитеки. От них до первых питекантропов протекло еще около 4 миллионов лет. Переход от питекантропа к неандертальцу занял уже всего несколько сот тысяч лет, а спустя сотню тысяч лет на Земле появился "человек разумный".

Это было не просто появление нового вида. Произошел великий качественный скачок в истории Земли. Возник не просто человек, а человеческое общество. Началась человеческая история, объясняемая своими, особыми социальными законами.

Итак, разум на Земле - закономерный результат эволюции биосферы. Снова подчеркнем - тут действовала не случайность, а закон, основанный на эволюции отражения - коренного, неотъемлемого свойства материи.

Но если это так, то в принципе мы вправе ожидать, что подобный ход саморазвития материи реализуется и в других местах космоса, по крайней мере в тех из них, где сложилась земноподобная обстановка.

Сколько земноподобных планет во вселенной?

Американский астроном С. Доул [Д о у л С. Планеты для людей. М., "Наука", 197]попробовал оценить возможное число земноподобных планет в ближайших окрестностях Солнца, то есть внутри сферы с центром в Солнце и радиусом 55 световых лет. В масштабах Галактики выбранный участок совсем невелик, и нет никаких оснований считать этот район нашей звездной системы каким-то особенным, непохожим на другие. Следовательно, то, что верно для окрестностей Солнца, скорее всего типично и для всей Галактики, за исключением, быть может, ее ядра. В выделенной таким образом окрестности Солнца находится около тысячи звезд.

В ходе своих исследований С. Доул решил три вопроса: 1. Каким условиям должны удовлетворять планеты для того, чтобы на них могли жить люди без специальных защитных средств типа скафандров и других?

2. Сколько таких земноподобных планет есть в Галактике?

3. Какова вероятность встретить обитаемые земноподобные планеты в ближайших окрестностях Солнца?

Подробности соответствующих расчетов можно найти в книге С. Доула. Здесь же мы лишь кратко перечислим выводы, к которым он пришел, и назовем некоторые из соседних звезд, вокруг которых могут быть обитаемые земноподобные планеты. Снова подчеркнем, что речь пойдет о "планетах для людей", а это, конечно, резко снижает количество кандидатов в обитаемые миры и указывает лишь нижний предел населенности нашей Галактики. Основные признаки земноподобной планеты таковы: масса ее не должна быть меньше 0,4 массы Земли, так как иначе вокруг планеты не образуется и не удержится пригодная для дыхания атмосфера. Верхний предел возможной массы составляет 2,35 массы Земли, так как более массивная планета создает на своей поверхности тяжесть, непереносимую для людей.

Сутки на планете не должны превышать четырех земных суток, что гарантирует ее обитателей от нестерпимой жары днем и крайне низких температур ночью. Возраст звезды (а стало быть, и планеты) предполагается достаточно солидным, большим 3 миллиардов лет, что необходимо для весьма длительной эволюции органического мира.

Для нормальной освещенности планеты важны и наклон ее оси вращения к плоскости орбиты и эксцентриситет этой орбиты. Ось вращения не должна лежать, как у Урана, в плоскости орбиты, а образовывать с ней угол, не меньший 20 градусов. Орбита же должна быть близка к круговой (эксцентриситет меньше 0,2).

Высокие требования предъявляются и к звезде, обладающей земноподобными планетами. Ее масса может заключаться лишь в пределах от 0,72 до 1,43 массы Солнца. Для звезд большей массы продолжительность стабильности излучения (важнейшее условие эволюции!) становится значительно меньше 3 миллиардов лет. Звезды же с массой, меньшей 0,72 массы Солнца, создают недостаточную для жизни освещенность планеты. Заметим: если земноподобная планета обращается в системе двойной звезды, то эти звезды должны или находиться совсем рядом друг с другом и действовать почти как одно тело, либо, наоборот, находиться друг от друга очень далеко и тогда планета должна находиться поблизости от одной из звезд. Если все перечисленные условия соблюдены, то вероятность того, что планета окажется пригодной для людей, весьма велика.

Произведя расчеты, Доул пришел к выводу, что из ста ближайших к нам звезд, расположенных ближе 22 световых лет, 43 звезды могли бы обладать земноподобными планетами.

Из этих 43 звезд Доул выбрал 14 наиболее перспективных "кандидатов", среди которых, кстати сказать, есть и альфа Центавра, ближайшая из звезд!

Вероятность того, что по крайней мере вокруг какой-нибудь из 14 избранных звезд есть земноподобная планета, составляет 43 шанса против ста (вероятность 0,43, или 43 процента). Познакомимся с некоторыми из перечисленных перспективных звезд.

Ближайшую к нам звезду альфу Центавра с территории нашей страны, к сожалению, увидеть нельзя. Она доступна для наблюдения лишь тем обитателям Земли, которые живут южнее 30-го градуса северной широты.

Расстояние до альфы Центавра (которая, кстати, имеет наименование Толиман) равно 4,3 светового года, чему соответствует 41250000000000 километров. Альфа Центавра - тройная звезда. Главная желтая звезда, очень похожая на Солнце, имеет яркий оранжевый спутник, по светимости втрое уступающий нашему дневному светилу. Период обращения в этой двойной системе близок к 80 годам. Третий компонент - звезда Проксима (то есть "Ближайшая") Центавра и в самом деле на 360 биллионов километров ближе к нам, чем главная желтая солнцеподобная звезда. Проксима Центавра - холодный красный карлик, испускающий света в 20009 раз меньше, чем Солнце. Период обращения Проксимы вокруг общего центра тяжести тройной системы альфа Центавра весьма велик и уж во всяком случае не меньше нескольких тысяч лет.

Есть ли какие-нибудь шансы за то, что вокруг этих трех ближайших звезд обращаются обитаемые планеты? В отношении Проксимы Центавра ответ должен быть, по-видимому, отрицательным. Эта звезда слишком мала и холодна, чтобы быть, подобно нашему Солнцу, источником жизни. К тому же она принадлежит к классу вспыхивающих звезд, а резкие колебания излучения вредоносны для живых организмов.

Другое дело главные компоненты тройной системы альфа Центавра, обозначаемые А и В. Доул рассчитал для этих звезд размеры их экосфер, то есть. областей, пригодных для земноподобной жизни. Оказалось, что для обоих компонентов А и В радиусы их экосфер (в пределах которых могут существовать устойчивые планетные орбиты) соответственно равны 2,68 а. е. и 2,34 а. е. [а. е. - астрономическая единица расстояния, равная 150 миллионам километров. ]. Вероятность же того, что вокруг этих звезд есть обитаемые земноподобные планеты, по Доулу, близка к 0,05, Иначе говоря, есть один шанс против десяти, что ближайшая к нам тройная звезда окружена обитаемыми планетами!

В отличие от альфа Центавра оранжевую звезду 4-й звездной величины эпсилон Эридана можно увидеть из любой точки земного шара. Расстояние до нее близко к 11 световым годам, а масса ее на 20 процентов уступает массе Солнца. Вероятность того, что вокруг этой одиночной звезды кружится земноподобная планета, составляет всего 3,3 процента.

Звезда тау Кита часто упоминается в астрономической литературе, так как именно с нее (и эпсилон Эридана) в 1960 году началось "прослушивание" космоса с целью уловить радиопередачи далеких инопланетян. Тау Кита, отстоящая от нас на 12 световых лет, чуть уступает Солнцу и в размерах и в температуре. Хотя вероятность найти в ее окрестностях земноподобную планету не превосходит 3,6 процента, в течение нескольких лет радиотелескопы пытались поймать радиосигналы от тау Кита. К сожалению, первые попытки установить радиосвязь с инопланетянами окончились пока безрезультатно.

По расчетам С. Доула, в нашей Галактике существует 600-700 миллионов звезд с планетами, пригодными для жизни человека. Среднее расстояние между такими звездами составляет 24 световых года, а вероятность того, повторяем, что самая близкая из звезд имеет хотя бы одну "планету для людей", равно 10 процентам.

Все эти результаты, на наш взгляд, вселяют оптимизм. Ведь Доул искал "планеты для людей", тогда как жизнь наверняка может существовать в гораздо более широких границах. Это утверждение верно для белковых форм жизни, не говоря уже о гипотетических небелковых организмах, основанных не на углероде, а на других химических элементах. Жизнь - явление очень упорное, способное к существованию в самых "неудобных", по человеческим меркам, условиях. В наблюдаемой нами части вселенной есть более 10 миллиардов галактик, каждая из которых содержит в среднем более 10 миллиардов звезд. Трудно поверить, что только наша заурядная звезда Солнце, принадлежащая к одной из обычных галактик, обладает уникальнейшей особенностью - обитаемой планетой!

По недавно проведенным подсчетам, скорость звездообразования в Галактике составляет 20 звезд в год, из которых половина должна обладать планетами. Из этих планет, по крайней мере на одной.из них, возникают условия, пригодные для обитания. Если считать, что гибель всякой цивилизации вовсе не является фатальным концом ее технического развития, количество внеземных цивилизаций, существующих одновременно с нами в Галактике, может измеряться многими миллиардами!

Возможны ли межзвездные перелеты?

Несложные подсчеты показывают, что при постоянном ускорении, равном ускорению земной силы тяжести (9,8 м/с2), звездолет доберется до центра нашей Галактики всего за 20 лет (считаемых по времени внутри корабля). Если же втрое увеличить его ускорение, до Туманности Андромеды, соседней к нам звездной системы, удастся добраться всего за один год!

Расчеты эти и в самом деле головокружительны. А от "головокружения" нередко забывали и о цели таких сверхдальних перелетов - ведь за время путешествия к Туманности Андромеды и обратно на Земле по земным часам пройдет не год, а три миллиона лет! Есть ли тогда смысл возвращаться в отчий дом? Да и кому нужны сведения, добытые путешественниками три миллиона лет назад?

Постепенно пыл угас. Все больше и больше стало появляться работ, доказывающих, что полеты к звездам принципиально отличаются от полетов в солнечной системе. И все чаще и чаще ставится вопрос: а возможны ли вообще межзвездные путешествия?

.Представьте себе, что с помощью известных нам двигателей мы разогнали космический корабль до третьей космической скорости (16,6 км/с). Если бы эта скорость сохранилась на протяжении всего полета (что нереально, так как требует непрерывного расхода топлива), то до ближайшей звезды Проксимы Центавра мы добрались бы за 77000 лет. На самом же деле, нынешние запуски проходят иначе. Разогнав корабль до нужной скорости, двигатели теряют все свое горючее, и далее корабль летит "по инерции", или точнее, в свободном пассивном полете, как брошенный вверх камень. Достигнув некоторой высоты, камень остановится на мгновение, а потом начнет падать. Так же и космический корабль: первоначально разогнанный до скорости 16,6 км/с, он примерно через миллион лет остановится на границе сферы действия Солнца [Так называется область пространства, где притяжение Солнца превосходит притяжение ближайших звезд. ], а затем начнет падать обратно, к центру солнечной системы. Для полета же на звезды с постоянным ускорением ни один из существующих космических двигателей не годится. К тому же и сроки полета устрашающе велики, что предполагает смену многих, многих поколений на звездолете нечто совершенно утопичное.

Выход, казалось бы, заключается в постройке фотонных ракет, своеобразных исполинских "прожекторов", мощнейший пучок света которых создает реактивную тягу[Подробнее см.: Перельман Р. Г. Цели и пути покорения космоса М., "Наука", 1967]. Такой поток света мог бы дать аннигиляционный двигатель, в котором при соединении "сжигалось" бы вещество и антивещество. Но, вопервых, пока что совершенно неясно, где и как взять антивещество, да и существует ли оно вообще. Во-вторых, остается открытым вопрос о способах хранения антивещества. Наконец, в-третьих, даже сконструировав аннигиляционный двигатель, мы должны построить для него межзвездную ракету такой массы и габаритов, что строительство ее на Земле (особенно из-за вредного воздействия излучений двигателя на среду) станет невозможным, так что все созидание межзвездного корабля придется вести подальше от Земли на околосолнечной орбите.

Не спасает положение и "прямоточный" двигатель, забирающий по пути межзвездное вещество. Расчеты показывают, что заборники вещества должны обладать фантастическими размерами (поперечники во многие тысячи километров!). В серии весьма убедительных работ кандидат физико-математических наук Б. К. Федюшин приходит к выводу, что в современной науке и технике не видно средств, которые сделали бы межзвездные перелеты осуществимыми [ Труды XV чтений К. Э. Циолковского. М., 1981, с. 106-113. ].

Складывается впечатление, что реактивный способ движения, так блестяще оправдавший себя в окрестностях Земли, для освоения даже ближайших к нам районов Галактики просто непригоден. Кстати сказать, не годится для этой цели и "солнечный парус""- единственный пока в современной космонавтике нереактивный принцип движения. Такой парус, использующий световое давление со стороны Солнца, относится к двигателям малой тяги, так что полеты "под солнечными парусами" к звездам займут совершенно нереальные по продолжительности сроки. Другие же нереактивные способы полета к звездам пока неизвестны.

Из непреодолимости (для современного человечества) межзвездных пространств вытекает одно важное следствие: если где-то в Галактике есть другие разумные существа и они когда-то посетили Землю, то их техника заведомо непохожа на ту, которую сегодня использует космонавтика. Натужно взлетающие в небо ракеты-носители с ЖРД, пассивные на большем участке космических траекторий полета, и многое, многое другое, чем мы гордимся, показались бы, вероятно, пресловутым "гостям из Космоса" младенческими забавами. Поэтому ошибаются те энтузиасты палеокосмонавтики, которые ищут в наскальных рисунках и иных "следах" какого-то сходства с нынешними средствами освоения космоса.

Достаточно развитая технология, как когда-то заметил Артур Кларк, неотличима от магии. Техника визитеров из космоса, как, вероятно, и их поведение, показались бы нам, землянам, чем-то "магическим", сверхъестественным, необъяснимым, например, таким, каким кажется современным еще сохранившимся на Земле отсталым племенам столь привычный и вполне понятный многим из нас телевизор. Скорее же всего "магичность" техники и поведения инопланетян произведут на нас еще большее впечатление, так как внеземная цивилизация, посетившая нас, может оказаться старше человечества на многие тысячи лет.

Главное, что побуждает нас к звездным перелетам, это жажда общения с другими обществами разумных существ. Для тех, кто считает космос необитаемым, а человечество уникальным и эфемерным (неизбежность гибели!) образованием, проблемы межзвездных связей (и, в частности, перелетов) вовсе не существует.

Некоторые из этих скептиков готовы порассуждать о "вселенской миссии человечества", о том, что оно ответственно чуть ли не за судьбы всего космоса! Все это звучит малоубедительно, тем более, как заметил Козьма Прутков, нельзя "объять необъятное". С другой стороны, в ближайшие века скорее всего мы будем прикованы к окрестностям Солнца. К тому же сейчас уместнее думать не о "космической миссии", а о преодолении различных кризисов на нашей планете, из которых многие, как, например, экологический, и впрямь угрожают существованию человечества.

Никто не может остановить дерзания человеческого разума, его жажду связи с внеземными цивилизациями. Еще долго полеты к звездам должны быть признаны утопией. Но нельзя ли связаться с инопланетянами какими-то иными способами?

Современной науке известно три метода поиска внеземных цивилизаций (ВЦ): 1. Астрофизический метод; 2. Связной метод; 3. Метод поиска зондов Брейсуэлла.

Рассмотрим подробнее каждый из них.

В поисках отходов Развитие земной цивилизации шло, да и продолжает идти по ортоэволюционному пути. Он заключается во все большем и все убыстряющемся овладении веществом, энергией и информацией окружающего человека мира. Эта взрывообразно растущая экспансия уже сегодня привела человечество к: различного рода "взрывам" (демографическому, информационному и другим). Подобный, как его называют, экспоненциальный рост - явление сугубо временное. Рано или поздно сопротивление среды приводит к затуханию роста, к некоторой стабилизации, суть которой сводится к установлению гармонического равновесия организма (в частности, и такого коллективного, как человеческое общество) с окружающей природной средой.

Предполагается, что ВЦ в процессе экспансивного "покорения Природы" рано или поздно перейдут к строительству таких грандиозных астроинженерных сооружений, что их удастся чуть ли не с первого взгляда заметить с Земли. Говоря конкретнее, астроинженерные сооружения должны быть, разумеется, не жидкими или газообразными, а твердотельными конструкциями, которые излучают в инфракрасном или радиодиапазоне. И хотя с межзвездных расстояний детали конструкций невозможно "разглядеть" ни в один телескоп, их излучение и будет признаком "космического чуда".

Два соображения демонстрируют полную бесперспективность этого "астрофизического" метода поисков ВЦ:

1. Если когда-нибудь найдут загадочные космические источники с избыточным длинноволновым излучением, то наверняка весьма изобретательные теоретики астрофизики придумают им естественные объяснения. Доказать же "разумность" такого излучения нечем, так как никаким кодом оно не обладает. Создание же исполинских конструкций, детали которых видны с межзвездных расстояний, выглядит утопичным даже для самых горячих сторонников "астрофизического метода".

2. Длинноволновое излучение астроинженерных конструкций - это, в сущности, отходы инопланетной техники, причем отходы колоссальной энергетической мощи, позволяющей обнаружить их с расстояний во много световых лет. Вряд ли такое безрассудство, бессмысленную трату энергии следует приписать инопланетным обществам разумных существ. Скорее всего, пережив на младенческой стадии развития экологический кризис, 33,1 они "вписались" в природу, то есть свели экологические отходы если не до нуля, то до минимума. А тогда найти подобную экологически весьма разумную цивилизацию вряд ли удастся.

Радиоперекличка с инопланетянами Так как из знакомых человечеству средств связи радиосвязь наиболее быстра и удобна, естественно, что именно ее и пытаются применить для связи с инопланетянами. Однако и здесь нас встретили трудности, заметно снизившие первоначальный энтузизам.

Вообразите себе, что мы послали радиозапрос к ВЦ, отстоящей от нас на 100 световых лет. Допустим, что инопланетяне сразу нас поняли и тотчас же послали нам желанный радиоответ с интересующими нас сведениями. Так как он дойдет до Земли еще через 100 лет, то, следовательно, примут его не наши современники, а наши потомки. Принципиальная сложность такого радиоразговора очевидна. Посылая запрос, мы должны знать, что будет интересовать человечество через двести лет, а этого никто не знает. Можно, конечно, уловить некоторые общие тенденции развития науки, но главным в будущем будет именно то, что сегодня неизвестно. Сегодня удвоение информации в области точных наук происходит за 10-15 лет. В науке 2000 года наши сегодняшние знания составят примерно лишь 10 процентов. Можно ли с уверенностью предсказать, что будет через 200 лет и какие проблемы тогда будут волновать род человеческий?

Явно отрицательный ответ на этот риторический вопрос показывает, что проблема радиосвязи с инопланетянами теснейшим образом связана с прогностикой. В каком-то смысле радиоразговор с ВЦ похож на диалог двух призраков: мы запрашиваем не теперешнюю ВЦ, а ту, которая еще будет через 100 лет, а она посылает ответ не тому, кто спрашивает, а тому, кого еще нет - будущему человечеству!

С увеличением расстояния трудности быстро возрастают, а радиосвязь на расстояниях во многие сотни, а тем более тысячи световых лет теряет всякий смысл.

К перечисленным трудностям присоединяются и трудности "лингвистического" характера. На каком "языке" разговаривать с инопланетянами? Поймут ли они нас? А что, если у них "видение мира" и соответственная аксиоматика иные, чем у землян? Не исключено, что в таком случае мы будем говорить "на разных языках" и заведомо не поймем друг друга.

Когда в I960 году начались первые поиски космических радиосигналов искусственного происхождения, многие специалисты (не говоря уже о профанах) плохо представляли себе возможность успеха. Неудача первых попыток привела к поспешному выводу об уникальности земной цивилизации. Отсутствие сигналов было расценено как "сигнал отсутствия". Реальная же оценка ситуации в полной мере сделана совсем недавно в статье члена-корреспондента АН СССР В. С. Троицкого "Развитие внеземных цивилизаций и физические закономерности" [См. сб.: Проблема поиска внеземных цивилизаций. М., "Наука", 1981, с 5-29].

Убедительными расчетами В. С. Троицкий показал, что при существующих ныне средствах радиоприема уловить радиосигналы инопланетян вряд ли возможно. Эти средства "переносят все трудности связи на передающую сторону, и эти трудности оказываются непреодолимыми даже для крайне развитой цивилизации". Именно поэтому "мы не наблюдаем космических чудес" (с. 28). Для приема сигналов ВЦ, по мнению В. С. Троицкого, необходимо сооружение всенаправленной приемной антенны с максимально большой площадью приема.

Ее можно представить себе, например, в виде сферы с укрепленными на ней 60 000 обычных параболических антенн диаметром 21 метр. При этом сама сфера должна иметь минимальный поперечник в 3 километра. С таким антенным устройством, быть может (но необязательно), какие-то разумные сигналы и удастся уловить.

Еще труднее построить "радиомаяк" для передачи с Земли сигналов инопланетянам. Его сооружение станет реальным лишь в будущем с успешным развитием космического транспорта, так как по ряду причин такой "маяк" нельзя разместить на Земле, а придется его удалить от нашей планеты за пределы лунной орбиты. Те же гипотетические радиомаяки ВЦ, которые сегодня с нашими средствами мы ищем, должны обладать совершенно нереальными параметрами. Так, сооружение сферического всенаправленного "маяка" мощностью 1018ватт на сфере радиусом 5000 километров, потребует от ВЦ срока строительства не менее 3 миллионов лет. Скорее же всего в реальной обстановке этот исполинский срок времени надо "по крайней мере удесятерить" (с. 27).

Расчеты В. С. Троицкого разрушают наивные утопии о скором установлении радиосвязи с ВЦ. Они, естественно, рождают и другой принципиальный вопрос: а пользуются ли ВЦ вообще радиосвязью? Не известны ли им иные, куда более быстрые и эффективные средства общения? Ведь всего два века назад человечество и понятия не имело о радиоволнах, а самым быстрым средством связи считалась почтовая карета.

Из убедительных расчетов В. С. Троицкого вытекает и другой важный вывод: цивилизаций третьего типа (по Н. С. Кардашеву), освоивших энергетику в масштабе своей галактики, скорее всего просто не существует. Из-за "светового барьера" цивилизация не может занимать как угодно большой объем пространства. Она останется связным целым лишь в окрестностях своей звезды (примерно в радиусе, не большем 0,1 светового года). Иначе говоря, реальны лишь цивилизации второго типа. В цивилизациях третьего типа плотность энергии должна быть столь велика, что не только белковые организмы, но и твердые тела там существовать не могут. Вероятно, поэтому И. С. Шкловский населил подобные цивилизации роботами, в которые, по его странной идее, в конце концов превратится и человечество. Вместо высказывания подобных идей, по мнению В. С. Троицкого, следует начать конкретные расчеты будущих приемно-передающих радиосистем и энергетики космического транспорта.

"Это сразу, - пишет он (с. 21), - ограничит буйство фантазии о безграничных энергетических возможностях высокоразвитой цивилизации и поможет выработке правильной стратегии поиска цивилизаций в нашей Галактике".

Таким образом, сегодняшние неудачи "связного метода" вполне закономерны. Лишь в будущем, быть может, он принесет успех.

Наивные "зонды Брейсуэлла" Около двух десятилетий назад американский астроном Р. Брейсуэлл предложил начать поиск инопланетных зондов в солнечной системе и даже на околоземных орбитах. По его идее, поддержанной рядом других ученых, такие зонды имеют целью "привлечь наше внимание к существованию галактической системы обществ... Если так, то мы должны быть очень внимательными, чтобы не проглядеть необъяснимые радиосигналы, которые могут быть приняты. Мне кажется, что зонд, встреченный на межзвездных расстояниях от места его создания, должен быть набит информацией и обладать способностью разумно отвечать на вопросы" [ Межзвездная связь. М., "Мир", 1965, с. 267. ].

В недавно опубликованной статье доктора физико-математических наук Л. В. Ксанфомалити "Проблема зондов внешней цивилизации" [ См. сб.: Проблемы поиска внеземных цивилизаций. М., "Наука", 1981, с. 55-67. ] приводится анализ таинственных радиоэхо, которые иногда объяснялись отражением земных радиопередач инопланетным зондом ("эффект Штермера"). Время задержки таких радиоэхо слишком велико, чтобы их можно было легко объяснить какими-то земными причинами. Любопытно, что радиоэхо наблюдаются на всех частотах независимо от свойств ионосферы на данной частоте. Еще более поразительно то, что загадочные радиоэхо регистрируются не всегда и их очередная "серия", похоже, связана каждый раз с введением в строй новинок радиотехники. По мнению Л. В. Ксанфомалити, "нельзя полностью исключить возможность связи задержанных радиоэхо с гипотетическим зондом внешней цивилизации или его вспомогательными устройствами", хотя по ряду признаков "все это гораздо больше похоже на побочный продукт какого-то неизвестного процесса" [Проблемы поиска внеземных цивилизаций. М.. "Наука". 1981, с 66].

Скорее всего "зондов Брейсуэлла" вовсе не существует.

Сама эта идея несет на себе печать младенческой стадии космонавтики, ее первых шагов по созданию искусственных спутников Луны и планет. Прилетев с расстояния в десятки световых лет, зонды Брейсуэлла ложатся на пассивные околосолнечные или околоземные орбиты. С помощью радиоволн они информируют человечество о своем существовании, а также передают сведения о нас своим создателям - далеким инопланетянам. Все трудности радиосвязи на межзвездных расстояниях тут налицо и не видно, чем принципиально наивные "зонды Брейсуэлла" отличаются от межпланетных зондов, запускаемых человечеством. Совершенно неясным остается и вопрос о том, как такие зонды сумели преодолеть межзвездные пространства.

Если когда-нибудь с других планетных систем нас посетят зонды или космические корабли, то, как уже говорилось, наверняка они будут выглядеть совсем иначе.

Неизбежность "магии" Неисчерпаемость материи - краеугольный принцип диалектического материализма. Эта неисчерпаемость касается всех сторон объективного бытия. По словам известного советского философа профессора А. С. Кармина, "применение принципа неисчерпаемости материи к пространству и времени ведет к выводу о неисчерпаемом многообразии их форм. С этой точки зрения бесконечность пространства и времени понимается не как их метрическая бесконечность, а как бесконечное разнообразие пространственно-временных структур, пространств и времен. Это представление соответствует создаваемой современной наукой картине физической вселенной" [Кармин А. С. Познания бесконечного. М., "Мысль", 1981, с. 227.].

Неисчерпаемость материального мира (и на уровне явлений, и на уровне законов!) означает, что наука никогда не будет исчерпана и что впереди нас ждут не только "рядовые", но и фундаментальные открытия.

С этой точки зрения и следует подходить к проблеме связи с инопланетянами. Да, сегодня мы не знаем, как установить с ними хотя бы одностороннюю радиосвязь. Не видно и средств, с помощью которых удастся уверенно отличить "отходы" ВЦ от естественных космических явлений. Совсем безнадежной выглядит проблема межзвездных перелетов.

Но это сегодня. А завтра? Неужели навсегда человечество обречено на полную изоляцию в космосе и идеи К. Э. Циолковского о вселенском распространении разума не больше, чем утопия? Думать так - значит не верить в силы науки, в мощь человеческой мысли.

Уже сейчас все чаще начинают поговаривать о "параллельных" мирах и об использовании для связи с инопланетянами иных пространственно-временных измерений. В книге У. Корлисса "Ракетные двигатели для космических полетов" ("Иностранная литература", 1962, с. 451) смело утверждается, что "нельзя догматически отрицать возможность существования других измерений, так как мы не обладаем способностью воспринимать четвертое или пятое пространственное измерение.

Точно так же нельзя утверждать, что расстояние до Марса не может оказаться значительно меньшим в каком-либо другом измерении".

Известные специалисты в области космонавтики доктора технических наук В. П. Бурдаков и Ю. И. Данилов в капитальной монографии "Внешние ресурсы и космонавтика" (Атомиздат, 1976) обстоятельно обсуждают возможные, но пока что фантастические тяговые системы будущего. Среди них и искусственные гравитационные экраны, которые позволили бы при малом расходе энергии перемещаться с очень большими скоростями, и антигравитационные двигатели. Рассматриваются и возможности преодоления "светового барьера" и даже использование для нужд космонавтики биополей и психокинеза (с. 445-450). Среди задач, которые стоят перед земной цивилизацией, член-корреспондент АН СССР Н. С. Кардышев называет и такую, как "изучение возможности перехода в другие измерения, например, через заряженную черную дыру" [ Проблемы поиска внеземных цивилизаций. М., "Наука", 1981, с. 37. ].

Приведенные примеры показывают, насколько широким становится фронт современных научных исследований. Кардинальные успехи на этом направлении так преобразуют современную технологию, что с теперешней точки зрения она неизбежно должна показаться "магией". Тогда и многие из сегодняшних проблем связи с ВЦ, вероятно, найдут себе неожиданное решение. Естественно думать, что далеко обогнавшие нас в развитии космические цивилизации знают многое такое о материи и сознании, о чем мы и не подозреваем. А тогда прямой контакт с инопланетянами (в форме ли дистанционной связи или прямого визита к нам) непременно будет сопровождаться явлениями и событиями, которые наше нынешнее миропонимание склонно считать чуть ли не "сверхъестественными", "магическими" и "принципиально невозможными".

Неисчерпаемая природа преподнесет нам еще много сюрпризов!