sci_politics Драгош Калаич Символика доллара

Известный православный сербский философ, публицист, художник.

Родился в 1943 году в Белграде, учился в Академии живописи в Югославии и Италии. В 1966 году получил диплом римской Академии di Belle Arti. Один из основателей культурного движения «Медиале», ориентированного на традиционные европейские ценности, исповедующего философию «нового консерватизма».

Не даёт спуску Америке и всякого рода либералам.

1992 ru sr
jurgennt jurgennt@nextmail.ru doc2fb 2006 www.patriotica.ru 6869A4F7-BE19-4396-91B3-DFCB26AE4398 1.0

Символика доллара


О символике доллара

Истинная сила сверхнационального капитала заключается в его идеологии, процесс же долгового закабаления есть всего лишь техническое средство, позволяющее осуществлять идеологические цели.

Но для того чтобы прочесть и понять главный манифест ростовщического «интернационала» — американскую купюру в один доллар, открыто проповедующую власть „избранных“ посредством масонской символики, — необходимо обладать специальными знаниями, приобретаются которые отнюдь не прослушиванием курса экономических дисциплин, но изучением теории и практики тайных обществ.

«Новый Порядок на Века»

В левой части однодолларового банкнота, выполненного по замыслу теософа Сергея Макроновского (он же — Николай Константинович Рерих) и распоряжению будущего вице-президента США масона Генри Уоллеса, мировой «Новый Порядок на Века» наглядно представлен в виде масонской, усеченной пирамиды, над коей господствует обособленная вершина, обозначенная символом масонского божества — «Великого Архитектора Вселенной». Таким образом ясно дается понять, к какому богу относится начертанный в центре банкнота девиз: «In God We Trust» («Мы верим в Бога»).

Сама усеченная пирамида, состоящая из тринадцати кирпичных ярусов, где каждый кирпич обозначает отдельный народ или государство с его монетой, символизирует неполноту человечества без всевластной „вершины". Символ же властительной „вершины“ — треугольное око «Великого Архитектора Вселенной» — увенчан латинской надписью из тринадцати букв: «Annuit Coeptis», которая недвусмысленно подчеркивает, что „избранному“ классу предопределено править миром. Об этом свидетельствует и надпись внизу, по-английски: «The Great Seal» («Великая Печать»), символизирующая в соответствии с рядом традиций принадлежность богатств и товаров и подчинение услуг и энергии труда владельцам „Печати“. Описанное нами значение пирамиды подтверждает и латинская надпись: «Novus Ordo Seclorum», то есть «Новый порядок на века».

В правой части банкнота изображен „американский“ орел, несущий щит с тринадцатью полосами и держащий в правой лапе ветку акации с тринадцатью листьями и тринадцатью бутонами. Акация, как известно, является священным деревом масонства, отверзающим могилу Хирама, его легендарного основателя, и символизирующим прочность масонской традиции и организации, обладание тайными знаниями и способностью к воскресению или бессмертию. Стрелы в левой лапе орла символизируют знания и силы, призванные усмирить, а при необходимости и умертвить врагов (взбунтовавшихся подданных), поэтому каждая из тринадцати стрел в идеале угрожает одному из тринадцати ярусов, образующих пирамиду порабощенного человечества. Если же смотреть шире, они олицетворяют успех, который должен сопутствовать продвижению к высшей цели мирового «Нового Порядка на Века».

Что же это за цель?

«Из Множества — Одно»

Согласно масонской доктрине о происхождении мира, заимствованной из древних материалистических учений, в начале бытия существовало лишь „Одно", которое затем распалось и до сих пор распадается на „Множество“ различных существ, предметов и явлений, форм и имен, видов и категорий. Итак, идеальная цель -уничтожить „Множество“, ликвидировать богатство разнообразия, присущее людям, их культурам и традициям; все это — ради восстановления обновленного „Одного“. Поэтому орел и держит в клюве ленту с латинской надписью-девизом из тринадцати букв: «E Pluribus Unum» («Из Множества — Одно»). В узком смысле тринадцать — это количество степеней развития энергии и преображения человека. В смысле же более широком тринадцать выступает как символ неполноты мира и его потребности быть предводимым обособленной „вершиной“, ибо лишь под этой сверхвластью он якобы обретет целостность и избегнет опасности, которую также символизирует данное число.

Над орлом парит Звезда Давида, составленная из тринадцати масонских пятиконечных звезд и символизировавшая первоначально „примирение противоположностей“, примирение „неба“ и „земли“. Здесь она олицетворяет идеал стирания богатства человеческих различий и соответствующих ценностей. Для того чтобы убедиться в целенаправленности и тщательной запрограммированности работы по превращению дивного разнообразия „Множества“ в убогое единообразие „Одного“, нет необходимости обращаться к архивам и компьютерной памяти различных „интернациональных“ институтов — достаточно лишь оглядеться вокруг. Первая мировая война уничтожила четыре империи, еще сопротивлявшиеся экспансии сверхнационального капитала и его ростовщического метастаза. После второй мировой войны государства лишились своих суверенитетов, чьи остатки подвергаются с каждым днем все большей и большей угрозе. Идет процесс уничтожения последних резервов самобытности народов и их культур.

Во всех уголках планеты „Одно“ воссоздается как уродливая карикатура на древнюю идею. Сегодня мир уже „объединен“ сетями ростовщической эксплуатации и транснациональных корпораций. Повсюду люди пьют одну и ту же бурду и поглощают одну и ту же пищу „быстрого приготовления“ под названием „мусор“; носят одну и ту же униформу — по диктату очередной моды или торговцев ширпотребом; слушают одну и ту же гибридную рок-музыку, в которой растворяются последние жалкие остатки выхолощенных народных мелосов; ютятся в казарменно однообразных спальных блоках, выполненных в „интернациональном стиле". И, несмотря на обилие телеканалов, смотрят повсюду одну и ту же или почти одну и ту же, отупляющую и кретинизирующую программу, служащую своеобразным дополнением „направленному образованию", которое, вместо того чтобы способствовать формированию свободной личности, штампует безликие и покорные массы идиотов, вытравляя из их сознания малейший намек на национальную индивидуальность.

Великий блеф педерастов

Техника овладения миром посредством долгового закабаления зиждется на системе, кредо которой в свое время ловко сформулировал известнейший экономист ХХ столетия Джон Мейнард Кейнс (1883 — 1946): „Инфляция стимулирует экономику, а долги вызывают рост производства". Итак, чрезмерные выбросы денежной массы искусственно увеличивают покупательную способность потребителя, а повышенный спрос с его стороны в свою очередь вызывает рост производства и благосостояния. Подобная система успешно функционировала до тех пор, пока доллар — навязываемый миру то кнутом, то пряником — полностью не освободился сперва от золотого, а затем и от всех прочих видов обеспечения в начале семидесятых годов. Еще раньше, декретом президента Джонсона от 19 марта 1968 года, было официально признано, что доллары — лишь клочки бумаги, несущие на себе знаки пустопорожних платежных обещаний, Однако производители этих бумажек и торговцы долгами и по сей день бесплатно пользуются богатствами, услугами и трудом человечества, вынужденного повиноваться великому блефу.

Поскольку лидеры «власти педерастов» в эпоху наивысшего благосостояния, в шестидесятые годы, хвастливо заявляли, что такой благодатью мир обязан гомосексуальному мозгу Кейнса, сегодня я вправе довести до логического конца эту причинную связь. Кейнсова система и гегемония доллара являются противоестественными, как противоестественны и любые гомосексуальные связи, при которых партнеры не обогащают новыми формами любовь, но лишь патетически имитируют освященные природой отношения между мужчиной и женщиной.

Эксперты, — а им-то ведомо, что вся мировая финансовая система долларовой и ростовщической эксплуатации есть попросту великий блеф, — как правило, притворяются идиотами, страшась неизвестности и пуще всего таинственного „после“, которое неизбежно наступит вслед за катастрофой.

Сейчас они, возможно, умоляют «Великого Архитектора Вселенной» отсрочить миг истины, когда придется сполна оплатить цену роковых иллюзий. Миг же этот, может быть, ближе, чем мы думаем. Слово Жерару ле Ру — известному банкиру и идейному вдохновителю значительной части швейцарских финансистов, которого ежедневник «La Suisse» представляет также и как признанного пророка: „Что бы ни произошло, мировая финансовая система обречена. Покуда она еще держится на плаву. Как воздушный шар. Однако довольно легкого укола, иглой — и с ней будет покончено. Я не знаю лишь, сколько времени потребуется до катастрофы".

Запас финансовых трюков исчерпан

Передо мной — свежий полугодовой отчет экспертов Всемирного банка о состоянии мировой экономики, адресованный исполнительным директорам международных финансовых институтов. Состояние — тревожное. Прогноз на ближайшее будущее — застой. Что, впрочем, и не удивительно. Ведь крупнейшим должником планеты является, как известно, страдающий от хронического дефицита госбюджет США: двести миллиардов долларов, с тенденцией к неуклонному росту. Только благодаря „добровольным“ жертвам Японии и Западной Германии, чьи государственные банки прямо или опосредованно поддерживают доллар, скупая его несметные массы, он еще кое-как держится на плаву, а развивающиеся страны спасаются от новой волны инфляции. Но когда эта волна нахлынет, рост цен на сырье уже не сможет угнаться за ней, как это было во время кризисов 1971 — 1973 и 1977 — 1978 годов. А коли так, у стран Третьего мира нет шансов даже на регулярную „отработку“ своего долга, тем более — на выкуп основного капитала. И с каждым днем все актуальнее звучит замечание Фрица Лойтвиллера, директора швейцарского Национального банка и президента Банка международного выравнивания в Базеле, высказанное в „далеком“ 1984 году: „Мы пока что даже не знаем, как подступиться к этой проблеме (задолженность). Никакие финансовые трюки не способны решить ее. И речь идет не о том, будут ли возвращены долги, и если будут, то — когда. Ясно, что возвращены они не будут; я, например, просто не представляю себе, как это осуществить. Давайте говорить лишь о выполнении долговых обязательств. Тем более что это единственное, чего хотят банки. Банки вовсе не стремятся любой ценой вернуть назад свои деньги. Да и что бы они с ними делали?“

Действительно, что бы они делали с этими тысячами миллиардов долларовых бумажек?

Сдали бы на макулатуру?

1987 год

P.S.

То, о чем я говорил и писал и в 1987 году, и значительно раньше, подтверждается сегодня самой жизнью. Соотношение природных и рукотворных богатств, обладателем которых является человечество, и общемировой денежной массы выражается на сей день пропорцией 1:25. Разрыв между этими показателями неуклонно растет, чему способствует в первую очередь неустойчивость и необеспеченность американской валюты — доллара. Однако доллар по-прежнему сохраняет свой искусственно высокий курс, что вызвано прежде всего стремлением определенных „интернационально“-криминальных кругов утвердить таким образом свою власть во всем мире. На последнем заседании „Трехсторонней комиссии“ — этого отвратительного детища „нового мирового порядка“ — Давид Рокфеллер прямо заявил, что в будущем власть на планете должна принадлежать банкирам и их прислужникам из числа так называемых „интеллектуалов“. Доллар все еще правит миром, увлекая его в пропасть неизбежной катастрофы апокалипсического масштаба.

Декабрь 1992 года

Третья Мировая Война

С точки зрения нашего взгляда на мир, за все более распространенным предчувствием или уверенностью, что Третья мировая война уже на пороге, скрывается одна чисто арифметическая, но тем не менее существенная неточность. Из виду упущен тот неопровержимый, вселенского масштаба факт, что Великая мировая война, начавшаяся в 1914 году, в сущности, никогда и не кончалась и до сих пор полыхает, разгораясь до последнего предела, на рубеже веков, на закате второго тысячелетия христианской эры и третьего, западного цикла европейской цивилизации.

Войну эту ведут силы «атлантизма», стремящиеся навязать человечеству «новый мировой порядок» и рабский статус экономических животных. Сам термин «атлантизм», наличествующий в словаре русской и немецкой школ „евразийского“ геополитического мышления, позволяет нам наиболее точно обозначить псевдоимперскую природу западной цивилизации, так как вскрывает в первую очередь военные истоки ее могущества, начиная с владычицы морей Британии, заложившей фундамент вселенской мощи интернационального капитала. После того как „в результате первой мировой войны“ был разрушен орган европейских христианских империй, плутократический интернационал перенес свой центр на противоположный берег Атлантики, стремясь к более прочной континентальной основе и много большей военно-политической силе для завоевания планеты.

Евразийский континент, скрывающий в себе разум и сердце мира, является в свете метагеографического символизма главной целью захватнических поползновений «атлантистов». При этом очерченные нами границы конфликта могут служить лишь теоретическими или идеологическими ориентирами, поскольку в действительности проходят сквозь данное пространство вертикально, пронзая континенты и государства, народы и человеческие сердца. Ярким примером подобного расхождения теории с исторической реальностью стал самоубийственный выбор царской России, выступившей на стороне „атлантистского“ союза против идеологически родственных и геополитически близких европейских империй: Германии и Австро-Венгрии. К слову сказать, Сербия, а затем и Югославия также были постоянными проводниками военной экспансии врагов Европы благодаря бездумной, если не предательской политике правящей псевдоэлиты, неизменно служившей то масонскому, то коммунистическому, то либерал-капиталистическому интернационалу «атлантистов».

Вероятно, нет смысла лишний раз говорить о том, что в сегодняшней войне сербский народ платит страшную цену за свое долголетнее, сознательное или бессознательное служение амбициям стратегов «нового мирового порядка». В принципе, это только один трагический пример в бесконечном ряду его подобных, пример, вскрывающий всю подлость поджигателей войны, что уничтожают свободу и саму возможность существования народов евразийского континента и их культуры, провоцируя междоусобицы и действуя по старой формуле «разделяй и властвуй», нашедшей сегодня свое выражение в войне между сербами и хорватами, православием и католицизмом.

Деньги вертят миром, уничтожая его

Главной движущей силой «атлантизма», а стало быть, и «нового мирового порядка» является экономический демонизм, избавленный от всех ограничений и видов контроля со стороны человека в результате буржуазных революций и смещения естественной шкалы ценностей. Как показали еще исследования Вернера Зомбарта и Макса Вебера, своими корнями он уходит в Ветхий завет и иудейско-протестантскую религию, в основе которой лежит концепция отношений человека с Богом, построенная на принципах купли-продажи. Знамением Божьей милости и, соответственно, признаком религиозного рвения является здесь материальное богатство, сокрушающее все культурные, этические и моральные преграды на пути алчущего экономического животного, пробуждаемого подобной „верой“ в человеке.

Не случайно политико-экономическая мощь первой масонской псевдоимперии — Соединенных Штатов Америки зиждется на гегемонии доллара, позволяющей скупать за ничем не обеспеченные бумажки труд, богатства и энергию „остального“ человечества. Сия искусственная гегемония поддерживается и удерживается лишь при помощи военной силы, точнее насилия, а также коррумпированных псевдоэлит, правящих в мире, подвластном «атлантистам», и навязывающих ему противоестественный, извращенный порядок, при котором люди, их собственность и энергия втиснуты в прокрустово ложе системы „ценностей“, превозносимых жрецами и прихожанами бога Маммоны, поклоняющимися количеству денежной массы. Иными словами, речь идет об «атлантистской» или западной количественной цивилизации с ее вульгарным материализмом, возобладавшей над цивилизацией качественной и аристократическим духом. Поэтому либерал-капитализм и реал-социализм суть две якобы антагонистические, а на деле абсолютно взаимодополняющие системы, вышедшие из недр одной и той же количественной цивилизации, стремящейся уничтожить в человеке и окружающем его мире все благородное, божественное и высокое.

Как давно и верно подметил В. Зомбарт, средний американец — первый и наиболее типичный продует количественной цивилизации — никогда не задается вопросом, что он может подарить жизни и каков его долг перед ней, но обеспокоен исключительно отмеренными ему правами и возможностями. Главная, навязчивая цель подобного ущербного существования наиболее ярко выражена девизом american way of life (американского образа жизни), что на самом деле есть american way of death (смерть по-американски): «to make money» («делать деньги»). Она мобилизует энергию масс, подчиняет себе их время, начиная с повседневных человеческих отношений, опутанных отныне сетью материальных интересов, и кончая массовой субкультурой made in USA, представляющей в качестве образцов „человечности“ разнообразные типы стяжателей: банкиров и гангстеров, биржевых дельцов и спекулянтов, сводников и мафиози.

В мире американской субкультуры классическим примером дуализма («атлантистский» дегуманизм и гуманизм европейцев) являются голливудские киносериалы, посвященные Второй мировой войне, где в роли героев почти всегда выступают банды коммандос, состоящие из воров, жуликов, всевозможных маньяков и прочего криминогенного сброда. Они регулярно побеждают нацистов, которых голливудские сценаристы не без задней мысли изображают как людей абсолютно неподкупных и беззаветно преданных сверхчеловеческой метафизической Идее. Итак, согласно извращенной логике Голливуда, все низменные черты человеческого характера заслуживают восхищения и массового подражания, в то время как аристократическая доблесть — ненависти и неприятия. Ибо приписывается побежденному врагу, а посему осуждена на историческое поражение.

Левиафан против отчизны

На нашу долю выпало редкостное счастье (или несчастье) жить в период небывалого разгара Великой мировой войны денег против крови, плутократического порядка против аристократической системы ценностей, низменного против высокого. Выражаясь языком мифологии, вобравшей в себя бесценные сокровища знания и опыта, это война „атлантистского“ Левиафана против евразийских отчизн. Поэтому отнюдь не случайностью, а метаисторической закономерностью можно объяснить тот факт, что свое вторжение на евразийский континент во время Второй мировой войны США начали с 12-тысячного десанта, размещенного на захваченном у немцев корабле «Vaterland» («Отчизна»), переименованном ими в «Левиафан».

В сущности, слово «отчизна» непереводимо на английский язык. Наткнувшись на него, переводчики обычно выходят из положения с помощью безликих форм типа „country", „country of origin“ или „native country“ («страна», „страна происхождения", „страна, где родился"). Отсутствие таких понятий, как «отчизна» и «пережитое», в языке англосаксонских народов есть малозаметный, но серьезный симптом негативных потенций, что в конечном счете выражается в бескрайней, простирающейся до самого горизонта пустоте, отличительными чертами которой являются, с одной стороны, пресечение силы культурного укоренения и самобытности, с другой же — недостаточная метафизическая приверженность европейскому духу и полное непонимание его сущности. К аналогичной группе симптомов вырождения относится и последовательное вымывание слов «нация» и «джентльмен» из словаря американцев.

Как верно заметил Томас Мольнар:

„Уже в конце прошлого столетия в англиканских церквах Америки формула молитвы «Господи Боже, благослови нашу нацию» была отвергнута и заменена новой: „Господи Боже, благослови Соединенные Штаты Америки“, поскольку слово «нация» подверглось осуждению, как выражение единства, препятствующего проявлению индивидуальной свободы и максимальной открытости по отношению к другим народам, прежде всего тем, кто уже принял американскую веру“.

Преисполнившись самоуверенности вследствие видимого могущества количественной цивилизации с ее нигилистическими „достижениями", — разрушать и уничтожать жизнь, как известно, проще, чем строить и созидать ее, — жрецы «нового мирового порядка» стараются распространить свою зияющую пустоту до масштабов всей планеты, повсюду подавляя чувство принадлежности к нации и отчизне, благородные порывы и высокие стремления. С точки зрения психологии, столь рьяный и страстный нигилизм «атлантистов» можно объяснить на примере известных из истории случаев недочеловеческой зависти к здоровым людям со стороны прокаженных. Последние часто стремились заразить первых и таким образом добиться „равенства“. Впрочем, и более свежий опыт свидетельствует, что особи, обделенные любовью к добру, красоте и истине, видят спасение от собственного недуга в уничтожении добродетели и культурных ценностей.

Видение современного „атлантистского“ человека полностью совпадает с „левиафановым", иными словами, соответствует взгляду островитянина или аэронавта на карту мира. Ему ненавистно и недоступно богатство разнообразия, пестрота расовых и этнических, культурных и цивилизационных, религиозных и духовных форм жизни. Все предметы и явления живой и неживой природы оно стремится подвергнуть „универсальной“, монетарной оценке, дабы открыть для своей алчности самые простые, прямые и скорые пути к наживе. Хрестоматийным примером насилия подобного рода политики над реальностью служат политические карты первых континентов, захваченных силами „атлантизма“, — Северной Америки и Африки — с их абсолютно произвольными и абсурдными границами, установленными в соответствии с законами масонской геометрии.

Опираясь на мощь таких институтов, как ООН, СБСЕ, МВФ и Всемирный банк, и столь же расплывчатые догмы («интеграционный процесс», «свободный рынок», «демократия», «права человека»), стратеги «нового мирового порядка» пытаются сегодня уничтожить остатки государственных суверенитетов, стереть последние следы национальной самобытности. Первыми принимают на себя удар оборонительные рубежи государств, разрушаемых «атлантистами» извне при помощи „интеграционных процессов“, а изнутри — путем стимулирования сепаратистского движения меньшинств, которым догма «прав человека» дает огромные привилегии по сравнению с большинством населения. Одновременно стратеги «атлантизма» стремятся увековечить административные границы внутри бывших СССР и Югославии, придав им статус государственных, именно потому, что границы эти произвольны и установлены в ущерб интересам русских и сербов, главных носителей державного начала на данной арене.

Сейчас уже всем ясно, что «новый мировой порядок» не желает останавливаться на границах России и Сербии, поскольку его конечная цель — расчленить обе державы на карликовые псевдогосударства, иначе говоря, на политические автономии, подаренные нацменьшинствам. Сербия сегодня служит стратегам тотального нигилизма своеобразным полигоном для создания правовых прецедентов. Завтра подобная тактика будет применена против России, послезавтра — против стран Европейского сообщества и остального мира. В свете рассмотренных нами религиозных корней «атлантизма» и «нового мирового порядка» хорошим уроком для недоверчивых станут недвусмысленные слова Уильяма Кулдена Денниса, приведенные в его памфлете «Протестантизм как основа американского консерватизма»:

„С учетом того, что нас отличил Бог, мы вправе требовать от других народов покориться нашей воле!“

Новый мировой хаос

Чего же хочет сия воля от народов мира? Год назад тогдашний генеральный секретарь ООН Перес де Куэльяр поведал свету, что хотя проект „нового мирового порядка“ еще „недостаточно ясно сформулирован“, лично он видит „лишь один возможный порядок в мире: демократический, т. е. такой, при котором не будет больше ни директории, как в прошлые столетия, ни биполяризма, ни тем паче монополизма“. С той же трибуны президент США Буш сладкоречиво заверил, что „новый мировой порядок“ станет гарантом всеобщей свободы и независимости: „Ни одному народу не придется поступиться даже крупицей своего суверенитета“. Но сегодня и слепому видно, что оба государственных деятеля бесстыдно лгали нам, ибо «новый мировой порядок» утверждается в наши дни как ничем не прикрытая тотальная монополия американской псевдоимперии, несущая гибель всем уцелевшим суверенитетам.

Впрочем, давнюю мечту интернационального капитала навязать миру свое сверхправительство и тотальную систему управления подтверждают и многие документы из прошлого. Еще в 1950 году, выступая перед американскими сенаторами, небезызвестный Джеймс Варбург откровенно поведал им о конечной цели жрецов бога Маммоны: „Нравится вам это или нет, но мы создадим мировое правительство. Не кнутом, так пряником“. Следует помнить, что угроза прозвучала не просто из уст влиятельного представителя рокфеллеровского „Совета по международным связям“, но и отпрыска банкирской семьи, финансировавшей Октябрьскую революцию с целью уничтожения Великой православной империи и последующего геноцида русского народа.

В этом месте нашего изложения уместно будет сделать небольшое отступление и привести одно верное замечание Энтони Саттона, вообще-то довольно робкого и поверхностного исследователя связей большевиков— русофобов с воротилами Уолл-стрита:

„Чем был мотивирован союз между капиталистами в большевиками? Лучше всего это можно объяснять усилением глобальных империалистических амбиций у финансистов с Уолл-стрита. Несколько крупневших банковских магнатов, возглавляющих американские мета— корпорации, всегда стремились приспособить для своего обслуживания огромный русский рынок, превратить его в векую разновидность колониального придатка, технологически отсталого и зависимого. Были ли эти банкиры в душе большевиками? Конечно, нет. Тузы финансового интернационала не исповедуют ни одну политическую идеологию. Их действия мотивированы исключительно жаждой безграничной власти над всеми и вся, а посему они готовы использовать любые политические средства для достижения своей цели... Государственную власть всех стран необходимо социализировать, чтобы затем установить над нею сверхконтроль со стороны международных финансистов“.

О сверхвластных амбициях интернационального капитала предельно кратко поведал и директор Английского банка Монтегью Норман: „Гегемония мировых финансистов призвана управлять миром. Как единственный наднациональный контрольный механизм“. Вероятно, нет нужды пояснять, что словосочетание „контрольный механизм“ означает как раз бесконтрольную, ничем не ограниченную власть интернационального капитала, позволяющую беспрепятственно грабить мировые богатства.

В мае 1974 года на страницах вестника уже упомянутого „Совета по международным связям“ (формативного и информативного внешнеполитического органа американской администрации) — «Foreign affairs» — один из главных гуру рокфеллеровского детища Ричард Гарднер предложил свой проект основной стратегии по навязыванию миру «нового мирового порядка», заключавшейся в „создании обруча частичной или полной эрозии вокруг понятия национального суверенитета, что должно обеспечить гораздо больший эффект, чем устаревшая тактика фронтальных атак“. По Гарднеру, особая роль в данной стратегии отводится Международному валютному фонду (МВФ), „который должен диктовать политику накопления интернациональных ресурсов, равно как и оказывать мощное воздействие на экономические решения всех иностранных правительств в свете валютной и финансовой политики“.

Сегодняшние потуги «атлантистов» воскресить авторитет и мощь ООН, как высшего политического средства утверждения «нового мирового порядка», возвещают о крахе всех надежд, связанных с самозваным мировым правительством, известным как «Трехсторонняя комиссия». Напомним, что интернациональный финансовый капитал, предводимый Давидом Рокфеллером, основал «Трехстороннюю комиссию» именно как альтернативу сходящей на нет роли ООН, о чем свидетельствует, в частности, и высказывание ее апологета Джереми Новака в июльском номере «Atlantic monthly» за 1977 год:

"Уже третий раз за нынешнее столетие группа американских ученых, предпринимателей и государственных деятелен стремится установить Новый мировой порядок. Разочарованные непригодностью ООН и хаосом, царящим во всех институтах, созданных в Брейтон-Вуде (МВФ и Всемирный банк), крайне обеспокоенные все большим ослаблением могущества США, они пытаются создать сегодня некое „сообщество развитых стран“ ради согласования вопросов мировой политики и экономики“.

Аналогичные или схожие мысли содержатся и в официальных документах американской политики, таких, как «Памятка всемирного торгаша», составленная ветераном «Совета по международным связям» Харлендом Кливлендом и изданная сенатской комиссией иностранных дел в сборнике трудов, посвященных роли ООН. „Надеюсь, что сенат и его комиссия иностранных дел уяснят разницу между будущим ООН o будущим всего мирового порядка и сделают из этого должные выводы. Сегодня на повестке дня стоит вопрос, требующий длительных творческих усилий, сложный вопрос об эффективности международных акций, именуемых некоторыми из нас „всемирным торгашеством“. С учетом вышесказанного наша сегодняшняя инициатива может быть расценена как третья попытка установить глобальный мировой порядок после того, как отмерла Лига Наций, и ООН оказалась бессильной решать текущие мировые вопросы“.

Уже тогда, в далеком 1976 году, решение всех „мировых проблем“ X. Кливленд видел в ряде элементов «нового мирового порядка», от „создания и ввода в оборот мировых денег“ до „создания всемирного полицейского аппарата для сохранения мира и порядка, а также восстановления их в случае необходимости“. Не надо обладать большими экономическими знаниями, чтобы предугадать всеграбительскую роль таких „мировых денег“, предполагающих также и создание всемирного Центрального банка, который стихийными выбросами никем не контролируемой, ничем не ограниченной и ничем не обеспеченной денежной массы опустошал бы мировые хранилища человеческого труда, богатства и энергии. Речь идет ни о чем ином, как о модели тоталитарной гипертрофии сегодняшней паразитической гегемонии доллара. Излишне подчеркивать, что существенная роль в данном проекте отводится „мировому полицейскому аппарату“, призванному обеспечить псевдоимперское планетарное всевластие интернационального финансового капитала и удушение любых попыток недовольства.

Итак, после краха надежд и амбиций, связанных с „Трехсторонней комиссией“, явившегося прямым следствием углубившегося антагонизма между различными звеньями интернационального финансового капитала — Японией, США, Европейским сообществом, — сегодня предпринимается четвертая попытка установить «новый мировой порядок». Вновь под эгидой ООН, где голоса совести и протеста заглушаются угрозами или же сдерживаются коррупцией. Не кнутом, так пряником.

Наш краткий обзор типичнейших заявлений в духе „нового мирового порядка“ мы завершим обещанием Джимми Картера бороться на посту президента США за установление во всем мире „нового, правового и миролюбивого порядка“:

„Мы должны безоговорочно отбросить в прошлое политику баланса между мировыми силами и заменить ее политикой мирового порядка. Новейшим вызовом американской внешней политике является сегодня ее первостепенная задача по захвату лидерства во всех сферах усилий, направленных на объединение народов мира во имя совместного построения более стабильного в правовом отношении международного порядка“.

Что ж, яснее не скажешь.

К счастью для нашего разума, мы обладаем достаточным трагическим опытом, почерпнутым из истории, чтобы легко распознать за посулами сильных мира сего, переполненных обещаниями правды, стабильности и всеобщего благоденствия, злонамеренную ложь. Прекрасный образец упомянутой выше системы обмана продемонстрировал в свое время еще Ленин. В меморандуме, направленном в 1921 году своему министру иностранных дел, он писал следующее:

„Неправда и убедительная ложь служат для революционера не только признаками его интеллектуального превосходства, но и стимулами к расширению революционных целей. Это — главное. Все, что расширяет и углубляет наши идеологические цели, становится истиной, все, что препятствует их осуществлению, — ложью“.

Анализируя последние стратегические решения Пентагона, одобренные специалистами из госдепартамента и Совета по национальной безопасности, видный обозреватель «Le Monde diplomatique» Поль Мэри де ля Горе приходит к выводу, что „США отнюдь не стремятся к демократическому управлению нашей планетой, но — лишь к усилению своей гегемонии. Любым способом“. Вся вашингтонская говорильня о «демократии» и «правах человека» служит единственной цели: одурачить простаков и скрыть явные следы систематического попрания какой бы то ни было демократии и прав человека. Впрочем, все основатели США, начиная с Томаса Джефферсона, подписавшие «Декларацию независимости», в которой высокопарно утверждается, что люди рождаются свободными и равными, и осуждается рабство, были рабовладельцами. Итак, речь идет о двухвековой и уже врожденной „традиции“ обмана, практикуемой в верхах.

Война как синоним процветания

Раскрыв тайные планы поджигателей «Третьей мировой войны» на страницах одноименной книги, посвященной „истории будущего“ (The Third World War, London, 1978), сэр Джон Гаккет, натовский генерал на пенсии, назвал и год, в котором планировалось осуществить захват „второй Европы“: 1985-й. Сегодня мы уже знаем, что «атлантисты» прибегли к мягкому варианту под названием «перестройка», воспользовавшись посредническими услугами Горбачева, пришедшего к власти в том же, 1985 году. Подобная стратегия, надо признать, во многом себя оправдала. Чего стоит хотя бы один развал Югославии: „Просоветский комитет защиты Югославии осуществил безуспешное нападение на Словению, способствовав тем самым дальнейшему углублению конфликта между словенской республиканской властью и федеральным правительством в Белграде“. С другой стороны, ряд признаков свидетельствует, что жрецы «нового мирового порядка» все еще не отказались от военного варианта уничтожения Европы — и в первую очередь России — ради стяжания баснословных прибылей, которые сулит новая братоубийственная бойня евразийских народов.

Влиятельный французский аналитик Софи Жерарди совершенно справедливо заметила в связи с операцией «Буря в пустыне», что все свои экономические кризисы США разрешают путем провоцирования и (или) развязывания крупномасштабных войн, из которых регулярно выходят разбогатевшими и экономически окрепшими. Отсюда и вывод, принимаемый нами безоговорочно: „В американской истории XX века присутствует постыдное и негласное правило, согласно которому война есть синоним процветания“.

И действительно, даже беглого взгляд, брошенного сегодня на североамериканский континент, пораженный депрессией и классово-расовыми противоречиями, достаточно, чтобы заметить нарастающие симптомы подобного рода кризиса, чье приближение обычно побуждает жрецов Маммоны с Уолл-стрита искать спасение на тропе войны. Дефицит госбюджета США уже приблизился к отметке в 5000 млрд. долларов. Рост застойных явлений едва сдерживается искусственными вливаниями за счет займов, биржевыми манипуляциями и пропагандой усиленного оптимизма. Сегодня американский melting-pot (плавильный котел) характеризуется относительным затишьем перед бурей социально-расовых потрясений, чье приближение Америка лихорадочно пытается отдалить, беря на полное содержание „бросовые меньшинства“ и подвергая так называемой „позитивной дискриминации“ и без того нещадно обираемое белое „тихое большинство“, которое, судя по всему, уже через поколение станет меньшинством на земле „своих предков“ в результате афро-демографического взрыва, вызвавшего неудержимый рост популяции цветных.

Ненасытный паразит планеты, Америка поглощает сырьевые и энергетические ресурсы всего мира, загрязняя Землю до недопустимых пределов и отвергая какие бы то ни было обязательства по самоконтролю. „Коэффициент“ ее прожорливости вкупе с наносимым природе ущербом способен ужаснуть кого угодно, и, что самое страшное, он неуклонно растет. По официальным и, по всей видимости, заниженным данным вашингтонского Horid Hatch Institute за 1990 год, США расходуют почти половину запасов сырья и 26% производимых в мире нефтепродуктов, выбрасывая в атмосферу соответственно 26% вредных отходов, в том числе 22% общемировых выбросов диоксида углерода. Кроме того, США распылили по планете 290 млн. тонн отравляющих веществ. Один лишь американский госдепартамент произвел в 1990 году 273 750 тонн административно-пропагандистского бумажного мусора, на что ушло 4 700 000 стволов мирового лесного богатства. Чтобы в полной мере представить себе ужасающие масштабы американской алчности, следует помнить, что население США составляет едва 5% от общего числа жителей земного шара.

США и навязываемый стратегами «нового мирового порядка» либеральный капитализм толкают человечество в пропасть всемирной экологической катастрофы. Потому-то american wау of life и есть на деле american wау of death. Уже сам факт, что правящие крути американской псевдоимперии вынуждены удерживать свое положение мирового лидера путем уничтожения мира и вовлечения человечества в широкомасштабные войны, достаточно убедительно свидетельствует о ее анти-человеческой природе. В свете вышесказанного гораздо более глубоким, чем принято думать, является и знаменитое высказывание аятоллы Хомейни, назвавшего США „великим Сатаной“.

Тяга к «Концу Истории»

Но иногда с вершины масонской пирамиды, из самого центра американской псевдоимперии, раздаются и голоса отчаяния, подобные искреннему признанию известного банкира Феликса Раотина: „Еще ни одна сила в мировой истории не просадила так быстро свои властные капиталы“. Одна из основополагающих причин сего уникального выкидыша всевластия объясняется столь же неповторимой идеологической пустотой или бесплодием. Со времен „Декларации независимости“, перегруженной общими местами масонских банальностей и идиотскими самообманами, американская культура, точнее субкультура, не породила ни единой релевантной политической идеи, тем более — доктрины.

Об этом двухвековом интеллектуальном бесплодии весьма симптоматично свидетельствуют сегодня и страстные усилия американских информационных служб, настойчиво пропагандирующих „во всем просвещенном мире“ книги „американского японца“ Фрэнсиса Фукоямы о „конце истории“, основной тезис которых следующий:

„История, понимаемая как борьба сил и идеологий за мировое господство, завершилась, поскольку на мировой арене осталась единственная сила — победительница (США) и соответственно единственная торжествующая идеология (либеральный капитализм). По Фукояме, сегодня на нашем горизонте нет (как и не будет в дальнейшем) признаков появления какой-либо новой силы или идеологии, а посему нам не остается ничего иного, как смириться со своей участью данников США и жертв либерального капитализма“.

Было бы излишне занимать эти страницы, доказывая нелепость и безосновательность выводов Фукоямы; между тем они обладают исключительной ценностью именно как симптом, позволяющий выявить патологию «нового мирового порядка». Ибо уже сама эйфория его стратегов по поводу тезиса „конца“ есть ярчайшее свидетельство их панического страха перед силами и судом истории. Подобно картежнику, которому после ряда крупных выигрышей начинает изменять фортуна и который в силу этого стремится поскорее покинуть игру, лишая партнеров возможности взять реванш, стратеги «нового мирового порядка» пытаются посредством пропаганды идей о „конце истории“ объявить всему миру об окончании партии, носящей название „история“, страхуясь таким образом от возможного отпора со стороны свежих сил и новых идей.

Идеология «атлантизма», носящая название «либерал-капитализм», предписывает своим адептам или подданным полный отказ от всех человеческих потребностей, выходящих за рамки экономики. В связи с этим достаточно характерно одно замечание Фукоямы, сделанное им на страницах своего второго бестселлера «Конец истории и последний человек» (The End of History and the Last Man): „Изменения в обществе, вызванные его индустриализацией и, в особенности, развитием, высвобождают также и известные потребности в признании (человеческого статуса. — Д. К.), отсутствовавшие у прежних, более бедных и менее образованных популяций. Как только люди становятся богаче и образованней, приобретая вследствие этого более открытый взгляд на мир, они уже не ищут лишь преимуществ богатства, но требуют и признания своего статуса. Именно этим, абсолютно не экономическим и не материальным порывом можно объяснить требования, предъявляемые народами Испании, Португалии, Южной Кореи, да и Китая не только к рыночной экономике, но и к свободе собственности со стороны нации и в интересах нации“.

Подобные неэкономические и нематериальные порывы и запросы человека и являются главной проблемой для стратегов «нового мирового порядка», так как противоречат проекту заключения человеческого элемента в рабскую оболочку экономического и вульгарно-материалистического животного. Поэтому устами Фукоямы их провозглашают „иррациональными“, т. е. не подлежащими узаконению и de facto попадающими под запрет. Отсюда и яростное негодование „тузов“ и стратегов «нового мирового порядка» по поводу любых проявлений жизнестойкости и неистребимости человеческих потребностей, связанных с сохранением и развитием национальных и расовых, культурных и духовных ценностей и добродетелей, со свободой и независимостью соответствующих государств и отечеств.

Отрекомендовавшись читателям последователем Гегеля, с чьей теорией, как известно, он знаком лишь по второисточникам, а именно — по превратной интерпретации Кожева, Фукояма стремится представить «новый мировой порядок» воплощением гегелевской мечты об „универсальном государстве“, которое должно стать также последним государством в истории человечества, удовлетворяя любые рациональные потребности любых людей. Согласно Кожеву (и Фукояме), либеральная демократия удовлетворяет все рациональные потребности человека по признанию его достойного статуса, поскольку синтезирует мораль раба и господина, преодолевая классовые различия между ними, сохраняя одновременно особенности обеих форм экономического и общественного существования. Тут бы впору и точку ставить, одно слово: „конец истории“.

Выражаясь языком физики, нигилистический процесс навязывания миру «нового мирового порядка» тяготеет к критическому состоянию, известному из Второго закона термодинамики как „тепловая смерть“, наступающая в результате выравнивания температур всех молекул определенной системы. „Тепловая смерть“ человечества и есть конечная цель интеграционного проекта под названием melting-pot, который наиболее кратко сформулирован в масонском девизе США, начертанном на однодолларовом банкноте: «Из Множества — Одно». Речь идет о негативно-расистском проекте полного смешения рас, народов и этносов до безликого и бесформенного месива, „серой расы“. Нигилистический процесс стремится к уничтожению хранилищ генетической и культурной памяти о доблестях и ценностях, дабы жрецы «нового мирового порядка» могли легче управлять обесчеловеченными массами, покорными потребителями суррогата выкорчеванных культур и умерщвленной духовности и еще более покорными исполнителями распоряжений о „рациональном“ прозябании.

Сербия на страже Европы

Как известно, самым эффективным средством навязывания «нового мирового порядка» была бы мировая война между народами евразийского континента. Если произвести футурологический анализ геополитической карты возможного театра военных действий, можно с легкостью установить, что Армения обладает идеальными условиями для первого взрыва. Об этом свидетельствует и соответствующая политика Вашингтона, одновременно восстанавливающего и вооружающего Армению против Азербайджана, а Турцию против Армении. Стремление американского вассала Турции распространить свое псевдоимперское влияние „от Китайской стены до Адриатики“ встречает на востоке препятствие в лице Армении, преграждающей ей выход к исламско-тюркским республикам бывшего СССР. Если Турция нападет на Армению под предлогом оказания военной помощи Азербайджану, — а подобные намеки содержатся в заявлениях ряда турецких официальных лиц, — Россия вынуждена будет вступить в войну против Турции, чтобы защитить своего военного союзника в соответствии с заключенным между ними договором. В этом случае силы НАТО должны будут начать военные действия против России на стороне Турции, участницы пакта.

Россия, ее неисчислимые богатства и являются главной целью захватнических устремлений стратегов «нового мирового порядка», чьим интересам верой и правдой служит состоящее из инородцев и русофобов правительство Российской Федерации, единственный русский в котором — марионетка, отзывающаяся на фамилию Ельцин. Подобное правительство держится у власти лишь благодаря обещаниям и угрозам, сплаву тоталитарной индоктринации и большевистского террора. Оно использует все возможности своей неограниченной власти, от масс-медиа до средств из военного арсенала. Геноцид русского народа продолжается. Саботаж в Чернобыле, поразивший десятки миллионов людей, сменяется последовательным физико-биологическим уничтожением посредством голода и „белой чумы“. Все эти изощрённые формы имеют своей целью одно: окончательно подорвать последние силы русского народа перед вторжением грабительских орд интернационального капитала.

В плане же политическом стратеги «нового мирового порядка» намечают расчленить Россию на ряд „автономий“ для неславянских, главным образом мусульманских меньшинств; иными словами — на ряд карликовых псевдогосударств, — согласно масонской формуле solve-coagula (растворение— объединение) — чтобы в дальнейшем сей аморфный конгломерат был более податлив для различного рода условностей. Поскольку хроническая нищета реал-социалистической системы спасла в свое время Россию (и Восточную Европу) от нашествия иммигрантов из стран третьего мира (которые, можно сказать, завоевали Западную Европу), стратеги «нового мирового порядка» планируют сегодня направить волны иммиграции прежде всего к ее (и Восточной Европы) берегам. Не так давно известный русский экономист А. Кузьмич опубликовал в ряде патриотических изданий документы, свидетельствующие о намерениях стратегов «нового мирового порядка» расселить на необозримых просторах России сотни миллионов выходцев из различных регионов мира. Это стоило ему жизни. А.Кузьмич был подло убит преступниками-русофобами. Впрочем, враги русского народа не останавливаются перед убийством и куда более безобидных своих противников, таких, как певец Игорь Тальков, вся вина которого состояла в том, что американский патент на оживотнивание человека под названием „rock and roll“ он использовал в прямо противоположных целях — для пробуждения русского патриотизма.

Как мы уже неоднократно подчеркивали, Сербия и Югославия привлекают стратегов «нового мирового порядка» именно как идеальные зоны для многократного злоупотребления: от испытания в экспериментальных условиях техники провоцирования братоубийственных войн и компрометации национальных движений — до создания правовых прецедентов для последующего завоевания России и остальной Европы посредством расчленения государств на политические автономии для нацменьшинств. Одна из их главных задач заключается в том, чтобы обкорнать Сербию до размеров „белградского пашалука“ и тем самым создать условия для турецкой политической и миграционной экспансии и гегемонии. Сфера влияния Турции, согласно замыслу авторов данного проекта, должна распространяться на сегодняшних вассалов американской политики на Балканах, Болгарию и Македонию, а также территории Косова и Санджака, вплоть до западной границы Боснии и Герцеговины.

Стратеги «нового мирового порядка» уже решили, что вся территория Боснии и Герцеговины должна стать областью турецкой гегемонии, поэтому их агенты и постоянные трибуны, — такие, как Джеймс Бейкер, — неизменно и яростно отстаивающие суверенитет и целостность этого „исламского государства“, столь же яростно отрицают право сербского и хорватского народа на самоопределение и соответствующие территории. Поэтому-то и малейшие признаки сербско-хорватского взаимопонимания каждый раз вызывают истерическую реакцию со стороны производителей „общественного мнения“ Запада, находящихся на содержании у «нового мирового порядка».

Но если сербский народ выстоит в противоборстве с «новым мировым порядком», это может положить начало обратному процессу. Вооруженная агрессия против Сербии и новой Югославии способна стать детонатором великого восстания русского народа против его продажных правителей и двигателем спасительного переворота в русской армии. Приведенные нами возможности сербского сопротивления придают глубокий смысл недавнему заявлению президента Буша, где говорится, что Сербия представляет страшную угрозу для безопасности США, их политических и экономических интересов. Никогда еще за всю свою историю сербский народ не удостаивался большей похвалы, не играл большей роли. Ибо со времен деспота Стефана Лазаревича и до сего дня роль сербов в истории Европы была достаточно печальной, если не сказать постыдной. К сожалению, и сейчас на сербской политической сцене ключевые „позиции“, в том числе и в „оппозиции“, занимают люди, не способные подняться на высоту поставленной задачи. Речь, как правило, идет о мелких, ничтожных людях, можно сказать, пигмеях, в то время как вызов на данном участке мировой арены поистине гигантский. Отсюда и отсутствие представления о подлинных масштабах и целях брошенного вызова.

Принимая на себя жестокие удары нигилизма, направляемые стратегами «нового мирового порядка», сербы могут утешиться лишь тем, что и другие европейские народы переживают сегодня аналогичный процесс уничтожения своей свободы и независимости, человечности и самобытности. Народы Западной Европы сами давно уже катятся в бездну растворения и исчезновения, и единственное различие между ними и сербами заключается в ощущаемой боли. Они ее практически не чувствуют, поскольку живут под мощным наркозом так называемого „государства изобилия“. Что же касается сербов, то сейчас они являются не просто мишенью, но славной мишенью концентрированных атак «нового мирового порядка», что дополнительно увеличивает их страдания. Однако в испытываемой боли скрывается и известное преимущество, ибо старая мудрость учит нас, что нет худа без добра. Подобный трагический опыт может послужить драгоценным средством по сохранению бодрствующего сознания, жизненной силы и энергии, необходимых для сопротивления, восстания и победы.

Сему бодрствующему сознанию открывается сегодня глубокий смысл знаменитого высказывания Димитрие Лётича: „Лишь когда все народы будут счастливы, будет счастлив и сербский народ“. В словах этих заключено гораздо больше, чем, вероятно, предусматривалось православным учением о любви. Борясь за свою свободу и независимость, сербский народ борется за свободу всех народов мира, вновь стоит на страже Европы. Сегодня Сербия — передовой край Мировой войны, в которой решается судьба человечества.

Перевод с сербского И. Числова

Путь Драгоша

Драгош Калаич

Что такое журналист в современном мире? Определений этой профессии и отношений к ней накопилось немало, и большинство из них оказываются отрицательного свойства. С журналистикой связаны устойчивые представления о лжи, продажности, беспринципности, верхоглядстве, нечистоплотности, патологическом любопытстве, разнузданной болтливости. Говорят, что ряды журналистов пополняются за счет неудавшихся писателей, мелких тщеславцев, любящих постоянно торчать на глазах у публики. Впрочем, последние не так уж безобидны, если в XX веке они сбились в некий всемирный концерн по имени СМИ (средства массовой идиотизации) и нешуточно говорят о своих правах на власть над человечеством. Кто называет ее «четвертой властью», кто дает ей другой порядковый номер, с учетом имеющихся традиционных властных структур. Иные из журналистов не скрывают своих намерений быть главной властью, легко и быстро смещающей президентов, министров, парламентариев, судей и... И — всё. Не слышно, чтобы журналистам удалось с такой же легкостью и быстротой сместить кого-нибудь из финансовых богов мира. И понятно почему. Журналистский орден по имени СМИ не способен прокормить себя, это всего лишь наемное войско у власти, претендующей побеждать во всех войнах — словесных и кровавых, — власти, контролирующей основные ресурсы и физические ценности (золото, бриллианты и т.п.) современного мира. Власть же, которая с утра до вечера заглядывает в кошелек дяди, никогда не станет первой, как бы себя ни величала.

Однако философ не зря говорил, что нет на свете вещей, которые сами по себе плохи. Нож, к примеру, плох не сам по себе, а оттого, что иногда попадает не в те руки.

С такой точки зрения профессия журналиста ничем не хуже любой другой, и, вполне вероятно, человечество доживет до времен, когда иные из журналистов будут причислены к лику святых.

У нас в России в старые добрые времена на журналистов вовсе не смотрели как на касту неприкасаемых. Сам Пушкин, причем в зрелые уже годы, страстно рвался в журналистику. А Достоевский-журналист, строго говоря, совершенно не уступает Достоевскому-романисту. Даже двух этих примеров оказалось достаточно, чтобы у нас в XIX веке появилась великолепная русская журналистская школа, с такими безусловными именами, как Катков и Иван Аксаков, Суворин и Меньшиков, отчасти Леонтьев и Розанов.

Тут, на такие вот имена оглядываясь, мы с полным основанием можем говорить о высоком стиле в журналистике, о своеобразной русской журналистской классике. Эти — не искали первенства среди властителей (хотя никогда и не заискивали перед властями). На свой труд смотрели как на общественную повинность, государственную службу, мирское послушничество в державной обители. Неутомимым труженикам на ниве народного просвещения, им удавалось общеизвестные недостатки, изъяны и пороки одиозной профессии превращать в ценности положительного ряда. На глазах у читающей страны совершалась замечательная метаморфоза: ложь пристыжено уступала место отважному правдоискательству, продажность сникала перед неподкупностью, на смену верхоглядству и суетливому любопытству приходили углубленное внимание, блестящая эрудированность; эти люди приучали общество к тому, что журналистика — не нахальная и болтливая трещотка, но умная, заботливая и любящая собеседница, наставница на путях общественной жизни.

С тех пор журналистов такого уровня в России уже не было. Увы, не появляется таких и по сей день — ни в официозных постсоветских изданиях, ни среди тех, кто самозванно кличет себя независимыми. Репетиловская болтливость по любому политическому поводу, осмотрительно дозируемая развязность при обсуждении поступков правящих персон, мелкотравчатое ерничество, — что еще за душой у наших «независимых»?

Да и кто они? Мы с вами безысходно затруднимся, попытавшись назвать хотя бы два—три имени. Увы, тут нет личностей. Нет тех, с кем бы вам было легко и интересно собеседовать каждый день и на любые темы. А именно таким в идеале должен быть настоящий журналист — вашим постоянным, надежным, неназойливым и не кичащимся своим всезнанием заочным собеседником, на встречу с которым вам не жаль выкроить полчаса, час, два, как бы ни был загружен ваш день неотложными делами. Ваше общение с ним — как бы мирская исповедь. Вы свободно доверяете ему свои тревоги, сомнения, горечь своей социальной беззащитности. Он не щелкает вас по лбу, не хихикает по поводу ваших наивных суждений о стране, о мире, о партиях, об армии, об экономике, о вере, безверии и т.д. Наоборот, вы то и дело обнаруживаете, что своим умом почти уже дошли до тех же выводов, какие слышите от него. Он помогает вам подняться в собственных глазах, почувствовать себя полноценным гражданином, а не предметом чьих-то циничных манипуляций. Он подводит вас незаметно к простым и замечательным открытиям: жизнь небезнадежна, необходимо бороться за свое человеческое достоинство, за лучшее, что сокрыто в вашей душе — доброту, честь, совесть, веру, отвагу, жажду правды...

И вот вы открываете одну газету, другую, десятую, чтобы найти себе такого собеседника-наставника, знакомство с которым, пусть и заочное, украсило бы вашу жизнь, и — не находите. Вместо него там поскуливают какие-то кикиморы. Мельтешат, тычут вам в нос свои гороскопы, кроссворды и ребусы, сводки новейших убийств, телефончики саун с прелестными массажистками, рецепты молниеносного обогащения.

Словом, вы и сами знаете, сами ежедневно убеждаетесь: журналистики у нас нет. А вместо нее — шантрапа, общественная сволочь, петитная и нонпарельная чернь, платные агенты СМИ.

— Но что же оппозиционные газеты? — проворчит кто-то. — Разве и там нет никого?

Но что отвечать? Разве нам не ясно всем, что оппозиционная печать в России девяностых годов (уточню: к рубежу 95-го) почти полностью погромлена, так и не успев народиться по законам естества. Факт, стоящий, чтобы его запомнить: за пять лет до 2000 года у русского народа в России нет ни одной оппозиционной, подлинно независимой газеты, которая бы не пребывала в состоянии самой жалкой агонии. И ни одного, пусть самого малотиражного, журнала—еженедельника. Наши аккуратно прислуживающие правящему режиму «независимые» потрясают, правда, целым списком оппозиционных изданий, якобы угрожающих демократическому процессу в стране. Но этот липовый список состоит именно из доходяг, из названий, выходящих раз—два в год, не чаще, ничтожными к тому же тиражами.

Так что опыт недвусмысленно показывает: у нас независимо можно только молчать. Только доходить. Только умирать. Только валяться под забором.

Таково необходимое предуведомление к разговору о Драгоше Калаиче. И его первой книге, выходящей на русском языке.

Чтобы разглядеть в современном мире что-то хорошее, приходится отталкиваться от тиранящего глаза оскорбительного пейзажа всесветной дряни. Вот я и хочу предупредить читателя: мы сейчас начинаем говорить о хорошем, о журналистике великодушного и умного собеседования. Но это будет не абстрактный разговор, а разговор в связи с личностью сербского публициста, писателя и мыслителя Драгоша Калаича. Ибо, по глубокому моему ( и не только моему) убеждению, он, Калаич, — один из той немногочисленной когорты разведчиков будущего, которые своим творческим трудом оправдывают существование журналистики как таковой.

Встречаясь несколько раз с Драгошем в Сербии, в его родном Белграде (мы вместе ездили также в разрушенный Вуковар, в объятую войной Боснию), я многократно имел возможность убедиться, что как журналиста его знает вся страна, и каждая его встреча, — пусть мимолетная, — с доныне неведомыми читателями трогала меня подробностями, которые можно наблюдать, пожалуй, лишь в кругу сербов. Тут не было вытаращенных глаз и раскрытых ртов при виде столичной знаменитости. Как не было и фамильярности: мы, мол, с этим парнем из «Дуги» давным-давно кумовья. Да и сам он, отвечая на сдержанные, полные провинциального достоинства приветствия, вовсе не снисходил, но совершенно естественно держал себя на равных, будто продолжая разговор, по какой-то причине полчаса назад прерванный.

Так оно и было на деле: эти знакомства по сути своей лишь восстанавливали атмосферу долгого и взаимно плодотворного заочного собеседования.

Для того чтобы такая атмосфера однажды возникла, журналисту необходимо, помимо многого прочего, неустанно писать и без больших пауз печататься. Ведь у читателя то и дело возникает потребность «перемолвиться» с ним о чем-то насущном, занимающем теперь всех. А если журналист умолк надолго — на месяц, на два, — он как бы в одностороннем порядке прервал наметившееся сближение.

У себя дома я храню почти полные комплекты «Дуги», белградского журнала, в котором Калаич — член редколлегии и постоянный автор, — за последние четыре года. И не могу найти ни одного номера, в котором бы отсутствовала статья, интервью или эссе, подписанные его именем. «Дуга» — не еженедельник, а ежедекадник, то есть выходит три раза в месяц. На годовой круг получается 36 номеров. В каждый выпуск Калаич дает от двенадцати до двадцати четырех страниц, а то и больше (не говоря о том, что он еще и формирует геополитический раздел журнала статьями других авторов, чаще всего зарубежных: немцев, французов, итальянцев, русских). Геополитика — в центре и его собственного внимания. Очень редко он ограничивается только внутрисербскими событиями. Да и как ограничишься, если Сербия в последние годы снова стала игралищем всемирных сил. Поэтому у него внушительнейшее рабочее досье по США, по Германии, по Ближнему Востоку, по Японии, по Италии и Франции, а с начала 80-х годов — и по России.

Естественно, такие досье невозможно собрать, не зная языков. Калаич великолепно владеет итальянским, отлично — французским и немецким, безупречно (хотя и недолюбливает его) английским. С недавних времен усиленно занимается русским и уже читает в оригинале даже Константина Леонтьева. Легко схватывая на лету разговорную русскую речь, он, однако, не решается заговорить по-русски, стесняясь своего произношения, действительно пока не идеального. Вот что значит требовательность к себе!

Но еще немного о его работоспособности. «Дуга» (в том числе, благодаря участию Калаича) — самый популярный в бывшей и сегодняшней Югославии многотиражный журнал быстрого реагирования. Кроме того, Драгош часто печатается в особо почитаемых студенческой молодежью «Погледах» и в самых массовых газетах, прежде всего в «Политике». Стоит полистать великолепно издаваемый журнал сербского патриотического движения белоорловцев «Новые идеи», чтобы убедиться, что Калаич и здесь — в родной стихии.

Словом, его чисто журналистская работоспособность (не считая трудов почитаемого в художественных кругах живописца, писателя—фантаста и историка философской мысли) совершенно ни с чем не сравнима на нашей оскудевшей, задичавшей и оскверненной журналистской ниве. В этом смысле Калаича можно сопоставить разве лишь с великими писателями от русской дореволюционной газетной школы наподобие Михаила Меньшикова.

Но удивительно обильны бывают на письме и графоманы. Трудолюбие обретает цену лишь при определении качества произведенного.

Вот тут, говоря о Калаиче, нам, для большей наглядности, надо обратиться к собственно русской тематике его геополитических разведок.

В журналистских, литературных, но прежде всего в политических кругах России он в одночасье стал известен после первой же своей статьи, напечатанной в Москве. Такое в газетной практике случается крайне редко, а потому стоит восстановить некоторые подробности события. Дело было не так давно — в феврале 1991-го. Эссе в русском переводе называлось «Обновление или гибель России» и увидело свет в писательском еженедельнике «Литературная Россия». Переводчица, прекрасный, кстати сказать знаток югославских реалий XX века, сдавая свою работу, призналась, что перевод ей дался с большим трудом, потому что речь в статье идет вовсе не о Югославии, а исключительно об Америке и о нас, к тому же автор касается уж таких щепетильных подробностей геополитики начала столетия, что она, как бы это сказать... Ну, она ведь тоже дорожит своей работой, а там все и всё на виду. Ну, ну... слегка покраснев, милая женщина попросила: ей не нужно никакого денежного вознаграждения, но хорошо бы не печатать ее фамилию под переводом. (Последняя просьба была, конечно, исполнена).

Публикация статьи мгновенно вызвала тихий шок в доме на Старой площади, где тогда еще размещался — за полгода до выселения — Центральный Комитет КПСС. Рассказывают, что партийные чиновники носились из кабинета в кабинет со статьей Калаича, как если бы в руках у них была портативная атомная бомба с часовым механизмом. Шуточное ли дело! Этот настырный серб говорил о том, о чем наивное большинство населения СССР ничего не знало, а «посвященное» меньшинство аккуратно помалкивало. Говорил об источниках финансового и идеологического обеспечения первой русской (по сути же антирусской) революции. Цитировал документы из малодоступных архивов США. Называл фамилии крупнейших денежных королей Америки начала века, кровно заинтересованных в свержении ненавистной им самодержавной власти в России. Ну, что там Парвус или Троцкий! Только мелкая разменная монетка в руках таких, как Яков Шиф и К". Американские финансовые магнаты, подтверждал Калаич с цифрами и фактами в руках, не пожалели золота и на сценарии двух революций 17-го года.

Не прошло и месяца после публикации, как главному редактору «Литературной России» Эрнсту Ивановичу Сафонову вручили конверт, пришедший откуда-то с Кубани. В конверт была вложена страница из местной газеты со статьей Калаича (перепечатанной, правда, без ссылки на отечественный первоисточник). На полях этой страницы — всего несколько слов от руки: «Что вы там в Москве все спите и спите! Вот каких вам авторов надо печатать, а не заполнять газету всяким мусором и навозом».

Так появились у Калаича в России первые надежные и благодарные заочные собеседники. Появились, повторяю, поcле первой же публикации. Слава Богу, русский читатель не разучился мгновенно оценивать качество печатного труда — на Кубани, на Волге, на Ангаре... Вскоре Драгош Калаич получил приглашение от Валентина Распутина: выступить на страницах «Литературного Иркутска» со всем, что бы он хотел сказать о современных судьбах славянства. О России.

Но мы «русскую тему» Калаича оставим на конец разговора, а сейчас приглядимся внимательней к его американским штудиям.

В 1993 году Калаич издал у себя на родине книгу под впечатляющим названием «Американское зло». Не правда ли, прямолинейностью своей такое название может насторожить? Неужели, скажет кто-нибудь, автор всерьез полагает, что все зло современного мира исходит из США? Нет ли в таком приговоре чрезмерной экзальтации, зашоренности или, мягче сказать, субъективности? Не возвращают ли нас к стилистике времен, когда всерьез писалось об «акулах империализма», линчевании негров и т.п.?

Как бы предвидя подобные вопросы, Калаич уже в предисловии к своей книге уточняет: исследуемый им феномен имеет совершенно очевидную европейскую родословную, которую, «условно говоря», можно определить как синтез «иудео-протестантской концепции экономики, анархического индивидуализма и принципов гражданского общества, в котором власть третьего сословия переросла в плутократию». На огромных пространствах «нового континента», вдали от обуздывающих норм европейской культуры и морали, эта гремучая смесь возросла до планетарных размеров, приобретя откровенно патологические черты и свойства. Первыми жертвами американского зла стали величественные культуры аборигенов, подвергшихся жестокому духовному и биологическому геноциду. Вторая губительная волна насилия обрушилась на «южан», которые унаследовали из Европы благородную архаику земледельческого феодального уклада, сложившегося еще до Французской революции. Кстати, сама эта революция, уточняет Калаич, стала во многом следствием возвратного шествия «американского зла» в Европу. Об этом свидетельствуют многочисленные факты, начиная от закулисной работы американских эмиссаров в предреволюционном Париже и кончая «Декларацией о правах человека и гражданина», составленной по образцу американского манифеста о независимости и эмансипации от европейской прародины.

Второе важное уточнение автора, касающееся корней и размеров «американского зла»: оно, это зло, вовсе не абсолютно и в самой современной Америке, потому что ему все упорнее сопротивляется «тихое большинство» американцев. Тех самых, которые, по свидетельству социологических диаграмм, с каждым разом все пассивней участвуют в президентских выборах и других акциях, требующих проявления политических чувств. Бытийственная природа зла в том и состоит, что оно не абсолютно, но постоянно покушается представить себя миру в качестве абсолютной ценности, устраивающей всех и вся.

Калаич не скрывает, что его особое внимание к природе и проявлениям американского зла не в последнюю очередь связано с тем, что именно его родина стала в последние годы мишенью номер один в Европе для амбиций, исходящих от законодателей «нового мирового порядка» (читай: все того же американского зла). И цитирует по этому поводу недвусмысленную директиву предпоследнего американского президента: «Сербия — наибольшее препятствие безопасности, экономическим и политическим интересам Соединенных Штатов Америки». Под этими словами Буша, как видим по событиям последних лет, вполне может подписаться и его преемник.

Но интерес Драгоша Калаича к Америке — это не столько реакция задетого за живое сербского журналиста, сколько пристальное внимание исследователя, который уже не первое десятилетие всесторонне изучает эту самую Америку и, похоже, в одиночку работает за целый институт. По крайней мере, чтение книги Калаича убеждает в том, что он собрал внушительнейшее американское досье и проштудировал целую библиотеку монографий, рассматривающих тот же предмет и принадлежащих не только европейцам, но, прежде всего, самим американским авторам.

Духовный и физический урон, наносимый современной американской цивилизацией остальному миру, головокружительно многолик. Тут и экраны (телевидение, кино), захлестываемые тошнотворными потоками голливудской крови. Тут и намеренная, планомерная наркотизация нынешнего и будущих поколений жителей земли. И циничное отношение к остальному миру как поставщику ресурсов и потребителю второсортной американской продукции. И навязываемые слуху каждого человека сатанинские ритмы антимузыки. И катастрофические темпы загрязнения планеты — сначала у себя дома, а теперь уже и на других континентах, куда Америка выталкивает свои наиболее вредные в экологическом отношении производства.

Самодовольство, хвастливая заносчивость «Демократии № 1» обслуживаются целым сонмом ее средств массовой идиотизации, которые неустанно обрабатывают как своих сограждан, так и обитателей второсортных пространств.

Калаич обращает внимание на вульгарную теорию «конца мира», успешно внедряемую нынче в мозги средних американцев, по которой выходит, что мир может сворачивать свою историю, поскольку Америка уже в основном достигла идеала благоустроенной, удовлетворяющей все запросы и прихоти человека жизни на земле и поверх этого рекорда никакой исторический прогресс уже невозможен.

Но что именно ждет обывателя в американском искусственном парадизе? Удел серого «экономического животного», которое успешно удовлетворяет все свои физиологические вожделения, потребляя все, что хотело бы потребить. Если «серое человечество» восторжествует в мире, если орды «экономических животных» подавят повсюду своих конкурентов, то «конец мира» действительно наступит. Но это будет не тот громоподобный триумф, который живописуют средства мировой идиотизации, а прямое воплощение новозаветных апокалиптических предчувствий.

Аморальность и губительность грядущей цивилизации «экономических животных» явственно ощутима уже и в наши дни. Прежде всего, ощутима в той фатальной потере чувства меры, что характерна для геополитики США, когда на каждом шагу «зоной жизненных интересов» американского шерифа объявляются все новые и новые страны Европы (в том числе с недавних пор и ридна Украина!). На бытовом уровне такая утрата элементарного чувства меры может вызвать у окружающих приступ здорового простонародного хохота. Но если на этот же изъян смотреть в онтологическом ракурсе, то тут уж реакция окружающих обязана быть совсем не шуточной, а настороженно-бдительной. Похоже, Господь решил примерно наказать «Демократию № 1», сильно обделив ее элиту чувством меры, политической и всякой другой.

В связи с последним обстоятельством Калаич вспоминает Гегеля, говорившего «о физической и моральной импотенции» Америки. Не слишком ли крепко выразился старый идеалист? Сообразуется ли эта философская брань с нынешним обликом сверхимперии, бомбящей Багдад и сербских «варваров»?

В своем эссе «Самураи побеждают ростовщиков», посвященном анализу острейших экономических противоречий между Японией и США, Калаич приводит популярный в сегодняшней Европе анекдот, героем которого остроумцы избрали президента Буша.

Впав однажды в коматозное состояние, Буш просыпается через три года и перво-наперво спрашивает у своего вице-президента, все ли в порядке в Америке.

— "О, да! — бодро ответствует тот. — Инфляция сократилась до рекордно низкого процента. Индустрия производит и продает больше, чем когда-либо в истории США. В наших школах дети наконец-то стали учиться, а из гетто исчезли наркотики. И все работают как люди!"

— "Отлично! — счастливо улыбается Буш. — А сейчас я бы хотел выпить чашечку кофе".

Вице-президент вмиг перестает смеяться:

— "Хорошо, господин президент, однако это удовольствие будет вам стоить ... шесть йен".

За этой геополитической остротой — вовсе не шуточная реальность современной Америки: не только мощное давление на ее экономику японского импорта и целых технологических комплексов, но и захват японским капиталом крупнейших голливудских студий, сотен отелей «Интерконтиненталя» или нескольких небоскребов в самом Рокфеллеровском центре. А за этими реалиями, в свою очередь, — противостояние двух мироукладов: одного, равняющегося на традиционные национальные ценности, и другого, означенного масонским девизом «От множества к единству»; за девизом же этим, при всей его «общечеловеческой» благозвучности, — стремление нивелировать подлинные национальные, религиозные, исторические, культурные ценности народов во имя серого человечества «экономических животных».

Пафосом своей книги Драгош Калаич предупреждает: пресловутый американский «котел наций», предназначенный для выплавки общества оскотиненных потребителей, работает сегодня на пределе своих возможностей. Дальнейшие перегрузки, связанные с полной утратой чувства меры, опасны для всего человечества. Американская технократическая цивилизация, торжествуя свою громкую всемирную победу, стремится скрыть перебои и скрежет в чреве гигантского механизма, изработавшего почти все свои ресурсы. Отравленный наркотическими химерами преуспеяния организм нешуточно опасен для всего человечества.

Драгош Калаич родился в 1943 году в оккупированном немцами Белграде. В апреле 1944-го, на самый праздник. Воскресения Христова, город был подвергнут варварской, совершенно бессмысленной (с точки зрения военной эффективности) бомбардировке силами американских ВВС, которые обычно пролетали над Белградом бомбить румынские нефтяные скважины, но тут почему-то решили сбросить груз на полпути и, главным образом, на мирных горожан, возвращавшихся с пасхальной заутрени.

В том же 1944-м в сербскую столицу с боем вошли красноармейцы, великодушно поделив славу освобождения города с титовскими партизанами. Фатальная вражда, возникшая несколькими годами позже между Сталиным и Тито, привела к тому, что последний приступил к строительству единственного в своем роде социализма — на американские деньги. Так в послевоенной Югославии завязался узел геополитических противоречий, не распутанный и по сей день.

Если бы американские бомбардировщики вздумали повторить сегодня в небе над Белградом свой «подвиг» пятидесятилетней давности, то на одной из самых больших плоских крыш города прочитали бы в свой адрес английское ругательство, выведенное громадными буквами. Так думает теперь об учредителях «нового мирового порядка» большинство сербов. При том, что в политических кругах новой Югославии есть партии, почти не скрывающие проамериканскую ориентацию, и здешняя пресса живо обсуждает, кто и сколько получает за свою «независимость» из-за океана.

С другой стороны, хотя тысячи югославских коммунистов жизнями заплатили в титовских застенках за свой «сталинизм» и за свое «русофильство», — любовь к матери-России, к русскому народу неискоренима в душах большинства сербов. Это чувство не удалось поколебать даже в последние годы, когда «миротворцы» со Смоленской площади вели откровенную антисербскую игру, ничуть не скрывая, что действуют на Балканах по американскому сценарию.

Читатель этой книги и без подсказки разглядит: Драгош Калаич — убежденный и последовательный русофил. Его любовь к России основана не только на интуиции, на настроении, на уважении к именам писателей-классиков или выдающихся деятелей русской истории. Эта любовь, не минуя наше прошлое, адресована, прежде всего, России завтрашней, ее еще не воплотившимся духовным возможностям, тому русскому будущему, благородные черты которого он различает уже в наши дни, — сквозь неприбранность, мишуру и лицемерие «перестройки», сквозь оккупационную проволоку и моральную деградацию «демократизации». Недаром свою последнюю книгу (она вышла в Белграде в 1994-м), в которую включены статьи о России конца восьмидесятых — начала девяностых годов, Калаич назвал с пророческой безоглядностью, уже не дающей ему права отступить ни на шаг назад или в сторону: «Россия встает». Кто из наших домашних провидцев, угнетенных позорным зрелищем затяжной смуты, решился бы сейчас на такое отважное определение? Мы больше любим теперь перебирать, как четки, признаки своей погибели, и если отваживаемся на что-то понадеяться, то непременно выставляем те или иные условия, без соблюдения которых все уже безнадежно: если, мол, будут те-то и те-то задействованы силы, то тогда, глядишь, что-нибудь еще и получится. А вот у него — никаких «если». Просто: "Россия встает".

Впрочем, простота калаичевского определения — кажущаяся. Она — не от бравады, не от всеславянского желания прихвастнуть тем, чего, может, и нет на самом деле. К такому названию-определению он шел трудным путем, через сомнение, в чем признается в предисловии к этой книге:

«...Оккупированная Россия. Так, по первоначальному замыслу автора, должна была быть озаглавлена серия посвященных сегодняшней русской трагедии политических очерков, свидетельств и репортажей, написанных в пути сквозь долгую ночь заточения, под знаком господства инородческих и изменнических псевдоэлит, служащих — когда бессознательно, а когда и осознанно — демону экономики, что характерно для времени, знаменующего конец западного цикла европейской цивилизации. Между тем, просмотрев еще раз отобранный материал, автор отверг первичное название, заменив его другим — Россия встает, которое более отвечает главной цели его поисков на просторах, оккупированных русофобскими силами».

То есть, автор посчитал неуместным ограничиться констатацией неутешительного факта, разглядел динамику, выход от одного состояния к другому. Что же! Может, так теперь и должно быть, что чуть-чуть со стороны наше настоящее проступает виднее? Ведь когда топчешься на месте, — а не этим ли у нас занимаются те, кто все еще выбирает между капитализмом и социализмом? — то кажется, что и сама жизнь затопталась, обессилев куда-либо двигаться... Вот почему мне нравится та резкость и настойчивость, с которой Калаич уже несколько лет подряд не устает убеждать: разница между капитализмом и социализмом — чисто внешняя, по сути они очень даже нужны один другому, нужны для манипуляций над большими людскими сообществами якобы во имя их наиболее справедливого земного благоустроения. Суть же манипуляций в том, что и там и здесь всемирный интернационал правящих элит (псевдоэлит) готов разыграть любую «холодную» или идеологическую распрю во имя сохранения контроля над мертвыми и живыми ресурсами планеты. Подневольное участие в таких манипуляциях унизительно для славянских народов, в том числе для русских и для сербов. Мы вправе, думая о своем земном устроении, полагает Калаич, добиваться подлинно достойных условий существования, основанных не на сценариях финансового интернационала, а на многовековом внутреннем опыте наших народов, на нашем национальном понятии о справедливости и, конечно, на наших религиозных воззрениях, осуждающих страсть к наживе, приемы и практику тотального ростовщичества, словом, поклонение Мам-моне.

Выработка идеологии для народов, исповедующих православие, это, по сути, и есть поиск третьего пути, о котором так часто пишет в последние годы Драгош Калаич. Особенность поиска в том, что речь идет не о логической конструкции, сочиняемой в кабинетной тиши. Есть такое понятие в армейском лексиконе: разведка боем. Единственно необходимый и возможный путь приходится прощупывать и удерживать в обстановке войны, понимаемой одновременно и как метафора и как реальность. Да, когда мы слышим, что идет третья мировая война, мы вправе воспринимать эти слова как метафору, потому что третья нисколько не похожа на две предыдущие. Но каждый из нас способен привести, наверное, десятки примеров того, что речь идет и о реальности: о реальности Вьетнама и Афганистана, «бури в пустыне» и насквозь простреливаемого Сараева, горящего Дома Советов и разрушенных кварталов в Бендерах, Вуковаре и Грозном.

... Драгош попросил остановить автобус на одном из перекрестков многострадального боснийского города Брчко. Изрешеченные пулями и осколками стены пустых двухэтажных домов, разбитые витрины магазинчиков, изуродованный легковой автомобиль, россыпь гильз и металлических денег под ногами, — именно в такой вот «типичной» обстановке захотел Калаич снять для белградского телевидения беседу с несколькими своими гостями из России, писателями, журналистами. Пока он задавал вопросы одному из нас, остальные, непринужденно разговаривая, подались по ближайшей из пустынных улиц и... угодили прямо в зону обстрела. Как выяснилось, эта часть города была на мушке у мусульманских снайперов, засевших где-то сразу за окраиной Брчко. Тут я впервые увидел, как Драгош потерял самообладание, бегом кинулся вдогон за неосмотрительными гостями. Высокий, седой, в светлом джемпере, он был сейчас такой выгодной для стрелков мишенью... К счастью, и он, и гости вернулись невредимы. Отдышавшись, Калаич невозмутимо продолжил перед камерой разговор о третьей мировой, которая для него — не метафора, а реальность.

Так кто же победит?

Интернационал барышников и лихоимцев? Хорошо оплаченные наемники «нового мирового порядка»?

Или мы, желающие в своем доме жить по своему уставу?

Ответ зависит от каждого из нас — на пространстве от Дуная до Волги, от Адриатики до Тихого океана.

1995

Этот «портрет» Драгоша Калаича, написанный в качестве послесловия к его книге «Третья мировая война», за прошедшие с тех пор десять лет ни в чём не устарел. По крайней мере, не устарел в главном, потому что та война длится.

Но как же прискорбно мне говорить теперь о нашем драгоценном сербском друге в прошедшем времени!

Если бы война порождала одни жертвы, бессмысленным было бы участие в ней. Но, к счастью, война — еще и мать героев. Такими стали для нашего поколения Юрий Селезнёв, Эрнст Сафонов, Юрий Кузнецов, Вадим Кожинов, Николай Разговоров, Эдуард Володин, Аполлон Кузьмин, Николай Третьяков, Олег Трубачёв…

А теперь — и Драгош Калаич.

Когда-то я подслушал тихий разговор сербов о своём Калаиче: «Редкая фамилия у него… Калаич… олово…оловянный?» Ну, да, — подумал я про себя, — конечно так: оловянный солдатик… Солдат. Воитель.

Его оружием были сербское раскалённое слово, славянский меч, европейская хладнокровная рыцарская отвага, русское великодушие.

Это о таких как он сказал другой выдающийся серб отходящей эпохи, писатель и воин Драгиша Васич:

«Бог любит только героев».

Юрий Лощиц, 2005 г.