science Поль Вирилио Стратегия обмана ru И. Окунева 2002 FB Tools 2006-06-29 www.lib.ru Светлана Бабак (Admin[at]aidan.spb.ru) FB18288B-7630-4549-82CF-682FAFE5C048 1.0

Поль Вирилио. Стратегия обмана


В действительности, Северо-Атлантический альянс — незаконнорожденный ребенок, коммунистический выродок, а не дитя, рожденное по доброй воле.

Поль-Анри. Спаак, генеральный секретарь НАТО.

I

«Разум вводит нас в обман чаще, чем наше естество», — писал Вовенарг…1 Во всяком случае, очевидно, что разум военачальников НАТО совершенно не считается с природой Балкан. Стратеги альянса не утруждают себя разграничением практических методов и политических целей и в очередной раз демонстрируют несостоятельность военных теорий и сценариев, выражающих технический иллюзионизм Соединенных Штатов после завершения холодной войны.

В одном из интервью Тони Блэр заявил: «В Косове ведется война нового типа — война, имеющая целью не захват территории, а утверждение общечеловеческих ценностей».2 Это заявление говорит нам если не о конце геополитики, наступившем после конца истории, то, по крайней мере, о том, что союзники не принимают во внимание условия боевых действий, ведущихся с про-

тивником, окопавшемся в геологически и геополитически пересеченной местности. Генерал Уэсли Кларк, ратующий за войну, управляемую через воздушное и космическое пространство, 12 апреля 1999 года в Брюсселе заметил: «В этой войне, как никогда в Истории, главную роль играет высокоточное оружие»…

Хотя массированное применение высокоточных технологий якобы уменьшает «сопутствующие» разрушения, главнокомандующему все же пришлось извиниться за некоторые «оплошности», например, за бомбардировку колонн беженцев.

Когда генерал Кларк восхваляет техническое превосходство военной авиации, он говорит не как официальный представитель мощи НАТО, а как один из теоретиков задуманного Пентагоном «революционного переворота в ведении войны». Как один из тех, кто уже несколько лет желает неограниченно расширить возможную зону автоматических ракетных ударов, включающую теперь пустыни (операция «Лиса в пустыне» в Ираке) и прилегающие к ним страны (антитеррористические операции в Судане и Афганистане), как если бы теория «Открытого Города» территориальных конфликтов недавнего прошлого теперь распространилась и на воздушное пространство суверенных наций, на «открытое небо» Теле-Войны и послужила стратегическим дополнением экономической децентрализации воздушных перевозок (проводимой в рамках программы под соответствующим названием OPEN SKY).

Если близость пустыни во время войны в Персидском заливе еще могла оправдать систематическое использование новых «кораблей пустыни»: ракет, запускаемых с авианосцев, беспилотных самолетов и прочих НЛО, вроде F.117, то гористая местность Балкан сделала невозможной «молниеносную войну», окончательно поставив НАТО в тупик… Обращение же Альянса к России лишь подтвердило геополитическую недальновидность операции «Союзные Силы».

Уже в 1997 году четырехлетний оборонный план Пентагона продемонстрировал готовность Соединенных Штатов сражаться на двух фронтах и проводить многочисленные краткосрочные операции с целью «восстановления мира» в отдельно взятом регионе, тут или там, в малозначительных государствах… Двумя годами позже пришлось признать если и не крах этой программы, то, по крайней мере, наличие риска символического поражения и падения в глазах общественного мнения, более серьезного, чем неудачная операция в Сомали, а также констатировать возобновление гонки вооружения массового поражения (ядерного, химического и т. д.) среди многочисленных стран, озабоченных сохранением национального суверенитета.

Таким образом, изобретение так называемой «гуманитарной войны», ведущейся в Косове, могло только обеспокоить растущее число «слабых» наций и морально поддержать всех тех, кто опасается однажды оказаться мишенью «сильных» наций.

Если это действительно так, то нерезультативность воздушных налетов, которые должны были предотвратить гуманитарную катастрофу — трагедию беженцев в Косове, — но, в действительности, ее в высшей степени обострили,

— была усилена длительным и непродуктивным процессом — очередным ростом напряженности, связанным уже не с холодной войной и соответствующем ей ядерным устрашением, а с растущей опасностью распространения ядерного, химического и бактериологического оружия в странах, желающих иметь надежную защиту от нападения (с применением оружия массового поражения) и не имеющих возможности использовать высокоточное вооружение, управляемое из космоса. В этом отношении весьма показательна реакция Индии: «Если нации стремятся сохранить стратегическую независимость и политический суверенитет, у них нет другого выбора, кроме как поддержание собственного ядерного арсенала и наращивание количества боеголовок в целях развития военного потенциала. Последнее требует времени и средств, поэтому наименее дорогостоящий способ в промежуточный период — до достижения стратегического паритета — заключается в том, чтобы сосредоточиться на развертывании ракетных баз. Чтобы опередить развитие событий, Соединенные Штаты решили довести до совершенства противоракетную оборону и воспрепятствовать приобретению ядерных технологий третьими странами».3 Опасения по поводу ближайшего будущего выражают не только Россия и Украина, но и Япония, которая вывела на орбиту спутник для наблюдения за ракетными базами совершенно разваливающегося северокорейского государства.

Что касается конфликта в Косове, то, каким бы ни был его исход, возникает вопрос, снятый на некоторое время псевдопобедой в Персидском заливе, о нарушении равновесия страха, когда неограниченное распространение оружия массового поражения не оставляет места межгосударственному устрашению.

В историю народов каждый из родов войск: сухопутные, военно-морские, военно-воздушные силы или космические войска, — вносили новые типы вооружений и определенные политические стратегии, и для того, чтобы понять неудачу НАТО (вне зависимости, повторим это, от исхода войны), надо возвратиться к моменту возникновения приоритета военно-воздушных сил, сменивших господствовавший в течение веков морской флот.

Концепция «власти в воздухе» была сформулирована итальянцем Джулио Дуэ как расширение «власти на море». Идея победы в войне ведущейся с высоты, с неба, футуристический образ а 1а Ма-ринетти были вскоре подхвачены основателем Королевских военно-воздушных сил генералом Трен-чардом и опробованы в британских колониях на Ближнем Востоке, в массированных воздушных налетах на восставшие племена… а затем генерал Митчелл, уже в Соединенных Штатах, сформулировал идею взаимодействия воздушных и морских сил и выступил за создание авианосцев.

Теории Дуэ, согласно которой ВВС способны одержать победу без помощи со стороны «земли», было суждено восторжествовать не в атаках Люфтваффе, воздушных налетах на Англию или стратегических бомбардировках Германии Второй мировой войны, а в бомбе, сброшенной на Хиросиму, когда один-единственный бомбардировщик Б-29 и одна-единственная бомба решили исход войны в Тихоокеанском регионе.4 Холодная война способствовала распространению «межконтинентальных ракет» и использованию орбитальных спутников в системах наведения, но мы, увы, недооценили тот факт, что война с использованием воздушно-космических вооружений ведет к предельно большим разрушениям, так что равновесие держится на признании ядерного, нейтронного, химического или бактериологического оружия как абсолютного.

Забвение, вернее, упущение этого факта, скрытого иллюзорной победой союзников в Ираке, привело к одной роковой ошибке в период президентства Билла Клинтона: расширению всеми средствами территории применения «автоматических ударов», предназначенных для наказания rogue states,1 государств-хулиганов, от которых Соединенные Штаты намереваются защитить мир с помощью компьютерных технологий.

Впрочем, выходя за рамки обсуждения «гуманитарных» принципов конфликта в Косове, пресс-секретарь Пентагона Кеннет Бэкон 15 апреля этого года заявил: «Мы предполагаем наличие у Югославии запасов химического оружия, объем которых нам неизвестен».

Заявление было сделано накануне смены курса на Балканах и определило рамки знаменитого «долга вмешательства». Границы эти являются не этическими, как наивно полагают, а стратегическими, подобно границам, сформировавшимся в период равновесия страха между Востоком и Западом и политики ядерного сдерживания, что более сорока лет тому назад поставили под угрозу уничтожения всю жизнь планеты… Это и есть настоящее «преступление против человечности», за которое, однако, так и не последует никакого наказания!

Итак, после тревожного политического непризнания Организации Объединенных Наций и возможного в скором времени отказа от оборонительных стратегий НАТО не дойдет ли дело до иного типа урегулирования конфликтов: наступательного, когда Военные уже не будут делать вид, что они играют в «казаки-разбойники» с кровожадными государствами-хулиганами, но попытаются занять место политиков и сами станут решать проблемы эффективного руководства в эру Нового Мирового Порядка. Мы видим, как штаб НАТО принимает решения: девятнадцать стран альянса одобряют задание в ситуации, которую генеральский состав называет Процедурой Умолчания, другими словами, «дают зеленый свет» при подразумеваемом общем консенсусе всех остальных; на этом примере мы можем догадаться о будущей «политике, проводимой иными средствами». И действительно, то, что странам-членам НАТО приходится искать соглашение по поводу каждого объекта и каждой тактической операции отнимает драгоценное время, нужное для действий на местности и значительно сдерживает скорость, определяющую составляющую самой войны.

Вернемся, однако, к вопросу об «общечеловеческих ценностях», который, согласно Тони Блэру, является более важным, чем вопрос территориальной целостности и суверенитета государств-наций.

Когда пытаются вести гуманитарную войну, войну во имя «прав человека», то автоматически лишаются возможности обсуждать прекращение военных действий с противником. Если противник — это палач, врагрода человеческого, то не остается иного выбора, кроме победы любыми средствами и безоговорочной капитуляции.

Надо отметить, что новая логика ведения войны, как и обосновывающая ее аэрокосмическая стратегия, провоцирует «стремление к крайностям», отвергаемое теоретиками национальной геополитики.

Вспомним, например, ответ премьер-министра Ицхака Рабина генералу Шарону. После заключения Кэмп-Дэвидских соглашений последний обратился к первому в кнессете с резким обвинением: «Вы вели переговоры с террористом Ясером Арафатом, это недостойно политика!» Ответ Рабина вызвал смех израильского парламента: «Но, дорогой друг, для того, чтобы заключить мир, надо разговаривать с противником!». Установление приоритета «общечеловеческих ценностей» над «территориальной целостностью» совпадает с незаметным и дискретным, как воздушные атаки союзников, изобретением: Светской Священной Войной — частным проявлением которой представляется фундаменталистский «долг вмешательства». За резким обесцениванием территории в настоящем конфликте, который президент Клинтон все еще отказывается называть Войной, стоит трагикомическая инфантилизация конца нашего столетия, пример каковой — процесс импичмента американского президента — мы недавно имели возможность наблюдать.

Если дисциплина является наиболее важной составляющей боеспособности армии, то в «настоящей войне» должен быть военачальник. Однако нельзя быть уверенным, что Билл Клинтон способен принимать какие-либо решения после разрушительного Моникагейта.

Организованные нападки на Мадлен Олбрайт, чье влияние несомненно ослабевает, на самом деле, имеют иную цель — президента Америки, и мы даже можем спросить себя, не смещен ли он уже тайком со своей должности… Вспомним, как после публичных откровений на телеэкранах всего мира Билл Клинтон созвал военачальников Пентагона и заявил им, что продолжает быть главнокомандующим армии. Канцелярия президента возбудила даже несколько процессов против военных, вздумавших насмехаться над Клинтоном.

Ельцин — не Горбачев, он не работал в КГБ; Клинтон — не ветеран ЦРУ, в отличие от Буша. Однако возвращение Примакова означает, что военные разведывательные службы оказались вновь задействованными, теперь уже в информационной войне, и пытаются компенсировать врожденные пороки, инфантилизм политиков.

«Каково различие между взрослым и ребенком?» — спросили как-то у владельца крупного отеля в Лас-Вегасе. Ответ: «Стоимость игрушек!». Кажется, что «революция в способах ведения войны» ведет к тому, что технологическая мощь Америки становится для Билла Клинтона чем-то вроде WONDERLAND, когда человек на войне, подобно ребенку в парке, желает попробовать все, все показать из страха показаться слабым и одиноким. В Косове, как чуть раньше

— в Ираке, последняя великая держава должна сразу отказаться от добрых чувств, поистине так можно сказать, и установить мировую гегемонию, продемонстрировав свой военный арсенал: ракеты, запускаемые с авианосцев, или F.117, уже испробованные в Ираке, или бомбардировщик В.2, чья себестоимость сравнима с валовым национальным продуктом небольшой страны, вроде Албании. Можно привести другой пример всеобщей инфантильности: в своей недавно изданной книге Билл Гейтс восхваляет достоинства программного обеспечения FALCON VIEW, способного разрушать мосты на Балканах.5 Америка конца столетия пренебрегает «природой» во имя «информатического разума» и, противореча своему вкладу в спасение свободного мира, пересаживает системную рациональность в программируемые автоматы и разумные ракеты, принимая, видимо, мир за игрушку, военную игру, а Билла Гейтса — за пророка, который в 1998 году без колебаний преподнес урок и самому Биллу Клинтону, показав, что власть уже не является властью политика или избранных государственных мужей, а информатической властью инженера, программиста, примером которого представляется сам Билл Гейтс, несмотря на свою эволюцию.

Что-то похожее происходит и в околоземном пространстве: оно сейчас заполнено космическими зондами наподобие DEEP SPACE 1 (еще одним типом «крылатых ракет»), сменившими космонавтов пилотируемых полетов под руководством НАСА, тогда как автоматические приборы пытаются заменить весь состав армии США…

5 мая 1999 года, спустя полтора месяца после начала воздушных налетов на Балканы, сенатор Люсьен Нойвирт, президент французской парламентской группы по делам космоса, написал: «Спутниковое наблюдение и развитие мультимедиа свидетельствуют о крупных исторических изменениях. Технологический рост все более связывает наше общество с космическими далями. Сегодня могущественная держава должна быть как можно менее предсказуемой, обладать средствами наблюдения и эффективного вмешательства и быть способной на быстрое реагирование. Тот факт, что сектор космоса, как и секторы обороны отдельных стран находится вне ведения Европейского Союза показывает, что правительства этих стран не проявляют сильного желания к интеграции этой составляющей их суверенитета».6 Проект космического права на независимый доступ в космос, на передвижения в атмосфере и наблюдение Земли почти дословно повторяет не так давно кодифицированное морское право. Миф 30-х годов о «летающей нации»,7 появившийся в период развития военно-воздушных сил, которым вскоре суждено было полностью разрушить Европу: от Роттердама до Дрездена, от Ковентри до Гамбурга, — на наших глазах сменился другим мифом — о нации «в невесомости», парящей нации, пример которой мы видим в Косове.

Для европейских, государств Соединенные Штаты представляются конкурентом, поэтому сектор космоса имеет для них жизненно важное значение, мало-помалу становясь гарантом безопасности на континенте. По поводу национального суверенитета возникает один необычный вопрос: не подменит ли в скором времени орбитальное пространство поверхность Земли'?

Если это так, то стратегии будут развертываться не в геофизическом окружении, а внутри экосистемы; и ореол, наблюдаемый после выхода из атмосферы, LIGHT GLOW, созданный кислородной оболочкой, обволакивающей Землю и делающей ее обитаемой, станет последней сценой Истории.

Воздушное и космическое право наций отныне важнее земельного права на обитаемые территории, а ареной политики, пришедшей на смену разрушительному мифу о LEBENSRAUM,li становится тонкий слой атмосферы. В XXI веке для руководства нациями окажется недостаточным наблюдать за тем, что происходит перед глазами, внутри границ и вне их, но необходимо будет также видеть происходящее сверху, на небесном своде, где картинка вовсе не лишена глубины, поскольку если смотреть «с Полярной звезды», то всякая геополитическая перспектива исчезает, а издалека, вернее, свысока вертикальное измерение одерживает полную победу над горизонтальным.

Неуместный воздушный удар по Балканам, произведенный при попирании законной власти ООН в делах международной безопасности свидетельствует по многим причинам о коренном изменении природы конфликтов между государствами.

Война всеми средствами ведется уже не с помощью боевого газа, а посредством частых магнитных бурь и понемногу создает нездоровый климат, вредоносную атмосферу, разрушая, зачастую, не вооружение противника, а атмосферу и экосистему страны под прицелом.

Поэтому в конфликте, развязанном «во имя защиты прав человека», в жертву приносится, в основном, гражданское население, зато военные противоборствующих лагерей находятся как бы в защищенной зоне.

Атмосфера, атмосфера… еще совсем недавно люди довольствовались тем, что обманывали врагов и зашумляли электронную среду, создавая помехи в работе военных систем противника. Но нам уже грозят грандиозными атмосферными вихрями над какой-либо страной.

Война, подобная войне в Косове, ведет к нулевым потерям в войсках противника и к нулевому политическому успеху, но она способствует созданию Экосистемы Вооружений, способной вызвать цепную реакцию всеобщей информационной катастрофы, когда разрушения от бури в эфире превзойдут по силе разрывы бомб… Загрязнение магнитных полей только усилит хаос и беспорядки, вызванные вирусами и другими «программными бомбами», и тогда течение конфликта станет совершенно непредсказуемым, а сам конфликт — Сюрреалистическим.

II

«Победа прежде всего в том, чтобы далекое видеть Вблизи, Целиком… И пусть все по-новому называться будет», — писал Гийом Аполлинер в стихотворении времен войны.'

Сегодня таким «новым названием» является Глобальное Информационное Превосходство. В 1997 году генерал Фогельман, начальник штаба Военно-Воздушных сил США заявил перед палатой представителей: «В первом квартале XXI века мы будем в состоянии находить, преследовать и поражать в почти что реальном времени любой важный объект на поверхности Земли».1 Вице-адмирал Браун, начальник Космических сил США, подтвердил обоснованность этих циклопических планов, воскликнув на одной недавней пресс-конференции, посвященной Косову: «Наши возможности современной спутниковой связи просто превосходят всякие ожидания!»

Итак, после electronic warfare, начатой в войне против Ирака, Соединенные Штаты недавно запустили information warfare. Мощь этой системы покоится на трех основополагающих принципах: постоянном присутствии спутников над определенной территорией, передачей в реальном времени полученной информации и, наконец, возможности быстрого анализа данных, переданных в различные штабы.

В настоящее время над Балканами находятся около пятидесяти спутников всех видов и два десятка различных космических систем: радиолокационные станции (РЛС) Центрального разведывательного управления, РЛС отдельных родов войск, не говоря уже о спутниках, регистрирующих электромагнитные сигналы, позволяющие определять передвижение войск, и, понятное дело, целое созвездие спутников Global Positioning System (GPS), непосредственно управляющих действиями военной техники. Наконец, на высоте 4 500 метров находятся пилотируемые аппараты воздушной разведки, следящие за сербской противовоздушной обороной. А немного ниже беспилотные самолеты осуществляют автоматическую локацию военных действий.

В этой чисто паноптической перспективе конфликт на Балканах обречен воспроизводить стародавние стратегии: оцепление зоны боевых действий, окаймление противника артиллерией и strafing**, осуществляемый истребителями-бомбардировщиками.

Отметим, однако, что сербские вооруженные силы продемонстрировали способность противодействия всестороннему наблюдению за любым значимым элементом на поверхности земли — рассредоточиваясь и вместе с тем оставаясь неподвижными, бездеятельно поджидая фронтального удара, который союзники вроде бы и не собираются наносить. Потому натовская стратегия атак с воздуха явно не срабатывает и решение о взятии Югославии в блокаду вновь и вновь откладывается.

Впрочем, интересно проследить оборачивание порядка ведения этой «странной войны» на Балканах. В старые добрые времена перед тем, как взять приступом крепость, производили осаду. Сейчас же, весной 1999 года, были лишь частично приостановлены движение и транспортные перевозки, однако, на местность сбрасывались бомба за бомбой, ракета за ракетой, вплоть до 24 апреля, когда было выдвинуто предложение о морской блокаде…

В отличие от пустынь Кувейта, Югославия с ее гористым рельефом представляется естественным укреплением, многочисленные западни которого использовались как во время антигитлеровского сопротивления, так и в период сформированного Тито Народного Фронта, позволившего упорно защищать югославское рабочее управление от советской державы.

Между тем, чтобы понять роковую ошибку операции «Союзные силы», необходимо вспомнить о воздушных ударах союзников по Европе в период между 1943 и 1945 годами. В этот период немецким военным и союзникам Гитлера удалось превратить оккупированную Европу в настоящую крепость, опоясав ее границы и берега многочисленными и многоступенчатыми линиями обороны, наподобие знаменитого «Атлантического вала». Но, как поясняет маршал британской авиации Артур Харрис: «Поскольку мы обладали превосходством в воздухе, цитадель „Европа“ оказалась крепостью без крыши». Почти шестьдесят лет спустя положение любопытным образом изменилось: Балканы являются естественной крепостью, но у этой крепости нет стен и, следовательно, ее невозможно осадить, зажать в ней защитников, чтобы буквально «задушить» их, оставив без провизии перед последним решающим наступлением.

Вот как обрисовал ситуацию генерал Кельш, начальник штаба французских войск: «Мы накроем Югославию крышкой». Как если бы воздушное превосходство союзников действительно давало возможность подавить противника или тушить его на тихом огне без «кастрюли»!

Странная логика войны, хаос приказов вроде бы соответствует политическому хаосу в «пороховой бочке Балкан», где конфликты, пиратство и мафиозная контрабанда стали второй природой, обычаем предков… не говоря уж о религиозной розни, типичной для окраин Оттоманской империи.

Другой же аспект Информационной Войны касается «гуманитарного» измерения этого первого «конфликта прав человека», где основной удар как раз приходится на гражданское население.

Вместо подтверждения этого парадокса рассмотрим некоторые паноптические события, предшествовавшие воздушным атакам на RTS, югославское телевидение в Белграде.

12 апреля телевизионный канал ABC известил зрителей о том, что Пентагон располагает снимками со спутников, доказывающими существование массовых захоронений в Косове. На канале говорилось о «сотнях мест, где разворочена земля», однако ABC не показал ни одной фотографии, несмотря на то, что высокая дециметровая точность военных снимков позволяет говорить о них как о снимках-доказательствах. Впрочем, двумя днями ранее Пентагон обнародовал спутниковые фотографии равнин, где были хорошо видны лагеря жителей Косова, покинувших свои деревни. Таким образом, ABC не выявил связи между бегством несчастных жителей и возможной резней…

Взгляд Бога преследовал Каина до самой могилы, а сейчас взгляд Человечества пролетает над океанами и континентами в поисках преступников.

Итак, можно догадаться об этическом измерении программы Всемирного Информационного Превосходства, обладающего некоторыми чертами божественного, которое открывает путь этическим чисткам, способным вытеснить этнические чистки нежелательных или излишних народов.

На смену устному доносу, слухам, агентам влияния и шпионам приходит оптический донос; наступает время прямого включения, грандиозной паноптической оптики, дающей возможность следить не только за перемещениями противника, но и за жизнью друзей с помощью информационного контроля за общественным мнением.

Телевидение прежних времен фактически превращается в не что иное, как в глобальное теленаблюдение за социальным или асоциальным поведением, разнообразными «отношениями», которые уже в течение десятков лет формировались под влиянием рекламы.

Нации теперь выставлены на обозрение «оку Всевышнего», не испытывающему никаких угрызений совести циклопу, о чем вот уже лет десять свидетельствует не только постоянное слежение со спутников, но и появление официального роо1ш Pentagon-CNN.

Все это дает возможность понять символическое и основополагающее значение бомбардировки оплота телевидения в Белграде. Речь идет уже не о войне образов по типу войны в Персидском заливе, но о полиции образов, об организации единого рынка всемирного производства образов, что подтверждается созданием NIMA.iv В конце 1996 года на свет появилось National Imagery and Mapping Agency. В Ферфаксе (штат Вирджиния) было набрано около 10 000 служащих для обработки снимков из космоса для Пентагона и ЦРУ, однако через два года это агентство занялось контролем за потоком коммерческих изображений и стало необходимым звеном обработки образной информации. В эпоху глобализации обменов значение этого агентства день ото дня увеличивается.

После больших ушей сети «Эшелон» Национального агентства по безопасности (NSA), уже десять лет позволяющей перехватывать сообщения союзников, наконец, открылись большие глаза National Imagery and Mapping Agency.

Итак, после децентрализации воздушных перевозок начала девяностых в канун 2000 года приходит черед резкого ослабления контроля за передачей снимков из космоса. Стратеги «Открытого неба» (Open Sky) не довольствуются продолжением стратегии «Открытого города» периода территориального суверенитета наций — они пытаются сделать бесподобно прозрачной всю атмосферу планетарной экосистемы.

Отныне обеспечение прозрачности всеми средствами более значимо, чем наводка фронтовых орудий, вернее — более значимо, чем отсутствие фронта в ситуации, когда война не объявляется, когда все происходит через посредство экрана.

23 апреля 1999 года в первый раз было обстреляно здание сербского телевидения в Белграде; НАТО, таким образом, начало войну за узловые точки, в действительности, служащую оборотной стороной тотальной войны середины двадцатого столетия.

Хотя европейский консорциум, основными представителями которого являются Великобритания, Италия, Франция и Германия, а также экс-Югославия в лице Сербской федеральной республики, во владении которого находится спутник TV-EUTELSAT, долгое время не решался прекратить вещание со спутника на югославскую территорию, он вынужден был это сделать в конце мая 1999 года, создав, таким образом, тревожный прецедент, ущемляющий право на «отсутствие дискриминации» в обращении информации внутри сообщества. Наряду с буквальным разрушением основных сербских масс-медиа, прекращение вещания свидетельствует о наметившемся конфликте между превосходством в воздухе и приоритетом в космосе в новой войне в эфире.

В эпоху Инфовойны системная кибернетика стремится захватить власть не только над экономической и политической жизнью наций, но, прежде всего, над геополитикой всего мира, так что досмотр неприятельской информации оказывается гораздо более значимым, чем простое глушение его передач, поскольку он уничтожает всякую телекоммуникацию между вражеским государством и его собственным народом, идет ли речь о действенной пропаганде или обычной инертной информации, необходимой для повседневной жизни нации…

Можно много говорить об этом «досмотре», одной из форм тоталитарного масс-медийного вмешательства, когда вместо аргументов и адресной контрпропагады на истерзанные сообщества начинают сбрасывать бомбы.

Впрочем, именно об этом же хорошо сказала в New York Times Светлана Радосевич, спортивный комментатор белградского канала RTS: «Если вы думаете, что я лгу, вам не надо меня убивать, чтобы доказать это!»2 Опять-таки, старая идея «господства в воздухе» превосходно поясняет здесь разнобой масс-медийных картинок, рассказывающих о конфликте на Балканах. Об этом говорит каждый репортер, каждый очевидец: «Только хаос на территории вооруженного конфликта может помешать пропаганде» ,3 И подобно тому, как хаотическое геологическое строение Балкан представляется серьезным препятствием для военных действий НАТО, так и неразбериха, информационный хаос являются политическим препятствием для оценки военных целей альянса.

Для подтверждения моих наблюдений по поводу «войны в эфире», ведущейся в воздухе над Сербией, рассмотрим изменение тактики союзников, выступивших, в конце концов, если не за введение осадного положения, то, по крайней мере, за морскую изоляцию этой гористой местности.

После того, как замкнуть блокаду с моря в береговой зоне Адриатики не удалось — из-за того, что в отсутствие соответствующего постановления ООН Франция и Германия отказались от участия в этой акции, — Пентагон решил прекратить подачу электричества в Югославию и сбросить на югославские города графитовые бомбы, способные вызвать полное затемнение.

Как пояснил его официальный представитель Кеннет Бэкон: «Новая стратегия направлена на то, чтобы вызвать замешательство среди командования и подорвать дисциплину югославской армии. Она выведет из строя компьютерные системы противника».

Во время войны в Заливе по сигналу тревоги в Багдаде гасили свет в целях пассивной защиты. В Косове же мы видим пассивное наступление — атакующий сам производит затемнение в Белграде путем прекращения подачи электричества.

Логику таких, прерывающих всякую коммуникацию, действий надо рассматривать в контексте стратегического значения электрического тока как наиболее ценного вида энергии в эпоху «информационной революции».

После вмешательства масс-медиа в коммуникации противника начинается энергетическое вмешательство — вторжение, полностью изменяющее представления об экономической блокаде страны. «НАТО держит палец на рубильнике Югославии», — провозгласил, между прочим, в Брюсселе Джеми Ши, «звезда» этой войны, официальный представитель операции «Союзные силы».

В действительности, бомба BLU.114.В, применявшаяся при бомбардировке Сербии с целью прерывания подачи электроэнергии, лишь по видимости и по причине малой взрывной мощности представляется soft бомбой. Если сбрасывать ее на электростанцию, в среду, насыщенную статическим электричеством и озоном, то содержащийся в ней графит выполняет роль электрической дуги. В результате разгорается страшный пожар и происходит ужасный взрыв.4 Если учесть, что атомные электростанции будут служить основными целями в случае ядерной войны, то становится понятным значение испытания, проведенного НАТО на Балканах.

"Формулировки проблем современного общества и методов их решения, предложенных на рассмотрение экспертам НАТО и его соответствующему комитету в рамках конференции осенью 1973 года, представляются значимыми; в особенности — пилотный проект «Об универсальном планировании циркуляции людей и товаров». Речь уже идет не о планировании экономики в отдаленном будущем, что обсуждалось на конференции в Гааге; эти идеи остаются движущей причиной и пока также и средством для воплощения следующей идеи: «Рано или поздно нам придется рассматривать передвижение каждого человека на планете с точки зрения глобальной стратегической сети нового военно-промышленного комплекса».5 Когда четверть века тому назад, в разгар холодной войны, я писал эти строки, я не представлял, насколько актуальными они будут в эпоху великих постиндустриальных перемещений конца тысячелетия: исхода беженцев из Косова или массовых иммиграций выходцев из стран Востока и Южного Средиземноморья, не говоря уже о миллионах африканцев, покинувших родную страну по причине разгорающихся племенных войн, или о перемещении предприятий, в период глобализации рынка ищущих более дешевую рабочую силу.

24 марта 1999 года, в день начала ударов с воздуха по Югославии, в период усиления «этнических чисток» косоваров, ОСЭРУ порекомендовала Европейскому Совету упростить передвижение наемных рабочих по европейскому континенту: «Лишь около 5 миллионов выходцев из стран Европейского совета, с общим населением 370 миллионов, предпочитают работать на территории другой страны, члена совета, что составляет 1,5% всего населения,»— отметили в ОСЭР. «Миграции населения более значительны в Соединенных Штатах, Канаде или Австралии»…, можно подумать, что речь идет о крупномасштабной игре или о каком-то олимпийском марафоне!

Несколькими неделями после того, как «Организация по сотрудничеству и экономическому развитию» выразила свои пожелания, уже около миллиона косоваров были согнаны со своих земель, депортированы, вытеснены в результате нападения сербов или безработицы, ставшей повсеместной в связи с урегулированием экономики на макроуровне. Таким образом, «этнические чистки» Милошевича были продублированы «технической чисткой» постиндустриального пролетариата. Наблюдая передвижение большого количества населения и обезлюживание местности, мы с несравненной отчетливостью поймем военно-промышленное значение систем по распознаванию движения на поверхности планеты, подобных Global Positioning System, параллельной и дополнительной к системе Global Information Dominance, осуществляющей ведение воздушных атак на Балканах.

Однако широкая общественность еще не знает об «информационной аварии», происшедшей в ночь с 21 на 22 августа 1999 года, за четыре месяца до «проблемы 2000», об ошибке системы, полагающейся на работу сети военных спутников. Срок действия бортового счетчика, принимающего сигналы из GPS, ограничен таинственным числом в 256 месяцев, однако, в ту ночь счетчик обнулил-ся. Конечно, «Великая ночь» 2000 года пока не наступила, однако этот сбой послужил ее генеральной репетицией для пользователей (гражданских лиц и военных) этого оборудования слежения.

Официально, в начале июня должны были объявить, что военные из НАТО уже переоборудовали вооружение, поврежденное обнулением часов, например — ракеты, запускаемые с авианосцев, или бомбы, инерционно управляемые посредством GPS, для сброса которых используется бомбардировщик В.2 и которые, как говорят, ответственны за разрушение китайского посольства в Белграде…

Что же касается войны в эфире, ведущейся с помощью электромагнитных волн в пространстве над Балканами, то здесь можно усмотреть два момента, которые дополняют друг друга, но из-за потребностей НАТО зачастую рассматриваются раздельно. С одной стороны, это прекращение 24 мая сего года телевизионных передач со спутника EUTELSAT с тем, чтобы «заставить, наконец, замолчать рупор сербской пропаганды», с другой стороны, начало войсками союзников операции Commando Solo с участием четырехмоторного Hercule EC.130E, увешанного передающими антеннами и вмещающего в отсеке режиссерскую аппаратную радио и телевидения. «Прибыв по назначению, бортовые операторы начинают передачу записанных на пленку сообщений на сербско-хорватском, разработанных отделом психологических операций из Форта-Брэгт — в знаменитых PSY-OPS information warfare; среди пяти специалистов по электронной войне только лингвист может вмешиваться в передачу; таким образом, Commando Solo способен вещать телепередачи на населенный пункт среднего значения, тогда как радиопередачи могут распространяться на многие сотни километров».6 Противостояние в Герцевом пространстве приходит на смену противостоянию в воздушном пространстве над Балканами, и, таким образом, исполняется пророчество советского адмирала Сергея Горшкова, двадцать лет назад сказавшего: «Победителем в следующей войне станет тот, кто сумеет наилучшим способом использовать возможности всего спектра (spectre) электромагнитных волн.» Этот призрак (spectre) бродит теперь не только по Европе, но и по всему миру — однополюсному миру, созданному холодной войной.

Говоря о Герцевом пространстве, передающем сигналы из воздушного пространства, рассмотрим совсем недавнее нововведение в системе локации: «Мультистатическую локацию с помощью несогласованных сигналов». Революционная концепция, разработанная в СССР, оставляет РАДАР позади, так как поисковые РЛСИ, контролировавшие перемещения в воздухе, заменены телевидением, что «позволяет обнаружить самолеты в полете в любой точке воздушного пространства» ? Успешность работы «мультистатического локатора» зависит только от мощности телевизионных трансляторов или ретрансляторов.

К примеру, в нашей стране Telediffusion de France (TDF) полностью охватывает территорию, таким образом, вся Франция как бы купается в Герцевом эфире телевидения.

III

Все войны, начиная с войны в Заливе и заканчивая конфликтом в Косове, были не чем иным, как выставкой-ярмаркой американского оружия, новой формой стимулирования сбыта вооружений и роковой активизацией военно-промышленного комплекса. Зачарованные фактом разрыва с ООН, мы даже не заметили предпосылки другого разрыва — на этот раз, с НАТО.

На самом деле: если официальное руководство операцией «Союзные силы» на Балканах осуществлялось генеральным секретарем НАТО Хавьером Соланой, а военные приказы отдавались Атлантическим советом (постоянным политическим органом альянса) и военным комитетом НАТО, то все это было лишь уловкой, поскольку уже на второй стадии этой воздушной войны ведение боевых действий в зоне конфликта обеспечивалось «неофициальным советом», объединившим вокруг Соединенных Штатов их привилегированных союзников: Англию, Францию и Германию, в ущерб интересам остальных пятнадцати стран-членов НАТО.

Если говорить об «информационной войне», этот разрыв представляется частным и практически незаметным, однако он покажется резким и значительным, если мы примем во внимание будущую войну XXI века.

В действительности, если вскоре после падения Берлинской стены война в Персидском заливе отметила окончание состояния военного равновесия между крупными блоками Востока и Запада, то война в Косове означает окончание состояния политического равновесия между нациями и, помимо нового витка гонки вооружений, кладет начало поиску состояния вторичного устрашения, способного восстановить в эпоху «единого рынка» если не стабильность то, по крайней мере, американское превосходство. Прислушаемся к З.Бжезинскому: «Не будет чрезмерным утверждать, что провал НАТО не только подорвал бы доверие к Северо-Атлантическому альянсу, но и означал бы падение авторитета Америки в мире. Последствия этого были бы пагубными для стабильности всей планеты».1 Бывший советник президента Джимми Картера по вопросам безопасности, наш политолог как будто бы озабочен здесь проявившейся неустойчивостью Северо-Атлантического альянса, не говоря уж о том, что безусловное превосходство американской военной мощи может весьма посодействовать завершению периода коалиционных войн НАТО, а также запрограммированному концу коалиционной политики ООН. Все это навяжет нам завтра «мировую стратегическую концепцию» иного типа, гораздо более амбициозную, чем туманные и неопределенные заявления, сделанные Вашингтоном на праздновании пятидесятилетия НАТО 23 апреля 1999 года.

Речь идет о Глобаритарной концепции, не считающейся уже ни с НАТО, ни с ООН, и по охвату и силе воздействия представляющейся скорее метагеофизической, чем геофизической. "Временное измерение стратегического превосходства Соединенных Штатов окончательно возобладает над «пространственными» измерениями прежнего геостратегического превосходства Северо-Атлантического альянса.

А теперь проследим показательное противоречие этих устремлений: 9 апреля сего года президент Клинтон заявил: «Хочу напомнить, что Соединенные Штаты рассматривают применение силы в качестве крайнего средства». С другой стороны, незадолго до саммита в Вашингтоне стало известно, что Германия и Канада не смогли провести решение о пересмотре ядерных стратегий НАТО, так как Соединенные Штаты решили не отказываться от возможности применения ядерного оружия.

В действительности, когда нам говорят о требованиях открыть двери Альянса для новых членов, новых стран, удаленных от центра европейского континента, то в глаза бросается, главным образом, желание американского государства проводить в жизнь расширенную концепцию географической ответственности НАТО, что будет каждый раз замедлять принятие единодушного решения и тем самым косвенно укреплять лидерство Соединенных Штатов в информационной войне, управляемой с орбиты.

Прислушаемся к словам министра обороны Франции Алена Ришара: «Мы не в восторге от НАТО, однако, это — единственная реальная возможность объединить средства ведения войны в реальном времени».

Всем известно, что такое «процедура умолчания» : кто ничего не говорит, тот согласен, — навязанная в Брюсселе военным командованием НАТО в целях успешности воздушных ударов по Югославии. Отсюда мы можем догадываться о политическом банкротстве «коалиционной войны», которая завтра будет охватывать все более многочисленные и разрозненные страны.

Ради подтверждения вышесказанного отметим также, что генерал Уэсли Кларк непрестанно жалуется Конгрессу Соединенных Штатов на чинимые союзниками препятствия и сообщает о своей досаде из-за того, что ему приходится иметь дело с несколькими строптивыми странами, способными наложить вето на проведение акций по достижению некоторых стратегически важных для Америки целей.

Можно не сомневаться: фиаско НАТО на Балканах будет объяснено никак не некомпетентностью главнокомандующего, а медлительностью американских союзников.

И это несмотря на то, что принятая американцами стратегия воздушных ударов вызывает возражения у всех, включая британцев. Так, например, Джон Чипмэн из Международного института стратегических исследований в Лондоне в конце апреля заявил, что «стратегия, избранная для Балканской кампании, и ее осуществление ставят серьезные вопросы относительно способности НАТО задумывать и осуществлять сложные военные операции».

Находясь в Европе, мы не можем не беспокоиться по поводу роковой некомпетентности Северо-Атлантического альянса в делах ведения коалиционной войны. Так считает и генерал сэр Майкл Роуз, бывший главнокомандующий миротворцами ООН в Боснии: «Стратегия НАТО оказалась несостоятельной, поскольку воздушные налеты без подключения других войск являются средством, совершенно не подходящим для достижения заявленных целей. НАТО не может не признать своего стратегического поражения».2 Для того, чтобы подытожить эти трезвые размышления, прислушаемся к словам генерала Нойманна, главы военного комитета Северо-Атлантического альянса, заявившего в своей прощальной речи 5 апреля 1999 года: «Мы должны найти способ согласовывать условия коалиционной войны с основными принципами ведения военной операции — такими, как неожиданность акции и задействование сокрушительной мощи. В Югославии мы не смогли продемонстрировать ни того, ни другого».

Далее развивая тему несостоятельности кампании, первый с 1945 года немецкий генерал, активно участвовавший в военном конфликте, посетовал на то, что «характер воздушных операций НАТО определялся исключительно Соединенными Штатами», в заключение добавив: «Разрыв между Соединенными Штатами и Европой продолжает углубляться […] Европейским странам необходимо срочно приложить усилия для укрепления своей обороны».3 Итак, можно отметить, что даже если Организация Северо-Атлантического договора возобладала над Организацией Объединенных Наций во время разрушительной кампании на Балканах, ее неспособность вести коалиционную войну в Косово рано или поздно скажется в провале геополитики периода после «холодной войны» и, что самое главное, вызовет общий кризис суверенного национального государства.

Помимо расширения географической сферы влияния Альянса и нездорового разрастания его полномочий, стратегическая концепция, представленная на пятидесятилетии НАТО в Вашингтоне, обозначила целую совокупность различных опасностей для всеобщего мира, начиная с гражданской преступности и заканчивая оборотом наркотиков, терроризмом и распространением оружия массового поражения.

Обеспокоенные этим чрезмерно претенциозным для них списком, европейцы должны были позаботиться об участии в создании обычного «банка информации», осуществляющего обмен данными ради борьбы с распространением оружия массового поражения.

Но невозможно осознать пентагоновский Переворот в Военном Деле лишь с точки зрения страхования от всех опасностей и не принимая в расчет гегемонистских устремлений американских вооруженных сил в конце этого тысячелетия.

На самом деле, в ближайшие пять лет на новое преобразование военно-промышленного комплекса Пентагон предполагает выделить несколько миллиардов долларов, которые пойдут, разумеется, как на развитие новых вооружений, так и на создание систем кибернетического контроля и наблюдения, необходимых для ведения Information Warfare

В отчете за 1999 год министерство обороны, впрочем, отметило, что подобные расходы «необходимы для того, чтобы быть уверенными, что вооруженные силы и завтра будут иметь превосходство в разноплановых военных операциях» .5 Стремление постоянно обеспечивать господство на всех фронтах является свидетельством еще большего отсутствия меры и неразумия, нежели недавнее стремление к обладанию подавляющей военной мощью.

Этот Глобалитарный аспект американской мощи, порожденный не только глобализацией геополитических отношений, но, в особенности, конечностью несущего нас небесного тела, позволяет лучше понять значение аэрокосмических операций в небе над Европой и Ближним Востоком, а точнее говоря, желание Соединенных Штатов обеспечить себе превосходство в том, что касается контроля над околоземным пространством, а также недавнее решение президента Клинтона начать исследование и разработку национальной противоракетной обороны (ПРО).6 Подполковник Военно-воздушных сил США Рэнди Вейденхаймер, участвующий в проекте, заявил: «Вплоть до недавнего времени космос представлялся театром военных действий в плане коммуникации, распознавания и слежения. Сегодня мы должны быть в состоянии использовать наши спутники как настоящее оружие».

Подобное заявление имеет важные последствия, поскольку оно не только отказывает политической воле не милитаризовать околоземное пространство, но и грозит повлечь за собой односторонний отказ со стороны Соединенных Штатов от Договора по антибаллистическим вооружениям 1972 года, а также пересмотр соглашений по сокращению стратегических вооружений. Наконец, если Соединенные Штаты предлагают создать стратегическую ось Япония — Америка, то через некоторое время это приведет к участию Японии в Программе противоракетной обороны, распрост-146 раненной и на Азию, и можно догадаться о последствиях ее для Китая, причем в тот самый момент, когда посольство Пекина в Белграде оказывается по ошибке разрушенным с помощью бомб, инерционно управляемых со спутника] После того, как Соединенные Штаты президента Рейгана завлекли бывший СССР в адскую гонку пресловутых «звездных войн», — Соединенные Штаты президента Клинтона, несомненно, считающие, что выиграли холодную войну благодаря производственным успехам Капитализма Пентагона, подбившего противника из Восточного блока на непродуктивные затраты на военные нужды, теперь как будто бы готовы подтолкнуть и Объединенные Нации, и своих партнеров по НАТО, к следованию тому же гибельному пути. В ясной перспективе возобновляемой для обеспечения собственного превосходства гонки вооружений ее целью видится поочередное истощение экономик конкурентов по большому рынку Уолл-Стрит.

Оборона, наступление… когда нам сейчас говорят о НАТО как о трансатлантической оборонной системе, то недооценивают важность инфраструктуры в организации индустриальной и постиндустриальной войны. После появления атомной бомбы значение инфраструктуры существенно превосходит роль старой доброй стратегии, поскольку ядерное устрашение может сохраняться только в случае непрерывной разработки новых систем вооружений, способных застать врасплох и, следовательно, поразить врага, а вернее, «противника/партнера» в тотальной экономической войне. Стало быть, в конце XX века стратегическое наступление заключается не столько в нападении, сколько в бесчестной войне и в массовом истреблении гражданского населения; в непрерывном развитии Глобального Арсенала вооружений, способного устрашить противника/партнера по этой Wargame, когда война, которой отказано в каких бы то ни было действиях на местности, оказывается выигранной благодаря изобретению новых вооружений, применяемых в атмосфере или за ее пределами, вроде авиации, ракет, военных спутников или лазерных «противоспутниковых» спутников ближайшего будущего.

Таким образом, за видимой бессмысленностью стратегии воздушных ударов по Югославии скрывается мутация постиндустриальных вооружений и того, что когда-то называли «военным арсеналом свободного мира».

Под руководством Международного валютного фонда и Всемирной торговой организации и в обход НАТО и Объединенных наций готовится появление Всемирных Войск Безопасности, зависимых уже не столько от коалиционной политики ООН, сколько от чисто устрашающей мощи «экосистемы вооружений», тесно соединяющей Атомную и Информационную бомбы, — и благодаря развитию устрашения нового типа оборонительные коалиции, подобные НАТО, будет замещены устрашающей (иными словами, исключительно наступательной) Тотальной мощью, предметом ностальгии Соединенных Штатов, особенно после взрывов в пустыне штата Нью-Мексико и победы в игре в «техническое го» над Страной Восходящего солнца.

Однако вернемся к исходному тезису. Последняя война XX века сродни первой — производственной войне, увлекшей Европу и весь мир на путь смерти, трагическими символами которой после Вердена стали Аушвиц и Хиросима.

Вспомним часто забываемую или, вернее, опускаемую аксиому: устрашение неделимо. Очевидность этого факта вынудила генерала де Голля с шумом выйти из НАТО, запустив проект французских ударных сил.

То, к чему ныне активно стремится последняя великая держава, соответствует ее одинокому и геге-монистскому положению. Поэтому сегодня она не считается с ООН, а завтра перестанет считаться с НАТО. Может статься, что фиаско Северо-Атлантического союза лишь ускорит запуск Второй Гонки148 Вооружений — сразу и информационной, и аэрокосмической, — которая решительно покончит с политическим status quo Объединенных Наций.

«Сущность проявляется в случайности», — писал мудрый Аристотель. Исходя из этого, «сопутствующий ущерб» и прочие оплошности военных не только в Сербии, но и в соседних странах (вспомним пригород Софии, ставший жертвой падения пяти ракет, запущенных с авианосца, и, в особенности, «непреднамеренное» разрушение посольства Китая в Белграде) могут лишь еще более умножить технический хаос описываемой кампании НАТО.

После крайностей тотальной войны начала века и крайностей ядерного устрашения середины столетия остается сделать один шаг, чтобы на заре XXI века прийти к революционной с точки зрения развития военной техники и политически реакционной идее Тотального Устрашения — одновременно ядерного и общественного, — решительно попирающего суверенитет наций; к идее — в отличие от былого положения о равновесии страха между Востоком и Западом — уже не геостратегической, а экостратегической и монополистической, к идее Всеобщего устрашения, основанного не столько на угрозе применения оружия массового поражения, сколько на угрозе полного сбоя энергетической и информационной экосистемы, управляющей сейчас жизнедеятельностью постиндустриальных государств. Средством для этого являются, например, бомбы, способные приостановить развитие нации, подобно вирусу, программным бомбам и «ошибке 2000 года», которые, в свою очередь, могут вызвать настоящий Информационный Чернобыль.

Таким образом, от Абсолютного термоядерного оружия, способного привести к окончательному исчезновению жизни на планете, и до Абсолютного устрашения экосистемы Ядерных и Информационных вооружений, способных полностью парализовать жизнь общества, остается сделать лишь шаг — маленький шажок для человека XX века, но огромный шаг к нечеловеческому будущего столетия…

«Я был всем, но все есть ничто», — заключил император-стоик Марк Аврелий. Так и в империи глобализации: когда логика силы становится абсолютной, она подчиняет себе политическую логику гражданского мира и правового государства и приоткрывает ящик Пандоры социального раздора. Бывший Советский Союз попытался сделать это первым, остальные последовали за ним.

Географические метастазы альянса, состоящего из девятнадцати европейских государств и готовящегося пополниться еще несколькими другими, свидетельствуют о патологическом разбухании НАТО. На самом деле, если Организация Северо-Атлантического договора уподобится проглотившей быка лягушке, она превратится в ООН. Однако, и в обратном случае, если ООН, руководствуясь новым долгом вмешательства, прибегнет завтра к военному принуждению, соразмерному своим гуманистическим амбициям, она вскоре впадет в то же безумие, что и НАТО. Подобная конвергенция стала бы незаметным роковым следствием политической экономии, пока еще отказывающейся принимать во внимание «экосистемный» характер временного сжатия, и поэтому становящейся жертвой этого сжатия в эпоху информационного объединения народов.

Если девизом королевской власти прошлых веков была поговорка «Разделяй и властвуй», то сегодня высокомерие власти выражается не только в локальном разделении, но гораздо больше — в повсеместном умножении государств-наций, в растущем замешательстве последних перед ускорением экономико-политических процедур и интерактивной связью между Глобальным и Локальным. Примечательно, что эпоха «информационной революции» является и эпохой Дезинформации: если вчера нехватка информации и цензура характеризовали тоталитарные государства, от-150 вергающие демократию, то сегодня происходит обратное. Телезрителей дезинформируют, перегружая их информацией, откровенно противоречивыми сведениями. Истинность фактов проходит цензуру Сверхинформации, что можно увидеть на примере освещения в прессе и на телевидении происходящего на Балканах. Глобалита-ристское государство экономико-стратегических альянсов

— это уже не старая добрая цензура с ножницами, это — Вавилон. Отныне, Более — Это Менее\ и даже иногда меньше, чем «ничего»: сознательная манипуляция стала неотличимой от непреднамеренного происшествия.7 Поэтому у людей возникает чувство «дереализации», что в конечном счете препятствует полному и единодушному одобрению, формированию единого общественного мнения по поводу сюрреалистической войны НАТО с Сербией: «В последние дни все представляется иррациональным, — заметил один белградский студент, противник режима Милошевича. — Ни сербские СМИ, ни западные масс-медиа, ни Интернет не могут предоставить достоверной информации. Со всех сторон идет открытая пропаганда» .8 Это все та же information warfare, заключающаяся не только в управлении ракетами с помощью electronic warfare, но и в телеуправлении беспорядками; хаос мнений, таким образом, дополняет и доводит до завершения разрушения на территории конфликта.

В сложившейся ситуации, когда взаимонепонимание и незнание истины достигли апогея, классические психологические доктрины и даже старые добрые теории Клаузевица по поводу войны совершенно не срабатывают. Ведь «аэроорбитальная» война должна принимать в расчет политическое значение как временного сжатия информации, позволяющего вести бои, так и того факта, что наша Земля — круглая.

Коммуникационные вооружения, несмертельное оружие, или, если хотите, Чистое Оружие новой войны за права человека, эти системы вооружений имеют долгую историю, восходящую ко времени войны во Вьетнаме и, в особенности, к окончанию холодной войны в Европе.

К эпохе распрей вокруг ракет средней дальности в Европе по поводу развертывания пресловутых советских ракет СС-20 в Восточной Германии в восьмидесятые годы, когда американцы переработали свою военную стратегию в Европе и приняли концепцию Превентивных Ударов по тылам противника.

Осознавая опасность вторжения 40 000 единиц военной техники бронетанковых дивизионов Красной армии, Пентагон, стало быть, решил атаковать инфраструктуру и тыловые базы противника и наносить ядерные удары по территории самого Советского Союза. Противодействуя силам Варшавского договора в ситуации, когда невозможно было официально принять Наступательную военную доктрину, недопустимую при ядерном устрашении, Соединенные Штаты и НАТО развили идею Право на Превентивнь\е воздушные удары по территории противника, тогда как советские бронетанковые войска, в свою очередь, не могли ответить на нападение контратакой в странах Восточной Европы.

Сухопутные силы НАТО явно уступали сухопутным войскам Варшавского договора, и развитие воздушных сил представлялось единственным выходом из создавшегося положения, так что в результате в НАТО стали развивать крылатые ракеты и беспилотные самолеты, способные пролететь на небольшой высоте восточную часть Европы, чтобы попасть точно в самое средоточие стратегических баз неприятеля.

Это Автоматическое вмешательство без возможных человеческих потерь стало новой формой «дипломатии канонерок», некогда столь любимой морскими и колониальными державами. Оно как нельзя лучше подходило для осуществления будущим «мировым жандармом», каковым собрались152 стать Соединенные Штаты после падения Берлинской стены, стратегии контроля.

В начале 90-х годов было достаточно лишь перепрограммировать Томагавки, нацеленные на Ленинград и Москву, и сориентировать их на Багдад или Басру… Продолжение известно всем: в 1998 году ракеты с авианосцев были сброшены на Хартум и Афганистан.

Оружие, избранное для войны в Персидском заливе, — ракеты противоракетной обороны Patriot и крылатые ракеты «Томагавк» — характеризует децентрализацию ядерного устрашения: «Превентивные удары» (обычного оружия и прочих его видов) становятся новым названием для постклаузевицевского «Наступления», как «дипломатия канонерок» была новым типом постклаузевицевского наступления для морских держав Запада вплоть до начала XX века.

Англосаксонские державы, адепты старой морской теории «fleet in being», пытались исподтишка распространить логику силы на воздушное пространство над морем и сушей, состоящую в возможности застать противника врасплох, не приводя в действие всю армию и даже не объявляя войны… вообще не ввязываясь прямой конфликт] После изжившего себя наземного наступления, захвата стран, прилегающих к «линии фронта», пришло время нападения аэрокосмического.9 На смену дипломатии канонерок коммодора Перри', заставившей выйти Японию на международный рынок в 1853 году, приходит политика крылатых ракет, и непрерывность открытого неба оказывается более значимой, чем смежность земных границ.

Понятно, что Китай, считающий себя Поднебесной империей, как и Япония, недавно ставшая жертвой подобной политики Вторжения, сегодня обеспокоены новой волной западных амбиций распоряжаться если не «международным правом», то, по крайней мере, пространством-временем их национального суверенитета.

Другой аспект «революции в военном деле», совершенно очевидно, затрагивает Несмертельное вооружение, направленное не на уничтожение, но на обезвреживание противника.

В этом, на первый взгляд, «гуманитарном» случае последствия для экологии майских бомбардировок графитовыми бомбами с целью выведения из строя энергосистемы Сербии, не разрушая базовых инфраструктур, схожи с экологическими последствиями нейтронной бомбы. Этой ядерной бомбы, которая предназначена истреблять сражающихся противников, не разрушая их вооружений и не заражая на длительное время их окружающую среду. Как в одном, так и в другом случае, стремление уничтожать всегда приводит к уничтожению жизни, жизненной энергии противника.

Однако оставим на мгновение эту составляющую постмодернистского арсенала. После войны во Вьетнаме и благодаря многочисленным Нобелевским наградам по физике Соединенные Штаты задействовали не только радиоэлектронное поле боя, но и вооружения, общепризнанной целью которых стало не столько простое уничтожение, сколько последующие изменения на территории боев и преобразование индивидуальности сражающихся: дефолианты на основе диоксида, вроде agent orange. Вроде вакуумных бомб, способных ех abruptoil создавать на густо заросшей местности пустоты, тем самым облегчая посадку вертолетов десанта. Вроде химических веществ, вызывающих у солдат помутнение сознания, и тому подобного.

Американская военная логистика, поставленная в тупик радикальными усовершенствованиями атомной бомбы и разрушительных возможностей ее термоядерного потенциала, обратилась к разработке и развитию арсенала вооружений нового типа, создаваемых не для уничтожения зданий и людей вследствие детонации химического, биологического или ядерного взрывчатого вещества, но для провоцирования разного рода аварий.

Этот неожиданный ход военно-промышленного комплекса в то же время, однако, представляет154 собой один из современных аспектов англосаксонской экологической мысли.

Чистая война, лишенная всякой «апокалиптической» завершенности, присущей ранее процессу устрашения и гонке вооружений Восток/Запад, привела к разработке чистых вооружений, способных если и не обеспечить победу вообще без кровопролития, то, по крайней мере, смягчить символический масс-медийный резонанс — в особенности, от вида крови солдат. Опрятная война, выходящая за рамки принципа «справедливой войны» прежних воинов свободного мира…

Наконец, невозможно понять возникновение этой новой войны за «права человека» на Балканах, не учитывая изначального смешения понятий «военного» и «гуманитарного», появившегося не после войны с Ираком, как обычно полагают, как, впрочем, и не в связи с неудачным вторжением американцев в Сомали, но еще во Вьетнаме, более тридцати лет назад, одновременно с постмодернистским преобразованием арсенала тотальной войны.

Когда Джеймс Ши, пресс-секретарь НАТО, заявил по поводу сопутствующих разрушений в Косове: «Не бывает войны без определенной доли случайностей»,

— он и не подозревал, как точно выразился!

В действительности, с началом пентагоновского переворота в ведении войны, доля аварий будет непрестанно расти и приведет к еще большому смешению: смешению между официальным провозглашением целей (достигнутых или нет) и неофициальным незаметным стремлением провоцировать системные аварии и прочие «цепные реакции» в системах противника.

Здесь проявляется схема вирусного или радиационного заражения (ядерного или информационного): речь идет не о том, чтобы взорвать некоторую структуру, но о том, чтобы нейтрализовать инфраструктуру противника, грубо нарушить любую организованную и осмысленную де ятельность и вызвать у него в стане и вокруг него аварии и панику.

На самом деле, речь идет не столько о рвении к победе или миру, сколько о неутомимом стремлении Соединенных Штатов сделать противника неспособным к конкуренции.

Таким образом, обретение Паноптической вездесущности ведет к установлению Пассивности, причем наложение на умы ярма сумятицы оказывается более значимым, чем военные победы в прошлом; прежнее порабощение побежденных уступает место подчинению общественного мнения, расщепляемого техническим хаосом.

Как здесь не заметить, что Information Warfare обладает всем необходимым, чтобы использовать этот непредсказуемый процесс для дезорганизации поля боя?

Подобно логическим бомбам, компьютерным вирусам, компьютерному сбою 2000 года [Y2K] и прочим системным неполадкам, вроде аварии на Global Positioning System летом 1999 года, справедливая и «чистая» (или практически «чистая») война НАТО на Балканах превосходно иллюстрирует милитаризацию сбоев в скором будущем и неистовое стремление уже не к локальной катастрофе, осуществляемой посредством отравляющих боевых газов или «грязных» бомб XX века, но к глобальной катастрофе, способной в XXI веке посредством внезапного сбоя энергетических систем вывести из строя как повседневную жизнь наций, так и их экономику, причем проделывая все это без объявления войны.

Так как чисто кибернетическая опасность Информационной бомбы дополнила угрозу апокалипсиса бомбы Ядерной, становится понятнее смысл происходящего сейчас привлечения к работе капиталистами, работающими на Пентагон, хакеров и прочих информационных пиратов, а также кажущаяся или деланная озабоченность министерства обороны возможным Электронным Перл-Харбором, когда будущие войны будут156 заканчиваться не поражением или победой того или иного действующего лица, но трансполитическим хаосом народов.

После взрыва в пустыне Нью-Мексико и, в особенности, после взрывов в Хиросиме и Нагасаки, Соединенные Штаты оказались в благословенном положении обладания Первичным Устрашением — когда ядерное устрашение не делилось ни с кем, ни с каким противником/партнером, каким позднее стал Советский Союз. Затем имело место прогрессирующее вырождение абсолютного устрашения в равновесие страха между Востоком и Западом, называемое устрашением Сильного Сильным. Еще позднее максималистская доктрина «гарантированного взаимного уничтожения» привела к уравнивающей власти атома и устрашению Сильного Слабым, исторический пример коего представляет «ударная сила» генерала де Голля: пример отождествления государственного суверенитета с обладанием атомным оружием.

Наконец, в эпоху распространения ядерного оружия теория устрашения Безумного Сильным, продемонстрированная продолжительным конфликтом с Ираком, открыла ящик Пандоры военного безумия. Тем не менее, пока — после ядерных испытаний Индии и Пакистана, ведущих сегодня войну в Кашмире, — противятся запуску самой новейшей теории: устрашения Слабого Слабым… Когда это случится, уравнивающая власть атома испарится и откроется перспектива абсурдной теории устрашения Безумного Безумным] В связи с этим длительным «геостратегическим» закатом современной истории, каковая самой своей нестабильностью представляет серьезную угрозу миру, недавнее намерение нарушить суверенитет наций благодаря пресловутому долгу гуманитарного вмешательства лишь увеличивает хаос, риск геополитической дестабилизации мира.

С этой точки зрения, первая война НАТО в Восточной Европе не говорит ничего хорошего о способностях Соединенных Штатов устанавливать долгосрочный мир в эпоху распространения по всей планете опасностей, вкратце обозначенных выше. Из-за невозможности уничтожить бомбу сегодня вознамерились уничтожить государство, национальное государство, отныне обвиняемое во всевозможных грехах «самостийности» и «националистических» преступлениях, а тем временем военно-промышленному и военно-научному комплексу прощается все, хотя он уже в течение столетия непрерывно модернизирует страх… накапливая наиболее ужасные вооружения, от удушающих газов и бактериологического оружия до оружия термоядерного, предвкушая опустошения, вызываемые информационной бомбой или, более того, бомбой генетической, способной уничтожить не только национальное государство, но и народ как таковой, все население, путем изменения генома рода человеческого.

Значит, не надо удивляться констатации того, что, независимо от политического результата послевоенной политики на Балканах, этот конфликт составляет перелом тысячелетия. Решительно возобновляя гонку вооружений, обеспечивающих превосходство (аэрокосмическое и ядерное), иными словами — гонку на экономическое истощение наций, первая война НАТО во имя прав человека предвещает новое «неравновесие страха» между Востоком и Западом.

То, к чему стремятся Соединенные Штаты в этом бегстве вперед, но также и прежде всего — «ввысь», к мировому господству, — это обретение благословенного состояния Вторичного Устрашения, устрашения без противников и без партнеров. Потому-то Госдепартамент и Пентагон и уделяют так мало внимания фиаско в Косове… Ведь то было фиаско блока НАТО, поддержавшего последнюю великую державу, желающую обеспечить в XXI веке незыблемую гегемонию над экономической и политической глобализацией, пусть даже и ценой коалиционной войны, кото-158 рая, как и старая добрая тихоокеанская коалиционная политика, поддерживаемая ООН, ясно показала свою ограниченность.

14 апреля 1999 года, меньше, чем за месяц до окончания войны на Балканах, советник президента Клинтона по делам Европы господин Иво Дааль-дер заявил: «В Косове НАТО не выполнил даже своей минимальной задачи. Этот провал впечатляет».

Во всяком случае, что представляется очевидным спустя десять лет после падения Берлинской стены, так это некомпетентность европейского сообщества в обеспечении какого бы то ни было политического суверенитета в том, что касается обороны континента, пережившего, однако, в XX веке настоящую столетнюю войну.

IV

Ничто — все-таки программа. Даже нигилизм — это догма.

Чоран.

В июне 1999 года Комитет ООН по продовольствию и сельскому хозяйству (FAO) сообщил, что тридцать стран — шестнадцать из которых находятся в Африке — испытывают серьезную нехватку продовольствия. Примечательно, что в этом списке присутствовала и Югославия.

Обычно говорят, что пустыни расстилаются. Однако по планете расстилается не пустыня, а пустошь окраин, где проживает, не перемешиваясь между собой, множество этнических микрокосмов — в бараках, в поселках для переселенцев, в дешевых домах…

Когда недавно у юных алжирцев спросили, почему они не желают остаться в Северной Африке и предпочли бы иммигрировать, они с убедительной простотой отвечали: «Потому что взять здесь нечего.» С таким же успехом они могли бы сказать: «По тому что все здесь уже похоже на пустыню i» Депортированные люди, проживающие в лагерях предместий, не являются, как любят повторять наши министры, «дикарями» или же «новыми варварами». На самом деле, их существование лишь свидетельствует о неумолимо возникающей человеческой нищете и ничтожестве, доселе нам практически неведомых.

Отбросы военно-промышленной и научной цивилизации, которая почти два века занималась избавлением индивида от познаний и навыков, накопленных поколение за поколением в течение тысячелетий, ожидают возникновения постиндустриального движения, каковое сегодня намеревается вытеснить их, как решительно непригодных, в зоны бесправия, где они будут оставлены без защиты и предоставлены бесчинствам kapos1 нового типа.

Таким образом, бесполезно размышлять о региональных аспектах конфликта в Югославии, поскольку очевидно, что не Град-Мир, но огромная Окраина Мира уже достигла восточных ворот Европы.1 Огромная окраина, наполненная бандами .хищников вроде Национальной армии освобождения Косова или нерегулярных сербских формирований, методы и злодейства которых (похищение людей, рэкет, пытки, убийства, торговля наркотиками и оружием и т. д.) тревожно напоминают действия мафиозных кланов и прочих европейских, американских, азиатских «уважаемых сообществ»…

Во время наступления на Сербию, союзники, впрочем, смогли ощутить это на собственной шкуре: полувоенные группировки, когда-то ими вооруженные, мало заботились о том, чтобы воевать, и гораздо больше о том, чтобы, нигде не сосредотачиваясь, издеваться над войной.2 Более того, когда с конца июня албанские беженцы начали возвращаться в Косово, стало понятно, что «открытая граница» способствует проникновению в страну главарей мафии и мафиозных преступников из района Кукеса и Тропойе.

«На дорогах, — пишет один корреспондент, — появляется все больше тяжелых машин с затем-160 ненными стеклами из Албании, и даже без каких-либо номеров. Уже два дня, как люди, занимающиеся теневым бизнесом и торговлей наркотиками, достигли Митровицы и Приштины, после того, как они были заброшены в район Печа».3 Быстротой такого рода криминального проникновения во многом объясняется распространение хаоса и разрушений в Латинской Америке и Африке, где, как заметил Джимми Картер: «Пересекая континент, путешественник видит череду стран, охваченных войнами, в которых никто не заинтересован» … К сказанному можно было бы добавить: «и которые уже никогда не прекратятся».

Балканизация, сицилизация, эндоколониза-ция — всего лишь устаревшие именования перманентной войны, уже не гражданской, но затеянной для гражданских лиц, — именования постоянно возникающей угрозы, которая рано или поздно вызовет паническую эмиграцию местного населения — обобранного, ограбленного, подвергнутого насилию, — в оставшиеся земли обетованные, где еще существует правовое государство.

Трагическое урезание прав людей говорит о фундаментальном перевороте, происходящем на разрушенной планете, где скоро уже будет нечего взять. Можно не сомневаться, в XXI веке преодоление старого доброго антропоцентризма будет как никогда актуальным.

С появлением новой биополитической обработки общественного мнения иной не будет уже рассматриваться ни как alter ego, ни даже как вероятный враг, с которым всегда возможно примирение, но именно как синоним слова «добыча». В свое время Ницше предсказал скорое появление новой мизантропии, антропофагии без определенного ритуала.

Если только… если только революционные новшества в биотехнологии, отменив последние табу выродившегося гуманизма, уже не привели нас, без нашего ведома, к новой биократии.

Новый характерный аспект неминуемой мутации проявился на Балканах — спустя десять лет поеле идеологического распада Советского Союза — в разрыве морального фронта, который вплоть до недавнего времени оправдывал военное вмешательство Запада «защитой ценностей свободного мира»4.

Неявным отказом от прежних «программ за мир во всем мире» сороковых годов объясняется тот факт, что пост пресс-секретаря или, хуже того, комментатора американского военного парада на Балканах был, как сообщают нам, самым провальным местом в штатном расписании НАТО: «За сорок дней вооруженного конфликта три высоких чина сгорели в информационном огне. Никто не справлялся со своим делом: путаные комментарии, противоречивые объяснения, бросающаяся в глаза ложь — из-за отсутствия правдоподобия приходилось прерывать их речи… Хочется надеяться, что следующий глава фронта масс-медиа продержится больше недели».5 Как сказал один журналист с 1 —го канала французского телевидения (TF1): «В этом деле они не знают, за какой конец уцепиться».

Для того, чтобы в глазах международного сообщества странная война в Косове не превратилась в грязную войну, следовательно, настоятельно необходимо, как заметил Пьер-Люк Сегийон 28 мая на LCI: «…чтобы обвинение, предъявленное Слободану Милошевичу Международным уголовным трибуналом по Югославии, наконец-таки, сделало законными борьбу союзников и войну, развязанную НАТО в нарушение не только Хартии Объединенных наций, но и Хартии Северо-Атлантического альянса. Первая разрешает применять военную силу только согласно решению Совета безопасности. Вторая провозглашает, что альянс является оборонительной организацией и что его члены обязаны разрешать всевозможные разногласия мирными способами».

На деле, уже 2 июня, когда сразу же после вынесения приговора Милошевичу прокурором Луизой Арбор6 Международный суд в Гааге объявил неприемлемой жалобу, поданную Сербией, за-162 требовавшей приостановки союзнических бомбардировок, от этих идеалистических положений ничего не осталось. Этот отказ старого правого органа Объединенных наций практически не получил отклика в западных медиа.

Из ряда вон выходящее событие состоит в том, что «справедливость наций» незаметно уступает место Международному трибуналу — наскоро сколоченной судебной инстанции, призванной на скорую руку узаконить незаконную войну, но в то же время остро нуждающейся в легитимации собственного существования, что 7 июня 1999 года на коллоквиуме, организованном факультетом права в Нанте, было подчеркнуто Жан-Жаком Хайнцем.

Суть выступления этого французского чиновника, ведающего делами отдела Международного трибунала по преступлениям в бывшей Югославии, заключалась в заявлении того, что эта инстанция была создана как своего рода «правовая лаборатория», которая для оправдания собственного существования поначалу должна была разбирать «ряд малозначительных случаев», не будучи наделенной правом привлечения обвиняемых к суду.

В тот же день, однако, стало известно, что двое боснийских сербов, обвиненных этим «судом экспериментального правосудия», задержаны британскими военными из KFOR в Приедоре на северо-западе Боснии. Число обвиненных по «небольшим делам», попавших в лапы полиции, сразу и военной, и межнациональной, доходит до 31 человека (из 66), что 18 июня подтвердила НАТО, дав задание развернутым в Косове военным силам сопровождать следователей Международного трибунала… ожидая заранее объявленного прибытия ФБР.

Осадное положение, чрезвычайные суды — находясь между неисчислимыми бесчинствами одних и «правовыми лабораториями» других, спрашиваешь себя, подобно господину Оуэну у Джека Лондона: будет ли в ближайшем будущем еще существовать на планете «то, что называют гражданским правом.»

По поводу этого «моря разливанного мнений», по которому кое-как пытается плыть новое международное законодательство, возникает следующий вопрос: отчего один вид агрессии (примитивной, то есть агрессии Милошевича) признается Международным трибуналом уголовно наказуемым, тогда как другой (высокотехнологичная агрессия НАТО) даже не принимается в расчет международным судом вроде суда в Гааге? Не из-за того ли, что после конфликта в Персидском заливе американские военные силы непрестанно похваляются «хирургической точностью» своих ударов?

Отсюда можно предположить, что справедливой (juste) войной будет та война, где точно (juste) целятся, и высокий технологический уровень нападения сразу же становится его моральной и правовой гарантией… Однако с середины сербской операции НАТО утратила презумпцию высокотехнологичной невиновности, когда жестоко усилила бомбардировки, тем самым обнаруживая желание причинить долгосрочный ущерб всему гражданскому населению региона путем систематического разрушения условий его обитания.

С этих пор общественное мнение стало оборачиваться против союзников, и каждый с опозданием стал спрашивать себя, не является ли, на самом деле, гуманитарная война и ее высокотехнологичный арсенал парой близнецов-антиподов вроде Джекила и Хайда.

Если придерживаться высокотехнологичного кредо «доброго» доктора Джекила, то любой метод рассредоточения насильственных действий, предназначенный принести населению максимум страданий, в этой войне следовало бы заранее отбросить. Речь идет о косвенных долгосрочных стратегиях, к которым Хайд, по несчастию, пристрастился, как-то: экономическая блокада (Кубы, Ливии, Ирака…), ведущая к социальному, санитарному, институциональному застою… или поддержка вооруженных до зубов провоенных формирований (восставшие в Катанге во времена Джозефа Кен-164 неди, красные кхмеры, талибы, Национальная армия освобождения Косова), что ведет к расширению внеправовых зон мировой окраины. Все понимают, что любые правовые тонкости сегодня являются лишь способом обмана, — дезинформацией, поставленной на поток, — призванным скрыть развал видимой справедливости, которая вплоть до операции в Косове, на первый взгляд, царила в великих демократических нациях. Адвокаты без границ, судьи без границ, попытка создания в Гааге Международного уголовного суда, подобно насекомому, принявшему форму Международного трибунала по делам Югославии и Руанды, в котором отказываются участвовать три важнейшие мировые державы, две из которых — постоянные члены Совета безопасности, а именно, Соединенные Штаты и Китай …

Прежние международные отношения прекратятся с исчезновением беспристрастности — моральной справедливости, не зависящей от права, — каковой пытались обосновывать военные действия, запланированные союзниками из старого доброго Совета безопасности Организации Объединенных наций.

Когда система законов, должных защищать, превращается в угрозу, то трудно даже сразу поверить в явную неправоспособность судебных инстанций — наследия уже давно установленного порядка. На Балканах Соединенные Штаты уже решали вопрос не о справедливой войне, а войне легитимной, и даже ригористской — в том, что касается интересов последней сверхдержавы мира и ее абсолютного превосходства, особенно в области спутникового слежения и спутниковой разведки.

Как и во времена древнеримского идолопоклонничества — которое американцы всегда усиленно копировали, — любая деятельность, любой глава государства или режима должны преследоваться, отстраняться, подвергаться разорению и наказанию как виновные в антиамериканизме, если они признаны опасными этим новым односторонним ригоризмом, представление о котором нам дал маккартизм 50-х годов, а многочисленные, произведенные без мандата, бомбардировки Ирака и других стран еще больше прояснили ситуацию.

Ригоризм в стиле Тита Ливия, новое кадастровое право, осуществляемое в космосе Соединенными Штатами по образу древнего правления центурионов: «неизгладимая отметина о вступлении во владение Землей, разделяющая, чтобы властвовать, — основа воспитания масс».7 «Трепещи и повинуйся!» Конец равновесия ядерного устрашения и новое мировое превосходство Соединенных Штатов требуют восстановления древнего состояния страха.

После падения Берлинской стены мы наблюдали развитие странной «защиты рода человеческого», популяризированной в масс-медиа с помощью многочисленных шоу в прямом эфире, телемарафонов и прочих интерактивных шоу (на социальные, медицинские, экологические темы…). В действительности, они были предназначены для того, чтобы подготовить умы к будущим великим гуманитарным маневрам, гораздо менее пацифистским, как, например, маневры в Косове. Эти маневры удались, поскольку в последнем случае можно было констатировать «зарождение неохватного подъема солидарности к косоварам, поддержанного звездами шоу-бизнеса, кино, бизнеса…»

Так гуманитарий встает на место миссионера в колониальной резне, а мессианизм мировых боен переворачивает все вплоть до религиозных воззрений, бытовавших у жителей Запада, спешащих сейчас на помощь мусульманским народам, в принципе, им враждебным. «Вера начинается со страха», — это правило теолога сегодня оказывается как никогда актуальным, а пропаганда войны как propaganda fide (возникшая из распространения религиозной веры) представляются наиболее древними формами рекламного маркетинга.

Поэтому после исчезновения равновесия страха следовало бы заменить общий для всех страх166 перед ядерными взрывами — то, что я называю атомной верой, — управлением многообразными личными и повседневными страхами. Наряду с все более активизирующимся «заурядным» терроризмом в течение последнего десятилетия этого века общественность имела возможность пережить отталкивающую рекламу в духе «Бенеттона» или грандиозные спектакли в поддержку борьбы со СПИДом, раком и т. д. с выставленными перед камерами инвалидами и неизлечимыми больными… «Предвидеть значит вылечить\» Завуалированные тревоги, подкрадывающиеся евгенические настроения, тайные страхи, причины подозрительности, отвращения, взаимной ненависти.

А вскоре появились часто повторяемые ролики, показывающие нищету злосчастных косоваров, невольных носителей одного и того же подсознательного передаваемого сообщения: Смотрите, никто из нас не был защищен: женщины, дети, старики, бедные или богатые — мы бежим, все потеряв, и вам надо к этому быть готовыми, если вы не примете меры, завтра это произойдет с вами\ В глазах общественности осуществление новоявленного долга вмешательства во внутренние дела суверенного народа, несомненно, было бы невозможно без долгой психологической подготовки, этого тотального кино, зародившегося во время холодной войны одновременно с взаимным подавлением медиа Восток/Запад и с подписанием актером-президентом Рональдом Рейганом «Постановления по национальной безопасности» в марте 1983 года — Директивы No 75, первого наброска проекта «Демократия», призвавшего американцев усилить пропаганду, «сопровождающую экономические репрессии и военное давление, проводимые Соединенными Штатами» — манну, распределяемую преимущественно в Центральной и Восточной Европе в целях поддержки действий меньшинств и свободных объединений внутри наций Восточного блока.

Когда в апреле 1999 года в начале операции в Косове англичанин Тони Блэр заявил, что в этом конфликте защита «новых ценностей» должна заменить оборону исторических границ наций, он буквально воспроизвел слова старой рейганов-ской Директивы No75.

В мае 1999 года Теодор Пангалос, министр иностранных дел Греции, заметил по поводу топологического переворота наций, задуманного Вашингтоном: «Сейчас это Балканы. И никто не может сказать, какими будут границы завтра, если сегодня хотя бы одна из них оказалась нарушенной».

Умудренный собственным опытом, греческий министр понял, что в Косове было положено незаконное начало не «точечной» операции, но долгому процессу географического распада наций в Европе и во всем мире.

Неоднократно заданный в продолжение конфликта вопрос: «Ну чего же надо Соединенным Штатам на Балканах?» — сегодня можно было бы заменить другим: «Что ищет на Балканах НАТО?»

Многие американцы, не одобряющие этой военной операции, довольствуются размышлениями в духе старого доброго президента Картера: «Чтобы сохранить достойный вид, НАТО не должна менять того, что уже сделано!» Другими словами, каждый так или иначе осознавал, что он поставлен перед свершившимся фактом.

Кажется, уже настала пора назвать вещи своими именами и строго придерживаться конкретных фактов случившегося: в Косове мы наблюдали глобалистский путч. То есть взятие власти вооруженной а-национальной группой (НАТО), ускользание из-под политического контроля демократических наций (ООН) — от их осторожной дипломатии и особых судебных органов.

Поэтому становится понятно, в какой степени легитимизация ситуации явного переворота нуждалась в предназначенной для широкой публики версии событий, что обеспечила достижение всеобщего консенсуса. Сначала слегка бестолковая168 гуманитарная стратагема, потом — показательное осуждение действующего главы государства, западный вариант фетвы11, предоставляющий двойную выгоду: убедить общественность в справедливости военного вмешательства союзников и послужить полезным предупреждением для любого главы правительства, кто не усвоит таинственных новых ценностей, предложенных Международным трибуналом…

Новые воины/гуманитарии замещают воина/освободителя, рискуя быть замещенными, в свою очередь, благородной фигурой вооруженного поборника справедливости. Во многом из предусмотрительности в первую неделю июля объявили, что английские войска KFOR обнаружили в Приштине сербские документы, доказывающие «тщательное планирование этнических чисток белградским руководством». Для усиления эффекта от удачной находки и придания факту должной огласки в этот же момент из сейфа небольшого музея в окрестностях Лос-Анджелеса извлекли секретный документ, хранившийся там в течение пятидесяти четырех лет.

Как нам сообщили, речь идет об оригинале «Нюрнбергских законов», собственноручно подписанных Гитлером накануне нацистских сборищ 1935 года, где он уже формулирует «окончательное решение»111.

По этому поводу одни журналист написал: «Диктаторы всегда ощущали необходимость придавать законный вид своим самым черным замыслам».8 Как если бы подобные «разоблачения» не оправдывали, главным образом, путч НАТО и ряд внутренних и внешних государственных переворотов, которые подстерегают теперь старые национальные объединения.

Аналогично этому, албанская трагедия a posteriori проясняет внешне абсурдное возбуждение дела Клинтон/Левински, могущее показаться сейчас подготовкой общественного мнения к новому военному перевороту.

В 1998 году непристойные нападки Кеннета Старра и распространение по всей планете признаний Клинтона превратили президента в посмешище для всего мира, но особенно — в игрушку Пентагона. Однако оказалось столь же необходимым, чтобы в 1999 году уличенный в адюльтере и презираемый считающей себя пуританской американской армией президент, который в прошлом уклонялся от воинской повинности и защищал геев, пока еще не был смещен с должности.

Во время косовского конфликта рейтинг президента Клинтона достиг упал до самой низкой отметки по итогам опросов общественного мнения, поскольку многие из его соотечественников начали понимать, что политическую власть, какую президенту предстояло защищать, из-за него же самого не только осмеяли, но и отняли у него, и что для демократической модели общества операция на Балканах, вероятно, стала началом конца.

«То, что предшествует событию, не обязательно является его причиной»,

— утверждала свободолюбивая античная мудрость. Завершающееся столетие, как правило, доказывало нам противоположное, и никто сейчас не может сказать, что он достаточно защищен от детерминизма и от военно-промышленной и научной обусловленности событий.

От гонки за абсолютной сущностью войны, о которой мечтал еще Клаузевиц: «Единственная операция с одной определенной конечной целью, в коей объединяются все частные цели». От стремления к единому мировому государству, непосредственному результату ядерного статус-кво, как его показал физик Вернер Гейзенберг в Physics and Philosophy9 или, несколько позже, Эрнст Юнгер.10 Может быть, в этой тоталитарной драматургии всякую информацию и любое событие стоит рассматривать как частные цели, привходящие в единственную операцию?

Спустя два месяца после начала натовских бомбардировок спутниковая трансляция Серб-170 ского радиотелевидения оказалась прерванной — в нарушение принципа отсутствия дискриминации, до сих пор соблюдавшегося Eutelsat, и в качестве очередной насмешки над резолюциями Совета безопасности ООН.

В то же самое время официальный представитель Госдепартемента США официально опроверг слухи о неминуемом вмешательстве Соединенных Штатов с целью прекращения связи по Интернету между Югославией и остальным миром.

В отличие от традиционного локального телевидения, Сеть, с окончанием войны в Персидском заливе продвигаемая с помощью многих миллионов долларов, заняла свое законное место в конфликте на Балканах.

Созданный в военных целях, Интернет имеет военные цели и в сфере информации играет практически ту же роль, что и глушение неприятельских передач в течение предшествовавших мировых войн. Как справедливо отметил Негропонте: после «освобождения информации» в Сети, более всего ей недостает осмысленности, иными словами, контекста, который помог бы интер-навтам упорядочивать факты и тем самым отличать Истинное от Ложного.

Как знает каждый, в Сети, где соблазн террористических действий постоянен, и хакеры в силу неопределенности законов наносят убытки совершенно безнаказанно, различие между информацией (истинным) и обманом (ложным) с каждым днем все более стирается.

Прохождение через зеркала телевизоров и домашних компьютеров поставило нас, в конце концов, в положение древних воинов на Королевском озере, для которых поле боя, видимое невооруженным глазом, не имело ни структуры, ни ширины, ни длины, ни глубины, ни размера, ни формы, и вообще ни из чего не состояло. «Втаких условиях каждый продолжает вести собственный маленький бой в блаженном и удобном неведении ситуации в целом и, хотите — верьте, хотите — нет, весьма часто даже не зная того, что бушует большая битва».

Как утверждал Альберт Камю: «Когда все мы будем виновны, вот тогда-то и наступит настоящая демократия».

Виновны все: все добровольно участвующие в великих интерактивных маневрах information warfare, в особенности же — все те, кто не ведает, что решающее сражение уже бушует.

«Впервые сложилось так, что больше нет различия между внутренней и внешней политикой», — заявил в прошлом году президент Клинтон.

Для метаполитического предприятия, задавшегося целью преобразовать планету в единую окраину, любая примета того, что уголовное право берется решать новые а-национальные задания, с необходимостью приобретает особенный смысл.

Такой приметой является, допустим, создание в последние годы странных «Комитетов по этике», предназначенных убедить общественное мнение в безопасности экспериментальных наук, сейчас совершенно сбившихся с пути.

Составленные из кое-как подобранных людей: технических экспертов и ученых, немногочисленных «моральных» личностей, а в последнее время — и представителей крупных холдингов, эти случайно образованные инстанции давали рекомендации, пародией на которые в течение долгого времени было, как известно, слияние политических институтов и крупных корпораций наиболее развитых промышленных стран мира (большая восьмерка), которые за несколько годов прошли путь от химической промышленности к фармакологии и биотехнологиям — те же восемь стран, что, напомним это, состряпали план мира, предложенный Милошевичу, опять-таки, в обход ООН!

Аналогично, когда новые «судебные лаборатории» желают узаконить свое существование тем, что устанавливают этику, отсылающую к весьма продолжительному Нюрнбергскому процессу (25172 ноября 1945 года — октябрь 1946 года), то сравнение кажется особенно неуместным.

Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить, что в течение этого беспрецедентного процесса, начатого Международным военным трибуналом против двадцати четырех членов нацистской партии и восьми организаций гитлеровской Германии, речь шла об обвинении не только в военных преступлениях, но и, прежде всего, в Заговоре Против Человечества.

Главный обвинитель был замечательно точен, указывая, что помимо массового убийства на поле боя и разрушения городов бомбардировками, в лагерях для депортированных тотальной войны тайно замышлялись и совершались преступления нового рода — и все это, отметим, благодаря реформе уже пришедшей в упадок немецкой правовой системы.

Ужасная тайна, окружающая «биологическое» уничтожение миллионов мужчин, женщин, детей; миллионов представителей гражданского населения, которые считали, что находятся под защитой правового государства, не ведая того, что его уже не существует.

Новая «наука о человеке», отрицающая не только «личность индивидов» как таковую, но и их антропологическую идентичность, их принадлежность к «человечеству», в результате чего тело живого человека становится предметом опытов, а во времена крайних лишений — также и сырьем …

Однако не является ли размеренное бюрократическое планирование «окончательного решения», раскрытое Ханной Арендт во время суда над Адольфом Эйхманном, планированием новой антропофагии, предсказанной Ницше шестьдесят лет до этого?

Итак, с 28 июня 1999 года в культурном центре Скирболл в Лос-Анджелесе публика смогла лицезреть досье, скрепленное красными свастиками, представляющее собой оригинал «Нюрнбергских законов», устанавливающих, в частности, основы дискриминации евреев. Этот документ был найден, как нам сообщили, в апреле 1945 года генералом Паттоном в сейфе маленького баварского городка близ Нюрнберга. Во время продвижения третьей американской армии по Европе генерал смог своими глазами убедиться: все, что в зародыше содержалось в этом досье, стало реальностью. По возвращению в Соединенные Штаты Паттон доверил документ своим друзьям, семье Хаттингтонов, владельцам небольшого музея недалеко от Лос-Анджелеса, посоветовав хранить его спрятанным в сейфе. В дальнейшем разные администраторы музея вели себя в соответствии с приказом генерала, и «ужасная тайна», таким образом, тщательно сохранялась на протяжении более полувека.

В разгар установления экспериментальных судов, призванных дать новое определение «правам человека» на планете, открытие этого ящика Пандоры — на дне которого не осталось даже Надежды, — заставляет думать о том, что опасное содержимое вновь обретает силу…

Ведь сегодня замышляется «индустриализация живого» и тайно разрабатывается новая евгеника, благоприятствующая на этот раз не естественному, но искусственному отбору человеческого рода.

И в разгар урегулирования «гуманитарного конфликта» уже можно обнаружить предзнаменования послевоенного состояния, например, в одной из газет, содержащей бред гуру исторической антропофагии, которые сообщают, что благодаря открытому характеру современных наук о природе «биотехнология предоставит нам средства, позволяющие завершить то, чего не удалось специалистам по социальной инженерии. И тогда мы окончательно покончим с человеческой историей, поскольку мы отменим „человеческие существа“ кактаковые. И тогда начнется новая история, история по ту сторону человеческого».