sci_politics nonf_publicism Внутренний Предиктор СССР О текущем моменте №2(50), 2006г.

Иудин грех ХХ съезда 1. Пропагандистский тупик 2. Первые последствия ХХ съезда и ещё некоторые вопросы по теме 3. Кое-что об искусстве лгать и умении обличать ложь 4. Культ личности и Сталин 5. Доклад Н.С.Хрущёва — операция прикрытия в фашистской глобальной политике 6. Масонство, марксизм, большевизм — три «разницы» 6.1. Глобальная политика и масонство 6.2. Эзотеризм и экзотеризм в жизни толпо-“элитарного” общества 6.3. Марксизм как инструмент порабощения 6.4. Большевизм и марксизм 7. Власть в СССР: масоны + «идейные» марксисты + бюрократия + большевизм 7.1. Пауки в банке 7.2. Дебюрократизация 8. Как эпоху, начатую ХХ съездом, назвать по-русски???

ru
Fiction Book Designer 06.03.2006 FBD-SM1MS9II-JFE2-JGXT-IOAK-O2318LBLU25S 1.0

Внутренний Предиктор СССР


О текущем моменте №2(50), 2006г.

Иудин грех ХХ съезда

1. Пропагандистский тупик

В феврале 2006 г. — 50-летие ХХ съезда КПСС.

«XX съезд КПСС состоялся 14 — 25 февраля 1956 г. Его работа проходила в Москве в Большом Кремлевском дворце. Доклад Первого секретаря ЦК КПСС Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях" был заслушан делегатами съезда на утреннем закрытом заседании 25 февраля 1956 г.

Предложение о проведении закрытого заседания съезда и выступлении на нем Н.С.Хрущёва с докладом “О культе личности и его последствиях” было выдвинуто Президиумом ЦК КПСС 13 февраля 1956 г. В тот же день состоялся Пленум ЦК КПСС, который принял это предложение.

Ход закрытого заседания съезда не стенографировался. После окончания доклада было решено прений по нему не открывать. По предложению Н. А. Булганина, председательствовавшего на этом заседании, съезд единогласно принял постановление “О культе личности и его последствиях”, которое было опубликовано в печати, а также постановление о рассылке текста доклада партийным организациям без опубликования его в открытой печати.

1 марта 1956 г. текст доклада, предназначенный для направления партийным организациям, был разослан с запиской Н.С.Хрущёва членам и кандидатам в члены Президиума, секретарям ЦК КПСС. В этом тексте была сделана небольшая стилистическая и редакторская правка: даны ссылки на произведения К.Маркса, Ф.Энгельса, В.И.Ленина и другие цитируемые источники, уточнены даты принятия отдельных документов, включены отступления докладчика от заранее подготовленного текста, отмечена реакция делегатов на те или иные положения доклада [1].

5 марта 1956 г. Президиум ЦК КПСС принял постановление “Об ознакомлении с докладом тов. Хрущёва Н.С. «О культе личности и его последствиях» на XX съезде КПСС”. В нём указывалось:

"1. Предложить обкомам, крайкомам и ЦК компартий союзных республик ознакомить с докладом тов. Хрущёва Н.С. “О культе личности и его последствиях” на XX съезде КПСС всех коммунистов и комсомольцев, а также беспартийный актив рабочих, служащих и колхозников.

2. Доклад тов. Хрущёва разослать партийным организациям с грифом «не для печати», сняв с брошюры гриф «строго секретно». В соответствии с этим постановлением доклад зачитывался на собраниях всех партийных и комсомольских организаций» (Примечание, сопровождающее публикацию на сайте http://lib.ru/MEMUARY/HRUSHEW/kult.txt доклада Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях” на ХХ съезде КПСС).

Многие убеждены, что так называемый «секретный» (поскольку он длительное время не публиковался в открытой печати) доклад “О культе личности и его последствиях”, якобы положил начало правдивому освещению эпохи сталинизма. Суть потока такого рода “правды” в том, что И.В.Сталин — якобы маниакально подозрительный самовлюблённый тиран, который оказался во главе коммунистической партии чуть ли не вопреки воле В.И.Ленина и съездов партии, и потом на протяжении десятилетий, с целью сохранения своей личной безраздельной власти, целенаправленно занимался уничтожением лучших партийцев и кроме того на протяжении десятилетий организовал несколько волн массовых репрессий, давая указания фальсифицировать уголовные дела, для того, чтобы держать весь народ в страхе и не допустить возникновения в стране дееспособной оппозиции своему режиму.

Далее на фундамент такого рода “правды”, в зависимости от политических пристрастий, на протяжении 50 лет громоздят надстройку политических выводов в одном из двух вариантов:

· В этом и есть истинная суть коммунизма и большевизма, которую сталинский режим выражал предельно ярко в своей политике на протяжении 30 лет во всех сферах жизни общества. Неужто вам этого мало и вы хотите ещё коммунизма?

· Всё это — действительно имело место, и И.В.Сталин своими действиями дискредитировал идеалы коммунизма в глазах всего человечества, чем придал капитализму новые силы и продлил капиталистическое рабство человечества как минимум ещё на одно столетие.

Однако за прошедшие 50 лет ни один из двух вариантов историко-политических выводов на основе “правды”, предложенной Н.С.Хрущёвым ХХ съезду, общество не приняло, — конечно, если говорить об основной статистической массе, а не об узких кругах интеллигенции с теми или иными политическими пристрастиями.

Но наряду с этим и категорическое отрицание каких бы то ни было злоупотреблений властью и социальных бедствий, имевших место в период 1923 — 1953 гг., находит в обществе весьма мало сторонников.

Т.е. в обществе господствует неопределённость в осмыслении своего исторического прошлого, которое к тому же изрядная доля населения (особенно среди молодёжи) не знает и знать не хочет.

При этом неопределённости в осмыслении своего исторического прошлого неизбежно сопутствует неопределённость целей общественного развития, путей и средств их достижения. Это один из решающих факторов, делающих невозможным какое бы то ни было общественное развитие и обрекающий общество на деградацию.

Именно этого результата достигла за прошедшие 20 лет либерально-гуманистическая общественность, на протяжении всего этого времени предпринимая неимоверные пропагандистские усилия к тому, чтобы убедить общество в исторической состоятельности “правды” доклада Н.С.Хрущёва на ХХ съезде.

И на подходе к 50-летию ХХ съезда были предприняты новые “титанические” усилия к достижению этой цели. По телеканалу “Россия” был показан сериал Г.Панфилова — экранизация романа А.И.Солженицына по его же сценарию — “В круге первом” [2]. А следом за ним повторили показ сериала “Московская сага”, представляющего собой экранизацию сплетен, собранных В.Аксёновым [3] в сюжеты его произведений. Но если из “Московской саги” и из “В круге первом” с помощью обычных средств киномонтажа изъять страшилки про Сталина персонально и НКВД-МГБ, то останется пропаганда примитивной и по существу не достойной человека идеи высокоцивилизованного паразитизма - безоговорочное право возомнивших себя “элитой” на многократно-преимущественное потребление социальных благ, создаваемых трудом других людей, под тем предлогом, что “элита” якобы творит так называемые «духовные ценности», является мозгом и совестью нации, вследствие чего без неё народ якобы погибнет.

Собственно в том, чтобы в конечном итоге убедить народ в праве “элиты” на воплощение этой идеи в жизнь и состояла цель оглашения Н.С.Хрущёвым “секретного” доклада на ХХ съезде КПСС.

Но народ с таким подходом к организации жизни общества не соглашается. И поскольку не всех удаётся заарканить эмоционально, втянув в не осмысляемое сопереживание трагедиям киноперсонажей режиссёрски неплохо отснятых сериалов, подобных “В круге первом”, то для рассудочных людей приходится писать статьи, развивая в них тему: какой же негодяй был этот Сталин, и как порочно даже сомневаться в этом, а не то, что быть убеждённым в лживости доклада Н.С.Хрущёва ХХ съезду и неправедности всей проистекающей из него политики последующих десятилетий.

Так 9 февраля 2006 г. “Комсомольская правда” опубликовала статью Инны Руденко “Кто торопится реабилитировать Сталина” с подзаголовком “Письмо нашего читателя наводит на серьёзные раздумья”. В ней она пишет:

«Реабилитация. Кого?

Леонид Филиппович Оценов из Красноярска, охарактеризовавший себя скупо «ваш постоянный читатель», прислал нам письмо, которое при всей своей лаконичности, думаю, попадает в самую сердцевину нынешних важных и, на мой взгляд, тревожащих умонастроений: «Нужен ли нам, современной России, „отец народов“? — спросили вы в „Вопросе дня“ („КП“ от 21 декабря 2005 г.). Целиком подписываюсь под ответами Е.Шифрина и Б.Титова». Леонид Филиппович не цитирует эти ответы, надеясь, видимо, на то, что их нельзя не запомнить. Увы, память наша, оказывается, так избирательна…

Б.Титов, председатель «Деловой России» ответил так: «Отец народов», подобный Сталину, — большое зло».

А сатирик Е.Шифрин воскликнул: «Какой ещё „отец народов“?! Даже сам факт моего рождения в магаданском посёлке Сусуман объясняет причину моей ненависти к этой фигуре! Но я предпочёл бы не родиться вовсе, лишь бы миллионы загубленных Сталиным душ были живы!»

«Очень правильно!» — считает наш читатель. И что более важно: «И очень своевременно! Мне кажется, что „проблема Сталина“ давненько уже замалчивается в нашей печати. И некоторые носят на свои сборища портрет этого изверга, который уничтожил столько людей. Среди них и мой отец, расстрелянный в 1938 г., когда мне было восемь месяцев от роду. Отец, конечно, реабилитирован. И мы с мамой получили компенсацию: два оклада с места его последней работы, как и положено по закону. Это было… 180 рублей. Сегодня добавляют к пенсии 100 — 200 рублей. Всё! И это компенсация за загубленную жизнь отца, за страхи и мучения наши с мамой? Это насмешка! Закон о реабилитации и компенсации однозначно слаб. К тому же никто не извинился! [4] А открытки перед выборами-то присылают каждому второму… Стыд. Вот немцы принесли же извинения нам за то, что натворили в войну. Не постеснялись [5]».

А теперь я вынимаю из прошлогоднего своего архива один документ. Он тоже о реабилитации и компенсации. Но уже не жертв — их палача. «Дело нашей чести — реабилитировать честь И.В.Сталина, водрузить на пьедестал памяти как символ государственной несокрушимости России. Вернуть имя И.В.Сталина в название улиц и площадей наших городов, восстановить памятники». Самое поразительное в этом документе, что это именно документ — опубликованное (!) обращение к властям депутатов Орловского городского Совета! Несколькими годами ранее тот же горсовет объявил Днём памяти жертв политических репрессий 11 сентября. В этот день в 41-м году были расстреляны — по прямому приказу Сталина! — 157 политзаключённых Орловского централа. Среди них муж Марины Цветаевой Сергей Эфрон [6], Ольга Окуджава (тётя поэта), Ольга Каменева, вся вина которой состояла в том, что она была женой Л.Каменева [7]… День этот забыт. «А почему мы должны отмечать День памяти троцкистов и антисоветчиков?» [8] — сказали в горсовете газете «Известия».

Вот такая метаморфоза… Прозорлив наш читатель Оценов насчёт своевременности разговора об изверге.

А вот уже сегодняшние новости: памятник Сталину поставили в Северной Осетии. Наверняка ведь с согласия властей, а то и по их инициативе. А в Карелии выросли монументы Ю.Андропову, председателю КГБ, на совести которого аресты многих инакомыслящих. Или не аресты, так страдания и мучения честных людей во главе с совестью [9] нашей, писателем Александром Солженицыным. 8 ноября, в День примирения и согласия, вернулся на Петровку, 38, и бюст Феликса Дзержинского, хотя его в начале 90-х сами милиционеры и убрали [10].

Это с чем мы примиряемся и с чьего согласия?! Не плевок ли это в лицо Оценову и таким, как он? А также тем, кто выходил на баррикады в 91-м?»

Дан сигнал?

Все эти монументы не просто памятники. Это некий знак. Символ. А для многих и сигнал: можно возвращать в наше настоящее худшее из нашего прошлого. И вот выходит учебник истории для вузов (издательство «Владос»), где репрессии 37-го года не осуждаются, а оправдываются. Они, репрессии, оказывается, «очищали общество от классовых врагов». А об уничтожении по указанию Сталина 40 % командного состава Красной Армии, ставшем одной из причин страшных поражений начала войны [11], сказано так: «Сталин своими репрессиями не ослаблял, а, наоборот, укреплял Красную Армию» (приводится по публикации в интернете: http://www.kp.ru/daily/23656/49780/).

Но в общем, что посеешь — то пожнёшь. Отечественные СМИ — в условиях продолжающегося на протяжении десятилетий общественно-политического кризиса, — работая на усугубление кризиса, заврались в своей пропаганде либерализма и абстрактного гуманизма, вследствие чего 13 февраля 2006 г. в издательском комплексе на улице “Правды” [12], в помещениях, где размещалась редакция “Комсомольской Правды”, по неизвестной причине вспыхнул пожар. Здание выгорело и залито водой при тушении пожара так, что восстановлению не подлежит и будет снесено. Бумагомараки уцелели [13], радуются, что знамя газеты не сгорело, но думать о том, за что им такое мистическое воздаяние, — по-прежнему не желают.

В тот же день 13 февраля эстафету обеспокоенности по поводу отсутствия вожделенного результата ХХ съезда принял последний “вождь” ЦК КПСС, под чьим номинальным руководством СССР пришёл к краху государственности и культуры.

«Экс-президент СССР Михаил Горбачёв обеспокоен тем, что в настоящее время в России отчасти реанимируется культ Сталина.

“Что возникло в 30-е годы, сохраняется и сейчас. Мы видим и портреты Сталина, наблюдаем какой-то ренессанс этого в средствах массовой информации, в театрах, происходит попытка сохранить сталинизм, это очень серьёзно”, — сказал Горбачёв в понедельник [14] на пресс-конференции в Москве, комментируя значение ХХ съезда КПСС, на котором был развенчан культ личности Сталина.

Горбачёв провёл параллель между ХХ съездом и перестройкой середины 80-х годов, отметив, что оба события неоднозначно оцениваются в российском обществе, сообщает “Интерфакс”. “Одни считают, что этот (ХХ) съезд начал освобождение от сталинизма как тоталитарной основы общества, другие называют этот съезд съездом предателей. Есть органическая связь между перестройкой и ХХ съездом, и поэтому, наверное, некоторые также считают перестройку актом предательства”, — сказал Горбачёв [15].

“Значение ХХ съезда не только в том, что был раскритикован Сталин, речь шла о серьёзном пересмотре принципов управления страной, процессов, которые касались основ всей нашей жизни, в том числе проблем демократии” [16], — считает бывший советский лидер» (http://www.newsru.com/russia/13feb2006/gorby_print.html).

Газета “Известия” 13 февраля 2006 г. в статье “Никита Хрущёв: «без Сталина… может быть, и войны бы не было» [17]” тоже уделила внимание теме ХХ съезда и его роли в истории. И в ней задаётся риторический вопрос “Где прочесть доклад Хрущёва?”и даёт на него ответ:

«После речи первого секретаря вместо обязательных бурных аплодисментов в зале воцарилась гробовая тишина. Прения не открывались. Постановление съезда по докладу состояло из одной фразы: “Заслушав… одобряет… осуществить мероприятия, обеспечивающие полное преодоление”. Принято единогласно, как и предложение “не публиковать в настоящее время”. Длилось “настоящее” 33 года, в течение которых текст доклада в СССР так и не появлялся в печати. В первый (и последний!) раз — в 1989 году в журнале “Известия ЦК КПСС” в разделе “Из архивов партии”. Сегодня пожелавшему прочесть доклад это если и удастся, то с трудом [18]» (http://www.izvestia.ru/hystory/3072491_print).

Понять, почему руководство КПСС 33 года скрывало текст доклада от людей в СССР, позволяет документ из архивов ЦК, опубликованный “Известиями” в рассматриваемой статье:

«Протокол заседания Президиума ЦК КПСС. 1 февраля 1956 года

(Присутствовали члены высшего руководства партии. Карандашные пометки сделаны заведующим общим отделом ЦК В.Н.Малиным для себя, отрывочно, конспективно. — “Известия”).

Аристов: Тов. Хрущёв, хватит ли у нас мужества сказать правду?

Микоян: Декрет о борьбе против террора был принят 1 декабря 1934 г.

Поспелов: Утверждались лимиты на аресты.

Хрущёв: В докладе ещё, может быть, добавить.

Первухин, Булганин, Микоян. Поддерживают.

Хрущёв: Серову, Руденко, Комиссии Поспелова (начала работать в декабре 1955 года. — “Известия”) проверить дело Тухачевского.

Молотов: Но Сталина как великого руководителя надо признать.

Микоян: А ты, тов. Молотов, его поддерживал!

Каганович: Многое пересмотреть можно, но тридцать лет Сталин стоял во главе.

Молотов: Нельзя в докладе не сказать, что Сталин — великий продолжатель дела Ленина.

Микоян: Возьмите историю — с ума можно сойти.

Сабуров: Если верны факты, разве это коммунизм?! Это простить нельзя.

Первухин: Знали ли мы? Знали, но был террор.

Булганин: Сказать партии всю правду надо, что Сталин из себя представляет, линию занять надо такую, чтобы не быть дураками. Состав ЦК XVII съезда он ликвидировал. Не согласен, что великий продолжатель.

Ворошилов: Партия должна знать правду, но преподнести так, как жизнью диктуется. Период диктовался обстоятельствами. Но страну мы вели по пути Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина. Доля (?) [19] Сталина была? Была, мерзости много, правильно говорите, тов. Хрущёв, но надо продумать.

Суслов: За несколько месяцев мы узнали ужасные вещи. Нельзя оправдать этого ничем. Сталин Двинскому говорил: 10 — 15 человек на район осталось, и хватит [20].

Молотов: Присоединяюсь к Ворошилову: правду восстановить. Правда и то, что под руководством Сталина победил социализм. И позорные дела — тоже факт.

Хрущёв: Сталин — преданный делу социализма, но всё — варварскими способами. Он партию уничтожил. Не марксист он. Всё святое стёр, что есть в человеке» (http://www.izvestia.ru/hystory/3072491_print).

Как видно из приведённых выше заметок, сделанных для себя В.Н.Малининым, на этом заседании Президиума ЦК обсуждался ещё только предполагаемый доклад ЦК об эпохе сталинизма. Конечно, эти заметки «для себя» — не стенограмма, тем не менее общее настроение участников этого заседания высшего публичного руководства КПСС, они передают.

Прежде всего они обнажают лживость приведённого утверждения М.С.Горбачёва: “Значение ХХ съезда не только в том, что был раскритикован Сталин, речь шла о серьёзном пересмотре принципов управления страной, процессов, которые касались основ всей нашей жизни, в том числе проблем демократии”. Именно всего того, что в этой фразе выделено нами курсивом, участники заседания Президиума ЦК КПСС 1 февраля 1956 г. боялись пуще огня. Их интересовали совсем другие проблемы:

· какие из числа общеизвестных в народе злоупотреблений властью со стороны партийного аппарата признать?

· на кого персонально возложить за них ответственность так, чтобы при этом сохранить свою корпоративную и по сути антинародную власть?

· как при этом не предстать в глазах народа дураками и уверить народ — миллионы простых тружеников — в том, что правящая партия работает на воплощение в жизнь интересов их самих и их детей, т.е. по-прежнему верна идеалам социализма и коммунизма?

Именно это видно из приведённых выше заметок В.Н.Малинина, и ещё более ярко это выразилось в хронологически более позднем докладе Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях”. Но этот доклад в СССР был недоступен для изучения и осмысления политически активной частью общества на протяжении более чем 30 лет, хотя его текст был опубликован за рубежом менее, чем через полгода.

Если бы этот доклад был опубликован в сборнике материалов ХХ съезда [21], то в обществе был бы предмет для обсуждения и критики именно позиции той внутрипартийной мафии, публичным выразителем интересов которой стал Н.С.Хрущёв. Если же стенограммы выступлений не опубликованы, то в обществе могут быть только сплетни о том, что на съезде произошло нечто, а содержание этого «нечто» каждый может излагать только в соответствии со своею осведомлённостью, пониманием и умением разграничивать правду и вымыслы.

И соответственно никого из участников заседания Президиума ЦК КПСС 1 февраля 1956 г. не интересовали проблемы взаимосвязей в реальной истории:

· идеалов коммунизма как таковых,

· реальной исторической практики,

· мотивации в обществе в целом и в партии в частности

O к воплощению идеалов коммунизма в жизнь

O и к ликвидации достижений социалистического строительства.

Но об актуальности именно этой проблематики для выбора путей дальнейшего развития общества участники заседания Президиума ЦК 1 февраля 1956 г. знали, поскольку именно её выразил сам Н.С.Хрущёв словами:

«Сталин — преданный делу социализма, но всё — варварскими способами. Он партию уничтожил. Не марксист он».

Этот хрущёвский сумбур не от большого ума и не от непреклонной честности [22]. Но при желании его можно перевести в однозначно понимаемые лексические формы. В этом случае получается, что если Сталин предан делу социализма и при этом не марксист, то марксизм к реальному социализму не имеет никого отношения. И это приводит к вопросам:

· А какую партию уничтожил Сталин: реально-социалистическую? либо истинно-марксистскую — псевдосоциалистическую?

· Какая партия за народ, а какая паразитирует на народе?

· Могли ли эти две разные по целям и задачам партии сосуществовать параллельно и одновременно в общих организационных формах?

· Если могли, то как они взаимодействовали, взаимно проникая друг в друга?

· И в чём различие реально-социалистической и псевдосоциалистической партии и как эти различия выражаются в партийной жизни и во взаимодействии партии с беспартийным обществом?

И это неизбежно привело бы к вопросам о политических перспективах:

· К какой из двух партий принадлежит каждый из членов КПСС, и прежде всего — члены Президиума ЦК?

· Есть ли такие, что совмещают членство в обеих партиях?

· Кто из них это делает по недомыслию, а кто из корысти (ласковый телёнок двух маток сосёт)?

· И если социализм — благо, а Сталин всё делал варварски, то как строить социализм и коммунизм не варварски?

Но доклад Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях” (как и материалы заседания Президиума ЦК) и близко не подходит к этой проблематике. Он уводит от неё.

Н.С.Хрущёв и те, кто за ним стоял, взяли (подобранный ими по составу делегатов) ХХ съезд, как говорится «на арапа»: внезапно вывалили реальные факты о злоупотреблениях сталинской эпохи вперемешку с заведомой ложью и предложили принять весь этот коктейль за истину без вопросов и обсуждения, за что деморализованный развенчанием культа личности Сталина съезд и проголосовал, поскольку подавляющее большинство его делегатов были нравственно-психологически не готовы к тому, чтобы дать отпор «наезду» Н.С.Хрущёва и внятно выразить на том же съезде более достоверную точку зрения на события эпохи 1923 — 1953 гг. Потом некий текст зачитали по всему Союзу в партийных организациях под видом доклада Н.С.Хрущёва на ХХ съезде. В результате по стране потекли сплетни, а в ЦК потекли инспирированные докладом Н.С.Хрущёва отклики общественности на решения ХХ съезда. Сам же доклад никто не мог перечитать и соотнести со своим жизненным опытом и пониманием эпохи.

В рассматриваемой публикации “Известий” “Никита Хрущёв: «без Сталина… может быть, и войны бы не было»” приводятся два отклика, выражающие полярные взаимоисключающие точки зрения на то, что произошло на ХХ съезде КПСС.

Отклик первый:

«В Президиум XX съезда Коммунистической партии Советского Союза [Не ранее 25 — не позднее 28 февраля 1956 г.]

Узнала о заявлениях на съезде относительно фальсификации истории революции и партии, а также осуждения руководителей революции и партии, несправедливо обвинённых как враги народа. Среди них мой покойный муж Лев Троцкий, названный врагом народа номер один, и мой сын Лев Седов [23]. Для осуществления этих заявлений на практике требую пересмотра процесса с целью реабилитации памяти жертв перед мировым общественным мнением. Наталья Седова-Троцкая».

Но ни Н.С.Хрущёв, ни правящая верхушка КПСС не могли пойти на реабилитацию Л.Д.Троцкого по двум причинам:

· В отличие от самого Л.Д.Троцкого, знавшего марксизм (его тексты), посвящённого во многое другое и действовавшего в политике на этой идейной основе, они были безъидейными бюрократами, а та или иная идеология интересовали их только как средство осуществления власти в конкретных исторических обстоятельствах.

· Признать политическую правоту Л.Д.Троцкого — значило подорвать основы своей корпоративной власти в СССР, настолько Л.Д.Троцкий и троцкизм в глазах народа СССР и простых членов партии был непопулярен с начала 1930-х гг.

Отклик второй:

«Анонимное письмо из г. Горького в журнал “Коммунист” [Не позднее 14 ноября 1956 года]

Тов. редактор! Меня удивляет то, что вы много пишете о культе личности И.В.Сталина, а у нас, на автозаводе имени Молотова [24], часто от рабочих слышно недовольство таким отношением к Сталину. А эти руководители хрущёвы, “путешественник” [25], как его у нас называют, пробанкетили со шпионом Тито, растерялись, не знают теперь, что делать со своим коллективным руководством. У Сталина рабочий класс стоял на первом плане (выделено нами при цитировании: суть большевизма в том, что труженик-созидатель в праве жить как минимум не хуже, чем управленец), а у Хрущёва — кучка людей, которая уже пришла к коммунизму (выделено нами при цитировании: в этом суть эзотерического истинного марксизма, которому был верен Л.Д.Троцкий). Какой-то зав. отделом горкома или горисполкома получает две ставки, живёт с семьёй на дачах за городом. Не говоря уже о больших людях, которые имеют по две-три персональные машины на дедушку, бабушку, тещу и т.д. Чего же не пишут о том, что В.И.Ленин говорил, что любой руководитель должен получать не больше высококвалифицированного рабочего! (выделено нами при цитировании [26]). В связи с таким отношением к Сталину со стороны Хрущёва и кое-кого других — очень нехорошие разговоры и анекдоты, а у Сталина в народе — исключительный авторитет и любовь. Я работаю технологом, мне приходится ходить по цехам и всё это слышать».

Донос ли это верного холопа, которому милее всего жизнь при крепостном праве на правах скотины, либо упрёк руководству КПСС под видом доноса — Бог весть.

Интеллигенция в своём большинстве после ХХ съезда, как всегда, заняла по сути безмозглую позицию, выразив пожелание получить дальнейшие разъяснения в готовом к употреблению виде. Образчики такого рода вожделений дальнейших разъяснений приводят “Известия” в той же публикации:

«В Президиум ЦК КПСС

От члена ЦК Панкратовой А.М. (известный советский учёный-историк. — “Известия”)

Считаю необходимым сообщить о настроениях среди интеллигенции Ленинграда.

Доклад Н.С.Хрущёва был прочитан на партийных собраниях с участием беспартийного актива [27]. Но допущено много самотёка: не было ясно, кого отнести к активу, одни беспартийные приглашались, другие — нет, среди комсомольцев допускались подростки, школьники. Собравшихся предупреждали, что ни прений, ни вопросов не будет допущено. Всё это вызвало недовольство и огромное множество вопросов, свидетельствующих о большой взволнованности и смятении среди кадров интеллигенции. Мне пришлось за время с 20 по 23 марта сделать 9 докладов и лекций. Подано свыше 800 записок. Во многих ставился вопрос: как теперь относиться к Сталину?

“Народ не сможет простить Сталину бессмысленные жертвы в Отечественной войне”. (Асп. Дорошенко).

“Важно не то, как о себе думал Сталин, — что он уничтожает людей в пользу дела социализма, — важно то, что он нанёс огромный ущерб и вред". (Без подписи).

“Если вспомнить, какие имеются в докладе намёки даже на отношение Сталина к убийству Кирова и что говорится о почти вредительской его роли в Отечественной войне, то вывод напрашивается один: действительно надо снимать портреты и выбросить его из истории". (Без подписи).

“В школах сейчас принято из всех учебников вырывать портреты тов. Сталина. Считать правильным или нет?” (Петров).

“В корне необходимо изменить отношение народных масс и руководителей, всё остальное будет только говорильней”. (Без подписи).

“Чем же было наше государство в продолжение почти 30 лет: демократической республикой или тоталитарным государством с неограниченным единовластием? Или, может быть, это совместимо?”

“Не способствует ли культу личности однопартийность и почти полное слияние органов власти и партийных органов?” (Без подписи).

“В докладе неубедительно дан ответ на вопрос: где же были члены Президиума? Будет ли это разъясняться партийным организациям?”

“Почему не даются объяснения его поведения как отражения интересов определенного социального слоя, выросшего на почве советского бюрократизма, исказившего советскую демократию?”

Выражалось пожелание, чтобы ЦК обратился к партии с закрытым письмом, в котором были бы даны необходимые разъяснения в связи с вопросом о культе личности».

По сути эти отклики типичных «интеллигентов» на зачитывание им доклада Н.С.Хрущёва показывают, что интеллигенция — вовсе не мозг и не совесть нации, на какую роль её представители претендуют. Её А.И.Солженицын охарактеризовал словом «образованщина» правильно — поначитались, понаслушались всякого, а думать сами не желают и не умеют, хотя возомнили о себе как об элите, мозге и совести нации. И со времён ХХ съезда качество интеллигенции как определённой социальной группы, занятой вне «сферы материального производства» или обладающей «свободными профессиями», в России не изменилось [28].

* * *

Саморазоблачение интеллигенции наших дней именно как претендентов на элитарный статус, обеспечивающий качественное превосходство над простонародьем в аспекте потребления социальных благ , в наиболее явной форме выразилось в статье Федора Бурлацкого [29] “Сталин появится из задних рядов. Но пока ещё есть время предотвратить его пришествие”, опубликованной в “Независимой газете” в рубрике “Книжное обозрение «Ex libris НГ»” 22 мая 1997 г.

Признание Ф.Бурлацкого:

«Другое проявление сталинизма — народность. Из триады Уварова — “православие, самодержавие, народность”, Сталин взял два последних, а в конце своей жизни использовал и первое — при нём было открыто 20 тысяч храмов. Народность была во всеобщем образовании и возможности личного успеха — от сохи в маршалы, или в министры, или в академики, или в народные артисты (выделено нами при цитировании — это главное качество социально-экономической политики большевизма, которому был верен И.В.Сталин) И чтобы мы ни говорили [30], уровень жизни после войны постоянно повышался, люди имели гарантированный минимум, бесплатное здравоохранение и отдых» [31].

А через колонку своего текста Ф.Бурлацкий пишет о временах после устранения Сталина:

«Начавшееся после смерти Сталина демократическое движение снова сбилось с пути на такую колею, которая разводит в разные стороны народ и государство, новую элиту и простых людей».

Если вспомнить, что “демос” по-гречески — народ, то по существу Ф.Бурлацкий пишет, что демократическое движение сбилось с пути и стало антинародным, вследствие чего народ (простые люди) и государство («новая элита», если говорить его словами [32]; а по существу — интеллигенция) идут разными путями к разным целям.

Если бы Ф.Бурлацкий писал по-русски или хотя бы вдумывался в смысл слов, то он сразу бы увидел, что написал: «народовластное движение сбилось с пути и стало противонародным», после чего осталось бы рассмотреть социальный состав участников этого сбившегося с пути движения и вспомнить афоризмы В.О.Ключевского:

Истинная цель благотворительности не в том, чтобы благотворить, а чтобы некому было благотворить [33].

Черви на народном теле: тело худеет — паразиты волнуются.

Российская интеллигенция — листья, оторвавшиеся от своего дерева: они могут пожалеть о своём дереве, но дерево не пожалеет о них, потому что вырастит другие листья.

То есть история российской интеллигенции повторяется, как дважды два, объяснение чему находим также у В.О.Ключевского в афоризме, начинающем его тетради: «Закономерность исторического явления обратно пропорциональна его духовности», — что и объясняет судьбы российской интеллигенции в прошлом и её перспективы в будущем, которые так пугают Ф.Бурлацкого.

«Чего же можно ждать в будущем? Всё будет зависеть от степени жадности или разумности бюрократической или финансовой элиты. Если она поделится тем, что захватила в 90-х годах, и даст шанс народу жить обеспечено за хорошую работу, всё пойдёт как в Бразилии или Аргентине к зависимому капитализму, который ко второй половине ХХI века сможет достигнуть нынешнего уровня США или Западной Европы.

Не поделится элита — снова появятся товарищ Ленин или товарищ Троцкий, а может быть, и товарищ Сталин [34]. Вряд ли такой человек будет иметь знакомый нам твердокаменный профиль Г.Зюганова или железный фас А.Лебедя, или неистовый облик А.Лукашенко. Скорее всего он появится откуда-то из задних рядов, как появился Коба, в котором никто не опознал будущего Сталина.

Пока ещё есть время предотвратить пришествие “спасителя” в железных сапогах [35], способного разрубать общественные проблемы и человеческие судьбы. Элита — старая и новая — должна поумнеть [36], если она не хочет погибнуть и потащить за собой страну в пропасть нового сталинизма».

Со времени публикации этой статьи прошло 8 лет. Но какого-либо прогресса в понимании эпохи и перспектив Ф.Бурлацкий не явил, поскольку свою новую статью “Сталин и сталинизм: прошлое, которое не уходит”, опубликованную в “Независимой газете” 17 февраля 2006 г. завершает словами:

«Чего же можно ждать в будущем? Все будет зависеть от степени разумности или жадности бюрократической и финансовой элиты. Если она поделится тем, что получила в 90-х годах, и даст шанс народу жить обеспеченно за хорошую работу, все постепенно пойдет, как в Бразилии или Аргентине, — к зависимому капитализму, который ко второй половине XXI века сможет достигнуть нынешнего уровня стран Западной Европы.

Не поделится элита — угроза ползучего сталинизма, без явного культа и массовых репрессий, может стать реальностью» (http://www.ng.ru/printed/65520 либо http://www.ng.ru/ideas/2006-02-17/9_stalin.html).

Из этого можно понять, что зависимый капитализм типа Бразилии и Аргентины — на протяжении многих лет предел мечтаний бывшего идеолога ЦК КПСС (возможно что и всю прошлую жизнь: рожденный ползать в творческой импотенции, летать не может и не должен). Представить себе такую возможность, что к середине XXI века Аргентине и Бразилии возможно не от кого будет зависеть, поскольку на Западе более чем достаточно внутренних проблем, каждая из которых способна похоронить глобальную цивилизацию в целом, это выше интеллектуальных возможностей штатного “пророка” “Независимой газеты”.

Но если бы в 1985 г. направленность перестройки определяли те, кто вёл КАМАЗы по дрогам СССР с портретами Сталина на лобовых стёклах, то мы жили бы уже сейчас иначе. Но направленность перестройки, определяла интеллигенция, к которой принадлежали и явные антикоммунисты разного толка, и разложившиеся марксисты-ленинцы и более стойкие к разложению (потому что далее морально и нравственно в сфере идеологии разлагаться некуда) марксисты-троцкисты (и Ф.Бурлацкий среди них).

Интеллигенция, бывшая у власти, в те годы также видела КАМАЗы с портретами Сталина, но тем не менее начала новую кампанию по развенчанию и искоренению “сталинщины”. Поскольку Ф.Бурлацкий, спустя 12 лет после начала перестройки (в 1997 г.), был вынужден взяться за тему живучести Сталинизма съизнова, это выражает то обстоятельство, что перестроечная марксистская и буржуазно-“демократическая” интеллигенция на фронте идеологической борьбы, оказались неспособными победить Сталинизм, который всё время после ХХ съезда просто молчаливо присутствовал в обществе. Если бы Сталинизм всё это время вёл активную просветительную деятельность, то дела у его противников были бы совсем плохи.

* *

*

Но как показала антисталинская пропагандистская кампания по поводу 50-летия ХХ съезда, за время, прошедшее с 1997 г., когда Ф.Бурлацкий выразил “элитарную” — меньшевистскую — обеспокоенность грядущим возрождением “Сталинизма”, а по существу — большевизма, — россионская “элита” по прежнему пребывает в пропагандистском тупике, характеризуемом не только просторечно-шашечным термином «сортир» [37], относительно недавно введённом в политический лексикон…

2. Первые последствия ХХ съезда и ещё некоторые вопросы по теме

Хотя текст доклада Н.С.Хрущёва на ХХ съезде по завершении съезда не был опубликован в СССР, но ясно, что скрыть сам факт выступления было невозможно: надо было быть безнадёжными идиотами или «косить» под идиотов, преследуя некие цели, для того, чтобы прочитать доклад в тысячной аудитории, а потом объявить доклад «секретным», и ещё спустя некоторое время зачитать доклад во всех партийных организациях страны, заменив на нём гриф секретности на гриф «не для печати», обладающий весьма размытым правовым статусом.

Поэтому сразу же по завершении съезда поползли слухи о том, что Н.С.Хрущёв на протяжении нескольких часов докладывал съезду нечто как бы “секретное”, и началась охота зарубежных журналистов и разведчиков за текстом доклада. Эта охота увенчалась успехом. Уже 4 июня 1956 г. [38] текст как бы “секретного” доклада Н.С.Хрущёва на закрытом заседании ХХ съезда был опубликован “Нью-Йорк Таймс”, а двумя днями позднее — парижской газетой “Монд”. В СССР в 1959 г. было решились тоже опубликовать этот доклад, но впоследствии его публикация была остановлена на стадии вёрстки (так сообщает сайт www.HomeWeb.Ru/lib/HISTORY/FELSHTINSKY/f2.txt_Piece40.27).

О том, как доклад стал достоянием западной прессы есть несколько версий. Одну из них огласила программа Российского телевидения “Вести недели” 30 января 2005 г. В изложении Сергея Пашкова (собственного корреспондента РТР на Ближнем Востоке) она выглядит так:

«Кто же точно снабдил Запад засекреченным текстом доклада о “культе личности Сталина” на ХХ съезде КПСС? Неужели эта утечка — плод любовной интрижки?

25 февраля 1956 года. Последний, 11-й день XX-го съезда. Ещё 3 часа работы — и все 1200 делегатов разъедутся по домам. Но Хрущёв просит иностранных гостей и прессу покинуть зал. Объявляется получасовой перерыв. Спустя 30 минут он выйдет на трибуну, и сначала откровенно волнуясь, но все резче и все смелее прочитает свой знаменитый доклад о культе личности Сталина — доклад, спустя некоторое время ставший границей между эпохами. Но тогда лишь смутные слухи просочились за стены Колонного зала Дома Союзов.

“Мы слышали в Польше, что американцы дают полтора миллиона долларов за доклад Хрущёва на XX-м съезде. Все разведки мира стараются его получить и не могут достать”, — рассказывает Виктор Граевский.

Молодой и успешный польский журналист Граевский — в те дни главный редактор отдела СССР в Варшаве — праздно мечтал со своими приятелями о том, как они потратят полуторамиллионный гонорар ЦРУ, если именно им удастся найти и переправить за океан засекреченный текст таинственного доклада. Для Граевского это была только шутка.

Он и представления не имел, какую шутку готовит ему судьба. “У меня была подруга, которая работала в Центральном Комитете партии”, — говорит Граевский. Подругу звали Люция Барановская, старший референт тогдашнего генсека Польской объединенной рабочей партии. И потому Граевского пускали в партийную святая святых ЦК как своего.

Он просто зашёл договориться о свидании и случайно увидел на её столе красную брошюру на русском языке с грифом «Совершенно секретно». Это был личный экземпляр доклада польского генсека Эдварда Охаба. Люция, понятия не имевшая, что это за книжка, дала её на пару часов любопытному другу [39].

“Я взял, пошёл домой, начал читать. Вы можете себе представить, что со мной происходило. Сталин — отец народов, великий учитель, солнце и вдруг просто разбойник, которого история не знала. И когда я кончил читать, я чувствовал, что у меня атомная бомба в руках. Я хотел бежать обратно и отдать. Но вдруг начал думать. Я знал, что все ищут, все хотят знать, что Хрущёв сказал. Я мог идти к американцам и получить 1,5 млн долларов, но я решил пойти в израильское посольство”, — рассказывает израильский журналист.

Родители Граевского тогда уже жили в Израиле. Он собирался и сам репатриироваться в Землю обетованную. Он решил, что текст хрущёвского доклада станет его подарком будущей родине. "Я ему положил книгу на стол, — вспоминает Виктор Граевский. — Он спросил меня: “Что здесь написано?” И я ему сказал. Он побледнел, потом стал красным, чёрным, жёлтым. Он ведь лучше меня знал, что это такое”.

Граевский не знал, что в тот же день Бармар с копией хрущёвского доклада уедет в Вену и там на нелегальной квартире передаст её шефу израильской контрразведки Амосу Манору.

Израильтяне не рискнули публиковать сенсационный текст. Бен Гуриону показалось куда как выгоднее передать его в ЦРУ Алену Даллесу. Одновременно, не испортив отношений с советским руководством, установить доверительные связи с американцами.

Хрущёвский доклад опубликуют американские газеты, а “Голос Америки” будет транслировать текст на страны социалистического лагеря, сея смуту и раскол в рядах коммунистов. Его, едва приехавшего в Израиль репатрианта, даже наградят, правда, скромно и без помпы, в духе социалистического сионизма конца 50-х.

“Пришёл какой-то человек маленького роста, который говорил со мной немножко на иврите, немножко на польском языке. И он мне сказал: “Господин Граевский, не забудем, что вы сделали для государства”. И как награду он вынул вечную ручку и бутылочку с чернилами”, — вспоминает Граевский.

Граевского ждала большая карьера на израильском иновещании. Однако романтическая история с похищением секретного доклада XX съезду кажется 80-летнему журналисту главным событием в его долгой судьбе» (http://www.vesti7.ru/news?id=5527).

Ещё одна публикация на тему о реакции за рубежами СССР на доклад Н.С.Хрущёва на ХХ съезде:

«МОСКВА, 31 января (Корр. АНН Алексей Чичкин). В феврале 2006 года исполняется 50 лет со времени так называемого „секретного доклада“ Н.С.Хрущёва на ХХ съезде КПСС „О культе личности И.В.Сталина и его последствиях“.

Текст этого доклада был опубликован на Западе на 30 лет раньше, чем в СССР.

За последние годы появилось немало публикаций и оглашено много архивных документов, подтверждающих заблаговременную публикацию этого документа за рубежом и использование Хрущёвым первоначального варианта доклада, который намеревался зачитать Лаврентий Берия летом 1953 года.

В изложении упомянутый доклад Хрущёва был опубликован уже в феврале-марте 1956 года в США, Великобритании, Польше и Югославии, а в СССР — только в 1988 году. Соответствующее же постановление ЦК КПСС было опубликовано в СССР только 30 июня 1956 года.

Но, согласно архивным документам и, в частности, воспоминаниям В.Молотова, впервые вопрос о ликвидации «сталинского культа» поставил Л.Берия на Президиуме ЦК КПСС в конце апреля 1953 года: именно по его настоянию уже на первомайских демонстрациях 1953-го было запрещено вывешивать или «везти» портреты Сталина.

Но против такой политики возражал тогда и Хрущёв, организовавший вместе с Жуковым и Маленковым арест и ликвидацию Берии в июле 1953 года.

Как утверждали впоследствии в своих выступлениях и публикациях Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай, хрущёвская группа преднамеренно организовала зарубежные публикации «антисталинского» доклада, чтобы добиться благожелательного расположения к ним со стороны Запада и югославского лидера И.Тито.

В апреле 1956 года главная газета Китая «Жэньминь жибао» в редакционной статье «О роли личности в истории» подчеркнула, что «исправление ошибок выдающих политических личностей не имеет ничего общего с намеренной фальсификацией их имени, жизни и деятельности…».

Предложения делегаций Китая, Венгрии, Албании, Румынии, Вьетнама, Монголии, Северной Кореи и ещё 10 иностранных компартий на ХХ съезде по срочному обсуждению упомянутого доклада советскими и зарубежными коммунистами до его «озвучивания» Хрущёвым было отвергнуто.

Как считает российский историк и политолог Ю.Крупнов, «главная вина Хрущёва не в том, что он „исключил“ собственное участие в репрессиях, и не в том, что он в чисто уголовной манере стал цинично „валить“ всё на Сталина. Вольно или невольно, Хрущёв стал реализовывать на деле антироссийскую, точнее — антирусскую программу подрыва системы власти, управления и морально-политического климата в СССР».

А по данным российского историка Вадима Роговина, «решение поставить этот вопрос было принято не при подготовке к съезду, а в ходе его. Поэтому зарубежные коммунисты были лишены возможности сбалансировать положительные и отрицательные стороны доклада о деятельности Сталина».

Как сообщает В.Роговин, вскоре после ХХ съезда западные журналисты задали вопрос Хрущёву об аутентичности опубликованного за рубежом и зачитанного на съезде документа. Но своим ответом Хрущёв поставил себя, мягко говоря, в конфузное положение, заявив, что «такого документа я не знаю — пусть на этот вопрос отвечает разведка США».

Впоследствии ЦК компартий Китая, Албании и Северной Кореи публично охарактеризовали такой ответ как «подтверждение давних связей Берии и Хрущёва с Западом, особенно с США…» [40].

Недавно во Франции было опубликовано мнение Шарля Де Голля, 1958 г., об «антисталинском» докладе Хрущёва: «Я сомневаюсь, что Хрущёв искренен и объективен в своих выводах. Но шельмование выдающегося руководителя СССР, к соратникам которого Хрущёв прежде с гордостью себя причислял, не добавит чести и авторитета нынешнему советскому руководству ни в мире, ни в коммунистическом движении…».

Схожее мнение высказал И.Тито в 1961 году (в период нового обострения советско-югославской полемики, что было отражено в принятой в 1961-м году «Программе КПСС»), когда было решено вынести саркофаг со Сталиным из Мавзолея.

В партийных и других СМИ Китая часто отмечается, что преодоление ошибок лично Сталина могло бы осуществляться без надругательства над его личностью и деятельностью и, соответственно, без деморализации государства, народа и правящей партии.

Утверждается, что без таких эксцессов исправлялись ошибки Мао Цзэдуна, что не только позволило сохранить морально-политическое единство китайского общества, но и продемонстрировало идеологическую порядочность китайского руководства» («Агентство национальных новостей». “«Антисталинский доклад» Хрущёва Запад прочитал на 30 лет раньше СССР” http://www.annews.ru/modules.php?name=News amp;file=print amp;sid=28812).

Газета “Дуэль” № 44, 2000 г. опубликовала Заявление ЦК Коммунистической партии Китая и Албанской партии труда (возможно с некоторыми сокращениями, поскольку в тексте присутствуют многоточия):

«День рождения Сталина — революционный праздник всех истинных коммунистов и патриотов… Хрущёвская группа, вступив в сговор с империализмом и его марионеткой — кликой Тито, решила дискредитировать товарища Сталина, используя фальшивки, давно заготовленные империалистическими разведками и направленные в своё время их агенту — Берии. Решив расколоть КПСС, подорвать её изнутри, расколоть мировое коммунистическое движение, решив способствовать постепенному капиталистическому перерождению экономики и общественно-политической системы СССР, хрущёвцы на XX съезде огласили антисталинские фальшивки в форме доклада “О преодолении последствий культа личности Сталина”. Доклад же этот до сих пор не опубликован в СССР и странах-сателлитах Кремля. Однако текст этого доклада был своевременно — до оглашения на съезде — передан сподручными Хрущёва на Запад и клике Тито…

Хрущёвцы изъяли из архивов многие важные документы, свидетельствующие об их активном участии в террористической деятельности скрытых и явных врагов народа. Хрущёвцы были главными вдохновителями и организаторами повсеместных арестов и доносительств, но свою вину за эти преступления они сперва свалили на своего “компаньона” Берию, а затем — на товарища Сталина, устранённого ими из-за боязни, что Сталин арестует и уничтожит их, подлых двурушников и предателей…

Коммунисты Китая и Албании, все истинные коммунисты мира клеймят позором хрущёвскую клику, надругавшуюся над именем и делом Сталина, над его телом, тайком от народа и коммунистов вынесенным из Мавзолея Ленина-Сталина. Преступные действия Хрущёва и его сподручных будут иметь долговременные последствия, они приведут к перерождению, а затем к разрушению СССР и КПСС…

Либо Советский Союз под руководством хрущёвцев превратится в бюрократическое социал-империалистическое государство, а КПСС станет номенклатурной надстройкой такого государства, либо ревизионистская, провокационная политика хрущёвцев приведёт к распаду КПСС и СССР, к превращению его республик в колонии и протектораты западного империализма. Товарищ Сталин неоднократно предупреждал об опасности стране и партии, исходящей от скрытых, внутренних врагов, действующих по заданию империалистических разведок. Сегодня эта опасность стала реальной.

… “Дворцовые перевороты” в Кремле, организуемые ревизионистами из нынешнего ЦК КПСС, означают обострение борьбы за власть в партии и государстве. “Без Хрущёва, но по пути Хрущёва” [41] — таков сегодня лозунг ревизионистов-предателей, намеренно оболгавших имя, дело и заветы товарища Сталина…

Восстановление подлинно социалистического Советского Союза, предотвращение его распада или превращения родины Ленина-Сталина в социал-империалистическую державу возможны только путём пролетарской, социалистической революции, руководимой подлинно коммунистической партией — партией сталинцев.

21.12.1964 г.

Мао ЦЗЭДУН,

Энвер ХОДЖА»

Был ли Л.П.Берия агентом иностранных разведок, продвинутым в руководство СССР, как это утверждается в заявлении Мао Цзедуна и Энвера Ходжи [42], либо он был оболган точно также хрущёвцами, как они впоследствии оболгали И.В.Сталина, — каждый пусть решает сам, предварительно ознакомившись с фактами из жизни и деятельности Л.П.Берии, Н.С.Хрущёва, прочей партийной “элиты” и страны в целом. И это — действительно не простое дело, поскольку, пока Л.П.Берия был жив, бoльшая часть его деятельности составляла государственную тайну и была неизвестна людям, а после того, как в июле 1953 г. Хрущёв и Кот него избавились, именно они и их преемники на протяжении десятилетий предавали огласке информацию о Берии, не стесняясь при этом и заведомо лгать, злоупотребляя неведением людей и своим монопольным правом на публикацию архивных материалов, на зачистку архивов и внедрение в них фальшивок под видом истинных документов [43].

Но в том, что доклад Н.С.Хрущёва был направлен против коммунистического движения в его исторически сложившемся виде и что его “утечка” на Запад не была случайной, а только маскировалась под случайную, — в этом Мао Цзедун и Энвер Ходжа были полностью правы.

И это приводит к вопросу о качестве того коммунистического движения, представители которого были у кормила государственной власти во всех социалистических государствах, включая СССР? Т.е. кого предала хрущёвская клика, выпустив Н.С.Хрущёва с заведомо лживым докладом “О культе личности и его последствиях” на ХХ съезде вопреки мнению многих членов КПСС и других коммунистических партий, а затем организовав утечку как бы секретного доклада на Запад?

Также надо обратить внимание и на то, что Шарль де Голь, лично знавший И.В.Сталина, но не вдохновляемый в политике идеалами коммунизма, почему-то не выразил радости по поводу того, что Н.С.Хрущёв на ХХ съезде нанёс удар в спину мировому коммунистическому движению в его исторически сложившемся виде. Иными словами, можно поставить ещё один вопрос: О чём был осведомлён де Голь, и что осталось в умолчаниях доклада Н.С.Хрущёва на ХХ съезде и в умолчаниях полемики в прессе вокруг него?

3. Кое-что об искусстве лгать и умении обличать ложь

Но перед тем, как обратиться к рассмотрению самогo доклада Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях”, необходимо пояснить ряд обстоятельств. Прежде всего необходимо указать на то обстоятельство, что восприятие доклада в 1956 г. и в 2006 г. не может быть одинаковым вне зависимости от того, признaют люди хрущёвский доклад адекватным освещением событий эпохи сталинизма, либо будут настаивать на его неадекватности. Это касается как приверженцев идеалов коммунизма, так и противников коммунизма.

Дело в том, что события, происходившие в России — СССР с начала ХХ века по февраль 1956 г., когда на ХХ съезде КПСС был прочитан этот доклад, ТОГДА были во многом непонятны как зарубежным наблюдателям и соучастникам, так и гражданам СССР. И дело не в том, что многие факты утаивались [44].

Дело в том, что были непонятны причинно-следственные взаимосвязи в потоке множества разных фактов, известных разным людям, даже не столько по сообщениям прессы и официальным заявлениям власти, сколько по их собственной жизни и жизни их друзей и близких.

Поэтому в СССР люди в их большинстве ждали, что ЦК КПСС прольёт свет не столько на те или иные прежде утаиваемые факты, сколько выразит своё понимание причинно-следственных взаимосвязей событий прошедшей эпохи — эпохи Сталина; что это даст общую картину взаимосвязей успехов и неудач в деле строительства социализма и коммунизма; что это позволит в дальнейшем избежать повторения прошлых ошибок и злоупотреблений властью в строительстве лучшего будущего, каким бы словом оно ни было названо: вопрос ведь не в словах, хотя они тоже важны, но в качестве жизни подавляющего большинства людей, и в качестве власти, которая изо дня в день организует общество на протяжении всей жизни всякого человека.

За рубежом тоже ждали:

· сторонники коммунизма — нового Слова, которое определит будущее коммунизма в глобальных масштабах;

· противники коммунизма — разрешения неопределённостей в отношении политических перспектив СССР и мирового разноликого коммунизма, что было необходимо им для того, чтобы строить и проводить в жизнь их собственную глобальную политику [45].

Последнее означает:

Рассмотрение проблематики ХХ съезда вне истории и перспектив глобальной политики [46] — заведомо «контрпродуктивно», т.е. разрушительно по отношению к возможностям развития российского общества и человечества в целом.

СЕЙЧАС завершился тот этап истории, события которого были запрограммированы, во-первых, самим докладом Н.С.Хрущёва и, во-вторых, реакцией на него и на слухи о нём советского общества. У людей ныне (безотносительно к тому, привержены они идеалам коммунизма либо привержены иным идеалам или страдают от отсутствия идеалов общественной в целом значимости [47]) другие конкретные интересы, а не те, что были в 1956 г.

Поэтому если Граевский до сих пор вспоминает ту дрожь и шок, которые испытал при чтении доклада Н.С.Хрущёва в 1956 г., то в наше время для большинства людей чтение этого доклада — занудное занятие. И даже те, кому в 1956 г. довелось принять участие в партийных собраниях, на которых доклад Н.С.Хрущёва на ХХ съезде зачитывался, и на кого он тогда произвёл сильное — прежде всего эмоциональное — впечатление, сейчас находят его чтение скучным занятием, и он не производит на них никакого эмоционального впечатления, разве что вызывает зевоту.

Кроме того, сам текст доклада и его смысловое наполнение таковы, что он не заслуживает поабзацного анализа и комментирования каждого высказанного в нём Н.С.Хрущёвым утверждения — это можно сделать, но это было бы бесполезно, поскольку это само по себе не позволяет выйти за рамки предлагаемой в докладе лживой схемы понимания эпохи Сталина.

Для того, чтобы выйти из этих рамок и понять, как в докладе Н.С.Хрущёва выразилось искусство лгать, на основе в достоверных фактов, надо пояснить кое-что из области методологии исторической науки и политологии.

Начнём с того, что:

Лжи во спасение в жизни не бывает, поскольку всякая «ложь во спасение», оставаясь в памяти людей и культуре общества, может стать основой для выработки и принятия вредоносного по своей сути, ошибочного решения. Ссылки на «ложь во спасение» — это попытки самооправдания тех, кто не способен во всех обстоятельствах говорить соответствующую им правду; но кроме того «ложь во спасение» может быть одним из ликов обыкновенного лицемерия и цинизма.

Доклад же Н.С.Хрущёва содержит и заведомую ложь. И заведомая ложь встречается в нём неоднократно. Самая простенькая: «…надо сказать, что Сталин операции планировал по глобусу. (Оживление в зале.) Да, товарищи, возьмёт глобус и показывает на нём линию фронта».

Высказывая эту ахинею в процессе чтения доклада, Н.С.Хрущёв вложил эту ложь контекст воспоминаний о своей беседе с маршалом А.М.Василевским, имевшей место в ходе войны. А.М.Василевский присутствовал в зале заседаний ХХ съезда [48], на что Н.С.Хрущёв обратил внимание делегатов. Но по поводу «глобуса» А.М.Василевский по ходу речи Н.С.Хрущёва не возразил, хотя как профессиональный защитник Отечества обязан был встать и сказать прямо: Брешешь Никита и сам знаешь, что брешешь! — в результате чего история СССР могла бы обрести иную направленность. Но вследствие молчания знавших правду военачальников, бывших делегатами съезда, а не одного только маршала А.М.Василевского, ложь о том, что Сталин «командовал по глобусу», была в СССР на некоторое время возведена в ранг достоверного исторического факта и многие обыватели верили, что это так и было на самом деле [49].

В действительности не было у Сталина в рабочих кабинетах глобусов: ни в Кремле, ни на ближней даче, где проходили большинство деловых совещаний под его руководством и бесед по тем или иным вопросам. И даже если в какой-то период некий глобус всё же оказался в кабинете И.В.Сталина, и он действительно что-то кому-то на нём показал, то управление войсками и флотами СССР «по глобусу» не велось. Соответственно это заявление Н.С.Хрущёва, представляющее И.В.Сталина идиотом, не подтверждают в своих воспоминаниях военачальники, постоянно работавшие с И.В.Сталиным в годы войны. Как они сообщают, рассмотрение планов операций и положения на фронтах осуществлялось на основе достаточно подробных военно-топографических карт соответствующего масштаба. Сам же Н.С.Хрущёв в годы войны только иногда вызывался И.В.Сталиным в Москву для докладов, и потому о работе Верховного главнокомандующего мало чего знал.

Тем не менее ХХ съезд «съел» не только эту ложь без возражений и вопросов о её происхождении и целях подачи…

Кроме того, абсурдность этой россказни про «глобус» в чисто психологическом аспекте съиграла роль деморализующего зал фактора, вогнавшего многих в ступор, вызвав рассогласованность в работе правого (отвечает за образное мышление) и левого (отвечает за логику и лексику) полушарий головного мозга, после чего им в психику в обход осознанного осмысления можно было загрузить ещё и не такое [50].

По существу всё это означает, что делегаты ХХ съезда в полном составе успешно прошли тест на холопство перед правящей аппаратной мафией КПСС.

Но наряду с заведомой ложью как бы секретный доклад Н.С.Хрущёва содержит и достоверные сведения о злоупотреблениях властью, уделяя особое внимание злоупотреблениям, имевшим место в органах НКВД — МГБ. Как быть с этими фактами?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, надо определиться в понимании того, в чём состоит объективность исторической науки.

Объективность повествования исторической науки выражается в том, что освещение любой конкретной проблематики должно представлять собой не собрание фактов, а описание исторического процесса [51], которое без привлечения к рассмотрению фактов оказывается невозможным. И это описание должно быть устойчивым по отношению к добавлению в него в качестве иллюстраций любых других исторически достоверных фактов и должно обличать хотя бы некоторую часть [52] исторически недостоверных «как бы фактов», т.е. вымыслов о прошлом, злоумышленно возведённых в ранг фактов или некоторым иным образом оказавшихся в таковом ранге [53].

Последнее — устойчивость излагаемой концепции исторического прошлого по отношению к добавлению в повествование достоверных фактов извне и саморазоблачение в ней хотя бы некоторой части вымыслов — и есть критерий объективности всякого текста и изустного выступления на тему «течение исторического процесса».

Этот критерий объективности исторического повествования по существу означает, что историческая наука — наука такая же точная, как и математика, но точность исторической науки основывается на других понятийных (описательных) категориях. Если в математике вычисления могут вестись с точностью до одного знака или более, то всякий исторический процесс может быть описан:

· С точностью до безликой толпы-народа и “личности” — личности вождя, гения, великого и мудрого или низкого и подлого, в зависимости от того, с позиций какой концепции организации жизни общества (общественно-политической концепции) смотреть.

В более сложном варианте описания толпа-народ [54] по-прежнему остаётся безликой, но к личности вождя добавляются другие личности — сподвижники вождя, его враги и сподвижники врагов. Это — так называемые «исторические личности». Т.е. это описание с точностью до толпы-народа и «исторических личностей».

Но поскольку с «историческими личностями» в жизни и в деятельности оказываются связанными другие люди, принадлежащие безликой толпе-народу в историческом повествовании двух вышеописанных типов, то в прежде безликой толпе-народе можно выявить разного рода партии (части). Некоторые из такого рода партий существуют в течение непродолжительных сроков времени в пределах активной жизни одного поколения. Но другие партии воспроизводят себя в преемственности поколений, вбирая в себя новых людей на замену уходящим из жизни. Кроме того в обществе можно выявить и разного рода социальные группы: общественные классы; профессиональные корпорации; во многонациональном обществе в пределах государства и в составе человечества в целом — народы и народности, национальные меньшинства, и т.п. Соответственно, исторический процесс может быть описан:

· С точностью до определённых социальных групп.

Из числа разного рода социальных групп, особо выделяются те социальные группы, все представители которых так или иначе заняты большей частью политикой. Соответственно исторический процесс может быть описан:

· С точностью до церковного ордена или политической партии.

Однако не все такого рода социальные группы действуют открыто в публичной политике, некоторые из них таятся от общества, делая закулисную политику, или же, занимаясь ею, стараются произвести на окружающих впечатление, что они занимаются не политикой, а чем-то иным (например, собирают коллекции бабочек или занимаются неким «личностным совершенствованием» своих участников). Соответственно выявлению этого фактора в историческом процессе [55], исторический процесс может быть описан:

· С точностью до глобального заговора (например многих поколений римских пап, российских императоров, коммунизма, фашизма, анархизма, гомосексуализма, жидомасонского и т.п.).

Но поскольку заговоры стратегической направленности бывают многослойными (это полезно на случай провала, а кроме того — организационно необходимо для канализации излишней политической активности полностью непосвящённых и не вполне посвящённых, а также и активности части противников целей заговора, вовлекаемых однако в заговор для управления ими, а равно — обезвреживания их деятельности по отношению к целям главного заговора), исторический процесс может быть описан:

· С точностью до внутренних «заговоров в заговоре», главенствующих над заговорами более низких уровней таинственности (например, масонства [56] в Евро-Американской региональной цивилизации).

Однако и с заговорами не так просто, поскольку в каждом настоящем заговоре есть свой «мозговой трест», который задаёт цели заговора, определяет пути и средства их осуществления, контролирует ход выполнения планов и корректирует планы при необходимости; а есть и исполнительная периферия. Соответственно этому обстоятельству, исторический процесс может быть описан:

· С точностью до «мозговых трестов», самых глубинных во многослойных заговорах.

Однако и всё человечество, вне зависимости от его реальной или вымышленной внутренней структуры, только часть Мира. И соответственно этому обстоятельству, не надо с порога отвергать возможность того, что исторический процесс может быть описан:

· С точностью до взаимоотношений земного человечества с иными цивилизациями, иерархией сатаны и Царствием Бога — Творца и Вседержителя (Промыслом Божиим). [57]

Однако названные выше (а также и другие, оставшиеся не названными) описательные категории, которые в ходе его описания, — не факты истории. Но факты истории с ними соотносятся через принадлежность людей к тем или иным социальным группам или же через действия «исторических личностей» или социальных групп. Описательные категории, если проводить аналогию истории с математикой как наукой точной, задают пространство формальных параметров некоторой размерности, в соотнесении с которым исторический процесс может быть представлен как многокачественный процесс. Иными словами, историческое повествование с точностью до «исторических личностей» и безликой толпы-народа, это — примитивная плоская модель реальной истории; выделение в безликой толпе-народе каких-то партий — даёт как минимум трёхмерную (в зависимости от количества выделенных партий) модель истории и т.д.

Если опираться на высказанные выше представления об объективности исторической науки [58] при рассмотрении схемы исторической эпохи Сталина, представленной Н.С.Хрущёвым на ХХ съезде, то она представляет собой самый примитивную (с точностью до личности, в данном случае И.В.Сталина, и безликой толпы) версию течения политики в ту эпоху. И уже только в силу своей примитивности представленная Н.С.Хрущёвым схема не может быть адекватной реальной истории. Поэтому впадать в благоговение, вспоминая ХХ съезд и Н.С.Хрущёва лично, у умных и честных людей нет причин.

Но это — не искренняя ошибка Н.С.Хрущёва и других соавторов его доклада, а выражение искусства лгать, вводить в заблуждение людей, приводя в обоснование лжи действительно имевшие место факты. Это — особого рода ложь, когда лгут, сообщая правду, но не всю правду.

Поскольку делегаты ХХ съезда «съели» такую галиматью, слепленную из лжи вымыслов и лжи на основе неполной правды, то это говорит:

· об идиотизме тех из них, кто искренне согласился с предложенной Н.С.Хрущёвым версией истории эпохи;

· об антинародном злом умысле, цинизме либо трусости и безволии тех, кто понимал, что Н.С.Хрущёв нагло лжёт в глаза съезду.

Но эти же оценки справедливы и в отношении тех, кто ныне настаивает на благотворном воздействии доклада Н.С.Хрущёва и ХХ съезда как такового на последующую историю СССР и течение глобальной политики в ХХ веке.

А то, что такие наши современники имеют возможность перечитать текст доклада Н.С.Хрущёва и соотнести его с фактами, ставшими публично известными за прошедшие после ХХ съезда 50 лет, только усугубляет правоту этих оценок в отношении них: ОНИ НЕДОСТОЙНЫ УВАЖЕНИЯ.

На этом можно было бы и завершить настоящую записку, если бы было допустимо ограничиться рассмотрением личных качеств «царя» Никиты, поскольку всё остальное, что есть в его докладе ХХ съезду, — мелочи по отношению к приведённой выше его интегральной оценке, хотя таких мелочей в нём много. И хотя это существенно увеличит объём настоящей записки и её возможно будет трудно воспринимать, поскольку нам придётся сообщать сведения и цитировать тексты, казалось бы, не относящиеся к ХХ съезду, необходимо продолжить рассмотрение темы.

Поскольку этот доклад положил начало новой эпохе, то надо выявить её суть, — иначе невозможно строить дальнейшую политику в интересах народов России.

Поэтому теперь, после того, как на вопрос об объективности исторической науки дан вполне определённый ответ, можно перейти к рассмотрению текста самого доклада, обращая внимание прежде всего на то, о чём Н.С.Хрущёв умалчивает.

4. Культ личности и Сталин

Доклад Н.С.Хрущёва начинает преамбула:

«Товарищи! В Отчётном докладе Центрального Комитета партии XX съезду, в ряде выступлений делегатов съезда, а также и раньше на Пленумах ЦК КПСС, не мало говорилось о культе личности и его вредных последствиях.

После смерти Сталина Центральный Комитет партии стал строго и последовательно проводить курс на разъяснение недопустимости чуждого духу марксизма-ленинизма возвеличивания одной личности, превращения её в какого-то сверхчеловека, обладающего сверхъестественными качествами, наподобие бога. Этот человек будто бы всё знает, всё видит, за всех думает, всё может сделать; он непогрешим в своих поступках.

Такое понятие о человеке, и, говоря конкретно, о Сталине, культивировалось у нас много лет.

В настоящем докладе не ставится задача дать всестороннюю оценку жизни и деятельности Сталина. О заслугах Сталина ещё при его жизни написано вполне достаточное количество книг, брошюр, исследований. Общеизвестна роль Сталина в подготовке и проведении социалистической революции, в гражданской войне, в борьбе за построение социализма в нашей стране. Это всем хорошо известно. Сейчас речь идёт о вопросе, имеющем огромное значение и для настоящего и для будущего партии, — речь идёт о том, как постепенно складывался культ личности Сталина, который превратился на определённом этапе в источник целого ряда крупнейших и весьма тяжелых извращений партийных принципов, партийной демократии, революционной законности.

В связи с тем, что не все ещё представляют себе, к чему на практике приводил культ личности, какой огромный ущерб был причинён нарушением принципа коллективного руководства в партии и сосредоточением необъятной, неограниченной власти в руках одного лица, Центральный Комитет партии считает необходимым доложить XX съезду Коммунистической партии Советского Союза материалы по этому вопросу».

Казалось бы всё правильно, вполне благонамеренно и актуально, по крайней мере, на момент ХХ съезда КПСС.

Есть только один вопрос: А что если И.В.Сталин действительно был одним из немногих управленцев в СССР, кто думал за всех и обо всех, когда большинство остальных управленцев либо думать вовсе не умели и не хотели (как большинство делегатов ХХ съезда), либо думали по одиночке и мафиозно-корпоративно (как участники заседания Президиума ЦК 1 февраля 1956 г. и многие другие партийные, государственные и хозяйственные чиновники), а за всех и обо всех каждый из них думал только в пределах своих должностных обязанностей и только под давлением требовательности И.В.Сталина к подчинённым?

Простые же люди, занятые трудом не общегосударственно-управленческим и не локально-управленческим, думать обо всех и за всех просто не имели свободного времени и сил, да к тому же и не были информированы достаточно широко и глубоко, прежде всего, по вопросам истории, социологии, экономики, психологии.

Если это так, а это действительно было так во времена И.В.Сталина (и продолжает так быть после его смерти по настоящее время), то это создавало объективную основу в обществе для того, чтобы простые люди уважали И.В.Сталина прежде всего как управленца, успешно решающего задачи общественной в целом значимости, а уж правящая бюрократическая мафия, изображая своё уважение к И.В.Сталину, творила культ личности Сталина и грелась в ауре этого культа. Без уважения множества простых людей к И.В.Сталину культ его личности был бы невозможен, как впоследствие оказались невозможными культы личности самогo Н.С.Хрущёва, Л.И.Брежнева, М.С.Горбачёва, которые творила правящая бюрократия и прочие подхалимы точно так же, как они делали это и в сталинскую эпоху.

Тем не менее, Н.С.Хрущёв в своём докладе объективные [59] общественные предпосылки к возникновению в СССР культа личности главы партии и государства обошёл молчанием и сразу же взялся за “разъяснение” субъективного отношения к культу личности основоположников марксизма: К.Маркса и Ф.Энгельса, — приведя соответствующие цитаты из их произведений, которые вряд ли сам знал, где взять, но референты и кукловоды «подсуетились» и цитаты легли в тему:

«В письме к немецкому политическому деятелю Вильгельму Блосу [60] Маркс заявлял: “…Из неприязни ко всякому культу личности я во время существования Интернационала никогда не допускал до огласки многочисленные обращения, в которых признавались мои заслуги и которыми мне надоедали из разных стран, — я даже никогда не отвечал на них, разве только изредка за них отчитывал.

Первое вступление Энгельса и моё в тайное общество коммунистов произошло под тем условием, что из устава будет выброшено всё, что содействует суеверному преклонению перед авторитетами (Лассаль [61] впоследствии поступал как раз наоборот)” (Соч. К.Маркса и Ф.Энгельса, т. XXVI, изд. 1-е, стр. 487 — 488).

Несколько позже Энгельс писал:

“И Маркс, и я, мы всегда были против всяких публичных демонстраций по отношению к отдельным лицам, за исключением только тех случаев, когда это имело какую-либо значительную цель; а больше всего мы были против таких демонстраций, которые при нашей жизни касались бы лично нас” (Соч. К. Маркса и Ф. Энгельса, т. XXVIII, стр. 385).

Известна величайшая скромность гения революции Владимира Ильича Ленина. Ленин всегда подчёркивал роль народа, как творца истории, руководящую и организующую роль партии, как живого, самодеятельного организма, роль Центрального Комитета.

Марксизм не отрицает роли лидеров рабочего класса в руководстве революционно-освободительным движением.

Придавая большое значение роли вожаков и организаторов масс, Ленин, вместе с тем, беспощадно бичевал всякие проявления культа личности, вёл непримиримую борьбу против чуждых марксизму эсеровских взглядов “героя” и “толпы”, против попыток противопоставить “героя” массам, народу».

Прочитав это можно подумать, что И.В.Сталин по вопросу о культе личности не имел определённого мнения либо придерживался каких-то иных взглядов и на их основе целенаправленно насаждал культ своей персоны.

В действительности И.В.Сталин прямо и неоднократно порицал потуги многих чиновников и прочих к обособлению в качестве новой социальной “элиты” и явно не хотел быть лидером и олицетворением этой “элиты”. И если знать тексты опубликованных произведений самого И.В.Сталина, то последний приведённый нами абзац из доклада Н.С.Хрущёва, прямо-таки вопиет о том, чтобы его продолжил текст самого И.В.Сталина.

Приведём письмо И.В.Сталина в Детиздат при ЦК ВЛКСМ (16 февраля 1938 г.):

«Я решительно против издания “Рассказов о детстве Сталина”.

Книжка изобилует массой фактически неверностей, искажений, преувеличений, незаслуженных восхвалений. Автора ввели в заблуждение охотники до сказок, брехуны (может быть, “добросовестные” брехуны), подхалимы. Жаль автора, но факт остаётся фактом.

Но это не главное. Главное состоит в том, что книжка имеет тенденцию укоренить в сознание советских детей (и людей вообще) культ личностей, вождей, непогрешимых героев. Это опасно, вредно. Теория “героев” и “толпы” есть небольшевистская, а эсеровская теория (Выделено при цитировании нами). Герои делают народ, превращают его из толпы в народ — говорят эсеры. Народ делает героев, — отвечают эсерам большевики. Книжка льёт воду на мельницу эсеров. Всякая такая книжка будет лить воду на мельницу эсеров, будет вредить нашему общему большевистскому делу.

Советую книжку сжечь» (И.В.Сталин, Сочинения, т. 14, март 1934 — 1940, Москва, издательство «Писатель», 1997 г., стр. 249, разрядка шрифта — И.В.Сталина).

Нормальному человеку из этого письма И.В.Сталина должно быть однозначно ясно, что культ личностей делают не кумиры культа, а подхалимы, избирающие себе кумиров или лицемерящие в силу каких-то своих субъективных особенностей перед вышестоящими руководителями. И это утверждение — не научное открытие И.В.Сталина в области психологии и социологии. Об этом известно было издревле во всех культурах [62].

Однако это не было ясно делегатам ХХ съезда в 1956 г.; не стало это ясно и всей антисталинской “общественности” в последующие годы: — это идиотизм высочайшей пробы и почти полное разложение нравственности.

И если бы Н.С.Хрущёв не был бы подлецом, то он мог бы включить в текст доклада и это мнение И.В.Сталина о вредоносности культа личностей “вождей” для дела строительства социализма и коммунизма.

Но в этом случае Н.С.Хрущёву пришлось бы в докладе затронуть другую проблематику: Как мог возникнуть и поддерживаться культ личности, вопреки ясно выраженному желанию самой личности? — но именно эту тему подлецы, выпустив Н.С.Хрущёва с его докладом на съезд, и желали обойти молчанием.

Могут быть возражения, что приведённое письмо И.В.Сталина в «Детгиз» — запоздалое, поскольку оно появилось, когда культ уже сложился; что оно было неизвестно Н.С.Хрущёву; что упоминание эсеровской теории “героя” и “толпы” в докладе Н.С.Хрущёва и в письме И.В.Сталина — случайное совпадение, а не свидетельство того, что автор доклада знал о письме И.В.Сталина в «Детгиз» и использовал его при подготовке доклада [63].

Действительно, при жизни И.В.Сталина вышло из печати 13 томов его собрания сочинений, которые включают работы по январь 1934 г. включительно, и потому письмо в «Детгиз» не было известно обществу. Последний том собрания сочинений И.В.Сталина был издан в 1951 г., после чего выход из печати остальных томов прекратился. И нет никаких указаний и свидетельств о том, что это было сделано по воле И.В.Сталина, поскольку для него издание собрания сочинений было чуть ли не единственным способом донести до народа напрямую и запечатлеть в истории своё понимание прошедшей эпохи и перспектив. И Сталин знал, что ему не долго осталось жить. Поэтому:

Прекращение издания собрания сочинений И.В.Сталина при его жизни — ещё один довод против состоятельности хрущёвской версии о том, что И.В.Сталин был самовлюблённым полновластным диктатором, который целенаправленно насаждал культ своей личности.

Издание собрания сочинений И.В.Сталина было остановлено при его жизни фактически саботажем внутрипартийной “антисталинской”, а по существу — антибольшевистской — мафией при подготовке томов, следующих за 13-м.

«В “Предисловии к изданию», открывавшем 1-й том, издатели обещали включить в том 14-й “произведения 1934 — 1940 годов, посвящённые борьбе за завершение построения социализма в СССР, созданию новой Конституции Советского Союза, борьбе за мир в обстановке начала второй мировой войны”; 15-й том должна была составить “История Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Краткий курс”; в 16-й томе предполагалось поместить работы периода Великой Отечественной войны (См.: Сталин И. Соч. Т. 1. М., 1946. С. VIII)» (Из предисловия Ричарда Косолапова к цитированному выше 14 тому собрания сочинений И.В.Сталина).

И после убийства И.В.Сталина его “сподвижниками” издание собрания сочинений не было возобновлено, вопреки соответствующему решению ЦК КПСС об увековечении памяти И.В.Сталина, принятому в марте 1953 г. Более того, после ХХ съезда изучение работ И.В.Сталина было изъято из системы историко-социологического образования и партийной учёбы, а сами произведения — изъяты из общего доступа библиотек, перемещены в спецхраны, и более в СССР не переиздавались. Но поскольку приказа гражданам сдать имеющиеся в домашних библиотеках произведения “тирана” не последовало, то в некоторых семьях сохранились незавершённые собрания сочинений И.В.Сталина и отдельные издания его работ и публикации их в газетах. Благодаря этому мы сейчас и имеем возможность анализировать суть ХХ съезда.

Контрастом к положению наследия И.В.Сталина в СССР является то обстоятельство, что в середине 1960-х гг. Гуверовский институт войны, революции и мира (США, Стэндфорд, Калифорния) опубликовал тома XIV, XV, XVI собрания сочинений И.В.Сталина на русском языке. Это означает, что имела место обширнейшая утечка материалов из Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, который в советские времена ведал изданием и переизданием произведений вождей мирового коммунистического движения. Утечка могла быть санкционированной.

Издание сочинений И.В.Сталина на русском языке Гуверовским институтом означает, что заправилы США признали в И.В.Сталине настоящего — ВЫДАЮЩЕГОСЯ — политика-коммуниста. И им были нужны его сочинения для того, чтобы обоснованно строить свою глобальную антикоммунистическую политику; они были нужны им именно на русском языке, а не в переводе на английский потому, что в переводе переводчик невольно срезает тот смысл, который превосходит его собственное понимание и не укладывается в него.

И соответственно этому для упрощения проведения в жизнь глобальной антикоммунистической политики необходимо было, чтобы в СССР сталинское идейное наследие не было доступно никому, кроме тех, кто имел доступ в спецхраны.

Это — снова к тому, что говорить о ХХ съезде и его воздействии на качество будущего всего человечества, вне контекста глобальной политики — интеллектуальная недоразвитость или идиотизм, либо умышленное злодейство.

Сделав этот экскурс в историю отечественного и зарубежного книгопечатания, возвратимся к докладу Н.С.Хрущёва ХХ съезду.

Если соотноситься с хронологией, то:

· доклад Н.С.Хрущёва на ХХ съезде уделяет больше внимания событиям, имевшим место именно с конца 1934 г. — убийство С.М.Кирова, массовые репрессии периода «ежовщины», политические процессы 1937 — 1938 гг., когда Н.И.Ежова на посту наркома внутренних дел сменил Л.П.Берия, Великая Отечественная война, «ленинградское дело» (Вознесенский, Кузнецов, Родионов, Попков и др. получили то, чего заслуживали), «дело врачей»;

· и практически полностью молчит о том, что происходило в стране ранее 1934 г. — чем занимался Г.Г.Ягода на посту наркома внутренних дел, чем занимались Л.Д.Троцкий, Н.И.Бухарин, Л.Б.Каменев, Г.Е.Зиновьев и некоторые другие активисты революции, сгинувшие после 1934 г., умалчивает он и о борьбе с космополитизмом в конце 1940-х гг.

Поэтому обратимся ко временам, когда «культа личности И.В.Сталина» ещё не было.

Был день 8 июня 1926 г. И.В.Сталин всего три года как Генеральный секретарь ЦК ВКП (б). Ещё не прошло и 2,5 лет с того времени, как умер В.И.Ленин. В стране ещё НЭП. Ещё даже не начата разработка первого пятилетнего плана, не начаты ни индустриализация, ни коллективизация. Ещё преодолевается всеобщая неграмотность. По сути дела СССР как государства — государства-суперконцерна — ещё нет.

А культ уже есть.

Культ уже есть. Однако в те годы был не один культ одной какой-то личности, а множество культов многих личностей — «вождей революции и героев гражданской войны»: Ленина, Крупской, Троцкого, Будённого, Ворошилова, Фрунзе, Тухачевского, — общесоюзные; Зиновьева (локальный ленинградский, с претензиями на общесоюзность); а кроме названных — ещё множество других культов «вождей и героев» масштабом поменьше [64]. Некоторые культы перевалили свой апогей и катились к закату (Троцкого, Зиновьева); другие пережили своих кумиров (Ленина, Фрунзе); третьи «имели место быть» (Будённого, Ворошилова, Тухачевского).

Однако культы личностей во множестве возникли не в 1926 г., они начали возникать в ходе успехов революций 1905 — 1907 г. (Троцкий — создатель первого Совета в Петербурге) и 1917 г. и гражданской войны. Сами кумиры относились к культам своих личностей по-разному: В.И.Ленин и Ф.Э.Дзержинский по свидетельствам современников были против культа своих личностей и целиком отдавались делу, которому служили. Троцкий, Зиновьев, хотя и делали что-то и подчас довольно много (вопрос: что?), но при этом, как свидетельствуют современники, любили покрасоваться, культ их личностей был приятен их самодовольству.

* * *

Здесь необходимо обратить внимание ещё на одно обстоятельство.

В результате победы революции в 1917 г. в России прекратилось господство идеологии идеалистического атеизма [65] и началось насаждение господства идеологии марксизма — материалистического атеизма. Но при этом люди-то в большинстве своём остались те же самые, их психическая подоплёка (то, что глубже в психике, нежели лексически выраженные идеологии) осталась прежней.

Поэтому все те надежды, которые раньше возлагались на Бога, в результате перехода от идеалистического атеизма к атеизму материалистическому стали неприкаянными. Это создавало автоматически реализуемые предпосылки к тому, чтобы возвести в ранг «сверхчеловека, обладающего сверхъестественными качествами, наподобие бога» (слова доклада Н.С.Хрущёва) главу государства, если в проводимой им политике будут воплощаться чаяния достаточно широких социальных слоёв.

В политике, проводимой под руководством И.В.Сталина, чаяния достаточно широких слоёв общества (гораздо более широких, чем вечно недовольные группки интеллигенции) неуклонно воплощались в жизнь, хотя имели место и ошибки, и злоупотребления властью со стороны множества партийных, государственных, хозяйственных чиновников.

Культ личности вождя партии в тех условиях был бы невозможен только в том случае, если бы общество было нравственно-психически иным либо, если бы политика обманывала наиболее значимые надежды и чаяния достаточно широкого круга людей (что имело место в последствии: во времена самого Хрущёва, Брежнева, Горбачёва, Ельцина), вследствие чего в обмане своих надежд они обвиняли бы вождей; ради же воплощения в жизнь наиболее значимого для них — люди способны перетерпеть и без упрёка простить многое, а если этого наиболее значимого нет, то и мелочи не простят.

* *

*

Став де-юре первым лицом партии после смерти В.И.Ленина, И.В.Сталин попал в процесс культотворчества с большим опозданием — порядка 5 — 7 лет. Но всё же попал. Вследствие успехов политики, проводимой под его руководством и им олицетворяемой в условиях массового культотворчества, начавшегося ещё в годы революции и гражданской войны, культ его личности затмил все прочие культы личностей.

Как он отреагировал на первые попытки культотворчества в отношении него, даёт понять его выступление — “Ответ на приветствие рабочих главных железнодорожных мастерских в Тифлисе” 8 июня 1926 г.:

«Товарищи! Позвольте, прежде всего, принести товарищескую благодарность за приветствия, произнесённые здесь представителями от рабочих.

Должен вам сказать, товарищи, по совести, что я не заслужил доброй половины тех похвал, которые здесь раздавались по моему адресу. Оказывается, я и герой Октября, и руководитель компартии Советского Союза, и руководитель Коминтерна, чудо-богатырь и всё, что угодно. Всё это пустяки, товарищи, и абсолютно ненужное преувеличение. В таком тоне говорят обычно над гробом усопшего революционера. Но я ещё не собираюсь умирать» (И.В.Сталин, Сочинения, т. 8., Москва, «Политиздат», 1948 г., стр. 173).

Ясно же сказано: всё это абсолютно ненужное преувеличение, — почему не последовали ясно выраженному мнению “вождя”? — Потому, что социальная психология была такова, что хотел того И.В.Сталин, либо же нет, но общество — миллионы людей — сами творили культ его личности и мало кто мог устоять и не втянуться в это коллективное сумасшествие.

Кроме того:

Творить культ личности или определённых должностей — системный принцип построения власти, которому на протяжении веков следуют многие закулисные политические силы, в частности, — масонство.

Однако в русле хрущёвского мифа и этот фрагмент ответа на приветствие рабочих сам по себе можно оценить как обычные ритуально-этикетные речи, назначение которых — скрыть за словами скромности неуёмную гордыню, самомнение и самодовольство.

В действительности же И.В.Сталин был не таким, каким его представляет доклад Н.С.Хрущёва и вся последующая литература, проистекающая из этого доклада. Он воспринимал своих современников такими, каковы они были. При этом одних он уважал, а других — нет. С теми, кого он уважал, он старался строить обычные человеческие взаимоотношения, заботился о них по-товарищески. С теми, кого не уважал, был формально вежлив. В отношении же тех, кто смог вызвать с его стороны не просто отсутствие уважения, а презрение, он не всегда удерживался в границах формальной вежливости и ставил их на место, прилюдно, и подчас неоднократно, что оскорбляло их самолюбие. Но удалить таких людей из аппарата И.В.Сталин не всегда находил полезным для дела: дефицит в сочетании с переизбытком амбициозных дураков, рвущихся к самоутверждению за счёт подавления окружающих, — хроническая болезнь общества России. Тем более не стремился И.В.Сталин к уничтожению тех, с кем у него не сложились личные взаимоотношения.

К числу тех, кто смог вызывать к себе презрение И.В.Сталина, судя по всему, принадлежал и Н.С.Хрущёв. И как уже ясно из анализа прочитанного им доклада на ХХ съезде, Н.С.Хрущёв нёс в себе некую лживость и изворотливость, что вызывало омерзение у многих людей, которые вынуждены были с ним общаться. Поэтому в данном случае пенять И.В.Сталину, что он не уважал Н.С.Хрущёва, как и многих других ему подобных, — не приходится.

Но в 1956 г., каким был И.В.Сталин в жизни, — большинство людей в СССР не знало: в систематическом личном общении с ним по делу были только работники высших уровней партийного и государственного аппарата, а также ведущие профессионалы разных сфер деятельности; воспоминания тех, кто по работе находился в систематическом общении с И.В.Сталиным в разные периоды его жизни ещё не были написаны и опубликованы [66].

Партийные же и государственные чиновники уровня Н.С.Хрущёва, бывшие в систематическом общении с И.В.Сталиным на протяжении многих лет, а то и десятилетий, в условиях непрестанного культотворчества большинством населения, которое культовую личность знало только по газетам, кинохронике и опосредованно — поулучшению от пятилетки и пятилетке качества своей жизни, воспринимались как ближайшие сподвижники И.В.Сталина и его ученики, пользующиеся его полным доверием [67]. Поэтому, когда Н.С.Хрущёв привёл примеры злоупотреблений властью, имевших место в сталинскую эпоху, то многие ему поверили вследствие отсутствия собственного опыта общения с И.В.Сталиным и восприятия членов ЦК и Президиума ЦК в качестве настоящих коммунистов, зарекомендовавших себя в таковом качестве делом в сталинскую эпоху.

В наши дни, если провести тематический поиск по текстам опубликованных воспоминаний участников событий, которые общались с И.В.Сталиным систематически на протяжении многих лет, и кто не вызвал у И.В.Сталина к себе презрения, то предстаёт иная картина, опровергающая хрущёвскую версию происхождения культа личности И.В.Сталина и опровергающая тот нравственно-психологический портрет монстра, который сложился в сознании многих наших современников под воздействием субкультурной традиции либеральной интеллигенции и прочего люмпена, восходящей к докладу Н.С.Хрущёва на ХХ съезде.

В частности авиаконструктор А.С.Яковлев в своих воспоминаниях “Цель жизни” пишет следующее:

«В повседневной работе нередко бывало так, что человек, получив новое назначение и столкнувшись с трудностями, жаловался на отсутствие кадров: “Не с кем работать”, “Не на кого опереться” — и, чтобы “опереться”, тянул за собой так называемый “хвост”, то есть сотрудников с прежней работы. Я слышал от Сталина решительные возражения против подобного “перетаскивания” людей.

— Люди в общем везде одинаковые, — говорил он. — Конечно, хорошо было бы всем дать хороших людей, но хороших мало, всех хорошими не сделаешь. Есть средние работники — их много, больше, чем хороших, а есть и плохие, плохие тоже бывают. Надо работать с теми, кто есть.

Ещё я обратил внимание на такую реплику:

— У каждого есть недостатки и промахи в работе, святых людей нет. Поэтому с маленькими недостатками в работе каждого нужно мириться. Важно, чтобы баланс был положительный. Вы думаете, у вас нет недостатков? — дотронулся он рукой до моего плеча. — И у вас есть. И у меня тоже есть недостатки, хотя я — “великий вождь и учитель”. Это мне из газет известно, — пошутил Сталин» (А.С.Яковлев “Цель жизни” (записки авиаконструктора), Москва, «Политиздат», 1973 г., цитируется по публикации в интернете:

http://www.airwar.ru/other/bibl/yakovlev.html и далее

http://www.airwar.ru/other/bibl/yakovlev.zip, файл 36.html).

Из этого можно понять, что И.В.Сталин действительно воспринимал людей такими, каковы они есть, и культ своей личности он воспринимал как объективную данность эпохи, в которую довелось ему жить. Но если люди были им уважаемы, то он не упускал случая подчеркнуть своё ироничное отношение к культу его личности, давая им понять, что культы личностей в обществе нормальных людей неуместны; он поддерживал и поощрял проявление инициативы и ответственности со стороны людей, стремился чтобы взаимоотношения с ними были товарищеские:

«Обычно тот, кто в первый раз бывал у Сталина, долго не решался ответить на заданный вопрос, старался хорошенько обдумать, чтобы не попасть впросак. Так и я первое время, прежде чем ответить, мялся, смотрел в окно, на потолок. А Сталин, смеясь, говорил:

— Вы на потолок зря смотрите, там ничего не написано. Вы уж лучше прямо смотрите и говорите, что думаете. Это единственное, что от вас требуется.

Как-то я затруднился ответить на поставленный вопрос: не знал, как будет воспринят мой ответ, понравится ли то, что скажу, Сталин нахмурился:

— Только, пожалуйста, отвечайте так, как вы сами думаете. Не угодничайте. В разговорах со мной не нужно этого. Мало пользы получится от нашего разговора, если вы будете угадывать мои желания. Не думайте, что, если вы скажете невпопад с моим мнением, будет плохо. Вы специалист. Мы с вами разговариваем для того, чтобы у вас кое-чему поучиться, а не только чтоб вас поучать.

И он тут же рассказал об одном руководящем работнике, освобождённом в своё время от должности:

— Что в нём плохо? Прежде чем ответить на какой-нибудь вопрос, он прямо-таки по глазам старается угадать, как сказать, чтобы не получилось невпопад, чтобы понравилось, чтобы угодить. Так и смотрит в рот, чтобы повторить за начальством какую-нибудь глупость. Такой человек, сам того не желая, может принести большой вред делу. Опасный человек.

И продолжал:

— Если вы твёрдо убеждены, что правы и сумеете доказать свою правоту, никогда не считайтесь с чьими-то мнениями, а действуйте так, как подсказывает разум и ваша совесть.

(…)

Иногда Сталин получал деловые бумаги, авторы которых считали не только уместным, но и позволительным в конце письма добавлять всяческие излияния чувств и уверения в своей преданности. При чтении такого письма вслух, дойдя до концовки, Сталин либо пропускал её, либо говорил:

— Ну, а здесь, как полагается: “Ура! Ура! Да здравствует ВКП (б) и её вождь великий Сталин!” И, лукаво прищурившись, добавлял:

— Думает меня этим подкупить, заручиться поддержкой» (А.С.Яковлев “Цель жизни” (записки авиаконструктора), Москва, «Политиздат», 1973 г., цитируется по публикации в интернете: http://www.airwar.ru/other/bibl/yakovlev.html и далее

http://www.airwar.ru/other/bibl/yakovlev.zip, файл 36.html).

И Сталин действительно следовал этим принципам в жизни. В общении с ним по делу, некоторые профессионалы иногда доходили до ругани и вызывали его гнев в отношении себя. Об этом можно узнать из их воспоминаний: они не пали жертвами репрессий.

В качестве примера, обратимся к воспоминаниям артиллерийского конструктора В.Г.Грабина “Оружие победы” (М., 1989 г.). Грабин сообщает об обсуждении на заседании Государственного комитета обороны возможностей наращивания выпуска артиллерийских орудий:

«В декабре 1941 года на завод приезжал Ворошилов. Целый день мы с ним ходили по цехам, не успели даже пообедать. Клименту Ефремовичу очень нравилось всё, что он видел.

— Это вы здорово сделали, молодцы! — похваливал он. А 4 января меня вызвали на заседание ГКО. Вот и представился долгожданный случай, когда можно будет доложить И. В. Сталину о пушке ЗИС-3, а возможно, и показать её, подумал я. Нужно разрешение наркома Д.Ф.Устинова. Дмитрий Федорович незадолго до того был на заводе и ознакомился с состоянием производства. Он видел, что завод не только выполнит обещанное на декабрь пятикратное увеличение выпуска пушек, но и перевыполнит. К тому же в сборочном цехе он наблюдал за сборкой ЗИС-3. Завод попросил наркома разрешить доставить пушки в Москву, и он незамедлительно разрешил. Ворошилов на заседании ГКО не присутствовал. Заседание Государственного Комитета Обороны сразу превратилось в резкий диалог между Сталиным и мною. Вся наша работа подверглась очень острой и несправедливой критике, а меня Сталин обвинил в том, что я оставлю страну без пушек (особый вопрос: кто ложно осветил И.В.Сталину положение дел? — наш вопрос при цитировании). Я отстаивал позиции нашего коллектива до последнего.

Атмосферу этого заседания может вполне характеризовать лишь один эпизод. В очередной раз, когда я пытался возразить Сталину и защитить правильность выбранной нами позиции, обычная выдержка и хладнокровие изменили ему. Он схватил за спинку стул и грохнул ножками об пол. В его голосе были раздражение и гнев.

— У вас конструкторский зуд, вы всё хотите менять и менять! — резко бросил он мне. — Работайте, как работали раньше!

Таким Сталина я никогда не видел — ни прежде, ни позже.

ГКО постановил: нашему заводу изготавливать пушки по-старому.

В тяжёлом и совершенно безнадёжном настроении покинул я Кремль. Меня страшила не собственная моя судьба, которая могла обернуться трагически. Возвращение к старым чертежам и к старой технологии неизбежно грозило не только резким снижением выпуска пушек, но и временным прекращением их производства вообще. Вот теперь-то страна действительно останется без пушек!

Ночь я провёл без сна в бомбоубежище Наркомата вооружения.

Выполнить приказ Сталина — беда. Но как не выполнить приказ самого Сталина?!

Выхода не было.

Рано утром 5 января, совсем ещё затемно, ко мне подошёл офицер и предложил подняться наверх, к телефону. Я не пошёл: если хотят арестовать, пусть арестовывают здесь. Тяжёлая апатия охватила меня, мне уже было всё равно. А в том, что меня ждёт, я почти не сомневался: мой спор со Сталиным носил - если не вникать в его суть (выделено нами при цитировании) — характер вызова, а квалифицировать это как саботаж или вредительство — за этим дело не станет.

Через некоторое время офицер появился снова.

— Вас просят к телефону, — повторил он и добавил: — С вами будет говорить товарищ Сталин.

Действительно, звонил Сталин. Он сказал:

— Вы правы…

Меня как жаром обдало.

— То, что вы сделали, сразу не понять и по достоинству не оценить. Больше того, поймут ли вас в ближайшее время? Ведь то, что вы сделали, это революция в технике. ЦК, ГКО и я высоко ценим ваши достижения, — продолжал Сталин. — Спокойно заканчивайте начатое дело. [68]

Что же произошло? Ночью, после грозового заседания ГКО, Сталин, по-видимому, созвонился или встретился с Ворошиловым, и тот рассказал ему о наших делах, обо всём, что видел собственными глазами. Но к этой мысли я пришёл лишь впоследствии, сопоставив события» (приводится по публикации в интернете http://victory.mil.ru/lib/books/memo/grabin/23.html).

И В.Г.Грабин — не единственный, кто приводит такого рода факты, когда при обсуждении дел люди доходили до крайней степени выражения своих разногласий во мнениях с И.В.Сталиным. Бывало и такое, что некоторые в пылу обсуждения дела, выражая своё несогласие, сами срывались и начинали орать на Сталина чуть ли не матом, а он потом их успокаивал и признавал их правоту во мнениях по тем или иным вопросам конкретно — многословия, не связанного с конкретными проблемами и делами, И.В.Сталин не терпел.

И особо обращаем внимание читателя на то, что И.В.Сталин принёс свои извинения В.Г.Грабину не при очередном обсуждении в Кремле артиллерийских вопросов спустя некоторое время; И.В.Сталин, поняв, что был не прав и проявил несдержанность в отношении В.Г.Грабина, сам искал его для того, чтобы принести извинения и успокоить человека, видя в каком состоянии тот покинул Кремль и сколько вокруг него угодничающих перед вышестоящими руководителями подхалимов и завистников.

А вот, что утверждает Н.С.Хрущёв в своём докладе ХХ съезду:

«Однажды после войны при встрече Сталина с членами Политбюро Анастас Иванович Микоян [69] как-то сказал, что вот, мол, Хрущёв тогда был прав, когда звонил по поводу Харьковской операции, что напрасно его тогда не поддержали. Надо было видеть, как рассердился Сталин! Как это так признать, что он, Сталин, был тогда не прав! Ведь он “гений”, а гений не может быть неправым. Все, кто угодно, могут ошибаться, а Сталин считал, что он никогда не ошибается, что он всегда прав. И он никому и никогда не признавался ни в одной большой или малой своей ошибке, хотя он совершал немало ошибок и в теоретических вопросах, и в своей практической деятельности. После съезда партии нам, видимо, необходимо будет пересмотреть оценку многих военных операций и дать им правильное объяснение».

Со Сталиным можно было обсуждать и тему репрессий и их необоснованности, но обсуждать не вообще с позиций абстрактного гуманизма, а — конкретно и по существу. А.С.Яковлев приводит свой разговор с И.В.Сталиным в июле 1941 г.:

«— Товарищ Сталин, вот уже больше месяца, как арестован наш замнаркома по двигателям Баландин. Мы не знаем, за что он сидит, но не представляем себе, чтобы он был врагом. Он нужен в наркомате, — руководство двигателестроением очень ослаблено. Просим вас рассмотреть это дело.

— Да, сидит уже дней сорок, а никаких показаний не дает. Может быть, за ним и нет ничего… Очень возможно… И так бывает… — ответил Сталин.

На другой день Василий Петрович Баландин, осунувшийся, остриженный наголо, уже занял свой кабинет в наркомате и продолжал работу, как будто с ним ничего и не случилось…

А через несколько дней Сталин спросил:

— Ну, как Баландин?

— Работает, товарищ Сталин, как ни в чём не бывало.

— Да, зря посадили.

По-видимому, Сталин прочёл в моем взгляде недоумение — как же можно сажать в тюрьму невинных людей?! — и без всяких расспросов с моей стороны сказал:

— Да, вот так и бывает. Толковый человек, хорошо работает, ему завидуют, под него подкапываются. А если он к тому же человек смелый, говорит то, что думает, — вызывает недовольство и привлекает к себе внимание подозрительных чекистов, которые сами дела не знают, но охотно пользуются всякими слухами и сплетнями… Ежов мерзавец! Разложившийся человек. Звонишь к нему в наркомат — говорят: уехал в ЦК. Звонишь в ЦК — говорят: уехал на работу. Посылаешь к нему на дом — оказывается, лежит на кровати мертвецки пьяный. Многих невинных погубил. Мы его за это расстреляли.

После таких слов создавалось впечатление, что беззакония творятся за спиной Сталина. Но в то же время другие факты вызывали противоположные мысли [70]. Мог ли, скажем, Сталин не знать о том, что творил Берия?» (А.С.Яковлев “Цель жизни” (записки авиаконструктора), Москва, «Политиздат», 1973 г., цитируется по публикации в интернете: http://www.airwar.ru/other/bibl/yakovlev.html и далее

http://www.airwar.ru/other/bibl/yakovlev.zip, файл 20.html).

Ни одного факта, аналогичного тем, что сообщают В.Г.Грабин и А.С.Яковлев, Н.С.Хрущёв в своём докладе не привёл, хотя не мог не знать, что такого рода факты были, и что они — не единичны. Но они не лезли в оглашаемую через него официальную схему “правдивого” понимания эпохи: «Сталин — маньяк-властолюбец, а мы — все прочие — невинные жертвы его маниакальной подозрительности, неверия людям и деловой некомпетентности».

В приведённом выше фрагменте воспоминаний В.Г.Грабина есть фраза, в которой мы отметили важный для понимания эпохи, личности И.В.Сталина и взаимоотношений с ним аспект: «мой спор со Сталиным носил - если не вникать в его суть (выделено нами при цитировании) — характер вызова, а квалифицировать это как саботаж или вредительство — за этим дело не станет». И на тот же аспект, но в изложении И.В.Сталина, указывает А.С.Яковлев: «Толковый человек, хорошо работает, ему завидуют, под него подкапываются. А если он к тому же человек смелый, говорит то, что думает, — вызывает недовольство и привлекает к себе внимание подозрительных чекистов, которые сами дела не знают, но охотно пользуются всякими слухами и сплетнями (выделено нами при цитировании)…»

Поэтому встаёт вопрос: “Мог ли И.В.Сталин — один — проверить все следственные дела и разделить те из них, в основе которых лежат доносы или вредительское рвение самих «чекистов», и те из них, в которых действительно вскрыто вредительство и иная антигосударственная деятельность? Ответ очевиден: — Не мог… И никто — ни Сталин, ни Христос, ни кто-либо другой — не может подменить своей персоной, сколь бы она ни была одарённой, весь государственный аппарат и всю хозяйственную власть ни в России, ни в какой-либо иной стране.

А дефицит профессионально грамотных кадров и просто порядочных людей был и тогда, как и ныне. Но об этом Н.С.Хрущёв в своём докладе ХХ съезду не сказал ничего. И потому, если не вникать в суть дел, то Н.С.Хрущёв представляется правым: И.В.Сталин — маниакально подозрительный тиран, а все прочие — безвинные жертвы.

Но вот то, что сам Н.С.Хрущёв и последующие “вожди” КПСС и СССР не желали вникать в суть дел, не желали систематически и по существу вопросов лично работать с письмами [71], поступающими на их имя от простых граждан и от профессионалов, болеющих за дело, а доверялись во всём официальным докладам и мнениям иерархии бюрократов, — это факт; и они действительно часто не терпели возражений — это тоже факт.

А если и терпели, то разрешение конфликта мнений передавали на суд как бы подчинённого им аппарата бюрократии, который трансформировал конфликт мнений в конфликт личностей по поводу неприятия подчинёнными или простыми гражданами якобы заведомо мудрых распоряжений вышестоящего начальства, занимая в этом придуманном им же конфликте сторону “начальства”, мнение которого сами же и формировали [72].

В период правления преемников И.В.Сталина из числа профессионалов мало кого арестовывали за вредительство или «политику», но профессионалы, выражавшие своё несогласие с вышестоящими начальниками, тем не менее при правлении Н.С.Хрущёва и его преемников не удерживались ни в партийном и государственном аппарате, ни в профессиях. Это и отличает эпоху, начало которой положил ХХ съезд, от эпохи И.В.Сталина: при И.В.Сталине профессионализм ценился и накапливался в аппарате управления и во всех профессиональных сферах.

Различие темпов научно-технического прогресса, экономического и общекультурного развития СССР в сопоставлении с современными ведущими капиталистическими державами в эпоху И.В.Сталина и в последующие времена — интегральное подтверждение лживости ХХ съезда и всей проистекающей из него политики: рабский труд не эффективен,и режим И.В.Сталина не мог быть исключением из этого общеисторического правила, как не были исключениями из этого правила все послесталинские режимы в СССР и России.

Иными словами:

Если в сталинскую эпоху темпы экономического и общекультурного развития СССР были высочайшими, то это означает, что она, в отличие от последующих времён, не была эпохой тирании, основанной на страхе и рабском труде, хотя и многие в СССР были преисполнены страхов, в том числе и тех, что были вызваны реальными злоупотреблениями властью по мелочному своекорыстию и реальным целенаправленным вредительством антибольшевистских политических сил.

Т.е. природа злоупотреблений властью и ошибок в политике в сталинскую эпоху лежит в большей степени не в личности И.В.Сталина, а в личностях если не миллионов, то сотен тысяч таких типов с холопско-прихлебательской нравственностью, как Н.С.Хрущёв и его кукловоды. Ключ к пониманию эпохи, начало которой положили революции 1917 г. в России, ещё в конце XIX века дал русский историк В.О.Ключевский. Перспективы воплощения в жизнь «прожектов» преобразования общественных отношений в духе социализма, которыми бредили сами и бередили других ультралевые интеллигенты со второй половины XIX века, он охарактеризовал одной фразой: Общество праведного общежития, составленное из негодяев. Соответственно этому ключу, которым Н.С.Хрущёв и прочие критики И.В.Сталина не пожелали воспользоваться:

Обвинения в адрес И.В.Сталина по их существу являются обвинениями в том, что он, будучи во главе партии и государства, не сдержал ВСЮ чужую личную распущенность в их личном злонравии всего населения СССР и, в частности, сотрудников партийного и государственного аппарата. Но этого сделать из людей [73] никому не по силам: Государственные указы о всеобщих благонравии и добродетельности соблюдаются ровно настолько, насколько общество само по себе благонравно и добродетельно и насколько этим государством напуганы злодеи разного рода, вследствие чего злодеи вынуждены лицемерить и изображать из себя благонравных и добродетельных людей. И так было, и есть.

Но так не будет — люди должны определиться в том, чего они желают:

· быть обществом праведного общежития, для чего необходимо прежде всего прочего, работать над собой, чтобы стать порядочным совестливым человеком;

· либо быть обществом негодяев, которое в перспективе обречено на неизбежно самоубийство.

5. Доклад Н.С.Хрущёва -

операция прикрытия в фашистской глобальной политике

Однако продолжение приведённого ранее начала сталинского ответа на приветствие рабочих — гораздо интереснее и содержательнее, если рассматривать его текст, впервые опубликованный в газете “Заря Востока” (Тифлис), № 1197, 10 июня 1926 г., не в историческом контексте 1926 г., а в контексте обстоятельств 1948 г., когда 8-й том сочинений И.В.Сталина вышел из печати, и в контексте последующей истории:

И ключевой вопрос по отношению к этому историческому контексту можно сформулировать так: Почему И.В.Сталин не забыл этот ответ и он, казалось бы при всей незначительности его темы, был включён в состав собрания его сочинений? — мало ли каких речей и по каким поводам он успел произнести за всё время своей политической деятельности? Мало ли каких славословий в свой адрес в изустной и в письменной форме за 25 лет его «генерального секретарства» были обращены к нему? Какой смысл несёт именно этот ответ на славословия, начиная с момента публикации 1948 г.?

Поставив этот вопрос, продолжим чтение ответа И.В.Сталина рабочим тифлисских железнодорожных мастерских:

«Я вынужден поэтому восстановить подлинную картину того, чем я был раньше и кому я обязан нынешним своим положением в нашей партии.

Тов. Аракел [74] сказал здесь, что в прошлом он считал себя одним из моих учителей, а меня своим учеником. Это совершенно правильно, товарищи. Я, действительно, был и остаюсь одним из учеников передовых рабочих железнодорожных мастерских Тифлиса.

Позвольте обратиться к прошлому.

Я вспоминаю 1898 год, когда я впервые получил кружок из рабочих железнодорожных мастерских. Это было лет 28 тому назад. Я вспоминаю, как я на квартире у т. Стуруа в присутствии Джибладзе (он был тогда тоже одним из моих учителей), Чадришвили, Чхеидзе, Бочоришвили, Нинуа и др. передовых рабочих Тифлиса получил первые уроки практической работы. В сравнении с этими товарищами я был тогда молодым человеком. Может быть, я был тогда немного больше начитан, чем многие из этих товарищей. Но, как практический работник, я был тогда, безусловно, начинающим. Здесь в кругу этих товарищей, я стал тогда учеником от революции. Как видите, моими первыми учителями были тифлисские рабочие.

Позвольте принести им мою искреннюю, товарищескую благодарность. (Аплодисменты.)

Я вспоминаю, далее 1907 — 1909 годы, когда я по воле партии был переброшен на работу в Баку. Три года революционной работы среди рабочих нефтяной промышленности закалили меня, как практического [75] борца и одного из практических местных руководителей. В общении с такими передовыми рабочими Баку, как Ваце, Саратовец, Фиолетов и др., с одной стороны, и в буре глубочайших конфликтов между рабочими и нефтепромышленниками — с другой стороны, я впервые узнал, что значит руководить большими массами рабочих. Там, в Баку, я получил, таким образом, второе своё боевое революционное крещение. Там я стал подмастерьем от революции.

Позвольте мне принести мою искреннюю, товарищескую благодарность моим бакинским учителям. (Аплодисменты.)

Наконец, я вспоминаю 1917 год, когда я волей партии, после скитаний по тюрьмам и ссылкам, был переброшен в Ленинград. Там, в кругу русских рабочих, при непосредственной близости с великим учителем пролетариев всех стран — тов. Лениным, в буре великих схваток пролетариев и буржуазии, в обстановке империалистической войны, я впервые научился понимать, что значит быть одним из руководителей великой партии рабочего класса. Там в кругу русских рабочих — освободителей угнетённых народов и застрельщиков пролетарской борьбы всех стран и народов, я получил своё третье боевое крещение. Там, в России, под руководством Ленина, я стал одним из мастеров от революции.

Позвольте принести свою искреннюю, товарищескую благодарность моим русским учителям и склонить голову перед памятью моего великого учителя — Ленина. (Аплодисменты.)

От звания ученика (Тифлис), через звание подмастерья (Баку), к званию одного из мастеров нашей революции (Ленинград) — вот такова, товарищи, школа моего революционного ученичества.

Такова, товарищи, подлинная картина того, чем я был и чем я стал, если говорить без преувеличения, по совести (Аплодисменты, переходящие в бурную овацию.)» (И.В.Сталин, Сочинения, т. 8., Москва, «Политиздат», 1948 г. стр. 173 — 175).

Членораздельная речь человека обладает той особенностью, что её можно понимать исключительно в прямом значении. Но некоторые изустные речи и тексты наряду с прямым значением, подчас пустяковым, несут в себе какой-то ещё другой смысл, который может дополнять прямой; но может быть и так, что смысл, переданный иносказательно, может быть куда более значимым, нежели смысл, переданный прямо. Понимаемый в прямом значении ответ И.В.Сталина на приветствие рабочих железнодорожных мастерских действительно может быть понят и оценён в том смысле, что это обычные ритуально-этикетные речи в стиле «от нашего стола — вашему столу» и не более того.

Однако объективной данностью является тот факт, что употребляемые И.В.Сталиным термины «ученик», «подмастерье», «мастер», соответствуют последовательности прохождения степеней посвящения в масонских ложах, которые в ряде случаев, именуются не ложами, а «мастерскими».

Соответственно в переводе с масонского жаргона на русский язык весь приведённый выше ответ И.В.Сталина на приветствие рабочих, которые в те времена действительно не имели адекватных представлений о том, как делается политика, и в особенности, политика глобальная, означает:

Вы, товарищи, из лучших чувств ко мне наговорили много вздора, но вы ничего не понимаете в том, что происходит на самом деле. И я вынужден поэтому восстановить подлинную картину того, что происходит. Однако я не имею возможности говорить об этом прямо, но могу сказать иносказательно: Как вождь ВКП (б) и Советского народа я создан масонством. Я прошёл путь посвящений от ученика до мастера от революции. Также обращаю ваше внимание на то, что крещение нормально принимается однократно, а троекратное крещение — знак того, что всё это противостоит истинному Христианству как идеологии и практике строительства на Земле Царствия Божиего [76]. Такова, товарищи, подлинная картина нашей жизни, если говорить без преувеличения, по совести. Даже если вы, мои современники, не поймёте этого иносказания, то его поймут потомки и продолжат наше большевистское дело воцарения на Земле праведности.

Включение “Ответа рабочим главных железнодорожных мастерских в Тифлисе” в 1948 г. в собрание сочинений И.В.Сталиным — при длительном не оглашаемом публично конфликте большевизма и масонства во всех его ветвях — было разоблачением скрываемой исторической правды об эпохе марксистских революций начала ХХ века.

И это не домыслы об эпохе и не вариации фантазий политиканствующих маньяков в русле антимасонских страшилок последних двух десятилетий. Факты, известные И.В.Сталину и историкам коммунистического движения второй половины XIX — первой половины ХХ веков, состоят в том, что в 1920 году и в 1922 году II и IV конгрессы Коминтерна [77] рассматривали вопрос о проникновении масонской агентуры в коммунистической движение, отделившееся от II-го — социал-демократического — Интернационала.

«Впервые вопрос о масонстве именно в связи с руководством французской секции Коминтерна встал ещё на 2-м Конгрессе в 1920 г. Тайные члены сразу нескольких масонских орденов Зиновьев, Троцкий, Радек [78] и другие, игравшие в то время большую роль в Коминтерне, прилагали все усилия, чтобы, с одной стороны, заполнить вновь возникшее международное коммунистическое движение кадрами масонов, рядящихся в коммунистические тоги, а с другой — пресечь в самом зародыше любые антимасонские выступления в Коминтерне. Ещё до начала 2-го Конгресса председатель Коминтерна Зиновьев (Радомысльский), член Бнай Брита, Лиги по борьбе с диффамацией и Великого востока Франции, сделал всё, чтобы представить дело так, что для Советской России вопрос о масонстве якобы не имеет никакого значения, и поэтому он не интересует якобы российских коммунистов. И подобное извращение действительности имело место всего через три года после свержения большевиками сплошь масонского временного правительства во главе с масоном 33-степени А.Ф.Керенским! Однако, несмотря на эти судорожные усилия бнайбритовцев и членов Великого востока, пробравшихся в руководство Коминтерном, во время заседаний 2-го Конгресса многие западные коммунисты указывали на масонскую опасность. Так в одном из выступлений говорилось:

«Этот вопрос не интересует русских, но имеет громадную важность в латинских странах (т.е. в латиноязычных странах Европы — В.Е.), в Англии и Америке, франк-масонство пользуется довольно большим влиянием в этих странах. Оно пользуется [79] политической организацией, стремящейся к завоеванию и удержанию власти; оно группирует промышленников, учёных, дельцов… Вдобавок эта организация тайная, и так как во многих странах мы ещё не имеем нелегальных организаций, то, по отношению к франк-масонству, находимся в худшем положении. Товарищи, примыкающие к франк-масонству, могут нас контролировать, в то время как мы не имеем возможности в свою очередь контролировать их организации. Одной из главных причин того кризиса, который переживает в настоящий момент французская партия, является присутствие в её рядах многих франк-масонов».

Поскольку члены французской партии принадлежали в основном всё к тому же Великому востоку, что и Зиновьев и др., то последние на этом Конгрессе Коминтерна (1920 год), несмотря на довольно оживлённую дискуссию по вопросу о масонстве, сами о нём не заикнулись ни словом. Тем не менее, единогласно при одном воздержавшемся (Зиновьеве) пленарное заседание 2-го Конгресса Коминтерна приняло предложение итальянской партии о том, что член компартии не может одновременно быть членом масонской ложи.

Сразу же после окончания работы 2-го Конгресса Коминтерна Зиновьев развернул через агентуру Лиги по борьбе с диффамацией, внедрённую им во многие партии, входившие в Коминтерн, бурную деятельность по дискредитации всех тех итальянских и некоторых французских товарищей, которые выступали на 2-м Конгрессе с осуждением масонства. В течение почти года на этих товарищей оказывался беспрецедентный нажим со стороны всей своры масонов, тайно внедрённых в Коминтерн. В результате на 3-м Конгрессе Коминтерна в 1921 году было зачитано заявление Итальянской социалистической партии этому Конгрессу, в котором со ссылкой на решения Ливорнского съезда ИСП, в частности, говорилось: «Переходя к взаимоотношениям ИСП и Коммунистического интернационала, съезд подтверждает своё первоначальное, добровольно принятое решение о присоединении к Интернационалу и тем самым обязывается подчиниться постановлениям последнего Московского Конгресса (т.е. 2-го Конгресса Коминтерна, на котором было принято итальянское предложение о масонстве — В.Е.). В связи с этим съезд заявляет, что ИСП включает в свою программу все 21 условие; от оговорки, касающейся франк-масонов, она отказывается». (Подчёркнуто нами — В.Е.).

Таким образом, Зиновьеву удалось принудить итальянских товарищей отказаться от собственной принципиально правильной позиции, а также в обход единогласного решения 2-го Конгресса не включить пункт о несовместимости коммунизма с масонством в 21 условие приёма в Коминтерн. Из-за этой позиции Зиновьева на 3-м Конгрессе Коминтерна никто больше и словом не обмолвился о масонстве.

А спустя ещё один год, в 1922 году на IV Конгрессе Коминтерна в связи с продолжающейся фракционной деятельностью внутри французском партии Коминтерну вновь пришлось возвращаться к французскому вопросу, для чего была образована большая комиссия, в которую входили: В.И.Ленин, Клара Цеткин, Коларов (Болгария), Грепп (Норвегия), Валецкий и Костшева (Польша), Катаяма (Япония), Бела Кун (Венгрия) и др., которые, несмотря на присутствие в комиссии Зиновьева и Троцкого, всячески старавшихся затушевать вопрос о масонстве, подготовили текст резолюции по французскому вопросу, который был единогласно принят на пленарном 32-м заключительном заседании IV Конгресса Коминтерна 5 декабря 1922 года. В этой резолюции имеется целый раздел, посвящённый франкмасонству, который мы приводим здесь полностью:

«Несовместимость франк-масонства с социализмом считалась общепринятой в большинстве партий 2-го Интернационала. Итальянская социалистическая партия исключила из своей среды франк-масонов в 1914 году, и эта мера была, несомненно, одной из причин, позволивших партии во время войны проводить оппозиционную политику, так как итальянские франк-масоны в качестве орудия Антанты действовали в пользу интервенции.

II Конгресс Коммунистического интернационала не присоединил к условиям вступления в Интернационал особого пункта о несовместимости коммунизма с франк-масонством только потому, что считал это само собой разумеющимся и, как явствует из протоколов, не допускал мысли о возможности одновременной принадлежности к партии пролетарской диктатуры и к чисто буржуазном организации, прикрывающей избирательно-карьеристские происки формулами мистического братства. Неожиданно обнаружившийся для IV Конгресса Коммунистического интернационала факт принадлежности значительного числа французских коммунистов к масонским ложам является в глазах Интернационала самым ярким свидетельством того, что наша французская партия не только сохранила психологическое наследие французского реформизма и парламентаризма, но и чисто материальные, крайне компрометирующие верхи партии связи с секретными учреждениями радикальной буржуазии. И в то время как Коммунистический авангард собирает силы пролетариата для непрерывной борьбы против всех группировок и организаций буржуазного общества во имя пролетарской диктатуры, целый ряд ответственных работников партии: депутатов, журналистов, вплоть до членов Центрального комитета, сохраняет тесные связи с секретными организациями врага. Особенно печальным является тот факт, что вся партия, во всех её течениях не подняла после Тура (т.е. съезда в г. Тур — В.Е.) этого вопроса, несмотря на его полнейшую ясность в международном масштабе, и что только в процессе фракционной борьбы внутри партии факт этот обнаружился перед Интернационалом во всём своём угрожающем значении.

Интернационал считает необходимым раз и навсегда положить конец этим компрометирующим и деморализующим связям верхов Коммунистической партии с политическими организациями буржуазии. Делом чести революционного пролетариата является очищение всех его классовых организаций от элементов, которые хотят одновременно принадлежать к двум борющимся лагерям.

Конгресс поручает Центральному Комитету французской коммунистической партии не позже как до 1 января 1923 года ликвидировать все связи партии, в лице её членов или групп, с франк-масонством. Всякий коммунист, принадлежащий к масонам, который до 1 января не заявит открыто своей организации о своём полном разрыве с масонством, исключается тем самым автоматически из коммунистической партии без права примкнуть к ней когда бы то ни было. Утайка кем-либо своей принадлежности к масонству будет рассматриваться как проникновение в ряды партии вражеского агента и наложит на соответственное лицо пятно бесчестия перед лицом всего пролетариата.

Принимая во внимание, что самый факт принадлежности к масонству, независимо от того, преследовались ли при этом данном случае те или другие материальные, карьеристские и другие порочащие цели, свидетельствует о крайней неразвитости коммунистического сознания и классового достоинства. IV Конгресс признаёт необходимым, чтобы товарищи, которые принадлежали до сих пор к масонству, и которые ныне порвали с ним, не могли в течение двух лет занимать ответственные посты в партии. Только напряжённая работа в пользу революции в качестве рядовых членов Коммунистической партии может принести этим товарищам полноту доверия и восстановить их права на занятие в партии соответствующих постов», — говорится в резолюции IV Конгресса Коминтерна» (В.Н.Емельянов [80]. “Десионизация”, приводится по файлу, найденному в интернете).

В.Н.Емельянов — по образованию арабист, некоторое время был советником Н.С.Хрущёва по Ближнему Востоку, в бытность того первым секретарём ЦК КПСС. Т.е. приведённый выше фрагмент взят из книги, написанной человеком, который, будучи помощником первого лица партии и государства, имел по крайней мере неофициальный доступ к очень многим не оглашаемым публично материалам.

На следующий день после того, как 5 декабря 1922 г. IV конгресс Коминтерна по инициативе В.И.Ленина принял антимасонскую резолюцию, В.И.Ленин оказался в Горках, где спустя год с небольшим и завершилась его жизнь. Было ли это прямым результатом успеха врачей в их деле в 1922 г., либо масоны-опекуны были непричастны, а В.И.Ленин сам, пребывая во власти материалистически-атеистических убеждений, оказался не готов к тому, чтобы выдержать удар масонского эгрегора, — вопрос открытый.

Т.е. в соотнесении с этим историческим прошлым публикацию в собрании сочинений И.В.Сталина “Ответа рабочим главных железнодорожных мастерских в Тифлисе” действительно следует рассматривать именно в контексте взаимоотношений разноликого масонства и большевизма [81].

Причём внимание чистоплюев и скептиков, привыкших жить в культуре, где учебники истории, средства массовой информации предпочитают умалчивать о масонстве и не связывают политику и масонство, и где говорить о наличии такого рода взаимосвязей почитается «дурным тоном», следует обратить внимание, что на II и IV конгрессах Коминтерна вопрос о проникновении масонской агентуры в коммунистическое движение обсуждали не «кухонные» политики, не «пикейные жилеты», аналогичные тем, о которых речь идёт в “Золотом телёнке”, а практические политики, многие из которых успели стать масонами прежде, чем стали приверженцами идеалов коммунизма и поняли что с масонством им не по пути.

И это приводит к вопросам, на которые нет ответа у приверженцев идеалов ХХ съезда: А почему «царь» Никита о роли масонства в политике ничего не сказал в своём докладе? почему такие участники ХХ съезда, как В.М.Молотов и А.И.Микоян [82], которые историю партии и Коминтерна знали не по книгам, а по личному жизненному опыту, отмолчались и не возразили Н.С.Хрущёву?

Вопросы действительно интересные, поскольку, если уж партийной верхушке и отмываться от «преступлений сталинской эпохи», то, казалось бы, чего уж проще — прочитал резолюцию IV конгресса Коминтерна, объявил Берию и Сталина и неугодных их сподвижников масонской агентурой, об опасности которой предупреждал великий вождь и учитель мирового пролетариата товарищ Ленин ещё в 1922 г., на следующий день опубликовал это всё вместе с «одобрям!» съезда в “Правде” [83] и в “Известиях” [84] и всё — знамёна КПСС снова в первозданной чистоте; а хотят отмываться масоны от “сталинских” преступлений либо нет — это уже их дело, а не проблема мирового коммунистического движения.

И при этом никакого идиотизма про то, как Сталин командовал «по глобусу», городить бы не пришлось, выставляя самого себя заведомым лжецом и идиотом.

Однако нет: о масонстве в докладе Н.С.Хрущёва ни слова. Зато читаем в нём следующее:

«В дни, предшествовавшие Октябрьской революции, два члена ЦК партии большевиков — Каменев и Зиновьев выступили против ленинского плана вооружённого восстания. Более того, 18 октября [85] в меньшевистской газете “Новая жизнь” они опубликовали своё заявление о подготовке большевиками восстания и о том, что они считают восстание авантюрой. Каменев и Зиновьев раскрыли тем самым перед врагами решение ЦК о восстании, об организации этого восстания в ближайшее время. Это было изменой делу партии, делу революции. В.И.Ленин в связи с этим писал: “Каменев и Зиновьев выдали Родзянке и Керенскому решение ЦК своей партии о вооружённом восстании…” (Соч., т. 26, стр. 194) [86]. Он поставил перед ЦК вопрос об исключении Зиновьева и Каменева из партии [87]. Но после свершения Великой Октябрьской социалистической революции, как известно, Зиновьев и Каменев были выдвинуты на руководящие посты [88]. Ленин привлекал их к выполнению ответственнейших поручений партии, к активной работе в руководящих партийных и советских органах. Известно, что Зиновьев и Каменев при жизни В.И.Ленина совершили не мало других крупных ошибок. В своём “завещании” Ленин предупреждал, что “октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не являлся случайностью” [89]. Но Ленин не ставил вопроса об их аресте и, тем более, о их расстреле. Или возьмём, к примеру, троцкистов. Сейчас, когда прошёл достаточный исторический срок, мы можем говорить о борьбе с троцкистами вполне спокойно и довольно объективно разобраться в этом деле [90]. Ведь вокруг Троцкого были люди, которые отнюдь не являлись выходцами из среды буржуазии. Часть из них была партийной интеллигенцией, а некоторая часть — из рабочих. Можно было бы назвать целый ряд людей, которые в своё время примыкали к троцкистам, но они же принимали и активное участие в рабочем движении до революции и в ходе самой Октябрьской социалистической революции, и в укреплении завоеваний этой величайшей революции. Многие из них порвали с троцкизмом и перешли на ленинские позиции. (выделено нами при цитировании [91]). Разве была необходимость физического уничтожения таких людей? [92] Мы глубоко уверены, что если бы жив был Ленин, то такой крайней меры в отношении многих из них не было бы принято. Таковы лишь некоторые факты истории. А разве можно сказать, что Ленин не решался применять к врагам революции, когда это действительно требовалось, самые жестокие меры? Нет, этого никто сказать не может. Владимир Ильич требовал жестокой расправы с врагами революции и рабочего класса и, когда возникала необходимость, пользовался этими мерами со всей беспощадностью. Вспомните хотя бы борьбу В.И.Ленина против эсеровских организаторов антисоветских восстаний, против контрреволюционного кулачества в 1918 году и других, когда Ленин, без колебания, принимал самые решительные меры по отношению к врагам. Но Ленин пользовался такими мерами против действительно классовых врагов, а не против тех, которые ошибаются, которые заблуждаются, которых можно путем идейного воздействия на них повести за собой и даже сохранить в руководстве [93]. Ленин применял суровые меры в самых необходимых случаях, когда в наличии были эксплуататорские классы, бешено сопротивлявшиеся революции, когда борьба по принципу “кто — кого” неизбежно принимала самые острые формы, вплоть до гражданской войны. Сталин же применял самые крайние меры, массовые репрессии уже тогда, когда революция победила, когда укрепилось Советское государство, когда эксплуататорские классы были уже ликвидированы и социалистические отношения утвердились во всех сферах народного хозяйства, когда наша партия политически окрепла и закалилась как количественно, так и идейно. Ясное дело, что здесь были проявлены со стороны Сталина в целом ряде случаев нетерпимость, грубость, злоупотребление властью. Вместо доказательств своей политической правоты и мобилизации масс, он нередко шёл по линии репрессий и физического уничтожения не только действительных врагов, но и людей, которые не совершали преступлений против партии и Советской власти. В этом никакой мудрости нет, кроме проявления грубой силы, что так беспокоило В.И.Ленина. Центральный Комитет партии за последнее время, особенно после разоблачения банды Берия [94], рассмотрел ряд дел, сфабрикованных этой бандой [95]. При этом обнаружилась весьма неприглядная картина грубого произвола, связанного с неправильными действиями Сталина. Как показывают факты, Сталин, воспользовавшись неограниченной властью, допускал немало злоупотреблений, действуя от имени ЦК, не спрашивая мнения членов ЦК и даже членов Политбюро ЦК, зачастую не ставя их в известность о единолично принимаемых Сталиным решениях по очень важным партийным и государственным вопросам (выделено нами при цитировании: потом эти же обвинения были предъявлены при снятии Н.С.Хрущёву).

Но есть ряд фактов, связанных с «октябрьским эпизодом» Каменева и Зиновьева, о которых Н.С.Хрущёв умолчал. Они показывают, что событие это куда более значимое и знаковое, нежели его представляет Н.С.Хрущёв, опровергающее оглашённую через него схему понимания эпохи Сталина. Как сообщает Л.Д.“Троцкий” [96], “Каменев” [97] по соглашению с “Зиновьевым” [98] сдал в газету Горького (“Новая жизнь”) письмо, направленное против принятого накануне — 10 (23) октября 1917 г. — решения о восстании. “Троцкий” приводит следующие строки из письма “Каменева”:

«Не только я и Зиновьев, но и ряд товарищей практиков находят, что взять на себя инициативу вооружённого восстания в настоящий момент, при данном соотношении общественных сил, независимо и за несколько дней до съезда Советов, было бы недопустимым, гибельным для пролетариата и революции шагом… Ставить всё… на карту выступления в ближайшие дни значило бы совершить шаг отчаяния, а наша партия слишком сильна, перед ней слишком большая будущность, чтобы совершать подобные шаги» (Л.Д.Троцкий, “История русской революции” — 1933 г., приводится по сборнику под ред. д.и.н. Н.А.Васецкого: Л.Д.Троцкий “К истории русской революции” Москва, «Политиздат», 1990 г., стр. 364).

Это было опубликовано в газете, издателем которой был «пролетарский писатель» А.М.Горький. Л.Замойский сообщает [99], что Горький, его первая жена Ек. П. Пешкова и крестник писателя — Зиновий Пешков [100] интересовались в своё время масонством, а в 1916 г. “морской план” [101] дворцового переворота обсуждался на квартире Горького. Нет никаких оснований полагать, что “братская опёка” писателя когда-либо была снята, даже, если он сам и не был “каменщиком” — масоном.

Если это знать, то «октябрьский эпизод» “Каменева” и “Зиновьева” — действительно не случайность, как и небольшевизм “Троцкого”, но в докладе ХХ съезду Н.С.Хрущёв подаёт его именно как случайную, а не системную ошибку Розенфельда и Апфельбаума.

Теперь обратимся к вопросу о том, почему и для чего именно И.В.Сталин был поставлен во главе партии и государства. И в этом случае, тоже есть множество фактов, которые, если их поместить в схему, предложенную Н.С.Хрущёвым на ХХ съезде, её разрушат. [102]

* * *

Но прежде, чем о них говорить, необходимо пояснить, что кроме публичной политики, есть ещё и закулисная, в том числе и глобальная закулисная политика. Так называемая «мировая закулиса» существует издавна, со времён ранее исхода евреев из Египта и осуществляет свою власть способами, отличными от тех, которыми пользуются правительства государств, и которые воспринимаются обывателями из толпы в качестве средств осуществления власти в жизни общества. Если правительства издают законы, касающиеся всех граждан (подданных), и директивы, адресованные руководителям определённых государственных структур персонально, то «мировая закулиса» соучаствует через свою в деятельности государственного аппарата и общественных институтов, поддерживая их самостоятельные действия либо саботируя их, но поддерживая в то же самое время другие действия, действия других структур как в самом обществе, так и в других странах. Периферия «мировой закулисы» — регулярное масонство и индивиды, чьи нравственность, мировоззрение и миропонимание, определяющие их целеустремлённость и деятельность, стыкуются с законспирированными и относительно малочисленными по отношению к численности общества масонскими структурами.

Такая власть осуществляется на основе упреждающего события формирования миропонимания тех или иных социальных групп толпо-“элитарного” общества. На основе сформированного таким путём миропонимания целые социальные группы, общественные классы действуют как бы по своей инициативе, но необходимым для «мировой закулисы» образом. И это позволяет ограничиться минимальным количеством большей частью недокументируемых директивных указаний (это — издревле властвующее своего рода «дотелефонное» право), выдаваемых в каждой стране адресно очень узкому кругу посвящённых координаторов деятельности периферии «мировой закулисы» [103].

Соответственно этой обычной практике после победы марксистской революции в России буржуазным режимам Европы и Америки, при соучастии Японии, «мировой закулисой» было позволено начать интервенцию в Советскую Россию с целью её расчленения и колонизации страны при поддержке местной контрреволюции.

Но, как показывают исследования глобальной истории гражданской войны и интервенции, контрреволюция терпела военные поражения вследствие того, что её «кидали» зарубежные союзники: под давлением своих внутренних движений под лозунгами «Руки прочь от Советской России!» прекращались поставки военной техники и оказание военной и финансовой поддержки накануне решающих сражений [104]. А адмирала А.В.Колчака (в случае победы контрреволюции — возможного главу многонационального “элитарного” имперского нацизма) интервенты по прямому указанию высшего масонского руководства просто предали и сдали в руки революционной власти, которая его ликвидировала без лишних проволочек, не предпринимая никаких попыток к его переубеждению, хотя это был выдающийся учёный и выдающийся профессионал военно-морского дела.

Последним фронтом гражданской войны в России по существу был крымский фронт против барона П.Н.Врангеля. Под слово М.В.Фрунзе, гарантировавшее жизнь сдающимся в плен, после бегства П.Н.Врангеля за границу крымская группировка прекратила сопротивление и организовано сложила оружие. Сразу же за этим М.В.Фрунзе высшим командованием был направлен к новому месту службы. И в его отсутствие интернацисты (организаторы этого военного преступления — именно интернацисты: Склянский, Залкинд (Землячка), Белла Кун) уничтожили в Крыму до 50 000 пленных белых офицеров, нарушив данные сдавшимся в плен гарантии сохранения жизни, лишив тем самым большевиков национально ориентированных кадров управленцев [105] и заодно, дискредитировав М.В.Фрунзе лично [106] и ещё раз — коммунистическое движение в целом.

Этот случай — не что-то из ряда вон выходящее. Он — один из последних в череде такого рода событий гражданской войны. В её ходе массовое, в ряде местностей близкое к поголовному, уничтожение представителей прежней правящей “элиты” с семьями (включая детей) было обычным явлением, не мотивированным какой-либо реальной антисоветской деятельности жертв. При этом в персональном составе руководителей аппарата ВЧК в центре и на местах (особенно на Украине) евреев было настолько много, что ВЧК тех лет можно рассматривать как прототип гитлеровского гестапо, но в еврейском исполнении.

Крымская бойня была организована тогда, когда гражданская война уже была выиграна красными: в ней не было никакой военной необходимости. Многие белогвардейцы были деморализованы поражением и тем, что народ их не поддержал. Это было хорошей психологической предпосылкой к тому, чтобы многие из них, переосмыслив своё участие в гражданской войне, стали бы с течением времени строителями новой России, поскольку в большинстве своём они были — патриоты.

Но как можно понять из доклада Н.С.Хрущёва, крымскую бойню он оправдывает, хотя именно в результате неё Советская власть лишилась множества кадров потенциально полезных для неё управленцев и просто наиболее образованных людей, многих из которых реальное улучшение жизни простого народа при советской власти могло превратить в её приверженцев и защитников.

Однако это не было политической ошибкой Склянского, Залкинд и Бела Куна. Целенаправленное уничтожение представителей прежней правящей “элиты” и наиболее образованных слоёв общества России под видом «классовых врагов» в ходе революции и гражданской войны революционерами-интернацистами, по её завершении привело к засилью евреев в органах партийного аппарата и государственной власти, в средствах массовой информации. Это стало как следствием прямой кадровой политики интернацизма (чужих уничтожать физически и морально под любыми предлогами [107] и продвигать своих на ключевые посты), так и вынужденным для Советской власти следствием того, что в Российской империи к концу XIX века именно евреи были наиболее образованной частью разноплеменного населения, опережая все прочие этнические группы по статистическим показателям образованности [108], а работа в органах власти требовала некоторого минимального образовательного уровня, которым остальное население страны, не принадлежавшее к «классовым врагам» — “враждебным” пролетариату и крестьянству классам, — не обладало.

Иными словами, если отойти от норм «политкорректности», то:

Великая октябрьская социалистическая революция только по лозунгам была общенародной — социалистической, а по своей сути была еврейско-масонской — фашистской [109] и её назначение было — сменить капиталистическую форму эксплуатации большинства меньшинством, основанную на власти денег, на более «продвинутую» форму, основанную на власти правдоподобного, но заведомо лживого социологического знания, заменив при этом “элитарное” национальное правящее меньшинство, ещё более “элитарным” космополитичным, международным меньшинством во главе с представителями еврейства и его древними оккультными хозяевами.

Но в первые же годы мирной жизни «мировая закулиса» и её периферия в РСФСР-СССР столкнулась с тем, что рабочие и крестьяне в большинстве своём были лояльны Советской власти и многие, особенно молодёжь, активно её поддерживали по своей инициативе [110]. Однако наряду с этим в широких слоях общества начался рост того, что фашисты-интернацисты называют «антисемитизмом» [111]. В сложившихся общественных условиях, такие персоны как Л.Д.Бронштейн (Троцкий), Л.Б.Розенфельд (Каменев), Г.Е.Апфельбаум (Зиновьев) и другие их соплеменники — в то время культовые вожди революции и «трудового народа», победившего в гражданской войне, — не могли быть олицетворением государственной власти в период ещё только предстоявшего тогда длительного периода построения нового общественного строя [112].

Также следует понимать, что если революция свершается в ходе империалистической войны (от бедствий которой все, кроме наживающейся на войне “элиты” устали), как это было в России в 1917 г., — в обществе — одно отношение и к революции, и к возникающей в её результате новой власти — какой ни на есть, а всё же спасительницы от бедствий. Но к такой же по политическим целям революции в обществе — неизбежно совершенно иное отношение, если новая власть возникает в результате победы агрессора, начавшего «революционную войну за освобождение братьев-трудящихся другой страны от гнёта капитала», в то время как сами трудящиеся ещё не прониклись мыслью о том, что им совершенно необходима революция и новая власть [113]; или, если новая власть возникает в результате организации государственного переворота в стране, живущей мирной жизнью [114]. Эти весьма значимые в политике [115] обстоятельства психтроцкистами-марксистами в СССР не воспринимались в качестве политической реальности. [116]

Кроме того, пока шла гражданская война в России, революционная ситуация в странах Европы изошла на нет, что делало мировую марксистскую революцию невозможной в ближайшее время.

Эти обстоятельства привели к тому, что «мировая закулиса» вынуждена была согласиться с точкой зрения В.И.Ленина: сначала социализм в одной отдельно взятой стране, а потом переход к социализму всех других стран, которую В.И.Ленин высказал ещё в 1915 г. Среди руководства ВКП (б) этой же точки зрения придерживался и И.В.Сталин.

Как замечали некоторые исследователи биографии И.В.Сталина, он в дореволюционные и первые послереволюционные годы в числе последних присоединялся к успевшему сложиться большинству и таким путём продвигался в делании партийной карьеры. Произведения его были написаны простонародным языком (см. его собрание сочинений), что с одной стороны обеспечивало доходчивость их смысла до сознания простого малограмотного и плохо образованного рабочего люда, а с другой стороны — убеждало правящую в партии интеллигенцию в невежестве самого И.В.Сталина, который якобы просто не может освоить “высоко научный” жаргон, на котором говорила и писала партийная интеллигенция, но которого не понимал простой люд (имманентный, перманентная, фидеизм, гносеология и т.п. слова из литературы марксистской интеллигенции, которые практически не встречаются в произведениях И.В.Сталина). Поэтому с точки зрения вождей партии, подобных Троцкому, — Сталин не был ни выдающимся партийным философом, экономистом, писателем-публицистом [117], ни выдающимся оратором, способным изустным словом увлечь массы на революционные подвиги. Вожди-интеллигенты и их сподвижники и прихлебатели считали его плохо воспитанным (без хороших манер), грубым, малообразованным (недоучившийся семинарист), ленивым (ничего не написал в последней ссылке) и соответственно, — не способным думать самостоятельно.

Это порождало иллюзию, что И.В.Сталин может быть управляемым со стороны более умных и широко образованных “вождей”, даже если станет номинально первым лицом в партии. Поэтому продвижение И.В.Сталина к вершинам внутрипартийной власти возражений и сопротивления «мировой закулисы» и её периферии не вызвало.

К тому же И.В.Сталин — «нацмен», как и большинство вождей революции, — грузин по происхождению, что представлялось автоматической гарантией подавления им ростков угрозы великорусского национализма и нацизма.

Всё это способствовало тому, что дело олицетворения своей персоной успехов социалистического строительства в одной отдельно взятой стране «мировая закулиса» сочла возможным доверить И.В.Сталину.

Большевики, со своей стороны, по мере того, как В.И.Ленин, теряя здоровье вследствие ранения [118], утрачивал способность к руководству партией и государством, также задумывались о том, кто будет руководить продолжением их дела.

В этой связи необходимо обратиться к документу, известному как “Письмо к съезду”, которое, как сообщает историческая традиция КПСС, было записано в несколько приёмов со слов перенёсшего инсульт В.И.Ленина его разными секретарями в конце декабря 1922 — начале января 1923 гг. Н.С.Хрущёв в своём докладе на ХХ съезде не стал приводить его полностью, а только привёл несколько фраз из него, что позволило ему исказить значение этого документа в целом в истории партии и политике 1920-х гг.

В письме речь идёт о том, как в дальнейшем избежать очередного раскола партии и обеспечить устойчивость ЦК формальными средствами, а не достижением единства взглядов по всем вопросам деятельности партии на основе освоения её членами методологической культуры познания и миропонимания [119]:

«Я думаю, что основным в вопросе устойчивости с этой точки зрения являются такие члены ЦК, как Сталин и Троцкий. Отношения между ними, по-моему, составляют большую половину опасности того раскола, который мог бы быть избегнут и избежанию которого, по моему мнению, должно служить, между прочим, увеличение числа членов ЦК до 50, до 100 человек [120].

Тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью [121]. С другой стороны, тов. Троцкий, как доказала уже его борьба против ЦК в связи с вопросом о НКПС [122], отличается не только выдающимися способностями [123]. Лично он, пожалуй, самый способный человек в настоящем ЦК, но и чрезмерно хватающий самоуверенностью и чрезмерным увлечением чисто административной стороной дела.

Эти два качества двух выдающихся вождей современного ЦК способны ненароком привести к расколу, и если наша партия не примет мер к тому, чтобы этому помешать, то раскол может наступить неожиданно.

Я не буду дальше характеризовать других членов ЦК по их личным качествам. Напомню лишь, что октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не являлся случайностью [124], но что он также мало может быть ставим им в вину лично, как небольшевизм Троцкому» (В.И.Ленин, ПСС, изд. 5, т. 45, продолжение записей от 24 декабря 1922 г. продиктовано В.И.Лениным 25 декабря 1922 г.).

Как сообщает Н.С.Хрущёв в докладе, текст этого письма был роздан делегатам ХХ съезда.

Характеристике И.В.Сталина также посвящено добавление к записям от 25 декабря 1922 г., как сообщается записанное 4 января 1923 г. уже другим секретарём В.И.Ленина — Л.А.Фотиевой (1881 — 1975) [125]:

«Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т.д. [126] Это обстоятельство может показаться ничтожной мелочью. Но я думаю, что с точки зрения предохранения от раскола и с точки зрения написанного мною выше о взаимоотношении Сталина и Троцкого, это не мелочь, или это такая мелочь, которая может получить решающее значение».

Кроме этого, Н.С.Хрущёв огласил ещё два не публиковавшихся ранее документа:

· Письмо Н.К.Крупской председательствовавшему в то время в Политбюро Л.Б.Розенфельду (Каменеву), с жалобой на И.В.Сталина, который был груб с нею в телефонном разговоре, отчитав её за то, что она довела до сведения В.И.Ленина некие политические сведения вопреки запрету врачей волновать Ленина политикой до тех пор, пока он не поправится после инсульта, происшедшего с ним в декабре 1922 г.

· И личное письмо В.И.Ленина И.В.Сталину с требованием извиниться перед его женой — Н.К.Крупской за грубость, проявленную в том же телефонном разговоре.

Поскольку о многолетнем романе В.И.Ленина с Иннесой Арманд делегаты ХХ съезда, в отличие от сподвижников В.И.Ленина, ничего не знали, то это произвело на них соответствующее впечатление: что И.В.Сталин оказался во главе партии, чуть ли не вопреки воле Ленина, который якобы пытался предостеречь партию от избрания И.В.Сталина её вождём. И с того времени публицисты — приверженцы схемы понимания истории, предложенной ХХ съезду Н.С.Хрущёвым, — многократно комментировали “Письмо к съезду” В.И.Ленина, особенно смакуя добавление к письму от 4 января 1923 г.: дескать, ещё В.И.Ленин предупреждал, да не вняли… Но чуть ли не единственное, что ускользнуло от их понимания, — так это именно то, от чего в действительности предостерегал В.И.Ленин большевиков, а также и то обстоятельство, что В.И.Ленин этим письмом фактически рекомендовал партии большевиков И.В.Сталина в качестве своего преемника.

Чтобы понять, от чего в действительности предостерегал В.И.Ленин партию в “Письме к съезду”, давайте спокойно, без буйства эмоций, рассмотрим характеристики, данные В.И.Лениным членам ЦК ВКП (б). Все претенденты на должность лидера партии, как бы она ни именовалась, кроме И.В.Сталина, характеризуются В.И.Лениным прямо как небольшевики (Троцкий), как субъекты, на которых нельзя полагаться в деле (Каменев, Зиновьев, Троцкий, которого в одной из своих работ В.И.Ленин назвал «иудушкой»), как бюрократы, способные оторваться от живого дела, увлекшись административным формализмом (Троцкий, Бухарин [127], Пятаков [128]).

Остаётся один И.В.Сталин, который уже сосредоточил в своих руках необъятную власть на посту генерального секретаря [129], что говорит о его деловых организаторских качествах, об умении поддерживать определённое соответствие формы (административной стороны) и содержания (т.е. самого дела) и способностях к руководству; однако наряду с этим, он бывает груб, нетерпим к другим, капризен.

При таких характеристиках всех “вождей” добавление к “Письму” от 4 января 1923 г. — пустая риторика для слушателей: «Надо бы избрать не Сталина, а кого-то другого: такого, как Сталин по деловым качествам, но который не был бы груб и обладал бы большей терпимостью. Вы не знаете такого? — а то я не знаю».

И в то же время это — намёк Сталину: «Учитесь сдержанности, дорогой товарищ, а то при всех Ваших хороших деловых качествах не сносить Вам головы: повторите мою судьбу — уберут раньше, чем успеете сделать дело. Сами видите, большевистских-то кадров, способных к руководству, среди “вождей” партии нет… а дело большевизма продолжать надо, нето масоны и увлекаемые ими пустобрёхи-интеллигенты совсем на голову народу сядут».

Именно в этой связи с масонством следует ещё раз прокомментировать слова В.И.Ленина о том, что «октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не являлся случайностью, но что он также мало может быть ставим им в вину лично, как небольшевизм Троцкому».

Эта характеристика В.И.Лениным Л.Б.Розенфельда (Каменева), Г.Е.Апфельбаума (Зиновьева), Л.Д.Бронштейна (Троцкого) обязывает соотнести её с правовым положением невольников в рабовладельческом обществе:

Раб ни за что перед обществом свободных людей не отвечает. За весь ущерб, нанесённый рабом, перед обществом отвечает его хозяин. И только хозяин вправе наказать раба так, как того пожелает. И в этом никто из членов общества свободных ему препятствовать не вправе [130].

Но это же характеризует и масонов, связанных дисциплиной взаимного проникновения разных лож друг в дуга.

И соответственно этому, характеристика, данная В.И.Лениным Бронштейну, Розенфельду, Апфельбауму, — определение правового положения раба в рабовладельческом обществе, однако высказанная не прямо, как в нашем тексте, а опосредовано — в других словах. Соотносясь с этим и с тем, что мы знаем теперь о той эпохе, включая и тематику II и IV конгрессов Коминтерна, приведённую характеристику В.И.Лениным этой «троицы», можно понимать единственно в качестве намёка на то, что названные им “вожди” партии в действительности — марионетки, невольники хозяев масонства, исполнительная периферия «мировой закулисы».

И не надо думать, что этот вывод притянут задним числом, а В.И.Ленин в действительности имел в виду что-то другое [131]: В.И.Ленин по образованию был юрист, историю права с древних времён знал, а выступая на IV конгрессе Коминтерна в декабре 1922 г., потребовал выхода членов коммунистических партий из масонских лож.

Если же постараться оценить восприятие разными людьми, не знающими закулисной подоплёки, данных В.И.Лениным в “Письме к съезду” характеристик членов ЦК, то для одних в нём значимо одно, а для других — совершенно другое.

То, что И.В.Сталин бывает груб, позволяет себе не придерживаться «хороших великосветских манер», было значимо (и значимо ныне) для представителей беззаботно говорливой интеллигенции в рядах партии и для “вождей”, которые также вышли из интеллигенции либо приобщились к ней в ходе профессиональной революционной деятельности. Для них в качестве лидера партии предпочтительнее интеллигенты-говоруны, такие же, как и они сами.

Но в среде простонародья, занятого реальным делом, от успеха которого зависит жизнь (т.е. в партийной массе), в те времена грубость не считалась серьёзным пороком, как то было в кругах рафинированных интеллигентов. В простонародье на грубость человека не обращали и не обращают доныне особого внимания, если человек обладает деловыми качествами, полезными обществу, или если за внешней грубостью скрывается доброта. В среде простонародья обычно нетерпимы не к грубости, а к тому, если кто-то куражится над другими, злоупотребляя своим социальным статусом или способностями, что может протекать и в изысканно вежливых формах.

Если бы И.В.Ленин написал, что И.В.Сталин глумлив и куражится над товарищами по партии, — то к такого рода предупреждению отнеслись бы иначе. Но В.И.Ленин этого не написал, поскольку к такой характеристике И.В.Сталина у него не был оснований

Для партийцев-большевиков из простонародья значимо было то, что И.В.Сталин сосредоточил в своих руках власть, т.е. не боится взять на себя заботу об общем деле, что он обладает качествами руководителя и организатора в живом деле. А брань, грубость, — это далеко не всегда выражение злобы, и даже если грубость случится, то на вороту не виснет… Кроме того, чтобы занятый реальными делами человек сорвался в грубость, — его до этого ещё и довести чем-то надо, а это уж “заслуги” окружающих [132].

И не надо забывать, что если об общении с И.В.Сталиным мы можем знать по свидетельствам современников, многие из которых писали с чужих слов, и которые отфильтрованы антисталинистами в последующие времена, то в те годы реальный опыт общения с И.В.Сталиным был не только у В.И.Ленина, Н.К.Крупской и других “вождей” партии. Поэтому о «политесе» И.В.Сталина могли быть и иные мнения, не совпадающие с высказанным В.И.Лениным в “Письме к съезду”, и потому не ставшие культовыми в эпоху после ХХ съезда.

В годы перестройки, когда снова активизировалась «борьба со сталинщиной», по телевидению как-то показали документальный фильм, снятый в месте последней ссылки Сталина в Туруханском крае. Под бетонным каркасом «аквариума», в котором некогда стоял защищённым от непогоды дом-музей, — пусто. На стенах надписи: как проклятия в адрес Сталина, так и просьбы о прощении за то, что после его ухода в мир иной не уберегли СССР — первое большевистское государство.

Потом показали старушку — жительницу той деревни, которая помнила Сталина по жизни в ссылке. Ей задали вопрос: “А что Вы помните?” Когда прозвучал этот вопрос, из её глаз просияла юность, и она ответила: “Добрый был. Людей травами лечил…”

Так что с разными людьми И.В.Сталин, судя по всему, вёл себя по-разному — в зависимости от того, какие это были люди, что они несли в себе, что давали обществу и что в них видел сам И.В.Сталин…

В итоге на основе таких характеристик, данных “вождям” В.И.Лениным, и личного опыта общения и работы со всеми вождями, — большевики в ВКП (б) поддержали именно И.В.Сталина в качестве лидера партии.

Так и «мировая закулиса», и большевики в самой России сошлись на том, что товарищу Сталину, Иосифу Виссарионовичу Джугашвили, можно доверить дело руководства построением социализма в одной отдельно взятой стране, хотя под социализмом «мировая закулиса» и большевики понимали совершенно разные, взаимно исключающие друг друга типы общественного устройства жизни людей и человеческих взаимоотношений. В результате такого рода взаимовложенности общественно-политических процессов И.В.Сталин стал олицетворением государственности большевизма в ХХ веке.

И это всё приводит к вопросам о сути масонства, марксизма, большевизма, их взаимопроникновении и переплетении в истории СССР и партии — РСДРП — ВКП (б) — КПСС.

6. Масонство, марксизм, большевизм — три «разницы»

Глобальная политика как историческое явление появилась не в ХХ веке вместе со становлением таких институтов как «Лига наций» и ООН. Это древнее явление, возраст которого как минимум порядка 3000 лет. По крайней мере, таков возраст того потока глобальной политики, который создаёт всем народам большинство проблем на протяжении последних нескольких веков и двух последних тысячелетий. Суть этого потока глобальной политики изложена в Библии так:

* * *

«Не давай в рост брату твоему (по контексту единоплеменнику-иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не иудею) отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо ростовщического паразитизма) благословил тебя во всём, что делается руками твоими на земле, в которую ты идёшь, чтобы владеть ею» (последнее касается не только древности и не только обетованной древним евреям Палестины, поскольку взято не из отчета о расшифровке единственного свитка истории болезни, найденного на раскопках древней психбольницы, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше), — Второзаконие, 23:19, 20. «…и будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы [и будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут]. [133] Сделает тебя Господь [Бог твой] главою, а не хвостом, и будешь только на высоте, а не будешь внизу, если будешь повиноваться заповедям Господа Бога твоего, которые заповедую тебе сегодня хранить и исполнять», — Второзаконие, 28:12, 13. «Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои (так ныне многие семьи арабов-палестинцев в их жизни зависят от возможности поездок на работу в Израиль) и цари их будут служить тебе (“Я — еврей королей”, — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: “Вы король евреев”) ; ибо во гневе моём я поражал тебя, но в благоволении моём буду милостив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днём, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся», — Исаия, 60:10 — 12.

Иерархии всех якобы-Христианских Церквей, включая и иерархию “русского” “православия”, настаивают на священности этой мерзости, а канон Нового Завета, прошедший цензуру и редактирование еще до Никейского собора (325 г. н.э.), провозглашает её от имени Христа, безо всяких к тому оснований, до скончания веков в качестве благого Божьего Промысла:

«Не думайте, что Я пришёл нарушить закон или пророков [134] . Не нарушить пришёл Я, но исполнить. Истинно говорю вам: доколе не прейдёт небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдёт из закона, пока не исполнится всё»,— Матфей, 5:17, 18.

При признании священности Библии и убеждённости в неизвращённости в ней Откровений Свыше, расово-“элитарная” фашистская доктрина порабощения всех “Второзакония-Исаии” становится главенствующей политической доктриной в культуре библейской цивилизации, а Новый завет программирует психику паствы церквей имени Христа на подчинение заправилам библейского проекта порабощения всех:

«… не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобой и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду», — Матфей, гл. 5:39, 40. «Не судите, да не судимы будете» (т.е. решать, что есть Добро, а что Зло в конкретике жизни вы не в праве, и потому не противьтесь ничему) , — Матфей, 7:1.

Это конкретный смысл Библии, в результате которого возникла и которым управляется вся библейская цивилизация — так называемый «Запад» и отчасти Россия. Всё остальное в Библии — мелочи и сопутствующие этому обстоятельства, направленные на расстройство ума и порабощение воли людей.

* *

*

В результате в библейской региональной цивилизации складывается своеобразная система внтурисоциальных взаимоотношений, проникающая во все её государства и национальные общества, признающие Библию священной или хотя бы к ней относящиеся терпимо по невежеству либо нравственному безразличию к Добру и Злу:

1. Высший уровень иерархии — заправилы проекта, предпочитающие избегать публичности в своей деятельности.

2. Второй уровень иерархии — законопослушные иудеи, на которых возложена миссия непосредственного управления в регионах, где есть диаспоры евреев.

3. Низший уровень — исповедующие традиционное христианство в одной из его модификаций на основе канона Нового завета и традиции истолкования Библии для неиудеев [135], а также атеисты и представители прочих вероисповеданий, не имеющие за душой альтернативных глобальных проектов.

4. Плюс к этому «соединительная и нервная ткань» системы, связывающая её компоненты воедино и обеспечивающая их взаимодействие, — масонство, действующее на основе принципов:

O каждый в меру посвящения работает на то, что понимает, а в меру непонимания — на тех, кто посвящён в высшие, чем он степени, и на тех, кто понимает больше вне зависимости от наличия посвящения или его отсутствия;

O неукоснительное подчинение и ответственность носителей низших степеней перед высшими.

При этом степени с 1 по 33 могут получить все, кто желает принять участие в проекте, и кому в этом не отказывают; с 34 по 66 — только иудеи, с 67 и выше — только раввины. Принадлежность к высшим степеням в каждом разряде требует в большинстве случаев (хотя могут быть и исключения) наследственной принадлежности претендента к системе [136]. Такая расово-клановая фильтрация и требование наследственной принадлежности являются достаточно надёжным заслоном от продвижения внедрённой в масонство антимасонской агентуры на руководящие посты в системе на протяжении жизни одного поколения, о чём концептуально безвластные [137] борцы с «жидомасонским заговором» (в котором и «жиды», и масоны — всего лишь «фигуры», устроенные несколько сложнее, чем шахматные) не задумываются (а у концептуально властных людей, не приемлющих библейский проект, в такого рода проникновении в его структуры с целью возглавить и изменить направление и характер деятельности — нет потребности). [138]

И для того, чтобы в обществе не формировались представления о системной целостности и определённой целесообразности библейской культуры, учебники истории ничего внятного о библейской глобальной социологической доктрине и о масонстве, как об инструменте её осуществления, не сообщают, чем извращают представления большинства о течении истории и политики.

Т.е. масонство занимается строительством глобального государства, как о том прямо сообщает “Советский энциклопедический словарь” (см. сноску в разделе 3 настоящей записки), но делает это не абстрактно — «вообще», а конкретно — в русле именно приведённой выше программы глобальной политики (о чём почти все источники, авторы которых пишут о глобальной политике [139] и о масонстве, умалчивают).

Однако в своих внешних проявлениях масонство идеологически всеядно в буквальном смысле слова: оно поглощает, выжирая их изнутри, все концептуально безвластные общественные движения, и, действуя под прикрытием их идеологий, осуществляет всё тот же библейский проект порабощения всех. Такого рода идеологическая всеядность подаётся им обществу от своего имени и анонимно как веротерпимость, терпимость к чужим убеждениям, «толерантность».

Устремлённость же людей и обществ к получению конкретных ответов на вопрос «Что есть истина?», особенно в вопросах социологии, влечёт за собой нетерпимость к заблуждениям и лжи, и поскольку это подрывает системообразующий принцип идеологического разнообразия и толерантности в их масонской трактовке, то это порицается как одно из самых тяжёлых преступлений в сфере духовной жизни общества [140].

Это приводит к вопросам:

Марксистский социализм-коммунизм — это действительная альтернатива библейскому проекту порабощения всех, либо новая идеологическая форма библейского проекта порабощения всех, но приспособленная не к условиям древности, а к условиям жизни технически развитой цивилизации?

Почему коммунистическое движение под знамёнами марксизма-ленинизма, выступив на II и IV конгрессах Коминтерна против масонства с течением времени как-то забыло об этой теме: забыло потому, что эта проблематика была разрешена в пользу коммунизма? либо потому, что масонство выжрало изнутри мировое коммунистическое движение, действовавшее в ХХ веке под знамёнами марксизма-ленинизма?

Для того, чтобы ответить на эти вопросы надо понимать назначение «эзотерических» и «экзотерических» учений в жизни толпо-“элитарных” обществ.

6.2. Эзотеризм и экзотеризм в жизни толпо-“элитарного” общества

«Эзотеризм», «эзотерический» и однокоренные с ними слова происходят от греческого, означающего «внутренний». В современном обществоведческом лексиконе «эзотерический» означает «тайный», «скрытый», «предназначенный исключительно для посвящённых» (о религиозных обрядах, мистических учениях, политических доктринах и т.п.). Противоположность «эзотеризму» — «экзотеризм», «экзотерический» и однокоренные с ними слова происходят от греческого, означающего «внешний». В современном обществоведческом лексиконе «экзотерический» употребляется гораздо реже и означает «не составляющий тайны», «предназначенный для непосвящённых» (о религиозных обрядах, мистических учениях, политических доктринах и т.п.) [141], для всей толпы.

Иными словами пара «эзотеризм — экзотеризм» предполагает, что:

· Должно быть учение (доктрина), предназначенное для широкой пропаганды в обществе (это — экзотеризм), и учение (доктрина) для «лучших», «избранных» (это — эзотеризм).

· И оба учения (доктрины) должны быть согласованы друг с другом так, чтобы эта пара в целом обеспечивала самоуправление общества в русле одной и той же концепции, суть которой знают однако не «экзотеристы» или «эзотеристы», а хозяева того и другого учений и их носителей; а также и те, кто мировоззренчески выше «экзотеризма», «эзотеризма» и их хозяев.

Практически же эзотеризм представляет собой не некие тайные или зашифрованные тексты, а некую совокупность навыков, по отношению к которым все эзотерические тексты являются только системой указателей к освоению этих навыков, организованную таким образом, чтобы была высокая вероятность того, что посторонний для данной эзотерической системы человек в этой системе указателей сам ничего не поймёт и соответствующими навыками — не овладеет. Для того, чтобы человек мог овладеть навыками, свойственными представителям эзотерической системы, кроме эзотерических текстов необходима ещё помощь со стороны носителей соответствующей традиции.

Эта пара «эзотеризм — экзотеризм» может существовать и культивироваться в обществе явно (как это было в древней Греции, когда все знали, что есть эзотерические учения, но только посвящённые знали их суть). Но она же может существовать и культивироваться неявно по умолчанию (как это имеет место ныне, когда обществоведческие науки для толпы оспаривают управляемый характер глобального исторического процесса и истории государств, вопреки тому, что это — процессы, управляемые закулисными мафиями посвященных «эзотериков» и хозяев соответствующего «эзотеризма»). При разделении на «экзотеризм» и «эзотеризм» по умолчанию и то, и другое, а равно и версии одного и того же учения, предназначенные «для всех» и «для профессионалов» соответственно, называются как-то иначе. При этом общество может не осознавать факт управления его жизнью посредством двух учений: одного — для всех; и другого — для «избранных». В этом случае в обществе может возникать иллюзия отсутствия эзотеризма, ведущая к тому, что превосходство одних людей над другими в обретении социального статуса обусловлены исключительно их природными задатками, а не тем, что одни являются носителями эзотерических знаний и организованы мафиозно, а другие являются носителями неадекватных в чём-то экзотерических знаний и разобщены.

Поэтому и в таком случае, как и при явном парном культе «эзотеризм — экзотеризм» «профессионалы» безраздельно правят жизнью и деятельностью «любителей», которые — в силу свойств учения «для всех» — лишены возможности убедиться в том, что деятельность «профессионалов» соответствует полюбившейся им концепции, провозглашённой в учении «для всех», до тех пор, пока «любители» не пожнут плоды своего доверия «профессионалам»-управленцам.

Плоды же доверия могут быть разными:

· И.В.Сталин обещал культурный и экономический рост СССР, обещал разгром нацистской Германии, обещал систематическое снижение цен на товары массового спроса как одно из средств повышения благосостояния всех, и СССР достигал обещанного им под его руководством.

· Н.С.Хрущёв, Л.И.Брежнев, М.С.Горбачёв, Б.Н.Ельцин тоже много чего понаобещали. Каждому из них верили очень многие — сначала; потом — они же разуверивались в них и начинали ждать прихода преемника, которому тоже начинали верить, и спустя какое-то время снова разочаровывались, столкнувшись с несовпадением обещаний с результатами, к которым приводили народ те, кому было оказано доверие.

Но для большинства членов общества в целом и членов ВКП (б) — КПСС, в частности, в обоих сопоставляемых случаях соотнесения «доверие — результаты» одинаково характерно было то, что заблаговременно они ничего не могли сказать: воплотятся в жизнь обещания «вождей» или же нет.

В условиях же настоящей демократии последствия оказания доверия предсказуемы заблаговременно, и именно на основе такого рода предсказуемости последствий делается выбор руководителей квалифицированным большинством в соответствии с процедурами осуществления демократии. Если процедуры есть, а предсказуемости последствий нет, то демократии нет, а есть некая мафиозно-олигархическая власть под видом демократии. [142]

При этом марксизм в СССР был учением для всех и подавался как вершина человеческой мысли, что подразумевало отсутствие потребности в каком-либо ещё тайном учении для «избранных». Однако при господстве в культуре этой «вершины человеческой мысли» советское общество оказалось не властно над самим собой и потерпело крах, что даёт основание подозревать, что марксизм — своего рода антиинтеллектуальный вирус, от которого Россию не пожелала защитить хвалёная дореволюционная интеллигенция [143].

Ответы же на вопрос о том, является ли марксизм альтернативой фашистскому библейскому проекту порабощения всех, дал не Н.С.Хрущёв и прочие гуманисты-абстракционисты, порицающие И.В.Сталина как исчадие ада, а сам И.В.Сталин. Однако он был лишён возможности высказаться по этому вопросу прямо.

6.3. Марксизм как инструмент порабощения

Под конец своей жизни И.В.Сталин вынес смертный приговор марксистской доктрине. В его последней массово изданной в своё время работе “Экономические проблемы социализма в СССР” — напутствии большевикам последующих поколений — есть такие слова:

«… наше товарное производство коренным образом отличается от товарного производства при капитализме» (“Экономические проблемы социализма в СССР”, Москва, «Политиздат», 1952 г., стр. 18).

Это действительно было так, поскольку налогово-дотационный механизм был настроен на снижение цен по мере роста производства. И после приведённой фразы И.В.Сталин продолжает:

«Более того, я думаю, что необходимо откинуть и некоторые другие понятия, взятые из “Капитала” Маркса,… искусственно приклеиваемые к нашим социалистическим отношениям. Я имею в виду, между прочим, такие понятия, как “необходимый” и “прибавочный” труд, “необходимый” и “прибавочный” продукт, “необходимое” и “прибавочное” время. (…)

Я думаю, что наши экономисты должны покончить с этим несоответствием между старыми понятиями и новым положением вещей в нашей социалистической стране, заменив старые понятия новыми, соответствующими новому положению.

Мы могли терпеть это несоответствие до известного времени, но теперь пришло время, когда мы должны, наконец, ликвидировать это несоответствие (выделено при цитировании нами)» (там же, стр. 18, 19).

Если из политэкономии марксизма изъять упомянутые Сталиным понятия, то от неё ничего не останется, со всеми вытекающими из этого для марксизма последствиями.

Вместе с «прибавочным продуктом» и прочим исчезнет мираж «прибавочной стоимости», которая якобы существует и которую эксплуататоры присваивают, но которую Сталин не упомянул явно.

Приведённым фрагментом своей работы И.В.Сталин на метрологическую несостоятельность марксистской политэкономии: Все перечисленные им её изначальные категории неразличимы в процессе практической хозяйственной деятельности. Вследствие этого они объективно не поддаются измерению в процессе хозяйственной деятельности. Поэтому они не могут быть введены в практическую бухгалтерию ни на уровне предприятия, ни на уровне Госплана и Госкомстата. Вследствие этого на их основе невозможны ни анализ прошлой хозяйственной деятельности, ни прогнозирование и планирование.

Это означает, что марксистская политэкономия общественно вредна, поскольку её пропаганда извращает представления людей о течении в обществе процессов производства и распределения и управлении ими.

Но как заявляют марксисты (и в чём многие из них искренне убеждены), марксистская политэкономия — результат применения диалектико-материалистической философии к познанию производственно-потребительских отношений в обществе.

Однако если результат не верен, то после того, как это осознаётся:

Неизбежно встаёт вопрос о ревизии диалектико-материалистической философии «мраксизма», её теории познания и практики её применения к исследованию самых разных явлений в жизни природы и общества.

В результате такого рода ревизии неизбежно появление какой-то иной философии, содержащей качественно иную теорию познания, которые при искреннем подходе к делу ревизии и познания неизбежно окажутся более эффективными средствами познания жизни и защиты психики личности и общества от всевозможного вздора и злого умысла [144].

Если, понимая это характеризовать марксизм в целом, то получается следующее:

· В его философии главный вопрос «что первично: материя либо сознание?» уводит признающих эту философию от существа наиболее управленчески значимого вопроса о способах осуществления многовариантной прогностики будущего и выборе наилучшего варианта для осуществления управления. Поэтому под властью марксистской философии невозможно развитие теории управления, и как следствие — управленчески грамотная самоорганизация общества в выявлении и разрешении своих проблем.

· Его политэкономия метрологически несостоятельна, что исключает интеграцию в неё методов бухгалтерского учёта (прежде всего аналитического) и методов экономического прогнозирования и планирования как на микро-, так и на макро— уровнях производственно-потребительской системы общества. Поэтому под властью марксистской политэкономии невозможно развитие экономических прикладных отраслей теории управления.

· Вследствие этого и «интернационализм» марксизма — не мир и дружба народов и взаимопомощь и уважение людей без различия рас и национальностей, а антинациональный — интернацистский — фашизм при ведущей роли в культуре и власти порабощённого марксизмом общества представителей еврейской диаспоры.

При таком фактическом положении дел в фундаментальных научных дисциплинах социологии (философии и политэкономии) провозглашаемая марксизмом ориентация на построение коммунизма представляет собой не освобождение трудящегося большинства от эксплуатации злоупотребляющего знанием и властью меньшинства, а ловушку для легковерных благонамеренных.

Поскольку на основе философии марксизма невозможно адекватное жизни познание, а на основе его политэкономии невозможно управление хозяйственной деятельностью, то общество, признающее марксизм адекватным учением, обречено быть заложником тех, кто предлагает ему в терминологических формах марксизма понимание проблем и путей их развития, полученное на основе иной — таимой от общества — эзотерической субкультуры познания, миропонимания, управления.

* * *

Те, кто готовил доклад Н.С.Хрущёва, были профессиональными работниками сферы идеологии. Они не могли не знать текста этой — последней — работы И.В.Сталина. И это приводит к вопросам:

· либо они были безнадёжными идиотами, которые не поняли значения того, что написал И.В.Сталин?

· либо они не были идиотами и всё поняли? - но тогда они — мерзавцы, которые для того, чтобы сохранить систему масонско-фашистского рабовладения, увели внимание людей от рассмотрения проблематики роли марксизма в трагедии России и СССР к надуманной ими проблематике культа личности, которую к тому же представили в неадекватном понимании.

Но вне зависимости от того, были ли авторы доклада Н.С.Хрущёва безнадёжными идиотами или мерзавцами, его доклад и ХХ съезд в целом съиграл в истории страны и мира именно эту роль: он задержал на 30 лет переосмысление политического предназначения марксизма и выявление алгоритмики порабощения общества на его основе.

Хотя после публикации доклада Н.С.Хрущёва на Западе, вместе с авторитетом СССР упала и популярность идей коммунизма в среде взрослой интеллигенции, вследствие чего коммунистические партии капиталистических государств, прежде всего наиболее развитых, начали терять численность. Но этот процесс не затронул молодёжь, некоторая часть которой вследствие возрастных психологических особенностей мыслит предельно критично и радикально-нигилистически по отношению к полученному ими «наследию предков».

В капиталистических и развивающихся странах этот радикализм по-прежнему выражался в решительном неприятии молодёжью исторически сложившегося капитализма.

В СССР же ХХ съезд удовлетворил изрядную долю такого рода нигилистических потребностей молодёжи, и потому первые годы после ХХ съезда в СССР характеризовались надеждами молодых поколений на возвращение жизни страны к так называемым «ленинским нормам». Но по существу это было возрождением марксистско-троцкистских романтических иллюзий на основе бессмысленного эмоционального подъёма.

Однако поскольку марксисты-троцкисты второго и третьего поколений в СССР, в отличие от своих сверстников в капиталистических и развивающихся странах были более склонны к «базару» в процессе застолий и бардовско-песенному творчеству [145], а не к фанатично-одержимому продвижению своих убеждений в политическую практику [146], то глобальное неотроцкисткое возрождение марксизма в конце 1950-х — начале 1960 гг. не состоялось, хотя глобальная революционная ситуация в мире в тот период истории нагнеталась целенаправленно.

Куба, революционные партизанские войны Че Гевары, «Карибский кризис» (одно из наиболее громких событий в этом сценарии глобальной политики), финансирование «братских партий» по всему миру из бюджета СССР, резко увеличившееся при Н.С.Хрущёве и не прекращавшееся до краха государственности СССР, — лежат в этом сценарии новой мировой марксистской революции. Движение хиппи, студенческие волнения во Франции 1967 г., «красные бригады» в Италии, президент Альенде в Чили — запоздалые проявления этого сценария, прошедшие без глобальных последствий во многом благодаря склонности к застольям представителей поколения неотроцкистов в СССР и снятию консервативно-умеренными локально-государственно (а не глобально) “мыслящими” бюрократами Н.С.Хрущёва со всех должностей в 1964 г.

Вследствие этой политической недееспособности неотроцкистов в СССР — «романтиков» 60-десятников — ХХ съезд КПСС продлил эпоху масонско-фашистского библейского рабовладения в глобальных масштабах в формах капитализма. Это вызвало опьянение иллюзиями и не обоснованную реальными жизненными обстоятельствами удовлетворённость и самоуверенность у представителей либерально-буржуазной части политического спектра.

* *

*

При всех этих особенностях марксизм на протяжении ХХ века десятилетиями культивировался в обществах многих стран как истина, открытая человечеству гениями: Марксом, Энгельсом и развиваемая их продолжателями Лениным, Сталиным. Т.е. марксизм был официальным экзотерическим учением, назначение которого сокрыть от осознания людьми власть, осуществляемую в отношении них на основе некоего иного — эзотерического учения. В социалистических государствах это было безальтернативно культовое учение, а в капиталистических государствах он культивируется и по настоящее время как одна из альтернатив господствующей в них исторически сложившейся либерально-буржуазной идеологии.

Если бы И.В.Сталин обо всём этом сказал прямо изустно, то прежде, чем осознание этих фактов стало нормой в обществе и повлекло бы за собой политические последствия, то по приказу заправил библейского проекта глобализации, включающего в себя некое сочетание марксистского экзотеризма и некоего эзотеризма, Сталина бы убили бы сразу, после чего предали бы забвению сам факт его выступления против марксизма подобно тому, как предали забвению тот факт, что на пленуме ЦК после завершения XIX съезда он просил освободить его от руководства КПСС. Если бы он написал об этом прямо, то его могли бы убить или заточить в дурдом раньше, нежели текст был бы опубликован [147], после чего текст не был бы опубликован, а в лучшем случае был бы приобщён к истории болезни «выдающегося деятеля коммунистического движения, чьё здоровье якобы подорвали непосильные труды на всеобщее благо». В обоих бы вариантах у заправил проекта не было бы потребности развенчивать культ личности И.В.Сталина.

В иносказательной же форме выражения мысли И.В.Сталин успел и вынести смертный приговор марксизму, и опубликовать его, а брошюры ещё прижизненного издания “Экономических проблем социализма в СССР” успели разойтись по стране и осесть в домашних библиотеках, где они обрели качество неизвлекаемой мины под марксизмом и библейским проектом порабощения всех в целом, которая обязательно сделает своё дело [148]. Противники большевизма — долго и тупо соображали, и потому не успели пресечь публикацию напутствия И.В.Сталина большевикам новых поколений.

С выходом из печати “Экономических проблем социализма в СССР” хозяева масонства поняли, что И.В.Сталин — не масонская агентура в большевистской партии, а настоящий большевик, нанёсший непоправимый ущерб марксистскому проекту ликвидации капитализма и замещения его интернацистским фашизмом в экономических формах социализма в глобальных масштабах. Но было уже поздно предпринимать какие-либо действия по спасению марксизма [149].

Большевизма и отступничества от “общего” дела масонства, подрыва системы власти на основе культа личностей и взаимного соответствия «эзотеризм — экзотеризм» они простить И.В.Сталину не могли, и потому должны были предпринять какие-то действия для спасения или модификации библейского проекта порабощения всех.

Так ХХ съезд стал не только запоздалой местью заправил библейского проекта порабощения всех ушедшему в мир иной И.В.Сталину, в доверии которому они обманулись в 1923 г., но и попыткой если не искоренить большевизм навсегда, то остановить самобытное развитие его миропонимания на некоторое как можно более продолжительное время, достаточное для того, чтобы заместить убитый И.В.Сталиным марксистский проект, каким-то новым проектом: проблемы, которые создал капитализм библейской цивилизации [150], всё равно надо решать…

Масонство по своему предназначению вне зависимости от высказываемых иногда на публику деклараций типа: «все люди — братья в большей или меньшей степени, но осознаётся это только после принятия определённого градуса [151]» — представляет собой систему канализации активности носителей духа властолюбия и карьеризма, позволяющую некоторой части властолюбцев и карьеристов (из числа наличествующих в обществе и признаваемых полезными для библейского проекта глобализации) удовлетворить их амбиции при поддержке системы за счёт остального общества, а подчас и в ущерб ему [152].

Не поддерживаемые системой, а тем более подавляемые ею, обречены быть «неудачниками», если их нравы и целеустремлённость не таковы, чтобы они обрели прямую поддержку и защиту Свыше.

В силу этих особенностей библейского проекта порабощения всех и масонства, как инструмента его осуществления, масонство не просто “элитарно”, но экстремистски “элитарно”, хотя его “элитарный” экстремизм в спокойные периоды течения истории большей частью не носит пугающе-террористического характера по отношению к массам обывателей, жизнью которых масонство и его хозяева правят и на которых паразитируют.

Если выразить это предельно кратко, то:

Идеал заправил библейского проекта и подвластной им верхушки масонства — паразитизм меньшинства на труде и жизни большинства, организованный в социально бесконфликтных и биосферно безопасных формах.

Существование капитализма евро-американского типа на протяжении нескольких веков на основе воплощения в жизнь идей индивидуализма и либерализма этому идеалу не отвечало ни в XIX веке, ни позднее; не отвечает и ныне по трём причинам:

· ПЕРВАЯ. Обделённое социальными благами (главное из которых правильное воспитание и адекватное жизни образование) большинство населения, занятое к середине XIX века в сфере материального производства, было крайне недовольно своей жизнью и потому несло в себе потенциал бунта — бессмысленного и беспощадного, как всякий бунт, а не только русский.

· ВТОРАЯ. Развитие системы социального обеспечения в условиях капитализма и господства либерально-буржуазной культуры, как показывает опыт развитых стран, включая и США, ведёт к нарастанию в структуре общества потенциально криминогенных масс разнородного люмпена, что потенциально опасно для системы;

· ТРЕТЬЯ. Ликвидация сословно-кастового строя, мешавшего глобализации по-библейски вследствие претензий национальной аристократии на самовластье, с установлением капитализма открыла дорогу гонке потребления индивидуалистов по способности, что неизбежно вело и ведёт к тому, что массы индивидуалистов-либералов в слепоте и безответственности «обожрут планету» и уничтожат современную биосферу, положив тем самым конец истории нынешней глобальной цивилизации.

Эти три причины неустранимы при сохранении либерально-буржуазного капитализма, вследствие чего эта система в её исторически сложившемся виде является порочной.

В этом и есть суть того объективного явления, которое получило в марксизме название «общий кризис капитализма», который представляет собой фактически не общий кризис капитализма, а одну из главных проблем в жизни нынешней глобальной цивилизации.

Эту проблему в XIX веке предполагалось решить с помощью марксизма.

Посредством пропаганды марксизма через масонскую периферию [153] заправилы библейского проекта во второй половине XIX внедрили в культуру капиталистических и полуфеодальных стран (к числу которых принадлежала и Российская империя) идею социализма как общественного устройства, гарантирующего социальное равноправие всех трудящихся, т.е. большинства, занятого вне сферы управления; а с переходом к высшей стадии социализма — коммунизму — свободу и равноправие всех без исключения членов общества.

Естественно, что среди угнетённого и обездоленного большинства, влачившего существование в трущобах городов, и среди деревенской бедноты эти идеи находили сочувствие и отклик.

Но наряду с этим содержательные особенности марксизма, о которых было сказано в предшествующем разделе (управленческая несостоятельность его философии, метрологическая несостоятельность его политэкономии и тотальный антинационализм под видом интернационализма) сохраняли реальную власть над большинством в руках заправил библейского проекта глобализации и их периферии.

Таковы были предпосылки к марксистским революциям в России и в других странах.

Но дорогу революциям и их успеху всё же открывала правящая “элита” каждой страны своею неспособностью к своевременному выявлению и разрешению проблем как в жизни своего общества, так и в аспекте глобальной политики [154]. Если же смотреть на продвижение марксистского проекта в жизнь, то следует признать, что в организации проблем и неспособности “элиты” их разрешать принимали самое деятельно участие другие — не-марксистские ветви всё того же масонства [155].

После завершения гражданской войны марксистская ветвь масонства легализовалась в СССР не просто в рядах правящей партии — ВКП (б), а в составе её партактива; институты государственной власти в СССР тоже были построены в соответствии с канонами архитектуры масонских лож [156]. Так же нельзя забывать, что становление Советской власти в 1917 г. и в годы гражданской войны носило двоякий характер:

· С одной стороны — Советы как органы власти учреждались на местах самими людьми, принадлежавшими к разным политическим партиями и беспартийными. Т.е. «снизу» шло становление и формирование государственности Советской власти как общенародной прямой и оперативной демократии — самодержавия народа.

· С другой стороны изначально замасоненное руководство марксистской партии РСДРП (б) — РКП (б) — ВКП (б) формировало Советы высших уровней государственной власти и входило в них, имея целью подчинение марксистскому проекту и себе персонально низовых Советов всеми правдами и неправдами. Т.е. сверху шло формирование государственности Советской власти как масонской диктатуры, реализуемой в формах демократии и осуществляемой опосредованно через единственную правящую партию, представляемую в качестве авангарда всего народа.

Конфликт этих двух процессов был неизбежен.

И одно из наиболее громких его ранних проявлений — Кронштадтское восстание (организованное и спровоцированное не без участия Г.Е.“Зиновьева”). Лозунг Кронштадтского восстания: “За Советы без коммунистов!” — в нашем его понимании с учётом всех известных ныне факторов по сути означает: “За Советскую общенародную власть, свободную от масонства!”. Однако в те годы он не мог быть воплощён в политическую практику в силу неготовности народных масс к деланию глобальной политики вследствие их крайне низкого образовательного уровня и неадекватного миропонимания.

Таковы были обстоятельства, которых не понимали многие к моменту, когда И.В.Сталин ответил на приветствие рабочих главных железнодорожных мастерских в Тифлисе. Большинство не знает и не понимает этого и ныне.

6.4. Большевизм и марксизм [157]

Прежде всего необходимо определиться терминологически.

Большевизм, как учит история КПСС, возник в 1903 г. на II съезде РСДРП как одна из партийных фракций. Как утверждали его противники, большевики до 1917 г. никогда не представляли собой действительного большинства членов марксистской партии, и потому оппоненты большевиков в те годы всегда возражали против их самоназвания. Но такое мнение проистекало из непонимания разнородными меньшевиками сути большевизма.

Большевизм — это не русская разновидность марксизма и не партийная принадлежность. И уж совсем бессмысленен оборот «еврейский большевизм», употребляемый Гитлером в “Майн кампф”, поскольку большевизм — явление духа Русской цивилизации, а еврейство в целом в библейской культуре — особая каста рабов [158], назначение которых порабощать других, в силу чего оно — паразитическое меньшинство. И мало кто из евреев на протяжении истории оказывался способным полностью освободиться из этого египетского плена, который они в своей психике разносят по всему миру и в который вовлекают все народы, в чью жизнь проникают еврейские диаспоры.

Большевизм существовал до марксизма, существовал в российском марксизме, как-то существует ныне. Будет он существовать и впредь.

Как заявляли сами большевики члены марксистской партии РСДРП (б), именно они выражали в политике стратегические интересы трудового большинства населения многонациональной России, вследствие чего только они и имели право именоваться большевиками. Вне зависимости от того, насколько безошибочны большевики в выражении ими стратегических интересов трудового большинства в теории и практической политике, насколько само это большинство осознаёт свои стратегические интересы и следует им по жизни, суть большевизма не в численном превосходстве приверженцев неких идей над приверженцами других идей и бездумной толпой, а именно в этом:

В искреннем стремлении выразить и воплотить в жизнь долговременные стратегические интересы трудового большинства, желающего, чтобы никто не паразитировал на его труде и жизни. Иными словами, исторически реально в каждую эпоху суть большевизма — в деятельной поддержке переходного процесса к многонациональной человечности Земли будущей эры от исторически сложившегося того или иного толпо-“элитаризма” как способа осуществления паразитического господства меньшинства над трудящимся большинством.

Толпа же по определению В.Г.Белинского — «собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету» (в определении А.С.Пушкина — «народ бессмысленный» [159]), т.е. толпа — множество индивидов, живущих бессовестно и по существу бездумно — автоматически или под управлением поведением её представителей извне. При таком понимании “элита” — тоже толпа, но более информированная и лучше прикормленная.

Меньшевизм, соответственно, представляет собой противоположность большевизму, поскольку объективно выражает устремлённость к безответственности и паразитизму на труде и жизни простонародья (т.е. большинства) тех меньшинств, которые обладают “элитарным” статусом либо стараются его обрести.

Большевизм, в отличие от масонства, структурирующего и реализующего властно-паразитические устремления “элитарного” меньшинства, не “элитарен”, а общенароден. Марксизм — в силу неадекватности его философии и политэкономии жизни, при его тотальном антинационализме, это — экзотерическая идеология меньшевизма.

Поэтому истинными марксистами в партии на протяжении всей её истории были именно меньшевики разного рода. Но в то же самое время марксизм был и лексической оболочкой выражения большевизма с момента возникновения РСДРП до 1987 г., когда новое поколение большевиков задалось вопросом: “Марксизм — это наше оружие, либо идейное оружие против нас, своего рода «троянский конь», который нам достался?”

Понимание различия масонствующего “элитарного” меньшевизма и общенародного большевизма при общности терминологического аппарата марксизма для них обоих, при общности для них обоих организационных форм одной и той же партии — это ещё один фактор, который необходимо осознавать для адекватного понимания эпохи Сталина.

При этом также надо понимать, что в ту эпоху подавляющее большинство членов партии, не говоря уж о миллионах беспартийных, даже не подозревало о том, что масонство, марксизм, большевизм — три «разницы», т.е. три разных сути: масонство в сознание большинства либо вовсе не существовало, либо было пустым словом, а большевизм отождествлялся с истинным марксизмом.

Но это же определяло и восприятие простыми партийцами и беспартийными личностей вождей партии и государства (Л.Д.“Троцкого”, В.И.Ленина, И.В.Сталина и других), вследствие чего их разногласия воспринимались не как системные, обусловленные принципами разных нравственно-этических систем, а как личностные.

При этом Л.Д.Бронштейн (Троцкий) был и истинным марксистом, и носителем некоего эзотеризма. В.И.Ленин был марксистом, судя по некоторым высказываниям в его работах, не посвящённым в тот эзотеризм, в который был посвящён Л.Д.Бронштейн. При этом В.И.Ленин на протяжении всех лет его партийной деятельности был склонен к большевизму, что сопровождалось искажением им марксизма в форме освещения в его работах некоторых вопросов, о которых истинные марксисты предпочитали умалчивать. И это регулярное отступничество В.И.Ленина от марксизма вызывало неудовольствие и даже гнев истинных марксистов [160]. И.В.Сталин был большевиком, которому по жизни довелось войти в марксистское движение и примерить марксизм к своему большевистскому мировосприятию; пришлось стать учеником живого классика российского марксизма В.И.Ленина и далее творчески “развивать” марксизм, что он и проделал — до полного отрицания его научной состоятельности в работе “Экономические проблемы социализма в СССР”.

В чём состояли политические цели большевизма, И.В.Сталин высказался прямо и ясно ещё в начале века. Мы приведём выдержку из его относительно поздней по отношению к этому вопросу (1907 г.) работы потому, что именно в её названии он выразил существо дела: “Самодержавие кадетов [161] или самодержавие народа?”. В ней он пишет:

«Кто должен взять в руки власть во время революции, какие классы должны стать у кормила общественно-политической жизни? — Народ, пролетариат и крестьянство! — отвечали и теперь отвечают большевики. По их мнению, победа революции — это диктатура (самодержавие) пролетариата и крестьянства в целях завоевания восьмичасового рабочего дня, конфискации всей помещичьей земли и установления демократических порядков. Меньшевики отвергают самодержавие народа и до сих пор не дали прямого ответа на вопрос, кто должен взять в руки власть» (И.В.Сталина, “Самодержавие кадетов или самодержавие народа?”, Сочинения, т. 2, стр. 20, впервые опубликовано в газете “Дро” (“Время”), № 2, 13 марта 1907 г., перевод с грузинского).

Если оценивать этот текст с позиций эзотеристов, действующих под покровами марксизма, то это — хорошее пафосное политиканство, решающее задачу собрать верующую вождям массовку, назначение которой поддерживать политическую деятельность марксистской партии в обществе. И таковым по сути с их точки зрения должно быть главное назначение всех речей вождей: привлечь к себе внимание и уверить в своей правоте как можно больше представителей простонародья и “элиты”, что является основой для подчинения партии миллионов людей, не понимающих ничего ни в глобальной политике, ни в управлении государством.

Если оценивать этот текст с позиций индивида, уверовавшего в истинность марксизма и ничего не подозревающего о наличии некоего эзотеризма под покровами марксизма, то никаких вопросов не возникает, вследствие чего рядовой марксист, подпадает под власть авторитета того или иного вождя, проводящего тот или иной политический курс и объясняющего его на основе марксистского лексикона.

Если оценивать этот текст с позиций большевизма, то в нём оглашены действительные цели политики большевиков, включая и интегральную — самодержавие народа [162].

Однако за оглашением цели — учредить и поддерживать устойчивое самодержавие и свободу народа — следует множество вопросов, суть которых можно свести к трём:

· объективно возможно ли это сделать, либо это неосуществимая утопия?

· на основе какой социологической теории общество в целом (а не тот или иной индивид или группа индивидов) может это сделать?

· и как это сделать?

В сознании большевика эти вопросы требуют конкретных ответов, которые могут быть соотнесены с жизненной практикой [163]. Если такого соотнесения слов с жизнью в психике человека не возникает, то он не большевик [164]. Если же не-большевик усвоил слова, то он — начётчик, словоблуд. И многие истинные марксисты из числа не посвящённых в эзотеризм были именно такими словоблудами. Это отличие большевиков-марксистов от словоблудов-марксистов тоже надо осознавать для понимания эпохи Сталина.

Ответ на первый вопрос может быть получен одним из двух способов: либо практическим построением соответствующего общества и демонстрацией его реальной жизни скептикам, что прежде всего требует преодоления скептицизма в самом же обществе и успешного завершения процесса; либо интуитивно.

Но интуитивный ответ обусловлен нравственностью индивида и организацией его психики, вследствие чего он не однозначен и может быть как положительным (да, это возможно), так и отрицательным (нет, это — утопия, это неосуществимо [165]). Последнее обстоятельство переводит ответ на этот вопрос в жизни общества в область личной веры, личной убеждённости, а в масштабах общества соответственно — в область вероучений, в том числе и исторически сложившихся вероучений, чьи традиции не всегда и не во всём адекватны Откровениям-первоисточникам, хотя кое-что из первоисточников они продолжают хранить.

Откровения же говорят, что большевизм прав в своих устремлениях:

«Вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; так как Сын Человеческий не для того пришёл, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Матфей, 20:25 — 28).

Но заповедь Божью (Матфей, 20:25 — 28) исторически сложившееся христианство, включая “православие” в России, устраняет преданием своих старцев, оправдывая власть кесарей, князей и вельмож и не внемля предупреждениям Евангелия об устранении заповедей Божьих преданиями старцев: Матфей, 15:1 — 11. Вследствие этого церкви имени Христа от Бога дальше, чем ЦК КПСС от коммунизма.

О том же и то же в Коране, но в других словах:

«Скажи: “О обладатели писания! Приходите к слову, равному для вас и для нас, чтобы нам не поклоняться никому, кроме Бога, и ничего не придавать Ему в сотоварищи, и чтобы одним из нас не обращать других в господ помимо Бога”. (Коран, 3:57). «И пусть среди вас будет община, которая призывает к добру, приказывает одобренное и удерживает от неодобряемого [166]. Эти счастливы!» (Коран, 3:100).

И в форме светской литературы одно из лучших выражений убеждённости в осуществимости большевистского идеала жизни людей без паразитизма, тем более без организованного системного паразитизма меньшинства на большинстве, находим у М.Ю.Лермонтова:

1

Когда б в покорности незнанья

Нас жить Создатель осудил,

Неисполнимые желанья

Он в нашу душу б не вложил,

Он не позволил бы стремиться

К тому, что не должно свершиться,

Он не позволил бы искать

В себе и в мире совершенства,

Когда б нам полного блаженства

Не дoлжно вечно было знать.

А продолжение этого текста обусловлено невозможностью в границах библейской культуры дать содержательный ответ на вопрос «как это воплотить в жизнь на Земле?».

2

Но чувство есть у нас святое,

Надежда, бог грядущих дней, -

Она в душе, где всё земное,

Живёт наперекор страстей;

Она залог, что есть поныне

На небе иль в другой пустыне

Такое место, где любовь

Предстанет нам, как ангел нежный,

И где тоски её мятежной

Душа узнать не может вновь.

Тем не менее вне зависимости от возражений, подобных возражению Булгаковского Пилата, есть люди, которыми на протяжении всей памятной истории движет вера и убеждённость в осуществимости на Земле, а не в где-то в посмертном раю, идеала жизни общества без паразитизма — идеала равно истинно-христианского, истинно-мусульманского, — большевистского.

Осуществление этого идеала требует определённого качества личностного развития каждого из людей и определённого качества развития культуры общества.

И В.И.Ленин — не как марксист, фанатично-одержимо работающий на захват государственной власти в неведомых для него интересах хозяев марксистского проекта, каким был Л.Д.“Троцкий”, — а как большевик, стремящийся к осуществлению этого идеала в жизни, понимал, что Россия в достигнутом ею качестве развития культуры и людей не готова к переходу к социализму и коммунизму. В 1905 г. он писал об этом так:

«Марксизм бесповоротно порвал с бреднями (выделено нами при цитировании) народников и анархистов, будто можно, например, в России миновать капиталистическое развитие, выскочить из капитализма или перескочить через него каким-нибудь путем, кроме пути классовой борьбы и в пределах этого самого капитализма. (…)

… реакционна мысль искать спасения рабочему классу в чём бы то ни было, кроме дальнейшего развития капитализма.

В таких странах, как Россия, рабочий класс страдает не столько от капитализма, сколько от недостатка развития капитализма» (В.И.Ленин “Две тактики социал-демократии в демократической революции”, ПСС, изд. 5, т. 11, стр. 37).

Т.е. В.И.Ленин предполагал, что грядущая революция будет буржуазно-демократической и за нею последует довольно продолжительный период развития капитализма, культуры общества, людей на основе буржуазной демократии. И только потом, когда общество и его экономика освоят возможности развития, предоставляемые буржуазной демократией, оно перейдёт к социализму в целях обеспечения дальнейшего развития глобальной цивилизации.

Никакие “экстремистские” воззрения (кроме свержения царизма силовым путём и ликвидации сословно-кастового строя) В.И.Ленину и большевикам до 1917 г. свойственны не были. Они приписаны им задним числом после 1985 г. заведомыми клеветниками и невежественными графоманами, которые не пожелали ознакомиться с фактами истории.

Но это — неожиданное для многих — открытие приводит к вопросу: Откуда же взялся экстремизм, авторство в отношении которого впоследствии было приписано большевикам?

Ответ на него прост: экстремизм проистекает от Парвуса [167] и Л.Д.“Троцкого” — кураторов марксизма в России от библейского политического эзотеризма. Примерно в то же время, когда В.И.Ленин издал “Две тактики…”, совершенно иных взглядов придерживался Л.Д.“Троцкий”. В работе “Итоги и перспективы. Движущие силы революции” изданной в 1906 г. и переизданной в 1919 г., он писал:

«Русская революция создаёт, на наш взгляд, такие условия, при которых власть может (при победе революции — должна) перейти в руки пролетариата, прежде чем политики буржуазного либерализма получат возможность в полном виде развернуть свой государственный гений…» (Л.Д.Троцкий. Сборник “К истории русской революции” под ред. д.и.н. Н.А.Васецкого, Москва, “Политиздат”, 1990 г., стр. 95).

Но если В.И.Ленин в “Двух тактиках…” высказывает своё мнение, исходя из марксисткой теории естественно-исторической смены общественно-экономических формаций по мере развития культуры и экономики общества, то Л.Д.Троцкий пишет о предстоящих судьбах России как «пророк» будущей истории, для которого марксизм — только форма публичного выражения некоего смысла, к экзотерическому марксизму для всех не имеющего никакого отношения.

Несколько далее приведённого выше фрагмента Л.Д.Бронштейн продолжает освещение тогда ещё политических перспектив (комментарии в сносках — наши):

«Русская революция не даёт и ещё долго не даст установиться какому-нибудь буржуазно-конституционному порядку, который бы мог разрешить самые примитивные задачи демократии. Что же касается реформаторов-бюрократов в стиле Витте или Столыпина, то все их “просвещённые” усилия разрушаются их же собственной борьбой за существование [168]. Вследствие этого судьба самых элементарных революционных интересов крестьянства, как сословия, связывается с судьбой всей революции, то есть судьбой пролетариата.

Пролетариат у власти предстанет перед крестьянством как класс-освободитель» (там же, стр. 97).

«Но может быть само крестьянство оттеснит пролетариат и займёт его место?

Это невозможно. Весь исторический опыт протестует против этого предположения. Он доказывает, что крестьянство совершенно неспособно к самостоятельной политической борьбе» [169] (там же, стр. 98)

«Из сказанного ясно, как мы смотрим на идею “диктатуры пролетариата и крестьянства”. Суть не в том, считаем ли мы её принципиально допустимой, “хотим мы или не хотим” такой формы политической кооперации. Но мы считаем её принципиально неосуществимой — по крайней мере, в прямом и непосредственном смысле [170].

В самом деле. Такого рода коалиция предполагает, что либо одна из существующих буржуазных партий овладеет крестьянством, либо это крестьянство создаёт свою самостоятельную партию. Ни то, ни другое, как мы старались показать, невозможно» (там же, стр. 99).

«Каждый новый день будет углублять политику пролетариата [171] у власти и всё более определять её классовый характер. И вместе с тем будет нарушаться революционная связь между пролетариатом и нацией, классовое расчленение крестьянства выступит в политической форме, антагонизм между составными частями будет самоопределяться и из общедемократической становиться классовой [172].

Если отсутствие сложившихся буржуазно-индивидуалистических традиций и антипролетарских предрассудков у крестьянства и интеллигенции и поможет пролетариату стать у власти, то, с другой стороны, нужно принять во внимание, что это отсутствие предрассудков опирается не на политическое сознание, а на политическое варварство, на социальную неоформленность, примитивность, бесхарактерность. [173] (…)

Пролетариат [174] окажется вынужденным вносить классовую борьбу в деревню и, таким образом, нарушать ту общность интересов, которая, несомненно, имеется у всего крестьянства, но в сравнительно узких пределах. Пролетариату придётся в ближайшие же моменты своего господства искать опоры в противопоставлении деревенской бедноты деревенским богачам, сельскохозяйственного пролетариата — земельной буржуазии» [175] (там же, стр. 100).

«Таким образом, чем определённее и решительнее будет становиться политика пролетариата [176] у власти, тем yже будет под ним базис, тем зыбче будет почва под его ногами. Все это крайне вероятно, даже неизбежно (…)

Две главных части пролетарской политики встретят противодействие со стороны его союзников: это коллективизм и интернационализм [177].

Представлять себе дело так, что социал-демократия входит во Временное правительство, руководит им в период революционно-демократических реформ, отстаивая их наиболее радикальный характер и опираясь при этом на организованный пролетариат, и затем, когда демократическая программа выполнена, социал-демократия выходит из выстроенного ею здания [178], уступая место буржуазным партиям, а сама переходит в оппозицию и таким образом открывает эпоху парламентарной политики, — представлять себе дело так, значило бы компрометировать саму идею рабочего правительства, и не потому, что это “принципиально” недопустимо — такая абстрактная постановка вопроса лишена содержания, — а потому, что это совершенно нереально, это утопизм худшего сорта, это какой-то революционно-филистёрский [179] утопизм.

И вот почему.

Разделение нашей программы на минимальную и максимальную имеет громадное и глубоко принципиальное значение при том условии, что власть находится в руках буржуазии [180]. Именно этот факт — принадлежность власти буржуазии — изгоняет из нашей минимальной программы все требования, которые непримиримы с частной собственностью на средства производства. Эти последние требования составляют содержание социалистической революции, и их предпосылкой является диктатура пролетариата.

Но раз власть находится в руках революционного правительства с социалистическим большинством, как тотчас же различие между минимальной и максимальной программой теряет и принципиальное, и непосредственно практическое значение. Удержаться в рамках этого разграничения пролетарское правительство не сможет» (там же, стр. 101, 102).

Далее “Троцкий” пишет, что правительство рабочих, проводя политику в интересах рабочих [181] (что невозможно без изменения структуры спектра производства и потребления продукции), неизбежно столкнётся с сопротивлением недовольных политикой фабрикантов в самой разнообразной форме. У правительства будет два пути: либо «играть роль “беспристрастного” посредника буржуазной демократии» и идти на поводу у капиталистов, либо «экспроприация фабрик и введение в них — по крайней мере, в крупнейших — государственного или коммунального производства», т.е. встать на путь подавления саботажа частных собственников. То же касается и сельскохозяйственного производства: в случае саботажа частных собственников — «организация кооперативного производства под коммунальным контролем или прямо за государственный счёт». Но это — путь построения экономического уклада социализма методом прессования общества, минуя фазу длительного капиталистического развития.

«Всё это совершенно ясно показывает, что социал-демократия не может вступить в революционное правительство, дав предварительно пролетариату обязательство [182] ничего не уступать из минимальной программы и обещав буржуазии не переступать. Такое двустороннее обязательство было бы совершенно невыполнимым. Вступая в правительство не как бессильные заложники, а как руководящая сила, представители пролетариата [183] тем самым разрушают грань между минимальной и максимальной программой, то есть ставят коллективизм в порядок дня. На каком пункте пролетариат [184] будет остановлен в этом направлении, это зависит от соотношения сил, но никак не от первоначальных намерений пролетариата.

Вот почему не может быть и речи о какой-то особенной форме пролетарской диктатуры в буржуазной революции, именно о демократической диктатуре пролетариата (или пролетариата и крестьянства). Рабочий класс не сможет обеспечить демократический характер своей диктатуры, не переступая за границы своей демократической программы. Всякие иллюзии на этот счёт были бы совершенно пагубны. (…)

Раз партия (от имени: — наше уточнение при цитировании) пролетариата возьмёт власть, она будет бороться за неё до конца (в том числе и против пролетариата и кого угодно, если кто-то проявит нелояльность её власти: — наше добавление при цитировании)» (там же, стр. 104).

«Политическое господство пролетариата несовместимо с его экономическим рабством. Под каким бы политическим знаменем пролетариат ни оказался у власти, он вынужден будет стать на путь социалистической политики» (там же, стр. 105).

Это и есть — экстремизм, но не большевистский, а марксистско-интернацистский.

Приведённые выше выдержки из работы Л.Д.“Троцкого” 1906 г. показывают, что тех, кто стоял за ним, интересовал не переход к социализму в интересах освобождения трудящихся масс от паразитизма на их труде и жизни “элитаризовавшегося” помещичье-буржуазного меньшинства России, а скорейшая ликвидация капитализма и исторически сложившейся государственности России в неких своих — не оглашённых открыто интересах [185]. И победа революции в России должна было стать прологом к ликвидации исторически сложившегося капитализма в глобальных масштабах и установления в глобальных же масштабах по видом общенародного социализма жесточайшей еврейско-масонской фашистской диктатуры, как то и предусматривала теория «перманентной революции».

В статье “Наши разногласия”, опубликованной впервые в годы «реакции» после подавления революции 1905 — 1907 гг., Л.Д.Бронштейн пишет:

«“Доведение революции до конца” предполагало, однако, низвержение царизма и переход государственной власти в руки революционной общественной силы. Какой? Меньшевики отвечали: буржуазной демократии. Большевики отвечали: пролетариата и крестьянства» (там же, стр. 111).

«Если меньшевики, исходя из абстракции — “наша революция буржуазна”, — приходят к идее приспособления всей тактики пролетариата к поведению либеральной буржуазии, вплоть до завоевания ею государственной власти, то большевики, исходя из такой же голой абстракции — “демократическая, а не социалистическая диктатура”, — приходят к идее буржуазно-демократического самоограничения пролетариата, в руках которого находится государственная власть. Правда, разница между ними в этом вопросе весьма значительна: в то время как антиреволюционные стороны меньшевизма сказываются во всей силе уже теперь, антиреволюционные черты большевизма грозят огромной, опасностью только в случае революционной победы [186]» (там же, стр. 114, 115).

Для Л.Д.“Троцкого” крах царизма в февральскую революцию 1917 г., которая была приурочена масонско-еврейским фашизмом к иудейскому празднику пурим, был сигналом к началу воплощения в жизнь именно этой программы.

В.И.Ленин, будучи под властью экзотерического марксизма, в это время по-прежнему толком не понимал, что происходит и что предстоит. В “Прощальном письме швейцарским рабочим”, написанном до 19 марта (1 апреля) 1917 г. перед отъездом В.И.Ленина из Швейцарии в охваченную революцией Россию и впервые опубликованном в России 21 сентября 1917 г. в газете “Единство” (№ 145), прямо сказано: «В России не может непосредственно и немедленно победить социализм» (В.И.Ленин, ПСС, изд. 5, т. 31, стр. 87 — 94).

Спустя почти 6 лет за год до смерти он писал о том, как большевики, хотя и были убеждены в том, что Россия не готова к воплощению в жизнь идеалов социализма, в 1917 г. оказались вынуждены действовать в русле политического сценария, изложенного Л.Д.“Троцким” за 11 лет до этого. В статье “О нашей революции” (по поводу записок Н.Суханова [187]), написанной 16, 17 января 1923 г. и опубликованной в “Правде” № 117 30.05.1923 г. [188], В.И.Ленин как большевик, а не как марксист, пишет, отвечая на упрёки по поводу взятия государственной власти в неготовой к социализму стране:

«… до бесконечности шаблонным является у них довод…, что мы не доросли до социализма, что у нас нет, как выражаются разные “учёные” господа из них, объективных экономических предпосылок для социализма. И никому не приходит в голову спросить себя: а не мог ли народ; встретивший революционную ситуацию, такую, которая сложилась в первую империалистическую войну [189], не мог ли он, под влиянием БЕЗВЫХОДНОСТИ СВОЕГО ПОЛОЖЕНИЯ (выделено нами при цитировании), броситься на такую борьбу, которая хоть какие-либо шансы открывала ему на завоевание для себя не совсем обычных условий для дальнейшего роста цивилизации?

“Россия не достигла такой высоты развития производительных сил, при котором возможен социализм”. С этим положением все герои II Интернационала, и в том числе, конечно, Суханов, носятся, поистине, как с писаной торбой [190]. Это БЕССПОРНОЕ (выделено нами при цитировании) положение они пережёвывают на тысячу ладов, и им кажется, что оно является решающим для оценки нашей революции. (…)

Что если ПОЛНАЯ БЕЗВЫХОДНОСТЬ ПОЛОЖЕНИЯ (выделено нами при цитировании), удесятеряя тем самым силы рабочих и крестьян, открыла нам возможность иного перехода к созданию основных посылок цивилизации, чем во всех остальных западно-европейских государствах? (…) Если для создания социализма требуется определённый уровень культуры (хотя никто не может сказать, каков именно этот определенный “уровень культуры”, ибо он различен в каждом из западно-европейских государств), то почему нам нельзя начать сначала с завоевания революционным путем предпосылок для этого определенного уровня, а потом уже, на основе рабоче-крестьянской власти и советского строя, двинуться догонять другие народы.

16 января 1923 г.

II

Для создания социализма, говорите вы, требуется цивилизованность. Очень хорошо. Ну, а почему мы не могли сначала создать такие предпосылки у себя, как изгнание помещиков и изгнание российских капиталистов, (но лучше бы нейтрализация масоснов-“каменщиков”: — наше уточнение при цитировании), а потом уже начать движение к социализму? В каких книжках прочитали вы, что подобные видоизменения обычного исторического порядка недопустимы или невозможны?

Помните, Наполеон писал: “On s'engage et puis… on voit”. В вольном русском переводе это значит: “Сначала надо ввязаться в серьёзный бой, а там уже видно будет”. Вот и мы ввязались сначала в октябре 1917 года в серьёзный бой, а там уже увидали такие детали развития (с точки зрения мировой истории, это несомненно, детали), как Брестский мир или нэп [191] и т.п. И в настоящее время уже нет сомнений, что в основном мы одержали победу» (В.И.Ленин, ПСС, изд. 5, т. 45, стр. 378 — 382).

По сути не “Письмо к съезду”, а именно эта статья является «завещанием» — напутствием В.И.Ленина, поскольку эта статья обращена ко всем людям до тех пор, пока большевистский социализм не победит в глобальных масштабах; а “Письмо к съезду” — было обращено исключительно к партийной “элите” и утратило какое бы то ни было политическое значение с момента избрания И.В.Сталина “вождём” партии и с той поры представляет собой только историко-познавательный интерес.

Таковы факты истории, которые по существу означают следующее:

, действуя экстремистско-террористическими методами, ликвидировало в России неприемлемый для заправил марксистского проекта имперский многонациональный государственно-монополистический капитализм и помогло победить в гражданской войне масонско-марксистскому режиму, решая задачи своих хозяев. Большевизм в этом процессе стал всего лишь олицетворением масонско-марксистского режима.

Тем не менее, в результате к тому времени, когда В.И.Ленин написал свой ответ “Суханову” (Гиммеру) большевики оказались единственной внутренней политической силой в СССР, способной оказать сопротивление еврейско-масонскому порабощению нардов страны. К этому времени благодаря тому, что В.И.Ленину удалось заключить похабный [192] брестский мир вопреки сопротивлению большинства его сподвижников, которые были сторонниками продолжения «революционной войны» против германского империализма, а Л.Д.“Троцкому” не удалось его сорвать ни в период мирных переговоров в Брест-Литовске, ни 6 июля 1918 г. во время мятежа левых эсеров [193], революционная ситуация в Европе разрядилась, и потому вопрос о немедленном осуществлении мировой масонско-марксистской революции был отложен на некоторое не определённое время. Поэтому по окончании гражданской войны социализм предстояло строить в одной отдельно взятой стране — в СССР.

В аспекте практической политики это означало, что предстоял новый период безжалостной и беспощадной политической борьбы за то, какой социализм в СССР получится:

· настоящий большевистский — реальное самодержавие народа, властного над своим хозяйством и своим будущим;

· масонско-фашистский, — в котором все рабы и заложники глобальной интернацистской еврейско-масонской мафии и её хозяев — носителей управленческого эзотеризма.

Положение большевизма в этом противостоянии характеризовалось следующими обстоятельствами:

· крайне низкий образовательный уровень подавляющего большинства большевиков и им сочувствующих — в основной своей массе рабочих «от станка» и небольшого количества крестьян «от сохи»;

· вера большинства из них в жизненную состоятельность марксизма;

· отсутствие альтернативной марксизму управленчески состоятельной философии и социологической теории, включая политэкономию и экономическую науку, — даже в зачаточном состоянии;

· отсутствие регулярных специфически-большевистских организационных структур, функционально аналогичных масонским ложам — как это ни удивит многих, но именно это было и есть главным преимуществом большевизма, о которое «обламываются» все «контрконспирологические» ухищрения противников человечности [194];

· локализация основных сил большевиков в границах СССР.

Положение масонствующих эзотеристов-марксистов в этом противостоянии характеризовалось следующими обстоятельствами:

· наиболее высокий образовательный уровень и наиболее широкий кругозор;

· всевозможная поддержка “братанов”-масонов из зарубежья и так называемой «левой» интеллигенции в целом;

· внутри страны поддержка той части интеллигенции, которая была очарована марксизмом и осталась в СССР, включая и тех её представителей интеллигенции, которые если и не поняли, то учуяли, что марксизм сохраняет толпо-“элитарный” характер общества, вследствие чего они смогут найти под властью марксизма для себя место в новой “элите”;

· высокомерно-пренебрежительное отношение к невежественным большевикам, мало чего знающим, но верящим в марксизм, — главная причина последующего поражения;

· структурная организованность лож, интегрированных в структуры партийных организаций, позволяющая неформально если не управлять всеми без исключения общественными процессами, то оказывать достаточно эффективное воздействие на их течение.

Положение искренних марксистов, не допущенных к эзотеризму, и прочих — сочувствующих делу социализма, колеблющихся и аполитичных, включая и аполитичных патриотов [195], в этом противостоянии характеризовалось одной — жуткой по её сути — фразой:

«Мыслящий тростник» — «трава» на поле будущего боя…

7. Власть в СССР:

масоны + «идейные» марксисты + бюрократия + большевизм

7.1. Пауки в банке

Этот раздел также придется начать с пояснений терминологии. Слова «бюрократ», «бюрократия» и производные от них давно стали расхожими и ругательными. Они некоторым образом интуитивно понятны и в общем своём значении имеют тот смысл, что для бюрократов суть дела не важна, а важно их право быть при деле и от него кормиться, в деле непосредственно не участвуя.

Это действительно так, но кроме того, бюрократизм — это особая форма паразитизма, конкретные особенности которой необходимо знать для понимания эпохи Сталина.

Одно из наиболее развёрнутых пояснений того, что представляет собой «бюрократия», дал К.Маркс:

«Бюрократия есть круг, из которого никто не может выскочить. Её иерархия есть иерархия знания. Верхи полагаются на низшие круги во всём, что касается знания частностей; низшие же круги доверяют верхам во всём, что касается понимания всеобщего, и, таким образом, они взаимно вводят друг друга в заблуждение. (…) Всеобщий дух бюрократии есть тайна, таинство. Соблюдение этого таинства обеспечивается в её собственной среде её иерархической организацией, а по отношению к внешнему миру (обществу) — её замкнутым корпоративным характером. Открытый дух государства, а так же и государственное мышление представляется поэтому бюрократии предательством по отношению к её тайне. Авторитет есть поэтому принцип её знания, и обоготворение авторитета есть её образ мыслей. (…) Что касается отдельного бюрократа, то государственная цель превращается в его личную цель [196], в погоню за чинами, в делание карьеры» (К.Маркс. “К критике гегелевской философии права”. Сочинения его и Ф.Энгельса, изд. 2, т. 1, стр. 271 — 272).

Это определение «бюрократии», как социальной профессиональной группы и изолировавшейся от общества корпорации, данное К.Марксом, перекликается с определением «толпы», как социального явления, данным В.Г.Белинским: «Толпа — собрание людей живущих по преданию и рассуждающих по авторитету».

Т.е. для толпы характерно бездумье и безволие её участников, и соответственно полная политическая слепота и безответственность за последствия своих действий. Как видно из сопоставления обоих определений, определение социологического термина «толпа» В.Г.Белинским интересно тем, что оно подводит итог не только по существу во многом правильному определению «бюрократии» К.Марксом, но является и характеристикой всех без исключения внутриобщественных , основанных на таинствах и на таимых знаниях. Все иерархии, духовные и светские, публичные (экзотерические) и мафиозные (эзотерические) — разновидности толпы, участники которой отказались от Богом данной свободы выбора и целесообразной воли или под воздействием своего бессознательного их утратили. Соответственно и все участники иерархий, включая гроссмейстеров орденов, глав тайных братств и мафий, предстоятелей церквей, царей, их «серых кардиналов», которые поддерживают иерархию личностных отношений, — толпари, неправомерно отождествляющие должностное взаимное подчинение и порядок ответственности в общественных структурах с иерархией личностного достоинства людей.

Однако определение К.Марксом социального явления «бюрократии» не полно, возможно потому, что он дал его на основе наблюдения за деятельностью более или менее управленчески дееспособной бюрократии XIX века в Германии, Великобритании, Франции, которая к тому же в процессе своего формирования была пронизана масонством и существовала в ним в некоем «симбиозе» [197]. Из марксова определения выпали главные по существу характеристические свойства бюрократии:

Для бюрократии документооборот, деловая переписка и обмен мнениями в устной форме (по телефону, «в кулуарах» публичных мероприятий и «келейно») представляется реальным делом, а самo дело представляется чем-то производным от директив и документооборота и потому куда менее значимым, чем документооборот, который является носителем истины «в последней инстанции» [198]; в то время как в действительности весь документооборот и разговоры — только отображение реального дела, на управление которым претендует бюрократия как одна из профессиональных корпораций в толпо-“элитарном” обществе.

Также из него выпало и другое характеристическое качество бюрократии:

Бюрократия проводит кадровую политику (т.е. осуществляет подбор и расстановку кадров) на основе отдания предпочтения клановому происхождению претендентов на должность либо «усыновления» безродных претендентов, доказавших свою лояльность легитимной иерархии. При этом подразумевается, что принцип «в связи с назначением “имярек” на должность такую-то выдать ему во временное пользование искру Божию», — работоспособен. Но поскольку искра — Божия, а не достояние иерархов бюрократии, то в этом принципе кадровой политики выражается очень крутой атеизм всякой бюрократии, который обрекает дело всякой бюрократической корпорации на крах тем быстрее, чем более последовательна она в осуществлении этого принципа.

Этот принцип кадровой политики сочетается ещё с одним, который М.Е.Салтыков-Щедрин сформулировал так: «Не боящиеся чинов, оными награждены не будут. Боящемуся же всё дастся: и даже с мечами, хотя бы он ни разу не был в сражении противу неприятеля».

Кроме того М.Е.Салтыков-Щедрин заметил: «все отечества находятся в равном положении для человека, который желает быть отмеченным вниманием начальства», — указав тем самым на безразличие бюрократии к судьбам её Отечества. Хотя надо отметить, что этот принцип знает исключения. Бюрократия бывает специфически “патриотична” в двух случаях:

· когда агрессия извне приводит её к пониманию, что в случае поражения она лишится не только своего социального статуса, но возможно и жизни;

· когда она сама успешно ведёт агрессивную политику по расширению зоны своего паразитизма.

В случае патриотической озабоченности бюрократия свой корпоративный потребительский эгоизм норовит возвести в ранг общенародных интересов и требует, чтобы всё общество им служило с готовностью к самопожертвованию, однако не желая сама поступиться чем-либо из того, что уже успела нахапать из материальных благ либо в чём успела ущемить общество в аспекте прав личности или социальных групп.

Но будучи подмножеством толпы (в смысле этого термина в определении В.Г.Белинского), бюрократия не является самостоятельным пусть и коллективным субъектом в политике. Она всегда «зомби» — либо деградирующий в повседневном паразитизме, либо — инструмент воплощения в жизнь политической воли, воздействующей на неё извне.

Для понимания интересующей нас проблематики, необходимо указать и на различие масонской иерархии и иерархии бюрократии. Хотя бюрократия это официальная экзотерическая иерархия личностей, отождествляющих себя с должностями, а масонство — во многом непубличная иерархия личностей, чьё достоинство обусловлено степенями посвящения, но главное различие не в этом.

Главное то, что:

· За масонством стоит какая ни на есть цивилизационная идея, т.е. идея общественной в целом значимости. И кандидаты для прохождения ступеней посвящения подбираются самим масонством, исходя из их нравственно-этического развития, а не только исходя из профессиональных достижений или оценки потенциала их профессионального роста в той или сфере жизни общества, поскольку без определённой нравственности и этики люди не способны служить идее общественной в целом значимости, пусть даже идее ложной или ложно понятой. [199]

· Бюрократия же в принципе безъидейна в аспекте несения идей общественной в целом значимости, которые для неё являются всего лишь адресованным публике демагогическим прикрытием личностных потребительского эгоизма и жажды тщеславия каждого из всего множества бюрократов. И не бюрократия занимается поиском и отборов кандидатов, а кандидаты в бюрократы, следуя принципу «что бы ни делать, лишь бы не работать», сами находят пути к вхождению в иерархию бюрократии и далее ищут пути и способы к продвижению по её ступеням. По-русски такое поведение называется известным словом на букву «Б»…

Такова бюрократия в её сути, которая в реальной жизни сдерживается внешними по отношению к бюрократии общественными факторами, неподвластными ни бюрократии в целом (по той причине, что она не субъект), ни отдельным бюрократам, которые возбуждают в бюрократах личный страх ответственности каждого из них за проявление в деятельности своих разнородных эгоистических устремлений. Такого рода факторами являются воздействие на бюрократию масонства и иных мафий, осуществляющих в обществе определённые политические проекты; давление общественного мнения, подчас обретающее мистический характер; не внемлющий ничему автоматизм применения законодательства другими ветвями бюрократии, которым надо оправдать своё существование, в отношении той ветви, к которой принадлежит боящийся бюрократ; большевизм, как явление антибюрократическое по своей сути [200].

В случае конфликта «масонство — бюрократия» в силу названных особенностей:

· масонство обладает преимуществом в аспекте стратегии, поскольку мелочный сиюминутный эгоизм не позволяет бюрократии думать о далёком будущем, а отсутствие своей политической воли не позволяет воплощать в жизнь известные ей стратегические политические проекты;

· бюрократия обладает преимуществом в аспекте тактики, поскольку в силу своей беспринципности всегда способна переступить через те ограничения, которые налагает задача служения идее.

* * *

Если в обществе действуют факторы, воспроизводящие бюрократию, то возможны две стратегии победы над бюрократией:

· Если есть силы — массовое изгнание «неуправляемых» бюрократов по спискам из аппарата управления, которое возможно осуществить и в форме их безжалостного уничтожения при опоре на другие ветви бюрократии.

· Если сил для организации репрессий против бюрократии нет, то можно позволить бюрократии деградировать, после чего смести её режим целиком.

В отношении партийной, государственной и хозяйственной бюрократии СССР в конце 1930-х гг. первое осуществил И.В.Сталин, после чего не давал бюрократии разомлеть, осуществляя её непрестанную «прополку».

После того, как «имперски ориентированная» бюрократия во главе с Л.И.Брежневым избавилась от неотроцкистов хрущёвского разлива и разгула, в отношении неё мировым масонством было применено второе.

* *

*

Л.Д.“Троцкий”, Г.Е.“Зиновьев”, Л.Б.“Каменев”, Н.И.Бухарин, когда по своему вождистскому высокомерию впадали в бюрократизм всякий раз, не желая вникать в суть дела (или будучи не способны к этому по недостатку ума или образования), возлагали полноту ответственности за дело на подчинённых им специалистов-профессионалов. Но наряду с этим они же были «идейными» марксистами, к тому же посвящёнными в бoльшие или меньшие степени масонства или как минимум примасоненными. А масонство — один из факторов, дисциплинирующих бюрократию в процессе её работы на тот или иной политический проект, суть которого весьма далека от эгоистичных интересов каждого бюрократа.

Как видно даже из приведённых выше выдержек из воспоминаний А.С.Яковлева и В.Г.Грабина, И.В.Сталин бюрократом, как носителем ранее перечисленных качеств, не был:

· Он был убеждённым большевиком, и потому стремился дойти до сути дела, работая непосредственно со специалистами-профессионалами, зная поимённо возможно многие тысячи профессионалов разных дел в разных отраслях и прибегая к их помощи в понимании конкретных вопросов, с которыми сводила его общегосударственная управленческая деятельность.

· Вне зависимости от того, знал и помнил ли И.В.Сталин определение бюрократии К.Марксом, он знал, что доверять докладам бюрократов о порученном им деле — значит погубить дело, поскольку бюрократам свойственно скрывать свои ошибки и прямые злоупотребления властью и представлять в качестве достижений свои же провалы в работе и разного рода «пустышки», клеветать на конкурентов с целью их устранения. Поэтому:

O Работу с письмами, заявлениями и жалобами он не перекладывал на бюрократический аппарат, а работал сам с затронутыми в них вопросами, и работал по существу этих вопросов. Аппарат (секретариат) И.В.Сталина тоже соучаствовал в этом процессе, но нёс функцию фильтрации общественно и государственно значимой информации от потока обывательских жалоб и кляуз.

O Одной из задач спецслужб было поставлять «наверх» достоверную информацию о положении на местах, работе и поведении представителей органов государственной власти и партийной власти.

O Кроме того некоторые источники сообщают, что помимо официальных спецслужб, в СССР сложилась, существовала и выходила за его пределы некая сеть информаторов и исполнителей, основанная на личностных взаимоотношениях, работой которой руководил сам И.В.Сталин, а её «документация» проходила в потоке документации ведомств, в которых работали участники сети, и в потоке личной корреспонденции [201].

Вследствие систематического действия трёх названных факторов именно сталинские репрессии были в своём большинстве обоснованными. Но беда общества в СССР была в том, что кроме сталинских были ещё репрессии, организованные масонско-марксистскими кругами, и репрессии, организованные безъидейной бюрократией как таковой просто сдуру и из желанию доказать свою полезность и раж «хозяину».

Одна из первых же проблем, с которой столкнулся масонско-марксистский режим в России и в СССР — лавина бюрократизма такого, о каком в эпоху империи даже подумать не могли. С одной стороны вожди типа Л.Д.“Троцкого” порождали его сами тем, что не желали вникать в те дела, за руководство которыми брались либо по недостатку ума и образования, либо по высокомерию [202] и проявлению рабовладельческих наклонностей [203], проистекающих из их родного иудаизма.

Должность генерального секретаря ЦК, в тот период, когда её занял И.В.Сталин, была во многом технической должностью, назначение которой было готовить заседания Политбюро ЦК, т.е. совещания “вождей”, документировать их ход и принимаемые на них решения. Как можно понять из воспоминаний Б.Бажанова [204], пока в 1920-е гг. “вожди” на Политбюро обсуждали проблемы большой политики и балагурили, И.В.Сталин занимался более важным делом: он знакомился с людьми и на основе своего личного знакомства, используя положение генерального секретаря, формировал аппарат государственной и партийной власти, т.е. подбирал конкретных людей и способствовал их продвижению на те или иные конкретные должности. Делал он это судя по всему хорошо, поскольку управленческий профессионализм аппарата, рос. Поэтому И.В.Сталин на должности генерального секретаря, если не считать личных упрёков В.И.Ленина в его адрес (“Письмо к съезду” и др.), устраивал “вождей”, в том числе и тем, что избавлял их от необходимости вникать в суть множества «мелких», — с их точки зрения — дел.

В результате нескольких лет такой работы на всей территории СССР аппарат — партийное и государственное чиновничество — стал во многом подчинённым И.В.Сталину как минимум неформально на основе личностных взаимоотношений. Потом выяснилось, что аппарат, будучи постоянно действующим фактором, стал оказывать решающее воздействие на жизнь партийных организаций на местах и в частности на то, каких делегатов местные партийные организации направляют для работы съездов партии. Так внутрипартийная демократия к концу 1920-х гг. оказалась аппаратно управляемой, а не исходящей снизу из партийной массы. Собственно говоря “вожди” «идейных» марксистов, посвящённые в некий эзотеризм, к этому изначально и стремились, но у них возникла проблема. Проблема состояла в том, что И.В.Сталин, который сосредоточил в своих руках бразды правления аппаратом, оказался неуправляемым со стороны “вождей” — Л.Д.“Троцкого”, Г.Е.“Зиновьева”, Л.Б.“Каменева” и примыкавшего к ним Н.И.Бухарина, как то ими предполагалось при выдвижении этой «посредственности» на должность генерального секретаря ЦК.

В результате того, что “вожди” из числа «идейных» марксистов своевременно не заметили этого, они со временем стали систематически терпеть поражения на съездах и пленумах ЦК, хотя в низовых партийных организациях они по-прежнему имели достаточно сторонников из числа таких же как и они «идейных» марксистов — начитанных и образованных интеллигентов и полуинтеллигентов, за которыми — при других условиях — могли бы пойти менее образованные и начитанные партийцы. Так из рук “вождей” стала ускользать публичная власть. Это — само по себе было уже преступлением марксистов-масонов перед вышестоящими кураторами масонско-марксистского проекта. Кроме того, выигрышное поле политики, — построение социализма в одной отдельно взятой стране, — обеспечивавшее в тот период времени поддержку зарубежного масонства в его марксистской ветви тоже оказалось прочно занятым И.В.Сталиным и сталинцами.

При этом И.В.Сталин в этот период времени марксизм не критиковал, программа строительства марксистского как бы социализма, изложенная “Троцким” в 1907 г., реализовывалась, а развитие культуры и экономики СССР под общим руководством И.В.Сталина, хотя и без призывов к революционной войне, тем не менее по умолчанию подразумевало, что это необходимо для обеспечения решительной победы мировой марксистской как бы социалистической революции в революционной ситуации, которую ещё предстояло создать. Пока же наряду с развитием культуры и экономики надо было создавать привлекательный «имидж» [205] СССР.

Личностные же амбиции Л.Д.“Троцкому”, Г.Е.“Зиновьеву”, Л.Б.“Каменеву” не позволили наступить на горло их собственным сольным партиям и стать верными сподвижниками этого «неотёсанного грубияна-выскочки» с Кавказа. То же касается и их сторонников как в партии, так и беспартийных.

Т.е. «идейные» марксисты без разбора на «эзотеристов» и «экзотеристов» совершили множество политических ошибок: своевременно не учуяли смены глобального политического сценария, не переключились на новый, но остались рабами прежнего сценария мировой марксистской революции; не заметили как публичная власть перетекла из их рук в другие руки; не ушли сами из публичной политики.

Если бы они ушли из политики, то возможно дожили бы до глубокой старости в уважении как «вожди революции и сподвижники великого Ленина, которые, сделав своё дело, уступили дорогу молодому поколению строителей коммунизма». Однако их же властные амбиции не позволили им спокойно отойти от дел и стать почётными ветеранами, как то во многих случаях позволяет масонская система; вместо этого они полезли на рожон, развернув так называемую «подпольную борьбу» — а по сути неформальную масонскую деятельность — против И.В.Сталина и сталинцев за восстановление своей власти в партии и государстве, обвиняя И.В.Сталина в извращении марксизма, нарушении норм внутрипартийной демократии и обюрокрачивании партии и Советской власти. Собственно говоря их антисталинская активность и привела их самих и множество их сторонников к гибели.

Сказать, что И.В.Сталин создал бюрократию и поддерживал её целенаправленно, будучи сам контрреволюционером и бюрократом, как в том его обвиняют марксисты-троцкисты и гуманисты-абстракционисты, было бы то же неправильно.

Действительно, бюрократия эпохи социалистического строительства, которая заместила собой в государственном и партийном аппарате бюрократию эпохи революции и гражданской войны, в процессе «ротации кадров», руководимом И.В.Сталиным с поста генерального секретаря ЦК, оказалась для «идейных» марксистов без различия среди них «эзотеристов» и «экзотеристов» противником, с которым они не смогли справиться: она их сначала вытесняла и подавляла, а потому — уничтожила безжалостно именно как претендентов на власть.

Причины этого поражения и гибели масс «идейных» марксистов:

· с одной стороны — в полной беспринципности и безъидейности бюрократов как системообразующем принципе генерации и воспроизводства бюрократии,

· а с другой стороны — в “элитаризме” самих “вождей” «идейных» марксистов [206], не желавших вникать во множество «мелких» дел, и в управленческой несостоятельности марксизма как такового, в силу чего на его основе невозможно создать социальную базу управленческого корпуса, который не будет бюрократическим.

Последнее надо пояснить. Когда дети растут, мечтают и фантазируют о своём будущем, то мало кто из них желает стать чиновником. Самые яркие детские мечты большинства детей по существу о том, как состояться в профессии созидателя или защитника созидания. В нормально живущем обществе дети в их большинстве хотят быть художниками, артистами, строителями, лётчиками, шоферами, военными, милиционерами, и только меньшинство заявляет о том, что они хотят быть разбойниками-бандитами или быть царём-королём, чтобы шикарно жить и ничего не делать. В подростковом возрасте (по крайней мере в ХХ веке и в наши дни) появляется довольно широкая группа детей, у которой взрослые сумели погасить их детские мечты и они уже ничего не желают и не знают, чего пожелать; либо уже настроились на жизнь по принципу «что бы ни делать, лишь бы не работать», т.е. жить вне непосредственного созидания. Один из стимулов, подталкивающих к этому в обществе — невозможность «трудом праведным нажить палаты каменные», т.е. обеспечить себе и своей семье достойное качество жизни как в смысле наличия свободного времени, необходимого для полноценного отдыха и удовлетворения так называемых «духовных потребностей», так и в смысле удовлетворения так называемых «материальных потребностей».

Для тех, кто настроился на принцип «что бы ни делать, лишь бы не работать», в зависимости от других особенностей их психики и обстоятельств, в жизни открываются три пути:

· в опустившийся люмпен, — отбросы общества, производимые всеми социальными слоями, всеми общественными классами;

· в криминалитет;

· в руководители, которые при таком отношении к делу в условиях цивилизованности и развитый институтов государственности и бизнеса неизбежно становятся бюрократами [207].

Общественный строй Российской империи был таков, что люмпена она производила в избытке, включая и люмпен-интеллигенцию самого разного происхождения — от простонародья до высшей аристократии, перегруженной своею манерностью.

Уничтожив и изгнав за рубеж прежние образованные группы населения интернацистский масонско-марксисткий режим тем самым создал множество вакансий в сфере государственного управления политикой, а в силу национализации подавляющего большинства средств производства коллективного пользования — и в сфере управления хозяйством. Заместить эти вакансии людьми, знающими соответствующее дело и при этом верными идеалам социализма, было невозможно просто за отсутствием в обществе такого количества людей. И их было невозможно подготовить быстро, в том числе и в силу управленческой несостоятельности философии марксизма, как ты его ни пропагандируй.

В таких условиях в стране, где 85 % населения не умели читать и писать, человек умеющий читать и писать более или менее разборчиво и грамотно, если того желал и ему позволяло классовое происхождение или личные отношения с представителями власти, мог занять если не любую, то многие должности.

Но и этого мало для понимания той эпохи. Культура России на протяжении многих веков культивировала и поощряла психологию холопства, как бы ни возражали против этого утверждения те патриоты, которые идеализируют имперское прошлое. Это психологическое, во многом не осознаваемое наследие прошлого, определяло алгоритмику бессознательных уровней психики если не миллионов, то сотен тысяч людей. Оно не исчезло сразу же под воздействием провозглашения лозунгов социализма типа «человек человеку — друг, товарищ и брат», поскольку перестройка организации психики личности требует от самой личности целенаправленной работы над собой, а это далеко не просто и требует времени и сил.

В силу названных обстоятельств бюрократия в СССР не возникнуть в послереволюционное время просто не могла. И она возникла, но пока она была подвластна «идейным» марксистам и вдохновлявшим их “вождям”-масонам, она не была врагом “вождей”, а порицания бюрократизма с их стороны носили характер в большей степени декларативный и служили системным средством припугивания в меру бюрократов, чтобы те не зарывались и помнили кому, служат.

Но когда власть над бюрократией стала перетекать к большевикам (их — особенно грамотных и тем более хорошо образованных было мало) «идейные» марксисты и их «вожди”-масоны стали борцами с бюрократией, а в её лице — с укрепляющимся большевизмом.

Что касается бюрократии, то она по своему качеству — не субъект политики, а холоп носителей политической воли. Поэтому эпоха, начало которой положило устранение “вождей” «идейных» марксистов из публичной политики [208], стала для бюрократии полным кошмаром, который завершился по сути только истеричным докладом Н.С.Хрущёва на ХХ съезде.

Причина этой истерики в том, что большевики и «идейные» марксисты давили на бюрократию с двух сторон. Причём каждая сторона оказывала давление в своих взаимоисключающих интересах и при этом пользовались одним и тем же марксистским лексиконом, а бюрократия не могла понять, кто есть кто, кому надо подчиняться и чьи решения надо саботировать; а за неподчинение её безжалостно били и большевики, и «идейные» марксисты.

И при понимании такого характера власти в СССР история 1930-х гг. предстаёт совсем не такой, как её изобразил Н.С.Хрущёв в своём докладе: якобы тиран И.В.Сталин избивает якобы пламенных борцов за счастье народное и множество других людей ради сохранения якобы своей личной диктатуры.

Процесс глобализации во второй половине ХХ века привёл к тому, что в исторической науке возникло новое течение, так называемые «новые историки», суть деятельности которых состоит в том, что они стараются выяснить, что стоит за разногласиями различных исторических школ, выражающих ту или иную сугубо национальную или узкоклассовую точку зрения. Один из них Д.А.Гети занялся ревизией господствующих представлений об истории СССР и США и их противостояния на протяжении ХХ века. Он был допущен к работе в архивах России. В 2002 г. “Комсомольская правда” на протяжении полутора месяцев опубликовала серию статьей [209] под общим заголовком “Жупел Сталина”, посвящённую тому, что Д.А.Гети «накопал» в российских архивах по теме тёмных мест в истории СССР. Приведём некоторые выдержки из этой серии статей (сноски по тексту — наши):

«Знакомясь с документальными первоисточниками сталинского времени, он и сделал открытие, которое привело к настоящей публикации. Д.А.Гетти во всеуслышание объявил, что зловещему 1937 году предшествовал примерно трёхлетний период либеральных сталинских реформ. Более того, что именно неудача этих реформ привела к репрессиям, которые несправедливо назвали „сталинскими“. (…)

— Да, действительно Арч Гетти совершил открытие, — считает ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Николаевич Жуков, — но, поскольку эта тема для него лишь сопутствующая, он просто застолбил её для науки.

И Юрий Николаевич показал документ, который сам обнаружил в архивах.

Это образец избирательного бюллетеня по выборам в Верховный Совет СССР первого созыва. В окончательном варианте, который этот бюллетень приобрёл ко дню выборов 12 декабря 1937 года, в нём остался только один — безальтернативный, как мы сказали бы сегодня, — кандидат от партии и комсомола. Однако вплоть до июня 37-го года всё ещё предполагалось, что выборы пройдут на альтернативной основе, то есть наряду с кандидатом от партаппарата рабочие и служащие какого-либо завода могли бы выдвинуть своего кандидата, а колхозники — ещё одного. Но прошёл бы только один из троих, в бюллетене так и написано: оставить ОДНОГО кандидата — остальных вычеркнуть.

Ну а вдруг избиратели 37-го года дружней всего вычеркнули бы именно представителей правящей партии в однопартийной стране? Если бы миллионы таких бюллетеней извлекли из урн, какой разразился бы гром: партия осталась без власти! Но, может, это всего лишь популизм по-сталински? Однако Юрий Николаевич возразил:

— Сталин хотел другого: вообще отстранить партию от власти [210]. Поэтому и задумал сначала новую Конституцию, а потом, на её основе, альтернативные выборы. По сталинскому проекту, право выдвигать своих кандидатов наряду с партийными организациями предоставлялось практически всем общественным организациям страны: профсоюзам, кооперативам, молодёжным организациям, культурным обществам, даже религиозным общинам. Однако последнюю схватку Сталин проиграл и проиграл так, что не только его карьера, даже жизнь его оказалась под угрозой. Однако так ничего не понять, давайте с самого начала» (“Комсомольская правда”, 5 ноября 2002 г.).

«Новый курс» [211] и охота на ведьм

— В чьих руках тогда были главные бразды правления — ЦИК или Политбюро?

— Однозначно не ответишь, эти два органа переплетались. Всего состоялось семь очередных съездов Советов [212], восьмой, чрезвычайный, был уже неурочный и последний. В периоды между съездами и призван был действовать Центральный исполнительный комитет — подобие парламента, куда входило около 300 человек. Но он почти не собирался в полном составе, постоянно функционировал лишь избранный им Президиум.

— Эти триста человек были хотя бы освобождёнными работниками?

— Конечно, нет. Они представляли как широкое, так и узкое руководство страны. Что касается Президиума ЦИК, то в него входили только члены Политбюро и Совнаркома. Уникальный парадокс советской системы управления тех лет состоял ещё в том, что его сросшиеся ветви, а по сути одну-единственную ветвь власти от макушки до корней обсел партаппарат [213]. Всё это Сталин решил поломать с помощью новой Конституции. Во-первых, отделить в советских органах исполнительную власть от законодательной, а их отделить от судебной, которая напрямую подчинялась наркому юстиции Крыленко [214]. Во-вторых, отделить от этих властных структур партию и вообще запретить ей вмешиваться в работу советских органов. На её попечение оставить только два дела: агитацию и пропаганду и участие в подборе кадров. Грубо говоря, партия должна была занять то же место в жизни страны, что, скажем, занимает католическая церковь в жизни Ирландии: да, она может влиять на жизнь государства, но только морально, через своих прихожан. Реформа, которую задумал Сталин, призвана была консолидировать наше общество ввиду почти неминуемого столкновения с фашистской Германией [215].

— Можете вкратце перечислить её основные цели?

— Первая: ликвидировать так называемых лишенцев [216]. До революции значительная часть населения лишалась избирательных прав по цензу осёдлости и имущественному цензу, после революции это были «социально чуждые элементы». Сталин решил наделить избирательными правами всех граждан, за исключением тех, кто лишён этих прав по суду, как и делается во всём мире. Второе: выборы равные для всех общественных классов и социальных слоёв. До революции все преимущества были у так называемых землевладельцев, то бишь помещиков, которые автоматически проводили гораздо больше депутатов, нежели представители крестьян, рабочих, горожан. После революции рабочие автоматически имели в пять раз больше своих депутатов, нежели крестьяне. Теперь их права выравнивались. Третье: выборы прямые, то есть вместо старой многоступенчатой системы каждый гражданин прямо выбирает местную, республиканскую, союзную власть [217]. Наконец, выборы тайные, чего ни при царской, ни при Советской власти никогда не было. Но самое поразительное: в 1936 году Сталин во всеуслышание заявил, что выборы должны стать ещё и альтернативными, то есть на одно место должны баллотироваться — не выдвигаться, а баллотироваться — по нескольку кандидатов.

— Выдвигаться и баллотироваться: в чём разница?

— Выдвигать можно сколько угодно кандидатов, а баллотировать — значит утвердить на выборы определённое число кандидатур. Это была первая попытка мягко, бескровно отстранить от власти широкое партийное руководство [218]. Ведь не секрет: первый секретарь обкома, или крайкома, или ЦК Компартии союзной республики был на своей территории и царём, и Богом. Просто отстранить их от власти можно было только нашим привычным путём — по обвинению в каких-то грехах. Но сразу отстранить всех невозможно: сплотившись на Пленуме, они сами могли отстранить от власти кого угодно. Вот Сталин и задумал мирный, конституционный переход к новой избирательной системе [219]. Первые секретари немедленно возразили, что в «сталинский парламент» попадут в основном попы. Действительно, верующих тогда было больше половины народу.

— И что делал бы Сталин, если бы Верховный Совет собрался наполовину из попов?

— Я не думаю, что народ, выбрав тех, кому доверяет, расшатал бы власть. Скорее помог бы её укрепить [220]. Зато Сталин предвидел, что подавляющее большинство первых секретарей [221], баллотируясь в Верховный Совет, всё-таки на тайных выборах не пройдут. Не простит им народ перегибов в коллективизации и индустриализации, злоупотреблений фактически бесконтрольной властью. Ясно, что всем, кому избиратели отказали бы в своём доверии на первых выборах в Верховный Совет, пришлось бы покинуть и партийные посты. Именно так, мирно и бескровно, Сталин задумывал избавиться от партийных вельмож, укрепить Советскую власть — ну и свою [222], разумеется.

— Но не мог же он не понимать, что играет с огнём?

— Понимал, но надеялся переиграть партократию.

— Каким образом?

— Апеллируя к народу [223]. Ведь Сталин сознавал, что именно в нём народ видит того, кто способен обуздать эту партократию… Судебный процесс над Зиновьевым и Каменевым в августе 36-го года стал последней точкой в борьбе с троцкистско-зиновьевской оппозицией [224]: от этого удара она уже не оправилась. Но, как ни парадоксально, выпровоженная в дверь, она вернулась в окно, правда, уже в виде мифа. Чем реальнее и ближе становилась перспектива того, что страна станет жить по новой Конституции, тем громче первые секретари кричали о существовании широких заговоров троцкистов и зиновьевцев на их территориях, которые, дескать, могут сорвать выборы в Верховный Совет. Единственный способ предотвратить такую угрозу — развернуть репрессии против них. Даже по стенограмме видно: и Сталин, и Жданов, и Молотов настойчиво говорили о необходимости перестройки системы управления, подготовки выборов в парторганизациях, подчёркивая, что до сих пор там подлинных выборов не проводилось, была только кооптация [225]. А им в ответ — даёшь репрессии! Сталин им уже прямым текстом говорит: если такой-то товарищ — член ЦК, то он считает, что знает всё, если он нарком, тоже уверен, что знает всё. Но так не пойдёт, товарищи, нам всем надо переучиваться. И даже идёт на явную хитрость, обращаясь к первым секретарям: подготовьте себе двух хороших заместителей, а сами приезжайте на переподготовку в Москву. Но те не лыком шиты, соображают: это один из легальных способов убрать человека с занимаемой должности.

— Странно: все это происходило уже после одобрения новой Конституции, которую 5 декабря 1936 года принял Всесоюзный съезд Советов и демократические достоинства которой уже отметил весь мир. А всего через два месяца борьба вспыхнула с новой силой. В чём дело: приняли «не ту Конституцию»?

— Да нет, Конституцию приняли «ту самую». Даже главу XI «Избирательная система», которую написал лично Сталин и за судьбу которой он тревожился больше всего, одобрили без изменений. Последнее, что утвердили делегаты съезда, — это «право выставления кандидатов за общественными организациями». Короче, это была очень большая победа и сокрушительное поражение группы Сталина.

— В чём состояла победа?

— В Конституции было всего 146 статей. Впервые и только один раз партия упоминается в статье 126-й как «ядро общественных организаций»…

— То есть никакой «руководящей роли партии»?

— Такое положение появится только в брежневской Конституции 1977 года, на новом, «сусловском» витке троцкизма [226].

— Тогда в чём же группа Сталина потерпела поражение?

— Сталин намеревался провести выборы в Верховный Совет в конце 1936 года, когда истекал срок полномочий делегатов VII съезда СССР. Это обеспечило бы плавный переход от старой к новой системе власти. Но… съезд [227] отложил выборы на неопределённый срок и, больше того, передал ЦИК право утвердить «Положение о выборах» и назначить дату их проведения. Два года тяжёлой борьбы оказались потерянными: всё приходилось начинать сызнова. В этом весь драматизм 37-го года: уже примерив новую, реформированную модель власти, оставалось только утвердить её избирательный закон, — страна ещё не вырвалась из тисков старой политической системы. Впереди — июньский Пленум, там они столкнутся лоб в лоб» (“Комсомольская правда”, 13 ноября 2002 г.).

«Дело „Клубок“

— Юрий Николаевич, не кажется ли вам, что между мартом и июнем в Сталине и произошла решающая метаморфоза? Еще не высохли чернила на новой Конституции, как она уже грубейшим образом нарушена: в апреле 1937 года при Совнаркоме СССР созданы сразу три неконституционных органа власти. Комиссия для разрешения вопросов секретного характера, ещё какая-то «хозяйственная» комиссия и Комитет обороны СССР вместо упраздненного Совета по труду и обороне. Во всех трёх случаях одни и те же имена: Сталин, Молотов, Ворошилов, Каганович, Ежов, иногда «разбавленные» ещё двумя-тремя: Микоян, Чубарь Была «пятёрка», стала «семёрка», но не в этом суть. Суть в том, что, отрицая партию, сталинская группа именно через партию узурпировала власть. Вы с этим согласны?

— Конечно. Борьба вступила в последнюю стадию, и то, что произошло в апреле, по всем классическим канонам определяется как дворцовый переворот. «Центристская группа» прекрасно отдавала себе отчёт в том, что, если упустит инициативу, ближайший Пленум ЦК может её просто смести. Закрепившись в центральных органах партии и государства, она сама развернула чистку и перетряску высшего партийного аппарата. Но было бы ошибкой думать, что в «широком руководстве» у сталинистов были одни враги. Кстати, быть сталинистом означало в то время быть сторонником «нового курса», и только в среде высшей партократии [228] это слово звучало с явно негативным оттенком. Хочу остановиться ещё на одной фигуреѕ но тут вы, наверное, подпрыгнете на стуле. Но когда-то и я предположить бы не мог, что прокурор СССР Андрей Януарьевич Вышинский был человеком либеральных взглядов.

— Уже и Вышинский либерал?! Да не таким ли людям слово «сталинист» и обязано своим нарицательным смыслом?

— А вы прочитайте протоколы Политбюро тех лет, там есть чему изумиться. В 1935 году, едва став прокурором, Вышинский потребовал пересмотра решения о высылке из Ленинграда так называемых «социально чуждых элементов». После убийства Кирова НКВД [229] «очистил» город от бывших дворян, сенаторов, генералов, интеллигенции — почти 12 тысяч человек были лишены политических и гражданских прав, многие осуждены по надуманным обвинениям. Политбюро, где тон задавала «пятёрка» [230], поддержало протест прокурора. Большинство лишенцев смогли вернуться в Ленинград, с них сняли судимости и обвинения, восстановили в избирательных правах, отдали невыплаченные пенсии. 1936 год: Вышинский добивается отмены судебных приговоров по закону от 7 августа 1932 года — так называемому закону «о трёх колосках», от которого пострадал целый миллион крестьян! За совершенно ерундовое хищение социалистической собственности. Теперь этот миллион крестьян тоже мог участвовать в первых выборах в Верховный Совет. 1937 год: прокурор СССР настоял на пересмотре дел инженеров и техников угольной промышленности и потребовал реабилитации всех, кто проходил по «делу о Промпартии». Тем и другим вернули ордена, звания и, само собой, право избирать и быть избранными [231]. Ну как может серьёзный историк, читая всё это подряд, не прийти к совершенно однозначному выводу, что периоду массовых репрессий предшествовал период либерализации, пусть вынужденной, оправданной борьбой за власть? И тогда уже задаться точным вопросом: что же помешало продолжению этого курса, какая катастрофа его оборвала?

— Верно ли я уловил вашу концепцию: чтобы обеспечить торжество начатой политической реформы, Сталин решил стать «диктатором на час»?

— Было ли подобное намерение у Сталина, можно только гадать. Уже шестьдесят пять лет историки мечтают увидеть одно следственное дело, которое спрятано теперь в архиве ФСБ, потому что в нём — ключ к пониманию того, что произошло между мартом и июнем 1937 года. Однако добраться до него невозможно.

— Дело «Клубок»?

— А вы откуда знаете?

— Я — из вашей книги «Тайны Кремля», из ваших статей. А вот откуда узнали вы, раз это такая архивная тайна?

— Видите ли, периодически наши службы безопасности любят пустить пыль в глаза, дескать, у них от широкой общественности нет никаких тайн. Выпустят архивные документы мизерным тиражом, а потом говорят: ну как же, мы не только рассекретили, но и опубликовали! Так несколько лет назад в Казани вышел сборник «Генрих Григорьевич Ягода. Документы и материалы». Тираж — триста экземпляров. Мне пришлось пустить в ход все свои связи, чтобы раздобыть один из них. А большинство историков так и остаются в неведении о том, что прецедент рассекречивания «Клубка» всё-таки состоялся. В сборнике приведены протоколы допросов Ягоды, который, будучи главным чекистом, «прозевал» заговор против группы Сталина [232]. Удалось найти и допросы некоторых главных участников заговора, в частности коменданта Кремля Петерсона. Он был задержан в Киеве в апреле 1937-го, и с этого началась волна арестов в армии. Многие имена, обнаружившиеся в заговоре, Сталина буквально потрясли, но особенно сильно — два: Енукидзе и Тухачевского.

— Юрий Николаевич, а не миф ли этот заговор? Может, именно миф и засекречен?

— Скорее тут другая причина. Петерсон, который отвечал за охрану высших лиц государства, знал все помещения Кремля, знал, где обычно встречалась руководящая «пятёрка». В своих показаниях он говорит, что для её ареста ему требовалось не более 10 — 15 человек.

— Когда реально возник этот заговор «Клубок»?

— В 1934 — 1935 годах. Это было реакцией на «новый курс» Сталина, который начался со вступления в Лигу Наций и получил продолжение в разработке новой Конституции страны. И вот что, с моей точки зрения, важно отметить. Это оппозиция нового типа, не имеющая ничего общего со старыми, «идейными»: в ней впервые соединились ортодоксальные коммунисты, «аппаратчики» и военные [233]. Но тут и начинается чисто детективный роман, который нам, историкам, приходится домысливать за героев» (“Комсомольская правда”, 14 ноября 2002 г.).

«— И все-таки, что мы знаем абсолютно достоверно?

— Что 2 июня 1937 года Сталин приехал на расширенное заседание Военного совета при наркоме обороны СССР. После доклада Ворошилова, который сообщил об аресте Тухачевского, Путны, Корка, Якира, Уборевича и других замешанных в заговоре военачальников, выступил и Сталин. Нет никаких сомнений в том, что «кремлёвский заговор», открывшийся в самый канун июньского Пленума 1937 года, был для Сталина сильнейшим ударом. Он лишился опоры в армии и теперь в дальнейшей борьбе с партийными догматиками [234] мог рассчитывать только на НКВД.

Кровь пошла

— Объясните мне одну загадку, Юрий Николаевич: Сталин ещё в январе 1935-го узнал, что против него сложился разветвлённый партийно-военный заговор, но только в мае 1937-го обрушил на заговорщиков свой гнев. Почти два с половиной года караулить момент для расправы!

— Сталин разъединял участников заговора, а точнее, своих возможных противников. И делал это в административных рамках: назначал в разные места и обязательно под контроль НКВД. Разъединял, чтобы таким образом затруднить их контакты, сломать их игру. И если бы «Клубок» развязался сам по себе, возможно, тем бы дело и кончилось. Но он, к сожалению, не развязался, и Сталин это знал. Когда наступил час главной битвы, решил заблаговременно показать кулак.

— Так это с его стороны был упреждающий удар?

— Да, и не один. Второй упреждающий удар был нанесён по партократии. Смысл предпринятой чистки был совершенно ясен: сбрасывая первый балласт, Сталин давал понять, что реальная власть в его руках и тех, кто окажет сопротивление новому избирательному закону, может постигнуть такая же участь. Короче, тон был задан. И в этот момент, с моей точки зрения, сталинская команда совершила очень серьёзную ошибку.

— Тем, что вызвала огонь на себя?

— Я бы сказал по-другому: тем, что заставила партократию сплотиться.

— В списках подвергнутых остракизму были и первые секретари?

— Четыре человека: Разумов, Шеболдаев, Лаврентьев (Картвелишвили) и Румянцев, которые соответственно представляли Восточно-Сибирский крайком, Курский, Крымский и Западный (Смоленско-Брянский) обкомы партии. Это и были самые заметные фигуры среди 28 лиц, подвергнутых опале. Однако какая конкретная провинность перед партией и страной им инкриминируется, так и не было сказано, мол, разберётся НКВД. В самой аморфности, абстрактности обвинения, которое могло быть предъявлено любому участнику Пленума, и была цель этого превентивного удара на случай, если бы высший партаппарат попытался заблокировать принятие нового избирательного закона.

— И как же аппарат перенёс этот удар?

— Как говорится, молча. Никто не задал ни единого вопроса, все проголосовали «за». Но 28 июня, в день открытия Пленума, в Москву прибыли ещё далеко не все члены Центрального Комитета: ехали ведь на поездах. Казалось, можно праздновать победу. Но эйфория, усыпившая бдительность команды Сталина, длилась ровно один день, 28 июня. В этот день в кулуарах Пленума и произошёл сговор первых секретарей, которые успели обдумать, чем ответить на генеральную линию Политбюро [235].

Было 29 июня, Пленум уже заканчивался, когда от первого секретаря Новосибирского обкома партии Р.И.Эйхе в Политбюро поступила записка, в которой он обращался к Политбюро с просьбой временно наделить его чрезвычайными полномочиями на подведомственной территории. В Новосибирской области, писал он, вскрыта мощная, огромная по численности, антисоветская контрреволюционная организация, которую органам НКВД не удается ликвидировать до конца. Необходимо создать «тройку» в следующем составе: первый секретарь обкома партии, областной прокурор и начальник областного управления НКВД, с правом принимать оперативные решения о высылке антисоветских элементов и вынесении смертных приговоров наиболее опасным из числа этих лиц. То есть фактически военно-полевой суд: без защитников, без свидетелей, с правом немедленного исполнения приговоров. Мотивировалась просьба Эйхе тем, что при наличии столь мощной контрреволюционной организации выборы в Верховный Совет могли принести нежелательный политический результат.

— Как объяснить, почему Сталин и его группа, которые на предыдущих Пленумах ЦК уже не раз отбивали требования партаппарата ввести репрессии, на этот раз молчаливо приняли позицию большинства? Боялись проиграть? Но ведь сделанный ими выбор привел к поражению не только «нового курса», они и сами навсегда потеряли лицо…

— Моё объяснение сводится к тому, что, если бы сталинская группа пошла наперекор большинству, она была бы немедленно отстранена от власти. Достаточно было тому же Эйхе, если бы он не получил положительной резолюции на своё обращение в Политбюро, или Хрущёву, или Постышеву [236], любому другому подняться на трибуну и процитировать Ленина, что он говорил о Лиге Наций или о советской демократи… достаточно было взять в руки программу Коминтерна, утверждённую в октябре 1928 года, куда записали как образец ту систему управления, которая была зафиксирована в нашей Конституции 1924 года и которую Сталин порвал в клочки при принятии новой Конституции… [237] достаточно было всё это предъявить как обвинение в оппортунизме, ревизионизме, предательстве дела Октября, предательстве интересов партии, предательстве марксизма-ленинизма — и всё! Я думаю, Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов до конца июня не дожили бы. Их бы в ту же минуту единодушно вывели из ЦК и исключили из партии, передав дело в НКВД, а тот же Ежов с величайшим удовольствием провёл бы молниеносное следствие по их делу. Если логику этого анализа довести до конца, то не исключаю уже и такого парадокса, что сегодня Сталин числился бы среди жертв репрессий 1937 года, а «Мемориал» и комиссия А.Н.Яковлева давно выхлопотали бы его реабилитацию [238].

— Но это если бы он сказал «нет». А он сказал «да». Какая разница миллионам людей, которым это страшное соглашательство причинило столько бед, почему оно произошло и как при этом терзалась душа товарища Сталина?

— А знаете, разница есть. Если бы её не было, история пошла бы по-другому. Ведь уже в 1938 году Сталин отомстил. Почти все участники этого Пленума, которые, сломив Сталина, вдребезги разбили его «новый курс», сами пошли под репрессии, на сей раз действительно сталинские» [239] (“Комсомольская правда”, 16 ноября 2002 г.).

Отступление от темы:

Те же события в версии доклада Н.С.Хрущёва ХХ съезду

«Примером гнусной провокации, злостной фальсификации и преступных нарушений революционной законности является дело бывшего кандидата в члены Политбюро ЦК, одного из видных деятелей партии и Советского государства т. Эйхе [240], члена партии с 1905 года. (Движение в зале.)

Тов. Эйхе был арестован 29 апреля 1938 года по клеветническим материалам без санкции прокурора СССР, которая была получена лишь через 15 месяцев после ареста.

Следствие по делу Эйхе проводилось в обстановке грубейших извращений советской законности, произвола и фальсификации.

Эйхе под пытками понуждали подписывать заранее составленные следователями протоколы допросов, в которых возводились обвинения в антисоветской деятельности против него самого и ряда видных партийных и советских работников.

1 октября 1939 года Эйхе обратился с заявлением на имя Сталина, в котором категорически отрицал свою виновность и просил разобраться с его делом. В заявлении он писал:

“Нет более горькой муки, как сидеть в тюрьме при строе, за который всегда боролся”.

Сохранилось второе заявление Эйхе, посланное им Сталину 27 октября 1939 года, в котором он убедительно, опираясь на факты, опровергает предъявленные ему клеветнические обвинения, показывает, что эти провокационные обвинения являются, с одной стороны, делом действительных троцкистов, санкцию на арест которых он, как первый секретарь Западно-Сибирского крайкома партии, давал, и которые сговорились отомстить ему, а с другой стороны, результатом грязной фальсификации вымышленных материалов следователями.

Эйхе писал в своём заявлении:

“25 октября с. г. мне объявили об окончании следствия по моему делу и дали возможность ознакомиться со следственным материалом. Если бы я был виноват, хотя бы в сотой доле хотя одного из предъявленных мне преступлений, я не посмел бы к Вам обратиться с этим предсмертным заявлением, но я не совершил ни одного из инкриминируемых мне преступлений и никогда у меня не было ни тени подлости на душе. Я Вам никогда в жизни не говорил ни полслова неправды и теперь, находясь обеими ногами в могиле, я Вам тоже не вру. Все моё дело — это образец провокации, клеветы и нарушения элементарных основ революционной законности…

…Имеющиеся в следственном моём деле обличающие меня показания не только нелепы, но содержат по ряду моментов клевету на ЦК ВКП(б) и СНК, так как принятые не по моей инициативе и без моего участия правильные решения ЦК ВКП(б) и СНК изображаются вредительскими актами контрреволюционной организации, проведёнными по моему предложению…

Теперь я перехожу к самой позорной странице своей жизни и к моей действительно тяжкой вине перед партией и перед Вами. Это о моих признаниях в контрреволюционной деятельности… Дело обстояло так: не выдержав истязаний, которые применили ко мне Ушаков и Николаев [241], особенно первый, который ловко пользовался тем, что у меня после перелома ещё плохо заросли позвоночники и причинял мне невыносимую боль, заставили меня оклеветать себя и других людей. Большинство моих показаний подсказаны или продиктованы Ушаковым и остальные я по памяти переписывал материалы НКВД по Западной Сибири, приписывая все эти приведённые в материалах НКВД факты себе. Если в творимой Ушаковым и мною подписанной легенде что-нибудь не клеилось, то меня заставляли подписывать другой вариант. Так было с Рухимовичем [242], которого сперва записали в запасной центр, а потом, даже не говоря мне ничего, вычеркнули, так же было с председателем запасного центра, созданного якобы Бухариным в 1935 году. Сперва я записал себя, но потом мне предложили записать Межлаука [243], и многие другие моменты…

… Я Вас прошу и умоляю поручить доследовать моё дело, и это не ради того, чтобы меня щадили, а ради того, чтобы разоблачить гнусную провокацию, которая, как змея [244], опутала многих людей, в частности и из-за моего малодушия и преступной клеветы. Вам и партии я никогда не изменял. Я знаю, что погибаю из-за гнусной, подлой работы врагов партии и народа, которые создали провокацию против меня». (Дело Эйхе. т. 1, пакет.)» (Доклад Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях” на ХХ съезде КПСС).

Короче говоря, прекрасная иллюстрация на тему «не рой другому яму…»

В тех условиях, когда антимасонские резолюции II и IV конгрессов Коминтерна были преданы забвению и в ВКП (б), и в Коминтерне, юридически оформить репрессированных как масонов и «идейных» марксистов пособников интернацистского масонского фашизма — врагов большевизма — возможности не было, поэтому в официальные юридические дела репрессированных в ряде случаев приходилось писать и заведомый вздор. Но эти сталинские репрессии были персонально адресные, обоснованные и было известно кого и за что.

Но о деятельности Р.Я.Эйхе, которая предшествовала его аресту, Н.С.Хрущёв съезду ничего не поведал, из чего можно понять, что по мнению авторов доклада “О культе личности и его последствиях” интернацист-фашист Р.Я.Эйхе никаких преступлений перед заправилами масонско-марксистского проекта порабощения России не совершил.

Далее продолжение публикаций в “Комсомольской правде”.

* *

*

«— Хорошо, возвратимся в первый период сталинских репрессий. Что было после того, как прямо на Пленуме записка Эйхе получила одобрительную резолюцию Политбюро?

— Разъехавшись на свои места, самые шустрые партийные секретари уже к 3 июля прислали в Политбюро аналогичные запросы о создании внесудебных «троек» [245]. Причем сразу указали в них и намеченные масштабы репрессий. В течение июля такие шифротелеграммы пришли со всех территорий Советского Союза. Не воздержался никто! Это неопровержимо доказывает, что на Пленуме произошёл сговор и важно было только создать прецедент. Вот передо мной ксерокопия нескольких шифротелеграмм из Российского государственного архива новейшей истории, которые недавно были рассекречены для чисто пропагандистских целей. Уже 10 июля 1937 года Политбюро рассмотрело и утвердило двенадцать заявок, которые пришли первыми. Московская, Куйбышевская, Сталинградская области, Дальневосточный край, Дагестан, Азербайджан, Таджикистан, Белоруссия… Я сложил цифры: только за один этот день было дано разрешение подвергнуть репрессиям сто тысяч человек. Сто тысяч! Такая страшная коса ещё никогда не гуляла по нашей России. Причем половина её первой жатвы пришлась на Московскую область, отнюдь не самую крупную в стране. В образованную здесь «тройку» вошёл, как положено, первый секретарь Московского обкома партии Н.С.Хрущёв. Рядом с его фамилией и подписью всегда присутствует фамилия и подпись Реденса — начальника управления НКВД по Московской области, родственника Н.Аллилуевой, второй жены Сталина [246]. Реденс сегодня тоже числится в списках жертв сталинского произвола. Так вот Хрущёв и Реденс представили… впрочем, лучше я процитирую их запрос в Политбюро: «к расстрелу: кулаков — 2 тысячи, уголовников — 6,5 тысячи, к высылке: кулаков — 5 869, уголовников — 26 936». И это только один взмах косы!

— Махали и дальше?

— Конечно! Ведь каждой территории отпускались одноразовые лимиты, то есть Политбюро всё-таки накладывало определённые ограничения, находя, что запросы с мест чересчур завышены. Ничего, приспособились и к этому: спустя месяц, или два, или три некоторые первые секретари запрашивали новые лимиты. И получали.

— «Лимиты на расстрел»… Господи, и как только эти чудовищные слова выдержал русский язык! Причём к расстрелу — округленные лимиты, к высылке — чуть ли не с дробями. Почему?

— Понятно, что цифры брались с потолка, а округлялись они или сознательно представлялись в виде точных подсчётов, какая разница? Вот заявка из Дагестана: к расстрелу — 600, к высылке — 2 485 человек. Но теперь давайте задумаемся, а откуда, например, в Московской области летом 1937 года, когда борьба с кулачеством давно уже канула в Лету, вдруг объявилось почти 8 тысяч кулаков? И более 33 тысяч уголовников? Что это были за уголовники и кулаки? Пока историкам не дадут возможность точно, по документам, проверить, кто были эти люди, мы так и будем только предполагать… Но уж позвольте мне своё предположение высказать, тем более что я в нём глубоко уверен. Судя по численности репрессированного народа, это прежде всего те самые крестьяне, с которых совсем недавно, всего только год с небольшим назад, Сталин и Вышинский сняли судимости по закону о «трёх колосках» и которым вернули избирательные права в надежде, что они всё-таки простят Советской власти её революционные перегибы и теперь проголосуют за её новый, конституционный и парламентский строй. Но аппарат переиграл Сталина не только на выборах 12 декабря 1937 года, но ещё и на добрых пятьдесят лет вперёд. В том году, кстати, на целый год позже, чем планировал Сталин, прекратил своё существование ЦИК, а его место занял Верховный Совет СССР. Но мне ли вам говорить, какой «советский парламент» мы получили и почему даже у Сталина к нему не легла душа?

— Догадываюсь: Эйхе прошёл в Верховный Совет?

— Все «первые» прошли. А теперь представьте себе народных избранников вроде Эйхе, которые потому и постреляли столько народу, чтобы никогда реальным выборам в стране не бывать, — и вдруг они добровольно примут закон, который их разрешает? Добавлю только: весной 38-го, пробыв всего несколько месяцев в должности наркома земледелия, Эйхе арестован, расстрелян.

Отомстил [247]

— Как же удалось остановить кровавую косу?

— Всю вторую половину 37-го года в Политбюро потоком лились шифротелеграммы с просьбами увеличить лимиты по первой категории (расстрелы) и лимиты по второй категории (высылка за пределы данной территории). Естественно, в условиях репрессий было уже не до альтернативных выборов. Только представьте себе такую ситуацию: на избирательном участке номер такой-то партийный кандидат провалился, победил выдвиженец общественной организации. Местная «тройка» немедленно пришила бы ему «дело» и подвела под расстрел или отправила в ГУЛАГ. Это грозило принять такие масштабы, что страна могла бы скатиться в новую гражданскую войну. В октябре снова собрался Пленум партии, уже третий в течение этого страшного года. Вот только что мне удалось обнаружить в архивах уникальный документ: 11 октября 1937 года в шесть часов вечера Молотов подписал окончательное отречение от сталинской идеи состязательных выборов. Взамен Пленум утвердил безальтернативный принцип «один кандидат — на одно вакантное место», что автоматически гарантировало партократии абсолютное большинство в советском парламенте. То есть за два месяца до выборов она уже победила [248].

— Вы говорили о мести Сталина этим победителям…

— Вы должны понять: в 37-м году ещё не было всесильного диктатора Сталина [249], был всесильный коллективный диктатор по имени Пленум. Главный оплот ортодоксальной партийной бюрократии, представленной не только первыми секретарями, но и наркомами СССР, крупными партийными и государственными чиновниками. На январском Пленуме 38-го года основной доклад сделал Маленков. Он говорил, что первые секретари подмахивают даже не списки осужденных «тройками», а всего лишь две строчки с указанием их численности. Открыто бросил обвинение первому секретарю Куйбышевского обкома партии П.П.Постышеву: вы пересажали весь партийный и советский аппарат области! На что Постышев отвечал в том духе, что арестовывал, арестовываю и буду арестовывать, пока не уничтожу всех врагов и шпионов! [250] Но он оказался в опасном одиночестве: через два часа после этой полемики его демонстративно вывели из кандидатов в члены Политбюро, и никто из участников Пленума на его защиту не встал.

— Даже Хрущёв, которому тоже крепко досталось в том докладе Маленкова? Эти два человека ровно через пятнадцать лет окажутся главными претендентами на место покойного вождя, вот почему так интересно понять истоки их противостояния…

— Да, Маленков сказал в своём докладе о том, что проведенная в Москве проверка исключений из партии и арестов обнаружила, что большинство осуждённых вообще ни в чём не виноваты. Однако в январе 38-го Хрущёв предпочёл отмолчаться, сделать вид, что к нему эта критика отношения не имеет [251]. Дело в том, что как раз на январском Пленуме он был освобождён от должности первого секретаря Московского обкома и горкома партии и назначен первым секретарём ЦК компартии Украины [252]. И очень скоро после того, как он приступил к своей новой должности, из Киева в Политбюро пришла шифрограмма: Хрущёв сразу запросил лимитов по первой и второй категории на 30 тысяч человек.

— И Сталин опять подписал? В том числе и своему будущему разоблачителю? Скажите, ну что могла дать эта борьба двуличных с двуличными, этот Пленум двуличия?

— Да, но именно этот Пленум впервые сказал нечто внятное о том, что происходит в стране. Он принял постановление с очень длинным названием: «Об ошибках парторганизаций при исключении коммунистов из партии, о формально-бюрократическом отношении к апелляциям исключённых из ВКП(б) и о мерах по устранению этих недостатков». Но, конечно, это постановление, говорившее о терроре в завуалированной форме, не могло его остановить. Для этого нужно было разорвать связку партократия — НКВД [253], которая приняла формы опасной консолидации на уровне местных организаций. И прежде всего из этой связки нужно было убрать Ежова [254]. Бывший партийный работник Н.И.Ежов стал наркомом внутренних дел в октябре 36-го года. Поначалу вся его деятельность на новой должности свелась к аресту примерно четырех тысяч троцкистов и зиновьевцев. Но когда ему было позволено арестовать Тухачевского, Якира, Уборевича и других видных военачальников, затем членов и кандидатов в члены ЦК, а накануне июньского Пленума — заместителей председателя Совнаркома Рудзутака и Антипова, то есть фигуры первого ряда, НКВД, как любая карательная система во всех странах и во все времена, стал входить во вкус. Теперь уже кругом мерещились затаившиеся враги. Стремительно наращивая масштабы репрессий, Ежов давал понять, насколько партии и стране нужен он, нужен его репрессивный аппарат [255]» (“Комсомольская правда, 19 ноября 2002 г.).

«Когда Сталин принял решение остановить НКВД?

— Обычно считается, что побудительным толчком к этому стал внезапный арест в июле 38-го года В.Я.Чубаря, заместителя председателя Совнаркома, то есть самого Молотова. Это серьёзно нарушило баланс сил в Политбюро: из 15 голосов сталинская группа располагала семью, после ареста Чубаря осталось только шесть.

— Но ведь это и была та самая Комиссия для разрешения вопросов секретного характера, которая, вопреки новой Конституции, узурпировала власть в стране!

— Совершенно точно. В эту комиссию входил и Ежов. То есть борьба началась уже на самом верху пирамиды. И когда НКВД убрал из «семёрки» Чубаря, Сталин решил сделать Ежову второе предупреждение.

— А первое? Вы ничего не сказали о первом.

— Ну первое Ежов принял с большим счастьем: в апреле 1938 года его назначили «по совместительству» ещё и наркомом водного транспорта. Второе предупреждение было сделано в августе: Сталин и Молотов целых четыре часа убеждали Ежова согласиться на кандидатуру Л.П.Берия в качестве своего первого заместителя. И вот третий, последний акт этой долгой процедуры: 23 ноября Ежов опять вызван к Сталину, где уже находились Молотов и Ворошилов. Мне пришлось держать в руках документ, который Ежов писал явно под их диктовку. Написан он на трёх страницах, все разных размеров, то есть хватали первые подвернувшиеся под руку бумажки и подсовывали их Ежову, лишь бы тот не прекратил писать. Формулировка его отстранения от должности меняется дважды: видимо, он сопротивлялся, возражал. А надо-то было вырвать от него решение уйти «по собственному желанию»! Тут же пишется проект постановления, который звучит как гарантия: «Сохранить за т. Ежовым должности секретаря ЦК ВКП(б), председателя Комиссии партийного контроля и наркома водного транспорта». Наконец заявление написано и подписано: «Н. Ежов». Вот с этого и началось устранение «ежовщины». Политбюро послало на места телеграммы с прямым текстом: немедленно прекратить репрессии и распустить «тройки». Снова, перехватив инициативу, сталинская группа уже в конце 1938 года добилась проведения первых судебных процессов над работниками НКВД, обвинённых в фальсификации и надуманности дел, по которым почти целый год судили, ссылали и казнили тысячи людей. Так удалось остановить большой террор.

— И началась, как я понимаю, вторая волна репрессий, «террор мщения», обрушенного теперь уже на головы инициаторов большого террора? Но ведь несчастье в том, что из этой спирали насилия страна уже так и не вышла. В самом деле, лучше бы Сталин отклонил пробный шар Эйхе с риском для собственной жизни, чем допустил такое в масштабах страны.

— А остановило бы это большой террор? Да, несомненно, положительная резолюция Сталина на записке новосибирского партсекретаря не просто его чудовищная ошибка, но и преступление [256]: первый секретарь ЦК партии фактически разрешил партократии создавать свои военно-полевые суды. Поэтому ответственность за развязанный в стране террор со Сталина не снимается. При всём том инициатором террора был не он — инициаторами были другие. Значит, мы обязаны проверить и альтернативную версию: а если бы не эта личная ошибка, это личное преступление Сталина, что ждало бы страну? Честно говоря, думаю, что наше прошлое было бы ещё мрачней. Сметя сталинистов вместе с их реформами, партократия установила бы такой лжереволюционный [257] антинародный режим, что обуздать его наверняка стоило бы ещё больших жертв [258].

— Пока велась идеологическая борьба двух миров, всё время говорилось о нескольких миллионах сталинских жертв. Готова ли сегодня историческая наука ответить, сколько в действительности людей попало в жернова репрессий?

— До конца ещё нет, но пределы катаклизма уже ясны. Российские и зарубежные историки сходятся сегодня на том, что две волны террора унесли триста — четыреста тысяч жизней. Естественно, первая намного больше, чем вторая» (“Комсомольская правда”, 20 ноября 2002 г.).

Это — ещё не вся правда о той эпохе. Вся правда просто не может вместиться в объём настоящей записки.

Итог противоборства разных составляющих власти на конец 1930-х гг. был таков:

· «идейные» марксисты в своём большинстве были выкошены;

· масоны утратили публичную власть и свернули публичную деятельность;

· масоны внутри страны вынуждены были затаиться и готовиться к конспиративной деятельности;

· перед этим масонство успело выкосить значительное количество наиболее квалифицированных профессионалов во всех отраслях хозяйства и в сферах жизни общества, чем нанесло очень большой ущерб большевизму и СССР, подорвав потенциал его дальнейшего развития;

· безъидейная бюрократия признала в И.В.Сталине своего «хозяина», и это слово на долгие годы стало иносказательным обозначением “вождя” в кругах бюрократии, которая с ещё большим ражем стала творить культ его личности для того, чтобы обратить И.В.Сталина в своего заложника и изолировать его от народа;

· мировое масонство взяло курс на организацию войны гитлеровской Германии и СССР, основным назначением которой стало:

O дискредитировать на будущее какой бы то ни было национализм (на примере зверств гитлеризма),

O привести большевизм к катастрофе государства в войне и возродить в СССР масонский режим;

· внутреннее масонство стало готовить поражение СССР в войне с Германско-Японским блоком.

И.В.Сталин, понимая происходящее, начал готовить страну к войне, но наряду с этим были предприняты и меры к тому, чтобы вместе с гитлеровской Германией (другой Германии тогда не было) выйти из этого сценария мировой политики, направленного прежде всего против народов обоих государств. К сожалению Гитлер нарушил договорённости и напал на СССР и это не было провокацией военщины Германии, которая проявила свою агрессивность помимо воли Гитлера.

Одной из главных причин военной катастрофы 1941 г. было то, что командующий Западным особым военным округом генерал Д.Г.Павлов не выполнил директиву Генштаба от 18 июня 1941 г. о развёртывании войск в соответствии с планом прикрытия государственной границы. Более того, как показывает детальный анализ хода военных действий на Советско-Германском фронте, Д.Г.Павлов был не единственный пособник вермахта среди высшего командного состава. “Странности” в поведении командования, ведущие к поражениям, прекратились только в 1943 г. после того, как итоги Сталинградской битвы показали, что Германия не в состоянии разгромить СССР. И хотя в начальный период войны вермахт и его командование обладали массовым реальным опытом ведения современной войны, а Вооруженные Силы СССР и их командование таким опытом ведения боевых действий не обладали, но поток действительного неумения управлять войсками в начальный период Великой Отечественной войны в ряде случаев был маскировкой единичных актов целенаправленного саботажа ведения боевых действий. Генерал Д.Г.Павлов в 1941 г. попал под следствие и был изобличён, хотя ему удалось списать свои изменнические действия на халатность, что позволило уйти от ответственности другим участникам второго слоя военного заговора, который не был вскрыт и ликвидирован в 1937 — 1938 гг. Но освещение этой темы не входит в тематику настоящей записки.

Хрущёвская клика впоследствии реабилитировала Д.Г.Павлова, возложив всю ответственность за военную катастрофу лета 1941 г. на И.В.Сталина персонально вопреки исторической правде [259]. Наряду с реабилитацией Д.Г.Павлова в хрущёвские времена был изгнан с флота и подвергся травле бывший Нарком ВМФ Н.Г.Кузнецов. Это было местью за то, что Военно-Морской флот СССР встретил войну по боевой тревоге. И этот факт делал вздорным миф о внезапности нападения Германии [260].

Не было фальсификатом и «ленинградское дело» — его участники организовали в Ленинграде всесоюзную сельскохозяйственную ярмарку, в ходе которой сгноили продуктов на несколько миллиардов рублей. А Вознесенский, возглавляя Госплан, фальсифицировал статистическую отчётность, вёл планирование так, что программировал возникновение существенных межотраслевых диспропорций мощностей [261]. В Госплане были выявлены факты бесследного исчезновения секретных документов, и при этом было выявлено, что Вознесенский лично причастен к сокрытию такого рода фактов. Т.е. даже если вынести из состава обвинения политические статьи, то одних экономических преступлений и многочисленных фактов исчезновения секретных документов (включая и экземпляр Государственного плана развития народного хозяйства СССР) вполне хватает для того, чтобы «ленинградское дело» признать не дутым фальсификатом, а обоснованным.

Но и при таком подходе к нему «без политики» — оно показатель того, что бюрократия — паразиты. И несмотря на то, что в «ленинградском деле» выразилась и борьба за власть различных внутренних мафий бюрократии и бюрократических кланов, оно тоже — акт социальной гигиены.

И уж если говорить о культе личности в связи с докладом на эту тему Н.С.Хрущёва на ХХ съезде, то именно Кузнецов (ленинградский, а не нарком ВМФ) и Вознесенский использовали административный ресурс для того, чтобы творить культ своих личностей.

Но вопреки этому Н.С.Хрущёв объявил в своём докладе «ленинградское дело» — фальсифицированным.

Т.е. весь доклад Н.С.Хрущёва показатель того, он выгораживал масонство, действовавшее по-разному в разных сферах жизни советского общества на протяжении всей эпохи И.В.Сталина; Н.С.Хрущёв с своём докладе выгораживал его как фактор глобальной политики. При этом доклад был призван решить три цели:

· деморализовать большевизм [262], представив И.В.Сталина монстром, чтобы люди стыдились своей якобы сопричастности к преступлениям их вождя;

· возродить масонско-марксистский проект;

· успокоить бюрократию и сделать её безраздельно подвластной масонству.

Из этих трёх задач удалось решить только первую и то на непродолжительное время. Сейчас большевизм освободился от власти марксизма и говорит на своём языке, чему свидетельство — Концепция общественной безопасности.

Гальванизация трупа убитого И.В.Сталиным масонско-марксистского проекта не состоялась вследствие того, что марксисты-неотроцкисты послереволюционных поколений проявили больше склонности к застольям и песенному творчеству, и вовсе не желали совершать революционные подвиги.

Партийная, советская и хозяйственная бюрократия к ХХ съезду устала и от революционных подвигов под руководством «идейных» марксистов, и от страха, в котором она жила, работая на большевизм под руководством И.В.Сталина. Поэтому, желая спокойной жизни для себя, она быстренько (по историческим меркам) избавилась от Н.С.Хрущёва, обвинив его в тех же прегрешениях культа личности и деловой некомпетентности, в которых Н.С.Хрущёв на ХХ съезде обвинил И.В.Сталина.

Мировое масонство вынуждено было принять такую позицию советской бюрократии, поскольку с начала 1940-х гг. начало разработку нового глобального революционного проекта, но на сей раз не на основе материалистического атеизма, а на основе идеалистического атеизма, выбрав для этих целей в качестве идеологической платформы — исторически сложившийся ислам. К концу ХХ века этот проект начал приносить свои первые плоды.

История последних десятилетий показывает, что США работают на него так же тупо, как на протяжении первой половины ХХ века они работали на марксистский проект: сначала приняв участие в финансировании революций 1917 г., а потом в 1930-е гг. оказав СССР существенную помощь в индустриализации, а потом и в его ядерном проекте (хотя последнее происходило во многом помимо воли и желания американской бюрократии).

Если же подводить итоги деятельности И.В.Сталина, то как сказал Черчилль: он принял Россию с сохой, а оставил её с ядерной бомбой. Он выполнил напутствие В.И.Ленина (ответ на записки Суханова-Гиммера) — образовательный уровень населения СССР стал самым высоким в мире на середину ХХ века, хотя качество образования (в том смысле, что в его основе по-прежнему лежала библейская культура) осталось неизменным.

И хотя И.В.Сталин не смог привести общество к победе большевистского социализма (для этого необходимо было прежде всего избавиться от марксизма), перед уходом в мир иной он оставил напутствие большевикам будущих поколений (“Экономические проблемы социализма в СССР”) и указал на ряд проблем, которые необходимо решить:

· десионизация (борьба с космополитизмом и «дело врачей») жизни общества и прежде всего его культуры, которая должна быть осуществлена без того, чтобы впасть во власть антиеврейского расизма и ксенофобии;

· ликвидация мафиозного характера науки (“Марксизм и вопросы языкознания”), а в соотнесении с “Ответом на приветствие рабочих главных железнодорожных мастерских в Тифлисе” — ликвидация масонско-мафиозного характера науки как одной из отраслей человеческой деятельности.

· дебюрократизация сферы управления.

Последнее требует некоторых пояснений.

7.2. Дебюрократизация

Бюрократия может стать в обществе более чем мафиозно организованной профессиональной корпорацией претендентов на полноту внутрисоциальной власти над обществом. Некогда В.И.Ленин дал определение общественного класса:

«Большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определённой системе общественного производства, по их отношению (большей частью закреплённому и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которыми они располагают. Классы это такие группы людей, из которых одна может присвоить себе труд [263] другой благодаря различию их места в определённом укладе общественного хозяйства» (Ленин В.И., Полное собрание сочинений, изд. 5, т. 39, стр. 15).

Если соотноситься с этим определением, то остаётся сделать вывод, что в СССР к началу 1980-х гг. партийно-государственная и хозяйственная бюрократия стала общественным классом, что качественно отличало её от бюрократии капиталистических государств, представители которой были представителями своих классов в этой властной (прежде всего над государственным аппаратом) корпорации:

· место советской бюрократии в системе общественного производства — сфера управления;

· отношение к средствам производства — бюрократия СССР стала воспроизводить саму себя на клановой основе вследствие чего при попустительстве остального общества обрела монополизм и бесконтрольность с его стороны за её управленческой деятельностью;

· что касается получения своей доли общественного богатства, то бюрократия сама определяла тарифную сетку зарплаты, структуру бесплатных льгот и гособеспечения прежде всего для высших иерархов бюрократии, а потом уж — по остаточному принципу — для остального общества.

Характер последнего к началу 1980-х гг. стал таким, что бюрократия превратилась в класс эксплуататорский по отношению к остальным социальным группам советского общества. Однако поскольку государственной идеей СССР было построение социализма и коммунизма — социальных систем, в которых не должно быть эксплуатации людей теми или иными корпорациями и «крутыми» одиночками, — то бюрократия в СССР испытывала некоторый дискомфорт:

· с одной стороны, для того, чтобы пребывать у власти, ей приходилось лгать о строительстве социализма и коммунизма в СССР, что находило отклик в народе, который во всякую эпоху в своём большинстве желает жить без паразитизма тех или иных меньшинств на его труде и жизни,

· а с другой стороны, всякий успех в деле социалистического строительства подрывал устои бюрократического режима и мешал бюрократии «хапать по способности», эксплуатируя труд и жизнь остального общества.

В этом «раздрае» между словом и делом и было главное противоречие конца советской эпохи к тому времени, когда бюрократию номинально возглавил М.С.Горбачёв — «душка Горби». Противоречие это могло быть тогда же разрешено:

· либо путём запуска процесса дебюрократизации СССР и его развития при сохранении всех достижений социализма и освобождении его от бюрократических извращений и ошибок в миропонимании и политике, обусловленных почти что тотальным господством марксизма;

· либо путём разрушения СССР с целью улучшения условий эксплуатации большинства населения паразитическими меньшинствами.

М.С.Горбачёв, А.Н.Яковлев [264] и Кначали перестройку под лозунгами очищения социализма от накопившихся ошибок и извращений, однако завершили её крахом СССР и расширением возможностей эксплуатации большинства населения паразитическими меньшинствами как внутренними («новыми русскими» — жидами разного происхождения [265]), так и зарубежными.

Как Генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель Политбюро ЦК КПСС М.С.Горбачёв — по должности своей — обязан был знать социологию и историю марксизма. То же касается и А.Н.Яковлева. И соответственно, будь они честными и умными людьми, всё то, что написано в настоящей работе о бюрократии и прочем они обязаны был сказать с трибуны съезда, избравшего М.С.Горбачёва Генеральным секретарём ЦК КПСС и выразить это в своих выступлениях в СМИ. И это могло бы повлечь за собой дебюрократизацию СССР и очищение социализма от извращений и ошибок при сохранении и развитии всех достижений советской эпохи в культурном строительстве, поскольку такое обращение вызвало бы к жизни политическую активность тех слоёв советского общества, чей творческий потенциал был «слит в канализацию» в ходе реально имевшей место перестройки социализма в капитализм, и которые не смогли быстро и эффективно самоорганизоваться для того, чтобы покончить с режимом «тушки Горби» и придать политике иную направленность.

Однако М.С.Горбачёв этого не сделал и проявил себя как невежественный недоумок (с дурака каков спрос?) или лицемер — изменник, враг народа, который возглавил государство для того, чтобы привести его к краху.

Тем не менее если соотноситься с приоритетами обобщённых средств управления [266], экономические меры дебюрократизации, упомянутые В.И.Лениным в “Государстве и революции”, сами по себе недостаточны. Иными словами, хотя они и важны, но начинать нужно не с них.

Главный фактор, рождающий бюрократию в обществе, — не нравственно-этическая порочность самих бюрократов, а нехватка в обществе управленчески грамотных людей, которые, будучи управленчески грамотными, наряду с этим знали бы и те дела, которыми они могли бы управлять, если их привлекут «сверху» или выдвинут «снизу» для работы в сфере управления.

По существу это означает, что в основу дебюрократизации должно быть положено изменение качества образования таким образом, чтобы адекватная жизни теория познания, управленчески состоятельная философия и психология стали общедоступны. В этом случае, множество людей в обществе смогут не только сказать бюрократу: «не умеешь работать головой, хапаешь — иди работать руками» [267]. И ему придётся пойти потому, что люди управят обстоятельствами его жизни так, что он не сможет отказаться от сделанного ему предложения… и это будет смертью бюрократии, хотя её представители будут в их большинстве живы, но в ином качестве.

И это же изменение качества образования должно привести к изменению качества культуры, исключив тем самым попытки насаждения фашизма в любых его формах.

Фашизм это — один из типов культуры общественного самоуправления, возможный исключительно в толпо-“элитарном” обществе.

Суть фашизма как такового вне зависимости от того, как его называть, какими идеями он прикрывается и какими способами осуществляет власть в обществе, — в активной поддержке толпой «маленьких людей» — по идейной убеждённости их самих — системы злоупотреблений властью “элитарной” олигархией, которая:

· представляет неправедность как якобы истинную “праведность”, и на этой основе, извращая миропонимание людей, всею подвластной ей мощью культивирует неправедность в обществе, препятствуя людям состояться в качестве человека;

· под разными предлогами всею подвластной ей мощью подавляет всех и каждого, кто сомневается в праведности её самой и осуществляемой ею политики, а также подавляет и тех, кого она в этом заподозрит.

Толпа же по определению В.Г.Белинского — «собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету», т.е. толпа — множество индивидов, живущих бессовестно. И неважно выступает ли правящая олигархия публично и церемониально, превозносясь над обществом; либо превозносится по умолчанию, публично изображая смирение и служение толпе, именуя её народом; либо действует скрытно, уверяя общество в своём якобы несуществовании и, соответственно “несуществованию”, — в своей бездеятельности, в результате которой всё в жизни общества течёт якобы «само собой», а не целенаправленно по сценариям концептуально властных кураторов олигархии [268].

Это определение-описание фашизма не включает в себя пугающих и бросающихся в глаза признаков его проявлений в действии: символики; идеологии, призывающей к насилию и уничтожению тех, кого хозяева фашизма назначили на роль неисправимого общественного зла; призывов к созданию политических партий с жесткой дисциплиной и системой террора, отрядов боевиков и т.п. О человеконенавистнической же сущности фашизма на основе урока, преподанного всем германским фашизмом, сказано после 1945 г. много. Вследствие ставших негативно культовыми ужасов времён фашизма 1933 — 1945 гг. приведённое определение кому-то может показаться легковесным, оторванным от реальной жизни (абстрактным), и потому не отвечающим задаче защиты будущего от угрозы фашизма.

В действительности же именно это определение и есть определение фашизма по сути, а не по месту возникновения и не по особенностям его становления и проявления в жизни общества, что и отличает его качественно от приведённого ранее “определения” «фашизма», данного “Большим энциклопедическим словарём” и ему подобных “определений”.

Понимание сути фашизма как системы человеконенавистничества невозможно без понимания сути человека, т.е. без выявления тех особенностей, которые отличают состоявшегося человека от человекообразных людей; а также и без выявления тех особенностей, которые отличают вид «Человек разумный» во всех его расах от животных видов в биосфере Земли.

Если вспомнить общешкольный курс биологии, известный всем, и заглянуть в собственную психику, то можно утверждать, что информационно-алгоритмическое обеспечение поведения человека включает в себя: 1) врождённые инстинкты и безусловные рефлексы (как внутриклеточного и клеточного уровня, так и уровня видов тканей, органов, систем и организма в целом), а также и их оболочки, развитые в культуре; 2) традиции культуры, стоящие над инстинктами; 3) собственное ограниченное чувствами и памятью разумение; 4) «интуицию вообще» — то, что всплывает из бессознательных уровней психики индивида, приходит к нему из коллективной психики, является порождением наваждений извне и одержимости в инквизиторском понимании этого термина; 5) водительство Божье в русле Промысла, осуществляемое на основе всего предыдущего, за исключением наваждений и одержимости как прямых вторжений извне в чужую психику вопреки желанию и осознанной воле её обладателя.

В психике всякого индивида есть возможное или действительное место всему этому. Но есть и то, что выделяет человечество из биосферы планеты, однако на это биология, психология и социология внимания не обращают, и об этом не пишется ни в школьных, ни в вузовских учебниках. Суть этого умолчания состоит в следующем:

Всякая особь биологического вида «Человек разумный» может быть носителем одного из четырёх более или менее устойчивых в течение взрослой жизни типов строя психики:

· Животный тип строя психики — когда всё поведение особи подчинено инстинктам и удовлетворению инстинктивных потребностей, не взирая на обстоятельства.

· Строй психики биоробота, «зомби» — когда в основе поведения лежат культурно обусловленные автоматизмы, а внутренний психологический конфликт «инстинкты — культурно обусловленные автоматизмы» в поведенческих ситуациях в большинстве случаев разрешается в пользу культурно обусловленных автоматизмов. Но если изменяющиеся общественно-исторические обстоятельства требуют отказаться от традиционных в той или иной культуре норм поведения и выработать новые, то «зомби» отдаёт предпочтение сложившейся традиции и отказывается от возможности творчества.

· Демонический строй психики характеризуется тем, что его носители способны к творчеству и волевым порядком могут переступить и через диктат инстинктов, и через исторически сложившиеся нормы культуры, вырабатывая новые способы поведения и разрешения проблем, возникающих в их личной жизни и в жизни обществ. Будет ли это добром или злом в житейском понимании этих явлений окружающим — зависит от их реальной нравственности. Обретая ту или иную власть в обществе, демонизм требует безоговорочного служения себе, порождая самые жестокие и изощрённые формы подавления окружающих. Один из наиболее изощрённых вариантов проявления принуждения окружающих к добродетельности, в качестве образца поведения привёл Ф.М.Достоевский в “Селе Степанчиково и его обитателях ” (Фома).

· Человечный строй психики характеризуется тем, что каждый его носитель осознаёт миссию человека — быть наместником Божиим на Земле. Соответственно этому обстоятельству он выстраивает свои личностные взаимоотношения с Богом по Жизни и осмысленно, волевым порядком искренне способствует осуществлению Божиего Промысла так, как это чувствует и понимает. Обратные связи (в смысле указания на его ошибки) замыкаются Свыше тем, что человек оказывается в тех или иных обстоятельствах, соответствующих смыслу его молитв и намерений. Иными словами Бог говорит с людьми языком жизненных обстоятельств.

Ещё один тип строя психики люди породили сами.

· Опущенный в противоестественность строй психики — когда субъект, принадлежащий к биологическому виду «Человек разумный», одурманивает себя разными психотропными веществами: алкоголем, табаком и более тяжёлыми наркотиками наших дней. Это ведёт к противоестественному искажению характера физиологии организма как в аспекте обмена веществ, так и в аспекте физиологии биопoля, что имеет следствием множественные и разнообразные нарушения психической деятельности во всех её аспектах (начиная от работы органов чувств и кончая интеллектом и волепроявлением) [269], характерных для типов строя психики животного, зомби, демонического (носители человечного типа строя психики не одурманивают себя). Так человекообразный субъект становится носителем организации психики, которой нет естественного места в биосфере, и по качеству своего поведенияоказывается худшим из животных [270]. И за это нарушение им самим предопределённого для него статуса в биосфере Земли он неотвратимо получает воздаяние по Жизни.

При этом, если у субъекта возникает зависимость от дурманов, то он обретает стойкое искажение своего биополя. И соответственно, по параметрам своего духа он перестаёт принадлежать к биологическому виду «Человек разумный». Кроме того большинство дурманов являются генетическими ядами, т.е. они нарушают работу хромосомного аппарата и разрушают хромосомные структуры тех, кто их принимает в свои организмы. Дефективные хромосомные структуры передаются потомству, что так или иначе подрывает их здоровье, потенциал личностного развития и творчества. Это тем более имеет место, если зачатие происходит до того, как системы восстановления хромосомных структур, действующие в организме, успевают исправить повреждения. Но если генетические яды поступают в организм слишком часто и в таких количествах, что системы восстановления хромосомных структур организма не успевают исправлять все повреждения, то потомство просто обречено на вырождение.

Именно эти обстоятельства и позволяют назвать этот тип строя психики, — порождённый самими людьми и воспроизводимый культурой общества, — опущенным в противоестественность.

Для человечного строя психики нормальна — неформальная, внедогматическая и внеритуальная вера Богу по жизни и действие в русле Промысла Божиего по своей доброй воле, т.е. для человека нормально язычество в Единобожии.

Тип строя психики обусловлен воспитанием, т.е. недостижение личностью к началу юности человечного типа строя психики — результат порочности культуры общества и неправедного воспитания со стороны родителей. Поэтому будучи взрослым и осознавая этот факт, человек способен перейти от любого типа строя психики к человечному — основе для дальнейшего личностного и общественного развития.

В зависимости от статистики распределения людей по типам строя психики общество порождает и свою социальную организацию, развивает свою культуру, либо способствуя консервации достигнутого состояния и рецидивам попыток рабовладения, либо способствуя тому, чтобы человечный строй психики был признан нормой и гарантированно воспроизводился культурой при смене поколений в качестве основы для дальнейшего личностного и общественного развития народов и человечества в целом.

Первоприоритетной целью большевизма и выражающей его Концепции общественной безопасности является преображение жизни человечества в такое качество:

· когда необратимо человечный тип строя психики осознаётся всеми как единственно нормальный для всякого человека, начиная с юности;

· когда необратимо человечный тип строя психики в процессе воспитания и получения образования достигается подавляющим большинством рождённых в подростковом периоде к началу юности [271];

· когда культура общества такова, что необратимо человечный тип строя психики устойчиво воспроизводится в преемственности поколений в качестве господствующей в обществе нормы личностной культуры психической деятельности, являющейся основой для дальнейшего личного и общественного развития.

Соответственно такому пониманию сути фашизма, И.В.Сталин — не был фашистом, а был антифашистом — наиболее дальновидным, последовательным и деятельным из всех антифашистов ХХ века. И потому поддержка народом его дела тоже не была фашизмом. Но фашистами были и есть те, кто пытается искренне или по лицемерию причислить И.В.Сталина и большевиков к фашистам.

8. Как эпоху, начатую ХХ съездом, назвать по-русски???

Обратимся к статье Константина Крылова “ЕБН” [272], опубликованной на сайте “Агентства политических новостей” 7 февраля 2006 г. Она посвящена ельцинской эпохе, но начинается с экскурса в филологию, который мы приводим ниже:

«Слово „блядь“, вопреки пуристам, хоть и грубо, но вполне пристойно, — его, к примеру, можно встретить в богослужебных книгах на церковнославянском. Там оно означает ошибку, заблуждение или ересь, причём не случайную, а упорную, сознательную ошибку, намеренное отступление от истины. Слово родственно западнославянским словам, обозначающим потемнение, помрачение ума, слепоту и смешение, квипрокво и всяческую неразборчивость.

За этим стоит образ правильного пути, как правило единственного, ведущего к праведной и святой цели — и великого множества «кривых, окольных троп», по которым блядь и ходит по блядским своим делам.

Разумеется, это может касаться человеческого поведения в любых сферах. Современное значение слова выпятилось понятно почему: распутная баба, «блудница», ходящая по мужикам в самом прямом смысле слова (из избы в избу, каждый раз по другой дорожке, задами-огородами) воплощает метафору совсем уж буквально. Но вот, например, церковнославянское «блядивый» означает «празднословный», «демагогический», а если совсем уж точно — «многими речами приводящий в заблуждение и сбивающий с толку».

На это стоит обратить особое внимание, потому как тут-то и пролегает грань, делающая блядство особо скверным грехом, куда более гадким, чем «просто» ложь или «просто» измена. В отличие от обычного лжеца, стремящегося убедить человека в чём-то ложном, но конкретном, блядоуст ставит перед собой иную, ещё более мерзкую цель — отвратить человека от истины как таковой, сманить с прямой дороги в тёмные чащобы разнообразной неправды, где человек сам заплутается, сам себя обманет, потеряется и погибнет. Лжец учит лжи, но хоть определённой лжи — от неё ещё можно возвратиться к истине. Блядоучитель же учит всей лжи сразу. Точно так же, обычная баба-блядь не «изменяет» одному мужчине с другим, вполне определённым мужчиной, которого она «предпочла» первому, а именно что спит со всеми. Это куда более глубокий уровень нравственного падения, чем обычная измена в стиле мадам Бовари или Карениной [273].

Позволяя себе толику пафоса, можно сказать, что подлинной противоположностью Истине и Добру являются даже не ложь и аморальность, а именно что блядство [274]. Человек, искренне придерживающийся ошибочного мнения или практикующий неправильное поведение, ещё небезнадёжен. Например, человек, сознательно лгущий по какому-то поводу, причём в одном и том же ключе, тоже может быть не столь уж плохим: например, он может быть убеждён, что эта ложь «сейчас нужна» и «будет во спасение». Но вот человек, принявший ложь как норму мышления и образ жизни — это уже «другая порода людей». Именно поэтому самый доброжелательный и симпатичный циник бесконечно гаже самого угрюмого фанатика. Впрочем, ещё бывают циники, изображающие фанатиков — и это уже запредельно гадко…» (К.Крылов. “ЕБН”. Приводится по публикации на сайте «Агентства политических новостей»: http://www.apn.ru/?chapter_name=print_advert amp;data_id=860 amp;do=view_single#mark)

Ельцинизм завершил в истории Русской многонациональной цивилизации ту эпоху, начало которой положил доклад Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях” ХХ съезду КПСС [275], и её можно охарактеризовать одним русским словом: БЛЯДСТВО власти и толпы.

Люди! Перестаньте блядовать, иначе обществу предстоит пройти через новый период социальной гигиены, который вовсе не обязательно будет протекать в форме зачисток, проводимых новой «инквизицией». У Бога для осуществления социальной гигиены — средств много: фантазии ваших страхов не хватит, чтобы их предусмотреть и от них защититься… Поэтому просто перестаньте блядовать каждый на своём месте. А благоденствие приложится…

Внутренний Предиктор СССР

15 февраля — 5 марта 2006 г.

[1] А как это можно было сделать, если, как было сказано, ход закрытого заседания не стенографировался?

[2] Мимоходом отметим некоторые особенности. В экранизации была восстановлена исходная авторская версия причин злоключений главного героя романа: будучи секретоносителем, он делает звонок с московского уличного телефона-автомата в посольство США и предпринимает попытку выдать государственную тайну: сообщает американцам о предстоящей в Нью-Йорке передаче материалов атомного проекта представителю советской разведки. Но его собеседник в посольстве ведёт себя как образцовый американский идиот или настоящий агент МГБ, внедрённый в посольство США, поскольку отказывается принимать доклад, перебивает главного героя и всячески тянет время, давая тем самым возможность МГБ записать разговор для того, чтобы было больше шансов найти звонившего.

У тех, кто знает о плане США “Дроп шот” тех лет — начать ядерную войну против СССР, — главный герой фильма, работавший на поддержание ядерной монополии США и разгром СССР в ядерной войне, сочувствия не вызывает. Он — один из многих гуманистов-абстракционистов, которые систематически творят зло «из лучших побуждений». И проблема их нейтрализации всегда актуальна. Поэтому не могут вызывать уважения ни автор романа и сценария А.И.СоЛЖЕницын (фамилия говорит сама за себя — без лжи никак), ни режиссёр постановщик, в очередной раз правдоподобно оболгавшие эпоху.

[3] Его мать — писательница Евгения Семёновна Гинсбург (1904 — 1977), в 1937 г., будучи женой крупного партийного работника, была репрессирована и прошла через ГУЛАГ. В Москву вернулась в 1955 г. Можно понять, что трагическая судьба родителей наложила определённую печать на миропонимание В.Аксёнова и его творчество. Но обусловленные этим его комплексы, выразившиеся в текстах и экранизации “Московской саги” многие воспринимают как истинную правду о той эпохе, не задумываясь о том, в чём эта как бы правда отличается от правды.

[4] Абсурдное требование: А кто конкретно должен извиниться? — сменились поколения людей, изменилась государственная идеология, сменились “вывески” и учредительные документы действующих государственных институтов. Кто должен извиняться за то, чего он не делал?

[5] Ещё один абсурд: Немцы — другой народ, живущий в своём государстве. Здесь же подавляющее большинство участников событий эпохи 1917 — 1953 гг. рождены и выросли на территории бывшего СССР и все трагедии происходили в пределах одного государства, все они — следствие общей всем культуры.

[6] Мимоходом отметим, что будучи за границей в эмиграции, он был завербован ОГПУ со всеми вытекающими из этого последствиями прежде всего — для его ближайшего окружения, а уж потом — для него самого.

[7] Один из “вождей” октябрьской революции. Настоящая фамилия Розенфельд.

[8] А действительно: Почему?

[9] Вообще-то у каждого человека должна быть своя совесть, и только бессовестный холоп может возводить в ранг «совести» ту или другую личность.

[10] Ну не «статуй» же А.А.Собчака им там поставить?

[11] Этот лживый миф — из числа последствий ХХ съезда.

Правда состоит в том, что не всех участников антинародного военного заговора в 1937 г. выкосили. Те, кого не выявили и не нейтрализовали, те продолжали работать на повторение сценария 1914 — 1917 гг.: поражение в войне — повод для ниспровержения исторически сложившегося режима. Причём заговор был только по декларациям антисталинский, а по сути — антинародный, поскольку за подготовку военной катастрофы генералитетом, включая и «маршала Победы» Г.К.Жукова (начальник Генштаба в предвоенное полугодие) расплатились своими жизнями и сломанными судьбами десятки миллионов простых людей — солдаты в армии и граждане страны как на оккупированной территории, так и в остальных регионах страны. В частности см. А.Б.Мартиросян “Заговор маршалов. Британская разведка против СССР” (Москва, «Вече», 2003 г.); Ю.И.Мухин “Убийство Сталина и Берия” (Москва, «Крымский мост-9Д», «Форум», 2002 г.); В.Суворов (В.Б.Резун) “Очищение. Зачем Сталин обезглавил свою армию” (Москва, «АСТ», 1998 г.).

[12] Улица названа в честь центрального органа РСДРП (б) — КПСС — газеты “Правда”.

[13] При пожаре погибла буфетчица.

[14] 13 февраля 2006 г.

[15] Считают, в том числе и потому, что М.С.Горбачёв не отчитался публично о том, как под его руководством партией и государством в СССР была осуществлена Директива Совета национальной безопасности США 20/1 от 18 августа 1948 г. “Наши цели в отношении России”, которая прямо предусматривала ликвидацию социализма как общественного уклада, дискредитацию и ликвидацию Советской власти, расчленение СССР как единого государства, создание условий, при которых то, что останется от СССР и Россия, прежде всего, будут в экономической и политической зависимости от Запада, не обладая при этом и военной мощью, позволяющей противостоять диктату. При этом всю эту программу предполагалось осуществить силами населения самого СССР не унизительным образом и не принимая на США ответственность за результат и последствия.

В материалах Концепции общественной безопасности обширные выдержки из Директивы Совета национальной безопасности США 20/1 от 18 августа 1948 г. “Наши цели в отношении России” включены в текст работы ВП СССР “Мёртвая вода” и представлены в Приложении в работе ВП СССР “Нам нужна иная школа”. Эти и другие работы ВП СССР опубликованы в интернете на сайтах www.mera.com.ru, www.vodaspb.ru и www.globalmatrix.ru, а также входят в состав Информационной базы ВП СССР, распространяемой на компакт-дисках.

[16] М.С.Горбачёв не мог не читать если не всех стенограмм ХХ съезда, то хотя бы “секретного” доклада Н.С.Хрущёва. Поэтому в этой фразе выразился либо идиотизм М.С.Горбачёва, либо его лицемерие, поскольку всего того, о чём «горби» в этой фразе говорит, на ХХ съезде сделано не было.

[17] Высказав это, Н.С.Хрущёв проболтался о том, что заговор имел место и был подавлен в конце 1930-х гг. Но заговор был многоходовый и многоплановый. Когда троцкизм в СССР к середине 1930-х гг. утратил авторитет в обществе, то для ликвидации большевизма в СССР во главе со Сталиным, хозяевам троцкизма потребовались: внешняя сила — ею стала Германия; а внутренний саботаж и вредительство затаившихся организованных троцкистов, прочих противников большевизма и идейно-психологически нестойких и аполитичных людей, должен был ослабить сталинский режим изнутри и отвлечь ресурсы общества от задач строительства социализма и коммунизма на решение задач защиты этого строительства. Агрессия извне и внутренний саботаж и вредительство должны были привести по мнению заправил троцкизма к созданию революционной ситуации и падению большевистского режима.

[18] Авторы статьи лгут в этом утверждении. Действительно журнал “Известия ЦК КПСС” недоступен большинству читателей, но пользователей интернета только в России больше, чем тираж “Известий”. Поэтому, если бы редакция действительно хотела, чтобы люди ознакомились с докладом Н.С.Хрущёва ХХ съезду и составили о нём своё мнение, то она привела бы интернет-адреса сайтов, на которых опубликован пресловутый доклад “О культе личности и его последствиях”. Но они этого не сделали, поскольку ссылки на ХХ съезд для их редакции — только повод для того, чтобы, отрабатывая антинародный социальный заказ, продолжать лгать о Сталине и той эпохе, к тому же лгать наиглупейшим образом.

В интернете полный текст доклада Н.С.Хрущёва со ссылками на публикацию в “Известиях ЦК КПСС” (№ 3 за 1989 г.) можно найти на сайте: http://lib.ru/MEMUARY/HRUSHEW/kult.txt (гиперссылка по состоянию на 15 февраля 2006 г.). Далее как бы секретный доклад Н.С.Хрущёва цитируется по этой публикации.

(?)[19] — Видимо пропущено слово: например, «вины».

[20] Вне исходного контекста фраза просто бессмысленна.

[21] В СССР сборники материалов съездов публиковались по завершении каждого съезда, и в них включались отчётные доклады ЦК, выступления в прениях по отчётным докладам, программные выступления ЦК, постановления съездов по всем пунктам их повестки дня.

[22] Он — порождение безнравственности, претендующей на святость, но ущемлённую в осуществлении такого рода притязаний в жизнь. Отсюда и упрёк Н.С.Хрущёва в адрес И.В.Сталина: «Всё святое стёр, что есть в человеке».

Ничто святое, что есть в человеке, стереть невозможно. Но собственная безнравственность, трусость, безволие и бездумье в состоянии опошлить и извратить всё святое, что есть в человеке, и тогда в жизнь вторгается поток цинизма, подающего себя как святость. И если такое происходит, то не надо перекладывать с себя ответственность за это на окружающих и на якобы объективные обстоятельства, что сделала партийная верхушка на ХХ съезде.

[23] У Л.Д.Троцкого было два сына.

Седов Лев Львович (1906 — 1938). Старший сын Л. Д. Троцкого от второго брака. Был членом большевистской партии, единомышленником и помощником отца. Учился в МВТУ. С середины 20-х гг. всецело отдаётся политической деятельности. Вместе с отцом едет в ссылку в Алма-Ату, затем вместе с ним покидает страну. В эмиграции Л.Л.Седов оставался ближайшим соратником отца, его доверенным лицом и секретарём. Вместе с отцом жил в Турции, затем в Париже, где вплоть до смерти редактировал журнал “Бюллетень оппозиции (большевиков-ленинцев)”, издававшийся Л.Д.Троцким с июля 1929 г. Активно участвовал в создании IV (троцкистского) Интернационала, был автором ряда книг и брошюр, в которых защищались идеи Л.Д.Троцкого. Погиб 16 февраля 1938 г. в парижской клинике при загадочных обстоятельствах» (http://safety.spbstu.ru/book/hrono/hrono/biograf/sedov_st.html)

Седов Сергей Львович (1908 — 1937). Младший сын Л.Д.Троцкого от второго брака. В отличие от отца и старшего брата был далёк от политики, стал талантливым инженером, автором ряда трудов по термодинамике и теории дизеля. В неполные 30 лет — профессор Московского технологического института. В начале 1935 г. в связи с т. н. кремлёвским делом С.Л.Седов был арестован и приговорён к 5 годам ссылки. Но уже 29 октября 1937 г. расстрелян. В 1988 г. Верховный суд СССР отменил приговор в отношении С.Л.Седова и дело прекратил за отсутствием в его действиях состава преступления» (http://safety.spbstu.ru/book/hrono/hrono/biograf/sedov_ml.html).

[24] Ныне «ГАЗ» — Горьковский автомобильный завод в Нижнем Новгороде.

[25] Причина этого прозвища в том, что в отличие от И.В.Сталина, едва ли не единственный раз выезжавшего из СССР на Тегеранскую конференцию в 1943 г., Н.С.Хрущёв в его бытность Первым секретарём ЦК КПСС и Предсовмина СССР в течение года иногда несколько месяцев (в совокупности) проводил в зарубежных поездках, к тому же часто вместе с супругой. В периоды его отсутствия дела, требовавшие решения главы партии и государства, — стояли. Кроме того, в те времена во мнении большинства народа участие супруги главы государства в его поездках были эквивалентом того, что рядовой инженер поехал в служебную командировку вместе с женой и государство оплатило бы поездку и прокорм его жены в командировке.

Статуса «первой леди» в СССР ни законодательство, ни нравственность общества не предусматривали, и это было праведно.

[26] Обратимся к книге В.И.Ленина “Государство и революция”:

«… на примере Коммуны (Парижской, 1871 г. — наше пояснение при цитировании.) Маркс показал, что при социализме должностные лица перестают быть “бюрократами”, быть “чиновниками”, перестают по мере введения, кроме выборности, ещё и сменяемости в любое время, да ещё СВЕДЕНИЯ ПЛАТЫ К СРЕДНЕМУ РАБОЧЕМУ УРОВНЮ, да ещё замены парламентских учреждений работающими (парламент — от французского „parle“ — говорить, т.е. парламент — говорильня, в большинстве случаев попусту: — авт.), т.е. издающими законы и проводящими их в жизнь. (…) Маркс… увидел в практических мерах Коммуны ТОТ ПЕРЕЛОМ, КОТОРОГО БОЯТСЯ И НЕ ХОТЯТ ПРИЗНАТЬ ОППОРТУНИСТЫ ИЗ-ЗА ТРУСОСТИ, ИЗ-ЗА НЕЖЕЛАНИЯ БЕСПОВОРОТНО ПОРВАТЬ С БУРЖУАЗИЕЙ…» — текст выделен нами при цитировании.

Обратим внимание, что Парижской коммуны классиками марксизма, как бы кто ни относился к классикам. С точки зрения общей теории управления низведением зарплаты управленцев к среднему в отраслях материального производства уровню, Парижская Коммуна пыталась замкнуть обратные связи общественного управления на трудящееся большинство, переключив их с замыкания на высокодоходные группы “элит”: как национальной, так и наднациональной трансрегиональной.

Парижская Коммуна рухнула, поскольку те, кто был согласен исполнять управленческие обязанности на предлагаемых ею условиях, не обладали необходимой квалификацией; а обладавшие необходимой управленческой квалификацией, были преисполнены “элитарных” амбиций, видели в парижских рабочих разнуздавшуюся чернь, которую необходимо быстрее загнать в их конуры, то есть оказались НРАВСТВЕННО НЕ ГОТОВЫ К ТОМУ, чтобы управлять обществом, исходя из жизненных интересов большинства, и жить при этом так, как живёт средняя семья.

И.В.Сталин работал на то, чтобы в СССР этот принцип был реализован: политика планомерного снижения цен на товары массового спроса была направлена на то, чтобы по достижении достаточно высокого уровня производства, ликвидировать за ненадобностью в реально социалистическом обществе систему адресного «спецобеспечения» чиновников, выдающихся учёных, конструкторов, деятелей культуры и их семей как сделавшую своё дело в годы строительства социализма. И одна из претензий к режиму Н.С.Хрущёва и последующих режимов в СССР со стороны трудящихся была в том, что они уклонились от этого сталинского курса, воспроизводя в новых поколениях “элиту”, склонную к паразитизму на труде и жизни народа за счёт эксплуатации своего монопольного социального статуса и доступа к «спецобеспечению».

[27] Сделано это было для того, чтобы ускорить процесс распространения сплетен и вымыслов с целью хаотизации советского общества.

[28] Последующий текст до следующей группы звёздочек, расположенных клином, на основе фрагмента аналитической записки ВП СССР 1997 г. “Бурлаки с “большой” прессы? или всё же листья, оторвавшиеся от дерева?” (в составе информационной базы ВП СССР файл 970527-Бурлаки_с_большой_прессы.doc).

[29] Со времен Н.С.Хрущёва на протяжении многих лет Ф.Бурлацкий подвизался в ЦК КПСС в качестве речеписца, референта, консультанта, своей деятельностью обслуживая не мелких клерков, а непосредственно вождей. Иными словами на самом высоком уровне прежних управленческих структур СССР «он внёс свой вклад в воспитание советского народа в духе верности идеям марксизма-ленинизма на пути к светлому коммунистическому будущему». В те годы в его должностные и общественные обязанности входило “пророчить” неотвратимость победы коммунизма на основе идей марксизма-ленинизма во всемирном масштабе.

[30] По существу это признание в клевете на эпоху Сталина, захлестнувшей страну после ХХ съезда КПСС.

[31] Ф.Бурлацкий повторил этот текст почти дословно и в своей новой статье “Сталин и сталинизм: прошлое, которое не уходит”, опубликованной в “Независимой газете” 17 февраля 2006 г. (http://www.ng.ru/printed/65520 либо http://www.ng.ru/ideas/2006-02-17/9_stalin.html)

[32] Причем характерно, что при повторении Ф.Бурлацкий поменял порядок следования: народ и государство, простых людей и новую “элиту” — было бы правильно, а извращенный порядок следования не навязывал бы в психику в обход контроля сознания стереотип о народности нынешнего государства.

[33] То есть, чтобы в обществе всё было благоустроено и не было бы обездоленных, нуждающихся в благотворительности в том виде, как она существует в толпо-”элитарных” обществах.

[34] Возможно, что Ф.Бурлацкий чует или даже догадывается, что Ленин, Троцкий и Сталин — это олицетворения разных политических сил.

[35] Если уж заводить речь зашла о сапогах и быть исторически точным, то Сталин предпочитал мягкие сапоги, а не железные; железные — атрибут пыточной камеры инквизиторов.

[36] Следует добавить: и разрешить общественные проблемы. Общественные проблемы необходимо заблаговременно разрешать. И когда это происходит, то подавляющему большинству людей все равно, кто именно их разрешил: прежняя власть либо те, кто её устранил.

[37] В игре в шашки «сортир» — это такое положение шашки на доске, когда некуда ею ходить: все поля, разрешённые правилами, заняты другими шашками, которые невозможно «съесть» или обойти стороной. Уцелевшие в «сортирах» шашки при отсутствии других шашек, которым есть куда ходить, бесполезны в игре, и потому такое положение на доске эквивалентно проигрышу партии владельцем шашек, попавших в «сортиры».

[38] По другим сообщениям — 5 июня 1956 г…

[39] Для каждого, кто знаком с секретным делопроизводством хотя бы по опыту учёбы в вузе, должно быть ясно, одно из трёх:

· эта версия — полня липа, назначение которой — скрыть настоящий источник утечки;

· Люция честно выполнила возложенную на неё кем-то миссию — предать огласке как бы “секретный” документ;

· Люция — безнадёжная дура: так обращаться с секретными документами может только идиот. И уж точно, что, будучи референтом Генерального секретаря Польской объединённой рабочей партии, она по должности не могла не знать, что это за папка и как она может подставить своего шефа и во что может вляпаться она сама, если позволит кому-либо вынести этот документ из здания ЦК.

[40] Заявление ЦК Компартии Китая и Албанской партии труда мы приводим ниже.

[41] К моменту публикации этого заявления Н.С.Хрущёв был отстранён от власти и отправлен как бы на пенсию.

[42] Они вряд ли имели независимые и достоверные данные об этом, полученные разведками Китая и Албании. Скорее всего они в этом утверждении следуют за Н.С.Хрущёвым, которому надо было оправдать ликвидацию Л.П.Берии, сопровождавшуюся многочисленными нарушениями как законодательства СССР, так и устава КПСС.

[43] См. в частности: Ю.И.Мухин “Убийство Сталина и Берия” (Москва, «Крымский мост-9Д», «Форум», 2002 г.); Е.Прудникова “Последний рыцарь Сталина” («ОЛМА» медиа-групп, СПб, Москва, 2005 г.); Серго Берия (С.А.Гегечкори) “Мой отец — Лаврентий Берия” (Москва, «Современник», 1994 г.); Рауль Чичалава “Сын Лаврентия Берия рассказывает” (Ассоциация грузинско-украинских культурных взаимосвязей, «Инкопресс», 1992 г.).

[44] Это имеет значение для единичных и малочисленных фактов. Если же факты носят массовый характер, то их утаить реально невозможно, хотя и возможно возвести их юридически в ранг секретных сведений, но в этом случае реально они будут «как бы секретными».

[45] Поясним термины:

· Глобальная политика это — деятельность по осуществлению целей в отношении всего человечества и планеты Земля.

· Внешняя политика это — деятельность по осуществлению целей правящего класса государства (в более широком понимании политически активной части общества) вне пределов его территории и юрисдикции;

· Внутренняя политика это — деятельность по осуществлению целей правящего класса государства (в более широком понимании политически активной части общества) на его территории в пределах его юрисдикции.

[46] Чем занимается в своём большинстве отечественная интеллигенция, включая политических аналитиков и разного рода публичных политиков (и среди них — М.С.Горбачёва).

[47] Это выражается в том, что люди массово спиваются и погибают в наркомании иных видов; становятся на однозначно криминальный путь обеспечения своего существования по принципу «бери от жизни всё и прямо сейчас» и погибают, когда становятся на пути у ещё более «крутых», чем они сами.

[48] Был членом ЦК КПСС в 1952 — 1961 гг., и как член ЦК практически автоматически стал делегатом ХХ съезда с правом решающего голоса.

[49] Для того, чтобы искренне поверить в эту ахинею, надо быть очень бесчувственным типом с напрочь отключённым воображением, т.е. в психике искренне верующего в это субъекта должно работать только левое полушарие головного мозга, обеспечивающее лексическую деятельность.

[50] Функционально она была аналогична фразам, призванным деморализовать оппонента своей абсурдностью, незаслуженной оскорбительностью, отсутствием какого-либо отношения к теме разговора. Примеры из литературы и фольклора: телеграмма Бендера гражданину Корейко: “Грузите апельсины бочками. Братья Карамазовы”; “… а ещё шляпу надел”; “… твоя бабка с Троцким танцевала” и т.п.

[51] «ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС. На научном языке слово история употребляется в двояком смысле: 1) как движение во времени, процесс, и 2) как познание процесса. Поэтому всё, что совершается во времени, имеет свою историю. Содержанием истории как отдельной науки, специальной отрасли научного знания служит исторический процесс, т.е. ход, условия и успехи человеческого общежития или жизнь человечества в её развитии и результатах. Человеческое общежитие — такой же факт мирового бытия, как и жизнь окружающей нас природы, и научное познание этого факта — такая же неустранимая потребность человеческого ума, как и изучение жизни этой природы. Человеческое общежитие выражается в разнообразных людских союзах, которые могут быть названы историческими телами и которые возникают, растут и размножаются, переходят один в другой и, наконец, разрушаются, — словом, рождаются, живут и умирают подобно органическим телам природы. Возникновение, рост и смена этих союзов со всеми условиями и последствиями их жизни и есть то, что мы называем историческим процессом» (В.О.Ключевский “Курс Русской истории”, лекция первая, цитировано по изданию на компакт-диске “МЦФ”, ИДДК Москва).

[52] Речь идёт только о некоторой части, поскольку обоснование достоверности многих фактов, которые могут быть положены в историческое повествование, требует иных — внеповествовательных — средств: археологических и архивных находок, целенаправленных экспертиз текстов и артефактов (на основе достижений химии, физики, лингвистики, сопоставительного анализа с аналогами и т.п.).

[53] Образчики такого рода «учебников истории», выстроенных на сплетнях и собственных вымыслах и домыслах авторов и представленных в форме произведений художественной литературы, — эпопеи “Дети Арбата” (А.Рыбаков) и “Московская сага”, “Архипелаг ГУЛАГ” и “В круге первом” А.И.Солженицына.

[54] По определению В.Г.Белинского: «толпа есть собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету… Такие люди в Германии называются филистёрами, и пока на русском языке не приищется для них учтивого выражения, будем называть их этим именем» (В.В.Одинцов, “Лингвистические парадоксы”, Москва, «Просвещение», 1988 г., стр. 33).

Если «филистёра» именовать по-русски, то он — толпарь. Его основное качество, нежелание и неумение самостоятельно думать и приходить ко мнениям, соответствующим реальному положению дел и направленности течения событий. Так называемая “элита” — тоже толпа, но более информированная в некоторых вопросах, нежели простонародье. В толпо-“элитарном” обществе отчасти не-толпа — знахари, умеющие думать самостоятельно и внедрять не мытьем так катаньем свое мнение в психику окружающих под видом их собственного мнения, либо под видам мнения безукоризненных авторитетов, которых они сами же взрастили для того, чтобы их авторитетное мнение было воспринято толпой. Соответственно этому в материалах Концепции общественной безопасности общество, образуемое двумя видами толп, управляемых “знахарями”, именуется толпо-“элитарным”.

В данном случае термин «толпа-народ» не имеет такого специфического смысла, а именует исторически сложившуюся общность людей, на фоне которой и во взаимодействии с которой действуют так называемые «исторические личности».

[55] А тем, кто думает, что это не так, то читайте: «Соответственно гипотетической возможности выявления такого рода фактора…»

[56] «МАСОНСТВО (франкмасонство) (от франц. franc macon — вольный каменщик религ.-этич. движение, возникло в нач. 18 в. в Англии, распространилось (в бурж. и дворянских кругах) во мн. странах, в т.ч. России. Назв., орг-ция (объединение в ложи), традиции заимствованы М. от ср.-век. цехов (братств) строителей-каменщиков, отчасти от ср.-век. рыцарских и мистич. орденов. Масоны стремились создать тайную всемирную орг-цию с утопической целью мирного объединения человечества в религ. братском союзе (выделено нами жирным при цитировании). Наиб. роль играло в 18 — нач. 19 вв. С М. были связаны как реакц., так и прогрес. обществ. движения» (“Советский энциклопедический словарь”, изд. 1986 г.).

Что касается выделенной нами жирным в цитате фразы [о том же почти в тех же словах сообщает и “Большая советская энциклопедия” (изд. 3, т. 15, стр. 447)], то по существу “Советский энциклопедический словарь” так — прямо и недвусмысленно — сообщает: деятельность масонства состоит в осуществлении тайного всемирного заговора.

Насколько цель объединить человечество утопична, т.е. несбыточна? — каждый человек решает сам в зависимости от того, какими представлениями об управлении и навыками управления он лично обладает; а также по своим возможностям, во-первых, осмыслять происходящее на его глазах и известное ему из хроник о прошлых событиях, а во-вторых, по своему разумению волевым порядком на основе свободы нравственного выбора.

Авторы всех известных нам учебников истории, обладают такими представлениями об управлении, что тему масонства в повествование не включают; а если эта тема встаёт в изучаемых в школьной программе литературных произведениях (например, в романе Л.Н.Толстого “Война и мир”, граф Пьер Безухов становится масоном), то характеризуют масонство и его деятельность в том же смысле, что и авторы приведённой статьи в “Советском энциклопедическом словаре”: дескать те романтики-идеалисты, кому нечем заняться и у кого есть средства, чудят от безделья, не влияя ни на что серьёзное в жизни общества и в политике; а если и влияют, то в силу того, что они — идеалисты-романтики, — влияют благотворно.

О том, что идеалисты — именно романтики, а не практики, верные идеалам; и что у “романтиков” часто за душой нет ни навыков, ни теорий, позволяющих воплотить благие намерения в жизнь, — об этом всем тем, кто читает такие бредни о благотворном влиянии идеалистов-романтиков на течение исторического процесса,надо подумать самим, а не полагаться доверчиво на статьи, подобные статье, приведённой из “Советского энциклопедического словаря”.

[57] Тем, кто по разным причинам не в состоянии признать бытие Бога — Творца и Вседержителя — и сатаны, скажем, что языки народов не удерживают пустословия, условно говоря «глоких куздр», в которых нет никаких понятий. Поэтому при чтении данной работы под Царствием Всевышнего Господа Бога они могут понимать иерархически упорядоченную совокупность явлений в природе и в обществе, обладающую как минимум качеством поддержания устойчивости процессов развития без взаимоуничтожения однокачественных систем в пределах одного иерархического уровня. А под иерархией сатаны — ещё одну иерархически упорядоченную совокупность явлений в природе и обществе, обладающую альтернативным качеством антагонизации всего и вся и дополняющую первую иерархию явлений до полноты мировосприятия атеиста.

[58] В формулировке, близкой к приведённой выше, они были впервые публично оглашены на обложке коробки комплекта брошюр первого издания работы ВП СССР “Мёртвая вода” в 1992 г. И с того времени никто не пытался доказать ошибочность такого подхода к определению объективности исторической науки.

[59] Социологическая статистика, включая и статистику мнений по тем или иным вопросам, в каждую историческую эпоху в жизни общества — объективная данность.

[60] Блос Вильгельм (1849 — 1927), немецкий публицист и историк.

[61] Лассаль Фердинанд (1825 — 1864), деятель немецкого рабочего движения.

[62] В частности в Коране (сура 3) читаем:: «57. Скажи: “О обладатели писания! Приходите к слову, равному для вас и для нас, чтобы нам не поклоняться никому, кроме Бога, и ничего не придавать Ему в сотоварищи, и чтобы одним из нас не обращать других в господ помимо Бога”».

Обращаем внимание на то, что речь идёт не об обращении свободных людей в рабов какими-то тиранами, а об обращении холуями в господ над собой других людей.

[63] К 1956 г. эсеры должны были порядком подзабыться, поскольку давно уже ушли из политической жизни. Поэтому «подставил» автор доклада текстологически невежественного Н.С.Хрущёва неумышленно, случайно упомянув эсеровскую теорию; либо у автора своего ума не хватило и он прибегнул к уму И.В.Сталина в надежде, что его письмо в «Детгиз» никогда не станет доступным публичной исторической науке; либо Бог так управил, что в доклад попали ссылки на эсеровскую теорию “героя” и “толпы”, а письмо И.В.Сталина в «Детгиз» с упоминанием той же теории всё же было опубликовано, — Бог весть.

[64] Перечитайте “Золотого телёнка” И.Ильфа и Е.Петрова — произведение как раз об этой эпохе.

[65] Атеизм бывает двух видов:

· идеалистический атеизм прямо заявляет: «Бог есть, Он — Творец и Вседержитель», и далее развивает и навязывает людям такое вероучение, что, чем более верен человек этому вероучению, тем дальше он от русла Промысла Божиего и тем больше у него проблем во взаимоотношениях с жизнью и Богом;

· материалистический атеизм честнее: он прямо заявляет «Бога нет, все вероучения — выдумки заправил культа», и потому меньше мешает людям жить по совести, нежели идеалистический атеизм, конечно если совесть в человеке не подавлена.

[66] Воспоминания, в которых люди стали сообщать правду, опровергающую доклад Н.С.Хрущёва на ХХ съезде, стали выходить в свет только после снятия Н.С.Хрущёва, начиная со второй половины 1960-х гг. Пока же Н.С.Хрущёв возглавлял КПСС и государство, все мемуаристы либо писали в духе его доклада ХХ съезду, либо о многом умалчивали.

Сопоставьте, например, воспоминания авиаконструктора А.С.Яковлева в редакциях хрущёвского периода и послехрущёвского, и Вы найдёте много значимых разночтений.

Один из военачальников в своих мемуарах, вышедших в хрущёвские времена или непосредственно после снятия Н.С.Хрущёва, смог позволить себе возразить его докладу на ХХ съезде только фразой-намёком, что в кабинете И.В.Сталина за все годы войны он никогда не видел глобуса.

[67] Когда на октябрьском 1952 г. пленуме ЦК, прошедшем после XIX съезда, в своём выступлении И.В.Сталин прямо указал на то, что он расценивает Молотова и Микояна в качестве капитулянтов, готовых свернуть социалистическое строительство в СССР и пойти на поклон к капиталистам Запада, по воспоминаниям К.М.Симонова это вызвало в зале шок, за которым не последовало никакой внятной реакции: см. К.М.Симонов, “Глазами человека моего поколения. Размышления об И.В.Сталине” (Москва, издательство Агентства печати «Новости», 1988 г., стр. 239 — 246). В материалах Концепции общественной безопасности воспоминания К.М.Симонова об октябрьском 1952 г. пленуме ЦК, проходившем по завершении XIX съезда, приводятся в работе ВП СССР “Форд и Сталин: О том, как жить по-человечески”.

Эта реакция пленума на обвинение со стороны И.В.Сталина в адрес его, как тогда считалось, ближайших сподвижников показывает, насколько члены ЦК были раздавлены не культом личности И.В.Сталина, а культом правящей бюрократии в целом. Это и было одной из предпосылок к тому, что спустя 4 года на ХХ съезде многие поверили Н.С.Хрущёву. Культ правящей бюрократии со смертью И.В.Сталина не прекратился, а целенаправленно продолжался до дней ГКЧП в августе 1991 г., хотя и не находил сочувствия в народе.

Заодно отметим, что этот пленум не позволил И.В.Сталину сложить с себя обязанности Генерального секретаря, о чём просил И.В.Сталин пленум, ссылаясь на свою старость и старческую слабость. Естественно, что члены ЦК, избранного XIX съездом, кто дожил до ХХ съезда и не был переизбран на пленумах между съездами, были и делегатами ХХ съезда по своему партийному статусу. Точных цифр мы назвать не можем, но членов ЦК было не менее 50 человек. И к февралю 1956 г. члены ЦК участники октябрьского 1952 г. не могли забыть происшедших на нём событий. Для них клевета доклада Н.С.Хрущёва должна была быть очевидна, но никто из них не возразил Н.С.Хрущёву ни по одиночке, ни соорганизовавшись.

[68] Если это не проявление именно товарищеской заботы о В.Г.Грабине, поскольку И.В.Сталин, понимал в каком состоянии покинул В.Г.Грабин заседание ГКО, то что это?

[69] Микоян А.И. (1895 — 1978) — член партии с 1915 г. В 1920 — 1926 гг. секретарь Нижегородского губкома партии, Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), Северо-Кавказского крайкома партии. В 1926 — 1946 гг. нарком внешней и внутренней торговли и ряда других наркоматов. С 1937 г. зам. Председателя Совнаркома СССР. В 1941 — 1946 гг. член Бюро Совнаркома СССР. В 1942 — 1945 гг. член Государственного Комитета Обороны. В 1946 — 1964 гг. зам., первый зам. Председателя Совета Министров СССР. В 1964 — 1965 гг. Председатель Президиума Верховного Совета СССР. В 1965 — 1974 гг. член Президиума Верховного Совета СССР. Член ЦК партии в 1923 — 1976 гг. С 1926 г. кандидат, а в 1935 — 1966 гг. член Политбюро (Президиума) ЦК партии. (Примечание в публикации доклада Н.С.Хрущёва.

Кроме того, в 1962 г. Микоян находился в г. Новочеркасске во время новочерскаскского расстрела людей на улицах города снайперами и пулемётчиками госбезопасности, за что несёт прямую ответственность как член Политбюро ЦК КПСС; наряду с этим он внёс вклад в разрядку «Карибского кризиса» 1962 г., порождённого Н.С.Хрущёвым, судя по всему «не сдуру», а целенаправленно — в русле некоего неотроцкистского сценария мировой революции. Приведём и один из анекдотов про Микояна советской эпохи:

Как-то раз Микоян пошёл в гости. И пока он был в гостях, погода изменилась, и начался ливень. Микоян собирается уходить, а хозяева ему предлагают зонтик. Он в ответ: “Спасибо, не надо — я так, между струй пройду…”

[70] Однако, высказав это утверждение, ни одного факта в подтверждение этих слов, А.С.Яковлев не привёл… Вообще же за пять десятилетий борьбы со «сталинщиной», никто и нигде не привёл ни одного доказанного факта фальсификации уголовных дел по указанию И.В.Сталина. Все такого рода утверждения предлагается принять на веру.

[71] Ещё один фрагмент из воспоминаний А.С.Яковлева (в описываемый период А.С.Яковлев был замнаркома авиационной промышленности):

«Летом 1940 года нас с наркомом вызвали в Кремль. Когда мы вошли в кабинет Сталина, там шло совещание. За длинным столом сидели почти все члены Политбюро. Сталин вышел навстречу, поздоровался, потом взял со стола какой-то документ и стоя, не приглашая, как обычно, сесть, начал его читать вслух без каких бы то ни было объяснений.

По мере того как он читал, моё самочувствие ухудшалось. Это было письмо одного из конструкторов, в котором он просил разрешить ему осуществить разработанный им проект самолёта с очень высокими боевыми качествами. Конструктор писал, что не может рассчитывать на поддержку наркомата, где делом опытного самолётостроения руководит Яковлев, который, будучи конструктором и боясь конкуренции, не пропустит его проекта. Поэтому-де он и обращается непосредственно в ЦК.

В заключение автор письма выражал удивление, что на таком деле, как опытное самолётостроение, сидит конструктор, который никак не может быть объективным и станет “зажимать” других. А закончил он письмо обещанием выполнить задание, если оно ему будет поручено, и показать, что он может дать стране самый лучший, самый быстроходный и самый мощный по вооружению истребитель.

Стояла полная тишина, все присутствовавшие внимательно слушали. Мне уже стало казаться, что не случайно собрались здесь руководители партии.

Сталин кончил читать, не спеша, аккуратно сложил листки.

— Ну, что скажете?

Я был крайне расстроен, но сказал:

— Конструктор этот ко мне не обращался.

— Ну, а если бы обратился?

— В таком случае мы рассмотрели бы проект и, если бы он оказался хорошим, внесли бы предложение в правительство о постройке самолета.

— А как проект, хороший?

— Затрудняюсь что-нибудь сказать, потому что проекта не видел. Непонятно, почему автор обратился непосредственно в ЦК: я, как обещал, стараюсь быть объективным.

Нарком также в первый раз слышал о проекте и ничего сказать не мог. Тогда Сталин заявил:

— Конечно, он должен был прежде всего поговорить с вами. Не поговорив с вами, сразу писать на вас жалобу — не дело. Я не знаю, что это за проект, может быть, хороший будет самолёт, а может, и плохой, но цифры заманчивые. Рискнём, пусть построит. Кстати, во что обойдётся такой самолёт?

— Думаю, что миллионов девять-десять

— Придётся рискнуть, уж очень заманчивы обещания. Возможно, деньги пропадут зря, ну, что ж возьму грех на себя. А вас прошу: не преследуйте его за это письмо, помогите построить самолёт.

Я дал слово, что приму все меры, чтобы обеспечить постройку самолёта. Такое же обещание дал и нарком.

Когда вопрос был решён, Сталин сказал мне:

— Вам, наверно, неприятно, что такие письма пишут. А я доволен. Между прочим, это не первое письмо. Было бы плохо, если бы никто не жаловался. Это значило бы, что вы хотите жить со всеми в ладу за государственный счёт. Не бойтесь ссориться, когда нужно для дела. Это лучше, чем дружба за счёт государства. Не всегда ведь личные интересы людей совпадают с государственными. Кроме того, вы конструктор, у вас большие успехи, вам завидуют и будут завидовать до тех пор, пока вы хорошо работаете. Не завидуют только тем, у кого нет успехов.

Я уже был в дверях, когда услышал вдогонку:

— А конструктора за жалобу не притесняйте, пусть построит, рискнём с миллионами, возьму грех на свою душу.

Само собой разумеется, конструктору была оказана необходимая поддержка. К сожалению, несмотря на большие затраты, самолёт у него не получился и при первом же полёте разбился. При этом, пытаясь спасти машину, погиб один из лучших военных лётчиков-испытателей Никашин» (А.С.Яковлев “Цель жизни” (записки авиаконструктора), Москва, «Политиздат», 1973 г., цитируется по публикации в интернете: http://www.airwar.ru/other/bibl/yakovlev.html и далее http://www.airwar.ru/other/bibl/yakovlev.zip, файл 15.html).

[72] Как видно даже из приведённых нами выдержек из воспоминаний современников, И.В.Сталин такого не терпел. И все руководители боялись быть уличёнными им в зажиме критиков и в саботаже деловых предложений, исходящих от подчинённых и простых граждан.

[73] Т.е. противники И.В.Сталина сами предъявляют к нему требования, будто Сталин — Бог, который не выполнил своих обязанностей. При этом они уверены, что они не рабы культа личности.

[74] А.Окуашвили.

[75] Возможно опечатка: по смыслу и стилистике более подходит «политического борца» — наше замечание при цитировании.

[76] «Закон и пророки (во времена Христа — это то, что ныне называется Ветхий завет: наше пояснение при цитировании) до Иоанна (Крестителя: наше пояснение при цитировании); С сего времени Царствие Божие благовествуется и всякий усилием входит в него (Лука, 16:16). Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его, и это всё (по контексту благоденствие земное для всех людей) приложится вам (Матфей, 6:33). Ибо говорю вам, если праведность ваша не превзойдёт праведности книжников и фарисеев, то вы не войдёте в Царство Божие (Матфей, 5:20, в канонической церковной редакции „Царство Небесное“ — это один из следов извращения учения Христа).

Господь Бог наш есть Господь единый (Марк, 12:29). Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя (Матфей, 22:37, 38). Не всякий говорящий Мне “Господи! Господи!” войдёт в Царство Небесное (либо Божие? — наш вопрос при цитировании), но исполняющий волю Отца Моего Небесного (Матфей, 7:21). Просите, и дано будет вам; ищите и найдёте; стучите и отворят вам; ибо всякий просящий получает, ищущий находит, и стучащему отворят. Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, когда попросит рыбы, подаст ему змею вместо рыбы? Или, если попросит яйца, подаст ему скорпиона? Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него (Лука, 11:9 — 13). Когда же прuдет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину… (Иоанн, 16:13)

Имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: подымись и ввергнись в море, и не усомниться в сердце своём, но поверит, что сбудется по словам его — будет ему, что ни скажет. Потому говорю вам: всё, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, — и будет вам (Марк, 11:23, 24). Молитесь же так:

“Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твоё; да прuдет Царствие Твоё; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого. Ибо Твоё есть Царство и сила, и слава во веки!” (Матфей, 5:9 — 13). Не прuдет Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот оно здесь, вот оно там. Ибо вот Царствие Божие внутри вас есть (Лука, 17:20, 21)».

Как видите, это Христианство существенно отличается от церковно-сектантского.

[77] Созданный по инициативе В.И.Ленина III Коммунистический интернационал.

[78] Тоже “невинная” жертва сталинских репрессий — наше дополнение при цитировании.

[79] Возможно в цитируемом источнике опечатка: должны быть «является»?

[80] «Я, Валерий Николаевич Емельянов, потомственный москвич, родился в Москве 24 мая 1929 года, а 16 октября 1941 года стал свидетелем массового бегства жидов из осаждённой Москвы, т.к. жил в начале Владимирки — дороги на восток. Семь членов рабочего заслона, остановившие под железнодорожным мостом бегущих для досмотра, обнаружили среди рулонов мануфактуры и прочего дефицитного, по тем временам товара, наворованного у государства, целые кастрюли, набитые золотыми монетами царской чеканки, кольцами и прочими драгоценностями, чемоданы с пачками денег в банковской упаковке. По приказу Сталина любой вооружённый рабочий заслон мог на месте расстрелять подобных лиц по законам военного времени, тем более — осадного положения. Но для рабочих это было настолько необычно и неожиданно, что они сообщили на Лубянку. Оттуда быстро приехали чекисты, тоже из жидов, разоружили всех семерых рабочих, уложили ничком на косогор и расстреляли в затылок, а жидовские беженцы спокойно поехали по шоссе Энтузиастов (Владимирке) дальше со всем награбленным. Потрясённый Валерий дал себе мальчишескую клятву — разобраться: почему рабочих расстреляли, а буржуев отпустили» (Из авторского предисловия к “Десионизации”).

О такого рода фактах Н.С.Хрущёв, характеризуя сталинскую эпоху, в своём докладе ХХ съезду не сообщает.

[81] К тому же есть ещё некоторые аспекты символичности иносказания:

· железная дорога — это сеть, своего рода матрица возможных перемещений, в которой может течь политика от одного качества организации жизни общества и людей в нём к другим качествам;

· «мастерские» — главные, т.е. глобальной значимости — если в аспекте политики.

[82] Именно их И.В.Сталин на октябрьском 1952 г. пленуме ЦК, проходившем после XIX съезда, обвинил в готовности капитулировать перед капиталистами. К.М.Симонов об этих обвинениях И.В.Сталина в адрес В.М.Молотова и А.И.Микояна вспоминает так:

«Главной особенностью речи Сталина было то, что он не счёл нужным говорить о мужестве или страхе, решимости или капитулянтстве. Всё, что он говорил об этом, он привязал конкретно к двум членам Политбюро, сидевшим здесь же, в этом зале, за его спиною, в двух метрах от него, к людям, о которых я, например, меньше всего ожидал услышать то, что говорил о них Сталин.

Сначала со всем этим синодиком обвинений и подозрений, обвинений в нестойкости, подозрений в трусости, капитулянтстве он обрушился на Молотова. Это было настолько неожиданно, что я сначала не поверил своим ушам, подумал, что ослышался или не понял. Оказалось, что это именно так. Из речи Сталина следовало, что человеком, наиболее подозреваемым им в способности к капитулянтству, человеком самым в этом смысле опасным был для него в этот вечер, на этом пленуме Молотов, не кто-нибудь другой, а Молотов. (…)

Я так и не понял, в чём был виноват Молотов, понял только то, что Сталин обвиняет его за ряд действий в послевоенный период, обвиняет с гневом такого накала, который казалось, был связан с прямой опасностью для Молотова, с прямой угрозой сделать те окончательные выводы, которых, памятуя прошлое, можно было ожидать от Сталина. В сущности, главное содержание своей речи, всю систему обвинений в трусости и капитулянтстве, и призывов к ленинскому мужеству и несгибаемости Сталин конкретно прикрепил к фигуре Молотова: он обвинялся во всех грехах, которые не должны иметь места в партии, если время возьмёт своё и во главе партии перестанет стоять Сталин.

При всём гневе Сталина, иногда отдававшем даже невоздержанностью, в том, что он говорил, была свойственная ему железная конструкция. Такая же конструкция была и у следующей части его речи, посвященной Микояну, более короткой, но по каким-то своим оттенкам, пожалуй, ещё более злой и неуважительной.

В зале стояла страшная тишина. На соседей я не оглядывался. Но четырёх членов Политбюро, сидевших сзади Сталина за трибуной, с которой он говорил, я видел: у них у всех были окаменевшие, напряженные, неподвижные лица. Они не знали, так же как и мы, где и когда и на чём остановится Сталин, не шагнёт ли он после Молотова и Микояна на кого-то ещё. Они не знали, что ещё предстоит услышать о других, а может и о себе. Лица Молотова и Микояна были белыми и мёртвыми. Такими же белыми и мёртвыми эти лица оставались тогда, когда Сталин кончил, вернулся сел за стол, а они — сначала Молотов, потом Микоян — спустились один за другим на трибуну, где только что стоял Сталин, и там — Молотов дольше, Микоян короче — пытались объяснить Сталину свои действия, поступки, оправдаться, сказать ему, что они никогда не были трусами, ни капитулянтами и не убоятся новых столкновений с лагерем капитализма и не капитулируют перед ним» (К.М.Симонов, “Глазами человека моего поколения. Размышления об И.В.Сталине”, Москва, издательство Агентства печати Новости, 1988 г., стр. 239 — 246, с изъятиями части текста, места которых отмечены многоточиями в скобках).

Тем не менее на ХХ съезде и В.М.Молотов, и А.И.Микоян капитулировали перед Н.С.Хрущёвым. Либо соблюли масонскую дисциплину?

[83] Официоз ЦК КПСС.

[84] Официоз государственности СССР.

[85] 31 октября по ныне действующем календарю: авторы доклада Н.С.Хрущёва не потрудились пересчитать даты с юлианского календаря, действовавшего в 1917 г., на григорианский календарь, действующий с 1918 г.

[86] В докладе ссылки на 4-е издание Полного собрания сочинений В.И.Ленина.

[87] После выступления Каменева, после требования Ленина об исключении Зиновьева и Каменева из партии (а всего за несколько месяцев до этого В.И.Ленин и Г.Е.Зиновьев вместе скрывались в шалаше у озера Разлив, и писали вместе книгу “Государство и революция”) в газете “Рабочий путь” 20 октября (2 ноября) И.В.Сталиным была опубликована заметка “От редакции”. ПСС В.И.Ленина, изд. 5, т. 34, стр. 503, сообщает: «В этой заметке Сталин писал, что резкость тона статьи Ленина (“Письмо к товарищам”, см. настоящий том, стр. 398 — 418) не меняет по отношению к Зиновьеву и Каменеву того, „что в основном мы остаёмся единомышленниками“ (“Рабочий путь”, № 41, 1917 г.).

Т.е. в октябре 1917 г. И.В.Сталин встал на защиту членства в партии Каменева и Зиновьева, о чём Н.С.Хрущёв в своём докладе, умолчал.

[88] О том, как Г.Е.Зиновьев руководил Коминтерном в период между II и IV конгрессами Коминтерна, Н.С.Хрущёв не посчитал нужным сообщить съезду.

[89] А чем он является, ни В.И.Ленин, ни Н.С.Хрущёв пояснять не стали.

[90] Но именно этого — разбираться в проблематике «в чём суть троцкизма и почему он враг большевизма» авторы доклада Н.С.Хрущёва не намеревались.

[91] Как сообщает в своих “Памятных записках” Л.М.Каганович, в бытность его первым секретарём ЦК компартии Украины, в перерыве на одном из совещаний к нему подошёл Н.С.Хрущёв, которого он тогда ещё не знал. Н.С.Хрущёв пожаловался Л.М.Кагановичу, что в прошлом он примыкал к троцкистам, но потом порвал с ними, но люди, памятуя о его троцкистском прошлом, ему не доверяют и не выдвигают на ответственные посты; однако у него есть желание работать в больших масштабах и потому он обращается к Л.М.Кагановичу с просьбой, если тот сочтёт возможным, посодействовать ему в переходе на другую работу, где бы были новые люди, которые не смотрели бы на него как на троцкиста. Л.М.Каганович, поверил и посодействовал. О троцкистском прошлом Н.С.Хрущёва знал и И.В.Сталин, но тоже поверил ему в том, что тот искренне отошёл от троцкизма.

Но упомянуть в докладе о том, что и сам он выходец (либо проходимец?) из троцкистов, которому поверили и содействовали его партийной и государственной карьере и Каганович, и Сталин, Н.С.Хрущёв не посчитал нужным, а Л.М.Каганович “постеснялся” ему об этом напомнить на ХХ съезде и попросить подробнее развить тему о сути троцкизма и большевизма и об их взаимоотношениях в политике.

[92] А если контрольные сроки на вразумление истекли, и вопрос был вынужденно переведён в область партийной и общесоциальной гигиены? — тоже тема интересная…

[93] Здесь авторы доклада Н.С.Хрущёва выражают свои двойственные нравственно-этические стандарты: так называемых «классовых врагов» уничтожать можно, но тех, кто не является «классовым врагом», уничтожать недопустимо, их надо нескончаемо долго идейно убеждать. Но ответ на вопрос о том, кого и по каким критериям относить к категории «классовых врагов», а кого к ошибающимся — остался в умолчаниях.

[94] Берия Л.П. (1899 — 1953), бывший нарком (министр) внутренних дел СССР, первый заместитель Председателя Совета Министров СССР, член Президиума ЦК КПСС. В июле 1953 г. Пленум ЦК КПСС за преступные антипартийные и антигосударственные действия вывел его из состава ЦК и исключил из партии. Он был снят со всех государственных постов.

23 декабря 1953 г. специальное судебное присутствие Верховного суда СССР приговорило Л.П.Берия к расстрелу. (Примечание в цитируемой публикации доклада Н.С.Хрущёва).

[95] Можно подумать, что руки самого Н.С.Хрущёва не были по локти в крови, что не без его участия фальсифицировались дела в 1930-е гг., что не по его указанию было фальсифицировано «дело Берии», что в 1962 г. не были фальсифицированы дела в отношении так называемых «зачинщиков» волнений в Новочеркасске.

[96] Настоящая фамилия Бронштейн.

[97] Ещё раз: настоящая фамилия Розенфельд.

[98] Настоящая фамилия Апфельбаум, Радомысльский — один из его псевдонимов: взят по фамилии жены.

[99] Лоллий Замойский “За фасадом масонского храма”, Москва, 1990 г., стр. 259, 260.

[100] Родной брат Я.М.Свердлова (1885 — 1919), председателя Всероссийского Центрального исполнительного комитета с 1917 г. до его смерти в 1919 г. З.Пешков эмигрировал во Францию, где дослужился до звания генерала.

[101] Обсуждались варианты высадки с моря террористической группы в царскую резиденцию Петергоф на берегу Финского залива (ныне дворцовый комплекс в городе Петродворец) и разного рода действия в финских шхерах, где царская семья проводила часть лета на островах и на яхте “Штандарт” (корабль водоизмещением около 4000 т).

[102] Последующий текст до конца этого раздела написан на основе раздела 6.3. “Новый курс «мировой закулисы»: социализм в одной отдельно взятой стране” работы ВП СССР “Форд и Сталин: О том, как жить по-человечески” с некоторыми сокращениями и изменениями.

[103] Вследствие такого способа осуществления власти «мировой закулисой» на местах — детективно-полицейские попытки выявить и разоблачить «мировой заговор» и агентуру «мирового правительства» (в смысле установить членство, пароли, явки, каналы связи и т.п.), всегда приводят к абсурду.

[104] Исторически так сложилось, что собственное российское производство вооружений и основные склады разнородных армейских запасов были сосредоточены на территории, контролируемой Советской властью. Они были заполнены до предела так, что даже в конце 1930-х гг. при проектировании В.Г.Грабиным пушки — будущей «ЗиС-3» — одним из требований было — обеспечить возможность стрельбы 76 мм снарядами, в большом количестве оставшимися от первой мировой и гражданской войны. Удовлетворение этого требования вынужденно привело к снижению мощности заряда этого вновь разработанного орудия и снижению его тактико-технических характеристик.

Причина переполнения складов была в том, что оппозиция режиму Николая II, приняв в России организационную структуру масонства, саботировала ведение войны царским режимом, готовила государственный переворот, за которым должно было последовать победоносное завершение войны новым буржуазным республиканским или конституционно-монархическим режимом. Но А.Ф.Керенский оказался ставленником «мировой закулисы» (см. об этом книгу: Н.Н.Яковлев, “1 августа 1914”, Москва, 1974 г.; изд. 3, доп., Москва, “Москвитянин”, 1993 г.), вёл Временное правительство таким политическим курсом, чтобы сдать власть марксистам-интернацистам, для чего «кинул» генерала Л.Г.Корнилова, возглавившего поход фронтовых частей армии на революционный Петроград, объявив его изменником.

[105] Здесь следует иметь в виду, что если в революцию 1905 — 1907 гг. все жители Российской империи по существу были свободны в выборе стороны проявлений своей политической активности, то сразу же за февральской революцией, календарно приуроченной к пуриму (празднику еврейского интернацизма в честь уничтожения национальной правящей “элиты” древней Персии) в Гельсинфорсе — тогда главной базе Балтийского флота, ныне Хельсинки — была проведена террористическая операция, в ходе которой боевики уничтожали офицеров без суда и следствия, без каких-либо прегрешений многих погибших перед нижними чинами. Руководителем антиофицерского террора в Гельсинфорсе был еврей Шпицберг, член РСДРП. Аналогичные террористические операции были проведены и в армии, а один из нижних чинов, убивший своего командира указом Гучкова (одно время был военным и морским министром во временном правительстве) был награждён Георгиевским крестом. Поскольку эти действия делались от имени революции, то политически безграмотное офицерство, стихийно эмоционально реагируя на эту подлость, разворачивало запоздалую контрреволюционную активность.

Это означает, что многие из числа погибших на стороне белых в гражданской войны, были принуждены интернацистами-марксистами выступить против революции, дабы она не стала истинно социалистической и антимарксистской. Также и Кронштадтский мятеж был организован при соучастии Зиновьева (Апфельбаума) для того, чтобы подавить антиинтернацистскую составляющую революции. Лозунгом Кронштадтского мятежа был «За советы без коммунистов!» — «марксисты», чтобы не пятнать имя своего учителя, и тогда, и ныне предпочитают называться чужими именами, в том числе и «коммунистами». Толпа же не задумывается о различии смысла этих слов и стоящих за ними общественно-политических явлений.

Более обстоятельно о том, как офицерский корпус России был подвигнут на контрреволюционную деятельность революционерами-интернацистами, см. работу ВП СССР “Обмен мнениями” (ответ на письмо хопёрских казаков, файл 2000-01-05-Ответ_хоперским_казакам.doc в информационной базе ВП СССР, распространяемой на компакт-дисках) либо публикацию: Гаральд Граф, “Кровь офицеров” в журнале “Слово”, № 8, 1990 г., стр. 22 — 25), которая в материалах Концепции общественной безопасности приводится с некоторыми сокращениями в работе ВП СССР Троцкизм-“ленинизм” берёт “власть” («Разгерметизация». Рукопись 1990 г. Глава 5. § 8).

[106] Это к вопросу о том, кто был больше заинтересован в ликвидации М.В.Фрунзе в 1925 г.: И.В.Сталин, как утверждают Б.Пильняк и авторы “Московской саги”? либо троцкисты?

[107] «17-го августа 1918 г. в Петербурге бывшим студентом, юнкером во время войны, социалистом Канегиссером был убит народный комиссар Сeверной Коммуны, руководитель Петербургской Чрезвычайной Комиссии — Урицкий. Официальный документ об этом акте гласит: “При допросе Леонид Каннегиссер заявил, что он убил Урицкого не по постановлению партии, или какой-нибудь организации, а по собственному побуждению, желая отомстить за арест офицеров и расстрел своего друга Перельцвейга”.

28-го августа социалистка Каплан покушалась на жизнь Ленина в Москве.

Как ответила на эти два террористических акта советская власть?

По постановлению Петроградской Чрезвычайной Комиссии — как гласит официозное сообщение в “Еженедeльникe Чрез. Ком.” 20-го октября (No. 5) — расстреляно 500 человек заложников. Мы не знаем и, вероятно, никогда не узнаем точной цифры этих жертв — мы не знаем даже их имён. С уверенностью однако можно сказать, что действительная цифра значительно превосходит цифру приведённого позднейшего полуофициального сообщения (никакого официального извещения никогда не было опубликовано). В самом деле, 23-го марта 1919 года английский военный священник Lombard сообщал лорду Керзону: “в последних числах августа две барки, наполненные офицерами, потоплены и трупы их были выброшены «волнами на берег: наше добавление по контексту при цитировании» в имении одного из моих друзей, расположенном на Финском заливе; многие были связаны по двое и по трое колючей проволокой". (Из книги С.П.Мельгунова “Красный террор в России. 1918 — 1923”, приводится по публикации в интернете http://fragments.spb.ru/uritsky_1.html).

Канегиссер, Урицкий, Каплан — евреи, Ленин — по крови еврей на 1/4, а жертвы якобы ответного массового уничтожения людей — в большинстве своём русские и представители других этнических групп. Такова политика еврейского интернацизма, проводившаяся в годы революции и гражданской войны под лозунгами социализма и коммунизма.

[108] Спрашивается, чем думала российская правящая “элита”, допустив такое положение вещей? Ей ведь ещё в XVIII веке в лице Михаила Васильевича Ломоносова (1711 — 1765) было дано явное знамение, что она глубоко не права в своём подавлении возможностей простонародья в получении образования. “Элите” было проще верить, что М.В.Ломоносов — незаконный сын императора Петра Великого, нежели признать, что Бог дарует Свою искру по Своему Промыслу, не взирая на сословную иерархию, учреждённую людьми, и потому лучше не городить иерархий личностных отношений, чтобы не препятствовать Промыслу Божиему.

[109] Именно так её позволяет характеризовать «закон о борьбе с антисемитизмом» (Постановление Совета народных комиссаров), принятый в 1918 г., предусматривавший в том числе и смертную как наказание для наиболее злостных “антисемитов”, что обеспечивало евреям на протяжении нескольких десятилетий исключительное положение в обществе, поскольку всякий конфликт еврея с любым неевреем давал еврею чисто формальные юридические основания апеллировать к закону о борьбе с антисемитизмом.

И поскольку евреи и состоящие в браке с евреями составляли и составляют значимую долю в составе правящей постреволюционной элиты, включая и сферу юриспруденции во всех её ипостасях, шансов успешно противостоять обвинению в антисемитизме было не много. Такое положение — означало, что в стране воцарился еврейский фашиствующий интернацизм.

И.В.Сталин публично признал юридический статус СССР именно как еврейско-масонского фашистского государства и в 1936 г. незадолго до принятия новой Конституции СССР:

Об антисемитизме.

Ответ на запрос Еврейского телеграфного агентства из Америки.

Отвечаю на Ваш вопрос.

Национальный и расовый шовинизм есть пережиток человеконенавистнических нравов, свойственных периоду каннибализма. Антисемитизм, как крайняя форма расового шовинизма, является наиболее опасным пережитком каннибализма.

Антисемитизм выгоден эксплуататорам, как громоотвод, выводящий капитализм из под удара трудящихся. Антисемитизм опасен для трудящихся, как ложная тропинка, сбивающая их с правильного пути и приводящая их в джунгли. Поэтому коммунисты, как последовательные интернационалисты, не могут не быть непримиримыми и заклятыми врагами антисемитизма.

В СССР строжайше преследуется законом антисемитизм, как явление, глубоко враждебное Советскому строю. Активные антисемиты караются по законам СССР смертной казнью (выделено нами при цитировании).

И.Сталин.

12 января 1931 г.

Впервые опубликовано в газете “Правда”, № 329, 30 ноября 1936 г.» (И.В.Сталин, Сочинения, т. 13, Москва, Политиздат, 1951 г., стр. 28).

Хотя вопрос этот был задан в 1931 г., но в СССР ответ на него был опубликован только в 1936 г. за неделю до принятия новой Конституции 5 декабря. Кроме того И.В.Сталин не забыл включить этот ответ в собрание своих сочинений, т.е. по-прежнему находил его жизненно значимым.

На еврейско-масонский фашистский характер режима в СССР указывает то обстоятельство, что речь идёт не о подавлении расизма и ксенофобии в любых формах её проявления, включая «антисемитизм», а именно о юридическом выделении антисемитизма как особой опасности для «советского строя» при сверхпропорциональном представительстве евреев в органах власти и «престижных» отраслях деятельности. Это выражение поощрения еврейского расизма в законодательстве СССР, направленного против всего остального нееврейского населения страны.

Включение этого ответа в собрание сочинений в 1948 г. — ещё один знак, указывающий на то, что положение дел в СССР мало в чём изменилось, поскольку Собрание сочинений было в большей мере адресовано молодёжи и потомкам, нежели взрослым современникам и ветеранам коммунистического движения.

В иудейском фашистствующем интернацизме имеет корни и нынешняя истерика представителей “обеспокоенной общественности” по поводу возможных появления русского фашиствующего национализма: конкурентов на этом политическом поле в России они не терпят. И потому требование такого сурового приговора — пожизненное заключение — Александру Копцеву, совершившему нападение на евреев — фашистов-интернацистов — в синагоге в январе 2006 г. И это при том, что у парня с психикой явно не всё в порядке, поскольку он — экстремист-одиночка.

[110] Многим нашим современникам причин этого не понять. Поэтому, для облегчения понимания причин и целей такого рода поддержки рабочей и крестьянской молодежью Советской власти напомним о фактическом бесправии низших сословий Российской империи (чего стоят только объявления «собакам и нижним чинам вход в парк запрещён») в возможностях получения образования и личностного развития, о необходимости вкалывать от зари до зари и получать доходы, не позволяющие покрыть потребности личности и семьи по демографически обусловленному спектру потребностей. В результате революции при всех её издержках и хозяйственной разрухе, вызванной империалистической и гражданской войной, материальный достаток в большинстве семей, хотя и не достиг довоенного уровня (1913 г., с которым соотносили статистические показатели СССР чуть ли не до конца 1970-х гг.), но перед рабочей и крестьянской молодёжью открылись возможности личностного развития и служения обществу, каких не было до 1917 г. Так что было, ради чего поддерживать Советскую власть и проявлять свою инициативу в социалистическом строительстве.

[111] Это было настолько серьёзно, что Ю.Ларин (Михаил Залманович Лурье) в 1929 г. выступил с книгой “Евреи и антисемитизм в СССР”, выпущенной одновременно и в Москве, и в Ленинграде. В ней он пытался дать правдоподобное объяснение «еврейскому вопросу» и усыпить интерес простого народа к нему в Советском Союзе, представив «еврейский вопрос» жизненно несостоятельным предрассудком, унаследованным от прошлого России как «тюрьмы народов», в которой правящий режим якобы сеял межнациональную рознь, дабы устранить угрозу революции. Реакцией на «особое угнетение» евреев царизмом он объяснял и их особую творческую активность, и их сверхпропорционально высокую долю в составе революционных партий.

М.З.Лурье — второй тесть Н.И.Бухарина. После Великой Октябрьской социалистической революции работал в комитетах и комиссиях Высшего Совета Народного Хозяйства по руководству финансами, по национализации торговли, по созданию совхозов и других. Умер в 1932 г. своею смертью, не дожив до начала репрессий.

[112] Л.Д.“Троцкий” этого явно не понимал, и лез в “вожди”, не желая при этом освободиться от приверженности интернацизму. Это и является причиной того, что он получил альпенштоком по голове. Был бы большевиком — дожил бы до глубокой старости как Л.М.Каганович.

[113] Реакция населения Афганистана на попытку СССР исполнить свой «интернациональный» долг перед ним в 1979 г. — общеизвестна.

[114] Это хорошо видно на отношении к идее социализма в Прибалтике. В 1917 г. красные латышские стрелки не помышляли ни о каком отделении Латвии от России и были душа в душу с сибирскими стрелками (см. стенографический отчёт о VI съезде РСДРП в августе 1917 г.: “Протоколы съездов и конференций Всесоюзной Коммунистической партии (б) — Шестой съезд”, Москва, Ленинград, 1927 г.). После Октябрьской революции 1917 г. красные латышские стрелки были одной из надёжнейших опор новой государственности. В одной из статей Л.Д.Бронштейн (Троцкий) даже утверждал, что если бы не они, то Советская власть рухнула бы. В 1940 г. после вхождения государств Прибалтики в состав СССР, организованного изнутри периферией интернацистского Коминтерна, сразу же началось развиваться широкое недовольство Советской властью и социализмом, которое усиливалось вплоть до распада СССР в 1991 г.

[115] Одно из определений политики, как явления общественной жизни, — искусство возможного.

[116] И как показала дальнейшая история, троцкистская периферия в вооружённых силах СССР вплоть до процессов над маршалами 1937 г. бредила «революционной войной» с целью установления марксистского социализма во всём мире и крапала “научные” труды на эту тему. В этой связи следует обратить внимание, что одна из первых задач, которую поставил Н.С.Хрущёв в докладе ХХ съезду — пересмотреть «дело Тухачевского» — амбициозного военного бездаря (крах похода на Варшаву в 1920 г., против начала которого возражал И.В.Сталин, по мнению противника Тухачевского в той войне, маршала Пилсудского, — прямой результат военного абстракционизма Тухачевского), но успешного карателя в годы гражданской войны, графомана на военно-теоретические темы в годы Советской власти и вредителя в деле перевооружения армии и флота в предвоенные годы. О том, что обвинение во вредительстве в адрес Тухачевского — не пустые слова, в материалах Концепции общественной безопасности см. в работе ВП СССР “Мёртвая вода”; мнение Пилсудского о полководческих “талантах” Тухачевского приводит В.Суворов (В.Б.Резун) в своей книге “Очищение. Зачем Сталин обезглавил свою армию” (Москва, «АСТ», 1998 г.).

[117] Из того, что известно ныне достаточно широко, В.И.Ленин был чуть ли не единственный партийный деятель, кто оценил значимость для дела большевизма дореволюционных теоретических разработок И.В.Сталина, в частности его работы “Марксизм и национальный вопрос”. В этой работе И.В.Сталин дал определение термина «нация», которое показывает, что еврейство — не нация, а нечто другое, чему И.В.Сталин определения не дал.

[118] Как сообщалось уже в годы перестройки, вследствие ранения у Ленина была ущемлена одна из сонных артерий. В результате её сужения под давлением окружающих повреждённых тканей, было нарушено кровоснабжение головного мозга, что и повлекло за собой прогрессирующее развитие его функциональных расстройств, общее нарушение нервной деятельности и смерть.

[119] Эта задача руководством РСДРП — КПСС — КПРФ прямо никогда не ставилась и не ставится. Организационной основой партии считался и считается устав и партийная дисциплина. Именно это и обрекает КПРФ на политический крах.

[120] По существу осуществление этого предложения в партии инициативно деятельных людей, исключало возможность функционирования ЦК в келейно-мафиозном режиме «вождизма» и было направлено против толпо-“элитаризма” и личных диктатур. Но как показала дальнейшая истории, сама по себе численность ЦК, не гарантирует ни от “вождизма”, ни от мафиозно-келейного характера, прежде всего, выработки, а потом уж — принятия решений.

[121] Эту фразу Н.С.Хрущёв полностью приводит в своём докладе.

[122] Народный комиссариат путей сообщения — тогдашнее название министерства.

[123] Встаёт вопрос по поводу умолчания: А чем ещё, кроме выдающихся способностей, выделяется “Троцкий”?

[124] Курсивом выделены слова, которые Н.С.Хрущёв извлёк из этой фразы и привёл в своём докладе. Последующие слова о небольшевизме “Троцкого” он опустил.

[125] Первую часть “Письма к съезду” в 23 — 25 декабря 1922 г. записала секретарь В.И.Ленина М.А.Володичева. Если Л.А.Фотиевой в третьем издании БСЭ посвящена статья, то об М.А.Володичевой в БСЭ не сказано ни слова. Почему столь разное отношение к двум секретарям?

[126] Выделенный курсивом фрагмент приводится и в докладе Н.С.Хрущёва ХХ съезду.

[127] «Бухарин не только ценнейший и крупнейший теоретик партии, он также законно считается любимцем всей партии, но его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нём есть нечто схоластическое (он никогда не учился и, думаю, никогда не понимал вполне диалектики)» (“Письмо к съезду”, записи от 25 декабря 1922 г.).

[128] «Пятаков — человек несомненно выдающейся воли и выдающихся способностей, но слишком увлекающийся администраторством и администраторской стороной дела, чтобы на него можно было положиться в серьезном политическом вопросе» (“Письмо к съезду”, записи от 25 декабря 1922 г.).

[129] Изначально это была важная, требующая многих знаний, но почти что чисто техническая должность. На её обладателя возлагалась обязанность руководства секретариатом ЦК, который должен был освободить «вождей» от рутинной чисто канцелярской работы: подготовки материалов к заседаниям вождей, оформление и рассылка постановлений их заседаний и т.п.

[130] По существу «правовой статус» рабов и рабочего скота в древних рабовладельческих обществах был одинаков.

[131] Современник и очевидец событий И.В.Сталин прокомментировал «октябрьский эпизод» Каменева и Зиновьева сходным образом в своём выступлении на объединённом пленуме ЦК и Центральной Контрольной Комиссии (ЦКК) ВКП (б) 23 октября 1927 г. и тоже в связи с “Письмом к съезду”, в сокрытии которого троцкисты уже тогда обвиняли ЦК:

«Оппозиция старается козырять “завещанием” Ленина. Но стоит только прочесть “завещание”, чтобы понять, что козырять им нечем. Наоборот, “завещание” Ленина убивает нынешних лидеров оппозиции. В самом деле, это факт, что Ленин в своём “завещании” обвиняет Троцкого в „небольшевизме“, а насчёт ошибок Каменева и Зиновьева во время Октября говорит, что эта ошибка не является случайностью. Что это значит? А это значит, что политически нельзя доверять ни Троцкому, который страдает „небольшевизмом“, ни Каменеву и Зиновьеву, ошибки которых не являются “случайностью” и которые могут и должны повториться».

Текст этого выступления И.В.Сталина был опубликован в газете “Правда” 25 октября 1927 г. и включён в 10-й том его Собрания сочинений. Сталин тоже говорит о том, что “ошибки” Каменева и Зиновьева носят системно обусловленный характер и от Каменева и Зиновьева надо защищаться как от представителей некой враждебной системы, от власти которой над собой они не могут освободиться на протяжении уже многих лет.

[132] В сборнике “Сталин в жизни” (редактор-составитель Е.Гусляров, «Олма-Пресс», Москва, 2003 г., стр. 164) приводится следующее свидетельство о реакции зала на чтение “Письма к съезду” на XIII съезде партии (проходил 23 — 31 мая 1924 г.):

«При чтении завещания в зале вдруг раздалась чья-то громкая реплика:

— Ничего, нас грубостью не испугаешь, вся наша партия грубая, пролетарская…

Брусенцов В. Ленин // Простор. 1993. № 11. С. 154»

[133] Аналогично Второзаконие, 15:6.

[134] «Закон и пророки» во времена Христа это — то, что ныне известно под названием “Ветхий завет”.

[135] И раввинат должен согласиться с оценкой Гитлера: исторически реальное христианство — религия рабов. Но и иудаизм, если видеть систему в целом — тоже религия рабов, но на которых заправилами библейского проекта возложены несколько иные задачи: — как сказано в Коране: «Те, кому было дано нести Тору, а они её не понесли, подобны ослу, навьюченному книгами…»

[136] Для скептиков-буквоедов: вопрос не в том, где об этом написано и где это юридически-нотариально установлено и таким образом возведено в ранг исторической истины; дело в том, что это управленчески целесообразно во всякой толпо-“элитарной” системе в качестве системообразующего принципа и потому проводится масонством в жизнь на протяжении веков.

[137] Термин «концептуальная власть» следует понимать двояко: во-первых, как тот вид власти (если соотноситься с системой разделения специализированных властей), который даёт обществу ; во-вторых, как власть самой концепции (Идеи) над обществом (т.е. как информационно-алгоритмическую внутреннюю скелетную основу культуры и опору для всей жизни и деятельности общества).

В первом значении — это власть конкретных людей, чьи личностные качества позволяют увидеть возможности, избрать цели, найти и выработать пути и средства достижения избранных ими по их произволу целей, внедрить всё это в алгоритмику коллективной психики общества, а также и в устройство государственности. Все концептуально безвластные — заложники концептуальной власти в обоих значениях этого термина. Именно по этой причине в обществе концептуально безвластных людей невозможны ни демократия, ни права человека.

[138] Более подробно о том, как всё это работает, в материалах КОБ см. в работах ВП СССР “Вопросы митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Иоанну и иерархии Русской православной церкви” (1994 г.), “К Богодержавию…” (1996 г.), “Суфизм и масонство: в чём разница” (в сборнике “Интеллектуальная позиция”, № 1/97 (2) в Информационной базе ВП СССР”).

[139] О глобальной политике в большинстве случаев пишут сами же масоны и примасонненые, предпочитая при этом пользоваться словами-знаками, не выражающими сути глобальной политики, такими как «евроатлантизм», «мондиализм», «евразийство» и т.п.

[140] В соотнесении с этим системообразующим принципом идеологической всеядности масонства, по существу говоря, все сетования Н.С.Хрущёва на печальную судьбу Л.Б.Каменва и Г.Е.Зиновьева и ряда других выдающихся представителей так называемой «ленинской гвардии» партии представляют собой обвинение И.В.Сталина в нарушении им внутримасонской этики и не более того. Тем более — в соотнесении с фальсификацией при участии самого Н.С,Хрущёва «дела Берии» и с фальсификацией дел «зачинщиков» беспорядков в Новочеркасске в 1962 г.

[141] Пояснение терминов дано на основе соответствующих статей в “Толковом словаре иноязычных слов” под редакцией Л.П.Крысина (Москва, «Русский язык», 1998 г., стр. 811, 814).

[142] Поэтому И.В.Сталин был куда большим демократом, нежели все порицающие его за «тоталитаризм» партийные и государственные бюрократы последующих времён и непричастные к делу государственного правления интеллигенты.

[143] Первый том “Капитала” был издан на русском языке в 1872 г. Ленину в это время было около 2 лет. Сталину предстояло родиться ещё через 6 лет.

До революции 1905 г. оставалось ещё 33 года. Это куда как достаточный срок для того, чтобы понять суть марксизма и выработать свой ответ на него. Однако у интеллигенции было время на «базар» о судьбах отечества, на рестораны и публичные дома, но времени на то, чтобы понять суть марксизма и защитить от него себя, простонародье и будущие поколения, времени не нашлось. От подавления революции в 1907 г. до начала новой в 1917 г. — 10 лет.

ВЫВОД: эмиграция и ГУЛАГ после революции 1917 г. — вполне заслуженные, закономерные результаты собственной интеллектуальной несостоятельности дореволюционной интеллигенции, хотя и обусловленные сущностью и предназначением марксизма как внешним фактором воздействия.

Время от выхода первого издания “Капитала” на русском языке до краха исторически сложившейся государственности в 1917 г. российская интеллигенция посвятила пустому «базару» о судьбах человечества, ресторанам и борделям, наживе и взаимному подсиживанию в делании карьеры.

[144] В материалах Концепции общественной безопасности тема ревизии философии марксизма и выработки эффективной альтернативы ей рассмотрена в работе ВП СССР “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”.

[145] «И комиссары в пыльных шлемах склонятся молча надо мной…» (Б.Ш.Окудажава); «ХХ съезд мне вручил партбилет…» и т.п.

[146] Именно эта фанатичная одержимость марксизмом в жизни была характерна для марксистов-революционеров начала века — троцкистской гвардии, обычно называемой «ленинской», которую безжалостно выкашивала сталинская бюрократия, начиная с конца 1934 г.

[147] В.Н.Емельянов — автор цитированной ранее книги “Десионизация” — был за неё заточён в «дурдом», где провёл 8 лет, и откуда вышел только в годы перестройки. “Десионизация” в СССР не публиковалась, а хранение её самиздатных копий было уголовно наказуемо как разновидность «антисоветской деятельности» (книга была издана за рубежом Организацией освобождения Палестины и до начала перестройки была практически неизвестна в СССР; это было необходимо заправилам глобальной политики для того, чтобы ещё только предполагавшаяся перестройка в СССР не обрела неприемлемых для них качеств).

[148] Если смотреть из 1953 г. И уже сделала, если смотреть из 2006 г.

[149] Кроме этого у них к И.В.Сталину ещё одна претензия в связи с тем, что ещё в 1913 г. он дал определение термина «нация»:

«Нация есть исторически сложившаяся, устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры. (…) Только наличие всех признаков, взятых вместе, даёт нам нацию» (И.В.Сталин, “Марксизм и национальный вопрос”, Сочинения, т. 2., 1946 г., стр. 296, 297).

Евреи диаспоры — основные носители библейского проекта порабощения всех — этому определению нации не удовлетворяют. И хотя они безусловно являются исторически сложившейся устойчивой общностью людей, однако эта общность по своим характерным признакам представляет собой мафию, маскирующуюся под нацию. Главный признак мафии — отношение её членов к другим людям, исходя из идентификации их принадлежности к своей мафии: свой — «братан», чужой — «лох», т.е. объект воздействия и эксплуатации.

Собственно те же самые признаки нации, которые даёт И.В.Сталин в своём определении, приводятся и в современном школьном учебнике учебника “Введение в обществознание” для 8 — 9 классов общеобразовательных учреждений под редакцией Л.Н.Боголюбова, выпущенного издательством «Просвещение» в 2003 г. См.: исторический характер образования наций (“Человек и общество”, стр. 316, абзац 2), язык (там же, стр. 316, абзац 3), общность территории и экономическая связность (там же, стр. 316, абзац 4), психологическое единство в преемственности поколений и общность культуры.

Сталинское определение нации выводит еврейский вопрос из области межнациональных отношений, чего И.В.Сталину многие не могут простить: т.е. это «национально — диаспорные» взаимоотношения.

[150] Биосферно-экологический кризис как следствие гонки потребления; падение здоровья человечества, включая и рост статистики психических заболеваний и психической неустойчивости людей при росте энерговооружённости — это угроза любой власти, обесценивающая обладание даже самыми высокими видами внутрисоциальной власти в случае техногенных и природных катастроф и эпидемий.

[151] «Градус» в масонском жаргоне — иное название степени масонского посвящения.

[152] Здесь необходимо сделать оговорку, что речь идёт не о посвящении как обязательном условии делания карьеры, а о поддержке системой тех, чья деятельность признаётся её заправилами полезной вне зависимости от приглашения к посвящению и принятия его.

[153] Мимоходом отметим, что К.Маркс внук двух раввинов, т.е. корпорации высших менеджеров библейского проекта порабощения всех.

[154] Первая мировая война ХХ века были организована масонством в интересах продвижения марксистского проекта, а Германская и Российская империи просто влезли сдуру в сценарий глобальной политики, государством носителем которого была Великобритания. Обоснование этого утверждения в материалах Концепции общественной безопасности см. в работе ВП СССР “Разгерметизация”.

Также масонством была организована и вторая мировая война, и снова, при опоре на государственность Великобритании — в материалах Концепции общественной безопасности об этом см. аналитическую записку ВП СССР “И будете искать, кому бы продаться, но не будет на вас покупающего…” (файл 20050514-60-летию_Победы.doc в составе Информационной базы ВП СССР”); см. также А.Б.Мартиросян “Заговор маршалов. Британская разведка против СССР” (Москва, «Вече», 2003 г.).

[155] Не понимая этого даже по завершении гражданской войны, бывший промышленник А.И.Путилов, уже в эмиграции удивлялся:

«Мы не сомневались до самого конца в согласии Керенского с Корниловым. Корнилов шёл против Смольного, только против Смольного… Я и сейчас не даю себе отчёта в том, что заставило Керенского объявить Корнилова изменником и этим окончательно всё погубить» (В.В.Шульгин. Сборник: “Дни”, “ 1920”, Москва, “Современник”, 1989 г., стр. 37).

Пояснения: “Корниловский мятеж”, в ходе которого Л.Г.Корнилов двинул войска с фронта на революционный Петроград с целью подавления революции, имел место в начале сентября 1917 г. Смольный в период межреволюционного двоевластия Временного правительства и Советов в 1917 г. был резиденцией сторонников Советской власти.

Если бы Керенский был бы действительно серьёзно обеспокоен «большевистской угрозой» завоеваниям “демократии” для буржуев, то ему не надо было ждать «октябрьского эпизода» “Каменева” и “Зиновьева”: достаточно было помочь Корнилову. Но Керенский — масон, работая в рядах либералов на марксистский проект, — мог только сделать всё от него зависящее, чтобы “корниловщина” потерпела крах, а сам он смог бы спокойно сдать власть Бронштейну, Свердлову, Ульянову-Бланку и Ки покинуть Россию.

Но он тоже в чём-то провинился перед заправилами проекта, вследствие чего умер в глубокой старости, в бедности, забытый всеми.

И анекдот, появившийся в послехрущёвские времена, совершенно правильно утверждает, что Н.С.Хрущёв не успел присвоить звание Героя Советского Союза императору Николаю II (посмертно) за создание в стране революционной ситуации (он появился в пику тому, что Н.С.Хрущёв успел присвоить это звание президенту Египта Гамалю Абдэль Насеру, что в своё время вызвало недовольство многих граждан СССР, включая Героев Советского Союза, получивших это звание за подвиги, совершённые ими в годы Великой Отечественной войны).

[156] Отсюда же и система поощрения честолюбия, которая действовала в СССР в форме иерархического свода наград, учёных степеней и почётных званий во всех отраслях деятельности.

[157] В этот раздел включены некоторые фрагменты параграфа 8 гл. 5 работы ВП СССР “Разгерметизация” “Троцкизм-«ленинизм» берёт власть”.

[158] В фильме “Мумия” это утверждение прозвучало почти что прямо: «язык рабов» по отношению к еврейскому, — из уст мумии верховного жреца, рвущегося с «того» света к жизни на «этом» свете.

[159] «За новизной бежать смиренно народ бессмысленный привык…» — стихотворение А.С.Пушкина “Герой”.

[160] Одним из первых антимарксистские выходки В.И.Ленина учуял Л.Д.Бронштейн (Троцкий). В его работе 1904 г. “Наши политические задачи” есть такая оценка отношения В.И.Ленина к марксизму:

«Поистине нельзя с большим цинизмом относиться к лучшему идейному наследию пролетариата, чем это делает Ленин! Для него марксизм не метод научного исследования, налагающий большие теоретические обязательства, нет, это… половая тряпка, когда нужно затереть свои следы, белый экран, когда нужно демонстрировать своё величие, складной аршин, когда нужно предъявить свою партийную совесть!» (Л.Д.Троцкий “К истории русской революции”, сборник работ Л.Д.Бронштейна под ред. Н.А.Васецкого, Москва, «Политиздат», 1990 г., стр. 77). И на этой же странице дважды встречается фраза: «Диалектике нечего делать с тов. Лениным».

Вследствие того, что в диалектике отсутствуют формализованные алгоритмы и формально-логические законы, она внешне — формально — похожа на так называемую «дьявольскую логику», в которой законы и правила вырабатываются, утверждаются и отменяются (в том числе и по умолчанию) по ходу дела соответственно целям и потребностям заправил процесса убеждения кого-либо в чём-либо на основе «дьявольской логики», что делает её, в свою очередь, похожей на шизофрению. Разница в том, что шизофреник — искренне убеждён в адекватности жизни того, что он делает, а «дьявольский логик» — оператор, технолог, политтехнолог, сам не подвластен тому виду шизофрении, который он выражает в процедуре «дьявольской логики» с целью убедить в чём-то других; но если он убеждает в этом и себя самого, то он становится шизофреником. Не признавая В.И.Ленина диалектиком, Л.Д.“Троцкий” по сути обвиняет его в том, что В.И.Ленин — виртуоз «дьявольской логики», превосходящий в этом качестве самого Л.Д.Бронштейна.

Однако в 1917 г. меньшевикам пришлось объединяться с большевиками, массово — по команде — вступая в ряды РСДРП (б), поскольку в условиях двоевластия после февральской революции совпали их ближайшие интересы по взятию государственной власти. Уже в советские времена, когда вставал вопрос о дореволюционном партийном стаже, то в случаях, если он исчислялся с 1917 г., предлагалось указать месяц вступления в партию большевиков. Вследствие массового вступления разных меньшевиков в РСДРП (б), которое имело место в марте 1917 г., возник термин «мартовский большевик», который стал синонимом для обозначения меньшевиков и троцкистов в рядах партии большевиков.

Пришлось Л.Д.“Троцкому” признать гласно и публично В.И.Ленина ведущим теоретиком марксизма, вождём мирового пролетариата и создателем советского государства, хотя все послереволюционные произведения Л.Д.“Троцкого” подразумевают, что именно он — ведущий теоретик марксизма в эпоху, наступившую после ухода в мир иной К.Маркса и примкнувшего к Ф.Марксу Ф.Энгельса.

[161] Кадеты — название партии «Конституционных демократов» по первым буквам «КД» — одной из либерально-буржуазных, замасоненных партий дореволюционной России, которую по некоторым вопросам поддерживали и марксисты-меньшевики.

[162] Надо указать на то, что И.В.Сталин упоминает в своих произведениях самодержавие в двух формах: царское (т.е. кланово-“элитарное”) и народа, т.е. общенародное.

[163] Сама постановка, а не то что ответ по существу на эти вопросы представляют собой преступление против заправил марксистского проекта, как и всех прочих проектов “элитарного” меньшевизма. Будучи большевиком и зная, с кем приходится иметь дело, И.В.Сталин эти вопросы публично не задавал и не домогался ответов на них, но на протяжении всей своей жизни искал и давал делами ответы на них. Однако в силу сложившихся исторических обстоятельств он был вынужден пояснять свои действия на основе терминологического аппарата марксизма.

Поэтому после него осталось деловое наследие и пояснения к нему, написанные на марксистском политическом жаргоне. Его деловое наследие лет на 100 — 150 обогнало нравственно-этическое развитие и миропонимание общества. Но главное в том, что оно было чуждо и противно “элите”, вследствие чего на протяжении всего времени после убийства И.В.Сталина в 1953 г., его деловое наследие, запечатлённое в архитектуре государственности СССР и его законодательстве, “элита” целенаправленно разрушала. И чтобы народу было непонятно, что, в каких целях и как она рушит, было остановлено издание произведений И.В.Сталина, а изданное ранее — было изъято из общего доступа библиотек и помещено в спецхраны.

[164] Это также является основанием для того, чтобы так называемую “Национал-большевистскую партию” во главе с Э.Лимоновым характеризовать как антибольшевистскую, паразитирующую на авторитете большевизма.

[165] Один из наиболее ярких и показательных разногласий по этому вопросу представлен в литературе:

«— В числе прочего я говорил, — рассказывал арестант, — что всякая власть является насилием над людьми и что настанет время, когда не будет власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти. Человек перейдет в царство истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть.

— Далее!

— Далее ничего не было, — сказал арестант, — тут вбежали люди, стали меня вязать и повели в тюрьму.

Секретарь, стараясь не проронить ни слова, быстро чертил на пергаменте слова.

— На свете не было, нет и не будет никогда более великой и прекрасной для людей власти, чем власть императора Тиверия! — сорванный и больной голос Пилата разросся.

(…)

— Я думаю, — странно усмехнувшись, ответил прокуратор, — что есть ещё кое-кто на свете, кого тебе следовало бы пожалеть более, чем Иуду из Кириафа, и кому придётся гораздо хуже чем Иуде! Итак, Марк Крысобой, холодный и убеждённый палач, люди, которые, как я вижу, — прокуратор показал на изуродованное лицо Иешуа, — тебя били за твои проповеди, разбойники Дисмас и Гестас, убившие со своими присными четырёх солдат, и наконец, грязный предатель Иуда — все они добрые люди?

— Да, ответил арестант.

— И настанет царство истины?

— Настанет, игемон, — убеждённо ответил Иешуа.

— Оно никогда не настанет! — вдруг закричал Пилат таким страшным голосом, что Иешуа отшатнулся. (…) он ещё повысил командный голос, выкликивая слова так, чтобы слышали в саду: — Преступник! Преступник! Преступник!» (М.А.Булгаков. “Мастер и Маргарита”).

Но это — один из множества тех случаев, когда страх за своё благополучие и верноподданность, парализуют волю человека к познанию истины и воплощению её в жизнь. И таких больших и маленьких «пилатов» в обществе много…

[166] В толпо-“элитарном” обществе, эта община — большевики.

[167] Парвус — псевдоним. На само деле это А.Л.Гельфанд. Основные постулаты теории «перманентной революции» — марксистского экстремизма — “Троцкий” «позаимствовал у Парвуса» (Н.А.Васецкий в очерке “Л.Д.Троцкий: политический портрет” в сборнике: Л.Д.Троцкий. “К истории русской революции” под ред. д.и.н. Н.А.Васецкого, Москва, “Политиздат”, 1990 г., стр. 14).

[168] Против кого будут вынуждены вести борьбу за существование названные бюрократы, — осталось в умолчаниях.

[169] Это действительно так, поскольку цикл сельскохозяйственных работ не позволяет непрестанно заниматься политикой. Но мы не можем и борьбу пролетариата назвать самостоятельной, поскольку идеологическое оформление лозунгов социальной справедливости, под которыми проходила и проходит вся политическая борьба в обществе, всегда делали представители интеллигенции, НЕПОСРЕДСТВЕННО руководившие рабочими партиями. Интеллигенция, в свою очередь, в своем подавляющем большинстве пронизана масонством, вследствие чего находилась «под колпаком» у его хозяев и как социальная группа была подконтрольна им и масонству как организующей её силе.

Для того, чтобы вести самостоятельную политическую борьбу в среде крестьянства, как и в среде пролетариата должно было быть достаточно много концептуально властных людей, что было невозможно в России тех лет по двум основным причинам: 1) крайне низкий образовательный уровень и невежество в общесоциологических и исторических проблемах; 2) освоение марксизма не давало знаний, необходимых для обретения концептуальной властности и навыков практического управления государством и народным хозяйством.

[170] А этот абзац почти открытым текстом заявляет, что под именем «диктатуры пролетариата» будет нечто другое… Ещё 1906 г., до 1917 г. — 11 лет, но у хвалёной российской интеллигенции есть дела поважнее, нежели вырабатывать альтернативу будущему, оглашаемому Л.Д.“Троцким”.

[171] По существу — политику, проводимую от имени пролетариата, интеллигенцией, подконтрольной масонству.

[172] Т.е. речь идёт о целенаправленном обострении межклассовых противоречий вплоть до гражданской войны.

[173] Этот абзац — пустой трёп в силу неспособности невежественного и плохо и мало образованного пролетариата к вхождению в органы государственной власти, наличие чего признаёт и сам Л.Д.“Троцкий”, снова оставляя в умолчаниях ответ на вопрос: “Кто будет делать политику от имени пролетариата после победы революции?”.

[174] В силу того, что пролетариат политически несамостоятелен, т.е. концептуально безвластен, всё это будет делаться от имени пролетариата замасоненной революционной партией.

[175] Это было написано в 1906 г. — за-а-долго до 1930 г., когда началась «коллективизации сельского хозяйства» со множеством злоупотреблений троцкистов и р-р-революционного люмпена властью, что привело к гибели нескольких миллионов человек (до 10 миллионов по разным оценкам). Но интеллигенция этому не вняла и альтернативы — не выработала. Ум ли это нации? Совесть ли? — Нет: болтливые крохоборы и узколобые «специалисты» в “своём” деле.

Но осуществление этой программы пришлось на время, когда партию и государство олицетворял И.В.Сталин, а Л.Д.“Троцкий” уже был лишён всех постов в партии и государстве и выслан из страны.

[176] Политика масонства, проводимая посредством партии от имени пролетариата, — так будет правильно, если перевести с марксистско-масонского жаргона на русский язык.

[177] Фактически — интернацизм марксизма.

[178] Т.е. созывает “Учредительное собрание”, дабы обеспечить фазу свободного развития капитализма для создания экономических предпосылок к переходу к социализму согласно теории, изложенной в “Двух тактиках…”.

[179] Слово «филистёр», судя по всему, в русский язык ввёл В.Г.Белинский. Дав уже приводившееся ранее определение термина толпа: «Толпа есть собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету…», — В.Г.Белинский продолжает:

«Такие люди в Германии называются филистёрами, и пока на русском языке не приищется для них учтивого выражения, будем называть их этим именем» (Цитировано по книге: В.В.Одинцов “Лингвистические парадоксы”, М., «Просвещение», 1988 г., стр. 33).

Словарь Ожегова определяет филистёра как человека с узким обывательским кругозором и ханжеским поведением. В немецкий же язык слово «филистёр» вошло из студенческого жаргона. В переводе Библии на немецкий «филистёр» означает «филистимлянин». Филистимляне — жители Палестины в период до завоевания её древними иудеями под руководством Иисуса Навина, т.е. филистимляне-филистёры — не только враги, но и недочеловеки, со всеми вытекающими из этого последствиями для них. Так что употребление этого слова Л.Д.Бронштейном показательно, поскольку ещё раз характеризует его как представителя иудейского фашиствующего интернацизма, действующего под покровом как бы социалистического марксистского проекта. В каком из возможных значений употребил слово «филистёр» “Троцкий”, критикуя ленинские “Две тактики…”, — судите сами.

[180] Т.е. «решительной победы революции» не происходит.

[181] С массовкой надо расплачиваться, иначе она перейдёт к поддержке других вождей и других проектов.

[182] Т.е. косвенно признаётся политическая несамостоятельность пролетариата.

[183] Хотя фактически замасоненной интеллигенции, взявшейся выступать от имени пролетариата.

[184] А фактически — надиудейский предиктор.

[185] О причинах неудовлетворённости заправил глобальной политики капитализмом было сказано ранее: классовые антагонизмы, гонка потребления, перспективы экологического самоубийства.

[186] Примечание Л.Д.Бронштейна к изданию 1922 г.:

«Этого, как известно, не случилось, так как под руководством тов. Ленина большевизм совершил (не без внутренней борьбы) своё идейное перевооружение в этом важнейшем вопросе весной 1917 г., то есть до завоевания власти» (там же, стр. 115).

Мы обращаем внимание, что примечание датировано 1922 г.: Ленин был жив, какие-либо возражения по существу событий 1917 г. со стороны “верных” ленинцев — нам неизвестны. Также обращаем внимание, что Л.Д.Бронштейн по-прежнему в этом замечании выражает своё отношение к большевизму как к чему-то для него чуждому.

[187] Суханов — псевдоним, по настоящему Суханова звали Гиммер Н.Н., 1882 — 1940.

[188] Спрашивается: чего тянули 4 месяца с публикацией статьи “вождя” мирового пролетариата? — решали можно ли это огласить? либо в лучше спрятать в архивы? И кто тянул с публикацией и кто решал?

[189] Догадывался, что будет вторая; или посвятили?

[190] Писаная торба — сумка, изукрашенная узорами, художественной росписью. Согласно поговорке — с нею носится дурень.

[191] НЭП — новая экономическая политика. Отказ от оброчно-распределительной экономики «военного коммунизма» и возобновление рыночных отношений.

[192] Ленинская оценка.

[193] Мир с Германией усилиями В.И.Ленина — это вполне достойная причина для того, чтобы приверженцы мировой революции организовали на него покушение для того, чтобы убрать наиболее авторитетного и непреклонного вождя большевиков во избежание дальнейших помех с его стороны.

[194] На основе материалов Концепции общественной безопасности понимание жизненной состоятельности этого утверждения можно получить, освоив Достаточно общую теорию управления, включая её раздел об управлении на основе виртуальных взаимовложенных структур. Так же см. работы ВП СССР “Принципы кадровой политики: государства, «антигосударства», общественной инициативы”, “От корпоративности под покровом идей к соборности в Богодержавии”.

[195] Тех, кто стоит на позициях — была бы сильная Россия, а какой в ней будет строй — капитализм, феодализм, социализм, фашизм, рабовладение — не важно.

[196] Скорее наоборот — личные цели множества бюрократов по принципу «государство — это я» возводятся в ранг целей государственной политики, которую бюрократы делают на корпоративной основе, что и порождает антинародность бюрократических кланово обособившихся от остального общества режимов. Т.е. в утверждении К.Маркса: «государственная цель превращается в его личную цель», — выразилась одна из многих ошибок марксизма.

[197] А тема масонства в марксизме — в зависимости от обстоятельств — либо тема запретная, либо предмет для осмеяния.

[198] Мысль о том, что объективная истина «подшита в дело и хранится в архиве», в который имеют доступ только особо доверенные бюрократы, наиболее ярко проявляется в деятельности церковных бюрократий, чьи архивы простираются в прошлое подчас на несколько тысяч лет.

[199] Иначе говоря, организационные принципы масонства таковы, чтобы лично благонамеренного, возможно очень доброго человека вовлечь в осуществление объективного злобного библейского проекта порабощения всех так, чтобы он не имел об этом проекте и своей роли в его осуществлении адекватного представления.

[200] Как было отмечено ранее для большевизма характерно во всех случаях стремиться получить конкретный жизненно состоятельный ответ на всякий вопрос, который может быть соотнесён с жизнью, т.е. применён в реальном деле. А для бюрократии важно быть при деле и кормиться от него, в дело не вникая и возлагая всю полноту ответственности на подчинённых специалистов-профессионалов.

[201] Одно из свидетельств, указывающих на работу такой системы, содержится в тех же воспоминаниях А.С.Яковлева “Цель жизни”. Когда в предвоенные годы он с группой специалистов был командирован в Германию для изучения её авиационной техники и авиационной промышленности, то И.В.Сталин дал ему указание: “В случае, если он не найдёт поддержки в торгпредстве СССР, то пусть шлёт телеграммы с изложением сути проблем по адресу: «Москва, Иванову»”. — Имело изумляющее воздействие на бюрократов из торгпредства и Минвнешторга.

Ещё один косвенный признак состоит в том, что одна из проблем, которую пытались решить Н.С.Хрущёв и Кв «деле Берии» — выйти на личные архивы И.В.Сталина и Л.П.Берии, что им не удалось (см. Серго Берия (С.А.Гегечкори) “Мой отец — Лаврентий Берия” (Москва, «Современник», 1994 г.).

[202] Мы вершим проблемы мировые…

[203] Не царское это дело…

[204] Борис Бажанов в 1920-е гг. был техническим секретарем Политбюро и Сталина. В 1928 г. он бежал из СССР через границу с Ираном и, будучи в эмиграции, вел себя как деятельный противник государственного строя СССР. Во время советско-финляндского конфликта он (с согласия правительства Финляндии) организовал из советских военнопленных добровольческую воинскую часть, которая успела принять эффективное участие в войне на стороне Финляндии, и не разбежалась по прибытии на фронт, дабы бойцам вернуться на «советскую родину». Этот факт, хотя и не пропагандировался в СССР, получил довольно широкую известность и за неделю до нападения Германии на СССР Б.Бажанова пригласили в Берлин, дабы проконсультироваться с ним по российской проблематике третьего рейха. Он объяснил немцам, что если они смогут патриотизм русского народа повернуть против правящего в СССР режима, то победят; если же режим сможет опереться на патриотизм русского народа, то гитлеровскому режиму в Германии — могила. Написал книгу “Воспоминания бывшего секретаря Сталина” (одно из переизданий: С-Петербург, “Всемирное слово”, 1992 г.).

[205] Хотя в те годы такого слова в политическом лексиконе не было.

[206] Жить на зарплату не выше среднего рабочего заработка, как то предлагал им В.И.Ленин в “Государстве и революции”, соответствующая выдержка из которой была приведена нами ранее в сноске, они не хотели. Партмаксимум — ограничения на доходы членов партии, занимающих руководящие должности, на которых беспартийные специалисты могли получать существенно большую зарплату, нежели средняя зарплата, они отменили.

[207] Разница только в том, что чрезмерно бюрократизировавшийся бизнес терпит крах в конкуренции с менее бюрократизированным, а государственная бюрократии почти бессмертна, поскольку воспроизводит себя из поколения в поколение в интервалах между эпохами социального хаоса.

[208] Один из анекдотов той эпохи, авторство которого приписывается марксисту-интернацисту Карлу Радеку (зарубежному еврею, которого занесло в Россию, где он и погиб):

— Что общего между Сталиным и Моисеем?

— ???

— Моисей вывел евреев из Египта, а Сталин — из Политбюро…

Общее действительно есть, и более глубокое, чем его представил К.Радек. Но это общее фашиствующие еврейские интернацисты именуют «антисемитизмом». Поэтому если Сталина кто-то из них обвиняет в антисемитизме, то пусть забудет и о Моисее, поскольку он отступник от того Откровения, которое было открыто через Моисея. В материалах Концепции общественной безопасности об этом см. работах ВП СССР “Синайский «турпоход»”, “К Богодержавию…”.

[209] В материалах Концепции общественной безопасности вся эта серия статей включена в состав Информационной базы ВП СССР, распространяемой на компакт-дисках, и содержится в каталоге “О_Сталине” каталога “Других_авторов”.

[210] Сталин — большевик, партия — легализовавшаяся масонская ложа, несущая антинародную политику масонского фашизма. Понятно, что её надо отстранить от власти и реализовать лозунг антимасонского Кронштадского восстания “За Советы без коммунистов”, поскольку «идейные» коммунисты — либо сами масоны, либо вдохновляемы ими.

Или если предположить, что И.В.Сталин — “вождь” — зиц-председатель партии, то зачем ему разрушать партию, от которой он кормится и которая раздувает кадило культа его личности — тоже непонятно. Либо если он диктатор, каким его представляют ныне, то тоже зачем ему фактически разрушать партию, посредством которой он правит, чиновники аппарата которой соблюдают корпоративную дисциплину и обеспечивают его и своё личное благополучие? Ведь он предлагает меры, направленные против партии как общественного института, а не против тех или иных её чиновников персонально или группировок чиновников в составе партии, которых он мог бы подозревать в нелояльности себе.

[211] СССР вступил в Лигу наций — тогдашнюю ООН и прекратил пропаганду идеи мировой революции.

[212] Съезд Советов — высший общегосударственный орган Советской власти сначала в РСФСР, а с образованием СССР — в СССР. ЦИК — Центральный исполнительный комитет, действовавший на постоянной основе в периоды между Съездами Советов.

[213] А фактически — регулярное масонство и примасоненные «идейные» марксисты.

[214] В последствии был репрессирован.

[215] Война СССР с Германией готовилась мировым масонством для решения хотя бы одной из двух задач:

· провести «показательную порку» национализма как противника глобального библейского проекта и показать на этом фоне торжество марксизма;

· в случае усиления большевизма в СССР — если не уничтожить большевизм внешней агрессией, то как можно сильнее его ослабить, уничтожив в войне как можно больше людей, и прежде всего молодёжи в взрослых призывных возрастов.

[216] Лишенцы — граждане страны, лишённые избирательных прав.

[217] Поскольку право выдвижения кандидатов в депутаты предоставлялось коллективам предприятий и общественным организациям, то проект был направлен на то, чтобы государственность Советской власти снова начала генерироваться «снизу», как это и было повсеместно при её становлении, а не «сверху», чего добились «идейные» марксисты и вдохновлявшее их масонство в ходе гражданской войны и первые послевоенные годы.

[218] А фактически масонство, подчинённых ему «идейных» марксистов и беспринципных бюрократов.

[219] А фактически к новому типу государственности Советской власти.

[220] Если кандидаты в депутаты выдвигались бы из состава коллективов, то при тех настроениях, что были тогда в обществе, выдвинули бы именно тех, кто добросовестнее был в труде и лучше в отношениях к людям. Т.е власть не расшатали бы, а укрепили.

[221] «идейных» марксистов-экстремистов и бюрократов.

[222] Но это власть хоть и своя, но явно не ради власти как таковой, а власть ради Идеи, о которой Ю.Н.Жуков ничего говорить не стал.

[223] Т.е. к большевикам в народной массе — как в составе партии, так и беспартийным, которых либо бюрократы не пустили в партию, либо которые сами считали, что они не доросли до принятия на себя действительно высокого в то время звания члена партии.

[224] Наиболее активной периферией «идейной» масонско-марксистского проекта.

[225] Т.е. партийная верхушка сама приглашала на свободные вакансии тех, кого считала нужным, и создавала под нужных ей людей не только должности, но и целые структуры.

[226] Это не точное определение брежневского периода: его можно скорее охарактеризовать как период самовластья партийной бюрократии, избавившейся от руководства марксистов-неотроцкистов хрущёвского разлива и разгула; период, в который масонство позволило бюрократии спокойно деградировать как корпорации профессионалов-управленцев, предоставив возможности безнаказанно паразитировать. Эта организованная деградация бюрократии в паразитизме позволила в ходе перестройки в общем-то почти бескровно смести партноменклатурный режим СССР.

[227] Т.е. «идейное» масонство и марксисты в союзе с безъидейной бюрократией сорвали «происки большевизма».

[228] Масонов марксистской ветви и подконтрольных им «идейных» марксистов.

[229] В тот период — своего рода «гестапо» режима масонов и «идейных» макрсистов.

[230] И.В.Сталин со товарищи.

[231] Т.е. «процесс Промпартии» был организован и фальсифицирован не большевиками, а режимом масонов и «идейных» марксистов.

[232] Иными словами сам в нём соучаствовал.

[233] Т.е. «идейные» коммунисты, посвящённые в варианты глобальной политической сценаристики масоны (Тухачевский мог получить его в плену: см. книгу А.Б.Мартиросяна “Заговор маршлаов”), и безъидейные бюрократы-властолюбцы.

[234] «Идейными» марксистами и подвластной им частью бюрократии.

[235] Т.е. масонство и «идейные» марксисты вместе с лояльной им частью бюрократов сплотились против линии большевизма, захватившего Политбюро.

[236] Постышев — ещё одна якобы безвинная жертва “сталинизма”, по поводу гибели которого в репрессиях Н.С.Хрущёв выражает сожаление в своём докладе ХХ съезду КПСС.

[237] В этой связи ещё раз напомним о публикации в “Правде” именно в этот период ответа И.В.Сталина на вопрос об “антисемитизме” в СССР: в тех условиях это было не только уведомление большевиков о масонско-фашистском характере режима в СССР, но и упреждающим заявлением И.В.Сталина о лояльности высшему руководству мирового масонства и его хозяевам.

[238] Это тот случай, когда представители официальных школ исторической науки, знающие много исторических фактов в деталях, не понимают роли масонства в делании глобальной политики и политики государств как внешней, так и внутренней. Все претензии к И.В.Сталину обусловлены не репрессиями как таковыми, а тем, что он сорвал воплощение в жизнь масонско-марксистского проекта, перебив при этом множество масонов, а на миллионы простолюдинов, погибших до и после этих репрессий, гуманистам и правозащитникам от масонства просто наплевать — о них и не вспомнили бы, если бы И.В.Сталина не похоронил марксистский проект. Это претензии именно со стороны масонства по поводу гибели «братанов». И если бы И.В.Сталин всё же был репрессирован в 1937 г., то его бы сейчас знали только историки специалисты, и знали бы именно как извратителя марксизма и ревизиониста, понёсшего заслуженную — с точки зрения верхушки масонства — кару. И вопрос о его реабилитации просто не мог бы быть поставлен при сохранении масонско-марксистского интернацистского фашистского режима в стране.

Вопрос о реабилитации части репрессированных в 1950-е годы был поставлен в связи с тем, что большевизм был обескровлен в годы Великой Отечественной войны и не смог противостоять бюрократии и масонствующим марксистам. Вопрос о новом витке реабилитации встал в годы перестройки потому, что бюрократия в конец деградировала и масонство решило показать «кто в доме хозяин».

[239] Он не отомстил, а провёл акт социальной гигиены.

[240] Эйхе Р.И. (1890 — 1940), член партии с 1905 г. Участник революции и борьбы за Советскую власть в Латвии. С 1925 г. председатель Сибирского крайисполкома, первый секретарь Западно-Сибирского крайкома ВКП(б). В 1937 — 1938 гг. нарком земледелия СССР. С 1930 г. член ЦК, с 1935 г. кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) Член ЦИК СССР.

[241] Ушаков 3.М., Николаев-Журид Н.Г., работники НКВД. В 1939 г. арестованы. В январе 1940 г. расстреляны по приговору военной коллегии Верховного суда СССР.

[242] Рухимович М.Л. (1889 — 1938), член партии с 1913 г. Активный участник Октябрьской революции и гражданской войны на Украине. С 1920 г. председатель Донецкого губисполкома. С 1925 г. на государственной и партийной работе, нарком оборонной промышленности СССР. С 1924 г. член ЦК партии.

[243] Межлаук В.И. (1893 — 1938), член партии с 1917 г. С 1920 г. комиссар ряда железных дорог, на государственной работе, зам. Председателя Совнаркома СССР. С 1927 г. кандидат в члены ЦК. С 1934 г. член ЦК ВКП(б).

[244] Змея, кусающая себя за хвост, — один из масонских символов. Умышленно либо нет его появление в этом контексте? — Бог весть.

[245] Фактически: руководители масонства, предвидя, что теряют власть на долгие годы, нанесли упреждающий удар — им надо было выкосить как можно больше людей, прежде всего наилучших специалистов в разных отраслях и регионах для того, чтобы ослабить СССР под властью сталинского большевистско-бюрократического режима и упростить агрессию против него.

Заправилы глобальной политики при этом жертвовали и своей «идейной» марксистской периферией в СССР, предвидя, что в любом случае инициаторам этого мероприятия придётся ответить за вредительство.

Н.И.Ежов был назначен заблаговременно на место Г.Г.Ягоды по инициативе И.В.Сталина для того, чтобы НКВД под его руководством воспрепятствовало этому потоку репрессий против действительно лучших специалистов во всех отраслях: свидетельства с разных мест той поры говорят о том, что целенаправленно уничтожались наиболее квалифицированные рабочие, колхозники, инженеры, врачи и представители других профессий.

Н.И.Ежов мог принять меры к тому, чтобы система НКВД жестоко пресекла попытки фальсификации дел «идейными» партаппаратчиками и примкнувшими к ним рьяными бюрократами, но он не справился с возложенной на него миссией, в чём сам и каялся в ходе следствия по его делу (мимоходом отметим, что как и многие высокие чиновники партии и государства тех лет, он был женат на еврейке, что вполне соответствовало нормам иудейского интернацизма в качестве своего рода гарантий от проявлений “антисемитизма”).

[246] Покончила собой в ночь с 7 на 8 ноября 1932 г.

[247] Ещё раз: не отомстил, а провёл акт социальной гигиены. И слова А.Я.Вышинского о том, что этих врагов народа следует расстреливать как бешеных собак — не пустые слова.

[248] Т.е. законспирировавшееся масонство и эгоистичная бюрократия смогли закрепиться на важных стратегических рубежах, с которых большевизм их не успел сбросить до начала войны, а после войны уже не имел для этого сил поскольку несколько поколений большевиков погибли в боях Великой Отечественной войны.

[249] Всесильного диктатора И.В.Сталнна никогда не было: сначала была диктатура масонства и «идейных» марксистов; потом было двоевластие масонство и большевизм в борьбе за влияние на «идейных» марксистов и бюрократию; двоевластие сменилось диктатурой бюрократии, которой большевизм не мог эффективно противостоять по причине отсутствия альтернативной «мраксизму» социологической теории, включающей в себя: эффективную теорию познания, управленчески состоятельную философию, психологию, из которой были бы практические выходы в педагогику и психиатрию, экономическую науку.

[250] Но, как сообщает Н.С.Хрущёв в своём докладе на ХХ съезде, П.П.Постышев на февральско-мартовском 1937 г. пленуме ЦК говорил совсем другое:

«“Я рассуждал: прошли такие крутые годы борьбы, гнилые члены партии ломались или уходили к врагам, здоровые дрались за дело партии. Это — годы индустриализации, коллективизации. Я никак не предполагал, что, пройдя этот крутой период, Карпов и ему подобные попадут в лагерь врага. (Карпов — это работник ЦК партии Украины, которого хорошо знал Постышев). А вот по показаниям якобы Карпов с 1934 года был завербован троцкистами. Я лично думаю, что в 1934 году здоровому члену партии, который прошёл длительный путь ожесточенной борьбы с врагами за дело партии, за социализм, попасть в стан врагов невероятно. Я этому не верю… Я себе не представляю, как можно пройти тяжелые годы с партией и потом в 1934 году пойти к троцкистам. Странно это…” (Движение в зале.)» (Доклад Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях”)

Но Н.С.Хрущёв почему-то не стал приводить мнение того же Постышева образца октября 1938 г. и объяснять столь разительное его отличие от мнения полуторагодовалой давности.

[251] А в 1956 г. не стал вспоминать, а Г.М.Маленков почему-то ему не напомнил о том, как было дело в действительности.

[252] Т.е. получил повышение вместо снятия с работы и ответа по суду за злоупотребления властью. Это один из показателей того, что И.В.Сталин не был всесилен и вынежден был работать с теми людьми, какие есть.

[253] Связку партаппаратной и НКВД-шной бюрократии.

[254] Н.И.Ежов и был назначен на должность наркома внутренних дел для того, чтобы не допустить этой смычки, но не справился с миссией. Последствия его вредительства, насколько это было возможно, пришлось исправлять Л.П.Берии.

[255] Поведение типичного бюрократа: если реальной работы нет, то создаёт видимость работы для отчётности перед начальством о своей полезности и незаменимости.

[256] Это не преступление, а вынужденный шаг, потому что противостоять аппаратной бизъидейной бюрократии, «идейным» марксистам, вдохновляемым масонством, у него не было кадров: в Н.И.Ежове, который был заблаговременно выдвинут для того, чтобы подчинить НКВД большевикам, И.В.Сталин обманулся.

[257] Лжесоциалистический, а не лжереволюционный — он был бы вполне революционно-экстремистским.

[258] Может быть он и не стоил бы ещё больших жертв в прошедшие к настоящему времени годы, но вот то, что он был бы интернацистским масонским фашизмом — это точно. И это было бы куда хуже, чем жертвы, поскольку жертвы — это потеря количества, а устойчивый фашистский антинациональный режим — это потеря качества, которая потребовала бы на последующих этапах истории куда больших жертв для того, чтобы пробиться к сквозь интернацистский масонский глобальный фашизм к человечному качеству жизни.

[259] Как это ни парадоксально, первый массово опубликованный источник, в котором показана колоссальная работа, проделанная в СССР, с целью обеспечения победы в войне с Германией даже в вариантах более тяжёлых начальных военных поражений, чем имели место в действительности, — книги В.Суворова (В.Б.Резуна) “Ледокол”, “День «М»”, “Очищение”. Для того, чтобы обосновать версию о якобы готовившемся СССР ударе по Германии, который Гитлер якобы сорвал своим нападением, заказчикам этих книг пришлось сказать правду о том, что в военно-техническом и военно-экономическом отношении СССР был подготовлен к войне и победе в ней именно в годы, после террора 1937 — 1938 гг., в результате которого «пятая колонна» в основном была искоренена.

[260] Если один вид вооружённых сил государства встречает войну по боевой тревоге, а для других она начинается — внезапно, то это означает, что виды вооружённых сил, для которых война — внезапность, находятся под командованием изменников Родины и халатных людей, к числу которых принадлежит и так называемый «Маршал Победы» — Г.К.Жуков, возглавлявший Генштаб в последнее предвоенное полугодие.

[261] В результате этого одними отраслями производилась продукция, для которой не находилось потребителей в других отраслях, что снижало общую эффективность и полезную отдачу народного хозяйства страны.

[262] Продолжателем этого бесперспективного дела сегодня является Э.Радзинский, которого судьба записных лжецов Д.Волкогонова и «архитектора» (тоже наименование тоже из масонской терминологии) перестройки А.Яковлева ничему не научила.

[263] Было бы точнее сказать: присваивает себе продукт чужого труда.

[264] Благополучно помер в 2005 г.

[265] Вопросы тем, кто считает себя не эксплуататором, а честным предпринимателем, патриотом, работающим на благо народа: Какова доля в коллективах руководимых им предприятий наёмных работников, которые в состоянии лет за пять накопить на покупку приемлемой по размерам для их семьи квартиры или коттеджа хотя бы в кредит? За какое время они способны погасить задолженность по кредиту, продолжая работать на этом же предприятии? В каких условиях живёте Вы сами и из каких средств Вы обеспечили эти условия себе? И кто работал на их воплощение в жизнь?

Тот же самый вопрос и к чиновникам.

Для сведения: “Комсомольская правда” 27 января 2006 г. — в порядке нагнетания революционной ситуации — опубликовала данные о доходах высших чиновников нынешнего режима:

???? Должность Доход за 2004 г. Собственность

???? Министр транспорта Игорь Левитин 139 828 220 руб. Дачный дом — 544,2 кв. м (собственность, 1/3 часть), квартира — 118, 4 кв. м (долевая).

???? Министр природных ресурсов Юрий Трутнев 109 661 560 руб. Жилой дом — 95,3 кв. м (личная), квартира — 153,4 кв. м (в пользовании).

???? Министр здравоохранения и социального развитияМихаил Зурабов 41 338 480 руб. Жилой дом — 318,1 кв. м (личная), дачный дом — 146,5 кв. м (личная), квартира — 96, 3 кв. м (совместная).

???? Министр н информационныхтехнологий и связи Леонид Рейман 9 308 467 руб. Дачный дом — 330 кв. м (личная), квартира — 50 кв. м (собственность, 1/2 часть), квартира — 264,3 кв. м (личная), квартира — 283,7 кв. м (личная), квартира — 195,4 кв. м (личная), квартира — 250,8 кв. м (личная), квартира — 229,4 кв. м (в пользовании).

???? Министр образования и науки Андрей Фурсенко 4 218 924 руб. Жилой дом — 124,1 кв. м и постройки — 31,9 кв. м (личная), квартира — 143,8 кв. м (в пользовании).

???? Министр иностранных дел Сергей Лавров 1 811 600 руб. Дачный дом — 210 кв. м (личная), квартира — 162,6 кв. м (в пользовании).

???? Председатель правительства Михаил Фрадков 1 743 397 руб. Дачный дом — 191, 1 кв. м (личная).

???? Министр промышленности и энергетики Виктор Христенко 1 634 039 руб. Незавершенное строительство дома — 184,4 кв. м (личная).

???? Министр юстиции Юрий Чайка 1 526 754 руб. Нет данных

???? Министр сельского хозяйства Алексей Гордеев 1 489 493 руб. Квартира — 150 кв. м (совместная).

???? Руководитель аппарата правительства, министр Сергей Нарышкин 1 366 779 руб. Жилой дом — 36 кв. м (собственность), квартира — 139 кв. м (в пользовании).

???? Министр финансов Алексей Кудрин 1 302 628 руб. Нет данных

???? Министр культуры Александр Соколов 1 232 700 руб. Квартира — 47 кв. м (личная).

???? Вице-премьер Александр Жуков 1 190 500 руб. Жилой дом — 308, 3 кв. м (долевая, 1/4 часть).

???? Министр экономического развития и торговли Герман Греф 1 149 800 руб. Квартира — 259 кв. м (в пользовании).

???? Вице-премьер, министр обороны Сергей Иванов 759 240 руб. Квартира — 257 кв. м (долевая, 1/2 часть).

???? Министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу 724 680 руб. Жилой дом — 213,5 кв. м (личная), незавершенное строительство дома — 540,1 кв. м (личная), баня — 130,01 кв. м (личная), бассейн — 18 кв. м (личная), теннисный корт — 800 кв. м (личная).

???? Министр регионального развития Владимир Яковлев 583 935 руб. Нет данных

(Выдержки из деклараций о доходах за 2004 год, опубликованные в газете «Ведомости»).

Терпеть это народ может… некоторое время. Но уважать — не за что. А если бюрократия не удержит власть вследствие того, что не начнёт процесс эффективной дебюрократизации, то её представителей жалко не будет никому, кроме их близких. Что делать? — Продолжить дело большевизма.

[266] При взгляде с позиций достаточнообщей теории управления на жизнь обществ на исторически длительных интервалах времени (сотни и более лет), средствами воздействия на общество, осмысленное применение которых позволяет управлять его жизнью и смертью, являются:

1. Информация мировоззренческого характера, методология, осваивая которую, люди строят — индивидуально и общественно — свои “стандартные автоматизмы” распознавания частных процессов в полноте и целостности Жизни и определяют в своём восприятии иерархическую упорядоченность их во взаимной вложенности. Она является основой культуры мышления и полноты управленческой деятельности, включая и внутриобщественное полновластие.

2. Информация летописного, хронологического, характера всех отраслей Культуры и всех отраслей Знания. Она позволяет видеть направленность течения процессов и соотносить друг с другом частные отрасли Культуры в целом и отрасли Знания. При владении сообразным Жизни мировоззрением, на основе чувства меры, она позволяет выделить частные процессы, воспринимая “хаотичный” поток фактов и явлений в мировоззренческое “сито” — субъективную человеческую меру распознавания.

3. Информация факто-описательного характера: , к которому относятся вероучения религиозных культов, светские идеологии, технологии и фактология всех отраслей науки.

4. Экономические процессы, как средство воздействия, подчиненные чисто информационным средствам воздействия через финансы (деньги), являющиеся предельно обобщенным видом информации экономического характера.

5. Средства геноцида, поражающие не только живущих людей, но и последующие поколения, уничтожающие генетически обусловленный потенциал освоения и развития ими культурного наследия предков: ядерный шантаж — угроза применения; алкогольный, табачный и прочий наркотический геноцид, пищевые добавки, все экологические загрязнители, некоторые медикаменты, косметика и парфюмерия — реальное применение; “генная инженерия” и “биотехнологии” — потенциальная опасность.

6. Прочие средства воздействия, главным образом силового, — оружие в традиционном понимании этого слова, убивающее и калечащее людей, разрушающее и уничтожающее материально-технические объекты цивилизации, вещественные памятники культуры и носители их духа.

Хотя однозначных разграничений между средствами воздействия нет, поскольку многие из них обладают качествами, позволяющими отнести их к разным приоритетам, но приведенная иерархически упорядоченная их классификация позволяет выделить доминирующие факторы воздействия, которые могут применяться в качестве средств управления и, в частности, в качестве средств подавления и уничтожения управленчески-концептуально неприемлемых явлений в жизни общества.

При применении этого набора внутри одной социальной системы это — обобщенные средства управления ею. А при применении их же одной социальной системой (социальной группой) по отношению к другим, при несовпадении концепций управления в них, это — обобщенное оружие, т.е. средства ведения войны, в самом общем понимании этого слова; или же — средства поддержки самоуправления в иной социальной системе, при отсутствии концептуальной несовместимости управления в обеих системах.

Указанный порядок определяет приоритетность названных классов средств воздействия на общество, поскольку изменение состояния общества под воздействием средств высших приоритетов имеет куда большие последствия, чем под воздействием низших, хотя и протекает медленнее без “шумных эффектов”. То есть, на исторически длительных интервалах времени быстродействие растет от первого к шестому, а необратимость результатов их применения, во многом определяющая эффективность решения проблем в жизни общества в смысле , — падает.

Более обстоятельно о связях этого с историей см. в работах ВП СССР “Мёртвая вода”, “Принципы кадровой политики: государства, «антигосударства», общественной инициативы», а также в Приложении в отдельных изданиях постановочных материалов курса “Достаточно общая теория управления”.

[267] И.В.Сталин в силу достигнутого к тому времени уровня и качества развития культуры мог бороться с бюрократией только средствами шестого приоритета: отстрелом дураков-карьеристов и вредителей, действовавших по умыслу.

[268] В пропаганде доктрины «своего несуществования» преуспели заправилы библейского проекта порабощения всех — кураторы «жидомасонского заговора».

[269] При этом не стоит самообольщаться тем, кто употребляет алкоголь, курит якобы «в меру», якобы когда хочет (а когда не хочет — то не пьёт и не курит). Реально интенсивность систематического воздействия разного рода дурманов на их психику такова, что говорить о трезвости их духа не приходится (последствия новогоднего фужера шампанского при рассмотрении интеллектуальной деятельности на пределе возможностей человека компенсируются через 2 — 3 года, и то же самое касается воздействия однократного употребления пол-литра пива).

Тем самым индивид, допускающий в своём рационе разные дурманы и психотропные вещества в любом количестве, — уже сходит с того пути, на котором он может стать человеком и осуществлять Божий Промысел. Особенно это касается тех, кто уже уведомлён об этом, но продолжает настаивать на том, что волен жить так, как ему захочется. Более обстоятельно об этом см. в работе “Принципы кадровой политики”, бoльшая часть которой помещена также в качестве Приложения в постановочные материалы курса “Достаточно общая теория управления” факультета Прикладной математики — процессов управления С-Петербургского государственного университета и факультета Безопасности ИВТОБ С-Петербургского государственного политехнического университета. В интернете названные работы представлены на сайтах www.mera.com.ru, www.vodaspb.ru и www.globalmatrix.ru.

[270] Чарльз Дарвин некогда сказал: “Обезьяна, однажды опьянев от бренди, никогда к нему больше не притронется. И в этом обезьяна значительно умнее большинства людей» (приведено по публикации “Орангутаны — культурное племя” в газете “Известия” от 8 января 2003 г.;

интернет-адрес: ).

[271] Возрастному периоду, когда половые инстинкты уже пробудились и завершается генетически запрограммированный процесс формирования структур организма (тела и биополя).

[272] Кто не знает либо забыл: Сия аббревиатура появилась в 1990-е гг., когда “освободившуюся” от гнёта «союзного центра» Россию олицетворял её первый президент — Ельцин Борис Николаевич, инициалы которого она в себя и вобрала в таком порядке, чтобы придать им определённый смысл.

[273] Здесь и пролегает различие между «просто изменившей» и «блядью». Изменяют всегда кому-то с кем-то; блядь же спит как бы с бесконечным множеством мужчин сразу, ибо она «готова с кем угодно». Разумеется, это отнюдь не исключает наличия у бляди личных вкусов и пристрастий по части мужских статей, иной раз даже и прихотливых («ой, девки, люблю я молоденьких, чёрнявых, и шоб с кудрячкой до плеч — не могу, умираю прям с таких»). Понятное дело, бесконечное множество от этого не становится меньше.

[274] Точно так же, как ответственности противостоит не абстрактная «безответственность», а саботаж.

[275] КПСС — аббревиатура, оправданная историей: Капитулянтская Партия Самоликвидации Социализма.