sci_politics nonf_publicism sci_business nonf_criticism Внутренний Предиктор СССР Либерализм — враг свободы

Миссия России в XXI веке: по Чубайсу… и на самом деле 1. Чему научили — то и получили 2. Головокружение от «успехов» 3. Лукавое дело СПС 4. Либералы — не свободолюбцы: либералы — поработители 4.1 Определимся в терминах: Что есть либерализм и что есть свобода 4.2 Экономический либерализм как средство порабощения людей и народов 5. Экономическая свобода и государственность гражданского общества 6. Миссия России

ru
Fiction Book Designer 03.03.2006 FBD-LFGSC6BX-DU5G-V50M-W08H-QLEFDKI8SEH7 1.0

Внутренний Предиктор СССР


Либерализм — враг свободы

____________________

Миссия России в XXI веке: по Чубайсу…

и на самом деле

Санкт-Петербург

2003 г.

Страница, зарезервированная для выходных типографских данных

© Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим или физическим лицом, совершивший это столкнется с воздаянием за воровство, выражающемся в неприятной “мистике”, выходящей за пределы юриспруденции. Тем не менее, каждый желающий имеет полное право, исходя из свойственного ему понимания общественной пользы, копировать и тиражировать, в том числе с коммерческими целями, настоящие материалы в полном объеме или фрагментарно всеми доступными ему средствами. Использующий настоящие материалы в своей деятельности, при фрагментарном их цитировании, либо же при ссылках на них, принимает на себя персональную ответственность, и в случае порождения им смыслового контекста, извращающего смысл настоящих материалов, как целостности, он имеет шансы столкнуться с “мистическим”, внеюридическим воздаянием.

Предисловие

25 сентября 2003 г. А.Б.Чубайс выступил в своём родном вузе — Санкт-Петербургском Инженерно-экономическом университете [1] — перед студентами и преподавателями с докладом “Миссия России” в ответ на присуждение ему звания «почётного доктора» этого университета. Пресс-служба «Ленэнерго» предоставила полный текст выступления [2].

В этом выступлении А.Б.Чубайс, не будучи стеснён миропониманием интервьюеров или наперёд заданной темой общей дискуссии, говорил более или менее свободно обо всём, в истинности чего хотел убедить слушателей. Поэтому это — тот редкий случаев, когда выступление одного из авторитетов Союза так называемых «правых» сил достойно того, чтобы его рассмотреть по существу.

1. Чему научили — то и получили

В выступлении Анатолия Борисовича многократно встречается слово «искренне» и однокоренные с ним. Поэтому, не отдаваясь во власть предубеждений, что заявления о своей искренности — лицемерие со стороны того самого «ужасного А.Б.Чубайса», реформатора-активиста, обманщика, растоптавшего судьбы миллионов людей в ходе реформ, почитаем текст выступления, соотнося мнения, высказанные А.Б.Чубайсом, с тем, что мы знаем из других источников и что на основании иной — более широкой — информированности и культуры мышления можно понимать не так, как это предлагает понимать и возможно, что понимает сам А.Б.Чубайс.

Высказанные им благодарности преподавателям и сотрудникам, которые его учили и с которыми он начинал трудиться, мы опустим без комментариев, поскольку это личностные взаимоотношения людей, в которых мы не соучаствовали. Начнём с более социально значимого — с образования. Полученное им в вузе образование Анатолий Борисович охарактеризовал так:

«Моя специальность, как вы знаете, дорогие друзья, инженер-экономист. Я не знаю, как сейчас, но когда я учился, был такой постоянный непрерывный спор на предмет того, нужны ли инженеры-экономисты или это неправильный симбиоз, и, может быть, нужно отделить одно от другого. Я не готов к каким-то теоретическим выводам [3], но совершенно определённо могу сказать по своему личному опыту, по своему личному знанию, что для меня именно это образование, именно эта квалификация, которая записана в моём дипломе, оказалась фантастически важной и предельно необходимой в работе, особенно сейчас, когда я работаю в РАО ЕЭС. Наряду с вопросами менеджмента, финансовыми и корпоративными вопросами мне очень часто приходится анализировать особенности функционирования газотурбинной установки ГТС 110, порядок её изготовления, технологии машиностроения, использованные при этом и т.д. [4]»

Надо отметить, что в советские времена не только Ленинградский Инженерно-экономический институт готовил специалистов для народного хозяйства, записывая им в диплом квалификацию «инженер-экономист». Инженерно-экономические факультеты были во многих профильно-отраслевых вузах (политехнических, строительных, сельскохозяйственных), а характер подготовки, который они давали студентам, был таков, что инженерно-экономические факультеты в шутку иногда называли «факультет ХВЗ». «ХВЗ» в данном случае сокращённое «Хочу всё знать» — по названию одноимённого детского научно-популярного, образовательного киножурнала [5]. В таком названии студенты других факультетов выражали своё отношение к поверхностному преподаванию чисто технических дисциплин на инженерно-экономических факультетах «ХВЗ» разных вузов.

Но с другой стороны, если помнить о том, что всякое вузовское образование со второй половины ХХ века давало только минимально необходимый базовый уровень знаний, владея которым, можно было войти в профессию, но на основе которого, будучи даже отличником с «красным дипломом», невозможно быть профессионалом в высоком понимании этого слова, то в ироничном названии инженерно-экономических факультетов «ХВЗ» признавался и тот широкий кругозор, который могли приобрести их выпускники.

А вот что касается преподавания студентам чисто инженерных специальностей финансово-экономических дисциплин и теории управления в её более широких аспектах, чем прикладные технико-технологические интерпретации соответственно отраслевым потребностям, то оно оставляло практически всех инженеров не экономистов в полном неведении о том, как труд каждого из работников, коллективов предприятий вливается в общий труд всего народа. Т.е. в некоторых аспектах полученного образования студенты и выпускники инженерно-экономических факультетов и вузов именно благодаря ориентации их учебных планов на «ХВЗ» обладали значимым превосходством перед студентами и выпускниками других профилей подготовки.

По существу об этом превосходстве широкого кругозора на основе инженерно-экономического образования над узкоспециализированным прикладным техническим Анатолий Борисович говорит и сам, когда ведёт речь о событиях конца 1994 г., имевших место после «чёрного вторника»:

«… страна находится в трёх-четырёх шагах от полного, тотального дефолта. С девальвацией, которая была бы несопоставима с девальвацией 98-го года. Катастрофическое положение дел с бюджетом. Да и бюджета фактически не было, так как бюджет 94-го был принят в декабре 94-го. Но я говорю не о документе, а о реальных бюджетных потоках, финансовых. В моём понимании буквально сутки, трое, пятеро до полного коллапса. Понимая положение дел, — а я в это время был назначен первым вице-премьером по экономике и отвечал за всё это, как молодой реформатор… — что делать? — Собирай команду свою.

Задача ставится так: мне нужен полный пакет мер любого характера. Чрезвычайных. Меня вообще не интересует масштаб сопротивления, состав противостоящих политических групп и технологии их реализации. Меня интересует одно — отодвинуть страну от края пропасти любым способом. Время — трое суток. Ну, поскольку к этому моменту задел был достаточно серьёзный содержательный и интеллектуальный, то в эти трое суток я получил полный комплект предложений, которые включали в себя: резкое ужесточение бюджетной политики при существенном сокращении объемов расходов аграрного сектора; против — аграрное лобби. Сокращение расходов оборонного сектора; против — оборонное лобби. Немедленные меры по существенному повышению налогов — все недовольны. Одновременно с этим удвоение фонда обязательных резервов банков, то есть удвоение налогообложения для банков страны [6]. А что такое тогда были крупнейшие банки — это собственно наши родные олигархи, тогда зарождавшиеся. Одновременно полный запрет на кредитование ЦБ экономики, то есть на печатание пустых денег.

Мы подготовили пакет мер и полетели к Черномырдину в Сочи. Я хорошо помню, как мы летим туда с этим комплектом и со мной один товарищ, достаточно известный. Он мне говорит, Толь, ты понимаешь, нулевые шансы. Невозможно будет убедить Черномырдина в таком комплекте сверхжёстком, абсолютно монетаристском, абсолютно либеральном, в наглой концентрации выраженных шагов, в ходе которых мы наступаем на мозоли всем, кому можно и нельзя. Ну, ты же знаешь Черномырдина, это же не чикагский монетарист. Это крепкий хозяйственник, бывший министр советский, бывший работник ЦК. Честно говоря, я и сам понимал, что шансы добиться результата очень небольшие, но другого варианта нет и быть не может. Так я поставил перед собой задачу. Был долгий разговор, часов пять сидели, жёсткий разговор. Закончилось тем, что Черномырдин принял всё от начала до конца.

В результате мы реализовали всё и в полном объеме. Уже в середине января в 20-х числах 1995 года мы переломили всю ситуацию полностью, от начала до конца. Декабрь 95 года — инфляция 3,6 %, каждый месяц с января валютный коридор, стабилизировали валютный курс. Фактически в 95 году в стране была проведена настоящая финансовая стабилизация, именно тогда мы победили гиперинфляцию.

Для меня поразительно было то, почему Черномырдин на всё это согласился. Жесточайшее сопротивление всех банкиров, в том числе временно пребывающих за рубежом, жесточайшее сопротивление аграрного сектора в полном объёме. А оборонка в то время была… Просто бойцы невидимого фронта!

Почему Черномырдин согласился идти на этот риск? Ответ в одном слове, к которому всё сводится. Одно слово, которое объясняет, почему чисто либеральные монетаристские правые действия были приняты человеком, который был никак не расположен к этому. Всё сводится к одному ключевому слову. Слово это — ответственность. Когда человек понимает, что будет отвечать за результат, то очень быстро приходит к простому выводу: есть только этот вариант, и ничто другое просто не работает.

После этого я был свидетелем десятков подобных случаев. После Черномырдина каждый новый премьер начинал с критики своего предшественника и, тем не менее, шаг за шагом делал то же самое. То же самое вслед за этим делал Сергей Кириенко, то же самое делал Сергей Степашин, то же самое делал Владимир Путин в качестве премьер-министра. То же самое делает сегодня наше родное правительство».

Для того, чтобы правильно понимать, что произошло в описываемом А.Б.Чубайсом эпизоде в конце 1994 г., надо знать и не забывать, что всякий руководитель в тех подведомственных ему областях деятельности, в которых он сам не обладает знаниями и навыками на основе систематического образования или самообразования, вынужден опираться на специалистов-профессионалов — тех специалистов, какие есть (в ряде случаев — тех, какие ему приданы); специалистов-профессионалов — с теми знаниями и навыками, какие у них есть.

В данном случае В.С.Черномырдину просто некому было убедительно объяснить те же проблемы, причины их возникновения [7] и пути их разрешения с позиций других — немонетаристских теорий: А.Б.Чубайс объяснил убедительно и решительно с позиций оголтелого монетаризма — В.С.Черномырдин согласился с предложенными рецептами оздоровления макроэкономики вследствие того, что проблемы надо если даже и не разрешить, то хотя бы создать предпосылки к их разрешению в будущем.

При этом В.С.Черномырдин был лишён возможности присутствовать на дискуссии А.Б.Чубайса с приверженцами немонетаристских теорий (например, с приверженцами организации рыночной регуляции макроэкономики на основе балансовых моделей) по причине их отсутствия в команде власти после ГКЧП [8]. Поэтому невежественному в вопросах теорий и их приложения к решению практических задач В.С.Черномырдину [9] (то же касается и Б.Н.Ельцина с его кулацко-мироедской нравственностью и психологией) можно было теоретически обоснованно «впарить» много чего, а не только тот пакет мер, которые привёз в Сочи А.Б.Чубайс.

Но и с носителями теоретических знаний не всё так просто. Многие из тех, кто ещё в годы советской власти получил экономическое образование, добротное по широте ознакомления студентов с разного рода техническими и социально-экономическими проблемами, до сих пор не подозревают, что сам характер методов экономической науки, которую они осваивали в вузах, не соответствовал общественно-экономическим реалиям СССР тем больше, чем меньше общего с бухгалтерским учётом имели вопросы, которые необходимо было решать тому или иному экономисту-профессионалу.

Если же оценивать сам характер исследований экономической науки в последние десятилетия существования СССР, её развитие, то даже если кому-то это покажется странным, однако её характеризуют слова самого А.Б.Чубайса из его доклада:

«… в первый день этой научной работы мы пришли на кафедру на первом этаже и нам поручили отнести в подвал такие гигантские детали станков — там такая станина была тяжеленная — в качестве начала научной работы, и мы её долго относили вдвоём с товарищем в подвал. Те из вас, кто бывал в подвале здесь, знают, что подвал очень низкий, во весь рост встать невозможно, и к тому же там ещё трубы идут под потолком. И я об одну из этих труб, перенося станину, ударился головой… Уж не знаю, как это отразилось в дальнейшем на моей деятельности, но я хорошо помню, что когда я, наконец пришёл в себя, то мой такой злобный и ироничный друг, задумчиво глядя на меня, процитировал классическое выражение Карла Маркса, сказав, что в науке нет широкой столбовой дороги, и лишь тот достигнет её сияющих вершин, кто не страшась усталости, карабкается по её каменистым тропам. С тех пор я и невзлюбил Карла Маркса и до сих пор не люблю».

Главное здесь — и ключевое к пониманию проблематики теоретической подготовки собственно в области экономики и состоятельности социально-экономических теорий — в том, что Карла Маркса отечественная экономическая наука не любила и в советские годы, не любила на протяжении многих лет до того, как Толя Чубайс окончил школу и поступил в институт, который потом стал “университетом” и присудил своему выпускнику звание «почётного доктора».

Мягко говоря, «нелюбвь» к Карлу Марксу и марксизму-ленинизму характеризует по крайней мере тех представителей экономической науки советской эпохи, которые по своей практической работе видели, что марксизм-ленинизм — сам по себе, а в экономической науке все , опираются на бухгалтерский учёт и на социально-экономическую статистику [10], не имея при этом ничего содержательно общего с политэкономией марксизма (кроме совпадения терминологии, так или иначе более или менее общей для всех научных школ социологии, политэкономии и экономики). Их работоспособность обусловлена обстоятельствами: объективными (достоверностью исходных данных) и субъективными (умением правильно увидеть проблему в жизни, поставить и формализовать задачу).

При этом марксистский тезис о классовом характере науки — во многих аспектах правильный по его существу — расценивался в советские времена очень многими людьми в качестве партийной пустой демагогии: какая «классовость науки», если 2?2=4 и это — объективная данность и при марксизме, и без марксизма?

Этот вопрос казалось бы обнажает несостоятельность марксистского утверждения о классовом характере науки общепонятным примером. Но вопреки этой казалось бы очевидности у многих нет возражений против него только потому, что этот вопрос приводит их в состояние полной интеллектуальной заторможенности. Если же растормозиться, то следует признать, что:

Наряду с объективностью научного знания, носящего характер приближённых описаний объективной реальности, научные интересы, производные от них научные достижения (теории и практические наработки) и их применение к решению практических задач в жизни общества в действительности обусловлены реальной, а не декларируемой и не ханжески-показной нравственностью людей: разработчиков теорий и методов, прикладников — пользователей теорий и методов.

Но эта тема была и есть вне учебных курсов общеобразовательной школы и вузов как в советские, так и в постсоветские времена. Поскольку общественные группы отличаются друг от друга по их нравам и этике, что находит своё выражение в их интересах и способах осуществления этих интересов, наука в обществе действительно имеет субъективно-классовую окраску, которая может определять всё содержание некоторых её отраслей.

И в силу этого обстоятельства при всей нелюбви к Карлу Марксу в обществе, где был ханжеский государственно организованный культ мнений «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно», «Научный социализм и коммунизм — это марксизм-ленинизм», экономическая наука (по крайней мере в лице её способных думать представителей):

· в своём прокоммунистически ориентированном крыле не могла развивать методологически состоятельную экономическую науку социализма и коммунизма, свободную от марксистско-ленинских бредней потому, что партаппарат КПСС тупо и трусливо стоял на страже канона марксизма-ленинизма и поддерживаемой партийной верхушкой практики истолкования текстов его классиков применительно к современности;

· в своём диссидентствующем крыле откровенных антикоммунистов и аполитичных индивидуалистов — интеллектуалов-«объективистов», — отрицавших «классовый характер» науки как отрасли деятельности, отечественная наука осваивала достижения западной экономической науки, направленные на решение разного рода задач в русле — не обсуждаемой ею — концепции поддержания устойчивости общественно-экономической формации Западной региональной цивилизации — капитализма Евро-Американского типа. И партаппарат столь же тупо этому процессу не мешал, поскольку представители этого течения по тексту своих работ (или в предисловиях) аккуратно цитировали классиков марксизма-ленинизма и материалы очередных съездов КПСС и пленумов ЦК.

Естественно, что попытки интерпретировать в духе истолкования марксизма партаппаратомметоды, предназначенные для решения разного рода задач в «той системе», неизбежно вели к выводу: «Тут надо всю систему менять» [11].

В результате десятилетий [12] развития экономической науки в таких условиях, те, кто мог бы к началу перестройки создать и распространить в обществе адекватные жизни СССР социально-экономические теории и методы решения задач управления многоукладной экономикой социалистического государства в процессе строительства социализма и коммунизма как общества свободных людей либо подавлялись корпоративной дисциплиной КПСС, либо оставляли экономическую науку и уходили в иные сферы деятельности.

Ну а антикоммунисты и аполитичные (как бы социально-безидейные) интеллектуалы-«объективисты», некритично осваивая достижения западной экономической науки, набирали силы и количественно размножились к началу 1980-х гг. настолько, что составили социальную базу формирования нового поколения класса государственных чиновников и консультантов по вопросам экономики. В годы перестройки и последовавших после краха СССР реформ эта социальная база вошла во власть и на основе полученных ими представлений об экономике и организации управления в макро— и микроэкономических системах начала осуществлять реформы [13]. Они не могли породить и осуществить иных по характеру реформ просто потому, что не знали, как это сделать и не задумывались о возможностях иных путей.

Реформы — именно в смысле объективного наличия такой статистики субъективизма профессиональных экономистов и социологов в СССР — были безальтернативны, поскольку к их началу в обществе не было не только достаточного количества носителей немарксистской социально-экономической теории социализма и построения коммунизма, но не было и самой такого рода жизненно состоятельной теории. В этом аспекте реформ к Е.Т.Гайдару и А.Б.Чубайсу и их сподвижникам претензий быть не может: они сделали то, чему их научили в школе и в вузах; сделали в обстоятельствах, когда в обществе не было силы, способной осуществить альтернативные по их нравственной обусловленности и этическому характеру реформы.

В процессе же начатых реформ никто из тех, кто попытался бы выработать им альтернативу, не смог бы удержаться в действующей команде политиков-реформаторов. Тому есть две главных причины: во-первых, при интеллектуальных способностях большинства людей невозможно в течение месяца — двух создать альтернативную теоретическую базу, которая бы вобрала в себя всё то, что жизненно состоятельно в прежних теориях, и заполнила бы новыми представлениями и моделями те области, в которых прежние теории ошибочны или в которые прежние теории и не заглядывали; во-вторых, даже если бы такая теоретическая база в доведённом до практических приложений виде неким чудесным образом и появилась, то за месяц — два людям, постоянно занятым работой в государственном аппарате и администрации предприятий, альтернативную теоретическую базу не освоить.

Иными словами, неизбежно, что кадровая база управленческого корпуса государственности и народного хозяйства на основе альтернативных (по отношению к используемым властью) социологических теорий может формироваться на протяжении довольно продолжительного времени (по отношению к активной жизни поколений) и преимущественно из числа людей, не загруженных до предела работой в действующем аппарате. [14]

Поэтому не правы те, кто с позиций своего естественнонаучного, сугубо технического или абстрактно-гуманитарного (иначе говоря, — оторванного от жизни и противоестественного) образования полагает, что экономисты-реформаторы были просто идиотами или исключительно своекорыстно злоупотребили оказавшейся в их руках властью в ущерб большинству населения страны, воссоздавая в России под лозунгами демократии и прав человека капитализм — мафию олигархов, классы беспросветно обездоленных наёмных работников, криминалитет и «прокладку» под именем «средний класс» между олигархией и обездоленными «низами». Они неправильно понимают ситуацию. Тем более, необходимо вспомнить, до чего довела СССР к 1991 г. команда, олицетворяемая М.С.Горбачёвым. По словам А.Б.Чубайса:

«В 91-м году я оказался зам. председателя Ленгорисполкома. Отсюда туда прямо перешёл. Что было в то время? Правильней сказать, чего не было. Вернёмся в этот год. Первое — нет еды. Отлично помню понедельничное совещание в кабинете у председателя Ленгорисполкома. Первый вопрос, доклад: запасы мяса в городе — 5 суток, запасы хлеба — 8 суток, запасы табака в городе — 2-е суток. Цифры колебались, но масштаб цифр был почти всегда такой же. Точно помню, что представляли собой наши магазины. Я думаю, что и вы это прекрасно помните. Отлично помню бурные события на Невском. Магазин там был “Табак” рядом с Аничковым мостом, нет его уже. Нет табака сутки, нет вторые, нарастающая очередь людей, рядом — ремонтируемое здание, в конце концов — взрыв, люди кидаются на это здание, разбирают леса, берут железные балки, перегораживают Невский. Табачный бунт. Срочный вызов. Это такие бытовые картины того времени. Когда запасы на двое суток. [15]

Чего ещё нет в то время? Нет национальной валюты. Напоминаю: 15 центральных банков, которые эмитируют рубли. Нет таможни. Соответственно нет никакой таможенной политики, её и не может быть в таких условиях. Нет министерств, ведомств, фактически нет правительства, нет армии.

Если совсем коротко обобщить, то нет всего двух вещей: первая — экономика, вторая — государство.

Экономики нет не потому, что мало продуктов, а потому что их незачем производить. При той степени развала денежной системы, которая в стране к тому моменту была, директору завода бессмысленно производить продукцию. Незачем. Он может её реализовать, он получит за неё тот объём продукции, который соответствует тарифам, умноженным на объем производства. Но на это он ничего не сможет приобрести. Рабочему почти бессмысленно идти на работу, потому что те же самые деньги, которые он получит, он принесёт в эту очередь у табачного магазина и простоит там двое и трое суток [16]. Это не ангина. Это остановка обмена веществ в экономике. Это состояние где-то между комой и клинической смертью. Вот что такое наша экономика 91-го года. [17] На своей шкуре испытал всё это в полном объёме и всё это помню.

Нет государства не потому, что нет министерств или ведомств, а потому, что нет компартии. КПСС, запрещённая после августовского путча, — это не то что идеологическая структура, это по сути организационный каркас всей системы управления. Где вопросы все решались наши содержательные? — в обкоме, в отделе науки. Где решались все содержательные вопросы, касающиеся промышленности? — в отделе промышленности. Культуры? — в отделе культуры. Это были места, где принимались решения. В один прекрасный день всё рухнуло. Нет этих мест, людей, полномочий, государства. Я не знаю, что может быть страшнее в истории народа, чем отсутствие этих двух институтов — государства и экономики. (Вот Чечня сейчас. Трудно представить себе что-то более страшное.)

Как мы вышли из этого без крови, без массовой крови, я до сих пор до конца не понимаю. Это реалии начала, старта новейшей истории 91-го года [18]».

Тем не менее, если даже соотноситься с нашими комментариями в сносках по ходу цитаты, описывая это состояние общества и народного хозяйства, характерное для конца 1991 и далее до конца 1994 г., А.Б.Чубайс не сгущает краски.

Это означает, что вне зависимости от того, нравится кому это или нет, но в 1991 — 1994 гг. команда Гайдара-Чубайса объективно приняла на себя миссию спасения экономики и общества от сползания в дальнейший развал и кровавый хаос войны на выживание каждого против всех; они спасали так, как умели, экономическую систему оказавшегося под их властью обломка СССР, разваленного партаппаратчиками под руководством М.С.Горбачёва; при этом они усугубили, обострили унаследованные от СССР проблемы, а некоторые проблемы создали сами в 1992 — 1993 гг. именно своими «монетаристскими» мерами, вследствие того, что решительные младореформаторы не видели или игнорировали несоответствие российским обстоятельствам теорий [19] «чикагского ребе» М.Фридмена [20]. При этом положение усугублялось объективно и тем, что экономика ни одного государства из числа образовавшихся при крахе СССР не обладала на момент своего обособления внутренней полнотой технологических циклов и устойчивостью экспортно-импортного обмена, необходимого для возмещения внутренней технологической неполноты за счёт поставок сырья, полуфабрикатов и готовой продукции из-за рубежа.

Однако другой советское общество и его экономическая наука заблаговременно не вырастили, а всякий народ имеет ту власть, которая несколько лучше, чем могла бы быть. Поэтому тем, кто работает на светлое будущее, не надо брезговать Е.Т.Гайдаром, А.Б.Чубайсом и их командой — это часть нашей общей истории. События могли бы протекать ещё жёстче и ещё хуже.

Но если войти в рассмотрение конкретно-исторических обстоятельств, то мы неизбежно обнаруживаем парадокс:

· В эпоху И.В.Сталина Госплан СССР и Госпланы Союзных республик были в состоянии координировать такие проекты как создание ядерного оружия, перевооружение армии в соответствии с требованиями, выявленными в ходе второй мировой войны и начала ядерной гонки, выход в космос, поддерживали баланс товарной и денежной масс так, что могли снижать цены на товары массового спроса ежегодно при самых высоких в мире темпах роста благосостоянии населения (особенно ярко это выразилось после Великой Отечественной войны).

· В эпоху Л.И.Брежнева — М.С.Горбачёва Госплан СССР и Госпланы союзных республик оказываются не способны поддерживать баланс товарной и денежной масс (цены растут, товаров не хватает) и безошибочно планировать общественно необходимые объёмы производства даже в тех случаях, когда требуется просто умножить количество потребителей на легко выявляемые потребности среднего потребителя в том или ином виде продуктов (перестроечный дефицит белья, мыла, зубной пасты — принадлежат к этой категории), а не то, чтобы обеспечить лидерство СССР в науке, технике, технологиях, определяющих возможности экономического роста и культурного развития общества в целом.

При этом необходимо вспомнить, что при Сталине не было ЭВМ, а средства коммуникации и их инфраструктура были куда менее развиты, чем во времена Брежнева — Горбачёва. Иными словами, если рассматривать чисто технические аспекты работы Госпланов во времена Сталина и Брежнева — Горбачёва, то Госплан в послесталинские времена, вооружившись электронно-вычислительной техникой и инфраструктурой средств связи, должен был справляться со своими обязанностями куда лучше, чем он справлялся с ними фактически.

И причины краха СССР и обретение того наследства, которое политики-реформаторы получили от власти КПСС, Анатолий Борисович называет правильно, если добавить некоторые уточнения, которые мы поместили в сноски:

«Известный российский экономист Найшуль абсолютно справедливо датирует начало распада советской административно-командной системы не 80-ми, не 70-ми, а 50-ми годами. Именно тогда начало происходить главное, тогда отношения вертикального подчинения в иерархической системе начали заменяться отношением торга [21], — тогда, когда директор завода, торгуясь по поводу планового задания с министром, добивался снижения планового задания в обмен на дополнительные ресурсы, которые он получал. Когда рабочий, торгуясь с мастером за размер сверхурочных, регулировал таким образом отношения с ним, — они договаривались. Предметом торга всегда были ограничения, запреты, лицензии, правила, сами правила были предметом торга внутри бюрократической системы. И это, собственно, и было началом её конца. Шаг за шагом постепенно солдаты партии превращались в торговцев партии. И сама партия шаг за шагом превращалась в партию торговцев. Это глубинный процесс, который начался в середине 50-х годов, и который завершился тем [22], что называется, собственно, новейшей историей России».

Соответственно А.Б.Чубайс прав, когда далее по тексту говорит:

«… всерьёз считать, что три мужика собрались в Беловежской пуще и развалили великую державу, — это означает вообще ничего не понимать в собственной стране, а самое главное — полностью оказаться неспособным к тому, чтобы вырабатывать будущее собственной страны».

Самое значимое для будущего (в том числе и будущего самого А.Б.Чубайса) в его выступлении это завершение последнего приведённого нами абзаца.

«Вырабатывать будущее собственной страны» (слова самого А.Б.Чубайса), если понимать эти слова в полноте их объективного смысла в соотнесении с полной функцией управления по отношению к глобальной цивилизации [23], означают «быть концептуально властным» [24].

2. Головокружение от “успехов”

Явление концептуальной власти в истории человечества — объективная данность. Термин «концептуальная власть» следует понимать двояко: во-первых, как тот вид власти (если соотноситься с системой разделения специализированных властей), который даёт обществу ; во-вторых, как власть самой концепции (Идеи) над обществом (т.е. как информационно-алгоритмическую внутреннюю скелетную основу культуры и опору для всей жизни и деятельности общества).

В первом значении — это власть конкретных людей, чьи личностные качества позволяют увидеть возможности, избрать цели, найти и выработать пути и средства достижения избранных ими по их произволу целей, внедрить всё это в алгоритмику коллективной психики общества, а также и в устройство государственности.

Если люди необходимыми для концептуального властвования личностными качествами не обладают, то они концептуально безвластны и концептуальная власть (как в первом, так и во втором значении этого термина) властвует над ними.

Быть и казаться (а тем более изображать из себя) — разные вещи. Для политика казаться концептуально властным или изображать концептуальную властность — значит подвергать себя самого и своих концептуально безвластных приверженцев опасности повторить жизненный путь многих общественных групп, потерпевших в прошлом крах или сгинувших в физическое или политическое небытие.

Все концептуально безвластные — заложники концептуальной власти. Именно по этой причине в обществе концептуально безвластных людей невозможны ни демократия, ни права человека.

Высказав кратко эти основные положения, дающие представление о сути концептуальной власти в жизни общества, вернёмся к контексту выступления А.Б.Чубайса, в котором содержится рассмотренный нами тезис, подразумевающий концептуальную властность. И из общего контекста постараемся выяснить, обеспечивает ли концептуальную властность А.Б.Чубайсу, а вместе с ним хотя бы активу СПС (работающему на эту партию от щедрот души, а не по найму, т.е. не по финансово-экономическому принуждению к «сотрудничеству»), высказанное им понимание: состояния общества; причин, которые привели общество к этому состоянию; возможных вариантов дальнейшего течения событий; возможностей и средств оказания управляющего воздействия на дальнейшее течение событий так, чтобы в России действительно воцарилась свобода и демократия.

«У нас здесь в институте была кафедра истории партии, заведовала ей Князева Галина Васильевна, ныне покойная. Мы не очень, честно говоря, любили её лекции, она всегда читала по бумажке, но вот базовая формула, которую она всегда формулировала, звучала так: “Основным содержанием современной эпохи является великое историческое противостояние двух общественно-экономических формаций: капитализма и социализма”. Она была права, противостояние завершилось, социализм проиграл».

Однако преподаватели кафедр истории КПСС и научного коммунизма, заявляя нечто подобное тому, что запомнилось А.Б.Чубайсу: “Основным содержанием современной эпохи является великое историческое противостояние двух общественно-экономических формаций: капитализма и социализма”, — были не правы. Соответственно, соглашаясь с их неправильным по его существу мнением о характере глобального противоборства в ХХ веке, не прав и Анатолий Борисович.

Облик и содержание глобальной политики [25] в ХХ веке определило транснациональное, трансгосударственное противоборство в глобальных масштабах не двух, названных А.Б.Чубайсом, а трёх концепций общественно-экономического устройства, их приверженцев и подвластных им сил:

1. Политически активных приверженцев исторически сложившегося капитализма Евро-Американского образца и его формальной демократии и колониальной системы.

2. Политически активных приверженцев идеалов социализма и коммунизма как общества, в котором нет места паразитизму одних на жизни и труде других (тем более нет места системно организованному паразитизму), в котором свобода каждого (а не вседозволенность по способности) — основа и гарантия свободы всех в преемственности поколений. [26]

3. Политически активных паразитов-лжекоммунистов:

O заявляющих о своей приверженности идеалам социализма и коммунизма (в смысле, указанном пункте 2);

O образовавших в так называемых «социалистических государствах» партийно-государственную верхушку [27], обособившуюся от остального общества и противопоставившую себя народу своими вседозволенностью и монопольно высоким потребительским статусом;

O верхушку, которая при попустительстве подавляющего большинства населения их стран создала под именем «социализма» систему мафиозно-корпоративного рабовладения.

При этом каждая из названных сил, проводя свою политику, предпринимала действия к тому, чтобы обе ей противостоящие силы взаимно уничтожили друг друга, и вовлекала в свою деятельность и подчинила ей во всём мире множество концептуально безразличных людей [28] и «конформистов»-приспособленцев [29].

И те, кто помнят жизнь в СССР, должны согласиться с тем, что идеалы — одно, а историческая практика их воплощения в жизнь — другое [30]. В соответствии с этим в СССР все недовольные жизнью относились взаимоисключающе к одной из двух категорий:

· одни были недовольны тем, что построение социализма и коммунизма как общества, в котором каждый человек свободен от паразитизма на его жизни и труде, официально провозглашено целью государственной политики, вследствие чего в обществе воспроизводятся новые поколения, хотя бы отчасти приверженные этому идеалу, которые вступая в активный возраст, действительно работают на воплощение этого идеала в жизнь, по какой причине СССР — пусть медленно, — но продвигается к настоящему (а не показному) социализму и коммунизму, в котором им — паразитам — нет места.

· другие были недовольны тем, что в процессе коммунистического строительства имеют место как ошибки, так и злоумышленное вредительство, которые в совокупности дискредитируют идеалы социализма и коммунизма реальной неблагоустроенностью жизни и злоупотреблениями власти в СССР и в других так называемых «странах социализма».

В первую категорию попадали прежде всего те, кто нёс в себе нравственно-психологическую склонность (возможно и не осознаваемую ими самими — бессознательно-автоматическую склонность) к тому, чтобы состояться в качестве паразита-мироеда — доморощенного Ротшильда или Рокфеллера, чему не давали проявиться принципы государственной организации жизни общества и хозяйственной деятельности в СССР.

А наряду с ними в эту же категорию попадали и впавшие в самообман и бездумные до наивности люди. Они, не прочувствовав на собственной шкуре жизни в условиях дикого частнособственнического капитализма (рабочий день по 18 часов без выходных, без «социального пакета», без пенсий по инвалидности и старости, со штрафами до 40 % и более процентов зарплаты [31]), были убеждены, что капитализм «развитых стран» второй половины ХХ века (смягчивший режим по отношению к так называемому «простому человеку» из страха перед реальным социализмом и имитирующим его фашизмом) — истинное царство свободы личности на основе институтов демократии.

Вторая категория недовольных — недовольных ошибками и злоупотреблениями в ходе строительства социализма и коммунизма, — если её определять не по внешним признакам отношения к той или иной государственности, была во все исторические времена, во всех странах, а не только в СССР. В неё повсеместно в преемственности поколений входят люди, для которых одинаково неприемлема как участь раба, так и участь рабовладельца вне зависимости от того, осуществляется ли рабовладение грубой силой и запугиванием, либо оно носит «цивилизованный характер», обрекая (через власть над людьми социальных институтов и культуры в целом) одних на участь рабов, а других на участь рабовладельцев [32].

И высказав это, мы объективно приходим к двум определяюще значимым утверждениям:

ПЕРВОЕ: Субъект, который полагает, что утверждение о наличии в обществе людей, которым одинаково неприемлема и участь раба, и участь рабовладельца, представляет собой пропагандистский миф, — неизбежно сам в каких-то ситуациях ведёт себя как покорный чужой воле раб; в каких-то других ситуациях — как рабовладелец или надсмотрщик (менеджер), стремящийся подчинить своей воле и воле своих хозяев других; а в каких-то ситуациях он «теряется» и, не зная как себя вести, становится недееспособным.

ВТОРОЕ: поскольку и за рабом, и за рабовладельцем, если они довольны своей участью (в том числе и в случае, когда не ощущают и не осознают своего невольничьего положения), не может быть признано достоинство состоявшегося человека, то соответственно общечеловеческие взаимоотношения товарищества, свобода личности — область закрытая для раба-рабовладельца им же самим, а он сам является охранником и распространителем системы рабовладения.

Высказанное относится и к А.Б.Чубайсу, поскольку в его согласии с парностью политических сил в глобальном противоборстве ХХ века выражается то, что людей, не приемлющих систему рабовладения по её сути, в кругу его общения либо не было и нет; либо он их не распознал в таковом качестве; либо он трусит и не смеет о них не то что говорить на публике, но даже размышлять наедине с собой: т.е. он сам не принадлежит к этой категории и, будучи рабом рабом-рабовладельцем, опасается затрагивать опасную для системы рабовладения тему, способствуя её воспроизводству в будущем в новых формах.

С такими личностными нравственно-психологическими качествами:

· возможно быть ограниченно концептуально властным, приспосабливая к историческим обстоятельствам концепцию «цивилизованного» рабовладения в «плюшевых перчатках»;

· или, будучи рабом-рабовладельцем, подвластным концепции цивилизованного рабовладения, в ней можно преуспевать в качестве менеджера-надсмотрщика, удерживая под её властью других людей и распространяя её власть далее в пространстве и во времени.

Собственно обе эти стороны одной медали А.Б.Чубайс как одни из лидеров СПС и являет во всей своей политической деятельности, включая и программно-благодарственное выступление в С.-Петербургском Инженерно-экономическом университете:

«Социализм полностью проиграл это противостояние, и величайшая империя всех времён и народов просто перестала существовать.

Я пока не даю никаких оценок, я просто констатирую факты. Факты, которые должны быть осмыслены, и из которых должны быть сделаны правильные выводы. В моём понимании есть два фундаментальных вывода из нашей собственной, совсем не такой давней, истории. Вывод номер один: тот образ жизни, та модель ценностей, та общественно-экономическая формация, которую Россия несла миру, провалилась вместе с её идеологией, вместе с её этикой, вместе с её экономикой [33]. Страна проиграла всемирное противостояние 20-го века. Да, наверно мы были обречены на это поражение, потому что сами ценности были ложными [34]. Но нельзя забывать о том, что развал страны — это безусловно личная трагедия для миллионов людей [35]. Это в любом случае то, за чем человеческие судьбы, за чем отданная жизнь, за чем загубленная жизнь. И не понимать и не чувствовать это — означает не понимать и не чувствовать собственной страны. Это очень важно, и это то, что мы должны для себя абсолютно ясно и определенно зафиксировать. Но останавливаться на этом, зацикливаться на этом и всерьёз считать, что три мужика собрались в Беловежской пуще и развалили великую державу, — это означает вообще ничего не понимать в собственной стране, а самое главное — полностью оказаться неспособным к тому, чтобы вырабатывать будущее собственной страны. Это первый вывод.

Второй вывод, не менее важный, который, как мне кажется, вообще как-то забыт. Забыт вот за этим ложным спором между коммунистами и антикоммунистами, патриотами и западниками, вывод о том, что Россия была лидером, весь ХХ-й век вращался вокруг России, Россия втягивала в свою орбиту десятки стран и сотни миллионов человек, да иногда силой оружия. Этот вывод называется — уникальное российское лидерство [36]. Этот вывод не перечеркивает ничего из того, о чём я говорил перед этим. Этот вывод сам по себе настолько важен, настолько фундаментален, что мы обязательно вернёмся к нему чуть-чуть позже, когда будем говорить о наших задачах на будущее.

(…)

Двенадцать лет в стране ведётся правая политика. В стране, которая не предрасположена к этому. Мало того, совершенно очевиден вывод о том, что эта правая политика, эта правая идеология вытащила страну из тяжелейшей катастрофы в переходный период. Россия приняла эту идеологию и приняла её необратимо.

Попробую аргументировать вышесказанное. Я уже вторые выборы занимаюсь таким странным делом: анализирую программы политических партий, которые идут на выборы. Я думаю, я один такой в стране, кто читает программы политических партий. Честно читаю почти все, кроме там партии “Слон”, партии “Выхухоль”, не помню какие там ещё. Вы знаете, что поразительно? Ни одна из тех фракций, которые сегодня формируют российскую политическую элиту, — и оппозиционные, и правящие, и правые, и левые, и ультралевые, и те, кто что-то весит на политической сцене, — ни одна из этих фракций не требует отмены парламентской демократии, ни одна из них не требует отмены принципа разделения власти, ни одна из них не требует отказа от выборов органов исполнительной власти, ни одна из них не требует восстановления государственной собственности на средства производства, ни одна из них не требует запрета частной предпринимательской деятельности. Что коммунисты говорят про частную собственность? “Мы за многоукладную экономику, сосуществование разных форм собственности”. А я вот помню: товарищ такой был, Ленин его фамилия, так вот он говорил вроде бы иное: “уничтожение частной собственности”. Ребята, вы куда-то уехали в сторону. Не странно ли? Не странно. Это мы их заставили уехать. Потому что в сегодняшней России принята правая идеология, хотя пока что об этом прямо не сказано. В сегодняшней России пытаться выступать по базовым идеологическим позициям с противоположной линией просто глупо.

Считаю, что это абсолютно фундаментальное заявление. Это изменение в политической структуре, это изменение в языке. Послушайте, что говорят сегодня, какими терминами пользуются наши друзья коммунисты. Это же совершенно поразительно, когда выступает Г.А.Зюганов и говорит: “в нашей партии все трудящиеся массы против антинародного бюджета, поскольку его доходы направляются на покрытие дефицита, выплату долгов международным валютным спекулянтам, а непроцентные расходы на поддержку отечественного производителя не растут”. Ты слова откуда выучил? Кто тебе их рассказал? Грамотный стал. Очень хорошо, замечательно. Искренне рад, значит научили.

Слова, как известно, как и язык отражают жизнь. Это касается, например, слова «либерал». Вот старшее поколение, наверное, помнит, что лет 10 — 15 назад слово “либерал” всегда произносилось вместе с прилагательным «гнилой». «Гнилой либерализм», «гнилой либерал». А в наше время спорят: кто настоящий либерал, а кто ещё не настоящий либерал, также появляются “несгибаемые” либералы, которые обвиняют остальных недолибералов, что им нужно исправиться и подтянуться до настоящих либералов.

Все это, как я уже сказал, по моему глубокому убеждению означает необратимость принятой Россией правой идеологии в российской новейшей истории. Это факт, от которого нужно отталкиваться каждому, кто хочет понять будущее и выработать стратегию продвижения в это самое будущее. Это, собственно, есть последняя часть нашего разговора, которой я хотел посвятить время.

Где мы сегодня находимся, и что в этом самом будущем нас ждет? У меня в голове такой образ есть. Была у нас вековая драка с Западом. Закончилась. На мосту над рекой собрались, нас сбросили с моста, мы долго летели, очень больно ударились, пошли вниз под воду, почти дошли до дна. Каким-то чудом оттолкнулись от этого самого дна. По дороге, по моим подсчетам, трижды мы чуть не захлебнулись. Но в итоге всё-таки вынырнули, отплевались, отдышались, оглянулись по сторонам и задали себе вопрос, а собственно мы кто, мы где? Задали себе этот самый вопрос, классический, исторический, который является принципиальным вопросом под названием «задача национального самоопределения», «задача национального самосознания». Вообще-то на этот вопрос должна отвечать элита [37], которая ради этого существует. Но у нашей элиты есть проблема: она падала вместе с нами и тоже довольно сильно ушиблась разными местами. В общем надо прямо сказать, что часть её просто перестала быть элитой, значительная часть просто не пользуется реальной легитимностью, не пользуется реальным признанием своего народа [38]. Но других элит у нас нет, как говорил один классик, поэтому давайте послушаем, что нам говорят эти элиты, отвечая на этот вопрос. Я проанализировал всё, что существует сегодня на этот счёт. Есть несколько ответов о том, кто мы и куда мы должны двигаться дальше. [39]

Ответ первый. Вперёд — т.е. назад в СССР. Да здравствует международная пролетарская солидарность и колбаса по 2,20. Может я не прав, уж так совсем примитивизируя этот взгляд, но мне даже не хочется всерьез об этом думать. Колесо истории закономерно, оно в одну сторону едет, а в другую не едет [40], вот что хочешь делай — ни в какую [41]. Нет такого сценария, не существует.

Другой взгляд — национал-патриотов, проще говоря, русских фашистов. Иногда поактивней, иногда поглубже. “Россия для русских”, и т.д. Особенно один боец, сын юриста на этом фронте отличился с лозунгом: “Мы за бедных, мы за русских”. Вот такой вот бедный сын юриста. Если всерьёз об этом говорить и хоть как-то это анализировать, то совершенно понятно, что в многонациональной и многоконфессиональной России более эффективного способа уничтожения страны просто не существует. Именно поэтому этот подход я не хотел бы анонсировать.

Есть ещё одна школа «евразийства». С очень хорошими корнями, фундаментальная (кн. Трубецкой, Лев Гумилёв). Лидеры-евразийцы правильно почувствовали, что сугубо национально-патриотический — это антигосударственно. Но как только дело от отрицания доходит до классического “что делать”, особенно в сфере экономики — хочется рыдать.

Ещё одна школа, четвертая, недавно возникшая, которая называет себя “Преемство”, призывает преодолеть “разрыв исторического времени” — т.е. советский период, и вернуться назад к российским истокам. Поскольку среди её основателей — мой родной брат, к тому же старший, — а к старшим я всегда относился уважительно, — постараюсь уйти от критических оценок.

Что из этих четырёх продуктов, предлагаемых на интеллектуальном рынке, предлагает нам сегодня власть? Она предлагает самое простое и самое нелепое. Называется: “всё сразу”».

Но поскольку выявленная ранее троичность политических сил, схлестнувшихся в глобальном противоборстве в XX веке, — объективная историческая данность, то всё в выше приведённом фрагменте выступления можно назвать «головокружением от “успехов”», поскольку оно представляет собой разного рода интеллектуальные построения А.Б.Чубайса, соответствующие его представлениям о противоборстве в ХХ веке капитализма и якобы состоявшегося в СССР социализма.

Если же вспомнить о третей силе, которой неприемлемо рабовладение в принципе, то необходимо обратить внимание на некоторые обстоятельства, о которых А.Б.Чубайс не сказал, и обсудить их.

3. Лукавое дело СПС

Конечно, слова а также отображают жизнь. Поэтому мы тоже обратимся к соотнесению слов с жизнью как таковой. Начнём с того, что термины «правые» и «левые» в политическом лексиконе возникли не на основании выявления реальной нравственности тех и других и соотнесения выявленной нравственности с объективной праведностью и правотой, а на основе того, что некогда в британском парламенте сторонники сложившегося в прошлом общественного устройства как-то сами собой сгруппировались по правую сторону, а сторонники преобразований — по левую сторону от прохода.

Сами понимаете, что такое определение «левизны» и «правизны» в политике — относительно, поскольку вдоль прохода можно смотреть и в одну сторону, и в другую. Вследствие такого подхода объективных критериев, кто в политике «правый», а кто «левый», — нет, и «правые» с той поры постоянно путаются (во всех смыслах этого слова) с «левыми» и наоборот. Поэтому обществу необходимы иные критерии, позволяющие определяться в том, кто из политиков действительно прав, а кто страдает «болезнью левизны» [42].

Соответственно миропониманию на основе русского языка правые обязаны вовсе не сидеть в парламенте справа: они обязаны быть праведными в смысле объективных качеств своей нравственности и этики и на этой основе они должны быть правыми (в смысле не ошибаться в выработке и проведении своей политики). И если соотноситься с праведностью и , то следует признать, что в нынешней политической реальности России СПС-овцы не удовлетворяют ни первому требованию, ни второму: т.е. они неправедны и ошибаются в оценках возможностей дальнейшего развития России и соответственно ошибаются в выработке и в проведении своей политики.

Эта неправедность и сопутствующая ей ошибочность разного рода проявляется двояко: во-первых, — в отношении СПС к другим политическим Идеям (концепциям организации жизни общества) и несущим их политическим партиям и их сторонникам, и во-вторых, — в отношении вождей партии к своим сторонникам — приверженцам «либерализма» и свобод личности.

Рассмотрение этого вопроса начнём с отношения СПС к другим Идеям и политическим партиям.

Как можно понять из слов А.Б.Чубайса, он прочитал и проанализировал программы всех более или менее известных политических партий России и не нашёл среди них ни одной партии, которая бы несла в своей программе что-либо такое, что качественно отличало бы её от СПС. Все партии, как можно понять из его слов, отличаются от СПС только непоследовательностью, ущербной ограниченностью и эклектичностью в провозглашении и осуществлении того, что А.Б.Чубайс называет «правой идеологией» и «правой политикой».

В своих оценках перечисленных им политических партий, приверженцы которых претендуют на то, чтобы дать России «Национальную идею», А.Б.Чубайс прав: действительно у всех перечисленных им партий в программах мешанина, включающая в себя взаимно несовместимые и попросту вредоносные компоненты, способные — в случае настойчивых попыток реализовать их в политике — привести региональную цивилизацию многих народов в границах России к новому краху государственности и хозяйства.

Однако если взглянуть пошире, то в данном случае исторически объективно жизнь течёт не совсем так, как он рассказал. В стране на протяжении тех же 12 лет, о которых говорит А.Б.Чубайс, существует и развивается в общественно инициативном порядке Концепция общественной безопасности (КОБ). Всё это время Материалы КОБ издаются типографским способом, распространяются на компьютерных носителях, представлены в интернете [43], вследствие чего сам факт существования КОБ достаточно широко известен в политических и политико-аналитических кругах, включая и такое зарубежье как ЦРУ и Гарвардский университет с его школой «советологии и кремлинологии» и «политического прожектёрства» на их основе. И в настоящее время материалы КОБ составляют теоретическую платформу Концептуальной партии «Единение» [44].

Этот факт в его соотнесении со сказанным А.Б.Чубайсом о спектре политических партий России означает:

· Либо А.Б.Чубайс не знаком с материалами КОБ потому, что подчинённые ему референты и “аналитики” не доложили о том, что «правой» в его понимании идеологии есть объемлющая её альтернатива.

Если это так, то А.Б.Чубайс — политическая марионетка, которой манипулируют остающиеся в тени кукловоды, практически полностью контролируя идущие к нему информационные потоки. Соответственно голосовать за марионеточный СПС — просто глупо.

· Либо А.Б.Чубайс что-то из материалов КОБ всё же прочитал, но не понял ни их содержания (этому могло помешать полученное им профессионально-экономическое образование, проистекающее из другой концепции устройства жизни общества), ни значимости КОБ для формирования будущего России и мира, и они быстро им забылись по причине «неактуальности» и несоответствия высказанных в них мнений тому, чему его научили в вузе.

Если это так, то никакой концептуальной властности А.Б.Чубайса (даже ограниченной его приверженностью концепции цивилизованного рабовладения) быть не может, поскольку концептуальная властность не может опирается на неадекватные представления о происходящих событиях и спектре генеральных концепций устройства жизни общества и их модификаций. Это — тоже причина для того, чтобы не голосовать за СПС, которая вырабатывает свою политику на основе неадекватных представлений об истории и перспективах развития.

· Либо А.Б.Чубайс прочитал и понял какие-то материалы КОБ, но их содержание настолько нравственно неприемлемо для СПС, что вожди СПС предпочитают делать вид, будто «правая» в их понимании идеология уже безальтернативно принята Россией. И соответственно этому они прессуют политическую жизнь под этот «постулат», надеясь достичь состояния действительной устойчивости государственности на основе «либеральной» идеологии, эксплуатируя в своей политике то обстоятельство, что КОБ пока малоизвестна в обществе, а партия «Единение» «не раскручена».

В такой ситуации упоминать о партии «Единение» и её теоретической платформе в программно-благодарственном выступлении, а тем более сопоставлять КОБ с идеологией СПС — было бы со стороны А.Б.Чубайса пропагандой КОБ и содействием «раскрутке» партии «Единение», что подрывало бы текущую политику СПС.

Если это так, то вожди СПС плетут политическую интригу, манипулируют «электоратом», не чураясь прямого обмана, преследуя свои сиюминутные мелочно своекорыстные цели. И поскольку «лжи во спасение» не бывает (ложная информация не исчезает и спустя какое-то время на её основе неизбежно принимаются ошибочные решения, наносящие ущерб делу лгущих, а подчас и окружающим) они сами же взращивают проблемы, с которыми обществу придётся столкнуться в будущем. И это ещё одна причина для того, чтобы не голосовать за партию, во главе которой стоят лицемерные интриганы.

Однако у нас нет претензий к тому, что А.Б.Чубайс не упомянул партию «Единение» в своём выступлении и не посодействовал её «раскрутке», а тем самым — и пропаганде КОБ. Если кто-то из читателей придал именно такое значение сказанному выше об отсутствии реакции А.Б.Чубайса на материалы КОБ, то он ошибся: для нас это неупоминание КОБ и партии «Единение» — один из показателей концептуальной безвластности лично А.Б.Чубайса и не более того. И на это обстоятельство мы указали читателям настоящей работы, чтобы они подумали об этом сами.

Будь А.Б.Чубайс концептуально властен, он обязан был бы упомянуть и о КОБ, и о партии «Единение», и об отношении СПС и к КОБ, и к партии «Единение», поскольку есть ОБЪЕКТИВНАЯ причина, обязывающие лидеров СПС к этому, как в прочем и лидеров всех других политических партий.

* * *

В обществе на протяжении 12 лет устойчиво распространяется идеология (КОБ), порицающая идеологию СПС и других партий и претендующая на тот статус, который стало принято называть «Национальная идея». Соответственно, если в обществе есть реальные проблемы, которые История предъявляет к разрешению и о них говорится в материалах КОБ, то, - не дожидаясь времени, когда проблемы возьмут за горло, или общество расколется по идеологическому признаку, что чревато гражданской войной в самом тяжёлом случае, — необходимо выяснять: в чём ошибается КОБ, в чём ошибается СПС. А выяснив суть проблем и суть ошибок, всем необходимо заблаговременно освобождаться от ошибок для того, чтобы исторически своевременно разрешить проблемы.

В прошлом Истории было всё равно: объективно назревшие проблемы будут разрешены под знаменем «Православия, Самодержавия, Народности» под личным руководством государя императора Николая II — либо под знаменем «марксизма-троцкизма, Коммунизма-большевизма» под личным руководством сначала В.И.Ленина и Л.Д.Бронштейна (Троцкого), а потом И.В.Сталина. Точно также и ныне для Истории не имеет значения, под каким знаменем сформируется Идея, на основе которой общество сможет разрешить назревшие и назревающие проблемы, и под чьим персональным руководством государством они будут разрешены. Но те, кто ошибается, отрицая наличие объективных потребностей общественного развития и проблем, препятствующих развитию и обязывающих общество их разрешить, обречены в лучшем случае на политическое небытиё.

И если безпартийная толпа имеет хотя бы некоторое право быть в неведении о содержании программ политических партий (просто в силу характера полученного ею воспитания), то «политический актив» общества, к которому принадлежат лидеры и члены партий, обязаны знать и понимать содержание не только программы своей партии, но и программы других партий; и в особенности программы тех партий, чьи воззрения на проблематику перспектив общественного развития представляют собой альтернативу идеологии собственной партии.

Это необходимо для того, чтобы социология в её развитии стала средством сплочения общества на основе преодоления межпартийных противоречий, которые (если исключить заведомое лицемерие и интриганство некоторой части политиков) возникают именно вследствие непонимания разными партиями тех или иных потребностей общественного развития. Только в этом случае политическая дискуссия способна защитить реальную политику от продавливания в неё заведомо жизненно не состоятельного вздора (подобно тому, как это имело место в годы перестройки [45]) вне зависимости от того, присутствует вздор в программах партий-оппонентов или в программе собственной партии или им одержим кто-то из вождей персонально.

Именно это обстоятельство и обязывает нас к столь подробному рассмотрению и комментированию программно-благодарственного выступления А.Б.Чубайса в С.-Петербургском Инженерно-экономическом университете.

* *

*

Рассмотрев вопрос об отношении лидеров СПС к другим Идеям и политическим партиям, посмотрим на отношение лидеров СПС к своим же партийцам и потенциальному «электорату» — в большинстве своём безпартийным избирателям.

Один из лозунгов, под которым СПС пошёл в 2003 г. на выборы в Госдуму, — «Ниже налоги — выше доходы». Поскольку пикеты сборщиков подписей и агитации за СПС стоят рядом со щитами с этим лозунгом, то можно надеяться, что он появился не без одобрения вождей СПС. Во всяком случае из выступлений последних нескольких лет в телеэфире И.М.Хакамады (сопредседатель СПС) можно понять, что именно снижение налогов и необходимо для развития «малого» и «среднего» бизнеса.

И в связи с рассматриваемым нами вопросом об отношении лидеров СПС к рядовым партийцам и «электорату», мы решили проанализировать, как активисты СПС понимают последствия реализации этого лозунга в политике государства. Поскольку пикетчики — сборщики подписей и агитаторы — ловили прохожих прямо на улице, а прохожие в большинстве своём проходили мимо, иногда шарахаясь от СПС-овцев, нам оставалось только «подставиться» активистам и вступить в беседу на темы политики и социологии.

Но прежде, чем переходить к существу выявленного в беседе с активистами СПС, необходимо пояснить одно обстоятельство. Люди, которые в наши дни участвуют в разного рода агитационно-пропагандистских уличных пикетах, проводимых той или иной партией, относятся к одной из двух категорий:

· Одни действуют по своей идейной убеждённости в том, что если политика государства будет подчинена программе политической партии, которую они знают и с которой они согласны, то это хорошо. Если им за участие в партийной кампании заплатить, то многие из них откажутся от такой оплаты, а если даже и не откажутся, то оплата их участия в партийной кампании для них не главное. Главное для них — идеи и их воплощение в политику.

Однако эта группа не однородна по своему составу:

O в неё входят как люди, думающие, способные понять мнение других людей и соотнести его со своим собственным и с жизнью (что является необходимым для личностного и общественного развития),

O так и «маргиналы», которым что-то втемяшилось в голову и они стали этим одержимы и потому глухи ко всему остальному. А будь у них достаточно сил, то они предприняли бы попытку отпрессовать мир под свои «идеи фикс».

· Другие — обыкновенные «политические наёмники»: сегодня он стоит за плату в пикете одной партии, а завтра на том же самом месте стоит за другую плату в пикете другой партии. Если ему не заплатить, то в партийной кампании он участвовать не будет.

Однако большинство такого рода «партийных активистов» продажны не абсолютно, т.е. они не будут стоять в пикете под заведомо человеконенавистническим лозунгом, даже если им при этом гарантировать отсутствие уголовного преследования за «экстремизм» и т.п. Если лозунги более или менее нейтральны или по первому впечатлению при поверхностной оценке благонамеренны, то они, ощущая, что за нанявшую их на работу партию большинство всё равно не проголосует и потому партия не сможет придти к власти и «наломать дров», относятся к такого рода приработку по принципу «с паршивой овцы — хоть шерсти клок», а к партии и её лидерам — с некоторой иронией. Они осознают, что, работая по найму на партию, идей которой не разделяют, они делают зло, но с их точки зрения это зло — «зло маленькое», и подчас — зло, куда меньшее, чем то зло, что сделали в прошлом и делают ныне лидеры нанявшей их партии.

Для избранной нами задачи тестирования пикетчиков СПС на идейную убеждённость и понимание взаимосвязи партийных идей и жизни «политические наёмники», зациклившиеся и зависшие в своих раздумьях о смысле жизни «маргиналы» не годятся. И нам повезло, мы в первом же подходе подставились идейным не маргинальным СПС-овцам: молодые люди в возрасте около 20 лет, студенты, у которых есть возможность провести весь день в безделье в агитационном пикете СПС, и если кто из прохожих готов их слушать, то они — со своей стороны — тоже готовы доказывать ему, что лозунг «Ниже налоги — выше доходы» при его воплощении в политику — неоспоримое благо.

Ниже передаём начало разговора. На предложение взять агитку отвечаем вопросом:

— И вы, что, думаете, что человек в здравом уме будет голосовать за партию с таким лозунгом? Вы действительно думаете, что снижение налогов оздоровит экономику?

— Конечно, ведь снижение налогов увеличит прибыльность бизнеса, а это позволит расширить производство, поднять зарплату, создать новые предприятия…

— Ребята, а вы понимаете, в чём разница между налогами и ссудным процентом в их воздействии на экономику и жизнь общества?

—???? Нет…

Выяснилось, что идейные — «немаргинальные» — СПС-оцы не знают и не могут догадаться сами в темпе ведения беседы, что налоги от платежей ссудного процента по кредиту отличаются тем, что:

· налоги забирают у производителя в стоимостной (или натуральной) форме некоторую долю от реально им произведенного, после чего эта доля, если не разворовывается, то употребляется в интересах осуществления политики государства. Если при этом государство выражает интересы подавляющего большинства добросовестно трудящегося населения, то всё изъятое у общества в форме налогов, возвращается самому же обществу в форме разнородной государственно-организованной социальной защищённости личности и семьи. Иными словами в таком государстве «налоговый пресс» никого не подавляет, поскольку всё изъятое в форме налогов, так или иначе, в той или иной форме возвращается самому же обществу.

· кредитование под процент — ростовщичество вне зависимости от того, занимается этим ростовщик-единоличник или организован «колхоз» ростовщиков под названием «банк», в котором одинаково ростовщичествуют и вкладчики, и хозяева банка. Ростовщичество порождает в обществе объём заведомо неоплатных долгов, распределённый некоторым образом среди физических и юридических лиц, который возникает вследствие отставания эмиссии средств платежа от роста общего объёма кредитной задолженности под воздействием ссудного процент (включая и процент по вкладам в банки); также ростовщичество является генератором роста цен вследствие того, что необходимость выплаты процентов относится на себестоимость, а производитель, желая избежать потери прибыли, повышает цену на продукцию, перекладывая свои издержки на покупателя.

При этом ростовщичество высасывает в стоимостной форме из общества заранее оговоренную долю потенциально производимого, которая исторически реально почти всегда выше, нежели полезный эффект, достигнутый в результате взятия самой кредитной ссуды. Это происходит потому, что ссудный процент, если он превосходит темпы роста производства в обществе (а не на предприятии заёмщика), обусловленные ростом энергопотенциала, вовлекаемого в производство, однонаправленно перекачивает создаваемое обществом богатство в собственность корпорации ростовщиков.

Вследствие этого:

O с одной стороны — заправилы ростовщической корпорации в виде ссудного процента обретают постоянный легальный (в большинстве стран) источник доходов, не обусловленный их трудовой деятельностью ни в сфере непосредственно производства, ни в сфере управления трудовой деятельностью общества, который позволяет им обеспечить себе монопольно высокий уровень платежеспособности. Это монопольно высокая платежеспособность позволяет им в толпо-“элитарном” обществе заказывать и оплачивать такую политику, какая будет им желательна, в том числе и политику, направленную против самого общества;

O а с другой стороны — концептуально безвластное общество, потворствующее ростовщичеству, оказывается в заведомо неоплатном долгу на положении раба, невольника, заложника у надгосударственной международной корпорации кровопийц — расистов-ростовщиков (Ротшильды, Соросы, Гусинские, Березовские, Ходорковские, Смоленские и прочие — это историческая закономерность, запрограммированная господством над обществами библейской социологии) и их идейных вдохновителей («главраввинат» — толкователи жизни на основе Библии и Талмуда и разработчики политики, включая и политику ссудно-процентного кредитования и инвестиционную политику).

Соответственно положению корпоративно-монополизированного ростовщичества в кредитно-финансовой системе со ссудным процентом, который ничем не ограничивается и подчинён только произволу идейных вдохновителей корпорации ростовщиков, снижение налогов само по себе вовсе не гарантирует автоматического роста доходов предпринимателей, роста зарплаты наёмного персонала, роста производства, увеличения количества предприятий и здоровья экономики.

Для идейных активистов СПС узнать об этом неоспоримом факте экономической жизни общества было новостью.

Причины этого невежества и недомыслия идейных активистов СПС понять легко: молодые ребята, где-то учатся, а в учебном плане освещения этой проблематики нет; самим заняться разработкой проблематики социологии — нет свободного времени и сил, да и не допекло; а если СМИ обращают внимание на что-то подобное высказанному 16.10.2003 премьер-министром Малайзии Махатхиром Мохамадом при открытии встречи в верхах Организации исламская конференция [46], то самая обыкновенная неосведомлённость в вопросах истории [47] и текущей политики не позволяет понять того, что именно имеется в виду, насколько это соответствует положению дел, хорошо это или плохо, как к этому относиться и что делать дальше.

После этого для активистов СПС пришлось прочитать краткую лекцию о том, как осуществляется сборка народного хозяйства из множества частных производств и какую роль в этом процессе могут играть налогово-дотационная политика государства и кредитно-ссудная политика обособленных от государства так называемых «частных» коммерческих банков [48].

Но вожди-то СПС — в отличие от низовых активистов — профессиональные политики, а Е.Т.Гайдар и А.Б.Чубайс к тому же и профессиональные экономисты. Это означает, что вожди:

· во-первых, не должны выдвигать вздорных жизненно не состоятельных лозунгов — конечно, если они осознанно не относятся к населению России как к «лохам» — дуракам, которые даны им в удел для того, чтобы их «стричь»; если же относятся как к «лохам» — тогда лозунги СПС вполне соответствуют этике его вождей.

· во-вторых, должны осуществлять внутрипартийную образовательную политику, дабы активисты и идейные сторонники СПС не попадали в дурацкое положение, если кто-либо вместо того, чтобы пройти мимо, вступает с ними в беседу, опираясь на альтернативно-объемлющие социологические воззрения, и в течение нескольких минут приводит их в изумление и прострацию.

Однако вопреки этому СПС ведёт свою политику по отношению к избирателям, злоупотребляя их невежеством и бездумьем. Как именно вожди СПС эксплуатируют невежество и бездумье потенциальных избирателей, рассмотрим на примере всё того же лозунга «Ниже налоги — выше доходы».

Понятно, что лозунг «Ниже налоги — выше доходы» ориентирован на мелких частных предпринимателей, которые с кредитными институтами постсоветской России в своём большинстве дел на протяжении последних 12 лет не имели (а кто имел, те в большинстве своём ими же и разорены) и не имеют: от 20 до 100 с лишним процентов годовых + 100-процентное и более залоговое обеспечение получаемой краткосрочной ссуды (почти при полном отсутствии долгосрочных (на срок до 5) лет инвестиционно-ориентированных кредитов) — это не то, что может себе позволить большинство частных предпринимателей для расширения своего бизнеса, а тем более для его начала. Вследствие этого в своей бухгалтерии и анализе хода бизнеса они имеют дело с ценами того, что сами покупают для нужд бизнеса, с зарплатой нанимаемого ими персонала, с арендной платой, рэкетом криминалитета и взяточничеством чиновничества, а также с налогами, и прибылью, конечно, если что-то останется после прокручивания капитала.

И поскольку при таком характере бухгалтерии, во-первых, в себестоимости их продукции нет ссудно-процентной составляющей и, во-вторых, они в большинстве своём не видят и не понимают взаимосвязей их бизнеса с макроэкономической системой народного хозяйства через ценообразование в целом, с точки зрения многих из них очень правдоподобно звучит утверждение: «Если государство снизит налоги, то это автоматически приведёт к существенному росту их доходов, что позволит им расширять бизнес на основе самоокупаемости и, соответственно, оздоровить экономику в целом» [49].

Но ведь А.Б.Чубайс, Е.Т.Гайдар, — в отличие от подавляющего большинства частных предпринимателей, особенно мелких, и интеллигентов-абстракционистов — экономисты-профессионалы, которым в вузах читали в том или ином виде макроэкономику, из курсов которой они не могут не знать, что через механизм ценообразования в экономике взаимосвязано всё со всем [50] — различие только в быстроте и пропорциях изменения всех цен при изменении цены на что-либо одно определённое. И в силу этих взаимосвязей всего со всем, уровень цен наиболее чувствителен: прежде всего — к ставке ссудного процента [51]; а потом — к ценам на первичные энергоносители и к тарифам на электроэнергию.

А пройдя в прошлом через должности вице-премьеров в правительствах России разных лет, они имели доступ к самой разнородной общественно-экономической статистике как отчётно-официальной, так и более близкой к реальности неофициальной аналитической. Поэтому они обязаны знать:

· какова была в 1992 — 2000 гг. динамика выдачи кредитов (количество, объёмы, сроки, ставки ссудного процента) и динамика роста просроченной задолженности по кредитам вообще и в её составе динамика роста задолженности по ссудному проценту;

· как были взаимосвязаны с динамиками кредитования:

O динамика роста цен,

O эмиссия средств платежа и всяких их заменителей;

O динамика накоплений населения,

O динамика производства в отраслях и регионах,

O динамика спектров экспорта и импорта,

O динамика потребления продукции населением в регионах.

Более того, Е.Т.Гайдар обязан знать и понимать это так, как это знает мало кто другой, поскольку именно он на протяжении нескольких лет возглавляет созданный под него персонально так называемый «Институт экономики переходного периода».

Кроме того, есть ещё одно обстоятельство, относящееся не к финансовым, а к непосредственно организационно-технологическим взаимосвязям всякого административно обособленного частного бизнеса с макроэкономическим процессами, о котором вожди СПС никогда не говорят.

* * *

В нашу эпоху за какими-то редкими, почти единичными исключениями ни один продукт или услуга, которые мы потребляем, не могут быть произведены в одиночку ни кем. Производство всякой вещи или услуги, начиная от задумки и кончая предоставлением её потребителю, требует коллективного труда, направленного на производство самой вещи или услуги непосредственно, а кроме того — и труда, направленного на её производство опосредованно (производство и настройка технологического оборудования, создание сопутствующих необходимых условий, например отопление помещений, воспроизводство, воспитание и обучение кадров, и т.п.).

И главное: этот характер производства и распределения продукции требует поддержания в работоспособном состоянии «средств сборки» макроэкономики из множества микроэкономик — административно обособленных предприятий. К «средствам сборки» множества микроэкономик в макроэкономическую системную целостность относятся:

· кредитно-финансовая система,

· система стандартизации и сертификации продукции и производств,

· законодательство и

· в конечном итоге — культура и психология общества в целом.

Иными словами, производство, распределение и потребление в обществе образуют собой целостную систему. Она складывается исторически и включает в себя технологические процессы в качестве скелета, который обрастает системой сопутствующих нравственно обусловленных взаимоотношений людей (идеологических и проистекающих из идеологии отношений — неформализованных традиционно-правовых и юридически кодифицированных, финансовых и прочих; политэкономия называет их «производственными отношениями»).

Однако вопреки этому исторически сложившаяся экономическая наука Запада и России не рассматривает указанную макроэкономическую системную целостность в качестве объекта управления.

Вследствие этого экономическая наука не может сказать ничего внятного ни о целеполагании в отношении этой системной целостности, ни о средствах управления ею, ни о процессах настройки средств управления на поддержание самоуправления в соответствии с избранными целями этой системной целостности в общественно приемлемом биосферно допустимом режиме.

Вне этой исторически сложившейся и развиваемой людьми системной целостности всякое частное предпринимательство (тем более производство) может существовать только в формах примитивного натурального хозяйства. Т.е. оно может быть примерно таким, каким оно было, начиная с каменного века примерно до XIII — XV веков.

* *

*

Это означает следующее:

Эффективный (в смысле используемых технологий и проектно-технического уровня продукции) мелкий и средний бизнес в наши дни может существовать и развиваться только, если эта система устойчиво функционирует на основе высоких (для своего времени) технологий и организации, что по существу предполагает здоровье «крупного» бизнеса — государственного и частно-корпоративного, — чьи оборотные средства, текущие доходы и накопления, способны поддерживать развитие фундаментальной науки и на её основе — обновление продукции, технологий и организации производства и сбыта.

Иными словами дело обстоит совсем не так, как можно подумать на основании пропаганды СПС, будто бы мелкий бизнес в своём массовом развитии непрестанно порождает эту системную целостность народного хозяйства государств и трансгосударственных макроэкономических систем корпораций, регионов, человечества. Эпоха, когда частный бизнес, вырастая из мелкого в крупный, действительно порождал макроэкономические системы, длилась несколько веков и завершилась в Европе — к середине XIX, а в США, Японии и России — к началу ХХ века, в большинстве бывших колониальных стран — в середине ХХ века. С той поры мелкий бизнес возникает в недрах системной организационно-технологической целостности народного хозяйства (при расширении производства в той или иной отрасли) или прививается к ней усилиями предпринимателей-новаторов, что при расширении ими дела может привести к возникновению новой отрасли.

И если сопоставлять организационно-технологическую целостность народного хозяйства СССР, а также и образовавшихся при его распаде государств, включая Россию, с уровнем, достигнутым США, Японией, Западной Европой, то ни СССР конца 1980-х гг., ни Россия конца 1991 г. не могут быть охарактеризованы словами «матрёшечная республика» или какими-то другими словами, выражающими презрение обывателей высокотехнологических стран к «банановым республикам», хотя было бы ложью идеализировать застойное прошлое. Многое действительно оставляло желать лучшего, но вовсе не по причине бесплодия фундаментальной науки или изобретательской мысли (они были на уровне мировых достижений, а в ряде случаев и выше), а вследствие несостоятельности экономической науки СССР, несостоятельности социологии и психологии в целом, и обусловленной этим управленческой несостоятельности ЦК КПСС, Госплана, Совмина СССР [52] и соответственно — управленческой несостоятельности органов общегосударственной власти России при её государственном обособлении в процессе распада СССР.

К тому же изрядная часть государственных стандартов СССР на продукцию была по своим требованиям во всяком случае не ниже, а некоторые стандарты были жёстче, нежели стандарты на продукцию аналогичного назначения зарубежных государств, что обеспечивало более высокий уровень безопасности при пользовании советской продукцией (конечно, при соблюдении её производителями требований стандартов) [53].

Т.е. при адекватном управлении макроуровня эта системная целостность могла бы не рухнуть, как это произошло в ходе реформ, а обрести новое качество, породив в своих недрах общественно полезный производительный и организационно-обслуживающий малый и средний частнопредпринимательский бизнес, чему в СССР препятствовала партийно-государственная бюрократия.

Но вопреки всему этому на протяжении нескольких лет в прошлом, когда была животрепещущей в политических дискуссиях, лидеры СПС настаивали на своей непричастности к обвалу отечественной промышленности и объясняли его не характером проводимых ими в России реформ, а неконкурентоспособностью отечественной промышленности после открытия российского рынка для зарубежных фирм. Это означает, что реформаторы либо осознанно врали, либо действительно не знали реального положения дел, не видели и не понимали возможностей дальнейшего развития макроэкономической системы России без обрушения её промышленности и сельского хозяйства. Так или иначе, но именно реформаторы почти окончательно удушили системную целостность народного хозяйства оказавшейся под их властью России, потворствуя на уровне государственной политики ростовщичеству коммерческих банков и биржевым спекуляциям. Чтобы показать это, обратимся к конкретным — общеизвестным — фактам.

Так отечественный авиапром по своей культуре проектирования и производства, по научно-техническому заделу на будущее, был не только конкурентоспособен к началу 1990-х гг., но по уровню некоторых своих разработок на десятилетия обгонял многих зарубежных конкурентов. В частности вертолёты «Ми-8» и их модификации, начиная с 1962 г. по настоящее время, зарекомендовали себя очень хорошо и по своим лётно-техническим данным, и по эксплуатационным показателям, и по низкому уровню аварийности при нормальном техническом обслуживании [54]. «Ми-26» — вообще не имеет за рубежом аналогов и обладает наивысшей грузоподъёмностью среди серийно производимых машин. «В-12» (самый большой из созданных к настоящему времени вертолётов, с расположением двух несущих винтов на поперечной рамно-крыльевой конструкции), построенный ещё в советское время в нескольких экземплярах, обладает грузоподъёмностью свыше 40 т, что делает его просто уникальным по возможностям использования в строительно-монтажных работах на перспективу в ближайшие 10 — 15 лет.

Эта продукция не только конкурентоспособна за рубежами России по настоящее время, но реально была продаваема в советские времена везде, где этому не препятствовало руководство НАТО или СССР. Так, что её разработчик (КБ им. М.Л.Миля) и работающие с ним в технологической связке заводы могли бы процветать и в России. Тем не менее к началу 2000-х гг. вся эта технологическая связка оказалась на грани банкротства на радость зарубежным конкурентам [55]. Причина этого вовсе не в высоком уровне налогообложения, а в том, что отечественный авиапром, как и его поставщики-смежники (т.е. почти все прочие отрасли промышленности), не выдержал падения покупательной способности своих оборотных средств вследствие нарастания ссудно-процентной составляющей в ценах всего, что появлялось на российском рынке, и задолженности по взятым кредитам предприятий отрасли [56].

Отечественный торговый и рыбопромысловый флот к 1991 г. был не самым последним в мире по тоннажу, по численности, по техническому уровню [57]. В бытность СССР работа торгового и рыбопромыслового флота была одним из источников валютных поступлений. Иными словами то, что осталось России после распада СССР [58], могло бы работать вполне рентабельно и давать работу судостроению, судоремонту, пищевой промышленности. Однако на протяжении последних лет рыбаки на обветшавших судах вынуждены заниматься браконьерством для того, чтобы хоть как-то свести концы с концами. А атомные ледоколы в лучшее время навигации возят туристов на северный полюс для того, чтобы заработать деньги для осуществления северного завоза перед самым ледоставом на сибирских реках. Причина всех этих неурядиц та же — падение покупательной способности оборотных средств вследствие нарастания доли ссудно-процентной составляющей ценах всего, что появлялось на российском рынке.

Также невозможно поверить и в то, что сельское хозяйство и строительная промышленность России якобы не выдержали конкуренции с зарубежными фирмами, появившимися на российском рынке: строительная промышленность столкнулась с неплатёжеспособностью её постоянных заказчиков, чьи оборотные средства тоже потеряли покупательную способность в ходе реформ точно так же, как и её собственные оборотные средства, и как оборотные средства сельского хозяйства.

То есть всё это говорит о том, что:

Обрушение системной целостности народного хозяйства России в 1992 — 1996 гг. — прямое следствие потворства самих младореформаторов на уровне государственной политики корпоративно организованному международному ростовщичеству и биржевым спекуляциям.

Кто из младореформаторов был ставленником антинародных сил, осознанно и целенаправленно работавшим против своей Родины, а кто выполнил антисоциальный заказ сдуру потому, что его в вузе обучили извращённым представлениям о макроэкономике и её связям с микроэкономикой (у этих есть шанс переосмыслить то, чему их научили в вузах и освоить альтернативные воззрения [59]), — значения не имеет, поскольку мы сейчас занимаемся не разработкой и обоснованием пунктов обвинительного заключения против лидеров СПС за содеянное ими в прошлом; мы занимаемся анализом возможностей дальнейшего развития — т.е. выявлением реальных проблем и способов их разрешения.

И как показывает анализ программно-благодарственного выступления А.Б.Чубайса в его «альма матер», сам СПС — одна из проблем России потому, что его вожди то ли пафосно лгут, осознавая этот факт и злоупотребляя невежеством многих россиян в вопросах социологии и экономики, то ли сами находятся в плену ложных представлений, от которых самостоятельно освободиться не могут потому, что этому препятствует опьянение неправедно полученным богатством [60] и якобы не ограниченной властью денег.

4. Либералы — не свободолюбцы: либералы — поработители

4.1. Определимся в терминах: Что есть либерализм и что есть свобода

В ранее приведённом нами фрагменте выступления, А.Б.Чубайс сказал:

«Слова, как известно, как и язык отражают жизнь. Это касается, например, слова „либерал“. Вот старшее поколение, наверное, помнит, что лет 10 — 15 назад слово “либерал” всегда произносилось вместе с прилагательным „гнилой“. „Гнилой либерализм“, „гнилой либерал“. А в наше время спорят: кто настоящий либерал, а кто ещё не настоящий либерал, также появляются “несгибаемые” либералы, которые обвиняют остальных недолибералов, что им нужно исправиться и подтянуться до настоящих либералов».

В этот спор либералов между собой мы втягиваться не будем, поскольку мы хотим пояснить прежде всего “несгибаемым либералам” и “недолибералам”, почему к ним в русском языке прилипли эпитеты «гнилой» и т.п., а сами они предпочитают в России именовать себя «либералами», а не «свободолюбцами».

На наш взгляд, дело в том, что называющихся «либералами» пугает сам русский язык, которого они толком не знают и не понимают. В частности, в русском языке есть такой оборот речи «буквальный смысл». Он проистекает из того, что буквы древней азбуки русского жречества, на основе которой была создана более молодая кириллица, были не только обозначением звуков, но были и своего рода иероглифами, каждый из которых нёс свой смысл. И поскольку в тексте буквы следуют «валом» друг за другом, то и текст в целом, и всякое слово в нём можно истолковать побуквенно и послогово, проявив при этом некий скрытый в слове более глубокий смысл.

Это касается и слова «СВОБОДА», одно из толкований буквального смысла которого таково:

С+овестью ВО+дительство, БО+гом ДА+нное.

Совесть — чувствоМhры (Божиего Предопределения бытия)как таковое, неразрывно сопряжённое с той составной частью личностной нравственности, которая совпадает с праведностью [61]. Праведность — нравственность, которую Бог избрал для Себя сам, и которую каждый может воспроизвести в себе и которой может следовать в жизни, если желает быть праведным. Соответственно вследствие обусловленности совестью свобода — не вседозволенность, поскольку предполагает определённое нравственно-этическое долженствование, необходимость — своего рода ограничения [62].

И для того, чтобы все эти взаимосвязи смыслов «не давили на психику» тем, кто вольно или невольно (т.е. осознанно или бессознательно) склонен творить вседозволенность, препятствуя свободе других, предпочтительнее именоваться «либералами».

Высказав это, обнажим алгоритмику «либерализации» и билибердизации психики. Как сообщает Большая советская энциклопедия (изд. 3, т. 14, стр. 398):

«ЛИБЕРАЛЫ (от лат. liberalis — касающийся свободы, свободный), в первоначальном значении свободомыслящие, вольнодумцы; иногда люди, склонные к излишней снисходительности [63]. Л. называют также последователей и сторонников либерализма и (в более узком смысле) членов либеральных партий в ряде бурж. государств».

При внедрении в русский язык созвучий «либерал» и т.п. и при возведении их в ранг общеупотребительных слов русского языка — вследствие того, что в языке, их породившем, они имели смысл «касающийся свободы», то в русском языке появляется удобное для приверженцев вседозволенности понятие специфической «как бы свободы» -. [64]

Этот результат является следствием того, что всякому иноязычному слову, не имеющему в их родном языке определённого исторически устоявшегося смысла, люди придают значение каждый соответственно своим представлениям [65].

Соответственно, если не вдаваться во взаимосвязи со словарём и грамматикой русского языка свободы и вседозволенности как объективных явлений в жизни общества, то в миропонимании некоторых людей на основе искусственно внедрённых “слов” «либерализм» и т.п. исчезает различие свободы и вседозволенности как жизненных явлений. Поэтому один из симптомов безсовестности, т.е. либерализма — специфическая «любовь к закону», выражающая в безотносительной к обстоятельствам (для этого требуется совесть) абсолютизации принципа: «всё, что не запрещено законом, допустимо».

Вследствие таких свойств либерализма какая-то часть свободолюбцев в некоторых обстоятельствах (подчас целенаправленно искусственно созданных) может утратить ощущение реально происходящего и оказаться под властью безсовестных «либералов», став соучастниками исполнения политических проектов, принадлежащих хозяевам и вдохновителям “невинных” «либералов».

Однако, точно также не вдаваясь во взаимосвязи со словарём и грамматикой русского языка свободы и вседозволенности как объективных явлений, те люди, которые чуют различие свободы и вседозволенности в жизни и ощущают взаимосвязи русского языка с соответствующими этим словам жизненными явлениями, безусловно точно сопровождают искусственно внедрённые в русский язык “слова” «либерализм» и т.п., определениями «гнилой» и более грубыми, указывающими на нравственное нездоровье и этическую нечистоплотность, свойственные в России «либералам» [66]. И как видно из предыдущих разделов настоящей работы, младореформаторы дали в прошлом, и дают в настоящем множество подтверждений тому, что они — истинные россиянские либералы, т.е. безсовестные.

Если же безсовестных либералов больше, чем один, то они порождают в обществе «либерализм» как явление в жизни общества. Большая советская энциклопедия (изд. 3, т. 14, стр. 396) поясняет систему взглядов, на которую ссылается либерализм, как социальное явление:

«Либерализм — система взглядов, согласно которым социальная гармония и прогресс человечества достижимы лишь на базе частной собственности путём обеспечения достаточной свободы индивида в экономике и во всех других сферах человеческой деятельности (ибо общее благо якобы стихийно складывается в результате осуществления индивидами их личных целей)».

Это истолкование «либерализма» во многом похоже на понимание явления, именуемого «соборность» в материалах КОБ [67]. Однако либерализм вследствие своей безсовестности — не свобода в соборности.

Соборность порождается людьми так:

* * *

Человек, веруя Богу и стараясь удерживать себя в непосредственном сокровенном диалоге с Ним по Жизни, во-первых, должен поддерживать своей волей и подвластными ему ресурсами деятельность других людей, если находит, что они — со своей стороны — тоже стараются действовать в русле Божиего Промысла — это требует от человека быть совестливым; и, во-вторых, должен способствовать вхождению в соборность (действующих в пределах границ попущения Божиего) других людей на этих же принципах — своеволия в русле Божиего Промысла в меру искреннего понимания Промысла каждым из них, однако не подавляя и не извращая волю других, доверяя Богу течение событий в их и своей жизни — это обязывает человека быть свободным самому и поддерживать свободу и устремлённость к свободе других.

При этом Бог — Творец и Вседержитель, — обладая всеведением, включая и абсолютное предвидение последствий, посредством Своей безраздельной власти распределяет информацию среди всех субъектов так, что всегда открыта возможность к тому, чтобы их личностные воли (т.е. все воли без каких-либо исключений), выражающие осмысленное отношение к Жизни каждого из них, взаимно дополнили друг друга в соборности, сливаясь в ней в единую внутренне бесконфликтную коллективную волю, выражающую Божий Промысел и осуществляющую Царствие Божие на Земле и в Мироздании.

Если же такого слияния воль воедино в русле Промысла не происходит, то ошибка порождения всякой личностной воли (в том числе и безволие) и коллективной воли множеством субъектов всегда лежит в пределах Божиего попущения ошибаться, хотя при этом:

· некоторые субъекты достигают пределов попускаемого им Свыше и, исчерпав попущение, заканчивают свой жизненный путь, показывая другим пример того, как не надо жить;

· другие же, оказавшись в попущении и праведно реагируя на происходящее с ними попущением Божиим, развиваются личностно и возвращаются в Русло Промысла, и по достижении определённого личностного развития оказываются способными устойчиво удерживать себя при человечном типе строя психики и соответственно — в соборности — и развиваться далее на этой основе.

В таком понимании соборность — не цель, внешняя по отношению к психике личности, но подспорье дальнейшему личностному развитию, действующее как один из факторов общего всем «внешнего мира», доступное каждому, однако требующее от этого «каждого» определённого минимума власти над самим собой.

* *

*

То есть соборность — и следствие свободы человека как личности, и основа свободы личности. И соборность — не либерализм, поскольку в ней общее благо складывается не «само собой» стихийно-хаотично [68], как это видится разноликому атеизму, а представляет собой результат Вседержительности и свободы людей, чья воля выражает осмысленное отношение к Жизни каждого из них. Безсовестный же либерализм — препятствие на пути людей и человечества в целом к свободе и соборности.

4.2. Экономический либерализм как средство порабощения людей и народов

Свобода — явление многогранное, и одна из её граней — это экономическая свобода личности в обществе и экономическая свобода общества в целом. Но и либерализм тоже явление многоликое, и, проникая в сферу экономической деятельности, либерализм препятствует в ней достижению свободы как личностью, так и обществом в целом.

Как было отмечено ранее, производство, распределение и потребление в обществе образуют собой целостную систему. И в политэкономической области исходный вопрос, с постановки которого начинается путь к экономической свободе, следующий:

Кто именно заявляет своё право собственности на целостную систему народного хозяйства?

Но чтобы ответить на него, необходимо раскрыть содержание понятия «право собственности на средства производства». В материалах КОБ понятие «право собственности на средства производства» содержательно раскрывается единственно как право управления производством и распределением продукции либо непосредственно, либо через доверенных лиц [69].

Понятие права на такие объекты собственности, как земля, её недра, вoды и другие природные ресурсы содержательно раскрывается только, как право организовать труд людей с использованием этих природных ресурсов; а также как право ограничить доступ к непроизводственному их использованию (например, для отдыха и т.п.).

Право (в смысле субъективное право, учреждённое и поддерживаемое обществом) и стоимость — категории, присущие социальной организации, а не природе. При покупке такого рода прав оплачивается всегда результат трудовой деятельности человека: в прошлом, в настоящем или возможный в будущем результат. Либо оплата «стоимости природных ресурсов и благ», которые стоимостью как объективным природным свойством не обладают, представляет собой ограничение номинальной платежеспособностью тех или иных физических или юридических лиц возможностей пользования природными ресурсами и благами, а также создание источников для оплаты работ, способствующих их воспроизводству силами самой природы.

Понятия частной и общественной собственности связаны с общественным разделением профессионализма и его воспроизводством при смене поколений в общественном объединении труда. Они содержательно раскрываются через то, как формируется круг управленцев.

Собственность частная, если персонал, занятый обслуживанием средств производства в их совокупности, не имеет осуществимой возможности немедленно отстранить от управления лиц, не оправдавших их доверия, и нанять или выдвинуть из своей среды новых управленцев.

Собственность общественная, если управленцы, утратившие доверие, не справившиеся с обязанностями по повышению качества управления, немедленно могут быть устранены из сферы управления по инициативе персонала, занятого обслуживанием данной совокупности средств производства, основой чего является условие: социальной базой управленческого корпуса не может быть замкнутая социальная группа, вход в которую закрыт для представителей и выходцев из иных социальных групп; социальной базой управленческого корпуса должно быть всё общество, поскольку только в этом случае в управленческий корпус могут войти действительно лучшие.

Если же мы соотносим содержание понятия собственность на средства производства с системной целостностью хозяйства региона, государства, то естественно, что эта системная целостность — достояние всех и каждого, т.е. общественное достояние [70], поскольку в поддержании её работоспособности как функциональной целостности в преемственности поколений участвует, если не весь народ, то хотя бы его трудящаяся часть, т.е. — не уклоняющееся от работы большинство общества. Иными словами по отношению к этой право частной собственности должно быть тождественно праву общественной собственности, и это утверждение — не наш словесный выверт, необходимый нам для осуществления популистской пропаганды какого-то «неокоммунизма», а реальный факт:

· который либо признаётся всеми нравственно здраво мыслящими людьми как основа жизни общества и всякого человека в обществе,

· либо который большинство общества не осознаёт, а некоторое меньшинство, злоупотребляя невежеством большинства, присваивает это право исключительно себе и тем самым обращает всех прочих в зависимых от этого меньшинства бесправных невольников-рабов. Это рабство, хотя и осуществляемое не грубой силой и непосредственным запугиванием, а опосредованно — через поддерживаемые обществом социальные институты.

Вследствие второго обстоятельства заявить своё право собственности на эту систему в целом — мало [71]. Своё право необходимо уметь осуществлять в том числе и в условиях, когда исторически вполне определённые силы, пытаются узурпировать это право всех и каждого исключительно для себя, обратив всех прочих в своих подневольных рабов [72].

И либерализм, его идеология, при непротивлении ей общества (при согласии с нею по умолчанию, выражающемся в отсутствии возражений) создаёт и воспроизводит в обществе условия, в которых такая узурпация власти над производственно-потребительской системой становится возможной и осуществляется безпрепятственно.

Дело в том, что либерализм (по крайней мере, искренний) не видит этой системной целостности (не искренний же делает вид, что не видит её), а в своих экономических теориях прямо учит, что реально существуют только фрагменты этой системной целостности — объекты частной собственности тех или иных физических лиц и корпораций.

Эти учения проистекают из до ужаса примитивных представлений о «целостности вообще» и представляют собой возведение в ранг «всеобщего» (философская категория) , когда у вещественного тела имеется внешняя граница, отделяющая его от других вещественных объектов или выделяющая его в среде, и эта граница — единственная внешняя граница. При переносе претендентом в собственники такого подхода на объекты, которые он может присвоить себе (или уже присвоил), то всё, что в принципе можно окружить своим забором («забор» и «забираю» — однокоренные слова), — целостность. А если имеется два забора, то уже две целостности и т.д.

Если же требуется понять, что некий алгоритм [73] (объект информационно-метрический по своей сути) или реализующая его совокупность действий — тоже целостность, носителем которой в жизни может являться не одно целостное вещественное тело (или не один объект, окруженный забором с табличками «Частная собственность»), а множество разнородных материальных носителей, взаимно объемлющих и взаимно проникающих друг в друга, то понять такое на основе представлений о целостности исключительно как об объекте, окружённом со всех сторон тем или иным «забором», — в принципе невозможно [74].

Но именно из такого рода «заборно-оградительных» представлений о проистекают все экономические теории либерализма о сакрально-непостижимом значении свободы частного предпринимательства на основе «частной собственности», которая в истории большей частью представляет собой , так или иначе принуждать других людей к труду, неправедному по поставленным целям и средствам их достижения.

Такого рода слепота, ослепляющая и других, если они безчувственно, бездумно-доверчиво соглашаются с , хорошо видна и в выступлении А.Б.Чубайса:

«Мы считаем, что есть базовые ценности [75] под названием частная собственность, свобода [76], есть государство, которое и призвано для того, чтобы эти базовые ценности защищать. И конечно, было бы наивно считать, что везде, где бы они ни появились, там сразу же всё блестяще, всё цветёт и пахнет. Это конечно не так. Но есть обратная очень интересная закономерность: там, где их нет, этих самых базовых ценностей, частной собственности, свободы, там точно ничего не получается, никаким способом. Где, собственно, их нет? Северная Корея, Куба… Собственно бежит уже с этого корабля Китай, и сейчас уже подошёл к самой базовой проблеме рынка под названием “частная собственность”, и ясно, что решит эту проблему. Вообще эти ценности сами по себе наивно считать западными ценностями: почему западными? Япония — это что, Запад? Или новая Зеландия с Австралией, — Запад? Или очень динамично развивающийся Таиланд? Ценности — они не западные, они общечеловеческие. Что запрещает нам использовать эти самые общечеловеческие ценности? Порох тоже изобрели не мы, а китайцы, но это не мешает всем использовать его достаточно эффективно. С другой стороны нам говорят: “Что вы, дорогие друзья! Вообще предпринимательство и частная собственность — это совершенно не русские ценности”. Если они не русские, то кто такой Демидов, который производил чуть ли не половину чугуна в стране в начале XVIII века. Наверное, американец, скорее всего. Правда, в Америке в это время никого кроме индейцев вообще не было, а Демидов был и строил заводы на Урале, частные и эффективные. А кто такие Мамонтов и Морозов, а кто такие русские предприниматели, частные бизнесмены, которые реально к первой мировой войне вывели страну по абсолютному большинству параметров на лидирующие показатели в мире [77], а ведущие крупнейшие инвестиционные проекты в стране, в России, — частные железные дороги, которые строились на акционерном капитале? Это что всё, из Америки? Наше это всё. Другое дело, что в России, конечно же, никогда идея делать деньги не станет национальной идеей, — и не надо. У каждого народа есть перечень собственных приоритетов. В России всегда ценности связаны со справедливостью, с истиной, правдой, — это всегда будет выше. Но из этого уже не следует, что всё, что связано с деньгами, с бизнесом, с частным предпринимательством, надо выкинуть и отдать это нашим врагам империалистам. Давайте, наконец уйдём от этих крайностей. Абсолютно ясно, что мы можем и должны вернуть в Россию те базовые ценности, которые в России развивались эффективно и с большими результатами, с которыми наша страна, так уж сложилось, 80 лет пыталась бороться и, естественно, проиграла, потому что не могла не проиграть. Эти ценности в российском климате будут приживаться не очень просто».

Если со всего этого стряхнуть некоторую эмоциональную взвинченность А.Б.Чубайса, лживый пафос и риторические вопросы, уводящие от сути затрагиваемых им явлений, то жизненно значимого смысла останется не очень много.

Начнём с того, что понятие «частная собственность» в этом контексте обретает ещё одно значение — часть целого. При этом она находится в единоличной или корпоративной частной собственности (в ранее определённом смысле управления производством и распределением) предпринимателей, которые в свою очередь представляют собой только часть общества, отличающуюся от остального общества по своему правовому положению. Т.е. это — «заборно-оградительные» в чистом виде представления о частной собственности, не позволяющие увидеть многоотраслевую производственно-потребительскую систему общества как целостность.

Далее необходимо отметить, что Демидов не единолично производил «чуть ли не половину чугуна в стране в XVIII веке»: были десятки тысяч рабочих, о которых А.Б.Чубайс забыл упомянуть, а по существу — которыми пренебрёг, точно так же, как ранее ими пренебрегал и основатель дела и клана сам Демидов — Никита Демидович Антуфьев (1656 — 1725).

Это — пренебрежение к сотрудникам-непредпринимателям — наиболее ярко выражается в вопросах ориентации производства на те или иные цели и в разделении между предпринимателями и сотрудниками-непредпринимателями доходов и представляет собой главную характеристику той части общества, которая именуется экономическим либерализмом «частными собственниками и предпринимателями» [78].

Что касается эффективности такого рода заводов в России, то она до 1861 г. обеспечивалась тем, что без крепостного права и полиции, которая постоянно ловила беглых, они работать не могли; а в некоторых отношениях жизнь на каторге была благоустроеннее и здоровее, нежели на частных заводах, особенно с вредными для здоровья технологиями химии и высоких температур [79]. Собственно такому характеру производственно-потребительских отношений предпринимателей и непредпринимателей в пугачёвском бунте и рабочие демидовских заводов на Урале приняли участие как непосредственно — участвуя в боевых действиях, так и опосредованно — снабжая пугачёвцев производимым заводами оружием [80].

То же касается и всех прочих упомянутых и не упомянутых А.Б.Чубайсом столпов российского частного предпринимательства эпохи империи. От того, что было в XVIII веке в период расцвета промышленности на труде крепостных, российское предпринимательство в начале ХХ века отличалось тем, что крепостное право было упразднено, а принуждение работающих к труду за нищенскую зарплату (если не считать «рабочую аристократию» — малочисленную группу высокооплачиваемых наиболее высококвалифицированных рабочих) обеспечивалось ещё более ужасным положением безработных и «волчьебилетников» [81].

Завершилась эпоха такого частного предпринимательства революциями 1917 г. и гражданской войной, в которой приверженцы такой как бы свободы частного предпринимательства, не обусловленной совестью, потерпели поражение, а общество предприняло попытку организации производства, распределения и потребления на иных принципах. Поэтому, прежде чем ратовать за безсовестный либерализм в экономике как залог светлого будущего, полезно озаботиться тем, чтобы не наступить на те же самые грабли ещё раз.

Тем не менее, кто-то может возразить: “Вы бы ещё на предпринимательство в эпоху каннибализма сослались — царизм, тоталитарное общество, отсутствие демократии. А тут же вам ясно и прямо сказано: «Свобода, есть государство, которое и призвано для того, чтобы защищать базовые ценности», в том числе и эту самую свободу. Мы же строим гражданское общество [82], а не тоталитарную деспотию, — и не надо приписывать другим людям того, что они вовсе не имели в виду, так, как это делаете вы.”

Но в действительности такого рода возражения несостоятельны. Дело в том, что экономический либерализм не любит говорить о некоторых общественно значимых аспектах предпринимательства в сфере банковской деятельности. Если рассматривать право собственности на целостность производственно-потребительской системы общества как право управления ею по полной функции управления, то оно неразрывно оказывается связанным с поддержанием работоспособности средств сборки макроэкономики из множества микроэкономик, к числу которых принадлежит и кредитно-финансовая система.

Одно из требований экономического либерализма — «независимость Центрального банка от государства». Это ещё один пример того, что жизненно значимо как назвать явление, и что именно подразумевать под данным ему названием.

«Независимость Центрального банка» в либеральном идеале — это административная неподчинённость Центрального банка государству. Центральный банк и его персонал, конечно обязаны соблюдать, действующее законодательство, но ни один государственный орган и ни одно должностное лицо в государстве не в праве дать директивное указание в отношении осуществления Центральным банком эмиссионной и кредитной политики. В либеральном идеале и руководство Центрального банка назначается не государством, а выдвигается и признаётся в таковом качестве частными предпринимателями банковского сектора экономики.

Хотя степень юридического оформления и воплощения в жизнь (на основании закона или вопреки ему) этого либерального идеала в разных государствах разная, но чем она выше — тем более выраженно Центральный банк представляет собой экстерриториальное представительство международных корпоративно ростовщических сил на территории этого государства [83].

Такой подход к деятельности Центробанка:

· с одной стороны — подаётся обществу как забота о равноправии частных предпринимателей в разных сферах деятельности на основе принципа «равноудалённости государства» от каждой из них;

· с другой стороны — и об этом экономисты-либералы предпочитает не говорить [84] — является средством подчинения государства трансгосударственной ростовщической мафиозно организованной корпорации на основании того, что хотя все частные предприниматели в этом случае казалось бы обладают равными юридическими правами с прочими предпринимателями, но предприниматели-банкиры являются исключительными собственникам кредитно-финансовой системы, если под осуществлением прав собственности на неё понимать управление эмиссией средств платежа и их заменителей и управление кредитной политикой [85].

Поскольку кредитно-финансовая система представляет собой одно из средств сборки макроэкономики из множества микроэкономик, то мафиозно монополизированное управление эмиссионной и кредитной политикой представляет собой управление межотраслевыми пропорциями мощностей макроэкономики, производством и потреблением продукции в отраслях и регионах, т.е. представляет собой осуществление права собственности на макроэкономическую систему в целом. Наличие ссудного процента в системе создаёт для банковского сектора источник самофинансирования, не зависимый от производственно-потребительской деятельности общества и не обусловленный ею: т.е. банки через ссудный процент не соучаствуют опосредованно в прибылях кредитуемых ими предприятий, и не подстраховываются от возможных убытков вследствие неуспешности своих заёмщиков в их бизнесе, а управляют уровнем рентабельности во всех отраслях и регионах независимо от общества, от его потребностей в продукции, успехов науки, техники, технологий, организации производства и системы распределения продукции. Зато общество оказывается в полной зависимости от того, поддержит ли банковская система работоспособность макроэкономики в целом и тех или иных её отраслей и регионов, либо обрушит их, вопреки жизненным интересам общества.

Соответственно, и все обыватели (включая и предпринимателей небанковского сектора), составляющие общество, и государство, порождаемое обществом, оказываются на положении невольника у мафии предпринимателей ростовщического банковского сектора.

Подчинённость ростовщическому банковскому сектору одинаково характерна для всех типов государственности, если государственность признаёт либеральный миф о необходимости обеспечить административную неподчинённость Центробанка органам государства и соглашается с тем, что ссудный процент — «цена кредита», а доходы банка от платежей заёмщиками процентов по кредиту, аналогичны доходам получаемым в других секторах экономики теми, кто продаёт реально производимые ими продукты (товары и услуги). На положении заложника и невольника одинаково оказываются и монархии, и республики, и деспотии, и диктатуры.

Демократии же при наличии ссудного процента в кредитно-финансовой системе и неподчинённости Центробанка государству перестают быть народовластием при самых изощрённых демократических процедурах и их неукоснительном соблюдении в жизни, просто потому, что:

· банкиров общество не избирает и не переизбирает ни прямо, ни опосредованно;

· как частные предприниматели они не отвечают за общественно вредные последствия своей эмиссионной и кредитной политики ни в уголовном, ни в административном порядке;

· свой «частный бизнес» они получают и передают на общих основаниях: в порядке наследования частной собственности или в порядке её купли-продажи; кто-то создаёт с нуля.

Всё сказанное выше о всевластии ростовщической мафии над экономикой общества, допускающего ростовщичество, можно показать и математически (т.е. бухгалтерски) строго на основе межотраслевых балансовых моделей продукто— и финансового обмена во многоотраслевой производственно-потребительской системе.

Если кому для того, чтобы согласиться со сказанным необходимо свидетельство авторитетных профессионалов, то есть и они:

«Сэр Josiaph Stamp, бывший президент Bank of England, также предостерегал относительно власти банковского истеблишмента: “Если вы хотите остаться рабами банкиров и оплачивать издержки собственного рабства, позвольте им продолжать создавать деньги и управлять кредитом страны” (3).

Президент James Garfield придерживался того же мне-ния: “Кто управляет объемом денег в любой стране, тот является полновластным хозяином всей промышленности и торговли” (4).

Д-р Кэррол Квигли в своей книге “Трагедия и надежда” подробно рассказал об этих целях банковского истеблишмента:

“… силы финансового капитала имеют далеко идущую цель, не менее, чем создание мировой системы финансового управления в частных руках, способную господствовать над политической системой каждой страны и мировым хозяйством в целом. Система должна управляться центральными банками мира в феодальном стиле, действующими сообща, согласно тайным соглашениям, достигаемым во время частых личных встреч и совещаний” (5).

Представлял себе власть банковского истеблишмента и Томас Джефферсон, пытаясь остеречь Американский народ в отношении цикла деньги-долг: “На каждом поколении лежит обязанность выплачивать свои собственные долги по мере их образования — принцип, который, если бы он выполнялся, предотвратил бы половину всех войн в мире.”

И: “Принцип траты денег, которые заплатит последующее поколение, называемый консолидированием долга, есть ни что иное, как в огромном масштабе обманутое будущее” (6).» (“Невидимая рука или Введение во взгляд на Историю как на заговор”, гл. 12, — русский перевод 13 издания книги американского политолога Ральфа Эпперсона [86]).

И этим же целям и методам закабаления всех и каждого верен и А.Б.Чубайс в своём программно-благодарственном выступлении.

Но особенно занудно скучную «пикантность» либерализму А.Б.Чубайса придаёт то обстоятельство, что соответственно канонам иудаизма он — еврей, поскольку мама его — еврейка. Как показано в Приложении в комментариях выступлению Махатхира Мохамада на саммите Организации исламская конференция 16.10.2003 г., в библейском проекте именно на евреев возлагается миссия распространения и поддержания рабовладения на основе международной монополии на ростовщичество в глобальных масштабах. Если об этом проекте вспомнить, то особый смысл приобретают и слова в последнем цитированном нами фрагменте программно-благодарственного выступления А.Б.Чубайса:

«…в России, конечно же, никогда идея делать деньги не станет национальной идеей, — и не надо. У каждого народа есть перечень собственных приоритетов. В России всегда ценности связаны со справедливостью, с истиной, правдой, — это всегда будет выше. Но из этого уже не следует, что всё, что связано с деньгами, с бизнесом, с частным предпринимательством, надо выкинуть и отдать это нашим врагам империалистам. Давайте, наконец уйдём от этих крайностей. Абсолютно ясно, что мы можем и должны вернуть в Россию те базовые ценности, которые в России развивались эффективно и с большими результатами».

Если в России властвует либерализм, то он мечтает вырастить вожделенный для него русско-иудейский симбиоз:

· делать деньги никогда не станет национальной идеей в Русской многонациональной цивилизации;

· делать деньги и осуществлять посредством их власть — это интернациональная идея, запрограммированная в психику иудеев (в том числе и на бессознательных уровнях).

· «у каждого народа» (т.е. у интернацистов-иудеев и у народов русской многонациональной цивилизации) свой перечень собственных приоритетов. А перечень приоритетов это — всегда и упорядоченность приоритетов по значимости, которая у интернацистов и у местных не совпадают.

Соответственно этому «раскладу» экономический либерализм предлагает для России социально-экономическую конструкцию: пусть русские работают и делают дело, а интернацисты-ростовщики пусть делают деньги и оплачивают работу тружеников всех национальностей в России по своему пониманию справедливости.

Это понимание справедливости ростовщиками, отличное от свойственного труженику понимания справедливости, следует соотнести и с особой радостью либералов по поводу присвоения агентством «Мудис» России «инвестиционного рейтинга». Последнее означает, что Россия признана местом, в котором интересы иностранного и международного капитала достаточно хорошо защищены [87]. И соответственно в финансовом балансе России ещё одна графа «Выплата дивидендов иностранным инвесторам и получение дивидендов от вложений российского капитала за рубежом» будет представлять особый интерес, поскольку она будет оказывать тем большее влияние на наше благосостояние, чем больше придёт в Россию иностранного капитала и чем больше мы будем платить дивидендов; что касается получения дивидендов россиянами, то для большинства россиян это «не светит» — во-первых это зависит не от них самих, а от мировой ростовщической мафии, узурпировавшей право собственности на системную целостность народного хозяйства не только России, но и США, Европы и многих других регионов; во-вторых, у идейных вдохновителей этой мафии в отношении России и россиян — другие планы.

И это сопоставление умолчаний А.Б.Чубайса [88], предостережений Корана и авторитетного банкира Дж.Стэмпа, материалов КОБ обнажает истинный смысл ещё одного предвыборного лозунга СПС:

«Отнять и поделить» или «Работать и зарабатывать»?

Явная глупость («Отнять и поделить») не вникающей в суть взаимосвязей макро— и микроэкономики части электората предлагается для того, чтобы её отвергли и с безумным энтузиазмом самоотверженно впряглись в работу на мировую ростовщическую мафию и выплату дивидендов иностранным инвесторам, “зарабатывая” при этом для самих себя «фантики», покупательной способностью которых в либеральной экономике будут управлять другие — мафия тех, кто сам не производит ничего полезного. Это — проект порабощения России и россиян — как наёмных сотрудников, так и предпринимателей вне зависимости от величины и мощи их бизнеса.

Но хвала Богу, в России не все либералы: есть и свободолюбцы…

5. Экономическая свобода и государственность гражданского общества

Экономическая свобода личности и общества в целом — это не безсовестный либерализм, для которого норма — вседозволенность, ограничиваемая им теми пределами и формами, в которых вседозволенность не мешает мафиозно организованному паразитизму на труде и жизни других людей; а деньги для либерализма значимы как носитель покупательной способности и средство осуществления вседозволенности.

Экономическая свобода — это удовлетворение в настоящем потребностей личности, семьи и общества в целом в продуктах питания, одежде, жилье, бытовых и образовательных услугах, в свободном времени для личностного развития, дружеского общения с другими людьми и воспитания детей, а также гарантия возможностей удовлетворения этих потребностей в будущем, что достигается на основе труда самих же людей. То есть:

Экономическая свобода — это необходимость добросовестно трудиться и открытая возможность трудиться при общественных гарантиях потребления жизненно необходимых продуктов, получаемых от многоотраслевой производственно-потребительской системы общества.

В этом определении нет ничего нового. Утверждение о том, что право каждого человека потреблять производимое в нормальном обществе должно быть обусловлено его же обязанностью добросовестно трудиться, — высказывалось на протяжении всей истории человечества.

И.В.Сталин о правах и свободе личности в одном из данных им интервью высказался так:

«Мне трудно представить себе, какая может быть “личная свобода” у безработного, который ходит голодным и не находит применения своего труда. Настоящая свобода имеется только там, где уничтожена эксплуатация, где нет угнетения одних людей другими, где нет безработицы и нищенства, где человек не дрожит за то, что завтра может потерять работу, жилище, хлеб [89]. Только в таком обществе возможна настоящая, а не бумажная, личная и всякая другая свобода [90]» (из беседы с председателем газетного объединения Роем Говардом 1 марта 1936 г.).

И за две тысячи лет до наших дней апостол Павел, хотя он так и не смог освободиться из-под власти библейского проекта порабощения всех [91], тоже писал о необходимой для нормальной жизни общества обусловленности права потреблять обязанностью добросовестно трудиться:

«… мы не бесчинствовали у вас, ни у кого не ели хлеба даром, но занимались трудом и работою ночь и день, чтобы не обременить кого из вас, — не потому, чтобы мы не имели власти, но чтобы себя самих дать вам в образец для подражания нам [92]. Ибо когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2-е послание апостола Павла Фессалоникийцам, гл. 3).

В древности, когда человек мог жить единоличным трудом, а торговля представляла собой натуральный продуктообмен эта нравственно-этическая норма поддерживалась в жизни общества сама собой «автоматически»: не работал — нет продукта ни для самого себя, ни для обмена. Если жили общиной, то древняя община отличалась от крестьянской общины России времён её ликвидации в столыпинских реформах тем, что она сама могла изгнать тех, кто был неугоден в жизни её духу [93]. Поэтому бездельники и лодыри были вынуждены либо обуздывать свою лень и трудиться как все, либо они изгонялись из общины. И соответственно этому и при общинной жизни возможности продуктообмена с внешними по отношению к общине экономическими системами и возможности потребления продуктов собственного производства тоже были обусловлены трудом самих же общинников.

Здесь необходимо подчеркнуть, что слово «труд» в этом контексте подразумевает труд непосредственно производительный либо труд управленческий, т.е. организацию и контроль за трудом непосредственно производительным и использованием произведённой в труде продукции.

Т.е. труд — понятие более узкое, нежели «деятельность вообще» (включающая и деятельность, цели которой её участникам неведомы) или «целесообразная деятельность вообще». Паразитизм на труде — это тоже деятельность, и подчас — деятельность высокоорганизованная, требующая изрядной интеллектуальной мощи, самодисциплины, знаний и навыков.

Но паразитизм на труде от труда отличается тем, что:

· если из процесса трудовой деятельности изъять какой-то входящий в него составной частью труд, то:

O качество производимого продукта падает,

O падает выработка на одного занятого, или же

O продукт вообще не может быть произведён;

· если из процесса трудовой деятельности изъять какой-то частный вид деятельности, представляющий собой паразитизм, то:

O качество продукта растёт,

O выработка на одного занятого растёт,

O может измениться целеполагание в отношении трудовой деятельности и соответственно — может измениться спектр производимой продукции, как по номенклатуре производства, так и по объёму по тем или иным позициям номенклатуры.

Последнее утверждение об изменении спектра производства при изъятии из совокупной деятельности паразитизма необходимо пояснить.

Если обратиться от производства к потреблению продукции и услуг в обществе, то выяснится, что потребление характеризуется своими пропорциями, обусловленными двояко: с одной стороны, — характером возникновения в обществе потребностей как таковых (т.е. вне связи с какими-либо ограничениями возможностей их удовлетворения) и, с другой стороны, — ограничениями, налагаемыми системой распределения [94] производимой продукции на удовлетворение этих потребностей. При этом все потребности людей и общественных институтов распадаются на два класса:

· биологически допустимые демографически обусловленные потребности — соответствуют здоровому образу жизни в преемственности поколений населения и биоценозов в регионах, где осуществляется производство продукции для их удовлетворения или потребление продукции населением. Они обусловлены биологией вида Человек разумный, культурой и полово-возрастной структурой населения;

· деградационно-паразитические потребности, — удовлетворение которых причиняет непосредственный или опосредованный ущерб участникам производства, потребителям, окружающим, потомкам, а также разрушает биоценозы в регионах производства или потребления продукции. Они обусловлены первично — извращениями и ущербностью нравственности, вторично выражающимися в преемственности поколений в традициях культуры и в наследственности.

Хотя некоторые виды продукции - в зависимости от уровня производства, стандартов качества и уровня потребления — могут переходить из одного класса в другой, однако для многих видов продукции, производимой нынешней цивилизацией, отнесение их только к одному из двух классов однозначно. Это отнесение носит объективный характер в силу возможности выявления причинно-следственных связей между видом продукции и последствиями её производства и потребления [95]; субъективными могут быть только ошибки в отнесении того или иного вида продукции к одному из двух названных классов (в том числе при определённых уровнях производства и потребления), но жизнь такова, что с последствиями ошибок неизбежно придётся столкнуться именно в силу объективности разделения всех потребностей и продукции на два названных класса.

Основанием для торговли во все времена и во всех регионах является невозможность по тем или иным причинам осуществить эффективное управление продуктообменом директивно-адресным способом: т.е. выдачей персонально адресных указаний руководителем кому, что, когда и как делать, с кем и как взаимодействовать [96]. В результате продуктообмен между хозяйственными системами, каждая из которых управляется директивно-адресно, объективно порождает то, что принято называть «стихией рынка», а также и виды деятельности — трудовой и паразитической, — которые осуществимы только в этой «стихии рынка» и на её основе.

Одним из объективных свойств «стихии рынка» является то, что она уничтожает обусловленность личного или коллективного права потреблять продукцию необходимостью трудиться.

Вследствие этого «стихия рынка» объективно становится убежищем и рассадником паразитизма. В основе этого лежит то обстоятельство, что меновая торговля [97] порождает статистику «лёгкости — затруднительности» попарного обмена (например, «рыба ? зерно», «рыба ? железо», обратные сделки — «зерно ? рыба», «железо ? рыба» и т.п.) продуктов друг на друга. В этой статистике выделяются продукты, редко обмениваемые на какие-то другие продукты непосредственно, и продукты, обмениваемые на другие наиболее часто, т.е. почти гарантированно. Эта статистика удобообмениваемости продуктов выделяет в меновой торговле товары денежной группы, которые начинают играть роль продукта-посредника в меновой торговле переводя рынок из режима продуктообмена по схеме «товар ? товар » на продуктообмен по схеме «товар ? деньги ? товар ».

Но поскольку «стихии рынка» свойственны колебания цен, обусловленные разного рода природными (сезонные) и социальными факторами (мода, изменения в культуре и т.п.), то открыта возможность к тому, чтобы извлекать деньги из купли товаров с целью последующей перепродажи тогда, когда цены рынка станут выше, чем в момент покупки, а также к так называемой «торговле деньгами», т.е. ростовщичеству и манипулированию обменным (или «обманным» — как правильно?) курсом валют. Эксплуатация этих возможностей представляет собой злоупотребление — паразитизм, поскольку такого рода операции для осуществления производственного продуктообмена не нужны и во многих случаях прямо ему препятствуют, разрушая производство, а кроме того — перераспределяют спектр потребления продукции в ущерб труженикам:

· как за счёт их непосредственного обездоливания путём перераспределения совокупной покупательной способности общества «в свою пользу» средствами, позволяющими управлять «стихией рынка», и это вынуждает тружеников работать больше, лишая их свободного времени, необходимого каждому человеку для личностного развития, общения с другими людьми, воспитания детей;

· так и за счёт переориентации производственных мощностей общества на удовлетворение деградационно-паразитического спектра потребностей, от которого страдает всё общество — и “элита”, и “простонародье”, поскольку «рыночный механизм» подстраивает производство под платёжеспособный спрос (известная формула «спрос рождает предложение»).

На каком-то этапе исторического развития паразиты консолидируются на основе антиобщественных интересов и уже на организованной основе начинают управлять «стихией рынка» в своих целях и в ущерб интересам непосредственных тружеников. В Библии эта идея власти над миром на основе ростовщического паразитизма нашла своё вполне определённое выражение в словах. А последующее развитие цивилизации протекало так, что паразитизм и управление макроэкономическими системами как целостностями — переплетены и взаимно проникают друг в друга.

Но общество может защититься от паразитизма на нём, пути которому открывает «стихия рынка», уничтожив автоматизм обусловленности права потреблять обязанностью добросовестно трудиться. Для этого людям необходимо взять управление хозяйственной (макроэкономической) системой общества, включая и её «стихию рынка», на себя через порождаемые обществом институты, и прежде всего, — через государство.

Марксистский тезис о государстве как об инструменте угнетения правящим классом всех прочих — оказал своё воздействие на всю европейскую и российскую культуру, а через неё — на представления о государстве, что находит своё выражение в негативном отношении многих людей к государственности и работникам государственного аппарата: тупые, бездушные бюрократы, алчные в ущерб интересам всего остального общества. Однако марксистский тезис — только исторически более поздняя модификация либерально-индивидуалистических представлений о государственности исключительно как об инструменте подавления личности корпорацией чиновников, для обезвреживания которой по мнению либералов государственность должна быть сделана по возможности как можно менее властной и предоставлять всё больше полномочий «частной инициативе».

Что касается «частной инициативы», то она может оказаться мафиозно организованной и более властной, нежели либеральная государственность, лишённая либералами дееспособности [98]. Так либерализм сам же порождает фашистские диктатуры, которые потом безжалостно уничтожают гнилых либералов. Поэтому либеральная государственность всегда — предтеча фашистских диктатур [99] или ширма на мафиозной фашистской по своей сути и мафиозной по своей организации надгосударственной власти [100].

И это приводит к вопросам:

· Что такое всё же государственность?

· Какое общество — гражданское общество?

· В каких взаимоотношениях государственность и гражданское общество могут быть?

Вопреки либеральным и марксистским представлениями о государственности, в действительности:

Государственность возникает из необходимости профессионального управления делами общественной в целом значимости, от течения и состояния которых зависит благополучие, а подчас и право на жизнь каждого из людей и того общества в целом, которое порождает государственность.

Поэтому, пока общество будет испытывать потребность в профессиональном управлении теми или иными делами общественной в целом значимости, от течения и состояния которых зависит благополучие, а подчас и сама жизнь, каждого из людей, — всё это время общество будет порождать государственность как систему профессионального управления в преемственности поколений.

Все же неприятности, которые государственность в процессе своего функционирования преподносит или способна преподнести личности, тому или иному общественному классу и обществу в целом, — порождены нравственностью и этикой, культурой в целом, господствующими в это обществе, и вовсе не являются неотъемлемыми свойствами государственности как общественного института. Поэтому:

Если Вы хотите жить под управлением человечного государства — станьте человеком (носителем человечного строя психики [101]), сдерживайте свои собственные паразитические наклонности и опирайтесь на принцип «государство — это я», поддерживая в этом других. И чем больше в обществе людей, которые своею волей этому следуют, признавая это же за каждым другим членом общества, — тем ближе общество к тому идеалу, который именуется «гражданское общество».

Но заявление «государство — это я» обязывает к концептуальной властности в глобальных масштабах, поскольку оно - через полную функцию управления и концептуальную властность — проистекает из предназначения всякого человека быть наместником Божиим на Земле. Соответственно, вопреки всему, что болтают либералы о гражданском обществе, гражданское общество — общество людей, живущих в соборности в ранее определённом смысле этого явления. И соответственно, вопреки всему, что болтают библейски “православные” о соборности — соборность не альтернатива «гражданскому обществу», а явление объемлющее, т.е. — включающее в себя и гражданское общество как временный аспект соборности при жизни людей на Земле.

Если общество этого не понимает, то хотят люди того либо же нет, но общество, в котором они живут и частью которого являются, оказывается холопско-криминальным:

· холопами в нём являются те, кто будучи концептуально безвластен сам, лоялен концептуальной власти, господствующей над обществом;

· в криминалитет же попадают те, кто, будучи концептуально безвластным, не лоялен господствующей над обществом концептуальной власти, или же кого господствующая над обществом концептуальная власть и верные ей холопы, воспринимают в качестве врагов вне зависимости от того, есть к этому реальные основания либо же их нет.

И все неприятности, которые доставляет государственная власть людям в истории, — выражение холопской пакостливости. С другой стороны неприязнь к государственности как к системе власти — тоже выражение холопской пакостливости, только не властной, а оппозиционной.

Человек, а не холоп, заинтересован в том, чтобы государственность была властной и выражала в своей политике его волю. А для этого надо каждому прилагать усилия к тому, чтобы стать гражданином, как это предлагал Н.А.Некрасов ещё в XIX веке в стихотворении “Поэт и гражданин”, наполнив его определение термина «гражданин» — «Отечества достойный сын» — реальным содержанием концептуальной властности.

Понятия «подданный» и «гражданин» — не синонимы. И многие, кто юридически числится гражданами тех или иных государств, гражданами, — т.е. концептуально властными людьми, — не являются, поскольку представляют собой более или менее верноподданных власти правящих корпораций этих государств.

Но если помнить о том, что государственность изначально — институт (по-русски — учреждение), порождённый обществом для управления на профессиональной основе делами общественной в целом значимости, от течения которых зависит жизнь личности, семьи, и общества в целом, то кредитно-финансовая система как средство сборки должна быть подчинена государственности. А государственность, в свою очередь, должна быть подчинена её гражданам — носителям концептуальной власти, а не международным ростовщическим и идеологическим антинародным мафиям.

Соответственно такому подходу следует признать, что банковская система в целом (вне зависимости от того как возник тот или иной банк, кто персонально возглавляет управление им), — является общественным достоянием [102]. Поскольку общество в целом заинтересовано в устойчивом функционировании банковской системы [103], то встаёт вопрос об источниках её финансирования. Поскольку ссудный процент оказывает вредоносное воздействие на платёжеспособный спрос населения и предприятий, уничтожая их покупательную способность, то ссудный процент не может быть источником такого рода финансирования.

Поэтому источником финансирования в минимально необходимом объёме деятельности банковской инфраструктуры (канцелярские принадлежности, оргтехника, коммунальные услуги, зарплата минимального штата персонала на среднем для общества уровне) может быть госбюджет и система фиксированных тарифов на банковские услуги, построенная так, чтобы была исключена возможность автоматического перетекания прав собственности к воротилам банковского сектора за счёт ущерба, наносимого им производящему сектору экономики, как то имеет место при наличии свободного ссудного процента. Налогообложение банковского сектора эту задачу решить не может.

Дополнительные доходы банки могут получать, соучаствуя в реальных прибылях, получаемых взаимодействующими с ними предприятиями производственного сектора общественного хозяйства. Это требует развития в банках эффективных инженерно-экономических служб, персонал которых мог бы анализировать те инвестиционные проекты, с которыми в банки обращаются предприниматели. Это путь построения производственно-финансовых групп, в которых обеспечивается единство интересов производственного и банковского секторов экономики.

При этом эмиссионная и налогово-дотационная политика государства должна обеспечивать развитие экономики в режиме роста благосостояния населения на основе снижения цен — это один из залогов экономической свободы и отсутствия финансово-экономического принуждения к подневольному труду. При этом в обществе должно быть достаточно рабочих мест, а минимальная зарплата при полном рабочем дне должна покрывать демографически обусловленные потребности человека. Максимальные доходы, идущие на личное и семейное потребление должны быть ограничены уровнем, исключающим переход семьи к жизни в развращающей роскоши при штате домашней прислуги. Жилище (включая и приусадебный участок), с которым семья не может управиться своим трудом, вследствие чего нуждается в штате постоянной прислуги, — избыточно, а её образ жизни — паразитизм на обществе и воспроизводство холопства, прежде всего, — в прислуге. Конечно:

Это всё требует реорганизации кредитно-финансовой системы и изменения законодательства о финансово-хозяйственной и предпринимательской деятельности и о работе по найму.

В условиях же действия либерального законодательства, обществу и граждански мыслящим государственным деятелям остаётся одно — так называемое «избирательное применение» законодательства: если кто-то из банкиров, олигархов, и прочих частных предпринимателей или интеллигентов-идеологов — либерал в ранее выявленном смысле этого слова, то пусть отвечает по закону на полную катушку — за неуплату налогов, за вождение автомобиля в нетрезвом виде, за нарушение экологических норм, за мошенничества и т.п. — был бы либерал, а статья найдётся, и юридически грамотные обвинители найдутся.

И важно не то, чтобы антинародный олигарх или иной либерал-интеллигент «сел», а то, чтобы не было ему ни минуты покоя, и под стрессом и непрестанным юридическим давлением не мог бы он либеральничать, соучаствуя в порабощении народов России и человечества.

Частные предприниматели в России должны быть не только честными, но и совестливыми. Только тогда они действительно станут лучшими в мире [104].

Концептуальная власть — самовластна и надзаконна, а в ряде случаев для неё не значимо, какое законодательство применять: важно истолковывать существующие его статьи в соответствии с избранной концепцией организации жизни общества и его хозяйственной деятельности.

Но если высказанные выше соображения об экономической свободе и способах её осуществления в русле Концепции общественной безопасности, кому-либо не нравится, то ему не следует обольщаться: отвергая его концептуально безвластно, он поддерживает безсовестный либерализм — доктрину глобального расового мафиозно организованного рабовладения, распространяемого и осуществляемого посредством ростовщичества.

6. Миссия России

Однако вернёмся к рассмотрению программно-благодарственного выступления А.Б.Чубайса в его «альма матер». Ниже мы приводим полностью его завершающий фрагмент:

«Ну, а если двинуться дальше, отталкиваясь от такого самоопределения [105], тогда придётся ответить на вопрос, а что же конкретно мы должны дальше делать, что мы должны сделать в экономике, в социальной сфере, что мы должны делать за её пределами. И вот здесь я должен сказать, что у меня очень сильное ощущение, что весь круг идей, обсуждаемых здесь сегодня в стране нашей, иссяк [106]. Что собственно обсуждается? В газетах, в экономических разного рода семинарах, конференциях, — “…снизить на полпроцента или на 1 процент”, “а что там делать с единым социальным налогом: будем его повышать или будем понижать”, “а вот налог на добычу полезных ископаемых должен быть с такой ставкой или с этакой ставкой” [107]. Какие реформы вообще осуществляются? Их перечень известен. Они уже давным-давно сформулированы: налоговая, пенсионная, административная, судебная, военная и так далее, не хочу всё перечислять. Даже естественные монополии забыл назвать. Забыл назвать, потому что ясно. Весь круг идей был вброшен в общественное сознание в конце 80-х гг. Между прочим, в значительной степени в этих стенах. Тогда они были восприняты, как очень странные и дикие. Тогда всем было понятно, что реализовать ничего это нельзя, это всё безумие, потом в течение времени выяснилось, что может быть что-то и можно, хотя, конечно, трудно. Ну а на сегодня в общем… всем всё понятно. Завершился жизненный цикл набора идей, они исчерпались [108]. И кстати говоря, глядя на нашу политическую ситуацию, выскажу свою позицию: в решающей степени, я думаю, они [109] будут просто решены в следующие 4 года. Они будет решены просто потому, что обречены на решение, потому что степень пропитки элиты этими идеями [110] такова, что не нужно биться в закрытую дверь, обречены на решение, потому что по-крупному это прекрасно понимает президент и его команда, с которой можно спорить в частности, но в целом ясно, что всё идёт в правильную сторону.

Я — о другом. Я — о том, что не исчерпывается этим перечнем, я о том, что по моему пониманию и понимаю моих коллег, мы сейчас решаем проблемы абсолютно другого горизонта, абсолютно другого масштаба, проблемы не 3 — 5-летней давности, а проблемы 30 — 50-летнего горизонта [111]. Этого масштаба проблема вообще пока не осознана… только какие-то хвостики, кусочки этих проблем… Страна вошла в стадию постиндустриального роста [112]. Проблемы, которые здесь лежат, не имеют никакого отношения ни к программе коммунистической партии СССР, ни к программе моего друга и единомышленника Германа Грефа [113].

Они из другой области, они другого масштаба, они другой глубины залегания. Эти проблемы связаны с тем, что в стране полностью изменяется вся структура семьи и её роль. В стране полностью изменяется положение женщины в обществе, и в этой связи радикально изменяется её занятость, так же радикально падает рождаемость. Вслед за падением рождаемости кардинально меняется динамика численности населения, и мы обречены на масштабное долгосрочное падение численности населения нашей страны. Вслед за этим стоит тяжелейшая проблема, связанная со старением и с резким ростом доли пенсионеров в стране. Вслед за этим тяжелейшая проблема по здравоохранению, функции масштаба вообще иные и по-иному должны решаться. Проблемы вообще другого уровня. Это проблема, к которой мы только начинаем подходить, и проблема, которая по-настоящему вообще не осознана. [114]

Буквально два слова о том, как мы начинаем их рассматривать хотя бы укрупнённо, какие шаги сделаны по направлению к решению этих проблем. Большая часть этих проблем лежит в той сфере, к которой мы на этот раз обращаемся. Эта сфера называется социальная политика. Они в основном там, эти проблемы.

О чём я говорю? — Здравоохранение. Сокращение численности населения, при радикальном увеличении числа людей старшего возраста, полностью меняет все требования к системе здравоохранения. Этого не того уровня вопрос, чтобы число больничных коек увеличить на 10 — 20 %. Институты, работающие в этой сфере, и государственные и частные, вообще не адекватны этим задачам, и их надо переделывать полностью.

Армейская реформа. Уже говорилось о том, что русская семья конца XIX века, которая рожала в среднем 8 детей, — из них половина не доживала до 18 лет [115], — к призыву своего ребёнка в армию относилась совершенно не так как русская семья конца XX века, которая рождает в среднем одного ребенка, и вы можете за этим самым ребенком гоняться вместе с комиссариатом, вы можете оснастить ракетными войсками стратегического назначения военкомат, — бесполезно, не отдадут. Базовые функции изменились, интересы изменились, мотивации изменились. Страна неизбежно должна решить проблему под названием «профессиональная армия» [116]. Мы её затягиваем, — тем жёстче, а возможно и более жёстоко придётся действовать тем государственным руководителям, на долю которых она неизбежно выпадет.

Пенсионеры. И создание реальных источников обеспечения для нормального уровня жизни пенсионеров. Если сегодня мы живем в ситуации 23 — 24 % доля пенсионеров в общей численности населения, то абсолютно реально речь идёт о том, что их доля способна увеличиться до 30 — 40 %. Это другая структура ВВП. Это другой бюджет, консолидированный бюджет государства, это другое бюджетирование пенсионной системы. Это вообще иные проблемы.

Миграция. Мы попали в ситуацию, когда массовые непрекращающиеся, нарастающие потоки мировой миграции захлестывают Россию со стороны всех соседей [117]. Это абсолютно объективно. Если это так, то как реагирует на это власть? Власть реагирует типовой схемой под названием «тащить и не пущать». Гражданство [118] запретить, приехавших поймать, в самолёт посадить, из Москвы вывезти. Так не решается глубинная социально-экономическая проблема. Решать её тупыми административными методами — это всё равно, что таскать воду решетом: в принципе не решится никогда. У нас нет проблемы: будет ли въезд в Россию иммигрантов или не будет. У нас есть проблема: он будет управляемым, легальным, преимущественно русскоязычным, — трудоспособные, желающие и умеющие трудиться, либо неуправляемая, нелегальная, криминальная, малообразованная, криминогенная со всеми вытекающими отсюда последствиями иммиграция. Эта проблема вообще не поднималась властью до последнего. Принятый закон, — а Закон о гражданстве принимался под давлением Администрации Президента, — работал в обратную сторону. К счастью, удалось довести наши протесты до президента. К счастью, президент возмутился. Дал соответствующие команды. Буквально вчера внесён новый вариант закона. Но это просто пример.

Я не претендую на то, чтобы дать вам полный перечень вырабатываемых предложений, описывающий весь круг в направлении решения [119]. Я претендую на то, чтобы сказать о главном. Масштабы залегания проблемы абсолютно другие, масштабы из решения абсолютно другие. Масштабы требований к нам с вами по поискам этих решений вообще другие. Мы только начинаем прикасаться к проблемам этого уровня залегания. Конечно, задумываясь над этой проблемой, нельзя не сказать, что масштаб космический. Ну, это так по-нашему, мы всегда в таком масштабе и действуем, можно даже маловато, что-то надо добавить. Есть, что добавить. Добавлять нужно СНГ. Так сложилось, что на сегодняшний день по уровню заработной платы среди всех наших соседей Россия на первом месте. Так сложилось, что на сегодняшний день по уровню пенсий Россия среди наших соседей на первом месте. Именно этим и обусловлены те иммиграционные потоки, о которых я говорил. Вывод из этого достаточно простой и очевидный — он состоит в том, что Россия вырвалась на очевидные лидирующие позиции среди всех стран СНГ по уровню и качеству жизни [120]. Это качественный параметр. Ну а если посмотреть на количественный, то все совсем демонстративно. На ВВП в прошлом году $346 млрд., для сравнения, Украина — $41 млрд., Казахстан — 25, Белоруссия — 14, Азербайджан — 6. Ну, совсем маленькие я не называю, чтобы не обижать. Иными словами, Россия на сегодня — единственный и уникальный естественный лидер на всем пространстве СНГ и по объему своей экономики, и по уровню и качеству жизни. Это простая констатация факта. Я понимаю, что даже эта констатация фактов у некоторых наших друзей может вызвать почти истерическую реакцию. Но истерику правильнее всего лечить шоком, а вы знаете, что в шоковой терапии мы кое-что понимаем, поэтому от констатации фактов перейдем к постановке задач.

Я считаю, что Россия не то, что является лидером, а она может и должна всемерно наращивать и укреплять свои лидирующие позиции в этой части планеты в следующие 50 лет. Скажу больше, я считаю, что идеология России — и я глубоко в этом убежден, — на всю обозримую историческую перспективу должна сталь идеологией либерального империализма, а целью Российского государства должно стать построение либеральной империи. Очень хорошо понимаю, насколько болезненно воспринимается слово «империя» очень многими, очень хорошо понимаю, насколько непросто к нему сегодня отношение и насколько сильно оно было скомпрометировано. Я понимаю, что для многих людей это слово вообще немыслимо, особенно в одном ряду с такими словами как «цивилизация», «демократия», «частная собственность», «рынок», «свобода». Только это было в XX-ом веке, но XX-ый век закончился, начался XXI-ый. Причём повсеместно. Мы живём в другом веке, в другой стране и в другом мире. Оглянитесь по сторонам: мы в абсолютно новой ситуации и в этой ситуации мы должны ставить перед собой адекватные ей задачи.

Конечно, для меня либеральный империализм вовсе не означает, что мы можем всерьез отказываться от принципа нерушимости границ. Конечно, это не означает, что мы будем нарушать общепризнанные нормы народного права. Это означает то, что государство обязано всеми способами содействовать развитию российской культуры и культуры других народов в наших странах-соседях [121]. Либеральный империализм для меня означает, что Российское государство всеми способами должно содействовать экспансии российского бизнеса за пределы государства — к нашим соседям. Он для меня означает, что российское государство должно напрямую законными методами делать всё, чтобы поддержать базовые ценности свободы и демократии не только в России, но и во всех государствах-соседях [122]. Такое понимание нашей страны даёт совершенно другие фундаментальные выводы не только по нашей внутренней политике, но и по тому, что такое Россия в мире. Задумайтесь над активно обсуждаемом вопросом: Россия — вступление в Европейский Союз, Россия — вступление в НАТО. Не нужно нам никакого вступления: ни в ЕС, ни в НАТО [123]. Мы туда не поместимся ни экономически и политически, ни географически. И не нужно нам помещаться туда. Вместо этого нам нужно просто увидеть сейчас контуры нового формирующегося мира XXI-го века, в котором будут США, на сегодня самая крупная империя в мире, новая объединившаяся Европа (завершается процесс формирования европейской конституции и объединение Европы — не за горами), Япония (в тяжёлом кризисе, но явно из него выйдет), и в котором должна занять своё место и наша страна. Не просто занять место в этой цепочке, а замкнуть это кольцо великих демократий XXI-го века. У нас для этого есть абсолютно все необходимые предпосылки. Это единственный реальный способ по-настоящему, на равных, в партнёрском режиме, построить свою работу с достойными партнёрами для того, чтобы вместе с ними защищать порядок и свободу [124] на Земле. Я убеждён, дорогие друзья, что эта миссия и есть великое будущее нашей великой страны».

На этом выступление А.Б.Чубайса завершается. Было бы глупостью оспаривать объективное наличие названых им проблем в жизни России. Однако эти и некоторые другие, не названные А.Б.Чубайсом проблемы, представляют собой региональное выражение глобальных проблем человечества в целом. Их нерешённость и усугубление действительно опасны для жизни нынешнего поколения россиян и их потомков, а также и для дальнейшего существования и развития не только русской многонациональной региональной цивилизации и её государственности, но и всего человечества. Но из выступления А.Б.Чубайса складывается впечатление, будто весь остальной мир за пределами рухнувшего в результате поражения социализма, не имеет никаких проблем, кроме распространения «либеральных ценностей» в «отсталые» (в смысле господства в их обществах «либеральных ценностей») страны, включая и постсоветские государства на территории бывшего СССР.

В действительности это не так. Сам «либерализм» вследствие своей безсовестности представляет собой генератор проблем, опасностей и прямых угроз, поскольку общество под его властью живёт в безсмысленной борьбе своекорыстий и гонке потребления, в которой технико-технологический прогресс обгоняет нравственно-этическое развитие людей и обществ в целом. Это и есть главная глобальная проблема.

Суть её состоит в том, что:

На Земле влачит существование (назвать это человеческой жизнью было бы ложно) более 6 миллиардов человекообразных — в том смысле, что подавляющее большинство населения планеты представляют собой носителей нечеловечных типов строя психики (в ранее определённом смысле этого термина), а культуры национальных обществ в разных странах мира носят толпо-“элитарный” холопско-криминальный характер и автоматически воспроизводят такие нравственно-психологические типы в преемственности поколений. И планете с каждым годом всё более тяжело нести это недочеловеческое бремя.

Вследствие такого характера воспроизводимых людьми бездумно нравственности и этики, чем больших успехов (в смысле «либеральных ценностей» и прогресса на их основе) достигает культура в том или ином государстве, чем более развита в этой культуре наука и экономика в технико-технологическом отношении, — тем больший вклад эта культура вносит в разрушение биосферы Земли и тем ближе продвигает человечество к той грани, за которой необратимо начинается его самоубийство. Такое самоубийство наиболее возможно:

· экологическим способом в результате накопления загрязнений в среде обитания или в результате её разрушения мощной техногенной катастрофой — это холопски-легитимный по отношению к власти над обществом «либеральных ценностей» вариант или

· психопато-террористическим способом — это безсмысленно протестный, криминальный по отношению к власти над обществом «либеральных ценностей» вариант.

При этом сам либеральный подход к поддержанию и развитию культуры в целом, к организации экономики государств, регионов и человечества в целом исключает обуздание самоубийственной борьбы своекорыстий и гонки потребления в холопско-криминальном обществе. И эта проблема сама собой не рассосётся, поскольку рост энерговооружённости человека толпы и оснащённости его разного рода потенциально разрушительными знаниями порождает угрозу, которую невозможно устранить даже тотальным контролем над каждым субъектом в обществе, что было бы отходом от либерализма к откровенной диктатуре.

Эти глобальные смертоносные проблемы могут быть разрешены только переходом от холопско-криминального общества (будь оно под властью «либеральных ценностей» или под властью идеала «тоталитарного государства») к свободе людей в соборности. И это требует, во-первых, переосмысления ныне живущими того, что представляет собой предназначение человека в его жизни на Земле и называется «смыслом жизни», и во-вторых, волевых целенаправленных действий с их стороны, в результате которых культура общества должна преобразиться так, чтобы в будущих поколениях, люди взрослея в новой культуре, достигали бы человечного типа строя психики в своём большинстве к началу юности.

Россия — региональная цивилизация многих народов в границах одного общего им всем единого государства.

Региональные цивилизации в одно и то же историческое время отличаются не по их объектам техносферы и научно-техническим достижениям: они отличаются друг от друга жизненными идеалами и путями и средствами их достижения, которые в совокупности образуют концепции устройства жизни многих поколений.

И вне зависимости от того, как выглядит жизнь в каждой из них; какой бы ни была пропасть между несомыми идеалами и реальностью; как и чем бы ни был замусорен уровень сознания в психике населения, — пока свойственный региональной цивилизации идеал (концепция самоуправления общества) существует хотя бы в неосознаваемых образах тех или иных людей или в её коллективном бессознательном, — цивилизация жива. Объединение в одной цивилизации разных культур и их развитие, взаимно поддерживающее общую целостность, — в своей основе имеет тождество различных концепций в некоторых аспектах и их взаимную дополнительность в не совпадающих аспектах.

России свойственен некий (т.е. для многих, неведомый и не определённый) предопределённый Свыше смысл её развития, и потому она обладает глобальной значимостью, как и всякая другая региональная цивилизация, не изжившая себя внутренне или не исполнившая своей миссии в глобальном историческом процессе. Исторически так сложилось, что региональная цивилизация Россия по описанному ранее пути к самоубийству успела продвинуться дальше, чем другие: в технологическом аспекте — дошли до безпрецедентной Чернобыльской катастрофы; а в политико-социальном аспекте — прошли через интернацистский фашизм, угрозу порабощения нацистским фашизмом и имитацию социализма интернацистами в послесталинские времена, едва избежали хаоса и гражданской войны по всей территории в процессе краха лжесоциализма, и как все прочие технико-технологические культуры современности, переживаем биологическую деградацию и разного рода болезненность (как телесную, так и нравственно-психическую) населения под воздействием противоестественного для человека образа жизни подавляющего большинства людей.

Всё это в более или менее ярко выраженном виде предстоит пройти и другим культурам, кто привержен западному образу жизни, порождённому Библией, или не имеет политической воли к тому, чтобы обрести концептуальную властность и — на её основе — выработать и воплотить в глобальной политике преображающую человечество высшую альтернативу той самоубийственной для человечества концепции, которая властвует над Западом и претендует поработить, а следовательно и уничтожить в том или ином самоубийстве, — нынешнее человечество.

Однако есть шанс, даваемый миру Россией: мы пережили всё это не в безсмысленном страстотерпии, как то навязывала библейская культура, а переосмыслив прошлое и перспективы. При этом Россия первая из региональных цивилизаций обрела концептуальную властность и выражает свою концептуальную власть глобальной значимости на русском языке.

В таких обстоятельствах «либеральный империализм» как таковой в смысле рассуждений А.Б.Чубайса может распространяться только при условии прекращения распространения в России и за её пределами Концепции общественной безопасности, развиваемой в инициативном порядке всеми, кто выработал в себе необходимые для концептуальной властности личностные качества. Однако, как правильно заметил в своём программно-благодарственном выступлении А.Б.Чубайс, «колесо истории закономерно, оно в одну сторону едет, а в другую не едет, вот что хочешь делай — ни в какую. Нет такого сценария, не существует». Поэтому «либеральный империализм» в представленном А.Б.Чубайсом виде не состоится, но будучи одним из препятствий для прихода к власти в Российском государстве тоталитарно-идеологических партий и придавая России нормальный либеральный облик в глазах обывателей «либерального мира», он будет способствовать развитию, распространению и воплощению КОБ в жизнь помимо воли и желаний самих либералов.

А.Б.Чубайс правильно отметил, что идеи, внедрённые в общество и в сознание представителей претендовавшей на государственную власть “элиты” к середине 1980-х гг. своё дело сделали. «Либеральный империализм» — это не идея на будущее, поскольку показала себя несостоятельной ещё в конце XIX века (во времена В.О.Ключевского). Идея будущего — Концепция общественной безопасности — соборности в Богодержавии, развиваемая и воплощаемая в жизнь концептуальной властностью каждого, кто того пожелает и не пожалеет сил для преображения себя и человечества.

6 — 27 октября 2003 г.

Приложение

Почему «антисемиты» это — те, кого ненавидят библейцы

«На саммите Организации Исламская конференция (ОИК), который в эти дни [125] проходит в Малайзии, разгорелся грандиозный скандал. Махатхир Мохамад, премьер-министр страны-организатора, выдал целую серию антисемитских заявлений.

“Евреи придумали социализм, коммунизм, права человека и демократию, чтобы избежать преследований и захватить контроль над самыми богатыми странами… Во время Второй мировой войны европейцы уничтожили 6 из 12 миллионов евреев, и тем не менее сегодня евреи все равно правят миром… 1,3 миллиарда мусульман не могут потерпеть поражение от нескольких миллионов евреев”, — вот лишь некоторые цитаты из речи премьера» (“Известия”, 17.10.2003 г., цитировано по сайту газеты в интернете).

Другая публикация на эту же тему, озаглавлена “Религиозные организации РФ осуждают антисемитские высказывания премьера Малайзии”. Приводим её полностью, наши комментарии по тексту даны курсивом и помещены в [квадратных скобках]:

«Лидеры и представители ведущих религиозных организаций России осудили премьер-министра Малайзии Махатхира Мохамада за антисемитские высказывания [почему эти высказывания антисемитские, если Махатхир Мохамад говорит о том, кому реально принадлежит финансовая власть и власть СМИ в мире?], с которыми он выступил накануне на заседании Организации Исламская конференция.

В своей речи глава малайзийского правительства, в частности, утверждал, что “миром правят евреи” и обвинил их “в поиске тех, кто за них бы боролся и умирал”.

“Большая часть российского общества, в том числе верующие Русской православной церкви, не приемлет унижения людей по национальному признаку”, — заявил сегодня агентству “Интерфакс” заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин. [Т.е. с точки зрения РПЦ еврейский транснациональный финансовый капитал в праве «опустить» по жизни любой народ в мире, поставив его на грань выживания; журналисты — изрядная часть которых, к сожалению, — просто идиоты, проплаченные этим же международным финансовым капиталом, обязаны объяснить ограбленным и униженным, что это произошло не вследствие целенаправленных действий еврейского международного финансового капитала, а вследствие неуправляемого разгула биржевой стихии, а униженные и ограбленные должны сказать за это «спасибо» и начать покорно ишачить, чтобы выполнить инвестиционно-политические глобальные проекты идейных вдохновителей еврейского финансового капитала. А если об этом сказать прямо, то это означает «унизить по национальному признаку» международную финансовую олигархию и её идейных вдохновителей.]

“Да, в мире есть противоречия между некоторыми национально-культурными общностями, и эти противоречия нужно честно признавать, — сказал представитель РПЦ [Что собственно и сделал Махатхир Мохамад]. — Но, наверное, их нужно не усугублять, а стремиться разрешить, гармонизируя отношения между людьми разных религий и национальностей”. [Т.е. РПЦ предлагает «гармонизировать» отношения между претендентами в глобальные рабовладельцы и теми, кого идейные вдохновители международного еврейского финансового капитала обрекают на участь рабочего быдла. Сама РПЦ при этом принимает на себя миссию духовного полицая, калаборасиониста, безумного в своём фанатизме прислужника агрессора-поработителя.]

При этом собеседник агентства отметил, что “Русская церковь ведёт добрый диалог с последователями как ислама, так и иудаизма в России и других странах”.

“Вчера президент Путин, насколько я помню, подчеркнул, что Россия ценит в Организации Исламская конференция те тенденции, которые направлены на уважение международного права, на диалог, на созидание взаимного уважения между религиями и цивилизациями”, — напомнил представитель Церкви, выразив надежду на то, что “именно эти ценности возобладают” [РПЦ, исполняя миссию духовного полицая, стирает границы между понятиями и в данном случае понятием «ценности» подменяет понятие «идеалы», как и положено наученному попугаю, который кормится с руки хозяина].

С резкой критикой заявления малайзийского премьера выступил в пятницу главный раввин России (ФЕОР) Берл Лазар.

“Такие речи столь высокопоставленного деятеля настолько опасны и безответственны, что не могли не вызвать состояние шока у любого здравомыслящего человека”, — сказал раввин в интервью агентству, выразив уверенность, что “президент России не был исключением”.

На мой взгляд, было бы крайне опасно оставлять происшедшее без однозначной осуждающей реакции”, — добавил Берл Лазар. [Глобальное рабовладение на основе иудейской расово-корпоративной монополии на ростовщичество и на толкование жизни в согласии с Библией и Талмудом с точки зрения «главраввината» и его наместников в порабощаемых регионах опасности не представляет. РПЦ и Берл Лазар одинаковы во мнении, что от Бога проистекает следующая социология:

«Не давай в рост брату твоему (по контексту единоплеменнику-иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не иудею) отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо ростовщического паразитизма) благословил тебя во всем, что делается руками твоими на земле, в которую ты идешь, чтобы владеть ею» (последнее касается не только древности и не только обетованной древним евреям Палестины, поскольку взято не из отчета о расшифровке единственного свитка, найденного на раскопках, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше), — Второзаконие, 23:19, 20. «И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут», — Второзаконие, 28:12. «Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои (так ныне многие семьи арабов-палестинцев в их жизни зависят от возможности поездок на работу в Израиль) и цари их будут служить тебе (“Я — еврей королей”, — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: “Вы король евреев”); ибо во гневе моем я поражал тебя, но в благоволении моем буду милостив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся», — Исаия, 60:10 — 12.]

Ещё жёстче отреагировала на выступление Махатхира Мохамада общественная организация Союз православных граждан, выразив возмущение тем, что на заседании ОИК прозвучали “совершенно дикие, откровенно гитлеровские речи одного из азиатских вождей, вряд ли представлявшего себе, какую цену заплатили цивилизованные народы за победу над нацистской чумой”. [Это мнение ещё одного прикормленного попугая, наученного говорить желанное хозяину.]

В заявлении Союза, поступившем в “Интерфакс”, выражено также мнение о недопустимости в этой связи вступления России в Организацию Исламская конференция.

Член Совета Федерации РФ Ахмар Завгаев, представляющий в верхней палате российского парламента Чечню, заявил в интервью агентству, что слова малазийского премьера, которые были произнесены в адрес евреев, расходятся с основными положениями Корана, который проповедует религиозную и национальную терпимость. [В данном случае, это пример того, что со ссылками на Коран говорит или заведомый лжец и лицемер, или человек, который Корана не знает и не понимает. В частности Коран сообщает (в переводе И.Ю.Крачковского), сура 62 «5(5). Те, кому было дано нести Тору, а они её не понесли, подобны ослу, который несёт книги. Скверно подобие людей, которые считали ложью знамения Бога! Бог не ведёт людей неправедных!» — т.е. соответственно Корану та Тора, которой подвластен раввинат, ещё в древности извращена «главраввинатом» и не является истинной. Кроме того Коран поясняет вопрос о ростовщичестве как о средстве власти (в тексте цитаты выделено жирным), сура 2: «275(274). Те, которые издерживают свое имущество ночью и днем, тайно и явно, — им их награда у Господа их; нет страха над ними, и не будут они печальны! 276(275). Те, которые пожирают рост, восстанут только такими же, как восстанет тот, кого повергает сатана своим прикосновением. Это — за то, что они говорили: “Ведь торговля — то же, что рост.” (в переводе Г.С.Саблуков: „лихва — то же, что прибыль в торговле“). А Бог разрешил торговлю и запретил рост. К кому приходит увещание от его Господа и он удержится, тому прощено, что предшествовало: дело его принадлежит Богу; а кто повторит, те — обитатели огня, они в нём вечно пребывают! 277(276). Уничтожает Бог рост и выращивает милостыню (Г.С.Саблуков: Бог выводит из употребления лихву, но лишшую «лучше: лихвенную» силу даёт милостыням). Поистине Бог не любит всякого неверного грешника. (277). Те же, которые уверовали, и творили благое, и выстаивали молитву, и давали очищение, — им их награда у Господа их, и нет страха над ними, и не будут они печальны!»

Хотя Коран — не указ РПЦ и раввинату, но это тот случай, когда полезно подумать своей головой и поискать собственную совесть, чтобы не возводить на Бога напраслины о якобы заповеданном Им евреям в древности ростовщичестве в качестве средства осуществления своей власти над народами Земли и порабощения всех.

Более того, Коран прямо обязывает мусульман не подчиняться порабощению: «… приходите к слову равному для нас и для вас, (…) чтобы одним из нас не обращать других из нас в господ помимо Бога» (3:57); «Вы были на краю пропасти огня, а Он спас вас оттуда. Так разъясняет вам Бог Свои знамения, — может быть вы пойдете прямым путем! — и пусть будет среди вас община, которая призывает к добру, приказывает одобренное и удерживает от неодобряемого. Эти — счастливы» (сура 3:99, 100).

При этом в данном случае реально нетерпимость имеет место не со стороны ОИК и Махатхира Мохамада лично, а со стороны приверженцев библейской расовой доктрины порабощения всех и ей подневольных: стоит публично заявить, что есть проблема и указать на её суть — мгновенно начинается визг «Караул! антисемитизм!»]. При этом он подчеркнул, что Россия должна находить общий язык со всеми народами, в том числе и с мусульманским миром. В связи с этим сенатор назвал примечательным то, что США в последнее время официально признали, что допустили перекосы в отношениях с исламскими странами и намерены пересмотреть свою политику в этом направлении» (цитировано по материалам сайта www.newsru.com).

Как можно понять из наших комментариев к разным выступлениям на тему: «Не могу молчать: кто последний в очереди лизнуть сапог поработителя?», — Махатхир Мохамад имеет реальные исторические основания к тому, чтобы сказать то, что он сказал. Но печальный опыт России (где в 1917 г. к власти пришли интернацисты) и Германии (где в 1933 г. к власти пришли нацисты), опыт всего мира в ХХ веке обязывают к тому, чтобы проблемы, на которые указали Махатхир Мохамад были разрешены созидательно в русле иной, а не библейского, марксистского и гитлеровского ликов одной и той же генеральной концепции порабощения всех в глобальных пределах.

И главное из того, что сказал Махатхир Мохамад, большинство недовольных его выступлением предпочли покрыть молчанием:

«“Они пережили две тысячи лет погромов, не отбиваясь, но думая… Мы не можем бороться с ними, используя лишь мускулы. Мы должны использовать и наши мозги”. Оратор призвал покончить с разобщенностью, действовать солидарно, обдумывать каждый шаг и ставить конкретные достижимые цели» (цитировано по публикации М.Гликина в “Независимой газете” от 17.10.2003 г. “Протоколы малазийского мудреца”).

Умолчать об этом фрагменте выступления Махатхира Мохамада фашиствующим библиистам было необходимо для того, чтобы продолжать культивировать миф об агрессивной человеконенавистнической сущности мусульманской культуры.

[1] В советские времена — Ленинградский Инженерно-экономический институт им. Пальмиро Тольятти (основан в 1930 г.). Пальмиро Тольятти (1893 — 1964) — один из руководителей Итальянской коммунистической партии.

[2] http://www.abnews.ru/type_news_full.html?t=59890 amp;data=news (адрес в интернете по состоянию на октябрь 2003 г.).

[3] По нашему мнению, в наши дни всякий инженер профессионально несостоятелен, если он не имеет систематических знаний финансово-экономического характера и не в состоянии давать финансово-экономическую оценку чисто инженерной деятельности как своей собственной, так и коллег, и тем более — политиков.

[4] Последняя фраза может расцениваться как признание того факта, что на исторически длительных интервалах времени техника, технологии и организация деятельности — основа финансового благополучия, а не наоборот.

[5] В советские времена демонстрации кинофильма в кинотеатрах предшествовал показ «киножурнала» — сборника документальных или игровых сюжетов, общей продолжительностью порядка 10 — 15 минут. Наиболее известны названия киножурналов тех лет: “Новости дня” (кинохроника), “Фитиль” (юмористический), детские — “Ералаш” (юмористический) и упомянутый “Хочу всё знать”.

[6] Здесь Анатолий Борисович, либо чего-то не понимает именно как экономист-профессионал, либо лукавит как политик, вступивший в сговор с банковской мафией. Мы имеем в виду то, что в этот контекст «крутых мер» хорошо бы легла и следующая:

Надо было «наехать» на коммерческие банки с диктаторским государственным требованием: ставка по кредиту — не более 1 % годовых, а все ваши прочие доходы — только как доля от реально полученной прибыли в финансируемых вами проектах в производящих секторах экономики, а также в науке, образовании, здравоохранении и прочей «социалке». Плюс к этому — реструктуризация кредитной задолженности на основе прощения всех прошлых долгов по процентам за взятые кредиты, сверх этих 1 % годовых.

Мотивация таких действий проста: Народу паразиты не нужны: какие банки в этих условиях разорятся — те под управлением воров и дураков, их не жалко.

А так младореформаторы придушили все производящие отрасли, «спекулятивный» же сектор экономики только ограничили в возможностях злоупотреблять тем, что его представители уже успели к тому времени награбить. Ставки же ссудного процента в эпоху В.С.Черномырдина были за 100 %, за 200 % годовых — какое производство способно выдержать этот беспредел, о котором А.Б.Чубайс ни слова не сказал в своём выступлении?

[7] В частности вопрос об обусловленности гиперинфляции тех лет ставками ссудного процента 100 % годовых и выше.

[8] Есть основания полагать, что если бы В.С.Павлов (премьер-министр СССР в дни ГКЧП) действовал в ходе ГКЧП столь же напористо и решительно, как действовал А.Б.Чубайс, то экономика некоего государства в границах бывшего СССР была бы многосекторная, с рыночной регуляцией и плановым ведением межотраслевых и межрегиональных балансов продукто— и финансового обмена. Т.е. это могла бы быть экономическая система, по своим параметрам эффективности и надёжности на много превосходящая любую из ныне существующих региональных экономических систем.

Если обратиться к книге самого В.С.Павлова (ныне уже покойного) “Упущен ли шанс? Финансовый ключ к рынку” (Москва, “Терра”, 1995 г.), то можно понять, что этот человек, прошедший Госплан, Госкомцен, Госкомстат, Минфин, являлся редким специалистом-практиком в области финансов и макроэкономики; специалистом, каких в мире единицы. Кроме того в своей книге он постоянно заявляет, что он — профессионал вне политики: т.е. ему безразлично, как идеологически оформлена работающая экономика и какой общественный строй ей сопутствует.

Как явствует из книги В.С.Павлова, его квалификация, навыки и знания, вполне позволяли под его руководством реформами финансовой и производственно-потребительской системы “сползти” в рыночный капитализм западного образца с планово-государственным регулированием безо всяких шоковых “терапий”.

Тем не менее, при осуществлении политики подбора и расстановки кадров, заказчики перестройки его пристраивают в команду Горбачева, а потом сливают за ненадобностью в политическую канализацию вместе с ГКЧП, открыв тем самым пути в политику Е.Т.Гайдару, А.Б.Чубайсу и многим другим шоковым “терапевтам”.

[9] Что касается самого В.С.Черномырдина, то он — хозяйственник и руководитель «практик», который на протяжении всей жизни после окончания вуза не находил времени для освоения теорий. В октябре 1996 г. В.С.Черномырдин и А.Б.Чубайс выступили на заседании Временной чрезвычайной комиссии по сбору налогов в бюджет. Как сообщает “Независимая газета” на этом заседании В.С.Черномырдин заявил: «Теорией нам сейчас заниматься некогда» (выпуск от 24.10.1996 г., статья “Грядущая катастрофа и как с нею бороться? Вслед за Лениным на этот вопрос попытались ответить Чубайс и Черномырдин”).

[10] Вопрос о качестве поставляемых ими данных оставим вне рассмотрения в настоящей записке.

[11] Фраза из анекдота советских времён. Сантехнику дали 20 лет тюрьмы по политическим статьям за то, что, вымогая деньги из клиента, сантехник заявил: “Тут надо всю систему менять”.

[12] Начиная с 1952 г., когда вышла в свет работа И.В.Сталина “Экономические проблемы социализма в СССР”. См. в материалах Концепции общественной безопасности (КОБ) работы “Форд и Сталин: О том, как жить по-человечески”, “Мёртвая вода”, “Краткий курс”. Эти и все упоминаемые далее материалы КОБ представлены в интернете на сайтах www.dotu.ru, www.kpe.ru, www.mera.com.ru, www.vodaspb.ru и и распространяются на компакт-дисках.

[13] Анатолий Борисович Чубайс — один из наиболее ярких представителей этой поросли.

[14] Соответственно этому обстоятельству новые социологические теории становятся основой действий власти и бизнеса в процессе смены поколений или в процессе преодоления кризисов, к которым приводят действия государственной власти и бизнеса на основе прежних теорий или на основе сиюминутно своекорыстного невежества представителей власти и бизнеса.

[15] К этому же надо добавить, что продолжительной нехватке товаров сопутствует и «ажиотажный спрос», обусловленный неверием множества людей государственной власти. При этом люди, перейдя на стратегию преодоления трудностей в режиме «каждый сам за себя», начинают создавать запасы, позволяющие им жить месяцы и годы (в зависимости от того, какой покупательной способностью они располагают) в автономном режиме при полном отсутствии регулярного снабжения.

Поэтому проблема не могла быть разрешена возобновлением поставок продукции в торговую сеть на уровне, обеспечивающем естественные демографически обусловленные потребности города. Предварительно надо было погасить или насытить ажиотажный спрос.

[16] А здесь Анатолия Борисовича либо память подвела, либо он лукавит как политик.

В 1991 г. (т.е. ещё до ГКЧП в период агонии СССР), если соотносить зарплату большинства населения страны с ценами на товары в системе государственной торговли, то зарплата должна была позволять жить без особых проблем (по крайней мере, если семья уже имеет жильё; если нет, то зарплата большинства учителей, врачей, инженеров не позволяла им купить кооперативную квартиру, а очереди на получение бесплатного жилья надо было ожидать порядка 10 — 15 лет). Другое дело, что в этот же период, — при работающих заводах, фабриках, колхозах и совхозах (обвального падения производства ещё не было), — в стране возник «товарный голод»: товары, произведённые на государственных предприятиях и в колхозах просто “исчезали”, не доходя до прилавков государственных магазинов; некоторая их доля, незначительная по отношению к потенциальному спросу, всплывала в системе кооперативной торговли, но уже не по государственным, а по многократно завышенным спекулятивным ценам. Часть продукции, бoльшая часть которой в то время производилась на государственных предприятиях, задерживалась на складах торговых баз до наступления “лучших” времён. А часть просто уничтожалась для искусственного создания и поддержания дефицита (особенно это касается скоропортящихся продуктов — мяса, овощей, фруктов: целые фуры покупались лихими «кооператорами» прямо на ходу и вываливались в овраги и на свалки на подъездах к крупным городам). Т.е. имело место самое обыкновенное — организованное — вредительство и саботаж поставок продукции в торговую сеть работникам торговли (как государственной, так и кооперативной). Партаппарат, госчиновники этому попустительствовали и прямо поощряли вредительство, по всей видимости соучаствуя в доле барышей, а также и по идейным мотивам умышленно работая на обрушение государственности СССР. Правоохранительные органы эту практику не пресекали.

Т.е. в перестройке под лозунгами демократии и преодоления тоталитаризма партийно-государственная верхушка СССР открыла дорогу проявлению самых подлых и низменных черт характера граждан СССР, будило в них подлость и низменность, принуждала к ним. Поэтому и спустя 12 лет после краха СССР СПС не следует обольщаться: младореформаторы пришли к власти на подъёме волны всего самого подлого и низменного. В прошлом ГКЧП, заявив о намерении навести в стране порядок, палец о палец не ударил для наведения порядка и, действуя в русле некоего сценария, сдал власть лихим «кооператорам» и их интеллектуальному авангарду, к которому принадлежали в те времена Е.Т.Гайдар и А.Б.Чубайс. И если СПС не преодолеет — прежде всего в себе самом — наследие и плоды той эпохи, то у него нет будущего, поскольку России необходимо преодолеть наследие того всплеска подлости и низменного.

И только после того, как с 1 января 1992 г. Е.Т.Гайдар, будучи в ранге премьер-министра Российской Федерации, отпустил цены, и цены почти мгновенно выросли; банки стали задерживать перечисления средств клиентов, прокручивая их в быстром кредите под бешенные проценты, что влекло за собой дальнейший рост цен и вынуждало государство к эмиссии новых рублей, не обеспеченных продукцией по старым ценам; оборотные средства предприятий обесценивались тем быстрее, чем продолжительней был их производственный цикл и предприятия фактически банкротились, сохраняя своё юридическое лицо. И именно всё это в совокупности привело к разрушению баланса платёжеспособности различных отраслей и регионов, что повлекло за собой обвальный спад производства. И сразу же возникло то соотношение цен и зарплат, о котором говорит А.Б.Чубайс.

Но это было не при КПСС, а уже при младореформаторах, когда Е.Т.Гайдар и А.Б.Чубайс были во главе правительства России. В этих целенаправленно и искусственно созданных условиях они начали ваучерную приватизацию 1992 — 1994 гг. (главными её идеологами и организаторами считаются остающийся в тени В.Найшуль и А.Б.Чубайс) — скупка за бесценок искусственно доведённых до банкротства государственных и кооперативно-колхозных предприятий: всем гражданам России за 25 рублей продали фантики с номиналом в 10000 рублей (якобы балансовая стоимость госпредприятий на 1 июля 1992 г.), после чего самые лихие «кооператоры» и откровенный криминалитет начали скупать ваучеры у большинства населения — людей, которым просто было не на что жить, потому что их опустили по жизни в нищету совместными усилиями сначала партаппарата, а потом младореформаторов.

В марте 1993 г. тогдашний Председатель Верховного Совета России Руслан Имранович Хасбулатов и вице-президент Александр Владимирович Руцкой упустили возможность оформить всё это как трансгосударственную аферу при соучастии в ней с российской стороны Б.Н.Ельцина, Е.Т.Гайдара, А.Б.Чубайса, В.Найшуля и многих других. И никаких обвинений идеологического характера в их адрес можно было не выдвигать — финансовый аферизм (мошенничество) в особо крупных размерах с признаками измены Родине.

[17] И это характеристика экономики не СССР 1991 г., а России 1992 г., бывшей уже под властью младореформаторов.

[18] Описываемое состояние характерно в 1991 г. для периода после ГКЧП, а также для 1992 г., когда правительство Е.Т.Гайдара отпустило цены и усугубило проблемы, о решении которых жёсткими «монетаристскими» методами говорил А.Б.Чубайс в рассмотренном нами ранее эпизоде убеждения В.С.Черномырдина в Сочи.

[19] Американский экономист Дж.Гэлбрэйт («Председатель Госплана» США в годы второй мировой войны ХХ века) в интервью программе “Очевидное — невероятное” (ещё в годы перестройки) сказал: “Экономика — наука эмпирическая”. Т.е. экономические теории и их рецепты описывают реальный хозяйственный опыт, который во всех случаях обусловлен нравами, психологией, знаниями и в целом культурой общества. Все модели экономической науки работают только в том случае, если они соответствуют этим обстоятельствам жизни.

[20] Но эту тему, обязывающую к покаянию и переосмыслению своего «теоретического багажа» и роли С.-Петербургского Инженерно-экономического университета в формировании этого «теоретического багажа», в своём благодарственно-программном выступлении А.Б.Чубайс развивать не стал.

[21] Т.е. партийно-государственная верхушка попросту изменила Идее коммунизма, предала партию и безпартийных тружеников, тайком продалась сама и поощряла продажность в обществе всею властью, оказавшейся в её распоряжении.

[22]… завершился тем, что заправилы команды М.С.Горбачёва продали СССР со всеми его природными богатствами и населением.

— Почему? — Кому? — Как? — За сколько? — Где и как можно получить свою долю (если кто на это претендует)? — это вопросы, к теме настоящей записки не относящиеся.

«Новейшая история России» началась только после того, как заправилы команды М.С.Горбачёва продали СССР со всем, что в нём было.

[23] «Полная функция управления» — термин достаточно общей теории управления, постановочные материалы курса “Достаточно общая теория управления” факультета прикладной математики — процессов управления С.-Петербургского государственного университета представлены в интернете на сайтах www.dotu.ru, www.kpe.ru, www.mera.com.ru, www.vodaspb.ru.

[24] О концептуальной власти обстоятельно см. в материалах Концепции общественной безопасности работы: “Мёртвая вода”, “Достаточно общая теория управления”, “Принципы кадровой политики: государства, «антигосударства», общественной инициативы”.

[25] Поясним термины:

· глобальная политика это — деятельность по осуществлению целей в отношении всего человечества и планеты Земля. По своему существу это большей частью — управление спектром долговременных тенденций, что исключает во многих случаях соответствие текущей политики уже сложившимся тенденциям. При её формировании Землю, конечно, можно уподобить “Великой шахматной доске”, как то сделал З.Бжезинский в одноимённой книге (“Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы”. — М.: Международные отношения. 1998. Оригинальное название: Brzezinski Z. «The Grand Chessboard. American Primacy and Its Geostrategic Imperatives». Basic Books.), но на эту “доску” придется поместить все страны, включая и свою;

· внешняя политика это — деятельность по осуществлению целей правящего класса государства вне пределов его территории и юрисдикции;

· внутренняя политика это — деятельность по осуществлению целей правящего класса государства на его территории в пределах его юрисдикции.

Правящие классы подавляющего большинства государственных образований в истории не однородны, в силу чего разные их подгруппы могут иметь разные интересы и по-разному распределять свои усилия между глобальной, внешней и внутренней политикой. По этой причине глобальная политика, внешняя политика и внутренняя политика одного и того же государства в большей или меньшей степени могут расходиться между собой и подавлять друг друга. Как это может протекать на практике, без высокой политологической зауми можно прочитать в романе польского писателя Болеслава Пруса “Фараон” (вышел в свет в 1895 г.), неоднократно издававшемся в России после 1991 г. (рецензия ВП СССР — файл 960828rc-О_романе_Болеслава_Пруса-Фараон.doc в Информационной базе).

[26] Если этот идеал провозгласить сам по себе, т.е. не придав ему лозунгового слова-идентификатора (в данном случае «социализм», «коммунизм»), то демократы-идеалисты — сторонники гражданского общества, в своём большинстве скажут, что именно этот идеал они и подразумевают, когда говорят о правах и свободе человека.

[27] В эту категорию люди попадали как по своему лицемерию, так и по невежеству и недомыслию — вследствие непонимания ими жизненной несостоятельности и скрытой лживости марксизма-ленинизма. О жизненной несостоятельности марксизма-ленинизма см. материалы Концепции общественной безопасности: в аспекте философии — “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”; в аспекте политэкономии — «Мёртвая вода”, “Краткий курс”, “Форд и Сталин: о том, как жить по-человечески”.

[28] Так называемых «пофигистов», которые не задумываются о различии концепций организации жизни общества и сути каждой из них.

[29] Циников, которые видят различия концепций и понимают суть каждой из них, но по своей нравственно-психологической организации таковы, что:

· холопствуют перед всякой властью, пока она сильна;

· изменяют ей, перебегая на сторону её противников, если не при первых признаках слабости власти, то при её реальных трудностях или очевидной для них силе и успешности действий её противников.

[30] В наши дни это могут сказать и демократы-либералы идеалисты, поскольку реальный капитализм в России отличается от их прошлых мечтаний об обществе, которое должно было по их мнению само собой возникнуть после краха власти партийно-государственной верхушки СССР и идеологии КПСС.

[31] См. документы-свидетельства о жизни рабочих фабрик России во второй половине XIX века в книге: Е.А.Прудникова “Сталин. Второе убийство” (С.-Петербург, Издательский дом «Нева», 2003 г.), гл. 3. “Фабричный ад на Земле”.

[32] «Цивилизованное рабовладение» действует через разного рода общественные институты, доступ к которым представителям одних социальных групп открыт в силу принципов построения этих институтов, а представители других социальных групп в силу действия тех же принципов вынуждены ишачить на первых, получая ту «дозу» свободы и благополучия, которую цивилизованные рабовладельцы предоставят им по своему усмотрению.

[33] Если бы здесь было добавлено: «Так рухнула имитация социализма», — то всё было бы исторически достоверно. Социализм в СССР в послесталинские времена только декларировался, в то время как правящая партия ханжески-продажно вела дело к его самоликвидации, подтверждая своей политикой скрытый смысл аббревиатуры КПСС — Капитулянтская Партия Самоликвидации Социализма.

[34] С пониманием факта краха прежнего общественного устройства — в обществе неизбежно должен встать вопрос о том, что собственно произошло. После этого с такой же неизбежностью встанет следующий вопрос: А действительно ли потерпевшие поражение идеи («ценности» в терминологии А.Б.Чубайса) — истинные идеи социализма?

После этого обнажится самый важный вопрос послереформенной России: Так хорошо или плохо, что идеи лжесоциализма, которые успешно эксплуатировали в своих меньшевистских интересах два последних поколения психтроцкистов-марксистов, рухнули?

Ответ на него: Идея имитировать социализм, сохраняя в формах его организации корпоративный паразитизм меньшинства на большинстве, — действительно ложная идея («ценность» в терминологии А.Б.Чубайса).

Но это приводит к вопросу об идеях, в которых выражается не лжесоциализм и имитация социализма, а истинная справедливость в организации жизни общества в его развитии. Однако А.Б.Чубайс не пошёл по этому жизненно-диалектическому алгоритму постановки вопросов и выработки на них ответов, определённых по смыслу.

[35] История справедлива — они заплатили за бездумное отношение к ХХ съезду КПСС и иудин грех ХХ съезда. И ещё дешево заплатили.

[36] Но в основе это лидерства исторически реально лежала провозглашённая цель государственной политики — построение социализма и коммунизма, а не их имитация с целью сохранения рабовладения в новых организационных формах. Однако этот вывод — недостижим при следовании модели противоборства «имитаторы коммунизма — капиталисты», на которую опирается А.Б.Чубайс.

[37] Вообще-то на этот вопрос должна отвечать не «элита», а жречество. Но как отметил А.Б.Чубайс в своём выступлении: «Я конечно не историк, как вы знаете», — поэтому думает, что жречество — часть «элиты». Это — типичная ошибка, стоившая жизни многим из тех, кто так искренне думал, а так же и тем, кто шёл за такого рода вождями.

[38] В этом месте вместо слова «народ» должно стоять слово «толпа» — собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету. А жречество тем и отличается от «элиты», что его интересует воплощение в жизнь Правды Божией, а не признание «толпы». «Элиты» же дерутся меж собой за признание «толпы» и уже поэтому сами представляют собой разновидность толпы и соответственно вместе с нею «падают и ушибаются разными местами» (правда, ушибаются по разному: одни лишаются всего по жизни, а другие — купаются в роскоши). Отсюда хорошо видно, что анализируемое выступление А.Б.Чубайса — образец борьбы за признание не народа, а «толпы» и поэтому дальше докладчик невольно (оборот «хочется» соответствует невольному, бессознательному) признаётся, что ему «не хочется всерьёз думать» о проблемах, которые он же сам обозначил в своём докладе, по какой причине и вынужден «примитивизировать свои взгляды».

[39] А это — заявление о своём якобы жреческом статусе; заявление не состоятельное по его существу, поскольку носители концептуальной власти и есть жречество, социальная функция которого — жизнеречение, а, как было показано выше, А.Б.Чубайс концептуально безвластен.

[40] Вот это и есть главное: в либеральную идиллию февраля — марта 1917 г., полную иллюзорных надежд, вернуться не удастся.

[41] Так чего же тогда СПС пыжится?

[42] Кто не проходил курса Истории КПСС в вузе, может не знать, что одна из работ В.И.Ленина имеет название “Детская болезнь левизны в коммунизме”, что вообще-то подразумевает, что коммунизм — идея объективно правая, а вот извращения идей и политики, неприятие праведных идей — это разного рода «левизна».

[43] Адреса сайтов в интернете: www.dotu.ru, www.kpe.ru, www.mera.com.ru, www.vodaspb.ru.

[44] Сайт в интернете www.kpe.ru.

[45] А также и в преддверии большинства общественно политических кризисов в истории России и других стран.

[46] См. Приложение.

[47] Учебники истории для постсоветской школы писали люди, истории не понимающие или просто продажные, но эта тема не входит в проблематику настоящей работы.

[48] В материалах КОБ об этом см. в работах: “Краткий курс…”, “Мёртвая вода” (в редакциях, начиная с редакции 1998 г.), “Форд и Сталин: о том, как жить по-человечески”.

[49] Такого же мнения может придерживаться и некоторая часть наиболее прикормленной богемной интеллигенции и прочих индивидуалистов-либералов, которые живут так, будто булки в готовом виде растут для них даже не на ёлках, а прямо на полках магазинов; «Мерседесы» и разные «джипы» как грибы произрастают, пробиваясь сквозь асфальт стоянок при автосалонах; евро-ремонт для них делает «всякая мразь», а не люди, подчас более разносторонне одарённые и совестливые, чем они сами.

[50] Это легко показать на основе межотраслевых и межрегиональных балансов продуктообмена и денежного обращения, см. в материалах КОБ работы “Мёртвая вода” (начиная с редакции 1998 г.) и “Краткий курс…”.

[51] Которую, чтобы запутать понимание, называют безо всяких к тому оснований «ценой кредита», хотя она является не ценой, а платой за дурь и безволие общества, допускающего ростовщичество, тем более узаконенное.

[52] В частности ни М.С.Горбачёв и А.Н.Яковлев, ни лидеры ГКЧП, ни «беловежские мужики», ни младореформаторы до сих пор не отчитались перед населением государств, якобы стихийно возникших в границах СССР, о том, как они совместными усилиями выполнили почти все положения Директивы Совета национальной безопасности США от 18.08.1948 г. “Наши цели в отношении России”, которая предусматривала извращение и ликвидацию Советской власти, отказ народов якобы по их разумению от идеалов социализма, расчленение СССР и России, и интеграцию их обломков под властью номинальных марионеточных режимов в систему неоколониализма.

Как А.Б.Чубайс заявил в рассматриваемом нами выступлении, он не историк, но как политику ему полезно ознакомиться с этой Директивой и публично высказаться по её существу и о своей роли в её осуществлении.

Указанная Директива СНБ США обильно цитируется в книге Н.Н.Яковлева “ЦРУ против СССР”. Текст этой книги можно найти в интернете на сайте www.vodaspb.ru в разделе “Другие авторы”, также он (по изданию 1983 г.) включён в Информационную базу КОБ, распространяемую на компакт-дисках в каталоге “Других авторов”.

[53] В частности требования госстандартов СССР к продуктам питания жёстче, чем требования многих зарубежных стандартов и стандартов нынешней России.

[54] Рост в последние годы аварийности в советском прошлом надёжных вертолётов в своей основе имеет не их конструктивную порочность и дефективность при изготовлении, а износ техники, не отвечающие требованиям безопасности техническое обслуживание и ремонт, а также нарушение норм хорошей лётной практики в погоне за коммерческим эффектом или вследствие холуйства перед вышестоящим руководством.

[55] Фирма “Сикорский” — основной производитель вертолётов в США и их главный поставщик для вооружённых сил НАТО и зависимых от США государств.

[56] И в 2003 г. проблемы те же, что в 1992 г. Ракетно-космическая корпорация (РКК) “Энергия” для строительства дополнительных кораблей “Союз” (это необходимо для обслуживания международной космической станции “Альфа” на протяжении всего перерыва в полётах американских «шаттлов», вызванного гибелью шаттла “Колумбия” в феврале 2003 г.) взяла большой кредит под будущее бюджетное финансирование. Подходит время расплачиваться по кредиту — бюджетное финансирование отсутствует, США платить компенсацию за срыв графика полётов шаттлов не собираются, а «счётчик» работает… Что делать?

· — Да здравствует приватизация и акционирование якобы “неконкурентоспособной” РКК “Энергия”? Зарубежные “инвесторы” купят её по дешевке, после чего конкурирующая с НАСА и Европейским космическим агентством отрасль российской науки и промышленности, её научная и проектно-конструкторская школа будет придушена подобно тому, как в 1990-е гг. было придушено отечественное вертолётостроение не без соучастия в этом американской фирмы “Сикорский”? Надо полагать, что на это у США деньги найдутся.

· — Либо всё же оздоровление отечественной экономики следует начать с ликвидации учёных степеней и званий в области экономики и политэкономии, начиная от кандидата наук и выше вплоть до академиков? — поскольку наука должна выявлять и разрешать проблемы, а не создавать их подобно тому, как это делает экономическая наука СССР-России на протяжении последних десятилетий.

[57] Такое старьё, как погибший в 1986 г. в результате столкновения с рудовозом “Пётр Васёв” пассажирский лайнер “Адмирал Нахимов” (германской постройки 1924 г., бывший “Берлин”), — нетипичное явление.

[58] Многое перешло Украине и государствам Прибалтики, поскольку было приписано к их портам.

[59] «В конце концов, именно мои учителя здесь — на Марата, 27 (адрес С.-Петербургского Инженерно-экономического университета: наше пояснение при цитировании) — в той или иной степени, заложили основы того, что впоследствии называлось по-разному: ленинградской школой молодых экономистов, командой Чубайса, питерской мафией, агентами МВФ и ЦРУ, величайшими аферистами XX века, авторами геноцида русского народа и многими другими нежными словами. И если уж вы, мои дорогие учителя, такое чудовище вырастили, да ещё к тому же единогласно присвоили степень почетного доктора, то у меня есть право сказать, что я на самом деле думаю» (Из рассматриваемого выступления А.Б.Чубайса).

Что касается работы по совместительству на МВФ и ЦРУ — то это вопрос к компетентным в этой сфере органам. А в остальном всё точно: вырастили чудовище и единогласно присвоили учёную степень, — только ирония здесь неуместна. Инженерно-экономический “университет” — как и многие другие вузы финансово-экономического профиля — самодовольный и безответственный рассадник мракобесия.

[60] Е.Т.Гайдар, А.Б.Чубайс, И.М.Хакамада, Б.Е.Немцов — далеко не самые бедные люди в России; они не производят впечатления людей, замученных тяжелой неволей и подневольным трудом; и СПС тоже не жалуется на отсутствие финансирования.

[61] «Совесть (через «h» — «ять» вместо «е») ж. нравственное сознание, нравственное чутьё или чувство в человеке; внутренне сознание добра и зла, тайник души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка; способность распознавать качество поступка; чувство, побуждающее к истине и добру, отвращающее ото лжи и зла; невольная любовь к добру и к истине; прирождённая правда, в различной степени развития» (“Словарь живого великорусского языка” В.И.Даля).

[62] Т.е. Ф.Энгельс, дав определение свободы как осознанной необходимости, был бы полностью прав, если бы ещё пояснил в нём «необходимость» как этический долг для субъекта быть объективно праведным, для того чтобы состояться в качестве человека.

[63] Если оборот речи «склонные к излишней снисходительности» перевести на русский язык, то получится «потворствующие злу».

[64] При этом необходимо особо отметить, что всё сказанное здесь о созвучиях «либерал» и т.п. относится к их роли в русском языке. В тех языках, для которых эти созвучия — слова, ставшие достоянием языка при его становлении, их роль другая. Так для англичан нет иного понимания свободы кроме как на основе слова «liberty», а для испанцев на основе слова «libertad» и т.п.

Но в миропонимании на основе русского языка либерал — субъект безсовестный и вредоносный, хотя может быть благообразным и обворожительным.

[65] Фраза из анекдота, в качестве иллюстрации: Слушай, цвет «бордо» это жёлтый?

[66] Это противопоставление свободы и либерализма выразилось и в русской литературе. В ней не найти ничего, что можно было бы назвать «Ода либерализму» (ода “Вольность”, написанная А.С.Пушкиным, — есть).

Так А.С.Пушкин писал: «Свободы сеятель пустынный, / Я вышел рано до звезды; / Рукою чистой и безвинной / В порабощенные бразды / Бросал живительное семя — / Но потерял я только время, / Благие мысли и труды… / Паситесь мирные народы! / Вас не разбудит чести клич. / К чему стадам дары свободы? / Их дoлжно резать или стричь. / Наследство их из рода в роды / Ярмо с гремушками, да бич. / Увидел их надменных, низких, / Глупцов, всегда злодейству близких… / Пред боязливой их толпой / Ничто и опыт вековой… / Напрасно…»

Выделенное нами жирным в пушкинском тексте просится быть отнесённым к тем, кто в русском языке именуется «либералы». Это ясно понимается из стихотворения Ф.И.Тютчева, затрагивающего ту же тему:

«Напрасный труд! Нет, их не вразумишь: / Чем либеральней, тем они пошлее; / Цивилизация для них фетиш, /Но недоступна им ея (согласно языковым нормам той поры „ея“, а не „её“) идея. // Как перед ней не гнитесь, господа, / Вам не снискать признанья от Европы: /В её глазах вы будете всегда, / Не слуги просвещенья, а холопы».

И о том же историк В.О.Ключевский:

«На что им либерализм? Они из него не могут сделать никакого употребления, кроме злоупотребления» (приведено по его “Собранию сочинений в 9 томах”, Москва, «Мысль», 1990 г., т. 9, стр. 381).

Причём приведённое высказывание В.О.Ключевского — своего рода комплимент либерализму, что обусловлено специфическим «имперским либерализмом» или «либеральным империализмом» самoго В.О.Ключевского (чтобы это увидеть — надо прочитать сборник его афоризмов полностью): из его слов можно понять, что некие идеалы либерализма всё же есть и они возвышенно чисты, но вот сами реальные либералы — до них не доросли в нравственно-этическом отношении. Т.е. А.Б.Чубайс — далеко не первый «либеральный империалист» или «имперствующий либерал» в истории России, хотя до его программно-благодарственного выступления в своей «альма матер» в политическом жаргоне такого термина не было. Причём История уже показала злоплодие «либерального империализма» в России: именно «империалисты-либералы» свергли царизм, а потом не смогли удержать государственную власть, — а по существу сами передали её леворадикалам-интернацистам на основе закулисного сговора своей же масонствующей верхушки. Но поскольку среди либералов много тех, кто осознаёт, что они не историки, то таких закулисных тонкостей они могут не знать или пренебрегать ими в своей политической деятельности во всегдашней готовности наступить на те же грабли, аккуратно уложенные на их пути.

Эта подборка показывает, что членам ЛДПР, «Либеральной России», сторонникам «либерального империализма» и России как «либеральной империи по А.Б.Чубайсу» следует о многом задуматься и многое понять иначе, чем это им привычно понимать на основе свойственного им “само собой разумения».

[67] О явлении соборности обстоятельно см. в материалах КОБ работу “От корпоративности под покровом идей к соборности в Богодержавии”.

[68] Мировоззренческая концепция И.Пригожина “Порядок из хаоса” — того же либерального поля “ягодка”.

[69] С этим определением, предлагаемым ещё с 1987 г., несогласные (вплоть до истерики) есть, но никто из них не дал иного содержательного по своему характеру определения этому понятию.

[70] А глобальное хозяйство соответственно такому подходу — достояние всех и каждого, достояние всего человечества.

И это — ещё один показать того, что «антиглобалисты» явно не в здравом уме: вместо того, чтобы думать о том, как совершенствовать управление этим глобальным хозяйством в интересах всех и каждого, они бездумно готовы его разрушить на основе безсодержательных (по отношению к повышению качества управления этой системой) лозунгов «антиглобализма».

[71] Это наиболее ярко показал исторический опыт СССР, где было провозглашено право общественной собственности, которое вследствие господства марксизма-ленинизма никто толком не знал как понимать и осуществлять конкретно по отношению к таким объектам как Днепрогэс или богатства недр. В результате большинство понимало «общественное» как «бесхозное», «ничьё», а не как своё собственное, выделенное в общее пользование. На основе этого вывода о «ничейности» общественного делался следующий логический шаг, что «ничьё» — это исключительно «моё». Сделав его, каждый далее действовал по способности: кто-то отвинчивал вешалку в вагоне поезда и на этом успокаивался; а кто-то расхищал по крупному и мечтал, чтобы государственность СССР рухнула и он бы мог присвоить в свою исключительную частную собственность завод, на котором работает или соседнюю булочную.

Потом настал 1991 г. и те, кто ограничивался демонтажем вешалки в вагоне, — в своём большинстве стали нищими (теперь многие из них осуществляют своё право на частное предпринимательство, выискивая хлам по помойкам или сдавая в утиль украденные ими провода электросетей и канализационные люки); а те, кто имел склонность расхищать общественную собственность по-крупному, стали «новыми русскими» мироедами и вступили в «капиталистическое соревнование» за порабощение других, в котором меньшинство из них стало «олигархами», а многие были убиты или разорились.

После 1991 г. прошло уже 12 лет, но руководство КПРФ — вопреки преподанному Историей уроку — так и не протрезвело от вздора марксизма-ленинизма и не пришло к выводу, что право общественной собственности на средства производства представляет собой право управлять непосредственно (или через доверенных лиц) производством, распределением и потреблением продукции, которую общество получает от системной целостности народного хозяйства.

[72] Эти силы — заправилы и приверженцы библейского проекта осуществления рабовладения на основе иудейской расово-корпоративной монополии на ростовщичество и скупки авторских и смежных прав (об этом аспекте осуществления библейского проекта в наши дни см. в материалах КОБ Приложение 1 в работе “Форд и Сталин: О том, как жить по-человечески”).

[73] Алгоритм — искаженное аль-Хорезми — имя среднеазиатского математика средних веков. Его именем называется преемственная последовательность действий, выполнение которой позволяет достичь определённых целей. Также алгоритмом называется описание такой последовательности действий. Алгоритм представляет собой:

· совокупность информации, описывающей характер преобразования входного потока информации в каждом блоке алгоритма, и

· мер (мерил), управляющих передачей потоков преобразуемой в алгоритме информации от каждого блока к другим.

Под алгоритмикой понимается вся совокупность частных функционально специализированных алгоритмов.

Среди понятий, свойственных субкультуре на основе гуманитарного образования терминам «алгоритм», «алгоритмика» наиболее близок термин «сценарий», причём сценарий — многовариантный.

[74] Одну из “сакрально-непостижимых” причин краха Российской империи объясняет запись императора Николая II в переписном листе в ходе переписи населения империи: «Хозяин Земли Русской», — оно проистекает из тех же «заборно-оградительных» представлений о целостности, но уже не в масштабах крестьянской усадьбы или хуторка, а в масштабах империи. Но такие представления недопустимы в глобальной политике.

[75] Как уже отмечалось в одной из сносок, РПЦ вместо слова «идеалы» употребляет слово «ценности». Либерализм поступает точно так же, вследствие его поработительной сути, которая требует подменять одни понятия другими и уничтожать определённость понятийных границ.

[76] О смысле слова «свобода» в либеральном лексиконе, читая этот фрагмент выступления А.Б.Чубайса, не надо забывать.

[77] Среди параметров, по которым Россия перед первой мировой войной ХХ века лидировала (если не среди «банановых республик», то среди «великих держав»), был и объём дивидендов в расчёте на душу её собственного населения, выплачиваемых зарубежным акционерам (к обсуждению этого показателя мы ещё вернёмся); а так же объём ссуднопроцентных выплат по займам зарубежным кредиторам.

При этом (к не паскудным французам это замечание не относится), чью Родину Россия дважды спасла в ХХ веке от обустройства жизни на германско-господский манер, домогаются новых выплат в счёт погашения долгов Российской империи уже после того, как этот вопрос был урегулирован на межгосударственном уровне Францией и нынешней Россией после распада СССР.

Поскольку доказать, что высокие значения этих показателей — неоспоримое благо для стороны плательщиков, не представляется возможным, то о них экономисты-либералы предпочитают умалчивать, либо не давая им нравственно-этических оценок, заявляют, что это — общепризнанная норма.

[78] Как пренебрегали — покажем на примере другого клана монополистов времён империи. Гончаровы, тоже не сами, а вместе с крепостными рабочими, в XVIII — XIX веках были крупнейшим производителями парусного полотна не только в России, но и в Европе; а из отходов парусного производства производилась лучшая в России тех лет бумага.

Имение Гончаровых — парк, усадьба, дворец — 17 гектаров в излучине реки Суходрев (река — была когда-то, а сейчас три — четыре шага шириной и глубиной по колено в самых узких местах; но выше заводской плотины это и сейчас река). Дворец (трёхэтажный господский дом обрёл этот статус после того, как там одну ночь провела Екатерина II) — 90 комнат, в штате в период расцвета бизнеса Гончаровых (в середине XVIII века при деде Наталии Николаевны Гончаровой, ставшей впоследствии женой А.С.Пушкина) было триста человек прислуги. Накопления семьи в тот период — миллионы серебром, порядка 1/6 бюджета всей Российской империи тех лет. Однако дед Наталии Николаевны “умудрился” всё это промотать, и его как бы любимая внучка выходила замуж безприданницей. Имение сохранялось за Гончаровыми только благодаря тому, что Екатерина II возвела его в ранг майората (майорат было невозможно ни заложить, ни продать, ни проиграть в карты, ни разделить, а только передать как единое целое по наследству старшему в роду, а в случае отсутствия наследников — майорат отходил в казну).

Один из рабочих посёлков при «бизнесе» Гончаровых, положивший начало их парусной империи, — Полотняный завод — одно из нищих мест России. До сих пор основной вид застройки — домишки в два окошка (общей площадью в пределах 30 кв. м), стоящие близко-близко друг к другу, как это и было и XVIII — XIX веках: размеры домов минимальные в целях экономии дров для отопления, а чем больше земли под огородом — тем лучше, поскольку заработок на заводе не покрывал всех потребностей семьи.

Демидовы, в отличие от Гончаровых, не промотали капитала, но характер ведения дела и отношения к сотрудникам-непредпринимателям был тот же, т.е. — общий для этого социального класса.

[79] В качестве иллюстрации отметим: все, кто работал на золочении купола Исаакиевского собора в Петербурге в период его строительства (более полусотни человек), вымерли до его завершения вследствие отравления ртутью, поскольку в те времена технология нанесения позолоты была основана на испарении ртути из золотой амальгамы при нагреве в печах листов будущей кровли, покрытых этой амальгамой.

Так что Исаакий — один из многих храмов, построенных на костях людей, убиенных РПЦ. И их смерть не может быть подана как пример христианского самопожертвования строителей, поскольку все они к этому были принуждены обстоятельствами.

[80] А.Б.Чубайс учился в школе в то время, когда в учебнике истории была иллюстрация «“Уральские рабочие привозят Пугачёву пушки” с картины М.И.Авилова и др.» (М.В.Нечкина, П.С.Лейбенгруб “История СССР”, Учебное пособие для 7 класса, изд. 5, Москва, «Просвещение», 1970 г., стр. 210). И в советские времена учебники истории врали далеко не во всём: Пугачёвское восстание в истории было, и рабочие уральских заводов в нём участвовали, в том числе и поставляя оружие — новенькие пушки употреблялись восставшими, в частности, в ходе осады ими Оренбурга.

Так что мог бы Анатолий Борисович и задуматься: с чего бы это вдруг с «эффективных заводов» пушки «Емельке Пугачёву — анафеме» рабочие сами везут?

[81] Те, кто были лишены права жить осёдло и работать на заводах. Они кочевали и работали нелегально — за ещё более нищенскую зарплату, чем легальные рабочие, и вообще без каких-либо даже символических социальных гарантий и норм безопасности труда. В обязанности полиции было поставлено выявлять работающих «волчьебилетников», а предприниматели предпочитали откупаться от полиции «полюбовно» взятками, вследствие чего полиция не настаивала на том, чтобы предприниматели платили штрафы.

[82] Термин «гражданское общество» — тоже не вполне подходящий для либерализма в России: «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан», — автор этих слов Н.А.Некрасов либералом не был.

[83] В России в период власти младореформаторов эта экстерриториальность банковской системы выражалась в частности и в том, что в период обрушения предприятий производственного сектора экономики страны и обнищания подавляющего большинства населения — уровень зарплаты в банковском секторе был в несколько раз выше, чем в целом по стране, и задержек с выплатой зарплаты не было, что позволяло его “работничкам” (начиная от временами менявшихся глав Центробанка — Геращенко, Дубинин) жить припеваючи в годину общественного бедствия и делать вид, что всё в стране в общем хорошо.

[84] Кто сдуру, — вследствие того, что действительно не понимает характера зависимостей разных явлений в системной целостности макроэкономики; а кто — вследствие безсовестности, понимая всё и злоупотребляя непониманием других людей.

[85] Кредитная политика — распределение объёмов кредитования по отраслям, регионам, срокам кредитования, а также задание ставки ссудного процента.

[86] Представлена в материалах КОБ на компакт-дисках в разделе “Других авторов”. В приведённой цитате в круглых скобках даны библиографические ссылки Р.Эпперсона к гл. 12:

3. Martin Larson, The Federal Reserve and Our Manipulated Dollar, (Old Greenwich, Connecticut: The Devin-Adair Company, 1975), p.10.

4. Senator Robert L. Owen, National Economy and the Banking System of the United States, (Washington, D.C.: United States Government Printing Office, 1939), p.100.

5. Gary Allen, “The Bankers, Conspiratorial Origins of the Federal Reserve”, American Opinion, (March, 1970),p.1.

6. Donald Barr Chidsey, Andrew Jackson, Hero, (Nashville, New York: Thomas Nelson, Inc., 1976), p.148.

[87] В частности пенсионные и инвестиционные фонды США юридически не в праве вкладывать средства своих пайщиков в страны, которым не присвоен «инвестиционный рейтинг». А один из главных инвесторов (пайщиков инвестиционных фондов) в мире — «домохозяйка США», поскольку именно она в большинстве случаев управляет финансами семьи, решая в каких банках или фондах будут храниться семейные накопления.

[88] О затронутых нами аспектах деятельности не подвластной государству банковской системы со ссудным процентом «почётный доктор», ничего не сказал ни в рассматриваемом нами выступлении, ни в других своих выступлениях.

[89] В том, что И.В.Сталин прав в своей характеристике «свободы» в условиях буржуазной “демократии” и рыночного либерализма, благодаря деятельности реформаторов после 1991 г. смогли убедиться миллионы граждан бывшего СССР на собственном жизненном опыте.

[90] «Когда есть экономическая свобода — тогда есть свобода для творчества», — В.В.Путин, 13 марта 2002 г. на встрече с коллективом газеты “Известия” в 85-ю годовщину её основания (основана Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов в 1917 г. сразу же после февральской революции, при Советской власти была официозом государства).

[91] Об апостоле Павле и его роли в становлении исторически реального Христианства, отвергшего и извратившего Учение, данное Свыше через Христа, см. в материалах КОБ работы: “«Мастер и Маргарита»: гимн демонизму? либо Евангелие беззаветной веры” и “От корпоративности на основе идей к соборности в Богодержавии”.

[92] Высказывание Павла интересно тем, что ощущая переплетение паразитизма и управления (власти) в обществе, он отказывается от права потребления на основе осуществления им власти (управления), чтобы закрыть саму возможность упрёков в паразитизме в свой адрес. Он подчёркивает, что осуществляя свою миссию, никого не обременял, а работал производительно как и все, к кому он пришёл с миссией.

[93] Либералы, всячески порицая общину и коллективный характер труда (это понимается ими очень часто как безначалие и коллективная безответственность), то ли действительно не видят и не понимают, то ли делают вид, что не видят и не понимают разницы между тем, что:

· в древности община была свободна в изгнании ей не угодных;

· столыпинская реформа предоставила право выходить из крестьянской общины тем, кто рассматривал её как помеху своему единоличному обогащению в том числе и за счёт мироедства.

А вот если бы реформа проводилась не в интересах либерализма, а в интересах народа, то она бы предоставила общине право изгонять ей неугодных, и тогда многие из тех, кто отложился от общин, возглавили бы «колхозы» ещё до 1917 г.

[94] То, что система производства есть во всяком обществе, — это большинству понятно.

Но вот воспринимать рынок в качестве одного из инструментов системы распределения продукции и услуг в обществе — многие не хотят, настаивая на том, что «распределение» — это исключительно как в казарме: раз в год получите одну пару казённых кальсон установленного образца и распишитесь в графе рядом с «галочкой».

[95] Дети не только алкоголиков, но и “культурно” пьющих — большей частью дефективные; синтетические красители, стабилизаторы, наполнители и т.п. в губных помадах — больная печень женщин и целующих их мужчин (более половины производимой губной помады по некоторым подсчётам съедают мужчины в результате поцелуев); синтетические ткани и формообразователи в бюстгальтерах — всплеск онкологии молочных желёз; экологически вредное производство — общий рост разнородной заболеваемости сотрудников и населения в регионе размещения предприятий; фармакология, пищевые добавки, консерванты, стабилизаторы и фальсификаты природных продуктов питания — вообще особая тема и т.п.

[96] Вследствие фактической или юридической невозможности вторжения в чужие фактические права собственности или административные права либо вследствие разрушения директивно-адресного управления по причине затруднительности эффективного обмена информацией в процессе управления в очень больших административных структурах («жалует царь да не жалует псарь»), а также в удалённых «филиалах», где местные директораты оказываются фактически более властны, нежели центральный («до Бога высоко, до царя далеко»).

[97] В меновой торговле продукты обмениваются непосредственно друг на друга.

[98] Примером чему, подчинённость либеральной государственности международной ростовщической банковской мафии.

[99] Как это было в России в 1917 г., когда к власти пришёл интернацистский фашизм на основе идеологии марксизма-троцкизма; и как это было в Германии в период веймарской республики, которая привела к власти нацистский фашизм.

[100] Все формальные демократии Запада под мафиозной властью масонства.

[101] О типах строя психики и о том, что значит состояться в качестве человека, более обстоятельно смотри работы ВП СССР “Мёртвая вода” в редакции 1998 г., “От человекообразия к человечности” (в первой редакции “От матриархата к человечности…”), “Приди на помощь моему неверью…”, “Принципы кадровой политики”, “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”. Здесь же поясним кратко.

Информационное обеспечение поведения человека можно разделить на следующие категории:

· врожденные инстинкты и безусловные рефлексы, а также и их оболочки, развитые в культуре;

· традиции культуры, стоящие над инстинктами;

· его собственное ограниченное разумение;

· «интуиция вообще» — то, что всплывает из бессознательных уровней психики индивида, приходит к нему из коллективной психики, является порождением наваждений извне и одержимости в инквизиторском понимании этого термина;

· водительство Божьим Промыслом, на основе всего предыдущего, за исключением наваждений и одержимости, как прямых вторжений извне в чужую психику, вопреки желанию её носителя.

В психике всякого индивида есть возможное или действительное место всему этому. Но что-то одно может преобладать над всеми прочими компонентами в поведении индивида. Если первое, то индивид — носитель животного строя психики, по существу организации его поведения — человекообразное животное (таковы большинство членов всякого национального общества в прошлом); если второе, то индивид — носитель строя психики зомби, биоробот, запрограммированный культурой (таковы большинство евреев, и к этому уровню подтягиваются ныне большинство обывателей на Западе; проблема же возможного перенаселения должна быть снята программами планирования семьи, легализацией половых извращений и насаждением культуры “безопасного секса”); третье и четвертое — свойственно личностям с демоническим типом строя (это — так называемая «мировая закулиса»: хозяева библейских культов, лидеры мондиализма, евразийства, высшие иерархи саентологов, откровенные сатанисты и т.п.).

И только пятое — человечный строй психики, норма для человека (на её воплощение работали Моисей, Иисус, Мухаммад, Сталин). Здесь жизнь индивида перестает быть игрой без смысла или игрой ради получения удовольствия, а обретает смысл в осуществлении Высшего Промысла, сохраняя при этом качество легкости детства, пребывающего в радостной игре.

[102] То же касается и земли: земля должна быть в государственной собственности, а вот право аренды земли у государства (в том числе и наследственной, частной) может быть объектом купли продажи.

[103] решает следующие задачи на макроуровне экономики:

· осуществляет бухгалтерский учёт макроуровня (ведёт счета и перечисляет денежные средства, сопровождая сделки купли-продажи большинства производящих субъектов микроэкономики, по крайней мере, в так называемых «экономически развитых» странах);

· предоставляя краткосрочные кредиты в сферу производства, демпфирует сбои в ритмике платежеспособности хозяйствующих субъектов, ускоряя тем самым продуктообмен и повышая быстродействие, устойчивость и мощность многоотраслевой производственно-потребительской системы общества;

· предоставляя долгосрочные кредиты в сферу производства, обеспечивает преодоление инвестиционных пиков в расходах предприятий и тем самым обеспечивает обновление старых и создание новых производственных мощностей в отраслях и поддержание межотраслевых пропорций производственных мощностей (т.е. взаимного соответствия производственных мощностей разных отраслей);

· предоставляя кредиты семьям для удовлетворения их потребительских запросов способствует адаптации номинального платежеспособного спроса к действующим прейскурантам рынка, что ускоряет сбыт произведённой продукции и предоставление населению каких-то видов услуг (при экономической политике, ориентированной на удовлетворение нравственно здравых потребностей населения это открывает возможность к ускоренному повышению благосостояния общества).

В решении этих задач банковская система незаменима, однако их решение — не самоцели существования банковской системы, а средство сборки системной целостности макроэкономики из множества микроэкономик, которые и решают своей технологической деятельностью большинство производственных задач жизни общества и людей в нём.

[104] Это уточнение — к словам зам. Генерального прокурора России Владимира Колесникова на пресс-конференции по поводу взятия под стражу главы нефтяной компании «Юкос» М.Ходорковского в связи с обвинениями его в мошенничестве и неуплате налогов на несколько десятков миллионов рублей. В.Колесников сказал на этой пресс-конференции, что он хочет, чтобы российские предприниматели были лучшими в мире, а для этого они должны быть честными.

Кроме того в этой же связи отметим, что руководство «Юкоса» намеревалось продать 40 % акций зарубежным инвесторам, что неизбежно бы сопровождалось ростом выплат дивидендов зарубежным и международным паразитам. Это лежит в русле глобальной политики поработительного либерализма.

[105] Констатация факта становления в России экономики на основе частной собственности и победоносного продвижения в жизнь так называемых «либеральных ценностей». Об этом речь шла ранее в том числе и во фрагментах выступления А.Б.Чубайса, которые мы прокомментировали в разделе 4.

[106] Это — неправильное ощущение. Материалы Концепции общественной безопасности — развивающаяся «спираль идей», которые распространяются в обществе без их публичного обсуждения в основных СМИ.

[107] Ещё раз обратим внимание на то, что вопрос о ставках ссудного процента обходится молчанием. Причина — ростовщичество способ порабощения вех, кто не против него. Чтобы количество тех, кто не против было больше, то надо об этом молчать, поскольку многие сами не догадаются.

[108] Это — правильное утверждение. Необходимы идеи — концепция, которая будет определять глобальную, внешнюю и внутреннюю политику России на перспективу нескольких десятилетий.

[109] Т.е. проблемы, связанные с перечисленными ранее А.Б.Чубайсом реформами.

[110] Выражение «степень пропитки элиты идеями» характеризует “элиту”, как зомби, которые сами не чувствуют жизни и не могут думать, а некий кондитер от политики пропитывает безвкусную “элиту” идеями подобно тому, как коньяком или ромом пропитывают коржи в торте.

[111] А это притязания перевести управление государственностью России на схему «предиктор-корректор» (предуказатель-поправщик), что требует концептуальной властности претендентов на осуществление такого перехода. Но концептуальная властность либерализма — это не решение проблем в смысле раз и навсегда, а создание новых проблем — своего рода «реструктуризация» морального долга, в которой выражается склонность избежать окончательного расчёта.

[112] Высказывания о том, что некоторые государства вступили в фазу «постиндустриального общества» или близки к вступлению в эту фазу, представляют собой либо бред повредившихся в уме, либо заведомые попытки навязать окружающим бредовое миропонимание для того, чтобы их было проще «стричь».

Все так называемые «индустриальные» и «постиндустриальные» общества не могут жить без продукции и услуг, производимых индустриальным способом, т.е. на основе функционирования многоотраслевой производственно-потребительской системы как целостности. То обстоятельство, что некоторые из стран выпихнули со своей территории наиболее вредные в экологическом отношении или трудоёмкие производства на территорию других стран, а сами специализируются на наукоёмких видах деятельности, высоких технологиях, разного рода юридических склоках, финансовых и биржевых спекуляциях и шоу, — существа дела не меняет: они по-прежнему зависимы от техносферы.

На тему этой зависимости и невменяемости «постиндустриалистов», увязших в виртуальных мирах, есть очень яркий, показательный анекдот:

Тонет круизный лайнер, шторм разбивает спускаемые шлюпки о борт, помощь извне опаздывает. Когда экипаж исчерпал все средства борьбы за спасение корабля, капитану докладывают, что есть последний шанс: на борту среди пассажиров — специалист по «high-tech» — высоким технологиям!!! Его находят и зовут на мостик. Тот приходит, и между ним и капитаном происходит диалог:

— Связь и интернет есть?

— Есть.

— Сколько нам ещё осталось?

— Полчаса…

— О’кей. Мы вполне успеем выставить корабль на торги и продать. Потом это уже не наши проблемы. Загружайте броузер…

Пояснение: «броузер» — это компьютерная программа для работы в интернете.

[113] Это действительно так, но вот всё дальнейшее, сказанное А.Б.Чубайсом о них — мелко потому, что характер проблем — другой. То, о чём далее говорит А.Б.Чубайс, — следствие не названных им проблем, а также — объективные процессы, через которые эти — не названные им проблемы — разрешаются помимо сознания и воли подавляющего большинства людей.

[114] Проблемы, о которых А.Б.Чубайс говорит в этом абзаце — один из результатов «шоковой терапии» и тех реформ, которые были осуществлены под напором самого же А.Б.Чубайса и о чём он говорил с гордостью как о неоспоримых достижениях либералов команды Гайдара-Чубайса.

Хотя надо признать, что ещё в бытность СССР предпосылки к их возникновению были созданы социально-экономической наукой СССР: концепция ликвидации «неперспективных деревень», в разработке которой (как пишет патриотическая пресса) принимала участие академик Т.И.Заславская, — это концепция геноцида коренного населения страны и создания предпосылок к тому, чтобы в русле некоего сценария глобальной политики начать процесс замещения коренного населения пришлыми колонистами.

Вообще-то на эту тему тоже было бы полезно и познавательно произвести следственные действия.

Для развития общества в условиях технико-технологической обусловленности жизни цивилизации предпочтительна иная демографическая динамика: общий рост или поддержание численности населения обеспечивается преимущественно за счёт сельского населения (в сельской местности лучше экология — выше потенциал здоровья новорожденных, конечно при отсутствии алкогольного геноцида) с перетоком избыточного для сельской инфраструктуры населения в города, в которых их собственный баланс воспроизводства населения должен быть нулевым или отрицательным.

Такой подход к демографической политике в условиях технико-технологической цивилизации обусловлен тем, что в городах:

· с одной стороны сосредоточены наука, вузы, академическая культура, которые при варке в собственном соку — загнивают, а

· с другой стороны — город мощнейший неблаготворный мутагенный фактор, по какой причине для обеспечения генетического потенциала здоровья городского населения его численность должна поддерживаться за счёт притока выходцев из сельской местности и притока в городские популяции здорового генофонда.

[115] А среднестатистическая продолжительность жизни в России до начала первой мировой войны ХХ века составляла порядка 40 лет. Приводя эти данные А.Б.Чубайс по существу признаёт человеконенавистнический характер частного предпринимательства в Российской империи, и возобновить традиции которого он же призывал в своём выступлении.

[116] На либеральном языке это означает: армия — безидейная, наёмная и безсовестная — исполнительная за плату: стрелять должны — в кого прикажут, не задавая вопросов и не проявляя своей воли по совести.

[117] А это — один из результатов политики ликвидации «неперспективных деревень» и алкогольного геноцида в период застоя под властью КПСС.

[118] Различие гражданства и подданства мы пояснили ранее. Проблема в том, что в Россию бегут те кто не сумел состояться в качестве гражданина на своей Родине. На своей Родине они были неверноподданными, а становясь подданными России, они сохраняют эти свойства — не граждане, не верноподданные. Поэтому проблема в том, чтобы их дети стали гражданами России и Мира.

[119] Ну если есть претензии на концептуальную властность, то книги по этой проблематике надо писать, чтобы обеспечить на основе высказанных в них идей единение общества для разрешения этих и других проблем созидательно. СПС, ау-у…: где книги?

[120] Во многом это первенство России по зарплате, пенсии и качеству жизни в пределах СНГ — следствие того, что от разрушения системной целостности народного хозяйства СССР Россия пострадала меньше других бывших советских республик. Но это никак не прямая заслуга реформаторов. Если реформаторам и следует сказать спасибо за это положение России на фоне других бывших советских республик, то только потому, что они не наломали дров больше, чем наломали реально.

[121] Это означает, что государство должно осуществлять внешнюю (за пределами своей юрисдикции) и внутреннюю политику (в пределах своей юрисдикции) в русле своей глобальной политики (целей, путей и средств их достижения в отношении всего человечества). Поэтому надо дать ответ на вопрос о сути российской культуры и её пока ещё не воплощённых в жизнь идеалах. Но как было показано в предшествующих разделах — безсовестность либерализма не может быть идеалом, признаваемым большинством тружеников.

[122] Именно этим занимаются США. Может ли Россия стать дубликатом США? — только при быстром по историческим меркам замещении коренного населения пришлыми колониалистами и колонистами, при условии, что глобальный ростовщический библейский либерализм не впадёт в кризис. Но он уже и без того в кризисе.

[123] В распространённом «Ленэнерго» тексте в обоих случаях в этом предложении стоят частицы «не».

[124] Т.е. поработительный либерализм.

[125] Открылся 16.10.2003 г.